КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 348671 томов
Объем библиотеки - 403 гигабайт
Всего представлено авторов - 139823
Пользователей - 78110

Последние комментарии

Впечатления

leclef про Безелянский: Опасная профессия: писатель (Биографии и Мемуары)

Нельзя быть таким завистливым. Злобная книга.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
yavora про Полякова: Курляндский гандикап (Альтернативная история)

Художественности как по мне нету. Диалогов едва ли наберется десяток. Все изложение этакая хроника.. приехал туда-то .. поговорил о том то.. договорился об этом... И дальше во Франции бал. В России царь петр, В Англии король глупый. Все равно что читаешь новости в газете только 170 стр

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Люсия про Каргополов: Путь без иллюзий: Том II. Теория и практика медитации (Философия)

DefJim, конечно, без учителя соваться в духовные практики совсем нежелательно. Это утверждают все древние духовные учения и даже Каргополов говорит о том, что нужно искать учителя. Правда, здесь он имеет в виду исключительно собственную персону). Наверное, Вы обратили внимание, что все учения и известные духовные учителя, которые он рассматривает в своей книге, подвергаются им жесткой критике. Как это происходит. Например,при разборе наследия Согьяла Ринпоче используются такие словосочетания: "явно ошибочное мнение", "похоже, что уважаемый тибетский мастер никогда не практиковал..", глубоко ошибочно" и т. д. ". Эта критика, по видимости, призвана рассеять сомнения читателя в его компетенции и внушить мысли о некоей избранности автора. Мне было забавно читать эту критику, кое что совпадает с моим мнением, но уж очень автора гордыня распирает и чувство собственной важности. Недостойно для настоящего мастера. Впрочем, здесь его и нет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kiyanyn про Кунин: Старшина (Современная проза)

Вот не могу понять... Как один и тот же человек мог написать "Старшину", "Сошедших с небес", "Хронику пикирующего бомбардировщика" - и тут же "Интердевочку" и "Сволочей"...

Не понимаю :(

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Соколов: Мифы об эволюции человека (История)

Не знаю, что скажут специалисты, а для неспециалистов написано очень и очень неплохо.

Крайне рекомендовал бы к прочтению всяким креационистам, прежде чем позориться на разных форумах публично :)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
юлина про Смирнова: Вязание на спицах (Хобби и ремесла)

Несмотря на то,что издание давнишнее и многие фасоны одежды устарели,все же техника вязания,узоры остаются вполне современными.Книга написана просто и понятно для желающих научиться интересному искусству вязания.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
юлина про Калогридис: Алая графиня (Исторические любовные романы)

Интересная книга от Джинн Калогридис.В ней рассказывается о страшном 15-ом
веке,о знаменитых семействах Италии-Сфорца,Медичи,Борджа,о заговорах,сражениях,интригах.Герои прорисованы тщательно,сразу представляешь каждого из них.Написано сочно,незатянуто,временами даже хотелось больше подробностей,но уж как есть.Сюжет разнообразный-тут тебе и история,и мелодрама,и мистика,и конечно,душевный мир человека-его надежды,чувства,искания.Об одной из главных исторических героинь-Катерине Сфорца, снят фильм-"Катерина Сфорца-римская львица".

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Агент 000 (часть 1) (fb2)

- Агент 000 (часть 1) (а.с. Третий шанс-1) 484K, 266с. (скачать fb2) - Алексей Сергеевич Абвов

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Алексей Сергеевич Абвов Агент 000 (Третий шанс — 1)

Будущее. Я раньше часто задавался вопросом, где начинается это будущее? Сегодня, завтра? А может быть вчера? И однажды погрузившись в воспоминания не так уж и далёкого прошлого, я испытал настоящий шок, когда перед моим внутренним взором открылась картина грядущего. Действительно не зря сказано: 'большое видно на расстоянии'. Чтобы увидеть будущее нужно заглянуть в прошлое. Но не очень далеко, так как из большой дали даже великие горы кажутся всего лишь маленькими неровностями на земной поверхности.

'В каждой сказке доля… сказки'

22 ноября, Даллас, штат Техас 11–50

Кортеж президента, самого молодого президента в истории Соединённых Штатов, ещё только начинает своё движение к своей последней остановке. Все актёры уже заняли свои места, и где-то за кулисами сидят режиссеры, ожидая начала хорошо спланированного ими спектакля. Многочисленные жители Далласа, вышедшие на улицу, что бы приветствовать своего президента, вскоре должны стать свидетелями падения их кумира у них на глазах, но они ещё не подозревают об этом. Впрочем, в этот раз, всё может сложиться совсем по-другому. В спектакле под названием 'мировая политика', недавно появились новые действующие лица и новые режиссеры, которым не очень нравится та постановка, о которой все мы уже давно знаем из учебников истории.

Я уже совсем не молодой человек, мне скоро будет пятьдесят, однако мало кто даст мне более тридцати лет по внешнему виду. Да и чувствую я себя едва на тридцать, если не меньше и мало кто из тех, кто в тридцать лет посвятил двадцать из них спорту, сможет сравниться со мной в силе и ловкости. Я самой настоящий суперагент, из тех, о ком никто никогда не снимет кино, потому что зрителю просто будет нечего показать. Ибо на самом деле меня для людей практически не существует, меня нет, есть только то, что люди потом называют случайностью событий.

Что я здесь делаю, русский человек, в самом сердце Соединённых Штатов, за многие тысячи километров от своей родины? Откуда я знаю о том, что должно произойти через каких-то полчаса в центре города? История эта совершенно фантастическая и я её вам обязательно расскажу, но чуть позже, когда появится свободная минута, а сейчас извините, мне нужно действовать. Вот как раз в эту минуту на травяном холме, за которым я внимательно наблюдаю, обнаружил себя один из стрелков. Хорошо замаскировался, гад, профессионал, каких мало, но и мы не лыком шиты, одно незаметное движение и всё, ты, голубчик, спалился.


Мало кто знает, что по президентскому кортежу было произведено не три, как в официальной версии расследования, а шесть выстрелов. И что стрелял не один Харви Освальд, которого назначили официальным козлом отпущения, а как минимум трое хорошо подготовленных стрелков. Впрочем, потом много ходило всяких слухов, было много всяких свидетельских показаний, но никто из тех, кто вёл расследование, так и не проверил ни одной альтернативной версии. Оно и немудрено было, так как расследованием занимались те же самые лица, кто устроил весь этот кровавый спектакль. Ну а тех, кто что-то мог рассказать следствию, а тем паче — прессе, ждала своя пуля. Патронов на всех хватило. Но вот здесь и сейчас мы будем ломать ту историю, о которой нам всем известно.

Может ли чуть больше ста человек изменить судьбу всего мира, историю которого пишут миллионы? Я до сих пор сомневаюсь в этом, но мы уже давно делаем это и вполне успешно. Если меня не подкачает сноровка, то всё пойдёт иначе… я незаметно подкрался к затаившемуся стрелку. Да, я знаю, он тут не один и его прикрывают минимум двое сообщников, но с теми разберутся мои люди. Впрочем, с другими стрелками то же разберутся без меня, я совсем не герой-одиночка, спасающий мир из соображений высшего гуманизма. Сейчас главное взять всех исполнителей живыми и без привлечения внимания. Секретная служба не зря ест свой хлеб, хотя именно сегодня она должна была проиграть, и мне не улыбается засветиться перед агентами, обязательно имеющимися среди толпы горожан. Вот я уже нахожусь в шаге от стрелка, но он даже не замечает моего присутствия. Меня не зря коллеги обзывают 'человек-невидимка', я умею делать так, что глядя в упор на меня, почти никто не обращает на меня внимание. Меня как бы нет, я дерево, стена, предмет окружающей обстановки, а не человек. Это не мистика и не спецсредства, я этому научился. Да, у меня талант, этого не отнимешь, и сейчас я использую его на полную катушку.


Встречающая кортеж публика заметно оживляется, главный герой этой сцены едет к давно висящему на стерне ружью, время выстрела которого наконец пришло. Но я делаю стремительный бросок, наношу один точный удар по затылку ничего не подозревающего и приготовившегося к стрельбе снайпера, и тело, оказавшееся подо мной, уже расслабляется. Один готов. Так, теперь нужно незаметно отползать с грузом к машине, но мне хочется посмотреть, как проедет президент. Других стрелков моим коллегам нейтрализовать будет значительно легче, все они сидят по малозаметным укрытиям, а потому там можно позволить себе действовать менее осторожно, и не быть замеченными. Все маршруты атаки и последующего отхода групп были отработаны заранее, а потому я совершенно не боялся возникновения накладок. Стрелков нужно было брать живьём, они нам потом очень пригодятся, в деле того, что бы прищучить тех, кто их послал.


И вот кортеж проезжает мимо того места, где должна разыграться трагедия. Три метра, два, один…, я как наяву вспоминаю случайные кадры покушения, снятые оператором-любителем из толпы, всё точ-в-точ, секунда и машина проезжает дальше, ничего не происходит. Вот это работа, вот это мы молодцы, про себя думаю я, провожая взглядом далёкий президентский кортеж, следующий туда, где президента уже ждут журналисты и видные жители города. Его ждёт банкет, где он скажет сильную речь в своей выборной на второй срок компании. Я не сомневаюсь, что его обязательно переизберут, теперь, когда мы взяли исполнителей, и вскоре будем ловить заказчиков. Соединённые Штаты Америки заслуживают куда лучшей доли, чем та, которая была у них в известной нам истории. И мы, русские, им обязательно поможем, пусть и не все поймут эту помощь правильно, всё же Штаты враги нашей Родины. Впрочем, теперь всё будет совсем иначе, уверяюсь про себя я, затаскивая неудачливого стрелка в машину. Внимание публики и агентов уже давно в другом месте, так что можно не таиться. Стрелок ещё не пришел в себя, пребывая в приятном забытьи, и я ему не завидую после возвращения в наш мир. Слишком много у нас к нему будет вопросов и не все ответы ему дадутся безболезненно. Ибо совсем не красота, а правда требует жертв, так что впереди ожидаются интересные дела. Двое моих помощников притаскивают ещё одного человека в бессознательном состоянии, мы запихиваем свои трофеи в багажник, предварительно хорошенько связав их липкой путанкой и засунув в рот кляпы, рассаживаемся и отправляемся на нашу временную базу за городом. Туда вскоре должны прийти и другие группы со своим грузом, вечер у нас ожидается очень интересный. А пока вот и появилась та самая минутка, когда можно рассказать о том, с чего всё это началось и как так получилось. Готовьтесь, рассказ будет долгим, но где вы ещё узнаете, как простые учёные-физики становятся настоящими суперагентами? Итак, всё началось совершенно буднично, хотя и не совсем…

14 июня 1996 года где-то в двухстах километрах от Москвы

Распад страны я пережил как-то слишком легко. Даже то, что пропала всякая перспектива довести свою работу до конца, 'ну кому сейчас нужны эти малогабаритные генераторы', не омрачало моё существование. Вместе с новыми проблемами появились новые возможности. Да, мне совершенно претит заниматься привычным для многих моих бывших коллег бизнесом по продаже кусочков бывшей Родины оптом и в розницу. Я этим никогда заниматься не стану, сколь выгодно это не будет. Все подобные советы и предложения, которые я регулярно получал, были встречены глухой стеной непонимания с моей стороны. Но если исторический шторм, разбивший корабль под названием 'Советский Союз', выбросил нас на берег острова с названием 'Демократическая Россия', то сидеть на берегу со сложенными руками, переживая о случившемся, я не собирался. Имевшихся сбережений и некоторых знаний, хватило на создание достаточно успешной строительной компании, которая обслуживала потребности новых хозяев и хозяйчиков жизни, желающих построить себе загородный особняк или отремонтировать по евростандарту квартиру. Да, я понимаю, что деньги на всё это входят в число иудиных серебренников, но не торговать же мне, кандидату наук, туалетной бумагой на блошиных рынках? Верю, есть среди моих клиентов и честные люди, даже иностранцы, а потому некоторую часть сделки со своей собственной совестью я могу себе позволить. Благо получаемые от бизнеса средства я не трачу, как большинство 'новых русских', на понты и блядей, а продолжаю вкладывать в науку. И быть может там, какой ангел зачтёт мне это всё на последнем суде, если он конечно, когда-либо будет. Да, мне предлагали не один раз уехать и в Европу и в Штаты, очень заманчиво предлагали, но я отказался. Ещё мой отец говорил мне, помни, Лёха, старую русскую поговорку — 'где родился, там и пригодился', вот я и пригождаюсь до сих пор.


Нет, я совсем не истинный патриот, как это могло показаться вам при прочтении моих размышлений, просто мне было достаточно один раз посмотреть столь расхваленную по телевизору жизнь Запада, и понять для себя, что мне там совсем нет места. Ещё в советское время я регулярно катался на научные конференции и видел всё своими глазами. Там другие люди, они живут с совсем другим внутренним миром, я не хочу быть одним из них. И я верю, что и тут смогу много сделать и для себя и для своей семьи. Хотя вот из-за неё мне приходилось несколько раз волноваться всерьёз. Реалии русского бизнеса, однозначно криминального, диктуют свои правила. Никто не хочет работать, все хотят отнимать и делить заработанное другими. Но мне и тут повезло, моя компания как-то строила особняк одной большой шишке из совсем не простых, и нас взяла под крышу Лубянка или, как сейчас принято говорить — 'контора' в лице нескольких предприимчивых товарищей оттуда. Да, понятное дело, делиться приходится всем, но после знакомства с нашей крышей даже самые отмороженные 'братки' предпочитают обходить мой бизнес и мою семью стороной. Более того, я даже сдружился с парой хороших людей оттуда, которые хотя и не раскрывают лишний раз рта, но мужики что надо. И на охоту сходить и в баньке попариться. И когда я рассказываю, после пары стаканов белой, о том, что творится в науке и моём бывшем месте работы, я вижу в их глазах боль и злость. Боль за потери и злость на тех, кто всё это сделал, и, быть может, на себя самих, что не уберегли, не остановили разрушителей, добравшихся до верхушки власти. Год назад в разговорах о моих генераторах после бани и пары стопок, один из них — Сергей, рассказал мне историю о некотором англичанине, создавшем устройство, по его словам, получающее электроэнергию из воздуха. А так же о том, что на него, построившего электропитание своего дома и лаборатории от этого устройства, сильно наехала энергетическая компания, посчитавшая, что он ворует энергию из проходящих рядом линий электропередач. Засудили того мужика знатно, не приняв ни одного его аргумента, чуть ли ни по миру пустили. Может быть, всё оно так и было, вот только наша 'контора' тогда, а это давно ещё было, этим всем заинтересовалась, начала проводить расследование, до тех пор, пока им сверху не указали, что больше этого делать не надо. Так же он рассказал некоторые подробности устройства этого англичанина, как там его, кажется Сёрлом, звали, но подробностей было совсем мало, что-то там одни круглые магниты вращаются вокруг другого круглого магнита, всё крутится, и остановиться не может. Откуда энергия берётся непонятно, но ведь берётся. Идею о том, что так влияет на систему линия электропередач, находящаяся неподалёку, я отмёл сразу как несуразную. Всё же квадрат расстояния, это существенный фактор. Хоть это всё мне очень было похоже на слив нужной информации нужному человеку, я всерьёз озадачился вопросом. Как-то запал он мне в душу, как же, сама идея получения энергии из ничего или из атмосферы, ещё Никола Тесла этим интересовался, и говорят, что чего-то достиг, но потом от всего отказался. Подумав после того разговора недельки две, я решил проверить эту идею практическим способом, как всегда поступал ранее. Если не можешь понять общий принцип — делай эксперимент — поймёшь в процессе. И ещё через две недели активного строительства у меня уже был первый прототип устройства, которое по идее, способно создавать вращающееся магнитное поле и входить во взаимодействие с магнитным полем земли. Вот, собственно, откуда энергия берётся, из вращающихся систем. Никаких чудес и нарушения закона сохранения энергии. Но механическая система с вращающимися магнитами была слишком неустойчивой, склонной к износу и что самое плохое — шумной. Тогда я задумался о создании генератора без движущихся деталей. Если уж и вращать магнитное поле, то можно это делать и без механики, с помощью электромагнитных катушек. Памятуя о судьбе англичанина, всё же не спроста на него власти накинулись, я создал свою исследовательскую лабораторию вдалеке не только от ЛЭП но и от других людей вообще. В двухстах километрах от Москвы, была у меня лесная сторожка, куда несколько раз в год я приезжал с друзьями поохотиться на кабана или оленя. Иногда и на волков облавы устраивали, много их было в тех местах. А места самые что ни на есть хорошие, ближайшее человеческое жильё в десяти километрах через лес и болота, да и то, жильём это назвать нельзя, умирающая деревня. Она умирает ещё с войны, раньше там был большой колхоз, а после войны почти никто из мужиков, ушедших на фронт, не вернулся. Вот и стоит деревня, чуть ли не в шестьдесят пустых, полуразрушенных домов.


Одно хорошо, до моей сторожки можно вполне сносно доехать на машине. Нет, на такой машине, на которой по городу не стыдно проехать, туда не доехать никак. Но 'козёл' или 'буханка' с горем пополам в сухую погоду проехать вполне могут. Иначе приходится идти от той же деревни, где есть какая-никакая дорога, три часа по лесу. Так что более глухого места во всей округе и сыскать сложно. Ещё этой зимой, после того, как ударили морозы, тракторами мои люди закинули к сторожке кучу стройматериалов для быстросборных домиков и теперь на этом месте стоит настоящая научная лаборатория для одного профессора. За три месяца управились в лучшем виде, благо основной строительный сезон у нас летом, зимой работы мало. Да и сторожка никуда не делась, она дорога мне как память, благо её ещё мой отец строил, знатный он был охотник. Вот теперь именно в этой сторожке я и смонтировал свою установку. Триста килограмм медной проволоки, почти тонна железа и пара шкафов с электроникой. Вернее, в сторожке стоят шкафы, всё же самое ценное оборудование, а огромный тороидальный соленоид с множеством обмоток расположен в сарае, специально для этого по-быстрому построенным. Во дворе стоит бензиновый генератор, тарахтит на весь лес, но для запуска системы требуется внешнее электричество. Я ещё не очень сам верю, что у меня что-то получится, особенно с первого раза, хотя предварительные прикидки показывают, что шанс есть.

Впрочем, что-то сегодня весь день у меня какой-то не такой. Неприятности начались с самого утра, когда я обнаружил, что газовая плита на кухне дала течь, и одной искры хватило бы, чтобы разнести половину лаборатории по окрестным кустам. Ладно, газ я выветрил, но горячей яичницы и кофе, что я так люблю с утра, в этот раз не сложилось. Мало того, что вытек весь газ из того баллона, что был подключен к плите, так и запасной оказался пустым. Топить печь в сторожке мне было лениво, да и дров не было, так что пришлось съесть чёрствые бутерброды, что лежали у меня в заначке на случай охоты. Ладно, за газом съезжу завтра, думал я, сегодня надо запустить установку, не зря же я привёз последние компоненты вчера, с таким большим трудом вырвавшись на выходные из города. Но это было совсем не всё. Ещё со вчерашнего вечера меня одолевали смутные сомнения, я чувствовал, что во всей созданной мной конструкции, явно не хватает чего-то важного. Знаете, как иногда бывает — соберёшь разобранное ранее устройство, а детали лишние остались. Или наоборот не хватило винтов или гаек. Так и тут, я несколько раз проверил всё ли на месте, проверил дублирующие схемы и прочее, прочее, но чувство незавершенности никуда не исчезало, что не самым лучшим образом сказывались на моём самочувствии. Впрочем, не обращая внимания на всякие предчувствия, я доводил работу до планового пуска.


После полудня на небе стали собираться слишком подозрительные облака. Ничего особого в них, естественно не было, вполне нормальная погода для середины июня, однако если пройдёт ливень, то я завтра не смогу выехать обратно, дорогу развезёт окончательно и придётся тащиться за трактором. А дел, как всегда, навалилось выше крыши, так что кровь из носа мне нужно завтра быть в Москве. Самым умным решением для меня было прямо сейчас собраться и ехать в город, заодно взяв с собой газовые баллоны, но любопытство исследователя взяло верх над здравым смыслом. Я провозился с установкой ещё несколько часов, проверяя и перепроверяя всё ещё раз, и когда пришло время давить кнопку 'Пуск', на небе уже собрались вполне приличные грозовые тучи. Они ещё вели себя тихо, но я уже чувствовал, что минут через десять начнётся. Ещё раз проверив, всё ли у меня готово к пуску, отогнав не очень хорошие предчувствия, я дал команду на старт. Сначала должны зарядиться от генератора промежуточные накопители из батарей электролитических конденсаторов, откуда потом импульсы тока большой силы будут поданы в обмотки соленоида. Пока всё шло штатно, приборы показывали процесс заряда, после достижения некоторого порогового значения автоматика запустит остальной процесс. До его старта оставалось несколько минут, и я решил пойти посмотреть на саму установку вблизи, установив туда кое-какое измерительное оборудование, о котором я совсем забыл. Вернее не забыл, оборудование смонтировано, а вот сами датчики так и валялись у меня в кармане, осталось их только подключить. А ведь потом, если ничего не получится, как я узнаю почему, где был сбой? Расставив на предназначенные места датчики, и подсоединив к ним провода, я уже собрался было идти в сторожку, наблюдать процесс запуска оттуда, но на какой-то момент задержался, почувствовав по лёгкому нарастающему гудению, что запуск уже состоялся. Штука эта по моим расчетам должна быть относительно безопасной, так что вполне можно было находиться рядом с ней во время работы. Да, естественно, сильное магнитное поле не очень полезно для здоровья, но это только при длительном воздействии. Тем временем гуденье почти пропало, сменившись лёгкой вибрацией, под потолком загорелись лампы, подключённые к устройству в качестве нагрузки, их яркость становилась всё ярче и ярче, система постепенно набирала мощность. Вскоре внешняя подпитка должна будет отключиться вовсе и система должна выйти на полную автономность. Молнии, пришедшей с грозовых облаков в установку, я так и не заметил. Просто не успел. Я вдруг почувствовал, что куда-то лечу, отброшенный ударной волной воздуха, потом была ярчайшая вспышка в глазах и боль заполнила всё тело. Нестерпимая боль во всём и везде, в каждой клетке моего тела. Потом я потерял сознание, и последней моей мыслью, перед тем, как наступило небытиё, было полное понимание, чего же в моей конструкции таки не хватало для полного комплекта — всего лишь одного штыря над крышей сарая, толстой железной проволоки от него и ведра, закопанного в землю на метр — самого банального громоотвода. Вот ведь дурень великовозрастный…

Неизвестное пространство и время

Возвращение сознания не доставило мне никакой радости, так как боль ещё никуда не исчезла, а в глазах свет сменился на непроницаемую тьму, тело не слушалось мозга. Впрочем, боль постепенно стихала, а попытка пошевелиться вдруг увенчалась успехом. Мгла постепенно отступала, теперь я видел какой-то мутный свет перед закрытыми глазами, хотя больше всего я не хотел их открывать, представляя, что не увижу ничего хорошего. Так, борясь со своим телом, я пролежал около часа, а может быть больше. И в какой-то момент я понял, что могу встать и открыть глаза, что и сделал. Даже странно, но я был цел и даже физически не пострадал, если не считать испачканной в грязи одежды. Вначале я не понял, куда я попал и что случилось. Я находился посреди лесной поляны, ни сторожки, ни сарая, ни моей лаборатории рядом не было. Поляна и окружающий лес был хорошо тронут осенью, трава уже почти пожухла, деревья раскидали по земле разноцветные листья, а некоторые ещё кружились в легких порывах ветра. Однако было тепло, солнце светило с самого зенита. Бывают такие деньки где-то в начале октября, когда после продолжительных осенних дождей вдруг выглядывает из-за туч солнце, чтобы посмотреть на буйство осенних красок. И сейчас как раз был такой день. И вот тут до меня, наконец, дошло, что случилось что-то совершенно неожиданное. Я мог представить, что случился взрыв, и моя установка разнесла в щепки и сарай, и сторожку и даже лабораторию, стоящую в пятидесяти метрах. Даже то, что я при всём этом чудесно спасся, пережив перелёт на некоторое расстояние и болевой шок, тоже как-то могло быть. Но окружающая осень и лесная пустота не вписывалась ни в какие рамки. Не мог же я несколько месяцев лежать посреди леса без сознания или в летаргическом сне, а потом прийти в себя. Зверей в лесу точно никто не отменял и не съесть меня они ну никак не могли.


Я осмотрелся более внимательно. Сама поляна казалась мне как-то знакомой и незнакомой одновременно. Пройдя несколько шагов в одну сторону и оглянувшись назад, я заметил едва различимое колебание воздуха на расстоянии двух метров от того места, где я лежал. Более всего это было похоже на мыльный пузырь метров двух в диаметре, расположенный на высоте около полуметра над землёй. Пузырь немного вибрировал, именно потому его и можно было разглядеть с близкого расстояния. Я подошел к нему и решил его потрогать. Стоило мне поднести руку, как я почувствовал сильное покалывание в пальцах, как будто в них впивались маленькие электрические молнии. Я обошел это шар со всех сторон, иногда пытаясь к нему прикоснуться, и всегда при приближении руки чувствовал знакомое покалывание. Если вспомнить мои ощущения после вспышки, то больше всего они были похожи на поражение электрическим током, но практически по всей поверхности тела и даже внутри него. Уж не сквозь этот ли шар я попал сюда, подумалось мне, и если так, то обратно можно пройти точно также? Хотя проверять верность догадки мне сейчас совершенно не хотелось, уж больно впечатления от прохода сюда давали о себе знать до сих пор. А пока обратно идти мне не хотелось, я решил разведать, куда же я попал. Но сначала я решил проверить свою догадку об электрической природе данного шара и померить хотя бы его потенциал оболочки. Настраивая установку, мне часто приходилось проверять контакты, у меня с собой в кармане был хороший тестер, немецкий многофункциональный 'Флюк', стоивший хороших денег. Но прибор отказывался включаться. Я вытащил из него батарейку 'крона', проверил языком напряжение. Батарейка приятно щипнула меня за язык, показывая, что она ещё заряжена, а вот прибор при её подключении признаков жизни так и не подавал, как я не пытался его трясти или мять, в надежде на восстановление контакта. А что я хотел, если уж меня так стукнуло при переходе, то нежной электронике цифрового тестера, похоже, пришел полный каюк. Чтобы проверить свою догадку о шаре-портале, закинувшему меня неизвестно куда, я швырнул ставший бесполезным тестер в него. Шар на секунду ярко вспыхнул, а тестер бесследно исчез. Я взял маленькую сухую веточку дерева и кинул её в шар. Но он её даже не заметил, она пролетела сквозь него и упала с другой стороны, как ни в чём не бывало. Так же он не отреагировал на несколько камней, которые я кинул потом. А вот ручные часы, которые, хоть и были механическими, но тоже пострадали при переходе, он опять 'съел' с удовольствием, как и тестер. Странно, подумал я, шар реагирует только на то, что 'пришло' с другой стороны и совершенно не реагирует на предметы из этого места, после того, как перекидал в него кучу всякого лесного мусора, собранного мной на поляне без всякого эффекта и в очередной раз 'съев' пластиковую расческу из моего кармана. Вначале я думал, что шар реагирует только на предметы, проводящие ток, но расческа не вписалась в это правило, будучи тождественной по проводимости сухой ветке.


Закончив эксперимент с шаром, я решил более внимательно осмотреть окружающее место. Обойдя поляну по кругу, я с удивлением обнаружил поразительное совпадение с той самой поляной, где была сторожка и лаборатория. Да, окружающий лес был явно моложе, отсутствовал густой подлесок, но форма поверхности земли, очень сильно напоминала мне мои знакомые места. Чтобы убедиться в своих догадках, я решил прогуляться по лесу. Заблудиться я не боялся, так как с самого раннего детства ошивался с отцом по разным лесам, то на охоте, то по грибы, а потому всегда безошибочно мог найти в любом лесу направление, куда нужно идти, чтобы прийти куда надо. Вот и теперь, я легко двигался по заросшему лесом склону вниз, туда, где по моим представлениям, должна течь маленькая речушка — перплюевка. Вот и она показалась, через кусты видны заросли камыша, растущего на берегу. Да, теперь я абсолютно уверился в том, что это место именно то, где я обустроился, только за много лет до этого. То есть я в прошлом, как это странно не звучит.

Вот так, не зная, не гадая, испытывая непонятные устройства, изобретают машину времени. Хотя я раньше был всегда твёрдо уверен, что никакого прошлого не существует. Впрочем, может это и не прошлое, а параллельный мир, не относящийся к нашему миру и лишь похожий на него? Вариантов может быть масса, и я как учёный не вправе гадать, я должен всё проверить опытным путём. Ну, или хотя бы попытаться это сделать.


Тем временем я шел вверх по берегу речушки, вспоминая, что тут где-то должен быть каменный перекат. Где я в детстве любил с отцом строить плотину из больших валунов и маленьких камней, запружая речушку так, чтобы можно было плавать, не цепляя коленками и локтями дно и наплевав на то, что вода в речке всегда была холодная. Я вышел на знакомое с детства место. Сняв промокшие кроссовки и закатав брюки, я перешел на другую сторону речки. Холодная вода пыталась сводить мне ноги, но вспоминая далёкое детство, я даже радовался этому. На другой стороне была большая пойменная поляна, свободная от леса и кустов. В детстве мы ходили с отцом сюда загорать, и я помнил эту поляну очень хорошо. Вот с краю поляны над рекой раскинулась старая большая ива. Если поставить эксперимент, положив камушки в известное мне дупло, то потом можно вернуться и посмотреть, там ли они лежат. Я не помню, что бы в детстве в дупле лежали камни, там всегда жили злые осы, и я старался не лезть в него со своим детским любопытством. Набрав у берега пару горстей камней разного цвета, я полез на иву. Но известного мне с детства осиного дупла ещё не было, вместо него на дереве был как бы такой большой нарост-узел, который ещё только начинал загнивать, но ещё был вполне целым. Да, думал я, можно отметить, что от нашего времени до этого не меньше сорока лет, но всё же не более ста. Бросив свою идею с дуплом, я решил поступить по-другому. Пройдя ниже по течению, я выворотил из берега средних размеров валун, примерно пудового веса. И не придумав ничего более оригинального, решил перетащить его на другую сторону речушки. Я не помнил с детства про это валун ничего, просто не обращая на него внимания, так что на мою память повлиять такая перестановка явно не могла. По возвращению посмотрю, где и как этот валун будет находиться, это мне и скажет, куда же я попал, в прошлое или в альтернативную реальность. Не придумав, что бы сделать ещё, я отправился в обратный путь к поляне, снова погрузившись в осенний лес. Пока солнце ещё высоко, я могу прогуляться до известного мне населённого пункта, той самой умирающей деревне и посмотреть издалека, что там происходит. А может быть узнать и местное время, если хорошо повезёт. Дороги к сторожке, ясное дело, ещё не было в помине, но общее направление я легко угадывал по некоторым ориентирам, этот лес мне был знаком с детства и сейчас как раз больше напоминал те детские впечатления. Пока я шел до поляны, меня гложила мысль о том, на месте ли портал, не рассосался ли он за время моего отсутствия. Но портал был на месте в том самом виде, как и на первый взгляд. Если он не исчез до сих пор, то, скорее всего, он будет тут долго, уверил себя я, пересекая поляну и направляясь к едва заметной тропке, ведущей в нужном мне направлении к человеческому жилью. Всё же зверьё или местные охотники иногда заходили сюда. Потом тропинка исчезла, потерявшись в осенних листьях, и я просто шел по лесу в нужном мне направлении. Как бы я не хвалился я своими навыками ориентирования ранее, но таки немного заплутал, а потому вышел к деревне только когда солнце уже клонилось к горизонту, причём изрядно умаявшись. О приближении человеческого жилья я узнал по звукам собачьего лая, который напомнил мне об осторожности и скрытности. Мне только не хватало попасться на глаза кому-либо из местных. Кто знает, как это отразится на истории, да и как отнесутся ко мне, достаточно странно одетому для этого времени и этих времён местные жители. Всё же в былые годы народ был более бдителен, а может быть сейчас вообще военное время. Зря рисковать не стоит, решил я, распрощавшись с лезущей мне в голову мыслью напроситься к кому из местных переночевать.


Я обошел деревню лесом по большой дуге так, чтобы меня не заметил кто-то из местных и не учуяли собаки, в сторону дороги, ведущей из деревни через поля к трассе на Москву. Там я знал несколько удобных мест, где можно спрятаться и откуда хорошо видна сама деревня. Думая о кустах, которые будут скрывать меня от любопытных глаз, я нашел подходящий стог сена, в который вполне можно было забраться, это было лучше, чем просидеть всю осеннюю ночь в кустах, тем более одет-то я был по-летнему. Вечерело и тянуло прохладой, в поле уже белели робкие клочки тумана. Потом он затянет всю округу до следующего утра, если его ночью не разгонит порывистый ветер. Хотя стог — это не дом с крышей, но какая-никакая защита от холода и от сырости. Сено, а вернее — солома, уже слежалась и частично перепрела, но ещё держала влагу. Сделав себе гнездо, я устроился поудобнее, вглядываясь в околицу деревни, расположенную метрах в трёхстах от меня. Через полчаса мимо меня, вернее мимо стога, проехала телега с понурой, еле переставляющей ноги кобылой, на телеге сидели четыре бабы. Вернее одна такая большая баба лет так сорока и три молодых девки, примерно двадцати лет. Очень, симпатичные девки, кстати, кровь с молоком, и фигурки, знаете ли…, эх, люблю я деревенских девок. Одна из них спрыгнула с телеги и, забежав за стог, прямо в метре от меня села и задрала юбку. Послышалось журчание, а с телеги подала голос та самая большая баба: '- Нюра, давай быстрее, до дома дотерпеть не можешь, а тебе ещё корову доить'. Сделав своё дело, Нюра быстро вскочила и бегом догнала телегу, ловко запрыгнув на неё. Я заметил, что запрыгивая, она уронила с телеги какой-то белый свёрток, упавший в торчащий с краю поля язык высокой и ещё не пожухлой травы. Потерю так никто не заметил, и вскоре телега скрылась из виду за околицей деревни. Я выбрался из своего гнезда и осторожно пошел искать оброненный свёрток вернее не пошел, а прокрался. Вот он, белеет на фоне тёмной травы, я протягиваю руку и вытаскиваю свёрнутую новенькую газету 'Правда' от 8 октября 1953 года. Спрятав газету за пазуху, я снова залез в стог, было слишком темно чтобы пытаться её читать. В деревне во многих домах зажигался свет в окошках, здесь ещё не было той разрухи и запустения, которую я видел в своём времени. Вскоре наступила совсем тёмная ночь, и я не представляя, что ещё делать, завалился спать, всё равно ничего дельного не разгляжу в этой темени и сгустившимся тумане.


Проснулся я от того, что чудовищно продрог. У меня стучали зубы, всё тело мелко дрожало. Наступало утро и на поверхности выступал иней, стог, хотя и держит тепло но не настолько хорошо, как бы мне того хотелось. Чтобы согреться, я стал делать мускульную и дыхательную зарядку, как учил меня отец. Я, то со всей силы в одну секунду напрягал мышцы, то полностью расслаблял их, выдерживая по полминуты без дрожи, сначала дышал быстро-быстро, а потом задерживал дыхание на полторы минуты, до тех пор, пока хватало сил. Через некоторое время я согрелся, и если бы кто посмотрел на стог с близкого расстояния, то он наверняка бы заметил поднимающийся из-под соломы пар. Небо резко светлело, ещё через некоторое время появились робкие лучи солнца. Деревня уже проснулась, оттуда в рассветной тишине доносилось активное кукареканье петухов и мычание коров, у которых пришло время утренней дойки. Где-то через полтора часа, из деревни выдвинулось стадо, которое вели по дороге в сторону дальнего перелеска две совсем молодых девочки. Да, совсем плохо дело, про себя думал я, в деревне остались практически одни бабы, даже мелких пацанов не видно. Было такое дело после войны, сколько сёл вымерло, куда не вернулось ни одного полноценного мужчины. А сколько сёл выжило, где вернулся хотя бы один. Этой деревне, похоже, не повезло. Если и есть тут мужики, то в таком возрасте, что двадцатилетнюю девку только внучкой называть могут. Вот потому-то и вымерла эта деревня к моему времени. Кто-то в город уедет, благо паспорта вскоре им тут выдадут, кто-то так незамужней девкой в деревне и останется. Будь они ближе к Москве, то сюда к ним на уборку урожая приезжали бы студенты и научные сотрудники, вот и возродилась бы деревня, а тут-то никого. Впрочем, мне сейчас не до спасения деревни, всё, что мне нужно я уже выяснил, пора пробовать вернуться обратно.


По дороге к лесной поляне я не заплутал, как это было вчера. Через привычные три часа я уже смотрел на воздушный пузырь, не решаясь ринуться в него. Хотя и понимал, что мне надо туда, но памятуя о том, что мне предстоит пережить, я всё медлил в принятии решения. Решение за меня приняло окружающее пространство. Из кустов бодро выскочила семейка кабанов, свинья с поросятами, а за ними здоровенный секач, который сначала внимательно посмотрев в мою сторону, очень не хорошо стал ко мне приближаться. Делать мне было нечего, не с кабаном же голыми руками бороться, я в пять шагов разбежался и прыгнул рыбкой в мерцающий воздух. Снова вспышка, снова боль, правда, в этот раз я так сознание и не потерял, а зря. Я видел, что лежу под крышей сарая, рядом с установкой, значит я действительно дома, и мне всё это совсем не приснилось. Отходняк был ещё хуже, чем в первый раз. Ко всему прочему, добавилось сильное жжение на груди. Когда я смог шевелиться и посмотреть, что же там так жжется, я обнаружил остатки газеты, а вернее остатки чёрного праха, почти пыли, это всё что от неё осталось. Потом и прах истаял прямо на моих глазах. Видимо из того мира в этот так просто ничего не пронесёшь, портал работает с непонятными ограничениями, впрочем, теперь со всем этим можно будет разобраться обстоятельно и без всякой спешки.

22 июня 1996 года Москва

Через неделю после 'прорыва' у меня собрался 'совет в Филях'. Я пригласил к себе домой всех своих коллег и некоторых сотрудников, кому мог доверять на сто процентов. А таких, на моё счастье, было совсем не мало. Впрочем, если мы и доверяем друг другу, но единства мнений у нас почти никогда не бывает. Вот и в этот раз после моего рассказа о том, что со мной произошло неделю назад, разгорелся большой спор, градус которого плавно приближался к точке лёгкого мордобоя.

– Сергееич, ну нельзя же так народ разыгрывать, мы же тебе привыкли верить, — возмущается Антон Палыч, большой широкоплечий мужчина, наверное, лучший физик-теоретик, бывшего Союза. Правда это он только в физике теоретизирует, а так может и физической практикой рукоприкладства заняться, когда в споре его мнение никто не хочет признавать как истинное.

– Антон, — уже не говорю, а рычу я, — если ты мне не хочешь верить, так как обнаруженное явление не вписывается ни в одну твою дурную теорию, это ещё не значит, что его нет, могу тебя с ним лично познакомить, выписав 'волшебный пендель' на ту сторону, чтобы его на собственной шкуре прочувствовать. Теоретизировать же мы все мастаки будем.

– Нет, ты серьёзно, что ли, — не унимается он, — ведь сам же не поверил бы, если тебе кто рассказал такое.

– А я и сам до сих пор не верю, но на своей шкуре уже прочувствовал в полную катушку, рекомендую и тебе проверить. Как ты думаешь, зачем я вас всех пригласил?

– Ладно, — отмахивается Антон, — допустим, что ты прав, что мы делать будем?

– Не допустим, Антон Палыч, а я прав. Стописят процентов гарантии даю, вскоре сам убедишься.

Тут в нашу перепалку влезает закипевший чайник, громким свистом оповестив нас о том, что он всё же горячее, чем наши головы. Пока мы завариваем чай, а я достаю из холодильника специально приготовленный для этой беседы тортик, эмоции спорщиков постепенно угасают. Даже красная от напряженного негодования морда Толика, вернее — Анатолия Михайловича, профессора-математика в прошлом, а ныне главного инженера моей фирмы, приобретает нормальный цвет.

– Так и знал, Сергеич, — говорит он, — что коньячка ты не предложишь, трезвенник фигов, и как, по-твоему, на трезвую голову воспринимать научные открытия масштаба нобелевской премии?

– Ладно, ладно, будет тебе коньячок, — говорю я, роясь в буфете, — вот специально для тебя и для Димки держу заначку.


Хотя меня и считает народ трезвенником-язвенником, а алкоголь я и вправду недолюбливаю, у меня дома хранится настоящая коллекция дорогих коньяков, бренди, виски, джина. Водка тоже имеется. В наше время без этих средств эффективного уничтожения собственных мозгов очень сложно договариваться о серьёзных вещах с серьёзными людьми. Да и с несерьёзными людьми тоже не просто, если вообще возможно. Иногда, после бани и с хорошей закуской я люблю принять стопку-другую 'белой', практически как лекарство, но бывает это весьма редко. А пить просто для поддержания рюмочной культуры общения — только здоровье портить, так я всегда считал. Вот и на этот раз приходится жертвовать здоровьем ради дела. Итак, рюмочки расставлены, лимон нарезан, коньяк разлит, можно продолжать разговоры.


– Сергеич, а почему ты так уверен, что это не наше прошлое, а какая-то другая реальность, — возникает обычно молчаливый Димка, вернее — Дмитрий Алексеевич, наш главбух, тоже физик в прошлом, как и я сам. Вечно он ходит потасканном свитере, даже на деловые встречи, где от цены надетого на тебя костюма часто зависит сама возможность договориться. Но он всегда клал с прибором на деловой этикет, и как-то умудрялся заключать очень выгодные для нашей компании сделки. Вот и сейчас, сидит нога на ногу, явно высчитывает, почём нам обойдётся это, явно идиотское, по его мнению, открытие.

– Ну, смотри, Димыч, — развожу я в стороны руки, — камень, который я перетащил с одного берега на другой в нашем мире так и остался лежать на том берегу. Ветка дерева, которую я сломал там во второй раз, до сих пор зеленеет листиками тут. Короче, никакие изменения того мира в нашем не отражаются.

– Может пока не отражаются, — вклинивается в диалог Толик, возможно для возникновения изменений должно пройти какое-то время. Есть такая теория хрональных волн изменений…

– Не исключено, — замечаю я, — однако пока этих изменений я не заметил, можно наблюдать дальше. Но ждать их до второго пришествия и ничего не делать с изучением того мира я не собираюсь. Вы или поможете мне с этим или я всё сделаю сам.

– Вот всегда ты такой, Сергеич, — Антон снова смотрит на меня исподлобья, хочешь втравить старых друзей в очередную авантюру с непредсказуемым финалом, а потом скажешь 'это не я', как ёжик из того старого анекдота.

– Да ладно Тоша, когда мои авантюры плохо кончались? Или ты про тот пожар вспомнил?

– Пожар — это цветочки, ты помнишь, что случилось с лабораторией Фёдорова?

– Антон, ну это совсем несерьёзно, — снова возмущаюсь я, — им не следовало тырить без спроса мой рабочий журнал, откуда они знали, что я туда специально пишу заведомо ложные значения, которые понятны только мне самому?

– А вот ты сейчас какие значения нам на мозги пишешь? — снова закипает Антон, но уже с явной улыбкой, вернее с плохо сдерживаемым смехом, так как именно он меня в своё время надоумил шифровать журнал таким способом.

– Вам — самые верные, я их и сам ещё не уточнял, — давясь смехом, выдаю я.

Народ, вспомнив старую, всем известную историю, начинает дружно ржать. Да, весело тогда получилось, хотя дело едва не кончилось большой трагедией. Ну да наша наука тоже требует принесения жертв, особенно тех нерадивых учёных, которые пытаются присваивать себе чужие заслуги.

Когда мы отсмеялись, вытерли пролитый на пол чай и раскупорили вторую бутылку коньяка, разговор сразу посерьёзнел.

– Так, ты говоришь, что там настоящий 1953 год? — это вступил в диалог Иван, Иван Михайлович, бывший лётчик-испытатель, а ныне гениальный механик и большой любитель рассказывать исторические байки из области авиации.

Я знаю, что он у себя на даче строит очередной самолёт, а два предыдущих он умудрился не просто поднять в воздух, но и выгодно загнать кому-то из 'новых русских', выручив денег на дальнейшие эксперименты. В этот раз он строит что-то совсем новое и необычное, да ещё с какими-то своими друзьями, которые занимаются тем же в Белоруссии. Может это и не самолёт будет, а какая 'летающая тарелка', впрочем, пока в небо сей 'пепелац' не поднимется, выудить подробности из него не получится.

– Именно так, — откликаюсь я, — газету, к сожалению, мне пронести оттуда так и не удалось, от неё даже прах потом развеялся без остатка, но я точно помню и год и число. Да и наблюдения совпадают с историей прошлого нашего мира. Так что я не сомневаюсь в том, что говорю.

– И что ты предлагаешь нам там сделать?

Вот, наконец, тот самый вопрос, на который я сам ещё не знаю ответа, и который гложет меня уже целую неделю.

– Вань, а что бы ты сделал, а?

– Сергеич, ты даже не представляешь, что это реальный шанс изменить к лучшему если не историю нашего мира, то хотя бы историю мира параллельного. Неужели тебе не было горько и обидно, когда рухнула наша страна, и ты не видишь, куда катится мир. Ты был за границей много раз и знаешь, что там не сильно лучше. Может быть, мы сможем донести информацию до Хрущёва и его окружения, и они повернут в другую сторону. Можно сделать так, что в 'Холодной войне' там победит СССР. Я готов брать на себя авиацию и космическую отрасль, сам знаешь — это мой конёк.

– Знаешь, я сам уже долго думал на эту тему примерно в том же направлении, — поддержал его порыв я, — вот только вопрос, как мы донесём информацию до первых лиц Союза, а главное как мы докажем её истинность?

– А что, ничего туда нельзя принести и показать из наших технических достижений, чтобы сразу отпали все вопросы?

– Чего-то, конечно, можно. Вот только переход через портал почти всё портит. Даже механические часы его не смогли пережить. Ты прикинь, внутри шестерёнки приварились друг к другу. А электроника вообще выгорает нафиг как от воздействия мощного ЭМИ, ну разве что радиолампы смогут выжить, да и то под вопросом. И что, ты думаешь, ты убедишь Хрущёва голой радиолампой типа 6Ж5П, 1985 года выпуска?

– Зачем же радиолампой, к примеру, есть же специальные сплавы, химические соединения, полимеры, появившиеся только в последние десять лет, можно попробовать пронести туда и показать, пусть попробуют воспроизвести в своих условиях, это и будет доказательством.

