КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно
Всего книг в библиотеке - 335855 томов
Объем библиотеки - 374 гигабайт
Всего представлено авторов - 135039
Пользователей - 75478

Последние комментарии


Впечатления

muxbur69 про Трофимов: Пес войны. Трилогия (Боевая фантастика)

Написано грамотно _ для детей уровня старшей группы детского сада.
Расчёт на получение денег от публикации -
умный человек рассчитывающий заработать

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Romano про Каргополов: Путь без иллюзий: Том II. Теория и практика медитации (Философия)

"Во втором томе...излагается существенно обновлённая (по сравнению с китайским и индийским аналогами) биоэнергетическая теория человека"
Ха-ха-ха. Так значит 2 удивительные традиции, уходящие корнями в древность, только и ждали что появиться некто Каргополов для их СУЩЕСТВЕННОГО ОБНОВЛЕНИЯ. Просто бред какой-то.

К тому же практиковать по книгам это огромный риск - очень легко получить серьезные отклонения в здоровье.

Призываю всех быть осторожнее: не стоит доверять свое драгоценное здоровье сомнительным системам от авторов с непомерным самомнением.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ASmol про Евдокимов: Бретер на вес золота (Боевая фантастика)

"Книга заблокирована по требованию правообладателя." И слава богам! Книжонка о "бретёре" который к своим 30 годам, из которых, он с 16 лет воевал, охранял караваны, пришёл наивно инфантильным дебилом. Большая часть сего опуса, это отскок антрЭ хуясЭ, мандЭ, ах ты пидресЭ ... Между делом он организовывает ЧОП для нищебродных дворян бедолаг, трактирщики и булочники в восторге, пахан столицы хмурит брови, власть имущие обращают свой взор и .. и решают поручить спасение королевы с детьми ... Пипец, дальше, не смог. Люди добрые хотите про шпаги, похищенные драгоценности, их есть у меня, перечитайте лучше. старого, доброго дядюшку Дюма.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
IT3 про Мясоедов: Торговец (Боевая фантастика)

на один раз почитать и забыть.событий много,юмор имеется,орфография не хромает,но не цепляет.скучно и в хорошую книгу не складывается.
к тому же,автор очень многословен при описании простых действий.для боя хватит пары фраз,а не страниц.это сбивает и динамику,и просто бесит.
первые части "новых эльфов" и "легион..." мне нравились больше,дальше автор начал писать без души.пожалуй на этой серии,я закончу свое знакомство с творчеством Мясоедова,ибо это не развлечение,а принуждение.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
komdir001 про Уайт: Брось себе вызов. Стань сильнее (Самосовершенствование)

зачем выкладывать ознакомительный фрагмент?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Злотников: На службе Великого дома (Космическая фантастика)

Третья часть данного Си по стандарту жизнеописывает очередные мучения ГГ связанные с переходом «на следующий level». Вся затея с получением гражданства выливается в малопонятную интригу когда ГГ хотят убить «свои новые родичи» и их противники. В общем: очередные сражения, потеря такого дорогого сердцу ГГ корабля, новые разборки и очередной «ожидаемо-неожиданный финал» по пути на Землю-матушку. Все еще интересно...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Злотников: Шаг к звездам (Космическая фантастика)

Вторая часть данного Си повествует о нелегких буднях космического «ИП» (индивидуального предпринимателя»). Конечно по законам жанра (например в многочисленных СИ тов.Поселягина) здесь должны описываться многочисленные победы ГГ, горы «надыбанного хабара» и «переход на следующий level». Конечно все это присутствует и здесь однако «расписано автором» не как «путь усыпанный розами под звуки фанфар», а как методичное, нудное «разбивание лба» обо все внезапно возникающие препятствия. В общем автор еще раз дает понять что «выбраться наверх» еще не достаточно, и что «головокружение от успехов и нищая сытость» не должны заставлять человека превращаться в существо жвачное, хоть и материально обеспеченное. Если конкретно по сюжету, то ГГ «случайным образом» получивший нужное ему гражданство (для того что бы «раскурочить» найденный в прошлой книге корабль) впутывается в «родоплеменные интриги» и обзаводится верным ему экипажем.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
загрузка...

Приключения Мага (fb2)

- Приключения Мага 1058K (скачать fb2) - A. A. Alen

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Аlen A. A. Приключения Мага Книга 1. Стал Магом – попробуй-ка выжить!

Пролог

Хочу рассказать о странной истории, приключившейся со мной. Кто я, что я и откуда – совершенно не важно, но кое-что о себе сказать придется для лучшего понимания произошедшего. Живу я в настоящее время один и работаю всего 3 дня в неделю – среду, четверг и пятницу. Конечно, я бы с удовольствием работал бы и всю неделю – за соответствующие, разумеется деньги, но это от меня не зависит. Зато у меня хватает свободного времени, в которое я могу заниматься чем угодно. Обычно я предпочитаю гулять по лесу и на ходу решать всяческие задачки.

Конечно, у меня есть и другие развлечения – ничто человеческое мне не чуждо, но половину, а то и более свободного времени я трачу на общение с самим собой. Как шутит мой друг – «любишь ты поговорить с умным человеком». А моя подруга почему-то обижается, когда слышит от меня, что я человек самодостаточный и поэтому не провожу с ней всё своё свободное время. Остановимся на этом, а то правильно говорят, что о себе самом каждый может говорить круглосуточно.

И в этот день я пошёл гулять в лес. Стоял один из последних сухих и солнечных дней осени. Поэтому я отложил домашние дела – займусь ими в дождь, и наплевал на то, что по работе надо переделать несколько бумаг – успеется, и вообще работа не …, сто лет простоит. Встаю я рано, с восходом Солнца и, хотя с утра всяких домашних дел хватает, без чего-то 10 я уже вошёл в лес. Для прогулок у меня имеется «специально обученная» одежда: непромокаемая куртка с капюшоном, джинсы и высокие кроссовки. Никак не соберусь подъехать в мастерскую, где шьют обувь, и заказать сапоги. В лесу сапоги из хорошей кожи, если её промазать – лучшая обувь. Под куртку (на рубашку) одел свитер – гуляю я не быстро, а осенью уже прохладно. Ещё взял коврик, чтобы можно было посидеть, и заранее собранную сумку: нож, компас, бутылка с водой, перекись водорода, тетрадка и ручка. Очки, слава Богу, мне пока не нужны.

Народу было ещё мало и я не спеша пошёл по знакомой тропинке. Вообще-то этот лес основательно окультурен – проложены тропинки, убраны буреломы, на его окраинах имеются кое-где скамейки, а главное – мусор. Пришла в голову смешная мысль – если на длинной тропинке я не увижу мусора, то это будет не Земля.

Солнце светило в спину. Осенний лес переливался разными цветами – зелёными были только сосны, а остальные горели зелёными и жёлтыми листьями. Боковая тропинка мягко поднималась вверх на север мимо старого дуба. Людей здесь не было – хоть уклон тропинки и небольшой, но мало кто любит ходить вверх. Бегуны либо пробежались ранним утром, либо появятся днём. Почему-то в этой части леса люди бывали очень редко, как будто нечто уговаривало не поворачивать сюда, да и сама тропинка была, как ни странно, малозаметна. Подобные воздействия я неплохо ощущаю, но обычно им не поддаюсь и поступаю наоборот.

Поэтому я не спеша поднимался по тропинке, любовался лесом и думал о многомерных пространствах. В математике известны средства, позволяющие оперировать ими, например построить развёртку теcеракта – четырёхмерного куба, или его проекцию в обычное пространство. Но мне хотелось представить его – попытаться мысленно увидеть. Существует несколько приёмов попытаться это сделать – я представлял вертикаль в виде лестницы с одной перекладиной или узких регбийных ворот, и которую пытался наклонить. Как всегда было ощущение, будто пытаешься провернуть застопоренный механизм. Слегка разозлившись, мысленно нажал сильнее и защемило сердце – знакомое, но неприятное ощущение. Поэтому нажим был усилен. В этих попытках я поднялся на небольшой метра полтора взгорок, где и остановился, так как тропинка круто сбегала вниз. В начале спуска была крохотная площадочка, остановившись на которой я сделал ещё одну попытку повернуть лестницу-вертикаль. И вдруг, будто в заржавленном механизме, она сорвалась и резко повернулась. В глазах на мгновение потемнело.

Часть I. Новичок

Глава 1. Вдруг я куда-то провалился

Суббота

Я находился на маленькой площадке у вершины взгорка, который превратился в небольшой холм, высотой 4-5 м. Вдалеке за рекой (откуда она взялась?) виднелся замок. Подо мной был довольно резкий спуск, а тропинка удлинилась до трёх лестничных пролётов. Под холмом вдоль тропинки, которая бежала дальше к реке, были люди. Сразу было видно, что это две разные группы. Сидевшие справа от тропинки были будто связанные – они как-то дёргались, пытались двигаться, но у них ничего не получалось. Ближайший мужчина посмотрел мне прямо в глаза, а затем перевёл взгляд вниз. Я посмотрел туда же и увидел у его левой руки на земле пистолет, который он безуспешно пытался достать. Почему-то в первый момент этот пистолет мне очень странным, дисгармоничным всему остальному. Чуть погодя я заметил, что остальные вооружены мечами, луками и арбалетами. Только один мужчина, стоявший в середине левой группы, держал в руке жезл длиной около 30 см, верхушка которого слегка светилась. Что это магический жезл, я понял сразу, так как почувствовал исходящее от него вибрирующее излучение.

Группа, что справа, была многочисленнее левой и насчитывала человек 25. Все они были в кольчугах и шлемах, либо шлемы лежали рядом с ними. Одеты и вооружены они были единообразно. Левая группа насчитывала не более десятка человек, одеты они были в добротную одежду, но двух одинаковых одёжек не было. Вооружены они были в основном луками и арбалетами. В дальнем от меня конце двое из них связывали воинам из правой группы руки и ноги.

«Дружина феодала атаковала шайку Робин Гуда и была ею бита» – мелькнула в голове мысль. «И кому из них надо помочь?» – В подобных ситуациях понять сразу кто прав, а кто виноват невозможно и, поэтому лучше не ввязываться, но я стоял на открытом месте, был всеми хорошо виден и не мог быстро и незаметно свалить. Главарь шайки, «Робин Гуд» решил проблему за меня. Он повернулся к магу и что-то тому крикнул. Тот навёл на меня жезл и я почувствовал сильный толчок в спину, а площадка, на которой я стоял была крохотной. Мне, на моё счастье, довелось в своё время походить в горы. А первое, чему там учат, это умению падать. Сжавшись в комочек и прижав сумку коленями к груди я скатился вниз, постаравшись оказаться рядом с пистолетом. В конце спуска меня слегка ударило и сердце заболело сильнее. Перед глазами плавали какие-то нити и ломанные линии. А маг смотрел прямо на меня и пытался набросить какие-то путы, я чётко видел в воздухе их линии. «Ну зараза, ну гад» – мелькнула мысль.

Мгновенно сообразив, что бежать бессмысленно, я решил сопротивляться. Может это было и не лучшим решением, но до леса, что сзади, метров 50 и от стрелы не уйдёшь, тем более, я ушиб правую коленку и здорово разозлился. Чтобы не оказаться запутанным, пришлось увеличить ауру, создать кокон, его прообраз был считан с главаря банды. В общем сделал не пойми что, а в результате путы оказались от меня почти в полуметре. Нога была ушиблена о пистолет, который оказался в моей правой руке. «Интересно, если в стволе патрон? – Должен быть. Ведь тот, что от меня справа, собирался стрелять.» Этот воин чем неуловимо отличался от остальных. Похоже, что он, как и я – землянин.

Подняв пистолет, я увидел, что перед магом висит какое-то бледное пятно из светящегося тумана. Предположив, что это щит, я не стал сразу стрелять, а попробовал отвлечь его, мысленно ударив в сердце. Моё сердце здорово щемило и перед глазами был соответствующий рисунок, насытить его энергией и кинуть в мага – что может быть естественнее. Неожиданно маг закачался, изо рта его пошла кровь и он упал. Главарь шайки (или всё-таки банды – ведь они посмели напасть на меня!) начал что-то магичить. Я вскинул пистолет и чётко почувствовал, куда его навести. Я буквально увидел траекторию пули и рука сама правильно прицелилась. Выстрел, пистолет здорово подкинуло вверх, а главарь упал, но был жив. Второй выстрел из положения стоя, зашита главаря рассыпалась и третий выстрел в голову его убил. Хочу пояснить, являясь офицером запаса – закончил военную кафедру в ВУЗе, стрелять из пистолета и автомата умею, но так себе. Здесь было чёткое ощущение, куда наводить ствол и когда стрелять.

Убив главаря, я бросился к магу за жезлом. Бандиты, бывшие между нами, побросали оружие и упали на землю, мордами вниз. Остальные бандиты заметались, но сдались, увидев, что дружинники скинули путы, вскочили и бросились на них. Подбежав к магу, я схватил жезл в его руке, но чтобы его взять, пришлось разжимать ему пальцы. Потеряв жезл, маг открыл глаза, задрожал и … окончательно умер. Откуда-то пришло знание, что с разорванным сердцем не живут, но пока жезл в руке – какое-то существование возможно и если придёт помощь …

Жезл в моей руке сопротивлялся – бил слабенькими разрядами тока, пытался повернуться, вибрировал. Пришлось его крепко сжать и послать ментальный импульс «Подчинись», чтобы он успокоился и начал слушаться. Я каким-то образом нащупал в нём структуру прежнего его мага-хозяина, разрушил её и скопировал на её место свою структуру. В жезле была записана какая-то информация, но я не стал на неё отвлекаться – никуда она не денется.

Должен сказать – я не маг, во всяком случае на Земле магом не был. Конечно, как и многие другие я читал всякую оккультную литературу, например Карлоса Кастанеду, и пробовал выполнять различные практики. Но достоверных результатов добиться не удавалось – скажем вызов дождя или наоборот разгон туч, где доказательства, что это результат соответствующей практики, а не совпадение. Позже мне объяснили, что уровень магической энергии на Земле чрезвычайно низок и поэтому, чтобы добиться результата надо либо быть обученным магом довольно высокого уровня, либо проводить весьма длительные многосуточные, а то и многонедельные ритуалы, твёрдо веря, что результат будет достигнут.

Здесь же уровень магической энергии был на две ступени выше, что позволяло людям, обладающими соответствующими способностями, сравнительно легко магичить. Мы же, пришельцы из низкоэнергетичного мира, оказывались здесь в двойственном положения. С одной стороны оперировать с мощными энергетическими потоками и создавать сокрушительные заклинания для нас какое-то время было невозможно. С другой стороны мы превосходили большинство местных магов в точности и чувствительности. Например, я поразил вражеского мага потому, что сумел попасть ему в слабую точку в сердце через щель в его щитах. Преимущество в чувствительности позволяло сразу видеть слабые места во вражеской защите, тем более Видящему вроде меня. Что ещё более важно – высокая чувствительность позволяла без усилий считывать и применять простейшие заклинания, которые буквально висели в воздухе. Достаточно было выбрать нужное, вкачать в него немного энергии и указать ему цель. Конечно, местные маги легко могли такое заклинание отбить – если успевали это сделать и если были готовы отразить серию из 3 – 5 простых заклинаний, которые почти накладывались друг на друга. В скорости мы тоже превосходили большую часть местных магов. Разумеется речь идёт об обычных рядовых магах. Любой сильный боевой маг мог походя справиться с десятком таких как я не особенно напрягаясь, но таких к счастью не так уж и много.

Конечно, всё это мне стало известно несколько позже, а в этот момент я заметил, что один из бандитов бросился к главарю. Заклинание «Путы» было в жезле наготове и я связал им бандиту ноги и быстро переместился к телу главаря. Причём именно переместился – правое колено болело и бежать я не мог, а попытка быстро двигаться превратилась в длинный шаг, которым я сразу оказался около тела. Краем глаза я успел заметить, что один из дружинников сбил того бандита с ног и вяжет ему руки. Рядом со мной, кроме тела главаря, никого не было. Дружинники связывали своих оппонентов, оказывали первую помощь раненым, включая воина, у которого я позаимствовал пистолет. Многие из присутствующих посматривали в мою сторону, но никто из них ко мне не двигался. Можно было слегка расслабиться. У основания жезла была петелька, за которую было удобно повесить его на левую руку. Ещё раз оглядевшись вокруг я разрядил пистолет – выщелкнул магазин, передёрнул ствол, поймал на лету вылетевший патрон, вставил его в магазин, а магазин обратно в пистолет, который поставил на предохранитель. Как говорится – бережёного Бог бережёт. Засовывая пистолет за пояс, я увидел, что его владелец одобрительно мне кивнул. Какая-то девушка из числа дружинников перевязывала ему руку полоской тонкой материи. Что это девушка я решил по волосам. Её шлем лежал рядом и копна светло-желтых волос спадала на спину до ключиц.

На шее главаря была нацеплена полоска металла в форме подковы, на которой короткими звеньями цепи в 2-3 кольца были прикреплены камни. На поясе в ножнах были короткий меч, кинжал и небольшая сумка, размером с женскую косметичку, видимо кошелёк. Первые два выстрела, похоже только сбили его с ног и оглушили, а третий – убил. Пуля попала в его левый глаз и вышла слева из затылка. Там рядом была лужа крови. Опустившись слева от его тела на колени, я вытащил у него кинжал и перерезал слева и справа шнурок, на котором висела подкова с камнями и взял её в руки. Камни сильно фонили магией, но какой-нибудь опасности от них не чувствовалось. «Разбираться с ними буду потом» – решил я, бросил подкову в свою сумку, отстегнул с пояса его кошелёк и открыл его. В ней было штук шесть завёрнутых тряпочки камней и несколько прямоугольных и овальных тонких пластин. Положив его в свою сумку, я заметил на шее ещё один шнурок. Разрезав спереди надетую на главаря то ли куртку, то ли рубашку я увидел амулет в форме уплощённого трилобита с кругом посередине. Он излучал что-то весьма неприятное. Осторожно взяв в кулак концы шнурка над местом крепления, я перерезал их выше руки и повинуясь неясному импульсу, бросил кинжал и сжал амулет правой рукой. На меня нахлынула жуткая тоска, перед глазами возникло тёмная пелена, на которой вращался светящийся тёмный знак. Он как-то попадался в одной из книг и запомнился. С некоторым усилием удалось его высветлить и закрутить в другую сторону. Тут будто бы открылась некая дверь, из-за которой полились неприятные обрывочные воспоминания. Среди них был образ входа в пещеру, с хорошо запоминающимися окрестностями.

С немалым усилием отключившись от потока воспоминаний главаря (а чьих же ещё!), я встал на ноги опять огляделся. Было весьма тревожно. Несколько дружинников внимательно смотрели на меня. Девушка с жёлтыми волосами, закончив перевязку, смотрела прямо на меня. Перехватив мой взгляд, она, не опуская глаз, подошла ко мне. Оружия у неё в руках не было. Я не стал брать в руку жезл, висящий на ленте, а нагибаться за кинжалом было бы глупо. Поэтому я просто осмотрел свою ви-за-ви (vis-a-vis). Передо мной стояла довольно симпатичная молодая женщина 22 – 25 лет. Её миловидное лицо портило весьма напряжённое и жёсткое выражение. Я и раньше на Земле был весьма неплохим эмпатом, а сейчас буквально читал её эмоции. В них присутствовали страх, надежда и удивление. Эти эмоции сопровождались обрывками мыслей. Она считала меня довольно сильным магом и поэтому опасалась: «Маги – существа непредсказуемые!». Страх соседствовал с надеждой, что я соглашусь что-то для неё сделать. При этом она совершенно не понимала откуда я взялся, но это её мало волновало – «эти маги могут что-угодно выкинуть». Почувствовав, что пауза начинает затягиваться, а её оппонент не спешит начать разговор, и прочитав что-то на моём лице она вдруг спросила:

– «Do you speak English?

– «Не дую – тихо проворчал я и ответил: «Sorry, my English is very pure».

Она заметно напряглась, глянула на воина, у которого я позаимствовал пистолет, и с заметным напряжением продолжила:

– «А русский Вы знаете?» – её акцент, что русский, что английский был ужасен. Кроме того, она явно опасалась, что я откажусь разговаривать, притворившись не знающим языки.

– «Да, говорю» – откуда-то на меня навалилась жуткая ус?алость и захотелось не сходя с места лечь. Оглядевшись и заглянув в себя, я почувствовал, что взятый последним амулет сильно холодит правую ладонь и, похоже, тянет из меня энергию.

– «Соблаговолит ли Ваше могущество принять приглашение посетить мой замок?» – она показала рукой на дом за рекой.

– «Благодарю прекрасную сеньориту» – ответил я, продолжая разбираться с амулетом. Очередная попытка воздействовать на амулет переключила в нём что-то, он перестал холодить мне руку и поле вокруг меня начало бледнеть. Оказывается вокруг меня пульсировало поле цвета разведённой марганцовки, по-видимому защитное. Теперь оно стало прозрачными похоже невидимым для окружающих. Во всяком случае и владелица замка и остальные дружинники заметно расслабились. Откуда-то пригнали две пароконные телеги, покидали на них туши главаря и мага, выстроили сзади в колонну по два оставшихся семерых бандитов и довольно организованно двинулись к реке. Желтоволосая оказалась впереди отряда, а я положил амулет в карман и, пропустив вперёд почти всех, подошёл к владельцу пистолета.

– «Привет» – сказал он с малозаметным акцентом.

– «Привет» – я протянул ему пистолет.

– «Оставь себе, пригодится» – он протянул мне кобуру и мешочек с патронами.

– «Благодарю» – я положил патроны к себе в сумку, достал оттуда свой нож в ножнах и повесил его вместе с кобурой на пояс под правую руку. – «Меня зовут Алекс».

– «А меня Дмитрий» – он пожал мою протянутую руку, слегка удивившись.

– « Так что же здесь произошло?»

Мы оказались в самом конце отряда, отставая от последних на десяток шагов.

– «Что произошло – полный п…ц! Эта банда уже пару лет терроризирует всех в округе. Хозяйка подготовила им хорошую ловушку. Договорилась с купцами, что они пригонят три ладьи с ценным товаром, наняла стрелком меня – у атамана сильный защитный амулет, и спрятала вдоль дороги отряд дружинников».

– «Как это спрятала?» – удивился я, оглядев покрытую только низкой травой и редкими кустиками полосу до леса.

– «Посадила вдоль дороги и накрыла пологом невидимости».

– «Она что – маг.»

– «Да нет, просто у неё есть соответствующий амулет».

– «И?»

– «У них в банде оказался маг, причём неслабый. Он нас заметил и наложил заклинание связывания, причём сразу на всех. Я попробовал сопротивляться, так он мне врезал чем-то по голове и по руке. В общем, прощай бабуля, приплыли. А ты, только что инициировался?»

– «Почему» – удивился я.

– Он заржал – «большинство магов – чванливые и заносчивые скоты, а ты пока что сохраняешь человеческий облик, представился, руку пожал, только учти – здесь это не принято. А маг ты неслабый, этого урыл одним ударом. И, что атамана надо стрелять, сразу сообразил».

– Спорить и возражать не хотелось. «А ты как сюда попал?»

– «Что у нас творилось в 90-е годы ты знаешь?» – он дождался моего кивка.

– «А я служил в …» – Дмитрий слегка замялся – «в хороших войсках в общем. И мне светило звание майора и должность соответствующая. А тут всё медным тазом накрылось и нашу часть расформировали.» – В его голосе чувствовалась застарелая боль. Немного промолчав, он продолжил: «Ну я и подался в испанский иностранный легион».

– «А почему в испанский?»

– «А у меня бабка и мать оттуда. В конце тридцатых в Союз уехали. Так что я по испански говорю, да и родня какая-никакая нашлась – бабкина двоюродная сестра с дочерью и внуками. Помогли на первых порах. А потом я пошёл служить».

– «А здесь какими судьбами?»

– «Уволился я, как раз с 1 января» – говорить на эту тему ему явно не хотелось. – «Всё, что положено, мне выплатили, а делать нечего. В Испании никого, родня, сам понимаешь, дальняя. За помощь я им по гроб благодарен, пока служил отдарил с лихвой. Но жить с ними – они хорошие люди, но у них своя жизнь, а у меня своя. Друзья либо служат, либо разъехались по своим родинам. А я один не могу» – мне показалось, что он оправдывается.

– «Вернулся я в Россию» – продолжал Дмитрий, «а здесь всё чужое, незнакомое. Отец и бабка померли, у матери своя семья, в России я тоже никому оказался не нужен. И вот как-то сижу в ресторанчике и подсаживается ко мне симпатичная деваха, хозяйка» – он махнул на замок, – «и заводит разговор. А русский у неё… . Ну сейчас ещё ничего, а тогда… .А внешне она немного на испанку смахивает. Ну я ей и говорю: «Habla usted espanol?» – она обрадовалась: «Si» говорит «si, claro». Разговорились и предложила она мне поработать по специальности в её мире. Поначалу я ей, конечно, не поверил, но деньги хорошие, девка симпатичная, а делать всё равно нечего. Вот и оказался я здесь. Пистолет со службы остался, протащил его нелегально через границы, только от него толку … .»

– «То есть?»

– «Основной противник у нас с тобой – маги, а у них защита как у танка. Мне, поэтому, нужно что-нибудь серьёзное, как минимум автомат Никонова и снайперка полудюймового калибра. Очередь на весь рожок и его защита Ёклмн. Или из снайперки в борт подловить – тогда есть шанс.

– «А мне что посоветуешь?»

– «Ты же маг, щёлочку у него заметишь, да и выстрел усилишь. И, вообще, ты же магов должен заклинаниями крошить, а из пистолета от прочих отстреливаться».

Я тихонько хмыкнул, вспомнив какая у него отдача. – «Потренируешь на досуге?»

– «О чём речь, claro camrad» – чувствовалось, что Дмитрий получает большое удовольствие, обращаясь ко мне на «ты». Видимо эти маги его здорово достали.

Вот так за разговором мы потихоньку спустились к реке. Она была не очень широкой, примерно как Москва-река у Воробьёвых гор. Слева от нас была небольшая деревянная пристань. Дорога переходила в наплавной мост и на том берегу упиралась в замок. От него до берега было метров 150. Другая дорога шла параллельно реке и пересекала нашу примерно посередине. Отряд к этому времени уже перешёл реку по мосту и к нам навстречу с того берега поскакал молодой парень, ведя за собой в поводу двух лошадей. Дмитрий меня придержал, немного не доходя до моста – «Уважение оказывают» – он кивнул на парня. Мы дождались пока он доскочит до нашего берега. Лошади были заранее осёдланы и взнузданы. Мы сели на них и шагом двинулись следом за парнем по мосту. За свою жизнь я раза три ездил на лошади. Каких-либо особых проблем у меня не было, но в скачках я не участвовал и седлать коня не умел. Мой конь шёл очень плавно и седло было весьма удобным.

Перейдя мост, также шагом начали подниматься к замку. Основания стен были чуть выше уровня глаз, а чтобы увидеть вершины башен, надо было задрать голову. Стены были сложены из крупных каменных блоков и имели высоту метров 5-6. Башни были в 2 – 2,5 раза выше, за исключением одной, взметнувшейся на несколько десятков метров. «Наверное дозорная» – мелькнуло в голове. Перед стенами был ров, шириной примерно метр, наполненный проточной водой. Дорога передо рвом поворачивала налево. Последний отрезок дороги и участок после поворота были выложены каменной плиткой. Дмитрий догнал меня и поехал справа.

– «Как себя чувствуешь?» – спросил он. Меня здорово ломало, было ощущение спазма в плечах и спине.

– «Ничего, терпимо» – соврал я.

– «Неправда» – сказал он, – «ну ничего, мы почти приехали, сейчас отдохнёшь».

– «Почему неправда» – спросил я, чтобы поддержать разговор. Перед глазами всё начинало плыть.

– «Ты сегодня много магичил, да ещё с непривычки. Другие маги после такого лежали пластом и их относили на руках».

– «Куда относили?» – тут мы оказались перед воротами. Они конечно были открыты, а через ров был переброшен короткий, но широкий мост. По нему мы въехали в замок.

Глава 2. В замке

Суббота, день

Ко мне тут же подскочило несколько человек, аккуратно сняли с лошади, погрузили в сидячие носилки и понесли по диагонали через дворик к какому-то дому. По дороге мне стало легче и удалось оглядеться – я сидел в чём-то вроде полотняного кресла, откинув спину на спинку, похожую на гамак, а голову на подголовник вроде автомобильного. Мои руки лежали на шеях двоих крепких парней, которые несли моё седалище, мягкое и твёрдое одновременно. Ещё двое несли переднюю часть кресла, в виде полотняных носилок, на которых лежали мой ноги. Дом, к которому меня несли, являлся широкой башней, повыше стенных, но ниже дозорной. Несколько широких ступеней поднимались к распахнутым двустворчатым дверям. Вход в башню, ступени и последующая лестница были достаточно широкими, чтобы мои носильщики подымались со мной без проблем. Вдоль лестницы на стенах были часто расположенные факелы, дававшие удивительно ровное неколеблющееся пламя без копоти и запаха.

Меня подняли на три довольно крутых пролёта, завертывающихся спиралью против часовой стрелки под углом где-то 45® и внесли в комнату, где поставили мои носилки на какой-то постамент. Мои носильщики отошли в сторону, а ко мне подошёл совершенно седой старик и попробовал меня чем-то напоить. К его удивлению я взял из его рук высокий гранёный стакан до половины наполненный какой-то белёсой жидкостью, понюхал её – пахло приятно, лизнул – вкус был приемлемый, то есть почти никакой и ощутил, что ничего вредного в этом напитке не содержится. Тогда я медленно маленькими глотками осушил стакан. Старик забрал у меня стакан, двое носильщиков помогли встать и сойти с постамента, а подскочившие девушки быстро и ловко меня раздели и начали обтирать влажными платками. Старик поднял с пола мои брюки, снял с пояса сумку, кобуру с пистолетом и нож и положил их на высокий, но маленький столик. Потом осторожно, держась только за шнурок, снял с левой руки жезл и положил на тот же столик. Мне же помогли подойти к кровати и лечь на неё. Одна из девушек тоже залезла на кровать и начала меня массировать, точнее разминать. В теле была непонятная слабость и усталость, сопровождаемая болезненными спазмами. Хотя разминала она мою тушку весьма аккуратно, но временами было больно. Зато голова стала чистой и ясной, хотя мысли двигались весьма замедленно.

Поэтому, отстроившись от ощущений массажа, я попытался осмотреться. Я лежал совершенно голый на животе лицом вправо на чём-то узком и жёстком, покрытом белой довольно толстой простынею. Руки были вытянуты вдоль тела с небольшим зазором. Массажистка сидела надо мной на коленях и, закончив разминать плечи, занялась спиной. Приоткрыв глаза я увидел столик с моей сумкой и оружием. Далее у стены в кресле сидел седой старик и о чём-то своём размышлял. Правее него, после закрытой двери стояли два носильщика, что принесли моё седалище. Ещё правее стояла кучка из четырёх девушек, которые очень тихо трепались. Старик был одет в тёмный плащ, кажется это называется мантией. Носильщики были босиком в чёрных зауженных брюках, сиреневых футболках с длинными рукавами и смешных пиджаках, похожих на фраки с короткими рукавами. Девушки были в платьях с длинной широкой юбкой, а верхняя часть была будто сшита из лент, либо разрезана на узкие полосы по вертикали. Каких-либо украшений на голове, шее или руках на них видно не было, впрочем и на мужчинах тоже. Причёска была только у старика, точнее копна совершенно белых волос. У носильщиков был ёжик, а у девушек сравнительно короткие ровные стрижки.

– «И, что вся эта информация мне даёт? А пока ничего, но может быть потом пригодится.»

Тут массажистка закончила меня обрабатывать, спрыгнула и что-то сказала. Носильщики подошли ко мне и аккуратно, придерживая голову, перевернули на спину. Потом подскочили девушки и начали разминать руки и ноги. Такой глупостью, как стеснение, не страдаю, боль куда-то ушла, поэтому я спокойно наслаждался жизнью, рассматривая потолок. К сожалению, мои массажистки низко наклонились над моими конечностями, демонстрируя мне свои затылки. Потолок был высокий, метра 4, похоже каменный и укреплённый очень широкими досками. Эти доски были довольно широкими у стен, а к центру сужались. Люстр или каких-либо светильников на потолке не было. Массажистки закончили разминать мне ручки-ножки и отошли к стене, где уже сидела на корточках пара носильщиком. А первая массажистка опять вскочила на меня, чему-то улыбнулась и начала мне разминать шею и плечи. Одета она была в черную трикотажную майку, заправленную в чёрные трусы-плавки из плотного материала. Стояла она надо мной на коленях и касалась меня только руками.

– «Этюд: Дездемона душит Отелло» – руки у неё были весьма сильные. Рассмотреть её я и не пытался, так как перед глазами всё плыло.

Её руки быстро спустилась мне на грудь и далее живот, ограничиваясь несколькими мягкими поглаживаниями, потом она спрыгнула на пол, провела улыбнувшись рукой мне между ног и что-то крикнула старику. Я сел на ложе, голова закружилась, но совсем чуть-чуть. Ко мне подошёл старик и подал такой же стакан, наполненный чем-то белым на одну шестую. Взяв его, я почувствовал, что в стакане снотворное, и протянул его обратно.

– «Пей» – сказал старик. То есть он сказал по своему, но я его понял.

Я отрицательно покачал головой, вложил стакан ему в руку, заставив тем самым взять, и спрыгнул на пол. Голова опять закружилась. Старик позвал девушек и они повели меня к другой, не входной двери. Там оказалась ванная, точнее круглый бассейн диаметром три метра. Они втолкнули меня туда, раздевшись залезли сами и начали меня мыть. Где-то в середине процесса я почувствовал, что засыпаю.

– «Да, стоять голышом в окружении четырёх голых баб – это надо уметь» – и я отключился.

Дальнейшее я помнил очень смутно. Меня вымыли и через первую комнату и третью дверь провели в спальню и уложили в огромную кровать. Там накрыли толстым одеялом и две девушки прижались ко мне с боков. Это было очень кстати, так как я начал жутко мёрзнуть. Живые грелки меня согрели и я провалился в сон.

Когда я проснулся было уже темно. Я лежат на спине, а справа и слева тихо посапывали две девчушки.

– «Интересно, у меня было с ними или нет?» – мелькнула мысль, «похоже, что было».

Я аккуратно слез с кровати вперёд ногами. Жутко хотелось есть. В спальне была только одна дверь, которая привела меня в изначальную комнату. В ней горел один светильник и в кресле усиленно клевала носом массажистка. Сейчас она была в их обычном платье и лёгких туфельках. Почувствовав, что я вошёл, она с трудом разлепила глаза, подошла к ложу, на котором меня массировала и показала на кипу одежды. Это была не моя, а явно местная одежда. Я натянул довольно длинные трусы в обтяжечку, майку-боксёрку, брюки тоже в обтяжку и не то рубашку, не то куртку. Потом одел носки и короткие сапоги. Подойдя к оружейному столику, взял левой рукой жезл. Он завибрировал, будто подлаживаясь под меня. Подержав его немного в руке, повесил на пояс на специальный крючок.

– «Пойдём, дед ждёт» – сказала она. К своему удивлению я понял смысл фразы.

Выйдя из комнаты на лестничную площадку, я оглянулся. Около двери стояли два стража в кольчугах с обнажёнными короткими клинками. – «Раз есть стражи – значит есть и грабители.» Я решил наложить на дверь запирающее заклинание, но вовремя вспомнил о девушках в спальне. Тогда, положив руку на жезл и мысленно осмотрев пространство, обнаружил на двери следы заклинания, блокирующего вход, но разрешающее выход. Восстановить его было минутным делом, дверь будто мигнула и слегка изменила цвет. По привычке я говорю – заклинание, но это скорее некоторое состояние души и тела, сопровождающееся довольно мощным энергетическим посылом. Слова и жесты помогают, но не обязательны.

Я повернулся к массажистке и мы начали подниматься по лестнице. Я шёл впереди и после каждого пролёта оглядывался на неё. Пролёты разделялись маленькими площадками, на каждую из которых выходила дверь. После второго пройденного пролёта я почувствовал удивительный прилив сил. Поэтому после третьего пролёта, когда она остановилась на очередной площадке тяжело дыша, я спустился к ней, взял её на руки и длинными шагами черед 4-5 ступенек взлетел на сначала на 4-ю, а потом и на 5-ю площадку.

– «Здесь» – шепнула она мне в ухо, продолжая держаться за шею.

Я не Геракл, и хотя она меньше и легче меня, но отнюдь не маленький ребёнок. На Земле мне бы и в голову не пришло взять взрослую женщину на руки – здоровье дороже. Если бы и возникла по крайней необходимости подобная ситуация, максимум я смог бы её пронести 5-6 шагов по ровному месту. Сказать, что я был удивлён – значило ничего не сказать!

Я шагнул к двери и она открылась навстречу. За дверью стоял знакомый старик, который увидев нас, отступил назад и в сторону.

– «Проходи « – сказал он, махнув рукой по направлению к двери, открытой в комнату.

Войдя в комнату, я увидел несколько кресел и стол, заставленный тарелками с едой. Опять вспыхнул дикий голод.

Подойдя к ближайшему креслу, я пересадил в него массажистку. Она порозовела и явно чувствовала себя лучше. Я обернулся к входящему в комнату старику.

– «Ешь» – сказал он, указывая на стол.

Я, не заставляя себя упрашивать, тут же оказался у стола и начал … жрать! Нет, я не хватал ничего руками, а пользовался лежавшими тут же вилками, ложками и ножами, хотя они здорово отличались от привычных мне. Просто я взял ближайшую тарелку в левую руку, ложку в правую и … раз, два, три – тарелка опустела, что в ней было я не понял. Потом я схватил соседнюю тарелку и опять … раз, два, три – пустая. Утолив первый голод я выбрал какой-то экзотический салат и, взяв его, сел в кресло рядом со столом. Похоже первые две тарелки были уничтожены стоя. Около меня стояли кувшин, из которого я налил в ближайший стакан. Это оказалось молодое слабое, но очень приятное вино, по-видимому фруктовое. Я опять взглянул на старика, не нарушил ли какие-нибудь местные правила этикета. Он опять махнул рукой:

– «Продолжай, тебе надо много есть».

Уже не спеша и понемногу я попробовал несколько блюд. Всё было вкусно, но хотелось большой кусок мяса, а его не было. Вспомнив, что из-за стола надо вставать с лёгким чувством голода, особенно ночью, я отставил блюдо с желейно-кремовым десертом и оглядел комнату. В поле зрения были: картина и гравюра, этажерка с книгами и свитками, оружейный столик с кинжалом и несколькими камнями. Слева от старика была статуя собаки, которой он гладил голову. Ещё левее свернувшись в кресле в клубочек спала моя спутница.

Старик протянул мне на шнурке камень красноватого цвета в форме выпуклого вытянутого вниз пятиугольника. Хотя до него было несколько шагов, я протянул руку и камень приплыл ко мне. Одев шнурок на шею, я сжал камень правой рукой и понял как он работает. Он не просто переводил текст, а давал целый набор образов, в результате чего фраза запоминалась с пониманием, как вся целиком, так и отдельные слова. То есть, вместо перевода выучивалось понимание языка в ходе разговора. Я отпустил кулон и встал, собираясь пересесть поближе.

– «Возьми кулон в руку, будешь лучше понимать меня» – сказал старик.

– «Да мне и так всё понятно» – ответил я и почему-то посмотрел на девушку.

– «Нравится?» – спросил старик и, не дожидаясь ответа – «тебя не затруднит отнести её в спальню? Здесь она не выспится.» Под «затруднит» подразумевалось моральная, а не физическая проблема. Иначе говоря, а вдруг я сочту недопустимым для своего статуса носить кого-то на руках. Видимо здесь мой статус был весьма высок, но мне было приятно взять её ещё раз на руки, да и просто хотелось физически поразмяться. Войдя вслед за стариком в спальню, я медленно и мягко положил её на кровать.

– «Благодарю, было бы хорошо снять с неё платье».

– «С превеликим удовольствием» – подумал я, «всегда любил раздевать хорошеньких женщин.» Платье было застёгнуто спереди на крючки из белого упругого материала. Это был не металл, не кость и не пластмасса. Верхний крючок а расстегнул руками, а остальные соскакивали с петель при магическом прикосновении. – «Так совсем отвыкну делать что-либо руками.»

На ней остались майка и трусы, а тапочки она скинула, когда усаживалась в кресло. Носок на ней не было. Аккуратно приподняв её тело, магически выдернул из-под неё платье и повесил его на вешалку, стоявшую рядом.

– «Усаживайся, разговор будет долгим» – старик уже сидел в кресле рядом с кроватью и указывал на соседнее.

Эта его фраза и многие последующие была намного более длинной и цветистой, так он постоянно выказывал мне своё уважение и подчёркивал мой статус, более высокий, чем его. Но передавать разговор дословно долго и утомительно, поэтому ограничусь смысловой частью. Тем более я вряд ли смогу его точно перевести. Например, вместо «ты» и «вы» у них используется более десятка слов. При этом некоторые одновременно несут значения и «ты» – при обращении к близкому родственнику или старому другу, и «вы» – при значительном различии в статусе. Чтобы не путаться, я буду обычно использовать только «ты», а «вы» – для множественного числа.

– «А мы её не разбудим?» – спросил я усаживаясь.

– «Разве ты не чувствуешь, что нас пытаются кушать? А здесь мы под защитой, твоей кстати».

Я вчувствовался. Действительно на некотором расстоянии было ощущение похожее на лёгкую щекотку. Всмотревшись, разумеется не глазами, увидел уходящий куда-то канал. Пробежавшись по нему, на том конце увидел, ощутил, воспринял магическим зрением невысокого толстенького лысого человека, в грудь которому и уходил канал – «Вот тварь!» подумал я, наколдовывая двухпудовую гантель, которой с размаху погладил его по голове. Этот маг упал, потеряв сознание, а в моей руке появилось ощущение удара. Гантель же исчезла.

– «Лучше бы ты забрал энергию обратно» – мой собеседник был явно недоволен, хотя и пытался скрыть это.

– «В чём же дело». Канал был ещё в моих руках, подключив его своему телу, я начал выкачивать энергию в чакры и спинные аккумуляторы. Усвоить весь поток мне было сложно и часть его была направлена на старика и девушку. Старик прямо на глазах молодел. Через некоторое время поток начал ослабевать, поэтому пришлось перехватить канал и, не дожидаясь исчезновения потока, перерезать его. Потом остатки канала были удалены и уничтожены.

– «Ты очень силён» – сказал старик.

– «Почему ты так решил?»

– «Высосать неслабого мага досуха удаётся очень редко.»

– «Но он был оглушён?

– «Конечно, иначе бы высосать его было бы невозможно. Он бы отдал канал и сбежал. Но он просто не успел, да и выкачивая, ты его разрушал.»

– «Но я его просто стукнул и …»

– «Обычно магические схватки длятся часами, а то днями. А ты его прикончил за несколько секунд».

Я призадумался: за сегодняшний день и ночь мною было убито три человека и никаких эмоций на душе. Наверное это потому, что не могу воспринимать их как живых людей, а всё вокруг происходящее как реальную жизнь. Скорее всё воспринимается, как нечто вроде сна или игры.

– «Меня зовут Тиум, а тебя Алекес?» – продолжал он.

– «Алекс» – поправил я.

– «Это сложное имя, а у нас есть похожее имя Лекес».

– «Да ради Бога, хоть горшком обзовите».

– «А моё полное имя – Тиум Уил-Ферейл, и я принадлежу к довольно известному роду» – он выразительно посмотрел на меня.

В ходе этого разговора и в последующем я выяснил, что хотя их язык лексически и понятийно весьма богат, но целый ряд звуков и звукосочетаний для них весьма сложны в произношении, поэтому их принято избегать. Их элита состоит из знати и магов. Знать владеет замками и землями, или состоит на службе у Властителей. Наибольшей силой являются маги, но они редко объединяются в группы равных. Обычно сильный маг имеет несколько учеников и старается не пересекаться с другими такими же. С более слабыми сильные маги, да и не очень, ведут себя весьма высокомерно. Своё имя они называют очень редко и обращаться к ним положено «Ваше могущество» или «Ваше магичество». Именем нижестоящих они обычно тоже не интересуются и обращаются к последним «Эй, ты». Поэтому то, что я называл своё имя и интересовался или по крайней мере выслушивал их имена, воспринималось с удивлением.

– «А я Лекес Ферейл» – в последний момент я не захотел называть свою фамилию и назвал фамилию деда по матери, переделав её на их манер.

Тиум вздрогнул – «Это очень знаменитая фамилия, известная во многих Мирах и странах. Начинающему магу, даже сильному, опасно ею называться. Лучше сократи фамилию до Фер».

– «Почему?»

– «Многие, носящие эту фамилию, носят её незаконно. И они постараются уничтожить любого, кто может оказаться законным носителем фамилии.»

– «Но ведь и ты – Уил-Ферейл.»

– «В своё время Наймиер Ферейл награждал отличившихся оруженосцев и командиров отрядов, давая им свою фамилию с приставкой. Так появились Уил-Ферейлы, Вар-Ферейлы и ещё несколько родов. То есть это далеко не Ферейлы. Но тем не менее у меня из-за моей фамилии были в свое время неприятности.»

– «А кто такой Наймиер Ферейл?»

Тиум расхохотался – «Это почти тоже самое, что спросить: «А что такое Солнце?». Наймиер Ферейл – великий маг и великий король. При нём наша страна достигла наибольшего могущества и процветания.»

– «А как называется ваша страна и что в ней сейчас происходит?»

– «Тао-Эрис. Уже очень поздно, скоро утро и с тобой захотят поговорить владетели замка. Поэтому я сейчас коротко расскажу тебе основное. Ты согласен называться Фер?» – Тиум говорил теперь обычно без лишних словесных украшательств, которые меня здорово раздражали.

– «Тогда лучше Лафер» – набьюсь в родственники к Атосу.

– «Можно и Ла-Фер» – сказал Тиум – «только учти, что это фамилия довольно знатного рода. Правда среди них сейчас нет властителей.»

– «А если кто-нибудь вызовет меня на дуэль?»

– «Если тебя вызовут на дуэль» – он укоризненно посмотрел на меня, «то ты имеешь право выбрать условия поединка, например только магия. А дураков драться с магом нет».

– «Хорошо, я внимательно тебя слушаю.»

– «Так с твоим именем Лекес Ла-Фер мы определились. Теперь о главном. Владетели замка попросят тебя помочь им с защитой замка и земель. Желающих оторвать у них куски, а то и отнять сам замок, предостаточно. Это большинство соседей, это два соседних независимых города, это крупные банды. Кроме того, у нас недавно сменился бейлиф и новый хочет заменить большинство владетелей своими людьми. Сильного же боевого мага у нас нет. Конечно, сам замок можно оборонять и без мага, хотя его защиту надо капитально восстановить. Но как защищать деревни и торговые пути?» – Тиум закашлялся и, сказав «подожди меня», вышел из комнаты. В дверь было видно, как он подошёл к столу, налил из кувшина два бокала и, прежде чем вернуться, немного постоял.

Вернувшись, он сел в кресло и протянул мне один бокал. Взяв его, я привычно проверил, а нет ли в нём какой-нибудь пакости.

– «Вот и привычки новые вырабатываются.» – мелькнула мысль, «интересно а слышит Тиум, что я думаю?» Какая-то магическая сила в нём чувствовалась, но небольшая.

– «Конечно» – продолжал он, «я заинтересован, чтобы ты всем нам помог. Но я не советовал бы тебе давать сразу согласие. На всех новых магов начинается активная охота, особенно на тех, кто на службе и особенно с других миров. Пока вы, новые маги, здесь не освоились, вы очень уязвимы».

– «Но ты сам сказал, что я весьма силён» – возразил я.

– «Ты силён в атаке, в обнаружении, но защита у тебя слабая, а против подлых приёмов ты вообще не тянешь».

– «И что мне делать?»

– «Попытаться спрятаться, не высовываться до последнего момента, а тогда бить насмерть. Если сумеешь хотя бы на несколько дней вернуться на Землю, а потом сюда – было бы совсем замечательно. К любому новому магу несколько дней приглядываются, прощупывают его в магическом поле. В это время на прямой контакт враги идут редко. Вернувшись к себе, сможешь за несколько дней обдумать и отработать всё здесь полученное. А вернувшись сюда, ты будешь более умелым и опытным, чем раньше. И враги вряд ли поймут, что это ты вернулся. Скорее всего они подумают, что появился новый маг, и начнут присматриваться сначала».

– «А как вернуться на Землю, а потом сюда?»

– «Я не могу вернуть тебя домой, а потом обратно. Но ты сможешь это сделать сам, а я помогу. Главное – работай, осваивай свои возможности и помни, что времени у тебя мало.»

Потом он погнал меня спать заявив, что завтра у меня тяжёлый день и осталось всего 4-е часа. Я собрался спустится к себе, но он остановил меня и указал на кровать, где спала его внучка. Увидев моё удивление, он объяснил взаимоотношения между мужчинами и женщинами у них совсем другие, чем на Земле. Это объясняется как физиологическими, так и социальными причинами. В их Мире сексуальная активность женщин заметно выше, а мужчин – ниже. Если на Земле, по его словам, мужчина является охотником, а женщина – добычей, то у них ситуация прямо противоположная. Более того, мужчины себя часто намеренно ограничивают в сексе, не желая растрачивать свою магическую энергию, которая требуется даже бездарным. Тем более это относится к магам и магиням, занимающим верхние ступеньки местного социума. Они не хотят растрачивать свою энергию на что-либо, кроме изучения магии и заклинаний. Даже к власти они обычно не рвутся, а, тем более, не интересуются сексом. Если же они захотят кого-нибудь ниже себя по статусу, то просто берут, и их партнёр или партнёрша этому всегда рады, а если нет, то их возражения бессмысленны.

Отцовство легко устанавливается генетической экспертизой, которая проводится в большинстве случаев. Участники сексуальных связей тоже легко определяются, благодаря простеньким заклинаниям. Кроме того, ребёнок у женщины от мага резко повышает её социальный статус, даже если маг ребёнком и не интересуется, что обычно и бывает. Её статус особенно вырастает, если ребёнок обладает магическим Даром или принадлежит к известному магическому роду. Поэтому, если его внучка – кстати её зовут Жаин, мне нравится – …, Тиум вдруг повернулся и вышел из комнаты.

Я подошёл к окну и слегка отдёрнул штору – за окном было темно, неправильно … было ТЕМНО. У нас в городах такой темноты и тишины не бывает. Небо было закрыто облаками. Во дворе еле-еле светились два окна. Стражники изредка переговаривались чуть ли не шёпотом. Птиц и собак не было слышно, зато я услышал какой-то шорох из кровати. Раздевшись, я привык спать нагишом, и положив на одежду жезл – без него почувствовал себя голым, я лёг в кровать. Жаин, стоило только её коснуться, буквально накинулась на меня. А я … был этому очень рад – она действительно мне очень понравилась. Потом мы быстро уснули обнявшись.

Глава 3. День второй

Воскресенье

– «Вставайте, пора» – нас разбудил Тиум. Убедившись, что мы проснулись, а я даже сел на кровати, он вышел.

Ванная, судя по запаху, была за соседней дверью. Зайдя туда, я увидел полноценный совмещённый санузел со стоячей ванной синего цвета и немного непривычных очертаний. Быстро совершив утренний туалет, я вернулся к одежде. Жаин следом за мной нырнула в ванную комнату. Взяв жезл левой рукой, я погладил его правой, вслушиваясь в его ответную вибрацию. Похоже он живой. Положив жезл на специальный столик, я наклонился за одеждой, но Жаин, очень быстро завершив свой утренний туалет, вышла из ванной и обняла меня.

– «Я тебе нравлюсь?» – вместо ответа я её поцеловал. Она положила руку мне между ног и потянула в кровать.

– «Владетели подождут, не велики баре» – я схватил её на руки, кинул в кровать и нырнул следом. Конечно, мы дождались повторного визита Тиума.

С сожалением встав и одевшись, мы пошли к столу. Он, как и вчера, был заставлен блюдами и кувшинами – всё было только что принесено. Вдруг я почувствовал вибрацию в жезле. Сжав его рукой, начал осматривать стол. Жезл повернул мою руку и указал на одно из блюд. Подойдя к нему и проведя над ним правой рукой, я почувствовал покалывания в пальцах и на языке. Тиум тоже подошёл к блюду, и достав амулет в виде закорючки, коснулся им еды. Потом он переставил блюдо на другой стол и сказал: – «наркотик правды – заставляет говорить правду и только правду, и не позволяет ни о чём умолчать. Не понимаю, кто мог его положить.»

Я тоже подошёл к блюду, наставил на него жезл и начал водить над ним правой рукой – в носу вдруг появился какой-то специфический неприятный запах, а во рту – сладковатый противный вкус.

– «Надо запомнить – это вкус и запах этого грёбанного наркотика.» – сработало в голове, а теперь отстроимся от него – появился какой кисловатый запах.

– «Пахнет потом и страхом, это воняет тот мерзавец, который подложил сюда наркотик» – надо его запомнить, понимание некоторых вещей срабатывало независимо. Жаин тоскливо смотрела на это блюдо.

– «Она очень любит это кушанье и обязательно угостила бы им тебя» – пояснил Тиум.

– «Значит этот мерзавец или его начальник хорошо знает вкусы многих, живущих в замке. А таких не должно быть много». Повернувшись к столу и опять не заметив мяса, спросил:

– «А почему на столе нет мяса – вы его не едите?»

– «Едим, ещё как едим» – ответил он – «но я тебе говорил, что дороги перерезаны, а скот разводится в дальних деревнях и охотится можно только в дальних лесах. Враги только и ждут, что мы отъедем далеко от замка. Раньше мы ездили туда, но теперь замок под постоянным наблюдением и даже близкие поездки, как ты должен был видеть, стали опасны».

Мы подошли к столу. Жаин, что-то напевая, поклёвывала то из одного блюда, то из другого.

– «У нас не принято пользоваться индивидуальной посудой и своими приборами, разве что в дороге. Заразы в нашем Мире нет, а так лишняя гарантия, что не отравят». Жаин, взяв какое-то кушанье, протянула его мне.

– «Не надо» – сказал ей Тиум и, обратившись ко мне, продолжил – «лучше ты сам выбирай себе кушанья. Ты лучше любого из нас чувствуешь, что тебе подходит, а что нет». Мы сравнительно быстро поели. В какой-то момент Тиум сказал:

– «Особой спешки нет, владетели только недавно позавтракали».

– «А зачем ты тогда нас так рано поднял!» – возмутился я.

– «Чтобы Жаин не высосала бы из тебя всю магическую энергию» – улыбнулся Тиум, глядя на внучку.

– «Это моё дело» – тихо пробурчал я.

– «Нет!» – резко возразил Тиум – «это наше общее дело: и моё, и Жаин и всех в замке. От тебя слишком многое зависит и, если ты не сможешь защитить замок, то нам всем – и мне, и Жаин и прочим будет плохо». Жаин опустила глаза и слегка покраснела. На этом мы закончили завтрак и вышли из-за стола.

– «Вот это да» – проплыла в голове мысль – «спаситель человечества в масштабе целого замка. А мне это нужно?» – подумав, я решил – «наверное нужно и прежде всего мне самому».

Мы вышли из комнаты Тиума, он наложил на дверь запирающее заклинание и сказал мне:

– «Зайди к себе и оставь там Жаин».

– «Зачем?»

– «Все уже знают, что ты с ней переспал и ей завидуют, а это опасно. Потом я её заберу и ночь ты проведёшь один или с другой бабой».

– «А если я хочу с Жаин?»

– «Она конечно согласится, но её за это убьют».

– «И ничего нельзя сделать?»

– «Только не встречаться с ней несколько ночей. Ты маг, ты сможешь, ей сложнее».

На последней ступеньке я обернулся. У двери комнаты Тиума уже стоял стражник с обнажённым клинком. Жаин шла за нами. Я улыбнулся ей, дождался ответной улыбки и, продолжая спускаться, обратился к Тиуму:

– «Куда мы идём?»

– «К владетелям в Дом мага. А сейчас лучше помолчи».

Молча мы спустились ещё на два пролёта, я снял с двери запирающее заклинание и сразу прошёл в спальню – девушек уже не было. Мысленно проверил весь блок – никого. Тогда вернулся во входную комнату и подошёл к оружейному столику.

В этот момент в комнату вошла Жаин и подошла ко мне. Я её обнял, поцеловал в подставленные губы и сказал:

– «Будь как дома, сюда никто не войдёт, постарайся дождаться меня, но в крайнем случае сможешь выйти». Она поцеловала меня и прошла в спальню.

– «Девочка явно недоспала» – подумал я, цепляя на пояс нож, пистолет и сумку. Вытащив из сумки три патрона, я дозарядил пистолет.

– «Надо было бы его почистить, жаль некогда».

Потом ещё раз осмотрел холл и вышел, наложив на дверь одностороннее запирающее заклинание. Стражники у двери были другими.

?– «Пойдём, нас ждут» – ожидавший меня за дверью Тиум пошёл к следующему пролёту вниз.

Мы вышли из башни и пошли налево через двор. Стояло весьма прохладное утро – похоже здесь тоже осень. Светило Солнце, но облаков на небе было много.

– «Бедная девочка, совсем я задурил ей голову» – вырвалось у меня.

– «Она счастлива и она прекрасно знает, что маг должен в первую очередь заниматься магией, а также во вторую и в третью. Женщины для мага должны быть на 10-м месте, если не дальше. И соберись, нас могут атаковать в любой момент и в любом месте. Всегда и везде будь готов к бою».

Двор был вполне средних размеров – побольше европейского замкового двора, но поменьше Новодевичьего монастыря. Башни были как встроенные в стены и выступающие наружу, так и расположенные внутри двора. Последние обязательно были либо пристроенные к какому-нибудь дому, либо соединённые с домом недлинным переходом на уровне 2-го этажа. В стенах я вдруг заметил пять магических линий защиты. Три были от физического воздействия – снаружи, сверху и из-под земли. Они были в хорошем состоянии и подпитывались от источника в середине двора. Две других были от магического воздействия. Одна из них должна была защищать замок от проникновения и магических ударов по двору. Состояние её было неважным – сильный магический удар должен был пробить эту защиту. В ещё худшем состоянии была другая, защищающая от прослушивания и просматривания. Будучи вся в трещинах и дырках, она позволяла любому магу видеть и слышать всё во дворе замка, а может быть и в помещениях. Никакого подпитывающего источника у этих линий не было. Стало понятно, почему на лестнице Тиум предложил помолчать.

– «Надеюсь, что в комнате, где мы будем общаться с владетелями, стоит нормальная защита» – подумал я, «иначе мне придётся её устанавливать».

В принципе я уже знал, как это делается – но одно дело знать, а другое – уметь. Тем временем мы подошли к трёхэтажному дому в середине двора. Короткий переход по 2-му и 3-му этажам соединял этот дом с весьма странной башней. Она была вся как бы укутана густым тёмным туманом, который непрерывно колебался. Возникало постоянное ощущение, что в этом месте ничего нет, и приходилось прилагать немалое усилие, чтобы видеть туман и контур башни внутри. Я почти остановился, пытаясь рассмотреть башню, но Тиум меня потащил дальше. Мы подошли к скамейке, расположенной в нише у торца дома под переходом, и сели. В этой нише не составило труда установить полог неслышимости и подтащить от башни туман, чтобы нас не было видно.

– «Довольно грамотно сделано» – похвалил меня Тиум и, показывая прямо перед собой – «это башня мага».

– «Но ведь ты говорил, что в замке мага нет?» – удивился я.

– «Да, и поэтому в башне никого нет, а замок всё хуже и хуже защищён».

Я всмотрелся, вслушался в башню, попытался её ощутить и получил слабый отклик. – «Наверное я мог бы пройти в башню».

– «Надеюсь, что сможешь» – сказал Тиум, «но пока проходить в башню не надо. Если в этой башне появится маг, замок немедленно атакуют, чтобы не дать ему времени освоится со средствами башни. А они немалые».

Тиум встал и обошёл скамейку. Сбоку от неё оказалась узкая дверь, чуть выше моего роста. Положив руку на дверь, Тиум снял заклинание запрета входа, а потом открыл её ключом. Пропустив меня вперёд, он запер дверь и амулетом наложил на неё заклинание. Мы начали подниматься по лестнице. На стенах дома были пять таких же защитных линий, что и на стенах замка, но в отличии от последних они были в прекрасном состоянии. Магический источник был кстати внутри дома. Мы поднялись по узкой лестнице на третий этаж. Поднимаясь, я заметил несколько ловушек, но на нас они не среагировали, так как от Тиума или от его амулета шёл сигнал «свой». Я попробовал запомнить этот сигнал, но не сумел. Поднявшись, мы оказались в коротком коридоре перекрытом каменной стеной до потолка. В центре стены была дверь из броневой стали вроде тех, что стоят у нас в квартирах. Спереди, справа и слева были бойницы, за которыми чувствовались стрелки с арбалетами. Лезть в сумку за защитным амулетом было некогда и я попытался построить защитный кокон сам. Что-то у меня получилось. Тиум тем временем поднял руки с амулетами на уровень глаз и из них вырвалось по три луча, образовав два треугольника, точнее ромб. Я почувствовал, что стрелки успокоились и опустили арбалеты. Дверь открылась, за ней с двух сторон стояли стражники в кольчугах с обнажёнными клинками. Напротив двери стоял офицер в кольчуге с коротким мечом и кинжалом.

– «Проходите» – сказал он.

Тиум, а затем я прошли в дверь и пошли дальше. Офицер, при нашем приближении, посторонился. В коридоре было довольно темно, но возможно рассмотреть дежуривших воинов. На стене справа и слева от двери стояло по два стрелка с арбалетами. Две тройки стражников с мечами образовывали проход, по которому мы шли. За ними с двух сторон виднелись двери, причём правая была полуоткрыта. Судя по звукам и прочим ощущениям, не только магическим, за нею находилась охрана. В конце коридора смутно виднелась такая же стена.

Пройдя дальше, Тиум открыл третью дверь справа и мы вошли в ярко освещённую светильниками комнату. Пришлось зажмурить глаза, чтобы они побыстрее приспособились к свету.

– «Маг Лекес Ла-Фер» – представил меня Тиум и мы пересекли комнату и уселись на диванчик.

В комнате, кроме нас, было пять человек, из которых двое были мне знакомы. Напротив и слева от меня сидела желтоволосая хозяйка между двумя мужчинами. Справа от неё находился представительный высокий старик с орлиным носом и седой головой. Правда его седина была не благородно белой, как у Тиума, а какой-то сивой. В нём присутствовали сила и власть, но они были сейчас лишь тенью прошлого могущества. Слева от женщины сидел полный мужчина средних лет с глубокой пролысиной. Он держал в руках несколько папок с бумагами.

– «Бухгалтер, – решил я, «а зачем он здесь нужен?»

Напротив и справа от меня и по другую сторону от двери сидели Дмитрий и мужчина в кольчуге и с мечом метровой длины.

– «Похоже это начальник охраны или капитан замка» – почему-то мне стало смешно. Я представил, как он машет этим мечом в узком коридоре, задевая за стены и потолок. С большим усилием удалось сдержаться, но Тиум всё равно зашипел на меня сквозь зубы.

Желтоволосая наклонилась к бухгалтеру и беззвучно пошептала: – «А потом попытайся с ним договориться».

Все мои чувства в этом Мире обострились до крайности. Я видел малейшее напряжение мышц собеседников, слышал самый тихий шёпот, довольно резко ощущал их запах, правда от последнего можно было отстроиться. А, главное, чувствуя их эмоции, мог догадываться об их мыслях. Они боялись и надеялись. Боялись, что я вдруг превращусь в огнедышащего дракона (шутка!) и боялись, что уйду хлопнув дверью. И надеялись, как надеется человек, оказавшийся кругом в долгах, вдруг обнаруживший, что недавно купленный лотерейный билет выиграл главный приз. Более-менее спокойными были только Дмитрий и сидящий рядом с ним воин. Они конечно тоже волновались, но воину я просто сильно не нравился и он бы предпочёл обойтись без меня, несмотря на безнадёжность их положения. А Дмитрий, зная наш российский менталитет, понимал, что я приму любое разумное предложение, особенно после ночи с Жаин. А я видел, что они все уже знают о моём ночном приключении. Причём они не предполагали, а именно знали. И я тоже точно знал, что они это знают.

– «Да, врать здесь будет сложно» – подумал я.

Бухгалтер, не найдя рядом свободного стула, положил папки на своё кресло и начал:

Сначала, показав каким-то сверхизысканным жестом на старика и отвесив ему куртуазнейший поклон, сказал:

– «Благородный дон, владетель этого замка и прилегающих земель, барон Теодорих Бирейн». Говорил он, конечно, длинно и красиво, подробно перечислил входящие в баронство земли, но слушать подобное словоблудие, а тем более переводить, было лень.

– «Благородная донья, младшая владетельница замка, виконтесса Маэрим Бирейн». Она напряжённо всматривалась в меня, но понять что-либо в чехарде её мыслей было сложно. То ли дело старый барон. Да, он надеялся, что им удалось вытащить счастливый билет, то бишь меня, но по большому счёту ему было на всё наплевать – он уже устал жить.

– «Канцлер замка и его земель (опять перечисление!), скромный служитель рода Бирейн …»

Тут я не выдержал и зевнул. Причём зевнул нагло со звуком, не закрывая, как принято, рот ладонью, а демонстративно потерев уши. Повернувшись к Тиуму, сказал:

– «Когда этот закончит, будь другом разбуди меня».

Канцлер заткнулся, вся левая троица пошла пятнами, зато остальные трое излучали удовлетворение. Дмитрий перехватил ситуацию, он встал и быстро закончил представление присутствующих:

– «Корейн, канцлер замка» – он показал рукой на покрытого от волнения потом бухгалтера.

– «Димитир, вольный стрелок» – правая рука приложена к груди.

– «Бауэр, начальник войска баронства, благородный сеньор» – Дмитрий положил левую руку на плечо меченосцу.

– «Тиум, прежний маг» – он взглядом показал на моего соседа. Я кивнул ему и спросил:

– «И чего же сие благородное собрание хочет от меня?»

Дмитрий сел и кивнул канцлеру, мол продолжай. Тот обречённо обвёл всех взглядом и продолжил ещё более цветисто и длинно:

– «Уважаемый маг, волею судьбы ты попал в наш замок и мы очень надеемся, что ты осознав свой долг …

– «И сколько я тебе должен?» – перебил я канцлера, «и когда я у тебя одолжился!»

Канцлер растерянно замолчал, виконтесса зашипела и будь она кошкой выпустила бы коготки. А старый барон слегка улыбнулся, вспомнив что-то своё давно прошедшее. Встал Бауэр, он кстати не присутствовал при вчерашней схватке:

– «Замок Бирейнон в блокаде» – чётко по-военному начал он, «дальние земли отрезаны, скоро начнутся перебои с продовольствием, в любой момент враг может атаковать замок изнутри. Вчера по реке пришёл караван с продовольствием, но это скорее всего последний». Маэрим, тряхнув своими жёлтыми волосами, спросила:

– «Что, уважаемый маг хочет за свою службу?»

Я растерялся и чуть не ляпнул какую-нибудь глупость. К счастью Тиум остановил меня, сжав рукой плечо и попытавшись чего-то телепатировать. Что именно я прочесть не смог, но смысл уловил.

– «Виконтесса и барон, наниматься на службу я пока не намерен, но готов выполнить несколько ваших просьб, если они будут не слишком обременительны. А чем отдарить меня решайте сами.»

– «А если наш дар тебя не устроит?» – спросила Маэрим.

– «Тогда я просто уйду».

– «Тогда Жаин умрёт!» – так она же просто ревнует. Мне стало многое понятно в чувствах Маэрим. Да она надеялась, и сильно надеялась, что мне удастся защитить её замок, без которого она не мыслила свою жизнь. Но ещё больше она хотела меня и останавливало её только мой статус – маг выше виконтессы.

– «Уйдя, я заберу Жаин с собой, а если с ней что-нибудь случится пока я здесь, то виновные будут долго молить о смерти» – я обвёл всех тяжёлым взглядом. Их проняло.

– «Давайте вернёмся к нашим проблемам» – сказал Тиум, «о чём мы в первую очередь попросим Лекеса?».

И тишина. Барон явно самоустранился, Маэрим и Корейн, как ученики, не знающие урока, уткнулись взглядом в пол, и только Дмитрий и Бауэр задумались, не зная, что выбрать из множества проблем. Придётся принимать решение мне:

– «Прежде всего надо закрыть замок от вражеских глаз и ушей. Для этого достаточно восстановить две защитные линии в стенах.»

– «Чтобы быстро восстановить эти линии, надо пройти в башню Мага, а это очень опасно» – возразил Тиум.

Я понимал, что обходить изнутри стену, восстанавливая линии, даже летящим шагом слишком долго, враг успеет атаковать. А с десятком противников, из которых трое маги, я ничего не успею сделать. Тиум правильно заметил, что маг я пока плохонький. Было бы здесь с десяток стрелков, вроде Дмитрия, с пулемётами, но их нет и не предвидится.

– «Неужели в замке нет другого места, кроме башни Мага, откуда можно было бы провести восстановление?»

– «Конечно есть» – ответила Маэрим, «малая комната Мага, в этом здании. Но за ней постоянно наблюдают враги».

