КулЛиб - Классная библиотека! Скачать бесплатно книги
Всего книг в библиотеке - 262272 томов
Объем библиотеки - 238 гигабайт
Всего представлено авторов - 105287
Пользователей - 47470

Впечатления


Йевгений. про Шарыпина: В дни блокады. Записки политорганизатора (История)

Прочитать эту книгу вместе со своими детьми - это лучший способ объяснить им, что такое блокада Ленинграда. А заодно и самим вспомнить.
Написано доступным для детей языком (под детьми я понимаю средний возраст, ребенок уже должен знать, что такое смерть и война), так же легко читается и взрослыми.
Не пожалейте своего времени, книга достаточно короткая и сильная.
Все события описанные в книге не выдуманы и действительно происходили в осажденном городе.


Joel про Демина: Механическое сердце. Искры гаснущих жил (Любовная фантастика)

Прочитал. Почитатели первой книги и так знают, чем "Невеста-2" отличается от первой, для остальных скажу - это вбоквел, где автор женит очередные две парочки. Фэнтезийного сюжета как такового нет; в ход пошли классические приемы т.н. "драматического женского романа": трудная притирка новобрачных, мрачные тайны прошлого, тяжелые воспоминания, явный мезальянс и даже детективное расследование.
Из хорошего - драма и переживания духовно ранимых героев и героинь (а они все ранимы и изранены) сохранены. Типажи неплохи и позволяют познать женский взгляд на "идеальные отношения".
Из плохого - все те же отношения класса "сквозь тернии к звездам". Страдания героев и героинь впечатляющи, но избыточны (цель этого понятна, но что-то совсем уж все персонажи несчастны). Не понравилась авторская позиция "это мужской мир, женщины - рабыни". Это явно недостоверно, во все времена женщины принимали более чем активное участие в общественной и политической жизни, пусть и неявно, путем интриг и заговоров. Карина Демина, как и большинство женщин, не любит войну, хотя одиночные убийства и издевательства у женщин неприятия не вызывают (може, масштаб не тот?) ИМХО избыточно много внимания отдано социальным проблемам этого (изрядно переработанного, и не в лучшую сторону) мира. Проблемы продолжаются в третьей книге цикла, но ей-Богу, вряд ли они пошли сюжету на пользу. Ну и, наконец, все герои (что мальчики, что девочки) мыслят одинаково - по-женски. Наверное, это неплохо - все-таки, это же женский роман.

Поставлю 4 балла. Первая книга была однозначно лучше.


Тави про Громыко: Профессия: ведьма (Фэнтези)

Превосходный образец юмористической фантастики. Много шуток и забавных ситуаций, потрясающе бесшабашная героиня и немного любовного сюжета. Всего в меру и отличного качества. Обязательно почитаю продолжение.
Ставлю "пятёрку".


Любопытная про Федотова: Карты, деньги, две стрелы (СИ) (Фэнтези)

Этот файл- неполный,кусок начала..


Любопытная про Кузьмина: Упасть в небо (Фэнтези)

Неплохо очень даже.Правда, очень медленно события происходят, немного тягомотно. ГГ совершенствуется постоянно, бесконечные описания обучения магии , которые просто читались по диагонали ..
И да.. похоже серия незакончена, надо ждать четвертую книгу...


Любопытная про Кузьмина: Тимиредис. Летящая против ветра (Фэнтези)

Довольно читабельно , есть интересные повороты сюжета, нет незаконченности.
Вроде все продуманно , но немного затянуто! Все обучения магии с подробным описанием физических и химических разных процессов волшебства, просто пролистывала ( оно мне надо вникать???), вряд ли пригодится, так что зачем терять попусту время......
Вообщем довольно неплохо, не приевшиеся сопливые женские фэнтези..


НатальяЕвгеньевна про Зехауф: Тип и его светильник (Детская проза)

Автор этой книги не Кристина Рой, а Елена Зехауф!
Это видно и из обложки книги, расположженной здесь.


загрузка...

РИО № 7 (23), июль 1988 (fb2)

- РИО № 7 (23), июль 1988 (а.с. Рок-самиздат) 260K (скачать fb2)

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Журнал РИО № 7 (23), июль 1988

Все материалы (кроме отмеченных особо) являются коллективным мнением редакции

Редакция будет рада любым отзывам на материалы журнала, в какой бы форме они не выражались.

Редакция не в состоянии охватить всю полноту музыкальной жизни города, а тем более страны и приглашает всех заинтересованных в повышении информативности и объективности издания к активному сотрудничеству!

Редакция приносит извинения за возможные неточности и опечатки.

Редакция считает своим долгом напомнить, что перепечатка любых материалов возможна только со ссылкой на РИО.

Рукописи читаются, не рецензируются, но иногда возвращаются.

1988 РИО-ПРЕСС

Итак, остается констатировать, что РИО все больше превращается в существующий сам по себе миф, не столько отражая объективные процессы рок-эволюции, сколько привлекая внимание аудитории самим фактом своего существования. Разумеется, интерес масс-медиа к независимой прессе можно только приветствовать, однако, хотелось бы видеть, что это не просто поиски очередной конъюнктуры, модного предмета разговора или дешевой сенсации, а желание познакомиться с иными способами работы, принципиально отличными подходами к предмету творчества, механизмами оперативного сбора и обработки информации, наконец, с целой армией журналистов и издателей, в силу специфики развития нашего общества искусственно отторгнутых от нормального творческого контакта со своим читателем и нашедших действенную альтернативу тем же масс-медиа в лице неумирающего самиздата… Впрочем, я, кажется, уже писал нечто подобное пару номеров тому назад. Или только собирался?

Засим остаюсь верный ваш слуга

Андрей Бурлака, главный редактор РИО

СКАЖИ, КУДА УШЛИ ТЕ ВРЕМЕНА?

О чем писал бы наш журнал, если бы выходил…

в июле 1968 г.:

Что нового на ГОРИЗОНТЕ? Руководитель этой группы, прославившейся после зимнего поп-конкурса во Дворце Пионеров, Леша Котов привлек к репетициям нового клавишника Мишу Боярского, который сейчас учится в 11-летке при Консерватории и уже чуть было не попал в КОЧЕВНИКИ.

Басист ЛИРЫ Юра Семенов уехал зашибать "большие деньги" в какую-то отдаленную филармонию. Адреса, причем, не оставил.

в июле 1973 г.:

ЗЕМЛЯНЕ, занятые переустройством своего состава, пригласили в свои ряды молодого, но весьма перспективного басиста Андрея Шестакова из Института точной механики.

Усилив ряды за счет временно свободного барабанщика-аргонавта Вовы Калинина, АРСЕНАЛ уехал в Лазаревскую, где за стол и кров будет веселить отдыхающую публику все лето.

в июле 1978 г.:

Впервые после октябрьской заварушки 17-го года на Дворцовой и окрест произошло нечто, не санкционированное «сверху»! Не скоро забудет Питер отчаянно-безнадежный "Марш за Сантану", организованный несостоявшимися зрителями Советско-американского кино-рок-шоу «Карнавал». Как и сами зрители, вероятно, будут долго помнить отрезвляющий душ, который лишил их последних иллюзий по отношению к советскому околокультурному официозу (см. подробности в рубрике РОК-АРХИВ).

В ДВУХ РАДУГАХ, недавно хорошо отыгравших сэйшен с ФРАМОМ и сокращенными до трио РОССИЯНАМИ, новый гитарист — Андрей Смаль.

в июле 1983 г.:

Фестиваль «Выборг-83», проходивший в местном парке «Монрепо», заложенном чуть ли не самим Петром I, напомнил ветеранам рок-движения времена Вудстоков, Монтерреев и Юкков: свободный вход, открытая площадка, прогулки на побережье залива, обеды и завтраки на траве… А какая ночь!

РОССИЯНЕ, между прочим, были с новым барабанщиком — Валерой Морозовым — которого свистнули у фестивальных дебютантов — группы ПЛЮС. Неожиданно в кайф прошло также выступление загадочного московского ЦЕНТРА, рекомендованного Артемом Троицким.

В Ленинграде начались гастроли французского ансамбля ПАРИЖ-ФРАНЦИЯ-ТРАНЗИТ, сколоченного для доверчивого Госконцерта отставным кибордистом СПЭЙСА Дидье Моруани. "Пока живут на свете дураки…"

РОК ВОКРУГ КАЛЕНДАРЯ

"В июле 1918 в Екатеринбурге, в связи с наступлением белогвардейцев, по постановлению Уральского облсовета Николай II и его семья были расстреляны".

БСЭ, 3-е изд., М., 1975, т.22, с.198

В ЕКАТЕРИНБУРГЕ-ГОРОДЕ

Музыка и текст: Юрий Морозов

В Екатеринбурге-городе
Дом стоял на пологой горе.
Стоял за глухими заборами
На июльской страшной жаре.
С женой и детьми, под охраной
Жил до времени в нем гражданин
По фамилии некто Романов —
Бывший всея Руси дворянин.
Их стерег пуще ока зеницы
Красной гвардии зоркий отряд,
Пока Яков Свердлов из столицы
Не прислал указанье "Стрелять!"
В ночь 17-го июля
Под фырчание грузовика
Засвистели надежные пули
Этих смелых ребят.
Этих смелых ребят из ЧК.
Закричал дико мальчик Алеша
Справедливой пуле в ответ,
Получив за преступное прошлое,
За свои четырнадцать лет.
Гражданин Романов забит как бык,
А с царицей потеха пошла:
Женщин и сошедших с ума девиц
Убивать — какая игра!
Доктор Боткин — за что, непонятно,
Горничная и повар с слугой
В том подвале откинули тапки —
Просто так, что ли, боже ж ты мой?
Не помог тебе, Анастасия,
Твой волнующий царственный смех.
Те, кто днем на твою грудь косились,
Продырявили всю ее, как решето, в темноте.
Трупы юных принцесс раздевая,
Драгоценности рвя с мертвецов,
Глубоко в окровавленных платьях
Рылись руки отважных бойцов.
И как Русь к топору звал Некрасов,
Отозвался великий народ:
Из одиннадцати тел гору мяса
Нарубил топором в свой черед.
И, конечно, во имя свободы
Эту гору бензином зажгя,
Русь пропахла на долгие годы
Гарью страшного того костра.
А потом обгорелые кости
В ствол заброшенной шахты свалив,
Счет открыли чекисты той ночью
Миллионам безвестных могил.
Ну, а в городе — нынче Свердловске
Дом взорвали, чтоб храмом не стал,
Чтобы к стенам, отмытым от крови,
Не носили цветов по ночам.
Чтоб забыли тебя, Анастасия,
И о всех, кто с тобой сгинул там.
О сынах благородных России
Вас предавших стольким, предавших стольким предавших стольким смертям.

ОФИЦИАЛЬНАЯ ХРОНИКА

Московское издательство «Книга» включило в план на 1990 год издание с интригующим любого меломана названием "Рок-музыка в СССР: опыт популярной энциклопедии". Ожидается, что в него войдет краткий курс истории рок-движения на территории СССР, обычный для всех энциклопедий свод персоналий (необычным будет то, что размещены они будут по географико-региональному принципу) и обширный справочно-информационный материал, включающий мини-словарь, описание крупнейших событий отечественной рок-истории, очерки эволюции инфраструктуры рок-движения, нотные и текстовые примеры.

В качестве составителей издательство привлекло к работе над рок-энциклопедией известного музыкального критика Артема Троицкого и неизвестного комсомольского функционера Игоря Демина. Ожидается, что имена остальных участников беспрецедентного проекта станут известны лишь в августе — удивительная беспечность, учитывая, что сдача материала запланирована на сентябрь нынешнего года.

Общий объем книги определен в 13 печатных листов. (Для сравнения: средний объем регулярного выпуска РИО — 4–4,5 листа!)

LIVE & MORE (ПОПС ЖИВЬЁМ)

1.07.88. ДК Ильича.

ДЕТИ / ВРЕМЯ ЛЮБИТЬ. Реклама отсутствовала и зал был заполнен на 1/3 местной публикой и горсткой фанов в лице редакции РИО. В мрачном, скудно освещенном зале ДК весь концерт смотрелся как затянувшаяся репетиция.

1.07.88. ЛВХПУ им. Мухиной.

Ё / ТРЕСТ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ. Ё — впервые с басистом Женей Исаковичем. Володя Федоров барабанил в обеих группах. ТПС — сайгоно-казанская тусовка Пети Трублаевича — по-прежнему пытается играть какую-то смурь, явно выходящую за пределы ее собственных технических возможностей.

5.07.88. Всеволожск.

СКОРАЯ ПОМОЩЬ.

7.07.88. ДК "Красный Октябрь"

ТОКИО / ДУРНОЕ ВЛИЯНИЕ.

8.07.88. ДК "Красный Октябрь"

ТОКИО в качестве закуски перед главным блюдом — двойной премьерой худ. фильма «Город» (реж. А.Бурцев) и короткометражки "Счастливо оставаться!" (реж. С.Белошников). Чтобы не выйти за рамки кулинарно-гастрономических аналогий, заметим, что весь «обед» показался каким-то… "диетическим".

11.07.88. ПО "Буревестник"

ОПАСНЫЕ СОСЕДИ / НОЛЬ.

18.07.88. К/т "Рубеж"

СЕЗОН ДОЖДЕЙ.

20.07.88. ПО "Буревестник"

ОПЫТЫ АЛЕКСАНДРА ЛЯПИНА.

22.07.88. ДК Капранова

Шевчук + Зайцев (акустика).

23.07.88. Сестрорецк

БУРАТИНО-2. Премьера нового состава группы прошла — по мнению нового лидера О.Эльтикова — вполне удачно.

23-24.07.88. Сосновый Бор. ГДК

НАТЕ! оказались единственными представителями ленрока на III Фестивале "Музыка. Молодость. Мир" — местном комсомольско-молодежном ночном шабаше, среди участников которого были также неизвестные покуда хард-рокеры из Ломоносова БАРЬЕР, новгородский КАЛЕНДАРЬ, компьютерно-попсовый КОНТРОЛЬ из далекого Воткинска, а также обойма местных ВИА либо агит-полит-просвет-ансамблей, не имеющих отношения к предмету нашего журнала.

30-31.07.88. Сестрорецк.

НОЛЬ в ночной развлекательной программе.

ПОЙТЕ С НАТЕ!

МАРШ БЮРОКРАТОВ

Музыка и текст: С.Задерий / HATE!

Ему плевать на Христово распятое тело,
На гниющие раны его,
Если распяли, так распяли за дело,
Если вязали, так знали кого,
Я помню, он был там,
Он вбивал в него гвозди,
Когда вы все кричали:
Распни его, распни!
Смотри на свои руки,
Это руки бюрократа.
Он сидит в своем жире,
В комфортабельной квартире,
Он держит всех философов
Для тира в сортире.
Он подрезает своим детям
Крылья и ноги,
Он ехидно им желает
Счастливой дороги.
Раскаленные гвозди
В пятизначной звезде.
Нервные руки
На железной узде.
Имитатор перестройки,
Тотальный механизм,
Подручные наручников —
Бюрократизм!
Отказывай, отмазывай, отписывай,
Двигая не двигай,
Не глядя перелистывай.
Справка о справке,
Печать за печать,
А где характеристика
На Божью Мать?
Это Марш Бюрократов!
Смотри на свои руки,
Это руки бюрократа.
А он мне улыбается
С язвительным расчетом:
С такими мы в тридцатых
Говорили с пулеметом,
Таких мы всему стаду
Позже ставили в пример,
Кричи пока кричится.
Я твой коллекционер!
Мне что-нибудь пожалуйста
По рэ-эволюционней,
Прошу не забывать,
Что вы певцы в законе,
Мы скоро отведем
Архипелаг для Гуляк.
Спорить с репродуктором
Трудно, как никак.
Великий конвейер штампованных рамок
Здесь каждому мозгу найдется колпак.
Идеи в пределах,
Все точно до грамма,
Железный порядок,
Механический ДУРАК.
Зубцы шестеренок
Подходят друг к другу,
Здесь искр не бывает,
Здесь смазка кругом.
И каждый придаток
Конкретного круга
И думать не может
О ком-то другом.
До крови стирая
Квадратные грани,
Толпа безразлична —
Приказ есть приказ.
Оставьте нам право
Бракованных ранить,
Мы делаем дело,
Не дрогнет рука.
Смотри на свои руки,
Это руки бюрократа.

ТУДА — ОБРАТНО ЭКСПОРТ

Конец мая. Минск

ЗООПАРК в программе фестиваля "На доугiм бродзе" (см. РИО № 5-88).

29.06.-2.07.88. Воронеж.

ДДТ.

1.07.88. Ровеньки (Ворошиловгр. обл.)

АВИА.

2.07.88. Свердловск (Ворошиловгр. обл.)

АВИА.

8-12.07.88. Одесса

НАТЕ! Единственный полноценный концерт был дан в первый день после приезда. А уже на следующий день в Одессе началось долгосрочное стихийное бедствие в виде проливного дождя и выхода грунтовых вод на поверхность. Синоптики и старожилы только удивленно качали головами. Но были и люди, сразу, врубившиеся в суть. Они тоже качали головами, но думали уже о том, что было бы, если бы НАТЕ! отыграли чуть больше!

Ну, а если без шуток, то дождь сделал невозможными все выступления на открытой площадке, а с закрытыми не на высоте оказались организаторы. Правда, был еще один концерт. Он был благотворительный и проходил в очень маленьком зале, наполненном, в основном, одесскими рокерами.

9-10.07.88. Киев

ДЖУНГЛИ.

9-10.07.88. Нарва

ОПАСНЫЕ CОCЕДИ / КОРПУС 2.

10.07.88. Великие Луки.

ФРОНТ.

14-15.07.88. Иваново

НАТЕ! Эта поездка почти полностью скомпенсировала одесские горести. По приезде музыкантов поселили в женское (!) общежитие. Объяснить это, наверное, можно только рекламой: за неделю до приезда НАТЕ! по молодежному каналу несколько раз прокрутили песню «Это», а также расклеенными афишами с сообщением о концертах "советских пионеров секс-энд-ролла".

На первый концерт «пионеров» явился весь цвет Иваново: знатные ткачихи и ткачи, конторщики и конторщицы. Под конец концерта они были просто раздавлены тем новым, «пионерским», что ворвалось в их город. И, наверное, в память об их утраченной идеологической невинности Слава водрузил на краю сцены большущую банкетку (предварительно подержав ее между ног) и назвал ее "памятником жертвам сексуальной революции"…

Естественно, на остальные концерты эта часть жителей не ходила, уступив свое место молодежи. Не один ряд в зале занимали представительницы женского общежития, пустившего под свою крышу НАТЕ!

Все четыре концерта прошли на великолепном звуке, за что большое спасибо надо сказать местному оператору Сергею Логинову. И еще одно спасибо (ему же) за очень неплохую концертную запись под названием "НАТЕ! в городе невест!" Слушайте!

14-26.07.88. Сочи

МИФЫ.

15-16.07.88. Москва

ТЕЛЕВИЗОР / БРИГАДА С.

18-23.07.88. Петропавловск-Камчатский

РОК-ШТАТ.

19-20.07.88. Иваново

НОЛЬ.

20.07.88. Керчь

ОПАСНЫЕ СОСЕДИ приехали, чтобы закатить серию концертов, но местные умельцы не смогли организовать зал и аппарат. Спасибо крымским музыкантам: на их звуке удалось сделать один — чисто символический — концерт в фойе кинотеатра, который услышало человек сто случайных кинолюбителей.

22-23.07.88 Мальпиньяно (Италия)

ТЕЛЕВИЗОР / ИГРЫ / СЕКРЕТ и другие. Советско-итальянский рок-фестиваль. См. РУССКИЕ ИДУТ!

22-25.07.88. Архангельск

СКОРАЯ ПОМОЩЬ / ШТОРМОВОЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ / ТОКИО

24-26.07.88. Винница.

АЛИСА / КРАТЕР / Артюх + Логинов. Как это все случилось рассказывает в своих заметках (специально для РИО!) "Остановка в пути" Ефрейтор Ш.

25-27.07.88. Киев

ЗООПАРК / ТЕСТ (Киев)

27-31.07.88. Иматра (Финляндия).

Фестиваль "Иматра-88"

АВИА / ПОП-МЕХАНИКА.

Читайте "Запас прочности" — рассказ об этом супер-шоу Леши Ракова — в разделе РУССКИЕ ИДУТ!

28.08.88. Пятигорск

АЛИСА

30.07-7.08.88. Сочи

АЛИСА

31.07-9.08.88. Бердянск

HATE! / ПЕТЛЯ НЕСТЕРОВА / ДУРНОЕ ВЛИЯНИЕ / НАРОДНОЕ ОПОЛЧЕНИЕ на региональном рок-фестивале. См. РИО № 8, ПРО РОК.

ЕФРЕЙТОР Ш ОСТАНОВКА В ПУТИ

"Когда перед тобою бык,

Так дай ему дорогу.

И помни: он рогатый скот,

А ты пока двуногий. Е-е-е-е…"

(Записано со слов К.Кинчева 26 июля 1988 г. Винница).

