КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно
Всего книг в библиотеке - 339542 томов
Объем библиотеки - 384 гигабайт
Всего представлено авторов - 136519
Пользователей - 75774

Впечатления

Легенда про Каргополов: Путь без иллюзий: Том II. Теория и практика медитации (Философия)

Бесплодное мудрствование - это, пожалуй, про самого автора точно сказано. Было бы смешно читать это напыщенное чтиво для доверчивых неофитов, если бы не так грустно оттого, что кто-то может и повестись на все это. Берегитесь, друзья, подобных воинствующих профанов. Такие профессиональные компиляторы вносят свои "поправки" в материалы настоящих мастеров своего дела, а потом присваивают себе лавры. Нужно учитывать, что эти знания уже отличаются от оригинала в силу недалекого понимания любого такого профана, походя и невзначай кидающего по отношению к традиционным практикам фразы типа "я лично считаю это не важным". К тому же, большинство разобранных в книге практик вообще можно делать только под руководством настоящего учителя и уж точно не по этой книге из-за обилия ошибок в ней.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
андрей 50 про Земляной: Отработанный материал (Боевая фантастика)

По моему какая то ерунда.Планета на которой живёт горстка людей,зарабатывают на жизнь разведением пушного зверя,которого разводят и выпускают на волю.А потом на него охотятся.И есть некая корпорация,которая втихую занимается химическим оружием.Появляется сосланный умирать на этой планете,спецназовец.Которому в пещере один гениальный врач делает пересадку лёгких от одного плохого человека.И донор и сам Гг остаются в живых.А потом Гг находит хим.лабораторию разоблачает корпорацию.Я просто не могу понять как на планете,где нет техники,кроме снегоходов (там почти всегда зима)и живёт горстка людей,можно найти то что очень хорошо спрятано.У нас библиотеку Ивана Грозного сколько ищут и ни хрена,а он за полгода на дне океана нашел.Мне не понравилось,продолжение читать не буду,только время тратить.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Дроздов: Реваншист. Часть вторая (Попаданцы)

Просто скомканный конец.

Спойлер: СССР не спасти, КПСС - гадость...

Не пошла.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
андрей 50 про Шторм: Затерянные в джунглях (Современная проза)

Не плохо,лёгкое чтение.Немного наивный,но в принципе интересно.Есть и приключения,и любовь,джунгли,племя индейцев которых не коснулась цивилизация.Прочитал с удовольствием,пару дней отдохнул от фантастики ,триллеров.По ходу чтения до меня дошло что это вторая книга с этим героем,ну и ладно,они между собой не связаны.Наверное возьмусь за первую.Чего и вам желаю.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Войтенко: Ты проснешься, на рассвете (СИ) (Альтернативная история)

После "Сашенек" уже так не читается...
Хотя автор и написал о выявлении плагиата, он ничего не написал о самоплагиате. А эта книга - практически он и есть.

Количество роялей в кустах - просто немыслимое. Одних только кладов - три штуки...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Silestina про Войтенко: Ты проснешься, на рассвете (СИ) (Альтернативная история)

Почти что "Сашеньки". По крайней мере антураж тот же, и такое же неторопливое повествование.На вторую часть терпения не хватило. Но хочу сказать большое спасибо автору за то,что вспомнил о филологах!
В кои-то веки встретился писатель,который показал,что плагиат выявить нетрудно.Ибо не может человек(попаданец) быть автором разноплановых по стилю композиций.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Silestina про Симов: Турист (Космическая фантастика)

Путешествие хомяка под звуки симфонического оркестра...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
загрузка...

Охотник (fb2)

- Охотник 345K (скачать fb2) - Автор не указан

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Горбова Виктория Борисовна Охотник

Ты помнишь этот день
На земле под холодным дождем
Остались мы вдвоем
Из последних сил
Заставлял я биться сердце твое
Моя жизнь сгорала вместе с тобой
Что приготовил мне наш мир
Быть может он спасет тебя
На моих глазах
Amatory — Дыши Со Мной

Глава 1. Вальтер

Я проснулся задолго до рассвета. Нестерпимо хотелось пить. Дикая жажда высушила горло и губы, даже кожа на руках превратилась в тонкий шершавый пергамент. Осторожно, стараясь не разбудить, спящую на моем плече девушку, я бережно переложил ее на подушку и встал с кровати. Суставы предательски заскрипели.

– Неужели пришла старость, и я превращаюсь в железного дровосека? — Подумал я, и тут же сам себе ответил, — Ага, держи карман шире.

На цыпочках прокравшись на кухню, я открыл холодильник и извлек бутылку холодной минералки. Открутив жестяную крышку, с наслаждением припал к холодному горлышку, жадно глотая воду. Мелкие пузырьки газа приятно щекотали язык и щеки, я почувствовал себя путником, совершившим большой переход по пустыне и наконец, получившим драгоценную влагу. Сделав еще пару глотков для верности, я поставил бутылку в холодильник.

Постучав пару раз кулаком по груди, и тем самым подавив громкую отрыжку неизбежную после вливания в себя такого количества минералки с газом, я уселся на стул. Спать не хотелось и в голову опять полезли бестолковые мысли.

– Ох, житие мое, — подперев подбородок рукой, вздохнул я, — и когда все это закончится?

Как мне надоела это скучная жизнь. Хотя нормальному человеку моя жизнь не показалась бы скучной. Я охотник за талантами и мне двести сорок четыре года. О чем я только думал, соглашаясь на такую работу? А если посмотреть на это с другой стороны? Меня никто не контролирует, используя свои таланты, а их довольно много, я не нуждаюсь в деньгах, с личной жизнью проблем тоже нет. В ней всегда присутствовали женщины, но той единственной с которой я бы хотел прожить всю жизнь, я так и не встретил. Нет, я не горел желанием обзавестись семьей, но пустота в области сердца с каждым прожитым годом ощущалась все сильнее. Держись брат, скоро все закончится. Как только я найду Королеву, мое желание стать смертным исполнится.

– Королева, — я тяжело выдохнул в кулак, — и как мне тебя искать?

Всю свою нечеловеческую жизнь я занимался поисками талантов: настоящие ведьмы и волшебницы, маги и оборотни, разного рода прорицатели все приходят в наш мир с помощью таких охотников, как я. Охотник может выследить любого, имея минимальное представление о клиенте. А почувствовать местоположение старых знакомых, я могу на расстоянии нескольких сотен километров. Но с Королевой ничего не выходило, я знал, что искать надо в России. Уже три года я живу в Москве, но все мои поиски заканчиваются одинаково: я знакомлюсь с девушкой, мы довольно весело проводим время, она ночует у меня, и утром я стараюсь, как можно быстрее от нее избавиться.

Это утро не предвещало ничего нового. Сладко потянувшись, девушка встала и, завернувшись в простынь, прошла в ванную. Я делал вид, что еще сплю, но на самом деле вспоминал, как ее зовут: Оля, Марина, Наташа? За три года моей жизни в России имена спутались в голове, сколько их было? Каждый день новые знакомства, новые имена… Подключать свои способности не хотелось, еще вчера я понял, что это не она. Еще одна ошибка. Или это я схожу с ума? А может, я специально не занимаюсь поисками всерьез и оттягиваю этот сладостный момент моей кончины?

Не знаю. Настя, ее звали Настя.

Я перекатился на спину и заложил руки за голову, притворяться спящим дальше не было смысла. Хлопнула дверь в ванной комнате и через мгновенье девушка появилась одетая в мой халат.

– Хочешь, я сварю кофе? — промурлыкала девушка и легла рядом. Настя протянула руку и дотронулась до моей груди. Ее бледно розовые ногти принялись вырисовывать на моей груди узоры. Стало щекотно, и я повернулся набок.

– Пожалуй, да. Кофе это то, что мне сейчас нужно, — я постарался изобразить улыбку, но получилось фальшиво, настроение было просто паршивым.

– Болит голова? Ты вчера много выпил, — Настя искренне улыбнулась и положила прохладную ладошку мне на лоб. Легкий цветочный аромат исходил от нее после душа. Интересно, у меня нет средств с таким приятным запахом. Я прикрыл глаза и прислушался к себе. Голова не болела, она никогда не болела, но ей об этом лучше не знать.

– Нет, голова у меня не болит, — я, рывком отбрасывая простынь, резко подскочил с кровати, — но кофе все равно хочу. Поэтому я быстренько в душ, а ты займись кофе.

– Ты говоришь, как будто ты мой муж, — Настя смешно надула губки, но все равно пошла на кухню.

Закрывшись в ванной, я уставился на свое отражение. Ну и вид, ночью меня явно посетила фея растрепка и попыталась придушить подушкой: волосы спутались и торчали в разные стороны, на небритом лице полосы от подушки, а глаза, как у голодного вампира, отливают краснотой. Потирая колючий подбородок, я решил не распугивать народ и побриться. Я встал под душ и открыл воду. В лицо ударила ледяная струя, издав не свойственный мужчине вопль, я отрегулировал воду.

Холодные струи воды быстро привели меня в чувство и в голову опять полезли ночные мысли.

Что я делаю? — Активно растирая тело мочалкой, размышлял я. Зачем занимаюсь этой ерундой, ведь прекрасно знаю, что в местах, которые я посещаю Королевы не найти. Такая девушка, как Настя, не может оказаться Королевой. Тьфу, черт, я в очередной раз оказался в тупике, надо опять вернуться к Юлию, чтобы он подробнее рассказал о ней. Вдруг за эти три года у него появились новые видения о Королеве.

От мысли, что возможно придется начать все с начала, внутри все сжалось.

Юлий, всеми уважаемый провидец, любитель говорить загадками, будет битый час вещать и в итоге даст такую расплывчатую картинку, что ничего понять толком нельзя. Может самому поискать еще? Сейчас выставлю эту Настю и попробую все разложить по полочкам. Сквозь шум воды, я услышал, как хлопнула входная дверь.

Она ушла? Странное поведение для девушки, обычно их не выгонишь. Но мне же лучше, трудного разговора удалась избежать.

Покончив с душем, я завернулся в полотенце и вышел на кухню. Аромат свежесваренного кофе витал в воздухе.

– А она не так уж плоха, — делая глоток, подумал я, — жаль, что я уже забыл ее имя.

Я допил кофе и, переодевшись в домашний костюм, переместился в кабинет. Сидя за столом, я разложил свои бумаги с записями о поисках Королевы.

– Больше похоже на записки Казановы, — перечитывая свои похождения, усмехнулся я. Собрав разрозненные листки в кучу, я откинулся в кресле, вспоминая наш разговор с Юлием.

Три года назад Юлий пригласил меня в свой загородный дом на юге Франции. Он любил проводить там время, говорит, что этот климат ему подходит больше всего.

Мне нравилось бывать там, особенно в кабинете, где он хранил амулеты и талисманы, собранные со всего мира, простого антиквариата там тоже хватало.

Юлий любил и собирал только вещи с историей, поэтому драгоценности, когда-то принадлежавшие королям, соседствовали с железным ключом от комнаты, в свою очередь принадлежавшей некой любвеобильной даме, потихоньку вручавшей его своим любовникам. Нетерпеливый молодой человек крепко сжимал его в руке, открывая вожделенную дверь, а маленький шип, смазанный ядом, вонзался ему в руку. В пылу желания никто не обращал внимания на легкий укол, а на следующее утро, когда любовник возвращался домой, у него резко ухудшалось самочувствие, и жизнь покидала юное тело. Юлий старше меня на несколько сотен лет и таких интересных вещичек у него великое множество.

– Вальтер, пришло время и магическому сообществу нужен лидер. Нас слишком много и нас могут обнаружить. Просматривая будущее, я увидел девушку, которая сможет объединить разрозненные кланы и прекратить вражду. Я знаю, ты лучший в гильдии охотников, поэтому я обращаюсь за помощью к тебе, ты должен найти нам

Королеву, — с чашкой крепкого кофе и ароматной сигарой Юлий сидел в любимом мягком кресле с драконами. Он буквально утопал в нем. Невысокого роста аккуратный старичок, он производил впечатление большого воротилы на пенсии. Мы сидели в кабинете. Немного прищурившись, Юлий пристально посмотрел на меня.

– Меня интересует, почему именно я? Ты что-то не договариваешь, она как-то связана со мной? — Я перестал разглядывать содержимое полок и уселся в кресло напротив Юлия. Любой объект охотника связан с ним это аксиома. Связкой может послужить любая мелочь, вплоть до любимого запаха. С человеком требуется войти в контакт, заслужить его доверие, иначе тебя просто сочтут сумасшедшим.

Современные люди не верят в магию, вампиров и оборотней, но в средние века за такое могли отправить на костер. Много неосторожных охотников за талантами ушли таким ужасным способом.

– Кажется, да и очень сильно. Прослеживается четкая связь, но какая именно сказать не могу, — Юлий выглядел озадаченным, а это не частое зрелище.

– Кажется? — Крепко обхватив подлокотники, побелевшими пальцами и резко подавшись вперед, словно пытаясь заглянуть ему в душу, воскликнул я. В это невозможно поверить, Юлий сказал, кажется, а ведь он всегда уверен в своих словах.

– Я почти ничего не вижу, лишь смутный расплывчатый образ женщины и рядом ты.

Все видение в тумане, как будто кто-то блокирует его, — мне нравилась его невозмутимость только Юлий, с истинно королевским видом будет говорить о том, что чего-то не понимает и вести себя так, словно это ты не улавливаешь нить разговора. Он немного раздраженно поставил чашку на столик, кофе опасно колыхнулся, но пределов чашки не покинул.

– Ее будет сложно распознать среди людей. Потенциально у нее колоссальные возможности, но она пока о них не подозревает, — кончик сигары вспыхнул и Юлий, прикрыв от удовольствия глаза, выпустил колечко дыма. — Она интуитивно будет скрываться от твоего взгляда. Возможно, пройдет несколько лет, пока ты сможешь ее найти. Ты будешь искать иголку, но когда ее найдешь, твое предназначение исполнится, и ты сможешь решить что тебе делать дальше: умереть или продолжить карьеру охотника на службе Ее Величества.

– Почему ты думаешь, что народ ей подчинится? — Не в силах усидеть на месте, я поднялся с кресла и зашагал по комнате. — Думаешь, старые маги позволят молодой управлять собой? Нас много и все разные, у каждого есть такие способности, что с ними трудно будет совладать, если им что-то окажется не по нраву. Одни оборотни чего стоят, я уже не говорю о магах. Каким умением она должна обладать, что бы взять над ними верх? — Я остановился и, облокотившись на спинку кресла, внимательно посмотрел на Юлия, надеясь прочитать ответ на его лице. Старый провидец, не моргнув глазом, с честью выдержал это испытание.

– О, это будет потрясающе! Таких как она еще никогда не было. Королева будет уметь все, но ее главный талант, который объединит всех, я не вижу. В ней не будет агрессии, все подчинятся добровольно. Это такое сплетение талантов, что уму непостижимо.

– Ты опять говоришь загадками. Вроде все и ничего. Может, дашь мне хоть какую-нибудь зацепку? Где ее искать, возраст, остальное я смогу почуять сам. Но не могу же я обойти весь мир в ее поисках? — Поджав губы, я ждал его ответа.

Юлий не спешил, он сделал последний глоток кофе, осторожно поставил чашку на стол и затушил сигару. К моменту, когда он начал говорить, я был готов взорваться.

— Вальтер, друг мой, — елейно улыбаясь, начал Юлий, — если бы я все знал, то сам бы отправился на ее поиски. Могу сказать, что она живет в России. Больше ничего, возраст я не вижу, только пол.

Я не выдержал и сорвался на крик.

– Ты смеешься? — Постукивая кулаком по раскрытой ладони, заорал я. Чтобы охладить мой пыл, Юлию хватило взгляда. Он изумленно приподнял бровь, и я тут же сбавил обороты. — Россия огромная страна, — уже более спокойно продолжил я, — мне не найти ее до скончания веков!

Раз за разом я прокручивал этот разговор в голове, пытаясь вспомнить упущенные мной моменты. На память жаловаться не приходилось, я помнил даже сливочный с легким перечным оттенком запах сигары. Три года поисков коту под хвост! Ни единой зацепки. Трель телефона прервала мои размышления. На дисплее высветилась картинка пантеры.

– Привет! Нашел то, что искал? — Мелодичным голоском пропела Инара.

– Привет! Нет, не нашел, а почему тебя это волнует? — Я насторожился, помнится, Юлий говорил, что это великая тайна, а тут меня так запросто об этом спрашивают.

– Мне скучно! Кроме тебя никто не хочет со мной играть, да разве это игра? Я даже не старалась прятаться, а меня все равно никто не нашел. Эти балбесы Влад и

Марат объединили усилия, но все равно оказались в другом полушарии от меня!

Вальтер, ты их ничему не учишь? В итоге, я просто загниваю от тоски! — Три года назад мы с Инарой играли в игру «Поймай меня». Она пряталась от меня по всему свету, а я искал. Играть с Инарой одно удовольствие, она великолепно умеет заметать следы, тонко чувствует ситуацию, ее интуиция уступает лишь дару предвидения. Наградой победителю служила сама победа, одержать верх над достойным соперником, что может быть лучше? Но так играли не все. У многих для острастки на кону стояла жизнь и часто победителя определяла решающая схватка.

– Моя сладкая Киса, соскучилась? — Из трубки послышалось гневное рычание. Она не любила, когда ее звали Кисой. — Ладно, не сердись, я просто хочу тебя поддразнить. Если б ты знала, чем я вынужден заниматься… — Инара резко прервала меня

– Поэтому я и звоню. Вальтер, по твоему делу начал работать Шон, — я остолбенел, как Юлий мог доверить такое дело этому садисту? Мысли застрочили со скоростью пулемета, выстреливая одними вопросами.

– Ты знаешь, наши отношения всегда были на грани, — продолжала Инара, — но вот

Шон, это просто псих. Я кое-что знаю про твое задание, и все для себя решила.

Пусть у королевы будут твои гены, чем Шона…

– Что? Что ты сказала? — Я не мог пошевелиться, переваривая полученную информацию и окончательно довершая свое сходство со статуей.

— Я сказала, — четко проговаривая каждое слово, повторила Инара, — что твои гены мне нравятся больше, чем Шона, он же психопат, от него не может, получится достойный правитель…

— Я ничего не понимаю, ты можешь приехать? — С трудом проговорил я.

— Конечно, открывай дверь, — сказала они и отключилась.

Резкое ощущение пустоты прокатилось по мне как пятитонный каток асфальтоукладчика, оставляя после себя слипшуюся кашу чувств. Предчувствие чего-то ужасного и неизбежного ворвалось в мое сердце и разом завладело всем существом. Пытаясь разобраться с непонятными ощущениями, я обратился к своим способностям и удивился, как глубоко мне удалось загнать свое обостренное восприятие. Я чувствовал лишь маленькую толику того, что было, все попытки натыкались на стену. Я не понимал, что происходит, как можно было не почуять приближение Инары, хотя она стояла во время разговора около подъезда. Я остановился посреди комнаты и постарался максимально расслабиться. Прикрыв глаза, представил, как сила растекается по всему телу, как заливает кончики пальцев и сделал глубокий вздох. Обычно это срабатывало. А сейчас ничего.

Абсолютно ничего. Пустой запах кондиционированного воздуха. Тишину, разрываемую лишь громким стуком моего сердца, нарушил звонок в дверь.

Я вздрогнул. Да что, черт возьми, происходит? Может я подхватил какую-то опасную болезнь и вирус, попав в организм «необычного» человека, с удовольствием мутирует?

– Что с тобой? Что с тобой, я спрашиваю? — Едва я открыл дверь, Инара прыгнула, как разъяренная кошка, повалив меня на пол, она принялась меня обнюхивать, — я жду объяснений, — потребовала она.

– Каких? — Задыхаясь еле смог выдавить я.

– Ты меня не почувствовал! Ты не почуял мое приближение, а я не чувствую в тебе охотника! Ты чем тут, черт возьми, занимался? Совсем на бабах свернулся? –

Слова хлестали, как пощечины.

Я попытался оттолкнуть ее, но сил не хватило. Это все равно, что одному толкать грузовик, а раньше это не составило бы никого труда. Инара была в бешенстве, ее глаза, полыхающие зеленым пламенем и внимательно разглядывающие мое лицо, приобрели красивый кошачий разрез, зрачок вытянулся в тонкую линию, а ногти удлинились, она вот-вот превратится! Инара почти потеряла над собой контроль, такого не было никогда. Об этом стоило задуматься.

– Не вздумай перевоплотиться! Дверь открыта! — Зашипел я. Из-за припечатавшей меня к полу Инары, я с трудом сделал глоток воздуха.

Я не успел договорить, как Инара грациозным движением плавно поднялась на ноги и сладко улыбаясь, закрыла дверь прямо перед носом соседки, застывшей на пороге с открытым ртом. Ее перекошенное лицо меня насмешило, невнятно бормоча себе поднос, она подхватила тяжёлые сумки и ушла горя разочарованием, что спектакль закончился на самом интересном месте. Теперь придется самостоятельно сочинять красочное продолжение, чтобы вечером, сидя на лавочке возле подъезда поделиться с подругами свежей сплетней о странном соседе. И не нужно обладать особыми возможностями, чтобы понять это. Тем временем Инара с видом любящей тещи инспектировала мою спальню.

– Да, ты меня поражаешь! А еще говорят, что ты лучший охотник в магическом сообществе! Я даже не хочу считать, сколько баб здесь побывало за эти три года!

– Уперев руки в бока и угрожающе наступая на меня, набирала обороты Инара. –

Хотя может, стоит? Может, стоит посчитать, чтобы ты понял какой ты кретин! Ты когда последний раз охотился по-настоящему? Ты когда включал свою башку в последний раз?

От ее громкого крика в виске запульсировало. Я почувствовал боль, она разливалась по всему телу, отравляла каждую клеточку. Голова закружилась, и я рухнул на постель.

– Да, у тебя похмелье? — Теперь в ее глазах застыло удивление, — У тебя похмелье!

От ее громкого смеха в голове взорвалась маленькая бомба.

– Инара, не надо так громко, — взмолился я, — лучше помоги, я ничего не понимаю, — я постарался подняться, но к боли добавилась тошнота, и я обратно рухнул на постель. Это старое давно забытое человеческое ощущение. Боже, как плохо! Меня словно распиливали на части. Это надо ж было так надраться вчера!

– Ты и, правда, кретин, — покачала головой Инара, — если до сих пор ничего не понял! Как давно ты потерял способности?

– Не знаю, давно их не использовал, — прижимая ладони к глазам, ответил я. –

Примерно год назад мне все так осточертело, что я отключил их и положился на человеческие чувства. Решил, что так будет легче выследить королеву. Юлий говорил, что она неосознанно блокирует свои способности, а так как она очень сильна, то выследить ее будет сложно. Вот я и решил попробовать другой вариант поисков. Он мне показался удачным.

Наконец мне удалось принять сидячее положение, и я оторвал ладони от глаз, стараясь сфокусировать взгляд на Инаре.

– Действительно, он оказался удачным этот твой путь, — присаживаясь ко мне на кровать, сказала Инара. — И у меня есть для тебя хорошая новость. Королеву ты нашел, — вдоволь насладившись моей выразительной мимикой, она продолжила, — но так и не понял, что это именно она, ты снова ее потерял. А так как ты ее нашел, твое дурацкое желание стать человеком сбылось. Я забыла предупредить, это была плохая новость.

– Ты вообще не предупреждала, что у тебя есть новости, — пробормотал я.

– Теперь ты человек и лишен своего дара, — Инара повела плечами, откидывая волосы за спину. — Но королевы нет, поэтому тебе надо ее снова найти. А это, — она подняла указательный палец вверх, привлекая мое внимание, — учитывая, сколько баб, побывало в этой комнате за год очень сложно. Так что выпей чего-нибудь человеческого от похмелья и нам пора приниматься за работу.

— Нам? — Не веря своему счастью, переспросил я. — Ты хочешь сказать, что будешь мне помогать исправлять положение? — Я был очень удивлен, Инара девушка очень своенравная и независимая. Она не выносит партнерство, она привыкла полагаться только на себя. Она одиночка.

— Да, как бы странно это не звучало.

Глава 2

С большим трудом оторвав свое тело от кровати, я под пристальным взглядом Инары, переместился на кухню. Ощущение, что каждая часть моего тела существует по отдельности не проходило. Стараясь устроиться поудобнее на стуле, я пододвинул еще один и расположил на нем свои ноги. Стало немного лучше, по крайней мере, хоть какое-то ощущение, что я лежу. Инара, поджав губы, с видом мамаши застукавшей своего тринадцатилетнего сына в пьяном виде, заваривала чай.

Громко стукнув кружкой по столу, она налила мне чай и, не спрашивая кинула дольку лимона. Скептически окинув меня взглядом, добавила три ложки сахара.

– В который раз я тебя спрашиваю, — насквозь прожигая взглядом зеленых глаз, спросила Инара. — Когда ты понял, что способности пропали?

– Когда ты сказала: открывай дверь, — устало повторил я. Для полного антуража только светящей лампы в лицо не хватает. Инара испытывающее на меня посмотрела, и я поспешил добавить: — Я понял, что ты стоишь за дверью, а я тебя не чувствую!

А ведь должен! Столько лет за тобой гонялся по свету, что мог почуять место твоего нахождения с точностью до километра!

– Хорошо, что я об этом не знала! А сейчас у нас одно дело, — делая глоток и улыбаясь из-за кружки, сказала Инара,

Эмоции нахлынули внезапно и болью отразились в голове. С этим надо что-то делать. Должно быть средство от головной боли. И тут я вспомнил, что однажды, хорошо погулял в баре и домой вернулся не в компании симпатичной девицы, а здорового мужика, с которым сначала разговорились за жизнь, а потом подрались с бандой мелких хулиганов, попытавшихся выгнать нас из-за барной стойки, где мы мирно сидели третий час. Домой мы ввалились с бутылкой водки, под шумок прихваченной со стойки бара и упаковкой таблеток, купленных в ближайшей аптеке, которые как утверждал мужик, должны были чудодейственным способом избавить нас от утреннего похмелья. Эти таблетки все еще лежали у меня в шкафу на кухне.

Нужно было их просто растворить в воде и выпить. Употребив, сей раствор, мужик пришел в чувство прямо на глазах. Тогда я выпил их просто за компанию, мне было неудобно признаться, что после таких грандиозных возлияний, у меня не болит голова.

Инара с плохо скрываемым весельем наблюдала, как я, охая и стеная, обшариваю кухонные ящики. Перевернув все и нигде их не обнаружив, я тихо сквозь зубы ругаясь, начал сначала. К моему удивлению таблетки почему-то оказались в самом первом ящике, который я осматривал. Растворив сразу две шипучие таблетки в стакане холодной воды, я большим удовольствием проглотил живительную влагу.

Заглянув в стакан, и с сожалением убедившись, что все выпито до конца, я повернулся к Инаре и спросил:

– Расскажи мне про Шона. Почему он тоже ищет Королеву, и как вообще ты про это узнала? Юлий сказал, что это надо держать в тайне.

— Вальтер, когда ты в последний раз с ним общался? — Вкрадчиво спросила Инара

– Три года назад, а что? Еще проблемы? — Средство определенно начинало действовать, боль потихоньку отступала, и я, перестав изображать вареную амебу, по-человечески уселся на стуле.

– Вальтер, ты безнадежно отстал от жизни и совсем не знаешь новостей! –

Немного громче, чем мне хотелось, воскликнула Инара. Сильное возбуждение не давало ей усидеть на месте. Ее метания по комнате начинали раздражать. — Когда поползли слухи, что ты по заданию Юлия пустился на поиски чего секретного. Шон отправился к нему и вытряс из него правду! Его нашла Аврора, на Юлия было страшно смотреть. Этот изверг хорошо постарался. Аврора выхаживала его целый год, но вернуть зрение так и не смогла. Юлий ослеп, но при этом дар предвидения усилился. Аврора вызвала меня к себе, и они мне все рассказали. Юлий велел найти тебя и предупредить о последствиях встречи с королевой. Но тебя было не так-то просто найти! — Она остановилась и ткнула пальцем мне в лоб. — Я искала охотника, а нашла человека, да к тому же и пьяницу!

Вдруг я ощутил себя таким беспомощным, таким уязвимым, что стало страшно. Мне охотнику стало страшно! Ах да, бывшему охотнику. Я не понимал, как такое могло, случится, как я мог пропустить королеву! Как я не почувствовал приближение цели!

Почему меня подвели инстинкты? Столько вопросов, на которые нет ответа. И самый главный вопрос с чего начать?

– Начнем с того, — словно читая мои мысли, сказала Инара, — что ты как следует, выспишься, а я пройдусь по магазинам и принесу нам что-нибудь поесть.

– Только без изысков, я люблю простую человеческую еду, — сделав ударение на слове человеческая, сказал я.

– Я это учту, — Инара, показав язык, скрылась за дверью.

После таких новостей, спать совершенно не хотелось, нужно было, как следует все обдумать. Что я имею? Я принялся расхаживать из угла в угол. Первое это отсутствие способностей. Второе пропавшая Королева. Третье Инара. И четвертое, я имею на хвосте Шона, самого мерзкого и беспринципного охотника с наклонностями садиста. Однако после меня он был вторым, а теперь выходит, стал первым. И не известно, какого черта ему надо, и в чем его выгода?

Впервые с Шоном меня свела судьба в самом начале моей карьеры охотника за талантами. И знакомство это было не самое приятное. Не появись Инара на пару часов раньше Шона, моя жизнь закончилась бы двести четырнадцать лет назад.

Эта черноволосая бестия ворвалась в мою жизнь как ураган. Она выдернула меня со свадьбы! Изнемогая от жары и духоты, затянутый в сшитый из плотной ткани праздничный костюм, я стоял в битком набитой такими же взмокшими людьми церкви.

Запах ладана смешивался с тяжелым запахом пота, образуя гремучую смесь. Стоящая рядом невеста, медленно покрывалась красными пятнами. Это не добавляло ей привлекательности, затянутая в узкий корсет, в платье на фижмах из шелка и парчи с огромным количеством кружева, она походила огромную булку, посыпанную пудрой.

Все что меня в ней привлекало это серебряные рудники, обещанные в приданое. Я сам был далеко не беден, но в то время брак среди высшего сословия совершался исключительно по расчету, а что может быть лучше рудников?

Единственное, что требовалось от нее это родить наследника. Стоя перед алтарем, я думал только об одном, чем скорее она родит мальчика, тем быстрее закончится наша супружеская жизнь. Хранить ей верность я не собирался в любом случае, но после рождения ребенка мужского пола, мои визиты в ее спальню закончились бы.

Я как раз хотел сказать перед священником свое «согласен» как в церковь ворвалась зеленоглазая красотка с громким воплем: Любимый не совершай ошибку!

Конечно, папаша невесты рассвирепел, затопал ногами, замахал руками. Я пытался вспомнить, где я познакомился с такой потрясающей женщиной, Хелька в слезы…

Инара схватила меня за руку и, не обращая внимания на поднявшийся шум, под завистливыми взглядами моих дружков, потащила к выходу. Сопротивляться я даже не подумал, когда тебя похищает такая красивая женщина, все мысли напрочь покидают голову. С удовольствием вдохнув свежего воздуха, я отдался на милость богам.

Прекрасная незнакомка с силой не свойственной такой хрупкой женщине как она, зашвырнула меня в карету, а сама, заняв место кучера, подгоняя лошадей, помчалась прочь. Остановилась она лишь в небольшом лесочке, куда местные дворяне ездили охотиться на лис. Инара открыла дверь и выпустила меня наружу.

– Не бойся Вальтер, я тебя не трону, — прислонившись к карете, сказала она. –

Времени у меня мало, поэтому рассказ мой будет краток. Только самая суть. Ты меня выслушаешь, а потом сам решишь, что тебе делать.

От удивления я застыл на месте не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой. Инара усмехнулась

– Ты хоть головой кивни, что нормально слышишь.

Я кивнул.

– С чего бы мне начать?

– Начни сначала, — неожиданно для себя произнес я. Голос не дрожал.

– Ну, вот и хорошо, что ты заговорил. А то я начала беспокоится. Ты только выслушай меня до конца, — девушка немного расслабилась и присела на верхнюю ступеньку кареты, по-мужски расставив ноги. — На земле живут не только люди, которые тебе знакомы, есть и другие. Нас мало. Мы живем в тени, мы не должны раскрывать свое существование простым смертным. Хотя сейчас далеко не средневековье, я помню, как неосторожно брошенное слово приводило на костер. Еще мы практически бессмертны, то есть мы живем очень долго. Нас очень трудно убить.

Это может сделать только нам подобный, другой, — глядя на мое вытянувшееся лицо, она пояснила, — не человек. Смертный с нами не справится. Мы все разные, у всех есть способности. В тебе я чувствую охотника. Ты, если конечно захочешь, будешь выискивать новых представителей магического сообщества, ты сможешь выследить любого кого захочешь. У тебя будет нюх волка, глаз орла и сила медведя. Но для этого ты должен довериться мне, — Инара внимательно на меня посмотрела, я продолжал изображать одиночную скульптуру посреди леса.

– Видишь арку, которую образовали деревья? — Она показала рукой на деревья, ветви которых сплелись и образовали подобие арки.

– Да, — охрипшим от удивления голосом ответил я, и, стукнув себя кулаком по груди добавил, — но ее раньше не было, я часто бывал на этой поляне.

– Конечно, — девушка радостно заулыбалась и вскочила на ноги, — раньше ты не мог ее увидеть и это только подтверждает, что я не ошиблась в тебе. Пойдем, — она осторожно, словно боясь спугнуть, взяла меня за руку, — нам надо пройти через эту арку, и ты сам все поймешь. Ты пойдешь со мной?

Как поступить? Особыми талантами я не обладал, посредственно владел мечом еще хуже стрелял из арбалета, разве, что в карты не играл, в отличие от моих знакомых, промотавших свои состояния. Единственным моим талантом была интуиция, я всегда знал, в какие предприятия вкладывать деньги, чтобы извлечь максимальную прибыль. Не доверяя ушлым управляющим, хозяйственными и финансовыми делами занимался сам. Я размышлял, нервно переминаясь с ноги на ногу и внимательно слушая внутренний голос, который предательски молчал. Очень хотелось стать другим, стать особенным, иметь нюх волка. Да, о чем я думаю? Скорее всего, эта девчонка просто сумасшедшая, надо пройти под аркой и вернуться на свадьбу. Но нет, слишком серьезно она говорит, есть что-то в ее виде настораживающее, да и эта арка. Откуда она тут? Я посмотрел на нее и воздух между деревьями сгустился и заиграл, переливаясь всеми цветами радуги, приглашая посмотреть, что там внутри.

– Давай быстрее, времени почти не осталось! — Нервно оглядываясь по сторонам, закричала она.

Даже не успев толком подумать, помимо моей воли рот открылся, и я сказал:

– Я согласен…

Не успел я договорить, как Инара схватила меня за руку и нырнула в арку. Арка оказалась входом другой мир. Я оглянулся, вроде все то же самое, но не такое, все другое. Мир изменился, краски стали ярче, как будто с глаз спала пелена. Я завертел головой, разглядывая окружающий мир, словно впервые увидел его, моему взгляду было доступно все. Я различал каждый листочек на ветке, я видел гусеницу, лениво передвигающую свое зеленое тело по ветке, воробья, который приготовился схватить гусеницу, зеленые прожилки на листьях. Я слышал, как по деревьям бегут белки, напуганные криком орла, я видел и слышал все до самых мельчайших подробностей.

К запаху леса, примешивался еще один, слегка выбивающийся из общего фона, легкий древесный с цветочными нотами запах. Я вдохнул глубже, поворачивая лицо и следуя за ароматом. На втором выдохе я понял, что это запах кошки, очень большой и опасной, и она была очень близко. Тело внезапно напряглось, я переместил вес и занял оборонительную позицию, ожидая нападения. Сердце застучало быстрее, с удвоенной скоростью перегоняя кровь и разнося по венам адреналин. Адреналин?

Какое странное слово, откуда?

Я обернулся, источник запаха стоял рядом, прислонившись к дереву. Девушка необыкновенной красоты, лучезарно улыбаясь, смотрела на меня своими зелеными глазами. Длинные черные волосы немного растрепались от быстрого бега, роскошный темно-зеленый костюм амазонки подчеркивал стройную фигуру, в руках она держала длинную, свернутую кольцом плеть.

– Мяу, — не переставая улыбаться, сказала девушка, — да, это мой запах. Я пантера. Большая и очень опасная. Ты все правильно сделал, хоть я и не собиралась на тебя нападать, но все твои новые инстинкты подсказали правильно.

Когда ты видишь меня надо приготовиться к обороне, — поигрывая плетью, рассказывала она. — На всякий случай. Я иногда бываю крайне не сдержана, и тогда уноси ноги.

– Пантера? — Я никак не мог поверить. Как девушка может быть кошкой, да еще и очень опасной. Она оборотень? Я никогда не верил в существования ведьм, по ночам летающих по небу и соблазняющих чужих мужей. Только глупые селянские девки, застукав своего благоверного в объятиях очередной общедоступной красотки, и с раскрытым от священного ужаса ртом, слушали его, с самыми невинными глазами утверждавшего, что эта бестия его совратила или приворожила да еще и верили в подобные объяснения. А оборотней я вообще относил к разряду «чего с пьяных глаз не привидится». Бог мой, мир вокруг меня с треском рушился.

Зеленоглазая настороженно огляделась и сделала глубокий вздох, выгнулась дугой, и раздался неприятный хруст, и на месте девушки оказалась пантера.

Красивая черная, как ночь, в огромных зеленых глазах плескалась опасность.

Мощное тело, мягко переступая, двинулось ко мне. Вот тут я действительно испугался. Припав на передние лапы, пантера приготовилась к прыжку. Мое тело окаменело, я закрыл лицо руками, жизнь буквально пролетела перед глазами.

Странно, всегда думал, что это выдумки и так не бывает. С грозным рычанием пантера прыгнула, я пригнулся, и она пролетела надо мной. Слава богу, я еще жив!

Куда бежать? Надо спасаться! Я услышал шум драки, оторвав ладони от лица, я повернул голову и увидел, что пантера дралась с человеком. Их тела сплелись в смертельный клубок. Из уст человека лился поток грязных ругательств, заглушаемый только звуками ударов и рычанием пантеры. Яростная схватка длилась недолго, пантера оказалась сверху и мощным ударом вырубила противника. Тело мужчины обмякло в траве. Но я знал, что он жив. Я слышал стук его сердца. Снова этот ужасный хруст, и пантера превратилась в человека. Девушка, тяжело дыша, заплела окончательно растрепавшиеся волосы в косу и сказала:

– Я думала, ты мне поможешь. Но как всегда пришлось все делать самой, — она откинула длинную косу за плечи и продолжила. — Кажется, я не представилась. Меня зовут Инара, я черная пантера, самый опытный и опасный оборотень в нашем магическом сообществе, — она ухмыльнулась и показала рукой на человека. — Эту кучу дерьма зовут Шон. Он самый отвратительный и мерзкий охотник в Стране. Он просто садист, но к сожалению, я не могу убить его сейчас. Да, только что я спасла тебя от его грязных лап. Но можешь не говорить спасибо, я старалась не для тебя. Твое появление было предсказано. Ты Вальтер должен стать лидером всех охотников, ты должен будешь призвать их к порядку, и они не посмеют тебя ослушаться.

Тогда мне многое удалось изменить. Инара привела меня к Юлию и Авроре, и они меня обучили всем тонкостям выискивания талантов. И я действительно стал лучшим в своем деле. Остальные охотники признали меня своим лидером и начали придерживаться правил, установленных для всех магических существ.

Да, лидер из меня хоть куда, особенно без способностей. Ну, ничего, главное понять цели Шона, а там видно будет. Еще не ясно, что Инара имела в виду, когда говорила про гены. Устав от бестолковой ходьбы, я развалился на диване. Как я привык к своему человеческому существованию, я давно не жил по другим законам. С тех пор, как ушел на поиски королевы многое изменилось. А теперь придется навёрстывать упущенное, но без ее способностей. Боль в голове постепенно утихла, и во мне проснулся аппетит.

– Пойду, проверю холодильник, — сказал я сам себе. В нем ничего интересного, кроме апельсинового сока и пустой бутылки из-под минералки не обнаружилось,  придется ждать Инару. Выставив из холодильника на стол пустую бутылку, я с пачкой сока в руках прилег на диван.

Мне снилось, что я дома в Баварии. Скоро обед, из кухни доносится волшебный запах жареной картошки с луком и свиных колбасок. Запах дразнил и призывал, отправится на кухню, перехватить кусочек по вкуснее, не дожидаясь обеда. Я старался идти быстрее, но получалось очень медленно, кухня, почему-то с каждым шагом становилась все дальше, это ужасно раздражало меня. Откуда-то появилась Хелька в свадебном платье и сковородой с картошкой в руках. Она что-то кричала, и я не мог разобрать слов, потом она замахнулась на меня тяжелой сковородой, я резко повернулся, пытаясь уклониться от удара, и неожиданно упал с дивана.

Ничего, не понимая, я сел на полу и протер глаза. Сфокусировав взгляд, я увидел Инару в белом поварском колпаке и переднике (где она их раздобыла?) в ее руках была сковорода, распространяющая столь приятный запах жареной картошки.

Рот моментально наполнился слюной.

– Я думала, что ты никогда не проснешься! Дрыхнешь, как сурок! — Инара улыбалась, — Давай уже поедим, я просто умираю с голоду.

Стряхнув остатки странного сна, я поплелся на кухню. В центре стола стояла огромная сковорода с жареной картошкой и свиными колбасками, два бокала светлого пива дополняли картину. Мы набросились на еду, даже не подумав переложить ее на тарелки. Из сковороды есть было вкуснее. Мы веселились во всю, пытаясь утащить друг у друга кусочек повкуснее. Бокалы быстро опустели, и Инара потянулась за еще одной бутылкой.

– Я думал, что оборотни не пьют, — сказал я с набитым ртом.

– Не пьет тот, кто не уверен, что сможет сдержать себя под действием алкоголя.

Да и чтобы захмелеть, мне надо опустошить бочку такого пива! — Активно работая вилкой, ответила Инара.

– Спорим, ты сляжешь раньше меня? — Азарт проснулся внезапно, глаза у Инары загорелись веселым огоньком, но она лишь покачала головой.

– Нет, не спорим. Во-первых, сейчас ты человек, а во-вторых, нам надо многое обсудить и для этого необходима светлая голова.

– Давай, — вздыхая, согласился я. — У меня к тебе только один вопрос, и он мне кажется ключевым. Что ты там несла про гены? — лицо Инары стало очень серьезным

– После того, как Шон наведался к Юлию, его дар предвидения усилился, и он увидел будущее подробно. Юлий понял, что тебе надо искать не королеву, а мать для королевы, — не обращая на мое вытянувшееся лицо, она продолжила. — Ты должен стать ее отцом. Но есть еще один вариант, если Шон найдет подходящую женщину раньше тебя, то родится король. И он будет ужасным тираном. Хотя, что можно ожидать от потомства, имеющего такого родителя? Это плохая новость, — Инара одним глотком допила пиво. — Новость хорошая состоит в том, что Шон не знает, что у него тоже есть шанс стать отцом короля. Он думает, что это только твоя привилегия. Поэтому, он попытается убить мать будущей королевы.

Сковорода опустела, и Инара принялась складывать посуду в посудомойку. Наблюдать за ней одно удовольствие. Стройное, гибкое тело, кошачья грация, роскошные черные кудри… Метким броском Инара запустила в меня ложкой.

– Не распускай слюни! У тебя еще кровать не остыла!

– А может….

– Не может. Межвидовая несовместимость, — отрезала Инара с таким видом, что я засмеялся так, что задрожали стены.

Она смотрела на меня, как на круглого идиота. А я продолжал смеяться и не мог остановиться. Этим я добился того, что Инара вылила на меня стакан воды.

– Отпустило? — Ехидно поинтересовалась она.

– Отпустило. Но ты так и не поняла? — Вытирая мокрые волосы, сказал я с усмешкой. — Ты не поняла, что королева уже существует?

– Конечно, поняла. Но не представляю, как нам ее найти, у тебя было столько женщин, что подумать страшно. Хотя вряд ли каждая уходила отсюда беременной.

Может у тебя есть какие-нибудь записи? — Поинтересовалась Инара. Она включила машину и села напротив.

