КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно
Всего книг в библиотеке - 339832 томов
Объем библиотеки - 385 гигабайт
Всего представлено авторов - 136620
Пользователей - 75825

Последние комментарии

Впечатления

kutuzov_01 про Абсолют: Идеальная Клятва (Фэнтези)

Хочу разочаровать читателей, здесь нет никакого бояръ аниме, нет здесь и попаданцев (все местные). Книга слишком "утяжелина" различными описаниями, по этому приходиться читать продираясь через текст. Кому нравятся манга в таком стиле, добро пожаловать...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Льер Дитрим про Дроздов: Реваншист (Альтернативная история)

Книга оставила самые приятные впечатления. Если и были рояли, то играли они гармонично, и вступали вовремя. Засиделся почти до утра, уложившись в 6 часов, чего со мной уже давненько не случалось)

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
IT3 про Сабаев: Подкидной в далёкой галактике. Дилогия (Боевая фантастика)

автор заметно прогрессирует по сравнению с "колосом".сюжет повествование можно выразить фразой:
"когда татарин родился,еврей заплакал."правда к эве имеет отношение весьма косвенное,но читать интересно.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
ивановамфрия про Стивенс: Реставратор (Ужасы)

Хороший мистический детектив, приправленный намёком на романтические отношения. Читается легко (наверное, в большей степени заслуга переводчиков). Сюжет динамичен и не утомляет. Рекомендую для отдыха.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Легенда про Каргополов: Путь без иллюзий: Том II. Теория и практика медитации (Философия)

Бесплодное мудрствование - это, пожалуй, про самого автора точно сказано. Было бы смешно читать это напыщенное чтиво для доверчивых неофитов, если бы не так грустно оттого, что кто-то может и повестись на все это. Берегитесь, друзья, подобных воинствующих профанов. Такие профессиональные компиляторы вносят свои "поправки" в материалы настоящих мастеров своего дела, а потом присваивают себе лавры. Нужно учитывать, что эти знания уже отличаются от оригинала в силу недалекого понимания любого такого профана, походя и невзначай кидающего по отношению к традиционным практикам фразы типа "я лично считаю это не важным". К тому же, большинство разобранных в книге практик вообще можно делать только под руководством настоящего учителя и уж точно не по этой книге из-за обилия ошибок в ней.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
андрей 50 про Земляной: Отработанный материал (Боевая фантастика)

По моему какая то ерунда.Планета на которой живёт горстка людей,зарабатывают на жизнь разведением пушного зверя,которого разводят и выпускают на волю.А потом на него охотятся.И есть некая корпорация,которая втихую занимается химическим оружием.Появляется сосланный умирать на этой планете,спецназовец.Которому в пещере один гениальный врач делает пересадку лёгких от одного плохого человека.И донор и сам Гг остаются в живых.А потом Гг находит хим.лабораторию разоблачает корпорацию.Я просто не могу понять как на планете,где нет техники,кроме снегоходов (там почти всегда зима)и живёт горстка людей,можно найти то что очень хорошо спрятано.У нас библиотеку Ивана Грозного сколько ищут и ни хрена,а он за полгода на дне океана нашел.Мне не понравилось,продолжение читать не буду,только время тратить.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kiyanyn про Дроздов: Реваншист. Часть вторая (Попаданцы)

Просто скомканный конец.

Спойлер: СССР не спасти, КПСС - гадость...

Не пошла.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
загрузка...

Восход Темной Звезды (fb2)

- Восход Темной Звезды (а.с. Осколки мира-2) 1027K (скачать fb2) - Автор не указан

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Тера Восход Темной Звезды

Кого теперь ты любишь,

когда все понимаешь

Кого теперь ты губишь,

когда ты не играешь…


"Агата Кристи"

I

Солнце садилось за горизонт, на небе не было ни облачка, и это был живой мир, которому больше ничего не грозило. Засуха прошлых лет не оставила заметных следов ни на поверхности земли, ни в душах людей. Мир постепенно приходил в себя, и его обитатели, сами того не осознавая, перестали бояться неизвестной опасности, а просто жили, надеясь на лучшее.

Я сидела на крыше пятиэтажной хрущевки и внимательно следила за окнами четвертого этажа дома напротив. Каждый вечер, на протяжении трех дней, я приходила на это место и наблюдала за тем, как мама снова и снова накрывает стол на четверых, и каждый вечер мне стоило огромных усилий, чтобы не броситься к родному дому, не позвонить в дверь и не обнять их всех, крепко-крепко. Но всякий раз понимала, что это уже не возможно. Той дочери, которую они знали, любили и ждали вот уже три года, больше не было. Была Дух огня, Древняя, но не человек, уже не человек, К тому же, я чувствовала смутную угрозу, как будто, стоит мне появиться на пороге моего дома, и меня тут же схватят. Кто именно? Даже и не знаю, Владыки, Майрос, всегда будет кто-то, от кого мне придется скрываться всю мою жизнь, по-моему, довольно долгую.

Покинув крышу, я пошла, бродить по ночному городу. За время, проведенное в Лэнге, все здесь казалось чужим и незнакомым, как будто это уже не мой мир, и судьба опять закинула меня куда-то на чужбину. И только ночью, под покровом темноты, при свете луны, смотря на ночное небо, ко мне возвращались ощущения, что я снова дома, и очень скоро все встанет на свои места, как будто ничего страшного в моей жизни не происходило. Мир не погибал, я не сжигала людей заживо, и сейчас за мной не охотятся неизвестно кто с неизвестно какой целью. Хотя, могу предположить…

Три года прошедшие здесь, период в Лэнге, мире Древних, по ту сторону от всего, что было мне дорого и знакомо, и одна осознанная мысль: скорей бы все забыть, и жить НОРМАЛЬНОЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНЬЮ.


Лэнг

— Я знал, что найду тебя здесь, сестра, — тихий невыразительный голос прервал мои рассеянные мысли ни о чем. Отложив очередной Аль-тьер-тон и потянувшись в неудобном кресле, я, наконец, обратила внимание на стоящего передо мною Ньярлатхота. Признаюсь, со временем его обращение ко мне перестало меня бесить, и сейчас вызывало лишь глухое раздражение. Я вообще, в последнее время едва сдерживала себя, чтобы не кидаться на окружающих, а, учитывая то, что в каждом из них я видела врага, то странно, что до сих пор обошлось без кровопролития. Возможно это объяснялось постоянным чувством боли, которая не оставляла меня ни на миг, с тех пор, как я пришла в себя. Восстановление проходило медленно и тяжело. Лишь забота Древнего, встреченного мною еще в Квазаре и не перестающего меня удивлять по сей день, позволила мне встать на ноги. Вот уже несколько дней я практически безвылазно просидела в «библиотеке» Ониксового замка, никого не видя и ни с кем не общаясь. Только Ньярлатхот изредка нарушал мое уединение, убеждая меня покинуть эту мрачную комнату хотя бы на время. По странному стечению обстоятельств, этот Древний был похож на того противника, с кем бился Кайл в Темном мире. Высокий, светловолосый, под плащом угадывались очертания сложенных крыльев. Видя его, я каждый раз удивлялась про себя: как же эти острые крылья не рвут в клочья его плащ? Но спрашивать почему-то не решалась.

— Зачем искать то, что не было потеряно? — прошептала я, и, повернувшись к нему, заметила, — я же сказала, что никого не хочу видеть.

— Этих — придется. Род Нами, поддерживающий Азазота. Они требуют показать им Ниссу дайль Тьерра.

— Кого? — безразлично уточнила я.

— Темную звезду, снова лишившую их мира. Тебя.

— Они называют меня именем звезды, уничтожившим их мир? — не сдержала я удивления.

— Наш мир, — поправил Древний.

— Ваш мир, — настояла я, и, приподнявшись с кресла, — зачем я им понадобилась?

— Видимо, хотят убедиться, что с тобой проще дружить, чем воевать.

— А они знают, что я сейчас не в том состоянии, чтобы воевать?

— Нет.

— Это хорошо, будет легче. И быстрее, — добавила я уже про себя.

Когда-нибудь это должно было случиться, да и от покоя я стала уже уставать. Восстановление почти завершилось, и о пережитом напоминали лишь ночные кошмары, болезненные ощущения да лысая голова, только начавшая обрастать волосами, но это я считала мелочами, к которым легко привыкнуть.

С тех пор, как я оказалась здесь, прошло не так много времени. Не знаю, что двигало Йог-сотхотхом, когда он спасал мою жизнь, но в этом к нему у меня претензий не было. Более того, в тот день всю силу он мог бы впитать сам, а вместо этого щедро поделился ею с той, которая вошла в пещеру и попала в другой мир. Со мной. Не знаю, к чему это все должно нас привести, но, надеюсь, что парадокса во времени не случится, и мое прошлое не слишком повлияет на мое будущее.

— Где они? — спросила я замершего напротив меня Ньярлатхота.

— Уже здесь, и настаивают на встрече, — при слове «настаивают» он сделал уДарэние.

— Они опасны?

— Они сильны, и считают, что могут тебя победить. Нужно их в этом разуверить.

— Почему я должна что-то кому-то доказывать? — не выдержала я, — я хочу лишь покоя.

— Пока ты жива, покоя тебе не будет, сестра.

Почему-то в тот момент, я ему поверила.


Земля

Невероятно, но здесь мне было как-то неуютно, может, потому что я чувствовала себя чужой в изменившимся городе. А может, потому что поселилась на окраине города, в старом доме, годном лишь на снос, жильцов которого давно должны были отселить. К удивлению, соседями были вполне приличные люди, которые по стечению обстоятельств были вынуждены жить в этой развалюхе, за неимением лучшего. Впоследствии я узнала, что жильцы пострадавшего дома, устав жить во временных комнатах и верить обещаниям городских властей, попросту вернулись в свой дом.

Деньги, вырученные от продажи кое-каких безделушек (двух золотых колец и пары сережек), заканчивались. Документов у меня не было, а значит, найти нормальное жилье и работу я не могла, да и не хотела, ведь прочно обосноваться на одном месте, значит привлечь к себе внимание. А мне это было совершенно не нужно, особенно, когда я не была до конца уверенна: меня ищут или считают погибшей? Второе было, конечно, предпочтительнее. Если я хотела жить как все, нужно было что-то придумывать.

Добираться к дому мне пришлось через парк, когда-то ухоженный, а сейчас заброшенный, ставшим местом сбора примечательных элементов, встречи с которыми необходимо было избегать всякой приличной девушке, чтобы не попасть в очередную милицейскую сводку. И только я об этом подумала, как от ближайшего дерева отделились три тени, и ленивой походкой направились в мою сторону. Ситуация была непредвиденной: с одной стороны, во мне закипала злость древнего существа, давно соскучившегося по крови, с другой — зачем мне возле дома, где я скрываюсь, три хорошо прожаренных гриля? Я решила выждать и посмотреть, как будут развиваться события, вдруг ребята просто хотят закурить или спросить дорогу? Да и вообще, они могут быть местными тимуровцами, переводящими через дорогу старушек, нежно любящие животных, романтические прогулки под луной и совершенно случайно выглядящие как обычная шпана. Но к моему глубокому разочарованию, уже через секунду я убедилась в ошибочности своих надежд. В таких ситуациях завлекательное "эй, крошка" быстро меняется на угрожающее "ах ты, сучка!".


— Эй, крошка! Не хочешь поразвлечься? — предложил высокий лысый парень, смахивающий на торчка.

Я не стала дожидаться нападения, и налетела на торчка первой, с силой двинув его ребром ладони по шеи. Раздался давно ожидаемый угрожающий возглас, и клиент выпал из дальнейшей программы. На ногах осталось двое хулиганов, настороженно обходящих меня сзади, в надежде поскорее вырубить. Ну вот, опять разборки… Не люблю я этого, хотя где-то там, в глубине души, нечто замерло от предвкушения предстоящей схватки. Жаль, что это быстро закончится. Для них. Хотя я ведь могу и растянуть удовольствие, достаточно не вырубать их сразу. И только я успела об этом подумать…

— Отстаньте от нее, — раздался звонкий голосок, и вскоре нашим глазам предстала его обладательница: высокая светловолосая девушка в темных джинсах и широком бесформенном свитере, доходящем ей до колен. Все присутствующие замерли, включая меня. Девушка сжимала в руке нечто похожее на биту, но гораздо меньше и легче, учитывая, что девушка держала ее в одной руке и размахивала без особого труда.

Шпана напряглась и приуныла, поняв, что сладкого им сегодня уже не обломится, да еще товарища до дому тащить. В общем, не всегда знаешь, где найдешь, где потеряешь, — подытожила я, провожая местных Казанов взглядом.

— Ты что тут делаешь одна? — раздался вполне закономерный вопрос.

— Гуляю, — ответила я, — а ты?

— Домой иду, с работы.

— А палка?

— Аргумент?

— Что?

— Ну, палка. Я ее аргументом называю, — хихикнула девушка, и, подойдя ко мне ближе, представилась:

— Меня Катериной зовут, и я хожу здесь по ночам три раза в неделю, после дежурства. Я официантка. Так что аргумент мне просто необходим. С ним спокойнее.

— Верю, согласилась я и поинтересовалась, — а зачем вмешалась? Они же могли наброситься?

— Вот дура, я же тебя спасти хотела.

— Меня? — я таки удивилась и растрогалась. Это что-то новенькое.

— Ну да, стоишь окаменев, не знаешь как быть, ну я и решила влезть, помочь, значит.

— Спасибо, — искренне поблагодарила я и улыбнулась. Да, давно я не встречала таких людей. По правде сказать, я вообще давно не общалась хоть с какими-нибудь людьми, поэтому сейчас мне было особенно трудно придать лицу немного эмоций, и постараться ничем не удивлять свою собеседницу. Хотя, по-моему, ее было трудно чем-то удивить.

— Тебе в какую сторону? — поинтересовалась Катерина.

— Туда, — я кивнула на виднеющуюся развалюху.

— Мне тоже, — обрадовалась девушка, — значит мы с тобой соседи?

— Видимо да, — удивилась я такому совпадению. Хотя, к чему удивляться? Народ там жил разнообразный.

Подходя к дому, мы говорили о пустяках, смеялись. Давно позабытое чувство беззаботности нахлынуло на меня, заставив на время оставить опасения и тревоги. Я уже начала забывать, как это, просто болтать ни о чем с кем-то, не связывающим с тобой планы по спасению или уничтожению очередного мира. А встреченная мною девушка, похоже, вообще не строила далеко идущих планов.

— Я прожила в этом доме всю мою жизнь, — начала Катя. Мне хотелось уехать отсюда, куда-нибудь, все равно куда. Я даже в столицу рванула, чтобы там учится. И хватило меня на один семестр. Многие выехали отсюда, некоторые потом вернулись, я тоже. И теперь живу здесь, работаю недалеко, в клубе, и обожаю мелодрамы. А ты? Чем ты занимаешься?

Вполне закономерный вопрос заставил меня на миг задуматься. Что же я ей могла о себе рассказать? Ясно, что практически ничего.

— Ты здесь недавно? — продолжала Катя, — я до сих пор тебя не видела.

— Да, я приехала пару дней назад.

— А в какой квартире поселилась?

— В пятнадцатой.

— Но там же дыра!!! Как можно там жить? — остановившись, заявила девушка. Было видно, что она огорошена не на шутку.

— Живу, задвинула дыру шкафом и живу.

— Видать сильно тебя припекло, раз не нашла ничего получше.

— Видать, — легко согласилась я.

— Нет денег или…?

— Или. Всего понемногу, — я также остановилась и обернулась к Катерине, — понимаешь, я не очень люблю говорить о себе, и охотно бы сменила тему, если ты не возражаешь.

— Да нет, конечно, — тут же согласилась соседка, — я не стану приставать к тебе с вопросами.

— Спасибо, — мы снова двинулись по направлению к дому. Дойдя до второго подъезда, я улыбнулась соседке:

— Ну что ж, доброй ночи, надеюсь, еще увидимся.

— Я тоже на это надеюсь, — со смешком ответила Катя, — и вот еще, если услышишь какой-нибудь стук или скрежет, ты не теряйся, а сразу переходи жить ко мне. Я здесь недалеко, в десятой живу.

— Совсем забыла, — остановила она меня на полдороги, — сосед из четырнадцатой любит подглядывать. Так что если увидишь чью-то рожу, прилипшую к балконному стеклу, не пугайся, а сразу бей.

Выслушав бесценные советы и поблагодарив за заботу, я буквально взлетела на этаж, и скоро была в тишине и покое «своей» квартиры. О наклонностях дяди Яши я уже смекнула, и забила перегородку между нашими балконами фанерой, а на счет того, что моя комната может в любой момент рухнуть… Ну, это меня уже давно не пугало, в отличии от остальных жильцов. В общем, подумала я засыпая, жизнь приходит в норму. Вместе со сном пришли воспоминания, так похожие на кошмар.


Лэнг

— Как ты посмела появиться здесь, после того, что сотворила? — раздался гневный глас стоящей перед лестницей Древней. Еще совсем недавно я была бы даже шокирована ее видом, но не теперь, когда эта раса стала постоянным спутником в моей жизни. Фигура в общем-то, ничем не выделялась, да и когти присутствовали, а вот голова… Хм, наверное, ей пришлось немало побегать за той несчастной птичкой, смахивающей на птеродактиля, чтобы снять с нее череп и сделать себе эту замечательную шляпку. А я думала, что только я здесь двинутая. Трое спутников держались в двух шагах от нее. Рассмотреть их мне не удалось, и я даже не пыталась предположить, что ни скрывают под капюшонами.

Каюсь, кроме обычных причин для ненависти ко мне, любимой, я дала ей еще один повод злиться, заставив ждать слишком долго. Решив, что потенциальная жертва, спускающаяся к аудитории по лестнице, выглядит куда более внушительно, нежели поднимающаяся из недр подвала, мне пришлось сделать небольшой крюк, занявший у меня минут двадцать. И таки добилась нужного эффекта: гости дошли до кондиции. За то время, что я здесь пробыла, я научилась читать эмоции даже на самых непроницаемых лицах. Как это ни ужасно звучит, но постепенно я стала привыкать к обитателям Лэнга. Но до сих пор, я сталкивалась лишь с теми, кто называл себя моим родом. Теперь же я имела возможность видеть главу рода, поддерживающего моего кровного врага, ныне покойного, во всех его мерзких начинаниях.

— Возвращаю тебе тот же вопрос, — приступила я, окидывая убийственным взглядом наглеющую Древнюю, — как смела ты, после того, что натворила ты и весь твой род, предстать передо мною?

Я прекрасно понимала, что наглею не меньше, но моя любимая тактика — нападение первой, здесь не подходила. Слишком рано для силового решения конфликта, ведь я еще не знала, какая сила стоит за ней.

По-моему, я вывела даму из себя. Внешне это никак не проявлялось, но голос… Голос выдавал ее с головой. Она почти рычала на меня, и как это не странно, меня это забавляло. По словам Ньярлатхота, в Лэнге было лишь одно существо, способное высосать из жертвы все силы. Догадайтесь, кто? Вот только, похоже, не все еще об этом знали.

— Верно, — в голову ворвался голос Древнего, — мы никому не рассказали о тебе. Так интереснее.

— Не сомневаюсь, — пробурчала я про себя, и, наконец, сосредоточила свое внимание на уже явно выказывающую нетерпение главу враждебного рода.


С гордым видом, я сошла по лестнице, остановившись на последней ступеньке. Так мы с Древней были практически одного роста, несмотря на выпирающие во все стороны кости черепа ее головного убора.

— Почему ты помогаешь ей, Ньярлатхот, ведь ты всегда был нейтрален, — разгневанная Древняя обратила свое внимание на стоящего позади меня «брата».

— Она моего рода, моей крови, — с привычным мне равнодушием ответил Ньярлатхот.

— Это еще надо доказать, — скрипучий голос Древней неприятно ударил по нервам.

— Поверь, Нами Шан Гри, тебе не нужны эти доказательства, — заметил Древний.

— Ошибаешься, я очень хочу их получить, — глава рода Нами посмотрела на меня, — и если тебе не удастся доказать мне, что ты от крови Вуала, ты умрешь.

Напугала ежа панталонами! Как будто я мало в своей жизни умирала.

— Почему ты решила, что можешь мне угрожать? — без выражения спросила я.

— Потому что с исчезновением Азазота, я и мой род станем во главе Древних, и лишь лживые слухи, о возвращении потомка Вуала оттягивают этот момент. И только с твоей смертью проблема будет устранена.

— Вот так просто? Убить меня и все?

— Если ты самозванка, это будет просто, — уверенно заявила Нами.

— А если нет? — я искривила губы в подобии улыбки.

— Тогда мне и всему роду грозит гибель. Видишь, как многим я рискую?

— Судя по всему, ты уверена в победе, — заметила я.

— Абсолютно. Я выставляю лучшего воина своего рода, — сообщила Древняя.

— Я принимаю вызов, — надеюсь никто не заметил блеск моих глаз под капюшоном.


Из сна меня вырвал резкий стук в дверь. Похоже, кому-то жизненно необходимо попасть в мою квартиру, — подумала я, едва разлепив глаза спросонья.


Земля

Майор спецназа Игорь Карпенко уже несколько часов просматривал с трудом добытую видеопленку с места происшествия, и старался увидеть там то, чего не видел никто. Едва придя в себя после пожара, он тут же задал вопрос, который вызывал у окружающих лишь удивление и сочувствие. Совсем, дескать, мужик с катушек съехал, уже галлюцинации посещают. Вот только он не слушал никого, ни начальство, ни экспертов, ни коллег, а упрямо и методично исследовал улики, место происшествия и все доказательства, собранные за это время, с единственной целью. Доказать самому себе, что он не сошел с ума, что рыжеволосая девушка, порождающая огонь, убившая сектантов и спасшая его самого была. А если она была, значит, он ее найдет. Мешало то, что расследованием происшествия занималась милиция, и опера не спешили делиться с кем-либо добытой информацией. Кстати, было установлено, что пожар произошел из-за утечки газа, а фанатики получили по заслугам. На этом дело закрыли.


II

— Надеюсь, я тебя не разбудила? — жизнерадостно выдала Катерина, видя мою заспанную физиономию.

— Ну что ты, конечно нет, — даже не пытаясь подавить зевок, я шире приоткрыла дверь, пропуская соседку в квартиру.

— Вот и хорошо, — заметила гостья, тут же проходя на кухню и плюхаясь на табурет, — ты вчера не сказала, как тебя зовут.

— Извини, забыла. Я Аня.

— А я уже начала было беспокоиться, что ты глубоко законспирированный агент подполья.

— Ну, какой агент, максимум диверсант, — подхватила я, и присела напротив.

— Ты уже знаешь, что вчера произошло? — она подалась ближе ко мне.

— Не имею представления.

— Дядя Яша повесился, — громким шепотом сказала Катя. Пришел участковый, соседей расспрашивает.

— Участковый? — из всего вышесказанного я обратила внимание именно на этот нюанс, — и многих он опросил?

— Всех, с первого подъезда. Похоже, скоро подойдет и наша очередь.

— Мне пора, — я резко встала, и начала одеваться.

— Ты куда? — удивленно спросила соседка.

— У меня с минуты на минуту собеседование. Устраиваюсь на работу, не хочу опаздывать.

— Тогда конечно, — Катерина встала, — я не хотела тебя задерживать.

— Да нет, что ты. Ты меня совершенно не задерживаешь. Знаешь, — застегивая куртку, я обернулась к девушке, — заходи ко мне вечером, пообщаемся.

— Не вопрос, — Катерина улыбнулась. У меня сегодня выходной, поэтому до вечера успею прибрать в квартире.

— Тогда пока.


С моей стороны было слишком самоуверенно надеяться, что в современном мире мне удастся прожить, не привлекая к себе лишнего внимания. Конечно, я могла избегать ненужных вопросов, влияя на психику собеседника, но остатки совести не давали этого сделать. Воздействовать на человека Древнему было легко, вот только… Один раз ничего не менял, жертва мало что помнила, не ощущала никаких неудобств. Но как только человек, либо какое-то другое существо, подвергалось повторному влиянию иного внушителя, психика распадалась, и жертва теряла разум. Именно так произошло с Владыкой Велимом. Иногда я задавалась вопросом: действовала бы я как-нибудь иначе, зная то, что знаю сейчас, и склонялась к мысли, что нет. Велим был мне нужен, и я его использовала. В тот момент выбора у меня не было, а сейчас он есть, надеюсь.

Спустившись в метро и проехав до конечной, я некоторое время посвятила поиску нужного места. Дом я узнала сразу, по описанию Ньярлатхота. Мне давно следовало сюда прийти, но я оттягивала этот момент.

Дверь открылась после первого звонка. Передо мною предстала пожилая женщина, невысокого роста, совершенно седая.

— Я ждала вас. Заходите в дом.

Окинув взглядом двор, и убедившись, что кроме нас тут никого нет, я вошла в коридор.

— Здесь вы можете больше не скрываться, — мягко сказала женщина, запирая дверь, — для меня большая честь принимать вас у себя.

— Благодарю, — напряжение, не отпускавшее меня несколько дней, отступило, и я уже не тратила силы, чтобы выглядеть человеком. Похоже, мою хозяйку это не удивило.

— Я выполнила все указания. Вот, — она протянула мне сверток, — здесь все, что вам может понадобиться. Переход в подвале этого дома. Как только вы будете готовы, он активируется.

— Прекрасно, — я встала, и уже подходя к двери, поинтересовалась у хозяйки:

— Почему вы нам помогаете?

Она грустно усмехнулась и ответила:

— Когда-то ваши обошлись со мной гораздо милосерднее, чем мои.


По дороге к дому я забрела в кафе, и, заказав кофе, к которому не притронулась, наконец-то смогла развернуть пакет. Как я и предполагала, в нем находились документы, разумеется, поддельные, деньги и легенда, под которой я могла здесь жить совершенно легально. Что ж, закончился самообман под названием "я — человек", пора делать то, из-за чего я сюда явилась.


Лэнг

Хок Шан Гри внимательно рассматривал свою будущую жертву, то есть меня. Совсем недавно, я не заметила бы никаких чувств на его невыразительном лице, но теперь практики у меня было много, и я могла с уверенностью сказать, что он слегка обеспокоен. Он то и дело сжимал и разжимал кулаки, и, похоже, длинные когти ему совершенно при этом не мешали. Прямые черные, отливающие синевой волосы, падали на плечи, создавая видимость плаща, пробуждая в моей душе темную зависть и желание скрыть мою лысую голову. Глаза неожиданно яркого зеленого цвета давали понять, что межрасовые браки у Древних не такая уж и большая редкость. Вот только не понятно, как они, будучи столько времени в изгнании за гранью, умудрялись еще размножаться. Отбросив неуместный сейчас вопрос, я опять сосредоточилась на противнике. Мы были на небольшом возвышении, совершенно одни. Все, кто хотел поддержать какую-либо сторону, столпились у подножия, и ждали исхода битвы.

Я предоставила возможность Хоку атаковать первым, было интересно посмотреть, на что же он способен. В крайнем случае, отделаюсь болезненными травмами и собью с толку врага. Хотя, если честно, я не считала конкретно этого противника врагом. Не дотягивал лучший воин Нами до уровня Гастура, я уже не говорю об Азазоте. Но, стоило уважить враждебно настроенный род и принять вызов, а там разберемся.

Частые удары чередовались попытками противника создать вокруг меня что-то, наподобие вакуума, и на некоторое время я отвлеклась от собственных мыслей на сражение, прилагая усилия лишь для парирования ударов. Уже вскоре Хок убедился, что привычными способами, с помощью которых он раньше одерживал победы, меня не убьешь. Тогда он решил сменить тактику. Местность, до этого практически лишенная воздуха, наполнилась им с избытком. Воздушные волны неслись в меня безостановочно, разрывая мое тело на части. Ну все, хватит. Он показал мне достаточно.

Земля под Хоком всколыхнулась, и в то же мгновение его ступни оказались пленниками камня. Сделав попытку вырваться, противник увяз еще глубже. Вот и пригодилось, — подумала я о силе Красноголового. Противник уже не выглядел взволнованным, он был озадачен. Знакомое чувство со стороны Древних по отношению ко мне. В воздухе засверкали снежинки, переливающиеся всеми цветами радуги. Они закружились над Древним в удивительном танце, подчиняющемся лишь мне. Постепенно, набирая ускорение, они изменили направление. Их главной целью стал мой пленник. Каждая снежинка пронизывала тело Хока насквозь, вызывая мучительную боль и чувство бессилия, так хорошо мне знакомые. Я услышала его вопль, и поняла, что должен испытывать Древний, чтобы не сдержать крика боли. Что ж, пока достаточно.

Снежинки, кружась, падали на землю вокруг моего пленника, больше не причиняя ему вреда. Я подошла к нему, и опустилась рядом.

— Тебе хватит или показать еще какой-нибудь фокус?

— Фокус?! Откуда в тебе силы Гастура и Газара?

Так вот как звали Красноголового.

— Ты же умный, подумай сам.

— Ловчий Силы! Я не верил в это! Только Азазот и Вуал…

— Как видишь, не только, — я встала, — Нами Шан Гри!

Из толпы отделилась фигура и направилась ко мне. Остановившись на некотором отдалении, она замерла.

— Чего ты хочешь?

— А что ты готова предложить за жизнь своего лучшего воина и наследника?

— Я не вижу угрозы для его жизни, — возразила Нами.

— Ты более глупа, чем я надеялась, — мне не удалось скрыть разочарования, — твой сын объяснит тебе лучше, чем я.

— Хок? — Нами наконец-то обратила внимание на все еще пленённого сына, — ты оказался настолько слаб?

— Она Ловчий! — зло бросил Хок.

— Не может быть! Я не верю в это!

К черту, надоело! Пора раз и навсегда расставить все по своим местам.

— Поверь! — сказала я, и бросила всей скопившейся и нерастраченной яростью в… Нами. Я видела, какую боль испытывает Нами, но на этот раз не остановила кружащий и врезающийся в нее вихрь.

— Я решила показать лично тебе, что может испытывать существо, настолько не ценящее жизнь своих близких, — мой голос звучал глухо и невыразительно. Приходилось держать под контролем чудовищную силу, что стремилась вырваться из-под контроля.

Она пыталась сопротивляться, но было уже поздно. Я приблизилась к ней и коснулась пальцами пореза на ее щеке.

— Ты сомневалась? Зря, теперь у твоего рода будет новый глава, — я потянулась к ее силе и почувствовала ее на вкус. Пряная горечь, с ароматом ночного ветра. Интересно, как далеко мне предстоит зайти?

— Остановись, Нисса, — Хок, похоже, не выдержал первым, — прошу тебя!

— Ты готов защищать ту, что не встала на твою защиту? — я слегка удивилась. До сих пор я не наблюдала особой родственной привязанности у Древних.

— Она моя мать, — возразил он.

— А ты, Нами, ты готова смирить собственную гордость, и признать свое поражение? — я почти вплотную приблизилась к ней. На ее лице читались все муки, что она испытывала в этот момент. Внезапно боль покинула ее тело, лицо разгладилось и сейчас на нем читалось только одно чувство — удивление.

— Почему ты остановилась? — прошептали ее губы.

— Мне нужен союзник, а не раб, принявший мою сторону под страхом смерти. Ты вольна выбирать, — я поднялась и смотрела на нее с высоты своего роста.

— Ты свободна и можешь уйти: ты и твой сын. Но знай, любое действие, направленное против меня, будет грозить твоему роду мучительной смертью. А еще, ты можешь стать моей союзницей и помогать мне во всем, что я задумаю. Выбор за тобой, — подытожила я, протягивая ей руку.

Она колебалась не долго и приняла мою помощь. Тяжело поднявшись, она окинула взглядом тех, кто пришел с ней.

— Вы все слышали, — начала она, — я приняла этот союз и для нас он добровольный, что бы это ни значило.

Больше не сдерживаемый моей силой, Хок легко освободился из плена, подойдя к своей матери.

— Спасибо, — просто сказал он, и они с матерью стали спускаться вниз.

— Эй, Нами, — окликнула я бывшего врага.

Она удивленно обернулась.

— Твоя шляпка просто отпад! — выдала я напоследок.

Неожиданно губы Древней скривились в подобии улыбки:

— Спасибо, я сама убила того кугаруда, — и, отказавшись от помощи сына, легко зашагала вперед.


Земля

Звонок раздался, едва я успела войти в квартиру. Открыв дверь, я могла лицезреть перед собой уже немолодого полноватого мужчину в форме. Видимо, это и был участковый. Назвавшись сержантом Антоненко Дмитрием Валентиновичем и предъявив удостоверение, он попросил, кстати, довольно вежливо, уделить ему несколько минут. Я пригласила его зайти, и приготовилась выслушать все вопросы, которые выпадут на мою долю сегодня.

— Итак, Казарина Анна Витальевна, — посмотрев в предъявленный паспорт, он внимательно сличил фотографию с оригиналом. Давно вы проживаете в этой квартире? — задал он первый вопрос.

— Четыре дня.

— Что заставило вас поселиться именно здесь?

— Это так важно?

— Да нет, — улыбнулся участковый, — простая формальность.

— Я не настолько богата, чтобы снимать квартиру в престижном районе. Эта — мне подходит, — ответила я без всякого выражения.

— Вы знакомы с кем-то из соседей?

— Только с Катериной, соседкой из десятой квартиры. Познакомились вчера вечером.

— Что вам известно о Карпенко Якове Борисовиче?

— А кто это? — удивилась я.

— Это ваш сосед из первого подъезда, у вас спаренные балконы.

— Ах, дядя Яша? Да, в общем-то, ничего. Виделись мы не часто, только кивали друг другу при встрече.

— Я обратил внимание на фанерную перегородку между вашими балконами.

— Я часто занимаюсь на балконе аэробикой, не хотела смущать пожилого человека.

— Вы ничего не слышали прошлой ночью подозрительного?

— Подозрительнее, чем скрежет постепенно разваливающегося дома? Нет, абсолютно ничего. У меня крепкий сон.

— В котором часу вы вчера вернулись домой?

— Около полуночи, вместе с соседкой, Катериной.

— Ах да, конечно, совсем забыл. Именно так она и заявила в своих показаниях. Вы знаете, что произошло вчера ночью?

— Если вы о самоубийстве дяди Яши, то да, знаю, — ответила я, видя, как вспыхнули глаза участкового, и тут же постаралась опустить его с неба на землю, — от соседки, она приходила ко мне утром.

— Возможно, вам известно еще что-нибудь по этому делу? — почти с надеждой спросил сержант Антоненко.

— Боюсь, что нет, — я подавила улыбку, — а что, есть какое-то дело? Ведь говорят, это самоубийство.

— Даже в этом случае, мы обязаны проводить расследование, выяснить причины и тому подобное. Вы знаете, — он немного оживился, — что ваш сосед был в свое время известным ученым?

— Правда? — рассеянно спросила я, — и в какой же области?

— Психиатрия. Говорят, когда-то работал в КГБ.

— Невероятно! — искренне удивилась я.

— Да, вот она какая штука, жизнь, — философски подытожил сержант, вставая, — ну, не буду вас больше задерживать, доброй ночи.

Проводив участкового и заперев дверь, я облегченно вздохнула. Кажется, ксива прошла, и это хорошо — не придется искать другое место жительства. А то, что они расследуют это самоубийство, так ничего, мне это помешать не должно, надеюсь.

Не успев отойти от двери, я услышала звонок. Да, сегодня я что-то необычайно популярна. Вспомнив, что должна зайти моя соседка, я поспешила ее впустить. Катерина ввалилась шумно, громко желая мне доброго вечера, и без церемоний пройдя на кухню, расположилась там со всеми удобствами.

— Тебя уже допрашивали? — с ходу начала она.

— Беседовали, — поправила я свою неугомонную соседку.

— Один фиг, — возразила она, доставая бутылку водки и что-то из закуски, — помянем, недавно усопшего дядю Яшу? — предложила она.

— Так его же, вроде, еще не похоронили? — удивилась я.

— А мы авансом, — успокоила меня соседка, принимаясь деятельно разыскивать у меня на кухне пару стаканов. Я заинтересованно стала наблюдать за ее поисками, втайне надеясь на положительный результат. Уже давно сама хотела найти здесь хоть какую-нибудь посуду, но пока у меня это неважно получалось. Разочарованно хмыкнув, Катерина, порывшись в пакете, достала два пластиковых стаканчика. Ну что ж, против горячительной жидкости я ничуть не возражала. Что же касается закуски, любезно предоставила гостье поглощать ее в одиночестве.

Таким образом, усердно помянув дядю Яшу, тетю Клаву, одну знакомую дворничиху из соседнего района и попугайчика Чибиса, сдохшего у моей соседки на днях, мы, обнявшись, стали делиться наболевшими переживаниями за всю прошедшую жизнь. Не знаю как у меня, а у Катерины наболело много, судя по тому, что мне пришлось переварить в ту ночь.

— Нет, ну ты прикинь, какая скотина! Я его спрашиваю — когда свадьба? А он мне — какая такая свадьба? Мы ж только неделю, как спим вместе! Ну, я не сдержалась и двинула его в челюсть, — подытожила гостья.

— Урод! — подхватила я. И как таких только земля носит!

— А ты замужем? — обратила на меня пьяный взгляд Катерина.

— Нет. То есть да, — я запнулась, — вообще то, я не уверена.

— Это как? — брови гостьи поползли вверх.

— Когда свершалось это историческое событие, — мне пришлось напрячь язык, чтобы выговорить на тот момент сложное для меня прилагательное, — я была в отключке.

— Так он воспользовался твоей наивностью и неопытностью? — возмутилась моя теперь уже заклятая подруга, пьяно икнув.

— Вроде нет, — я напряглась, — нее, точно нет, он же меня ненавидит, считает предательницей, — вывалила я на гостью груз своих проблем.

— И где он теперь?

— А кто его знает? — я махнула рукой куда-то в сторону. Послышался звон чего-то разбившегося, — я сбежала.

— Ты его бросила? — теперь глаза Катерины напоминали круглые блюдца.

— Типа того, — кивнула я, — как только убедилась, что с Кайлом все в порядке.

— Кайл, это муж? — уточнила подруга

— Нет, Кайл — это любовник.

— Ну, ты мать даешь! — передо мною вырос еще один наполненный стакан. Не оказавшись вовремя поднесенным ко рту, он был перехвачен у меня наглой соседкой.

— И что теперь?

— Да ничего! Живу себе тихо, никого не трогаю. Ищу покоя, короче говоря.

— И молодец, поддержала меня Катерина, — без мужиков, оно спокойнее.

К сожалению, все хорошее имеет обыкновение быстро заканчиваться. В данном случае, я имела в виду чувство опьянения. Ну что же, как это ни неприятно, но придется дальше мыслить на трезвую голову. Неловко двинув рукой, я смахнула со стола какую-то склянку. Раздался звон битого стекла, и голос Катерины "я подниму", потом ее всхлип, и я увидела, как из небольшой ранки быстрым ручейком бежит кровь. Схватив ее за руку, я спешно подвела ее к раковине и постаралась обработать рану как можно быстрее. Уже садясь обратно за стол, я вздохнула с облегчением: "Слава богу! Она человек". Похоже, подозрение о том, кто сейчас рядом со мною: друг или враг, будут сопутствовать меня всю мою жизнь.

Утро ворвалось в мое сознание неожиданно. С трудом встав с кровати (каюсь, я жуткая соня) я мысленно подвела итог прошедшего дня: у меня новая ксива, мы потеряли дядю Яшу, бедняга Чибис умел говорить и, самое главное, Катерина оказалась обыкновенной девушкой, с обычной жизнью.


III

— Могу я поговорить с майором Карпенко, — голос в трубке был тихий и далекий, как будто специально чем-то приглушенный.

— Я вас слушаю, — ответил Игорь, одновременно пытаясь рукой нащупать часы. Взглянув на время, он лишь удивленно присвистнул.

— Вы интересовались неким событием, случившимся несколько дней назад?

— У вас есть какая-то информация? — майор подскочил с дивана, опрокинув часы и чувствительно приложившись макушкой о книжную полку.

— Встретимся через двадцать минут, в кафе, напротив вашего дома.


Игорю потребовалось десять минут, чтобы собраться и добежать до указанного места. Оглядев помещение маленького, но уютного кафе, бывшего в такое время практически пустым, он сел за ближайший столик и, заказав подошедшей официантке чашечку кофе, стал ждать. От стойки отделился замеченный им ранее невысокий щуплый молодой человек, и поспешил занять место напротив майора.

— Это вы мне звонили? — спросил Игорь.

— Да, — парень заметно нервничал, — я слышал, вы интересуетесь чем-то, о чем никто не хочет говорить.

— Вы уверены, что мы имеем в виду одно и то же? — майор слегка расслабился. В голову закралась мысль, что парень немного не в себе.

— Я не псих, — угадав о чем думает майор, возразил парень. Просто однажды оказался не в том месте не в то время.

— Если так, то давайте по порядку, — Игорь устроился поудобнее и приготовился слушать.

— Только у меня есть одно условие, — предупредил собеседник.

— Вам нужны деньги?

— Нет. Не деньги. Обещайте, что ничего им не отдадите?

— Что я не должен отдать, и кому это "им"? — майор колебался, стоит ли ему слушать дальше.

— У меня есть запись, на которой одна девка убивает человека. Огнем.

Игорь мимо воли всем телом подался вперед:

— ЧТО??? Откуда?

— Там не видно ее лица, оно скрыто. Но я там был и видел все, что произошло.

— Вы можете мне это рассказать?

— Могу. За тем я сюда и пришел, — парень замолчал, собираясь с мыслями.

— Несколько лет назад, все говорили о возможной катастрофе, вспышке на солнце. Некоторые утверждали, что это может уничтожить землю.

— Да, это было тяжелое время, — согласился майор.

— Я увлекался съемкой, не знаю, что меня потянуло в те места, но я увидел и записал кое-что интересное. И не сразу смекнул, что к чему. Это потом до меня дошло, что какой-то зэк пытается сбежать. С ним была девчонка. В газетах писали, что он взял ее в заложницы, а потом она пропала, просто растворилась, и никто ее больше не видел. Но там был еще кто-то. Не знаю, кто она, вернее, что она такое. Вы увидите это на записи. Вот, держите, — парень достал из кармана флэшку, и положил на стол.

— Почему вы отдаете ее мне? — Игорь не смог скрыть удивление.

— Через несколько дней после этого, кто-то влез в мою квартиру и все там перерыл. Мне кажется, они искали это, — молодой человек указал на флэшку.

— Вы уверены?

— На все сто, — твердо заявил парень. Они вынесли мой ноутбук и камеру. А потом пытались припугнуть. Но я все отрицал, и, кажется, они поверили, что у меня ничего нет.

— Тогда зачем вы говорите об этом мне сейчас? — не смог скрыть удивления Игорь.

— Вы ведь ищете ЕЕ, правда.

— Кого?

— Не отрицайте, я все знаю. Я слышал, что произошло на складе пять дней назад. Вы тоже ее видели, — и, поняв, что майор не собирается отвечать на его вопрос, продолжил, — тогда тоже сказали, что взорвался газ в старой шахте, метан.

— Откуда вы знаете про склад? — Игорь напрягся.

— Я рассказал вам все, что собирался. Добавить мне больше нечего, — вставая, парень нервно огляделся. Я не хочу проблем, — и быстро зашагал к выходу.


Первое, что я сделала — обзавелась сотовым. Нужный номер был написан на бумажке, полученной вместе с документами. Послав сообщение, ждала минут десять. Когда пришел ответ, я была уже готова.

Мы встретились на мосту почти в самом центре города. Двое рядом стоящих людей посреди тысячной толпы не могли вызвать подозрений, даже если это были не совсем люди.

— Привет, Хок, — я увидела свое отражение в зеркальных стеклах его очков. Нездоровая бледность Древнего сменилась золотистым загаром. Да уж, при необходимости мы можем неплохо маскироваться.

— Я ждал, что ты появишься раньше, — недовольно заметил Хок.

— Ты чем-то расстроен? Тебе здесь не нравится? — удивленно спросила я.

— Разве здесь может нравится? — искренне изумился Древний. Это отвратительное солнце, этот ветер, люди кругом…

— Но именно сюда вы когда-то так стремилась, — напомнила я своему собеседнику. И увидев, как его лоб исказило несколько морщин, добавила, — не надо злится на правду, тем более что тебя сюда никто силком не тащил.

— Я вызвался быть здесь, с тобой. Но, похоже, моя помощь совершенно не нужна. Ты же опять хочешь все сделать сама.

— Согласись, у меня это не плохо получается.

— Не в этот раз, — губы Древнего расползлись в улыбке, — не тот масштаб.

Почему-то, пообщавшись со мной, Хок, вполне приличный Древний с непроницаемым выражением лица и бесстрастными глазами, перенял от меня практически всю мимику, на которую я была способна. И выражения, кстати, тоже, что бесило меня больше всего.

— Ты нашел их? — я решила сменить тему.

— Да, нашел. Всех троих.

— Троих? На весь город? — я была поражена.

— Странно, что мы нашли даже этих. Кстати, один из них еще ребенок, второй, вернее вторая, уже не в том возрасте, чтобы быть нам полезной, ну а третий…

— Что там с третьим? — я ждала какой-нибудь пакости от жизни.

— Похоже, он не совсем нормален.

— Это наша общая проблема — уже без энтузиазма продолжила я.

— Он психопат, — как само собой разумеющееся ответил Хок.

— Как на счет других мест?

— Если пересечем границу, сможем найти еще пару-тройку аватар. Ты уверена, что нам это нужно?

— Я уверена, что это нужно Владыкам, а значит и нам.

— Что будет, когда они тебя найдут?

— Попробуют убить, наверное, — я равнодушно всматривалась в воду, мерно текущую подо мной. Ветер слегка шевелил листья на деревьях, солнце ласково грело, в общем, рай, да и только.

— Я скучаю по туманам и снежным просторам Лэнга, — неожиданно заявил Хок. Я удивленно подняла на него глаза.

— Там же нет солнца, нет луны и звезд. Серое небо и вечный туман.

— Но это мой дом. Азазот не понимал, как может нравится Лэнг, поэтому и затеял все это.

— Азазот многого не понимал, а когда кое-что постиг, стало слишком поздно, для него.

— Есть и другие, кто думает так же, как и он.

— Сейчас они не моя проблема, — заявила я.

— Я был поражен, когда ты сама захотела разобраться, что здесь происходит.

— Ты Древний и твой дом — Лэнг. А мой — здесь.

— Но ты не можешь жить в этом мире, — возразил Хок.

— Знаю, даже если бы очень постаралась забыть, кто я есть, мне не дали бы это сделать ни Владыки, ни моя сила.

— Ловчий должен питаться, а здесь это не возможно.

— Это не возможно и в Лэнге, у нас остается все меньше врагов.

— Твоя ирония иногда меня бесит.

— Замечательное ощущение, правда?

— Это первое и основное чувство, которое я научился испытывать по отношению к тебе.

— Ничего, у нас впереди еще много времени. А ты парень способный, — и повернувшись к нему, снова встретилась взглядом со своим зеркальным отражением.

— Очки не мешают? — поинтересовалась я.

— Непривычно, но терпимо.

— Надо выяснить, подходит ли он нам, — без перехода заявила я. Если нет, ему лучше исчезнуть. Жаль, что мы можем отследить только тех, кто откликается на призыв Лэнга. Все могло быть по-другому.

— Ты знаешь, зачем они нужны Владыкам? — Хок внимательно смотрел на меня.

— Видимо, Владыки не хотят повторять своих ошибок.


Игорь всматривался в то, что происходило на экране его ноутбука. Паренек был прав, лица не разобрать, но все же, он заметил кое-что важное. Убийца не сразу испепелила беглеца. Она медлила, казалось, давала ему шанс. На что? Вот, он поднимает пистолет, и, видимо пытается выстрелить в спину своей заложницы. И только тогда его тело охватывает пламя. Со всех сторон доносятся крики, выстрелы. Но они не причиняют ЕЙ вреда, она ждет. Внезапно, небо озаряют всполохи пламени, и как будто вниз струится жидкий огонь. Он охватывает фигуру в темном плаще, изображение становится размытым, и замирает. Видимо, это все, что удалось ему заснять, решил майор, и прокрутил еще раз. Он всматривался в каждый кадр, стараясь рассмотреть то, чего не заметил раннее, прокручивал видео несколько раз, но ничего, чтобы указывало на личность фигуры в темном плаще, он не обнаружил. Уже почти смирившись с тем, что ничего узнать не удастся, Игорь вдруг обратил внимание на персонажа, казалось бы, никакой существенной роли в истории не играющего. Девушка-заложница. Что заставило преступника пытаться ее убить? Майор нажал на стоп-кадр и увеличил изображение. Изготовив несколько снимков этого кадра, он постарался сделать его более четкими, и у него получилось. Уже через несколько минут он пораженно смотрел на изображение той, в существование кого он почти перестал верить.


Проверить подозрения Хока мы решили той же ночью. Жертва, или испытуемый, жил в пригороде, что не мешало ему каждый день ездить на работу в центр города. Похоже, этот человек был фанатом своего дела, и исправно обучал детей физкультуре. Примерный семьянин, образцовый отец и прекрасный учитель, любимец детей. Я уверена, случись что, его бы охарактеризовали как тихого, интеллигентного человека. Но и на старуху бывает проруха. Уже через четверть часа слежки, мне стало понятно, почему он нам не подходит.

Зайдя в переулок, невысокий лысоватый мужчина в очках, распрямил плечи и визуально прибавил в росте. Света как всегда не было, лишь луна слегка освещала местность, позволяя человеку не прибегать к помощи фонарика. В одном из близлежащих домов распахнулась дверь, и на улицу вывалилась шумная компания из пяти человек. Две девушки и парень отделились сразу, и пошли в направлении метро. Две оставшиеся девушки, обнявшись, разошлись в разные стороны. Одна прошла мимо нас, вторая поспешила на виднеющуюся за деревьями остановку. Мужчина за ней, а я за мужчиной. Шагая подобной кавалькадой, стараясь не привлекать к себе внимания и держаться на расстоянии, я пыталась анализировать: что заставляет маньяка выбирать именно эту жертву, а не какую-то другую? Я не наблюдала в девушке особых отличий, а ведь из подъезда вышло пятеро. Что это? Особый род «везения», флюиды страха, которые как утверждают психологи, источает потенциальная жертва, или просто жуткое стечение обстоятельств? Так и не найдя разумного объяснения критерию выбора жертв, мне пришлось остановиться. Похоже, испытуемый больше не намерен был ждать, что ж, я тоже.

Я успела вовремя, чтобы перехватить руку с ножом, направленную точно в сердце жертвы. Девушка стояла спиной к нам, нетерпеливо поджидая троллейбус. Похоже, теперь у нее есть шанс его дождаться, — думала я, резким ударом оглушив несостоявшегося на сегодня убийцу, затаскивая его в ближайшие заросли.

— Что вы себе позволяете? Я позову милицию! — ого, это что-то новенькое, убийца вспомнил о своих конституционных правах.

— Пожалуйста, окажите мне эту любезность, — ответила я, вдавливая его лицом в ствол старого дуба, — ребята будут обрадованы уликами, которые найдут в ваших карманах.

— Я ничего не сделал, вы это не докажете! — шипел разъяренно маньяк.

— Доказывать? Вот еще! — я немного расслабилась, — почему вы решили, что мне надо кому-то что-то доказывать?

— А разве вы не из милиции? — было видно, как мужчина стал приходить в себя и успокаиваться, — в таком случае, я требую, чтобы вы немедленно отпустили меня или я заявлю на вас куда надо.

— А куда надо, по-вашему? — издевательски спросила я, выкручивая правую руку психа.

— Вы не имеете права так со мной обращаться! Вы делаете мне больно, — взвизгнула жертва.

— Не имею. И вообще, пытки и издевательства запрещены конвенцией, — рассуждала я вслух, — поэтому я вас просто убью, и одной сволочью на земле станет меньше!

— Нет, — визг сменился всхлипом, — вы не можете меня убить, меня нужно лечить! Я больной социопат! Таких как я лечат.

— Нет, — возразила я, — это я — социопат. А вы обычный ничем не примечательный серийный маньяк. И вообще, надоело мне тут с вами возится, — буркнула я, резко разворачивая свою жертву к себе лицом. Во взгляде мужчины мелькнул страх пополам с надеждой, которая, впрочем, быстро потухла, когда он увидел как удлиняются мои когти на пальцах. Он успел лишь тихо всхлипнуть, и оказался лежащим на траве, с перерезанным горлом.

— Не понимаю, чего ты с ним так долго возилась? — сзади раздался голос Древнего. Хок подошел ко мне вплотную, на ходу доставая Сапфир, кинжал с длинным лезвием, голубоватого цвета, сделанный из какого-то особого сплава, находки жителей Лэнга.

— Возможно, хотела удостовериться, что не ошибаюсь, — мне хватило силы воли не скривиться, слушая страшные хлюпающие звуки, сопровождавшие работу Древнего. Вскоре, голова была отделена от туловища.

— Жаль, — я посмотрела на своего помощника, — что не сделала этого раньше, — и поспешила скрыться в темноте, предоставляя Хоку все здесь закончить.


— Ты где была? — раздался возмущенный голос Катерины, наблюдавшей, как я осторожно пытаюсь вставить ключ в замок.

— Гуляла, — ответила я панацеей на все подобные вопросы.

— Ты на часы смотрела? Я, между прочим, волновалась, хотела уже в милицию звонить, — Катерина стремительно преодолела разделявшее нас расстояние.

— Не надо милиции, — я подняла руки вверх, — разве молодая, интеллигентная девушка не имеет права поискать ночью немного приключений на свои вторые девяносто? — поинтересовалась я.

— Не имеет! — возразила Катька, — по крайней мене, без меня.

— Сдаюсь, — решила я, — заходи, — и, наконец, отомкнула дверь.

Цепная реакция, идущая от выключателя, заставила лампочку сверкнуть в последний раз и потухнуть навсегда.

— Черт, — ругнулась я, — уже третья за пять дней.

— А чего ты хотела, — заметила соседка, — дом-то старый, проводка — дерьмо.

Решив оставить бытовые проблемы до завтра, я провела Катерину на кухню, где спешно налила гостье чай, а себе стакан воды. Что ни говори, а Хок прав. Этот мир уже не для Древних, и мне тяжело справляться без того, к чему я привыкла в Лэнге. Поэтому чтобы не получить обезвоживание приходилось потреблять жидкость литрами.

— Что это у тебя? — заметила Катерина, подойдя ко мне ближе.

— Где? — удивленно спросила я, уже смекнув, что не заметила нескольких капелек крови, попавших мне на воротник, — ах, это! У меня часто идет носом кровь, слабые сосуды, — выкрутилась я, плюхаясь на стул, одновременно срывая с себя испорченную блузку. Надо не забыть ее уничтожить, все-таки улика.

Покосившись на Катерину, обдумала тот же вопрос, уже в отношении нее, и решила пока подождать. Угрозы нет, а дальше посмотрим. Не люблю быть жестокой без причины.

— Грустно! — заявила она, потягивая горячий чай.

— С чего бы? — удивилась я, — молода, привлекательная девушка, к тому же, блондинка. Живи и радуйся.

— Не с чего радоваться, — грустно вздохнула Катерина, — мне скоро тридцать.

— И?..

— И каков итог жизни: не мужа, ни детей, я уже не говорю о прекрасном прынце.

— А не рано ли, итоги подводить? Тридцать — это не семьдесят.

— А что изменится? Дом — работа, работа — дом. Встретила человека — и тот гадом оказался.

— Возможно, это был не твой человек.

— А где он, мой? — и тут же добавила, — вот ты когда-нибудь любила?

— Думаю, да, — нерешительно ответила я.

— И он был твоим прекрасным принцем?

— Можно и так сказать, — ответила я уже увереннее.

— И у него не было недостатков, — докапывалась Катерина.

— Нет, у него не было недостатков, которые бы меня не устраивали, — решительно заявила я, отгоняя от себя возникший образ Кайла.

— Но тогда почему ты не с ним? — удивилась соседка.

— Он — не моя судьба.

— А кто тогда твоя судьба?

— Никто. У меня ее просто нет, судьбы то есть.

— Ты шутишь? — бросив пить чай, Катерина покосилась на меня.

— Да, шучу, — совершенно серьезно призналась.

— Тяжело с тобой! — возмутилась соседка.

— А кому сейчас легко, — вздохнула я.

— Иногда ты меня бесишь!

— Знаю, ты не первая, кто мне об этом говорит, — равнодушно ответила я, наливая себе уже третий стакан воды. Что-то жарковато сегодня.

— Можно я сегодня останусь у тебя? — жалобно спросила Катерина, — я…

— Можно, — поднявшись, ответила я, — разбери диван, белье в шкафу, а я сейчас приду.


Выйдя во двор, и убедившись, что ни чьи глаза за мной не следят, я набрала номер. Через пять минут, услышала, как за моей спиной хрустнул гравий.

— Как прошло?

— Без осложнений. Теперь его никто не найдет, — и Хок растворился в темноте.


— Опять гуляла? — недовольно буркнула Катерина, когда я вошла.

— Ну да, ночной воздух полезен.

— Знаешь, почему я захотела переночевать у тебя?

— Нет, но если захочешь — скажешь, ответила я, забираясь рядом под одеяло. Мне не нужны были пояснения. Я и так знала. Знала, что моя добрая, местами наивная и доверчивая соседка до ужаса боится темноты. Особенно, оставаясь дома одна. А после расставания с несостоявшимся прынцем, этот страх, к тому же, усилился опасением, что она никому не нужна. Да уж, мне не хватало только чужих проблем. До меня донесся шумный вздох.

— Ты чего?

— Я фильм сегодня смотрела.

— И что?

— Они любили друг друга, но он стал капитаном Летучего Голландца, и мог сходить к ней на берег лишь раз в десять лет. Это так романтично!

— Не хочу тебя растаивать, — осторожно начала я, — но лет через тридцать, он сам не захочет сходить к ней на берег.

— Это еще почему? — искренне удивилась Катерина.

— А ты прикинь, сколько ей лет будет? — начала я рассуждать.

— Ну почему ты всегда стараешься, все раскритиковать? — свирепо начала она, внезапно ее голос дрогнул, и послышались всхлипы.

— Ты чего? Обиделась? — я повернулась к ней, и увидела, как она с трудом старается подавить хохот, — в конце концов, секс у нее будет гораздо чаще, чем у меня, — смеясь, подвела она итог.

Так, еще некоторое время, посмеиваясь и перешептываясь, мы, незаметно для себя перешли в объятия Морфея.


Утром Игорь уже поджидал у кабинета оперативника убойного отдела районной милиции Дмитрия Совенка, своего старого приятеля. Их профессиональные пути, в последнее время, стали слишком часто пересекаться. Увидев друга, Дмитрий улыбнулся во все тридцать два, и радостно пригласил его войти.

— Как преступность?

— В норме, а что с ней сделается? — заметил Совенко, жестом предлагая отметить встречу. Скромно отказавшись, Игорь, удобно устроившись на углу соседнего стола, сразу приступил к делу.

— Мне нужна кое-какая информация, по делу, которое вел твой отдел три года назад.

— И всего-то? Я уж думал, ты опять гоняешься за призраком! — преувеличенно облегченно вздохнул Дмитрий.

— Ты это о чем?

— Да ходили тут кое-какие слухи. Ты вроде ищешь что-то необычное, то, чего в природе не бывает.

— Это только слухи, — поспешил заверить товарища майор, — мне нужны сведения об этой девушке, — он протянул оперу фотографию, распечатанную на цветном принтере.

— Новая пассия? — поинтересовался Дмитрий, — хорошенькая. Познакомишь?

— Как только узнаю, кто она.

— Как все запущено! — протянул опер, — давно говорил тебе — женись, и никого разыскивать сейчас не пришлось бы. Окинув взглядом высокого, подтянутого не лишенного, на женский взгляд, привлекательности товарища, — хочешь, кое с кем познакомлю?

— Отстань, сваха, сам справлюсь, — отмахнулся майор, — так что на счет фото?

— Ты знаешь, сколько в нашем городе обитает таких привлекательных, высоких рыжих девушек? А в стране? — заметил опер.

— Но не каждая из них три года назад фигурировала в деле об убийстве беглого зэка.

— Вот куда тебя занесло, — пораженно начал Дмитрий, — скажи, а оно тебе точно надо?

— Более чем.

— Ладно, оставайся здесь, я попытаюсь кое-что проверить.

Уже через час, друзья, усевшись за столиком летнего кафе, отметив встречу, приступили к обсуждению интересующей майора проблемы.

— Итак, твою незнакомку зовут Еременко Анна Викторовна. Должен тебе сообщить неприятную новость: девушка мертва.

— И давно? — нахмурился Игорь.

— Уже три года, — сообщил опер. Она погибла в тот же день, при взрыве метана. Тело так и не обнаружили. В принципе, по закону она считается пропавшей без вести, но свидетелей было более чем достаточно, чтобы утверждать: никто не смог спастись в том огне.

— Она бы смогла, — про себя сказал Игорь.

— Что? — переспросил Дмитрий.

— Не важно, есть ее адрес?

— Конечно, — опер протянул Игорю папку, — она вся твоя.

— Извини, мне пора, — майор вскочил со стула.

Садясь в машину, он уже не сдерживал улыбки: похоже, задача имеет решение. Девушка реальна и жива!


IV


Тэрранус

Казалось, он находится здесь целую вечность, посреди ничего, в месте заключения, созданного Высшими для Высших. Он думал, о нем забыли. Он надеялся на то, что о нем забыли. Похоже, его уже приговорили, а это означало, что он мертв для своего мира. Кто-то считал его глупцом, кто-то преступником, но и те и другие сходились в одном: Владыка, дерзнувший совершить подобное — предатель, и смерть для него самый легкий выход.

Тьма плотным кольцом окружала Дрэгона со всех сторон, заполняя каждый миллиметр его тела, высасывая из него жизненные силы и волю к сопротивлению. Иногда он слышал голоса, вкрадчивые, нашептывающие ему ужасные вещи, потом исчезли и они. Лишь память о прошлом, о том, кто он есть, как путеводная нить удерживала его разум в ослабевающем теле.


Лэнг

— Азазот неплохо разбирался в вине, — я наливала себе уже третий бокал. Ньярлатхот стоя чуть в стороне, сверля меня взглядом.

— Ты хочешь задать вопрос? — поинтересовалась я, присаживаясь на шкуры неведомых мне доселе животных, раскиданные на полу. Спину мне согревало пламя от камина. Видимо, Древним не чуждо понятие о комфорте, за что я могла простить им многое, но не все.

— Почему ты пощадила их? — Древний подошел ко мне ближе, и теперь грозной массой возвышался надо мною. Не очень выгодная позиция.

Я задумчиво провела пальцем по краю бокала. И действительно, зачем? Нужны ли мне союзники, в которых я никогда не смогу быть уверена? До сих пор Древние поддерживали политику права сильнейшего. Если ты слаб — ты не достоин жить. Если ты не лидер, тебя можно победить. Азазот умело пользовался страхом, который внушал всей расе, даже будучи вне тела. Готова ли я следовать его путем? Боже упаси! Готова ли я каждый раз отстаивать свое право жить так, как считаю необходимым? А у меня есть выбор? Пока я здесь, мне придется жить по законам, придуманным не мною, или изменить их под себя.

— Присядь рядом, Ньярлатхот, — настойчиво предложила я.

Он колебался мгновение, потом опустился рядом со мной.

— Почему ты не пошел против него? — спросила я, делая глоток.

— Он был сильнее, — заметил Древний.

— Сила — понятие относительное. Важна не она сама, а то, для чего она тебе.

— И для чего же сила тебе? — поинтересовался Ньярлатхот.

— Чтобы быть свободной, — ответила я.

— Свободной от чего? — поинтересовался Древний.

— От всего. От ненависти, от любви, от обязательств…

— От жизни? — добавил он.

— Похоже, от жизни мне не освободиться никогда, — усмехнулась я, — кто я, чтобы решать, кому жить, а кому умереть?

— Ты — Ловчий, это твое право. Право сильнейшего.

— Чего ты от меня ждешь, Ньярлатхот?

— Что ты займешь место, данное тебе правом крови, — сказал, как отрезал.

— Ты уверен, что я этого захочу? — возразила я.

— Выбор невелик. Либо ты делаешь, что должна, либо…

— Ты пугаешь меня смертью? — устало спросила я.

— Есть вещи похуже смерти, — заметил Древний.

— Поверь мне, можно пережить все, привыкнуть к любой мерзости, и жить с надеждой все изменить. Но смерть — это конечный пункт. За ней нет ничего.

— Иная жизнь похуже смерти.

— Это субъективное мнение. Пока ты жив, ты можешь смириться или бороться. Потом — ты не можешь ничего. Но ты ушел от темы, — я протянула бокал, и Ньярлатхот подлил мне вина. Жаль, что мне не удается напиться, а ведь так хотелось!

— Все еще хочешь знать, что помешало мне убить Азазота? — я кивнула, и Древний продолжил, — помимо его Силы, которой за все время существования нашего мира, владели лишь несколько особей, я знал, что еще не время.

— Не время? Чего ты ждал? — удивилась я.

— Может быть тебя, — бесстрастное лицо Древнего как-то неуловимо изменилось. Мне даже показалось, что, возможно, он улыбнулся.

— Решил все сделать моими руками? — поинтересовалась я.

— Ты когда-то интересовалась, в чем моя сила? — небрежно начал Древний, — задай себе вопрос: как мог род, запятнавшей себя родством с Вуалом, пользоваться доверием Азазота?

— Вы были ему чем-то полезны? — предположила я.

— Верно, просто необходимы. Мы неплохие пророки

— И кто же напророчил Азазоту победу в его начинаниях? — я стала медленно приподниматься.

— Не спеши меня судить, Нисса, он бы не отступил от задуманного, — Древний встал одновременно со мной.

— И ты все сделал для этого?

— Мне пришлось пойти на многое, — согласился Ньярлатхот. — нелегко из миллиардов было выбрать одного, в котором не угас зов крови.

— С моим то счастьем! — я скривилась в подобии улыбки.

— Разве ты не получила, что хотела?

— Похоже, каждый из нас получил, что хотел, — я повернулась к Древнему спиной, и наблюдала, как рассеянные блики огня из камина бросают причудливые тени на потолок и стены, — вот только, как же люди, которые погибли?

— Тебя это все еще беспокоит? — удивился Древний, — жаль, что ты стала Древней, так и не перестав быть человеком в душе. Слишком мягкая, себе во вред.

— Но разве тебя не устраивает быть рядом с тем, при ком ты можешь делать то, что считаешь нужным?

— Ты полагаешь, что я отвел тебе роль марионетки?

— Марионетки, способной убивать, — я напряглась, спиной ощущая его приближение.

— Ты не понимаешь, — я с удивлением обернулась, услышав в его голосе непривычные для меня нотки, — но скоро ты узнаешь все, что тебе необходимо.

— Хотелось бы не затягивать, а то ведь у меня может не хватить терпения, — небрежно бросила я, отходя на безопасное расстояние от Древнего, — и еще, — я вызывающе посмотрела на него, — никогда больше не смей звать меня Ниссой.

Мне показалось, что с того дня, отношение Ньярлатхота ко мне изменилось. Он стал меня избегать.


Земля

Дверь открыла немолодая, но еще привлекательная женщина. Увидев его корочку, тут же пригласила войти. Беглый взгляд позволил уловить скромное убранство квартиры, оживляемое дорогими сердцу хозяев безделушками и огромным количеством комнатных растений. А еще там было много фотографий молодой рыжеволосой девушки с задумчивым взглядом серых глаз.

— К нам уже давно никто не заходил из милиции, — начала женщина первой, жестом пригласив гостя присесть, — они не верят, что моя девочка жива.

— А вы? — осторожно начал майор, — вы в это верите?

— Я это знаю, — уверенно заявила женщина, — иногда, я чувствую, что она здесь, рядом. И достаточно протянуть руку, чтобы коснуться ее. Я кажусь вам сумасшедшей?

Игорь заметил, как хозяйка укаткой смахнула слезы.

— Нет, что вы! Кто как не мать должна чувствовать такие вещи? — кивнул Игорь.

— Хотите чаю? — женщина оживилась, и с интересом взглянула на гостя.

— Нет, спасибо. Я зашел к вам на минутку, просто сказать, что расследование все еще ведется, и чтобы вы не теряли надежду.

— Я и надеюсь, это все, что мне остается.

— Вы живете одна? — зачем-то поинтересовался майор.

— Нет, что вы. Вместе с мужем и мамой. Мужа сейчас нет. По-моему он опять пошел туда, где это произошло, — женщина встала, и подошла к окну.

— Даже самую сильную веру, иногда нужно чем-то поддерживать, а у нас нет даже ее могилы. Поэтому, я так уверена, что она не мертва. Порой мне кажется, что я чувствую ее взгляд, — добавила несчастная мать, окончательно выбив Игоря из колеи.