Вот и к нам пришел… Этот, как его… Перестройка… в лице ленинградской группы АЛИСА. Без всякой подпольной возни, через филармонию, четыре концерта, билет — три рубля штучка. Правда, злые языки утверждают обратное, в смысле перестройки: мол, в Винницу АЛИСА попала лишь потому, что в Киеве ей запретили выступать. Тем не менее, 24 июля я поспешил в киноконцертный зал с незамысловатым названием «Радуга». Полчаса между обозначенным и реальным началом концерта укрепили уверенность, что сегодня действительно будет что-то ленинградское (однако, наши славные традиции уже известны всюду! — ред.). К тому же перед взорами нетерпеливо посвистывающей публики постоянно барражировали странные личности в черных футболках, шортах, и, извините, босиком, приятно контрастируя с вечерними туалетами наших роковых дам и не дам. Но не они (я имею в виду личности) больше всего удивили в этот вечер. Самый большой успех пришелся на долю конферансье, или того, кто его изображал, когда он объявил, что окромя АЛИСЫ нам предстоит познакомиться с трио КРАТЕР и дуэтом, отколовшимся от ПРЯМОЙ РЕЧИ. Не готовая к такому обороту зрительская общественность (едва заполнившая ползала) без сопротивления погрузилась в электронные заморочки Олега Кирилова и "сводных братьев" Алексеевых. Не слишком положительная композиция; несмотря на банальное название, обилие общих мест и некую старомодность, прозвучала мобильно и свежо. Можно поспорить на темы "рок ли это?" и "что в нем от города над Невой" (кроме, конечно, музыкантов), но в профессионализме отказать нельзя. Имеет место.

Не испортил общего настроя и полуакустический тандем Анатолия Артюха и Андрея Логинова, игравших до этого, кроме РЕЧИ, вместе еще и в ДИЛИЖАНСЕ времен астраханской приписки. Несколько удручающее впечатление, правда, оставил джентльменский набор тем песен: от страданий альбиноса щенка (белая ворона — белая панама) до песен о жертвах репрессий. Девиз "утром в газетах — вечером в куплетах" остается несмываемым клеймом на душах, попробовавших филармонический хлеб.

Пятнадцатиминутная настройка аппаратуры перед выступлением Кинчева сотоварищи в дальнейшем никак не сказалась на качестве звучания. Александр Тимошенко не спас это за счет акустики зала. Об этом недостатке мы не раз уже слышали от других гастролеров, но все же хотелось проверить эту самую акустику с качественным аппаратом. Увы…

Несмотря на это АЛИСА выглядела убедительно. Костя махал красной тряпочкой и делал правой ногой так и эдак, потом хотел сделать шпагат, но помешали жиганские штаны или еще что. Дальше: руки вверх, потом туда же микрофонная стойка. Очень было интересно смотреть на это. Из дальних странствий возвратясь, лицо его имело балканский загар и косметика уже не так резко оттеняла демонические черты, а лишь густыми каплями скапывала на пол. Где-то я читал, что он похож на крашеного петуха. Нет, это неправда.

Другой активный член представления — Андрей — был наг по пояс и выбивал босыми пятками чечетку, периодически требуя в паузах «сделать» гитару погромче. Все остальные члены дружины не покидали своих позиций и вольностей себе не позволяли. Вот только Щура «Пончик», говорят, не всегда и сразу попадал в такт, но по причине "плохой акустики" его партии были слышны только на сцене и в кулуарах.

На первом концерте исполнялось всего восемь песен (если концерт начался позже, надо же хоть завершить его вовремя!). Среди них "Мое поколение", «Аэробика», "Тир", "Все это рок-н-ролл". Предпоследней песней была "Эй, ты, там, на том берегу!" и тут случилась незадача. Исполняя ее, Костя тыкал по привычке пальчиком в уважаемую публику, и надо же такому случиться — на концерте присутствовали скучающие представители уважаемого клана «металлистов». Им было неведомо, кто относится к "прочим разным гадам", но хорошо известно, что означает на фене «лабухов» "до ре ми, до ре до". К тому же какой-то доброжелатель, рекламируя АЛИСУ, написал на афише, что она играет "металлический рок". Какое это оскорбление для тех, кто встает под СЛЭЙЕР и ложится спать под КРЕАТОР — знают посвященные. А тут еще на них указуют и предлагают двигаться дальше!

Прежде чем рассказать о последующих событиях, хочу сразу поставить в известность, что АПИСА не была ленинградским Колумбом в нашем городе. За два месяца до них по приглашению оргкомитета рок-фестиваля в Виннице высадилась группа ЛЕГИОН, изрядно потрепанная не столько дальней дорогой, сколько хамами-проводниками. На протяжении фестиваля «легионеров» не видели трезвыми. Вид их был настолько красноречив, что даже на «палубе» за пивом им уступали очередь. Не говоря уж об овациях, устроенных "российским детям" при выступлении. Особенно старалась старая музыкальная мафия, пораженная тем, как удавалось издавать звуки на фирменного вида лопатах, приспособленных под гитары. (Я надеюсь, вы понимаете, что здесь не идет речь о качестве звучания и исполнения).

Как бы там ни было, ЛЕГИОН приняли и обласкали местные «трэшеры» и не раз скандированием его имени прерывали на фестивале попытки других адептов стиля. Кстати, и самим "виртуозам Ленинграда" понравилось на Подолье. Мне рассказывали, как комсомольские функционеры пытались отправить их в Северную Пальмиру. Пришлось вызвать милицейский патруль, плюнув на убытки в виде гостиничных плафонов и сожженных одеял.

И вот, на ребят в футболках с надписями кроме прочих, ЛЕГИОН и имел неосторожность напороться перстом Кинчев. На следующий день они терпеливо выждали, пока выступят трио с дуэтом и диким ревом и… яйцами встретили АЛИСУ (для любопытных: процент попаданий был слишком низким, чтобы его обнародовать). Потом человек сто оставили свои места и с криками "Фак ю" кинулись на сцену. За ними последовало еще столько же ничего не понявших фанов АЛИСЫ. Обступив плотными рядами музыкантов (при общем недоумении остальной публики и администрации), «трэшэры» продолжали оскорбления словом и действием, но без рукоприкладства.

В этой, казалось бы, обескураживающей обстановке музыканты проявили себя настоящими «панфиловцами», не уступив ни пяди жизненного пространства на сцене. Костя… Ему, наверное, наплевать, какой питаться энергией, положительной или отрицательной, лишь бы ее было много. Он носился по сцене, гримасничая и махая перед разъяренной толпой, тыкающей в него «козой», красным плащом (тряпкой?) "Эй, тореро, бог хранит тебя!" Он забыл свое происхождение, забыл свои победы, забыл, что он красив, забыл много чего, и клекотал орлом, выплевывая слова, как пули.

Не подкачали и другие «матадоры», особенно хорош был, опять же, Шаталин. Без тени волнения и смущения (волновалась за кулисами его жена Олеся) выдавал такие коленца, что вскоре близстоящие от него юнцы запросили: "Дядя, дай потрогать". Пока обслуживающий персонал опомнился и очистил сцену от оппозиционеров, АЛИСА успела отыграть пол-программы.

На следующий день в гостиницу пришла делегация вчерашних хулиганов просить прощения и мира. Этот марш, впрочем, не спас публику последнего концерта от специально исполненного номера "Я тебе прочищу уши ломом". Текст О.Котельникова из-за ужасного фальцета, напоминающего сразу все подростковые группы от Винницы до Ниццы, не был слышен, а музыка составляла приятный хардовый стандарт.

АЛИСА уехала в сторону тепла. Сочи, Крым, Краснодарский край… Но обещала вернутся. А не слабо? Правда, где им еще придется увидеть полупустой зал на своем концерте, полное отсутствие ментов (в Киеве на концерте группы было одновременно 450 сотрудников МВД) и столь неадекватное проявление зрительских симпатий?! Эй, Ленинград, Петербург, Петроградище, добро пожаловать в "цукровый Донбас"!

Несколько неожиданный поворот сюжета, не правда ли? Вот поэтому мы и обратились непосредственно к герою этих заметок, с тем, чтобы узнать его мнение о вышеописанных событиях. Он любезно согласился и рассказал нам буквально следующее.

К.КИНЧЕВ — o своем южном турне:

"Это был чёс, такая пахота была — 38 концертов: Украина, Краснодарский край…

Все прошли хорошо, кроме Дагомыса и одного концерта в Виннице. В Дагомысе был буржуйский зал, мягкие кресла… А на третьем концерте в Виннице появились, как они там называются, «металлисты» — в тренировочных штанах с лампасами (на афише, кстати, было написано "хеви-метал-группа").

Встали у сцены и плевали весь концерт. Я как Джонни Роттен весь оплеван был с ног до головы. На следующий день им всем вломили, они пришли с цветами и сказали: "Мы че-то не поняли, ты там че-то про метал пел в песне "Я — меломан". Мы там не поняли, ты извини". На четвертом концерте было уже все нормально".

ТУДА — ОБРАТНО ИМПОРТ

26.06-3.07.88. СКК им. Ленина

ЙА ЙА (Великобритания). Похоже, что прошлогодний «промоушн», организованный отечественными медиа в преддверии визита Билли Джоэла, вскружил кое-кому голову, показавшись эффективным средством воздействия на общественное мнение и посещаемость залов — иначе чем объяснить, что Госконцерт решился пригласить к нам абсолютно неизвестную и довольно заурядную английскую группу, причем, предложив ей 60 концертов в крупнейших культурных центрах страны — Киеве, Риге, Таллинне, Ленинграде и Москве. Но ЙА ЙА все же далеко не Джоэл, да и реклама была более чем скромной — разве что "Шавыринский Комсомолец" разразился серией патетических приветствий, видимо, рассчитывая нафарцевать у организатора гастролей Яцека Сдоталы из "Баруччи Лейжер" (привозившего к нам УИШБОН ЭШ и ПРИШЕЗ Уилсон) сигарет и резинки.

В активе ЙА ЙА (Терри Стивене — бас, Грэйэм Гэррет — барабаны, вокал, Рэй Кэллкат — гитара, вокал, Сэм Блум — вокал и Ник Коллар — клавишные. «МК», кстати, называет их "молодыми лондонцами (24–30 лет)", что несколько странно: для сравнения напомним, что Джорджу Харрисону ко времени распада БИТЛЗ было двадцать семь, Дилан выпустил первый альбом в двадцать с небольшим, а Моррисон, начав записываться в двадцать три, умер в неполные двадцать восемь!), так вот, в активе ЙА ЙА на сегодня один мало-мальски примечательный сингл, почти полное отсутствие серьезной прессы и настоящих гастролей. В качестве своих музыкальных пристрастий они назвали ТОТО и ДЖОРНИ — образцовые команды американского помпезного рока начала 80-х, что тоже малоутешительно. По сообщениям из Киева и Прибалтики, особого энтузиазма там ЙА ЙА не вызвали. А что же Ленинград?

Ленинградские концерты ЙА ЙА едва ли заслуживают развернутого комментария. Пять молодых людей играют слаженно-грамотно полутанцевальный английский мэйнстрим типа КЬЮРИОЗИТИ КИЛЛД ЗЭ КЭТ. Из песен выделяется "When the World Cried", посвященная памяти Джона Леннона (ЦТ представило аж две версии этого номера), ну, может быть, еще две-три, остальные мало отличаются друг от друга. Эти выступления были одними из первых концертов в СКК, на которых разрешалось «двигаться» в стоячем партере, и дама-ведущая даже зазывала людей спускаться к сцене, что выглядело довольно комично. Зал, кстати, был заполнен примерно на треть.

Жалкое впечатление производили назойливые потуги вокалиста-худрука пошутить и понравиться: шутки выходили довольно дубовые. Кстати, когда телевизионщики спросили ЙА ЙА, что им больше всего, понравилось в Ленинграде, бритты отвечали: «огурцы» — интервьюеры, конечно, не врубились, что это единственный гарнир, который подавался в то время в заведениях "Интуриста".

Одним словом, на всем протяжении этой малопочтенной эпопеи нам вспоминались замечательные слова гг. Джеггера и Ричардса, которые мы хотим напомнить всем любителям погреть руки на нашей любви к рокн-роллу: GET YER YA YA'S OUT!

29-31.07.88. ДС "Юбилейный"

Мэри Ди Маршалл (США) / АВТОГРАФ.

Проходную поп-роковую певичку АВТОГРАФ выкопал на эстрадном фестивале в Сопоте, где обоим пришлось выступать в несвойственном амплуа — впрочем, АВТОГРАФ еще во времена "Лайв Эйд" заслужил в американской прессе титул "оркестра из коктейль-бара". В активе американки числится несколько синглов на уровне биллбордовского ТОП 200, причем, один из них, "My passion", поднялся аж до № 13. Помимо этого она имеет платиновый диск, полученный в Японии, золотые — во Франции и Сеуле. Продюссером ее очередного альбома собирается стать известный мастер фьюжн Джордж Дюк.

Все, что было показанно милой 25-летней барышней в «Юбилейном», едва ли заслуживает отдельного разговора — гладкоструганные поп-номера, старательно разученные АВТОГРАФОМ и совершенно безжизненные в его интерпретации, не зацепились в сознании ни единой нотой. "Мэри, Мэри, чудеса…"

RUSSIANS ARE COMIN

05.88

ЗВУКИ МУ в Польше дали концерт в рамках фестиваля «Морковка-88» в варшавском зале "Хал Гвардии". Как и прежде, «Морковка» собрала на своих концертах только представителей альтернативных направлений. Помимо местных групп АРМИЯ, Ти ЛАВ, ЖИЙО, КУЛЬТ и т. п. в них приняли участие популярные НЬЮ МОДЕЛ АРМИ (Великобритания) и известные по сотрудничеству с фирмой 4АД голландцы КЛЭН ОВ ЗАЙМОКС.

24.06-1.07.88

ТЕЛЕВИЗОР в свою очередь посетил Польшу, где принял участие в масштабной акции "Провинция атакует", организованной в забытом Богом городке Слупске местной фирмой "Провинциальная сцена" 30 июня и 1июля. В первый день на сцену было выпущено восемь, ничем не выделяющихся местных команд, зато на второй — проходивший под лозунгом "Без комплексов" — устроители пригласили исключительно звезд: ВУ ВУ, ТУРБО, АПТЕКУ, АРМИЮ, ГЕДЕОН ЕРУБАЛ, ДЕНДЖЕР, МАГМЕН плюс британских ПРАЙМЭЛ СКРИМ и, естественно наших "теликов".

М.Борзыкин: "ИГРАМ, которые были в Польше до нас, повезло больше: они играли перед студенческой аудиторией и в Варшаве. А мы играли в Слупске, до сих пор это название помню: вышли на сцену, нас сразу же облили водой… А к западным иностранцам отношение совсем другое. Мы там были с голландцами, нашими друзьями, говорили, естественно, по-английски. И иногда подходят поляки: "Можно докурить сигаретку фирменную? Можно пиво допить?" — на ломаном английском. Плебейство такое, в общем, неприятное. Пожалуйста: ты не люби советский рок, но тогда разбирайся и в западном, понимаешь?"

22-26(?).07.88.

ТЕЛЕВИЗОР, ИГРЫ в Италии.

На двухдневный фестиваль в г. Мальпиньяно на юге Италии были приглашены группы ИГРЫ, ТВ, СЕКРЕТ (Ленинград), ЮСТАМЕНТ (Тарту), НОВАЯ КОЛЛЕКЦИЯ (Москва), ДЕМОЛИШН (Югославия). Со стороны «хозяев» в фестивале участвовали ЛИТФИБА, МИСТА ЭНД МИССИС, ДАУН ТАУНЕРЗ, ЧИРКО БРАЙЛЬ и Чи-Чи-Чи-Пи (пишется СССР!).

М.Борзыкин: "Жарко, дико жарко. Никакого темперамента, привычного по фильмам, нет и в помине. Рим — подавляющая красота, такая большая древняя развалина. Публика — после каждой песни жидкие хлопки, думаешь: ну все, провал. Уходишь со сцены в конце — начинается бис, ни с того, ни с сего. Но это, как я понял, хорошо, так везде на Западе реагируют. Хотя и звук был не самый лучший, оператора нашего не пустили. Вообще, масса всяких неприятностей была с организацией, с комсомольцами — пробивали поездку очень долго, причем с той стороны. Комсомольские работники, которые с нами поехали, тоже поначалу пытались контролировать нас во всем, но мы с ИГРАМИ их послали".

IMATRA FESTIVAL 88 27-31.07.88. ИМАТРА ФЕСТИВАЛ-88

"В 265 км от Ленинграда, 255 км от Хельсинки, близ советской границы, меж порогами Иматры и озером Саймаа" состоялся пятидневный фестиваль "Молодое советское искусство 20-80-x годов". Изобразительные искусства представляли "самые энергичные и радикальные московские художники" Владимир Сулягин, Евгений Дыбский, Сергей Волков и "группа социального сарказма" МУХОМОР, «перформанс» — Нина Аристова, Константин Кедров и Гари Виноградов, кино — Татьяна Юрина и Ольга Свиблова, музыку — АВИА, эстонская группа РОСТА АКНАД (ОКНА РОСТА), Сергей Курехин, Камиль Чалаев, Нина и Владимир Аристовы. Лекцию о советском авангардном роке прочитал "неофициальный сдоуксмен советского рока" Артемий Троицкий.

Рассказывает Н.Гусев:

"В Иматре у них такой культурный центр, зал тысячи на две, очень хорошо оборудованный. В основном, вокруг него все и группировалось. Иматра — курортный город, он состоит из ряда, более мелких, что ли, городов, между которыми идут пустые пространства, лесопарки такие. Этот культурный центр находится хотя и в географическом центре Иматры, но посреди этих лесопарков.

Все проходило на разных площадках, некоторые выступления и на открытом воздухе (например, Курехин): прямо около этого культурного центра был сделан такой как бы амфитеатр. Наш Антон Адосинский давал представление прямо на берегу озера (то, что называется театр "Дерево"), я там аккомпанировал.

Трудно было присутствовать на всем, очень многие мероприятия пересекались. По ходу фестиваля программа менялась, кто-то предлагал новые варианты, они тут же включались в программу. Никто об этом не оповещался и о многом узнавалось уже после.

У нас было еще персональное приглашение выступить на фестивале «Хельсинки». Он проводится каждый год с июня по август. Каждое воскресенье устраиваются большие концерты на открытой площадке, на которых присутствуют около 20 тыс. зрителей. Мы попали, как оказалось, в престижную компанию: за неделю до нас выступал Брюс Спрингстин, в следующее воскресенье должна была приехать Шадей… Мы дали один концерт и были очень тепло приняты. Буквально вечером того же дня (это был дневной концерт в 2 часа) в газетах появились смешные заголовки типа "Русские завоевали Хельсинки", а в одной написали: "Потом, когда они станут мировыми звездами, вспомнят, что начинали в Финляндии".

Более подробно на ту же тему высказался Алексей Рахов.

ЗАПАС ПРОЧНОСТИ
(Путевые заметки Леши Рахова)

История эта началась еще в прошлом году, в Москве, на «Рок-панораме», когда к нам подошел очаровательный молодой человек и предложил принять участие в финском фестивале «Иматра». Мы тогда еще ни разу не были за границей и, конечно же, согласились. Подошло лето. 27-го июля мы с мешками, набитыми водкой, пересекли на поезде границу и сели в автобус. Надо сказать, автобус в нашем понимании и в европейском — совершенно разные вещи. У нас — тащишь свои тюки, в багажник запихиваешь, а водило орет: "Ты это туда не ставь! Низя!!! Тут — ба! — выбегает дяденька в галстуке, берет твои вещи и, улыбаясь, бережно их укладывает, — ты не понимаешь, что ему, собственно, нужно… Я очень беспокоился за саксофон, но потом понял, что напрасно. С нами еще ехали Курехин, Тихомиров и этот… как его… Каспарян. В автобусе — туалет, кофе, чай, автоматика, телемеханика. Подъехали к дворцу культуры — такое ощущение, что он только что построен. Там вообще такое впечатление, что все только что построено. Поселили нас в самой дешевой гостинице; вечером пригласили на корабль. На палубе дед на гармошке наяривает, внизу бар. Валюты-то нам дали не шибко много, но сказали: "Русские гости могут пить бесплатно". Понятно, чем все это кончилось… На следующий день мы с Кондрашкиным обошли всю Иматру — это маленький такой городишко, состоящий из райончиков, между которыми надо по часу лесом идти.

В общем о фестивале в Иматре можно сказать, что он не был успешным. Реклама была кой-какая, но местному населению все происходящее было не бог знает как интересно. Порой казалось, что в зале только сами участники, пресса, да кучка местных эстетов. Кроме нас, в фестивале принимала участив группа ОКНА РОСТА из Эстонии — одеты кто буденовцем, кто буржуем… Эстонские люди, почему-то пропагандирующие Маяковского. Было там творческое объединение МУХОМОР, музыканты-классики, фотографы, художники. Не могу сказать, что на меня это произвело впечатление, я опасливо отношусь ко всем этим новым перестроечным тусовкам, которые сейчас у нас резко возникают.