– Всё равно неубедительно будет, нас, скорее за американских шпионов примут…, — тихо почти себе под нос заметил Димыч, — а потом будешь там остаток жизни сажать кукурузу на Чукотке.

– О! Вот, это хорошая идея, оживился Иван, — а, может быть, мы там как раз шпионами заделаемся, как тебе такая идея?

– Знаешь, вот кем я только ещё не был, так это шпионом. Хотя всю жизнь мечтал быть чем-то похожим на Джеймса Бонда.

– Да ты, Сергеич и так на него похож, особенно когда дело касается баб, — ухохатывался Иван, — как только твоя Светка тебя, бабника, терпит. Агент 000, нашелся, пАнимаешь, — сказал он, копируя голос нашего президента страны.

– Не терпит она меня, а любит! — присоединяюсь я к его смеху, — любит она меня, чтобы я не делал, ей это даже нравится. Да и к девочкам она сама неравнодушна, завидуй, паря, мне всегда есть с кем о них поговорить.

– Всегда считал вас извращенцами, — встревает Димыч, — но что бы так…

– Отстань, — отрезаю я, тут уж мы как-то и без тебя разберёмся.

– Вы разберётесь, разберётесь, вам дай волю, вы тут целый гарем устроите. Совместный. На пару.

– Иди ты в задницу, опять серьёзную тему на баб свели, засранцы великовозрастные.

Потом мы ещё полчаса обсуждали мою личную жизнь, но в конце всё же вернулись к основной теме. Когда на полу оказалась уже четвёртая пустая бутылка, мы кое-как договорились поставить дополнительные эксперименты с возникшим порталом и хотя бы окончательно убедиться, с чем же мы имеем дело. Так как это теперь откладывалось ещё на неделю, я решил узнать некоторые подробности. Не просто так же мне слили информацию эфэсбэшники, не исключено, что они знают куда больше. Впрочем, тут нужно действовать аккуратно, кто их знает, что у них на уме.

25 июня, Москва, центр города

Вас когда-либо пыталась завербовать разведка, если нет, то могу вам рассказать, что это весьма увлекательное приключение. И ведь всё понимал изначально, но, тем не менее, профессионалы из 'конторы' своё дело знают. Впрочем, похоже, в этот раз мышь съела кошку, то есть завербовали не меня, а, похоже, наоборот.

С представителями 'конторы', которые подкинули мне идею магнитного генератора, я встретился через три дня после разговора со своими людьми. Я постарался тщательно подготовиться, чтобы, с одной стороны, узнать что-то важное, а с другой — не сболтнуть лишнего прежде времени. Впрочем, как говорится — 'болтун — находка для шпиона, а хороший болтун приведёт шпиона к провалу', а потому болтать мне пришлось много. Сидели мы в одном московском кафе, и пили, как это ни странно, именно кофе. Ну, вы знаете, что алкоголь я не люблю, разве что после бани и на природе, и за что уважаю 'конторских', что они со мной тут более чем солидарны, это не мои коллеги, с которыми без коньяка ни о чём серьёзном не поговорить.

– Ребята, вот я всё понимаю, книжки про шпионов читал, знаю, что вы лишнего слова зря не скажете, и всё же вопрос есть, зачем вы мне про генератор атмосферный рассказали? Только не говорите, что случайно, не поверю!

– Алексей Сергеевич, — несколько официальным тоном, начал Сергей, — для вас ведь не будет секретом, что мы про вас постарались узнать всё что можно…, и что нельзя тоже.

– Да, я примерно так и предполагал изначально, вы ведь всех кого попало не 'крышуете', а отбираете по каким-то мне непонятным критериям.

– Несомненно. Хотя мы и занимаемся, по-вашему, не своим делом, в бизнес лезем и всё такое, но и вы нас попробуйте понять.

– А что вас понимать, всё просто. Теперь у нас прав тот, у кого больше денег и больше власти или наоборот, так что вы вполне идёте в ногу со временем. Ну не будете же вы жить на одну зарплату, знаю, у вас она не такая большая.

– Нет, Александр Сергеевич, не понимаете вы нас. Вы даже не представляете, что нас всех предали, предали на самом верху и ещё связали по рукам и ногам. Да, среди нашего руководства тоже перевёртышей немало оказалось, но некоторых, кто не захотел перекрашиваться, и брать 'серебро' уговаривали 'свинцом'.

– А в газетах писали, что это типа криминальные разборки были, да?

– В газетах сейчас пишут только то, что нужно их владельцам, а не то, что реально было. А владельцы почти всех газет сейчас люди не наши. Про телевидение и говорить нечего, итак всё очевидно. Мы проиграли войну, и теперь находимся в состоянии оккупации.

– Это заметно. И как же это связано с вашим 'бизнесом'?

– Напрямую. Нас, как и вас, кстати, заставили заниматься не своим делом. Вернее почти своим, но с другими целями. Нас приравняли к бандитам и заставили бороться с ними за раздел сфер влияния. Так мы, типа, быстрее разрушим нашу страну, СССР распался, теперь очередь разрушать Россию, она ещё слишком сильна и опасна для наших врагов. Съесть её они сразу не могут, слишком велик кусок оказался, надо её раздробить на более мелкие кусочки.

– Каких таких врагов, теперь же Штаты и Европа, вроде бы нам чуть ли не друзья, вот кредиты нам дают, помощь гуманитарную шлют…

– А тем временем вывозят из страны всё наше бывшее национальное достояние, ресурсы, людей, технологии. На доллар гуманитарной помощи миллион добром вывозят, да ещё на десять просто портят. Представь, пришли к тебе домой грабители, всё ценное выносят, мебель и сантехнику ломают, чтобы тебе не осталась, а тебе лично заплесневевший 'бигмак' и бутылку 'кока-колы' предлагают, типа кушай и ни в чём себе не отказывай.

– Да, тут я согласен, сам такое вижу. И что же вы делаете, ваша же задача не допускать всё это?

– Что мы можем сделать? Нас связали по рукам и ногам, школу подготовки кадров разрушили, агентурные сети, поколениями наработанные, сдали, зарплаты такие платят, что прожить на них невозможно в принципе. Вот мы и крутимся, как можем, пока есть возможности, обеспечиваем и себя и тех, кто сам себя обеспечить не может. Пытаемся хотя бы сохраниться, чтобы дать последний бой оккупантам.

– Знаешь, Сергей, я не очень вам в этом верю, ну, не может быть так, что бы ваша 'контора' ничего не могла сделать, просто вам самим выгодно то, что происходит. Иначе вы бы давно поставили всю эту 'кремлёвскую семейку' с их приспешниками к той же самой кремлёвской стенке и всё стало бы совсем по-другому.

– Ты, конечно прав, но ты даже не представляешь, что в таком случае произойдёт.

– И что?

– Ядерная бомбардировка городов России. Ихний президент уже давно готов пойти на такие меры. А мы даже ответить не сможем, управление стратегическими силами перехвачено, а что творится в армии — ты сам по телевизору можешь посмотреть. Или, что ещё хуже, устроят нам русский бунт, бессмысленный и беспощадный, мы его сдержать не сможем, сначала никто не будет стрелять в народ. А когда народ начнёт громить всё вокруг и стрелять сам, будет уже поздно, начнётся новая гражданская война. Тщательно спланированная и хорошо подготовленная. Оно нам надо? Ты посмотри, что в Чечне происходит, думаешь — это само собой получилось? А вот и нифига — это акция создания управляемого хаоса. Специальная такая акция, показательная, специально для нас.

– Неужели всё так серьёзно?

– Серьёзнее не бывает, причём, эта дрянь только на поверхности, а если копнуть глубже, то там вообще лучше не соваться. Нам время нужно, оно лечит не только людей, но и страны. Когда все поймут, что не такая она эта свобода и демократия, как о ней рассказывают по телевизору, и тогда что-то можно будет сделать. Если ну очень хорошо постараться.

– Ладно, я понял, что у вас там полный алес, ничего нельзя сделать, но давайте вернёмся к моему вопросу, зачем вы мне про генератор рассказали?

– Так это, ты же прям как мы, ты не бросил науку, когда занялся бизнесом. Ты вкладываешь деньги не в золотые унитазы, а в оборудование и людей. У тебя почти вся фирма, ниже кандидата наук никого нет. Да, дерёшь ты за свою работу три цены, это да, но и качество такое даже немцы не предлагают. А потому почему бы тебе не подкинуть интересное направление подумать, особенно если оно не такое уж простое…

– Не простое — это как? Что вы знаете про эти генераторы?

– Ну…, ты ведь не просто так предложил нам встретиться тут, наверняка уже что-то сделал, верно?

– Может быть. И всё же я хочу узнать больше информации от вас.

– Ладно. Данными генераторами занимались многие исследователи, как на Западе, так и у нас. Но там обнаружились какие-то трудности, в управлении выходом энергии. То есть всё, что получалось, было или нестабильно или даже опасно.

– И это все трудности, больше ничего необычного не было?

– Разве что странные эффекты, как-то левитация или антигравитация. Некоторые установки улетали напрочь, до сих пор непонятно как и почему. Даже думали на этом эффекте в Штатах летающую тарелку сделать, и даже что-то сделали, но в произошедшей на испытаниях катастрофе погибла почти сотня людей, включая пару важных шишек, после чего все подобные проекты закрыли.

– И это всё?

– По нашей информации — да. Мы знаем, что работы в некоторых странах над этой темой продолжаются, но не так активно как раньше, часто вообще на чистом энтузиазме отдельных исследователей.

Я задумался. У меня с раннего детства было чутьё. Я видел, когда люди говорят правду, а когда врут или хорошо играют роль. Это, видимо, мне от мамы досталось, бедный папа, ему приходилось очень не просто в молодости. Так вот, я не ощущал в словах Сергея лжи. Николай, второй эфэсбэшник, который всё это время молчал с чашкой кофе в руках, всем своим видом поддерживал то, что говорил Сергей. Даже если они предварительно сговорились, все тонкости игры совместного спектакля им от меня утаить не удалось. Я бы почувствовал малую фальшь и понял, что меня разводят. Но тут я верил сказанному мне на сто процентов, хотя и понимал, что рассказывают мне всё это, чтобы я проникся большим доверием к ним и пошел на сотрудничество, какое им зачем-то нужно. Я всё же решил зайти издалека, бросить пробный шар, проверить их реакцию на тот эффект, который получился у меня. Если мои слова выдадут их знание, которое я увижу, то будет всё понятно. Можно сколь угодно сдерживать свои эмоции, но глаза при вспоминании обязательно дадут о себе знать.

– Сергей, — начал я издалека, — а если у вас появилась бы возможность отправиться в недалёкое прошлое, что бы вы стали делать?

Вижу, Сергей задумался, но задумался не так, как если бы что-то вспоминал, а просто реально думал, что бы он стал бы делать.

– А насколько недалёкое прошлое? — решил уточнить он.

– Лет так на сорок, на пятьдесят, к примеру.

– Взял бы пистолет и пристрелил десяток главных сволочей и ещё десяток идиотов, чтобы послевоенная история страны не таким дерьмом была. А вообще, к чему ты это спрашиваешь, неужели изобрёл машину времени? С тебя ведь станется…

– А давайте считать, что изобрёл. Вы в это поверить можете?

– Врядли, мы ведь тоже физику в школе учили и не только в школе и не только физику. Машина времени невозможна, так как не существует ни прошлого, ни будущего. Только в фантастических романах, если что.

– Ну а если не в прошлое, то в параллельный мир, который идентичен нашему прошлому, это как, по-вашему?

– Да тоже фантастика.

– А если серьёзно, представь, пожалуйста?

– Тогда не знаю. Долго думал бы, наверное, вот с Николаем поговорил бы, ещё троих-четверых товарищей привлёк, может, придумали бы чего.

– Хорошо, предлагаю тогда подумать и поговорить. Есть одна очень интересная идея, вам она непременно понравится. Считайте, что всё всерьёз и есть другой мир. И туда есть дверь. Сильно ограниченная, правда, технику почти никакую не пронесёшь, а оттуда вообще, кроме себя ничего не вернёшь. И там, к примеру, сейчас идёт осень 1953 года.

– Если это реально, то хотелось бы на всё это посмотреть своими глазами.

– Не вопрос, через неделю жду вас у себя в охотничьем угодии, не забыли ещё где это?

Уходили они по их виду сильно озадаченными. Похоже, мне они пока не верят, ну и ладно, это мы потом докажем. Вопрос лишь в том, что они решат делать дальше? Нужен ли я им буду или меня попросят отдать последний долг Родине? Долг вечного молчания на глубине двух метров под землёй. Впрочем, всё равно без их знаний и возможностей мои 'академики' ничего не смогут там сделать. Наше дело — это наука, а не изменение исторических событий, хотя и в деле оного мы, всяко, сможем пригодиться. Если что, закрою портал, я уже установил страховочные заряды под установку. Пусть и разнесёт всё в округе пяти километров, там такая энергия в портале сосредоточилась, но хоть я спокоен буду, что хуже того, что есть сейчас уже не будет. С этими мыслями я отправился к себе в офис, мне предстояло решить множество актуальных дел и сдать временное управление бизнесом своему заму, чтобы посвятить всё время изучению открытого явления.

6 июля 1996 года Москва

После 'ознакомительной экскурсии' на ту сторону, которая для 'конторских' едва не окончилась трагично, ну говорил же я им, что не стоит брать оружие с собой, не послушались себе на голову, меня попросили принять несколько человек. Теперь я сижу у себя дома на кухне с таким ощущением, что здесь хозяин не я, а эти господа, двое из которых уже известные вам Сергей и Николай и ещё трое представленных мне как Семён Петрович, Аркадий Михайлович и Дмитрий Анатольевич. Эти трое были заметно старше Сергея и Николая, крепкие мужчины примерно шестидесяти лет, я чувствовал в них какую-то особую внутреннюю силу, которую не спрячешь ни за возрастом, ни за выражением лица. Одеты они примерно одинаково в стандартные серые костюмы, но индивидуальность каждого из них чувствуется с одного взгляда. Сейчас я терялся в догадках, кто же они такие, подозревая, что это именно те люди, кто будут принимать решения и от которых в дальнейшем зависит моя судьба. Они попросили ещё раз подробно рассказать о сделанном открытии, и пока я рассказывал, чувствовал, что меня подключили к детектору лжи. Я и сам обладаю такими талантами, но тут оно читалось столь явно, что пытаться что-то утаить было бы просто глупо. Пока я рассказывал, с чего всё началось и что удалось выяснить за прошедшее время, мы успели трижды опустошить чайник. Более всего моих гостей интересовало то, что за мир располагается за порталом.


– Алексей Сергеевич, вы можете нам гарантировать, что мы имеем дело с другим миром, который только похож на наш, а не с нашим прошлым?

– Гарантировать я вам, Дмитрий Анатольевич, ничего не могу. Единственное, что пока мне удалось установить, что изменения, сделанные там, никак не сказываются на нашем мире. Не могу исключить, что они не будут сказываться и в дальнейшем, есть много разных гипотез того, как могут возникать волны во времени.

– То есть, вы не опасаетесь того, что если вы там что-то измените, то это никак не скажется на вашей жизни в настоящем времени? К примеру, ваши действия приведут к тому, что ваш отец и ваша мать не смогут встретиться и вас просто не будет.

– Если бы я боялся, то не стал бы ничего изучать. Уничтожил бы портал и всё. И пока нет никаких подтверждений влияния изменений того мира на наше время, я буду считать что они отсутствуют. Что там именно другая реальность, которая в некотором роде тождественна нашему прошлому. Её можно изучать, её можно изменять в меру имеющихся сил и возможностей.

– Хорошо, нам понятна ваша позиция, — подал голос за всех сразу Семён Петрович, — теперь вопрос в том, а как бы вы хотели изменить тот мир? Что вам не нравится в нашей истории?

– Сложный вопрос, Семён Петрович, мне и моим друзьям не нравится та роль, которая уготована нам и нашей стране. Вы сами должны видеть всё, что происходит, и если вам всё это нравится, то я категорически откажусь с вами сотрудничать.

– И вы не боитесь, что мы обойдёмся и без вас, воспользовавшись тем, что вы уже сделали, забрав портал себе?

– Не боюсь. С порталом вы без меня ничего сделать не сможете. Если его определённым образом регулярно не обслуживать, то он самоуничтожится вместе со всем оборудованием. Создать ещё один такой пока даже мне не под силу, эффект возник в результате одновременного сочетания нескольких непредсказуемых факторов. Сам же я уже повидал в жизни достаточно, чтобы бояться ваших угроз.

Мой тон стал достаточно нервным, даже голос несколько изменился. Чувствовал, что меня пытаются взять на понт, но пока никак не мог понять, что от меня реально хотят.

– Успокойтесь, Алексей Сергеевич, вам пока никто не угрожает. Нам просто интересно узнать, как вы хотите использовать открывшиеся возможности. Сами понимаете, что у нас работа специфическая и даже в сложившихся сегодня условиях мы продолжаем заниматься своим делом.

– Я всё это понимаю, но и мне хотелось бы сперва узнать, а как бы поступили вы на моём месте?

– Хорошо, мы расскажем вам о своём видении ситуации, но всё же, пожалуйста, расскажите о своих планах.

– Почему именно я первый?

– Это очень просто и сложно одновременно. Я вам скажу почему, если вы пообещаете потом не смеяться.

– Обещаю.

– Тут у нас возник спор, в котором фигурирует весьма ценный приз. Какой, пока пусть останется для вас секретом.

– Ладно, верю. Итак, когда я узнал, какой там год, то первой идеей было выйти на тамошнее руководство страны и рассказать ему о том, что случится в будущем. Но эта идея даже у меня не выдержала никакой критики. Как мне достучаться до верхов, как меня там воспримут, даже если у меня будут какие-либо доказательства, что я не из их времени. К руководству страны так просто не войдёшь — это очевидно. Сейчас у меня есть некоторый план выйти на отдельных лиц, пока ещё не взошедших на олимп, с целью передать им информацию, в результате которой Советский Союз сможет победить в гонке вооружений и холодной войне.

'Конторские' дружно заржали. Для меня было загадкой, что из моего монолога вызвало у них столь сильный прилив смеха, а потому я излучал самую настоящую растерянность.

– Николай, с нас причитается накрытая поляна, — отсмеявшись, начал Аркадий Михайлович, до сих пор сохранявший некоторую отстранённость от беседы и наблюдавший за ней из-за полной чашки чая, которую он никогда не опускал на стол, — ты практически угадал. Алексей Сергеевич, мы спорили на счёт того, сразу вы побежите к Хрущёву с приветом из будущего или окажетесь более благоразумным. Хотя и принятое вами решение тоже не отличается особой оригинальностью. Даже если у вас получится задуманное, что изменит историю того мира, то эти изменения вам самому врядли понравятся.

– Почему интересно?

– Подумайте, какую цель вы хотите достигнуть — чтобы вместо СССР разрушились США и Западная Европа, так, или СССР стал неоспоримым единственным мировым гегемоном, как США сегодня?

– Да, это было бы достойной целью.

– Это скорее было бы скорее недостойной местью за то, что разрушился в нашей истории СССР. Вы думаете, что в мире от этого стало бы лучше, чем сейчас?

– Лучше бы было нашему народу, а остальной мир пусть о себе сам позаботится.

– Вот вы сейчас думаете как обычный диктатор, потенциальный кандидат в военные преступники. Как вы относитесь к Гитлеру, кстати?

– Как к преступнику и убийце. Он развязал кровавую войну, в которой погибли миллионы людей.

– А вы не думаете, что отдав победу в холодной войне СССР и повергнув Запад в пучину глобального экономического кризиса, вы не развяжете третьей мировой войны, да с применением ядерного оружия? И что победивший Союз не превратиться потом в монстра, по сравнению с которым нацистская Германия покажется невинным младенцем?

Если не сказать, что я выглядел смущённым и подавленным, то это значит — ничего не сказать. Внутри я был буквально раздавлен, прекрасно понимая, что Аркадий Михайлович прав. Желая благ и счастья своему народу, вернее народу, который только похож на него, я могу принести множество бед и страданий другим и в итоге тому же самому народу. И, наверное, самым простым решением будет не вмешиваться, изучая, наблюдая, делая свои выводы.

– И что же вы предлагаете? — с сильным смущением в голосе спросил я, — только наблюдать и не вмешиваться?

– Ну почему же только наблюдать… вмешиваться нужно, но это вмешательство должно быть в интересах народов всего мира по ту сторону портала, а не только одной его части.

– Вы предлагаете передавать информацию и представителям других государств?

– Нет, простой передачей информации там ничего не изменить. Если тот мир идёт по той же дороге, как и наш, то мы можем с помощью достаточно небольших действий существенно изменить весь исторический процесс. Вы догадываетесь о роли отдельной личности в истории?

– Личности снайпера, который своевременно гасит вредных исторических деятелей? Типа: убили бы Ленина, и не было бы Октябрьской революции?

– Почти так. Только вот мало убрать ненужных, нужно ещё продвинуть нужных. То есть тех, кто будет делать историю, а не просто плыть по её волнам. Вот вы думаете, если бы не Ленин и не Октябрьская революция, нам тут было бы лучше?

– Возможно да, — неуверенно ответил я, Империя бы сохранилась, не было бы гражданской войны и разрухи…

– Вспомните Германию Веймарской республики — вот что могло бы быть с Россией, если бы не Ленин. И неизвестно ещё где бы впервые пришел к власти кровавый нацизм, в Германии или России.

– Ну и что же делать нам, по-вашему?

– Мы тут у себя посовещались и решили создать особую спецслужбу. Она будет создаваться и тут и там одновременно. Благодаря нашим знаниям и возможностям, мы сможем направить историю того мира в принципиально другое русло. Это большая и сложная работа, и мы очень надеемся, что вы нам в этом поможете лично и привлечёте к ней своих людей.

– Моих людей? У вас же целая большая организация, или вам нужны учёные?

– Раскроем перед вами свои карты, данная идея никогда бы не получила санкции от нашего руководства. А поэтому вся наша организация останется в стороне. Мы можем привлечь некоторых специалистов, особенно из тех, кто уже покинул наши ряды, но до сих пор остался верен идее. Людей у нас мало, особенно тех, на кого можно реально положиться. Мы можем лишь прикрыть вас, чтобы никто больше не догадался, чем вы будете заниматься. Но вам самим придётся стать агентами спецслужбы, научиться всему тому, что нужно для этого, в этом мы вам поможем.

– А не поздно ли мне и моим людям учиться, мы уже не такие молодцы, самый молодой из нас недавно тридцать пять отпраздновал?

– Ничего, это даже лучше, чем вам кажется. Только взрослого человека можно обучить многим премудростям этой работы, особенно если у него есть к этому талант. Вот, к примеру, у вас такой талант есть.

– Какой талант?

– Талант к перевоплощению. Вам надо было по молодости не в МГУ идти, а в театральный. Были бы сейчас известным киноактёром.

– Бросьте, никогда не видел себя на сцене, а на съёмочной площадке и подавно.

– И, тем не менее, это так. Позже вы и сами себе удивляться будете, уж поверьте моему опыту старого разведчика. Да ещё к языкам у вас склонность явная, сколько вы их знаете?

– Ну…, свободно говорю на английском, немецком, испанском, немного владею французским и японским языком, совсем чуть-чуть китайским, там слух нужен, а у меня он не очень. Сами понимаете, по моей научной работе раньше приходилось много ездить и общаться с коллегами из других стран.

– Вот видите, я не думаю, что вы долго учили каждый язык отдельно.

– Нет, только в школе тяжело было. Нам так английский преподавали, что лучше бы не преподавали вообще. Сейчас мне достаточно сначала просто слушать чужую речь, особенно чужие песни, изучить грамматику, а потом прочесть несколько книг на другом языке и я могу на нём говорить и даже думать. Но так стало не сразу. Когда у меня встал вопрос с необходимостью срочно изучить английский язык, чтобы просто хорошо общаться, то я сначала узнал, что знания языков и склонность к науке и изобретательству противоположны друг другу. Ты или языками владеешь или математическим аппаратом. И именно такая совершенно невозможная задача подвигла меня разработать общую модель языка, как средства представления внешнего мира во внутреннем и созданием среды общей коммуникации. Исписал целую кучу формул, пытался перевести всё в цифры, которые мне всегда были близки. Толку от этой работы не возникло совершенно, разве что потренировался в математике. А потом просто сформировал у себя в голове особое образное представление по одному методу устного мнемонического счёта и вычислений, через визуализацию чисел и формул. Я слышу слово, а потом его вижу в виде особого трёхмерного образа с гранями, и к каждой грани прилепляется слово на каком-либо языке. Эти слова-образы связываются, вернее — слипаются друг с другом только совместимыми ярлыками, так что структура речи на каждом языке получается исключительно своя. Я слышу фразу на одном языке, она перестраивается у меня в голове в визуальную конструкцию из образов, потом, если надо, она перестраивается в конструкцию на другом языке, и я могу сделать точный перевод. Всё это происходит очень быстро, быстрее, чем я сам могу говорить. По-сути у меня получилось одна из мнемонических методик, применяющихся для развития памяти и технического изобретательства. А теперь я в перспективе могу очень быстро освоить любой язык.


После краткого монолога я посмотрел на лица своих собеседников и понял, что минимум половина из сказанного мной сейчас для них осталась совершенно непонятной, но виду никто из них так и не понял, типа того, что я сказал им какую-то известную банальность.


– Это очень редкий талант — создавать такие методики, если бы мы о нём знали во времена вашей молодости, то мы, скорее всего, были бы коллегами по работе.

Снова народ дружно засмеялся. Меня практически отпустило чувство того, что на меня оказывается давление. Даже если оно и было, то я с ним скорее соглашался, оно было для меня приятным. Да и сами дальнейшие перспективы виделись весьма интересными. Будет, естественно, не просто убедить моих людей принять такой план, однако ко всем моим талантам прилагался и талант убеждения. Справлюсь, не впервой. Потом мы ещё долго говорили на разные отвлечённые темы, и 'конторские' ушли, когда была уже глубокая ночь. Под утро мне приснилось, что я в роли Агента 007 спасаю блондинку с большой грудью от целых толп каких-то мелких китайских мафиози, вооруженных автоматами Томпсона. И теперь, совершая утренние процедуры, наконец, чувствовал, что моя жизнь изменилась, изменилась так, как я не мог предположить ещё месяц назад. Мне нравились эти изменения, и я был уверен, что сомневаться уже поздно, теперь пойду до самого конца, каким бы он ни был.

12 июля 1996 года где-то в двухстах километрах от Москвы лаборатория у портала

Со своим коллективом мы собрались обсудить дальнейшие наши перспективы у меня в лаборатории. Вернее не в самой лаборатории, а на поляне недалеко от неё, где мы расстелили скатерть со всякой едой и питьём. Я вытащил из дома старый большой самовар и разжег мангал. Правда, от приготовления мяса я был недружелюбно отстранён под предлогом, что 'ты опять всё засушишь, как тогда', но я не особо возражал. Готовить шашлык я и вправду умел не очень, никогда вовремя не замечая, что его нужно переворачивать или снимать вовсе. После того, как мы отведали уже вторую порцию шашлыка, запивая кто горячим, а кто и горячительным, я вкратце пересказал народу свой разговор с 'конторскими' и огласил собственное решение о дальнейших работах. И всё же некоторое чувство, что меня как-то дешево купили, взяв на патриотизме и какой-то там 'любви к родине, партии и народу', вот бы знать, как эта 'любовь' выглядит, ещё долго не покидало меня. Отчасти это сказалось на том, что мой коллектив вместо того, что бы сразу же поддержать меня после моей пламенной речи, ударился в жесткие позиционные споры. Когда кончались аргументы, начинали переходить на личности, больше всего досталось, естественно, мне. Дело постепенно начинало пахнуть дружеским мордобоем, что у нас один раз уже было. Я уже сжимал за спиной кулак, прикидывая, кому из своих оппонентов первому смачно вдарить по уху, когда в лесу послышался шум мотора. К нам ехали гости, те самые 'конторские', с которыми на сегодня была назначена встреча и знакомство наших коллективов. Медленно из леса к нам приближался большой армейский многоосный грузовик с большим железным кузовом, остановившийся метрах в десяти от места, где располагалась наша уже не такая и дружная компания.


– Привет, Сергеич, — издалека поприветствовал меня Сергей, выпрыгивая из кабины и махая рукой. — Сейчас ещё автобус подъедет, подождите чуть-чуть, — продолжил он, подходя ко мне и здороваясь за руку.

– Вы бы сюда ещё на танках приехали, злорадно отвечаю ему я, — зачем вам грузовик да ещё автобус нужен, что, обычные джипы уже отменили?

– Ну что же ты не сказал заранее, приехали бы на танках. Вот только жить в танках как-то неудобно будет. А в автобусе даже кондиционер есть. Правда он для северных условий, только нагревать может. Как раз для лета.

– Так вы что, сюда к нам на постоянное жительство пожаловали, — недоумевал я, что сказалось на моём голосе.

– Гораздо хуже, Сергеич, вы тоже теперь будете постоянно здесь жить.

Если сказать честно, то я от слов Сергея практически впал в ступор. Хотя он говорил несколько насмешливо, но общий тон выдавал вполне серьёзное заявление. Я оглянулся и посмотрел на своих коллег, которые весь наш диалог прекрасно слышали, и теперь пребывали в лёгком замешательстве, внимательно глядя на меня.

– Хорошо, я оценил шутку, — взяв себя в руки, ответил я, — а теперь рассказывай серьёзно, что вы там без нас за нас нарешали?

– Сергеич, всё серьёзней некуда, — уже вполне по-деловому продолжил Сергей, — ваше неожиданное открытие нуждается в режиме срочной и чрезвычайной секретности, так как ставки в возможной игре будут больше чем жизнь… ваша жизнь, вернее — наших жизней вместе взятых.

Сзади мой народ уже начал роптать, всячески высказывая своё недовольство такими 'предъявами', и в этот момент из леса показался 'автобус', если таковым можно назвать ещё один большой армейский грузовик, вместо кузова которого была установлена пассажирская часть от старого автобуса, правда с затемнёнными стёклами. 'Автобус' остановился, открылись двери и на землю стали бодро выпрыгивать люди в полной боевой экипировке, быстро распределяясь по поляне, и сразу же занимая сектора обороны, как будто ожидая атаки неизвестного противника. Дело действительно было серьёзно. Последними из 'Автобуса' вылезли Семён Петрович, Аркадий Михайлович и Дмитрий Анатольевич. Всё оперативное руководство было в сборе. Аркадий Михайлович не спеша направился в нашу сторону, явно собираясь разрядить возникшую немую сцену гоголевского 'к нам приехал Ревизор, да-да, в самом деле — ревизор, а не хрен собачий'.

– Прошу нас извинить, за столь бесцеремонное появление, — начал Аркадий Михайлович, едва подойдя к нам, — от кого-то из здесь присутствующих, — он обвёл нашу компанию рукой, — произошла утечка информации, которую мы смогли перехватить. А потому, до тех пор, пока мы не выясним от кого именно, как и зачем, никто не покинет это место.

Вот тебе раз, хоть стой, хоть падай, у нас в дружном коллективе, оказывается, есть шпион вражеской разведки. И пока мы его не вычислим, и не покараем публично, будем сидеть тут до 'второго пришествия'. Да, подкинула 'контора' нам задачку. Хотя, могло быть и то, что нас просто так изящно разыгрывают, чтобы мы не возражали против того, что с нами будут делать. Классическая схема 'разделяй и властвуй' в прикладном приложении к моему коллективу. Я подошел совсем близко к Аркадию Михайловичу, предложив отойти в сторону, чтобы поговорить с глазу на глаз.

– Это правда, что вы сказали, или специальная такая деза, чтобы быстро склонить нас к сотрудничеству, тихим голосом начал я, когда мы отошли от всех шагов на сто. — Если второе, то зря вы это, я так с вами работать не буду, и мои люди тоже откажутся. — А из-под палки у вас всё равно ничего путного с нами не выйдет.

– Я знал, что вы мне не поверите, а потому привёз доказательства, которые убедят именно вас. Вы сами как раз вне подозрений, так как за вами лично сразу было установлено скрытое наблюдение, а вот кто-то из ваших коллег работает не только на вас. Вот послушайте сами, — сказал Аркадий Михайлович, доставая из кармана сотовый телефон неизвестной мне модели и нажимая на нем комбинацию кнопок, включая диктофонную запись.

Из двухминутной записи становилось понятно, что кто-то предлагает кому-то что-то за сумму в десять миллионов долларов. В этом 'чём-то' легко узнавалось моё неожиданное открытие, да и запрашиваемая цена была совсем не маленькой, даже по нынешним временам 'новых русских', кидающих миллионы направо и налево. А вот кто предлагает и кому, сейчас попробую выяснить.

– Скажите, а кому предлагает портал этот неизвестный мой коллега?

– Информация секретная, конечно, но я вам скажу. Клиент — представитель зарубежной разведки, которая постоянно везде суёт нос. И сделать с ней мы ничего не можем, увы, времена не те. Но и мы не сидим без дела, и потому вы слушаете эту запись. Да, эта сделка ещё не состоялась, вот послушайте ещё одну запись — он снова взял у меня телефон, включая следующий 'музыкальный трек'.

Из этой записи становилось ясно, что, несмотря на кажущуюся фантастичность предложения, клиент согласился на сделку. Видимо те десять миллионов для него — что карманные расходы. И что это далеко не первая подобная сделка между этими 'товарищами', так как упоминались некие 'прежние расчетные счета', известные говорившим. Передача материалов, доказывающих моё открытие, и информацию о его местонахождении была запланирована ими на послезавтра.

– Вы случайно не узнаёте предлагающего, спросил меня Аркадий Михайлович, голос, конечно, изменён специальной аппаратурой, но вы своих людей давно знаете, может, опознаете.

Я прослушал обе записи ещё по паре раз. Голоса мне были совершенно незнакомы, у 'шпиона' голос был похож на детский или даже ломанный женский. Но это был эффект работы специальной аппаратуры, как мне объяснил Аркадий Михайлович. Манера речи говорившего, мне смутно казалась знакомой. Несколько затянутые окончания слов и общий ритм, такой особенно деловой. Вроде бы ничего особенного, сейчас многие так говорят, но уж больно часто я сталкивался с такой манерой в денежных разговорах с кое-кем.

– Да это же… Это…

– Узнали?

– Да, узнал. Вот ведь как бывает, столько лет вместе, столько вместе всего сделали, и теперь до меня наконец дошло, почему некоторые наши разработки уходили за бугор под видом параллельных открытий. Пока мы эффект развивали, да проверяли всё по несколько раз, а там уже патенты да Нобелевские премии нужными людьми получались. Как же обидно было. Вот ведь гад…

Во мне закипела самая настоящая злоба, я был готов самолично придушить своего старого друга, коллегу, а по совместительству вражеского шпиона, но потом я снова взял себя в руки и спросил:

– И что теперь будем делать, я готов вам назвать виновного?

– Знаете что, вы пока сделайте вид, что вы мне просто не поверили и расскажите своим людям именно ту версию, с которой подошли ко мне сами. А мы попробуем вместо информации слить фуфло нашим коллегам по ту сторону границы.

Я вернулся к своему коллективу, где на меня сразу накинулись с вопросами, общий смысл которых сводился к 'Что?' и 'Кто?'.

– Ребята, — максимально расслабленно начал я, хотя мне это давалось не так просто, после разговора с Аркадием Михайловичем, так что в голосе явно чувствовалась и злость, и некоторое волнение, — 'контора' нас просто хочет склонить к сотрудничеству весьма специфическим образом. Нагибают, короче.

– Да они совсем офигели, что ли? Шпиона поймали, хорошо, ещё не диверсанта, — зло распинался Антон.

– Будет надо, они и диверсанта поймают, вот посмотри на себя Антон, с твоими габаритами и такой рожей только в диверсанты идти.

Народ уже смеётся, их немного отпускает, а я думал над тем, как выпутаться из возникшей ситуации.

– И пойду, что б тебе, Сергеич, стыдно за меня было.

– Кстати, а это идея…, Антон, вот ты уже ведь придумал примерную схему возникшего явления, да и формулы ведь какие-то вывел, так? Не зря же ты вчера перелопатил все записи телеметрии.

– Угу, есть такое дело, а что?

Антон немного напрягся, чувствуя, что я опять что-то придумал, и это ему, скорее всего, не понравится.

– Дело одно есть, потом поговорим.

Возникла некоторая затянувшаяся пауза, народ снова подозрительно зашушукался, высказывая этим своё недовольство.

– Так, завязываем с пикником, пусть поляну 'контора' убирает, пойдём в лабораторию, разговор ко всем есть без лишних ушей, пока туда жучков не понаставили — заговорщицким тоном завершаю ещё не развившиеся дебаты.

Если честно, то я не верил, что наш разговор будет действительно без лишних свидетелей и что 'жучков ещё не понаставили', и, тем не менее, чувствовал, что в окружении стен и без явного присмотра с моим народом будет проще договориться. Теперь, когда старый 'крот' стал мне известен, можно начинать игру не только в свои ворота, как оказывалось раньше. Мне было интересно, почему Аркадий Михайлович не просил меня назвать того, кого я опознал. Тут были возможны разные варианты. В одном из них, самом вероятном, он сам знает его и будет просто смотреть, что я делаю. А вот во втором…, во втором возможна какая-либо иная игра с двойным, а не то и с тройным дном, в которой меня будут проверять на пригодность к специфической организаторской работе в условии недостатка информации, кризиса доверия и давления извне одновременно. И что мне со всем этим теперь делать не очень понятно. Так, простых путей мы искать не будем, следовательно, работаю по второму варианту. Попробуем составить систему уравнений с известными и неизвестными.

Что мне рассказал прямо и между строк Аркадий Михайлович? Он доказал мне, что имеется утечка информации, но не сказал от кого конкретно из моего коллектива, типа может я сам узнаю. Когда же я определил от кого, это его не сильно заинтересовало. Зачем он мне это рассказал в таком виде, особенно учитывая, что информацию об утечке довели до всего коллектива и до 'крота' тоже? Итак, записываем первую строку уравнения, и поехали дальше.

Что знает 'крот'? Он знает, что его канал связи скомпрометирован. Он может не знать, что его самого уже вычислили, по крайней мере — делает вид, что не при делах, но он точно знает, что тех десяти лимонов он уже так легко не получит. Скорее всего, он предпочтёт временно 'залечь на дно', и при первой возможности выскользнуть из страны, отправившись проедать 'честно натыренное' добро, думаю, канал экстренного отступления у него есть и далеко не один. Опять же национальность и родственники. Вот его отпускать никак нельзя…

Что нужно 'конторе'? 'Конторе' нужно предотвратить утечку, которая уже по факту состоялась, слив дезинформацию, но сделать это так, чтобы на другой стороне не почувствовали подвоха. Если они сами знают, кто 'крот', что, скорее всего так и есть, но не могут просто взять его в оборот и силой заставить сделать что им нужно, значит, такой вариант просто не пройдёт. Наверняка у опытных шпионов разработана система отделения достоверной информации от недостоверной по ничего не значащим деталям в самой информации или способах её передачи. Следовательно 'контора' хочет, что бы я так провернул дело, чтобы получилось именно то, что нужно, сами они сделать это не способны, разве что они способны прикрыть окончательный провал, зачистив все концы. А быть 'зачищенным концом', да ещё, как у нас обычно, 'в воде' мне как-то совсем не хочется. Вот ведь задачка, а что делать совершенно непонятно, в шпионских романах такие расклады мне как-то не попадались, да и у 'конторских' так просто не спросишь, сами бы сказали, если что.

Можно как-то убедить 'крота' работать на меня, благо я с ним давно знаком, мать его этак, а потом ещё раз этак. Но мне что-то не верится, что это возможно, хотя попробовать стоит…, когда ни будь потом, желательно под угрозой насилия или под самим насилием. Значит, его нужно как-то обмануть, убедить, что он находится вне подозрений, к примеру, переложив ответственность на кого-либо другого, мало ли у нас тут шпионов, если есть один, может быть и два. Одного поймали, все успокоились, а второй ушел. Вариант вполне рабочий, может пройти. Но ведь ещё нужно дать 'кроту' возможность передать информацию, но вот как сделать так, чтобы вместо неё была нужная 'конторе' деза? Вот теперь я уже действительно ничего не понимаю, как это сделать, стоит переключиться, чайку попить, с народом пообщаться, наконец, а там и видно будет.


Когда коллектив расселся и потянулся к посуде для чая, я высказал народу своё предложение:

– Итак, коллеги, что мы имеем: дорога, скорее всего, заблокирована хорошо, и никто из нас отсюда не уедет, пока нам этого не разрешат. Есть вариант уйти пешком через лес, при желании могу помочь со звериной тропинкой, но и он не очень надёжен, вы видели, кто нас охраняет?

Народ закивал головами в знак согласия со сказанным мной. Хорошо, первое 'да' получено, можно идти дальше.

– Соглашаться с тем, что нам предлагает 'контора' тоже не хочется, так что нам нужно предложить товарищам что-то, что бы они от нас отстали. Предложения есть?

Вот за что я люблю мозговой штурм, так это за то количество совершенно фантастических идей, которые потом вдруг оказываются не совсем фантастическими. Больше всего споров вызвала идея воспользоваться порталом и дружно уйти в параллельную реальность, пусть там нас попробуют найти. Оно, конечно, предложивший её Славка и так отмороженный на всю голову, падкий на такие радикальные меры, но это не по нраву даже мне. Другие идеи были не сильно оригинальнее. В результате через пару часов я вдруг понял, как можно разыграть имеющуюся комбинацию. С трудом добившись тишины, я нарисовал у себя на лице самый серьёзный вид, с которым обычно говорят по телевизору об очередном государственном перевороте в нашей стране. Я внимательно прошел по лаборатории, проверил окна и дверь, с таким видом, что смотрю, не подслушивает ли нас кто снаружи.

– Итак, похоже, пришло время рассказать вам правду о портале. На самом деле портал находится не тут, здесь только временные врата, которые вскоре рассосутся сами собой.

Народ внимательно уставился на меня, уже совсем не понимая шуток с моей стороны. Да, их вполне можно понять, но мне-то от этого не легче будет.

– Сергеич, опять нам мозг плавишь, — первым вылез Антон — нехорошо так поступать…

Вот кто мне как раз сейчас нужен, так именно он. Без него моя игра не сработает, но потом именно с ним потребуется договариваться особо.

– Антон, вот ты единственный, кто внимательно смотрел данные системы телеметрии установки, и что по ним можешь сказать?

– Фигня, а не данные, вот что могу сказать. Ничего работать не должно, но ведь работает, сам видел.

Народ теперь смотрел на Антона, ему подчас веры было больше чем мне. Другое дело, что он не догадывался ещё, что те данные, которые выдаёт моя система телеметрии, нужно перемножать на поправочные коэффициенты, а некоторые параметры нужно и вовсе менять местами. Сделал я это по старой памяти, а вот теперь может пригодиться снова.

– Вот…, сам посуди, работать не должно, а эффект есть. А представь теперь, что сам портал находится где-то ещё, а тут просто удерживается временный эффект искривления пространства-времени магнитным генератором, создающий 'окно'. Как это будет, по-твоему?

– Хм, — задумался Андрей, — в принципе, если так, то тогда может быть. Я не понимаю принципа, как это может быть, но это уже более похоже на правду. И долго это 'окно' будет держаться?

– Неделю может быть и подержится, максимум — две, а потом вообще в этом месте его невозможно открыть будет, уж больно место 'замагничено' будет, придётся другое искать. Именно поэтому сам портал и места, где он проявляет эффект, разнесены в пространстве. Окон вообще может быть много, а вот второй портал сделать пока невозможно.

Народ расслабился и снова зашумел, ко мне посыпались вопросы, главный из которых был 'а где настоящий портал-то?'. И как раз основным инициатором этого вопроса был тот самый шпион. Попался, голубчик, сейчас я тебя заинтригую, как следует.

– Настоящий портал потребляет много энергии. Очень, очень много энергии. А она ведь денег стоит. Кстати, установка формирования окна как раз часть этой энергии и выделяет, получается как бы из воздуха, а на самом деле это просто эффект подключения к межпространственному лучу, который создаёт настоящий портал. Может быть, удастся так энергию передавать практически и без проводов и без потерь. Но это пока только перспективы на будущее.

– Хочешь сказать, что ты с энергетиками снюхался, и на ближайшей АЭС целый реактор в аренду взял?

– Ага, так и есть. Генератор портала занимает мало места, и расположен на одной АЭС, на какой, извините, не скажу.

Это была, естественно, чистая ложь, но она более-менее вписывалась в возможное представление народа о возможном и не очень. Проверить эту информацию вражеским разведкам будет теоретически возможно, но если немного подсуетятся 'конторские', то нужный ложный след будет создан. Теперь нужно решить вопрос со вторым шпионом, на роль которого я уже подобрал подходящего кандидата. Я по-тихому отозвал Андрея в сторону, пока остальной народ увлёкся бурным обсуждением сказанной мной информации. Мы выскользнули наружу из лаборатории и отправились в сторону отдельно стоящего строения, типа 'сортир деревенского типа'.

– Дело есть на миллион, — заговорщицким тоном начал я.

– Что опять всё не так рассказал что ли?

– Да, всё не так, но об этом потом, мне нужно, чтобы ты стал тем самым шпионом и кое-что сделал для меня.

– Ты совсем офигел, Сергеич, я не пойму к чему ты клонишь?

– Офигеешь тут, когда старый товарищ и коллега, оказывается, работает на иностранную разведку. Помнишь проект восемьдесят восемь?

– Это когда тем англичанам Нобелевку дали за то, что вы открыли? Так они просто одновременно с вами по той же теме работали и оказались шустрее в публикациях.

– Я раньше тоже так думал, однако только сегодня узнал, что это не так. Да и мелкие детали и тогда не сходились. Откуда у англичан были материалы, если их никто кроме нашей лаборатории не производил? А эффект без них невозможно описать, а уж тем болееэкспериментально подтвердить.

– Так ты считаешь, что произошла утечка?

– Не просто считаю, а уверен, и даже знаю через кого конкретно.

– Расскажи.

– Извини, не всё так просто. За информацию о портале кое-кто десять лимонов в президентах запросил и ему их готовы дать, но это не самое главное.

– Десять лимонов? Что б я так жил. И это ты считаешь не главным, что же тогда главное?

– Хрен с этими лимонами, нужно слить дезинформацию, которую я вам только что рассказал, а для этого требуется дать реальному шпиону ощущение, что он вне подозрений. Понимаешь?

– То есть мне нужно официально взять предательство на себя?

– Вот за что я тебя люблю, как за сообразительность. Я поговорю с 'конторой', они подыграют. Тебе сегодня нужно просто отсюда исчезнуть.

– Когда?

– Через час тихонько выходи на дорогу к трассе, тебя правильно встретят.

– Надеюсь, стрелять не будут?

– Думаю, как раз будут, но только для вида.

