КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 347315 томов
Объем библиотеки - 401 гигабайт
Всего представлено авторов - 139401
Пользователей - 77701

Последние комментарии

Впечатления

Cyriak про Каргополов: Путь без иллюзий: Том I. Мировоззрение нерелигиозной духовности (Философия)

Книга не понравилась, чересчур самоуверенно и пафосно, и по сути ничем не зацепила, сказки про левитации и медитации пишут все кому не лень и не жаль своего времени, серьезных исследователей можно по пальцам пересчитать да и то они не из современных, а тут еще и афоризмы про дерьмо - ну просто прямое указание на местоположение автора которое ему необходимо срочно осознать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
yavora про Вав: Эллар [СИ] (Фэнтези)

У кого-то уже было про тварь которая питается молитвами прихожан. "Бывшие Боги" то бишь операторы. ГГ сколотивший команды в стиле ноева Ковчега "Смешались Эльфы орки люди гномы, Дроу" надеюсь появятся и вампиры ну и (если уж автор возьмется за проду), выше перечисленные явные кандидаты на "Новых Богов"

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
yavora про Капитонов: Тайна серого клана (СИ) (Фэнтези)

Этакое легкое возвращение к первой части в стиле Дюма "Двадцать лет спустя". Насколько более или менее понравилась первая часть.настолько же было смешно пролистывать 2,3.4 где наш ГГ вошел в режим "БОГ" ну и обсуждает крутые темы "под водочку с огурчиками ..эхь хорошо пошла" со всякими там императорами и королями.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ASmol про Сабаев: Семья безопасности (Альтернативная история)

Таки тот случай, когда надпись "книга заблокирована по требованию правообладателя", не вызывает отторжения. Друже пишущий, то бишь автор, у тебя с одним хероином, не всегда ладится, а ты на семью из трёх существ, на цельную ячейку общества замахнулся, причём хреново замахнулся, можно сказать "замах на рубль, а удар на копейку" ...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Zefeer про Каргополов: Путь без иллюзий: Том I. Мировоззрение нерелигиозной духовности (Философия)

В этой книге критика Исуса Христа просто нелепая. Разбирать личность Христа с точки зрения Евангелия - символичного по сути текста - это просто верх невежества (о духовности и говорить нечего). Чувствуется желание автора задеть верующих людей. Так же бросается в глаза самовлюбленность автора, он очень гордится тем что он практик медитаций и считает себя большим знатоком восточных учений. Хотя я подтверждаю, то что было написано в комментариях ранее: ощибок и искажений в этой книге масса, традиционные учения перевираются. Скорее всего практика такая же кривая как и теория.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Отто про Корсуньский: Главное — выжить (СИ) (Боевая фантастика)

Правильное название книги половина дела,надо было только добавить-пока читаешь

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
kiyanyn про Русаков: Потерянный берег. Дилогия (Постапокалипсис)

Психотерапевт нужен. Для запятых. Им плохо, они места себе не находят.

Буквы часто тоже.

В принципе, было бы написано грамотно - думаю, вполне читалось бы (если бы еще и диалоги были не такие деревянные). А так, одолев процентов 7-8, больше читать не могу. Глаза спотыкаются!

Необразованность и неграмотность - грустное следствие реформы образования :( Кстати, в этом году на международной олимпиаде по математике команда России уже скатилась на 11 (одиннадцатое!) место.

Скоро разучимся не только писать, но и читать...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Клан "Кадагон" (fb2)

- Клан "Кадагон" (а.с. Мудрость вечности-2) 414K, 109с. (скачать fb2) - Lena Bristow

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Lena Bristow Клан "Кадагон"

Любовь к себе — это начало романа, который длится всю жизнь. О.Уайльд. …

Предисловие

СОВЕТ ВСЕХ ГЛАВ; ЗАКЛЮЧЕНИЕ МИРА С БРОДЯГАМИ.


Я очень рада, что мы наконец-то заключили мир с бродягами и приняли их в свои кланы. Лично к моему клану добавилось ещё 30 вампиров и я очень рада этому. Вы знаете: я никогда не считала их чем-то мерзким и неприятным, и теперь я могу показать это. Спасибо всем, я высказала всё, что хотела. Я так рада, что мы заключили этот мир. Но не без помощи. Сейчас время Александру говорить. Ведь мы вместе сделали возможным этот союз. Мы закончили ту операцию благополучно, и он на удивление поступил мудро. После того разговора в моей комнате (а я его до сих пор хорошо помню), он больше со мной не говорил на такие темы и вёл себя, как подобает главе. Надо отдать ему должное. Разговор с бродягами был чрезвычайно труден. Они нам не доверяли, да и теперь не слишком спешат это делать, но со временем всё изменится. Нам надо было убедить их, что они не пленники в моём доме и могут уйти, когда этого захотят. Александр и правда не лез на "первую линию фронта", и я была главной в этой операции. Это тоже поднимает его планку всё выше. Он отлично справился, сдерживал себя, когда это было нужно. Поддержал меня с этим, откровенно говоря, безумным планом, как многие думали. И это дорогого стоит. Так что сейчас его «минутка славы», что называется. Поднимался он под хлопки и аплодисменты всего зала (и главным образом бродяг, которые радовались от души). Кстати, на заметку. Не все вампиры из кланов хотели этого мира с бродягами. Многие хотели жить по-старому. Но это со временем тоже пройдёт. Однако главы всех кланов очень хорошо отнеслись к нашему союзу. Им тоже ужасно надоели эти нападения и войны без причин. А некоторые просто считают себя слишком уж чистым народом, чтобы принять в свои ряды ещё кого-то. И это проблема в них самих, а не в бродягах. Ну, ладно, не упадёт с меня корона, если и я постукаю ладошкой об ладошку. Не упадёт. Красивый у него голос, поняла я, когда он начал говорить…

— Ну что вы! Спасибо огромное. Но мы работали над этим делом вместе с Сидианой. И она главой кампании. Так что это её Вам нужно благодарить. Тут зал просто взорвался, так что у меня уши чуть не заложило. Маркус, сидящий рядом со мной, уже стал толкать меня в бок, чтобы я наконец встала. А весь зал только и делал, что выкрикивал моё имя. Пришлось всё же подняться. Ну вот. Зря я вообще подняла свой зад с кресла. Теперь они начали требовать чтобы мы с Александром обнялись. А день, я смотрю, становится всё лучше и лучше…

— Нет, всё в порядке. — , сказала я Майклу, который уже спешил вывести меня из зала и спасти от объятий Александром. Но бродягам это было нужно. Чтобы верить в нас. Чтобы знать, что мы никогда их не бросим и будем защищать их так же, как и любого своего вампира. Они больше верили именно нам с Александром, т. к. мы были первыми, кто заявил, что принимает бродяг в свои кланы. И они это знали. Так что я подошла к Александру, наклонилась и обняла его (это было очень приятно), и сказала тихо прямо ему в волосы (А они и правда мягкие, как у ребёнка. Блииин. Снова я думаю о нём… А-а-а-а… Это конец…).

— Давай. Это твой долг. Ты помог им стать полноправными членами этого общества. Так докажи им, что сможешь их защитить. Дай им уверенность. Это твоя работа. И это хорошая её сторона. После этого я сжала его шею и ещё больше уткнулась лицом в его волосы. Он сделал примерно тоже самое. Опять! У меня уши скоро взорвутся. Они же так орут. Боже, ещё громче. Ну всё, хватит. Я отошла от Александра и, не глядя ни на кого, направилась к двери. Майкл и Фрэнси, естественно, шли за мной. Я знала, что мне понравилось обнимать Александра, мне нравились его шёлковые волосы. Но этого не будет. И точка. Всё, Over, КОНЕЦ, Финито. И только перед самыми дверями я обернулась. И… увидела ухмылку Александра. Он знал, и ему понравилось. Чёрт… Я вылетела из зала, как ошпаренная, понеслась к машине и со скоростью ветра оттуда укатила.


Если бы я мог умереть прямо сейчас, я был бы счастливейшим из живущих вампиров.

Глава 1

3 года спустя…

Вот мне и ровно 500 лет. В этот день ко мне съезжались все главы и был большой праздник. Так происходит каждые сто лет с каждым главой. У кого круглая дата. И впервые за эти три года я снова увижу Александра. Ведь после того, как мы официально заключили мир с бродягами, и после наших объятий, мы с Александром больше не виделись. Начался неторопливый процесс привыкания бродяг к нам и нас к бродягам. Собрания были, но не главные и не общие. Так что всем главам присутствовать было не нужно. Те, кому нужно было обсудить что-то, а в частности, это были проблемы с бродягами, и их было предостаточно, — просто собиралось в неофициальной обстановке. И вот сегодня тот день, когда наконец появился повод встретиться всем главам, и не только главам. Будет много вампиров из разных кланов. Ну, а главы все обязательно должны быть. Таковы правила довольно глупого этикета вампиров. Я, если честно, не горела желанием увидеть Александра, потому что знала, что могу сорваться. Эти три года были своеобразным периодом привыкания. Привыкания к жизни без него. И та половина меня, которая ни на что не хотела обращать внимания, страстно желала этой встречи. Другая же половина, (та, которой не 15-ать лет, и которая не ведёт себя, как малолетняя влюблённая дурочка), совсем не хотела этой встречи. Ей хотелось быть, наоборот, подальше от Александра и ни в коем случае не вести себя так, как командовала вторая. Но есть в этой жизни вещи, которые мы не можем контролировать, какими бы сильными и могущественными мы ни были. Так что мне пора было встать, наконец, с постели и начать готовиться к вечеру. Первым делом умыться и одеться. А там мной займутся профессионалы. Не очень я люблю этот праздник. День Рождение и хорош тем, что бывает он редко. В нашем обществе с этим проще. Для нас раз в сто лет и является тем самым редким. Но раз в сто лет — это только сбор всех глав, а так каждый год к тебе приезжает тот или иной глава, или ты просто можешь посидеть с компанией. Ну, равных тебе по статусу разумеется и положению, так что с друзьями Майклом и Фрэнси посидеть На людях я не могу. Кстати, где эти самые друзья?

Ну ладно, сейчас посмотрим. Я встала, умылась и посмотрела на себя в зеркало. Вроде, выгляжу неплохо. Да, о чём это я?!? Для всех я просто красавица писаная, хотя себя я таковой не ощущаю. Да и неправильно это всё! Такс… Надо пойти поискать моих верных загулявших дружков. Они уже должны быть у меня. Особенно Фрэнси. Интересно, чего это они там задумали? Ну, Фрэн всегда меня хоть в клуб вытаскивала на каждый мой День Рождения. Но это мы делали после всех этих празднеств с главами. Так, заглядываю в комнату к Фрэнси — нету. К Майклу — тоже самое. Да где же они все подевались, чёрт бы их побрал?!? Мне тут одеваться надо, а это наглющая Фрэнси даже помочь не хочет? Да, в конце концов, я её глава или кто? Я уже начинала злиться. Залетев в зал для собрания советов, сильно хлопнув дверью, и слышу крик прямо над ухом… — С пятью сотнями, подружка! Да…голосок что надо, и на меня сыплется всякая разноцветная хрень. Ну вот, снова выражаюсь, словно бушующий подросток. С Фрэнси по- другому нельзя. Это она мешает мне быть мудрой 500-летней главой, и я ей за это премного благодарна. Такс… Начинаю осматриваться по сторонам и замечаю стоящего в стороне Майкла. Видно, ему тоже идея сюрприза нравилась не больше, чем мне. Но Фрэн наверняка пригрозила ему. Да, ну что тут ещё сказать? Фрэн на своём месте. А доставать кого-то она умела всегда. Это её вторая профессия. Бедный Майкл, попался в ее коварные сети. Стой тут, такой воин великий (защитник, правая рука главы второго по могуществу клана), обсыпанный блёстками и разноцветными ленточками. У него был ТАКОЙ вид! И красная завитушка свалилась ему прямо на нос, я не выдержала и меня пробрало…

— Ха-ха-ха-ха-ха-ха… Я не могу. Майк. Убери эту милую рожу. Давай, великий воин. А иначе твоя госпожа умрёт от смеха. И это кстати будет по твоей вине, воинственный подарочный мишка…Тут уже не выдержали все. Майкл просто взорвался смехом. И его подхватила Фрэнси.

Глава 2

С Фрэнси и Майклом мы прохохотали довольно долго. Но потом всё же успокоились. Фрэн пошла со мной в мою комнату одевать на меня платье. А Майкл, конечно же, как и всегда на страже на 5-ом этаже нашего дома. Мы вошли в мою комнату, и Фрэнси достала из моего шкафа.(А я не знала, что у меня в шкафу такое лежит! Я просто не заглядываю туда часто.). Боже! Вы бы видели, какое платье подготовила для меня Фрэнси. Какая-нибудь Пэрис Хилтон сказала бы "Улёт, девочки!", а для меня так это просто казнь. Не люблю я платья вообще сами по себе, а тут ещё такое платье, надо это видеть… Дальше надо мной хорошенько поработали профессионалы, как я и говорила. И когда я посмотрела на себя в зеркало в платье, я себя просто не узнала. Да уж, современные платья очень хороши. Но я их боюсь, я вообще боюсь всех платьев. Волосы мне зачесали строго назад, без всяких там кудряшек, макияж тоже что надо, ну и бижутерию подобрали(всё настоящее, разумеется). Я уже молчу про десятисантиметровые шпильки, которые мне нацепили и заставили пройтись, да ещё и улыбаться. Платье было чёрным, тянулось до пола. От колен оно начинало расширяться и на полу уже было колокольчиком. Платье без бретелек. Так что плечи были голыми. Ощущение не из приятных.

Да уж! Не поверите, но чувствовала я себя во всём этом очень неуютно, и это мягко сказано. Но надо было выходить. Уже без пяти минут полночь, нужно предстать перед гостями в зале моего дома. Большущий такой зал на первом этаже. Он как раз для таких мероприятий, которых я стараюсь избегать. Входить я должна, конечно же, с Майклом. Ну и Фрэнси в стороне, т. к. они мои главные телохранители. Потом меня у них заберёт Маркус, разумеется, выведет меня на середину зала, и начнётся… Подарки, поздравления и т. д…

Я еле-еле ползла на этих кошмарных шпильках. Я уже стала злиться и нападать на Фрэнси, которая шла слева от меня, в то время как Майкл — справа. Мне просто необходимо было сказать ей больше никогда не покупать мне таких туфель и платьев, но я ей это уже и раньше говорила, в этом вся Фрэнси. Её не переубедишь, но сейчас я была просто на взводе, а она ещё шла и подталкивала меня, блин! Это она меня, МЕНЯ подталкивать будет? Я знаю её много времени и знаю, что она любит стоять на своём, но я всё же попробую, и так попробую, что ей мало не покажется. Она меня ещё сильней подтолкнула, и это была её последняя ошибка. Я сорвалась, но сделала это с мастерской спокойностью…

— Фрэн! Скажи мне пожалуйста я тебя просила не подбирать мне больше высоченных туфель на шпильках? А платья я просила тебя покупать поскромнее? А? Скажи мне, Фрэнси, тогда, какого хрена ты не выполнила мой, слышишь меня, МОЙ приказ?! И для тебя будет лучше, если ответ будет убедительный!…ФРЭН! — я уже начала кричать. Она меня вывела. Но мы уже подошли прямо к золоченым дверям зала, и времени на разборки у нас просто не было. А эта наглющая пташка (Фрэнси) наклонилась и прошептала мне на ушко…

— Я заставлю тебя повеселиться в этот день, подружка и ты, да, ТЫ, мне ничего не сделаешь. Уяснила? Свои брыкания оставь напотом. А теперь…

И она за долю секунды с вампирской скоростью открыла дверь, к чему я абсолютно не была готова. ЧЁРТ! Александр уставился на меня во все глаза, а на губах играет улыбка. Только его я заметила среди всей это толпы. Ну, Фрэнси, я тебя убью, гадина маленькая! Всё это я заметила и успела передумать за долю секунды, пока дверь отворялась до конца. Так что, пока эта гадюка вытворила свою пакость, прошла всего 1 секунда, не больше. Но думаю, Вам неинтересно слушать про наши вампирские штучки и знать настолько точное время. Фрэнси толкнула меня в последний раз, уже вталкивая этим толчком в комнату, и в этот же момент сказала:

— Удачи!

Я готова была её убить. Прямо здесь, не смотря ни на кого. А мой вид, когда я в вампирском обличье и когда у меня появляются клыки, немножко другой, как и у всех вампиров. Цвет глаз меняется, вместе с меняющимися эмоциями и ощущениями, которые ты испытываешь. И тогда кожа становится белой, как мел, глаза горят жёлтизной, как у хищника, а губы становятся краснее и толще, в предвкушении битвы или еды. Но сейчас надо держать себя в руках. Майкл оказывается, уже держал меня под руку, как и положено. Фрэнси выпихнула нас обоих. А сама уже осторожненько и быстренько смылась в самый конец толпы. И вот я тут стою с Майклом и нервно перебираю пальцами его пиджак на руке. Это кошмар. Все они смотрят на меня. Я так ненавижу эти торжества. Нет, Вы не подумайте. Я за свои 500 лет и правда бывала не раз среди множества людей, вампиров — не важно. Но я просто не люблю такие моменты. Да и на собраниях так же. Но, одно большое «Но». На собраниях их внимание, как и моё, занято другим. Мы обсуждаем разные вопросы, а тут все смотрят только именно на меня. Поэтому это всё же разные вещи. И играет немаловажную роль не только количество людей, но и повод встречи. И всё это я успела подумать опять лишь за ещё одну секунду. А все только и делали, что пялились на меня, и Александр — не исключение. Разница лишь в том, что наблюдение Александра было мне приятно, в отличие от внимания других. Но я и так не люблю когда меня рассматривают, как под лупой! Так что Майкл помог выйти мне из этого ступора, и я, еле передвигая ногами, потянулась за ним к месту, где стоял Маркус. Майкл приказал мне улыбнуться, и я последовала его совету. Когда мы с Майклом только начали свое шествие, загремела музыка и я услышала гул аплодисментов. Я шла, как кукла, повинуясь и надеясь, что если что-то пойдёт не так, то мой верный друг мне поможет. Думаю, это выглядело кошмарно, хотя взгляд окружающих об этом не говорил. Тем более Александра. Он откровенно восхищался мной. Блин! Опять! Чёрт, чёрт, чёрт бы тебя побрал, Александр Гаспьеро! (Да, это его фамилия!) НЕНАВИЖУ, ненавижу, ненавижу… Это засело у меня в мозгах и позволило мне сосредоточиться на дороге и своих ногах с дебильными шпильками. Я убью Фрэнси!

Так мы с Майком с горем пополам дошли-таки до Маркуса. Это радовало. Тут уж Маркус так красиво, на показ, поклонился, поцеловал мне руку и произнёс…

— С Пятисотлетием, Сидиана! — и все снова захлопали, а музыка заиграла ещё громче. Маркус подхватил меня за руку(а я и не заметила, как Майкл от мня отошёл). Надо сказать, выглядел Маркус ну просто восхитительно, эффектно! Вся женская часть аудитории смотрела на меня завистливо, когда он взял меня под руку, и лишь в глазах Александра я увидела неприязнь, неодобрение, злость и холод. Вот это было настоящим сюрпризом. Получается, он может испытывать ко мне не просто "понравилась", "не понравилась", а больше!? Нет, Сидиана, НЕТ! Ни в коем случае. Что бы он к тебе не испытывал — этому не бывать. И, чтобы снова почувствовать себя в своей тарелке, я стала повторять себе: "НЕНАВИЖУ, ненавижу, ненавижу…". И на удивление я снова пришла в себя. Это определённо помогало. Вот Маркус подвёл меня к середине зала и оставил одну. Блин! Сейчас начнётся!!!

Глава 3

— Поздравляю, Сидиана! От всего моего клана "САМАГОЧИ" хочу выразить Вам мою признательность! Примите наш скромный подарок! С Пятисотлетием, удачи Вам во всех Ваших начинаниях! — подарок в красивой обёртке, как и у всех, принял Фалькорн. Он из моего клана и сегодня он занимается подарками, так сказать. Я до них даже не дотрагиваюсь. Слишком их много. Это как на свадьбе. Я их вряд ли даже открывать буду. Я всё отдаю Фрэнси, сразу. У нас с ней такой уговор. А она мне уже потом докладывает, что там было да какое… Это еще только пятнадцатый поздравляющий, а я уже не могу! А ведь ещё осталось 35 глав — это обязательно. Ну и все остальные просто сложат свои подарки в "кучку", так сказать, на длинный лакированный стол. И просто поздравят все вместе. Ну, а мой клан уже в конце. Это как-то странно. Но мой клан тоже должен подарить мне нечто грандиозное, но в тоже время и не должен. Это как подарок классному руководителю в школе на День Учителя. (Да, я развита и знаю порядки современных школ. Профессия требует знать всё!). И ещё они должны подготовить основательную речь. А мне и не нужен этот их подарок. Это конечно может показаться смешным, но, тем не менее, самый большой подарок — это они все вместе и наш клан навсегда! Да, знаю, Вы можете посмеяться, но мне и вправду ничего кроме этого знать не хочется. Я всё же расскажу до конца. После того, как они произнесут свою поздравительную речь(кстати, они выбирают, кто будет говорить. Уж я не знаю кто это будет. Ведь я во главе клана 50 лет и у меня ещё не было такого Дня Рождения. Так что в какой-то степени для меня всё это в новинку. Удивительно, что ещё остались вещи, которые я ещё не попробовала, и про которые ничего не знаю.). Мне даже интересно стало, что мой клан для меня приготовил!??

За всеми этими размышлениями я не заметила, как приняла поздравления уже от 35-ого главы и отгремели поздравления всех остальных. Стало как-то обидно, что даже особого внимания не уделила Александру. Я даже не помню его коробку с подарком. Голова уже идёт кругом от всего этого! Но это и не важно. Он повторил всё те же заученные фразы уважения, что и все. Если бы это было не так, я бы это заметила. У меня уже в голове отпечаталось: "С пятьсотлетием Сидиана! ОТ всего нашего клана"…" примите наш подарок. Успехов и удачи Вам!!!". Александр не отошёл от заученных и повторяемых всеми фраз. НО он так и должен был сказать. А чего собственно Я ожидала? Да чего я себя-то спрашиваю? А? Снова в шизофрению захотелось поиграть? Спросила я вторую и неугомонную часть моего сознания, которую на всё это время я заставила заткнуться. «Всё!»- сказала я себе. Сейчас меня будет поздравлять мой клан, моя гордость и всё что у меня есть, так что заткнись! — злобно приказала я капризной девчонке внутри меня, рвущейся наружу.

Я почему-то начала оглядываться по сторонам, не знаю от чего. Просто рефлекс. И тут я поняла, почему моё тело ТАК отреагировало. Я привыкла к крику, поздравлениям и музыке. А тут БАЦ! — и всё стихло. Я уже успокоилась и перестала мотать головой. Я наконец поняла, что происходит. Дошла очередь до моего клана меня поздравлять, и все ждали этого момента как на иголках. Блин! Ну и зачем МНЕ всё ЭТО надо было понимать?!? Теперь и меня начало слегка потрясывать, а через пару секунд я уже серьёзно тряслась и еле стояла на этих проклятых шпильках. Миленькие мои, дорогие мои, мне ничего от Вас не надо. Да не волнуйтесь Вы так! Любой Ваш подарок — это будет нечто очень драгоценное для меня. Мне хотелось КРИЧАТЬ на весь зал. чтобы они услышали меня, но я не могла и рта раскрыть. А все смотрели только в толпу, в которой уже прорезался круг из моих вампиров. Мои, мои дорогие! Боже, они тоже были взволнованы. Я до сих пор не знала, что они для меня приготовили. Ну почему они мне не сказали, что?! Мы бы вместе всё это спланировали, и никто бы не волновался. «Так нельзя! Для того ты и глава! Они должны сделать это сами, без тебя!»- прикрикнула на меня моя подростковая часть, которая сейчас была, кстати, умнее второй 500-летней. «Заткнись! Ничего они не должны! Они делают меня счастливой и так, и это я должна их благодарить!!!»- у меня уже началось раздвоение личности. Это бывало, когда я очень нервничала. Но сейчас видно я гипернервничала, потому что мои две половины явно спорили у меня в мозгах. Может мне и вправду сходить к врачу?!? Нет, это всё из-за нервов. Это говорит просто моя совесть (мой ангелочек) и моя наглая часть (демонёнок), это нормально. Это есть у всех. Собственно, большая часть нашей жизни состоит из внутренних разговоров с самим собой. Все свои решения мы принимаем обдуманно. Но не все так делают, соглашусь! Я отвлекла себя от всего происходящего в зале этими мыслями. Я уже не знаю, намеренно я это сделала или случайно, да это и не важно. Весь мой клан был здесь, все 100 вампиров, а теперь с бродягами 130! Я заметила, что Фрэнси пропихивается вперёд. И ТУТ я поняла, что именно она будет говорить от всего нашего клана. Она явно боялась. Я знала Фрэнси лучше всех, находящихся в этом зале. И если она могла обмануть их, то не меня! Никто не заметил, что она стала чаще улыбаться. Она просто шла и улыбалась, но старалась улыбнуться шире и ярче, чем обычно. Поэтому я заметила, как она постоянно пытается сдержать улыбку на том уровне, на котором ей было нужно. Я уверена, что никто больше этого не заметил. Но я знала. Она боится! Очень боится. А весь зал просто пожирал её глазами. Каждый её шаг, каждое движение отслеживалось всеми присутствующими, и они делали соответствующие выводы. Как она одета, какие у неё манеры и достойна ли она представлять клан и поздравлять меня?!? Боже! Мне стало её жалко. Лучше бы это сделал кто-то другой. Но только не Фрэнси! Только не она! Кто-то сильный и действительно уверенный в себе. Она же ТАК издёргалась, бедняжка. Боже! Прости меня Фрэнси, прости! Я знаю, что ты хотела сделать меня действительно счастливой в этот день, знаю! Я тебя не убью, ни за что на свете, слышишь??? Ааа… (мне стало больно) Фрэн! Не нужно! Она уже почти вышла из толпы, а то, как она чуть не оступилась и как тряслись её ноги, заметили все!(не знаю, когда она успела ещё больше перепугаться. Ведь в начале была только улыбка…). Фрэн, мне прямо до боли хотелось наорать на неё, на всех. Да что же Вы стоите, как тупые отморозки? Не видите, что она уже скоро упадёт?!? Вам так надо услышать это долбаное поздравление?!? Я больше не могла. Ещё немного — и мне плевать на все правила приличия. Я побегу к ней, и меня никто не остановит. Но свершить задуманное я не успела, т. к. Фрэнси уже подошла на нужное место, ещё раз улыбнулась и начала говорить:

— Добрый вечер, дамы и господа! — я успела услышать, как дрожит её голос. Боже! Фрэн, не мучай меня. Но все слушали в гробовой тишине (естественно, оценивали её и всё, что она будет говорить, да и эта оценка ещё и как моей левой, правой руки не важно!). Фрэн продолжала, и её голос с каждым словом становился всё громче и увереннее…

— Мы — клан "КАДАГОН", поздравляем нашу госпожу Иссидиану Иррис! Мы вместе уже больше 50 лет и все хотим поздравить её с наступлением великой даты. Она нам помогала, она нас кормила, она нас защищала, и я знаю, я в этом уверена, готова за нас жизнь отдать! И не раз доказывала нам свою преданность и любовь. Именно Любовь. Многие боятся этого слова, но я не побоюсь сказать, что она нас любит. Вы все знаете: достаточно просто плохо отозваться о нашем клане — и она уже будет готова убить обидчика. Она основала этот клан и мы, самые первые его члены, это очень хорошо помним. Она пожертвовала многим ради нас. Она боролась ради нас. И мы этого не забудем. Я хочу сказать, что это не просто речь в честь Дня Рождения. Это слова благодарности для той, которая всё сделала для нас, и мы очень хотим её отблагодарить. Она всегда относилась к нам так, как никто прежде. Она не просто наша глава, она наша мать. Она действительно достойна этого звания. Она старается изменить всё, только чтобы нам было лучше. Её единственная слабость — это боязнь потерять нас. Мы все это знаем. Она готова нарушить все правила, писаные и неписаные, чтобы помочь нам. И я уверена, что сейчас она не меньше переживала, чем мы все и чем я. Мне сейчас страшно, и Вы все это видели. Я всегда была честна со своей госпожой, я всегда буду честна с Вами. Да, я боюсь. Но я боюсь не сказать что-то, забыть упомянуть хоть какую-то малейшую положительную черту моей госпожи. Только этого я боюсь. Ваше мнение мне определённо важно, но в первую очередь мне важно её мнение. И если я когда-то и боялась чего-то по-настоящему, так это потерять её! Все остальные страхи — ничто по сравнению с этим! Вы можете ругать меня, можете называть меня недостойной поздравлять свою госпожу, и если она скажет мне хоть слово. Я соглашусь, что недостойна. Но если она ничего не скажет, я буду на её стороне до самого конца! И может случиться что угодно, можете не одобрять меня, как её правую руку, пусть начнётся новая война, но мы будем вместе. Я лично никогда не смогу уйти от неё без её на то желания. Потому что я люблю её! Клан "КАДАГОН" любит её!!!!! — весь наш клан опустился на колени передо мной, и Фрэнси сделала то же самое. Я хотела подойти и обнять её! Но не заметила, как у меня на губах появилось что-то влажное. Оказывается, я плакала. Только вот как долго?!? А, да это не важно! Все смотрели на меня, а я смотрела только на свой клан. Мне были важны только они, только мои вампиры меня сейчас волновали. Я пошатнулась, и все это заметили, но я не позволила никому и слова сказать, а прямиком направилась к Фрэнси. Она была ближе всех ко мне. И мне уже было абсолютно плевать на то, что я на 10 см-ых шпильках и на то, как я выгляжу. Я подошла к ней, взяла её за плечи, подняла на ноги и перед всеми обняла. Мне было плевать, что они подумают. Потом тихим голосом я проговорила:

— К сожалению, я не смогу сделать то же самое с каждым из Вас, мои дорогие! Так что, боюсь, что Вам придётся подняться самим. Но обещаю, что я попробую.