– «Пойдём посмотрим, может на месте что и придумаем».

Маэрим встала и пошла к двери, за нею пошли мы с Тиумом, а за нами – Дмитрий и Бауэр.

Тиум сказал мне – «То, что ты собираешься делать – это опасно. Ты слабый маг, а против тебя сильные противники».

– «Не волнуйся, я собираюсь только посмотреть и помню, что у меня слабая защита, сильная атака.» –я достал пистолет, снял его с предохранителя и передёрнул ствол.

Немного не доходя до стены, мы свернули в правую дверь, за которой в большой комнате сидело человек 10 охраны, арбалетчики и меченосцы. Вдоль противоположной стены поднималась и уходила в потолок лестница. В том же порядке, что мы шли, поднялись по лестнице и оказались в маленьком тамбуре, тесном даже для трёх человек. Маэрим тут же прижалась ко мне – «а что я могу поделать, ведь здесь тесно» – прозвучала её мысль. Отведя магически в сторону жезл, я погладил её левой рукой по спине. Тиум тем временем закрыл входную дверь и перед нами открылась дверь в широкий коридор, в конце которого шла полукругом стена с несколькими дверями, изрисованная всяким магическими знаками и символами. Мы подошли с одной из дверей и, слегка приоткрыв её, я заглянул во внутрь. Там была большая круглая комната с несколькими рабочими креслами и несколькими столиками, которые я вчера обозвал оружейными. Напротив меня и немного правее находилось окно портала, в котором виднелся столик, за которым сидели три наблюдателя. Они играли в карты и что-то выпивали. Один из них курил сигару.

– «Сейчас пущу слезу от умиления, им бы ещё баб, и они бы нарушили все запреты» – подумал я, наколдовывая три удавки.

Мгновение и удавки на шеях игроков, а портал расширен. Еще мгновение, рывок и нарушители Устава караульной службы влетают в комнату Мага. Одновременно и я вбегаю в комнату, стреляя в них из пистолета и угощая чем-то магически тяжёлым их по головам. Удавки при этом продолжают стягивать их шеи. Да, они успели защитить себя от удушения, наколдовав жёсткие ошейники, но на остальные мои воздействия времени им не хватило. Следом за мной в комнату вбежала вся наша четвёрка и офицер стражников. Комната напротив портального окна начала наполняться вражескими магами и воинами.

– «У тебя найдётся граната?» – обратился я к Дмитрию, сунув пистолет в кобуру.

– «Лимонка или эфка?» – спросил он.

– «Давай эфку» – выдернув чеку, я аккуратно вбросил гранату в окно портала на игровой стол, сжал портал, и перед взрывом закрыл его. Магическое пространство чувствительно всколыхнулось. Усилив щит, снова открыл окно, будучи готовым к вражеской атаке. Но атаковать было некому – в комнате валялись убитые и раненые, а по полу текла чёрная жидкость, похожая на нефть.

– «Их маги будут долго думать, какое заклинание было применено. Теперь зажигательную бомбу бы туда» – жезл выдал подсказку и мощная длинная искра подожгла комнату в нескольких местах. Сильно полыхнуло жаром, окно портала пришлось быстро закрыть. Стражники стояли вокруг тел наблюдателей и чего-то ждали.

– «В чём дело, в крови запачкаться боитесь» – спросил я их. После этого короткого, даже не боя, а бойни, меня всего трясло от возбуждения.

– «На магах активные амулеты» – охладил меня подошедший офицер.

Я срезал нашейные подвески с фонящими амулетами и положил их на один из столиков. Потом выключил и снял с рук жезлы, браслеты и перстни и положил их туда же. Жезлом выключил амулеты. Маэрим подошла к этому столику, достала платок и кувшинчик с какой-то жидкостью и начала протирать лежащие на столике предметы. Стражники отрубили магам головы и побросали их в мешок. Тела они засовывали в свой мешок каждое. Выбрав кресло в стороне от луж крови я сел в него и приоткрыл окно портала. В комнате, а похоже и в соседних бушевало пламя. Я начал отводить окно портала на себя и попал в соседнюю с первой комнату – в ней тоже всё горело. Мощный язык пламени ударил в окно – я еле успел отразить его и резко дёрнул окно на себя. Оказавшись вне здания, оттянул окно ещё метров на 50, чтобы спокойно видеть картину со стороны. Здание представляла 30-тиметровую белую башня, вся верхняя половина которой полыхала. Длинные языки пламени вырывались из всех верхних окон. Внизу из дверей изредка выскакивали горящие люди. Стоявшие вокруг башни не пытались её тушить, но выскочившим помогали.

– «Почему они не тушат башню?» – спросил я подошедшего Тиума.

– «Бесполезно, магическое пламя» – ответил он, «а ты бы лучше, чем любоваться на огонь, поставил бы поскорее защиту. А то они собираются атаковать нас через портал.

Оттянув окно портала ещё назад и повернув его немного вправо, я увидел выстроившийся в колонну по два отряд воинов. Перед ними маг почти уже создал свой портал. Пинок сзади магической гантелью и маг влетает в свой портал, который я скручиваю и выжимаю. Чужого портала нет, а на земле стонет вражеский маг, ноги и руки у которого переломаны в нескольких местах.

– «Жить будет» – резюмирует Тиум, «но пройдёт несколько часов, максимум двое суток и они найдут себе мага-телепортиста. Ставь скорее защиту».

Услышав «Ставь», я вместо того, чтобы чинить старые магические линии, начал строить свою линию от вражеских телепортов. Линия возникла сразу вдоль верхней части самой внешней стены, а потом она начала утолщаться и расщепляться на несколько. Внутрь стены портал теперь провести было нельзя, если для него не было создано изнутри конкретной площадки-приёмника. Вокруг стен в кольце шириной в 5 км портал построить было можно, но он сразу начинался рваться во многих местах. В следующем пятикилометровом кольце портал дёргался и вибрировал так, что в нём разрушилась бы в мелкую пыль самая прочная гранитная глыба. В последнем пятикилометровом кольце портал тоже дёргался и вибрировал, но это было просто неприятно. Правда можно было рассчитывать, что никто не захочет лезть в такой портал.

Закончив эту работу, я откинулся на спинку кресла и перевёл дух. Рядом стояли Тиум и Маэрим, последняя держала в руках стакан сока и один из магических браслетов. Сок я медленно выпил маленькими глотками и поставил стакан на стол. Тиум немедленно забрал его и отдал кому-то из стражников, ворча о недопустимом использовании магического стола. Маэрим протянула мне браслет и спросила:

– «Можно я возьму его, это будет твой подарок».

Взяв браслет в руку, я очистил его остатков чужой магии и наложил лёгонькое заклинание хорошего самочувствия. После этого надел браслет на руку Маэрим.

– «Благодарю» – сказала она и, наклонившись, поцеловала меня в губы.

– «Защита ещё не восстановлена, надо продолжить» – потребовал Тиум, то ли у меня, то ли у Маэрим. В комнате остались только они, два стражника и офицер, не считая двух уборщиков, отмывавших пол от крови. Собравшись, я довольно быстро починил оставшиеся две магические линии и подключил их к источнику под донжоном. Этот статус мысленно был присвоен башне, которая была заметно шире остальных и примыкала к стене изнутри. Почувствовав сильное истощение, я мысленно осмотрелся и обнаружил остатки аур убитых магов, содержащих немало энергии. Для восстановления впитал эту энергию и почувствовал приток сил. Окно портала ещё висело по ту сторону стола. Активировав его, я опять увидел всё ещё горящую башню и людей вокруг неё. Сканирование этой части двора показало, что магов здесь нет, а вокруг башни много остатков аур погибших магов, содержащих немало свободной энергии. Протянуть к ней канал через портал оказалось так же просто, как и внутри комнаты. Впрочем вчера нечто похожее уже проделывалось. Эта энергия быстро переполнила меня, пришлось опять поделиться с Тиумом, но и он вскоре наполнился. Тут мне напомнили о себе камни, взятые у атамана разбойников. Они буквально начали прыгать в сумке и мне пришлось их вытащить и положить на стол. Продолжив качать энергию я направил её в камни.

– «Это аккумуляторы» – сказал Тиум, «они могут накопить её много».

– «Интересно, а у убитого мною мага были камни, артефакты и что-нибудь интересное?» Мой взгляд упёрся в Маэрим.

– «Да» – потупив взгляд, сказала она, «мы немедленно всё вернём тебе».

– «Надеюсь», – заряженные камни были уложены обратно в сумку.

– «Тебе нужна специальная сумка мага» – сказал Тиум, в замке они есть.

– «Я сама тебе сошью такую сумку» – вдруг сказала Маэрим, «я видела их рисунки».

– «Нет уж» – возразил я, «пусть шьют профессионалы. А я посмотрю уже готовые сумки и может быть что-нибудь выберу».

Тиум, глянув в окно портала, встревожился – «скорее закрывай его, появились вражеские маги».

В окне виднелась догорающая башня – огонь вырывался уже из нижних окон и дверей, а по периметру ходило несколько человек, сканировавших всё вокруг. Жезл, наведенный на окно, быстро уменьшил его, потом закрыл, а потом превратил в рамку, улёгшуюся мне на стол.

Взяв эту рамку, я подошёл к столу, на котором были трофейные амулеты. Прежде всего пистолет – патрон из ствола в магазин, из сумки дополнить магазин и на предохранитель. Потом захваченные сегодня жезлы – так энергии мало, заклинания пустяковые, только два приличных, запомним и в моём жезле.

– «Покажи-ка мне свой жезл» – сказал вдруг Тиум, внимательно осматривая его в моих руках. Хотя он к жезлу и не притрагивался, последнему его внимание не нравилось.

– «Этот жезл принадлежал одному довольно сильному магу» – продолжил Тиум, «интересно как он попал к этому мальчишке, магу которого ты убил».

– «Откуда я это могу знать» – подумал я и понял, что знаю: «убитый маг был учеником, который украл этот жезл у своего учителя и сумел частично перестроить его под себя, но полностью овладеть им не смог», всё это мне рассказал жезл. Осмотрев остальные амулеты, я решил, что они мне не нужны/

Тут в комнате Мага появились две женщины, принёсшие 6 небольших сумочек со множеством кармашков и связку нашей ремешков. Отобрав две из них, смахнул в одну все трофейные амулета, а в другую стал перекладывать всё из своей сумки. Для камней-аккумуляторов Тиум мне указал кармашки в рукавах куртки-рубашки, а в амулет Щит, снятый с главаря банды, был просунут новый ремешок, и он повис на моей шее. Сумка с трофейными амулетами была отдана Маэрим, мои сумки висели на моём плече и все покинули комнату Мага. Я наложит запретительные заклинания на комнату и двери и мы вернулись к барону. В его комнате опять собралась та же компания, и все смотрели на меня. Но слово взял барон:

– «Мы все благодарны его магичеству, благородному сеньору Лекесу Ла-Фер» – барон слегка наклонил ко мне голову, «защита замка восстановлена и непосредственная угроза нам не грозит. Но что благородный сеньор предлагает нам делать далее?»

– «Пообедать!» – есть хотелось сильно, хотя и не так, как вчера, когда меня просто мутило от голода.

– «Разумеется, обед сейчас подадут» – на лице барона не дрогнула ни одна жилка, «но меня интересуют планы его магичества (молодец, сумел ответить на мою хамоватую шутку – вот это аристократ)».

– «После обеда и короткого отдыха предлагаю поехать на охоту в дальний лес и заглянуть в соседнюю с лесом деревню» – сказав это, я посмотрел на Бауэра, предполагая что он является и руководителем охоты по совместительству, в чём оказался прав.

– «Сегодня???» – ему в рот можно было засунуть ворону, что очень хотелось сделать.

– «Противник не ожидал, что я разрушу его планы, пресеку атаку на замок на корню и создам полноценную защиту замка» – я намеренно выделил «Я», заявляя тем самым, что это только моя заслуга. И также намеренно сказал «противник», а не «враг».

– «И в чём же заключается твоё отражение атаки на замок?» – Бауэр просто не мог мне поверить.

– «Противник был уже готов к атаке замке и в течение нескольких часов она бы последовала. Я сжёг башню Мага и убил нескольких магов, в том числе телепортистов. Вокруг замка 15-тикилометровое кольцо безопасности».

– «И из какого же замка должна была последовать атака?» – Бауэр не мог остановиться и признать, что какой-то новоявленный маг смог отразить атаку, не используя воинов.

– «Из замка Тарин-Кифов» – ответил Тиум, «я сам видел сгоревшую башню и отряд воинов, готовый атаковать через портал. Трёх убитых Лекесом магов ты должен был видеть сам».

– «Лекес разрушил портал и искалечил телепортиста, после чего отряд возвратился в казармы» – Тиум явно дожал Бауэра.

– «Интересно, какие взаимоотношения внутри этой компании» – пока Тиум отвечал, я успел обнюхать всех, никто из них не подсыпал нам наркотик правды. Разумеется, этот кто-то мог приказать подсыпать кому-то из слуг.

– «До ближайшего подходящего места охота достаточно сильному отряду требуется три дня, хотя бы день охоты и три дня назад. За это время враг успеет подвести войска без порталов и взять замок, оставшийся без защитников.» – Бауэр из принципа пытался возражать.

– «Какова численность гарнизона замка?» – я специально использовал жёсткий военный жаргон. Бауэр замялся и мне ответил барон – «свыше 60 человек».

– «Порталом требуется меньше часа туда и столько же обратно, день на охоту и завтра мы уже вернёмся. Отряд потребуется в 25-30 человек, оставшиеся должны легко отразить набег небольшой банды» – меня понесло, почему-то захотелось обязательно настоять на своём, а численность отряда определилась из простого рассуждения; «если Маэрим вывела в засаду против бандитов 25 человек, значит посчитала, что этого хватит, а она должна в подобных игрищах разбираться. А охота не должна быть опаснее засады, тем более, что противник не может знать место нашей вылазки». Бауэр сдался – «отряд будет готов через два часа».

– «Мы с Лекесом будем обедать у меня» – очень твёрдо сказал Тиум.

– «Понятно, он беспокоится за Жаин» – подумал я и пристально посмотрел Маэрим.

Она меня поняла – «всё взятое у убитого тобою мага я сейчас принесу в комнату Тиума» и добавила, обращаясь к нему – «надеюсь ты не возражаешь, если я пообедаю у тебя?»

– «Мы с радостью пообедаем вместе с тобою, благородная донья» – а разве что-нибудь другое он мог ответить? Я вытащил рамку для портала, но Тиум меня остановил:

– «Уйдём из коридора».

Мы вышли в коридор и я начал наводить рамку портала на свои (ха-ха, уже почему-то свои!) комнаты. Заклинаний портала я, к сожалению, не запомнил – они были слишком сложными и действовал жезлом. Шаг и мы в моей гостиной.

– «Удобная вещь портал. Я бы конечно без труда добежал бы до моих комнат, но Тиуму это далось бы нелегко» – по привычке просканировав всё вокруг, я обнаружил, что за дверью меня уже давно ждут три женщины с моими выстиранными и вычищенными вещами. Пришлось выйти к ним, потом открыть в одной из дверей дверцу как в секретере, и переслать все вещи в гостиную. Вернувшись, я поцеловал выспавшуюся Жаин, переобулся в кроссовки – сапоги мне уже немного намяли ноги, то ли дело старая разношенная обувка. Потом взял свою куртку и стал настраивать портал на квартиру Тиума. В гостиной у него уже хозяйничала челядь, накрывая на стол.

– «Если мы с Жаин выйдем из спальни, то Маэрим взбесится окончательно» – поэтому мы прошли к Тиуму в кабинет. Там я спросил его:

– «Чтобы ты посоветовал попросить у барона за работу?»

– «У барона есть амулет телепортации, позволяющий попадать в другие миры, учебник по магии и амулет невидимости. Советую амулет телепортации – ведь тебе надо вернуться к себе, надеюсь, что не надолго». Тиум залез в шкаф и достал пояс с подтяжками.

– «Одень прямо на тело» – сняв рубашку и майку, я натянул на себя эту конструкцию. Пояс и подтяжки были сделаны из какого-то эластичного материала, который плотно обтягивал тело, но не обжимал. На груди подтяжки были соединены перетяжкой. Тиум дотронулся до пояса и он открылся. Пояс состоял из двух параллельных полос, разделённых на множество кармашков и поверху закреплявшийся чем-то вроде липучки, от которой магически слегка фонило.

– «Переложи туда камни» – я послушался.

Один камень я положил в пояс около пупка, другой в перетяжку на груди справа, а самый маленький отдал Тиуму.

Мы вышли из кабинета в гостиную. Слуги уже накрыли на стол и ушли. Там была только совсем запыхавшаяся Маэрим, выкладывающая на столик мага всякие штуки. Но мне хотелось есть и мы уселись за обеденный стол и начали есть. Маэрим всё время кидала на Жаин то торжествующие то тревожные взгляда, Жаин слегка улыбалась будто бы ничего не замечая, а мы с Тиумом ЕЛИ. Судя по всему он прилично оголодал, а что говорить обо мне – магическая энергия не заменяет пищу телесную.

Поев я подошёл к столику. На нём была какая-то книга в кожаном переплёте и с застёжкой. Отстегнув застёжку и открыв её, я увидел незнакомые буквы – читать меня пока что никто не научил. Поэтому я закрыл и застегнул книжку и положил в свою сумку. Ещё там было пять перстней, нашейная подвеска, браслет, камень, нож и кошелёк. В одном из перстней были интересные заклинания, а другой был просто красив – я одел их на указательные пальцы. Браслет и подвеска ничего стоящего не содержали. Камень был энергетически пустой, я положил его в сумку, вместе с кошельком мага. В последний я переложил деньги из кошелька главаря, который был всё-таки меньше. Потом взял свою старую куртку и положил в карман ножик мага. Маэрим подошла ко мне вплотную – «у нас есть время полежать в постели».

– «С удовольствием, но давай после охоты, сейчас мне нужно помедитировать и настроиться. Вдруг кто-нибудь нападёт, а я отвлекусь и не успею защитить себя или тебя» – поймите я с удовольствием пересплю с Маэрим, но она принадлежит к тому типу женщин, что чуть зазеваешься и она сядет тебе на шею с спустит ножки. Поэтому её надо постоянно осаживать.

– «Предпочитаешь потрахаться с Жаин?» – она буквально зашипела.

– «У меня есть здесь комната для медитаций, а ты через час приходи и мы поедем на охоту» – помог мне Тиум.

– «Куда тебя отправить?» – обратился я к Маэрим, открывая перед ней портал.

Направо, налево, а теперь дальше – Маэрим быстро указало мне на свою комнату и через открывшееся окно ушла.

– «Она явно что-то задумала» – было понятно, что с Маэрим придётся переспать и не один раз, иначе она не отступится. Как говоримся – с удовольствием, но после охоты и на моих условиях.

– «Жаин, набери себе еды, мы можем пробыть на охоте несколько дней, и побыстрее» – Тиум, после ухода Маэрим, начал командовать – «а тебя я попрошу открыть портал к себе в комнату, Маэрим может вернуться в любую секунду, как только придумает предлог».

– «А что моя квартира защищена лучше твоей» – окно уже открылось в мою спальню.

– «Как будто не знаешь сам – дракон не ворвётся» – Тиум поторапливал Жаин, которая набрала на столик на колёсиках почти половину блюд, и покатила его в портал.

– «А что, здесь есть драконы?» – я с усилием вспоминал, как я единственный раз спал у себя. Мне снилось, что-то крайне неприятное, и защищаясь, я накручивал вокруг нить за нитью. В магическом зрении вокруг моей квартиры был целый клубок разноцветных, но очень бледных, даже прозрачных нитей, «да-а, это помощнее, чем защита замка. Естественно, для себя родного старался».

Тиум выпихнул Жаин в мою квартиру, кажется она всё-таки надеялась, что я уйду вместе с нею, и нервно и резко сказал – «да, здесь есть драконы, и есть Маэрим, которая уже поднимается по лестнице. Пойдём в мою комнату мага».

Мы перешли в восьмиугольную комнату на полу и стенах которой были нарисованы пентаграммы, руны и что-то магическое. В середине комнаты лежал толстый ковёр, а в стене напротив была ниша, в которой на небольшом возвышении стояло металлической блюдо, из которого вверх бил столб пламени. Сняв кроссовки и оставив их у двери я подошёл к ковру, переложил маленькую подушку в изголовье и лёг, глядя на пламя. На меня сразу нахлынул поток образов:

– я видел Жаин, укладывающую продукты в шкаф, похожий на холодильник;

– видел Маэрим, почти оттолкнувшую Тиума, открывшего ей дверь, и бегущую(!) к комнате мага, то есть ко мне;

– видел Бауэра, собиравшего отряд на вымощенном плитами дворике у ворот;

– видел какого-то крупного человека, беззвучно орущего что-то на окружающих у сгоревшей и рухнувшей башни;

Но тут поток воздуха прервался и на меня подуло прохладой – Маэрим открыла дверь и остановилась на пороге. Подошедший Тиум отвёл её от двери и закрыл её. Опять хлынул поток образов, но теперь они были несколько абстрактными. Часть потока сама собой откладывалась в голове. Ощущение времени совершенно пропало и когда Тиум вдруг сказал: – «Пора подниматься, охотники ждут», я сильно удивился – мне казалось, что Тиум только что закрыл дверь в комнату. После медитации моё тело чувствовало себя прекрасно, но голова была тяжёлой и чем-то набитой. Обувшись я подошёл к обеденному столу, достал и разобрал пистолет, вычистил его и снова собрал.

– «Сначала оружие, а потом я? – с деланным возмущением сказала Маэрим.

Пришлось обнять её и заметить: – «От оружия может зависеть жизнь и не только моя».

– «Да понимаю я всё, но обидно» – Маэрим погладила меня по щеке и отошла.

Накинув куртку, мы начали спускаться – после медитации тело немного затекло. Отряд уже ждал нас. Он состоял из 8 конных рыцарей в броне, 4 конных лучников, 4 арбалетчика, 12 пехотинцев тоже в броне, Бауэра и Дмитрия. Броня представляла собой кольчугу и надетые поверху зерцала, у рыцарей были ещё наручи и поножи. Рыцари и пехотинцы были вооружены недлинными копьями, мечами и кинжалами, Дмитрий держал в руках здоровенную двустволку. Всадники держали коней в поводу, стоя рядом на земле, а трое коноводов держали лошадей для нас.

– «Отряд готов» – то ли доложил, то ли упрекнул Бауэр.

Выйдя перед отрядом, я включил рамку и, пользуясь указаниями Маэрим, подвёл окно портала к деревне, где как раз какая-то банда захватывала крестьянское стадо.

Глава 4. На охоте

Воскресенье, день

Окно портала распахнулось до размера ворот и рыцари по двое ринулись на бандитов. За ними проскакали лучники, потом пробежали арбалетчики с пехотинцами, и последними проехали мы. Закрывая за собой портал, подумал: – «броня должна быть достаточно лёгкой, раз они так шустро бегают». Рыцари – так я называю всадников в броне, уже подскочили к пешим бандитам, которые бросили оружие и легли на землю. Трое конных бандитов попробовали удрать, но их догнали наши конные лучники и довольно точно выпустили в них стрелы. Двое были ранены и поторопились упасть на землю с коней, пока не получили по второй стреле. Третий же, видимо атаман банды, подняв над головой зажатый в руке амулет, что-то закричал и выпущенные в него две стрелы отвернули и впились в землю далеко в стороне. Это был довольно молодой парень и убивать его не хотелось, поэтому я сформировал вместо гантели мешок, и ударив им сбоку вышиб атамана из седла. Уже в полёте он грамотно сгруппировался и упал на руки, но убегать не стал, оказавшись под прицелом двух луков. Бандиты не пытались сопротивляться и воины спокойно их связывали. Я подъехал к лошади атамана, взглядом нашёл на земле амулет и магическим жгутом поднял его и взял в руку. И по внешнему виду и по вписанным в него заклинаниям он был очень похож на амулет, снятый мною с главаря. Ко мне подъехал Тиум и я с удовольствием начал задавать ему вопросы:

– «А почему бандиты почти не сопротивлялись?»

– «Без мага сопротивление боевому отряду бессмысленно, их бы тогда просто перебили. Тем более, что отряд с магом. К тому же это просто крестьяне, потерявшие землю, и в банду они подались от безысходности. Теперь их конечно накажут, но зато дадут землю или какую-нибудь работу.»

– «А почему у атамана такой же защитный амулет, что был и у главаря вчерашней банды?»

– «Потому!» – и он шепнул мне на ухо: «некоторые вопросы нельзя задавать».

– «А почему у крестьян нет ни луков, ни копий, а только топоры? Тогда бы они могли защищать себя от бандитов и зверей сами» – на картофельном поле резвилось десятка три диких свиней.

– «Потому!» – Тиум укоризненно посмотрел на меня как на умственно отсталого, «заткнись!» – говорил его взгляд.

Крестьяне загоняли стадо в деревню через ворота в ограде, воину погнали связанных бандитов следом за стадом, Маэрим о чём-то договаривалась со старостой.

В воздухе вдруг потемнело, на меня дохнуло опасностью и я заорал: – «Отходи!».

Воины быстро разбежались, а на том месте где был амулет, возникла чёрная вращающаяся воронка и из неё вывалилось чудовище.

– «Гранату» – тихо сказал Дмитрию, оказавшемуся рядом, «заряжай ружьё жаканом».

Воронка уже начинала схлопываться. Я резко вырвал чеку, прижал рычаг магическим жгутом и вбросил эфку в воронку, где её тут же затянуло.

– «Подарочек с доставкой на дом, интересно кто его получит?»

Чудовище уже очухалось от телепортации, увидело людей и заревело. От него веяло седой древностью. Это была зверюга метров 6 длиной, на коротких широких лапах с длинными когтями и длинной зубастой пастью. Её плотное объёмное тело было покрыто длинной свалявшейся шерстью и, самое интересное, окружено магическим защитным полем.

– «Не спеши» – сказал я Дмитрию, уже вскинувшему ружьё. Трёхпудовая магическая гантель ударила чудовище в морду, оно заревело и, как я и рассчитывал, встало на задние лапы. На шее у него болтался защитный амулет.

– «Это уже третий» – я вдруг понял его структуру и вложенные заклинания, и включил самоуничтожение. Амулет вспыхнул, зверюга заревела от боли, защитное поле исчезло и Дмитрий выстрелил. Один ствол он перезарядил жаканом, а в другом оставил картечь. Шерсть остановило и жакан и картечь и выпущенные арбалетные болты. Но она не могла остановить пламя от сгорающего амулета, которое обнажило у зверюги грудь и брюхо. Снова грохот выстрела дуплетом, пуля и картечь впиваются в беззащитное тело, а следом туда же вонзаются арбалетные болты. Чудовище ревёт, но это всё для него не смертельно. Мой магический клинок, вырвавшийся из жезла, рассекает его от паха до горла, а магическая ледяная стрела разрывает обнажившееся сердце. Всё кончено и я быстро снимаю с шеи защитный амулет, заворачиваю в специальную негорючую тряпку и прячу в сумку: – «если я смог приказать этому амулету самоуничтожиться, то тот гад, что снабдил ими атамана и чудовище, может это сделать ещё легче».

Крестьяне осторожно подошли к чудовищу и начали сдирать с него шкуру. Пока шла эта схватка, кабаны на поле нисколько не испугались, а только залегли между грядок. Теперь они снова начали выкапывать и пожирать картошку. Это были огромные здоровые звери. Позже мне сказали, что некоторые хряки весят свыше тонны, а самки до 800 кг. Они довольно агрессивны и нападают всем стадом, поэтому охотится на них с арбалетами и копьями чрезвычайно опасно. Для гарантированного успеха без жертв нужно не меньше десятка стрелков с ружьями или … маг. Ударив цепной молнией, я свалил большую часть стада. Только маленькая семья – два самца среднего свиного возраста, пять самок и молодняк до двух лет, которые паслись в дальнем углу ближе к лесу были намеренно лишь слегка зацеплены. Они резво рванули к лесу, испугавшись магии: «оставим их на расплод» – я занялся остальным стадом, оглушил каждого взрослого «воздушным мешком» и накинул «путы». Убивали их арбалетчики, а разделывали подошедшие крестьяне. Часть туш они утаскивали к себе в деревню, но большую часть сложили на краю поля. Пехотинцы помогали заваливать туши на телеги, на которых их отвозили к месту складирования. Рыцари и я внимательно наблюдали за окрестностями, постоянно ожидая атаки. Туда же крестьяне подвезли туши домашнего скота и битой птицы, а также мешки зерном, овощами, кожами и шерстью.

– «Богатое хозяйство и грабят его основательно» – подумал я, глядя на горы мешков и туш, «тут десяток КамАЗов потребуется, чтобы вывести.» Но это оказался не грабёж, а хорошо организованный обмен. Не без перекоса в пользу замка, но обмен.

Ко мне подъехала Маэрим, осматривавшая привезённое крестьянами и диктовавшая пехотинцу-писцу. – «открывай портал на склад». Она помогла мне нацелить окно от места временного складирования до специальной площадки под землёй, за края которой портал и зацепился.

– «Выпрями его» – потребовала она, что и было сделано.

Хочу пояснить, что портал – это не труба, а просто два окна, связанных через другое пространство. Это пространство пытается собираться складками, поэтому в зоне портала его надо натягивать. По крайней мере одно окно портала надо фиксировать, иначе окна пытаются «плыть». Поэтому делаются специальные площадки и проёмы, края которых отделывают специально, чтобы окно портала зацепилось за эту окантовку и зафиксировалось. В открытый мною портал из замка вставили желоб, по которому начали спускать туши и мешки. На погрузочных работах были крестьяне, пехотинцы и несколько бандитов. Когда на площадке в замке накапливалась достаточная горка, Маэрим командовала: «стой», в желоб прекращали кидать туши и мешки – их кидали поочерёдно, а я открывал рядом с нижним окном боковые. Последними в желоб спустили связанных бандитов. Причём спустили их на мешки с кожами, чтобы чего-нибудь себе не сломали. потом вынули желоб и Маэрим скомандовала: – «Прикрывай окно и поворачивай его влево и вверх».

– «Слушаю и повинуюсь» – мне захотелось схулиганить. Маэрим меня поняла и улыбнулась, но до большинства окружающих не дошло и они очень удивились. С её помощью я перенацелил окно портала на вертикальный проём вверху, где оно и закрепилось. Нижнее окно подвесил в полуметре над землёй. Из замка вставили желоб, и по нему посыпались кипы тканей и ящики. Некоторые ящики звенели, похоже в них были бутылки, а другие гремели металлом. Крестьяне подскакивали к окну, хватали груз, иногда на лету, и оттаскивали в сторону. Слава Богу, что грузчики в замке чередовали один ящик, две кипы – пару в раз в разгружающих попало кипой с тканью и сбило с ног. Народу на разгрузке было полно и упавших тут же оттащили в сторону. Пехотинцы на этот раз в разгрузке не участвовали, а выстроились вместе с остальными вокруг площадки и следили за всем как вокруг, так и внутри. В этом дозоре из отряда не участвовали только я и Маэрим, что позволило мне разглядеть высокую деревянную стену и широкие в две подводы ворота. Когда разгрузка закончилась, большая часть ящиков и кип уже была отвезена в деревню. Оставшиеся были быстро погружены на телеги. Все очень спешили. Я настроил окно на площадку, с которой мы пришли, и отряд в обратном порядке запрыгивал в портал. Крестьяне успели загнать телеги в деревню и запереть ворота быстрее воинов. Я ушёл последним за Маэрим и сумел кого-то сбить. Но это было в порядке вещей, мне и сбитому арбалетчику помогли подняться и я запер портал и убрал рамку в сумку.

– «Успели!» – в один голос прокричали Маэрим и Тиум.

– «Ну и что тут такого?» – не понял я. Втроём с Бауэром, перебивая друг друга, мне объяснили:

– что напав на банду, мы показали себя;

– что мы очень долго охотились и перегружались;

– что враг всегда готов к нападению и 5-6 магов вполне достаточно на наш отряд, даже вместе со мной. В общем почему на нас не напали совершенно не понятно, но это хорошо.

Маэрим убежала на склад, проверять как разместили полученное, А Бауэр спросил:

– «Надеюсь на сегодня всё?»

– «Конечно нет!» – я посмотрел на часы на мобильнике, «сейчас 5 часов времени, мы успеем сделать ещё одну небольшую вылазку».

– «Люди устали, я отпустил участвовавших в охоте отдыхать».

– «Я тоже устал!» – я решил опять настоять на своём, «в замке 30 с лишним воинов, которые отдыхали, мне нужно 10-12 всадников, из них половина стрелков».

– «На когда готовить отряд?» – Бауэр уже не пытался возражать.

– «На половину седьмого. Ты можешь отдыхать, а Дмитрий и Тиум мне нужны».

Мы пошли в башню Тиума и поднялись ко мне. Я заглянул в спальню – Жаин спала и я вернулся в гостиную.

– «Ты что ещё задумал?» – спросил меня Тиум.

– «Я считал образ окрестностей пещеры, где главарь предыдущей банды хранит свои сокровища».

– «Где эта пещера примерно известно, но что бы войти в неё нужен ключ».

– «Я догадываюсь, что является ключом».

– «Это другое дело, но зачем тебе эти сокровища, вряд ли там найдётся что-нибудь действительно ценное».

– «Во-первых может найтись. Во-вторых не думаю, что замок настолько богат, что награбленное в хозяйстве не пригодится. И в-третьих очень важно, чтобы награбленное не попало к преемникам бандитов, уж они-то найдут ему применение».

– «Ты прав, но тебе необходимо отдохнуть. Это будет третий боевой выход за сегодня».

– «Сейчас поднимемся к тебе, пообедаем и я помедитирую».

– «Тогда ставь портал, времени мало и надо спешить».

Мы поднялись к Тиуму в гостиную, где уже накрывали стол. Не дожидаясь пока они закончат, я взял блюдо с жареным мясом и начал есть. Тиум последовал моему примеру. Только мы покончили с эти блюдом, появилась Маэрим.

– «Бауэр сказал, что ты велел подготовить ещё отряд?»

– «Да, есть местечко, которое надо ограбить».

– «Нам только грабить не хватало, и без того полно проблем».

– «Вот проблему с очередной бандой я и хочу решить».

Маэрим повернулась к Тиуму и он объяснил ей мою идею. Я же закончив обедо-ужин, попросил его отвести меня в комнату для медитаций. Маэрим сказала, что пообедает здесь а потом ляжет спать в спальне у Тиума. Мы все были в охотничьих костюмах и обуви, так что переодеваться нам не требовалось. По дороге я спросил Тиума, а где он будет спать:

– «У меня здесь три спальни, у тебя впрочем тоже, как и у Дмитрия и у Бауэра. А у барона их пять».

– «Интересно, а сколько у Маэрим? – но спрашивать я не стал, а только подумал: – «и на хрена столько? Ладно, может быть и пригодятся».

Мы подошли к комнате для медитаций, где я повесил куртку на вешалку и кроссовки у ковра и лёг, сразу погрузившись в поток образов. В основном это были руны, знакомые и незнакомые символы, иероглифы и пиктограммы. Разбудила меня Маэрим, она открыла дверь и сказала: – «Пора, отряд собран». Минута, чтобы обуться, одеться, поставить портал и мы втроём на той же площадке. Я достал рамку и мы довольно быстро нашли вход в пещеру и удобную площадку для высадки неподалёку. Тиум извинился, сказав что он очень устал и с нами не поедет:

– «Удачи» – сказал он мне, «она тебе очень понадобится». Тут к нам подошёл барон. Он держал в руках два клинка в ножнах.

– «Благодарю всех за успешную охоту, а тебя» – он обратился ко мне, «хочу наградить этими клинками, которые долго служили мне верой и правдой».

Он протянул мне клинки, я повесил их на пояс и вынул из ножен. Более длинный был похож на японскую катану, имел лезвие длиной примерно 60 см и был довольно лёгким. Другой был дагой или рапирой с лезвием около 40 см и предназначался для защиты и нанесения уколов. Убрав дагу в ножны, я поцеловал лезвие катаны и поблагодарил барона. Он с удовольствием принял мою благодарность и сказал, что эти клинки просто знак внимания, а награду я получу по возвращении. Я спросил шёпотом Маэрим:

– «Это ты что ли та награда, которую я получу по возвращении?»

Она рассмеялась и поцеловала меня. Барон тоже понял мой вопрос и улыбнулся. Открыв портал, я перебросил отряд на площадку, с которой по узкой, но вполне проходимой тропинке мы спустились к пещере. Перед входом висела густая пелена, соваться в которую не хотелось. Я жезлом создал нужный знак, подвесил его перед входом и закрутил по часовой стрелке. Пелена начала закручиваться вместе со знаком и вскоре исчезла. Вход в пещеру был достаточен, чтобы всадники по одному могли в неё въехать. В пещере у стен было навалено немало барахла, но для нас всех было вполне достаточно места. Мы въехали в пещеру и я поторопился перекрыть вход несколькими щитами – ощущалась сильная тревога. За щитами я выстроил четырёх спешенных рыцарей, а за ними в два ряда стрелков. Маэрим с остальными воинами я отправил разбираться с барахлом. У входа в пещеру раздался шум и появился вражеский отряд. Видимо он поднимался к пещере снизу. Мы его опередили на несколько минут.

– «Не стрелять!» – закричал я Дмитрию, лучникам и арбалетчикам. Одна стрела всё-таки сорвалась с тетивы и доблестно сгорела в щитах. Нам в ответ выдали полтора десятка стрел и болтов, которые тоже сгорели. Ко мне подошла Маэрим и тихо почти беззвучно сказала:

– «Похоже мы влипли. Выйти нам не дадут, а портал из этой пещеры не построишь». Я был почему-то уверен, что всё закончится благополучно:

– «Всё будет тип-топ, прорвёмся. Но времени будет мало, надо всё барахло подготовить. Им ничего не должно достаться».

Маэрим вернулась вглубь пещеры, где четверо воинов разбирали и паковали имущество, а я с Дмитрием прошли рыцарей и подошли к щитам. Двоим рыцарям я приказал встать справа и слева от нас, а двоих отправил к Маэрим. Щиты получились на загляденье – толстые, многофункциональные и самоподпитывающиеся. К сожалению, враги это всё видели и не пытались пройти к нам. Они кричали, корчили рожи и всячески кривлялись. Их мага я не видел, но чувствовал им творимую им непонятную магию. Он стоял сбоку от тропы и между нами была толстая каменная стена. Вдруг раздались совершенно невыносимые вопли:

– «Интересно, что с ними случилось, ведь так они глотки себе надорвут?»

Сбоку, оттуда где стоял маг выплыл и повис над тропой чёрный треугольник со стороной около метра и толщиной 20 см. По краям его колыхалась бахрома. Рыцарь, стоявший слева от меня побледнел и испуганно прошептал:

– «Чёрная смерть, треугольник Ол-Бейди, это конец». Надо было отдать ему должное, он продолжал стоять, сжимая в руках меч и собираясь сражаться, хотя и считал это безнадёжным.

– «Не дрейфить» – я попытался успокоить своих спутников, «сейчас эта дрянь сожрёт наших врагов, а потом мы её уконтрапунктим!». Понятия не имею откуда я взял это совершенно непроизносимое для местных слово, но оно их почему-то успокоило. Тварь вдруг ринулась на нас, но ударилась о щиты и получила хороший разряд. Я, прочувствовав её уязвимые точки, послал в них по паре сильных разрядов. Тварь завизжала и кинулась на наших врагов. Справа и слева от тропы были колючие кусты, а дальше крутые склоны. Мечи, копья и стрелы проходили сквозь тварь не нанося ей заметных повреждений. Она же касалась человека нитями бахромы и он умирал. Ни доспехи, ни магические щиты – ничего не спасало. Лишь один их воинов сумел ударить мечом строго в вершину треугольника и нанести твари болезненную рану. Но в следующий момент она чуть сдвинулась и накрыла его. Воин упал на землю изломанной куклой.

– «Что будем делать? – спросил меня Дмитрий.

– «Ждать, пока она всех их не убьёт».

– «А потом?»

– «А потом я выйду и убью её» – как эту тварь можно убить я не представлял, но был уверен, что у меня это получится.

Тут на тропу сзади твари выскочил их маг. Подошедшая сзади ко мне Маэрим тихо ахнула:

– «Помощник бейлифа, младший».

Тварь уже развернулась к призвавшему её магу. Он поднял руки и две толстые молнии прошили её и были поглощены щитами. Тварь охватила мага и тут же отскочила – какой-то амулет больно укусил её. Но магу этого короткого касания хватило, он уже лежал на тропе мёртвый. Любопытно, что всю эту схватку я прекрасно воспринимал ощущения твари, особенно когда ей было больно. Удар магическими молниями для неё был просто щекоткой.

Я вытащил левой рукой катану барона, а правой – свой нож и вкачал в них магический заряд. Я уже знал, что мне делать: у твари спереди были три полосы, видимые только магически, и их надо было разрезать. Все враги были мертвы, оставалась только она. Просочившись сквозь щиты, длинным шагом я подскочил к твари, которая только развернулась, и всадил катану в верхнюю полосу. Магический заряд стёк с катаны, разрушая структуру твари. Нож разрезал вторую полосу, что причинило твари жуткую боль. Она дёрнулась назад, но катана её не пустила. Если бы тот воин, что прорезал ей нижнюю полосу, был бы самую малость магом, тварь бы от него отскочила и он бы остался жив, но он погиб. Я же резанув по нижней полосе, выпустил оставшийся магический заряд, который убил тварь. Мёртвое тело твари опустилось на тропу и начало разрушаться. Вернув катану в ножны и стараясь не задеть бахрому, я срезал ножом хохолок с верхней передней части твари – снял своеобразный скальп, который положил в специальный пакет и засунул в сумку. Потом я повернул щиты, чтобы мои спутники могли выходить из пещеры и входить в неё, и подошёл к помощнику бейлифа, один из его камней буквально звал меня.

Это был серовато-синеватый кристалл с розоватыми разводами внутри. Одна его сторона была плоской, а другая была выпуклой полусферой с огранкой. Плоской стороной он был прикреплён к серебряной пластине, которая в свою очередь была пришита к майке из плотного материала. Я взял камень пальцами и он буквально соскочил с пластины и прижался к ладони. Камень напоминал маленького щенка, который потерялся и вдруг случайно столкнулся со своим хозяином. Как и такой щенок, камень излучал море радости, только в отличие от последнего, не пытался лизнуть меня в нос.

– «Камень бейлифа, то есть его младшего помощника» – сказала подошедшая Маэрим, «интересно, обычно они в руки не даются – кусаются, иногда смертельно. Всё у тебя не так как у людей.» – она облегчённо улыбалась. Эти минуты, когда мы были заперты в пещере, а снаружи бесновались сначала враги, а потом тварь – дались моим спутникам нелегко. Камень я положил в карман нательного пояса, точнее в середину нагрудной перетяжки, где ему стало уютно, как дома. Во всяком случае импульсы удовольствия я от него получил. Камень был набит самыми разными заклинаниями и мог содержать весьма много энергии, но был почти разряжен. Я опять взглянул на младшего помощника бейлифа. На его правой щеке виднелась свежая царапина. Бывший его, а теперь мой камень показал, что именно этот парень спустил на нас порталом чудовище и получил взамен гранату, от которой успел выскочить за дверь, но один осколок его догнал.

– «Жезл, камни, перстень и этот камень – как только вернёмся надо ими заняться и разобраться, что в них понапихано. Нет, сегодня и завтра утром не получится» – Маэрим не даст, я нашёл её взглядом. Она с рыцарями вывозила из пещеры огромные тюки, которые складывались прямо на тропе.

– «И когда только успели упаковаться?» – я обвёл взглядом свой маленький отряд. Дмитрий и стрелки, выстроились вокруг нас, причём он сам с двумя лучниками стоял ниже меня по тропе. Луки, арбалеты и ружьё были готовы отразить атаку. Рыцари, используя всех лошадей отряда, вывозили из пещеры награбленное. Маэрим записывала что-то в блокнот.

– «Надо тоже заняться делом» – наклонившись к помощнику бейлифа, я начал собирать артефакты. Меня заинтересовали: перстень, браслет и какая-то штуковина из непонятного материала. Кроме этого, мною было приватизированы серебряная пластина, в которой был камень, поясная сумка и подвеска с 16 метательными ножами, всё остальное было высыпано в мешочек, который принесла Маэрим. Настроив портал на склад, и дождавшись, когда появится в окне конец желоба и рыцари начнут кидать туда тюки, я вошёл в пещеру.

– «Там уже ничего нет» – крикнула с наружи Маэрим.

– «Хочу сам убедиться в этом».

Прекрасно понимая, что как только последний тюк полетит в желоб, то Маэрим появится здесь, я напряг магическую чувствительность до предела. От этого появился нехороший шум в голове, но мне удалось засечь что-то под плоским камнем, почти плитой. Сдвинув её магией, я обнаружил металлическую шкатулку, опутанную в несколько слоёв заклинаниями от взлома. поспешая, я засунул шкатулку себе в сумку, куда она еле влезла. Едва плита успела вернуться на место, как в пещеру ворвалась Маэрим и внимательно всё осмотрела.

– «Слава Богу, что в пещере темно, а у неё нет магического зрения» – подумал я, «но может быть нужный амулет».

– «Ну что нашёл что-нибудь?»

– «Посуди сама, разве я признаюсь, что зря сюда возвращался, и тем более не признаюсь, если нашлось что-то безумно ценное, а безделушек здесь действительно не осталось, ты всё забрала».

– «Любишь ты пудрить мозги юным девушкам»

– «Просто обожаю. Надо поторопиться в замок, а то сюда заявится сам бейлиф».

– «Сам не заявится, а помощника прислать может, поторопимся» – с этими словами Маэрим выскочила из пещеры.

Подумав, что мне эта пещера ещё может пригодиться, я вернул щиты на место и сцепил их с камнями в единое целое, после чего с трудом проскользнул наружу. Восстановив и усилив предыдущую пелену, я сменил ключ и, наложив вторую пелену, имитирующую каменную стену, вернулся к отряду. Все ждали только меня. Закрыв выходное окно, я переместил портал на площадку и мы вернулись в замок. Перед уходом я активировал по обе стороны тропы 6 камней, чтобы видеть и слышать каждого, кто там появится.

Глава 5. Охота продолжается

Вечер воскресенья и ночь на понедельник

Мы вернулись в замок. Усталость и нервное переживание давали о себе знать – многих, прежде всего Маэрим, трясло. К тому же начать накрапывать, постепенно усиливаясь, холодный осенний дождь. Воинов отвели в стоящую рядом казарму, откуда доносились пьянящие запахи ужина. Мы же втроём пошли к барону. Конечно, по хорошему надо было бы зайти к себе, искупаться, переодеться, но уже было половина девятого вечера, а здесь это уже поздний вечер и откладывать разговор с бароном на завтра не хотелось. Как говорится: – «куй железо не отходя от кассы». Ставить портал я почему-то не хотел, поэтому мы втроём плелись под дождём через двор.

– «Надо было оставить лошадей и доскакать на них» – сказал я.

– «Надо было, не додумала» – согласилась Маэрим, «потом бы мальчики-коноводы отвели бы их обратно на конюшню».

Дмитрий многозначительно промолчал, а может быть он просто устал, чтобы что-нибудь говорить. Двор замка к нашему счастью был не такой уж и большой, а дом, куда мы ползли, был в середине. Одеты мы были по-походному, то есть в непромокаемых куртках с капюшонами и в хорошей обуви. Поэтому, когда мы подошли к дому, то ещё не промокли. Подошли мы с другого торца и войдя я с удивлением обнаружил … лифт! Кабина была просторной и лифтёр, что-то наколдовав на своём амулете, неспешно отправил её вверх.

– «Даже лифт у них магический!» – моё возмущение было наигранным, я основательно устал и не отказался бы от носильщиков со вчерашним креслом. А барон был очень стар и филиала фирмы ОТИС в этом мире не было. Поднявшись на третий этаж мы прошли перекрывающую коридор стенку – охраны теперь почти не было, лишь один мечник и один лучник.

– «Сколько воинов освободил вам я, восстановив защиту замка» – похвалил я себя, обращаясь к Маэрим.

– «Себя не похвалишь – кто тогда тебя похвалит?» – отозвалась она. За стенкой нас встретил офицер и проводил в другую комнату.

– «Главная приёмная!» – шепнула мне Маэрим. Она почему-то волновалась.

Мы вошли в просторную комнату, ярко освещённую светильниками. Это были не факелы, а нечто вроде ламп, наполненных приятным жёлтым естественным огнём. Какого-либо источника этого огня в них видно не было. В комнате было 12 кресел, из которых мы заняли 7 в том же порядке, что и утром.

– «Всего два дня – а сколько событий!» – я сильно устал, хотел есть, хотел …, Маэрим всё-таки сумела меня достать, но был в полном восторге.

– «Лекес легко открыл вход в сокровищницу, мы все вошли в неё и начали осматривать добычу» – начала Маэрим, «и тут на нас напали».

– «Надо было оставить охрану у входа» – скептически заметил Бауэр.

– «Зачем? Чтобы её тут же прихлопнули!» – возразил я.

– «Кто именно напал?» – прервал нашу дискуссию барон.

– «Мейон Тениорис-Киф, младший помощник бейлифа!» – гордо задрав носик, заявила Маэрим, «причём у нас потерь не было, а они все …». Последовал классический жест – большой палец вниз от сжатого кулака.

Барон и Бауэр оглядели нас и прежде всего меня с изрядной долей скепсиса. Наверное я посмотрел бы также, прочитав что-нибудь вроде: «афганский мальчик сбил американский реактивный самолёт из рогатки».

– «И как же вам удалось с ним справиться?» – барон знал, что Маэрим ни в коем случае не будет его обманывать, но поверить в подобное не мог.

Маэрим беспомощно посмотрела на барона, а потом с возмущением на меня. – «Ну объясни же всем как было дело, я тоже хочу знать» – говорил её взгляд

– «Когда мы подъехали к пещере и я открыл вход, то почувствовал приближающуюся большую опасность» – начал я. «Поэтому, приказав всем въехать в пещеру, я перекрыл вход щитами. Они подъехали и стали стрелять в нас из луков и арбалетов. Видя, что стрелы его воинов не могут пройти через мои щиты их маг призвал откуда-то тварь Ол-Бейди».

Что бы сделать паузу, я магически взял со стоявшего в нескольких шагах столика бокал с чем-то жёлтым. Проверил жидкость на отсутствие постороннего и сделав пару глотков. Я продолжал: – «Но эта тварь тоже не смогла проникнуть через мои щиты, а только обожгла себе носик. Тогда она накинулась на их отряд и уничтожила всех».

Я сделал еще глоток – пить мне не очень-то и хотелось, но надо было сделать паузу.

– «Я благодарю тебя, господин барон за этот клинок» – я положил руку на катану, «ею и ножом я смог убить тварь Ол-Бейди».

– «Я хотел бы осмотреть клинок» – после длинной паузы выдавил из себя барон.

Вынув катану из ножен и взяв её второй рукой около острия, я сделал несколько шагов и поднёс оружие барону.

Он провёл пальцами над лезвием, его рука несколько раз дёрнулась, и сказал: – «действительно этим клинком была убита тварь Ол-Бейди».

Я убрал катану в ножны, и решив обидеться, спросил: – «Ты не поверил моим словам?»

– «Как я мог не поверить словам благородного сеньора» – ответил барон, «но уже давно никому не удавалось сразить сколько-нибудь серьёзную тварь одним клинком. Для этого собирается отряд из двух десятков и более опытных, хорошо вооружённых охотников и многие из них погибают».

Я вернулся в своё кресло, сел, взял бокал с соком у Тиума и негромко проворчал – «не одним, а двумя клинками и магией».

Все меня хорошо услышали, но никто ничего не сказал, только барон слегка дёрнулся, но Маэрим накрыла ладонью его руку и он промолчал.

Тиум хотел что-то сказать в мою пользу, но увидев покачивания моего бокал, промолчал.

Слово взяла Маэрим: – «Лекес много полезного сделал для замка и заслуживает награды».

– «Что ты хочешь?» – спросил барон.

– «Рамку портала перехода между мирами» – скромно попросил я. Барон злобно посмотрел на Тиума и спросил меня:

– «Откуда ты знаешь об этой рамке?»

– « Маэрим бывала в моём мире, а она не маг» – мало ли откуда я это знаю, может мне сказали в ФСБ.

– «А может быть ты возьмёшь что-нибудь другое».

– «Мне надо побывать дома».

И барон и Маэрим хотели сказать мне что-то резкое, может быть даже оскорбительное, но вовремя удержались. Что-то подобное хотел сказать и Бауэр, но его остановил Дмитрий.

– «У меня остались дома незаконченные дела. Я хочу их завершить и вернуться» – я в упор посмотрел на барона.

– «Сколько тебе нужно для этого времени?» – он сдался.

– «От 3 до 14 дней. Зависит от обстоятельств».

– «Три дня это немного» – согласился барон. «14 дней мы тоже продержимся, но боюсь не дольше.»

– «Последнее – это крайний срок, рассчитываю обернуться быстрее».

– «Мы тоже на тебя рассчитываем.» – выдавил барон, «Маэрим принеси рамку. Все остальные свободны. Тиум задержись».

Канцлер, Бауэр и Дмитрий встали, поклонились хозяину, а потом мне и ушли. Маэрим тоже ушла, но вглубь хозяйских покоев. Мы с Тиумом остались сидеть в своих креслах, как и барон. Вернулась Маэрим и принесла с собой металлическую коробку, из которой достала куб с рёбрами в 30 см. Собственно он состоял из двенадцати рёбер сантиметровой толщины, а в гранях как бы были вырезаны круги диаметром почти до рёбер. Оставшаяся часть граней была закрыта чем-то тонким, может даже не вещественным. Я взял куб в руки, в нём что-то мигнуло и внутри я увидел Землю. Не глобус, а именно Землю как на фотографиях из космоса. Я попытался ещё присмотреться, куб мигнул и на меня стал наплывать быстро растущий Кавказ.

– «Это твой мир?» – спросил меня Тиум.

– «Да, мой» – я встал и наклонил голову, «благодарю господин барон».

– «Я уверен, что ты благородный человек и сдержишь своё слово» – в упор смотрел на меня.

Я положил куб в коробку, взял её под левую руку, а правую поднял ладонью на барона – «обещаю вернуться в указанный срок».

– «Когда собираешься отбыть в свой мир» – барон успокоился и просто любопытствовал.

– «Завтра вечером или послезавтра». Маэрим облегчённо вздохнула.

– «Возможно завтра ещё увидимся. В любом случае желаю Удачи» – взмахом руки барон проводил нас. Маэрим вышла вместе с нами в коридор.

– «Ты очень устал?» – спросила она меня.

– «Устал, а ты?»

– «Устала, но это неважно – сегодня очень удачный день. Может быть лучше я приду к тебе завтра?»

– «Приходи сегодня в полночь ко мне» – потом объяснил Тиуму, – «иначе с этой игрушкой я провожусь до утра» – я выразительно посмотрел на коробку под мышкой.

Маэрим вернулась в комнату, а я достал свою рамку и мы с Тиумом перешли ко мне. Кроме той комнаты, в которую меня вчера принесли, в моей «квартире» была полноценная большая гостиная, причём с тем же набором дверей, что и предыдущая комната. Чтобы выбрать комнату, достаточно было её представить, потом выйти в любую дверь и войти. Я несколько минут так развлекался – выхожу из гостиной, вхожу в пустую комнату для массажа; выхожу, вхожу в гостиную где меня ждут Тиум и Жаин.

– «Не пытайся понять, это очень старый замок и многие его секреты давно забыты» – «порадовал» меня Тиум, «лучше открой дверь и закажи еду».

Когда я открывал наружную дверь, защита выключалась и любой мог входить безнаказанно. Наверное именно на этот случай у дверей и стояли стражники, чтобы при нападении дать хозяину несколько секунд для закрытия дверей и включении защиты. В нашем доме была собственная столовая, я связался с поваром и каждый из нас заказал себе ужин. Мне казалось, что так будет лучше, чем заваливать стол десятками блюд, из которых половину никто и не попробует. Конечно, они не пропадали, хватало челяди и стражников, чтобы доедать, но им также готовили в той же столовой. Правда некоторые продукты, например парное мясо, доставались только господам, в частности мне. Поужинав, я хотел заняться межмировым порталом, но Тиум счёл, что мне необходимо отдохнуть, три сегодняшних схватки – это слишком много. Ещё он дал мне амулет, заменявший им телефон, который действовал в пределах замка и его ближайших окрестностей.

– «Я сейчас искупаюсь и немного я отдохну» – мне надо было расслабиться.

– «Я тебя вымою» – Жаин скинула платье и осталась в своей майке и плавках.

Я уже увидел, что в «квартире» было два совмещённых санузла и большие туалет и ванная комната. Причём в туалете был душ или стоячая ванна, а в ванной комнате унитаз.

Я разделся и мы пошли в ванную. Ощущение сильной усталости нахлынуло на меня.

– «Вчера было хуже, можно сказать совсем плохо, а сейчас моя милая девушка меня вымоет, потом отмассирует и буду как огурчик».

Жаин включила душ и сильные струи впились в моё тело, смывая усталость. Мне оставалось только послушно поворачиваться, пока жёсткая мочалка, одетая на её руку, драила моё тело. Усталость начала уходить и в какой-то момент я попытался прижаться к Жаин. Но она меня мягко оттолкнула смеясь, потом сменив мочалку на мягкую губку вымыла мне низ живота и вывела из-под душа. Пока она меня вытирала, я опять попытался к неё прижаться и опять неудачно. Жаин уложила меня в постель, быстро отмассировала спину, плечи и шею, потом перевернула, поцеловала и, смеясь, убежала.

– «Надо было бы их проводить» – мелькнула запоздалая мысль перед сном. Проснулся я, как и планировал, за 20 минут до 12 ночи и сразу связался по амулету-телефону с Тиумом. Для этого было достаточно взять его в руку, представить абонента – его образ появлялся над амулетом и активировать заклинание. Кажется, он недавно лёг спать, поэтому отозвался не сразу:

– «Что-нибудь случилось?»

– «У меня всё в порядке, я волновался за вас».

– «За меня или за Жаин?»

– «За обоих!»

– «Милый мальчик, мне очень приятно, что ты за нас волнуешься. Но я уже 3 года почти лишён магии и пока что жив. У нас всё благополучно, утром с тобой свяжусь.

– «Лучше я с тобой».

– «Думаешь, что Маэрим задержится у тебя до утра?»

– «Скорее всего».

– «Уверен? А без энергии остаться не боишься?»

– «Не боюсь, закроюсь в защитный кокон».

– «Тогда пожелаю тебе беспокойной ночи».

Я оглядел спальню и обнаружил в одной из стен скрытую дверь. Приложил к ней руку и дал магический импульс – она беззвучно открылась. Дверь была толстой из прочного материала, а ящик за ней выглядел как сейф.

– «Используем его по назначению» – коробка с кубом межмирового перехода, сумка мага, нож, катана, дага, пистолет, перстни браслет и нательный пояс отправились туда. – «Прибарахлился я чрезмерно, завтра надо со всем этим разобраться.»

Закрыв дверь сейфа, я наложил прочитанное в нём заклинание и запомнил параметры ключа. Дверь стала неоткрываемой, невидимой, но выламываемой.

В этот момент завибрировал амулет-телефон и над ним появилось личико Маэрим:

– «Может быть откроешь портал, чтобы бедной девочке не идти через двор?»

От порталов в основном я сегодня и устал, но отказать « бедной девочке» не мог. Войдя в мою спальню она скинула плащ, оставшись в наряде Евы и давая мне возможность на неё полюбоваться. Полюбоваться было на что. Волосы, завязанные в несколько косичек, можно было бы назвать золотистыми. Лицо её я бы счёл красивым, но его портило чересчур решительное выражение.

– «Хватит придираться» – одёрнул я сам себя, «побольше уверенности, она за меня всё сделает». Самовнушение помогло. У неё была красивая крупная грудь, достаточно и не чрезмерно развитые руки и ноги, небольшой животик. Талия была чётко выделена, но осиной её назвать было нельзя. – «И хорошо, не люблю насилия над природой.» Треугольник Венеры был покрыт ровным бледно-золотистым пушком. Я протянул к ней руки, и она оказалась в моих объятиях.

– «Нравлюсь?» – шепнула она.

– «Очень» – я впился губами в её рот и начал спускаться ниже.

Чувствовалось, что она, как и я, любит длительные предварительные ласки, но сейчас у нас было на них сил. Поэтому, отдав ей инициативу, я смог кончить одновременно с ней. Мы немного полежали рядом, потом она встала и накинула плащ.

– «Ты куда?»

– «"К себе.»

– «А зачем, оставайся.»

– «Боюсь тебя высосать, а ты должен быть постоянно в боевой форме!»

– «Тогда ложись туда» – я показал на соседнюю кровать.

– «Зачем тебе это?» – она была явно удивлена.

– «А вдруг мне ночью тебя захочется?»

– «Неужели».

– «Утром наверняка!»

– «И именно меня?»

Я встал, отбросил в сторону плащ и начал её целовать. Она в ответ обняла меня и наши губы слились в долгом поцелуе. Потом она, погладив меня по щеке, отошла и легла в соседнюю кровать. Я лёг на своё ложе, дождался пока она уснёт, что произошло очень быстро и отрубился сам.

Утром я проснулся, почувствовав, что проснулась она. Маэрим сбегала в ванную комнату, взяла амулет-телефон и, попросив меня открыть входную дверь, заказала завтрак. Я тоже встал и пошёл ополоснуться. Совершив утренний туалет и приняв душ, я накинул халат и вернулся в спальню. Маэрим сидела на своей кровати и похоже дожидалась меня. Во всяком случае стоило мне войти, как она встала и, как была нагишом, вышла в гостиную и начала набирать на поднос блюда, не забыв пару кувшинов. Слуги краем глаза посматривали на неё, но никто не посмел даже мимолётно улыбнуться. Я тоже вышел в гостиную за завтраком, но в отличие от Маэрим, в халате. Как ни удивительно, пока я выбирал себе еду, некоторые посмели мне в спину улыбаться.

– «Настоящий маг наверное убил бы наглецов на месте, следовательно я не настоящий, или они меня пока не бояться. Может это и хорошо».

Пока я собирал себе завтрак, слуги ушли, позволив запереть дверь. Я набрал пяток блюд, два кувшина, приборы и бокал и вернулся в спальню. Маэрим сидела на моей кровати, держа поднос на коленях. Я скинул халат на пол, сел рядом и спросил»

– «Чему эти улыбались?»

– «Тому, что ты – маг их стесняешься. Хочешь я их накажу?»

– «Я и сам могу им врезать». У нас на двоих был десяток блюд и мы опробовали их все.

– «У тебя странный вкус, обычно маги эти блюда не едят».

– «А кто ест?»

– «Воины, даже скорее охотники на тварей».

Я отлевитировал подносы в гостиную на стол, запер внутренние двери и открыл наружные, потом попросил Маэрим вызвать слуг, чтобы они убрали со стола.

– «Зачем, потом нам захочется есть?»

– «Когда захочется – прикажем пожарить мясо».

Мы посмотрели друг на друга, улыбнулись и Маэрим опрокинула меня на спину, вспрыгнула на меня и начала … Она была техничной и опытной в сексе женщиной, умеющей как доставить, так и получить удовольствие. Я тоже кое-что мог. Мы мучили друг друга почти час, после чего откинулись на кровати без сил, но полностью удовлетворённые.

– «Тебе со мной хорошо» – то ли спросила, то ли заявила Маэрим.

– «Очень, а тебе?» – двигаться не было сил и она, чуть приподняв ладонь, положила её на мою. Я повернулся на бок и погладил её грудь. Возникла долгая пауза. Маэрим не выдержал и довольно зло спросила:

– «Почему ты не хочешь взять меня в жёны или хотя бы объявить официальной любовницей. Ты сильный маг и можешь со временем претендовать на высшие позиции в магическом мире, но сейчас ты никто. А у меня старинный замок, богатое хозяйство, немало артефактов. Мы могли бы помочь друг другу подняться вверх».

– «Так!?» – подумал я, «охота продолжается и мне выпала роль дичи. Отказаться я не могу, я пока слишком сильно на них завязан, а согласиться – самоубийство. Если сдуру и соглашусь, то может быть и стану младшим бароном, но на магической карьере придётся поставить жирный крест. Как в песне поётся: идёт охота на волков, то есть на меня».

А вслух сказал – «Маэрим, главное для тебя замок, он тебе и отец, и муж, и любовник. Я помогаю вам защищать его, и буду помогать поскольку могу. Но я не хочу быть к нему привязанным. Как только ситуация с замком разрешиться, я пойду путешествовать по вашему миру, а может быть и по другим мирам.»

– «Почему ты не хочешь стать владетелем замка, а я бы была тебе надёжной женой».

– «Маэрим, вдумайся что ты говоришь! Ты же предлагаешь мне взять в жёны не себя, замок.»

– «Пусть так, ты получишь замок и меня в довесок.»

Я решил рискнуть и пойти ва-банк – «если бы я получал только тебя, то я бы согласился, но пойми – я маг и не могу быть привязанным ко одному месту. Если я завтра уйду – ты готова уйти со мной?»

К моему удивлению она какое-время думала и только потом сказала: – «Нет, я не могу оставить замок, ты прав – он для меня всё. Но я польщена, что ты ценишь меня выше всего того, чем я владею. Неужели тебе так понравилось со мной в постели?»

– «Понравилось, но дело не только в этом» – пока она говорила, я с облегчением перевёл дух, похоже пронесло, «в дороге очень нужен помощник – договариваться с владельцами постоялых дворов, с прачками, коновалами …»

– «А ты сам разве это не можешь?»

– «Я не могу быть в двух местах одновременно, например я пошёл на переговоры к нанимателю, а помощник организует чистку, штопку и стирку одежды. В дорогу больше двух комплектов не берут» – я импровизировал, рассчитывая, что в настоящих путешествиях она не бывала.

– «Ты говоришь, что можешь завтра уйти, а ведь ты обещал моему деду защищать замок, разве не так».

– «Конечно не так. Я обещал помогать защищать замок, но предупредил, что буду ненадолго уходить, и в замковые маги не нанимался. А когда острота ситуации спадёт, то уйду надолго».

– «Тогда зачем тебе вообще защищать наш замок, ведь межмировой портал ты получил?»

– «Мне пока нужно некоторое исходное место, откуда можно уходить и куда возвращаться. А твой замок вполне годится на роль такого места».

– «Но здесь опасно. Рано или поздно, но бейлиф займётся нашим замком вплотную.»

– «Всюду опасно. Надеюсь, что это произойдёт поздно и я успею что-нибудь придумать.»

– «Что ты можешь придумать? Недавно инициировавшийся маг, нахватавший десяток другой заклинаний и бейлиф».

– «Говорю тебе – не знаю, но безвыходных ситуаций не бывает».

– «У бейлифа есть красный камень Наймиера Ферейла, а во всём мире есть только шесть магов, которые против этого камня могут выстоять».

– «Наймиер был сильнее любого бейлифа, но сгинул безвозвратно».

– «Ты что-то знаешь?»

– «Закажи жареное мясо с фасолью» – я протянул ей амулет-телефон. Она вызвала повара и заказала ему ланч.

– «Всё-таки зря ты отказался объявить меня своей официальной любовницей!»

– «А если я завтра или через 7 дней скажу, что хочу тебя – ты мне откажешь?»

– «Конечно, я соглашусь» – Маэрим расслабилась и улыбнувшись спросила: «А если я скажу, что хочу тебя?»

Не говоря ни слова, я опрокинул её на кровать и начал целовать и ласкать.

– «Подожди немного» – сказала она, «сейчас поедим, заказ уже принесли, а потом я твоя – а ты мой».

Ещё раз поцеловав её и огорчённо вздохнув, я сел на кровати. Кто-то подошёл к двери спальни и громко произнёс длиннющую цветистую фразу, которая означала – «Кушать подано».

Слуги ушли, мы вышли в гостиную и уселись за стол. Маэрим набросилась на еду, а я ковырялся в своём заказе –есть мне не хотелось. – «Но раз но'лито, то надо пить».

– «И что будем делать дальше?» – сверлила голову мысль. «Пока мне везёт, но здесь вокруг такие волки» – передо мной Маэрим приканчивала свой ланч, почти как я вчера, «сожрут и даже косточек не оставят. Нет неправильно, стоп. Я неплохой маг, и что-то могу. За эти дни мне удалось нахватать кучу амулетов, из которых некоторые очень даже». Маэрим, сожрав своё, голодными глазами смотрела на мою порцию.

– «Ешь» – я пододвинул ей свои тарелки, а себе налил сока из кувшина.

– «Прежде всего надо выяснить, что здесь творится. Может быть не так страшен чёрт, как его малюют. Похоже, что барон, как и Тиум, бывший маг. Интересно, кто отнял у них силу – бейлиф? Ладно, начнём выяснять. Маэрим, а как получилось, что барон и Тиум перестали быть магами?»

– «М-р-х» – Маэрим подавилась. Я быстро подал ей свой стакан с соком. Выпив его и протерев глаза, у неё даже слёзы выступили, она возмущенно сказала:– «Нельзя же так, сейчас я доем и расскажу, но коротко. А подробно тебе Тиум расскажет».