Наш концерт в Иматре был просто кошмарным. Мало того, что из-за изменения порядка проведения фестиваля нарушился график, и мы позже вышли настраиваться, — нам устроили неожиданный подвох. Дело в том, как выяснилось, организаторы вообще в первый раз устраивали рок-концерт как таковой. Была взята напрокат аппаратура без обслуживающего персонала и люди, которые все это подключали, никогда раньше не работали на такой аппаратуре. Поэтому, что там творилось со звуком… Мы играли свою обычную, что мы называем, программу — лучшее, что у нас есть, и видимо, играть это мы будем еще долго, пока не придумаем что-нибудь еще более грандиозное. Трудно сказать, как на нас реагировал народ, тем более, что это была не рок-публика. Но сыграли хорошо, и поэтому на другой день на спектакль Адосинского было просто не попасть, хотя к концу в зале можно было в футбол играть. Видимо, думали, что его спектакль как-то связан с тем, что делаем мы, но общего тут мало. Театр Адосинского состоит из части участников шоу-группы АВИА, т. е. нет особой трудности в его приглашении (к сожалению). Антон развил там бурную деятельность, ночью они давали на озере какое-то представление, я его не видел.

Там у них такая традиция — приезжающие музыканты играют в подвале старинной гостиницы. К нам тоже пристали — поиграйте да поиграйте. Товарищ Гусев сделал вид, что увлечен административной беседой, и, как всегда, попали на нас с Кондрашкиным.

Хотели отмазаться, но не вышло. Что мы играли, можно себе представить. Это был такой дуэт… Играли не джаз, не рок, а так, что в голову полезет — перемигнулись и понеслась родимая — то, что у нас, не задумываясь, назвали бы словом «авангард». Покуражились, повеселились; тут же одна влиятельная особа предложила нам выступить в одном из джазовых кафе в Хельсинки. Пообещали пиво, а за пиво мы готовы играть хоть всю ночь напролет.

Утром рано в воскресенье автобус повез нас в Хельсинки. Приехали в парк, там поляна, идущая далеко вверх. Стоит сцена, сколоченная из досок, впрочем, добротно сколоченная. Я прикинул — соберется человек 500 прохожих, не велика беда. Пока мы звук настраивали, подъехало телевидение, камер понаставили. Финны — народ такой; уважают потребителя, поэтому мало того, что сцена была развернута так, что солнце в харю слепило, они еще выставили прожектора. Эстрада была накрыта, и микроклимат создался такой — духотень просто. Короче, выходим мы… и тут я увидел, что делалось на полянке. В штаны можно было наделать. Все, до самого горизонта, было забито людьми, страшное дело. Сыграли мы так себе, так что резонанс был для нас просто неожиданным. Вечером, когда мы поехали в джазовое кафе, там уже была масса народу. Очень мне не хотелось в этом кафе выступать, особенно когда выяснилось, что это за место — туда специально выписывают людей из Америки, чтобы только приехали и поиграли. Респектабельное высокосветское кафе, в котором собираются сливки, хельсинкского общества. Долго мы не могли приступить к игре — там какой-то американец на скрипке наяривал, и так долго он, зараза, наяривал, и так всю охоту отбил. Со стороны, наверное, смотрелось так: приехали два каких-то русских нахала, ради них выгоняют американскую знаменитость и два русских нахала начинают что-то дуть и барабанить. Однако проканало, нам похлопали и предложили приехать поиграть на джазовом фестивале.

Утром все ведущие газеты Финляндии печатали отчет о прошедшем мероприятии. Bсe статьи были удивительно для нас хвалебными, несмотря на то, что у нас имели место мелкие музыкально-технические огрехи, которых критики, по-моему, просто не заметили. Все, кто читал, говорили: "Ребята, это просто фантастика". Дело в том, что в Финляндии сейчас ситуация сложилась не в нашу пользу. Благодаря прессе США и некоторых других стран, где совгруппы и не видели толком, вокруг нашего рока шишка раздулась огромная. Наши финские товарищи купились на это дело и масса совгрупп побывала в Финляндии. Многие из них выступали очень интенсивно, но финны недовольны — они ждали большего.

Я думаю, что нашим командам нужно как можно чаще выезжать на Запад хотя бы для того, чтобы развеять создавшийся миф. Хотя если у человека мания величия, его хоть на Марс засылай: никто не придет на его концерт, но он все равно будет уверен, что крут. Нам готовы простить какие-то музыкальные, исполнительские недочеты ради того, чтобы увидеть какую-то интересную новую идею. С другой стороны, нужно иметь огромный профессиональный потенциал, чтобы выступать там. Сама по себе смена обстановки — это психологический стресс, и нужно иметь запас прочности, чтобы выйти на сцену и достичь при игре того сценического кайфа, который присутствует на лучших концертах. Уж если мы хотим выходить на Запад, надо достигать в игре мировых стандартов, ибо в плохой обертке даже первосортный товар не продашь. Мастерство является хорошей оберткой, в которой мы должны донести наши национальные идеи, которых у нас масса. Первый успех в России — это всегда аванс. У нас склонны любую группу воспринимать как нечто новое. Но эффект новизны держится недолго, и если ты встал в полный рост, халявы тебе не простят. Так что пока у нас нет абсолютно свободного доступа к музыкальной информации, пока слушатель ограничен в своем выборе, большинство наших ленинградских групп будет держаться. Но если представить, что можно будет свободно и равноправно покупать пластинки всех отечественных групп и большинство того, что есть на Западе, — очень меня забеспокоит судьба многих наших дутых звездочек… Не осилят она такой работы…

ГЛЯДЯ В ТЕЛЕВИЗОР

4.07.88 "Вечерний курьер"

ТЕЛЕВИЗОР "Шествие рыб".

АЛИСА "Компромисс".

7.07.88. ЛТВ "Пятое колесо"

Премьера ролика ТЕЛЕВИЗОРА "С вами говорит телевизор".

15.07.88. ЦТ "Взгляд"

НАУТИЛУС ПОМПИЛИУС "Гудбай, Америка", АВИА "Песня про песню" (фрагмент из зарубленного "Рок перекрестка", апрель 1987 г.), КИНО "В наших глазах" (вроде бы премьера), а также БГ "Я не знаю, зачем…", АКВАРИУМ "Поколение дворников и сторожей" и Дмитрий Шагин с монологом о митьках. Официально объявлено о регистрации Общества сознания Кришны и передано интервью с руководителем этой организации.

31.07.88. Радио "Юность"

В юношеском хит-параде А.Градского -

1. ЧЕРНЫЙ КОФЕ "Владимирская Русь".

2. НП "Я хочу быть с тобой".

3. ДДТ "Конвейер".

4. НП "Шар цвета хаки".

5. АРИЯ "Герой асфальта".

Близки к "топ тен" — АЛИСА "Красное на черном", АЛЬЯНС "Звуки на заре", ТВ "Сыт по горло". Новые песни для хит-парада: КИНО "Группа крови", КРЕМ(АТОРИЙ) "Мусорный ветер".

ОХОТА К ПЕРЕМЕНЕ МЕСТ

Впрочем, если быть точным, то кое-кто меняет свои места без особой охоты. Прежде всего это относится к тем, кого властно призывает исполнить свой гражданский долг Закон о всеобщей воинской обязанности. Нынче он вырвал из рядов спокойной ночи басиста Диму Ашмана, согнал с насиженного за барабанами места МЛАДШЕГО БРАТА Сашу Корбукова, а также изъял из обращения между БРИЛЛИАНТАМИ и ТАЙНЫМ ГОЛОСОВАНИЕМ саксофониста Сашу Коновалова. БРАТЬЯ тут же кооптировали в свои ряды «Микшера» Калинина из НАРОДНОГО ОПОЛЧЕНИЯ, а «брюлики» пока что находятся в поиске, свято веря, что незаменимых у нас нет.

Что же до ТАЙНОГО ГОЛОСОВАНИЯ, то оно пострадало больше всего, поскольку их певец Александр Муравьев (в прошлом — гитарист АУ) тоже ушел и ныне исполняет обязанности басиста (!) в БРИГАДНОМ ПОДРЯДЕ, откуда недавно был изгнан Дима Бабич.

***

ТОКИО, наконец, нашли кем заменить арендованного у ВРЕМЕНИ ЛЮБИТЬ гитариста Колю Фомина. Его место занял Лима Дементьев, некоторое время назад мелькавший в числе БРИЛЛИАНТОВ. Уволен и из КИНО, и из ПОПУЛЯРНОЙ МЕХАНИКИ гитарист Игорь Борисов. Андрей Васильев, пользуясь временным перерывом в деятельности ДДТ, решил предложить свою гитару груше 600.

***

Выпускник Театрального института Евгений Дятлов, чей дебют состоялся на альбоме АУКЦИОНА "Так я стал предателем", будет новым вокалистом группы ПРИСУТСТВИЕ.

***

Нового басиста ШТОРМОВОГО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ зовут Владимир Андреев, МАТ нашел своего клавишника Виталия Белашицкого аж в Полтаве. Еще весной в ЗАРОКЕ появился второй гитарист Андрей Пашковский.

***

Разброд и запустение воцарились на питерской хард-энд-хэви-сцене: распался, по всей видимости, навсегда НОКАУТ, близки к этому ЛЕГИОН и ИЗОЛЯТОР. Братья Шамаевы после многолетней борьбы за место под солнцем в составе ТЕХ.ПОМОЩИ распустили последнее воплощение этой группы и готовятся начать сначала под именем ПАУТИНА (см. рубрику МОЛОДАЯ ШПАНА).

***

Еще одно новообразование: группа КРАТЕР. Так назвал себя дуэт клавишников-синтезаторщиков Олега Кириллова и Александра Алексеева с примкнувшим к ним барабанщиком Андреем Алексеевым. "Названные братья" Алексеевы известны прошлым участием в РОССИЯНАХ, ДВУХ РАДУГАХ и ДИЛИЖАНСЕ. С другой стороны Щура и Олег числятся роуди при разъездном аппарате Атаманенко. Музыка КРАТЕРА в большей степени, чем песни БГ может претендовать на почетное звание «постпинкфлойда» или даже «постжанмишельжарра» — это красивая аудиосинтетика в современной аранжировочной упаковке.

***

Проф-хард-группу ПРЯМАЯ РЕЧЬ покинули гитарист Анатолий Артюх и клавишник Андрей Логинов, которые уже начали выступать дуэтом.

***

Перед, самой поездкой в Иматру (см. РУССКИЕ ИДУТ) в составе АВИА появился шоумен Дмитрий Тюльпанов — бритоголовое альтер эго Антоши Адасинского.

***

"По сообщению журнала «Урлайт» (№ 3/21) ВЕСЕЛЫЕ КАРТИНКИ уволили своего солиста Игоря Белова за "житейскую разнузданность", проявившуюся во время концерта 4.06.88 в саду «Эрмитаж». В связи с этим в сценический состав ВК переведен звукооператор Валерий Свистунов, взявший в руки ритм-гитару, а микрофон доверен новобранцу Игорю «Прайсу» Зябину.

МОЛОДАЯ ШПАНА

Группа СПОКОЙНОЙ НОЧИ появилась, можно сказать, у нас на глазах и сразу же получила прописку на страницах РИО. Тем не менее, самый момент ее возникновения как-то ускользнул от бдительного ока редакции. Мы поручили нашему сотруднику В. Федотову восполнить пробел хотя бы к годовщине существования СН. Итак

СПОКОЙНОЙ НОЧИ

Денис Красиков (17) — гитара

Николай Красовский (24) — гитара, вокал

Дмитрий Ашман (17) — бас

Виталий Петров (25) — сакс

Владимир Коляна (17) — гитара

Михаил Николаев (19) — ударные

Авторы музыки и текстов — Д.Красиков и Н.Красовский

Н.Красовский:

"3 июля 1987 года мы сидели у Коли Васина и решали, под каким названием будем выступать на дне рождения Ринго Старра. Было уже поздно, все страшно хотели спать, а в голове вертелось название ринговского альбома "Good Night, Vienna". Тут Васин сказал: "Спокойной ночи". Так и назвались, мы ему верим…

До этого существовал такой плавающий вариант из битломанов, набраных на Эльфе, чтобы сыграть, например, вещи Пола на дне рождения Пола Маккартни. Из этих составов остались Красиков-Ашман".

OFF THE RECORD

Худсовет «Мелодии» утвердил к выпуску сборный альбом под условным названием "Свердловский рок-клуб". В него войдут "Отход на Север" НАУТИЛУСА, «Ошейник» и "Где вы, где" ЧАЙ-Фа, "Вниз по течению неба" НАСТИ, "Вечный рекрут" КАБИНЕТА, «Котлован» АПРЕЛЬСКОГО МАРША, а также песни КАТАЛОГА и ОТРАЖЕНИЯ. Выпуск намечен на конец 1988 — начало 1989 г.

***

В Москве состоялось официальное представление плода странного симбиоза Удо Линденберг — Алла Пугачева "Песни вместо писем" ("Полидор" — «Мелодия» С60 27427 006; предполагаемый тираж 1,5 млн.). Что ж, для Пугачевой это неплохая реклама «там», а вот в то, что кто-нибудь из ее поклонников здесь перевернет пластинку, чтобы послушать "главного немецкого рокера", верится с трудом.

***

Следуя за вагоном MCI, ОБЪЕКТ НАСМЕШЕК, который сейчас записывает свой дворово-романтический цикл, начатый «программной» вещью "Бляха-муха, панк-рок" и продолженный серией блестящих номеров на темы удачной герильи, мотоциклов, кожи и кастетов, попал в Вильнюс, где несколько дней интенсивно работал над студийным воплощением известных по концертным версиям песен. Завершение работы последует, видимо, не раньше осени.

***

Казанская группа ХОЛИ выпустила в июле свой первый студийный альбом "У Края Пропасти", записанный на казанской студии телевидения. Альбом длится тридцать минут и включает 10 композиций, в том числе локальные хиты «Гномы», "Иезуиты" и известную по подольскому сборнику вещь "Белая Горячка". Четверке ХОЛИ в записи помогали музыканты из арт-роковой команды АКТ.

***

Еще одна музыкальная новинка из Казани — второй альбом ЗАПИСОК МЕРТВОГО ЧЕЛОВЕКА, записанный — как указано в авторецензии на него — в условиях "полупрофессиональной личной студии "Б.А." и носящий название "Дети коммунизма" (напомним, что первый для ЗМЧ опыт студийной работы имел место в мае 1987 г. и назывался "Инкубатор Дураков". Та же рецензия утверждает, что "в альбоме сделаны первые попытки движения к шизофреническому и психоделическому восприятию мира", хотя, на наш взгляд, его концепция навеяна прежде всего поволжскими вояжами ТЕЛЕВИЗОРА и борзыкинским политроком. Впрочем, пара вещей (типа "Зомби") демонстрирует наличие собственных идей.

***

На аудиорынке Москвы за последнее время появился ряд новых магнитофонных опусов. Среди них следует отметить "Пыль на ботинках" ВЕЖЛИВОГО ОТКАЗА, "Альянс (3)" новой версии АЛЬЯНСА, "Дети 76-го" нео-хиппистской ЗАДОРИНКИ. В качестве курьеза можно добавить, что испано-цыганский ШАХ недавно слепил очередной альбом "Escape from the Mind", в котором, как и прежде, все песни исполняются на языке, по недоразумению принимаемом участниками ШАХА за английский.

Альбому ОТКАЗА, равно как и более ранней работе КРЕМАТОРИЯ «Кома», мы посвящаем специальные рецензии наших постоянных авторов.

АУКЦИОН ТАК Я СТАЛ ПРЕДАТЕЛЕМ



Сторона 1

1. Мальчик как мальчик

2. Охотник

3. Осколки

4. Полька

5. Вечер мой

Сторона 2

6. Лиза 7. Бомбы

8. Нэпман

9. Лейтенант

10. Так я стал предателем

11. Охотник (инстр.)

Музыка — Л.Федоров, тексты — О.Гаркуша (1,4,7), Д.Озерский (2,3,8,9,10), неизв. автор (5).

Л.Федоров — вокал, гитара, клавиши, перкуссия, гавайская гитара

О.Гаркуша — вокал

Е.Дятлов — вокал, скрипка

Н.Рубанов — саксофон, сопелка

П.Литвинов — перкуссия

И.Черидник — барабаны, перкуссия

Д.Озерский — клавиши, вокал

Д.Матковский — акустическая гитара, гавайская гитара, ситар, перкуссия

М.Раппопорт — сопелка, вокал

ПЕРВЫЙ? ВТОРОЙ? ТРЕТИЙ!
ИЛИ РЕАБИЛИТАЦИЯ ТУСОВКИ

С.Афонин, С.Чернов

"…А названия типа ТЕЛЕВИЗОР, КИНО, даже тот же АУКЦИОН… На самом деле я давно бы сменил его", — сказал К.Миллер, "художественный редактор" АУКЦИОНА, на третьем году существования группы. Как бы то ни было, название оправдывает уже присутствие на сцене такого количества активно (или очень активно) действующих персонажей, к которым при желании (см. клип "Деньги — это бумага") можно запросто добавить Сергея Барсова, Жан-Люка Дебюзи и еще любое количество действующих лиц и исполнителей. При этом способы обозначения ими (их обликом, поведением, самим их присутствием) чего бы то ни было существенно различаются: один играет кого-то, другой — что-то, третий — на чем-то, четвертый — просто присутствует здесь и сейчас, пятый — смотрит со стороны и получает (или не получает, что не менее естественно) некое удовольствие.

То, что мы только что описали, на русском языке с некоторых пор принято называть «тусовкой». И «аукцион», как нам кажется, один из самых удачных на сегодняшний день эвфемизмов этого поистертого о себя само слова.

Появившись в едва ли не самое «тусовочное» для ленинградского рока время (IV фестиваль, развал СТРАННЫХ ИГР, "Красная Волна", инициативная группа, «официализация» АКВАРИУМА и многое другое), АУКЦИОН понравился многим, хотя никто не мог внятно объяснить, почему. Подводя итоги 86-го года, в редакции РИО нельзя сказать, чтобы очень удивились, обнаружив АУКЦИОН "лучшей группой года" и "открытием года", но как-то не подумали это обосновать. Критики разного рода и разного уровня в один голос заговорили о в буквальном смысле очевидном — уникальном сценическом и вокальном дуэте Сергея Рогожина и Олега Гаркуши, изредка делая неловкие реверансы в сторону Лени Федорова — автора всей музыки группы. Рогожин был безусловно лучшим на то время вокалистом на ленинградской сцене, потом он ушел, не заставив долго о себе жалеть; "Брейгель-Босх эпохи развитого социализма" и начинающий модельер К.Миллер как-то исподволь убедил публику в необходимости именно такого вязкого, издевательски-декадентского и гротескного имиджа группы; Гаркуша настолько примелькался там и тут, что его можно было без сомнения поместить на эмблему ЛенРК, если бы таковая понадобилась; на сцене вокруг него завертелся в меру «приголубленный» танцовщик Володя Веселкин; музыкальные идеи Л.Федорова помогли озвучить перкуссионист П.Литвинов и гитарист Д.Матковский (экс-МАНУФАКТУРА), доведя количество членов группы до десяти человек. Многое уточнилось и добавилось, но что все же изображает АУКЦИОН и что хочет этим сказать, не стало яснее ничуть. А дело, возможно, в том, что маски обновленной комедия дель арте, которые с таким неуклюжим изяществом носят на сцене «аукционеры» (не считая Гаркуши и Веселкина, каждый из которых сам по себе — набор масок и штампов, первый — врожденных и благоприобретенных, а второй — удачно сыгранных), может быть, и разыгрывают некие предельно гиперболизированные типы психологических ситуаций и отношений между людьми, вовсе не они составляют смысл аукционовского действа. Все это — средства, которые позволяют группе опосредованно отразить феномен тусовки, отчасти самой стать ею. И тусовка, которая стала АУКЦИОНОМ, незаметно теряет все свои отрицательные качества, превращается в карнавал, где на каждое ваше «нет» есть наготове «да», а на каждое «да» — «нет». И не бросающаяся в глаза театральность, а именно атмосфера ленинградской субкультуры, столь же раздражающая, сколь и притягивающая, всасывающая всё в себя, является смыслом происходящего на АУКЦИОНЕ.

О чем же их песни? Вряд ли кто-нибудь из очарованных АУКЦИОНОМ зрителей мог воспроизвести больше двух-трех строчек (за исключением, пожалуй, "Несчастной любви", кстати, песни № 1 1986 года по опросу РИО). И сами эти строчки на сцене теряли всякий словесный смысл, становясь еще двумя-тремя штрихами в балагане поз и звуков. В таких случаях дело обычно решает запись, но обе первые программы группы — "Вернись в Сорренто" и "В Багдаде все спокойно" — так и не появились на пленке ("Рио де Шушары" — невнятный концертный альбом — не был всерьез услышан). И вот на магнитофоне в десятый раз крутится первый полноценный альбом АУКЦИОНА "Так я стал предателем", который должен был стать третьим. Скоро выйдет "Вернись в Сорренто", группа не оставляет надежды выпустить также и «Багдад». Так или иначе, но теперь мы можем предпринять попытку суждения о том, что и как делает группа на записи.