С этими словами я подошла сначала к первому моему вампиру и сделала то же, что и с Фрэнси, потом ко второму, к третьему. Так я дошла до 10-и. Они сами стали подниматься. Это было что-то! Все заворожённо смотрели на это действо! А я продолжала идти и обнимать уже вставших моих вампиров! Моих детей! Тут я дошла до Майкла, тоже обняла его. Потом, когда я отстранилась, он не дал мне пойти дальше, а вложил в мою руку ключи на красивой красно-белой ленточке и звучно объявил:

— Мы дарим нашей госпоже её личный дом! Мы построили его сами! Работал весь клан. Она может быть там одна и отдыхать.

Теперь я поняла, чем это они последние полгода так усиленно занимались. Ведь многие члены клана часто уезжали куда-то. Да и Майкл с Фрэнси тоже. Хотя раньше я такого не наблюдала. Боже! Они ведь так старались! Я тоже встала посередине всего моего клана и громко сказала…

— Спасибо! Я не умею красиво благодарить! Но спасибо! Я тоже скажу пару слов. Вы — самое дорогое, что у меня есть. Никогда, слышите, никогда об этом не забывайте!!!!!

Все стали кричать, хлопать, снова зазвучала музыка. Но теперь она казалась мне не надоедливой, а, наоборот, какой-то красивой, как будто ручейки льются! Наверное, Бах. Только он так писал. Казалось, что бежит ручеёк. Ох… Задумалась я что-то, не заметила, что мы уже берём бакалы с шампанским. А это, кстати, очень редко бывает. Сам вкус шампанского нам не сказать что б противен, но больше нам, разумеется, нравится кровь. Но сейчас не об этом. Такой момент нельзя, просто нельзя омрачать всякими там кровавыми прелестями. Началось веселье. Все танцевали. Кто пил, кто разговаривал и шутил, в общем кто что хотел, то и делал… Я же тихонько решила ускользнуть на балкон 5-ого этажа и посмотреть на звёзды. Был июль месяц. Двадцать седьмое, если быть точной. И все звёзды были как на ладони. Я стояла и любовалась. Но, видно, не суждено мне было спокойно отдохнуть. Я ощутила чьё-то присутствие и повернулась. Конечно же. Это был Александр! Вот только он был какой-то странный. Как будто собирался с духом, чтобы что-то сказать или сделать? Может, я ошибаюсь?! Меня уже откровенно начинало беспокоить его состояние… Он повернулся ко мне и начал говорить:

— Знаешь, ты можешь отпираться и говорить, что это против правил и так далее. Но я это вижу. И ты не можешь этого отрицать…

— Во-первых, на "ВЫ"! Кто ты такой, чтобы так ко мне относиться?!? И вообще, о чём ты говоришь??? — спросила я громче, чем хотелось. Но он как будто пропустил мимо ушей мою фразу и продолжал:

— Я знаю. Я повторюсь. Уже многие за этот вечер сказали эту фразу. Поэтому я не думаю, что мне будет так уж сложно это повторить. Я люблю тебя, и чего я по настоящему боюсь, так это тебя потерять… — с этими словами он прилип к моим губам; и ВСЕ! Свет и тьма! Мир рухнул! «КОНЕЦ!!!» — подумала я прежде, чем погрузилась в прекрасную страну блаженства……….

Глава 4

Надо сказать, целовался Александр мастерски. То, что он вытворял языком, ещё попробуй повтори. Такое ощущение, что он только этому и учился все свои 250 лет! А кстати: сколько ему точно лет?!? Я-то и не знаю. Просто в документах написано, что ему 250. Ну, все главы должны были прочитать его досье. И я, как законопослушный глава, это сделала. Но вот что странно. С каждым его действием, а особенно его поцелуем, мне кажется что ему никаких не 250, а целых 500, а может, и больше лет! Больше 500? Больше, чем мне? Постойте, я Вам объясню, как я до этого додумалась. Просто при более близком контакте с вампиром понимаешь его всё лучше и больше. И теперь я думаю, что он всегда скрывал свою силу и возраст. Он прикидывался, что у него мало силы и что он и правда не только новенький глава, но ещё и не такой взрослый вампир. И как только я это поняла, то через поцелуй почувствовала сколько в нём силы. Александр её постоянно скрывал. А теперь видно и сам не понимает, что я уже поняла и узнала правду! Ааа…! Блин! Он всё понимает, как и я. Какая силища! Сколько же ему лет? И почему он скрывал свою силу? Ведь у многих вампиров нет силы, даже если им хоть 1000 лет. Но у него? Да его сила просто огромна. Я знала, что и он сейчас чувствует мою силу и что она не меньших размеров. Запомните, я удивилась его силе только потому, что он её скрывал, а не потому что она больше моей. Потому что это не так! Это как два могущественных и больших урагана. Наши силы обе слишком огромны и могущественны. И никогда не определить, кто сильнее, пока мы не сразимся! Чёрт! Наконец-то появился тот, кто, может быть, сильнее меня(Заметьте я не сказала сильнее, я сказала может!). Вот, вот почему он меня не боялся. Если у нас с ним будет драка, то не известно, кто выйдет из неё победителем. Но я бы не проиграла, никогда!

Уже прошло довольно много времени, а он всё целовал меня. Я так разозлилась! Он сильнейший изо всех, кого я когда либо знала, и он скрывает это! От его руки могут погибнуть многие. При желании он может даже свергнуть Маркуса. Но это только если он сильно постарается. И если уж так будет, что Маркусу придётся с ним биться, то я в стороне не останусь. И далеко не потому, что питаю к Маркусу некие добрые чувства. Отнюдь нет! Просто клан Маркуса сильнейший. И если Александр победит, то все остальные будут плясать под его дудку. Но не я! А следовательно, мой клан будет следующим. Так что, если Александр нападёт, я объединюсь с Маркусом, как нам и советовали, но только на время. Пока что я не хочу сказать, что Маркус диктует свои правила всем остальным главам, нет. Сейчас действует общий закон и все главы, кто сильней, и кто слабей, имеют равные права. Но если какой-нибудь тиран займёт место Маркуса, то это будет кошмар для всех! Я же не знаю, какие планы у Александра. И пора уже прекращать этот бесконечный поцелуй.

Мы стоим здесь уже минут десять, как минимум. Я очень сильно толкнула Александра, и он отлетел на другую часть балкона. Но в миг он снова был передо мной и снова притянул меня к себе. Прямо в ухо прошептал…

— Ты не уйдёшь. И больше ты не испугаешь меня своей силой и правилами, которых нужно придерживаться. Думаю, что ты уже поняла, я не слабее тебя!

Чёрт! Ну правильно. Он тоже понял, сколько во мне силы. А чего я собственно ожидала? Хм…? Меня просто окатывало волнами гнева, каждую секунду. Но и волнами возбуждения тоже. У вампиров эти два чувства очень схожи. Но не подумайте. Я имею в виду, схожи по физическим реакциям. И каждую секунду я готова была сорваться. Я глубоко вздохнула и выдохнула, что не осталось без внимания Александра, этот паршивец знал, что мне надо успокоиться, и я начала говорить…

— Тебе стоит уйти. И сейчас же. Какой бы сильный ты не был, ты такой же глава, как и я, и все остальные. И больше никогда не притрагивайся ко мне без моего на то разрешения. Я не шучу. Или мы испытаем наши силы в действии.-, сказала я! Проблема была в том, что моя сила была не меньше его, а даже возможно и больше. И он это знал. Я продолжила говорить…

— Я не знаю зачем ты лгал, что тебе всего 250 и ты не имеешь особой силы. И я не стану выяснять, зачем ты это делал! Но тебе лучше держаться подальше от моего клана и меня самой! Ты можешь думать что угодно, но одна вещь на празднике была чертовски верно сказана. Я не позволю навредить моему клану и, если потребуется — ценой своей жизни. Тебе лучше это запомнить. Не думай, что ты можешь победить меня так легко, это будет твоей ошибкой. За твою ложь всем, и в том числе совету, ты можешь поплатиться жизнью. Не лезь ко мне, и я не стану трогать тебя. И мне всё равно очень жаль, что ты лгал. Я была о тебе другого мнения. Ты не заслуживаешь управлять даже самым маленьким кланом, а кланом "ГАСПИИ" и подавно. Да, это оскорбление, и если ты потребуешь, я за него отвечу. Но ты его заслужил. Именно такие, которые хотят только власти и показывают всем свою силу, делают наше общество звериным(Мы избегаем слова звери, но ведь мы и являемся ими в действительности).

— А ты не считаешь себя зверем? А? Ты не умеешь любить! Ты боишься потерять свою власть и могущество. Это ты не считаешь зверским??? У тебя звериная хватка!

— Не тебе меня судить. Ты понятия не имеешь, что я пережила и как я промучилась, создавая наш клан, и что они для меня значат. Так что заткнись. Похоже не смотря на то, что тебе не меньше 500 лет, в чём я уверена, ты ещё ребёнок. Дай-ка я тебе кое-что объясню. В этом мире нет любви. И прямое тому доказательство стоит прямо передо мной. В мире людей, возможно она и есть. Но не у нас! А таки, как ты, разбивают последнее хорошее и человеческое, что у нас осталось. Меня обратили не по моей воле. И я много о чём жалею. И единственное, о чём мне не жаль и чем я могу гордиться в этой жизни — это мой клан. Ты можешь говорить, что я зверь, урод, не человек, убийца, не умеющая любить. И это правда. Потому что это то, кто я есть и это то, кто ты есть. Так что не тебе говорить мне о любви. Такого чувства у нас просто нет! И единственное о чём я запрещаю тебе вообще даже заикаться — это мой клан. Ты можешь говорить на меня всё это. И, поверь, я уже не раз это слышала. Но никогда, — я подошла к нему ближе, смотря прямо в глаза, в эти озёра, подняла его над землёй за шею и продолжила: — …слышишь?!? Никогда не говори ничего про мой клан! Никогда!!!

Последнее слово я сказала с такой жестокостью, что сама испугалась. Я смотрела ему в глаза, в эти бездонные озёра. Может я и приврала, сказав, что вампиры не умеют любить. Мне трудно в этом даже себе признаться. Но… кажется… я его люблю. Да, чёрт возьми. Эта мысль навеяла на меня какую-то грусть, которая отразилась и в его глазах. Я отпустила его шею, и он нормально стал. Я не могу его любить, я не могу БЫТЬ любимой, потому что я УРОД, я МОНСТР! И я не шучу. Это и есть чистая правда. И ещё я люблю мой клан. Это тоже чистейшая правда. С этими грустными и правдивыми мыслями я направилась к выходу с балкона, как услышала голос Александра…

— То, как ты относишься к своему клану, восхищает, и я никогда не позарюсь на нечто столь священное, как твой клан! Но в тоже время ты не можешь врать мне. Ты можешь врать всем, врать себе. Но ты не можешь так же врать мне! Ты любишь меня так же, как и я тебя. Я это вижу. И именно это и есть правда!

— Правда для каждого своя, Александр. Но истина не меняется. И она состоит в том… — я резко повернулась к нему и отчеканивала каждое слово, как монетку, — …что мы монстры! Сколько тебе лет? 700? 800? А может 1000??? А, это в принципе, и не важно. Скажи мне, ты немало разбил сердец? А ведь немало. Я уверена. Так целоваться умеют только очень опытные партнёры. А теперь скажи мне! Тебе не надоело? А? Может пора уже остановиться и увидеть, что есть вещи поважнее, чем любовь. Может пора перестать играть в игру под названием «Любовь»!? Или ты настолько глуп, что не видишь этого? В своё время, Александр, я доверяла многим. Сейчас же я доверяю только двум вампирам полностью. Это мои подданные, Фрэнси и Майкл! А если честно, то они мои друзья. И я верю им, как никому другому. Я верю, что дружба гораздо чаще бывает более крепкая, чем любовь! Ты хочешь ещё пофилософствовать на эту тему? Или мы можем уже закончить? Я ухожу! Только одно тебе скажу. Я никому и никогда больше не доверюсь! Ты слышишь? Никому! Заруби себе ЭТО на носу. Мне это… — я ткнула ему пальцем прямо в губы и продолжила, — … не нужно!

Он попытался облизать мой палец, приставленный на тот момент к его губам. Но я это ему не позволила и, сильно размахнувшись, отвесила ему хорошую такую пощёчину, сказав или даже скорее крикнув:

— Очнись!!!

Его затуманенный возбуждением взгляд прояснился, и только потом он взглянул на меня с ухмылкой и стал тянуться к губам; я прошипела ему прямо в лицо и почувствовала, как у меня уже вытянулись клыки…

— Я не шучу! Очнись! Тебе нужно прекратить!

Кстати, я, наверное, не объяснила. Клыки вытянулись у меня от возбуждения и он, этот гад, это знал. Поэтому его ухмылка стала ещё шире, в то время как я продолжала шипеть. И последним, что я проговорила, было…

— Я сейчас сорвусь! Хватит! Урод! — и я прыгнула с балкона и побежала в лес. Он у нас был близко. Мне нужно было успокоиться! И уже когда я спрыгнула, то услышала…

— Ты любишь меня. И не отрицай это! Ты ведь любишь меня, не так ли, Сидни??? — на что я просто крикнула и была уверена, что он меня услышит(вампирский слух, а чего Вы хотели):

— НЕТ!!! — и побежала к лесу. Всё, что сейчас было у меня в голове, — это Александр, его губы, волосы и всё! У меня до сих пор клыки не втянулись, а губы всё ещё были пухлыми и хотели его поцелуев. Я побежала ещё быстрее, потом упала на землю и просто заплакала. В этот же момент я почувствовала прикосновение мягких, как пушинка, как у ребёнка, волос! Это было такое приятное ощущение! Пока я не поняла, кто это! Чёрт! Александр! Я уже было вознамерилась толкнуть его хорошенько, как он не дал мне пошевелиться и сказал мне прямо в волосы…

— Я не буду к тебе приставать, если ты сама этого не захочешь. Но я не могу видеть, как тебе больно. Поэтому я буду здесь, с тобой, пока ты не успокоишься. И можешь думать что угодно, но я делаю это только по одной причине. Я тебя люблю!

Мне стало ещё хуже. Я стала уже рыдать, а он поглаживал меня по голове, как маленькую. Это было как-то… очень странно! Но он был рядом. От этого стало как-то лучше и спокойней. И я только уткнулась в его мягкие волосы и продолжила плакать. Его слова меня ещё больше заставили рыдать, но в тоже время и принесли огромное счастье…

— Да знаю я, что тебе нравятся мои волосы. Тебе, видно, так и хочется их потрогать. Давай, я разрешаю. Ведь я же тебя люблю. Так что я теперь твой плюшевый мишка.

От этого мне стало так смешно. Невероятно. Он смог рассмешить меня, что немногим удаётся. Я стала смеяться, и он тоже. Так мы сидели и смеялись посреди леса. Да уж, сумасшедшие, что скажешь. Но любовь зла, полюбишь и козла! Ха-ха-ха…


Легче подавить первое желание, чем утолить всё, что следует за ним. Р.Дарио …

Глава 5

Так мы с Александром сидели посреди леса. Было уже темно. Я уже перестала плакать, т. к. в это время мой рот был занят смехом, а не слезами. Мы так и сидели, смеялись и смотрели на звёзды. Да. Романтично, чёрт побери. Мне надоело молчание, и я решила расспросить Александра обо всём. И начала я с вопроса…

— Слушай! Ой! Мы вроде как уже перешли на "ТЫ". Так что? Сколько тебе лет?

— Ааа… Ну, я дам тебе одну подсказку. Мне больше чем тебе, но не намного. Для вампирской жизни это не так уж и много.

— Я не люблю загадки. Говори прямо!

— Не-а. Давай! Отгадывай.

— Бли-и-н. Ну, тогда давай думать логически. Ты старше меня, но не намного. Я начну с самого маленького для вампиров, так, по мне. 550???

— Не-а. Следующее…

— 600???

— Не-а, — я уже начала заводиться. Александр это узрел и стал смеяться со словами…

— С тобой так интересно играть!

— Что? Так! Давай на чистоту. Сколько тебе лет?

— Много. Такой ответ устраивает?!?

— Ладно. 1000???

— У-у, — он покачал головой, что означало: мой ответ неправильный.

— Не верю. Больше? 1500? 2000???

— Ха-ха-ха…

— Это невозможно. Не верю! Хотя в тебе много силы, но она не зависит от возраста. У нас есть главы, которым и по ТРИ тысячи лет и больше, но Маркус, которому 1115 лет, по-прежнему сильнее их! Но может быть и такое, что тебе 1000 или больше! Это ещё неизвестно. Как я сказала, это не от возраста зависит.

— Ха! Так ты, оказывается, у меня умная девочка.

— Да что ты такое говоришь? Знаешь, с меня хватит. Давай-ка кое-что проясним с самого начала. Раз: Я — не "девочка". Это определение мне не подходит! Два: Я не твоя! И три: Я не глупая. Я глава клана, смирись с этим. И, кстати, у меня ещё не было друзей среди глав. Это что-то новенькое.

— Хорошо, что я хотя бы твой друг. Не хотелось бы быть твоим врагом!

— А, это ты правильно сказал. В свою же очередь я не хотела бы быть твоим врагом, — потом я заговорила серьёзным тоном и посмотрела ему в глаза: — но если придётся, то я не отступлю!

Он тоже посерьёзнел. И сказал…

— Надеюсь, этого не случится. Ладно. Давай больше не будем о серьёзном. Думаю, прожив 500 лет, тебе не хочется вести себя всегда слишком мудро. Ты от этого устаёшь, и хочется побыть просто человеком, тем же молодым человеком, который совершает ошибки. НО только не всерьёз, а со своими близкими. По собственному опыту знаю!

— И-и-и… что возвращает нас к теме твоего возраста! — намекнула я. Он опять начал смеяться…

— Ха…! Не спеши. Я ещё хочу понаблюдать твои попытки его отгадать.

— Я, конечно, могла бы и дать тебе за это. Но не стану. Раз моя логическая система не прошла, попробуем тупую детскую гадалку. Начнём, пожалуй, с 650! 600 уже было.

— И-и-и… — он просто надо мной смеялся. Что ж, голубчик. Хочешь поиграть — давай! Только помни: перед тобой не менее сильный и умный игрок, чем ты. Я сказала с презрением…

— Говори уже, "холоп"!

— Ха-ха-ха… Попрошу ко мне, дамочка, древние оскорбления не применять. Ты тут не царь. И никакой я не "холоп". Ты бы ещё "червь" сказала. Давай, гадаем на кофейной гуще. Продолжаем! — скомандовал Александр. Ррр… Ну ладно. "Сейчас я тебе продолжу"- подумала я. Но потом всё же решила успокоиться. Он только удовольствие получит, если я разозлюсь. И я это прекрасно понимала. Поэтому просто решила остаться спокойной и сказала…

— Ладно. Я отказываюсь играть. Или ты говоришь мне сколько тебе лет, или я просто ухожу отсюда.

— А вот это уже серьёзное заявление. Нет. Уйти я тебе не дам. Поэтому. Ох… — вздохнул Александр. И я не смогла удержаться и не уколоть его…

— Ну не вздыхай ты уж так, кисельная барышня!

Он зарычал! Хе-х. А я всё-таки его задела. Мне удалось. Можно и поаплодировать. Он наклонился ко мне, видимо, чтобы поцеловать. А я помахала пальчиком у его носа со словами…

— Не надо! Иначе наш чу-у-дный разговор прекратится! — он это знал. Я хочу пока быть с ним как друг. Хоть один глава будет моим другом. Я вообще и раньше замечала, что у глав есть свои друзья среди им подобных. Некоторые даже просто на встречи с другими главами ездили. Но со мной никогда никто так особо не дружил. Нет, что Вы! Все меня уважали, но, знаете ли, дружба — это немножко другое, хотя уважение тоже её часть. Маркус не в счет. Это отродье, а именно такого названия он заслуживает, никогда не был и не будет моим другом. Да! Мы с ним больше общаемся среди глав, нежели со всеми остальными главами, но мы и не друзья. Никогда! Так вот, если Александр снова попытается меня поцеловать — я просто уйду. Это будет уже слишком. Мне, да и ему, я думаю, надо остыть. Привыкнуть к нахождению рядом, но при этом не сходить с ума. Уж если я ТАК возбуждаюсь от его волос, прикосновений, поцелуев (а я тогда была на грани срыва), то я боюсь представить, что будет, если мы пойдём дальше, чем просто поцелуйчики. Это будет катастрофа, и мы просто разнесем весь дом. Т. к. у вампиров проявления страсти и гнева очень схожие, по крайне мере физические, так что всё вокруг страдает. И, в первую очередь, — окружающие предметы. Да, чего это я думаю о том, чему никогда не бывать?! Я отвлеклась и не заметила, как Александр уже прилип к моим губам. Я отстранилась, избегая его взгляда, т. к. знала: могу не удержаться, отодвинулась подальше, потом сделала глубокий вдох и выдох. И только потом заговорила…

— Пожалуйста, не надо! Пойми, я не хочу сказать, что ничего не чувствую к тебе, но это просто страсть. Да, у меня такого ещё никогда не было. Но это сумасшествие. Я пройду этот этап своей жизни, как прошла многие другие. Приобрету ещё один опыт. Возможно и ты тоже, хотя для тебя это может быть и не в новинку. Но, тем не менее, мы испытываем это, мы сможем пройти через это, не нарушив правила. Нарушать правила не стоит даже из-за более глобальных вещей. Некоторые и из-за большего их не нарушали. Нам просто надо остыть. Привыкнуть к нормальным отношениям, а не воспринимать, как фейерверк, каждое прикосновение. Да и я вообще не понимаю тебя. Ты-то даже старше меня. Сам всё прекрасно понимаешь. Я уже говорила тебе когда-то. Может тебе и не важна твоя должность, но пойми, мне важна моя! — я уже не знала, как ему ещё проще объяснить. Не успела я ничего толком подумать, как он сказал…

— Не надо мне всё это объяснять. Я это знаю. Можешь не пытаться выдавить из себя более простое объяснение. Просто у меня на этот счёт другое мнение. У меня это тоже впервые. Не отрицаю, у меня было немало женщин, но такого ещё никогда не было. И я не подчиняюсь правилам. Правила — это всего лишь написанные кем-то законы, которым мы должны следовать. Но этот кто-то мог даже не подозревать обо всём, что может случится. Обо всех возможных поворотах судьбы. Он просто писал закон. Но невозможно точно исполнять закон. Можно его только придерживаться, что мы все и пытаемся делать. Я никогда не был трусом и не собираюсь им становиться. И я уверен — по крайней мере, по своему опыту, не знаю на счёт тебя — что это не просто страсть. Это нечто большее. Я мог бы сказать, что это даже выходит за рамки любви. Но, думаю, тут ты меня точно раскритикуешь. И хватит читать мне нотации. Я знаю, что я делаю. И я сделаю так, чтобы это было по закону! Но не сейчас. Пока ещё не сейчас, — я поняла, что значило по закону. Это замужество. Нет! Никогда. Я боялась. Я откровенно боялась. Ведь я прекрасно помнила историю. Не бывает счастливой семьи и счастливого клана. Это, как многие звёзды шоу- бизнеса говорят, или личная жизнь, или работа! Но Александр ещё сказал, что он никогда не был и не будет трусом. Что означало: он не отступится и его не пугает какая-то там история и то, что ещё никто не имел счастья созерцать счастливую семью и клан вместе. Он возомнил себя героем. Я обозлилась и выпалила…

— Не возводи себя на планку. Не считай себя героем, которому по силам всё! Это будет твоей ошибкой. Некоторые вещи ты всё же не понимаешь. Я скажу тебе последнее моё предположение. Судя из всего того, что я здесь услышала, ты действительно не на много старше меня, — я говорила это, уже уходя из леса. Я шла домой. И напоследок крикнула…

— 800!!! — и убежала! Когда я выбежала из леса, ветер донёс до меня всего одно слово, которое я не сомневалась, принадлежало Александру…

— Да, — я не могла в это поверить. Я наконец-то угадала! Ему 800 лет. Это много, конечно. Но для вампира, он меня не на много старше. Всего-то пара — тройка столетий! Ах, да чего там? Зачем я заморачиваюсь? У нас с ним во многом мнения расходятся. Нам друзьями не быть. Если бы мы встретились просто при разговоре, нам бы точно ими не быть. Но всё же одна единственная вещь была у нас схожей. Мы хотели друг друга. И этого нельзя было отрицать. С этими мыслями я понеслась домой. И у меня невольно в голове возник вопрос, на который я не знала ответа: "А что, если это — такая любовь, за которую умирают, что, если он — мой духовный супруг, мой единственный???"…

Кто вечно делает то что хочет, редко делает то, что должен. А.Оксеншерна …

Глава 6

Я прибежала в свою комнату на 5-ом этаже. Мне было непонятно всё, что связано с Александром, но одну вещь я всё же узнала. Ему 800 лет. И он не чистокровный. Т. е., он тоже обращённый вампир. И когда-то был человеком. В этом я уверена на все 100 %! Хотя в нашем мире нельзя быть уверенной на все 100 ни в чём. Но тем не менее. Кстати, мы можем иметь детей от себе подобных. Отсюда и чистокровные вампиры. Таким власть может передаваться по наследству. Так что если бы у меня и Александра был ребёнок, то у него было бы право стать главой одного из наших кланов или вообще объединить их. Но это я сказала только теоретически. И этого никогда не случится. А ещё наши кланы можно объединить, если мы с Александром поженимся. Но можно этого и не делать. Можно пожениться, но кланами управлять своими. Глава не обязательно должен быть на своём месте всегда. Но, как я уже говорила, в истории нет счастливых вампирских браков. Правда, были те, которые не женились, а просто заводили детей, и эти дети автоматически становились правителями великих кланов. Естественно, если родители — сильные главы, то и ребёнок будет сильным, со способностями папы и мамы. Но это всё бред. И вообще, у вампиров могут быть дети, только если они этого очень захотят, хотя, если вампиры оба имеют большую силу, то это может случится и без их на то желания. Просто ты расслабишься и тебе понравится быть с кем-то, а твой организм принимает это уже за согласие на ребёнка. Вот так. Но это бывает только у сильных вампиров. Поэтому мне ни в коем случае нельзя быть с Александром и тем более допускать, чтобы мне это нравилось. Хотя, как я должна, по-Вашему, контролировать свой организм? Ха. Короче, максимум, что я могу себе позволить — это поцелуи с ним. Потому что если всё пойдёт дальше я не удержусь (я не сомневаюсь, что мне понравится)… Но это полбеды. А если так получится, что я забеременею?! Это, знаете ли, раз на раз не приходится! Как у людей. Всё. Надо кончать думать про всё это. Лучше я вспомню своих родителей.