Я взял рамку и настроил портал на кухню. Слуги и повара сидели за столом и ЖРАЛИ. Пришлось порадовать их зверским выражением лица – многие подавились, совсем как Маэрим. Я начал брать со стола нетронутые блюда. Повар подскочил к плите, где жарилось мясо – «ну гады, погодите», и выбрав готовые куски разложил их на блюда, добавил гарниры, переложил блюда на поднос и подал мне. Я поставил поднос перед Маэрим и закрыл портал. Пока на нас смотрели, она сдерживалась, а сейчас расхохоталась: – «Ну ты даёшь» – она даже плакала от смеха, «ты представляешь, как ты их напугал, они же будут весь день икать, а потом разговаривать только шепотом и озираясь. Ну развеселил. Ты просто ужасный маг, их теперь и наказывать не надо».

Пока Маэрим ела, я провёл учёт освоенных заклинаний, разделив их на те, что получаются без подручных средств, и те, для которых требуются амулеты. Многие заклинания творились мною частично – например, я начинал, а завершал жезл. Почти с десяток заклинаний я мог творить без помощи амулетов, что являлось хорошим результатом – ведь недавно начался только третий день моего нахождения здесь. И всего несколько заклинаний полностью делали за меня амулеты, так как ни жезл, ни камень помощника бейлифа, ни другие я не изучил. Оправдывало меня только то, что сейчас выдались несколько впервые свободных минут.

Маэрим поела, допила сок и сказала: – «Ты спрашивал, почему мой дед и Тиум перестали быть магами? Всё очень просто. Мой дед, как и ты, выходец из мира Земля – она произнесла «Сеемелия» с двумя ударениями. Маги живут дольше обычных людей, но маги с Земли ненамного дольше – в полтора– два раза. Чтобы жить дольше, нужно изучить магию жизни. Моему деду она не давалась, забот как у барона к него было много. Поэтому он не мог уделить должное время её изучению, думал, что успеет. А когда Сила вдруг ушла, то выяснилось, что не успел. А Тиум по собственной глупости сцепился с довольно сильным магом и тот его наказал – лишил силы. Спроси его – он расскажет поподробнее, тем более, что он от тебя что-то хочет».

– «И что от меня вы все хотите? Наверное мне желательно это знать».

– «Что они от тебя хотят – пусть они и рассказывают, а я хочу тебя» – Маэрим вскочила и побежала в спальню, на пороге лукаво обернувшись. Я не спеша встал и длинным шагом догнал её у кровати. Она запрыгнула на ложе, широко раскинула руки и ноги и прошептала:

– «Покажи, на что ты способен!?»

На моё счастье повышенная сексуальность женщин этого мира приводит к тому, что они быстрее моих соотечественниц достигают оргазма, а если добавить немного техники и магии, то оргазм получается достаточно долгим. Маэрим почти кричала: – «Прекрати, отстань, больше не могу, …», и при этом крепко прижимала меня к себе. Когда мы закончили – она долго лежала с закрытыми глазами, тяжело дыша и крепко вцепившись мне в руку. Отдышавшись, она села на меня и, вцепившись руками мне в плечи, потребовала:

– «Ты мой, как только я попрошу – ты будешь со мной» – она вдруг сменила тон на просительный: «я не буду требовать тебя часто, хватит раза в семь дней, ты можешь каждую ночь трахать Жаин, ты можешь перетрахать всех баб в замке, но как только я попрошу – ты мой, хоть на час, но мой.» Она отдышалась и откинувшись легла на кровать, демонстрируя свою прекрасную грудь, синюю от моих засосов.

– «Ещё два обязательных условия» – успокоившись продолжала она. «Во первых ты сделаешь мне ребёнка. Раз ты не хочешь быть бароном, то я рожу следующего барона-мага. У нас женщины хорошо знают нужные дни.» Дождавшись моего утвердительного кивка она продолжила:

– «Сегодня после обеда я устрою час любви, поясняю для неграмотных – я соберу два десятка женщин, которые сегодня способны зачать, а ты оттрахаешь столько, сколько сможешь».

– «Зачем тебе это?» – удивился я.

– «В следующий или последующий раз ты сделаешь мне ребёнка. Ты явно принадлежишь какому-то известному магическому роду, ты не Ла-Фер» – она прижала палец к губам. «Молчу, молчу, уже забыла» и продолжила:

– «За потомками сильных магов всегда следят, и их при удобном случае уничтожают. Но если по замку будет бегать пяток твоих потомков, а я рассчитываю на десяток, то враги поостерегутся. Я хочу сока». Пришлось найти магическим взглядом полупустой кувшин и пролевитировать его на наш сексодром.

Выпив, она продолжала: – «уничтожать часть из них просто опасно, остальные будут мстить за братьев и сестёр. Значит надо убивать всех. Но никакой маг и никакой сильный род не простят уничтожение десятка своих детей. Даже бейлиф вряд ли рискнёт сделать такое. А когда они вырастут, это будет очень сильная команда.»

– «Ты всё замечательно продумала. А если кто-то из них будет более сильным магом, чем наш сын или дочь?»

– «Вряд ли, мой дед был хорошим магом, следующий в его роду маг должен появиться через два поколения, ведь я не маг. Твой ребёнок будет обязательно магом, это видно по тебе. Смешение крови двух родов даст сильного мага, возможно даже более сильного, чем ты. А если у кого-нибудь, например у Жаин, родится более сильный маг, то когда он вырастет, я отправлю его в Академию Магии. Тогда он будет не здесь и ни на что в замке претендовать не захочет – после Академии у него будут большие перспективы. А при необходимости поможет своим родственникам, да и кто рискнёт покушаться на сестёр и братьев студента Академии, только законченный идиот».

Она демонстративно повела грудью, я обнял её и повалил на кровать. Секса мне не хотелось, да и ей тоже, поэтому мы немного поласкали друг друга и встали. Маэрим сразу начала одеваться.

– «Ты не пойдёшь в ванную» – удивился я.

– «Конечно нет», – заявила она, «я хочу сохранить твой запах и ощущение тебя хотя бы до завтра».

А я пошёл в ванну и смыл с себя всё. Я чувствовал, что это необходимо, чтобы восстановить ауру. Когда я вышел, Маэрим была одета.

– «Я сейчас соберу подходящих женщин и через три-четыре часа пришлю их сюда. Ты оставь гостиную, спальню и две ванных, а остальные двери запри. Я свяжусь с тобой, когда они будут готовы, а ты сообщишь – когда будешь готов их принять. Договорились?»

– «Разве я могу тебе возразить?»

– «Не дурачься, ты всё можешь. Хотя ты подарил мне хорошую ночь и прекрасное утро, мне неприятно знать, что ты трахаешь других женщин. К сожалению, это необходимо для благополучия замка и моих детей.» Я взял в руки рамку, но она меня остановила:

– «Не трать силы, мне хочется пробежаться, я тебе очень благодарна». Она поцеловала меня и выскользнула за наружную дверь.

Я достал из сейфа свои причиндалы и стал одеваться, обдумывая последние события:

– «Подведём итоги – сезон охоты завершён для меня успешно. Я получил малый камень Наймиера» – я погладил камушек, снятый с трупа младшего помощника бейлифа, «мне подарен амулет межмирового портала и мне удалось избежать коготков Маэрим. Пусть за это придётся кое-чем заплатить, но результат того стоит – охота завершилась хорошо!»

Глава 6. Уроки истории, магии и физкультуры

Понедельник

Одевшись, я связался с Тиумом:

– «Маэрим ушла и я хотел бы с тобой обсудить несколько вопросов.

– «У меня тоже есть о чём поговорить. Пойдёшь порталом?»

– «Нет, ножками».

Ещё раз проверив защиту своей квартиры и усилив её, я отделил её часть, как советовала Маэрим и начал подниматься наверх. Вчерашней лёгкости у меня сегодня не было, но поднялся я без особых усилий.

– «Как же поднимается к себе Тиум?» – мелькнула мысль. Он уже ждал меня у открытой двери.

– «Проходи» – и пошёл к себе в кабинет.

Захлопнув и заперев за собой дверь простеньким заклинанием, я прошёл вслед за ним и сел в кресло напротив. Между нами стоял столик типа журнального, с двумя кувшинами и двумя бутылками и лёгкой закуской.

– «Советую выпить коньяку» – Тиум поднял бутылку и, после моего кивка, наполнил две небольшие рюмки. – «О чём тебе удалось договориться с Маэрим?»

Я оглядел кабинет и поставил дополнительную защиту от подслушивания в несколько слоёв, включая белый шум.

– «Переговоры завершились благополучно. Она не требует, чтобы я женился на ней, она не будет преследовать Жаин, она не возражает, если я перетрахаю всех баб в замке» – я сделал глоток и закусил, «она настаивает на двух позициях: я её еженедельно трахаю и делаю ей ребёнка и через 3 часа я провожу у себя «час любви». Я допил рюмку, а Тиум проглотил свою одним глотком:

– «Удивительно, что тебе удалось отделаться столь малым, похоже она здорово тебя боится».

– «Боюсь, что она догадывается, что я Ферейл».

– «Не догадывается, а всего лишь предполагает или ты ей сказал?»

– «Нет, я ничего ей не говорил по этому поводу».

– «Предполагать она может что-угодно, вряд ли она рискнёт говорить о подобных предположениях».

– «Она обещала молчать».

– «Она будет молчать только до тех пор пока ей это молчание выгодно. Значит она обещала не преследовать Жаин? А что она сказала обо мне?»

– «Да, Жаин из-за меня она преследовать не будет. А о тебе она сказала, что ты сцепился с сильным магом и он лишил тебя Силы. И что подробнее ты расскажешь мне всё сам.» – Нащупав в кармане куртки камень, взятый на тропе, где были оставлены камни-наблюдатели, я вытащил его и положил на столик. На вопрос, заданный недоумённым взглядом, что делает на столе самый обычный камень, я рассказал про организованное мною наблюдение, где увиденное будет спроецировано над этим камнем.

– «Значит мне теперь сидеть у этого камня не отходя, нашёл работу для бедного старика».

– «Он подаст сигнал как только кто-нибудь появится. И это произойдёт сегодня-завтра.»

– «Хорошо, проследим» – он опять наполнил рюмки, «так что же тебя интересует?»

– «Меня интересует всё: твоя история, история барона и история этого края» – я сделал маленький глоток. Не понимаю тех, кто глушит коньяк, как водку.

– «Мою историю Маэрим тебе изложила, и я мало что могу добавить. Был я тогда уже не очень молодым, но очень глупым. Мою дочь соблазнил, причём именно не похитил силой, а соблазнил ученик очень могущественного мага. Мой зять, Жаин тогда уже была, взял у барона отряд и поехал отбивать свою жену. При штурме башни зять погиб, а отряд был рассеян. Тогда я сам собрался, так как я был младшим магом замка, старшим был сам барон, то получил отряд и поехал разбираться. Меня встретил не только ученик, но сам маг с моей дочерью. Он сказал, что она ушла добровольно и возвращаться не хочет. Следов какого-нибудь воздействия на ней нет. Я посмотрел на неё и убедился, что никто на неё магически не воздействовал. На моё предложение вернуться ко мне и дочери, она заявила, что ничего в нашем захолустье она не потеряла, а дочь родит себе новую от достойного отца и поцеловала ученика мага в губы. Она была, впрочем почему была, есть натура очень страстная, как и Жаин. После этого маг сказал, что он уважает меня, как её отца, но не собирается оспаривать выбор моей дочери и не будет мешать мне и моему отряду вернуться. Сказано всё это было очень корректно, для магов это редкость, и я мог вернуться не потеряв лица. Но я закусил удила и атаковал мага. Он в мгновение скрутил меня и мой отряд, а потом отнял у меня Силу, заблокировав Дар, и сказал:

– «Когда остынешь, то поймёшь, что я был прав. А Дар и Силу сможешь себе вернуть в ямах возрождения».

Потеряв всё: дочь, Дар, Силу и самоуважение, не говоря уж об уважении воинов, я с отрядом вернулся в замок. К моему счастью, барон меня с внучкой не выгнал, даже оставил эти апартаменты, хотя и занял остальную часть башни младшего мага.»

– «А что такое ямы возрождения?» – это интересовало меня больше всего.

– «Есть такое место, где можно восстановить здоровье и даже вернуть молодость, к сожалению не всем и не всегда. Господину барону, например, они уже не помогут. Находятся они не так уж и далеко, на окраине нашего герцогства, но добраться туда очень сложно. Порталы там никакие не работают, а на лошадях или пешком не пробьёшься даже сильным отрядом. Твари, хищники, бандиты, бароны-разбойники и дикие маги – всего не перечислить. Когда будет время – покажу тебе эту местность, есть способ взглянуть издалека.»

– «А у барона история ещё проще. Он как и ты родился в мире Земля в стране Испании, где был, как он рассказывал, благородным идальго».

– «То есть ни кола, ни двора» – решил я.

– «В начале века он решил перебраться в страну Россия. Там он начал служить их царю, но вскоре, как и ты, провалился сюда. Здешний граф тогда боролся с бейлифом и грамотный воин с магическими способностями пришёлся ему ко двору. Граф даже женил его на последней дочери местного барона, вся семья которого была истреблена бейлифом. Так идальго стал местным бароном. Но бейлиф победил, вся семья графа погибла, а главный замок графства был разрушен. И пришлось нашему барону сидеть ниже травы, тише воды, тем более у бейлифа нашлись другие заботы. Сыновья барона, когда выросли, уехали в дальние страны и что с ними неизвестно. Единственная дочь вместе со своим мужем не захотела сидеть и ждать, а вдруг бейлиф о них вспомнит, и уехала в срединный домен. Вскоре после их отъезда бейлифы взяли этот домен в блокаду, и что там происходит неизвестно.»

– «Бейлиф, бейлиф – что это за птица?»

Тиум опасливо огляделся, но разглядев мою защиту успокоился – «Никакого у тебя почтения к власть имущим!»

– «А за что их почитать?»

– «Некоторые почтения заслуживают, но немногие». Тиум продолжал:

– «Я расскажу сейчас краткую историю Тао-Эрис, тогда ты многое поймёшь. Долгое время в нашей стране царила анархия. Бароны и просто мелкие владетели творили у себя всё, что хотели и никто им был не указ. Попытки объединить страну предпринимались неоднократно, но против возникающей сильной центральной власти всегда выступали маги. Обычно они ничем, кроме своих внутренних проблем, не интересуются. Но сильная центральная власть их пугает, и они всегда объединяются против неё. Но 350 лет в соседней стране к власти пришла церковь Единения, объявившая войну магам. Ей удалось уничтожить или изгнать практически всех магов. В это время в районе теперь известном как центральный домен в одном из графств к власти пришёл маг Наймиер Ферейл. Обычно сильным магам власть не нужна и они её избегают, но отряды церкви Единения в поисках магов глубоко вторгались в Тао-Эрис и Наймиер объявил борьбу за независимость страны. Церковь Единения в основном располагалась в соседней с нами стране – Соане, с которой у Тао-Эрис всегда были напряженные отношения. Если сильные маги уехали достаточно далеко, где церковь Единения их достать не могла, или заперлись в мощных крепостях, то слабые маги и ученики магов бежали в большинстве своём в центральный домен. Их то и призвал в свою армию Наймиер. В результате у него оказалась сильнейшая в магическом плане армия, которой он разгромил и изгнал отряды церкви и подчинил почти всех сильных магов и властителей Центра, Севера и Востока Тао-Эрис. Большинство властителей и сильных магов уже были уничтожены церковниками, немногие оставшиеся, которые пытались сопротивляться разгромлены армией Наймиера, изгнаны или уничтожены. И лишь немногие из них согласились встать под его знамёна. Тиум прервался выпить коньяку.

– «После этого Наймиер совершил походы на Запад и на Восток. Большинство Властителей уже бежало в страхе перед церковью единения, а оставшиеся не рискнули сопротивляться и согласились на изгнание. Владетели, в большинстве своём с радостью признавали власть Наймиера и передавали ему свои дружины и своих магов. В результате армия Наймиера резко увеличилась. Он создал 20 отрядов, каждый из которых состоял из нескольких отрядов и в каждом отрядике были и воины и маги. До этого в любом войске воины и маги располагались и сражались раздельно. Ещё он собрал отборный отряд, состоящий из лучших воинов и самых сильных магов. Церковь Единения тоже собрала большинство своих отрядов вместе и двинула эту армию на Тао-Эрис. Армии Наймиера и церкви встретились на равнине камней, что около храма Созерцания, разрушенного церковниками. Впереди своей армии жрецы вынесли щит, украшенный двадцатью красными камнями, сотней жёлтых камней и множеством серых. Эти камни обладали способностью подавлять любую магию, но Наймиер с ними как-то договорился, во всяком случае он именно так и говорил, и камни не стали с ним бороться. Маги Наймиера обрушили на врага тысячи заклинаний, а его воины под прикрытием магов убивали жрецов и вражеских воинов. Когда все жрецы были убиты, оставшиеся воины сдались. Победоносная армия Наймиера вторглась в Соану, разрушая по дороге храмы церкви Единения, и заняла столицу. Враг почти не сопротивлялся, так как потеряв «щит камней» он не мог ничего противопоставить нескольким сотням наших магов. Главный храм был полностью разрушен, а камни, из которых он был сложен, вплоть до фундамента, были вывезены в Тао-Эрис и использованы при строительстве многих зданий. Армия Наймиера вернулась на родину, а перед возвращением он заявил:

– «Нам чужого не надо, но своего мы не отдадим!» Тогда и были определены границы Тао-Эрис, существующие до сих пор.

Часть магов и воинов, родом из Соаны, остались там и занялись уничтожением разбежавшихся жрецов. Сейчас нигде в нашем мире не существует храмов церкви Единения».

Тут к нам вошла Жаин. Тиум коротко пересказал ей новости и предложил до вечера заняться своими делами, так как всё это время я буду занят. Она улыбнулась мне и ушла.

– «Объединение страны и уничтожение церкви Единения – это великие деяния. Но ещё больше Наймиер знаменит своим правлением, превратившим Тао-Эрис в цветущий край. Он разделил страну на 20 герцогств и центральный домен. Во главе герцогств поставил командиров отрядов, а домен оставил за собой. В каждом герцогстве и в домене три четверти их были разделены на графства по 3-5 в каждом, а в домене – 20. Король, герцоги и графы являются властителями, так как они определяют образ жизни подчинённых им территорий. А бароны, маркизы и дворяне являются владетелями, так как они управляют хозяйством своих владений. Еще Наймиер создал специальную коллегию, которая разработала свод законов, определяющих правила жизни каждого в стране, от короля до последнего простолюдина. Ещё он создал институт бейлифов, что является то ли благом, то ли проклятием нашей страны.»

Я навострил уши, наконец дело дошло до загадочных бейлифов. Как мне все говорили, что именно они являются основной силой и именно их все боялись.

«Наймиер понимал, что любой человек подвержен слабостям» – продолжал Тиум, «но если простого человека и даже владетеля всегда может остановить властитель, то кто остановит властителя? Последний имеет войско, магов, да и сам обычно является весьма неплохим магом. Тогда Наймиер отобрал 20 честных и порядочных людей, не имеющих магического Дара, роздал им красные камни, снятые со «щита камней» и способные справиться почти с любым магом, и назначил их бейлифами. Они должны были контролировать герцогов. Им же он выдал жёлтые камни для помощников и серые для младших помощников. Сто лет всё было прекрасно – страна развивалась и богатела, в столице Най-Эрис появился филиал магической Академии, все крупные города были стационарными порталами. На рынках были товары отовсюду, даже из других миров. Тао-Эрис успешно конкурировала Мирианой, признанным лидером нашего мира. Но 250 лет назад Наймиер затеял экспедицию, куда и зачем он никому, кроме её участников не сказал. Возможно, он решил посетить другой мир, но точно никто ничего не знает. Из этой экспедиции никто не вернулся. После его исчезновения герцоги отказались признавать центральную власть, наследника у Наймиера не было, а престолоблюститель не хотел войны и соглашался на мнимое подчинение герцогов. Против последних выступили бейлифы. Но век человеческий недолог и на смену бейлифам, назначенным Верховным Властителем, пришли совсем другие люди. Они уже не были честными и порядочными, поговаривают, что многие из них оказались магами, несильными, но магами. Как их в таком случае не убивают их камни, я не понимаю».

Тиум налил себе ещё коньяка, выпил и для передышки начал закусывать. Я полез в сумку за пластинкой. Мне очень мешала шкатулка, она даже ободрала мне кожу на руке, но показывать её Тиуму я почему-то не хотел. Пластинка, как я и думал, оказалась под шкатулкой и мне с трудом удалось её вытащить.

– «На этой пластинке был закреплён серый камень младшего помощника бейлифа» – я протянул её Тиуму.

– «Специальным образом зачарованное серебро, оно экранирует любую магию» – Тиум хотел отдать мне пластинку, но потом передумал и положил её рядом с собой. – «Значит среди бейлифов и их помощников действительно есть маги. Камень остался около пещеры?»

– «Нет, он у меня».

– «Как же ты сумел его взять, он же бьёт магией любого мага?»

– «Секрет фирмы» – хотя я доверял Тиуму больше, чем другим, но говорить, что камню я просто понравился, не рискнул. Если бейлиф или его помощники узнают об этой моей способности, то на меня будет открыта большая охота.

– «Наверное, ты прав, подобное знание надо держать в секрете».

– «Мейон Тениорис-Киф, младший помощник бейлифа был точно магом».

– «Ты уверен?»

– «Да, я видел его ауру. И хотел бы дослушать тебя и закончить этот урок истории». Тиум налил нам коньяку и убрал бутылку. Он опасался за меня.

– «Бейлифы, пользуясь внутренними разногласиями, быстро уничтожили 12 герцогов из 20, но никого не назначили на их место. Когда же оставшиеся герцоги и графы захотели созвать Высокое Собрание, чтобы на нём избрать и утвердить новых Властителей, то бейлифы пригрозили уничтожить всех его участников. Стало ясно, что они хотят взять власть в Тао-Эрис в свои руки. Маги и знать выступили против бейлифов, но красные и прочие камни давали последним слишком большую силу. За бейлифов также выступило почти половина войска и часть магов. Воины опасались, что маги утвердят свою власть, и тогда здесь воцарится вакханалия, как в некоторых других странах. Маги же польстились, как я теперь понимаю, на предложенные им места помощников и младших помощников бейлифов. В другом же лагере не нашлось лидера, способного сплотить всех против бейлифов. Многие владетели хотели просто отсидеться и переждать смутное время. Поэтому война превратилась в множество самостоятельных конфликтов, в которых бейлифы оказались сильнее». Тиум поднял рюмку, предлагая мне выпить.

– «Бейлифы опирались на свои крепости – дома бейлифа, созданные ещё Наймиером и потом хорошо укреплённые. Локальные силы, даже войска герцога с вассалами взять такую крепость были неспособны. Сами же бейлифы успешно сосредотачивали свои войска в общую армию из 3-5, а один раз и 8 отрядов, возглавляемых по крайней мере, помощником бейлифа. Противостоять по одиночке подобным армиям герцоги и графы оказались неспособны и были разбиты. Только в центральном домене 8 графов объединили свои войска, но это позволило лишь запереться во внутренней его части. Ликвидировав серьёзное сопротивление бейлифы разделили Тао-Эрис на 4 сеймена, по 5 бейлифов в каждом, начали очищать их, заменяя прежних владетелей своими людьми. Хотя каждый из них защищается сам по себе, лишь изредка объединяясь по двое, по трое, справиться с ними оказалось непросто. Против защищённого замка даже красный камень оказывается малоэффективен, а на стенах и внутри замка магия защитников не блокируется. Держать долгую осаду дорого и сложно, а контролировать территорию, не владея замком – невозможно. Поэтому бейлифы разрушают хозяйство баронства, используя разбойничьи шайки, наёмные отряды, дружины вольных городов. При этом они прекрасно понимают, что разрушить хозяйство легко, а восстановить его будет очень сложно.»

– «Покажи мне камень» – вдруг попросил Тиум, я улыбнулся и покачал головой.

– «Он у тебя или ты его где-то спрятал?»

– «Без комментариев, лучше заканчивай свой рассказ, надеюсь осталось немного».

– «Тогда продолжаю. Во-вторых значительное войско, включая четырёх бейлифов и восемь помощников бейлифов, застряло в срединном домене, блокируя войско графов. Так как немалые силы им приходится держать для защиты границ, то войск для борьбы с владетелями явно недостаточно. Если бы владетели какого-нибудь сеймена объединились, то они бы могли освободиться от бейлифов, но что мечтать о несбыточном.

И в-третьих. Убрав хитростью ли, подлостью ли кого-нибудь из владетелей, бейлифы сажают на его место своего человека. Но обычно оказывается, что он совершенно не умеет вести хозяйство и в порученном ему владении наступает полная разруха. Либо он оказывается отнюдь не своим человеком. А нередко происходит и то и другое, и «своего» человека надо срочно менять, а он сопротивляется. Поэтому владетели пока успешно сопротивляются бейлифам. Но победить обороной невозможно и исход войны очевиден.»

Тиум устало перевёл дух. Я поблагодарил его за прекрасную лекцию и посмотрел время – до «часа любви» осталось свыше двух часов.

– «Отдохни, пробегись вдоль стены замка изнутри. А потом возвращайся – позанимаемся магией».

– «Урок истории закончен, впереди перемена и урок магии».

Я спустился к себе и спрятал в сейф шкатулку, клинки и пистолет. Повесил на вешалку куртку и решил, что освободился от всего лишнего. Выйдя из «квартиры», запирающее заклинание накладывалось автоматически, я подошёл к окну и выглянул во двор. До покрытой плитами площадки было почти семь метров, – «а была, не была», я открыл окно и спрыгнул вниз. Летел я довольно медленно и для мягкой посадки оказалось достаточно немного согнуть ноги и присесть тормозя. Откуда-то раздался лёгкий всхлип. Помахав неизвестно кому рукой, длинным шагом я побежал к стене и вдоль неё. Особенно разогнаться не удавалось, по дороге попадался народ и на полной скорости я рисковал в кого-нибудь врезаться. Недолго думая, я подбежал к ближайшей башне и открыл сбоку от ворот калитку наружу. Солдаты не успели, да и не захотели мне помешать. Выскочив за башню, я перепрыгнул ров и почти полетел вдоль стены. Конечно, я не летел, а бежал, но каждый мой шаг составлял 5-7 метров и в высоту я взлетал более чем на метр. Всё это было на хорошей скорости и создавало ощущение полёта. Сделав два круга вокруг замка, я вернулся в той башне из которой выбежал. Калитка была приоткрыта и солдат, увидев что я возвращаюсь, распахнул её передо мной. Добежав до своей башни, я тем же шагом-полётом взлетел на свой этаж и к себе. Мои заклинания мне не препятствовали и у меня каким-то образом получалось просачиваться сквозь двери, не открывая их. Правда это получалось только со «своими» дверями, к Тиуму, например, я так войти не мог. Зайдя к себе, я с удивлением обнаружил, что совсем не запыхался и не только не взмок, а совершенно сухой.

Только я вернулся, как заработал «телефон». Тиум предлагал подняться к нему и вместе отправится на полигон. Собрав все свои игрушки, включая клинки и пистолет, а так же то, что взял у младшего помощника бейлифа, я распределил их по себе, нацепил подвеску с метательными ножами, накинул куртку и поднялся в Тиуму. Он осмотрел меня и усмехнулся:

– «Ты кажется опять в поход собрался!»

– «Вдруг повезёт сделать налёт на дом бейлифа», – отшутился я.

– «А серьёзно» – Тиум не принял шутки.

– «Я никогда не был на вашем полигоне и не знаю, что там меня ждёт. И у меня есть несколько артефактов, которые надо проверить» – я взял с журнального столика кувшин с соком. С некоторым запозданием захотелось пить. Тут зазвонил сигнальный камень и над ним появилось серое облако, в котором проступило изображение нескольких всадников, поднимающихся по тропе к пещере. Впереди ехал довольно крупный, но рыхлый мужчина, с брезгливо-недовольным выражением лица. На груди у него висела серебряная тарелка с жёлтым камнем посередине.

– «Помощник бейлифа Терейон Суми-Гоон» – сказал шепотом Тиум.

– « Связь односторонняя, нас не услышат» – успокоил я его.

Следом за ним ехало несколько хорошо вооружённых всадников, которые внешне небрежно, но очень внимательно осматривали всё вокруг. Подъехав к телу Мейона, Терейон довольно легко слез с лошади, бросил повод следующему воину и склонился над телом. Внимательно осмотрев труп, и кажется даже обнюхав, помощник бейлифа создал магический щуп и начал им осматривать поражённые места на теле. Временами жёлтый камень вспыхивал и тогда Терейон болезненно морщился.

– «Мы не любим, когда люди магичат» – подсказал мой камень.

– «А я?» – вчера и сегодня утром я магичил много.

– «Тебе можно» – успокоил меня камушек.

Я не рискнул в ответ пошутить, чувство юмора у подобных существ или весьма своеобразное или отсутствует напрочь. Тем временем Терейон направился к пещере, приказав своим спутникам: – «обыщите всё вокруг, но найдите серый камень младшего помощника бейлифа». Мой камень как бы вздрогнул, но я положил на него руку и он успокоился.

Двое из этого отряда встали в начале и в конце видимого участка тропы и начали очень внимательно следить за воздухом и склонами. Остальные пятеро развернулись в цепь и на коленях поползли к пещере, ощупывая всё перед собой. Терейон подобрал небольшой булыжник и с силой запустил его в пещеру. Последовала вспышка – камень попал в щиты, потом он взмыл вверх, ударился о свод и рикошетировал, едва не попав бросавшему в ногу.

– «А жаль, что не попал».

Терейон дождался, пока цепь воинов в поисках камня доползла до его ног и повернула обратно. Тогда он не спеша пошёл сзади ощупывая щупом трупы убитых и подозрительные места на склоне. Когда его щуп задел место, где погибла тварь, он встал рядом на колени и начал внимательно изучать это место.

– «Что здесь произошло?» – поинтересовался Тиум.

– «Тварь издохла».

– «А камень они не найдут?»

– «Не найдут».

Терейон встал, удовлетворённо хмыкнул и, выпустив из пальцев пук поисковых лучей, прошёлся ими по склонам. Потом вернулся к телу Мейона и повторил процедуру. Ползущие воины добрались до ног дальнего наблюдателя и встали.

– «Прекратить поиск» – скомандовал Терейон и подозвал одного из ползавших. Последний подошёл к нему и достал дощечку, блокнот и палочку для писания.

– «В результате осмотра места происшествия мною установлено:

– Мейон добравшись до пещеры не смог в неё войти, так как она была заперта сильными заклинаниями. Возможно в пещере находился маг Бирейна с отрядом;

– попытки Мейона пробить защиту окончились неудачей, он получил лёгкую царапину осколком камня, который задел его щёку;

– тогда Мейон вызвал тварь Ол-Бейди, рассчитывая что она проникнет в пещеру и уничтожит в ней всех;

– но твари в пещеру проникнуть не удалось, видимо у Бирейна или его мага нашёлся достаточно сильный амулет, рассчитанный и на эту тварь;

– не сумев проникнуть в пещеру, тварь накинулась на сопровождавших Мейона, а потом и на него самого;

– спутников его она легко уничтожила, но он сам сумел нанести ей смертельное ранение малопонятным образом;

– несмотря на ранение тварь убила Мейона и только потом издохла;

– маг Бирейна и его спутники дождались, когда тварь подохнет и вышли из пещеры. Кто-то из них смог забрать серый камень, выломав его из подвески, так как на мести гибели отряда последний не обнаружен. Подпись. Помощник бейлифа Терейон Суми-Гоон.»

Он приложил к бумаге перстень, небольшая вспышка и появилась печать, заметно большая, чем печатка перстня. Потом отряд собрался, погрузили на одну из вьючных лошадей тело Мейона и начали спускаться с тропы. За одним из поворотов Терейон установил портал и отряд ушёл.

– «Я точно знаю, что никто из твоих спутников не брал камня!» – Тиум снова захотел выяснить, где камень.

– «Опять двадцать пять, я тебе уже говорил, что не желаю обсуждать этот вопрос».

– «Но многие считают, что камень у тебя».

– «Пусть считают, что хотят, это меня не интересует».

Тут опять «зазвонил телефон» – Маэрим сообщала, что собрать женщин на «час любви» в договорённое время у неё не получается, поэтому она назначает новое время, через три часа.

– «Урок истории закончен» – подумал я, «у нас есть время наконец позаниматься магией».

В одной из комнат Тиума имелся лифт, на котором мы спустились в подвал, а потом довольно долго шли по неширокому тоннелю.

– «Опасно держать полигон под башней» – последовало пояснение.

Потом ещё один лифт опустил нас довольно глубоко под землю. Полигон представлял собой набор комнат с толстыми стенами между ними. Самые большие были размером со школьный спортзал. Мы зашли в одну из них. Она имела овальную форму со срезанными торцами, около одного из них мы и расположились. Противоположная стена находилась от нас примерно в 50 метрах и была сильно укреплена. Этот зал был почти пустой, только у боковых стен с нашей стороны сиротливо стояли две лавочки и пара стопок матов. Сзади меня и поверху была прикреплена к стене и потолку лестница.

– «Покажи» – сказал Тиум, «на что ты способен».

Я не смог сдержать улыбки, три часа назад я слышал эту фразу от Маэрим по несколько другому поводу.

– «И с чего мне начать?» – поинтересовался я.

– «Начни с атакующих заклинаний, которые ты можешь сделать сам без амулетов».

– «А что именно?»

– «Давай по стихиям: огненный шарик, ледяная стрела, землю и воздух пока пропустим, молнию, веер ножей, подвеску с метательными клинками лучше пока заблокируй, и ядовитый плевок, а также всякие их модификации».

Огненный шарик ослепительно белого цвета вырвался у меня из ладони и выжег в стене довольно заметную ямку. Следом за ним с моих пальцев сорвалось пять шариков помельче и легли вокруг выжженной ямки, образовав правильный пятиугольник. В середину ямки ударила ледяная стрела, выбив наружу струю осколков трёхметровой длины, а в середины сторон пятиугольника вонзились ледяные иглы. По краям выжженной ямки справа и слева ударили одна за другой молнии, пусть не такие мощные, как у Мейона, но достаточно внушительные. Яд я делать не умел, поэтому в верхний край ямки ударила капля царской водки около 50 мл. На всю эту демонстрацию мне потребовалось меньше минуты.

– «А веер ножей я не знаю, как делать».

– «Впечатляет» – после паузы сказал Тиум, «а главное, впечатляет скорость исполнения. Заклинания ерундовые, отбить любое из них – раз плюнуть, но отбиться от подобной серии весьма не просто. Даже в свои лучшие годы не факт, что я смог бы такую атаку отразить. Только учти, если маг подобный поток отобьёт – то ты труп. И когда и где ты эти заклинания успел выучить?»

– «Вчера во время охоты я заметил вокруг в воздухе плавающие заклинания. Прочесть их структуру, а потом запомнить было не сложно. Сейчас я входил в соответствующее состояние, вызывал и насыщал энергией структуру или знак заклинания, и отпускал его».

– «То есть ты Видящий?»

– «Откуда я знаю. А с чем их едят?»

– «Видящие – это такие люди, не обязательно маги, которые способны видеть тонкую структуру мира».

– «А что такое толстая структура?»

Тиум посмотрел на меня и сказал – «не корчи из себя дебила, понимаю что ты здорово устал, вернешься к себе – отдохнёшь.»

Потом он сказал – «смотри прямо и, не поворачивая головы и глаз, посмотри на стену справа. Что ты видишь?»

– «Какие-то серо-коричневые полосы.»

– «То есть ты видишь не просто полосы, а серо-коричневые.»

«Они медленно колеблются вверх-вниз, иногда частично перекрывая друг друга. За ними нечто вроде линий, изображающих то ли набор знаков, то ли какую-то структуру» – я не понимал, что хочет от меня Тиум и немного фантазировал.

У него отпала челюсть, я удивился, что не слышу её стука об пол – «эти линии и есть тонкая структура мира», благоговейным шёпотом произнёс он.

– «Как ты считываешь висящие в пространстве заклинания, так по этим линиям можно прочесть прошлое, настоящее и будущее нашего мира. Конечно, быть видящим опасно, за вами охотятся, но и чрезвычайно полезно. О том, что ты Видящий надо молчать, даже с Жаин».

– «Но ясновидцев, как и очевидцев, во все века сжигали люди на кострах», – пропел я.

– «Именно так», – сказал Тиум, «пусть сейчас не сжигают, но им от этого не легче».

Я продолжал, как мне объяснил Тиум, осматривать спортзал, теперь левую стену. Теперь полос было меньше и я лучше видел линии. В моей голове они как бы распались на несколько знаков, которые по моей просьбе запомнил серый камень.

– «Какие ты хотел бы освоить сегодня заклинания» – поинтересовался Тиум, «времени остаётся немного, я мог бы показать тебе два-три полезных приёма, например каменный молот или воздушный кулак».

– «Я предпочёл бы освоить заклинание портала».

– «У тебя же есть рамка, которая строит порталы» – удивился Тиум, «а собственное заклинание довольно долго будет менее дальним и быстрым, чем рамка».

– «Не хочу зависеть от амулетов, рамка может и отказать или оказаться заблокированной».

– «Хорошо» – согласился Тиум, «но лучше я тебя обучу скользить между слоями мира, это полезнее и Видящему должно даться сравнительно легко. А научиться строить близкий портал несложно, в крайнем случае сможешь освоить самостоятельно по книгам»,

– «Но я не умею читать по вашему».

– «Тоже научу». – Тиум подошёл к лавке около правой стены и открыл над ней дверцы шкафа. Оттуда он достал нечто в виде двух конусов, соединённых основаниями, в пояс которых был вонзён стержень, закреплённый на подставке.

– «Тоже мне Видящий, обычного шкафа не заметил». Тиум понял мои терзания и заметил:

– «На дверцы этого шкафа в своё время я наложил довольно хитрое заклинание и когда они закрыты, то обычный маг, а тем более начинающий как ты, шкафа не увидит».

Он закрыл дверцы и шкаф исчез, не было даже следа магии. Если бы я только что не видел бы полки шкафа, на которых было расставлено много интересных штуковин, то просто не подумал, что в стене есть довольно вместительный тайник.

– «Это обучающий артефакт, как и большинство остальных вещей в шкафу», – объяснил Тиум, выходя из зала и переходя в комнату, расположенную неподалёку. В ней мы уселись за стол, который можно было бы назвать круглым, точнее овальным, если бы в нём не были бы вырезаны сегменты в треть круга. Возле каждого сегмента и вдоль части стола стояли кресла, очень удобные на вид.

– «За таким столом удобно сидеть толстякам с большим пузом, есть где разместить живот».

– «Садись», – Тиум показал мне на один сегментов и сам сел справа от меня.

Сидеть за этим столом оказалось очень удобно, руки лежали на выступах стола, а мой маленький животик погрузился вглубь. Тиум поставил передо мной принесённую игрушку и слегка закрутил.

– «Смотри в неё».

Я смотрел. Передо мной мигали поочередно вершины конусов, мелькали где-то там далеко внутри какие-то тени, слышался на грани восприятия чей-то шёпот. Я начал погружаться внутрь артефакта и оказался внутри довольно странного места, где моя дорога была перекрыта множеством тяжёлых плотных штор. Двигаясь то вправо, то влево, я проходил сквозь эти шторы, всё время возвращаясь на свой путь. Вдруг эти шторы исчезли и появилось нечто похожее на обычную местность, покрытую непонятными складками. Погрузившись ещё глубже я попал в местность, где узкие долины, почти ущелья взмывали вверх крутыми склонами, а их дно представляло узкие тропы, перерезаемые частыми ручьями. В склонах нередко были узкие проходы в соседние долины, по которым можно было перемещаться. При этом я чётко чувствовал какому месту в замке соответствует моё местонахождение, хотя, например, нашей с Тиумом башне соответствовала долина, закрученная спиралью. Для интереса я прошёлся по этой долине, побывал в месте, соответствующем моей квартире. Я начал подниматься из этого необычного мира и убедился, что могу выйти там, где хочу. Потом повторил всё это сначала с квартирой Тиума, а потом и с апартаментами барона и Маэрим. У барона я поднялся совсем на чуть-чуть, только чтобы убедиться что действительно нахожусь в нужном месте. А у Маэрим рискнул подняться в предпоследний слой, откуда в виде теней увидел её саму и двадцать женщин, которых она инструктировала. Почувствовав, что Тиум волнуется из-за моего отсутствия, опять спустился на самый нижний для меня уровень, по которому вернулся на полигон в комнату, из которой ушёл и поднялся в реальность. При этом я слегка ошибся, оказавшись справа от Тиум, а когда уходил – был слева.

Тиум меня немного поругал за эту неточность, хотя она была сделана намеренно – поленился делать несколько шагов, чтобы оказаться точно на своём месте. Потом Тиум достал кристалл, очень похожий на штуковину, взятою мною у Мейона. Также как и тот, он представлял собой две параллельные в виде прямоугольников, соединённых четырьмя трапециями. На этом кристалле была видеозапись, как я смотрю на вращающиеся конусы, потом привстаю и медленно растворяюсь. Обратно появился я резко, только что меня не было и вот я здесь. – «Расследование Терейона здесь тоже записано».

– «Теперь, чтобы уходить во внутренние слои мира, тебе этот артефакт не нужен» – он погладил рукой конусы, «на первое время возьми себе простенький амулет, чтобы облегчить и ускорить погружение.» – Тиум протянул мне детскую игрушку, похожую на рогатку, только на концах рогов на двух стержнях были вертикально закреплены такие же два конуса, только маленькие. Я положил её в карман. Тиум убрал в шкаф артефакт и достал оттуда круглое зеркало и наушники.

– «Доставай рамку и пойдём к тебе. Я уже устал, но хочу поучить тебя читать, раз обещал».

Мы переместились в мою квартиру в кабинет. Тиум поставил передо мной зеркало, на первый взгляд обычное круглое зеркало на подставке для бритья, даже слегка увеличивавшее моё лицо, но от него так несло магией, что можно было подзаряжаться. Ещё он мне протянул наушники, которые хотя внешне были похожи на наши: два больших кругляша на уши и упругая пластина-дуга между ними, но всё это было сделано из незнакомых материалов. Я одел их, Тиум включил и наушники и зеркало, на экране возник текст с рисунками, а в уши полезло звуковое сопровождение.

Их язык заметно отличается от земных, особенно письменность. Последняя представляет собой нечто промежуточное между алфавитным и иероглифическим письмом. Буквы у них есть, аж целых 20 штук, но их используют редко, когда общепринятое письмо не применимо. Основные знаки обозначают слоги из двух-трёх звуков, при этом каждый такой слог имеет некоторое значение. Большинство слогов обозначается по принципу: один знак – один слог, но в ряде случаев один слог имеет для обозначения несколько знаков и когда какой нужно использовать я так и не понял. Позже Тиум меня успокоил сказав, что большинство грамотных людей этого не знают. И лишь весьма немногие знатоки языка, заявляют, что им это известно. Свыше сотни слогов собраны в группы, каждая из которых обозначается одним знаком. В большинстве таких групп по два-три слога с близким звучанием и значением, а в одной целых пять. Текст принято сопровождать целым набором значков, вроде нашего ударения, которые передают интонации и эмоции, например: шучу, скучно, люблю и так далее. Всего у них свыше тысячи знаков и 12 значков для передачи эмоций и интонаций. В целом в Тао-Эрис всеобщая грамотность, но большинство использует упрощённый язык, обходясь 200-300 знаков и соответствующем числом слов. После одного занятия(!) я мог писать, по крайней мере, на уровне последних. Впрочем и на Земле та же картина – словарь Пушкина состоит из 50 000 слов, но очень многим хватает трёх тысяч, а то и одной, не говоря уже о знаменитой Эллочке-людоедке.

– «Иди полежи полчаса, пусть всё утрясётся в твоей голове, потом пообедаешь – у повара уже всё заказано. А потом тебе предстоит тяжёлая изнурительная работа, я тебе не завидую».

Я тяжко вздохнул и встал. Вспомнив об обеде, я открыл дверь в квартиру. Я без труда сделал это магически, не выходя из кабинета. В квартире я постоянно чувствовал каждый её уголок и, не входя в комнату, мог сделать там многое.

– «Маэрим дано планировала вырастить в замке стаю магов. К барону с этим лезть она не посмела, а ко мне попробовала подбить клинья. Но она тогда была сопливой девчонкой, на что я ей и указал. А потом со мной случилось, то что случилось, а ей требовался действующий маг, которого она и дождалась».

Тиум положил зеркало и наушники в шкаф в стене. В моей квартире оказывается было как в спортзале полно встроенных шкафов, а я их не замечал. Причём в отличие от того шкафа они не были замаскированы, просто цвет дверец совпадал с цветом стены. Я написал на дверце пальцем: зеркало, наушники. Надпись можно было легко прочитать магическим зрением.

Тиум ушёл, а я, пройдя в спальню с сейфом, сложил в него всё, что было на мне, разделся, взял халат и перешёл в спальню, которую отвёл на «час любви». Там я лёг и сразу отключился. Проснулся я от шуршания за дверью – слуги принесли обед. Вспомнив слова Маэрим, что слуг не стесняются, я безо всего вышел в гостиную. Стол уже был накрыт, а повар, слуга и две служанки стояли у стены и ели меня глазами. На столе был полноценный обед, а не набор закусок, как здесь было принято. Обед был простой: салат, суп, мясо с овощами и кисель. По привычке салат я съел после второго – он не остынет. Потом спросил у повара, «нет ли у них кофе?»

– «Сейчас будет» – он чуть ли не быстрее меня слетел на первый этаж на кухню.

Служанки собрали пустые блюда на поднос и слуга понёс его вниз. Повар вернулся с чашкой ароматного кофе и кофейником. Я велел подносик, на котором кроме кофе, были вазочки с вареньем и печеньем отнести в спальню. Обе девушки попытались схватить подносик, но, повар понимая, что это кончится разбитой посудой и пролитым кофе резко сделал полуоборот и отвернулся от них.

– «Вот эта отнесёт», – п оказал я на тоненькую девушку помоложе и посимпатичней.

– «На кухне остался ещё суп и мясо. Если твоё могущество захочет …»

– «Вот гад, врёт как сивый мерин, наготовил прорву жратвы якобы для меня, но готовит вкусно» – смысла разбираться с ним я не видел, у меня были дела поважнее, поэтому мерзко усмехнувшись, так что повара и оставшуюся служанку передёрнуло, сказал: «доедайте». Их как ветром сдуло.

Я вошёл в спальню. Бедный подносик стоял на столике рядом с траходромом и дрожал. Я удивился – дрожащий подносик с кофе это нечто! Потом понял – дрожала девушка, стоящая рядом. Она вдруг бухнулась на колени, обняла мои ноги и со слезами попросила:

– «твоё магичество, возьми меня на «час любви», какая тебе разница, будет двадцать или двадцать одна?».

– «Вот дурочка, ничего не понимает в жизни», – но вслух сказал, «встань, терпеть не могу, когда передо мной валяются, хочется вытереть ноги и пойти дальше»

Она тут же вскочила, я приобнял её и посадил себе на колени. Она успела поднять юбки и мои ноги ощутили её голый зад.

– «Как тебя зовут, девочка?»

– «Руми, простите господин, а как я тебя должна называть?»

– «Так, господин уже намного лучше, чем суперВаше могущественное магичество» – подумал я и сказал: «пойми маленькая, «час любви» это нудный, скучный и малоприятный процесс. И ни я, ни женщины в нём участвующие, никакого удовольствия не получим.»

Она была явно сильно расстроена, видимо работа на кухне была ей малоприятна и она изо всех сил пыталась вырваться оттуда.

– «А девочка симпатичная и страстная». – мелькнула мысль и я произнёс, «когда я в следующий раз попрошу еды, то ты принесёшь мне как сегодня кофё».

– «Но мне не разрешат?»

– «Кто посмеет отменять мой распоряжения», – моё возмущение было конечно наигранным, но достаточно впечатляющим».

– «То есть я могу сказать, что это твоё распоряжениё?» – уточнила Руми.

– «Нет, ты должна сказать, что это мой приказ!»

– «И ты со мной тогда ляжешь в кровать?»

– «Совсем ещё девочка, но старательная» – подумал я, а вслух произнес, «вполне возможно, там посмотрим».

– «Я так тебе благодарна» – она потянулась ко мне.

Пришлось её поцеловать, что я сделал с большим удовольствием, и отправить вниз, шлёпнув на прощание по попке.

Я выпил кофе, оно было великолепным, впрочем печенье и варенье тоже были весьма хороши. Тут зазвенел амулет-телефон, лежащий на столике, и над ним возник образ Маэрим.

– «Нам можно выходить, мы уже готовы?»

– «Да, конечно».

Она сделала паузу, но видя, что я не понимаю или делаю вид, что не понимаю, спросила прямо:

– «А может быть откроешь нам переход порталом?»

– «Нет, это может быть опасным. Переход будет долгим, его можно засечь и запустить в него какую-нибудь тварь».

– «Извини, не додумала, значит пойдём ножками».

Я лёг на кровать и смотрел, как слуги накрывают стол для «часа любви». У нас было ещё несколько минут до часа «Ч» и я хотел их все до конца использовать.

– «Урок магии на сегодня закончен и начинается следующий урок. Как его лучше назвать?» – я честно сказал Руми, не жду от «часа любви» ничего приятного, «наверное самое правильное назвать его уроком физкультуры».

Мне надо было собраться и настроиться. К сожалению эти минутки пролетели очень быстро, в гостиную вошла Маэрим и последний слуга вылетел, едва не сбив идущих за нею девушек.

– «Ты всё-таки решила и сама поучаствовать?» – смутить Маэрим было весьма сложно.

– «Конечно нет, но я должна убедиться, что всё готово, и главное, что ты готов» – она осмотрела блюда на столе в гостиной, взяла бокал и вошла ко мне в спальню.

– «Тогда ложись и убеждайся» – я похлопал по кровати рядом с собой.

– «Я понимаю, что ты волнуешься и нервничаешь» – сказала она наливая в бокал какую-то бурую жидкость, «я кстати тоже, но отменять всё уже поздно. Этот напиток увеличивает выработку спермы, причём срабатывает он через несколько минут. Конечно от него будут побаливать яйца, но дело того стоит. Тебе надо будет его выпить раза четыре, но тебе об этом напомнят. В общем пей и приступай к работе, а я побежала».

Я медленно выпил бокал, вкус у него был почти никакой, может быть слабощелочной, и вышел в гостиную к девочкам. Меня била лёгка дрожь, но надеюсь, она была незаметной. Они уже разделись и многие жевали что-то со стола, явно нервничая. Я всем им улыбнулся, обнял ближайшую и поцеловал. Потом поцеловал следующую. Где-то было написано, что симпатии и антипатии можно сразу определить на вкус. Если от поцелуя она и ты испытываете вкусовое наслаждение, значит вы подходите друг другу, а если нет – то нет. По этому принципу я отобрал трёх женщин и повёл из в спальню. В своё время занимаясь Тантра-йогой, неизвестно зачем мне пришлось освоить любопытную практику прерывания эякуляции. Здесь это могло пригодиться, чтобы за раз обслужить не одну, а двух или даже трёх женщин. Чувствовалось, что они предельно заведены и мне было достаточно прикладывать минимум усилий. После первого сеанса, на котором меня хватило на двоих я выпил ещё напитка и опять пошёл целоваться. Было очень жалко, что под рукой не было магнитофона с музыкой, это всё бы здорово упростило. То есть может быть в каком-нибудь шкафу он и был, но искать его, а потом запускать что-то вроде музыкального кристалла было бы неразумно. Это надо было выяснить и организовать заранее. Хотя я не планировал повторять сегодняшний подвиг, но заметку в памяти насчёт музыки сделал.

Меня хватило на пять сеансов, можно было попытаться пойти и на шестой, но не хотелось. Нет, девочки, а точнее зрелые женщины от 25 до 40, были очень даже ничего. Я приметил нескольких, даже поставил на них магические метки, чтобы позаниматься с ними сексом в нормальной обстановке. В двух сеансах мне удалось совершить по три эякуляции, а в остальных по две. Таким образом Маэрим могла рассчитывать на 12 штук деток, этого я счёл за глаза более чем достаточным. Посидев с ними немного за столом и убедившись, что они готовы так сидеть до утра в расчёте на ночные сеансы, пришлось их огорчить:

– «Милые дамы, мне было с вами очень приятно, но сейчас я уже хочу спать. Кое с кем из вас я надеюсь ещё встретиться, но не в такой экстремальной обстановке. Дамы меня поняли совершенно правильно. Они быстро одевались и подходили ко мне, чтобы угостить прощальным поцелуем, а потом уходили, кажется к Маэрим с отчётом. Когда последняя покинула гостиную, я запер двери и пошёл принять душ. Выйдя из душа, позвонил Маэрим и отчитался. Дамы уже были у неё.

– « Значит 12» – сказала она, «это замечательно. Я рассчитывала на 4 и надеялась на 6-8».

– «Но подобный перетрах я делаю в первый и последний раз».

– «Не зарекайся. Разумеется я нагружать тебя подобным образом больше не планирую, но в жизни всякое бывает. Во всяком случае я тебе очень благодарна».

– «Целую, до встречи через пять дней, если ничего не случится».

Я чувствовал себя невероятно измотанным. – «Надо будет попросить Жаин отмассировать меня. Но сначала подведём некоторые итоги. Урок физкультуры закончен и зачёт я, как понимаю, сдал. Осталось завтра с утра освоить межмировой портал и можно будет возвращаться».

Глава 7. Возвращение в свой мир

Ночь на вторник, вторник

Взяв связной амулет, чтобы позвонить Тиуму и Жаин, я задумался, что именно им сказать. Но позвонил повар и поинтересовался – «правда ли, что я поручил Руми носить мне кофе в постель?» – «Правда!», рявкнул я, «не твоим же охламонам это поручать».

Потом позвонил Тиуму и попросил его с Жаин зайти ко мне. Конечно гонять его было не со всем этично, но хотелось уточнить прежде всего дела на завтрашнее утро, да и некоторые вопросы накопились.

Через несколько минут они были у меня. Поинтересовавшись, не хотят ли он поесть, и выяснив, что они недавно поужинали, я позвонил на кухню и приказал убрать остатки еды из гостиной и предложил перейти в спальню.

– «Запах еды сейчас меня раздражает, да и смотреть на морды кухонных работников … Предпочитаю более эстетичные образы». В спальне я сел на кровать, а Тиум устроился в кресле рядом со столиком.

– «Как самочувствие?» – поинтересовался Тиум.

Теперь уже я посмотрел на него, как на умственно отсталого: – «А как ты думаешь, в каком я состоянии? Если бы я трое суток повкалывал бы в каменоломнях и то наверное было бы легче. Жаин, милая» – обратился я к ней улыбнувшись, «тебя не очень затруднит меня отмассировать, а потом вымыть?»

– «Ты же знаешь, что тебя я с большим удовольствием.» Она стояла рядом, поэтому я обнял её и усадил себе на колени.

– «А потом отвести за ручку в кровать, уложить и лечь рядом» – возмутился Тиум, «ты понимаешь, что после подобных достижений надо десять дней тихо лежать и не думать о женщинах!»

– «А я и собираюсь тихо лежать рядом с Жаин» – она счастливо улыбнулась, «и ни о чём более не помышлять».

Мимика у Тиума была весьма выразительной, – «ну что с ними можно сделать?», высказал он несколькими движениями лицевых мышц – «ничего».

Потом, обнаружив на столике бокал с остатками напитка Маэрим, понюхал его и макнув кончик мизинца, лизнул: – «И сколько этой дряни ты выпил?»

– «Кажется пять бокалов».

– «Пя-ять … бо-окалов! Жаин, тебе действительно придётся с ним остаться, а то в середине ночи он выбежит во двор и начнёт трахать всех подряд, включая стражников и лошадей. У этого напитка есть ещё сильное последействие».

– «Может быть тогда будет лучше, если я прямо сейчас пойду и прогуляюсь по двору?»

– «И думать не смей» – возмутилась Жаин, «никуда я тебя сейчас не отпущу».

– «Не волнуйся» – подал реплику Тиум, «Жаин – крепкая женщина, а на всякий случай я буду рядом».

– «С другого боку» – схохмил я. Все рассмеялись.

– «Я буду в соседней спальне и Жаин сможет быстро меня позвать. Этот напиток весьма эффективен, но обладает рядом побочных эффектов. Сразу после последнего глотка можно принять дезактиватор, но сейчас уже поздно.» – Тиум с видом крайне утомлённого человека зевнул, «Я догадываюсь, зачем ты позвал Жаин, но зачем меня? Свои сексуальные проблемы ты вполне мог обсудить и с ней, она в этих вопросах хорошо разбирается». Жаин затряслась в моих руках от смеха.

– «Мне завтра надо быть у себя, и не поздно вечером, а, по крайней мере, в середине дня. И потом гарантированно вернуться сюда, а не в соседний замок.»

– «Ещё не поздно, а я разбужу вас с Жаин рано утром, – Тиум не удержался и съел печенье, «за полчаса освоишь амулет, там и осваивать нечего, потом два-три часа потренируешься и вперёд, обедать будешь уже у себя». Я посмотрел на часы, точнее на свой мобильный. Было 10 вечера.

– «Если так, то хорошо, но я почему-то сомневаюсь».

– «Сомнения – вещь полезная» – Тиум сунул ещё одну печеньюшку в рот, «понадоблюсь – зовите» и вышел из комнаты.

– « Сомнения – вещь полезная» – процитировала отца Жаин, «но не в постели», и опрокинула меня на спину.

– «Извини дорогая» – сказал я, «но пока я могу только лежать пластом, поэтому сначала меня отмассируй».

– «Ну что с тобой поделаешь», – Жаин быстро сняла с себя всё, плотно уселась мне на спину и начала меня разминать. Массажисткой она была великолепной. Потом она с меня слезла, перевернула на спину начала массировать сверху вниз от подбородка, включая руки. Отмассировав ступни, она опять меня перевернула и стала массировать, начиная от ног, вверх.

– «Сверху вниз – успокаивающий массаж» – вспомнилось мне, «а снизу вверх – возбуждающий».

После массажа я почувствовал себя намного лучше и поплёлся в ванную, поддерживаемый Жаин. Ноги, руки и всё остальное были как бы не мои. Мы залезли в довольно широкую и глубокую стоячую ванну и Жаин начала меня мыть мягкой губкой. Потихоньку я начал приходить в себя. Мельтешение мыслей в голове прекратилось и тело уже не напоминало мешок с костями. Можно было надеяться, что утром буду в норме, тем более, что завтра ожидалось довольно много дел. Хотя Тиум и обещал, что освоение межмирового перехода будет несложным, и я сам понимал, что раз Маэрим сумела им воспользоваться не будучи магом, и может быть и не раз, то эта игрушка должна быть простой в употреблении, но интуитивно ощущал, что будут какие-то проблемы.

В постели Жаин немного меня поласкала, но чувствуя, что моё тело не отзывается, прижалась сбоку и засопела. Я удивлялся: что Жаин, что Маэрим засыпали мгновенно. Впрочем и я здесь засыпал очень быстро, хотя дома процесс засыпания растягивался порой на часы. Под утро я проснулся по естественной надобности, потом принял душ, лёг и легко погладил Жаин. Проснулась она мгновенно, сбегала в туалетную комнату, а потом взяла всё то, что недополучила со вчерашнего вечера. Потом мы ещё немного повалялись, но как и в прошлый раз Тиум нас поднял и погнал завтракать. В гостиной стол уже был накрыт всяческими деликатесами, а у стены стояла Руми с кофе на подносике. Остальные слуги уже испарились, остался только повар в ожидании очередной заслуженной похвалы. Он её безусловно дождался и тут же слинял. Велев Руми отнести кофе в спальню и ждать меня сидя или лёжа, я накинулся на разные копчёности, а потом слопал кусок горячего пирога с многослойной начинкой. Впрочем Тиум с Жаин от меня не отставали.

После завтрака Тиум хотел отправить Жаин с каким-то поручением, но она его остановила.

– «Лекес» – сказала она, «я прекрасно понимаю, что у тебя неизбежно будут женщины и много, я всё же родилась и выросла в семье мага. И пойми – меня это нисколько не задевает. Я хорошо вижу, что для тебя это просто эпизоды, после которых ты вернёшься ко мне. Если захочешь, то можешь сделать эту девочку, как её – Руми, своей любовницей, я ей даже помогу. Для меня достаточно, что ты будешь всегда возвращаться ко мне. Я поцеловал её и спросил Тиума» – «может быть имеет смысл объявить Жаин моей официальной любовницей».

– «Ни в коем случае» – ответил Тиум, «ты отказал в этом Маэрим и она с таким унижением смирилась. Более того, она дала тебе большую свободу, правда при определённых условиях. Но с тем, что кто-то окажется выше её – она не согласится никогда. Это очень опасно – у неё большие возможности».

– «Тем более, что мне это не требуется» – поставила точку Жаин, «мне достаточно того, что тебе со мной хорошо и я тебе нужна». Наши губы слились в долгом поцелуе.

– «Хватит, достаточно» – сказал Тиум, «а то вы поспешите в спальню, а у нас много дел. Ты сам вчера из-за этого нервничал».

– «Согласен» – сказал я, «но мы перейдём в спальню».

– «Лучше в кабинет», – возразил Тиум.

Я встал и пошёл в спальню – надо было отпустить Руми. Жаин и Тиум пошли следом за мной. Когда мы вошли, Руми лежала на кровати, но при нашем появлении тут же вскочила на ноги. Я её поцеловал и сказал: – «благодарю, ты свободна».

– «А после обеда зайдёшь ко мне» – сказала Жаин, «нам найдётся о чём поговорить».

– «Если меня отпустят» – Руми потупила глаза.

– «Скажешь, Лекес приказал» – Жаин посмотрела на меня и я подтверждающе кивнул.

Обращение «Лекес» добило Руми – «хорошо, я так и скажу: «Лекес приказал», чтобы я после обеда, а что именно?» Говоря «Лекес» она немного заикалась.

– «Ты не должна перед ними отчитываться» – сказал я ей, «ты получила от меня приказ, зайти к Жаин, и ты не должна никому говорить: куда ты пошла, зачем и надолго ли. Это не их собачье дело, именно так я велел тебе дословно отвечать на подобные вопросы».

– «Значит ты велел мне говорить, что это не их собачье дело» – Руми довольно улыбнулась и я увидел несколько морд, которым она это скажет.

– «Всё» – почти зарычал Тиум, «Руми иди на кухню, Жаин позови Дмитрия и зайди в оружейную, а мы с тобой в кабинет».

Первым делом я оделся и обулся во всё, в чём я попал в этот мир. Потом взял из сейфа коробку с кубом межмирового перехода, свою старую сумку с перстнями и странным кристаллом, жезл, нож, пистолет и нательный пояс, и передав коробку Тиуму, нацепил всё остальное на себя и мы перешли в кабинет. Тиум достал коробку, из неё куб и поставил его на стол. Я начал вглядываться в куб и быстро оказался рядом с горной грядой. Она начала приближаться и стало понятно, что я нахожусь одновременно и здесь и там и нигде. Один шаг и под моими ногами оказался бы склон Кавказского хребта, но пока мне удавалось скользить над ним в поисках нужного места.

– «Куб запоминает последнее место пребывания» – пояснил Тиум, «а Маэрим сюда зачем-то пару раз шастала».

– «Интересно зачем?» – подумал я, «а потом дошло – её же интересует оружие, а Дмитрий наверняка ей сказал, что здесь могут быть схроны боевиков. Попробуем такой найти».

Как искать было непонятно, но растворившись в каком-то межмировом слое, я начал чувствовать себя как в детской игре горячо – холодно. Более того, кто-то довольно могущественный требовал от меня что-то найти, а что именно, понять не удавалось, но и не требовалось – не то, не то, дальше. Меня просто несло и я скользил в этом потоке. В какой-то момент стало понятно, что подо мной находится пещера, он была прекрасно спрятана и вход в неё был совершенно невидим, но мне он был и не нужен. Ещё немного, и поток внёс меня в пещеру сквозь склон и мягко опустил в середине. Вход был прямо передо мной и он был перекрыт несколькими натянутыми проволоками, ведущими к минам и гранатам. Сбоку над полом была узенькая полочка, по которой можно было с трудом пройти. Слева от прохода стояло с десяток канистр, судя по запаху, с бензином. Далее вдоль стены были навалены мешки с различным продовольствием. В самом конце было несколько мешков, которые меня заинтересовали. Прощупав их и взрезав один, я обнаружил, что в них деньги. Связать два места, в которых я одновременно находился, оказалось несложно, а перебросить мешки в мой кабинет – ещё проще. Продолжая обход у задней стены пещеры были обнаружены чемоданы с героином, а вдоль правой стены грубо сколоченные стеллажи с оружием и цинки с боеприпасами внизу. И оружие и цинки небольшим магическим усилием были отправлены в мой кабинет, а чемоданы были раскрыты, щедро политы бензином из канистр и подожжены. Потом с чувством выполненного долга я вернулся в свой кабинет и застал интереснейшую картину.

В углу в кресле сидел Тиум и негромко, но счастливо смеялся. В середине кабинета стоял Дмитрий, обложенный оружием, цинками и мешками. Часть мешков и цинков было порвано, и поэтому он был обсыпан деньгами и боеприпасами. Позже мне рассказали, что едва Дмитрий вошёл в кабинет, как вокруг него начало всё это громоздиться и он не смог даже отойти к стене. Рвущиеся мешки и цинки почему-то норовили сделать это прямо у него над головой. Естественно, поначалу он высказал своё мнение по этому поводу – наверное его тираду понял только я, а потом начал разбирать оружие.

– «Не суетись» – сказал ему Тиум, «позови людей и подводы и пусть это всё отвезут на склад. Там и разберёшься.». Дмитрий, увидел меня и подошёл, точнее где перелез через наваленную вокруг него гору, а где прополз между грозящими рухнуть на него штабелями. Подойдя ко мне, он достал из кармана два конверта и сказал – «у меня есть два хороших знакомых. Ещё до отъезда я обещал их пригласить сюда, если дела пойдут хорошо. Это толковые офицеры и в замке пригодятся. Здесь письма-приглашения, а переправить их в замок ты сможешь. А оружия здесь твоими усилиями завались». При этих его словах один из штабелей рухнул. Тиум опять начал смеяться. После этого Дмитрий убежал, а я опять сел на своё место. Приблизив изображение к пещере, увидел на ней столб дыма, а внутри что-то взрывалось. Откуда-то издалека доносился чей-то довольный смех. Вдали появилась тройка боевых вертолётов и я увёл портал на север и отключил его.

Всё это было очень странно. Кто-то намеренно вывел меня на этот склад, предполагая, что я разгромлю его. Но кто, почему и для чего? Я не мог даже предположить ответов. Может быть получу ответы позже, а может быть никогда. Эти вопросы были отложены в дальний ящичек моей головы.

Потом начал собираться. Прошёл в комнату с сейфом, и сложил в него всё, найденное здесь, оставив только жезл, камень помощника бейлифа и два камня-аккумулятора. Потом подумав, добавил к ним два перстня, браслет и странный камень, взятый у бейлифа. Кроме жезла, всё это было в нательном поясе. Взяв старую сумку, положил в неё пистолет, а всё остальное запер в сейфе. Зачем-то собрал одежду и обувь, в которую меня обрядили в замке – тючок с нею бал засунут в некое подобие рюкзака, кстати довольно удобного. Вернувшись в кабинет, положил ещё в сумку коробку с патронами к пистолету и тридцать пачек купюр по 500 евро, влезли они с трудом. Опять настроившись на Землю, я подогнал наводку севернее, пока не очутился в своей квартире. Переходя, положил руку на кубик, и вошёл к себе, держа его в руке. В квартире я плюхнулся в кресло – ноги плохо держали. Передохнув я посмотрел на часы – было два часа дня.

– «Надо поесть, но готовить не хочется. Дай-ка я схожу в ресторан на бизнес-ланч».

После обеда я прилёг отдохнуть и начал вспоминать всё, что со мной приключилось. Дойдя до текущего момента, встал, сел за компьютер и коротко всё записал. Потом открыл рабочую папку и начал делать бумаги, заказанные шефом. Делать их не хотелось, но работа шла споро, будто кто-то мне подсказывал. Сбросив всё на флешку и отчёт о приключениях и деловые бумаги, я решил прогуляться. Может быть хоть сегодня получится прогулка. Впрочем, и в замке нашлось время на две прогулки и обе с хорошей дракой. Пошёл я на свою любимую тропинку, но не стал подниматься на взгорок, а свернул влево на полянку. На ней было пусто. Повернувшись к взгорку и сделав несколько шагов вбок оказался напротив большого обломка бетонной плиты, лежащей здесь с незапамятных времён. Сосредоточившись на ней я попытался сделать файербол. Огненные шары и в замке у меня не так уж хорошо и получались, поэтому с них и начал. С десятой попытки шипящий и плюющийся огнём шар все-таки врезался в плиту. Конечно, это был в некотором роде успех, но он меня не устраивал. Прежде всего на этот ублюдочный шар ушло многовато энергии. Далее он плохо двигался, не по прямой, и плевался огоньками. То есть он представлял бы опасность для мои спутников, которых к счастью не было. И результат – небольшое почерневшее пятно.