Из квартиры Анны он ушел с уверенностью, что как только встретит девушку, то устроит ей хорошую взбучку, если, конечно, останется при этом жив. Он не понимал, что могло заставить эту девушку оставить все, что было ей дорого, и скрываться от близких ей людей. Хотя… Такие способности, которыми обладала Анна, могли стать лакомым кусочком для некоторых личностей. Его боевой настрой тут же сменился тревогой, когда, переходя дорогу, он почувствовал за собой слежку. Это просто нервы, — постарался успокоить себя майор, но получалось неважно. Он привык доверять своим ощущениям, поэтому, некоторое время, пропетляв по району, и окончательно убедившись в собственных предположениях, внезапно, скрылся с глаз преследователей. Это удалось ему без труда. Похоже, если даже они и знали, с кем имеют дело, то, видимо, здорово недооценили майора. А теперь, — мысленно оживился Игорь, — было бы не плохо узнать, кто мною так интересуется.


Я всегда подозревала, что жизнь не самая простая штука, особенно, по утрам. На меня смотрело растерянное, потрясенное лицо моей соседки — Катерины. Глаза выражали полнейшее недоумение, а рука непрерывно дергала меня за воротник рубашки. Как оказалось, ее паника была вызвана всего лишь присутствием в моей комнате малыша Хока. Убедившись в отсутствии опасности, я постаралась доспать положенные мне полчаса, но тут же встрепенулась.

— А ты что здесь делаешь? — теперь уже я удивленно таращилась на Древнего. И неудивительно. По сравнению с клушами, которыми мы с Катькой выглядели в данный момент, Хок был просто-таки неотразим. Платиновые, собранные в хвост волосы, яркие зеленые глаза, сияющая улыбка и легкий загар сделали свое дело, и, похоже, у Катерины, наравне с проблемой "мне тридцать и я никому не нужна", появилась новая "как бы не упустить такого красавчика". И если Хок хотя бы немного похож на свою мать, то я думаю, Катерина своего добьется.

— Пришел за тобой. У нас проблемы, — его улыбка стала чуть менее яркой, видимо, чтобы не так контрастировать с моей хмурой заспанной физиономией.

— Проблемы? Надеюсь, ничего серьезного! — мягким, вибрирующим голосом завела соседка, приподнимаясь с дивана, одновременно стягивая с меня остатки одеяла.

— Нет, что вы. Все в пределах допустимого, — Хок пустил в свой голос немного хрипотцы, от чего у меня окончательно испортилось настроение.

— Я буду готова через пятнадцать минут, — заявив это, я неторопливо поползла в ванную.

— Не спеши, тем же голосом заявил Древний, — время терпит, тут же переключая все свое внимание на соседку.

Хотелось заметить, какого же ты рожна тогда сюда приперся, но струи воды тут же смыли остатки сна и мое плохое настроение. И все остальное показалось легко разрешимым и несерьезным.


Разлучать два сердца, только что нашедших друг друга, с моей стороны, было жестоко, поэтому я сделала это с особым садистским удовольствием. Уже садясь в машину, я внимательно посмотрела на Хока, подбирая слова, которые могли бы подойти к случаю.

— Не волнуйся. Между нами ничего не было, — «успокоил» он меня.

— Еще бы за то время, что я была в душе, у вас что-то было!

— Верно, я предпочитаю не торопиться в таких вопросах, — заявил он, обольстительно улыбаясь уже мне.

— "Научи меня плохому", — вырвалось у меня. Конечно, безумно раздражает, когда на лице собеседника нет эмоций. Но когда их слишком много, это раздражает еще больше.

— Послушай, — начала я, — мне плевать на твою сексуальную жизнь, — но это моя подруга. И я бы не хотела, чтобы она разочаровалась еще раз.

— Ты считаешь, я могу ее разочаровать? Неужели, по-твоему, я не могу удовлетворить человеческую женщину? — возмутился Хок.

— Речь не об этом, — я запнулась. Как объяснить Древнему существу о тонкостях взаимоотношения мужчины и женщины, о любви, доверии, семейных узах и…

— Короче, — прервала я свои мысли, — если собираешься только развлечься, держись от нее подальше.

— Если таков твой приказ, то я подчинюсь, — создавалось впечатление, что он обиделся.

— Это просьба, — поправила я его, — я не хочу, чтобы у нее были проблемы.

Некоторое время мы ехали молча. Он — дулся, я — стараясь ему в этом не мешать. Наконец, все же решила уточнить проблему, с которой все это началось.

— Да ничего особенно страшного, — заявил Хок. Просто я, кажется, нашел остальных.

— Кого это "остальных", — я повернулась к нему.

— Тех, в ком пока что молчит голос крови, но со временем, они могут стать полноценными.

— Как тебе это удалось? — не смогла сдержать я удивления.

— Случайно зашел прошлой ночью в бар, и наткнулся на них. Их нельзя спутать с кем-то другим.

— Ты уверен, что это именно то, что нам надо, — осторожно уточнила я, боясь нарушить воодушевление Древнего.

— Конечно, — уверенно заявил Хок. Ничем другим они быть не могут.

— Что же, посмотрим, — откинувшись на сидении, я постаралась расслабиться. В конце концов, Хок здесь слишком недавно, чтобы его смог обмануть любой нестандарт в поведение незнакомого ему доселе вида.


Забегаловка была еще та! В такую дыру женщина могла забрести только случайно или по пьяни, — подумала я, бросив взгляд на не слишком одетых девушек под хмельком, активно трясущихся под раздающийся из динамиков шум. Им охотно составили компанию еще более пьяные лица, предположительно мужского пола, затянутые в кожу. Все это сопровождалось возней, руганью, матом и локальными стычками возле немногочисленных столиков. «Интимный» полумрак выгодно скрывал заляпанный какой-то гадостью пол и украшенные уже другой гадостью стены.

— Хок, милый, — ласково начала я, пытаясь переорать музыку, — я не против повеселиться, но мы пришли сюда по делу. Покажи мне в этой массе хоть одного потенциального Древнего.

— Но я думал… — Древний смутился, или что-то вроде того, было сложно читать на его лице в полумраке.

— Разве они не кажутся тебе потомками Древних, — настаивал он, — они достаточно необычны.

— Потомками Древних — нет, — отрезала я, — максимум Владык, — и сделала попытку потащить его к выходу. Но вдруг, я почувствовала…


Ничего не объясняя Хоку, я отвернулась от выхода и пошла в противоположную сторону. Кажется, благодаря наивности Хока в некоторых вопросах, мы кое-что нашли.

У нужной мне двери стоял охранник.

— Мне необходимо пройти, — с улыбкой начала я, пристально смотря ему в глаза. Не думаю, что это может ему повредить. Я не брала его под контроль, лишь слегка влияла. Выпитый им алкоголь существенно облегчил мне задачу, и я прошла без трудностей. Хок остался там, где стоял, видимо, не до конца сообразив причину таких перемен.

Лестница вела на второй этаж, где оглушающий шум был уже не так слышен. В коридоре было три двери, но инстинкт толкал меня в ту, что располагалась дальше от меня. Пройдя по мягкому ковру, я повернула ручку. Дверь была не заперта, и я, воспользовавшись этим, вошла в комнату, оказавшуюся чьим-то кабинетом. Небольшое помещение почти полностью занимал письменный стол, за которым сейчас находился мужчина, коротко стриженый шатен, сосредоточенно работающий с ноутбуком. Претворив за собой дверь, я тут же обратила на себя внимание.

— Вы ошиблись дверью, — раздался резкий голос, — Рудик в соседнем кабинете, — не отрываясь от работы, сообщил хозяин кабинета.

— Боюсь, что мне нужны именно вы, — заметила я, подходя ближе. Одновременно, изо всех сил попыталась определить, кто же передо мною. Ощутить его можно было, только находясь вблизи. Видимо, Хок, не слишком часто встречавшийся до этого с людьми, почувствовав силу, исходящую от этого человека, неверно ее истолковал. Он искал потенциальных Древних, а нужно было одного, давно пересекшего тонкую грань между нашим миром и Лэнгом. Полноценного Аватара.

— Вы всегда так откровенно разглядываете малознакомых людей? — голос был откровенно издевательский, с примесью иронии.

— Извините, если смутила, — не люблю, когда меня вырывают из состояния задумчивости, да еще таким тоном.

— Ну что вы, какое там смутили! Чем же я заслужил столь пристальное внимание, — не меняя тона, поинтересовался он. Его темные глаза изучали меня с откровенным пренебрежением. Я подумала, что меня, возможно, принимают за «знакомую» Рудика.

— Я занимаюсь расследованием некоторых необъяснимых случаев, происходящих с людьми, — я рискнула предположить, что такой вариант общения будет наиболее безобидным, — и мне посоветовали обратиться к вам.

— Кто же тот умник, кто посоветовал вам сделать это, — высокомерная улыбка сменилась злой.

— Мой источник информации просил себя не называть, — ответила я, приближаясь к столу и без приглашения садясь в кресло напротив хозяина.

Он вгляделся в меня попристальнее, и закурив, откинулся на спинку кресла.

— Почему бы вам не убраться отсюда, пока я не позвал охрану? — спокойно предложил он мне.

— Почему охрану? — искренне удивилась я, — боитесь, что сами не справитесь?

— Нарываешься на неприятности? — его лицо помрачнело, с него как будто схлынули все краски, делавшие его живым.

— Я уйду, как только вы ответите мне на вопрос, — я подалась к нему, опираясь ладонями на стол.

— Я весь внимание.

— Когда вы умерли в первый раз? — я не успела проговорить вопрос, как была схвачена за руку. Я почти не сопротивлялась, когда мужчина медленно, не торопясь, вынув сигару изо рта, поднес ее к моей ладони.

— Может быть, ты хочешь рассказать мне о том, откуда ты это узнала, — его голос больше не был злым или высокомерным. Он вообще потерял всякое выражение. Кажется, я наткнулась на нечто очень ценное.

— Я первой задала вопрос, — возразила я, уже догадываясь, что мне сейчас предстоит испытать. Я не ошиблась: мужчина вдавил сигару мне в ладонь, и, не сводя взгляда с моего лица, наблюдал за его выражением. Может, скрытый садист? Нам не хватало еще одного маньяка. Неужели настолько плохие гены?

За подобными размышлениями, не особо замечая секундной острой боли, я сжала ладонь, вместе с его рукой, все еще прижимавшей ко мне сигару. На его лице мелькнуло легкое удивление, но и только. Отпустив его руку, я бросила на пол сигару, и со словами "Курить вредно", обошла разделявший нас стол, подойдя к нему вплотную.

— Мне повторить вопрос? — поинтересовалась я, как будто до этого ничего не произошло.

— Не стоит, — он скрестил руки на груди, — я отвечу, а потом вы уберетесь отсюда к чертовой матери.

— Не факт, — я улыбнулась, — как на счет тяжелой моральной травмы, нанесенной мне только что?

— Чего вы хотите? — он нахмурился.

— Почему вы не ответили на призыв? — я с интересом стала наблюдать за выражениями, сменяющимися на его лице.

— Кто вы? — резко спросил он.

— Что я. На этот вопрос не знали ответа даже античные мудрецы, хотя по сравнению с остальными, они ближе всех приблизились к правильному ответу.

— У вас сильная воля, — продолжала я, — иначе вы никогда не смогли бы так долго скрываться.

— От вас? — похоже, наш разговор его заинтересовал, — это вы пытались убить меня?

— Только пытались? — я слегка удивилась, — нет, не я.

— И я должен вам верить?

— Хотела бы, убила, — честно призналась я, — а когда произошло покушение?

— Несколько лет назад, — похоже, мужчина расслабился, заметное напряжение оставило его, в его тон вернулась ирония.

— И что дальше?

— Зачем вам это? Хотя, вам все нужно знать, — он присел, жестом пригласив меня последовать его примеру.

— Когда я очнулся, ран на теле не было. Все происшедшее показалось мне сном. А потом…

— А потом начались кошмары, — продолжила я, — голос, зовущий тебя в пустоту, который невозможно заглушить.

— Мне казалось, я схожу с ума, — признался он.

— Обычное чувство при обращении.

— Обращении в кого? — напрягся мужчина.

— В Древнего. Странно вообще, как вы это пережили, учитывая вашу неподготовленность.

Меня прервали звуки борьбы, упорно приближающиеся к кабинету.

— Да что там происходит? — вскочил мужчина.

— Похоже, Хок решил расслабиться, — равнодушно отметила я


V

— Кто такой Хок? — поинтересовался хозяин.

Ответом на его вопрос стала открытая пинком ноги дверь, и фигура Древнего, замершая посреди коридора, с повисшими на его плечах охранниками. Вывернувшись из захвата и легонечко столкнув их лбами, он посмотрел на меня:

— Милая, они не пускали меня к тебе, — наигранно обиженным тоном начал он.

Поморщившись от такого обращения, я повернулась к хозяину.

— Это со мной.

— Я уже понял, — он, встав из-за стола, вышел в коридор.

— Это ко мне, я сам разберусь, — успокоил он слегка ушибленную охрану, и запер дверь. Став к ней спиной, он вопросительно окинул взглядом Хока.

— Ваш секьюрити?

— Как ты меня назвал? — Хок сделал шаг в сторону мужчины, и мне пришлось слегка его придержать.

— Мой помощник, — не стала я вдаваться в подробности. Облокотившись на край стола, я пристальнее взглянула на человека.

— Вы что-то говорили о «Древних» и обращении?

— А вы о том, что кто-то покушался на вашу жизнь, и судя по всему, успешно. Не бойтесь, — продолжала я, — все, о чем будет сказано в этой комнате останется тайной.

— Разве я произвожу впечатление напуганного? — иронично спросил мужчина.

— Страх выражается по-разному, — заметила я, — думаю, теперь нам ничто не помешает продолжить разговор.

— Я все еще не получил ответ, почему я должен отвечать на ваши вопросы, — возразил Хозяин.

— Я могла бы сказать, что иначе этот малыш порвет вас как Тузик грелку, но… Это было бы слишком грубо и мне не свойственно, — я сделала вид, что не слышу хмыканья Хока за моей спиной, — я просто предлагаю вам посмотреть мне в глаза и не сопротивляться.

Я стала приближаться к нему. Мужчина сделал большие глаза и высокомерно вскинул голову. Остановившись перед ним, я подняла руку к его лицу. Рука тут же оказалась перехвачена и крепко сжата в запястье.

— Думаете, я подпущу вас настолько близко? — он чуть повернул ладонь, и увидел то, на что не обратил внимание в прошлый раз — мой Знак Огня.

— Откуда это у вас? — его голос дрогнул.

— Я этого не просила, так же как и вы, — ответила я, высвобождая руку из захвата и не встречая сопротивления. Обхватив его голову двумя руками, я приблизилась к нему вплотную, как будто для поцелуя. Когда-то, имея дело с Владыками, я нуждалась в их крови, чтобы разделить с ними воспоминания. Сейчас передо мною был не Владыка, да и я перешла на иной уровень. Его зрачки расширились, заливая глаза тьмой. Я знала, что в тот момент с моими глазами происходило то же самое. Темнота затягивала меня, и уже через мгновения я перестала ощущать себя, я была нигде и везде. Каждую клеточку моего тела переполнял страх, и я поняла, что он не мой. Чужой страх я ощущала намного острее, чем могла бы чувствовать свой. Быть может, причина в отброшенных барьерах между мною и моей жертвой. Я подключилась к нему полностью, возможно потому, что впервые делала это самостоятельно, и мне бы не хотелось допустить роковой ошибки и разрушить чей-то разум.

Я видела женщину, она улыбаясь, протягивала мне ребенка… Нет, не мне, я поспешила откреститься от той бури эмоций, которую испытал человек в тот момент.

Было счастье, любовь и уверенность, что это никогда не закончиться. Работа занимала много времени, но все же, главным для меня является семья. Каждый вечер, я испытывал удивительное волнение, подходя к кроватке моего сына, наблюдая за изменениями, происходящими с ним за день. Все, что для меня важно, было сосредоточено здесь, в двух небольших комнатах нашей новой квартиры. Между тем, бизнес шел неплохо, и уже через год мой компаньон начал намекать на расширение. Я был не против, но предложил подождать еще немного, мне казалось, что еще не время, слишком рано. Как оказалось, я ошибался…

Я снова вынырнула из воспоминаний, оставляя за собой возможность, следить со стороны. Я видела, как мужчина, Андрей, его зовут Андрей, едет на своей машине. Он страшно зол после разговора с компаньоном. Кто бы мог подумать! Тот смел ему угрожать, кричал, пытался запугать. Но теперь у него ничего не выйдет. Андрей заметил, что едет слишком быстро, и попытался притормозить. Ничего не произошло: тормоза не работали. Он попробовал ручник, с тем же результатом. Ноги стали ватными, он внезапно осознал, что, быть может, это его последние минуты. Шоссе было пустынным из-за позднего времени. Несясь на немыслимой скорости, он уже не мог справиться с управлением, руль перестал слушаться водителя, и вскоре оглушающий скрежет металла переворачивающейся машины заглушил крик ужаса обреченного на смерть человека.

Время остановилось. Он не помнил, как выбрался из горящей машины, он не знал, как оказался в этом месте. Идти было тяжело, как будто что-то не давало двигаться дальше. Стало тяжело дышать, воздух был похож на нечто материальное, заполняющее нос и горло, и ему показалось, что он задыхается. Вокруг была степь, кое-где покрытая снегом. Чёрные тучи, не двигаясь, замерли на грязно-сером небе. Он хотел покинуть это странное место как можно скорее, он чувствовал, что это просто необходимо сделать, вот только не знал, как.

Холодно… Как же мне холодно… Господи, где же я?

Что-то мокрое и холодное капало на его израненное тело. Он поднял глаза к небу, но дождя не было. Тучи все так же замерли, не двигаясь. Он закрыл глаза. И когда их снова открыл, то увидел, что уже ночь, машина догорает, а он все еще лежит в опасной близости от нее. Сколько же он был без сознания, — задался Андрей вопросом, вспоминая свой недавний бред. Странные же видения приходят человеку, когда он при смерти, — подумал он, с трудом приподнимаясь с земли. Под ним подсыхало темное пятно крови. Осмотрев себя, насколько он мог, с удивлением отметил, что не замечает на теле ран.

Сломанный мобильник, валялся рядом с машиной. Поняв, что помощь, вероятно, придет не скоро, он начал двигаться в сторону дороги, благо это было не так далеко. Выбираясь на шоссе, он только теперь осознал, что едва не погиб, и дрожь охватила его тело. Видимо, запоздалый шок, — решил Андрей.

Его подобрали минут через двадцать, после того, как он вышел на дорогу. До этого он не встретил ни одной машины. При осмотре, врач не обнаружил никаких серьезных ран, лишь несколько слабых порезов и синяков. Он был отпущен домой, чем с радостью и воспользовался.

А дальше… Черт!

Я поставила между нами барьер, так как не испытывала ни малейшего желания погружаться в пучину наркотического бреда, вызванного «прогрессивным» лечением. Жаль, что Андрей не смог избавится от навязчивых воспоминаний пребывания в Лэнге. И наибольшей его ошибкой было обращение за помощью к психиатрам. Все-таки, в данном случае, признание себя безумцем уже есть первый шаг к безумию. Несчастный! Остаться в живых и лишиться всего, что было дорого: жены, ребенка!

Отступив от своей жертвы, я опустилась в кресло. Андрей бесшумно сполз по стенке на пол. Жестом, остановив порыв Хока помочь ему подняться, я постаралась обдумать то, свидетелем чего недавно стала. Во-первых — как это может пригодиться мне в дальнейшем? Какая польза от человека, твердо уверившегося в собственном безумии? И насколько я могу ему доверять? Ясно, что ни на грамм. Впрочем, это же касается и моего спутника, — взгляд пробежал по Древнему, и замер на его глазах. Все так же мертвы. Ему приходится прилагать усилия, чтобы сойти за человека. В отличие от него, я хотя бы еще помню, как это делается.

Мысли снова вернулись к Андрею. Во всяком случае, у него хватило ума, чтобы не попасться во время убийства своего бывшего компаньона. Это, безусловно, плюс. А, учитывая его тогдашнее состояние, можно сказать, что он проявил недюжинный ум и находчивость. А еще был ребенок — сын Андрея. Хок говорил, что нам он не может быть полезным, но все же, не хотелось бы, чтобы малыш попал к Владыкам. Зачем нам потенциальный враг?

Размышления прервал пришедший в себя Андрей. Оглянувшись вокруг себя полубезумным взглядом, он сделал попытку встать. Получилось у него неважно.

— Не двигайтесь, — пришлось подняться и подойти поближе, — это забирает много сил, у меня, кстати, тоже, — я опустилась рядом с ним на колени, и провела рукой по воздуху, не касаясь тела.

— Он слишком истощен, — заметил Хок, приближаясь к нам.

— Знаю, придется помочь, — я склонилась над ним, и выпустила силу, которую применяла слишком редко. Похоже, потребность спасти для меня уходила на второй план, уступая место желанию разрушать. А здесь, в моем мире это было нежелательно. Воздействуя на тело Андрея, я с трудом подавила порыв подкорректировать его воспоминания. Что же, я рискую не в первый раз, и уж конечно не в последний.

— Вы меня слышите? Как вы себя чувствуете? — спросила я, увидев как Андрей стал приходить в себя.

— Что со мной произошло? — он ошарашено смотрел на меня.

— Если я скажу, что обычный обморок, вы же не поверите?

— Нет, не поверю, — его голос дрогнул, глаза от страха расширились, — я все помню.

— Вот и хорошо, это сэкономит нам время, — заметила я, садясь рядом с Андреем на пол. Хок, невозмутимо занял кресло, перебросив ногу через подлокотник.

— Время на что?

— Ну, мне не придется долго и нудно объяснять вам, каким макаром вы оказались в такой ситуации.

— То место… Это был не бред?

— Нет. Вы действительно там были. Первая ступень обращения. Вы должны умереть в этом мире, чтобы увидеть Лэнг.

— На это способен каждый?

— Нет, лишь тот, в ком есть капля крови Древних.

— Кто такие Древние?


Лэнг

— Что такое — Древние? — после нескольких недель отсутствия, Ньярлатхот все же соизволил показаться мне на глаза.

— Разве ты не изучила всю информацию о нас в Аль-тьер-тонах.

— Ты сам знаешь, это совершенно другое, — мы находились на горе Кадаф — месте, откуда почти полностью просматривался весь Лэнг. По крайней мере те места, куда мы могли ступить ногой. Здесь практически никогда не было ветра, и тучи, нависшие над нами, не спешили покидать видимый небосвод.

— Древние — это порождения Силы, — Ньярлатхот безучастно смотрел на пространство, раскинувшееся под нами.

— Меня породила не Сила, — заметила я.

— Нет, не Сила, — согласился Древний. Ты была всего лишь смертным существом, которое преступило грань смертности. Тебе повезло родиться с кровью Вуала в жилах. Иначе, тебе бы никогда не победить.

— Зачем Азазот так рисковал? Он же знал, кто я?

— Возможно, недооценил опасности, а возможно, считал, что раз он победил твоего предка, то легко справится и с тобой, — мне показалось, что Древний пожал плечами.

— Тогда последний вопрос: чья душа заключена в Йог-сотхотхе?


Тысячелетия до…

Он стоял на краю пропасти, высокое, бледное существо, с волосами, отливающими медью. Странный цвет для представителя его расы. И это не единственное, что отличало его от других. Незнакомое ранее чувство сомнения, присущее лишь смертным, упорно поселилось в том, что они упорно именовали «душой»

— Ты знал, на что шел, Вуал! Другого пути не дано! — голос, вторгшийся в мысли, пробуждал злость. Последнее время Азазот не вызывал иных чувств.

— Мы ворвались в чужой мир, Азазот. Не мы здесь хозяева.

— Мы уже ими стали. Разве ты не понял? Это наш мир! Мы его избрали, и повелевать им наше право.

— У нас уже был мир, которым мы повелевали. Темная Звезда…

— Темная Звезда — лишь миф. Случайность, что наше светило стало мертвым. Никому не дано сделать такое намеренно.

— Но эксперименты доказали, что мы способны на многое. Возможно, что-то пошло не так.

— Мы можем уничтожать миры, но огнем, а не тьмой! — возразил Азазот.

— Мы многого не знаем.

— Твоя нерешительность ослабляет нас. Против нас Владыки, ты мне нужен!

— Я не могу уничтожить то, чего сам не создавал. И тебе не позволю, — Вуал призвал силу, тут же встретив сопротивление. В бою сошлись двое равных, не уступающие друг другу ни в чем.

Каждый бился за то, во что верил, но кто бы не победил, для людей, что населяли мир, это не сулило ничего, кроме беды.


По космическим меркам, все закончилось быстро, когда в битву вступила третья сила.

— Твоя услуга оказалась неоценимой, — Азазот почувствовал Майрос позади себя, — но тебе может не повести так во второй раз.

— Знаю, — согласился Сол, — но на везение я не рассчитываю.

Обойдя тело жертвы, Майрос вгляделся в его лицо.

— Он мертв?

— Выпит досуха, — подтвердил Азазот, — он не ожидал твоего удара. Надеюсь, теперь равновесие восстановлено?

— Да, Владыки больше нам не угроза, — подтвердил Сол, — впрочем, как и Древние, — добавил он уже про себя, уходя с места убийства.

— Ну что же, — Азазот склонился над телом своего врага, — у тебя был шанс разделить власть со мной. Прощай, мой несчастный брат.


Майрос ушел недалеко. Полностью доверять Азазоту было бы глупо, а глупцом он не был. Нужно всегда оставлять пути для исправления вероятных ошибок. Тем более, своих собственных.

Убедившись, что Азазот уже не вернется, Сол направился к трупу того, кого он обрек на смерть. Ритуал вызова Врат он знал уже давно. Крови пролито достаточно, а Сила — что же, силой он поделится охотно.


Земля

— Теперь вы понимаете, зачем я вам все рассказала? — я постаралась принять удобное положение, хотя, на полу это было проблематично.

— Думаете, что Владыки постараются найти моего сына? — Андрей растеряно перевел взгляд с меня на Хока. Хок принял серьезное выражение и убедительно кивнул.

— Но для чего? Он же еще ребенок!

— Ребенок, возможно обладающий огромной силой. Мягкая глина в умелых руках Владык.

— Я не позволю никому использовать своего сына! — Андрей вскочил, невольно сжав кулаки.

— В таком случае, вы должны нам помочь, — я успокаивающе взяла его за локоть.

— В чем? Что вы от меня хотите?

— Для начала — я бы хотела осмотреть это место, — я подошла к двери. Хок, подскочив с удобного кресла, присоединился ко мне.

— Зачем? — Андрей искренне удивился.

— Возможно, оно нам еще пригодится. Для дальнейших планов, — я открыла дверь, и вышла в коридор. Меня оглушили вопли посетителей, и шум того, что здесь считалось музыкой.

— Кстати, — я обернулась к хозяину, все-таки решившемуся нас сопровождать, — как вам пришло в голову приобрести вот это? — я красноречиво окинула зал, куда мы только что вышли.

— Мне показалось, что здесь можно неплохо затеряться, — пожал плечами Андрей.

— Вы правы, — согласилась я, — более подходящее место трудно найти.


Спускаясь в подвал, я то и дело ловила на себе вопросительные взгляды Хока. Ну почему он как Ньярлатхот, не понимает все с полуслова?

— Может, все-таки поделишься соображениями? — наконец не выдержал Древний.

— Охотно, — не останавливаясь, начала я, — во-первых, как верно заметил наш гостеприимный хозяин, здесь можно неплохо спрятаться. Я не имею в виду подвал, — перехватила я удивленный взгляд Хока, — а вообще, все это заведение. Во-вторых — мне не помешает легальная работа.

— А в-третьих? — не вытерпел заминки Хок.

— Ну а в-третьих, если этот подвал нам подходит, а он нам подходит, — убедилась я, окинув взглядов просторное, скрытое от посторонних глаз помещение, — то я открою Йог-сотхотх прямо здесь, — я уверенно указала на середину помещения.

— Я должен был догадаться! — приглушенно прошипел Хок, что ты придумаешь что-то вроде этого, — но чем тебе не нравится старое место?

— Я в нем не уверена.

— А в этом ты уверена? — удивился Древний.

— Скажем, на ноль целых, пять десятых процента.

— Ну, для тебя это почти стопроцентная уверенность. Пожалуй, даже я признаю, что здесь нас вряд ли будет кто-то искать.


В подвале был полумрак, и я не стала ничего менять. Рисунок пентаграммы забыть было не возможно — он всегда находился со мной, на моих ладонях. К счастью, в этом мире никакое количество странных татуировок больше не вызывало нездорового любопытства, а Знаки огня на висках я научилась маскировать уже давно. И вообще, какой Древний не умел скрывать свою истинную сущность?

Начертав изображение Врат, я поднесла к запястью Сапфир. Достаточно было нескольких капель. С запинкой, прочитав ритуальную фразу вызова, я стала ждать Йог-сотхотх. Несколько секунд спустя, рисунок засветился, и в моей голове раздался знакомый голос:

— В следующий раз, путая слова, будь готова, что к тебе выползет нечто менее миловидное, чем я.

— Я тоже рада видеть тебя, Вуал.

— Зачем звала? Хотя нет, сам догадываюсь. Ты уже на грани?

— Я почти обессилена, — согласилась я.

— Я предупреждал, что будет нелегко, — заметил Древний. Тебе не следовало возвращаться. Это мог сделать кто-то другой.

— Я не могла доверить это кому-то другому, — возразила я, опускаясь перед Вратами на не слишком чистый пол.

— Если потеряешь контроль, можешь причинить зло всем, кто тебе дорог.

— Я знаю, поэтому кое-что изменила.

— Я заметил. Что это за место?

— Наш новый форт-пост. Владеет им Аватар. Почти Древний.

— Ты же знаешь, нельзя быть почти Древним, — внутри Врат появилась дымка, сгущающаяся всё сильнее и обретающая форму человеческого тела.

— С каждым разом у тебя выходит все лучше, — заметила я.

— И все же, это не совсем то, к чему я стремился.

— Прости, — это все, что я могла сказать Вуалу в тот момент. Я чувствовала себя виноватой в том, что план, придуманный и выполненный почти безупречно, дал сбой. Слишком многим я была обязана этому существу, но вот готова ли сделать то, чего он от меня ждал? Видимо, готова, раз я уже здесь.

— Думаю, что скоро я найду подходящий объект, — я с трудом встала, и сделала шаг по направлению к Вратам.

— Ты не должна больше доводить себя до подобного состояния, — голос Вуала струился отовсюду, пронизывая каждую клеточку моего тела, вместе с силой, которой он так щедро со мной делился. Меня охватил жар, а после я погрузилась в целительный сон, который спасал не только меня, но и тех, кому я невольно могла навредить.


Тэрранус

Двое Старейшин, как всегда молча, наблюдали за муками осужденного Владыки. Так долго подобное наказание не выдержал еще никто. Но Дрэгон не переставал их удивлять. Второй сдался раньше.

Внезапно молчание было нарушено одним из Старейшин:

— Все безрезультатно. Нам не удалось ее найти.

— Вы все-таки настаиваете на своем плане?

— У нас нет другого выхода. Никто не знал о ней столько, сколько он, — Владыка указал жестом на осужденного.

— Он отказался помогать нам тогда, неужели, вы предполагаете, что согласится сейчас?

— Конечно, нет. Этот упрямец всегда выводил меня из себя, — первый Старейшина отвернулся от порядком надоевшей за три года картины.

— Даже если он не согласится, для нас это единственный способ добраться до нее. В конце концов, Владыка Дрэгон сам приведет нас к своей нарине.


VI


Земля

— Вы не пробовали сделать из этого притона что-то более приличное? — сидя у барной стойки я со скукой наблюдала, как бармен лихо готовит из водки и какой-то бурды вязкую зеленую консистенцию. Слегка поморщившись, я, наконец, посмотрела на хозяина, сидевшего сбоку от меня.

Днем посетителей было не много, точнее, не было вовсе. Видимо, тот постоянный контингент, что радовал нас своим посещением, сейчас сладко отсыпался и приходил в себя после ночной попойки.

Наверное, с моей стороны это было странно, но я решилась иметь дело с Андреем. Во всяком случае, сделавшись его тайным партнером и совладельцем сего заведения, по ведомостям я проходила как управляющий. Самое интересное было то, что по той же ведомости Хок числился помощником менеджера. Что ж, даже Древним было не чуждо стремление к прогрессу.

Андрей удивленно повернулся ко мне:

— А зачем? Доход нормальный, да и место популярное.

— Угу, для отбросов. Между прочим, вчера охране едва удалось разнять двух пьяных кабанов, сцепившихся то ли из-за девочек, то ли по идеологическим разногласиям. Вы хотите, чтобы здесь кто-то умер? Вам нужны проблемы с милицией?

— У меня не было проблем с милицией, — возразил хозяин.

— До сих пор, — согласилась я, — но зарекаться в нашем случае вредно.

— Вы хорошо разбираетесь в бизнесе? — прямо спросил он.

— Вообще не разбираюсь, но это не мешает мне отличить забегаловку от приличного места. Кстати, ремонт нам бы не помешал.

— Я думал, вас интересует лишь подвал?

— Ну что вы, я девушка с весьма разносторонними интересами. Кстати, неплохо бы открыть счет в банке, — уже про себя добавила я.

Еще несколько дней назад я провернула неплохое дельце со страховкой, так что теперь моя семья ни в чем не нуждалась. И отследить деньги было практически не возможно.

— Послушаете, не выдержал Андрей, — вы можете творить здесь что хотите, но я надеюсь, вы не собираетесь устраивать здесь детские утренники?

— Боже упаси, — возмутилась я, — детям здесь не место. Кстати, о детях, — я увидела, как помрачнел Андрей, — вы виделись с сыном?

— Нет, моя жена запретила мне приходить, а вчера не пустила в дом.

— Это и неудивительно! Вы вели себя как сумасшедший. Мой вам совет: начните все заново. Встретьтесь с женой на нейтральной территории, начните ухаживать, в конце концов, ведь чем-то вы ее завоевали в свое время?

— Она даже слышать обо мне не хочет, — огорчено возразил Андрей.

— Она вас любит, не может не любить. Обычно, любовь не проходит от безумия одного из супругов, ну, не всегда. Пройдите обследование у психиатра. Теперь, когда вы знаете все, у вас это получится. Предъявите справку. У вас общий ребенок, вы бизнесмен, в наше время женщины не разбрасываются такими мужьями, — я сделала глоток той бурды, которую намешал бармен. Что ж, на вкус она лучше, чем на вид.

— Спасибо, за попытку меня приободрить, — усмехнулся Андрей, — скажите, а все Древние такие циничные?

— Ну что вы, только я. Кстати, у Древних практически нет семей. Браки между ними большая редкость, и дети рождаются нечасто. Поэтому они иногда не брезгуют связью с людьми.

— Вы сказали "между ними"? Значит ли это, что вы не причисляете себя к ним?

— Это не значит ничего, — ответила я, вставая, — кстати, я воспользуюсь вашим предложением, и кое-что здесь переделаю.

— А я — вашим, и попытаюсь помириться с женой.

— Да, кстати, если у вас это получится, — я, порывшись в кармане, достала небольшой крестик, — отдайте это вашему сыну, он его защитит. Не смотрите так на меня, это не просто крестик. В непредвиденной ситуации он поможет приглушить его силу, и собьет преследователей со следа. Теперь его никто не сможет вычислить. Ваш будет готов завтра. Уходя, я уже не обратила внимание на его слова, но могу предположить, что заслужила благодарность.


— Я нашел, — голос Хока вывел меня из задумчивости. Я сидела в бывшем кабинете Рудика, вертя в руках Сапфир. Сам бывший хозяин обосновался в комнате напротив и занимался тем же, чем и раньше — развлекался.

— Кого? — уточнила я, — с Хоком никогда не было ясно, кого он найдет в следующий раз.

— Аватаров. Ты была права. Их гораздо больше в этом городе. Представляешь, сколько их по всему миру?

— Боюсь даже предположить, — буркнула я.

В случае успешного выполнения нашей миссии возникало две проблемы: как скрыть найденных от Владык и кого из них принести в жертву. Ясно, что это должен быть человек, отвечающий на зов Лэнга, но не принявший Силу. В таком случае Андрей отпадает, так как голос крови Древних в нем слышится слишком отчетливо.

Какая ирония судьбы — я вернулась на Землю, чтобы помогать Древним, намеривавшимся эту Землю уничтожить. Хотя в данном случае наши интересы совпадают. Как только Вуал снова обретет плоть, он легко сможет контролировать Древних. Андрей заметил, что я не отождествляю себя с ними. Он прав. Ни с Древними ни с людьми общего пути для себя я уже не вижу. Дни на Земле проведенные мною в роли обычного человека это доказали. Мне легко изображать кого-то, но вот кем-то быть…

— Как защита? — спросила я, чтобы хоть как-то отвлечься от невеселых мыслей.

— В порядке. Сам проверял. С каждым разом у тебя выходит все лучше, — Хок удобно устроился в кресле напротив меня, взгромоздив ноги на край стола. Я не стала ему делать замечание, так как свои при этом не убрала.

— Знаешь, — Древний потянулся за коньяком, стоящим на столе, — я начинаю к этому привыкать.

— Я успела заметить. Только прошу никому не говорить, что пить, курить и грязно выражаться ты начал именно после знакомства со мной.

— Ну что ты, у меня было достаточно времени овладеть всеми этими навыками когда я навещал папу. Нами ведь тебе рассказывала о нем?

— Что-то припоминаю. Ученый, живший в средние века.

— Ты корректна, как всегда, — с такой улыбкой Хока можно было смело снимать в рекламе очередной зубной пасты, — полусумасшедший алхимик, отец Августин. То ли францисканец, то ли доминиканец, запамятовал уже.

— И как же твоей маме удалось развести его на интим? — мне стало действительно интересно.

— Он пытался вызвать дьявола, но пред ним предстала моя мать, в образе. Ну, ты понимаешь…

Я понимала, и легко представила ужас несчастного монаха, увидевшего Древнюю с когтями горящими глазами и тому подобной атрибутикой.

— Но папа не растерялся, — продолжал Хок, — и в обмен на душу попросил дать ему знания.

— И как? Дала? — со смешком поинтересовалась я.

— А как же! И знания в том числе. Даже душу не забрала, добрая, в общем, оказалась, — подытожил Хок, делая внушительный глоток коньяка из моей чайной чашки.

— А потом появился я, весь такой красивый и умный.

— Кто ж спорит, — согласилась я, — ты с коньяком-то завязывай, все равно не опьянеешь, а для гостей пригодится.

— Жадина! — бросил Хок, но коньяк в покое оставил, — и что ты собираешься делать дальше? — вернулся он к нашей проблеме.

Мне пришлось подавить тяжелый вздох. Ну и что я собираюсь делать? Собрать потенциальных Древних со всего мира здесь, в этой забегаловке? Или выдать всем по защитному кулону — а дальше как хотят? А еще лучше — всех спрятать в Лэнге. Аборигены будут в диком восторге! Тогда уж точно ничто не удержит их за гранью, все ломанутся сюда. В общем, ситуация патовая. И на что я надеялась? А на что надеялся Ньярлатхот давая мне себя уговорить на эту авантюру? Похоже, у меня был только один выход, который вряд ли кому-то понравится. И мне в том числе.

— Что говорят твои агенты в других странах? — начала я.

— За последние три года значительно увеличилось количество тех, кого мы зовем «аватарами». Их число может достигнуть критической массы на душу населения. И тогда в тайне все нам уже не сохранить.

— Ты предлагаешь дать Владыкам проредить их ряды?

— А что? Идея не плохая. И заметь: именно ты ее выдвинула, — подхватил Хок.

— Не приписывай мне собственные мысли, — сделала я слабую попытку возмутиться — срывы были?

— А как же! Какой-то ненормальный возомнил себя великим демоном, еле остановили, а еще один…

— Избавь меня от этих подробностей! — мрачно заметила я, — неужели все они настолько помешаны?

— Не все, но большинство. Они ведь умирали. Вспомни себя!

— Вспоминаю, — согласилась я, — дальше что?

— Тебя еще никто не превзошел, — с ехидцей в голосе заметил Хок и лицо его сбросило, наконец, непривычную для меня маску рубахи парня. Передо мною сидел Древний с бледным лицом и мертвыми холодными глазами. Я постаралась не отстать от него, мое лицо претерпело изменения, на меня нахлынуло спокойствие и равнодушие ко всему, что меня окружает.

— Когда-нибудь нам двоим станет слишком тесно на этой Земле, — тихо произнесла я.

— Не спорю, Нисса, но во второй раз тебе нас не провести, — мгновение, и этот ходячий ужас снова превратился в красавчика и шалопая, коим успешно прикидывался все это время.

— Значит, — рассудила я, — твоя мать все еще не доверяет мне?

— Не вмешивай сюда старушку, — Древний склонил голову, смотря на меня из-под упавших на его лицо светлых волос, — она заключила с тобой союз и не отступит от своего слова. Пока.

Опять эта мерзкая улыбочка. Странно, но она напомнила мне сейчас улыбку совершенно другого человека. Точнее совсем не человека. С чего это вдруг я вспомнила о Владыке? Отогнав непрошенные мысли и неприятные воспоминания, я снова обратила внимание на Хока.

— Ты меня совсем не слушаешь, — наиграно обижено заметил он, — о ком задумалась?

— Почему ты решил, что именно "о ком"?

— Знаешь, меня достало, что ты воспринимаешь меня как нечто маленькое и неразумное. Я убивал, когда твоих предков еще не было на свете, девочка. Убивал быстро жестоко и легко. Может поэтому, столкнувшись с тобой недооценил противника.

— Так ты считаешь что именно поэтому потерпел поражение? — удивилась я.

— Нет, победа все равно была бы твоя. Но я должен был догадаться, что ты не так проста, какой хочешь казаться. Еще, — добавил Хок, — моей мамаше не мешало бы поточнее установить: куда делся Азазот.

— Ты жалеешь о проигрыше как воин, или как Древний, не получивший обещанную награду — новый мир?

— Даже не знаю. В конце концов итог один: меня победила девка, которую я еще недавно мог раздавить, прибегнув лишь к помощи физической силы.

— Что тебе не дает сделать это прямо сейчас? — с интересом спросила я.

— А что, можно? — дурачась подхватил он.

— Пойдем, — вскочив с места и спрятав сапфир под одеждой, я открыла дверь в коридор.

— Твоя нерешительность меня удивляет! — наиграно весело бросила я, увидев как Хок с растерянным видом встает с кресла.


На этот раз подвал встретил нас приветливым светом и блеском зеркал покрывающих все четыре стены. Толстый зеленый ковролин полностью скрывал рябой облезлый пол. Помещение занимали спортивные снаряды, из которых я могла бы уверенно опознать лишь канат и коня.

— Это что такое? — не сдержал удивления Хок.

— Спортзал! — с гордостью ответила я, жестом приглашая его следовать за мной.

— Здесь? А как же Йог-сотхотх?

— А что с ним сделается? — с улыбкой спросила я.

— Но… но… Здесь? — Хок начал повторяться, — ты должна была скрыть это место от посторонних глаз и никого сюда не пускать. Ты представляешь что будет если его найдут?

— Каким образом? — удивилась я, — кому-то захочется посмотреть — что под ковролином?

— И вообще, — продолжала я, — ты читал сказку "Синяя борода"? Нет? Прочитай, советую. Это я к тому, что запреты обычно на людей не действуют. Если хочешь что-то спрятать — прячь на видном месте.

Я наблюдала, как лицо Хока вдруг озарила улыбка. Он прошел за мной на оставшуюся свободной середину спортзала и стал напротив меня.

— Я рад, что тогда проиграл, — в голосе отчетливо слышалась ирония, — иначе бы никогда не узнал, что в мире существуют такие особи как ты. Хотя, — он стал медленно расстегивать кожаную куртку, — сомневаюсь, что есть еще кто-то похожий на тебя.

Я дождалась, пока Древний снимет верхнюю одежду, и приняла боевую стойку. Наконец-то мне представилась возможность расслабиться.

— Одно условие, — сказала я, — ничего не ломать.

И увидев разочарованное выражение лица Хока, добавила:

— Из снарядов. Они мне слишком дорого обошлись.


Лэнг

— Значит, Майрос всегда знали, что рано или поздно придется уничтожить Азазота? — я не задавала вопрос, а скорее утверждала.

— Он их устраивал лишь до определенного момента, — высказал соображения Ньярлатхот.

— Пока Древние не наберут достаточно силы чтобы попытаться выползти из того чистилища, куда их упрятали Владыки? И равновесие здесь ни при чем. Обычный трезвый расчет, стоивший жизни многим, — мрачно подхватила я.

— Эх, Сол, теперь понятно, зачем я была тебе нужна. Интересно смог бы ты устранить меня, если бы я пошла наперекор вашим планам?

— Ты считаешь, что он желал тебе смерти?

— Иначе к чему Азазоту убивать своего союзника? — я задумавшись опустилась прямо на пожухлую серую траву. Древний последовал моему примеру.

— Азазот мог догадаться, что Майрос больше его не поддерживают, — предположил Ньярлатхот.

— Он и так это знал. Трудно не догадаться, когда твой предполагаемый союзник создает оружие, способное тебя погубить.

— Что? Не может быть! — возразил Древний, — Ятаган Барзаи создали Владыки!

— Не думаю. Они им лишь воспользовались, с позволения Майрос. И оказались, кстати, их должниками.

Мне все чаще казалось, что вот-вот, и я найду ответы на все вопросы, которые меня беспокоят. Что-то ускользало от меня, Я не могла полностью составить картину широкомасштабного заговора. Кого и против кого? Не знаю. Но что-то было. Что-то настолько невероятное и жуткое для восприятия обычного человека, кем я все еще продолжала себя считать. Вспомнились слова Майрос: никто и никогда не видел мертвого Древнего, кроме самого Сола. Никто бы не смог создать оружия, не зная всех возможностей жертвы. Барзаи был схож по принципу действия с Вуалом и Азазотом — он забирал Силу. И неудивительно, ведь при его создании Сол использовал кровь Вуала. Оружие, убивающее Древних, созданное с помощью Древних Майрос. И это при том, что ныне покойный Сол заверял, что Барзаи их не убьешь! Чего он добивался? Чтобы я вышла против Азазота с голыми руками?

Размышление прервал незнакомый Древний, подошедший к ним почти вплотную. А я и не заметила! Нельзя настолько уходить в себя.

— Мессир! — это обращение всегда пробуждало у меня желание улыбнуться.

— Слушаю тебя, Саритхот, — Ньярлатхот был внимательнее меня.

— Мессарина Нами приглашает Ниссу составить ей компанию в сегодняшней охоте на кугарудов, — возвестил посланец.

— Передай мессарине, что она отказывается, — начал Древний, но я его остановила, слегка прикоснувшись к локтю.

— Передай мессарине, что для меня большая честь принять ее приглашение. Я с радостью присоединюсь к охоте.


Я с трудом представляла себе, что такое охота на кугарудов. Более того, тешила себя надеждой, что зверушка эта маленькая и безобидная, хоть и имеет череп такого размера, который с легкостью покрывал голову Нами. Вот только я никогда не предполагала, что мне наконец доведется узнать, кто же издает такой мерзкий металлический скрежет по ночам. Я никогда не видела драконов и птеродактилей, да и не очень стремилась. А когда эта поместь покрыта броней тверже металла… Да, кстати, именно теперь я поняла, что Нами удалось убить лишь детеныша этого зверька. Череп взрослой особи с легкостью накрыл бы мою кровать, если бы мне пришла в голову дикая мысль о подобном пологе…

Наверное, именно с этого момента наша пешая охота стала для меня менее привлекательна. Но, не желая ударять в грязь лицом и чернить светлый образ наследницы крови Вуала, я собрала остатки мужества и с подобием интереса стала наблюдать за разворачивающимися передо мною событиями.

В охоте участвовало семеро Древних. По моему мнению, для них это было ни чем иным, как возможностью пощекотать нервы и показать собственную силу, не прибегая к магии. Мы с Нами и ее сыном возглавляли процессию экстрималов. Все остальные предусмотрительно держались сзади, соблюдая дистанцию.

Сначала, до меня донесся громкий и протяжный стон. Земля слегка дрогнула, раз, другой, словно повторяя стук моего сердца. Потом я увидела тень птицы, идущей на взлет. Земля замерла, теперь начал дрожать воздух. Интересно, птичка одна или со стаей? — промелькнул в голове вопрос. И тут же, как бы в ответ показались еще несколько пернатых. Их движение по воздуху сопровождал уже знакомый металлический скрежет. Три взрослых особи и пять детенышей.

— Это тебе, — Нами вручила мне длинную палку с острым железным наконечником.

— Что это? — стараясь не выказать изумления спросила я.

— Твое оружие против кугаруда, — последовал ответ.

— Вы убиваете эту тварь копьем?

— Иногда. Обычно именно она калечит охотников, — глаза нами видневшиеся из-под клыков головного убора сверкнули красным.

— И в чем прикол? — увидев непонимание в глазах Древней, я пояснила:

— К чему эта охота?

— Она делает нас сильными, приспособленными к любой ситуации. Не обязательно убивать кугаруда, достаточно показать себя в бою с ним, и выжить.

С этими словами, она отступив от меня на достаточное по ее мнению расстояние, приготовилась отразить нападение.


Могу сказать одно — было больно. В голову врезались мысли о растраченной попусту молодости и бесцельно прожитой жизни. Потом мысли исчезли вообще. Остались лишь инстинкты, точнее два — порвать в клочья и выжить. Причем не было ясно, который из них основной. Несколько минут я просто уклонялась от ударов крыльев, клюва и хвоста. Потом кугаруду удалось меня оглушить толстой когтистой лапой. Уклоняться стало уже гораздо тяжелее, а крови больше Я услышала невдалеке крик. Слегка отвлекшись, краем глаза заметила как один из пернатых схватил стоящего слева от мня Древнего и стал трепать его в «клюве». Раздался хруст костей, из пасти хлынула кровь. Отбросив мысль о том, выживет ли он, я снова сосредоточилась на своей птичке, и тут же получила ударом бронированного крыла по голове. Отлетев на некоторое расстояние и стерев выступившую кровь я вскочила, сообразив, что пора с этим кончать, иначе забава может перерасти в Хичкоковский триллер гораздо больших масштабов. Огромная голова с открытым клювом уже устремилась ко мне навстречу. Вскинув в руке копье, наподобие охотников на бизонов, я взяла разбег навстречу птице. Еще секунда, и меня перемелет как и того несчастного. Прицелившись в верхнюю челюсть кугаруда, я всадила туда копье острием вверх. Тупой конец уперся в нижнюю челюсть, крепко зацепившись между зубов. Крутанувшись на зубе птички и осознав, что практически побывала у нее в пасти, я соскочила на твердую землю. Раздался уже знакомый стон, и птица стала бешено вращать головой, стремясь избавиться от мешающего ей предмета.

— Что же, пора заканчивать представление, — пробормотала я.

Оглядевшись, я заметила лежащее на земле копье. Рядом истекал кровью его хозяин или то, что от него оставили зубы кугаруда. Подняв копье, я стала осторожно приближаться к разъяренной птице, выискивая ее уязвимое место. Едва успев уклониться от очередного удара крылом, я приняла решение, и угадала. Было не просто прицелиться в глаз, когда кугаруд и не думал замирать хотя бы на мгновение. Я глубоко всадило копье, и отрешенно наблюдала, как пернатое, дергаясь в агонии еще какое-то время, упало к моим ногам.

Оглушающий звук заставил меня отвернуться от созерцания моей победы. Я повернула голову и увидела, что это Нами. Предмет, с помощью которого она извлекала этот шум был схож со свистулькой, но каков эффект! Кугаруды, заслышав странные звуки встрепенувшись и побросав свои жертвы взметнулись в небо и полетели от нас прочь. Что же, похоже охота окончена, — решила я наблюдая, как около меня собираются все участники недавнего развлечения.


Зашевелился до этого не подававший признаков жизни Древний и с трудом встал. Его раны исцелялись на глазах, и уже подходя ближе ко мне он ничем не напоминал того, кто только что побывал в клюве у кугаруда. С удивлением я поняла что это был Хок.

— Ты как? — проявила я заботу.

— Нормально. Это со мной случается довольно часто, — ответил "бывалый", — что ты сделаешь с трофеем? — поинтересовался он.

— Я думаю, если его украсить зеленью и цветами, — начала я, оглядывая громадный череп, — то получится неплохая беседка.


VII


Лэнг

— Было глупо так рисковать, — если бы я лучше знала Ньярлатхота, я бы сказала, что он гневается, — ты не осознаешь всей опасности.

— Мне повезло, — согласилась я.

— Тебе не может везти всегда, — заметил Древний.

— Знаю. Следующий раз может стать последним.

— Ты слишком медлительна, попусту растрачиваешь силы и совершенно не владеешь своим телом. Нельзя целиком полагаться на Силу.

— Полностью согласна, — кивнула я, — ты предлагаешь что-то конкретное?

— Я сам буду обучать тебя.

— Владению мечом? Как Владыки?

— Пусть низшие размахивают этими железками. Я научу тебя убивать голыми руками.

— Думаешь, у меня получится? — неуверенно начала я.

— Сомнения выдают в тебе человека.

— Разве я должна этого стыдиться?

— Отнюдь. Но это делает тебя слабой. Нерешительность может тебя погубить. Когда нужно проявить силу и решимость — ты медлишь.

— Пока никто не жаловался. Особенно Азазот, — хмыкнув, добавила я.

— Это не делает тебя неуязвимой, хоть кровь Вуала в тебе сильна, — возразил Древний.

— Я не стремилась стать неуязвимой, — призналась я, — у меня была цель — спасти семью. Все остальное — спасение мира, смерть Азазота — всего лишь побочный эффект.

— Это мне в тебе нравится, — Ньярлатхот подошел ближе и положил руку мне на плечо, — ты всегда поступаешь так, как выгодно тебе.

— Не всегда, — прошептала я, вспомнив умирающего на моих руках Кайла, удачную попытку его спасти, мысленное прощание со всем, что мне было дорого и признание собственного поражения. Я чуть было не сдалась тогда.

Я заставила себя не вспоминать о том, что было до… До того как я попала сюда. До того, как я увидела всех тех, одной их которых мне предстояло со временем стать. "Я не волшебник, я только учусь" — пробились детские воспоминания. Я не чудовище, но стать им для меня уже не проблема.

Кайл! Я испытывала к тебе чувства, наиболее приближенные к любви. Наверное, я даже любила тебя… насколько была способна любить. Но спасла бы я тебя, если бы в тот момент не осознавала, что умираю и для меня все кончено? Рискнула бы я всем, ради тебя? Могли бы мы быть счастливы, сложись все иначе? Ужасно то, что в глубине души я все еще надеюсь получить ответ на этот вопрос.

Владыка Дрэгон! Вы удивили меня своим поступком и заслужили вечную благодарность. Однако это не смутит меня, если когда-либо вы встанете у меня на дороге. И главное, что будет мною двигать — это страх. Страх, который я испытала оставшись с вами один на один в мире, где чувствовала себя до этого в безопасности. Вы единственный, кто проник в мои мысли настолько глубоко, чтобы от вас могло что-то ускользнуть. Лишь завесу в сознании, созданную Азазотом вы преодолеть не смогли. Однако же, это не меняет того факта, что, по-видимому, нас вами связывает не только страх и ненависть. Похоже, мы женаты. Не знаю как у вас, Владык, но брак у людей заканчивается со смертью супруга, хотя возможны варианты. Интересно, можно ли пребывание за гранью прировнять к смерти?

Выйдя из задумчивости, я осознала, что Древний все еще стоит рядом, пристально наблюдая за сменой выражений на моем лице. Почему-то такое проявление внимания с его стороны меня покоробило. Я не представляла его в качестве своего приятеля, поверенного всех моих секретов. Он был для меня загадкой, несмотря на его полное содействие здесь, в чужом для меня месте.

— Я знаю, как ты хочешь покинуть Лэнг. Но мы все в ловушке и тебе придется смириться с этим — подытожил Ньярлатхот.


Беседку пришлось украсить мхом и какой-то серой порослью, на которую был так щедр Лэнг, но получилось все равно прикольно. Со временем мой трофей начал привлекать все больше внимания общественности, а Нами стала моей частой гостьей. В общем, жизнь плавно текла в неизвестном направлении, и я стала уже к ней привыкать, когда начались неприятности…


Земля

Сознание к Игорю возвращалось постепенно. Сначала он слышал отдаленный гул, потом гул перерос в отдельные голоса и уже вскоре он мог различать слова:

— Еще не очухался? Чем ты его?

— Шокером. Жить будет.

Майор не спешил приходить в себя, решив прежде изучить ситуацию. А ситуация была дерьмовой. Как можно было так глупо вляпаться? Решил проследить за одним, в итоге не заметил за спиной другого и получил бодрящий заряд энергии. И сейчас лежит в наручниках неизвестно где и сколько времени.

— Проверь, как он, — раздался голос первого, того, кто его вырубил.

— А что с ним сделается? — возразил второй, но к пленнику подошел и «проверил» ногой под ребра.

Майору потребовалась вся его сила воли, чтобы не вскочить и не напасть на подошедшего так близко человека — со скованными сзади руками любая попытка была бы напрасной. После удара под ребра его тело «безвольно» перевернулось, заняв наиболее удобное для пленника положение. Теперь он мог практически незаметно двигать обеими кистями рук, избавляясь при этом от наручников.

Гулкие шаги на мгновение заставили его прервать свое занятие и прислушаться. Кто-то приближался и через мгновение дверь, скрипнув на петлях, впустила еще одного участника событий. Пожалев, что не может открыть глаза и рассмотреть все как следует, Игорь продолжил.

— Очнулся? Почему так долго? — раздался раздраженный голос, и даже сквозь сомкнутые веки, Игорь почувствовал, как зажегся свет. Теперь у него уже не выйдет и дальше ломать комедию, пользуясь полумраком одной лампочки.

Шаги приблизились к лежащему Игорю, и чьи-то руки вздернули его вверх. Что же, дальше притворяться не было смысла, и майор, подобравшись, нанес рубящий удар ладонью по шее держащему его противнику. Человек, всхлипнув, упал. Второй удар кулаком в только что вошедшего не достиг цели и был перехвачен им возле самого лица. Через секунду его голова откинулась, встретившись с кулаком противника.

— Майор Карпенко! — третий участник, подойдя сзади, приставил к подбородку Игоря пистолет.

Вошедший скривился:

— Вам не выбраться отсюда, пока мы вам этого не позволим.

— Кто вы такие, мать вашу? — прохрипел майор. Пистолет надавил сильнее.

— Не вы здесь задаете вопросы, а мы. И от ваших ответов будет зависеть — останетесь ли вы живы, — Игорю наконец-то представилась возможность рассмотреть своего «собеседника». Высокий, даже длинный, и худой как жердь. Напряженные глаза неопределенного цвета едко всматривались в пленника, рождая мысль, что происходящее здесь для их владельца довольно привычное дело. Про себя майор прозвал его «дылда».

Между тем руки Игоря снова были связаны сзади, на этот раз обычной веревкой, а сам он усажен на неустойчивый табурет.

— Вы проявляете интерес к семье одной особы. С чего бы?

Игорь, сплюнув выступившую на губах кровь, грязно выругался, за что получил удар, на этот раз рукояткой пистолета, по голове. Голова выдержала и сознание он не потерял.

— Мне повторить вопрос? — раздался уже порядком надоевший голос.

— Не стоит. Я его помню. А ответ вы уже слышали, но могу повторить, — предложил майор, и бодро улыбнулся. Это не избавило его от тычка стоящего слева человека, в котором Игорь узнал того, за кем следил.

— Зачем вы разыскивали Анну Еременко? — настаивал Дылда.

— Понравилась. Хотел приударить, — съязвил Игорь.

— Еременко отработанный материал. Она мертва. Но зачем она вам?

— Я же сказал…

— Довольно болтовни, — прервал майора Дылда, — так мы ничего не добьемся. Он посмотрел на одного из сообщников:

— Неси "витамины", — отдав приказ, он снова обратил внимание на пленника.

— Скоро мы узнаем все, что вы от нас пытаетесь скрыть. Только вот незадача: препарат, который мы вам введем, эффективный, вне всякого сомнения, но он имеет один побочный эффект. Он разрушает клетки головного мозга. Так что, наслаждайтесь последними минутами вашей разумной жизни, — подытожил Дылда.


После «разминки» с Хоком пришлось что-то прибрать, а что-то выкинуть. Все-таки не все Древние могут держать себя в руках. Следы драки на теле сошли мгновенно, а вот три стекла придется заменить. С этими мыслями, я решила снова пройтись по городу, а может быть, даже посмотреть на них…

Сменив порванную рубашку, я вышла с черного хода. Может, на мне и лежат определенные обязательства, но должно же у меня быть что-то свое, неприкасаемое для чужих когтей?

Забравшись на уже облюбованную мною крышу, я снова устремила взгляд на окна моей квартиры. Иногда мне казалось, что стоит только захотеть, и прошлое забудется, а я снова окажусь в своем доме, среди любимых мною людей и знакомых вещей. Жизнь войдет в привычную колею: дом, скучная, но спокойная работа с девяти до пяти в родной библиотеке, среди книг и журналов. Скучала ли я по прошлой жизни? Особенно теперь, когда есть с чем сравнивать? Хочу ли я отказаться от того, чем обладаю?

Сознаюсь, появившись здесь, первым порывом было вернуть назад все то, чего я была так долго лишена, затеряться в толпе, ничем не отличаться от других и снова вести обычную жизнь городского обывателя. Серьезно хотелось. Дня два. До того момента, как я окончательно поняла, что натуру не переделать. И то, что подверглось изменению, добровольному, кстати, не может быть обращено назад.

В кухонном окне зажегся свет и показалась мама. Она поставила чайник на плиту. Вскоре к ней присоединился папа. Приобняв ее за плечи, и настойчиво усадив ее на стул, он продолжил хозяйничать сам. Я отвернулась. Смогла бы. Смогла, — пронеслось в голове, — не будь я чудовищем.


Внезапно, мое внимание привлек человек, неподвижно сидящий на скамейке, и усиленно демонстрирующий интерес к книге, при этом не перелистнув ни страницы. Я наблюдала за ним какое-то время и вскоре убедилась, что сидит он здесь не просто так, а с какой-то целью. Все мое нутро завопило об опасности. Хотя чем может быть опасен мне этот человек? А может не мне?

Я увидела, как папа, выйдя из подъезда, направился к ближайшему газетному киоску. Человек, встав и отложив газету, пошел за ним. Одновременно с места тронулся джип с тонированными стеклами. Не знаю, что там кто задумал, но загадок не люблю. Я могла ошибаться… Нет, не могла. Слишком отчетливо я почувствовала опасность, исходящую от человека.

Папа возвращался домой, и было слишком людно, чтобы мне что-то предпринимать, впрочем, как и незнакомцу. Значит нападение, скорее всего, будет в подъезде, — решила я, спускаясь с крыши и занимая удобное место для наблюдения. Как только мужчина вошел в подъезд за моим отцом, я, вынырнув из знакомого мне с детства подвальчика, слегка оглушив незнакомца, втащила его за собой внутрь. Подперев дверь каким-то хламом, я потащила бесчувственное тело по грязному полу подвала, который был достаточно большим и соединял все четыре подъезда. Не хотелось бы, чтобы труп нашли раньше, чем я смогу от него избавиться. А то, что скоро будет труп, я не сомневалась.

Несколькими оплеухами приведя мужчину в чувства, я начала было задавать вопросы, но он стал сопротивляться. Я едва увернулась от удара, неизвестно откуда взявшегося кастета. Сама виновата — не обыскала. Устав от попыток жертвы в очередной раз раскроить мне череп, я заломила ему кисть. Там что-то хрустнуло и мужик крикнул от боли. Время поджимало. Нас могли услышать, к тому же, подвал был излюбленным местом игр местной детворы. Поэтому я, приблизив его лицо к своему, сосредоточилась на его глазах. Отсутствие света меня не смущало. Мне достаточно было сосредоточиться и проникнуть в него на полную глубину. Щадить жертву было не зачем, это я поняла с первых мгновений контакта.

Несколько лет назад на территории страны был открыт филиал международной организации, занимающейся разработкой новейших научных проектов. Не знаю, как спецслужбы могли такое проворонить? Ах, да. Оказывается, это их кормушка. Организация занималась не просто наукой, а созданием нового совершенного оружия. Какого? Этот человек знал явно не все, скорее был обычной шестеркой.

Три года назад Организацию заинтересовали события, произошедшие возле заброшенной шахты. К сожалению, видеозапись добыть так и не удалось. Но вскоре события повторились: в том же городе, при тех же обстоятельствах. Некто обладал силой, способной порождать огонь. Был получен приказ найти этого «некто». Вот только след неожиданно оборвался. Больше ничего не происходило, расследование зашло в тупик. Но к счастью один очень настырный майор…

А вот с этого момента поподробнее!

Буквально через пять минут я узнала все, что было необходимо, и мои планы в отношении жертвы изменились. Конечно, это создавало определенные неудобства, но придется действовать именно так.


Череп начал нервничать: Серый задерживался. Он не понимал, какие могут быть проблемы с обычным стариком? Выбивая пальцами по колену дробь, Череп не сводил глаз с подъезда, и наконец-то он увидел того, кого давно ожидал, да не одного. Серого сопровождала молодая рыжеволосая девушка, затравленно озирающаяся по сторонам. К ее боку был прижат пистолет. Отлично! Серый справился. Вот только, где старик? — мелькнула у Черепа мысль.


Парочка села на заднее сидение.

— Серый! Что за бабу ты притащил? — поинтересовался, обернувшись, Череп, и с удивлением увидел, как затравленный до этого взгляд девушки переменился. Глаза стали мертвыми, на губах появилась холодная улыбка.

— Череп, если я не ошибаюсь? — уточнила девушка.

Череп пораженно наблюдал, как направленный до этого в девушку пистолет, смотрит ему в лицо.

— У меня есть предложение, от которого вы не можете отказаться, — продолжила улыбаясь, девушка.


В Организацию я стремилась преследуя две цели: оборвать все ниточки, ведущие ко мне и моей семье, и надрать задницу некоему майору, сующему нос не в свои дела.

Серое, ничем не примечательное, здание располагалось за городом. Когда-то здесь находился помещичий особняк, со временем пришедший в негодность. Глядя с улицы, никто бы не подумал, что в этом месте могут храниться такие тайны. Мы вошли в здание без проблем. Видимо, ребят ждали. И хотя это был не главный офис (шестерки попросту не знали его местоположения), меня удивило количество охраны на один квадратный метр площади. Что ж, ребятам придется несладко, — равнодушно подумала я, и по-прежнему сопровождаемая Серым и Черепом, мы подошли к комнате охраны.

Троих охранников, расположившихся с расслабленным видом, ребята вырубили сразу — видимо сказался эффект неожиданности. Четвертого Серый уложил выстрелом в голову.

— Череп, — начала я давать указания, — выведи из строя систему безопасности, отключи связь и запри все двери.

Перешагнув тела, я подошла к пульту наблюдения. Камеры давали четкую картинку того, что происходило в коридорах. Скорее всего, выстрел был услышан, так как к нам со всего здания стекались высокие подтянутые ребята в камуфляже.

— Остаешься здесь, — продолжила я, — отстреливайся, сколько сможешь, потом ты знаешь, что делать.

Следуя за Серым, я направилась в сторону подвала. Наткнувшись на группу сердитых парней, мне пришлось использовать Силу, раскрывшись при этом окончательно. Я ожидала, что их будет много, но чтобы настолько! Чтобы ни ожидало меня в подвале, я сначала решила обезопасить тылы. И не потому, что не доверяла Серому и Черепу. Напротив, находясь под воздействием моего разума, они не задумываясь выполнят все, что я им прикажу. Но человеческая жизнь так хрупка. И похоже, я только что лишилась одного из своих помощников. Отдав мысленный приказ Серому, и, наконец, избавившись от балласта, я спустилась в подвал. Замерев на мгновение, без труда определила, что там сейчас происходит. Подавив желание подождать конца допроса и узнать все, не затрачивая собственных сил, я резко дернула дверь на себя.


Игорь понимал, что скорее всего эта минута — последняя в его сознательной жизни. Дальше бессмысленная жизнь идиота. Поверил ли он Дылде? Тому не было причины лгать теперь, когда ему больше не задавали вопросов. Его попросту хотели выжать как мочалку, а после выкинуть за ненадобностью. Наверное, ему даже оставят жизнь: кому может навредить безумец? Увидев приближающуюся руку с зажатым в ней шприцем, майор напрягся, готовясь подороже продать если не собственную жизнь, то хотя бы разум.

Внезапно дверь, до этого крепко запертая, соскочив с петель, отлетела в сторону, слегка придавив одного из участников экзекуции. В проеме показалась немного растрепанная и очень рассерженная девушка, в которой майор тут же узнал Анну Еременко.

— Я стучала, но никто не открывал, — наигранно оправдываясь, она зашла в комнату, — не помешала?