– Ага, картотека! — Воскликнул я. — Сейчас посмотрю на букву «К» Королева. Я не вел записей, если тебя это интересует. Но у меня есть телефоны почти всех девушек кроме Насти, — надо же я вспомнил, как ее зовут.

– Настя, эта, которая была сегодня? Она хорошо пахнет, — Инара сузила глаза и посмотрела на на меня, — а почему ты не взял у нее телефон?

– Вчера я не спросил его, а сегодня она ушла, пока я был в душе, — в моем голосе появилась нотка сожаления, и Инара это заметила. Мне жаль? Ну, надо же!

– Ты знаешь. А мне она нравится. Эта Настя не стала ждать, пока ты выставишь ее за дверь, а ушла сама. Такое впечатление, что не ты, а она тебя использовала,

– Инара явно ждала моей реакции на ее слова.

– Я никого не использовал. Она мне действительно понравилась, но конечно ничего серьезного я не планировал, — внезапно меня осенила мысль. — Инара, а у тебя когда-нибудь были дети?

– Нет, — ее смуглое лицо побледнело. Видимо я задел за живое. — А почему ты спрашиваешь?

– А ты слышала, чтобы у кого-то еще были дети? — Мысль крутилась в голове, и я боялся упустить ее.

– Нет, никогда и ни у кого из не было детей. Такого случая не было. Все магические существа вышли из людей, — рассуждала она. — В своей человеческой жизни мы все обладали даром. А после входа в наш мир, дар многократно усиливался. Я даже считала, что бездетность это плата за долгую жизнь. Но ты будешь первым, у кого родится ребенок.

Руки мелко затряслись, я начал ходить по кухне, сцепив их в замок. Значит, это случится впервые за всю историю. Я никогда не думал о детях, мне они были не нужны. У меня было полно развлечений. И постоянной подруги у меня не было. А теперь что? Придется изображать любовь к девушке, лицо которой я возможно не вспомню? А может, нужно будет жениться? Как еще убедить ее сохранить ребенка?

Современные женщины совсем не такие, как раньше. И если она уже знает о своей беременности, то почему не сообщила мне? Не поставила в известность? Ведь какие бы не были времена, она не должна решать самостоятельно! Но нет, надо быть честным хотя бы с самим собой. Я боялся не за ребенка, он для меня пока не был столь значимой фигурой. Он был скорее досадным препятствием моему выбору. Почему женщина предопределена? Почему я не могу выбрать сам? А вдруг она мне не понравится? Или мы банально не сойдемся характерами, как тогда мы сможем воспитать ребенка, тем более королеву. А она сама захочет ли быть ею?

Инара молча наблюдала за моими метаниями. Под ее пристальным взглядом, я смутился и опять сел за стол.

– Что страшно стало? — Четко проговаривая каждое слово, спросила она. –

Испугался за свою дурацкую свободу? Ты хоть понимаешь, что это подарок? Ты единственный у кого родится ребенок! Ты знаешь, сколько народу об этом мечтает?

А сколько достойных этого подарка, но выбор пал на тебя!

Я смутился.

– Да, я не совсем понимаю, зачем нам королева. Пока ты не появилась, у меня был план навестить Юлия и опять подробно расспросить его. Где они с Авророй сейчас? — Пытаясь уйти от неприятной темы, спросил я.

– Они сейчас в Праге. Надеюсь, у тебя есть все необходимые документы? — Инара схватила телефон и принялась звонить в аэропорт. А мне ничего не оставалось делать, как собирать свои вещи. Слава богу, их не так много. Покидав пару рубашек, джинсы, смену белья и туалетные принадлежности в дорожную сумку, я вернулся на кухню. Инара как раз закончила разговор.

– Самолет завтра утром. В семь сорок. Так что нечего болтаться, давай спать, — она замахала на меня руками, выпроваживая из кухни.

– Вот раскомандовалась, — возмутился я, но препираться дальше не хотелось, глаза начали слипаться сами собой.

Глава 3. Юлий

По дороге в аэропорт мы не разговаривали. Я дремал, сидя на заднем сидении такси, а Инара, плечом придерживая телефон, с кем-то бойко изъяснялась по-чешски. Сквозь густую пелену сна до меня долетали лишь обрывки фраз. Сначала я пытался разобрать, что она говорит, но потом оставил это гиблое дело и полностью окунулся в объятья сна.

В самолете желания поговорить тоже не возникло. Потягивая легкое чешское вино, каждый думал о своем. Слова Инары не выходили у меня из головы: «Ты хоть понимаешь, что это подарок? Ты единственный у кого родится ребенок! Ты знаешь, сколько народу об этом мечтает? А сколько достойных этого подарка, но выбор пал на тебя!» Наверное, я и, правда, дурак. Судьба дарит мне такой подарок, как продолжение рода, а я выделываюсь! А хочу ли я для своего ребенка такой жизни? –

Продолжал заниматься самоедством я. Супер способности — это конечно здорово, но так ли это на самом деле? Ведь никто из нас не живет простой человеческой жизнью. Мы все связаны узами своего дара. Я, как охотник, должен выискивать новых людей, предсказатель Юлий — направлять таких, как я, предупреждать о возможных последствиях других представителей нашей породы, Инара — наводит ужас на жителей маленьких деревень своим видом и тем самым с удовольствием поддерживает легенды об оборотнях, Аврора — фея, она лечит, исполняет желания…

Нас много, мы разные, мы никому не подчиняемся… Попросили пристегнуть ремни, самолет заходил на посадку.

– Добро пожаловать в Прагу. Температура за бортом плюс восемнадцать, ветер северо-западный три метра в секунду, небольшой дождь, влажность восемьдесят четыре процента, атмосферное давление семьсот сорок миллиметров ртутного столба, —  прохладным голосом объявила стюардесса.

– Я заказала машину, нас должны встретить в аэропорту, ищи человека с табличкой «Инара П.». Поедем с комфортом, — Инара с удовольствием потянулась в кресле. — Хоть и бизнес-класс, а ноги все равно затекли, но иного варианта не было, не тащиться же на машине через сто границ?

Я согласно кивнул. Покидать самолет не хотелось. Сейчас начнется гонка: сначала к Юлию, потом назад в Россию искать девушку, уговаривать оставить ребенка. С мыслями, не вселявшими оптимизм, я подхватил две легкие сумки и покинул самолет.

Человек с табличкой нашелся очень быстро. Увидев Инару, он подобрался, как охотничий пес учуявший дичь, и, не сводя с нее восхищенных глаз, застыл на месте с глупой улыбкой на веснушчатом лице. Инара поздоровалась по-чешски и попросила ключи. Противно улыбаясь, парень провел нас к машине. При виде автомобиля у меня в буквальном смысле отвисла челюсть. Во дворе стоял Aston Martin Vantage DB 7 вишневого цвета. Продолжая противно улыбаться, парень вручил Инаре ключи, пожелал счастливого пути и скрылся.

– А поскромнее ничего не нашлось? — Взмахивая руками, спросил я. — Это все равно, что впереди себя глашатаев пустить с криками: Вальтер и Инара с визитом к Юлию! Дорогу, дорогу!

Усмехнувшись в ответ Инара, легко впорхнула на водительское место и завела мотор.

– Садись уже, скромник, — легонько похлопав по пассажирскому сидению из тонкой белой кожи, пригласила Инара. — Ты еще скажи, что поедешь на метро? — Она скорчила презрительную рожицу. — Откажешься прокатиться со мной? Все равно ты не знаешь куда ехать, — Инара довольно улыбалась, осознавая свою правоту.

Конечно, откуда мне знать, я сейчас не смогу выбрать нужное направление.

Проклятые способности! Как я все-таки к ним привык! Не надо думать о том, как добраться до цели, достаточно было положиться на свое чутье. С тяжелым вздохом я открыл дверь и, забросив наши сумки на заднее сиденье, сел рядом с Инарой.

– И откуда у оборотней такая тяга к роскоши? Ты ж должна жить на ветке дерева?

– Доставая темные очки, спросил я. В ответ она издала такой рык и с бешеной скоростью сорвалась с места, что я невольно вжался в кресло. — Да уж, тяжело без способностей, а ты этим бессовестно пользуешься, — сказал я и легко толкнул ее в плечо.

– Ха, тебе меня все равно не победить, признай это. Я гораздо опытнее тебя, к тому же вижу тебя насквозь, — Инара включила радио, и из динамиков полилась музыка. Что не говори, а машина была что надо. Именно на такой, было бы приятно прокатиться по Пражским улицам в компании столь очаровательной девушки, как

Инара. Сиденья из белой тончайшей кожи, словно брали в плен, сидеть было очень удобно. За окном пролетала древняя Прага, очевидно Юлий жил в старом городе.

Странно, я думал, что он арендует один из замков в предместьях. Квартиры в Градчанах не отличались размахом. А может просто потянуло туда, где прошла его человеческая жизнь?

Юлий родился в семье чешского князя в одна тысяча триста восемьдесят пятом году. Из всех представителей магического общества только он прожил полную человеческую жизнь. В возрасте семидесяти лет его нашла Аврора и помогла перейти грань. В одном из своих странных снов, она увидела Юлия и отправилась на его поиски. И едва его не потеряла. В те далекие времена дожить до семидесяти считалась большой удачей! Юлий дожил до такого почтенного возраста только благодаря своему дару предвидения. Хотя в человеческой жизни, он не так сильно развит и называется интуицией, но все равно очень помогает. Из своих семи братьев и сестер только Юлий пересек рубеж в сорок лет. Остальные погибли из-за интриг друг против друга. Тогда не считалось зазорным ради получения наследства отравить родню.

Машина остановилась рядом с домом с нарисованными окнами. Вот уж совсем спятил на старости лет. Жить в таких домах приятно только, по мнению туристов, которые с экскурсиями проходят мимо. А на самом деле, нет ничего ужаснее жизни в старом доме, где ничего нельзя менять и очень хорошо слышно соседа за стенкой. Инара набрала код на двери, и мы вошли в подъезд. Квартира на втором этаже была открыта, в дверях стояла маленькая Аврора. Ее длинные светлые волосы были заплетены в косы и уложены в форме короны на голове, улыбаясь, она протянула нам руки:

– Я уже заждалась вас. Самолет задержали? Почему так долго? — Мелодичным голосом пропела Аврора. Вряд ли Инара сообщала им о нашем прибытии. Таких людей, как Юлий и Аврора очень трудно застать врасплох

– Аврора дорогая, — девушки расцеловались, — мы прибыли бы раньше, если б

Вальтер не капризничал по поводу моего выбора машины, — Аврора изумленно подняла брови.

– Инара, ты как всегда в своем репертуаре! Что-то слишком шикарное? — Закрывая за нами дверь, спросила Аврора.

– Aston Martin Vantage DB 7, — проворчал я и бросил сумки в коридоре — я не хотел сообщать о нашем прибытии всему городу, но разве Инару переубедишь? На нас пялились все кому не лень! Особенно, когда она поехала под знак «проезд запрещен»!

Из глубины квартиры раздался задорный смех. Никак не могу привыкнуть к тому, что у Юлия такой молодой голос. Он никак не вязался с его внешностью. Да, в средневековье были проблемы с омолаживающими средствами. Разве что какая-нибудь ведьма могла помочь, предложив в качестве крема жабью икру или помет крысы. Меня передернуло от одной мысли, что нечто подобное можно намазать на лицо! Фуу…

Поцеловав в знак приветствия руку Авроры, я прошел в комнату. Юлий сидел в кресле-качалке. Длинные седые волосы убраны в хвост, темно-зеленый стеганый халат аккуратно запахнут, в руке трубка, которая наполняла комнату сладковатым ароматом вишни.

Мое внимание привлекли его глаза. Они были белыми, сквозь застилавшую их пелену, едва можно было различить зрачок, а о том, что когда-то радужка была ярко-голубой, не осталось и следа. Юлий протянул руку и взял пузатый бокал, морщинистая ладонь нежно обняла тонкие стенки и слегка качнула его. Он поднес бокал к лицу, с наслаждением вдохнул аромат напитка и сделал небольшой глоток.

Белесые глаза закрылись, и несколько секунд Юлий сидел неподвижно, затем, не открывая глаз, жестом указал на кресло, стоящее рядом. Я сел.

– Угощайся, — Юлий указал на маленький столик, стоящий между креслами. На нем красовалась бутылка коньяка, украшенная французскими геральдическими лилиями, ваза с темным шоколадом и маленькая чашка кофе. — Я попрошу Аврору сварить чашечку для тебя. Нам предстоит долгий разговор, многое надо обсудить и кое-что для тебя станет открытием.

Я нетерпеливо налил себе коньяк и сделал большой глоток.

– Вальтер, ты просто варвар! — Возмутился Юлий. — Прояви чуточку уважения, разве можно так пить коньяк? Я понимаю, тебе не терпится узнать все от начала и до конца, но поверь, нам пока не стоит спешить. Просто насладись моментом. С некоторых пор, я стал понимать, что жизнь надо ценить и наслаждаться каждой ее минутой. Даже, если она такая долгая, как у нас.

В комнату вошли Аврора и Инара, в руках у Авроры был поднос с тремя маленькими чашками кофе.

– Мы к вам присоединимся, мальчики. Инаре тоже полезно послушать рассказ Юлия, —  нежным голоском пропела Аврора. Глядя на нее, в голове возник дурацкий вопрос:

«А где же крылышки? Тонкие, прозрачные крылышки, которые рисуют в детских книжках». Аврора очень походила на фею из детской сказки. Она изменилась в пятнадцать лет и, не смотря на внешне юный возраст, остается самой древней представительницей нашего сообщества.

Аврора пересекла невидимую простым людям границу в пятисотом году самостоятельно, ее, в отличие от нас, никто не сопровождал. Дар феи направлял ее. Авроре приснился сон, в котором она приходит в лес на опушку, белки и зайцы показывают дорогу, среди ветвей она увидела арку, увитую цветами, и прошла сквозь нее. Так началась ее долгая жизнь. Какое-то время Аврора помогала людям, занималась лечением животных. Но затем, ее стали боятся, люди помнили, что она долго живет на свете и не стареет. Началось преследование, и Авроре пришлось уйти в другие леса. Долгое время она вообще не выходила к людям, достаточно было общения с животными, но человеческую речь ничем не заменишь, и она начала искать себе подобных.

– Конечно, Инара, если есть желание, угощайся, я знаю, ты сможешь оценить этот прекрасный напиток не так, как Вальтер, — Юлий улыбнулся, и к глазам побежали многочисленные морщинки. Проведя ладонью по аккуратно подстриженным седым волосам, провидец откинулся в кресле и с наслаждением прикурил, набрав полный рот ароматного дыма. Прикрывая от удовольствия глаза, он выпустил клуб дыма и покачнулся в кресле. Аврора достала еще один бокал и налила коньяк для Инары.

– Вальтер в последнее время мало, что может оценить. Ты это уже видел в своих видениях? Так должно быть? — Инара сделала глоток. — Это восхитительно! — Я недоуменно уставился на нее. — Не надо так на меня смотреть, я имею в виду коньяк.

– Инара, деточка, все по порядку, — Юлий сложил кончики тонких пальцев и подпер ими подбородок. — Пожалуй, я начну с момента, когда мы с Вальтером виделись в последний раз.

Я практически залпом допил оставшийся коньяк и приступил к кофе. Аврора сварила великолепный кофе. Сейчас очень модно варить кофе в кофеварке, но я, методом проб и ошибок, пришел к выводу, что самый лучший кофе, сваренный в обычной турке. Маленькая чашечка быстро опустела, но мне было неудобно просить

Аврору, и я сиротливо взглянув на нее, поставил чашку на стол.

– Три года назад я отдыхал на юге Франции в своем доме у моря. Время было просто волшебное, я тогда познакомился с одной девушкой, она приняла меня за миллиардера на отдыхе. Мечтала окрутить меня, — вспоминая то лето, Юлий взял, начавшую было затухать трубку, и раскурил ее вновь. Аврора недовольно поморщилась, и провидец, чутко уловив ее настроение, быстро поправился. — Но это к делу не относится, — я вздохнул с облегчением, рассказа об амурных приключениях Юлия удалось избежать.

– Ранним утром я сидел в своей любимой качалке на террасе и любовался рассветом. Видение, как цунами, накатило неожиданно и застало меня врасплох, я специально его не вызывал. Находясь на отдыхе, я расслабился и в наше будущее не заглядывал. Именно поэтому, оно и оказалось таким четким, разум чист, тело отдыхает… Я увидел два варианта нашего будущего, — приятные воспоминания закончились, и Юлий отложил трубку. — Первый: всем известно, что все мы выходим из людей. Дар заложен в каждом человеке, но не у всех он раскрывается, и наши охотники за талантами не могут выявить каждого. Предсказатели направляют охотников, помогая им отыскивать самые крупные жемчужины, но в основном они ищут жемчуг среди болота. Но не смотря на столь малый приток свежей крови, мы продолжаем существовать. В моем кошмаре, я увидел, что новые члены нашего сообщества перестали появляться, магический народ оказался под угрозой вымирания, — Юлий уперся ногами в пол, останавливая набравшее скорость кресло-качалку. — Поскольку не все из нас могут жить спокойно, никого не трогая, появились группировки, враждующие между собой. Даже те, кого мало интересовали междоусобицы, оказались вовлеченными в конфликт, так как возникла реальная угроза обнаружения нас людьми. Я не буду рассказывать все ужасы, которые я увидел, а сразу перейду ко второму варианту.

– Я увидел размытый образ женщины, перед которой преклонили колени самые строптивые. Даже маги, которые считают себя высшей кастой и не знаются с прочими. И это произошло без принуждения, добровольно! Она повела нас за собой, и я увидел светлое будущее нашей собственной Страны, идущее далеко вперед.

Королева смогла открыть дверь в параллельный мир, где мы можем жить, не скрывая свои способности ни от кого. Рядом с Королевой, стоял Вальтер, он поддерживал ее. Я почувствовал, связь между вами, — Юлий повернул голову ко мне и уставился на меня своими белесыми глазами, — поэтому я вызвал тебя, чтобы ты поскорее нашел ее и первый вариант не наступил никогда. Во время нашей встречи, я не дал тебе нужной информации, так как ничего, имеющего связь с Королевой, не мог разглядеть. Четко я видел тебя рядом с ее образом. Пришлось, как следует, постараться, чтобы разглядеть ее местонахождение! И то, я увидел лишь страну.

– Все, что на тот момент мне было известно, я передал тебе. Задача оказалась трудной, но был шанс ее найти. Я не хотел привлекать внимание общественности, так как понимал, что обязательно найдутся такие кому не понравится стремительное восхождение Вальтера. И оказался прав, не знаю от кого, но Шон узнал о твоем секретном задании. Видимо от своего информатора, он не получил полной картины, поэтому он отправился ко мне. Тут я сплоховал, — Юлий сцепил пальцы в замок, чтобы унять дрожь, появившуюся после воспоминания о Шоне. — Надо было следить и за своим будущем, а я полностью сосредоточился на Королеве, а когда почувствовал приближение Шона, было уже поздно. Мне не хотелось ему ничего говорить, но он умеет разговорить собеседника, если это можно так назвать.

Не отрывая взгляда от подрагивающих рук Юлия, Инара глухо зарычала.

– Когда я найду его, разорву на куски, и никто не помешает мне это сделать, — не в силах усидеть Инара резко вскочила и чуть и, опрокинув столик, и подошла к окну.

– Ослепив меня, Шон оказал мне услугу. Я перестал отвлекаться на окружающий мир и увидел будущее точно. Я понял, почему Вальтер окажется рядом с Королевой, почему видел размытый образ. Королевой станет дочь Вальтера, рожденная от смертной женщины, — Юлий тепло улыбнулся и взял Аврору за руку. — Поскольку Вальтер уже встретил эту даму, и зачатие произошло, то вариант рождение короля от Шона отпадает. Он так и останется в несбывшейся реальности. Еще не рождённая

Королева очень сильна, об этом можно судить по Вальтеру. Ведь ты хотел стать человеком и прожить остаток жизни спокойно? Твое желание исполнилось — ты человек! — Стоя у окна, Инара пробормотала, что-то нечленораздельное и, судя по тому, как на нее покосилась Аврора явно ругательное. — Вот только спокойно не получится, ты уж не обессудь, — Юлий невесело улыбнулся, — Шон ищет девушку, которая станет матерью, для того, чтобы убить ее и тем самым не дать Вальтеру еще сильнее возвысится над ним. Почуять ее он не может, но ему помогает Феликс, а он, обладая чутьем волка, может почуять твою кровь, текущую в королеве.

– Этому шакалу, я тоже хвост оторву, — постукивая кулаком по раскрытой ладони, пообещала Инара, — давно руки чешутся.

– Инара, потерпи немного. Нам надо все обдумать, у них тоже свои козыри в рукаве, — голос Авроры прозвучал тихо, но я все равно вздрогнул. Она все еще сжимала руку Юлия. Ее нежная молодая рука резко контрастировала с покрытой морщинами рукой Юлия. Она взглянула на него и провидец едва заметно кивнул.

– Козыри? Какие? Ведь у нас ты и Юлий, кто посмеет пойти против вас? –

Бушевала Инара.

– Ночные охотники…

Я увидел, как побледнела Инара, как ссутулился Юлий, даже Аврора, обреченно склонила голову. Первой пришла в себя Инара.

– Они решили вмешаться? Но как? Кто дал им право вмешиваться в нашу жизнь?

Вампиры живут обособленно и согласно договора… — она на секунду замолчала и ухватилась за подбородок, обдумывая что-то. — Это же открытая война! — Инара всплеснула руками и заметалась из угла в угол. — Постойте, — сказала она и сама застыла на месте, медленно поворачиваясь к нам лицом, выражение которого не предвещало ничего хорошего. — А кто разбудил королеву вампиров? — Юлий и Аврора замерли на своих местах, похоже на этот вопрос у них не было ответа.

– Юлий, — голос Авроры звучал на высоких нотах, — мы не можем видеть мелкую шушеру, но королеву Аурелию видим прекрасно. Она спит в своем замке, в Румынии, значит, кто-то действует самостоятельно! На свой страх и риск! Этот кто-то дает нам право разбудить Аурелию и призвать к порядку, — Аврора пересела на диван, поджав под себя ноги. — Вампиры не могут нападать на представителей магического сообщества! Этот древний закон нельзя отменить! Как только нами будет зафиксировано нападение, начнется война, в которой погибнут многие, и я не уверенна, что победа будет на стороне вампиров. В случае войны, маги, занимающие сейчас нейтралитет, выступят на нашей стороне, а это очень резко снижает шансы на их победу. Нам надо решить, кто отправится к Аурелии.

– Я отправлюсь, — тоном не терпящем возражений, сказал я, — но мне нужны попутчики. Ритуал пробуждения королевы вампиров требует свежей человеческой крови. А я, как нельзя, кстати, оказался человеком, имеющем представление о вампирах, — вот тут я, конечно, покривил душой. Представление о вампирах у меня было самое отдаленное: я просто знал, что они существуют. А про ритуал пробуждения и говорить нечего. Кроме общеизвестного факта, который узнал, прилично выпивая со знакомым оборотнем. Будучи в самом непотребном виде, мы собирались пойти ее разбудить, чтобы проверить, так ли она красива, как говорят.

Хвала богам спиртное свалило нас раньше, чем мы успели заказать билеты. — Один, сами понимаете, не справлюсь, Аурелия проснется очень голодной, а от запаха человека может потерять разум и наброситься на меня, так и не выслушав. Нужен тот, кто сможет заставить ее думать о чем-то еще кроме крови, — я сделал паузу и краем глаза посмотрел на Инару: она аж подпрыгивала от нетерпения: — Инара, ты как?

– О, сочту за честь лично познакомиться с Аурелией, но боюсь, что меня одной будет не достаточно, — в глазах пантеры заплясали чертики. — Думаю, самый древний житель земли может разговаривать с Королевой вампиров на равных, — зеленые глаза Инары смотрели прямо на Аврору, фиксируя каждое ее движение. — И не вздумай отказаться, Аурелия нас слушать не будет, да и замок самостоятельно без твоей помощи мы не найдем, — На лице Авроры отразилась растерянность. Она никогда не принимала участие в подобных операциях. Всегда в случаях конфликта фея поддерживала одну из сторон морально, могла выступить в роли судьи, но никогда не участвовала в драке.

– Аврора не бойся, Аурелия не сможет причинить тебе вреда, — голос Юлия звучал обнадеживающе, — вот только, если вы все отправитесь в Румынию, кто будет искать девушку? Я не смогу, слишком стар для этого, хотя моя слепота мне не мешает, благодаря своему дару предвидения, я вижу все, также как и глазами только на мгновенья раньше. Но с попутчиком я отправлюсь с удовольствием! Может на месте, я смогу почувствовать нашу Королеву? Но кого взять с собой? — Трубка уже давно лежала на столе и Юлий, пряча ехидную улыбку, раскачивался в кресле.

– Я знаю, кто не откажется составить тебе компанию! Я позвоню Эдварду! — Инара бегом бросилась в коридор и, порывшись в своей сумке, достала мобильный телефон и набрала номер. Дожидаясь ответа, она пританцовывала, заражая своим оптимизмом окружающих. Юлий улыбался, а Аврора окончательно расслабилась. Один я, не разделявший всеобщего энтузиазма по поводу присоединения к нам Эдварда, хмурой тучей сидел на диване. Непонятные чувства стальным обручем сдавливали грудь.

Эдвард — оборотень, перекидывающийся в медведя, страстный любитель приключений и неугомонный весельчак. Не удивлюсь, если он сейчас на Северном полюсе дергает белых медведей за хвост, чтобы разозлить их и померятся силами. Его все любили за ошеломляющее чувство юмора, способность ввязываться в невероятные авантюры и выходить сухим из воды. Однажды, он пришел в цирк и просил, чтобы ему разрешили выступить с дрессированным медведем, который танцует самбу без помощи дрессировщика. После долгих уговоров ему разрешили. И Эдварда, в обличии медведя, привезли в цирк, в зубах у зверя было письмо с просьбой выпустить медведя на арену и включить музыку. На арену его, конечно, не выпустили, а пустили в более просторную клетку, когда работники цирка включили музыку, то к всеобщему удивлению медведь встал на задние лапы, изящно задвигал бедрами и закружился в ритме самбы! Старшего дрессировщика цирка час отпаивали валерьянкой!

– Привет, дорогой! — Защебетала Инара. — Надеюсь, я тебя не сильно отвлекла? –

Из трубки были слышны только непонятные для человеческого уха звуки, а вот судя по улыбкам, Юлий и Аврора слышали прекрасно.

– У меня к тебе очень серьезное и очень опасное дело, — на слове «опасное» она сделала ударение, ничто кроме опасности, не может заинтересовать Эдварда разве, что женщины. Женщины… так вот откуда эти странные чувства, охватившие меня при мысли, что в Россию с Юлием поедет Эдвард.

Эдвард пользовался большой популярностью у женского пола. Вечно спутанные черные волосы, зеленые глаза и четко очерченная линия мягких губ делали его настоящим красавчиком. Помнится, даже Инара говорила, что если бы Эдвард принадлежал к кошачьим, то она закрутила с ним роман. Вот чего я боялся: что он околдует девушку, носящую моего ребенка, что она влюбится в него без оглядки.

Воображение услужливо нарисовало радужные картинки в виде Эдварда обнимающего неизвестную пока девушку. Я замотал головой, отгоняя назойливую картинку, становящуюся все более пикантной. Сейчас я волновался об этом, а ведь еще несколько часов назад был недоволен тем, что женщина была предопределена, считал, что мне ее навязали, а теперь переживаю, что ее уведет другой, хотя совершенно не представляю, о какой девушке идет речь! Наверное, Инара права, я законченный дурак.

Пока я занимался самокопанием, Инара уже закончила разговор и пересказывала его содержание остальным.

– Он даже не стал слушать подробности! — Радовалась она. — Оказывается, Эдвард находится неподалеку, проводит отпуск с очередной своей пассией в Карловых Варах! Водичку пьет! Приедет через несколько часов, и мы все еще раз обсудим, а пока давайте сходим куда-нибудь поесть!

– Нам не стоит уходить далеко от дома, — сказала Аврора, — поэтому может, заглянем в пивную «У черного вола»? Она находится неподалеку, туристов там всегда полно, а сейчас… — Аврора на секунду закрыла глаза, — сейчас там есть свободные места.

– Хоть в «Черного козла»! — Проворчал я. — Давайте уже куда-нибудь пойдем поесть! — В подтверждение моих слов в животе раздалось голодное урчание, и все рассмеялись.

«У черного вола» типичная чешская пивная для туристов с дикими ценами, и как я уже успел заметить, моих спутников это не волновало. Не хочу сказать, что денег у меня не водилось, но тратить их я предпочитал экономно.

Мы уселись за добротный, выкрашенный в темный цвет, деревянный стол, носивший на себе следы разудалых гульбищ туристов. Словно из-под земли, выросший официант принес меню, изучать его начал только я. Инара обольстительно улыбаясь, сразу заказала картофельный суп и утку с квашеной капустой, Юлий копченую свинину, а

Аврора остановила свой выбор на курином супе с лапшой, и лишь я продолжал упорно изучать меню. Официант, как коршун, навис надо мной, готовый принять мой заказ.

А лишь переворачивал страницы и, не смотря на скрутившийся от голода желудок, никак не мог сделать выбор. В результате Инара не выдержала и сделала заказ за меня:

– А этому молодому человеку, — указывая на меня тонким пальчиком, пропела она, —  говяжий суп с печеночными кнедликами и гуляш с капустой и картофельными кнедликами. И не забудьте про пиво, — очаровательно улыбаясь, напомнила Инара.

– Темное или светлое? — Поинтересовался официант. Меня всегда поражала эта особенность чешских пивных. Максимум четыре сорта пива, а в некоторых только темное и светлое, но сваренное в собственной пивоварне и от того, удивительно вкусное.

– Нам, пожалуйста, Пильзнер десяточку, — на хорошем чешском, не переставая улыбаться, заказала Инара. Похоже, перспектива встречи с Королевой вампиров не пугала, а наоборот забавляла ее. Я же выглядел очень обеспокоено, хотя надо признать, что появление Эдварда меня волновало больше Королевы Аурелии. Тем временем официант принес напитки, четыре бокала золотисто-соломенного пива с густой пеной. Я взял свой и с шумом сделал глоток.

– Фи, как некрасиво, — Инара скорчила недовольную рожицу, — у меня есть тост!

За нас! — Все подняли бокалы и выпили. — Значит, разделяемся, — продолжила

Инара, — Юлий, в твоем архиве есть информация об Аурелии? А то мои познания о ней минимальны, не говоря о ритуале пробуждения тут, кроме того, что надо полить место сна человеческой кровью мне ничего не известно.

– В самом ритуале нет ничего особенно, он прост, я сейчас все расскажу, — отставляя свой бокал на подставку, начал Юлий. — Вы должны прибыть в Клуж-Напока ночью и добраться до замка пешком, ночь и весь следующий день вы проведете внутри. Королева должна вас почувствовать, да, и ни какой еды пока находитесь в соборе, Аурелия будет впитывать ваши эмоции, и если будете есть, то берегитесь, королева проснется очень голодной и злой. С наступлением темноты пройдете в часовню…

Появился официант с тарелками и Юлий умолк. Как вкусно пахнет, надо отдать должное Инаре, выбор великолепный.

– Гуляш подать после супа? — Спросил официант. Я, не ожидавший никаких вопросов, уже откусил огромный кусок печеночного кнедлика[1] и с наслаждением жевал, поэтому пришлось, ограничится кивком. Наконец официант удалился, и Юлий продолжил:

– В часовне есть лестница, ведущая наверх, но вам надо найти проход вниз. Он спрятан и тут я не могу вам подсказать. Надо найти его самостоятельно, это своего рода экзамен, — накалывая на вилку ломтик копчёной свинины, рассказывал Юлий, — если Аурелия готова вас принять, то проход вы найдете без труда, а если нет, то на нет и суда нет. Нам придется искать другой вариант, как утихомирить зарвавшихся вампиров, — Юлий положил ароматный ломтик в рот и отпил пива. И тут же принялся за следующий. Очевидно это все, что он мог нам рассказать.

Прекрасно! Получается, что исход нашей поездки будет зависеть от желания Аурелии нас принять, и если она не захочет, то пошли вон? Как так, ведь она не знает с чем мы к ней пришли, как она может принимать решение, да и вообще, она же спит!

Куча вопросов роилась у меня в голове и, похоже, они бегущей строкой отражались у меня на лбу.

– Вальтер, — Аврора вздохнула, — Аурелия на эмоциональном уровне почувствует,

насколько важен наш визит к ней. Для этого нам надо сидеть в замке сутки, чтобы она могла точно уловить суть проблемы, — голос Авроры звучал мягко, она словно объясняла несмышленому ребенку, — иначе ее будили бы по сто раз в год.

Я перестал жевать и с недоумением уставился на нее.

– По сто раз? Не думал, что к ней столько визитеров, — Аврора лишь покачала головой. Очень удивившись, я подтвердил свой образ несмышленыша. Остаток обеда прошел в молчании и когда тарелки опустели, подошедший официант поинтересовался:

– Что желаете на десерт? — Спросил он, глядя на девушек. Похоже, он задавался вопросом: что делают эти очаровательные девушки в обществе старика и меня. В моих умственных способностях он явно сомневался. На десерт все единодушно выбрали яблочный штрудель[2] и чай.

– Аврора, а ты что возьмешь с собой в Румынию? — Девушки заговорили о нарядах, а я подвинулся поближе к Юлию и задал волнующий меня вопрос:

– Скажи, когда мы найдем мать королевы, я буду с ней, — я запнулся под взглядом Инары, но все-таки добавил, — всегда? — Разговоры о тряпках умолкли и дамы посмотрели на Юлия.

– Если ты хочешь знать полюбишь ли ты ее, то ответ положительный, — я слишком хорошо знал это выражение его лица, Юлий явно что-то скрывал или недоговаривал.

– Нет, останется девушка со мной? — На последнем слове голос предательски дрогнул, выдавая мое волнение.

– Я не могу этого сказать, мозаика будущего еще не сложилась окончательно, — он похлопал меня по плечу, — потерпи немного, скоро все станет известно.

Ждать не хотелось, ответ нужен был сию минуту… В этот момент все повернулись к входу, и в дверях показался Эдвард. Да он настоящий пижон! Черные волосы уложены в небрежную прическу, белоснежный костюм сидит идеально, ему только трости не хватает! Я, в своих джинсах и простой рубашке, рядом с ним выглядел, как фермер на отдыхе. Инара поднялась, и они расцеловались.

– О, дорогая, как я рад тебя видеть, — обнимая ее, заговорил Эдвард. — Я уже начал скучать и хотел сам поискать приключений, так что твой звонок пришелся, как нельзя кстати. Аврора, прекрасно выглядишь, — целую протянутую руку, поздоровался он. — Юлий, рад тебя видеть в добром здравии, Вальтер, не ожидал встретить тебя, но очень рад, что в нашей компании, — Эдвард сел за стол, и официант мигом принес меню. — Мне тоже яблочный штрудель и чай, — оглядев наш стол, сделал заказ Эдвард и сразу вернул меню, — я очень хорошо поужинал перед поездкой к вам. Ну, рассказывайте! — Похоже, ему и, правда, не терпелось узнать, зачем его позвали.

Инара, взяла на себя труд посвятить Эдварда в наши планы. И по мере ее рассказа его лицо светлело, что ж для него это очередное приключение, а для меня? Что это для меня? Смысл жизни? Не знаю, ответ поищу потом. Когда все закончится.

– Так, так, я еду в Россию с Юлием! — В предвкушении потирая руки, сказал

Эдвард. — Прекрасно! Когда? Я готов, мои вещи в машине, — он уже и вещи собрал, со злостью подумал я.

– В таком случае, я звоню в аэропорт и заказываю вам билеты до Москвы, а нам до Бухареста.

Пока Инара заказывала билеты, я допил чай и внимательно посмотрел на Эдварда.

Нет, не может девушка, обратившая на меня свое внимание, влюбится в этого оболтуса. Не может, повторил я про себя для верности и решил оставить эти мысли, которые уже просверлили мне все мозги. Сколько можно?

Наш самолет в Бухарест следующей вылетал ночью, а Юлий с Эдвардом летели утром, поэтому решили не засиживаться и отправится домой, но по дороге Эдвард уговорил Инару сбежать на танцульки. Им для того, чтобы быть в форме, не требовалось восемь часов полноценного сна. Аврора постелила постель нам с Эдвардом в одной комнате. Ночь я провел один, ночные гулены вернулись под утро, Эдвард переоделся, и они с Юлием отправились в аэропорт.

Глава 4

Бухарест, как и Прага, встретил нас дождем. Серое небо заволокли толстые непроглядные облака, не давая ни единому лучику пробиться сквозь заслон. Мелкая мокрая взвесь носилась в воздухе, непрерывно подхватываемая порывами ветра и, сбиваясь в кучу с запахами выхлопных газов. Дорожная пыль намокла и прилипла к ботинкам, шлепающим по лужам и оставляя на брюках мелкие трудно выводимые пятна.

Погрузив наши сумки в автомобиль, я поспешил побыстрее оказаться в салоне.

Машину Инара не заказывала, поэтому до города мы добирались на такси. Поначалу таксист принял нас за туристов и решил «ободрать», заломив цену в тридцать долларов, надо было видеть его глаза, когда Аврора на прекрасном румынском сказала:

– «Noi nu mergem la treizeci de dolari. Numai cincisprezece», — что в переводе означает: «Мы не поедем за тридцать долларов. Только пятнадцать». Водитель, коренастый с небритым лицом и признаками разгульной жизни на лице, откровенно расстроился, но под сочувственные взглядами приятелей, все-таки повез нас.

Еще в Праге после долгих споров мы решили арендовать автомобиль в Бухаресте, а не в аэропорту. Дороги в Румынии ужасные и на Астон Мартин не прокатишься, чему я был очень рад, тут нужна машина покрепче. Немного покружив по узким улочкам древнего города и распугивая брызгами летевшей из-под колес воды, пешеходов, отважившихся в дождь покинуть дома, мы остановились около небольшого офисного здания. Я расплатился с таксистом и, закинув обе сумки на плечо, поспешил за девушками.

Мы арендовали Rang Rover Sport с условием, что представитель компании встретит нас при въезде в Клуж на закате и заберет автомобиль, и после того, как мы закончим свои дела в Клуж-Напоке, нам его вновь предоставят для обратной поездки в Бухарест. Улыбчивая девушка настойчиво предлагала карту страны и, решив, что, несмотря на чутье, Инары и феноменальные способности Авроры карта не помешает, улыбаясь в ответ, я под насмешливым взглядом Инары положил карту в сумку. За руль села Инара, а я, пользуясь моментом, любовался красотами города.

Бухарест производил хорошее впечатление. Уютный, в меру грязный город, машин было относительно немного, и мы без труда пробирались по узким, залитыми дождевой водой, улочкам. «Когда все закончится, надо посетить Румынию еще раз, просто побродить по улицам, посмотреть город, посетить замок Дракулы»… Плавное течение моих мыслей прервала Инара:

– Нам надо как следует поесть, а то некоторые не выдержат сутки без еды, — Инара выразительно на меня посмотрела, подруливая к кафе.

– Это ты хорошо придумала, — копируя ее взгляд, ответил я. На заднем сидении засмеялась Аврора.

Маленькое кафе, не смотря на низкие сводчатые потолки, было уютным, похоже, туристов здесь не бывает, так как персонал изъяснялся только на румынском. Язык жестов нам не понадобился, Аврора отлично справилась с задачей, заказав нам традиционный густой суп «чорбэ» с кефиром, шпигованную чесноком баранину и пирог с сыром «брюй». От вина мы дружно отказались, заменив его томатным соком. Я был уверен, что местное вино обладало изумительным букетом, но нам нужно иметь абсолютно светлую голову. Разговор за столом не клеился, каждый склонился над своей тарелкой, стараясь скрыть напряжение охватившее нас. Быстро расправившись со своей порцией, Аврора подозвала пышнотелую официантку и заказала пирожки с бутылкой кваса, попросив все упаковать с собой, очевидно следующая остановка будет только в Клуж-Напоке. До заката оставалось чуть больше четырех часов за это время нам предстояло покрыть расстояние в четыреста пятьдесят километров, и если мы опоздаем, придется ждать следующего дня, а в наши планы это никак не входило. Как только пирожки были готовы, мы поднялись и, оставив хорошие чаевые, покинули кафе.

Дорога была ужасной, видимо она не подвергалась ремонту с социалистических времен, местами дорожное покрытие отсутствовало или дорога была просто перекопана, ехать приходилось в объезд. Прошедший дождь оставил после себя потоки воды, которые стекались в огромные ямы, делая их незаметными для глаз, грязь на обочинах была непролазная, но наш Rang Rover Sport с ней справлялся отлично. Не зря его называют королевским внедорожником. До заката осталось полтора часа, большая часть дороги осталась позади и Инара, выбрав место посуше, остановилась у обочины.

– Надо размяться, — потягиваясь в кресле, сказала пантера, — Аврора доставай свои пирожки, — Инара бросила настороженный взгляд на фею и вышла из машины.

– Да, и нам надо переодеться в более подходящую одежду, — спохватилась Аврора и начала копаться в сумке, стоящей на сидении автомобиля.

Я вышел следом за Инарой. Свежий, после дождя воздух ударил в голову не хуже спиртного, темные тучи создавали впечатление, что солнце уже давно село, но редкие лучи пробирались сквозь плотную завесу и давали надежду. Оглянувшись, я увидел Инару, в руках она держала черного цвета костюм.

– Возьми, — она бросила мне костюм, и я еле успел подхватить его подхватить в сантиметрах от мокрой земли, — и немедленно переодевайся, время не ждет, — скомандовала она. И тут же Аврора, уже одетая в свой, протянула ей точно такой же комплект: черная водолазка с глухим горлом и мягкие черные штаны.

– Мы похожи на грабителей банков. Что о нас подумают люди, когда увидят нашу компанию, бредущую по улицам города? — переодевшись, постарался пошутить я. Мой вопрос остался без ответа. Шутить никому не хотелось, слишком серьезное предстояло дело. Быстро расправившись с пирожками и квасом, мы продолжили путь.

Следующий час мы провели в молчании, лишь после попадания в очередную яму Инара разрывала его, витиевато ругаясь и поминая строителей дороги отнюдь не добрым словом. И где она нахваталась таких выражений? Чтобы как-то развеять обстановку рука потянулась к приемнику, и из динамиков полилась музыка на румынском языке.

Непонятно, но мелодично и слова не цепляются за язык, именно то, что нужно.

Показались огни, значит уже близко город, и скоро мы покинем уютный и теплый салон. На въезде в город, нас ждал невысокого роста, угрюмый и закутанный в длинный плащ человек, он был явно не доволен своей миссией встречать нас, и перегонять автомобиль на парковку. Ему хотелось домой, к телевизору, но ничего не поделаешь, таково было наше условие и за эту услугу мы заплатили приличную сумму. Вместо приветствия человек ограничился кивком, молча сел за руль и укатил прочь.

Мы остались стоять на въезде в город, ожидая положенного часа. Аврора посмотрела на небо и сказала:

– Пора.

Три человека в черных костюмах, взявшись за руки, переступили невидимую границу. Казалось город с его жизнью, кипевшей днем и ночью, на секунду замер и опустился во мрак. Сидевшая у обочины кошка смотрела на нас с укором, ее желтые глаза задавали вопрос: «Зачем вы сюда явились? Зачем вы хотите потревожить то, что спит уже несколько веков?»

Я встряхнул головой, и наваждение прошло. Кошка была самой обыкновенной, тысячи таких обитают на улицах городов. Мы шли в черных одеждах по темным улицам незнакомого города. Редкие прохожие шарахались в стороны, а некоторые едва завидев, переходили на другую сторону улицы — люди боялись нас. Напрасно.

Бояться надо не нас, надо бояться того, к кому мы идем.

«А тебе страшно?» — Спросил я у себя самого. Вместо ответа где-то глубоко внутри заворочался страх, протянул свои ледяные щупальца прямо к сердцу, и оно забилось сильнее, словно пытаясь стряхнуть их с себя… Усилием воли, я загнал страх в ящик и закрыл на замок. Страх метался в ящике, сотрясая его стенки, пытаясь вырваться на свободу, но я был сильнее его. Пока. Пока я мог представить этот ящик, пока усилием воли держал его на замке.