Я собрался и начал тщательно вспоминать заклинание – прежде всего последовательность состояний. Потом постарался каждое из этих состояний точно воспроизвести, а потом запомнить. Слова и жесты были тоже восстановлены, но они играли вспомогательную роль. Потом подготовил структуру заклинания и впрыснул в неё немного энергии – достаточно, но экономно. Полностью сосредоточившись на заклинании, я выпустил файербол. Шарик получился вдвое меньшим по диаметру, но заметно горячее и плотнее. Летел он строго по прямой и, ударив в середину уже имевшегося пятна, создал вполне приличную, хотя и небольшую ямку. Этот результат меня вполне устроил, усилить поражение можно было просто увеличив энергию файербола, а также несколькими несложными приёмчиками, например запустить сразу пять вместо одного.

Потом аналогично я опробовал несколько боевых заклинаний – ледяную стрелу, воздушный кулак, кислотный плевок. Последний я применял вместо ядовитого плевка – создать достаточно сильный яд, действующий через кожу, не получалось, зато с царской водкой проблем не было. Для каждого заклинания я во всех подробностях вспомнил все свои состояния, а затем каждое состояние во всех деталях. Получилось очень неплохо, повреждения плиты вышли на заглядение. В качестве боевого заклинания земли я проверил самозахлопывающуюся трещину. Несмотря на возражения Тиума, вместо принятого облака пыли, земли и камней, я предполагал именно его. От облака пыли хорошо закрывал обычный щит, только он должен был быть достаточно протяжённым, чтобы облако не ударило сбоку, и ещё он должен был быть самоотряхивающимся. Сделать такой щит было несложно и начинающему магу. Тиум возражал, что любой маг может левитировать над моей трещиной или сделать затянутый прыжок вверх. Это возражение парировалось заявлением, что воздушный кулак сверху не даст левитировать, а трещина сразу сомкнётся, когда противник окажется внизу. Заявление, что не принято в одной схватке смешивать заклинания разных стихий, было отметено как декадентское.

– «Но пойми» – возмущался Тиум, «большинство магов сильны только в одной стихии и чтобы выполнить заклинание другой стихии, а потом вернуться в свою, требует много времени».

– «А я не любой!» – действительно мало того, что с одинаковой лёгкостью у меня получались заклинания разных стихий, пусть и простейшие, но и переходы с одной стихии на другую совсем не требовали дополнительных усилий и времени.

Выполнив свой малый набор боевых заклинаний и удовлетворённый результатом, я запустил веером поисковые заклинания и сеть наблюдения. При этом не ставилась цель найти что-то конкретное, а только посмотреть, что творится в округе. Никого, кроме нескольких собачников, выгуливавших своих псин, обнаружено не было. Зато строго на запад примерно в километре оказался неизвестный мне источник магической энергии. Пополнить резервы было остро необходим и я двинулся к нему.

Тропинок в этот направлении не было, но лес был редким и идти было несложно. Приблизившись к источнику я почувствовал слабенькое заклинание общего дискомфорта и неприязни быть в этом месте. Центр заклинания был явно рядом с источником.

– «Кто-то считает себя владельцем источника, надо быть готовым к столкновению».

Опять запустив поисковые заклинания и сеть наблюдения, я стал осторожно приближаться к цели и вдруг едва не влип в болото. Проверяя состояние магического пространства, я совсем забыл, что надо попросту смотреть под ноги. Вовремя остановившись, правда правая нога промокла, я самым внимательным образом осмотрелся. Передо мной было небольшое болотце и впереди чуть правее метрах в 20 был источник. К нему вела почти незаметная тропинка, начинавшаяся в метрах 15 справа. Аккуратно обойдя болотце, я предельно внимательно двинулся по тропинке. Оказывается параллельно сканировать местность и обычным и магическим зрением довольно сложно. Магический источник совпадал с небольшим родничком, что в наших краях бывает довольно часто. Рядом с ним была расчищена небольшая площадка, на которой виднелся след от подстилки. Кто-то этим местом пользовался регулярно.

Вода в роднике была не очень хорошей, просто обычной – в черте города и рядом с ним сложно найти хорошую чистую воду. Магический поток был слабеньким, но достаточным, чтобы восстановить резервы. Делать запасы энергии я не стал, хотя они и были мне нужны – иначе с полгода родничком пользоваться было бы нельзя, да и потом он стал бы заметно слабее. Определить кто именно регулярно им пользовался было затруднительно – следы были слабыми и размытыми, это мог быть и не человек. А ставить наблюдателя было крайне дорого – ему требовался источник, причём собственный, иначе его обязательно должны были обнаружить. В замке можно было набрать всяких магических штук, чтобы построить наблюдателя, но здесь с этим были проблемы. То, что я оставил следы – меня не беспокоило. Нагадить я не нагадил, вёл себя вполне культурно, восстановиться от источника был вправе, а если найдут и захотят поговорить – что ж, тогда поговорим.

Зарядившись, я погрузился во внутренние слои мира и вернулся домой. Отдохнув, поужинав и приняв душ, я понял, что снадобье Маэрим, продолжает действовать. Тут мне позвонила моя давняя подруга – Екатерина. У нас давние отношения. В своё время она решила, что мы слишком разные люди, поэтому выходить за меня замуж, а точнее, женить меня на себе, она не будет. Но так как ей очень хорошо со мной в постели, то наши отношения будут продолжаться. Она мне нравилась, а одно время очень, поэтому я согласился с её доводами.

Разумеется пришлось выслушать груду упрёков, что я такой-сякой, не мазаный, бросил бедную женщину. Да, действительно бедная – зарабатывает она раз в пять больше меня, нет уже в десять, я же с лета на полставки. Надо будет свести её с Маэрим, получится два сапога – пара. В заключении она сказала, что не представляет, как может с такой свиньёй спать. Я уточнил, что тогда не со свиньёй, а с кабаном. Она рассмеялась, надо отдать ей должное – приходит в себя она быстро. Посожалев, что сегодня она встретиться со мной не может, вот если бы мой звонок был бы вчера … Уточнив, а смогла бы она тогда встретиться со мной вчера и получив отрицательный ответ, я договорился с ней на завтра. Вытащив заранее пачку евро и пересчитав – ровно 100 штук, а то ведь бандиты могли две-три купюры и украсть (мне тоже смешно), я положил её на стол и накрыл толстой книгой. Учитывая моё скромное по сравнению с ней материальное положение, она спокойно относилась к отсутствию моих подарков по полгода и более. Но зато получив подарок, обязательно дорогой, радовалась как маленькая девочка. Я почти видел, как она показывает кое-кому мой подарок – мол видишь какие у меня друзья.

Немного огорчившись, но иного вряд ли можно было ожидать, я стал устанавливать защиту на квартиру. Это была трудная задача – ведь основное требование к защите была незаметность. Мне не хотелось, чтобы любому проезжающему мимо магу было бы видно, что в этой квартире живёт маг. А магов в Москве хватает, как вычислил один мой знакомый – от тысячи до полутора тысяч, и это не считая всяких мелких колдунчиков и прочих. Поэтому защиту приходилось расщеплять на тончайшие нити, которые старательно прятать в стенах. В идеале маг даже коснувшись моей стены снаружи не должен был ничего заметить. Конечно сильный маг мог обнаружить мою защиту, особенно если он её специально искал. Зато любой другой, неважно маг или не маг, тихо уйдёт, забыв, что он хотел сюда проникнуть. Если же он окажется очень настырным, то вечная ему память – даже следов не останется никаких.

Потом я позвонил своей агентессе и попросил подъехать ко мне послезавтра вечером, объяснив, что я хочу купить квартиру. Поясняю для чрезмерно любопытных, я живу в довольно крупном городе в центре Европейской части России, то есть где-то между Белоруссией и Уралом. Живу я в этом городе всю жизнь и имею собственную квартиру, но уже много лет вынужден жильё снимать. Так как реально любое жильё сдаётся на год, редко на два и только один раз я прожил 2,5 года на одном месте, то у меня есть агентесса. Которая поисками квартир и занимается. А раз у меня появились хорошие деньги, то пусть она мне подберёт и подходящую квартиру, тем более, что она человек добросовестный и проверит всё: от юридических документов до работы сантехники. Но орать по телефону на весь город, что у меня вдруг появились хорошие деньги на хорошую квартиру – я не собирался.

Ложиться спать было ещё рано и выложил перед собой странную штуковину, взятую у Мейона. Материал был совершенно мне неизвестен – это явно был не камень, не металл, не пластмасса, не дерево и не кость. Верхняя и нижняя грани были параллельны друг другу и имели форму прямоугольников. Боковые грани имели форму трапеций. Подумав, я обозвал эту штуковину полугробиком. Довольно долго я просто тупо смотрел на него, как питекантроп на компьютер. Потом решил потрогать его жезлом, авось последний окажется посообразительней меня. Оказался! Очертания полугробика расплылись, из него начало вытекать нечто вроде тумана, формируясь в облако над ним, а потом это облако превратилось в последовательность образов. Поначалу довольно долго шла откровенная и весьма посредственная любительская порнуха. Я даже захотел выключить полугробик, настолько это было неинтересно. Просто кто-то мелко издевался над женщинами и молодыми девушками, вплоть до девочек, заставляя их принимать различные «гинекологические» позы. Автор явно пользовался каким-то учебником или альбомом – фантазии у него не было ни на грош. Потом пошли кадры с немолодой женщиной, которую автор пытался всячески унизить. С одной стороны она не смела ему прямо сопротивляться, но выполняя буквально его указания, тем самым явно унижала его. В кадрах несколько раз мелькнул младший помощник бейлифа Мейон Тениорис и стало ясно, что это его снимки. Потом в кадре появился помощник бейлифа Терейон Суми-Гоон. Он явно распекал Мейона. Жезл коснулся ещё одной точки на торце полугробика и появился голос:

– «… пойми сопляк, что во всём сеймене у нас нет ни друзей ни союзников. Если владетель нейтрален и лоялен к нам, то это уже большое достижение. Ты жестоко унизил баронессу Мегион Фари-Туинес и думаешь, что она простит тебе это?»

– «А что она может сделать?» – Мейон просто не понимал замечаний Терейона, «я перехватил её в дне пути от её замка и объяснил, что она должна сидеть за его стенами и никуда не рыпаться, а не то хуже будет».

– «Она была к нам лояльна и большинство её родственников и друзей были к нам лояльны. А теперь все владететели рода Фари-Туинес наши враги. И все друзья Мегион наши враги. Ты полгода как получил камень младшего помощника бейлифа и сколько за это время успел завести себе врагов?»

– «А что они могут мне сделать? Они все слабаки и должны знать своё место. Если я им прикажу есть говно, они и это сделают!»

– «Сколько ты захватил замков, а?»

– «Терейон, ты же знаешь, что это редко и мало кому удаётся».

– «Знаю и знаю, что ты даже и не пытаешься это сделать. В замке Берейнов защита держится на соплях. Захвати этот замок и тогда развлекайся. А до тех пор я – третий помощник Бейлифа запрещаю тебе подобные развлечения, о чём будет доложено бейлифу».

Терейон серьёзный, умный и осторожный противник, а Мейон был просто наглецом, за что и поплатился.

На торце полугробика я обнаружил 8 точек для управления процессом воспроизведения и нажав «Стоп», прервался чтобы выпить воды. Потом стал смотреть дальше. Несколько серий кадров не несли ничего интересного. Мейон ездил по окрестностям, организовывал банды, пару раз гонялся за владетелями, но безуспешно. В какой-то момент кадры стали более торжественны и появилось изображение довольно красивого дома в большом саду. Мейон вбежал по ступенькам, проскочил между колонн и охранников и между величественных дверей по длинному коридору в хорошо освещённую залу. В помпезном кресле, а может быть на троне сидел пожилой мужчина в очень богатых одеждах. К нему почти вплотную подбежал Мейон, упал на колени и положил голову на колени этому мужчине. Лицо последнего было отмечено следами всевозможных пороков. Он положил руку на голову Мейона и поинтересовался, что случилось. Они явно были в близких отношениях: то ли родственных, то ли интимных.

– «Мой бейлиф, Терейон копает под меня, он запретил мне запугивать этих жалких людишек, он потребовал, чтобы я захватил замок!»

– «Мой мальчик, бейлиф начал гладить голову Мейона, я хорошо понимаю тебя. Но согласись, Терейон во многом прав. Мы с трудом удерживаем власть и контроль над сейменом. Если ты захватишь власть над замком Берейна, то всем докажешь, что получил камень младшего помощника заслуженно. И это вполне возможно. Защита замка дышит на ладан, охрана замка малочисленна, плохо вооружена и плохо обучена. Сам барон уже ни на что не годен, у мага замка Тиума отнята магическая сила. Единственная, кто хоть как-то организует оборону замка – это внучка барона Маэрим, но она не магесса и не воительница, просто баба. Если собрать сотню приличных воинов и ворваться в замок – то дело сделано».

– «Но у меня нет сотни воинов».

– «Найми их, деньги я тебе дам».

– «Но это опасно, может лучше приказать это сделать кому-нибудь другому».

– «Может быть и так мой мальчик, но тогда шепотки за твоей спиной не прекратятся, а Терейон будет вправе приказывать тебе».

– «А может быть выманить эту Маэрим за пределы замка и там её прихлопнуть».

– «Поступай как знаешь, мой мальчик, только было бы очень хорошо захватить тебе этот замок».

– «Я попытаюсь, я что-нибудь придумаю».

– «Если ты меня всё ещё любишь, мой мальчик, то пойдём в спальню».

– «Я весь твой, мой бейлиф».

Больше в этом слое ничего интересного не было. В другом слое я обнаружил описание сеймена и помощников бейлифа. Сеймен был разделён на пять байлу, руководимые бейлифами. Каждая территория сеймена, вплоть до самых крошечных входила в какую-нибудь байлу, некоторые в две, а два замка – одновременно в три. Как это организовано было непонятно. Каждая байла делилась на олубайлу, в главе которых стояли помощники бейлифа. Их краткие данные были здесь приведены.

Агапа Гиваир-Оонер – первый помощник бейлифа. Крупный мужчина с грубыми чертами лица. Возглавлял дружину бейлифа в срединном домене.

Аниор Бен-Оорон – второй помощник. Контролирует северо-восточную олубайлу.

Терейон Суми-Гоон – третий помощник бейлифа. Контролирует северо-западную олубайлу.

Байяр Сени-Коот – четвёртый помощник бейлифа. Контролирует южную олубайлу.

Так как один из помощников постоянно был в срединном домене, то байла была разделена на три олубайлы, которые иногда пересекались.

Младших помощников у бейлифа было пятнадцать. Если Мейон имена бейлифов даже не посмел назвать, а о помощниках только сообщил, кто что контролирует, либо где находится, то на младших помощниках он отыгрался сполна. Каждый из них получил подробнейшую уничижительную характеристику, пользы от которых для меня практически не было. Единственная полезная информация, которую я вынес, состояла в следующем: три младших помощника были с Агапой в срединном домене, остальные были разделены на три четвёрки, каждая из которых была подчинена одному из помощников. Чётко определённых территорий ни у кого из младших помощников не было, за исключением двоих, но они по своему статусу приближались к помощникам. Остальным была каждому выделена своя зона и даны конкретные задания, которые они в большинстве своём отнюдь не рвались выполнять. Почти все младшие помощники были законченными интриганами, неспособными делать дело.

Ещё один раздел был посвящён владетелям, но без пояснений Тиума или кого-нибудь ещё, я мало что там понял. Единственное, на что я обратил внимание, имеются какие-то графы, которые воюют как с помощниками бейлифа, так и с другими владетелями. Кто они, какова их цель, какими они располагают силами – ничего этого написано не было. К их числу относился и Тарин-Киф, чью башню я сжёг.

И один раздел был посвящён всяким существам из разных планов и реальностей. Это явно было откуда-то скопировано. Все существа были классифицированы по нескольким категориям: драконы, демоны, твари и так далее. Для каждого существа приводилось его изображение, иногда несколько, описывался кратко образ его хищной жизни и основные приёмы охоты. Ещё описывались способы их убиения, потребное оружие и магические действия. Немалая часть из этих способов сильно отдавала мазохизмом. Для некоторых тварей и демонов приводились заклинания вызова. Из схем и заметок Мейона следовало, что он не собирался сражаться с тварью Ол-Бейди, а закинуть её куда подальше порталом. Но для этого ему нужно было, чтобы тварь оказалась в пещере, а окно портала было бы одето на вход. Где она потом окажется и что натворит, его не интересовало.

– «И кто же облагодетельствовал этого смазливого питекантропа ядерной бомбой?» – задал я себе риторический вопрос.

Более ничего полезного для меня не было. Посмотрев на часы, решил, что на сегодня достаточно, поставил будильник и лёг спать.

Глава 8. Дома тоже не скучно

Среда

Проснулся я рано, ещё не было четырёх утра, попытался уснуть, но лишь провалялся почти до пяти и решил встать. Как ни странно чувствовал себя довольно выспавшимся. Выпив чаю, сделал утреннюю пробежку и, немного не добежав до своего подъезда, забежал в скверик, где сделал разминку. Раньше я часто манкировал утренней зарядкой, делая её дай Бог два-три раза в неделю и то заставляя себя. Сегодня же я её сделал из внутренней потребности. Вернувшись домой продолжил разминку приседаниями и отжиманиями. Даже немного устал, но почувствовал своё тело в тонусе. Приняв душ и съев лёгкий завтрак, ушёл в лес на полянку, где проделал магическую тренировку. Сначала повторил боевые упражнения, стараясь тратить энергию по минимуму, а потом установил сеть наблюдения и запустил поисковые заклинания. Они искали прежде всего магические источники. Ближайший обнаружился аж в 15 километрах и тоже слабый. Это меня не устраивало, а подпитаться было необходимо. Тогда я перестроил сеть и начал погружать её в слои Мира. Уже в третьем слое обнаружился довольно сильный источник и неподалёку. Погрузившись на этот слой и подойдя к источнику, я с огорчением обнаружил, что его охраняет какая-то образина.

– «Барай-девгер», – вспомнил я картинку с уязвимыми точками. Впрочем последние мне вспоминать не было нужно, они были прекрасно видны в магическом плане, будто подсвечены.

Попытки поговорить с ним, чтобы договориться по хорошему, успеха не имели – он сразу атаковал меня. Не хочешь по хорошему – будет по плохому. Магически заряженное лезвие ножа вонзилось в уязвимое место, причиняя сильную боль, а левой рукой я сильно сжал сросшиеся нос и верхнюю губу, делая эту боль невыносимой. Нанеся ещё пару ударов ножом в болевые точки, я отпустил его и спросил – может быть лучше поговорим или продолжить. Не надо продолжать, заявил он, давай поговорим. Оказывается он довольно неплохо говорил по-русски. Около источника валялись три пластмассовые трёхлитровые фляги, сломанный магический жезл и обрывки тканей со следами крови. Жертвами были люди, во всяком случае следы и кровь несли человеческий запах.

– «Кто ты?»

– «Барай-девгер, мы обитаем на одном из нижних планов» – существо поняло мой вопрос правильно.

– «И что ты здесь делаешь?»

– «У нас голодно и опасно, я проскользнул на верхний план и теперь я страж этого источника».

– «И кто же тебя назначил стражем источника?» – я немного издевался.

– «Я сам себя назначил», – моей издёвки он не понял, «я дрался с бывшим стражем и победил, тот убежал». Свято место пусто не бывает, а жаль.

– «А откуда это всё вокруг?» – под нос ему был сунут большой лоскут ткани с пятнами засохшей крови.

– «Приходил какой-то человек с тремя женщинами, он послал двоих меня отвлечь, думая, что я – это старый страж, а третью послал набрать сладкой воды. Я напал на него и поцарапал, а потом попугал женщин и они разбежались».

Пока мы разговаривали, я напился воды – она действительно была очень вкусной и насыщенной магической энергией, и стал набирать воду в канистры.

– «А кто был предыдущий страж?» – почему бы и не поспрашивать, глядишь что-нибудь интересное узнаю.

– «Унди-Нигкхар, они хитрые и жестокие, им недостаточно как мне воды и немного страха, они пьют кровь и едят мясо».

– «Откуда ты знаешь русский язык?»

– «Я был стражем источника тремя планами выше, туда приходила девушка, я ей разрешал пользоваться источником, а она учила меня языку и многому другому».

– «И чему ещё?»

– «Что от людей наверху надо прятаться, у них есть палки изрыгающие дым и причиняющие боль. Однажды она принесла такую палку, которая дважды изрыгнула дым и плюнула шариками. Я конечно могу от такого увернуться, но если приедет десять человек с палками, стреляющими быстро-быстро? Я немного отъелся у её источника и решил поискать себе свой. Тем более, что там наверху нам не очень приятно. Я нашёл этот источник, потом вернулся и попрощался с той девушкой, а потом напал на стража. Как меня она научила, я подождал пока Унди-Нигкхар отвлечётся на очередную жертву, прыгнул на него и прокусил ему шею. Но он не умер, а убежал. А я остался здесь стажем».

Канистры уже были наполнены, но прежде чем вернуться к себе захотелось посмотреть на мага, который рисковал женщинами, чтобы добыть воду, и на этих женщин, тем более, что они были недалеко.

– «Посторожи канистры» – приказал я Барай-девгеру, взял одну из них и пошёл к магу.

В нескольких сотнях метрах сидел человек, которого перевязывали три женщины. Причём одна из них была слегка поцарапана. Я подошёл к ним и остановился в двух шагах. Человек кряхтя встал, поддерживаемый женщинами и неуклюже поклонился. Досталось ему основательно, его счастье, что Барай-девгер не собирался его убивать.

– «Приветствую могучего, как я понимаю ты смог убить нового стража источника?» – с каким-то наслаждением я вслушивался в звуки страной речи, хотя его голос нельзя было назвать приятным. Вдруг у меня в голове что-то щёлкнуло – он говорил на Айвиш, древнем языке магов, а меня ему в раннем детстве учил мой дед. Он мне тогда говорил: – «Внучек, Айвиш забыть невозможно. Тебе будет только казаться, что ты его забыл. Но стоит тебе услышать одну фразу на нём и ты всё вспомнишь». Так оно и произошло. Поэтому я мог ответить магу на его языке:

– «Нет, я не стал убивать стража, зачем?» – потом обратился к женщине, «намочи тряпку и протри свои и его царапины».

Она тут же разделась до пояса, подошла к канистре, намочила тряпку и начала протирать своё тело. Царапины уже воспалились, когти и зубы большинства существ из нижних планов заразны. Протирая каждую царапину, женщина не только меня не стеснялась, а наоборот, всячески демонстрировала себя. Хотя она была весьма привлекательной, меня её тело не возбудило – напившись энергии из источника моё тело хотело не секса, а хорошей магической драки.

– «Зачем ты рисковал жизнями этих женщин» – внимательно в них вглядывался. Они явно были людьми, не homo terra, а немного другими.

– «У нас поселился наг, он требует сладкую воду, а иначе нападает на наш посёлок, убивает людей и скот, разрушает дома. А так всё ограничивалось одной девушкой у источника, которую убивал Страж, и одним юношей, который относил воду нагу и последний его съедал. Ему этого хватало на десять дней. Это мои дочери и женский жребий пал на мою семью. А уйти нам некуда, мы живём в оазисе внутри огромной пустыни, все пригодные для жизни места поблизости заняты и нас туда не пустят. А далеко уходить не хватит воды» – он с надеждой посмотрел на меня.

Девушки, тем временем вымыли своего отца, разделись догола и начали обтираться мокрыми тряпками, демонстрируя свои прелести.

– «Только в трёх монотеистических религиях есть понятие стыда, которое млекопитающим отнюдь не свойственно» – философские рассуждения позволяли мне ненадолго отдалить момент принятия решения.

– «Наги – очень опасные и сильные существа из средних планов. Чтобы его убить, надо всадить точно в нос высокотемпературный файербол, потом вогнать клинок под челюсть и магически заморозить мозг. Тогда у мага будет несколько секунд, чтобы отрезать нагу голову и отбежать, спасаясь от последующих ударов хвоста. Вариант конечно был не самый привлекательный, но другие сильно попахивали суицидом. Например, убивать нага, находясь в его объятиях, мне совершенно не улыбалось. А обладая зачатками телепатии, наги легко уворачивались от пули. Короче, оружия, чтобы убить его безнаказанно у меня не было, а рисковать своей жизнью не хотелось. Пойду посмотрю, а там видно будет».

Девушки уже закончили принимать водные процедуры и оделись, чем-то недовольные. В канистре осталось меньше половины воды.

– «Пойдём поглядим на вашего нага» – скомандовал я и двинулся вперёд.

Вскоре тропинка нырнула в стационарный природный портал и вышла во внешний Мир. Пыльный оазис, простейшие тростниковые хижины, жаркое слепящее солнце, пальмы, поля прорезанные арыками, довольно-таки убогая жизнь на поддержание которой тратятся все их силы. Почти все, включая детей, работали на полях. Немногие старики, посматривали в нашу сторону, но не пытались подойти или что-то сказать. Проходя мимо одной из хижин, человек погнал женщин в дом, надел висящую на плетне шляпу и пошёл дальше рядом со мной. На другом конце деревни виднелся холм и похоже именно там жил наг.

– «Умею я находить авантюры на свою многострадальную задницу, кто бы объяснил, зачем мне это нужно?» – как обычно я лукавил перед самим собой. Сильный магический источник, расположенный неподалёку от моего дома, представлял для меня большую ценность. А наг, который мог сожрать стража и устроить у источника на меня засаду, являлся серьёзной опасностью. Да и с деревней стоило познакомиться поближе, помехой моим планам она не являлась, а определённую помощь, пусть и косвенно, оказать могла. В центре деревни была небольшая площадь со скромным фонтаном. По периметру площади пальмы были расположены чаще и под ними стояли скамейки со стариками. Сам центр был расположен неподалёку от того края деревни, к которому мы направлялись.

Дойдя до края, я заметил Унди-Нигкхара, который спрятался на краю поля под пальмами и думал, что я его не увижу. Он был здорово изодран, новый страж не только его укусил, но и впился в его тело всеми когтями. Как он сумел извернуться и удрать было совершенно непонятно. Но теперь мне нужно было его убить, иначе при возвращении из пещеры нага он на меня нападёт. Приказав сопровождавшему меня человеку ждать здесь и подготовив ледяную стрелу, я задумался, как бы его выманить. Но выманивать не пришлось, он понял, что я его увидел, и кинулся на меня. Подготовленная ледяная стрела полетела в него и он увернулся … и не увернулся. Три пучка по пять ледяных стрел создали достаточно широкую зону поражения, уйти из которой серьёзно раненому зверю оказалось невозможно. Тем более, что как только одна стрела вонзилась в его тело, остальные повернули и повторили подвиг своей сестры. Да, мои стрелы были сравнительно маленькими, совсем ненамного больше игл. Но их впилось в него 15 штук и вонзились они достаточно глубоко, высосав из тела всю энергию. А потом взорвались, лёд, получив необходимую энергию, мгновенно испарился.

– «Тебе окончательно не повезло» – подумал я, впрочем отнюдь не сожалея о содеянном. Унди-Нигкхар – весьма мерзкие и противные твари, судя по прочитанному мной описанию.

Теперь оставалось разобраться с нагом. Он безусловно видел гибель зверя и сжался в тугую пружину внутри своей пещеры. Но я обманул его ожидания, желая сражаться на воздухе, а не под землёй. Быстро осмотрев холм магическим зрением и убедившись, что второго выхода наг вырыть не успел и отнорков тоже нет, я поставил у выхода удавку и кинул внутрь гранату. Пытаясь её выбросить, наг потерял драгоценные мгновения и быстроту пружины – специальное заклинание приклеило её к хвосту в момент касания, а слабый бросок не позволил покинуть пещеру, удавка перехватила его туловище в полуметре от головы. Далее всё строго по учебнику: высокотемпературный файербол точно в нос, взрыв гранаты, отрывающий кусок хвоста и жалящей осколками тело (извините, гранаты в учебнике не было), и удар магически заряженным ножом. После чего тем же ножом отрезанная голова. Хвост же лишь несколько раз несильно ударил по стенкам пещеры. Вытащив тушу из пещеры, я снял с головы нага кожу – повешу на стенку в своём кабинете в замке, вырезал несколько полезных желёз и заглянул в пещеру. На счастье жителей оазиса наг жил здесь недолго – у стены валялся десяток черепов, иначе им бы пришлось покинуть обжитое место. осмотрев пещеру я не обнаружил в ней ничего ценного, видимо аборигены вырыли её года два назад, чтобы хранить что-то из продуктов, а наг потом немного её расширил. Подойдя к выходу из пещеры я осмотрел склоны холма – а вдруг кому-нибудь захочется повесить мой скальп у себя дома, но всё было пусто. Тогда я вылез их пещеры и ещё раз внимательно оглядел всё вокруг. Никакой видимой опасности не было. Мой спутник стоял там, где я его оставил, только рядом было несколько мужчин и женщин, включая его дочерей. И конечно детвора и собаки. Но последние не гавкали на меня, а приветливо махали хвостами. Собачье мясо для нагов деликатес, поэтому они не меньше людей радовались его смерти. Спустившись с холма я подошёл к всё увеличивавшейся толпе людей и посмотрел на часы. Времени было ещё достаточно, но немного.

– «Сдерите с него шкуру, обработайте и принесите мне».

– «Если господин охотник пожелает, я сошью для него прекрасные сапоги и куртку?» – ко мне подскочил какой-то мужик, которого пахло кожами.

Я огляделся – мужчины все были в сапогах, женщины в туфлях и даже дети в закрытых сандалиях.

– «И это в такую жару! Наверное здесь ползает что-то кусачее и ядовитое» – подумал я, а вслух сказал: «действуй, сколько тебе понадобится на это времени?»

– «Пять дней, я делаю хорошо».

– «Значит мастер, это радует. Я буду снова у вас не раньше, чем через семь дней. Где бы я мог быстро поесть?» – вернувшись к себе, я не успел бы поесть, а опаздывать на работу не хотелось.

– «У меня уже готов обед» – это был мой спутник.

– «Пошли» – согласился я, немного опасаясь, что незнакомая пища окажется тяжеловатой для желудка.

Сопровождаемые его дочерьми и ещё несколькими людьми, мы вошли в его дом и уселись за стол, на котором стояли закрытые крышками большие блюда с едой. Они явно только что были сготовлены. Из кухни вышло три женщины и принесли нарезанные хлеб, овощи и несколько кувшинов, и тоже сели за стол. Без меня за столом было 10 человек. Мой спутник встал и поинтересовался:

– «Не соизволит ли уважаемый охотник назвать своё имя?» – последовало обращение.

– «Лекес, боевой маг, охотник» – я не стал называть фамилию, не решив кем мне лучше здесь быть, Ферейлом или Ла-Фером, «не соизволит уважаемый хозяин представится и назвать имена остальных присутствующих». Напряжение, бывшее у всех на лицах, пропало и многие заулыбались.

– «Марак» – представился хозяин, «лекарь деревни». Потом он указал на полного немолодого мужчину:

– «Арамат ирим Куарт, староста деревни».

Мне стало понятно, что Айвиш знали только Марак и худой мужчина по правую руку от старосты, на последнего и указал хозяин:

– «Фенчер ирим Ваярт, жрец храма Двурогого», последний встал и сказал:

– «От имени жителей деревни благодарю могучего мага и охотника». Я кивнул в ответ. Марак продолжал указав на мужчину слева от старосты:

– «Андам, агроном деревни». Далее он указал на пожилую женщину, сидевшую с видом хозяйки:

– «Фариат, моя жена и хозяйка этого дома». Потом указал на уже знакомых мне молодых женщин:

– «Вея, Рея и Тея – мои дочери». Потом настала очередь двух женщин средних лет, сидящих рядом с Фариат:

– «Барна и Заула – наши соседки».

После представления встал староста и заговорил на незнакомом мне языке, ничего не понимая из его беглой речи, я откровенно зевнул. Староста пошёл красными пятнами и слово взял жрец:

– «Староста просит прощения за столь скромный обед, но предлагает перекусить, а вечером будет пир».

– «Меня вполне устраивает скромный обед, после которого я вас покину. Надеюсь, что смогу заглянуть через семь – девять дней. А сегодня я заглянул к вам случайно и должен двигаться дальше».

Тогда приступим – хозяин дома дал команду женщинам и с блюд были сняты крышки. Стол был действительно простой, но большего мне не требовалось: фасолевый суп, жареная баранина, тушёные овощи и горячий напиток, похожий на чай. Кроме этого были кувшины с лёгким вином, похожим на сидр, хлеб и свежие овощи.

Отдав должное обеду, я поблагодарил присутствующих и попрощался с ними. Староста успел через жреца поинтересоваться:

– «Как деревня может отблагодарить мага и охотника, за избавление от ужасного чудовища?» – при этом он высказал сожаление, что их деревня недостаточно богата, чтобы благодарность была достаточно весомой.

Пришлось сказать, что весомая благодарность мне не нужна, а свой дом и регулярное питание будут полезны, если они хотят, чтобы маг-охотник останавливался в их деревне, а не в соседней.

– « Конечно, всё это будет сделано».

Староста ещё что-то говорил, но я уже спешил к проходу, время поджимало. Проскочив проход я подошёл к источнику. Барай-девгер, как огромная собака, лежал рядом и охранял канистры.

– «Как тебя зовут?» – поинтересовался я, но он меня поначалу не понял. Потом выяснилось, что в их племени не приняты имена в нашем понимании, а та девушка с Земли сказала, что его кличка будет Дружок.

– «Значит и я буду звать тебя Дружок». Он лениво помахал хвостом и я понял, что Барай-девгер крайне напряжён.

– «Что-нибудь случилось?» – поинтересовался я.

– «Сейчас нет, но утром я упустил Унди-Нигкхара, и теперь жду его и нага. Рано или поздно они придут»

– «Можешь не ждать, не придут» – я протянул ему понюхать скальп нага.

– «Кто это, неужели наг?» – я подтвердил и сказал, что Унди-Нигкхара я тоже убил.

– «А если я буду теперь говорить, что это ты назначил меня стражем источника».

– «Говори» – согласился я и подвесил над источником рунный знак, который считал своим идентификатором. Потом взял канистры и поспешил домой.

Дома я быстро переоделся, взял флешку и поехал на работу. Как ни удивительно, не опоздал, а приехал минута в минуту. Меня сразу вызвали к шефу:

– «Где ты был?» – грозно начал он, «ни по домашнему, ни по мобильному ты не отзывался».

– «В свои свободные дни я имею право быть где угодно и не обязан отзываться на звонки. Вы мне за это не платите».

– «Появилась новая срочная работа. Те, кто будет в ней участвовать, получат полную премию, а не пол-оклада.»

– «Это меня не интересует. У меня контракт до 31 декабря. И продлевать вы его не собираетесь».

– «Ты же понимаешь, фирма в сложном положении».

– «Понимаю, я тоже в сложном положении и должен думать, где мне работать в следующем году».

– «Я тебя прямо сейчас уволю».

– «Договорились. Только не забудь выплатить всё, что мне причитается в данном случае».

Шеф заткнулся. Он в принципе неплохой мужик, но временами его заносит и приходится тогда ставить его на место. К тому же некоторым новым сотрудникам он оставил полную ставку, хотя они делали меньше чем я. При этом ещё потребовал, чтобы я их учил, так как они пока ничего не умеют. На всё это ему как-то было много чего высказано и он ничего не смог возразить.

– «Послушай» – он изменил тон, «задержись сегодня на пару часов. Этого тебя хватит, чтобы всё сделать, а я тебя не обижу».

– «Не обидит, кинет пару тысчонок и скажет, что мне этого хватит» – подумал я и сказал: «у меня сегодня интересная встреча и отменять её я не собираюсь».

– «Ладно, где отчёт за квартал по твоим фирмам и где проекты договоров?»

Вздохнув, я прошёл к нему в кабинет и скачал на его компьютер и отчёт и проекты договоров. Посмотрев, он поблагодарил меня и отпустил. Придя на своё рабочее место, я скачал все материалы по работе с флешки и занялся делами. Контроль выполнения текущих договоров, всякая оперативка и несколько звонков поставщикам и потребителям заняли пару часов. Больше дел у меня не было. Наша фирма отнюдь не прогорала. Просто год назад было набрано довольно много новых людей, а кучи договоров, как два года назад, не свалилось, и теперь работы на всех не хватало. Делать чужую работу в таких условиях я не собирался. Если кому-то платят вдвое, если не втрое, чем мне, а объём работы у нас одинаковый – то какое моё дело, что он не успевает или у него не получается. Шеф уже не пытался меня заставить помогать «перспективным работникам».

Поэтому, закончив со своими делами, я отключил сеть и начал набирать описания заклинаний. Через десять минут бесплодных попыток до меня дошло, что описание заклинания надо полностью вспомнить на Айвиш, который намного точнее и полнее языка Тао-Эрис. А потом полученное переводить на русский. Будь я в замке, то так бы на Айвиш и стал бы записывать, но в компьютере для этого надо было создать специальный шрифт, а это мне было делать лень. Тем более, что мысль написать учебник по магии на русском, почему грело во мне какое-то место. Проработав до обеда и весь обед, я вынул флешку, выключил компьютер и пошёл сам обедать. Пообедав и немного погуляв по городу, я вернулся на своё место.

Мой компьютер был включён и находился в сети, а зам. шефа с одной новой работницей пытались взломать мой пароль. Я немедленно позвонил шефу и с возмущением объяснил ему ситуацию. Это уже был третий случай попытки взлома с участием его зама, поэтому шефу придётся принимать меры в отношении последнего. Появившийся шеф забрал зама и увёл его к себе. Взломщица начал сверлить меня яростным взглядом и вдруг заявила: – «Всё равно тебя уволят!»

– «Тогда я создам свою фирму и если ты очень попросишь, то возьму к себе на работу».

– «Интересно кем, ты столько раз заявлял, что я совершенно ничего не умею делать».

– «Ты умеешь хорошо варить кофе и хотя этим твои достоинства и ограничиваются …, а что вы хотели найти в моём компьютере?»

– «Шаблон для …» – покраснев, ответила она.

– «Свари мне кофе – дам».

Что начало твориться в её душе – надо быть Шекспиром, чтобы описать подобное! На самом деле она была весьма прагматичной особой и всегда была готова даже снести небольшое унижение ради конкретной цели. А тут её в каком-то смысле похвалили, сказав, что она умеет варить кофе. В своё время, чтобы упростить нашу работу, я наваял груду шаблонов для разных случаев, выверил их юридически, организационно и далее, и даже на каждый из них подобрал образец реальной документации. Поэтому сбросив требуемый шаблон по сетке, я начал пить действительно вкусный кофе и ждать шефа. Разумеется через пять минут появился шеф и огорошил меня ожидаемым вопросом:

– «Неужели тебе трудно поделиться с девушкой требуемым шаблоном?» Сделав последний глоток, кофе действительно был очень хороший, ответил:

– «Не понимаю? Она попросила меня и получила …» – я с огорчением посмотрел в дно пустой чашки, «шаблон. Я же предупреждал вас, что не буду ничего делать задаром. Поэтому я обменял шаблон на чашечку кофе». В комнате раздались сдавливаемые смешки, всё-таки не удержались.

– «Алекс, почему ты не работаешь в цирке клоуном?»

– «Шеф, вы спрашиваете меня об этом в 333 раз. Признаюсь, я подрабатываю клоуном в свободное время. А в свой компьютер, предупреждаю всех, я вставлю гранату, заряженную сажей, и горе тому кто попытается его взломать! Шеф, имейте в виду, я всех офигенно, извините официально предупредил».

– «И вот с подобными клоунами мне приходится работать. Алекс, ты бы хоть предупреждал, что начинаешь шутить».

– «А я никогда не шучу, я всегда говорю серьёзно».

Самое смешное, что я действительно не шутил. Мне пришла в голову идея, как переработать одно заклинание, а если его поставить на компьютер, то при попытке взлома оно выдаст мощное облако сажи. Поэтому я всех, включая шефа, об этом предупредил. А если меня за это уволят, то смотри предыдущий пункт.

Стоявший у двери зам, злой как Унди-Нигкхар, какое-то время смотрел на меня, но подойти и что-либо сказать не решился. Если с шефом я был относительно корректен и вежлив, то его бы я опустил бы ниже плинтуса, и ещё сверху попрыгал бы. Он же теперь будет капать шефу на мозги, чтобы меня уволили. Впрочем он и так это регулярно делает. Поэтому я послал ему счастливую улыбку, от которой его перекосило и он ушёл к себе.

Закончив представление, я занялся важным делом – начал встраивать заклинание «косметика» в компьютер. Сажа должна была вылететь с достаточной скоростью, чтобы проникнуть глубоко в кожу и на несколько месяцев обеспечить взломщикам надлежащий косметический эффект. Смыть глубоко въевшуюся сажу невозможно. Наша фирма же располагалась в старинном ещё дореволюционном особняке, в котором сохранились старинные камины. Предыдущий владелец привёл дом в порядок и потому на Новый год и другие праздники мы топили камины и радовались огню. Сажу же из них никто не убирал. Дождавшись, когда все уйдут курить, все – это пять человек не считая меня, магически достал из камина несколько горстей сажи, пересыпал их в ближайшую пепельницу, а пепельницу левитировал себе на стол. Потом загрузил сажу себе в компьютер в специальные карманы и настроил заклинание. А пепельницу отправил в камин, нечего покуривать вечером в комнате. Потом продолжил настраивать заклинание, уточняя конфигурацию облака сажи и направления её движения. Тут вернулись наши курильщики, несколько возбуждённые и второй зам. шефа, с которым мы были в хороших отношениях.

– «Пошли ко мне, поговорим». Я закончил заклинание, выключил компьютер и пошёл к нему в кабинет. Он был хорошим парнем и мы могли бы стать приятелями, но он всё своё свободное время проводил с семьёй. Пару раз я приезжал к ним, один раз домой, а другой на дачу. Всё было замечательно, но не для меня.

– «Наша дурища сказала, что ты решил открыть своё дело – это правда.»

Если бы я что-то ел бы – то наверняка бы подавился. А так налил себе воды, выпил и уточнил:

– «Что именно она сказала?»

– «Она сказала, что ты решил создать свою фирму и предлагаешь ей пойти к тебе секретаршей и варить тебе кофе».

Я не знал смеяться мне или как. Потом пересказал ему как она с другим замом пыталась взломать мой компьютер, как я устроил небольшой скандал, как ожидая распоряжения шефа о помощи недоразвитым, предложил ей этот шаблон в обмен на чашечку кофе. Потом мы долго смеялись.

– «Учти сплетня, что ты собираешься открыть своё дело и позвал дурищу секретаршей, пошла гулять по фирме. В каком виде она дойдёт до шефа – не знаю, но наверняка скоро. А что ты для себя решил делать?»

– «Я не понял твоего вопроса: в каком виде дурища дойдёт до шефа я понятия не имею». Он похрюкал, представив соответствующую картину, и спросил:

– «У тебя есть место?»

– «Есть, но пока я присматриваюсь. Хотя скорей всего соглашусь».

– «А там есть ещё вакансии?»

– «Есть, но работа связана с командировками, причём длительными».

– «Мне это не очень подходит, но тебе всегда подобное нравилось?»

– «Особенно оказаться на границе с горячей точкой».

– «Даже так?»

– «Поэтому и присматриваюсь, спать придётся с оружием в руках».

– «Нет, мне это не годится, а сам смотри».

– «Договорились, счастливо оставаться».

Я вернулся к себе. Шепотки на мгновение прекратились, но только я сел на своё место, возобновились. Усилив слух, я немного послушал, но потом плюнул и оглох. То же, что и двадцать лет назад, только в другом исполнении. Поэтому включил компьютер, вставил флешку и начал вспоминать заклинания. Скоро выяснилось, что почти всё, что я помнил относилось к боевым и около боевым заклинаниям. Обычных бытовых я почти не знал. Например, подогреть воду, пуляя в неё файерболами можно, но неразумно. То же о левитации – подняться за счёт голой энергии несложно, но расход её будет огромным. Взлететь же, тратя её экономно, вполне возможно, но я не знал как. То есть список бытовых заклинаний составить можно, но зачем. Об экономичных способах я только слышал, но их механизма не представлял. Поэтому решил отработать заклинания невидимости, морока и иллюзии. Так я досидел до конца дня, вынул флешку и выключил компьютер. Ещё раз уточнил параметры заклинания «Косметика», активировал его и поехал домой. Квартиру я снимал недалеко от работы, несколько остановок автобусом, причём последние ходили часто. Так что скоро я был дома, принял душ, переоделся и стал ждать свою подругу.

Ждать пришлось недолго. Она ворвалась в мою квартирку как ураган, впрочем она всегда и всюду была ураганом местного значения. После сеанса поцелуев, она поставила меня под люстру и начала разглядывать.

– «Ты здорово изменился» – вынесла она свой вердикт.

– «Это хорошо или плохо?»

– «Не знаю, наверное хорошо» – она ещё раз осмотрела меня, «в следующую пятницу ты мне будешь очень нужен».

– «Не знаю, постараюсь быть свободным».

– «Не постараюсь, а будешь. В центральном ресторане олигарх устраивает грандиозный приём, мне нужен спутник, загадочный и элегантно одетый. Загадочности в тебе хватает, а в субботу проедемся по магазинам и я тебя одену.».

– «Не согласен» – возмутился я.

– «Почему, я тебя так редко о чём-нибудь прошу, неужели тебе так сложно побыть моим кавалером один вечер» – она очень огорчилась.

– «Милая, если ты хочешь, я с удовольствием побуду твоим кавалером целый вечер. Но мотаться всю субботу по магазинам за тряпками – нет, на это я не согласен».

– «У тебя нет ни одного приличного костюма, ни одной нормальной рубашки, а тем более галстука. В чём ты собираешься пойти со мной?» В чём-то она была права – галстуки я принципиально не носил.

– «Подожди минутку» – сказал я ей и полез в шкаф за нарядом с Тао-Эрис, «тебе нужен загадочный спутник, я согласен, но разве может быть он одет в обычный костюм?»

За шкафом у меня было пространство до стены, где я и одел взятые в замке панталоны, чёрную майку-футболку из довольно плотного материала, чёрные брюки, всё это в обтяжку и куртко-рубашку. Поправив всё это, я наценил на средние пальцы по перстню, на правую руку браслет, на ноги короткие сапоги и закрыл дверцу шкафа. Пока я выходил и становился под люстрой, она потрясённо молчала.

– «Откуда это всё у тебя?» – наконец выдавила она.

– «Подходит это или не подходит? Как ты считаешь?»

– «Подойди к большому зеркалу и посмотри сам».

Я вышел в коридор и посмотрелся в зеркало. На меня глядел загадочный мужчина в чёрном, одетый в явно не земной наряд. Меня он, откровенно говоря, впечатлил.

– «Мне нравится, довольно удобно – а ты как считаешь, годится?»

– «Я тебя знаю очень давно, но ты не представляешь, как ты меня потряс этим нарядом. Пройдись-ка по комнате».

Я пожал плечами, построил полуулыбку и прошёлся к окну и обратно до кровати.

– «Я у тебя этот наряд никогда не видела, но ты его носишь не первый день и он специально пошит на тебя. Материал явно очень дорогой, карманов нет, а перстни и браслет не украшения, а что-то общефункциональное с костюмом. Причём это не актёрская одежда, а рабочая спецовка – но безумно дорогая».

– «Ты совершенно права во всём. Это моя рабочая одежда и она действительно дорогая. Но что за работа не спрашивай, знать это опасно».

– «Не буду спрашивать, но в этом наряде ты потрясёшь всех. А мне что-нибудь в этом духе можно сообразить?»

– «Попробую, но не обещаю. Как получится».

– «Я понимаю, что это очень дорого, но я заплачу».

– «О деньгах речи вообще нет. Если у меня получится, то ты получишь костюм бесплатно».

Я её внимательно осмотрел. Она была удивительно похожа на Маэрим. То есть лицо было совсем другое, волосы были чёрные, а не светло-желтые. Но рост, фигура, руки и ноги – костюм Маэрим должен был сидеть на ней как влитой.

– «Ты так странно на меня посмотрел, мне даже стало страшно».

– «Я просто подумал с кого мне снять этот наряд, чтобы не пришлось ничего перешивать. Если на нём будет немного крови, надеюсь ты сможешь отстирать?»

– «Почему-то мне кажется, что ты не шутишь. Где-то есть место, где знать ходит в таких нарядах, а ты работаешь там киллером».

– «Надеюсь тебя это не смущает?»

– «Меня смущает, что мы до сих пор в одежде, а не в кровати».

Мы это немедленно исправили. Спустя полтора часа мы лежали обнявшись, тяжело дыша и всё ещё наслаждаясь друг другом. Боже мой, насколько же они схожи с Маэрим, одни и те же ласки, одни и те же чувствительные места, одна и та же привычка говорить «прекрати» и изо всех сил прижимать к себе.

– «Как я тебя обожаю» – я зарылся в её тело, ласкать уже не было сил, но хотя бы касаться губами её.

– «Как я тебе благодарна. Ты мой, а я – твоя».

Ещё через полчаса мы встали, и я пошёл на кухню готовить ужин. У нас было разделение труда – я готовлю, а она потом моет посуду. Это нас всех устраивало: я умею и люблю готовить, но терпеть не могу мыть посуду. А она к этой процедуре относится спокойно. Поужинав, мы поговорили о всякой ерунде, потом вспомнив, протянул ей конверт с деньгами. Немного удивившись, она положила конверт себе в сумочку и спросила:

– «Откуда это у тебя?» Я уже приготовил на эту тему подходящую историю:

– «Недавно гуляю я по лесу, а навстречу мне три отморозка. Достают ножи и заявляют:

– «Кошелёк или жизнь».

– «Ребята» – говорю я им, «ну зачем мне ваша жизнь? Давайте лучше свои кошельки».

Удивительно, но они меня не так поняли и, вот идиоты, полезли драться. Пришлось повалять их в грязи, отобрать и сломать ножи. Ну, а раз они предлагали кошельки, то я их тоже забрал. Она долго смеялась, а потом сказала:

– «Наверное я никогда не пойму, когда ты врёшь, а когда говоришь правду».

– «Я никогда не вру, просто иногда я немного фантазирую». Убрав со стола, мы опять легли, она решила остаться у меня до утра.

– «Последнее время я очень боюсь, что исчезнешь из моей жизни. Уйдёшь куда-то далеко, далеко и не вернёшься. Ведь я же чувствую, что кроме той глупой жизни и работе на этой крохотной фирмочке за гроши, у тебя есть какая-то другая жизнь – страшная и таинственная, и она меня очень пугает».

– «Ты права, я могу уйти далеко, далеко, но я обязательно вернусь».

– «Спасибо. Удивительно, но ты меня успокоил».

Мы обнялись и уснули. Спать с ней было, как всегда, очень беспокойно. Мы просыпались каждый час, целовались, а иногда не только целовались и снова засыпали.

Проснувшись, встали и позавтракали, а потом решили опять лечь в кровать, где немного покувыркались. Потом, довольные, приняли душ и поехали на работу. Каждый на свою.

На работе всё было по прежнему, то есть работы толком не было. А отбывать время – занятие очень утомительное. Всё-таки до обеда я был относительно занят. Проверил ещё раз все бумаги, относящиеся к ведомым мною договорам и составил их перечень. Вряд ли они прндут на следующий год, но если кому-нибудь вдруг придётся ими заняться, то я постарался максимально облегчить ему работу. Потом меня вызвал второй зам, в крохотный кабинет которого набились все старые сотрудники. У одного по его договорам возникли определённые проблемы и мы устроили мозговой штурм в поисках решения. В результате было сформулировано четыре вполне приемлемых варианта. Далее мы обсудили нашу проблему. Выяснилось, что у каждого есть куда уходить, но взять с собой ещё кого-нибудь сложно. И слава Богу, что у каждого есть своё место, никто никому обязан не будет.

Обедать со всеми я, как обычно, не пошёл, а включил компьютер, вставил флешку и начал подробно расписывать заклинания. В нашем мире любая неточность или схематизм приводит к большим затратам энергии и нередко вместо заклинания получается пшик. В мире, насыщенном магической энергией, грубо начертанные заклинания обычно неплохо работают. Но, как показал мой небольшой опыт, тщательно прочертанные заклинания фактически давали прирост в уровень при достаточно экономном расходе энергии. А заклинания второго уровня – это качественный скачок относительно первого. Экономный расход энергии – это тоже важный плюс, например 15 ледяных стрел вместо одной. Поэтому я был занят тем, что вспоминал заклинания, а серый камень в поясе на груди мне помогал. Для каждого заклинания восстанавливались все варианты схем и структур, частично по памяти а частью считывались из камня. Потом всё это переводилось на русский, вводилось в компьютер и записывалось на флешку. Приходилось внимательно следить, чтобы ничего не попало на диск.

Защита на моём компьютере стояла хорошая, но если завтра приведут хакера, то он её взломает. Шаблоны договоров и протоколов меня не очень волновали, хотя в это был вложен мой труд, но мои магические зарисовки никому не должны были попасть в руки. Хотя в свой время все свои заметки я скопировал на флешку, а потом удалил. Причём после этого на компьютер несколько раз записывались большие массивы данных, а потом удалялись, отдельные куски файлов могли сохраниться и специалист мог до них добраться. Поэтому я вернулся к заклинанию «Косметика», проверил параметры и несколько видоизменил зону поражения в расчёте на трёх, а не на двух человек.

Потом продолжил оттачивать заклинания, это была весьма кропотливая работа – требовалось выставить все его составляющие. Если хотя бы один пустяшный элемент не был тщательнейшим образом прорисован, то скачка не происходило, а всё ограничивалось небольшим приростом в силе и дальности. Другая проблема состояла в том, что мне не были известны канонические описания заклинаний и я вынужден был сам создавать их подобия. Эта работа состояла в следующем: для каждого заклинания выбиралась оптимальная схема и структура, обычно это была компиляция из трёх-пяти вариантов. Эта компиляция также переводилась на русский, что было связано с определёнными затруднениями. В отличие от Айвиш в русском явно нехватало понятий и лингвистических конструкций для описания магических объектов. Хотя, с другой стороны, если на русский перевести всё-таки удавалось, то я сомневался в возможности перевода заклинаний например на английский. Эта компиляция преобразовывалась в единое описание или иногда в два описания на русском и Айвиш.

Когда мои сослуживцы стали возвращаться с обеда, у меня от этого лингвистического труда разболелась голова. Поэтому я решил прерваться на обед – вынул флешку, выключил компьютер, показал кулак заму и ушёл. После обеда я прошёлся на небольшой рыночек, где купил туристическую тёплую накидку, типа плащ-палатки, на клёпках и из отличного материала. Она была удобнее моей куртки, так как была теплее, вместо рукавов были прорези и руки можно было держать внутри, а ещё её можно было расстегнуть одним движением. Для походов в Тао-Эрис это было то, что надо. Кроме неё мне повезло купить палку для чесания спины. Это была сравнительно толстая, но лёгкая палка, заканчивающаяся детской ладонью из твёрдого каучука с согнутыми пальцами и пластмассовыми когтями. Сложив накидку и взяв чесалку в руку, я вернулся на работу. Чесалка произвела на моих коллег крайнее потрясение и они почти час её рассматривали и чесали себе всё, что только можно.

Я же продолжил свою лингвистическую каторгу – тяжелее в учении, легче в бою. Ещё одним преимуществом отработанных заклинаний было то, что их намного сложнее было отразить. Я собирался сегодня уйти пораньше, но зам явно не собирался уходить до конца рабочего дня. поэтому я прошёл в дальний конец коридора, где стоял телефон-автомат. Светить свой мобильный, или номера городских телефонов, я не хотел. Позвонил я приятелю Дмитрия, причём выяснилось, что третий из этой компании сейчас у него. Мы договорились у него встретиться завтра в два. Потом я зашёл к шефу и толкнул идею, как модно попытаться продлить пару договоров. Идея была дохлая, но не безнадёжная, а главное – в середине нашего разговора позвонил зам и наябедничал, будто я смылся с работы. Я надулся, сделав вид, что обиделся, но шеф меня хорошо знал и сказал, что я зама специально спровоцировал. На что я заявил, что пока он торчит в отделе, он и сам не работает и нам не даёт. Шеф согласился в этом со мной, позвонил в отдел и приказал заму вернуться в свой кабинет и заняться делом. Выходя из кабинета шефа, я столкнулся с замом, позлил его и прошёл к себе. Вернувшись, я не стал включать компьютер, а мысленно проигрывал заклинания по частям. При таком исполнении заклинание не сработает, а качество тренировки будет более высоким, чем если вставлять в заклинание намеренные ошибки. Отработав все подготовленные заклинания я начал собираться домой. На всякий случай я решил забрать свои чашку и ложку, всё равно последние полгода я ими не пользовался. В 18 часов я покинул сию обитель, чтобы через 35 минут быть дома.

К приходу агентессы я успел поужинать и вымыть посуду. Услышав, что мне нужна хорошая трёх-четырёх комнатная квартира в хорошем доме и гараж неподалёку, она удивилась, но не подала виду, заказ надо выполнять, а не обсуждать. Так как мне требовалось минимум два санузла, то она предложила блок из трёхкомнатной и однокомнатной квартиры. В нем одну из кухонь можно было превратить в третий санузел. Я согласился, но потребовал, чтобы этот блок был оформлен как одна квартира. Это будет недёшево стоить – сказала она, против чего я не возражал. Согласовав финансовые вопросы, мы расстались. Скопировав всё наработанное себе на компьютер и оценив сделанное, я решил, что поработал сегодня достаточно. Этим вечером будет достаточно немного почитать и лечь пораньше в 21 час, что и было пунктуально выполнено.

Ночью во сне я охотился на тварей из конспекта Мейона, правда временами они охотились на меня. В результате мы неплохо провели время и я встал в 3 часа. Времени на сон мне теперь требовалось намного меньше, что было весьма удобно. После завтрака мне захотелось посетить оба источника. Снарядился и ноги понесли меня в путь. Около маленького источника в болотце никого в такую рань и темень конечно не было, но вчера хозяйка его здесь появлялась. Набрав в руки воды и сполоснув лицо, я тем самым оставил знак, что был здесь и спустился вниз ко второму источнику.

Дружок охотился, он бродил вдоль холмов к чему-то принюхиваясь. Потом кинулся на склон и вкопался в него на всю глубину своего тела и там схватил добычу. С нею он вылез наружу, непонятно как развернувшись, и начал её аккуратно поедать. Добычей была какая-то местная ящерица, а я, будучи типичным горожанином, и свою родную фауну знал плохо. Съел он её всю, не оставив ни косточки, облизался и только потом подошёл к источнику и долго пил из него.

– «Чистюля» – с уважением подумал я.

Напившись, он поприветствовал меня сначала махая хвостом, а потом и словами:

– «Здравствуйте». Поев, он явно отяжелел и хотел отдохнуть.

– «Приветствую тебя» – идя сюда я собирался взять его с собой на прогулку, теперь передумал, так как он только что поел.

Отойдя от него за поворот, я накинул на себя невидимость и нырнул в проход. Проход охранялся, около него сидело трое подростков с короткими копьями, а точнее с заострёнными палками.

– «Отбить серьёзное нападение и мужиков не хватит» – подумал я, «а тревогу поднять и эти смогут».

Я тихо прошёл мимо них, но один встрепенулся и начал вслушиваться и внюхиваться. Пришлось остановится и добавить к невидимости, неслышимость и отсутствие запахов. Закрепив эти свойства в заклинании, я двинулся дальше. Благо остальные ребята начали шуметь, чего мол ты задёргался. На всякий случай я запомнил их лица. Отойдя от них за ближайшую группу пальм я погрузился на два слоя и скинул маскировку. На этой глубине я мог относительно быстро передвигаться и мог в какой-то степени наблюдать за поверхностью. Наткнувшись на относительно крупный город и запомнив его местонахождение, я повернул обратно, выскочил наверх за пальмами, накинул маскировку и нырнул в проход. На этот раз у прохода дежурила другая группа подростков, которые совсем мух не ловили. Перед поворотом я скинул маскировку и подошёл к источнику. Дружок дремал, при моём приближении он открыл один глаз и махнул хвостом.

– «Дремать дремлет, а за окружающим следит» – напившись из источника и подкачав в себя энергии, двинулся домой. В мои планы входило закончить рабочий день в 13 часов, полставки это 2,5 дня, навестить друзей Дмитрия и, не возвращаясь домой, уйти в замок. Поэтому после прогулки я собрал все свои вещи, оставив только костюм, в котором обещал Кате быть на приёме.

– «В замке возьму новый, и даже два».

В небольшую спортивную сумку было сложено всё необходимое, а главное кубик. Теперь оставалось отработать четыре часа. На работе было скучно, делать ничего не хотелось да и работы не было. В ожидании возвращения в замок меня немножко трясло. Пришлось включить компьютер и в директории Книги найти что-то читаемое. В какой-то момент подошла ко мне девушка, которой был презентован шаблон, и попросила посмотреть протокол, который она наваяла на его основе. Взамен она предложила опять сделать мне кофе. Я считал с её флешки протокол и начал его править. Как ни удивительно, используя шаблон, она сумела изобразить нечто приемлемое. Во всяком случае мне не пришлось делать протокол заново, а только исправить, хотя и весьма основательно, её труд. Закончили мы одновременно – она принесла мне чашечку кофе, а я скинул на флешку готовый протокол, да ещё её слегка похвалил. Очень довольная она убежала к себе, а я с удовольствием принялся пить кофе и читать выбранную книгу. В час ровно я вместе с обедающими покинул здание фирмы. Сев на трамвай, доехал до указанной остановки и поднялся к квартире где меня должны были ждать.

Меня действительно ждали два подтянутых подполковника в форме. Судя по рюкзакам и таким же как у меня плащ-палаткам, они были готовы в дорогу. Вытащив два конверта с письмами и отдав им, я открыл свою сумку и начал переодеваться: повесил на пояс но и кобуру с пистолетом, на руки перстни и браслет, на левую руку жезл, а на плечо свою сумку. Потом достал и накинул плащ-палатку, которая накидка.

– «Мы готовы» – сказал один из подполковников, «куда нам ехать?»

– «Я открою переход прямо отсюда, но сначала давайте познакомимся, меня зовут Лекес».

– «Костя, Вадим» – они назвали свои имена, надели рюкзаки и накинули плащ-палатки.

Я навёл переход на замок и увидел во дворе непонятную суету, которая мне не понравилась.

Глава 9. С корабля на бал

Пятница, день

В основном скопление народа и суета наблюдались у восточной башни и стоящего от неё в ста метрах домика. С приближением окна стало видно, что ворота башни открыты, а во дворе толпятся воины в чужой форме, бродят лошади, которым не хватило места у коновязи и чужие незнакомые мне офицеры выкрикивают приказы. Немного в стороне у стены сидело с десяток наших воинов, лица некоторых из них были знакомы. Все они были разоружены и морально подавлены.

– «К бою» – скомандовал я офицерам, переводя окно наблюдения на дом, а потом на коридор второго этажа. И около дома и в коридоре толпилось немало вражеских солдат, а наши были разоружены. Определив приёмную, около которой напряжение магических линий было особенно высоко, я открыл окно портала в коридор, неподалёку от дверей этой комнаты. Выскочив в коридор, сразу набросил уже заготовленное заклинание Путы на всех в коридоре, а потом Молчание на врагов, освободил от ремней своих солдат и приказал офицерам, указав на лежащих:

– «Вяжи гадов».

Первыми начали действовать наши солдаты. Специальными ремнями они стягивали врагам локти за спиной, а запястья спереди. В рот вставлялся кляп. Двое солдат заняли позицию у входа в коридор. Приказав офицерам охранять вход, я вытащил из ножен нож и вошёл в приёмную. Там было довольно много народу. У дальней стены стояли Маэрим, Дмитрий, Бауэр, какой-то незнакомый мужчина лет тридцати и пяток воинов, руки у всех были связаны заклинанием. У ближней стены находилось пятеро вражеских офицеров с обнажёнными клинками в руках, а в центре стоял богато и элегантно одетый мужчина и что-то говорил Маэрим. Мгновенно оценив обстановку, я заклинанием связал ближайшую пятерку, которая сползла на пол, и только потом вслушался в монолог.

– «Где твой маг, сука» – элегантности в одежде совершенно не соответствовала грубость его речи.

Услышав, что сзади него что-то произошло, он повернулся и сразу попытался меня атаковать, используя серый камень бейлифа, но действие камня я успел заблокировать. Сам я атаковать его магически не стал, засомневавшись, пробью ли защиту камня, и снял со своих магические оковы. Он тут же оценил обстановку – перед ним маг, неуязвимый для его атак, его спутники лежат у стены, связанные и оглушённые, а сзади освободившиеся враги, которые вот-вот ударят в спину. Он рванулся к двери, бросив мне – «пошли поговорим» и вытаскивая длинный кинжал.

– «Предлагается разговор в стиле поножовщины» – вариантов было немного и просчитывались они быстро, «в коридоре уже мои люди, во двор ему не прорваться, следовательно он свернёт в следующую комнату и попытается там ударить меня кинжалом. А что у нас в следующей комнате? Судя по запаху – туалет. Выскочив в коридор и увидев связанных своих людей, он сразу сориентировался и двинулся к ближайшей двери, из которой пахло мочой. Лишь на мгновение он запнулся, меняя своё решение, но этого мгновения мне хватило, чтобы переложить нож в левую руку и магически ускориться. Влетев в туалет он начал поворачиваться ко мне, но я уже длинным шагом оказался около него. Накидка уже была расстегнута и нож вонзился ему под челюсть, испуская поток пламени и выжигая мозг. Он даже не успел взмахнуть своим кинжалом.

У стены стоял наш воин и мочился в писсуар. Он даже не успел закончить процесс, а я уже подскочил к убитому, сорвал камень и сунул его в перетяжку на груди к его собрату. Камни разогрелись, обнялись и слились. Стало очень тепло и приятно. Труп упал на пол, и чтобы его обобрать, пришлось наклоняться. Перстни и браслеты пришлось сунуть в его сумку, которую повесить себе на плечо, ещё далеко не всё было кончено. Кинжал и короткий меч мне не понравились и были оставлены.

– «Надо отрезать голову и сложить всё в мешок» – обратился я к солдату.

– «Я знаю как упаковывают магов, всё будет сделано».

– «Как тебя зовут?»

– «Маар-Тиин» – удивился он.

Запомнив его имя, я подошёл к писсуару и повторил сей процесс. Потом вернулся в приёмную, в которой прогремело пять выстрелов. Как я и думал, Дмитрий пристрелил связанную мной пятерку, только стрелял он из автомата Никонова очередями из двух выстрелов. Он опасался, что кто-нибудь из них сумеет сам или амулетом поставить щит, а двойной выстрел должен слабый щит пробить. Но щитов не было и фактически он произвёл контрольные выстрелы. Убедившись, что эта гоп-компания уничтожена, и обрадовав всех, что лидер врагов убит, мы побежали на балкон. С собой Дмитрий позвал одного из подполковников, кажется Вадима. К этому времени весь отряд , вторгшийся в замок, собрался на площади перед домом и кто-то стучал кулаком в запертую дверь. Так как у них не было ни танка, ни мага, то их действия были просто бездарны.

Приличный советский офицер захватил бы несколько зданий и организовал бы там оборону. А несколькими группами покусывал бы защитников замка то здесь, то там. А когда подошла бы помощь, выстоять против ударов с фронта и с тыла нам бы вряд ли удалось. Но какой-то «стратегический гений» сосредоточил весь штурмовой отряд на площади. Не воспользоваться этим было бы верхом идиотизма. Мы выбежали на балкон. По его краям стояли ручные пулемёты, к которым бросились Дмитрий и Вадим. Успев приказать им «не стрелять», я подошёл к краю балкона и дважды взмахнул руками. На площадь обрушилось четыре цепных молнии. Они били достаточно густо и оглушили всех бывших внизу перед домом. Уцелели только наши солдаты, сидевшие у стены в некотором отдалении и пара вражеских часовых, дежуривших у ворот башни. Я спрыгнул с балкона вниз, Вадим дёрнулся за мной, но Дмитрий его удержал и они побежали к лестнице. Слевитировав, я несколькими длинными шагами оказался у башни и «магической гантелью» оглушил часовых, а потом бросился в башню. Наши солдаты у стены вскочили и побежали за мной. В башне оказалось только несколько вражеских бойцов, которые немедленно получили гантелью или молнией – убивать их мне не хотелось. Но хотя я был очень быстр, кто-то оказался ещё быстрее. С площадки третьего этажа был виден всадник, несущийся к лесу. Догнать его было невозможно, но удар «воздушным кулаком» и лошадь валится на землю. Всадник падает рядом, но вскакивает и хочет скрыться в лесу, до которого остался десяток шагов.

– «А хрен тебе» – заклинания «Путы» и «Петля на ноги» укладывают его рядом с лошадью.

Спускаюсь по лестнице навстречу своим солдатам, которые с радостными воплями вяжут врагов. Внизу башни приказываю двоим зайти со мной в маленькую конюшню и на конях мы скачем по дороге к уже вставшей лошади и лежащему спутанному всаднику.

– «И кто такой этот шустрик» – обращаюсь к солдатам.

– «Это бывший командир башни, он открыл ворота графу и его людям» – радостно сообщили мне бойцы, «донья Маэрим с него шкуру теперь спустит». По нескрываемой радости в голосе степень любви солдат к их бывшему командиру легко можно было установить.

– «Достал он вас».