"Альбом получился просто как зарисовка, каждая песня представляет собой какую-то картинку, каждая имеет под собой проблему — социальную или любую другую", — говорит автор большинства текстов клавишник Дмитрий Озерский. "Мальчик как мальчик", лирический герой альбома, обнаруживает изрядную наблюдательность и в рубленых назывных предложениях (в песнях Озерского) или в коротких рифмованных историях (в песнях Гаркуши) обозначает происходящее на улицах ночного и вечернего, летнего и зимнего города. И свое присутствие где-то рядом. Слегка неряшливо записанная музыка прекрасно передает ощущение вязкого, прерывистого движения; гитары и ритм-группа, почти достигая атмосферы «Synchronicity», сохраняют свежесть и прозрачную энергию ранних альбомов ПОЛИС, несомненно, одной из любимых групп Л.Федорова. При этом общий характер аранжировок, а главное — мелодика и манера пения, отчасти под влиянием КЬЮР, отчасти адаптируясь к вокальным возможностям Гаркуши и слегка «тропическому» инструментарию группы (благодаря перкуссии П.Литвинова и более мягкой, «оттяжной» игре Черидника — в отличие от его холодной, жесткой работы в ИГРАХ), становятся более разнообразно интонированными и артистичными. В целом, в мелодике и аранжировках, и это безусловная заслуга Л.Федорова, группа достаточно далеко ушла от первоначальных влияний и удачно обошла последующие, сформировав абсолютно индивидуальный, узнаваемый по первым же двум тактам стиль и звук. Особенно на альбоме заметно пение Л.Федорова и Жени Дятлова, пробывшего в АУКЦИОНЕ считанные недели, антивокальные фрагменты Гаркуши, разнообразные электро-и слайд-гитары, энергичные и ассоциативные тексты Озерского; среди потенциальных хитов альбома — «Охотник», "Осколки", «Нэпман» и «Бомбы» со звуком фортепиано, которому бы позавидовал любой пост-панк Британии и континента. Последние две песни, впрочем, уже известны по концертам. Слегка нарушают композицию альбома, пожалуй, только интерлюдии. Впрочем, состоящая из одного слова саркастически унылая «Выводят», комментирующая одно из актуальных событий, — прекрасное послесловие к аквариумскому «Маршу» из «Треугольника». Наконец, то, без чего альбом не имел бы смысла, — заглавная песня, придающая всем зарисовкам единую тональность и единое ощущение синхронности — не в смысле одновременности, а в смысле совпадения с колебаниями времени. Графический символ альбома — фига, заключенная в некий бант из лозунгов и зановесей и направленная вверх, как бы сводит на нет категоричное заявление в названии альбома. "Здесь очень просто стать предателем", — говорит АУКЦИОН, — но ясное ощущение происходящего во времени и пространстве, удачное сочетание времени и действия, тусовки и карнавала, музыки и слова — один из способов "не стать предателем" — и остаться самим собой. До сих пор — и это действительно достойно удивления — АУКЦИОНУ это удается. У АУКЦИОНА нет проблем с поиском собственной идентичности, чем, так или иначе, заняты и АКВАРИУМ, и КИНО, и АЛИСА, и ТВ. АУКЦИОН не нуждается в лидере, ему не нужна стратегия, ему не нужна тактика, АУКЦИОН всегда равен самому себе.

Так что название менять все же не стоит. Оно только нуждается в постоянном уточнении — тем, что скрывается за ним.

ПОЙТЕ С НАМИ!

ТАК Я СТАЛ ПРЕДАТЕЛЕМ

Музыка Л.Федорова, слова Д.Озерского

Дети в сугробах шумно играют в Афганистан —
Я через двор не пойду.
Электрики вешают красные гирлянды в саду.
Синие флаги.
На ветру поутру новый год все снова.
Снова, снова все танцуют, все играют в снежки.
Взвожу курки.
Так я стал предателем.
Дальние страны шлют телеграммы: рады за нас.
Только они далеко.
На улице очередь длинная, хотя еще час.
Танец метели.
На дворе всё зима и уже полвека —
Вьюга, вьюга, ожиданье долгожданной весны.
Но это сны.
Так я стал предателем.
Был я случайно в нынешней чайной, понял секрет;
Нас просто нет. Вот беда.
И в принципе, не было, видимо, вообще никогда.
Синие флаги.
Витражи. Миражи.
Как жить? Что делать?
Снова, снова всё вернется в новом году.
А я уйду.
Так я стал предателем.

ВЕЖЛИВЫЙ ОТКАЗ "Пыль На Ботинках"

1. Летаргический сон

2. Помощник

3. Голодная песня

4. В чужих озерах сна

5. Эй!

6. Прощание

7. Рыба

Музыка — Р.Суслов

Тексты — А.Семенов (1, 2, 4, 5,6); О.Гор-Гор (3)

Альбом записан в 1988 г. в составе:

Роман Суслов — гитара, лидер-вокал (кроме 4)

Дмитрий Шумилов — клавишные, лидер-вокал(4), бэкинг-вокал

Михаил Верещагин — бас

Владимир Давыдов — саксофон

Михаил Митин — ударные инструменты

Публикуемая ниже рукопись получена от автора безымянной и до некоторой степени может рассматриваться как послесловие к его же классическому труду "Где же ты, солнечный край?", в котором художественная концепция и логика музыкальной эволюции ВЕЖЛИВОГО ОТКАЗА рассмотрена исчерпывающе-полно. Всех, кто хотел бы подробнее ознакомиться с этой «отказианой», мы отсылаем к журналу «Урлайт» (№ 1/19 1988).

ПРОЩАНИЕ С СОЛНЕЧНЫМ КРАЕМ

С.Гурьев

Этот альбом изысканнейшей группы столицы можно считать реквиемом по ее второму составу, существовавшему с конца 1986 до середины 1988 г. В этот период музыка ОТКАЗА резко окрасилась элементами джаза: сусловская гитара почти целиком перешла на джазовые аккорды, чисто джазовые аранжировки стали выдавать и клавиши Шумилова. Увенчавший в декабре 1986 г. состав ВЕЖЛИВОГО ОТКАЗА саксофонист Володя Давыдов также тяготел к джазу. Из рок-ритмов в музыке группы сохранилась лишь непреходящая любовь Суслова — реггей.

Эволюционируя в этом джаз-реггеевском направлении, ОТКАЗ постепенно суживал подчеркнутую ритмическую парадоксальность эпохи «Оперы-86» — их предыдущего альбома двухлетней давности. Суслов — словно "проступая сквозь себя", как выразился бы Андрей Битов — осознавая идею, очищался от всего случайного, ненужного, медленно, но верно превращая музыку в чистый объект медитации.

"Пыль на ботинках" записана на подаренной ОТКАЗУ финнами 4-х канальной портативной кассетной студии в начале 1988 года (фактически в альбом вошла программа 1987 г., в силу чего «отказники» попытались лживо датировать его декабрем 1987 г., но охочие до свежих фонограмм кооператоры от звукозаписи встречным мухляжом — минус на минус — восстановили истину).

Поначалу альбом шел вяло и активно расходиться начал лишь с лета. Вскоре после этого Суслов — с целью укрепления музыкальной структуры ансамбля — удаляет из него наиболее вялые элементы — Верещагина с Давыдовым. На смену им приходит техничный, прохладно-созерцательный клавишник Максим Трефан (экс-НИКОЛАЙ КОПЕРНИК), Шумилов же крайне успешно перелезает с клавиш на бас и — используя навыки отставного контрабасиста — мгновенно превращается из забитого статиста в формообразующую фигуру. Завернутый саунд ОТКАЗА тотчас обретает упругость и энергию, а "Пыль на ботинках", не успев появиться на свет, становится вчерашним днем ансамбля. Кроме того, программа, вошедшая в альбом, игралась к моменту его создания более года, а посему ценители искусства "банды метафизических декадентов" давно знали ее наизусть.

В силу означенных факторов, в контексте времени и эволюции самого ВЕЖЛИВОГО ОТКАЗА значение вышедшего альбома сократилось до точки над давно нарисовавшимся «I». Зато весьма солидный вес сие творение приобретает при перенесении его во вневременной космос.

"Пыль на ботинках", бесспорно, претендует на то, чтобы стать лучшим московским магнитоальбомом года, оставив далеко позади однообразные и примитивно аранжированные "Простые вещи" ЗВУКОВ МУ, а также испорченный неудачным вокалом двойник ВЕСЕЛЫХ КАРТИНОК. Альбом ВО являет собою как бы концентрацию лучших качеств наиболее ценной части московского рока, равноудаленной как от кабацкой дискотни, так и от тинэйджерского экстрем-идеализма. Кроме ОТКАЗА в этой экспериментально-остраненно-некоммерческой когорте москвичей сейчас с большим или меньшим успехом бьются НИКОЛАЙ КОПЕРНИК, НОЧНОЙ ПРОСПЕКТ и чуть более старомодный ДО МАЖОР.

Музыкальная стихия "Пыли на ботинках" — размытый почти до неузнаваемости реггей — болезненно-хрупкий, льдисто-голубоватый, космически далеко удаленный от марлеевского солнечного раста-язычества. Основной инструмент размывания его ритмических структур — круги, идущие от брошенного где-то вдалеке в океан современной музыки увесистого камня авангардного джаза.

Отказно-пылевая поэтика (Арк. Семенов, О.Гор-Гор) — осмысленный бред русского поэта-символиста начала века, но с ампутированной слезливостью и заброшенного в урбанистический совок середины восьмидесятых. "Полчища слепых стоят на страже дворцов пустых" — при всей вибрирующей призрачности этот образ куда зримее и страшнее, чем папа-фашист, вылезший из несуществующего плаката Д.Моора. Музыкально-поэтическое пространство песни "Эй (Кузнец)!" образует парадоксальные пересечения с эстетикой Андрея Платонова. Но в целом, увы, поэтическая основа альбома более адекватно воспринимается на бумаге (В чем мы предлагаем убедиться всем, заглянув в рубрику ПОЙТЕ С НАМИ! — ред.)

P.S. Финальная композиция альбома — «Рыба» — пример того, как музыкоцентристский ОТКАЗ, освободившись от паутины слов, обретает радость жизни, и полную гармонию. Написана она Сусловым под явным впечатлением от джема ВЕЖЛИВОГО ОТКАЗА с Ю-Би 40 в кафе "Синяя Птица" 16 октября 1986 г.

ПОЙТЕ С НАМИ!

ПОМОЩНИК

Музыка: Р.Суслов

Текст: А.Семенов

Возведен у шоколадной плиты
Монумент борцу за крепкий кофе
А лучи летят к земле с высоты
Золотя его совиный профиль
Для венков растут на окнах цветы
А труба зовет на поле боя
Знаю я, наверняка, что и ты
Ярый враг победы над собою
Только газета
Нас никогда не обманет
Вспомнит поэта
И добрым словом помянет
Ведь поэт — безвредное существо
Раз употребляет вещество
Эпигон адепту ставит свечу
За его пожизненную вышку
Вот и я стал подражать трюкачу
Ведь палач и тот не рубит фишку
А цветы и концентрат вещества
Это все — на самом деле
Как не пой, всего лишь только слова
Ну а вы, чего еще хотели
Только газета
Нас никогда не обманет
Вспомнит поэта
И добрым словом помянет
Ведь он стал служителем красоты
Получая вещество за цветы
Раньше этим веществом был свинец
Впрочем песне этой здесь…

ОБЪЯВЛЕНИЕ!

БРАТУШКИ И СЕСТРЕНКИ!

Всех, кто располагает достоверной информацией о жизни и творчестве великого ленинградца Аркадия Северного, просят позвонить по телефону 211-44-48 (Москва)

НАШЕ ИНТЕРВЬЮ

Эпитеты «необычный», "своеобразный", «индивидуальный» давно стали общим местом в описаниях творчества рок-групп, что само по себе и не удивительно: для любого художника естественным является стремление идти собственным путем, искать не найденные никем до него решения, использовать новые формулы и идеи. Тем не менее группа ЦЕНТР даже в подобном контексте может претендовать на некоторую исключительность: ее развитие шло настолько специфическими путями, а художественные и эстетические воззрения руководителя группы Василия Шумова настолько расходились с рок-мэйнстримом середины восьмидесятых, что полученный им в итоге результат — серая альбомов достаточно высокого класса, записанных вечно меняющим свой облик ЦЕНТРОМ — практически не имеет ничего общего с ныне существующей рок-сценой обеих столиц, да, пожалуй, и всей страны. Несмотря на полное пренебрежение к массово популярным жанрам и абсолютно некоммерческую направленность, ЦЕНТР имеет свой круг слушателей, и в то же время сталкивается с обвинениями в надуманности, искусственности своей музыки, нарциссизме, герметизме и еще, Бог знает, в чём. Так ли это? Наш корреспондент встретился с Васей Шумовым и попросил его ответить на ряд обычных и необычных для редакции РИО вопросов. Вот что из этого вышло.

ВАСЯ ШУМОВ:
"ПРОСТО Я НЕ ТУСУЮСЬ"

— Как ты считаешь, группа ЦЕНТР заслуживает того, чтобы о ней помнили; иначе говоря, войдет ли она в историю?

— Я на этот вопрос не могу ответить, но в принципе шансов очень мало, потому что ЦЕНТР группа такая… Не понятно вообще — есть она или нет. Для истории нужно, чтобы была какая-то информация, известность хотя бы, а ЦЕНТР какая-то такая группа — одна нога где-то там а другая где-то здесь.

— Тем не менее, Джоанна Стингрей выбрала твой сольный альбом для издания его в Штатах. Ваша песня вошла в пластинку "Rocking Soviet". Как ты относишься к этому?

— Очень хорошо.

— То есть, ты считаешь, что уровень вашей записи достаточен для пластинок?

— Меня это уже не интересует: если кто-то хочет, пусть выпускает. Я уже свое дело сделал.

— Ты хочешь сказать, что создание нового материала для тебя важнее, нежели его, скажем, тиражирование?

— Мы все время меняем программы, все время стараемся играть разные песни. Меня просто преследует всегда чувство, что если мы песню раза три-четыре сыграли в концертах, мне самому ее уже как-то играть не хочется. Может даже, она и ничего сама по себе, но мне уже хочется другое сыграть.

— А есть какая-то закономерность в создании нового материала? Что первично — запись или концертное исполнение?

— Когда как. Например, наш альбом "Русские в своей компании" мы практически записали вообще вдвоем с гитаристом. Но все равно это — ЦЕНТР. Все эти песни были записаны, а потом уже часть из них мы включили в программу. А в программе, которую мы делали на этот сезон, есть новые песни, но они еще не записаны. Мы их сейчас отрепетировали, но еще не записывали, так что когда как.

— А вообще вы часто даете концерты?

— Последнее время часто, но, я думаю, эта практика не очень хороша. Я думаю, что в наших условиях, при всем нашем жизненном укладе оптимально группе играть, например, раза три в две недели — тогда можно дать хороший концерт в смысле личного участия. А в целом настолько несовершенна вся организация этих вот концертов, что сила уходит не столько на концерт, сколько на все то, что сопутствует этому концерту.

— Сценический облик ЦЕНТРА сейчас значительно отличается от того, что он представлял собой в начале своей карьеры…

— Да, конечно. Да у нас и музыка отличается. Может быть, поэтому я никогда и не пытался "найти своего слушателя", который бы постоянно ходил на наши концерты, пел вместе с нами наши песни, как гимны какие-то.

— Но вы стремитесь к расширению своей аудитории или, наоборот, сознательно ограничиваете ее?

— Мы играем практически все время на разных площадках, у нас нет постоянной аудитории, т. е. я никогда не занимался формированием фан-клуба: так, чтобы я знал, что придут на концерт ко мне 200 человек «моих». Я не иду по этому пути.

Когда мы начинали играть, вокруг нас был большой ажиотаж: все ждали, что мы будем продолжать в том стиле, в котором начинали. Но мы не пошла по этому пути — просто удовлетворения каких-то вкусов сиюминутных, мы стали пытаться делать свою музыку, невзирая на мнение зрителей и масс. Поэтому, я считаю, в последнее время наш круг слушателей резко сузился. Но мне это даже больше нравится, потому что я знаю, что есть на самом деле люди, которых интересует ЦЕНТР, а не просто аморфная масса, которая слушает сегодня ЦЕНТР, завтра Пугачеву, послезавтра еще кого-нибудь.

— А сам ты что слушаешь? Есть устойчивый интерес к каким-то определенным музыкальным формам или направлениям?

— Понимаешь, одно дело, мне что-то нравится, другое дело — я пытаюсь позаимствовать идеи какие-то… Я интересуюсь западной электронной музыкой — но, так, чисто эпизодически, что ли. Я специально не собираю записи.

— А используешь в своей работе чужие находки, идеи какие-то, например, услышанные на пластинках западных групп?

— Дело в том, что существуют некие общие современные музыкальные идеи, которые, в принципе, имеют отношение к аппаратуре, компьютерам всяким… Есть идеи минимализма и т. д. Это отдельная тема для разговора… И, например, есть такие композиторы, как Филипп Гласс — у меня есть несколько его записей, в том числе опера "Эйнштейн на берегу" на 4 часа, в принципе, теоретически все это разработано. Там всё дано в такой, очень концентрированной форме — идеи, которые какая-нибудь поп-группа использует. Исполь-зует одну идею, а у него там их тысячи. В этом отношении, я считаю, самая передовая группа (из тех, что я слышал) — это КРАФТВЕРК. Во-первых, они пионеры этого направления, во-вторых, судя по их последней пластинке, «Электрокафе», они такие, серьезные музыканты, очень серьезные — они ученые, эти люди, просто ученые, понимаешь?

— Ну, еще и неплохие коммерсанты…

— Да. Я считаю, что у них, может быть, идеальное соединение интеллекта и коммерческого успеха.

— А из более недавних интересов, что бы ты выделил?

— Из последних… Ну, как тебе сказать? Есть же какие-то непрехо-дящие люди, как, скажем, Лу Рид, Фрэнк Заппа, Капитан Бифхарт и другие — масса их — я сейчас не могу просто всех перечислить. А из новых групп мне нравятся ЗИС МОРТАЛ КОЙЛ, ДУРУТТИ КОЛУМ, СТАМП, Э СЕРТЕН РЕЙТИО, БАТТХОУЛ СЕРФЕРЗ, БИГ БЛЭК. Я считаю, что эти группы имеют какие-то свои оригинальные идеи. И еще много — всех не перечислить.

— К року тебя, наверное, как и других, подтолкнуло именно слушание пластинок и записей… Кто это был?

— Музыкой я начал интересоваться в школе. Мне нравились тогда КИНКС, TPОГTЗ, ну, звезды тех лет. Они мне до сих пор нравятся. И когда я впервые услышал эту музыку (я даже не знаю, где — то ли по радио, то ли еще где) — совсем в детской возрасте — я почему-то решил: "О это мое!" И то, что я потом учился где-то — сначала в Бауманском, потом в Институте связи, который в конце концов и закончил по специальности инженер-экономист — это было так, для проформы. Я года полтора по специальности отработал, а потом пошло: руководитель ВИА в каком-то клубе, лифтер и т. д.

— А при каких обстоятельствах ты начал играть?

— Когда мне было лет тринадцать, я стал учиться играть на гитаре. Сам. А у нас во дворе был ансамбль — вернее, ребята, которые умели играть какие-то песни типа "Генералов песчаных карьеров". Я-то тогда вообще был «ноль», но очень такой… настырный. И в конце концов они взяли меня к себе басистом. Ну, бас — как бы удел для того, кто играть вообще не умеет. И как-то потом пошло, что я очень долго играл на бас-гитаре — я и в ЦЕНТРЕ был басистом. Сейчас-то я уже не играю вообще ни на чем, просто вокалист, что ли, потому что надоело сразу и петь, и играть — надо было углубиться во что-то одно… А группу свою первую мы сделали, когда я учился в 9-м классе с моим одноклассником. Барабанщик был тоже из нашего класса. Процентов на 90, наверное, наш репертуар составляли рок-н-роллы на английском языке. Мы играли РОЛЛИНГ СТОУНЗ, рок-классику, скажем.

— А когда ты свои песни начал писать?

— В то же время. Но мы их как-то особо не играли, потому что они были не то, что несовершенными, но такими какими-то, которые просто стыдно было играть. Мне и сейчас стыдно, но теперь уже ничего не остается делать, потому что на классике рок-н-ролла уже не продержишься.

— А сам по себе ЦЕНТР когда организовался?