Дылда, в первые секунды удивленно замерев, начал приходить в себя. Выхватив пистолет, он направил его на девушку, но тут же, вскрикнув, выпустил его, прижимая к себе обожженную руку. Пистолет оказался на полу. Слева от дверного проема зашевелились остатки двери, кои Анна, легким движением руки превратила в ярко вспыхнувший костер. Третий участник, схватившись за нож, так и замер неподвижно, молча хватая ртом ускользающий из легких воздух.

— Кажется, вы меня искали, — вежливо обратилась девушка к Дылде, — поздравляю, вам удалось меня найти.


VIII


Земля

Подняв упавший стул и стряхнув с него мусор, я, скромно присев, выжидательно уставилась на противника. Высокий, худой как жердь, с аскетическим лицом, он, однако не производил впечатление слабака. Скорее наоборот. Так мог бы выглядеть палач или средневековый инквизитор. Я постаралась отогнать бесполезные воспоминания.

— Кто вы? — одними губами произнес «палач».

— Следили за моей семьей и не знаете кто? — я наигранно изумилась.

— Еременко Анна Викторовна, — отчеканил мужик, — пропавшая без вести три года назад во время взрыва на шахте. Хорошо выглядите! Чудесно сохранились!

— А чувствую себя еще лучше! — добавила я, — особенно узнав, как я здесь популярна. Конечно, было ошибкой возвращаться в родной город, но я ведь так сентиментальна!

Картинно вздохнув, я сделала вид, что только что увидела связанного майора.

— Ой! А кто это?

— Кажется, вы уже виделись, — подсказал "палач", — на пожаре. Его голос звучал сдавленно, видимо, ожог причинял ему огромную боль. Но это не мешало ему думать как бы ловчее меня обезвредить.

Майор, приподняв голову, напряженно всматривался в мое лицо. Его разбитые губы искривились в подобии улыбки.

— Что-то припоминаю! — в голове промелькнули события на заброшенном складе, захваченном группой сектантов.

— Так это были вы? — я с неподдельным интересом уставилась на майора, — такой большой и такой глупый, — пожалела я.

— Отчего же? — возразил мужик, — привел вас прямо к нам.

— Хорошо, что не наоборот! — согласилась я. Видимо, что-то в моем облике стало меняться, так как «палач» слегка побледнел и крепко сжал миниатюрный пистолет, который с такой предосторожностью извлекал из рукава рубашки на протяжении всего нашего разговора.

— Как вы понимаете, визит к вам не входил в перечень моих дел на сегодня, — приподнимаясь, начала я, и тут же услышала предупреждающий крик майора. Мгновения спустя мое тело было прошито десятком пуль, выпущенным появившейся в проеме двери охраной. Несколько из них врезались в тело моего собеседника, отбросив его к стене.

— Черт! Только не это! Такой материал не должен пропасть впустую, — решила я, одновременно направив огненный смерч в коридор. Раздались крики, запахло горелым мясом.

Развязав майора, который тут же занял место у проема двери с реквизированным оружием, я склонилась над раненым. Он умирал, и времени было в обрез. Опустившись рядом с ним на пол, я поднесла руки вплотную к его телу, ощутив на кончиках пальцев целебное тепло. Конечно, спасать такую скотину было не разумно, но именно он должен был мне кое в чем помочь, хоть и не по собственной воле. Вспоминая, как еще несколько недель назад зарекалась играть разумом людей, отогнала от себя все сомнения. Сейчас речь даже не обо мне, а о моей семье. Они должны быть в безопасности! Если с ними что-то случится — я сама уничтожу весь этот мир к чертовой матери и Древние, по сравнению со мной, покажутся невинными ангелочками!


Мы поднимались из подвала. Я — впереди, за мной шел майор, таща на спине пленника. Иногда, чувствуя опасность, я останавливалась, выпуская очередную порцию огня, и мы продолжали наше продвижение к выходу. Перед бронированной дверью я замерла лишь на мгновение, и без труда преодолев это препятствие, направилась к привезшему меня сюда джипу.

— Отьедь на безопасное расстояние и жди меня, — бросила я майору, возвращаясь в здание.

— Куда ты? — он попытался меня остановить.

— Нужно кое-что закончить, — ответила я, уворачиваясь от его руки.

— А ты не боишься, что я уеду не подождав тебя? — поинтересовался майор.

— Нет, возразила я, — ты слишком долго меня искал. Кстати, я еще не знаю — зачем.


Войдя в здание, я направилась в лабораторию. Именно там, по воспоминаниям гражданина Баринова Владлена Георгиевича (у этого подонка оказалось вполне человеческое имя) хранилась интересующая меня информация. По дороге мне встречались люди, но на этот раз сомнения о том, как с ними поступить меня больше не терзали. Не я начала эту войну, а создавшие подобную организацию не могли быть белыми и пушистыми. Те, кто был способен проводить эксперименты, жертвой которых чуть было не стал майор, не заслуживали жалости. Обезопасив себя извне, сейчас они оказались в ловушке, лишенные возможности покинуть здание. К счастью, сотрудников было гораздо меньше, чем охраны, которую я уничтожила без колебаний, и все они были вооружены. На мой взгляд, это уравнивало наши шансы, вот только мое оружие было совершеннее. Лаборатория находилась на втором этаже и там я застала двоих, усиленно пытавшихся вызвать подкрепление по рации. Я знала, что мобильники здесь не действуют, а вот про рацию за меня подумал Череп, когда получал приказ уничтожить всю связь.

— Что, не соединяют? — ехидно поинтересовалась я, войдя в лабораторию.

— Что вам здесь надо? Убирайтесь! — вскричал первый, пожилой человек интеллигентного вида, чем-то похожий на легендарного Берию. Второй, между тем, уже стрелял из полуавтоматического пистолета. Это заставило меня отступить на пару шагов, и какое-то время наблюдать за тем, как пули покидают мое тело. Черт! Ненавижу подобные моменты. А когда их слишком много за день…

— Не надо так нервничать, — спокойно заметила я, проделывая с рукой стрелявшего тот же фокус, что ранее с Бариновым. Теперь он вряд ли будет стрелять в ближайшем будущем.

— А нужна мне вся информация по проекту "Живой огонь". Кстати, кто придумал название? — поинтересовалась я у замерших сотрудников, — не знаете? Ну да ладно, не важно. Так что на счет проекта? — напомнила я.

— Но позвольте, он засекречен! — возразил старший. Младший в это время, похоже, приходил в себя от ожога и совершенно не хотел со мной общаться.

— Господа! Оглянитесь!

— Да в переносном смысле, — раздраженно начала я, увидев, как оба озираются вокруг себя, — какая секретность?.. Если я уже здесь.

Присев на стол, прямо напротив бессильно опустившегося на стул старшего, я продолжала:

— Мне не хотелось бы лишних жертв, но боюсь, их не избежать в данной ситуации. Я не стану давать вам надежду на спасение, так как не люблю лицемерить. Просто дайте мне все, что меня интересует, и я сохраню ваши жизни.

— И мы должны тебе верить, сучка? — встрял в мой монолог младший.

— Вам придется мне верить.

— Вы отпустите нас целыми и невредимыми? — уточнил старший.

— Этого я обещать не могу, — возразила я, — речь шла только о жизни.

— Объясните, что вы имеете в виду!

— Я уничтожу вас как угрозу, но сохраню вам жизнь, — призналась я, — если это вас устраивает, то давайте начнем. Мой голос изменился: стал равнодушнее и жестче. Я знала, что в этот момент глаза наполнились тьмой, а комната излишней энергией.

— Кто вы? — растерянно спросил пожилой.

В эту минуту мне не было нужды врать, поэтому я ответила честно:

— Не знаю.

Понимая, что младший только помощник и главным источником информации может стать лишь старик, я начала с него. Держать под контролем обоих, одновременно следя за дверью, было неудобно. С пожилым я закончила не так быстро, как надеялась. Он знал не много, но достаточно для того, чтобы я смогла ощутить размах Организации и масштаб ее деятельности. Кстати, в сферу их интересов входила не только разработка нового оружия, но и контроль над личностью. И в этой сфере они достигли значительных успехов… Стоп!

Старик был консерватором и не доверял машинам, а вот с его помощником в этом вопросе было проще. Быстренько просканировав его память, я поняла, где нужно искать то, что мне необходимо. Подойдя к компьютеру, я замерла. Да, я получила некоторое образование, но учитывая, где я провела последние годы, хакер из меня был не важный.

— Антон, — обратилась я к молодому, — вы мне не поможете?

Это была не просьба, а вежливый приказ. Наверное, сказывается воспитание: не могу грубить людям, особенно тем, кем управляю. Зато обхожусь без крокодиловых слез.

— Да, конечно, — равнодушно ответил мужчина и сел за компьютер. Буквально через полчаса у меня на руках была флешка с информацией, которая требовала детального изучения. Но это после, — решила я, и постаралась тщательно стереть память у своих жертв, при этом не слишком влияя на их психику. В конце концов, я же не чудовище.

Видеонаблюдение было давно выведено из строя, как и связь, но мне нужно было знать другое — остался ли здесь еще кто-нибудь живой. Пройдя вдоль по коридору, я замерла и сосредоточилась. Единственные живые существа, остававшиеся в здании до сих пор, покинули его недавно, следуя моему приказу. Что ж, теперь мне нужно уничтожить все следы…


Зарево пожара осветило ночное небо, давая понять Игорю, что все закончено. Почему он позволил ей это сделать? А разве он мог бы чем-то помешать? И разве он не был готов к тому, что произойдет? Они нападали — она защищалась. Пусть нечеловеческими методами, хотя кто знает, как бы повел себя любой человек на ее месте.

Он упустил момент, когда она приблизилась к машине. Сев рядом с ним на переднее сидение и окинув взглядом не пришедшего в себя Дылду, она обернулась к Игорю:

— Будем ждать твоих ребят или поедем?

— Думаю, ребята не придут в восторг от встречи с тобой, — заметил майор и завел двигатель.

— Найди место где мы можем поговорить, — равнодушно бросила девушка и откинувшись на спинку сидения прикрыла глаза.

Место нашлось километрах в двадцати. Ухабистая дорога делала развилку в сторону леса. Заглушив мотор, майор положил руки на руль и стал терпеливо ждать, когда девушка заговорит первой. Почему-то самому тишину нарушать не хотелось. Но девушка молчала. Она вообще не подавала никаких признаков жизни, как будто спала или находилась в обмороке. Осторожно прикоснувшись рукой к плечу, он сделал попытку ее растормошить, но вдруг понял, что не слышит ее дыхания. Похоже, что-то было не так, а он даже не предполагал, что можно сделать. Схватив девушку за плечи и развернув лицом к себе, он резко встряхнул ее несколько раз, но внезапно глаза Анны открылись и блеснули в темноте салона. Убрав руки от девушки, майор замер в ожидании чего-то невероятного и страшного. Он это чувствовал. Рука Анны устремилась к майору и замерла в нескольких миллиметрах он его лица. Она провела ладонью вдоль его тела, как будто старалась что-то ощутить. Игорь почувствовал, как в салоне стало жарко — воздух был тяжелым и наэлектризованным, но через мгновение все прекратилось.

— Не то, — услышал он тихий шепот девушки.

Вдали блеснула молния, раздался удар грома. Анна открыла дверцу машины и тяжело вышла, почти вывалилась из салона. Гром раздался ближе, молния разорвала небо почти над поляной, где остановилась машина. Девушка шла вперед, ничего не замечая вокруг. Хлынувший дождь забарабанил по стеклу машины. Не обращая внимания на непогоду, майор выскочил из машины и устремился вслед за девушкой. Но следующий удар молнии заставил его отшатнуться и замереть. Девушка остановилась не дойдя до кромки леса и, сбросив намокшую куртку, замерла. Озарив небо над поляной, молния ударила прямо в нее. Едва обретя снова возможность видеть, Игорь устремился к Анне, но снова был отброшен ударной волной. И с этого мгновения молнии били в девушку непрерывно. Тело Анны окутывало свечение, каждый раз, получая очередной удар, девушка вздрагивала, но на ее лице был лишь покой и… безмятежность. Как будто она получала то, чего была так долго лишена. Наверное, это длилось всего несколько минут, но Игорю казалось, что девушка растворяется в льющемся с неба свете часы. Закончилось все так же внезапно, как и началось. Небо очистилось от туч, молнии больше не освещали лес, дождь утих.

Игорь, до этого стоящий в стороне, сорвался было к девушке, но передумав, подбежал к машине. Достав свою куртку, он подошёл к Анне и накинул ей на плечи сухую одежду.

— Что это было? — поинтересовался майор.

— Поздний ужин, — расслабленно ответила девушка забираясь в джип.


С моей стороны было глупо и безответственно довести себя до такого состояния. Слишком много сил пришлось затратить на Организацию и чистку мозгов ее сотрудников. В Лэнге этой проблемы не существовало. Энергией был пропитан даже воздух, и сколько бы я не тратила своих сил, я всегда могла их пополнить лишь на мгновение перейдя грань. Конечно, подобные действия были смертельны для всех обитателей Лэнга, но, как выяснилось, не для меня. Единственный источник пополнения сил на Земле, Йог-сотхотх, мог бы мне помочь. Но времени катастрофически не хватало, раз уж я начала было присматриваться к майору как к источнику пищи. К тому же, использовать Врата — значит привлечь излишнее внимание моего «друга» и сообщника Хока. Не зачем мальчику знать, на что я трачу свои силы. Он и без того знает или подозревает слишком много.

Очнулась от мыслей я только когда мы проехали очередную деревню.

— Я думаю, мы можем спокойно поговорить у меня на даче. Это не далеко, — добавил Игорь.

— Надеюсь, там нас никто не увидит? — поинтересовалась я.

— Никто, — ответил майор.

Через полчаса мы уже въезжали в небольшой дворик дачного домика, скрытого обильными зарослями дикого кустарника. Дом был небольшим, но меня привлек гараж, судя по первому впечатлению, довольно крепкий и просторный.

— Подвал есть? — кивнула я на гараж.

— А как же! — ответил майор, вытаскивая Баринова с заднего сидения. Взвалив его на плечи, Игорь пошел прямо по направлению к гаражу.


Я не ошиблась, гараж был действительно просторным, а подвал глубоким. Хотя я не думала, что с пленником могут быть проблемы. Пока что он, погруженный мною в сон и находящийся под полным контролем, не мог нам навредить. Хуже, если нас кто-то видел и его найдут здесь в подвале. Будет не просто снова вызвать грозу.


— Ну что же, теперь, я надеюсь, нам ничто не помешает, — заметила я, садясь в предложенное хозяином кресло. Сам Игорь, пододвинув ближе стул, сел на него верхом.

— Итак, — начала я, откидываясь на спинку, — какого черта меня искал ТЫ?

— Потому что я, наверно, единственный, кто знает, что ты сделала для этого мира.

— Откуда? — я изобразила на лице удивление.

— Сам не понимаю. Нас тогда послали остановить беспорядки. Все были напуганы, многие на грани безумия. Проходилось применять оружие. В одной стычке я получил ранение в голову. Перед тем как упасть, понял, что конец пришел не только мне. Стало жарко, я задыхался, а потом увидел, как меня накрыло огненной волной. Я очнулся в больнице и мало что помнил. Вот только сны…

— Какие сны?

— Странные. Кошмары. Я видел наш мир в руинах. Голая, выжженная огнем планета. Я бродил там, где раньше были цветущие города. Но во сне от них не осталось и следа. А когда просыпался — все снова было в порядке. Знакомый мир, привычная работа. Какое-то время я вообще боялся заснуть, — признался Игорь, — и я видела, как тяжело ему далось это признание.

— Но почему ты решил, что это я?

— Я видел запись со старой шахты. Каким-то образом ты остановила конец света.

— Лишь оттянула, — призналась я, — конец старого мира неизбежен для любой цивилизации — это лишь вопрос времени. Другое дело — сколько времени есть у Земли.

— И сколько?

— Думаю, что не много, учитывая, сколько сил для этого приложили ее жители.

— Ты о чем? — удивился Игорь.

— Похоже, пришло время хотя бы одного представителя Земли посвятить в то, что происходит в мире, — я встала, — но сначала, мне нужно быть уверенной, что тебе можно доверять.

— Как ты собираешься это сделать? Прочистишь мне мозги? Как Дылде? — иронично уточнил Игорь.

— Вряд ли ты смог бы мне в этом помешать, — заметила я.

Конечно, было бестактно лишний раз ему об этом напоминать. Но уж слишком я была на него сердита, несмотря на помощь. Он привлек ко мне ненужное внимание и привел врага к моему порогу. В буквальном смысле. Осталось узнать: он сделал это случайно или…

— Но я буду стараться, — возразил Игорь, стремительно поднявшись со стула.

Мы замерли друг напротив друга:

— На что ты рассчитывал, ища меня? — поинтересовалась я, медленно обходя разделявший нас стул.

— Сам не знаю, — ответил Игорь, неожиданно делая шаг ко мне.

— Хочешь все обо мне знать? Попробуй! — великодушно разрешил он. И я попробовала.


В общем, ничего страшного и необычного в жизни этого человека не происходило. Родился, учился, работал. Я не углублялась в его частную жизнь, лишь слегка затронула воспоминания, связанные с ранением и кошмарами, постоянно преследующими его. По крайней мере, он был обычным человеком, не замышляющим глобальных заговоров и не стремящийся видеть во мне оружие массового уничтожения. И это не смотря на то, что он обо мне знал, или не знал, как посмотреть. Хотя, не совсем обычным, как оказалось.

Прервав контакт, я отступила на шаг и посмотрела на майора обычным взглядом, не применяя силу. Его лицо было на удивление спокойным и расслабленным. Странно, но он был одним из тех людей, которым действительно было нечего скрывать, ну, кроме обычных человеческих чувств и страстей, которые меня уже, впрочем, мало интересовали.

— И как, — поинтересовался Игорь, — я прошел испытание?

— Прошел, — ответила я, расслабленно занимая прежнее место, — а это значит, что мне придется тебе доверять.

— Разве это так сложно? Доверять кому-нибудь?

— Эх майор! Не быть тебе генералом! — «посочувствовала» я.

— Это почему? — удивился майор.

— Такой большой и такой честный. Местами даже наивный.

— Это плохо? — уточнил Игорь.

— Для обычного человека — не плохо. Но может стать опасным, если ты собираешься вмешаться. Хотя похоже, ты уже это сделал.

— И не жалею. Ты считаешь меня наивным? Но разве человек, убивавший одних, чтобы спасти других может быть наивным?

— Знаешь, сейчас ты мне напомнил одного… скажем так, человека. Сила, умение убивать, дополненные способностью сопереживать, иногда могут привести к трагическим последствиям. А я бы не хотела потерять единственного, кто знает обо мне почти все. Ну да ладно, это твоя жизнь и тебе самому решать, как ею распорядиться.

— Зачем ты вернулась? — спросил Игорь, опять занимая место напротив меня.

— Вот за этим, — ответила я, доставая из кармана флэшку.

— Что на ней?

— Видимо, результаты экспериментов и кое-какие планы по разработке очередного смертельного оружия, — равнодушно бросила я, пряча флэшку на место.

— Ты так спокойно об этом говоришь, — заметил майор.

— Если мы и дальше вынуждены будем с тобой сотрудничать, ты должен кое-что понять.

— Что же?

— Не стоит оценивать меня по человеческим меркам. Ты можешь прийти к ошибочным выводам.

— Я это уже понял. И последний вопрос: кто ты?

— А как ты думаешь? — поинтересовалась я.

— Ты не человек. Вернее, не совсем человек, — добавил Игорь. Ты пропала, а вернулась совсем другой.

— Откуда ты знаешь, какой я была?

— Знаю. Я читал рапорта и свидетельские показания твоих родных и друзей.

— Они не всегда бывают истинными. Кто может сказать, что знает все о другом человеке?

— Похоже, только ты.

— Частично. Но не все. Меня интересует суть, итог, а не то, что к нему привело.

— Тебе не интересно, зачем люди поступают так, а не иначе?

— Совершенно. Мне важен лишь конечный результат, — ответила я, — и еще: никто не должен знать, что мы с тобой сотрудничаем. Если случайно ты узнаешь обо мне или моем окружении что-то что тебя встревожит или напугает, — я проигнорировала ироничную улыбку майора, — да, именно напугает! Постарайся, чтобы эта информация не покинула пределы твоей памяти. Мне бы не хотелось быть излишне жестокой.

— Ты мне угрожаешь? — искренне удивился Игорь.

— Я предупреждаю. Угроза для меня это вынужденная мера, которой я надеюсь избежать. Ведь я так хочу тебе доверять!

— Я сделаю все, что от меня зависит, чтобы не подвести тебя.

— Хорошо! — я изобразила на лице улыбку, — а теперь, я бы хотела знать, где можно считать информацию с флэшки?

— У меня здесь остался старый ноутбук. У него сдохла батарея, но…

— Я думаю, это не проблема.


— Бедный дядя Яша! — подытожила я, заканчивая просмотр файлов.

— Ты его знала? — удивленно спросил Игорь.

— Слегка. Случайное знакомство. Он так боялся, что за ним придут одни, а пришли совсем другие. Жаль, что факт самоубийства не вызвал никаких сомнений. Интересно, у него в квартире осталось хоть что-то важное?

— Я могу проверить, — вызвался майор.

— Я и сама могу. Он жил у меня за стенкой.

— И ты ни о чем не подозревала?

— Что он принимал активное участие в разработке психотропного оружия? Нет, такое вряд ли можно узнать о человеке. Особенно когда видишь через перегородку лишь его любопытный нос и фигуру в позе "стой так — я все устрою". Не производил он впечатления опасного.

— Ну и что? — возразил Игорь, — вот ты тоже не производишь.

— Спасибо! — искренне поблагодарила я, и тронутая этими словами, продолжила:

— Я думаю, сейчас самое время посетить твоего гостя.

— Дылду?

— Между прочим, заметила я, у него есть имя — Баринов Владлен Георгиевич. Кстати, бывший сотрудник спецслужб.

— Я уже догадался, — Игорь непроизвольно потер скулу, — почему ты оставила его в живых?

— Я не могла в тот момент осуществить прямой контакт. Не было времени и сил. К тому же, он не просто лабораторная крыса. Он — оперативник, отличник боевой и политической, так сказать. И у него сильная воля.

— У тебя получится?

— Должно. И не с такими справлялась.


Тусклый свет лампочки освещал долговязую фигуру нашего пленника. Легким мысленным импульсом приведя его в чувство, я присела рядом с ним. Майор замер за моей спиной, скрестив руки на груди, и с интересом наблюдая за ходом беседы.

— Владлен Георгиевич! Вы меня слышите?

— Слышу! — его голос не был слабым.

— Вы помните, что с вами произошло? — поинтересовалась я.

— Помню. Вы нас нашли, — он посмотрел внимательно на меня, — что с остальными?

— А как вы думаете?

— Жаль, что мы не нашли вас раньше, — с подобием горечи в голосе заметил Баринов.

— Отчего же?

— Столько лет потратить на разработку, эксперименты, создание оружия. А вот оно — живет себе спокойно и даже не подозревает насколько оно ценно.

— Ну почему же спокойно? — я изобразила обиду, — отнюдь. К тому же, такой организации как ваша, не солидно заниматься плагиатом. Придумали бы что-то новенькое. Хотя, что я говорю? Придумали! Кто ваш консультант?

— Я вас не понимаю?

— Разработки, которыми занимается Организация, не могут взяться ни откуда. Я конечно знаю, на что способен живой человеческий разум, но… Кто-то вам помогает извне. Я не смогла прочесть информацию в вашем мозгу. К сожалению, надави я на вас — и вы превратитесь в полного безумца. Этот «кто-то» был предусмотрителен. Он сделал все, чтобы ваши знания не достались врагу. Вы об этом знали? — поинтересовалась я.

— Моя профессия требует определенного риска, — скривился Баринов.

— Надеюсь, ваша семья получит компенсацию, — заметила я.

— Вы попытаетесь промыть мне мозги, — он ничем не выдал страха. Лишь его маленькие глазки слегка сузились.

— В отличие от ваших работодателей, я не люблю делать из людей идиотов. Я вам предлагаю честный выбор: вы можете принять мое предложение или умереть. Согласитесь — справедливо для такого человека как вы.

— Что вы обо мне знаете? — возразил Баринов.

— Достаточно, чтобы желать вам смерти. Сколько подопытных были убиты вами лично? А дядя Яша — ваша работа?

— Тот ненормальный «гений»? Он считал все игрой. Даже не понимал что поставлено на карту.

— А когда понял, захотел выйти из игры? — предположила я.

— Он сделал свой выбор.

— Теперь ваша очередь, — заметила я.

— Что будет, если я соглашусь на ваше предложение?

— Вы останетесь живы, но будете работать на меня. В вашем сознании будет стоять блок. И как только вам придет в голову мысль меня предать — вы умрете.

— А если они узнают обо мне?

— Вы умрете, — повторила я.

— Перспективы хреновые, — заметил Дылда.

— Ваша профессия требует определенного риска — напомнила я ему.

На несколько минут подвал погрузился в тишину. Баринов думал. Я почти слышала, как крутятся шестеренки его извилин. Что ни говори, выбора у него не было, а я рисковала. Его могли раскрыть сразу же, и тогда я потеряю единственную возможность проникнуть в главный офис Организации. Но мою тайну он унесет с собой в могилу.

С другой стороны — оружие, которое они разрабатывали, не могло взяться ниоткуда. Владыки только недавно испытали его на себе, значит, они отпадают. Хотя не факт. Дядя Грэгор мог иметь фанатов и в своем мире, а влиять на ближних у него выходило неплохо. Да еще Древние. Что ни говори, а у Азазота были преданные последователи, и не со всеми нам удалось разобраться.

— Я согласен, — прервал мои размышления Баринов.

— Прекрасно, — я приблизилась к нему, — а теперь я немного над вами поработаю.


— Все готово? — темная фигура в плаще стояла спиной к собеседнику, и главе самой могущественной организации в Восточной Европе приходилось общаться с его затылком. Но существо давно уже показало свою силу, и перечить ему не смел никто. А глава никогда не считал себя героем. Скорее бизнесменом и неплохим политиком.

— Как вы и предполагали, она идет прямо в ловушку, — глава постарался, чтобы его голос не дрожал.

— Теперь ей не выбраться, — уверенно заявило существо.

— Из того, что я о ней знаю — она ни разу не проиграла, — заметил глава.

— Просто ей не давали такого шанса, — последовал сухой ответ.


IX


Земля

По словам Баринова, главный офис уже порядком набившей мне оскомину Организации находился в ближнем зарубежье. Судя по тому, с какой охотой наш пленник порывался туда вернуться, я предположила, что вряд ли его там радостно примут — с пустыми руками, да еще принесшего плохую весть. Надеюсь, пока наши спецы установят, что послужило причиной возгорания филиала (майор обещал посодействовать), у меня будет достаточно времени, чтобы заняться, наконец, тем, ради чего я сюда прибыла.

Уже на рассвете расставшись с майором, я ввалилась в свою квартиру с мерзким чувством, что где-то напортачила. Вот только думать об этом сейчас у меня не было ни сил, ни желания. В конце концов, пара ударов молнии — это совершенно не то, что бодрящие «объятия» Йог-сотхотха.

Разбудил меня звонок телефона. Удивившись тому, что кто-то смеет тревожить меня в такую рань, я схватила мобильник.

— Все спишь, соня? Вставай, я сейчас приду!

Не совсем разобравшись, рада ли этому известию, я с трудом сползла с кровати, чтобы впустить неугомонную соседку.

— Как дела? — ворвавшись в темный коридор, Катерина тут же проследовала на кухню, — а что свет? Лампочку не вставила?

— Забыла купить, — поморщилась я, вспомнив, что у меня есть ещё и бытовые проблемы.

— Не страшно, я тебе дам.

— Спасибо, — машинально поблагодарила я, погружаясь в собственные мысли и лишь изредка кивая на очередной вопрос соседки.


Сегодня к вечеру Баринов должен быть на месте. Час, чтобы добраться до офиса, еще полчаса… да нет, дадим ему час. Так вот, еще час, чтобы добыть то, что мне нужно. А дальше… Сколько у него уйдет времени на уничтожение информации? Достаточно ли ему доверяют, чтобы подпустить к главному компьютеру? Судя по информации, которой он владел — достаточно. Я допускаю возможность провала, и тогда под моими ногами будет гореть земля. Мне страшно? Нет! Рано или поздно я должна была столкнуться с типично человеческим стремлением подмять под себя все, что может представлять ценность. И еще — не плохо было бы отослать семью в безопасное место. Слишком уж я засветилась в этом городе. Хотя, если как я предполагаю, Организации помогает Древний, то меня он найдет, где бы я ни была. Это лишь вопрос времени. Вот только…

— Что ты сказала? — переспросила я, внезапно понимая, что Катерина уже минут пять обалдело наблюдает за мной.

— С тобой все в порядке? Ты сидишь и молча киваешь головой, даже когда я молчу!

— Извини, плохо спала.

— Я заметила! Интересно, где? Ты не ночевала дома, а я, между прочим, переживала, хотела в милицию звонить.

— Бесполезно, — рассеянно ответила я, — они станут искать только через трое суток. Или не станут.

— Ты на работу опоздаешь, — заметила соседка.

— Не страшно, — вставая, бросила я, — без меня не начнут.

— Да уж! Видимо ночка была еще та! — по-своему истолковав мою рассеянность, Катька вскочила, — ладно, пойду я отсыпаться после смены.

— Приятных снов, — бросила я ей вдогонку.


В баре царил полумрак, из динамиков раздавался «ласкающий» слух тяжелый рок. Посетителей было как всегда не много. В кабинете, усевшись в кресло и пристроив ноги на стол, я постаралась расслабиться. Выпив пару чашек коньяка (все-таки мы с Хоком отрицательно влияем друг на друга), поняла, что расслабленного состояния мне сегодня похоже уже не достичь. В голову лезли дурацкие мысли, в сердце появилась странная тревога. И чем сильнее я пыталась докопаться до сути моих страхов, тем неуловимее они становились. К тому же это кольцо! Оно мне мешало! Я никогда не любила носить украшения, а тут еще такое массивное и тугое. Казалось, оно просто вросло в тело. Возможно, я бы не пыталась так отчаянно от него избавиться, если бы оно не связывало меня с неким неприятным типом из прошлого. А прошлого ли?

— Милая! Ты здесь? Я успел соскучиться! — дверь бесцеремонно отворилась, впуская Хока, — давно не виделись! Чего такая хмурая?

— Не выспалась, — брякнула я первое, что пришло в голову.

— Это ты моей матушке будешь рассказывать. Ты где была?

— Развлекалась. А ты?

— А я в это время усиленно и напряженно работал на благо нашей Родины.

— Какой? — удивилась я.

— А что? У нас есть выбор? Лэнга конечно!

— И как?

— Смотри, — он кинул мне на стол пачку фотографий. Сначала меня ввело в заблуждение буйство красок на снимках. Присмотревшись, я порадовалась, что мне уже давно не нужна пища.

— Не слабо! Это кто же их так?

— Догадайся, — мягко предложил Хок.

— Кто-то из малышей решил похулиганить? — предположила я.

— Двадцать семь жертв в разных частях страны. Один и тот же почерк. Отпечатков не найдено, — четко отрапортовал Хок, видимо насмотревшийся полицейских сериалов. Да уж, есть у него такая слабость.

— Почему ты считаешь, что это кто-то из Аватаров? — полюбопытствовала я.

— Посмотри на раны.

— Это мог быть дикий зверь, — возразила я.

— Может. Дикий зверь, имеющий водительские права и передвигающийся свободно по всей стране. А может быть дикий Древний, обращение которого произошло достаточно давно, чтобы он успел съехать с катушек.

— Для того чтобы съехать с катушек не нужно много времени, — заявила я, — хорошо! Ты меня убедил. Это наш клиент. Что говорят твои Наблюдатели?

— Они не могут его выследить. Слишком хитрый, для человека, конечно.

— Ты недооцениваешь людей. Запомни, Хок. Самое сильное, хитрое и опасное животное — это человек.

— Ты говоришь обидные для человека слова, однако, в твоем голосе нет ненависти.

— Ты прав. Ее там и не может быть. Матушка-природа замечательно поработала над этим проектом. Но иногда и она допускает ошибки.

— Эта ошибка может дорого нам обойтись. Особенно, когда люди узнают, что мы существуем.

— Они не поверят, — возразила я.

— Почему?

— Потому, что мы привыкли верить только себе. Мы не увидим правды, если она не будет соответствовать нашему мировоззрению. Мы — заложники стереотипов. А их ломать не так-то просто.

— Ты сказала «мы»?

— Что?

— Ты сказала «мы», когда говорила о людях, — терпеливо повторил Хок, — означает ли это, что ты до сих пор причисляешь себя к этой расе?

К счастью, мне не пришлось отвечать на его вопрос. В кабинет ворвался Андрей:

— Мой сын! Он пропал! Только что звонила Елена, моя жена. Она думала, что это я его увез, — Андрей в отчаянии схватился за голову.

— Сядь и успокойся, — я понимала, как глупо это звучит, но не хотела попусту тратить время и слова. Плеснув в чашку коньяку, я протянула ее несчастному отцу:

— Выпей и расскажи все по порядку.

Андрей, хлебнув и не поморщившись, тяжело опустился на освобожденный Хоком стул и начал свой рассказ.

Как я уже знала, мальчик жил со своей матерью, с которой Андрей был в разводе. Делая попытки воссоединиться с семьей, он, казалось уже смог пробудить в Елене желание попробовать второй раз, но все же, что-то мешало супругам окончательно быть вместе. Сегодня Андрей должен был забирать мальчика из школы, но, приехав, не обнаружил его там. Позвонив жене, он понял, что мальчика нет и дома.

— Возможно, он ушел с друзьями? — предположила я.

— Нет. Он всегда с нетерпением ждал, когда я его заберу и мы куда-нибудь поедем.

— В милицию… — начала я, и тут же оборвала себя. Паренька никто не будет искать, а потом будет поздно. Тогда остается единственный выход.

— Я попробую сама, — встав, я пошла к выходу из кабинета.

— Ты раскроешь себя, — предупредил меня Хок, — ты же сама делала ему защиту, иначе его не найти.

— У тебя есть другой вариант?

— Нет!

— Тогда я попробую свой, — заявила я и вышла.

Признаюсь — был у меня план «эй». Прежде чем рисковать своей пятой точкой, я решила использовать традиционные средства. Набирая номер, я надеялась, что у меня получится.

— Не терпится меня услышать? — голос майора звучал бодро, несмотря на бессонную ночь.

— Не обольщайся, — постаралась задушить оптимизм в голосе Игоря в зародыше, — есть дело. Срочное!

— Хорошо. Где встретимся?

— В парке у памятника, через час.

— Есть мэм! — съязвил Игорь и отключился.


Яркое солнышко слепило глаза, и я поспешила надеть очки. Майор терпеливо ждал меня на скамейке и, увидев, помахал рукой.

— К чему такая срочность? — поинтересовался Игорь.

— Пропал мальчик семи лет. Возможно похищение.

— Вопрос о милиции, как я понимаю, не стоит?

— Правильно понимаешь. Ребенок необычный.

— Насколько необычный? — вкрадчиво спросил майор.

— Потомок древней расы, тысячелетия назад пытавшейся покорить этот мир. Кстати, крематорий трехлетней давности — это их работа.

— Опа! — не сдержал эмоций майор.

— Вот именно. Как ты понимаешь, к ментам с этим не пойдешь. Это может быть обыкновенным киднэпингом, а может что-то большее.

— Есть его фото?

— Да, в этом конверте, — я передала Игорю все, что смогла собрать за столь короткое время, — когда будут результаты?

— Какая ты резвая! Знаешь, сколько времени уходит на проверку?

— Сколько?

— Много! Если человека не находят в течение первых сорока восьми часов…

— Знаю. Его могут не найти никогда. Но ты постарайся!

— Сделаю все, что смогу, — заверил меня Игорь и поспешил покинуть парк.


Разговор с представителем правоохранительных органов не прибавил мне оптимизма. Я поняла, что как бы я не пыталась этого избежать — придется прибегнуть к плану «би».


Андрей гнал машину не особенно заботясь о правилах движения. Покинув город и какое-то время покружив по ухабистой местности, я, наконец, нашла место, где можно воплотить свою задумку в жизнь. Велев Андрею уехать как можно дальше, я расслабилась. Мне никогда не приходилось делать подобного здесь, в своем мире. Там, далеко, под чутким руководством Ньярлатхота, все казалось таким простым и естественным. Возможно, меня беспокоило то, что на карту была поставлена жизнь ребенка, а еще страх, что может ничего не получиться. Наконец, отринув все сомнения и вздохнув полной грудью, я выпустила Силу на волю. Маска, делавшая меня похожей на человека, сошла с лица, глаза загорелись огнем, резкая боль в пальцах дала понять, что появление когтей не заставило себя ждать. Сколько же силы уходит на превращение! Я послала Зов, на который мог ответить только тот, в чьих жилах текла кровь Древних. Сколько времени и сил ушло на то, чтобы избежать подобного. Я полностью отдавала отчет, что сейчас выдаю себя с головой. Возможно, Владыкам будет трудно меня отследить, а вот моим «соотечественникам»! Никто на земле не сможет не заметить такой всплеск энергии. Хоть бы это было не напрасно!

Несколько минут я не чувствовала ничего, как будто оглохла от звуков, которые нахлынули на меня, пробуждая желание закрыть уши руками. Но я сознавала, что слух здесь не причем. Я слышала это внутри себя и глохла оттого, что слишком долго была закрыта от всего мира, не позволяла себе того, что было так естественно и логично. С каждой минутой я все больше привыкала к новым ощущениям и могла себе позволить осуществить то, ради чего пришла сюда.

Выпустив Силу, я стала ждать. Мысленно отбрасывая со своего пути все, что мне мешало, я начала поиск. Как зверь, как хищник, вынюхивающий след жертвы, я искала, пыталась ощутить едва уловимую ауру, которую оставлял мой медальон. Широко раскрыв глаза, я видела перед собой лишь тьму, окружающую меня со всех сторон. И только слабый проблеск собственной силы, оставшейся на медальоне, тонкой лентой указывал мне путь. Достаточно было лишь сделать шаг, протянуть руку и схватить то, что отозвалось на мой зов. И я открыла переход…


Лэнг

С бесстрастным выражением лица, Ньярлатхот в очередной раз послал меня в полет головой о каменную стену. Вскочив через мгновение на ноги, я тут же встретилась с острием его крыла. Едва избежав очередной рваной раны, я попала под удар его когтей.

То, что у Ньярлатхота называлось "убивать голыми руками", на деле оказалось не совсем точным определением. Убить меня пытались всеми конечностями, которыми располагал этот Древний. Особенно болезненными получались раны от крыльев и когтей. Но человек привыкает ко всему — даже к чесотке. А бывший человек может выдержать гораздо больше.

Технику я усвоила довольно быстро. Силы и ловкости мне хватало, но… Почему-то практически все наши бои заканчивались ударом меня обо что-то твердое и пористое. К счастью, синяки сходили быстро, раны затягивались на глазах — в общем, я ничем не рисковала.

Сегодняшний поединок проходил в скалистой местности, недалеко от ущелья и непозволительно близко от места, называемого Древними Грань. За нее переходить опасались все, включая Ньярлатхота и Нами. Малыша Хока оттуда когда-то вынесли чуть живого и полубезумного. По-моему, с тех пор он так и не исцелился до конца. По словам Ньярлатхота, Грань использовали для избавления от неугодных правителю Лэнга. Когда-то правителем был Азазот. Сейчас — место пустовало. Пока.

— Встань, — громоподобно рыкнул Древний.

Я послушно поднялась и предстала перед ним во всей своей побитой красоте.

— Я долго не мог понять, — уже тише начал Ньярлатхот, — что мешает тебе победить.

— И что же? — полюбопытствовала я.

— Ты чувствуешь себя в безопасности. Знаешь, что какую бы рану я тебе не нанес, она не будет смертельной.

— Возможно, ты прав, — после недолгих раздумий согласилась я.

— В таком случае, у тебя нет шансов овладеть этим искусством в совершенстве, — заключил Древний.

— Ты так думаешь? — нахмурилась я.

— Если мы не изменим условие поединка.

— В смысле? — насторожилась я.

— У тебя будет новый спарринг-партнер. Точнее, их будет двое.

— И кому так повезет? — поинтересовалась я.

— Через минуту ты все увидишь, — «успокоил» меня Ньярлатхот.

Я увидела даже раньше. Не знаю, откуда их выудили, но если специально ради меня, то, наверное, я должна быть польщена.

При виде первого из своих предполагаемых оппонентов, я наконец-то поняла, с кого рисовался Хищник из одноименного фильма. Практически лысый череп второго оживляли три длинные косички. От других обитателей Лэнга его отличало лишь наличие нароста, напоминающего рог в районе лба, и копыт — вместо ступней.

— Откуда они? — изумилась я.

— С дальних просторов Лэнга. Подобные им живут у самой грани. Это порождение одного из экспериментов Азазота. Он создавал армию для завоевания иных миров. Сейчас они приговорены к истреблению и содержатся в изоляции. За твою смерть им обещано помилование.

— Кем обещано? — я начала подозревать что-то неприятное для меня.

— Мною.

— Но меня невозможно убить! — возразила я, поморщившись от воспоминаний о Барзаи.

— Тебе придется это доказать еще раз. Кстати! Своих жертв они разрывают на части. Начинать любят с головы, — с этими словами Пророк развернулся и покинул место сражения.

Мне пришлось заставить себя не рвануть за ним, увидев, с каким любопытством истинных профессионалов своего дела меня рассматривают эти двое.


Конечно, я понимала, что Ньярлатхот желал мне добра (в его искривленном понимании этого слова), но я не была готова к напору этих громил. Прожив здесь достаточно, чтобы отпугнуть от себя недоброжелателей и заработать репутацию существа, с которым ссориться не стоит, я слегка успокоилась. Жизнь вошла в колею: я часами просиживала в библиотеке, изучая историю своих пращуров. А еще я пыталась раскрыть одну из многочисленных тайн, на которые были так щедры Древние — тайну Темной звезды.

Поэтому мне совершенно не улыбалось быть убитой двумя неудачными порождениями. Сперва я просто отступала, не пытаясь напасть. Когда отступать было не куда, мне пришлось не только защищаться, но и наносить удары. Выпустив когти, я старалась нанести максимальный вред противникам. Постепенно бой вышел из состояния контролируемого, ни они, ни я больше не владели собой. У них была цель — заслужить помилование, убив меня (ну, или хотя бы покалечив). И честно говоря, я не хотела на своей шкуре убеждаться, что останусь жива лишившись головы. Или не останусь. Да и выглядеть это будет не очень.

Стремясь к покою и забвению, я все же допустила ошибку, на которую мне указал Ньярлатхот: нельзя драться, не желая победить. И таким специфическим образом, он, решил пробудить во мне волю к победе. Получив удар копытом по лицу, я начала чувствовать, что у него это получилось. Боль пробудила ярость, а ярость — желание порвать в клочья того, кто причинил мне боль. Старое, давно забытое чувство злости полностью очистило мое сознание от посторонних мыслей, и я начала атаковать не для того, чтобы спастись, а для того, чтобы уничтожить. Самым обидным было то, что уничтожить их было для меня минутным делом, если бы это был поединок Силы. Но, воспользовавшись ею сейчас, я бы увеличила стройные ряды своих недругов, и, возможно, показала свою слабость перед физически более сильным противником.

Никто из нас троих в запале боя не заметил, как близко мы подобрались к Грани. «Хищника», который попытался добраться когтями до моего сердца, я перекинула через себя. Сломав ему ударом ноги нос, я поняла, что зря трачу время и силы на причинения мелких повреждений. С двоими справиться было сложно, особенно без применения Силы. Их выращивали и тренировали как профессиональных убийц, а меня Ньярлатхот начал бить об стену сравнительно недавно.

Из тупиковой ситуации мне помог вырваться мой противник. «Единорог», схватив меня сзади, лишил возможности отразить удар «Хищника». Получив в очередной раз по многострадальной шее, я с силой откинулась назад, используя противника как точку опоры, обхватила ногами шею второго и резко сдавила. Однажды мне пришлось убить противника голыми руками (точнее, когтями), но вот ногами мне убивать еще не доводилось. Почувствовав, как хребет врага не выдержал, я мысленно поблагодарила Азазота за то, что он не создал чего-то более опасного и неуязвимого. По крайней мере, эти были смертны.

Расправившись с одним, я почувствовала, как второй, изменив захват, начал меня душить. Машинально нанеся ему удар пальцами в глаза, я, схватив его за выступающую часть на лбу, и присев, со всей силы потянула его вниз, перекидывая через голову. Внезапно мой противник, странно хрипнув, упал на землю, и задергался. Я пораженно наблюдала, как этот тип на моих глазах стал истекать кровью. Весь его вид говорил об испытываемых им жутких муках. Мне почти было его жаль. Почти. Через несколько мгновений он затих. Я не сомневалась, что он мертв.

Какого черта! Что могло его убить? Но тут что-то на его шее привлекло мое внимание. Перевернув его, я смогла увидеть небольшой дротик. Крови вокруг раны не было, а жертва мертва. Неужели…

Мне потребовалось мгновение, чтобы отскочить, отклонившись от следующего выстрела. Не знаю, чем они стреляли, да и не было никакого желания проверять, какое действие на меня окажет то, что убило рогатого. Вряд ли кого-то интересовал этот тип. Я не была слишком самоуверенной, но все же отдавала себе отчет, что охотились, скорее всего, на меня. И стрелявший явно находился на вершине скалы, стало быть, здесь, на открытой местности, прятаться мне было негде и не за кем. Разве что прикроюсь мертвецами. Поморщившись, тут же отбросила эту идею, и все еще плотно прилегая к земле, сделала попытку оглянуться. Новый дротик тут же вонзился в землю рядом с моей головой. Выхода я не видела. Сколько я смогу пролежать здесь, пока очередной выстрел меня не достанет? И когда вернется Ньярлатхот? И вернется ли? А вдруг, он таки решил воспользоваться моим любезным предложением стать единственным правителем в Лэнге, объединив все разрозненные рода вокруг себя? А меня забыл предупредить или не захотел беспокоить. Тогда, единственный выход для него — убить прямого потомка правителя.

Мои пальцы оказались в опасной близости от дротика, и я решила полюбопытствовать — а чем же все-таки меня решили упокоить? Вытащив его из земли, я осторожно прикоснулась к кончику, и тут же отдернула руку, благодаря Бога за то, что в тот момент рука была не ранена. Не знаю, откуда это взялось, но сейчас я держала эквивалент Ятагана Барзаи — единственного в мире оружия, способного принести мне смерть.

Поняв, что выхода нет, я в страхе замерла. Нет, смерти я не боялась. Другое дело — как ты встретишь свою смерть. В бою с неравным противником, или корчась в муках от невыносимой боли, чувствуя, как Барзаи по капле высасывает из тебя жизнь и силу.

В сотне метров позади меня простиралась Грань. Неизвестно, где надо мной находится тот, кто так желает моей смерти. За миг до того, почувствовав, как очередной дротик прорезает воздух, стремясь пронзить мое тело, я закрыла глаза и… исчезла.


Когда я открыла глаза — меня окружал мрак. Не просто отсутствие света, а настоящий мрак, который поглощает любого, кто дерзнет пересечь его границы. Каким-то шестым чувством, я поняла, что оказалась за Гранью, попав тем самым из огня да в полымя. Никто ещё не уходил отсюда живым. Почти. А кстати, как я сюда попала? Вспомнив то, что со мной произошло… Когда? Не помню. Не знаю. Я не представляю, сколько я здесь нахожусь. Не ощущая в себе никаких необратимых изменений находясь здесь (что уже само по себе странно, учитывая опыт других), я, наоборот, чувствовала необъяснимый прилив, как будто совсем недавно впитала чистую Силу.

Стоять здесь просто так, посреди ничего мне не хотелось. Я сделала шаг, затем другой. Ничто не препятствовало моему передвижению, и, поняв это, я уже уверенно пошла вперед (или назад), выставив на всякий случай перед собой руки, чтобы не наткнуться на очередной сюрприз, которыми была так богата моя теперешняя жизнь. Двигаясь в темноте, я вернулась к моей прежней мысли — как я здесь оказалась? Последний раз я помнила себя припавшей к земле и ожидающей смертельный удар. А потом провал и мрак. Я ничего не понимала и была растеряна. Двигаясь в неизвестном направлении, я даже не знала, куда мне идти. Ясно, что в Лэнге мне особо рады не будут… но других вариантов я просто не видела. Мы все здесь пленники, и пересечь Грань, означает умереть уже наверняка. Что ж, куда бы не привел меня неизвестный путь, чем бы не встретил меня следующий шаг — я буду бороться до конца.

Споткнувшись обо что-то невидимое под ногами, я вылетела из зоны мрака на "божий свет". Местность была не знакома, но что-то подсказывало мне, что это был старый добрый Лэнг. Нахлынуло ощущение покоя и какой-то неестественной радости. По крайней мере, я вернулась хоть куда-нибудь, а с остальным — разберемся.


Ньярлатхот мерил шагами главную залу Ониксового замка. Наблюдая за ним уже несколько минут, я была удивлена: похоже, он нервничал, если это чувство вообще можно приписать Древнему. К чему бы это? Ведь если именно он желал мне смерти, все складывалось так хорошо! Не убили дротиком — отослали за Грань. Куда не кинь, всюду в выигрыше. Внезапно, он замер, услышав чьи-то шаги:

— Нашли? — резко бросил он вошедшей, в которой я узнала Нами.

— Нет. Мы обыскали местность, где произошел бой. Найдено два трупа низших и вот это, — она что-то протянула ему.

— Осторожно, — предупредила она, — это смертельно даже для тебя.

— Кто посмел?!? — голос Ньярлатхота заставил меня съежиться, — вы должны были обеспечивать ее безопасность! Если она мертва, весь твой род поплатиться за это!

— Я полностью признаю свою вину, и готова понести наказание. Но мой род не тронь! Воины сделали все, что могли. Четверо мертвы, а Хок при смерти.

— Что с твоим сыном? — поинтересовался Пророк.

— Когда воины полегли, он один пытался сразиться с нападающим.

— Его опознали?

— Нет. Он нам не знаком.

— Жаль, — Ньярлатхот опустился в кресло с высокой спинкой, почти трон.

— Слишком многим нужна смерть этого ребенка.

— Как ты можешь называть ребенком Древнюю, владеющую такой силой? — «изумилась» Нами.

— Поверь мне, я слишком хорошо ее узнал за это время. Она порывистый, сильный, но глупый ребенок, — возразил Ньярлатхот.

Ничего не скажешь, иногда полезно послушать, что другие думают о тебе. Но не слишком долго, а то ведь можно узнать о себе действительно что-то обидное. Решив не дожидаться этого момента, я вошла в зал.

— Наверное, я должна спросить: какого хрена происходит, — начала я, но увидев недоуменно-изумленное выражение лица Нами, я замолчала. Никогда раньше я не наблюдала такой гаммы чувств на ее лице:

— Нисса! Ты жива! Благодарю тебя, Темная звезда! Теперь мой мальчик спасен!

— Жива, — согласилась я, и умирать пока не намерена. И пусть это идет в разрез с чьими-то планами.

— Я рад, — Ньярлатхот был как всегда краток, — как тебе удалось спастись?

И сразу к делу! Он не меняется и, наверное, именно поэтому я так к нему привязана. Но это не помешает убить его, если именно он причина того, что со мной едва не случилось.

— Я закрыла глаза и оказалась за Гранью, — честно призналась я.

— Что же, я предполагал, что подобное могло когда-нибудь произойти, — бесстрастно сообщил Ньярлатхот.

— Это каким же образом? — поинтересовалась я.

— Похоже, Владыка Дрэгон дал тебе куда больше, чем рассчитывал сам, — с каким-то странным удовольствием сказал Пророк.

— Не поняла, — наверное, в последнее время я стала туго соображать.

— Тот, кто спас тебя, проведя обряд Разделения, не просто передал тебе часть сил. Произошел полный взаимный обмен.

— Вы хотите сказать, что сейчас где-то существует Владыка, обладающий силой Древнего? — почти вскричала я.

— Именно. И где бы он сейчас ни был, ему там не сладко, — заключил Ньярлатхот.


X


Земля

Внезапно я оказалась в лесу. Высокие ели раскинулись надо мною, полностью закрывая небо и солнце. Я не знала точно, куда меня привел Зов медальона, но было очень похоже на юг страны. Сосредоточившись на главном, я почувствовала, что цель близка.

Корни деревьев не мешали двигаться вперед, сухие ветки не трещали под ногами. Приняв облик, ставший для меня таким привычным за последние годы, я могла, наконец-то, расслабиться и быть сама собой. Ноги едва касались поверхности земли и я почти летела к цели. Через несколько минут, замерла на месте еще не до конца осознавая почему. Прямо передо мной, на ковре из пожухлых листьев лежал тот самый медальон, что привел меня сюда. Тот самый, что я совсем недавно отдала мальчику. Нагнувшись и подобав медальон, я крепко сжала его в кулаке. Назревал вопрос: если мальчик остался без защиты, то почему же я не могу его почувствовать? Я не всесильна, но вполне способна ощутить того, в ком есть хотя бы капля древней крови. Пусть не на другом конце мира, но могу. Я старалась откинуть упрямо вползающую в голову мысль о том, что ребенок мертв. Не могла я этого допустить, особенно после того, как я заверила его отца, что парнишке ничего не угрожает. Это подорвет мою репутацию грозной Древней и… Черт! Не люблю, когда страдают дети.

Однако медальон не мог оказаться здесь просто так. Либо ребенок здесь был, либо… Острая боль разорвала мою грудь. Сильный толчок заставил отшатнуться и припасть к дереву. Опустив взгляд вниз, я увидела торчащий из груди наконечник арбалетной стрелы. Проблема была в том, что острие плотно вошло в дерево, пришпилив меня к нему. Сделав попытку вырваться из плена, я поняла, что это невозможно. Все мое тело сковало странное оцепенение, глаза заволокло туманом, к горлу подкатила тошнота. Последний раз мне было так хреново очень и очень давно.

— Есть, — голос слегка дрожал от едва сдерживаемого волнения. К сожалению, энтузиазма его обладателя я разделить не могла.

— Ни хрена себе! Смотрите, что у нас тут! Ты такое видел когда-нибудь? — по видимому, кто-то таким образом выражал удивление по поводу моего внешнего вида.

— Заткнись! Не нужно пытаться освободиться, — уже другой голос раздался совсем рядом, почти над моим ухом.

— Не подходи к ней! Она опасна, — уже третий. Сколько же их там на меня одну? Судя по шуму, производимому неприятелем, точно не меньше десяти.

— Не теперь, — возразил второй, и снова обращаясь ко мне, добавил, — не стоит вырываться, это лишь усилит неприятные ощущения. Действия парализующего состава закончится через четыре минуты. За это время мы должны кое-что с вами обсудить.

Сфокусировав взгляд на говорившем, я постаралась как можно мягче улыбнуться, зная, что в этот момент в моих глазах загорается адский огонь. Воздух стал накаляться.

— Не советую, — услышала я, иначе ребенок может пострадать.

Рука затянутая в черную перчатку поднялась на уровень моих глаз, держа предмет, оказавшимся экраном какого-то устройства. На нем, с трудом сфокусировав взгляд, я смогла рассмотреть мальчика в окружении вооруженных людей.

— Он жив. Пока жив, — уточнил тот же голос, — и может прожить долгую жизнь, если у него хватит ума больше нам не попадаться. Теперь все зависит только от вас.

— Чего вы хотите, — преувеличенно слабо шепнула я, так как стала замечать, что действие парализатора начало проходить.

— Борис, — мой собеседник отвлекся от нашего разговора, — время заканчивается. Еще дозу.

Теперь я имела возможность рассмотреть, как названный выше Борис, щуплый коротышка, отложив в сторону причудливого вида арбалет, достает из сумки ампулу. Там же я заметила несколько стрел с приспособлением, видимо помогающим эти самые ампулы к стрелам прикрепить.

— Новая разработка? — сделала я попытку усмехнуться. Получилось не очень, учитывая судорогу, сводившую лицо и онемевшие губы. Через мгновение Борис приблизился, но укола я не почувствовала.

— Две минуты десять секунд, — прокомментировал мой собеседник, видимо бывший здесь за главного. Ваш организм нейтрализует препарат почти в два раза быстрее рассчитанного. А ведь этой дозы хватило бы, чтобы усмирить взвод. Невероятно!

— Мерси за комплеман! — мне уже не было нужды претворяться, новая доза полностью обездвижила меня.

— Перейдем к делу, — продолжил главный, — вы нужны Организации, и мы всегда получаем то, что нам нужно.

— Я обещаю подумать на досуге над вашим предложением, — измученно сказала я, одновременно пытаясь уклониться от солнечных лучей, которые, пробившись сквозь ветви деревьев, слепили мне глаза.

— Подумайте о том, что в случае отказа, жить вы будете считанные минуты. Помните? — спросил он, доставая откуда-то ампулу схожую с первой.

Я не понимающе уставилась на него. Он слегка улыбнулся и пояснил:

— К сожалению, нам не удалось добыть оригинал этого легендарного оружия. Но как мне стало известно, вы с ним знакомы не понаслышке.

Мне не пришлось напрягаться и в страхе замирать. Я уже стояла замершая, пришпиленная к стволу дерева. Из-за замедленной реакции я не сразу сообразила, что же мой противник держит в руках. А когда сообразила, мне захотелось оказаться в совершенно другом месте и как можно дальше отсюда — в Лэнге или хотя бы в аду.

— Новые технологии дают нам безграничные возможности, — продолжал главный, — а новое оружие, созданное на основе древнейшего, способно завоевать мир.

Я снова не почувствовала укола, просто увидела краем глаза движение Бориса в мою сторону.

— Сотрудничество с нами сулит вам преимущества, — начал мягко главный, — во-первых, вы останетесь живы. Во-вторых, мы оставим в покое вашу семью.

Увидев мой внимательный взгляд, главный усмехнулся.

— Верно, вам удалось уничтожить кое-какие важные данные. Да и Баринов старался как мог, пока мы его не остановили, — голос главного стал жестким, — но ведь тот, кто ищет, найдет всегда — нужно лишь время. К тому же этот невинный ребенок… Я понимаю, что вы не довольны нашими методами, однако, как я слышал, сами иногда не брезгуете запачкаться лишний раз.

Меня уже не успокаивала мысль, что обойди я в этот раз уже знакомые мне грабли, то лишилась бы ценного жизненного опыта. Объяснять этим людям, что я свободный художник и выполняю приказы лишь одного существа — себя любимой, было бы глупо. Принимать их предложение я не собиралась. Умирать, кстати, тоже. Вот в этом между нами назревал неразрешимый, на мой взгляд, конфликт, который мог закончиться только их или моей смертью. Мне бы хотелось, чтобы их. Но кто меня спрашивает?

Подходило время новой дозы. Я чувствовала, как мой организм, уже привыкший к препарату усиленно пытается его из меня вывести. Я приложила максимально усилий, чтобы у него это получилось быстрее. Увидев как Борис снова направляется ко мне, я постаралась как можно незаметнее упереться носками в землю. Чуть ссутулив плечи, я подпустила медбрата-любителя на нужное расстояние и, как только он приблизился, меня на него вырвало. Этот малоэстетичный, но эффективный способ приведения противника в шок был скорее вынужденной, чем стратегической мерой, но как говориться — работаю с чем могу. Борис отшатнулся и, споткнувшись о корень, упал. Прекрасно! Дозы не будет еще несколько секунд. Оттолкнувшись спиной от дерева, я рванулась вперед. Сложность состояла в том, что за время моего пленения рана успела затянуться, и стрела вросла в тело. Секунда ушла на дополнительный рывок, и я уже на свободе. Еще секунда на то, чтобы схватить главного и прикрыться им от нападающих. Движения все еще были скованны, однако я все равно была быстрее, чем они. Борис, к тому времени уже вскочивший на ноги, пустил две стрелы, от которых я смогла уклониться. Видимо здоровье главного его не особенно беспокоило. На мое счастье, стрелок, способный меня задержать, в этой команде был только один, а остальные стреляли обычными пулями. Оглушив главного, я отбросила его подальше от себя. Как оказалось, это спасло ему жизнь. Меня тут же изрешетили автоматной очередью, что не особенно помешало мне схватить так и не догадавшегося убраться подальше Бориса и свернуть ему шею. Разобраться с остальными оказалось еще проще, и теперь я склонилась над главным, одновременно перебирая ампулы, конфискованные у врага. Содержание первой я уже ощутила на себе, а вот вторая… Мне еще никогда не приходилось лицезреть эквивалент Барзаи в жидком виде. Не скажу, что это меня обрадовало, скорее, порождало в душе нехорошие подозрения на счет личности моего врага. Я не имела в виду организацию, а того, кто за ней стоял. Но размышлять было некогда, времени в обрез. Поэтому, приведя главного в сознание любимым мною способом (залепив ему несколько пощечин), я решила с ним немного побеседовать.

— Тебе не выбраться. Лес окружен, — были его первые слова.

— Жаль. Тогда придется искать иные пути, — бодро сказала я, и предъявив ему ампулу, поинтересовалась, — откуда товар?

— Это разработка наших ученых, — поморщившись, начал он.

Приблизив руку к его груди, я слегка выпустила силу. Запахло паленой тканью.

— Ответ неверный. В следующий раз будет очень больно, — предупредила я.

Он не выглядел испуганным. И не удивительно: в таком месте робких не держат.

— Я не боюсь боли, — возразил мой пленник. Рукав его рубахи уже окрасился кровью из раны на плече.

— Я говорю не о вас, — сказала я, наклоняясь ближе к пленнику.


К моему глубокому неудовольствию, мне снова пришлось нацепить личину человека. Решив не оставлять свидетелей, я снова открыла переход, надеясь, что на этот раз меня выбросит в нужном мне месте.


Переход вынес меня у неприметного двухэтажного дома. Ребенка я по-прежнему не чувствовала, хотя теперь точно знала, где он находится. И не могла поверить в то, что люди способны на такое. Точнее — могла, конечно, вот только не ожидала увидеть это собственными глазами. На улице начало темнеть, но в доме свет не горел, и вообще признаков жизни не наблюдалось. Однако люди там были — это я почувствовала сразу же.

Теперь главным для меня было держаться подальше от стрел. Я пока не хотела думать о том, что больше не неуязвима для этого мира. А может быть мне просто на это плевать? Может, я слишком устала и мне пора на покой? Вечный, к примеру? Отбросив мешающие сосредоточиться мысли, я направилась к зданию.

Преодолеть ограду, не задев сигнализацию, проблем не составило. Так же как и бесшумно проникнуть в дом. В любом случае, меня не оставляло ощущение, что все мои предосторожности излишни. Возможно, меня здесь уже ждали, и я иду в ловушку.

Дом казался пустым и заброшенным, но из воспоминаний моего «информатора» я знала, что еще час назад здесь кто-то был. А именно — ребенок и те, кто его охраняли. Ребенка содержали на нижнем уровне, попасть на который можно было лишь на лифте. Что же, видимо именно там мне готовят теплую встречу…


Лифт остановился на третьем нижнем уровне и вооруженные люли замерли перед открывшимися дверями. Лифт был пуст. Один из них, отдав бесшумную команду приготовиться, медленно подошел к нему. Двери начали закрываться, но человек помешал этому, подставив дуло автомата. Двое за его спиной приготовили стрелы с парализатором. Мгновение — и уже никто не мог понять, что там происходит. Нечто втянуло человека в лифт. Раздался крик и звуки выстрелов. Люди, ожидавшие в коридоре, стали безостановочно палить. Внезапно погас свет. Выстрелы смолкли, и наступила тишина, которую никто не решался нарушить первым. Через минуту послышался хруст щепок и штукатурки под ногами. Людям не терпелось посмотреть, во что они превратили предполагаемую цель. Приборы ночного видения не давали четкого изображения, но все же можно было разобрать неясные очертания тела, распростертого под обломками досок и панелей. Человек был в камуфляжной куртке и с автоматом в руках. Но, похоже, ему это не очень помогло. Обойдя безжизненное тело, группа приблизилась к лифту. Он был пуст. Ни крови, ни тела, только лишь черный кусок материи, при ближайшем рассмотрении оказавшийся чьим-то плащом. Ответом на вопрос, чей он, был стремительный бросок еще недавно лежащего неподвижно тела в сторону столпившихся у лифта людей. На этот раз выстрелов было не много, и первыми умерли те, у кого в руках были арбалеты.


Можно было бы, конечно, скрыться так же, как я сюда попала — через люк лифта, но у меня оставалось незаконченное дело. Преодолев первую засаду, я двинулась дальше. Теперь можно было уже с уверенностью сказать, что меня ждут. И, учитывая дозы, содержащиеся в стрелах, ждут я нетерпением. Но к моему удивлению, остаток пути я прошла без приключений и довольно быстро нашла камеру, в которой держали ребенка. Камера? Скорее подземный мешок, используемый инквизицией в средние века. Уж я-то знаю, о чем говорю! Сорвать дверь с петель не составило труда, и уже через мгновение я увидела перед собой скорчившуюся на полу фигурку мальчика, лет семи-восьми, уж очень смахивающего чертами лица на моего нового компаньона.

— Не бойся, малыш, — я постаралась, чтобы мой голос звучал как можно более ласково, чтобы не напугать ребенка. Хотя… Чем его можно было напугать еще больше? — я отведу тебя к маме.

— Громко… — подал голос ребенок.

— Да, — согласилась я, — здесь очень шумно. Поэтому нужно отсюда уходить. Пойдем со мной, — я присела рядом с ребенком на корточки, и, сдерживая нетерпение, осторожно, боясь вспугнуть, протянула ему свою руку.

Мальчик поднял на меня свои светлые ясные глаза, и я увидела, как спокоен его взгляд.

— Ты их убила? — спросил он.

— Да, — честно ответила я, понимая, что обращение уже произошло. Кто и когда убил этого малыша, было мне не известно, да и не важно. Главное, что сейчас рядом со мной сидел маленький ребенок, ставший в миг представителем одной из могущественнейших древних рас. И еще меня поразил факт — оказывается, кому-то достаточно умереть и один раз.

В коридоре послышались шаги. Я, уже не боясь спугнуть маленького Древнего, схватила его на руки и кинулась к проему двери. Если их не много — мы прорвемся. Если нет — умрем, уже в который раз. Не добежав до двери, я резко остановилась. Что-то непонятное и пугающее заставило меня отшатнуться от проема, и отступить в глубь камеры. Шаги стали четче и степеннее. Как будто тот, кто шел сейчас к нам, прекрасно знал, что здесь увидит. Я почувствовала, как волосы на моей голове сделали попытку зашевелиться. Неприятное и давно забытое ощущение страха на мгновение сковало мои движения. Дойдя до противоположной стены с ребенком в руках, я не знала, что должна делать дальше. Я чувствовала, что с каждым шагом приближается моя смерть. И, похоже, я уже была готова с ней смириться. Какое-то извращенное чувство саморазрушения, сидящее в каждом из нас толкало меня вперед, к тому, чего я боялась. Но мою руку все еще отягощала ноша, которую я не имела права бросать на произвол судьбы. Поняв, что выход только один, я открыла переход. На это потребовалось чуть больше времени, чем обычно — слишком много сил я израсходовала в последнее время. Увидев в проеме очертание темной фигуры, я, сделав шаг в сторону, кинула ребенка в переход. Надеюсь, он попадет в безопасное место, и его встретят Хок и любящий папаша. В противном случае — он просто исчезнет, растворившись где-то между мирами. Но все же, я верила, что с ним все будет хорошо. Развернувшись, чтобы нырнуть за ним вслед, я поняла, что уже не успеваю. Существо вошло в дверь, и я почувствовала толчок в спину. Уже падая и наблюдая, как закрывается переход, я почувствовала, что изо рта хлынула кровь, а тело пронзила уже знакомая пугающая боль. В твердом или жидком виде — Барзаи знал свое дело.


XI


Лэнг

— Ты понимаешь, что тот, кто посмел это сделать, не остановится, пока не достигнет желаемой цели? — мой наставник грозно возвышался надо мною. Всю его бесстрастность как ветром сдуло.

— Цели — в смысле меня, — уточнила я, заняв излюбленное кресло Ньярлатхота.

— Соображаешь, — бросил Древний, принимаясь мерить шагами залу. Я уже подметила за ним эту привычку, когда он был озабочен какой-нибудь проблемой. Сейчас его проблема сидела прямо перед ним, в очередной раз пытаясь снять с безымянного пальца как будто вросшее в него кольцо. На миг Ньярлатхот замер, с легким любопытством наблюдая за моими потугами.

— Не старайся, ты его не снимешь, — заметил он.

— Это еще почему? — возмутилась я. За это время мне удалось лишь слегка повернуть кольцо камнем к ладони

— Это навечно! — изрек наставник, и возобновил прогулку по залу.

— В этом мире нет ничего вечного, — пробурчала я, но оставила бесполезное занятие до лучших времен.

— От наших Наблюдателей в твоем мире мы узнали, что кто-то убивает Аватаров. Уже больше сотни жертв.