– «Ох и не спрашивайте» – мне сообщили о массовых нарушениях с его стороны режима караульной службы, об использовании солдат на не регламентных работах и о всяческих издевательствах этого командира над ними. Подскакав, солдаты соскочили с лошадей, и, видимо из чувства глубокой благодарности, скрутили ему локти так далеко за спиной, что он застонал. Потом связали ему руки спереди, положили лицом вниз на седло и крепко привязали к нему.

– «Ничего, пока ещё не больно» – пожалел его один солдат, «вот у доньи Маэрим на колу будет больно».

– «Хорошо, что никто даже не пытался его ударить, значит дисциплина здесь на уровне. Скрутить и передать Маэрим, а донья хозяйка его накажет, очень правильный подход» – Эти мысленные рассуждения не помешали мне понять, что этот негодяй не просто удирал от нас из замка, а спешил навстречу ожидаемому подкреплению. Мне было действительно любопытно, что именно Маэрим с ним сделает, мягкосердечием эта моя подруга не отличалась. Приближающееся вражеское подкрепление меня не волновало и, как потом выяснилось, зря.

Прослушав окрестности выпустив поисковое заклинание, я узнал, что противник выгружается из портала за пределами 15-ти километровой зоны. В составе отряда были конница и пехота, в том числе лучники и арбалетчики. Огнестрельного оружия у них не было.

– «Будут не раньше через полчаса, успеем подготовиться и встретить».

Почему меня не встревожило наличие портала, а следовательно и мага, не могу понять до сих пор. Я считаюсь магом первого уровня, хотя реально приближаюсь ко второму, но только приближаюсь. Маг-телепортист имеет, как правило, второй уровень, а то и третий. То есть он заведомо превосходил меня. Поэтому от меня требовалось приказать запереть ворота, ведь в башне из начальников был только я, и расставить на стене автоматчиков. Взять замок тогда враг заведомо не мог, моя защита не пропускала внутрь стен заклинаний, какого бы они уровня не были. Конечно маг высокого уровня мог разрушить мою защиту, но не сразу. А пока она не была разрушена, она не позволила бы ему магичить внутри стен замка. Почему я не сделал столь очевидных действий? Не знаю, наверное заразился глупостью от «стратегического гения», собравшего отряд около дома. Мы проехали башню и сгрузили пленного у входа в дом, где нас уже ожидали. Маэрим, Тиум, Дмитрий, Бауэр и молодой мужчина спустились с крыльца и Маэрим схватила пленного за грудки.

– «Ты знаешь, что с тобой я сделаю? Не знаешь, потому что и я пока этого не знаю. Но посмотри туда на площадь наказаний. Видишь твоих дружков, которые вместе с тобой открыли ворота графу – их сажают на колья, хорошие толстые колы, на которых они будут мучаться не менее трёх суток. Так вот, я тебе обещаю – ты будешь им завидовать, понял».

Глядя на разъярённую Маэрим, мне стало не по себе. А бывший командир башни стал совсем белым и покрылся холодным потом.

– «Его надо допросить» – обратился я к Маэрим, «сюда скачет подкрепление к отряду графа, может быть он знает, кто они».

– «Сейчас ты с Тиумом его допросишь, но сначала познакомься с моим троюродным братом» – она нас представила друг другу, «барон Микилеес, маг Лекес».

Коротким кивком мы поприветствовали друг друга. Он был мне довольно симпатичен и кажется симпатия была взаимной.

– «Если не ошибаюсь, то с ним можно пойти в разведку».

По приказу Тиума солдаты развязали командира башни и повели его на площадь наказаний. Вышедший из дома Константин, второй подполковник, протянул мне мою сумку. Я осмотрел болтающихся вокруг солдат – самому таскать что-либо не хотелось и увидел Маар-Тиина.

– «Мартин» – обратился я к нему, «будешь моим телохранителем, а пока поносишь за мной мою сумку».

– «Слушаюсь» – с радостью воскликнул он.

Позже Тиум объяснил мне, что так как я вольный маг, то по своему статусу где-то повыше барона Теодориха. Любой маг, владеющий собственной башней, безусловно выше любого барона, если последний не маг. А так как башни у меня нет, то мой статус лишь чуть-чуть выше. Назначив Мартина (выговаривать Маар-Тиин для меня было слишком долго) в свой отряд, я резко повысил его статус, ведь теперь приказывать ему мог только я. Фактически он стал чем-то вроде фельдфебеля, причём имел право игнорировать приказы других офицеров.

– «Какой-нибудь приказ сейчас имеешь?» – задал ему на всякий случай вопрос.

– «Никак нет».

– «Тогда иди за мной»

Мы вышли на Площадь Наказаний – крохотный скверик 12 на 15 метров. Бывшего командира башни поставили на колени перед столбом, вроде телеграфного, но пониже и сзади столба связали руки и ноги. Мерзавец мерзко улыбался и вот теперь меня что-то кольнуло. Повернувшись к воротам, я собрался активировать поисковое заклинание и в этот момент в ворота ворвалась вражеская конница во главе с магом. Времени сообщать миру, что я о себе думаю, не было и я быстро создал общий щит и вкачал в него энергию. Это было сделано очень вовремя – щит содрогнулся от страшного удара, хорошо что он был поставлен косо, поэтому удар ушёл в небо, иначе щит был бы пробит. Маг стоял на земле и наносил новый удар. Его отряд тоже спешился и выстроился треугольником, защищая тому спину.

Я только-только успел подправить щит, подкачал в него энергию и заделал трещину, как последовал ещё более мощный удар, но и щит стал немного покрепче. В следующий момент маг на долю секунду отвлёкся – Дмитрий и его друзья, образовав цепь из трёх человек, ударили по вражескому отряду из пулемётов. Маг был от пуль хорошо защищён, но несколько человек из его отряда упали. Чтобы убить пулемётчиков ему нужно было полсекунды, но этого времени я ему не оставил. Шевелением пальца он создал щит, закрывший его отряд, и за это мгновение я всадил в него шесть скоростных высокотемпературных файерболов, разорвавших его личный щит. Он успел сделать временный щит, погасивший файерболы, но вынужден был упасть, уходя от десятка ледяных стрел. Второй десяток, выпущенный сразу за первым его достал. Чтобы не умереть, он создал щит внутри своего тела, но за это время я успел сделать «Щель» и ударить его сверху гантелей. Щель сомкнулась с причмокиванием, но за мгновение до этого я успел достать его заклинанием «Разрыв сердца». Магический щит исчез и вражеские воины бросили оружие, легли мордами вниз и положили руки себе на затылок.

Я не переставал поражаться, насколько кратковременны здесь схватки и как все точно чувствуют, что пора сдаваться. Ко мне подошёл Тиум.

– «Если ты хочешь сказать, что я – идиот, то заранее с тобой согласен» – опередил я его.

– «Рад, что ты это понимаешь» – он довольно улыбался, «но я хотел похвалить тебя, ведь твой противник имел второй уровень и готовился к экзамену на третий. Он явно был сильнее тебя, а победил ты».

– «Я был быстрее».

– «Быстрее и разнообразнее» – подтвердил Тиум.

Вражеские воины смирно лежали под прицелом пулемётов. Группками по четыре человека их отводили в сторону, обирали, раздевали и разували, связывали и отправляли в подвал у соседнего домика. В конце цепи пулемётчиков стояла Маэрим в наряде, который я обещал Кате. Я направился к ней, по дороге сказав Дмитрию:

– «Сейчас появится пехота, надо их оприходовать».

– «Сделаем, сказал он» – встал, взяв в руки свой ПК, и начал распоряжаться. Поднялись, держа сдавшихся на прицеле, и его друзья.

– «У вас всегда так весело?» – спросил Вадим, когда я проходил мимо.

– «Ну что ты, сейчас здесь затишье, а это так – лёгкая разминка». Он рассмеялся: – «мне такие разминки нравятся».

Я подошёл к Маэрим и осмотрел её. На ней был костюм, похожий на тот, что выдали мне в замке, но в женском варианте. Тёмная майка была не под горло, как у меня, а с узким глубоким вырезом, закрывая изнутри только сосок, и с овальным вырезом внизу, открывающим пупок и верх нижнего треугольника. Куртко-рубашка тоже была с треугольным декольте, узким но глубоким, и заканчивалась широким жёстким поясом, расстёгивающимся с боков, а в середине прозрачным. Ниже была широкая юбка чуть выше колен, короткая по местным меркам. На ногах были тёмные чулки с рисунком и сапоги до колена. Всё это было не чёрного, как у меня, а темно-синего, почти фиолетового цвета.

– «Нравлюсь» – поинтересовалась Маэрим.

– «Как всегда, очень» – на её лацкане застыли капли крови от кого-то из убитых или раненых.

– «Тогда давай поднимемся ко мне, а то я по тебе уже соскучилась».

– «Поднимемся, но только на пару минут, надо захватить замок графа».

– «А завтра это сделать нельзя?»

– «Только сегодня и сейчас, пока никто не опомнился».

– «Бауэр не согласится».

– «За сегодняшний захват замка его надо отстранить».

– «Однажды он спас мне жизнь, за что и получил эту должность».

– «А сегодня чуть её не погубил».

– «Всё равно я не могу ему это сказать».

– «Пусть его отстранит барон».

– «Лучше ты».

– «Хорошо».

За разговором мы поднялись в комнату Маэрим и она начала раздеваться. Подошедшая горничная достала другой такой же костюм. Маэрим разделась и побежала принять душ, а я понюхал её вещи. Пахла она почти также как Катя. Вернулась она из душа очень быстро и с возмущением посмотрела на меня, точнее на свои трусики, которые я как раз обнюхивал.

– «Ну испугалась я» – с вызовом сказала Маэрим, «ну немного писнула, я же не воительница, можешь представить, чтобы он со мной сделал?»

– «Лучше представь, что я с тобой сделаю! Отдай мне этот костюм».

– «Зачем, возьми лучше чистый».

– «Этот пахнет тобой, я хочу взять его на Землю».

– «Ты опять хочешь уехать?»

Я демонстративно посмотрел на горничную. Та швырнула костюм на кровать и вышла.

– «Ты зря так, я ей полностью доверяю, она ничего никому не скажет».

– «Даже под пытками?» – снизу доносились крики бывшего командира башни.

– «Под пытками любой скажет, ну почти любой».

Я не выдержал, обнял её и поцеловал: – «никогда ничего не скажет тот, кто не знает».

– «В этом ты прав» – она поцеловала меня, «иди и прикажи Дмитрию собрать отряд».

Я вышел из квартиры Маэрим и начал спускаться. Хотелось плюнуть на всё и завалится с ней в постель. Я начал осматривать себя. Пролётом ниже стоял Мартин с сумкой. Кивнув ему, я продолжал спускаться, проверяя себя на постороннюю магию. К сожалению сделать полноценное сканирование себя пока не получалось, поэтому просто обыскивал всё магически. Мне удалось обнаружить маленький листок бумаги, на котором было записано заклинание привязанности к Маэрим. Спрятав этот листок, я спустился к Мартину и мы вместе поспешили вниз.

Во дворе творился обычный в таких случаях управляемый хаос. Вражеские пехотинцы сидели на площади без оружия. В стороне на брезентовых полотнищах громоздилось несколько куч: оружие, одежда, обувь и ценности. Бегло осмотрев солдат, которые занимались изъятием, я понял, что никому из них даже в голову не приходит хоть что-нибудь присвоить. Потом открыл трещину и выкинул тело мага наверх. Удивительно, но руки его были без перстней и браслетов. Только на груди болталась какая-то штуковина, на ощупь металлическая, но очень лёгкая.

– « Возьми себе» – сказал подошедший Тиум, «это мощный аккумулятор, уступает только красному камню бейлифа».

– «А этот?» – я кивнул в направлении площади наказаний.

– «Кричит, но молчит» – Тиум поигрывал стеком с металлическим кругляшом на конце.

Из любопытства я взял этот кругляш в руку. Дикая боль пронзила меня. Как мне удалось не заорать и не упасть – не понимаю.

– «Это специальный инструмент, чтобы заставить допрашиваемого говорить, а ты его голыми руками, нельзя так» – Тиум был сильно огорчён, «всё время забываю, что ты у нас меньше недели и многого не знаешь».

У меня мелькнула забавная мысль. Подозвав Мартина, я положил аккумулятор в карман, а снятую с трупа сумку мага к себе в сумку и достал оттуда чесалочку. Нечаянный эксперимент с болевым кругляшом вызвал у Мартина и ближайших солдат заметное уважение ко мне. Дмитрий спросил меня:

– «Что будем делать дальше?»

– «Собирай отряд – человек сорок, пять восьмёрок с командирами, надо нанести ответный визит в замок к графу».

– «Ответный визит необходим, иначе нас просто не поймут. Но собирать отряд – это прерогатива Бауэра».

– «Я его отстраняю от командования и назначаю тебя ВРИД начальника дружины. А где кстати Бауэр?»

– «У барона, охраняет его». Ко мне подошёл Тиум и, глядя на чесалочку и её коготки, попросил:

– «Попугай нашего клиента, а потом разбирайся с Бауэром».

Мы подошли к столбу, к которому был привязан клиент. Вся одежда с него была сорвана и на теле виднелись следы прикосновения кругляша. Такой же был у меня на ладони – из-за сильной боли сосуды в месте прикосновения полопались. Он яростно смотрел на нас и твёрдо собирался молчать, кого-то он боялся намного больше. Я поднёс чесалочку к его глазам и послал несколько магических импульсов – ладошка сжимала и разжимала пальцы с коготками рядом с его глазом. Клиенту сразу поплохело и я считал у него рожу третьего помощника бейлифа.

– «Когда тебя завербовал Терейон?»

– «Два года назад, я поехал в деревню к своей подруге и тут он меня и подловил. Он угрожал убить её и нашего ребёнка» – клиент явно давил на жалость, но он не учитывал, что начав говорить, раскрывается ещё больше.

– «А когда тебя завербовал граф, вернее когда ты предложил ему свои услуги?» Вот тут он перепугался:

– «Я ничего больше не скажу».

Чесалочка сомкнула когти на его щеке. Даже усиленная магией боль была вполне умеренной, и близко нельзя сравнивать с кругляшом, тем более, что на щеке мало нервных окончаний, которые собственно и болят. Но страх оказался действеннее боли:

– «Как только меня назначили командиром башни, я поехал в деревню, где живёт моя жена с сыном, и написал графу письмо с предложением своих услуг. Граф тогда только начинал подчинять себе владения. С эти письмом я послал к нему сына. Потом мы несколько раз встречались в деревне – я не мог надолго покидать замок, и ждали удобного момента. Сегодня утром мне удалось подсыпать в завтрак снотворное, а ночью я не давал солдатам спать, поднимая их несколько раз по тревоге. Поэтому после завтрака они все уснули, кроме двоих верных мне людей. А граф с своим отрядом уже ждал неподалёку и, как только мы открыли ворота башни, они и ворвались в замок».

Мерзавец рассказывал и плакал, слёзы так и лились по его лицу. Он сильно жалел, что такой хороший план не удался.

– «Иди к Бауэру» – подтолкнул меня Тиум, «этот теперь расскажет всё сам».

– «А если начнёт запинаться, то погладь ему кругляшом пятки».

– «Хорошая идея» – Тиум тут же проверил её на практике, поэтому весь путь к барону меня сопровождал жуткий вой.

Идя к дому барона, поднимаясь на лифте и в коридоре, я всё время думал, каким словами сообщить Бауэру о своём решении. Я был абсолютно уверен, что командовать он не в состоянии и его надо менять, но мужика было жалко. Тем более, что солдаты из гарнизона башни о своём прежнем командире, то есть о Бауэре, отзывались хорошо. Так и не найдя нужных слов, я вошёл к барону. Он удивлённо на меня посмотрел и спросил:

– «Маг Каэн послал тебя с предложением?»

– «Меня никто и никогда не смеет посылать» – к сожалению на языке Тао-Эрис фраза получилась не такой двусмысленной, как на русском.

– «Тогда что от меня он хочет?»

– «Он уже ничего ни от кого не хочет». Барон был невероятно удивлён и ничего не понимал:

– «Лекес, ты можешь объяснить мне что происходит?»

– «Попробую. Сначала граф позвал меня на приватный разговор, в ходе которого выяснилось, что я лучше его владею ножом. Граф этим очень огорчился и помер». Я увидел на столике бокалы с напитками и сделал несколько глотков.

– «Ты убил графа ножом?» – удивление Бауэра было неописуемым. Я вытащил нож и показал его присутствующим:

– «К сожалению топора под рукой не оказалось, поэтому пришлось воспользоваться подручными средствами» – нож вернулся в ножны.

– «А кто орёт на площади Наказаний?» – барон явно был не в курсе произошедшего.

– «Дружок Бауэра, бывший командир восточной башни. Ему сейчас гладят пятки» – подобные ситуации всегда доставляли мне море удовольствия.

– «Будь любезен, объясни последовательно и подробно, что произошло» – барон явно не разделял моей любви к неопределённым ситуациям.

– «Бывший командир восточной башни подсыпал своим солдатам снотворное и рано утром открыл ворота графу и его отряду».

– «Не может быть, он всегда добросовестно относился к своим обязанностям».

– «Он всегда НЕдобросовестно относился к своим обязанностям. Как только он стал командиром башни, он написал графу письмо с предложением своих услуг и отправил с ним своего сына».

– «Кто может это подтвердить?»

– «Тиум, он и проводил допрос».

Бауэр посерел. Позже я узнал, что на Тао-Эрис сильны корпоративные традиции и измена сюзерену – событие крайне редкое, почти невероятное. И хотя бейлифы всеми правдами и неправдами пытаются склонить слуг владетелей к ябедничеству и предательству, но успеха они достигали только в отдельных случаях. Тем более, что вина за содеянное ложилась не только на непосредственного виновника, но и на его начальников и поручителей. Поэтому Бауэр был виноват дважды: и как непосредственный начальник и как поручитель, так как по его рекомендации тот был назначен на должность командира башни.

– «Далее в замок ворвался маг с отрядом» – я подвесил перед ними его образ, «которого мне пришлось убить в прямой схватке».

– «Как ты допустил, что ворота башни не были закрыты» – спохватился Бауэр.

– «Это вопрос к тебе – где был начальник гарнизона во время боя за замок?»

– «Короче, Бауэр больше не командир дружины замка» – подвёл итог барон, «кого ты предлагаешь на его место».

– «Я назначил временно исполняющим должность Дмитрия».

– «Какая удобная формулировка» – восхитился барон, «он же разберёт стену по камушку, не справится – снять временно исполняющего, а справится – наградить, назначить постоянно».

– «Совершенно верно, сейчас он готовит отряд для десанта в замок графа».

– «Не лучше ли обождать, дать людям отдохнуть, не спеша собраться?» – спросил Бауэр.

– «Отдохнуть от чего? И первый и второй бой в основном вёл я, а они значит устали. Обождать – значит дать противнику занять замок крупными силами и получить по мордам. В прошлый раз нас чуть-чуть не опередил Мейон».

– «Как это» – удивился барон, «помнится твой отряд первым вошёл в пещеру».

– «А Мейон был после нас спустя семь минут. Поторопись он или задержись мы со сборами, и в пещере первым бы был он, и вряд ли я рискнул бы его оттуда выколупывать».

– «Увы, Бауэр» – интонации барона были весьма жёсткими, «один единственный раз проявил быстроту и решительность, за что и получил должность капитана дружины. А потом только осторожность и ожидание. Лекес, какое ты предлагаешь назначить Бауэру наказание, и если это не смертная казнь, то на какую его потом назначить должность?»

Бауэр весь подобрался и был готов принять любое наказание. Он понимал, что любое моё предложение относительно него барон не задумываясь выполнит. Ведь замок только чудом не был взят, причём по его вине, а я и был тем чудом, которое не позволило захватить замок.

– «Наказание по вашей с Маэрим части, Бауэр ваш, а не мой человек и меня это не касается. А должность ему предлагаю вернуть старую – командир восточной башни, вроде раньше там он был на месте».

– «Принято» – утвердил моё предложение барон, «мы с Маэрим подумаем над наказанием, а ты иди и принимай башню».

Барон внимательно посмотрел на меня, но дождался лишь утвердительного кивка с моей стороны: – «я тоже пойду, уже пора нам выступать», и мы с Бауэром вышли. Во дворе он меня спросил:

– «Почему ты не настоял на серьёзном наказании и низкой должности, ведь ты меня ненавидишь?»

– «С чего ты это взял? Как к человеку я отношусь к тебе нейтрально. А в качестве командира дружины ты действительно меня раздражал. Ты ведь пытался провалить все мои начинания, и иногда это тебе почти удавалось».

– «Тогда спасибо, мне повезло, что ты не стал сводить со мной счёты».

– «У меня нет к тебе счётов. Ты не бейлиф и не его помощники, вот к ним счёты у меня есть».

– «Об этом не стоит говорить вслух».

– «Возможно, но ты не станешь ни с кем это обсуждать».

– «Разумеется не стану».

На площади Наказаний стояли Маэрим, Тиум и Дмитрий и обсуждали, какой казни подвергнуть изменника.

– «Кончай болтовню» – остановил я их, «отряды готовы?, кто командиры?, какое вооружение? А к этому негодяю поставьте караул, казнить его успеем и ночью».

– «Готово пять отрядов по восемь человек без командиров. Командиры: ты с Маэрим, я, Вадим, Костя и барон Микилеес. В каждом отряде командир и три бойца вооружены автоматами» – говоря это, он протянул мне АКМ и подсумок, в котором было 4 рожка, 4 лимонки и две эфки.

– «Со мной пойдёт ещё Мартин» – я показал пальцем на солдата, стоявшего с моей сумкой рядом с нами, а лошади не нужны, пусть коноводы их прогуляют.

– «И как ты собираешься проникнуть в замок?» – поинтересовался Тиум.

– «Все знают что что-то невозможно» – говоря я настраивал рамку на замок, координаты которого успел считать у графа и его солдат, «появляется дурак, который этого не знает, он то и совершает невозможное».

На самом деле я примерно представлял, как провести портал в замок. Обычно в замках специальной противопортальной защиты не делалось, а имелась обычная противомагическая защита, которая заодно и блокировала проникающие порталы. Но в комнатах мага эта защита была ослаблена, а в центре предельно. Туда то я и нацелил рамку. Главное здание вражеского замка представляло собой широчайшую семиэтажную башню, причём каждый этаж был высотой в четыре метра. Комната мага находилась на предпоследнем этаже и центром его являлся невысокий столик, исчерченный магическими структурами. Перед штурмом мы с Дмитрием и остальными командирами обговорили порядок действий. Отряды входят в комнату в следующем порядке: я, Дмитрий, Микилеес, Вадим и Костя. Первые два отряда защищают главную башню, а по окончании зачистки организуют её круговую оборону. Остальные отряды следуют за нами и по окончании зачистки главной башни захватывают: Микилеес – западную башню, а Вадим – восточную. Отряд Константина захватывает казармы, которые должны быть пусты, и конюшни. Отряд Дмитрия должен атаковать первую же крупную цель, которая появится. Мой отряд, как самый многочисленный и сильный – 11 человек с магом, образует стратегический резерв, способный ликвидировать любую нештатную ситуацию.

Потом определил, кто за кем идёт в моём отряде – я, Маэрим, Мартин, автоматчики и остальные, чётко по именам, и составил три списка. Настроив рамку на столик в комнате мага, я пропустил через неё и подвесил кольцо, точнее цилиндр, высотою в метр и диаметром в полтора. Этот цилиндр должен был защитить меня и всех остальных от попыток разрушения портала. Потом впрыгнул в окно, спружинил на столике – удивительно, но он не развалился, подбежал к одной из дверей и стал ждать остальной свой отряд. Через всю башню спиралями проходили две лестницы, поэтому для захвата и были выделены два отряда. В третьем и четвёртом отрядах были выделены группы из автоматчика и меченосца, которые должны были зачистить последний этаж. В каждом из отрядов один из меченосцев был назначен заместителем командира, если последний задержится или, не дай Бог, будет убит, то движение всё равно будет продолжено. Вообще план захвата замка столь малыми силами строился на быстроте и непрерывности движения. Каждый отряд должен был постоянно двигаться вперёд, сметая неорганизованное сопротивление автоматным огнём и гранатами. Серьёзное сопротивление должно было блокироваться группой из двух-трёх человек и подавляться отрядом Дмитрия или моим. Критиков прошу учесть, что на разработку этого плана у нас ушло менее пяти минут.

Когда отряд собрался, я вышиб дверь и ещё раз убедился, что на последнем этаже никого нет. Стараясь особенно не шуметь мы двинулись вниз. Первые три этажа(6, 5 и 4) были пройдены в хорошем темпе, только в двух комнатах были обнаружены обитатели: кухарь с горничной, занимавшиеся сексом, и пьяный воин. Все они были тщательно связаны и привязаны к подходящей мебели. На третьем этаже ворвавшись в комнату мы увидели оригинальную картину. В центре на цыпочках стояла полуобнажённая женщина, руки которой были привязаны к крюку на потолке. Рядом стоял офицер с бичом, от которого на её спине уже вздулось несколько багровых полос. Ещё дальше на низкой скамеечке сидел другой офицер, который что-то помешивал в чане. Они оба умерли, даже не успев вздрогнуть. Мартин быстро залез на стул и перерезал верёвки, а я подхватил женщину и уложил её на кровать. Остальному отряду приказал продолжать движение. Маэрим достала из своей сумки банку с какой-то мазью и начала натирать ей спину.

– «Это Лиири, моя старая подруга. Граф силой женился на ней и постоянно избивал».

– «Заберите меня отсюда» – заплакала она, «заберите, он вернётся и всех убьёт».

– «Он уже никогда не вернётся. Мартин, охраняешь Маэрим, пока я кого-нибудь не пришлю, а потом идёшь ко мне. Маэрим, успокой свою подругу, а я догоняю отряд».

Отряд я догнал только на первом этаже, хотя скакал: шаг – пролёт. Правда по дороге я проверял комнаты, в основном магически, но дважды пришлось и зайти. В одной из них был свежий труп с простреленной головой, в другой под кроватью пряталась девчонка, которую пришлось вытащить оттуда и погнать вниз. Мой заместитель грамотно организовал оборону – две пары меченосцев обороняли двери, двое автоматчиков следили за двором из окон, а один с балкона второго этажа. Сам заместитель являлся резервом. Приказав одному из меченосцев сменить Мартина, а заместителю вместе с автоматчиком с балкона обойти изнутри башню по периметру первого этажа изнутри, сам я вместе с девчонкой поднялся на балкон. Отпускать её одну я боялся – натворит что-нибудь или укажет врагам проход в тыл, а поручать кому-нибудь считал нерациональным, всё внимание того будет сосредоточено на девчонке. Я же наложив на неё метку и прицепив магический поводок, мог наблюдать за двором, почти не отвлекаясь на неё.

Следующим спустился отряд Дмитрия. Им пришлось пострелять – пять убитых врагов, а у самих один легко раненый. Вернулся мой зам с обхода – внизу никого не обнаружили. Я понимал – в этой башне мог спрятаться ещё один такой отряд как наш, и мы бы его не заметили. Оставалось надеяться, что наш налёт был достаточно внезапен и организовать засаду враг не успел. Дождавшись остальных трёх отрядов и не видя какой-нибудь активности противника, я приказал продолжать наступление по плану. Противник отреагировал совершенно неожиданно – он сдался. Сначала некоторые представители чего-то там уточняли, а действительно ли граф убит, но получив достаточные подтверждения, объявили о прекращении сопротивления. Переговоры вёл барон Микилеес, к которому вскоре присоединилась Маэрим. Пару раз пригласили и меня, чтобы попугать оппонентов. Графство опять распадалось на три баронства, одним из которых должна была управлять Лиири. Некоторые, правда небольшие территории, отходили Маэрим и Микилеесу.

Две надвратные башни и казармы с конюшнями на всякий случай я приказал занять, как было запланировано. Маэрим посоветовал забрать избыток фуража. Граф привёл к нам большую часть лошадей, которых кормить в нашем замке скоро стало бы нечем. Возвращать этих лошадей ни я, ни Маэрим не собирались. А большая часть фуража, накопленная графом, просто бы пропала. Лиири бала настолько рада, что её изверг убит, что отказалась бы и от замка, но кому-то надо было баронством управлять. Таким образом мы одержали сокрушительную победу и не знали, что с ней делать. Оставив Дмитрия с двумя отрядами охранять башню, на которую никто не собирался покушаться, я вместе с Мартином поднялся в комнату мага. Найдя подходящее место я решил послушать, что творится вокруг. Подходящее место представляло собой очень удобное кресло, перед которым был наклонённый стол в форме плоского полукольца. На нём было закреплено восемь камней. Прощупав их магически, я понял, что это подслушивающие камни, типа моего, который показал расследование Терейона. Потрогав эти камни, я начал включать их по одному, пока не наткнулся на интересный разговор. Он вёлся в том замке, откуда выехал маг, убитый мною. Подо мною в огромном зале стоял круглый стол за которым сидело семеро человек. Сзади был камин и, похоже, не единственный в этом зале. Слушающий камень был закреплён в люстре над столом.

– «Ай да граф, ай да скотина, ай да сволочь» – восхитился я, «похоже ты метил на место Наймиера. Подслушивал во всяком случае своих только так. Правильно говорят о таких – далеко пойдёт, если не остановят и не закопают».

Глава 10. Ещё один враг

Пятница, поздний вечер

Снизу донеслось что-то знакомое.

– «… корону Наймиера. Но начинать надо с этого сеймена – захватить здесь власть, подчинить владетелей, перебить бейлифов и их помощников. К сожалению, Каэн схватку проиграл, непонятно только кому и как именно. Ты поедешь в какую-нибудь из деревень около замка, свяжешься с нашим человеком и выяснишь подробности. Сам в замок не лезь – мы не знаем, что может новый маг, поэтому лучше перед ним не светись. И возьми отряд – в лесах полно наёмников и ронинов, и будь осторожен. Чуть что – уезжай» – различить сверху лица было очень сложно, поэтому я обозвал говорившего «Седым».

– «А что с замком графа?» – спросил другой, «белобрысый».

– «Туда поехал Юрек с четырьмя людьми. Они едут как монахи братства Ожидающих, в их хламидах и на мулах. Ещё я дал Юреку слушающий камень, в любом случае мы скоро всё узнаем». Седой взмахом руки распустил совещание и четверо направились к выходу.

– «Мне надо поспешить в башню встретить этого Юрека и не хочется пропускать столь интересный разговор – но наверняка у графа на этот случай что-нибудь придумано».

Пристально обыскав магически всё вокруг, я обнаружил под столом выдвижной ящичек, а в нём несколько пар фонящих стаканчиков. Счесть их использование было делом техники. Внешним стаканом я накрыл камень, а внутренний одел на глаз, как монокль.

– «Встань у двери и никого в комнату не впускай, кроме меня».

Мартин улыбнулся, показав что оценил шутку, поставил мою сумку на оружейный столик и подошёл к двери, обнажив короткий меч. В нём чувствовалась сноровка бывалого воина и готовность чётко выполнить приказ. Сбежав на первый этаж: 18 пролётов – 18 шагов, я помчался к восточной башне, по моим ощущениям Юрек ехал с востока. Пока я нёсся к башне, троица оставшихся уселась рядом и продолжила разговор на русском! Оставшихся для удобства я обозвал: Брюнет и Пегий.

– «И что дальше?» – спросил у Седого Брюнет, «граф убит, Каэн убит, на складе осталось всего 12 пистолет-пулемётов и по полторы тысячи выстрелов к каждому».

– «Ситуация конечно не простая» – ответил Седой, «но нельзя ожидать, что захват власти будет простой задачей. К тому же мы до сих пор не знаем, как решить проблему магов. На службу к нам они не идут, предпочитая бейлифа или ученичество у сильных магов. а оставшиеся трое ненадёжны. Что у нас с оружием?» – обратился он к Пегому.

– «С оружием тоже неважно» – ответил тот, «по проходу надо ползти с рюкзаком почти 10 часов».

– «Мне это известно» – перебил его Седой, «почему не используете местных».

– «Потому что не идут» – зло сказал Брюнет, «мы подогнали к проходу десятерых, пообещав очень большие деньги, но увидев его они отказались. Мы увеличили оплату втрое, всё равно никто идти не захотел. Тогда мы троих расстреляли, остальные всё равно не пошли. Даже когда остался один, он предпочёл быть застреленным, но не пошёл».

– «Идиоты» – прошипел Седой.

– «Интересно, это он о расстрелянных или о своих компаньонах» – подумал я, «в любом случае вышку ребята заслужили».

– «Ещё у нас проблемы на той стороне» – сказал Пегий, «поставщики подняли цену, а на дорогах проверка за проверкой. Последнюю машину с грузом пришлось утопить в болоте и уходить на своих двоих».

– «И как вы предлагаете воевать» – Седой будто забивал гвозди в крышку гроба, «мы планировали захватить замок Берейнон, но у них оказывается есть довольно сильный маг и современное огнестрельное оружие».

– «И что будем делать» – поинтересовался Брюнет.

– «Подождём сообщения от Юрека, может быть придётся запереться в этом замку и выждать более удобного момента».

– «Подождите гады, скорее вы дождётесь меня с ротой автоматчиков» – перед моими глазами встала сцена расстрела этой троицы – «но сейчас надо подготовить Юреку достойную встречу».

Вызвав Вадима, командира этой башни, я вкратце обрисовал ему ситуацию. Вход, как и в нашем замке, не открывался прямо во двор, а ещё внутри башни поворачивал направо и входил во двор недалеко от наружной стены. Во дворе параллельно стене были срочно накиданы сломанные телеги, кипы кож и тюки с грязной одеждой, в основном с кого-то содранной и в крови. Вся эта композиция не производила впечатления баррикады, а выглядела как обычный рабочий беспорядок – просто не успели отнести в починку и в стирку. За этими кипами и тюками спрятались да автоматчика, я и меченосец. Мне нашли даже хламиду братства Ожидающих, которая увы была мне несколько велика. Сам Вадим и последний автоматчик спрятались в башне, чтобы не дать никому удрать обратно. Один воин спрятался на самом верху башни, чтобы сообщить о приближении отряда, а потом следить за окрестностями. От входа вдоль стены я создал специальную зону, из которой даже камень-шпион или маг не могли ничего сообщить. Распределившись и спрятавшись мы стали ждать, благо этим заниматься пришлось недолго. Получив по цепочке солдат сигнал дозорного и вскоре во двор ворвались пятеро мулов с седоками. Несколько кип валялось поперёк их пути и отряду Юрека пришлось остановиться. Несколько связывающих заклинаний было уже готово и мгновенно накинуто. После этого подскочившие бойцы Вадима стащили лжебратьев на землю и тщательно их связали. Оружие при этом естественно отобрали, а я взял камень-шпион и выключил его, и выйдя из зоны тишины посмотрел в свой подсматриватель. Троица захватчиков продолжала сидеть за столом и ждала сигнала от камня Юрека.

– «Интересно, сколько они будут ждать?» – глупые вопросы были одним из любимых моих развлечений. Но надо было заняться делом – поговорить с Юреком.

С него и его людей уже сорвали хламиды, рубашки и ремни, обыскали и сейчас двое бойцов, немного разбирающихся в магических штучках, копались в найденном. Я предложил Вадиму поучаствовать в этой работе.

– «Зачем, я ничего не понимаю в амулетах и магических штуковинах?» – удивился он.

– «Зато понимаешь в технических штуковинах, а изъяты в основном они».

Юрек и его люди стояли, привязанные к столбам. Я медленно обходил их, всматриваясь в глаза. Трое ответили яростными ненавидящими взглядами – они пришли к Седому из разбойников и рассчитывали поживится, но в первом же выходе такой облом. Четвёртому пришлось поднять голову за волосы, чтобы посмотреть в глаза. Он был из крестьян, дом его сожгла прогулявшееся мимо банда, а семья голодала в наспех вырытой земля, надеясь на кормильца, который ждал смерти.

– «Развязать и накормить» – сказал я Вадиму, «этот ещё может пригодится».

Русского мужик не знал, но по интонации понял, что всё ещё не так печально и есть какая-то надежда. По перехваченному взгляду Юрека стало ясно, что русский язык он знает, причём хорошо – хотя и выглядел он местным.

– «Что тебе было поручено?» – спросил я его по-русски, и перехватив якобы непонимающий взгляд, добавил, «не валяй дурочку, хуже будет».

В руках у меня вдруг появилась чесалочка. Видимо выскакивая из комнаты мага, я машинально схватил её, но всё время держал прижав к руке. А сейчас взял за рукоятку. Крестьянина уже увели, а разбойники этой игрушки заметно испугались. Юрек же спокойно посмотрев на неё, стрельнул взглядом по разбойникам. Поняв, что он не хочет говорить при «коллегах», я приказал двум меченосцам отконвоировать его в допросную. Конечно, такие приказы надо отдавать через непосредственного командира, но Вадим знал на Тао-Эрис всего несколько слов и команды отдавал через своего заместителя. Допросная размещалась в центральной башне в середине и представляла собой большую комнату с различными средневековыми агрегатами для пыток. Войдя в башню я позвал двоих своих солдат, а конвоиров отпустил обратно к Вадиму. Бойцов в отрядах имелось мало, поэтому каждый воин был на счету. Юрека посадили в железное пыточное кресло, затянули над животом ремень и хотели вывернуть руки за спину и связать, но я жестом показал, что не нужно.

– «Говори» – приказал я Юреку.

– «Зачем, скоро придут мои хозяева, а они очень сильные маги, и ты тогда пожалеешь, что родился на свет».

– «Они совсем не маги, а технари-мошенники».

– «Откуда ты это знаешь и откуда ты знаешь русский?» По-русски он говорил хорошо свободно, но с явным акцентом.

– «Оттого, что я из их же мира, но в отличие от них – маг».

– «Они делают разные магические вещи, например стреляющие палки или горящие без дыма светильники.

– «Ты откуда знаешь русский?»

– «Бабка научила, она в своё время попала сюда оттуда, вышла замуж и всё такое».

– «А про такую вещь как технику, она тебе не рассказывала?»

– «Говорила, но я ей не верил».

Я достал пистолет и дважды выстрелил в кучу дров, стоящих сбоку – «это техника».

Потом всадил туда же тройку ледяных стрел – «а это магия, видишь разницу».

– «Вижу, я догадывался, что меня обманывают, но не знал как. Но у них есть и маги».

– «Двое из них ничто, Каэна я убил, остаётся один – как его зовут?»

– «Тобиас, он хороший маг, но не боевой». А что ты будешь делать против громовых палок?»

– «У меня их больше».

– «Откуда ты решил, что у тебя больше».

– «Посчитал, у твоих бывших хозяев осталось 12 пистолет-пулемётов».

– «И Каэна ты застрелил?»

– «Нет, я его убил в честном магическом поединке во дворе замка Берейнон». Юрек задумался, но потом всё-таки решился и спросил:

– «Ты сильный маг и смелый воин, почему ты служишь бейлифам?» Почти мгновенно пришло ощущение, что сейчас надо идти ва-банк:

– «Я не служу бейлифам, а воюю с ними! А вот твои хозяева им служат!»

– «Неправда, они постоянно говорят, что воюют против бейлифов».

– «Говорить можно что угодно, объясни откуда у графа, союзника твоих хозяев серый камень младшего помощника бейлифа?»

– «Серый камень, не может быть».

– «Я снял его с трупа графа, ты не веришь?»

– «Верю, я умею чувствовать ложь».

– «Хоть что-нибудь твои хозяева сделали против бейлифа и его слуг?»

– «Нет, они копили силы , воевали с владетелями и грабили деревни. Они говорили, что им надо накопить силы. А ты выступал против бейлифа?» – предъявил он мне свой последний аргумент.

– «Я убил Мейона».

– «Мейона Тениорис-Кифа, младшего помощника бейлифа», – Юрек был в трансе, а потом рассказал свою незамысловатую историю. Он был из семьи потомственных сеньоров, которые владели небольшой деревенькой между замками Микилееса и Берейна. Хозяйство он вёл грамотно: нанимал магов, для работ по хозяйству; закупал породистую птицу и скотину, хотя в разорённой войной Тао-Эрис это было непросто; нашёл и пригласил к себе хороших плотников, кузнеца и целительницу. Осенью обеспечивал крестьянские обозы охраной, чтобы они могли продать свои продукты в ближайшем городке. Деревенька процветала и ему вполне хватало на жизнь. Но однажды возвращаясь с охоты, он увидел что деревня горит с четырёх концов, а по улицам на конях носятся Мейон и его бандиты, и кнутами бьют всех, кто пытается тушить пожар. Юрек пытался его увещевать, но только получил дважды кнутом по лицу. Хорошо ещё, что пока он пытался остановить Мейона, его крестьяне успели открыть загоны для скота и выгнать оттуда животных за ограду. А Мейон потребовал, чтобы Юрек и его люди убрались отсюда и не возвращались, и добавил:

– «Здесь будет чистое поле с высокой травой, где я буду охотиться на рябчиков».

Тогда Юрек отвёл крестьян в лес, где они вырыли себе землянки, а сам ушёл к Седому, охваченный жаждой мести. К его сожалению, Седой так ни разу не выступил против кого-нибудь из слуг бейлифа и отказался помочь его крестьянам, которым придётся зимовать в лесу без еды и тёп­лых вещей.

Пока он говорил, я велел воинам отстегнуть ремень, притягивающий его к железной спинке кресла и подать стакан воды. В середине разговора подошли Микилеес и Маэрим. Она сразу предложила переселить крестьян Юрека в одну из деревень возле замка. Из-за набегов банды, которую я уничтожил в свой первый день, большая часть домов в ней пустовала – люди ещё весной ушли в одну из дальних деревень, обзавелись там хозяйством и возвращаться не собирались.

– «Значит ты ещё убил» – Юрек назвал имя главаря той банды и вдруг бухнулся передо мной на колени, «разреши мне быть твоим вассалом, ты действительно воюешь с бейлифом и его слугами». Он начал произносить вассальную клятву, а Микилеес подсказывал мне необходимые реплики. Потом барон предложил переселить крестьян к нему, но Маэрим заявила, что её замок лучше защищён и более богат, а крестьян надо будет одеть и всю зиму кормить. А при случае и докупить им скотину и птицу.

– «А ещё и рыбу докупить» – съязвил Микилеес.

– «Зачем» – якобы удивилась Маэрим, «там рядом озера, а в них полно рыбы. А на берегу брошенные баркасы – их только починить».

Юрек был откровенно счастлив, то обстоятельство, что он не смог защитить и помочь своим крестьянам, мучило его больше всего. Маэрим с Микилеесом договорились, что несколько подвод с продовольствием они возьмут в этом замке, потом поедут в замок барона, где тот организует ещё обоз, оттуда мы поедем в лес, заберём крестьян Юрека и отведём их в наш замок. Завтра их снабдят все необходимым и они уйдут в деревню, где уже будут жить постоянно. Я посмотрел в окно, уже начинался закат:

– «Надо поторопиться и выйти через полчаса. И так мы будем за полночь, если не к утру».

– «Переночуем в моём замке, а утром двинемся дальше. Вести крестьян по ночному лесу опасно и холодно» – предложил Микилеес, а Юрек согласно кивнул.

Потом я вызвал Дмитрия и приказал ему оставить в замке Константина с отрядом и добавить ему мой отряд. – «На первое время хватит, а потом Лиири доберёт солдат». Потом поднялся наверх, запер противопортальным заклинанием комнату мага и нагрузил Мартина мешком со столом-подслушивателем. Хорошо, что он был нетяжёлый и нести его надо было до телеги под башней. Спустившись вниз, я зашёл к Лиири, которой объяснил, что она теперь владетельница этого замка и должна набрать свою дружину для его защиты, так как Костю с моими солдатами я через десять дней заберу. У неё сидела найденная мною девчонка, которую новоявленная баронесса взяла себе горничной. Обе они меня долго благодарили пока я не прервал их словоизлияния, договорился с Лиири о связи и спустился вниз. Мартин уже сидел в телеге, куда сгрузил мою сумку и мешок со столом. Рядом лежала хламида, которую я с удовольствием одел – к вечеру похолодало. Отряд двинулся в путь. Впереди ехал Микилеес, потом я с Маэрим, Юреком, его крестьянином и двумя автоматчиками и двумя меченосцами, которых я забрал у Вадима, за мной двигался отряд Вадима, потом обоз, а замыкал колонну отряд Дмитрия. Мы подъехали к привязанным разбойникам, рядом стоял местный палач с помощниками. Маэрим провела большим пальцем со сжатым кулаком горизонтальную черту – палач по одному укладывал разбойников на плаху и отрубал им головы.

– «Извини» – обратилась ко мне Маэрим, «проводить соответствующую казнь не было времени».

– «Думаю, что они за это не в обиде».

– «Это точно. Я очень волнуюсь за свой замок».

– «Я тоже, уйдём от Миле порталом

– «Так будет спокойнее».

Я кивнул Юреку и подождал телегу с оружием. Достал его пистолет-пулемёт и отдал ему вместе с подсумком. Потом одел на плечо свой автомат, стволом вниз по охотничьи. Отправив Юрека на место в отряде, я дождался Дмитрия и забрал у него двух автоматчиков. Их и Вадима с его автоматчиком я присоединил к Микилеесу, так чувствовал что схватка неизбежна. Догнав Юрека, я посчитал: у Миле с Вадимом – девять автоматчиков плюс Юрек. В лесу на нас вряд ли нападут, а на открытом месте десять стволов при поддержке мага – это достаточно серьёзно. Отряд втянулся в лес и в хорошем темпе двигался по утоптанной тропе. Местные лошади скакали более ходко, чем земные, то есть могли дольше бежать с высокой скоростью. Телеги были подрессорены и каждая запряжена парой, поэтому они не замедляли движения. Тропа была достаточно широкой, чтобы всадники ехали колонной по двое и вели наблюдение в обе стороны. Но через несколько километров у меня появилось стойкое ощущение, что за нами смотрят. Внимательно осмотрев всё вокруг, даже возможное подглядывание через портал, я сумел поймать один из взглядов, а через него обнаружить и наблюдателя на дереве. Одетый в маскировочную шкуру и он прижался к стволу дерева, сидя на ветке совершенно неподвижно. Обнаружить его можно было только прибором или магическим взглядом. Здоровая свежая шишка вспорхнула с земли мне в руку, а потом стремительно улетела ему в глаз. От неожиданности он чуть не свалился, но в последний момент успел повиснуть вниз головой, обхватив ветку ногами. От его кульбита задвигались и были обнаружены ещё трое. Зашевелились и стали отползать назад сидевшие внутри. Всё это происходило слева от нас, поэтому я внимательно просканировал правую сторону. Там было пусто, а вот впереди нас ждали. На довольно большой поляне с левого краю у боковой тропы расположились пятеро всадников в кольчугах, а один даже с охотничьим ружьём. Вадим с Микилеесом быстро проскочили середину полянки, расположив свой отряд веером по противоположному краю перехватив выход. Мы – я, Маэрим и Юрек направились прямо к всадникам. Обоз двигался вдоль правого края. Подъехав к всадникам, я сразу увидел, что их атаман близко знаком с Юреком.

– «Вербуешь Седому новых рабов» – спросил Юрека атаман,

Маэрим дёрнулась от оскорбления, мне пришлось перехватить её лошадь, а левую руку приподнять для магического удара. Юрек встал между нами.

– «Я ушёл от Седого, ты был прав они одна шайка-лейка. Теперь я вассал мага Лекеса, благородного дона».

Атаман отвесил мне не слезая с коня шутливый поклон: – «и чем же сей великий маг заслужил твоё Юрек расположение?»

Подъехал Дмитрий и встал слева от меня, немного сзади, автомат был нацелен на атамана. Я решил перехватить инициативу:

– «Юрек принёс мне вассальную клятву из-за сущих пустяков – я убил главаря приречной банды, Мейона, графа и Каэна» – на кончиках пальцев моей левой руки дрожали пять молний, «и ещё, Юрек пока об этом не знает, я сжёг башню магов Тарин-Кифов и накрошил в ней и рядом кучу их магов».

– «Я видел как Терейон увозил труп Мейона и видел сгоревшую башню Тарин-Кифов» – выдавил из себя атаман, «приношу извинения баронесса, маг.» Он уже серьёзно кивнул мне и Маэрим и спрыгнул с коня.

– «Если позволите, мы немного пошепчемся с Юреком».

Юрек тоже спрыгну с лошади и они с атаманом пошли в лес. Я подозвал Дмитрия:

– «Прикажи Вадиму и Микилеесу продолжать движение, но пока я не догоню – из леса не выходить» – а сам усилил слух. Мне хотелось знать, что будут говорить «лесные братья».

– «Юрек, он действительно так силён, что готов одновременно сражаться с бейлифом, Седым и Тарин-Кифами. Или он немного сумасшедший?»

– «Может и сумасшедший, но он реально с ними сражается и он очень силён и как маг и как полководец. Не успели графа закопать, как Лекес первым захватил его замок».

– «Юрек, за несколько дней он угробил с десяток магов и младшего помощника бейлифа и никто не понимает как. Терейон его откровенно боится. Тарин-Кифы срочно договариваются с бейлифом о перемирии и попросили своих всех родственников прислать войска и магов».

– «Надо сказать об этом Лекесу, тогда они не успеют ничего сделать. Его принцип – «бей первым». Я только въехал в замок графа, как он скрутил и меня и моих людей».

– «У него немного воинов».

– «Но они вооружены автоматами. Думаю, вернувшись в Бирейнон, он объявит набор».

– «Скажи ему, что под стенами замка Микилееса его ждёт засада – младший помощник бей­лифа Керейон с бандой Муур-Хуказа, всего сотня человек. А я посмотрю, что он будет делать? Мешать вам я не буду».

– «Лекес их побьёт».

– «Как говорится, Юрек больший католик, чем папа римский» – подумал я, «в отличие от меня ни тени сомнения и правильно, только вперёд».

Мне вспомнилась китайская пословица: «когда едешь верхом на тигре – самое опасное остановиться».

Вернувшись атаман уехал со своими спутниками в лес, а Юрек рассказал нам о засаде.

– «Наверное лучше вернуться» – сказала Маэрим, у них большие силы.

– «А ты что предложишь?» – спросил я Юрека.

– «Я как мой сеньор» – ответил он.

– «Тогда вперёд, когда ещё представится случай прихлопнуть младшего помощника бейлифа, а заодно серьёзную банду». Мы поскакали догонять наше войско.

– «Это очень опасно» – сказала Маэрим, «лучше было бы вернуться в замок к Лиири».

– «Отсиживаться ещё опаснее, если противник подставляется, его надо бить. И надо снять осаду с замка Микилееса, этим мы обезопасим и наш замок».

– «Бей первым» – прошептал Юрек. Догнав наш отряд, я сказал Дмитрию о засаде и приказал ему и автоматчику ехать с нами в голову колонны, а его заместитель должен был догнать обоз и обеспечить его защиту. Я объяснил всем:

– «Если мы уничтожим засаду, то отдельные бандиты не успеют захватить обоз – часть отряда вернётся и их уничтожит. А если мы не сумеем быстро разобраться с засадой, то всем будет плохо. В худшем варианте будем прорываться в замок Миле».

Впятером догнав голову отряда, я собрал там всех автоматчиков, выслал двоих меченосцев в головной дозор и резко ускорил движение. Обоз начал отставать, но с ним было шесть меченосцев, готовых оказать сопротивление. Мы резко вырвались из леса на широкую дорогу и конной по четыре помчались к горящей деревне. Хотя противник нас и ждал, но растерялся увидев, что мы атакуем и вывалился из деревни толпой. Впереди скакал Керейон, пытаясь растянуть перед отрядом хиленький щит, который всё-таки давал кое-какую защиту от пуль. Когда расстояние между нами уменьшилось до ста метров, я приказал спешиться и развернуться в цепь. Враг скакал немного в горку, я ещё сделал часть дороги грязной лужей. Поэтому прущая навстречу толпа, врезавшись в эту лужу, резко потеряла темп, было несколько случаев столкновения.

– « Упавшим думаю здорово повезло» – я попросил свои камни отключить камень Керейона, разорвал его щит, и организовал ему кровоизлияние в мозг, одновременно отдав команду:

– «Огонь».

Огонь очередями из 12 стволов прежде всего привёл к тому, что лошади взбесились и скинули своих седоков в грязь, причём треть последних была убита или серьёзно ранена. Шесть цепных молний вывели из строя всех остальных. Мои воины вскочили на лошадей и подлетели к поверженному противнику. Нескольким бойцам Микилеес приказал скакать в деревню и тушить её. Остальные начали раздевать противников и отбирать у них награбленное. Дмитрий успел приказать сменить в автоматах рожки, выслать отряд Вадима встретить и проводить к нам обоз, и выставил боевое охранение. Я же подъехал к трупу младшего помощника бейлифа Керейону. Оглядевшись и убедившись, что Маэрим и Миле заняты разговором друг с другом, а Юрек вытаскивает из грязи чью-то стонущую тушу, я быстро наклонился к трупу, взял камень и сунул его к двум другим. Опять прошло по телу тепло. Потом взял у убитого сумку и кинул в неё все остальные его амулеты. Схватка произошла при достаточном свете, но теперь быстро темнело.

Юрек вытащил кого-то на убранное поле и вместе с двумя солдатами сдирал с него одежду. Микилеес командовал теми, кто заканчивал разоблачать пленных и делил их на две группы. Дмитрий ходил вдоль автоматчиков, редкой цепью охватывавших остальной отряд. Я понял, что он не забыл чудище и готов встретить нечто подобное. У тяжелораненых и убитых отрезали головы. Два солдата подошли к телу Керейона, дождались моего кивка и отрезали ему голову. Два мешка были уже наготове. Из леса тем временем начал выезжать обоз. Я подошёл к Юреку, который содрал с тела всю одежду и привязывал его к четырём колышкам в растяжку. Тело дёргалось и сопротивлялось, но с помощью двух солдат он заканчивал подготовку к казни.

– «Это Муур-Хуказ, он вместе с Мейоном и своей бандой разгромил мой дом» – говоря это он закончил привязывать ноги к колышкам, достал нож и вспоров живот выдернул ножом внутренности на землю, – «монсеньор, неужели ты не одобряешь моих действий?»

– «Хороший враг – мёртвый враг, если есть хоть крохотный шанс, что он выживет …».

– «Нет такого шанса» – Юрек высыпал в живот какого-то синего порошка из склянки, «если вдруг он доживёт до утра, то к вечеру сгниёт заживо».

– «Будем надеяться, приподними тело» – я засунул между лопатками плоский камень, а на него положил гранату Ф-1 без чеки. «Если Терейон попробует его спасти, то получится очень весело».

Остатки банды разделили на две части, одну погнали в замок, а другую загнали в сарай на краю деревни и подожгли. Обоз тем временем выехал на поле и по дороге направлялся в замок. Следом за ним на расстоянии около ста метров ехал атаман со свом отрядом.

Глава 11. И новые друзья

Пятница, ночь на субботу

– «Куини – хороший человек и опытный воин» – начал Юрек, «вместе с Терейоном Тарин-Кифы захватили и разрушили его замок. Он убедился, что ты воюешь с бейлифами и предложит тебе свою службу, не отталкивай его».

Я кивнул и, взяв с земли камень, положил его в карман куртки, а на другой камень наложил заклинание Смотреть и Слушать. Ко мне подскакал атаман и буквально слетел с коня и встал на колено:

– «Благородный дон, маг Лекес, я сеньор Куини Рефес, прошу принять мою вассальную клятву и взять меня и мой отряд под свою руку».

Я принял его вассальную клятву и поинтересовался, сколько у него воинов. Оказалось 120 бойцов, четверть конные. Наложив Муур-Хуказу заклинание Молчание, я вместе с Юреком, Куини и отрядом последнего поехал в замок. Деревня была пуста, уцелевшие жители боялись ночевать в разорённой деревне. Из горящего сарая доносились вопли погибающих разбойников, на которые никто, кроме меня не обращал внимания. По сторонам сарая дежурило четверо солдат, следившие чтобы никто не сбежал. При мне рухнула крыша, взметнулся и затих вой. Потом рухнули вовнутрь догорающие стены. Дав знак отряду двигаться в замок, я со своими вассалами ждал, пока огонь догорит и солдаты начнут проверять, что все умерли. Я тоже проверил и убедившись, что живых нет, поехал в замок. Куини и Юрек ехали рядом, Куини вдруг спросил:

– «Лекес, а почему тебя не порадовала гибель твоих врагов, смерть в огне достаточно мучительна?»

– «Это не мои враги, а молодые дурни, опьяневшие от разбоя и убийств. Они могли бы пахать землю, рубить деревья, строить дома или хотя бы строгать детей. А так сгинули ни за грош».

Мы въехали в замок. В середине двора стоял дворец весьма слабо укреплённый. Вдоль него был раскинут огромный навес и поставлены в линию столы и лавки. Челядь разносила и ставила на столы блюда с едой и кувшины с напитками. На краю за столом стоящим буквой «Т» сидели явно недовольные Дмитрий и Вадим. Я подошёл к ним, таща за собой как на прицепе Юрека и Куини и сел рядом.

– «И чем же господа командиры недовольны?» – я налил себе бокал вина и протянул им кувшин.

– «Вон тот павлин» – Дмитрий показал на худого длинноногого дворецкого сказал: «что во дворце накрыт стол для господ, а всякие вояки пусть жрут на улице».

– «И кого же он причислил к господам?»

– «Маэрим, барона, себя и тебя».

– «В отношении меня он не прав, я буду ужинать здесь вместе со своими солдатами».

Все четверо моих офицеров заулыбались, наполнили себе и мне бокалы, а Куини произнёс тост:

– «За нашего сеньора, пусть он и дальше ведёт нас от победы к победе» – этот парень просто лучился от радости, что появился кто-то, кто бьёт слуг бейлифа. О том, что и меня завтра могут побить, он не хотел задумываться. Подтянулись и стали рассаживаться и остальные солдаты. Подождав, пока все рассядутся и наполнят свои бокалы, я встал и произнёс:

– «Воины, сегодня мы побили младшего помощника бейлифа и его банду. Завтра мы доберёмся и до основных кровопийц. Предлагаю выпить за это».

Что тут началось, все воины встали и стоя выпили. А потом запели хулиганский марш, который мог называться только «смерть бейлифам». Мы впятером тоже встали и пели. Юрек тихо сказал:

– «Наконец нашёлся смелый, кто объявил войну им открыто».

Дворецкий, покрутившись вокруг нас, так и не решился подойти ко мне и ушёл в дом. Вскоре оттуда вышла Маэрим и решительно подошла ко мне:

– «Лекес, наверху накрыт стол для благородных господ, твоё место там».

За столом установилась полная тишина и полторы сотни пар глаз уставились на меня.

– «И кого же ты относишь к благородным господам?» – потрепаться на отвлечённые темы я умею и люблю.

– «Как кого?» – Маэрим явно удивилась, «я. Микилеес, его канцлер, дворецкий, казначей и секретарь».

– «Дмитрий подвинься чуток, а ты Маэрим садись справа от меня» – растерявшись, она перелезла лавку и села рядом, «я поднимаю тост за благородную донью Маэрим, вместе с которой мы ухайдокали младшего помощника бейлифа Мейона».

Маэрим сунули в руку бокал с чем-то крепким и под восторженный рёв воинов она выпила и раскраснелась.

Я опять встал и поднял свой бокал: «с бароном Миле мы сегодня сражались плечом к плечу и в тех трупах, что валяются на поле есть и его заслуга, а остальных господ я не знаю, рядом с ними не воевал». Тут появился барон:

– «Лекес, Маэрим, куда вы подевались, мы вас заждались». Я подмигнул Юреку и мы схватили барона за руки и тост продолжился:

– «Поэтому предлагаю выпить за барону Миле, вместе с которым мы так успешно воюем».

Под общий рёв мы усадили барона слева от меня. Потом пошли тост за тостом, я заметил, что Маэрим нередко только делала вид, что пьёт, как впрочем и я. Барон пару раз дёрнулся, но понял, что Маэрим предпочитает наш стол, а его мы с Юреком не выпустим, смирился и подозвал кого-то из челядинов и приказал принести сюда несколько блюд, предназначенных для другого стола. Через полчаса, когда большинство достаточно осоловело, я осторожно вылез из-за стола и отошёл в тень около дома. Почти сразу ко мне присоединилась Маэрим, потом барон и все остальные офицеры. Маэрим сказала:

– «Я давно не чувствовала себя такой счастливой. А то сидим все из себя такие благородные и боимся не то слово сказать». Микилеес охладил её пыл:

– «У нас есть серьёзные вопросы, которые надо обсудить в узком кругу».

– «И кого ты относишь к узкому кругу?»

– «Ты. Маэрим и я, барон и баронесса Кабаль и Мегион Фари-Туинес, ну и несколько моих верных людей».

– «Кто именно» – я продолжал нажимать.

– «Канцлер, казначей, дворецкий, руководитель канцелярии, секретарь, …

– «Достаточно» – перебил я его, «кто-то из них стучит бейлифу и при них я даже лошадей обсуждать не буду. А вот в своих офицерах я уверен и настаиваю на их присутствии на совещании».

– «Хорошо» – согласился барон, «под твою ответственность».

– «Я де-факто и де-юре воюю с бейлифами, какая ответственность может быть больше?»

Мы прошли во дворец и разместились в уютной круглой комнате, большую часть которой занимал круглый стол с креслами, а вдоль стены был неширокий проход. Микилеес усадил нас за стол и сказал:

– «Я сейчас распоряжусь, чтобы принесли закусить и выпить, а секретарю прикажу пригласить барона и баронессу».

– «Ни в коем случае» – возразил я, «челядь не должна знать о нашем совещании, без еды и напитков мы обойдёмся, а господ Фари-Туинес пригласи сам».

Я вытащил из кармана наблюдательный камень и положил перед собой на стол. Сели мы также, как и во дворе: справа от меня были Маэрим, Дмитрий и Вадим, а слева свободное кресло для Миле, потом Юрек и Куини.

– «Интересно когда и где ты научился так командовать?» – произнесла в пространство Маэрим, «наверное там у себя ты был бароном, а то и графом». Куини и Юрек переглянулись, а Дмитрий понимающе усмехнулся.

– «Бароном, графом – покрутилась бы ты зав. лабом в Советском Союзе, тогда бы поняла, почём килограмм дерьма», – я по обычной своей привычке немного перед собой лицемерил. Конечно моя прошлая работа была достаточно сложной, но в худшем случае я рисковал быть уволенным со строгим выговором, а здесь ценой ошибки могла стать мучительная смерть на плахе.

Вернувшись, Микилеес представил нам барона и баронессу Кабаль и Мегион Фари-Туинес и усадил за стол напротив меня, а сам сел на отведённое ему место. Они были братом и сестрой, и каждый из них владел собственным баронством. Мы с любопытством рассматривали друг друга. Барон был крупным импозантным мужчиной с тёмными волосами, украшенными проседью. Баронесса в молодости наверное была дурнушкой, но сейчас передо мной сидела интересная женщина, исполненная собственного достоинства. Одеты они были весьма элегантно с немногими, но очень дорогими украшениями. И он, и она были конечно не воинами и не магами, а просто умными людьми и наверное хорошими хозяевами. Мне было интересно, какое мнение сложилось у них обо мне, но на их лицах были только вежливые улыбки. Затянувшаяся пауза не была сколько-нибудь тягостной – мы с интересом рассматривали друг друга. В какой-то момент каждый из нас что-то определил для себя и мы одновременно откинулись на спинки своих кресел. Барон Кабаль переглянулся с сестрой и начал:

– «Мы очень рады познакомится с благородным Лекесом Ла-Фер, выдающимся магом и воином, но удивлены, что ты предпочёл общество солдат более благородному собранию?»

Я отметил, что барон не уточнил сеньор я или дон, а это серьёзно влияло на статус, но решил пока на этом не зацикливаться. А вот на вторую часть его выступления следовало ответить:

– «К сожалению мне не сообщили, что среди гостей присутствуют благородные доны, тогда бы я обязательно ненадолго заглянул засвидетельствовать своё почтение. Общаться с прихлебателями даже весьма уважаемого мною барона Микилееса мне не интересно».

– «Значит ты предпочитаешь обществу знатных и умных людей общение с солдатами» – вставила своё слово баронесса.

– «Знатные и умные люди должны понимать, что завтра и послезавтра мне идти с моими солдатами в бой. И, чтобы сражение протекало успешно, я должен чувствовать их, а они меня. Тем более, что только что они вышли из смертельной схватки и разумный командир обязан их похвалить и поощрить. А люди, которые этого не понимают, не могут считаться умными и я сомневаюсь в их знатности».

– «Немного резко» – шепнул мне не разжимая губ Микилеес. А баронесса коротким кивком показала, что принимает мои доводы. Разговор продолжил её брат, которого моё заявление о «прихлебателях» явно задело:

– «Надеюсь, что благородный Лекес понимает, что хороший хозяйственник не менее важен, чем опытный командир, и без него война вряд ли закончится успехом».

– «Разумеется ты прав барон, хороший хозяйственник необходим всегда, особенно в военное время» – я демонстративно улыбнулся Маэрим и коснулся её руки, «но я говорил не о хозяйственниках, а о писарях, которые перекладывают бумажки с одного угла стола на другой, не задумываясь насколько они соответствуют действительности. Короче говоря, меня интересует еда в котлах, а не в отчётах».

– «Правильная позиция» – улыбнулся Кабаль, «я давно говорю Микилеесу, что надо разогнать его шайку писарей поганой метлой и предлагаю ему хорошего управляющего, чтобы он мог заняться столь милыми его сердцу военными делами».

– «Мне некогда было поинтересоваться как идут дела в хозяйстве Микилееса, но боюсь, что ты прав» – по лицу Миле было видно, что дела идут хуже некуда.

– «Теперь я хотел бы поговорить о главной нашей проблеме» – Кабаль явно не знал как сформулировать интересующий его вопрос, «о том оскорблении, что нанёс Мейон нашему роду, но хотел бы это обсуждать в предельно узком кругу». Я посмотрел на своих офицеров и назвал их поимённо:

– «Дмитрий, Вадим, Юрек, Куини, барон Фари-Туинес прав, есть интимные дела, о которых желательно знать как можно меньшему числу людей. То, что из нашего разговора будет касаться вас, я расскажу завтра. А сейчас попрошу устроить наших солдат на ночь, я писарям не доверяю».

– «А я помогу вам» – Микилеес встал и вместе с офицерами вышел. После некоторой паузы барон спросил нас с Маэрим:

– «Возможно вы знаете, какое страшное оскорбление нанёс Мейон баронессе и, тем самым, всему нашему роду?»

Маэрим удивлённо посмотрела на Кабаля, потом на Мегион и потом на меня. А я, тщательно продумывая каждое слово сказал:

– «Да, я видел записи Мейона и меня этот его поступок, как впрочем и другие, сильно возмутил. Впрочем баронесса держалась достойно, а Мейон убит».

– «Кто ещё видел эти записи?» – Мегион раскраснелась то ли от возмущения, то ли от стеснения.

– «Никто, но я хотел бы ещё раз просмотреть их вместе с Тиумом, там много деталей, объясняющих поведение бейлифа и его помощников».

– «Раз это тебе нужно для дела, то конечно можешь ещё раз их просмотреть, Тиум тоже не будет никому рассказывать об увиденном, если его предупредить» – согласился Кабаль, «но я надеюсь, что более никто этого не увидит?» Маэрим умоляюще посмотрела на меня.

– «Тебе я ни в коем случае не покажу, а то ты не будешь спать ночами, представляя, что сделал бы с тобою граф». Фари-Туинес облегчённо вздохнули, напряжение резко спало.

– «Да Мейон убит, но в своё время мы отписали по этому поводе бейлифу и Терейну, но они ничего не пожелали сделать» – с едва скрытым возмущением продолжил Кабаль».

– «Почему же ничего» – возразил я, «бейлиф немного пожурил свою подружку, а Терейн порекомендовал ему заняться Маэрим».

– «Подружку?» – не поняла Мегион.

– «Я не разбираюсь в гомосексуальных связях и не знаю как правильно определить статус Мейона, но он был сексуальным партнёром бейлифа».

– «Неужели» – воскликнула баронесса, «ходили слухи, что бейлиф предпочитает мальчиков, но я этому не верила».

– «Маэрим» – обратился я к своей напарнице, «тебя не затруднит позвать Мартина с моей сумкой и я продемонстрирую всем записи Мейона».

– «Не надо» – остановил Маэрим Кабаль, «мы тебе безусловно верим».

– «Тогда что вы от меня хотите? Чтобы я убил бейлифа?»

– «Мы хорошо знаем, что бейлифа почти невозможно достать» – обратилась ко мне баронесса, «но если ты убьёшь Терейона мы будем тебе весьма благодарны».

– «Это тоже непросто сделать».

– «Владения рода Фари-Туинес весьма богаты, а раз ты ведёшь войну, то тебе понадобятся большие средства».

– «О конкретной форме и размере благодарности договаривайтесь с Маэрим» – она хищно улыбнулась, «мне же нужно: свободный проход по территории ваших баронств и возможность передохнуть моему отряду в любом вашем замке до трёх ночей подряд».

– «Боюсь, что некоторые наши родственники откажутся это сделать».

– «Списки тех, кто согласится и тех, кто откажется, передадите мне через Маэрим, но учтите, что после безобразий Мейона бейлиф заявил, что все представители рода Фари-Туинес являются его личными врагами. Он хорошо понимает, что чтобы вы не говорили, но этого ему не простите. А теперь я оставлю вас для переговоров с Маэрим, только учтите, что у нас мало времени, менее полутора часов».