— Само название появилось году, наверное, в 80-м. Но годом основания я считаю 82-й, когда мы впервые услышали себя на записи. В клубе, где мы репетировали, репетировал один филармонический ансамбль, у которого была относительно хорошая по тем временам концертная аппаратура — а мы с этими ребятами были в хороших отношениях (они были не из Москвы, из других каких-то городов: то ли из Николаева, то ли из Одессы — в общем, с Юга). И как-то раз весной 1982 г. мы договорились с ними, что после их репетиции в ночное время запишемся на их аппаратуре. Это была не студийная, а практически концертная запись, но без зрителей: мы играли на сцене и за одну ночь записали альбом — просто все песни сыграли, которые у нас были на то время. А потом эта запись как-то разошлась. И тогда мы в первый раз услышали, что мы, собственно, делаем (на концертах мы никогда не записывали ничего). А после этого мы еще выступили в Долгопрудном (это город рядом с Москвой; там в Физико-техническом институте проводились раньше ежегодные фестивали), и выступили удачно. (Все в том же году). Я считаю, это и было появление ЦЕНТРА как группы.

— Помню, что в то время было много разговоров о вашем имидже… Многим он не нравился, но это было явно нечто специальное…

— Поначалу нас почему-то считали фашистами: мы стали выступать в черно-белых костюмах с галстуками и короткими стрижками. A по тем временам модно было выступать в джинсах, майках и с какими-то удлиненными прическами. Естественно, на этом фоне мы смотрелись довольно-таки серьезно, строго. И сама музыка у нас была такая… Мы никогда не пытались никаких заигрываний с залом вести, не играть музыку просто для развлечения. А в то время это было…

— То, что Троицкий провозгласил "советской неоромантикой"?

— Мне трудно в этих терминах разбираться: кто-то говорит «неоромантизм», кто-то — «пост-панк»… Не все ли равно? Но в Москве такую музыку никто больше не играл. Кстати, и сейчас не играет. Школы мы не создали.

— Вообще, многие считают, что Артем сыграл важную роль в истории ЦЕНТРА, что он чуть ли не сам его создал и долгое время искусственно подогревал интерес к нему своими публикациями… А на самом деле?

— Он появился сразу после того, как мы выступили на фестивале. Потом послушал нашу запись и заинтересовался еще больше. В принципе, он действительно оказал большую поддержку нашим первым шагам: материалы дал в печать, и люди узнали, что есть такая группа. Ну, мы ощущали поддержку, потому что в то время не было никаких организаций, никаких рок-лабораторий, рок-клубов… По крайней мере, для нас это было какое-то человеческое отношение. А остальные все, кроме Артема и еще двух-трех человек, относились чисто потребительски. У нас ведь тогда никаких, даже моральных стимулов не было.

— Много споров вызывали и твои тексты; причем, рокеры осуждали их за «внесоциальность», а официоз — за этакое «эстетство», "непонятность"…

— Дело в том, что наша группа никогда не пела матом, не воспевала пьянство или еще что-то… Просто многим наши песни непонятны, так как далеки от их жизненных интересов. А чисто цензурно — то, что песня непонятна, сегодня не является основанием для запрета. Хотя раньше — являлось. Если в песне слова непонятны, то она, в принципе, уже аполитична.

— Ты подражал кому-то из «классиков» рок-н-ролла или может быть, кому-то из наших рок-поэтов?

— Понимаешь, подражать было некому. Я не настолько хорошо знал английский язык (и сейчас не очень хорошо знаю). А советских ансамблей, кто бы на русском языке исполнял какой-то рок, тогда вообще не было. По крайней мере, у меня не было никакой информации о таких группах. А наши московские группы десяти-пятнадцатилетней давности, концерты которых я посещал, пели на английском языке.

— А твой круг чтения, не способствовал тому, что ты начал писать такие песни?

— Абсолютно не способствовал, потому что если, скажем, я и читал Стивенсона или Конан Дойля, это не значит, что я сочинял песни о Шерлоке Холмсе или…

— Меня интересует, скорее, стилистика: если, смотреть, на тексты ЦЕНТРА, то там можно найти некоторые традиции, параллели…

— Я никогда не занимался таким самоанализом. Естественно — я же живу не в консервной банке. Все оказывает влияние. Но я считаю, что на меня все-таки большее влияние оказало, например, советское ТВ, советское радио — то есть, оно в меня больше проникло, чем, скажем, книги Сабаттини, Стивенсона или Достоевского. Потому что мы сейчас с тобой говорим — телевизор работает — слышишь? — и он в это попадает, запоминается, даже если сам этого не хочешь. Так что я больше испытал влияние наших газет, журналов, массовой нашей продукции, чем художественной литературы или поэтов каких-то. Хотя я очень люблю поэзию…

— А ты не пишешь стихи, которые не становятся песнями?

— Нет, только на музыку, больше я даже не пытаюсь.

— Со времен своего дебюта ЦЕНТР несчетное число раз менял состав…

— Если начинать отсчет с 1982 года, то нас тогда было четыре человека: Алексей Локтев на клавишах, Карен Саркисов — барабанщик, Валера Виноградов — гитара и я — бас. Где-то в 83-м появился Андрей Шнитке — одно время мы были впятером, а потом пошли изменения: ЦЕНТР не имеет такой четкой, окостенелой формы, которая раз — и до конца жизни. Сейчас у нас такой, что ли, фундамент составляют три человека: гитарист Виталик Чурилов, барабанщик Александр Васильев (они уже три года) и я. Недавно я перестал играть на бас-гитаре — с нами стал играть басист Юра Иванов. Мы просто с ним дружили раньше и как-то раз я ему предложил, поскольку он уже давно интересовался нашей музыкой, попробовать, и он с удовольствием стал с нами играть. Я благодаря этому освободился от функций басиста, одно время потом играл на гитаре (просто на концертах), а сейчас вообще только пою. Сейчас опять вернулся в группу Алексей Локтев — не знаю, надолго ли, но пока он с нами. Еще сейчас у нас появились девушки-вокалистки, было их три, сейчас осталось две.

— ЦЕНТР очень много, записывается. Очень, — по сравнению, скажем, с московскими, да и ленинградскими группами тоже. Буквально каждые полгода появляется новая работа — полнометражная и довольно качественная. У вас что, есть доступ к каким-то профессиональным студиям? — Нет. Мы все делаем внутренними силами. Со студиями у нас никаких отношений нет. И быть не может: мы же не пишем музыку, которую потом кто-то смог бы продавать на пляжах или крутить в дискотеках. Этот путь для нас перекрыт.

— А как ваши альбомы распространяются по стране?

— Я этим никогда не занимался и поэтому, как они разошлись, я не знаю, вообще, понятия не имею. Но вот, мы в последнее время стали в другие города ездить, нас приглашают на концерты… ну, приезжаем — там знают. Как эти записи туда попадают?.. Я ни разу в жизни, не наклеил ни одной фотографии на кассету. У нас нет ни одного оформленного альбома. У нас нет ни одного отпечатанного на машинке репертуара этих альбомов. Вообще ноль. Есть только пленки, которые лежат у меня дома и у ребят наших. Конечно, у меня есть какие-то знакомые — два-три человека, которые, в принципе, интересуются музыкой и в частности ЦЕНТРОМ. И у них наши альбомы есть: переписали. Все. Как уж они оказались во Владивостоке — я не знаю.

— А на записи сольного альбома кто играет на всех инструментах?

— Когда я делаю сольные записи, я использую электронные инструменты: синтезаторы, всякие компьютеры — без гитар, без акустических инструментов. Сольный альбом — это было в конце 86-го, первая попытка вне группы что-то сделать — без приглашенных музыкантов и без всяких звукооператоров, т. е. я в одном лице занимался всем. И когда я его писал, то не думал, каким будет результат: я занимался чистым экспериментом, в особенности, что касается самого звука, самих тембров, самой системы звукозаписи. И я не думал, что он кому-то понравится, потому что я вообще не собирался его никому показывать: дал кому-то переписать, а люди узнали. Получается, по-моему, так, что этот альбом — он более популярен, чем просто записи ЦЕНТРА. — Как к этому отнеслись участники группы?

— А они очень одобрили этот альбом и считают, что это очень хорошее дело. К тому же мы сейчас играем несколько песен с этого альбома в наших концертах.

— А какие твои записи тебе больше нравятся сейчас?

— Вообще никакие. Я серьезно говорю, потому что я имею интерес к записи только до тех пор, пока я ее не сделал.

— А тебя устраивает качество ваших студийных записей?

— Не-а.

— Ни одной?

— Не-а. Имея в виду то, что можно было бы сделать… Я максималист в этом отношении, я хочу и считаю, во-первых, необходимым (для всех групп) качеством пытаться ни в чем не уступать лучшим западным группам. Не уступать потому, что это точка отсчета. Для современной музыки качество — главнейшее. Главнейшее. И поэтому мы, обладая любыми, самыми интересными идеями, но не имея качественных записей (качественных не с точки зрения частотных характеристик, а с точки зрения обработки звука, всего), ни черта не добьемся. Будет фиксация своих идей в каких-то примитивных формах. Кстати говоря, ленинградские группы очень этим страдают. Я слушаю их записи, и слышу, что они просто воткнули синтезатор и сыграли, не имея в виду, что перед ними синтезатор, что с ним можно поработать, как с музыкальным инструментом, что есть одно стремление: "быстрей, быстрей". Неглубокий подход.

— А с другой стороны, многие на Западе — да вот та же Джоанна — считают, что в Советском Союзе ситуация принципиально иная, и если тебе нужно что-то сказать людям — запиши альбом. Так может, многие советские группы, в т. ч. и ленинградские, записываются для того, чтобы успеть вовремя то, что надо, сказать?

— Это понятно, но есть еще такое понятие как «шара», понимаешь? Просто шара.

И потом эта шара начинает как-то для самоуспокоения объясняться: "я, там, плевать хотел на качество" и т. д. Это халтура обычная, надо называть вещи своими именами. Если тебе все равно, как ты звучишь на концерте, то можешь и в туалете задницу себе не вытирать — это тебя тоже не должно интересовать, понимаешь? Это всё просто бескультурье обычное.

— Ты бы мог — со своей точки зрения — оценить различие «ленинградского» и «московского» понимания сущности рока?

— Понимаешь, я очень плохо осведомлен о ленинградских группах, я здесь был последний раз четыре года назад, и то проездом: мы выступали в Выборге, я был здесь полдня. Я не был ни на одном концерте в Ленинграде, несколько ленинградских групп я видел в Москве (АКВАРИУМ, КИНО, АЛИСА), более-менее знаю их записи. А других групп я вообще не знаю. Видел еще АУКЦИОН — на концерте в Доме Кино, когда у нас был там фестиваль, и группу — как она называется теперь — ИГРЫ? И всё. Ну, ЗООПАРК я слышал на записях. Кстати, единственная группа, относительно которой такое, ровное впечатление — у нее больше песен на одном уровне, чем у других групп. Такие, традиционные, музыка относительно традиционная, поэтому у меня сложилось такое ощущение. Мне приятно эту группу послушать.

— А Гребенщиков?

— У Гребенщикова мне нравилась еще давно песня "С той стороны зеркального стекла"…

— Но какие-то позитивные явления в современной музыке ты видишь?

— Очень хороша — как раз в отношении глубины подхода — группа НИКОЛАЙ КОПЕРНИК. Я слышал один альбом и вот там это сразу ясно — очевиден уровень музыкальной культуры. Мне у них нравится музыка. Я не говорю о текстовой стороне, я беру музыку и вижу, что группа очень современная и в принципе очень перспективная. Она сейчас обогнала многие ансамбли, а по сравнению с тем, что ленинградский слушатель ждет от группы, они очень далеко ушли вперед. Я считаю, что это очень хорошо — значит публика подтянется, есть моменты роста. А вообще говоря, мне трудно остановить выбор на своих любимых ансамблях, потому что я ансамбли оцениваю в данный момент. Не так — "ах, какая была хорошая группа несколько лет назад" — я оцениваю то, что в данный момент люди делают, то, что люди как-то прогрессируют. Некоторые песни мне не нравятся — я всегда страдал прямотой и всегда с музыкантами говорил напрямую, поэтому у меня мало хороших друзей среди музыкантов. Они все люди ранимые, а я всегда был — ну, не критикан, а такой, который так вот, в лицо все говорит. Многим, естественно, неприятно это слушать — и все, никакой дружбы нет. Многим не нравится такая моя позиция, они считают, что я сволочь.

— Так уж сразу?

— Ну, конечно. Что, вроде, ЦЕНТР, так, неплохая группа, а Вася сам — сволочь, дерьмо, а не человек. А на самом деле я толком ни с кем не контактирую; мы просто идем каким-то своим руслом. Не ищем славы там, популярности у девушек. И я считаю, что это вообще порочное занятие для музыканта. Если, конечно, они серьезно занимаются музыкой, а не для того, чтобы какая-нибудь одинокая девушка его портрет над своей кроватью повесила.

Просто я не тусуюсь, вот и всё.

ДИСКОГРАФИЯ ЦЕНТРА

Альбомы:

1. "Центр"

2. "Стюардесса летних линий" (2LP) 1982

3. "Однокомнатная квартира" (мини-LP) 1983

4. "Чтение в транспорте" (мини-LP) 1983

5. "Тяга к технике" 1984

6. "Цветок и мотылек" 1984

7. "Признаки жизни" 1985

8. "Учитесь плавать" 1985

9. "Любимые песни в ретро" 1986

10. "Артюр Рембо" (опера, мини-LP) 1986

11. "Жизнь замечательных мужчин" 1986

12. "Мой район" (В.Шумов соло) 1986

13. "Русские в своей компании" 1987

Сингл:

1. "Сердцебиение "/"Бездельники"

"Мелодия" 1987

Музыка к фильмам:

1. "Время отдыха — с субботы до понедельника" ("Мосфильм") 1984

2. "Королевский бутерброд" ("Союзмультфильм") 1985

ПРО РОК В СВОЕМ ОТЕЧЕСТВЕ

АРХАНГЕЛЬСК

Фестиваль «Архгоррок-88» состоялся в июне в ДК "Красная Кузница", с давних пор служащем пристанищем архангельских рокеров. Трехдневный марафон был — по мнению очевидцев — прежде всего смотром новых сил: такие асы как ОБЛАЧНЫЙ КРАЙ, СЦЕНА и БЛЮЗ-ИНСПЕКТОР не смогли украсить собой фестивальную сцену, а многие из участников имеют в активе лишь одно-два выступления. Единственным открытием фестиваля стала группа МЕНЕСТРЕЛИ (Северодвинск): их острые, энергичные песни прозвучали в нехарактерном сопровождении гитары, барабанов и стиральной доски, заменившей бас-гитару ушедшего в армию четвертого «менестреля». Местные эксперты оценили их музыку как панк-рок, хотя если это и так, то мы имеем дело с сугубо региональной разновидностью этого направления.

Довольно приятное впечатление оставили по себе АУТОДАФЕ, арт-роковый ЗАПАСНОЙ ВЫХОД и ПОПРОБУЙ, ОБЪЯСНИ — один из немногих представителей архангельского хард-н-хэви, пытавшийся вдохнуть жизнь в избитые (до полусмерти) аккорды.

А вот итоги анкетирования произведенного во время фестиваля редакцией журнала «Северок»: 1. АУТОДАФЕ, 2. МЕНЕСТРЕЛИ, 3. ЗАПАСНОЙ ВЫХОД, 4-17. СЕЗОН / ШТУРМ / РАВЕЛИН / ВРЕМЯ Х / СВ. ЛУИЗА / ПОПРОБУЙ, ОБЪЯСНИ / ТОР / М'АРТ / ЦУНАМИ / МЛЕЧНЫЙ ПУТЬ / КОНТР-АКТ / ЗАБРОШЕННЫЙ ПАРК / В-10 / РЕВИЗИЯ.

БАКУ

Только сейчас до пас дошли сведения о состоявшемся здесь 21–23.05.88 фестивале "Рок-панорама, Баку-88", организованном городским молодежным центром молодежной музыки (центр был создан под эгидой Бакинского ГК ЛКСМ Азербайджана в декабре 1987 г.). Среди участников — БЕЗ ГРИМА, ЭТИКЕТ, НЕЙСАН, ФАУСТ (экс-СТАЙЕР), ОЗАН, ТАЛИСМАН, Я.Коган, В.Рагимов. Гости — НИКОЛАЙ КОПЕРНИК (Москва).

ГОРЬКИЙ

Успехи горьковского телевидения: 22. 07.88 — передача "Вопросы без ответов. Музыка Сергея Курехина". Музыки было больше, чем информации, поэтому вопросы и остались без ответов. По-моему, авторы передачи Курехина живьем не видели, но зато корешат с ЛенТВ, где и позаимствовали материал. Использована запись ПОП-МЕХАНИКИ с джазового фестиваля "Осенние ритмы-87", интервью с Капитаном, Леонидом Переверзевым и Григорием Файном, куйбышевским пианистом (хотя родом он из Горького) — оттуда же, с фестиваля; интервью с Сергеем Шолоховым — самая веселая часть передачи; видеофантазия Натальи Серовой на музыку Курехина с одновременным демонстрированием на Курехине пиджака; песня про любовь в исполнении ведущего передачи "Кружатся диски" Евгения Александрова ("Нескладуха"?). Впрочем, музыки было все же мало, поэтому некоторые эпизоды ПМ показали по нескольку раз.

Но вообще передача хорошая, потому что в конце публично поблагодарили за помощь горьковчанку Свету Кукину. По бесчисленным просьбам зрителей передачу повторили 8 августа. Без дополнений и купюр.

ЕРЕВАН

В проходившем здесь в мае трехдневном «Рок-марафоне», организованном местным Дворцом молодежи, участвовали УНИВЕРСАЛ, СОМА, СПАРАПЕТ, ЭЛЛИПС и МАКСИМУМ.

КАЗАНЬ

Кооператив "Записки Мертвого Человека", борющийся за право носить звание казанского рок-клуба, провел 6–7 июля в районном доме пионеров серию концертов, которые назвал "закрытием рок-сезона". Кроме как всегда удачных выступлений ПОРОЛОНА и одноименной с кооперативом группы, интерес вызвал лишь дебют волновой команды ИНЪЕКТОР. Правда, их неумение играть медленные вещи, которые шли словно толчками, подпортило впечатление от слаженных и динамичных «быстрых» композиций, отличавшихся достаточным мелодизмом и красивыми партиями ударных.

Хит Инны Желанной "Отражение неба", сыгранный с необъяснимыми паузами и разрывами, был, однако, единственной вещью, которую можно слушать у группы КРИЗИС, постепенно обретающей своих слушателей. Недобирающая по музыке и текстам до порогового уровня программа группы МЭРИ неожиданно прозвучала с великолепным драйвом. Но гвоздем концертов стало выступление "наших гостей" из Набережных Челнов вокально-инструментального ансамбля ПЕРСОНА ГРАТА, при появлении которого на сцене из зала удалились последние 15 зрителей.

КАЛИНИН

Главный город "между Ленинградом и Москвой" — редкий гость на страницах РИО. Однако, активизация импорта из рок-нролльных столиц и Москвы плюс возникновение местной сцены и клуба позволяют надеяться, что тверской рок станет одной из будущих сенсаций, которые редакция начинает готовить загодя. Пока же — читайте очерки местных нравов А.Кушнера "В Калинин прорубив окно…"

КИЕВ

9-10.07.88 здесь выступили с концертами ДЖУНГЛИ. Программа включала также премьерный показ ленты режиссера С.Лысенко "Конец каникул".

МОСКВА

"Знай соседа" — так называлась коммерчески-познавательная программа, проходившая в Зеленом Театре ЦПКиО с 4 по 10 июля и представлявшая финские группы СИЕЛУН ВЕЛЬЕТ и ЗИРОУ НАЙН вперемешку с лабораторскими командами разного класса — от блистательного В.ОТКАЗА, респектабельных ЗВУКОВ МУ и быстро прогрессирующего НЮАНСА — до по-виашному безликих квази-металлистов. Где-то между ними разместились в той или иной степени неплохие ЭСТ, ВА-БАНК, ДИАНА и ТУПЫЕ.

"Соседи" тоже смотрелись по-разному: если ЗИРОУ НАЙН напоминали собой типичных представителей модного в слаборазвитых странах утяжеленного попса и звучали соответственно, то СИЕЛУН ВЕЛЬЕТ, вторично посетившие Союз, показали себя настоящими бойцами.

РИГА

17-19.06.88 в рижском Межапарке состоялся «Рок-форум», организованный при содействии Рижского Рок-клуба. «Хозяева» были представлены группами ЦЕМЕНТ, СПЕЦБРИГАДА, ЗИГ-ЗАГ, ПИЛИГРИМ и КАРТ-БЛАНШ. Из Вильнюса прикатили два тяжеловеса — МИГЛА и СБС, из Калининграда — тепло встреченный КОМИТЕТ ОХРАНЫ ТЕПЛА, Свердловск представлял известный ЧАЙ-Ф, а Киев выставил группу ВОПЛИ ВИДОПЛЯСОВА.