Я посмотрел на девушек: лица серьезные и сосредоточенные, Инара балансирует на грани трансформации. Значит, впереди нас ждет то, что пока я не могу видеть своим человеческим зрением. Мы остановились. Я почувствовал, как напряглась

Аврора, Инара приготовилась обороняться. Темнота сгустилась, и из нее выступили четыре черные тени. Медленно приближаясь к нам, они приняли человеческие очертания, но колышущееся внутри них густое марево непроглядной тьмы, не позволило нам обмануться в их далеко не дружественных намерениях.

Послышалось тихое шипение, я едва распознал слова, много веков не звучащие на земле. Тени окружили нас плотным кольцом, и мы инстинктивно встали спина к спине, защищая друг друга. Шипение становилось все громче, они задвигались вокруг нас: сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее. Уже невозможно было различить их, они слились в единое кольцо и смертельным вихрем носились вокруг нас. И тут я услышал голос:

– Зачем вы явились сюда? — Страх разорвал ящик и вырвался наружу, отравляя ледяным ядом все внутренности. Сердце громко ухало в груди, я прижал руки к груди пытаясь не дать ему выскочить.

– Мы прибыли к королеве Аурелии. Мы в своем праве… — голос Инары звучал уверенно, хотя я спиной чувствовал, какая дрожь охватила ее тело. Похоже, Инара гораздо лучше осведомлена, с кем нам пришлось столкнуться.

– У вас нет на это прав, — шипящий голос усмехался, — только сильный может пройти. А мы чувствуем страх, охвативший и съедающий вас изнутри. Твоих способностей не хватит, чтобы остановить нас, пантера. Твои спутники, просто люди. Нам жаль, но вы все умрете.

Страх моментально отошел на второй план. Мы умрем? Это конец? Мы даже не дошли до своей первой цели. Нас развеют в пыль, и от нее не останется и следа. Да кто это, черт возьми!

– Да кто вы такие? — Повторил я свой вопрос вслух. Тени на мгновение остановились, и я разглядел очертания четырех лиц. В следующее мгновение раздался хохот, и они опять завертелись в смертельном танце.

– А ты смельчак, человек, — не переставая хохотать, ответили тени.

– Это не ответ! Если я должен умереть, то извольте отвечать, кто вы такие! — Закричал я.

Тени внезапно остановились, и я отчетливо увидел очертания четырех человеческих фигур: старик с бородой и посохом в руке, девушка с длинными волосами и двух мужчин, у одного из которых на голове была корона. Тени улыбались.

– Ты прав, человек, — с шипением тень старика с бородой наклонилась ко мне, черные провалы глаз заглянули мне в лицо, словно стараясь запомнить, — в качестве награды за твою смелость, ты узнаешь наши имена. Но потом ты умрешь.

Смерть будет быстрой, — взмахнув посохом, пообещала тень старика.

– Мое имя Вэзил, князь Валахии, — первой представилась тень в короне.

– София, я волчица, — назвалась девушка.

– Александр, я вампир.

Последним представился старик.

– Мое имя Уиснеч, я маг и самый сильный в нашем квартете. Мы давно покинули этот мир, но королева вампиров призвала нас на службу. Ей хватило сил вытащить наши тени из небытия, теперь мы оберегаем ее покой. Тебе не под силу загнать нас обратно. Выбирай, смертный, от чьей руки ты хочешь умереть?

– Не торопись, Уиснеч, — я поднял руку, привлекая внимание и тени презрительно зашипели. Вэзил, ты был смертным? — Обратился я к тени в короне. Я не мог понять почему, но мне казалось это очень важным, чтобы он сказал это вслух. Тень посмотрела на бывшего мага, и тот едва заметно кивнул.

– Да, я смертный.

И тут заговорила Аврора.

– Так как вы представились, то нужно и нам назвать свои имена, давайте соблюдать правила приличия, — о чем она говорит? Какие приличия? Нас через минуту не будет, а ее беспокоит, что тени не узнают наших имен!

– Это Инара, она пантера, — тени с недоумением уставились на Аврору: видимо также как и я не понимали, зачем она это делает, — Вальтер — в прошлом охотник, а теперь человек. Думаю мое имя тебе хорошо известно, Уиснеч. Я удивлена, что ты не узнал меня. Мое имя Аврора.

Услышав ее имя, Уиснеч поднял свой посох вверх и издал леденящий душу вой, который тут же подхватили его приспешники. Тени вновь закружились в смертельном танце. Только теперь, они старались сжать кольцо. От воя заложило уши, казалось, вот-вот лопнут перепонки, тело горело огнем, жар которого шел изнутри, прогоняя кипящую кровь по венам, голову, сдавили невидимые тиски, и я обхватил ее руками, пытаясь снять оковы. Боль стала невыносимой, я рухнул на землю, рядом упала

Инара.

Только Аврора продолжала стоять. Она подняла руки вверх и начала медленно разводить их в стороны, заплетенные в косы волосы, рассыпались по плечам, было видно, что противостояние дается ей нелегко. Тени продолжали кружить вокруг нас, но чем сильнее разводила руки Аврора, тем медленнее был их танец, и боль, терзавшая наши тела, уходила. Наконец противостояние закончилось, тени остановились и склонили головы. Тьма, окутавшая нас, отступила.

– Мы готовы повиноваться тебе, древнейшая, — склонив головы, хором произнесли тени. Боль, сковавшая тело, отступила, и я с трудом поднялся и подал руку Инаре.

– Проводите нас к замку и проследите, чтобы нам не помешали, а затем убирайтесь туда, откуда пришли! — Стальным голосом, приказала Аврора.

Я смотрел на нее и не мог узнать: на месте маленькой, хрупкой девушки стояла властная царица. Ее бледная кожа сияла, волосы отливали серебром, а на лице застыла маска презрения. Ей не нравилось, что пришлось применить свою силу.

Аврора предпочитала обходиться без нее.

Тени бесшумно развернулись и полетели вперед. Мы едва поспевали за ними, времени почти не осталось. В темноте замок был похож на свернувшегося клубком спящего дракона. От крыши огромного здания, ощетинившегося сторожевыми башнями, с обеих сторон вниз вели две крутые каменные лестницы, у входа в замок, сливаясь с парадной. Тяжелые окованные железом двери замка оказались закрытыми, Уиснеч направил на них свой посох, и они бесшумно отворились. Мы вошли во внутренний двор.

– Аврора, — позвал Уиснеч, — мы не можем войти, но в случае необходимости мы дадим знать. Вместо ответа Аврора кивнула, и тени, поклонившись, удалились.

Двери медленно закрылись и все вздохнули с облегчением. Инара опустилась на деревянную скамью, а я сел прямо на землю и только Аврора осталась стоять, она выглядела смущенной.

– Дамы, вы не хотите объяснить, что это было? Вы за кого меня держите? Почему не рассказываете, что нас ждет? — Дрожащим от негодования голосом, спросил я. От быстрого бега, сердце выскакивало из груди, а сбившееся дыхание не позволило моим словам превратиться в бушующий поток.

– Вальтер, заткнись, — Инара сверкнула глазами, — Аврора, так они существуют?

– Вальтер, — тихо позвала Аврора, — как ты догадался?

– О чем?

– Как ты догадался, что тени должны представиться? — голос по-прежнему звучал тихо.

– Когда я понял, что нас убьют, стал просто тянуть время, — признался я, мне стало неловко, быть очень догадливым — приятно, — выходит я все сделал правильно?

– Я знала, что отправляясь на покой, королева Аурелия оставит охрану, — все еще стоя спиной к нам начала рассказывать Аврора. — Мало людей осталось в живых после встречи с тенями. Когда-то, они были очень могущественны, но по тем или иным обстоятельствам погибли. Не многим под силу вызвать их тени из прошлого и тем более подчинить своей воле. Я не могла рассказать об этом, вы не достаточно сильны, чтобы противостоять им. Во время пляски вокруг нас, тени считали всю информацию в вашей голове, а мне пришлось очень тщательно закрываться от них.

Если б тени узнали, что с вами я, сразу, мы уже были бы мертвы. Подчиняющее заклинание сработает, если произносящий знает имена теней, а воспользоваться им может маг или фея. Они не увидели во мне фею, поэтому легко назвали свои имена и сущность. В какой-то момент, я подумала, что не справлюсь, но пришлось собрать все силы. Такой бесславный конец меня не устраивал.

Аврора замолчала и рядом с Инарой вытянулась на скамье, сложив свои маленькие руки на груди. Невероятно, усилиями этой хрупкой девушки, мы живы.

– Спасибо, — почти одновременно прошептали мы. Мышцы горели после быстрого бега, голова начинала потихоньку гудеть, но с трудом подавив в себе желание, свернуться калачиком и уснуть прямо на земле я поднялся на ноги.

— Нам еще нужно найти часовню, — отряхивая налипшие лисья со штанов, сказал я

– Да, но мы уже на территории Аурелии, поэтому можно не торопиться, — поднимаясь со скамьи, ответила Аврора.

– Предлагаешь насладиться местными красотами? — Инара стояла, поочередно потряхивая то руками, то ногами и расслабляя мышцы.

– Нет, но думаю нам надо найти часовню, я хоть и предпочитаю кровать, но в нашей ситуации и от деревянной лавки не откажусь, — на ходу заплетая длинные волосы в косы, Аврора двинулась в обход замка.

– Я чувствую такое количество магии, что хочется бежать без оглядки. Кто построил такую громадину? — Спросила Инара.

– Этот замок построили вампиры для своей Королевы, — оглядываясь по сторонам, ответила Аврора. — Когда Королева вампиров бодрствует, она живет в этом замке. А сейчас он опечатан магией, как яичной скорлупой, люди видят морок в виде древних развалин. Даже пытаются провести раскопки, но верные подданные чутко охраняют покой Королевы. Действует только часовня.

— А Аурелии не мешают люди, приходящие туда? — Перебивая меня, спросила Инара

– Я думаю, что нет, — Аврора на минуту задумалась и добавила, — наверное, этому есть какое-то объяснение, но поверь, если вампиры это не разглашают, то нам лучше не знать.

Я попробовал разгадать загадку, но от моих предположений начало подташнивать и я поспешил задать интересующий меня вопрос:

– А почему я вижу замок?

– Ты был допущен, — пояснила фея, — Стражи тебя посчитали достойным оросить своей кровью ложе Аурелии.

Час от часу не легче!

Мы обогнули замок, и из темноты выступила часовня. Ее огромное здание подавляло своим величием. Обычно часовни при замках не имеют такого размаха,

хотя чего еще было ожидать от вампиров, строящих усыпальницу своей Королеве.

Острые шпили терялись в ночном небе, арки в форме сложенных для молитвы ладоней украшали фасад, а круглое окно, с перегородками, делавшими его похожим на цветок, на рассвете пропускало первые лучи солнца.

Деревянные двери оказались закрытыми, и Аврора, прошептав заклинание, бесшумным движением отворила их и первая вошла внутрь. Как только мы все очутились внутри, двери захлопнулись, и мы оказались в полной темноте. Аврора щелкнула пальцами, и мягкий неяркий свет залил помещение. Я с облегчением вдохнул приятный аромат свечей, витающий в воздухе, и принялся осматривать зал.

Скользя взглядом по светлым стенам, с витражными окнами с изображением святых, я остановился на красивой винтовой лестнице, ведущей к месту расположения церковного хора. Сработанная из темного натурального дерева, лестница делала два полных оборота. Я поискал крепления и с удивлением обнаружил их полное отсутствие. По начищенному до блеска мраморному полу скользила Инара, заглядывая в каждый уголок. Судя по ее озадаченному лицу, она жаждала, выудить из-под лавки, притаившегося вампира, но тот к ее разочарованию не почтил нас своим присутствием.

Аврора стояла в глубине зала, опираясь на небольшой белый бортик, за которым находился алтарь. Я присмотрелся к ее хрупкой фигуре, оценивая ее состояние после схватки с Уисничем. Почувствовав мой взгляд, она опустилась на скамью и обернулась, устало улыбаясь, показывая, что не собирается падать в обморок от истощения.

Последовав примеру Авроры, я перестал бродить по залу и вытянувшись во весь рост, закрыл глаза и моментально уснул.

С рассветом открылись тяжелые двери часовни, впуская свежий ночной воздух и первые солнечные лучи. Я поежился и открыл глаза. Тело болело после сна на жесткой лавке. Я встал и потянулся. В воздухе витал приятный аромат ладана и полевых цветов, которыми была украшена церковь. Служка зажигал свечи и недоуменно косился на нас, мы были не похожи на обычных прихожан. И тут меня осенила мысль: как мы будем сидеть здесь до полуночи, если часовню закрывают на ночь!

Поискав глазами Аврору, я обнаружил ее в самом дальнем углу часовни. Сложенные у груди руки и поникшая голова, создавали впечатление, что она молится. Зная, что Аврора не верит в бога, подошел к ней и тронул за плечо. Она подняла на меня глаза, и я понял, что прошедшая ночь оставила неизгладимый след на ее лице. На меня смотрела не юная девушка, а молодая женщина, в глазах которой не было того блеска, который обычно бывает у детей, замышляющих шалость. Слова сочувствия готовые слететь с губ застряли в горле, и я закашлял.

– Подчиняющее заклятие отнимает много энергии. Возможно, я сумею ее восполнить, — ответила на мой немой вопрос Аврора и тихо добавила, — когда-нибудь.

К нам подошла Инара и шепотом спросила:

– Какие наши дальнейшие действия?

– Сидим тихо, подальше друг от друга и не привлекаем к себе внимание. Перед закрытием я отведу людям глаза, и нас оставят в соборе на ночь, — чужим голосом, объясняла Аврора. — Далее все по плану. Старайтесь мыслить спокойно, без внутренней истерики. Аурелия должна проснуться в спокойном состоянии. Я же буду вспоминать ритуал пробуждения в мельчайших подробностях, дабы избежать сюрпризов, подобно вчерашним, — показывая, что разговор окончен, она отвернулась.

Я отправился на свое место, принял позу «молящегося» и опять провалился в сон.

Во второй раз я открыл глаза, когда часы на башне пробили восемь. Утренняя служба уже началась, в часовне собралось много людей, и на нас никто не обращал внимания, я снова провалился в беспокойный сон.

– Проснись, проснись, — Инара трясла меня за плечо, — вечно дрыхнешь так, что не разбудишь! Скоро полночь.

Я вскочил так резко, что в глазах потемнело. Одеревеневшее тело не слушалось и шевелись само по себе, не обращая внимания на мои пожелания. Вдоволь насладившись моими судорожными движениями, Инара швырнула мне мокрое полотенце.

– На, оботри лицо, поможет проснуться.

На мой взгляд, сама мысль о том, что сейчас мы разбудим королеву вампиров, бодрила лучше любого полотенца. Разве с Инарой поспоришь? Взяв полотенце, я послушно приложил его к лицу: от полотенца исходил тонкий аромат луговых трав. С наслаждением я вздохнул глубже, позволил легким наполниться им. Кровь побежала по венам быстрее, усталость мгновенно прошла, в голове наступила ясность. Я вновь прислушался к себе, страха не было, точнее он был, не было отупляющего ужаса, пригвождающего к месту и расплавляющего мозги. Я ощущал легкое волнение, не более, оно не отравляло мозги, а заставляло голову работать. В лицо ударил луч света, сощурившись, я увидел Инару с фонариком в руках.

– Ты так и будешь стоять столбом? — Фыркнула она.

И, правда, чего это я. Освещая дорогу, мы прошли в башенку, примыкающую к часовне. Луч света скользил по стенам, открывая взгляду небольшое мрачное помещение. Белоснежное великолепие часовни не вязалось с помещением башни.

Лестницу, ведущую наверх, мы нашли сразу, а проход вниз не открывался. Напрасно мы еще и еще раз осматривали стены, прохода не было.

– Нам отказали, — со злостью сказал я и ударил кулаком в стену с такой силой, что на стене осталась трещина.

– Я помогу тебе, — Инара ногой ударила в то же самое место. Ее удар был сильнее и пробил в стене дыру. Мои глаза расширились от удивления.

– Продолжайте, — воскликнула Аврора, — это проход! Он открылся, за время сна королевы в часовне сделали ремонт — проход загораживает штукатурка!

С удвоенной силой мы быстро пробили дыру и прошли внутрь. Оказавшись на маленькой площадке, Аврора направила фонарик на стены. Луч света осветил факел и погас. Что ж этого следовало ожидать, я полез в карман за зажигалкой и сделал несколько шагов вперед, не ощутив под ногой твердого пола, попытался исправить положение, но было поздно, издав пронзительный вопль, который эхом разнесся по всему помещению, я упал в яму. Полет продолжался не долго. Приземлившись на каменный пол, я с громкими стонами повернулся для того, чтобы встать, и кубарем полетел вниз по лестнице. Пересчитав ступени примерно на пяти метров каменной лестницы, я остановился и теперь лежал смирно, боясь пошевельнуться.

– Ты живой? — Раздался обеспокоенный голос Авроры.

– Пока не разобрался, — буркнул я. Трудно было сказать, что впереди меня яма?

Они-то прекрасно видели ее, не знаю, как Аврора, но Инара точно видела! Меня осветили факелом.

– Спасибо, что показал дорогу, — улыбаясь, Инара протянула руку, — вставай, не бойся, переломов нет. Тебе повезло, мог все кости переломать.

Поднявшись на ноги, я посмотрел на лестницу: она делала крутой поворот, и ее окончание терялось в темноте коридора. Не зря лежал спокойно! На еще один пролет меня б не хватило. Инара с факелом в руке пошла впереди. Гулкое эхо повторяло наши шаги, создавая впечатление, что спускается целый отряд. Дышать становилось труднее, легкие отказывались принимать спертый после долгого заточения воздух.

Казалось, лестнице не будет конца, но очередной поворот вывел нас в просторную круглую комнату, обставленную старинной мебелью. На стенах были прикреплены факелы, и Аврора зажгла их. Постепенно комната светлела, позволяя, как следует, себя рассмотреть. Ну и ну! Комната выглядела, как будуар! Огромное зеркало в золоченой раме, столик с туалетными принадлежностями, на полу лежал пушистый ковер, посреди которого стоял каменный саркофаг, а на крышке лежала мраморная статуя женщины. Она была так прекрасна, что я невольно залюбовался: изящно изогнутые брови, миндалевидные глаза, тонкий нос и пухлые губы, делали ее похожей на богиню. Высеченные из камня руки сложены на груди, остальная часть накрыта каменным покрывалом, из-под которого проступали контуры совершенного тела.

– Мы точно попали туда, куда надо? — С трудом, оторвав взгляд, недоверчиво спросил я.

– Да, королева Аурелия всегда заботится о своем облике, — ответила Аврора, — давайте начинать.

Не зная, что делать, я отошел на два шага назад, то же самое сделала Инара.

Аврора открыла сумку и извлекла старинный ритуальный кинжал, его короткое лезвие испещряли древние руны, а рукоять венчала голова змеи с изумрудами вместо глаз.

И опять дурацкий вопрос возник в голове: как она пронесла его в самолет?

Отмахнувшись от собственных мыслей, как от назойливых мух, я сосредоточился на действиях Авроры.

– Королева Аурелия, к тебе обращаются: Инара — оборотень, Вальтер — охотник, ставший человеком, и Аврора — единственная на земле фея. Мы прошли испытание, тени сочли нас достойными нарушить твой покой. Ты будешь говорить с нами?

В ответ по комнате пронесся слабый ветерок, пламя факелов затрепетало, раздался тихий шепот:

– Я выслушаю вас.

Аврора притянула меня к себе и, крепко схватив руку, провела кинжалом по ладони. Темными каплями кровь упала на мраморные руки, и под ними показалась кожа. В ту же секунду Инара обмотала мою ладонь полотенцем, пропитанным отварами луговых трав, и порез моментально затянулся, оставив на своем месте розовый след. Тем временем, камень исчезал, статуя, словно оттаяла и открыла глаза.

– Рада тебя видеть, Аврора, — поднимаясь и проводя рукой по длинным глубокого шоколадного оттенка волосам, произнесла Аурелия, — вы странно одеты. Какой сейчас год?

– Две тысячи девятый, — стальным голосом ответила Аврора.

– Ммм… Любопытно, — протянула Аурелия и подошла к зеркалу, — а я совсем не изменилась. Даже похорошела! Сон определенно мне на пользу, — Аурелия провела гребнем по волосам и повернулась к нам. Темные глаза посмотрели на меня, проникая в самое сердце. Я почувствовал, как она ухватила нить моего сознания и принялась разматывать спутанный клубок из чувств, желаний и потребностей. Я не мог оторвать от нее взгляд, мне хотелось быть ближе к ней, подчиниться, выполнять любое желание. Сам не понимая как, я сделал несколько шагов навстречу Королеве вампиров.

– Довольно, Аурелия! — Прервала сладкую пытку Аврора. — Ты уже узнала все, что должна была. Не нужно подчинять себе Вальтера! Тебе нужна очередная марионетка?

Аурелия перевела холодный взгляд на Аврору.

– Нет, пожалуйста, не покидай меня, — попросил я и протянул к ней руки.

– Аврора, он не против служить мне вечно, — Аурелия улыбнулась, показав ряд идеальных зубов, — но ладно, уговорили. Ты мне не нужен, — Она небрежно махнула в мою сторону рукой, и с внезапной болью, резанувшей по глазам, связь оборвалась. Я заморгал, стряхивая остатки пелены с глаз, и непонимающим взглядом уставился на Аврору.

– Что это было? — Шамкая словно старик, спросил я.

– Простая разминка, — хохотнула Аурелия, — я поняла для чего вы пришли. Но вынуждена отказать в вашей просьбе, — в ее голосе зазвучали властные нотки. — Новоявленная Королева может угрожать моим подданным, поэтому я с ними согласна, следует ликвидировать опасность до ее появления на свет. Поскольку вы оказали неоценимую для моего народа услугу, разбудив меня, в столь важный момент, я позволю вам покинуть город живыми. Но за его пределами мы станем врагами.

– Аурелия, как ты можешь расценивать Королеву, как опасность, если она еще не появилась на свет? Есть отдельные личности, представляющие большую опасность, чем не рождённая Королева, — я старался избегать ее взгляда, дабы опять не попасть на тот же крючок.

– Ты можешь гарантировать мне безопасность? — В ее вопросе явно был подвох.

– Я могу гарантировать лишь то, что при отсутствии нарушений нашего с вами соглашения, мы будем действовать согласно прежним договоренностям, — продолжая упорно смотреть в пол, ответил я.

– То есть, ты допускаешь возможность нарушения соглашений с вашей стороны? — Притворно возмущаясь воскликнула Аурелия.

– Аурелия, давай не будем играть в слова! — Я поднял голову и посмотрел ей прямо в глаза. — Наше соглашение гласит: Вампиры не могут нападать на других представителей магического сообщества, а мы не можем нападать на вампиров, — процитировал строчку соглашения с вампирами я. — В нашей ситуации отдельные представители вампиров собираются напасть на конкретного носителя магии, — в моем голосе звучали стальные ноты. Обстановка накалялась, в воздухе повисло напряжение.

– Правда, на твоей стороне, Вальтер, я приструню своих. Вампиры не станут вмешиваться в ваши дела, но учти, я буду следить за каждым вашим шагом и, в случае открытой войны, приму ту сторону, которая будет выгодна мне, — вкрадчивым голосом ответила Аурелия.

Наконец все вздохнули с облегчением: войны с вампирами удалось избежать. До поры до времени. Аурелия решила быть великодушной и предоставила возможность самим решать собственные проблемы, но на деле это выглядело так: грызитесь между собой сами, чем меньше вас останется, тем лучше для нас.

До заключения соглашения, вампиры были не в ладах с остальными расами. Нежить не любили, и они платили той же монетой. Особой удачей считалось укусить мага или предсказателя, тогда они получали в свои ряды вампира со способностями.

Королева Аурелия стала вампиром именно так. В прошлой жизни она была ведьмой, имеющей колоссальный опыт и силу, даже некоторые маги побаивались ее. Главным талантом был вызов теней прошлого. Она с легкостью подчиняла их своей воле и заставляла служить ей. Кто ее укусил, и было ли это по ее воле, осталось загадкой. Став вампиром, Аурелия вызвала на бой прежнего Короля и, используя свои колдовские знания, развеяла его по ветру. Других претендентов на это место не нашлось, и Аурелия надела корону. Именно благодаря ей, сторонам удалось заключить соглашение, которому следовали уже триста тридцать семь лет.

– В таком случае мы пойдем. Рад был тебя увидеть, — я развернулся, чтобы уйти, но Аурелия схватила меня за руку и посмотрела на мою ладонь.

– Не так быстро, — я замер на месте, Инара предостерегающе зарычала.

– А твои ясновидящие друзья рассказали, что ждет тебя, если будешь продолжать оберегать Королеву? — Темные глаза впились в мое лицо. — Вижу, что нет. Аврора, что случится, если я все ему расскажу?

– Не стоит этого делать. Он все равно пойдет тем же путем, — Аврора скрестила на груди руки.

– Да, ты права, — с раздражением оттолкнув мою руку, сказала Аурелия, — вас людей, мне не понять. Инара, ты все также прекрасно выглядишь, а вот тебя, фея, время не пощадило! — Съязвила напоследок Королева вампиров и взмахнула рукой, давая понять, что аудиенция окончена.

Губы Авроры сжались в тонкую линию, было заметно, что колкость попала в самое сердце, и ей трудно смолчать. В то же время, она прекрасно понимала, что не может сейчас нарушать хрупкое равновесие с вампирами. И Аурелия это знает, поэтому и позволяет себе вставлять шпильки. Закинув сумку на плечо, Аврора первой двинулась на выход, я пошел следом, Инара, прихватив со стены факел, шла рядом, освещая путь. Мы вернулись в часовню. Все помещение заполонили озлобленные вампиры, готовые растерзать нас, их глаза горели огнем.

– Прочь с дороги, псы! — Аврора махнула рукой, и они нехотя расступились, давая нам пройти. Силовой волной, распахнув двери, Аврора вышла из часовни. Мы, прикрывая ее от взглядов вампиров, следовали следом. За дверями часовни на нас обрушился ливень, моментально промочив всю одежду.

Как хорошо, что Rang Rover ждал неподалеку. Все тот же угрюмый и молчаливый человек протянул нам ключи и с неодобрением покачал головой, наблюдая, как три промокших до нитки человека, забираются в салон автомобиля. Вспышка молнии разрезала небо пополам, человек вздрогнул и прошел прочь.

Инара гнала автомобиль с бешеной скоростью, торопясь покинуть город, не обращая внимания на ямы и колдобины. Никто из нас не возражал: не хотелось задерживаться в этом наводненном высшими вампирами месте и видеть их торжество по случаю возвращения Аурелии.

Клуж-Напока — уютный маленький городок с весьма интересной историей. Туристы любят его. Вот только мы больше никогда туда не вернемся. Уж очень неприятные воспоминания. Город давно остался позади, а мы мчались, не сбавляя скорость и не разбирая дороги. Лишь бы подальше. Включенная печка не могла просушить нашу мокрую одежду, и она противно прилипала к телу.

– Инара, давай остановимся и переоденемся в сухое, — попросил я.

Не говоря ни слова, она резко свернула к обочине и остановилась. Не успел я и глазом моргнуть, как Инара выскочила из машины. Я услышал, как она перекинулась и побежала.

– Куда она?

Аврора ответила не сразу:

– Снять напряжение. Оборотни не могут долго находиться рядом с вампирами. Они чувствуют негативную энергетику, которая от них исходит. Пусть побегает немного,

– Аврора вышла из машины и начала переодеваться. Я вышел с другой стороны и посмотрел в направлении города. Гроза все еще бушевала. Под удар стихии попал только Клуж-Напока. Вздохнув, я стал стягивать мокрый костюм.

Уже час мы сидели в машине, жевали холодные пирожки и не говорили ни слова.

Немного побегав, Инара вернулась к машине и молча переоделась в сухой костюм. Ее руки дрожали.

– Давай я поведу, — предложил я. На мне визит к Аурелии почти не отразился.

Сказывалось отсутствие способностей. Я не мог полностью впитать ее энергетику. Также, не говоря ни слова, Инара вышла из машины и забралась на заднее сидение. Я сел за руль. В зеркало заднего вида взглянул на бледную Инару и завел двигатель.

Утром мы были в Бухаресте. Аккуратно ведя машину по узким улочкам, я думал о том, что скрывают от меня Юлий и Аврора, о том, что не сказала Аурелия. Всю дорогу я размышлял: спросить или нет. Аврора уже сказала, что это ничего не изменит. А знание только добавит проблем. Причем тяжелее от этого будет только мне, значит, не буду забегать вперед.

Мы приехали в аэропорт, бросили машину на стоянке и вошли внутрь. В столь ранний час кафе уже работали, наверное, они не прерываются на ночь. Мы выбрали самое отдаленное и сели за столик. Есть не хотелось, съеденные позавчерашние пирожки стояли поперек горла. Я выбрал кофе, а девушки зеленый чай с мятой.

Официантка сделала вялую попытку уговорить девушек отведать их фирменный десерт и, получив довольно резкий отказ, удалилась.

– Куда мы теперь? — Спросила Инара и потускневшими глазами посмотрела на Аврору. Нам всем явно необходим хороший сон.

– В Москву, к Юлию и Эдварду, — обхватив горячую чашку ладонями, ответила Аврора.

– Надеюсь, там мы сможем нормально поспать?

– Да, дела у них идут, как нельзя лучше, — Аврора перевела взгляд со стены на меня. — Я позвоню Эдварду и попрошу забронировать номер в гостинице. Вальтер, ты остановишься у себя?

– Конечно, — удивился я. Почему она спрашивает? Неужели имея собственное жилье, я буду ночевать в гостинице? Там можно заказать еду в номер и, ни о чем, не думая, хотя бы несколько часов валяться в кровати. Нет, домой! Закажу еду в ресторане, одену любимый халат, включу канал Спорт и проведу несколько незабываемых часов наедине с собой. Займусь самокопанием. Все равно этого не избежать, поэтому лучше дома.

— Я пойду за билетами, — Аврора встала из-за стола и направилась к кассам

Глава 5

Пробираясь сквозь толпу таксистов, окруживших нас, как бандерлоги, и настойчиво предлагающих недорого отвезти в гостиницу, я тихо ругался. Ну, неужели нельзя было сообщить заранее, что нас не встретят? Но, судя по хмурому выражению лица Авроры, случилось нечто ужасное. Активно работая локтями, мы выбрались на улицу.

– Аврора, объясни, почему мы должны тащиться на метро? Почему нельзя воспользоваться такси? И почему, черт подери, нельзя было пройти через выход для пилотов? — Вид у Инары был недовольный: она привыкла к комфорту и общественным транспортом не пользовалась — Случилось то, — Аврора посмотрела на меня так, словно боялась моей реакции на ее слова, — чего мы боялись. Феликс смог найти девушку раньше Эдварда. Пока они просто следят за ней. Ты не почувствовала Феликса? Он как раз ждал нас около выхода пилотов.

Я побледнел.

– В таком случае нам надо быстрее встретиться с Юлием и разработать дальнейший план действий, — решил я и немного подумав, добавил: — Девушка уже знает о своей беременности?

Взгляд Авроры затуманился.

– Нет, еще рано. Мы все равно поедем на метро: так легче потеряться. Нельзя привести их к Юлию. Феликс сейчас пытается нас выследить.

– А может ему сразу голову оторвать? И дело с концом! — Вставила свои пять копеек Инара.

– Инара! Тут полно людей! На это они и рассчитывают, но в метро есть шанс избавиться от «хвоста».

Мы поспешили спуститься в метро. Вагон как раз остановился, не теряя ни секунды, мы вошли внутрь и затерялись в толпе пассажиров. Поезд набирал скорость, и на перроне появился растерянный Феликс. Глядя на его перекосившуюся рожу, я довольно ухмыльнулся. Успели! Он не провидец и не сможет увидеть, куда мы направляемся, а выслеживать нас в метро было делом очень хлопотным. В голове завертелась песенка из «Трех поросят», особенно порадовала фраза: «…старый, глупый волк». Довольно улыбаясь, я поискал глазами девушек. Выглядели вроде нормально: Инара, как и я, довольно ухмылялась, но все равно была расстроена, наверное, сильно руки чесались надавать Феликсу по первое число; Аврора смотрела перед собой отсутствующим взглядом: проверяла наше ближайшее будущее. Пролетев пять остановок, Аврора кивнула головой, давая понять, что нам пора. Я подхватил сумку и, расталкивая пассажиров, подошел к выходу. С шипением двери разошлись, я вышел и подал руки девушкам.

– Какой ты галантный кавалер, Вальтер! — Инара улыбалась.

– Да, этого у него не отнять, — согласилась с подругой Аврора. И мы начали пробираться к выходу.

– Инара, ты ничего не чувствуешь? — Аврора испуганно оглядывалась. — Мне как-то не по себе. Я ничего не вижу, и меня это беспокоит.

– Есть такое чувство, давайте поскорее выберемся наружу. Терпеть не могу подземку, — Инара ускорила шаг. Теперь я едва поспевал за ними.

Наконец мы покинули грязное московское метро. Не по-летнему свежий ветер ударил в лицо. Девушки застыли, как вкопанные, Инара грязно выругалась, Аврора лишь свела брови в тонкую линию. Я увидел, как от толпы отделились два человека в светлых костюмах и направились к нам. Не понимая напряжения девушек, я смотрел, на странную парочку. Один высокий, с небольшими залысинами, открывающими высокий лоб. Прямой взгляд, холодных серых глаз говорит, что лучше с ним не спорить. Так смотрят люди, наделенные большой властью и не привыкшие повторять дважды. Второй полная противоположность: маленький, с круглым пивным животом и крючкообразным мясистым носом, широкие губы расплылись в добродушной улыбке, того и гляди кинется обниматься.

– А это еще кто такие? — Спросил я у окаменевших девушек.

– Ваше сопротивление бесполезно, — бесстрастным тоном полицейского из дешёвого сериала начал высокий. — Следуйте за нами. Аврора, можешь не пытаться остановить нас. С тобой мы ничего сделать не сможем, а вот твоим спутникам придется туго.

– Да кто вы такие? — Скоро этот вопрос у меня войдет в привычку.

– Аврора, пройдемте с нами и поговорим, — человек смотрел только на Аврору, на нас не обращал никакого внимания.

Вместо ответа фея коротко кивнула. Первый развернулся и быстрым шагом направился к машине, припаркованной у обочины. Второй засеменил следом.

– Прошу, — гостеприимно распахнув заднюю дверь, пригласил человек. Инара скептически посмотрела на старенькую «Волгу», но ничего не сказав, полезла внутрь.

Машина оказалась просторной, втроем мы без труда разместились на заднем сидении. Похоже, что не только светлый салон создавал ощущение пространства. Над машиной потрудились маги. Как только за нами закрылась дверь, сработала блокировка замков, я про себя усмехнулся: если Инара захочет, то одним ударом вынесет эту дверь. Высокий сел на переднее пассажирское сидение, а второй, шустро обежав автомобиль, занял место водителя.

– Самостоятельно вы дверь не откроете. Наш хитрый замочек открывается только хозяином, физическая сила тоже не поможет, — он внимательно посмотрел на Инару и добавил: — уже проверяли.

Инара презрительно фыркнув, одарила его кривой усмешкой. Водитель включил зажигание, и машина утробно заурчав, плавно тронулась с места.

– Артур, давай к делу, — оборвала его Аврора.

– Давай, — согласился он, — я знаю о вашей проблеме и даже испытываю некоторую симпатию к вам. Однако позиция Шона мне тоже импонирует. Наши маги пытались просчитать ваши шансы на победу, так вот, по силе вы с Шоном равны. Сначала мы пришли к выводу, что победит тот, кому окажут поддержку маги. Но и в наших рядах произошел раскол. Мы собрали Верховное Собрание Старейшин и пытались разобраться, для чего нам нужна Королева. Каждый старейшина подробно изучал будущую судьбу Королевы, советовался со своими коллегами. На Верховном Собрании мы соединили полученную информацию. Впервые за всю историю Собрания оказалось, что светлые не согласны со светлыми, а темные с темными. Собрание превратилось в свару: все кричали, ругались, высказывали старые обиды. Споры были так горячи, что грозили превратиться в битву. Мне — Председателю — стоило больших трудов успокоить разбушевавшихся ведьм и волшебников. Старейшины совещались сутки и уже собирались огласить свой вердикт, как в зале заседаний произошло нечто! В одну из ведьм-предсказательниц вселилась богиня Рада и повелела охранять нам Королеву до скончания веков. Вы прекрасно знаете, что богиня Рада не почитается нами и даже считается мифической, так как отвечает за продолжение рода. А всем известно, что мы не можем иметь потомство. Старейшины опять удались на совещание, пытаясь разобраться в случившимся. К окончательному мнению они так и не пришли, а посему каждый клан остался при своем мнении. Я, как Председатель

Собрания Старейшин, впервые за время существования Совета призвал магический народ не вмешиваться в происходящее. И предоставить вам самостоятельно решить проблему появления Королевы. Клан ведьм взбунтовался. Они официально заявили свой протест, мотивируя его тем, что не могут не подчиняться воле богини. Дальше опять разразился скандал, пересказывать его содержание я вам не буду. Мы попытались еще раз прояснить сущность Королевы, объединив усилия ведьм-предсказательниц и магов. Ведьмы сварили зелье «Ясный глаз», а маги общими усилиями сотворили «Шар судьбы». Старейшины, выпив зелья, заглянули в шар.

Увиденное потрясло их до глубины души. И теперь я со всей ответственностью заявляю: Королева нам нужна! Но, не смотря на это, от нас поддержку вы получите только в крайнем случае. Когда положение будет на грани.

– Артур, что вы увидели? Ты можешь сказать? — попросила Аврора.

– Нет, ты знаешь, что увиденное в магическом шаре на Верховном Собрании

Старейшин нельзя разглашать: это может обернуться непоправимыми последствиями.

Однако среди нас нашлись те, кому не понравилось будущее, и они отправились на помощь Шону. Я не вправе их судить. Это их выбор, поэтому к вам в помощь я отправил пару человек. Они уже побывали у Юлия. О, да мы тоже приехали!

Я посмотрел в окно. Обычный московский двор: старики-шахматисты играют в беседке, сварливые старухи на посту около подъезда, мамаши с детьми в песочнице.

Все это показалось очень знакомым. Я огляделся и узнал двор, в котором живу. Как

Юлий оказался здесь? Мои мысли прервал Артур.

– Я могу сказать, что все будет зависеть от Вальтера. До свидания. Желаю вам удачи, — Артур отвернулся, давая понять, что больше мы из него ничего не вытянем.

Не говоря ни слова, мы выбрались из машины и хмурыми взглядами проводили ее до поворота. Как только «Волга» скрылась из виду, мы услышали вкрадчивый голос:

– Ну, наконец-то, я думал, вы уже не приедете, — я обернулся и увидел Шона,

сжимающего в руке нож для метания. Взгляд заскользил по его фигуре, привычно отмечая боевую экипировку: короткие, для ближнего боя, мечи за спиной, кованые ножи для метания за поясом, пара ножей на ноге. Мдя, неплохо, особенно учитывая, что серьезными противниками для него будут только Инара и Аврора. Я, конечно, тоже кое-что могу, но учитывая скорость его движения и обостренное восприятие, продержусь недолго. Словно подтверждая мои мысли, Шон посмотрел на меня и усмехнулся. И тут сзади раздался голос Феликса:

– Вся компания в сборе! Очень рад, что вы пришли на нашу вечеринку! — Сказал он и рассмеялся. Мы посмотрели на него, и я услышал свист рассекающего воздух ножа и тихий вздох. Страшное предчувствие овладело мной, обернувшись, я увидел

Аврору: она лежала на земле, раскинув руки, из груди торчала рукоять ножа.

Ухмыляясь, Шон вытащил мечи.

– Ну, что вы теперь будете делать, когда вашей драгоценной феи нет? — Ехидным тоном спросил Шон. — Инара, ты не продержишься долго одна против нас двоих.

Этот, — он небрежно махнул в мою сторону, — тебе не помощник.

– Я и без помощников разорву тебя на части! — Прорычала Инара, ее глаза полыхали яростным огнем. Она приготовилась к прыжку.

– Инара, Вальтер! — К нам огромными прыжками приближался Эдвард. — Лови! –

Прокричал он и бросил два меча. Инстинкты сработали сами, схватив летящий меч, я повернулся к Шону, его лицо перекосило от гнева: численный перевес на нашей стороне его не устраивал. Но не успел: Инара уже скрестила с ним меч. Она нападала на него с такой яростью, что Шон ушел в глухую оборону. С появлением

Эдварда у нас появилась надежда на победу в этой схватке. Собираясь помочь

Инаре, я сделал шаг.

– Не смей, я сама с ним справлюсь! — Инара криком остановила меня. И я ринулся на помощь Эдварду.

– Зачем ты это делаешь? — Уже обращаясь к Шону, рычала Инара.

– Я не хочу, чтобы такие слюнтяи, как Вальтер, правили мной! Я сам буду править, ваша Королева никогда не взойдет на престол. Править будет мой сын! — Не переставая отражать ее удары, ответил Шон.

– С чего ты взял? — Язвительным тоном спросила Инара. От их клинков летели искры.

– Не все маги так благородны, как Артур! Есть те, которым моя позиция нравится больше. И они рассказали мне, как могло бы быть, окажись я на месте Вальтера. Но еще ничего не потеряно, эта девчонка избавится от ребенка и тогда…

Инара не дала ему договорить, ее движения стали такими быстрыми, что Шон замолчал, предпочитая не отвлекаться на разговоры. Мы с Эдвардом наступали на Феликса. Было заметно, что драться на мечах он не мастер. Да и зачем ему мечи, когда он привык решать спорные вопросы в обличии волка. А сейчас его атаковали двое. В основном наступал Эдвард, я лишь наносил удары в точки, оставшиеся без прикрытия. Еще чуть-чуть и мы его сломаем. На груди Феликса вспыхнула красным и рассыпалась фигурка волка. Он задействовал внутренний резерв! Значит, скоро он сломается, а если и выживет, то останется практически без сил.

Все оборотни вырезают себе амулеты и вкладывают в них часть силы. Это неприкосновенный запас. Им пользуются, когда своих сил уже нет, и остается выбор: умереть в бою или прожить остаток человеческой жизни. Большинство выбирают смерть в бою, жить простым человеком оборотни не умеют. Да и как жить, чувствуя себя инвалидом. Феликс не был таким, значит, у них припасен козырь в рукаве.

– Шон, — заорал он, — зови! Зови помощь!

– Темные и Светлые, вы обещали помощь! — Хриплым голосом произнес он. — Я зову вас!

Воздух закрутился спиралью. Мы на мгновенье замерли в ожидании. Вихревые потоки создали две воронки: одна сочилась непроглядной тьмой, а другая сияла светом. Темная воронка выпустила двух магов, сжалась в рамку и исчезла. Из светлой вышла волшебница.

– Ты звал нас. Мы пришли, — хором сказали маги. Темный осмотрел поле битвы, его взгляд задержался на убитой Авроре. Ее тело таяло в дымке.

– Шон! Это не то, что я думаю? — спросил маг, уже зная ответ.

– Я решил, что надо ее устранить. Аврора представляла серьезную угрозу, — его прервал поток ругательств, которыми разразились светлая волшебница и темные маги.

– Быстрее, надо помочь им пока не поздно! — Темные повернулись к нам и начали плести заклинание. Мы с Эдвардом, не обращая на них внимания, усилили натиск на Феликса. Он отбивался из последних сил. Светлая волшебница решила не тратить время на долгие заклинания, сотворила хрустальный клинок и метнула в Инару.

Инара просто чудом уклонилась от неминуемой смерти и задвигалась еще быстрее.