– Ладно, потом с тебя полный рассказ и премия.

– Обещаю.

Зайдя в сортир и побыв там пару минут, Антон направился в лабораторию, а я пошел говорить с Аркадием Михайловичем, которого нашел практически сразу. Едва я обратился к нему, собираясь рассказать, что я придумал и что бы от них хотел получить, как был остановлен.

– Алексей Сергеевич, не тратьте зря времени на рассказы, мы всё слышали.

– Как?

Вместо ответа Аркадий Михайлович вытащил из моего кармана какую-то маленькую тёмную штуковину.

– Вот это 'жучёк', которого я вам незаметно положил в карман при встрече. И я даже удивлён, что вы сами не нашли его, и тем не менее всё сделали так хорошо, что нам остаётся только поддержать ваши действия. Кстати, что вы рассказали своим людям про портал, хотя бы частично является правдой?

– Нет, это как раз вариант реальной дезинформации. Вы сможете обеспечить проверку для наших заграничных 'друзей' информации на какой-либо АЭС?

– С этим не беспокойтесь, вопросов не будет. Ваша версия гениальна. Хочу выразить вам своё искреннее удивление, мало того, что вы всё верно поняли, но и сделали лучше, чем мы могли предполагать. У вас реальный талант к таким операциям, только опыта маловато. Но это поправимо.

21 июля 1996 года квартира где-то на окраинах Москвы

Прошла неделя после так удачно завершившегося шпионского скандала. Первый блин получился совсем не комом, а вполне пригодным к употреблению в виде прямого дезинформационного канала. Жалко достаточно кратковременным каналом, который вскоре требовалось закрывать вместе с основными действующими лицами. 'Конторские' умудрились ещё вычислить нескольких ранее неизвестных для них агентов, а так же нашли весомый компромат на пару довольно таки ответственных лиц в Минатоме, которые не гнушались продавать Родину мелким оптом. Мне всё рассказал это Аркадий Михайлович, когда мы ехали в его машине, петляя по московским улочкам. Он привёз меня на квартиру, где нас ожидали два совсем не молодых человека. 'Деды', как я назвал их про себя, выглядели весьма интересно. Довольно неброские, но дорогие костюмы, под которыми, если приглядеться, угадывается кобура. Ясно, что 'дедам' уже много лет, однако если приглядеться к деталям, то можно начать и сомневаться. Таким подтянутым атлетическим телам могут позавидовать и многие молодые, которым едва стукнуло тридцать. А по их движениям виделась достаточно специфическая подготовка, свойственная занимающимся восточными единоборствами. Если бы я сам не занимался самбо, правда, скорее, для здоровья и общей уверенности в себе, и достаточно плотно не общался с разными 'единоборцами', то ничего такого бы и не заметил. Уж больно незначительны все эти мелочи в том, как человек держит руки, как смотрит, вернее — на что он обращает своё внимание в первую очередь, а на что потом. За всем их видом читалась большая жизненная сила и уверенность. Можно было сказать, что будет трудно не выполнить их приказы, если таковые последуют.

– Знакомьтесь, сказал Аркадий Михайлович, — это наш СМЕРШ (сокращение 'Смерть Шпионам' несколько особых подразделений действовавших с 1942 по1946 год), Фёдор Степанович и Степан Васильевич. Теперь они будут непосредственно работать с вами, а я вас сейчас покину. Думаю, вы быстро обо всём друг с другом договоритесь, так что не буду вам здесь мешать, сказал он, покидая квартиру.

Про себя я был уверен, что все разговоры тут будут записаны, и Аркадий Михайлович будет в курсе всего, о чём тут будет идти речь. Возраст и специфические особенности, которые я заметил, говорило мне о том, что эти двое не просто шпионов ловят, они, похоже, самое что ни на есть руководство всей той части 'конторы', которая занимается моим проектом. Понятное дело, что 'деды' давно вышли на пенсию, но ведь известно, что в 'конторе' не бывает бывших. Чтобы изначально утвердиться в этом я сразу решил это проверить прямым вопросом.

– Правильно ли я понимаю, что именно вы, господа или товарищи, уж не знаю, как у вас там принято обращаться друг к другу, будете определять всё, чем я в ближайшее время собираюсь заниматься?

– Вы очень наблюдательны и делаете правильные выводы, Алексей Сергеевич, подал мне руку Фёдор Степанович. — Да, 'господами' нас действительно лучше не называть, это несколько неприятно, а вот на счёт 'товарищей' — мы сейчас и определимся. Пойдёмте в комнату, выпьем чаю, разговор у нас будет долгим.


Некоторое время спустя мы пили ароматный чай, внимательно рассматривая друг друга. Я выжидал, с чего начнут разговор эти двое, совершенно не представляя, что мне им говорить, что они ждут от меня. Да, абсолютно ясно, что они полностью информированы о том, что произошло недавно, и что у них ко мне есть какие-то предложения. Сомневаюсь, что мне удастся от этих предложений отказаться, как бы я не старался. Когда нами было выпито по чашке, и чайник описал над ними круг, снова наполняя их ароматным напитком, Степан Васильевич, поставил чашку на столик и обратился ко мне:

– Алексей Сергеевич, сможете ли вы ответить нам на вопрос, что вы будете делать, если бы у вас появилась практически абсолютная власть. Не как у Бога, который, по определению, может абсолютно всё, а как у императора всего Мира?

Мне интересно было бы посмотреть на себя со стороны, ибо тот вид, который я представлял ближайшую пару минут, должен был быть достаточно растерянным, вызывающим у наблюдателя желание улыбнуться. Из тех разговоров, что были у меня с 'конторскими' ранее, я уже знал, что в этой теме тут всё очень не просто. И что перед ответом нужно не просто подумать, а подумать очень хорошо. Или же поступить в лучших традициях одного очень хитрого народа, честно ответив вопросом на вопрос.

– Знаете, я некоторое время назад думал над этим вопросом, но так и не нашел для себя удовлетворительного ответа. Ответ: 'Мир во всём Мире', понимаю, совсем не тот, который вы от меня ждёте?

– Естественно, но вы сможете обосновать, почему этот 'Мир во всём Мире' нам не подходит?

Да, так просто от этих 'дедов' не отделаешься, придётся включать свою 'думалку' или хотя бы 'догадывалку', проверка чего тут явно идёт и их стороны.

– Если я не в чём принципиально не ошибаюсь, человечество не создано для мира. Человечеству в целом, а так же самым активным его представителям постоянно требуется или какой-либо сильный вызов, или злой враг. Если нет ни того ни другого, любое развитие прекращается и начинается застой, потом разложение и, наконец, распад.

– Действительно всё так и есть. И всё же, имея огромные возможности по управлению людьми, на что бы вы, понимая естество человечества, направили бы свою волю?

– Скажу вам честно, войны мне лично совсем не нравятся, но если их нельзя отменить в принципе, то требуется найти вполне мирную форму соревнования, которая, с одной стороны, даст тот самый вызов, по максимуму напряжет все имеющиеся ресурсы, а с другой стороны, не перейдёт в открытую войну. Нужен баланс на грани, переход которой не выгоден никому и все это знают. К примеру, ещё совсем недавно таким соревнованием была гонка вооружений, которая, как говорят по телевизору, и стала причиной краха СССР. Не знаю, так это или нет, но уверен, что гонка вооружений активно подстёгивала и науку и технику. Ещё так раньше действовала космическая гонка. Но после полётов американских астронавтов на Луну она практически завершилась. Столько лет прошло и никакого принципиального прогресса, сплошное топтание на месте, что у нас, что у них.

'Деды' переглянулись друг с другом, как будто я угадал их мысли.

– А вы уверены, Фёдор Сергеевич, что те самые американские астронавты до Луны долетели?

– Так об этом же написано во всех энциклопедиях, по телевизору показывали прямую трансляцию, потом они же привезли сотни килограммов лунного грунта, начал неуверенно я…

– Вот именно, во всех энциклопедиях написано и по телевизору показывали. Написать в энциклопедии гораздо проще, чем долететь и вернуться. Кино тоже снять можно такое, что не отличишь от реальности. А американского лунного грунта, скажу я вам по секрету, до сих пор никто так и не видел из независимых учёных.

– Вы хотите сказать, что 'американская лунная программа' была не настоящая?

– Почему же не настоящая? Настоящая, просто так и не завершенная реальными достижениями официально объявленных целей. Вместо реальных полётов космонавтов к Луне была сделана хорошая инсценировка, а вместо реального лунного грунта были представлены дроблённые 'лунные метеориты', которые предварительно были собраны в Антарктиде.

– Тогда я не понимаю, почему Советский Союз, зная обо всём этом и, более чем уверен, имевший доказательства такого обмана, со всем этим согласился.

– Вы помните такие слова тех времён, как 'разрядка', 'потепление отношений между странами', 'вхождение СССР в мировую торговлю'?

– Неужели тогдашнее руководство страны на всё это купилось?

– Нет, это были 'пряники', но у 'западных партнёров' был хороший компромат на некоторых тогдашних руководителей страны, публикация которого привела бы к окончанию их карьеры, а для кого оказалась бы вообще не совместимой с жизнью. Вот и сторговались они по-хорошему, что впоследствии и привело наше государство к современному положению дел.

– А почему не возмутился никто из обычных людей, особенно специалистов в ракетной и космической технике. Неужели им всем приказали молчать?

– Кое-кому действительно приказали. Но таких было совсем немного. Просто для наших людей такой грандиозный обман был совершенно невероятным явлением, вкупе с тем, что реальную информацию и подробности об американской программе никто до них не доводил. А вот в самой Америке сомневающихся было более чем достаточно. Впрочем, их голоса до СССР просто не доходили.

– Ага, теперь я понимаю, куда вы меня склоняете. Время за границей перехода вполне соответствует именно тому, когда возможно вмешательство с целью недопущения космической афёры и направления развития той цивилизации вверх. Но я думаю, что это далеко не единственная задача, которую вы мне хотите поставить?

– Безусловно. Задач хватит не только вам, но и многим из тех, кого вы сможете привлечь, как из того мира, так и из нашего.

– А можно ли заранее познакомиться со списком этих задач, а то некоторые из них мне могут показаться неправильными…?

– Список задач будете составлять вы сами. Практически самостоятельно и без нашей помощи. Сейчас для всех нас главное согласовать общие цели нашего возможного вмешательства в тот мир и перспективы всего этого для мира нашего.

– Для нашего? Но мы не имеем возможности из того прошлого менять наше настоящее.

– Настоящее менять не нужно, нужно менять будущее. Вы же видите, что происходит вокруг?

– Так вы всё это и без меня сможете сделать, у вас и тут сила, как вам поможет тот мир, оттуда всё равно ничего не удаётся пронести сюда?

– Вы не правы, на счёт того, что ничего нельзя пронести оттуда. Вы можете пронести информацию, пускай только в своей голове, но этого для нас будет достаточно.

– И какая информация может быть полезна оттуда вам?

– Это достаточно большая тема для разговора, мы, несомненно, к нему ещё не один раз будем возвращаться, а теперь подумайте, как в нашем мире люди проходят в большую власть?

– Ну, выборы там, через карьерную лестницу, по знакомству с кем-либо во власти, за деньги, наконец…

– Всё это только на поверхности. Вот вы, к примеру, имея большие деньги, большое влияние, большие амбиции, могли бы допустить во власть кого-либо, кто при возможности может оставить вас без всего этого, или просто как-либо угрожать вам?

– Нет, естественно, при таком раскладе, если бы я сам не мог бы по каким-либо причинам иметь официальную власть, то продвигал в неё только тех людей, которые зависят исключительно от меня и кого при любой необходимости я мог бы легко уничтожить. Это если этим людям невозможно доверять по другим причинам. А тем, кто идя на выборы, обещает всем и всё, не задумываясь о том, что всем всё дать нельзя в принципе, невозможно доверять по определению.

– Теперь вы понимаете, как устроена вся эта 'демократическая система', которую сейчас так активно строят у нас? Официальная выборная власть — это всего лишь декорация, скрывающая реальное положение дел. В официальной власти сейчас нет практически ни одного человека, не имеющего своего скелета в шкафу, причём, не простого скелета, а такого, о котором имеют доказательства 'грамотные люди'. Для многих реальная карьера начиналась не с хорошей работы, а с серьёзного преступления. И потом, когда их поймали, или когда они сами заранее захотели уйти от ответственности, им сделали предложение, от которого они не смогли бы отказаться. Так что 'чистеньких' и в мировой власти нет, да и в крупном бизнесе тоже, иерархия подчинения строится исключительно на владении компроматом. Кто на кого компромат имеет, тот тем и управляет. Даже чтобы ввести во власть или в бизнес нужного по каким-либо качествам человека, ему сначала строят специальную 'подставу'. Потом, при необходимости, мажут его ещё больше, и он дальше уже вынужден работать на своих хозяев, кто его 'замазал', а потом 'отмазал'. А если тот мир тождественен нашему, то и нам в нём будет проще работать, и для многих здешних гадов можно будет укорот организовать. Главное понять, где и что нужно искать. Сейчас здесь мы не имеем реальных сил, чтобы справиться со всей этой мерзостью, всё повязано, шансов нет. Стоит нам один раз серьёзно рыпнуться, прищемив кого-либо из 'неприкасаемых', от которых тут всё зависит, и нас всех просто задавят. Вроде бы мы много знаем, но приходится стискивать зубы и проходить мимо, улыбаться в лицо тем, кого хочется просто пристрелить. А особенно тяжело становится от того, что мы прекрасно знаем, куда нас ведут. Если максимум через четыре года нам не удастся перехватить направление движения страны, то она распадётся на множество мелких осколков, которые, впоследствии, превратятся во что-либо подобное тому, что творится в некоторых странах Африки. Вы это хотите?


Слушая Степана Васильевича, я внутренне содрогался, представляя себе реальное положение дел в нашем мире. Представление о том, что 'политика грязное дело', оказывалось слишком уж чистым и светлым, по сравнению с реальностью. И если я буду вмешиваться в исторический процесс, что-либо изменять в нём, то для меня будет важно оставаться при этом честным человеком, иначе просто нет смысла, чтобы убив дракона самому стать таким же. Мир от этого не станет лучше, а вот я в своих глазах стану хуже.

– Надеюсь, мне лично не потребуется совершать какое-либо гнусное деяние, чтобы у вас на меня был компромат?

– Нет, не потребуется. Вы его уже сделали, создав портал, так что если вас не охранять, то долго вы не протянете. Слишком много желающих, оставить в мире всё так, как сейчас есть, и хватает тех, кто хочет всё поменять в свою пользу. И для всех их вы абсолютно лишний элемент.

– А для вас я разве не лишний? Кто вам мешает воспользоваться имеющимися уже возможностями, а меня вынести за скобки уравнения? Я элемент для вас абсолютно ненадёжный.

– Почему же ненадёжный? У вас, в отличие от многих, совесть есть. Такая особая, 'Русская Совесть' называется. И патриотизм ваш отнюдь не фальшивый. А по совокупности многих ваших качеств, лучшего человека для осуществления наших планов нам просто не найти. Считайте, Алексей Сергеевич, что это судьба, которая выбрала вас, и ваш крест, который вам теперь нести далеко и долго. Ну а мы чуточку поможем и направим, если вы заблудитесь в пути.

– Ладно, я понял, тогда расскажите, что мне нужно делать?

'Деды' снова переглянулись, выглядели они вполне довольными, видимо наш разговор шел именно в том направлении, что им и было надо. Я не уверен, что мне сказали всю правду или вообще сказали правду, впрочем, и без неё всё очевидно, если присмотреться и подумать, а уж если грамотный вопрос задать, так и вообще. Плевать, что меня могут использовать 'втёмную', с этим разберусь потом, главное дают возможность проявить именно то, что мне и самому хотелось. А вообще такое впечатление, что меня просто хотят заранее подстраховать от многих ошибок, которые я бы непременно совершил, если бы бросился в тот мир 'вершить свою версию истории'. Нет, всё же они правы, требуется внимательность и осторожность, тщательное планирование, а главное, реальные цели. И если прошлое из того мира может изменить неизбежное будущее нашего, я готов прыгать выше головы и разбиваться в лепёшку. Эх, будь я чуть помоложе…

– Что делать, что делать…, продолжил Степан Васильевич, — много для вас теперь дел. На этой стороне вы будете учиться, учителями и учебными материалами по возможности мы вас обеспечим, а на той будете активно строить 'светлое будущее'. И начнёте именно с него, причём, чем раньше — тем лучше.

– А как отличить 'светлое будущее' от 'тёмного'? Вот столько раньше рассказывали про строительство этого самого 'светлого будущего', а оказалось, что построили 'серое настоящее'…

– Не придирайтесь так к словам, чтобы отделить одно будущее от другого, нужно просто использовать правильные слова. Что скажете, если вместо малопонятного 'света' будут, к примеру, 'позитивные перспективы'?

– Так уже лучше, впрочем, тоже звучит достаточно неопределённо.

– Полной определённости тут достигнуть нельзя. Будущее для нас всех — это всего лишь некоторый набор ожиданий. Если мы ждём для себя и своих детей чего-то позитивного, и это со временем становится возможным — то и само будущее для нас становится 'светлым'. Подумайте хорошенько на тему того, каким хотели видеть своё будущее люди по ту сторону портала, что они ждали от этого самого будущего, каким хотели видеть будущее своих детей, наше настоящее. Что же получилось в итоге, показывает история нашего мира. Думаю, для вас очевидно несоответствие всего этого, что в том мире пока ещё можно изменить. И когда будете готовы приступить к работе — дайте знать.

– Готов приступить хоть завтра, но пока так и не понимаю, что конкретно нужно делать.

– Для начала вам придётся легализоваться в том мире, создать свою постоянную базу, а так же несколько временных, привлечь людей и осуществлять целенаправленное влияние.

– Легко вам говорить, легализоваться. Там хоть и не 37 год, но органы-то не спят. Впрочем, кому я это говорю…

– Вот тут мы вам реально поможем. Через три дня для вас изготовят документы того времени и подберут соответствующую одежду. Деньгами для начала тоже обеспечим, хотя потом этот вопрос вам потребуется решать самостоятельно на месте. Но это всё не главное. Лично я напишу письмо одному хорошему человеку, которое вы передадите ему только там, где я укажу, и, возможно, вы сможете рассчитывать на его помощь с той стороны. Но сильно не обольщайтесь, всё будет зависеть исключительно от ваших действий.

17 декабря 1953 года, деревня в нескольких километрах от окна портала

Шла вторая неделя моего пребывания в мире прошлого. Ох и не просто это вживаться в другое время, постоянно себя контролировать, чтобы не сказать что не так, и вообще наблюдать, наблюдать и ещё раз наблюдать. Наша условная легализация прошла относительно легко. Как и следовало предполагать, Степан Васильевич написал письмо самому себе, вернее своему двойнику из мира прошлого. Вроде бы и немудрёная затея, однако, передавать это письмо требовалось очень осторожно. В этом прошлом Степан Васильевич уже был весьма значительной фигурой, и подойти к нему, чтобы передать письмо так просто было нельзя. Осложнялось всё ещё тем, что передать письмо требовалось в очень неформальной обстановке, чтобы никто ничего не мог видеть, а тем более что-либо заподозрить. Время-то было весьма специфическим, всё же недавно произошла смена верховной власти, и спецслужбы очень активно наблюдали друг за другом, особенно за руководителями. Нет бы им за партийным руководством последить, может нам бы и не пришлось вмешиваться в исторический процесс.


Я больше суток просидел на одном московском чердаке, где размещалось хобби большого человека Степана Васильевича — маленькая голубятня. Это было, пожалуй, единственное место, которое не было под явным наблюдением, и где был реальный шанс передать письмо адресату. Впрочем, шанс этот осложнялся тем, что можно запросто получить пулю в лоб. Степан Васильевич начал войну в 41-м году и закончил её только в 46-м, при этом не получив ни одной царапины. И совсем не потому, что большую часть времени сидел в тылах, что впрочем, так и было, а потому, что, как он сам выражался потом, 'хорошо смеётся тот, кто первым стреляет'. Меня от быстрой и бесславной кончины спасло то, что к моменту прихода Степана Васильевича к своим любимцам, я окончательно продрог и не мог сделать ни одного резкого движения в принципе, и это было заметно. Естественно, даже после прочтения письма от самого себя, Степан Васильевич мне не поверил, пришлось показывать выход портала ему и второму ещё молодому 'деду'. А ведь тут на дворе был совсем не май месяц, и здоровья мне 'охота на волка', под видом чего всё это произошло, совсем не добавила, особенно если учесть мои переходы туда-сюда через портал. Впрочем, были и позитивные моменты, я уже не терял сознания при переходах, и боль была значимо меньше, чем в первый раз, должно быть у меня вырабатывалась привычка. Зато теперь можно было не прятаться от местных властей. В деревне 'Сечено', которую я первую посетил в этом мире, было решено сделать нашу основную базу, которая совершенно официально теперь числилась как опытное сельскохозяйственное производство. Кстати, это самое 'опытное производство' создавалось в самом деле, так как всё равно требовалось скрупулезно изучить влияние портала на биологические и небиологические объекты. И теперь в нашем отдельном домике, представленным нам местным колхозом, почти всё кроме одной комнатки было заставлено клетками с лабораторными мышами.

У меня было серьёзное предположение, что если в этом мире присутствовать долго, то вернуться назад будет невозможно. Молекулы будущего будут постепенно замещаться молекулами прошлого. Так что разбитых на группы мышей кормили и местным кормом и тем, который был принесён вместе с ними из будущего, а также в некоторых пропорциях того и другого. Планировалось периодически перекидывать мышей через портал и оценить, как долго можно пребывать в прошлом, имея возможность вернуться к себе живым. И, если забежать вперёд, благодаря этим мышам мы сделали несколько больших открытий, одним из которых стала формула долгожительства, а, возможно и бессмертия, но до этого было ещё далеко. И пока экспериментальных данных было мало, на всякий случай я и Антон, забравшийся вместе со мной сюда, питались исключительно тем, что принесли с собой из нашего мира, да и воду местную не употребляли. Мало ли что, нам пока ещё рано окончательно 'рубить концы'.


Ещё к нашему хозяйству прибились две местных девушки, две сестры, Саша и Юля.

Они жили в паре изб от нас вместе с матерью и бабушкой. Вообще в этом небольшом колхозе было много молодых девушек в возрастах от 15 до 25 лет, кто родился незадолго до войны. Война для этого поколения пришлась очень некстати, выбив большую часть молодых мужчин, женихов и работников. И перспектив у молодых девушек практически не было, разве что уезжать в города. Кто-то ехал учится, но потом редко возвращался в родные деревни и сёла, так как страна очень быстро развивалась и распределяли после ВУЗов туда, куда больше было надо. В ту же Прибалтику, где создавали с нуля промышленность, и где было очень мало коренных жителей, чтобы заселить города. К примеру, столица Литовской ССР — Вильнюс, бывший польский Вильно, после отъезда из него поляков был практически пустым, даже городскую инфраструктуру некому было поддерживать. После войны проблему кое-как решили, собрав литовцев со всей республики и со всего Союза, но всё равно будущие промышленные окраины Союза насыщались людьми за счёт центральной России. Эх, мы теперь знаем, какова была прибалтийская благодарность русскому народу за всё это.

И вот теперь в здешнем, всеми забытом колхозе объявились мы, пара очень солидных мужчин. Не молодых парней, а сразу видно — серьёзных учёных. А потому мы сразу были окружены вниманием, как явным, так и скрытым. Первыми подсуетились наши соседки, а другие кусали локти, шушукаясь о том, что было и что будет.


Девушки были в самом соку, одной было 18, другой 20 лет, и что странно, обе они украдкой поглядывали на меня и почему-то совершенно игнорировали Антона, что его сильно задевало. Но он старался всё это открыто не показывать, и ходил ночевать к одной женщине, муж которой не вернулся с фронта, а днём наведывался ещё и к другой вдове и может быть к кому-то ещё. В общем, мужик не тратил время зря, в отличие от меня, постоянно чем-то занятого. И даже сейчас, когда на дворе давно была тёмная ночь, я ломал глаза, читая местные газеты в слабом мерцающем свете керосиновой лампы. И пора бы уже было завалиться спать, но старые привычки сидеть по ночам давали о себе знать. Девушки тоже не шли домой, прописавшись у меня окончательно, занимаясь вышивкой. Впрочем, их можно понять, дома строгая мать и ещё более строгая бабушка, будь у меня так, я бы тоже не пошел, ходить за скотиной с утра до вечера, сначала в колхозе, а потом дома не самое приятное занятие. Молчанье затянулось слишком долго, ещё с ужина, после которого Антон отправился к своей даме, а я взялся за газеты, но я видел, что девушки явно хотят поговорить, но не решаются первыми что-то спросить. Видя краем глаза их неловкость, я решил взять инициативу в свои руки.

– Юля, я вижу, что тебя давно прямо распирает изнутри желание что-то у меня спросить, зачем же столько терпеть?

Даже в тусклом отблеске света было видно, как девушка залилась румянцем, что ж, понятно, какие мысли у неё в голове бродят. Саша прикрылась своей вышивкой, но явно вся обратилась в слух.

– Дядя Алёша, а там, в вашей далёкой стране (девушкам мы рассказали, что за порталом просто другая далёкая страна) у вас есть жена?

– А с какой целью вы этим интересуетесь? — ответил я вопросом на вопрос, вгоняя Юлю в ещё большую краску. Да, всё я понимаю, но вот так взять и ответить прямо — значит поломать себе всю игру с большой перспективой. Всё же девушки мне нравились, хотя я этого тоже не показывал.

– Мы, девушки переглянулись, — хотели бы, чтобы вы взяли кого-либо из нас в жены, ну вы понимаете?

Вот тебе раз, они, оказывается, уже договорились за моей спиной.

– Понимаю. Других парней тут нет, да и поблизости тоже не наблюдается, но кто вам мешает в город уехать, неужели только отсутствие паспортов? Там много холостых парней…

– В город-то уехать не проблема, тут паспорт не нужен, нужна лишь справка из сельсовета или из колхоза, удостоверяющая личность. Но что мы в том городе делать будем, там и без нас хватает девок.

– Идите учиться, в швейное, к примеру, вон какие знатные вышивки у вас получаются.

– Вы всё равно не понимаете. Нельзя нам отсюда ехать, у нас мать и бабушка, они без нашей помощи не справятся с хозяйством, отец-то с фронта не вернулся, а дед ещё в гражданскую погиб. Да и ещё…, Юля была уже не просто красная, а уже пошла пятнами, голос её дрожал, — вы нам очень-очень нравитесь.

– Вам обеим? — несколько растерянно переспросил я, — как же вы меня делить-то будете, если я выберу одну из вас?

– А можно не выбирать одну? — подала голос из-за своей вышивки Саша.

– И как к этому отнесётся ваша мать и бабушка, вы не думали?

– Да как отнесутся, Юля таки почти пришла в себя, её голос перестал дрожать и румянец уже не был как после жаркой парилки, — бабушка нам сама сразу наказала быть рядом с вами, а мама ей никогда перечить не будет.

Да, вот что делает полное отсутствие мужчин в деревне, казалось бы, самые патриархальные сельские взгляды рушатся сами собой. Всё понимают люди старшего поколения, и, понимая, стараются дать своим детям лучшую долю. Уж как видят, уж как могут, всё равно выбирать-то не из чего. Хотя, с другой стороны, я стал замечать, как на меня смотрят женщины. Ладно бы только здесь, в деревне, но и в своём времени я как-то пользуюсь повышенным вниманием со стороны женского пола. И ведь если бы я для этого что-либо делал специально, так нет. Похоже, это опять шуточки хождения через портал, что-то он во мне такое изменил.

– А если я соглашусь взять вас обоих к себе женами, я решил довести дело до своего логического завершения, понимая, что всё равно рано или поздно его нужно будет решить, — вы сможете ужиться мирно друг с другом?

– Дядя Лёша, девушки бросились ко мне и повисли на шее, — мы же родные сёстры…

Девушки, похоже, были настроены весьма решительно и собирались закрепить успех практическими действиями, зацеловав меня до полной потери сознания. Я смог выбраться из их объятий только через десять минут, решительно рванувшись из избы, чтобы проветриться и обдумать сложившуюся ситуацию. Итак, что я имею: жену, которая узнав о девушках, захочет с ними познакомиться. И не потому, что ревнует, а потому…, что она несколько странная у меня. Придётся её вести сюда, её не остановят трудности перехода. Да, у меня были свои планы на её счёт, но я планировал сначала закончить эксперименты, обустроить тут полноценное жильё, а не ютиться в деревенской избе, одна комната которой забита мышами, а в другой сидят четверо, однако теперь придётся всё делать без подготовки, я её знаю. Попробую, впрочем, отговорить её, хотя и не очень верю, что получится. Сомневаюсь, что здешние органы хотят внедрить к нам агентов в виде этих девушек. С 'молодыми дедами' мне удалось договориться, они получили интересующие их доказательства и гарантии того, что обо всём значимом мы будем сначала договариваться лично с ними. Я могу предполагать, что Степан Васильевич написал в письме самому себе, однако всё равно не могу до конца поверить, что 'молодые деды' пошли на то, чтобы не разглашать наше существование перед вышестоящими инстанциями. Даже если так, то по своей линии они обязательно отреагируют. Скорее всего, за нами будут внимательно наблюдать, но делать это будут издалека, не вмешиваясь, пока мы тут ставим свои эксперименты на грызунах. А значит можно позволить всему идти так, как оно получается само собой, всё равно придётся исправлять здешнюю демографическую ситуацию, рано или поздно, уже не имеет значения. Жену я уговорю устроить тут школу 'особого женского мастерства', вот заодно и с девушками будет заниматься, технику оттачивать, это тоже было в планах. Что касается местных, думаю, бабушка сестёр не одна такая умная, девок на выданье тут вон сколько, а никто из деревни в город не поедет, у всех хозяйство, колхоз опять же, тут особых проблем не возникнет. Да, болтать, естественно будут, однако, по рассказам моего отца, такое многоженство было вполне нормальным явлением для сих лет и подобных мест. Как бы потом ещё кто не прибился, а то у меня времени на науку не останется. С этими мыслями я вернулся в избу, немного раскрасневшись от достаточно крепкого морозца, и был встречен снова повисшими у меня на шее сёстрами. Через пятнадцать минут я сидел на табуретке, прислонившись спиной к стене, а на коленях у меня сидели девушки.

– Дядя Лёша, в этот раз инициативу взяла Саша, — а первый раз бывает больно? — спросила она и спрятала своё личико, уткнувшись в мою грудь.

Вот как оно получается, едва получив согласие сразу доводить дело до логического конца. А ведь, если честно, я даже не готов к такому повороту событий. Опыт, конечно, не пропьёшь, но вот так сразу…, однако отступать было уже поздно, назвался груздем — полезай в кузов. Будем вспоминать бурную молодость.

– Если не спешить, то ты даже не заметишь или совсем чуть-чуть, — ответил я, гладя девушку по спине, опускаясь рукой всё ниже и ниже.

Тем временем Юля скинула лямки своего сарафана, схватила мою руку и прижала её к своей полной груди. Я вдохнул пряный запах, идущий от девушек, и у меня закружилась от возникшего сильного желания голова. Но спешить я не буду, впереди целая ночь. Саша встала и одним движением освободилась от сарафана, снова подавшись ко мне своим горячим телом. Я коснулся рукой её бёдра, повёл вверх, заходя ей между ног, ещё выше, двигаясь мимо горячего влажного лона, ещё выше, легко касаясь живота, оставляя за собой влажный след. Снова вниз, легко скользя, раздвигая жаркую полоть, провожу вокруг маленького отверстия, закрытого девственной плевой. Саша глубоко вздыхает и прижимается ко мне ещё сильнее. Юля тоже стянула с себя сарафан и прижимается ко мне, скользя на моей ноге, оставляя на штанах влажное пятно. Надо принимать горизонтальное положение решил я, обхватывая руками девушек и вставая с табуретки, потом легко опустил их на ноги. В три секунды скидывая с себя брюки и снимая через голову рубашку, я поманил девушек за собой, попутно скидывая с узких лежанок бельё и подушки на чистый пол. Едва я устроился лёжа, девушки дружно с двух сторон прижали меня сверху, явно собираясь всё сделать самостоятельно практически без моего активного участия. Это не очень соответствовало моим планам, а потому я решил выпрыгнуть на время из этого водоворота страсти.

– И куда вы так торопитесь, неужели настолько сильно в девках засиделись? Чтобы потом вам было что вспомнить, давайте сделаем из этого первого раза праздник, у нас всё равно впереди вся долгая зимняя ночь.

– Ой, а как это сделать праздник? — пискнула разгорячённая страстью Юля.

– Просто. Давай это сделаем красиво! — обхватывая Юлю за талию и выскальзывая из-под Саши, продолжил я. Готовься, ты, как самая старшая, будешь посвящена в женщины первой! Саша будет тебе помогать в этом.

– А как я буду помогать? — спросила Саша, поднимаясь на колени и разглядывая нас сверху.

– Тебе будет доверено самое важное — когда я скажу, ты будешь направлять мою силу в зовущее лоно сестры.

– Хорошо, попробую, покажи что делать.

Я собрал все подушки в один ряд и нежно уложил на них спиной Юлю, разведя её ноги в стороны, немножко раскрывая её цветок полных губ, собравшихся сверху красивым бутоном. Нежно и быстро лёгкими касаниями заскользил руками по её телу, касаясь во всех местах. Иногда усиливая нажим, акцентируя касания на груди и бёдрах, иногда совсем легко перебирая пальчиками по бокам. Я вёл хоровод касаний то вверх, то опускался вниз, перебирал одной рукой волосы, скользил по лицу, а другой заглядывал в промежность. В какой-то момент девушка отпустила контроль над своим телом, и я почувствовал, как оно постепенно расслаблялось всё больше и больше. Я взобрался сверху, лаская губами её лицо. Она охватила меня руками, прижимая к себе. Одной рукой я подозвал Сашу и указал ей вниз. Саша нежно взяла меня и направила, я почувствовал, как скольжу у самого Юлиного входа. 'Да, да, сейчас' — откидывая голову назад, прошептала Юля, и я одним плавным движением, чувствуя небольшое сопротивление, вскользнул в её расширяющееся лоно, прорывая тонкую плеву. 'Ах', глубоко вздохнула она, обнимая меня ещё сильнее и охватывая ногами сверху. 'Подожди, не выходи из меня, дай мне к тебе привыкнуть', прошептала она прямо мне в ухо. Так мы пролежали ещё несколько минут, потом она опустила ноги и чуть подалась назад, вминаясь в подушки, а потом снова прижалась ко мне. Я стал двигаться лёгкими движениями, оставаясь в самой глубине её лона, хорошо чувствуя её заднюю стенку. Если я двигался чуть больше, выходя чуть дальше, Юля сразу прижималась ко мне сама, не отпуская меня из себя. Тогда я увеличил темп, иногда делая одно большое движение на несколько мелких. Юля отпустила себя, раскинула руки и легко застонала, с каждым моим движением вздыхая всё глубже и глубже. Я ещё чуть больше увеличил темп и глубину, заставив Юлю извиваться подо мной. Прошло несколько минут, и я почувствовал, как сильно сжимается Юлино лоно. Оно буквально не впускало меня в себя и не выпускало из себя, когда я выходил. Юля на несколько секунд напряглась, а потом разразилась глубоким протяжным стоном, снова прижимая меня к себе. Её лоно стало резко пульсировать, то резко сжимаясь, то расслабляясь безо всякого движения. Я терял контроль над собой, не в силах сдержать свою страсть, но когда уже должен был произойти последний взрыв, я из последних сил напряг всё своё тело, все свои мышцы, до которых мог дотянуться. И тут меня накрыло окончательно. По всему телу проскочила сладостная судорога, потом ещё и ещё одна, потом всё тело залила волна расслабления, несущая полное блаженство, позже пришло ощущение свободного полёта, как в детском сне.


Когда я пришел в себя, я чувствовал, что ещё пульсирует Юлино лоно, из которого я так и не вышел, а сама она тоже легко подрагивает, и что Саша гладит меня по спине, прижимаясь к нам с Юлей сбоку. Вот сколько лет я знаю женщин, но никогда со мной ещё не было такого. Подождав минут десять, когда Юля придёт в себя, я выскользнул из неё, немало удивившись тому, что у меня так и не вышло семя. Только мокрая от любовного сока подушка, и несколько красных пятен на ней говорили о том, что произошло только что.

– Почему мне никто не говорил, что это будет так сладко, — сначала потягиваясь во весь рост и снова сворачиваясь в клубок, заявила Юля. — Дядя Лёша я ещё хочу!

– Я тоже хочу, теперь моя очередь! — вклинилась между нами Саша, лицом к сестре и спиной ко мне.

– Успокойтесь, успокойтесь, ночь длинная, меня на всех хватит, самоуверенно заявил я, обнимая Сашу сзади, и охватывая ладонями её груди, перебирая пальчиками набухшие соски, — теперь и тебе будет сладкое.

Как это ни странно, но я ощущал большой прилив сил, а не расслабленную истому, как это бывало ранее после любовных занятий. Мне хотелось летать ещё, и ещё и я был уверен, что у меня всё получится. Вот есть уверенность и всё тут!

Теперь на подушках лежала Саша, широко раскинув руки и ноги, а мы вдвоём с Юлей, гладили её. Юля держала её голову и гладила по волосам, а я снова взялся за женское тело. Тело Саши было разгорячено и влажно, я представляю, что она переживала, когда наблюдала, что мы творили с Юлей, а потому только лёгкие быстрые касания должны были рассказать ей о моём желании и пробудить ответное. Хотя, чего уж там, это её желание давно было разбужено и вовсю кричало о себе запахами и страстной телесной дрожью. Осторожно проникая рукой в промежность, раздвинув её пухлый бутон, запуская пальцы всё глубже, мне придётся действовать куда осторожней, чем с Юлей, у Саши более плотная плева, окружающая очень маленькую дырочку входа, куда возможно проникнуть только мизинцем. Если действовать резко, то ей будет очень больно, а потому мало девушку расслабить, потребуется ещё немножко растянуть саму плеву. Лёгкими круговыми движениями одной руки я активно стал скользить вокруг узкого входа, а другой рукой такими же круговыми движениями теребил набухшие соски. Саша немного извивалась, подставляя под мою руку то одну, то другую грудь, и подняла ноги, сжав их в коленях и разведя в стороны, чтобы мне было удобнее. Потом мне удалось ввести в её лоно указательный палец, причём получилось это очень легко. 'Давай же скорее', на выдохе прошептала Саша, и я легко устроился сверху, но не спеша войти в неё. Юля переместилась назад, взяла меня и уверенно направила. Я чувствовал, как она, откинув назад крайнюю плоть, круговыми движениями вводит головку в узкое отверстие. Совсем лёгкими движениями, буквально по одному миллиметру, я проникал в Сашу, боясь сделать ей больно. Но она опередила меня, резко дёрнувшись ко мне, так что я вошел в неё сразу на полную глубину. 'Ай', громко выдохнула она, легко укусив меня за плечо. 'Только не останавливайся, прошу тебя', шептала она, моментально расслабляясь всем телом. Я стал двигаться, ощущая узость Сашиного лона. Оно сильно обжимало меня, и лишь обилие любовного сока позволяло легко скользить внутри. 'Чуть-чуть помедленнее, я хочу тебя', шептала мне Саша. Я снизил темп, но увеличил глубину, практически выскальзывая из лона, и снова медленно погружаясь в него на полную глубину. Саша руководила мной рукой, то прижимая к себе, то отпуская обратно. Потом я снова замедлился, все движения стали очень плавными, и я ощущал каждой клеточкой горячую близость, девушка почти не дышала, уйдя вся в себя. Если я пытался чуть-чуть ускориться, Саша останавливала меня. Она наслаждалась этим медленным глубоким скольжением, когда в узком лоне движение ощущается от самого начала до самого конца. Так прошло, наверное, больше получаса, я где-то потерял ход времени, постепенно уплывая в далёкие дали, а потом пришло то самое чувство полёта, но в этом полёте я был не один. Рядом со мной была Саша, нас связывало вместе растекающееся от края до края неба блаженство. И где-то явно был кто-то ещё, где-то совсем рядом.

Когда мы, наконец, очнулись, Юля смотрела на нас такими удивлёнными глазами, что даже в тусклом мерцающем свете керосинки это было сложно не заметить.

– Ты чему так удивляешься? — спросил я её, поднимая голову, не вставая с Саши и не выходя из неё, ощущая лёгкую дрожь её тела.

– Что это было дядя Лёша? Сначала я просто была рядом, а потом почувствовала, как будто лечу, вы летите рядом, но не замечаете меня. Это был сон?

– Не знаю, Юль, может это и не сон, я видел то же самое.

– И это я видела, — подала голос Саша. — Вот здорово, иметь один сон на троих.

Я медленно встал с Саши, осматривая её и себя. Странно, крови не было совсем, даже девственная плева не прорвалась, только растянулась, открывая вход. Саша ощупала себя и тоже удивилась отсутствию крови.

– Разве так бывает, без крови и почти совсем не больно? — удивлённо заметила она.

– Как видишь, бывает, — сказал я, снова ложась на неё, одним лёгким движением погружаясь в её лоно.

– Умм, приятно, — заметила она, — Но ты обещал сестре…

– Хорошо, — ответил я, приподнимаясь и придвигаясь к лежащей рядом с нами Юле.

Второй Юлин раз получился даже ярче первого, мы снова достигли кульминации, и я снова не сбросил семени, теперь даже не пришлось напрягать всё тело. В момент сокращений её лона я обнял девушку, полностью прижавшись к ней, и 'полетел', как и в первый раз, хотя сладострастные ощущения были гораздо сильнее и насыщеннее. Потом мы снова 'летали' с Сашей, и в этот 'полёт' мы взяли Юлю, и теперь она была вместе с нами, чтобы всё получилось во время 'предполётной подготовки' она обнимала нас, а я ласкал её свободной рукой. И когда уже за окошком стал робко пробиваться рассвет, а деревенские петухи уже несколько раз прокричали на всю округу, сообщая всем, что силы ночи на исходе, мы, задув закопченную керосинку, уснули прямо на полу в объятьях друг у друга.

Следующий день

Несмотря на краткость сна, занявшего всего три часа, я ощущал необыкновенный прилив сил и бодрости. Хотелось бегать и прыгать, прямо как в детстве, впрочем, на сегодня у нас были большие планы по экспериментам. Требовалось оттащить несколько мышей в наш мир и притащить оттуда кучу всякого нужного. А потому, едва Антон возвратился из своих ночных похождений, застав нашу очень 'тёплую' компанию на полу, я быстро собрал лыжи и поклажу. Ещё вчера Антон хотел со мной что-то обсудить, но явно не хотел говорить при девушках. И вообще, он подошел к делу нашего предприятия очень серьёзно, углубился в историческую литературу, даже встретился с несколькими историками, занимавшимися тем историческим периодом, в который мы попали. Чувствую, что опять будет меня убеждать заняться прогрессорством, ибо, по его мнению, всё то, что происходит здесь, нуждается в нашем срочном вмешательстве. И ведь не убедишь человека, что наши действия могут не улучшить здешний исторический процесс, а сильно ухудшить его. В некотором смысле я внутренне поддерживал прогрессорство как идею, но пока сомневался, что это будет правильным решением с нашей стороны. А когда я в чём-либо сомневаюсь и не имею возможности получить достаточно информации, то я просто откладываю решение до того момента, пока дело само не сдвинется с мёртвой точки. Антон знал об этом моём свойстве и активно пинал меня, за что я иногда был ему благодарен, хотя поначалу всячески отбивался от его пинков.


Итак, мы нагрузились под завязку, встали на лыжи, и когда отошли на километр от деревни в сторону портала, я взял инициативу.

– Антон, я вижу, что ты опять хочешь попытаться меня в чём-то убедить. Рассказывай…

– Сергеич, почему ты так не хочешь помочь советскому народу?

Вот огорошил, не хочу помочь народу и всё тут. А ведь кому-кому, а всю подноготную нашего расклада я ему раза три рассказывал, и опять туда же.

– Ты прям как дитё малое, а чем мы тут, по-твоему, занимаемся?

– Полной ерундой мы тут занимаемся. Чем народу помогут грызуны, вокруг которых мы тут прыгаем на задних лапках?

– Ты что, хочешь остаться тут навсегда? Давай, прыгай с закрытыми глазами с вышки, авось в бассейне воду уже налили. Только это без меня, я по старинке, исключительно научными методами.

– Сергеич, ну чего ты ёрничаешь, неужели не понимаешь, что я не об этом?

– А о чём тогда, объясни?

– Вот мы сидим тут, а никаких реальных планов на будущее не имеем. Даже не думали над этим. А время, между прочим, идёт, и играет против нас.

– Времени у нас навалом, нам только к середине шестидесятых нужно быть полностью готовыми, чтобы вмешаться в космическую гонку. А до этих пор можем мышей разводить. Или кроликов, у нас целое опытное хозяйство.

– Ты меня, в самом деле, удивляешь, Сергеич. А когда, по-твоему, произошел слом исторического процесса, который в результате привёл СССР к краху?

– Ну…, после шестьдесят девятого года, наверное.

– Фиг тебе, после февраля пятьдесят шестого! И даже чуть раньше.

– Ты имеешь в виду двадцатый съезд партии?

– Именно.

– И что с этим съездом такого, неужели только 'разоблачение культа личности Сталина'?

– Тёмный ты Сергеич, хотя голова у тебя и светлая. 'Разоблачение культа' — это, безусловно, важная идеологическая диверсия под основы советского строя, которую нам тоже стоит предотвратить, но гораздо важнее была центральная тема съезда, посвящённая старой ленинской теме мирного сосуществования государств с разным социальным строем. По сути именно на этом съезде, наравне с 'многообразиями путей к социализму', были положены основы дальнейших попыток сближения с Западом, встраивание СССР с мировую экономику, отказ от ориентации только на свои силы. Что, впоследствии, породило зависимость СССР от Запада и выкрутасов мировой экономики при общем сырьевом составе экспорта. Так что, Сергеич, нужно нам готовить активное вмешательство уже совсем скоро, иначе будем только последствия расхлёбывать.

А интересную мысль толкает Антон. Я сам уже думал на похожие темы, однако столкнувшись с необходимостью столь рано выходить на самые политические верхи СССР, когда наше положение в этом мире ещё столь неопределённое, отложил эти мысли в долгий ящик. Хотя, как говорится 'кто говорит 'не могу', тот лишает себя всемогущества', так что можно подумать ещё раз.

– И что ты предлагаешь конкретно?

– Выходить на Хруща и Жукова. Давить силой и предлагать пряники.

– А ты уверен, что они нас самих силой не задавят, и напихают нам 'пряников' во все доступные места?