РОСТОВ

В кинотеатре «Ростов», кажется, 13 июля состоялась премьера широко разрекламированного фильма «АССА». Были запланированы концерты местных групп, а также продажа пластинок, маек и прочего: сработал толком не изученный психологами механизм подражания. Первые попытки выступления музыкантов закончилась поломкой аппаратуры и рассерженные зрители поспешили с жалобами в комсомольскую печать — как же, обманули ожидания и прикарманили 50 копеек!

СВЕРДЛОВСК

24.07.88 после долгих гастрольных недель ЧАЙ-Ф выступил перед соскучившимися поклонниками дома и ответил на их вопросы.

ТАЛЛИНН

В концерте "Рок против Таллиннского ЦБК и Маардуского химкомбината", организованном Таллиннским рок-клубом Центра молодежной инициативы (21.07.88, двор ДК "Маяк") приняли участив МУЗЕЙ, КРИЗИС, ГОД ДРАКОНА, ТАЛЛИНСКИЙ ВАРИАНТ, НАССЪ, ВЕЛИКИЕ ЛУКИ, КУЛО, J.M.K.E., СТАРШАЯ СЕСТРА, ХАДЕС, ВАРАН, ХЕТЕРО, РАМП и др. группы.

Александр Кушнир "В КАЛИНИН ПРОРУБИВ ОКНО…"

Часть I. Первые потрясения

"Край родной, навек любимый, где найдешь еще такой?" Влачащий жалкое существование местный рок-клуб, ни одного регионального фестиваля и филармонические поп-звезды проездом и побыстрее — вот такой крепкий орешек надо было расколоть на этот раз питерским рокерам в полумиллионной Твери.

Вопреки всем законам развития жанра, рок какими-то непостижимыми дорогами обошел в свое время полусонный Калинин-на-Тверце по большой дуге. Таким образом, нетронутая цивилизацией местная молодежь хоть и сохранила музыкальную непорочность, однако сердцем с нетерпением ждала скорейшего избавления от такого позорного целомудрия.

Ликвидировать его и расширять кругозор тверчан волею судьбы выпало осенью 87-го года группе НАТЕ! На ловца и зверь бежит — реклама концертов была выполнена на уровне избирательной кампании американского президента. Судите сами: на «пятачке» в самом-самом центре города реял огромный кумачовый плакат: Группа НАТЕ! — АЛИСА (чтобы все поняли) — как раз напротив поста милиции. Не хватало разве что танцующих «гёрлз» из местного варьете, так как пресса, радио и всё, что только можно, подключилось к историческому процессу "въезда на белом коне" гонимого ранее рока в древнюю Тверь.

Конечно, "не все коту масленица". В расположенном на окраине областного центра Клубе стройматериалов (КСМ) аппаратура была далека от международных стандартов и разговоры за пультом о каких-то там «низах» и «верхах» были просто неуместны. Зато аппаратура имела важный «плюс» — как все древнее, она была сделана "на совесть". Никогда не гудела и не дымилась, да и слова были хорошо слышны и понятны.

Когда же долгожданный праздник рока наконец-то стартовал, то приезжие тинэйджеры в лице старшеклассников окрестных сел, а также "единственный до конца революционный класс" — студенты четырех местных вузов в течение двух дней стали свидетелями яркого и незабываемого раздолбайства в лихом исполнении дружной задериевской тусовки.

Славка, с вечно высунутым на полметра вперед языком, регулярными эффектными падениями на пол и с ободранными коленками вкалывал свои полтора часа на сцене так, что ни у кого не возникало и мысли о неполной самоотдаче рокеров на провинциальных концертах. Скорее, наоборот — группа, вдохновленная поддержкой зала, почувствовала себя героями дня и взяла на концерте такой мощный разбег, что не смогла «притормозить» даже после него — поздним вечером, в местном кабаке "Селигер".

После более или менее успешного отбытия НАТЕ! приезда ленинградских гостей в городе стали ждать с плохо скрываемым любопытством. Не без оснований предполагалось, что ведомые братьями Сологубами ИГРЫ расширят завоеванный НАТЕ! плацдарм. Но, увы, стрелке симпатий публики было суждено повернуться в несколько ином направлении.

Группа начала свое выступление в упомянутом КСМ с… ответов своего директора на вопросы зала. Упомянули о своем участии в "Красной Волне" (АВИА простит), и довольно серьезно заявили, что лучшая в Ленинграде группа рок-клуба — это, конечно же, ИГРЫ.

Даже если это был обычный стёб, ребята после такого заявления просто должны были продемонстрировать уровень. Как и предполагалось, программа шла, а группа на сцене была сама по себе, а зал — сам по себе, как будто бы брошенный на произвол судьбы. Но и на самом деле, между ними была пропасть. Народ стабильно ни во что "не въезжал" (или не хотел "въезжать"), а когда это произошло и с «Москвой», "главный" Сологуб потерял к происходящему всякий интерес, начал регулярно поглядывать на часики и довольно неожиданно свернул программу вообще. Все это зрелище вместе с находчивыми ответами на вопросы заняло меньше часа.

Да, был и имидж, и техника, но ведь и в ЛДМ, и в КСМ надо «пахать» в одну силу. "Без труда не вытащишь рыбку из пруда!" — взять хотя бы в качестве примера "ударников коммунистического труда" из предыдущей группы.

Пошатнувшийся было престиж ленинградцев поддержал спустя всего пару месяцев уже третий по счету рок-десант в лице малоизвестного на тот момент в городе Феди Чистякова. На этот раз никаких неожиданностей не произошло: после первого же концерта НОЛЬ снискал всеобщую лю6овь и неофициальное звание "народных артистов". В городе тотчас же возникло очередное неформальное объединение, чьи прически «ноль» недвусмысленно говорили о том, название какой группы им наиболее близко.

Зал во время концертов был забит. Все были по-своему счастливы. Запомнился микроэпизод, когда плотная женщина в милицейской форме с типичным лицом инспектора по делам несовершеннолетних руками невпопад отбивала ритм на коленках младшего лейтенанта, находившегося рядом в символическом оцепенении. Тот, в свою очередь, не обращая на эти пылкие ласки никакого внимания, самозабвенно распевал: "Там научился я обламывать же-е-е…" Короче, с "милиционер в рок-клубе" ноу проблемз — это вам не «Лужники» и не "Олимпийский"!

Осенне-зимний цикл ленинградских знакомств завершал АУКЦИОН. Любопытно, что в те же дни с ними «конкурировали» земляки из СЕКРЕТА, оккупировавшие новый двухтысячный Дворец Спорта. Леонидовцы лихо кидали по три халтуры в день, объяснив это в беседе переходом на хозрасчет и нехваткой средств на покупку качественного аппарата. Но так как АУКЦИОН выступал параллельно явно пореже, нетрудно было сделать вывод, что у них-то и со средствами, и с аппаратурой давно уже все о'кей.

Что же касается внешности, музыки и морально-эстетических установок "Кир Миллер бэнд", то терпеливые до сего часу аборигены начала подавать определенные признаки невоспитанности. Стальные нервы молодых тверчан увиденного не выдержали. В местной «молодежке» наряду с доброжелательными рецензиями на концерт был опубликован "глас народа" в форме потока возмущенных писем. Цитирую… А, впрочем, не буду — и так все ясно. Защищая своих земляков, призову читателей к снисходительности — ведь максимум того, что видели калининцы до "питерской бури" — это всего лишь "Пашаевский кофе".

Чуть не забыл — примерно в те же дни должен был приехать ЗООПАРК, типография отпечатала афиши, но все неожиданно обломалось. То ли Майк был действительно занят, то ли «звезда» позволила себе чуточку покапризничать, то ли обе стороны прозаично не сошлись в цене.

А пока в концертах наметился трехмесячный перерыв, у народа появилась возможность все увиденное сравнить, разобраться в собственных симпатиях и подготовиться к новым потрясениям.

Часть II. Сумасшедший июль

Вот-вот должно было наступить лето. Бушующий вокруг дух перестройки привел к тому, что рока в Калинине почти перестали пугаться. Теперь "его величеству" отдали не забытый богом КСМ, а расположенный в самом центре города Дворец Спорта. Места здесь были стоячие, аппарат и звук получше, а невысокая сцена позволяла наиболее горячим фанам чуть ли не касаться руками своих богов.

Итак, весенний застой был нарушен разношерстным сейшеном "трех городов". Тверь представлял МЕТА-ЦЕНТР ("этот стон у нас песней зовется"), за Москву выступал блеваторский ПИЖОН и K°, за Ленинград — Цой.

Если верить афишам, Цой выступал в этот день в страшно-мажорской «солянке» в Москве, во Дворце Спорта «Динамо». Но в век скоростей расстояние между двумя Дворцами Спорта можно вполне преодолеть за два часа, даже если эти дворцы находятся в разных городах. Короче, факт остается фактом: в 22.00 Цой, "как штык" (или, если хотите, "как игла") показался на сцене и под неистовый девичий визг выдал акустический вариант "Группы крови". После чего, как говорят злые языки, опять умчался на вокзал. Остается только пожелать "герою года" перехода количества его сольных выступлений в то качество, которое всегда было фирменным знаком электрического варианта КИНО.

Не прошло и двух недель, как на город, словно с небес, опустились кудесники из АВИА. Правда, малым составом, но все равно, кайф был. Не повторяя слышанные сотни раз комплименты в адрес инструментального трио Гусев-Рахов-Кондрашкин, еще раз отмечу удивительную мимику Адосинского и работу на "все сто" Тимергазова. Последний неоднократно, как подкошенный сноп, падал плашмя с эстрады прямо "в народ" и столь же неоднократно возвращался с любовью оттуда обратно. «Авиаторов» долго не отпускали, а поддержанное тусовкой фирменное "Ура!!!", как говорят, было слышно на противоположном берегу великой русской реки.

Сравнивая это выступление с дебютом АВИА в Москве на «Рок-панораме», лишний раз убеждаешься, перефразируя народную мудрость, что хорошему танцору ничего не мешает. В любых по вместимости залах и в любом составе искусство группы выглядит впечатляюще. Поэтому вдвойне удивительно и обидно было видеть полупустой зал на концертах АВИА в Калинине. Можно, конечно, искать оправдания, мол, середина июня — сессии, экзамены и т. д. Но дело, похоже, в другом. Кроме нашей классической лени и нелюбознательности, как написано на обложке диска-гиганта группы, "для правильного понимания произведений АВИА требуется политическая грамотность, знание азов пролетарской культуры и тонкое чувство юмора". Вот в этом-то мы и подкачали.

Время шло, а сумасшедший июнь все никак не желал угомониться — все вокруг жило предстоящим "Днем города". Вывешенные повсюду афиши угрожали таким составом рок-групп, что в пору было трубить на всю страну об открытии нового рок-фестиваля. Но, увы, угрозы, так и остались угрозами. Обещанный на каждом заборе НАУТИЛУС был приманкой для доверчивого провинциального зрителя со стороны коварных кооператоров — впоследствии свердловчане скажут, что вообще такого города не знают. Облом "номер два" состоял в том, что АЛИСУ представлял только один Кинчев, «пойманный» где-то на подмосковной даче для ликвидации чувств заброшенности и собственной неполноценности у населения. Кроме Кости, в "шоу года" участвовали московский ВА-БАНКЪ, вернувшийся почему-то из Скандинавии, а также ленинградские 600, МЛАДШИЕ БРАТЬЯ и НАРОДНОЕ ОПОЛЧЕНИЕ. Последние две группы и открыли концерт. БРАТЬЯ сделали акцент на музыку и тексты, ОПОЛЧЕНИЕ — на имидж и общение с народом. Все это выглядело на данный момент мило и обещающе, но не более. А вот Свину не повезло. Я не знаю, как можно засовывать шнур от гитары в усилитель на протяжении пятнадцати минут но гитарист 600 доказал, что ничего невозможного в этом нет. В этот момент Свин был далек от того образа мрачного панка, который ему создала пресса. Народ требовал "хлеба и зрелищ", и Свину ничего не оставалось, как рассказывать какие-то бородатые армейские анекдоты. Юмор был средненький и без мата — короче, не в кайф. Кончилось все тем, что группа свое время на сцене исчерпала, спела одну песню и вынуждена была свалить (хотя говорят, что на дневном концерте они смотрелись просто неплохо). Когда же настала очередь Костиного выступления, то он появился далеко не в лучшей форме (с многодневной щетиной и уже отметивший день города). Тем не менее отдадим ему должное, свои акустические баллады отыграл с душой. Вспомнил Башлачева, извинился, что один, без группы (на дворе лето, все «алисовцы» разъехались по деревням, то есть телефонным путем не вычислялись). Зато клятвенно было обещано привести АЛИСУ осенью. — Какой? — спросили из зала. — Этой! — искренне ответил Костя. (Когда писалась эта статья, осень уже давным-давно прошла, а АЛИСА в Калинин все едет).

А закончилась музыкальная часть "Дня города" могучим сейшеном, в котором приняли участие лидеры всех четырех ленинградских групп. С чувством и настроением они разложили на два голоса "Ой, мороз, мороз!" и подали «это»… в металлической аранжировке. «Именинники» стеб вроде бы просекли и довольные, нетвердой походкой разбредались по домам, по инерции поругивая под нос ни в чем не повинный НАУТИЛУС. P.S. Праздник закончился. Наступили будни. Теперь даже самые «голодные» и нетерпеливые были накормлены роком в ленинградской упаковке досыта и на несколько месяцев вперед. Ну что еще душе остается пожелать? Но весь юмор состоял в том, что никто в угомонившейся Твери ни сном, ни духом не ведал, что кульминация всех рок-излишеств еще впереди: "Господа! К нам из Америки едет Гребенщиков!"

NEW MUSICAL ЭКСПРЕСС

Бывший гитарист КЛЭШ Джо Страммер и его группа ЛАТИНО РОКАБИЛЛИ УОР возглавят турне "Rock against the Rich", спонсором которого станет одноименная организация. "Это своего рода анархическая сквоттерская организация, — говорит Страммер. — Доходы от каждого концерта будут переданы в фонд местных нуждающихся. Например, в одном городе людей подвергли преследованиям за то, что они зимой воровали уголь с поездов. Сбор пойдет в фонд их защиты". Страммера также можно услышать на "The Story of the Clash, Volume I", антологии творчества группы 1977-82 гг., и альбоме-саундтрэке к фильму "Permanent Record", для которого Страммер и ЛАТИНО РОКАБИЛЛИ УОР записали 5 песен.

***

Ти-Боун Бернетт находится в Ирландии, где делает предварительный «продакшн» первого альбома Элвиса Костелло на «Уорнер Бразерз". Сам альбом они запишут в Лос-Анджелесе. Тем временем, работа над альбомом легендарного блюзмена Уилли Диксона, который также продюсирует Бернетт, почти завершена — пластинка должна выйти осенью.

***

Пол Маккартни удостоен почетной степени Университетом Сассекса в английском городе Брайтоне.

***

Айк Тернер приговорен к году тюрьмы по обвинению в хранении и перевозке "крэка".

***

После 9-летнего перерыва Патти Смит вернулась на музыкальную сцену с альбомом "Dream of Life". Все это время Смит и ее муж Фред «Соник» Смит (в прошлом — участник знаменитой МС5) занимались воспитанием двоих детей в Детройте. "Мы столько всего делали эти последние девять лет, — говорит Смит. — Едва ли это можно назвать отдыхом". Помимо работы над альбомом Смит писала стихи, рассказы и роман. Певица пока не планирует турне, однако не исключает возможности отдельных выступлений.

***

Издательство "Виллард Букс" опубликует в октябре "Wilderness: The Lost Writings of Jim Morrison, Volume I". Сборник, составленный другом Моррисона Фрэнком Лушандро, содержит более 200 страниц неопубликованных рукописей, обнаруженных недавно. В книгу также войдут рисунки Моррисона и факсимиле его записных книжек. Кроме того, биограф Моррисона Дэнни Шугерман написал роман, во многом вдохновленный его жизнью с ДОРЗ. Он называется "Wonderland avenue: Tales of Glamour and Excess" и выйдет в свет в начале 1989 г.

***

После того, как ВАН ХЕЙЛЕН заявили о своем намерении обратиться в суд, власти города Фоксборо, штат Массачусетс, пересмотрели свое решение о запрете концерта турне "Monsters of Rock" и разрешили провести его 12.06.88. Однако им удалось ограничить 9-часовой концерт шестью часами.

***

Том Петти завершил работу над своим сольным альбомом. Пластинка, которая называется "Songs from the Garage", была продюсирована Петти, гитаристом ХАРТБРЕЙКЕРЗ Майком Кэмпбеллом и бывшим гитаристом ЭЛО Джеффом Линном. На одном номере на гитаре играет Джордж Харрисон, на другом подпевает Рой Орбисон.

***

ЛОС ЛОБОС только что начали работу в Лос-Анджелесе над полностью акустической пластинкой мексиканских народных песен.

***

Новый LP Рэнди Ныомэна запланирован на сентябрь. Более половины пока безымянного альбома продюсировал Марк Нофлер.

***

5-6.06.88 в "Ройал Алберт Холл" (Лондон) состоялся ежегодный благотворительный концерт "The Prince's Trust Gala", собравший более 2 млн. фунтов для различных благотворительных проектов для молодежи. Среди пиков шоу — «Cocaine» в исполнении Эрика Клэптона, которому помогали Марк Нофлер и Элтон Джон, и финальный дуэт "With a Little Help from my Friends" Джо Кокера и Марти Пеллоу (УЭТ УЭТ УЭТ). В концертах также участвовали Ховард Джонс, Питер Гейбриел, Фил Коллинз, Мидж Ер, Брайан Мэй, БИ ДЖИЗ, Леонард Коуэн, Ти-ПАУ и др.

***

Во время июньского концерта Майкла Джексона по западную сторону Берлинской стены вспыхнул инцидент, когда 5 тыс. восточно-берлинских тинейджеров собрались близ стены послушать концерт и были разогнаны полицией, вооруженной электрическими дубинками. Задержано около 100 человек.

***

Джазовый трубач Чет Бейкер скончался 13.05.88 в Амстердаме после падения из окна второго этажа гостиницы. Ему было 59 лет.

***

Хиллен Словак, гитарист лос-анджелесской группы РЕД ХОТ ЧИЛИ ПЕПЕРЗ, был найден мертвым 27.06.88 в своем голливудском доме. Причина смерти 25-летнего музыканта — передозировка наркотиков.

СТОУНЗ РАЗМЫШЛЯЮТ О БУДУЩЕМ

Никакого воссоединения в ближайшем будущем не предвидится, однако ожидается, что РОЛЛИНГ СТОУНЗ приступят к работе над новым альбомом в начале 1989 г. После частной встречи в мае, организованной их финансовым консультантом князем Рупертом Лоуэнстайном, СТОУНЗ согласились встретиться снова и продолжить разговор с намерением начать работу над новой пластинкой вскоре после 1.01.89. Если запись пройдет успешно, следующим летом состоится турне по стадионам. Близкие к СТОУНЗ люди описывают отношения между Китом Ричардзом и Миком Джэггером как "напряженные, но сердечные".

Джеггер подумывает о новом раунде соло концертов. Импрессарио Билл Грэм, который ранее в этом году занимался японским турне Джеггера, говорит, что Мик, возможно, выступит в Австралии и Южной Америке.

Ричардс заканчивает сейчас работу над своим дебютным альбомом, релиз которого запланирован на осень. В записи альбома участвуют гитарист Уодди Уочтел, бывший саксофонист Джеймса Брауна Масео Паркер, басист Бутси Коллинз, бывшая вокалистка ЛАБЕЛЛ Сара Дэш и МЕМФИС ХОРНЗ. Уилли Митчелл, который одно время был продюсером Эла Грина, выступил в качестве аранжировщика.

Остальные члены группы также заняты делом: Билл Уаймен работает над своей обширной биографией СТОУНЗ, Чарли Уоттс играет на джазовых концертах в окрестностях Лондона, а Рон Вуд выступает на европейских музыкальных фестивалях с Бо Диддли который в 1963 г. сопровождал СТОУНЗ в их первом турне по Англии. Вуд, состоявшийся художник, также оформил конверт недавнего ретроспективного альбома Эрика Клэптона "Crossroads".

РОКВИЕМ

НИКО
16.10.38–18.07.88

Бывшая вокалистка ВЕЛВЕТ АНДЕРГРАУНД, выпустившая после распада группы несколько классических арт-роковых альбомов, умерла в результате кровоизлияния в мозг в Ибизе, Испания. Нико (настоящее имя — Криста Пэффген) родилась в Кёльне, Западная Германия. В 14 лет она стала манекенщицей, в 1961 г. снялась в фильме Феллини "La Dolce Vita". Ее вокальная карьера началась в 1964 г. в нью-йоркском ночном клубе "Блу Энджел". В 1965 г. в Лондоне она записала сингл "The Last Mile", продюсером, аранжировщиком и соавтором которого стал Джимми Пейдж (на второй стороне играл Брайан Джонс), для компании Эндрю Луг Олдема «Иммидиэйт» и приняла участие в программе «Ай-Ти-Ви» "Ready Steady Go".