Страшная пляска продолжилась в таком темпе, что человеческий взгляд перестал различать фигуры. Они слились в одно размытое пятно. Тем временем темные закончили плести свое заклинание еще миг — и они накинут его на нас. Миг — и время остановилось. Они не успели. Раскаленной плазмой, заклинание повисло в воздухе, грозя опуститься нам на голову. Все посмотрели на место, где лежало тело Авроры. Его не было. Легкая дымка кружилась, маленький смерч набрал силу и начал движение. Первой в нем исчезла светлая волшебница, подхватив Шона с Инарой, смерч двинулся к нам. Маги сделали слабую попытку остановить его, показалось, что смерч усмехнулся и поглотил их. Едва уловимым движением он захватил нас, и мы закружились с бешеной скоростью. Я предпочел закрыть глаза, чтобы остаться в сознании. Неожиданно смерч остановился и выплюнул нас. Я приготовился встретиться лицом с асфальтом, но вместо этого мягко приземлился на траву. Остальные уже валялись неподалеку. Голова немного кружилась, но я все равно поднялся: не хотелось, чтобы в меня кто-нибудь вонзил меч. Оглядевшись, я увидел, что не мне одному пришла в голову эта мысль. Все стояли на ногах и оглядывались, лишь один темный маг согнулся в три погибели. Похоже, его тошнило, я поспешил отвернуться. Эдвард и Инара подошли ко мне.

– Где мы? — Спросил Эдвард. — И где наше оружие?

– Похоже, что мы на том свете, — выражение бледного лица Инары было серьезным, хотя я очень надеялся, что она шутит. Наше внимание привлекли громкие голоса темного мага и светлой волшебницы.

– Шон, какого дьявола, ты наделал? Я же сказал, что ни в коем случае не трогать Аврору! Как теперь мы будем отсюда выбираться? — Кричал темный.

– Не ори на меня! — Шон угрожающе сжал кулаки и сделал шаг в сторону темного.

– Выберемся. Для начала неплохо было бы узнать, где мы?

– Мы по ту сторону жизни! Мы в мире мертвых, и я не представляю, как отсюда уйти живым. Я знаю, как вызвать духа умершего. Но мы живы! — Волшебница была бледна, как сама смерть. — Надо что-то срочно придумать.

– Что придумать? — Не унимался темный. — У тебя есть идеи? У меня нет! Есть только сильное желание придушить Шона, который нам все это устроил, жаль, что в этом месте невозможно никого убить.

– Можно призвать дух сильного мага, он поможет нам выбраться отсюда. Если, конечно, захочет.

– Как это, если захочет? — У темных вытянулись лица.

– Мы не сможем призвать конкретного духа, к нам придет только тот, кто услышит, и если он согласиться нам помочь, то мы будем дома, а если нет, то будем скитаться в мире мертвых вечность!

Пока темные и светлые решали, как отсюда выбираться, я огляделся. Да уж, не каждый день попадаешь в мир мертвых. Недалеко от нас прямо с небес извергаясь огромным водопадом, и образуя на земле небольшое озеро, лилась вода. Находясь рядом с такой махиной, я невольно прислушался, пытаясь различить рокот водопада.

Но нет, тихо, как на кладбище. И пусто. Я наклонился и сорвал нежный розовой цветок, которыми была усыпана земля. Не успел я подняться, цветок завял и засох, а при прикосновении рассыпался пылью. Я поднял голову вверх и посмотрел на небо.

Солнца не было. Чистое ослепительно голубого цвета небо. Белые кучевые облаков сгустились только над водопадом. Откуда тогда свет?

Мое внимание привлекло быстро движущееся облако. Или это не облако? Оно приблизилось, и я разглядел знакомый женский силуэт. Аврора! Может она подскажет, как нам выбраться отсюда. Я помахал ей рукой. Эдвард и Инара посмотрели в том же направлении. Силуэт стремительно приближался, ее перекошенное от гнева лицо, не предвещало ничего хорошего. Яростным вихрем, она закружилась над кучкой магов, на лицах которых проступила паника. Спикировав прямо на них, Аврора издала такой вопль, что они упали на землю, закрыв головы руками. В ответ она лишь рассмеялась. Страшно стало не только им. Внутри все похолодело и сжалось от дурного предчувствия. Осознание происходящего приходило постепенно. Разве фея не бессмертна? Разве можно убить фею? Эти вопросы я тут же задал вслух.

– Фею нельзя убить, — ответил призрак, кружащий в небе, — можно убить тело, но нельзя убить душу. Бессмертная душа выберет себе новое тело и продолжит жить. А виновных в наказание перенесет в мир мертвых, и если они окажутся достаточно сильными магами, чтобы призвать на помощь духов, то смогут выбраться обратно.

Иначе, они обречены на вечные скитания между жизнью и смертью.

Желудок сжался в комок: на нашей стороне только оборотни, а они магической силой не обладают, я — человек. Маги есть на стороне Шона, и они вряд ли помогут выбраться отсюда. Получается нам суждено провести вечность между небом и землей?

От этих мыслей волосы на голове зашевелились. Такого и врагу не пожелаешь! Я посмотрел на Шона: он довольно ухмыльнулся. Инара зарычала и сделала шаг к нему.

Мы с Эдвардом одновременно схватили ее за руки. Видимо желание съездить ему по физиономии возникло не только у меня. Поняв, что расклад сил не в нашу пользу, Инара оставила попытки вырваться.

А маги приготовились к ритуалу призыва. Достаточно сильного среди них не было, и они решили объединить силы. Темные взялись за руки, а светлая волшебница встала в центр импровизированного круга. Хором они начали читать заклинание призыва. Было заметно, что призыв дается им с большим трудом. Темные вошли в транс, а волшебница подняла руки вверх. Ничего не происходило. Волшебница продолжала брать силу, и скоро один из темных упал на колени, не в силах удержаться на ногах. Казалось сил уже не осталось, второй маг упал на колени, отдавая последнее. Вдруг из рук волшебницы в небо ударил луч света. Темная и светлая энергия переплетались в нем, образуя причудливые узоры. Краски выцвели: небо вместо голубого стало белым, а трава серой, по ней поползли дорожки инея.

– Кто? Кто зовет меня? — раздался скрипучий старческий голос. Я оглянулся, но никого не увидел. Волшебница опустила руки и бьющей из них энергией очертила вокруг себя круг. С досадой я отметил, что Шон и Феликс оказались внутри него.

– Светлая Раиса, темные Пол и Петр, — представилась она. — Мы просим помощи у тебя! Неизвестный дух, помоги нам покинуть мир мертвых!

– А что я получу взамен? — спросил голос.

– Три души. Два оборотня и один человек, тебя устроят?

– Человек? — Голос мертвого мага задрожал от удивления. — Как человек оказался в мире мертвых магов?

– Ты согласен? — спросила волшебница.

— Согласен, — ответил голос, — обмен равнозначный.

Яркая вспышка света, резанувшая по глазам — и они исчезли. Противники покинули мир мертвых. Вот и все. Все наши усилия оказались напрасны. Шон победил. Мы не можем вернуться назад, у нас нет магической силы! Не сговариваясь, мы втроем опустились на землю. Кладбищенская тишина давила на уши. Инара обхватила колени руками и принялась раскачиваться, глаза бездумно смотрели в одну точку. Эдвард растянулся рядом. И лишь я сквозь зубы бормотал ругательства. Мое внимание привлек шум. В поисках его источника я огляделся — никого. Эдвард тоже что-то услышал и вопросительно на меня уставился.

– Ты тоже это слышишь? — Не выдержав, спросил он.

– Да, только не пойму, откуда звук, — ответил я. Словно отвечая на наши вопросы, земля под ногами содрогнулась. Эдвард вскочил, и мы вдвоем начали напряженно оглядывались. Гул нарастал, земля опять содрогнулась, и огромная трещина разделила нас с Инарой. Не сговариваясь, мы перепрыгнули к Инаре, которая по прежнему сидела и невидящими глазами смотрела в одну точку, подхватили ее под руки и поставили на ноги. Едва мы отпустили руки, она вновь опустилась на землю. Эдвард схватил ее и затряс, как грушу.

– Инара! Инара, приди в себя! Сейчас не время входить в ступор! — Он легко похлопал ее по щекам. Взгляд девушки сфокусировался, и она со всей силы ударила Эдварда кулаком в челюсть. От удара, тот упал на землю.

– Ну, наконец-то, — вытирая разбитую губу, сказал Эдвард.

– Никогда больше так не делай, — сквозь зубы процедила Инара.

– А ты…

– А может, вы заткнетесь? Давайте решать, что делать дальше, — пресек, начавшуюся было ругачку, я.

Шум усилился, а трещина начала расползаться в разные стороны, превращаясь в пропасть, из которой медленно выползал туман.

– Это еще что за хрень? — Воскликнул Эдвард. Мы уставились на трещину, не понимая, что делать дальше. Ясность пришла внезапно, туман обрел человеческие очертания: из расщелины выползали духи! Их было очень много, мы, как зачарованные, следили за ними.

– Что они говорят? — Спросила Инара. Я прислушался.

– Мое тело! Мое тело! — Повторяли они разными голосами.

– Бежим! — Заорал я.

И мы побежали! Боже, что это была за гонка! Бежать наперегонки со смертью — занятие не для слабонервных! Страх подгонял нас, заставлял бежать быстрее, забыть, так не, кстати, вспыхнувшую боль в боку. Но я не успел. Я почувствовал дикую боль, мне показалось, что в меня попала пуля. Она вошла в тело и разорвалась внутри. Чужие воспоминания захлестнули меня, чужая сила наполнила до краев. Сила! Сила мага! Я чувствую ее. Усталость и боль отступили. Я могу остановить эту безудержную толпу духов, пока моих товарищей не постигла та же участь. Я резко остановился, и мимо меня ветром пролетели Эдвард и Инара.

Спокойно развернувшись назад, я увидел клубящийся туман. От такого количество духов было невозможно различить их, они сливались в единое целое. Чужая память услужливо подсказала необходимые пассы. Обступившие меня духи остановились, и туман рассеялся. Я мог спокойно разглядеть их лица, к счастью знакомых не было.

Инара и Эдвард остановились поодаль и с опаской следили за мной. Заклинание призыва мне не потребовалось. Дух уже был во мне. Дух сильного мага, способного вытащить нас отсюда. Жестами, подозвав к себе друзей, я взял их за руки, закрыл глаза и сосредоточился, а когда открыл их — мы стояли в моем дворе.

Глава 6

– Твою мать! — Выругался Эдвард. — Что это было? Кто-нибудь знает? И каким чудом ты нас вытащил оттуда? Ведь сил в тебе ноль… — Эдвард осекся и внимательно посмотрел на меня.

– Не понял, — протянул он и посмотрел на Инару, которая смотрела на меня таким же непонимающим взглядом.

– Меня что-то ужалило в спину, а потом я почувствовал силу и понял, что именно надо делать для того, чтобы покинуть это проклятое место, — попытался объяснить я.

– Эдвард, ты, что не чувствуешь? — Инара взяла его за руку. — Посмотри на него хорошо. Что ты видишь? — В ее глазах загорелось любопытство. Странное, однако, чувство для человека только что чудом избежавшего смерти.

– Мдя, это, ну это, — только смог сказать Эдвард и уставился так, словно у меня на голове рога выросли.

– Да что происходит? — Спросил я, на всякий случай, ощупав голову. Эти двое продолжали смотреть на меня круглыми глазами. — Черт бы вас всех побрал! — Не выдержав выругался я.

– Вальтер, ты только не волнуйся, — начала издалека Инара, — все хорошо. –

После этих слов я понял, что случилось нечто ужасное, и рефлекторно прижал ладонь к сердцу. — В тебя вселилась душа Авроры…

– Чтооо? Какая, вашу мать, Аврора? Она же… Она женщина и осталась там, — на последних словах, я понял, что Инара права, ее чутье не может обманывать. Она чувствует во мне фею. Фею? Какая нахрен фея? Понимание случившегося приходило постепенно. Я прислушался к себе: новая сила бурлила во мне, наполняла энергией каждую клеточку моего тела. Хотелось совершить невозможное, например, повернуть время вспять, одновременно пришло понимание, почему этого нельзя делать. И тут я задал дурацкий вопрос:

– Теперь я фей? — Оборотни покатились со смеху. Они ржали до тех пор, пока я не пригрозил отправить их к праотцам, если не заткнуться. Как это ни странно, но подействовало.

– Ну, ладно, теперь, когда у тебя есть сила, нам будет гораздо легче справиться с Шоном. Но об этом, мы подумаем потом. Для начала надо поесть. Я просто умираю с голоду, — пытаясь справиться со смехом, сказала Инара. И, словно подтверждая ее слова, у меня в животе заурчало.

Согласен, — кивнул Эдвард, — давайте найдем Юлия и поедим. Запас времени у нас тоже есть. Ведь Шон думает, что мы уже не вернемся, и сейчас, наверное, расслабился и восстанавливает силы.

– Ага, и мы вместо того, чтобы его брать тепленьким, будем набивать себе животы? — спросил я.

– Еще как будем, — ответила Инара, — сил, один фиг, не осталось. У меня сейчас одно желание: поесть-попить и в кроватку — спать. А потом можно и погоняться за Шоном.

– Тогда пошли ко мне, — пригласил я. — Эдвард, ты, где с Юлием расстался и чем вы тут занимались? — спросил я, и мы пошли к подъезду.

– По приезду в Москву, мы сняли квартиру, и я начал поиски. Побывал у тебя в квартире, учуял девушку, но на улице ее след потерялся, и я начал методично прочесывать окрестности, — рассказывал Эдвард.

Слушая его, мы подошли к подъезду, я достал ключи и открыл дверь. В нос ударил сильный запах краски, и оборотни недовольно поморщились: резких запахов они не выносили. Похоже, затеяли ремонт, давно пора сменить ужасный синий цвет, которым были выкрашены стены, на более светлый. Что за мода на синюю краску? Я живу на третьем этаже, и подъем пешком занял бы гораздо меньше времени, чем поездка на лифте, но сил на него не было. Лифт гостеприимно распахнул двери, и мы вошли внутрь. Эдвард устало прислонился к стене.

– Не обтирай грязь! — Прикрикнула на него Инара. — Чего замолчал? Давай рассказывай дальше!

– Инара, давай зайдем в дом, и я продолжу? — Ответил Эдвард и с трудом отлепился от стены.

– Мы приехали. Выходим, — сказал я, пропуская вперед Инару. Я вставил ключ в замочную скважину, сделал четыре оборота и открыл дверь.

– Добро пожаловать домой, Вальтер! — поприветствовал сам себя я. — Ну и вы, заходите. Чего встали? — глядя на них сказал я, разулся и прошел в комнату.

– Ну что с него взять? Он мультики цитирует, — хихикнула Инара.

– Ну, здравствуй, Вальтер, — Юлий сидел в моем кресле и пил чай. — Инара, Эдвард, — поздоровался с оборотнями он.

– Юлий! — воскликнула Инара и кинулась к нему обниматься. Эдвард ограничился кивком.

– Осторожно, Инара, чай очень горячий! — Сказал Юлий, мягко освобождаясь от ее объятий. — Я тоже очень рад вас видеть живыми и здоровыми. Как добрались?

– Ты сейчас о чем? — не понял я.

– Да, не о чем. Просто дежурный вопрос. Я знаю о ваших приключениях, можете не рассказывать. Жаль Аврору, ее прежнее тело мне нравилось больше, — Юлий посмотрел на меня и улыбнулся. — Но ничего, думаю, со временем она подберет себе что-то более подходящее. В данной ситуации, это самый оптимальный вариант.

Зазвонил домофон.

– Кого это принесло? — буркнул я и вышел в коридор узнать кто это.

– Я взял на себя труд заказать еду в ресторане с доставкой на дом, — пояснил Юлий. — Надеюсь никто не против?

Против никто не был. Юлий предвидел чего нам захочется и сделал все за нас.

Нам осталось только насладиться едой. Человек в огромном поварском колпаке вручил мне несколько коробок, поблагодарил за то, что мы выбрали их ресторан и удалился. Судя по размерам коробок, еды в них было на целый полк, но волшебный запах, исходящий от содержимого, говорил о том, что мы вчетвером легко с ней справимся. Я прошел на кухню и сложил коробки на столешницу. Инара уже накрывала на стол.

– Где у тебя рюмки? — спросила она. — А все нашла. Таак, что тут у нас? –

Инара открыла первую коробку и извлекла на свет пирожки. Мы с Эдвардом моментально схватили по одному.

– Ну, ка брысь, отсюда! Как накрою — позову! Нечего куски таскать, — спровадила она нас с кухни. Но уже через пять минут позвала за стол. Второй раз повторять не пришлось. На столе стояло жареное мясо с брусничным соусом, картошка с грибами, пирожки, в рюмках была налита водка. Все уселись за стол и подняли рюмки. На тост слов не нашлось, поэтому выпили просто так и сразу набросились на еду.

– Юлий, ты молодец, что подумал о еде, а то нас в последний раз в самолете кормили, — с набитым ртом сказал я.

– Спасибо, я рад, что угодил вам, — в отличие от нас Юлий ел не спеша. –

Вальтер, тебе, наверное, хочется многое узнать?

– Конечно, хочется. Ты сам знаешь, что мне интересно, поэтому рассказывай, а мы будем уточнять по ходу.

– Хорошо. Я начну свой рассказ с того, как мы прилетели в Москву…

– Эдвард остановился на том, что он учуял девушку и начал поиски в окрестностях, — перебила его Инара.

– Отлично. Я продолжаю. Эдвард начал прочесывать окрестности и очень скоро натолкнулся на девушку. Она шла вместе с Феликсом и улыбалась. Наш медведь подслушал их разговор и понял, что знакомство состоялось несколько минут назад.

Феликс очень старался ей понравиться. Да и девушка не отвергала его ухаживаний.

Стараясь держаться на расстоянии, он проследовал за парочкой и выяснил, что живет девушка рядом с Вальтером. Феликс проводил ее до подъезда и ушел.

Предварительно они договорились встретиться в четверг, она оставила свой телефон. Вот и все, что касается наших поисков. Артур отправил нам парочку магов, они будут неподалеку и смогут прийти на помощь, если мы позовем.

– А что ты скажешь про фею? — Стараясь не думать о Феликсе и моей девушке, спросил я.

– Того, что происходило с вами в загробном мире, я конечно не смог увидеть, — ответил Юлий. — Но догадываюсь. Шон не мог знать, что убив Аврору, он освободит ее душу. И эта душа должна будет найти себе новое тело. Конечно, она предпочла бы женщину, но в вашей ситуации, это было единственно верным решением. Я могу себе представить то скопище духов, которые погнались за Вальтером.

— Почему за Вальтером? За нами они тоже мчались! — Обиженно пробормотал Эдвард

– Эдвард, их интересовал только Вальтер. Он человек, в нем не было магии и на тот момент, он не принадлежал к магическому миру. Он, как пустой сосуд, готов был принять любое наполнение, — мягко пояснил Юлий и посмотрел на меня. — И поверь, не вселись в тебя Аврора, ты бы уже забыл свое имя! Душа умершего мага, полностью бы завладела телом и разумом. Твоя память стерлась, и ты продолжил бы чужую жизнь. Аврора — четко контролирует этот процесс. Ее память дает тебе подсказки только в нужный момент. Поэтому можешь быть спокоен, когда все это закончится, ее душа найдет себе достойную замену. А ты продолжишь свою человеческую жизнь.

– А как же моя душа? Где она? — недоумевал я.

– Ваши души отлично уживаются вместе, не переживай, — Юлий усмехнулся. –

Надеюсь, когда все закончится, Аврора сможет лучше понимать мужчин.

– Легко сказать — не переживай, — сварливо пробурчал я и тут же спросил, — а десерт есть?

Вместо ответа Инара поставила на стол блюдо с блинами и множество соусов к ним. Разлила по чашкам ароматный чай и сказала:

– Итак, что мы имеем на сегодняшний день: вампиров, мы, можно сказать, устранили, Аурелия обещала не вмешиваться; Вальтер обрел силу, но одного человека мы потеряли; Артур обещал помощь, но это все как-то расплывчато и неопределенно. На них мы пока рассчитывать не будем. Попробуем обойтись своими силами. И самое главное: как будем девушку оберегать? — Она обвела нас взглядом и остановилась на мне.

– Я думаю надо сделать так, — ответил за меня Юлий, — Инара, ты должна будешь с ней подружиться и стараться как можно чаще проводить вместе с ней время,

Вальтер, тебе надо попробовать ее завоевать, также будет действовать Эдвард. Чем чаще она будет находиться в нашей компании, тем безопаснее.

– А как ее зовут? — Очнулся я.

– А ты не знаешь? Настя. Это та девушка, которая была у тебя последней. Очень красивая, тебе повезло, — улыбаясь, поведал Эдвард.

Мда, и не только мне. Я понимал, что так надо, что, только держа Настю в поле зрения можно говорить о ее безопасности. Но где-то внутри меня сидел другой Вальтер, который противился этому, который хотел самостоятельно защищать и оберегать Настю. Мне было не по себе от того, что кто-то еще будет ухаживать за ней. И этот кто-то Эдвард! Каковы мои шансы на успех? Разве Настя сможет устоять перед его обаянием? Он же самый настоящий обольститель! Еще и Феликс, мать его!

С ним хоть проблем меньше, мы с Эдвардом его хорошо уделали. Для того чтобы полностью восстановиться могут уйти годы! Мои размышления прервала Инара:

– Вальтер, может, хватит держать ложку? Дай другим!

Оказалось, я уже пять минут намазываю свой блин персиковым вареньем, а остальные ждут, когда я наконец-то верну ложку на место.

– Да, пожалуйста, — я передал ложку Инаре. — Ты как собираешься с Настей знакомиться?

Вместо Инары ответил Юлий:

– Настя ходит в бассейн, там Инара с ней и познакомится. Очень хорошее место.

В таких местах знакомства завязать легче всего. И пойдет она туда, — Юлий прикрыл глаза, — завтра, в восемь утра. После бассейна, пригласи ее попить кофе.

Там рядом есть уютная кофейня, Вальтер ты будешь там ждать их. И никаких разговоров между собой! Вы друг друга не знаете!

– Это и так понятно, мог бы и не говорить, — хихикнула Инара.

– А когда мой выход? — Подал голос Эдвард.

– Посмотрим, как она отреагирует на Вальтера, если все будет удачно, то станешь изображать друга Инары. Если нет, то придется тебе сделать все для того, чтобы Настя тобой заинтересовалась, а не Шоном и Феликсом.

– Понятно. Давайте спать, — зевнув, предложил Эдвард.

Инаре, как единственной девушке, выделили отдельную спальню, Юлию постелили на диване в кабинете, а мы с Эдвардом расположились в гостиной, который заявив, что любит спать на полу, оставил весь диван в моем полном распоряжении. Я возражений не имел: спать на одном диване мне не хотелось. Как только голова коснулась подушки, я отключился.

– Вставай, — Инара трясла меня за плечо, — времени половина восьмого. Я пошла в бассейн, ты в половине десятого должен быть в кофейне. Помнишь? Я сонно протер глаза и кивнул.

– Эй, смотри, опять не засни! А то проспишь все на свете! Вставай и бегом в душ. Ты должен быть в лучшем виде. Глаза открылись окончательно.

– Да, понял, понял. Я закрою за тобой дверь, — вставая, сказал я. — Там осталось, чем позавтракать?

– Да, блины на столе, — ответила Инара и скрылась за дверью.

Юлий и Эдвард еще спали. Стараясь не шуметь, я прошел в ванную и встал под душ. Всего несколько дней назад, вот также стоял и думал, как поскорее выставить Настю, а теперь? Как ее вернуть. Я провел по запотевшему зеркалу рукой, и на меня посмотрел хмурый, обросший щетиной мужик. Вздохнув, выдавил пену из баллончика и намылил лицо.

Закутавшись после душа в длинный махровый халат, я отправился на кухню.

Обещанные блины стояли на столе, вот только персиковое варенье закончилось. Что ж придется довольствоваться тем, что осталось. Тем более что варенье ел практически я один. Это немного утешало. Намазывая пятый блин сгущенкой, я обратил внимание на часы: почти девять! Мне пора выходить! Запихнув блин целиком в рот, я помчался одеваться.

Кафе нашел очень быстро. Бежевая, с витиеватыми коричневыми буквами, вывеска гласила: «Belissimo». Я потянул за ручку, и тяжелая резная дверь на удивление очень легко открылась, впуская меня внутрь. Заведение не производило впечатление дорого, но назвать его кафе, язык не поворачивался. Интерьер, исполненный в бежево-коричневых тонах с ненавязчивыми, в виде карандашного наброска, рисунками пейзажей Италии, располагал к отдыху, а тихая музыка делала атмосферу ресторанчика просто волшебной. Я не уверенно оглядел зал.

– Доброе утро! Вы впервые у нас? — Голос метрдотеля вывел из задумчивости, и я кивнул. — Я провожу вас к столику. Вы будете один? — Задал очередной вопрос метрдотель.

– Да, — ответил я, хотя очень хотелось ответить «Нет». Надо было создать впечатление случайной встречи. Я выбрал столик в глубине зала, отсюда отлично просматривалась входная дверь, а я, находясь в полутени, не сразу бросался в глаза, учитывая, что был единственным посетителем в это утро. Миловидная официантка принесла меню и спросила:

– Может что-то закажете сразу? Чай, кофе?

– Капучино с корицей, пожалуйста, — попросил я, мысленно ругая себя за утреннее обжорство блинами. Ведь знал же, что пойду в кафе, а все равно оставил

Юлия и Эдварда без завтрака. Ну, ничего, уже взрослые, что-нибудь сообразят с их-то фантазией. Усмехнувшись, я открыл меню и пролистал несколько страниц, меня соблазнила строчка «Итальянский завтрак».

Определившись с выбором, я откинулся на спинку обтянутого кожей кресла и приготовился к томительному ожиданию. Если имеешь дело с девушками, которые после бассейна начнут приводить себя в порядок, то надо запастись терпением.

Официантка принесла кофе, приняла заказ и поинтересовалась: какой журнал или газету желаю почитать перед завтраком. Я остановил свой выбор на мужском развлекательном журнале: серьезную информацию не смогу понять: просто не полезет в голову. Я сделал небольшой глоток ― восхитительно! Не знал, что рядом с домом есть место, где готовят отличный каппучино. Надо сюда почаще приходить.

Улыбаясь, официантка принесла мой заказ: кофейник с ароматным кофе, большая корзина с различными булочками, три вида масла, варенье и сыр. Пожелала приятного аппетита и удалилась.

На удивление девушек ждать, долго не пришлось. Не успел я допить свой капучино, как дверь распахнулась и две смеющиеся девушки вошли внутрь.

Отмахнувшись от метрдотеля, они уселись за столик у окна и тут же потребовали меню. Я с интересом наблюдал за ними, казалось, девушки знакомы всю жизнь, так оживленно шла их беседа. Подошла официантка с меню, и девушки прервали разговор

– Ты голодна? — спросила Настя. — Я после бассейна просто умираю с голоду.

– Давай что-нибудь съедим, — согласилась Инара и нарочито громко добавила, — и выпьем. Только ты выбирай, а то я не знаток итальянской кухни.

– Я люблю «Таглиателли[3] с лососем и красной икрой», а вино белое «Фраскати» у него цена не заоблачная и на вкус приятное.

– Мне нравится, заказывай, — согласилась Инара. Пока Настя делала заказ, она осмотрела помещение. На пару секунд задержала взгляд на мне и отвернулась. — А здесь миленько и главное людей немного. Самое-то для завтрака после спортивных занятий. Мы конечно немного перегибаем палку, выбрав макароны, но уж больно кушать хочется.

– Это тоочно, — протянула в ответ Настя, и они рассмеялись. Официантка принесла два бокала вина.

– У меня есть тост, — подняла свой бокал Инара, — давай выпьем за судьбу, которая свела нас вместе. — Девушки подняли бокалы, легонько чокнулись и отпили по глотку. Теперь Настя провела взглядом по залу. Предчувствуя ее движение, я опустил голову и сделал вид, что внимательно читаю журнал. Нужно посмотреть, как она отреагирует, увидев меня. Раздался глубокий вздох, затем Настя склонила голову к Инаре и что-то быстро зашептала. Инара сделала вид, что поправляет волосы, повернулась ко мне и подмигнула, давая понять, что пока все по плану.

– Ты его знаешь? Симпатичный… — Инара говорила довольно тихо, но я все равно очень хорошо их слышал.

– Знаю, в клубе познакомились. Думала он нормальный, а оказался как все: переспали и интерес пропал. Утром проснулся: рожа хмурая, недовольная. Я — то поначалу подумала, что у него похмелье, но нет: он просто меня не знает, как спровадить. Прям кожей почувствовала, исходящий от него негатив! И ко всему прочему заявляет: «Свари быстро кофе!» Так я, как дура пошла на кухню, сварила кофе, а потом думаю: чего это я такая вся классная тут делаю? Оставила ему чашку на столе и ушла. А теперь еще и в своем любимом кафе его встретила. Сидит тут — немым укором. Понимаешь, я ведь не из тех девушек, которые в постель сразу прыгают. Но вот к нему потянуло так сильно, что я разум и потеряла. Уж ругала себя утром, но все — сделанного не воротишь, — Настя еще раз вздохнула и посмотрела на меня.

«Вот это я клинический идиот! Надо ж было, так по-свински, с ней себя повести! И к чему это привело!» Ругал себя я.

– А он не похож на козла, — зашептала Инара, и я мысленно поблагодарил ее, — может, и правда голова у него болела?

– Может, но это сути дела не меняет, — отпив из бокала, ответила Настя. — Он даже сейчас меня не узнает! Или делает вид, что не узнает! Но меня это мало волнует. Непонятная тяга к нему прошла, да и на днях познакомилась с таким красавчиком! Я думала, они все на своей внешности помешаны. А этот нет, с мозгами. Пригласил, правда, банально в ресторан, но я ему сказала: «Если ты меня сможешь удивить, то пойду». Пусть голову поломает. А то все со стандартным набором: кабак, театр, кино. Даже на балет не приглашают, наверное, это выше их понимания, — хихикнула Настя.

«А ты не так уж и проста, — подумал я, — вернуть тебя будет непросто».

Далее девушки углубились в сравнения кого и куда обычно приглашают на свидания и что за этим следует. Прислушиваться не хотелось: о мужском поле отзывались не очень лестно. Даже стало стыдно за отдельных его представителей. Сейчас меня всецело заняла мысль о том, как удивить Настю. Я не мастер по общению с дамами, но кое-какой опыт у меня имеется, что-нибудь придумаю. В голове мелькнула трусливая мысль: обратиться за помощью к Эдварду, но это означало — признать его превосходство, поэтому я отогнал эту мысль подальше.

Инара заерзала на стуле, и я опять прислушался к их разговору. Девушки собирались отведать десерт и покинуть заведение, значит, у меня есть только полчаса в запасе. Надо что-то решать: подойти и пригласить в ресторан, означало получить отказ, подойти, заинтриговать и позвать на свидание? Тут, пожалуй, есть шанс. Я не глядя перелистывал страницы журнала, и на глаза попалась реклама аэроклуба. Вот то, что надо! Схватив журнал я, под недоуменными взглядами метрдотеля и девушек, я выскочил на улицу. Следом за мной вышел охранник:

– Надеюсь, вы не собираетесь сбежать? — пробасил он.

– Нет, конечно. Надо сделать срочный звонок, а связь в заведении плохая, — судорожно набирая указанный в рекламе номер, ответил я. — Здесь поблизости есть цветочный магазин? — Пока шел вызов, спросил я у охранника.

– Есть, за углом, — с суровым видом ответил тот.

– Вот, пожалуйста, — я достал из кармана несколько крупных купюр и протянул их охраннику, — купите для меня букет из белых лилий и роз, а это вам за труды, — лицо охранника моментально разгладилось и приобрело человеческие черты.

– Я быстро, — сказал он и исчез за поворотом. В тот же миг на другом конце провода мне ответила девушка.

Пока я выяснял все подробности, выбирал машину для трансфера, закуски и шампанское, выбор которого был очень хорош, но нужного мне так и не оказалось, поэтому вежливая девушка разрешила принести мне две бутылки Дом Рюинар с собой, охранник вернулся с великолепным букетом из белых лилий, роз и сирени. Надо признать его выбор полностью совпадал с моими желаниями и вкусом. Этот нежный букет скажет о моих чувствах лучше меня. Осторожно взяв сие творенье у него из рук, я направился в кафе. Инара увидела меня первой, по ее глазам я понял, что превзошел все ожидания. Я приблизился.

– Настя, — внезапно язык прилип к горлу и отказался шевелиться, — Настя, я очень сожалею, что вел себя, как неотесанный мужлан, — она посмотрела на меня темно-карими с золотистыми крапинками глазами, которые в обрамлении медных кудрей, казались бездонными, и все недосказанные слова извинения вылетели у меня из головы. Я не нашел ничего лучше, чем просто протянуть ей букет. Принимая его, ее маленькая прохладная рука коснулась моей, Настя вздрогнула, и ко мне вернулся дар речи.

– Ты так быстро ушла, мне пришлось в тот же день срочно уехать, а ты не оставила своего телефона, я не мог тебе позвонить, — оправдывался я. На ее лице отразилось понимание. — Я очень хочу загладить свою вину перед тобой, поэтому разреши пригласить тебя сегодня в пять вечера на прогулку.

– Хорошо, — ответила Настя. Подошла официантка и положила счет девушек на стол, который я тут же забрал себе.

– Я за тобой заеду, диктуй адрес, — я был так доволен и горд собой, что даже не пытался скрыть этого. Инара с любопытством следила за мной. Запомнив адрес и пожелав девушкам приятного дня, я расплатился по счетам и отправился устраивать наш романтический вечер.

Первым пунктом в списке моих дел было шампанское, поэтому я отправился в специализированный магазин, здраво рассудив, что в простом супермаркете его не будет. После винного магазина, пошел в салон приводить в порядок голову и только к трем часам добрался до дома. Инара сидела, как на иголках. Странно, что ни разу за все время мне не позвонила. Едва я переступил порог своего дома, как она набросилась на меня с расспросами:

– Что ты придумал? Куда поведешь Настю? — Потребовала ответа она.

– Не скажу, а то начнешь советы давать, а они мне только помешают. Лучше расскажи, как Настя отреагировала на мое появление? — Я прошел на кухню и включил чайник. — Ну не томи, рассказывай.

– Она было удивлена, я бы сказала, поражена, — присаживаясь рядом на стул, начала рассказывать Инара. — Букет очень красивый, даже мне понравился. И ты так смущенно бормотал извинения, что подумала: ты и впрямь раскаиваешься. Прогулки она ждет, поэтому я надеюсь, что ты не просто тащишь ее в ресторан?

– Да сколько можно меня этим рестораном попрекать? Хватит уже! — Заваривая чай, взмолился я.

– Ну, хорошо, не буду. Ты скажи, что ей надеть, а то ведь Настя в полной растерянности, — Инара сделала хитрый ход, надеясь, что я проболтаюсь. — И я ее понимаю, кому захочется оказаться в театре в джинсах!

– Туда, — начал я, и глаза Инары загорелись, она подумала, что я попался на ее крючок, — куда я ее поведу можно явиться в любом наряде. Так и передай, — я налил себе чай и уткнулся в журнал, давая понять, что разговаривать на эту тему я не буду.

– Ну и ладно, — обиделась она.

– Ты лучше скажи, где Юлий и Эдвард.

– Эдвард дежурит около дома Насти, — Инара взяла сушку и вкусно ей захрустела, —  а Юлий, кажется, куда-то отправился с магами, про которых рассказывал Артур.

Шона и Феликса не слышно и не видно, — упреждая мой вопрос, сказала Инара. За окном прогремел гром. Я подскочил к нему и отдернул шторы — на улице лил проливной дождь.

– Твою ж мать, — выругался я, — ну что за непруха!

– Что-то не так, — с ехидной улыбкой поинтересовалась Инара. В ответ я посмотрел на нее так, что она поспешила извиниться. — Ну, прости, не удержалась

Время тянулось бесконечно долго. В шестнадцать сорок пять я надел легкий, песочного цвета костюм, взял зонт и спустился вниз. Машина уже ждала меня. Я сел на заднее сиденье мерседеса и назвал водителю адрес Насти. Ровно в пять мы остановились около подъезда. Поскольку дождь продолжал лить, как из ведра, я вышел из машины и подошел к подъезду. Через минуту Настя открыла дверь. На ней было простое, цвета свежей листвы, платье, широкий пояс нежно обхватывал талию, а золотой кулон, единственное украшение, которое она себе позволила, подчеркивал красивую линию декольте. Увидев меня, Настя смущенно улыбнулась, я раскрыл зонт, взял ее под руку и проводил до машины. Как только мы оказались внутри, легкая напряженность, возникшая при встрече, пропала.

– Еще раз здравствуй, — тихо сказал я.

– Здравствуй, куда мы едем? — В ее глазах горело любопытство.

– Туда, где я надеюсь, нет дождя, — ответил я и открыл шампанское. — Давай за то, чтобы нам повезло.

Мы выпили.

– Какое приятное шампанское, — Настя откинула волосы, и я ощутил легкий запах ее духов: бергамот, фиалка, персик. Чувственный и спокойный аромат. В этой девушке мне нравилось все — даже духи. — Наверное, безумно дорогое, как и букет.

Я еще не поблагодарила тебя за него.

– Не стоит, это пустяки, — ответил я, и Настя нахмурилась. Ей не нравятся люди кричащие о своем богатстве на каждом углу? Но ведь я не такой, надо срочно исправлять ситуацию, — Просто захотелось сделать тебе приятное. Это не возбраняется?

– Конечно, нет, — она улыбалась.

Тихо беседуя, мы не заметно покинули город и подъехали к месту проведения нашего свидания. Дождь кончился, вовсю светило солнце, а в небе красовалась радуга. Водитель вышел и открыл дверь Насте, пожелал приятного вечера и уехал.

Нас встретил высокий мужчина.

– Здравствуйте, меня зовут Виталий, пройдёмте за мной. Я ознакомлю вас с техникой безопасности, — Настя вопросительно на меня посмотрела, и мы пошли следом за инструктором.

– С техникой безопасности? — Наклоняясь ко мне, на ухо зашептала она.

– Надеюсь, ты не боишься высоты? — Спросил я.

– Нет, а где мы? — В очередной раз спросила она и огляделась. Справа висел разноцветный воздушный шар.

– Ты когда-нибудь мечтала раскинуть крылья и взлететь подобно птице, ощутить свою невесомость и свободу? — Настя с энтузиазмом кивнула. — Сегодня твоя мечта сбылась.

Инструктаж мы прошли быстро, и Виталий проводил нас к плетеной корзине. Я помог Насте забраться в нее, залез сам и встал рядом. Мы потихоньку начали подъем.

– Тебе не страшно? — на всякий случай уточнил я.

– Нет, совсем не страшно. Безумно интересно. Я не любитель экстрима, но чувствую, что в этом полете нет никакой опасности.

– Конечно, нет, я же рядом, — ответил я, и Настя с легким сомнением посмотрела на меня. Шар набрал высоту, легкий ветерок, медным пламенем, развевал Настины волосы, и она поежилась. Я снял пиджак и набросил его ей на плечи. Настя просунула руки в рукава и с удовольствием в него завернулась. Осторожно обняв ее, я прижал Настю к себе. Она не возражала.

– Боже мой, как красиво! — Восхитилась она. — Я ощущаю себя маленькой птичкой летящей в небе. С одной стороны мне хочется бесконечно продолжать полет, а с другой — ощутить под ногами твердую землю.

В полной тишине, под нами проплывали маленькие речушки и широкие поля, разрезанные на неровные части деревьями. Пилот опустил шар на такую высоту, что казалось вот-вот дно корзины чиркнет о макушки деревьев. Ощущение, что корзина стоит на месте, а земля движется, не покидало до конца полета. Посадки мы не почувствовали: так мягко наш пилот опустил нас на землю.

Поблагодарив его за полет, мы покинули шар, и я повел Настю к беседке, где для нас накрыли небольшой ужин. Я помог Насте сесть и попросил принести теплый плед. Укутав им ноги Насте, я сел напротив и разлил шампанское по бокалам.

— За твой первый полет, — сказал тост я и поднял бокал.

— За наш первый совместный полет, — ответила Настя и сделав небольшой глоток добавила: — Учти, мне понравилось. А ты не в первый раз летаешь? — Она смотрела на меня широко распахнутыми и по-детски наивными глазами, что я чуть было, не сболтнул, что летал еще на дирижабле в начале века, но вовремя спохватившись, ответил:

– Я люблю летать на шаре. Когда-то у меня даже был свой, — ее глаза распахнулись еще сильнее, — но в силу обстоятельств пришлось оставить это занятие.

– Наверное, все девушки были в восторге от таких прогулок? — Теперь ее глаза немного сощурились, и в них промелькнула ревность.

– Ты не поверишь, — пряча улыбку и стараясь не показать, что заметил ревнивую искорку в ее взгляде, ответил я, — но раньше мне эта мысль не приходила в голову. Полет на шаре это не заурядное время провождение. Это как часть души и нежелательным вторжением можно загубить все.

– А я чем заслужила такое доверие? — Разглядывая меня сквозь тонкие стенки бокала, спросила она.

– Ты особенная, — я откинулся на спинку стула и с удовольствием насладился всей гаммой чувств, которые отразились на ее лице. — Когда я впервые увидел тебя в клубе в компании твоих подруг, то очень удивился. Ты отличаешься от всех этих бездушных размалеванных матрешек, которые хотят продать себя подороже. Я сейчас понимаю, свою реакцию на тебя в тот вечер. Ты пригвоздила меня к полу, я впал в состояние близкое к коме, не зная, о чем можно с тобой поговорить. И когда ты вдруг согласилась поехать со мной…

– Ты решил, что я такая же бездушная размалеванная матрешка? — Перебила меня Настя.

– Я решил, что ошибся, — тихо ответил я и, протянув руку, накрыл ее ладонь своей. — Прости меня.

– Тот день был для меня очень странным, а предшествовавшие ему недели еще более непонятными и беспокойными, — ее рука чуть дрогнула под моей и я, решив, что ей неудобно убрал ладонь. — Меня преследовало ощущение взгляда в спину, а когда я увидела тебя и как на тебя смотрят, и что про тебя говорят эти матрешки, меня замкнуло. И я решила, во что бы то ни стало увести тебя от всех, — ее ресницы опустились, стыдливо прикрывая глаза. Я почувствовал, что ей неловко говорить об этом и решил помочь ей.

– Хорошо, что ты сама подошла ко мне, — вновь делая попытку дотронуться до ее руки, сказал я, — сам бы я, наверное, не решился.

– Давай не будем вспоминать этот вечер, — попросила Настя.

– Только один вопрос, — я умоляюще посмотрел на нее, и Настя кивнула, — как давно ты почувствовала взгляд в спину?

– Давно, — она прикрыла глаза, вспоминая, — очень давно. Все началось с легкого беспокойства, я не могу сказать точно. Но после встречи с тобой это ощущение пропало.

– Все правильно, — я широко улыбнулся, — я начал тебя искать три года назад, а когда нашел, то сразу потерял. Но сейчас я не намерен тебя терять.

– Что значит, ты начал искать меня три года назад?

– В какой-то момент, я понял, что я на целом свете один и у меня никого нет.

Нет любимого человека рядом, который поймет и поддержит в трудную минуту. И я начал искать.

На улице стемнело и вокруг беседки желтыми огоньками зажглись фонари. Из темноты вынырнула затянутая в черный фрак фигура скрипача. Он поднялся к нам в беседку и заиграл красивую неизвестную мне композицию. Я поднялся и пригласил

Настю на танец. Мы закружились в медленном вальсе. Двигалась Настя очень профессионально. Я никогда не был знатоком, но годы тренировок сделали меня им.

– Ты прекрасно танцуешь, — шепнул я ей на ухо.

– Я знаю, — ответила Настя, — я с пяти лет занимаюсь танцами. Мама очень хотела видеть меня на соревнованиях по бальным танцам. Я даже занимала первые места, но когда поступила в институт, танцы пришлось оставить. Мама очень расстроилась и в порыве чувств даже предлагала мне бросить учебу и профессионально заняться танцами, но нам с папой удалось ее переубедить.

– Ты скучаешь по танцам? — Я постарался, чтобы она не заметила в моих словах подвоха.

— Да, но хорошо подготовленного партнера найти трудно, — в ее словах прозвучал вызов.

– А моя кандидатура подойдет? — Прижав ее к себе, спросил я.

– Подойдет, — Настя посмотрела мне прямо в глаза, — у тебя есть конкретные предложения?

– Поехали.

Я расплатился за ужин, и мы уютно устроившись на заднем сидении мерседеса, возвращались в Москву. Машина остановилась около небольшого закрытого клуба любителей танго. Швейцар на входе поздоровался, назвав меня по имени, и Настя вопросительно взглянула на меня.

— Хозяйка этого заведения, моя старинная знакомая, — шепнул ей на ухо я.