– Если хорошо подготовится, то не задавят. Посоветуйся со своими кураторами, может они чего посоветуют…

– Так…, ещё один филин-стратег нашелся, а что мне делать, если меня с такими предложениями пошлют куда подальше? Ведь под угрозу сразу попадёт весь наш проект, одна ошибка и всё, эта сторона портала станет для нас недоступна.

– Я попробую кой чего посчитать, есть некоторые мысли, как обойтись и без 'добра' от кураторов, как наших, так и здешних.

– Ладно, с 'кнутами' понятно, кстати, что ты на их счёт думаешь? И какие 'пряники' мы можем предложить нынешнему руководству СССР?

– Вот как раз с 'пряниками' могу ответить сразу, мы можем предложить реальную помощь в построении коммунизма!

Услышав такое, я не удержался на ногах и завалился набок. Мыши, до этого тихо сидевшие в рюкзаке испуганно заверещали. Если честно, я и сам готов был верещать как мышь, хотя меня буквально распирало от смеха. Я неуклюже поднялся на ноги, отряхнулся от снега, поправил резинку крепления охотничьих лыж на валенках.

– Коммунизм…, Антон, Ну зачем же так и без предупреждения. Мы ведь и сами не представляем, что такое коммунизм. 'От каждого по способности — каждому по потребности' — это только лозунг, но он неосуществим, так как не я тебе буду объяснять, что человеческая сущность такова, что потребности растут быстрее, чем ресурсы под них. Чтобы сделать такой вот 'рай на земле' потребуется создать каждому отдельному человеку персональную вселенную, да и то мало будет.

– Сергеич, не кипятись, лично я и не воспринимаю коммунизм, как 'рай на земле'. А что касается того, что мы сами не представляем, ну так мы же учёные, наконец. Просто ещё никто не ставил разработку и создание социального строя, как научную, вернее — инженерную задачу. И если мы своим коллективом возьмёмся, да привлечём ещё кого, то через год-два будем иметь вполне рабочую модель этого самого коммунизма.

– Тоже мне, моделист-конструктор нашелся, общественную модель не получишь как техническое задание с конечным итогом, она слишком динамична. Или ты хочешь сделать из человеческого общества термитник или муравейник? Может улей с пчёлами…, но я что-то 'жужжать' совсем не хочу.

– А что? Если брать тех же термитов, то их социальное устройство соответствует, только не удивляйся сразу, знаю, ты это не изучал, вполне развитому феодализму. А муравьи обычно живут, в зависимости от вида и условий при военном коммунизме. Так что общественные насекомые вполне годятся, как живой материал, для моделирования человеческого общества.

– Да, муравьи и термиты когда-то обладали разумом, но потом он их победил.

– Совсем не смешно, кстати. Смотри, что в наше время происходит — как раз та самая победа разума над людьми. Лет через пятьдесят, если всё пойдёт так, как идёт, мы сами превратимся в подобие термитов. Да и сейчас весь этот наш 'капитализм', очень похож скорее на феодализм, осталось только снова законодательно ввести 'крепостное право' и узаконить сословия.

– Хорошо, Антон, я принимаю задачу определения путей и подходов к построению коммунизма, будем думать вместе. Хотя бы основные постулаты разработаем, ибо я не вижу у нас достаточных средств, для решения этой задачи. Тут нужно создавать целый НИИ, причём не у нас, а в этом времени. Если уж и выходить на руководство СССР, то ему эту задачу и передавать. А теперь скажи всё же про то, чем мы Хрущёва пугать можем? Мужик-то он не из пугливых, коли столько лет со Сталиным работал.

– А что ты, Сергеич, про Сталина знаешь, небось, только со слов Солженицына?

– Нет, мне отец много рассказывал, особенно про то, что Сталин сам курировал все серьёзные проекты, что в технике, что в архитектуре. Что его боялись не просто так, а потому, что он заставлял думать сначала о деле, а потом только о себе. И что он практически был хозяином всей страны, но имел всего несколько костюмов и одни сапоги.

– А вот тут твой отец несколько ошибался. Не было у Сталина абсолютной единоличной власти практически никогда. До войны уж точно. Вспомни тридцать седьмой год, чем он, был, по-твоему?

– Ну…, чистки, репрессии…

– И во главе их стоял Сталин?

– Честно скажу — не знаю. Хотя нам как раз именно это активно продвигают по телевизору и в прессе.

– Так вот, слушай, это как раз касается Хруща. В тридцать шестом году группа со Сталиным во главе собиралась принять новую конституцию, в которой слишком явно прослеживалась настоящая демократия. Слишком большие избирательные права давались народным массам, слишком мало привилегий полагалось партийцам, и партийная бюрократия, особенно всякие там первые секретари, всерьёз испугались за свои места. Перед принятием этой конституции была проведена большая амнистия и массовая реабилитация. Из лагерей были освобождены сотни тысяч человек, и не просто освобождены, а полностью восстановлены в правах, в том числе и избирательных. Как ты думаешь, голосовали бы такие вот избиратели за партийных шишек, благодаря которым те попали в лагеря?

– Однозначно нет.

– Вот и партийные деятели так считали. И потребовали от Сталина для себя чрезвычайные полномочия под предлогом усиления классовой борьбы, и всё такое. Потребовали тех самых судов-троек, ну и применения активных допросов, естественно.

– А что Сталин?

– Что Сталин, он ведь прекрасно понимал, что его статус 'генерального секретаря' достаточно шаток. Соберут секретари кворум, объявят его оппортунистом, предателем дела мировой революции, исключат из партии в один момент. И сразу на выходе возьмут его под белы ручки и отвезут до Лубянки. Особенно если учесть, что НКВД тогда контролировала группа сионистов.

– Кого, кого, сионистов, евреев что ли?

– Можно сказать и так. Хотя там всё сложнее. Ты вспомни, что вся эта революционная братия была весьма специфичной по национальному составу. И что ЧК, а потом НКВД были весьма плотно укомплектованы именно евреями-сионистами, имевшими хорошие связи с теми же первыми и прочими секретарями. Вообще все эти 'революционеры' изначально были тесно завязаны на еврейских финансистов, на того же Рокфеллера, к примеру, и действовали в первую очередь в их интересах. Никому из этих сил не нужна была сильная Россия, в лице СССР, им была нужна та самая мировая революция, которая сметёт старый мировой порядок и позволит создать свой собственный. А российский и советский народ для них представлялся всего лишь расходным материалом для этой мировой революции. Так что тут вопрос не столько в евреях, как национальности, сколько во множестве агентов влияния внешних сил, по случаю оказавшихся по большей части евреями. И победить этот сионистский заговор, даже будучи генеральным секретарём, было очень не просто.

Так что в тридцать седьмом году Сталину было просто не из чего выбирать и пришлось идти на поводу у партийной верхушки, которая блюла исключительно свои шкурные интересы и интересы их внешних хозяев. Так вот, именно первые секретари и начали тот самый террор против советского народа, уничтожая всех, кто мог подать голос против них, только в этот раз действуя куда более жестоко, чем раньше. Естественно, потом Сталин сумел переломить зарвавшихся партийцев и почистить НКВД от сионистов, но в целом, ситуация так и осталась повисшей до самого конца его правления.

– А причём здесь Хрущёв-то?

– Ты вспомни, кем он был в том же тридцать седьмом году.

– На Украине кем-то…

– Именно на Украине, первым секретарём. Но не в тридцать седьмом, тогда он ещё был каким-то секретарём в Москве, а в тридцать восьмом году, и как раз прославился как беспощадный борец с 'врагами народа'. Кровавый палач, одним словом этот Хрущ. Немудрено, что он и те, кто его возвёл в генеральные секретари, хотят перевести все стрелки на Сталина, а самим войти в историю 'чистенькими'. У самих руки в народной крови, и они это прекрасно знают. На этом его, а также многих других, кто вхож на здешний Олимп, мы можем хорошенько прижать. Кроме того, вторая жена Хруща до сих пор сидит за шпионаж, а его сын — Леонид, лётчик, по официальной версии пропал без вести, однако, чувствую я, не так уж и пропал. Скорее всего, у наших 'западных партнёров' есть на этот счёт вполне достоверные данные о его предательстве в немецком плену. Думаю, и у нашей 'конторы' есть на этот счёт компромат. Так что Хруща мы сможем не просто прижать, а практически 'припечатать', другое дело, что он тоже не один решает тут всё.

– Это понятно. Но ты смотри, сколько работы нам будет. А если учесть, что все эти 'товарищи' особо охраняемые здесь люди и зайти и 'поговорить' к ним вот так в гости не получится.

– Так ты 'конторских' своих привлеки, они или помогут или подскажут что.

– Привлёк один такой. Как бы нас за такие мысли и желания не привлекли, как в тридцать седьмом году.

– Неужели ты боишься?

– Нет, просто уж очень круто ты хочешь взять.

– А есть ли у нас другой выбор? Или ты предлагаешь остаться в роли свидетелей естественного отбора?

– Злой ты, Антон, я тебе так верил, а ты…

– А что я? Я правду говорю, и не моя вина, что она тебе уши режет.

– Ладно, ладно, ты меня практически убедил, хотя для нас это очень большой риск.

– Кто не рискует, тому нечего думать о шампанском!

– Вот ещё, об этой кислятине думать.

– Ты тогда подумай о девушках, это для них ты рискуешь и для миллионов таких, как они. Или ты хочешь, чтобы здесь стало как у нас?

Да уж, 'размазал' меня Антон конкретно. Да ещё 'мордой об батарею' несколько раз поводил. Если у меня в голове были одни благие намерения, то у него уже сформировалась твёрдая решимость. И я знаю его, он теперь не отступится, мне придётся или помогать ему или выводить из игры. Но последнее будет равносильно предательству, я на такое не способен. А раз так, будем строить планы, и готовить акции. Пусть история этого мира рассудит нас со всей своей строгостью, если мы ошибёмся в выборе средств.

Мы подошли к порталу, и теперь мне предстояло несколько раз ходить туда и обратно. Антон останется тут, а я на несколько дней вернусь в своё время, требуется решить там много дел и определиться со всем тем, о чём мы сейчас спорили. А мне так хочется вернуться обратно в тёплую избу, где меня ждут ласковые девушки. Нет, ради их будущего, я не остановлюсь ни перед какими трудностями, я выбрал свою дорогу. И с этими мыслями, навесив на себя спереди ещё рюкзак Антона, я шагнул в мерцающий пузырь.

24 августа 1996 года где-то в двухстах километрах от Москвы лаборатория у портала

Всё же хорошо мы устроились, с одной стороны портала зима, а с другой — лето. Здесь стоит реальная жара, душно даже в лесу, а там мороз и снег, и разделяет всё это всего лишь один шаг. Я уже настолько хорошо приспособился к переходу туда-сюда, что это начало приносить мне некоторое удовольствие. Нет, совсем безболезненным переход между мирами и временами так и не стал, зато после у меня начинается подъём сил, бодрость и прояснение в голове. Как будто переход прочищает весь организм и даже содержимое головы. Хотя другие мои товарищи предпочитают пересекать портал как можно реже, сваливая всю рутину по перетаскиванию грузов туда-сюда на меня. Ну а я пользуюсь открывшимися возможностями на полную катушку, каждый день отправляюсь работать в лето, а потом возвращаюсь в тёплую избушку, где меня ждут мои красавицы. И даже полуторачасового сна хватает мне, чтобы потом бегать весь день как заведенный. За достаточно короткий срок я заметно помолодел и подтянулся, ещё бы, каждый день дважды ходить на тяжелых охотничьих лыжах с хорошим грузом за спиной, нагрузка совсем не слабая. Впрочем, теперь я теперь ощущал всё это как обычную лёгкую прогулку. Дела на удивление легко наладились, жена уехала по своей работе в командировку, естественно, потребовав от меня знакомства с сёстрами, но не раньше, чем там наступит лето. Больше всего меня обрадовало, что кураторы от 'конторы' в целом одобрили наш план, который мы составили с Антоном и обещали дать нам все необходимые средства в помощь. Естественно, согласились они не сразу, хотя я предполагал, что такой вариант развития событий они сами предполагали с самого начала, даже когда отговаривали меня от подобных действий по-первости. Но потом даже рассказали, как нам требуется действовать, что меня сильно удивило. Но об этом стоит рассказать подробнее.


Десять ней назад я снова сидел в московской квартире с 'дедами' и пил крепкий чай. После моего рассказа о том, что мы задумали и ответа на множество уточняющих вопросов с их стороны, Фёдор Степанович поверг меня в ступор, заявив:

– А знаете, где вам требуется впервые встретиться с Хрущёвым для 'тёплого' разговора?

– Вероятно, его можно будет поймать на даче…, начал, было, я.

– Нет, его нужно, как вы сказали — 'ловить' в Кремле на рабочем месте! Причём заявившись без приглашения. Да не смотрите на меня как пудель на дрессировщика, для вас это будет самый безопасный вариант. И самый убедительный, кстати.

Я немного вышел из возникшего ступора, закрыл рот, и даже хотел что-то спросить, но Фёдор Степанович продолжил:

– Правильно думаете, Кремль достаточно хорошо защищён от несанкционированного проникновения извне, но это не значит, что он защищён абсолютно. Вы сможете не только проникнуть туда незаметно, благо там ещё не понатыкано систем видеонаблюдения, как сейчас, но и незаметно покинуть его, когда сделаете своё дело. Естественно, пути проникновения и отступления будут разными.

Деловой тон Фёдора Степановича окончательно привёл меня в нормальное состояние, и я попытался уловить суть его предложения.

– Я правильно вас понимаю, что вы знаете какие-либо тайные ходы в Кремль?

– Да, такие ходы есть. И одним из таких ходов вы сможете покинуть его. Но чтобы проникнуть в Кремль вам придётся став невидимкой.

Моя челюсть упала снова, чем дальше, тем страньше и страньше, подумал я.

– Эээ…, ааа…

– Не удивляйтесь так сильно, ничего сверхъестественного в этой невидимости нет, закройте глаза и откройте через пять секунд.

Я закрыл глаза, честно досчитав про себя до пяти. Когда же я их открыл, то на месте 'деда' Фёдора Степановича сидел чернявый мужчина в старой милицейской форме и широко мне улыбался.

– Закройте и откройте глаза ещё раз, сказал мне 'милиционер', сильно изменившимся, но ещё узнаваемым голосом Фёдора Степановича.

Открыв глаза, я обнаружил сидящую передо мной не молодую даму в халате продавщицы из овощного магазина. Присутствовал даже запах этого самого магазина.

– Посмотри на меня боковым зрением, сказала дама грубым голосом.

Когда я сумел сфокусировать взгляд на чашке с чаем, и боковым вниманием посмотреть на 'продавщицу', то увидел на её месте Фёдора Степановича. Едва же переместив взгляд на него, снова видел женщину.

– Ничего себе фокус, вздохнул я…

– Закройте глаза и встряхните головой, сказал Фёдор Степанович в теле женщины.

Когда морок исчез, я ещё несколько десятков секунд внимательно рассматривал обретшего прежний вид 'деда', выглядывая в его одежде какие-либо устройства, которыми могли создаваться такие галлюцинации. Это, естественно, не осталось незамеченным с его стороны.

– Не ищите, не ищите, нет у меня никаких портативных голографических проекторов, как вам кажется, да и в чай я вам ничего не подливал. То, что вы видели — это результат исключительно моего волевого влияния на вас. Вы видели именно то, что я хотел, чтобы вы видели, и не только видели, ведь так?

– Неужели это телепатия, затравленно выдавил я, но ведь такого не бывает…

– Это не телепатия, это, можно сказать — практическая магия, магия управления восприятием окружающих. Вы читали книги Карлоса Кастанеды, сейчас они стали очень популярны?

Пару лет назад я действительно прочитал, как я посчитал — сказки и мифы мексиканских индейцев от этого автора, но что это не совсем сказки мне и в голову не могло прийти.

– Читал, читал, и что оборотни там, кактусы и всё остальное, о чём он писал, реальны?

– А то, что вы только что видели — реально?

– Ну, я же видел…

– И что, всё, что вы видите — вы считаете реальностью? Даже сны?

– Нет…, и тут до меня дошло понимание того, зачем меня просили взглянуть боковым зрением. — А почему я видел вас как милиционера и как продавщицу?

– Очень просто, — 'дед' расплылся в довольной улыбке, — мы все видим не столько то, что видят наши глаза, сколько ту картинку, что формируется в голове. И на формирование этой внутренней картинки влияют разные условия психологического свойства. Если один человек настолько уверен в том, что он волк, да так, что он сам чувствует себя этим волком от кончика волчьего носа до кончика волчьего хвоста, то другие люди, и даже другие животные, скорее увидят на его месте волка, а не человека. На месте реальной картинки будет наложен иллюзорный образ, затмив реальность. Только такой оборотень должен ходить на четвереньках, так как в привычный образ волка не вписывается хождение на задних лапах. Да и вообще, на такое нарушение восприятия много чего влияет. Если бы вы до этого не так сильно удивлялись тому, что я говорил и не попали бы под некоторое гипнотическое влияние с моей стороны, то этот фокус с вами бы не прошел. Или прошел бы плохо. Воспринимающий 'оборотня' должен быть готов воспринять создаваемую иллюзию, она должна быть для него естественна и у него должно быть подходящее для этого психическое состояние. Впрочем, обычные люди большую часть времени бодрствования проводят в полусне, если создавать им привычные для них иллюзии проходящих мимо незаметных людей, то они тебя не увидят в упор.

– Так значит, поэтому книги Карлоса Кастанеды в СССР были запрещены?

– Не только поэтому. Кастанедовский 'воин' слишком многое мог видеть, что ему не положено было. Впрочем, из практикующих по Кастанеде воинами становятся двое из ста, остальные, кто вовремя не бросит, становятся наркоманами или обитателями психиатрических клиник. Так что тогда просто заботились о здоровье народа.

– И что, по-вашему, меня минуют все напасти, и я всё смогу?

– Вам же не придётся пробираться через дебри мистики, курить кактусы, сами методики очень просты, и технологичны.

– Хорошо, попробую проверить ваши методики, но есть у меня некоторые сомнения, я не представляю, что делать с вахтёрами и караульными, кто пропуска проверяет. С ними же так не получится, они бдят по долгу службы.

– Получится, но чуть по-другому. Если стать для них тем, кто проходит через них десять раз на дню и показать похожий на пропуск предмет, то они не заметят обмана. Такие у нас имеются фокусы восприятия, однако, и никакой мистики не нужно.

– Так как всё же вы это делали? Я пока ничего не понял, если честно.

– Будет вам инструкция, готовьтесь к тренировкам, а сейчас не тратьте зря время на расспросы. Если у вас хорошо получалось представлять в картинках математические формулы и числа, то такие простые техники получатся тем более. В них вообще, ничего сложного, даже 'цыганская полная невидимость' куда сложнее.

– А это ещё что такое?

– 'Вытеснение внимания окружающих за границы своего личного пространства', если сказать одной фразой, понятно?

– Ничуть!

– Получите инструкции и по этой технике, разберётесь сами.

– А теперь лучше расскажите нам о вашем видении 'коммунизма', — вступил в диалог Степан Васильевич.

– Знаете, если сказать честно, то лично я считаю 'коммунизм', отличный от 'военного' утопией. Но мы решили подумать вместе со всем нашим коллективом, может, придут какие идеи.

'Деды' переглянулись и выглядели очень довольными, как те самые коты, дорвавшиеся до сметаны. Чувствую, сейчас они меня как малого учить будут, причём тыкая носом в очевидные факты.

– Вот смотрите, Александр Сергеевич, что такое 'коммунизм' не знаете, а вы взялись решать важную для вас задачу самым настоящим коммунистическим образом.

– Это, каким таким способом? — в очередной раз удивился я.

– Коллективным.

– А что здесь такого, обычная же практика…

– Да, ничего нового тут нет, просто с вашей стороны есть банальная путаница в понятиях. Если слово 'коммунизм' вам ничего не говорит, то, что вы скажете про слова — 'солидаризм' и 'солидарность'?

– Хм, это вроде как наличие между разными людьми чего-то общего и поддержка разных людей и групп людей друг друга в деле своей общности и общих интересов. Было раньше такое выражение — 'солидарность трудящихся в борьбе за свои права'.

– В целом у вас верное направление мысли. Так вот, делая следующий шаг к пониманию того, что есть 'коммунизм', подумайте над таким словосочетанием — 'солидарное общество'.

Я углубился в свои мысли, которые стали стремительно собираться в единый поток. Вот как, всего одно правильное слово и вместо бесполезной кучи слов, ничего не значащих и мешающих пониманию, образуется живая система. Проблема становится задачей, и я поражаюсь её масштабу.

– Так значит, вопрос стоит в создании чего-то такого, что объединит собой всё общество. Но если не вводить внешнего злобного врага, как это было в недавнем прошлом, при противостоянии СССР — США, то задача опять становится практически неразрешимой, слишком различны интересы разных людей.

– Не спешите делать такие поспешные выводы, Алексей Сергеевич, вы правы, задача очень не проста и до сих пор не имеет готового решения. Возможно, ваше активное влияние на мир по ту сторону портала и будет попыткой её решить. Позже мы вас познакомим с людьми, в прошлом занимавшимися теоретической базой социализма и перспектив коммунизма, которые в силу изменившихся тенденций остались нынче не у дел. Они вам помогут, причём совершенно из солидарных устремлений.


Уже на следующий день после того разговора я приступил к тренировкам. Действительно, вся эта 'магия', если посмотреть практически, оказывается очень простой. Ну что может быть сложного, к примеру, не отвлекаясь ни на что иное смотреть на себя без одежды в зеркале? Вроде бы ничего. А если в течение пяти часов подряд? А отвлекаться нельзя. Если думаете, что это так легко, и уж вы-то справитесь с таким заданием на раз-два, разочарую. Буквально через полчаса мне хотелось бросить это никчёмное занятие, потом я хотел плевать в собственное отражение, я злился на себя так, как никогда ни на кого не злился до этого. Убил бы этого типа, который стоит за стеклом, вон он гад, стоит, ещё и ухмыляется. Я вспомнил о себе столько всякой гадости и буквально хотел кричать всё это в лицо своему отражению. Позже я вроде бы успокоился и престал раздражаться от своего вида, впрочем, если быть откровенным, я себе даже нравился. Но реально это раздражение никуда не исчезло, оно просто отошло чуть в сторону, сменившись некоторой апатией, и ещё несколько часов подряд я глядел на хмурого мужика, укоризненно смотрящего на меня из-за стекла. Однако всему приходит конец, хватило бы воли не бросить дело на полпути, в какой-то момент я ощутил совершенно новое для себя чувство. Не могу сказать точно, но это была любовь. Любовь к самому себе, я чувствовал самое настоящее счастье, когда видел своё отражение, мне хотелось обнимать себя, и говорить себе самые тёплые слова, моё отражение слилось для меня со мной самим. Я ощутил в себе огромную силу, практически всемогущество, как влюблённый юноша я был готов свернуть для своей любимой горы, хотя в этот раз я хотел это делать для себя. Стоило мне закрыть глаза, и я легко видел всего себя внутренним взором, мог мысленно ощупывать себя невидимыми руками и чувствовал касания этих невидимых рук кожей.

Потом я разорвал конверт с надписью 'открыть только самому счастливому', где и узнал, что первое задание курса выполнено, я достиг нужного состояния души, а также получил следующее задание. Оно было не сильно отлично от предыдущего, то же зеркало то же время выполнения, но теперь предстояло работать с одеждой. Одеваться, и смотреть на себя. Снимать одежду и видеть себя в одежде, чувствовать себя в этой одежде, оставаясь обнаженным. Надевать одну одежду, а видеть и чувствовать себя в другой. И так несколько дней подряд. Впрочем, на третий день у меня всё получалось очень здорово, мне самому очень понравилось, так, что я проверил, как это работает на своих друзьях. Надо ли вам говорить, что народ интересовался тем, зачем я надел пиджак в такую жару, когда я был в одних плавках? Оно реально работало, хотя мне сразу и не верилось.

Думаю, вы уже догадались, каким было следующее задание? Однако вы поторопились, если представили, что теперь требовалось 'надевать' внешность других людей, это было только последующим заданием. Теперь же я должен был сделать так, чтобы взглянув в зеркало реально испугать себя самого. Долго у меня это не получалось, только на второй день, когда я испробовал практически все разумные и не очень разумные варианты, к примеру, корчил рожи как обезьяна в зоопарке, увидав нечто такое в зеркале я ощутил не просто страх, а леденящий ужас. Я очень хорошо запомнил этот взгляд совершенно дикого безумия, которым я глядел на себя из зеркала. В этом взгляде растворялись любые чувства и ощущения, этот взгляд буквально пил разум. По сравнению с ним даже страх смерти был совсем не страшен. И теперь я мог в любой момент воспроизводить это состояние, правда я так и не решился проверить его действие на знакомых мне людях.

И вот, наконец, последним заданием была как раз тренировка 'переодевания' в образы других людей и животных. Самое интересное заключалось в том, что перед таким вот 'переодеванием' требовалось обязательно воспроизводить то самое 'пугающее выражение', иначе ничего путного и устойчивого просто не получалось. Теперь я понимал, почему люди так боятся всяких там оборотней, особенно если кто им рассказал о реальной встрече с ним. Если я пугался сам себя, что же тогда говорить о других, которые могли с таким вот столкнуться безо всякой подготовки? Фёдор Степанович не зря тогда, когда перевоплощался, просил меня закрывать глаза, иначе не ровен час, мне пришлось бы стирать штаны.

Дальше от меня требовалось только как можно больше практиковаться в городе, и я пару дней не вылезал из московского метро, ходил по рынкам и магазинам, а также посетил несколько злачных мест. На второй вечер в одной из подворотен меня остановили несколько типов стандартным вопросом 'дай закурить'. Видели бы вы, как бежали эти несколько любопытных до содержимого моих карманов гостей столицы, когда на их глазах я превратился в медведя. Может самого 'медведя' они и не разглядели, но, судя по запаху, с кем-то из них приключилась настоящая медвежья болезнь. Эх, мне бы в молодости такие возможности, думал потом про себя я, впрочем, кто знает, сумел бы я стать тем, кем я был сейчас. Но я вполне отдавал себе отчёт, что моих новых возможностей недостаточно для решения поставленных задач, требуется учиться ещё очень многому. На следующий день я изучал 'полную цыганскую невидимость'.

26 июля 1954 года, город Москва, район 'Сокольники', квартира на рабочей окраине

Потеря бдительности часто приводит к другим потерям. Возможно, я потеряю всего лишь время, но может всё обернуться и по-другому. И кто мне мешал быть более внимательным к окружающим на ипподроме? Кто мешал пользоваться тренируемыми навыками перевоплощения? А вот теперь сижу и жду, что будут делать те несколько типов, что следили за мной после того, как я получил крупный выигрыш в кассе тотализатора, и которые сейчас контролируют все подступы к тому месту, где я нахожусь. Может быть, они не все подступы контролируют, но то, что их больше трёх я уже определил. Если они не станут брать штурмом квартиру, я попробую ускользнуть или попытаться разобраться с кем я имею дело. То, что это не сотрудники госбезопасности, я уже догадался, те действуют по-другому, но вот кто эти — вопрос без ответа. Вообще, это была, наверное, не самая лучшая наша идея, использовать тотализатор на ипподроме как средство обрести средства, то есть самые обыкновенные деньги. Когда в своём мире в архиве мы нашли результаты забегов на московском ипподроме, то посчитали вполне простой и реальной идею заработать на наши нужды очень простым способом — ставить на достаточно случайных победителей забегов, ни разу не фаворитов, практически собирая весь банк тотализатора. Суммы там получались очень приличные, то есть нам как раз. И ведь могли же догадаться, что на эти деньги имели виды другие товарищи. Собственно, пока ещё ничего не происходит, могу поведать, зачем нам потребовались деньги, и что произошло за прошедшее время.

Прошло чуть больше полугода нашего активного исследования мира прошлого. Кажется, что можно сделать за столь небольшой срок? И если каждый день наполнен активной работой, если каждый участник нашего мероприятия всегда занят плодотворными занятиями, то результаты будут весьма значительными. Если честно, я не крутился так даже когда создавал строительную кампанию. Здесь жизнь вроде бы идёт значительно медленнее, чем у нас, никто никуда не спешит, и моя попытка оказаться в потоке, подстроившись к остальному народу, вызвала у меня настоящий психический шок. Один день я буквально учился заново ходить, да-да, это совсем не шутки, я не смог ходить так, как привык, но ходить, как тут ходят обычные люди, тоже было невозможно. Промучившись день и найдя для себя что-то среднее, я успокоился. Тем не менее, даже с таким вот невысоким темпом жизни советские люди с виду успевают больше чем мы. Парадокс? Отнюдь, просто они делают куда меньше лишних действий, и жизнь их в целом, куда проще, за них думает партия и правительство, и это, как это ни странно, совсем не пустой звук. Обычные советские граждане на наш современный взгляд были похожи на больших детей. Даже те, кто прошел войну, часто оставались наивными простаками. Они реально верили в своё государство и своему правительству. Жизнь советского человека того времени проходила под непосредственным вниманием государства, и это чувствовалось не только в большой Москве, но и в не так уж и близком к ней колхозе. Когда я несколько проникся духом этой эпохи, многие вещи, ранее требовавшие физических и интеллектуальных напрягов стали получаться и быстрее и проще. Ну а если учесть, что мы, пришельцы, принесли сюда свой темп жизни, то эффект стал поистине впечатляющ. Главное было не забываться.

Итак, что мы уже имеем на сегодняшний момент? Мы более-менее точно выяснили, сколько можно пребывать человеку из мира настоящего в мире прошлого, оставляя возможность вернуться обратно. Огромное спасибо тем грызунам, что отдали свои жизни в столь многочисленных экспериментах, которые до сих пор продолжаются. Тут оказалось без особой для нас радости. Если питаться местной едой и пить местную воду, то через три недели такой жизни возвращение будет под вопросом. После перехода через портал в свой мир будет ждать недолгая, но очень мучительная смерть. На завезённой из мира будущего пище и воде можно спокойно пребывать здесь около года. Если же мешать завозную и местную, то тут уж как получится, понятно, что сроки безопасного для возвращения пребывания сократятся. Так что при желании тут особо не побалуешься, ходя по местным ресторанам или столовым, где кормят не хуже тех же ресторанов, правда, без обслуживания. Так что питаться нам приходится исключительно консервами. А слюнки иной раз так и текут, даже после нашей 'либерализации цен' у нас нет такого выбора всяких разносолов и деликатесов как здесь. Про бывший Советский Союз сейчас говорят, что в магазинах пусто было, 'эпоха дефицита' — одним словом. Но до этих времён ещё далеко, здесь в магазинах, особенно центральных, есть практически всё. Даже в сельской глуши, если уж там есть магазин или туда приехала торговая передвижка на грузовике, можно легко купить, к примеру, черную икру, или несколько сортов копчёной колбасы. Понятное дело, что это не дёшево, и мало кто покупает. Но ведь есть же, причём, совсем не недоступно. А хлеб здесь так пахнет, а молоко, сметана и кефир, они настоящие не из порошка и без консервантов, прямо далёкое детство вспоминается. И мороженое в Москве летом продают на каждом шагу. Нет, мне определённо эта Москва нравится куда больше той, в нашем времени. Здесь и люди живые. Понимаете — живые, они улыбаются в метро в самый час пик и в набитом трамвае, едва держась за подножку, а ведь у многих тяжелая работа и очень плохие жилищные условия. Общежития и коммуналки на несколько семей — обычное явление, а вот отдельная квартира со всеми удобствами — нет. Но это не мешает советскому человеку радоваться жизни и с оптимизмом смотреть в будущее, ведь в нём перед ним раскрываются поистине гигантские перспективы. Только мы, пришельцы, те, кто пережил смерть своей великой страны, знаем, как были преданы надежды советского народа его руководством. И здесь, в этой реальности, у нас, возможно, ещё есть шанс этого не допустить.

Что ещё произошло за прошедшее время? Наш коллектив 'нелегалов' заметно вырос, на что и потребовались те самые деньги. В эту реальность перешли, некоторые сразу отказавшись от варианта возврата, чуть более ста человек. В основном это были бывшие военные и некоторые 'конторские', причём не какие-то там кабинетные начальники, а спецназ, боевые солдаты и офицеры. Большинство только что из Чечни, где наше правительство в очередной раз предало наш народ. Надо же было так 'заключить мир' с чеченскими бандитами, когда армии оставалось сделать всего один шаг до их полного уничтожения. Когда этих боевиков прижали в горах, перерезав им все выходы, принуждая их к сдаче, некоторые деятели сразу вспомнили о 'правах человека', даже если он бандит и убийца. Нет бы дать войскам закончить войну заслуженной и омытой кровью русских солдат победой, но тогда исчезнет влияние в перспективном регионе наших 'западных партнёров', да и всякие 'права человека' ну очень сильно пострадают. Знаем мы этих 'человеков', за чьи права борются все эти правозащитники. Сих 'человеков' через одного к стенке ставить надо, а через другого вешать, и не ошибёшься ни разу, случайно убив невиновного. И если этих 'человеков' вдруг не станет, пострадают доходы очень многих уважаемых лиц, занимающих всякие важные посты в армии и государстве. А такого они не захотят допустить ни при каком раскладе. Ох, и аукнется нам всем этот 'чеченский мир', чувствую, ещё так аукнется, что снова прольётся рекой русская кровь. И те, кто гонял бандитов в горах, прекрасно понимали, что произошло, и что захотят с ними сделать в ближайшем будущем. Слишком хорошо они научились воевать, слишком опасными они стали для тех, кто наживался на этой войне. Им не нашлось им места в нашем времени, если они слишком сильно близко к сердцу принимают такие слова как честь, долг и присяга. И когда им предложили попытаться переиграть историю за свой счёт, они приняли это как награду.

Через портал в разобранном на детали состоянии удалось пронести оружие, в основном снайперские винтовки, малогабаритные автоматы, и бесшумные пистолеты, правда, без боеприпасов. Вернее боеприпасы пронесли тоже, отдельно гильзы и пули, а капсюли и порох купили здесь. Да-да, просто купили, в самом обычном охотничьем магазине, на развес, как крупу. В это время для того, чтобы купить ружьё и патроны, а так же прочие охотничьи принадлежности, достаточно просто показать паспорт. Никаких там справок из милиции и охотничьего билета не требовалось. Надо — покупай! Впрочем, и война-то не так давно кончилась, на руках у фронтовиков, осталось множество наградного, и совсем не редко, трофейного оружия. А потому пистолетом сейчас здесь никого не удивишь, это уже сильно позже советские власти соберутся разоружать свой народ.

Отдельная история была про то, как мне удалось договориться с местной контрразведкой, иначе бы наше 'незаконное вооруженное формирование', при всей его подготовленности и оснащённости было бы раздавлено в два счёта. Помогли, естественно, 'деды', как в нашем, так и в этом времени. Мне пришлось честно рассказать про историю нашего мира и про тех людей, которые оставили в этой истории грязные следы обмана и предательства. Пришлось не просто рассказывать, но и приводить копии документов, показывать книги и журналы из нашего мира. Жалко киноплёнка не выдерживала переноса через портал, становилась хрупкой и рассыпалась при попытке посмотреть кино. Не сразу, но мне поверили. Хотя главным аргументом была не история, а информация о дислокации до сих пор не разгромленных 'лесных братьях' в Литве и Западной Украине, и целой кучи других шпионов и диверсантов, действующих на территории СССР ещё с войны. Короче, благодаря нам за пару месяцев советской контрразведке удалось сделать работу, которая в нашей истории заняла много лет. Правда сдали мы им далеко не всех, про кого имелась информация. Если нам вскорости надо будет выходить на Запад, и готовые агентурные сети нескольких разведок смогут реально поспособствовать нам в этом.

Так, а вот это уже интересно, всего полчаса назад я погасил свет, а в замке входной двери слышится тихое ковыряние. Не иначе мои сторожа по-тихому пытаются подобрать отмычку, думая, что я уже сплю, и что меня можно взять тёпленького в постельке. Ну, уж нет, ребята, я так не договаривался. Хотя драться с вами тоже нельзя, вас много, а я один, пусть даже и неплохо подготовлен, привлекать внимание милиции к своей персоне совершенно не входит в мои планы, если кого из вас мне придётся хорошенько приложить. Да и шуметь не стоит. Быстро собираю все ценные вещи в небольшой заплечный мешок, смахивающий на рюкзак, протираю платком несколько мест, где я мог оставить свои отпечатки пальцев на всякий случай, и тихо придвигаю большую деревянную кровать к комнатной двери. Долго эта баррикада, естественно, не выдержит, но мне нужно совсем немного времени. Открываю окно и осторожно выбираюсь на карниз. Третий этаж, так просто вниз не спрыгнешь, да и внизу меня могут ждать сообщники тех, кто ломится в дверь, следовательно, мне нужно уходить нестандартным путём. Единственная альтернатива — идти по крышам, благо здесь можно попробовать перепрыгнуть с одной крыши на другую при разнице домов в один этаж, как раз должно получиться. Вот я и добрался до пожарной лестницы, теперь нужно быстро забраться на крышу. Слышу, как в квартире ломается комнатная дверь, потом матюги и тихий голос: 'Ушел сука, в окно рванул фраер, Колян доставай волыну и быстро лезь за ним, там есть пожарная лестница, Федро, бегом дуй вниз, клич Саню и брата, не дайте ему уйти к парку, иначе вы у меня вообще ничего не получите!'. Так, оказывается противников минимум пятеро, и, судя по манере речи — это обычные бандиты. Вернее не обычные, уж больно шустро они действуют, едва заприметив 'богатого фраера', сразу берут его в оборот, рисковые ребята, но чувствуется хорошая подготовка. Сомневаюсь, что я их первый клиент, скорее всего ипподром у них прикормленное место, и такая вот 'охота на счастливчиков' для них обычная практика. Быстро перебираю руками и ногами по ржавой лестнице, рывком перекатываюсь на крышу. '- Стой сука, всё равно от нас не уйдёшь', слышу голос бандита, выбравшегося за мной в окно. Можно, конечно, подождать его и приголубить хорошенько, когда он будет влезать за мной на крышу, но у него оружие, да и другие его подельники ждать не станут. На крышу легко забраться из подъезда, здесь входы на чердаки не закрывают замками от детей и бомжей, как делают в наше время. Громко топая по железной крыше, разбегаюсь, отталкиваясь от парапета ограждения, прыгаю в сторону крыши соседнего дома. Три секунды свободного полёта в ночной черноте, я чувствую удар ногами, падаю, не в силах удержаться, качусь по покатой крыше, из последних сил хватаюсь за ограждение, которое едва не срывается вниз вместе со мной. '- Стой гадина, убью…', слышу голос сзади, но я вскакиваю и бегу, пригнув голову, по крыше дальше. Бах… бах… бах…, в нескольких сантиметрах от меня рассекает воздух пуля, врезаясь в кирпичную вентиляционную трубу, за которую я прячусь через секунду. Ох и нифига себе я попал, про себя успеваю подумать я, разбегаясь ещё раз для следующего прыжка. Снова три секунды полёта, но теперь я успеваю сгруппироваться и не свалиться при приземлении. Бум, железная крыша подо мной продавилась, листы кровельного железа едва не соскочили с деревянных стропил. За мной вроде бы не бегут по крышам и больше не стреляют, в темноте это бесполезно, но терять время нельзя, я соскальзываю на пожарную лестницу, а с неё спрыгиваю на какие-то утлые сараи, за которыми начинаются большие деревья. Сзади в проулках слышится какая-то беготня, шум и ругань. Бандиты меня потеряли из виду, и теперь будут совсем недолго искать, так как кто-то из бдительных граждан, услышавших выстрелы, наверняка уже вызвал милицию. Отойдя в глубь парка на десяток метров, падаю на землю под широкий куст, мне дальше бежать нельзя, стоит затаится и отсидеться, так меня точно не найдут. Через час всё окончательно стихло, и я потихоньку стал выбираться из своего укрытия. Возвращаться в оставленную квартиру больше нельзя, или бандиты или милиция наверняка захотят её проверить, жалко конечно, больно удобное это было местно, ну ничего снимем хату где-то в другом месте, благо деньги есть. Как это ни странно, но в Москве того времени было достаточно много съёмного жилья. Правда, найти его очень не просто, так как частные граждане, кто мог вот так сдать имеющуюся жилплощадь, совсем не спешили об этом всех поставить в известность, развешивая на столбах объявления. Но, тем не менее, в определённых кругах, часто связанных с мелким криминалом, можно было найти и 'сердобольных старушенций', и 'весёлых вдовушек', кто был не прочь подзаработать лёгких денег сдавая имеющуюся квартиру или даже целый дом, не спрашивая никаких документов. Главное плати деньги вперёд. Но теперь это было не главное. Если продолжать попытки заработать за счёт скачек, то рано или поздно придётся столкнуться с преследовавшей меня бандой. Так как деньги нам нужны и быстро добыть их не представляется возможным, не сберкассу же нам грабить, наконец, то придётся с этой бандой разобраться. Привлекать милицию нельзя, а потому будем обходиться исключительно своими силами, заодно проверим своих людей делом. Жалко я разглядел и запомнил только одного из бандитов, но не того, кто следил за мной на ипподроме. Значит, потребуется устроить ловлю на живца, вот только немного обидно, что этим живцом придётся быть мне самому. Но жизнь продолжается, остаётся дождаться утра, добраться до вокзала, сесть на поезд, а потом до вечера пешком идти до нашего 'опытного хозяйства', мне завтра обязательно нужно быть в нашем мире. Может повезёт поймать попутку от станции, хотя рассчитывать на это не приходится. Эх, неужели мне придётся и здесь обзаводиться машиной, очень уж не хочется, если честно.

17 февраля 1997 года Москва 'Садовое кольцо', пробка

Хвост, вернее полноценную плотную слежку за собой я заметил почти сразу, как оказался в Москве. Вообще, я ничего подобного в принципе заметить я был не должен, ибо за мной следили профессионалы. То, что я сам становился таковым профи, сделало своё дело. Я научился чувствовать применение техник перевоплощения и отвлечения внимания, но преимущественно когда применявшие их совершали какие-либо ошибки. Эти вот 'топтуны', как называют тех, кто занимается наружным наблюдением за кем-либо, каких-либо ошибок не совершали, однако у них был какой-то особый стиль, множество нюансов, деталей, диссонирующих с тем, как оно должно было быть, по моему представлению. Не могу сказать точно, что этих четверых выделяло из общего фона, просто я ощутил некоторую странность. Наверное, выделило их как раз похожесть действий, у меня даже проявился эффект дежавю, после чего я включил активное внимание. Я зафиксировал фокус взгляда и стал больше ориентироваться на боковое зрение, в результате мне 'невидимки' стали заметны, но я не подал вида, мне стало интересно узнать, кто они. На 'конторских' не очень похожи, но может быть просто это моя паранойя. Надо было мне сразу звонить 'кураторам', узнать, что и как, но я оказался слишком самонадеян, как показало дальнейшее развитие событий. Вели меня плотно, не выпуская из-под контроля, ни в подземке, куда мне пришлось ненадолго спуститься, ни сейчас, когда я стоял в пробке. Вернее стоял автомобиль, а я сидел, но суть дела от этого не менялась. Поток совсем встал, уже целых пятнадцать минут ни туда, ни сюда. Или авария на скользкой дороге приключилась, или опять какую-то высокопоставленную 'шишку' пропускают, перекрыв проезд обычным людям. Трям-трям, подал свой голос мобильник.

– Слушаю.

– Алексей Сергеевич, я сразу узнал голос одного из 'дедов', — где вы сейчас находитесь?

– Стою в пробке на Садовом кольце. Что-то случилось?

Странно, очень странно, обычно 'конторские' всегда знали, где я нахожусь, так как и в офисе и у меня дома стояли их жучки. В моей машине тоже стояли, но вот сейчас я ехал не на ней, а на экспериментальном чуде Ивана Михайловича, с виду похожей на обычную Ниву, только с пластиковым кузовом, роторным мотором и планетарной коробкой его собственной конструкции. Я помог ему получить на это чудо номера не совсем законным путём, а он давно просил меня на ней покататься и оценить, но мне всё было некогда, а теперь мой старый Фольксваген, стоявший у офиса, отказался заводиться и я вспомнил о его просьбе. В этой машине нет никаких следящих устройств, а потому если 'контора' меня потеряла, следует, что те, кто меня 'пасут' к ней не имеют никакого отношения. Или имеют, но к другому отделу.

– Вы можете немедленно прибыть в свой офис или к себе домой?

– Как только выберусь из пробки, так через пятнадцать минут буду, так что же случилось?

– Извините, это не телефонный разговор, бросайте немедленно машину и бегите к своему офису, вам может угрожать опасность.

Ага, бросил и побежал, сзади через пару машин стоит Форд моих соглядателей, их там трое. Если опасность исходит от них, то прижать меня им будет проще простого. Сидящий справа от воителя достал какой-то тёмный предмет.

Связь резко прервалась, я посмотрел на экран телефона…, поиск сети… То, что я увидел в зеркале заднего вида, мне очень не понравилось, кажется, у меня большие неприятности. Слава богу, я стою в крайнем левом ряду, сдаю назад, немного задевая бампером стоящую сзади машину, резко выкручиваю руль и, вдавливая газ в пол, вылетаю на полосу встречного движения крутым разворотом. Меня едва не выносит встречная машина, а потом ещё одна, разряжаясь долгим гудком, но я не отпускаю педаль газа и медленно тяну рычаг планетарного механизма гладкой коробки передач, резко увеличивая скорость практически до 120 километров. Машина идёт юзом, но держится на дороге, меня вжимает в сиденье, и я замечаю в зеркале, как Форд моих преследователей быстро выворачивает за мной. Впереди плотный поток машин, сбрасываю скорость, перескакиваю из ряда в ряд, создавая несколько потенциальных аварийных ситуаций сразу, пытаясь уйти в отрыв. Не знаю как, но преследователям удаётся даже сократить дистанцию, видимо я своими маневрами только расчистил им путь. Впереди справа идёт грузовик, а за ним чуть впереди есть известный мне съезд в переулок, куда я хочу проскочить, и оторваться от Форда. Обочины забиты снегом, рядом со съездом, практически перекрывая его, какой-то идиот припарковал какой-то сарай на колёсах, напоминающий сейчас большой сугроб. Едва обогнав грузовик, резко, практически не сбрасывая скорости, вламываюсь в кучу снега, сметаю её, выскакивая на тротуар. Хорошо пешеходов нет, меня немного заносит, но я вписываюсь в поворот, едва не сбивая дорожный знак, проскакиваю в узкий проезд. Здесь дорогу не чистили совсем, меня заносит окончательно, разворачивая на девяноста градусов. Сзади слышится визг тормозов и звук удара столкнувшихся машин. Боковым зрением отмечаю, что преследовавший меня Форд не вписался в поворот и столкнулся с другой машиной. Из Форда выскакивает мужчина и бежит в мою сторону, в руке у него что-то очень знакомое, что мне совсем не нравится. Кручу руль, давлю на газ, выворачиваясь и набирая скорость, пригибаю голову к рулю. Заднее стекло лопается, влетая внутрь салона, в переднем чуть выше моей головы появляются три отверстия, обильно растекающиеся трещинами. Но я уже набрал скорость и повернул в следующий переулок. Теперь бы ещё сообразить куда ехать, хотя других вариантов нет, тут рядом наш офис, и если меня там ждут…, главное понять, кто меня там ждёт.