Я взял камень-шпион и вышел из комнаты. Там ждали меня Микилеес, Вадим, Юрек и Мартин с сумкой и мешком.

– «Я выделил твоим воинам центральные казармы замка, там почти двести мест» – обрадовал меня Миле.

– «А нам просто нечего сейчас делать» – сказал Вадим.

– «Найдётся здесь поблизости свободная комната» – поинтересовался я барона.

– «Конечно, прошу» – он поднялся на третий этаж и привёл нас в угловую комнату с зашторенными окнами.

Я обошёл её по часовой стрелке и поставил глухую защиту от подсматривания и подслушивания. Потом велел Мартину сгрузить всё в одно из кресел и встать у двери и охранять. Дверь я запер заклинанием. Потом вытащил камень и положил на стол, рядом положил трапецоид для записи, а сам сел напротив. Остальные уселись рядом со мной. Мы успели вовремя – на краю поля был конный отряд с факелами, скакавший к Муур-Хуказу. Четверо из подъехавших соскочили с лошадей и подошли к телу – Терейон и молодой маг склонились над казнимым, а двое солдат передали поводья лошадей второй четвёрке. Эта четвёрка целиком состояла из солдат и они отъехали на три десятка метров. Муур-Хуказ силился предупредить их о гранате, но заклинание не позволяло ему говорить. Терейон приказал солдатам перерезать верёвки и положить его на носилки, а потом спросил у мага:

– «Можно ли его спасти или лучше прекратить его мучения?»

– «Шансы есть» – ответил маг, «но небольшие».

К этому времени солдаты перерезали верёвки и подняли тело. Скоба взрывателя оттолкнула гранату, и та подкатилась прямо под ноги к Терейону. Он наклонился посмотреть на мой подарок, даже потрогал её и тут сообразил, что сейчас произойдет. Что-то крикнув магу, он начал быстро строить щит, но успел дотянуть его только до середины бедра. Я впервые видел взрыв тяжёлой противопехотной гранаты – осколки перебили Терейону ноги, а один раздробил ему колено и он упал, но сумел что-то прокричать второй четвёрке. Магу осколки тоже перебили ноги, а один вонзился в живот, чуть ниже пупка – то, что выше маг успел закрыть щитом. Больше всех досталось солдатам, оба были убиты осколками, а Муур-Хуказ опять выжил, хотя несколько осколков и получил.

– «Вот живучая гадина» – с каким-то восторгом произнёс Юрек.

Уцелевшая четвёртка рванула с места в карьер и подлетели к Терейону, один из них был ранен осколком гранаты в руку. Он приказал, и они начали перевязывать его и мага. Потом один из солдат подошёл к Муур-Хуказу и перерезал тому горло, а голову зачем-то сложил в мешок.

– «Надо будет при случае узнать, зачем отрезают головы и что с ними потом делают?»

Терейон с помощью солдат взгромоздился на лошадь, а мага положили на носилки, которые закрепили на двух лошадях. Потом Терейон чуть слышно скомандовал, – «в лесную деревню», и небольшой отряд двинулся в путь.

– «Где может быть эта лесная деревня» – поинтересовался я у Юрека, доставая из сумки рамку портала.

– «На северо-восток от замка» – сказал Микилеес, «примерно в шести километрах».

Настроив рамку я быстро нашёл деревню, в центре которой возвышался трёхэтажный бревенчатый терем с башней сбоку него.

– «Думаю Терейон остановился в этой башне на втором этаже, это наш родовой загородный дом, который я хорошо знаю. Но сейчас там часто бывает Терейон – в башне есть шикарная комната с камином и широким дымоходом, в ней обычно он и останавливается, как и предыдущие хозяева»

Дом с башней стоял на краю деревни, вдаваясь в лес. Выбрав подходящее место я перебрался порталом на большое дерево с раскидистыми ветками, с которого хорошо была видна башня. Перебравшись порталом на это дерево и усевшись в развилке из нескольких ветвей, я начал изучать башню. Защита на ней была хиленькая, сляпанная на скорую руку, по-видимому Терейон заезжая сюда каждый раз подновлял защиту, в результате чего образовалось множество заплат и складок, в которых можно было спрятать что угодно. Но я не сомневался, что вернувшись сюда тяжелораненым, Терейон попросит кого-нибудь установить серьёзную защиту, которую мне не преодолеть. Поэтому я пропустил вдоль угла дымохода тонкую магическую трубу, которую через щель в камине провёл в комнату рядом со стеной. Потом грубо взломав защиту я бросил рядом с кроватью несколько сорванных в лесу веток ядовитого растения, а в стену незаметно встроил камень-шпион. Подготовив ловушку, я собрался вернулся к своим офицерам, но делать портал мне категорически не хотелось. Поэтому я углубился на два слоя и двинулся в замок Микилееса. Выйдя около дворца, я поднялся на третий этаж и вернулся в комнату. Все выглядели очень встревоженными, но при виде меня вздохнули с облегчением.

– «Ловушка на третьего кота готова» – сообщил я присутствующим, которые меня прекрасно поняли. Мне же сказали, что в лесной деревне появился сам бейлиф и устроил большой шухер. Разбив мужиков на тройки, он приставил к каждой солдата и послал в лес кого-то искать. Ещё с ним прибыли три младших помощника и пытаются что-то магически определить. Попросив Микилееса разместить Вадима и Юрека в замке до утра, я пошёл узнать, чем закончились переговоры Маэрим с Фари-Туинесами. Мартин с сумкой и мешком шёл за мной.

Маэрим как раз закончила переговоры и я предложил Фари-Туинесам перебросить их домой порталами, но Кабаль наотрез отказался.

– «У тебя наверное рамка, отнятая у Тарин-Кифов. Бейлиф знает какой-то приём или имеет соответствующий артефакт и ловит, перемещающихся порталом. Чтобы настроить и воспользоваться твоей рамкой нужно минут 15, а на перехват требуется вдвое меньше времени. У нас неплохая охрана и утром мы спокойно вернёмся в свои замки».

– «Ладно, идите и отдыхайте, только попросите Микилееса зайти ко мне».

Фари-Туинесы ушли, и только тогда Маэрим взорвалась и начала на меня кричать:

– «Ты обещал, что этим вечером мы с тобой будем в моём замке, а теперь что – в гости к Бейлифу?»

– «Не истеричь и не бзди, будем мы сегодня в твоём замке, только на часок попозже».

– «Ты придумал очередную гадость?»

– «Причём ужасную, а теперь сядь и не мешай мне». Тут прибежал Микилеес и удивлённо спросил:

– «Кабаль сказал, что я тебе зачем-то срочно нужен?»

– «Совершенно верно, у тебя в хозяйстве найдётся старый вонючий козел?»

– «Найдётся, а для чего?»

– «Хочу подарить его бейлифу».

– «Совсем спятил» – Миле очень привычным образом покрутил пальцем у виска, а Маэрим, о чём-то догадавшись, начала хихикать.

– «Миле» – обратился я к нему, «бейлиф привёз в лесную деревню трёх младших помощников, которые пытаются перехватывать порталы в надежде поймать меня. Я им построю великолепнейший, шикарнейший портал, который они обязательно перехватят, но в нём будет козёл». Миле начал дико ржать, поддерживаемый Маэрим:

– «У меня есть козёл, не старый, но злобный и свирепый, для подарка в самый раз».

Я начал настраивать рамку на самый слабый режим, это была лишь тень портала, но она привела меня в комнату, где сидело два молодых парня и мужчина постарше и увлечённо ругались друг с другом. По видимому мужчина их ругал, что они небрежно относятся к работе и поэтому никого не поймали, а они его обзывали занудой, тупым мулом и козлом.

– «Будет сейчас вам козёл, причём настоящий» – злорадно подумал я.

Микилеес тут и появился в комнате с козлом. Последнего он то приманивал морковкой, то тащил за повод, то пытался гнать вперёд пинками. Я установил достаточно большое входное окно перед козлом и вкачав в портал море энергии, начал искать куда бы прицепиться выходным. Мой портал эти ребята почти сразу перехватили и потащили выходное окно к себе в комнату. Миле вбросил в портал морковку, а я перерезал повод почти у шеи. Козёл рванул вперёд то ли за морковкой, то ли знакомиться с новыми людьми и сшиб одного из молодых парней. Это ему понравилось и он весьма успешно атаковал второго, а сбив и его погнался за мужчиной постарше. Но последний успел выскочить в коридор, и захлопнул перед козлиным носом дверь. Козёл успел наклонить голову и ударил рогами, но открыть дверь не смог. Тогда он повернулся и напал на первых двух противников.

Пользуясь суматохой, я стащил перехватывающую рамку, а взамен вставил камень-шпион в совершенно непотребный бюст вместо отсутствующего носа. Открылась дверь и вернулся мужчина постарше с бейлифом. Портал я успел убрать, а подслушку включить. Миле и Маэрим уже не могли смеяться, а тихо стонали. Козёл, увидев новых лиц, выбрал из них бейлифа и атаковал его. Маэрим показала на лежащий на столе трапецоид:

– «Я его включила, чтобы фиксировать ход переговоров, но запись продолжается».

Ржать мы уже не могли. Бейлиф с мужчиной действовали более грамотно, чем ребята, загнали козла в узость между столом и стеной и там скрутили, привязав какой-то верёвкой к каминной решётке.

– «Это третий этаж, точно над комнатой Терейона» – пояснил географию Миле. Я повернулся к Маэрим и показал ей узкую рамку:

– «Это перехватчик порталов, он теперь у меня. Возвращаемся в замок или досмотрим спектакль до конца?»

Маэрим подскочила ко мне, расцеловала и чуть не опрокинула меня с креслом на пол. Только в последний момент я успел уцепиться за стол. Она села мне на колени:

– «Конечно досмотрим, боюсь что подобного я больше никогда не увижу». А на экране бушевал бейлиф:

– «Козлы, идиоты, недотраханые бараны … , каким образом вы перехватили этого козла?»

Козёл, догадавшись, что речь идёт о нём, сказал: «Ммее». Бейлиф, будто его кольнуло, подошёл к рабочему месту младших помощников и начал внимательно осматривать стол. Потом сделал два шага назад и ещё внимательно осмотрел пол. А после почти шёпотом спросил:

– «Где Перехватчик, долбоё…?»

Возникшей паузе и тишине позавидовал бы и Станиславский. До ребят наконец дошло, что игры кончились и вмазались они по самое не могу.

– «У меня Перехватчик был один-единственный, и ни у кого в нашем сеймене нет амулета для перехватывания порталов. А у Лекеса есть рамка, которую он отобрал у Тарин-Кифов, и теперь он может безнаказанно разгуливать, где ему вздумается» – также шёпотом продолжал он, и вдруг заорал: «где Перехватчик, сволочи».

«А в ответ тишина …» – ребята, да и мужчина боялись даже дышать, они прекрасно понимали, что ними может быть.

– «Вон отсюда» – было хорошо видно, как крутятся шарики в голове бейлифа, «стоять недоумки. Сейчас спуститесь к комнате Терейона и будете охранять его до утра. И горе вам, если за ночь с ним что-нибудь случится. А теперь вон».

Он походил по комнате, осматривая всё, даже мазанул взглядом по бюсту со шпионом, потом подошёл к камину и стоя к нам спиной начал говорить:

– «Лекес, почему-то я уверен, что ты меня слышишь и видишь. Мне безразлична судьба Мейона и Керейона, мне очень понравилась твоя шутка с козлом, но запомни – в северо-западной байле северо-западного сеймена есть только один хозяин – я, бейлиф Фаник Бенер-Руун. Если ты завтра придёшь ко мне с повинной, то может быть я тебя и прощу, а может быть даже назначу младшим помощником. Иначе я объявляю тебе войну, которую буду вести, пока не уничтожу тебя и твоих близких». Бейлиф взял с полки что-то вроде карандаша, сломал его и бросил обломки в камин.

– «Бейлиф предлагает тебе прощение и даже должность младшего помощника» – Маэрим то ли провоцировала меня, то ли действительно удивлялась.

– «Я ему не верю, поэтому даже разговаривать с ним ни о чём не собираюсь. Сделай Миле копию козлиной эпопеи».

Я взял рамку и начал настраивать портал на свою комнату. Настраивал тщательно и сравнительно долго, зато процесс включения занял меньше минуты. А за минуту нас не успеют перехватить. Маэрим и Мартин подошли ко мне и мы шагнули в мою гостиную.

Часть II. Боевой маг

Глава 12. В родном замке

Ночь на субботу

За время моего отсутствия здесь ничего не изменилось, даже запах остался прежним. Я чувствовал себя вернувшимся из долгого путешествия домой. Проведя Мартина в свой кабинет, я показал ему куда поставить сумку и где развернуть изъятый мною столик. Мартин сказал, что он сегодня на пиру по случаю победы обожрался и я указал ему его комнату. Пройдя в свой кабинет, сел в кресло и позвонил на кухню, где заказал ужин и кофе. Подумав, позвонил Тиуму и спросил:

– «Приветствую в нашем замке, у тебя случаем не найдется сильного снотворного в газообразном состоянии и чего-нибудь тонизирующего?»

– «Найдётся, как не найтись, сейчас притащу несколько склянок, а в качестве тонизирующего захвачу Жаин».

– «Жаин – это хорошо, хоть поцелуемся, но тонизирующее возьми посильнее».

– «Опять какую-то вредность задумал?»

– «Приходи, всё расскажу, а то телефон могут слушать и они».

Мне показалось, что в амулете раздался лёгкий смешок. Потом позвонила Маэрим и пожаловалась, что после всех сегодняшних приключений, она как плохо выжатая тряпка.

– «Конечно отдыхай» – сказал я ей, внутренне радуясь, «тебе сегодня досталось – утром граф, вечером козёл».

– «А ты небось сейчас заляжешь с Жаин?» – подпустила всё-таки она шпильку?

– «Рад бы, но я на сегодня ещё не все гадости сделал. Только не спрашивай, утром расскажу, а ты пришли мне запись с козлами».

– «Сейчас отправлю с ней к тебе свою горничную, но надеюсь завтрашняя ночь моя?»

– «Конечно, дорогая».

Я снял хламиду и повесил на вешалку, потом повесил куртко-рубашку – то ли было жарко, то ли сам сильно разогрелся. Достав из сумки чесалочку, переместился в гостиную, почёсывая себе спину. Там двое слуг держали подносы с грудой блюд, которых было много больше чем я заказывал, а третий ловко расставлял их на столе. У двери, отчаянно дрожа, держал подносик с кофе какой глистообразный парень с реденькой бородёнкой. Я взял подносик и переставил его на ближайший столик. Глистообразный за моей спиной облегчённо выдохнул. Он подумал, что на этом все неприятности для него закончились, но он ошибался:

– «Где Руми?» – ласково спросил я, выливая ему на голову чашечку кофе, кстати довольно горячего.

– «Первый помощник повара приказал» – он опять начал дрожать.

– «Пусть повар сварит мне свежее кофе и пришлёт с ним Руми» – мой ласковый голос пугал его намного больше крика, «и пусть немедленно придёт первый помощник».

Расстановка блюд замедлилась, слуги явно наслаждались развлечением господ и унижением своих товарищей. Пришлось им ласково улыбнуться и спросить:

– «Кажется вы тоже хотите кофе?»

Наверное один из них владел магией, во всяком случае блюда и кувшины мгновенно слетели с подносов на стол, и расставлявший блюда с страхом глядя на кувшинчик с кофе в моих руках, с трудом выдавил:

– «Мы можем идти?»

– «Благодарю, и поторопите первого помощника и Руми».

Слуги испарились и тут же вошёл Тиум, с небольшим мешком, в котором что-то звякало и брякало. Я же, принюхавшись к кофе, уловил запах наркотика правды и ещё чего-то.

– «Интересно, какую гадость добавили сюда».

Тиум положил мешок со склянками на столик, поставил кофейник рядом и, достав из своей сумки какие-то инструменты, начал над ним колдовать. Вошёл первый помощник повара, до боли сжимая руку Руми. От него пахло теми же гадостями, что в кофейнике, и также, как в от блюда в прошлый раз.

– «Отпусти Руми» – приказал я.

– «Она плохо себя ведёт и недостойна прислуживать …».

Я был на него страшно зол и не желал выслушивать всякие гадости. Поэтому он отпустил её и скорчился на полу от моего удара ногой в промежность.

– «Она посмела» – он корчился от боли, «плохо говорить о бейлифе и его слугах. Она говорила …». Ударом другой ногой в зубы я заткнул его:

– «Бейлиф – козёл, а ты – труп».

Все на мгновение онемели, многие не любили бейлифа, но ругать его осмеливались только в узком кругу в защищённом от прослушивания месте. И вдруг кто-то во всеуслышание называет бейлифа козлом. Первый помощник, держась правой рукой за отбитые гениталии, левой вытащил из-под ворота медный жетон на цепочке и показал его мне:

– «Я человек Терейона и нахожусь под его защитой».

Схватив цепочку над жетоном, я с силой дёрнул её на себя и порвал – на шее мерзавца выступила кровь:

– «Стража» – заорал я и обратился к Тиуму, «где здесь ближайшая комната для допросов?»

– «За той дверью» – он показал на одну из дверей в гостиной, «в конце коридора».

Два вбежавших охранника с обнажёнными мечами вопросительно уставились на меня.

– «Сдерите с этого негодяя всё и оттащите в допросную» – мой гнев начал утихать, «Тиум, будь другом, посмотри не найдётся в его шмотках чего-нибудь интересного».

Потом опять обратился к охранникам, которые пытались разжимать его пальцы, держащиеся за одежду:

– «Чего церемонитесь, это вам не любимая девушка, которую раздевают с поцелуями, а предатель и отравитель» – после очередного моего удара он опять схватился за гениталии.

Стражи быстро и грубо содрали с него всё и потащили следом за мной. В конце коридора была комната 6 на 8 метров, с каменным полом, кое-каким инструментарием и дверями в служебные комнаты. В пол было вделано несколько толстых столбов, высотой чуть более метра. К одному из них первого помощника прижали спиной, забили руки и ноги в колодки сзади столба, а шею и голову притянули вплотную к столбу. Пока его тащили и привязывали он несколько пришёл в себя и понял, что терять ему теперь нечего:

– «Посмотри на жетон» – он глянул мне в глаза с вызовом, «там написано, что я человек Терейона и он явится за мной».

– «Е…л я твоего Терейона вместе с бейлифом» – жетон в моих руках разогрелся и начинал обжигать руки, «если он рискнёт явиться сюда, то я сдеру с него шкуру».

Прижав жетон к его плечу и поглядев, как мерзавца корчит от боли, я увидел, что жетон пытается связаться с хозяином, но не может пробиться через мою защиту. Пришлось разрушить его (жетона) структуру, но тогда его (мерзавца) перестало жечь.

Стражи вопросительно посмотрели на меня, и мне пришлось выйти вместе с ними в коридор.

– «А правда, что ты, или нам почудилось» – страж был в страшном смущении, «назвал бейлифа …».

– « … козлом» – прервал я паузу, «более того, я подарил ему козла, почти вручил в руки. Сейчас принесут запись, можете посмотреть».

– «Значит ты объявил бейлифу войну» – сказал другой страж. Я отрицательно покачал головой:

– «Это бейлифы ведут войну против всех и вся, а я не баран, чтобы покорно идти под нож к мяснику».

– «И что теперь будет?»

– «А ничего нового, замок как был, так и остаётся в осаде. Только теперь мы будем время от времени выходить и покусывать слуг бейлифа». К нам подошёл Тиум и, взглянув на стражей, спросил:

– «Они тебе ещё нужны?»

– «Благодарю за службу, возвращайтесь на пост». Охранники быстрым шагом удалились. Тиум протянул мне два письма:

– «Он их сегодня написал, но ещё не успел отправить».

Я просмотрел письма, одно из них было адресовано Терейону, а другое – Седому. В них вкратце описывалось положение дел в замке обращалось особое внимание на арест командира башни, гибель графа и Каэна. Описывалось всё это с чужих слов, сам автор выползти из башни не рискнул. Также упоминалось, что положение с продуктами в замке заметно улучшилось. Последнее мерзавец смог оценить самолично, когда набирал продовольствие на складе.

– «Что ты посоветуешь сделать сейчас с этой сволочью, допрашивать в настоящий момент его не хочу – есть дела поважнее, может в замке есть какая-нибудь тюрьма, в которую его можно было бы переправить?»

– «Тюрьма в замке конечно есть, но не исключено, что в ней есть слуги Терейона, которые этого мерзавца тихонько придушат. Поэтому лучше оставь его здесь, только наложи заклятие долгого сна и замуруй заклинаниями все двери в допросную.»

– «Сейчас ты на какое-то время останешься один» – лицо мерзавца озарилось радостью, «но в дополнение к колодкам на тебя будут наложены заклинания, не дающие тебе пошевелиться и если здесь есть крысы, то они будут потихоньку тебя жрать. И никакой твой напарник сюда не сможет войти, а если о тебе забудут, то ты так и сдохнешь у этого столба без еды и воды».

Похоже эта перспектива его не обрадовала, так как он был не только обездвижен, но и лишён возможности говорить. На его мозг удалось наложить угнетённое состояние, в котором планировать что-то сделать невозможно. В одной из комнат нашлась связка ключей, которыми были заперты все три двери, ведущие из этого блока в другие места моей квартиры, и на них были наложены основательные запорные заклинания. Геометрия моей квартиры была весьма интересной, но мне катастрофически не хватало времени.

– «А где Жаин?» – поинтересовался я у Тиума, когда мы вышли из допросной и направились в гостиную.

– «Убежала куда-то по своим женским делам, ведь сегодня вас с Маэрим никто не ожидал. И учти, что у нас не существует понятия «верность» в том же смысле, что у тебя на земле. Есть верность сеньору, другу, командиру, а в сексе все свободны, и если ты будешь высказывать подобные претензии, то тебя просто не поймут. А Жаин, кажется, побежала к магине-целительнице, ей видите ли почудилось, что ты сделал ей ребёнка».

– «Действительно сделал».

– «Ну и хорошо» – улыбнулся Тиум и мы вошли в гостиную. Руми и повар ждали нас, а еда безнадёжно остыла. Повар сказал:

– «Если хотите, то сейчас всё отсюда уберут. А у меня всё приготовлено и через час будет горячее и кофе».

– «Молодец» – похвалил я его, «действуй».

– «А что будет с моим первым помощником?»

– «Считай, что он – труп».

Повар и Руми облегчённо улыбнулись и пошли вниз. Мне очень хотелось есть – магия отнимает намного больше сил, чем самая тяжёлая физическая работа. Недаром считается, что бросить камень руками намного легче, чем бросить его же на тоже расстояние магией. Другое дело, что здесь магической энергии вокруг много и её можно накапливать, а израсходовав, быстро восстанавливать. Но есть мне приходилось вдвое, если не втрое больше, чем на Земле. Мы прошли с Тиумом в кабинет и там он спросил:

– «Почему-то мне чудится, что на эту ночь ты что-то ещё спланировал?»

– «Спланировал, и для этого мне и нужно тонизирующее и снотворное»,

– «??»

– «Я спланировал этой ночью убить Терейона. – я посмотрел в ошалевшие глаза Тиума. «Да, знаю ты мне скажешь, что как маг он сильнее меня, опытнее, окружён сильной охраной. Но сейчас он серьёзно ранен, а когда выздоровеет, то начнёт направленно охотиться за мной. А этой ночью у меня есть шанс, если ты принёс всё, что я просил. И ещё, ты случайно не знаешь, куда Дмитрий убрал противогазы?»

– «Случайно знаю. Несколько штук на себя, тебя и Жаин лежат в моём кабинете. А насчёт Терейона, решил – действуй. Получится – молодец, а если что не так, то беги».

– «Благодарю, дай мне тонизирующее, а потом посмотрим снотворное для него».

– «Понял» – он достал склянку с несколькими остро пахнущими шариками шоколадного цвета, «рассоси во рту, запивая горячим, пару штук, но не больше трёх. Три уже опасно. И прежде, чем идти, постарайся погасить излишнее возбуждение».

Я положил один шарик в рот, у него был весьма своеобразный вкус, немного острый и весьма пряный, надел земную куртку и положил склянку в карман:

– «Давай переберёмся в спальню – будем слышать, что в гостиной, а заодно покажешь снотворные».

В спальне меня ждала Руми с кофе, которое было очень кстати – шарик начал заметно сушить и слегка обжигать рот. Но выпив чашку кофе и ещё две из кофейничка, я смог приступить к еде. Повар с помощниками удалились, а Тиум и Руми составили мне компанию. Плотно поужинав, мы разошлись – Тиум поднялся к себе, пообещав через час занести противогаз, а мы с Руми пошли в спальню. Она была девушкой – у женщин Тао-Эрис отсутствует такая анатомическая деталь, как девственная плева, и но поначалу внутренние каналы довольно узкие. Зато потом эти каналы быстро раскрываются и тогда мужчинам надо быть осторожными – их могут изнасиловать. Мне пришлось не очень долго её ласкать – она довольно быстро разгорелась и нужно было только слегка поправлять её неумение. Зато у Руми было молодое упругое тело и море желания. Когда наконец мы закончили и довольные лежали на кровати, я возблагодарил Бога, что сегодня был не с Маэрим, на неё бы меня не хватило. Потом я погнал Руми ещё за кофе и сунул в рот второй шарик. Вернувшись с кофе и несколько раз поцеловав меня для смелости, она попросила взять её в горничные:

– «Слава Богу, что этого урода – первого помощника повара, больше нет» – начала она.

Пришлось подтвердить, что он – живой труп и максимум послезавтра закончит своё бренное существование. На что Руми сказала, что все остальные на кухне неплохие люди, особенно повар, но они с утра до вечера жрут, и уговаривают и её в этом участвовать, а она столько есть не в состоянии. Посмеявшись, я позвонил и посоветовался с Тиумом, и вызвал коменданта башни. Это был пожилой отставной солдат с протезом вместо левой руки. Он пришёл с большой толстой тетрадью, в которую были записаны все постоянные и временные обитатели нашей башни, кроме нас с Тиумом.

– «Господа числятся в главном реестре» – пояснил он.

В соответствии с моими указаниями, он вычеркнул первого помощника повара, переписал Руми в горничные и даже проводил нас в её апартаменты. Это была квартирка, расположенная на один пролёт выше моей и состоящая из гостиной, трёх спален, двух санузлов и двух комнат для стирки, сушки и глажки. Комендант объяснил, что мне положено четыре(!) горничных и ещё несколько особ обоего пола для разного рода услуг. В этой квартире должны были проживать семь обслуживающих меня женщин, а пролётом выше была аналогичная квартира для мужчин. Если же я сочту это недостаточным, то ниже моей, располагалась ещё пара квартир, в которых можно было разместить обслугу. Но для этого надо было договориться с Маэрим, чтобы она приказала выделять на них еду, одежду и всё прочее. Помощница коменданта принесла Руми три комплекта постельного белья, три платья горничной, тёплый плащ с капюшоном для улицы и четыре пары обуви: от домашних тапок до тёплых полусапожек. Остальное своё бельё она должна была забрать с кухни.

– «Учти» – сказал я ей, «хоть ты теперь и горничная, а кофе всё равно будешь приносить мне в постель». Комендант попробовал возразить, но увидев мой взгляд, кивнул и спросил:

– «Не возражает ли благородный маг, если эта обязанность Руми будет записана в соответствующую книгу учёта работников башни». Я не возражал, а Руми была этим, кажется, даже довольна. Не успел я вернуться к себе, как позвонил Тиум и спросил:

– «Если ты закончил свои постельные дела, то мы с Жаин спустимся к тебе».

– «Жду» – промычал я, запивая кофе второй шарик. Жгло заметно сильнее.

Я едва дождался Тиума с Жаин. Хотелось как можно скорее ринуться в бой, хотя я чётко понимал, что спешить нельзя в любом случае. Прежде всего, задуманное нападение лучше проводить во второй половине ночи, когда все обитатели загородного дома в лесной деревне крепко уснут. Далее, операцию требовалось проводить спокойно, внимательно и не торопясь, чтобы не вмазаться в какую-нибудь из ловушек, наверняка приготовленных бейлифом. И последнее, к предстоящей процедуре надо было тщательно подготовиться, чтобы не пришлось уходить несолоно хлебавши из-за неправильных действий или отсутствия необходимого снаряжения. Едва войдя Жаин бросилась мне на шею:

– «Я жду ребёнка – от тебя! Я была у целительницы и она подтвердила!»

– «Зачем было для этого ходить к целительнице» – мне пришлось отвлечься от планирования операции и положить ей руку на живот, «это могу сказать тебе и я. Более того, не исключено, что их двое».

– «Остыньте недоумки» – Тиум укоризненно посмотрен на нас, как на расшалившихся детей, «я понимаю Лекеса – он никогда не был беременным и не знает, что до дня ожидаемой менструации и 15 дней после близость в любых формах недопустима. Иначе может быть выкидыш. Но ты то должна это знать».

– «Знаю я, знаю. Но можно хотя бы …».

– «Нельзя» – не дал договорить ей Тиум, «марш к себе, а то ещё немного и я вас не удержу».

Жаин надула губки, но не выдержала, рассмеялась, показала нам язык и убежала.

– «Жаин таким образом уже потеряла ребёнка» – счёл необходимым пояснить Тиум, «правда его отец был тот ещё баран, но для любой женщине выкидыш всегда обиден. А потом девять лет у неё ничего не получалось. Но объясни, что ты задумал, тогда я смогу выбрать наиболее подходящее снотворное».

– «Комната Терейона охраняется снаружи точно, а возможно и изнутри. Мне не хочется проливать много крови, тем более, что надо исключить риск, что кто-то поднимет тревогу. Лучше всего тихо прийти, отрубить голову и уйти, не поднимая шума. Желательно чтобы снотворное было очень сильным, от которого все в комнате и за дверью крепко уснут».

– «А если некоторые так и не проснутся? Тебе их будет не жалко?» – Тиум явно удивился моему миролюбию.

– «Не проснутся, ну и хрен с ними. Лишь бы никто не успел поднять тревогу».

– «Кажется, я тебя понял» – Тиум нашёл в одном из блюд какой-то фрукт, «ты каким-то образом собираешься закинуть склянку со снотворным ему в комнату, хотя она обвешена стерегущими и защитными заклинаниями. Потом собираешься проникнуть туда сам, убить его и тихо уйти?»

Пришлось подтвердить кивком его доводы, так мои челюсти были заняты пережёвыванием куска мяса. Не устаю удивляться – столько ем и при этом худею. А Тиум продолжал:

– «Чтобы снотворное не подействовало на тебя – ты хочешь одеть противогаз, заодно в нём никто тебя не опознает. Как ты собираешься проникнуть туда, а потом уйти – ведь портал наверняка поднимет тревогу, не представляю, но это решать тебе. Наверное лучше всего подойдёт вот эта склянка» – Тиум достал прямоугольный стеклянный флакон с притёртой пробкой, «когда будешь рядом, наложи заклинание «Трещина», вбрось его в комнату и через три секунды можешь заходить – никто не проснётся. Но сам будь осторожен – почувствуешь сонливость или дурноту –уходи немедленно, у тебя будет только одна или две секунды. Чёрную лепёшку на дне потом сковырнёшь в камин, а осколки склянки забери с собой – иначе точно опознают. И вернёшься – свяжись со мной, мы с Жаин будем тебя ждать и волноваться».

– «Благодарю, понял, позвоню» – я начал злится, так как терпеть не могу, когда за меня волнуются. Но заставил себя успокоиться, положил склянку в сумку мага и подумал, что мне понадобится хороший тесак.

Тиум уже ушёл к себе, а где искать тесаки? – Конечно на кухне! Пришлось разбудить Руми, чему она очень обрадовалась. Но её радость несколько уменьшилась, когда я ей объяснил, что она мне нужна, как проводник по кухне. Пришлось пообещать, что потом мы немного поваляемся в постели.

Кухня занимала почти половину первого этажа и, кроме собственно кухни как место готовки, включала склады с продуктами и кухонными принадлежностями, спальни и бытовые комнаты для персонала, а также большую гостиную-столовую, на общем столе которой валялось несколько груд объедков.

– «Эта наша жральня» – пояснила мне Руми.

На собственно кухне клевал носом младший повар в ожидании срочного вызова. Он хотел разбудить старшего повара, но я не разрешил и велел ему самому сготовить ночной ужин и сварить кофе на троих, включая его самого. После чего я попросил Руми отвести меня в комнату первого помощника. Полный обыск комнаты делать не стал – некогда, но даже беглый осмотр с использованием магии позволил обнаружить пачку писем от Седого, графа и Терейона. Они были засунуты под матрац одной из кроватей и фонили. На всякий случай я их забрал с собой – пусть Тиум посмотрит, может быть найдёт что-нибудь интересное.

– «Не хиленькую квартирку отхватил себе этот мерзавец, почти как моя» – и спросил у Руми, «а какая квартира у старшего повара?» Для второй такой квартиры места явно не хватало.

– «Намного меньше, этот гад нас всех здорово утеснил».

Осмотр этой квартиры позволил найти целый набор ножей и тесаков, один из которых мне очень понравился. Он чем-то напоминал мачете. У него было остриё под 90Њ, широкая в 1,5 сантиметра верхняя кромка и остро заточенная нижняя. Лезвие было длиной свыше 40 сантиметров и шириной свыше 10 с удобной рукояткой. Тесак был хорошо сбалансирован и легко накачивался магической энергией, хотя ни разу не использовался. Мечам полагается присваивать собственные имена, а этот клинок мне понравился и я решил назвать его Секатором – без особых претензий, но звучно. К нему прилагалась лента с металлическими кольцами, которую можно было прицепить к поясу, что я и сделал, наложив на тесак, засунутый в кольца, заклинание невидимости. Потом я наложил запирающие заклинания на все три внешние двери и мы вернулись на кухню. Младший повар уже сготовил нам быстрый ужин с кофе, которым мы все трое и занялись. Он смотрел на ужин настолько голодными глазами, что я не выдержал и предложил ему присоединиться. Хотя, судя по его комплекции, в еде его никто не ограничивал. Поев, мы с Руми поднялись ко мне – надо было выполнять данное ей обещание. Она сегодня уже достаточно получила, но отказаться от возможности ещё раз переспать со мной, никак не могла. Пришлось правда быть предельно осторожным, чтобы ей ничего не натереть. Потом она ушла к себе досыпать, а я начал собираться.

Здесь в этой башне я чувствовал себя дома. Никогда в жизни нигде не было у меня такого ощущения родности – я ощущал башню всем телом, как женщину в момент наибольшей близости и чувствовал, что и она сроднилась со мной. Именно это ощущение удерживало меня в замке, ибо я прекрасно понимал, что воевать с бейлифами было безумной глупостью. Предположим, мне невероятно повезёт и я убью бейлифа Фаника Бенер-Рууна, но что делать с остальными девятнадцатью, которые от страха объединятся против меня. Предположим совсем невероятное, что мне удастся их победить и тогда встанет вопрос – а что мне делать дальше? Править или по-местному властвовать у меня не было ни малейшего желания. Ну не хотел я быть ни бароном, ни графом, ни герцогом, ни тем более королём. Но это чувство родности с башней не позволяло мне её бросить и уйти. Я любил её больше, чем всех женщин Тао-Эрис, и она мне платила тем же. Её я не мог бросить, а значит должен был собраться и идти убивать Терейона, хотя это и попахивало суицидом.

Оделся и обулся я только в местное, добавив плотную куртку, шапку типа шлемофона и мантию, очень похожую на купленную на Земле плащ палатку. На куртку я нацепил широкий пояс с портупеей в виде двух вертикальных ремней спереди, соединяющихся на спине, и одним ремнём сзади. Из оружия я прицепил под левую подмышку кобуру с пистолетом, который предварительно почистил, свой нож, Секатор и подвязку с метательными клинками. Из магических предметов со мной был жезл – мой самый первый трофей и слившийся камень на груди. Хотя он образовался из трёх серых камней, но в нём заметно стала пробиваться желтизна. Всё остальное было сложено в сейф и только склянка со снотворным была в сумке мага на правом боку. Подумав, туда же положил склянку с тонизирующими шариками, противогаз и пластмассовую бутылку с водой – заначку с Земли. Есть не хотелось, но на всякий случай взял пару яблок. Ещё раз мысленно осмотрел себя и решил, что готов. Конечно, полезно было бы взять с собой несколько гранат, но я не знал, где их искать, да и не видел в них большой необходимости. Если дело дойдёт до крайности, то лучше линять, а не кидаться гранатами.

Идти я предполагал в предельно глубоких слоях и только рядом с целью начать подниматься. Дело в том, что смотреть вертикально вниз или под близким углом довольно сложно и даже второй уровень виден плохо. К тому же была надежда, что сам бейлиф ночью будет спать, а его младшие помощники не настолько изощрены в ведении наблюдения, как он сам. Откровенно говоря, из всех находящихся в лесном доме, я опасался только бейлифа и Терейона. Движение начал погрузившись на шестой слой, несколько запредельный для меня, во всяком случае в нём мне было совсем некомфортно. Приблизившись к дому я начал медленно подниматься под углом около 30Њ. Я предполагал, что под домом бейлиф соорудит какую-нибудь мерзкую ловушку и был настороже. Меня вдруг встревожила пустота и тишина. Да, никакой заметной жизни в слоях нет, как и в пустыне. Но у самых крохотных магических источников всегда заметно активность пусть и редких сущностей. Выскочить, сделать глоток и скрыться. Здесь же не было ничего. Я удесятерил осторожность – шаг, остановка, ощупывание; потом ещё шаг и остановка, осторожное ощупывание. И всё-таки я едва не вмазался – рука почувствовала сигнальную плёнку будучи в нескольких сантиметрах от неё. Сделав на всякий случай шаг назад и начал всматриваться в пространство.

Всматриваться пришлось довольно долго, пока не удалось заметить, что пространство слег­ка мерцает. Выделив мерцающую часть, определив её форму и структуру я вспомнил, эту тварь, описанную под названием средняя кисея. Малая кисея для магов почти не опасна, так как слаба, а большая практически не бывает в верхних слоях. Средняя же здесь нередкий гость и весьма опасна для подобных мне путешественников в слоях – несколько шагов вовнутрь её, она сгущается вокруг тебя и ты – труп. Поразить же её можно только извне и очень точными ударами. Причём раскидываясь, она захватывает по высоте слой целиком, а то и несколько. Эта заняла три слоя, правда очень истончившись. Обойти её, чтобы пройти к дому, можно было только покинув слои, где меня наверняка ждали дозоры и засады. Поразить же среднюю кисею весьма непросто. Положено одновременно всадить в неё 13 специальных ледяных стрел, которые попав в нужные места, разорвут её. Особенность этих стрел заключалась в том, что они должны были взорваться сразу и по всей длине. Это я мог сделать, заставив стрелу отщеплять от себя при движении внутри кисеи по небольшому кусочку. С точностью у меня тоже проблем не было. А вот одновременно я мог выпустить только четыре стрелы, причём довольно слабые. Зато мог одну за другой ударить четырьмя четвёрками.

– «Можно надеяться, что этого хватит, хотя и на пределе» – мне удалось сделать расчёт ожидаемого удара, «а если нет, то попробуем сбежать, снаружи от кисеи может получиться».

Начал я с правой руки, чтобы завершающую самую мощную стрелу выпустить из левой – ударной. Первые восемь стрел точно прошли по линиям соединения, образовав прямоугольник, и эта точность компенсировала недостаточную силу стрел, разорвав тварь и оторвав плавники. третья четвёрка была из двойных стрел и вырвала центральный цилиндр твари. А последняя стрела поразила её точно в центр, оглушила и не позволила правильно собраться. Вместо единой и относительно плотной твари образовалось тринадцать отдельных кусков, из которых только средний был относительно плотный. Пришлось всадить ещё две стрелы, которые развалили переднюю часть, а потом ударом тесака, а точнее магическим лезвием, пропущенным через него, отрезать скальп или хохолок, небольшой кусочек, свидетельствующий, что твоей жертвой оказалась именно эта тварь.

Спрятав скальп в специальный пакетик и положив его в карман сумки я поднялся к дому. На первом уровне под ним была сигнальная сеть, в которой за пределами дома зияли здоровенные дыры. Около одной из них росло хорошо знакомое мне дерево. Подождав пока два идущих навстречу патруля разминутся у этого дерева и отойдут от него, я выскользнул наверх и быстро вскарабкался примерно на уровень третьего этажа. Там была удобная развилка, образованная несколькими ветвями. По-видимому в своё время верхушку дерева зачем-то срезали и образовалось уютное гнездо для меня. Поставив маскировку на зрение, слух и запах я внимательно осмотрелся. Вокруг дома по кругу ходили три пары дозорных с собаками. Одна пара ходила между домом и деревом против часовой стрелки, а две пары ходили с другой стороны дерева по часовой стрелке. Засад и секретов я не обнаружил, да и вряд ли бейлиф рискнул выделить много людей для наружной охраны дома. Их у него не так много и большинство наверняка в доме – вот только где именно? Сам дом, а точнее башня была от меня метрах в пятнадцати и я хорошо видел комнату с козлом. Он уже перегрыз верёвку и теперь жалобно мекал. Больше никого в этой комнате, а по-видимому и на этаже не было. А вот в комнате Терейона все окна были плотно занавешены, а вокруг клубился ворох защит и сигнальных нитей.

Я решил рискнуть и перебраться в комнату с козлом, а уже оттуда к Терейону. Но для этого надо было отвлечь патрули. Это было несложно – в кустах прятался здоровенный заяц и когда внешний и внутренний патруль поравнялись друг с другом, он резко рванул, получив магический укол. Собаки рванули за ним и уронили своих вожатых, не ожидавших уже ничего нового, кроме скучного хождения по кругу. Дом был хорошо защищён от проникновения, но моя труба, поставленная прежде защиты, позволяла проникнуть в комнату с козлом. Портал сработал мгновенно – доля секунды и я в доме. Козлу то ли наскучило одиночество, то ли почувствовал во мне родственную душу, но он начал ластиться ко мне. Пришлось скормить ему по очереди оба яблока, а в промежутке я отправил склянку в комнату к Терейону, наложив на неё заклинание «Трещина». Потом достал смотрящий камень и заглянул в комнату Терейона. Комната была слабо освещена тремя светильниками. Склянка, точнее две её половинки валялись около камина. Терейон спал на спине, свесив руки на пол и тяжело дыша. А маг-целитель похоже умер. Выждав ещё полминуты, я натянул на голову противогаз, построил вдоль своей трубки портал и нырнул вместе с козлом в комнату.

– «Надеюсь животинка, не окочуришься, а то было бы обидно».

Козёл, оказавшись в новой комнате, сделал несколько шагов на подгибающихся ногах, лёг и уснул. Я же на цыпочках подошёл к Терейону, держа в руке тесак. Даже тяжело раненый, подавленный снотворным Терейон почувствовал опасность и попытался дёрнуться, но ситуация была заведомо неравной. Удар Секатором и голова Терейона, после магически ускоренного стока крови нашла своё место в мешке, а его жёлтый камень – у меня на груди в компании с остальными. От него сразу пошёл ко мне прилив сил, спокойствие и уверенность. Забрал я и серебряную подставку под камень, и остальные амулеты и трапецоиды, лежавшие на столике рядом. Потом ту же процедуру повторил с целителем, у которого был один лечебный амулет и один трапецоид. Чёрная лепёшка, как и советовал Тиум, полетела в камин, а оба осколка склянки и пробка были спрятаны в сумке.

Выйдя из комнаты и оставив дверь открытой, я подошёл к младшим помощникам. Они, как и четверо солдат, крепко спали. Я не хотел их убивать, а только забрал камни с подвесками и, из любопытства, трапецоиды. Потом вытащил козла в коридор, может быстрее оклемается, и ножками поднялся в комнату на третьем этаже. Сделав чуть более длинный, но тоже быстрый портал, я оказался в лесу в нескольких километрах от деревни. Хотя Перехватчика у бейлифа больше не было, но какой-то амулет, сигнализирующий о порталах работал. Хорошо ещё, что при быстрых порталах сигнал длился менее одной десятой секунды. Далее погрузится на четвёртый слой и, сохраняя внимательность, вернулся к себе.

Тиум то ли почувствовал, что я пришёл, то ли звонил на амулет-телефон постоянно (я его оставил в спальне – мне только звонка в неурочный момент не хватало), но сразу связался со мной:

– «Надеюсь, что поход был успешным?»

– «Почти, только козла забрать с собой не получилось и захвати какое-нибудь лёгкое тонизирующее».

Приближался рассвет и будучи немного на взводе сомневался, что мне сегодня удастся поспать. Да и терять дневное время на сон было жалко.

Тиум хохотнул и спустился ко мне вместе с Жаин. Да, она мне очень нравилась, с ней было весьма приятно, но после этой довольно нервной экспедиции хотелось побыть одному или вдвоём с её дедом – спокойно всё обсудить и, что греха таить, выпить. А так пришлось вытерпеть поцелуи и поздравления, от которых в другой момент я был бы счастлив, но не сейчас. Но пришлось изобразить бурную радость – не обижать же девушку, тем более в положении. Далее я взял из старой сумки скальп нага и мы с Тиумом прошли в специальную комнату, вернее блок. Там было несколько небольших комнат без окон, точнее кладовок. В одной из них в шкафу стояли специальные чаши-подносы. У неё была короткая широкая ножка для устойчивости, как и положено подобной чаше, но сверху она переходила в поднос с низкими краями, как раз для отрубленной головы. Тиум взял одну из таких чаш и отнёс в соседнюю комнату, где поставил её в застеклённый шкаф и постелил на поднос толстую тряпку. Я достал из сумки голову Терейона, поставил на тряпку и ещё раз посмотрел на него. Конечно, он был безвозвратно мёртв, но даже сейчас излучал силу и, казалось, пытался открыть глаза.

– «Ты сумел» – похвалил меня Тиум, «прошло семь дней и ты из новичка стал настоящим боевым магом, поздравляю».

– «Благодарю» – я достал из сумки скальпы нага и тварей. Тиум с интересом посмотрел на них, прошёл в соседнюю кладовку и принёс оттуда ковёр без ворса. Его он повесил на стену сбоку от шкафа для голов, затем достал три платочка из толстой ткани с прозрачными карманами и разложил в них мои трофеи и прицепил к ковру. Далее появилось три листочка то ли ватмана, то ли плотной ткани, которые он прикрепил к платочкам.

– «Попросишь как-нибудь Жаин их подписать: когда, где, при каких обстоятельствах. Она с удовольствием это сделает, да и мне будет любопытно».

– «Кстати, а что такое ямы возрождения и где они находятся?»

– «Пошли, покажу» – Тиум повёл меня куда-то вглубь квартиры.

– «Ты здесь очень хорошо ориентируешься, а я запомнил только несколько комнат».

– «Это моя бывшая квартира, а ориентироваться здесь не просто – она расположена в нескольких измерениях».

Мы как раз в этот момент сменили ширину на другую ось, что было несколько неприятно. Причём смена произошла автоматически без нашего участия.

– «После того, как я перестал быть магом, я переехал в соответствующую моему статусу квартиру. Только не надо предлагать мне вернуться – маг теперь ты, и это теперь твоя квартира и твоя башня. Если я верну себе Силу, то найду новую башню, а если нет, то мне хватит имеющегося. А сейчас мы идём в кабинет с картами».

Карты – это было весьма мягко сказано. На стенах, полу и столах располагались в виде барельефов регионы этого мира, от большой карты, на которой Тао-Эрис занимала небольшой кусочек, до плана замка и карты баронств. Мы подошли к стене, на которой от пола до моей вытянутой вверх руки располагалась карта нашего сеймена.

– «Вот это наша байлу» – Тиум ткнул влево от меня на уровне глаз и участок карты засветился мягким салатовым цветом.

– «А вот предгорья» – Тиум ткнул указкой выше и на область на карте засветилась коричневым, «здесь находятся ямы возрождения, гейзеры, твари и всякие хищники. Ещё здесь мощные магические потоки, которые делают любой портал нестабильным, а переход через него обычно происходит по частям – руки отдельно, ноги отдельно, а головы нет вообще».

На карте виднелась тонкая серая линия, которая проходила недалеко от нашего замка и уходила вглубь этой зоны.

– «Что это такое?»

– «Это древняя дорога» – ответил Тиум, «она построена почти три тысячи лет назад. Тогда на месте Тао-Эрис и соседних государств существовало могучее царство. Для торговли между областями которого и строились дороги. Она проходит через зону с ямами возрождения, но контролируется сильными бандами и баронами-разбойниками. Ещё там много всяких тварей и серьёзных хищников».

– «И какое расстояние отсюда до ям?»

– «Около 600 километров. 200 по байлу, 150 по диким землям» – Тиум указал на темно-зеленую область между сейменом и предгорьями, «и 250 там. В последний раз туда смог пройти Наймиер с многотысячным войском и сотней магов. И какие у тебя мысли насчёт прогулки туда?»

– «Достаточно простые. Отряд автоматчиков на двух-трёх автомобилях и с магом за день доберётся до границы диких земель с предгорьями. Разбойники, включая баронов, вряд ли смогут помешать. Найти подходящее место, развернуть укреплённый лагерь и переночевать – вполне реально. Следующий участок меня беспокоит больше – много неизвестного, но 250 километров по дороге преодолимы за 5-6 часов, если не придётся останавливаться и принимать серьёзный бой».

– «Бои безусловно будут, но если ты правильно всё посчитал, то может получится прор­ваться к ямам сходу. Там несколько дней, чтобы перебить нападающих, потом пару дней на лечение и два дня на возвращение. Очень опасно, но возможно» – Тиума мой план явно воодушевил.

– «Но сначала надо разобраться с бейлифами, десять дней без нас замок может не выстоять, а возвращаться на пепелище или в засаду нежелательно».

– «Если ты сможешь убить всех бейлифов нашего сеймена и их помощников, а главное отобрать у них камни – то задача почти решена. Из двух соседних сейменов бейлифы конечно сунутся, но если их побить, то они запрутся у себя. Не забудь про срединный домен, если снять блокаду, то графы перейдут в контрнаступление. И главное, бейлифы плохие полководцы, слабые маги и никакие хозяйственники. Единственная их сила – камни Наймиера, а если ты сможешь их отнять – то они станут ничем».

– «Ти, кажется ты немного зафантазировался».

– «Конечно, но этот вариант вполне возможен. Долог, опасен, сложен, но возможен. А других вариантов и нет. Во всяком случае это первый реальный вариант за многие годы, который я услышал. И с чего ты собираешься начать?»

– «Нам нужно войско – не просто дружина для обороны замка, а войско для нападения и захвата вражеских крепостей. Оно должно быть хорошо вооружено и обучено, в нём должны быть грамотные командиры, от сержантов до первого полководца. Оно должно быть мобильным – все на автомобилях и лошадях, даже пехота. И ещё мне нужно несколько магов, в том числе и боевых».

– «Речь Ферейла, наверное что-то в этом духе планировал и Наймиер. И у него получилось».

– «Будем надеяться, что и у нас получится».

В последний момент вспомнив о тонизирующем, Тиум достал маленький пузырёк с жёлтыми шариками гомеопатического размера – «по два через час, всего шесть» и окрылённый ушёл.

Глава 13. Поход

Суббота, утро

Тиум ушёл, окрылённый надеждой. А я прошёл в оружейную комнату, где повесил на пустую стену Секатор. Мне предстояло вернуться в замок Микилееса и оттуда провести свой отряд и крестьян Юрека в Бирейнон. Тесачок мне очень нравился, но для похода он был тяжеловат. Проглотив два шарика, я повесил на вешалку шлемофон и мантию и поставил рядом сапоги, пусть бейлиф подумает, кто убил Терейона? Наверняка у него найдётся несколько возможных кандидатов, а для меня любой выигрыш во времени пойдёт впрок. Вернувшись в привычную часть квартиры, обул кроссовки, нацепил катану с дагой и накинул плащ-палатку. Потом разбудил Мартина, взял автомат и подсумок и мы направились к Маэрим – пора было выступать.

Идти к дому Маэрим пришлось почти через весь двор, но пройтись ранним утром по холодку, дыша запахами поздней осени, было приятно. Когда я подошёл к её домику небо на востоке начало слегка розоветь. Наружные двери в домик охраняли два стражника. Под словом «охраняли» подразумевается их назначение, а отнюдь не образ действий – при виде меня они застыли истуканами. Двери были заперты на щеколду, но что для мага простенький запор – распахнувшись они чуть не ударили стражей. Хорошо ещё, что я успел их остановить.

– «Что-то я слишком разошёлся, надо успокоиться» – а внутри меня пела и плясала удаль молодецкая, иначе говоря проснулась дурость и запросилась наружу. Двери в квартиру Маэрим также охранялись двумя стражниками, которые при виде меня почтительно шагнули в стороны. Только у двери в спальню меня попробовала остановить горничная. Пришлось взять её за плечи и почтительно отставить в сторону, приказав заказать завтрак. Оставив Мартина в гостиной, я вошёл в спальню. Маэрим уже не спала и при виде меня обрадовались:

– «А я уже собралась тебе звонить, только решила подождать пока появится солнце».

– «Милая моя, я тоже тебя хочу, но сначала надо привести домой наше войско».

– «Солдаты с удовольствием поспят лишний час и ещё спасибо скажут. А вернуться в замок мы можем и к вечеру».

– «Не можем – в полдень возможно здесь будет бейлиф».

– «С чего бы ему или что-то случилось?»

– «Случилось, Терейон мёртв».

Потрясённая Маэрим села на кровати и, посмотрев на меня, шёпотом спросила:

– «Ты уверен?»

– «Зайди ко мне и полюбуйся на его голову» – также шёпотом ответил я.

– «Ты этой ночью убил Терейона?» – недоверчиво переспросила она и, дождавшись моего утвердительного кивка, испустила восторженный вопль.

На этот вопль примчались Мартин, горничная и стражи от ближней двери. Я успел заткнуть ей рот поцелуем, от которого сам чуть не задохнулся. Маэрим, ничуть не стесняясь выскочившей из ночной рубашки груди, сказала горничной:

– «Организуй вечером большой пир у меня в главном холле на первом этаже. А вы все можете вернуться на пост».

Горничная, Мартин и стражи убежали и мы опять остались вдвоём. Она переместилась мне на колени и поинтересовалась:

– «Как же это тебе удалось?»

– «Удалось и слава Богу, могло получиться и наоборот. Пока о его смерти никому не говори – надо посмотреть, как отреагирует на это бейлиф. А пир ты организуешь в честь вчерашних наших побед».

Какое-то время она сидела потрясённая, потом встала, повернулась ко мне и сказала:

– «Я даже не знаю, что для тебя могу сделать, ты можешь просить всё, что захочешь».

Подтянув её к себе, я поцеловал под пупком, ниже наклониться было сложно и сказал:

– «Ты и так дала мне всё возможное».

– «Не надо только играть в благородство, теперь мне придётся ломать себе голову – как тебя отблагодарить».

– «Поломай, это полезно. Только давай побыстрее позавтракаем и в путь».

Маэрим быстро оделась и мы прошли в гостиную завтракать. В присутствии слуг ничего обсуждать не стали, а молча поели и пошли на площадку, с которой уходили неделю назад на первую охоту. Площадка была защищена от подсматривания и, настроив рамку на аналогичную площадку у Микилееса, я рассчитывал вернуться к нему в замок незамеченным. Для этого пришлось почти двадцать минут настраивать рамку, чтобы исключить все побочные всплески магии. Оказавшись в замке Микилееса Маэрим сразу же потащила меня к нему в дом.

– «Прежде всего надо представиться хозяину замка, а потом будем будить воинов».

Я предпочёл бы поступить наоборот, но в данном случае она была права – на долгом переходе пять минут погоды не делало. Миле вышел к нам как только мы вошли в его дом, кажется он так и не ложился спать, но выглядел свежим. Я попросил его разбудить моих офицеров, накормить солдат и в путь. Он послал дворецкого к Дмитрию и остальным, а сам отвёл нас в свою комнату. Мартин остался снаружи у двери, а мы прошли внутрь и уселись.

– «Есть какие-то новости» – спросил он, внимательно заглядывая нам в лица.

– «Лекес убил Терейона» – выпалила моя подруга. Утвердительно кивнув, я добавил:

– «Желательно, чтобы об этом знало как можно меньше людей, а главное не знал бейлиф. У них с Терейоном было немало врагов и ему будет полезно поломать голову – от кого этот подарок».

– «Это меняет всю расстановку сил» – задумчиво сказал Миле, «бейлиф вынужден будет отозвать Агапу, своего первого помощника, хотя они и не ладят друг с другом. Агапа надеялся сам стать бейлифом после смерти старого, но Фаник – первый помощник другого бейлифа сеймена, оказался проворнее. Но отзыв Агапы надо согласовать с остальными, значит созвать Совещание. А это непросто и на нём обязательно будут подняты неприятные для Фаника вопросы о перераспределении средств сеймена. Ему же теперь нужно войско, а денег нехватает и на удовольствия».

– «То есть, если я быстро наберу войско, то можно будет его хорошенько пощипать».

– «Никакое войско не справится с бейлифом, если очень повезёт – то может быть с младшим помощником».

– «Хорошо обученное и вооружённое войско должно быть в состоянии справиться с младшим помощником, а бейлифа и остальных придётся убивать мне».

– «Ты считаешь себя достаточно сильным, чтобы убить бейлифа?» – на лице Миле был откровенный ужас.

– «Не знаю, и он не знает. Скорее всего до прямой схватки дело не дойдёт, слишком большой риск. А вырвать из-под его власти большой кусок, защитить эту территорию от разбойников и создать крепкое хозяйство – это реально».

– «И зачем тебе, магу, крепкое хозяйство?» – Миле не мог понять, что война это не командир с саблей впереди сотни бойцов, и что войны выигрываются до боестолкновения.

– «Богатое хозяйство – сильное многочисленное войско» – читать лекцию по военной экономике и стратегии мне не хотелось.

Миле замолк, сообразив что в этой области он малограмотен, зато взяла слово Маэрим:

– «Лекес – хозяйственник, сейчас описаюсь от смеха. Маг, разбирающийся в тонкостях ведения хозяйства».

– «Тебе принести ночной горшок» – поинтересовался я, «конечно здесь ведение хозяйства отличается от принятого на Земле, но надеюсь, что непринципиально. Разберусь. К тому же я не собирался самолично заниматься хозяйством, а рассчитывал на тебя или Кабаля».

– «Ты занимался хозяйством на Сеемелии, но ты же маг».

– «Я не всегда был магом и в жизни мне много чем приходилось заниматься» – в ходе разговора мои руки непрерывно трогали камни из лесного дома, очень хотелось увидеть первую реакцию бейлифа.

– «Ты был по меньшей мере графом» – вынесла свой вердикт Маэрим, «и тебе всё надоело, поэтому ты хочешь быть только Магом».

Вот так, ни слова лжи, немножко недомолвок и недоговорённостей и тебя считают по меньшей мере герцогом. Интересно, а как она представляет организацию власти на Земле?

Посидев ещё немного, мы дождались Дмитрия, который сказал, что войско и обоз готовы выступать. Мы пошли на конюшню и, к моему удивлению, с нами решил ехать Миле. Он объяснил, что если бейлиф или даже его младший помощник атакуют замок, то последний не удержать. А в войне с бейлифом под моим руководством он с удовольствием покомандует десятком, заодно чему-то научится. По дороге Маэрим мне рассказала, что Миле всегда хотел быть воином и командиром, но его отец, двоюродный брат её матери, готовил из него хозяйственника. Он бы с удовольствием нанялся на службу властителю, но в нашем сеймене, да и в соседних их больше не было. А с бейлифами Миле иметь дело не хотел. Взяв своих лошадей и подъехав к войску я убедился, что Дмитрий очень грамотно расставил отряды. Впереди был он сам и Миле, образуя ударный кулак. Если учесть меня и Юрека, то вряд ли кто-нибудь мог нас задержать. Далее был поставлен обоз, а за ним отряд Вадима. Куини и его бойцы располагались далее.

Стоило мне подъехать, как подскочил Куини, обиженный, что его поставили в хвост.

– «Твои люди не умеют взаимодействовать с автоматчиками и могут ненароком попасть под пулю. К тому же впереди у нас мощный ударный кулак, а что делать, если враг нападёт сзади».

Он согласился с моими доводами, пообещал разъяснить их своим сержантам, а потом вернуться ко мне и поговорить. Построенное в колонну по два войско пересекло поле и втянулось в лес. Бойцы были недостаточно тепло одеты и явно мёрзли от сильного ветра. Но в лесу ветер стих, люди и лошади разогрелись и пошли более ходко.

– «В замке надо будет одеть их потеплее» – указал я Маэрим.

– «Я уже заказала пятьсот комплектов тёплой одежды Кабалю» – улыбнулась она.

– «Молодец».

В лесу в радиусе нескольких километров было с десяток людей, но бейлиф мог вызвать какую-нибудь тварь, с которой разбираться придётся мне. Хорошо ещё, что он пока спал, и можно было надеяться, что проспит до полудня, а тогда мы будем если и не в замке, то около. Но всё равно приходилось быть настороже. Дмитрий не отпускал передовой дозор из поля видимости, а в лесу это нередко десяток шагов и из-за этого нервничал. Пришлось подъехать к нему и успокоить:

– «Дмитрий, я смотрю лес на пять километров и вокруг не наберётся и десятка человек. Если же на нас напустят какую-нибудь тварь, то никакой дозор не сможет даже предупредить. Поэтому не дёргайся и не дёргай других. Насколько смогу – буду следить».

Он успокоился, но передовой дозор оставил. Далее всё было в порядке, только отряд Куини временами начинал сбиваться в кучки. Тогда до нас долетала отборная ругань и порядок восстанавливался. Он тоже грамотно поставил часть конницы в арьергард, чтобы никто не отстал. Несколько раз дорогу пересекали дикие звери, но охотиться я запретил, чтобы не терять времени. Очень хотелось вернуться в замок до того момента, как проснётся бейлиф и узнает, что Терейон мёртв. Никто не попытался нас задержать и через три часа мы подошли к деревне Юрека. Перед самой деревней был развёрнут отряд человек в 15. Увидев Юрека, они обрадовались и подбежали к нему. Этот отряд в основном защищал деревню от диких зверей и от мелких разбойничьих шаек. А в остальное время они занимались охотой. Деревня, пока Юрека в ней не было, выросла. К его людям присоединилось почти триста таких же погорельцев из других деревень, и все они хорошо понимали, что многим не удастся пережить зиму. Поэтому они с восторгом приняли идею перезимовать в замке, а весной переселиться в нормальную деревню. Началась обычная суета, сопровождающая сборы и Дмитрий развернул войско лагерем вдоль дороги и приказал готовить обед. Подойдя ко?мне он пожалова??я:

– «Со всей этой суетой с оружием, совсем забыл о такой необходимой вещи как полевая кухня. Сейчас они будут корячиться у костров, а так бы раз, два и готово».

К счастью корячиться не пришлось, деревенские, прекрасно понимая, что всё не унесёшь, сделали отличный сытный обед на всё войско. Мы с Маэрим тоже пообедали с большим удовольствием. Правда это вызвало нездоровые шепотки – мол маг и баронесса питаются с солдатами деревенской едой. Но солдатам такая общность только понравилась. Маэрим призналась, что всю жизнь старалась держаться в стороне от простых людей и оказывается напрасно. Я ещё раз ей сказал, что в походе сословные разграничения не допустимы.

– «А вне похода?» – поинтересовалась она.

– «Ты же не собираешься пускать мужиков пожить в твоей спальне».

– «Понятно, в походе одно, а в замке другое».

– «И в замке тоже иногда полезно посидеть с ними, как к примеру было вчера».

– «Ты меня многому научил» – сказала вдруг она, «оказывается быть баронессой – это трудится весь день а иногда и ночь».

– «Особенно ночь» – мы весело посмеялись.

Тут засигналил один из камней в кармане. Отойдя в сторонку и присев на подходящее бревно, я вытащил камень и включил его. Первым из всей компании проснулся конечно козёл. Он подошёл к одному из младших помощников и что-то промекал ему в ухо. Тот испуганно взвизгнул, подскочил и попробовал осознать происходящее. Получилось не очень, но зато до него быстро дошло, что камня нет, а дверь в комнату Терейона открыта. Проверив своих подельников, он сразу убедился, что камни изъяты и у них. А заглянув в комнату Терейона, он увидел, что последний потерял не только камень, но и голову. Выскочив из комнаты, парень начал чихать и кашлять, чем разбудил своих подельников. Они попытались выяснить у него, что произошло, но быстро поняли, что проще выяснить самим. Дверь, в комнату Терейона закрываться не захотела – моё простенькое заклинание на повышенное трение не пускало её – поэтому они вместе с солдатами стали обсуждать, что им делать. Вариантов было только два. Первый – дождаться, когда проснётся бейлиф и прикажет содрать с них кожу, за утерю камней и убийство Терейона. И второй – взять коней и сбежать как можно дальше, пока он спит. Быстро остановившись на втором, они ушли на конюшню. Решив, что они вряд ли вернутся, я снял заклинание «Трение» с двери комнаты и обратил внимание на происходящее. Крестьяне по странной человеческой привычке решили сжечь свои дома.

Пришлось запретить жечь бросаемую деревню, объяснив, что какие-нибудь бедолаги благодаря оставленным землянкам и сараям смогут пережить зимнюю ночь. Почему-то эта простая забота о неизвестных людях вызвала у многих недоумение, но спорить с магом никто не посмел. Крестьян пришлось поставить на место обоза, а в середину их толпы впихнуть два отряда Куини, конный и пеший, для поддержания хотя бы подобия порядка. Эта часть перехода вызывала у меня наибольшие опасения – предстояло пройти свыше 20 километров. К счастью всех детей, стариков и беременных женщин удалось распихать по телегам. К тому же Куини подтянул в обоз ещё один из своих отрядов и сам с Юреком носился вдоль «колонны» крестьян, обеспечивая минимально необходимую скорость движения. Благодаря ним вся ведомая нами масса людей через пять часов начала вливаться в ворота замка. Маэрим с пехотинцами Куини я отправил к другим воротам. Дмитрий развернул свои отряды, чтобы обеспечить защиту от нападения, а я ещё раз просканировал окрестности. И в двух километрах в лесу обнаружил группу из трёх десятков людей. Велев Куини захватить десяток своих конных, мы поскакали «познакомится». Увидев на дереве лучника, готового выстрелить, я сшиб его воздушным кулаком и он повис на верёвках, которыми привязался к дереву. Наш отряд стремительно ворвался на полянку, окружил группу и перекрыл все тропки, ведущие в лес. Группа состояла из вооружённых мужчин, женщин и детей.

– «Опять какой-то младший помощник бейлифа поразвлёкся» – во мне росло глухое раздражение на всех этих подонков, «раз вы ведёте войну против своего народа – то будет вам война».

Ко мне подошёл мужчина с совершенно седыми волосами. Сначала мне показалось, что он очень стар, но потом до меня дошло, что он просто измучен. Подойдя, он представился:

– «Сеньор Ноорен, маг и купец».

– «Сеньор Лекес Ла-Фер, маг» – пришлось мне представиться в ответ.

Его история оказалась тоже несложной. Младший сын небогатого сеньор, проучился несколько лет в какой-то магической школе, но она была сожжена каким-то помощником бейлифа. Возвращаться домой смысла не было – деревушка едва могла прокормить родителей и старших детей. Поэтому в городе он взял ссуду, и на неё закупил всякие полезные в хозяйстве вещи и повёз их продавать по замкам и деревням. Но в десятке километров отсюда его перехватил младший помощник бейлифа, отобрал ладью с товаром, а его самого с охранниками и пассажирами прогнал в лес. Мужик не врал, а среди людей шпионов заметно не было. Да и вряд ли так быстро бейлиф организовал на меня ловушку. Осмотрев лес, я обнаружил ладью и банду младшего помощника в десяти километрах отсюда. Желание наказать его было настолько сильным, что руки буквально чесались. Но сначала надо было определиться с людьми Ноорена.

– «Идите по этой дороге и через пару километров будет замок Бирейнон. Скажете, что маг Лекес велел вас принять, обогреть и накормить. Кормчий ладьи кто?». Вперёд вышел довольно сильный мужчина с мощными руками.

– «А ты пойдёшь с нами, всех коней отдайте сеньору Ноорену, пусть посадит на них женщин и детей».

Моих действий никто не понимал, но выполняли их беспрекословно. Дождавшись, пока Ноорен с отрядом двинется в замок и отойдя за поворот, я установил портал на небольшой взгорок, под которым банда грабила ладью. Зафиксировав окна, я первым вскочил в портал и сбежал к ладье. Молодой парень обернулся ко мне и даже попробовал поднять руку, но ледяная стрела пробила ему голову в середине лба.

– «Маг, боевой маг» – раздались испуганные крики с ладьи. Выбежавшие следом за мной воины бросились к бандитам, и те сразу сдались не сопротивляясь. Впрочем попробовал бы кто сопротивляться – на моей левой руке, поднятой вверх, ярко горел файербол. Бандитов быстро разоружили и раздели, потом по моему приказу они полезли в воду собирать утопленные вещи. Пока все улюлюкая поторапливали бандитов, я быстро снял серый камень младшего помощника бейлифа и содрал с него всё ценное. Потом позвал Куини и попросил приказать кому-нибудь отрубить ему голову.