Боже! А я была человеком и отлично это помню. Я не люблю чистокровных вампиров, потому что они никогда не были людьми и многих, я не говорю всех, воспитывали могучие главы; они жили в вампирском обществе и воспитывали их соответственно, а значит, в них нет никаких человеческих чувств. Они могут знать о них только по книгам или рассказам. Не то чтобы я презирала их, но определённо я бы отдала предпочтение бродягам, многие из которых долго ненавидели себя за то, чем они стали. В нашем обществе чистокровных принято уважать. Т. к. они дети великих глав, да если даже и не совсем таких уж сильных, но многие главы, которые сейчас занимают третьи и четвёртые места по могуществу — чистокровные. (Дети других глав!) И Маркус, кстати, тоже. Его родители умерли. Отец, правда, ещё жив и до сих пор правит пятым по могуществу кланом, но силы у Маркуса много не от отца, главным образом, хотя и его отец тоже не слабый, а от матери. Вот такие гениальные и сильные дети получаются у глав. Но сейчас я не хочу об этом думать. Да и всю историю вампиров мне всё равно не рассказать. Тем более с учётом длительности наших жизней.

А вот мои родители были людьми. У меня был очень строгий отец, и я удивляюсь, как в современное время многие отцы позволяют ТАК с собой обращаться своим дочерям. Да если б я на своего отца начала кричать или сказала, что я всё равно что хочу, то и буду делать, то мне б так дали ремня, что я никогда не вспомнила ни одного плохого слова, что собиралась сказать. А сейчас, посмотрите, родители своих детей как выхаживают. Это же кошмар, кошмар! Потом эти же дети их и бросают. Видите ли, "мне и без них хорошо, и я ничего никому не должна". Вот так все эти ласки и оборачиваются. Многие сейчас и руку на родителей поднимают. Я бы никогда… да мне даже в голову тогда такое бы не пришло! Поднять руку на отца? Или на мать? Хотя мать у меня была истинная добрячка и старалась потакать всем моим желаниям. Но я и на мать никогда бы ничего даже не подумала сказать или сделать! До чего докатилось человеческое общество? Противно смотреть. Слава богу, что мы ещё помним наш народ и культуру. Слава богу, что вампиры не забыли те времена, когда такого не было. Если я в своё время читала Иллиаду Гомера, то сейчас эти слушают песенки Sex on the beach и обсуждают новые шмотки Перис Хиллтон. Никакой культуры, никаких моральный ценностей, никаких запретов. В то время, когда я родилась, было стыдно даже думать о какой-то близости с мужчиной. А сейчас, Вы гляньте! Да они уже в 13 лет пробуют! Хрень какая-то. Извиняюсь за нецензурные выражения, конечно, но не могу говорить о таком спокойно. Кстати, мне пришлось уйти от родителей. Я хотела быть с Даром. И, в принципе, я хотела стать вампиром, но только для того, чтобы быть с ним. А не так, как вышло на самом деле! Но, поверьте мне, никто и никогда не понимает, что он делает, пока он это не сделает. А потом уже поздно жалеть. Иногда случается, что ты не жалеешь о своём выборе, но мы сейчас об этом не говорим. И я была глупым ребёнком, теперь я это понимаю, когда хотела стать вампиром. Даже любовь Дара этого не стоила. А любовь стоит многого. Большинство людей так считают. Что если и рисковать, то только ради любви. Но нет! Люди, поверьте, нет. Если Вы думаете, что готовы к мучениям сейчас, то, когда они начнутся, Вы поймёте, что это значит. Если Вы думаете, что готовы пить кровь, быть убийцей ради любви, то Вы опять не правы. Если Вы думаете, что готовы к вечности с ним, к вечности в одном и том же мире с ним, то запомните одну вещь: НИЧТО НЕ ВЕЧНО. Никто не будет любить вечно. Если Вы при всём при этом ещё думаете, что Вы сможете, и всё, что я сказала, — неправда, то Вы просто не знаете и не понимаете, что такое вечность. Просто не понимаете… Так что если и оставаться жить вечно, то только ради одной вещи: РАДИ СЕБЯ! Иначе ничего не выйдет. Надо иметь такой характер, чтобы каждый день, каждый год видеть что-то, что продолжает жить, и радоваться этому. Видеть развитие цивилизации — и восхищаться этим. Не жалеть и, самое главное, — не хотеть к ней присоединиться. Не хотеть идти вперёд. А мы, по сути, это и делаем. Мы — застывшие во времени. Мы те, кто видит и знает всё, но не может этого ощутить. Мы можем только анализировать и делать выводы, мы можем давать полезные советы, но мы сами не можем последовать им. Мы сами не можем ничего сделать. И как бы это комично не звучало — мы мертвы. Мы мертвы для всех, для всего мира. Мы просто лишь призраки, разгуливающие по задворкам прошлого и живущие им. И то, что некоторые из нас (как я) пытаются жить нормально, жить с юмором, быть обычным молодым человеком, который любит веселиться и совершает ошибки, только доказывает, что мы ничего не можем. Да, мы могущественны, да, мы сильнее людей. Но главными на земли были, есть и останутся люди. Они развиваются, они строят что-то новое, не всегда прекрасное, но всё же новое, они испытывают счастье, горе, радость и ещё список разных чувств, мы только притворяемся, а они ЖИВУТ!

Я встала с кровати и поплелась в ванную. Залезла в джакузи и решила расслабиться. Я люблю слушать классическую музыку, и у меня даже в ванной есть колонки, которые я сейчас и включила. Оттуда полилась очередная инвенция Баха. Это гениальный человек. Таких единицы. За это вампиры ещё хоть как-то уважают людей, но, опять же, не все вампиры. И среди человечков есть гении, те, с кем не стыдно поговорить, о ком не стыдно говорить и не стыдно вспомнить! И Бах — один из таких. Пока я любовалась переливами музыки, не заметила, как прошло время. Взглянула на часы и ужаснулась. Я, оказывается, уже около двух часов в ванне сижу. Ну, это со мной частенько бывает, хотя сегодня я побила все свои рекорды. Видно, много всего накопилось и надо было всё это обдумать. Да и под эту великолепную музыку я не только про неё думала, но и про Алекса конечно. Да что это я всё Алекс, да Алекс. Заело! Нельзя же главу называть ТАК. Ну, это не дело. Странные мысли в последнее время посещают меня.

Я вылезла из ванной, завернулась в полотенце и вышла. Я взглянула на мою кровать и меня как током прошибло. Что???…

— Здравствуй, Сидиана! У меня плохие новости и мне нужно срочно переговорить с тобой!

Я обалдела. Как он сюда попал, как такое возможно? И чего он от меня хочет???

Глава 7

— Сидиана, Вы можете присесть и поговорить со мной! — я до сих пор стояла ошарашеная. В моей комнате сидит он, я в полотенце, и вообще: что происходит, чёрт возьми!?! Я попыталась заговорить, и с третьего раза у меня это получилось…

— Маркус? Я обращюсь к тебе на «ты», потому что имею на это полное право. Что ты делаешь в моей комнате и кто тебя сюда пропустил?!?

— Я же сказал. Нам надо поговорить.

— Ладно, выметайся из моей комнаты, я оденусь, и встретимся в моём кабинете.

— К сожалению, ты бы не была так мелочна, если бы знала, что произошло!

— А что такого могло произойти, Маркус? Ты тут сидишь в моей комнате, но так до сих пор и не сказал, что же такого произошло!

— Ладно, в кабинете, так кабинете! — сказал он, уже подходя к двери моей комнаты. Потом он открыл её, медленно повернул голову, взглянул на меня и сказал…

— Началась война! И ты, как одна из сильнейших глав, должна в ней участвовать. И я тоже. Это война погубила уже несколько моих бойцов и твоих тоже, кстати. Так что давай побыстрее… — дверь за Маркусом захлопнулась со стуком. Что? Что это он сказал? Моих бойцов?!

Я нацепила на себя что попало, какую-то майку с длинным рукавом и джинсы, ну и, разумеется, туфли-лодочки. Вылетела из своей комнаты и понеслась на первый этаж к своему кабинету. Со скоростью ветра я влетела в свой кабинет и увидела там Маркуса и пару могущественных глав. Меня это обеспокоило и я спросила…

— Извините, но по какой причине я имею честь созерцать Вас в моём доме? — Фёдор — отец Маркуса, клан которого занимает 5-ое место по силе, сказал…

— Я думал, что Маркус Вам уже всё растолковал, Сидиана! Начинается война, серьёзная война, в которой мы можем потерпеть поражение! Кстати, я заметила, что у меня в кабинете собрались только семь самых сильных глав кланов. Ну да, если была экстренная ситуация, то собирались только семь самых могущественных глав и обсуждали. Но это только в экстренных ситуациях. Да ещё у меня дома. Для Вас, возможно это и не было бы необычностью, но, поверьте, для меня, да и для любого главы, видеть в своём доме так вот неожиданно всех сильнейших глав — тревожное событие. Чёрт! Война? Да что тут происходит, уже второй вампир говорит мне, что началась война, но так ничего и не объясняет! Я спросила громче, чем хотелось:

— А с кем, собственно, у нас война? И почему Вы, самые могущественные главы, не можете остановить её? Мы много столетий делали это, так что же произошло сейчас?!?

Мне ответил глава 6-ого по силе клана — Азазель, которому было уже около 2000 лет…

— Мы не можем её остановить, потому что нападают наши. И кто-то уже стал на сторону Александра! Позвольте всё Вам объяснить. К ним присоединились оборотни и ещё бог знает кто. И даже не просто вервольфы, а оборотни разных мастей. Многие столетия они на нас уже не нападали. Много у нас было с ними войн, последние 200 лет они прекратились. И всё было бы, как раньше, если бы не Александр. Ему 800 лет и он имеет немалую силу. Но его помыслы нечестивы. Сидиана, я не знаю Ваших взглядов, так как лично с Вами так хорошо не знаком. Но мы всегда были мертвы. Мертвы для всего мира. Мы как призраки из прошлого! И мы не можем, просто не можем, выйти наружу. Это всё правда, а кто ей сопротивляется, тот глупец, каких я ещё не видел. А я повидал много!

Я всегда уважала вампиров, которым больше 1000 лет, будь они главами или нет. И Азазеля я тоже очень уважала. И он сейчас говорил правильные вещи, которые я и так знала и обдумывала буквально недавно, сидя в ванной! И всё таки я так и не поняла, к чему он это сказал. Отец Маркуса посмотрел на меня немного разочарованно и проговорил…

— Я думал, Вы будете посообразительней. — на что я ответила ему хмурым взглядом. И вдруг меня словно током пронзила догадка. А? Точно! Но, но этого не может быть. Я высказала свою мысль, как статуя, раскрывающая рот…

— Александр хочет жить нормальной жизнью, чтобы не было глав, что бы мы вошли в мир людей, чтобы вампиры могли быть с людьми. Это, это так?!?… Стойте! НЕ отвечайте. Это не возможно. Он никогда не верил в наши законы и не горел желанием их исполнять, но, извините, начинать войну?!? Это уже слишком, по-моему, даже для него!

Меня спросил опять же отец Маркуса:

— А Вы с ним так хорошо знакомы, чтобы судить, на что он способен, а на что нет?!? И я смотрю, Вас не удивило то, что он врал всем. А Вы, как никто, знаете, что солгать совету, главам, среди которых есть такие сильные, как Маркус и такие опытные, как Азазель, а ведь есть ещё и Гэбриил, которому 5000 лет, невозможно. Александр силён. Но, Сидиана, насколько я знаю Вас, Вы всегда были мудрее многих старейшин. Вы всегда понимали вещи правильно и никогда бы не поставили перед собой таких целей. Мы все признаём, что всем нам хотелось быть и жить в этом мире, как живые существа, жить свободно, жить и испытывать все те чувства, что и люди, БЫТЬ людьми. И дурак тот, кто этого не желал. Все мы этого хотели. Но мы понимаем, что это невозможно. Ещё наши давние сородичи поняли это и установили эти правила. Они были с человеческими женщинами и даже боролись за них. Они набрались достаточно опыта и ушли из этой жизни, надеясь, что мы не совершим тех же ошибок. Вы же знаете отлично нашу многовековую историю, Сидиана, нельзя её перечеркнуть в один миг и делать по своему. Мы помним её, и не даром помним.

Я ответила:

— Да! Я всё понимаю. И, как Вы успели заметить, отлично помню и знаю из книг нашу историю. Я слишком хорошо её знаю. И поэтому всегда боюсь повторения тех же ошибок, совершённых в прошлом нашими предками. И Вы правы, я никогда не стану на сторону Александра. Мы не люди, и мы это уже давно поняли. Глупцы те, кто не понимает этого. Сейчас я всё окончательно поняла. Спасибо, что оповестили. Мы начнём готовиться к боевым действиям и если они снова нападут, а мне уже сообщил Маркус, что первые нападения были совершены, то это означает, что война открыта. Мы уже будем к этому готовы. Как я понимаю, мы с Маркусом должны собрать всех своих бойцов, объединить кланы и пойти в бой! Я увидела на их лицах одобрение и понимание. А на лице Азазеля ещё и благодарность. Он уже был довольно стар, 2000 лет как-никак. Я воспринимала его, как дедушку. Он ко мне так хорошо относился. Мне захотелось его обнять. И он это заметил. Вообще-то он не был похож на дедушку, а скорее на красивого парня. Светлые волосы вились и спадали на плечи. Глаза, как янтарь, переливались, в них светилась мудрость. Вот я и описала кратко его. Но у меня были к нему чувства, как к мудрому и доброму старцу. Как к собственному дедушке. И знаете почему? Всё написано у него в глазах. Может человек и не способен заметить, но любой вампир увидит этот опыт, старость и прожитую жизнь, все 2000 лет, в его глазах. Он, конечно, заметил все мои чувства к нему, удивительно, как Александр мог скрыть что-то от него. Он может и не силён в плане физической силы, но ментальная сила у него колоссальная. Я вообще даже не представляю себе вампира, не говоря уже о людях, способных солгать Азазелю! Просто не представляю. И главное, что было для меня важно — Азазель уважал меня. Он, который гораздо старше, уважал и считался с моим мнением. Так что, да, я любила его, как своего родного дедушку. Он легонько покачал головой в знак того, что он понимает все мои чувства к нему. Тут наши с ним взгляды встретились, и он послал мне в голову импульс силы, со словами, которые могла слышать только я: «Я всё понимаю, внучка. Ты молодец. Но обнять тебя, к сожалению, я не смогу». Это было так красиво сказано. Я расплылась в улыбке, и все это заметили. А отец Маркуса добавил:

— Мы все Вас уважаем, Сидиана, не меньше Азазеля. Помните это, пожалуйста! — я кивнула головой и только сейчас смогла оторваться от глаз Азазеля. Какой он всё-таки хороший! Я повернулась к Маркусу и сказала:

— Что же! Значит, собираемся у меня дома? Привози своих бойцов, самых лучших. Согласен со всем?

— Да! Через пару часов мы уже будем у тебя… у Вас, Сидиана! — , сказал Маркус. Его отец хотел что-то добавить, но Маркус не дал ему это сделать и добавил…

— И про бойцов. Пара Ваших вампиров, Сидиана, погибла. Они были за границей, в Италии. По делам. Как и мои. НА них напали. Кто, я думаю, Вы уже догадались. С ними была Френси, она, по-моему, Ваша правая или левая рука…

Я вскричала:

— Что? Да как? Как так получилось? — Маркус опустил голову и сказал очень грустным голосом…

— Не Вы одни, Сидиана, потеряли бойцов и друзей. Моя правая рука, Дмитрий, мой дорогой друг, тоже мёртв. И они знали, кого убивать, чтобы сделать больнее. И я найду того, из-за кого Александр будет страдать. Я найду его слабое место!!! — я стояла, как ошарашенная. Да, я всё прекрасно понимала. И я сказала таким голосом, что лучше бы он был ни на кого не направлен, но он был направлен, и на одного вампира, того, кого я ненавидела больше всего на свете…

— Он будет гореть в пекле, он будет страдать умирая, я заставлю его так мучиться, что он раскается во всём, что он сделал. И я не просто его убью, я буду наслаждаться его болью. Будь ты проклят, Александр!!!


История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков. В.Ключевский …

Глава 8

Разговор с главами закончился, и я побежала к Майклу. Я не знала? что мне ему сказать, но всё равно когда-нибудь пришлось бы!

Майкл как всегда стоял на 5-ом этаж, возле моей комнаты. Я подбежала к нему, обняла и сказала…

— Майк, нам нужно поговорить! Собери всех для совета. Через полчаса. Потому что через два часа к нам приедет Маркус со своими лучшими бойцами. Майкл ошарашенно на меня посмотрел, а я сказала…

— Я всё разъясню на совете. Ладно? — я отошла от него и закрыла за собой дверь, когда зашла в свою комнату. Я присела на кровать, и слёзы сами стали литься из глаз. Как? Как такое возможно? Эта тварь, Александр, убил мою жизнь. Ведь Фрэнси! Он знал, как она дорога мне. Верно подметил Маркус: они знали кого убивать, чтобы сделать больнее. Не хотите, чтобы были главы, чтобы были законы, хотите чтобы все вампиры были беспорядочно разбросаны по всему миру, пили людскую кровь когда им вздумается, жили с людьми, создавали с ними семьи?!? Как же Вы не поймёте, что всё это уже пробовали наши предки, как же Вы можете так вот поступать со своим народом? А ведь у нас никогда не было таких войн! Да, были войны между кланами, но редко и они обычно быстро заканчивались. Но такое? Чтобы наши убивали наших? На это способны только люди. Это они начинают глупые войны. Хотя! Хотя, возможно, с точки зрения людей мы тоже сейчас начинаем глупую войну. Но поверьте, нет. Мы не имеем права раскрыть себя. Просто не можем!

Я сидела и всё плакала. Тут я услышала стук разбиваемого стекла, потом я поняла, что мои войны возле дома сейчас вырублены. Объясняю! Вырубить вампира нельзя, но можно его обездвижить на некоторое время. Это, допустим, переломать позвоночник или ноги, возможно шею. Через минут десять, а у сильных и за меньшее время, всё восстановится, но факт остаётся фактом. Кто-то сейчас вырубил мою охрану. Я вскочила с кровати, как ошпаренная, но не успела я пролететь (с вампирской скоростью) и шага, как возле моего, уже разбитого окна, появился Александр.

Мной сейчас двигала только злость, которой я позволила отразиться на лице. Я не хотела его ни видеть, ни говорить с ним. Я хотела только одного — убить его! Но вторая, более мудрая моя часть, понимала, что это неразумно. Он не слабее меня, и, к тому же, сейчас он наверняка с охраной! Поэтому я просто сказала голосом, которым можно раскалывать льды…

— Пошёл вон из моего дома! — а он молчал и как-то странно глядел на меня! Как наглый подонок, он понимал, всё он прекрасно понимал, он начал эту войну, а пришёл ко мне за тем чтобы напомнить, что он сильнее?! И смотрел на меня, а я видела в этих глазах только красоту. Мне казалось что он смотрел на меня так, как будто это не он убил Фрэнси. Правильн, ведь это я ему позволила. Это я её убила! Меня это ещё больше взбесило. Я чувствовала свою силу, она волнами бегала по всему моему телу. И я знала, что сейчас меня лучше не доводить. Я могу победить его и меня ничто не остановит. Он начал говорить…

— Я, не смотря на всё, хочу быть с тобой! Ты ещё много не понимаешь… — , но не успел он договорить, как я бросилась на него, вжала его шею в стену моего дома, которую кстати я продолбила, т. к. силы у меня было достаточно. Я накинулась на него…

— Это Я многого не понимаю?!? Я видела смерть, ты ей наслаждаешься, я смотрю! Это Я не понимаю?!? Это ТЫ ничего не понимаешь! Не тебе меня учить. Ты — выродок, и ты займёшь своё место среди тебе подобных уродов! А теперь выметайся! И даже не думай нападать!

— Сидиана! Ты просто ещё не знаешь всего. И я тебе объясню! Ты присоединишься ко мне!

— Никогда! Запомни, я никогда не стану на твою сторону! Убирайся!

— Нет! Я остаюсь! — я просто сорвалась. Я заорала на него во весь голос. Это было страшно. Очень страшно…


— Я сказала: ПОШЁЛ ВОН ИЗ МОЕГО ДОМА а!!! — он широко раскрытыми глазами наблюдал за всем этим. Я позволила сейчас всей ненависти отразиться на лице. Всему! Это МОЙ дом, МОЙ клан, это всё — МОЁ! Ему здесь не место, и мне плевать, кого он там привёл с собой, но я готова, готова прямо сейчас разорвать его на куски. Я отстранилась, скучающим взглядом посмотрела в окно и сказала…

— Сейчас ещё не время для нашего поединка. Но я тебе обещаю, оно наступит. И очень скоро наступит! — с этими словами я подняла его, поднесла к окну и просто выбросила туда. Будь проклят дьявол, но он приземлился, успел-таки, нормально. На ноги, как любой вампир. Успел среагировать в полёте. Иногда я жалею, что у меня в доме пять этажей. Будь хоть на два меньше, возможно, он не успел бы сгруппироваться и сейчас был бы с поломанными ножками. Но это только предположение. А так, если говорить реально, то сильный вампир вряд ли может пострадать от такого. Мне нужно биться с ним и победить его. Вот тогда — да, я одержу победу! А сейчас…… Я в последний раз взглянула на Александра и, отвернувшись, пошла в зал для советов. В следующий раз мы с ним увидимся уже на поле боя. Игр больше не будет! Живым уйдёт только один!

Я вошла в зал, все мои вампиры уже были на местах. И когда я подошла к стойке посередине зала, все замолчали, и наступила тишина. Объясняю. Зал состоит из мест, расположенных по кругу. А посередине место для главы. Это что-то похожее цирковую арену. Нет, на то, как расположены места в институте. В классах. Вот приблизительно так.

Я начала рассказ и объяснила всю сложившуюся ситуацию своему клану. Сразу поднялся лес рук. Вопросов было достаточно. И они начались…

— Госпожа, Вы сказали, что господин Александр хочет войти в мир людей. А можно поконкретнее? Он хочет уничтожить всех глав? Или что-то ещё?

— Госпожа, а КАК же мы будем жить дальше, если он победит? А ведь это возможно! Надо Вам заняться и продумыванием этого!

— Госпожа, возможно, все правы! Может вместо того чтобы воевать, Вы бы лучше занялись продумыванием нашего будущего?!? Ведь всё в человеческом обществе всегда меняется! Может, и наше тоже должно поменяться! Может, мы всё же чем-то похожи на людей?