Подъезжая к офису, наблюдаю несколько хорошо затонированных машин с известными номерами. Ну, здравствуй 'контора', как я рад вас видеть. Едва я затормозил, как двери чёрных машин открылись и четверо крепких парней за пять секунд вытряхнули меня из моей машины, затолкав в заднюю дверь одной из своих. Судя по толщине закрывшейся за мной двери, машина была хорошо бронирована. Едва за мной закрылась дверь, машина тронулась. Ехали мы всего минут пять, путь быстро закончился в каком-то подземном гараже. Не теряя времени, меня высадили из лимузина, отобрали сотовый телефон и вместе с одним сопровождающим запихнули в закрытый кузов грузовика. Грузовик где-то петлял, периодически останавливаясь, примерно часа два, после чего двери кузова открылись и меня высадили внутри какого-то большого склада, забитого контейнерами и большими коробками. Оказалось, это была ещё одна пересадка, теперь меня одного запихнули в кузов большой, наполовину загруженной коробками, фуры. Сколько фура ехала я не знаю, часы остались в телефоне, который у меня отобрали ещё в Москве, а я сбился со счёта времени задремав. Как говорится в наше время — 'очень плохая примета ехать ночью… в лес… в багажнике…' Однако меня привезли не в лес, а в какую-то военную часть, судя по ограждениям и сооружениям, выглядящим как двухэтажные казармы. Тут меня встретили двое в военной форме и, не говоря ни слова, сопроводили к ближайшему сооружению, где внутри, как это ни странно, оказался лифт. Лифт поехал вниз, через несколько минут меня доставили до вполне неплохо обставленной камеры, по виду всё же скорее жилой комнаты, правда, без окон. Тут меня снова оставили одного, предупредив, что волноваться не стоит, и что завтрак подадут через пять часов. Хоть лёгкий голод уже и подавал свой голос, я решил не терять времени в ожиданиях, и завалился спать, благо кровать тут была вполне удобная. Судя по количеству приносимых мне завтраков, обедов и ужинов, прошло три дня. Я не стал тратить время впустую, и хотя мне не представили ничего, чем можно было его занять, решил заняться тренировками. В этот раз я учился быстро входить в состояние управляемого транса, или даже 'боевого режима' в перспективе. Инструкция, которую я прочитал накануне происшествия, была очень проста. Требовалось стоять и представлять себя травой, растущей на лугу. Почувствовать себя окруженным тысячами таких же травинок, представить вместо ног корни, вместо рук листья, ощутить где-то вверху тёплое солнце, и качаться под порывами периодически налетающего ветра. Это упражнение оказалось достаточно лёгким, и уже через пару часов я вполне освоился с ролью травы. Наверное, если посмотреть снаружи, даже несколько позеленел. Следующее упражнение называлось 'морской прилив'. Тёплое море, мелкий песок под ногами, сначала вода по щиколотку, потом выше, уже по пояс, потом по грудь и руки свободно всплывают к поверхности, меня качает волнами, потом уровень воды падает в обратном порядке. После того, как я представлял себя травой, почувствовать себя в море оказалось не сильно сложнее. Далее был полёт. Я превращал себя в орла, обрастал перьями, и бросался вниз с высокой скалы, ища восходящие потоки воздуха, и паря в них. А вот тут у меня возникли некоторые трудности. Орлом себя представить оказалось просто, это не сильно отличалось от травы, а вот бросится вниз со скалы…, ещё в детстве мне довелось пережить падение с большого дерева, когда я по пути собрал все мелкие и большие сучки, что меня и спасло. А теперь я орлиным взором с любопытством разглядывал далёкое дно горного ущелья, и даже раскрывал свои руки-крылья, но отрываться и лететь мне как-то не хотелось. И всё же после нескольких неудачных попыток я таки пересилил себя. Всё равно физически я никуда не лечу, так чего бояться? Но в трансовом состоянии, очень похожем на сон, разница между реальностью и воображением практически стирается. Потом мне даже понравилось возникающее чувство полёта, наверное, если бы не детская травма, пошел бы в юности в аэроклуб, благо друзья не раз приглашали. В завершении всего практикума требовалось быстро по очереди представляться травой, входить в море, и взлетать орлом, закрепляя возникающее состояние на уровне рефлекса, запоминая его. Сначала проживая каждое упражнение полно, а потом всё быстрее и быстрее, как снежный ком, несущийся с горы. После почти целого дня отработки последнего этапа мне требовалось просто мысленно щёлкнуть пальцами, и я легко входил в нужное состояние, независимо от других условий. Даже не верилось, что всё так быстро и просто получится. Да, это был всего лишь первый шаг, требовалось научится применять это состояние на практике в другой деятельности, освоить заглубление его с помощью дыхания, но это представлялось не более сложным, чем практическая отработка техник маскировки. Короче, будет мне чем заняться, когда меня выпустят из этой камеры.

На третий, по моим ощущениям, день, за мной пришли двое сопровождающих и долго вели меня по петляющим подземным коридорам и лестницам. Даже пару раз на лифте прокатили. Путь окончился в достаточно большом зале, по внутреннему виду скорее напоминающему ангар для самолётов. Правда, самолётов в нём не было, зато было много всякой малопонятной по назначению аппаратуры, и практически никого из людей. А встречал меня никто иной как 'дед' Фёдор Степанович, который едва завидев меня, протянул мне руку.

– Алексей Сергеевич, извините за доставленные неудобства, но иного выхода у нас не было. Пройдёмте в кабинет, есть тема для разговора.

Мы прошли до другой стороны ангара, где было несколько дверей, ведущих в отдельные помещения. В одно из них мы и пришли, по внешнему виду напоминающему кабинет следователя. Простой деревянный стол, несколько стульев, пара шкафов с какими-то папками, настольная лампа с абажуром типа 'бюрократ'. На ещё одном столике стоял импортный электрический чайник и стаканы на металлическом подносе.

– Хотите чаю? — усаживаясь за стол, спросил меня Фёдор Степанович.

– Не откажусь.

– Тогда включайте чайник, он полный, заварка в тумбочке под столом, там же сахарница. Вижу у вас ко мне куча вопросов, сначала попьём чаю и расскажу что знаю, а потом кое-что покажу. Уж не знаю, обрадует вас это или огорчит.

Через пять минут мы пили душистый чай, и Фёдор Степанович начал свой рассказ.

– Итак, скажу сразу, нам так и не удалось установить, кем были те, кто напал на вас. Одного из них удалось задержать, но едва тот понял, куда попал, то покончил с собой. Мы даже не определили где у него был яд, и какой это был яд. Однако покушение на вас лично не самое главное происшествие этих дней.

– Что ещё произошло, неужели мою лабораторию и портал взорвали? — у меня внутри всё похолодело.

– Успокойтесь, цела ваша лаборатория. А вот на АЭС, задействованной в прикрытии вашего проекта, нам едва удалось предотвратить серьёзную диверсию. В тяжелой перестрелке мы потеряли нескольких бойцов, но и диверсанты полегли все как один, категорически не желая сдаваться.

– Может это были чеченские боевики? — высказал я своё мнение.

– Нет, это точно не они. Если честно, мы даже не знаем, кто это. Удалось установить, что говорят они по-английски, но это точно не американцы и не англичане. И откуда они взялись нам на голову тоже непонятно. А вот пару артефактов, что нам достались от них, вы вскоре посмотрите.

– Неужели эти диверсанты действовали по той дезинформации, что мы передали через моего бывшего сотрудника? — 'шпиона' вскоре после того памятного инцидента, пришлось ликвидировать, и 'контора' подстроила ему автокатастрофу.

– Скорее всего, так и есть, впрочем, всё гораздо сложнее. Дело в том, что ваш проект идёт у нас совершенно официально, но как отвлекающее прикрытие другого важного проекта, под который задействованы мощности атомной станции. Да-да, не удивляйтесь, специалистам-аналитикам вражеских разведок гораздо сложнее поверить во всякие там пространственно-временные порталы, чем в создание оружия нового поколения. Более того, как прошла информация о вашем портале на Запад, нам удалось узнать, что она была оценена тамошними специалистами как совершенно нереальная. И для маскировки реального проекта потребляющего энергию, были сделаны ещё два отвлекающих. Вначале мы считали, что диверсия была рассчитана именно на настоящий проект, но чуть ли не в самом конце выяснили, что именно вы лично проходите как одна из важных целей.

– Но кто тогда осуществил нападение на станцию, кому это нужно?

– Это мы и пытаемся установить. Пока удалось лишь отсеять непричастных. По уровню подготовки уничтоженной нами диверсионной группы, и по тем, кто следил за вами, можно определить примерный круг подозреваемых. Такое могут осуществить очень немногие. Проникнуть на хорошо защищённую АЭС, обойдя основную и резервную систему безопасности, для этого нужно обладать секретной информацией или агентами среди персонала и специальной аппаратурой. Они попались совершенно не задокументированной третей системе контроля, которая была неофициально установлена нами совсем недавно в связи с прикрытием вашего проекта. Быстрая проверка показала, что как раз именно эти 'немногие', кто мог осуществить подобную акцию, оказались совершенно непричастны, мы столкнулись с новой неизвестной силой, которую интересуете именно вы и ваш проект. Пойдёмте смотреть артефакты, их уже разобрали, и обезопасили, чтобы изучить.

Мы снова оказались в ангаре, Фёдор Степанович повёл меня в некое отделение, отгороженное от остальной территории. Внутри замкнутого контура, стены которого были увиты проводами и уставлены различной аппаратурой, находилось нечто размером с большой дорожный чемодан.

– Знакомьтесь, сказал Фёдор Степанович, подводя меня к мужчине с короткой бородкой, большими очками и одетого в комбинезон лётного техника, — это Пётр Викторович, он здесь царь и бог, в отличие от меня, теперь все вопросы к нему.

– Алексей Сергеевич, — протянул я руку технику.

– Очень приятно. Фёдор Степанович мне немного рассказал, чем вы занимаетесь, ваше мнение по поводу сего агрегата, — он показал на раскрытый 'чемодан', — может быть полезно.

Я осмотрел некое сложное техническое устройство. Но с первого взгляда ничего не понял. Видя моё замешательство, Пётр Викторович присел рядом и стал объяснять.

– Смотрите, вот это были сосуды с жидким гелием. При перестрелке пуля попала в них, и они разрушились. Тут небольшая аккумуляторная батарея, питающая устройство. Это блок электроники, тоже, к сожалению, пострадавший от пули. Вот это самое интересное, — он показал на занимавшую половину устройства часть. Это высокотемпературная сверхпроводниковая катушка, для охлаждения которой и требовался жидкий гелий. Вернее не одна катушка, а целый блок, вот, посмотрите схему, — закончил он, подавая мне планшет с зарисовкой данной конструкции.

Я внимательно изучил рисунок, откинул верхний лист, под которым было ещё несколько с другими зарисовками. Что-то мне в этой конструкции показалось очень знакомо даже слишком знакомо.

– А можно узнать, что за сфера находится внутри магнитного кокона?

– О…, -заметил техник, раскрывая магнитные катушки, отщёлкнув пару рычажков, обнажая внутреннее содержимое, — это вообще что-то фантастическое.

Моему взору предстал клубок, сплетённый из проводов и прозрачных трубочек, наполненных какой-то желтоватой жидкостью.

– Эти вот трубочки наполнены жидким полимером с очень большим содержанием водорода. Только вместо обычного водорода в нём находится дейтерий и тритий. Вы понимаете, что это может значить?

И тут до меня, наконец, дошло, что же это за устройство. Это была совсем не обычная, но, тем не менее, самая настоящая термоядерная бомба. Правда взорваться она могла, только оказавшись в поле портала, частично вобрав в себя его энергию, не позволив ей разрушить конструкцию, а потом использовать её для инициации термоядерной реакции. Причём взрыв должен быть явно управляемым. И тут я по-настоящему испугался, стараясь при этом не подать вида.

Фёдор Степанович, находившийся здесь, видя, что происходит с моим лицом, положил руку мне на плечо, толи, одобряя толи успокаивая.

– Вижу, вы догадались о назначении этого устройства.

Меня чуточку отпустило.

– Нет, ещё не догадался, стоит посмотреть более внимательно.

Деловой настрой — лучшее средство справиться с вот так неожиданно возникающими эмоциями. Можно пораскинуть мыслями, анализируя имеющуюся информацию. Несомненно, что представленное устройство имеет непосредственное отношение к порталам. Пока не могу понять, для чего оно предназначено, по своей сути — это бомба, но уж очень странная. Следовательно, портал сия бомба уничтожать не обязана, хотя, вероятно, может. Как минимум, люди, создавшие это устройство, знают о таких порталах больше нас. Потом, странности продолжаются, противная сторона всерьёз считает, что портал находится на АЭС, или где-то рядом, как в придуманной мной дезинформационной истории. Неужели тот вариант реально возможен, причём, с точки зрения противника, возможен именно он, а вот то, что я сделал на самом деле не очень? Диверсанты имели информацию об охране станции, но только ту, что была отражена в документах, пусть и совершенно секретных. Так, снова смотрю на раскрытое устройство, очень подозрительная конструкция, надо бы спросить вот про это…

– А вот это что? — показываю пальцем на широкую коробку, прилепленную к сверхпроводниковой катушке.

– Это силовой коммутатор, — подсаживаясь рядом, сказал техник, открывая притёртую крышку с коробки, крепёжные винты которой были удалены заранее. — Сюда тоже подавался жидкий гелий, и здесь сходятся вместе концы контура сверхпроводниковых обмоток, а вот отсюда идут провода к системе управления.

Я внимательно осматривал внутренности устройства. Надо же как, я до сих пор не слышал о возможности создания сверхпроводниковых ключевых элементов, судя по всему, рассчитанных на очень большие плотности тока. Да и вообще вся эта конструкция очень необычна. Материал, та самая серая керамика, из которой сделана обмотка, только что был официально открыт, будучи совершенно непригодным для более-менее серьёзной эксплуатации. Тут же он уже не просто используются по полной программе, но и управляются чем-то подобным, о существовании чего научная общественность мира пока не знает.

– Блок управления полностью уничтожен?

– Нет, посмотрите сами, — техник открыл ещё одну крышку, обнажая плату, утыканную микросхемами и другими компонентами, — пуля разрушила лишь малую часть устройства, это, судя по обломкам, внутренний преобразователь питания, если его починить, то остальную схему можно будет запустить. Детали тут обычные буржуйские, за несколько часов можно управиться.

– А вот этот разъём что здесь делает, какое его назначение? — указал я на очень знакомый мне

разъём, такой же, как используется в компьютерах для подключения мыши.

– Судя по всему, это последовательный интерфейс связи с другим доставшимся нам артефактом, вот посмотрите его, можете включить, он полностью исправен, — подал мне техник желтую коробочку, очень сильно напоминающую цифровой тестер с приделанным снизу блоком из прозрачного пластика.

Впрочем, это и был обычный немецкий тестер, доработанный в явно полукустарных условиях. Судя по всему, теперь это устройство предназначено для комплексного анализа параметров магнитного и электрического поля. А ещё одна дополнительная плата с микропроцессором и небольшой клавиатурой предназначена для передачи полученных данных в 'бомбу'. Сама 'бомба' собрана куда более качественно, но, судя по использованным в её блоке управления электронным компонентам, её могли собрать буквально вчера, купив широко распространённые детали на радиорынке. Правда, по остальной части конструкции, для изготовления которой требуется серьёзная лаборатория или даже целое производство, всё это изготовлено не в нашей стране. Значит реально проносить через порталы что-либо сложноустроенное всё же нельзя, можно и не пытаться пробовать. Мозаика мыслей в моей голове сложилась в осмысленный рисунок.

– Фёдор Степанович…, — кивнул я в сторону техника.

Тот понял мой намёк сразу.

– Говорите-говорите, Алексей Сергеевич, Пётру Викторовичу можно доверять полностью, он в курсе вашего проекта. Вы определили, с кем мы имеем дело?

– С гостями из будущего! — уверенно ответил я.

– Идёмте пить чай, — сказал Фёдор Степанович, ситуация совершенно нестандартная, нам нужно решать, что делать дальше.

Будущее с неизвестными параметрами, Владимирские леса

Шел пятый день моего пребывания в неизвестном мире будущего, из которого нас посетила диверсионная группа. Всякого я мог ожидать в будущем, но что бы оно было таким мрачным…, я мог бы подумать, что наша земля полностью обезлюдела. Дороги, которые мне встречались, давно не видали колеса автомобиля, будучи разрушенными и занесёнными природным мусором, в трещинах асфальта на шоссе росла трава и кусты. Редкие населённые пункты, в которые я не побоялся зайти, встречали меня остовами домов со следами пожаров и даже кое-где артиллерийских обстрелов. Исключением из этого была лишь железная дорога, лежавшая у меня на пути, которой активно кто-то пользовался, судя по тому, что рельсы практически не тронула ржавчина. Куда я иду? Нет, я не иду в Москву, как это могло показаться, чтобы всё узнать там сразу, нет, это было бы для меня слишком большим риском. Я иду в одно очень неприметное место, про которое практически никто не должен был знать, кроме очень узкого круга лиц. Это некогда была пусковая площадка шахт баллистических ракет, взорванных ещё по договору СНВ-2. Впрочем, взорвано было далеко не всё, в глубине кое-что осталось. Там была размещена автономная станция долговременного наблюдения за эфиром, из записей которой можно было многое узнать, если суметь на эту станцию проникнуть. Пока ещё идти и идти до нужного места, расскажу по порядку, как так получилось, что я нахожусь тут.


Диверсанты, перехваченные в нашей реальности, оказали нам поистине неоценимую услугу, оставив в относительной целостности свои артефакты. И если бы они так сильно не торопились и лучше подготовились, то нам так ничего бы и не удалось узнать. К примеру, кто мешал им использовать в системе управления микроконтроллеры с хорошей защитой данных ПЗУ (постоянного запоминающего устройства)? Но они явно спешили, причём спешили очень сильно, и на то, что их миссия может провалиться, совершенно не рассчитывали. Зато теперь, в результате разбора программного обеспечения их артефактов, и проведённых экспериментов с их 'тестером', мы знаем о порталах очень многое. Та самая 'бомба' оказалась внутри портальным порталом, предназначенным для перехвата порталов, а не для их уничтожения. А 'тестер' содержал в себе параметры, благодаря которым удалось рассчитать сдвиг поля, для перемещения в мир, отстоящий от нашего вперёд по времени и устройство, благодаря которому это можно сделать. Но это не самое главное. Главное, мы, наконец, узнали, как все эти порталы работают. Миры с разным историческим временем отличались друг от друга частотой синхронных колебаний всей материи окружающего пространства. Если изменить эту частоту, то можно переместить материю из одного мира в другой. Но относительно легко можно было переместить материю только из мира будущего в мир прошлого. Для обратного переноса требовалась просто колоссальная энергия. Впрочем, для переноса меня с очень небольшим грузом в будущее, энергии, уже накопленной в моём портале, вполне хватало. Жалко ещё одного такого путешествия придётся ждать минимум полгода. И хорошо ещё, что в это путешествие пошел именно я, как самый тренированный частыми переходами между мирами, как меня не отговаривали, ибо кто-либо другой просто не выдержал бы перехода. Я и сам уж было подумал, что сдохну, пост эффект переноса был гораздо сильнее, чем в первое моё путешествие. Когда я пришел в себя, то первое, что обнаружил на месте прибытия — это молодой лес. Шар портала пронизывал своим слабым мерцанием несколько молодых деревьев. Походив вокруг портального окна, я нашел полностью сгнившие останки сторожки, в этом мире никакой лаборатории на этом месте явно не возникало. Поляна заросла лесом, несмотря на не очень подходящую каменистую почву. Проверив, что портал не пропускает в себя ничего из этого мира, я достал блокнот, написал записку ждущим меня с той стороны коллегам, что со мной всё хорошо, какое здесь время года, что происходит в округе, и закинул записку назад. Подождал полчаса, через которые мне забросили посылку с вещами, подходящими по сезону и припасами на десять дней, а потом пошел в большую разведку, ориентируясь по естественным признакам, так как даже самый простой компас не пережил перехода. 'Конторские' ни за что не санкционировали бы это путешествие, если бы в нашей реальности не началась активная охота на их людей, как-либо причастных к теме порталов. Потеряв двоих сотрудников и с трудом отбившись от ещё трёх покушений, они всячески помогли мне перестроить установку, и отправится сюда в разведку. Я не знаю, на что они рассчитывают, уж больно вся эта 'разведка' по-дилетантски организована, даже я это понимаю. Кстати, я в последнее время несколько потерял осторожность, стал азартен и чрезмерно любопытен. Так совсем недолго дойти до беды, однако мне почему-то ничего не хочется менять, наоборот хочется просто положиться на удачу, столь сопутствующую мне в последнее время. Впрочем, если встать на сторону наших противников, и подумать о том, что они предпримут, оказавшись на нашем месте…, то нет ничего лучше именно того, что я делаю. Сплошная импровизация и риск, никакой долгой подготовки и строгих расчетов. Та самая русская непредсказуемость и надежда на авось, что, как известно, резко увеличивает вероятность позитивного развития событий.


И вот я иду лесами, часто пересекаясь со звериными тропами и стараясь не приближаться к дорогам и населённым пунктам в сторону назначенной цели. Хорошо, что ещё в детстве отец научил меня ориентироваться по солнцу и другим косвенным признакам, а карты местности я просто запомнил. Из того, что я уже увидел, можно сделать вывод, что здесь произошла какая-то катастрофа, скорее всего, была война. Но война небольшая, так как природа практически не пострадала, а вот деятельности человека практически не ощущается. Опасности я так и не успел почувствовать, а по идее должен был, когда обнаружил хорошо замаскированные в лесу огороды. Я же просто отметил для себя некоторую странность, и остался в своих мыслях вплоть до самого момента, когда ощутил за спиной какое-то быстрое движение и даже успел сгруппироваться, но было поздно, удар по голове вышиб из меня сознание.

– А…, бля, больно-то как, — подал я голос, едва приходя в себя, не в силах поднять головы, будучи чем-то прижат сверху, поедая палые листья.

– Слышишь, Белка, он уже очухался, что-то слишком быстро, — услышал я женский голос.

– Просканируй его ещё раз, странно, он по-русски гуторит, — ответил ей другой женский голос, скорее даже не женский я девичий.

– Действительно странно, — снова возник первый голос практически надо мой, — у него нет ни одного живого чипа…, да и дохлых тоже не видно, сказала неизвестная после некоторой паузы, — иди сама посмотри.

С меня подняли то, что прижимало меня к земле, и перевернули на спину, рюкзак с меня, похоже стащили раньше. Открыв глаза, я увидел два молодых женских личика, хорошенько измазанных маскировочным кремом, которым пользуются спецназовцы. Они с любопытством внимательно рассматривали меня, одна женщина водила надо мной туда-сюда каким-то приборчиком.

– И откуда ты такой взялся, чипов в тебе нет, и по-русски говорить не боишься…, — сказала одна из девушек, ощупывая моё неподвижное тело. — Ого, да его ещё и не обрезали, — удивилась она, ощупав через штаны моё причинное место.

– А что должны были обязательно обрезать? — подал я свой голос, окончательно приходя в себя.

– Ну, мы это вскоре узнаем, идти сможешь? Только не дёргайся, а то продырявим.

Я попробовал пошевелиться, и когда у меня это получилось, сел оглядываясь. Кроме двух девушек, что находились около меня, я заметил ещё нескольких в камуфляжных костюмах, находящихся на расстоянии. У всех их в руках были весьма внушительные с виду взведённые арбалеты, направленные в мою сторону. Да, тут лучше не дёргаться, посмотрим, что от меня тут захотят. Если что, попробую стать оборотнем, может и отобьюсь.

– Ведите, — сказал я, поднимаясь на ноги.

Меня подтолкнули в спину, направив в сторону леса. Через несколько минут блужданий между деревьями, меня подвели к тёмной круглой дыре в земле, куда нырнули две девушки с арбалетами.

– Спускайся вниз, там есть скобы.

Я спускался в темноту. Кружок света сверху становился всё меньше и меньше. Глубина колодца, судя по ощущению, была метров тридцать. Едва я ступил на пол, меня толкнули в темноту горизонтального тоннеля. Держась рукой за шершавую стену, я шел достаточно долго, потом меня направили в какой-то проход. Потом снова был спуск по металлическим скобам куда-то в глубину подземелья. Наконец за моей спиной заскрипела дверь, зажегся огонёк и в его мерцающем свете я оглядел большое подземное помещение. Здесь было около десяти человек, все девушки или женщины, которые внимательно смотрели на меня, расположившись вокруг меня на расстоянии около трёх метров.

– Ну, вот мы и пришли, — сказала стоящая за моей спиной девушка — отсюда, если что, ни один сигнал не уйдёт, так что можем говорить. Итак, кто ты такой и откуда ты здесь взялся? Сразу предупреждаю, врать не стоит, мы это почувствуем.

А вот и допрос начался. Интересно, что будет, если сразу сказать, откуда я взялся и что мне здесь надо, то мне поверят? Впрочем, стоит подумать, а кто эти девушки вообще? Судя по всему, они здесь прячутся. Значит они совсем не те, кто может охотиться за нами в нашем мире. Короче, стоит попробовать сказать то, что от меня хотят — правду.

– Я не знаю, сумеете вы мне поверить или нет, — неуверенно начал я.

– Попробуем поверить, рассказывай, — сказала женщина, стоящая справа от меня.

– Итак, зовут меня Алексей Сергеевич, можно просто Алексей, я пришел из другого мира. Почти такого как ваш, но отстающего от вашего в прошлое примерно на сорок — пятьдесят лет.

Девушки стали переглядываться, эта информация для них была явно неожиданной.

– Он говорит правду, или действительно так думает, — сказала та же самая женщина справа.

– Так значит ты пришелец из другого мира…, это многое объясняет, — снова напомнила о себе девушка сзади, — мы можем это проверить, прогулявшись, к примеру, в твой мир?

– В принципе можете, но это не так просто. И совсем не тем путём, как я оказался здесь, тот пропустит обратно только меня одного и только ту материю, которую я принёс на себе. Вы можете посмотреть на сам портал, но для вас он совершенно бесполезен.

– Рассказывай.

– Это будет слишком долго, и, я бы хотел узнать точно, где я сам оказался, и что тут происходит, иначе от моего рассказа вам всё равно не будет пользы. И потом я ходил по здешним лесам пять дней, пока не получил от кого-то из вас по голове, мне просто хочется отдохнуть.

– Хорошо, мы выслушаем тебя позже, а сейчас ты останешься здесь один, вот твой рюкзак, там, в углу есть лежанка. Мы вскоре вернёмся. Не вздумай пытаться отсюда бежать, у тебя это всё равно не получится.


Девушки выскользнули обратно в ту же дверь, через которую мы здесь очутились, после чего захлопнули её за собой, оставив меня одного в этом большом помещении. На полу осталась керосиновая лампа, дающая слабый мерцающий свет. Я решил не искушать судьбу, пытаясь найти выход, подобрал рюкзак, и устроился на одной из нескольких досчатых лежанок. Достал армейский пищевой паёк и бутылку воды. Если меня не уличили во лжи и не покарали сразу, когда я высказал весьма невероятную версию своего появления, то, возможно, удастся договориться к взаимной пользе. Поев, я сразу завалился спать, так как голова после удара всё же болела, а сон являлся единственно доступным мне сейчас лекарством, так как аптечку из моего рюкзака девушки всё же изъяли.

– Проснитесь, проснитесь…, — меня кто-то тряс за плечи, вытаскивая из объятий Морфея. — Проснитесь скорее, вас хочет видеть Светлая.

Я раскрыл глаза и в тусклом свете ещё горящей керосинки увидел рядом с собой девчушку, судя по внешнему виду лет десяти. Поспал я явно совсем не долго, голова ещё давала о себе знать.

– Какая ещё Светлая? — снова закрывая глаза и думая, что это сон, сказал я.

– Такая, вставайте быстрее, она не любит ждать, — опять потрясла меня девочка.

Я встал с лежанки, собираясь накинуть на свои плечи рюкзак.

– Оставьте всё здесь, идёмте скорее за мной, — сказала девочка, зажигая маленький фонарик и скользя к открытой двери, находящейся совсем в другом месте, чем та, через которую я вошел сюда.

Я снова петлял по подземным коридорам, едва поспевая за бегущим впереди ребёнком. Пройдя через массивную железную дверь, мы оказались в освященном тусклыми лампами помещении, из которого выходило ещё несколько закрытых дверями проходов.

– Подождите немного тут, — сказала девочка, юркнув в одну из дверей, быстро захлопнув её за собой.

Я осмотрелся более внимательно, представляя, куда я попал, вспоминая, как выглядели коридоры, по которым мы пришли сюда. Судя по тому, что я увидел, это была какая-то подземная военная база, построенная ещё в советское время. Но до сих пор она была ещё пригодна для жизни, хотя с момента её постройки прошло, наверное, чуть ли не сто лет. В этом районе действительно раньше находились несколько ракетных частей стратегического назначения, позже попавшие под договоры и сокращения, однако разрушено и растащено было далеко не всё, что как раз можно было наблюдать здесь. Даже воздух был вполне свеж, совсем не тот затхлый воздух, который бывает в не проветриваемых подземельях, следовательно, тут даже активная вентиляция работает, следовательно, и электричество присутствует. Через несколько минут одна из дверей открылась, и передо мной предстала высокая стройная женщина с седыми волосами и морщинистым лицом. Судя по всему, ей было уже много лет, никак не менее шестидесяти. 'Наверное, она ещё помнит то время, из мира которого я пришел', про себя подумал я. Окинув меня строгим уверенным взглядом, она повернулась ко мне спиной, сказав: 'идите за мной'. Мы прошли ещё несколько коридоров, в одном из которых был самый настоящий лифт. Спустившись ещё на какую-то глубину, мы, наконец, оказались в хорошо освещённой комнате, уставленной креслами вокруг большого круглого стола с полированной столешницей. Женщина уселась в одно из кресел, показав мне рукой на другое по другую сторону стола. Интересная у неё манера общаться на расстоянии.

– Зовите меня Светлая, — первой начала она. — Если вы действительно тот, за кого вы себя выдаёте, то нам есть о чём говорить. Расскажите, зачем вы в наш мир пришли?

– Я пришел сюда для того, чтобы просмотреть и прослушать данные станции радионаблюдения, находящейся где-то тут неподалёку, — решил я рассказать всю правду.

– Покажите, где расположена эта станция, кинула она мне через стол планшет с карандашом и картой, достав его откуда-то из-под стола.

Я стал вспоминать свою карту, которую я запомнил перед переходом сюда, и отметив точку на карте, перебросил её обратно через стол.

– Действительно, была там такая станция, — задумчиво сказала она, — но больше её нет. Десять лет назад всё что можно, мы из неё вынесли.

– Плохо. Но если вы мне расскажете, что тут у вас произошло за интересующее меня время, то это меня устроит.

– У меня есть условие, вы взамен расскажете всё про вашу 'машину времени'. Как я поняла, воспользоваться ей мы не сможем?

– Да, так и есть. Я расскажу вам про порталы и создающее их устройство. Правда, я совсем не уверен, что вы сможете эту 'машину пространства-времени' создать, мы сами не до конца понимаем, как она работает, да и энергии для запуска и работы требуется много. У вас здесь, кажется, есть исправный атомный реактор?

– Не атомный. Здесь геотермальная электростанция, глубокие скважины, примерно в полмегаватта максимальной мощности. Этого хватит?

– Исключено. По примерным расчетам, для запуска портала нужна пиковая мощность около семи мегаватт, это, в принципе, можно накопить, но вот для поддержания несинхронного портала требуется постоянно расходовать практически целый мегаватт.

– Вы сказали 'несинхронного портала', значит, есть ещё и 'синхронный портал'?

– Да, наш портал как раз 'синхронный', и он не требует расхода энергии, более того, выделяет её сам. Вот только возник этот портал в результате сочетания множества случайных факторов, и как их воссоздать в другом месте, мы не знаем. Может быть, узнаем позже, но сейчас ничем вам больше помочь не могу. Могу разве что сказать, что в вашем мире уже есть минимум один рабочий портал в наш мир, но он не принадлежит нам, и мы не знаем, где он находится территориально.

– Тогда откуда вы уверены, что тот портал вообще существует?

– Из этого мира в наш проникла диверсионная группа с целью уничтожить или перехватить наш портал. И только благодаря оставленным этой группой артефактам, я смог оказаться здесь.

– Кто были те диверсанты, вы можете рассказать подробности?

– Увы, не могу. Живых взять нам не удалось, разве что выяснили, что это были мужчины и говорят они по-английски.

– Мужчины — это уже много значит, особенно если это были полноценные мужчины. А по-английски сейчас здесь все говорят, других языков больше нет.

– Но мы-то сейчас говорим по-русски…

– Мы исключение из правила, мы — партизаны, на которых ведётся охота, и именно потому нас до сих пор не уничтожили. Оставили специально, как дичь в заказнике. Вы только девочкам этого не говорите, они верят, что у нас ещё есть шанс.

– Что же здесь произошло, неужели была третья мировая война?

– Эх, если бы только одна война, — вздохнула Светлая, — ладно, я вам расскажу нашу историю, но потом обязательно вернёмся к первой теме.

– А вообще, какой здесь сейчас год? — я решил задать столь долго мучающий меня вопрос.

– Двадцать пятый год Нового Мирового Порядка, или 2040 год Старого Мира.

Моё удивление выразилось в упавшей челюсти, которую я подобрал только через несколько секунд затянувшейся паузы. Словосочетание 'Новый Мировой Порядок' было известно и в наше время, об этом говорили не только на кухнях, но и в газетах писали, преимущественно в 'желтых'. Что-то типа мирового заговора банкиров, евреев и прочих непонятных 'адептов зла'. Правда, слишком мало было реальной информации, мне самому казалось, что все эти муссируемые козни 'мировых заговоров' лишь средство самооправдания тех, кому в жизни чего-то не досталось. Неужели это были не слухи, а суровая реальность?

– Вижу, вы чему-то удивлены, — правильно оценила моё состояние Светлая, — но то, что я вам сказала, не является для вас особой новостью.

– Вы правы, я уже не раз сталкивался с этим 'Новым Мировым Порядком', правда, считая все разговоры о нём не большим, чем обычные слухи в среде неудачников.

– Как оказалось у нас, это были не совсем слухи. И даже открытые публикации с фактами и доказательствами не помешали Новой Власти стать таковой.

– Расскажите, как это всё произошло.

– Вам с какого года начать?

– Давайте сравнимся по нашим версиям истории. У нас в 1991 году при Горбачёве распадается Советский Союз, в России президентом становится Ельцин, сейчас 1997 год и он второй срок сидит в Кремле, делая вид, что правит, едва выиграв выборы в прошлом году.

– Эх, вспоминаю свою молодость и завидую, можно сказать, у вас сейчас 'золотые времена'. Точно так же было и у нас.

– Потом начались большие 'неприятности'?

– 'Неприятности' — это слишком мягко сказано. Итак, в 1999 году начинается война в Югославии. Страны НАТО, в первую очередь США бомбят города. Югославия распадётся на несколько стран, война уносит много жизней. Потом из этой бойни на Балканах создадут фитиль для общеевропейского взрыва — албанское Косово. Но это будет потом.

– А Россия, неужели она не вмешается в войну со славянами?

– России будет сильно не до того, — сказала Светлая, снова доставая из-под стола какой-то планшет, оказавшийся настоящим компьютером с сенсорным управлением по экрану. — Сейчас я включу окно и покажу вам архив…

На стене загорелся яркий телеэкран очень большого размера, почти в два с половиной метра. Светлая водила пальцами по своему планшету и на экран выводились картинки, в виде телевизионных репортажей и газетных страниц которые она комментировала.

– Смотрите, вот это бомбардировки городов Югославии. Разрушения с виду невелики, в этой войне Америка испытывала новое высокоточное оружие, но общий эффект от этих бомбардировок был большим, чем от бомбардировок второй мировой. Целенаправленно уничтожалась государственная инфраструктура, заводы, склады продовольствия, электростанции, мосты и железнодорожные станции. Если бы Югославия быстро не капитулировала, то в стране начался бы голод, а потом хаос. На это со стороны НАТО и был расчет, такова была у них новая концепция войн с папуасами.

– Неужели югославы — папуасы?

– Папуасами не рождаются, на роль 'папуасов' назначали тех, у кого нет ПВО, способного что-либо противопоставить натовской авиации.

– И что же Россия не могла помочь югославам с ПВО?

– Говорю же, у России были другие проблемы, — сказала она, щелкая пальцами по экранчику планшета.

– Вот это ваш тогдашний премьер Евгений Максимович Примаков, бывший директор службы внешней разведки. Он один совершил реальный акт критики против войны в Югославии, отказавшись от визита в США, уже, когда его самолёт был в воздухе, повернув обратно, едва узнав по телефону о принятии такого решения. Он считался тогда кандидатом на президентский пост после Ельцина, но после такого 'недипломатического' демарша вскоре был отправлен в отставку и назначен на ничего не значащую должность. Сам Ельцин обошелся по поводу югославской войны разве что официальным осуждением, да и только. В России тогда было не до того. Экономические проблемы, новое обострение чеченского конфликта, всё это отвлекало внимание общественности от Югославии. Да, если как вы говорите, вы из 1997 года, то у вас уже произошла деноминация и последующая быстрая девальвация рубля?

– Ещё нет, у нас ещё только весна началась…

– Тогда можете подготовиться, в августе начнётся, можете попробовать хоть денег на всём этом бардаке заработать.

– Спасибо, — сказал я, думая про себя, что меня, скорее всего, отпустят обратно, что радует. — Ну а дальше, что было?

– В 1999 году произошла серия террористических актов по всей России, взрывались дома и рынки, Чечня практически откололась от России, вспыхнули боевые действия в Дагестане и Ингушетии. Армия была готова навести порядок, но приказа так и не получила, молчаливо наблюдая за происходящим и потихонечку отступая с Кавказа. Всё это вызывало волну протестов по всей стране и в самом начале 2000 года с третьего раза Ельцину объявили импичмент и хотели арестовать. Но Ельцин с семьёй и ближним окружением успел вылететь в Лондон, где сразу получил политическое убежище, несмотря на решительные протесты российской стороны.

Премьером и исполняющим обязанности президента становится Михаил Михайлович Касьянов, который потом на выборах в марте 2000 года становится президентом, одержав во втором туре победу над Геннадием Зюгановым. Во многом его президентство было предопределено административным ресурсом и его решительными действиями на Кавказе, впрочем, сами эти действия явно запоздали и окончились почти ничем, кроме громких криков правозащитников, и под угрозами санкций со стороны США, Европы и ООН, войска пришлось снова выводить, не считаясь с большими потерями. После 'Кавказкой войны' российская армия была практически деморализована. Потом вроде бы всё затихло, бывшие кавказские республики, получив вольницу, передрались друг с другом, не сильно отвлекая российскую армию. 11 сентября 2001 года в США происходит масштабный теракт. Два больших пассажирских самолёта таранят небоскрёбы-близнецы на Манхеттене. В зданиях возникает пожар, потом небоскрёбы обрушаются, складываясь как карточные домики. В то же время ещё один самолёт, по сообщениям в прессе таранит здание Пентагона. Четвёртый самолёт, захваченный террористами, падает в Пенсильвании, не достигая своей цели — тарана АЭС. Официальная версия произошедшего — атака мусульманских террористов причастных к организации 'Алькайда' с Осамой Бен-Ладеном во главе.

– А что, имеется более правдивая версия, чем официальная?

– Да. В официальной версии слишком много натяжек и недочётов, которые не объясняют всего произошедшего. Вот посмотрите сами, сказала она, снова перебегая пальчиками по своей игрушке.

Я смотрел на большом экране, как сначала один самолёт врезается в здание небоскрёба. Потом другой самолёт таранил рядом стоящую башню. Вот небоскрёбы горят, кто-то выпрыгивает из охваченного пламенем окна, предпочтя разбиться в лепёшку, нежели сгореть заживо. А потом были кадры падающих башен. Они складывались внутрь себя сверху вниз, оставляя на том месте, где стояли клубы пыли.

– Посмотрели? А вот теперь смотрите это, — Светлая снова шевельнула пальцем.

На экране возник другой небоскрёб, стоящий в окружении таких же больших зданий, который через несколько секунд точно также сложился внутрь себя, ничего не задев при своём разрушении.

– Только что были кадры сноса старого здания путём управляемых взрывов, разрушающих несущие конструкции внутри здания. Не находите никакого сходства между первым и вторым?

– Скорее не нахожу никаких отличий. А самолёты тогда причём?

– Самолёты и последующий после их тарана пожар — лишь часть хорошо спланированной акции. И никаким исламским террористам подготовить такую операцию не по силам. Не их уровень, тут слишком крутые специалисты и большие деньги нужны.

– А кто же это тогда был?

– Точную информацию, естественно, нам никто не сказал. По косвенным, но достаточно обоснованным данным всю эту кашу заварили ЦРУ и МОССАД.

– А Израилю-то это зачем?

– Израиль без штатовского спонсорства тогда был экономически несостоятелен, плюс нуждался в общей нестабильности в арабском мире. И из последующих действий Американской администрации Израиль получил слишком много доходов, как прямых, так и косвенных.

– Вы говорили ещё про третий самолёт, упавший на Пентагон.

– Сразу скажу, этого третьего самолёта реально никто не видел. Больше всего дыра в Пентагоне была похожа на результат попадания ракеты воздух-земля.

– Тогда я вообще не понимаю, зачем это нужно было делать, неужели двух небоскрёбов было недостаточно?

– Было некоторое мнение в то время, что вся эта террористическая атака на небоскрёбы была лишь отвлекающей внимание от ракетного обстрела Пентагона. По непроверенным, но вполне заслуживающим уважения данным, в результате этого обстрела в здании Пентагона произошел пожар. Пожар вроде бы тоже ничего особого собой не представляет, здание Пентагона велико, спрашивается, какая разница, если сгорят несколько кабинетов военных бюрократов? Однако ракетный удар и последующий пожар нанёс ущерб, о котором ни тогда, ни потом старались не говорить.

– Так что же там сгорело-то?

– По странному стечению обстоятельств именно в это время именно в том месте было особое совещание, на котором присутствовало множество ответственных сотрудников отдела внутренних расследований министерства обороны, посвящённое проблемам коррупции в высших эшелонах американской армии. И ракета пришла именно в то помещение, где проходило это совещание, все присутствующие погибли. А пожар уничтожил единственный особо секретный архив и компьютеры этого самого отдела внутренних расследований. Я считаю, что таких случайностей не бывает.

– И никто по этому поводу не начал расследований, и даже журналисты?

– Расследования, естественно, вели, но сценарии для этих расследований были расписаны заранее. Ну а некоторым слишком шустрым журналистам быстро заткнули рот специальным 'Патриотическим актом', который разрешил в Америке всё то, что в СССР было в тридцатых годах, практически запретив конституцию.

– И американский народ не возражал?

– Для американского народа вскоре начались военные шоу, США ударили по Афганистану ракетами, а потом ввели туда войска, под предлогом борьбы с террористами и Осамой Бен-Ладеном. А ещё через два года США объявили войну Ираку. Оружие массового поражения, из-за которого произошла эта война, в итоге так и не нашли.

– Неужели это было начало третьей мировой?

– Нет, третья мировая случилась позже. Это были другие войны, где с одной стороны проверялось новое оружие и военная тактика, а с другой, из-за больших потерь, которые были недопустимы для армии США, в дело вошли крупные частные военные компании. Именно этим частным военным компаниям, поднявшимся на афганской и иракской войне, потом предстояло сыграть ведущую роль в установлении Нового Мирового Порядка.

– А в России, что происходило в это время?

– Это уже печальная история, сейчас я покажу тебе хронику того времени.

Я снова смотрел на экран, где мелькали какие-то смутно знакомые и совершенно незнакомые лица.

– В самом начале 2003 года в лондонской клинике умирает Борис Николаевич Ельцин. Как показало британское следствие, он был отравлен радиоактивным элементом полонием, подмешанным Ельцину в водку его старым знакомым из России. Следы этого покушения тянутся в Москву, в среду старого состава ФСБ. Москва сначала отрицает все обвинения, перекладывая всё вину на британские спецслужбы, но под действием большого скандала в мировой прессе с требованием выдачи британскому правосудию шестерых лиц, на которых указали англичане, президент Касьянов соглашается с этими требованиями, нарушая российскую конституцию. Вот эти шестеро героев…

Я смотрю на экран и вижу двоих 'дедов', и ещё пару лиц, с которыми мне приходилось сталкиваться. Ещё двое мне были совершенно неизвестны. Мурашки побежали по моей спине, что-то отразилось на лице, что не осталось для Светлой незамеченным.

– Никак знакомых увидели, да?

– Да, четверых я знаю в нашем мире. И что с ними было дальше?

– Все они погибли, по словам лондонской полиции, при попытке к бегству, когда их перевозили из тюрьмы в здание суда. Это было вообще беспрецедентным делом, так как перевозить сразу всех обвиняемых в одной машине запрещалось всеми инструкциями, какие только были у полиции. Полицейские ссылались на большую занятость персонала и нехватку транспортных средств. Потом за допущенные нарушения даже уволили каких-то трёх начальников. В России было большое народное волнение по этому поводу, народ шел блокировать британское посольство в Москве, но милиция разгоняла манифестации, применяя слезоточивый газ и водомёты. В ФСБ же сразу после экстрадиции шестерых сотрудников в Лондон, ещё до их гибели, началась масштабная чистка, многих просто уволили, а некоторые пропадали без вести. И даже когда стала известна информация, что Ельцина на самом деле отравили сотрудники МИ-6 (британская спецслужба), это уже ничего не могло изменить. Вслед за армией теперь и российские спецслужбы были обескровлены и деморализованы.

– Неужели президент Касьянов не понимал, что происходит, почему он ничего не предпринял для защиты своей страны?