Мы прошли в просторный зал пахнущий дорогим табаком и духами и заняли единственный свободный столик. Едва мы расположились, к нам подошла хозяйка, одетая в длинное черное платье с глухим горлом и открытой спиной из высокого разреза выглядывала стройная ножка.

– Вальтер, — подавая мне руку для поцелуя, защебетала она, — как я рада тебя видеть!

– Я тоже скучал, — вставая и прикасаясь губами к ее руке, сказал я.

– Немедленно познакомь меня со своей спутницей, — потребовала Мария.

– Это моя девушка, Анастасия, — представил я Настю, мне хотелось сказать «моя будущая жена», но я не рискнул, — а это Мария, хозяйка этого прекрасного заведения. Когда я прихожу сюда, я всегда танцую с ней. Мария великолепный танцор.

– Спасибо, — Мария обворожительно улыбнулась, — но ты так редко приходишь!

— Если я буду приходить чаще, твой муж велит меня не впускать, — рассмеялся я

– Фредерике, ужасный ревнивец, — пояснила Мария, — он обрадуется, увидев тебя с девушкой. О! — воскликнула она, — мне пора! Приходите к нам почаще! — Мария цокая каблучками, удалилась, оставив после себя шлейф сладких духов.

– Потанцуем? — Я взял Настю за руку и повел на паркет.

Танцующие пары расступились, уступая нам место. Настя отошла от меня на пару шагов, поставила одну ногу на носок, вскинула руки и поманила меня пальцем. Я приблизился, и она, дотронувшись до мой груди, обошла меня по кругу и резко отстранилась. Легкое движение плечами, и мы летим навстречу друг другу. Выпад на правую ногу, поворот, еще выпад. Сближение, Настя закидывает ногу мне на бедро, и мы кружимся в ритме танго. Стоп, я поддерживаю ее за талию, и Настя, не отрывая своих рук от меня, изящно прогибается назад. Еще проход и Настя закидывает мне ногу на плечо и прогибается назад. Плавный подъем, вращающиеся очо и она, прислонившись спиной к моей груди, ведет меня. Разворот, прыжок, взмах ногой и ее руки нежно обхватывают меня за шею.

Мы провели чудесный вечер, без остановки танцуя танго. Настя моментально покорила публику, собравшуюся в зале. Под конец, даже потанцевав с Фредерике. В половине второго мы сели в такси и отправились домой.

– Обещай, что мы приедем сюда еще раз, — она заглянула мне в лицо и огни ночного города отразились в ее глазах, окрасив их в цвет расплавленного золота.

– Мало того, мы завтра поедем и купим тебе самые лучшие туфли для танго, — она попыталась мне возразить, но приложив свой палец к ее губам, заставил ее замолчать. — Пусть это будет мой первый подарок тебе.

– Лишь бы не последний, — чуть слышно пробормотала она и, положив голову мне на грудь, уснула.

Глава 7

Я открыл дверь своей квартиры, взял Настю на руки и вошел внутрь. Она нежно обхватила меня за шею и потрепала по голове. Осторожно, словно боясь напугать, я поцеловал ее. Настя ответила мне долгим поцелуем. Сердце начало колотиться с неимоверной быстротой, а по телу разлилось приятное тепло. Я сильнее сжал ее в объятиях и опустился на кровать, накрыв Настю своим телом. Она выгнулась и сильнее прижалась ко мне.

– Вальтер, — прошептала она и исчезла.

Я открыл глаза, пытаясь сообразить что произошло, но никак не мог понять: почему я не в своей спальне, а в гостиной. Тут я услышал, как хлопнула дверь холодильника. На кухне кто-то был. С раздражением выпутываясь из простыни, которая почему-то обвилась вокруг меня, как кокон, я устремился на кухню. Источник звуков был обнаружен моментально. Посреди кухни стояла Инара с огромным красным яблоком в руках.

– Ты что тут делаешь? — удивленно спросил я. — А где Настя?

– Я думаю, что она спит, — Инара уставилась на меня, как на сумасшедшего

– Где? — С настойчивостью шизофреника, не отставал я.

– У себя дома. Ты ж ее туда отвез? — Вопросительно подняв брови, сказала Инара.

И тут до меня дошло: мне приснился сон. Настолько яркий и красочный, с такими неподдельными ощущениями, что я принял его за явь. На самом деле, я привез спящую Настю к дому, проводил ее до дверей, пожелал спокойной ночи и удалился.

Около подъезда, скрываясь от света фонаря, под деревьями, стоял Эдвард. Он махнул мне рукой, давая понять, что я могу ехать домой отсыпаться, а он продолжит ночное наблюдение за Настей.

– Фух. Я уже испугался, — сказал я, взял у Инары яблоко и откусил кусок.

– Вальтер, ты просто свинтус! — Возмущенно выкрикнула Инара и отошла от меня подальше, прикрывая яблоко от моего хищного взгляда. — Лучше расскажи, куда ты возил Настю.

– Я обиделся на тебя за свинтуса, — делая расстроенное лицо, сказал я и вышел из кухни, — поэтому расскажу только утром.

Пригнулся я как раз вовремя: яблоко пролетело мимо.

– Ты, ты, — задыхаясь, возмущалась Инара, — ты самый бездушный фей! Вот кто ты!

В ответ на ее возмущение, я лишь рассмеялся. Утром Инара забудет о нашей маленькой стычке. Такие мелочи она не помнила. Добравшись до гостиной, я упал в объятия дивана и тут же уснул.

Мне снился огромный зеленый луг, посреди которого в красном платье для танго сидела Настя, а я собирал полевые цветы для нее. Настя тихонько что-то напевала на незнакомом языке и плела мне венок. Свой она уже надела на голову. В поисках более красивых цветов я отходил от нее все дальше и дальше и уже едва слышал ее тоненький голосок. Я остановился и прислушался: Насте подпевал мужской голос.

Рядом с ней стоял кто-то и подпевал, а я не мог понять ни слова. Сжав цветы в руках, я побежал назад к Насте, но чем быстрее бежал, тем сильнее отдалялась она от меня. Я кричал, звал ее по имени, но она не слышала. Мужчина сел рядом с ней и наклонился, Настя надела ему на голову мой венок, и они исчезли. Я хотел проснуться, но не мог. Сознание отчаянно пыталось вырваться из этого сна, но кто-то цепко держал его. Я прекратил сопротивляться и позволил сну продолжиться.

На лугу возникла девушка, сидящая за прялкой.

– Вальтер, — тихонько позвала она, — подойди ближе.

Я понял, кто это и желание приближаться пропало. Парки — демон судьбы появляется очень редко. Только в переломные моменты, когда перед человеком встает выбор. Обычно за него все решает она, но иногда, в моменты хорошего настроения или благосклонного отношения к объекту, Парки появляется и предлагает человеку выбирать самостоятельно какой дорогой пойти. Похоже, это случилось со мной.

– Вальтер, — опять позвала меня Парки, — не расстраивай меня, подойди.

На ватных ногах я приблизился к ней.

– Я в замешательстве. Не знаю, какую нить вплетать в твой клубок Судьбы, — она провела рукой, и под моими ногами возникла корзина с разноцветными клубками: голубой, обозначающий долгую жизнь, розовый — любовь, оранжевый — войны и схватки, черный — скорую смерть. — Сейчас все зависит только от твоего решения, Вальтер. Могу сказать, что перед тобой открывается множество дорог и лишь немногие из них ведут тебя к счастливой жизни. Ты должен выбрать сам. Я показала тебе возможное развитие событий. И если бы ты был более терпелив, то увидел бы первый сон до конца. Но это твое решение, я позволила тебе принять его самому.

Ты знаешь, я не предсказываю будущего, хотя, наверное, могла бы, — Парки грустно улыбнулась, — но тебе скажу: твои слишком решительные действия приведут тебя прямиком в мир мертвых.

– Спасибо за помощь, Парки, в мире мертвых я уже был и пока не собираюсь туда возвращаться, — ответил я и с трудом оторвал взгляд от черного клубка.

– Я знаю, где ты был и по каким причинам ты там оказался, — глаза демона сверкнули. — Но я рада слышать, что не собираешься туда вновь. Позволю себе еще один совет: если тебе дорога эта девушка следи за ней в оба.

Я собрался задать вопрос, но Парки исчезла, растворилась в дымке вместе со своим веретеном или что там у нее. Я открыл глаза и сел. Похоже, поспать этой ночью мне не удастся. Надо поговорить с Юлием. Он сможет толково объяснить, что имела в виду Парки.

Я накинул халат и отправился в кабинет, где должен был ночевать Юлий. Приблизившись к кабинету, я прислушался, и мне показалось, что я услышал голоса: мужской и женский. Постучав для приличия, я отворил дверь и заглянул внутрь. В комнате царил полумрак, горели ритуальные свечи. В их неярком пламени я разглядел Юлия, он сидел на диване перед огромным зеркалом — один. По комнате пронесся легкий ветерок и задул свечи. Кабинет погрузился во мрак.

– Проходи, Вальтер, можешь включить свет, — Юлий сделал легкое движение рукой

– зеркало и свечи исчезли.

Я подошел к рабочему столу и включил настольную лампу. Мягкий рассеянный свет залил комнату. Юлий жестом пригласил занять место рядом с собой на диване, но я выбрал большое кожаное кресло в углу комнаты. Устроившись в нем поудобнее, я посмотрел на Юлия.

– Спрашивай, — сказал Юлий, — я готов ответить на твои вопросы.

– Мне во сне явилась Парки, — на лице Юлия отразилось удивление, еще бы он же не может предвидеть мои сны. — Она предупредила, что моя жизнь в опасности. Но я всегда в опасности, поэтому пришел к тебе за объяснениями. Ее невнятные речи заставляют меня волноваться.

– Вальтер, — Юлий соединил кончики пальцев, — когда я отправил тебя на поиски

Королевы, я даже предположить не мог, что заварится такая каша. Сейчас расклад сил такой: на нашей стороне, не считая нас с тобой, два оборотня да парочка магов. У Шона примерно такое же положение, но нас очень многое связывает, например ты не можешь, используя свои возможности феи, растереть их в порошок.

Если ты это сделаешь, то темная сторона Авроры вырвется из-под контроля, и тьма накроет этот мир. Если я начну рассказывать обо всех своих видениях, то будущее начнет меняться с такой скоростью, что я не смогу ничего разглядеть и толку будет мало.

– Разве у Авроры есть темная сторона? — Ошарашено спросил я.

– Обратная сторона есть у каждого, — посильнее запахивая полы дорогого стеганого халата и поудобнее устраиваясь на диване, объяснил Юлий. — Если очень долго она сдерживается, то появление ее будет подобно инферно. Как правило, чем светлее маг или фея, тем темнее его обратная сторона. Я думаю, ты понимаешь, что в данном случае под светом и тьмой, я имею в виду добро и зло, — ответил Юлий.

– Понимаю. Светлые и темные, добрые и злые маги…

– Вальтер, понятие светлый маг, вовсе не означает, что он добрый! — Юлий укоризненно покачал головой. — Это всего лишь обозначение, какую силу он использует: день или ночь. Как правило, светлые волшебники и маги находятся на пике своих сил днем, а темные ночью. И опять же, — с видом школьного учителя, продолжил лекцию Юлий, — это вовсе не означает, что ночью светлые лишены сил. Достаточно умелые маги могут ее сохранять и накапливать в амулетах и талисманах. Как оборотни, о них-то ты знаешь? Я кивнул головой. Как много интересного.

– Ну, хорошо. С этим разобрались, — Юлий с облегчением вздохнул. — Так как в силу обстоятельств, мы с Шоном равны, победит тот, кто окажется хитрее и умнее.

Хитрости Шону не занимать, поэтому нам следует действовать очень осторожно.

Говоришь, Парки сказала: следить в оба за Настей? — Юлий начал нервно постукивать пальцами по подлокотнику дивана. — Мы и итак за ней следим… — внезапно Юлий откинулся на спинку дивана и часто задышал. — Не может быть, не может быть, — шептал он. Я вскочил, и в ожидании самых дурных вестей, зашагал по комнате. Юлий пришел в себя.

– Вальтер, срочно сообщи Эдварду, Шон готовится напасть на Настю, — я выскочил из кабинета и закричал:

– Инара, Инара! — Девушка одетая выскочила из своей комнаты. — Беги к Эдварду,

Шон готовит нападение! Я одеваюсь и буду через пять минут! — Прокричал я из гостиной, натягивая джинсы. Хлопнула входная дверь, Инара уже помчалась к Эдварду.

– Вальтер, — в дверях стоял Юлий, — помни, что ты не можешь использовать силу феи в полную мощь. Сущность Авроры подскажет тебе. Слушай ее внимательно. Если наступит критический момент, зови на помощь магов. Слова призыва знаешь?

– Знаю, — сквозь зубы ответил я, и на ходу застегивая рубашку, выбежал из квартиры.

До дома, где жила Настя, я добежал за две минуты. Около подъезда стояла группа людей. Фонарь, еще недавно освещавший улицу, был разбит. В темноте я разглядел Шона, Феликса и пятерых магов, окруживших Инару и Эдварда. Многовато для двоих оборотней. Учитывая даже мои новые способности, нам придется очень туго. Но что-то здесь не так. Что-то настораживало меня. Встряхнув головой, я присмотрелся и понял, что это иллюзия: образы Шона и Феликса пропали, а вместо пятерых магов, я увидел знакомую троицу, которая плела заклинание Подчинения.

Несложным пассом, я развеял иллюзию. Оборотни, понимая, что попались на эту уловку, одновременно зарычали. Маги, еще не осознавая того, что их раскусили, продолжали плести заклинание. Инара махнула головой в сторону подъезда, перекинулась в пантеру и черной тенью прыгнула на магов. Я остался помогать Инаре, а Эдвард помчался наверх.

Поставить щит успела только светлая волшебница, коротким ударом лапы Инара свернула шею одному из темных. Следующий удар пришелся по спине второго темного.

Маг закричал и рухнул на землю. Светлая попыталась набросить на пантеру сеть, но та чудом увернулась и сеть накрыла одного из темных. Маг вспыхнул, как вязанка сухого хвороста. Теперь пантера осторожно наступала на волшебницу. В изумрудных глазах кошки, отражались языки пламени, хвост яростно колотил по черным бокам,

Инара издала предупреждающий рык, обнажив острые клыки. Волшебница усмехнулась, сорвала с груди амулет с изображением знака смерти и метнула в Инару. Я почувствовал жар, исходящий от моих ладоней и вскинул руки: на мгновенье амулет замер в воздухе. Воспользовавшись этим, Инара прыгнула в сторону. Как только пантера оказалась в безопасности, я взорвал амулет и вновь переключился на волшебницу, в руках которой теперь полыхала огнем демоническая плеть.

Как же был прав Юлий: светлый не значит добрый! Ни один человек в здравом уме не воспользуется демонической плетью. Страшная сила, которой заключается в том, что подвергшийся удару лишается души, которая, отправляется прямиком к древним демонам в ад, а тело становится вечным рабом, нападавшего. Душа и тело испытывают одинаковые нестерпимые муки. Против этой плети есть одно заклинание, тоже имеющее демоническое начало. Слова на древнем языке, услужливо подсказала память. Волшебница, беря размах, начала описывать плетью круг. Инара не сводила глаз руки, держащей плеть. Я собрался с духом произнести слова заклинания, как в голове раздался голос Юлия: «Если ты это сделаешь, то темная сторона Авроры вырвется из-под контроля, и тьма накроет этот мир».

Со стороны подъезда послышался крик и шум драки, я повернулся туда, и в этот же миг волшебница взмахнула плетью. Из подъезда выскочил Шон, перекинув через плечо Настю. Ее руки безвольно свисали, похоже, она обездвижена каким-то заклятием. Следом с безумными глазами появился Феликс. Ему это приключение было едва по силам. Эдварда не было, но я чувствовал смерть только двух темных магов, значит Эдвард — жив. Возможно, он ранен и остается надеяться, что ранение не смертельно.

– Раиса, портал! — заорал Шон. Волшебница сделала пасс свободной рукой, и неловко дернувшись, кинула сгусток энергии в сторону Шона. Первым в портал шагнул Феликс. Тем временем, горящей змеей, плеть взвилась в небо. Неверную траекторию волшебница заметила слишком поздно. Описав в воздухе восьмерку и опалив верхушку дерева, плеть обмоталась вокруг своей хозяйки. Запах паленого тела ударил в нос. Издав предсмертный вопль, тело волшебницы рухнуло на землю, а ее растерянный образ остался стоять на месте и затравленно оглядывался по сторонам. Из темноты вынырнули четыре черные тени, подхватили слабо сопротивляющийся образ и исчезли. И тут Шон прокричал слова подчинения и назвал имя светлой волшебницы. Ее тело медленно поднялось с земли и вслед за Шоном исчезло в портале.

Мы с Инарой переглянулись и не сговариваясь бросились в подъезд. Эдвард лежал на лестнице без сознания. Быстро осмотрев тело, Инара стянула с себя ремень и перетянула ногу чуть повыше бедра.

– Артерия перебита, — сказала она, затягивая ремень потуже, — нам надо срочно доставить его домой. Ты должен залатать его, как можно скорее, — глядя на мое вытянутое лицо, добавила, — ты это умеешь. Точнее Аврора умела.

Я не стал возражать: Аврора умела, значит и я смогу. Я же теперь фей. Мы подхватили раненного Эдварда и двинулись домой. Разговаривать не хотелось.

Каждый обдумывал наши дальнейшие действия. Кое-как дотащив медведя до дома, мы уложили его на кровать. Кровь из раны, благодаря жгуту, не хлестала, но на мой светлый ковер все-таки упало несколько капель. Инара выжидательно на меня уставилась.

– Принеси горячей воды и пару чистых полотенец их кухни, — сказал я, а сам отправился в ванную за аптечкой. Вооружившись бинтами и перекисью, я вернулся в спальню. Эдвард все еще был без сознания. Инара поставила таз с горячей водой на пол и принялась разрезать джинсы Эдварда.

– Может лучше скорую помощь вызвать? — Не уверенно спросил я.

– И что ты им скажешь, когда они возьмут кровь на анализ? Не надо волноваться, это всего лишь оборотень! — Язвительно ответила Инара.

– Вальтер, не переживай. У тебя все получится, просто доверься интуиции, — голос Юлия доносился из коридора. Чтобы не мешать нам он не заходил в комнату. — Я вижу, у тебя все получится.

Инара разрезала штанину и принялась промывать рану теплой водой. Убрав остатки крови, она уступила место мне. Я взял тампоны и начал обработку перекисью.

– Вальтер, — из коридора послышался голос Юлия, — просто приложи руку и представь, что рана заживает.

– Эээ… — смог выдавить из себя я, по-прежнему продолжая обрабатывать рану.

– Просто приложи руку, идиот — зашипела Инара.

Посмотрев на нее, я неуверенно приложил свою ладонь к огромной ране, закрыл глаза и представил, как рана потихоньку затягивается, след зарастает и покрывается коркой. Эдвард открыл глаза и с удивлением уставился на меня.

– Вальтер, убери, пожалуйста, руку, — попросил он.

– То положи, то убери, — не сразу сообразив, что это говорит Эдвард, недовольно пробурчал я и убрал ладонь от раны. Точнее от места, где минуту назад была огромная рана. Сейчас на ноге Эдварда красовался длинный, покрытый коричневой корочкой след. Точь в точь такая, каким я его себе представлял.

– Боже, как хорошо, — сказал Эдвард и с наслаждением почесал шрам. — Вальтер, ты не мог его немного поаккуратнее представить? Мне что теперь с таким всю жизнь ходить?

– Чего? — Я не сразу понял, что он имеет ввиду. — Лучше спасибо скажи, а то отправил бы тебя в больницу и дело с концом.

– Спасибо, — быстро ответил Эдвард, очевидно представив последствия своего пребывания в больнице.

– Раз с Эдвардом все в порядке, давайте решать, что делать дальше, — сказала Инара и подхватив таз и грязные полотенца и вынесла их из комнаты.

– Шону удалось похитить Настю. Он с Феликсом и светлой волшебницей ушли. Двоих темных прикончила Инара, — пояснил я Эдварду.

– Повезло тебе, — Эдвард с завистью посмотрел на Инару, которая вернулась и присела на край кровати.

– Мне здорово помог Вальтер, без него я бы уже была горсткой пепла или вечной рабой. Этой светлой не повезло, с демонической плетью не так легко управиться.

– Демоническая плеть? — Глаза Эдварда расширились. — Ну, вы даете. Юлий, что скажешь?

– У нас есть немного времени. Я сегодня занимался подсчетами и выяснил, что время зачатия короля или королевы еще не прошло. Шон хочет не просто убить

Настю, — при этих словах меня малость замутило. — Ему надо избавиться от ребенка, которого она носит. Пока есть хоть малейшая возможность, он попытается ее использовать. Как только Шон избавится от ребенка Вальтера, используя магию,

сможет зачать будущего короля, — сказал Юлий и виновато развел руки. —  Сколько времени у нас есть? — Спросил я. Голос мой был спокоен, но внутри все клокотало от еле сдерживаемой ярости.

– До конца месяца, то есть еще неделя, — ответил Юлий.

– Как он может заставить Настю забеременеть еще раз? Это ведь невозможно, — спросила Инара.

– Есть специальная магия с помощью, которой у женщины происходит дополнительная овуляция. Но сначала нужно убрать уже существующую беременность.

Этот ритуал требует серьезной и длительной подготовки. Ведь необходимо сохранить ее здоровье для будущего ребенка. Сам ритуал достаточно неприятен, поэтому я не хочу вдаваться в подробности, — ответил Юлий. — Если мы не успеем, Насте придется пережить несколько очень неприятных и болезненных часов.

– Успеем. Должны успеть, — глухим голосом отозвался я.

Глава 8

Мы собрались за столом на кухне. Двигаясь, как зомби, я заварил чай, поставил на стол четыре чашки, сел и уставился в потолок. Юлий раз за разом просматривал будущее Шона, Феликса и Насти. Ничего. Белая пелена, неясные тени, одним словом морок, наведенный чьей-то умелой рукой. Как нам найти Настю, если не осталось ни малейшей зацепки? Кто этот сильный маг, что помогает им, сквозь чары которого не может прорваться Юлий? Я тоже пробовал, но все тщетно. Способности феи у меня, конечно, есть, но вот опыта никакого. Должен быть способ обойти эти путы.

Я перевел взгляд с потолка на своих друзей, пожалуй, я могу называть их друзьями после всего пережитого нами, Инара мрачная, словно демон, тихонько мешала ложкой чай; лица Эдварда не видно, он склонил голову, запустив пальцы в свои, обычно уложенные в небрежную прическу, а теперь растрепанные, как после сна, черные волосы. Я не думал, что Эдвард примет так близко к сердцу похищение

Насти. Ведь, по сути, приспособиться можно в любом мире. Какое дело такому одиночке, как Эдвард, кто встанет у власти? Если не принимать активного участия в интригах, рвущихся к власти людей, можно прожить спокойную жизнь. Для чего он помогает нам? Чтобы развеяться? Получить огромную дозу адреналина и в очередной раз продемонстрировать всем свою силу? Может быть. Сейчас его задели за живое, его ранили, причем ранение было смертельным: не приди мы вовремя к нему на помощь Эдвард был бы уже мертв. Возможно, чувство мести удерживает его, не позволяет бросить все и вернуться к привычному ритму жизни. Неожиданно для самого себя, я задал вопрос:

– Эдвард, почему ты с нами? Я могу понять, что поначалу тебя манили приключения, а теперь, когда дело принимает серьезный оборот, что тебя удерживает? — Не отрывая глаз, я наблюдал за выражением его лица, стараясь прочесть тщательно скрываемые эмоции.

Инара сверкнула глазами и уставилась на Эдварда весьма выразительным взглядом, словно предостерегала его от необдуманных слов. Медведь поднял голову и посмотрел на меня тяжелым испепеляющим взглядом.

– Ты считаешь меня трусом? — Низким утробным голосом спросил он.

– Нет, трусом я тебя не считаю, — отвечая таким же взглядом исподлобья, сказал я. — Например, Инаре очень хочется отомстить за свои подругу Аврору, да и ее давние счеты с Шоном тоже играют очень вескую роль. Ну и конечно ей надо присмотреть за мной, чтобы я не угробил себя и душу Авроры в придачу, — на этих словах я посмотрел на Инару и улыбнулся, но вместо улыбки получилась жалкая гримаса. — Моя личность ее интересует, конечно, меньше всего. А вот какие цели преследуешь ты мне не понятно?

Инара опять предостерегающе уставилась на Эдварда, он ответил свирепым взглядом:

– Считай что это месть, — бросил он и вышел из-за стола. Инара выдохнула с облегчением и повернулась ко мне.

– Что ты к нему прицепился? — спросила она, вглядываясь в мое лицо и пытаясь понять, заметил ли я ее беспокойство. Я напустил на себя равнодушный вид.

– Мне просто интересна его позиция, — ответил я, и, показывая, что не желаю говорить на эту тему, налил себе чай и с шумом отхлебнул из чашки. Инара сморщила нос, демонстративно бросила чайную ложку на блюдце и вышла из кухни.

– Иди, иди к Эдварду, плетите за моей спиной свои интриги — мне это мало интересно, — пробурчал я. Конечно, я слукавил. Меня очень интересовало, что за знаки делала Инара, поэтому я выждал пять секунд и пошел следом, оставив Юлия на кухне одного. Он сидел с отрешенным видом, пытаясь разглядеть местонахождение Насти и в нашей пикировке не участвовал. Стараясь ступать как можно тише, я направился в комнату к Инаре. Судя по приглушенному шепоту, оборотни находились там. Видимо Инара была сильно взволнована и ей не терпелось высказать что-то Эдварду, раз она даже не потрудилась проверить: хорошо ли прикрыта дверь. Подойдя ближе, я прислушался.

– А что я должен был сказать? — шептал Эдвард. — Может надо было сказать ему правду, чтобы он совсем взбеленился? Вальтер итак очень сильно переживает из-за Насти, а тут еще я со своими чувствами! Ты же понимаешь, что такое чувство, как любовь, нельзя контролировать, оно приходит, не спрашивая тот ли это человек.

Инара, ты ведь знаешь, как Вальтер, ко мне относиться, скажи я ему правду, он…

Страшная догадка поразила меня, заставляя отшатнуться от двери, недослушав окончания разговора. Этого просто не может быть! Я не хочу думать об этом!

Эдвард не мог полюбить, он никогда не любил по-настоящему! После очередного разрыва его бывшая возлюбленная всегда оставалась с разбитым сердцем, а он, как мотылек, летел навстречу новой любви. Он всегда с легкостью клянется в вечной любви и верности своей подруге, и с такой же легкостью предает свои клятвы. Где сейчас та, которую он оставил в Карловых Варах, почему он не вспоминает о ней?

Увидел новую жертву своего обаяния, меня в качестве соперника и все — кровь забурлила, разнося, как яд, по венам его мнимую любовь. Если Настя не устоит перед ним, он отравит и ее. Я не могу позволить ему этого сделать, Эдвард должен уйти, мы справимся без него. И тут же другие мысли омрачили меня. Как мы справимся без него, без грубой силы?

Я, Инара и слепой провидец, мы не вытянем эту битву. Рассчитывать на помощь магов тоже не стоит, Артур сказал, что это запасной вариант. Их помощь можно призвать только тогда, когда нам больше не на кого будет рассчитывать. У Шона в помощниках только Феликс и светлая волшебница, ставшая теперь его рабыней.

Я вспомнил излучение силы исходящей от Феликса, ее замысловатый рисунок, он не был похож на тот, который обычно сплетают силовые потоки оборотней. Обычно такой рисунок у магов. Стараясь вспомнить, как можно точнее, я вернулся на кухню, сел за стол и взглянул на Юлия: он все еще сидел, закрыв глаза, и бормотал незнакомые слова себе под нос, призывая на помощь духов. Будущее все еще было сокрыто пеленой тумана.

Взяв с него пример, я прикрыл глаза и еще раз воскресил в памяти силовые потоки Феликса. Один мощный силовой круг, к которому, как меридианы тянутся пять лучей силы, обозначающие животную силу оборотней. Но внутри этого круга есть еще малый круг, внутри которого создан узор защитных заклинаний. Они витиевато переплетаются, напоминая узоры восточного ковра, и создают очень мощную защиту, пробить которую простому оборотню не под силу. Похоже, во время решающей битвы, придется звать магов на помощь. Я открыл глаза и увидел Инару с Эдвардом, которые с любопытством за мной наблюдали.

– У нас еще одна проблема, — сказал я, стараясь не встречаться взглядом с Эдвардом. — У Феликса имеется магическая защита.

Оборотни переглянулись.

– Теперь мне понятно, почему, когда я его ударил, он лишь ухмыльнулся. Я еще подумал, что для растратившего свои силы, он выглядит очень бодрым, — Эдвард посмотрел мне прямо в глаза, я ответил ему хмурым взглядом исподлобья. Я не собираюсь скрывать свое отношение к нему, тем более теперь — когда мне все известно.

– Кто ее ставил? — спросила Инара.

– А я откуда знаю? Там что должна стоять подпись автора? — съязвил я. –

По-моему, достаточно того, что я разглядел ее. Инара скорчила гримасу.

– Посмотри на мою защиту, — попросила она.

Я вгляделся в знакомые очертания ее силового поля и увидел точно такой же второй круг, испещренный защитными заклинаниями. Он был очень похож на круг Феликса, но чем-то едва уловимо отличался. Я пригляделся к завиткам получше и отчетливо увидел букву «А» следующие буквы довольно быстро сложились в имя Авроры.

– Значит, у тебя тоже есть магическая защита? — удивленно спросил я.

– Есть. И это все, что ты понял, рассмотрев мое поле? — Инара выжидательно на меня посмотрела.

– Имя! Там указано имя автора, — догадался я, — значит, мне надо постараться разглядеть имя в защитном круге Феликса. Но что это нам даст? — Догадка была где-то рядом, но ускользала от меня.

– Это даст нам имя мага, который помогает Шону, — сказал Юлий. Он оторвался от своих провидческих дел и внимательно слушал наш разговор. — Я попробую разглядеть их дальнейшие действия через него. Для того чтобы поставить оборотню защитный круг требуется большое количество силы. Слабый или неопытный маг на такое не способен. Защитный круг надо не просто создать, но и поддерживать в рабочем состоянии, иначе он высосет из мага все силы. Морок, закрывающий их от моих глаз, скорее всего тоже его работа. И если нам повезет узнать его имя, мы сможем действовать точно, а не тыкаясь, как слепые котята, в разные стороны.

Осознав всю важность моего наблюдения, я принялся восстанавливать защитный круг в памяти во всех мелких деталях. Задача была не из простых: любая забытая завитушка, могла оказаться частью буквы, составляющей имя мага.

– Вальтер, давай сделаем проекцию круга на зеркало, тогда мы все сможем принять участие в процессе. Я думаю, это ускорит опознание мага, — предложил Юлий. Я уставился на него, как баран на новые ворота.

– Юлий, я не маг и никогда им не был. Я нифига не понимаю о чем ты, — услышав это, Инара картинно закатила глаза, не обращая на нее внимания, добавил — Объясни толком.

Юлий не стал тратить время на бесполезные объяснения. Он сдвинул посуду, стоящую на столе в сторонку и щелкнул пальцами: на столе появилось круглое зеркало.

Эдвард присвистнул.

– Круто, — сказал я. — И что дальше?

– Инара, принеси, пожалуйста, листок бумаги, ручку и маркер из кабинета, — попросил Юлий.

Пока Инара ходила за письменными принадлежностями, Юлий начал объяснять.

– Я напишу на листке заклинание проекции мысли, ты должен, проговаривая вслух, написать его на зеркале. Как только ты напишешь последнюю букву, коснись зеркала лбом и сразу представь круг. Потом медленно, не теряя образа круга, отодвинься от зеркала. Проекция должна остаться в зеркале. Твоя задача ни на секунду не выпускать из памяти образ, иначе связь потеряется и придется все повторять сначала.

Вернулась Инара и положила на стол листок с маркером и ручкой. Юлий быстро написал заклинание и протянул его мне. Его круглый с четкими вертикальными линиями почерк я разобрал без труда. Прочитав несколько раз, я взялся за маркер, и быстро повторяя заклинание, вслух написал его на зеркале, на последней букве дотронулся до него лбом. Кожа ощутила прохладу стекла, я представил защитный круг, стараясь не упустить ни одной детали, зафиксировал образ в голове и попытался тихонько отодвинуться. Но не тут-то было! Кожа намертво приклеилась к зеркалу и не хотела отпускать его. Я расслабился и попытался еще раз. Медленно, очень медленно, словно разжимая невидимую пружину, миллиметр за миллиметром я отодвигался от зеркала. Когда мне удалось отодвинуться на расстояние в пять миллиметров, пружина резко сжалась, и я опять прилип лбом к зеркалу. С пятой попытки, я удалился на достаточно большое расстояние и вздохнул с облегчением.

– Не советую сильно расслабляться. В лучшем случае проекция исчезнет, а в худшем тебя очень сильно припечатает к зеркалу. Поверь, это весьма болезненно, — предупредил Юлий.

Я открыл было рот, чтобы высказать, то, что думаю по этому поводу, но тут же почувствовал, что образ ускользает, и опять сосредоточился. В зеркале электрическим синим цветом, полыхала точная копия защитного круга Феликса.

– Отличная работа, Вальтер! — Похвалил Юлий и оценивающе взглянул в зеркало. –

Да, кто это бы не был, но он хорошо потрудился. Вы посмотрите на основные линии, которые указывают на то, что их обладатель оборотень: никаких разрывов, прямые, четкие линии, они просто гудят от переизбытка силы. Даже намека нет на то, что Феликс был на грани и использовал резервный амулет. Оборотни хмурились и молча слушали Юлия.

– А вот это уже поинтересней, — Юлий приступил к разбору защитного круга, созданного неведомым магом. — Так-так, Инара, приглядись, мне кажется, что вот эта завитушка выглядит, как «Й».

Инара и Эдвард склонились над зеркалом. Я пригляделся к указанным завитушкам, увеличив в памяти фрагмент, на котором они находились.

– Вальтер, ты растешь на глазах, — сказал Юлий, я скосил глаза в сторону зеркала и увидел, что проекция показывает тот кусок, который я представил.

– Похоже на «Й», но я знаю как минимум десять магов, имя которых начинается на Й, — сказала Инара.

Я опять представил картинку полностью. Следующий виток напомнил мне букву «О», и я тот час поделился своими мыслями.

– Это буква «О», — подтвердил Юлий. — Ну что ж, друзья мои, я могу сказать вам имя нашего мага, — улыбаясь, сказал Юлий. — Это Йожеф. Дальше проверять смысла нет, так как такое сочетание букв только в его имени. Интересно, что ему надо?

– Юлий, это не тот ли Йожеф, который в свое время якшался с Аурелией? — Перебил провидца Эдвард.

– Да, это он…

– Вот это да! Ему-то что надо? — Опять перебил Юлия Эдвард. Инара недовольно фыркнула.

– У Йожефа и Аурелии, что был роман? Я не знала, — сказала Инара. — Очень любопытно, расскажи все!

– Сначала скажи, как избавиться от этого, — сказал я и указал на проекцию, — не хочу заработать синяк на лбу.

Юлий щелкнул пальцами и зеркало исчезло. Я моментально расслабился и сделал глоток остывшего чая: от напряжения пересохло во рту. Как только я успокоился Юлий начал рассказ.

– В прошлом Аурелия была ведьмой великой силы. Это общеизвестный факт, но кроме этого о ее жизни практически ничего не известно, я очень удивлен, познаниям Эдварда об этом, — слова прозвучали, как вопрос, и Эдвард опять перебил Юлия.

– Одна знакомая ведьмочка рассказала. Сил у нее практически никаких, зато сплетен про всех уйма, — пояснил Эдвард и усмехнулся, очевидно, вспоминая свои приключения с этой ведьмой.

– Так вот, — продолжил свой рассказ Юлий, — помимо силы, Аурелия была очень красивой женщиной. Очень многие хотели добиться ее расположения, но ее, кроме знаний, ничего не интересовало. Она впитывала любую информацию, как губка, ее жажда знаний не имела предела. Я думаю, что она предполагала какая ее ждет судьба и тщательно готовилась к этому. Однажды, она явилась ко мне и попросила доступ в мою библиотеку. Я хотел отказать, но Аурелия пустила свое очарование в ход, и я не смог. Она провела месяц в моей библиотеке, практически не покидая ее пределы. Иногда я даже забывал, что у меня в доме находится посторонний. Изучив литературу, Аурелия покинула мой дом и больше не беспокоила. На тот момент я был сильно увлечен одной женщиной и на чары Аурелии отреагировал слабо.

– Второй по величине после моей была библиотека Йожефа, поэтому Аурелия направилась к нему.

Йожеф — очень сильный маг, но даром предвиденья не обладает. Он может увидеть будущее в хрустальном шаре или с помощью гадания, но оно будет не точным, как картины, которые вижу я. Опять же работа с хрустальным шаром требует больших энергетических затрат, а гадание очень ненадежная вещь, поэтому маги прибегают к ним лишь в крайних случаях. Йожеф — не был исключением. Он не знал, что к нему придет сильная ведьма, и умело скрывая свою истинную силу, очарует его. Аурелия прикинулась простой деревенской знахаркой и попросила великого мага дать ей несколько уроков. Надо сказать, что Аурелия четко увидела слабость Йожефа: он очень любил, когда его называли великим и преклонялись перед его силой. При виде очаровательной простушки великий маг растекся, как масло на солнце. Он окружил ее заботой и вниманием, а она ловила каждое его слово. Йожеф сам того не заметил, как ее сети опутали его окончательно, и уже великий маг выполнял поручения «простушки». Он научил ее всему, что знал сам, радуясь успехам своей ученицы. Пребывая в розовых очках, Йожеф всерьез подумывал жениться на ней. Он даже помыслить не мог, что простая ведьма может отказать великому, тем более ему казалось, что она испытывает к нему чувства. Йожеф решил сделать предложение, когда Аурелия пройдет обучение. И вот наступил этот торжественный день, Йожеф в предвкушении собственного счастья предложил Аурелии руку и сердце. В ответ ведьма лишь рассмеялась, назвав великого мага дураком, убрала чары. Йожеф моментально прозрел: мало того, что ведьма его околдовала, внушив ему мнимую любовь, она обманом вытянула из него все секреты и теперь смеялась ему в лицо. Такое невозможно простить. Маг вскипел, как чайник, он хотел уничтожить нахалку, но не успел. Осторожная Аурелия лишь слегка приподняла завесу любовных чар, и как только маг все понял, вновь накинула на него свою сеть. Любовь опять накрыла Йожефа с головой, не позволяя ему покончить с хитрой ведьмой.

– Это тебе плата за мое обучение, Йожеф, — сказала Аурелия, — ты будешь любить меня вечно. Смеясь, она покинула его дом. Йожеф пытался снять чары, но ведьма оказалась сильнее, чем он ожидал. Да и он сам научил ее не снимаемым печатям на заклятия.

– Я помню, как он пришел ко мне, — продолжил рассказ Юлий, — просил, чтобы я посмотрел его будущее. Я не смог его порадовать. Им не было суждено быть вместе.

И тогда Йожеф решился применить к Аурелии любовную магию. Он надеялся приворожить ее и вроде даже преуспел в этом. До меня доходили слухи, что они сошлись и даже были счастливы. Конечно, оба понимали, что их любовь не настоящая, но отменить свои заклятия они не решались, так как знали, что ни один не оставит другого в покое после этого. Это будет битва не на жизнь, а на смерть, как банально бы это не звучало. Слухи об их перепалках доходили до меня: супруги не стеснялись использовать магию друг против друга, потому их периодически видели то с внезапно появившимися рогами, то с хвостами. После того, как Аурелия стала Королевой вампиров, ее любовь к Йожефу прошла. В момент превращения печать не снимаемого заклятия треснула, и Аурелия, обретя еще и силу вампиров, смогла снять его. Йожеф очень переживал потерю Аурелии и ждал, что она придет к нему и уничтожит его, но она не появлялась. Примерно через год после ее превращения Йожеф пропал, и до сегодняшнего дня я о нем ничего не слышал.

Юлий замолчал, казалось, он вспоминает еще что-то, и мы с нетерпением ждали продолжения, но он молчал, полностью погрузившись в воспоминания. Тишину нарушил Эдвард.

– Занятная история. Вот только какие интересы он сейчас преследует? Надеется, что Шон с его королем поможет ему вернуть Аурелию или выступить против нее? — Эдвард подошел к окну и распахнул его. В комнату ворвался влажный после дождя воздух, я поежился.

– Юлий, ты по-прежнему не видишь будущего? — Спросила Инара. В ответ он прикрыл глаза и откинулся на спинку стула. Пантере тоже стало холодно, и она обняла себя за плечи. — Эдвард, закрой окно — холодно, — попросила она. Медведь закрыл окно и вернулся обратно к столу.

– Есть, — сказал Юлий, — я вижу их. Йожеф с помощью магии пытается вытравить плод, Настя сопротивляется, не дает рисовать ритуальные круги у себя на животе. Шон и Феликс ее держат. Не в силах усидеть на месте, я вскочил и принялся мерить кухню шагами. Взгляд упал на Эдварда, он сидел, обхватив голову руками: наверное, тоже переживает.

– Где они? — Глухим голосом спросила Инара. — Ты можешь разглядеть?

– Пока нет, но у нас еще есть время. Хотя гораздо меньше, чем я предполагал раньше. Йожеф сильный маг, ему требуется гораздо меньше времени на подготовку, — Юлий на секунду задумался и добавил, — три дня.

– Три дня, — повторил я вслед за Юлием, — это так мало. Мы можем поставить ей защиту? Это хоть на какое-то время задержит их.

– Да, — ответил Юлий, — я думаю, ты сможешь. Я сейчас тебе напишу необходимое заклинание.

Пока Юлий строчил заклинание, я пытался составить хоть какой-то план вызволения Насти. Эдварду тоже не сиделось на месте, он опять подошел к окну и хотел его распахнуть, но вспомнив просьбу Инары, замер на половине пути. Эдвард медленно отодвинул шторы, и в окно заглянула луна. Медведь повернулся к нам.

– Я знаю, где они, — сиплым голосом сказал он, — таких мест не очень много и ближайшее находится рядом. Юлий, ты ошибся у нас еще меньше времени в запасе.

Скоро полнолуние, а этот ритуал надо проводить только в это время. Ведь результат этого действа можно будет применить в еще одном заклинании.

– Откуда тебе известно про это заклинание, — спросил Юлий, — это высшая магия, доступная немногим магам, не говоря уже об оборотнях. Все уставились на Эдварда.

– Я бы не хотел говорить об этом, — прошептал он. Вид у медведя был такой, что мы решили оставить его в покое. Эдвард опять сел за стол, налил остывший чай, залпом выпил целый бокал и невидящими глазами уставился в стакан. Инара осторожно подошла к нему сзади и положила руки на плечи. Эдвард моментально напрягся.

– Ну, успокойся, — ласково заговорила Инара и принялась массировать ему плечи, —  никто не заставляет тебя рассказывать. Ты вправе не отвечать.

– Эдвард, — позвал Юлий, — ты молодец, что вспомнил. Твое знание нам очень помогло. Я понимаю, как тебе неприятно думать об этом, но ты должен нам рассказать про место, где можно провести ритуал.

– Недалеко от Москвы есть место, где всегда случаются несчастья, — начал рассказ Эдвард. — Люди, которые попадают туда, не могут выбраться, а если находят дорогу, то выходят совершенно другими. Частичка этого проклятого места навсегда остается в сердце и отравляет им жизнь, — Эдвард ненадолго помолчал и, собравшись с силами продолжил. — В этом месте собираются не упокоенные души. Вы знаете, что покой не могут найти только те, кто при жизни не был порядочным человеком. От слишком долгого заточения в одном месте, они сходят с ума, их терзает вечный голод, обуревают желания, которые не давали им нормально жить.

Если дух при жизни был убийцей, то после того, как его душа оказалась в этом месте, она только и жаждет крови. Поэтому, как только на эту территорию попадает человек, тучи безумных духов набрасываются на него, чтобы утолить свою вечную жажду. При этом жертве всегда предоставляют выбор: смерть или частичка духа навеки в сердце. Унося ее с собой человек, постепенно полностью меняется, она медленно занимает все сердце. Поэтому говорят, что все было хорошо и не с того не с сего сошел с ума и начал убивать. В самом начале чистая душа сопротивляется, но это просто предсмертные трепыхания. Рано или поздно злой дух завладеет сердцем и разумом и начнет жить своей жизнью.