Аватарами, мы, Древние (Эх, как сказанула! И себя включила!) называли тех, кто отвечал на зов Лэнга. Людей с каплей крови Древних, которые пережили смерть своего тела. Обычно, первой смерти было недостаточно, чтобы переродится в полноценного Древнего. Но кто знает? Всегда возможны исключения. Хотя я таким исключением не была. Мне понадобилось умереть несколько раз, да еще спровоцировать смертельный удар в сердце.

Я подняла, наконец, взгляд на Ньярлатхота.

— Почему ты говоришь мне об этом только сейчас? — сделала я попытку возмутиться.

— Потому что, скажи я это раньше, удержать тебя в Лэнге было бы затруднительно, — признался наставник.

— Как будто у меня есть выбор, — не вставая с кресла, я слегка подалась к нему, — или я чего-то не знаю?

— Я давно опасался того момента, когда здесь для тебя станет опасней, чем там, — признался Ньярлатхот.

— Мило, — иронично отметила я, но, увидев пристальный взгляд наставника, запнулась.

— Не надо.

— Чего не надо? — уточнила я.

— Усиленно демонстрировать мне человеческие чувства, — изрек Древний, — кое-кого это может насторожить.

— Тебя?

— Нет, не меня. Я давно смирился с фактом, что претворяться человеком для тебя так же привычно, как и Древней. Наблюдая за тобой три года, я уже не уверен кто ты на самом деле: Нисса дайль Тьерра, Дух огня или человек по имени Анна.

— Что я могу сказать — плохие гены, скверный характер плюс тяжелая экологическая ситуация, вызвавшая в организме непредвиденную мутацию.

— Перестань язвить. Будь на моем месте кто-то другой, он бы уже давно отдал приказ о твоем уничтожении.

— А он и отдал, — напомнила я, и, увидев пристальный взгляд Ньярлатхота, уточнила, — ну тот, другой.

— Никто в Лэнге не располагает подобным оружием. Более того, никто из Древних не смог бы покинуть пределы Лэнга, чтобы заполучить его. Владыки этого не допустят. И Йог-сотхотх, как ты знаешь, не может быть вызван отсюда.

— Я пересекла Грань, — напомнила я наставнику, — и осталась жива.

— Потому что в тебе присутствует разделенная сила Владыки Дрэгона. А Грань не может убить тех, чьими усилиями она была создана.

— Значит, я могу покинуть Лэнг? — оживилась я.

— Можешь, — у меня появилось такое ощущение, как будто внутри Ньярлатхота происходила борьба с собой. Видимо со мной он бороться устал.

Он замер напротив и, к моему глубочайшему удивлению, опустился рядом на колени.

— Я звал тебя сестрой, но это не верно. В нас нет родственной крови. Ты единственный потомок по линии Вуала. Мы лишь примкнули к его роду, чтобы защитить ту, кто однажды станет нашей Повелительницей.

— Но как же сам Вуал? — удивилась я, — ведь нужно еще совсем немного… Вторую часть фразы я постаралась не расслышать. Очень постаралась.

— Этот слух мы распустили, чтобы обезопасить тебя и сдерживать врагов. Ему хватило бы Силы, чтобы обрести плоть и жизнь.

— Но он отдал ее мне, — горько сказала я, — и теперь навсегда заключен в плен Врат.

— Возможно, есть выход. Момент перерождения достаточно энергоемкий. Происходит выброс Силы, по которой наши враги и отслеживают Аватаров в твоем мире.

— Значит, достаточно будет убить одного из потенциальных Древних и Вуал обретет жизнь?

— Этот процесс подобен рождению и смерти мира, только в меньших масштабах. Но ты права в своих сомнениях. Этого не достаточно. Нужен некто, обладающий сходной Силой. Такой же ловчий, как Вуал… и как ты.

— В таком случае — почему я до сих пор жива? Я ведь подхожу даже больше какого-то Аватара?

— Ты — его потомок. Он никогда не примет такой жертвы.

— В таком случае — у нас нет шансов. Как ты сказал — я его единственный потомок. Но я верю, что вы не могли не проверить и перепроверить все варианты.

— Ты забываешь, что Вуал и ты не единственные, кто обладал подобной Силой.

Я напряглась и задумалась. Да уж, что-то неважно соображалка работает в последнее время.

— Потомки Азазота! Ну, конечно же, не мог он не наследить за столько-то веков! Не всегда же он был бестелесным духом! Стало быть, все, что мне нужно — найти и пришить кузена или кузину с кровью Азазота. Разумеется, по всем правилам принесения невинной жертвы.

— Немного упрощенный вывод, но в целом так и есть, — согласился Ньярлатхот.

— Нет проблем. Я готова, — с легкостью заявила я.

— Что тобою движет? — глаза Ньярлатхота были на одном уровне с моими, но как он не силился прочесть в них ответ, у него это не получалось.

— Родственные чувства? — высказала я предположение.

— Нет, — отрезал наставник, — похоже, ты избавилась от чувств.

— Не ото всех, — возразила я.

— Верно. Я не так выразился, — он резко встал и снова зашагал по комнате.

— До того, как ты попала сюда, тобою двигала ненависть. Все поступки, которые ты совершала, были подчинены только ей. Но ты победила. Враги пали. Вот только трудно жить без того, что было основой твоего существования. Я прав? — Он приблизился ко мне вплотную и почти вырвав из кресла, слегка встряхнул.

— Без чувства ненависти ты завянешь и умрешь, как едва не сделала это перед гибелью Земли. Древние дали тебе смысл жить дальше. Ненависть к нам пробудила жажду жизни. Что движет тобою теперь?

— А тебе не приходило в голову, что я могу испытывать благодарность? — искренне удивилась я.

— Не знаю, — Ньярлатхот словно припечатал меня в кресло и продолжил свой вояж, — Я не знаю, чего от тебя ждать. Думал, что знаю, но ошибся.

— Почему ты так думаешь?

— Я был слишком самоуверен, когда старался сделать из тебя подобие Вуала. Ты не можешь стать ни чьим подобием. Мутация? — Древний скривился. Выглядело это… пугающе, одним словом, — возможно где-то когда-то гены дали сбой и теперь…

— Имеем то, что имеем, — закончила я за него, — ты таким образом пытаешься выразить мне свое недоверие и сообщить, что не выпустишь из Лэнга никогда?

— Ошибаешься, — возразил Ньярлатхот, — ты знаешь достаточно, чтобы решать самой как тебе поступить. И я верю в то, что ты сделаешь все, чтобы вернуть Вуалу его жизнь. Не знаю, правда, ради чего или кого, но ты выполнишь возложенную на тебя миссию.

— Благодарю за доверие, — в моих словах не было иронии. Я действительно знала, чего стоит Ньярлатхоту такое решение и была признательна, что он был со мною так откровенен.

— С тобой отправится Хок, — удивил меня наставник.

— Каким образом он пересечет грань?

— Ты его лечила и спасла ему жизнь. В нем остатки твоей Силы, — напомнил мне Ньярлатхот.

— Он будет знать правду?

— Нет. Официальная версия — вы прибыли, чтобы спасти Аватаров. К сожалению, наблюдатели не могут определить местонахождение каждого из них, так как в них нет нашей крови. Эта обязанность ляжет на Хока, — пояснил Ньярлатхот, — ты же должна будешь отыскать того, кто идеально подойдет для Вуала.

— И что нам делать с несчастными, которых найдет Хок? — удивилась я.

— Что хочешь, — безразлично ответил наставник, — как ты понимаешь, они нас не интересуют. Второй, такой как ты, нам уже не найти.

— Не жалко? — поинтересовалась я, — ведь среди них может быть и твоя кровь.

— Возможно, — признал Ньярлатхот, — но подобное родство меня не интересует. У нас другая цель.

— Как я смогу вернуться на Землю? — чуть было не сказала «домой». Нужно быть осторожней в выборе слов, а то ведь можно натолкнуть собеседника на ненужные мысли.

— Наши Наблюдатели подготовят Йог-сотхотх. Первым отправится Хок. Он займется всем остальным.

— Кто жертва? — уточнила я.

— Это не важно, — изрек наставник, — в твоем мире достаточно сумасшедших.

— Владыки могут вычислить Врата, — предположила я.

— Могут. И вычислят, — признал мою правоту Ньярлатхот, — только догадаются не сразу. Да и проявить себя не смогут. После того, что там произойдет, будет слишком много свидетелей. Нам придется использовать неприятных субъектов из твоего мира. Влиять на неокрепшие умы мы еще не разучились.

— В таком случае — подытожила я, — меня ничто не остановит.


Земля

Меня ничто не остановит, кроме железа, которое сейчас струится по моим венам, — поправилась я, корчась от боли. Как же я была самоуверенна и глупа, когда считала себя неуязвимой для этого мира!

— Господи! За что?!? — не могла я подавить стон, хотя в глубине души прекрасно знала — есть за что. За свою недолгую жизнь я погубила стольких, что сейчас, наверное, пришел судный день. Вот только я никогда не предполагала, что в роли судьи выступит это загадочное и пугающее существо, замершее напротив меня и равнодушно наблюдающее за моими конвульсиями.

— Каждый раз, когда я смотрю на жертв Барзаи, глубоко внутри чувствую к ним жалость, — до меня донесся его тихий спокойный голос.

Особенно сильный спазм заставил мое тело выгнуться, а ладони сжать первое, что попалось под руку. Эти первым оказалась кисть моего врага. Сквозь кровавый пот, заливающий глаза, я заметила, с каким интересом он наблюдает за мной, как будто хочет в мельчайших подробностях запомнить последние секунды моей глупой жизни. Хотя почему глупой? Все, что хотела, я уже совершила. Почти все, — поправилась я, вспомнив о Вуале. Сердце в груди готово было разорваться. На теле не осталось ни одного живого места. Все было залито кровью. Я чувствовала, как на лбу проступают знаки Духа огня, умело маскируемые мной до сих пор. Узоры на ладонях казалось, горели изнутри. Но теперь этот огонь не был моим союзником, а причинял нестерпимую боль, которую мое тело, разрушаемое Барзаи, вынести больше не могло. Наконец, уже почти теряя сознание, я почувствовала, как боль постепенно отступает, по телу разливается долгожданное оцепенение, предвещающее смерть.

— Слава Богу! Все кончено, — прошептала я, испуская последний дух.


Майор осторожно вскрыл замок и проник в квартиру. Свет он включать не стал. Игорь чувствовал в квартире чье-то присутствие, но твердо знал, что ЕЕ здесь нет. Она исчезла. Ее мобильник не отвечал, и теперь, кто бы здесь не затаился, он выбьет из него правду. Внезапно, что-то тяжелое обрушилось на него из темноты. Едва успев увернуться от смертельного удара, майор схватил нападавшего и с силой отбросил к противоположной стене. Раздался визг, мат и стук падения тела о паркет. Голос нападавшего заставил Игоря зажечь в квартире свет. К глубочайшему удивлению за постелью, прямо у стены, куда он кинул чье-то тело, на него зло уставилась всклокоченная блондинка с уже начавшим наливаться фингалом под глазом. Блондинка, успев схватить с паркета палку, похожую на бейсбольную биту, сейчас веско поглядывала на майора, похлопывая палкой по ладошке.

— Кто ты такой и какого сюда приперся? — поинтересовалась она.

— Я работаю вместе с Анной, — как можно спокойнее заявил майор, понимая, что был излишне груб с девушкой и наверняка ее напугал.

— Брешешь! — уверенно заявила та. Я видела красавчика, с которым она работает. Ты на него не тянешь.

— Значит я вру? — уточнил майор, делая попытку обойти кровать.

— Двинешься и я размажу твои мозги по стене, — предупредила девушка.

— Спокойно! — попытался успокоить ее Игорь. Я тебе верю! Ты очень смелая! Но давай без членовредительства. Ладно? — пытаясь отвлечь блондинку, он все ближе надвигался на нее, — и кто же тот красавчик, о котором ты говоришь?

— Не заговаривай мне зубы, — девушка размахнулась битой, но промахнулась. Майор, уйдя от удара, перехватил палку и, вырвав ее из дрожащей руки этой фурии, отбросил от греха подальше. Толкнув девушку на постель, он присел рядом на корточки. Привычным жестом взлохматив короткий ежик светлых волос, он внимательнее взглянул на блондинку:

— Тебя как зовут?

— Катерина, — ответила та, задиристо вскинув голову, — ты действительно с ней работаешь, или парил мне мозги, чтобы обезвредить и убить?

— Скажешь тоже! — возмутился Игорь, — максимум, на что я способен, это задержать тебя, пока не явится хозяйка.

— Это еще зачем? — возмутилась Катерина.

— Ну, я же не знаю, кто ты такая! — пояснил майор, — вдруг промышляешь грабежом?

— Что?!? — искренне возмутилась Катерина, замахнувшись на присевшего мужчину, — да я тебя щас…

— Ну, ну. Без рук! Сдаюсь! Ты не воровка. А просто неизвестно как оказалась здесь, в чужой квартире ночью, без хозяйки с битой в руках.

— И вовсе не в чужой! — обиделась девушка. Это Анькина квартира, она сама мне ключ дала и приглашала ночевать, когда я… В общем, приглашала и все тут, — зло закончила Катерина.

— Ладно, разберемся, — сдался майор, — Меня зовут Игорь. Кстати! О каком красавчике ты там говорила?

— Не твое дело! — отрезала соседка, — у девушки может быть личная жизнь?

— Может, — согласился Игорь, — если она, конечно, не исчезла.

— Кто? Аня? — девушка не на шутку испугалась, потом, подумав, расслабилась, — глупости! Она иногда не ночует дома. Но это ничего не значит! — подытожила Катерина.

— И потому ты здесь с битой? — иронично спросил майор.

— Я просто волновалась. Она вчера была немного странной, — поделилась наблюдениями девушка, — я хотела убедится, что с ней все в порядке. Но дома никого не было, а тут ты… Взялся на мою голову.

— Ну, извини, — искренне сказал майор, — у тебя есть предположения, где она может быть?

— Нет. Но думаю, что знаю, кто может рассказать об этом поподробнее, — призналась соседка.

— Дай-ка я догадаюсь! Тот самый красавчик? Ее "коллега"? — уточнил Игорь.

— Именно. Или у тебя есть другой вариант?

— В том то и дело, что нет.

— А может, ничего странного не произошло? Может, у нее какие-то планы и она просто задерживается? — высказала надежду Катерина.

— Возможно, — согласился майор, — но лучше все проверить.

Игоря мучили сомнения. Он понимал, что придя сюда нарушает договоренность с Анной. Он не хотел себя светить, но выхода не было. Майор чувствовал, что-то случилось, иначе девушка ответила бы на его многочисленные звонки, тем более что хотела поскорее найти ребенка. А это значит — у нее проблемы и явно серьезные.

— Я знаю, где она работает, — нерешительно начала Катерина, — правда, Аня запретила мне там появляться — тот еще притон.

— Адрес! — потребовал майор.

— Ну нет уж! — возразила Катерина, — я с тобой.

— Ага! Щас! — обрадовался майор, — не лезь в это дело.

— Я не меньше тебя волнуюсь, — настаивала Катерина, — и хочу знать, что с моей подругой.

— Узнаешь, но позже. И вообще — не заставляй меня тебя связывать.

— Извращенец! — обиделась девушка.

— Я не шучу. И теряю здесь с тобой время. Адрес! — уже потребовал он.

Запомнив нужную информацию, майор быстро зашагал к двери:

— Будь здесь, — бросил он девушке у самого порога, — возможно, она придет или позвонит. Тут же сообщишь мне, — отдавал он четкие указания.

— Хорошо! — согласилась Катерина, дождавшись, когда за майором захлопнется дверь, буркнула, — тоже мне, командир нашелся. Но осталась на месте, не сводя глаз с телефона. Уж очень ей хотелось надеяться, что ее паника беспочвенна и с подругой все в порядке. Но майор прав, ей нечего делать в том баре. Анна ведь может вернуться, а они об этом даже не узнают.


Хок не скрывая, а напротив, демонстрируя раздражение, поглядывал на Андрея:

— Перестань, — возмутился тот. От твоего взгляда мне не по себе, — признался хозяин бара.

— Нужно было лучше следить за своим выводком, — выдал Хок. Теперь Она рискует из-за тебя головой.

— Знаю, — согласился Андрей, — но это мой сын, и помощи мне ждать больше неоткуда.

— Ну конечно! Нашел дуру, которая будет носиться сломя голову, разыскивая твоего отпрыска.

— Она сама решила, что я ей не нужен, — сделал попытку оправдаться Андрей, — разве ее можно было остановить?

— Нельзя, — признал Хок, — но если ты думаешь, что у нас мало забот, кроме твоей семейки, то ты крепко ошибаешься.

— Не начинай. И без тебя тошно! — огрызнулся Андрей.

Когда Хок понял, что перестал ее чувствовать, он испугался уже всерьез. Вместе с Андреем съездив на место, где вышла Анна, они облазили всю округу, но не нашли ни следа девушки, не говоря уже о ребенке. Несчастный отец готов был впасть в панику, что чрезвычайно раздражало Древнего. Он всегда подозревал, что этот мир не отпустит Ниссу просто так, без очередной жертвы с ее стороны. Вот только остановить девушку было невозможно. Она всегда делала то, что считала нужным, не слушаясь ни чьих советов, не признавая авторитетов. Хок должен был обеспечить ей безопасность на Земле, и, похоже, прокололся по всем статьям. В первый раз в своей многолетней жизни, Хок признал, что действительно начинает бояться.

И теперь, сидя в баре, он впервые в жизни не знал, как ему поступить. Что делать? Вспомнив, что именно этот простой вопрос вызывал у Ниссы непонятную улыбку, он резко встал. Андрей непонимающе посмотрел на него.

— Оставайся здесь, — уже на ходу отдал Хок распоряжение, и начал спускаться в подвал, надеясь, что сил на открытие Врат у него все-таки хватит.


Кровь, струясь по лезвию Сапфира, капала на пентаграмму. Произнеся ритуальную фразу вызова, Хок замер в ожидании. Прошло какое-то время, прежде чем Йог-сотхотх начал подавать признаки активации. Над вратами заискрилось радужное сияние.

— Где Нисса? — голос был холодным и пустым, но Хок знал, что от ответа зависит его жизнь.

— Она пропала! Я перестал ее чувствовать, — признался он, опускаясь на колени перед Вратами, — прости, я не выполнил возложенную на меня миссию.

— Когда ты ее потерял? — голос был все так же равнодушен, но Хок понял, что это кажущееся равнодушие.

— Сегодня ночью.

— Тогда слишком поздно! — внутри сгустилась тень, принимая расплывающийся образ человека. Она может быть мертва!

— Ее так просто не убьешь! — с надеждой возразил Хок.

— Смертны все, — теперь в голосе слышался металл. Тень почти приблизилась к границе круга. Подойди ко мне, — приказал Вуал. Пора исправлять ошибки, если это еще возможно!


Игорь ворвался в бар, не замечая табличку «Закрыто». Бар был пуст, лишь у стойки он смог разглядеть уже порядком захмелевшего мужчину, смотрящего на него ничего не понимающим взглядом.

— Здравствуйте, — постарался быть вежливым майор, — я ищу свою знакомую. Ее зовут Анна.

— Ее все ищут, — последовал ответ, — можете присоединиться.

— Вообще-то, я имел в виду реальный поиск, а не накачивание себя спиртным, — возразил Игорь, приближаясь к стойке. Схватив пьяного мужика за рубашку, он слегка его встряхнул:

— Где она?

— Сам задаю себе этот вопрос, — признался пьяный, впрочем, без труда вырвавшись из захвата, тут же припечатав майора к ближайшей колонне.

Началась небольшая потасовка, прерванная странным хлопком и неизвестно откуда появившимся светом. Прямо перед двумя удивленными мужчинами разверзлось пространство и из ниоткуда на полу замер скорчившийся от страха ребенок.

— Вадим! Сынок! — пьяный, откинув мешающую ему преграду в лице майора, поспешил к мальчику.

— Папа! — на руках Андрея мальчик очнулся, — папа, она у них.

Его голос сорвался. В глазах промелькнул огонь.

— Что они с той сделали? — забеспокоился отец.

— Ничего! — возразил ребенок, делая попытку вырваться из сжимающих его крепких объятий, — мне — ничего. Они схватили ее!

— Анну? — нетерпеливо вмешался майор, — они схватили Анну?

— Ту, которая пришла за мной, — ответил ребенок. Хотя… Уже не ребенок, догадался Игорь, наблюдая как горит его взгляд на фоне мертвенно бледной кожи.

— Ей было страшно! — сказал мальчик, смотря на Игоря, — он ее напугал.

— Кто? Кто ее напугал, — майор подошел к ребенку ближе, и едва удержался, чтобы не схватить за руку.

— Не знаю, — признался мальчик, — я не видел лица, — но это он меня убил.

— Что ты такое говоришь? — изумился отец.

— Правду! — раздался невозмутимый голос Хока, вошедшего в зал, — мальчишка говорит правду. Его убили, и он переродился. Трансформация на этот раз заняла немного времени. Правда, малыш? — обратился он уже к ребенку.

— Кто вы? — на этот раз мальчик был испуган не на шутку.

— Не обращай внимания, сынок, — прервал его Андрей, — это Хок, он не причинит тебе вреда.

— Кто вы? — настаивал ребенок, широко открыв детские испуганные глаза.

— Узнаешь, со временем, — Хок опустился возле ребенка и пристально взглянул на него:

— Мне нужно знать, где это произошло, — чужим голосом заявил Древний, — расслабься, и ничего не бойся.


Двое мужчин, замерев, смотрели, как Йог-сотхотх подчиняясь воли Древнего, открывает им дорогу в бездну.

— Ты уверен? — Хок слегка скосил взгляд в сторону Игоря.

— Более чем, — настоял майор, — я с тобой.

— Ты можешь этого не пережить, — предупредил Древний.

— А я рискну, — возразил Игорь, и первым шагнув в светящийся круг. Вскоре, они оба исчезли с изумленных глаз Андрея, крепко прижимавшего к себе сына.

— Они вернутся, папа? — обратился тот с вопросом.

— Не знаю, сынок, не знаю.


Мир Темной Звезды

Жизнь ворвалась в мое мертвое тело рывком, заставив его непроизвольно вздрогнуть. Зрение и слух возвращались медленно — очень знакомые, хоть и давно забытые ощущения. Кровь, струящаяся по венам, дарила боль и уверенность, что я все еще жива. Вот только — почему?

— Пришла в себя? — голос раздался неожиданно и напугал меня, так как убил надежду на то, что мне все это приснилось в очередном жутком кошмаре.

— Почему я жива? — сил хватало только на то, чтобы едва слышно шептать. Но он услышал.

— Потому что я так захотел, — зрение, наконец, стало мне подчиняться, и я увидела того, благодаря кому я оказалась в полной… В общем, плохо мне было.

Без плаща, полностью скрывавшего от меня это существо, он выглядел еще более пугающе. Темные, коротко стриженые волосы, были откинуты со лба и не скрывали изувеченную часть лица. Вся правая сторона, начиная от виска и заканчивая шеей, были изуродованы глубокими шрамами. Каждый шаг в мою сторону, давал мне возможность лучше его рассмотреть. Вторая сторона лица была не тронута, что наглядно демонстрировало мне внешность незнакомца до и после. Его лицо было мне знакомо, хотя я могла поклясться, что никогда до этого не встречалась с ним. Темные глаза следили за выражением моего лица. Густые брови поднялись вверх, как бы потешаясь над моими потугами вспомнить что-то, чего я знать не должна. Высокий, широкоплечий, он замер напротив койки, к которой я была прикована.

— Не пытайся вырваться. Ты бессильна против меня. Барзаи об этом позаботился, — начал он, — наверное, тяжело проснуться обычным человеком? — он задал вопрос, не ожидая ответа.

— Значит, Вуал не рассказывал тебе о третьем брате? Теперь мой черед познакомиться с тобой поближе, девочка, — голос сочился нежностью и ядом, — добро пожаловать в мой мир — всеми покинутый мир Темной Звезды.


XII


Земля


Темное помещение лаборатории осветилось ярким светом. Хок появился первым, буквально вытащив на время потерявшего способность видеть майора из круга. Свет исчез так же внезапно, как и появился. Окинув беглым взглядом помещение, Древний мог с уверенностью сказать, что они опоздали. В полуподвальном помещении, куда их забросил Йог-сотхотх, были отчетливые следы перехода. Значит, все произошло именно здесь. Хок подождал пока Игорь придет в себя, и продолжил обследование коридора и других помещений. Признаков жизни не наблюдалось. А вот признаки смерти встретились им, как только они подошли к тому, что недавно было лифтом. Люди были мертвы уже несколько часов.

— Нисса неплохо поработала, — Хок повернулся к Игорю.

— Но где она? — Игорь двинулся дальше, почти оттолкнув Хока с дороги. Тот, лишь неопределенно хмыкнув, пошел вслед за резвым майором, при этом, продолжая ощупывать помещение Силой. На нижнем уровне все было чисто. Выше пришлось подниматься по лестнице. Достигнув первого этажа, Хок огляделся. Он знал, что здесь больше нет людей, по крайней мере, живых, однако отчетливо ощущал нечто неуловимое. Люди назвали бы это беспочвенной тревогой, Древние — опасностью. Однако, в этой опасности было что-то неуловимо знакомое, почти родное. Пройдя еще некоторое расстояние, Хок замер, прислушиваясь к чему-то, понятному только ему. Майор хотел было прервать непонятный для него ступор Древнего, но ему помешали. Внезапно, неведомая сила отбросила Хока к стене, которая, впрочем, не стала для него преградой. Уже вскакивая на ноги, он услышал рык майора и беспорядочную стрельбу. Но, похоже, цель была неуловима. Отбросив не причинившего никакого вреда своими выстрелами Игоря, тень неизвестного стремительно бросилась к Хоку. Они столкнулись на середине пути. Силы, схлестнувшись, заставили дрожать уже порядком поврежденное здание. Потолок стал рушится, грозя погрести под собою обоих сражающихся. Стало не хватать воздуха, и вскоре, усилиями Хока вокруг обоих был создан вакуум, что, впрочем, ни на секунду не замедлило действия нападавшего.

Майор, очнувшись, тут же попытался пройти к месту схватки, но, врезавшись в невидимую преграду, был отброшен. В гневе от собственного бессилия, он вынужден был наблюдать схватку двух противников, не имея возможности вмешаться. Впрочем, он понимал, что это не его бой.

Вакуум наполнился ледяными иглами, тут же пронзившими тело Хока. Каждая, впиваясь в тело, причиняла невыносимую, но такую знакомую боль. Несколько секунд, казавшиеся Древнему часами, он мог лишь терпеть, стараясь не закричать, тем самым, демонстрируя врагу боль. Но выдержать такое долго не мог никто. Не смог и Хок. Тем более, что он уже догадался, кто стоит перед ним, по капле выпивая силу из уже почти поверженного противника.

— Довольно! Чего ты хочешь? — с трудом произнес Древний.

— Я хочу знать, что вы сделали с моей нариной, — зло пояснил Владыка Дрэгон.


Мир темной Звезды

За окном стояла плотная тьма. Комната, в которой меня удерживал Тирэн, третий брат Азазота и Вуала, была просторной, с высокими потолками и двумя окнами. Похоже, что в замке обитали он и я, хотя порой, я замечала мелькающие посторонние тени, но списывала это на горячку, последовавшую после нашего с ним разговора в ту ночь, когда я осознала, что полностью лишилась Силы и стала обычным беззащитным и слабым человеком. То и дело в памяти всплывало сказанное нами обоими, что не давало мне покоя днем и отдыха ночью.


— Почему я здесь и что вам от меня нужно, — это были первые произнесенные мною слова, после недавнего шока, который я испытала, узнав, кто передо мной.

Кривая улыбка исказила и без того обезображенное лицо:

— Как я уже сказал, мне захотелось увидеть ту, кто так сильно навредила Владыкам. В свое время, мне это не удалось.

— Оригинальное предложение погостить, — заметила я, демонстративно дернув прикованной к койке рукой. Вы чрезвычайно заботливый хозяин.

— А ты, видимо, забыла, что значит терпеть поражение от более сильного противника? — предположил Тирэн.

— И вы таким образом решили мне это наглядно продемонстрировать? — удивилась я. Странно, но помимо дикого страха, который вызывал во мне этот… Кто? Ни человек, ни Древний, ни Владыка. Кто передо мной? Я испытывала злость и бессилие. Со злостью я бы еще могла совладать, но с бессилием… Слишком свежа была память об обстоятельствах, вызвавших впервые у меня подобное чувство. А теперь, и души то у меня нет, а чувство проснулось. Или есть душа? Может, лишившись Силы, мне в наказание вернули душу? Ну, чтобы не расслаблялась и была наказана по полной программе угрызениями собственной совести?

Тирэн с любопытством наблюдал за моими мыслительными потугами, не прерывая, а, терпеливо ожидая, когда я соизволю переключить на него свое внимание. Встретившись со мной взглядом, он монотонно начал говорить. От его слов я почувствовала себя маленькой ничтожной песчинкой, случайно попавшей в непредназначенные для нее жернова. Я не ожидала масштаба того, в чем мне пришлось принимать активное участие.

— Я знаю, что в твоем мире детям любящие мамаши на ночь рассказывают сказки. Поскольку в твоем лице я обрел свою долгожданную, а от того еще более любимую кровинку, — на этой фразе его голос нервно дрогнул, а внутри у меня похолодело, — то позволь мне тоже рассказать тебе сказку на ночь.

Замерев, я стала ждать продолжение разговора, принявшего такую неожиданную для меня форму.

— Жил-был король, повелевавший целым миром. Он правил жестко, был в меру зол и беспощаден, но имел Силу, способную сокрушить всех, кто встанет у него на пути. Но однажды, он встретил преграду, обойти которую не мог…

Владыка Валинор, повелитель Даринии хмуро взирал на вид из собственного окна, когда-то доставлявший его душе радость и успокоение. Теперь же, зная, что ждет его и его народ, он постоянно пребывал в сумрачном настроении. Сотни лучших ученых бились над поставленной им задачей — спасти их погибающий мир. Но все было тщетно. Шансов выжить не было ни у кого.

— И пришел к нему мудрец, сказав, что знает, как переиграть то, что зовется Судьбой. И встретил его король милостиво выслушал, да и ухватился за последний шанс…

— Это невозможно, отец! Ты даже не знаешь, что это с нами сотворит! — Тирэн, вскочив с места, принялся лихорадочно подбирать слова, с помощью которых можно было бы переубедить Владыку.

— Ошибаешься! — отрезал Валинор, поднимаясь вслед за старшим сыном, — знаю лучше кого бы то ни было. Но другого выхода я не вижу. Мы не можем предотвратить катастрофу. Но мы можем противостоять смерти, обезопасив себя от катаклизма.

— К чему это нас приведет? — настаивал на своем Тирэн, — как ты можешь это знать?

— Я не знаю! — возразил Владыка, — Никто не знает, — но другого выхода я просто не вижу!

— Мы может уйти! — начал Тирэн, — покинуть умирающий мир, используя Врата.

— Уйти могут десятки, но не сотни тысяч! И Сила нам не поможет!

— Должен быть другой выход! — настаивал Тирэн.

— В таком случае — найди его, — оборвал спор Владыка, резко покидая кабинет.


— И выхода не было, — продолжал Тирэн тем же равнодушно-спокойным голосом.

Эксперимент занял не так много времени, как опасались ученые. Некоторые изменения в структуру клетки повысили сопротивляемость тела к смертоносному излучению. В лаборатории было не легко достичь желаемого, но все же, условия были приближены к прогнозируемым, что дало надежду на выживаемость вида. Были проведены дополнительные опыты. Сначала, подопытными выступили животные, затем — низшие слои. Когда эксперименты дали ожидаемый результат, в них приняла участие аристократия и члены королевской семьи.


— Владыка тешит себя несбыточными иллюзиями и слепо полагается на ученых, — Советник Клайвер восседал за столом в собственном кабинете. Вокруг него собрались преданные ему люди, вот уже несколько лет участвующие в заговоре. Спастись, оставаясь в этом мире, было нереально, и они это понимали. Его лишь удивляло тупое нежелание Владыки смириться с очевидным фактом — миру конец. Нужно было позаботится о собственных жизнях, а не пытаться спасти всех. Идиот вовлек в это безумие даже своих сыновей. Впрочем, Советнику это было на руку. Врата могли пропустить незначительную часть населения, и он хотел быть в числе тех, кому наверняка удастся спастись. Пока народ верит в спасение, он и его окружение покинет умирающую планету, позаботясь о том, чтобы Владыка не встал у них на пути.


Никто не мог заподозрить первого Советника в заговоре против Владыки и его семьи. Поэтому удар был неожиданным и оттого еще более болезненным. Охрана, преданная Владыке была перебита, а сам Валинор…


— Отец! Нет! — голос Вуала сорвался на крик. Владыка Валинор смотрел на сына широко открытыми мертвыми глазами. Со всех сторон к ним бежала вооруженная охрана Клайвера. Убийцы. Предателя. Азазот, крепко зажав ладонью рот младшего брата, скрылся в темном коридоре. За ними тут же бросились воины Советника. Братьям почти удалось достичь черного хода, как их настиг мощный силовой удар. Уже падая, Вуал, бессознательно увлекая за собой Азазота, услышал, как Клайвер распорядился кинуть обоих в подземелье.

Раненый Тирэн, вбежав в зал, понял, что оказался один на один с силами неприятеля. Их было много, и они хотели его смерти. ОН хотел его смерти, как последнего свидетеля предательства своего Владыки.

Их было много. Слишком много на одного Тирэна, обладающего Силой, но потерявшего большое количество крови и получившего болезненные повреждения. Сын Владыки быстро восстанавливался, но его телу не хватало времени, чтобы исцелять себя. Наконец, он получил удар, от которого мало бы кто выжил. Сила Советника пронзила его насквозь, заставляя ощутить, как тело горит изнутри. Как сердце рвет на части нестерпимая боль. Половина тела была покрыта ожогами. Обугленной рукой он попытался дотянуться до врага, но был отброшен чьей-то ногой. Уже будучи при смерти, в его ускользающее сознание ворвались голоса:

— Этого добить?

— К чему? Ему не долго осталось. Пусть полностью ощутит на себе мою Силу. Он хотел увидеть, что станет с его миром. Возможно, он это увидит.

— А остальных? — спросил тот же голос.

— В расход. Нам больше никто не нужен, — ответил Советник, уходя из зала.

Они покинули умирающий мир, оставляя за собой горы трупов и руины бывшего когда-то цветущим города. Дариния, мир обреченных, столкнувшись с вероломством своих обитателей, замер, в предвкушении чего-то более губительного, нежели полное истребление.


Голос Тирэна давно замер, но я все еще была под впечатлением от его рассказа. Я сомневалась в его словах? Ни минуты. Еще давно, до того как обрести силу, меня заботила некая схожесть поступков тех и других. Легкость, с которой они распоряжаются чужими жизнями и логика, способная оправдать любые, даже самые мерзкие поступки. Для меня и те, и другие были врагами, и воспринимала я их одинаково — как врагов. После, став одной из Древних, и совершая те же поступки, о которых ранее и не помышляла, я стала воспринимать их как данность. Как некое уравнение, где известен икс и игрек. Но не понятен результат.

Информация о произошедшем расколе занятного народца, разделивший их на Владык и Древних мог бы стать для меня неплохим козырем. Могу поставить свою жизнь (к слову, теперь не такую уж и ценность), что Владыки и знать не знают о своих близких родственниках и исторической родине. Как, помнится, говорил Кайл (спокойней, только спокойней, не думай сейчас о нем) Владыки точно не помнят собственной истории, настолько они древние. Уверена, что кто-то да помнит. Предательство не возможно забыть — как свое, так и чужое. А это значит, что там, среди Старейшин есть некто, прекрасно все помнящий и знающий. Интересно, Дрэгону известно что-то об этом? Ему больше тысячи лет, так что он вполне мог бы слышать обрывки старых легенд. Хотя, мало кто будет хвастать тем, что обрек собственный народ на мучительную смерть, тем более, доводить это до сведения общественности.

Любопытно, Ньярлатхот знает об этом? Хотя, вряд ли. Он родился значительно позже роковых событий. Жаль, что мне так и не довелось пообщаться с Вуалом там, в Лэнге.

— Как вам с братьями удалось спастись? — спросила я, не особенно надеясь на ответ.

— А это совсем уже другая история, — последовал ответ, после которого я поняла, что мне лучше заткнуться.

Тирэн встал, и, подойдя ко мне, освободил мои руки.

— Ты можешь быть свободна в пределах этого замка. Здесь тебе ничего не грозит.

— Я могу его покидать? — оживилась я.

— Конечно, — ехидно бросил Тирэн, — как только решишься на самоубийство, — и вышел из комнаты.

Три дня он меня не беспокоил, а я почему-то не решалась высунуть носа из своей комнаты. Я никого не видела, и ко мне никто не заходил, хотя я откуда-то знала, что в замке мы не одни. К счастью, все, что мне могло пригодится для жизни, было под рукой — кровать, кресло и ванная комната. Застирав окровавленные тряпки, недавно бывшие моей одеждой, я стала прикидывать, как бы обновить свой гардероб. Наряды никогда раньше меня не интересовали, но ходить в простыне у меня не было никакого желания. Пришлось облачаться в то, что удалось высушить, кое-как повязав на себя, остальное выбросить. Изучив обстановку своей комнаты, попыталась открыть окно, но мои потуги не увенчались успехом. Следующая ночь пробудила в душе тревогу. На четвертый день, я уже не могла подавить беспокойство и нервную дрожь в теле. Меня охватила слабость и отчаяние, и я поняла, что пришел конец. Организм слишком долго не получал пищи, а без Йог-сотхотха, да еще лишенная Силы, я едва могла поддерживать слабую искру жизни в собственном теле. Еще день мне потребовался, чтобы пересилить себя и, воспользовавшись любезным предложением хозяина, выйти из комнаты.


Совершенно не ориентируясь в незнакомом месте, я двинулась по направлению единственной двери, из-под которой пробивался свет. Толкнув ее рукой, я замерла на пороге, встретившись с взглядом Тирэна.

— Дольше, чем я предполагал, — признался он, откинувшись на спинку кресла, — что мешало тебе прийти сюда раньше?

Я молча доковыляла до стола, и обессилено присела напротив хозяина.

— Неужели гордость стоит жизни? — продолжал он.

Гордость? Я внутренне удивилась. Скорее — нерешительность и безумный страх, который я испытывала, находясь рядом с ним.

— Вы хотите видеть меня мертвой? — прямо спросила я.

— Стал бы я в таком случае с тобой возиться, — признался Тирэн.

Господи! Сколько разговоров, — внутренне кричало сознание. Да покорми ты девушку! С тебя что — убудет? Но опять промолчала, понимая, что с этим существом нужно действовать другими методами. Какими — еще не знаю. Но узнаю! Если не сдохну раньше, — решила я, тихо сползая на пол. Ну, все! Как говорится: 3,14 — здец!!!


Тирэн подошел к девушке, лежащей у его ног. Что же! Значит, просить она не умеет, а по-другому не выходит. Опустившись рядом с ней на колени, он, слегка приподняв ее, прижал к себе. Его тело охватила тьма, постепенно проникая в неподвижное тело девушки, делясь с ним питательной энергией и Силой. Поняв, что уже достаточно, он, легко подняв Анну на руки, направился в ее комнату.

— Что вы со мной сделали? — уже собираясь уходить, он обернулся на ее голос.

— Когда именно? — уточнил он.

— Там, в лаборатории. Когда я умерла, — напомнила Анна.

— А ты уверена, что умерла тогда? — с интересом спросил Тирэн.

— Уверена! Я помню все свои смерти, — настаивала она.

— Узнаешь, со временем, — отрезал Тирэн, отвернувшись, направляясь к двери.

— Я хочу сейчас, — в ее голосе он с удивлением различил командные нотки.

— А не боишься, что я с тобой расправлюсь, — угрожающе начал он.

— Стал бы ты в таком случае со мной возиться? — повторила она его недавние слова.

Тирэн замер на полдороги к двери. Потом, как будто что-то окончательно решив, быстро покинул комнату.


Вот так я и жила, лишний раз не высовываясь, изредка используя его как источник пищи, и тут же скрывалась в собственной комнате, стараясь привлекать к себе как можно меньше внимания. К сожалению, совсем исчезнуть с его глаз долой было невозможно. Постепенно, пришла скука, и я решилась пройтись по замку, ставшему для меня тюрьмой. Как надолго? Не знаю. Скорее всего, навсегда. В этом я уверилась лишний раз, когда наконец-то рассмотрела то, что до сих пор считала непроглядной тьмой, обступившей окна. Такого темного силового поля мне видеть не приходилось. И оно окутывало замок со всех сторон, лишая меня возможности рассмотреть хотя бы что-то за его приделами. Путешествуя по замку, я, наконец, убедилась, что мы здесь не одни. То, что раньше я принимала за тени, были живыми существами, обитающими в замке. Как, оказалось, здесь кипела весьма бурная и необычная жизнь, в которую я старалась не влезать. В конце концов — у меня были другие планы. И уж конечно, они не совпадали с планами Тирэна на меня.


Земля

Комната, в которой до недавнего времени обитала Анна, подверглась нашествию нескольких подозрительно-опасных личностей, в составе двух человек, одного Владыки и одного Древнего. Поставив защиту, Владыка Дрэгон, по-хозяйски устроился в единственном кресле, девушка и Хок разместились на кровати, майор привычно оседлал стул.

— Ну все, — не выдержала Катерина, — я молчала сколько могла. Кто этот тип и что здесь делает?

— Успокойся, Катя, — попытался вмешаться Игорь.

— А ты вообще молчи. Тоже мне, член правопорядка. Не смог присмотреть за девушкой!

— За ней присмотришь! — потерял терпение Игорь, — К тому же, это была не моя работа, — зло сказал он, сверля взглядом Хока.

— Присоединяюсь к первому оратору — за ней присмотришь! — возмутился Хок, привычно набрасывая на себя невозмутимый вид. Однако Владыка Дрэгон прекрасно видел, что Древний нервничает, и явно чего-то боится. Хотя, раньше никогда бы не поверил в наличие подобных чувств у представителя этого вида.

— Стало быть, девочка совершенно не изменилась, — заключил Дрэгон.

— Может мне все-таки кто-нибудь пояснит, что здесь происходит? — снова подала голос Катерина.

— Охотно! — Хок устроился поудобнее, облокотившись на подушку, — вот этот, — он указал на майора, — работал с нашей девочкой по одному весьма темному и горячему делу. А вот этот, — он указал на Владыку, — является ее возлюбленным супругом, которого она покинула года три назад, и, по-моему, ничуть об этом не жалела.

Глаза Дрэгона на миг яростно блеснули, но только он хотел что-то сказать, как на него обрушился удар битой по голове. Точнее, попытался обрушиться, так как Владыка, не поднимаясь с места и не делая ни одного движения, отбросил вскочившую девушку обратно на кровать, предварительно вырвав у нее из рук орудие расправы.

— О господи! Да где же она их берет? — изумился Игорь.

— Я так понимаю, что вы обо мне уже слышали, — спокойно прокомментировал действие соседки Владыка.

— Еще бы! Анька говорила, как влипла с замужеством. Ты ее чем-то там напоил!

— Она так сказала? — уточнил Дрэгон.

Катерина, задумавшись, запнулась.

— Я не помню, — растерявшись, призналась она, — выпивши была.

— Прекрасно! — подытожил Владыка, — а вы тут еще чем-нибуть занимались или только пили и баловались с огнем?

— Тебе то что? — высказал Хок общее недовольство, — у нас была работа, которая тебя, кстати, никоим образом не касается. И вообще! Ты — наш кровный враг.

— Не спорю, — согласился Владыка.

— Однако же, имея честь состоять в браке с представителем твоего вида, хотелось бы знать, во что ты втравил мою девочку, Йог-сотхотх.

Хок, демонстрируя до этого, расслабленный и скучающий вид, вдруг замер и напрягся. Было видно, что он удивлен и разочарован.

— Как ты догадался?

— Сам понимаешь, Разделение дало неожиданный результат, — Дрэгон слегка улыбнулся, — надеюсь, это даст малышке шанс выжить.

— Не думаю, — Хок, а точнее Вуал, сбросил маску простачка и взглянул в глаза Владыке, — даже будучи скованным в этом теле, я почувствовал Силу, что была использована, чтобы пленить Ниссу.

— Кого? — удивился Дрэгон.

— Так мы называем Анну, — пояснил Вуал, — Нисса дайль Тьерра. Темная звезда.

— Почему? — тихо спросил Дрэгон.

— Она разрушила планы Азазота, и похоронила мечты Древних о новом мире. По нашей легенде, — Вуал опустил взгляд, — наш истинный мир уничтожила Темная звезда.

— И вы ей такое простили? — изумился Игорь. Он мало, что понимал из этого разговора, хотя, судя по ошарашенному взгляду Катерины — она понимала еще меньше.

— Пришлось, — признался Вуал, — Древние подчинились ее силе. К тому же, с ней пришла надежда, что все может измениться.

— И что? — полюбопытствовал Дрэгон, — изменилось?

— Еще как! — на лице Вуала проступила мимолетная ласковая улыбка, которую, впрочем, Владыка заметил.

— И что изменилось лично для тебя? — с вызовом спросил Дрэгон.

— Она дала мне надежду, — повторил Вуал, с вызовом глядя на Дрэгона. Внезапно, его взгляд стал пустым и ничего не выражающим. Жизнь как будто покинула его лицо, сделав его холодным и мертвенно бледным. Во взгляде Дрэгона показалась сталь, было видно, что он готовится к нападению.

— Не стоит, — разорвал тишину голос Вуала, — я не стану проливать кровь единственного существа, способного ее спасти. Маска бледности схлынула с его лица, и через мгновения, уже никто бы не смог узнать в нем Древнего, способного истребить всех, кто встанет у него на пути.

— Ты о чем? — не выдержал Дрэгон. Его невозмутимость как ветром сдуло, — ты знаешь, что с ней?

— К сожалению да. Я всегда опасался, что рано или поздно это случится, и он найдет выход из проклятого мира.

— Кто он? — подался вперед Владыка.

— Мой брат и наследник моего отца — Владыка Тирэн, обреченный нами на смерть в мире Темной Звезды.


XIII

Я оставляю себе

право на страшные сны

право гореть от весны

к небу идти в позоле

если ты сможешь — возьми

если боишься — убей

все, что я взял от любви —

право на то, что больней…

"Сны" Агата Кристи


Мир темной звезды

Мне снилась ночь на Земле. Как это ни странно, но сон был ярким и запоминающимся. Свет луны озарял поляну, на которой я лежала. Легкий ветерок овевал мое лицо, я слышала едва уловимый шорох травы, и чувствовала, как стучит мое сердце. С каждым новым ударом из меня уходила жизнь. Мне чудился голос, что звал меня за собой, но я знала, что уже слишком поздно.

Проснулась я вся в слезах. Что же, давно я не позволяла себе подобного, а ведь метод довольно прост: обнять подушку и излить в нее все, что накопилось, с чем ты справится не в состоянии, и жизнь покажется не такой паскудной. Таким образом, психологическая терапия заняла у меня минут сорок и утром я встала со слегка помятым лицом, опухшими глазами и с диким желанием выбраться отсюда любой ценой.

Как я и предполагала, Тирэн проводил в замке не много времени, хотя всегда появлялся, когда я в нем нуждалась, но не чаще двух-трех раз в неделю. Мне все-таки принесли одежду. Одна из теней, появившаяся неожиданно с ворохом каких-то тряпок, выжидательно замерла на пороге. Лица было не рассмотреть, голоса она не подавала, но почему-то я знала, что это существо женского пола, видимо приставленная ко мне заботливым хозяином. Позже я узнала, что странный вид жителей замка, объяснялся тем, что они не хотели мне навредить. Темный туман, полностью скрывавший их тела, должен был защитить меня от смертельной энергии, которую они излучали. Мне было не совсем понятна их Сила, но подозревала, что стало причиной такого перерождения.

Все так же молча, убрав постель и сменив белье, она вышла, снова оставив меня одну. А я даже не попыталась с ней заговорить.

Тирэн больше не возвращался к нашему разговору, а я не настаивала, так как знала, что это бесполезно. С первых минут нашего с ним общения, я поняла, что с этим существом не так-то просто справится. А учитывая, что я даже предположить не могла о его дальнейших планах на свой счет, то каждый день, проведенный мною в замке, старалась использовать по максимуму. Прекрасно зная, что за мной следят, я вела себя как образцовая пленница. Единственное, что сейчас интересовало меня — то, что находилось за стенами замка. Действительно ли там меня ждет смерть? Или Тирэн, таким образом, решил пресечь на корню все мысли о побеге? А ведь то, что такие мысли бродят у меня в голове, он знал наверняка.

Когда я поняла что лишилась Силы, то испытала двоякое чувство. Сначала это было облегчение. И не удивительно, раз я полжизни избегала всяческих обязательств, а обладание Силой возлагало на меня ответственность, и не только перед теми, кто мне доверял, но и перед остатками собственной совести. Владея Силой, я забыла о том, что значит быть беспомощной и зависеть от кого-то другого. Я могла рассчитывать только на себя, но и платила только за собственные ошибки. А теперь…

Тирэн не пояснил мне главного — для чего он оставил меня живой. Я понимала, что попади я в лапы Организации, для них было бы предпочтительно работать с живым объектом для своих исследований. Но он забрал меня оттуда, убил, а затем вернул мне жизнь, лишив Силы. То есть, физиологически, я все еще оставалась Древней: мой организм не принимал человеческую пищу, я могла бы регенерировать ткани, но… Он лишил меня не только Силы, но и возможности самостоятельно ее получать извне и использовать, поставив в полную зависимость от него. Итак, сбылся мой ночной кошмар!

Пользуясь позволением хозяина свободно передвигаться по замку, именуемого Наримар, я постаралась изучить его вдоль и поперек. Раз я не могла выйти за его пределы (пока не могла), то всю энергию, какая у меня еще оставалась, направила на исследование. Кабинет Тирэна я оставила в стороне от своих изысканий. Тут не помог даже Ген Смерти, толкающий на опасные поступки, по мнению ученых, присущий всем живым существам, а в моем случае, помноженный вдвое. Осмотр подвала и нижних этажей не дал никаких результатов, а я ещё и надолго охромела, свалившись с лестницы. Конечно, глупо было бы надеяться, что Тирэн хранит какие-то тайны в легкодоступном для меня месте. И все же, мне нужно было хоть что-то делать, чтобы не свихнуться окончательно.

Итак, днями я рыскала по замку, в поисках ответов на свои вопросы, а по ночам меня мучили кошмары. Почти всегда это была ночь, луна, моя смерть и голос… Такой знакомый, но не узнаваемый мною. Что-то внутри меня не давало вспомнить то, что причиняло когда-то боль. Я стала бояться времени, когда в Наримаре прекращалось всякое движение и замок замирал, погружаясь в сон. Мой страх не уходил, он становился лишь сильнее, подавляя волю и способность рассуждать здраво. И однажды я сорвалась.


Внезапно я почувствовала, что уже не одна в своей комнате. Сердце привычно сжалось от страха, внутри все похолодело. Резко повернув голову в направление, где почувствовала чужое присутствие, я почему-то облегченно вздохнула.

— Кто такой Кайл? — раздался тихий голос Тирэна

— Что? — меня хватило только на этот глупый вопрос.

— Вы опять кричали во сне, — пояснил хозяин, — и произносили это имя.

— Простите, если разбудила…

— Не в этом дело, — он приблизился ко мне, — я давно за вами наблюдаю, и не мог не заметить некоторых изменений. Будь мы на Земле, я бы предположил, что на вас кто-то пытается влиять.

— Это не возможно! — возразила я, — у меня блок.

— Азазот неплохо поработал над вами, не подозревая, что роет себе могилу, — согласился Тирэн, — но теперь вы лишены Силы и ослаблены.

— Кто же, кроме вас будет этим заниматься? — предположила я.

— Да мне проще вас убить, чем морочить себе голову! — возразил Тирэн.

— Но Организация, которую вы использовали, чтобы меня поймать… — начала я.

— Вот именно — использовал. Я знал, что рано или поздно они на вас выйдут, и оказался там в нужный момент. Как вы понимаете, на Земле слишком часто мне появляться нежелательно.

— Это вы убивали Аватаров? — не сдержала я любопытства.

— Зачем мне это надо? — искренне удивился он, — у меня есть куда более важные дела, чем охотиться за бесполезной дичью.

— Значит, вы ищете дичь покрупнее? — осторожно предположила я.

— Всё не оставляете попыток докопаться до моих тайн? — Тирэн присел около меня, — вы так и не ответили на мой вопрос — кто такой Кайл?

— Зачем вам это знать?

— Скажем так: кто-то пытается атаковать разум моей гостьи, что не может меня не беспокоить.

— Со мной все в порядке! — возразила я, — я справлюсь.

— Не уверен, — возразил Тирэн. Его лицо окаменело, — кому как не тебе знать, что значит влиять на чужой разум. Ведь ты делала это неоднократно, Нисса!

Внезапный переход от вежливого гостеприимного хозяина к готовой набросится кобре, слегка меня обескуражил.

— Делала, — осторожно начала я, — и ни о чем не жалею.

— Совесть никогда не была одной из наших добродетелей, — сказал Тирэн, — но речь не об этом. Есть некто, способный коснуться твоего разума даже здесь, в этом мире, куда никто не мог попасть на протяжении тысячелетий. Кто-то настолько близкий тебе, что ты можешь чувствовать и слышать его на другом конце Вселенной. Тебя это не пугает?

— Это не возможно! — прошептала я, — вы даже не понимаете, о чем говорите!

— Да не уж то? — издевательски засмеялся Тирэн, — признайся, девочка — не было ли в твоей жизни кого-то, кто был тебе дорог, носящего имя Кайл?

— Не смей, — не выдержала я, вскакивая с постели, и забыв все, чему меня научил Ньярлатхот, набросилась на Тирэна с кулаками. Ему не потребовалось много усилий, чтобы легко скрутить мне руки назад и повалить на кровать. Давясь слезами от бешенства и бессилия, я почувствовала, как он навалился сзади, вдавив меня своим весом в матрац, и ощутила его дыхания на своих волосах:

— Советую хорошо подумать, прежде чем делать подобное в следующий раз, — тихий спокойный голос Тирэна заставил остатки моей души забиться в груди и скрыться где-то в области пяток.

— Когда успокоишься — поразмысли над моими словами, — он резко встал и вышел из комнаты.

А я еще долго лежала в том же положении, в котором он меня оставил, не в силах двинуться. Мне хотелось кричать, крушить все вокруг себя, но я могла только лежать и чувствовать, как вместе со слезами меня покидает надежда, любовь и желание жить.


— Раз ты не можешь мне пояснить, зачем сохранил ей жизнь, оставь ее здесь, — голос друга вырвал Тирэна из задумчивости. В последнее время он часто ловил себя на том, что отвлекается на совершенно посторонние вещи. Подняв взгляд на Лорака, он усмехнулся.

— Тебя настолько привлекает эта идея? — прямо спросил он.

— Похоже, что она стала привлекать тебя, — возразил друг, — проведи обращение, сделай ее одной из нас, что бы мы, в конце концов, не слонялись черными тенями по замку. Даже не верится, что ты заставил нас пойти на такое!

— Ты же знаешь — другого выхода не было. Ваша энергия губительна для этой девчонки.

— Ну, так избавь ее от страданий! Облегчи жизнь себе и нам! Кстати, — без перехода начал Лорак, — а чем она тебе мешала на Земле?

— Привычкой вмешиваться в то, что ее совершенно не касается, — признался Тирэн, слегка скривившись, — мне совершенно не нужен там Вуал во плоти.

— Но по твоим словам, он ее уже обрел, — удивился друг.

— Не совсем, — пояснил Тирэн, — он использует тело Древнего, как временное пристанище. А переродиться ему могла помочь только наша гостья.

— Неужели больше некому? — удивился Лорак.

— Представь себе, — она была его последней надеждой! Какая жалость! — выказал сочувствие Тирэн.

— И, правда, жалость, — ехидно поддержал Лорак, — ты по-прежнему его ненавидишь?

— Как оказалось, очень легко ненавидеть того, кто обрек тебя на вечное проклятие. Особенно, когда это твой родной брат, предавший в самый худший момент твоей жизни. Или нежизни.

— Я понимаю тебя… Но столько лет носить в себе это… Скажи, на твое решение привести ее сюда повлияло то, что в ней его кровь?

— Ты интересуешься, стану ли я мстить ей? — без выражения поинтересовался Тирэн, — в моем списке достаточно объектов, чтобы включать в него еще и ее.

— Ты объяснил, куда она попала?

— Она слышала о Темной Звезде. В основном из обрывков старых легенд. Больше ей знать ни к чему — целее будет.

— Что же, это твое право. Но если она пробудет здесь достаточно долго, это может ее убить.

— Судя по всему, — возразил Тирэн, — смерть ей грозит в любом случае, а пребывание здесь лишь оттянет роковой момент.

— Дело твое, — бросил Лорак уходя.


Разговор с другом заставил Тирэна задуматься — а не совершает ли он непоправимой ошибки? Сейчас избавиться от проблемы, в лице девчонки легко. Стоит лишь войти к ней в комнату и закончить то, что он едва не сделал там, еще на Земле. Он мог бы наблюдать, как она в страхе, хватаясь за жизнь, пытается ему противостоять. Как тухнет взгляд в предчувствии близкой смерти, как ее безвольное, мертвое тело падает к его ногам. Он не заметил, как когтями оставил на столе пять глубоких царапин. Давно он уже не терял над собой контроль. И причина этого находится рядом — достаточно лишь встать и пройти чуть больше десяти шагов по коридору. Если бы он знал тогда, принимая решение спасти или пощадить, что сейчас перед ним будет стоять совершенно другой выбор.

Девочке что-то угрожает. Он ясно это почувствовал, находясь рядом с ней. А так же ее отчаяние, страх и еще… В ее глазах он заметил то, чего сразу не понял. Безысходность. Теперь, вспомнив ее гневный взгляд, обращенный на него, когда она так бездумно решилась на нападение, он понимал, что в нем была именно безысходность. Что может предпринять существо, которого поставили в безвыходное положение, заставили сомневаться в том, кто тебе дорог? Тирэн резко вскочил, внезапно поняв, что скоро присутствия в замке девушки может решиться сама собой.


Шло время, а я так и не найдя в себе силы встать, погрузилась в сон, так похожий на реальность.

Я была в незнакомом чужом месте, каждой клеточкой своего тела ощущая опасность, плотно сгущающуюся надо мной. Но бежать я не могла, да и не хотела. Я двинулась туда, куда меня влекло, вдоль по коридору, ничего и никого не видя перед собой. Я не видела конца пути, мне неведома была цель, к которой я стремилась. Меня манило что-то близкое и родное, за что я могла бы отдать жизнь…

Я нерешительно замерла перед дверью, внезапно почувствовав, что открой я ее — и пути назад уже не будет. Позади меня ждал плен. Впереди — то, к чему я бессознательно стремилась уже давно: любовь, покой и забвение… Толкнув дверь, я сделала шаг вперед, и застыла, ослепленная ярким светом. Мне потребовалось несколько секунд, чтобы глаза привыкли к нему. Оглядевшись, я поняла, что нахожусь в гигантской зале, наполненной странными емкостями, напоминающими капсулы космических кораблей, особенно активно используемых в фантастических фильмах земных режиссеров. Двигаясь вдоль них, я боялась поднять взгляд, так как догадывалась, что могу там увидеть. Шаг за шагом, приближаясь к цели, я знала — то, что я сейчас увижу, убьет меня, и возможно не только физически.

Газ, наполнявший капсулу, клубился, мешая мне рассмотреть лицо пленника. Но это было не нужно. Я знала, кто это. Знала, едва войдя в зал, чувствуя как больно защемило сердце и омертвела душа. Три года! Целых три года я гнала от себя всякую мысль об этом мужчине, так неожиданно ворвавшемся в мою жизнь и навсегда ее изменившем. Рядом с ним я была живой, любящей и любимой. Он заставил меня почувствовать что-то еще, кроме ненависти и злости к миру. Тот, кого я когда-то любила, тот, кого я, не задумываясь, покинула ради цели, к которой так отчаянно стремилась.

Подойдя, я постаралась вглядеться в такие родные черты, но глаза застилали слезы. Протянув руку, я прикоснулась к капсуле. Внезапно Кайл, вздрогнув, открыл глаза. Его рука, потянувшись к моей, остановилась у преграды, разделявшей нас. Мы смотрели друг на друга, и казалось, это длилось часы. Его глаза были полны муки и боли, и мне хотелось умереть прямо здесь, на этом месте…

Сон закончился резко и внезапно, как будто кто-то нажал клавишу на пульте. И вот, я снова здесь, в своей комнате в замке, в Мире Темной звезды. Поднявшись с кровати, я подошла к окну. Движения были скованными, как будто сон высосал из меня все силы, оставив лишь оболочку, опустошенную и бесполезную. Почти не соображая, что я делаю, я направилась в ванную комнату. Я понимала, что это не совсем то, что нужно, но другого выхода не видела. Разбив зеркало, я подобрала подходящий осколок и поднесла его к запястью.

— Дежа вю, — пробормотала я, проводя лезвием по руке.


Ее кровать была пуста, а в ванной горел свет. Отбросив сомнения, заставившие его на миг замереть возле двери, он резко ее открыл, чтобы застыть от картины, представшей перед глазами. На белых плитах кровью была нарисована пентаграмма. Внутри нее, крепко сжимая в руке осколок стекла, лежала девушка. Мгновение, и Тирэн уже склонялся над ней, пытаясь определить серьезность положения. Поняв, что Нисса жива, Тирэн легко поднял ее на руки и перенес на кровать. Она потеряла много крови, но он мог ее спасти.

Тирэн внимательно следил за тем, как смертельная бледность стала покидать ее лицо, щеки порозовели. К девушке возвращалось сознание, и уже через несколько минут она открыла глаза. Ее растерянный взгляд остановился на лице Тирэна.

— Если ты так хотела меня увидеть, нужно было всего лишь позвать, — съязвил он, всматриваясь в ее глаза. Зрачки были расширены, взгляд отстраненный, как будто то, на что она смотрела, находилось далеко за пределами этой комнаты.

Он не подозревал, что все настолько плохо. Не предполагал, что они смогут навредить ей здесь, в его мире.

— Если окна и двери закрыты — приходится искать другой путь, — ее взгляд стал осмысленным и напряженным. Она с интересом рассматривала Тирэна.

— Ты когда-нибудь был в Тэрранусе? — задала она неожиданный вопрос. Он никак не отреагировал, но ей и не нужна была его реакция. Читать других она больше не могла, значит, придется терпеливо дожидаться ответа.

— Ты интересуешься жизнью Владык? — вкрадчиво поинтересовался Тирэн.

— Скорее, их смертью, — вымученно улыбнулась девушка. Она подалась вперед, и ему ничего не оставалось, как отодвинуться, позволив ей встать.

— Скажи, — продолжала она, — как Владыки наказывают тех, кто пошел против них.

— Тебе зачем?

— Просто ответь! Хорошо! Без сарказма, уверток и лжи. Скажи правду или уходи, и оставь меня в покое!

Эта вспышка ярости слегка озадачила Тирэна, но он ответил спокойно:

— Пожалуйста. Если тебе так это важно. Насколько мне известно, тех, кто нарушил закон или был уличен в предательстве, Владыки карают, поместив виновного в сарон. Это что-то наподобие карцера, только намного меньше. Его заполняют газом, преграждающим доступ к Силе, и оставляют там. Обычно, долго не выдерживает никто, — подытожил Тирэн, — я удовлетворил твой интерес?

— Да, — прошептала девушка, и внезапно крепко сжала его руку.

— Отпусти меня, — попросила она.

— С чего это? — удивился Тирэн.

— Отпусти меня, — повторила она, — клянусь, я не стану тебе мешать, никогда не встану у тебя на дороге, к чему бы ты ни стремился. Ты больше никогда обо мне не услышишь, а я никому о тебе не скажу, — ее голос сорвался.

— Ты еще более сумасшедшая, чем я предполагал, — сказал Тирэн, поднимаясь, — с чего ты взяла, что вообще когда-нибудь вернешься на Землю? Ты останешься здесь. А если опять надумаешь порисовать кровью — не стесняйся! Мне надоело с тобой возиться! — с этими словами он вышел из комнаты.


Я тупо смотрела на пол. Мой ступор не прервали даже вошедшие прибрать в ванной тени. Видимо, они решили, что я окончательно свихнулась, — посетила меня мысль, и тут же затерялась в круговороте эмоций. Мне отсюда не выбраться, это ясно. Без Силы и чьей-либо помощи. Но помогать мне никто не будет, так что придется самой, как всегда… И подумав об этом, я с удивлением поняла, что улыбаюсь.


Земля

Совет закончился только к утру. Уставшая и сонная Катерина была отправлена домой в сопровождении майора, предложившего ей свою помощь. В квартире остались лишь Дрэгон и Вуал, все еще использующий личину Хока. Вынужденные терпеть друг друга временные союзники, мрачно переглядывались. Первым нарушил молчание Владыка:

— Чем ей это грозит?

— Если он не убил ее сразу, возможно станет использовать как заложницу, — признался Вуал.

— Если он затаил зло на Древних, причем здесь Анна? — удивился Дрэгон.

— Ты видимо забыл, враг мой, что Анна, несмотря на узы, связывающие вас, является полноценной Древней, и последней, в ком есть Сила ловчего.

— Продолжай! — поторопил Вуала Дрэгон.

— Он прекрасно знает, что без нее я никогда не смогу снова обрести плоть, — пояснил Вуал.

— И поэтому она оказалась здесь? — поинтересовался Владыка.

— Не только поэтому, — возразил Древний, — Владыки до сих пор не прекратили попытки уничтожить Ниссу. В Лэнге ее пытались убить, используя Барзаи.

— Как ей удалось выжить? — нахмурился Дрэгон.

— Чудом, — Вуал странно улыбнулся, — и помогла ей ваша связь. Увидев удивление на лице Владыки, Вуал пояснил:

— Она воспользовалась Переходом. Неосознанно. Так мы поняли, что она получила твою Силу. Ты знал, что так может произойти?

— В тот момент я об этом не думал, — признался Владыка, — уже после того, как я побывал в сароне и выжил, понял, что меня спасло.

— Как тебе удалось выбраться? — ненавязчиво поинтересовался Вуал, пристально всматриваясь в собеседника.

Дрэгон ответил не менее пристальным взглядом, и, не таясь, пояснил:

— Меня выпустили, маскируя это под побег. Через меня они хотели добраться до Анны.

— И давно ты свободен?

— Достаточно, чтобы понять, чем мое присутствие может ей грозить. Я постарался сделать все, чтобы они не смогли ее найти. Чего не могу сказать о ней, — возмутился Дрэгон.

— Ты прав. Но иначе она не могла. Такова ее сущность. Но ведь именно такой она нам дорога? — предположил Вуал, — иначе тебя бы здесь не было.

Дрэгон промолчал. Поднявшись со своего места, он подошел к окну.

— Расскажи мне о Тирэне, — попросил он, — поясни, почему своего брата ты называешь Владыкой?


— Он был самым старшим из нас, — начал свой рассказ Вуал, — мы принадлежали к древнему благородному роду и в будущем имели все шансы стать во главе Даринии — так назывался наш мир.

— Право наследования получал тот, кто обладал большей Силой, и доказал это другим, — продолжал Вуал. Предки Владыки Валинора были достаточно мудры, чтобы просто так отдать кому-то столь любимую ими власть, поэтому всячески укрепляли Силу своего рода, не останавливаясь ни перед чем. Мы стали практически неуязвимы, продолжительность жизни была неограниченна… Нет, конечно, некоторыми способностями обладали все жители Даринии, и наиболее способных наши предки брали себе в услужение. Наш отец продолжил эту традицию. Так ближайшим Советником отца стал Клайвер, рассудительный и хитрый дариниец, за долгие годы службы нашему роду доказавший свою преданность. Как оказалось, он смог провести даже умного и опасного Владыку. Хотя, как можно судить об этом теперь? — в голосе Вуала послышалась печаль, удивившая Дрэгона.

— Мир был на грани катастрофы, и мы были готовы согласится на любое, даже самое нелепое и гнусное предложение.

— И как я понимаю, оно не заставило себя ждать? — догадался Владыка.

— Верно, — подтвердил Вуал. — Наш отец пытался спасти весь мир, не допуская даже мысли о том, что это невозможно. Мы с Азазотом больше не могли его в этом поддерживать. Даже Тирэн считал подобную идею бредом. Но Владыка верил всей душой, а Тирэн любил отца, и согласился на полнейшее безумие.

— Это был эксперимент — опасный и ненадежный, — продолжал Вуал. — Сначала подопытными стали те, кто не представлял никакой ценности для нас. После, когда стало понятно, что препарат не смертелен, он был введен воинам. А затем — приближенным Владыки и ему самому. У нас не было выбора, мы все его получили, до конца не понимая принципа действия, и чем это нам может грозить. Советник Клайвер же в это время затеял заговор и поднял бунт против Владыки, обвинив его в том, что тот, ничего не делая для спасения мира, пытается отравить всех жителей в стремлении самому с кучкой приближенных воспользоваться единственной возможностью покинуть умирающий мир — Вратами.