– Всё дело в кредитах, которые активно брала Россия для того, чтобы прокормить своё население. В то время, особенно после начала войны в Афганистане, стала резко дорожать нефть. И под эту дорожающую нефть, России стали давать много дешевых кредитов, как самому государству, так и обычным гражданам. В кредит стало можно купить практически всё, от кухонного комбайна до квартиры в Москве. Страну буквально охватила эпидемия потребительства, как и в самой Америке. Про сельское хозяйство на волне роста нефтяных цен никто и не думал, предпочитая покупать дешевое продовольствие за границей. Касьянов прекрасно понимал, что стоит ослабнуть кредитным линиям с Запада, как страну охватит паника, и уж тем более он не сможет претендовать на победу в следующих выборах, так как его рейтинг был и так невысок, а административный ресурс не так силён. А потому он шел на любые уступки требованиям США и Запада, вплоть до их полного контроля над ядерным оружием, доставшимся России от СССР по наследству. Но это было только началом…

– Это уже национальная катастрофа, что может быть ещё?

– Вот это Михаил Ходорковский, бывший владелец нефтяной компании 'ЮКОС', — Светлая вывела на экран новую картинку. — Осенью 2003 года он продаёт практически все свои акции 'ЮКОС' — а, включая контрольный пакет на западных биржах, предварительно заключив к Китаем долгосрочные, аж на двадцать лет, договоры о поставках нефти по очень низким ценам, практически на уровне рентабельности. Акции компании скупают контролируемые Ротшильдами финансовые структуры. А в то время 'ЮКОС' обеспечивал более трети поступления бюджетных средств, и их неминуемая потеря позволяла западным владельцам диктовать свою волю России. Дело осложнялось тем, что за 'ЮКОС' — ом было закреплено очень много разведанных нефтяных запасов, которые теперь тоже контролировали западные владельцы. Сам же Ходорковский, используя свои деньги и западное влияние, практически в первом туре победил на президентских выборах 2004 года, став формальным хозяином России. После прихода Ходорковского к власти и принятия с его подачи нового либерального законодательства, разрешившего в России иностранные банки, частную собственность на землю и многое другое, в страну рекой потекли западные деньги. Иностранцы скупали всё, до чего могли дотянуться, и что представляло собой хоть какую-то ценность. Три года в стране царила настоящая эйфория, Банки и финансовый бизнес, магазины и супермаркеты росли как на дрожжах, население получило дешевые товары и свободный доступ к кредитам. Но при этом практически никто уже не работал в производственной сфере, последние предприятия, работавшие ещё со времён СССР, сдавались на металлолом своими новыми хозяевами. Исключением была разве что нефтяной, газовый и другой исключительно сырьевой бизнес, теперь полностью принадлежавший иностранному капиталу.

– А через три года пришлось платить по долгам?

– Верно. В 2007 году стала падать цена на нефть. Не сразу, но наметился устойчивый курс на её снижение. И за падением нефти, упал и кредитный индекс России. Новые кредиты резко подорожали, а расплачиваться за старые было нечем. Народ быстро потерял всё, что приобрёл за предыдущие годы. На продукты питания резко взлетели цены, кое-где дело дошло до голодных бунтов, особенно в Сибири. Регионы требовали от центра всё больше средств и того же продовольствия, а бюджет был пуст. В общем, дело кончилось разделением страны на шесть отдельных кусков, часть из которых вскоре вообще отошли другим странам. Например, Приморье отошло Китаю, Сахалин и Курилы, а так же Чукотка — Японии. Сибирь образовала отдельное государство под протекторатом США. А Россией осталось лишь небольшая часть территории, называемая сейчас Московией, где особенно были сильны народные волнения, чуть ли не переросшие в новую гражданскую войну. Войска миротворцев ООН, введённые в центральные части бывшей России, остановили боевые действия между отдельными группировками, но полного мира так и не наступило вплоть до Нового Мирового Порядка. Исключением была лишь некоторая часть крупных городов, к примеру, Москва, которая целенаправленно снабжались продуктами из Европы, так как она являлась крупным транспортным и потенциальным промышленным центром.

– Извините, мне тяжело принимать то, что вы мне рассказываете. Наш мир идёт по этим же историческим рельсам, и я не хочу пережить всё это.

Мне действительно было плохо, я чувствовал подавленность, желание заткнуть глаза и уши. Такого не должно было быть, Русский народ, победивший 'коричневую чуму', оказался беззащитен перед западными правилами деловой игры, в которой у него не было ни одного шанса. Высший пилотаж этой игры — убедить оргабляемого дополнительно заплатить за ограбление себя, а потом ещё отдаться в рабство грабителям из благодарности.

– У вас, возможно, будет возможность что-то изменить в вашей реальности, теперь вы знаете наш опыт.

– Хорошо, попробуем. А что остальной мир, какая страна сейчас процветает?

– Эх, — грустно вздохнула Светлая, — сейчас ни одна страна, в вашем понимании этого слова не процветает. Стран просто не осталось, есть только Новый Мировой Порядок. Смотрите дальше.

Снова на экране появились картинки, лица, события.

– Съедение России не пошло впрок мировой экономике, уже в 2009 году в США разгорелся ипотечный кризис, вылившийся сначала в банковский, а потом и финансовый, охватив весь остальной мир. Сначала властям Штатов и Западной Европы удалось сбить первую волну кризиса, буквально завалить экономику ничем не обеспеченными деньгами, пытаясь запустить рухнувшие финансовые институты. Доллар постепенно слабел, Штаты набирали всё больше и больше долгов. В Европе было не лучше, отдельные страны, Греция и Польша, вместе с бывшими станами Советской Прибалтики, к примеру, оказались на грани банкротства. И в 2012 году пришла вторая волна кризиса, начавшаяся с попытки объединения в общий союз США, Канады и Мексики с введением единой валюты 'Амеро' и отмены огромного внешнего долга США номинированного в долларах, вместе с самим долларом. Международная торговля развалилась за два месяца, начались торговые войны. В Китае на юге начались волнения из-за массового закрытия производств. Индия попробовала жестко остановить массовые волнения мусульман на западе страны, на границе с Пакистаном. В результате спровоцированного перехода индийских войск пакистанской границы, Пакистан нанёс ядерный удар по индийским городам. Индия ударила в ответ. После ядерного, в дело пошло химическое оружие. Что творилось в тех странах — описать невозможно. Сами по себе ядерные удары были не сильными, на уровне Хиросимы, но вот последствия этих ударов были грандиозными. По примерным прикидкам в первые полгода общее число жертв с двух сторон превысило миллиард человек, что составляло большинство населения этих стран. Но катастрофа только начиналась. Голод и эпидемии, радиоактивное заражение источников воды поставило Индию и Пакистан на грань вымирания, а помочь им никто не торопился. Неизвестно почему Израиль нанес мощные ядерные удары по Ирану и Египту. Что оказалось совершенно невероятным, Иран, умирая, умудрился частично расплатиться с Израилем той же монетой, ударив двумя атомными бомбами по Тель-Авиву и Иерусалиму. А в Китае началась массовая эпидемия какой-то неизвестной разновидности гриппа, смертельной для этнических китайцев и не представляющей особой опасности для европейцев. Китай обвинил в этой явно специально подготовленной эпидемии США, попытавшись нанести по ним, а так же Японии и Корее, атомный удар. Но США были готовы к этому варианту и перехватили почти все китайские ядерные ракеты ещё на старте, за исключением тех, что полетели в Японию и Корею, а потом нанесли удары по крупным китайским городам обычным оружием. Азия погружалась в хаос. Вскоре и в самой Америке начались массовые волнения на национальной почве. Началось с большого столкновения негров с полицией в Лос-Анджелесе, после чего кто-то открыл практически все американские тюрьмы, выпустив сидевших там уголовников на свободу. И тогда началось большое представление. Негры били азиатов и мексиканцев, мексиканцы били кубинцев, отбивались от негров. Кубинцы били всех, но все они по возможности били белых. Возвращённая из разных уголков мира американская армия ничего не могла сделать со всеми этими бесчинствами, кровавая вакханалия продолжалась два месяца, после чего сыграли те самые частные военные компании. У них отсутствовали все моральные и этические ограничения, они просто уничтожали всех, кто оказывал им сопротивление, не считаясь ни с чем. Ещё спустя полгода все очаги сопротивления были подавлены, и начался форменный геноцид цветного населения. Да и белых тоже не всегда щадили, особенно если те попадали под горячую руку. Мексика возмутилась массовому истреблению своих соотечественников, и хотела ввести в США свои войска, но по самой Мексике в ответ были нанесены удары химическим оружием, практически полностью уничтожившие население крупных мексиканских городов. Многомиллионный Мехико стал одной большой могилой. Одновременно с волнениями в Штатах вспыхнули национальные конфликты и в Европе. Во Франции восстали негры и мусульмане, в Германии — турки, в Англии — ирландцы и опять мусульмане. В остальных странах тоже кого только не было, но больше всех бузили косовские албанцы, к тому времени ставшие в Европе самой сильной мафией, поднявшись на убийствах и наркотиках. Потом была информация, что европейскую бойню развязали именно они, кому заплатив, а кого просто спровоцировав. Разобравшись в Штатах, утопив бунты в крови, частные армии занялись Европой теми же самыми методами, так что через год и там наступила тишь да благодать для тех, немногих, кто выжил.

– Неужели и Австралии досталось?

– Досталось и ей, но не сразу. В Америке, Европе и Азии были уничтожены правительства всех стран. На месте старых властей была объявлена власть 'Комитета Планетарного Спасения', который и объявил о наступлении Нового Мирового Порядка. Через год Австралии объявили ультиматум о необходимости вхождения в Новый Мировой Порядок, который после недолгого рассмотрения был принят. Потом началось активное строительство этого самого порядка, путём принудительного переселения народов по национальному признаку, преимущественно в Африку. Кто пытался протестовать и оказывать сопротивление просто уничтожались, или блокировались без медикаментов и продовольствия. В Африке был организован чуть ли не континентальный концлагерь, так как заниматься сельским хозяйством, там было строжайше запрещено. Кстати, у нас тут тоже огороды под запретом были, пока ещё кто-то мог ими заниматься. В итоге всего этого 'порядка' население Земли сократилось до полумиллиарда человек.

Я смотрел на кадры горящих городов, толп беженцев, куч трупов лежащих вдоль дорог. Будущее было ужасным, куда ужаснее, чем я мог бы себе представить. И за всем, что мне рассказывала и показывала Светлая, виделась чёткая система, реализация большого плана, который готовился ещё в нашем времени, а может быть и раньше. Интересно, что за силы стояли за всем этим?

– А кто стал главным в этом новом мире, известно кто всё эту спланировал и осуществил?

– Извините, но тут я не смогу помочь. Если вы думаете, что за всем этим стояли банкиры, или какие-то там ещё тайные силы, 'тайное мировое правительство', как у нас говорили в 2000-х, то разочарую. Их самих, про кого, естественно, известно, убивали в первую очередь. Казни некоторых даже потом по телевидению показывали, вот посмотри:

На экране возникли кадры расстрела из пулемётов большой группы людей в хорошей одежде, где помимо мужчин были женщины и дети.

– Вот это были Ротшильды. Расстреляли всех кого сумели взять живыми, включая членов семей, близких родственников и всю прислугу.

– И до сих пор вы не знаете, кто за всем этим стоит?

– Нет. Это у нас самая большая тайна, мы действительно не знаем, кто здесь главный и что он хочет. Есть только название — 'Комитет планетарного спасения' и всё. Кто в него входит, чем он должен заниматься — тайна. Можно судить лишь по тому, что сделано и делается сейчас. Все религии были запрещены, как и языки, кроме английского. Негры как раса, а так же их метисы, уничтожены полностью, евреев, арабов, китайцев и индусов осталось по паре миллионов не больше, да и проживают они теперь исключительно в Африке, где, вскоре от них ничего не останется. Белую расу, славян, размножают искусственно, причём преимущественно в роли рабочих особей.

– Не понял, это как, рабство что ли?

– Практически это и есть рабство, но на более высоком технологическом уровне, примерно как у муравьёв. После наведения порядка на всех территориях, все мальчики и мужчины были стерилизованы с полным удалением половых органов. Тех, кто возражал или тем более отказывался — ждала Африка. Чтобы от нарушения гормонального баланса после такой операции мужчины не умирали, им имплантировали специальный искусственный орган-чип, который управляет их метаболизмом. В качестве награды за преданную службу и хорошую работу предлагается восстановление пола, и даже есть те, кто эту награду получал. Все взрослые женщины теперь обязаны каждые полтора года рождать ребёнка в результате искусственного осеменения или имплантации эмбриона. Тех детей, что родились в результате суррогатного материнства после имплантации эмбриона, сразу забирают и дальнейшая их судьба неизвестна. Думаю, это дети тех самых, что стоят над нынешним миром, а сами они не хотят размножаться, чему есть некоторое доказательство, с которым я вас позже ознакомлю. Остальные дети сразу после рождения поступают на хирургический стол. Мальчикам, естественно, сразу отрезают всё лишнее и вживляют два органа-чипа. Один будет управлять метаболизмом, а второй мозгом. В результате родившийся человечек приобретает кондицию взрослого тела всего за три года. Учить его не нужно, нужную информацию в его голову можно загрузить через чип. Естественно, это далеко не самое эффективное обучение, но для тех работ, на которые идут такие люди этого вполне достаточно. Девочкам тоже встраивают чипы, но другие, там только контрольные функции и дополнительные защиты от болезней. Девочек потом обучают в специальных учебных комбинатах, именно они выполняют всю ответственную и тонкую работу на производствах, помимо того, что работают родильными агрегатами.

– Для меня это какая-то научная фантастика, что вы говорите. Никак не могу понять, зачем были нужны такие сложности, если существует возможность полного контроля над распределением пищи и перемещениями.

– Дело в том, что такая система воспроизводства рабочей силы, да и населения в целом, исключительно технологична. Это просто конвейерное производство, управление которым можно автоматизировать. А эффект от такого производства поистине колоссален, к примеру, всего за десять лет полностью очищены территории Китая и Индии, а также прилегающих стран, не только от последствий войн, но и от следов цивилизации вообще. Даже старые атомные станции разобрали и утилизировали, не говоря про всё остальное. На американском континенте и в Европе происходит то же самое. За нас пока не берутся, считается, что и так хорошо, в ближайших планах Африка, где уже практически все люди вымерли, и Австралия. Сейчас очищенные территории выглядят как парки при фешенебельных гостиницах и домах отдыха. Лишь в некоторых местах остались сельскохозяйственные производства, обеспечивающие всех имеющихся людей пищей. А здесь, в Московии, создан промышленный центр по производству всёй остальной продукции, ну и в Сибири добываются полезные ископаемые. Таких темпов промышленного роста в отдельно взятом регионе человеческая история раньше не знала.

Последний монолог Светлая произнесла с некоторой трудно скрываемой гордостью, как бы ощущая себя причастной к успехам здешних владык. Я чуть было не заподозрил, что она входит в их число, а потому решил сразу спросить:

– Неужели вы гордитесь тем, что здесь происходит?

– Эта гордость скорее от безысходности, или вы подумали, я вхожу в тот самый комитет?

– Признаюсь, была у меня такая мысль.

– Ничего, вам простительно, хотя, будь я кем-то из хозяев мира, сидела бы я в подземелье?

– Думаю, что нет, хотя вкусы бывают разные.

Светлая рассмеялась, махнув в мою сторону рукой.

– Хотите, расскажу, как я стала партизанкой?

– Ещё спрашиваете…

– Эх, как давно это было…, — начала она, снова активируя свой планшет.

На экране появились фотографии молодых людей в средневековых доспехах, в кольчугах с мечами и топорами и девчонок в красивых платьях с какими-то предметами в руках.

– Ролевики, — догадался я, — сын моего коллеги тоже с таким вот мечём по лесам бегает.

– Да, тогда я была в ролевом движении, вон, посмотрите на ту девушку в зелёном платье — это я.

При всей разнице в возрасте, опознать в Светлой ту молодую веснушчатую девчонку было не сложно.

– Даже моё имя, которым называют здесь меня, пошло с того времени. Так вот, ещё тогда, на одной из игр мы случайно нашли вход в здешние подземелья, а потом сумели проникнуть и на законсервированную военную базу, где мы сейчас находимся. У меня был парень, как тогда говорили про таких — 'выживальщик'. Вот он, слева на фотографии с большим топором. У него была паранойя, что мир вскоре постигнет катастрофа, к которой он постоянно готовился. А потому ещё до начала всех катастрофических событий мы с ним стали эту базу обживать. Потом он занялся бизнесом, причём, вполне удачно. И все средства тратил на создание здесь запасов еды, оружия, техники и прочих припасов, даже на кино мне денег не давал. Жалко ему самому не удалось воспользоваться накоплениями, он погиб при столкновении с бандой кавказцев, дорого отдав свою жизнь, убив всех напавших на него, но потеряв слишком много крови. До больницы его так и не довезли. Ну а я, когда начались волнения, со своей матерью и подругой перебралась сюда. Потом хотели вернуться обратно в город, но там уже была другая власть. А потом наступил тот самый 'порядок', и мы попытались спасать людей. С мужчинами мы не хотели связываться, так как понимали, что они рано или поздно задвинут нас в сторону, забрав всё себе. Из последней поездки в город мать так и не вернулась. После ограничения властями русского языка, объявления стерилизации мужчин и введения 'женской обязанности' много разного народа побежало в леса. Власти смотрели на это сквозь пальцы, ибо понимали, что люди вернутся обратно на всё согласными, или умрут от голода и холода зимой. Тогда мы с подругой и подобрали десятерых молодых девушек, бежавших аж из самой Москвы. Потом были и другие. Десять лет назад нам удалось разыскать в этом районе ещё несколько заброшенных или законсервированных подземных баз, в том числе ту самую станцию радионаблюдения.

– А что, власти не могли определить эти базы со спутников или просто прочесать местность?

– Со спутников у них не получится. Тут много болот, парящих метаном, и по теплу ничего не определишь. А металла в этой земле ещё со второй мировой войны полно, как и бетона с взорванных ракетных баз. Вот прочёсывания местности иногда бывают. Я же говорила вам, на нас как на диких зверей охотятся.

– Кстати, я видел у ваших девушек арбалеты. Неужели нет более серьёзного оружия?

– Оружие есть, к примеру, калашниковы. Нашли целый арсенал. Но против тех, кто за нами охотится, они совершенно бесполезны. У них есть специальные устройства, подавляющие в радиусе нескольких километров все быстротекущие химические реакции, резко снижая их скорость. Так что огнестрельное оружие против них бесполезно, противопоставить им можно только арбалеты или воздушные винтовки. Впрочем, у них сейчас тоже только воздушное и магнитное оружие. Ещё капканы и ямы-ловушки хорошо помогают. Вам сильно повезло, что вы случайно не угодили в одну из них, тут их много.

– Да, действительно повезло. Я был в последнее время слишком беззаботным.

– Вы явно не профессиональный военный. Вижу, что вы вообще не военный, просто делаете дело, которое некому поручить.

– Вы очень проницательны. Я всего лишь учёный и немного бизнесмен, просто так получилось, что пройти живым через портал в этот мир могу только я один.

– Про порталы мы с вами поговорим послезавтра, я вижу, вы устали, а я не дала вам, как следует выспаться. Сейчас я вас познакомлю с Гертой, она поможет вам хорошо отдохнуть и вообще провести время.


Светлая погасила экран, встала из за стола, и поманила меня за собой. Мы зашли в лифт, который поехал вверх. Женщина повернулась ко мне, снова внимательно рассматривая меня сверху вниз своим пронизывающим взором. Потом она что-то вспомнила, обратившись ко мне.

– Если хотите есть, как сейчас придём, скажите Герте, она позаботится. Особых разносолов не обещаю, у нас только консервы длительного хранения с базы стратегического резерва, и немного продуктов со своих огородов. Иногда бывает свежее мясо, если девочки подстрелят кабана или лося, но сейчас ничего нет.

– Спасибо за заботу, но мне бы получить свой рюкзак, который я оставил где-то у вас в подземельях, там как раз осталась моя еда.

– Неужели вы нам не доверяете, или считаете, что вы нас стесните?

– Нет, всё несколько сложнее. Я не хочу осложнить себе возвращение в свой мир. А ваша еда и вода может этому хорошо поспособствовать, из-за некоторых свойств материи разных миров, которые проявляются только при переносе. Потому в других мирах нам приходится питаться сублимированными консервами и таскать с собой запас воды, иначе билет будет только в один конец. Понимаете?

– Хорошо, я распоряжусь, вам принесут рюкзак. Есть ещё какие-либо пожелания?

– Пусть вернут ещё и аптечку, а то голова после удара до сих пор болит.

– С этим вам Герта поможет и без всяких лекарств. Только, пожалуйста, не отказывайте ей, хорошо?

– В чём не отказывать?

– Узнаете, — с хитринкой в голосе сказала Светлая, когда мы, наконец, вошли в жилой сектор базы, о чём можно было судить, глядя на разбросанные вещи. — Не обращайте внимания на некоторый беспорядок, тут никто из девочек не хочет убираться, несмотря на мои неоднократные просьбы.

Светлая толкнула дверь в тёмную комнату, секундой позже загорелся свет, осветивший поистине роскошные апартаменты с большой двуспальной кроватью посередине.

– Здесь мы когда-то с женихом хотели сделать супружескую спальню, но, сами понимаете, не сложилось, теперь она будет вашей.

– Если честно, то мне как-то неловко, я, наверное, занимаю ваше место…, — неуверенно сказал я.

– Нет-нет, всё нормально, я не очень люблю всё то, что напоминает мне о прошлой жизни. А вам потребуется хороший отдых. — Герта, иди сюда, хватит прятаться, — громко сказала Светлая.

Открылась боковая дверь, из которой в комнату вошла очень необычная девушка в облегающем лёгком платье, которое едва прикрывало прелести её тела. Вначале я хотел что-то сказать, но от удивления потерял дар речи. Внешне Герта была похожа на девушек из японских рисунков эротического содержания. Большое круглое лицо с маленьким подбородком в обрамлении густых чёрных волос, маленький рот с пухлыми губами, огромные тёмные глаза с густыми ресницами. Большая высокая грудь идеально правильной формы скрывалась лишь маленькой прозрачной полоской ткани, узкая талия и точёные линии бёдер оттенялись ещё одним лоскутом. Никогда ранее я не мог представить, что такие девушки вообще могут быть в природе.

– Герта, — сказала Светлая, это Алексей Сергеевич, передаю его тебе на полное попечение, позаботься о нём. — Алексей Сергеевич, я вас покину примерно на сутки, ваше появление создало нам некоторые проблемы, которые потребуют моего вмешательства. Хорошо вам отдохнуть, — с этими словами Светлая вышла из комнаты, закрыв за собой дверь.

Вот так мы остались вдвоём с Гертой и глядели друг на друга. Посмотрев на меня так и эдак, девушка подошла ко мне и взяла за руку своей тёплой ладошкой.

– Идёмте, мой Господин, я вижу вы устали, вам нужно принять ванну.

Ого, да меня тут уже 'Господином' называют. Ещё чуть-чуть, и царём сделают. Впрочем, желания сопротивляться Герте у меня не возникло совершенно. В той комнате, где раньше пряталась девушка, стояла настоящая джакузи. Герта повернула ручку и джакузи стала наполняться прозрачной водой. Я смотрел то на воду, то на девушку, находясь в некоторой прострации. Джакузи с подсветкой, чистая и явно тёплая вода, такое чудо в военных подземельях ещё советского времени никак не укладывалось у меня в голове, и сама Герта была ещё одним чудом. Девушка зашла мне за спину и начала расстёгивать и снимать с меня одежду, как это делала моя мама в детстве. Я зачарованно смотрел на её действия, помогая ей стягивать с меня, то рубашку, то штаны. Когда дело дошло до последнего нижнего белья, я чуть замешкался, наверное, от стеснения и неожиданности, но Герта встала передо мной на колени, проводя руками сначала по груди, потом опускаясь всё ниже и ниже. Мурашки побежали по моей спине, я почувствовал волнение. Одним лёгким движением, Герта освободила меня от последней тряпки на теле, и легонько потянула за собой в сторону джакузи, скидывая с себя лёгкую видимость одежды, что была на ней. Затащив меня в воду, девушка села сзади меня, и стала массировать моё тело, сначала лёгкими касаниями, подливая тёплую воду и намазывая каким-то приятно пахнущим шампунем, а потом движения её рук становились всё увереннее и быстрее. Я расслаблялся всё больше и больше, возникшее в самом начале сильное возбуждение сменилось приятной истомой. Исчезло ощущение времени, я испытывал блаженство, отдаваясь рукам этой чудесной девушки, не сразу поняв, что из джакузи ушла вода, а меня уже вытирают мягким полотенцем. Вытерев меня полностью, Герта повлекла меня назад, в спальню. Не выходя окончательно из блаженной истомы, я поднялся и последовал за ней. Девушка села на кровать, привлекая меня стоящего перед ней в полный рост к себе, и охватывая руками со спины. Я не мог сдерживать растущее возбуждение, ощущая скользящие касания её влажных грудей, которыми она охватила мою пробудившуюся мужскую силу, чувствуя пьянящий запах её волос. Герта откинулась назад, влеча меня за собой, но едва чуть я не упал на неё, ушла в сторону, сразу переворачивая меня на спину. Хищно облизнувшись, она взобралась на меня сверху, упёрлась ладошками в грудь, и, двигая тазом вперёд-назад, двумя движениями вскользнула на мой затвердевший стержень. Её горячее лоно плотно охватило меня, её груди коснулись моей груди раз, дугой, а потом её губы потянулись к моим губам, накрывая их горячим поцелуем. От поцелуя у меня зашумело в голове и заметно прибавилось ощущения физической силы, мне захотелось перевернуть девушку на спину, но она прижимала меня к кровати, сильными глубокими движениями скользя на мне, обжимая сильнее и сильнее. Каждое погружение буквально прорывалось через сопротивление её влажной плоти, каждый выход сопровождался заметной силой обратного всасывания. Она снова целовала меня, раздвигая мои губы языком, забираясь им в мой рот и охотясь за моим языком. Вскоре я уже не мог сопротивляться подступающему экстазу. Ощутив приближающуюся кульминацию, Герта остановилась, сев на меня до конца, так что я чётко ощутил заднюю стенку её лона. Сначала возникла небольшая пауза, а потом произошло что-то для меня совершенно невероятное. Девушке сидела ровно, практически не шевелясь, но внутри неё началось активное движение, как будто на мой стержень что-то натягивалось сверху, и быстро двигалось по самому его верху вверх-вниз, то сжимаясь, то расслабляя охват. Через секунды я выгибался дугой, поднимая прильнувшую ко мне всем телом Герту на мостик.

Закрыв глаза, я лежал совершенно обессиленный, чувствуя, как меня гладят маленькие ручки. Все тяжелые мысли и переживания, связанные с тем, что я совсем недавно узнал из рассказа Светлой, как-то потеряли свою остроту. Войны и страдания других людей, новый порядок и безысходность будущего стали какими-то мелкими и далёкими. Нет, я всё помнил очень хорошо, но теперь это знание не довлело надо мной, вызывая скрытую панику. Постепенно рождалось внутреннее чувство, что главный бой ещё впереди и что у нас хватит сил, чтобы в нём победить. Вместе с этой уверенностью ко мне возвращалась поникнувшая, было, мужская сила, к невысказанной радости Герты, которая снова взобралась на меня, отвергнув мою вялую попытку взять инициативу в свои руки. Нет, она определенно что-то собой делает, не бывает таких ощущений при близости с женщиной. Теперь она, практически не двигаясь сама, вытворяла со мной что-то неописуемое. Такое, по разумению, можно как-то сделать ртом, и это будет настоящим искусством, но её рот был занят моим. Из её лона, плотно охватившего меня, не вытекло наружу ни одной капельки, хотя внутри его происходило очень активное скольжение. Вот снова подступил глубокий экстаз, который почему-то возникнув единожды, совсем не хотел уходить. Я ощущал, что из меня толчками рекой льётся семя, будто где-то прорвало плотину. Но столько семени мой организм не мог произвести в принципе, а поток всё не ослабевал, растекаясь оргиастическими волнами по моему телу. Герта, восседая на мне и хитро улыбаясь, гладила меня по груди и животу, а я всё никак не уходил из этого потока, который становился то слабее, то сильнее, не исчезая полностью. Я уснул, так и не выходя из этого купания в озере сладострастия. И после просыпания оно никуда не исчезло, как не исчезла, лежащая сверху девушка, так не выпустившая меня из своего лона, разве что подложив мне и себе под голову подушки, отклонившись чуть вбок и обняв меня во сне. Несмотря на очень приятные ощущения полной расслабленности, и лёгкого непрекращающегося пульсирующего оргазма, я не ощущал себя по-настоящему отдохнувшим, как после обычной для нас бурной ночи с моими девушками в мире прошлого. И хотя, по ощущениям, я проспал часов десять, мне хотелось спать ещё. Герта легко потёрлась об меня всем телом, не выпуская из крепких объятий, устроившись так, чтобы мне стало ещё удобнее. Интересно, как у неё не затекают ноги, вот так лежать на мне сверху в одной позе много часов, но она не испытывает при этом ни малейшего видимого дискомфорта, даже наоборот. Да, и мне, оказалось, весьма удобно лежать в таком положении, несмотря на всё остальное, всегда бы так отдыхал. Ну, раз так хочется спать, не стоит с этим бороться, когда ещё удастся так выспаться, — с этой мыслью я отогнал от себя все остальные думы и снова погрузился в глубину благодатного сна.


Очередное возвращение в реальность снова было приятным. Герта ещё, когда я был во сне, слезла с меня, а теперь лежала рядом, гладя всю доступную ей поверхность моего тела. Я заворочался, мне хотелось встать, размяться и посетить 'техническую комнату'. В этот раз моё самочувствие было гораздо лучше, чем первый раз. Нет, сейчас мне совсем не хотелось бежать марафон, тягать тяжести, разгружать вагоны, но ощущал я себя по-настоящему отдохнувшим и достаточно бодрым, с проснувшимся зверским аппетитом. Пока я умывался и приводил себя в порядок, в спальню зашли две женщины — Светлая и ещё одна, которую я раньше видел во время первого допроса в подземельях, именно она тогда подтвердила, что я говорю правду. По внешности ей можно было дать около тридцати пяти — сорока лет, у неё была вполне хорошо сохранившаяся фигура и только начинающие седеть тёмные волосы. Как и Светлая она была одета в лохматый камуфляжный комбинезон с капюшоном, какими пользуются в лесу снайперы. Герта так и осталась нагой лежать на кровати, смотря в мою сторону с нежностью во взгляде.

– Извините за беспокойство, — начала Светлая, но нам срочно потребовалась ваша помощь. Вы, конечно, можете отказаться, но мы просим вас, для нас это очень важно.

– Что случилось? — спросил я, накидывая на себя свою одежду.

– По железной дороге скоро будет проходить конвойный поезд, только вы сможете помочь его перехватить и освободить женщин, которым грозит неминуемое уничтожение.

– А почему только я могу это сделать, у вас что, не хватает своих сил?

– Всё дело в автоматической системе безопасности железной дороги. По дороге сюда вы несколько раз пересекали пути, и при этом остались живы. Почему-то на вас не реагировала защитная система. Если бы кто из нас приблизился к путям, то не прожил бы и пяти секунд. Там всё простреливается скрытыми автоматическими излучателями.

Ничего себе у них тут защитные системки…, а я, дурак, их даже не заметил. И они меня не заметили, наверное, за лесного зверя приняли, благо зверья сейчас в лесах после ухода из них человека, развелось много. Хотя мне совсем не хотелось сейчас куда-то там бежать, тем более воевать с непонятно кем и чем, но раз меня так просят, значит действительно надо. Может, конечно, от меня хотят избавиться таким оригинальным способом или ещё чего сделать, к примеру, проверить на лояльность. Впрочем, терять мне нечего, кроме собственной дурной головы, а пользу я могу и принести, если всё получится, раз уж я забрался в этот мир.

– Хорошо, я готов помочь вам, — уверенно сказал я, — но хотелось бы сперва перекусить, чувствую, у меня живот прилип к рёбрам.

– Время ещё есть, но нужно торопиться, до 'железки' путь не близок. Ваш рюкзак и ваша верхняя одежда ждут вас в оружейной комнате, пойдёмте за мной.

Мы прошли в коридоры, где уже было относительно многолюдно. То в одну, то в другую сторону бегали девушки и женщины, в одну сторону бежали налегке, а в другую уже с поклажей и оружием, неизменными арбалетами за спиной, похоже, подготовка к акции была в самом разгаре. Повернув в пару коридоров, мы пришли в 'оружейку', большой склад, заставленный стеллажами, на которых лежали различные коробки, одежда в брикетах и оружие. Я заметил знакомые ещё с армии ящики с автоматами и патронами, но мы прошли мимо них. За стеллажами обнаружилась небольшая коморка, где я нашел свою куртку и рюкзак.

– Вот ваше имущество, собирайтесь и перекусывайте, вам на всё полчаса.

– У меня созрел вопрос, — решил я озвучить своё опасение, которое появилось у меня ещё по пути из спальни сюда, — как вы планируете остановить идущий поезд? Как я понял, взрывчатка у вас не сработает, так что порвать рельс будет нечем. А на счёт датчиков защитных систем у меня есть некоторая догадка, когда я шел сюда, у меня с собой просто не было металла, даже нож керамический.

– Не беспокойтесь, у нас всё продумано. Мы уже пытались проверить вашу догадку про металл, нет, отсутствия металла недостаточно для обмана датчиков, тут что-то ещё, чего мы не знаем, а терять людей больше не хотим. Но раз вы прошли несколько раз через линии обороны, значит, велик шанс, что вы СНОВА пройдёте через них.

– Но вы-то как-то ходите сами через такие линии? — решился я задать провокационный вопрос, если уж они тут давно партизанят, то пересекать линии железных дорог и других оборонных полос как-то должны.

– Вы на редкость догадливы, — улыбнулась Светлая, — мы действительно умеем пересекать защитные полосы, но только под землёй. Как кроты постоянно копаем ходы и норы, за счёт этого до сих пор и держимся. Но из-под земли нам не остановить поезд, железную дорогу приходится обходить на заметной глубине, иначе ходы засекут сейсмодатчиками.

– И что же мне нужно будет сделать?

– Вашей задачей будет закрепить на рельсах верёвку, которой мы растащим рельсы, и потом быстро заблокировать обнаруженные излучатели охранных систем деревянными клиньями перед самым поездом. Если сделать это заранее, поезд может остановиться и вызвать ремонтную и боевую группу. После схода поезда с рельс, нам потребуется очень быстро освободить имеющихся там людей и уйти в подземный ход, иначе нас накроют с воздуха. Жалко терять хорошо откопанную позицию, но, к сожалению, второй раз нам её использовать не дадут. В общих чертах задача ясна?

– Ясна.

– Тогда собирайтесь, ешьте и выдвигаемся на поверхность.


Через четыре часа быстрого марш-броска мы были у железной дороги. По пути мне иногда показывали замаскированные ловчие ямы, где на дне свои жертвы ожидали острые колья, показывали хорошо замаскированные подвешенные среди крон деревьев чурбаки. Стоило кому-либо неосторожному наступить на прикрытую землёй дощечку, и можно заказывать похороны. Мне действительно отчасти повезло, что я не попал ни в одну из расставленных ловушек, правда, я передвигался по лесу звериными тропами, не считаясь с опасностью встретить тех, кто их проложил, а тут расчет был на человека. Когда мы подошли к дороге метров на пятьдесят, наш отряд остановился и стал готовиться к встрече поезда. Девушки скидывали с себя большие рюкзаки, доставали оттуда какие-то конструкции, быстро собирая их вместе. Мне выдали деревянных кольев и бухту зелёного синтетического шнура, который показался мне подозрительно тонким, всего миллиметра два в диаметре. Видя мой недоумённый взгляд, находившаяся рядом Светлая ехидно заметила, перейдя на 'ты'. У меня тоже уже был мандраж и адреналин тёк в крови, тут уж не до уважительного обращения, когда хочется перейти на мат.

– Думаешь, не хватит прочности этой верёвки, чтобы порвать рельс?

– Ага, что-то слишком тонка, такая и меня-то не выдержит, если повиснуть.

– В ваше время такие шнуры ещё не делали, хотя мономолекулярная нить была уже давно известна. Не беспокойся, если что, выдержит эта верёвка не только тебя одного, но и всех нас вместе взятых. Главное правильно её закрепить. Пойдём смотреть позицию, — добавила она, доставая из чехла старый армейский бинокль, ещё моего времени.

Ползком мы пробрались на самую кромку леса и рассматривали по очереди путевую насыпь.

– Смотри внимательно, здесь дорога поворачивает, поезд обязательно сбросит скорость. Вон там видно стык температурной компенсации сварного рельса, за него нужно зацепить трос. А вон те маленькие бугорки рядом с путями — это створки, которыми прикрыты излучатели охранной системы. Здесь на нужном участке их всего четыре штуки и расположены они слишком близко друг к другу, ты легко успеешь их заклинить.

– А где расположены датчики обнаружения?

– На столбах подвесной контактной электросети. Но они узконаправленные, здесь ещё они нас не определяют. Может быть, тебя они не заметят вообще, но на всякий случай готовься по моему крику сразу падать и отползать к лесу, я смогу отсюда определить, если охранная система включит боевой режим. Шанс не попасть под излучатель у тебя есть. А теперь двигай вперёд, времени немного осталось.


Я оставил конец шнура Светлой и, не стесняясь в полный рост, пошел к путям по расчищенной от растительности железнодорожной насыпи, будучи готов в любой момент упасть и скатиться вниз. Но меня охранная система действительно игнорировала, видимо не признавая во мне человека. Я спокойно сложным узлом закрепил трос рядом со стыком, дёрнул его три раза, чтобы дать сигнал о готовности. Через нескорое время трос немного натянулся, в лесу его прикрепили к электрической лебёдке. Рвать рельс будут только перед самым поездом, иначе, как мне объяснили, сработает защитная автоматика. Я прошел вперёд по пути хода поезда, и оставшееся время потратил, исследуя закрытые створки излучателей, положив около каждой из них по деревянному клину. Вскоре по рельсам послышался так знакомый мне звук приближающегося поезда, я вскочил и быстро вбил первый клин в щель закрытых створок, потом ещё в одну и побежал к следующим целям. Едва я справился со своей работой, показался сам поезд, а я что есть мочи, не оглядываясь, рванул в сторону леса, представляя, что здесь сейчас будет твориться. Едва я заскочил за первую линию деревьев, сзади раздался сильный хлопок — это лопнул рельс прямо под первой колёсной тележкой локомотива. Идущий на хорошей скорости локомотив стал заваливаться вбок, увлекая за собой первый вагон, потом лопнула сцепка, и следующие несколько вагонов заскользили, не заваливаясь, по насыпи выше их. Скрёжет, треск, удары, наблюдать вблизи крушение поезда было реально страшно. Тут я увидел, как из леса выскочили с десяток женщин, тащащих в сторону ещё не остановившегося поезда какое-то большое устройство. Через несколько секунд они аккуратно опустили его на землю и бросились обратно. А потом я ощутил хорошо знакомое мне чувство, возникающее при проходе через портал, правда, заметно слабее. По лежащему локомотиву, по вагонам и рельсам, а так же по порванным проводам контактной сети зазмеились синие молнии. Вот это да, да это же настоящая электромагнитная бомба, выжигающая любую электронику. Вот зачем мне нужно было блокировать систему защиты, требовалось поднести это устройство как можно ближе к цели, иначе мощность падает с квадратом расстояния. 'А не просты эти партизанки', про себя успел подумать я, прежде чем побежать к поезду вместе со снова выскочившими из леса девушками во главе со Светлой, хорошо выделяющейся на фоне остальных своим ростом. За первой группой девушек сквозь пролом, оставшийся на месте двери, я впрыгнул в первый попавшийся вагон. Внутри творилось что-то страшное. На полу валялись несколько окровавленных человеческих тел в белой одежде, обильно пропитавшейся красным, никак не похожих на женские, вперемежку с побитыми оранжевыми коробками, наполненными, по моему первому взгляду, обычным мясом. От обилия крови мне стало плохо, меня едва не вырвало.

– Не смотрите на это, — сказала женщина, заходившая в спальню вместе со Светлой. — Это мясники, те самые 'восстановленные мужчины', везущие трансплантационные органы в центр биотехнологий. Куда, собственно, и направлялся весь этот поезд. Вот, прихватите этот ящик, нам он пригодиться, — сказала она, подавая мне белый чемоданчик средних размеров, — и пойдёмте скорее отсюда.


Мы выбрались из вагона, меня всё ещё сильно мутило. Партизанки быстро по очереди обыскивали остановившиеся вагоны, иногда что-то вытаскивая из них. '- Скорей сюда, скорей сюда', закричали из конца поезда, '- они здесь'. Мы побежали к задним вагонам остановленного поезда, которые ещё стояли на рельсах, в открытую дверь предпоследнего уже заскакивали девушки в камуфляже. Мы последовали за ними. Вагон состоял из сплошных сетчатых клеток, в каждой из них находилось по девушке, без сознания лежащей на полу. На их шеях были оранжевые ошейники, привязанные выходящим из их клеток шнуром к тросу, натянутому в коридоре вагона под потолком. При такой форме транспортировки побег совершенно невозможен, даже охрана не нужна. Тем не мене посреди коридора лежало тело в серой броне.

– Вот, посмотри, какими стали нынешние мужчины, — сказала сопровождающая меня женщина, переворачивая лежащее тело на спину.

Действительно вид у этого существа, в котором трудно было определить что-то мужское, был странен. Никакой растительности на голове, пухлые щёки и узкие губы, впалые глаза и совсем маленький подбородок, такими, пожалуй, иногда изображались вампиры или вурдалаки в некоторых фильмах ужасов.

– Это рабочая особь, судя по всему, ей уже десять лет, долгожитель, однако — продолжила женщина, вытаскивая из какого-то кармана на его броне маленькие металлические пластинки с дырочками, кидая их стоящим рядом партизанкам. Судя по всему — это были ключи от клеток и ошейников. — Быстро открывайте клетки и снимайте ошейники, нам надо торопиться. А вы, — сказала она, обращаясь ко мне, — давайте сюда этот чемоданчик…

Я отдал ей белый чемодан, она куда-то нажала, раскрывая его. Надо же, это была большая аптечка, битком набитая какими-то пузырьками и металлическими инструментами. Женщина достала блестящий прибор, очень похожий на обычный пистолет, вытащила из множества пузырёк с желтой жидкостью, вставляя его как обойму в ручку.

– Держите, — подала она его мне, доставая себе ещё один такой же. — Ваша сторона правая, моя левая, приставляете инъектор к шее в районе сонной артерии, надеюсь, знаете, где она находится, и нажимаете курок. Понятно?

Я кивнул, понимая, что от меня требуется и пошел в начало коридора, где двери клеток уже были открыты, а с находящихся там девушек сняты ошейники. Дело пошло быстро и вскоре повторилось в последнем вагоне. Когда мы закончили, из первого обработанного вагона стали выводить пришедших в себя бывших заключённых. '- Быстрее, быстрее, у нас осталось десять минут', кричала нам со стороны леса Светлая, энергично махая руками, '- они уже вылетели'. Подталкивая освобождённых девушек к лесу, партизанки начали интенсивный отход, таща с собой какие-то коробки и чемоданчики, типа той же аптечки. Потом мы перешли на бег, и через двести метров подошли к хорошо замаскированному входу в подземелье, расположенному в корнях большого дерева. Если не искать специально, то эту дыру в земле не обнаружишь с двух метров, а если и обнаружишь, примешь за медвежью берлогу. Светлая придержала меня за руку, пропуская вперёд всех партизанок и освобождённых девушек, которых те вели, держа за руки. Мы вползли в глубину последними, после узкого входа лаз расширялся, и можно было идти в полный рост, немного пригнув голову, но спуск был очень крутым, ход часто поворачивал под прямым углом, я несколько раз чуть было не упал, спотыкаясь о выступы в земле. Идущая последней Светлая, периодически сильно дёргала за какие-то верёвки. Вскоре сзади послышался звук обвала земли, полностью отрезавшего нас от поверхности.

– Сейчас сверху ударят вакуумной бомбой, — предвосхищая мой вопрос, сказала она, — они всегда так делают при обнаружении нас, прежде чем послать команду чистильщиков. Но нас уже не достать, здесь глубоко.

– Вы же говорили, что взрывчатка не действует, подавляющее поле и всё такое?

– У них на носителе есть система компенсации возможного подавления, хорошо хоть она не портативна, иначе нам бы совсем туго пришлось.

В следующий момент, буквально подтверждая её слова, поверхность под ногами вздрогнула, сверху из-под деревянных опор резво посыпалась земля. Если бы я не накинул капюшон, то потом пришлось бы долго вытряхивать из волос песок. Ни осыпающаяся земля, ни качающиеся опоры, грозившие обвалом лаза, не останавливали наше быстрое движение вниз. Потом последовал ещё один удар, но заметно слабее первого.

– Всё, теперь можно не торопиться, — вздохнув, сказала Светлая, снижая яркость налобного фонаря, чтобы не светить мне в глаза, — уже скоро мы войдём в нашу систему коммуникаций.

Мы нагнали идущих впереди партизанок и пристроились в хвост колонны. Потом мы спустились в какой-то бетонный тоннель, с затхлым, давно не проветриваемым воздухом. Меня опять мутило, едва отступило действие адреналина, я вспоминал окровавленные тела и ящики с органами, которые снова стояли перед моим взором. Путь был долгим, мы петляли по тоннелям, проходили через толстенные двери-заслонки, спускались по вертикальным колодцам в одни тоннели из других. Я уже не помню, как снова оказался в объятиях Герты, так чудесно умевшей снимать усталость и стресс.


После чудесного отдыха мы снова сидели за большим круглым столом. Теперь помимо Светлой здесь присутствовали ещё две женщины, та самая со седеющими волосами, наконец представленная как Гюрза, и ещё совсем молодая девчушка примерно лет двадцати двух — двадцати пяти, коротко стриженная блондинка с голубыми глазами — Надин. Сначала я долго рассказывал про порталы и их устройство, отвечая на множество технических вопросов, которые задавала блондинка, оказавшаяся, вопреки известному предубеждению настоящим учёным.

– Выходит, мы не сможем сами пробиться в ваш мир, нам просто не хватит имеющейся мощности, — сокрушенно кивала Надин своей головой. Но вы хоть можете подсказать, как нам найти тот портал, через который за вами приходили отсюда?

Я взял предложенный мне блокнот и быстро начеркал примерное устройство детектора, определяющего параметры портальной установки, подсказанное нам пришельцами из этого мира. Как это ни странно, обратную сторону портала можно было определить только по слабым оптическим искажениям в воздухе, больше он ничего не излучал, что сильно снижало вероятность обнаружения выхода портала приборами.

– Сразу скажу, действует это устройство не очень далеко, километра два-три — максимум. Да и портал наших оппонентов не обязательно может быть постоянного действия. Ищите по источникам энергии, и не исключено, что сама установка может быть на территории других стран и континентов. Вероятность её обнаружения, конечно, чуточку больше, чем поиск иголки в стоге сена, но я сильно сомневаюсь в успехе.