— Госпожа, мне тоже интересно, а Господин Александр имеет какие-нибудь ещё конкретные цели???? — я громко сказала…

— ХВАТИТ! Начну с начала! Вообще у Александра много целей. Я думаю. И не называйте его "господин". Он больше не является главой. Теперь Вы выше его, дорогие мои! А насчёт его целей вот что скажу. Он хочет не только убрать всех глав, он хочет, чтобы вампиры были с людьми. Отменить ВСЕ наши законы. Но поймите и вот ещё что. Рассмотрим вопрос питания. На данный момент главы обеспечивают своих вампиров всем. У нас есть специальные доноры, которыми мы кормимся, потом каждый глава с помощью ментального контроля сознания заставляет забыть человека о случившемся и всё. Но ведь не забывайте, что далеко не каждый вампир так силён, чтобы заставить забыть. Да и люди бывают разные. С разной степенью сопротивляемости. Поэтому план Александра не только запретный, но ещё и непродуманный и глупый. Наши предки долго продумывали и обсуждали на советах все мелочи, поэтому эти правила действуют и по сей день исправно. Александр же ничего не продумал. И есть ещё множество тем и вопросов, которые он не продумал. И питание — только верхушка айсберга. Сами спросите, как мы будем жить после этой войны, если победит он? А? Вы, которые живут благодаря своим главам, думаете что справитесь? Да как Вы можете так поступать со своими главами?! Теми, кто Вас же кормил и давал Вам жильё? Да если бы не они, то после обращения Вы бы свихнулись от крови и уничтожили бы полпланеты! Вы бы не знали своих способностей, Вы бы не нашли своего места в этом мире. И сейчас были бы дряхлыми и замученными жизнью отбросами!!! Поэтому я не понимаю и осуждаю тех, кто стал на сторону Александра! И надо быть просто глупцами, чтобы думать, будто мы сможем жить среди людей! Я не отрицаю, что мы все этого хотим. Не думайте, что главы никогда не любили. Это не так. Мы не меньше Вашего хотим быть и жить в этом, реальном, мире. Но мы — выдумка, миф! Смиритесь с этим. Для людей мы не существуем; не даром так случилось, что у нас есть законы запрещающие близость с людьми. Недаром! Не забывайте, что Вы — монстры, хищники, которые этими людьми питаются. Мы не можем быть вместе. Это закон природы, установленный не нами. Я не верю, что Вы — глупцы, способные предать меня, предать своих клав и стать на сторону Александра! Я в это не верю и не хочу верить. И я очень надеюсь, что моя вера в Вас оправданная! — этими словами я закончила. Все мне поклонились и сказали…

— Мы клан "КАДАГОН", и мы любим свою госпожу! — на что я подняла руку, и они вернулись в нормальное положение! Все стали расходиться! В результате через минут пять — десять остались только мы с Майклом. Он подошёл ко мне и посмотрел на меня в упор. Глаза в глаза. И сказал…

— Фрэнси не было на совете. Её не видно уже три дня. У нас война. Я… не хочу… даже думать… — я видела, как ему больно. Я просто не выдержала. Я отвернулась от Майкла, потом на меня нахлынула очередная порция вины и злости. Я резко повернулась к нему и выпалила:

— Думаешь, мне не больно?!? Думаешь, я не уследила за ней? Не смогла предусмотреть всё это, хотя была с Александром буквально за день до этого? Думаешь, я виновата в том, что была с этим уродом? Да, ДА, ДА, ДА!!! Я! Я сама ЭТО сделала, Майкл. Я убила Фрэнси! — я бросилась из зала со всей скоростью, на которую была способна, слёзы уже заливали мне лицо, но я не останавливалась. Я мчалась прочь. Прочь от всего этого. Вот, опять, повторение. Я хочу конца моей жизни! Да это и не жизнь вообще! Но пока ещё нет. Пока я ещё не убила Александра, я не уйду из этой жизни. Пока ещё нет! Я побежала в лес. Я слышала, что Майкл пытался догнать меня и кричал моё имя, но я была быстрее, я была сильнее, и я надеюсь, что этой силы хватит, чтобы убить Александра. Нет, не просто убить. Мучить!!!


Вчера я был умным, вот почему хотел изменить мир. Сегодня я мудр, вот почему меняю себя.

Шри Чанмой …

Глава 9

— Эй! Ты что? Не слышишь?!? — кричала Фрэнси. Или мне так казалось?!? Я стала потихоньку открывать глаза и увидела, что надо мной нависал Майкл. Что происходит?!? Я помнила, как я лежала в лесу и плакала, ещё помню, что Майкл гнался за мной, но я сумела убежать, потом вроде бы сидела на дереве, а потом закрыла глаза и всё! Похоже я свалилась с дерева, поломала себе пару косточек, но всё нормально. Они уже зажили. Майкл ещё раз посмотрел мне прямо в глаза и воскликнул:

— ЭЙ! Ты меня слышишь? Да ты что? С дуба свалилась?!?

Я, слегка покачав головой, ответила:

— Наверное, да. И, при чём, пару косточек поломала.

— Что???

— Ладно, ладно, не кричи. Всё же в порядке?!

— Ох, если б ты знала, как в порядке. И я вообще не понимаю, что с тобой происходит?!? Я бежал за тобой, но ты успела умчаться аж за тридевять земель. Что с тобой случилось?!? И я не виню тебя за Фрэнси! Хватит себя накручивать.

Я просто смотрела на него во все глаза. Ах, да. Фрэнси. Я совсем забыла. Мы тут сидим разговариваем, как всегда, с юмором, пытаемся быть нормальными людьми, а Фрэнси мертва. Потому что мы — нелюди. Мы — уроды.

— Эй! — Майкл пощёлкал пальцами у меня перед глазами со словами:

— Да что с тобой??? — я только сейчас отмерла, пошевелилась: вроде всё на месте. Цела! Потом я поднялась, посмотрела на Майкла и произнесла очень странную речь…

— Спасибо тебе, Майкл. За всё. Но я должна убить Александра, а потом и сама уйду из этой жизни. Мне понадобится твоя помощь! — Майкл стоял и смотрел на меня во все глаза. Я продолжала:

— Не говори ничего. Ты поймёшь меня. Ты силён, Майкл. Ты сможешь править кланом. Ты — моя правая рука. В случае чего, ты встанешь на моё место. Так как Фрэнси… её больше нет… ты будешь главой клана "КАДАГОН". Я верю в тебя Майкл. Изо всех сил верю. Пообещай мне, я не уверена, что выживу после битвы с Александром, пообещай мне сейчас. Поклянись, что не бросишь наш клан, что будешь защищать его всеми силами и сохранишь его репутацию. Обещай мне!!!

Он стоял и молчал. Просто стоял и смотрел на меня. Он сказал тоже очень странную фразу. Я видела, что он хотел возмутиться, что это я, мол, задумала, но почему-то, как и я, он просто сказал:

— Обещаю! — и я тоже очень странно отреагировала и сказала…

— Хорошо. А теперь пошли в дом. Нам нужно готовиться к битве. К большой битве Майкл!

Когда мы уже пришли домой, то я заметила припаркованные автомобили. Маркус уже здесь. Наверняка в зале для тренировок. Туда я и направилась вместе с Майклом.

— О! Сидиана. Ну, наконец-то, — сразу же подбежал ко мне Мкаркус. В зале было 50 его лучших бойцов. Клан у него больше, следовательно, и бойцов тоже больше. У меня — 30 лучших, у него — 50. Я произнесла:

— Отлично! Давайте спланируем, что конкретно мы будем делать. — Я вместе с Маркусом вышла в центр зала. И сказала Майклу тихо…

— Иди позови 30 моих лучших! Ты меня понял? — он только кивнул и ушёл. Через полминуты уже все мои 30 бойцов были тоже в зале. Весь мой клан тоже слушал, просто они были в своих комнатах (вампирский слух)! Все встали в такую большую шеренгу, а я впереди, перед всеми. Маркус встал рядом со мной. Но говорить первой начала я…

— Мы знаем, где находится дом Александра. НЕ сомневаюсь, что именно там сидят наши враги. Ему просто негде было бы разместить всех оборотней и тварей, которых он собрал. Все кланы сейчас объединяются, но первыми нанесём удар мы! — все стояли молча и внимательно слушали. Я продолжала…

— Сейчас Маркус объяснит Вам, куда мы поедем и как именно нападём. — Маркус кивнул мне и сказал:

— Спасибо Сидиана! Итак, как Вы уже поняли, мы направляемся в штат Айова, в дом Александра. Едем мы на машинах. Главы — т. е. мы с Сидианой, идём за Вами. Всё как обычно, в боевом режиме. Вы его знаете. Всех Вас с ним в своё время знакомили. Сильнейшие спереди, слабейшие сзади, а главы вообще позади всех. И то, только если совсем необходимо. Глав нужно беречь, как зеницу ока. Они у Вас незаменимы, а Вы — бойцы, предназначенные только для одного — войны и убийств. Вы — заменимы!

тут я встряла со словами:

— В данном случае мы идём с Вами. И умирать, дорогие мои, мы тоже будем с Вами, — я хотела ещё добавить, но Маркус меня перебил, т. к. видно оскорбился моей речью, и заявил:

— Я тоже не собираюсь отсиживаться. Убит моя правая рука — Дмитрий, и я не стану сидеть на троне, пока мои бойцы будут умирать за меня и мой клан. Ладно, ещё одно: если Вы вдруг увидите или заметите Александра или ещё одного из глав, а Вы знаете, что к Александру присоединились некоторые кланы, то не подходите к нему и ни к одному из глав. Мы с Сидианой не хотим, как перчатки, терять своих бойцов. Может быть, наши самые сильные войны ещё и справятся с каким-нибудь неудалым главой, но далеко не с каждым. Нападайте только на таких же бойцов, как Вы. На простых бойцов, которых Вы лучше. По крайней мере, я на это надеюсь! Всё ясно?!? Я не хочу потерять Вас так! — Маркус тоже, оказывается, беспокоится за своих. А я и не знала. Вот, оказывается, как может себя повести человек в той или иной ситуации. Тут все, конечно же, поклонились Маркусу, да и мне тоже. Тут уж не важно, кому именно, главное, они знали: мы их не бросим. Я закончила наш разговор словами:

— Всё! Начинаем.

Мы выехали ровно через час. Да, трудно уходить из собственного дома, в котором провёл больше 50-и лет, и знать, что ты можешь больше сюда не вернуться. Я оглянулась, и последнее, что я увидела, были ступени, ведущие к парадной двери дома; возможно, мне показалось, но на ступенях сидела Фрэнси. Она часто любила это занятие. Бывало, часами просиживала на ступенях с какой-нибудь книгой. Это так отпечаталось в моей памяти, что я не забуду это даже через тысячу лет. И я убью эту тварь, Александра, что сделала это! Клянусь, Фрэнси! Обещаю, я отомщу за тебя!


12 часов спустя…

— Как ты посмел??? — я орала на весь зал, в котором царил ну просто хаос. Александра я прижала к стенке и держала его крепко за горло. Сюда прибыли уже и другие главы. Я заметила краем глаза Азазеля и Габриила, они дрались с главами, присоединившимися к Александру. Наши с Маркусом воины тоже дрались с воинами Александра. Весь его дом был разгромлен. Часть воинов из других кланов и из моего, уже не разобрать, дрались на улице с оборотнями. Я обратила внимание на Александра только тогда, когда он заговорил, и довольно громко, надо сказать…

— Это всё сделал Маркус! Ты что, не понимаешь? Не я это сделал!!! — я ещё больше вдавила его в стенку со словами:

— Маркус, говоришь? А знаешь ли ты, мразь, что этот самый Маркус сейчас дерётся насмерть за свой клан, а? Знаешь ли ты, что у этого самого Маркуса гораздо больше мозгов, чем у тебя! А??? — я ещё больше вдавила его в стену, что та аж треснула. Но хватку я не ослабила и испытывала истинное наслаждение от того, что мучаю его:

— Ты хотел жить среди людей? Да? Ты хотел жить без правил? Так, как тебе захочется? Хотел чтобы вампиры, у которых нет никаких сил, питались этими самыми людьми, на которых ты так хочешь быть похожим? Хотел уничтожить всех глав? И их помощников? Убить глав тебе было мало? Да? Но, скажи мне, за что Фрэнси? Что она, эта чистокровнейшая вампирша из всех, кого я когда-либо знала, тебе сделала? Тупой ты, сукин сын!!! — с этими словами я уже просто не выдержала, и стена под Александром проломилась, трещина разошлась и вся стена обрушилась. Александр упал на спину, а я стояла над ним. Никто из остальных дравшихся не особо обратил внимание на нас, у них и своих дел было по уши. Я не могла не заметить, даже сейчас, красоту Александра. Но стоило мне подумать о доме, как в памяти всплыло лицо Фрэнси. Она всегда хотела для меня только добра, для всех она хотела только добра! Но я не такая добренькая, я отомщу. На меня снова нахлынул поток ярости. Я закричала:

— За что ты её убил? Что она тебе сделала? Я ТЕБЯ УНИЧТОЖУ!!! — и я бросилась на Александра. Это была чистой воды ярость. Но он успел ответить мне одним движением; я отлетела к противоположной стене. "А вот и то самое начало битвы. Нашей последней битвы. Из которой только один выйдет живым!". Я поднялась и посмотрела на Александра, но увидела в его глазах совсем не злобу, которую ожидала, а наоборот, нежность. Что??? Я заговорила.

— Мы знаем. Наши силы можно измерить только в бою!

Он не дал мне договорить:

— Сидиана, прошу, выслушай меня! Это действительно сделал Маркус. Я не имею к этому никакого отношения. Я знал Маркуса ещё до тебя. Вообще, мы были друзьями одно время. Мы с ним познакомились ещё 800 лет назад, когда меня только обратили. Я входил в его клан тогда. Ему было тогда ещё 415 лет. Я был его правой рукой, но никогда не умел слепо выполнять приказы. Мы были друзьями около 30-и лет. Но потом случилось не одно происшествие, главным образом, виной всему было то, что я не умел подчиняться и слепо следовать указаниям, даже своего друга; он на меня напал. Я скрывался долгих 300 лет, изображал рядового вампира. Но вот сейчас решил встать на место главы и попробовать себя в этой роли. Он с момента моего прихода на место главы клана "ГАСПИИ" знал, кто я такой. Сколько мне лет и мою силу. Я знаю, что все думают, что никто, кроме тебя, разумеется, не побеждал Маркуса в бою, но я победил. Он никому про это не говорил. Когда же он увидел меня на кресле главы клана, да и ещё твою симпатию ко мне, то он поступил, как всегда поступал Маркус. Он начал эту войну, он её планировал, правда не так долго, поэтому возможно мы с тобой сейчас и разговариваем, и я могу тебе сказать правду. У него на это было достаточно причин. Во-первых: я не менее сильный глава, чем он сам. А ему соперники не нужны! Маркус не злопамятный, так что, думаю, за старые обиды он не стал бы мстить. Во-вторых: всё дело ещё и в тебе. Если бы мы поженились, то стали бы уж точно сильнейшим кланом вместе. И, в-третьих, наш ребёнок. Если бы дошло до этого, то ты понимаешь, каким сильным и необычным он был бы. Уж точно сильнее Маркуса. Так что, как видишь, у него было достаточно причин так поступить. Суди сама. Ты не глупа, и я думаю, сама всё это прекрасно понимаешь! Да ещё и неизвестно, как бы поступил любой из нас на месте Маркуса. Ведь отец им всегда гордился. Маркус всегда был сильнейшим и не может потерять свои позиции! — я сидела со стеклянными глазами. Где-то внутри я понимала, что Александр прав. Всё это было в стиле Маркуса. Как же я с самого начала не догадалась! Маркус всегда делает только то, что ему выгодно. Но в данном случае факторов было много. Очень много. Александр мог лгать. Для вампира, которому 800 лет это не проблема. Как, в принципе, и для меня. Он сумел обмануть Азазеля, которому 2000 лет, и Габриила, которому 5000 лет; что уж тут говорить про меня. Я, конечно, самая сильная после Маркуса, но ментальная сила у меня умеренная, что называется. Она просто соответствует статусу главы, но я никогда не была лучшей в области ментального контроля! Это не моё. И в данном случае было бы разумно не верить Александру. А мне единственный раз за всё мои 500 лет хотелось поверить. Ведь после большого опыта, да и уже после Дара, я никому не доверяла. Но сейчас не время верить кому-то, сейчас война. Я очнулась: Александр всё ещё смотрел на меня и ждал моей реакции. Я подошла к нему поближе и тихо сказала (не особо хотелось, чтобы Маркус нас услышал, если Алекс говорит правду):

— Мне жаль. Я могла бы отложить наш бой, но не могу. Я обещала всем. Я обещала моему клану, что убью тебя. Я обещала Майклу и, самое главное, я обещала Фрэнси! Мне, правда, очень жаль Александр, но я не верю тебе. Я просто не могу поверить. Ты должен понимать! — он покачал головой и сказал…

— Хорошо. Пусть так. А если я могу доказать свои слова?! Ведь ты же знаешь, есть такой вид ментальной проверки, как сканирование мозга. Я могу это предоставить. Ты можешь залезть ко мне в голову и проверить говорю ли я правду?! — я тоже покачала головой и ответила:

— Нет. Так можно проверить вампира, который слабее тебя, либо силы которого ты знаешь и уверен, что он тебе не лжёт на счёт своих способностей! Но в данном случае это правило не действует. Я не знаю предел твоих возможностей. Ты смог обойти таких, как Азазель или Габриил. Я не сильна в ментальном контроле Александр. Ты говоришь глупость. Ты можешь быть настолько силён, что можешь создать иллюзию всего, и я опять же натолкнусь на враньё, только уже в твоей голове. А если у тебя и ещё больше сил? Я вообще могу оказаться под твоим контролем!?!

Он нахмурился и произнёс, глядя мне прямо в глаза:

— Разве ты действительно считаешь, что я могу взять тебя под контроль?!? Я тебя люблю, Сидиана. И мне всё, что сейчас происходит, включая этот разговор, кажется бредом. Я никогда не причиню вред тебе. Да и неужели ты думаешь, что у тебя так мало сил, чтобы справиться со мной? Ты недооцениваешь себя! Я даже сейчас не могу проникнуть в твою голову и мысли! Хотя очень стараюсь!

— Ты лезешь ко мне в голову???

— Сидиана, успокойся. Я просто проверил. И в очередной раз убедился, что наш ребёнок будет сильнейшим существом на планете!

— Да ты, я смотрю, малость рехнулся?!??

— Нисколько!

— Хватит! — тут, не успела я добавить ещё парочку колких фраз, как Александра схватил Азазель и Габриил и потащили из дома. Я побежала за ними. Они уже запихивали его в машину, а он не сопротивлялся, что было странно. Я крикнула…

— Что Вы делаете?

Ответил мне Азазель:

— Он впустил нас в его голову. Я не знаю всех его возможностей, но хочу проверить. Он, разумеется, может лгать, но десять оборотней находятся под моим ментальным контролем и они сделают всё, что я им прикажу. Извини, но против десяти оборотней ни одному главе не пойти. Грубая сила. Но он, конечно, может ментально их заставить ему помогать, раз он так силён, что обошёл нас с Габриилом. Он вроде сам не сопротивляется. Так что мы везём его в тюрьму совета. К нему никто не допускается, кроме меня и Габриила. Мы всё проверим, и потом ещё будет совет всех глав, на котором мы всё обсудим. Уведомление Вы, Сидиана, получите. А сейчас прощайте, пора! — дверь джипа захлопнулась, и он сорвался с места, а я так и осталась стоять на месте. И только через минут пять осознала, что битва закончилась. Видно, Азазель приказал отступать, и все оборотни и вампиры находились под его контролем. А главы убежали либо были убиты. Повсюду горели костры, на которых сжигали тела вампиров и бывших глав. Были и у нас потери. Я не сомневаюсь. Ни одна война не бывает без смертей, хоть и не людских, хоть и возможно ненастоящих, ведь само наше существование подразумевает, что мы мертвы мертвы.


Не принимайте жизнь слишком серьезно. Вам все равно не уйти от неё живым.

Элберт Хаббару …

Глава 10

Я уже садилась в машину. Все тела были сожжены, остался только пепел, который ветер развевал по полю возле дома Александра. Война закончилась? Я не знаю ответа на этот вопрос. А если честно, то я вообще ничего не знаю. Александр в тюрьме совета, Азазель и Габриил будут его допрашивать и потом ещё только через месяц-два, не меньше, соберут совет. Но я не могла ждать столько! Мне нужно узнать что происходит?!? Сказал мне всё-таки Александр правду или нет? И, по моему, он уже рехнулся, когда говорил про нас и ребёнка. Я не собираюсь с ним спать, и уж тем более рожать ребёнка. Но зачем тогда про это ведутся разговоры? Хотя мне про это говорил только Александр! Ладно. Посмотрим…


Месяц спустя…

Я сидела в своём кабинете и смотрела на Азазеля и Габриила. Они просто пришли ко мне, опять же нежданно-негаданно, завалились, вот так вот, и всё тут. Чего они от меня хотят, я так и не поняла. Совет будет только через ещё один месяц. Всех глав уже оповестили. Тогда оставался вопрос: Почему они пришли ко мне лично за месяц до совета всех глав? Им нужно переговорить лично со мной? НЕ понимаю. О чём? Опять же не понимаю. Азазель первым присел на диванчик напротив меня и заговорил…

— Сидиана, нам надо поговорить.

Габриил тоже присел рядом с Азазелем и добавил:

— Наедине!

Я нахмурилась и ответила:

— Это уже ясно.

Первым заговорил Азазель. И правильно, я его больше любила. Он для меня был не такой далёкий, что ли, нежели Габриил. Тому вообще 5000 лет. Я не думаю, что мы когда-либо сможем найти общий язык. Ну, кроме советов, и уважением всё и ограничится. Я очнулась от своих раздумий, когда Азазель произнес…

— Сидиана. Мы, все главы, должны просить Вашей помощи. Стоп! Прежде чем заваливать нас вопросами позвольте Вам объяснить. Мы встречаемся с Александром уже месяц. Он открылся нам. Мы знаем, что он не врёт. И знаем это уже с неделю назад! — я не смогла сдержаться и спросила:

— Тогда почему же Вы, раз уже знаете виновен он или нет, не собрали совет? Почему он будет только ещё через месяц? — я уже стала возмущаться. Габриил мне ответил…

— Сидиана. Не перебивайте. Дослушайте, пожалуйста. Азазель же сказал. Не заваливайте нас вопросами, не дослушав! — я поняла, что как бы некрасиво перебиваю глав, которым по 5000 лет. Поэтому извинилась перед Азазелем…

— Простите Азазель. Я не имела права… — но тут уж он меня перебил:

— Не нужно, Сидни. Мы с Вами сейчас скорее стараемся подружиться, — при этом он взглянул на Габриила! И продолжил:

— Поэтому не надо звать меня на "ВЫ". Мы сейчас попросим Вас об огромнейшем одолжении, поэтому говорите с нами, как с друзьями. Мы надеемся с Вами подружиться. И простите Габриила, он не подумал. Верно, Гейб???

— Ххх… Не называй меня так, Аз, иначе получишь по загривку! — прошипел Габриил. Тут Азазель рассмеялся. А я и не знала, что Азазеля некоторые зовут АЗ! А Габриила — ГЕЙБ! Это интересненько. Называют себя, как 15-летние… После таких мыслей я не удержалась и тоже засмеялась. Ну и Гэйб (ха, теперь так их буду называть) тоже не выдержал. Азазель проговорил:

— Гэйб… просто…не любит…, когда его…так называют! Ха! Прости братец, но я тебя всегда так звал. Неужели не помнишь? Скачки 1500 лет назад? Ты вляпался, дружок… Ха-ха-ха…

— Эй! Я тоже так умею. Знаете… — я его перебила.

— Нет — нет! Не надо этого "знаеТЕ", просто "знаеШЬ", ОК? И просто Сидни, или Сид! Не волнуйтесь, я так не реагирую на своё сокращённое имя. Меня так друзья называют, а теперь Вы в их числе, так что просто Сид, ну или Сидни! — Габриил продолжил…

— Так вот, Сидни… Блин, а как непривычно звучит!! — я не удержалась:

— Ребят! Вам по две, по пять тысяч лет, а Вы сидите ржёте, как пацаны 15-летние.

Мне ответил Аз:

— А тебе 500 лет и ты не любишь большие сборища и праздники! — я засмеялась:

— Ну да, не люблю. Вы правы. У меня тоже есть недостатки. — Через смех выдавила из себя я. Гэйб мне ответил:

— Мы, такж как и Вы и все, пытаемся жить нормально. Мы помним своё детство и юность. Это нас оживляет. Если бы мы ходили, как мертвецы, и говорили только о серьёзных вещах, никогда не улыбаясь, то мы действительно походили бы на город мертвецов. А так хоть какое-то разнообразие. Да и знаете ли, за 5000 лет становится очень скучно, играть, к сожалению, мы позволить себе не можем. Все игры мы уже испробовали, а опасные игры и те, что мы ещё не пробовали, — это игры с людьми, а этого мы не можем допустить! Так что приходится как-то веселить себя! Хех… — под конец речи Габриила мы уже успокоились, и когда он закочил, уже стояла тишина. Азазель её прервал:

— Мы, собственно, очень рады, что подружились с тобой, Сидни. Но мы хотели попросить тебя об одолжении… — я его всё-таки перебила:

— Вы это уже говорили. О чём конкретно идёт речь? — спросила я. Аз продолжил…

— Ну, здесь всё так сложно! Дело в том, что Маркус ещё ничего не знает. Он не знае, что Александр у нас в тюрьме. Маркус на самом деле начал эту войну, и поэтому его отца сейчас нет с нами. Папаша также не знает, что Александр у нас. Он, как и Маркус, знает только о совете, а по какому поводу его собирают, не имеет понятия. Остальные же главы всё знают, и мы их тщательно защищаем и контролируем, что бы ни Маркус, ни его отец ничего не выведали. Вот такая вот ситуация. Но главное не в этом. Мы должны как-то победить Маркуса. Сидни, ты же сама понимаешь, что он сильнейший. Мы с Габриилом и ещё парочка глав, даже если объединимся, то не нанесём значительного вреда Маркусу. Может, только поцарапаем его мозг, что называется. Но никак не нанесём серьёзного вреда. Хоть мы и опытны, но мы не сильны, как ты, Сидни, и как Алекс! — я чуть не поперхнулась кровью в рюмочке, которую пила. Ну это, опять же, атрибут. Габриель тоже, если Вам интересно, сидел с такой же рюмочкой. Это нам подала Кейт, моя подопечная из клана. И это нормально для нас. Так вот, я чуть не подавилась этой кровью, хотя теоретически вампир не может подавиться, но… Я спросила…

— А при чём тут Александр! И почему ты назвал его Алекс. Вы что? И с ним тоже подружились?? — я уже начала заводиться. Но Аз мне ответил…

— Я так и знал. Ты всё разгадаешь ещё прежде, чем мы объясним. Да, ты права, мы с ним тоже подружились и уже поговорили, и он согласился. А ты, как он кстати и сказал, слишком заводишься при упоминании его! ХА… — сказал Аз. Я ещё не пришла в себя, но огонёк ярости уже начал разгораться во мне! Я встала над ними и заявила:

— У меня есть два вопроса, и Вы на них ответите. Иначе убирайтесь из моего дома. Никто не смеет меня оскорблять, а то, что Вы сказали, меня оскорбило. Итак, номер один: зачем вы с ним подружились??? И второй: на что он согласился, и как это самое связано со мной? Ещё я скажу лично Вам, господа: Я завожусь только по необходимости. Я ничего пока нового от Вас не услышала, а Александр убил мою правую руку и моего друга — Фрэнсис! Пока я только это знаю. Так что извольте не думать, что я завожусь просто так. Или же если Вас не устраивает моё отношение к своим вампирам из клана, то попрошу за дверь. Вы же знаете, она всегда открыта и можно как зайти, так и выйти! — я закончила и ждала ответов. Они смотрели на меня немножко с испугом. Ха! Надо же, меня боятся 5000-летние главы! Хех! Я и правда себя недооценивала и устала это делать. Хватит меня за дуру принимать. Пришли — рассказывайте, голубчики, а если хотите меня достать — для этого много не надо. Достаточно оскорбить мой клан или меня, да ещё упоминание Александра, и дело сделано! Я ощерюсь на Вас! Говорить, конечно же, начал Азазель (ну ладно, друзья всё же пока ещё, Аз…):