— Йог-сотхотхом? — уточнил Дрэгон.

— Тогда он назывался просто Вратами, выглядел совершенно по-другому и требовал много Сил, — пояснил Вуал.

— Что было дальше, — Владыка не заметил, как увлекся рассказом.

— А дальше — мы предали нашего отца, наш мир и поддержали Клайвера. Мы оба уверяли себя, что не хотим лишних жертв, но не могли продолжать лгать себе, видя смерть отца и всех его приближенных. И Азазот, и я поняли, что в тот момент стали отступниками, и пощады нам не будет. Теперь слишком поздно для сожалений и оправданий.

— Советник и его приближенные беспрепятственно покинул Даринию, — продолжал Вуал, опустив голову — убив отца, брата и тысячи тех, кто пытался ему сопротивляться. А мы остались на умирающей планете, зная, что нас ждет участь, гораздо худшая, чем быстрая смерть от руки убийцы. Расчеты оказались неверны, и катастрофа наступила быстрее, чем мы предполагали. Клайвер запечатал Врата, и у нас не было шансов на спасение. Азазот собрал оставшихся в живых, и мы попробовали создать новые Врата, способные увести нас оттуда. Это заняло какое-то время, и тогда произошло то, чего мы так боялись.

— Я не стану рассказывать о том, что мы пережили, когда поняли, что опоздали, и угроза надвигается слишком быстро. Мы все имели несчастье увидеть первый и последний в своей жизни Восход Темной Звезды…

Наступило молчание, которое Дрэгон не спешил прерывать. Он понимал — никому ранее не доводилось слышать подобного. Он мог бы поклясться, что прекрасно знал историю своей расы, своего рода, но теперь… Все, чему он верил, то, что он считал незыблемым начало терять всякую ценность, перед правдой, открытой ему Вуалом. Мог ли он этому верить? Мог и верил. Благодаря новой Силе, он легко различал ложь и правду, и теперь он был уверен — Вуал не лжет. Незачем.

— Но если ты говоришь, что Тирэн был убит в тот день, как… — договорить ему не позволило выражение, появившееся на лице Хока. Вуала. Столько скорби и боли до сих пор он видел, только когда смотрел в глаза Анны.

— Мы все подверглись ее гибельному влиянию. Но не для всех оно стало губительным, — Дрэгону показалось, что голос Вуала дрогнул. — Они восстали. Все, кого мы уничтожили, кого предали и убили, восстали совсем другими, не похожими на тех, кого мы знали до этого. Чуждыми и страшными, с Силой, способной уничтожить любого. Именно таким вернулся Тирэн, — закончил свою исповедь Вуал.

— Вернулся откуда? — не сдержался Владыка.

— Не знаю, — признался Древний, — из небытия, с той стороны… Мы были слишком напуганы, чтобы думать об этом. Воспользовавшись Вратами, мы запечатали их, навсегда лишив возможности Тирэна добраться до нас.

— И все же, ему каким-то образом это удалось, — задумчиво проговорил Владыка.


XIV


Мир Темной Звезды

Я постоянно чувствовала за собой слежку. Не то, чтобы до сих пор я бесконтрольно рыскала в стане врага, но теперь наблюдение стало более явным. Видимо Тирэн таки задолбался со мной возится, и поручил это кому-то другому.

Я же, после неудачной попытки открыть Йог-сотхотх, чуть было не закончившейся моей смертью, старалась не совершать импульсивных действий и быть паинькой. По-прежнему, нечто внутри меня стремилось вырваться отсюда любой ценой, и я полностью поддерживала это стремление, но… Слова Тирэна о том, что я подверглась чьему-то влиянию, не выходили у меня из головы. Если это действительно так, значит выбор у меня небольшой: дождаться, пока ликвидирует эту проблему в моем лице, либо постараться отсюда выбраться любой ценой и добраться до того, кто способен на подобное. И найти Кайла — живого или мертвого. Я должна точно знать, что с ним, иначе это будет мучить меня всю жизнь.

А еще, к моему глубокому удивлению, Тирэн перестал исчезать и практически все время проводил в Замке. Это на некоторое время меня насторожило, но вскоре, махнув рукой, я решила, что это никак не должно мне помешать. Наоборот…

Участились его визиты в мою комнату, и я была вынуждена терпеливо, нацепив на лицо маску полнейшего спокойствия, отвечать на вопросы, поддерживать беседу, и изо всех сил стараться ничем не вызвать подозрений столь гостеприимного хозяина. Совершенно сбитая с толку столь резкой переменой в его поведении, мне оставалось только догадываться, какой новой гадостью мне это грозит? Мысль о том, что это существо старается наладить родственные связи, я отвергла еще в первые дни нашего вынужденного знакомства.

Однажды, ближе к ночи, я вновь была вынуждена созерцать Тирэна, вольготно расположившегося в единственном кресле и ведущего разговоры ни о чем. Он замолчал, что резко вывело меня из состояния задумчивости, и предложил:

— Ты хотела бы увидеть мою библиотеку?

Я немного растерялась столь резким переходом от бесполезной болтовни к действительно чему-то ценному для меня, и с радостью ухватилась за эту идею. До сих пор мне так и не удалось забраться в кабинет хозяина Наримара, и уж тем более осмотреть то, что всегда представляло для меня ценность.

Уже через несколько минут я получила возможность созерцать представшее перед моими глазами сокровище. Библиотека располагалась в отдельном зале, куда можно было попасть лишь из кабинета Тирэна. Увидев невероятное количество книг, Аль-тьер-тонов, я на мгновение забыла, где нахожусь, и кто стоит сейчас рядом. В Лэнге я проводила в библиотеке такое количество времени, что Ньярлатхот не раз выражал неудовольствие и беспокойство по поводу того, что у меня практически ни на что другое не остается времени. И все же, многое я успела изучить. Здесь же… Я открыла рот в безумном восхищении. Здесь, чтобы это сделать не хватило бы жизни. Моей в особенности.

Тирэн с усмешкой наблюдал за моим детским восторгом. Еще бы! Если бы он привел меня сюда раньше, мне бы просто некогда было бояться и мучить голову дурными мыслями.

— Я рад, что смог тебе угодить, — прервал он мое немое восхищение.

— Угодить? — я удивленно обернулась к нему, — немного неудачное слово, учитывая мое положение здесь.

— И каково же оно? — с интересом спросил хозяин.

— Я думаю, вам лучше это знать, — потупилась я. Почему-то сейчас мне не хотелось пререкаться с ним, — к чему весь этот разговор?

— Меньше всего мне хотелось ставить тебя в безвыходное положение, — признался он.

— Наши желания не всегда совпадают с поступками, — заметила я.

— Мне очень жаль, — тихо сказа он, и вышел, оставив одну.

— Мне тоже, — сказала я про себя.

Не знаю, с чем связаны перемены в его отношении ко мне, да это и не важно. Главное — что возможно именно здесь я могу найти что-то, что поможет мне выбраться отсюда. Я еще плохо представляла себе свои действия, если мои мечты осуществятся, и я окажусь на Земле. Без Силы, легкоуязвимая и нуждающаяся в постоянной подпитке. К тому же, я не могла понять, как Тирэн смог спасти меня от Барзаи, ведь в прошлый раз одному Владыке пришлось пожертвовать для этого слишком многим.

Отбросив ненужные страхи и опасения, я с воодушевлением приступила к изучению библиотеки. Первыми, конечно же, я решила просмотреть Аль-тьер-тоны, как самое доступное и понятное для меня. Они пригодились там, где мне недоставало знаний языка и Силы, так как к моему глубочайшему сожалению, большинство книг оказались схожими с фолиантом Майрос, который так мне помог когда-то. Но были и такие, которые привлекли мое внимание странными загадочными изображениями. Натолкнувшись на такой фолиант, я с изумлением уставилась на одну иллюстрацию. Еще точно не решив, как это можно будет использовать, я поспешила тут же перерисовать ее, благо, все письменные принадлежности находились в кабинете неподалеку, а хозяин отсутствовал.

Забыв о времени, я очень удивилась и испугалась, когда, подняв глаза, увидела перед собой Тирэна.

— Однако ты увлеклась, — заметил он.

— Когда я читаю — забываю обо всем, — призналась я.

— Ты здесь почти сутки, — пояснил Тирэн, — скоро тебе необходимо питаться.

Я быстро встала с пола, где до сих пор пребывала, обложенная со всех сторон книгами и Аль-тьер-тонами. В растерянности оглядевшись на беспорядок, устроенный мною в библиотеке, виновато улыбнулась:

— Я все приберу.

— Здесь есть, кому этим заняться, — сказал Тирэн, под руку препровождая меня в свой кабинет.

В его кабинете я была несколько раз, когда приходило время перекусить. Но рассмотреть его подробнее мне не удавалось до сих пор. Но теперь, раз хозяин не против…

Он присел в кресло за столом, а я подошла к затемненному окну. По-прежнему видя перед собою лишь мрак, я не смогла подавить тяжелого вздоха.

— Когда-нибудь увидишь, что находится по ту сторону, — нарушил тишину Тирэн.

— Той ночью вы сказали, что я никогда не вернусь на Землю, что навсегда останусь здесь, — не поворачиваясь, обронила я.

— Сказал, — не стал отрицать Тирэн.

— Почему? — осмелилась я задать давно мучивший меня вопрос.

— Я так решил, — твердо отчеканил Тирэн, — а своих решений я не меняю.

— Вы меня так ненавидите? — растеряно обернулась. Тирэн встал и подошел ко мне.

— От тех, кого ненавидят, спешат избавиться, — заметил он.

— Но тех, кого любят, не лишают всего, что им дорого, — резко возразила я, смотря ему прямо в глаза.

Он усмехнулся, от чего его лицо приобрело устрашающий вид.

— Ты голодна, — заметил он, — погоди, сейчас тебе станет намного легче. Он положил руки мне на плечи и слегка притянул к себе. Его глаза заволокло тьмой. До сих пор, я никогда не смотрела на его лицо, когда он делал это. Черная тень, отделившись от его тела, осторожно проникла в меня, наполняя жизненной силой. Острое чувство насыщения заставило меня прикрыть глаза. Это длилось несколько секунд, показавшихся мне вечностью. Почувствовав, что теперь смогу продержаться еще некоторое время, я с благодарностью и опасением взглянула на Тирэна, который все еще крепко держал меня и отпускать, по-видимому, не собирался. Его глаза неуловимо изменились. Из них ушла тьма, и они вернулись к своему обычному состоянию, вот только их выражение… Мне показалось, что он смотрит на меня, как я, несколькими минутами ранее, смотрела на него: как на источник пропитания. Вот только в отличие от Тирэна, мне ему дать было совершенно нечего. Я постаралась освободиться из его рук, но у меня ничего не вышло. Он подался ко мне, вплотную приблизив свое лицо. На какую-то долю секунды, мне показалось, что он собирается… Дернувшись уже в полную силу, в тот же миг я оказалась свободной. Не желая задерживаться здесь ни на минуту дольше, я выбежала из его кабинета.


Ближайшие два дня я скрывалась в своей комнате, с опасением прислушиваясь к шагам в коридоре. Каждый раз, когда они приближались к моей двери, у меня замирало сердце. Но ничего не происходило, и Тирэн больше не делал попыток меня увидеть. И вообще, единственным живым существом, периодически наведывающемся ко мне стала Лис — горничная, которую приставил Тирэн. Сначала она шарахалась от моих неловких попыток заговорить с ней, но потом, видя в каком состоянии я пребываю в последнее время, охотно пошла на сближение. Я по-прежнему могла видеть лишь ее темное очертание, но разговаривать хотя бы с одним существом, которого можно не опасаться, было для меня слишком важно. Я узнала, что ее семья многие годы работает на Владыку Тирэна. Однако! — отметила я про себя, — что-то в последнее время в моей жизни слишком много Владык. После Обращения, которому подверглась часть жителей их мира, и разрушений, что принесла Темная Звезда, им пришлось строить мир заново. И все, кто выжил, а таких было не много, примкнули к тому, кто был способен объединить жалкие горстки тех, кто раньше гордо именовались великой расой.

— Ты говорила об "обращении"? — уточнила я, — что это значит?

Но видимо, мой вопрос напугал девушку. Скорее всего она поняла, что наговорила много лишнего, и поспешила ретироваться из моей комнаты. Так я снова осталась одна.


Он снова появился ближе к ночи, когда в замке стала стихать бурная деятельность, и я начала было уже расслабляться. Тирэн вошел внезапно, напугав при этом Лис, и приведя в панику меня. Девушка поспешила тут же удалится, и я была вынуждена остаться с ним наедине. Между нами повисло неловкое молчание. Неловкое с моей стороны, так как Тирэн, похоже, никакого смущения не испытывал, пристально наблюдая за мной.

— Ты хотела увидеть наш мир, — его голос, разорвавший тишину, заставил меня вздрогнуть, — думаю, время пришло, — сказал он, протягивая мне руку.

Я, стараясь не выказывать страха, вложила свою руку в его, и мы двинулись вдоль коридора — к лестнице, ведущей на крышу. Помня запрет покидать пределы замка, я невольно задержалась у ее подножия:

— Не бойся, — мягко, но настойчиво Тирэн подтолкнул меня вперед, — со мной ты в безопасности.

До крыши оставалось всего несколько ступеней, когда Тирэн, остановившись, притянул меня к себе:

— Доверься мне, — шепнул он, и я снова почувствовала, как его сила окутывает меня сверху донизу, будто плотным саваном. Окружающие предметы потеряли четкость и стали расплываться. Я поняла, что нахожусь в коконе его Силы, и вероятно, выгляжу сейчас так же, как жители замка: темной расплывчатой тенью.

Через минуту мы были на крыше. Тирэн крепко прижимал меня к себе, защищая от пока неизвестной мне опасности. После стольких дней, проведенных мною в замке, оказавшись так высоко над землей, я почувствовала сильное головокружение. Наконец, я подняла глаза и огляделась вокруг. Замок находился среди скал, излучающих необычный пурпурный цвет. Темно-бордовое небо было испещрено миллиардами звезд. Небесное светило, схожее по размеру с нашей Луной тускло освещало крышу и стены замка.

— Там, за скалой, раскинулся наш город, — тихий шепот Тирэна раздался прямо у моего уха, — как жаль, что ты не можешь его увидеть. Пока.

— Значит ли это, что я останусь здесь до самой смерти? — я не смогла подавить охватившую меня дрожь.

— На всю жизнь, — твердо сказал Тирэн, заставив мое сердце замереть. — Смотри, — обратил он мое внимание на небо, — теперь ты можешь это видеть!

— Что? — удивилась я, — закат?

— Нет, — возразил Тирэн, — восход. Восход Темной Звезды.

Небо всколыхнулось, или мне это только показалось? Возможно, дело было в саване, защищавшем меня от этого мира. На несколько минут меня оглушила странная неестественная тишина. Хотя разве могла я знать, что естественно для этого мира? Яркая вспышка, будто молнией прорезав небо пополам, тут же исчезла, оставляя после себя рассеянную дымку. Постепенно, сквозь дымку стала проступать темная сияющая масса. Я поразилась абсурдности того, что я видела: разве тьма может сиять? Оказывается, может. Это было жуткое и одновременно захватывающее зрелище. Тень, отбрасываемая Темной Звездой коснувшись вершин скал, стала медленно приближаться к нам. Я невольно отшатнулась, оказавшись в плотном кольце рук Тирэна:

— Не бойся, — так же шепотом повторил он.

От страха я почти вжалась в него, мне хотелось бежать, и в то же время, я не могла сделать ни шагу, завороженная тем, что я видела. Тень неторопливо поглотила нас и через несколько минут мы погрузились во мрак. На небе не было видно ни одной звезды.

Очнувшись от оцепенения, я повернулась лицом к Тирэну:

— Теперь ты знаешь, как наступает рассвет на Даринии, — шепнул он. — Наша звезда дает нам Силу и энергию жить. Она спасла нас тысячелетия назад. Она не будет против озарить тебя своим сиянием.

— Никогда! — я сделала попытку вырваться, но теперь это было невозможно. Он крепко держал меня, голос стал громче и настойчивей.

— Мой мир может стать твоим. Пришло время выбирать!

— А иначе что? — зло спросила я.

— Иначе — ты умрешь, — твердо сказал Тирэн.


XV


Мир Темной Звезды

Мы снова были в его кабинете. Тирэн сидел за столом, выжидательно глядя на меня. Он ждал, а я… Я раздумывала над предоставленным мне выбором. Ну вот! Судьба опять проявила ко мне милость — мне снова дали выбор: между смертью и… смертью. А как еще можно назвать то, что меня ожидало в этом мире? Впрочем, смерть, как таковая, меня уже давно не пугала, вот только, если бы мне пришлось выбирать, я бы предпочла умереть в своем мире, ну или хотя бы в Тэрранусе. Так и вижу это перед глазами: мои руки сжимаются на шее пока неизвестного мне врага, он медленно затихает, и я с лихорадочным удовольствием наблюдаю, как из него уходит жизнь. А после — хоть Барзаи, хоть еще какая-то неизвестная хрень — мне все равно. Меня то уже не будет.

Я не заметила, откуда в моем мировоззрении взялась эта странная уверенность — что после смерти меня ждет покой. Ни ад, ни тем более рай, а просто покой. Нет, конечно, ад у меня был — свой собственный, и, по-моему, именно сейчас я шагнула на еще одну ступень, приблизившую меня к нему.

— Я знаю, как тебе сейчас тяжело, — произнес Тирэн, — но по-другому быть не может. Либо ты становишься одной из нас, либо…

— Прекрасно! — резко бросила я, — в таком случае, я отказываюсь от вашего столь щедрого предложения.

Казалось, Тирэн не был удивлен моим отказом. Напротив, он его ждал.

— Ты боишься того, чего не понимаешь, но со временем смиришься. По крайней мере, у тебя есть выбор, — в глазах Тирэна промелькнула темная тень, — у нас его не было.

— Знаете, — начала я, — однажды очень давно, кажется в прошлой жизни, один человек, точнее, не совсем человек, стоя у обрыва, сделал мне подобное предложение. Это плохо закончилось.

— Для кого? — уточнил Тирэн.

— Для нас обоих, — ответила я, — хотя я так и не узнала, что с ним потом произошло.

— Это его кольцо ты носишь? — невзначай поинтересовался хозяин.

— Верно, — с усмешкой призналась я, — но к чему этот вопрос?

— Владыки, похоже, переняли кое-какие традиции старого мира, — пояснил Тирэн, — а это значит, что некто разделил с тобой Силу. Это был расчет с твоей стороны?

— Скорее, отсутствие выбора, так часто преследующее меня в последнее время.

— Я могу освободить тебя от нежеланной связи, — внезапно предложил Тирэн, заставив на миг задуматься о смысле, который он вкладывал в понятие «освободить».

— К чему? — удивилась я, — сбылась тайная девичья мечта — муж слепоглухонемой, капитан дальнего плавания. В моем случае, еще и пропавший без вести.

— Мне не понятен твой юмор, — признался Тирэн.

— Ничего удивительного. Мы продукты разных эпох и цивилизаций. Хотя и в других местах у меня с этим были проблемы. Мне не нужен рядом некто, кого могут из-за меня убить. Я хочу отвечать только за себя.

— Странное мировоззрение, учитывая обстоятельства.

— Какие?

— Независимо от твоего желания, ты крепко связана с этим Владыкой. Если ты умрешь, погибнет и он, — пояснил Тирэн.

— Не правда! — возразила я, — их нарины живут гораздо меньше своих мужей, и никто из Владык от этого не умер!

— Пока никто, — лицо Тирэна снова исказилось в пугающей улыбке, — во время нашей первой встречи ты воспользовалась Переходом, а это предполагает более глубокую связь, чем обычный брак. Как это произошло?

— Я была ранена Барзаи, он спас мне жизнь, — хмуро призналась я, начиная верить Тирэну.

— В таком случае, я прав. Ваши жизни связаны. Лишь разорвав эту связь, ты спасешь его. Бедная девочка! — «посочувствовал» Тирэн.

— Вы убили меня! Стало быть, Дрэгон уже мертв? — отчего-то эта мысль вызвала в душе странную боль. Еще одна бессмысленная жертва!

— Ты была мертва слишком недолго, а он, как я думаю, обладает достаточной Силой. Но без сомнения, он почувствовал опасность, грозящую тебе.

В этот момент я поняла две вещи: как же я ненавижу подонка, который сейчас сидит напротив, и… Владыка Дрэгон становился для меня меньшим злом. Забылись все старые обиды, память услужливо напомнила, что я и моя семья живы лишь благодаря нему. Нет, конечно, я была далека от того, чтобы немедленно воспылать к нему страстной любовью, но все же…

— Зачем это нужно вам? — на последнее слово я сделала особое ударение, — вы подробно расписали, что будет, если я умру, отказавшись от вашего любезного предложения. Но что нужно от меня вам лично? Во мне кровь Вуала. Причина в ней?

— Тебе во всем нужно видеть причину и чью-то выгоду? Так ведь? — поинтересовался Тирэн.

— Просто я хочу знать, во что опять вляпалась, — зло выпалила я.

— Я дал тебе выбор… — начал Тирэн.

— Иллюзию выбора, — перебила я его, — в любом случае, я умру, или никогда не смогу вернуться домой. Знаю, не большая утрата для Земли, чего не скажешь о моих родных.

— Ты все равно не сможешь к ним вернуться, — возразил Тирэн, — слишком мало в тебе осталось от человека. А то, что осталось не сможет сдержать твоей истинной натуры. Ты Ловчий, пусть на время лишенный Силы, но это ничего не меняет. Наша кровь в тебе слишком сильна, чтобы ты могла довольствоваться ничтожной человеческой судьбой.

— Но я ею успешно довольствовалась, и, не зная вас, могла бы продолжать это делать и впредь, — взорвалась я. Это существо вконец вывело меня из себя. Можно еще понять его ненависть к Владыкам и Древним, но чем ему помешали люда?

— Они лишь игрушки в руках Судьбы, — словно угадав мои мысли, сказал Тирэн.

— Мы все игрушки в ее руках, — мрачно заметила я, и вдруг оживилась, — вы сказали: "временно лишенная Силы"? Значит ли это, что я смогу ее вернуть?

— Как только станешь одной из нас, — подтвердил Тирэн.

— Вот так просто! Стать одной из вас и сразу все вернется на свои места? И я смогу делать что хочу? — вопросы выскакивали из меня раньше, чем разум успевал их контролировать.

— Не просто, — возразил Тирэн, — я прекрасно понимаю, что под давлением обстоятельств ты пойдешь на что угодно, чтобы выбраться отсюда. После обращения между нами возникнет связь, позволяющая мне тебя контролировать.

— Что за связь? — осторожно спросила я.

— Наподобие той, что соединяет тебя и Дрэгона.

— Да лучше смерть!!! — отшатнулась я от Тирэна, с интересом наблюдавшего за моей реакцией.

— Одно другому не помешает, — согласился он, — я изучил тебя достаточно, чтобы понять: тебе плевать на собственную жизнь, а вот для тех, кто тебе дорог, ты готова пожертвовать многим. На этом сыграл Азазот, но проиграл. У тебя есть одна слабость — ты не можешь допустить, чтобы кто-то страдал по твоей вине. Отсюда твое стремление к одиночеству и боязнь испытывать привязанность.

— Вы не можете меня шантажировать! — почти прошипела я.

— Почему нет? — на обезображенном лице Тирэна отчетливо виднелось удовлетворение, — поначалу я действительно опасался, что твой Владыка тебе безразличен, и уже было решил прибегнуть к другим средствам убеждения. Но раз он спас тебя… Не сможешь ты спокойно жить, зная, чем ему грозит твой отказ.

Я чувствовала, как мое лицо превращается в застывшую маску. Внутри похолодело, пальцы неприятно подрагивали и мне пришлось приложить усилия, чтобы подавить нервный тик. Как же я хотела сейчас наброситься на Тирэна и разорвать его на части! Но, помня свой прошлый опыт и его физическую силу, быстро подавила в себе безумный порыв. Не сейчас, когда я взбешена и растеряна. Возможно, я еще смогу выбраться из этого переплета, возможно, мне удастся обмануть его…

— Почему? — понимая, что повторяюсь, все же спросила я.

— Существо с такой силой до сих пор не понимает, что стала вожделенной целью для любого, кто хочет выиграть? — иронично заметил Тирэн, вставая со своего места, и подходя ближе. Став за моей спиной и положа обе руки на спинку стула, он, склонившись ко мне, продолжил:

— Неужели ты все еще думаешь, что Владыки ищут тебя, чтобы убить?

— Других вариантов я не вижу, — отрезала я замерев.

— Какой же ты еще ребенок! — его пальцы медленно спустились на мои плечи, ласково перебирая распущенные волосы. Подавив отчаянный порыв вырваться, я все так же сидела, не шевелясь, загнав в себя все чувства, что в тот момент испытывала к нему.

— Ты нужна Клайверу, чтобы уничтожить Древних — доказательство его предательства. Он никогда не сможет добраться до меня, но Древние для него становятся угрозой. Все больше вопросов задают Старейшины о давних событиях. Его власть пошатнулась и помочь ему сможешь лишь ты. Но он не так добр, как я, и выбора тебе он не даст.

Тирэн, до этого перебиравший мои волосы, вдруг схватил прядь и потянул за нее, заставив смотреть на него. Наши глаза встретились:

— Ты согласишься! К чему оттягивать неизбежное! — уверенно заявил он.

Я была с ним полностью согласна: соглашусь. Так как не позволю Дрэгону, пусть и нелюбимому мною, умереть. К тому же, мне совершенно не хотелось узнавать у Тирэна о других средствах убеждения, которые он упомянул. Я и так о них догадывалась. Тирэн без труда вышел на Организацию, которая вела за мной слежку, значит, ему может быть известно все, что я отчаянно старалась скрыть.

— Не волнуйся, — догадавшись о моих сомнениях, продолжал он, — Клайвер никогда не узнает твоих секретов. Все, что он мог получить — попало ко мне.

— Разве обязательна между нами подобная связь? — мой голос слегка дрогнул, но я по прежнему не сводила с Тирэна взгляд.

— Жизненно необходима! — твердо ответил он мимолетно улыбнувшись.

— Неужели вы не могли выбрать кого-то другого?

— Мне нужна ты. Впрочем, как и Клайверу. И Вуалу. Вот только мне повезло гораздо больше, — он почти вплотную склонился ко мне.

— Как на счет нашего родства? — схватилась я за соломинку, — если не ошибаюсь — вы мой прапрапрадядя?

— Там столько «пра», что говорить об этом не стоит, — возразил Тирэн, — к тому же, наша кровь от этого станет только сильнее. Ты не знаешь, как предки нашего отца добились подобной Силы?

— Это извращение! Инцест! Вы ненормальный! — попытавшись вскочить, я была тут же пригвождена к стулу.

— Если ты умрешь сейчас — твой Владыка последует за тобой. Более того! Если ты помнишь, в отличие от Владык, я прекрасно знаю все, что тебе удавалось скрывать все это время. Твой дом, родные, друзья. Ты умрешь с чистой совестью, зная, что их ждет мучительная смерть?

Ага! Вот и другие средства воздействия! — возникла непрошенная мысль. Будем сдаваться, или ждать у моря погоды?

— Я могу подумать? — робко поинтересовалась я.

— Нет! — резко возразил Тирэн, — к чему? Неужели ты надеешься избежать своей участи?

— Да, надеюсь, — призналась я, — неужели вы бы сдались на моем месте?

— Но я не на твоем месте, — со смешком возразил Тирэн. Он, наконец, отпустил мои волосы, и, обойдя стул, наклонился ко мне.

— Или ты надеешься вот на это? — в его руках появился клочок бумаги, с копией изображения, найденного в старом фолианте.

— У тебя неплохо получилось, и при других обстоятельствах, возможно, тебе удалось бы сбежать, — на моих глазах бумага превратилась в пепел, — если бы ты смогла пустить мне кровь и открыть запечатанные Врата. Вот видишь? Столько «если»! Но я уважаю твое стремление к свободе, и готов забыть эту глупость.

Я отвернулась от него, глядя в темное окно. Не слишком долго, чтобы не разозлить этого гада, но достаточно, чтобы он смог прочитать на моем лице борьбу с собой, горечь от поражения и смирение перед силой более опытного противника. Да уж! Куда мне, не прожившей и тридцать земных лет тягаться с тем, кто старше меня в тысячу раз? Повернувшись и встретившись с ним взглядом, я сказала.

— Я согласна!

— Я знаю, — улыбнулся Тирэн, поднимая меня со стула, — твой Владыка просто дурак, раз позволил тебе сбежать. Я подобной ошибки не совершу!

Он с силой прижал меня к себе, впившись в мои губы поцелуем. Не знаю, сколько это продолжалось, но когда он меня отпустил, я уже не могла сдержать слез. Отвернувшись от своего мучителя, мелькнула лишь одна мысль: неужели на этот раз мне не выпутаться?


Лэнг

— Ты можешь погибнуть, даже не добравшись до нее, — Вуал, все еще в образе Хока, стоял рядом с Владыкой Дрэгоном перед Йог-сотхотхом. На мрачном сером небе Лэнга застыли тучи, делая окружающий мир странным и нереальным.

— Ты уже говорил это, — возразил Владыка, — я принял решение и не вернусь без нее.

— Ты вообще не вернешься, если не будешь осторожен, — предупредил Вуал, — это страшный и смертоносный мир. Любой, кто попадет туда, в ту же секунду будет мертв. Тебя смогут защитить только ваша связь и моя Сила. Но помни: как только взойдет Звезда, всей моей силы не хватит, чтобы сохранить тебе жизнь.

— Я помню! — нетерпеливо отмахнулся Дрэгон, и шагнул в сияющий круг.


Мир Темной Звезды

Я настояла, чтобы это произошло в моей комнате. Сначала, Тирэн должен разорвать мою связь с Дрэгоном, после он вернет мне то, что забрал — мою Силу, скрепит нашу связь кровью, а затем… В общем, я рассчитывала прервать эту цепочку на втором пункте и исчезнуть до того, как он всерьез решит воспользоваться своими правами на меня. Хотя с моей стороны надеяться продинамить подобное существо было весьма самоуверенно и глупо.

Он стоял, почти вплотную прижавшись ко мне. Его Сила мягко, но настойчиво проникла в меня. Почувствовав резкую боль внутри, я удивленно взглянула на Тирэна.

— Потерпи! До сих пор никто не пытался разорвать связь между Владыкой и его нариной. Будет больно.

Согнувшись пополам, я медленно опустилась на пол. Казалось, что мое тело разрывают на части. Боль казалась бесконечной, я умирала. Несколько минут я бессильно пыталась вдохнуть хотя бы немного воздуха, и когда это, наконец, получилось, я ощутила себя живой и почти здоровой.

Все время пока я корчилась от боли, Тирэн находился рядом, почти держа меня на руках, что раздражало гораздо больше, чем помогало. Наконец, обессилено выдохнув, я замерла, боясь пошевелиться лишний раз. По телу разливались мучительные спазмы, переходящие в тупую боль. Кажется, мне становится легче, по сравнению…

— Боюсь, ты больше не выдержишь, — Тирэн коснулся пальцами моей щеки, — теперь все будет хорошо.

Отчего-то я не разделяла его оптимизм. Поднеся руку к лицу, я могла убедиться, что кольцо все еще находится на моем пальце, и не собирается его покидать.

— Со временем мы от него избавимся, — «успокоил» меня Тирэн.

— Ну, ты всегда можешь отрезать мне палец, — предложила я, измученно усмехнувшись.

— Могу, — серьезно сказал Тирэн, отчего я пожалела о своем длинном языке.


Черная кровь бежала по его ладони, капая на ковер. Перехватив мою руку, он сделал глубокий надрез на запястье и соединил наши руки. Я почувствовала, как меня касается Сила, странная и не знакомая. Чужая Сила, не моя. Вскрикнув, я попыталась вырваться из его захвата, но безуспешно. Крепко меня удерживая, он шепнул:

— Я делюсь с тобой своей кровью, своей Силой, своей жизнью. Никто и ничто не в силах изменить этого. Мой Мир — твой Мир. Твоя боль — моя боль. Твоя жизнь принадлежит мне.

— Перестань! — не выдержала я, — прекрати! Я не хочу! Отпусти меня!

Тьма наполнила его глаза и мне показалось, что мир вокруг меня взорвался миллиардом огней. Я практически потеряла способность видеть, только чувствовала, его Силу, вливающуюся в меня, и страх, который готов был поглотить целиком. Продравшись сквозь дебри ужаса, поняла, что если я хочу освободиться, то действовать нужно сейчас.

Почувствовав поцелуй на своих губах, я вытащила из кармана свою последнюю надежду — ампулу с жидким Барзаи, реквизированную еще в лесу. В тот момент мне было все равно, если вместе с ним погибну и я. Мне вообще стало все равно… Но тут же была остановлена моим… черт, язык даже не поворачивается это сказать!

— Не думала же ты, что я настолько глуп? — зло поинтересовался Тирэн, отбрасывая меня на ковер. Ампула разбилась о стену, запачкав пол… Опустившись рядом со мной, он усмехнулся.

— Что за детство? И ты думала, что я не догадаюсь о твоих планах? Захотела со мной расправиться?

— Надеялась!

— У тебя не хватит Силы! — возразил Тирэн.

— Возможно! Но я хотя бы попытаюсь, — решив больше не строить из себя беспомощную жертву, я резко ударила его в лицо. Он уклонился, тут же вскочив на ноги, но я уже наносила ему следующий удар, который он успешно парировал. Что же, он решил избрать тактику защиты, тем лучше для меня. Пусть я не была сейчас способна сжечь его дотла, но, по крайней мере, наука Ньярлатхота не прошла для меня даром. Я действовала собранно, жестко нанося удары, иногда даже попадая в цель. Через несколько минут в меня закрались сомнения по поводу эффективности подобной тактики. Я стала уставать, а он лишь уклонялся, иногда парируя или блокируя удары. Его лицо было спокойно, уголки губ скривились в усмешке. В этот момент я поняла, что со мной просто играют, причем, видимо, получают от этого удовольствие. Наконец, видимо решив, что уже хватит, Тирэн, молниеносно бросившись ко мне и схватив за плечи, толкнул назад.

— Вот и все, девочка. Игры закончились, — врезавшись спиной в стену, я почувствовала, что могу двигаться, тут же метя кулаком ему в челюсть.

— Я сказал — довольно! Поигрались и хватит! — его рука перехватила мою, и вот уже обе мои руки прижаты к стене над головой.

— Время пришло, — твердо сказал он. Мгновение, и я ощутила резкую боль в груди. Расширившимися от ужаса глазами, я удивленно смотрела, как ладонь Тирэна все еще сжимает рукоять длинного кинжала, по которому струится кровь. Моя кровь.


Он вынырнул внезапно, среди высоких скал. Как и предупреждал Вуал, распечатать Врата было довольно сложно, но к счастью на это Дрэгону хватило Силы. Выйдя из светящегося круга, он осмотрелся. Это было странное, мрачноватое место, едва тронутое красноватым светом ночного светила. Вуал говорил, что Звезда восходит лишь днем, сменяя ночь, убивая все, что не принадлежит этому миру. Дрэгон не принадлежал, стало быть, ему нужно поторопиться, чтобы найти Анну и успеть выбраться отсюда. С первых секунд, попав сюда, он слабо ощущал ее присутствие. Подавив внезапно возникшую радость от мысли, что она жива, Дрэгон двинулся вперед, туда, где, как он предполагал, ее удерживают.

Ему казалось, что дорога занимает часы, но на самом деле он пробыл в этом месте несколько минут. Стараясь отогнать подкрадывающийся страх, он приближался к замку. Дрэгон знал, что она там, он почти ощущал биение ее сердца, ее страх и неуверенность. Ему оставалось несколько лир до цели, когда его скрутила жесткая боль. Дрэгон едва смог удержаться на ногах, но боль не отпускала, разливаясь по телу резкими толчками. Он прекрасно понимал, что теряет драгоценное время, и медленно двинулся дальше. Шаг, еще шаг, спазм, и несколько секунд вынужденного отдыха. Он боялся предположить, что могло вызвать подобный приступ, но знал, что это каким-то образом связано с Анной. Уже почти ничего не видя от боли, он понял, что достиг цели. Замок внезапно вырос перед ним, едва он обогнул каменный выступ. Он был огромен и чем-то напоминал резиденцию Владыки Клайвера в Тэрранусе. Что не удивительно, отметил про себя Дрэгон.

Почти перестав чувствовать Анну, он уверенно направился вперед.


Резкий ветер трепал ее волосы. Прекрасно понимая, что сейчас она ничего не чувствует, Тирэн все же крепче прижал девушку к себе. Он ждал Восхода, и то, что он ему принесет. Им обоим. Совсем скоро эта девочка станет частью его судьбы. До обращения остались считанные минуты, и уже ничто не сможет это остановить. Он удовлетворенно улыбнулся. Столько лет одиночества, и наконец-то он встретил того, с кем может разделить Вечность. Разумеется, поначалу будет не просто, учитывая сложный характер его Ниссы, но это только прибавит остроты их отношениям. Скоро будет разорвана ее связь с прошлым и для них начнется совсем другая жизнь.


Звук борьбы заставил Тирэна отвлечься от собственных мыслей и вернуться к реальности. Кто-то старался прорваться через охрану, и, похоже, ему это удается. Тирэн осторожно опустил девушку на плиты, и выжидательно повернулся к двери. В проеме появился высокий темноволосый мужчина, со зверским выражением лица, крепко сжимающий запачканный черной кровью меч. Окинув беглым взглядом открывшуюся его глазам сцену, он зарычал от гнева и ярости.

— Убийца! — рванувшись в сторону Тирэна, Дрэгон нанес рубящий удар. Противник отскочив, выпустил Силу. Тень, отделившись от тела Тирэна, поползла к его врагу. Дрэгон, откинув бесполезный меч, постарался ее задержать. Некоторое время ему это удавалось, но, внезапно, сосредоточившись, он потянулся и впустил ее в себя. Сила Ловчего, разделенная с его нариной, поглотила враждебную Тень.

— Не может быть! — скорее иронично, чем удивленно протянул Тирэн, — ты все еще связан с ней!

— Тебе этого не изменить, скотина! — Сила Дрэгона вырвавшись, ударила в противника. Тирэн испытал несколько неприятных мгновений, но уже вскоре отбросил ее прочь.

— Скоро она станет моей, — уверено заявил Тирэн, улыбаясь, обходя Дрэгона, — и если ты все еще хочешь видеть ее живой, тебе лучше убраться, пока я не разозлился.

— Сначала тебе придется меня убить, — возразил Дрэгон, посылая во врага сгусток огня.

— Мне бы не хотелось нарушать обещание, данное Ниссе, — признался противник, — но если ты настаиваешь…


Внезапно свет померк, и небо прорезала яркая молния. Как только глаза снова обрели способность видеть, Дрэгон стал различать темную массу, поглощающую часть неба, скалы и приближающуюся к замку. Коснувшись крыши, тень Темной Звезды, стала медленно приближаться к неподвижно лежащей девушке.

— Нет! — крикнул Дрэгон, кинувшись к ней, но был отброшен Тирэном.

— Ты ничего не сможешь сделать! Теперь она моя!

— Это ее убьет! — Дрэгон ударил Тирэна, но не смог причинить ему ощутимого вреда. Силы Владыки, высасываемые враждебной звездой, неумолимо таяли на глазах. Он понял, что совсем скоро он не сможет сопротивляться врагу и умрет, так и не успев спасти свою жену.

— Дурак! — крикнул Тирэн, — она уже мертва!

В очередной раз, отбросив Дрэгона, Тирэн силой заставил его оставаться лежащим на плитах. С ужасом Дрэгон увидел, как тень коснулась волос девушки, и медленно поползла по ее телу. В следующую минуту, окутанное тьмой мертвое тело дрогнуло. Глаза Анны широко открылись, из горла вырвался вопль ужаса и боли. От ее крика, сердце Дрэгона сжалось. Собрав остатки сил, Дрэгон, рванувшись, буквально выхватил ее из-под смертельных лучей. Обессилено падая на камни, сжимая Анну в руках, он, сквозь заливающую кровь глаза, увидел яркое сияние появившегося на крыше Йог-сотхотха.


XVI


Лэнг

Тьма! Она везде! Я иду сквозь нее, дышу ею. Она плотно окутывает мое тело и разливается внутри. Я боюсь ее, но не могу сопротивляться. Ведь она — часть меня.

Слышу чей-то крик, но не сразу понимаю, что кричу сама. Меня кто-то крепко держит, слышны голоса, но слов не разобрать. Они хотят меня остановить, не понимая, что это невозможно, тьму нельзя остановить. Никогда.

Внезапно, сквозь закрытые веки проникает свет, врываясь в сознание, и голос, тихий, успокаивающий… Что-то ускользает от меня, что-то чуждое, но важное. Без этого я чувствую себя одинокой и незавершенной…


Я медленно приходила в себя. Болело все тело и очень хотелось пить. Открыв глаза, поняла, что нахожусь совершенно одна в темноте. Попыталась вспомнить, как я здесь оказалась — и не смогла. С удивлением и ужасом я начала понимать, что совершенно не помню, кто я, и как сюда попала. И, главное, где это место, куда я попала?

Мне составило больших трудов сразу встать с кровати, не упав при этом на пол, и уже через минуту я стояла на подкашивающихся ногах, растерянно пытаясь сообразить, что же делать дальше. Вдруг открылась дверь, впустив в комнату чересчур яркий для меня свет. Резко отшатнувшись от него, я снова упала на кровать.

— Очнулась! — тихий голос. Мне он знаком! Вот только не помню откуда.

— Что со мной? — все еще отворачиваясь от света, спросила я у вошедшего.

— Ты не помнишь? — в голове послышались взволнованные нотки. Обладательница голоса поспешила ко мне и присела рядом.

— Не помню.

Девушка несколько секунд тревожно всматривалась в мое лицо, а потом неловко улыбнулась. Почему-то эта улыбка меня удивила.

— Ничего страшного, — успокаивающе сказала девушка. Мне или себе, не знаю, — теперь все будет хорошо.

— Кто ты?

— Я — Нами, — представилась девушка.

— А кто я?

— А ты… — Нами замялась, — здесь мы зовем тебя Ниссой, Темной Звездой. Но у тебя много имен.

При упоминании Темной Звезды по моему телу пробежал холодок, на душе стало тревожно.

— Темная Звезда, — повторила я, — почему мое имя вызывает у меня страх?

— Не твое имя, — возразила Нами, — она встала и протянула мне руку, — пойдем, приведем тебя в порядок. Между нами, девочками, ты выглядишь неважно. Скоро ты все вспомнишь, я уверена. А пока, незачем себя мучить.

Нами проводила меня в соседнюю комнату, где располагалось что-то вроде ванной комнаты. Пол был выложен широкими каменными плитами, стены также из камня, а в середине комнаты находился бассейн, наполненный прозрачной водой. Странно, но эта комната напомнила мне скорее естественный грот, чем что-то рукотворное.

— Это наша купальня. Ты любезно предложила делить ее со мной, пока я живу в этом замке.

Нами быстро освободила меня от одежды и помогла погрузиться в теплую воду. Боже! Как приятно! Давно я не чувствовала такого покоя и умиротворения. Наверное… Несколько минут я просто лежала с закрытыми глазами, отрешившись от всего мира. Из нирваны меня вывел смех Нами, которая, войдя в воду, устроилась напротив меня.

— Я рада, что ты вернулась, мне тебя не хватало, — призналась она, выливая в воду какую-то шипучую дрянь, тут же ставшую пеной.

— И долго меня не было? — я попыталась восстановить в памяти хоть что-нибудь.

— Несколько месяцев, по твоим меркам, — уклончиво ответила Нами.

— Что это значит?

— Поймешь, потом. Все потом, — Нами резво вскочила на ноги и потянулась к лежащим полотенцам. Я невольно задержала взгляд на ее спине.

— О! Ты вспомнила? — обрадовалась девушка, заметив мой взгляд, и увидев непонимающее выражение моего лица, пояснила, — мы сделали их одновременно, в тот день, когда ты убила своего первого кугаруда и мы опьянели от его крови. Говорила, что так сейчас модно в твоем мире.

К концу ее пояснения я поняла только две вещи — я откуда-то издалека, и похоже у меня на спине здоровенная татуировка с…

— Они одинаковые? — испугалась я.

— Нет, — улыбнулась Нами.

— Слава Богу! — прошептала я, отводя взгляд от изображения трехглавого Змея Горыныча. Ура! Вспомнила! Черт, вспомнила.

— Привет Нами, я вернулась, — я вылезла из бассейна и обернулась полотенцем, — надеюсь, ничего важного не пропустила?

— Нет, что ты! Все обыденно: насилие, смерть, заговоры.

— Тогда точно все в порядке. Где Ньярлатхот?

— Ждет тебя в зале. Он переживал, — добавила Нами, протягивая мне какую-то черную хламиду с поясом. С удивлением убедившись, что сидит она на мне идеально, я скрутила мокрые волосы в узел и предложила:

— Тогда веди меня к нему.


Старый добрый Ньярлатхот! Как же я по тебе скучала, — это была первая мысль, посетившая мою голову, когда я увидела моего наставника, сидевшего в своем любимом кресле, терпеливо ожидающего меня.

— Добро пожаловать домой, Нисса, — приветствовал он меня, спешно покидая кресло и подходя ко мне. Я сделала шаг навстречу и крепко его обняла.

— Как я здесь оказалась? — задала я мучивший меня вопрос.

— Ты не помнишь? — на несколько минут в зале воцарилось молчание. Краем глаза я заметила, что Нами нас покидает.

— Я помню, как некий Тирэн, старший брат Вуала, и кажется теперь мой… даже не знаю как сказать, всадил мне нож в сердце. В буквальном смысле этого слова. И вместо того, чтобы, наконец, покоится с миром, я просыпаюсь здесь.

— Ты не помнишь Обращения?

— Еще полчаса назад я не помнила, кто такая Нами, — призналась я.

— Что ж, этого следовало ждать, — Ньярлатхот, слегка приобняв меня за плечи, спросил:

— Ты чувствуешь в себе какие-нибудь перемены?

— Меня морозит, мне хреново, болит все тело, а в остальном, я в порядке

— Странно!

— А ты боялся, что, проснувшись, я, начну крошить вас всех в капусту? — прямо спросила я.

— У меня были кое-какие сомнения на этот счет, — признался наставник.

— С другой стороны, — продолжала я, — у меня еще все впереди. Кто меня спас?

Я удивленно наблюдала, как Ньярлатхот замялся. Видеть неуверенность на всегда каменном лице моего наставника было непривычно.

— Ваша связь практически оборвалась, но он чудом выжил…

— Кто? — нетерпеливо перебила я.

— Владыка Дрэгон. Когда Вуал перенес вас сюда, вы оба выглядели трупами. Мы не знали, что делать. Вуалу пришлось позаимствовать мое тело, чтобы вам помочь.

— Где Владыка?

— В комнате рядом с твоей.

— Я должна его видеть, — я нетерпеливо повернулась к выходу.

— Постой! — окрик наставника заставил меня замереть, — он слишком слаб. Вуал сделал все, что мог.

— И все же, я должна его видеть, — возразила я и вышла в коридор.


В полумраке комнаты я смогла различить лежащего на кровати мужчину. На мгновение я подумала, что он мертв, но тут же услышала его слабое прерывистое дыхание. Как будто невидимая сила подтолкнула меня вперед, и я подошла к нему. Он был жив, но слишком слаб, чтобы долго поддерживать свою жизнь. Присев на краешек кровати, я закрыла глаза и постаралась отрешиться от всего, что меня беспокоило и пугало. Передо мною лежит мужчина, которому я обязана жизнью, и не только своей, но и всей моей семьи, всего мира. Пора вернуть ему этот долг.

Я почувствовала, как его дыхание сбилось, и испугалась, что опоздала. Но как оказалось напрасно. Он открыл глаза. Некоторое время мы смотрели друг на друга.

— Ты будешь жить, — шепнула я, и его глаза закрылись. Он потерял сознание.

Открыв ту часть себя, которая могла исцелять, а не убивать, я начала медленно восстанавливать его жизненную силу. Мне никогда раньше не приходилось лечить Владык, для меня это было трудно и страшно. Боясь навредить еще больше, я старалась действовать аккуратно. С удивлением, нащупав то, что так крепко нас связало, я задумалась. Тирэн приложил столько усилий, чтобы разорвать нашу связь, и у него это почти получилось. Почти. Не знаю, что его остановило: страх потерять новую игрушку в моем лице или что-то другое, но он не довел это до конца. А может быть, просто не смог. И мне сейчас представляется возможность сделать то же самое раз и навсегда, одним махом перечеркнув то, что всегда вызывало у меня лишь неприятие и злость. Возможно, что этим я его убью. Убью того, кто так много для меня сделал, так и не узнав причины его поступка. Мне они интересны? Не особо, скорее, это оправдание перед самой собой. Тяжело признать, как мне его жаль.

Отогнав злобную мысль, навеянную, без сомнения, моим больным воображением, я потратила некоторое время на укрепление нашей связи, что, по моему мнению, должно было ускорить процесс выздоровления Владыки, соединив нас еще крепче. Сделав все, что от меня зависело, я тихо покинула комнату Дрэгона.


— Как он попал в мир Темной Звезды? — вернувшись к Ньярлатхоту, я обессилено опустилась в кресло.

— Ему помог Вуал.

— Да уж, помог. Откуда он взялся?

— Сбежал с Тэррануса, где его держали в сароне.

— В сароне? — глухо переспросила я. Голос дрогнул, и чтобы продолжить, мне потребовалось собраться с силами.

— Я хочу знать все, что произошло.

— Узнаешь. Вуал ждет тебя, — Ньярлатхот сделал приглашающий жест.

— Он здесь?

— Да, но у него мало времени. Его присутствие забирает у нас много Сил.


В библиотеке я увидела тень Вуала в переливающемся свете, исходящем из круга. Все еще тень, так и не обретшую плоть, по моей вине.

— Я надеялся, что ты быстро придешь в себя, — в сгустившейся дымке можно было различить высокую фигуру.

— Что со мной было?

— В тебе боролись две враждующие Силы, опоздай я — и ты была бы для нас потеряна навсегда.

— Почему?

— Тебя поглощала Тьма.

— Значит, обращение состоялось? — растерянно спросила я.

— Да. Мне жаль.

— Что я теперь?

— Мне удалось подавить в тебе чуждую Силу.

— Тирэн… — прошептала я.

— Мне пришлось проникнуть в твое сознание, — признался Вуал, — я знаю все, что с тобой произошло.

— Он настолько тебя ненавидит?

— У него есть на то веские причины, — произнес Вуал, — это его право. Но как он мог впутать в это тебя?

— Вполне логично. Я была тебе нужна, чтобы стать материальным, что шло в разрез с планами твоего брата.

— Он давно все спланировал и не хотел твоей смерти, иначе ни за что бы не ввел препарат.

— Я этого не знала, — с трудом присев на пол рядом с Йог-сотхотхом, я задумчиво уставилась в каменный пол, — даже не думала, что он сделает со мной такое.

— С самого начала ему нужно было тебя обратить, привлечь на свою сторону. Лишив сил, он без сомнения надеялся держать тебя под контролем.

— Но после обращения я бы обрела новую Силу, — возразила я.

— И стала бы одной из них. Кстати, она в тебе до сих пор. Тебе будет тяжело не позволить Тьме завладеть собой. Владыка Дрэгон поможет тебе.

— При чем здесь он? — удивилась я.

— Еще как причем! — тень Вуала слегка дрогнула, — теперь он — единственный, кто может удержать тебя у черты. К счастью, связь между вами не прервалась.

— Что будет, когда я перейду черту? — как можно безразличнее спросила я.

— Ты будешь потеряна не только для нас. Это будешь уже не ты.

— Почему теперь? У него было столько времени для мести! Почему именно сейчас?

Вуал не спешил с ответом, что меня насторожило. Он всегда был со мной предельно откровенен, не считая истории с Темной звездой. Но ведь не каждый сможет рассказать то, что до сих пор причиняет боль и вызывает чувство вины.

Наконец, он решился, и я почувствовала, как ему трудно было об этом говорить.

— Несколько лет назад законы Вселенной были нарушены, что пробило брешь в самой сути мироздания. Тирэн, до того заключенный в Мире Темной Звезды, смог пересечь границу миров. Как ты знаешь, он обладает необычной и устрашающей силой и жаждет отомстить: Владыкам и мне.

— Как можно ненавидеть так долго?

— Поверь мне, можно. Азазот познал это на себе, — от голоса Вуала меня слегка покоробило, но внезапно в голову ворвалась тревожная мысль:

— Вуал! Что нарушило законы Вселенной? Что пробило брешь?

— Не что, а кто, — угрюмо ответил Вуал.

— Кто же? — спросила я, уже заранее зная ответ.

— Ты! — голос Вуала стал еще тише, — когда повернула время вспять и вернула жизнь своему миру и тем, кого ты любишь.

— Почему ты ничего мне не сказал раньше?

— А что бы это изменило? — возразил Вуал, — ты горела желанием спасти свой погибший мир. А мне нужен был кто-то, обладающий схожей со мной силой. Кто-то моей крови. Ты была идеальна! И что значит нарушить суть миров, ради той, что способна дать мне так много!

— Ты сделал это ради меня или ради себя?!

— Я не так великодушен. Ради нас обоих. Ты получала свой мир, я — твою помощь и преданность.

— Я могла бы тебя обмануть, — вызывающе бросила я.

— Никогда! Ты бы никогда не смогла предать того, кто тебе доверился.

— Но я не сделала для тебя ничего!

— Ошибаешься. Сделала! Я больше не одинок.

— Тирэн — твой брат, и возможно, у вас еще есть шанс на примирение.

— Его нет! — отрезал Вуал. — и никогда не было. Что ты теперь думаешь о своем предке, Анна? — без выражения спросил он. Я знала, что мой ответ может многое изменить: сделать нас ближе, либо отдалить навсегда. Не уверена, что я имела право осуждать его.

— Не мне тебя судить, Вуал.

Я поняла, что эта тема до сих пор причиняет ему боль. Что же, возможно, сейчас не время об этом говорить. А может быть, это время не придет никогда.

— Почему Дрэгон спас меня? Я знаю, что он пережил. Он имел полное право оставить меня и забыть.

— Иногда ты меня поражаешь! В каких-то вопросах ты мудрее всех Древних вместе взятых, но когда дело доходит до обычных взаимоотношений, ты резко глупеешь.

— Что дало тебе повод так думать?

— Взгляд со стороны на тебя и того наглого мальчишку, который «случайно» стал твоим нарином.

— Не думаю, что захочу и дальше тебя слушать.

— Не сомневаюсь! У меня мало времени, поэтому тебе придется некоторое время справляться без меня. У тебя будут Ньярлатхот, да и Дрэгон, мне кажется, никуда уже не денется.

— Почему ты рассказал мне это именно сейчас? — сидя напротив Йог-сотхотха, я рассеянно следила за игрой света, переливающегося всеми оттенками радуги.

— Потому, что у тебя еще есть время все исправить. Я не хочу, чтобы ты сожалела о том, чего нельзя изменить.

— Исправить? — я невольно вздрогнула, — разве можно исправить то, что произошло по моей вине?

— Вина — плохой советчик, — возразил Вуал, — сейчас ты не в состоянии понять, что лучше.

— Лучше для кого? — мрачно спросила я.

— Для всех. Путь на Землю тебе закрыт. Только здесь ты можешь не опасаться Тирэна.

— Могу ли? — возразила я, — ведь мы до сих пор не знаем, кто послал тех убийц.

— Я понимаю твое стремление вернуться домой, но не теперь, когда не до конца понятно, что с тобой происходит.

— Считаешь, что я могу быть опасна? — без обиняков спросила я.

— Я боюсь того, что мог сотворить с тобой Тирэн. Во мне все еще живет память о первых часах после восхода


С этими словами тень Вуала стала бледнеть и уже через мгновение легкая дымка развеялась, оставляя меня наедине с мрачными мыслями. Вуал был прав: некоторых вещей я просто не замечала, или не хотела замечать.

— Неужели это правда? Господи! Неужели я искалечила жизнь еще кому-то? — осознание собственной вины было столь острым, что мне хотелось кричать. Кричать от сострадания к тем, кого неосознанно обрекла на муки. Или осознанно? Неужели, покидая Темный мир, я не знала, что будет с теми, кто мне помог? Или не хотела знать? Взяла все, что было от них надо, а затем исчезла, даже не заметив, что растоптала чьи-то жизни? Кайл, Дрэгон. Кто будет следующим в моем списке безвинных жертв? Неужели мое проклятие — спасать, причиняя еще больший вред? И заслуживаю ли я права все исправить?


Через пару дней Владыка Дрэгон встал на ноги. Я ощущала его слабость, но не смела предложить помощь, так как чувствовала, что он предпочитает держаться от меня как можно дальше. И не удивительно, учитывая, что он из-за меня вынес. Но я знала, что нам предстоит нелегкий разговор, и чем дольше я его оттягиваю, тем труднее мне будет потом.

Он стоял на вершине обледенелой скалы, задумчиво глядя на Ониксовый замок. Дрэгон всем своим видом демонстрировал мрачность и неприступность. Не доходя до него нескольких шагов, я нерешительно остановилась. Он не вызывал у меня дикого страха, подобно Тирэну, однако всегда заставлял чувствовать себя слабой и глупой. И сейчас мне предстояло перебороть себя и начать первой, вот только не знала как. Вопрос о здоровье прозвучит неуместно. Извинения — бессмысленно.

— Он мертв, — голос Дрэгона заставил меня вздрогнуть и поежиться.

— Кто?

— Владыка Дарэн. Кайл. Ты ведь за этим сюда пришла: узнать, что с ним?

— Откуда вы знаете? — вырвалось у меня.

— Поверь! Он мертв, — отрезал Дрэгон, и резко повернувшись ко мне лицом, окинул взглядом, вызвавшим желание попятиться. Странно, во мне меняется все, кроме привычек.

— Кстати, насколько я помню, до того, как расстаться, мы были на «ты». Думаю, незачем что-то менять.

— Прости! — тихо прошептала я.

— Что? — он резко вскинул голову, его взгляд изменился, стал пристальным.

— Прости, — повторила я уже громче, — я не хотела, чтобы все так закончилось.

— Закончилось? А по-моему все только начинается!

— Я виновата во всем, и не ожидаю, что ты когда-нибудь сможешь простить. Просто я хочу, чтобы из этой ситуации хотя бы ты вышел целым и невредимым.

Неожиданно он подошел ко мне, и, взяв рукой за подбородок, повернул к себе. Некоторое время он всматривался в меня, будто стараясь что-то увидеть в моих глазах. Потом, вздохнув, отпустил и отошел в сторону.

— Уходи! — это было все, что он мне ответил.


XVII


Лэнг

И я ушла. Мне никогда не удавалось найти с ним общий язык, поэтому даже не попыталась что-то объяснить, на чем-то настоять. Я ведь так не люблю трудностей! А с ним мне было трудно. Чувство вины буквально захлестывало меня, стоило только взглянуть на Владыку Дрэгона. Из-за меня он лишился всего, и едва не потерял жизнь. Он сказал — Кайл мертв? Но как это сочетается с тем, что мне сказал Тирэн — кто-то использует его, чтобы влиять на меня. Можно ли использовать того, кто мертв? И готова ли я принять то, что он мертв? Или сделать то, что я делала всегда в подобных ситуациях — уйти глубоко в себя и ни о чем не думать?

Нами обнаружила меня в библиотеке, куда я по-прежнему уходила, чтобы скрыться от мира. Что поделаешь, если в окружении книг и Аль-тьер-тонов я чувствовала себя уютнее, чем в любом другом обществе. Меня беспокоила судьба моей семьи — Тирэн мог причинить им вред. От паники меня удерживало одно — пока я здесь, он до меня не сможет добраться, а это значит, что он с ними не расправится. Ему не перед кем будет демонстрировать свою злобу. Что же, значит, мое отсутствие защитит их лучше, чем присутствие.


— Чего грустишь? — Нами небрежно раскинулась в кресле напротив меня. Некоторое время она с увлечением наблюдала за моими потугами казаться равнодушной, но, видимо заскучав, вырвала из моих рук очередной Аль-тьер-тон и отбросила его как можно дальше. К счастью он не разбился. Меня всегда удивляло безразличие моей, теперь уже добровольной, союзницы к наследию культуры ее народа.

— Думаешь, у меня нет для этого причин?

— Думаю! — кивнула Нами, накручивая на палец иссиня-черный локон, выбившийся из прически, — отбрось сомнения и страхи! Живи так, будто этот день последний в твоей жизни!

— Вот это уже ценный совет, — я заняла свою излюбленную позу, положив ноги на стол, — чего ты хочешь?

— Помнишь нашу последнюю охоту? Мы тогда еще перебрали крови кугаруда.

— Смутно.

— Вот и хорошо! Надо обязательно повторить.

— Не уверена, — возразила я, состроив скучающую гримасу.

— Тебе необходимо расслабиться. Выпустить чью-нибудь кровь, почувствовать себя живой.

— Живой? Как интересно! Ты считаешь, что глядя на дохлого кугаруда я почувствую себя живой?

— Ну да! — радостно ответила Нами.

На миг я задумалась. А ведь и правда — что я теряю? В лучшем случае развлекусь, в худшем, мне переломают кости. Но не беда, они срастутся быстро, а я смогу выпустить пар.

В Лэнге даже ночь была какого-то грязно-серого цвета. Застывшие облака и пожухлая трава вызывали непередаваемое ощущение уныния. Но, по крайней мере, здесь меня принимали такой, какая я есть, и дурка мне не грозила. А на фоне Нами я вообще чувствовала себя в здравом уме и твердой памяти. Слегка поврежденном уме, правда, ну да это мелочи, на которые я никогда ни отвлекалась.

Вот и сейчас я изо всех сил старалась припомнить, у кого из нас родилась блестящая, без сомнения, идея пропустить бокальчик крови несчастной мертвой птички, чтобы приободрить себя для ночной охоты? Напиток, столь редко употребляемый Древними, в отличие от вина мог вызывать в нас чувство стойкого опьянения.

И вот мы, две привлекательные особи древней расы, слегка опьяневшие, но счастливые от мысли о предстоящей охоте, с двумя небольшими копьями шли медленным неуверенным шагом по ночному Лэнгу. Я уже успела отвыкнуть от неба без звезд, поэтому постоянно всматривалась, выискивая хоть что-то, по чему бы я могла ориентироваться, если бы мы ухитрились заблудиться.

— Я конечно понимаю твое к нему отвращение, он же Владыка, — Нами поежилась, всем видом выражая неприятие и омерзение, — но он такой душка!

— Кто? — я с трудом сфокусировала на ней взгляд.

— Ну он, — Нами кивнула куда-то в сторону, где по ее предположению находился Ониксовый замок.

— Ааа, — поняла я, — вот только определение «душка» совершенно не подходит к нему.

— Знаешь, — она пьяно хихикнула, — когда папашу моего малыша схватила… Как ее там? Ну эта… Инкваз… Инвак…

— Инквизиция, — подсказала я.

— Точно! Ну так вот. Когда она его схватила и ему приказали вызвать демона, которому он отдал душу…

— И тело.

— Ну да. И тело. Так он не задумываясь это сделал. А когда я явилась, просто визжал от злобы, поливая меня грязью. Называл проклятой дьяволицей. Я тогда так обиделась… Уже потом, когда Хок соскребал его останки со стены (отец все-таки), я немножко пожалела о содеянном. Надо было как-то более…

— Гуманнее?

— Верно. Да и кишки остальным выпускать не следовало. Я тогда так испачкалась…

— Это ты к чему мне сейчас все рассказываешь?

— К чему? — Нами задумалась, — вспомнила! Видишь ли, мы вымираем. Древние практически перестали производить потомство от себе подобных, а если мы находим партнера на стороне, это плохо сказывается на ребенке. Возьми к примеру Хока.

— Очень хороший мальчик, — поспешила возразить я.

— Этот мальчик раз в двадцать тебя старше, а умом не блещет.

— Ты его недооцениваешь. Поверь, он еще тебя удивит. А возможно, и нас всех.

— Правда? — обрадовалась Нами, — ты действительно так считаешь?

— Конечно.

— Хорошо. Но к чему я это? Ах да! Владыки всегда были нашими природными врагами, сколько я себя помню, они делали все, чтобы помешать нам выбраться отсюда.

— И были правы, — заметила я.

— Не о том речь. Ты много знаешь заклятых врагов, которые были готовы отдать жизнь за того, кого они ненавидят.

— Не припоминаю таких, — призналась я.

— А Владыка Дрэгон это сделал. Причем дважды. И если ты не можешь это принять и оценить, потому что полная дура, то, по крайней мере, не лишай себя возможности произвести от него потомство.

— Я дура? Потомство? Он что — бык-производитель? — выпалила я наиболее возмущающие меня предположения Нами.

— Думаю, против он не будет.

— А я?

— Ты же сама рассказывала, как твоя родители хотели внуков, — удивилась Нами.

— Внуков! Человеческих детей! Без рогов, копыт, когтей и непонятно чего еще! И вообще, не время сейчас об этом говорить. Да я даже думать о таком не могу! И люблю я другого, ты же знаешь!.

Нами внимательно посмотрела на меня:

— Да никого ты не любишь. И не можешь любить.

— Что это значит? — начала я, но нас прервал знакомый скрежет.

Их было трое. Три взрослые особи стремительно подлетали к нам с отчетливым желанием перекусить на сон грядущий. Мы же были томимы иными желаниями и достаточно пьяны, чтобы немедленно это продемонстрировать.

Отчего-то мне досталось двое пернатых. Может быть, я им понравилась больше, в гастрономическом плане? Нами, издав бойцовский клич, мужественно кинулась на своего крылатого спарринг-партнера. Больше я на нее не отвлекалась, сосредоточившись на двух глыбах бронированного мяса с голодным обожанием посматривавших на меня.

Увернувшись от удара первой птички, я неосторожно подставилась под удар когтистой лапы второй. Танцуя с копьем вокруг двух кугарудов, меня вдруг охватила пьяная беззаботность и веселье. Смахнув с лица выступившую из пореза кровь, я подумала, а какой меня сейчас видят эти тварюшки? Наверное, я кажусь им легкой пищей, у которой не хватает ума стоять на месте и не мешать неизбежному. И есть ли у них разум или только инстинкты, заставляющие охотиться и убивать то, что можно употребить по прямому назначению? Вот оно — разум! Надо попробовать, это может быть забавно!

Отскочив как можно дальше от птиц, я скрылась за невысоким камнем, что позволяло мне не выпускать тварей из виду. Нами, уловив мои действия, с удивлением посмотрела на меня, но, пожав плечами, присоединилась, покинув поле боя.

— Ты чего?

— Да так, у меня появилась идея.

— Это хорошо! А то я протрезвела и не совсем понимаю, что мы с тобой здесь делаем?

— Не отвлекай меня, — бросила я Нами и сосредоточилась на одной из птичек, озабоченно водящей клювом в поисках девшейся куда-то еды. Мозг я нашла не сразу, а когда нашла, засомневалась, стоит ли продолжать то, что я задумала.

Мне еще не приходилось влиять на чуждый разум, полный злобы и ненависти. Я была не права: пища не стояла первым номером хит-парада этих тварей. Птицы были, прежде всего, охотниками, а потом уже плотоядными монстрами, жаждущими склевать все, что попадет им под крыло. Что же, значит, мы найдем с ними общий язык. Интересно, почему до сих пор никто до этого не додумался?

Ворвавшись в разум одной из них, той, что приложила меня своим крылом, я стала говорить с ней. Тварь встрепенулась, не понимая, что голос, зовущий ее, приказывающий подчиниться, находится внутри нее самой. Птица замерла, прекратив поиски сбежавшей пищи. Ее маленькие глазки, почти скрытые ужасными наростами, повернулись в мою сторону. Я больше не скрывалась. Выбравшись из-за камня, я медленно двинулась в направлении уже подчиненной мне птицы, оставив Нами отвлекать двух других.

Крик Нами заставил меня обернуться, опоздав всего лишь на несколько мгновений. Сцепившись с одним кугарудом, она отвлеклась от другого, который устав ждать своей очереди к столу, решил попытать счастье в другом буфете. Я повернулась как раз вовремя, чтобы встретить лицом рубящий удар крыла. Падая, заливаясь кровью, я успела отдать подчиненной мною птице последний приказ.

Очнулась я, лежа на чем-то холодном пористом и твердом. В голове работали тысячи сверл, видимо, стараясь дать выход глупости, которая в последнее время распирала мой мозг. Рядом с собой я увидела Нами, а чуть дальше бронированную тварь с чавкающим звуком доедающую останки своих бывших товарок.

— Жива? — голос Нами заставил меня поморщиться.