Этот первый опыт не принес ей успеха и в следующем году Нико снова появилась в Нью-Йорке. Там она познакомилась с Энди Уорхолом и вошла в его творческое объединение «Фэктори». Нико снялась в знаменитом фильме Уорхола "Chelsea Girls", а вскоре он свел ее с музыкантами ВЕЛВЕТ АНДЕРГРАУНД. Вместе они записали классический дебютный альбом группы "Velvet Underground and Nico" (1967). В том же году Нико выпустила соло-альбом "Chelsea Girl", в который вошли песни Боба Дилана, Лу Рида и Джексона Брауна. Затем вышло еще два альбома "The Marble Index (1969) и «Desertshore» (1971), на которых ей аккомпанировал экс-ВЕЛВЕТС Джон Кэйл (он также был продюсером обоих LP). После выпуска последнего Нико переехала во Францию и три года о ней ничего не было слышно — до тех пор, пока ей не предложила контракт компания "Айленд Рекордз". Альбом был записан в Англии и назывался — по песне Моррисона — "The End" (1974) (продюсером снова стал Кэйл). Еще до его выпуска певица выступила вместе с Кэйлом, Брайаном Ино и Кевином Эйерсом в зале «Рэйнбоу» (Лондон) — пластинка с записью концерта называется "June 1, 1974". В конце 1975 г. Нико покинула «Айленд», последовал новый перерыв.

Последний LP певицы "Camera Obscsura" вышел в 1985 г. В последние годы Нико возобновила гастрольную деятельность и за четыре недели до смерти дала концерт в Берлине, где представила новый материал.

ДЖЕССИ «ЭД» ДЕЙВИС
21.09.44–22.06.88

Ветеран блюз-роковой гитары Джесси «Эд» Дейвис, игравший с Джоном Ленноном, Эриком Клэптоном, Стивом Миллером, Би Би Кингом, Джо Кокером, Таджом Махалом и бесчисленным множеством других музыкантов, умер в Венисе, штат Калифорния, как предполагают, от передозировки наркотиков. Ему было 43 года.

Дейвис, индеец племени киова, родившийся в Оклахоме, начал свою карьеру в 1960 году. Позже его риффы стали частью десятков классических записей, в том числе "When I Paint My Masterpiece" Боба Дилана и "Doctor My Eyes" Джексона Брауна. "Никто никогда не играл как он: он шел на риск", — сказал Браун после смерти Дейвиса.

В 1963 г. Дейвис подружился с Джоном Ленноном. После распада БИТЛЗ Дейвис играл на нескольких их соло проектах и участвовал в Концерте для Бангладеш Джорджа Харрисона (1971).

В начале 70-х Дейвис записал три собственных альбома, но в 80-х ему сильно мешали проблемы с героином и алкоголем. В 1985 г. он и индейский активист и поэт Джон Траделл записала два альбома как ГРАФИТТИ МЭН БЭНД.

КИНОВОСТИ

На международном кинофестивале в Саданкюле (Финляндия) был представлен фильм о советском роке "Серп и гитара" финского режиссера Марьяяны Мюккянен, повествующий, в основном, о «Рок-панораме-87». В качестве гостя фестиваль посетил Слава Бутусов (по сообщению ТАСС, НАУТИЛУСУ посвящена "добрая половина фильма").

***

Дэвид Берн снимается в фильме режиссера Дэвида Леланда "Checking Out", который продюсирует компания Джорджа Харрисона "Хэнд-Мэйд филмз" (в одном из эпизодов участвует и сам Харрисон). Берна пригласила принять участие в фильме его жена Аделл Люц, у которой также есть роль, кроме того, она костюмер картины. Выход фильма намечен на осень.

***

Нил Янг и Боб Дилан снимутся в эпизодах фильма «Backtrack» режиссера Денниса Хоппера, а Игги Поп, возможно, исполнит роль в фильме "Zombie Сор" с бывшей порнозвездой Трэйси Лордз.

***

В мае-июле без лишнего шума состоялось несколько демонстраций нового документального фильма "Игра с неизвестным" (режиссер и автор сценария — Петр Солдатенков, киностудия им. Довженко). В фильме принимали участие группы ДДТ и КАПИТАЛЬНЫЙ РЕМОНТ, Юрий Морозов, Андрей Дворин, Юрий Кукин, Александр Дольский, Олег Митяев и мн. др. За кадром прозвучали песни Александра Галича, Александра Башлачева и группы РОССИЯНЕ.

Мы попросили высказать свое мнение об этой ленте двух ведущих московских критиков в области кино и рок-культуры, снабдив их, разумеется, собственным послесловием.

Илья Смирнов, гл. ред. журнала "Урлайт":

"Этот фильм в течение восьми месяцев запрещали всевозможные чиновничьи инстанции, включая лично директора ВО «Видеофильм» О.Уралова (известного как режиссер фильма об Андропове). Его довольно основательно резали, и вот, состоялась его премьера. На мой взгляд, в картине есть удачные находки: сюжет о Башлачеве, «Брэйкданс» Шевчука, мальчик с крестиком в конце фильма, но он слишком затянут. Его идею можно было бы сделать более различимой сконцентрировав внимание зрителя на трех ключевых образах, трех портретах людей, которых уже нет с нами: Галича, Башлачева и Ордановского. Отсюда появился бы динамизм, развитие сюжета, чего в действительности вовсе не наблюдается. И все-таки, на фоне откровенной конъюнктуры, слепленной по схемам «Ассы» и «Рока», "Игра" выгодно выделяется своей искренностью: в ней ставятся вопросы и делаются попытки ответить на них средствами кинематографии.

Кстати, как ни странно, в сюжет «роксреди-развалин» отлично вписался парень из Афгана с песней "под Высоцкого": не очень умело, но искренне; не ура-патриотизм, но боль".

Андрей Дементьев, зам. гл. ред. Молодежной Редакции журнала "Советский Экран":

"В сравнении с картиной Петра Солдатенкова "Игра с неизвестным" фильм «Рок» при всех своих недостатках — просто гигант, шедевр. Недаром А.Башлачев отказался в ней сниматься, оставив, правда, за кадром потрясающую песню "Имя имен". «Рок» А.Учителя — это "взгляд со стороны", но взгляд весьма профессиональный и последовательный. "Игра с неизвестным" вообще не имеет концепции, здесь все беспомощно, за исключением, пожалуй, лишь попытки кино-клипа песни Шевчука по поводу "брэйка на производстве". Вялые, беспредметные дискуссии между сторонниками рок-движения и малоизвестными бардами перемежаются плохо снятыми песнями (включая и "Ни шагу назад" того же Шевчука). Жалко Юрия Морозова, которому трудно дается выученный заранее текст о своем творчестве. Здесь даже Дольский участвует, который уже явно не отсюда. Допущена в фильме и досадная бестактность. Режиссер рассказывает за кадром, что Юра Шевчук хотел, дескать, прыгнуть с высокой крыши и вставить потом этот трюк в фильм, но не позволили те, кто отвечает за технику безопасности. "Мы не знали тогда, — говорит режиссер, — что через полгода именно таким образом и погибнет Саша Башлачев". Выходит, Башлачев просто хотел сделать некий трюк, да не получилось у него? Как можно было столь небрежно, походя извратить трагическую историю его самоубийства? Наверное, авторы не хотели худого, но так уж вышло".

Андрей Бурлака — от редакции РИО:

Прежде чем выносить окончательный вердикт многострадальному фильму П.Солдатенкова, мне хотелось бы задаться вопросом: что было бы лучше для отечественной культуры (в т. ч. и рока) — выход «Игры» в той форме, в которой она все-таки вышла, или полное исчезновение ее с пленки и из нашей памяти? Оправдан ли факт ее существования каким-то новым шагом в познании мира и души художника, открытиями в области искусства или искусствоведения, проникновением в неизвестное или замалчивавшееся, режессерскими или сценарными находками — поскольку искренность, о которой очень убедительно говорит Илья Смирнов, может оправдать нехватку профессионализма, но уж никак не дефицит мысли. Что же, давайте взглянем на предает фильма и пути его отображения… э-э, как бы со стороны. Итак, о чем этот фильм? Ответ, по всей видимости, однозначен: о людях, которые общаются с миром посредством своих песен, об авторах-исполнителях. Поначалу авторы поспешили назвать их бардами (отсюда и рабочее название ленты — "Барды выходят из подворотен" — впоследствии дважды менявшееся), однако, в процессе общения со своими героями выяснили, что термин этот сегодня трактуется весьма узко, а поющие поэты весьма и весьма разнятся по своим художественным методам, эстетическим концепциям, политическим взглядам и своей социальной роли. Кое-кто из них, ратуя за "чистоту жанра", отказывает в праве на творчество даже своим очевидным коллегам, а уж к иным музыкальным формам отношение подчас бывает крайне агрессивным (Вспоминаю, например, интервью) А.Дольского, в котором он подвергает уничижительной критике АКВАРИУМ, пользуясь более чем спорными аргументами). Да и сами рамки жанра авторской песни размыты и условны…

Эх, не прочитал, видно, Петя Солдатенков в свое время сочинения Козьмы Пруткова — иначе разве забыл бы мудрейшее изречение директора пробирной палатки: "Нельзя объять необъятное". Зачем было мешать в кучу совершенно разные стили и формы, руководствуясь принципом: "Поешь свое? Значит, бард!" Вследствие этой художественной всеядности фильм более всего напоминает Кунсткамеру, в которой персонажи, словно мухи к подушке, пришпилены булавками к нескончаемо длинной киноленте, а между ними как тень отца Гамлета бессмысленно бродит "сквозной герой" (О.Митяев) — все полтора часа он тщится понять что-то, но, похоже, так и не прозревает до финальнных титров. Назвать это все сюжетом — язык не поворачивается.

Может, целью «Игры» было найти зерно конфликта между различными авторскими позициями, искрящую точку соприкосновения разнозаряженных творческих величин? Что-то незаметно: пути различных героев фильма, если даже и начинались некогда в одной точке, уже давно разошлись настолько, что от их искусственного столкновения "на белой простыне экрана" не возникает ни дыма, ни огня. Пожалуй, единственным моментом, когда диалог как-то ожил, заиграл блестками живой речи, я бы назвал полемику самого Ильюши Смирнова и поэта Владимира Большакова (если не ошибаюсь, в прошлом — постоянного автора легендарных АРГОНАВТОВ, хотя в фильме об этом ни полслова). В остальном же вымученные моно- и диалоги, распадающиеся на осколочки бессвязных фраз, мертвы и на задевают сердца. Поэтому, видно, и Саш Баш, который поначалу проявлял к картине интерес и (насколько я могу судить) возлагал на нее определенные надежды, так быстро разочаровался и ушел.

Операторской работы в "Игре с неизвестным" крайне мало: бесчисленные общие планы, не выразительные ракурсы и панорамы, набившие оскомину "завтраки на траве" и "певцы среди развалин" — никакого сравнения с вдумчиво-исследовательским взглядом «Рока» или парадоксальной изобретательностью нугмановской «Иглы»! Не случайно единственный удачный клип — «Конвейер» Шевчука — быстро обособился и зажил на телеэкране своей собственной жизнью. Об интерпретации же второй Юриной песни просто не хочется говорить.

Впрочем одну мысль, заключенную в содержании фильма, я, кажется, уловил. Каждый, в ком есть искра творчества, потребность сказать что-то своими песнями, имеет право голоса. Все — рокеры и фолксингеры, преуспевающие профессионалы и рвань от «Сайгона», завсегдатаи студий звукозаписи и подворотен — равны перед Богом: говори если тебе есть, что сказать. Говори и будешь услышан. Вот только стоило ли ради этого огород городить?

А теперь я предлагаю всем желающим еще раз перечитав вышенаписанное и просуммировав все плюсы и минусы, самим решить, можно ли играть в игру, если не знаешь ни ее правил, ни смысла. Ведь такие "игры с неизвестным" могут оказаться для кого-то просто жестокими.

***

8.07.88 в Ленинграде состоялась премьера художественного фильма «Город» режиссера А.Бурцева по сценарию В.Шинкарева и В.Тихомирова. В фильме, который является митьковским по форме, содержанию и качеству исполнения, использована музыка АКВАРИУМА. Помимо Дмитрия "Дык, ёлы-палы" Шагина на экране появляются БГ и АКВАРИУМ с песней "10 стрел", В.Цой с «Легендой» и Дюша Романов с "Невским проспектом". К более детальному разговору об этой ленте мы намерены вернуться в следующих номерах РИО.

На том же киносеансе была показана и короткометражка С.Белошникова "Счастливо оставаться" (композитор — С.Курехин. Музыка записана ПОП-МЕХАНИКОЙ в составе: С.Курехин — «Профит-1000», Ю.Каспарян — эл. гитара, И.Тихомиров — эл. бас, Г.Гурьянов — драм-компьютер).

ФЭЙСОМ ОБ МУЗЫКУ

КОМУ НУЖНА ТАКАЯ "ГЛАСНОСТЬ"
или
ДЛЯ КАКИХ ШТУЧЕК СОЗДАВАЛСЯ "ИНТРЕПИД"?

Знает ли читатель «РИО», что Джоанна Стингрей "вольно или невольно (!), сделала нашему року бесплатную рекламу" и "хотя бы потому" преследовать ее вроде и не стоило, и что теперь она "вполне легально собирается выпустить в США новый альбом — "Красная Волна-2"? Не беда: что не знает читатель «РИО», знает Владимир Первухин, опубликовавший в "Московском комсомольце" (15.07.88) заметку «Гласность» в Канаде". Герой заметки канадец Стюарт Рэйвен-Хилл, он же основатель фирмы «Интрепид» и обладатель "права на выпуск лицензий из всего рок- и поп-каталога «Мелодии», вряд ли думал над названием своего сборника дольше, чем В.Первухин над названием нового альбома Дж. Стингрей. Разумеется, он называется «Гласность», а вошли в него "12 записей девяти советских ансамблей и coлистов — КРУИЗА, АВТОГРАФА, МАШИНЫ ВРЕМЕНИ, БРАВО, ФОРУМА, ЗОДЧИХ, ЭВМ, Аллы Пугачевой и Софии Ротару". Впрочем, мы поторопились — с названием проблемы были. "Ему предлагали (кто именно? — РИО) что-нибудь типа "Русские идут!" и обязательно с окровавленным серпом и молотом на обложке. Он отклонил подобное предложение, сказав, что «Интрепид» создавался не для таких дешевых штучек". Для каких же штучек создавался «Интрепид»? Это мы узнаем из следующего абзаца. Рэйвен-Хилл "удивляется, что в Северной Америке никому не приходило в голову «эксплуатировать» идею привлекательности самого факта существования русского рока.

Даже если это и не американский рок-н-ролл, то это серьезная русская поп-музыка".

Не будем разводить руками: к циничным и неискренним заявлениям на страницах официозной прессы мы давно привыкли, но все же скажем, что никто не против выпуска сов. эстрады на Западе (хотя и сомневаемся, что канадские фаны так уж полюбят Ротару и ЭВМ), но зачем же «эксплуатировать» то, к чему проект Рэйвена-Хилла не имеет никакого отношения? И зачем В.Первухину понадобилось привлекать имя Дж. Стингрей — может быть, чтобы намекнуть, что он-то занимается рекламой вполне сознательно и небесплатно?

ОТДЕЛ ГЛАСНОСТИ НЕ ПОЙТЕ С НИМИ!

К "уважаемым в народе писателям", озабоченным будущим нации, прибавились и "молодые поэты". Это произведение Виктора Кирюшина (г. Брянск) произвело на нас не менее сильное впечатление, чем на известного Ст. Куняева, снабдившего публикацию в "Литературной учебе" (№ 3-88) хвалебным послесловием. Нам лишь показалось, что стихотворению недостает, пожалуй, только… музыки. Что ж, за гитары, друзья!

ЧУЖАЯ МУЗЫКА
Постыдно делать из шута пророка,
Флаг из того, чем тешится дитя,
И горько мне, когда эпохой рока
Мой век зовут иные не шутя.
К добру чужому проявляем рвенье,
Почти подобострастно егозя
И предавая запросто забвенью
То, без чего представить нас нельзя.
Гремят-грохочут морем разливанным
Украденные ритмы и слова:
Невольно вспомнишь про того Ивана,
Не помнящего кровного родства.
Мне совестно, когда с таким размахом
Свистит у нас заморский соловей
Над пашнями, над памятью и прахом
Твоих, Россия, лучших сыновей.
Не набиваюсь в менторы и судьи,
И все-таки тревожно на душе:
Неужто нашей совестью и сутью
Чужые песни сделались уже?
О Родина!
Судьбой твоей болея,
В нее и верим, скверне вопреки.
Не кончен бой,
Не зря у Мавзолея
Суровой сталью светятся штыки.

РОК-АРХИВ

В нынешнем июле исполнилось десять лет со дня памятного для ветеранов ленинградского рок-движения события — митинга и демонстрации "за Сантану", состоявшихся на Дворцовой и Невском соответственно 4 июля 1978 года. Поскольку все перипетии этого стихийного мероприятия уже изрядно подзабыты массовой аудиторией и успели обрасти кучей вымышленных «подробностей», сообщенных липовыми «свидетелями», мы решили предложить вниманию наших читателей безусловно достоверный рассказ непосредственного участника этой акции, уточненный и дополненный свидетельствами двух членов редакции, за чью правдивость мы также можем поручиться.

Ан. НЕДОСТРЕЛЯНЫЙ

Я ВИДЕЛ ЭТО!

"Властитель слабый и лукавый,

Плешивый щеголь, враг труда,

Нечаянно пригретый славой,

Над нами царствовал тогда".

А.С.Пушкин "Евгений Онегин"

Да, судари мои, я видел это — от начала и до конца — причем, не просто видел, но и прочувствовал, можно сказать, на собственной шкуре, когда упруго-освежающие струи ледяного душа вышибли из моей головы все романтические бредни и иллюзии по поводу "мирного врастания" рока в соцреализм, а заодно смыли остатки демократии с повидавшей на своем веку всякое брусчатки Дворцовой.

Сейчас, после триумфального шествия поп-механического карнавала по подмосткам страны, невольно напрашиваются аналогии между событиями 4 июля и Курёхинскими хеппенингами, вовлекающими в свое действо сотни людей. Да по сути дела это и был грандиозный хэппенинг, срежиссованный и поставленный не без изящества кем-то, кто пожелал остаться безымянным… Помните, как мы пели тогда: "Ах, до чего ж порой обидно, что хозяина не видно: вверх и в темноту уходит нить"?

А началось все со скромной заметочки на третьей полосе «Ленправды» (28.05.78), которая сообщала, что в Сан-Франциско подписано соглашение, по которому американский кинорежиссер Джордж Кьюкор (поставивший в 1975 г. приторно-слащавую «феерию» "Синяя птица", ставшую "первой ласточкой" нового этапа советско-американских культурных отношений) начинает работу над вторым совместным проектом — "музыкальной фантазией" «Карнавал» центральным эпизодом которой станет большой концерт под открытым небом — на Дворцовой площади Ленинграда в 18 часов 4 июля. Советскую часть программы должны были представлять Алла Пугачева, АРИЭЛЬ и ПЕСНЯРЫ, американскую — Джоан Баэз, БИЧ БОЙЗ и Сантана (Забавная мелочь: когда несколько лет спустя на наших экранах действительно появился фильм «Карнавал», я кинулся его смотреть, предположив, что это, пусть урезанное, но все же воплощение той самой идеи. Увы, кроме сентиментального шлягера "Позвони мне, позвони" в картине ничего не было…)

Нет нужды объяснять, что с момента выхода газеты вся рок-н-ролльная и околороковая братия находилась в состоянии невесты на выданье: строились грандиозные планы, чудились заманчивые перспективы, сладкие грёзы вскружили множество голов, заставив забыть о разгоняемых регулярно сэйшенах, злобствующих с молчаливого одобрения местных властей «пригородных» гопниках и вековом запустении в эстрадном отделе магазина «Мелодия». Правда, находились и отдельные резонеры-скептики, которые утверждали, что ничего этакого не будет, потому что не может быть никогда, и что если даже концерт, несмотря ни на что, состоится, то это абсолютно ничего не доказывает и не опровергает тезис о стремлении Минкульта полностью истребить ростки рок-н-ролла, взошедшие на отечественной почве, несмотря на культурные засухи и идеологические бури последнего десятилетия. С ними яростно спорили неисправимые романтики хиппейской закваски, которые видели в этом «супер-лайв» шоу первый знак грядущих перемен и вычисляли, сколько подобных капель потребуется, чтобы подточить камень соцреалистического колосса. Короче, все с нетерпением поджидали "день Икс".

Четвертого днем — как показало время, эта дата во-многом оказалась «роковой» — у меня состоялся пренеприятный разговор с одной барышней, в результате чего я получил полную свободу и с легким сердцем потрусил от улицы Пестеля, через мостики Фонтанки и Канала на Халтурина, а потом прямым ходом вылетел на Дворцовую.