— Ну, извини меня, Сидни! Я не хотел тебя как-то задеть. Просто ты, и правда, очень волнуешься за свой клан, и это очень хорошо. Ну, отвечаю. Первое: Мы наладили контакт с Алексом, прости, с Александром, потому что нам нужно было кое-что от него, как и от тебя. Это уже второй вопрос. Но мы и правда, как и с тобой, хотели быть с ним друзьями. Просто обстоятельства нам помогли. И мы выяснили, что он не предатель. Ну и переходим плавно ко второму вопросу: то, что мы у него просили, связано с тобой напрямую. И это самое — замужество! — закончил спокойно Аз. Видно, он знал, что сейчас будет буря, поэтому и закончил спокойно и тихонько посматривал на меня. Как бы я на него не кинулась. Вот теперь я всё поняла. Им нужно, чтобы мы с Александром объединили наши кланы, и мы станем сильнейшим единым кланом. Так мы сможем навредить Маркусу, и сильно навредить. Но ведь для этого мы должны пожениться. Вот почему Александр говорил о ребёнке, вот что он хотел сделать! Он сказал, что если дойдёт до этого, ЕСЛИ, но оно не дойдёт. Если я и соглашусь на этот брак, то только из-за моего клана, т. к. не хочу чтобы Маркус всех уничтожил. Я так долго пыталась придумать как победить Маркуса, но оставила эту идею уже давно. Я его ненавидела. Было время. За всё ненавидела. Но потом успокоилась, т. к. поняла, что такого шанса не будет. Мне что, надо было самой войну начинать с нашими кланами?!? Я этого не хотела, и поэтому остыла. А сейчас у меня снова появился шанс избавить мир от этого урода. Да, Маркус умён в нём есть те черты воина и главы, та сила, которых я не видела ни у одного. Какой бы сволочью он ни был, действительно умеет делать свою работу — править кланом. Чертовски, мастерски умеет. И в чём я уверена — так это в том, что возможно без Маркуса мир станет чище и добрее. Но брак с Александром, даже ради уничтожения Маркуса? Это слишком. Но я поняла, что хочу уничтожить Маркуса, на самом деле хочу. И такого шанса больше может не представиться. Поэтому я решила, что пора вернуться в реальность и быть мудрой главой. А не 15-летней дурой. Что я и сделала…

— Аз, Гэйб, я всё поняла! Но у меня будет пару условий, которые я хочу обсудить с Александром наедине! — проговорила я таким же спокойным голосом. До Азазеля вроде дошло, что я не собираюсь кидаться на него, поэтому он кивнул, и я продолжила…

— Отлично! Мне можно прямо сейчас ехать в тюрьму совета? — спросила я. НА этот раз мне ответил Гэйб:

— Нет! — я на него как зыркнула… Он испуганно продолжил…

— Спокойно. Алекс не в тюрьме. Он купил дом, в котором Вы, кстати, будете жить после свадьбы с кланом, и Ваш личный дом. Так вот ты можешь поехать только в тот, который для всего клана. Он очень большой. Но не во второй. Алекс хочет чтобы он внёс тебя туда на руках и только после свадьбы! — сказал Гэйб, тоже потихому косясь на меня. Как бы я не набросилась! А у меня честно возникло такое желание, но я его быстро подавила, вспомнив ради чего я на это иду. Представить оторванную башку Маркуса и я уже готова на что угодно. Я успокоилась, сделала милое личико, улыбнулась и сказала:

— Хорошо. Значит я еду в наш с ним дом для всего клана. Где он находится, не подскажете? — нежным голоском проворковала я. Азазель ответил:

— Он находится в штате Делавер! Там очень красиво, много исторических памятников, но особенно поражает великолепная архитектура районов старой застройки, и — несомненно — большое количество мест, связанных с искусством: музеи с работами известнейших американских художников, выставки современного творчества. А Ваш дом будет конечно же — особняк и не в самом городе, а возле него. Ну а где второй я не знаю. Это сюрприз Алекса. Так что тебе надо туда. Доберёшься на машине? — спросил меня Аз! Я ответила…

— Думаю, да, — я уже собралась уходить, а Гэйб ещё сказал:

— И ещё! Самое последнее. О Вашем с Алексом союзе мы, точнее Вы, объявите на этом самом совете через месяц. Так что вот почему совет только через месяц. Мы хотим, чтобы Вы немножко привыкли и смирились с Вашей свадьбой. Но это скорее тебе нужно. У Алекса всё в порядке. И он даже очень рад. Поэтому готовься, Сидни. После этого совета дороги назад без скандала перед главами и другими уже не будет. И на этом совете Вы должны радоваться, быть счастливыми и целоваться вовсю! Я надеюсь, это понятно? Или ты хочешь чтобы все поняли, что это обман?

Я вздохнула… и ответила:

— Всё понятно. Надеюсь нас никто не раскусит. А Аз ещё и заявил:

— Я думаю, что настоящие чувства и не требуют доказательств, — он взглянул на меня, пожал плечами(видно, заметил озадаченное выражение моего лица) и продолжил:

— Прости, Сидиана, но Вы любите друг друга. Возможно, всё очень запутанно и непонятно. И Вы идёте на это ради чего-то другого, но я живу уже 2000 лет и наблюдательности мне не занимать. За всеми этими целями кроются и настоящие чувства. Опять же, прости, но это так, к слову. Я это всегда замечаю. Единственное что может помешать — возможно, ты не дашь этим чувствам раскрыться, но это больно, Сидни. Поверь, очень больно. Александр этого не заслуживает. Он так ещё не любил, да и ты тоже, не делай ему ТАК больно. Я знаю, что говорю. Опыт у меня немалый. И поэтому можешь сейчас наброситься на меня, но, прошу, не делай ему больно!

После долгой паузы я ответила:

— Азазель, я Вам, простите, тебе, верю. Но есть очень много причин и…

Он не дал мне договорить:

— Сидни, же сказал. Я понимаю. И все эти твои причины я тоже знаю, но я уже сказал: не причиняй ему такую боль. Ведь и тебе будет больно, Сидни, — тут Аз оглянулся куда-то назад и улыбнулся. Посмотрел на меня и сказал:

— Похоже, тебе не придётся никуда ехать! — я надеялась, я очень надеялась, что то, о чем я подумала, окажется неправдой. Но я повернулась и поняла, что ошибалась. Александр был здесь. И похоже, конец нашего разговора он слышал.

— Вот чёрт! — выругалась я. Александр как всегда улыбнулся и ответил:

— Он самый. Здравствуй, Сидиана. Пока так. Надеюсь, скоро ты станешь для меня просто Сидни или, ещё лучше, "любимая"? — я стояла неподвижно. Лишь бы не сорваться, лишь бы не сорваться! А то опозорюсь перед самыми почитаемыми членами нашего вампирского общества! Пожалуйста, Сид, спокойно. Всё хорошо. Представь: у Маркуса нет башки. Этот подонок наконец заплатил за смерть Дара, за всю мою поломанную жизнь. Эти мысли и правда помогли мне успокоиться. Тут встрял Азазель:

— Мы, пожалуй, оставим Вас наедине… Пошли, Гэйб, — и они вышли из моего кабинета. А я всё так же стояла как статуя. Но, по крайней мере, эта статуя больше не пылала огнём гнева и ярости. Это уже плюс для моего самоконтроля. Александр подошёл ко мне и хотел обнять, но я отшатнулась от него, как ошпаренная, и проговорила…

— Нам надо обсудить некоторые детали… — он продолжил мою мысль…

— … нашей свадьбы!? Понятно. Но ты же не собираешься делать мне больно? Аз был прав? — я опешила. Теперь я точно была уверена, что Александр слышал конец нашего разговора с Азазелем. «Чёрт!»- ещё раз выругалась я про себя. И ответила:

— Нам просто надо поговорить. И прежде, чем мы начнём, учти. Я терплю, но до поры до времени. Я буду терпеть это, но не вечно! Моё терпение не безгранично. Поэтому давай спокойно поговорим. И у меня есть свои условия, — сказала я. Он опять приблизился ко мне, я снова попятилась. Он подошел ближе, я не выдержала и сказала…

— Хватит! Хочешь поиграть? Что ж, тогда поверь мне, даже смерть Маркуса не соблазнит меня настолько, чтобы выйти за тебя! Я ставлю тебе условия, и если они не будут выполнены, то и свадьбы не будет. Во первых: спать мы будем в разных местах, но не волнуйся, я знаю, что это моё желание исполнить невозможно. Т. к. к нам в гости будут приезжать главы, и мы должны жить в одной комнате. И поверь, я согласна спать на полу! Ты не притрагиваешься ко мне, даже не обнимаешь, когда мы одни. Мы притворяемся только в присутствии глав и других вампиров. Мне дальше перечислять, или принцип понятен? Мы не вместе. Это всё просто игра, притворство, и я никогда не выйду за тебя на самом деле! Тебе ясно??? — спросила я. Блин, ну и зачем я это сказала. Я увидела, как по щеке Александра катится слеза. Чёрт, я больше не могла. Он тихо проговорил:

— За что ты так со мной? — это сказано еле слышно, так что даже для вампира услышать это было проблемой, но не для главы. Я всё прекрасно слышала. Я поняла, что сделала не просто больно, я сделала ему чертовски больно. И я почувствовала боль. Почему? А ведь Азазель был прав. Он всё правильно объяснил. Мне тоже было больно. Очень больно. Мне захотелось обнять Алекса, зарыться в его мягкие волосы, но я не могла. Это был какой-то кошмар. "Но ведь Вы теперь возлюбленные. Вы — пара, Вы скоро будете мужем и женой! Так что ты как раз таки сейчас можешь его обнять, Сид! "- проговорила мне моя вторая половина мозга. Я уже не знала что мне делать, просто не знала. Я так и изложила это вслух…

— Я не знаю. Я просто не знаю, что мне делать! Вот и всё. Алекс, я не знаю, что мне тебе ответить. И вообще… просто… — я начала запинаться, а он поднял глаза и посмотрел на меня. Я увидела всю боль. Я любила эти глаза, зачем себе врать? Эти синие глаза. Они меня спрашивали "Зачем? За что? Почему?". Он сказал:

— Если ты не знаешь что тебе делать, то и я не знаю. Я люблю тебя, Сидни. Мне вроде не 17 лет, и я знаю что делать, и делаю это. Но мне тоже может быть больно. И тогда я тоже не знаю что делать!?! — он опустил голову, и кудри свесились ему на лицо. Я хотела их поправить, просто руки чесались. "Так в чём дело? Иди!!" — крикнула мне вторая моя половина. И знаете, я пошла. Я её послушалась и пошла. Я решила, что если я просто поправлю Александру его волосы, то ничего не случится. Но, ОХ, как же я ошибалась. Кода я подошла к нему, он даже головы не поднял. Я осторожно, одним пальчиком взяла эту мягкую прядь, — и по мне словно прошёл электрический заряд. Наверняка он это заметил, он прекрасно знал, как мне нравятся его волосы. Но почему-то(специально или нет, я не знаю), головы он не поднял. Я дрожащей рукой заправила прядь ему за ухо. И когда дотронулась до его щеки, он резко поднял голову и посмотрел мне в глаза. Я просто замерла. Синие озёра. Я тонула в них, а он не отрывался. Я не могла двигаться. Наши лица были очень близко, он прошептал мне прямо в губы:

— Я не могу сдержаться. Прости… — и прильнул к моим губам. Я не знаю, как так получилось, но я сумела прошептать ему в рот слова…

— Так нельзя. Мы не можем… — а он ещё сильнее впился в меня, обхватил за талию и прижал к себе. И даже если бы я захотела вырваться, то это получилось бы только как минимум через полчаса. Так что поцелуй на полчаса нам обеспечен. А Александр умел это очень искусно делать, поэтому я даже не замечу, как пройдёт это время…


Лишь дурак уверен, что жизнь имеет только один смысл.

Р.Желязны, "Амбер" …

Глава 11

Александр не отставал от меня. Да и сама я не очень-то старалась его оттолкнуть. Но в результате, как я и предполагала, это сделать у меня получилось не скоро. Но всё же получилось. Оттолкнула я его сильно, надо сказать, он отлетел в другой конец кабинета, к книжным полкам. Конечно же, он улыбался и был доволен, что у него получилось поцеловать меня. А мне хотелось дать ему по шее. Это было моё постоянное великое желание. Я сказала:

— Ты понимаешь, что так нельзя?! Это становится уже привычкой. Послушай, я не собираюсь с тобой так жить. Мне, конечно, жаль твоих чувств и всё такое, но, опять же, хорошего понемножку! Я говорила уже спокойнее. Алекс мне ответил:

— Сидни, я никогда не смогу успокоится и действовать по правилам. Так что тебе придётся это терпеть!

— Не заставляй меня, Александр, пожалеть о данном мною согласии на наш брак. Я ещё раз тебе напомню, что это просто игра. И как бы больно тебе ни было это слышать, но я выхожу за тебя только из-за того, чтобы убить Маркуса. И эта страсть, или для тебя это, возможно, любовь, как ты выражаешься, для меня ничего не значит. Я делаю это только ради смерти Маркуса! — я сделала ударение на последней фразе, словно пытаясь заставить себя саму поверить этим словам, и вышла из кабинета. Возле двери меня уже ждали Аз и Гэйб. Уверена, они в курсе. Я подошла к Азазелю и прошипела:

— Ну как Вам? А? Я не сделала Вашему мальчику больно?! А знаете, я очень надеюсь, что сделала. И впредь не советуйте мне что либо: не имеете права. До встречи на свадьбе, Аз! — уже уходя, сказала я. Азазель крикнул:

— А разве Вы с Алексом не будете видеться в течение этого месяца, чтобы привыкнуть друг к другу? И Вам надо САМИМ выбрать всё для свадьбы!

— Нет, Аз! Мы не будем видеться. Мы встретимся только в день совета, когда будем входить вместе, не раньше, чем за пять минут до этого, иначе никакой свадьбы может и не быть! — заявила я и скрылась на втором, а потом с вампирской скоростью была уже и на пятом этаже. Ну и сколько можно меня доставать? Я не собиралась встречаться с Александром ещё. Я знала, что выйду за него, и мы сразу же начнём собирать силы наших кланов для нанесения удара Маркусу. А только ли ради этого я выхожу за него за муж, или здесь есть нечто большее? Я не знала.


Не успела я сесть на кровать в своей комнате, как ко мне ворвался Майкл и сразу бросился ко мне:

— Слушай! Тут такие новости. Ты не представляешь…

— Ну что ещё могло случиться, Майкл? Я просто уже не представляю, что? Всё ужасно, что могло произойти, уже произошло! Ну ладно, что ещё?

— Похоже, что Фрэнси жива!!!

— Что?!

— Сид, я понятия не имею что там конкретно произошло, но похоже, что Господин Александр спас Фрэнси. Она вся была окружена огнем, а он кинулся прямо туда и спас её! Приспешники Маркуса подожгли номер, в котором она находилась, в пяти местах. Ты же знаешь, что вампиры горят в огне. Так вот, он видимо так планировал убрать Фрэн, чтобы заодно выбить тебя из колеи, но не вышло. Господину Александру повезло. Он просто был неподалёку.

— Боже! Майкл. Ты хоть понимаешь, что ты только что сказал???

— Ну…

— Фрэнси жива! Майк! Жива, понимаешь?!? — я бросилась к Майклу и крепко обняла его. Потом отстранилась и спросила…

— А где она сейчас, и в каком она состоянии?

— Я не знаю. Вот господин Александр как раз об этом пришёл поговорить, ну и ещё там о каком-то Вашем договоре, ещё с господином Азазелем и гсподином Габриилом! Но, видно, Вы об этой новости не слышали. Интересно, что там у Вас за договор такой:

— Майк. Сейчас не это важно. Где Фрэнси?

— Ну, я же сказал. Не знаю. Господин Александр…

— Хватит называть его "господином". При мне не зови его так, пожалуйста. Это страшно раздражает и бесит!

— Хорошо…

— Майк! Так как нам узнать, где Фрэнси?

— Возможно, Господин Александр… — я, не дослушав, понеслась на первый этаж, и оттуда что есть мочи крикнула…

— Не называй его больше "господином". Прибью! — я «выжимала» максимальную скорость. Когда я выбежала на ступени возле дома, Алекс уже заводил машину. Я понеслась прямо на неё.

— Стоп! Выходи, ты, тварь. Где Фрэнси??? — крикнула я. И знаете, Алекс вылез из своего шикарного скоростного Вольво и с дурацкой улыбочкой произнёс…

— Ааа… Сидни, так бежишь ко мне? Неужели хочешь, чтобы я остался?!?

— Хватит молоть чепуху. Ты меня не волнуешь. Где Фрэнси?

— Ха… Так это ты не ко мне бежала. Ах… а как жаль…

— Я повторяю последний раз. Где Фрэнси?

— Не кипятись. Фрэнси у меня дома. Точнее в НАШЕМ доме для всего клана… — мечтательно, устремив вдаль взор, проговорил Александр. Я вцепилась в него…

— Вези меня туда!

— Хочешь ко мне домой, деточка? А-А-а… До свадьбы ни-ни! Побереги свою драгоценную репутацию, а то вдруг нарушишь какое-нибудь правило!

— Р-р-р!!! Быстро!

— Ладно. Залезай!

— Нет! Я поведу. И мне плевать, на какой машине мы поедем, на твоей или на моей, но вести буду я!

— Женщины вообще плохо водят…

— Но-но! Не оскорбляй меня. Ты можешь удивиться.

— Ха! Пожалуй, да. Могу. Ты меня всегда удивляешь. Покажи класс, детка! — с этими словами он бросил мне ключи от машины, которые я с лёгкостью поймала. Я быстренько забралась на водительское сиденье. А машина у него хорошая. Быстрая, удобная. Ну и я не промах. Александр уселся рядом со мной, естественно. Я вставила ключ в зажигание, и машинка завелась. Не сказать, что б я была при жизни экстремалкой, но скорость я определённо любила. И быстрые тачки тоже. Ха! Это один из немногих плюсов научно-технического прогресса. Машина завелась с лёгким урчанием, мне этот звук нравился и он помог мне расслабиться и не обращать внимание на присутствие и то, как он меня рассматривает…

Мы ехали уже целый час. Молча. Алекс только изредка подсказывал, куда свернуть, а я на него вообще старалась не смотреть. Я гнала, как только могла. Хотелось поскорее увидеть Фрэнси. Очень хотелось, поэтому 200 км в час — это для меня не предел. Александр хоть и не сказал ни слова, зато пялился на меня хорошенько. Уже, наверное, раздеть и одеть раз десять мысленно успел. Наконец мне надоела эта тишина, и я нарушила молчание:

— У тебя музыка тут есть!?

Он помолчал немного и ответил:

— Смотря что тебе нравится.

— Тебе предоставляется шанс узнать меня поближе?

— А может и так.

— Ладно. Рок или готический рок присутствует?

— Несомненно. На выбор. Evanescence, Within Temptation, After Forever…

— Давай Эванессенс!

— Будет сделано… — , из динамиков полилась песня Going Under из альбома Fallen. Хороший альбом. Ход моих мыслей прервал, конечно же, его голос:

— Сидни. А вот мне интересно. Ты во всём предпочитаешь такой тёмный, готический стиль?

— Слушай! А не отвалить бы тебе от меня, а?

— Отвечай, не стесняйся.

— Я не знаю. Но да, я не люблю яркие вещи. Красные, например. А ещё больше меня раздражает жёлтый и белый.

— Интересно получается. Это что же, ты на свадьбу белое не оденешь? А я думал, на тебе будет такое шикарное открытое пышное белое платье!?!

— Подливаешь масла в огонь? Ну смотри. Это опасно, Алекс, не обожгись!

— Не волнуйся за меня. Ведь я тот самый огонь, который тебя сжигает!

— А может, я та самая вода, которая может только закипеть, но не свариться? Огонь ей не опасен!

— Но ты забыла одно свойство воды. Она испаряется. И если пламя не погасить — не останется ни капельки, — напомнил мне Александр и ухмыльнулся. Я сказала:

— Может поэтому газ выключают раньше, чем вся вода выкипит?! Так сказать, чтобы оставить её нагретой, но не дать ей испариться и исчезнуть окончательно? Может, поэтому люди расстаются? Чтобы не дойти до пика и не исчезнуть, чтобы не сгореть до конца?!?

— Возможно. Но без подогревания ты чаю не сваришь. А он такой вкусный для людей! И возможно, это самое нагревание стоит того чая, который в результате получается? — продолжал говорить Александр. Я не выдержала и сказала…

— Ну всё! Любишь логистику?! Вперёд, в преподаватели университета. Это уже слишком Александр!

— Да-а? Правда? Я такой умный? Это можно рассматривать, как комплимент? — шутливо поинтересовался Алекс. На что я ответила вполне серьёзно:

— Не думаю. Это скорее можно рассматривать, как признак того, что мне с тобой неприятно общаться. Это если отвечать культурно. А на житейском уровне: А не пошёл бы ты далеко в Египетские пирамиды и не забрался бы в задницу какому-нибудь умиротворенному фараону!? На что тот не удержался и всё же засмеялся со словами…

— А знаешь, я так рад, что у меня будет весёлая жена! Ха-ха-ха…

А я ощерилась:

— Хватит говорить про это. И вообще: пошёл ты в зад, глубоко и надолго! Доходчиво объясняю??? — от моих слов он ещё больше засмеялся и произнес:

— Интересно, а в постели ты так же будешь себя вести? — ну всё, голубчик. Доигрался.

— Пошёл ты на х… — он меня перебил и со смешинкой сказал…

— Сидиана, Сидиана. Ох, какие слова, какие слова… — а я его перебила:

— Я повторю! Пошёл на х… — , он снова не дал мне договорить…

— Всё понятно. Не стоит продолжать. — Он замолк. Однако не прошло и пяти минут, как он снова заговорил:

— А ты знаешь, что на следующей неделе мы поедем выбирать кольца??? — спросил Александр, уже заведомо зная мою реакцию. Я снова отчеканила:

— Пошёл на… — и опять я не успела ничего сказать. Ну надо же ему меня вечно перебивать на этом чёртовом слове. Знаете, как бесит, когда ты уже третий раз пытаешься сказать слово, а тебя уже в третий раз затыкают!?…

— Ясно! Молчу. Но это всё равно случится! — сказал Алекс. Я снова хотела было сказать эту фразу, но на этот раз я намерена была её закончить, но Александр снова это заметил и поспешил остановить меня словами:

— Нет! Всё, молчу!

Это был сущий ад. Если и можно надеяться на спокойную дорогу, то только не с этим придурком. "Урод" — подумала я, когда мы уже въезжали в ворота его, т. е. теперь нашего дома!


Счастье есть идеал не разума, а воображения!

Иммануил Кант …

Глава 12

Дом был большим и шикарным, ничего не скажешь. В стиле барокко. Но здесь было уже семь этажей, и он был больше моего. Ну что ж. Он для наших обоих кланов. Таким ему и надо быть. Мы въехали в ворота и остановились возле парадных деверей. Точнее, возле ступеней, ведущих к парадным дверям. Я сразу же вылетела из машины и стала подниматься по ступеням. Александр не отставал. Когда я зашла в главный холл, то поняла, что он очень большой и красивый. Но особо заострять на этом внимание не стала, а быстрее стала говорить Александру:

— Ну?! Веди меня к Фрэнси!

— Сначала ответь мне: как тебе наш будущий дом для всего клана?!? — да уж. Надо отдать ему должное, дом был просто великолепный. Обширный холл был украшен золотистыми вазами с цветами. Это были белые розы. Пол мраморный, разумеется. Охрана из клана Александра уже выстроилась вдоль перил лестницы и у дверей. На мраморном полу были опять же цветущие белые розы. Пол блестел и переливался на свету. Да, зрелище завораживало. Но мне сейчас было не до этого. Я огрызнулась:

— Роскошь не всегда хороша, Александр! — это была чистой воды ложь. Может роскошь и не всегда хороша, но только не в данном случае. Но я не собиралась хвалить его и говорить: "Ох! Какой у нас красивый будет дом!!!". Это только бы польстило ему, а мне этого совсем не надо. Я ещё раз повторила ему:

— Алекс! Я в сотый раз тебя спрашиваю. Где Фрэнси??? Я не дом твой разглядывать приехала!

— Наш! Наш дом!

— Да мне всё равно, чей именно! Где Фрэнси? Я почувствовала, что у меня подгибаются колени от волнения.

— Ладно. Пошли! — Александр повёл меня на второй этаж. Там всё было в этом же светлом, золотом и белом стиле. Я так засмотрелась на всю эту красоту, что не заметила, как Александр уже держал передо мной открытую дверь в какую-то комнату. Я кивнула и зашла внутрь.

Это была комната с кроватью, столиком, компьютером. А ещё в углу стоял белый диванчик. Да, здорово он всё тут отделал. "Эй! Сидиана. Не позволяй ему задурить тебе голову всей этой красотой!" — прикрикнула на меня злобная и правильная часть моего мозга. И правильно, кстати, прикрикнула. Опять же я не заметила, как Александр уже подвёл меня к кровати, а на ней…

— Фрэнси!!! — закричала я. Она перевернулась ко мне на бок, видно спала, и открыла свои большие глазищи. Боже мой! Как же я её люблю.

— Фрэн! Как ты? Что с тобой случилось? Клянусь, Маркус заплатит за то, что он с тобой сделал. Как ты сюда попала? Божечки, как же я рада, что ты жива!!! — я не удержалась и крепко-крепко обняла Фрэнси. Она немного пискнула, я отодвинулась и сказала…

— Ой! Извини, тебе наверное больно?! — спросила я. Она раскрыла рот, и у неё получилось тихонько сказать…

— Что за бред ты воротишь, Сид? Ты мне больно никогда не сделаешь, а вот я тебе могу! — тихонько закончила Фрэнси. Я засмеялась:

— Фрэн! Ты снова со мной! Никогда больше не смей покидать меня, ты поняла?

— Это приказ, моя госпожа?

— Да замолчи ты уже, Фрэнси. Никакая я тебе не госпожа. Я всё ещё та самая Сид!

— Аааа… Хе-хе… Как там поживает Майк? Ты его ещё не прикончила там, а то никто кроме меня с ним не справится!

— Да уж! Фрэн?

— Да, Сид!?

— А как ты спаслась из огня? — с опаской спросила я. Она серьёзно посмотрела на Александра, который всё ещё стоял за мной и сказала:

— Меня спас Господин Александр. Он сам бросился в огонь, когда увидел, что я горю. Это дело рук Маркуса, надеюсь, что Вы всё уже знаете!

— Да, Фрэн. Конечно же знаем. У нас тут даже война началась. Но похоже, что мы нападали не на тех, — сказала я, повернулась и посмотрела на Александра со словами:

— Спасибо тебе. Ты спас ей жизнь, и я тебе обязана. Поэтому если у тебя будут проблемы, я готова помочь! — сказала я. А он мне ответил:

— Ты выйдешь за меня, и Маркус поплатится за все свои деяния. Он будет наказан за всё, что он совершил за 1115 лет. Это всё, чего я хочу! — меня удивили его слова. И я сказала:

— Неужели ты стал говорить правильные вещи? Уже не пристаёшь ко мне, и любви тебе уже не надо? — его следующая реплика удивила меня ещё больше…

— Зачем строить иллюзии?! Если это всего лишь иллюзии, то они не стоят тех усилий, которые мы на них тратим! — с этими словами он вышел из комнаты. А Фрэнси та-ак заинтересовалась, что аж поднялась и на локтях рассматривала всё происходящее в комнате. Её последней фразой стало…

— Эй! Ну-ка рассказывай, что там между Вами происходит???