— А куда я денусь? — успокоила я подругу, с трудом поднимаясь даже с ее помощью. Коснувшись пальцами лица, я наткнулась на толстую корку уже подсохшей крови. Прилагая усилия, я принялась осторожно ее соскребать.

— Повезло тебе, — не унималась Нами, — ты не видела всего того ужаса, который я была вынуждена наблюдать.

— Какого ужаса?

— Ты даже не представляешь себе, как эта тварь, — она кивнула на стоящую в стороне птицу, — расправилась с двумя другими.

— Ну извини, — я сделала попытку покаяться, — как я выгляжу?

— По сравнению с ними, — она указала на тела кугарудов, — неплохо.

— Ну и хорошо, — удовлетворилась я, — пойдем, что ли?

— А что с ней делать?

Я посмотрела на застывшего в немом ожидании пернатого. А какого черта!

— Тогда полетим, — невпопад ответила я.


Наверное, меня действительно хорошо приложило, иначе бы я ни за что не проглядела двигающейся в нашу сторону пешей процессии, возглавляемой Ньярлатхотом и… Черт! А этому что здесь надо?

Отдав мысленный приказ твари снижаться, я ощутила, как крепко в меня вцепилась Нами. Сидеть верхом на бронированном кугаруде было не очень удобно, да я и не предлагала использовать его в гражданской авиации. Максимум — как военный транспорт. Домчит с ветерком, если попрактиковаться с посадкой. Пока получалось хреново. Птица тяжело рухнула на землю, перебросив нас с Нами через голову. Пролетев несколько метров, мы приземлились у ног терпеливо наблюдавшей за нашими гимнастическими потугами делегации.

— Что здесь происходит? — раздался спокойный голос Ньярлатхота.

— Ты не поверишь, — начала я подбирать слова.

— Не поверю, — согласился наставник, — как это понимать?

— Это — Капитошка, — представила я наш транспорт. Он смирный.

— Вижу, — Ньярлатхот обошел нетерпеливо переставляющего лапы кугаруда, — и как тебе удалось это сделать?

— Он был очарован моей небесной красотой, — начала язвить я, но, встретившись с холодным взглядом темных глаз Владыки, замолчала.

— Нисса подчинила его разум, — вмешалась Нами, делающая попытку подняться, держась за меня. Поскольку меня укачало еще больше чем ее, получалось так себе.

— До или после того, как он попытался снести ей полчерепа? — равнодушно поинтересовался Дрэгон.

— До, — вступилась я за птицу, — но это был не он.

— Так их было несколько? — уточнил Ньярлатхот.

— Трое, — призналась Нами.

Возникла небольшая пауза, после которой раздался вкрадчивый голос.

— Вы кажется уверяли меня в ее полном рассудке и адекватном поведении? — Ньярлатхот воззрился на посмевшего его упрекнуть Владыку.

— Я прекрасно знаю Ниссу. Она не сделала ничего, противоречащего ее логике и образу жизни.

— Охотно верю, — усмехнулся Дрэгон, — я могу поговорить со своей женой?

— Можете, — было видно, как Ньярлатхот прилагает усилия, чтобы спокойно реагировать на Владыку, — но сначала нужно решить, что делать с этим трофеем.

Трофей, почувствовав устремленные на него взгляды, гордо выпрямился и открыл клюв. Окружающих это не порадовало.

— Ты можешь заставить его вернуться в стаю?

— Ну нет, — возразила я Ньярлатхоту, — он нас спас, и вернувшись в стаю может пасть жертвой мести своих сородичей.

— Это лишь твои предположения.

— Я это знаю, поэтому Капитошка останется жить у нас.

— Где?

— В Ониксовом Замке. Не прямо в нем, конечно, а в той огромной пещере, возле него.

— Что же, я не возражаю, — сдался наставник, — если ты уверена, что можешь его контролировать. Возможно, это значительно облегчит нам в последствии жизнь.

— Что ты задумал?

— То же, что и ты. Если их приручить, может получиться неплохое подспорье в бою.


Мы добрались до замка без приключений. Нами поспешила нас покинуть, уверяя, что у нее много дел. Еще бы! Ньярлатхот, некоторое время понаблюдав, как я отдаю приказания Капитошке, а тот послушно их выполняет, и убедившись, что замку не грозит вторжение разъяренного кугаруда, спешно нас покинул. Нас — это меня и Владыку Дрэгона, который, слегка прищурившись, пристально следил за моими действиями. Наконец, закончив с заботами по благоустройству моего питомца, я выжидательно повернулась к нему.

— Я был груб с тобой. Извини, — начал он.

— Ты? Груб? — ехидно улыбнулась я.

— Ну нет, так нет, — легко согласился Дрэгон, облокачиваясь на каменную стену пещеры.

— Это все, что ты хотел мне сказать?

— Нет, не все. Я думаю, нам стоит продолжить беседу, прерванную по моей вине.

— К чему? По-моему все и так ясно. Чем дальше будешь держаться от меня, тем меньше неприятностей это тебе принесет.

— Я держался от тебя достаточно далеко, — возразил Владыка.

— Послушай, я…

— Не надо.

— Чего не надо?

— Раскаяния, жалости. Мы все поступали так, как считали нужным. Если бы я считал иначе — ни за что бы не отпустил тогда.

— Что? О чем ты?

— Тогда, в Квазаре, — пояснил Дрэгон, — неужели ты думала, что разделив с тобой силу, я ни узнаю твоих мыслей?

— Но…, - я растеряно смотрела на него, — почему ты позволил мне уйти. Зачем навлек на себя гнев Владык? Для чего спас меня от Тирэна?

Я увидела, что Дрэгон слегка улыбнулся. Его взгляд потемнел, в нем промелькнуло нечто, вызвавшее у меня панику.

— А как ты думаешь? — кривая улыбка не сходила с его лица.

— Я не уверена. Ты поставил меня в тупик. Не походи ко мне, — мой голос дрогнул, когда я увидела, как Владыка сделал шаг в мою сторону.

— Ты меня пугаешь.

— Не бойся, — успокоил он меня, по-прежнему улыбаясь.

— Я не хочу продолжать этот разговор.

— Как скажешь, — согласился он.

— Я тебя ненавижу, — я сделала шаг назад.

— Не важно.

— Я никогда тебя не полюблю, — выдала я напоследок.

— Посмотрим, — он сделал шаг, разделявший нас, и положил свою руку мне на затылок.

— Я…

— Заткнись, любимая, — нежно шепнул он, — я слишком долго этого ждал.

Чувствуя, как его губы накрывают мои, а его руки, крепко сжимают меня в объятиях, я вдруг осознала, что у меня закончились все аргументы.


XVIII


Лэнг

Нами с интересом наблюдала за целующейся парочкой. Ньярлатхот, составивший ей компанию, не смог сдержать ироничной улыбки.

— Знаешь, это самое оригинальное признание в любви, которое мне приходилось видеть.

— Это когда он заткнул ей рот? — уточнил Пророк.

— Ничего ты не понимаешь, старая развалина! — обиделась Нами.

— Конечно не понимаю, — согласился Ньярлатхот, — как не понимаю твоих выражений, без сомнения, позаимствованных из лексикона нашей девочки.

— Все еще продолжаешь считать ее ребенком? — ехидно поинтересовалась Нами, — а между прочим, она считает, что у тебя очень сексуальные крылья.

Древняя не смогла скрыть улыбки, когда увидела смущение на всегда невозмутимом лице Ньярлатхота.

— Не говори глупости!

— Какие тут глупости! Помню, сидя в беседке, мы никак не могли понять, как же они не портят твою одежду?

— Ну все! Не желаю этого слушать, — возмутился Ньярлатхот, намереваясь уйти.

— Стой! — Нами вальяжно подошла к нему, — не скажешь, почему ты злишься? Ведь ты должен знать, что для Ниссы — он наилучший вариант.

— Того, с кем тебя связала судьба не называют вариантом, — отрезал Древний, — нам не часто удается создать семью, но когда это происходит, мы стараемся ее сохранить любыми средствами. В этом мальчишка похож на нас. А вот Нисса…

— Что Нисса?

— Она меня беспокоит, — признался Ньярлатхот.

— Беспокоит? Тебя?!?

— Представь себе. Ее ничто не волнует, она живет без цели и смысла. Мне кажется, что-то в ней умерло вместе с ее миром.

— Но мир жив!

— Для тех, кто его сейчас населяет — да. Но она все это пережила, пропустила через себя. Возможно, именно тогда в ней что-то сломалось. Что-то важное для человека, которым она была.

— Она больше не человек.

— Но и не совсем Древняя. А после того, что сделал с ней Тирэн… Я боюсь даже предположить, как это скажется на ней в дальнейшем.

— Поэтому ты так хотел, чтобы она и Владыка…

— Верно. Другого пути я не вижу.

— Она его не любит, — начала Нами, глядя прямо в глаза Ньярлатхота. Ты говорил, что в ней что-то сломалось? Думаю, она утратила способность любить.

— Откуда ты знаешь?

— Не забывай, как любая женщина я без труда могу разглядеть в существе одного со мной пола то, чего в ней нет.

— Дрэгон упомянул о смерти ее возлюбленного…

— Мы все хорошие притворщики. А она способная ученица.

— Если ею завладеет Тьма и Владыка не сможет удержать ее, мы потеряем Ниссу.

— Он взрослый мальчик, — Нами лукаво улыбнулась, — и не позволит ей уйти снова.


Я вынырнула из кошмара внезапно, еще не до конца осознавая где нахожусь. Потребовалось несколько мгновений, чтобы вспомнить, чем для меня закончилась вчерашняя ночь. Для нас, поправила я себя, чувствуя, как рука Дрэгона крепко прижимает меня к себе. Боится, что убегу, — проскользнула ироничная мысль. Проскользнула и в панике скрылась. Ну вот! И что теперь прикажете делать? Ведь зареклась сближаться с кем-то, кому я небезразлична. А Дрэгону я была далеко небезразлична, наверное, именно это я не хотела до конца осознавать. Новые привязанности влекут за собой трудности, а я к ним не готова. Владыка ждет от меня того, чего я не смогу дать ему в ближайшем будущем. А может быть никогда.

Стараясь не разбудить Дрэгона, я осмотрелась вокруг. Мы оказались в его комнате, в чем я до последнего момента сомневалась, учитывая состояние моего любовника, хм… мужа, когда он открывал Переход. И вот мы вместе, а я в полной растерянности. Наверное, в этих обстоятельствах глупо говорить о таких вещах, но я совершенно не представляла как вести себя с ним. Конечно, это был не первый мой опыт, но, помнится, в прошлый раз мне даже не дали времени засмущаться, а просто вырвали из сна, предъявили обвинения в предательстве и черт знает в чем еще, а потом еще начали допрашивать. С пристрастием.

— О чем ты думаешь? — теплые пальцы прошлись по моей спине. Даже не знаю, что ответить на его вопрос. Почему после безумной ночи с мужчиной, он вдруг вспомнился мне не в самом гуманном образе? Может быть я ненормальная?

— Да так, — уклончиво ответила я, — неважно.

Возможно, он уловил мои эмоции, а может просто догадался, но, вдруг притянув меня к себе ближе, он шепнул:

— Посмотри на меня.

Я с ужасом думала о том моменте, когда мне придется взглянуть ему в глаза. И, похоже, он наступил именно сейчас. Согласитесь, глупо избегать смотреть на человека, с которым еще несколько часов назад занималась любовью. Я сказала — любовью, а не сексом? Что же, наверное, я прогрессирую, становлюсь сентиментальнее.

Повернувшись к нему лицом, я замерла в кольце рук, подняла на него глаза, и улыбнулась. Не знаю, что преподнесет нам будущее, но сейчас нужно просто положиться на инстинкт и плыть по течению. Слишком поздно что-то менять, а жалеть о содеянном я давно отвыкла. Да и незачем о чем-то жалеть. Ночь действительно была потрясающая.

Единственное что сейчас меня смущало, так это гипнотизирующий взор темных глаз, заставивший меня отвести взгляд.

— Когда-нибудь, — тихо начал Дрэгон, — ты изменишь свое отношение ко мне.

— И как по твоему я к тебе отношусь сейчас? — поинтересовалась я.

— Настороженно. Как к тому, кого ты не можешь контролировать, а значит, представляющему для тебя опасность. Я не враг тебе, Анна. И никогда им не был.

— Возможно, — мне не хотелось ему возражать, — но проблема в том, что я могу стать тебе врагом.

— Ты слишком несправедлива к себе.

— Правда? А я уверена, что трезво себя оцениваю. Ты пострадал из-за меня. Как и Мароне, Велим, Кайл. Я уже не говорю о тех несчастных, которых я сожгла заживо. В моем мире есть люди, которые верят, что за плохие поступки грешников ждет ад. Но носить ад в себе куда труднее. Особенно, когда четко осознаешь, что сделала бы подобное снова и без колебаний.

Я резко встала и подняла валявшееся на полу платье.

— Ночь была чудесна, Дрэгон. Но она никогда больше не повториться.

Владыка, схватив меня за руку, резко притянул к себе:

— Не зарекайся, любимая. Я убедился, что не противен тебе.

Со злостью вырвавшись из его рук, я встала напротив.

— Посмотри на меня! — почти крикнула я, — меня уже не осталось. Только пустая оболочка, едва помнящая, что значит жить и любить. Я уже давно не чувствую, а изображаю то, что помню. К чему лгать себе? Я никогда не смогу вернуться домой, потому что дом был у той, другой, которая умерла вместе со своим миром. Еще задолго до Древних и Владык. А я все, что от нее осталось. Ее боль, гнев и ненависть. Она умела любить, а я — только убивать.

— Ты жива. Та девочка, которая потеряла все, нашла в себе силы бороться и победить. Ты изменила судьбу миллионов! И тебе не в чем себя винить, — Дрэгон сделал попытку прижать меня к себе, но я отошла от него на безопасное расстояние.

— Когда я в первый раз увидел Посланницу Азазота, даже не предполагал, какую роль она сыграет в моей судьбе, — продолжал Владыка, подходя ближе и обнимая меня. Я не сопротивляясь, уткнулась лицом ему в плечо.

— Уже тогда я понял, что Дарэн влюблен, и опасался, что он может наделать глупостей. К тому же, я знал, что среди нас предатель. Было больно думать, что это ты.

— Мне тоже было больно, — мне вспомнился допрос.

— Прости меня, — я взглянула на него, — но именно тогда я убедился, что ты нам не враг. И что мои чувства никогда не будут взаимны. Ты любила Дарэна, хотя всеми силами пыталась убедить себя в обратном.

— Я использовала его, — возразила я, — а он об этом знал, и даже не попытался сопротивляться.

— Потому что любил.

— Почему ты солгал мне? Я знаю, что он все еще жив.

— Я не солгал, — Дрэгон вдруг отпустил меня и отвернулся.

— Я знаю, что Кайл в сароне, что ты тоже там был. Мне нужна правда, вся правда. Я устала строить догадки.

— Есть вещи, которые тебе знать не стоит, — мрачно изрек Дрэгон, не глядя на меня.

— Я сама решаю, что мне стоит знать, — резко сказала я, подходя к нему. Ты не сможешь от меня это скрыть, теперь, когда мы стали еще ближе.

— Возвращаются старые привычки? — иронично поинтересовался Владыка.

Но я уже не слушала его. Мои глаза смотрели на него в упор, но я чувствовала, что пробить его защиту будет не так-то просто. Передо мной слишком сильный противник, и мне никогда не проникнуть в его мысли, пока он сам мне этого не позволит. В принципе, именно на это я и надеялась. Но, как и во всем, что касается его, ошиблась. Резкий звук пощечины вырвал меня из ступора, в котором я пребывала.

— Пришла в себя, или повторить? — хмуро поинтересовался Дрэгон, укладывая меня в постель.

— Что это было? — моя правая щека все еще горела.

— Никогда больше не пытайся меня прочитать, любимая. Это может тебе навредить.

— Ты посмел…

— Представь себе. Мною не просто управлять, милая. Особенно, когда я этого не хочу. Так что не делай глупостей и не теряй над собой контроль. Если не хочешь, чтобы тобой завладела Тьма.

Он увидел мой непонимающий взгляд и пояснил.

— Каждый раз, когда ты слишком глубоко погружаешься в себя, или не контролируешь гнев, Тьма готова тебя поглотить. И тогда пути назад не будет.

— Я стану такой же, как Тирэн?

— Я не имел возможности узнать его получше, — напряженно заметил Дрэгон, — но думаю, что в нем мало привлекательного.

Некоторое время мы провели молча. Владыка первым прервал тишину.

— Скажи мне, — нерешительно начал он, — Тирэн применял к тебе насилие?

— Ну не знаю, как сказать, — ехидно ответила я, — меня похитили, напичкали какой-то дрянью, убили, а в довершении ко всему, обратили неизвестно во что. Можно ли это счесть насилием…

— Ты же знаешь, что я не об этом, — разозлился Дрэгон, — я хочу знать…

— Я все поняла, — перебили я его, — нет, он был джентльменом. Наверное, моя душа интересовала его гораздо больше тела.

— И все же вы с ним связаны, — проронил Владыка, — а он не из тех, кто выпускает добычу из рук.

— Спасибо на добром слове. Вот и я на что-то сгодилась. На роль добычи, к примеру. Похоже, вокруг меня ажиотаж и я всем нужна! Все меня хотят! Знаешь, я устала от этой охоты.

Я вскочила с кровати, слегка задев Дрэгона плечом.

— Мне нужно побыть одной, — и выскочила из его комнаты, на ходу справляясь со шнуровкой платья.


В свою комнату я не пошла, решив посидеть в беседке. Я не знала, что конкретно вывело меня из себя. Пощечина, которую мне влепил Дрэгон, его нежелание рассказать мне правду, или напоминание о Тирэне? Но почему-то итог ночи меня не удивил. Мы же никогда не могли спокойно общаться друг с другом. Я всегда видела в нем угрозу для своего спокойствия, своих планов. Что и говорить: Дрэгон был не из тех парней, кого приводят домой знакомить с родителями, но благодаря случаю, мы оказались связанными навеки. Ну, или пока смерть не разлучит нас. Я еще не понимала, каким боком в эту историю затесался Тирэн, и значит ли это, что связавшись со мной, он становился настолько уязвим и мог погибнуть, стоило умереть мне?


— Дрэгон тебя обидел? — совсем рядом раздался голос Нами.

— Нет! Меня обидела жизнь, за это я обидела Дрэгона, а когда он посмел проявить заботу — взъелась на него не из-за чего, — перечислила я краткое содержание утреннего разговора.

— Вот и хорошо! А то я уж было испугалась, что вы поссорились.

— Ну что ты! Разве мы можем ссориться? Мы прости изводим друг друга, а когда понимаем, что причинили боль, пытаемся загладить вину, но становится еще хуже.

— Вот оно как! — глубокомысленно изрекла Нами, — а я-то еще сомневалась, что вы созданы друг для друга. А тут все признаки на лицо.

— Признаки чего?

— Да так, не обращай внимания. Просто мысли вслух, — она присела напротив меня с таинственным видом.

— Ну и как?

— Что как?

— Капитошка твой! — разозлилась нами, — я спрашиваю о твоей ночи с Владыкой.

— О боже! Неужели об этом знает весь замок?

— Положим, не весь, — успокоила меня Нами, — а только заинтересованные в этом лица.

— И много этих лиц? — поинтересовалась я.

— Достаточно. Я рада, что вы наконец-то скрепили вашу связь, и теперь Тирэну будет куда сложнее добраться до тебя.

— Не уверена.

— Тебя что-то беспокоит?

— Сегодня ночью, в какой-то момент, мне показалось, что он совсем рядом. Но потом Дрэгон занял все мои мысли.

— Вот и ответ на твои сомнения! Дрэгон твой шанс защититься от Тирэна.

— Я устала использовать близких мне существ, — призналась я.

— Даже если он не возражает?

— Особенно, если не возражает. Он достаточно пострадал из-за меня. Я не хочу чувствовать еще большую вину. Она и так готова меня раздавить.

— Скажи, ты переспала с ним из-за вины, которую чувствовала, или по какому-то иному соображению? — осторожно поинтересовалась Нами.

Я некоторое время помолчала, обдумывая ее слова, пытаясь разобраться в себе. Наконец, призналась:

— Знаешь, когда я была с Кайлом, у меня было такое чувство, что он моя семья. Мне хотелось быть с ним, хотелось любить и чувствовать его любовь. В тот момент, он был всем тем, чего я лишилась. Когда я вернула свой мир из небытия, и поняла, что все-таки для меня он потерян, как и Кайл, как и моя семья, я решила больше никогда и ни к кому не испытывать никаких чувств, кроме ненависти. Так проще. Но потом я встретила Тирэна…

— Тирэна? Только не говори, что влюблена в него!

— Не скажу, — я слегка улыбнулась. Просто тогда я в воочию убедилась, что ненависть может сделать с человеком. Я говорю — с человеком, хотя он никогда им не был, но я не могу найти ему другого определения.

— Не важно, я поняла. И что дальше?

— Не смотря на то, что он сделал со мной, я не могу его просто ненавидеть. Он заслуживает жалости. А я всегда избегала этого чувства, считая жалость недостойной сильных людей. Я не хочу стать такой же, как он. Мне трудно в этом признаться, но я хочу измениться. И в то же время, я боюсь меняться, потому что, еще одна потеря убьет то хорошее, что во мне осталось. И тогда я стану настоящим монстром, до которого Тирэну еще расти и расти.

— Я тебя понимаю, — тихо сказала нами, — но в жизни случается многое, и потери неизбежны.

— Я слишком слаба, чтобы мириться с ними.

— Ты слишком сильна, чтобы с ними мириться, и пытаешься противостоять всему миру. Но не стоит превращать жизнь в бесконечную борьбу. Доверься Дрэгону. Он тебя любит, и не позволит исчезнуть снова из его жизни. Подумай над этим, — сказала напоследок Нами, оставляя меня в одиночестве.


Что-то я давно не плакала, — думала я, чувствуя, как по щеке скользнула одинокая слеза. А ведь Нами права. Что толку жить, играя в жизнь? С другой стороны, довериться кому-то так непросто! Но ведь Дрэгон не кто-то. Он столько пережил, чтобы быть здесь, со мной. О боже! Опять это чувство вины! Нет, только не это. Он заслуживает гораздо большего, чем отношения, рожденные жалостью и состраданием. Он достоин любви. А я… Сможет ли он понять мой порыв? Не разозлиться? Не осудит? И смогу ли я полюбить его?


Он все еще был в своей комнате, полностью одетый и явно разгневанный, хотя по нему этого видно не было. Я это просто чувствовала. Услышав, как я вхожу, он резко повернулся, выжидательно глядя на меня.

— Ты мне хочешь что-то сказать, Дрэгон, — на миг я даже забыла о том, зачем сюда пришла. Его взгляд заставил меня слегка поежиться.

— Нет! — возразил он, — я хочу тебе что-то набить!

Я, улыбнувшись, расслабилась. Дрэгон, увидев произошедшую во мне перемену, настороженно наблюдал за моими действиями. Я подошла к нему, положила руки ему на плечи:

— Думаю, тебе еще представится такая возможность.

На этот раз, инициатива была с моей стороны. Впрочем, он не возражал.


Мир Темной Звезды

— Она в Лэнге. Тебе не удастся туда проникнуть. Врата все еще запечатаны для нас, — Лорак смотрел в глаза рассерженному Тирэну.

— В таком случае, придется ее оттуда выманить, и как можно скорее, — отрезал Тирэн, задумчиво вертя в руках кинжал, на котором еще сохранилась кровь Ниссы.

— Тебе так не терпится ее вернуть, чтобы отомстить?

— Тебя это совершенно не касается, — зло бросил Тирэн, резко поднимаясь, — девочке стал дорог Вуал. Что же, сыграем на этом.

— И что дальше? Если она попадется в ловушку, что ты будешь делать?

— Я заставлю ее вернуться, или убью, — резким движением он вогнал кинжал по рукоять в стол.


XIX


Лэнг

— Зачем ты меня звал, Ньярлатхот? Ты же знаешь, что я не хочу оставлять ее надолго одну, — Дрэгон стоял около двери, с удивлением глядя на Древнего, посмевшего послать за ним в такое время.

— Как она?

— Спит. Ее мучают кошмары, каждую ночь.

— Я не задержу тебя надолго, — пообещал Ньярлатхот, указывая Дрэгону на свободное кресло.

— Надеюсь.

— Со мной связался Хок, через посредника, разумеется.

— И что?

— Ее семья в безопасности. Об этом позаботился человек, которого Хок назвал майором.

— Хорошие новости. Что-нибудь еще?

— Тирэн так и не объявился.

— Это ничего не значит. Скорее всего, он знает, что Анны нет на Земле.

— Мысль о том, что Нисса когда-нибудь может снова оказаться в его руках пугает меня.

— Неужели что-то может напугать ужасного Ньярлатхота? — Дрэгон иронично вздернул левую бровь.

— Твоя попытка маскировать страх язвительностью смехотворна, — изрек Ньярлатхот.

— Знаю, — отрезал Владыка.

— Она это чувствует.

— Знаю! — резче повторил Дрэгон.

— Она не будет мириться с вынужденным заключением. Глаз с нее не спускай.

— Ты недооцениваешь Анну.

— Напротив. Я боюсь даже предположить, что от нее можно ждать. И еще! Мне нужен твой совет.


Как только Дрэгон притворил за собой дверь, я открыла глаза. Очень утомительно, полночи претворяться спящей, чтобы избежать ненужных вопросов, а оставшуюся часть мучиться от страшных снов.

Каждую ночь мне снился Тэрранус. Его величественные замки, голубое небо, яркое солнце и огромный зал, с замершими в капсулах людьми. Нет, не людьми — Владыками, наказанными за какую-то провинность. И он… Каждую ночь я видела его глаза, смотрящие на меня с любовью и болью. В них не было злости или укора, он просто смотрел на меня, не говоря ни слова. Или может быть, это я не могу его услышать?

Я не знала, как быть: признаться Дрэгону в том, что меня мучает, означало бы вызвать ненужное мне беспокойство и усиленный контроль. Хотя куда уж сильнее? И дело было не в отсутствии доверия, а страхе за меня, я это прекрасно понимала. Я успела отвыкнуть от чужой заботы, предпочитая рассчитывать только на собственные силы и интуицию. И сейчас она мне подсказывала — как бы я не решила поступить, кто-то обязательно пострадает. Но и бездействовать я больше не могла. Эти сны сводили меня с ума, заставляя в полной мере ощутить свою беспомощность и слабость. Я не поверила Дрэгону. Я чувствовала, что Кайл жив, и где бы он ни был сейчас, он испытывает адские муки. Или кто-то хочет заставить меня в это поверить, чтобы выманить из надежного укрытия? И если это ловушка, поведусь ли я на нее?

А еще было кое-что, пугающее меня больше кошмаров и неопределенности — осознание того, что я меняюсь. Изменения были едва уловимы и их удавалось легко скрывать, пока. Но те, кто меня близко знают могли что-то заподозрить. А Дрэгон всегда был рядом со мной…

Иногда мне казалось, что в углах моей комнаты сгущаются тени, и, сливаясь, двигаются прямо на меня, желая поглотить, растворить в себе. Ужасно было то, что мне не было страшно в тот момент. Наоборот — я жаждала этого как никто другой. Раствориться во Тьме, стать частью ее, совсем иной. Не испытывать больше страха, неуверенности и… любви.

Услышав в коридоре шаги Дрэгона, я успела прикрыть глаза и притвориться спящей. Дверь тихо открылась, и он вошел в мою комнату, куда переехал на следующий день после того памятного события…

— Аня! — в ночной тишине его голос раздался как гром, среди ясного неба. Мне понадобилось приложить усилие, чтобы не вздрогнуть.

— Я знаю, что ты не спишь. Нам надо поговорить.

— О чем? — не поворачиваясь, поинтересовалась я, чувствуя спиной его взгляд.

Он сел на кровать рядом со мной. Некоторое время он просто смотрел на меня, видимо не зная с чего начать разговор.

— Это на счет твоей семьи…

— Что с ними — моментально взвилась я.

— Они в порядке. Игорь позаботился об этом.

— Они что-то знают обо мне?

— Нет. Им ничего не рассказали, для их же безопасности. Не переживай. Кстати, — его голос слегка оживился, — за свою подругу тоже можешь не беспокоиться. Ньярлатхот рассказал мне как Хок сокрушался по поводу того, что ушлый майор не оставил ему никаких шансов.

— Молодец майор! — не сдержала я улыбки, — так держать!

Потом, задумавшись, уставилась на свое так и не снятое кольцо.

— Когда можно будет вернуться на Землю?

— Не скоро, — Дрэгон поднес руку к моим волосам. В последнее время я заметила, что он любит их перебирать и гладить. Удивительнее было то, что мне это начинало нравиться.

— Почему?

— Тебе все еще угрожает опасность.

— Если ты имеешь в виду Тирэна, то я прекрасно сознаю эту опасность. Но не могу же я всю жизнь скрываться в Лэнге? К тому же это ничего не даст. Он достаточно терпелив.

— Ты так хорошо его изучила? — голос Дрэгона стал глуше.

— Достаточно, чтобы понимать — он умеет ждать. Он ждал тысячи лет, чтобы отомстить. Он живет этим. И его чувство стало только сильнее.

— Судя по тому, чему я стал свидетелем, это не единственное чувство, которое владеет им, — тихо заметил Дрэгон. Его взгляд буквально прожигал меня насквозь. Из-за таких моментов я иногда старалась держаться от Владыки как можно дальше, но, как показало время, старалась недостаточно.

— Он не мог позволить мне вернуться и помочь Вуалу, — надеюсь, это не прозвучало как оправдание?

— Вероятно, так и было сначала. Но не забывай, любимая, что я видел его взгляд, когда уносил тебя.

— Взгляд?

— Он был как у существа, у которого забрали мечту.

— После твоих слов я чувствую себя невестой Франкенштейна, — усмехнулась я.

— Это еще кто?

— Не важно. Лучше тебе не знать. Я понимаю, что ты боишься за меня, и благодарна за заботу. Но вспомни — несколько лет я рассчитывала только на себя и не привыкла полагаться на кого-то. Это моя жизнь, и я вправе совершать свои собственные ошибки.

— Но не тогда, когда ошибки могут привести тебя к смерти, — возразил Дрэгон.

— Дрэгон! Это будет моя смерть, моя судьба!

— Что с тобой происходит? Ты ведешь себя странно!

— Я всегда веду себя странно, — возразила я, резко вставая.

— Постой! — Дрэгон не дал мне пройти, притянув и усадив рядом, — что ты задумала?

— С чего ты взял?

— Я чувствую!

— Ошибаешься! Я не строю никаких планов! — бросила я, вставая, и ускользая от него в купальню.

Никаких планов, — рассуждала я, задумчиво глядя на себя в зеркало, — положусь целиком на интуицию. Они меня не ждут, значит, у меня есть фора. Дело за малым — решиться на отчаянный шаг, или сделать вид, что ничего не происходит, и продолжать мучиться кошмарами и дальше. Вот только долго я не выдержу.

Я напряглась, когда в зеркале за моей спиной проскользнула какая-то тень. Движение было смазанным, и не уловимо человеческому взгляду. Но я заметила.

Или у меня глюки, или…

— Анна! Ты в порядке? — голос Дрэгона вывел меня из оцепенения, в котором я пребывала все это время. Наверное, показалось.

— Все хорошо, — откликнулась я, стараясь не задумываться о том, что для меня предпочтительнее: знать, что твой враг до тебя добрался, или что ты окончательно сошла с ума? Хотя когда меня это напрягало?


— Почему ты считаешь, что я поддержу тебя в этой авантюре? — Нами яростно сверлила меня взглядом. Предполагалось, что я должна была признать эту идею глупой и забыть о ней.

— Потому что такие авантюры в твоем духе, — спокойно ответила я.

— Это опасно.

— Догадываюсь.

— Это глупо.

— Знаю.

— И нечестно по отношению к твоему Владыке.

— Этот аргумент мы пропустим.

— Тогда я согласна. Но должна заметить, что ты делаешь самую глупую вещь в своей жизни.

— Позволь тебя поправить — одну из самых глупых вещей. А было их не мало.

— Верю. Как мы это преподнесем остальным?

— Разве нам нужно в чем-то отчитываться? Ты и я свободны. Наверняка, они пошлют охрану, но не думаю, что с ней будет трудно справиться.

— Ты собираешься их убить?

— На моей свести и так много смертей, — возразила я, — обойдемся без кровопролитья.

— Знаешь, — Нами задумчиво нахмурилась, — Ньярлатхот давно это утверждал, но я не хотела в это верить. А теперь уже не сомневаюсь.

— В чем?

— Ты ведь не Древняя. Точнее, не совсем. Ты не сильно изменилась после того, как получила Силу. Ты всегда была такой, еще человеком.

— Что заставляет тебя так думать? — удивилась я.

— Я не думаю. А просто это знаю.

Я слегка улыбнулась:

— Ну что же, ты разгадала мой ужасный секрет. Это что-то меняет?

— Не особо. Скажи, а ты его любишь?

Я обернулась к Нами, слегка склонив голову.

— Кого?

— Поняла. Вопрос снимается. Пойду, скажу Ньярлатхоту, что его воспитаннице не терпится посетить Грань. И, пожалуйста, никогда больше так не делай.

— Как именно?

— Не смотри на меня так, будто прикидываешь, что проще: объяснить или убить, что б не возиться.

— Извини, привычка.

— Да ничего. Забудем.


Ньярлатхот не возражал, хотя его разрешение для меня было лишь формальностью. Для нас было нежелательно, чтобы в самый ответственный момент кто-то вмешался.

Подходя к Грани, мысли стали наполняться образами из прошлого: неудачное покушение, Переход и путешествие по Грани, возвращение на Землю. Столько событий вместилось в такой короткий промежуток времени. Что ж, я тороплюсь жить, чтобы успеть закончить то, что задумала. Когда-то я просила Бога о счастье и любви. После смерти отца — чтобы не было хуже, но хуже стало, и я больше никого ни о чем уже не просила. Я брала сама. Сила, полученная мною благодаря странному стечению обстоятельств, дала мне такую возможность. Но я взяла себе слишком много, а за все, как известно, приходится платить. Я надеялась, что уже расплатилась собственной душой и человечностью. Но, как оказалось, этого мало. Кто-то там, наверху, или внизу, играющий нашими жизнями распорядился иначе, и теперь мне придется принести в жертву нечто большее, чем я рассчитывала. Тьма попробовала меня на вкус, и похоже, ей понравилось. Означает ли это, что скоро я стану ее частью? Не знаю. Но надеюсь, что у меня не останется времени, чтобы это узнать.

Жаль, конечно, что моими поступками движет лишь расчет и логика, хотя, на счет логики кто-то может поспорить. Но если это приносит пользу, то почему бы и нет?

— Ты уверена? — в который раз спросила Нами, выводя меня из задумчивого состояния.

— Нет, но другого выхода не вижу.

— Ты могла бы все объяснить Дрэгону, он бы понял.

— Не сомневаюсь. Он бы все понял правильно. Женщина, с которой он спит, и считает своей женой, постепенно превращается в нечто странное и доселе неизвестное. А еще, по ночам ей снится ее возлюбленный, который, как утверждает Дрэгон, давно мертв.

— Ты ему не доверяешь? — осторожно поинтересовалась Нами.

— Мне трудно доверять кому-то, кроме себя.

— Но ты же веришь Ньярлатхоту, Хоку и мне?

— Я на вас полагаюсь. Я готова доверить вам жизнь. Свою жизнь. Но сейчас речь идет о другом.

— Ты меня пугаешь.

— Себя тоже, поверь. Тирэн слишком сильно ненавидит Вуала. И теперь, когда во мне его Сила, его Тьма, пусть спящая до поры, я не знаю, как мне быть, что делать. Вуал помог мне осуществить мечту, и я не могу причинить ему вред.

— Ты сильная и справишься.

— Нет, если стану другой. Давай закончим этот разговор, Нами. Я не отступлюсь


Приблизившись вплотную к Грани, на несколько минут замерла, не решаясь сделать первый шаг.

— Что я им скажу? — голос Нами дрогнул.

— Что это мой выбор, — не оборачиваясь, ответила я.

— Он тебе этого не простит, — мне было понятно, кого она имеет в виду.

— Скоро для меня это будет уже не важно, — сказала я и сделала шаг.


Грань встретила меня оглушающей тишиной. Казалось, непроглядный мрак заглушал даже стук моего сердца. Когда-то ее создали, чтобы не дать Древним покинуть Лэнг, и до сих пор она исправно выполняла возложенную на нее миссию. Никто и никогда не мог ее пересечь и остаться в живых. Но однажды, мне это удалось. Совершенно случайно, попав сюда через Переход, которым я воспользовалась, мне повезло вернуться в Лэнг целой и невредимой. Теперь передо мной стояла совершенно иная задача — покинуть Лэнг, преодолев преграды, которые воздвигли Владыки тысячелетия назад. Йог-сотхотх не мог быть вызван из Лэнга, да и Вуал отказал бы в помощи, узнай он о задуманном мной. Значит, Грань была единственным шансом. Но что ждало меня впереди?

Я медленно продвигалась вперед, стараясь не сворачивать, хотя в непроглядной мгле это было не просто. Я вполне могла сейчас ходить кругами и даже не подозревать об этом. Не знаю, сколько времени бродила там, пытаясь найти выход. Постепенно, в мысли стали вкрадываться сомнения — а с чего я взяла, что отсюда вообще можно куда-то выйти? И если мне однажды получилось вернуться в Лэнг, может не стоит испытывать судьбу заново? А может и стоит? Эта мысль появилась, когда я почувствовала, как нечто буквально выталкивает меня из мглы. Миг — и я уже стою посреди непонятно чего непонятно где. После того, как мои глаза стали различать окружающий мир, я огляделась и слегка приуныла. Без сомнения, Лэнг мне покинуть удалось. Скорее всего, благодаря тому, что нас объединяет с Дрэгоном, я стала неуязвима для преград, которые предназначены удерживать Древних. Но как отсюда попасть на Тэрранус?

Может быть, мне нужно было думать об этом до того, как я оказалась здесь? Но ведь до сих пор я действовала именно так — полностью полагаясь на интуицию. До сих пор она меня не подводила, но теперь… Я оглядела странное место. Тусклый, безжизненный пейзаж пробуждал беспокойство. Не знаю причины, но почему-то мне захотелось покинуть это место немедленно. Что-то было не так, я это чувствовала, только не вполне отдавала себе отчет что? Память никаких ответов не давала, а мозг не подсказывал, поэтому, стараясь не брать в голову то, что не может быть сейчас прояснено, я двинулась дальше.

Голос возник в голове внезапно, уже привычно заглушая все остальные мысли:

— Меня ищешь? — он появился внезапно, из ниоткуда, и стал напротив меня, преграждая путь. Когда-то меня пугала даже возможность этой встречи, сейчас же я отнеслась к ней совершенно равнодушно.

— Извини, узнала не сразу. Ты изменился в худшую сторону. Выглядишь… мертвым, — я чуть наклонила голову, окидывая взглядом Азазота.

— Наверное, потому, что я мертв. И все благодаря тебе, — в голосе, вопреки ожиданию не был угрозы. Просто констатация факта.

— Не стоит меня благодарить, — сказала я, обходя неожиданную преграду. Но мне это не удалось. Как только я отошла на несколько шагов, Азазот снова появился передо мной. Было довольно мерзко видеть его в образе человека, которого он убил, чтобы завладеть телом. Хотя именно это и помогло мне когда-то победить.

— Чего ты хочешь? — буркнула я, начиная терять терпение.

— Тебя не интересует куда ты попала?

— Немного. Но если у меня нет шансов отсюда выбраться, думаю, что знание о месте пребывания не изменит ситуации.

— Мне жаль.

— Еще бы!

— Ты не поняла. Мне жаль, что я неверно оценил тебя. Нужно было действовать совсем по-другому.

— Не уверена, что хочу это знать, — я снова сделала попытку его обойти и снова неудачно.

— Стой! У меня мало времени. Здесь, в междумирье его никогда не бывает достаточно.

Он даже представить не мог, как заинтересовал меня этими словами.

— И что делает здесь твой призрак? Или как ты теперь называешься?

— Зови как хочешь. Это не имеет значения. Ты должна остановиться, — его рука сделала попытку схватить мою, но прошла насквозь, едва коснувшись моего тела. Рассказал бы кто другой — не поверила. Призрак моего мертвого врага пытается меня остановить. И что самое интересное — не угрожает, а просит.

— Почему? — заинтересовалась я.

— Это ловушка.

— Знаю.

— Знаешь и идешь?

— Кто, как не ты, убедился, что это вполне в моем стиле.

— Ты погубишь себя.

— Тебе то что?

— Ты погубишь Лэнг!

— Нет! Оставшись — вполне могу.

— Тебя ничто не остановит?

Я отрицательно покачала головой. Призрак замер, потом, сделав шаг ко мне, сказал:

— Всему приходит конец, но ничто бесследно не исчезает. Убив меня, ты освободила мой дух из заточенная, на которое я сам себя обрек. Но он не хочет свободы. Он хочет расплаты и доберется до тебя.

— Если ты о преданном тобою брате, то не стоит беспокоиться, я все знаю.

— Не все. Его Сила приводит в трепет, а беспощадность способна уничтожить все живое.

— Его предали те, кому он верил. Мне кажется, его злость понятна. Хотя временные рамки слегка беспокоят.

— Для ненависти нет ограничений. И пока жив хоть кто-то одной с нами крови, он будет помнить и мстить. И никогда не остановится.

— Я уже поняла. Но зачем это тебе?

— Древние были моим народом. Ты — моя кровь. Возможно, если бы все вернуть назад, я поступил бы также, но теперь, когда я мертв, а Вуал не способен помочь, ты должна знать, что тебе грозит.

— Я знаю. Не стоит говорить об этом, Азазот. Когда-то, ты совершил подлость, и теперь кое-кому придется из-за нее расплачиваться. И я близка к тому, чтобы начать отдавать долги.

— Ты глупа. Но, слушая тебя, я слышу Вуала. Что же, когда-то я тебя недооценил. Надеюсь, сейчас я совершаю ту же ошибку. Прощай, Дух Огня. Надеюсь, что мы больше никогда не встретимся.

— Прощай Азазот.

Призрак исчез, в мысли больше не лезли чужие голоса, а я по прежнему не понимала, куда и как долго мне идти. Но стоять и сокрушаться о собственной недальновидности было глупо, поэтому я ускорила шаг.

Междумирье — это место, без четких границ и пределов. Здесь нет людей, животных и растений. Лишь бесплотные духи и чувство обреченности, которое я не могу унять с тех пор, как попала сюда. Но вот, отойдя от Грани на достаточно удаленное расстояние, я смогла открыть Переход. Возможно, это и есть самая страшная ошибка в моей жизни, но если я не спасу Кайла, мне не будет смысла продолжать и дальше этот фарс под названием жизнь.


ХХ


Тэрранус

На данный момент передо мной отчетливо стояли две проблемы. Хотя нет, три. Кайл, Вуал, и как бы подольше оставаться собой. Первая в процессе решения, на счет второй я все еще питаю кое-какие наивные иллюзии, а вот третья…

Распрямив плечи, я огляделась по сторонам: Переход привел меня в редкий лесок с деревьями самых разнообразных сортов. Видимо благодаря возможности путешествовать по различным мирам, Владыки привозили оттуда всю растительность, которая могла удовлетворить их изысканный вкус. Опустив взгляд вниз, я вздохнула с облегчением — по крайней мере, трава здесь была традиционно зеленого цвета. Ну что же, небо голубое, солнце желтое, даже два солнца! Воздух свежий! Чего еще ждать мерзкой злобной твари из Лэнга, то есть мне, от этого мира? Ну да не будем загадывать!

Миг, когда я пожалела о порыве, приведшем меня сюда, давно прошел, и я уже трезво могла оценить ситуацию. Что не говори, но наиболее удачные и болезненные свои победы я получала, повинуясь сиюминутным порывам, а не четко продуманным планам. Хотя план всегда маячил где-то там, в стороне, не особо влияя на исход событий.

Вопреки моим ожиданиям, лес не закончился и через час стремительного бега. Не слишком хорошо ориентируясь на местности, я пробудила в душе воспоминания, не дававшие мне покоя ни днем, ни ночью. Кайл. Его голос, лицо, улыбка. Мне всегда казалось, что нас с ним связывает гораздо больше, чем постель или страсть. Я не могла бы это объяснить Дрэгону, да и самой себе. Просто знала — иначе нельзя.

Еще там, в мире Темной Звезды, я знала, что рано или поздно должна буду прийти сюда и спасти Кайла. Иной вариант событий лишь укрепил бы меня в уверенности, что яблоко от яблони падает не далеко, и я в полной мере унаследовала не только силу Вуала и Азазота, но и склонность предавать тех, кто мне дорог. Хотя в дебри этой мысли я постаралась не углубляться, представляя разгневанное лицо владыки Дрэгона, когда он обо всем узнает. Но ведь и у меня есть оправдание, хотя бы перед собой — у него был шанс рассказать мне правду, раз и навсегда разрешив мои сомнения. Но вместо ответа я получила по морде, значит, на подобные вопросы будем находить ответы самостоятельно.

Меня привел сюда кошмар, он же поможет найти место, где держат Кайла. Не знаю, сколько времени это займет, и удастся ли мне найти его живого, да еще спасти, но я сделаю все, что от меня зависит.


Лэнг


— Где она? — услышав пугающую мягкость в голосе Владыки, Нами с трудом подавила желание поежиться. А ведь Нисса ее предупреждала, а она не верила, что Дрэгон в один миг из покладистого милашки может превратиться в разъяренного зверя. Хотя, на его лице не было ярости. Но этот голос — спокойный, даже ласковый, мог напугать кого угодно. Вон, даже Ньярлатхоту приходится строить уверенную мину, хотя видно, как это ему не легко. А ведь знала же, что ничем хорошим это не закончится, но все равно пошла у нее на поводу! И не жалеет! Да что, в конце концов, он может с ней сделать?

Оказывается, может! Нами с тревогой увидела, что глаза Дрэгона потемнели, и как будто стали больше. Вскоре она уже не видела ничего, кроме этих глаз. Что-то ворвалось в ее мысли, без труда сметая все барьеры, которые она училась выстраивать на протяжении долгих веков, выворачивая из памяти то, что так отчаянно пыталась скрыть.

Придя в себя, Нами стала прислушиваться к гулким голосам, раздающимся над ней:

— Ты посмел!!! — возмущенный Ньярлатхота.

— Представь себе, — невозмутимый Дрэгона.

— Она могла пострадать.

— Я был тактичен. Настолько, что мы потеряли больше суток. За это время с Анной могло случиться что угодно.

— Но ты же слышал — это был ее выбор, и нужно его уважать.

— Осмелюсь не согласиться, — голос Дрэгона стал жестче, — не могу уважать глупость и безответственность своей нарины. На этот раз она зашла слишком далеко!

— Но причем здесь Нами? Она лишь выполняла приказание своей Повелительницы.

— С каких это пор Нисса стала пользоваться подобной привилегией, — саркастично спросил Дрэгон, — мне кажется, еще недавно подобная перспектива ее пугала.

— Ей пришлось пересмотреть взгляды на жизнь, — подала голос Нами, приподнимая голову и ища собеседников взглядом, — я не могла ей отказать.

— Не могла? Или не хотела? — вмешался Ньярлатхот.

— Да какая теперь разница, — Нами со стуком откинула голову на пол, — вы опоздали. А она всегда делает то, что хочет.

— Пора положить этому конец, — Дрэгон, развернувшись, двинулся к двери.

— Ты не сможешь ее остановить, — слишком поздно, — с чувством удовлетворения, смешанным с обреченностью заявил Ньярлатхот, — и подвергнешь опасности себя.

Ответом был громкий стук закрывающейся двери.


— Что он теперь знает? — Ньярлатхот склонился над Нами, проявляя заботу.

— Будешь добивать или поверишь на слово?

— Там посмотрим.

— Почти все.

— Почти?

— Кое-что удалось скрыть, — замялась Древняя.

— Что именно?

— Похоже, Нисса не в силах контролировать Обращение. Она чувствует, как ею пытаются управлять.

— Кто?

— Она не знает, и это ее пугает. А ты знаешь, какой она становится, когда боится чего-то по-настоящему.

— Знаю. Она нападает первой. Жаль Дрэгона — мальчик действительно переживает.

— Мы не должны его отпускать, — Нами, уже пришедшая в себя, с помощью Ньярлатхота устроилась в кресле.

— Это она тебе сказала?

— Она надеялась, что он как можно дольше ни о чем не узнает. Странно, что он начал ее искать так рано. Мы же вроде с тобой договаривались, Ньярлатхот?

— Я не знал, что вы задумали, а если бы знал, никогда не пошел на поводу. Какое безумие! — Ньярлатхот плеснул себе вина и сделал глоток.

— В твоем голосе нет гнева.

— Отчего же мне гневаться? Похоже, моя девочка избавилась от своего главного недостатка — сомнений, действует решительно и жестко.

— Да ты ею гордишься? — догадалась Нами, — но если она погибнет?

— Не забывай о моем Даре! — возразил Ньярлатхот, — иногда мне предоставляется возможность заглянуть в будущее. Она не погибнет. К сожалению, все намного хуже. Надеюсь, что я ошибся.

— Но почему ты не предупредил меня или Дрэгона раньше? Если ей что-то грозит, мы могли бы это предотвратить.

— Я чувствую опасность, но не могу определить, откуда она исходит. Нисса могла пострадать и здесь. Не забывай, на нее уже покушались.

— И ты ничего не предпримешь? — возмутилась Нами.

— Нет. Случится то, что должно. И никто ничего не сможет изменить, — отрезал Ньярлатхот, одним глотком осушая бокал.


Тэрранус

Мне пришлось преодолеть большое расстояние и потратить четыре часа, чтобы добраться до нужного места. Лес закончился и сейчас я стояла у его кромки, скрытая могучими деревьями, раздумывая, как бы попасть в город, не привлекая излишнего внимания. Да, я прекрасно могла маскировать свою сущность и отводить внимание. Внешность не выдавала во мне монстра, которым тут пугают не только детей, но и взрослых, но все же, я не слишком хорошо знала местные традиции и обычаи. Надо было конечно расспросить об этом Дрэгона, но нам было как-то не до разговоров. И теперь мне оставалось лишь надеяться, что довольно скромный плащ, черного цвета, полностью скрывающий фигуру не будет излишне выделяться среди жителей города.

Я конечно догадывалась, что этот мир не идеален… О том, что у них тут напряг с лицами женского пола мне было известно еще когда прорабатывала план по охмурению одного из Владык с целью законного брака и получению Силы. Но, как говорится, человек предполагает… В момент, когда свершалось это историческое событие, я была слегка не в той кондиции, чтобы оценить свалившееся на меня счастье по достоинству. Теперь же, со временем, когда я это счастье оценила, оно, наверное, мечтает воздать мне по полной и имеет на то полное право. Но я рискнула меньшим, надеясь на чудо. Дрэгон в безопасности — Лэнг скроет его и от мести Тирэна и от Владык. Тирэн не сможет здесь меня остановить, так как Врата для него до сих пор закрыты (по крайней мере, я на это надеюсь). Таким образом, как говорится — и волки сыты и овцы целы. Вечная память пастуху… Нда.

Любоваться красотами и техническими достижениями этого мира мне было недосуг, поэтому, стараясь держаться в тени, я передвигалась по городу, носящему название Мельнор — столицы мира Владык. Именно здесь размещался Совет Старейшин, дворец Правителя и… тюрьма, которая и была конечной целью моего путешествия. Хотя нет. Концом моего путешествия можно считать лишь возвращение домой, где бы этот дом сейчас для меня ни был.

Порадовавшись, что так благоразумно дождалась сумерек, и лишний раз убедившись, что темнота — лучший друг для тех, кто замышляет что-то противозаконное, я приблизилась к нужному мне зданию. Одно из солнц успело скрыться, а другое, теснимое луной, клонилось к горизонту. Да уж, мне еще не приходилось никогда видеть на небе одновременно три светила. Отвлекшись от завораживающей картинки, я сосредоточилась на том, что мне сейчас предстоит. Нечастые прохожие не давали мне возможности вынырнуть из закоулка, в котором я скрывалась. Рассматривая их, пыталась сравнить жителей Тэррануса с теми, кого я уже знаю. Мне было известно, что этот мир принял Владык много тысяч лет назад, после одного неприятного инцидента, имевшего место в истории народа, разделившего их на три враждующие расы. Тэрранус был главным миром, откуда Владыки тысячелетия назад совершали первые попытки путешествий по мирам, исследование других рас. За это время многие из них нашли себе пристанище далеко отсюда, однако при этом беспрекословно подчиняясь Совету и Правителю Тэррануса. Ну, почти беспрекословно, почти все. Странная особенность этой расы — у них не рождались девочки, заставляло мужчин искать себе суженных далеко за пределами их мира, что, видимо негативно сказалось на умении некоторых из них вести себя с женщинами. Но это так, мое личное, небеспристрастное мнение.

Постепенно опасение, что я буду здесь слишком выделяться, меня оставило. А увидев, как много Владык предпочитают широкие темные плащи, я и вовсе успокоилась, обдумывая план, как пробраться внутрь. Пробраться, найти Кайла, вытащить его из сарона, покинуть тюрьму, а потом, совсем просто — открыть Переход и оказаться в Междумирье. Остался сущий пустяк — все это сделать, и как можно скорее, а то у меня какое-то странное чувство…

— У даймины проблемы? — голос раздался над ухом неожиданно, отрывая от мыслей. Я резко обернулась и увидела мужчину, чуть выше среднего роста, бритоголового, в знакомой форме гвардейца.

— Нет, — голос звучал глухо, я старалась слегка его прощупать, чтобы убедиться, что он не опасен. Я убедилась, он — опасен. Ему показалась подозрительной неподвижная фигура, замершая в переулке, и он решил проверить… Проверил. Мне не потребовалось много времени, чтобы смести слабый блок и влезть в его разум. Ничего серьезного предпринимать не пришлось — легкое внушение заставило его смотреть на меня с меньшим подозрением, а через минуту, я в сопровождении гвардейца была препровождена в вожделенное здание, и даже не в качестве заключенной.

Я отдавала себе отчет, что особо опасных преступников, к коим относился Кайл, не могли держать на виду у остальных Владык, пусть и гвардейцев. Но здание тюрьмы было одно, и именно сюда меня сюда влекло нечто, не дающее покоя уже много дней.

Я избавилась от Владыки, приказав ему вернуться на место и не мешать. К счастью, он был достаточно молод и не обладал Силой, способной мне противостоять, а то бы весь мой план сошел на нет.

Нижний уровень — мне нужно было попасть именно туда, по возможности не наделав шума, без лишних жертв. Но проникнуть туда, не миновав кучу охраны, не представлялось возможным. Единственное, на что я надеялась — это вентиляционная шахта, и план здания, вырванный из мыслей гвардейца. Датчики слежения отключит Владыка… надеюсь, отключит. Что же, значит пора.

Выпустив когти, я вырвала решетку из рамы и не без труда протиснулась в узкое отверстие. Теперь, главное не пропустить нужный поворот.


Он находился здесь уже две недели. Угораздило же его пренебречь предупреждением отца и советами друзей, и, вернувшись домой, попасть прямо в ловушку. Его семья была обвинена в заговоре против Правителя, отец в заточении, а его, похоже, скоро ждет показательный суд и приговор, которого в тайне страшится каждый житель Тэррануса — сарон. Но пока еще этого не случилось, Аэрон делал все возможное, чтобы избежать подобной участи. Два побега закончились побоями и карцером, третий, по-видимому, так и останется несбыточной мечтой, учитывая его раны и то, что он был закован в браслеты, полностью лишающие жертву сил. Подавив стон, он уставился на открывшуюся дверь. Ну вот, опять. Выдержит ли он очередные побои? Или на этот раз ему все-таки придется умереть, так и не узнав, что стало с его семьей?

Аэрон, выпрямившись, встретил гостей презрительной улыбкой, так и не сошедшей с губ после серии ударов, наносимых его палачами. Он выдержит! И не такое переживал. Главное — не сдаваться, что бы ни случилось. Не сдаваться! — прошептал он, теряя сознание. Стук двери, возвестивший о том, что визитеры покинули его камеру, привел Аэрона в чувство. Сплюнув кровь и потрогав языком разбитую губу, он, внезапно замер, привлеченный непонятным шумом. Шорох, исходящий от дальней стены, постепенно двигался в его направлении. Успев подумать, что не мешало бы в следующий раз намекнуть его визитерам о яде для грызунов, он стал свидетелем того, как решетка на потолке, прикрывавшая вентиляционное отверстие, дрогнув, прогнулась и с металлическим грохотом свалилась на каменный пол. Вслед за решеткой, даже слегка опережая ее, с уже другим звуком, больше похожим на нецензурную брань, на тот же пол упало нечто темное и пыльное, напоминающее очертаниями тела человека. Комок, чихнув, ругнувшись еще раз, встал и попытался избавиться от опутавшего его плаща. Точнее, ее, поправил себя Аэрон, с удивлением видя перед собой молодую рыжеволосую девушку. Девушка, избавившись от тряпки, мешающей ей, наконец, оглянулась. Когда ее взгляд наткнулся на скованного мужчину, она слегка отшатнулась, но уже через секунду со странным интересом принялась его изучать. Делая шаг к нему, она наступила на решетку и поморщилась.

— Не туда свернула, — пояснила она молчащему пленнику.

— Сочувствую, — ответил Аэрон, оглядывая девушку более внимательно. Что-то в ней его смущало, только он не мог понять — что.

— Я была бы вам чрезвычайно благодарна, если бы вы подсказали мне, как пройти на нижний уровень.

Аэрон, дернувшись, едва удержался, чтобы не хмыкнуть от этих слов, сказанных таким серьезным тоном, но любое движение причиняло боль.

— О, вижу у вас своих проблем выше крыши, — девушка подошла почти вплотную, — предлагаю сделку.

— Какую? — настороженно поинтересовался Аэрон.

— Я вас освобождаю, а вы показываете мне место, где содержаться приговоренные к сарону.

Аэрон поражено глянул на нее:

— Это безумие!

— А что вы теряете? — полюбопытствовала рыжая.

— Похоже, что уже ничего, но зачем это вам?

— Считайте это моим маленьким капризом.

— Из-за него вы хотите рискнуть жизнью и проникнуть в самое охраняемое место?

— Особой охраны я пока не видела.

— Вам повезло. Или все куда сложнее. Зачем вам нужно к смертникам?

— Проверить на себе одну аксиому. Говорят оттуда невозможно сбежать.

— Что? — не сообразил пленник, — вы хотите устроить кому-то побег? Это безумие!

— Вы повторяетесь, — поморщилась девушка. Ее серые холодные глаза, казалось вонзались Аэрону прямо в душу. Ему стало неуютно.

— Да или нет? Вы согласны?

Аэрон понял, что если отведет взгляд от ее глаз, это будет демонстрацией слабости. Но видеть в ее глазах разверзнувшуюся бездну было тяжело.

— Кто ты? — прошептал он.

— Не важно. Здесь и сейчас для тебя это не важно, — девушка прикрыла глаза, и через пару секунд снова посмотрела на Аэрона. На этот раз ничего пугающего он не увидел. Наверное, показалось, — решил он.

— Вы правы, — сдался пленник, — я согласен. Но меня не так-то просто будет освободить, к тому же, я ранен, и силы на восстановления появятся не скоро.

— Дело поправимое, — девушка с улыбкой прикоснулась к кандалам, и через минуту пленник был свободен.

— Жжет! — девушка с интересом окинула взглядом собственные руки на которых расцветал ожег, вызванный враждебной магией, — ну да ладно.

Качнувшись, освобожденный пленник тяжело навалился на девушку, едва не свалив ее с ног, но каким-то чудом она удержалась и осторожно опустила его на пол.

— Меня зовут Анна, — она низко склонилась над Аэроном, — расслабьтесь и получайте удовольствие. Я попробую вам помочь.


Через полчаса я и мой новый спутник, воспользовавшись тем же путем, каким я попала в камеру, покинули ее. Аэрон был еще слаб, так как у меня не было времени, чтобы заняться им всерьез. Слегка залечив тяжелые раны, легкие я оставила на потом. Несчастный был так избит, что его лицо до сих пор представляло собой жуткую смесь багрово-синих тонов. Но силы постепенно возвращались к нему, и он мог идти, то есть ползти, без моей помощи, что чрезвычайно меня радовало. За все время нашего передвижения мы останавливались четыре раза, боясь привлечь внимание патруля. Наконец, часа через три наши крысиные бега завершились. Точнее, закончилась шахта, по которой мы могли незаметно передвигаться по территории. Теперь все, что нам оставалось, это покинуть безопасное место и выйти в коридор. К счастью, до пункта назначения оставалось не так много, и несколько минут спустя мы стояли у двери, которую так часто видела во сне.

Я услышала возглас Аэрона на секунду позже, чем почувствовала чужое присутствие. Патруль из трех человек, в темных одеждах. Не гвардейцы. Черт! Владыки, и довольно сильные. Я знала, что все просто быть не может. Интересно, меня специально пустили так далеко?

— Аэрон, — раздался голос первого из Владык, — не хочешь познакомить нас со своей спутницей?

— Не сегодня, — Аэрон выступил вперед, закрывая меня от наступавших, — у нас другие планы.

— Как жаль, что их придется нарушить! — в полумраке коридора блеснул меч, — ты же понимаешь, с тобой никто не будет церемониться, а вот даймине жизнь придется сохранить.

— Ну, нет, — возникла я из-за спины Аэрона и, вспомнив легендарную Сарочку, добавила, — погром — так для всех!

— Все, что пожелает даймина, — улыбнулся второй, видимо уже определивший меня в спарринг-партнеры.

Одно вызывало удивление: почему мечи? Неужели здесь Владыкам не позволено пользоваться силой?

— Под зданием находится несколько открытых туннелей Перехода. Применение силы может их сбить, — пояснил Аэрон, видимо увидев мое удивление.

— Нам-то что?

— Вся Сила глушится мощным излучателем. Чем ближе к Переходу, тем меньше Сил ты способен использовать.

— Зашибись! — порадовалась я такой неожиданной новости.

Но времени на беседу не было, а «мой» Владыка подошел ко мне уж слишком близко.

— Вижу, даймина не вооружена, — скривив губы в ехидной усмешке начал он, — будет жаль поранить это тело.

— Пусть это вас не смущает, — стремительно рванувшись, я постаралась нанести ему удар ногой, но атака была отбита, а я отлетела, вмазавшись в стену.

— Как скажете, — бросил Владыка, кидаясь на меня. Я едва успела рассмотреть, как Аэрон схватился с двумя противниками, у меня даже было время ему посочувствовать, секунды две. А потом все мои мысли занял тот, кто с таким азартом стремился меня пошинковать.

Именно теперь, схватившись в узком коридоре с вооруженным Владыкой, я почувствовала искреннюю благодарность к Ньярлатхоту, считавшему, что мечи — оружие для низших. Благодарность и сожаление, что у меня в руках сейчас нет такой же железки. Да, пока что я справлялась, и даже неплохо, учитывая с какой скоростью, заживали мои раны, нещадно наносимые противником. Но, тратя весь внутренний резерв на залечивание ран, лишенная возможности использовать все Силы для борьбы, я стала уставать. Владыка, даже один, не может сравниться с кучкой бандитов из Организации, с которыми я без труда справилась на Земле, да и с кугарудами мне было куда легче. А, учитывая, в каком состоянии находится Аэрон, у меня были все шансы скоро заполучить на свою голову еще двоих противников, так сказать, по наследству от раненого Владыки.

Бой длился несколько минут, а мне казалось, что прошли часы. Сил катастрофически не хватало, а раны и порезы стали заживать все медленнее. Наконец, отбив мою атаку, Владыка сделал неожиданный выпад и пронзил меня мечем.

— Не знаю, кто ты, но бьешься хорошо, — голос раздался откуда-то сбоку, — жаль, что придется отдать тебя ему. Могли бы найти общий язык.

— Перебьешься, — буркнула я, стараясь удержаться на ногах и привыкнуть к боли, обжигающей мою грудь. Владыка не спешил вынимать меч из тела, напротив, он с интересом смотрел на меня.

— Ты знаешь правила дуэли?

— Что-то припоминаю. Вот только возможности у нас не равные, — голова шла кругом, хотелось просто сползти по стеночке на пол, и тихо умереть.

— К сожалению, — искренне пожалел Владыка, — он так и не сказал, кто ты. Но ждали тебя уже давно.

— Торопилась, как могла, — глаза закрывались сами собой, боль стала уходить на второй план, появилось чувство легкости. Ясно, потеря крови превысила допустимую норму, Сил на восстановление взять не откуда, и сейчас я постыдно грохнусь в обморок.

Внезапно гул в ушах перебил другой голос, видимо только что составившего нам компанию:

— Что же вы держите гостью на пороге? Как не вежливо с вашей стороны, Владыка Майлз. Кажется, я приказал привести ее ко мне, как только она появится.

С трудом разомкнув глаза я уставилась на нового участника событий. Высокий, седоволосый, на вид лет шестидесяти. Светлые глаза, с интересом смотрящие на открывшуюся ему картину.

— Они стали сопротивляться, пришлось применить силу, — пояснил Владыка Майлз, все еще не спешащий вынуть из меня свой меч.

— Вижу, — новый участник подошел ко мне ближе и улыбнулся, — я долго ждал нашей встречи. Но ты не спешила. Пришлось поторопить. Наверное, ты обо мне уже слышала?

И увидев, что я никак не реагирую на его слова, он добавил:

— Я правитель Тэррануса, Владыка Клайвер.

— О, так значит, вас повысили, — скривилась я, — когда-то вас называли просто Советник. Совесть не мучает? Или для таких паскуд как вы это слово незнакомо?

Ответа я не слышала, точнее, ответом стало движение Клайвера, вырывающего из моей груди меч. На этот раз я окончательно провалилась в забытье, так похожее на смерть.


XXI


Тэрранус

Я шла вдоль дороги, не зная куда. Давно покинув город, я брела все дальше и дальше, без цели и смысла. Вокруг было совершенно пусто, как будто мир вымер уже давно. Высохшие деревья и выгоревшая трава представляли унылый пейзаж. А еще солнце, раскаленное, безжалостное, по капли высасывающее жизнь из моего мира.


— Что с ней? Она умерла? — бывший советник склонился над пленницей.

— Нет. Все идет как мы и предполагали. Она в коме и видит сны. Очень реалистичные сны.

— Как много времени это займет? — небрежно поинтересовался Клайвер.


Это появилось внезапно: сначала просто яркая точка, растущая на глазах, постепенно занимающая весь обзор, уходящая за горизонт. А потом была вспышка, всколыхнувшая небо и огненная пелена, вмиг охватившая мой мир. Земля умирала, медленно и мучительно. Огонь, охвативший ее, уничтожал последнюю надежду на спасение для тех, кто еще в это верил.


— Не могу сказать точно, — маленький и худой мужчина скользнул взглядом по приборам, — я ученый, а не палач. Быть и тем, и другим я не могу…

— Оставьте свое мнение при себе! — резко перебил бывший советник.

— Я не знаю, сколько времени это займет с ней, — вздохнул врач, — до сих пор мы применяли такое только на Владыках и людях. Но никогда на ком-то подобном ей. Невероятный экземпляр!

— Она совершенство! Идеальное оружие. Столько лет бесполезных поисков и экспериментов, а все, что надо было сделать — свести вместе Владыку и этого монстра, — он почти с любовью взирал на бледную девушку, лежавшую на столе. Ее руки и ноги были надежно закреплены, не давая жертве возможности сделать ни малейшего движения, лоб стягивал ремень.

— Вы уверены, что сможете ею управлять?

— Уверен, — отрезал Владыка, — нам пришлось уничтожить много потенциальных Древних, чтобы найти ключ к этой твари. Оказывается, даже у нее есть слабое место.

— Неужели воспоминание о гибели мира способно настолько искалечить разум, чтобы ею можно было управлять?

— Не воспоминания, — возразил Владыка, — а реальность. Для нее все, что она сейчас видит так же реально, как для нас происходящее в этой комнате. Осознание того, что она опоздала, не смогла сделать то, что хотела, уничтожит ее. Разум этого существа пошатнулся уже давно и то, что происходит теперь в ее видениях, окончательно закрепит наш успех.

— Владыка! Разрешите вопрос? — несмело обратился врач к бывшему советнику.

— Спрашивай.

— Этот эксперимент вы начинали с Владыкой Августосом. Почему он сейчас не с нами?

— Владыка Августос слишком болен, чтобы присутствовать при эксперименте. Он присоединится к нам позднее, — что-то в голосе Владыки Клайвера заставило его помощника сжаться от страха. Он давно слышал странные слухи об ужасной судьбе, постигшей его предшественника, но предпочитал не задумываться об этом. Так проще и есть шанс остаться в живых. Хотя…


Мое сердце замерло. Все вокруг пылало огнем, а я дрожала от холода. Было больно и страшно. А еще я чувствовала, как с каждой минутой меня покидает надежда на спасение. Самый страшный кошмар становился явью — мир погиб, а все остальное — чудесное избавление, Древние и новая сила, Владыки и Йог-сотхотх. — это всего лишь иллюзия. Бред воспаленного мозга, ошибка ничтожного человека, посягнувшего на то, чего никогда не могло быть…


— Передатчик на полную мощность, — отрывисто приказал Владыка.