– «Кстати, а зачем надо отрубать головы» – этот вопрос давно мучил меня.

– «Чтобы нельзя было допросить» – с удивлением ответил Куини. Потом с удивлением добавил:

– «Считая Мейона это уже третий младший помощник».

– «Ты прав» – согласился я, «пора переходит к зверям покрупнее». Куини удовлетворённо засмеялся, глядя на обезглавленное тело:

– «Такими темпами через месяц ты оставишь бейлифа без младших помощников».

– «Хорошо бы вообще без помощников».

Ладья была наконец загружена и выведена на фарватер, а связанные бандиты лежали в трюме. Кормчий, сжимая в руках весло, ждал моего сигнала. Я отыскал в жезле заклинание быстрого хода для кораблей и мы полетели. Кормчий был безусловно мастером высшего класса и успевал доворачивать ладью, иначе мы бы наверняка куда-нибудь врезались, хотя в заклинании и была позиция «Держаться фарватера». Зато через сорок минут мы выгружались напротив южных ворот замка.

Глава 14. Совет

Суббота, день

Вызвав из замка четырёх охранников, я приказал им охранять ладью и пошёл с остальными людьми во двор. Почти вся восточная часть замка была заставлена столами с едой, за которыми сидели люди и отъедались. Впервые за долгие дни они чувствовали себя в безопасности от холода, разбойников и диких зверей и могли просто радоваться жизни. Кормчий узрел за одним из столов Ноорена с его людьми и подбежал доложить, что ладья отбита, а младший помощник мёртв. Ноорен подошёл поблагодарить и поинтересовался, как мне удалось пробить защиты камня? Я не хотел раскрывать всех своих секретов, и объяснил, что защита камня срабатывает с задержкой, и моя ледяная стрела была быстрее.

– «Просто, как всё гениальное» – восхищённо воскликнул он, «сто лет сильнейшие маги думают, как пройти защиту камня, а оказывается достаточно просто быстро ударить».

Потом он поинтересовался, что я собираюсь делать с его ладьей? В ответ ему было сказано, что ладья его и он может делать с ней, что пожелает. Но лучше всего дождаться Маэрим, она посмотрит товары и скорее всего что-нибудь купит для замка. Успокоенный, купец вернулся к столу. Меня по дороге перехватил Кабаль:

– «Герои и офицеры сидят на почётном месте». После чего он отвёл нас к небольшому возвышению, где сидели барон, Тиум и Маэрим, мои офицеры с Миле, канцлер, староста деревни и несколько незнакомых лиц. Посидев немного для приличия, я пошёл к себе, захватив Кабаля и Тиума. Камень в кармане опять начал трепыхаться.

– «Следовало бы посидеть со своими людьми, вернувшимися из опасного похода» – напомнил мне Кабаль мои же слова.

– «Конечно следовало, но есть срочные и важные дела».

Ещё по пути был заказан обед, который уже ожидал нас в гостиной. Забрав у Руми кофе, я выставил её за дверь вместе с остальными слугами и достал камень. В холле перед комнатой Терейона было пусто, но снизу доносился сильный грохот. На моих часах было четыре дня.

– «Ну и здоров спать дядя» – подумал я о бейлифе.

Грохот прекратился. Похоже, что дверь, запертую сбежавшими младшими помощниками, наконец выломали и по лестнице слышался топот подкованных сапог. Через открытую дверь были видны три воина в броне с обнажёнными мечами, которые морщили носы. Подсматривающий камень мог передавать также запахи. Я включил этот параметр на самую малость и нам в нос шибануло жуткой вонью, пришлось немедленно выключить.

– «Сколько времени лепёшка провалялась в камине» – поинтересовался Тиум.

– «С двух часов ночи».

– «Тогда это надолго, я в оружейную» – он встал и вышел из гостиной.

Кабаль отсел от стола, понюхав эту гадость, продолжать есть было невозможно, и спросил:

– «Ваш поход закончился замечательным успехом, но что с нашими проблемами – я имею в виду Терейона».

– «Подождем Тиума, а лучше перейдём в оружейную, там не будет вонять».

Захватив камень, я повёл Кабаля в оружейную и уже выходя из комнаты сообразил, что запах не сложно удалить, что и было сделано. В оружейной нас ждал Тиум. Когда мы уселись за маленький столик, он подошёл к шкафу и достал голову, которую до того закрывал своим телом. Чаше-поднос с головой был поставлен перед Кабалем. Тот внимательно рассмотрел трофей и восторженно молчал. Налюбовавшись, он сказал:

– «Я сомневался, что ты сумеешь это сделать – камни хорошо защищают своих владельцев, поэтому предполагал, что добраться до Терейона тебе удастся не скоро. Теперь я понимаю, почему Маэрим выторговала приличную премию за досрочное выполнение задания, она в тебе абсолютно уверена. Кстати до меня дошёл слух, что около замка ты прихлопнул младшего помощника бейлифа».

– «Слух верный, этот дурачок грабил захваченную ладью в десяти километрах от замка. Пришлось объяснить ему, что заниматься разбоем неприлично».

– «Интересно и как же тебе удалось заставить его себя слушать. Я считал этих мальчиков законченными отморозками, причём совершенно невменяемыми».

– «У меня есть для них убийственный аргумент – ледяная стрела в лоб. После этого у них нет более возражений».

Кабаль тихо засмеялся: – «я не учёл подобную систему доказательств, хотя она самая убедительная. И что же было дальше?»

– «Бандитов без одежды уложил в трюм, а ладью привёл в замок и вернул купцу. Сейчас Маэрим посмотрит товар и, может быть, отберёт что-нибудь полезное».

– «А благодарный купец предоставит ей максимально возможную скидку. Вы с ней прекрасно спелись. Но меня интересуют твои планы – ведь ты официально начал войну с бейлифами, на подобное давно никто не осмеливался».

– «Сначала хочу досмотреть спектакль» – я показал на бейлифа, который наконец поднялся в холл, но не рисковал приблизиться к комнате, «потом пообедать – после похода очень хочется есть, и далее собрать Совет, на котором определить стратегию и тактику этой войны».

– «Значит я вовремя. Мне хотелось бы поучаствовать в этом Совете».

– «Конечно, твоё мнение нам будет также интересно».

– «Предлагаю вернуться в гостиную» – заявил Тиум, «обедать там намного удобнее».

Вернувшись за стол в гостиной, мы совместили приятное с полезным, то есть обед и спектакль с бейлифом в главной роли. Последний, после очередной неудачной попытки прорваться в комнату, приказал слугам обмотать морды мокрыми тряпками и залить камин водой. Пяток слуг ринулись одновременно в комнату, столкнулись и три ведра пролилось на пол. Но два ведра оказались в камине, правда одного из героев потом выволокли из комнаты за ноги. Учтя этот негативный опыт далее камин атаковали поодиночке и три ведра достигли цели, а только одно вместе с носителем оказалось на полу. Этого хватило и камин перестал чадить. Далее начались попытки открыть окна – поначалу столь же эффективные. Единственным успехом были сорванные с одного окна шторы вместе с карнизом. Наконец бейлиф догадался наложить на мокрые тряпки одного из слуг защитное заклинание и тот дошёл до окна и открыл его.

– «Меня потрясает бездарность Фаника, как организатора» – высказал я своё мнение о бейлифе.

– «Он всю жизнь занимался только интригами» – ответил Кабаль, «в чём правда преуспел».

В комнате сразу стало светлее, стоило клубам чёрного дыма покинуть её через окно. Слуги тем временем открыли второе окно и начали мыть пол. Не обращая на них внимания Фаник подошёл к Терейону и прощупал срез. Затем осмотрел срез у целителя. К нему подбежало трое младших помощников и один из них подал тазик с водой ополоснуть руки.

– «Интересно, сколько их у него осталось?» – мой вопрос был обращён в воздух.

– «Сейчас подсчитаем» – отозвался Кабаль, «было пятнадцать, троих ты убил, осталось двенадцать».

– «Значит девять, трое сбежало».

– «Редеют славные ряды» – процитировал Кабаль одну из местных баллад».

Бейлиф тем временем подошёл к камину и кочергой перевернул остатки лепёшки.

– «Терейона убил Лекес?» – осмелился спросить один из мальчиков.

– «Вряд ли, ему до этого расти и расти». Я захлопал в ладоши.

– «Записывай» – сказал Фаник одному из младших помощников, «что мы знаем об убийце? Первое – он умеет перемещаться в верхних слоях, но это могут многие. Второе – он сильный боевой маг, так как решился напасть на среднюю кисею и победил. Мало кто из магов рискнёт на это. Третье – он умеет делать быстрые порталы, сигнализатор ночью тренькал один, два раза. А рамка Лекеса пищит несколько минут. Четвёртое – он вооружён топором с очень длинным лезвием, которое заряжает магией. Откуда может быть такое оружие – не от гномов ли, неизвестно. Значит у мага-убийцы коллекция редкостного оружия. Пятое – он свыше минуты пробыл в комнате, где распылил сильное снотворное, то есть у него есть защитное заклинание на этот случай. Повторяю главное – сильный боевой маг, быстрые порталы, коллекционное оружие, разнообразная и мощная защита. Я знаю только одного такого – это Саан`авиус. Конечно я ему в своё время прилично нагадил, но он все последние годы тихо сидел у себя в магическом городке. Может готовил месть? Тогда это опасно, он довольно силён и остальные маги городка могут ему помочь. Туниус, скачи к бейлифу Мараани Сен-Туолу и передай, во-первых я прошу его о личной встрече, и во-вторых я прошу его созвать Совещание бейлифов сеймена. Вперёд».

Бейлиф ещё раз прополоскал руки в тазике и вышел из комнаты. К нему подошёл козёл и замекал – «совсем оголодал бедняга» – сказал Фаник и ласково потрепал козла по голове, «эй кто-нибудь отведите рогатого во двор, пусть хоть травку пощиплет». Два мордоворота в кольчугах схватили козла за верёвку на шее и потащили вниз. А бейлиф поднялся на этаж выше, сел за стол и задумался. Я приветствовал его решение – в этой комнате у меня тоже был следящий камень.

– «Саанавиус – это маг, который лишил меня Силы. А магический городок организован сильными магами, служившими Наймиеру, и не захотевшими влезать в свару между бейлифами и властителями. Он находится в середине сеймена, где сходятся границы всех четырёх байлу» – Тиум воспользовался паузой, чтобы просветить меня.

К бейлифу тем временем поднялись двое оставшихся младших помощников и один из них спросил:

– «А может это всё-таки Лекес? С чего бы Саанавиусу после стольких лет выжидания мстить тебе?»

– «Нет, это точно Саанавиус, он мстителен и терпелив. Если маги городка что-нибудь против нас решили, то он бы сразу начал. А Лекес стоял рядом с войском, и я очень надеялся, что он рискнёт напасть. Тогда бы я его и всех, кто с ним прихлопнул бы как мух – для этого был приготовлен вызов парочки тварей. Но он оказался очень осторожен и решил, что полутора сотен бойцов недостаточно для нападения на незащищённый деревянный дом в деревне. А напавший, в отличие от Лекеса, был один без войска и без помощников. Скажи, Лекес хоть раз покидал замок один? Нет, никогда. Так с чего же ему оставлять своё войско и в одиночку лезть в дом. Он бы привёл своих головорезов, окружил бы дом и поджёг бы его со всех концов. Во всяком случае попытался бы это сделать. Поэтому Лекес отпадает. И никого ещё, кроме Саана не остаётся. Теперь, что делать нам? Я собирался послать тебя к Аниору, моему второму помощнику, но он сможет прибыть только завтра вечером, а то и послезавтра утром. А оставаться здесь опасно. Если Саан договорится с Лекесом и они вместе нападут, то мне не выстоять. Поэтому мои мальчики мы немедленно выступаем, соберите воинов во дворе и посадите всех на лошадей, недостающих возьмите в деревне».

Мальчишки убежали, а бейлиф тяжело встал, упираясь в стол и в который раз осмотрел комнату. Было видно, что ему страшно, но сдаваться он не собирался. Ещё было видно, что хотя он не стар, но сильно истрёпан. Тяжёлым шагом он вышел из комнаты.

– «Ну что скажете, други мои» – обратился я к Тиуму и Кабалю.

– «Ты хотел созвать Совет» – напомнил мне Кабаль.

– «Тогда пойдём к барону, негоже действовать через голову владетеля, а потом вернёмся ко мне и уточним детали на картах».

– «Ты умеешь блестяще подбирать слова» – заметил Кабаль, «уточним детали – то есть спланируем наши действия. А владетель будет считать, что он в курсе происходящего».

Тиум ничего не говоря встал и мы следом за ним отправились к барону. Во дворе к нам присоединилась Маэрим и мои офицеры и этой толпой мы ввалились в приёмную к барону. Расселись мы как и в прошлый раз только слева от Дмитрия, вместо Бауэра сели Вадим, Юрек и Куини, слева от барона уселся Кабаль, а слева от меня – Миле. Первое слово взял барон:

– «За прошедшее время произошли значительные изменения, нападение на замок отбито, при этом Лекес убил графа, довольно сильного мага Каэна и двух младших помощников бейлифа».

– «Трёх» – негромко уточнил Кабаль.

– «Это большой успех, но я не понимаю, зачем было объявлять бейлифу войну? Он теперь двинет на нас все свои силы».

– «Он и так двинет на нас все силы, которых у него пока немного. А объявив ему войну, я заявил на весь сеймен, что именно мы центр борьбы с бейлифами. И я рассчитываю, что это заявление обеспечит к нам приток необходимых сил. Потому что мы должны перейти от обороны к наступлению – войны обороной не выигрываются. А для успешного наступления нам необходимо для начала несколько сотен бойцов, которых я и хочу привлечь подобным заявлением» – как и в прошлый раз я нахально «якал», но теперь мне хотелось пресечь возможные споры. А возразить мне мог только барон, что он и попытался сделать:

– «Я надеялся дожить остаток своих дней в тишине и спокойствии, а мне предлагают принять участие в большой войне». Я ещё подбирал слова, как меня опередила Маэрим:

– «Деда, на какую тишину и спокойствие ты рассчитывал? Замок за последние дни только чудом дважды не захватили и это чудо зовут Лекес. Да он не хочет отсиживаться в стенах и ожидать очередного нападения, а хочет упредить наших врагов. А ты что хочешь? Чтобы замок захватили и разграбили, а меня и других продали на рынке рабов?»

– «Сдаюсь, сдаюсь, я действительно стар и устал от жизни. Поэтому назначаю полной баронессой замка со всеми правами и обязанностями мою внучку Маэрим» – он снял здоровую золотую бляху на цепи и надел ей на шею, «владетельствуй и храни честь рода Бирейнов. Этот дом и башню мага я передаю старшему магу замка Лекесу и назначаю его коннетаблем» – Теодорих потянул мне изрезанную узорами палку. Пришлось встать подойти и с поклоном взять её. Она была на удивление горячей. «Через несколько дней я освобожу этот дом и переберусь в жилище при церкви. А башню мага можешь занять и сегодня».

– «Какие будут распоряжения, госпожа баронесса» – я только головой поклонился ей. Мне хотелось подчеркнуть, что формальная власть в замке принадлежит ей, но только формальная.

– «Распоряжений не будет, но мне бы хотелось обсудить несколько вопросов» – возникшая ситуация её полностью устраивала. Есть маг Лекес, который будет вести войну и защищать замок и есть баронесса Маэрим, в распоряжении которой всё хозяйство владения.

– «Тогда не будем более утруждать господина барона и перейдём ко мне, чтобы уточнить мелкие детали» – я достал рамку и вышел в коридор. Там не спеша навёл рамку на комнату с картами, зафиксировал окна и дал команду переходить. Сам я перешёл последним и убедился, что канцлера с нами не было. В этой комнате все столы были заняты картами и нам пришлось выйти в небольшой холл, где Тиум с добровольными помощниками быстро достали бокалы и пару кувшинов вина. Выпив за баронессу Маэрим и дождавшись пока Вадим и Юрек притащат под руководством Тиума и водрузят на стол карту нашего байлу, или герцогства Арен-тии-Сигин, мы уселись за стол и все уставились на меня. Пора было переходить к делу.

Напомнив всем, что война объявлена с обеих сторон – и мной и бейлифом, я попросил для начала Кабаля и Маэрим доложить о наших ресурсах. Они были вполне достаточными – замок мог прокормиться сам и прокормить батальон бойцов до следующей осени. В достатке было одежды, места в казармах и постельного белья. В конюшнях имелось двести вполне приличных лошадей, от кавалерийских скакунов до тяжеловозов. В достатке было сёдел и прочих необходимых приспособлений. К тому же в деревнях имелись немалые запасы и очистив дороги от разбойников мы могли чувствовать себя вполне уверенно.

А вот с холодным оружием и кольчугами дело обстояло намного хуже. Только гарнизон замка – 60 человек, был вооружён относительно качественным оружием и кольчугами. Кузнецы в замке и деревнях были, но они делали тяжёлое и плохое оружие. Вместо кольчуг они могли выковывать пластины, которые нашивались на кожаные куртки. Это нас совершенно не устраивало, но хорошие оружейники были только в срединном домене, который был блокирован бейлифами, и в крупных городах. А эти города в своё время присягнули бейлифам и приняли запрет на продажу оружия. Всё это конечно можно было обойти, но с немалыми затратами и не быстро. Отдельные оружейники могли попасться и в малых городах, но их заведомо было недостаточно, к тому же отношения с этими городами были разорваны. Самое неприятное, что нам нечего было предложить на продажу. Еду, ткани и кожу горожане конечно с удовольствием приобрели бы, но бейлифы разрушили денежное обращение, а цепочки натурального обмена получались длинными и долгими. Для себя я решил при первой же возможности смотаться в ближайшие два городка и своими глазами посмотреть, что там твориться. Удивительно, но только Кабаль и Куини бывали в этих городках, причём последний раз это было 10 лет назад. Пришлось напомнить нашим хозяйственникам, что в замке пока находится сеньор Ноорен, которого не мешало бы расспросить.

Огнестрельного оружия имелось несколько десятков стволов: пулемётов, автоматов и снайперских винтовок. Ещё было пяток гранатомётов и десятка два пистолетов, которые здесь были почти бесполезны. Боеприпасов на первое время было достаточно, но всё равно скоро встал бы вопрос с их получением. К сожалению не было более серьёзных стволов: крупнокалиберных пулемётов и снайперских винтовок, миномётов и хотя бы нескольких пушек. Но опять-таки всё упиралось в деньги. Чисто механически я залез в свою сумку и нащупал один из трофейных кошельков. Вытащил его, а из него самую тяжёлую монету. Она имела овальную форму, одна сторона была плоской, а другая выпуклой. Сидевший почти напротив Кабаль протянул руку и получил от меня эту монету.

– «Дайярен Наймиера, довольно редкая и дорогая монета, чеканилась гномами» – Кабаль показал всем свою эрудицию. Монета пошла по рукам, а я спросил:

– «А где живут гномы?»

– «В соседнем мире» – ответил мне Тиум, «переход туда расположен не очень далеко от нас в диких землях, западнее той дороги, что мы рассматривали. Дикие земли мы уже обсуждали, а вот что творится за переходом? Похоже там главная опасность».

– «Если съездить к гномам, то большая часть проблем будет решена. Им нужно зерно, копчёные мясо и рыба, сахар, чай. А они продадут оружие, кольчуги, драгоценные камни и металлы. И цены можно заложить предельно высокие – вряд ли после Наймиера с ними кто-нибудь торговал» – Кабаль с удовольствием демонстрировал свои знания.

– «Было после Наймиера два похода» – сказал Тиум, «но уж больно много было жертв, купцы решили, что результат себя не оправдывает».

– «А кто ходил?» – мне было любопытно.

– «Столичные купцы, один из них потерял всех своих сыновей и сам сошёл с ума».

– «Подведём итоги» – я решил подвести черту, «продовольствия, тканей и кожи у нас достаточно и проблем с этим не ожидается. Только тебе надо Маэрим проверить по каждой позиции, селёдка баранину не заменит. Далее, надо установить контакты с городами. Кабаль, попытайтесь для начала разговорить Ноорена, может быть какие-нибудь зацепки и появятся. Дмитрий, нам с тобой надо продумать экспедицию к гномам, определить сколько и чего нужно. А теперь слово Дмитрию – как нам реорганизовать нашу армию».

Дмитрий не стал изобретать велосипед, а предложил относительно типовую по Земным меркам структуру (см. приложение). Так как хороших клинков и кольчуг было явно недостаточно, да и мечники были плоховато обучены – одно дело защищать стены, и совсем другое атаковать, то он взял соотношение один стрелок – один мечник. Он рассчитывал на лучшее вооружение и обученность мечников и тогда бы поставил двоих к одному стрелку. Но имевшиеся мечники могли только не очень долго обороняться, поэтому пришлось основную ставку делать на стрелков. А мечники только обеспечивали их охрану. Поэтому заменив бойцов мобильного отряда на воинов Куини, он восстановил численность защитников стен и формировал мобильную роту, пока на лошадях, а в дальнейшем на автомобилях. Далее я предложил Куини высказать свои предложения по набору бойцов из лесных братьев, но он сказал, что надо просто походить по дорогам, вычищая разбойников. А те, кто оказался в лесу по вине бейлифа, сами попросятся в войско.

Я ещё раз осмотрел своих офицеров. Безусловно звёзд с неба не хватают и основные вопросы решать придётся мне. Но воины компетентные для своего уровня и упорные. Если чётко поставить задачу, то они её выполнят, что уже хорошо. Поэтому надо им чётко поставить эту задачу:

– «Господа» – начал я, «стратегически мы должны выполнить две задачи. Во-первых перехватить инициативу, то есть наносить постоянно беспокоящие удары и уничтожать банды разбойников и отряды младших помощников бейлифа. Для борьбы с последними вызывайте меня. Во-вторых обеспечить нормальную хозяйственную жизнь следующей территории» – я обвёл указкой часть байлу с удобными границами. Она вдруг засветилась.

– «Графство Сокейн» – сказал Кабаль, «неплохой размах для начала».

– «Что ты о нём можешь нам рассказать» – поощрил я его.

– «Графство Сокейн было разгромлено бейлифами последним в нашем сеймене. Дед Маэрим сражался вместе с графом, но тот проиграл. Бейлифы сумели собрать войска со всего сеймена, их поддержал ряд владетелей, в частности Тарин-Кифы, и города, которые на свои деньги наняли отряды наёмников. Последним штрихом оказалось предательство, двоюродный племянник графа открыл ворота Сокейнона. Замок был захвачен и разрушен, вся семья графа, включая предателя убита. В настоящее время на этой территории имеется одиннадцать баронств, тридцать с лишним мелких сеньоратов и два небольших городка. Кроме того на границе с бывшим графством Оромейн расположен относительно крупный город Пеоро-Тоон. Все они носят статус вольных городов, но в каждом сидит помощник бейлифа, младшие в небольших и четвёртый помощник в Пеоро-Тооне. До меня доходили многочисленные слухи о творимых ими безобразиях, но сам лично я там давно не бывал. Севернее последнего города находится владение Аранейнон, то ли небольшое баронство, то ли крупный сеньорат. Им владетельствовал дон Аранейн, довольно сильный маг. Но два года назад его убил хитростью Терейон и позволил там поселиться банде Седого. Из одиннадцати баронств Сокейна – одно это Бирейнон, в пяти владетельствуют разумные люди, включая меня и мою сестру, с которыми можно договориться, ещё в одном владетельствует Лиири, с которой и вас, особенно у Маэрим хорошие отношения. Остаётся четыре баронства, в двух из которых владетельствуют Тарин-Кифы, которые надо захватить. Тогда графство окажется под твоим контролем».

– «Какой пустяк, взять штурмом четыре замка» – съязвил Юрек.

– «Не четыре, а пять – ты забыл Аранейнон, и это вполне реально» – возразил я ему.

Потом поблагодарил за прекрасную лекцию Кабаля и поручил Дмитрию, Куини и Миле срочно сформировать мобильный взвод, добавив отделение конной разведки из десятка кавалеристов. Завтрашний день я разрешил потратить на подготовку и тренировку мобильного взвода, а послезавтра я запланировал с ним рейд по дорогам. Вадим должен был тренировать остальных, в первую очередь выбрать и проверить будущих стрелков. На этом Совет я объявил закрытым, всем военным заняться указанными делами, а мы с Дмитрием обойдём стену и познакомимся с командирами башен. На молчаливый вопрос Маэрим, я ответил, что как обычно в полночь я к её услугам здесь у меня. Все, кроме нас с Тиумом и Дмитрием разошлись, а мы молча сидели и отдыхали, прошедший день был долгий и нервный.

Глава 15. Вечерний обход

Суббота, вечер

Выйдя из дома, мы с Дмитрием переместились к восточной башне, но заходить туда не стали. Бауэра, командира башни, мы знали, да и с солдатами его я вчера познакомился. Поэтому его решили оставить напоследок и двинулись вдоль стены против часовой стрелки. Замок Бирейнон в плане был восьмиугольником, с восемью угловыми глухими и башнями и четырьмя надвратными. Последние располагались в середине стен через одну справа от ворот. Поэтому между каждой парой соседних надвратных башен было две глухих. Подойдя к первой из них, мы обнаружили, что стальная дверь заперта. А когда мне с некоторым трудом удалось её открыть в башне прозвучал сигнал тревоги. Войдя в башню, мы увидели, что её гарнизон – три человека, уже изготовились к защите. На первой площадке расположился лучник, ступенькой ниже мечник и справа от лучника второй мечник. В замке же был слышен сигнал малой тревоги и топот двух десятков ног. Поднятый по тревоге отряд спешил к башне. Пришлось дождаться отряда и познакомиться с его командиром. В замке было два малых тревожных отряда по пятнадцать человек в каждом, не считая командира и заместителя. Ещё было положено иметь большой тревожный отряд, но на него не набралось людей. Впрочем, как я понял, Бауэр постарался сократить число стражей до минимума. Потом мы поднялись в башню, где её гарнизон – сержант башни и два солдата, пили чай. Башня была вся нашпигована сигнальными устройствами на тепло, металл, массу, ауру, магическое действие и даже на дыхание. Все бойницы, включая выходящие внутрь замка, были перекрыты толстыми металлическими прутами. Три стальные двери – входная и две ведущие на стены, были целиком стальные и запирались изнутри на два замка и засов. Гарнизон башни предназначался только для её охраны. При нападении из замка должны были подойти воины, которые займут места у бойниц и на стенах. Гарнизон башни был постоянным и не сменялся. В течение дня один спал, а двое дежурили, в основном следили за сигнальными устройствами и были готовы задержать врага у вскрытой двери или бойницы. Попив с солдатами чай, мы вышли на стену. Стражников на ней не было, её охраняла только магия, но всякого рода сигнальные заклинания и устройства сидели на ней весьма густо. То есть их было не так уж и много, но почти каждое закрывало большой участок и было многофункциональным. Поэтому каждое место на стене было перекрыто тремя, а то и пятью слоями сигнализации. Воистину муха не пролетит, змейка не проползёт

– «Не понимаю, зачем тебе нужен этот обход» – внезапно отвлёк меня Дмитрий, «мне ещё может и придётся защищать замок на стенах, да и с людьми познакомиться не мешает. А тебе на хрена? Обороняться с замке ты не будешь. Если налетит какая-нибудь банда, даже большая или идиот-рыцарь с дружиной, то ты их просто прихлопнешь. А если наедет кто-то весьма крутой, то проведёшь куда-нибудь портал и сбежишь».

– «Ты прав» – подумав ответил я, «если бы меня очень заботила бы защита замка, то прежде всего я бы отыскал подходящее место и проложил туда постоянный портал. Но не думаю, что это необходимо срочно. Меня больше всего интересует, как построена защита замка, думаю, что она типовая и одинаковая в большинстве из них».

– «Но ты же сам ставил в Берейноне защиту?»

– «Мною построена одна линия – от вражеских порталов, а пять остальных линий были восстановлены. Поэтому я знаю, как они устроены, но довольно смутно представляю, как они работают и каким образом их можно преодолеть».

– «То есть ты всерьёз планируешь захватить эти пять замков?»

– «А по твоему мобильный батальон с крупнокалиберными пулемётами и миномётами создаётся, чтобы охотится на хрюшек?»

– «Ну ни хрена себе! Старый барон прав – рядом с тобой тишины и спокойствия не видать. Твоё прозвище случайно не «Торнадо?»

– «Нет, просто Ураган».

Так посмеиваясь, мы дошли по стене до следующей глухой башни. Здесь верхняя дверь была открыта и нас ждал сержант.

– «Солдатская связь работает без сбоев» – посмеялся Дмитрий, «внезапной проверки не получилось».

– «А она и не планировалась. Нам с тобой надо было познакомиться с системой защиты замка, а заодно и с людьми».

Ознакомившись с башней и не обнаружив каких-либо отличий от предыдущей, мы пошли дальше. Все мои попытки обнаружить хоть какую-нибудь брешь в защите не увенчивались успехом. Даже без учёта моей портальной защиты общая магическая защита весьма неплохо защищала замок от проникновения. Разумеется, щели в ней были, но узкие и нестабильные. Изхищрённый в подобном маг, причём не сильный или опытный, а именно изхищрённый и видящий, мог проникнуть таким образом в замок, прихватив с собой одного-двух помощников. Но это же мог сделать и ниндзя, укрывшийся в крестьянской телеге. А мне нужно было забросить в замок роту в 150 человек с оружием, а то и батальон на автомобилях. Щелочки для этого категорически не годились.

Следующая угловая башня уже не была глухой. Её гарнизон составлял пять человек и возглавлялся младшим офицером. А главное, в ней была калитка наружу. Познакомившись с бойцами и спустившись с командиром вниз, я приказал открыть дверцу, ведущую наружу. Командир замялся, а потом сказал, что ему нужен приказ вышестоящего командира. Пришлось объяснить, что коннетабль и командир дружины замка перед ним. Увидев жезл коннетабля, он согласился её отпереть, но потребовал письменного приказа. И только получив этот приказ, открыл дверь. Мы втроём вышли в наступающий вечер. С восточной части замка вместо рва протекал ручей, в который были собраны все ручейки округи. Наш правый берег был весьма узким – один шаг и каменистым. Думаю, чтобы придать ему твёрдости, сюда вывалили не одну подводу гравия. Противоположный, левый берег был топким и болотистым, и только метрах в ста за ручьём начинался лес. Меня заинтересовала тёмная полоска в 65 метрах от ручья. Поэтому я сказал своим спутникам, что проверю там впереди одно место, а им предложил подождать меня в башне. Но они отказались и заявили, что будут ждать меня тут.

– «Тогда ты быстрее вернёшься, а то можешь и загулять» – обрадовал меня Дмитрий.

Пришлось левитировать до нужного места, а там ещё искать места для приземления. Но мои старания были не напрасны – эта полоска оказалась естественным спуском во внутренние слои мира. Взяв в левую руку жезл мага, а в правую нож, я начал спускаться в узкую, но постепенно расширяющуюся зелёную долину. В какой-то момент на моём пути оказалось озеро, упирающееся с боков в густые лесные заросли. Передо мной был редчайший случай, когда в четвёртом слое мира имеется полноценная жизнь. Удивляло только отсутствие следов людей, в подобном месте обычно они пытались поселиться. Форсировать озеро или продираться по лесу не хотелось, да и пускаться в экспедицию в неизвестную страну без подготовки было неразумно. Приш­лось занести путешествие сюда в список отложенных неотложных дел и ужаснуться его размеру. Мои спутники дожидались меня, хотя уже стемнело. Но поздней осенью темнеет рано, а бреши в защите обнаружить пока не удалось. Поэтому мы с Дмитрием двинулись вдоль стены к следующей башне. Третья глухая башня ничем не отличалась от первых двух, а проверка защиты стен показала, что даже при отсутствии гарнизона, ворваться в замок не так-то просто. Далее перед нами была северная надвратная башня. Её гарнизон составлял восемь человек и возглавлялся офицером. С башни открывался вид на северную дорогу, а днём можно было видеть отходящую от неё через три километра северо-восточную дорогу и деревню на их слиянии. Ворота были прикрыты сигнальными заклинаниями и устройствами вдвое, если не втрое кучнее, чем стены. А защиту ставил я и помнил, что по сравнению со стенами она была двойной. Около ворот дежурило два мечника с обнажёнными клинками. А сама башня была вылизана и вычищена до блеска. Солдаты были в свежей одежде, а у офицеров были начищены бляхи.

– «Потрясающая показуха, им наверное больше делать нечего, как бляхи чистить, полы драить и одежду стирать» – Дмитрий сказал это тихо, но офицеры его услышали и смутились.

– «Проводите нас во двор» – приказал я офицерам.

Выйдя из башни, мы прошли метров сто вглубь двора и там Дмитрий поинтересовался, что именно они планируют делать в случае ночного нападения, имея усталый измученный гарнизон? Или они предполагают, что враг отступит сам, устрашённый блеском их начищенных блях. Не получив ответа на свои риторические вопросы, Дмитрий предложил подежурить эту ночь им самим, а завтра с утра вернуться к обычному режиму. Офицеры вернулись в башню и мы остались вдвоём.

– «Обход закончен?» – поинтересовался Дмитрий.

– «Увы, нет. Нужна идея, как проникнуть в замок большими силами. Только пойдём двором в башне с дверцей, а глухие минуем».

– «Ещё одна попытка создать внезапность. Вполне может получится» – Дмитрий воспринимал наш обход, как обычную проверку, проводимую старшим командиром.

У входа в башню стояла телега с возницей и две пары солдат таскали и клали в неё мешки, похоже с картошкой. Около телеги стоял офицер, которого я видел в доме барона, когда штурмовал комнату магов. Увидев нас он удивился, но постарался не подать виду. В отношении меня это было бесполезно, чтение чувств было моим естественным состоянием.

– «И чем занимаемся?» – поинтересовался Дмитрий.

– «Перевозим картошку из подвала башни на склад» – отрапортовал он. При слове «подвал» меня словно стукнуло:

– «Надо проверить, а действует ли защита в подвале?»

Краем уха я слушал объяснения офицера. При прежнем капитане замка, до Бауэра, три года назад в ближайшей деревне было закуплено двадцать мешков картошки специально для солдат. Они были складированы в единственном подвале, имевшимся в распоряжении гарнизона. На мой вопрос:

– «Какие есть другие подвалы в замке?»

– «Только хозяйственные склады» – ответил офицер.

Дмитрий продолжил выяснять про картошку. Прежний капитан опасался, что начнутся перебои с продовольствием и хотел иметь неприкосновенный запас на крайний случай. Когда два года назад разбойники убили его, то офицер не стал докладывать об этом складе Бауэру. А когда сейчас проблема с продовольствием снялась и ожидались новые экспедиции в деревни, то он решил, что подвал боевой башни должен быть свободен для воинских нужд. Конечно, всё это объяснение было шито белыми нитками, но прохлопал это нарушение Бауэр, а не мы. Поэтому, переглянувшись с Дмитрием, мы решили принять это объяснение. Нетерпение жгло меня, и я полез в подвал, не дожидаясь его разгрузки. В подвал вела узкая лестница, перекрываемая вверху и внизу стальными дверьми. Сам подвал был обширным и состоял из просторной центральной части и галереи, разделённых стеной многометровой толщины и соединённых четырьмя узкими проходами. Галерея проходила под стеной башни, а центральная часть была строго в центре. Защиты же на стенах подвала не было. Она осталась выше. Через подвал можно было забросить большой отряд, но операцию надо было тщательно подготовить, так как выходы из подвала и проходы в башне легко было заблокировать. Любая нелепая случайность могла легко сорвать проникновение. Но если подобный подвал был в какой-нибудь центральной башне, то её легко можно было уничтожить заложив и взорвав в подвале пуд, другой динамита. Дождавшись, когда последний мешок с картошкой унесут наверх, я наложил на стены противопортальное заклинание и проследил, как комендант башни запер двери в подвал.

– «Обход закончен» – обрадовал я Дмитрия, «уязвимое место замков – подвалы. Но учти – это тайна, даже Вадиму и Косте ни слова».

– «Понял» – обрадовался он, «ты теперь куда?»

– «В башню мага».

– «Нам по пути, я живу в доме старого барона. Он сказал, что Маэрим в его дом не переедет, ты скорее всего тоже?» Я подтвердил.

– «Тогда старшим в этом доме остаюсь я и переселяюсь в апартаменты барона».

Здесь мы с Дмитрием разошлись: он пошёл к себе домой, а я в башню мага. Сказать, что меня била дрожь – значит ничего не сказать. В схватке ты занят и волноваться некогда. А здесь вслушиваешься в башню, но понять услышанное не можешь. Башня же легко может уничтожить мага, особенно если он слаб или нагл.

-«Она совсем как женщина» – мелькнула мысль, «так и попробуем с ней, как с женщиной».

Мысленно я начал говорить ей о своей любви, а подойдя к ней вплотную, начал гладить стену. И, о чудо, под рукой у меня не холодный камень, а нечто тёплое и податливое. Передо мною вдруг возник проход – не открылась дверь, не ушёл в сторону кусок стены, а как в живом теле еле заметная щель раскрылась в живой проход с трепещущими стенками. Боясь и желая, я вступил в него и нечто накрыло меня с головой. Это было невыразимо приятно, очень сексуально, а главное было наполнено трепетом любви. Наверное, подобные ощущения были бы у немолодой женщины, которая уже много лет как махнула на себя рукой, но вдруг однажды, подойдя к зеркалу, увидела гладкую упругую кожу, красивое нежное лицо и совершенное тело. И, увидев всё это, возжаждала любви. И кто посмеет обмануть эти ожидания, не раствориться в них, не отдать им всего себя. Так и я, без тени сомнения открыл ЕЙ все свои чувства, мысли и желания, не скрывая ничего. На какое-то время я почувствовал себя маленьким ребёнком на руках умной, доброй и всепрощающей матери. Да, я был одновременно и её любовником и малым ребёнком, и едва не захлебнулся в оке­ане безмерной любви.

Очнулся я в комнате маге на последнем этаже башни и надо мной был огромный купол, одновременно сплошной и прозрачный. Моё тело находилось в удобном кресле, перед длинным полукруглым столом, дальний край которого был уставлен протяжёнными предметами. Я одновременно ощущал себя полностью защищённым и открытым миру, почти растворившемуся в его пространстве. Моя рука погладила стол, а губы поцеловали воздух – ибо всё здесь была Она. И она свободно читала мои мысли и чувства, в которых я благодарил её и признавался в любви. Но в какой-то момент она поймала мою мысль, что как бы всё это не было замечательно, но я должен заниматься делом, и согласилась со мной.

Теперь я чувствовал не её, а через неё. Лучше всего ощущались старые башни магов Сокейна – башни в фундаменте которых сохранился хотя бы один древний камень. И таких было много – только в двух замках из двенадцати не сохранилось руин такой башни. В городках, большинстве деревень, на многих перекрёстках дорог стояли с древних лет каменные столбы, о назначении которых помнили лишь очень немногие. Каждый из них позволял мне прямо из моей башни обозреть немалую территорию. А в четыре полностью сохранившиеся башни вне Бирейнона я мог при желании и переместиться. Успокоившись, я решил осмотреться с доступных мне башен. Прежде всего я оглядел замок Тарин-Кифов с их башни мага. Сама башня была буквально набита магами – их было свыше двух десятков, возможно много свыше. Но маги были слабенькими. С любым из них я мог легко справиться, и даже с тремя, но с некоторым усилием. Но десяток их заставил бы меня в основном защищаться и через какое-то время задавил. Разумеется, речь идёт о схватке на открытом месте в условно равных условиях. В их замке и тройка магов имела бы неплохие шансы справиться со мной, однако с немалым трудом. В Бирейноне же, находясь в своей башне, я играючи прихлопнул бы их всех. Беглый осмотр башни магов Тарин-Кифов не дал результатов – понять, чем занимается вся эта толпа, было свыше моих сил. Я был слишком возбуждён и слишком рвался вперёд, чтобы кропотливо сканировать вражеских магов одного за другим. Единственное, в чём удалось убедиться, что из этого замка нападение в ближайшем будущем не грозит. Вспомнив о подвалах, я решил поискать их в этом замке и нашёл целых три: в угловой северо-западной башне с дверцей, в башне магов и в донжоне. Теперь надо было готовить нападение на их замок. Воинов в их замке было около трёхсот. Но мои сто (30 стволов) – сто пятьдесят бойцов (50 стволов) должны были с ними справиться при отсутствии магов. Отсюда вытекал простой и очевидный план: два-три взвода порталом перебрасывались в подвалы донжона и башни, потом взрывалась от взрывчатки, заложенной в подвале, их башня магов (моя башня не возражала) и я должен был добить уцелевших магов. Взрыв являлся сигналом для бойцов, которые захватывали донжон, башню и ближайшие казармы. В первый момент после взрыва в стане врагов должна была царить растерянность от внезапного удара. А далее они без магов должны были сдаться. И даже если они рискнут сопротивляться, то автомат против меча при численном равенстве – это серьёзное превосходство. Конечно, нужен детально проработанный план, где каждая четвёрка будет чётко знать свою основную и дополнительные задачи, но на это есть Дмитрий и его друзья.

В башне в замке Кабаля сидел слабенький магчонок и пытался посмотреть другие замки. А башня показывала ему комнаты с голыми бабами и сексуальными сценами, от которых он с большим трудом отвлекался. В этом замке имелось три типовых подвала, но нападать на него я не собирался. В замке Седого Аранейноне было целых четыре подвала. Кроме трёх типовых прямо под домом, где располагались главари банды, находился свежевырытый подвал с уродливыми бетонными стенами. Наверное они решили построить себе бомбоубежище – что крайне актуально при отсутствии авиации. Этот замок я осмотрел более внимательно – он был меньше Бирейнона, но довольно уютный. Были осмотрены и остальные три замка, которые требовалось захватить. Замок других Тарин-Кифов был в неважном состоянии, как в своё время Бирейнон и со слабым гарнизоном, так как много бойцов они отослали родственникам. Если последних удастся быстро и без больших потерь побить, то надо сразу захватывать второй замок. Остальные два замка были практически копиями Бирейнона по всем военным показателям. Башня позволяла увидеть многое, но я уже устал и хотел до прихода Маэрим немного отдохнуть. Благо, что башня позволила сразу из комнаты мага перейти к себе в квартиру.

Как хорошо у себя. Только в допросной сидит этот гад, которого утром надо казнить, а предварительно обыскать его квартиру. Господи, как хочется отдохнуть, и не два часа до прихода Маэрим, а хотя бы две недели. Тут зазвонил амулет – это была Маэрим, легка на помине:

– «Как хорошо, что ты уже у себя. Тогда я сейчас к тебе приду?»

– «Мне нужно принять душ».

– «Открой портал, я приду и устрою тебе душ».

Портальный переход был открыт в гостиной, чтобы избежать немедленного нападения и пары секунд на этом удалось выиграть. Но Маэрим стремительно, хоть и не владела длинным шагом, оказалась в спальне и начала меня насиловать. Как это записано для женщин-военнослужащих в Уставе британских колониальных войск – «если в пустынном месте вы попали в руки насильников, то расслабьтесь и попытайтесь получить удовольствие». Маэрим доставила мне массу удовольствия, начиная с того, как она меня раздела, и кончая всем прочим. Когда мы закончили, она позвонила на кухню и заказала ужин.

– «Ты решил возродить графство Сокейн, то-то тебя не заинтересовало моё баронство».

– «Графом я быть тоже не хочу».

– «И ты отдашь графство первому встречному?»

– «Нет конечно. Подберу на это место достойного человека, например тебя».

Маэрим задумалась. Конечно мы шутили и знали, что шутим. Но в каждой шутке есть только доля шутки – и это мы тоже знали.

– «Нет, я не справлюсь. Мой потолок – баронесса Бирейн, и то когда рядом есть Лекес, маг и коннетабль, от которого бежал в страхе сам бейлиф».

– «Так уж и бежал, причём в страхе».

– «Ты не представляешь, как тебя многие бояться. Если бы я не спала с тобой и не чувствовала, что ты никогда не сделаешь мне больно, то тоже очень страшилась бы тебя. Вот скажи, когда ты вернулся со мной к войску, то почему ты не повёл его на бейлифа?»

– «Я уже объяснял, что это было рискованно, так как войско …».

– «Стоп, ты всё сказал одним словом – «рискованно», то есть ты всерьёз думал об этом, но решил, напасть на него в другой раз, когда это будет менее «рискованно». А ведь любой другой навалил бы в штаны, приди в его голову мысль напасть на бейлифа».

– «Ну не скажи, например Дмитрий и его друзья спокойно говорят об этом».

– «Они с Земли и не прониклись нашими реалиями. Это смелость не знающего. А ты, хоть и с другого мира, знаешь и чувствуешь, но при этом не боишься. Вот скажи, если ты встретишь в лесу бейлифа одного, что тогда?».

– «Нам придётся сразиться, а кто победит не знаю, предполагаю, что мы равны по силам».

– «Вот, ты готов с ним сразиться и рассчитываешь на победу. А все маги, кого я знаю, в том числе очень сильные, не рискуют вылезать из своих башен, боясь бейлифа. Значит ты очень силён, а таких положено бояться».

Даже с позиции формальной логики в её рассуждениях было полно нестыковок, но она уловила главное – я решил, как мне победить бейлифов, и последовательно шёл к этому.

В гостиной слуги закончили накрывать ужин и ушли, оставив там старшего повара и Руми. Девочка очень волновалась, находясь рядом с Маэрим. Как обычно, опробовав его стряпню, я искренне его поблагодарил, после чего повар довольный ушёл.

– «А ты останься» – обратилась она к Руми и достала два чёрных шарика.

– «Выбери один» – это уже относилось ко мне. Потом она проглотила свой шарик, а мне пришлось съесть свой.

– «Это хорошее возбуждающее» – объяснила нам Маэрим, «и очень скоро ты опять захочешь. И тогда я покажу этой девочке, как надо тебя любить, пусть учится». После второго сеанса любви Маэрим отпустила Руми и поинтересовалась:

– «До меня дошли слухи, что какой-то негодяй пытался отравить тебя и Тиума. Что с ним?»

– «Сидит у меня в допросной. Завтра утром отведу его на площадь Наказаний и прикажу палачу казнить его».

– «А как именно?» – заинтересовалась Маэрим.

Пришлось потратить время на обсуждение этого вопроса. На завтра у меня было запланировано довольно много дел и поэтому не хотелось затягивать казнь. С другой стороны я хотел лично убедиться, что мерзавец мёртв. И в-третьих, за подобные прегрешения в Тао-Эрис полагались мучения, и нельзя было ограничиться простым усекновением головы. К счастью, мы довольно быстро остановились на гаротте – медленном удушении. Маэрим оделась – одежду она принесла с собой, пообещала распорядиться насчёт казни и ушла. А я пошёл к сейфу собирать деньги на завтрашнюю прогулку в город. Пришлось полазить по сумкам, но в результате набралась довольно внушительная сумма. К сожалению пообщаться с Маэрим или Кабалем, чтобы оценить их реальную покупную способность, вряд ли завтра получится. Сложив всё в сумку, которую намеревался взять с собой, я вернулся в спальню и лёг в огромную пустую кровать.

Я остался один и не один, я был с моей башней, которая одновременно была основной башней мага и моей башней, в которой я жил. Мне сразу стало спокойно, как будто я не ввязался в самую безумную авантюру моей жизни – войну с бейлифами. Более того, я чувствовал и был уверен, что всё завершиться хорошо, может быть и не так, как я планировал, но хорошо. В этом состоянии я и уснул.

Глава 16. Городок наш ничего

Воскресенье, утро

Проснулся я утром в удивительно приятном состоянии. Было семь утра, обычно я просыпаюсь раньше, но и это было не поздно. Последнее время мне не требуется валяться по утрам. Поэтому заказал на кухне быстрый завтрак, ополоснулся и сделал лёгкую зарядку, повышая эффективность упражнений магией. Только я оделся, как услышал, что принесли завтрак. Уже ставшая стандартной процедура – в гостиной ждут повар и Руми. Съев несколько кусочков, благодарю повара и он уходит. Для разнообразия и смены сценария, сажаю Руми к себе на колени. Не понимая, чего от неё хотят, она ставит поднос на стол и ждёт продолжения. Я же просто делю завтрак пополам – кусочек мне, следующий кладу ей в рот. Она не завтракала и даже кажется не успела умыться, поэтому ест с удовольствием. Мне же надо обдумать мои действия на сегодня, поэтому ссаживаю её на соседнее кресло, даю ей в руки вилку и начинаю ходить по комнате с чашечкой кофе. Руми, как всякий потомственный слуга, хорошо выдрессирована и никогда не заговорит первой. К тому вложенная ей в руки вилка – это приказ Завтракать, который она выполняет с удовольствием. Но всё это общие рассуждения, вызванные тем, что вчера вечером Маэрим накормила меня сексом на двое суток вперёд, и хотя я с помощью магии и могу сейчас лечь с Руми в постель и покувыркаться, но мне этого не хочется. И хотя надо бы сделать что-нибудь подобное наперекор Маэрим, сегодня буду заниматься делами.

Первое – надо осмотреть квартиру старшего помощника и вернуть её в распоряжение кухонных работников. Руми уже позавтракала и я забираю её с собой на обыск квартиры – со стола уберут другие слуги. К участию в обыске привлекаю и повара и почти 40 минут тщательно обыскиваю квартиру. В какой-то момент вспоминаю про Мартина, бужу его мысленным сигналом и приказываю спуститься на кухню и позавтракать. Обыск не дал ничего для меня интересного. Было найдено несколько тайников, из которых повар выгреб деньги и дорогие столовые приборы. Горсть денег я забираю себе. Несколько красивых бокалов и чашек я приказал поставить в гостиной. Руми понравились пара серёжек и браслетик, и получив разрешение, она с удовольствием нацепила их на себя. Из комнат мы забрали довольно много холодного оружия, но кроме уже взятого мною Секатора, ничего интересного не было. Ещё раз осмотрев всю квартиру магическим взглядом и ничего не обнаружив, я разрешил повару переехать сюда, а свою квартиру разделить между помощниками. Закончив с обыск, я поднялся к себе. В шкафах была разнообразная одежда, пошитая на меня. Отобрав одежду и обувь, вооружившись и нацепив на плечо сумку с деньгами, я позвал Мартина. Мы поднялись в допросную, где снял с мерзавца все заклинания, кроме блокировки кишечника. Он рвался рассказать мне всё, что он знает, но ничего интересного у него не было. Поэтому мы повели его на площадь Наказаний, где умирал и никак не мог умереть бывший командир восточной башни. Ему Маэрим устроила эльфийскую казнь – он был привязан к гамаку, сплетённому из соответствующей лозы. Многочисленные шипы, впившиеся в его тело, выделяли невероятно жгучий сок. К тому же многочисленные побеги, врослись в тело и прорастали насквозь. А скорость роста у этой лозы была сравнима с бамбуком – до 8 сантиметров в час. Дав мерзавцу возможность полюбоваться на своего коллегу, я отвёл его к палачу, который уже имел распоряжение Маэрим. Его помощники прикрепили его к специальному креслу, палач одел на шею ему обруч и начал процедуру умерщвления. Смотреть на это было противно, но мною в своё время были для себя сформулированы несколько принципов. Один из них требовал полной уверенности в смерти врага и в том, что перед смертью он никому ничего не скажет. Поэтому мне пришлось почти час дожидаться пока он сдохнет и заставлять дожидаться Мартина. Хотя последний смотрел на происходящее с интересом, раньше он никогда не видел казнь гароттой.

Следующим запланированным на сегодня делом была поездка в один из маленьких городков на севере графства. Мне хотелось своими глазами посмотреть, как живут там люди и как там правит младший помощник бейлифа. Если он не отморозок, а относительно нормальный человек, то я собирался просто отобрать у него камень. А отморозков надо убивать – этот принцип тоже входил в мой список. На площади мы немного замерзли и зашли в дом Маэрим. Там было тепло и в холле висело огромное зеркало, в котором я осмотрел себя и Мартина. Сверху на нас были хламиды братьев ожидающих, под ними добротные костюмы, которые носил купцы и мелкие дворяне, а на ногах сапоги. Из оружия у меня был нож, подвеска с 16 метательными клинками и пистолет. В левом рукаве хламиды был закреплён жезл. Я хотел пополнить свой арсенал коротким мечом и кинжалом, но ничего подходящего не попадалось. Катана же и дага барона очень часто не соответствовали ситуации и брать их было нежелательно. У Мартина на поясе висел кинжал, что было абсолютно нормально, а вдобавок он каким-то образом сумел совершенно незаметно прицепить к хламиде изнутри меч, а с другой стороны подвесил один из пистолет-пулемётов, принесённых нам Юреком. Как теоретически эта игрушка стреляет, он знал и даже попрактиковался, сделав десяток выстрелов. Но мы хорошо понимали, что убойный эффект можно достигнуть только длительными тренировками. Выйдя на площадь порталов, я с удивлением обнаружил там второй взвод, который формировал Куини. В нём было всего два отделения и в каждом по два автоматчика, но большие реки начинаются с малых ручейков. Все бойцы взвода были тепло одеты и действовали на лошадях. Увидев нас, Куини тут же подскакал ко мне. Узнав, что я хочу провести разведку города вдвоём с Мартином, обругал меня и сказал, что не отпустит:

– «Лекес, на тебе слишком много держится. Не дай Бог случись что, тогда ни я, ни кто-нибудь другой тебя не заменим. А если представится возможность захватить город? Вы что, вдвоём с Мартином будете захватывать?»

Определённый здравый смысл в его словах был. Тем более, что бейлиф считал, что Лекес, то бишь я, никогда в одиночку не действует, а только во главе отряда. И разубеждать его было пока неразумно. Но уже шёл одиннадцатый час, а терять время на формирование отряда не хотелось, и я «обрадовал» Куини, сказав, что тогда я забираю его взвод. Он действительно обрадовался, сказав, что собирался дать им марш-бросок по лесу, а любой выход из замка надо долго и нудно согласовывать. А так поездка со мной будет для них лучшей закрепляющей тренировкой. Сейчас они в казарме заберут сухие пайки, которые он уже приказал для них подготовить, и вперёд. Куини отдал соответствующие команды командиру взвода – немолодому мужику с двумя сабельными шрамами на правой щеке и сказал, что сам он возвращается к Дмитрию. Канаменис – так представился мне командир взвода, отправил людей за пайками, а одного за лошадьми и одним мулом для нас с Мартином. Через десять минут отряд был готов и я стал настраивать рамку на ближайший к городку лесок. Портал был сделан широкий – всё равно услышат, но когда отряд по двое проскочил окно, то повёл его галопом по дороге к городу, подальше от места высадки. В сёдлах все сидели прекрасно, кроме меня. Удерживаться в седле мне удавалось только благодаря магии. Немного не доезжая до городка, я велел свернуть в лес, где мы и расположились на большой поляне. На деревьях вдоль поляны сидело несколько десятков крупных птиц, похожих на тетеревов. Решив на них поохотится, я набрав и сложив в руках три пятёрки камушков, подготовил заклинание и каждым сбил птицу. Воины кинулись к ним и быстро свернули им шеи. Мартин подвёл мула, который скакал за ним в поводу. И связав три пары птиц повесил ему на спину. Остальных птиц приказал ощипать и добавить в суп из сухих пайков.

– « И не забудьте вынуть внутренности, а то горечь будет» – крикнул я им обернувшись.

Однажды в походе ещё в советское время инструктор подстрелил двух дроф, чтобы немного разнообразить наше питание. Но дежурные девушки, готовившие обед ограничились тем, что только ощипали птиц, а внутренности вынуть не догадались. Жёлчь разлилась и суп есть было невозможно. И хотя это были мужики, а не девчонки, причём прожившие несколько лет в лесу, мне показалось, что напоминание будет им не лишним. Мы же с Мартином шли в город, изображая братьев Ожидающих, подрабатывающих охотой. Это довольно своеобразное братство, не имеющее чёткой структуры, канонических книг или Устава. Они верят, что их Бог – а в Тао-Эрис много богов, идёт к ним. Но так как в мире много несправедливостей, а он пытается каждую исправить, то идёт он долго. Поэтому они в своих хламидах – единственная установленная верхняя одежда, бродят по дорогам, ибо первый, кто его встретит, станет главным жрецом. Но так как нищенство в Тао-Эрис не принято – то им не подают, а разного рода братьев разных богов много, и каждый из них вынужден сам заботиться о хлебе насущном. Воистину, на Бога надейся, а сам не плошай.

Так мы и вошли в юго-западную слободу, находящуюся снаружи стен, и не спеша пошли в город, помня, что спешка для Ожидающих является одним из смертных грехов. Народу на улице было мало, никто без крайней необходимости старался по улицам не ходить, а если уж припирало, то пытались побыстрее покинуть главные магистрали. На нас, бредущих по середине улицы, посматривали с некоторым удивлением, но братья любых конфессий здесь считались блаженными. Приблизившись к воротам, с удивлением заметили, что они нараспашку, а стражи нет. Только в стороне стоял какой-то военный, спрятав меч под полою плаща, и наблюдая за входящими. Решив не мешать ему нести таким странным образом службу, мы пошли к центру города, откуда доносился шум. Улицы в городе были ещё более пустынными, чем в слободе. Лишь изредка, какая-нибудь закутанная фигурка перебегала улицу, а передвигаться все предпочитали по задворкам. Выйдя на площадь, мы увидели очередное мерзкое и идиотское представление, организованное младшим помощником бейлифа. На подмостках стояли подобия креста и на них были распяты четыре обнажённые молоденькие девушки. Перед ними стоял парень с ржавым тупым мечом в руках и ВЕЩАЛ. Пересказывать его выступление не хочу, а смысл состоит в том, что любая женщина – это сосуд грязи и мерзости, и он младший помощник бейлифа изведёт их всех. Но так как он не хочет пачкать свои ручки, то Небо ему послало двоих, которым он поручит вскрыть этим мечом им животы и вынуть внутренности. Вокруг толпилось десятка полтора ублюдков – банда младшего помощника, которые отрезали нам возможность отступления и затолкали на подмостки. На самой площади стояло несколько сотен горожан с унылыми лицами.

– «Вызывай отряд» – шепнул я Мартину, и он сломал под хламидой какую-то палочку.

Младший помощник подошёл ко мне, воткнул меч рядом со мной и велел мне его взять. Взяв меч, мне пришлось выслушать нудную инструкцию, что удар должен наноситься сверху вниз и разрубить только живот, но не в коем случае не убить. Сделав максимально тупое лицо, я взмахнул мечом, приноравливаясь к отсутствующему балансу и едва не разрубил ему нос. Он отскочил и начал долго объяснять мне, что он думает обо мне, моих родственниках, в число которых он почему то зачислил мула, горожанах, которые не смеют …

Мне надоело его слушать. Точно следуя его инструкции вертикальным ударом я разрубил ему живот, включая гениталии и анус. Он упал на край подмостков, будучи не в состоянии выдавить хотя бы звук от шока. Как и требовалось, его внутренности вывалились наружу и свесились с подмостков. Казалось, что все на площади превратились в статуи. До бандитов начало что-то доходить и они высматривали щёлку, по которой могли бы удрать с площади. На несколько взглядов брошенных на меня, я ответил такой улыбкой, что мысль удрать через подмостки немедленно покинула их. Наконец что-то дошло и до толпы. Некоторые вытащили мечи и кинжалы и вся толпа стала медленно подходить к бандитам. Последние не придумали ничего лучше, как упасть на колени и молить о пощаде.

– «Законченные дебилы» – подумал я, срывая камень младшего помощника. Я стоял над телом на коленях и мои действия не были видны, тем более что все взгляды сосредоточились на бандитах. Камень отправился к своим сёстрам, а подставка, скомканная рукой в подобие трубки, легла в карман.

– «Эти бандюганы могли попробовать прорваться, наверное их бы убили, но всё лучше чем быть растерзанным толпой» – тут до меня дошёл идиотизм моего поведения, «распятые девушки, они видели, что я забрал у мальчишки его камень. Ничего, это мы успеем поправить».

Бросив меч, я вытащил свой нож и начал перерезать привязывающие их верёвки. Далее, гладил их по головкам, успокаивая и убирая все воспоминания, начиная с падения младшего помощника на подмостки. Снизу донёсся жуткий вой, толпа кончала ублюдков. Закончив с девушками, я подошёл посмотреть. Горожане настолько ненавидели издевавшихся над ними бандитов, что не стали немедленно их убивать, а начали отрывать от них понемногу. Раздался звук рога, мой отряд, проскакав через ворота, ворвался на площадь. Командир сразу понял ситуацию, и отделения, обтекая толпу справа и слева шагом направились ко мне. Младший помощник бейлифа был мёртв, по-видимому сердце не выдержало болевого шока, и Мартин, достав свой меч, готовился отрубить ему голову.

– «В какую мерзость неограниченная неконтролируемая власть превращает людей» – залитый кровью помост – самое подходящее место для философствования, «хотя возможно бейлиф специально набирает подобное отребье, чтобы держать народ в страхе. Ведь та тройка, которой я позволил удрать, была вполне вменяемой».

Я скинул хламиду и постелил её на край помоста, а потом сел, свесив ноги. С почти чистого неба мягко грело солнце, даря последнее тепло. Мой отряд развернулся перед помостом, но не закрывая мне вид на площадь, а две четвёрки залезли на помост и охраняли меня сзади. Две девушки уже спрыгнули с помоста и счастливо рыдали в объятиях своих родителей. Зато две другие пристроились рядом на хламиде, прижались ко мне, гладили и говорили что-то ласковое. На площадь вошёл десяток стражников, возглавляемых военным с мечом, которого мы повстречали около ворот. Мужчина в довольно дорогом костюме выделился из толпы и направился ко мне, нацепляя по дороге всякие знаки своего бургомистерства. Девушки, увидев его, попытались отползти, но я обнял их и прижал к себе. Похоже он был отцом одной из них, но делать замечание не посмел и ограничился тем, что представился сам:

– «Бургомистр вольного города Соки-Элет, купец второй гильдии Анадар Берен-Хаар».

– «Вольный маг сеньор Лекес, коннетабль Бирейнона» – представляясь, я смотрел в небо, подставляя лицо лучам Солнца, «позвольте поинтересоваться в чём заключается ваша вольность, не в том ли, что любой ублюдок волен издеваться над горожанами как ему вздумается?»

Голосок у меня неслабенький, без всякой магии я перекрыл шум на площади и гарантирую, что меня прекрасно слышали в ближайших домах. А бургомистр задумался над ответом, потом тщательно подбирая слова, спросил:

– «Что уважаемый маг, сеньор Лекес хочет от жителей вольного города за оказанную услугу?» – слово вольный бургомистр выделил.

– «А ничего. Я случайно проезжал мимо и мне не понравилось поведение этого отморозка. А если мне кто-то не нравится, то он быстро перестаёт сожалеть о чём бы ни было».

– «Но завтра приедет другой младший помощник, а то и третий помощник и накажет нас» – раздались голоса из толпы».

– «Терейон не приедет – он убит. А младших помощников у бейлифа осталось восемь штук, и возможно он кого-нибудь из них и пришлёт, но причём здесь я?»

Бургомистр внимательно посмотрел на меня. В отличие от остальных он прекрасно понял мою игру, но ничего не мог поделать, а может и не захотел – интересно сколько лет он крутится как уж на сковородке и скольких близких за это время потерял.

– «Но любой младший помощник разнесёт наш город по камушку, ты обязан защитить его» – кричал какой-то мужик, наверное булочник. Бургомистр слегка скривился, но ничего не сказал.

– «Вы вольный город» – заявил я, «и следовательно вы вольны от любой защиты. А любая вольность только тогда реальна, когда вольный способен защитить себя, даже от бейлифа. Я ведь тоже вольный маг».

В головах горожан медленно начало что-то крутиться. Я спрыгнул с помоста, потом поймал спрыгнувших на меня девушек и громко спросил:

– «Где здесь ближайшая хорошая таверна?» – в окрестных домах зазвенели стёкла.

– «Идёмте со мной, я вас всех угощаю за счёт заведения» – какой-то мужчина в хорошем костюме и с умным лицом предложил следовать за собой.

– «Бочонком дешёвой выпивки решил расплатиться, не выйдет» – подумал я и возмутился, «по-твоему я нищий и не в состоянии заплатить за еду и выпивку своих людей».

– «Прошу прощения, я неудачно выразился» – трактирщик понял, что номер не прошёл и расплачиваться придётся по полной. Понял это и бургомистр, присоединившийся к нам. Не поняли ничего только девушки, но я их посадил на мула и повёл его за собой, а они гордо глядели вокруг. Таверна оказалась в большом постоялом дворе, в настоящее время свободным от постояльцев. Воины повели лошадей на конюшню, птиц я отдал хозяину, попросив их зажарить и пошёл вместе с Мартином, бургомистром и девушками в зал. Там суетилась челядь, собранная похоже со всех окрестных домов и расставляла столы буквой «П». Чтобы не мешать им, мы отошли к стойке, где к нам присоединился пяток зажиточных горожан. Хозяин постоялого двора заскочил за стойку и начал наливать всем вино. Я почувствовал сбоку интересную бутылочку и велел налить мне из неё. Одна из девушек просительно посмотрела на меня и хозяину пришлось налить и ей тоже.

– «Это весьма дорогое вино» – немного запинаясь сказал хозяин таверны.

– «Запиши в счёт, надеюсь ты не считаешь меня неплатёжеспособным?»

– «Конечно нет, я уверен, что ты оплатишь любой счёт» – хозяин не выдержал и облизнулся.

– «Именно так, поэтому счёт должен быть подробным, а потом я попрошу его проверить донью Маэрим и дона Кабаля». Бургомистр расхохотался:

– «Ну ты влип дружище» – он похлопал хозяина по плечу, «при таких ревизорах ты вряд ли осмелишься вписать в счёт лишний грош. Я бы не посмел».

– «Во всяком случае впервые за долгое время у меня в таверне люди, которые за себя платят» – ответил он, «и надеюсь увидеть вас здесь не один раз».

Кивком подтвердив его слова, я заказал всю бутылочку. Вино мне очень понравилось, хотя с ним надо было быть осторожным. Такие вина могут внезапно ударить в голову, хотя бутылочка маленькая, грамм триста. Наливая себе вина, я почувствовал, что мягкое, но настойчивое прикосновение к руке. Посмотрев вправо увидел, что моя новая подружка показывает глазами на свою рюмку. Пришлось ей налить, несмотря на шипение бургомистра. Посмаковав вино – понюхав, намочив губы, а потом сделав маленький глоток, я повернулся к бургомистру:

– «Извините уважаемый, никак не пойму, что вам не нравится?»

– «Я прошу прощения за мою дочь, но эта нахалка способна приклеится к мужчине и выпрашивать сначала вино, потом что-нибудь вкусненькое» – он слегка замялся.

– «…а потом и ночь любви» – попытался продолжить его мысль.

– «Именно так» – вздохнув, подтвердил он, «и отказать ей сложно».

– «Наверное потому, что намного приятнее согласится» – я повернулся к девушке, и мне пришлось поцеловать её в подставленные губы, «как тебя зовут?».

– «Та-аня» – она улыбнулась как ребёнок, получивший вожделенную конфету.

– «А я – Лекес».

– «Я знаю» – её бедро крепко прижалось ко мне.

– «Теперь я спокойно могу умыть руки» – сказал бургомистр, «остальное – твои проблемы».

– «Договорились».

Тут хозяин пригласил нас за заставленный блюдами и напитками стол. Меня усадили в середину перекладины буквы «П», девушки сели по правую руку от меня, далее командир взвода и вдоль правой ножки буквы «П» – первое отделение. Второе отделение разместилось вдоль другой ножки. Слева от меня сел бургомистр и хозяин таверны, а остальные представители города разместились на противоположной от меня стороне. Бургомистр провозгласил тост за освободителей города от ига бейлифа. Я с удовольствием этот тост поддержал, но с ответным тостом за славный вольный город не спешил. Так ответного тоста от меня ждали, то пришлось выпить за горожан, которым столько времени пришлось терпеть это иго. После этого все начали расправу с выставленным на столе. Моя пассия подкладывала мне вкусные кусочки. За другой девушкой начал ухаживать командир взвода, сначала осторожно, но после моей ободряющей улыбки, довольно активно. Еда была простая, но приготовленная довольно вкусно, и я быстро наелся. С напитками, судя по запахам, дело обстояло хуже. Поэтому, допив свою бутылочку с помощью Тани, я не захотел их пробовать. К тому же, на обратном пути нельзя было исключать возможность стычки, а маг в отряде вместо танка. Увидев, что процесс поглощения пищи мною завершён и рассчитывать на опьянение тоже не приходится, бургомистр решился приступить к переговорам:

– «Я хорошо понимаю что от части вольностей нам придётся отказаться, ради защиты с вашей стороны».

– «Уважаемый, ты неверно понимаешь. Вы вольны сохранить все ваши вольности, включая вольность от защиты. И вы можете сейчас публично отказаться от всех вольностей и получить договор о защите и торговле».

– «И ты готов обсуждать все вопросы, связанные с этими договорами?»

– «Я готов обсудить военную сторону проблемы. А потом заберу тебя с дочерью в Бирейнон, где ты обсудишь остальные вопросы с доньей Маэрим и доном Кабалем».

– «Которые с меня спустят семь шкур и голым отправят в лес».

– «Ручаюсь, что договор будет вполне приемлемый».

– «Мне надо переговорить с представителями других цехов и начальником стражи».