О-ох! Так я и знала. Ну что ж. Когда-нибудь надо будет это сделать. И чем раньше, тем лучше…


Уехали мы с Фрэнси из дома Александра только на следующий день. Но он ко мне больше не подходил. Его клан с нами обращался очень любезно и во всём нам потакал. Мы с Фрэнси решили пробежаться сами до нашего дома, поэтому машину не брали. Я неслась вместе с ветром, рядом Фрэнси, она жива, а что ещё нужно?!?


Месяц спустя…

Я сидела на кровати и слушала очередной упрёк Фрэнси…

— Сидни. Нет, я тебя не понимаю! Ну как так можно?! У неё свадьба завтра, а она ничего, ровным счётом сама для неё не сделала. Кольца выбирала я с Александром, платье опять же я, правда уже без Александра, все цветы и атрибуты для её свадьбы тоже выбирала я! А она тут сидит и отдыхает! Это всё спокойствие дошло до того, что даже уже встать на совет глав для объявления собственной свадьбы не хочет! Ну, гляньте Вы на неё? Не ужас ли это? И это невеста??? Кошмар. Волосы дыбом, никакой тебе улыбки, ни блеска в глазах, ничего! У тебя свадьба завтра. Детка, очнись!!! — в очередной раз прикрикнула на меня Фрэнси. И я снова спокойно и как-то меланхолично ответила абсолютно пустым, ничего не выражающим голосом…

— Я уже встаю. И не ори, у меня голова болит! сижу меланхолю. Такая спокойная кукла. Я такая уже где-то с месяц. Нет, меньше немного. Вот прямо с того момента, как меня начали готовить к свадьбе. Примерки платьев, кольца и всё такое. Нет, сначала я, конечно, орала и буйствовала. Каждая ткань или вещь белого цвета вызывала у меня приступ паники, и начиналась истерика. Поэтому последний месяц все мои вампиры из клана не надевают ничего белого. А то я могу ненароком и башку оторвать, если увижу! Эта истерика продолжалась с неделю где-то. А потом, не знаю, что у меня в мозгу приключилось, но я стала вот такой, как сейчас. Каменное спокойствие и равнодушие ко всем и ко всему. Можете на меня кричать, а я всё равно Вам так спокойно протяну: "Говорите тише". Это ледяное и непоколебимое спокойствие многих пугало. Ведь всем каждый раз кажется, что в любой момент я могу взорваться. Может, так и было. Я уже сама не знаю, что я могу выкинуть в следующую секунду. Не знаю, но я никогда ещё не выходила замуж. Мне это всё не нравится. Может, поэтому и такая истерика. Но ведь это всего лишь договор и всё!? "Ради смерти Маркуса." — ещё раз повторила я себе. Но эти слова уже не возымели должного эффекта. Ни черта они меня не успокоили.

Я с ленью, так скучающе, откинула одеяло, вылезла из кровати и потащилась в ванную. Мне даже смотреть на себя не хотелось, и я не стала этого делать. Выйдя из душа, я облачилась в платье, которое уже было выбрано и куплено специально для этого совета, и посмотрела на себя в зеркало. Ай, какая разница, как я выглядела? Ко мне тут же подбежала Фрэнси, усадила на стул и начала возиться с моими волосами и лицом.

Я даже не заметила, как прошло время, я даже не знаю, сколько точно времени прошло; я находилась в какой-то прострации. Фрэнси повернула меня лицом к зеркалу и попросила подняться. Я выполнила её команду. Мне опять же было абсолютно всё равно, как я выгляжу, но я всё же решилась рассмотреть себя.

На мне было одето золотистое платье. Или нет, даже не золотистое, а бронзовое какое-то. Но меня это не сильно волновало. Оно абсолютно открывало плечи и заканчивалось выше колен. Всё было усыпано бриллиантами. Я уже не стала разглядывать, какими! Платье хорошо подчёркивало мою фигуру, открывало плечи, показывало длинные красивые ноги и тонкую талию. Нужно сказать, что оно было облегающим. Конечно же, на меня нацепили длиннющие шпильки, в которых я чувствовала себя ну совсем некомфортно и ко всему образу ещё добавили чёрный лак на ногтях. Ну ладно, это ещё ничего. Слава богу, что не розовый и не белый! А-Аа… Я как подумала, что завтра мне придётся одеть на себя какое-то белое платье, да ещё наверняка ужасно пышное и открытое, то у меня прям ноги подкосились. А ведь я уверена, что платье будет кошмарным, так как его выбирала Фрэнси. Не поймите меня не правильно. Вкус у Фрэнси отличный, но он просто не предназначен для одевания таких, как я. И в такие моменты мне хотелось убить Фрэнси. Но после пережитого я больше в слух такого никогда не говорила. И Фрэн этим пользовалась, надо сказать. Я пообещала себе, что я никогда больше не пожелаю ей такого, чтобы она там не сказала и не сделала! Поэтому оставалось только успокоиться. А что? Я и так спокойна, как стена.

Фрэнси покрутила, повертела меня и вынесла свой вердикт:

— Ослепительно! Только бы ещё радостную улыбочку и немного блеска в глазах — и было бы совсем шикарно! — я опять же осталась спокойна. Если раньше я бы с ней начала спорить и смяться, то сейчас я просто безразлично сказала:

— Пошли. — Фрэнси это вообще вывело из себя. И она закричала:

— Сидни! Я не понимаю. Ты выходишь за муж за такого обаятельного парня, главу, но ведёшь себя, как последняя дура! Когда он приходил в последний раз, после того похода по ювелирным магазинам с кольцами и твоей истерики, ты вообще послала его при всех. Так и сказала: "Пошёл нахрен!". Тебе что? Так не терпелось эту фразу ему сказать??? Он больше к тебе и не подходил вообще. Только за мной заходил, и мы вместе ехали выбирать все эти вещи для свадьбы. А теперь вот, наконец-то, Вы уже ОБЯЗЯНЫ встретиться и объявить о Вашей свадьбе, а ведь никто, кроме Азазеля, Габриила, меня и Майкла об этом еще не знает, а ты киснешь! Мне это надоело, Сид!! Очнись наконец! — орала Фрэн. Я только спокойной походкой пошла к двери из моей комнаты, Фрэн, всё ещё кипя, пошла за мной. Я спокойным голосом выдала:

— Потише. Я опять прошу. У меня не железная голова, Фрэнси. И только назови меня ещё раз дурой! — наверное вы решили, что я повысила голос? Ничего подобного. Я сказала это всё абсолютно спокойно, и поэтому прозвучало это странно, но и страшно в тоже время. Знаете, когда угрозы произносят спокойно, то обычно собираются их выполнить!!!

Когда я вышла на улицу, то обнаружила, что к нам присоединился ещё и Майкл. Ах, да. Мы же едем на совет. Они двое — Майкл и Фрэнси, должны быть со мной. Майк уже сел за руль, а мы с Фрэнси усаживались на задние сиденья. Фрэнси ещё раз посмотрела мне прямо в глаза со словами:

— Неужели совсем ничего не испытываешь?! — я даже не взглянула на неё. У меня взгляд был направлен в одну точку, и думала я только о своём доме, клане, прожитых годах…

— Да! Видно ничего. Кошмар. Даже глаза мёртвые. Сидни, Сидни, ответь мне что-нибудь, слышишь?!? — а я все сидела и молчала. Ни одна слеза не потекла из моих глаз. А внутри всё ужасно болело! Наверное, это нормальное состояние, если учесть, сколько я всего пережила, но я старалась ни о чём не сожалеть. Однако рано или поздно жизнь предъявляет Вам счёт. "Может, этот момент наступил сейчас?" — думала я. "Может, этот брак — очередной этап моей жизни, и за него я тоже должна буду заплатить?! Это как рулетка. Только она всегда крутится. Если этим браком я расплачиваюсь за что-то другое, прошлое, то возможно, за этот брак, за то хорошее, что в нём будет, я тоже потом заплачу?!". А ведь знаете, жизнь такая штука: вот это самое хорошее в этом браке, эта самая любовь или чёрт его знает что, и является одновременно тем самым плохим, той самой расплатой. Ты не можешь принять это хорошее, вот это и есть тот самый счёт. А за хорошую сторону этого, я ещё успею заплатить потом, чем-нибудь, у чего тоже будут такие стороны. Это бесконечный процесс. Ведь у меня бесконечная жизнь! А знаете, как хочется конца? Конца всего? Этих долбаных цепочек, их ведь множество! Весь мир построен на таких вот цепочках. Кажется, я сейчас становлюсь мудрее ещё на один этап. Цепочки. Они бесконечны и их множество. Ха, да начиная хоть с самого простого — пищевая цепочка поколений. Твой пра-пра-прадедушка, пра-прадедушка, прадедушка, дедушка, папа, ты — и так идёт дальше и будет идти вечно. Люди не могут остановить время. А ведь и это тоже цепочка. Время — цепочка событий, нескончаемая цепочка. Просто люди не замечают этих цепочек. Они всего лишь живут в одном из звеньев. А мы — вечноживущие — наблюдаем эти цепочки, видим все их составляющие. Мы наблюдаем, как поколение сменяется поколением. Мы ведь всё это видим. Я стала всё это понимать, а ведь и мышление — это тоже цепочка. Цепочка мыслей, бесконечная… Вы знаете, люди просто не могут об этом думать. У меня, допустим, УЖЕ заболела голова, а я один из сильнейших вампиров. Люди просто слишком слабы, чтобы понимать. Может, поэтому они и в нас не верят? Их кругозор ограничен. Вот, допустим, даже привести в пример ту же цепочку. Даже у меня начинает болеть голова, когда я думаю и представляю себе эту самую цепочку. Ааа… И правда больно. Вот попробуйте. Кошмар. А ведь люди и вообще не могут представить себе эту цепочку даже так, как могу я. Т. е. они не смогут её никогда понять, просто потому что не смогут представить, постигнуть, увидеть. Просто она выше их понимания. И есть то, что даже выше нашего понимания, я думаю. Хотя большинство вещей мы вполне способны понять… У меня стала болеть голова. Я представила, что весь мир состоит из бесконечных цепочек. А ведь я постигла ещё одну мудрость. У меня страшно кружилась и болела голова. Я уже ничего не видела. Перед глазами стало темно. Я стала куда-то падать, но вынырнула, когда услышала знакомый голос:

— Сидни, нам надо идти! Ты меня слышишь!?! — кричал Александр. Он стоял у открытой двери нашей машины и ждал. Я не поняла, что он здесь делает, но тут подбежала Фрэнси:

— О! Александр. Я не могла вывести её из транса. Она просто сидела и ничего не делала. Уже совет через пять минут, а я никак не могла её вытянуть из машины. Я подумала, что, может, Вам удастся её растормошить! — сказала Фрэнси. Я всё ещё плохо осознавала действительность, но потихоньку моё сознание стало проясняться. Я встала с сидения, протянула руку Александру и вышла-таки из машины. Мы поднялись на второй этаж здания Совета, к дверям зала. Александр обеспокоенно посмотрел на меня, и перед тем, как войти в зал совета сказал:

— Надеюсь, что мы справимся!!! — ох! Я тоже на это надеюсь, очень!!! Двери зала распахнулись, и сотня глаз уставилась на нас. Они же ведь все не знают, для чего мы собрали совет. А сейчас это предстоит узнать ещё и Маркусу с его отцом. Чувствую я, сегодня будет тот ещё денёк!


Счастливой жизни нет, есть только счастливые дни Андре Терье …

Глава 13

Мы вошли, в зал и Алексанрдр сел рядом со мной, а по бокам Майкл и Фрэнси. Все удивлённо посмотрели, когда Алекс уселся с права от меня. Надо сказать, мне было не по себе. Мы собираемся объявить о нашей свадьбе, и мне правда страшно. Хотя внешне я опять же была, как каменное изваяние. Непоколебима и спокойна. Да и вообще я ещё не до конца отошла от бесконечных цепочек, из которых состоит всё. Весь наш мир. О нет! Только не думать о них снова, иначе я упаду в обморок. Азазель встал и начал говорить:

— Дорогие мои собратья, мы сегодня собрались по очень важному вопросу. Александр и Сидиана хотят сделать очень важное объявление… — с этими словами все, кто находился в зале, воззрились на нас. До чего же они наглые. Так разглядывать человека! Сплошное нахальство. Аз продолжил:

— Итак, прошу подняться виновников сегодняшнего мероприятия. Александр, Сидиана… — Азазель указал рукой на нас. Алекс поднялся первым, взял меня за руку и потянул за собой. Пришлось вставать. Да и что же это, я, глава второго по могуществу клана, буду убегать? Не дождётесь! Я встала, гордо вскинула подбородок и посмотрела на Александра. Я открыла своё сознание только ему и произнесла: "Это сделаешь ты!". Я была уверена, что он меня услышал. Хотя Аз и Гэйб, возможно, тоже. Но в следующую секунду я поняла, что никто этого больше не услышал. Алекс пустил в ход свою защиту, а она у него мощнее всех. И тут я услышала его голос у себя в голове: "Я надеюсь ты готова ко всему?!!". Я сейчас старалась контролировать себя. Я могла, у меня было достаточно сил, чтобы контролировать Александра. Он мог только лишь говорить со мной в голове и получать обратно ответ, но никак не больше. Я бы не позволила ни рыться у меня в мозгах и мыслях, ни лезть в мои воспоминания, ни что-то ещё. Поэтому это скорее походило на кидание мячика. Он говорит мне, а я ему. Но мы общаемся, просто посылая импульс силы друг другу, не залезая в голову. Но так можно нащупать ещё и слабые места противника, потом ослабить его ментальную защиту и контроль и проникнуть к нему в мозг. Поэтому я себя контролировала. Из-за защиты Алекса нас никто не может слышать. Такие импульсы может уловить любой вампир, а если сделать его мощнее, то и человек, но только если нет щита, который сейчас поставил Александр. Я успокоилась немножко, когда поняла, что никто нас больше не слушает, хотя я уверена, что Аз и Гэйб не могли слышать, но всё же щит они почувствовать могли. Опять же, потому что они очень сильны в ментальной сфере. Так, что-то я задумалась (хотя весь разговор занял считанные доли секунды). Пора отвечать Александру: "За меня не беспокойся. Я всегда готова. Говори!".По всему залу разнесся его голос:

— Рад приветствовать Вас, мои дорогие собратья Мы снова вместе после всех пренеприятнейших событий…

Тут, как по зову поднялся Маркус, сидевший теперь уже рядом со своим отцом, и громко спросил:

— Да как Вы можете слушать это отродье? Как его вообще впустили на совет?! Он зачинщик войны, он убил столько наших! Так как Вы можете теперь слушать его? — сказал Маркус и непонимающе уставился на всех присутствующих. Такой же взгляд был и у его отца. Но только я сомневаюсь, что он стал бы на сторону Маркуса, если бы знал правду. Хотя пока я не имела права рассказать ему всё. Но зато все остальные в зале были прекрасно обо всем осведомлены. Только вот они были под защитой Азазеля, Габриила, а теперь ещё и Александра. Поэтому Маркус даже при желании не сможет залезть к ним в головы. Я ощущалаих тройной щит, но только потому, что они позволяли мне его чувствовать. Аз и Гэйб не справились бы в одиночку, а вот вместе с Александром смогли. И так смогли укрыть свой щит, что Маркус ничего не заподозрил. Алекс очень постарался.

Все в зале молчали. Тогда мне пришлось начать говорить…

— Маркус, дорогой, сядь и успокойся. И выслушай то, что мы хотим сообщить! Тем более, что Александр заканчивает войну браком со мной! Уф-ф… Да, я сказала это. Мы придумали такую отмазку с Азазелем, Гэйбом и Алексом ещё за неделю до совета, и теперь я её озвучила. Все будут думать, что мы любим друг друга, ну а Маркус со своим отцом будут думать, что Алекспредъявил мне ультиматум, хотя и они возможно подумают, что мы влюблены. Но я уверена, что у Маркуса есть и план Б. Но пока он сориентируется, мы с Александром уже поженимся и объединим силы. Вот такой примерно расклад!

Когда я объявила о нашей с Алексом свадьбе все опять же уставились на нас, но уже совершенно круглыми глазами. О-о-о… Как же мне всё это надоело. Александр же в свою очередь не стушевался и громко объявил:

— Да! Мы вместе и давно хотели сказать об этом. Просто случая не выдавалось. С этими словами Алекс ещё раз послал мне импульс: "Подыграй мне! Сейчас самое время показать все твои чувства к Маркусу, только через наши отношения. Сейчас!". Я всё поняла. Только всё ещё не понимала, что он собирается делать, но, ох, лучше бы и не понимала. В слух же Алекс сказал:

— Я люблю Сидиану Иррис! — и впился в мои губы. "Ах ты, сволочь паршивая!" — послала я ему импульс. А он мне ответил: "ХА! Сейчас не время для игр Сидни, но я всё же скажу. Мы женимся и уже завтра ты станешь моей по закону. Как ты собираешься исполнять супружеский долг? А он ведь состоит не только лишь из одних поцелуев!". Меня аж передёрнуло от его слов. И я со злостью выплюнула: "Когда я говорила про условия, месяц назад, я говорила серьёзно. Мы не спим вместе. И давай уже серьёзно, Александр. Мы делаем это ради смерти Маркуса, и не более того. По-моему мы уже оба с этим согласились!". Он мне ответил: "Я что-то не слышу ругани и обзывательств. Это было бы в твоём стиле. Ты ходишь, как каменная уже почти весь месяц. И я думаю, что в первую брачную ночь у меня получится заставить тебя почувствовать!". Я ответила: "А ты не думай. Я спокойна, Александр. Я спокойна, потому что знаю, что при необходимости я не дам тебе и прикоснуться ко мне. И ты об этомзнаешь!". С этими словами я оторвалась от него и взглянула на Азазеля. Алекс открыл щит только нам: Азазелю, мне и Гэйбу. Я спросила у Азазеля: "Всё!? Я надеюсь, что этого представления достаточно!". Аз мне ответил: "Ну разумеется. Вы так красиво смотритесь вместе. Вы знали об этом?". Александр сразу же ответил: "Да!". А я его перебила: "Сейчас не время. Я спрашиваю ещё раз: это всё?!". Аз ответил: "Да, это всё. Приглашения на Вашу свадьбу уже разослали. Так что завтра готовьтесь. Сидни, чего это ты такая последний месяц!? Не надо так волноваться…". Но он не успел договорить, как я ответила: "А где Вы видели волнение?! По-моему я спокойна, как стена.". Аз сказал: "Хм! Наверное, я неправильно выразился. В том-то и дело, что как стена! Слишком спокойна. Такое ощущение, что можешь в любой момент взорваться!". Я нахмурилась и ответила: "Если страшно, то держитесь от меня подальше. Всё! Разговор окончен. Я ухожу". И я и направилась к выходу. Майк и Фрэн проследовали за мной. А вслед Азазель мне ещё и крикнул: "Не забудь. Завтра!". Я лишь фыркнула. Напоследок я ещё услышала и голос Александра: "Завтра наша ночь!". Слава богу, что я уже вылетела из зала, иначе наверное взрыв бы произошёл прямо сейчас. Не знаю, но мысли о завтрашней ночи вызывали у меня дрожь в коленках и удлинение клыков. А это… Чёрт! Это явно признаки возбуждения. "Ах ты чёртов сукин сын!!!" — воскликнула я про себя. Разумеется, этого уже никто не слышал. Чувствую, завтра будет кошмарный день, это точно. А ночка — так та ещё лучше. Просто бред!

Мы с Майком и Фрэнси залезли в машину и укатили куда подальше. А я была рада, что нахожусь далеко от Александра. И это возбуждение, которое я испытывала при воспоминании о завтрашней ночи, мне совсем не нравилось. Совсем!

К нашему дому мы подкатили уже под вечер. Я быстренько вылетела из машины и понеслась в столовую. Мне, после сегодняшнего дня и в ожидании ужасного завтрашнего, хотелось кому-нибудь перегрызть глотку. И я пошла туда, где можно действительно это желание исполнить — в столовую. Там уже сидел готовый донор — мой обед, ну или ужин, правильней будет сказать. Это был молодой парень лет 20-и. Я сразу же с разбегу кинулась к нему, он даже пискнуть не успел, как я впилась ему в шею. Одновременно я пила и обрабатывала ему мозги, чтобы он ничего не помнил. А парень оказался крепким. Сильно, до конца, сопротивлялся. Большая сила воли. Но меня ему всё равно не обойти. Поэтому к третьему глотку он уже не сопротивлялся и обмяк у меня на руках. Пока я пила, то опустила глаза к его штанам, ниже к карманам и увидела… белый платок, который торчал у него из кармана брюк. Я сразу же увидела перед собой белое, просто до ужаса пышное свадебное платье, Александра, тоже в белом костюме, всё в белых розах и его белоснежную улыбку. Меня это сразу вырвало из головы паренька, заставило прекратить пить кровь и оттолкнуть его тело с такой силой, что он вмазался в стену и с неё посыпалась штукатурка. Потом я зарычала, кровь парня всё ещё была у меня на губах. Но меня в данный момент это ни капельки не волновало. Я зарычала на своего подданного вампира, который следил за питанием клана и стоял на стражево время еды. Кажется, его звали Грег…

— Что это??? — прорычала я, показывая Грегу белый платок, который я уже успела выдернуть из штанов несчастного. Грег аж отшатнулся и забормотал что-то невразумительное. Он знал, что я на белый в последнее время реагирую, как бык на красное. Он видно просто не заметил у парнишки этого платка. Но успокоить меня уже было не возможно. Я зоарала что есть мочи:

— Кейт! Где Кейт? — Она ответственная за доноров и питание в клане. — Где она???

Кейт тут же показалась в дверях. Она, видно, ещё не знала, что тут произошло, и Грег жалостливо уставился на неё. Мол, сейчас тебе попадёт, подружка. Кейт сразу же выпрямилась и прошествовала ко мне со словами…

— Что Вам угодно, госпожа? — спросила она меня. Я снова зарычала…

— Что это??? — сказала я ещё раз, показывая на белый платок, который всё ещё болтался у меня в руках. Она сказала:

— Белый платок, госпожа! — стараясь говорить спокойно, ответила Кейт. Она уже явно поняла, что тут произошло. Я ж говорю, что последний месяц мои вампиры не носили ярких, а особенно белых вещей. Чтобы не было вот так, как сейчас. Я громко проговорила…

— Убери это немедленно и убери с глаз моих этого донора. — Я взяла её за плечи и сказала ещё громче…

— И больше никогда не смей ослушаться меня. Я вроде бы говорила, что не хочу видеть НИЧЕГО белого среди вещей доноров и Ваших вещей. Тебе не понятно значения слова "белое"??? — спросила я. Она дрожащим голосом ответила:

— Простите, госпожа. Всё понятно.

— Тогда почему же ты допустила это?!? Я что? Неясно выражаюсь!?? — я всё ещё трясла её, держа за пиджак, и продолжала…

— Я объясню тебе, что значит Ничего! — И с этими словами я стала бить её с каждым словом головой об стенку, к которой успела подлететь…

— Ни — че — го — это — значит — что — ты — ничего — не — получишь- по — шее! Теперь тебе ясно значение этого слова???? — , спросила её я. Видно я переборщила. По её затылку текла кровь, но она не сопротивлялась. А только громко, извиняющимся тоном проговорила…

— Да! Мне всё ясно моя госпожа. И если я ещё раз допущу такую ошибку, можете меня наказать. Я заслужила! — я кивнула и отпустила её со словами:

— Я не требую многого. У тебя свободный график, в отличие от главных по донорам в других кланах. За ошибки вроде «не вовремя» или «не вкусный донор» я не наказываю. Но будь добра исполнять хотя бы ТЕ малые указания, которые я даю. Я понимаю, что они несколько необычны и довольно сильно отличаются от указаний других глав, но их не так сложно выполнить. Поэтому пожалей себя, в следующий раз я не стану церемониться, и ты останешься без головы! Это понятно??? — жёстко спросила я. Кейт поклонилась, опустилась передо мной на колени и ответила…

— ДА, моя госпожа! — я вскинула руку, тем самым заставляя её подняться, но в тоже время злость снова вспыхнула во мне; я дала ей пощёчину и приказала:

— Иди!!! — и через секунду её здесь уже не было. Тьфу! У меня-то и скорость больше её. Ладно, Сидиана, спокойно, Спокойно! Всё хорошо. Грег всё так же стоял, склонив голову. Я обошла его и напоследок сказала…

— Надеюсь, донор не мёртв. Его память стерта, можешь вынести его! — с этими словами я важно удалилась.

Я поднялась в комнату, и тут до меня дошло, что я только что натворила. Боже! Скоро главной новостью, которая разнесется по дому, будет сообщение о том, что я спятила! Мою реакцию всего лишь на белый платочек трудно назвать нормальной. Хотя я сказала Кейт вполне нормальные слова. Я не требую от своих вампиров того, что требуют другие главы от своих подчиненных. Но моя реакция на платок мне и самой не понравилась. А ведь мне завтра замуж выходить и одевать белое платье, и купаться во всём белом весь завтрашний день, а может, и больше. Мне надо быть готовой, а я до сих пор истерю при виде белой тряпки, как это было месяц назад. И надо помнить самое главное: Я это делаю ради того, чтобы убить Маркуса. Хотя эта мысль мне больше не помогает, всё равно нужно это помнить. Мысль о завтрашнем дне заставляла мои внутренности сжаться в комок. Я никогда не заходила так далеко. И никогда не предпринимала таких стратегических ходов, чтобы достичь определённых целей, но ради уничтожения Маркуса… это того стоит!

Не знаю, сколько я так просидела продумала, но когда я взглянула на часы, стоявшие на тумбочке около кровати, то обнаружила, что уже 12 часов ночи. "А у меня завтра свадьба! Фрэнси обязательно поднимет меня ранним утром и начнёт подготавливать. Несмотря на то, что в большущем саду мне надо быть только в час дня." — подумала я. Как только я вспомнила, где будет проходить церемония, мне стало ещё хуже. О да! Большущий сад с цветущими деревьями и белыми розами — это то, что надо! Видно, так задумал Александр, когда соглашался на предложение одного из самых знаменитых организаторов свадеб. А Фрэнси тоже хороша! Эта мне и букет из белых роз выбрала. Ну вообще! Такое ощущение, что они попросту решили меня в могилу загнать.

Мои размышления прервал голос Майкла:

— Сид!? — спросил он, заглядывая ко мне в комнату.

— Да? — ответила я.

— Я … я хотел спросить, как у тебя дела?… — как-то натужно проговорил Майкл. А, я поняла. Это Фрэнси его подослала. Подумала, что, может, ему удастся меня растормошить. Я ему так и сказала:

— Передай ей, что ты раскрыт, и у тебя ничего не вышло. Всё! Миссия провалена. Надеюсь, она тебя не накажет?!

— Ну… наверное, накажет. Ты же знаешь Фрэнси…

— Ох! Майкл! Ну скажи ей тогда, что беседа прошла продуктивно и ты вбил в меня хоть чуточку счастья, которое я должна испытывать по случаю свадьбы!