– Ничего-ничего, мы терпеливые, — сказала Гюрза, — когда вы нам подарили реальную надежду на успех нашей борьбы, — сказала она, буквально печатая каждое слово, — мы не остановимся ни перед чем. Обыщем всю планету, не беспокойтесь.

– Интересно, как я вам эту надежду подарил? — ориентируясь на тон, спросил я, — неужели только своим участием в успешном захвате поезда?

Женщины переглянулись друг с другом, и слово взяла молчавшая ранее Светлая.

– С поездом вы нам, конечно, сильно помогли, спасённые пленницы вас не забудут, но это не главное. Главное — своим появлением вы дали нам надежду не просто на успех борьбы, а на то, что она имеет реальный смысл. Что есть цель куда большая, чем сохранение себя и простое выживание в этом бессмысленном мире. Кроме того, вы передали свой генетический материал, на редкость качественный, кстати, 'комитет планетарного спасения' больше не будет иметь монополию на воспроизводство людей.

– Качественный материал — зацепился за слово я, — вы уже успели его проверить, не дожидаясь девяти месяцев?

– Да, успели. Как вы думаете, кто такая Герта?

Вопрос Светлой явно поставил меня в тупик, это было сразу заметно всем присутствующим.

– Так вот, — продолжила Светлая, — Герта не человек.

Я удивился ещё больше, всякое я мог предполагать, ну там пластическая хирургия известна и в наше время, в этом мире она могла сделать большой шаг вперёд. Экстраординарные сексуальные возможности тоже не являются чем-то необычным, правда требуют специфических знаний и долгих тренировок.

– Герта — биокибернетический андроид, созданный специально для близкого общения с мужчинами, сбора и проверки генетического материала. Подобные андроиды в очень малых количествах производятся в Москве. Первые 'живые' куклы для развлечений начали делать ещё до Нового Мирового Порядка, но с тех пор технология их создания шагнула далеко вперёд. Вы могли на себе ощутить, что Герту невозможно сравнить с обычной женщиной, она может дать мужчине небывалые наслаждения. И вы даже не представляете всех её возможностей.

– Знаете, — отходя от изумления, с прорезавшимся металлом в голосе сказал я, — ваш андроид далеко не самая лучшая женщина, с которой я был близок.

– Теперь это уже не наш, а ваш личный андроид, — поправила меня Светлая, — она больше не сможет принять к себе никакого другого мужчину, даже если его где-то найти, вы являетесь для неё единственным смыслом существования. Это как Великая Любовь — может быть только одна на всю жизнь до самой смерти. Герта была экспериментальной моделью, с новой слишком уж человеческой психикой, она может любить и страдать, чувствовать боль и переживать одиночество. Ей присуще любопытство и осторожность, она может скучать и даже заниматься творчеством. Когда её создатели узнали, что у них получилось, и передали полученные данные своему руководству, те приказали немедленно уничтожить прототип. Герта подслушала разговор своих создателей, не желавших сразу исполнить полученный приказ, и приняла своё собственное осознанное решение бежать, спасая себя. Проявив не дюжую изобретательность, она сбежала из хорошо охраняемой лаборатории, прошла незамеченной через систему городской защиты, а потом оказалась у нас, мы подобрали её недалеко от Москвы. Но у нас она постоянно тосковала, ведь смысл её существования в служении мужчине, которых здесь не найти. И вы стали для неё тем самым, для чего она была создана. Пожалуйста, не отвергайте её, она этого просто не переживёт.


Я чувствовал некоторую растерянность. Оказывается, робот, бездушная машина, тоже может чувствовать нежность, любить и страдать, как живой человек. Да, совсем непростое это будущее, всё смешалось в мире, из живых людей делают роботов, а из роботов делают живых людей. Неужели и мы доживём до такого? А ведь тенденция проявила себя уже в наше время. Человек для человека, оказывается, не слишком удобен, общение мужчины и женщины требуют слишком много сил и нервных затрат. А потому заменить живую неспокойную и самовольную женщину послушной и преданной машиной, способной полностью удовлетворить все физические потребности мужчины, не представляется чем-то необычным. Да и для живой женщины сделать андроида мужского пола, способного удовлетворять её, сколько и как будет нужно, при возможностях этого мира, совсем не проблема. Нет ничего удивительного в том, что здешние 'хозяева' не размножаются естественным образом, они все давно делят постели исключительно с 'живыми куклами'. Да ещё с тупыми, так как 'человечная' Герта оказалась для них неподходящей или даже опасной. И что-либо менять в этом раскладе эти 'хозяева' не собираются, их всё устраивает.

Если взглянуть на нас самих, современных мне мужчин и женщин, в зеркало открывающейся истории, можно легко увидеть то самое желание превратить друг друга в послушных машин. Чем дальше, тем больше требований именно самого простого, физиологичного уровня, и меньше тех, что называют 'духовными', общение полов друг с другом постепенно упрощается. Да и сами физиологические потребности становятся максимально простыми и вдобавок искусственно дефицитными. Мужчины алчут лёгкого секса без обязательств, хотят много тел молодых и красивых, женщины продают свои тела за иллюзии стабильности, статуса и обеспеченности, а потом делятся собой с теми, кто их развлекает, при этом обманывая тех, кого они выбрали своими содержателями. Женщины тоже любят хороший секс, и, если взглянуть на себя честно, многие ли мужчины смогут им его предложить? Спрос рождает предложение, и следующим естественным шагом в капиталистическом и технически развитом обществе будет предложение гораздо лучшей альтернативы женщины для мужчин и наоборот. Это тенденция, которую можно изменить, только изменив саму суть отношений полов, снова возродив потребность в духовном общении между мужчиной и женщиной. Вот только подняться ввысь, не раскрыв полностью все нижние потребности невозможно. Духовное вырастает из физиологичного, но никак не наоборот. Я пока даже не знаю, как можно решить эту задачу, спася человечество от самого себя, буду думать позже, может, кто что подскажет.


Так и не выходя из возникшей задумчивости по поводу судьбы мира, складывающейся из судеб многих отдельных мужчин и женщин, я шел к ждущей меня Герте, пусть она не человек, пусть она машина, теперь мне плевать, я увидел в ней живую женщину. Завтра мы простимся минимум на полгода, я возвращаюсь обратно в своё время, в свой мир, где меня ждут с информацией из разведки. Не представляю, что будет после моего рассказа о будущем, даже сомневаюсь, что мне поверят, но я найду убедительные слова и неопровержимые аргументы. Партизанки сопроводят меня до портала своими тропами, я оставлю им свою записную книжку и карандаш, взятые из моего мира, с помощью чего мы сможем поддержать возникшую связь. Если нам можно изменить прошлое из настоящего, то почему бы не попытаться изменить будущее из прошлого? Хватило бы нам всем сил, да и удача совсем не помешает, думал я, постепенно растворяясь в горячем поцелуе любящей меня искусственной девушки.

18 октября 1954 года, город Москва, городской ипподром

Нас поджимает время. Реально поджимает, заставляя действовать без нормальной подготовки и с очень слабым планированием. Хотя лично я не прочь импровизировать, но прекрасно понимаю, что вечно полагаться на удачу нельзя, рано или поздно что-то пойдёт не так, от чего может пострадать всё дело. И, тем не менее, едва вернувшись из путешествия в будущее, я сразу отправился в прошлое, как только передал полученную информацию. А переполох она вызвала совсем немалый. 'Конторские' сразу забегали, едва выйдя из возникшего было ступора. Не знаю, что их так проняло, ведь о многом, что творится в наше время, они имеют вполне реальное представление, в отличие от простого народа, узнающего о событиях только из телевизора и потребляющего только то, что ему скажут. А скажут ему далеко не всё и далеко не так, как оно есть на самом деле. В капиталистическим обществе, до простых людей доводят только ту информацию, которая выгодна владельцам информационных каналов. Ну и власти, естественно, если она, хоть как-то, контролирует этих самых владельцев или находится с ними в сговоре. Впрочем, из того, что уже удалось просчитать моим коллегам-учёным по теме 'коммунизма', выходило, что на самом деле никакого 'социализма' у нас и не было. Был же самый настоящий государственный капитализм, с развитой системой социальных гарантий для простого народа. Однако подобные гарантии есть и в других странах, где как раз капитализм декларирован изначально, так что общая разница между тем, что было у нас и тем, что есть в остальном мире, не так понятна. 'Конторские' высказали интересное мнение, что разница между социализмом и современным капитализмом — лишь в том, на чей интерес ориентированы средства массовой информации, что и так было уже понятно, так как именно они делают само общество социальным. И что вообще можно говорить о наступлении 'эпохи социализма' практически во всём развитом мире после того, как сначала стали массовыми газеты, а потом радио и телевидение, независимо от декларируемой и реальной собственности на средства производства. И тут выходит, что весь двадцатый век — это век скорее государственного империализма, независимо от того, как называются эти империи и какой у них официальный государственный строй. Оно и понятно, век очень плотного соревнования стран друг с другом, тут не до особого разнообразия, ибо все реальные усложнения общественной формации ведут лишь к стратегическим перспективам, но на тактическом плане успех имеет тот, кто может больше сосредоточить ресурсов на главные цели, при более простом внутреннем обустройстве. Однако тут просматриваются далёкие перспективы, что если нам удастся изменить здешний исторический процесс и заметно усложнить общество СССР, то рано или поздно всем остальным странам мира придётся последовать за ним. Ибо в истории нашей реальности, произошло как раз обратное, руководство СССР не захотело усложнения общественного обустройства, и Запад переиграл его стратегически, заставив в итоге играть по своим правилам.


Так, до главного сегодняшнего заезда ещё много времени, сегодня будет очередное нарушение ожиданий публики и победит, никому не известный ранее, будущий фаворит многих гонок, а значит, на тотализаторе нас ожидает очень солидный выигрыш. Впрочем, тотализатор тут с двойным дном, и выигравшего будут ждать хорошо знакомые мне представители здешнего криминала. Но в этот раз охотники и дичь поменяются местами. В качестве 'приманки для тигра' выступает моя жена из нашего мира. Когда ей едва удалось по чистой случайности вырваться из рук 'гостей из будущего' при попытке её захвата в самом центре Москвы, и явно хотевших использовать её для давления на меня, она бросила свою работу и, наконец, включилась в наш проект. Хорошо хоть у нас с ней других близких родственников нет, своих родителей я уже похоронил, а жена вообще детдомовская, что сильно сказалось на её характере и сексуальных предпочтениях. Так что больше прижать нас будет особо нечем, о безопасности остальных сотрудников и их ближайших родственников теперь заботится 'контора', пытаясь поймать живьём хотя бы одного 'гостя из будущего'.

Я уже не раз думал, кто же нам противостоит и какие у них цели, но пока не мог придумать что-либо определённое. Вот, зачем они суются в наш мир, если у них есть свой, практически полностью находящийся в их власти? Отдельные партизанские явления не в счёт, слишком уж невелики их силы. И они ведь не просто суются, а активно стремятся помешать нам. Думают, что мы их из своего прошлого сможем как-либо побеспокоить? Возможно, возможно, но если бы они не начали охоту первыми, оставив нам свои 'подарочки', я сильно сомневаюсь, что мы смогли бы к ним пробиться, уж больно точные требуются параметры настройки установки, их не угадаешь, а свою долю удачи я уже израсходовал, создав портал в мир прошлого. Если же они не беспокоятся о доступе в их мир из нашего, что же их тогда интересует в прошлом? Материальные объекты через портал так просто не протащишь, уж больно много ограничений. Сильно сомневаюсь, что как мы, они хотят изменять историю других исторических реальностей, устраняя социальную несправедливость, в отличие от нас они не проигрывали холодной войны. На простых наблюдателей они тоже не тянут, хотя в последнем я совсем не уверен, уж больно многие их действия не профессиональны по нашим критериям оценки, иначе не было бы у них стольких провалов. Или они привыкли действовать другими методами, а наш случай сильно выделяется на фоне остального, и к нему они были просто не готовы? Если так, то вскоре они возьмутся за нас более основательно, а всё то, что было до этого, можно будет назвать лишь 'разведкой боем'. Кстати, в мире прошлого, из 'гостей' нас пока ещё никто не побеспокоил, может быть, они не имеют доступа в этот мир или не могут попасть в здешний СССР, если их портал находится в других странах. Именно из-за таких соображений мы приняли решение интенсифицировать наше вмешательство, если что, создав практическую возможность для отступления из своего времени в это.


Ну, вот и финальный забег. Как красиво идут, то один фаворит этих гонок вырвется вперёд, то другой. Наш, на кого ставим мы, пока даже не входит в число лидеров, вон он бежит пятым или шестым, отсюда не разобрать. Даже не верится, что ему что-то реально светит, действительно, настоящая 'тёмная лошадка'. Чудо произошло на последнем круге. Когда остальные лошади уже бежали на пределе своих сил, несмотря на активное подстёгивание жокеев, наш фаворит заметно ускорился, обойдя сначала одного, потом второго и третьего, и на финальной прямой обогнал обоих лидеров, шедших несколько впереди всех остальных, первым приходя финишу. Трибуны взорвались криками и свистом, правда, далеко не все их можно было назвать радостными, скорее даже возмущёнными. Оно и понятно, неизвестно какая лошадь, неизвестно какой жокей, в самый последний момент вдруг обходят всех тех, на кого были сделаны многочисленные ставки. Теперь мне пора поторопится, спускаясь к кассам тотализатора, так как два интересующих меня типа уже активно пробираются в ту сторону, не дожидаясь окончания представления на беговом поле и чествование победителей финального заезда. Немного подновив свою маскировку, несколько 'потёкшую' из-за эмоциональных переживаний, я устроился в удобном для наблюдения за наблюдателями месте. Жена подойдёт к кассам позже, когда большая часть публики уже разойдётся, чтобы не попасть в специально устроенную по её сумочку давку. На нескольких подошедших к кассам мужчин, получивших совсем небольшие суммы, интересующие меня личности, не обратили никакого внимания. Зато к моей жене, после того, как она лихо уложила пачки денег в свою сумочку, направился один из наблюдателей, а второй быстро поспешил наружу.

– Гражданка, такси взять не желаете? — обратился к ней подошедший бандит.

Подобное развитие событий мы вполне ожидали, а потому рядом с ипподромом ждал свой человек с машиной, на покупку которой были потрачены совсем не лишние в этом мире для нас деньги из моего предыдущего выигрыша. Кстати, в это время в СССР купить машину не представлялось особой сложности. Можно было купить хоть трофейную 'иномарку' времён войны, или предпочесть свежую продукцию отечественной промышленности, наконец переведённой на активный выпуск гражданской продукции. Но машины были дороги, в основном их покупали всяческие заводы и организации для своего руководства и для передовиков производства, тогда машина считалась куда более надёжным средством поощрения трудящихся, нежели переходящий вымпел и доска почёта. Помимо машин, передовикам производства давали ещё и новые квартиры, причём не в каком-то захолустье рабочих окраин, а почти в центре города, на том же 'Кутузовском проспекте', к примеру. Жалко со временем эта традиция исчезла совсем, особенно тогда, когда квартира в центре и личный автомобиль стал считаться среди граждан СССР чем-то в виде символа достатка или избранности. А ведь не так уж и дорого обходилось государству создание прямых стимулов честного труда. Сдаётся мне, что решение об отмене такой практики, было скорее политическим, нежели чисто экономическим.

– Спасибо, не надо, меня брат подвезёт, — сказала моя жена, разворачиваясь к бандиту спиной и направляясь к выходу из кассы.

Я собирался было отсекать бандита от своей жены, если он будет преследовать её, но он не спешил последовать за ней. Он неторопливо отправился в сторону трибун, и быстро проследовал наружу через другой выход с них. Следуя на достаточном расстоянии, я пронаблюдал, как жена спокойно села в нашу машину. После того, как она тронулась, от стоянки за ней отъехали ещё две машины, одной из которых было чёрное такси с тем самым мужчиной, что подходил к жене в кассе, а другой была новенькая серая 'Победа' с четырьмя типами в салоне, в одном из которых я определил первого бандита. 'Ну, вот и сопровождение пожаловало', про себя думал я, направляясь к таксофонам, чтобы предупредить своих людей, более оперативной связи у нас ещё не было. По нашему плану, жена с 'братом' будут до вечера ходить по центральным магазинам, купят всякого, что всё равно нам пригодится в этом мире, а мы, ещё несколько человек, потихонечку подготовимся к тёплой встрече гостей в небольшом посёлке 'Одинцово', ставшим в наше время внушительным по численности населения пригородом Москвы. Обзвонив всех нужных людей, я отправился на Белорусский вокзал.

Вечер того же дня

Несмотря на протесты типа: 'Сергеич, ты же у нас уникальный, не стоит тебе лезть под бандитские пули, мы и без тебя справимся', я настоял на своём активном участии в захвате бандитов, мотивируя это тем, что — 'мне свои новые возможности тренировать надо, а вы помешать хотите'. За нашим домиком, стоящим на окраине посёлка у самого леса следило двое бандитов сразу после того, как туда подъехала моя жена с 'братом'. Ещё двое где-то ходили по посёлку, видимо выясняя, где находится отделение милиции и есть ли оно вообще в этом захолустье, есть ли дежурство у народных дружинников. Последние, тут действительно присутствовали, но сегодня были заняты где-то в другом месте или вообще не собрались на обход посёлка. Чёрное 'такси' в посёлок так и не приехало, здесь была только 'Победа', которую бандиты отогнали назад и оставили на дороге, загнав в кусты. Мы заранее заняли хорошо подготовленные для наблюдения и обороны дома позиции, так как готовили этот захват целую неделю. Ближе к одиннадцати часам, когда начал накрапывать мелкий осенний дождь, на дороге показалось то самое 'такси'. Я успел рассмотреть в машине троих человек, прежде чем бросился бежать в сторону дома по тропинке, отмеченной специально для такого случая повешенной на деревья чёрной ниткой, за которую можно было держаться, чтобы не сбиться с курса в темноте. Пока машина будет пробираться через посёлок, пока бандиты подготовятся, я успею обойти кругом и занять своё место. А вообще, бандиты не слишком самоуверенны, семеро человек в расчёте на двоих, один из которых женщина — это явно перебор. Понимаю, что в дом полезут далеко не все, скорее всего не более четверых, остальные будут следить за окрестностями, страхуя боевую группу. Группу-то как раз хорошо встретят, у нас в доме спрятались серьёзные ребята, а вот остальных бандитов нам упустить никак нельзя, если мы хотим добиться своих целей. Водителя у машины перехватить будет так же не сложно, сложнее с теми, кто наблюдает за делом со стороны, именно они и являются основной целью для меня.


Я с некоторым трудом включил 'цыганскую невидимость', это получалось у меня не так хорошо, как изменение внешности. Хотя, с одной стороны, что там сложного, создать в своём воображении и визуализировать вокруг себя прозрачный кокон в виде большого яйца, полностью охватить его своим внутренним взором, и выталкивать из этого пространства любое возможное внимание, представляемое себе в виде света фонарных лампочек, идущего из глаз других людей? Если ничего больше не делать, то получалось у меня это вполне хорошо. Меня реально не замечали, и если я стоял у кого на дороге, то просто обходили как дерево, не задержав взгляда дольше секунды. Но когда я начинал что-либо активно делать, то немного терялся, забывая всё время сканировать внутреннее пространство, чужое внимание на мне задерживалось дольше, и меня замечали. Сейчас же было несколько легче, темнота работала на меня, правда требовалось воздерживаться от резких движений, так как они особенно привлекают внимание, как его не вытесняй. Вот, наконец, я засёк одного дозорного, в конце линии домов. Потом обнаружил и ещё одного неподалёку, перекрывавшего выезд на дорогу из посёлка. Далее обнаружил 'такси' с водителем, недалеко прятался наш человек. Трое есть. Быстро пробежал по посёлку дальше, обнаружив ещё одного мужчину, судя по тому, как он смотрел по сторонам, скорее всего, принадлежащего к той же шайке. Осмотревшись, мужчина пошел в сторону нашего дома, так и не заметив меня буквально в паре метров от себя. Хотя я и не находился на светлом месте, но заметить меня в обычном состоянии было совсем не сложно с такого расстояния, так как я стоял практически на дороге, рядом с забором одного из домов. Пропустив мужчину вперёд, я последовал за ним. Он прошел дальше первых наблюдателей, кивнув каждому из них и подав какой-то знак рукой водителю 'такси'. Судя по всему, других наблюдателей больше нет, и сейчас начнётся штурм. Я пробрался к своему человеку, бывшему десантнику Ивану из нашего мира, здоровому детине под два метра ростом и почти полтора метра шириной, и знаками показал ему, чтобы через три минуты он тихо брал водителя. Несмотря на свои габариты, Иван мог двигаться совершенно бесшумно и практически не привлекать к себе внимания, настоящий талант, одним словом.

Первого наблюдателя я уложил одним точным ударом в шею, которому меня научили десантники. Хотя я раньше и занимался боевым самбо, но нужного при захвате людей набора очень простых и эффективных приёмов, нам никто ранее не показывал. Достаточно хлипкий мужчинка кавказской внешности, без звука сразу рухнул вниз. Подхватив тело и затолкав в рот тряпичный кляп, я зафиксировал руки бандита за спиной верёвкой, и оттащил под ближайший куст, где спеленал ему ещё и ноги. А вот со вторым я чуть не осёкся, полагаясь на свою невидимость. Во дворе ближайшего дома залаяла молчавшая ранее собака, бандит повернулся в мою сторону, практически глядя мне в лицо. Хотя света было мало, хмурые дождевые тучи тускло светились, отражая свет далёких и малочисленных фонарей большого города, он явно узнал меня, на его лице отразился страх. В мою сторону быстро метнулась рука с зажатым ножом, явно метя в горло, но я уже включил 'боевой режим', стремительно выходя из-под его удара и нанося свой. Точно такой же хлёсткий удар по шее, каким я вырубил первого наблюдателя. Видимо я чуть переборщил и немного промазал, зацепив за плечо, так как бандита отбросило в сторону, он негромко плюхнулся на обочину, ломая вялый куст бузины. Надеюсь, я не сломал ему шею, с живых будет больше пользы. Собака во дворе разошлась ещё сильнее, и чтобы не поднять переполох, я быстро потащил обмякшего бандита в другую сторону от домов, где его и спеленал. Всё, теперь бегом до дома. Но там уже моя помощь не требовалось, все оставшиеся члены банды в рядок лежали на полу со связанными за спиной руками, а на столе лежало содержимое их карманов. Помимо ножей я различил два пистолета ТТ, один Наган и Браунинг. 'Хорошо вооружились, суки' про себя подумал я, подзывая народ пойти за оставшимися на улице бандитами. Через десять минут все были в полном сборе, пора было переходить к допросам.


Я показал на одного из бандитов, выглядевшего несколько посолиднее всех остальных, предполагая в нём главаря. Едва из его рта изъяли кляп, он разразился долгой матерной руганью вперемешку с набором совершенно непонятных мне слов. Впрочем, это было не удивительно, так как по национальности этот бандит был, скорее всего, грузином, как и ещё трое. Когда двое десантников посадили его на стул, он долго рассматривал меня. Узнал, несомненно, узнал, это читалось у него на лице, но, видимо, не мог определить, кто мы такие. На милицию мы совсем не похожи, на других бандитов тоже. Скорее всего, мы представились ему 'лубянскими ангелами' (то есть работниками созданного только весной прошлого года КГБ СССР).

– Буду говорить только с твоим начальником, — с заметным акцентом и достаточно наглым тоном начал бандит, глядя мне в глаза.

– Ты уже говоришь с начальником, — ещё более наглым тоном подхватил я, — если мне не понравится, что ты мне скажешь, следующим начальником для тебя станет апостол Пётр, усёк?

– Дуришь, начальник, — не уменьшая наглости в голосе ответил бандит, — наш пахан тебя не просто из органов выживет, он заставит вас всех дерьмо из лагерной параши до самой смерти жрать, если с нами что-либо случится.

Ничего себе, этот говнюк мне ещё угрожать пытается…, особенно если учесть, что он принимает нас за работников КГБ, которых вообще-то всем здесь бояться положено. Ну да ничего, не на тех напал.

– Так, так, угрозы только отягчают твою вину. И кто этот ваш пахан, что такой крутой, аж круче варёного яйца?

– Как будто ты не знаешь, начальник.

– А представь, что не знаю, может, я тебя послушать хочу.

– Ничего я тебе не скажу, нас всё равно утром освободят.

Ого, а у них тут явно очень серьёзная 'крыша', раз пошли такие речевые обороты. Может меня просто берут на понт, пытаясь выиграть время, к примеру, но стоит рассчитывать на то, что бандит говорит правду, и его банда имеет реальное прикрытие, чуть ли не на самом верху. Прекрасно переставляя себе, какой тут на дворе год, в это как-то не верится, это ведь не наше время, где такое происходит сплошь и рядом.

– Так, этого в подвал, и захватите телефон, сейчас мы с ним поговорим более внимательно, — сказал я, обращаясь к своим людям, которые наблюдали за нами со стороны.

Если честно, я не любитель пыток и вообще любого насилия, но здесь жалость и снисходительность только повредят делу. Впрочем, заниматься какими-либо особо изощренными зверствами мы не станем, после изобретения электричества добыть нужную информацию у любого не подготовленного специально человека, не сильно вредя его телу при этом, достаточно просто. Обычный полевой телефон и пара проводов, прикреплённых в нужные точки тушки, к примеру, в ушные раковины, вполне способны заменить весь арсенал, которым пользовались средневековые инквизиторы.

Через полтора часа, закинув всех бандитов в подвал, мы все сидели в комнате и думали, что нам делать. Всё же брать депутата Верховного Совета СССР Ираклия Абашидзе было слишком рискованным делом, но другого пути я сейчас не видел.


Если честно, я не представлял ранее, каким я могу быть отмороженным на всю голову. Привычная рассудительность решила спрятаться и не оказывать на меня своё благотворное влияние. Я не хотел слышать здравых аргументов своих коллег, хотя бы в той части, что о таком вмешательстве стоит предупредить местных кураторов. А потому ещё до наступления рассвета я ехал в город на бандитском 'такси', старательно удерживая на себе образ его прежнего водителя. На пути к моей цели чуть было не произошел провал, едва я въехал в Москву, меня остановили на посту дорожной милиции. Сердце ёкнуло в груди, но, не потеряв самообладания, я лишь укрепил маскировку и притормозил у обочины. Ко мне подошел молодой милиционер, с фонарём в руке, другого освещения здесь не было, горел только одинокий фонарь у самого поста, не добивая до места моей остановки.

– Лейтенант Горелов, — представился милиционер, — предъявите ваши документы, пожалуйста.

С невозмутимым видом я похлопал себя по карманам кожаной куртки, снятой с бывшего водителя 'такси', я вытащил его документы и протянул их лейтенанту. Однако внутри у меня было нешуточное напряжение, всё же я ещё не до конца был уверен в том, что меня воспримут за другого человека. Но при этом внешне я оставался совершенно спокоен и даже самоуверен, вот такое у меня было своеобразное раздвоение личности. То есть я сам нервничал, а тот, которого я старательно изображал, был совершенно спокоен. Лейтенант внимательно с фонарём посмотрел на документы, потом посветил им мне в лицо.

– Выйдете, пожалуйста, из машины и откройте багажник, сказал милиционер.

– Лейтенант, к чему такие сложности, — шепелявым голосом, подражая бывшему водителю 'такси', ответил я, степенно выходя из машины, — что-то случилось?

– Открывайте, открывайте…

Я открыл багажник, лейтенант посветил туда своим фонариком, освещая канистру с бензином, запасное колесо, домкрат и свёрнутый трос. Всё лишнее мы сгрузили ещё в посёлке, а там было бы к чему придраться милиции.

– Всё, спасибо, можете закрывать — милиционер протянул мне документы. — Можно узнать, куда вы едете?

– В центр, Смоленская, — честно называл я нужное мне место в городе.

– Подвезите, пожалуйста, нашего сотрудника, вам как раз по пути будет.

– Без проблем.

Лейтенант отошел от машины и помахал рукой. От поста быстро отошел ещё один милиционер в нашу сторону. Ого, сказал про себя я, когда увидел второго милиционера, смотря на его погоны, — да это целый майор. Интересно, что он мог тут делать в это время?

– Куда ехать? — спросил я майора.

– Киевский вокзал, только побыстрее, — сказал майор, залезая на переднее сиденье, со странной улыбкой на лице.

– Встречаете кого в столь ранний час, женщину, не иначе как жену или дочку? — решил озвучить я свою догадку, трогаясь с места и набирая скорость.

– Вы, таксисты, на редкость проницательны, вам надо не баранку крутить, а к нам, в органы, на работу идти.

– Нет уж, спасибо, у вас слишком много бумаг писать нужно. По каждому случаю — пиши протокол. А у меня, может быть, почерк плохой!

– Твоя правда, — смеясь отметил майор, — бумаг действительно много писать требуют, но таков у нас порядок.

– Неужели нельзя обойтись без кучи всех этих формальностей?

– Увы, мы власть, с нас и спрос повышенный.

Да, думал, про себя я, сейчас с нижних чинов спрос повышенный, а чем выше, тем спросу меньше. После ухода Вождя верхи почувствовали свободу, вернее — полную безответственность, и началась деградация. Сейчас она ещё не так заметна, но мы знаем, куда всё это зашло. Неужели невозможно сделать так, чтобы над каждым чиновником и партийным деятелем не требовалось ставить контролёра? Вот техническая задача на ближайшее будущее, а тем временем спросил майора совсем о другом.

– А что на посту случилось, не иначе что-то серьёзное?

– И как вы обо всём догадываетесь, действительно случилось, человека убили. Таксиста зарезали, а машину угнали. Хорошо свидетель был, сразу позвонил нам.

– Вот суки, — эмоционально выругался я, — и когда же вы всех этих гадов переловите…

– Эх, — вздохнул майор, — сейчас только хуже стало, амнистия! Кучу уголовников в прошлом году выпустили, а они сразу за старое взялись. А нам ещё руки кучей формальностей связали.

– И что там, — пару раз резко посмотрев в потолок, показывая, что имею в виду, — ничего не знают?

Майор заметно погрустнел, достал папиросы и нервно закурил только со второй спички, сломав первую о коробок.

– Всё они прекрасно знают, — сказал он, выпуская дым в приоткрытое боковое окно. — Но в итоге крайними всё равно будем мы. Не стоит говорить об этом, и без того тошно.

– Если так дальше дело пойдёт, я работать отказываюсь, пусть кто-то другой баранку крутит.

Майор только глубоко вздохнул, его этот разговор явно не радовал. Я тоже решил замолчать, сосредоточившись на дороге. Всё же послевоенные машины не так просты в управлении, как современные. Вот, к примеру, здесь коробка передач ещё не имела синхронизатора, а потому переключать передачи приходилось в два приёма, а руль имел столь заметный люфт, что меня несколько нервировало, заставляя постоянно подправлять машину на дороге. Вскоре я уже заруливал к Киевскому вокзалу, где высадил майора, поехав по своим делам. На проведение операции оставался примерно час, если не успею, то придётся всё откладывать на потом, или вообще как-либо выкручиваться. Ираклий Абашидзе обычно ложился спать под утро, и как я выяснил у главаря банды, ждал от него своей доли денег. Я до сих пор не мог понять, почему этот человек, достаточно известный грузинский поэт и видный советский деятель, сыгравший значимую роль после распада СССР в Грузии, как-либо связан с откровенными уголовниками. Не должно такого быть, по моему представлению. 'Ну да ничего, сейчас я это проверю', про себя думал я, выходя к одинокому таксофону, стоящему рядом с нужным мне домом. Дом этот был не простой, он был несколько лет назад построен для различных высокопоставленных чиновников и партаппаратчиков. Здесь же селились некоторые депутаты верховного совета СССР, когда проживали в Москве. В подъездах этого дома постоянно дежурила охрана, так просто пройти к кому из жителей в гости было невозможно. Но мне этого и не требовалось, так как у Ираклия была слабость, помимо женщин он очень любил антиквариат, картины старых мастеров и золото. Этим его и предполагалось подкупить.


'- Ало, слушаю', отозвалась телефонная трубка голосом с явным кавказским акцентом, плюс не совсем трезвым, '- Я от Гиви, привёз вино, как договаривались', сказал я условленную фразу. '- Проходи, тебя пропустят внизу', ожидаемо отозвался Ираклий, но мне требовалось вытащить его из дома. '- Там это, есть 'старая грузинская чеканка', сказал я ещё одну условную фразу, вполне понятную Ираклию, как нечто интересующее его помимо денег, '- Гиви говорит — ехать смотреть надо'. '- Сейчас спущусь, жди у дома, машина та же?' '- Та же, стою рядом у таксофона', сказал я, возвращая трубку на рычаг.

Минут через двадцать в машину сел достаточно молодой человек в хорошем пальто и шапке на голове. Около полминуты он рассматривал меня, видимо пытаясь узнать. Я крепко держал маскировку, но тут клиент был несколько нетрезв, и мог что-то заметить, не признав во мне знакомого человека. Я уже был в курсе, что с незнакомцами Ираклий точно не будет иметь никаких дел. Чтобы он не опомнился раньше срока, мне ведь с ним ещё через весь город ехать, я протянул ему две пачки денег.

– Вот, возьмите, тут ваша часть.

Не пересчитывая денег, он отправил их во внутренний карман своего пальто, и обратился ко мне:

– Савелий, ты почему один приехал, где Шах, почему он с тобой не приехал, как обещал?

Так, хорошо, меня опознали как нужно. Но вот, что я должен быть не один, эта гадина так и не сказала. Спрашивать надо было внимательнее, недоработочка у нас, однако.

– Порезался он случайно, ничего страшного, через пару дней всё хорошо будет, — решил я импровизировать на ходу, выдумывая правдоподобную версию. — Хлопец нам дюже крепкий попался.

– Не похоже на Шаха, чтобы он вперёд лез.

– Так он и не лез вперёд, уже при 'разговоре' хлопец тот ерепенится стал, вырвался, ну и успел зацепить Шаха, пока его наши не прирезали.

– Тел не найдут?

– Обижаете, не в первый раз.

– Что там у вас такое, зачем меня подняли?

– Картины и оружие. Клинки в серебряных ножнах, всё старое, приедем — сами посмотрите, я в этом всё равно ничего не понимаю. Шах сказал за вами ехать.

– Так чего же ты ещё стоишь, зубы мне заговариваешь, давай, крути свою баранку.

Я тронулся, выезжая на проспект. Ехать быстро мне не стоило, мои люди ещё не были готовы встречать уважаемого гостя. Но везти его к остальным пленникам я не собирался, у нас были совсем другие планы. Не знаю почему, но, готовя захват Абашидзе, я решил обрушить за собой мосты, не дать себе путей возможного отступления. Мне подсказывали, что благоразумно было бы просто завербовать его, для начала просто хорошо запугав, а потом использовать для своих целей. Но мне претила сама идея влезать в местный криминалитет практически наравне с ним. Если эти сволочи и сейчас чувствуют себя вольготно, то мы уже знаем, во что это превратиться потом. А раз так, мы будем резать хвост этой собаке по маленькому кусочку, раз его невозможно отрезать одним махом. Пока мы тут неизвестная для всех величина, у нас есть неплохой шанс это сделать без большого шума. Мой клиент вскоре заснул, став немножко похрапывать. Это хорошо, не придётся применять силу до самого последнего момента. Вскоре мы выехали за город на узкое Рублевское шоссе, где меня уже ждали мои люди в условленном месте.


Думаю, многие из вас или читали в литературе или смотрели в кино, как организуют автомобильные катастрофы некоторым очень важным людям, которые слишком зажились на этом свете. Как простреливают колесо машины из-за дерева на обочине, или сталкивают с дороги другой машиной, кого-то потом находят под высоким мостом, или достают со дна реки. И в кино это показывают эффектно, чтобы зритель успел испугаться, или же наоборот порадоваться как хорошо действуют хорошие герои против плохих парней. Тут же было всё очень обыденно. Завтра, вернее, ещё сегодня утром, кто-то найдёт рядом с дорогой уткнувшуюся в дерево сгоревшую машину с двумя хорошо обгорелыми трупами в кабине. По остаткам одежды и документов милиция быстро опознает погибших, одним из которых будет депутат верховного совета, а вторым известный милиции уголовник-рецидивист. Скорое следствие покажет, что они были знакомы и встречались не один раз, но так и не обнаружат, как и почему они оказались именно здесь. Нет, если бы следователи, особенно из 'комитета', стали бы активно 'рыть землю', то нам, пришельцам в этот мир, стоило бы готовить быструю эвакуацию в своё время. Но уж больно многим из здешних начальников совершенно не выгодно, чтобы кто-то раскопал всю правду или хотя бы её малую часть. Увы, как это ни прискорбно сообщить, коррупция в высших кругах была в СССР уже и в это время. Я не удивлюсь, что и при Сталине криминал тесно переплетался с некоторой частью партийных и государственных деятелей, постепенно разлагая страну изнутри. Но все эти мысли показались детскими шалостями, по сравнению с тем, что мы узнали после серии допросов нашего высокопоставленного пленника. Его даже пытать не пришлось, едва он понял, что ему не выйти живым из плена, если он полностью не очистит душу от скверны, сразу стал 'сдавать' нам всех кого только знал. Мало того, что это ему было делать не впервой, его уже брало НКВД за антисоветчину, но вскоре отпустило, когда он сделал всё, что от него требовали. Собственно, потому его и выпустили, что теперь он работал на некоторых высокопоставленных партийных шишек, нынче входящих в ЦК партии. Мы узнали много нового про роль Грузии среди прочих республик СССР, и об особой роли самих грузин, как правило, живущих вне Грузинской ССР.

При распаде СССР в 1991 году Грузия сыграла достаточно весомую роль, практически воткнув нож в спину России, наряду с Прибалтийскими республиками. И если в последних, по большей части всё подготовили западные спецслужбы, то Грузия была готова сделать столь подлый шаг уже давно, ибо предпосылки тянулись ещё из этого времени, или ещё раньше. В составе СССР, как впрочем, и ранее, в составе Имперской России, а ещё раньше в составе Персидского царства, Грузия представляла собой настоящего 'Троянского коня', всегда прикидываясь сначала своей в доску, а потом, когда хозяин ослабевал, била его в спину, ища после другого хозяина, чтобы проделать с ним то же самое. Да, многие дети Грузии становились видными деятелями в стране-хозяине, порой достигая вершин власти, тот же Сталин и Берия, ведь родом оттуда, однако многие из других грузин разлагали эту страну изнутри, действуя практически как жуки-короеды. Вот и сейчас в это время, именно на грузинах держалась большая часть теневой экономики СССР. После победы над Германией в стране появилось очень много трофеев. Некоторые военачальники умудрялись вывозить богатства целыми эшелонами, не говоря уже о простых солдатах, возвращавшихся домой, прихватывающие себе что-либо по мелочи. Ну и как всегда, любые награбленные богатства требуют последующего перераспределения, а для этого нужны деньги. Много наличных денег. А где их взять, когда экономика полностью плановая, с торгашами-спекулянтами постоянно идёт активная борьба, и свободных денег у простого народа на простые вещи не всегда хватает? И потому множество обычных шашлычных и чебуречных, закусочных и наливочных, где почему-то основной персонал был исключительно из горцев, работало на очень важную цель, собирая большие суммы по коечке к копеечке складывая рублик к рублику. Сама Грузия была на привилегированном положении по сравнению с другими республиками, мало того, что она всегда была дотационной из союзного бюджета, но и других благ было ей отмерено сверх всякой меры. Вино и мандарины, цветы прочие прелести субтропиков били лишь малой частью доходного сектора грузин. Грузия сосала наличность из остального союза как настоящий пылесос, и практически всех это устраивало, так как большая часть этих денег возвращалась обратно, но уже совершенно конкретным лицам, находящимся на политическом Олимпе. Кстати, ипподром, на котором мы так опрометчиво решили подзаработать, был особым местом во всей этой цепочке перераспределения благ, именно потому при нём существовал совершенно официальный тотализатор, а ведь все остальные азартные игры в СССР были вне закона. Любому 'товарищу', имеющему теневой доход, если его прижимала милиция из-за очень явного несоответствия образа жизни и официальных доходов, можно было показать билетики тотализатора ипподрома в качества ответа на вопрос — 'откуда у вас такие средства, гражданин хороший'. И это вполне работало, вплоть до самой перестройки. Естественно, что такую лавочку будут капитально прикрывать криминальные элементы, имеющие прикрытие на самом верху.

Вот мы и узнали много нового о той стороне советской жизни, о которой почему-то не снимали кино и не писали в книгах, как будто её и не было совсем. И не разобравшись с этой заразой нам никак не решить своей задачи, мы постоянно будем сталкиваться с ожесточённым сопротивлением тех, кто не хочет строить 'светлое будущее' для всех, предпочитая делать это только для себя втайне от всех остальных и за счёт этих всех остальных. Теперь, имея информационные концы и выходы на конкретных криминальных и государственных деятелей, связанных с криминалом, наша маленькая организация пришельцев может по-тихому заняться большим делом. Без спешки и авралов, плановым порядком, с тщательной подготовкой каждой отдельной акции. Ну а мне предстоит подготовиться к скорому визиту в Кремль, но прежде нужно возвращаться в своё время, там срочно потребовалось моё вмешательство, пока ещё не знаю почему.

13 мая 1997 года, Подмосковье. Вечер

Едва я вышел к проезжей дороге из леса в условленном месте, как из-за поворота быстро показалась и резко остановилась рядом со мной потрёпанная синяя семёрка, с наглухо затонированными стёклами. Я даже испугаться не успел, как передо мной открылась дверь, и я увидел, хорошо мне знакомого, эфэсбэшника Николая, сидящего за рулём.

– Алексей Сергеевич, быстро садитесь, нам нужно поторопиться.

Едва я захлопнул за собой дверь, Николай вдавил педаль газа в пол, быстро переключая передачи. Меня вдавило в сиденье, за несколько секунд машина набрала скорость в 120 километров в час, если верить здешнему спидометру, что для старого 'жигуля' всё-таки многовато будет. Да и дорога тут совсем не германский автобан без ограничений скорости. Я сам тут более 80 никогда не разгонялся, боясь оставить подвеску в ближайшей колдобине. Но Николай виртуозно, практически не напрягаясь, объезжал все кривые участки, чувствовался большой водительский опыт. Но вот я чувствовал себя несколько неуверенно на этой скорости в этой машине и на такой дороге.

– Нам обязательно так спешить? — с некоторым смущением в голосе спросил я.

– Обязательно, потерпите немножко. И ещё, по возможности, используйте свои навыки маскировки, на вас может вестись настоящая охота.

– Всё так серьёзно?

– Более чем. Слишком многие хотят с вами пообщаться, не спрашивая вашего желания встретиться. Наши 'гости' за вас очень хорошую премию назначили — это 'плохая новость'. А 'хорошая' состоит в том, что вы нужны им исключительно живыми, так что стрелять по вам из снайперки точно не будут.

– Вы меня что, спрятать хотите, да?

– Нет, нам вас не спрятать, наоборот, наши возможности тут скорее будут нежелательными, так как среди наших людей могут быть предатели, учитывая имеющуюся 'цену вопроса', и если мы вас будем прятать, то полностью предотвратить утечку информации о вашем местонахождении мы не можем. Так что вы сами будете решать эту проблему, у вас это лучше получится. Мы можем устроить вам постоянную охрану, но, думаю, вы сами на такое решение не согласитесь.

– И куда вы меня сейчас везёте?

– Я говорил вам, что с вами много кто хочет пообщаться, не спросив вашего спроса. Но один человек должен это сделать обязательно, иначе у нас всех будут очень большие проблемы. Вот к нему в гости мы и едем, он нас ждёт. Только ничему не удивляйтесь, пожалуйста.

Николай замолк, сосредоточился на дороге, ещё немного увеличив скорость. Я решил не беспокоить его расспросами, чтобы не отвлекать. Потом мне даже понравилась такая езда, с заметной долей адреналина в крови. Мы выехали на кольцевую автодорогу, тут Николай сбросил скорость, так как приходилось часто маневрировать, обгоняя другие машины. Дальше снова было полупустое шоссе, и предельная для машины скорость. В свете фар только мелькали обгоняемые нами редкие машины. Я даже не заметил, как мы подъехали к какому-то большому зелёному забору, который скрывал собой участок леса. Едва мы подъехали к воротам, как те быстро раскрылись, пропуская нас внутрь огороженной территории. Ещё через несколько сотен метров мы, наконец, остановились около трёхэтажного особняка.

– Выходите из машины и заходите внутрь дома, вас встретят, — закончил Николай нашу сумасшедшую, по моему представлению, поездку.

Неуверенно держась на ногах, я вышел из машины и зашел на освещённое крыльцо. Открыл стеклянную дверь, войдя в светлую прихожую, устланную большим ковром.

Его я заметил не сразу, хотя он находился в паре шагов сбоку от меня, пока мои глаза ещё не привыкли к яркому свету. Не узнать сразу этого достаточно большого по размеру человека было невозможно. Уж больно часто он смотрел на нас с телеэкранов и рекламных плакатов недавних выборов.

– Здравствуйте, Алексей Сергеевич, сказал он, подав мне свою руку.

– Здравствуйте Борис Николаевич, протянул я свою руку президенту России.

– Не будем стоять тут, пойдёмте в гостиную, — сказал он после рукопожатия, открывая другую дверь из прихожей.

Когда мы зашли в гостиную и уселись в мягкие кресла напротив друг друга, разговор некоторое время не начинался. Я смотрел на живого Бориса Николаевича Ельцина, того самого, которого считал виновным во многих бедах, что случились с нашей страной. Несмотря на то, что, даже выступая по телевизору, он не редко выглядел явно выпивши, сейчас президент был абсолютно трезв. Да, следы перенесённых им болезней были достаточно заметны, но в отличие от расхожего мнения, что он буквально 'не просыхает', выглядел он бодро и даже решительно. Я разглядывал его, он разглядывал меня, буквально сверля своим взглядом, долго не решаясь начать разговор. Потом он удовлетворил своё визуальное любопытство, изменил позу и спросил то, что явно больше всего его интересовало:

– Вот скажи мне честно, что всё это правда! — без предварительных условностей президент перешёл со мной на 'ты'.

– Что конкретно, правда? — я несколько опешил от его вопроса.

– То, что ты видел в будущем.

– Видите ли, Борис Николаевич, — ответил я несколько уклончиво, — тот мир не совсем наше будущее. Это мир, просто опережающий наш в историческом времени.

– Плевать. Если правда, что мир твоего прошлого тождественен нашему прошлому, то и наш мир будет, скорее всего, стремиться к тому, что ты видел. Сейчас увидев тебя лично, я верю, что всё так и есть, как мне передали.

– Но если мы уже вмешиваемся в исторические процессы, происходящие в мире прошлого, значит, и наше будущее может быть другим, если мы приложим свои силы.