– «Это твоё право, но учти – долго здесь я задерживаться не собираюсь. И если вы не пойдёте со мной порталом, то будете потом сами добираться до Бирейнона по дороге».

– «Это похоже на выкручивание рук».

– «А какие ещё части тела можно выкручивать».

– «Понял. Тогда я отойду поговорить с коллегами».

– «Слушай, неужели нет промежуточного варианта между полным отказом от вольностей и отказом в защите?» – спросила Та-аня.

– «А какой есть промежуточный вариант между переспать нам с тобой и тихо разойтись?»

Она покачала головой и рассмеялась – тут выбора нет, обняла меня и поцеловала. К нам подсел хозяин таверны, он всё время вскакивал и подбегал то в один конец стола, то в другой. Сейчас он вернулся как раз в тот момент, когда место рядом со мной было свободно и предложил:

– «На втором этаже есть номера с застелённой постелью».

Та-аня умоляюще посмотрела на меня, но дождалась только отрицательного поворота головы:

– «Извини дорогая, но надо возвращаться в Бирейнон. Там договоримся с твоим отцом, а вот потом я весь к твоим услугам милая». Вернулся бургомистр и попросил выступить перед представителями цехов:

– «Они не верят, что ты столь радикально настроен».

Я посмотрел на командира взвода, собираясь взять его с собой. Но он умоляюще взглянул на меня – охмурёж подходил к концу, только мне показалось, что охмуряемым был как раз бравый офицер. Поэтому я позвал командира второго отделения, его звали Маин Реси-Кейл, и хозяин таверны отвёл нас в небольшую комнату с круглым столом, за которым сидело семеро. Мы с Маином заняли места напротив, хозяин посредине между нашими группами, а вбежавший Мартин занял пост у двери. Вставший бургомистр представил мне горожан. Там присутствовали мейстеры пяти основных цехов: кузнечного, плотничьего, кожевенного, горшечно-стеклодувного и гостиничного. Ещё там присутствовал начальник стражи, а сам бургомистр имел поручение от девяти малых цехов представлять их интересы. Мой интерес по поводу стеклодутия немедленно удовлетворил хозяин таверны, представив мне поднос с двумя десятками различных прозрачных и полупрозрачных сосудов. Конечно, это было не богемское стекло, но вполне приличные изделия. Мейстер цеха горшечников-стеклодувов, видя мой искренний интерес, рассказал, что их цех был создан по личному указанию Наймиера и начался с двух мастеров, сбежавших из Соаны.

– «Или с Земли» – подумал я. На вопрос Мейстера:

– «Не хочет ли благородный сеньор Лекес, маг и коннетабль, заказать небольшой набор?»

Я ответил, что конечно хочу, но буду обсуждать это по окончании основных переговоров. Первым взял слово мейстер плотников. Мысли его я мог прочесть легко. Дела их цеха шли неважно, заказов не было как и в других цехах. Если не считать заказов Бейлифа и его слуг, которые не оплачивались. Но мейстер понимал, что после того, как мы заключим договор, дела его цеха не улучшаться, в отличие от остальных. А это может привести к тому, что в цехе будет другой мейстер. Поэтому – долой договор. А конкретно он начал говорить о том, какой у них славный город со славной историей и что нельзя менять вольности на мясную похлёбку. Говорить он намеревался до утра, поэтому я взял из вазы достаточно мягкий крупный плод, вроде груши, надкусил и залепил ему глотку. В возникшей тишине было заявлено:

– «Словоблудия не потерплю. Говорить только по существу, иначе лишу голоса на десять дней. Мейстер боится, что у мастеров его цеха как не было заказов, так и не будет. Но если в других цехах заказы будут, то его переизберут и он лично останется без мясной похлёбки. Так как для него его личные интересы выше интересов цеха и города, то я запрещаю ему говорить в моём присутствии навсегда».

Потом взял слово мейстер постоялых дворов, которые более других пострадали от засилья бейлифа. Но и он не мог оторваться от славного прошлого их городка. Пришлось опять взять слово и объяснить:

Во-первых мне действительно нужен город, но на их городке свет клином не сошёлся. Мне сгодится и их сосед, и два городка, расположенные на юге, а лучше всего – Пеоро-Тоон.

Во-вторых, кроме защиты в мои планы входит оживление торговли, для чего мои войска занимаются чисткой дорог от разбойников и дикого зверья, в частности хрюшек. В первую очередь будут зачищаться дороги, ведущие в города и посёлки, с которыми будет заключён договор.

В третьих, в их городке я оказался случайно, занятый тренировкой взвода. Пожалев девушек, я прикончил отморозка, тем более, что я убиваю слуг бейлифа повсюду, где их встречаю.

И в четвёртых, если им так важна история их городка и его статус, то пусть сами организуют его защиту от всех напастей, имеющих место в этом мире. А любой властитель не допустит, чтобы какая-нибудь территория имела особый статус – это является весьма опасным прецедентом, особенно в период открытой войны.

Таким образом сейчас они вольны выбирать между давно никем не признаваемыми вольностями и моей защитой. Причём если завтра появится договор с другим городом, то переговоры с ними не возобновятся. Я уже говорил, что голос у меня весьма громкий, а благодаря магии меня слышал весь городок. В результате в комнату начали заходить горожане, говорить что-то своему мейстеру и уходить. Благодаря магическому слуху, я прекрасно слышал что они говорили:

– «Не будет договора – ты не мейстер». И далее шли различные добавления в адрес мейстера, в большинстве своём нелицеприятные.

Когда бургомистр поставил вопрос о договоре на голосование, я потребовал, чтобы голосование было открытым и в нём приняли участие представители всех цехов, а не только пяти крупнейших. Мейстеры малых цехов стояли под дверью в таверну и были немедленно призваны. Итог голосования был разумеется единогласным, если бы какой-нибудь мейстер и рискнул бы проголосовать «Против», то он тут же потерял всё и вынужден был бы бежать голышом в лес. Согласно договору я провозглашался бургсеньором, с правом назначать бургомистра, снимать мейстеров, давать разрешение на создание новых цехов и утверждать распределение налогов. Базовый налог был определён в 8% от всех доходов города и должен быть уточнён в ходе переговоров городской делегации с Маэрим и Кабалем. Кроме того, я утверждал внутренний налог на городскую стражу, ремонт улиц и стены, больницу и всякое разное. В мои обязанности входило защищать город от бейлифа и его слуг, разбойников и диких зверей. Но для этого город взял обязательство восстановить башню мага и герцогское подворье. А пока они не были восстановлены, я не был обязан защищать город, а если защищал, то за отдельную плату.

Перед возвращением, я высказал пожелание посмотреть продукцию местных кузнецов. Но их мейстер сказал, что ничего интересного для меня у них не будет, так как он видел кольчуги и клинки моих воинов, и ничего близкого даже в Пеоро-Тооне нет. А в его цехе оружейников нет, только кузнецы. Попросив у хозяина таверны счёт, я заплатил ему две платиновые монеты и попросил сдачу вернуть бутылками хорошего вина, что он и сделал. Дела в городке были закончены и мною было принято решение возвращаться. Когда мы собрались трогаться в Бирейнон, ко мне подошёл начальник стражи и предложил прихлопнуть одну весьма нахальную банду. Для этого делегации города и мне надо было в сопровождении небольшой группы моих солдат ехать по юго-западному тракту.

Глава 17. Возвращение

Воскресенье, день

Я согласился и взял командира второго отделения Маина с четырьмя солдатами, зато двумя автоматчиками. Разумеется со мной был Мартин. Делегация городка состояла из бургомистра, двух мейстеров – кузнеца и стеклодува, и Та-ани. Остальной взвод задержался в слободе, рассыпавшись по домам. Ловушка не исключалась, поэтому впереди ехала пятёрка бойцов, готовая к бою, за ними я, Мартин и Та-аня, а за нами делегация. В километре от слободы дорогу перекрыла цепочка из пяти разбойников. Пятёрка моих воинов остановилась от них в двадцати шагах и под накидками приготовили к бою оружие. Вперёд на два шага из ряда разбойников вышел молодой парень и, задрав к небу тощие руки, завопил:

– «Я великий маг Таро-Баро-Варо требую, чтобы вы отдали моим людям своих лошадей, оружие, одежду и все ценности. Это было бы смешно, если бы в нём не чувствовалась магия и над ним не сгустился облик дракона.

– «Обыкновенная иллюзия, но народ может испугаться,» – и магией метнул парню в лоб нож, рукояткой вперёд.

Убивать этого клоуна не хотелось, а все мои подходящие заклинания были смертельными. Получив по лбу, он упал и иллюзия рассеялась. Спереди и сзади от меня раздался дружный облегчённый вздох и каким-то кусочком мозга я отметил:

– «Странно, что Та-аня не завизжала?»

Мой конь рванулся вперёд. В кустах по бокам дороги возникло какое-то шевеление и на всякий случай туда полетело по цепной молнии. Сзади слышался топот мчащегося на помощь взвода. Атаман разбойников легко оценил ситуацию. Перед ним шесть воинов и маг, а до леса двести метров – бежать безнадёжно. На поддержку скачут ещё почти три десятка воинов, а его личный маг лежит носом в грязной луже. Поэтому он кинул свой меч на землю и закричал: «сдаёмся», а потом наклонился над пацаном и перевернул его на спину. Парень дышал, хотя и был без сознания и на его лбу вырастала здоровенная шишка.

– «Благодарю сеньор, что ты не стал убивать моего сына,» – наклонившись, он подобрал метательный нож и подал его мне. Забрав и протерев метательный нож, я сунул его в подвеску. Мои воины уже вязали разбойников, которых было на удивление немного – 11 человек.

– «Что делать с ними, может быстренько отрубить им головы,» – поинтересовался командир взвода.

– «Отведём к Маэрим, вроде бы он хотела куда-то продать партию рабов».

– «Твоё магичество,» – обратился ко мне атаман, «возьмите нас к себе на службу и мы будем тебе верны и полезны. Я, сеньор Мари-Кэсэн Синита-Роу, готов принести тебе вассальную клятву».

Здесь, в Тао-Эрис вассальная клятва была делом крайне серьёзным и её нарушения были чрезвычайно редки. Причём все нарушители кончили свою земную жизнь плохо. А тут ещё маг-мальчишка, из которого, если его поднатаскать, вырастет неплохой помощник.

– «Я, благородный сеньор Лекес Ла-Фер, вольный маг и коннетабль замка Бирейнон, согласен принять в свои вассалы …,» – здесь последовала пауза, которую немедленно заполнил Мари-Кэсэн, принося от себя, своего сына и своих людей клятву, в которой они обещали верно и добросовестно служить мне. Позже я узнал, что Мари-Кэсэн был готов принести мне клятву в любом случае, чтобы спасти жизнь своего последнего сына. Но узнав, что ему предлагается стать вассалом у сеньора, он очень обрадовался. Маги не сеньоры, хотя они и не считались простолюдинами, но не всегда достаточно добросовестно относились к своим обязанностям. Для сеньора и дона нарушить свои обязанности сюзерена являлось верхом неприличия, хуже, чем навалить днём кучу на главной площади города. А в мои обязанности сюзерена также входило обучать его сына магии. Услышав клятву, принесённую мне атаманом, мои воины развязали бывших разбойников и те собрались позади своего господина. Сын его тоже уже очухался, поблагодарил меня за то, что ему сохранена жизнь и ел меня глазами. Оказывается, он впервые видел «настоящего» мага, а не ярмарочного фокусника, освоившего два-три простеньких заклинания. История Синита-Роу была типичной для Тао-Эрис. Мари-Кэсэн был сеньором в небольшой лесной деревеньке и считал её в безопасности, от мелких шаек и хищников защищал основательный частокол, а крупным шайкам и помощникам бейлифа в глубине леса делать нечего. Но он оказался неправ. Однажды он уехал с младшим сыном на ярмарку в Пеоро-Тоон, где не было особенных безобразий подобно другим городам, а когда вернулся, то деревня была сожжена, а трупы всех её жителей деревни и всей его семьи, валялись на улице. Это поработал Аниор Бен-Оорон – второй помощник бейлифа. Ему не понравилось, что крестьяне убегают от грабежей в лесные деревни и он решил их проучить. Мари-Кэсэну и его людям не оставалось ничего, как похоронить своих близких – в таких деревнях все родственники, и податься в разбойники.

– «Значит Аниор,» – сказал я, «ничего, скоро доберусь и до тебя».

Мальчишка смотрел на меня, как на живого Бога, а его отец осторожно сказал:

– «Бен-Оорон – второй помощник бейлифа».

– «Терейон, третий помощник – мёртв, семь младших помощников убиты. Смерть Аниора – это вопрос времени». Из леса тем временем выходили кое-как вооружённые люди.

– «Это горожане, вынужденные бежать от отморозка. Он каждое воскресенье устраивал свои кровавые представления, причём имел привычку заранее предупреждать своих будущих жертв. Последним оставалось только бежать в лес. А сейчас они возвращаются домой».

Толпа возвращающихся составляла человек триста. К моему удивлению, только девятеро предложили стать моими бойцами для борьбы с бейлифом.

– «И это называется вольные горожане. Как вас только зайцы не забили и не выгнали из города,» – упрекнул я бургомистра. Он удручённо пожал плечами:

– «Хорошо, что хоть эти захотели. Ты не представляешь, насколько люди боятся бейлифа и и его слуг».

Толпа возвращающихся направилась в город, а я открыл портал на площадку в Бирейноне, пропустил туда делегацию и взвод, и вьехал туда последним с Мартиным и Та-аней. Нас встретила Маэрим, которой представил делегацию отныне не вольного городка Соки-Элет и попросил позвать Кабаля, чтобы провести переговоры. Делегаты с интересом рассматривали замок. На одной из площадок Дмитрий, вместе с другими офицерами, тренировал солдат. На другой за расставленными столами группа женщин кроила ткани по лекалам – видимо Маэрим задала работу будущим крестьянкам, пусть делом занимаются. Из южных ворот в замок телегами ввозили тюки и ящики, наверное по реке пришёл караван. Даже на глаз было видно, что жизнь в замке намного активнее, чем в их городке. Маэрим повела делегацию к себе в дом, наверное вскоре туда должен был подойти и Кабаль. А сам повёл новобранцев из городка и отряд Мари-Кэсэна к Дмитрию, которому порекомендовал создать на основе отряда отделение. Сына благородного атамана разбойников звали Кэсэн-Арин и его я решил отвести к Тиуму, так как нетерпение, исходящее от Та-ани, уже здорово меня завело. Я вызвал по амулету Тиума, которому вручил мальчишку у входа в свою квартиру, поручил Мартину разобраться с охраной башни и подготовить замечания, а сам поспешил с Та-аней в спальню. Конечно нам обоим не мешало помыться, но терять на это время мы не могли.

Уже в постели я почувствовал сильную ответную её эмпатию, которая умножилась на мою и нас понесло. Если мне не показалось, но в какой-то момент мы, левитируя, занимались любовью на потолке. Когда я пришёл в себя, в комнате творилось нечто невообразимое, стулья, тарелки и всё содержимое комната крутилось над нами в хороводе, весело стукаясь о стенки. В комнате бушевал магический шторм, волны которого грозили разнести стены и обрушить на нас потолок. Пришлось его гасить, поглощая бездну энергии – благо объединённый камень мог поглотить ещё больше. Затем надо было аккуратно опустить на пол мебель и посуду, одежда упала сама, и разбудить Та-аню. Она лежала у меня на плече, вся раскрасневшаяся даже тело порозовело, и совершенно не понимала, что произошло. Впрочем я и сам не понимал, что произошло, но сообразил, что в дверь моей квартиры рвётся Тиум и он мне сейчас всё объяснит. Он и начал мне объяснять:

– «Ты перетраханный многохвостый прыгунец, у которого в голове вместо мозгов яйца …»

Та-аня раскрыла рот от восторга, а я схватил со столика мобильник, который не улетел из-за шнурка, зацепившегося за выступ, и включил запись.

– «Как ты мог не увидеть, что перед тобой неиницированная великая магиня, к тому же нетраханная. Она же могла разнести всю башню, что она почти и сделала,» – Тиум был вне себя.

– «А что такое великая магиня, а заодно великий маг?» – мне раньше не приходилось слышать подобных определений. Та-аня тоже с интересом смотрела на него. Мы лежали с ней на единственной уцелевшей подушке, совершенно голые и нам на всё было наплевать. Тиум осмотрел комнату, пол в которой был полностью засыпан постельным бельём, осколками посуды, огрызками и даже несколькими непонятными раздолбанными штуковинами. Но если он хотел, чтобы нам стало стыдно, то ни хрена. Поняв это, он подошёл к шкафчику в углу, достал оттуда бутылку коньяка и налил в три рюмки. Этот шкафчик был единственным предметом, кроме постели, который уцелел в комнате. Но он был довольно тяжёл и снабжён прочной хорошо запирающейся дверью, а посуда внутри была в специальных креплениях. Одну рюмку он выпил тут же залпом, а две другие я отлевитировал себе и Та-ане.

– «Я законченный старый дурак,» – начал Тиум и дождался наших утвердительных кивков, «я всё время забываю, что Лекес с Земли и что он инициировался десять дней назад. То есть у него нет ни магического образования, ни хоть каких-нибудь знаний. Поэтому глупо от него требовать сколько-нибудь грамотных действий». Он налил себе и нам ещё по рюмке и продолжал:

– «В общем всё хорошо, что хорошо кончается,» – было видно, что он здорово перенервничал, «могучими называются маги, обладающими приличным Даром в трёх и более стихиях. Обычно маг силён в одной, редко в двух стихиях. Причём в последнем случае он во второй стихии намного слабее, чем в первой. Могучие же маги во всех своих стихиях примерно равны. Но число стихий, с которыми они могут работать – три, четыре, редко пять. Иногда же появляются великие маги, имеющие Дар в всех восьми стихиях, и в придачу способные Видеть Мир.

– «А какие это восемь стихий,» – спросила Та-аня. Мне это было тоже интересно.

– «Стихии воздуха, воды, земли и огня надеюсь вам известны. Ещё существуют стихии жизни, металла, перемещения и самовоздействия. Стихия жизни – это способность взаимодействовать с любым живым объектом, от травинки до человека. И она включает многое – от умения исцелять до умения изощрённо убивать, а также позволяет выращивать богатые урожаи и делать землю бесплодной. Стихия металла – это способность взаимодействовать с любым искусственным материалом – металлом, стеклом и бумагой. У тебя на Земле их довольно много, но и у нас они встречаются. Стихия перемещений – это способность левитировать, перемещаться порталами и умение ходить в слоях. Есть могучие маги, неспособные подняться над поверхностью на толщину волосу. И есть Лекес – десятидневный маг-ребёнок, способный ко всем перемещениям и впридачу изобрёдший длинный шаг, а это до 50 метров в длину или до 10 метров в высоту одним шагом. На подобное ни один прыгун не способен, а Лекеса, при всех его достоинствах нельзя назвать атлетом. И, наконец, стихия самовоздействия. Надеюсь, вы знаете, что мало кто из целителей способен лечить себя сам. И даже если способен, то делает это много хуже, чем исцеляя других. Способность к самовоздействию позволяет успешно излечивать себя, даже при отсутствии явно выраженных способностей к целительству. Эта способность позволяет магу успешно совершенствовать своё тело не изнуряя себя тренировками. И в качестве вершины самовоздействия, маг может преобразовывать своё тело в любого зверя, птицу, рыбу или рептилию, не будучи оборотнем. И последнее, способность Видеть Мир. Этим редким умением обладают только Видящие и Великие. Я, например, не обладаю. Поэтому, милая девочка, если когда-нибудь вдруг вы останетесь с Лекесом вдвоём и решите не заниматься в этот раз сексом, то попроси его показать. Хотя он, как женщина, помешан на сексе и скорее всего покажет тебе новую позу». Мы рассмеялись, Та-аня сдерживая себя, а я не ограничиваясь.

После этого мы с ней встали и прошли в кабинет, а в спальню вошли Руми и три девушки и начали наводить там порядок. Тиум выдал им указания и пришёл к нам. Оказывается он сегодня позаботился обо мне – связался с Маэрим и потребовал, чтобы она выделила для меня трёх недостающих горничных, прачку и экономку. Ещё мне полагалась массажистка, но для этого была Жаин, которая скоро сможет выпонять все свои обязанности.

– «А тебе, девочка, крупно повезло,» – Тиум выслушал мою благодарность и продолжил, «очень часто инициация великих заканчивается их смертью и разрушениями. Раньше для этого в больших магических школах держали специальную коллегию, включающую магов всех стихий. И, нередко, это не помогало. Тебя же инициировал Великий маг, сумевший десять дней назад совершить самоинициацию, что вообще не лезет ни в какие ворота. И ему удалось в процессе инициации погасить все магические выбросы и даже прекратить магический шторм, не заблокировав у тебя ничего. Обычно после инициации великий несёт груду блоков, от которых избавляется десятилетиями. Впервые передо мною двое великих, у которых после инициации нет ни одного блока. Впрочем, я мог ограничиться и первой частью фразы – Великих я раньше не видел, а только о них читал». Он устало вздохнул и закончил:

– «Сейчас сходите в душ, а потом поешьте. Обед для вас я заказал. И хоть ненадолго отдохните друг от друга, тебе Лекес надо провести разведку, раз ты иницировал башню мага. Оттуда можно многое узнать».

Мы пошли в душ, где долго отмывали друг друга. В процессе помывки Та-аня рассказала, что она не раз пыталась с кем-нибудь переспать, но каждый раз что-то всё разрушало, например падала люстра или возникал в их комнате небольшой пожар. Почему-то после этого уговорить мужчину на вторую попытку не удавалось. Помывшись, мы пошли в гостиную обедать. проголодались мы здорово, благо, что Тиум о нас позаботился. В спальне всё было уже прибрано, а в гостиной нас как обычно ждали повар и Руми. Тела горели и мы не стали ничего одевать. Как обычно, повар ушёл, выслушав мою благодарность, а Руми пришлось погладить по попке. Будучи девушкой воспитанной, она ничем не показала своего недовольства, но я почувствовал её тревогу, что про неё забудут. Небольшого знака внимания ей оказалось достаточно. Поев, мы взлянули с Та-аней друг на друга, рассмеялись и пошли в другую спальню, решив ещё раз всё повторить, но более осмысленно. Всякими извращениями, вроде траха на потолке, мы в этот раз заниматься не стали – магия многократно расширяет возможности в самых обычных формах близости. Главное, что взаимная эмпатия настолько переполняла нас, что мне приходилось постоянно следить, чтобы опять не провалится – не хотелось свалиться в бессознательное состояние, хотя мы постоянно были на грани. Затем мы снова приняли душ и перекусили остатками обеда, видеть кухонных работников не хотелось.

– «Лекес, у меня к тебе неприятный вопрос,» – начала вдруг Та-аня, «я тебе за всё благодарна и на что-либо не претендую, но что ты планируешь делать со мной?»

– «Трахать» – философствовать и просто рассуждать о чём-то умном мне не хотелось.

– «Это конечно замечательно, но пойми возвращаться в свой городок я не хочу и не могу, мне нечего там делать».

– «А с чего ты решила, что я тебя куда-нибудь выпущу из Бирейнона. Тиум чётко сказал, что я должен тебя учить, и пока ты не овладеешь основами, то будешь сидеть в этой башне или изредка гулять неподалёку».

– «А кто такой Тиум, мне казалось что главный маг здесь ты».

– «Главный маг здесь я, а Тиум – мой учитель. Ты же слышала, что я прошёл инициацию десять дней назад и пока многого не знаю».

– «Не понимаю – он может тебе приказывать?»

– «Приказывать не может, а только советовать. Но мы с ним умные люди и обычно я выполняю его советы».

– «А если не выполняешь?»

– «То не выполняю, боевой маг – я и моё решение является окончательным».

– «Не очень понятно, но разберусь. Значит жить я буду в Бирейноне и как я должна вести себя с баронессой Маэрим?»

– «По дружески. Жить ты будешь в моей башне, мы с Тиумом посоветуемся и наверное выделим тебе квартиру и горничных. Познакомим с поваром, чтобы ты могла себе сама заказывать еду».

– «А баронесса не будет против?»

– «Не понял – против чего?»

– «Ну что ты поселяешь в её замке какую-то женщину».

– «Маэрим достаточно разумна и даже если бы я решил поселить тебя в её домике, то скорее всего мы бы договорились. Но я коннетабль замка, причём назначен на эту должность старым бароном, тогда же, когда он и объявил её баронессой. И мы разумно разделили власть. Эта башня и все в ней проживающие находятся в сфере моей компетенции, и в принципе я могу даже не ставить её в известность. Хотя в отношении тебя я сообщу – не попрошу разрешения, а просто сообщу, что великая магесса Та-аня отныне живёт в этой башне».

– «А если она будет возражать?»

– «У неё нет права возражать по этим вопросам. Конечно, она может высказать своё мнение по этому и подобным вопросам, но я могу не принять его во внимание».

– «Так кто же из вас главный в замке?» Я отлевитировал её себе на колени.

– «Никто и оба. В этой башне главный – я. А в её доме и на складах – она. В походе командуя войсками я. А переговоры с твоим отцом ведёт она».

– «Сложно и непонятно, но я разберусь. Значит я остаюсь здесь?»

– «Да, и главным для тебя буду я».

– «Хоть какая-то ясность, и чем ты предлагаешь заняться сейчас,» – это был даже не намёк, а прямое предложение.

– «У тебя натёрто и твоё тело требует отдыха».

– «Я уже знаю нужные заклинания и за пять минут приведу себя в порядок».

– «Очень хорошо, что ты знаешь эти заклинания, но приводить себя в порядок лучше естественным путём. Считай это первым уроком».

– «Вторым, первый был в постели». Мы поцеловались, встали и пошли к Тиуму.

Тиум немедленно отослал меня в башню мага, а сам пошёл устраивать Тааню, пригрозив, что попозже они подойдут. В башне меня обволокло кресло и несколько минут продолжалось наслаждение покоем и счастьем. Но после передо мной высветилось нечто среднее между объёмной картой и снимком из космоса. Мне захотелось посмотреть бейлифа, но рядом не было магической башни.

– «Мы поможем,» – шепнул камень у меня на груди. Километрах в пятидесяти от замка Микилееса появилось появилось грязное пятно – отряд бейлифа, ползшее на северо-восток. Километрах в пятнадцати по их пути был какой-то населённый пункт:

– «Один из замков Сокейна, разрушенный предыдущим бейлифом, а теперь просто большая деревня,» – сказала мне башня. Там была бывшая башня мага, торчащая как сломанный зуб. Но она позволила мне осмотреть деревню, точнее маленький городок. Он был расположен на юго-западе относительно замка, частично на его территории, а частично вне. На северо-востоке сохранились куски замковой стены. Городок состоял из трёх параллельных улиц в его длину, одна из которых совпадает с дорогой. По бокам он был ограждён частоколом от зверья, а с других сторон ограждён рогатками. Там же грелись у костров дежурные патрули. Пять строений, по-видимому, были постоялыми дворами, из которых два на юго-востоке выглядели приличными. Во всяком случае они были заметно больше других и в них были конюшни. Я не собирался в ближайшее время разбираться с Фаником, если он, разумеется, не попрёт на меня. Но будучи весьма осторожным гадом, он, наверное, доберётся до своего дома и там заляжет в относительной безопасности. А разбираться со мной поручит Агапе. Тем более, что ему надо разобраться с Сааном, поинтриговать с остальными бейлифами, да и других врагов у него хватает. Тот же Агапа при случае с удовольствием свернёт ему шею. Надеюсь, что Фанику будет не до мелкой мухи Лекеса, хотя кто его знает? Далее я захотел посмотреть, что там у Седого и настроился на Аранейнон. В этом замке башня мага была в рабочем состоянии и в неё можно было бы мне перейти, хотя и с усилием. Обнаружив, что любой замок можно захватить, я оказался в странной ситуации – захватить я могу, а удержать – нет. Кроме мобильного батальона, ладно, для начала мобильной роты, мне требовалось шесть крепостных рот, чтобы поставить гарнизоны в замках и в Пеоро-Тооне. Эти рассуждения не мешали мне осматривать Аранейнон. Войск у Седого не прибавилось – по двору шаталось несколько десятков разбойников, явно не зная, чем им заняться. И два офицера из местных следили, чтобы одуревшая от безделья банда не спалила замок. Сам Седой со товарищи, в число которых добавилось три местных офицера, культурно развлекались. Им пригнали из деревни десяток баб, которые изображали стриптиз, совершенно не понимая зачем это нужно. На столе перед ними стояли бутылки с чем-то вроде коньяка, и Седой сказал Пегому и Брюнету, чтобы они не напивались, так как ночью им ползти по проходу, где утром их будет ждать машина с оружием. Мужикам же хотелось как следует выпить, а не ползать по всяким проходам, но высказаться на эту тему Седому они не рискнули. Я же пользуясь башней Аранейнона поставил им метки, чтобы ночью легко было их отыскать. Причём эти метки оставляли след, который можно было чувствовать двое суток. C этими красавцами можно было теперь не спешить, а значит надо было бросить взгляд на замок Тарин-Кифов. В замке на разных площадках тренировалось четыре полусотни, и не меньше полусотни было в пристенных башнях. Ещё одна полусотня наверное отдыхала в казармах. Я присмотрелся к тренирующимся. Полусотня лучников стреляла в мишени, удалённые от них примерно на 35 метров. Стреляли старательно, но без выдумки. На соседней площадке тренировались конники. И тоже старательная отработка одних и тех же приёмов. Ещё на дух площадках тренировались мечники. На одной полсотни лбов тщательно рубили столбики. Мечи похоже были не лучшего качества, чем в Бирейноне, во всяком случае воины довольно часто отходили к точильным камням, лежавшим у стены, и правили мечи. Последняя группа занималась фехтованием, во всяком случае полусотня была разбита на пары и один их воинов делал шаг вперёд и наносил удар. Другой этот удар отбивал, после чего первый отходил назад. Теперь второй делал шаг вперёд и рубил, а первый отбивал. Всего я насчитал пять видов рубящих ударов и пять приёмов их отражения. Всё делалось точно по шаблону и даже пары были подобраны примерно одинаковые. Их тренеру даже не пришло в голову опробовать пару коротышка-верзила. На эту тренировку с неподдельным интересом смотрел крупный мужчина в белых одеждах.

– «Владетель замка благородный дон Корин Тарин-Киф, барон,» – подсказала мне башня.

Он мне напомнил отставного генерала, который держал двух денщиков и постоянно им командовал: «В две шеренги становись!» Около него топтался кто-то из челяди, похожий на дворецкого и просил:

– «Господин барон, люди, нанятые бейлифом, уже больше часа ожидают тебя в приёмной».

– «Отстань, не мешай смотреть бой».

– «Но мой господин, их прислал бейлиф, значит это важно».

– «Было бы важно, прислал бы кого-нибудь из младших помощников».

– «А кого? Лекес их число уполовинил».

– «Действительно, он их режет, как мясник баранов перед пиром. Ты хоть выяснил, зачем они ко мне припёрлись?»

– «Выяснил, они не хотели говорить, и мне пришлось им заявить, что иначе благородный дон, то есть ты, с ними говорить не будешь. Тогда они признались, что они наёмные убийцы на магов из рода Кей-бин-Хейя, и их нанял наш бейлиф, чтобы они убили Лекеса».

– «Это важно, не сегодня, так завтра Лекес попробует захватить Таринон и возможно он придумал, как это сделать. Никакого в нём благородства, хоть и Ла-Фер, принципиально не желает поступать по столетиями выверенным шаблонам. Даже не стал дожидаться нашего нападения, а с десятком помощников атаковал нашу младшую башню мага, уничтожил гарнизон и сжёг её. Перерезав всех младших помощников бейлифа он скорее всего займётся нами, ведь роды Тарин-Кифов и Бирейнов враждуют уже свыше 150 лет. И мы первые в Сокейне из владетелей поддержали бейлифа».

Говоря всё это, Корин спешил к богато украшенному дому, а дворецкий еле поспевал за ним. Крыльцо было сверху украшено медными листами с крупными камнями или цветным стеклом, а по бокам вместо перил были бронзовые статуи лежащих зверей, похожие на львов. Около дверей стояло два мечника в качестве статуй – притиснутые задами бронзовых львов к стене, они даже мечами толком взмахнуть не могли. Проскочив мимо них, барон взбежал на второй этаж и только перед дверью в свою приёмную остановился и медленно вошёл в комнату. Сидевшие там десятеро людей без какого-либо почтения встали, а некоторые издевательски поклонились. Трое из них были вооружены луками в собственный немаленький рост, шестеро были мечниками, а один, вооружённый чем-то вроде шпаги, похоже был их командиром. Ещё в комнате присутствовало пятеро воинов барон, но они похоже выполняли функции мебели. Дворецкий благоразумно велел прислать наёмникам много еды, и теперь они старательно обжирались. А воины барона смотрели на них и пускали слюни. Барон жестом приказал своим воинам выйти, а сам обратился к командиру убийц:

– «Бейлиф дал вам оружие против Лекеса?»

– «Да, два меча и пять стрел».

– «Я хотел бы на них взглянуть».

Сидящий рядом с командиром мечник вытащил свой клинок и я обратил внимание на серо-синеватую кромку на нём, похоже накладную. Один из лучников достал стрелу, наконечник которой заканчивался острым обломком камня серовато-синеватого цвета. Камень на моей груди застонал:

– «Это осколки нашей сестры – убей бейлифа», мой камень был просто в бешенстве.

– «Обязательно,» – успокоил я его.

– «Тогда что требуется от меня,» – поинтересовался барон.

– «Лошадей, чтобы добраться до Нали-Эрет,» – это был такой же городок, как и Соки-Элет, находящийся от него в 60 километрах к западу, «и письмо на твой постоялый двор. Там мы и оставим твоих лошадей».

– «А почему Фаник Бенер-Руун решил, что Лекес заявится туда в ближайшее время?»

– «Потому что Лекес начал целенаправленную охоту на младших помощников. А бейлиф приказал Бани-Тиерису перестать разыскивать лесные деревни в западных лесах, а срочно приехать в Нали-Эрет и вместе с Катэн-Хоином напасть на Лекеса. Узнав, что два младших помощника из восьми соберутся вместе, Лекес обязательно постарается их прихлопнуть, а мы постараемся прихлопнуть его».

– «То есть бейлиф хочет обменять двоих своих младших помощников на Лекеса – это может получиться,» – барон был очень доволен, «вы поедете сейчас или отдохнёте в моём замке до утра».

– «Придётся ехать сейчас, и то мы будем там только к ночи. А Лекес быстр и внезапен, возможно он этой же ночью решит заняться малышами. А выколупывать его из Бирейнона не хочется».

С этими словами киллеры встали, наканули свои накидки и пошли во двор. Барон вышел вместе с ними и приказал кому-то из офицеров выделить им лошадей. Пока они шли через двор, я открыл микропортал и поставил каждому из них по метке, а командиру и лучникам по две. Посмотрев ещё ряд мест, где были башни, я настроил рамку портала в режим просмотра и заглянул через неё в Нали-Эрет. Дом, вернее постоялый двор, где обитал младший помощник, был найден быстро. Других постояльцев, кроме него и его спутников в доме не было. Побегав рамкой по двору и послушав слуг, я узнал, что вселившись, он всех выгнал, включая хозяина. Оставшимся приплачивал город, опасаясь, что если они придут, то этот отморозок прикажет своим бандитам хватать на улице первых попавшихся и тащить к нему. Охрана ворот в городке как-то действовала, за этим следил специально назначенный бандит, потому что в слободах и в округе действовала какая банда, истреблявшая бандитов – слуг младшего помощника. Себя они называли ночными мстителями и сумели навести на всех некоторый шухер. Во всяком случае сотрудничали горожане с младшим помощником с большой оглядкой.

– «Надо обязательно познакомиться с её атаманом,» – мелькнула мысль.

Несколько раз они проникали в город и резали его слуг и сотрудничавших с ним горожан. Затем младший помощник изгонял их из городка и сажал на кол смотрящего за воротами. После третьего раза охрана ворот стала относительно действенной. А сейчас он сидел у себя в комнате и грыз от нетерпения ногти, ожидая какого-то советника. Через десять минут этот советник появился и рассказал, что он договорился с другим разбойником, Кривозубым. Тот завтра утром предложит ночным мстителям поддержку, а когда вечером появится Бани-Тиерис, то ударит им в тыл и эта неприятная банда будет уничтожена.

– «А что будем делать с Лекесом?»

– «Я думаю, что если ты вместе с Бани выступишь против него, то он проиграет.»

– «Ни в коем случае, мы с Бани не доверяем друг другу и он нас прикончит по очереди. Давай лучше сделаем так. У меня есть настоящий гномий кинжал, который должен пробить любую магическую защиту. Я подержу его в яде, а потом вручу Деяниру – он опытный воин и сумеет нанести нужный удар».

– «Он наверняка откажется».

– «Он не откажется – я прикажу схватить его жену, дочерей и племянника и посажу их в подвал башни. А ему объясню, что они выйдут оттуда только когда Лекес будет мёртв и обезглален».

– «Ну мерзавец, ну подонок,» – восхитился я, «пробы ставить негде. Катэн-Хоин – ты мне полностью развязал руки».

– «Это может сработать,» – подумав, сказал советник, «только брать их нужно будет ночью, под утро, чтобы наверняка». Поставив им по метке, я прикинул свои действия на завтра:

– «План моих действий придуман за меня. Ночью надо разобраться с проходом, Пегим и Брюнетом и угнать машину с оружием. Потом пообщаться с атаманом ночных мстителей, чтобы он покончил с Кривозубым и не мешал мне разбираться с младшими помощниками. Далее надо разобраться с киллерами, причём разобраться кардинально – возможно братство Кей-бин-Хейя не имеет права на существование и должно быть поголовно ликвидировано. Затем надо будет освободить из подвала семью Деянира, спрятать их и не забыть сообщить ему об этом. И в конце программы торжественное вступление младшего помощника бейлифа Бани-Тиериса в город, грандиозная попойка и их ликвидация, по возможности быстрая и тихая. И всё это придётся делать мне – как говорится: если не я, то кто же».

После недолгих раздумий, переписал все эти действия на пластинку и переправился к Тиуму. У него в гостиной был поный сбор – он сам, Жаин, Тааня, Ноорен и Кэсэн-Арин. Все они сидели за столом и для меня самым разумным было присоединиться.

– «Лекес, будучи великим магом, точно чувствует, когда принесут еду и всегда появляется вовремя,» – прокоментировал моё появление Тиум. Мы все рассмеялись, так как сразу появились слуги, принёсшие горы еды, и Руми с неизменным кофейничком. Последнее время еда перелетала на наш стол с невероятной скоростью – полминуты и подносы пусты, стол заставлен. И это совсем без магии. На этот раз повар превзошёл сам себя. Особено ему удались тетерева, наверное из числа подбитых мною возле Соки-Элет. Прожаренные и сочные, с хрустящей корочкой и чем-то фаршированные они просто таяли во рту, создавая богатейшую гамму вкуса.

– «Прекрасно,» – поблагодарил я повара. А Тиум отрезал кусок грудки птицы и вложил ему в рот. Повар, невероятно счастливый, удалился.

– «Кто-нибудь хочет кофе,» – поинтересовался я. Желающих, как всегда, не нашлось. Тиум явно хотел о чём-то со мной поговорить, поэтому пришлось попросить Руми отнести кофе ко мне, предварительно наложив на кофейник заклинание сохранения температуры. Когда Руми ушла, он спросил:

– «Ты повесил мне на шею всю эту компанию, чтобы я выучил их на боевых магов?»

– «Да, именно так. Мне казалось, что это очевидно».

– «Не меряй всех по себе. Мне понадобится месяц, а скорее два, чтобы они устойчиво выполняли основные боевые заклинания. И тебе придётся участвовать в их тренировках, ведь многое необходимо показывать, а у меня с этим проблема».

– «Тиум, ты прекрасно понимаешь, что боевые маги мне нужны не завтра, а сегодня, а ещё лучше вчера. А я прекрасно понимаю, что девять беременных женщин не родят ребёнка за месяц. Потому если кто-то из них сможет мне хоть в чём-то помочь через месяц – это хорошо. А если через пятнадцать дней сможет вести магическое сканирование местности – это замечательно. А пока я пытаюсь накачать войско огнестрельным оружием, чтобы хоть как-то компенсировать нехватку магов. А ведь стрелков тоже надо учить, и краткое обучение – три месяца.»

– «Ладно, как мне их надо учить по-твоему?»

– «Для начала двум-трём основным заклинаниям, причём не все из них должны быть боевыми. В параллель азам теории. А далее постепенно расширять и углублять. Тогда уже завтра они будут что-то уметь и знать. А со временем будут уметь и знать многое».

– «Что же, есть и такой способ. Но учти – они рвутся в бой».

– «Зачем – в простых случаях я и без вас справлюсь. А в сложных – вас просто размажут, а мне вы помешаете сбежать».

– «Тогда Лекес иди к себе и отдыхай – на ночь ты опять себе придумал занятие».

– «И к сожалению не с любимой женщиной,» – мой взгляд поцеловал и Жаин и Тааню. Они переглянулись и рассмеялись. А я шагнул в стену и оказался в своей спальне. Руми, поставив кофейник на столик, лежала в платье на кровати. Увидев меня, она смутилась и вскочила, но я махнул рукой:

– «Ложись и можешь снять платье».

Мгновение и она голышом нырнула под одеяло. Я же, раздевшись, сел на кровать рядом и налил себе кофе. Благодаря заклинанию, оно осталось горячим, вкусным и ароматным. Руми, прижавшись ко мне сзади, начала меня ласкать. Поэтому пришлось ограничиться одной чашечкой и лечь с ней рядом. Получив хороший урок от Маэрим, а до этого от Жаин, она ласкала меня с выдумкой, не забывая при этом о собственном удовольствии. Пару раз я не выдержал и поцеловал её в интимные места, от чего она завелась до предела. И под конец пришлось проявить активность, чтобы кончить одновременно с ней. А так девочка всё сделала сама и лежала прижавшись рядом полностью удовлетворённая. Я тихонько гладил её за ухом и шептал разные нежности. При этом я основательно подпитывался магической энергией. Нет, я не брал её у Руми, тем более что и брать там было нечего – один глоток и девочка опустошена. Энергии было полно вокруг меня и в башне, но надо было изменить её структуру, прежде чем усваивать. Для этого очень удобно было использовать Руми в качестве матрицы для структурирования энергии. Сейчас, после близости её структура почти совпадала с моей. Поэтому созданный мною поток энергии касался её, менял свою структуру и растворялся во мне. Отдельные капли удавалось поглотить и Руми, но сколько-нибудь принять она не могла. Вообще, так называемая способность к магии – это прежде всего ёмкость чакр и аккумуляторов, а также пропусная способность каналов. Всё остальное можно освоить, быстрее или дольше – другой вопрос. А вот возможность работать с магической энергией – это врождённое, и если энергетика слабая, то и маг будет слабым, а то и никаким. Руми же, по капельке потребляя энергию из моего потока увеличивала свои ёмкости и пропускные возможности. Со временем из неё мог получиться слабенький маг. Через некоторое время она почувствовала, что начинает засыпать и попросилась к себе. Конечно, я её отпустил, так как и сам начал дремать – когда уровень энергии в теле повышается, то всегда начинает клонить в сон. Подождав, пока Руми быстро оденется и убежит, я начал специальную тренировку, чтобы побыстрее усвоить принятую магическую энергию. Откровенно говоря, намного приятнее и полезнее было провести эту ночь в кровати, чтобы привести все тела организма в соответствии, но по плану требовалось иное.

Прежде, чем заняться проходом, я по амулету-телефону связался с Маэрим и выяснил, что переговоры с делегацией города идут со скрипом, хотя она и Кабаль выдвинули весьма скромные требования. Причём постоянно кто-нибудь из членов делегации поднимал вопрос о восстановлении статуса вольного города. И предложила мне присоединится к ним и проанализировать ход переговоров. На что им было предложено притормозить ход переговоров, так как я надеюсь завтра вечером разобраться с другим городом и начать и с ним переговоры. А в данном случае вести переговоры с двумя делегациями проще, чем с одной. Маэрим со мной согласилась и я начал собираться к походу в проход.

Глава 18. Проход и налёт

Воскресенье вечер, ночь, утро и день понедельника

Оделся я в обычную одежду с Земли и кроссовки, а из оружия взял пистолет, нож и жезл, а заодно рамку порталов и кубик межмировых переходов. То, что банду Седого надо уничтожить, было совершенно ясно. Мало того, что они были опасным союзником бейлифов, который при определённых обстоятельствах могли стать серьёзной силой. К тому же их действия не укладывались в принятые стандарты на Тао-Эрис, из-за чего к ним могли потянуться люди. Ведь подобные деятели легко могли выдать самую грубую ложь и обман, а здесь слову привыкли верить и на какое-то время это могло сработать и здорово усложнить мне жизнь. И наконец, мне просто понравился Аранейнон, компактный замок в лесу, чрезвычайно удобный для мага. Конечно, и остальные замки оставались под моей защитой, но этот мог стать моим домом. А вот зачем мне огнестрельное оружие уже стало не понятно. Я ведь стал довольно приличным по силе магом, хотя конечно до серьёзных магов, например Саан`авиуса, мне было очень далеко. Но всякая мелочёвка, включая младших помощников, для меня теперь была лёгкой добычей. И огнестрельное оружие я мог легко вывести из строя. Достаточно было замедлить скорость и снизить температуру горения пороха, а также увеличить трение и любая винтовка будет стрелять на 10-15 метров, не нанося повреждений. Причём применить соответствующее заклинание я мог как для одиночного ствола, так и для тысячи стволов в радиусе нескольких километров. Но всё это мог сделать любой средненький маг. Поэтому на автоматы, пулемёты и тому подобное рассчитывать можно было с большими оговорками.

Думая всё это, я нашёл рамкой начало прохода и подготовил быстрый портал. У входа в проход никого не было – местные не желали там находиться, а землян Седому не хватало. От поставленных мною меток шёл слабый сигнал из прохода – Брюнет и Пегий уже были там. Ещё раз на всякий случай просканировав окрестность и убедившись, что вокруг никого нет, я спустился в проход. Это был обычный естественный вход из внешнего мира во внутренние слои. Только оба известных мне входа погружались единой долиной или эстуарием, а этот был похож на дельту реки. И как в других проходах, здесь хватало всяких тварей, пришедших из нижних слоёв. Только эти твари были все мелкими, хотя и опасными для немага. Почти от входа он разветвлялся на пять русел, которые контролировали четыре твари. Пятое, крайнее справа от меня русло не контролировал никто и оно, сильно изгибаясь, тянулось по краю прохода. Пришлось двух тварей согнать с их мест, чтобы одна перекрыла проход по пустому руслу, а другая заняла освободившееся места. Пройдя по среднему руслу вглубь, я перегнал ещё одну тварь ближе к входу, чем перекрыл проход с этой стороны. Гонять тварей было несложно – они чуяли во мне мага и кидались от меня прималейшем магическом действии. Потом я двинулся по крайнему левому руслу, которое было самым коротким, и менее чем через час оказался на Земле. Уже подходя к выходу из прохода, я сообразил, что могу напороться на засаду и набосил на себя покрывало невидимости. Выглянув из прохода, отсканировал местность. Рядом со мной никого не было, но в двухстах метрах была развёрнута большая армейская палатка и рядом у костерка сидело несколько человек.

– «Неискоренимая привычка любых homo, остановился – разводи костёр. Нужен он или не нужен, совершенно не важно.» – Я не торопясь подошёл поближе, моё покрывало невидимости включало неслышимость и отсутствие запахов, поэтому меня не должны были заметить. «А заметят – тем хуже для них».

У костра сидело четыре человека в военной форме: генерал, два майора и прапорщик. Причём форма на них была не российской армии и говор у них был не вполне русский.

– «Видимо это одна из бывших советских республик,» – сообразил я, прислушиваясь к разговору. Говорил генерал, обращаясь к одному из майоров и прапорщику:

– «Когда появятся наши друзья,» – он кивнул по направлению к проходу, «на всякий случай подержите их до следующего утра, а потом подгоните КрАЗ с оружием и боеприпасами и поставьте рядом охрану. А если они опять хотят таскать всё на себе, то это их личное дело. А где моя колонна? Мне надо в срок прибыть в место назначения».

Хотя вслух место назначения и срок он и не назвал, я легко его считал – порт на южном море на расстоянии от нас в полторы тысячи километров и ему надо там быть через 36 часов. А мои жмурики – Пегий с Брюнетом, появятся здесь часов через пять. Успею разобраться и с колонной и со складом и с бандитами. Наличие магической энергии – а камни и моё тело были наполнены, вселяло уверенность в своих силах. Приходилось даже себя контролировать, чтобы уверенность не переросла в самоуверенность.

– «А расплата в моих делах одна – секир башка, поэтому будь внимателен и постарайся обойтись без авося,» – самоуказания довольно полезны в подобных случаях, когда главное – не зарваться.

– «Сейчас будет, уже должны были загрузить,» – отрапортовал майор. И действительно на полянку выехала колонна. Впереди было два микроавтобуса Форд-Транзит, далее десять крытых КрАЗов, набитых стрелковым оружием и боеприпасами, далее два КрАЗа-цистерны с дизельным топливом, а замыкала всё это богаство БМП с безоткатной пушкой. Генерал пошёл вдоль машин, заглядывая сзади в кузова. А я, не сходя с места, с удовольствием осмотрел свою в недалёком будущем колонну. Особое моё удовольствие вызвали Утёсы, КПВ и 120-миллиметровые миномёты, а также четыре машины с боеприпасами к ним. Генерал сел в передовой Форд, куда забрался и я но немного позади. По команде генерала колонна тронулась и через небольшое время миновав КПП, покатило по пустынному шоссе.

– «Пора,» – решил я, взял под ментальный контроль генерала, водителя и автоматчика и развернул портальный переход на Тао-Эрис. Колонна послушно следом за Фордом генерала проехала по западной дороге к Бирейнону и перед последним поворотом к замку встала. Оставив водителя под контролем и усыпив генерала и автоматчика, забрав у него автомат – я не спеша вылез из машины и пошёл вдоль колонны. Брать под ментальный контроль водителей и отправлять в микроавтобус былонастолько легко, что даже неинтересно. Только около БМП беря под контроль лейтенанта, я почувствовал некоторое сопротиление. Водитель и стрелок уже были под моим контролем, как и шестёрка стоящих рядом с лейтенантом бойцов. Дмитрию сигнал я послал пока ещё ехал в Форде, поэтому решил, что могу и поговорить. Поэтому я снял с лейтенанта ментальныйконтроль, а с себя невидимость.

– «Где я?» – восхищённо спросил он, озираясь вокруг и принухиваясь к чистейшему воздуху.

– «В сказке,» – ответил ему я, «правда в довольно страшной сказке».

– «А ты кто?» – парень совершенно не испугался происходящего и кажется даже был в восторге.

– «Маг Лекес и коннетабль замка, что находится за поворотом».

– «Замок. Настоящий замок, я сбегаю посмотрю? – он умоляюще посмотрел на меня. Поймав утвердительный кивок, выбежал за поворот и разинул рот:

– «Мамочка моя, и вправду замок.»

От замка к нему спешили Дмитрий и Вадим на лошадях с шестёркой сопровождения. При виде лейтенанта они сбавили ход, но увидев за ним меня, успокоились. А замок, подсвеченный сбоку луной был прекрасен. И на его фоне восьмёрка рыцарей на конях, в шлемах и кольчугах, с мечами на боку. Только у скачущих впереди Дмитрия и Вадима на правом плече ещё и по автомату. Лейтенант повернулся ко мне:

– «А Вы и взаправду маг?»

Я рассмеялся и выдал из руки двухметровый столб пламени, а после подхватил лейтенанта магическим захватом и поднял на десяток метров, а затем мягко опустил рядом с собой. В этот момент к нам подскакали рыцари, Дмитрий с Вадимом спрыгнули с лошадей и в один голос спросили:

– «Лекес, что случилось?»

– «Пойдём,» – сделав несколько шагов мы вышли к колонне, «вот десять КрАЗов с оружием, два с топливом и один БМП, принимай и гони в замок». Дмитрий только покачал головой:

– «Лекес, а по мелочам ты можешь, или только по крупному?»

– «Могу и по мелочам, например Юрек со всего тремя автоматами».

– «И замком графа впридачу,» – Дмитрия разбил смех, «и где ты захватил эту колонну?»

– «Гнали к морю на корабль, а дальше думаю в Грузию. Только я решил, что мне они полезнее будут». Дмитрий продолжал ржать:

– «А этот летёха, что здесь делает?»

– «Да всё думает – попроситься ко мне на службу, или вернуться к генералу под трибунал. Тому же понадобится козёл отпущения».

– «Не хочу быть козлом, он меня со свету сживёт. А можно остаться здесь у Вас» – глаза парня пылали яростной надеждой. При сей своей детскости, он прекрасно понимал, что поймал удачу за хвост и не хотел отпускать. Ему решил помочь Дмитрий:

– «Как тебя зовут парень?»

– «Кочубей Иван».

– «Из тех самых, что у Пушкина?»

– «Наверное».

– «Тогда становись перед Лекесом на левое колено,» – Дмитрий отстегнул свой меч и дал мне, «и говори вассальную присягу». Дмитрий начал суфлировать, а Иван повторять:

– «Я сеньор Кочубей прошу сеньора Лекеса принять меня и мою дружину в свои вассалы. Обязуюсь служить верно и грозно и не посрамить имени моего сеньора Лекеса».

– «Я сеньор Лекес принимаю в вассалы сеньора Кочубея и обязуюсь оказывать ему покровительство и защиту» – меч в моей руке на плече Ивана подтверждал моё заявление.

Потом мы пошли вдоль команды генерала и Иван указывал мне водителей, ая снимал с них ментальный контроль. Таких набралось четверо, а остальных я отправил в Форд к генералу. Потом я снял поочерёдно контроль с водителя, стрелка и бойцов БМП и они принесли вассальную клятву Ивану и залезли в машину. Двух водителей я посадил за руль в цистернах, а ещё двух, Вадима и Ивана за руль Кразов с оружием. Дмитрий сел за руль второго фордика и они поехали в замок. Рыцари остались охранять оставшиеся шесть КрАЗов, а я залез в форд к генералу, набитый до предела и сел на место водителя. Все в Форде были погружены в сон, так как долго держать ментальный контроль над большим числом людей можно, но утомительно. Спящего удерживать во сне намного проще. Где-то на тысячу километров западнее места ухода, я вернулся с Фордом на Землю, проехал свыше ста километров на юг, где нашёл удобное место, чтобы припарковать машину и вернуться к проходу. Я уже говорил, что мне оружие теперь было уже не настолько и нужно, и в другой ситуации лучше было бы поступить разумно – наплевать на этот склад. Но меня это наглое ворьё с генеральскими лампасами здорово разозлило и желание их наказать превысило разумные доводы о нехватке времени. Рамка порталов прекрасно работала и на Земле, только жрала много энергии. Но в объединившимся камне у меня на груди энергии хватило бы и на сотню перемещений. А при необходимости я всегда мог спуститься в проход и подзарядиться.

Вернувшись к проходу я спустился в него и по меткам увидел, что им ползти ещё часа три. Ещё раз осмотрел проход и понял, как меня забросило в Тао-Эрис. Для уточнения достал жезл и нашёл заклинание, которое бросил в тот самый первый день маг. Он, опасаясь Дмитрия с пистолетом, решил обрушить на того склон. Но в магии земли этот маг разбирался как свинья в апельсинах и строил заклинание через жезл. А жезлу всё равно – что закажешь, то он и сделает. А две точки: на Земле и на Тао-Эрис были неявным проходом, который изредка возникает при подходящих обстоятельствах. С Земли в этот проход ломился я со всей дури, то есть безграмотно, но мощно. И с Тао-Эрис мне навстречу жезл открыл проход заклинанием. И меня в него затянуло. Проход был очень коротким и сработал как портал. А ученичёк мага подумал, что вызвал тварь из нижних планов, и ударил в меня, но промахнулся. Посланный им воздушный взрыв-шар рванул у меня за спиной. Как говорится – поспешишь, людей насмешишь. Таким образом тот проход, где я находился, был четвёртым из известных мне и вторым на Землю.

Поднявшись из прохода наверх, я заглянул в палатку. Просторная армейская палатка, в которую можно впихнуть человек десять, у боковых стен лежат два зимних спальных мешка, а в середине стоит складывающийся стол с лавками и более ничего. Поэтому можно было спокойно осмотреть через рамку окресности и найти в пятидесяти километрах к северу городок воинской части, на окраине которого располагалось два десятка зданий складов. Выбрав здания и ангары, в которых хранились крупнокалиберные пулемёты, полковые миномёты, безоткатные орудия и боеприпасы к ним, – я занялся наглым грабежом. Межмировой портал был открыт из первого склада на третий этаж дома, где жили Дмитрий и старый барон. И туда начали левитировать ящики с крупнокалиберными пулемётами, станками и принадлежностями для них. Отправились туда же различные инструкции и книги, и даже ветошь для протирки. Мне понадобилось менее двадцати минут, чтобы это здание стало девственно пусто. Потом я переместился в соседний ангар, в котором хранились ящики с боеприпасами и расправился с ним также, только быстрее. Через три часа двенадцать зданий были полностью пусты и я вернулся к проходу. Теперь на всех трёх этажах широкие коридоры превратились в узкие проходы, а ящики заполнили пространство доверху. Спустившись в него и убедившись, что ребятам ползти ещё час, я вернулся на склад, посчитав, что успею ограбить ещё четыре домика. Тем, что меня интересовало, включая снайперские винтовки, я уже разжился и теперь складировал в подвал угловой башни обычные АКМ и РПК. В последнем из четырёх домиков хранились всякие оптические приборы, включая морские бинокли, и радиостанции. Там же стояло штук шестьдесят полевых кухонь, которые я тоже реквизировал. Осталось четыре ангара, в которых стояла боевая техника, в основном БТР-70П и БМП-2. В главном здании, где находилась администрация складов, раскручивалась грандиозная пьянка. Немного магии и большинство гуляющих, включая уже знакомые мне морды майора и прапорщика, оказались под столом, а остальные скоро там будут.

В последнем ангаре стояли разные внедорожники, которые были отлевитированы на площадку перед моей башней. Один из них – Nissan Frontier, я завёл и переправил к выходу из прохода, предварительно наполнив пистолет-пулемётами Узи и ящиками с патронами к нему. Дослал патрон в ствол Узи, накинул невидимость и стал ждать Пегого и Брюнета. Я мог бы легко уничтожить их прямо в проходе и это было бы самым разумным. Там их можно было убивать магией, а здесь нужно было применять обычное оружие, чтобы не засветиться – умников в компетентных органах хватает. Но меня очень интересовало – чем они расплачиваются за оружие и где это берут. А в проходе беседовать сложно. Поэтому я их ждал около палатки, рассчитывая побеседовать. Мне удалось очень вовремя перебраться к проходу. Через несколько минут из него выбралась эта сладкая парочка, тяжело дыша и грязно ругаясь. К тому же у них были следы укусов на левых плечах, явно какая-то тварь почти добралась до крайнего прохода. Они подошли к палатке, заглянули в неё, вытащили спальник и уселись на него. В руках у Пегого был довольно тяжёлый мешок из многослойной ткани вроде брезента.

– «В последний раз хожу по этому грёбанному проходу,» – заявил Брюнет, потирая укушенное плечо.

– «Ты это Седому скажи,» – тяжело дыша, отозвался Пегий, «интересно, куда это наши компаньоны подевались».

– «Здесь я, здесь,» – ворчливо отозвался я, сбрасывая покрывало невидимости, «оружие и боеприпасы в машине».

Они встали, брюнет подошёл к нисану и заглянул в кузов, а Пегий поставил передо мной мешок, развязал горловину и вытащил довольно тяжёлый металлический брусок. Брюнет, тем временем взял в кузове пистолет-пулемёт и пытался вставить в него рожок. На оружие и рожки мною было заранее наложено заклинание Невставляемости. Видя, что не вставляется, он залез в машину и вытащил оттуда монтировку. Пегий, тем временем перехватил поудобнее брусок, намереваясь разможжить им мне голову и сказал, ткнув ногой в мешок:

– «Здесь десять шестикилограммовых слитков платины, как мы и договаривались, проверь».

Брюнет, тем временем, подбирался ко мне справа-сзади, приготовив монтировку. Ребята явно собирались прикончить меня, потом забрать платину и машину с оружием и смыться. Назад, к Седому возвращаться они не собирались. Меня подобный расклад совершенно не устраивал – как это ни странно, но меня вполне удовлетворяла моя жизнь и терять её казалось неразумным. Поэтому пришлось сделать два шага назад и чуть повернуться, чтобы оба оказались в углу обстрела, и рявкнуть:

– «Стоять, гады. Бросить, что держите, и встать рядом».

Выпавшие из их рук брусок и монтировка упали им на ноги. Конечно, с моей помощью.

– «Молчать падлы. Сняли штаны, куртки и ботинки, потом подошли друг к другу».

– «Холодно же», – возопил Пегий. Я всадил вплотную к его ногам короткую очередь: – «Заткнись».

Мужики разделись и подошли друг к другу. Брюнет в правой руке прятал финку. Я наложил им на руки и на ноги заклинание неподвижности и спросил:

– «Скажите, за что вы убили моего дядю – Аранейна?»

– «Так ты оттуда?» – испуганно спросил Пегий, безуспешно пытаясь дёрнуть ногой и рукой.

– «Спрашиваю я,» – мой шёпот почему-то обычно пугает больше, чем крик.

– «Это не мы, а Терейон,» – сказал Брюнет. Поняв, что я с Тао-Эрис, он уже не ждал ничего хорошего. До Пегого всё доходило дольше.

– «Терейон убит и у него не спросишь. Но вы грабите мой замок – Аранейнон. Слитки ведь из его кладовых?»

– «Да,» – хмуро признались они, «но мы думали, что он ничей».

– «Ничейный замок, неужели такое бывает,» – мой сарказм их добил.

– «Возьми нас к себе на службу, маг. Мы сдадим Седого и вообще отслужим».

– «Посмотрите друг на друга. Может быть одного из вас я и возьму».

Они повернулись мордами друг к другу и получили по пуле в висок. Дальше их тела были отлевитированы в болото. В карманах курток и брюк нашлось немного денег Тао-Эрис. Мешок, монтировка и финка заняли место в кабине, а их одежда и обувь – в болоте. Осталось забросить спальники и столик в кузов, потом собрать и положить туда же палатку, и вернуться в Бирейнон.

Вернувшись, я немедленно вызвал Дмитрия и сформулировал набор первоочередных задач:

Первое. Подготовить через два часа взвод хотя бы из двух отделений, с которым я перемещусь к Нали-Эрету. Люди должны были быть вооружены, хорошо одеты и снабжены сухими пайками. Им предстояла днёвка в лесу, начиная с ночи и заканчивая поздним вечером. А, возможно, и ночёвка. Пока нельзя было сказать – когда будет захвачен Нали-Эрет, вечером, ночью или завтра утром. Не исключалось и отступление, хотя это было и крайне нежелательно.

Второе. Необходимо было подготовить два взвода, хотя бы по два отделения в каждом, и захватить Аранейнон. Седой остался один, а работать с местными он не умеет. Пока он не освоился или пока кто-то шустрый не захватил этот замок – это надо было сделать мне.

Третье. Надо было срочно сформировать две крепостные роты – для защиты Аранейнона и для замка Лиири, держать там мобильные силы было преступлением.

И четвёртое. Надо было достаточно быстро учесть и складировать награбленное мною оружие и составить план развёртывания войск исходя из имеющихся ресурсов.

Дмитрий сказал, что поднимет сейчас первый взвод, предварительно он подготовлен, а вместо завтрашней тренировки будет операция под Нали-Эретом и его захват. Со взводом пойдёт Вадим, а он с Куини займутся вторым взводом. Юреку и Микилеесу он поручил формировать крепостные роты и когда мы с Вадимом уйдём, он проверит их работу. А учёт он поручит Кочубею и его орлам. После этого Дмитрий ушёл.

Я же хотел хотя бы пару часов подремать, чтобы не сидеть всё время на тонизирующих, и поднялся к себе. Там меня уже ждал Тиум. Обсудив с ним произошедшее и ближайшие планы, я согласился, что при первой возможности мне надо обстоятельно заняться магией. Братство Кей-бин-Хейя – это конечно серьёзно, но не слишком. А если бейлифы со страху наймут полного боевого мага, то это будет для меня почти гарантированный финиш. А если мне удастся позаниматься, то может быть и удастся оказать какое-нибудь сопртивление. А под конец Тиум сказал, что мне придётся выбрать или Землю или Тао-Эрис. А болтаться – три дня там, четыре здесь, больше нельзя. Он ушёл, а я решил устроить себе короткий отдых – разделся, поставил будильник разбудить через час, лёг и уснул.

Проснулся я, как обычно, за полминуты до звонка будильника. Недосып сказывался, но сегодня придётся с этим смириться. Две ночи и три дня я худо-бедно был в состоянии не спать, причём безо всякой магии – так что одну ночь и второй день должен был выдержать. Рамка порталов была настроена на Нали-Эрет, а осмотр окрестностей позволил быстро найти в лесу домик, в котором атаман ночных мстителей как раз закончил разговор с Кривозубым. Они без особого тепла, но по дружески распрощались на крыльце и последний с тремя соратниками поехал в лес. Из леса в дом поскакали двое, видимо соратники атамана, выполнявшие в течение переговоров роль заложников. А Кривозубый углублялся в лес и мне пришлось положить рамку на вертикальную подставку, чтобы смотреть и одеваться. Для очередной операции была выбрана местная одежда и обувь, включая хламиду. Основным оружием были жезл и камень на груди, дополнительным – нож, подвеска с метательными клинками, пистолет и подсумок с гранатами. Одевшись и снарядившись, я перешёл в башню мага, а оттуда в комнату мага в доме Маэрим. Отсюда оставалось несколько шагов до площадки, где меня должен был ждать первый конный взвод во главе с Вадимом. Там взвод меня и ждал, укомплектованный по штату с коноводами и тачанкой, вооружённой пулемётом Утёс. Телепортировавшись на полянку в двух километрах от домика атамана, я оставил там взвод с его штатным командиром. А сам с Вадимом, четвёркой бойцов и тачанкой поехал к домику. Это был первый налёт из запланированной серии. Ехали специально не спеша и с заметным шумом, чтобы нас заметили заранее и не пугались. Так и получилось. Атаман встретил нас на крыльце, а вокруг толпилось с полсотни его бойцов. Оставив тачанку с четвёркой немного в стороне от домика, мы с Вадимом подъехали к крыльцу.

– «Как я понимаю – маг Лекес,» – приветствовал меня атаман, «у кого ещё хватит наглости заявиться ко мне сам-десят. А ещё с шумом, странно что оркестр с собой не прихватил».

– «Да, я Лекес. Оркестр прихвачу в следующий раз, а с кем имею удовольствие беседовать?»

Атамана звали Мири-Тоон и по его приглашению мы прошли в горницу. В середине комнаты был стол, за которым сидело трое, вставшие при нашем появлении. Атаман указал на свободные стулья на пустой стороне стола и сел рядом со своими офицерами. Мы седи напротив и он поинтересовался, какую помощь рассчитывает получить «Великий и Могучий маг Лекес» от скромных ночных мстителей. Пришлось сразу поставить его на место и объяснить, что в их помощи мы не нуждаемся и просим не путаться под ногами, когда будем разбираться с младшими помощниками бейлифа. Это сразу настроило их на деловой лад и мы быстро определились, что сначала мы вместе разбираемся с Кривозубым и его бандой, причём желательно при этом захватить советника. Потом ночные мстители блокируют ворота городка, чтобы слуги младших помощников не удрали. Бани-Тиериса я попробую прихлопнуть на дороге, но могу и впустить в город и там оприходовать сразу их обоих – как мне будет удобнее. Мири-Тоон предложил немедленно выступить, так как советник мог уже ехать в деревню, где расположилась банда Кривозубого. А он был неплохим магом и желательно захватить его до въезда в деревню. В общей схватке советника легко могли убить как мы, так и свои, а на дороге в поединке один на один были хорошие шансы взять его живьём. Как я понял, атаман и его офицеры очень хотели посмотреть лично меня в деле, чтобы убедиться, в моей силе. Страх перед бейлифом и его слугами можно было снять толбко демонстрацией своей силы. Поэтому, мы быстро выехали, соединились с моим взводом и быстрой рысью двинулись к ставке Кривозубого. То есть есть рысью поскакал мой взвод и конница ночных мстителей. А большая их часть ехала на телегах и шла пешком, хотя и в хорошем темпе.

По пути мы договорились, что я с одним отделением выезжаю на дорогу к Нали-Эрет и еду навстречу советнику вместе с атаманом. Два других отделения блокируют две относительно крупные дороги, проходящие через деревню. Остальные дорожки и тропинки блокируют мстители. Ещё они выделяют три двойки проводников для каждого отделения. Определившись и распределившись, я ускорил движение своего отделения, влив дополнительной силы лошадям. Немного тормозила меня тачанка – битюги, тащившие её соглашались идти только шагом, хотя и быстрым. Оставив с нею Вадима, четвёрку воинов и проводников, я поставил перед ними задачу запереть дорогу из деревни в городок. А сам с атаманом и оставшейся частью отделения поспешили галопом вперёд. Мы выскочили на дорогу в километре от деревни и сканирование показало, что советни