— Хорошо, — сказал Майкл. Он уже хотел было уйти, но развернулся и сказал…

— Знаешь, Сид, я и сам, правда, хотел тебе сказать несколько слов. Нет, что ты, Фрэнси, конечно же, заставила меня поговорить с тобой. Это не моя идея. Но то, как ты себя ведёшь, не правильно! Я не стану говорить тебе, что ты должна быть счастлива. Мне у тебя опыта не занимать. Ты столько раз помогала мне, да и Фрэнси, умными советами, так что если кому из нас троих и знать, как и в какой ситуации правильней поступить, так это тебе. Ты гораздо мудрее нас, ты старше, ты больше видела. Фрэнси вообще легкомысленная особа, но ты и мне многим помогла. Ты старше меня почти на столетие и видела больше моего. И я уверен, что ты правильно поступаешь. Ты делаешь это ради победы над Маркусом, я знаю. И если нашему клану будет угрожать опасность, то никакие чувства, даже любовь к мужчине, хотя её я пока не вижу как таковую у Вас с Александром, не заставит тебя забыть о своём клане. Поэтому я верю в правильность твоих решений, и твоё поведение только доказывает, на какие жертвы ты готова пойти ради своего клана. Просто будь сильнее, если ты что-то задумала — то исполни это, а позволить себе слабость сорваться ты сможешь потом, после свадьбы, и не перед своим кланом, а передо мной, перед Фрэнси или тогда уже перед тем же Александром. Но главное, не проявлять слабость перед кланом и тем более завтра, перед всеми главами. Там уже никак. Просто. Я сам не смог бы, наверное, поэтому и не глава. Я просто не смог бы вот ТАК! А ты можешь. И я тебе всего лишь напоминаю, что ты — наш руководитель, очень сильная глава. Это твоя обязанность, которую никто кроме тебя выполнить не сможет. Ноша только твоя, она ужасно трудна, и ты её выполняешь. И тебя уважают, тебя любят. Тебя любит твой клан! И нужно иметь железную силу воли и мужество, чтобы править кланом!!! Только ты на это способна и только поэтому я говорю тебе это сейчас. Я знаю, ты можешь лучше справляться с собой! Ты можешь гораздо лучше, Сид, я верю в тебя! — закончил Майкл. А я только ответила…

— Спасибо Майкл. Я постараюсь. И я уже даже в своих чувствах разобраться не могу. Знаешь, у меня так далеко ещё никогда не заходило. И… и это очень трудно пережить. Ты же знаешь, я не позволю ничему встать для меня на первое место, кроме Вас — моего клана! Ведь ничто не вечно…

— «… кроме любви между бессмертными и неприкосновенной любовью между главой и его кланом». Это слова наших предков. Они так говорили, и многие, кому больше 3000 лет это помнят. Ну а мы уже из книг. — , процитировал Майкл, а я добавила…

— А ещё этими предками говорилось, что одно в этом законе всегда нарушает другое. И уже которое столетие мы выбираем второе — свои кланы!

Майк сказал:

— И мы делаем правильно?! — как-то непонятно сказал, то ли спросил. Как будто я сейчас окончательно закреплю его мнение об этом вопросе. Я ответила:

— Несомненно!!! — после этих слов Майкл кивнул и вышел, а я так и осталась сидеть. И меня снова, как гром, поразила спорная мудрая мысль: "А смогла бы ли я открыться и принять любовь!? А смогла бы ли я выбрать любовь!??". И если ответа на первый вопрос я не знала, то ответ на второй я никогда не поменяю: "Нет! Я бы никогда не выбрала любовь. Это не для меня. Я — глава, в первую очередь. Поэтому нет. Я всегда буду выбирать свой клан. Я всегда его выбирала…"!


Влюбленный мужчина представляет из себя жалкое зрелище.

Агата Кристи …

Глава 14

— Подъём! Я сказала, подъём сейчас же!!!

Бог ты мой. Ну и зачем так орать? Я разлепила сначала один глаз, потом другой, и, конечно же, улицезрела Фрэнси, согнувшуюся в три погибели над моей кроватью и оравшую мне: «Подъём»! Бред! Ах, да. У меня же сегодня свадьба. Она скинула с меня одеяло и ещё раз яростно прокричала…

— ПОДЪЁМ!!! — и дала мне подзатыльник. Ум… Прям как доктор прописал! Фигня! Я вскочила, как ошпаренная с кровати и понеслась в ванную. Умылась, приняла душ и буквально через минут пять была уже готова. Фрэнси схватила меня за руку и потащила из комнаты со словами:

— Это ж надо какая невеста! Кошмар!

Ехали мы в салон красоты с Фрэнси одни. Хм! Даже без Майкла. А-А-а… Точно! Ведь подводить меня к алтарю будет Фрэнси. Она же моя правая рука.

Кстати, я вспомнила, что как раз перед свадьбой со мной должен поговорить Азазель. Он обещал объяснить мне, КАК мы потом с Александром разойтись-то собираемся. А меня этот вопрос, надо сказать, очень волновал. Дело в том, что клятва, которую ты даёшь, нерушима. Мы вечно будем вместе. Хотя разрушить её можно. Если он тебе изменит, либо если он умрёт, разумеется. Но ни то, ни другое меня не устраивало. Мне нужны гарантии, что после уничтожения Маркуса всё вернётся на круги своя. И Азазель обещал мне, что у него есть план, и всё будет хорошо. Но возможно все они надеются, что никакие планы не понадобятся, что мы успеем влюбиться за этот несчастный месяц и останемся вместе и после брака. Но те, кто так думал, просчитались. А мне нужны точные доказательства того, что я потом смогу разорвать эту клятву. И Аз должен мне их предоставить. Поэтому вначале мы договорились, что я заеду к нему. Его дом клана находится неподалёку от моего, вего пол часа пути. Он будет в своём кабинете и будет ждать меня. Я сказала Фрэнси:

— Останови машину. Мне нужно вон в тот поворот. Я иду к Азазелю, а только потом в салон. Это займёт меньше получаса. Мне нужно только поговорить с ним. Жди меня на этом же месте. Я бегом! — и с этими словами, слушая ругательства Фрэнси я вылетела из машины и с вампирской скоростью помчалась к дому Аза.


— О! Сидиана, я тебя ждал. Здравствуй! — проговорил Азазель, когда я ворвалась к нему в кабинет. Про десятиминутное выступление его клана я умолчу. Эти дурацкие поклоны только время отнимают. Пока все тебе поклонятся можно с ума сойти. Добраться до его кабинета мне стоило немалых сил. Лучше бы он ко мне приехал. Хотя с ним было бы тоже самое, что со мной в его. Так обзаны встречать всех глав. Дурацкий этикет!!!

— Вот и отлично Аз! Я жду объяснений. Ты мне обещал сказать КАК мы потом с Александром разойдёмся после победы над Маркусом?!? — сказала я. Аз нахмурился и с задумчивым видом проговорил:

— Знаешь, Сидни, у Алекса такого вопроса не возникало, он намеревается жить с тобой по-настоящему вместе. Как муж и жена!

— А мне-то что до этого? У нас с Вами был уговор, также как и у него, так что выполняйте Ваши же условия!

— Сидиана. Я тебя уже просил. Не делай ему так больно. Ты сделаешь больно и себе! — меня откровенно взбесил этот нахал. Я со стуком поставила руки на стол, с другой стороны которого стоял этот паршивец и сказала:

— Господин Азазель, давайте проясним ситуацию. Наш брак с Алексом нужен для смерти Маркуса, для пользы всех кланов, да и всех вампиров. И Вы, когда приходили ко мне с этой просьбой, просили у меня огромнейшего одолжения. Вы просили меня стать его женой чтобы уничтожить опять же Маркуса! Но Вы мне обещали, что Вы решите проблему с клятвой, а теперь что? Вы меня обманули? Я хочу, я очень хочу убить Маркуса и Вам будет полезно, если я помогу Вам это сделать, но Вы всячески пытаетесь этому помешать. Вы прекрасно знаете, что я всё равно выберу свой клан, я всегда его выбирала, но продолжаете желать этой бредовой любви между Александром и мной! Зачем Вам это? Чего Вы хотите этим добиться? Я не понимаю смысла этих Ваших уговоров! «Не делай ему больно Сидни!» Хватит! Зачем Вам это??? Отвечайте!??!! — под конец я уже была по настоящему зла и кричала на него. Он тоже сорвался и начал кричать:

— Зачем спрашиваешь? Зачем??

— Да!?? Зачем Вам это???

— Потому что он мой сын! Вот зачем!!! — у меня рот отвис аж до земли. Сын Азазеля? Александр? Алекснадр — сын Азазеля!?!! Я сорвалась с места и понеслась вон из кабинета. Все они меня обманывали. Все они. Это какой-то бред. Я неслась вдоль дороги, ничего не воспринимая. Я уже как-то, сама не знаю КАК, выбежала к тому перекрёстку, где стояла машина Фрэнсис, пронеслась мимо неё, услышала, как Фрэнси позвала меня и нажала на газ. Видно, решила, что у меня очередной срыв перед свадьбой, и за мной нужно приглядеть. Так оно и было. Я уже просто не обращала ни на что внимания. Я просто неслась, как угорелая. У меня на руке были часы, и это мне очень помогло. Когда я вот так бегаю, (а усталости вампиры не чувствуют), то не замечаю время. Могу целый день без остановки пробегать и не заметить. А может, и больше могу. Я обнаружила, что уже 12 часов дня. Божечки ж ты мо, а ведь в час уже начнётся церемония. Фрэнси видно меня не нашла, я была в каком-то лесу. И продолжала нестись неведомо куда. «Нет!»- решила я. Я знаю куда я несусь. Мне надо именно туда. Я понеслась прямиком на церемонию. В тот самый сад. Я знаю, что Алексадр уже там!

Когда я вбежала в сад, то поняла, что все гости уже на местах. Я ведь пробегала долго. Я ещё раз взглянула на часы, они показывали 12:35!О чёрт! Осталось 25 минут. Надо найти Александра. В какой же машине они его прячут!? В саду было красиво. Но сейчас мне было не до этого, да и белый цвет меня совсем не раздражал. У меня сейчас голова другим была занята. Совсем другим! Машин было очень много, и это ещё слабо сказано. Все они взгромоздились на парковке около сада. В какой из них находится Александр, определить было невозможно! Но я всё-таки напрягла свой нюх. Обычному вампиру с этой задачей не справиться. Ароматы роз и различных цветов не просто мешали, они перекрывали все запахи. Но я второй вампир по силе, я смогу! Я ещё раз напряглась и уловила лёгкий, чуть уловимый аромат персика. Это точно Алекс. Я его ни с чем не спутаю. Третья машина справа, сразу вычислила я и понеслась туда. Кода я открыла дверь все были ошарашены. Конечно же, с Алексом сидело два охранника, да ещё в придачу и Фрэнси что-то ему говорила. Но когда я прервала их скромный разговорчик, все лица были обращены ко мне. Я увидела, как что-то промелькнуло в глазах Алекса. Радость? Видно, Фрэн рассказала ему о моём побеге, и он уже всерьез перепугался. Наверно, подумывал отменить свадьбу и бежать за мной. Збежавшая невеста?! Тьфу! Бред опять же! Я быстро вытащила Алекса за руку, пока ещё ни один из всё ещё прибывающих гостей не заметил несчастную невесту, так же быстро захлопнула дверь машины и с такой же скоростью, держа Алекса за руку, побежала в сад. Там я залетела на какую-то поляну, обрамлённую гущей деревьев, где нас никто не обнаружит. Потом я всё же осмотрелась вокруг и, никого не обнаружив, отпустила Алекса и повернулась к нему со словами…

— Нам нужно решить что делать! Я всё знаю и скрывать теперь незачем. Имей в виду: всё! Я совершенно ни к чему не готова, но сбегать не собираюсь. Это не в моём стиле. Так что я жду объяснений. Я всё знаю и теперь жду каков твой план? Только предупреждаю: не забудь упомянуть в нём такую строчку, как устроить так, чтобы свадьбы не было, но без скандала. Итак. Я вся во внимании. — Проговорила я, скрестила руки на груди и уставилась на Александра. Да уж! Как я и думала. Он был в белом костюме шевелюра на голове просто «шикарно» называется, и всё такое. Ну и глазки, разумеется, такие красивые. Снова бред, бред и ещё раз бред! Я, нахмурившись, ждала объяснений. Он-таки начал говорить:

— Сидни. Я не знаю, о чём ты…

— Да? Ты не знаешь, голубок?

— Я и правда не …

— Азазель твой отец! Ты хочешь мне сказать, что ты и этого не знаешь???

— Я не…

— Да как ты смеешь?

— Я знал, что он мой отец. Я чистокровный на самом деле!

— Я ненавижу чистокровных. Поэтому ты такой урод. Да ты бы и не начал эту войну! Ведь ты не знаешь, что значит быть человеком!

— Нет! Ошибаешься! Отлично знаю. Я жил среди людей. Очень долгое время. Я почти все свои 800 лет среди них и жил, когда скрывался от Маркуса. Я не он. И то, что я чистокровный, не играет никакой роли для меня и для всех, с кеми я общаюсь. У меня есть даже друзья среди людей. Точнее были…

— Всё! С меня достаточно! Можешь делать, что хочешь, мне уже всё равно! Пусть будет скандал — мне всё равно! Ты хотел опозорить меня перед всеми главами? Этого ты хотел???

— Нет! Не говори чушь!

— Но именно это ты и сделал, Александр!

— Неправда! Ещё никто ничего не сделал. Но может. Ты можешь уйти и всё испортить!!!

— Ха! Ха! Что? А что тут портить??? Эта свадьба — полнейший фарс! Ты и твой отец стоите друг друга. А ведь я Вам доверяла! Подонки!

— Не смей! Азазель не подонок, и ты пожалеешь о своих словах. Он не раз помогал тебе, принимал твою сторону, когда никто не желал тебя слушать!

— Ты, и он тоже, отобрали у меня всё! Я хотела убить Маркуса. Боже, как же я этого хотела. Недаром у меня не было такой возможности. Его убить невозможно. А все, кто говорят, что собираются это сделать лгут! Вам нужно было объединить кланы, просто устроить свадьбу. Да твой папочка просто напросто потакал твоим желаниям. Вам и не нужно было убивать Маркуса, тебе нужно было женить меня на себе!!!

— Сидни! Успокойся! Помнишь, я говорил тебе, что ты ещё много не знаешь…

— О-о-о. Теперь я всё знаю! И знаешь Алекс, иногда неведение — благо! Я уже сказала. Всё! С меня этого достаточно. Ты меня слышишь? Я ухожу!

— Но как? Сидни, ведь если ты сейчас уйдёшь, я автоматически становлюсь вторым по силе главой, а тебя за такое могут и с места убрать. Ведь ты лгала совету. Получается, так. Все ждали нашей свадьбы, они все ждут битвы с Маркусом, все на тебя надеялись, а ты…

— Не перечисляй мне, что со мной случиться. Я и сама всё это знаю! Вот чего в результате ты добился, Александр. Если я сейчас не выйду туда и отменю свадьбу, то я больше не вторая по силе глава, а может и вообще не глава! Ты отобрал у меня мой клан. А ведь как я была права, когда говорила, что нельзя забывать нашу историю. Не бывает счастья сразу в двух сферах. Только в одной! А у меня нет его ни в одной из них! Но это ещё не конец, Александр! Это ещё далеко не конец. Пока ты жив, лучше обходи меня стороной! Потому что я выбираю свой клан! Я всегда его выбирала! Встретимся на церемонии! — с этими словами я ушла. Он всё понял. Я выйду за него, но теперь он знал, что я испытываю к нему отвращение, и ему наверняка было больно из-за этого. Но меня это больше не волновало. Я ни за что не лишусь своего клана, и если ради этого мне нужно жить под одной крышей с тем, кто убил всё, что мне дорого, то я сделаю это. По крайней мере, я уверена, что секс с ним у меня не вызовет отвращения. Это уже плюс. А что в душе — не важно! Как сказал один умный человек: Мы все платим за секс так или иначе. Проститутки хотя бы сразу называют цену! Да уж! Это так, лирическое отступление! Ха…


Я шла в белом, разумеется, очень пышном платье под медленную музыку и под ручку с Фрэнсис. Все смотрели на меня и восхищались. Ну и пусть. Меня волнует только одно — мой клан! Они тоже во все глаза смотрели на меня. Александр уже ждал меня в конце дорожки, обсыпанной лепестаки белых роз, со священником. Да, вампирский брак и людской схожи. Но не во всём. Вампирский брак труднее разрушить, ну и женит нас естественно самый старый вампи, а это у нас — … Эх! Нет, не Гэйб! Есть ещё более старый, которому 7000 лет, и зовут его Анафий! Но это не особо важно. Я подошла к Александру и Фрэнси вложила мою руку в его. Тут всё шуршание прекратилось, и Анафий начал говорить…

— Дорогие мои собратья! Мы собрались здесь… — всё остальное пересказывать нет смысла. В принципе это обычный человеческий союз. Брак, но в тоже время необчный! По окончанию всего и после того, как мы произнесём клятвы, мы должны выпить кровь этого самого старого вампира! Ну и вообще-то на столе, уже дальше в саду стояли так же рюмочки с кровью во льду. В красивом таком порядке стояли! Просто все за нас тоже должны выпить, и именно крови. Только уже слава богу не этого самого старого вампира, его бы просто не хватило. И потом мы ещё должны укусить друг друга с Александром, только уже в шею. И только после всего этого поцеловаться! Да, странные у нас обычаи, но мы же не люди. Поэтому и сравнивать нечего!

Вот пришло время выпить кровушки!

Анафий протянул нам с Александром свои руки, т. е. запястья. Мы должны одновременно пить у него кровь. Все уже тоже были на готове. Рюмки с кровью подняты, головы обращены на Анафия. И тут он дал команду:

— Скрепим же клятву кровью!!! — пришлось повиноваться. Мы с Александром вцепились зубами в руки старца, а все остальные в свои бокалы. Мне приходилось ещё и смотреть на Александра. Ведь так надо! Бред! Но его глаза мне нравились. Сидиана, что за чертовщина с тобой творится? А потом я всё поняла. Кровь старца. Мы и правда любим друг друга, иначе она была бы противной. Ттак говориться в наших умных книгах. Да и все это знают. Если женятся не по любви, то кровь будет Вам противна, горька на вкус. Но если бы мы и правда женились не по любви, то мы бы вытерпели это. И в данный момент до меня дошло, что кровь-то не противная, какой должна быть. Вот блин! Но меня поразило не столько это, сколько то, что Александру она тоже была не противна. И снова бред! Как такое возможно? Я никогда не смогу поверить, что он меня на самом деле любит. Может, Вам показалось, что я уже успела поверить, но всегда, когда он говорил мне эти слова, я была уверена, что это просто очередная его шуточка. Я и правда была уверена, что это всё только ради смерти Маркуса. Что он делает это, также как и я, только ради его смерти, но просто ему нравится играться. Ну или это просто страсть. Я так думала, и это была неправда! Наконец настало время отрываться от Анафия. Все стали хлопать, а это значит, что мы сейчас должны укусить друг друга и потом поцеловаться. О-о-х! Алекс конечно же быстренько подошёл ко мне и впился мне в шею. В начале было немного больно, ну это как укол. На самом деле нам от такого по-настоящему больно не будет. Ну а потом опять же очень приятно. Так тепло и хорошо. Бред какой-то! Что-то я стала часто это слово использовать. Но эта реакция означала, что мы опять же любим друг друга. Хрень какая-то! Я же была уверена, что не люблю его, а он меня. Тогда что это такое, позвольте спросить?…

Он оторвался от меня и наклонил голову, чтобы я сделала то, что должна. «Ну…(глубокий вдох) Была не была!» — подумала я и укусила его. И снова… Так хорошо стало. Он послал мне импульс силы, который опять же слышала только я из-за его щита: «Я уже хочу тебя!». Меня всё это начинало бесить, поэтому я даже выкрикнула: «Ах ты, пошляк прилюбодейный!». Он только посмеялся в ответ. Я от него отстранилась и повернулась лицом ко всем. Они ожидали. А чего собственно??? И только когда я почувствовала его губы на своих, то поняла чего именно! Он снова начинал свой спектакль. Не-е-т, голубчик. Больше у тебя ничего не выйдет. Больше минуты мы не будем целоваться. И отсчитав ровно 60 секунд, я укусила его за язык, который блуждал по моему рту безнаказанно, и отпрянула! Повернулась ко всем и ослепительно улыбнулась! Все захлопали. «Вот и отличненько!»- подумала я и тут же услышала голос Александра у себя в голове: «А ты буйная! Если так будет и ночью, то мы классно повеселимся. Только, правда, нового дома немного жалко, но ради такого я готов пожертвовать всем!!!». Мне захотелось треснуть ему по лбу! Я сильно стиснула его руку и уже вслух тихонько сказала:

— Это мы ещё посмотрим, голубок! — и мы подошли к огроменному торту. Ну это просто ритуал. Мы просто обязаны скушать кусочек. Должны! Так, для красоты. А-а-а-й, снова бредятина какая-то! Всё! Больше не могу. Всё, что происходило дальше слилось в один комок шампанского, тортов, подарков, белого. Ужасного белого, надо сказать, и я уже просто ничего не соображала. Нормально я начала думать только тогда, когда мы с Александром уже подъезжали к нашему дому. Только не дому для всего клана, а нашему личному дому. Он же хотел меня на руках внести. Херьня! Именно с мягким знаком! Я ему сейчас такое устрою … Но не успела я что либо подумать, как меня уже подхватили на руки (машина уже оказывается остановилась) и понесли в дом. А дом-то!!! Просто чудо! Высокие стрельчатые арки окон, изящные баллюстрады, винтовые лестницы, перила красного дерева… Настоящий дворец!

И вот когда мы уже очутились в нашей спальне, как я успела сообразить, что меня наконец поставили на ноги. Тут я подошла к кровати и уставилась на неё во все глаза. Что за чёрт? Нет! Сид, ты этого не хочешь! Меня это немного разозлило, и я уже начала чувствовать, как сила пульсирует под кожей. А когда Александр шепнул мне:

— Раздевайся! — я вообще перестала контролировать себя. Начался ад! Летело всё! Абсолютно! Подушки, одеяло, какие-то бокалы с непонятно чем, шторы я просто нагло сдёрнула, и они тоже полетели в неизвесность вместе с карнизами. Кровать в результате опустела, и я принялась за неё саму! Вначале я по ней так дала, что она треснула, а потом я схватила её за спинку, перевернула… и она полетела в разбитое окно! Я только крикнула…

— К чертям собачьим!!! — уж не знаю, как это выглядело со стороны, но Александр стоял, разинув рот, и наблюдал за все происходящим с лёгким шоком. Но, видно, он это всё же предвидел, и начал осторожно, подняв руки вверх, подходить ко мне. У меня уже полностью выдвинулись клыки, и глаза горели жёлтой яростью. Я НЕ БУДУ С НИМ СПАТЬ! Я скорее ЕГО УБЬЮ!!! Я тут же бросилась на него, схватила его за волосы; я так разозлилась, что уже даже не понимала, что говорю свои мысли вслух:

— Да какие нахрен волосы?!? КУЦМЫ! — потом ударила его головой об стенку, которая тут же разрушилась, опять же говоря мысли вслух…

— Хрен собачий! Извращенец долбанутый! Прилюбодействуешь??? — я уже не понимала, ЧТО конкретно несу. Началась конкретная драка. У меня с головой не всё в порядке. Я ничего не могла понять. Кто-то с мягкими волосами вцепился в меня, и мы проехались так по полу. Он был на мне. Потом я дала ему по морде, это точно, а он прижал меня к стене и начал целовать. Меня всю аж свело от злости и возбуждения. Это был кошмар и адреналин в одном флаконе! Я с рычанием сорвала с него рубашку, но он не отставал и принялся расстёгивать платье. Я отвесила ему хорошую пощёчину, и он видно решил не мучаться и просто сорвал с меня весь верх. Я осталась только в лифчике и трусиках. Правда, ошмётки платья ещё висели на мне. Пока он пялился на меня, я решила нанести следующий удар. Я сорвала с него штаны, и он остался в одним трусах. Я начала истерически смеяться…

— Рехнутый пацан. Не, ну это ваще! Панталоны?? Хааюю… я больше не могу!!! — он схватил меня и уже хотел было содрать последнее что на мне осталось, но я дотянулась до его трусов (хе-хе) и сделала это первая

— Ну ахренеть можно! Сейчас ты получишь!!!! — сказал этот странный чувак и кинулся на меня! Тут полетело всё моё бельё. Оно просто было разодрано в клочья! Я тут же вскочила и со злостью выпалила, кидаясь на этого охреневшего дебила…

— Пидарас! Ты чего ко мне пристал!!! Тут началось нечто невообразимое такое! Мне стало жалко пола и стен этого несчастного домика. Я уже не могла отцепиться от Александра, а он от меня. Это был и секс, и драка. «Такого у меня ещё не было!» — подумалая и тут же мне пришло осознание того, что я делаю. Но было уже поздно. Александр уже вовсю развлекался. Я только теперь осознала. Он — Александр! Я проговорила…

— Ах ты сволочь редкая!

— Я знаю! А теперь займёмся делом! Не отвлекайте меня, дамочка!! — это всё, что он сказал. ВСЁ! Дальше я провалилась в страну ласки, нежности. Даа… Алекс эксперт по этим делам. Всё знает. Это было круче поцелуя, ГОРАЗДО круче… Ам-м-м………………………………………………..


…Мы, когда любим, то не перестаем задавать себе вопросы: честно это или нечестно, умно или глупо, к чему поведет эта любовь и так далее. Хорошо это или нет, я не знаю, но что это мешает, не удовлетворяет, раздражает — это я знаю.

Антон Павлович Чехов …

Глава 15

Проснулась я оттого, что лучи солнца светили мне влицо. Кто-то нежно поглаживал мне спинку и мне это нравилось, пока я не поняла кто это был. Александр! Ааа…Я тут же вспомнила всё, что случилось ночью. Мне как-то поплохело. Я обнаружила, что мы лежим на полу, укрытые простынёй. Я тут же повернулась к Алексу лицом и натянула на себя простынь. Надо от сюда смываться, да поскорее! Он видно заметил мою реакцию и проговорил…

— Я так и знал, что будет такая реакция. Хочешь убежать? Прости, но ничего не выйдет! — , я ещё больше натянула на себя простынь и наконец вскочила с пола. Но в процессе я видно не подумала, что простынь у меня одна, а Алекс голый! Это ублюдок был голый и красивый, как бог! Я уставилась на него и стала рассматривать, потом посмторела ему в глаза и сказала…

— ЭЙ! Ты… это, оденься — , и помаказала пальчиком ему ниже живота. Он только рассмеялся со словами…

— Мы не маленькие дети. Не оденусь! А захочу и по дому буду так расхаживать, ещё и тебя заставлю! Хе-хех…

— Да пошёл ты! Педик хренов! Что хочу, то ворочу! Пошёл на хрен! — , с этими словами я удалилась в ванную! Во блин! Я нашла там всё, что мне понадобилось. В кафчике лежал новый набор белья. И не один. Боже! Он точно извращенец! Но пришлось это одеть и вылезть в обратно комнату. Алекс, всё ещё лежавший абсолютно голый, одобряюще посмотрел на меня…

— Отлично!