Несмотря на то, что время близилось к пяти, никаких зримых признаков подготовки к концерту заметно не было. Самое подозрительное, не было ни милиции, ни кордонов или заграждений, которые нужно было бы преодолевать на подступах к сцене — а с тем, что это неизбежно, соглашались и оптимисты, и пессимисты. Более того, не было и самой сцены! На площади не было ничего — если не считать трибуноподобных конструкций у фасада Эрмитажа, Александрийского столпа, сотни обычных для этого времени туристов и примерно такого же количества волосатых, как бы ненароком собравшихся вокруг цоколя колонны.

Если честно, то надежда на то, что через пару часов здесь зазвучит "Black Magic Woman" — если и теплилась еще в глубине души — растворилась безвозвратно. Однако, зудящее желание убедиться в этом непосредственно, позлорадствовать над собственной доверчивостью и поехидничать над властями, которые, допустив "утечку информации", не позаботились о том, чтобы опровергнуть ее или как-то иначе погасить волну, вызванную ее «возбуждающим» характером оставалось. (Замечу мимоходом, что на всем протяжении дальнейших событий меня, как, вероятно, и прочих «сантаноманов», не покидало ощущение законности всех наших действий и смутная убежденность в том, что справедливое возмущение обманутых газетой (!) людей должно обрести конкретного адресата, который и "ответит за всё": "Меня научила мечтать свежая краска газет").

Естественно, и полшестого, и в шесть, и еще полчаса спустя на площади не переменилось ничего — за исключением, разве что, того, что толпа выросла во много раз и насчитывала — по некоторым оценкам — две с лишним тысячи человек! В ней, сплоченной и поначалу весьма миролюбивой, постепенно начали зарождаться очаги открытого недовольства. Раздались выкрики: "Нас обманули!", "Газеты врут!", "Сантану давай!". Потом кто-то предложил: "Надо пойти в редакцию и спросить, почему нас обманули?" Идея понравилась, ее пару раз выкрикнули над толпой и буквально через пять минут колонна рокеров, на ходу достраивая свои ряды, нырнула под арку Главного Штаба и пестрой лентой выкатилась на середину Невского.

Мы шли, аккуратно заняв одну из полос движения, крайне гордые своим первым самостоятельным волеизъявлением и по-настоящему осознавая свое не случайное единство. На подходе к Народному (б. Полицейскому) мосту колонну пополнила довольно большая группа меломанов, срезавших путь по набережной Мойки. Многие шли параллельно по тротуару, охотно отвечая на вопросы заинтригованных прохожих. Помню один из них: "А что, правда Бони Эм приезжают?" Проходя мимо Строгановского Дворца мы начали негромко, но дружно скандировать "Сан-та-ну! Сан-та-ну!" и в это время движение впереди застопорилось: я увидел что Невский на оси памятника Кутузову перегорожен тремя желтыми «Икарусами» и остается только одна дорога — через Казанский сквер, на набережную и… Так и поступили. А за Казанским нас уже поджидала милиция… Врать не буду, с голыми руками в атаку на ментов я не ходил. Ткнувшись в непроницаемый заслон, голова колонны откатилась назад, кого-то из нее выдернули на ходу выкручивая руки, потащили к воронкам. Некто в штатском без устали водил кинокамерой, снимая лица демонстрантов. Какие-то шустрые молодцы зашныряли в толпе, подозрительно косясь по сторонам. Колонна распалась на отдельные сегменты и начала быстро таять…

И все же, чуть меньше часа спустя, я снова оказался на Дворцовой. Теперь здесь уже никого не ждали. Кто-то, взобравшись на цоколь Александрийского столпа, пытался заменить собою Сантану. Кто-то перебрасывал над головами тарелочку-фризби. Кто-то пел. Кто-то пил. Кто-то дремал на ступеньках. Становилось скучновато, и мы с приятелем решили сделать круг по площади. Мы молча шли, с любопытством поглядывая по сторонам и даже не заметили, как пристроились в кильватер двум спортивного вида ребятам со стриженными под бокс затылками, которые двигались тем же курсом вокруг колонны. Они вполголоса переговаривались о чем-то своем — я не слушал, о чем именно, пока одна фраза — "Значит, начинаем ровно в восемь" — не зацепилась в моем сознании. Часы показывали без пяти, и мы продолжали идти, внутренне готовясь к любым неожиданностям. Подслушанная нами фраза не была случайной. Едва минутная стрелка достигла цифры «12», вся площадь пришла в движение. Из распахнувшихся подъездов Главного Штаба как тараканы посыпалась синие фуражки; из-под арки и со стороны Адмиралтейства борт к борту выехали ментовские газики, а от Певческого моста прямо на толпу двинулись поливальные машины какой-то особенной (или это только показалось?) конструкции.

В первое мгновение мы растерялись: даже ожидая каких-то репрессивных мер, мы не рассчитывали на такой поворот событий; как обложенные охотниками зайцы, мы панически заметались по площади, пока мощный поток воды в лоб не привел нас в чувство. Мы были в кольце: машины, менты, курсанты стояли сплошной стеной, не давая никаких шансов вырваться. И тут мой приятель не слова не говоря, схватил меня за рукав и потащил прямо к арке. Уже подбегая, я понял, что он придумал: газики стояли близко, но не совсем вплотную, между двумя из них щель была сантиметров сорок — в нее то мы и пролетели, еще через двадцать секунд смешавшись с толпой на Герцена.

Теперь мы могли наблюдать за происходящим "со стороны". Мы видели, как расправляются с теми, кто остался на площади — впоследствие стало известно, что им инкриминировалось либо "нарушение общественного порядка", либо "мелкое хулиганство".

Около оцепления то и дело вспыхивали мелкие стычки — пришедшие в себя рокеры пытались отбить своих. А на Адмиралтейском — от края и до края — стояли десятки армейских грузовиков, а в них солдаты внутренних войск. Прямо против фонтана молоденький связист развернул полевую радиостанцию и уже кричал что-то невидимому начальству. Грузноватый полковник в ожидании топтался перед ним. Между машинами сновали офицеры. И вот только в этот момент мне стало по-настоящему страшно — я понял, на какой роковой черте остановилось развитие событий… Вскоре мы разъехались по домам. Говорят, волнения продолжались до глубокой ночи.

Кто-то потом рассказывал про перевернутый трамвай, дымовые шашки, чуть ли не рукопашные бои в Александровском садике — не знаю, не видел. Но несколько дней спустя понял, что отныне смотрю на всё, что меня окружает, совсем по-другому. И еще понял, что имел в виду Леннон, когда говорил, что сон кончился.

СО ВСЕХ СТОРОН НАМ СООБЩАЕТ ПРЕССА

На стыке мнений. — Невская заря (Всеволожск), 2.07.88.

Полемика между читателем А.П.Харниковым ("На концертах АЛИСЫ… музыки, как таковой, я не обнаружил. Шуму, реву, лязгу и прочей пиротехники было сколько угодно…") и автором статьи "АЛИСА: есть за что бороться!" (НЗ, 3.06.88) Д.Пановым. Об АЛИСЕ, «Смене», "Памяти" и Углове.

Садчиков М. Редкая группа крови. — Смена, 6.07.88.

Рассказ о группе КИНО. "Осенью 1983-го мы познакомились. Худой, под метр-девяносто, загадочно-молчаливый Виктор Цой вместе со своим Санчо Панса — гитаристом Юрием Каспаряном по моей просьбе пришли в редакцию. Но разговор не очень удался…"

Сеффер Я. (И.Рефес). Выброшенные денежки, или как не надо работать. — Рыбак Эстонии, 7.07.88.

О концерте 24.06.88 в Таллиннском Дворце культуры и спорта НАУТИЛУСА П., КАБИНЕТА, ИГР с Джоанной и АУКЦИОНА: "…Было не совсем ужасно. Так, нечто среднее между провалом и умеренной силы приветствием (? — РИО), хотя у переднего края сцены собралась публика, которой все равно, кто играет и что играется. Рокеры отчаянно пытались завести народ, но тот упорно не заводился… Звук был такой, что фонограмму концерта можно вполне использовать для глушения подрывных радиостанций… В середине выступления (АУКЦИОНА — РИО) отказал — в лучших традициях ленинградского рок-клуба — один из усилителей…"

Казаков Г. И вновь про рок в своем отечестве. — Комсомолец Татарии, 9.07.88.

О 6 Ленинградском рок-фестивале.

Трескин Э. "Поэт в России больше, чем поэт". Евгений Евтушенко отвечает на вопросы читателей «ВК». — Вечерняя Казань 11.07.88.

"Что хорошего вы нашли в Бобе Гребенщикове?

— Гребенщиков один из немногих профессиональных певцов, который является поющей личностью".

Годунова Е. Про «Кайф» и про жизнь. ВЛ, 12.07.88.

В.Рекшан: "Кайф появился благодаря целой цепи случайностей: я случайно написал, случайно возникла возможность напрямую дать прочесть главному редактору «Невы» Борису Николаевичу Никоскому, а тот как раз только что вернулся с пленума Союза писателей РСФСР, где об этом говорили и Василий Белов называл рок «сатанизмом». Никольский прочел и сказал: "Давай печатать".

АмлинскиЙ А. Рок-н-ролл под баян. — КП, 14.07.88.

Отчет о вильнюсском "Рок-форуме".

Пересветов В. "Те…визор". "Шест…б". — МК, 15.07.88.

Читатель «МК» уличает фирму «Мелодия» (по крайней мере, московское отделение) в купировании, произведенном в двух песнях альбома ТЕЛЕВИЗОРА — "Дальний Восток" и "Шествие рыб". Некоторые слова в этих песнях "по странным обстоятельствам почему-то не звучат".

Лейтман А. Летом, в Зимнем стадионе (прошел 6 Ленинградский рок-фестиваль). -Знамя юности (Минск), 17.07.88.

Добровицкая М. Все-таки что-то было в Вавилоне. — Молодежь Эстонии, 16.07.88.

Встреча с Джоанной Стингрей и Юрием Каспаряном.

Березовский Б., Садчиков М. Эндрю Ллойд Уэббер: "Мелодия — моя суперзвезда". Смена, 20.07.88.

Интервью.

Майнерт Н. Закажем музыку сами! — Реклама (Таллинн), 20.07.88.

О концертах 24–26.07.88 в Таллиннском горхолле: "Группа ДДТ запросила за один концерт в Таллинне 10000 рублей по безналичному расчету… Предложение исходило от хорошо известного хиппарям волосатого собрата, одного из бывших организаторов ленинградского рок-клуба, ныне администратора ДДТ Гены Зайцева… Гребенщиков, так увлечен новой «деревней» Нью-Йорком (судя по интервью в газете "Ленинградский рок-клуб"), что предпочитает чаще ездить именно туда. Выкроить время для местных концертов действительно нелегко…"

Плонская Е. — Неделя, № 29 (18–24.07. 88).

Читательница из Ленинграда с критикой концепции Углова-Режимбаля.

Садчиков М. Бикфордов шнур. — Смена, 24.07.88.

Интервью с Ю.Шевчуком. "Россия во все врубается гораздо серьезней и драматичней…"

Попов А. "Работаем для страны". Пресс-конференция Юрия Шевчука. — Молодой коммунар, (Воронеж), 21.07.88.

"…Не так давно «пробили» пластинку на ленинградском отделении «Мелодии». Но и тут не обошлось без чиновничьих причуд. Альбомы наши устроители дела не приняли. Оставался сборник. Пол-января записывались. Потом гастроли — Владивосток, Камчатка, Рига, Москва… Вернулись. Меня вызывают к директору филиала. "Вам придется отказаться от авторского вознаграждения. У нас нет денег. Подпишите условия". Мы посовещались и решили подписать, черт с ними, с деньгами.

В марте — еще одна новость: "Вы не будете писать пластинку. Адвокат сказал, что вы все равно потом можете потребовать гонорар". Вот так. Но тут нам подсказали выход: "А вы купите пластинку… сами у себя (!!). Ладно. Дали концерт и купили. Осталось совсем немного работы. Думаю, к зиме диск выйдет, если опять чего-либо не случится… Странно, но «Революцию» нам записывать категорически запретили, хотя она звучала в фильме «Рок» и программе "Взгляд".

Троицкий А. Доставка красной звезды. — Вечерняя Казань, 27.07.88.

Первая часть репортажа о «Рок-панораме-87» "обозревателя популярного еженедельника "Ныо Мьюзикл Экспресс". Перевод с английского.

Заякин М. Виктор Цой: "Ночь дает мне чувство романтики…" — На смену! (Свердловск), 29.07.88.

Соколов В. Интервью за 500 долларов. — Смена, 29.07.88.

Явный кризис жанра: муз. обозреватель пересказывает стародавнюю заметку Шавырина об интервью с Блэкмором из "МК".

Мейнерт Н. Рок через призму социолога, — Красноярский комсомолец, 30.07.88.

Пешкова Н. Это только рок-н-ролл. Интервью с группой ЗООПАРК. — Молодость Сибири, 30.07.88.

— Функция рока в обществе?

Развлекать людей. Выражать при этом свои или чьи-то мысли, но и развлекать. Mногие любят усложнять, говорить про какое-то рок-движение. Что это такое — хоть убей, не знаю. Есть просто рок и нет никакого движения.

Ханга Е. Сюрприз для битломанов. — Мос. новости, 31.07.88.

Этот традиционный для нашей прессы анонс "гастролей Маккартни" превзошел все прочие по количеству имен и подробностей. Увы — он был тут же опровергнут, а упоминание о сенсационном сообщении "одного московского еженедельника" попало даже в "Роллинг Стоун".

Бурлака А. Рок по-русски. — Там же. В плане издательства «Книга» заявлен "опыт популярной энциклопедии" под рабочим названием "Рок-музыка в СССР".

Максимов А. Философия в стиле рок. — Собеседник, № 31 (июль).

НАУТИЛУС ПОМПИЛИУС.

Борис Гребенщиков. "Смотри, как течет река…" — Семья, № 31.

Под таким глубокомысленным названием популярный еженедельник опубликовал тексты БГ "Пески Петербурга", "Стучаться в двери травы", "Орел, Телец и Лев", "Пока не начался джаз", "Искусство быть смирным", "В поле ягода навсегда", "Мне было бы легче петь" и "Встань у реки".

Журналы

"Студенческий меридиан" (7-88) анонсирует публикацию "истории рок-музыки" (?), за которую намерен взяться в 1989 г. Судя по взятому из нее генеалогическому древу рока, перевод будет с испанского.

Тихонова Н. Праздник общей беды. — Смена, № 14–88.

Интервью с Сергеем «Асса» Соловьевым.

Воспитать патриота. Беседа писателя И.Шевцова (помните роман "Тля"? — РИО) с командующим Всесоюзной военизированно-спортивной игрой «Зарница», Героем Советского Союза, маршалом авиации И.Пстыго.

Молодая гвардия, 7-88. О роке ("зараза эта"), космополитизме ("с некоторых пор произносить это слово почему-то считается дурным тоном"), люберах ("здоровые нравственно, сильные физически ребята"), фильме Н.Бурляева «Лермонтов» ("Волнующий"), НПФ «Память» ("в патриотизме народа истоки "Памяти") и многом другом.

Пстыго: Иван Михайлович, как писатель, в чем вы видите источники болезнетворного вируса, проникшего в молодежную среду нашего общества?

Шевцов: Вы же сами сказали: занесен западными ветрами. Через кинофильмы, эстраду.

В "Сов. экране" (13–88) опубликован текст песни А.Башлачева "На жизнь поэтов". На обложке этого молодежного выпуска — В.Цой и П.Мамонов.

Рокуэлл Дж. Субсидии — року? — Ровесник, 6-88. "Австралийское правительство выделяет значительные денежные средства на стимулирование развития рок-музыки: только в 1985 году на эти цели было ассигновано более 50 тысяч долларов".

Богдан А., Морозов П. (кандидаты мед. наук, Всесоюзный центр психического здоровья АМН СССР). — Ровесник, 7-88. "…Какие-либо прямые взаимосвязи между психическими заболеваниями и увлечением молодежной музыкой неправомочны. В частности, вопросы типа "Обусловливает ли рок развитие психопатологических расстройств, или предпочтение этой музыки присуще только аномальным личностям?" глубоко антинаучны и надуманны".

Добротворский С. "Под звуки шестиструнной лиры…" Заметки о рок-поэзии. — Родник, 6-88.

Там же — продолжение книги А.Троицкого (в русском варианте — "Rock in the USSR"). Начало — в № 5-88.

Музыкальный эпистолярий. Тур четырнадцатый: На перекрестке мнений. — Аврора, 7-88. Рецензии на альбомы: ЧАЙ-Ф «Дерьмантин» (после «авроровской» цензуры мягкий знак выпал), ОБЪЕКТ НАСМЕШЕК «Гласность», ТЕАТР МЕНЕСТРЕЛЕЙ (А.Старцев), АЛИСА «БлокАда» (Н.Барановская), КОВЧЕГ, ГРУППА ПРОДЛЕННОГО ДНЯ «Транс», ГОРОД ГЛУПОВ "Отзыв на вызов" (Б.Гребенщиков), ВОСТОЧНЫЙ СИНДРОМ "Студия 13" (А.Гуницкий), Юрий Наумов, ВОДОПАД им. ВАХТАНГА КИКАБИДЗЕ "Берегите цинк", ОТРАЖЕНИЕ «Излом» (А.Житинский).

ВСЯКАЯ ЕРУНДА

"Квасная Волна" — так называется специальная пластинка, которая выходит вскоре на новой советской фирме звукозаписи "Голос Их Хозяина", организованной после XIX Партконференции А.Ивановым, Ст. Куняевым и С.Викуловым. Поставив целью донести до самой широкой аудитории голоса своих единомышленников, обеспокоенных происходящими в Советском Союзе переменами, они собрали в этом альбоме такие уже нашумевшие произведения в стиле национал-соцреализма как "Не могу и не хочу" ансамбля НИНА и ее ПРИНЦИПЫ, "Спасай Россию!" Д.Васильева и группы ПАМЯТЬ, "Косая Челка" КОКОСОВОЙ СМЕНЫ, "Кефир — источник заразы" трио АКАДЕМИК УГЛОВ и т. п. Известный в Ленинграде бард В.Грибанов исполнил свой шлягер "Голый король" на стихи франко-канадского баснописца Ж.П.Режимбаля, московский дуэт близнецов Ф.Юрьев + Ю.Филинов предложил веселую песенку "Барбаросса Рок-н-ролла", а горьковчанин В.Бармин — блюз "Под знаменами тяжелого металла". Дальнейшие планы «Голоса» включают издание на пластинках рок-оперы "Малая Земля — Кровавая Заря", а также новых работ широко известных в узких кругах коллективов НАШ СОВРЕМЕННИК, МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ и сводного хора ВЕТЕРАНЫ ЗАСТОЯ.

Желание приобрести лицензию на выпуск "Квасной Волны" уже выразили правительства ЮАР, Парагвая, Чили, Гаити и ряда других государств Азии, Африки и Латинской Америки.


Оглавление

  • СКАЖИ, КУДА УШЛИ ТЕ ВРЕМЕНА?
  • РОК ВОКРУГ КАЛЕНДАРЯ
  • ОФИЦИАЛЬНАЯ ХРОНИКА
  • LIVE & MORE (ПОПС ЖИВЬЁМ)
  • ПОЙТЕ С НАТЕ!
  • ТУДА — ОБРАТНО ЭКСПОРТ
  • ЕФРЕЙТОР Ш ОСТАНОВКА В ПУТИ
  • ТУДА — ОБРАТНО ИМПОРТ
  • RUSSIANS ARE COMIN
  • IMATRA FESTIVAL 88 27-31.07.88. ИМАТРА ФЕСТИВАЛ-88
  • ГЛЯДЯ В ТЕЛЕВИЗОР
  • ОХОТА К ПЕРЕМЕНЕ МЕСТ
  • МОЛОДАЯ ШПАНА
  • OFF THE RECORD
  • АУКЦИОН ТАК Я СТАЛ ПРЕДАТЕЛЕМ
  • ПОЙТЕ С НАМИ!
  • ВЕЖЛИВЫЙ ОТКАЗ "Пыль На Ботинках"
  • ПОЙТЕ С НАМИ!
  • ОБЪЯВЛЕНИЕ!
  • НАШЕ ИНТЕРВЬЮ
  • ПРО РОК В СВОЕМ ОТЕЧЕСТВЕ
  • Александр Кушнир "В КАЛИНИН ПРОРУБИВ ОКНО…"
  • NEW MUSICAL ЭКСПРЕСС
  • СТОУНЗ РАЗМЫШЛЯЮТ О БУДУЩЕМ
  • РОКВИЕМ
  • КИНОВОСТИ
  • ФЭЙСОМ ОБ МУЗЫКУ
  • ОТДЕЛ ГЛАСНОСТИ НЕ ПОЙТЕ С НИМИ!
  • РОК-АРХИВ
  • СО ВСЕХ СТОРОН НАМ СООБЩАЕТ ПРЕССА
  • ВСЯКАЯ ЕРУНДА

  • загрузка...