– Это место обладает очень сильной энергетикой, которая усиливается во много раз в полнолуние. Маги приходят в такие места, чтобы совершить очень важный обряд. Особенно, если он связан с жертвоприношением. В нашем случае жертвой будет еще не рождённая Королева, а в сердце Насти поселится чья-то злобная душа.

Ей просто не дадут уйти оттуда неизмененной. Ведь очевидно, что Йожефу нужен не родившийся ребенок, Шону — будущая мать своего отпрыска, что надо Феликсу во всей этой истории пока не понятно, но скорее всего, он помогает Шону ради высокого положения. На Настю всем плевать, что будет с ней после того, как она произведет на свет ребенка, никого не волнует. Возможно, ее просто убьют, а может ее измененное сознание понравится Шону, и она останется с ним, — после этих слов мы с Эдвардом одновременно вздрогнули.

Я полез в холодильник, достал бутылку водки и налил себе в кружку из-под чая.

Эдвард молча придвинул свою, мы выпили, никто не притронулся к соленым огурцам, которые заботливая Инара тут же выставила на стол. Как это ни странно, но водка отрезвила меня.

– Зачем Йожефу не родившийся ребенок? — спросил я, поворачиваясь к Юлию.

– Зелье в состав, которого входит кровь и тело не рождённого ребенка увеличивает силу мага в несколько раз, но действие его непродолжительно, — пояснил Юлий. — В случае с ребенком Насти сила увеличится навсегда. Сейчас Йожеф недостаточно силен, чтобы тягаться с Королевой вампиров, а после употребления зелья он сможет с ней справиться. Я думаю, что он научился справляться со своей любовью и теперь преследует другую цель: убив Аурелию, он сможет сам стать

Королем вампиров и тогда сила мага, помноженная на силу вампиров… — Юлий запнулся, — он станет непобедим. Следующим, после Аурелии, станет Шон и Йожеф сам воспитает короля со всеми вытекающими последствиями.

– А что мешает ему сейчас прикончить Шона, похитить Настю и воспитать Королеву? — Подала голос Инара. — Не думаю, что Йожефу так важно убить Аурелию.

Встав во главе всех магических существ, он сможет общаться с ней на равных.

– Ты не поняла, — ответил Юлий. — Устранив Аурелию, Йожеф станет Королем вампиров, а воспитав Короля, он станет фактическим правителем всей страны.

Справиться с Аурелией он может, только получив дополнительную силу.

– Демон его возьми, — выругался Эдвард, — а ведь все было так просто: найти девушку, прикончить Шона и дело с концом. Нет, надо было этому идиоту Шону привлечь Йожефа! Сам-то он хоть понимает, что маг запросто может переиграть его?

– Думаю, понимает, но выбора у него все равно не было, — сказал Юлий. — Без поддержки сильного мага ничего бы у него не вышло. И сегодня ночью Шон убил бы Настю, а так у него появилась надежда. Да и шанс выкрутиться есть всегда. Скорее всего, он планирует убить Йожефа, как только тот проведет ритуал. Посмотрим.

– Ладно, это все понятно. Давайте решать, что делать дальше, — Инара прервала бестолковые разглагольствования. — Нам придется пойти в это проклятое место, чтобы спасти Настю, но вернуться спятившей маньячкой я не хочу. Надо подумать, как защитить себя.

– Нам достаточно будет амулетов от потустороннего вторжения, — сказал Эдвард, —  а вот защитить себя от иллюзий, которые с легкостью наводят духи, мы не сможем. Над твердо усвоить, что то, что ты видишь, запросто может оказаться не таким. Я был там, в качестве стороннего наблюдателя, — глядя на наши ошарашенные лица, пояснил Эдвард, — чтобы уберечь двух ведьм от необдуманных действий. Одна из них, не выдержав поддалась иллюзиям и приняла свою подругу за демона, я не успел остановить ее. Она применила Удар Стихий, от ее товарки не осталась и следа. При этом выброс силы был такой, что меня выкинуло за пределы проклятого места, как щенка. Вторую ведьму я больше никогда не видел.

– Возможно, примененное ею заклинание выпило все силы, и она осталась там навсегда, растворившись бесплотной тенью, — предположил Юлий. — Такое случается, если применяется заклинание большей, чем есть у мага силы, — словно видя наши недоуменные лица, он пояснил. — Если маг применяет заклинание огромной силы, в данном случае Удар Стихий, просто так, проверить получится или нет, то оно просто не получится. Пшик и все. На этом все и закончится. А вот если это происходит под действием очень сильного чувства, например страха, маг неосознанно вкладывает в заклинание абсолютно все силы, в том числе и жизненную и как следствие погибает.

– Веселенькая перспективка, — хмыкнула Инара, — но хвала богам магией из нас троих обладает только Вальтер. А сидящая внутри него Аврора не даст наделать глупостей и скорее всего, огородит от иллюзий. Так что весь смак достанется нам с медведем, — Инара заулыбалась и легко толкнула Эдварда в бок. — Вопрос лишь в том, где достать необходимые амулеты короткий срок? Изготовить самостоятельно мы не успеем.

– Амулеты я возьму на себя, — сказал Юлий, — а вы займитесь разработкой плана.

Скоро утро, а полнолуние наступит через сутки. Вам еще надо отдохнуть, — Юлий кивнул всем на прощанье, очертил рукой рамку портала и исчез.

– Вот ведь, иногда прикидывается таким беспомощным, будто шагу самостоятельно не ступит, а иногда путешествует…

– Я все слышу, Эдвард, — раздался насмешливый голос Юлия. При виде ошарашенной морды медведя, я с Инарой покатились со смеху.

– Старый черт, — буркнул себе под нос Эдвард. — Хватит ржать, что делать будем?

С трудом подавив смех Инара сказала:

– Ты ж у нас специалист по проклятым местам, рассказывай что там и как, а по ходу рассказа прикинем план, — Инара на секунду задумалась, — и чего-нибудь съедим. А то чай это хорошо, но вот сытный завтрак еще лучше.

– Тогда тебе готовить, — быстро сориентировался Эдвард, — а я в душ.

– Ну-ну, — набирая номер ресторана, сказала Инара, — я запомню.

Пока Инара заказывала еду (и откуда она знает все номера телефонов, я пока жил здесь ни разу не заказывал еду на дом, все время таскался по кабакам, а ведь так хотелось вкусно поесть дома на любимом диване), я попытался составить план спасения, так неожиданно ставшей самой дорогой и любимой девушки. Но без знания ритуала, который собирались провести Йожеф и Шон, все планы сводились к тому, чтобы попасть на место, отбить Настю, по возможности переубивать этих сволочей и унести по добру по здорову ноги.

– Что же делать? — Спросил я сам себя. Юлий ничего не рассказал о ритуале.

Известно, что надо рисовать круги на животе жертвы и делать это в полночь. А дальше что? Сколько времени занимает подготовка к проведению ритуала и сам ритуал?

Я почувствовал, как чужая память просыпается во мне и показывает то, что я хотел знать. Я увидел темный лес: ни единого листочка, ни одного птичьего гнезда не было на ветках. Деревья были мертвы и темными призраками стояли вокруг поляны, образуя идеально ровный круг.

Голая, без единой травинки и черная, словно выжженная пламенем земля ждала крови. Казалось, все на этой поляне замерло в предвкушении того, что должно было свершиться. Сквозь низко стелящейся туман, я с трудом различил большой, местами почерневший камень, находящийся в центре поляны. Приглядевшись, я рассмотрел четыре столба с висящими на них веревками и стоящие по бокам камня. Сделав над собой усилие, я отвел взгляд от камня и увидел, как деревья расступились, пропуская троих, закутанных в темные плащи с низко опущенными капюшонами, людей.

Двое несли висящий на деревянной перекладине мешок, а третий шел следом, держа в руках большую дорожную сумку.

– Надо торопиться скоро Луна войдет в силу, — сказал он, и несущие ношу люди ускорили шаг. Подойдя к камню, они грубо бросили мешок на землю и из него послышались всхлипывания.

– Идиоты, — зашипел третий, — не хватало, чтобы она сама выкинула ребенка!

Развязывайте!

Двое в черных капюшонах почтительно склонились перед старшим магом и начали торопливо развязывать мешок. А маг тем временем обошел поляну, внимательно вглядываясь в лес. Не обнаружив ничего подозрительного, маг откинул капюшон и снял ленту, стягивающую длинные и прямые, как конский хвост, черные волосы. Они рассыпались по его плечам, полностью сливаясь с плащом. Нервным жестом маг заправил непослушную прядь за ухо и принялся извлекать содержимое сумки. Пучки засушенных трав и баночки с неизвестным содержанием оказались около камня. На миг маг замер, словно прислушиваясь к чему-то, и резко повернулся в мою сторону.

Пронзительно темные глаза казались провалами на неестественно бледном лице, крючковатый нос делал выражение лица хищным, а тонкие губы исказила кривая ухмылка. Маг продолжал смотреть в мою сторону, постепенно ухмылка исчезла с его лица, он прошептал короткое заклинание и выбросил сгусток энергии, напоминающий маленькую шаровую молнию. Молния медленно поплыла в мою сторону.

«Это поисковик!» — Догадался я. На месте меня удерживало лишь понимание, что это воспоминание и со мной ничего не случится.

Тем временем шар подплыл почти вплотную ко мне, немного потоптался на месте и начал огибать всю поляну. Как завороженный, я следил за поисковиком, меня очень интересовало, что произойдет, когда он вернется к хозяину. Сумеет ли он засечь скрывающуюся в тени деревьев Аврору. Оторвав взгляд от поисковика, я оглядел себя: такой же, как у магов темный, под цвет ночи, плащ надежно скрывал от зорких глаз, руками, затянутыми в кожаные перчатки дотронулся до лица и обнаружил на нем глухую с узкими прорезями для глаз маску. Тем временем маг вытянул руку и шар подплыл к своему хозяину: он был того же золотисто-белого цвета. Маг сжал его в руке и поисковик исчез.

– Чего застыли, как истуканы? Пошевеливайтесь! — Рыкнул на своих помощников маг. Услышав недовольство в голосе старшего, они с удвоенной скоростью развязали мешок и извлекли из него, находящуюся в полуобморочном состоянии, женщину.

Сообразив, что ее достали из мешка, еле слышным голосом, она начала просить, чтобы ее и ребенка пощадили. Женщину рывком поставили на ноги и стянули с нее одежду, оставив лишь длинную белую сорочку, сквозь которую я увидел заметно округлившийся живот. Внутри все сжалось, я хотел кинуться ей на помощь, но почему-то оставался на месте. От злости на бездействие Авроры, я с силой сжал зубы, чтобы сдержать рвущийся наружу крик.

Невзирая на мольбы, маги уложили женщину на камень и привязали за руки и ноги к столбам. Старший раскидал по кругу сухую траву и зажег ее. Она вспыхнула, распространяя вонючий и едкий запах вокруг. Маг недовольно поморщился, склонился над женщиной и разорвал до груди сорочку, обнажая живот. Движением руки он отослал своих помощников за пределы огненного круга, а сам взял одну из баночек, зачерпнул когтистым пальцем ее содержимое, и, напевая заклинание, принялся рисовать ритуальные круги на животе жертвы.

Женщина тихонько скулила, находясь в сознании, она понимала, что сейчас произойдет страшное. Закончив с кругами, маг задрал голову вверх и поднял руки к небу. Тучи, сгустившиеся над поляной, расступились, в точности, как деревья, повторяя ее очертания и давая дорогу луне. Огромная кроваво-красная луна осветила поляну.

– Нашу жертву примут, — взглянув на луну, сказал маг. Взял очередную склянку и начал посыпать живот какой-то травой.

В этот момент я вытянул вперед руки и ветер, сорвавшийся с моих раскрытых ладоней, унес частички травы в лес, не дав им осесть на животе жертвы.

Одновременно с этим я выступил из леса и заклинанием парализовал помощников мага, стоящих за пределами круга. Старший обернулся и зарычал. Он провел рукой, и маленький огненный круг стал пламенной стеной.

– Тебе не прорваться за эту стену, Аврора! Ты опоздала! — Кричал маг.

Я не стал ничего отвечать, хотя очень хотелось. Быстрым движением я поднял руки вверх и сделал хлопок над своей головой. Мгновенно тучи, ожидавшие на краю поляны, сомкнули ряды, полностью закрыв, ждущую свою жертву луну. Маг заревел, отбросил свои склянки, достал из складок плаща кинжал с длинным, тонким лезвием и замахнулся на женщину. С моих уст сорвались незнакомые слова и маг замер. Сила заклинания позволила лишь на три секунды задержать мага, но я успел сильнее запахнуть полы своего плаща и шагнуть сквозь стену огня. Одной рукой я схватил мага за запястье с силой несвойственной такой хрупкой девушке, как Аврора, а другой очертил круг, дотронулся до женщины, и она исчезла. Маг пытался сопротивляться и свободной рукой, забыв про магическую силу, старался схватить Аврору. Но она резким движением сорвала с его груди сияющий красным амулет и на одном дыхании произнесла:

– Я забираю твою силу, Альвиан, — и исчезла в портале.

– Эй, ты что заснул, — раздался голос Инары, и перед глазами возникла рука, махающая туда-сюда. Я повернул голову на звук и уставился на встревоженное лицо пантеры.

– Я, кажется, знаю, как будет проходить ритуал, — не в силах справиться с потрясением от увиденного, прошептал я.

Она тут же уселась на стул и вопросительно на меня уставилась.

– Аврора тебе что-то показала?

В ответ я лишь кивнул. Инара поняла, что сейчас из меня надо клещами вытаскивать информацию, а терпения ждать, пока я приду в себя и смогу без ее вопросов продолжить рассказ, у нее было. Она налила мне стакан воды и приступила к делу.

– Что ты видел? — Требовательным тоном спросила пантера. Но в этот момент меня больше занимал вопрос: что стало с беременной женщиной, поэтому в ответ я лишь вздохнул.

Инара не стала терпеть мои охи и вздохи: просто взяла стакан, стоящий передо мной, и плеснула мне в лицо.

– Бр-р, — фыркая, как лошадь, я стряхнул капли воды с волос и потянулся за полотенцем. — Спасибо, что привела в чувство.

– Всегда пожалуйста, — ответила Инара, — теперь ты будешь рассказывать?

– Да, но все равно надо дождаться Эдварда. Мне надо уточнить подробности про поляну.

Медведь не заставил себя долго ждать. Он появился в белом махровом халате,

вытирая мокрые после душа волосы.

– Вальтер, у тебя есть средство для укладки волос? — спросил он.

– Нашел, что у него спрашивать, — хихикнула Инара. — Сейчас я тебе дам, модный ты наш.

Пока продолжая хихикать, Инара ушла искать средство для укладки, а Эдвард сел за стол напротив меня.

– Вальтер, мы должны сделать все, чтобы Настя осталась жива. Она не виновата, что оказалась втянутой в наши распри, — голос Эдварда был очень серьезен. –

Поэтому я не могу позволить, чтобы все операция сорвалась из-за того, что кто-то взвалит на себя непосильную ношу. Я знаю, твое отношение ко мне оставляет желать лучшего, но давай оставим это на потом.

– Нам нечего делить, Эдвард, — сухо ответил я.

– Ты ошибаешься. Уже есть. Когда мы выберемся из этой передряги, я с удовольствием отвечу на твои вопросы. А пока у нас с тобой одна цель, — услышав приближение Инары, он примиряющее улыбнулся и напустил на себя беззаботный вид.

– Пока ты нежился в душе, нашему Вальтеру было видение, — вручая Эдварду пузырек, пропела Инара. — Аврора детально показала ему ритуал, так что осталось только скоординировать наши действия.

Стараясь не упустить ни одной детали, я пересказал увиденное. Оборотни слушали очень внимательно, боясь пошевелиться, дабы нечаянно не сбить меня. Они видели, как тяжело дается мне пересказ и облегченно вздохнули, когда я закончил

– Скажи, — обратился я к Эдварду, — на той поляне есть такой же камень с четырьмя столбами по краям?

– Камень есть, а вот столбов я не помню. Мы даже до середины не успели дойти.

– Опиши это место.

– Да все так же как у тебя: сначала мы продирались через густые заросли мертвого леса, а потом вышли на поляну с камнем посередине. И тут же началась эта канитель с демонами. Наверное, все такие места одинаковые. У кого-нибудь есть конкретные предложения?

– Думаю, нам надо появиться на поляне раньше Шона с компанией, — начал я, — скорее всего Аврора, поджидала своих не только для того, чтобы не пропустить, а для того, чтобы полностью слиться с местом. Пришедший маг просканировал окрестность и ничего не почуял. Даже его поисковик не смог ее обнаружить. Я только не понял: для чего надо было ждать начала ритуала и подвергать беременную женщину такому риску и страху. Она же могла действительно выкинуть ребенка!

– Наденем черные плащи и маски, проберемся на место заранее, сольемся с природой, и как только эти придурки войдут, мы на них нападем, — выдала Инара. — План прост.

– Да, план прост, — сказал Эдвард, — но есть существенный момент: нас трое, а их вместе со светлой рабыней четверо. — Инара презрительно фыркнула, не обращая на нее внимания, Эдвард продолжил: — К тому же, кому-то придется уходить вместе с Настей порталом, а остальным сражаться до победного, — закончил Эдвард, умолчав про безрадостный конец, который ждал нас в случае провала всей операции

– Так дело не пойдет, — не согласился я, — допустим, я смогу провесить портал, и мы отправим с Настей Инару, которая сможет спрятать и в случае чего защитить Настю. А сами останемся там, но это означает верную смерть. Я не боюсь умереть и постараюсь прихватить кого-нибудь с собой для компании, но если мы не выстоим, то рано или поздно кто-то из них найдет Настю. Хорошо, если нам удастся прикончить Шона и Йожефа, тогда вряд ли Феликс начнет преследовать Инару. Скорее забьется в угол и будет сидеть не высовываясь. Если нет, то Инаре придется очень долго скрываться, а с беременной женщиной это не просто. Тем более с человеческой, ее начнут искать. Наверняка у Насти есть друзья, знакомые, родители, в конце концов.

– Я могу вернуться и помочь вам, — предложила Инара. — Ты провесишь портал к Юлию, я провожу Настю к нему и тут же вернусь к вам. Тогда мы точно прикончим их всех.

– Неплохая мысль, — Эдвард нетерпеливо заерзал на стуле. — А как мы отобьем у них Настю? Ведь как только они нас увидят, Шон использует Настю, как заложника. Это очень усложнит дело. Я задумался.

– Ну, конечно! — хлопнув себя по лбу, вскричал я. — Поэтому-то Аврора и ждала начала! Старший маг оказался в круге и начал магические действия, поэтому его помощники не сразу почувствовали ее магию, и она успела их нейтрализовать.

Значит, пока Йожеф будет занят Настей, мы разделаемся с остальными, — подхватила идею Инара. — А потом и Йожефом.

– Действовать надо будет очень быстро, — продолжил Эдвард, — И бить на поражение. Демонстрировать боевое искусство будем потом, когда будем отмечать успешное завершение операции. Главное не позволить ему начать ритуал. За основу возьмем действия Авроры: как только Вальтер обездвижит Шона и Феликса, выскочим из укрытия. Оборотня и рабыню мы с Инарой возьмем на себя. Это как раз для нас работенка, а вот с магом нам не справится. Это по твоей части Вальтер. Как только мы разделаемся с ними — постараемся помочь. Твоя задача, как можно скорее, вытащить Настю из жертвенного круга. Если мы к этому моменту не справимся, то открывай портал, запихивай в него Настю и тут же запечатывай, чтобы никто туда не прорвался. Юлий сможет о ней позаботиться.

Звонок в дверь прервал наш разговор. Мы удивленно уставились друг на друга.

– Это завтрак, — глядя на наши изумленные лица, пояснила Инара и пошла, открывать дверь. Эдвард взглянул на часы.

– Мда, очень ранний завтрак. Уже почти четыре утра, — зачем-то уточнил медведь. Немного помолчал и добавил: — Юлий задерживается.

– Да? Я не жду его раньше сегодняшнего вечера. Наверняка он с Артуром советуется. Интересно, ему известно о причастности ко всей этой заварухе Йожефа?

– Может быть. Надо будет тщательно проверить амулеты: вдруг они подействуют против нас, — предположил Эдвард.

Я согласно кивнул. На кухню вошла Инара с коробками еды.

– Пока вы тут хозяйничаете, я последую примеру Эдварда, — бросил я и тут же скрылся за дверью.

Не смотря на работу вытяжки, в ванной чувствовалась влажность, витавшая в воздухе после купания Эдварда. Я закрыл за собой дверь и направился к шкафчику за сухим полотенцем. Внезапно навалившаяся усталость застала меня рядом с корзиной для белья, и я, не обращая внимания на ее угрожающий скрип, уселся на корзину верхом. Слегка прикрыв глаза, я попытался расслабиться.

Получалось плохо, точнее не получалось совсем, поэтому я сделал выбор в пользу расслабляющей ванны, в ущерб быстрому душу и раннему завтраку: надежды, что прожорливые оборотни оставят мне вкусный кусочек чего-нибудь, практически не было, а значит придется довольствоваться тем, что в них не влезет. В голове возник образ Инары и Эдварда с аппетитом уплетающих ресторанные разносолы.

Вымучено улыбнувшись своим мыслям, я поднялся и принялся наполнять ванну. Ожидая пока она заполниться водой хотя бы на четверть, я разглядывал ранее пустовавшие, а теперь заваленные всевозможными баночками и тюбиками полочки. Сразу видно, что в доме появилась женщина! И когда Инара успевает ими мазаться? На глаза попалась пузатая стеклянная бутыль, сквозь темное стекло не возможно было рассмотреть содержимое. Я слегка встряхнул бутыль, судя по мягкому бульканью, жидкость была густой и маслянистой. Немного повертев ее в руках, я открыл и понюхал: пахло мятой, лавандой с легкой примесью бергамота и еще каких-то трав. Принюхавшись, я уловил цитрусовую нотку, на этом мои познания закончились. Закупорив бутыль, я сосредоточился на этикетке, большая часть которой отсутствовала. Похоже, что когда-то бутыль уронили в ванну, и вода размыла бумажную наклейку, но название сохранилось полностью.

– Расслабляющая ванна, — прочитал я вслух, — это то, что нужно, — решил я и щедро плеснул в наполняющуюся водой ванну. Моментально растворившись, средство начало пениться, заполняя густой и упругой пеной ванну. Не дожидаясь, пока ванна наполниться полностью, я погрузился в горячую воду и включил гидромассаж. Вода забурлила, приятно обволакивая тело, а помещение заполнилось ароматами трав.

Прежде чем провалиться в сон, в голове мелькнула мысль, что я переборщил с маслом, я попытался подняться, но вместо этого лишь поудобнее уложил голову на подголовник и заснул.


Глава 9. Настя

Настя никак не могла уснуть. Лежа на кровати, она раз за разом прокручивала в голове события прошлых дней. Ей казалось, что они все связаны тонкой невидимой нитью, которую она ощущала интуитивно. Но как? Какая связь может быть между ее разрывом с Максом и встречей в ночном клубе с Вальтером? Уже месяц Настю не покидало ощущение взгляда в спину.

Гуляя с Максом по темным аллеям, освещенным лишь мягким желтым светом фонарей,

она постоянно чувствовала слежку, это заставляло ее постоянно оглядываться по сторонам. Во время очередной такой прогулки Настя нервничала и практически не слушала пустую болтовню молодого человека. Она просто шла рядом, держала его под руку и пыталась разобраться в своих чувствах.

Обсуждать их с Максимом было бесполезно, Настя уже поняла, что слушать он умеет только себя. Еще бы самый красивый парень в университете, он привык к женскому вниманию, его должны слушать, открыв рот, ловя каждое его слово и при этом неустанно благодарить судьбу за такой подарок. Насте это не нравилось.

Перед тем как узнать его ближе, Настя смотрела на него широко распахнутыми глазами: похожий на фотомодель Макс заставлял трепетать и глупо улыбаться всех ее подружек. Сейчас, когда чары рассеялись, она разглядела его себялюбие и поняла, что за кривой усмешкой, так сводившей ее с ума, кроется презрение, Настя с состраданием поглядывала на очередную хихикающую жертву его обаяния, но расстаться с ним она не была готова. Тогда не была готова.

В тот памятный вечер ощущение взгляда было особенно сильным, оглянувшись, и в очередной раз, убедившись в отсутствии слежки, Настя тихо произнесла:

– Взгляд меня, что ли чей-то ищет? — И тут же вспомнив, где она слышала эту фразу, улыбнулась сама себе.

– И чему ты улыбаешься? — Резкий голос Макса вывел ее из задумчивости. Похоже, он вещал что-то действительно важное. — Неужели ты думаешь, что незачет по истории это смешно?

Понятно, он в очередной раз завалил историю, что ж и поделом.

– Да это смешно, особенно то, что ты пытаешься сдать ее в третий раз, — Настя улыбнулась еще шире. — Может, стоило выучить?

– Разве я виноват, что этот зачет совпал с открытием «Субмарины»? Мне было не до этого. Да и на кой черт мне эта история, если я, итак, имею все что хочу? — Макс едва сдерживал свое раздражение, его губы скривились в язвительной усмешке, и он продолжил: — Мне в отличие от некоторых не придется зарабатывать.

Конечно, намек понятен, мои родители не зарабатывали столько. Мы не бедствовали и могли многое себе позволить, но разбрасываться деньгами, как это делал Макс, я не могла. И не хотела, только полные придурки без мозгов могут себе такое позволить, если больше нечем блеснуть, надо же чем-то выделиться.

– Макс, со временем тебе придется управлять папиным бизнесом, и без знаний ты не сможешь этого сделать, — я не хотела этого говорить, зная, какое раздражение вызову своим замечанием, но слова сами вылетели, словно кто-то дернул меня за язык.

– Для этого есть специально обученные люди, — уже не скрывая своего раздражения, процедил он.

Ах, даже так! Мы уже давно остановились и стояли в старой мало освещенной части парка. Я поняла, что этот момент наступил, мне надо сказать ему то, что я уже неделю держу в голове.

– Макс, нам надо расстаться, — сказала я и посмотрела на него. Мои слова оказались для него ледяным душем, он смешно, как мокрая собака, тряхнул головой и спросил:

– Что-о? Ты меня бросаешь? — Заревел он.

Я невольно сжалась от его громкого голоса, но попыталась объяснить свое заявление.

– Да, мы слишком разные…

Я не успела договорить, дикий хохот прервал меня на полуслове, и я вопросительно на него уставилась.

– Да, прав был Костян, когда говорил, что ты сначала залезешь в мой кошелек, а потом вильнешь хвостом, оставив меня без сладкого!

В первую секунду я не смогла понять, что он имеет ввиду под «залезть в мой кошелек», как Макс воспользовавшись моим замешательством, схватил меня за руку, сорвал с пальца кольцо, которое подарил мне в день, когда я согласилась с ним встречаться и схватил меня за подбородок.

– Но я всегда получаю то, что хочу, — с этими словами он притянул меня к себе.

Его руки обвили мое тело стальным кольцом, не давая вырваться.

– Если ты меня не отпустишь, я закричу! — Пригрозила я.

— Кричи, — усмехнулся Макс и впился в мои губы.

Не в силах вырваться из его объятий, я что есть силы, укусила его губу. Макс взвыл от дикой боли и на миг ослабил хватку, выскользнув из его рук, я бросилась бежать. В след мне полилась отборная ругань, и Макс побежал за мной. Я мчалась что есть силы, не разбирая дороги, но, к сожалению, мои босоножки на высоком каблуке не предназначены для быстрого бега, поэтому не позволили развить мне нужную скорость. Я уже слышала его сбившееся дыхание, а мое сердце от страха готовилось выскочить из груди, как я, собрав последние силы, повернула на соседнюю аллею. И о чудо, там оказалось много праздношатающегося народа, а до выхода из проклятого парка осталось несколько метров. Не сбавляя темпа, я поправила сумочку, больно хлеставшую меня по ноге, и устремилась к выходу. Там всегда дежурит несколько такси.

– О боги, дайте мне сил, — взмолилась я, подбегая к машине и рывком, открывая дверь. Водитель правильно сориентировался в ситуации, и как только я с шумом захлопнула дверь, он заблокировал замок и сорвался с места. Я оглянулась: разъяренный, словно бык на корриде, Макс тяжелым взглядом провожал мою стремительно удаляющуюся машину.

– Маньяк? — Спросил водитель такси.

– Хуже, бывший кавалер, — буркнула я. Водитель внимательно посмотрел на меня в зеркало заднего вида и покачал головой.

Я достала из сумочки зеркало и начала приводить себя в порядок. Пригладив, растрепавшиеся волосы, я задумалась о дальнейших действиях Макса. Надеюсь, он остынет и не станет отравлять мне жизнь. Ему вполне по силам сделать ее просто не выносимой. И как меня угораздило с ним связаться? В каком месте были мои мозги, когда я соглашалась с ним встречаться? Потом я начала вспоминать, как стекленеют глаза всех без исключения девушек, на которых он обращает свое внимание. Это превращение в застывшего суслика в свете автомобильных фар почувствовали все. Вот только мне хватило сил убежать.

Как только я вошла в дом, зазвонил телефон. На экране высветился номер Макса.

– Я оставлю тебя в покое, если ты никому не расскажешь о том, как мы расстались! Если распустишь язык — пожалеешь! — пригрозил он.

– Макс, я все равно не собиралась никому рассказывать, — устало проговорила я,

– можешь не волноваться.

– Я тебя предупредил, — бросил он и отключился.

Я кинула телефон на диван и пошла на кухню. Как хорошо, что родители сумели купить мне квартирку в Москве. Конечно не такие апартаменты, как у Макса, но своя такая милая и уютная. Все сделано так, как хочу я и удобно мне. Еще бы сама выступила в роли дизайнера: придумывала, рисовала проект, делала необходимые расчеты, спорила с мастерами. И результат оказался просто потрясающим! Мама, увидев ее, сказала, что я не ошиблась с выбором профессии. Эх, если бы она знала, сколько мне это стоило нервов!

Я открыла кухонный шкаф и уставилась на ряды баночек с чаем. От размышлений на тему: какой мне заварить чаек меня оторвал телефонный звонок. Вздохнув, я отправилась в комнату, трель телефона с каждой секундой становилась громче.

– Ирка, — взглянув на экран мобильного, вздохнула я, — вот только тебя мне сейчас не хватало.

Ирка, это моя знакомая, которую я всегда готова перевести в статус «приятельницы» с перспективой в «неприятельницы». Весьма странная девица, однажды поддавшись на ее обаяние, от нее уже невозможно было отделаться.

Прилипчивая, как тот самый лист, Ирка обладала невероятной способностью выведывать у людей самое сокровенное против их желания, не рассказывая о себе ничего. Сама много раз попадалась на эту удочку: ляпнешь чего-нибудь, а потом думаешь, как это тебе аукнется. Ее интересовало все, даже сплетни о тех людях, которых она не знала и в глаза никогда не видела и вряд ли увидит. Мало того, она все помнила до мелочей и при каждом удобном случае интересовалась их дальнейшей судьбой. Еще одной отличительной чертой Ирки был нюх на сплетни.

Похоже, что она где-то пересеклась с Максом и теперь жаждет подробностей. И сейчас стоит мне ответить, она накинется на меня, как голодный стервятник, и будет терзать мою бедную душу до полного истощения.

На секунду задумавшись: отвечать или нет, я решила ответить. Какая разница, когда начнется допрос? Если отключить телефон, то с нее станется заявиться ко мне, а этого я точно не вынесу.

С тоской взглянув на чайник, я взяла трубку. Не дожидаясь моего «да» или «алло» Ирка бросилась в атаку.

— Настька, — я поморщилась, терпеть не могу, когда меня так называют, но ей всегда было до лампочки, — ужас-то какой! Макс тебя бросил!

Хм, интересно! Я попыталась возразить, но прервать Ирку было не возможно. Вы пытались когда-нибудь остановить водопад? А бегущее, сломя голову стадо буйволов, которых преследует лев? Вот и я решила немного подождать, может ее, насторожит тишина на другом конце провода или что там у сотовых телефонов.

– Бедняжечка моя, — продолжала заливаться Ирка, — ты, наверное, себе места не находишь?

Я не стала ее разуверять, так как она все равно не поверит. Ей в голову не может прийти, что Макса могла бросить я.

– Может мне к тебе приехать? Оказать дружескую поддержку?

Боже, этого нельзя допустить! Воспользовавшись небольшой паузой, я торопливо произнесла:

– Спасибо, но я не хочу сидеть дома, — ляпнула я первое, что пришло в голову.

Зачем я это сказала? Сейчас она примется перечислять клубы, в которые я должна непременно пойти, дабы развеяться после такого стресса.

– Конечно, конечно! Как я сразу не догадалась, давай встретимся в Субмарине.

Это новый клуб, совсем недавно открылся, я еще не успела в нем побывать. Говорят там очень круто, — трещала Ирка.

– Нет, только не в Субмарину, — взмолилась я, раз уж сама изъявила желание не сидеть дома, то надо выбрать место, где меньше всего вероятность встретить Макса и его компанию. — Давай в Саламандре встретимся?

– Ну, я там была на прошлых выходных…

– А я вообще не была, — перебила я Ирку, — покажешь мне там все.

– Ладно, — жажда сплетен сделала Ирку более сговорчивой, обычно она так легко не сдается, — встретимся в Саламандре ближе одиннадцати.

– Хорошо, — сказала я и отключилась, спорить о том, что это для меня уже поздно было бесполезно.

– Вот блин, — с досадой пробормотала я и подошла к шкафу. Легко раздвинув двери, я принялась выбирать наряд. Сделав скидку на то, что в клуб идти не хочу, я остановила свой выбор на коротком фиолетовом платье с красивым глубоким вырезом и замшевых туфлях на высоченном каблуке. На машине не поеду, Ирка все равно будет настаивать на шампанском для поднятия тонуса, а оставлять свою машинку на клубной парковке не хочу. Мельком взглянув на часы, я отправилась в ванну. Саламандра находится недалеко от моего дома, значит на дорогу не более получаса, прикинув для верности еще раз, я включила воду и капнула немного пены в ванну.

– Полежу, а если опоздаю, то Ирка потерпит, — сказала я сама себе и скользнула в воду.

Всласть понежившись в теплой ванне, я закуталась в махровый халат и принялась расчесывать волосы, которые намокли и скрутились в спиральки.

– И что мне с вами делать? — Обратилась я к волосам.

– Может просто высушить и оставить кудри? — Я продолжала этот разговор с собой.

– Или выпрямить и сделать хвост?

– Точно, хвост!

Через час я была готова. Совершенно не понимаю тех девушек, которым нужно больше двух часов на сборы. Чем можно заниматься столько времени? Я бросила взгляд на часы — десять, а значит, есть время на чашечку чая. Заваривать целый чайник мне не хотелось, а кидать заварку в кружку — терпеть не могу. Для быстрого чая лучше всего подходят пакетики. Вот уж точно раз и готово. Остановив свой выбор на чае с цитрусовыми, я вызвала такси. В ожидании машины, я сидела за столом на кухне с чашкой чая, уставившись в одну точку. Через секунду я поняла, что так привлекло мое внимание. Это был «старинный пасьянс». Маленькая коробочка с картами, забытая на столе. Хотя, я уже и не помню, когда в последний раз раскидывала карты. Откуда она тут?

Долго ломать голову не стала: вот-вот приедет такси, сделав большой глоток чая и напевая: Святая Катерина, пошли мне дворянина, я принялась раскладывать пасьянс.

– Так, посмотрим, — прошептала я, — «Разбитый горшок».

Я раскрыла листок с толкованиями. Будучи школьницей, я часто раскладывала этот пасьянс и помнила все значения наизусть, но сейчас память меня подводила.

– Разбитый горшок — семейная ссора, напряженность в отношениях с близкими и любимым человеком. Будьте предельно осторожны в своих высказываниях, — прочитала я. — Ну, это уже случилось.

Я вгляделась в карты.

– Графин с рюмкой — застолье. Впереди Вас ожидает приятное времяпрепровождение с Вашими друзьями или близкими. Свадьба, день рождения, крупный праздник, — это совпадение меня повеселило. Может в клубе будет не так ужасно, как мне кажется.

– Кот — любовное приключение. А с этого места поподробнее, пожалуйста, — я уже вовсю улыбалась.

– Черт — неприятное приключение, необдуманный шаг. В будущем Вы совершите нечто такое, что заставит Вас долго жалеть об этом. Этот знак говорит, что Вы попадете в очень неприятную ситуацию, может быть, и не по своей собственной воле. Да уж, а так все хорошо начиналось!

– Клубок — дорога. Предстоящее путешествие или выбор жизненного пути, — прочитала я значение последнего совпадения.

Звонок прервал мои размышления. Неприятный женский голос сообщил, что такси ждет, и я, напоследок глотнув уже остывший чай, побежала на выход.

На протяжении всего пути до клуба, у меня из головы не выходил этот расклад.

Как-то все правдоподобно выходило. Ладно, вернусь домой — подумаю.

Не успела я толком войти в клуб, как меня подхватила под руки Ирка и, не переставая трещать, потащила к столику.

– А это еще кто? — Зашептала я Ирке на ухо, указывая на троих девиц, сидящих за нашим столиком, внешний вид которых наводил на определенные мысли.

– Знакомьтесь это Настя, Настя, это Лера, Марина и Ольга, — запоздало спохватилась Ирка.

Девицы в один голос выдали: «Очень приятно» с такими лицами, что мне стало отчетливо понятно, для чего они сюда притащились, я ограничилась кивком.

Пока девушки выбирали выпивку, я откинулась на спинку диванчика и осмотрелась.

Абсолютно ничего примечательного: интерьер на слабенькую четверочку, музыка тоже не совсем в моем вкусе, компания… В этот момент все четыре девушки закурили.

Компания — просто полный ужас. Платье придется сдавать в химчистку, так оно провоняет дымом. Я могу выдержать рядом с собой одного курильщика, но четверых — это перебор. С тоской взглянув в сторону выхода, я увидела его.

Вошедший молодой мужчина, перебросился парой слов с охранником и направился к отдельной кабинке. Я следила за ним, не отрываясь, отмечая его уверенную, немного размашистую походку, слегка помятую, в мелкий рисунок рубашку, сильно потертые, но очевидно безумно дорогие джинсы. Это не слащавый красавчик Макс, в нем чувствуется какая-то сила, характер. Как говорит моя знакомая, настоящий мужик, который знает, что, зачем и почему, имеет свое мнение, не собирает сплетни по углам. Хоть мужчины смеются над нами, но на деле они еще большие сплетники.

Перед тем как войти, мужчина обернулся и оглядел зал, выискивая очередную жертву. На миг его темные глаза задержались на мне, казалось, он заглянул в мою душу, даже показалось, что он вопросительно поднял бровь. Тщательно подавляемое беспокойство последних дней вырвалось наружу, и океанской волной накрыло меня, перекрывая кислород. Дыхание сбилось, как после трех километрового кросса, в голове зашумело, я попыталась успокоить невесть откуда взявшуюся бурю, но шум в голове перетек в шепот: «Это он, он тебя ищет». Сердце забилось словно птица в клетке, требуя выпустить его на свободу. С трудом оторвав от него взгляд, я сделала глубокий вздох, восстанавливая дыхание. Краем глаза я увидела, как Лера приветливо помахала ему рукой. Вот зараза! Меня это беспокоит? Странно. Он скорчил гримасу и скрылся внутри кабинки.

– Вы это видели? — Писклявым голосом произнесла Лерка. — Он мне ответил!

Спорим, что сегодня я уйду вместе с ним?

«Ага, так я тебе и позволила» — мелькнула мысль у меня в голове.

Ее подруги уставились на нее с завистью.

– А кто это? — Я постаралась вложить в свой вопрос как можно больше безразличия, но видимо получилось не очень.

– Этот парень ходит сюда довольно часто. Ходят слухи, — Ирка сделала паузу и, томно прикрыв глаза, затянулась сигаретой, — что он ищет себе русскую невесту.

Из достоверных источником известно, что он иностранец то ли немец, то ли швейцарец. Но по-русски говорит без акцента. Если ты имеешь на него виды, то таких желающих много. Я конечно в этом не участвую, — она презрительно поджала губы, — он не в моем вкусе. Другое дело Макс, он теперь свободен, и я намерена заявить свои права на него.

– Да ты что, он наконец-то бросил эту курицу? — В глазах Ольги сверкнул неподдельный интерес.

– Я сама его бросила, — самодовольно улыбаясь, сказала я. Дорого бы я дала за возможность еще раз увидеть, как вытянулись лица этих лохудр. Подошедшая официантка не дала мне полностью насладиться зрелищем.

– Вы готовы сделать заказ?

Первой в себя пришла Ирка.

– Э, нам, пожалуйста, бутылку Асти Мартини и фрукты, — немного дрогнувшим от потрясения голосом сказала она.

– А мне молочный коктейль, — попросила я.

Поджав губы, официантка записала наш небольшой заказ и удалилась, явно сожалея, что выбрала наш столик — на чаевые тут рассчитывать были нечего.

Я уселась поудобнее и приготовилась к атаке. Судя по напряженным лицам этих куриц, мозги у них просто вскипели от моих новостей. И что я делаю тут? Может послать их подальше и насладиться тихим вечером дома в компании любимой книжки?

Я еще раз посмотрела в сторону кабинки, и коварная мысль закралась мне в душу. А вот шиш вам, этот иностранец, посмотрим, повернется ли у вас назвать меня курицей после того, как я уведу его у вас. Вечер действительно обещал быть интересным. А может он и есть «Кот» из пасьянса? Если да, то за ним шел «Черт», а значит это не самое удачное решение, я могу пожалеть об этом. Да ну, я еще ни разу не допустила ошибок в отношениях с парнями, чтобы о чем-то жалеть. Мой внутренний диалог прервала Марина.

– Ты, наверное, шутишь? Как можно бросить Макса, он такой красавчик, — она захлопала ресницами. Точно суслик в свете фар.

– Мы не подходим друг другу, мы слишком разные, — ответила я. Очень хотелось сказать, какая этот Макс сволочь, но зачем тратить слова попусту, они все равно не поверят.

Я оглядела четверых девушек, сидящих за столиком со мной. У всех на лицах большими буквами написано: что я тут делаю, раз Макс свободен, надо ковать железо пока горячо. Марина, блондинка с нарощенными волосами и ресницами решилась первой. Под видом похода в дамскую комнату, она прихватила маленькую сумочку и вышла. Пока ее подруги хлопали глазами, она незаметно выскользнула из зала. Так, первый пошел! Похоже, что в меня сегодня вселилась настоящая стерва.

Я веселилась вовсю.

– У меня совсем другая информация, — с видом гиены учуявшей падаль, Ирка посмотрела мне прямо в глаза.

Я внутренне содрогнулась от ее пронзительного взгляда. Но равнодушным тоном ответила:

– Достоверных источников может быть только два: я и Макс, и если ты узнала это от него, то он врет.

– А может, врешь ты? — Встрепенулась Лерка. Словно пытаясь заглянуть мне в душу, она немного подалась вперед. — Почему мы должны тебе верить?

Этот разговор начинал набирать какие-то негативные обороты.

– А можете мне не верить, — ответила я, — мне все равно. Если ты меня притащила сюда только для того, чтобы выяснить подробности, — я повернулась к Ирке, — то я ничего не расскажу. Это касается только меня и Макса.

Официантка принесла напитки. Пока она разливала шампанское, я стянула вишенку с коктейля и с удовольствием ее съела.

Ирка подняла бокал с шампанским.

– Давайте выпьем за нас, — она постаралась примиряющее улыбнуться, но получилось плохо. Из статуса подруги, она, перескочив «приятельницу», мигом оказалась в «неприятельницах».

– Давайте, — поддержала я и чокнулась с ними молочным коктейлем.

– А Маринка, похоже, сбежала, — так проницательно, а главное очень быстро заметила Ольга.

Остальные захихикали.

– Наверное, побежала клеить Макса, пока не поздно, — высказала предположение

Лерка. — Может, вы тоже пойдете? Я сегодня постараюсь заполучить этого иностранца, мне конкуренция не к чему.