— Это ее убьет!

— Не перечь мне! Она все еще сопротивляется! У нас мало времени — либо умрет, либо покорится.


Огонь утих, лишь кое-где виднелись яркие всполохи ускользающего пламени. Не осталось даже развалин. Выжженная пустыня и пепел того, что раньше было жизнью. Только шорох шагов и пыльная обувь… Откуда здесь пыль? Черная пыль…


— Владыка, — снова робкий голос врача, — она умирает. Вы ускорили процесс в десятки раз. Мощность предельная. Вы выжгите ей мозг!

— Я должен быть уверен, что она подчинится мне. Память должна быть полностью уничтожена!

— Вы уничтожите ее саму, — слабо возразил помощник, — чтобы она вам покорилась, она должна быть разумной, а то, что сейчас происходит, делает из нее растение. Неужели вам нужен зомби? Его нельзя подчинить!!!


Я слышу голоса… Они все здесь. Те, кого спасти я так и не смогла. Они говорят со мной, и я их слышу и понимаю. Они говорят мне о доме, куда я должна вернуться. Там меня ждут, там есть место для таких как я…


— Пора! — резко отдал приказ Владыка Клайвер. Помощник несмело подошел и отключил передатчик. В комнате на какое-то время наступила оглушающая тишина.


Таких как я, мертвых. Призраки. Вокруг меня призраки и они хотят, чтобы я осталась здесь с ними. В месте, где так спокойно, где все плохое уже произошло, и никогда больше не повторится. Тишина и покой. Мертвый мир. Проклятый мир. И я проклята, потому что все еще цепляюсь за ничтожную ниточку, удерживающую меня на грани безумия.

Тонкая нить, которой ни за что не выдержать груза отчаяния и разбитых надежд.


— Она нас слышит?

— Попробуйте поговорить с ней. Она должна вас слушаться.

— Теперь я ее хозяин, — странная улыбка исказила лицо Владыки. Увидев ее, помощник предпочел отойти в сторону. Он давно подозревал, что за то, что они сотворили, он лишится жизни, но почему-то в этот момент он меньше всего боялся умереть. Его пугала не смерть, а Владыка Клайвер, уже давно перешагнувший тонкую грань добра и зла. А еще ему было немного жаль эту тварь, хотя сейчас она совершенно не была похожа на то, чем их пугали с раннего детства.

— Открой глаза, Тварь! — нетерпеливо произнес Клайвер.

Некоторое время пленница не реагировала, шли секунды и Владыка стал терять терпение. Помощник едва успел перехватить его руку, занесенную им для удара.

— Остановитесь! Смотрите!

Пленница медленно открыла глаза. Взгляд был четким и пустым. В нем больше не было ни мыслей, ни чувств, ни души. Один холод и безразличие к окружающему миру.

— Получилось! У нас вышло! — торопливо начал помощник, и замолчал. Возможно, у них получилось покорить разум Твари, оставив ей жизнь. Вот только он не был уверен в том, что это принесет им какую-то пользу. Пленница имела вид полной идиотки: бессознательно глядя сквозь склонившегося над ней Владыку, ее губы скривились в глупой улыбке.

— Не может быть! Неужели все напрасно? Посмотри на эту кретинку — она того и гляди, начнет слюни пускать! Что-то пошло не так! Ты испортил этот материал!

Владыка гневался, и помощник не знал, как пережить его гнев. Между тем, пленница, попытавшись встать и поняв, что это сделать не возможно, стала издавать жалобные звуки.

— Что такое? — брезгливо спросил Владыка, удивленно глядя на пленницу.

— Она плачет, — пояснил помощник, — похоже, что она растеряна и напугана.

— Плевать! Я хочу знать, когда она будет готова?

— Не знаю, не уверен. То, что вы хотите сделать потребует от нее хоть какого-то проблеска разума, но сейчас трудно сказать, способна ли она на это.

— Мне нужен результат, — отрезал Владыка, — безразлично как, но к завтрашнему дню она должна быть готова. Иначе, мне придется избавляться уже от двух трупов.


Шаги Владыки Клайвера стихли в коридоре, и в комнате воцарилась тишина, изредка нарушаемая всхлипами пленницы.


Владыка Майлз вошел в свою комнату, небрежно кинув меч на стол. На лезвии все еще виднелась кровь его противницы. Впервые в жизни он не знал, что делать. Владыка догадывался, что Правитель задумал нечто ужасное, но с детства привыкший безоговорочно верить и подчиняться, как и любой воин Тэррануса, не мог тому противоречить. У него и в мыслях такого не возникало. До сих пор. Пока не получил приказ найти и изловить своего бывшего приятеля, с которым они столько лет учились боевому искусству. Изменник — возможно, раньше он никогда не задумывался о истинности подобного обвинения. К тому же та девчонка, которую они ждали уже несколько недель. Кто она? И почему представляет такую ценность для Клайвера?

Майлз никогда не шел против собственных принципов, но в этот раз, подчиняясь приказу, вынужден был это сделать. Атаковать с оружием в руках безоружного, беззащитного и раненого противника было не в его правилах. Подумав о девушке, оказавшей неожиданное сопротивление, он невольно притронулся к переносице: а ведь сломала! Хорошо, что он быстро восстанавливается.


Аэрон снова пришел в себя. Ночь заканчивалась, и начинался рассвет. Он всегда знал, чувствовал смену дня и ночи. А еще он знал, что на этот раз ему не спастись, как не спастись и той странной девочке, которая попыталась поспорить с судьбой. Сумасшедшая! На что она надеялась? Неужели искренне думала, что ей удастся кого-то спасти? Она не производила впечатление полной дуры. Немного психованной, но не дуры. И дерется неплохо. Выстоять против Майлза может не каждый, а победить в поединке воли еще не удавалось никому. Ей это удалось. И если бы не появление Правителя, возможно, она бы смогла спастись. Разумеется, одна, без него и того счастливчика, за которым она пришла в это место. Владыка Аэрон напрягся, услышав тяжелые шаги, приближающиеся к его камере.


— Вы хотите сказать, что ЭТО меня понимает? — Клайвер зло оглядел результаты деятельности своего помощника за прошедшую ночь. Без сомнения, тому удалось многое: заставить тварь стоять прямо, выполнять простейшие команды — встать, лечь, сидеть. Да уж, его помощник не отличался оригинальностью мысли и мастерством дрессировки. Но, по крайней мере, Владыка убедился, она выполняет команды безоговорочно, не задумываясь. А значит, еще все может получиться.

— Иди сюда, — потребовал Владыка.

Девушка подошла на расстояние вытянутой руки и замерла, бесстрастно ожидая распоряжений своего хозяина.

— Возьми это, — он протянул ей свой меч, нетерпеливо отмахнувшись от попробовавшего возразить помощника.

— А теперь, убей его, — злобно улыбаясь, приказал Клайвер, кивая на оторопевшего ученого.

— Нет, прошу вас! — попытался возразить тот.

— Убей его, — повысил голос Владыка, — отступая в сторону и давая девушке беспрепятственно подобраться к своей жертве.

Девушка, сжав крепче рукоять меча, двинулась к цели. Цель, что-то вскрикнув, начала отходить от нее. Развернувшись, помощник попытался покинуть комнату, но не успел. Резкий взмах меча, и окровавленное тело бесшумно опустилось на пол. Повернувшись лицом к Владыке, девушка замерла, в ожидании следующего приказа.

— Великолепно! — похвалил ее Владыка, — так просто! Не то, что с Владыкой Августосом. Не пришлось задействовать Барзаи.

— А теперь, ты пойдешь со мной и сделаешь то, чего я ждал столько лет.


Своды громадного зала, казалось, давили со всех сторон. Аэрон сдержал невольное желание повести плечами и распрямить затекшие суставы. Будучи скованным по рукам и ногам, он не мог сделать ни одного лишнего движения, укрывшегося от глаз его стражей. Но вот говорить ему никто не мог запретить, точнее, мог, но все запреты он игнорировал, мужественно терпя удары и сплевывая кровь.

— Ты беспокойный пленник, — раздался голос Правителя Клайвера.

— Стараюсь.

— Неужели преданность семье стоит больше, чем моя милость?

— Спрашиваешь! Гораздо больше, — пленник постарался извернуться, но, получив очередной удар, удовлетворился презрительными взглядами, бросаемыми в сторону бывшего советника.

— Что же, так тому и быть. Ты мне подходишь.

— Да я везде нарасхват. А… э… в каком плане? Никого не хочу обидеть, но я очень консервативен в некоторых вопросах…

— Заткните его, — поморщился Владыка, и повернулся к открывшейся двери.

В проеме появились двое стражников, ведущие под руки знакомую фигуру. Подойдя к ней, Клайвер, откинув с ее лица капюшон и взяв за руку, подвел к центру залы.

— А теперь, ты кое-что для меня нарисуешь, Тварь! — приказал он, вручая девушке кинжал.

— Ты так обходителен, — последовало замечание неугомонного пленника.

— О, кто снова подал голос! — подойдя Клайвер с силой сжав подбородок Аэрона, посмотрел ему прямо в глаза.

— Когда ОН поймет, что я с тобой сделал, то получит самый страшный удар в своей жизни. Особенно, узнав подробности происшедшего.

— А теперь, — он снова обратился к неподвижной девушке, — ты создашь пентаграмму и вызовешь Йог-сотхотх, используя его кровь.

Он кивнул на все еще ухмыляющегося Аэрона, но когда пленник увидел выражение лица девушки, ему стало не по себе. Он понимал — с ней что-то сделали. А еще он понимал, что она полностью подчиняется Клайверу, и, похоже, он сам доживает последние минуты своей не совсем путной жизни.


Владыка Майлз напрягся, услышав странный шорох в углу комнаты. Он не помнил, когда отключился, но сейчас, открыв глаза, понял, что лежит полураздетый в кровати. Раны и ушибы больше не беспокоили, рукоять меча приятно холодила ладонь. Вслушиваясь в темноту какое-то время, он уже было решил, что ему показалось, как внезапно на него навалилась темная масса, лишая возможности двигаться. Меч был вырван из рук, а неведомая сила пришпилила его к кровати. Сбоку раздался тихий голос:

— Ты спрашивал, как далеко я готов зайти? Достаточно далеко. Только ты можешь этого не увидеть.

— Дрэгон! — мрачно проговорил Майлз.


Смотря в ее пустые глаза, Аэрон испугался по настоящему. Нет, не смерти, а того, что, возможно, будет ей сопутствовать. Он еще не совсем понимал, для чего Клайверу Йог-сотхотх, но отдавал себе отчет, что как только Врата откроются — пути назад не будет ни для кого. Аэрон напряженно следил за действиями девушки, и ему потребовалось собрать все свое мужество, чтобы не отшатнуться, когда она поднесла лезвие кинжала к его запястью. Боли он не почувствовал, лишь ярость и желание вырваться из сковывающих его пут и разделаться с как можно большим количеством врагов, прежде чем умереть самому. Кровь тонкой струйкой стекала по кисти в подставленный кем-то из стражей небольшой кубок. Наполнив его до краев, девушка оставила свою жертву, и так же безразлично подошла к месту, на которое ей указал Клайвер. Некоторое время ей понадобилось, чтобы начертить пентаграмму. Сделав это, она замерла у края круга. Кубок с остатками крови, со звоном выпав из ее рук, покатился под ноги бывшему советнику. Бледный, но злой Аэрон снова уставился на Клайвера:

— И что дальше? Прикажешь своей марионетке меня убить?

— Почти! — Клайвер подошел к нему поближе, — ты как никто другой подходишь на роль жертвы. Совсем скоро Врата откроются, и я завладею Силой Йог-сотхотха. После этого ничто не сможет меня остановить.


Аэрона подвели к Вратам, заставив стоять рядом с неподвижной девушкой. Она сделала шаг, разделявший их и, соединив их руки, нанесла себе рану. Кровь, закапав на рисунок, наполнила Врата Силой. Послышался тихий монотонный голос, произносящий слова вызова. Через минуту пентаграмма засветилась ярким светом. Казалось, внутри происходило какое-то движение. Пространство, всколыхнувшись, выпустило Силу, таящуюся внутри.

— Опомнись! — прошептал пленник, не сводя с Анны глаз, — борись, прошу тебя!

Она резко повернулась к нему. Внезапно, ее взгляд стал четким и ироничным. На губах заиграла странная улыбка. С силой, схватив Аэрона, она втянула его в круг. Клайвер, осознав, что его план провален, с криком: "Убить обоих!" кинулся к Вратам, пытаясь достать беглецов, но был отброшен защитным полем.


Внутри было тихо. Защищенные Йог-сотхотхом, они были в безопасности от враждебной Силы и злобы врагов.

— Как? — Аэрон не мог подавить удивления, смотря на Анну, — ты же была…

— Полной идиоткой? — подхватила она улыбаясь. Освободив его от кандалов, она пояснила, — ты никогда не косил от армии? Главное здесь не переборщить. Пару раз я уж было испугалась, что Советник прикажет пустить меня в расход, как не соответствующую возложенной на меня миссии.

— Армии? — недоуменно повторил Аэрон.

— Не я, — разъяснила она несообразительному Владыке, — палата, в которой лежали призывники в неврологическом отделении нашей больницы. Один из них даже не притворялся. Тогда-то я поняла, что пустой взгляд и слюна изо рта вполне способны дать отсрочку на год.

— Ты-то, что там делала?

— Мне нужно было освобождение от экзаменов, выпускных. Мне его дали.

— Ты больная на голову!

— О, ты жил на Земле?

— Психопатка! Тебя могли убить! Лишить остатков мозгов! Окончательно!

— Но ведь сработало! Нельзя свести с ума того, кто уже…

— Верно, девочка, — послышался спокойный голос Вуала, — но все же, это было рискованно! Ты не должна была все это затевать.

— Кто это? — Аэрон огляделся по сторонам.

— Тот, ради кого мы все здесь собрались. Вуал — дух Йог-сотхотха. Он брат Азазота и мой далекий предок.

— Так ты Древняя? — Аэрон слегка изменился в голосе.

— А ты не догадывался? Впрочем, это не удивительно.

— И что теперь? — Владыка напрягся, — продолжишь работу начатую Клайвером?

— Ну что ты! Как можно! — Анна повернулась к сгущавшейся рядом с ними тени.

— Нет! — голос Вуала был непривычно грозен.

— Я ведь еще ничего не просила!

— Я знаю все, о чем ты думаешь, и мой ответ — нет.

— Это единственный способ. К тому же, я обещала тебе!

— Ты глупа, если думаешь, что я приму эту жертву!

— Но выхода нет! Ты сможешь им противостоять, возродить свой мир. А я свою миссию выполнила. Я нашла для тебя жертву. Только не забывай, о чем я тебя просила!

— Нет! — тень метнулась к девушке, но было уже поздно. Аэрон, не понимая, что происходит, с ужасом смотрел, как тонкий кинжал пронзает сердце девушки, и она падает в центр пентаграммы. Кровь заливает рисунок, впитываясь внутрь Врат, которые высасывают ее жизненные Силы.

Опустившись рядом с ней на колени, Аэрон пораженно взглянул на тень, становящуюся с каждым мгновением все материальнее. В конце концов, неясные очертания полностью сформировались в высокую фигуру рыжеволосого мужчины, с холодными серыми глазами. Он был точной копией Анны, в мужском варианте. Как будто брат и сестра. Близнецы. Мужчина бросился к лежащей девушке и слегка приподнял ее голову.

— Нет! Только не ты! Как ты могла так поступить? Зачем?

Аэрон увидел, как по лицу Вуала пробежала слеза.

— Вы обманули меня, — послышался слабый голос Анны, — ни один аватар не был бы способен вернуть тебе жизнь, будь он хоть трижды потомок Азазота. Только я.

— Ты все знала?

— Прекрасный предлог спровадить меня из Лэнга. Искать то, чего не существует. Думали, не догадаюсь? Только тот, кто забрал, может вернуть назад. Ты дал мне Силы, чтобы выжить. Теперь — мой черед.

— Ты не можешь со мной так поступить! Не смеешь! Я недостоин этого.

— Достоин! Ты сделаешь то, что я прошу.

— Никогда! Нет! Ты ошибаешься, если думаешь, что мне нужна жизнь такой ценой!

Вуал выпрямился, держа девушку на руках. Аэрон внимательно следил за тем, что происходит в сердце пентаграммы. Их охватил яркий свет, пронизывающий насквозь. Казалось, они слились в одно целое, потом, свет стал меркнуть, и вот в центре круга остался один, точнее, одна. Анна — живая и невредимая. Аэрон, облегченно вздохнув, подался к ней, но его остановил взгляд девушки — потерянный и обреченный.

— Прощай! — прошелестел тихий удаляющийся шепот, — теперь ты повелеваешь ими.

Владыка притянул поближе плачущую девушку и слегка приобнял.

— Ты сделала все, что могла. Он сам так решил.

— Что ты в этом понимаешь? — шмыгнула носом Анна.

— Больше, чем ты думаешь, — с грустной улыбкой ответил Аэрон, — и что теперь, Анна, Повелительница Древних?

— Ты так легко принял мою сущность?

— Пришлось, — признался Владыка, — скоро ты все поймешь. Так куда теперь?

— В камеру. Мне нужно освободить Владыку Дарэна из сарона.

— Я так и думал, — иронично произнес Аэрон, — что же, ты готова?


Готовы были не только мы, но и наши противники. Как только защита Врат перестала нас прикрывать, нам навстречу понеслось столько смертоносной Силы, что я уж было решила — нам не выбраться. Но страхи оказались напрасны. Теперь, с Силой полученной от Вуала, я могла противостоять всему миру. Ну, почти. Буквально проредив себе ход, и сократив количество противников вдвое, мы с Аэроном кинулись к двери.

— Мы можем открыть Переход? — сквозь зубы прошипела я на ухо Аэрону, отбиваясь от нападавших.

— Не здесь. Это нас убьет.

— Тогда нам нужно выбираться.

— Бежим! — крикнул мне Аэрон, падая от очередного удара.

— Отступаем, — поправила я его, почти таща за собой.

Передвигаясь по коридору, мы слышали шум наших преследователей сзади. Завернув за угол, я неожиданно наткнулась на препятствие, мешающее мне продолжить наше, гм… отступление. Подняв глаза, я столкнулась с мрачным взглядом Дрэгона. На миг я замерла, стараясь сообразить, чем мне это грозит, но тут на меня со всей дури налетел Аэрон, толкая в негостеприимные объятия Владыки.

— Аэрон! — раздался грозный голос у меня над ухом.

— Отец! — растерянный моего товарища по несчастью.

— Отец?!? — ошарашено повторила я.

— Ну да… мамочка, — иронично подхватил Аэрон.

— Твою мать!!! — не сдержалась я.


XXII


Тэрранус

Дрэгон, не очень вежливо схватив меня за плечо, втолкнул в открывшуюся дверь. Петляя от преследователей больше часа, мы, наконец, смогли открыть переход и оказались в другом конце города. Комната встретила нас темнотой и ощущением чужого присутствия. Привыкнув к внезапно вспыхнувшему свету, я, наконец, смогла рассмотреть место, куда нас привел Дрэгон: небольшая комната с маленьким окошком, почти под потолком. На единственном стуле сидел скованный полуодетый мужчина со спутанными окровавленными волосами. Присмотревшись, я с удивлением узнала в нем нашего старого знакомого — Владыку Майлза.

— А я думала, что у меня сегодня тяжелый день, — брякнула я, проходя внутрь.

— Майлз! Каким ветром? — ехидно поддержал меня «сынок».

Майлз сфокусировал на нас свой взгляд, его глаза неприязненно сверкнули:

— Кого я вижу! Вся Варгова семейка в сборе!

— Заткнись, урод! Ты, кажется, хотел познакомиться со мной поближе? Могу это устроить.

— Обещания, обещания, — скривился Майлз.


— Довольно! — устав слышать перепалку бросил Дрэгон. Закрыв дверь, и прислонившись к ней спиной, он спокойно наблюдал, как его жена всеми силами пытается оттянуть их разговор. Подавив в себе порыв, дать ей такую возможность, он направился к Анне и твердо взял ее за плечи.

— Я думаю, пришло время поговорить. Наедине, — добавил он, видя готовность своего отпрыска сопровождать их в замаскированную драпировкой комнату.

— Присмотри за ним, — приказал он сыну, кивнув на пленника.

— Без проблем.


Комната и вправду была мала. Слишком мала для нас двоих. Присутствие Дрэгона буквально давило мне на психику. Появились первые признаки клаустрофобии. Не успев еще толком подготовить речь о том, что сама вправе распоряжаться своей жизнью, я была придавлена к стене и буквально оглушена рыком Владыки:

— Какого Варга ты творишь? Что себе позволяешь?

Поняв, что конструктивного диалога не состоится, я попыталась вырваться из захвата, но добилась лишь того, что меня придавили еще сильнее.

— Дрэгон! Отпусти меня, и давай поговорим. Просто поговорим без криков и упреков.

— Когда я с тобой, мое спокойствие куда-то девается, — признался Дрэгон, неохотно отпуская меня. Сразу не убил — уже хорошо!

— К чему эта злость? Ты ведь прекрасно знаешь, что я сама решаю, как мне поступать.

— Я надеялся, что с недавнего времени для тебя кое-что изменится, — его взгляд буквально буравил меня, заставляя чувствовать что-то вроде вины.

— Ты скрыл от меня правду! Я так хотела тебе верить! — и сама удивилась, сколько было драматизма в моем голосе. Интересно: я хочу избежать неприятного разговора, или это что-то другое… более сложное.

— Я должен был догадаться, что ты не успокоишься, пока не узнаешь всего, — руки Дрэгона на миг сдавили мне лицо, но уже в следующее мгновение он отошел от меня на безопасное расстояние, как будто боясь не сдержаться, — но не хотел думать, насколько это для тебя важно. Не мог.

— Он не мертв, — без выражения прошептала я.

— Он не жив. После того, что с ним сделали… У него не было твоей силы, нашей силы, — спокойно, с каменным лицом сказал Дрэгон.

— Нас схватили еще там, в Квазаре, — продолжал Дрэгон, — несколько дней продолжались пытки, так как никаким иным способом они не могли от нас ничего добиться. Но и тут они просчитались. Не знаю, не помню, сколько это продолжалось, но однажды, мне и Дарэну удалось бежать. Мы скрывались в его мире, там, где я нашел вас тогда. Некоторое время ушло на то, чтобы полностью восстановиться…

— Что было потом? — спросила я, когда молчание затянулось. Ноги отказывались меня держать, и я сползла по стенке на пол. Дрэгон несколько секунд молча смотрел на меня.

— Им потребовалось три дня, чтобы нас найти. Я уже тогда почувствовал в себе перемены — твою Силу, а Дарэн… За несколько минут до этого, он отдал мне одну вещь, очень ценную для него.

Дрэгон подошел ближе и присел напротив меня. В его руке что-то блеснуло, и я увидела золотой крестик, подаренный мной Кайлу, перед тем, как оставить его навсегда.

— Я пронес его через сарон. Это то, что не давало мне сдаться в один из худших моментов моей жизни — твой подарок, подаренный не мне. Когда казалось, что я теряю разум, я думал о тебе, такой далекой и недоступной. Я выжил, чтобы снова увидеть тебя, всерьез не веря, что между нами может хоть что-то быть. И когда я бежал из сарона… О, это была не моя заслуга! Они думали, что так смогут добраться до тебя. Мы вытащили его оттуда! Слышишь! Дарэна в сароне нет!

— Но где он? — голос дрогнул. Я не ожидала услышать от Дрэгона такого.

— В безопасности. Тело его живо, а вот то, что ты называешь душой… Я не хотел, чтобы ты это узнала, надеялся, что будет достаточно тебе сказать о его смерти. Дурак!

— Ты не виноват, что Клайвер использовал мои кошмары, чтобы добраться до меня.

— Ты мне настолько не доверяла?

— Я боялась.

— Чего?

Видя, что я не спешу отвечать на заданный вопрос, Дрэгон разозлился:

— Ты считала, что я могу воспользоваться положением твоего мужа? Думала, что утаивая правду о Кайле, я пытаюсь держать тебя подальше от него?

Наверное, в моих глазах промелькнуло что-то, окончательно взбесившее его.

— Я не всегда вел себя с тобой достойно, но даже я не заслуживаю подобного, — он резко поднялся и шагнул к двери.

— Знаешь, а я даже рад, что ничего теперь не нужно скрывать, — его лицо изменилось — глаза стали холодными. Губы искривила улыбка, — не волнуйся, скоро ты его увидишь.

Он вышел из комнаты, а я все еще продолжала сидеть на полу. На душе было больно и мерзко. Я обидела Дрэгона, совершенно этого не желая. Он простил мне все: пытки, боль и предательство. Сможет ли простить и эту обиду? И нужно ли мне его прощение?


Аэрон, оставшись наедине с пленником, постарался вслушаться в шум за дверью. Рык своего отца он не смог бы спутать ни с чем. Значит, семейная ссора в самом разгаре. Что же, для разнообразия неплохо. Даже небольшое знакомство с мачехой показало ему, что на этот раз отец столкнется с трудностями — девочка была умна, хитра и рассчитывала только на себя. Поначалу его взбесил сделанный отцом выбор. А, попав в тюрьму, обвиненный в заговоре и предательстве, он готов был расправиться с ней, при первой же встрече, если бы ему была представлена такая возможность.

Свою мать он помнил смутно, она умерла довольно рано, не оставив заметного следа в душе сына. Владыка вынужден был жениться на ней по приказу Старейшин. Достигнув определенного возраста, через это должен был пройти каждый. Но второй брак Дрэгона вызвал у всех недоумение и ужас. Древняя! Проклятый род, которым матери с детства пугали своих детей. И теперь, одна из них опутала его отца, единственное родное существо, которое у него осталось!

Не сразу он понял, кто она — вытащившая его из камеры девушка, а когда понял — уже не мог ее ненавидеть с прежней силой. Именно тогда в его голове зародилась мысль — а все ли мы знаем о тех, кого ненавидим столько веков. Возможно ли, чтобы наш главный враг был куда милосерднее тех, кто считал себя его родом. Клайвер зашел слишком далеко. В своем стремлении обрести безграничную власть, он перешагнул тех, кого называл своим народом, тех, кто когда-то безоговорочно его поддерживал.

Наверное, он должен был больше доверять отцу, и не делать преждевременных выводов. Хотя их бессмысленное и опасное путешествие по шахте, схватка с Владыками и пленение не могло не вызвать некоторых вопросов: кто он — тот, ради кого нарина его отца рисковала своей жизнью?

Его мысли прервал шум в маленькой комнате и ехидный голос Майлза:

— Не спорю! Твой папаша еще ничего! Я уж не говорю о мамаше. Аж зависть берет!

— Заткнись, придурок, — Аэрон схватил пленника за шею и слегка сдавил, — еще хоть слово скажешь…

— Надеюсь, им не придет в голову завести детей! — тем же тоном продолжил Майлз, — прямо сейчас.

Аэрон замахнулся, но тут дверь, разделявшая комнаты резко открылась, и в проеме показался Дрэгон. Аэрона удивило странное выражение его лица. Он выглядел так, как будто прилагает все силы, чтобы держать себя в руках.

— Отец!

— А теперь, разберемся с тобой! — Владыка небрежно присел на стол, не обращая внимание на вышедшую из комнаты нарину.

— Кажется, я приказывал тебе оставаться на Кальвазоре, там безопасно.

— Приказывал! Но ты забываешь, что я уже давно не ребенок. Через несколько лет я мог бы стать Старейшиной!

— Мне жаль, но твоя мечта, возможно, никогда не сбудется.

— Перестань, отец, ты же прекрасно знаешь, что я имел в виду другое. Я достаточно взрослый, чтобы сам принимать решения.

— Правда? — по лицу Дрэгона пробежала ядовитая улыбка, — в таком случае, кто мне объяснит, отчего окружающие меня взрослые лица, способные принимать ответственные, жизненно важные решения, едва не погибли не далее, как сегодня днем.

— Мы спаслись! — возразили лица в два голоса.

— Чудом! — парировал Дрэгон.


Я смотрела на разозленного Владыку и не знала, что делать. Его претензии к сыну, безусловно, отчасти заслуженные, вбивали между ними клин. А мне совершенно не хотелось выдерживать еще одну бурю эмоций.

— Дрэгон, прошу тебя, не будем превращать наши разногласия в обычную семейную свару! — не выдержала я.

— Семейную? — Дрэгон подошел ко мне вплотную и шепнул, — да есть ли у нас семья?

Мы смотрели друг на друга пристально, не отводя взгляд. Его — внимательный и ждущий чего-то, и мой, растерянный и напряженный.

Я не выдержала первой. Отойдя от Владыки, я подошла к Майлзу, с интересом оглядывая его:

— Почему мы здесь? И что он тут делает?

— О, я вас не представил! Прошу прощения! — судя по тону, Дрэгон, безусловно, оценил мою попытку сменить тему разговора.

— Да мы вроде как знакомы, — возразила я, — даже очень близко. Как нос? Не болит?

— Сучка! — получила я в ответ.

— Не стоит грубить моей нарине, Майлз, — вмешался Дрэгон, — к тому же, только я имею право это делать.

— А ведь когда-то я тобой восхищался! Хотел быть похожим на тебя, — Майлз зло сплюнул.

— Не создавай себе кумира! — влезла я в разговор.

— Ты был Старейшиной! Великим воином! А стал ручным псом этого монстра!

— Не думаю, что тебе стоит рассуждать о вещах, в которых ты ничего не смыслишь, — заметил Дрэгон, подойдя ближе к пленнику, — возможно когда-нибудь, ты поймешь, что происходит с этим миром.

— Я и так знаю! — Майлз дернулся, — им завладели такие как она!

— Не совсем верно, — снова вмешалась я, — знаешь, а ты мне даже нравишься! С таким пылом защищаешь то, во что веришь. Идеалист. Таких сейчас не часто можно встретить. Хочешь знать правду?

— Твою правду? Нет уж, обойдусь.

— Просто правду, — отрезала я, — не мою, не их.

— Освободи его, — не дожидаясь ответа, я повернулась к Дрэгону.

— Ты уверена?

— А нам нужен еще один труп? — поинтересовалась я.

Пленник был освобожден. Дрэгон удерживал его на стуле, Аэрон стоял в стороне, с интересом следя за развитие событий. Умный мальчик, я уже его люблю. Как сына.

— Не бойся, — я почти вплотную наклонилась к пленнику, — я всего лишь хочу тебе кое-что показать.


Я не знаю, сколько прошло времени, но когда очнулась, ощутила себя лежащей на столе. Под головой оказалась свернутая куртка Дрэгона, свет слегка приглушен.

— Пришла в себя? — Дрэгон склонился надо мной.

— Как видишь. Я в порядке, — добавила я, соскальзывая в его раскрытые руки. Слегка приобняв, он тут же позволил мне отойти.

— Как он? — кивнула я на Майлза.

— Лучше чем ты, — подал голос Аэрон, — что это было?

— Экскурс в прошлое, — туманно пояснила я, — нужно было кое-что продемонстрировать одному очень упрямому Владыке.

Данный Владыка все еще сидел на прежнем месте, растерянно глядя на меня.

— Это правда? То, что ты мне только что показала?

— Неразумно надеяться на правдивый ответ мерзкого чудовища, пытающегося завладеть твоим разумом, — припомнила я его слова, высказанные мне в момент, когда я попыталась проникнуть в его сознание.

— Сожалею. Я не хотел. Я не думал, что все так…

— Не важно. Главное, что теперь ты знаешь правду. Знаешь, что в этой истории нет правых и виноватых. Хотя, на одну судьбу все списывать не стоит.

— Значит, они все еще там, наши предки?

— Да, в Мире Темной Звезды. Не обессудь, но им не за что вас любить.

— Понимаю, — прошептал Майлз.

— Можем ли мы рассчитывать на твою помощь? — вступил в разговор Дрэгон.

— Чем я могу помочь?

— Армией. Если не ошибаюсь, ты все еще командующий личной гвардией Правителя.

— Верно! Но гвардия предана ему.

— И мы знаем почему. Он полностью ими управляет.

— Тогда что вы собираетесь сделать?

Дрэгон переглянулся с Аэроном:

— Как на счет небольшой революции?


Покинув место жительства Владыки Майлза, Дрэгон, крепко сжав мою руку, открыл Переход. Решение оставить Аэрона, было принято Владыкой как всегда единолично, и слабые возражения "взрослой личности" в расчет не принимались.

Как ни странно, безопасным местом оказался бар на окраине столицы. Надвинув на голову капюшон, я всеми силами пыталась изобразить завсегдатая подобного заведения. У меня не получилось. Когда нас окрикнул чей-то голос, я решила, что все пропало, но меня ждал сюрприз. Хозяином бара оказался хорошо знакомый мне по Квазару Коннор, чудом избежавший смерти и неплохо развернувшийся в этом мире. Проведя нас в подвал, он замер у замаскированного лифта.

— Значит, так тому и быть, — произнес он, внимательно меня рассматривая.

— Ты о чем?

— Я все чаще задумываюсь: может стоило закончит начатое тогда? — намекнул он на обстоятельство нашего с ним знакомства.

— Она моя нарина, Коннор, — вмешался Дрэгон, — и я не позволю ей угрожать.

— Понимаю. Дело твое, — сдался он, нажимая кнопку вызова.


Оказавшись на нижнем уровне, мне потребовалось некоторое время, чтобы привыкнуть к полумраку. Мы попали в небольшую комнату с низкими потолками, довольно уютную и чистую. Можно сказать, даже стерильную. В углу у стенки стояла широкая кровать, окруженная какими-то приборами. Подходя к ней, я уже догадывалась, что там увижу.

Он был таким же, каким я его помнила — благородное лицо, темные, слегка вьющиеся волосы. Глаза закрыты, и весь его облик выражал покой и умиротворение. Голос, раздавшийся над ухом, заставил меня вздрогнуть:

— Он бы не хотел, чтобы ты видела его в таком состоянии.

— Но мне это было необходимо, — помолчав, я взглянула на стоящего рядом Дрэгона, — неужели нет никакой надежды?

— В его теле жизнь поддерживается искусственно. А разум… Он не позволил себя подчинить, предпочтя смерть.

— Я могу побыть с ним?

— Да, конечно, — Дрэгон вздохнув, отошел от меня, — я буду в соседней комнате.


И вот я осталась одна. Передо мной лежал мужчина, которого я люблю. Любила. Первый, кто смог разбудить во мне человеческие чувства. Кто искренне и самоотверженно не раз спасал меня от смерти. И теперь он мертв. Только тело, без разума, без души. Я опустилась перед ним на колени и взяла его руку в свои.

— Знаешь, а я до последнего не верила, что мы расстаемся навсегда. Где-то в душе я надеялась, что когда-нибудь мы все же будем вместе, — шепнула я сквозь слезы.

— Неужели это конец? Твоя смерть — это смерть моей души, Кайл! Проснись!

Я вглядывалась в неподвижные черты, перебирая рукой его густые волосы. Слезы катились по щекам, мешая сосредоточить взгляд на его лице, его закрытых глазах, его губах.

— Я не верю! Я не смирюсь!

Зло смахнув слезы, я уставилась пустым взглядом на свои руки. Его рука в моих. Как же это не справедливо! Как же это по-человечески — чувствовать беспомощность, наблюдая смерть того, кто тебе дорог. И человек во мне убеждал смириться. Перестать бороться с тем, что исправить уже нельзя. Но чудовище, которое родилось еще до гибели Земли, кричало во мне: "не сдавайся!". Теперь я могу многое. Неужели, я не способна сделать единственную вещь, ради которой убила в себе человека?

Резко выпрямившись, я встала посреди комнаты. Что-либо рисовать отныне не было нужды. Врата подчинялись только мне и никому более. Я не могла позволить ему уйти. Никто и никогда из дорогих мне существ больше не умрет. Или я перестану жить. Когда-то, Майрос сделал это для Вуала, пленив его, чтобы оставить себе путь к отступлению. Я же делаю это из-за любви. Пусть я монстр, зло, в древней оболочке, но я могу это сделать. И сделаю, даже если мне придется принести в жертву целый мир.


XXIII


Тэрранус


Покидая комнату, где оставалось бездыханное тело Кайла, я поняла две вещи — Силы никогда не бывает много и… не всем нужно делиться с возлюбленным супругом. Особенно, когда этот самый супруг сверлит тебя взглядом, будто старается докопаться до чего-то важного.

— Он мертв, — предупреждая вопросы, заявила я, двигаясь по коридору к лифту.

— Сучка! Ты его убила? — Коннор попытался преградить мне дорогу, но ему помешал Дрэгон. Секунда и они бы вцепились друг в друга. Это мне было совершенно ни к чему.

— Послушай, Коннор, — я подалась к нему, — ты бы хотел видеть близкое тебе существо ни живым, ни мертвым?

— Это мой друг! Я бы все сделал для него! — выдавил из себя Коннор.

— Я тоже, — почти прошептала я ему на ухо, — я тоже сделаю для него все.

Некоторое время он удивленно смотрел на меня, потом его взгляд смягчился:

— Он теперь свободен? — в его голосе слышалась надежда на чудо.

— Он теперь свободен, — подтвердила я. И да простят меня все боги за эту ложь.

Благодаря маскировке и защитному полю, созданному Дрэгоном, нас было довольно сложно отследить. Город мы пересекли в полном молчании. Дрэгон не задавал вопросов, и я ему была за это благодарна. В конце концов, если у меня ничего не выйдет, пусть это будет исключительно на моей совести, и так отягощенной черт знает чем. Пусть Владыка готовит переворот в своем мире, здесь я вмешиваться не стану, а вот с их Правителем стоит разобраться. Это исключительно моя добыча, и делить ее я не намерена ни с кем. Хотя… Есть одно существо, которому Клайвер насолил чуть больше, чем мне. И если… Ну нет, стоп! Не могу же я… Почему — нет? Могу!


Уже подходя к дому Владыки Майлза, я задала Дрэгону давно мучивший меня вопрос:

— Как ты меня нашел?

— Хотел бы сказать, что шел по останкам твоих врагов, да не хочу преувеличивать, — иронично бросил он, — я пересек Грань, остальное не составило труда. Майлз — капитан гвардейцев, стало быть, знает все, что твориться в столице. Поэтому, он стал первым, кому я нанес визит.

— И он тут же все тебе рассказал?

— Конечно нет. Он держался молодцом.

— Значит, он не подвержен влиянию Клайвера, иначе уже давно бы лишился разума, — заметила я, входя в дом.


Присутствие чужаков я почувствовала еще в коридоре и приготовилась обороняться, но Дрэгон удержал меня движением руки. Через несколько секунд, войдя в комнату, кроме Аэрона и Майлза я имела удовольствие видеть еще троих мужчин, спокойно общающихся с нашим «сынком». При моем появлении никто не закричал: "Убейте Древнюю!", поэтому решив, что мне опасаться нечего, я спокойно прошла внутрь.

После недолгого представления, я скромно заняла место в углу комнаты. Незачем привлекать к себе излишнее внимание. Дрэгон знает, что делает. К тому же, это не мой мир.

— А вы времени зря не теряете, — заметил Дрэгон, коротко обняв сына.

— Беру пример с тебя, отец, — улыбнулся Аэрон.

— Как успехи?

— Это те, кому мы можем доверять. Мы вместе учились.

Молодое поколение Владык с интересом уставилось на Дрэгона. То и дело ловя на себе их взгляд, мне становилось понятно, что они знают, с кем придется сотрудничать.

— И они готовы пересмотреть свои убеждения? — удивился Владыка.

— У них есть глаза, к тому же, они достаточно молоды и… — Майлз замялся.

— Не так закостенели, как Владыки моего поколения, — закончил за него Дрэгон. Увидев по глазам собеседника, что прав, он слегка улыбнулся.

— Ну что же, нам о многом нужно поговорить.


Я была в комнате, слышала отдельные слова, но не прислушивалась. На меня как будто упала пелена, отгораживая от всего, что было мне не важно и неинтересно. В этот момент меня заботило совершенно другое. То, что я сделала с Кайлом, потребовало чертову уйму сил, практически опустошив Йог-сотхотх и меня саму. А ведь пока даже не было речи о его воскрешении. Сейчас дух Кайла занял место Вуала, и я совершенно не представляла, что нужно делать дальше. Первый порыв, сделавший из меня безумную фанатичку, немного утих, и пришло время трезво взглянуть на вещи. Чтобы наполнить Йог-сотхотх силой, понадобилось уничтожить Землю, чтобы дать Вуалу плоть, нужна была моя смерть. Но как быть с Кайлом? Как мне вернуть ему жизнь, не становясь монстром окончательно?

Я не заметила, как заснула, и проснулась, когда Дрэгон заботливо укладывал меня в постель.

— Где мы? — спросонья спросила я.

— Майлз уступил нам свою спальню, спи, — шепнул Дрэгон, ложась рядом.


Мне снился странный сон. Я была внутри Врат, снаружи бушевал ураган. Шум бури меня не пугал, наоборот, мне стало вдруг уютно и спокойно. Давно забытое чувство.

— Не думал, что когда-нибудь увижу тебя снова.

— Кайл! — я огляделась, но рядом не было никого.

— Я знал, что ты выживешь, несмотря ни на что. Верил в это.

— Кайл! Где ты?

— В твоей душе. В твоих снах. Я всегда буду с тобой, пока ты помнишь обо мне.

— Мне так тебя не хватает… — я почувствовала что плачу.

— Порой приходится отпускать тех, кого мы любим…

— Я не готова тебя потерять, — возразила я.

— Ты никогда меня не потеряешь. Я люблю тебя, и буду любить всегда. Но против смерти мы бессильны.

— Для некоторых смерть — это начало пути. Я сделаю все, чтобы подарить тебе жизнь.

— Любимая, — я почувствовала, как неведомая сила окутывает меня со всех сторон. Нежность, любовь, покой. Мне хотелось, чтобы это не заканчивалось никогда.

— Не уходи! — воскликнула я, чувствуя, как что-то важное покидает меня.

— Тебе пора понять — ты не можешь спасти всех.

— Не уходи, — повторила я.

— Не могу. Я должен. Мой дух лишает тебя Силы.

— Я справлюсь.

— Нет, любимая, я не позволю тебе умереть из-за меня…


Я вынырнула из сна внезапно. За окном все еще было темно, но Дрэгон не спал. Он внимательно смотрел на меня, стоя у окна.

— Ты говорила во сне, — тихо сказал он.

— Я тебя разбудила? — виновато спросила я.

— Я не спал.

— Тебя что-то тревожит?

Дрэгон неожиданно усмехнулся.

— Я неплохо тебя изучил, — начал он, — и знаю этот взгляд — ты снова готова бросить вызов всему миру.

— О чем ты?

Он быстро подошел ко мне, крепко вцепившись в плечо:

— Я мог бы заставить тебя быть со мной, но не могу бороться с призраком.

Он испытующе смотрел на меня, и мне вдруг захотелось отвести взгляд.

— Когда-то я надеялся, что ты изменишь свое отношение ко мне. Я ошибся, — он резко встал и подошел к двери, — интересно, как это, жить без чувств?

Когда закрылась дверь, и шаги Дрэгона стихли в коридоре, я все еще пыталась понять его слова, хотя раньше на тупость не жаловалась. Я могла уничтожить сотню противников, даже не прибегая к помощи Духа огня, истреблять врагов пачками, расходуя минимум силы, но что касается чувств… Я подпустила к себе слишком близко лишь двоих, и обоим причинила боль. А сейчас сижу здесь и совершенно не представляю, что же мне делать — бежать вслед за Дрэгоном, и… И что? Он достаточно знает меня, и, к сожалению, хорошо понимает. Иногда мне кажется, между людьми, состоящими в любовной связи, нужно чуть меньше понимания, или больше любви. Иначе связь обречена.

К тому же, я еще никогда не была в столь дикой ситуации — при живом муже пытаться спасти любовника, пусть и бывшего. Дрэгон прекрасно знает, как я относилась с Кайлу, и возможно что-то подозревает теперь. И что же мне со всем этим делать?


Рассвет застал Владыку Дрэгона в комнате, где они составляли план мятежа. Бессонная ночь никак не сказалась на его внешнем виде, напротив, стараясь отрешиться от проблем с нариной, он все силы направил на разработку операции. Его отвлек Аэрон:

— Сколько мы еще здесь пробудем?

— Не долго, — Дрэгон, выпрямившись, подошел к окну, — думаю, нам нужно покинуть этот дом в течение часа.

— Куда мы пойдем?

— Есть одно место, где Клайвер даже не подумает нас искать, — усмехнулся Дрэгон.

— Отец, скажи мне одну вещь, — Аэрон замер в нерешительности. Дрэгон повернулся к нему, ожидая продолжения.

— Ты делаешь это ради нее или есть что-то, чего я не знаю?

Дрэгон какое-то время молчал, но все же решился ответить.

— Порой случается нечто, в корне меняющее твою жизнь. Но иногда несколько причин сливаются в одну. Клайвер преступил грань дозволенного. Когда-то ему верили, как Богу, и теперь он решил им стать. Он играл судьбой нашего мира, принося в жертву тех, кто мог бы ему помешать. Тот заговор, который практически лишил нас Совета — я уверен, что он был в курсе действий Грэгора. Никто бы не смог провернуть такое без одобрения Клайвера. Он знал все. Не мог не знать. Ему нужна была сила Йог-сотхотха, и ты знаешь, чем бы это могло закончиться для Земли. Анна никогда бы не допустила подобного.

— При чем здесь Анна? — не понял Аэрон.

— Анна — единственная, кто выжил после той катастрофы на Земле. Азазот сохранил ей жизнь, чтобы использовать в своих целях. Но она восстала против него, уничтожила, а потом возродила Землю заново.

— Невероятно!

— Я не сразу поверил ей, долго сомневался, не доверял. Несколько раз чуть было не убил.

— И после этого она согласилась стать твоей нариной? — удивился Аэрон.

— В тот момент ее никто об этом не спрашивал. Она умирала, и единственное, что могло ее спасти — обряд разделения.

— Теперь я понимаю. Трудно ей пришлось.

— Ей? — иронично спросил Дрэгон.

— Не хочу тебя обидеть, отец, но с тобой иногда нелегко. Но кем ей проходится тот, кого она хотела спасти из сарона?

— Ты не поверишь, — Владыка вдруг прислушался и подошел к двери, — буди остальных, скоро уходим.

— Как будем передвигаться?

— Сейчас день, значит, по тоннелю.


— Владыка Дрэгон! Неужели вы решитесь на это? — удивленно спросил один из младших Владык, кажется Нерон.

— У нас нет другого выхода. Останься мы у Майлза еще на час, и нас бы схватили гвардейцы Клайвера.

— Но Междумирье…

— Ничем не хуже. Для нас это наиболее безопасное место, — Дрэгон огляделся. Его взгляд остановился на невысоком выступе горы, не так далеко от нас.

— Я думаю, мы можем расположиться там, в горах. Оттуда можно увидеть всех, кто захочет пересечь долину.

— Вряд ли кто-то кроме нас додумается это сделать, — тихо буркнул Аэрон, с сомнением оглядываясь вокруг.

— Зря сомневаешься, — возразила я, — рано или поздно, Клайвер поймет, как мне удалось вырваться из Лэнга и попасть на Тэрранус, а это значит, что нам предстоит визит гостей.

Я снова почувствовала на себе изучающие неприятные взгляды. Что же, детки мне не доверяют, и я вполне их понимаю. Поверить Дрэгону легко, учитывая то, как долго он был Старейшиной, но принять меня — слишком много даже для "неокрепших умов", особенно если им перевалило за пять сотен лет.


Шли дни. Время от времени кто-то из Владык исчезал на некоторое время, но неизменно возвращался. Иногда даже не один. Постепенно наша маленькая группа увеличилась с шести до десяти. Владыки пребывали каждый день, и однажды я поймала себя на том, что меня окружают одни незнакомцы. С Дрэгоном мы больше не разговаривали, не считая ничего не значащих повседневных фраз. Иногда я чувствовала его взгляд и понимала, что ему тяжело меня видеть. Похоже, на этот раз наши отношения действительно дали глубокую трещину, и ни он, ни я не старались этого исправить.

В эти дни я на своей шкурке поняла, что значит казарменное положение. Поселившись в горах и наскоро соорудив что-то, наподобие неприхотливого жилья, ребятки тут же все силы кинули на претворение плана в действие. Кажется, первым пунктом стало привлечение на нашу сторону как можно больше воинов. К моему удивлению, их оказалось довольно много. Я давно знала, что среди Владык есть те, кто не доволен действиями Клайвера, учитывая, скольких из них он держал в неволе, не говоря уже про сарон. Просто я не предполагала, что они когда-либо осмелятся выступить против него. Что же, приятная неожиданность. Видимо, я их недооценила.

А еще, каждую ночь мне снились кошмары, и я просыпалась, давясь собственным криком. К счастью, никто ни о чем не подозревал, а интересоваться измученным видом и кругами под глазами было некому. Я чувствовала, как Йог-сотхотх постепенно теряет Силы, высасывая их ещё и из меня. Пребывание в нем духа Кайла требовало большого количества энергии, вот только взять ее здесь, в Междумирье, было негде. А еще, я просто сходила с ума от скуки и неясного предчувствия чего-то страшного.


— Желаю здравствовать, даймина, — поприветствовал меня в своей обычной манере Владыка Майлз.

— И тебе не хворать, — буркнула я, медленно двигаясь дальше, вот только еще не определила куда именно.

— Даймине скучно? Я могу ее развлечь? — оживился Майлз.

Я на миг остановилась, задумавшись. А какого черта? Тоска зеленая, сны кошмарные, так еще и новобранцы смотрят на меня, как на зверя, только вот держатся подальше, боясь гнева Дрэгона.

— Все зависит от того, — повернулась я к нему, улыбаясь, — насколько долго тебя хватит.


Мы удалились на достаточное расстояние, чтобы нас не могли видеть постовые. Обойдя гору, в нескольких метрах от обрыва, мы нашли подходящее нам место. Конечно, сапоги будут скользить на камнях, но это были куда лучшие условия, чем в коридорах тюрьмы.

— Итак, — начала я, — напомни, на чем мы с тобой закончили?

— Я всадил тебе клинок в грудь, и ты потеряла сознание.

— Да уж, нехорошо было с моей стороны обрывать битву на самом интересном месте.

— Думаешь, сейчас получится лучше?

— Не сомневаюсь.

И началось то, о чем раньше я могла только мечтать. Настоящий спарринг, без применения магии. Только собственные физические силы и два острых клинка. Скорость была сумасшедшей. Иногда я ловила себя на мысли, что даже не понимаю, как у меня выходит отразить тот или иной удар. Я просто это делала. Наши тела кружились в смертельном танце, движимые лишь инстинктами. Мне не хотелось думать, что любое неудачное движение может нанести мне ощутимый вред, ведь восстановиться я смогу не скоро. Но мне нужно было выплеснуть так долго сдерживаемую злость, боль и ненависть, что скопившись, лежали тяжким грузом на моей душе. Я уловила его атаку краем глаза, и вместо того, чтобы парировать удар, позволила довести его до конца. Поднырнув Майлзу под руку, я оказалась у него за спиной, и с силой толкнув того лицом о камень, разрубила его меч у рукояти.

— А теперь, мы попробуем по-моему, — шепнула я ему.

Отбросив ставший ненужным меч, он легко развернулся ко мне и, увидев на его лице азарт, я поняла, что повторять приглашение не придется. Наконец-то я могла применить знания, вбитые в меня Ньярлатхотом на практике, ничем особо не рискуя.

Удары летели с бешеной скоростью, но на этот раз я не была скована территорией и опасением за чью-то жизнь. Пропустив пару ударов, мне пришло в голову сменить тактику и, наконец, показать Владыке то, на что способна Древняя. Но внезапно, мое тело скрутила сильная боль. Казалось, кто-то извне по капле высасывает мою душу. Не в силах подавить крик, я встретилась с кулаком Майлза, и, уже не видя его испуга, провалилась в никуда.


Выхваченная из собственного забытья кем-то чужим, я в страхе огляделась по сторонам. Не может быть! Я не верю в это! Неужели мне может настолько не вести в жизни? Меня накрыла волна злости и обиды. Как я могла поверить, что все закончилось? Ведь знала же, что так просто он меня не отпустит.

— Милая, ты сделала мне сюрприз. Признаюсь, весьма приятный, — раздался голос Тирэна, — вот только я не могу понять: каким образом, вызывая Йог-сотхотх, я умудрился заполучить свою главную цель — тебя?


XXIV


Мир Темной Звезды

Подавив страх и панику, грозящую выплеснуться из меня истерикой, я на секунду представила удивление Тирэна, если бы я предстала перед ним в образе полной идиотки. Но то, что прошло с Клайвером здесь, как говорят у нас, на Земле, не катит. На миг я закрыла глаза и снова открыла. Картинка осталась прежней: я все еще на крыше до оскомины знакомого мне замка, правда, под защитой Врат. На небе светит тусклая луна, значит, сейчас ночь, и я не знаю, сколько времени осталось до рассвета, точнее, до восхода Темной Звезды.

Тирэн с нескрываемым интересом следил за моей реакцией, опустившись на каменную скамью. Что-то подсказывало мне, что он по-прежнему хозяин положения, а раз умудрился вытащить сюда Йог-сотхотх, то дела мои не очень.

— Мне повторить вопрос, драгоценная моя?

— Почему драгоценная? — непонятливо переспросила я.

— Слишком дорого мне обошлась, — с улыбкой пояснил Тирэн, — ты даже не представляешь, на что пришлось пойти, чтобы открыть запечатанные Врата.

— И не хочу представлять, — поморщилась я, — скажи мне: что же ты такой приставучий а? Нет мне в жизни покоя. Кстати! Это так не по-мужски — попрекать девушку затратами.

— Упрек принят. Не знаю, как тебе сказать: родная — такова твоя судьба. Но все же, поясни — почему ты, а не Вуал.

— Ах да! Вуал! Бедный Тирэн! Ты же так хотел ему отомстить, со всей жестокостью, на которую был способен. Столько сил и времени впустую!

— Что это значит? — Тирэн слегка нахмурился.

— Это значит, что Вуал мертв. Все! Баста! Финита! Теперь понятно?

— Значит, потомок пошел по стопам пращура? — язвительно поинтересовался он.

— Тебя это не должно волновать. Вуала больше нет, — мне удалось не всхлипнуть, — не этого ли ты хотел? Ведь именно для этого ты его сюда призывал?

— Вообще то нет, — Тирэн встал и подошел поближе, — Вызывая Врата, я хотел пленить Вуала, чтобы добраться до тебя. Но ты опять смогла меня удивить.

— С моим-то счастьем? — усмехнулась я, — и позволь спросить — что теперь? Я здесь, под защитой Врат, ты там, за их границей, и не можешь пересечь черту.

— Вообще-то, это не совсем верное утверждение, — мягко сказал Тирэн, удобно устраиваясь на каменном полу, — совсем скоро Сила Йог-сотхотха иссякнет. Он не сможет долго выдерживать энергию Звезды. А я буду рядом…

— И все же, надеюсь, у меня хватит времени, чтобы снова ускользнуть от тебя, — улыбнулась я, укладываясь на пол и опираясь на руку.

— Задумала что-то интересное? — оживился Тирэн.

— Как всегда.

— Поделишься?

— Охотно! — я задумчиво водила пальцем по каменной плите, рисуя замысловатые фигурки, — как только ты меня загонишь в угол, я найду способ освободиться.

— Какой способ? — мне показалось или в глазах Тирэна промелькнула искра.

— Поясняю для непонятливых, — я картинно вздохнула, — как ты сам только что заметил, Врата теряют силу. Они примут любого, кто сможет их напитать.

— Значит, ты готова умереть, лишь бы не быть со мной? — странным голосом произнес Тирэн.

Я некоторое время молчала, потом сменила позу, сев по-турецки.

— Несмотря на то, что ты со мной сделал, я не ненавижу тебя, — решилась я пояснить, — но принудить меня быть с тобой было ошибкой. Слишком часто в жизни меня пытались использовать, заставить делать то, что мне не свойственно. Я устала.

— Понимаю, — он подался вперед, практически вплотную приблизившись к границе, — однако, ты ни во что ставишь свою жизнь.

— Зато уважаю смерть. Это единственная сила на земле, достойная уважения. Лишь она может все исправить и все перечеркнуть.

— Странно это слышать, от почти бессмертного существа, — заметил Тирэн.

— Почти. Сколько у меня времени?

— Не много.

— Отлично! Есть возможность отдохнуть перед вечным сном, — беззаботно бросила я, закрывая глаза и откидываясь на спину.

Тирэн что-то говорил, но я не слушала, не хотела. Что бы он сейчас не сказал, мне было неинтересно. Меня охватил покой и апатия, я была на исходе сил.

— Может прекратишь все это? — тихий шепот проник в мои мысли. Я улыбнулась, не открывая глаз.

— Я уж думала, ты никогда не появишься, Кайл.

— Пришлось! Что ты с собой творишь?

— Это мое второе я, которому осточертела такая жизнь. Ты отказался от моей помощи, и сдавшись, предпочитаешь умереть. Чем я хуже?

— Я пытаюсь тебя вразумить…

— Не стоит. Я приняла решение, теперь — слово за моим «дядюшкой».

— Что-то мне подсказывает, что все не так просто, как ты хочешь показать.

— Еще проще. И вообще, ты же меня бросил, значит, потерял право на советы.

— Жаль, что я дух, а то бы…

— А то бы что? Милый, определись, а потом разбрасывайся обещаниями.

— Да ты сегодня вне себя. Что с тобой?

— Гормоны! — буркнула я, закрывшись полностью от чужих голосов, и погружаясь в нирвану, которая продлилась не долго.

Восход я почувствовала каждой клеточкой своего тела. Как будто замерло все вокруг, а потом неведомая сила стала пробирать меня до костей.

— Вот и пришли нам с тобой кранты, мой друг — открыла я глаза и мысленно обратилась к духу.

— Ты можешь спастись! Прошу, возьми то, что ты мне дала. Я умоляю тебя! — голос у меня в голове сорвался на крик. Появились жесткие нотки. Он не хотел моей смерти, а я не хотела его. К тому же, был еще один вариант, который сейчас молча из-под прищуренных век, следил за моей реакцией. Тьма приближалась к Йог-сотхотху, и скоро у меня появится шанс ощутить на своей шкурке то, что в прошлый раз пропустила вследствие беспамятства.

— У тебя еще есть время подумать. — Тирэн встав, протянул руку к сияющему свету между нами.

Я, не отвечая, устроилась поудобнее, продолжая следить за движением черной тени, чувствуя момент, когда твердая поверхность подо мною превращается в мягкие ласкающие волны силы.

— Не надо, прошу, — снова голос Кайла.

— Я же хотела сказку… Они жили не долго и не очень счастливо, но умерли в один день.

— Я ненавижу тебя, — отдаленный голос Тирэна.

— Зря. Я надеялась, что ты будешь помнить обо мне только хорошее.

— Будь ты проклята! Сумасшедшая сука! — гнев Тирэна слегка выхватил меня из состояния пофигизма, в котором я уже начала растворяться.

Что-то изменилось, я почувствовала это сразу же. Не удержавшись, огляделась по сторонам и меня очень удивила открывшаяся картина. Звезда взошла полностью, весь мир был охвачен ее темным сиянием, которое не коснулось Йог-сотхотха. Я и Тирэн находились на небольшом участке, свободном от Тьмы, по-прежнему разделенные границей круга.

Я встала, внимательно глядя на него. Тирэн выглядел взбешенным и обескураженным. Жаль, что вызвала в этом существе столь негативные эмоции, однако, радостно то, что я в нем не ошиблась. Видимо, он еще не окончательно утратил чувства, или я просто сравниваю его с собой?


— Минутная слабость или окончательное решение? — со всей небрежностью, на которую была способна, поинтересовалась я и слегка зажмурилась, почти сметенная потоком красноречия, продемонстрированным Кайлом у меня в голове. А учитывая, что все оно было направлено на меня, я лишь подивилась его способности правильно и к месту подбирать слова.

— Не бойся за меня, друг мой, прорвемся. Наверное.


Тирэн молчал, вскрывая меня взглядом. Я была уверена — доберись он до меня сейчас, убил бы без использования подручных средств, тихо и мирно, по-семейному. Я не уловила тот момент, когда он, пересилив себя, улыбнулся.

— Что же, ситуация интересная, — спокойно заметил Тирэн, — и что дальше?

— Вообще-то это я должна спросить у вас.

— Смотри-ка, опять на вы?

— Ах да, я и забыла — после того, что мы с вами вместе пережили, мы стали ближе друг другу, почти одна семья. Дядя и его племянница. Теперь я вполне могу говорить тебе ты.

— А если между нами не будет границы Врат, по-прежнему останешься такой же смелой? — полюбопытствовал Тирэн.

— Не знаю, — честно ответила я, — и проверять как-то не тянет.

— А придется.

— Согласна. Но не теперь, когда ты горишь желанием хорошенько меня проучить.

— Раскрой глаза, любимая, — в мысли вклинился голос Кайла, — он горит совсем иным желанием.

Проигнорировав замечание любимого духа, я, наконец, решилась:

— Согласна, ситуация довольно глупая. Но заметь, не я ее создала.

— Значит, вина целиком на мне? — очень нежно спросил Тирэн.

— Ну да, — радостно кивнула я. Встретить понимающее существо так далеко от дома — не мечта ли заблудшего путника?

— И как же я должен это компенсировать? — Тирэн, подойдя к границе, поднес обе ладони к сиянию. Я знала, какую боль оно способно причинить, и лишь дивилась его бесстрастному выражению лица.

— Я предлагаю сделку. Думаю, ты будешь так же заинтересован в этом, как и я.

— Какого рода сделка? — казалось, он не слушает меня, проводя ладонью по обжигающей грани.

— Ты дашь мне Силу, достаточную, чтобы наполнить Йог-сотхотх, и не только его.

— И что взамен? — Тирэн задумчиво склонил голову на бок, выжидательно глядя на меня.

— Я предоставляю тебе возможность расправиться с твоим врагом — Клайвером.

Меня оглушил его смех. Я никогда не думала, что он может так искренне и заразительно смеяться. Сдержав непрошеную обиду, я удивленно смотрела на него.

— Ты хочешь, чтобы я выбрал месть, и в то же время пытаешься убедить себя, что я не такой уж и зверь?

— Был такой момент, — кивнула я, — в любом случае, это единственное, что я могу тебе предложить.

— Не единственное, — он внезапно оборвал смех, — есть еще ты сама.

— Мне казалось, что мы уже обсудили эту тему. Ты не сможешь меня заставить остаться с тобой. Поэтому, мой тебе совет — удовлетворись Клайвером.

— Милая моя, да кто тебя учил разговаривать с мужчинами?

— Жизнь и недостаток времени.

— Пожалуй, с этим я готов согласиться.

— А с остальным?

— Нет. Не хочу терять такой шанс. Когда еще ты мне попадешься?

— Тогда ситуация патовая.

— Не совсем, — пальцы Тирэна практически погрузились внутрь круга и я едва подавила в себе желание отпрыгнуть от него как можно дальше.

— Йог-сотхотх не мог так быстро растратить всю силу, чтобы тянуть ее из тебя.

— Случиться могло всякое.

— И случилось. Чью душу ты пытаешься привести в этот мир? Чей дух сейчас там, рядом с тобой?

— Разве это должно тебя касаться? — возразила я.

— Спешу заметить, родная, что ты принадлежишь мне.

— Не принадлежу, — возразила я.

— Но ведь это так легко исправить…

Запретив себе прислушиваться к возмущенному голосу Кайла, буквально разрывающему мой мозг, я воззрилась на Тирэна.

— Тебе-то это зачем?

— Странный вопрос от вполне взрослой женщины. Тебе напомнить, что мы женаты?

— О! Напомнить, конечно же. А то я как-то упустила этот знаменательный момент в своей жизни. Что первый, что второй. Так не успею оглянуться — и третий муж на подходе! А мне что? Я — девушка, не обремененная комплексами и супружеским долгом. Что муж, что не муж, пофигу. Прибью и точка!

— Видимо, я затронул болезненную для тебя тему, — язвительно сказал Тирэн.

— Да ну что ты! Я же бесчувственная тварь, годная только употребить ее либо в качестве жертвы, либо в качестве дров — что бы лучше искрило, когда горит. Надоело мне с тобой. Устала. Пойду отдохну.


Тирэн замер, глядя ей в глаза. Он, конечно, понимал, чего стоило этой девочке, боящейся его до смерти, предложить подобную сделку. Более того, это лишь еще больше уверило его в мысли, что возможно, у них есть шанс быть вместе. Пленив Ниссу, он хотел вынудить ее быть с ним, что отнюдь не красило его в собственных глазах. Но он не мог так просто выпустить из рук так долго лелеемую им надежду. С тех пор, как он начал следить за перипетиями судьбы далекого потомка своего брата, он почувствовал, что жажда мести отходит на задний план. Его заинтересовала эта довольно несчастная, но сильная девочка, которую, были такие моменты, и он этого не скрывал, ему хотелось раздавить, уничтожить, а потом, просто сильнее прижать к себе и не отпускать уже никогда.

Он ощущал тот сумбур чувств, который она испытывает сейчас и как пытается это скрыть от всех, даже от себя. Возможно, она утратила способность к любви, хотя он сомневался в этом. Стремление спасти тех, кто ей дорог доказывало, что ее сущность жива, и, возможно, у него есть шанс когда-нибудь завоевать ее доверие, а возможно и больше. То, через что он заставил ее пройти с помощью шантажа, бесспорно, ставило перед ним непреодолимое препятствие, но, возможно, сейчас нужно сменить тактику?


— Дрэгон! Она исчезла! — Майлз, не скрывая растерянности и волнения, появился перед собравшимися Владыками.

— Как это произошло? — вскочивший Дрэгон схватил Майлза за воротник и невежливо встряхнул, — и где в этот момент был ты? Ведь тебе было приказано — глаз с нее не спускать.

— Я и не спускал, — попытался оправдаться Владыка, — у нас был спарринг…

— Что?!?

— Ничего серьезного, просто развлечение. Но она вдруг вскрикнула, согнулась пополам от боли и исчезла.

— Ты понимаешь, что я с тобой сделаю…

— Отец! — прервал угрозы Аэрон, — не время. С этим разберемся чуть позже. Главное — выяснить, куда она пропала.

— Йог-сотхотх мог кто-то вызвать, — попытался рассуждать здраво Дрэгон, — но она управляет им, а не подчиняется.

— Кто настолько силен, чтобы вызвать Йог-сотхотх вместе с его Повелительницей?

Дрэгон замер, он почувствовал, как холодеет внутри.

— Только не это! — он резко развернулся и покинул оставшихся в недоумении Владык.


Я увидела его язвительную улыбку прежде, чем услышала не менее язвительные слова:

— Ты же не думаешь, что он спасет тебя и в этот раз? Путь отрезан, и единственный способ попасть сюда пленен здесь.

— Я не рассчитываю на чью-либо помощь, — резко возразила я.

— Надеешься справиться сама?

— Надеюсь.

— Не в этот раз, — возразил Тирэн.

Он чуть отодвинулся от обжигающих лучей Йог-сотхотха, так и не отведя от меня взгляд.

— Моя сила губительна для всего, что не является частью Темной звезды.

— Но ты делился ею со мной, когда мне было плохо.

— Ты готова рискнуть?

— Готова! А готов ли ты доказать всему миру, что ты не чудовище, стремящееся к разрушению?

— Готов, — уверенно ответил он, — но все же, меня беспокоит вопрос о духе, обитающем в Йог-сотхотхе.

— Это Кайл, Владыка Дарэн.

— Ах да! Я должен был догадаться, к кому ты так стремилась, — губы Тирэна скривились в неприятной ухмылке, — значит — бесплотный дух. И тебе нужна Сила, чтобы возродить его.

— Да, — призналась я. Мое сердце замерло, и я уж ничего не могла с этим поделать.

— Такое не сделаешь для того, кто тебе безразличен, — заметил небрежно Тирэн.

— Он мне не безразличен.

— Разреши спросить — а как же в таком случае Владыка Дрэгон, твой нарин, если не ошибаюсь.

— Мы здесь не для того, чтобы копаться в моей душе.

— И все же, позволь мне этот каприз.

— Ты согласен на сделку?

— Значит, мой вопрос останется без ответа, пока, — констатировал Тирэн, — да, согласен. А теперь, может ты все же выйдешь из той норы, где ты прячешься, и станешь моей гостьей на этот день?

— Ты предлагаешь мне довериться тебе?

— Придется. Не можешь же ты сидеть здесь, все это время.

— Я не могу задерживаться надолго.

— Конечно! Нарин будет против! — съехидничал Тирэн, — но тебе придется задержаться, так как мне потребуется время, чтобы приготовиться.