— Иди в… А короче, где моя одежда?

— Ну, чемодан уже распакован и вся одежда в шкафу! Слава богу, он вчера уцелел. Хоть за это спасибо! — , с усмешкой и явно довольный проговорил Александр. Я подошла к шкафу, вытянула свой любимый комплект: чёрные джинсы, чёрную майку с длинным рукавом и так же чёрные кроссовки. Тут я услышала недовольство Алекса…

— Одень платье! Ты теперь моя жена и …

— Давай внесём ясность! То, что произошло этой ночью больше не повторится! Никогда!

— Никогда — никогда? — , с улыбочкой поинтересовался Алекс, а я злобно ответила…

— Никогда — никогда!!!-, с этими словами я вылетела из комнаты, оделась быстренько в коридоре и побежала вниз. Там стояла и моя машинка тоже. Я моментально в неё забралась и улетела на своей птичке в наш общий с Алексом дом. Там уже наверняка все есть. Наши оба клана. И я просила вроде бы приехать Азазеля, но просила я давно, когда ещё ничего не знала. Я просила его приехать вместе с Гэйбом на следующий день после свадьбы в наш с Александром общий дом и начать готовить наши кланы к нападению на Маркуса! Но приедет ли он сейчас? Я не знала. Я всё ещё любила его, как своего дедушку. Это-то и мешало мне здраво мыслить и понимать, что он больше возможно не со мной! Возможно!? А может он приедет?! А может он, как в принципе многие, да ВСЕ, подумает, что мы сейчас с его сыночком должны наслаждаться первой ночью и потом медовым месяцем!? НЕТ! Он не может! Короче у меня была уйма вопросов, которые я хотела ему задать. Я нажала ещё сильнее на газ и помчалась быстрей к нашему с Алексаом дому!


— Азазель! Ты всё-таки приехал! — крикнула я подбегая к Азу. Гэйб стоял с ним рядом. Оба наших с Алексом клана разумеется уже были в доме. И я сказала:

— Азазель, Габриил, нам надо поговорить! — они оба покорно кивнули, и я ничего не зная в этом доме, попросила одного вампира из клана Александа провести нас к кабинету, что он и сделал. Когда мы уже сидели в этом самом кабинете, я обратилась к присутствующим:

— Азазель! Я не хочу убивать Маркуса. Я верю, что мир сделается без него чище, но никак не лучше. У нас жестокие законы и вот к чему приводит полнейшее их исполнение! Я ещё не видела главу, так хорошо исполняющего закон! Маркус — идеал, в каком-то смысле лучшего главы нет в мире. И я только вчера это окончательно поняла! У меня и раньше были такие мысли, но вчера я это осознала. Он — идеальный глава. Он жесток настолько, насколько это требуется. По нашим, кстати, законам. Всё по-правилам! Я вторая по могуществу и не стану первой. Потому что мне ещё далеко до уровня Маркуса. Я объясню Ваше желание его уничтожить, точнее наше желание. Желание всех вампиров. Просто Вы думал, что он нарушил закон. Вы так думали и только лишь поэтому хотели его смерти. И далеко не потому, что он когда-то убивал людей или причинял боль, выполняя эти законы, а потому, что он по Вашему мнению нарушил эти законы! Если я хотела убить Маркуса за то, что когда-то давно, он причинил мне боль, то Вам он ничего не сделал. А боль он мне причинил опять же из-за наших парвил, которые я ПРИЗНЮ! И СТАРАЮСЬ им подчиняться. Дара он убил за то, что он связался со бессмертной, т. е. со мной. И это по-поравилам. Всё, что он сделал и делал когда-либо было по-правилам. Для него пост главы действительно не просто должность, не просто работа и даже не просто семья. Для него — это действительно его ЖИЗНЬ! Боюсь, что даже я так не смогла бы, потому я вторая, а он первый, он всегда будет первым. И развязал эту войну он опять же чтобы не потерять своего места главы. И если быть откровенными, то Вы бы так и не узнали никогда, что её начал Маркус. Потому что он силён. А то, что Александру так нужна была я в качестве жены, так это просто случайность. Если бы всё было, как надо, то Вы бы сейчас воевали с Александром. И даже ты, Азазель, воевал бы со своим сыном, если бы не был уверен, что он не лжёт! Так что как ни крути, а Маркус первокласный глава, только таким и править кланами. Он знал, на что идёт, и ради чего это делает! Я думаю, что теперь всё решилось само собой! Я повторяю ещё раз: Я не пойду против Маркуса! НЕ ПОЙДУ!!! — закочила я. Аз мне ответил:

— Я тебя понял, Сидни! И я не стану возражать, потому что ты права. Думаю, через месяц или два Маркус поймёт, что никто не собирается причинять вред ему или его клану, и не станет идти на провокацию! — закончил Азазель. Он уже встал, за ним так же встал и Гэйб и уже перед самой дверью Аз остановился и сказал:

— С Александорм и со всеми главами я поговорю. Будет совет, но Вы в Алексом можете на него не приходить. У Вас медовый месяц! Гуляйте! Сидни! Не смотри так злобно. Со временем ты поймёшь, что ты вышла за Алекса не только для того, чтобы спасти свой клан. И я УВЕРЕН, что всё у тебя и моего сына будет хорошо. Кстати, как там первая брачная ночь? Пострадала только Ваша комната или половина дома??? — насмешливо спросил Аз! Ответить ему я не успела, так как в кабинет влетел Александр и шутливо проговорил:

— Масштабы катастрофы глобальнее, чем предпологалось! Полдома и ещё стёкла и кровать превратилась в щепки! — Азазель и Габриил прыснули со смеху, а я на них злобно рявкнула:

— А ну-ка позахлопывали пасти! Вам приключений на Ваши старые задницы не достаточно!? Так я сейчас подбавлю! — злобно прошипела я. Тут Алекс сделал серьёзную мину и ответил:

— Не надо! Только не ещё один дом! Я не выдержу! Мой архитектор будет в бешенстве. Ведь ему ещё после вчерашней ночи домик чинить надобно будет! — чуть не плача произнёс Александр, и потом, уже ухмыляясь, посмотрел на меня. Я на озверела:

— А тебе твой архитектор трусы покупать не пробовал? Я бы на твоём месте попросила, а то панталоны как-то неромантично смотрятся!!! — сказала я и пошла к двери. Тут Аз сказал…

— Сынок! Ты носишь панталоны??? — Алекс замешкался, а я на последок ещё и добавила:

— Да ещё КАКИЕ??? В звёздочку, папочка Аз! — и когда уже захлопнула за собой дверь, то услышала, как первым взорвался Александр, а за ним и все остальные начали смеяться! «Ах Вы, подлецы поганые! Хоть бы кто на мою стороны встал!». Тут на меня кто-то наткнулся и прижал к себе. Потом отстранился и я поняла, что это …

— Фрэнси! — выкрикнула радостно я. Она мне ответила…

— Она самая! Ну как? Алекс супер в постели? — невинно моргая ресничками, спросила Фрэнси. Я зовопила…

— И ты на его стороне!!! Ааа…. Говняно! Говняно! И ещё раз ГОВНЯНО! Вот КАК он в постели! Тебе теперь ясно? — и тут я услышала новый приступ хохота у Александра за дверью. «Ну конечно! Он всё прекрасно слышал!». Я послала ему импульс силы и помчалась из дома: «Психопат!!!»…

Я летела вместе с ветром. Это прекрасно. Свобода-а-а!!!! Теперь придётся жить с этим психопатом. О Боже мой! Мне придётся с ним жить!….


…Всякая любовь счастливая, равно как и несчастная, настоящее бедствие, когда ей отдаешься весь.

Иван Сергеевич Тургенев …

Глава 16

Месяц спустя…


Мы с Алексом только вернулись из Италии. Там мы провели наш медовый месяц. О! Драк было много. Каждая ночь начиналась побоями и оскорблениями.

И вот когда я уже была в нашем личном с Алексом доме, мне стало как-то плохо. Стал болеть живот и кружиться голова. Я так и не поняла, что именно происходит. Но вскоре это прошло, и я не обратила на это внимания.

Но вот как-то утром мне стало вообще хреново. Я поплелась к Алексу, с которым после медового месяца больше не разговаривала. Т. к. обозлилась. Решила, что ВСЁ! Я выходила за него только ради спасения моего клана и заставила, ИМЕННО ТАК, заставила его выделить мне отдельную комнату. Так вот теперь мне пришлось плестись к Алексу в комнату, чтобы просить о помощи. Он, как всегда, сидел за компьютером и что-то строчил. Я подошла к кровати и сказала:

— У тебя есть знакомые вампирские врачи? Мне что-то плохо!

— Ну есть! Сейчас позвоню. Сама, как всегда поедешь или со мной?? — , спросил Алекс. Ему было достаточно одного взгляда на меня, чтобы понять:

— Ясно! Сама!

Потом он набрал какому-то там врачу и положил трубку. Я тут же понеслась к машине. Я поехала в наш с Александром общий дом.

Врач был вампиром, разумеется. Но рядовой. Из клана Александра, потому что в моём клане врачей не наблюдалось. Он распорол своими клычищами мне руку и взял кровь на анализ. Какой ещё на хрен анализ? Я ему говорю, что у меня голова кружится и живот болит, а он у меня кровь берёт. Лучше бы прописал что! БРЕД! Так я от него и укатила.

На следующий день было тоже самое. Главное, это повторялось только по утрам. Я заметила, что именно утром мне плохо, а потом уже нормально и так весь день. И я стала кошмарно раздражительной. Это уже доходило до того, что я кидалась на Алексадра с порога. Даже один его вид меня начинал бесить. Вот сегодня вечером, например пришел он домой (у него там какой-то разговор со своим кланом был) и залез ко мне на диван. А я сидела смотрела телевизор и попивала кровушку из бакальчика. Я только выругалась…

— Я постоянно хочу есть. Это уже начинает походить на безумие!

— А? О чём ты?

— Ты что? Совсем башку потерял?

— Сид! Ты на меня кидаешься уже второй день просто так. Нет, я не жалуюсь. Ты и так меня не жаловала, но в последнее время ты просто зверь!

— Нарываешься? Педик!!! — сорвалась я. Он попытался не засмеяться. И у него почти получилось. А меня уже было не остановить…

— Твой хренов врач ни черта мне не помог! У тебя в клане, что? Такие же умалишённые, как ты, водятся?!

— Эй! Я так больше не могу! Я даже помог, не то чтобы…

— Затки свою пасть, панталоновый педик!

— Ты, может, меня ещё педофилом назовёшь? Или мазохистом? Я что, с мужиками занимаюсь, что ты меня так называешь? А?

— Нет! Ты просто чокнутый, вот и всё! Но прости, панталоны и постоянное желание секса, да ещё твои мягкие волосы — это всё, малыш, признаки голубизны! Согласись, что нормальный…

— А нормальная жена, или даже та же глава клана, нападает на своего мужа, или может полдома разносит при занятии любовью? Или говорит «педик», а может, посылает «нахрен»?! И притом, заметь, я хочу секса только с ТОБОЙ, как самый благоверный супруг.

— Я сейчас за себя не ручаюсь!!! — стараясь говорить спокойно, сказала я. Алекс уже смеялся, а я ещё пуще завелась…

— Ты явно педик. Тебе Маркуса под ручку и были бы идеалом всех педрил!

— ха-ха-ха….я поражаюсь. Ты меня удивляешь каждый день…. - пропел Александр. Я вскочила с кровати и понеслась к холодильнику за новой порцией крови со словами…

— Есть хочу! — сказала я. Налила — и сразу же высосала целый стакан. Тут раздался стук в дверь, и Алекс пошёл открывать. Это был тот самый врач, к которому я приходила и который фигнёй там занимался вместо того, чтобы мне помочь. Мое приветствие прозвучало так:

— Ааа… Это же нам всем хорошо известный дядюшка доктор! — милым голоском пропела я. Мы с ним были не в лучших отношениях. Во время того моего визита, после того, как он взял у меня кровь на свой чёртов анализ, я ему хорошенько объяснила, кто он и где его место. Так что этот дядюшка уже против меня настроен. Тут он начал говорить:

— Я пришёл к Вам вот по какому делу, — и он поклонился нам с Александром. Конечно же, ведь теперь и Я тоже его глава. Алекс поднял руку, а я никак не хотела этого делать, поэтому докторишке приходилось стоять согнувшись в три погибели и просить меня…

— Госпожа Сидиана. Простите меня, если я Вам что-то не то сказал или сделал в прошлую нашу встречу. Но у меня есть результаты тех анализов. И я могу объяснить Ваше состояние! — это его спасло, надо сказать. Я всё-таки подняла руку и спросила…

— Так в чем же дело?

— Ну, как ни странно, для Вас эта болезнь, если можно это так назвать, будет счастьем!

— Что? Вы мне говорите, что не собираетесь мне помогать и что я ещё и должна быть счастливой от болезни?? — начала наезжать на него я. А он ответил…

— Вот поэтому Вы такая нервная.

— Я нервная? Да я тебе сейчас…

— Спокойно, Госпожа Сидиана, — сказал докотор. Тут уже не выдержал и вмешался Алекс…

— Так что за болезнь? — спросил мой муженёк, а докторишка ответил:

— Дело в том, что Госпожа Сидиана беременна! — это было, как гром средь ночного неба. У меня аж ноги подкосились. Алекс был в шоке от заявления дока, а я сию секунду подлетела к этому наглому докторишке, схватила его за горло и прошипела…

— Что ты мелешь? Это ошибка! Это невозможно! А ну-ка признавайся, что это ошибка!?! — я уже начала трясти его. А он отвечал….

— Это не ошибка. Вы беременны, и я Вас поздравляю! — меня это ещё больше вывело из себя и я накинулась на доктора…

— Ты олух! Это большая ошибка. Ты лжёшь! Это не правда!

— Что ВЫ! Госпожа, я не лгу!

— Скажи, что это ошибка! Ну… ГОВОРИ!!! — я ещё пуще начала его трясти. Он стал аж заикаться…

— Г-гос-с-п-пож-ж-жа! Я ннее имею права врать, я же вврач… — я отпустила его со словами…

— В-врач? — передразнила его я. И продолжила…

— Ты — врач!!? Ты хочешь, чтобы я повесилась? Ты дебил, который не умеет правильно диагнозы ставить!!! — тут уж вмешался Алекс…

— Судя по всему, это не ошибка. И у нас будет ребёнок! — как-то всё ещё шокированно, но всё же радостно протянул мой дебил-муженёк. Я на него гневно воззрилась и проговорила…

— Тебе место в психушке, рядом с твоим доктором! А я болше в этом не участвую! Всё! С меня хватит! Только вначале… — с этими словами я опять схватила доктора за шею и начала его трясти…

— Что со мной? Говори мне честно: что это за болезнь???

— Я ж уже сказал. Вы беременны!! БЕРЕМЕННЫ! Понимаете? Отсюда Ваше странное поведение.

— Что? Какое это у меня поведение? Вы в конец рехнулись, а? Доктор?

— Я же говорю…

— Ничего Вы не говорите! Вынимайте из меня ЭТО! — и я указала рукой на свой живот. Доктор а чуть не рухнул, так перепугался после моих слов, и прошептал:

— Это же Ваш ребёнок. Это не «ЭТО»! Это Ваш ребёнок! Хотя, может это у Вас такой стресс… — я его перебила…

— Это, — я указала рукой на свой живот и продолжила:

— ЭТО там сидит? Оно что потом ещё и вылезать будет? Вы меня убить хотите? А? А то смотрите доктор, я второй по силе глава, Вы меня не провоцируйте, доктор… — я не успела договорить, как встрял Александр:

— Доктор, не волнуйтесь. Всё хорошо! Знаете, как она перед свадьбой с ума сходила? За белый платок могла по морде съездить, так что Вы не волнуйтесь доктор, всё будет в порядке! — тут я уже повернулась к Александру и ледяным голосом сказала:

— Хе! В порядке говоришь? Сейчас я тебе устрою порядок! Ты и этот доктор: вытащите из меня эту существо! — я всё ещё прижимала палец к животу и продолжала:

— Я понятия не имею что это, но я не хочу ребёнка! Ни от тебя, ни от кого бы то ни было! Я глава, мне кланом править. Тебе всегда было плевать на всех и на всё. А мне мой клан, он мне, как воздух. Тебе главное только собственное счастье и всё! Нахал и ЭГОИСТ! Вот кто ты. Боже мой. Скорее бы я придумала, как расторгнуть эту паршивую клятву! Я так больше не могу… — я уже начала плакать, но стояла я повернувшись лицом к Александру и доктор моих слёз не видел. Поэтому видно и заговорил:

— Как это растогнуть? У Вас есть муж и будет ребёнок. Теперь не только Вам решать что делать! — я отвернулась от Александра и с ненавистью посмотрела на докторишку. Я прямо выплюнула следующие слова:

— Да кто ты такой чтобы указывать мне что делать?! Выньте из меня ЭТО! — и я опять показала на свой живот. Тут уж Александр ко мне подошёл, погладил по плечам и сказал…

— Всё хорошо! Я понимаю, ты шокирована, как и я. Я не хочу думать, что … ты… расстроена… — тут я его прервала и, глядя ему в глаза, проговорила:

— Я не хочу ребёнка. Я не хочу никакого ребёнка. И дело не в тебе, а… — не успела я закончить, как Александр вскричал в ответ на мои слова:

— Ты хочешь сказать, что дело не во мне, а в тебе? Ты это мне хочешь сказать!?? — странно, что он кричит. Я ему спокойно ответила:

— Разумеется. Дело и правда во мне, Александр. Это я не хоч, это я не могу. И ты тут ни при чём! — я уже хотела продолжить, как Алекс снова меня перебил…

— Я тут ни причём? Я твой муж! Я люблю тебя! Все твои слова или действия так или иначе оказывают на меня влияние. Я не могу быть ни при чём. Даже если ты меня не любишь, я всё равно не могу быть ни при чём, потому что я люблю тебя и этого ребёнка! Теперь не тебе одной принимать решения, Сидиана. Есть те, кто тебя любит, и ты должна с ними считаться!!! — закочил свою тираду Александр! Я просто стояла и не знала, что ему ответить. Мне впервые за все мои 500 лет нечего было сказать. Я опустила голову, и слёзы потекли по щекам. Я повернулась к доктору и перед тем как уйти, сказала…

— Если Вы не вынете это из меня, то я найду того, кто это сделает!

Доктор снова начал говорить:

— Так нельзя… — но я его прервала:

— Я повторяю в последний раз. Если это не сделаете Вы — сделает кто-то другой. Но всё равно сделает!!! — и побежала наверх, на второй этаж, в свою комнату. Я стала быстро кидать свои вещи в сумку. Хотите спросить: Что я собираюсь делать? Да ничего. Ровным счётом ничего. Всё можно было понять и из сказанных мною слов внизу. Я ухожу! Просто ухожу! Я не могу бросить мой клан, но я должна уйти на время, а потом, когда выну ЭТО, вернусь, но Александр уже не будет питать ко мне нежных чувств. Он будет меня ненавидеть. Он ясно дал это понять. Пока я закидывала вещи в чемодан, не заметила, как дверь в мою комнату открылась и вошёл… Ох! Тьфу! Конечно же, Алекс! А кто ещё? Я начала ему говорить, всё ещё закидывая вещи в чемодан…

— Я не хочу с тобой разговаривать! И видеть тебя я тоже не хочу! Уверена, через несколько дней у нас буду схожие желания!!!

— Нет! Ты не сделаешь этого Сидни! И я никогда тебя не возненавижу. Даже если ты сейчас уйдёшь и сделаешь то, что задумала. Таким образом ты лишь причинишь мне ужасную боль, с котрой я должен буду жить, и ты, кстати, тоже, но не заставишь меня тебя возненавидеть! Никогда!!! — с этими словами он бросился ко мне и начал целовать. А я, как последняя дура ещё и реветь начала. Он остановился, стёр ладонью мои слёзы, усадил меня к себе на колени и сказал…

— Давай спокойно поговорим. Я понимаю, что это известие тебя шокировало, как и меня, впрочем. Но если задуматься, то все неплохо!

— Я скажу ещё раз! Не заставляй меня повторять, Алекснадр! У меня клан и я не могу…

— Да, да! Знаю! Но мы теперь вместе правми одним кланом. И я всегда начеку, если что. Ты же знаешь! Ты можешь родить… — при этом я вся скривилась и опустила голову. Алекс это заметил, разумеется, взял поднял мой подбородок и сказал…

— Так ты боишься родов? Не верю! Ты сражалась не на жизнь а на смерть, у тебя была куча ранений, и ты терпела немалую боль. Не ужели этого ты боишься больше, чем, допустим, боя с Маркусом?!

— Меня… я не могу даже слышать это слово….

— Роды?

— Не… не говори этого…

— Такс! Давай выясним. Во первых: это не больно. У нас, вампиров, это гораздо легче, чем у людей. Во вторых, доктора о тебе позаботятся!

— Такие доктора, как этот пидарас!?

— О! Началось! Значит ты уже в норме. А знаешь, это твоё поведение меня очень даже забавляет. И теперь, когда ты ходишь целыми днями такая, это очень даже интересно! — промурлыкал Александр. А я на него ощерилась:

— Ты глянь на него! Весь аж светится. Улыбочка до ушей, глазки блестят. Вот, блин, педик натуральный!!! — Алекс после моих слов стал смеяться. Я уже привыкла к этому смеху, и мне нравилось, когда он смеялся. Александр меня ещё крепче прижал к себе и прошептал

— Я люблю тебя! — я не знаю что на меня нашло, но я тоже сказала…

— Ты знаешь, это странно! Но я тоже тебя люблю! — Алекс тут же повернул мою голову к себе и ликующе крикнул:

— Ты это сказала! Ты сказала слова на букву Л! Повтори! — я дала ему по загривку и сказала, разозлившись:

— Я ничего не сказала. Тебе почудилось!

— О нет! Я всё прекрасно слышал! Ты это наконец-то сказала!

— Я ничего не говорила!

— Сказала, сказала. Хе-хе…

— Заткнись педрила недоделанный!

— Хо-хоу-у!! Ты это сказала! — с этими словами он кинулся меня целовать. «А может, я его и вправду люблю?» А хрен его знает!!!


Каждая женщина — бунтарь по натуре, причем бунтует она исключительно против себя самой. Оскар Уайльд …

Как может женщина быть счастлива с мужчиной, который считает ее абсолютно разумным существом?

Оскар Уайльд …

Эпилог

Через три месяца у меня родился прелестный мальчик. Когда он подрос, то уже в животе мог говорить со мной ментально. Что ж. Это сила папочки. Против неё не попрёшь. Но это меня выводило больше всего. Я кричала и носилась по комнате с воплями: «Заткнись!» и никто не понимал, что со мной происходит. Но этот паршивец Александр всё знал. Я открывала ему сознание, что б его ребёночек не только мамочку доставал. Но Алексу это только в радость было. Дело в том, что уже под конец беременности, в конце второго месяца (это вампирский срок) это чудовище в моём животе уже умело говорить ментально не просто одно слово, но и могло выражать целые мысли, строить фразы и предложения. И наш извечный разговор — это: «Мама! Ты ведь любишь папу? Лю-ю-ю-бишь!». Я вот из-зa этого и орала постоянно. Папаша и этот гадёныш постоянно с меня смеялись. Вот блин. Оба же заразы. «Видно, у малыша характер в папочку пойдёт!» — думала тогда я.

И вот сейчас этот маленький гадёныш появился на свет. И правда, было не особо больно. Да мне спрыгнуть с дерева больнее, если неудачно приземлиться, разумеется. Как тогда с Майклом. Кстати Майкл с Фрэнси, похоже. что-то утаивают от меня. Я видела их в обнимку гуляющих по дому и уже не совсем уверена, что они прото только лишь друзья.

Я очнулась от своих мыслей под счастливый крик этого самого гадёныша. Я уже лежала на кровати, живот у меня стал сразу же потихоньку уменьшаться, а этого маленького динозавра запёрли тут со мной, мол, дожидаться папочку этого прелестного ребёночка. Алекс как раз уже спешил ко мне. У нас там в клане какие-то проблемы были, но я уверена, он всё решил. Я, кстати, первый раз видела своего ребёнка. Это был мальчик с такими же ярко-синими, как у Алекса, большими глазищами, носиком ровным и тоненьким, как у меня!

Тут в комнату ворвался Алекс и застыл прямо в дверях. Он во все глаза смотрел на этого зверька, который лежал рядом со мной на кровати и также уставился на папочку. Я знала, что именно видел Алекс. Свои глаза. Синие. Но в этих синих глазах, как у каждого сильного вампира, мелькала некая серость. Серость моих глаз! Алекс отошёл и ринулся ко мне. Он обнял меня и поцеловал. Тут этот прелестный зверёныш первый раз вслух заговорил.

— Ааа. Мама, ты всё-таки любишь папу! — проговорил абсолютно без ошибок мальчик. Алекс опять, как по волшебству замер и уставился на ребёнка во все глаза. А я была в бешенстве и сказала…

— Ты-ы-ы… — заикаясь проговорила я. И продолжила..

— Т-ты… копия своего папочки!!! — тут Алекс снова уставился на меня, а потом

и на ребёнка. Да чего он так смотрит? Я взяла мальчика на руки и протянула его Алексу со словами:

— Ты чего от него шарахаешься? Сам же меня уговаривал родить, а теперь… — но не успела я закочить, как Алекс тут же схватил ребёнка на руки, поцеловал его в лоб и сказал…

— Я просто не ожидал, что он будет такой красивый, — на что я ответила…

— Он нахальный, прям как ты. Кошмар! Я от него устала, и он меня за весь последний месяц беременности так достал своими ментальными разговорчиками, что я уже не могу больше его слушать! — Алекс улыбнулся и сказал…

— Он просто тебя очень любит, прям как папочка! — сказал Алекс и поцеловал ещё раз малыша в лоб. А потом и меня тоже. Я только улыбнулась и сказала…

— И я Вас люблю, не смотря на т, что Ва такие заразы!!! — тут они оба засмеялись. Боже, как же красиво они смеются. Алекс, я и правда тебя люблю. Теперь я точно могу сказать, что я выбираю: я выбираю и любовь, и свой клан! И если им будет грозить опасность, и мне придётся выбирать между ними, то я выберу свой клан, как и должна, ведь я всегда его выбирала, а потом убью себя и всё закончится для меня. Потому что я больше потери всего, что для меня важно не переживу. А теперь МОЙ ребёнок и МОЙ муж для меня также составляют то всё, ради чего я подойду к грани настолько близко, что не смогу остановиться!!!…

Любить и погибнуть: это сочетание — вечно. Воля к любви означает готовность к смерти.

Фридрих Ницше …

The End!


Оглавление

  • Lena Bristow Клан "Кадагон"
  • Предисловие
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Эпилог