– Сомневаешься в своих силах? — Ольга удивленно приподняла тщательно нарисованные брови.

– Ни капли, — вздернула нос Лерка. Ох, зря ты это сказала. Зря.

Я смотрела на девушек и под их взглядами чувствовала себя в яме полной гадюк.

Но и я не беззащитный ужик, скорее очковая кобра. И мне нравилось мое новое обличье. Но с чего это ко мне такое отношение? Из-за Макса? Не думаю. Я обвела глазами зал и встретилась взглядами с представителем сильного пола довольно внушительных размеров. Он сидел на диване в компании молодых людей и девушек. Он поднял бокал и улыбнулся, я улыбнулась в ответ, запоздало отводя взгляд. Поздно.

Он поднялся и подошел ко мне.

– Сергей, — представился он.

– Анастасия, — зачем-то я назвала свое полное имя, — а это мои подруги: Ольга,

Лера и Ирина.

«Подруги» уставились на меня, как на дохлую кошку.

– Присоединяйтесь к нам, — улыбаясь, Ирка подвилась ближе к Ольге, вынуждая

Сергея сесть рядом с ней. Как только он сел, Ирка набросила на него удавку. Я старалась не смотреть в их сторону, судя по отдельным фразам, Сергей предпринимал слабые попытки вырваться из ее сетей, но хватка у Ирки была стальной. Я усмехнулась.

Больше всего в этот вечер меня интересовала кабинка, в которой скрывался иностранец. Куда бы я не смотрела — краем глаза я следила за ее входом.

– Даже не думай об этом, — голос Лерки раздался прямо над моим ухом. Я медленно повернула к ней голову, сделала удивленные глаза и спросила:

– О чем?

Эта пикировка начала меня раздражать.

– Он мой, — в ее словах прозвучал вызов, ох, не к добру это.

– Посмотрим, — сказала я, подхватила сумку, бокал и направилась к кабинке.

Мне вслед раздалось ее яростное шипение. «Точно гадюка», подумала я. Кабинка притягивала, как магнит, и, поддавшись ее притяжению, я уже не могла свернуть с выбранного пути. Что-то подсказывало мне, что я ступаю на скользкий путь и пока не поздно надо бежать отсюда, но судьба уже все решила за меня. Легкая ширма отодвинулась, и незнакомец шагнул мне на встречу.

– Привет, — тихо сказал он.

– Привет, — ответила я.

– Составишь мне компанию?

– Да, — я превращаюсь в суслика, подумала я.

Он вновь повернулся к кабинке и жестом пригласил меня войти. Я чувствовала, как три взгляда буквально прожигают мне спину. Оказавшись внутри, я сразу почувствовала облегчение. Чувства, переполнявшие и заставлявшие меня держаться в напряжении, схлынули, и я расслабилась.

– Вальтер, — представился он.

– Настя.

Мужчина посмотрел на меня долгим взглядом, вздохнул, как мне показалось с сожалением, и спросил:

– Выпить хочешь?

Я не ответила, просто показала на бокал с молочным коктейлем.

– Как хочешь, — он пожал плечами, взял бутылку и вылил остатки водки себе в рюмку, и, не говоря ни слова выпил.

Очень долго мы сидели в полной тишине. Я, не стесняясь, разглядывала его.

Такой тип мне нравился: высокий, спортивного телосложения, с коротким ежиком темно-русых волос, большими карими глазами и двумя совершенно очаровательными ямочками на щеках. Сейчас он был похож на обиженного ребенка. Я не беспокоила его и просто сидела рядом, потягивая молочный коктейль. Он оторвался от своих размышлений и спросил:

– Поехали ко мне?

– Поехали, — ответила я прежде, чем подумала.

Обычно стоило мне только помыслить о какой-нибудь глупости, как внутренний голос принимался вопить: Не смей! Опасно! А в этот раз он упорно молчал. Неужели я поступаю правильно?

Я поднялась с бортика ванны, подошла к раковине и открыла воду. Опираясь на прохладные белые края раковины, я смотрела на бегущую воду. Последние сомнения, закручиваясь воронкой, вместе с водой исчезали в сливном отверстии. Резко вскинув опущенную голову, я взглянула на свое отражение. В какое-то мгновенье я себя не узнала и вздрогнула. Отражение подмигнуло мне и показало нужную картинку. Господи, что это было? У меня острая форма внезапно возникшего, психического расстройства или мне что-то подмешали в напитки? Крепче молочного коктейля я ничего не пила. Я прикрыла глаза, выдержала минуту для верности и также резко открыла их. Все в порядке. Я улыбнулась своему отражению. Ну, надо же, привидится всякая ерунда! Я открыла шкафчик и с удивлением в него уставилась: кроме щетки для волос и запасной бритвы там ничего не было, значит, он одинок, иначе обязательно бы завалялась какая-нибудь женская штучка в виде заколки для волос, предупреждая незваную гостью, что место уже занято. Достав расческу, пригладив немного растрепавшийся хвост, я стянула резинку, и волосы рассыпались по плечам. Запустив в них пальцы, я заплела косу.

– Наверное, пришло время совершать ошибки, — прошептала я своему отражению.

Немного подумав, я положила щетку и свою резинку в ящик и вышла из ванной к Вальтеру.

– Это не ошибка, — без звука, одними губами ответило отражение и исчезло.

А утром когда странная притягательность Вальтера исчезла, а на меня селевым потоком обрушился поток ругательств, воспроизводимым моим внутренним голосом с мамиными интонациями, я просто от него сбежала, не оставив своего телефона.

Конечно, выражение хмурого и недовольного лица Вальтера тоже очень сильно повлияло на мое желание как можно скорее оказаться у себя дома.

Выскочив из подъезда, я обнаружила такси. Пассажиры только что выгрузились с огромными чемоданами, и таксист не успел отъехать. Запрыгнув на заднее сидение, я назвала адрес. Водитель поморщился и выдал сумму, услышав которую, я потянулась к ручке, но в последний момент передумала и согласилась.

– Деньги вперед, — буркнул водитель.

Я скорчила недовольную гримасу, но все равно полезла в кошелек. Водитель терпеливо ждал, пока я отсчитаю нужную сумму, и как только деньги оказались у него в руках, он завел машину, и мы поехали. Пару минут поплутав по дворам, он остановился у моего дома.

– Но это же грабеж! — Осознав свою оплошность, попыталась возмутиться я.

– А что ты хотела? Такие как ты, очень редко попадаются, — ответил водитель, мерзко улыбнулся и добавил, — надо пользоваться.

Я вышла из машины и в порыве нахлынувшей благодарности так шарахнула дверью, что водитель позеленел от злости, но выскакивать на разборки, слава богу, не стал. Вместо этого он резко тронулся с места и отскочивший из-под колес острый камушек больно впился в ногу.

– Чтоб у тебя колесо отвалилось, — потирая ушибленную лодыжку, прошептала я,

глядя в след предприимчивому водителю.

Справедливость не заставила себя ждать. Тяжко застонав, разрывая заднее крыло, колесо продолжило свой путь до ближайших кустов в одиночестве. Машина кособоко остановилась, охая и стеная, водитель выскочил из нее и побежал осматривать место крушения.

Боль в лодыжке как рукой сняло, сначала я хотела крикнуть: «Так тебе и надо!» но вовремя опомнившись, подхватила сумку и помчалась домой.

Я пыталась сосредоточиться на домашних делах, выходило плохо. Я отбросила тряпку, когда поняла, что протираю стол уже пятнадцать минут. Щелкнула кофеварка, налив себе кофе, я решительно открыла шкафчик со спиртным, достала пузатую бутылку и щедро плеснула коньяк в чашку и сделала большой глоток.

– О, перебор, — вслух сказала я. С сомнением поглядев на черную жидкость, я забралась с ногами на диван, укрылась пледом и, попивая маленькими глоточками, принялась вслух рассуждать.

– Итак, что я имею. Первое — я рассталась с Максом, — при воспоминании о нем я передернула плечами и как можно было встречаться с таким уродом? — Второе — я переспала с первым встречным и подарила ему то, что хотела отдать только самому любимому. Это, пожалуй, уже третье. И четвертое, я, похоже, стала ведьмой.

С этими словами я уставилась на декоративные свечи и демонстративно щелкнула пальцами.

– Мда, чуда не произошло, — с сожалением призналась я, — поэтому четвертое опустим.

За дверью послышался шорох. Я повернула голову и прислушалась, сначала к шороху, а потом к себе. Еще вчера я бы нервно заерзала, придирчиво осмотрела квартиру в поисках посторонних и потусторонних, а сейчас я продолжала спокойно сидеть, обнявшись с кружкой. Как хорошо, что у меня нет «хвостов», сессия сдана, и я могу наслаждаться заслуженным отдыхом. Ощущение взгляда пропало, я снова стала свободной.

Глава 10

– Вальтер, проснись! — Голос Инары с трудом пробивался в мое сознание.

Отчаянно цепляясь за остатки сна, я сделал попытку уклониться от нее, перевернувшись на другой бок, и тут же полностью окунулся в воду. Фыркая и сплевывая, попавшую в рот, мыльную воду, я непонимающими глазами уставился на

Инару.

– Ну, наконец-то, — она с облегчением вздохнула. — Зачем ты столько напузырил масла в ванну? Там же написано: чайная ложка! — Возмущенно потрясая бутылью, спросила Инара. На заднем плане мелькнула фигура Эдварда.

– Ты давно на этикетку смотрела? — Подгребая разрозненные клочки пены, и пытаясь прикрыться ими, спросил я. Инара перевела взгляд на бутылку. — Вот, а все туда же, лишь бы накричать. А теперь брысь отсюда! Я буду одеваться!

Сопровождаемая смешками медведя, Инара смущенно удалилась, вяло отвечая на его шуточки. Как следует, отмыв остатки пены с тела, я завернулся в халат, осмотрел сломанный замок и вышел на кухню.

Инара и Эдвард пили чай, как ни в чем не бывало.

– Давай ешь и все ложимся спать. У нас есть тридцать часов. За это время мы должны не только отдохнуть и набраться сил, но и еще раз проработать план, а ты должен довести до автоматизма вызов портала, — с видом воспитательницы детского сада, сказала Инара.

Я послушно кивнул и уткнулся в тарелку. Оборотни не стали караулить меня и разбрелись по комнатам. Совершенно не чувствуя вкуса, и методично пережевывая котлету, я размазывал картофельное пюре по тарелке. Что-то меня настораживало, вроде все в порядке, но чувство, что мы упустили важную деталь, не покидало меня. Я попробовал воскресить в памяти наш план и сопоставить с действиями Авроры, но чем дальше я задумывался, тем глупее он казался. Почему мы решили, что для обряда, они выберут именно ближайшую пустошь? Вряд ли Йожеф оставил все приготовления на последний момент, как заметил Юлий, он очень опытный маг, а значит, все подготовил заранее. Чемоданчик собран, жертва поймана, заклинания давно выучены, а необходимые пассы доведены до автоматизма. На что можно потратить остаток времени? Очень сомневаюсь, что они отдыхают. Даже самый захудалый маг или деревенская ведьма могут с той или иной долей вероятности предсказать возможное развитие событий. А значит, они не исключают возможности, что мы на них нападем и попытаемся отбить Настю. А так как единственное место, где мы можем их найти это пустошь, то я, будучи на их месте, постарался бы приготовить какую-нибудь пакость. Например, провести ритуал в другом месте. В порыве бессильной ярости, я швырнул вилку, она со звоном отскочила от тарелки и упала на пол.

Мысленно сосредоточившись на Насте, я пытался нащупать ее образ и определить ее местонахождение. Проще ловить ветер. Образ таял, ускользал сквозь пальцы, как утренний туман. Если бы я успел сделать ей подарок, который она всегда носила с собой, мне было бы гораздо проще. Но я не успел. Я даже не уверен, что сумел завоевать ее сердце. Любви с первого взгляда не бывает. Обычно за нее принимают страсть, желание. Сильное чувство формируется со временем, основываясь на доверии и уважении, обрастая взаимными привычками и стряхивая, как жухлую листву, все лишнее. Правильно говорят, что влюбленные, как две половинки одного яблока, должны идеально подходить друг другу. Но сначала надо взрастить эту яблоню, а только потом примерять плоды. Я успел только посеять семена. Моя яблоня дала ростки, которые вот-вот втопчут в землю.

Не утруждая себя мойкой посуды, я оставил тарелку на столе и отправился в кабинет. Юлий привез кучу литературы. Может мне повезет, и я обнаружу книгу «Телепорты для чайников».

По дороге я заглянул в гостиную, Эдвард лежал на матрасе поверх одеяла, заложив руки под голову, делая вид, что спит. Бегающие желваки выдавали его с потрохами. Волнуется. Видимо Настя затронула какую-то часть его души, черт бы ее побрал. Перед глазами услужливо возникла картинка, показанная Парки: я далеко, а Настя с каким-то мужчиной на лугу, она надевает ему на голову венок, который плела для меня и исчезает вместе с ним. А если это Эдвард? Нет, нет и еще раз нет. Ну, зачем я опять лезу в эти дебри? Надо думать, как вытащить Настю, а я опять думаю, как не отдать ее Эдварду. Отворив дверь в кабинет, я ожидал увидеть идеальный порядок, а застал полный бедлам. Похоже, что Юлий перетащил сюда всю свою библиотеку. Книги были повсюду. Высокими стопками они лежали на полу, занимая все свободное пространство, рабочий стол был завален клочками бумаг с непонятными расчетами вперемешку с открытыми книгами и канцелярскими принадлежностями.

– Да уж, — выуживая из-под бумаги циркуль, сказал я, — так я буду до следующего утра ковыряться. Может попробовать заклинание поиска?

Тихий хлопок привлек мое внимание. Я оглянулся и увидел пухлую книгу, лежащую на моем любимом кресле, а в полуметре над ним медленно исчезающую рамку портала

– Телепорты, издание одна тысяча девятьсот двадцатого года, — прочитал я. — Спасибо, — запоздало крикнул в съежившуюся до точки рамку. Прощально вспыхнув синим, портал исчез.

Я устроился в кресле, перекинув ноги через подлокотник, и открыл книгу. Первая глава рассказывала о том, что из себя представляют порталы и принцип их работы.

– Телепортация человека — это формирование организмом сфокусированного энергетического прокола в архитектуре пространства и времени, при котором физическое тело «мгновенно» переносится на большое расстояние, — прочитал я первое определение. — Все понятно, дальше можно не читать, — открывая содержание, пробормотал я. — Глава двадцать пятая. Заклинание и необходимые пассы в схемах.

Пропустив теорию, я приступил непосредственно к практике. Схемы, на удивление, были хорошо прорисованы и понятно описаны.

– Четко представьте конечную точку телепорта. Расположите слегка согнутые пальцы правой руки веером, указательный палец должен быть согнут крючком и максимально удален от остальных. Спиралевидным движением кисти руки, как бы подцепляя пространство, указательным пальцем, очертите рамку портала и впечатайте, во вспыхнувшую синим или голубым (в зависимости от количества вкладываемой силы) светом раму, заклинание, — прочитал я.

Слегка размяв пальцы, я попробовал воспроизвести движения, не подкрепляя их заклинанием. Боле— менее удачно получилось с пятой попытки. Для пробы я взял лист бумаги, свернул из него тюльпан и как можно четче представил свою спальню, на одном дыхании прочел заклинание, очертил рамку портала, и, вложив большое количество силы, впечатал заклинание. Рамка вспыхнула ослепительно ярким светом, боясь не удержать портал, я швырнул в него бумажный тюльпан и сведя все пальцы вместе, круговым движением запечатал его. Из спальни донеслись ругательства Инары. Через полминуты разъяренная пантера открыла дверь.

– Что за шутки? — Кидая мне помятый тюльпан, спросила она. Растрепанные черные волосы и блестевшие нехорошим блеском глаза, делали ее похожей на злую ведьму из детских сказок.

– Тренируюсь, — прикрываясь учебником и стараясь сдерживать, рвущийся наружу смех, ответил я.

– Я вижу, — Инара сдвинула на край дивана, лежащие на нем книги и вытянулась во весь рост. — Почему на мне?

– Прости, я не хотел обидеть, я просто послал тебе цветы.

Вместо ответа она запустила в меня диванной подушкой.

– Я смотрю, у тебя получается, а как на счет людей? — Пантера пригладила волосы, и недобрый огонек в глазах угас.

– Предлагаешь себя в качестве подопытного кролика? — На всякий случай, я опять прикрылся книгой.

– Зря смеешься, я не позволю тебе отправить Настю не проверенным порталом!

Если тебя убьют на поляне, кто будет ее искать? Только хозяин может отследить путь запечатанного портала.

– Инара, я сам не собираюсь так рисковать Настей, поэтому опыты буду ставить на себе.

Отвернувшись, я представил кухню, очертил рамку, впечатал заклинание, щедро сдобренное силой, и вошел в нее. Немного постояв и полюбовавшись на бледно-голубое сияние стенок портала, я дотронулся до нее. Стена на ощупь была, как резиновая, она слегка холодила пальцы и пружинила при нажатии. Я надавил посильнее и под пальцами побежали электрические заряды, отдернув руку, я вышел из портала прямо на кухонный стол, задев головой люстру. Караулившая на кухне Инара, при виде моей ошарашенной морды, громко рассмеялась.

– Да что ты за человек такой? — Возмутился я.

– А я не человек! — Инара показала мне язык, но смеяться прекратила.

– Хлебом не корми — дай посмеяться над кем-нибудь! — Больше для порядка продолжал возмущаться я, и, стараясь не угодить в тарелку с недоеденным пюре, начал спускаться.

– Ну что тут у вас опять? — На наши вопли явился хмурый медведь. Его помятое лицо красноречиво говорило, что в неравном бою со сном победила подушка, полностью облепив его лицо и заставив капитулировать. — Был же уговор: все ложимся спать… — Эдвард увидел меня на столе и осекся. — Ну и дела, — прислоняясь к стене и потирая заспанные глаза, пробормотал он. — Я не думал, что у тебя так быстро получится освоить технику. Мне одна волшебница рассказывала, что самое главное пальцы сложить в правильную комбинацию, а дальше легким спиралевидным движением руки…

– Я смотрю, ты у нас уж больно грамотный, — спрыгивая со стола, и делая плавный шаг в сторону медведя, перебил я. — Может лекцию прочитаешь? — В голосе послышалась угроза. Пожалуйста, дай мне повод, и я врежу по твоей наглой морде.

Сонливость Эдварда как рукой сняло, он весь подобрался и так же плавно перетек в боевую стойку и приготовился к драке. Свершиться которой не дала Инара.

– Всем сесть! — Голосом генерала на плацу, рявкнула она. От неожиданности мы с

Эдвардом послушно сели: я на рядом стоящий стул, а Эдвард на корточки и выжидательно уставились на нее. — Вот придурки, — уже более спокойным голосом добавила Инара и по очереди посмотрела на нас. Ее взгляд не предвещал ничего хорошего. — Мы же договорились, что все разногласия личного характера выясняем потом, когда решим общую проблему. А вы, как дети, ей богу!

– Ладно, Инара, никто не собирался драться, — ища поддержки, Эдвард взглянул на меня, — ситуация сложная, мы все на нервах.

– Да, Эдвард прав, — я взял Инару за руку и притянул к себе, она послушно обхватила меня за талию. — Ты же знаешь наши вечные пикировки, — поглаживая ее по голове, продолжал я.

Инара подозрительно всхлипнула. Я тут же вытаращился на Эдварда, он ответил таким же непонимающим взглядом. За первым всхлипом тут же последовал второй. Я мягко отстранил ее от себя и заглянул ей в лицо: покрасневшие глаза, растерянный взгляд… Боже, да она плачет! И тут я допустил страшную ошибку.

– Инара, ты чего? — Еще не понимая, что делаю, спросил я. Эдвард предостерегающе вскинул руки, но не успел. Слова вырвались на свободу, Инара посмотрела на меня так, словно я на ее глазах убил маленького котенка, и разразилась громкими рыданиями. Судорожно всхлипывая и размазывая по лицу крупные слезы, Инара оттолкнула меня и села за стол. Мы засуетились вокруг нее, как два первоклассника, по очереди предлагая то попить, то выпить. На все вопросы Инара отвечала громкими всхлипами, то и дело грозящими перейти в истерику. Продолжая бестолково крутиться вокруг нее, мы поставили два стакана с водой на стол. Дрожащими руками, наша неустрашимая пантера взяла стакан и попыталась попить. Громко стуча зубами по стеклу, она жадно пила, немного проливая воду на рубашку. Опустошив стакан, Инара глубоко вздохнула и тыльной стороной ладоней вытерла глаза. Я открыл рот, чтобы как-то утешить ее, но Эдвард, призывая меня к молчанию, приложил палец к губам.

– Что-то я совсем раскисла, — все еще срывающимся голосом сказала Инара. — У меня никогда не было подруги, а тут эта девушка. Она была так искренна со мной, мы отлично провели время, я почти почувствовала себя человеком, — ее голос предательски дрогнул, и Инара замолчала. — Может нам не стоило от нее ничего скрывать? Сидели бы сейчас где-нибудь на берегу моря, горя бы не знали, — она подавила очередной вздох, и, запустив тонкие пальцы в волосы, откинула их назад

– Инара, мы не могли предугадать, как Настя отреагирует на такие новости, — голос Эдварда был спокоен. — Представь, Настя всю жизнь считала оборотней, вампиров и магов сказочными персонажами. И вдруг сказка оживает, и она оказывается втянутой в наши интриги!

– Но мы все: я, ты, Вальтер когда-то об этом узнали и никто, представь себе, с ума не сошел! — В голосе засквозили нотки истерики. — А ведь у нас у всех был выбор: принять свою новую сущность или остаться человеком. За всю свою долгую жизнь я не встречала никого, кто бы отказался. А Настя не кисейная барышня, которая падает в обморок при виде летучей мыши.

– Инара, — я старался, чтобы мой голос звучал спокойно и уверенно, — если бы такая возможность существовала, то Юлий и Аврора увидели бы это, — Инара подняла голову и посмотрела на меня. Ее зеленые глаза потемнели, став почти черными, лишь маленький лучик, проникший в комнату сквозь окно, слегка коснулся ее лица, и, отразившись изумрудным пламенем ее глаз, запутался в волосах и угас.

– Что будет с нами дальше? — Инара отвела взгляд и посмотрела на Эдварда. — Мы спасем Настю, она будет в безопасности. Я буду рядом с ней, я стану настоящей подругой или сестрой, но через десятки лет, она состарится и умрет. Что будет с нами тогда? А ты Вальтер, Аврора покинет твое тело, как только наша операция закончится. Ты снова станешь человеком… — она замолчала, но было и так понятно, что она имела ввиду.

– Если Настя позволит, то я хотел бы состариться вместе с ней. Возможно, у нас еще будут дети, пусть и не такие особенные.

– Тебе повезло, — Инара опять тяжело вздохнула, и я с подозрением взглянул на нее. — Я больше не буду плакать, — ответила она, на мой взгляд, — просто вспомнила свое прошлое.

Инара задумчиво на нас посмотрела и начала рассказ.

– В тысяча шестьсот семьдесят восьмом году я приехала во Францию под именем маркизы Беатрис де Мало дю Авель. Купила роскошный особняк, принадлежавший какому-то опальному графу, и затеяла его грандиозную перестройку. Обо мне говорил весь Париж, я, конечно, только поощряла и давала повод для новых самых невероятных сплетен. Кроме самой главной естественно, — Инара лукаво улыбнулась и прикрыла глаза, вспоминая прошлое. — На костер мне очень не хотелось. Кстати, графа, которому принадлежал особняк, сожгли на костре. Его обвиняли в колдовстве. Мне по секрету рассказали, что на самом деле граф был ужасный распутник и соблазнил то ли жену, то ли любовницу высокородного дворянина, я сейчас уже не помню, кто это был. Но, не смотря на то, что в те времена, супружеская верность считалась плохим тоном, дворянин оказался злопамятным ревнивцем и донес на графа, не забыв оттяпать значительную часть его имущества.

Мы с Эдвардом полностью расслабились и внимательно слушали Инару. Не часто выпадает такой шанс послушать истории почти четырехсотлетней давности от непосредственного участника событий. Инара была гораздо старше нас, но точного возраста не знал никто. А если учесть, что в тысяча шестьсот семьдесят восьмом году, она уже сколотила огромное состояние и приобрела титул, то мы по сравнению с ней просто дети.

– Франция была в самом рассвете, а Людовик никак не мог опомниться после

Фронды и только начал строительство Версаля, — вспоминала Инара. — Ему везде мерещились заговоры, которые он пресекал железной рукой, но на самом деле, король очень боялся. Тяжело иметь вокруг людей, которым не веришь ни на грош, — чем дольше мы слушали ее рассказ, тем сильнее у нас вытягивались лица. Инара прожила очень интересную жизнь.

— Я завела очень много полезных знакомств и очень скоро меня представили королю. Надо было видеть его глаза, когда он разглядывал мое декольте, — хохотнула Инара, — а уж выражение лица его фаворитки до сих пор стоит у меня перед глазами. Как будто ей вместо вкусного десерта подсунули дохлую кошку.

Примерно год я вращалась в самых высших слоях французского общества. Ухаживания короля я тактично отвергала и в отличие от других умудрялась не попадать в опалу.

– Когда при дворе появился Филипп, я поняла, что пропала. У оборотней все происходит по-другому. Мы ветрены и можем иметь множество партнеров, но спутник может быть только один. Это чувство сродни замыканию, вся вселенная сужается в одну точку, и мир начинает вращаться вокруг одного человека.

– Филипп приехал вместе с женой, когда он вошел в зал, я кожей ощутила его присутствие. Меня словно опалили огнем, а потом окатили ледяной водой. Я помню, с какой ненавистью я смотрела на Марию, склонившуюся в глубоком реверансе перед королем. Она была женой Филиппа. В ту минуту перед глазами всплыло лицо Атенаис, и я поняла, что сейчас вместо десерта дохлую кошку подали мне.

– Мария была очень красивой женщиной, даже мой придирчивый взгляд не смог найти в ней изъяна. А Филипп смотрел только на нее. Стараясь быть ближе к нему, я подружилась с Марией и помогла ей получить должность консула. Как это тяжело дружить с женщиной, которую хочешь разорвать на куски. Но я старалась подавить в себе это желание. Когда Мария забеременела, я уехала на месяц, сославшись на неотложные дела. Она писала мне длинные письма, рассказывая о своих делах и вскользь упоминая Филипа. Трясущимися руками я выхватывала письмо у лакея и бежала к себе в кабинет, прижимая его к груди. Пробегая глазами по строчкам, я искала его имя и вздыхала с облегчением, читая о том, что у него все хорошо. Мое отсутствие затянулось, и Мария в каждом письме умоляла поскорее вернуться в Париж.

– Послание с известием, что Филипп впал в немилость и его отправляют на

Средиземное море сражаться с пиратами, а Марии настоятельно рекомендуют вернуться в родовое поместье, доставили мне глубокой ночью. Не успела я почесть его, как курьер принес следующее письмо, но уже от Филиппа, в котором он умолял меня вернуться и сопроводить его жену до Тулузы.

– Я не могу никому кроме вас, доверить единственную драгоценность, которая у меня осталась, — писал он.

– Той же ночью я выехала в Париж. Я не могла отказать человеку, который сам того, не зная стал для меня центром вселенной. С дороги я сразу направилась к Филиппу, и едва взглянув на Марию, поняла, что длительной поездки она не выдержит. Ее ввалившиеся щеки и огромные синяки под глазами делали ее похожей на приведение. Я высказала свои опасения Филиппу, но настоятельные рекомендации короля не обсуждались. Оставив на моем попечении жену, он ночью покинул нас.

– До родов оставался месяц, и мы поспешили выдвинуться в путь. Как я и предполагала путешествие с нездоровой беременной женщиной в тряской карете ни к чему хорошему не привело. Роды начались посреди поля. Измученная поездкой Мария все свои силы потратила, чтобы родить ребенка. Собрав остатки сил, она взглянула на девочку и, попросив меня позаботиться о ней умерла.

– Я осталась с новорожденным ребенком на руках. Взятая с собой в дорогу кормилица не дала девочке умереть от голода, а мне лишиться рассудка от ее криков. На похороны жены Филипп не приехал, и мне пришлось все взять в свои руки. Была ли я счастлива в тот момент, ведь я не любила Марию? Нет, не была.

Мне было больно от того, что мой любимый человек страдает. Поручив воспитание девочки надежным людям, я отправилась обратно в Париж исправлять опальное положение Филиппа. С огромным трудом мне удалось добиться прощения, я испытала все способы и, получив в руки заветную грамоту с предписанием вернуться в Париж, устремилась на поиски моего Филиппа.

– Обнаружила я его в кабаке в Марсельском порту. После смерти жены облик

Филиппа перестал быть человеческим, но меня это не волновало. Сейчас мы могли быть вместе, я любила его, а для него была всего лишь другом, — Инара вздохнула и налила себе чаю.

– Предписание он порвал, даже не прочитав, а после огромного количества красного вина случилась страшная пьяная драка, в результате которой капитан корабля оказался, заколот шпагой Филиппа. Я знала, что он не виноват, но доказать обратное было не возможно. Нам пришлось бежать. Филипп просил бросить его, но не могла. Опальному дворянину еще и обвиненному в убийстве другого бежать не куда. Перед нами стаял простой выбор либо Америка, либо теплые воды Средиземного моря, готовые приютить любую заблудшую душу. Я наняла корабль, капитан которого согласился доставить нас в Геную, оттуда мы собирались отправиться в Венецию. Прибрежные воды считались относительно безопасными, но нам не повезло. Пираты, перебив команду, захватили наше судно, а нас было решено продать на невольничьем рынке в Алжире. Каких трудов мне стоило не выдать свою истинную сущность вам не понять. В первую же ночь меня повели к капитану пиратского корабля, от собственного бессилия Филипп скрежетал зубами, но объяснить, что бояться надо капитану, а не мне я не могла. После непродолжительных разговоров, капитан созвал команду и передал управление кораблем Филиппу, а сам стремительной ласточкой покинул корабль, — Инара развернула конфету и целиком отправила ее в рот.

– Начавшийся было бунт утих, при виде показавшейся на горизонте французской эскадры. И лишь мое умение управлять кораблем и трезво оценивать ситуацию помогло нам скрыться. Так мы стали пиратами. Двадцать четыре часа в сутки мы были вместе: захватывали торговые корабли, сражались бок о бок с другими пиратами, проводили безумные страстные ночи в своей каюте. А я все ждала тех самых заветных слов, которые хочет услышать каждая женщина, но Филипп молчал.

Однажды он попросил меня вернуться во Францию и проведать его дочь. Девочке исполнилось пять лет, и Филипп хотел увидеть ее. Нужно было позаботиться о ее будущем. После долгих уговоров я согласилась. Прощаясь со мной, он обнял меня и сказал, что в его жизни есть две самые любимые женщины: я и маленькая Изабелла.

Я была на вершине своего счастья, но оно было очень не долгим.

– Забрав девочку, я вернулась в Марсель. Филипп должен был прибыть в порт на торговом судне. Я ждала месяц, но он так и не появился. Позже, до меня дошли вести, что французская эскадра потопила нашу Персеиду. Мне ничего не оставалась делать, как вернуться в Париж. Моя репутация не пострадала, и я взяла воспитание девочки на себя. Я полюбила ее, как родную дочь. Изабелла дала мне то, чего я была лишена все эти годы. Я почувствовала себя настоящей любящей матерью.

Потомки моей дочери до сих пор живут до Франции.

Я сидел, раскрыв от удивления рот. Теперь мне стало понятным, почему Инара так переживает за Настю: она все еще мечтает стать матерью.

– Завтра ночью все решится. Давайте повторим попытку поспать, — предложил я, — ведь когда появится Юлий, нам будет не до сна.

Уснуть нам так и не удалось. Все разбрелись по комнатам и в одиночестве коротали время до вечера. Я вернулся в кабинет и принялся осматривать корешки книг. Мне нужна была книга по защитной магии. Поставить ей защиту от физического воздействия я не мог, а вот убрать страх и панику, помочь обрести ясность мысли было в моих силах. Я перебрал почти все книги, но нужной так и не нашел. Каждое из предложенных заклинаний требовало физического присутствия объекта, а у меня такой роскоши не было. Придется действовать топорным методом.

Я сел в любимое кресло, закрыл глаза и расслабился. Представить Настю было делом не сложным, ее яркий образ моментально возник перед глазами: вот она в нежном, цвета свежей листвы, платье входит из подъезда, ее глаза изумленно распахиваются, словно она не ожидала меня увидеть и тут же смущенно улыбается, пытаясь скрыть свое удивление.

– Настя, — шепотом позвал я. Стараясь не упустить образ, я позволил взгляду затуманиться и посмотрел сквозь нее. Сама Настя отошла на второй план, и я ясно увидел ее спокойную, повторяющую очертания тела, нежно-лавандового цвета ауру.

Как интересно, такой цвет я встречаю впервые. Обычно ауры нормальных людей пестрят сочетаниями алого и желтого с редким вкраплением синего, а тут лавандовый, плавно переходящий в фиолетовый с синими пятнами. Настя верила в сказки, маленькая девочка, живущая в своем выдуманном мире. Ей интереснее существовать вне реальной жизни, там, где жизнь безбедна и полна волшебства.

Лавандовым людям гораздо приятнее воображаемые картинки мира, где порхают бабочки, растут цветы и бродят нимфы, чем грязные бетонные мегаполисы.

Реальность представляется им холодной и жестокой. Что ж добро пожаловать в сказку, но вместо прекрасных нимф и бабочек все тот же грязный бетонный мегаполис.

Я мысленно потянулся к ее разуму, аура неохотно сжалась и тут же выстрелила длинными острыми иголками страха, напоминая испуганную рыбу-шар. Лавандовые и фиолетовые цвета сменились серым цветом ужаса местами переходящим в непроницаемо черный. Настя боялась за свою жизнь. Кончики иголок горели оранжевым — беспокойство за других, близких ей людей. Немного зная Настю, я предположил, что она беспокоится за своих родных. Только такой человечек, как она, в такой ситуации мог думать еще о ком-то другом. Я пригляделся — аура не пульсировала, значит, Настя спит. Это упрощает задачу.

– Настя, — тихонько позвал я, — твои родные в безопасности. Я помогу тебе, — продолжал шептать я, представляя, что ласково поглаживаю ее по голове. Острые иглы немного сгладились, отупляющий и застилающий разум животный ужас ушел, оставляя место простому страху. Я не мог убрать его полностью, чтобы правильно оценивать обстановку и адекватно реагировать, она должна его чувствовать. Полное отсутствие страха может привести к непоправимым последствиям. Продолжая мысленно поглаживать ее, я прислушался. Через мгновенье я скорее ощутил, чем услышал ее ровное дыхание. Настя успокоилась. — Я люблю тебя, — признался я, прежде чем разорвал связь.

Я закрыл дрожащими ладонями глаза и устало откинулся в кресло. С трудом оторвав руки от лица, я вытер, покрывшийся испариной лоб. Как неожиданно эта девочка стала для меня центром вселенной. Я вспомнил Хельгу, а ведь я не любил ее так! Или это было простое человеческое чувство, не приправленное сверхъестественным восприятием, не сдобренное, окружившими нас опасностями. Я не боялся потерять ее. А теперь моя история могла закончиться, даже не начавшись. Я попробовал представить наше совместное будущее.

«Зеркало судьбы», — услужливо подсказала чужая память. Собрав остатки сил, я представил большое зеркало, в тяжелой золоченой раме, подёрнутое легкой дымкой.

«Ты можешь задать только один вопрос и получить на него ответ, — сказал ясный хрустальный голос. Я почему-то сразу понял, что это говорит зеркало. — Подумай, как следует, прежде чем использовать единственную возможность», — посоветовало оно.

– Покажи мне Настю после нашей операции, — не раздумывая выпалил я.

– Не совсем правильный вопрос, ты не увидишь всего, что тебе необходимо знать.

Я вижу отчаяние и неуверенность в твоих мыслях, но слова прозвучали — смотри!

Дымка сгустилась и потемнела, скрутилась спиралью и бешено вращаясь, исчезала в невидимой воронке. На мгновенье проступил нечеткий женский силуэт и тут же пропал. Помехи, как на телевизионном экране, заполонили зеркало. Я разочарованно поморщился и отвернулся.

– Это все? — Спросил пустоту я.

«Смотри»! — в голове зашипел голос Авроры.

Я поспешно повернулся и уставился на экран. Телевизионный снег прекратил застилать зеркало, нечеткий женский силуэт медленно обретал ясность. Настя сидела на полу в моей гостиной, прижав колени к груди, ее колотила крупная дрожь. Невидящим взглядом она смотрела в пустоту, а потом внезапно посмотрела прямо мне в глаза и осипшим голосом спросила:

– Зачем ты это сделал? — Я уставился на экран, не понимая, что она имеет ввиду, и могу ли я ответить.

– Главное, что ты жива, значит, нам удалось спасти тебя. Теперь я всегда буду рядом, — с трудом выдавил я. Настя посмотрела на меня огромными полными слез глазами, и связь прервалась. Клочки тумана заполонили экран, и зеркало, на прощанье, отразив меня сидящим в кресле, растаяло без следа.

Я попробовал обдумать увиденное, но радость от того, что Настя жива, не дала сосредоточиться. Впервые за последние дни я облегченно вздохнул и спокойно заснул.

Глава 11

Меня разбудил звонок дверь. Глаза открывать не хотелось, и я продолжал сидеть в неудобной позе, с досадой отмечая, как затекла шея и спина. Негромкие голоса и шуршание пакетов дали понять, что оборотни опять заказали еду. Внезапно проснувшийся поистине волчий голод, заставил меня открыть глаза и со скрипом подняться с насиженного места. Чувствуя себя железным дровосеком и скрипя всеми конечностями, я, попеременно охая и ахая, а также непечатным словом поминая всех известных мне мракобесов, вышел из кабинета, и, следуя за аппетитными ароматами, направился на кухню.

– Ну, наконец-то, — проворчала Инара, — я уже хотела идти будить тебя. Времени уже практически не осталось. — Видя мое недоумение, она пояснила, — скоро рассвет.

Я выглянул в окно. Серая предрассветная мгла, клочьями повисла на деревьях, облепила соседние дома, не желая выпускать их из своих призрачных лап. По дороге натужно гудя, проехала поливальная машина. Дворник, опираясь на старую потрепанную метлу и неприкрыто зевая, вовсю костерил водителя водовозки, залившего водой кучу мусора. Начинался обычный день для обычных людей.

Я отошел от окна и, стараясь не мешать сел за стол. Эдвард разбирал содержимое пакетов, Инара, скрестив руки на груди, облокотилась на холодильник и давала медведю указания, что куда раскладывать.

– Юлий не появлялся? — Спросил я.

– Нет, — Инара обиженно поджала губы. — Неужели ты думаешь, что мы тебя бы не разбудили?

– Ему уже пора объявиться, — подал голос медведь. — Кушать подано, — объявил он и широким жестом пригласил нас к столу.

– Как вкусно пахнет, — придвигая поближе тарелку с копченой рыбой, промурлыкала Инара. Рука с тарелкой замерла на половине пути, чуть набок склонив голову, пантера прислушалась. Эдвард, прислушиваясь, инстинктивно повторил ее движение. Тихий шорох в кабинете, заставил нас переглянуться. С истинно кошачьей грацией совершенно бесшумно Инара отправилась на разведку. Мы с Эдвардом, как производящие гораздо больше шума, остались на месте, готовые броситься ей на выручку.

– Юлий! — Раздался громкий вопль Инары. Мы тут же расслабились, а медведь, воспользовавшись ситуацией, захватил блюдо с копченой рыбой.

– Идите сюда, — с набитым ртом прокричал он.

Держа Юлия под руку, и не переставая улыбаться, Инара привела его на кухню.

Под ее тяжелым взглядом, Эдвард нехотя поднялся и пересел на другое место.

– Инара, не стоило прогонять Эдварда, — немного охрипший, как после долгих споров, голос Юлия звучал, как всегда непринужденно, — тем более что Артур меня накормил. Вальтер, Эдвард, — поздоровался он.

– Рад тебя видеть, — ответил Эдвард, а я ограничился кивком головы. Какая разница, он все равно за мгновенье до моего кивка, увидел его своим внутренним зрением.

– Юлий, это не важно, хочешь ты есть или нет. Это самое удобное место, тебя отсюда хорошо видно и слышно, — ворковала Инара, бросая гневные взгляды на недовольного медведя.

– Она просто хочет держать меня подальше от копченой рыбы, — хохотнул Эдвард, —  но я уже съел больше половины.

– Ах ты, прожорливый медведь! — Возмутилась Инара.

С появлением Юлия напряжение спало, и мы заметно расслабились. Но про охранные амулеты не спрашивали, ждали, когда Юлий сам заговорит о них.

– Все в порядке, — он не стал нас долго томить неизвестностью, — два охранных амулета у меня есть. Тебе Вальтер, придется закрываться самому, — я согласно кивнул, — но я думаю, что они тебе не понадобятся. Рассказывайте, что вы придумали.

– Аврора показала Вальтеру алгоритм действий, — не переставая есть, начала рассказ Инара. — Мы появимся на поляне заранее, сольемся с магическим фоном, думаю, Вальтер, — указывая на меня ножом, сказала Инара, — сможет нам это обеспечить. Дождемся начала ритуала. Как только Йожеф отгородится от остальных завесой, мы нападем. Точнее Вальтер направленным ударом постарается приложить их как можно сильнее, а мы добьем, пока он будет заниматься Йожефом. При первой возможности Вальтер откроет портал и отправит к тебе Настю. Мы вернемся, как только уничтожим всех.

– План хороший, но вы упустили одну деталь, — Юлий сделал паузу, — на поляну Вальтер должен пойти один.

– Как это один? — Хором вскричали оборотни.

– Только он сможет полностью слиться с природой и остаться незамеченным для поисковика Йожефа, — жестом прерывая начавшийся было спор, Юлий продолжил, — если Вальтер будет прикрывать вас, то на это уйдет огромное количество силы, которое ему еще пригодится в битве. Ведь оборотней прикрыть магией не так уж и просто. У вас очень сильное животное начало, возмущения на энергетическом уровне многослойны. Если скрываться от мага такого уровня, как Йожеф, то на подобающую маскировку уйдет прорва времени и сил. Да и Феликс моментально вас учует, так что этот вариант отпадает. Вальтеру проще замаскироваться одному в нужный момент, он провесит портал, и через мгновенье вы будете на месте.

– Юлий, — Эдвард скрестил руки на груди, — а ты уверен, что открыть портал с поляны получится? Ведь попасть на нее с помощью портала невозможно.

Все уставились на Юлия.

– В том то и дело что не уверен, поэтому вам придется ждать на максимально близком расстоянии в машине, — Юлий устало потер виски. — Я не могу разглядеть вашу битву, все происходящие на поляне затуманено. Минуту все переваривали услышанное и заговорили все разом.

– Мы не можем отпустить Вальтера одного, — на пол тона выше, чем обычно сказала Инара.

– Как мы узнаем, что пора действовать? — Эдвард посмотрел на Юлия и, перебивая

Инару продолжил, — Телефон нам тоже не поможет, все те же энергетические возмущения создадут помехи. Придется ориентироваться по времени. Ритуал необходимо начинать в полночь, значит до этого, Йожеф проведет все приготовления и проверит территорию, но мы можем не успеть. Или наоборот появиться слишком рано и все испортить. И опять же, как мы отправим Настю с поля битвы?

Все наши планы рухнули в неизвестность. Сплошные вопросы, на которые нет ответа. Но я знал, что Настя останется жива, значит, выход есть. Аврора была способна на многое. Лишь единицы способны противостоять ей. Я вспомнил, как она справилась с Уисничем, как яростным смерчем утащила в мир мертвых и также легко вытащила нас обратно. Мертвый мир, древние капища — это все места обитания духов, живым там находиться практически невозможно. Точнее, если ты умудрился попасть туда живым, то надо быть очень сильным чтобы выжить. Эти места похожи. У них одинаковая энергетика, а значит, я смогу провесить портал.

Я встал из-за стола и отошел к окну, отдернув штору, я уселся на подоконник и вытянул ноги.

– Мне хватит сил, чтобы перебить помехи и провесить портал, — стараясь, чтобы мой голос звучал уверено, сказал я. — Но для этого мне надо ясно представлять точку отправления. Времени обследовать прилегающие к поляне кусты — нет, поэтому, Инара и Эдвард останутся дома.