— Приготовиться к чему? — не поняла я.

— К перемещению вместе с тобой в Йог-сотхотхе, родная. Или ты думала, я позволю тебе уйти просто так?


— Отец! Ты что-то знаешь? — Аэрон догнал Дрэгона, когда он почти достиг места, где исчезла Анна.

— Опасаюсь. Но не знаю точно, — возразил Владыка. Он замер, внутренне вслушиваясь в отголоски недавних событий.

— Ничего, — прошептал он, — я ничего не чувствую.

— О чем ты? Кто мог ее похитить?

— Тирэн, Владыка Темного мира. Наше проклятое прошлое.

— Отец! Что ты говоришь?

— Это связано с историей прихода Владык в этот мир. Клайвер виновен не только в том, что нарушал наши законы и проводил преступные эксперименты. Все намного хуже…


— Не бойся, дух, что так тебе дорог, в безопасности, как и Врата.

— И все же, я останусь здесь, — возразила я, устраиваясь поудобнее на плитах. Жестковато, ну да ладно. Можно и потерпеть.

— Как хочешь, — усмехнулся Тирэн, — но ведь тебе все равно придется пустить меня внутрь Йог-сотхотха.

— Не раньше, чем ты дашь нам достаточно Силы.

— Моя девочка! — восхитился Тирэн, — откуда столько недоверия?

— Действительно, откуда?

— Хорошо. Тебе придется ждать до следующего восхода, только он даст мне достаточно Сил.

— Я буду ждать.


— Ты ему доверяешь? — голос Кайла у меня в голове отвлек от мрачных предчувствий.

— Частично.

— И все же, предложила сделку.

— Это единственный выход решить все наилучшим образом с минимумом жертв.

— Он сказал, что Сила звезды может быть губительна для тебя.

— Пока я не приму ее как часть себя. Но не Сила Тирэна. Не знаю, как пояснить, но он, пропуская через себя смертельную для нас энергию, каким-то образом, нейтрализует ее.

— С чем это связано?

— Не знаю. Возможно с тем, что в нас одна кровь. А может быть, эта способность присуща лишь ему.

— Ты надеялась именно на это?

— Да, — призналась я после недолгих раздумий, — другого пути я не видела.

Я встала, распрямив затекшую спину. Да, очень неудобно!

— Что ты делаешь?

— Не хочу, чтобы Дрэгон наделал глупостей, разыскивая меня, нужно его предупредить.

— Каким образом? Ты пленница здесь.

— Я — да. А вот ты — не материален, ты дух и вполне сможешь кое-что сделать.

— Все, что скажешь.

— Ты заберешь мою силу. На время, — быстро пояснила я, спеша перекричать бурю возмущения в моей голове, — пойми, я не хочу, чтобы он пострадал.

— Я не стану рисковать тобой.

— Это не риск. Вспомни — мы связаны. И эта связь не прервана с утратой тобою тела. Ты почувствуешь, когда необходимо будет вернуться. Так нужно.

— Что ты к нему чувствуешь? — голос в голове на этот раз звучал слишком тихо.

— Не знаю, — прошептала я, — но если он погибнет по моей вине, я никогда этого себе не прощу.

— Хорошо. Я согласен.

— Спасибо.


Дрэгон отошел на достаточное расстояние, чтобы ему никто не мешал. Поднеся кинжал к запястью, он вспоминал узор, так часто видимый им на ладонях Анны. В них теперь одна Сила, значит, он сможет сделать то же, что и она — вызвать Йог-сотхотх, и удержать его здесь. Он гнал от себя страшную мысль, что она уже мертва и навсегда потеряна для него.

Пролив кровь, Владыка лишь надеялся, что не ошибется, и ритуал вызова пройдет удачно. Внезапно, в его мысли вкрался чей-то тихий голос, почти шепот. Почувствовав рядом с собой присутствие чего-то неведомого, он резко обернулся, пытаясь тщетно найти источник своего беспокойства.

— Она жива, — сказал голос.

— Где она? Кто ты?

— Я — новый дух Йог-сотхотха. Она вернется…

— Где она? — гневно повторил Дрэгон.

— Там, где должна сейчас находиться. В безопасности. Она просила ждать и верить ей.

Дрэгон подавил нахлынувшую было ярость. Что же, она жива, все остальное поправимо. Она просила его подождать, он согласен. Пока.

— Я буду ждать, — сквозь зубы выдавил он, — но лучше ей вернуться до того, как мое терпение иссякнет.


XXV


Мир Темной звезды

Слабая искра готова была потухнуть, но какая-то часть меня упорно цеплялась за жизнь. Да уж, не так просто убить в себе инстинкты, благодаря которым я все еще жива. Передав всю Силу Кайлу с помощью Йог-сотхотха, я терпеливо дожидалась его возвращения. Но все же, мне не давала покоя мысль — а вдруг все напрасно и дух Кайла не сможет переместиться в Междумирье и предупредить Дрэгона? Или я погибну раньше, чем он вернется? Но кто сказал, что Переходом может пользоваться лишь материальная сущность? В общем, я снова рискнула и ожидала результатов, вот только не была целиком уверена, что дождусь.

— Я боялся, что не успею, — голос Кайла, ворвавшись в ускользающее сознание, заставил слегка поморщиться.

Йог-сотхотх слабо всколыхнулся, возвращая Силу ее законному владельцу. Похоже, это была его лебединая песня. И без того, основательно потрепанный жизнью и временем, Йог-сотхотх, попав в мои руки, стремительно терял то, что накапливал долгие тысячелетия. Знал бы Вуал, какая я транжира, ни за что бы не позволил себе уйти, — с горькой иронией подумала я.

— Не стоило бояться, — сказала я, вставая и принимая сидячее положение. Что-то мне не хотелось больше лежать.

— Почему ты так наплевательски относишься к себе? И Тирэн — он чудовище! Как ты можешь так спокойно с ним разговаривать?

— Знаешь, когда в тебе слишком много страха, он начинает поедать сам себя. Не то, чтобы я совсем не боюсь своего милого дядюшку, более того, в любой момент я жду от него какую-нибудь подлянку.

— Но идешь с ним на сделку?

— Мы уже об этом говорили, Кайл. Он — оптимальный вариант.

— Ты многим рискуешь.

— Может быть мне просто надоело разрушать? Хочется оставить после себя нечто большее, чем разрушенные миры и убитые люди.

— Ты никогда не была монстром, — возразил Кайл.

— Была, Кайл, была. Просто ты не хотел видеть его во мне.

Я на некоторое время замолчала, собираясь с мыслями.

— Ты всегда был рядом, любил меня и всячески отгонял от себя мысли о том, какова моя настоящая сущность. А я боялась ее тебе показать.

— Ты боялась?

— Да. Ты был первым в чужом для меня мире, кто не желал мне зла, кто любил и защищал меня от всего, что могло мне угрожать. А я, потерявшая все, что любила, видела в тебе то, чего мне так не доставало — семью.

— Что же, если ты заговорила об этом, значит готова.

— К чему?

— Чтобы выслушать меня.

— И что бы это значило?

— Ты ошибаешься, если думаешь, что я не понимал кто ты такая. Прекрасно понимал. И стоя над пепелищем сгоревшего Храма, я знал, что встречу обозленное, одинокое существо, наделенное смертоносной силой, способной уничтожить всех вокруг. Иногда я мучился сомнениями — а правильно ли поступаю, оставляя тебе жизнь, да еще позволяя окружать себя посторонними. Но я ни секунды не сомневался в выборе, когда Древние пытались тебя заполучить. Я не мог им этого позволить, но не мог и дать тебе умереть, сдавшись.

— Я помню.

— Тогда-то я и решил присматривать за тобой, а заодно и использовать в одном деле. Поскольку ты имела схожие планы, то не стала возражать.

— Еще бы! Но к чему ты ведешь?

— Ты винишь себя в чужих смертях и несчастьях, не допуская мысли, что делала только то, что должна и могла делать, лишь отвечая на вызов судьбы.

— Так можно оправдать любое преступление. Но мне нравится! Это действительно примеряет мою человеческую сущность с тем, что я есть.

— Ты не поняла, — я уловила что-то, похожее на вздох.

— Поняла и приняла. Скоро восход, — сменила я тему разговора.

— Значит, ты не изменишь своего решения?

— Посмотри, где мы сейчас находимся! — иронично оглядываясь, посоветовала я Кайлу, — изменю, не изменю, какая разница?


— Ты права, — Тирэн подошел как всегда не слышно. На губах ироничная улыбка, в глазах — ожидание.

Мне показалось, или в последнее время он изменился? Стал мягче, добрее, что ли? Так, стоп! Это я думаю?!? Я такое могу подумать о мужчине вообще, и о Тирэне в частности? Со мной явно что-то не так. Может стресс или кризис среднего возраста? А может, совсем другое, и если это то, что я думаю — кому-то придется за это ответить.

— Надеюсь, ты понимаешь, что я сделаю все, чтобы ты не причинил никому вреда? — я напряженно улыбнулась, стараясь не встречаться с ним глазами.

— Я обещал, — уверенно ответил Тирэн.

— Я верю, — и подняла взгляд.

Приближался восход, и я вновь остро его почувствовала. Словно тысячи тонких игл впивались в мое тело, высасывая из него последние силы. Болезненные ощущение усугублялись мыслью, что достаточно одного моего желания — и муки закончатся. Вот только я не торопилась оказаться наедине с тьмой.

— Время пришло, — раздался голос Тирэна. Я видела, как он внимательно следит за моей реакцией и понимала, насколько осторожной с ним должна быть. Но как же мне хотелось не думать об опасности.

У нас было несколько секунд до тех пор, пока Звезда не сотрет Йог-сотхотх с лица планеты. Тирэн почти вошел в круг, и мне пришлось снять защиту. Скоро. Остались считанные мгновения. Свет померк и я уловила стремительное движение Тирэна ко мне. Не имея возможности уклонится, я застыла, уткнувшись лбом в его плечо. Меня била лихорадка, казалось, что я умираю и воскресаю тысячи раз. Поток силы ворвался в меня, сметая слабое и скорее инстинктивное сопротивление. На миг в голове мелькнула мысль, что я ошиблась, что Тирэн меня обманул и это конец. А потом мысли исчезли вообще.


— Не холодно? — ироничный голос Тирэна вернул меня в сознание, заставив почувствовать все неудобство того места, на котором я лежу. Я никогда еще так много времени не проводила на каменных плитах. А вот голова покоилась на чем-то мягком и теплом.

— Иди на хрен! — второй голос, раздавшийся надо мной, заставил побыстрее собраться с мыслями и открыть глаза.

— Ай, ай! Как не стыдно грубить старшим. Особенно, после того, что я для тебя сделал!

Руки, держащие меня за плечи, напряглись и я, недовольно поморщившись, встретилась глазами с Кайлом. Настоящим, живым Кайлом. Или я в глубоком маразме, или у нас получилось!

— О! Девочка очнулась! — я почувствовала, как Тирэн опускается рядом с нами, — ты заставила нас поволноваться.

— Кайл! — те же добрые глаза, та же улыбка. Как же мне его не хватало!

— Аня! Не думал, что смогу тебя обнять еще раз.

Не давя порыв, идущий от сердца, я крепко прижалась к нему:

— Наконец-то получилось!

— Не могло не получится, раз за дело взялся я, — услужливо напомнил о себе Тирэн.

Мы одновременно повернулись к нему. На лицах было не очень приятное выражение, на что Тирэн лишь пожал плечами.

— Сделал все, что мог — скромно подытожил он.

— Спасибо, — синхронно ответили мы, и я попыталась встать. Да уж, давно я не чувствовала себя слабой, больной и немощной. И это при том, что силы во мне под завязку. Качнувшись, я облокотилась на грудь Кайлу, стараясь не думать, как на нем оказался плащ Тирэна.

— Ну, все живы, все довольны, — подытожил Тирэн. Теперь, пора выполнить свою часть сделки.

— За мной не заржавеет, — успокоила я его.

Йог-сотхотх начал свое вращение, столб искр окружали нас со всех сторон, а у меня то и дело проскальзывала неприятная мысль, что я пускаю козла в огород, фигурально выражаясь.


Междумирье

Тусклое солнце клонилось к горизонту, погружая пространство в мрачные полутона. С возвышения открывался прекрасный вид на всю долину.

— Твое спокойствие меня тревожит, отец, — Аэрон сев рядом с Дрэгоном, внимательно наблюдал за ним.

— Мой гнев тебя бы успокоил? — равнодушно поинтересовался Дрэгон.

— Ты понимаешь, о чем я…

— Понимаю. Но прошу, не вмешивайся в наши с Анной отношения.

— Не могу. Ты мой отец.

— А она — мать? — иронично бросил Дрэгон.

— Я хочу помочь.

— Не надо, — Дрэгон встал, как будто прислушиваясь к чему-то внутри себя, — она здесь.

— Знаешь, когда ты так улыбаешься, я опасаюсь, что помощь понадобится ей.


На миг я замерла, не спеша открывать нас этому миру. Поколебавшись мгновение, я сняла свой длинный плащ и протянула его Тирэну.

— Думаешь, в нем мне пойдет больше, чем тебе? — он картинно нахмурил брови.

— Лучше одень. К тому же, он все равно не мой, так что размер должен подойти.

— Беспокоишься, что своим уродством я обращу твоих Владык в бегство?

— К ожившему кошмару нужно привыкнуть и твое «уродство» здесь абсолютно ни при чем. Не хочешь мой — возьми свой у Кайла, а я охотно с ним поделюсь, — терпеливо пояснила я.

— Ну уж нет, — улыбнулся он, заметив движение Кайла. Мне будет приятно ощущать на себе твою вещь.

— Фетишист, — я слегка поморщилась, и внезапно размахнувшись, со всей силы ударила его по лицу, одновременно сделав подножку, повалила его на землю. От неожиданности, он даже позволил мне это сделать.

— И последнее, но не менее важное! — сказала я, — еще хоть раз попытаешься влезть ко мне в голову и попробуешь мной управлять — прибью на месте.

— Правда, еще не знаю как, — добавила я уже про себя.

— Неужели ты могла предположить, что я способен на это? — он не делал попытки подняться, с удовольствием разглядывая меня снизу вверх.

Кайл, подойдя поближе, поинтересовался:

— Хочешь, я убью его прямо сейчас?

Я сделала вид что задумалась, но, увидев пробежавшую по лицу Тирэна улыбку, задумалась уже всерьез:

— Спасибо. Как-нибудь потом.

— Только скажи.

— Только скажи, — шепотом повторил Тирэн.

— Еще одна вложенная тобою мысль и наш договор будет расторгнут, — стараясь оказаться от него как можно дальше, я встала рядом с Кайлом.

— Так боишься, что я начинаю тебе нравиться? — легко вскочив, Тирэн завернулся в мой плащ.

— Не желаю иметь возле себя второго Клайвера, — разозлилась я.

— Ты сравниваешь меня с ним? — он слегка напрягся.

— У меня есть для того все основания, — я отвернулась и открыла Йог-сотхотх. Мы были на месте.


Сколько живу на свете, все не могу понять мужчин вообще и Дрэгона в частности. Ну чем он еще не доволен: не хотел, чтобы я рисковала — пожалуйста вам, получайте пушечное мясо в виде моего дражайшего дяденьки. И еще какое! Думаю, приняв мои условия, Тирэн слукавил. Что-то мне не верится в его искреннее желание помочь нам. Да и эта попытка — искусственно вызвать во мне симпатию. Как ребенок, честное слово! Я, конечно, понимаю его желание заполучить в моем лице единственного, кроме себя, обладающего сходной силой. Можно сказать, родственную душу. Ха-ха! Ключевое слово — душа. Или он действительно воспылал к моей персоне неземной страстью? Неееее! Вот в это я верю менее всего.

И почему Дрэгона так взбесило его присутствие? Ну да, враг. Убить пытался. Эка невидаль! Да каждый из них меня хотя бы раз пытался убить, и не их вина, что не получилось. Да, зря я тогда озвучила эту мысль. С другой стороны — теперь я избавлена от неприятного объяснения с ним — мы не разговариваем вообще, и, судя по его взгляду, кажется, уже не будем разговаривать никогда.

А поведение Кайла вообще не подается никакой логики! Кинув беглый взгляд на нас с Дрэгоном, он, как ни в чем не бывало, дружески обнял его и сейчас они уединились с остальными Владыками. И, похоже, единственный, кто ищет моего общества — это мой неутомимый дядюшка Тирэн. Назвав его так в первый раз, к своему удивлению услышала его искренний громкий хохот. Ну, хоть кому-то сейчас хорошо.

Дав понять Тирэну, что его присутствие рядом со мной ничем не оправдано, я, наконец-то осталась в одиночестве. В тишине и покое. Одна…


— Значит, она тебя вернула, — совет давно закончился, и приятели расположились у подножия горы, вдалеке от лагеря.

— Я не верил, что это возможно, и не хотел, чтобы она рисковала.

— На такое способна только она.

Оба на какое-то время замолчали. Дрэгон первым нарушил тишину:

— Необдуманно было заключать с Тирэном сделку.

— Думаешь, в тот момент у нее был другой выход? — удивился Дарэн.

— Знаешь, иногда я поражаюсь ее способности извлекать пользу из, казалось бы, безвыходной ситуации

— Но ведь ни из-за этого ты злишься на Анну?

— Это так заметно?

— Увы! Наверное, стареешь, — предположил, улыбаясь Дарэн.

— Наверное, — согласился Дрэгон и слегка помрачнел, — она многое пережила и привыкла действовать рискованно и жестко, не боясь смерти.

— Это естественно, учитывая все обстоятельства.

— Она все еще действует как одиночка, будто против нее целый мир, и ей не на кого рассчитывать.

— Даже если рядом есть кто-то, способный о ней позаботиться, — продолжил Дарэн, — именно этого ты не можешь ей простить. Того, что ей никто не нужен?

— Не думал, что когда-нибудь стану обговаривать это с тобой, — Дрэгон отвернулся, глядя на долину.

— Не думал, что когда-нибудь смогу смириться с тем, что она мне не принадлежит, — сказал Дарэн, встав и немного отойдя в сторону.

— Хочешь сказать, что смирился?

— Не важно.

— Нужно очень сильно любить, чтобы сделать то, что сделала она для тебя.

— Она любит. Как брата, как семью, — уточнил Дарэн.

— Ты говоришь глупости!

— А ты не видишь дальше собственного носа. Я понимаю твое стремление ее защитить, но ей нужно не только это.

— Что же по твоему ей нужно? — иронично спросил Дрэгон.

— Чтобы ей доверяли и принимали такой, какая она есть.

— Я только это и делаю — пытаюсь принять ее такой.

— Не пытайся, делай. Иначе ты ее потеряешь.

— Как ты? — почему-то в этот момент Дрэгону хотелось, чтобы Дарэну было так же плохо, как и ему.

— Она никогда не была моей, — возразил Дарэн, — просто иногда каждому из нас хочется сказки

— И ты вот так легко отступаешь?

— Не легко, Дрэгон. И зря ты пытаешься меня достать. Только, похоже, Анна сама пока себя не понимает.

— Хорошо. Оставим эту тему, — заключил Дрэгон, — что будем делать с Тирэном?

— А что с ним делать?

— Он может быть опасен для Анны, да и Владык, судя по всему, не жалует. Не даром он ухватился за идею появится здесь.

— Похоже, его цель — Клайвер.

— Это лишь предположения. После того, что он творил на Земле, от него можно ждать всего, чего угодно.

— Я знаю но, Анна не так наивна, как ты думаешь.

— Даже не сомневаюсь. Интересно, как давно ей пришла в голову эта мысль? — Дрэгон на миг задумался.

— Какая?

— Свести своих врагов вместе.

— Не нужно думать об этом.

— Почему?

— Потому что ответ может тебе не понравится.

— Кажется, он мне уже не нравится.

— Когда выступаем? — сменил тему разговора Дарэн.

— Послезавтра.


Утром я себя чувствовала как после хорошего бодуна, хотя, если признаться честно, никогда не напивалась всерьез. Но в этот раз я могла лишь сочувствовать тем, кто испытывает подобные ощущения постоянно. С трудом дойдя до бочки с водой (оказывается, вчера здесь шел дождь), я мельком взглянула на свое отражение. Ух ты! Я чего-то не понимаю? Может, я уже умерла и меня забыли похоронить? С таким видом нужно не воевать, а брать измором или бить на жалость. Тогда враг сдастся сам. Или будет становиться в очередь, чтобы оборвать мои мучения.

Умывшись и слегка приведя себя в порядок, я начала обдумывать планы на сегодня, и тут оказалось, что сегодняшние планы целиком зависят от планов Владыки Дрэгона. Было упущением с моей стороны держаться в стороне от Владык. Меня оправдывало лишь то, что в тот момент все мысли были заняты совершенно другим. В общем, пора наверстывать упущенное и восстанавливать основательно подгоревшие мосты.


— Ты хотела меня видеть? — голос Дрэгона был спокоен. Это хорошо, можно рассчитывать на конструктивный диалог.

— Аэрон сказал мне по секрету, что ты в прекрасном настроении. Я решила рискнуть, — начала я.

— Значит, разговор со мной для тебя риск, — не меняя тона поинтересовался Дрэгон.

— Конечно, учитывая, как мы вчера расстались. И, меня интересует то, что будет с нами завтра.

— Чего ты хочешь?

— Поговорить.

— Не только. Прошу, давай без притворства.

— Хорошо, если для тебя проще именно так, не буду напрягаться и я, — Дрэгон усмехнулся и уставился на меня с нескрываемым интересом.

— Я не для того вытащила сюда Тирэна, чтобы просто сидеть и ничего не делать.

— Хотелось бы, чтобы ты, для начала, думала о том, что ты творишь.

— Ах, извините! В тот момент у меня не было особых вариантов, так что работала с чем могла.

— Хватит лгать! Ты с самого начала планировала задействовать Тирэна! Не так ли?

— Слушай! Ну чего ты такой, а? Предположим, да. И что? Не плохой вариант и сам пришел мне в руки. К тому же, именно он мог помешать моему возвращению на Землю.

— Ну теперь у него будет для этого куда больше возможностей.

— Он воскресил Кайла и дал силу Йог-сотхотху. Я думаю, это можно счесть доказательством его временной лояльности.

— Вот именно! Временной! И мы даже не сможем понять, когда его лояльность к нам может закончиться.

— Уверяю вас, вы сразу это поймете, — раздался мягкий голос и в проеме двери появился предмет нашего спора.

— Мы не успели вчера поздороваться как следует, — как ни в чем не бывало обратился он к Дрэгону, — но признаться честно, я скучал.

— Неужели по мне? — ухмыльнулся Дрэгон.

— Ну мы же теперь почти семья. Родная, — обернулся он ко мне, — а как у вас, на Земле называют мужчину, который делит свою нарину с другим?

— Рогоносец, — буркнула я.

— Некрасивое слово.

— Зато символичное, — стала закипать я, — мы разговаривали, а ты нам помешал.

— Вы ссорились, а я не мог допустить, чтобы двое родных мне существ стали непримиримыми врагами, — издевательски сказал Тирэн.

— Как мило. Хотя, ты прав. Оставайся. В конце концов, это касается и тебя.

— Я заинтригован.

— Скорее, озабочен, — вмешался Владыка Дрэгон.

— Не без этого, — легко согласился Тирэн, — и так, о чем речь?

— О нападении на Мельнор, столицу Тэррануса.

— И вы хотели обговорить это без меня? Я обижен до глубины своей души, — увидев мой скучающий взгляд, Тирэн сменил тон:

— Когда выступаем?

— Завтра вечером.

— Каков план? — я увидела, как загорелись его глаза. Да уж, когда чего-то ждешь слишком долго, то очень трудно потерпеть еще немного.

— Убить Клайвера и всех, кто принял его сторону. Освободить пленников…

— Стоп, — вмешалась я, — и все? Так просто? А Аэрон просветил тебя на счет коридоров и ловушек? Я уже не говорю о той гадости, которая мешает применить силу.

— У нас будут одинаковые условия, — возразил Дрэгон. А все ловушки мне известны давно. Не забывай, кем я был на Тэрранусе.

— Но их будет больше.

— Тебя это не сильно волновало, когда мы составляли план.

— Заметь, без моего участия.

— У тебя были более важные дела.

— Ты прав. Иначе, я бы никогда не позволила вам рисковать.

— Неужели у тебя есть план? Ах да, я и забыл. Конечно, у тебя всегда есть план! Поделишься?

— Только после тебя.

— Держишь интригу!

— Я вам случайно не мешаю? — голос Тирэна заставил нас резко отвернуться друг от друга и уставиться на него.

— Не хотел прерывать, но ваша дискуссия становилась однообразной, — мой дядюшка демонстративно подавил зевок.

— И то правда, — я снова повернулась к Дрэгону, — итак?

— Мы сможем добраться до Клайвера лишь в том случае, если отключим Глушитель, — тон Дрэгона стал серьезным.

— Глушитель — это та штука, которая не позволяет пользоваться силой?

— Да. Более того, его действие распространяется на тюрьму и дворец Правителя.

— И как вы собираетесь это исправить? — поинтересовался Тирэн.

— Нужно отключить установку, если не получится — уничтожить, — с явной неохотой пояснил Дрэгон.

— И кто этим займется?

— Аэрон и Майлз.

— Я с ними, — я с вызовом посмотрела на Дрэгона.

— Не сидится на месте?

— Я могу помочь. К тому же, так у них будет больше шансов выжить.

— Еще какие-нибудь предложения? Комментарии? — иронично поинтересовался Владыка.

— Мы должны уничтожить Клайвера раньше, чем он успеет поднять против нас армию.

— Любимая, — я командовал армией, когда твои предки приносили жертвы солнцу.

— А вот предков моих не трогай, — буркнула я.

— И моих потомков тоже, — поддержал меня Тирэн, — глупо надеяться, что можно взять Клайвера внезапностью и доблестью. Этого мало. Тут нужна хитрость и коварство.

— Уж в этом тебе не откажешь, — да, иногда трудно огрызаться на два фронта

— Тебе виднее, родная, и все же послушай старого мудрого дядюшку. Это и тебя касается, малыш.

При слове «малыш» Дрэгона слегка передернуло, но он сдержался и не вспылил.

— Ты будешь меня учить?

— Даже не попытаюсь. Но я не хотел бы, чтобы ваша эскапада вызвала столько жертв.

— Беспокоишься о нашей безопасности?

— Да мне плевать на вас и вашу безопасность, — признался Тирэн, — а вот девчонку терять не хотелось бы.

— Ничего, что я здесь? — не выдержала я. Помолчав и приняв решение, я повернулась к Тирэну:

— Выйди, пожалуйста.

Улыбнувшись мне и смерив насмешливым взглядом Дрэгона, Тирэн молча вышел.

— Дрэгон, — я прямо посмотрела на него, — почему между нами все так сложно?

— Опять начинаешь издалека? — теперь в тоне Дрэгона была сталь и трудно сдерживаемая ярость.

— Иногда ты думаешь обо мне хуже, чем я сама, — внезапно вернулось головокружение, накатила тошнота. Черт, как не вовремя. Похоже, Кайл был прав, предостерегая меня. Сила Тирэна не принесла мне пользы, и, похоже, Тьма не хочет оставлять свою жертву. Значит, надо действовать быстро.

Полумрак скрывал меня от глаз Дрэгона, но, почувствовав что-то, он подошел ближе:

— Я никогда не думал о тебе плохо, — протянув руку, Дрэгон коснулся моей щеки.

— Тогда начни мне доверять, — я почувствовала, как по моей щеке пробежала слеза, — прошу тебя.

— Разве тебе можно отказать?

— Тогда у нас есть шанс выжить.


XXVI


Междумирье

Не помнят слов, не видят снов,

Переросли своих отцов,

И, кажется, рука бойцов колоть устала.

Позор и слава в их крови,

Хватает смерти и любви,

Но сколько волка не корми, ему все мало.


"Волки" БИ-2


Шанс — это всегда хорошо, куда лучше пустой уверенности, не так обидно потом проигрывать. Я в очередной раз подавила волнение и устремила взгляд на исчезающих небольшими группами Владык. Первая очередь. Отвлекающий маневр.

После того, как мы отключим Глушитель (если отключим), кто-то должен будет взять на себя тех, кто захочет нам помешать. А их в столице Тэррануса ох как много! Надеюсь, Дрэгон знает, что делать и все обойдется малой кровью. Хотя глупо ждать малой крови от гражданской войны, в которую мы ввергаем целый мир. Я лишь рассчитывала на то, что со смертью Клайвера Владыки поймут — правда на нашей стороне. Хотя кого я обманываю? К чему эти громкие слова о правде, долге и отваге? Революцию делают те, кому больше не выгодно мириться с существующими порядками. В данном случае это мы. И учитывая, что нас довольно много, то Клайвер полный дурак, раз позволил этому произойти.

Последним в переходе скрылся Дрэгон, бросив на меня внимательный предостерегающий взгляд. Я понимала, что он беспокоится за меня, но есть вещи, которые я должна сделать сама. Если он это поймет, у нас еще не все потеряно.

Оставшись вчетвером в целом мире, мы переглянулись. Итак — все просто: Аэрон, Майлз и я должны появиться в тоннеле под заброшенным домом на окраине города. Ключевое слово — должны, хотя Майлз уверял, что ни за что не промахнется. Отключить глушитель мы надеялись при содействии и участии тех, кого сможем убедить нам помочь, то есть обслуживающий персонал. Убеждать, разумеется, должна была я.

Сзади с каменным лицом стоял Тирэн, терпеливо дожидаясь своей очереди. Ему в наших планах отводилась главная роль — он должен был проникнуть во дворец и расправиться с Клайвером. Вот так все просто. А еще, я чувствовала легкое беспокойство из-за того, что не была уверена — выполнит ли Тирэн условия нашей сделки.

Верила ли я в успех того, что мы собираемся предпринять? В данном случае, это не имело значения, хотя я прекрасно отдавала себе отчет в мотивах собственных поступков. Я хочу вернуться домой. Фантастично? Да. Нереально? Естественно. Но пока жив Клайвер, стремящийся сделать из меня послушную марионетку — быстрое возвращение мне не грозит. А ведь есть еще и Тирэн, пока лояльный, но в любой момент способный превратиться в опасного врага. Таким образом, меркантильные побуждения не слишком отягощали мою совесть, и без того изрядно потрепанную жизнью. Меня отделял шаг от того, что уже нельзя будет изменить, и пути назад для меня не было уже давно.


Тэрранус


— Думаешь, у них получится? — обеспокоено спросил Дарэн у Дрэгона, задумчиво глядя на небольшую группу воинов вступивших в стычку с патрулем. Пока гвардейцев было мало, значит, как и было рассчитано, серьезных неприятностей Правитель не ожидал.

Стоя вдвоем в темном переулке, они терпеливо ждали момента, когда можно будет вмешаться в схватку.

— Если не получится у них — значит не получится ни у кого другого. К тому же, это был ее план, — мрачно бросил Дрэгон, перехватывая меч другой рукой, — а сейчас нам нужно отвлечь внимание на себя. Наши люди во дворце ждут сигнала, чтобы начать действовать.


— Я попал! — радостно провозгласил Майлз, оглядывая нужный нам подвал.

— Ну, гад, ты попал! — зло подхватил Аэрон, усиленно пытаясь вытащить застрявшую между досок ногу.

— Могло быть и хуже, — примирительно начал Майлз.

— Будет, — успокоила я обоих, и, не дожидаясь их, подошла к люку, уже открытому Майлзом.

— Твой оптимизм иногда меня поражает, — тихо сказал Тирэн, крадясь вслед за мной по тоннелю.

— Как и твоя внезапная лояльность ко мне, — буркнула я, старательно обходя подозрительные места.

— Не бойся. Здесь нет ловушек, — успокоил меня нагнавший нас Аэрон. Майлз шел последним.


Нам понадобилось около часа, чтобы под землей добраться до нужного места. Разом нахлынувшая слабость четко дала понять, что Глушитель где-то рядом. Я прямо таки чувствовала, как нечто тянет из меня силу, оставляя неприятные ощущения.

— Где нас могут ждать? — я замерла.

— Рядом с Глушителем, — пояснил Аэрон, — им нет нужды отдаляться от него.

— Но как же они это выдерживают?

— Лучше, чем Владыки. Для этих целей Клайвер использует жителей других миров.

— И кого не жалко, — подхватила я.

— Тоже верно, — подтвердил Аэрон.

— Значит, мы будем сражаться не с Владыками, а, возможно, с кем-то их моего мира?

— Вряд ли.

— Это лишь в том случае, если он нас ждал, — возразила я.

— У тебя есть какие-то сомнения по этому поводу? — поинтересовался Тирэн.

— Вообще-то нет.

Достигнув места, где должны были расстаться с Тирэном, мы остановились.

— И чего ты ждешь? Вперед, на мины, — я кивнула в направлении темного тоннеля.

Он бросил взгляд назад, потом повернулся ко мне.

— А ведь это может быть наша последняя встреча.

— Скорее всего, так и есть, — я пожала плечами, — сделай то, к чему так долго стремился.

— И это все, что ты хочешь мне сказать?

— Выживи, если получится. Но я не настаиваю, — я, как можно более искренне улыбнулась.

— В этом вся ты, — хмыкнув, он с силой притянул меня к себе, — продолжим наш разговор чуть позже.

Увернуться не получилось, и мне пришлось вытерпеть его жесткий и властный поцелуй.

— Я не прощаюсь, — бросил он уходя.

Стараясь не замечать переглядываний ребят, заинтересованных сценой прощания, я двинулась вперед.

Несколько метров — и мы остановились перед массивной дверью, отделявшей нас от вожделенной цели. Нужно было поторопиться.


Мои глаза удивленно поползли вверх, пытаясь охватить всю картину целиком. Громадный зал, в который мы попали, представлял собой овал, испещренный металлическими переходами и спусками. В центре было нечто, напоминающее ракету с прозрачными стенками, внутри которой происходили непонятные мне реакции. Глушитель. Я не ожидала, что он такой… большой. Даже очень. Эта махина была высотой с пятиэтажный дом, испускала странное свечение, и рядом с ней я почувствовала, что мое тело отказывается мне подчиняться. Мертвеют конечности, а мужество уходит куда-то в район пяток. Ну вот, пришли. Ребята быстро нашли себе работу, занявшись гвардейцами, которые изо всех своих сил пытались нас задержать. Сообщники, оказавшись теперь с ними в практически равном положении, приступили к тому, что на Земле получило бы название «мочилово». Не эстетично, зато точное определение. Но даже звуки борьбы не могли вывести меня из некого ступора, в который я погружалась с каждой лишней минутой проведенной мной возле этого… этой штуки.

Прежде всего, необходимо было добраться до пульта управления и попытаться отключить эту махину до того, как она высосет из нас все силы. Предоставив ребятам разборки с охраной, я стала спускаться вниз. Решив, что просто прыгать по ступенькам неинтересно, да и время поджимает, я съехала по поручню, удачно попав прямо в очередного противника. Не зацикливаясь на нем, я просто отбросила обмякшее тело в сторону, и убедившись, что встать он уже не сможет, устремилась к цели.

Подобраться к Глушителю можно было лишь через узкий длинный мост без поручней, в конце которого меня нетерпеливо поджидали. Поблагодарив Бога за то, что Владыкам были чужды изобретения моего дядюшки, я стала приближаться к центру. Народ слегка оживился и обнажил очень острые и длинные клинки. Кинув беглый взгляд вниз и оценив на глаз расстояние до дна, я с неохотой достала свой меч. Что ни говори, а моя нелюбовь к колюще-режущим предметам могла оказать мне сейчас плохую услугу, а идти с голыми руками на вооруженных мужиков мне не улыбалось. Сзади что-то грохнуло, и краем глаза я уловила, как Аэрон огибает Глушитель, чтобы подойти к нему с другой стороны. Отлично, уже вдвое меньше врагов.

В запале боя я даже не почувствовала как меня ранили в первый раз, а потом было уже не до того. Стража, компенсируя недостатки физической силы количеством, напирала на меня, тесня назад, а если повезет, то и вниз. Положительным в этой ситуации была моя скорость и то, что одновременно нападать могли только двое, и то, мешая друг другу. Я не видела, как справляется Аэрон, но судя по то и дело летящим вниз телам, думаю не плохо. Наконец, через какое-то время, я почти добралась к цели и закрепила позиции, отойдя от пропасти и опершись на перила, окружающие Глушитель. Сил почти не осталось, а нападавшие почему-то никак не заканчивались. Теперь меня теснили с двух боков мешая размахнуться как следует.

Внезапно за спиной одного их нападавших появился Майлз и мои шансы достигнуть цели увеличились вдвое. Он стремительно раскидал тех, кто преграждал мне путь. Не теряя времени, я рванулась в узкий проход и застыла перед тем, что можно было назвать пультом. Я не надеялась найти здесь нечто с кнопочками «вкл» и «выкл», но все же, хотелось какой-нибудь конкретики, а ее не было в принципе.

И где же персонал? Сомневаюсь, что все они в страхе покинули пост. Ответ пришел в виде болезненного удара по голове. Резко развернувшись и перехватив занесенный надо мной клинок, я ударила нападающего по лицу. Послышался хруст, лицо залило кровью.

— Прекрасно, мамочка, — раздался голос Аэрона, — этот нам уже не поможет.

— Черт! — я бросила взгляд на дверь, из которой появился техник, и направилась туда.

— Осторожно! — Майлз, отбросив меня в сторону, отшвырнул маленький шарик, катящийся под ноги. Шарик взорвался коснувшись окна.

— Нам здесь не рады, — заметила я, едва смолк грохот взрыва.

— Я этим займусь, — бросил Майлз, выбивая ногой дверь. За стеной раздался грохот и крик. Вскоре в проеме показался молодой Владыка, волочащий за собой полуоглушенного техника.

— Я думаю, он не откажется нам помочь.


Я оглядела пленника и слегка встряхнула, приводя в чувство. Парировав удар, направленный мне в лицо, я раздраженно опрокинула брыкавшегося мужичка на пол, надавив ему коленом на горло. В конце концов, даже если я не буду применять Силу, физически я намного сильнее его.

— У меня мало времени, поэтому соображай быстрее, — прошипела я, склонившись над ним, — если ты не отключишь эту штуку, то сдохнешь куда быстрее нас.

— Ничего у вас не выйдет! — испуганно воскликнул он, делая попытку вжаться в пол.

— Хочешь поспорить? — я надавила коленом сильнее.

— Я не… я не то хотел сказать, — выдавил он из себя, — отключить невозможно!

— Это еще почему? — я скорчила зверскую рожу, хотя зря, клиент и так был напуган не на шутку.

— При отключении концентрация достигнет предельной величины и последует…

— Чего? — переспросила я, — объясняй понятнее.

— Он хочет сказать, — вклинился голос Аэрона, иногда заглушаемый звуками борьбы, — что эта штука взорвется, как только мы попытаемся ее отключить.


Тирэну не составило труда проникнуть во дворец. Его не беспокоили патрули, то и дело попадавшие ему по дороге. Несчастные, не успевая ничего понять, падали замертво. Темный Владыка не щадил никого. Наконец-то он приблизился к тому, чего хотел все эти годы — отплатить Клайверу за предательство и смерть своего народа, не забывая при этом и себя. Да и трудно забыть тому, кому судьба подарила тысячелетия забвения и Тьмы. Но теперь он восстановит справедливость и сам возьмет то, чего был так долго лишен. И никто не сможет его остановить.


Не поверив на слово, я израсходовала последние силы, чтобы залезть к пленному в голову. Он не лгал.

— Неужели никто об этом не знал? — разозлившись, спросила я.

— Клайвер не допускал сюда даже Старейшин, — признался Аэрон, — только обслугу и преданную ему охрану.

— И вы ничего не заподозрили? — я навсегда обезвредила свою жертву, и стала надвигаться на Аэрона.

— Не горячись, — он отодвинул меня от пульта, и, склонившись над ним, принялся шарить по кнопкам, понижая мощность, — взрыв такой силы даже ты не смогла бы поглотить. План не плох, но лучше, когда есть запасной, — пояснил он, оборачиваясь ко мне.

— И что бы это значило?

— Что твоя привычка кидаться во все первой однажды сыграет с тобой злую шутку, а нас с отцом может не быть рядом.

— Вот спасибо, защитнички, — буркнула я, даже не пытаясь запомнить последовательность набираемых им комбинаций.

— Но ты-то откуда знаешь, что нужно делать? Ведь, если я не ошибаюсь, ты не входил в число доверенных лиц Клайвера.

— Не ошибаешься, — закончив, Аэрон с улыбкой посмотрел на меня, — но мы долго готовились, если ты не забыла.

— Да, конечно. А я здесь для красоты.

— Ну что ты! Твоя помощь была просто бесценна!

— И что теперь?

— Поставим защиту, силы на это хватит, и будем ждать. Главное — не допустить чтобы Глушитель заработал в полную мощность.


— Значит, ты все-таки это сделал — добрался до меня, — голос Клайвера нарушил мертвую тишину зала.

— Должен же я был вернуть тебе старый долг, — из углов стала выступать тьма, неспешно наполняя зал, подбираясь к бывшему Советнику.

— У тебя это заняло слишком много времени, — заметил Клайвер, осторожно отступая, стараясь не задеть мертвых гвардейцев, щедро разбросанных по полу.

— Когда целью жизни становится месть, нет нужды спешить ее осуществить, иначе жизнь может превратиться в бессмысленное существование, — спокойно пояснил Тирэн, не отрывая взгляда от Клайвера.

— Эта тварь тебе помогла? Нужно было ее прикончить уже давно.

— Девочка у всех нас вызывает острые чувства, — на миг Тирэн прикрыл глаза, — но я учусь на чужих ошибках.

— Тебе не обязательно меня убивать, — голос Клайвера был спокоен, но весь его облик свидетельствовал об изрядном волнении.

— Думаю, обязательно, ведь некоторые раны не заживают.

Клайвер встрепенулся и вскинул руку с Барзаи.

— Против этого ты бессилен, — язвительно заметил он.

— Честно говоря, да, — спокойно признался Тирэн, — частично. Но я видел игрушки и поинтересней.

Дворец наполнился звуками боя и гулом чужих голосов. Голоса приближались.

— Не люблю, когда мешают, — тьма, все еще клубясь по полу, стала подниматься вверх, отгораживая их непроницаемой стеной.

— Это еще не конец. Вы сами облегчили мне задачу — выкрикнул Клайвер и напряженно замер.


Город был охвачен пламенем битвы. Вызвав огонь на себя, Дрэгон и Дарэн с легкостью отвлекли внимание высших Владык от происходящего в подземельях города. Как только стало ясно, что они полностью завладели вниманием нападавших, Дрэгон подал сигнал, вызывая из резерва затаившихся до поры заговорщиков. Теперь уже они окружили гвардейцев в плотное кольцо, оттеснив их с площади и блокируя подступы к дворцу.

Владыка Дрэгон слегка отступил в сторону, парировав очередной удар.

— Что-то не так.

— Пока все идет по плану, — возразил Дарэн.

— Я чувствую тревогу. Думаю, Анне угрожает опасность. Я иду туда. Здесь вы справитесь без меня.


Удар и снова удар. Я почувствовала, как защита, в которую мы все трое вложили большую часть своих сил, содрогнулась. Глушитель уже не так активно тянул наши силы, и все же здесь, рядом с ним, ощущалось присутствие чего-то враждебного и опасного, что лишь чудом поддается контролю. По силе, вложенной в удары, я уже не сомневалась, что наши противники не обычная охрана или гвардия. Это были высшие Владыки, присланные, чтобы нас уничтожить. Пока что нам удавалось им противостоять.

— А знаете, я не жалею, что участвовал в этом, — Майлз опустился на пол, небрежно облокотившись на пульт.

— Это ты так прощаешься с нами? — возмущенно поинтересовался Аэрон, — и убери голову с пульта, а то сломаешь к Варгу.

— Не ссорьтесь, мальчики, — я сидела в позе лотоса и отрешенно наблюдала за дверью. Конечно, это была всего лишь иллюзия, но мне казалось, что от ударов, сдерживаемых защитой, та вот-вот слетит с петель.

— Думаешь выдержит? — Аэрон перевел взгляд на дверь.

— Пока да.

— А потом?

— К чему думать о будущем? Живи минутным счастьем. К тому же, скоро все закончится.

— Для нас? — встрял Майлз.

— И для нас тоже. Они успеют. Я знаю. Отец…

— Скоро будет здесь, — уверенно сказала я.

— Откуда ты знаешь? — удивился Майлз.

— Он не позволит им меня убить. Сам этим займется, — и увидев удивленный взгляд Аэрона, пояснила, — он мне так сказал перед уходом.

— Главное, что бы не передумал, — заметил добрый Майлз и удовлетворенно прикрыл глаза.


Неведомая сила, вырвавшись из центра залы, развеяла надвигающуюся со всех сторон тьму, окружая тело Клайвера плотным защитным слоем.

— Да, возможно, я никогда не обладал силой, присущей твоему Варговому роду, — яростно выкрикнул Клайвер, — но я всегда был готов ее занять. Для этого всего лишь надо поместить жертву в сарон. Во мне сила тысяч Владык, а что есть у тебя?

— Желание разделаться с тобой и поскорее перейти к другой проблеме.

— Тебе придется постараться, — Клайвер кинул на Тирэна всю силу, которую так долго крал у своих воинов.

Тирэн под давлением Силы отступил назад, ощущая, как нечто пытается найти брешь в его защите. Занятно! Столько жертв, чтобы сохранить столь ничтожную жизнь. Удары следовали один за одним, и Тирэн был вынужден парировать каждый, расходуя запас собственных сил.


Удары прекратились внезапно. Воздух всколыхнулся и все замерло, за дверью наступила тишина.

— Что бы это значило? — подал голос озадаченный Майлз.

— Они нас испугались и убежали? — осторожно высказал предположение Аэрон.

— Думаю, что все гораздо хуже, — я медленно встала и распрямила затекшие суставы. И кто сказал, что поза лотоса успокаивает? Ты попробуй из нее выбраться!

— Вы меня впустите или мне пробить защиту самому? — из-за двери раздался голос Владыки Дрэгона, и я не смогла подавить улыбки. Как же я была рада видеть его в этот момент, правда радость явно продлится недолго.

В дверях действительно стоял Дрэгон, в уже привычном для меня состоянии раздражения на мою персону. Хотя в данный момент это чувство распространялось на нас троих.

— Хотите познакомиться со всеми Владыками Тэррануса? Или все-таки соизволите покинуть это место?

— При всем желании это не возможно, — возразила я, — объект нестабилен (во как загнула!), его невозможно отключить. И как только мы уйдем, эта штука сможет заработать в полную мощность.

— Теперь я займусь этим сам, — Дрэгон указал на дверь, — город готовится к эвакуации, вы нужны, чтобы поддерживать энергию в Переходах.

— Что с Клайвером?

— Не известно.

— Неужели Тирэн не смог?

— Тебя это беспокоит? — Владыка усмехнулся, — я послал к нему подмогу. Думаю, вместе они справятся.

— Хорошо. Тогда я могу быть спокойна.

— Можешь.

— Дрэгон, — я замешкалась у двери, — мне нужно тебе сказать…

— Не сейчас. У нас будет время все обсудить, — отрезал он, поворачиваясь к пульту.

— Как скажешь, — зло бросила я, спешно покидая это место.


Дрэгон грустно смотрел вслед уходящей Анне. Все верно, так и должно быть. Если его предчувствия не обманули и ей действительно грозит опасность, нужно отправить девчонку как можно дальше от всех смертоносных мест. Он обернулся на странный шум, раздавшийся со стороны гигантского прозрачного сосуда, в один миг грозящего забрать тысячи жизней. Внутри происходило что-то, непонятное, но вызывающее тревогу.


— Я знал, что против этого ты не устоишь. Никто бы не устоял, — удовлетворенно заметил Клайвер, лицезря, с каким трудом Тирэну удается держаться на ногах, — знаешь, я все больше склоняюсь к мысли, что твои новые друзья вовсе не желали тебе добра, позволив сразиться со мной.

Видя, что противник молчит, Клайвер продолжал:

— К сожалению, я могу забирать лишь Силу своих врагов, но не их способности. Мне хотелось завладеть Йог-сотхотхом, чтобы использовать способности вашей семейки. Жаль, что тварь смогла от меня уйти. Ну да ничего, перед тем, как ты сдохнешь, сможешь почувствовать, как она страдает перед смертью. Твоя последняя кровь.

— Тебе до нее не добраться, — сквозь зубы прошипел Тирэн, почти падая на колено, сметаемый чуждой силой.

— Ошибаешься. Думаешь, я не понял, кому уготована честь отключить Глушитель? Ведь сопротивляться смертоносной энергии сможет только она. Смогла бы, — поправился Клайвер, — если бы не то, что я для нее уготовил.

— Молчишь? — бывший советник подошел ближе к Тирэну. Его противник испытывал страшные мучения и Клайверу это доставляло удовольствие, — когда-то я превратил тебя в урода. Теперь я буду милосердным и прекращу твои страдания.

— Слишком много говоришь, для злодея, — съязвил Тирэн, делая безуспешную попытку подняться, но обессилено упал на пол, рядом с теми, кого недавно убил сам.

— Все еще не веришь, что можешь сдохнуть? Поверь, и подумай напоследок, почему она позволила тебе сюда прийти. Столкнуть двух своих врагов вместе! Коварство, достойное вашей семьи. Бедный мальчик! — притворно воскликнул Клайвер, полностью обездвиживая Тирэна и занося над ним Барзаи, — снова тебя убивает предательство родного существа.


Ребята держались настороженно, обходя подозрительные места в коридоре, но я не чувствовала опасности впереди. Скорее уж, все, что нам угрожало, осталось позади. Я внезапно остановилась. Позади. Дрэгон остался там, в той проклятой комнате, рядом с Глушителем. Эвакуация? Зачем эвакуировать город, которому ничего не угрожает, кроме нас самих? Или я что-то пропустила? Слишком сильно хотелось покинуть место, вызывающее у меня тревогу и страх. Черт! Уже поворачивая обратно, я ощутила под ногами толчок и гул, исходящий со всех сторон. На голову сыпались мелкие камни и песок. Потолок в любой момент грозил рухнуть вниз, погребая меня под собой. Не обращая внимания на возмущенный крик Аэрона и оттолкнув Майлза, я бросилась вперед. Спотыкаясь о невидимые в поднятой пыли преграды, мне все-таки удалось выбраться из очередного завала и прорваться к двери, отделявшей пещеру от зала с Глушителем. Я толкнула изо всех сил, но дверь не поддалась. Удары и толчки не помогали, и я почувствовала, как меня захлестывает отчаяние и паника. Он там, внутри! Как я могла быть такой дурой! Не поняла сразу, что он опять с тупым упрямством полезет меня спасать! Господи, нет, только не это! Я не хочу его терять!

Едва видя цель из-за поднятой пыли и песка, я сосредоточилась на двери. Что-то, скорее всего, начавший снова работать Глушитель, опустошало мои силы, но я знала, что это еще не конец. Оно не только выпьет жизнь, все гораздо страшнее. Неужели мы проиграли? Все кончено? Я не могу призвать Йог-сотхотх. У меня нет шансов!


Тирэну с трудом удалось разомкнуть воспаленные глаза. Боль рвала тело на части. С каждым новым стуком сердца он терял все больше крови, заливавшей пол и трупы своих недавних жертв. Сквозь кровавую пелену он видел опускающийся на него Барзаи. Еще мгновение — и ему конец.


Гнев и ярость, такие знакомые, захлестнули меня с новой силой, избавляя от паники и страха. Не теперь. Испугаюсь, но потом, когда будет время подумать. Если будет. Не терять над собой контроль? Как же! Я сорвала дверь, не пошевелив и пальцем. Не замечая попадающие под ноги тела, я подошла к краю. Раскуроченный пол ходил под ногами ходуном, мешая передвигаться. Единственный уцелевший мост находился от меня на некотором расстоянии. Преодолевая преграды, то и дело появляющиеся на моем пути, я уже не могла подавить невольной дрожи, сотрясавшей мое тело. Что бы это ни было — оно меня убивает, быстро и расчетливо. Перейти шатающийся во все стороны мост и не упасть в пропасть оказалось самым трудным. На середине мне пришлось встать на колени и продвигаться практически ползком, то и дело оказываясь под бомбежкой каменных глыб. Что-то яркое впереди не давало мне возможности ясно видеть цель, и я продвигалась на ощупь. Упавший сверху камень заставил меня распластаться и замереть на мгновение, приходя в себя. Нужно встать. Нужно идти вперед. Горячая струйка крови потекла по виску. Черт! Я могу дойти, могу!

Наткнувшись вытянутой вперед рукой на раскуроченную дверь в кабину управления, я слегка толкнула ее в сторону. Слишком светло! Откуда столько света? Я же ничего не вижу. Закашлявшись, я согнулась пополам, стараясь не думать, что вместе с кровью сейчас, возможно, теряю что-то жизненно важное.

Я не увидела его. Я на него упала, споткнувшись, по-прежнему не видя ничего. Ощущая кожей жар, исходящий от Глушителя, я с содроганием подумала, что даже Дух огня мне уже не поможет.

— Что ты делаешь? — скорее угадала, чем услышала слабый шепот еще живого Дрэгона.

— Вот, решила вернуться. Мы не договорили, — попытавшись его приподнять, вдруг поняла, что сил уже не осталось.

— Дура! Какая же ты дура! Зачем? — в голосе Дрэгона было столько отчаяния.

— Сам дурак, — вдруг по-детски обиделась я. Мне хотелось заплакать, но даже этого я уже не могла сделать.

— Зачем умирать за нелюбимого? — повторил Дрэгон.

— Нарываешься на последнее признание? — я обессилено положила голову ему на плечо, ощутив как его руки меня обнимают, — верь поступкам, а не словам.

— Верю, — прошептал Дрэгон, целуя в висок.

— Вот и хорошо, — грустно улыбнулась я, думая о злобной насмешке судьбы. Когда-то я бездумно рисковала жизнью, в любой момент готовая расстаться с тем, что считала непосильной ношей, а теперь умираю с единственной мыслью: Господи! Как же хочется жить!!!


XXVII


Тэрранус


Поначалу никто не обратил внимания на первые толчки. Но они повторились снова. Вскоре слабые колебания переросли в землетрясение. Тонкая линия, прорезав дворец, пересекла площадь и затронула здание тюрьмы. Земля под ногами разверзлась, заставив сражающихся воинов отшатнуться в разные стороны. Трещина стала глубже, над ней появилось слабое сияние.

— Варг! — Дарэн отшатнулся от расщелины.

— Что происходит? — перекрикивая шум падающих камней, крикнул ближайший к нему Владыка.

— Глушитель!

— Должны же были отключить?

— Ты не понимаешь! Он вот-вот взорвется и здесь не оставит камня на камне!

— Эвакуация не закончена, — возразил Владыка.

— Ну так заканчивай ее, возьми наших и уводи отсюда — Дарэн отшвырнул от себя противника, настойчиво пытавшегося его достать, — оно забирает наши Силы.

Теперь врагов разделяла трещина шириной в несколько метров. Здание тюрьмы начало рушиться первым. Дворец все еще держался, хотя, в любой момент грозил погрести под собой оставшихся внутри. Дарэн отбросив мешающий ему меч, прыгнул через пропасть.

— Стой! — окликнул Дарэна его соратник, — им уже не поможешь.

— И все же я попробую.


Тирэн не почувствовал, как Барзаи пронзил его сердце, не увидел удовлетворенную улыбку на лице своего врага. Клайвер нагнулся над поверженным противником и заглянул в его мертвые глаза.

— Все кончено, — торжествующее эхо разнеслось по разваливающемуся залу, — не думал, что это будет так легко, иначе ни за что бы не пожертвовал Мельнором и Тэрранусом. Нужно уметь заметать следы. Слишком многие перестали верить в мою избранность. Но теперь во всех мирах, где обитают Владыки, будут знать — кто виновен в гибели этого мира. Древние поплатятся за это, а вскоре очередь дойдет и до Темной звезды.

Резко развернувшись, Клайвер пошел прочь, спеша покинуть опасное место, но шорох за спиной заставил его обернуться. Нечто стремительно приближалось к нему. Бывший советник сделал попытку увернуться от удара, последовавшего от этой новой угрозы, но не смог. Атака была быстрой и устрашающей. Не человек, не Древний — ужасный монстр. Темная кожа, напоминающая панцирь, глаза — как две дыры в бездну, изуродованное лицо неумолимо приближалось в жутком оскале. Почувствовав укол в шею, советник обессилено замер, опираясь о стену, только сейчас заметив, что грудь неизвестного существа залита кровью и рана еще свежая.

— Тирэн! Не может быть!

— Отчего же? — равнодушно поинтересовался Темный Владыка, отбрасывая использованную ампулу и разглядывая свою жертву.

— Ты был мертв! — голос Клайвера был тих, но Тирэн услышал.

— Но не в этой ипостаси! — возразил Тирэн, — именно таким меня увидели мои братья и пришли в ужас. Иногда очень полезно носить маску. Это мой естественный облик. А знаешь, как я убиваю своих врагов?

Его голос, звучащий отстраненно, даже монотонно, заставил сердце Клайвера сжаться от ужаса.

— Я понял, что ты такое! Ты чудовище! Монстр! Проклятие Вселенной!

— Возможно! — Тирэн провел когтистой рукой, и на лице Клайвера выступила кровь, — но я неплохо это скрываю. Жаль, что у меня нет времени с тобой поиграть. Довольно слов, сейчас ты на себе почувствуешь, что несет в себе гнев тьмы.


Ни я, ни Дрэгон не собирались безропотно ждать смерти. Глушитель больше не подчинялся контролю, стремительно поглощая наши Силы. Я чувствовала как жизнь покидает мое тело. Было что-то до боли обидное при мысли, что меня убивает нечто, подобное моей Силе. Глушитель был подобен вместилищу многих тысяч Ловчих и так же легко опустошал меня, как я когда-то своих врагов. Возможно кто-то узреет в этом высшую справедливость, я же видела в этом лишь действие хитрого и пока более удачливого подонка, когда-то уничтожившего миллионы жизней.

Собрав с Дрэгоном остатки ускользающей силы, мы попытались вызвать Йог-сотхотх. Ой! Осечка. Мы вдвоем были теперь слабее, чем я одна. Придется действовать по старинке. В конце концов, моя кровь все еще проводник для Врат.

Не поднимаясь с пола, я с трудом поднесла кинжал к запястью и сделала глубокий надрез. Встав на колени, я стала рисовать пентаграмму, но где-то посередине круга на меня снова навалилась слабость, голова закружилась, и лишь вмешательство Дрэгона не позволило мне окончательно утратить связь с реальностью.

— Я сам, — тихо сказал он, осторожно отодвигая меня в сторону.

Разрезав запястье, он дорисовал пентаграмму и повернулся ко мне.

— Надеюсь, это не помешает вызову?

— Нет, у нас одна сила. Теперь помоги мне встать.

Мы поднялись и замерли над кругом. Я произнесла знакомые слова и с какой-то детской радостью увидела сияние такого дорогого мне света. Йог-сотхотх! Никогда я не была ему так рада. Неужели это еще не конец? Запрятав поглубже поднявшуюся было в душе надежду, мы сделали шаг в круг.


Дарэн увидел их на выходе из подвала. Раненый Аэрон нес на руках окровавленного Майлза. Посмотрев на младшего Владыку, у Дарэна внутри все похолодело.

— Где она?

— Осталась там, вместе с отцом, — сказал Аэрон, опустив глаза.

Дрэгон подавил желание разразиться бранью.

— Ты можешь открыть Переход?

— Нет. Сил уже не осталось.

— Тогда двигайся к окраине города, там тебя эвакуируют вместе с другими. Если нужна помощь — обратись к Палуру. Он теперь за главного.

— Куда ты? — воскликнул Аэрон, видя, как Дарэн направляется к еще не заваленному входу в пещеру.

— За ними.

— Ты не сможешь до них добраться.

Не ответив, Дарэн нырнул в черный проем.


Сила хлынула сквозь меня, наполняя жизнью и энергией, которой я поспешила поделиться с Дрэгоном. Мир перестал казаться мрачным, а ситуация хреновой.

— Мы спаслись? — недоверчиво поинтересовался Дрэгон, крепче прижимая к себе.

— Не уверена. Мы слишком близко к Глушителю и рано или поздно он доберется до нас. Я чувствую, как Йог-сотхотх теряет силу.

Мои слова совпали со странным скрежетом, раздавшимся со стороны обсуждаемого предмета. Глушитель теперь не просто испускал слепящий свет. Внутри прозрачной емкости клубилось и бурлило нечто поднимающееся вверх.

— Варг!

— Что еще? — устало спросила я.

— Он вот-вот взорвется, — пояснил Дрэгон.

— Нет! Только не это! Что нам делать?

— Я бы сказал — бежать, но это невозможно. Мы заперты в спасительную ловушку.

— Почему в спасительную?

— Йог-сотхотх выдержит взрыв, но Тэрранус…

— Ты хочешь сказать, что эта штука способна уничтожить целый мир?

— Эта штука едва не уничтожила твой мир.

— Землю чуть не погубило солнце и магия Древних, — возразила я.

— И наука Владык, — Дрэгон внимательно посмотрел на меня, — я не хотел тебе этого говорить тогда, но мне удалось узнать, что именно Клайвер был вдохновителем заговора против Земли. И то, что ты сейчас видишь перед собой — механизм, способный уничтожить не один мир.

— И ты скрывал? — возмутилась я.

— Но это не очень тебе помогло? — Дрэгон усмехнулся, хотя в глазах его была грусть.

— Вместе с Тэрранусом погибнут миллионы невиновных. И в этом обвинят Древних, — высказала я предположение.

— Начнется война. И если Клайверу удастся выжить — он направит свою злобу на Лэнг и Землю.

— Что же, — вздохнула я, — у нас есть возможность не допустить подобное. Вот только я не уверена — сможем ли мы это пережить.

— Ты должна переместиться прямо сейчас и скрыться на Земле.

— И пропустить все самое интересное? — возмутилась я, — ну уж нет. Мы вместе до конца.

— Знаешь, любимая, — рассерженно начал Дрэгон, — когда я мечтал, что буду с тобой до конца жизни, я имел в виду нечто другое.

— Бери что дают.

— Ты не оставляешь мне выбора, — буркнул Дрэгон.

Дно Йог-сотхотха привычно всколыхнулось, превращаясь в жидкое тягучее нечто. Но теперь я стала его пленницей. Не имея возможности двинуться с места, я пораженно наблюдала, как Дрэгон отдает ему приказ убрать меня отсюда поскорее. Моему Йог-сотхотху! Более того, я чувствовала себя преданной и ненужной.

— Как ты смеешь? Что ты делаешь? — мне не удалось подавить всхлип.

— Спасаю свою неразумную нарину, — спокойно пояснил Дрэгон, крепко обнимая.

Боже мой! Он действительно собирается это сделать!

— Нет! Постой! Не делай этого! Пожалуйста, — умоляюще добавила я.

— Прощай, моя девочка. Кто знает, увидимся ли еще с тобой. Я люблю тебя, — уже тише добавил он.

В глазах потемнело, к горлу подкатил ком. Началось перемещение.

— Нет! — бессильно выкрикнула я. Но мой крик был заглушен хлопком со стороны Глушителем. Последнее, что я видела, был Дрэгон, выходящий из круга.


Дрэгон, встав лицом к угрозе, не сводил с Глушителя взгляда. Оглушительный хлопок — и сияние заполнило пространство огромного зала. Нечто, излучающее чистый белый свет, неумолимо приближалось к Дрэгону, стремясь поглотить, уничтожить. Используя силу Анны, Владыка постарался впитать в себя как можно больше смертельной энергии, стараясь не допустить взрыва, но слишком быстро стал слабеть. Уже на грани жизни и смерти, он почувствовал сильнейший толчок и оглушающий взрыв. Понимая, что проживает свои последние мгновения, Владыка с улыбкой подумал, что теперь Анне ничего не грозит.


Тирэн быстро перемещался к цели, чувствуя Силу, готовую вырваться на свободу. Его не останавливал град камней, рушащиеся здания и земля, в любой момент грозящая уйти из под ног. В своем естественном облике он мог не опасаться серьезных ранений и увечий. Сам не понимая, что движет им, он упрямо приближался к эпицентру. Возможно, нужно оставить все как есть, и дать судьбе завершить очередной виток. Нисса сделала свой выбор, и зачем спасать ту, которая его отвергла? Но какое-то смутное предчувствие влекло его вперед. Почти добравшись до входа в зал, он замер, оглушенный взрывом, сметающим все на своем пути. Устояв на ногах, он выпустил тьму, врезавшуюся к приближающемуся к нему враждебному свету, остановив его на полпути к себе. Тьма поглощала энергию Глушителя, не позволяя силе вырваться наверх. Отстраненно понаблюдав на дело своих рук, он постарался найти выживших, хотя сомневался, что таковые остались. С удивлением он почувствовал слабую искру жизни недалеко от того места, где стоял. Помедлив несколько секунд, он приблизился к полуживому телу, отметив, что это не она. Значит, Нисса все еще жива. Что же, он выполнил свою часть сделки, на большее никто не вправе от него рассчитывать. И все же… Тирэн провел когтистой ладонью по груди Дрэгона, оставляя кровоточащий след. Что, если попытаться?


Дарэн уклонился от очередной глыбы, чудом не обрушившейся ему на голову. Вызвав в памяти план тоннелей, он безошибочно двигался в нужном направлении. Несколько раз ему приходилось перебираться через завалы, тратя такое драгоценное время. Но упрямство и беспокойство за дорогих ему существ не позволяло ему потерять надежду и отступить. Выйдя в главный тоннель, ведущий к Глушителю, он увеличил скорость, насколько это было возможно в подобных условиях. Внезапно земля ушла из-под ног, стены задрожали, сверху градом посыпались камни, погребая под собой Владыку.


Я пришла в себя от яркого света, пробирающегося в глаза даже сквозь плотно сомкнутые веки. Отдаленные голоса заставили меня напрячься и прислушаться, но попытка не удалась. Раскалывающая боль пронзила виски, вынуждая непроизвольно застонать. Это тут же привлекло ко мне внимание.

— Анна! Ты слышишь меня? — раздался знакомый голос.

— Перестань, ты же видишь, что ей больно. Лучше притуши свет, — на этот раз голос был женский, чуть резковатый и взволнованный.

— Анна! Ты можешь открыть глаза?

— Попытаюсь, — еще точно не понимая кому, ответила я.

Свет больше не слепил, что никак не повлияло на головную боль. Все тело казалось разбитым и переломанным. Ныл каждый сустав, заставляя ощущать всю полноту жизни.

Разомкнув веки, я с трудом сфокусировала взгляд на окружающих меня людях. Все правильно — майор и Катька, обеспокоено наблюдали за мной.

— Как я здесь оказалась? — хрипло спросила я.

— Хок нашел тебя в подвале бара, там, где раньше был спортзал.

— Был? — вырвалось у меня.

— Ну да, — похоже, Катерина спешила вывалить на меня кучу новостей, но лишь волнение за меня давало ей силы сдерживаться.

— Давай поговорим об этом после, — осторожно предложил майор.

— Ну нет! Я хочу знать все, пока не вырубилась в очередной раз.

— Бар пришлось закрыть, после того, как там порезвились сотрудники известной тебе организации.

— Кто-нибудь пострадал? — снова прикрыв глаза, поинтересовалась я.

— Практически нет. Оказывается, Хока так же легко разозлить, как и тебя.

— Что с моей семьей? — я не смогла подавить в голосе волнения.

— Они в порядке, в безопасности. Пришлось задействовать свои связи, — пояснил майор.

— Хорошо, — я удовлетворенно улыбнулась, — а теперь, отведите меня на то место, откуда взяли. Я возвращаюсь назад.

— Ага, щас, — усмехнулся Игорь, — ты себя в зеркале видела? Показать?

— Не надо так грубо, — вмешалась моя подруга, — ты же видишь, она не в себе.

Катерина присела рядом:

— Когда Хок тебя принес, ты была чуть жива. Я не верила, что ты вообще сможешь так быстро прийти в себя.

— Так быстро? Сколько я здесь, — взволновалась я.

— Два дня, — признался майор, — и Хок говорит, что после того, что с тобой случилось, это просто невероятно.

— Два дня, — прошептала я про себя, — все кончено. Он мертв.

Отвернувшись от друзей к стенке, я обхватила плечи руками и заплакала.


За то время, которое Дарэн провел погребенным в обрушившимся тоннеле, глаза успели привыкнуть к темноте. Сколько он здесь провел: час, день, вечность? Время стало для него нескончаемым потоком боли и ярости. Он не успел, не смог спасти тех, кто ему дорог, и сейчас лежит здесь, похороненный под тоннами каменных глыб. Беспомощный, бесполезный, гадающий — почему смерть не забрала его сразу, обрекая на подобную участь.

Ускользающее сознание то и дело уводило его далеко за пределы этого места, рисуя в воспаленном воображении несбывшиеся мечты и надежды. Он снова ее потерял, хо