– Мы не будем сидеть, и ждать с моря погоды! — Возмутилась Инара.

– Будете, — может чуточку более резко, чем хотел, сказал я, — Инара, пойми, если ситуация выйдет из-под контроля, то вы не успеете. А она выйдет, так как дорога на древнее капище одна и вас успеют засечь раньше, чем начнется вся операция.

– Вальтер прав, — поддержал меня Юлий. — Он сумеет провесить портал, и вы явитесь в нужный момент, а не как бог пошлёт.

– Но…

– Инара, у нас нет выбора, — не думал, что Эдвард тоже меня поддержит, — первоначальный вариант отпадает, а если мы с тобой будем находиться поблизости, то нас обнаружат, и Настя умрет!

– Это глупо идти туда в одиночку! — Не унималась Инара.

– А что не глупо? — Почти шёпотом спросил я. — Все наши попытки глупы. Мы понятия не имеем, с чем нам придется столкнуться. Я не думаю, что в самом начале мне понадобится ваша помощь. Я вырублю Шона и Феликса и одновременно провешу портал. Вам потребуется пять секунд, чтобы появиться на поляне и завершить начатое мной.

С этими словами я слез с подоконника и вышел из кухни в гостиную.

– Ты куда? — Закричала Инара. — Мы еще не все обсудили!

– Инара, — сказал Юлий, — больше нечего обсуждать.

– Пойдем, красавица, разберем мою сумку с оружием.

Оборотни вместе с Юлием ушли в кабинет, теперь оттуда доносились восхищенные возгласы и легкое позвякивание стали. Развалившись на диване, я думал над своими словами. У нас нет выбора: либо мы спасем Настю, а заодно и всех существ причастных к магическому миру, либо мы погибнем и наш мир охватит война, но нам будет уже все равно. Я лежал, глядя невидящими глазами в потолок, решение пришло внезапно. Резко подорвавшись с дивана, я бросился к шкафу и выбрал мягкие черные штаны и футболку. Представляю, как удивился Юлий, увидев столь резкую перемену.

Мысленно попросив его ничего не говорить Инаре, я переоделся, схватил в прихожей мотоциклетную куртку и перчатки и выскочил за дверь. Рефлексы охотника сработали, моментально закрывшись от слежки, я, перепрыгивая через перила, стремительно приближался к выходу.

– Вальтер! — Гневный вопль Инары застал меня уже в дверях.

– Я тоже буду скучать, — сказал я, самодовольно улыбаясь, представляя, как Инара в ярости рвет и мечет, но сделать ничего уже нельзя. Я полностью закрылся, на всякий случай даже от Юлия. Инара может быть очень изобретательной, когда чего-то очень сильно хочет. Ничего побудут несколько часов в неизвестности.

Выскочив на дорогу, я поднял руку, тотчас из общего потока машин отделилась белая шестерка с наглухо тонированными стеклами и притормозила у обочины. Я не стал привередничать и сел на заднее сидение. Назвав водителю адрес, я нащупал ключи от мотоцикла и бумажник. Водитель, здоровый круглолицый мужик с растрепанными и, похоже, с утра не причесанными волосами, внимательно посмотрел на меня в зеркало заднего вида, оценивая мою платежеспособность, сам себе кивнул и тихонько тронулся с места.

– Ну и погодка, сейчас ливанет, — вклиниваясь в поток, сказал мужик.

Я посмотрел на небо: огромная антрацитовая туча лениво надвигалась на город, нехотя поглощая в своем брюхе остатки неба. В открытые окна шестерки задувал жаркий ветерок, смешанный с запахом дорожной гари и выхлопными газами машин.

Прохожие, изнемогая от давящей духоты, опасливо поглядывали на небо и торопились оказаться под крышей. Не очень удачное время для поездок на мотоцикле, зато будет меньше машин.

Наконец-то мы приехали, я расплатился с водителем и с удовольствием покинул салон шестерки. Направляясь к зданию многоуровневой парковки, я вспоминал, когда последний раз гонял на своем мотоцикле. Судя по воспоминаниям это было еще до начала поисков Королевы. Мда…. Надеюсь мой мотоцикл на месте. Мотоцикл был на месте. Он ждал меня. Нежно погладив руль, я завел его. Двигатель издал ровный и одновременно мощный звук.

– Да ты в хорошей форме, приятель, — застегивая шлем, сказал я, — поехали, покатаемся.

С этими словами я выехал со стоянки. Взвинтив восприятие, я быстро набрал максимальную скорость, и под завистливыми взглядами с легкостью лавируя между машинами, помчался прочь из города.

Я хотел обогнать тучу, к сожалению, нам с ней было по пути. Разросшаяся до невероятных размеров, она не спешила отдавать влагу, она хранила ее для определенного часа. Она знала, где сегодня прольется кровь.

Глава 12

Казалось я летел со скоростью света, жаркий, не на минуту не затихающий ветер выдул все мысли из головы, оставив лишь пустоту. А туча все давила и давила.

Только она одна могла видеть кто я на самом деле. Я замаскировался на всех уровнях, оставляя следов не больше, чем обычный человек.

Погрузившийся в ранние сумерки, город давно остался позади. Я мчался по загородной трассе, уверенно сворачивая на развилках. Запоздало вспомнив, что не спросил у Эдварда дорогу, я полностью положился на свое чутье, и оказалось не зря.

Сначала я почувствовал легкое, скользящее по моей защите проникновение. Чужой разум исследовал меня. Я позволил ему убедиться в моей человеческой природе, сбросил скорость до минимума и прижался к обочине. Разум тут же потерял ко мне интерес и отправился на поиски другой жертвы.

Уловив частоту телепатической волны, я легко обнаружил ее источник. Небольшой плотный сгусток энергии, не различимый человеческим глазом, болтался в метре от обочины. Нетерпеливо меняя форму и плотоядно вытягивая щупальца, попутно сканируя ауры предполагаемых жертв, выискивая самых эмоциональных.

Вот и первый звоночек, слабенький, питающийся исключительно эмоциями призрак.

Что-то он рановато, еще не совсем стемнело. Внезапно призрак вытянулся двумя тонкими щупальцами и мелко завибрировал. Приближающаяся машина окатила волной беспокойства. Женщина, сидящая за рулем, очень волновалась. Ее первая самостоятельная поездка выдалась сложной, сначала подрезал какой-то лихач, потом долгое выяснение отношений с сотрудником ГАИ, в результате она ехала, вцепившись в руль мертвой хваткой и напряженно глядя на дорогу. Снедающего ее беспокойства хватило на первоначальную подпитку призрака, жадно поглощая ее страх, он начал принимать более осязаемую форму. Преобразуясь из бесформенного сгустка энергии сначала в легкий туман, а затем по мере насыщения, туман принял форму собаки, которая рванула ей прямо под колеса. Громкий визг тормозов, ужас и паника на лице женщины. В попытке объехать собаку, невесть откуда взявшуюся на дороге, она зачем-то крутнула руль влево и только чудом не столкнувшись со встречной машиной, остановилась на обочине дороги. Призрак тем временем, как осьминог, раскинул свои щупальца, поглощая гнев, страх всех участников движения.

Остановив мотоцикл, на бегу срывая шлем, я бросился к машине, сидящая в ней женщина находилась в предынфарктном состоянии. Помочь ей магией я не мог, это все равно, что плакат написать о моем присутствии, поэтому я бесцеремонно распахнул двери и начал рыться в автомобильной аптечке. Кое-как отыскав валидол, я буквально запихнул его ей в рот. Через минуту руки, судорожно сжимающие руль разжались, и к побелевшим пальцам устремилась кровь. Женщина оторвала взгляд от лобового стекла и посмотрела на меня.

– Она жива? — Немного заикаясь, спросила она.

– Кто? — Спросил я.

– Собака, — женщина с трудом вышла из машины и, обойдя ее спереди, разглядывала бампер, — я почувствовала удар.

– Не было никакой собаки, — я решил играть свою роль до конца, ведь собаку должна была видеть только эта женщина.

– Как не было? — Потихоньку успокаиваясь, удивилась она.

Тем временем призрак, потерявший к нам всякий интерес, плыл в сторону леса. Я проводил его взглядом, запоминая место, где он скрылся за деревьями и переключил все внимание на женщину.

– Вам надо успокоиться, — заглядывая ей прямо в глаза, сказал я. Немного гипноза ей не повредит, и меня не обнаружат.

– Вы очень хороший водитель, — продолжил внушение я, — вы уверенно чувствуете себя за рулем, умеете оценивать ситуацию и принимать верные решения, — женщина смотрела на меня затравленным взглядом. — Сейчас вы очнетесь, продолжите свой путь и будете внимательны на дороге.

Я отвел взгляд, и женщина часто заморгала, стараясь восстановить зрение.

– Привидится же всякое, — усаживаясь за руль, беззаботным тоном сказала она, — спасибо, что остановились помочь. В наше время это не часто случается.

– Помочь такой красивой даме всегда приятно, — улыбаясь, ответил я.

– Еще раз спасибо, — она завела мотор и осторожно вырулила на трассу.

Проводив автомобиль взглядом, я вернулся к своему мотоциклу. Хорошо, что мне попался столь мелкий, не способный поглотить и переварить более мощные эмоции, призрак. Если бы случилось столкновение, я не смог бы остаться в стороне и вмешался, разрушая используемой магией всю маскировку и ставя под удар нашу операцию. А так, я только немного помог обрести уверенности за рулем этой даме и обнаружил вход на поляну. Осталось только проверить защиту и вперед.

Я откатил мотоцикл подальше от дороги и, скрывшись от любопытных глаз за небольшими кустами, сел прямо на землю. Закрыв лицо руками, я просканировал окрестности. Немудрено, что здесь часто происходят аварии, плавные линии энергетического поля, огибали поляну по кругу и постоянно взрывались выплесками потусторонней силы. Подобно гейзерам невозможно предугадать, где произойдет очередной взрыв. От большого присутствия мертвой энергетики, к горлу подступила тошнота. Я усилил свою защиту и решил осмотреть поляну сверху. Полностью погрузившись в себя, я представил как, ловко огибая всплески потусторонней силы, поднимаюсь над дорогой и на высоте птичьего полета зависаю в небе.

Проекция астрального тела получилась очень легко. Это были очень странные ощущения: я чувствовал, что сижу на земле и в тоже время наблюдал за собой сверху. Несколько раз, перевернувшись в воздухе, осваивая технику полета, я сосредоточился на поляне. Обнаружить ее сверху не составило труда. Большой, правильной формы круг, выжженной земли с жертвенным камнем точно посередине, сразу бросался в глаза.

Сначала мне показалось странным, что люди ничего не знают об этой поляне.

Находясь в пятистах метрах от дороги и отгороженная небольшим лесочком, она давно должна быть обнаружена вездесущими грибниками. Не может быть, чтобы об этом месте, где наверняка пропадают люди не ходили сплетни. Немного снизившись, я начал подробно изучать энергетические потоки, отыскивая более удобный вход.

Йожеф поведет Шона напролом, им не надо скрываться от духов, наоборот, они готовят им жертву.

Перелетая с места на место, я, наконец, обнаружил энергетическую дыру в пространстве. Как следует, запомнив место, я вернулся в свое тело. Поочередно пошевелив руками и ногами и убедившись, что все нормально функционирует, я надел мотоциклетные перчатки и медленно поднялся на ноги. Тошнота усилилась. Пара глубоких вдохов облегчения не принесли, вкус выхлопных газов с дороги осел на языке.

Постоянно отплевываясь, я углубился в лес, сильно забирая вправо. Первое что бросилось в глаза это обилие мухоморов. Их веселые ярко красные с белыми крапинками шапки выглядывали из-под травы. Местами они собирались в кучу, заполняя собой небольшие поляны. Осторожно раздвигая ветки и стараясь двигаться как можно тише, я пошел дальше. Чем больше я приближался к поляне, тем меньше растительности становилось вокруг. Через несколько шагов показались черные обугленные деревья. Вот она четкая граница миров. Осталось сделать один шаг и путь назад будет отрезан. Да, я и не собирался, просто будет поздно, что-либо менять, нужно будет точно следовать намеченному плану. Я еще раз прокрутил все в голове, убедился в правильности своих решений и пошел вперед.

Черная земля хрустела под ногами, а сухие деревья норовили уцепиться за одежду искореженными ветками. Случайно задетый небольшой куст осыпался седым пеплом на землю. С каждым шагом почва под ногами становилась все горячее. Создавалось впечатление, что пламя в одночасье вырвалось из-под земли и охватило этот участок леса, выжигая все живое на своем пути. И лишь когда от деревьев остались обугленные остовы, а кусты превратились в застывший пепел, оно вернулось в землю и теперь медленно, как газовая конфорка, тлело, не позволяя природе воскреснуть

На улице стремительно темнело, было жутко находиться в мертвом лесу, стоявшая вокруг тишина невидимыми тисками сдавливала голову. Обманчивая тишина. На самом деле обитатели этого места стремительными вихрями носились вокруг меня. Несмотря на мою маскировку, духи почувствовали присутствие чужой энергетики и пытались определить ее источник в надежде обрести новое тело. Закрыв все открытые участки тела, я не оставил им ни малейшего шанса.

И тут я почувствовал удар, меня сильно толкнули в грудь. От неожиданности нелепо взмахнув руками, но устоял. Вокруг никого не было. Только тени продолжали свои поиски.

«Скоро поляна, сосредоточься», — раздался в голове голос Авроры. Через несколько шагов я подошел к ее краю. Все — дальше мне нельзя. Я машинально поднял руку, чтобы посмотреть на часы, но вовремя спохватившись, взглянул на небо. Жирная темная туча закрыла собой все пространство, плотоядно сгустившись надо поляной. Осталось меньше часа, скоро взойдет луна. Я замер на месте, как изваяние, полностью слившись с чернотой ночи, став ее частью.

Призраки потихоньку успокоились и прекратили обшаривать окрестности в поисках заблудшей души. Теперь они слетались на поляну как стервятники, почуявшие жертву. С каждой минутой их становилось все больше, от их мельтешения зарябило в глазах, а уровень потусторонней энергии поднялся до критической отметки.

Надеюсь, амулеты, что принес Юлий, сработают, иначе ребятам придется туго.

Внезапно призраки замерли, и я отчетливо услышал шаги. Шли четверо. Тихие крадущиеся шаги Шона, я узнал сразу, неслышную поступь Феликса, я скорее угадал, чем расслышал. Остальные шли очень громко, словно медведь продирался сквозь бурелом, маги шли уверенные в себе, в своей силе, даже не стараясь приглушить свои шаги. Через мгновенье они вышли на поляну. Настю нес Феликс, перекинув ее через плечо, как скатанный в рулон ковер. Ее худенькая фигурка в длинной белой сорочке казалась еще одним призраком. Они быстро пересекли поляну и остановились у камня. Феликс бережно положил Настю на жертвенник.

Стоять. Не шевелиться.

– Кто? Кто осмелился нарушить наш покой, — с театральными завываниями начали шептать призраки.

Йожеф не удостоил их ответом. Он знал, как им не терпится получить свою жертву.

— Привязывайте, — каркающим голосом приказал он, — крепче, чтоб не шевелилась

Стоять!

Шон и Феликс склонились над Настей, затягивая веревки. Рабыня достала из огромных сумок складной столик и принялась раскладывать баночки с травами.

Последним она извлекла нож с коротким кривым лезвием и простой отделанной кожей рукоятью.

Стоять!

Йожеф вытянул левую руку и, выставив ладонь вперед, обходил поляну против часовой стрелки.

Задержать дыхание! Не шевелиться!

Я замер, не отрывая от него глаз, фиксируя каждое его движение. Йожеф на мгновенье замер, словно прислушался к чему то, но ничего не заметив повернулся к Шону и Феликсу.

– Я ничего не почувствовал, — сказал он, — но это не значит, что здесь никого нет.

– Может поспрашивать у местных? — Поднимаясь с колен и отряхивая прилипшую к штанам землю, предложил Шон.

– Ты прав, — поджав губы и презрительно сморщив нос, ответил Йожеф, — закрыть магически оборотней очень сложно, но можно. А вот спрятать их от призраков невозможно.

Я мысленно поблагодарил себя за то, что оставил их дома. Йожеф сделал быстрый пасс левой рукой. Я почувствовал, как от него дугой расходится давящая сила, причиняя прозрачным телам боль и заставляя отвечать на вопросы мага.

– Есть кто-нибудь кроме нас на поляне живой? — Рыкнул он.

Призраки заметались, как мальки в садке, выпуская маленькие поисковые импульсы. Я чувствовал, как они скользят по моей защите, но не могут пробить ее

– Нет, никого нет, — зашелестели они.

– Ну и хорошо, — Йожеф заметно расслабился, — всем отойти на десять шагов, встаньте по кругу и смотрите в оба.

Начинается, главное не упустить нужный момент. Все разошлись в разные стороны и встали спиной к жертвеннику, внимательно осматривая темный лес. Йожеф подошел к Насте и потрепал ее по щеке, приводя в чувство.

– Очнись, красавица, ты нужна мне в сознании.

Настя открыла глаза, ее тело сотрясла крупная дрожь.

– Зачем вы это делаете? — Несмотря на охвативший ее ужас, голос звучал спокойно.

– Тебе расскажут потом, после ритуала, — Йожеф усмехнулся, — больно не будет, а в конце даже приятно.

Я стоял, до боли сжав кулаки, с трудом удерживая себя от того, чтобы не бросится и не разорвать его в клочья голыми руками. Мне нужно сдерживаться, иначе все пойдет прахом. Глубоко вздохнув и восстановив дыхание, я продолжил наблюдение. Йожеф взял баночку с травами и, начиная от головы Насти, пошел по кругу, тихо напевая себе под нос слова заклинания. Замкнув круг, он повернулся к ней спиной и протянул руки перед собой ладонями вверх. Своим хриплым каркающим голосом он выкрикнул последние слова заклинания. По кругу, вспыхнувшему ярко красным светом, тонкой змейкой пробежала вязь символов и, рассыпавшись лучами, молнией ударила в небо. Йожеф резко опустил, а потом вскинул руки. Словно по команде с четырех сторон круга выстрелили красные лучи, куполом сошлись над жертвенным камнем и мощным прожектором высветили небо. В ответ точно в центр купола ударила молния, загремел гром, и тучи разошлись, обрамляя поляну по кругу и открывая неестественно огромную кроваво-красную луну.

Йожеф взглянул на нее и склонился в поклоне.

– Нашу жертву примут, можно начинать, — сказал он и шагнул внутрь круга.

Пробежав пальцами по баночкам, остановил выбор на самой маленькой и зачерпнул пальцем коричневую мазь. Свободной рукой он задрал Насте подол сорочки и, громко призывая темные силы на помощь, начал чертить на ее животе ритуальный круг.

– Призываю тебя, Мецтли, богиня ночи, — словно в трансе раскачиваясь из стороны в сторону и напевая слова призыва, шептал Йожеф.

Пора — пока он не призвал остальных помощников надо остановить процесс. Это не колдун из воспоминания Авроры с его простеньким кругом. Если у мага достаточно сил и знаний, чтобы удержать призванных демонов-помощников, то остановить его можно только уничтожив демонов, а на это только моих сил мало. Вскидывая руку и набрасывая парализующую сеть на стоящих по кругу людей, одновременно провешивая портал на свою кухню другой, я бросился вперед, лихорадочно соображая, что можно сделать для того, чтобы остановить Йожефа. Ветер не поможет, он использует мазь, а не траву, попробую сбить с ног его самого. Выбросив руку вперед, я ударил чистой, не во что не оформленной силой. Маг сделал шаг в сторону и завалился на бок. Бьющая из моей руки сила потащила его из круга, но он, уцепившись за столб отчаянно сопротивлялся. Через мгновенье я ощутил ответное давление. Йожеф сумел завернуться в щит и пытался не подпустить меня к кругу, одновременно снимая сеть с Шона и Феликса.

– Я думала, ты нас не позовешь! — Выскакивая из портала, закричала Инара.

Оборотни появились вовремя. Я чувствовал, как сеть моего заклинания покрывалась трещинами: вот-вот и она спадет.

– Инара! Сначала Светлую! — Заорал я, если оборотни не успеют убрать волшебницу, то им не устоять.

Выскочивший следом за Инарой Эдвард метнул нож, и светлая волшебница бревном упала на землю. Призраки закружились над ней, как стая голодных акул, жадно впитывая высвободившуюся силу и сожалея, что светлая уже потеряла свою душу.

Разлетевшиеся в клочья заклинание выпустило Шона и Феликса и отозвалось дикой болью голове. Я упал на колени, обхватив голову руками, а Йожеф воспользовавшись секундной передышкой, вскочил на ноги.

– Мне не нужна Королева, мне нужна лишь жертва! — Глядя на огромную луну, заорал он.

Но без соответствующего заклинания эту жертву не примут. С трудом поднявшись на ноги, я резко вскинул руки и хлопнул в ладоши у себя над головой. Тучи мгновенно сомкнули ряды, погрузив поляну во тьму, и дождем обрушили на нас тонны ледяной воды. Расколовшая небо молния на секунду выхватила силуэт Йожефа занесшего над Настей нож. Последовавший за этим истошный вопль Насти слился с яростным рыком Йожефа.

– Настя! — В два голоса заорали мы с Эдвардом.

– Вальтер! Помоги ей! — Пытаясь перекричать шум дождя, и с трудом отбиваясь от наступавшего на него Шона, орал Эдвард. Рядом, сцепившись черным с серым клубком, остервенело рвали друг друга Феликс и Инара. И тут я почувствовал запах крови. Настя! Я бросился к ней, даже не заметив огня, взметнувшегося стеной, когда я пересек черту круга. На полном ходу сбив занесшего руку для второго удара, Йожефа с ног. Сверкнувшая молния на миг осветила его перекошенное злобой лицо и совершенно безумный взгляд. Тонкая ткань рубашки треснула, и сверкнувший алым треугольный амулет выскочил наружу. Не веря такой удаче я, стиснув его в кулаке, сорвал амулет.

– Я забираю твою силу, Йожеф, — маг ухмыльнулся так, словно в его рукаве был припрятан козырь, — Шишконовский, — мстительно выждав маленькую паузу, добавил его фамилию я.

Амулет в моей руке раскалился и обжог руку, зашвырнув его подальше, я кинулся к Насте.

Скрутив силовую дугу, я отогнал взбесившихся от вида истекающей кровью жертвы на алтаре, призраков. Девушка белая, как полотно, была без сознания. Огромная колотая рана в левом боку сильно кровоточила. Я положил руки на рану и представил, как она заживает, но вместо лечения жертвенник начал тянуть силу из меня. Схватив толстые веревки начал развязывать тугие узлы, чтобы убрать Настю с алтаря и залечить смертельную рану.

– Настя, Настя, ты меня слышишь? — Кричал я. — Я здесь с тобой. Будь рядом, не уходи.

Наконец развязав последний узел, я подхватил ее на руки и вышел из круга.

Бережно положив девушку на землю, я одной рукой накрыл рану, а другой попробовал прощупать пульс. Еле слышные частые удары то ускоряли, то замедляли темп.

– Давай же! Борись! Осталось совсем чуть-чуть, — я чувствовал, как под моей рукой рана перестала кровоточить и начала затягиваться, но жизненных сил у Насти катастрофически не хватало. Сердце с трудом отбивало бешеный ритм, вызванный ускоренной регенерацией, а прерывистое дыхание стало поверхностным. Рана затянулась, и я с облегчением убрал руку. И тут Настя глубоко вздохнула, а сердце запнулось и, не выдержав остановилось. Я ощутил, как ее душа, затрепетав, словно пламя свечи на открытом ветру, расправила крылья и приготовилась покинуть тело по первому зову. Боль, пронзившая меня от осознания, что это конец, разорвала на мелкие осколки мое сердце. Да что же это такое! Она не может вот так умереть, она должна жить! Я приложил свои руки к ее груди и пропустил разряд, пытаясь завести ее сердце.

– Разряд, — кричал я, — раз, два, три!

– Еще, разряд! Раз, два, три!

Рядом на колени опустилась Инара, Эдвард, не говоря ни слова начал делать искусственное дыхание. После третьего разряда, сердце слабо вздрогнуло и забилось. Дыхание потихоньку выровнялось, и Настя открыла глаза.

– Вальтер, ты пришел, — одними губами прошептала она, — я видела сон…

– Молчи, расскажешь потом. Дома.

Я скрутил пальцы и попробовал открыть портал. Маленькая точка едва моргнула и погасла.

Еще раз. Нет результата.

Еще. И еще.

– Вы не уйдете отсюда, — нас окружил свистящий шепот, — нам нужна жертва.

– Если я не могу открыть портал, то мы уйдем пешком, — я осторожно взял Настю на руки и поднялся.

– Вы только потеряете время. Оставьте девушку и уходите, вы для нас бесполезны.

В порыве гнева я попробовал приструнить обнаглевших призраков силовой дугой, но не смог. Сил катастрофически не хватало.

– Если я буду использовать магию против них, то сил на портал не останется.

Нам надо выбраться отсюда, тогда я попробую.

Эдвард и Инара кивнули.

– Вальтер, ты знаешь, где выход? — Оглядываясь по сторонам, спросила Инара.

Я попробовал сориентироваться. Лес вокруг выглядел абсолютно одинаково, совершенно не понимая, откуда мы пришли, я оглядел поляну. Тела Шона и Феликса окутал густой туман, который потихоньку расползался по всей поляне. Я обернулся, но поляна закружилась вместе с моей головой, сделав несколько оборотов, она остановилась. Я повернулся в другую сторону. Ситуация повторилась. К горлу подкатила тошнота, судорожно сглотнув, я прикрыл внезапно потяжелевшие веки, пытаясь унять головокружение. Вот уж попали в переплет.

– Эдвард, ты как? — Спросил я.

– Пока терпимо, но что будет дальше, я не знаю, — буркнул он. Стоящая рядом

Инара начала потихоньку пятится в сторону, прижимая руки к груди и затравленно озираясь по сторонам.

– Инара, — стараясь не напугать ее, позвал Эдвард, — дай мне руку.

В ответ она замотала головой и резко развернувшись, побежала прочь.

– Стой! Ты куда? — Эдвард бросился за ней, и мы с Настей остались одни.

– Оставь девушку, и вы уйдёте отсюда живыми, — склонившись к моему уху, прошептал призрак. — Если будешь упорствовать, то мы вытянем ваши жизненные силы, и вы будете медленно умирать друг у друга на глазах. Амулет у пантеры уже разрядился, и она сейчас насладится галлюцинациями в полном объеме.

Словно подтверждая его слова, Инара закричала так, что кровь, бегущая по венам, на миг остановилась. Послышался шум драки, и смачная ругань Эдварда, пытавшегося ее вразумить. Я стоял, прижимая испуганную Настю к груди, лихорадочно соображая как выбраться из этого проклятого места.

– Ты не сможешь им помочь, — указывая прозрачной рукой в сторону оборотней, продолжил шептать призрак. — Ты не настоящая фея, твои заемные силы на исходе, и мы легко заблокируем магию, направленную против нас. Выбирай, ты можешь оставить человеческую девушку, открыть портал и забрать своих друзей или вы погибнете все вместе.

Решение пришло внезапно.

– Вам нужен только человек?

– Да, — призраки нетерпеливо закружились, — человек.

Не выпуская Настю из рук, я сел на землю и сильнее сжал ее в объятьях. От промокших волос приятно пахло фиалками, я уткнулся в них лицом, глубоко вдыхая и запоминая этот аромат. Мне будет его не хватать. Качая Настю на коленях и баюкая, словно ребенка, я снял фамильное кольцо и надел ей на палец. Она удивленно посмотрела на меня, и я нежно погладил ее по голове. Я искал тебя всю жизнь, а когда нашел, понял, что нам не суждено быть вместе. Я родился и прожил жизнь только для одного — найти тебя. Я заглянул ей в глаза, приподняв голову за подбородок. По лицу катились беззвучные слезы, большие темные глаза на неестественно бледном лице заглянули мне в душу.

– Я не боюсь умереть, — прошептала она. — Мой мир разлетелся на части, его больше нет. Я не знаю, как жить дальше. Оставь меня тут, сделай, как они говорят.

– Настя, — глубже зарываясь в ее волосы, ответил я, — я не для того, спасал тебя, чтобы вот так бросить. Я люблю тебя и хочу, чтобы ты и наш ребенок жили долго и счастливо.

– Ребенок? — Удивилась она. — Я должна была догадаться.

Настя протянула руки и обняла меня. Мы сидели, не говоря друг другу ни слова, не обращая внимания на ледяной дождь и безумные вопли Инары и сочные реплики Эдварда, пытающегося ее образумить. Мы наслаждались последними минутами,

отведенными нам в этой жизни. Глухой удар и приближающиеся шаги медведя разрушили наше безмолвие.

– Я вырубил ее, — сказал он, опускаясь рядом с нами.

– Вальтер, кто эти люди? Ты знаком с Инарой? — Тихим голосом спросила Настя. — Хотя после сегодняшних событий я уже ничему не удивлюсь.

– Что ты решил? — Зашипел призрак. — Время пришло, решай.

– Мы оставим человека, — я поднял руку, не давая Эдварду перебить себя, — но сначала ты должен позволить мне открыть портал.

– Хорошо, для того, чтобы у тебя не было соблазна нас обмануть, я предупреждаю, что порталом могут воспользоваться только магические существа. Как только в него войдет человек, портал превратиться в дыру в пространстве без выхода и входа. Уйти с поляны живым человек не может.

– Я уже это понял. Эдвард, приводи Инару в чувство и позаботься обо всем, — поднимаясь на ноги, сказал я. Пока медведь похлопывал Инару по щекам, я помог подняться Насте.

– Все будет хорошо, — поправляя ей, волосы сказал я. — Эдвард и Инара позаботятся о тебе, они все тебе расскажут.

Я собрал остатки сил, сосредоточился и провесил портал к себе домой.

– Инара первая, — скомандовал я и, не давая ей шансов возразить, запихнул в слабо светящуюся бледно-голубым светом рамку портала. Как только она скрылась из виду, я нащупал у себя на груди круглый деревянный амулет и снял его.

– Я принял твою силу добровольно, и с твоего согласия отдаю тому, кто нуждается в ней больше меня, — с этими словами я надел амулет на Настю и тут же запихнул ее в портал. Призраки взвыли, туман рассыпался клочьями и начал окружать нас.

– Эдвард, в портал, — закричал я.

– Как же ты?

– Позаботься о Насте, — ответил я и запихнул его в телепорт. Рамка прощально полыхнула синим и исчезла.

– Ты обманул нас, — злобно зашипели призраки, — но мы все равно должны задать тебе вопрос. Ты согласен принять частичку этого места и вернуться в мир живых?

— Я предпочитаю смерть, чем такую жизнь, — ответил я, и тьма поглотила меня

Глава 13

Я отказывалась верить в то, что со мной происходит. Все события казались липким кошмаром, преследующим меня во сне. Люди, умеющие превращаться в волков, похитили меня из моей квартиры. И это в огромном городе, населенном людьми, не имеющими ни малейшего представления о случившимся.

Я смотрела в безумные глаза моих похитителей и понимала, что мне пришел конец.

Мое сердце не выдержит этого напряжения. Краем сознания, я надеялась, что происходящие плод моего воображения и мои внезапно ожившие фантазии скоро развеются. Возможно, это поддается лечению и если мне хоть на миг удастся вырваться из паутины и добраться до телефона, я вызову скорую помощь.

От легкого похлопывания по щеке я открыла глаза. Спину неприятно холодил камень, а мои руки и ноги до боли стянутые веревками оказались привязанные к столбам. Все тот же человек с непроницаемым лицом и колючим взглядом стоял рядом:

– Очнись, красавица, ты нужна мне в сознании, — предвкушая предстоящие события, сказал он.

И тут я поняла, что это все на самом деле! Меня зазнобило, и крупная дрожь прошла по телу, собрав остатки мужества, я спросила:

– Зачем вы это делаете?

– Тебе расскажут потом, после ритуала, — мужчина усмехнулся, — больно не будет, а в конце даже приятно.

Я откинула голову и больно ударилась об камень. Мужчина подошел к складному столику, выбрал какую-то баночку и пошел по кругу, рассыпая ее содержимое. Я постаралась прислушаться к словам, которые он бормотал себе под нос, но ничего не поняла. Скорее всего, я попала к каким-то религиозным фанатикам и меня сейчас принесут в жертву неизвестному богу.

Мужчина обошел камень по кругу и что-то прокаркал на непонятном языке, подняв руки. Мгновенно полыхнуло ярко-красным светом, освещая темное небо и ослепляя меня. Я закрыла ослепшие глаза, не желая видеть происходящие, но внезапно прогремевший гром, заставил мое тело содрогнуться, а наступившая за ним тишина открыть глаза.

– Нашу жертву примут, можно начинать, — раздался хриплый голос, и мужчина задрал подол длинной белой сорочки, в которую меня обрядили перед тем, как везти меня в это проклятое место, и начал рисовать круги на моем животе. Кожа под его пальцем запылала огнем. Я застонала и до крови прикусила губу. Жар начал расползаться по всему телу, создавая впечатление, что я горю заживо.

Я приготовилась впасть в беспамятство, но возникший из ни откуда ледяной ветер принес облегчение. Он бушевал с такой силой, что моего мучителя сдуло с места, и он, уцепившись за столб, к которому была привязана моя правая нога, отчаянно сопротивлялся разбушевавшейся стихии.

– Инара! Сначала Светлую! — Услышала я голос Вальтера, значит, мне не приснилось, значит, он пришел спасти меня.

Ледяной ветер внезапно затих, а мой мучитель оказался на ногах. Я повернула голову, стараясь рассмотреть происходящее. В неярком свете луны я увидела, как Вальтер поднимается с колен и делает хлопок над головой. И в ту же секунду огромная луна скрылась за тучами, а по земле застучали крупные капли холодной воды. Я почувствовала, как вода смывает, нарисованные у меня на животе, круги.

Сверкнувшая молния выхватила крупную мужскую фигуру с занесенным для удара ножом.

– Мне не нужна Королева, мне нужна лишь жертва! — С искаженным от безумной ярости лицом заорал он и замахнулся. От моего крика зазвенело в ушах, а резкая боль в левом боку заставила сильно дернуться и принесла долгожданное беспамятство.

Я ангел. Красивый белоснежный ангел. Я лечу высоко в небе, неторопливо взмахивая сильными крыльями и разрывая редкие пушистые облачка. Мне хорошо. Душа свободна, все переживания остались на земле.

Земля. Я посмотрела вниз и увидела маленькую черную точку в окружении зеленого леса. Что это? Неизвестная точка притягивала взгляд, и я решила посмотреть поближе. Взмахнув крыльями, быстро устремилась вниз. Черная точка разрасталась, и я увидела свое тело, распростертое на черной земле, капли дождя, словно слезы, стекают по бледному лицу, губы приоткрыты на последнем вздохе. И безумные крики Вальтера, прикладывающего ладони к моей груди:

– Разряд, — мое тело содрогнулось, как от электрического разряда — раз, два, три!

Я заглянула в его искаженное болью лицо и постаралась обнять, но руки прошли сквозь него как туман. Рядом с Вальтером на колени опустилась моя новая знакомая, а неизвестный молодой человек начал делать искусственное дыхание.

– Ну, давай же, — прошептал Вальтер, — пожалуйста. Не оставляй меня.

Он волнуется за меня. Я не хочу его расстраивать. И тут меня словно крюком подхватив под живот, дернуло назад. И я почувствовала его руки у себя на груди и прошептала его имя.

– Вальтер, ты пришел, — одними губами прошептала я, — я видела сон…

– Молчи, расскажешь потом. Дома.

Вальтер взял меня руки и прижал к себе, баюкая словно ребенка. Прижимаясь к нему, вдыхая его запах, я успокоилась и закрыла глаза. Все будет хорошо.

– Оставь девушку, и вы уйдёте отсюда живыми, — словно сквозь вату, я услышала свистящий шепот и открыла глаза. Белесая тень с очертаниями человека склонилась над Вальтером. — Если будешь упорствовать, — шептала она, — то мы вытянем ваши жизненные силы, и вы будете медленно умирать друг у друга на глазах. Амулет у пантеры уже разрядился, и она сейчас насладится галлюцинациями в полном объеме.

Выбирай, ты можешь оставить человеческую девушку, открыть портал и забрать своих друзей или вы погибнете все вместе.

Не выпуская меня из рук, Вальтер опустился на мокрую землю и сильнее прижал к себе, зарывшись в мои волосы. Погладив меня по голове, он снял с пальца массивное кольцо и надел мне на палец. Я поняла, что он хочет сделать. Он не должен погибнуть из-за меня, я не могу допустить этого.

– Я не боюсь умереть, — прошептала я. — Мой мир разлетелся на части, его больше нет. Я не знаю, как жить дальше. Оставь меня тут, сделай, как они говорят.

– Настя, — глубже зарываясь в мои волосы, ответил Вальтер, — я не для того, спасал тебя, чтобы вот так бросить. Я люблю тебя и хочу, чтобы ты и наш ребенок жили долго и счастливо.

– Ребенок? — Удивилась я. — Я должна была догадаться.

А дальше все было, как в тумане. Парень, что делал мне искусственное дыхание, принес на своем плече Инару. Они о чем-то поговорили, и Вальтер осторожно помог мне подняться на ноги и очертил рукой сияющую голубым светом рамку.

– Все будет хорошо, — поправляя мне, волосы сказал он. — Эдвард и Инара позаботятся о тебе, они все тебе расскажут.

Я сильнее прижалась к Вальтеру, предчувствуя, что сейчас случиться непоправимое.

– Я принял твою силу добровольно, — произнёс Вальтер, — и с твоего согласия отдаю тому, кто нуждается в ней больше меня, — с этими словами он надел на меня круглый амулет и тут же запихнул меня в портал. Оказавшись в бледно-голубой дымке, я сделала шаг и очутилась в квартире Вальтера. Сильные руки Инары подхватили меня и заключили в объятия. Она громко рыдала, прижимая меня к себе, а вышедший следом за мной парень обнял нас обеих.

Я повернула голову в сторону голубой рамки, в надежде, что появится Вальтер, но она сжалась в точку и исчезла, оставив щемящие чувство пустоты в сердце. Он пожертвовал собой ради всех нас. Я дотронулась до кольца на безымянном пальце, старинный массивный перстень был мне велик.

– А ведь это мое обручальное кольцо, — подумала я, и перстень потеплел и сжался до моего размера.

Прижимая правую руку к сердцу, я освободилась от объятий Инары и на негнущихся ногах перешла в гостиную. Скомканная подушка и мятая простыня лежали на диване, я сразу поняла, что здесь спал Вальтер. Спал… Теперь он спит вечным сном.

Закусив кулак, я опустилась на пол и поджала колени к сотрясающейся от беззвучных рыданий груди. За что? Мы только нашли свое счастье, свою вторую половинку… За что? Деревянный амулет, что висел на шее, потеплел, и женский голос шепнул:

— Повернись.

Я повернулась и увидела огромное зеркало, в массивной золотой раме подернутое легкой дымкой, сквозь которую медленно проступало изображение. Уже ничему не удивляясь, я вгляделась в него и увидела Вальтера, сидящего в большом кожаном кресле. Я вгляделась в его спокойное и такое родное лицо, запоминая каждую черточку и задрожала.

– Зачем ты это сделал? — Сквозь слезы спросила я.

– Главное, что ты жива, значит, нам удалось спасти тебя. Теперь я всегда буду рядом, — ответил он, и зеркало исчезло.

Понимая, что это подарок из прошлого, я зарыдала еще сильнее. Прибежавшая Инара, вручила мне стакан с водой и уселась рядом. Из кухни доносились приглушенные мужские голоса.

– Расскажи мне правду, — попросила я.

– Тебе она не понравится.

– Расскажи правду, — повторила я.

– Тогда пойдем на кухню, — поднимаясь с пола, предложила Инара, — я тебя познакомлю с остальными.

Ухватившись за протянутую руку, я поднялась с пола и поплелась на кухню.

Помимо молодого человека, заваривающего чай, у окна, склонив голову так, что я не видела глаз, стоял невысокого роста пожилой мужчина. Несмотря на возраст, в нем чувствовался стержень, одетый в светлые брюки и легкий льняной свитер, мужчина производил впечатление влиятельного человека. Я опустилась на стул и взяла большой бокал с чаем. Обхватив его ладонями, я уставилась на темную с красноватым оттенком жидкость.

– Попробуй, — предложил молодой человек, — ты такой еще ни разу не пила.

Я сделала небольшой глоток. Вкус действительно интересный, приятное тепло разлилось по всему телу, расслабляя, словно сведенные судорогой мышцы. От второго глотка руки перестали меленько трястись, и я поудобнее перехватила кружку. Инара села напротив меня, налила себе чаю и тяжело вздохнула, не зная с чего начать. Я не стала ее торопить, давая ей собраться с мыслями.

– Настя, ты веришь в сказки?

– Я уже поняла, что все те ужасные существа существуют на самом деле, — прозвучало немного грубо, но как еще я должна была реагировать?

– Каждый человек обладает определенным талантом или даром, — не реагируя на мою грубость, тихим голосом продолжила Инара. — У некоторых этот дар открывается, и они переходят через тонкую грань миров, чтобы измениться навсегда. Но для этого надо заметить человека и помочь ему в этом. В нашем мире Вальтер был охотником за талантами, — при упоминании его имени у нас обеих задрожали руки, и я поспешила глотнуть спасительного чаю. — Есть люди, которые видят будущее, они направляют охотников, помогают отыскивать новых людей. Три года назад, Вальтер встретился с предсказателем. Юлий поведал ему, что наш магический мир находится на перепутье. Первый путь: людям станет известно о нашем существовании и начинается охота на ведьм, а второй заключался в том, чтобы найти человека, которой сможет не только перейти через грань миров, но и открыть туда дверь. Жить в своем собственном мире, не скрывать свои способности, что может быть лучше? — Инара посмотрела на меня, и я согласно кивнула.

– Но это еще не все. Этот человек сможет дать нам способность продолжать свой род, иметь детей. Сейчас мы лишены этой возможности, но с помощью этого человека у нас будут рождаться дети.

– И ты хочешь сказать, что это я?

– Нет, не ты, — ответила она. — Твой с Вальтером ребенок.

– Но я не беременна! — Воскликнула я.

– На твоем месте, я бы не была так уверенна, — Инара мягко улыбнулась, а я посмотрела на свой живот, одновременно прислушиваясь к себе.

– И что мне теперь делать? — Ошарашенно спросила я.

– Готовиться стать мамой, — подал голос пожилой мужчина. — Если тебе интересно, то я могу сказать пол твоего ребенка.

Я не могла вымолвить ни слова. Как все внезапно навались! Столько событий в один день. Еще совсем недавно, я думала о том, что будет, когда я закончу институт. Нужно было искать работу, строить карьеру, утверждаться в этой жизни и лишь после всего этого заводить семью. Все встало с ног на голову. Вместо диплома об окончании престижного ВУЗа у меня будет свидетельство о рождении с прочерком в графе отец. А что скажет мама? А папа?

– Твои мама и папа будут счастливы, узнав о ребенке, — словно прочитав мои мысли, сказал мужчина. — Марианна Владимировна в тайне от всех мечтает о внуках.

Я улыбнулась, представив маму с маленьким конвертом на руках и папу с кучей воздушных шариков. Да, они будут рады, а я? Внезапно ощутив прилив нежности к еще не рожденному ребенку, я погладила живот. Мой ребенок.

– У Вальтера есть еще дети? — Ревниво спросила я.

– Нет, — хором ответили все.

– Он был бы счастлив, — обнимая свой живот, я обвела взглядом всех присутствующих. — Я стану мамой! — Воскликнула я и впервые по-настоящему улыбнулась.

– Так ты хочешь знать, кто это будет? — Пожилой мужчина улыбался, а я нетерпеливо кивнула.

– Ваша дочь будет величайшей волшебницей всех времен. Она объединит магический народ и откроет дверь в параллельный мир. Она подарит нам способность к продолжению рода. Она будет нашей Королевой. Ты уже знаешь, как назовешь ее?

— Алиса, — прошептала я, — мое любимое имя.


Оглавление

  •   Глава 1. Вальтер
  •   Глава 2
  •   Глава 3. Юлий
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9. Настя
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Глава 13