– Возможно, ты прав, Алексей Сергеевич, прав, да. Более того, я не просто верю, что ты прав, а что ты и твои люди сможете всё изменить, — сказал президент более ровным голосом, без той экспрессии, которая была у него ранее. — Не гляди на меня таким удивлённым взглядом, да, я тут как бы официальная вершина власти, и что именно мне требуется решать, чему быть, а чему не бывать. Но в отличие от меня у вас гораздо больше возможностей…, — Ельцин закончил предложение многозначительным словесным троеточием, взяв паузу в разговоре.

Я действительно выглядел весьма озадаченным. Если сам президент говорит о том, что я практически сильнее его могу повлиять на исторический процесс, то это можно понимать буквально или много думать на тему того, что за всем этим может скрываться.

– Не думай, что я реально тут много значу, — продолжил он через некоторое время, — власть у меня имеется, но она не так велика, как тебе кажется. Слишком много вещей в этой стране от меня практически не зависит. Да-да, хотя я и президент, но сделать что-либо принципиально противоречащее интересам многих посторонних сил я не могу. Думаешь, что я предатель, или идиот, не понимающий что делаю? Не стесняйся, я ведь по глазам вижу, что ты именно так считаешь. И что сейчас так считает чуть ли не весь российский народ, от правды не уйдёшь, это так и не так одновременно. За то, что я официально сделал, меня к стенке поставить нужно, знаю. И по совести это будет честно, заслужил. Думаешь, почему я позволяю себе выступать по телевидению пьяным? Может быть, хоть так народ решит, что я просто не ведаю что подписываю, спьяну-то. Но я-то сам знаю, что происходит, и мне от этого больно. Эту боль никакой водкой не зальёшь. Подумай, каково тебе было бы на моём месте, предавать свою страну и свой народ из-за того, что ты знаешь, что если не предашь ты, то за тебя другие сделают это гораздо лучше тебя. Предадут и продадут всё, до чего только смогут дотянуться. А так есть хоть какая-то возможность хоть что-то сохранить, хоть что-то спрятать…

Ельцин замолк, взяв очередную паузу. Ох, и не просто даются ему эти слова, я чувствую ту самую боль, и ту горечь, которая живёт внутри этого, несомненно, очень сильного человека. Уже столкнувшись с похожей позицией у 'конторских', мне вполне понятно, о чём он говорит. Ему явно хочется выговориться, выговориться перед тем, кто сможет реально оценить то, что он делает, оценить даже не словом, а действием. Тем временем президент продолжил:

– Я не верил им изначально, знал, что они всегда готовы обмануть, если это принесёт им хоть какую-то выгоду. Но то, что они говорили, было очень похоже на правду. Америке не нужен развал России, или вообще слабая Россия, так как тогда могут слишком подняться Япония и Китай, да и Европа, получив дешевые российские ресурсы, перестанет нуждаться в ней. СССР им очень сильно мешал, но нынешняя Россия уже не является угрозой. Они обещали мне не разрушать Россию, просто взяв над ней некоторую видимость контроля. Видимость!!! — вот было их основным требованием. Да и сейчас они делают всё, чтобы мы тут совсем не развалились. Да, да, они не позволяют нам развалиться под весом собственных проблем, хотя большую часть их они нам и создали. Но теперь, зная, что нас ждёт впереди, я понял, что нас обманывают. Обманывают не только нас, русских, обманывают и американцев. И даже тех, кто считает себя сейчас на вершине власти. Нас всех постоянно обманывают, прямо или косвенно заставляя нас делать нужные им выводы и принимать нужные им решения, мы все даже не представляем себе, куда нас ведут и зачем это им нужно. Даже я не могу назвать имена тех, кто реально за всем этим стоит, всё это только пешки, а не реальные игроки. Кукольный театр, пАнмаешь.

Президент встал, подошел к столу, открыл бутылку минеральной воды, и разлил её в два стакана. Один он выпил залпом, а второй предложил мне. Я взял стакан и, сделав пару глотков, продолжил смотреть на него, не представляя, что мне сейчас можно ему сказать. Он прошелся по гостиной, зайдя за спинку своего кресла, оперевшись об которую, продолжил:

– Ты дал мне надежду на то, что мои усилия не пройдут даром. Что можно поломать этим подлым игрокам всю их мерзкую игру. Со своими людьми ты сможешь позволить себе независимо мыслить и идти против всех правил, я в этом уже убедился. Я же тебе помогу тем немногим, что у меня есть, пойдём в мой кабинет, — сказал он, направившись в сторону двери.

Я последовал за ним на второй этаж, и оказался в достаточно небольшом кабинете, большую часть которого занимал стол и несколько шкафов с книгами и какими-то папками. Борис Николаевич сел за стол, открыл один из ближайших шкафов и достал оттуда белый конверт, который протянул мне. Я открыл конверт и вытащил из него банковскую карту Visa и лист бумаги с номерами ключей от неё.

– Это тебе на всякий непредвиденный случай. Номера доступа запомни и храни только в голове. Это специальная анонимная карта, действующая практически в любых банкоматах по всему миру. Можешь не стесняться особо — на счёте лежит миллион, и если будешь тратить, он будет пополняться. Транзакции по этой карте идут скрытые, так что можешь не опасаться того, сколько и где ты берёшь денег.

Видя моё изумление и некоторую недоверчивость, он продолжил:

– Видишь, у президентства есть некоторые положительные стороны, жалко, что воспользоваться ими мне самому всё равно не суждено. Но это ещё не всё. Знаю, у тебя сейчас серьёзные проблемы с твоим бизнесом, ты даже не пытайся их решать. Продай все имеющиеся активы первому желающему за любую сумму. А в качестве компенсации потерь вот тебе от меня подарочек, — сказал он, с некоторым трудом вытаскивая из другого шкафа относительно большую коробку из-под какой-то оргтехники. Сразу вспомнилась растрезвоненная история про коробку от ксерокса с деньгами, что пошла на последнюю президентскую выборную компанию. — Здесь десять миллионов наличными, я верю, ты найдёшь им достойное применение.

Я окончательно выпал в прострацию. Столько денег у меня никогда не было, и даже никогда не планировалось быть. Да, все активы моей строительной фирмы могли потенциально стоить два-три миллиона долларов, но чтобы за них предложили десять, об этом я не мог даже мечтать… Собственно, с такими деньгами можно относительно быстро решить все имеющиеся у меня проблемы в этом мире и некоторые проблемы мира прошлого. Похоже, Ельцин угадал меня и хочет, чтобы я сосредоточился на своей основной задаче, отбросив всю мелочную текучку, на которую так или иначе мне приходилось отвлекаться.

– Да, — снова он продолжил свой затянувшийся монолог, если что не удивляйся сильно некоторым моим будущим решениям, я теперь больше ничего не боюсь и могу позволить себе слишком многое, на что ранее не мог решиться. Но у меня к тебе есть одна личная просьба.

– Какая? — спросил я, когда у меня внутри всё похолодело от осознания того, что за все халявные блага обычно приходится или платить или расплачиваться.

– Вот, держи, — протянул он мне простой крестик на цепочке из тусклого металла. — Положи, пожалуйста, этот крестик на мою могилу, когда ты сломаешь хребет той гадине, что хочет поработить наш мир, я верю в тебя, как верю в Него. А сейчас возьми эти деньги, — он указал ногой на коробку, и иди, мне нужно отдыхать.

Никогда бы не подумал, что Борис Николаевич верующий человек. Да, как руководителю страны, где религия имеет заметный вес, ему приходится считаться с этим явлением, но в прошлом-то он из коммунистов. А они религию не особо жаловали, особенно для себя самих. Однако вот он крестик, и ничего с ним не поделаешь, придётся выполнять президентскую просьбу, чего бы это мне не стоило.

Я поднял совсем не лёгкую коробку и направился к выходу. Президент страны проводил меня до выходной двери, где меня встретил давно ожидавший Николай, который помог мне разместить коробку с деньгами в багажнике, после чего мы уже не на бешенной скорости степенно поехали в сторону города. Завтра у меня будет много дел, связанных с закрытием собственного бизнеса и обеспечением собственной безопасности. Придётся думать, как хорошо прятаться от всех, от кого только можно.


По дороге в город меня не покидали мысли о природе власти, и о том, что, невзирая на личностные качества и убеждения, человек, так или иначе оказавшийся у руля, часто вынужден делать совсем не то, что мог бы или хотел бы. За окном в свете фар мелькали деревья и редкие населённые пункты, это наводило на своеобразные мысли. Вот, допустим, президент страны, все сморят на него, многое хотят оказаться на его месте, думая про себя, что 'де, я-то столько всего сделаю, столько всего наворочу, при мне всё будет иначе'. А что же получается в реальности? Как водитель большого автобуса, он вынужден ехать по дороге, которую для него кто-то проложил ранее, даже если эта дорога ведёт не совсем туда, куда нужно. Вроде бы можно свернуть, но это будет, опять же, уже кем-то проложенный путь. Некоторые могут придумать и повернуть назад, как это у нас сейчас происходит, сначала все строили социализм, и 'были практически впереди планеты всей', а теперь вот, оказывается, 'шли не в ту сторону'. Но и это ещё не всё, аналогия с водителем автобуса не совсем верная получается. С коллегами мы уже несколько раз дискутировали на эту тему и пока так и не пришли к какому-либо единому мнению. Вот, допустим, взять муравейник. Обычный такой лесной муравейник, большую такую кучу под ёлкой. Живут в ней многие тысячи муравьёв, живут они не один год, каждый муравей что-то делает, кто-то тащит очередную палочку в кучу, кто-то кормит личинок, кто-то охраняет муравейник от врагов, к примеру, таких же муравьев из другой подобной кучи. Муравейник — большое сложноорганизованное общество, практически единый организм. И если задаться вопросом, а кто же всем этим обществом управляет? Кому хватает ума поддерживать правильный порядок, принимать управляющие решения, чтобы всем муравьям было хорошо? Можно, как встарь, показать пальцем в небо и вспомнить о Боге, де он такой великий, что может заниматься делами каждого отдельного муравейника или каждого отдельного муравья. Но, увы, мы уже в 21 век скоро войдём и так думать нельзя, мы слишком много знаем. 'А как же матка — главный-главный муравей', могут спросить пионеры, 'она-то всем в муравейнике и заправляет?'. Казалось бы, да, так и есть, вот он тот самый 'главный'. Но если взять лопату, и кинув половину муравьиной кучи в мешок, отвезти всё это на другое подходящее место и высыпать там, то вскоре получим ещё один муравейник, даже если в субстрате не окажется ни одной матки. По своей сути главным тут является не какой-то муравей, а сам муравейник, считай — та самая куча веточек и иголок вперемежку с муравьями. Но у самой кучи нет никаких особых свойств, чтобы управлять отдельными муравьями. Каждый муравей, так или иначе, оказавшись на том или ином месте, просто делает ту работу, которую ему предписывает набор внутренних генетических программ. Оказавшись на другом месте, муравей просто будет делать другую работу. Получается автоматическая самоуправляющаяся система очень высокой стабильности. А люди-то чем от муравьёв тогда отличаются? По сути, они тот же муравейник — государство строят. И оказавшись на каком-либо значимом месте в иерархии этого 'человечника', отдельный человек действует скорее так, как ему предписывает не долг, а должность. И его личная компетенция, все его личные качества и убеждения в итоге не играют решающей роли, решающей является компетенция занимаемого места, должности, как некоторого набора связей между другими такими же по своей сути должностями. То есть для организации и управления всего этого 'человеческого муравейника' используется не личная человеческая, а 'встроенная компетенция', встроенная в саму систему и определяемая самой системой. А потому даже если менять одних 'значимых' муравьёв, вернее — человечков, на других, то при долго существующей системе всё будет, как было всегда. Та же муравьиная куча под ёлкой, только в виде человеческой пирамиды государства под солнцем. Да, если расставить на отдельные ключевые позиции реально понимающих, реально компетентных людей, и всячески следить за их работой, то можно временно поднять общую эффективность системы в разы, а может быть и на порядки. Но рано или поздно вся гениальность отдельных руководителей, все усилия организованных ими масс, снова будут растащены отдельными хитрыми муравьями по своим квартиркам или захвачено муравьями из другого муравейника, побольше размером. Нужно серьёзно изменять саму систему, чтобы этого не произошло, а как это сделать без разрушения имеющейся, от которой зависят жизни всех, я пока даже не представляю. Революция, срыв управления, гражданские и мировые войны, всё это мы уже проходили, пора усваивать уроки истории и не наступать на одни и те же грабли. Вот, в программном документе коммунистической партии, было написано, что при коммунизме государства не будет как такового, всё будет решаться совершенно иначе, это будет не 'общество пирамиды', а 'общество сети', говоря по-простому. Но чтобы такое общество смогло существовать, требуется решить много принципиальных вопросов, в первую очередь вопросов связанных с информационным обменом и с индивидуальной компетентностью каждого человека. Ибо при таком 'коммунизме', каждый отдельный человек должен стать маленьким, но вполне самостоятельным государством. Но будет ли это именно коммунизм, или общество, только идущее ему на смену, я сейчас сказать не могу, слишком мало доступной информации. Возвращаясь к настоящему и доступному нам прошлому в параллельной реальности, можно пока думать скорее об усовершенствовании имеющихся муравейников, их расчистки, освобождения их от паразитов и бездельников, а так же агентов влияния из других муравейников, нежели об коренной перестройке всей системы. Иначе получится, что 'весь мир насилия мы разрушим до основания, а затем, мы наш, мы новый мир построим'… точно такой же, как был ранее, просто поменяем одних людей на других, а от перемены слагаемых сумма не поменяется. Хотя вообще-то нужно суметь совместить эти два процесса, расчистки муравейника и построения принципиально нового общества в одно и то же время, но как, уже будет ясно в процессе.

Потом с этими мыслями меня сморил сон, и пока мы ехали, мне успел присниться ласковый рассвет над тёплым и спокойным морем, откуда мне так не хотелось возвращаться в нашу промозглую реальность, где мне требовалось бежать изо всех сил, чтобы всего лишь остаться на одном месте.


Не успев нормально выспаться, впрочем, я всегда плохо сплю в гостиницах, а ехать домой мне категорически не рекомендовалось, я активно взялся за дела. Для начала полученное от президента богатство было распределено по камерам хранения ценностей нескольких банков. Как обычно, все яйца не складывались в одну корзину, мало ли что может произойти. Потом я отправился в наш офис, решать вопрос с закрытием основного бизнеса и решения других важных вопросов, накопившихся за последнее время. Впрочем, по бизнесу как раз было меньше всего проблем. Мой зам, Семён Степанович, бывший прораб, единственный из нашей основной команды не бывший учёный, а самой настоящий строитель, причём, потомственный, как бы решил мне доказать, что в бизнесе он лучше меня будет. И надо сказать, что у него это почти получилось с некоторым набором оговорок. Ему удалось набрать приличный портфель хороших заказов и заключить несколько подрядов на выполнение работ сторонними организациями, но в силу того, что слишком много средств было выведено из дела для портального проекта, перспективы у компании были не очень радужными. Чтобы производственный или строительный бизнес существовал, в него требуется постоянно вкладывать большую часть получаемой прибыли, если ты, конечно, не монополист. Можно брать кредиты, но тогда резко падает рентабельность, особенно учитывая процентные ставки по этим кредитам у нас. Можно, конечно, снижать качество и, соответственно, издержки, но тогда о прежней деловой репутации пришлось бы забыть. Да и конкуренты по возможности вставляют палки в колёса, то резко снижая цены, практически ниже себестоимости работ, то перекупая нужные стройматериалы у поставщиков по более высоким ценам впрок. Можно было бы всё это списать на обычную конкурентную борьбу, но тут было уж очень чётко видно систему борьбы не совсем рыночными методами. Я не мог бы позволить своей компании работать в ущерб себе, активно применяя демпинг, чтобы вытеснить с рынка всех конкурентов, у меня для этого нет ни денег, ни моральных принципов, но другие, особенно те, кто имеет связи в правительстве Москвы, тут могут практически всё. Выход из сложившейся ситуации, естественно, был, особенно после столь щедрого подарочка президента, но что-либо принципиальное в нашем деле изменить уже не получиться, постепенно исчезает сама занимаемая моим бизнесом рыночная ниша. Высокое качество постепенно вытесняется средним и даже низким, лишь бы цена была поменьше и снаружи всё красиво смотрелось. А смотреть, что там внутри, как и из чего всё сделано, до ближайшего капремонта никто не будет, ну это если не развалится раньше времени. Можно и нам следовать данной тенденции, благо заделы по снижению затрат с незначительным снижением качества у нас имеются. Но как-то не хочется в это лезть, плюс у меня есть чёткое понимание, что в тех условиях нас постепенно задавят более крупные конкуренты, как бы мы не старались. В таких условиях крупные компании и корпорации всегда будут иметь преимущество перед более мелкими. И ладно бы, если такая тенденция была только в строительстве, похоже, это ещё один общий принцип современного капитализма, как у нас так и за бугром. Частный бизнес постепенно чётко диверсифицируется на совсем мелкий, который никому не интересен, практически на уровне самозанятости, и очень крупный, тесно связанный с крупными игроками в политике или финансах. Перейти в крупный у нас шансов нет, а скатываться до того уровня, с которого всё начиналось, когда я сам стены штукатурил, как-то не хочется. Я достал свою деловую записную книжку, полистал её в поисках телефона своего основного конкурента.

– Рахман Алиевич, здравствуйте, — обратился я к телефонной трубке сотового, как только установилась связь, — надеюсь, вы меня узнали, что б мне не быть богатым?

– Узнал, узнал, Алексей Сергеевич, — ответила трубка, — и даже знаю, что вы мне хотите предложить.

Рахман Алиевич был человеком восточным, очень жестким, и даже жестоким, он никогда никого не прощал и никогда не чурался использовать любые возможные методы борьбы, за исключением уголовных, впрочем, тут я могу сомневаться. Но при этом, если он давал слово или обещание, то ему можно было верить как счёту в швейцарском банке. И сейчас имея множество связей, как в российском, так и в московском правительстве, мог ими активно пользоваться для своего бизнеса. Немудрено, что мне с ним конкурировать напрямую становится практически невозможно.

– И какова тогда будет сумма вашего предложения, — без долгих препирательств я решил поставить основной вопрос.

– Пять миллионов сразу, плюс ещё пять через полгода или акциями. Только с условием передачи мне всех ваших контрактов. Торговаться не буду, сами знаете.

Хорошо, что мы разговаривали по телефону и Рахман Алиевич не мог видеть моего удивления. Наверное, полминуты я не мог закрыть рот, переживая только что услышанное. Что-то было не так, не могла моя компания стоить столько. Но раз предлагают, стоит подумать и согласиться, хотя бы и узнать, что так повлияло на цену и откуда такая щедрость явно не помешает.

– Ладно, я сейчас посоветуюсь со своим замом и главбухом, и перезвоню чуть попозже, ваше предложение очень заманчивое.

– Хорошо, жду, — ответила телефонная трубка, прежде чем раздался сигнал прекращения связи.

Я позвонил заму и главбуху, чтобы они немедленно зашли в мой кабинет.

– Итак, Стёпа, — начал я, когда они пришли и налили себе по кружке чая, за наш скромный бизнес мне только что предложили десять миллионов, причём пять живыми деньгами сразу. Что-то многовато, не находишь?

Степан Семёнович посмотрел на главбуха, потом на меня, потом опять на главбуха.

– Многовато, конечно, но не очень сильно. Во-первых, скорее всего, это будут не совсем чистые деньги, но их проведут как надо и просто уйдут от налогов на туже сумму. Во-вторых, вот вы, Алексей, так и не просмотрели весь список имеющихся у нас контрактов. А там много интересного имеется, с хорошими перспективами на будущее. Понимаю, нам их трудновато будет развивать, в силу имеющегося финансового положения, но они всё равно много стоят.

Я посмотрел на главбуха Дмитрия Алексеевича, одетого в свой неизменный свитер.

– Семёныч прав, наше предприятие в последнее время заметно 'подорожало', и появились серьёзные перспективы роста, но ведь ты уже принял решение 'закрыть лавочку', так?

– Так.

Я вкратце рассказал о перспективах, о которых думал до разговора с Рахманом Алиевичем. О том, что эти 'перспективы' не такие уж и перспективные для нас. Да, может быть ещё год, полтора, мы сможем кое-как работать, но в итоге всё равно будет крах. Потом мы немного поспорили, но к третьей чашке чая с моими аргументами согласились, особенно после того, как я вкратце рассказал про свою встречу с президентом. Дав народу команду готовить документы к продаже бизнеса, я перезвонил Рахману Алиевичу и принял его предложение. Всё это будет сделано уже практически без меня, мне останется только подписать бумаги.


Теперь можно было заняться другими важными делами, коль всё так хорошо получается. Наш авиатор Иван Михайлович, нынче практически полностью перебравшийся в мир прошлого, подсказал мне хорошую идею и дал несколько контактов. Темой были станки и другое промышленное оборудование. В настоящее время много производств, причём практически самых современных, просто выживали из Москвы и некоторых других городов. Для их новых владельцев оказалось куда выгоднее приспособить освобождённые от станков помещения под склады и магазины, нежели что-то производить. А сами станки, совсем недавно стоившие умершему государству огромных денег, просто отправить на металлолом. Так вот, идея была в том, чтобы эти станки купить за бесценок. Я позвонил по пяти номерам, в результате получил ещё пять, и через пару часов практически потратил три миллиона из президентского подарка и ещё имел прикидки на два. Но оно того стоило. Практически самое современное оборудование, высокого класса точности обработки, да в практически работоспособном состоянии. Вот только демонтаж и вывоз за наш счёт. Но это тоже не большая проблема, так как всё необходимое готовы сделать бывшие работники того же производства, если им нормально заплатить. Кстати среди них можно будет поискать тех, кто вдруг захочет войти в наш проект, главное аккуратненько расспросить и корректно сделать предложение, всё же нам очень не хватает грамотных специалистов, инженеров и особенно квалифицированных рабочих, способных на закупленных станках что-то делать. Отдельной темой будет переправка всего этого добра через портал, так как ничего сложного через него не пронесёшь. К сожалению, от всей электроники и даже электрики придётся отказаться и оставить всё это здесь, потом как-то воссоздав там из подручных материалов. Станки придётся разобрать до винтика и переправлять по отдельным деталям, собирая их по другую сторону портала. Чувствую, намаемся мы с ними конкретно, но если у нас что-то получится, это будет настоящим прорывом. Оставалось съездить, отвезти деньги и договориться о демонтажных работах. Транспорт у нас пока ещё свой есть. А на вечер у меня образовалась ещё одна встреча, в город приехал мой одноклассник Юрка, с которым мы много чудили в детстве, но потом наши дорожки разбежались и теперь мы пересекаемся раз в пару лет. И вот сейчас он буквально случайно застал меня по телефону в офисе, рассказав, что будет пару дней в Москве и приглашал меня к себе в гости. Несмотря на свой шебутной характер мужик он был не плохой, хотя геологический ВУЗ его сильно испортил, но может быть, и его удастся затащить в наше дело.


Я заехал в банк, забрал нужную сумму из ячейки, и поехал на ликвидируемый завод. Если честно, то себя я чувствовал настоящим мародёром, или же скупщиком краденого, понимая, что всё равно ничего уже не изменится. И если я не куплю эти станки, то их просто разрежут на металлолом. А так, хозяева завода всерьёз считали, что очень выгодно пристроили мешающееся им железо.

Приехав и быстро договорившись с хозяевами, оформив все необходимые бумаги, мы спустились в цеха. 'Ого', подумал я, заходя в производственное помещение, я ожидал увидеть обычное советское металлообрабатывающее производство, грязный бетон, масляные пятна на полу, ржавые тележки с болванками-заготовками и горами стружки, но здесь было всё иначе. Даже в Германии я такой чистоты на производстве не видел. Всё блестело светло-салатовой краской, нигде не было пыли, не говоря всё про остальное, прям не цех, а больничная палата со станками. Правда, сейчас ничего из этого не работало, в цеху была полная тишина, даже наши шаги отзывались вполне слышимым эхом. '- Вот теперь это всё твоё, да', сказал мне молодой хозяин завода кавказской внешности, разводя руки в стороны, показывая на оборудование, 'месяц на демонтаж и вывоз у тебя есть, да, так что поторапливайся'. Мы полчаса ходили по цеху, а потом зашли в большую светлую комнату, где находилось около дюжины человек в рабочих халатах синего цвета. Рабочие смотрели на хозяина с нескрываемой неприязнью и не очень дружелюбно посматривали на меня, ещё не представляя, кто я такой и зачем сюда пожаловал. Они давно уже понимали, что их производство обречено, но кто в силу привычки, кто в силу обстоятельств ещё не нашел себе другой работы. '-Теперь договаривайся с ними', сказал хозяин, указав мне на рабочих, и вышел из комнаты. Я посмотрел на мужиков в халатах, мужики посмотрели на меня.

– Итак, кто здесь старший или самый грамотный, — обратился я к рабочим.

Мужики переглянулись, из-за спин протолкнулся средних лет мужчина с короткой бородкой и маленькими очками.

– Василий Иванович, — сказал он, протягивая мне мозолистую, но чистую руку, чем мы вам обязаны?

– Алексей Сергеевич, — представился я, — мне нужно узнать, что требуется, и сколько будет стоить качественный демонтаж всего производственного оборудования на этом предприятии с последующей погрузкой его на мой транспорт. Да, очень важное условие — обязательное сохранение работоспособности всех станков.

Рабочие удивлённо смотрели на меня, Василий Иванович даже открыл рот. Через несколько секунд он опомнился, и задал интересующий его вопрос:

– А далеко вы собираетесь их перевозить?

– Далеко. Можно считать, что в другую страну.

– А рабочие вам не нужны? — вылез из толпы один молодой рабочий

– Нужны, конечно. Но работа будет больно далеко отсюда.

– А какая работа, если не секрет? — продолжил тот же рабочий

– Пока определённо вам сказать не могу. Хотя это будет скорее экспериментальное производство при научно-исследовательском институте.

– А платить вы как собираетесь? — подал голос другой мужчина.

– Нормально, на жизнь точно хватит, но без особого шика. Разве что отдельным жильём на месте обеспечим при необходимости.

– Знаете, Алексей Сергеевич, снова вступил в разговор Василий Иванович, тут мы уже думали, что будет с заводом, ну вы сами всё понимаете. Здесь раньше было военное производство, вы, наверное, видели всю пропускную систему, вернее остатки от неё. Но раз вы пришли за станками, значит, производства больше не будет. А у нас тут давно сложился хороший коллектив, оттого мы до сих пор и не разбежались, думали, государство опомнится и даст по мозгам этим проходимцам, — махнул он рукой в сторону двери, видимо подразумевая новых хозяев, — мы даже писали письмо президенту, но никакой реакции. Так вот, если вы хотите перевезти производство в другое место, то можете рассчитывать на большую часть нашего коллектива, если, конечно, готовы платить хорошую зарплату, нам, ведь, ещё семьи надо содержать.

– И вас не смутит, что эта работа будет далеко отсюда, да и ещё, скажу вам по секрету, о ней нельзя будет рассказывать даже родным и даже о том, где это?

– Мы и раньше на такой работе работали, так что никаких проблем.

– Хорошо, я пока не готов вам сказать окончательное решение, тут не от одного меня зависит, мне сейчас главное разобраться со станками, у меня на вывоз есть всего один месяц.

– Не беспокойтесь, справимся в лучшем виде, если вы предоставите упаковочную тару.

После мы обговорили технические детали, и, в итоге, я расстался ещё с двумястами тысячами долларов, необходимыми для организации демонтажа и вывоза, пришлось снова общаться с не очень приятным хозяином завода. 'Как-то слишком всё хорошо получается', думал про себя я, вспоминая, что если всё идёт хорошо, это значит где-то что-то вскоре пойдёт совсем не так как надо.


Но хватит на сегодня дел, можно и несколько расслабится. Я прикупил небольшую бутылочку коньяку, ну не водку же с Юркой пить, он-то её любит, а мне противно. Да и пить я не собираюсь, так чисто для вида 'пробку понюхать', я же за рулём, всегда есть действенная отговорка. Так что беру пару бутылок минералки. Ещё пачку пельменей и сметаны, пару батонов хлеба, эх, вспомним молодость…

Около Юркиного подъезда стоит скорая помощь. Видимо, кому-то стало плохо. Ну да, дом-то старый, тут считай треть жильцов — пенсионеры. Поднимаюсь на пятый этаж, лифт не работает, звоню в знакомую дверь, хотя не такая уж она знакомая, несколько лет назад вместо старой деревянной поставили железную. Юрка по полгода в лесах пропадает, и как схоронил мать, квартира пустует. Женой он тоже как-то не обзавёлся, хотя по молодости был ещё тем бабником, мне до него далеко было. Железная дверь медленно открывается, я вхожу в тёмную прихожую, пытаясь разглядеть лицо Юрки, открывавшего дверь, что-то не нравится мне оно, не видно радости на лице старого друга. Едва я наполовину повернулся в его строну, как меня кто-то резко толкнул в спину, я упал на колени, выпустив из рук пакет со снедью и бутылками, и, когда поднял голову, мне в лицо смотрело толстое дуло пистолета с глушителем. Входная дверь уже закрылось и в слабом свете, сочащимся с кухни, успел таки разглядеть Юркино лицо. Оно было бледно и чувствовалось очень сильное напряжение.

– Не дёргайся красавчик, — голосом с сильным кавказским акцентом сказал мне человек, держащий меня на мушке. — Будешь вести себя тихо, останешься целёхоньким, живой ты дорого стоишь, но вот про целостность отдельных частей тела ничего не говорили, — сказал он, презрительно скалясь.

– Ну что же ты, Юрка, наделал, почему никак не предупредил, что у тебя 'гости'? — обратился я в сторону к своему бывшему другу, игнорируя бандита с пистолетом.

– Прости, Лёха, — сказал Юрка, — я не мог, задолжал им слишком много, иначе не расплатиться, а они сказали, что им надо с тобой просто поговорить. Кто же знал…

Меня снова подтолкнули в спину, когда я попытался разогнуться. Я замер, осторожно оглядываясь по сторонам. Дёргаться действительно было почти бесполезно. Даже если попытаться задействовать всё своё психическое оружие, может ничего и не получится, слишком много тут людей, а места практически нет. Я заметил ещё двоих с оружием в руках, из-за спин которых выходили ещё двое в серых халатах медицинских работников. Вот, значит, по чью душу стояла скорая помощь внизу, мне-то они сейчас и 'помогут'. Те долго церемонится со мной не стали, быстро натянув на меня сверху поверх остальной одежды рубашку с длинными рукавами, которые используются в психиатрических заведениях для смирения буйных пациентов. Быстро перевязав рукава рубашки, меня вволокли в комнату, где горел яркий свет, и резко одним рывком усадили на стул. В комнате собралась почти вся 'группа захвата', за исключением Юрки и ещё одного вооруженного горца, который, видимо, остался с ним.

– Ну, рассказывай, что ты за фрукт такой, — сказал тот же бандит, что встретил меня со стволом в руках, — объясни нам, почему за тебя целых тридцать миллионов дают. А может быть, ты нам за свою голову предложишь ещё больше, если тебя 'пощекотать' немножко?

Бандит достал нож, играя им в руках и глядя мне в глаза, а остальные при этом громко заржали.

Да, положение у меня совсем незавидное. Судя по предложенной бандитам сумме, я ну очень-очень нужен 'гостям из будущего', или деньги для них ничего не значат, что, скорее всего, так и есть. Но самих бандитов, понятное дело, не просветили на счёт того, кто я такой и что за мной может стоять 'контора'. Просто купили 'охотников за головами', пообещав им решить все их материальные проблемы. Думаю, они действительно их решат, но только совсем не тем методом, на что бандиты рассчитывают. Скорее всего, едва меня передадут кому надо, всех этих 'красавцев' пристроят в каком-либо ближайшем лесу под большим раскидистым деревом на небольшой глубине. Можно попробовать заронить сомнение в душонки этих гадов, а то действительно ещё порежут ради забавы.

– А с чего ты взял, что тебе заплатят вообще, — не опуская взгляда, ответил я бандиту, — или ты даже не узнал, кто я и кто за мной стоит? — решил я несколько подерзить. — Вас же всех потом из-под земли достанут, понял? '- и ведь действительно из-под земли достанут, для эксгумации трупов, — про себя одновременно думал я'.

Едва я закончил говорить, получил хлёсткий удар в челюсть. Не сильный, даже губу не разбили, но весьма болезненный, чувствовалось явное мастерство.

– Да ты, козёл, нам ещё угрожать вздумал! — бандит схватил меня рукой за лицо, заставляя смотреть в свои наливающиеся кровью глаза.

– Нет, я вам не угрожаю, это совершенно лишнее, я вас просто предупреждаю, — ответил я ему сухим, бесчувственным голосом. — Меня будут искать и хорошо искать, думаю, вы знаете кто, быстро выйдут на вас, и что будет потом, я даже не представляю. И заранее вам очень не завидую. Но это ведь ещё не всё… — я замолчал, взяв паузу.

– И что же ещё? — бандит отпустил меня, выглядя немножко озадаченным.

– Вы что, совершенно не догадываетесь, что обычно делают с непосредственными исполнителями ещё до того, как они окончательно 'засветились' и сдали заказчика, когда речь идёт о таких суммах?

– Кончай болтать! — вперёд вышел другой бандит, отстраняя первого, — эй, вколите ему, чтобы не трепался, — кивнул он в сторону 'медиков'.

Один из них раскрыл большой ящик, достал из него одноразовый шприц, вскрыл маленькую ампулу, и быстро ткнул меня иглой в шею. Сознание начало резко тухнуть, я ощутил, как проваливаюсь в какую-то тёмную дыру, успевая почувствовать, как падаю со стула, но меня кто-то подхватил и аккуратно уложил на пол. Только этого мне ещё не хватало, потерять сознание, уснуть, когда решается вопрос моей жизни и смерти. Не зря же я столько тренировался удерживать свои психические состояния, пока я ещё мог немного сопротивляться, я весь внутри напрягся, вернее — считал, что напрягся, а как оно было реально неясно. Тело практически не ощущалось, и не слушалось тех остатков сознания, что у меня ещё были. Но я не засыпал и не отключался совсем, всё сильнее и сильнее увеличивая внутреннее напряжение, пытаясь вызвать у себя 'боевой режим', приносящий резкий всплеск адреналина. Вскоре это дало некоторый эффект, я часто-часто задышал, сердце забилось в бешеном темпе, всё тело напряглось, хотя всё также почти не ощущалось. Изменение моего состояния не осталось незамеченным, рядом со мной кто-то присел, положив руку на лоб.

– Что ты вколол ему, скотина? — сквозь ватную стену придавленного слуха услышал я злой голос бандита.

– Ничего особенного, обычный транквилизатор, поспит сутки и всё, — послышался более далёкий голос одного 'медика'.

– Иди сюда, козёл, посмотри, что с ним происходит, если он умрёт, я тебя целую неделю по кусочку резать буду! — не унимался бандит.

Меня стали ощупывать, потом оттянули веко, и я мельком разглядел белое, как мел, лицо человека в сером халате. '- Чёрт, острый аллергический приступ', — тихо сказал тот про себя, '- только тахикардии ещё не хватает', я уже мог слышать чуточку лучше, чем раньше. Через несколько секунд мне сделали ещё пару инъекций, после которых ощущение тела стало постепенно возрастать. Но я не снижал интенсивности дыхания и сердцебиения, чтобы и дальше ситуация оставалась неопределённой. Меня снова ощупали уже несколько рук одновременно, явно щупали пульс на шее.

– В больницу везти срочно надо, — услышал я голос другого 'медика', — иначе до утра он не дотянет, приступ.

– Да вы что, совсем охренели, козлы сраные, в больницу…, его завтра заказчику сдавать. Делайте что хотите, иначе пожалеете, что на свет родились!

– У нас тут ничего нет, чтобы помочь ему, только в стационаре есть нужное оборудование.

Тем временем мне сделали ещё одну инъекцию, которая отозвалась растекающейся болью по всему телу, но ещё более прояснив сознание. Послышалась громкая ругань на неизвестном мне языке вперемешку с 'русским народным'. Потом были слышны несколько ударов и сдавленный стон, кого-то били.

– Сколько он протянет? — снова спросил бандит.

– Часа четыре…, — задыхающимся голосом последовал ответ, — если ничего срочно не предпринять.

Один из бандитов несколько минут говорил с кем-то по телефону на своём зыке, я ничего не понял, кроме перемежающейся в некоторых местах разговора ругани. Видимо, всё у них пошло наперекосяк и сейчас они пытаются как-то решить возникшую нештатную ситуацию. Да, моя мёртвая тушка совсем не то, что нужно заказчику, и бандиты это прекрасно понимают. А уж если учесть, что руководители моего захвата находятся явно не здесь и рассчитывают получить свои деньги, то сейчас бандиты будут активно импровизировать, и, возможно, совершать ошибки. Значит, у меня есть некоторый шанс выбраться из этой передряги, вот только тело до сих пор слушается плохо и мутит сильно, да и смирительную рубашку с меня никто не подумал снять, разве что чуть ослабили рукава. 'Медикам', кстати, опять приходилось несладко, судя по звукам, бандиты периодически вымещают на них свою злобу. У кого-то из бандитов зазвонил мобильный, он сказал в него пару слов и долго слушал. Их босс принял какое-то решение и отдавал указания. Я уже наблюдал за обстановкой через маленькую щёлочку одного приоткрытого глаза, хотя давалось мне это с большим трудом, ибо мозг был затуманен, а тело напряжено сверх всякой меры. Через резкое увеличение своего метаболизма я старался скорее сжечь всё то, что вкололи в меня, но пока это удавалось плохо.

– Грузим его в машину, и быстро в аэропорт — убрав трубку в карман, распорядился бандит.

– Что с хозяином делать будем?

– Как обычно, он нам больше не нужен.

Меня погрузили на носилки, накрыли каким-то покрывалом и понесли на выход. Буп-буп, услышал я заглушенные пистолетные выстрелы где-то на кухне. Эх, прощай друг-Юрка, вот ты и отдал все свои долги, как же тебе удалось связаться с этой мразью? Ведь не был ты дураком, и вот так попасться…

Когда меня выносили из подъезда и грузили в 'скорую помощь', накрывавшее меня покрывало сорвало порывом ветра, и я сумел разглядеть номер машины. Может быть потом, если выкручусь, это как-то поможет отомстить за Юрку. Ну, никак не могу признать, что старый друг детства меня предал. Наверняка кроме долгов там было что-то ещё. Ладно, узнаю, если выживу сам.

С завываниями сирены мы летели по ночной Москве и дальше из города. Бандиты, сидевшие рядом со мной, о чём-то тихо переговаривались на своём языке, я практически ничего не понимал из их речи. Хотя по тональности их разговора было ясно, что довольны они небыли. Да и, косвенно, я думал, что сумел-таки своими словами заронить в них зерна сомнений. Не важно, на каком языке ты говоришь, но твой страх и неуверенность передаются другим вполне отчётливо. Может, конечно, я себе приписываю чужие заслуги, и они боятся своего босса больше чем моих угроз, не знаю. Просто мне так приятнее думать. Из-за своего скверного состояния я не сумел определить, сколько мы ехали. В один момент просто почувствовал, что машина остановилась, находящиеся рядом бандиты куда-то вылезли. Я стряхнул сонное наваждение, похоже, мне почти удалось выпихнуть из себя действие препаратов, однако какого-либо вида подавать не стал, наоборот, укрепил внешние признаки приступа, пусть считают меня при смерти, так у меня будет больше шансов вывернуться при первом удобном случае. Явственно слышался шум близкого аэропорта, который ни с чем другим не спутаешь. Машина снова поехала, и шум становился всё громче. Вот пошел на взлёт большой авиалайнер, не наш, судя по низкому звуку двигателей. 'Скорая помощь' проехала ещё куда-то и остановилась окончательно, шум аэропорта стих, мы заехали в какое-то большое помещение. Открылись задние створки кузова, и меня на носилках вытащили наружу.

– Это он, покажите, — голос говорившего по-русски мужчины отдавал явным акцентом, присущим скорее англичанам или американцам.

С меня стянули покрывало и снова ощупывали, проверяя пульс на шее и оттягивая веко с моего закатившегося глаза.

– Да это он, вы своё дело сделали, с вами рассчитаются, как договаривались, — снова сказал мужчина с акцентом, — грузите его в самолёт, немедленно взлетаем, — сказал мужчина, переходя на английский кому-то другому.

Меня снова понесли на носилках по лестнице. Судя по звуку шагов, по трапу поднималось сразу несколько человек, я боялся открыть глаза и осмотреться, чтобы не выдать своего состояния. Когда меня уже заносили в самолёт, и поставили носилки на пол входного у люка, всё тот же мужчина с акцентом тихо сказал по-английски '- Жур, Ших, присмотрите за исполнителями, следов не должно остаться в любом случае, пройдите по всей цепочке. Дальше действуйте по шестому сценарию'. Двое мужчин стали спускаться по трапу обратно к машине 'скорой', тут я себе позволил мельком взглянуть, чтобы запомнить внешность тех, кто оставался на нашей земле. Мне и сразу было понятно, чем будут расплачиваться с бандитами. Естественно, денег им никто давать не собирался. Возможно, заплатят их боссу, не думаю, что это их первый опыт сотрудничества, но вот конкретные боевики в этой операции были обычным 'расходным материалом', который узнал непозволительно много. Приятно было угадывать развитие некоторых событий, особенно если они меня уже не касаются. Вот бы и со своими так…

Меня внесли в салон и поставили где-то в его конце. Когда я почувствовал, что рядом никого нет, я осторожно огляделся. Это был большой пассажирский самолёт, более всего смахивающий на 737 Боинг, с конкретно переделанным салоном. Вместо рядов пассажирских кресел стояли какие-то шкафы и несколько больших диванов, ближе к началу салона, вдалеке от меня. Про меня на некоторое время все забыли, но вскоре ко мне подошел какой-то человек, который снова попытался определить моё состояние здоровья, прощупывая пульс. Убедившись, что я в отключке, всё же я сумел сохранить внешнюю иллюзию своего бесчувственного состояния, он воткнул мне в вену катетер капельницы с каким-то раствором. Но главное он развязал узлы смирительной рубашки и теперь при первой возможности я могу попытаться полностью освободиться. Однако я слишком рано обрадовался, вокруг моей правой руки сквозь рукав пиджака и рубашки защёлкнулся браслет наручников, вторая дужка которых потянула мою руку куда-то вверх, скорее всего к какому-то стационарному креплению.

– Жак, как он? — спросил по-английски всё тот же мужчина, что встречал 'скорую'.

– Плох, но до клиники дотянет, если мы не будем задерживаться. Я поставил ему восстановительный раствор вместе с активатором, должно помочь. Кто же знал, что у этих недоумков такое старьё в ходу, во всём остальном мире давно эти препараты запрещены из-за побочных явлений.

– Что ты хочешь, Жак, это же дикари, им ничего другого и не надо давать, они и так вымирают слишком медленно, — голос говорившего постепенно удалялся.

– Торопишься ты Эд, они ещё на наших могилах спляшут, вспомни Наполеона и Гитлера, нельзя с ними воевать.

– Уже не спляшут, их время окончательно вышло. Они теперь воюют сами с собой, мы лишь направляем их в нужную нам сторону. Так, нам остаётся только сбросить по пути Джона, завтра уже будем дома, надоело мне здесь, знал бы ты как.

– И не говори, — сказал человек, осматривавший меня, после чего за ними захлопнулась дверь, оставив меня в одиночестве посреди просторного салона самолёта.

Ещё через несколько минут самолёт медленно сдвинулся с места, его вывозил тягач на взлётную полосу. Вскоре и собственные двигатели самолёта тихо взревели, набирая обороты, самолёт поехал дальше сам, обороты нарастали всё сильнее, самолёт затрясся, набирая скорость, и наконец, оторвавшись от взлётной полосы, устремился в небо.

Пока меня никто не тревожил, я попробовал разобраться с наручниками. Тут можно было вполне уверенно говорить о везении. Толстый рукав пиджака, плюс рубашка, плюс плоский браслет часов, скрывающийся под всем этим, удачное совпадение, поверх чего защёлкнулись наручники. Если чуть-чуть повозиться, получается высвободить руку, так как дужка наручника сидит совсем не плотно. Впрочем, был и другой вариант, сломать сами наручники, активировав резерв силы, в боевом режиме это вполне реально, ошибкой было приковывать меня к жесткому креплению, так ведь и самый обычный человек высвободиться может. Кстати, моё состояние реально улучшилось, появилось явственное чувство силы, интересно, что мне влили, похоже, стимулятор какой. И если бы ещё не острый голод, можно было бы считать себя в полном порядке. Но поесть я ещё успею, желательно на земле, что-то совсем не верится в доброту здешних стюардесс. Так, выскальзываю рукой из наручника и вскальзываю в него опять, не буду подавать виду, пока не выясню, как отсюда можно выбраться. Судя по всему, на самолёте совсем мало людей, и если постараться, их можно застать врасплох, боевой режим плюс 'невидимость' дадут шанс. Но что я буду делать потом? Захвачу пилота и заставлю его посадить самолёт? А вдруг он никак не захочет? Убедить силой или сесть за штурвал самому? Можно попробовать, но это не кино, и с самолётом я не справлюсь, чудес не бывает. Это не старик АН-2, который мне доводилось чуть-чуть пилотировать во время хождения в аэроклуб. Риск слишком велик, а если других вариантов нет… Но и прилететь 'в гости' к тем, кто меня заказал тоже не вариант. Уж оттуда я точно не выберусь, там будет серьёзная охрана. Итак, вариант один — выбираюсь и штурмую самолёт, захватываю экипаж, пока они не ждут. Вариант два — жду, пока всё образуется само собой, так я вскоре много узнаю о 'гостях из будущего', но вот воспользоваться своими знаниями для своих интересов уже не получится, я совсем не герой кинофильма, расправляющийся с толпами врагов одной левой. Значит, будем действовать по первому варианту. Едва я собирался начать действовать, дверь в салон снова открылась, и в него вошли двое. Один из них был тем самым первым 'главным', как я понял, а второй был заметно крупнее его, почти моей комплекции или даже чуть больше.

– Итак, Джон, у тебя полчаса на подготовку к прыжку. Сброс на обычной высоте, для тебя это не впервой. Далее планируешь по азимуту сорок семь миль, и ты над 'объектом'. Засечь тебя не должны, всё подготовлено и рассчитано. Карты и конкретное задание в планшете, эвакуация по варианту два или четыре, если что-то пойдёт не так. Всё понятно?

– Понятно, Босс, вы только мою просьбу решите как-нибудь, а?

– Джон, ну, сколько тебе можно говорить, нельзя никого и ничего к нам отсюда перекинуть, что не пришло сюда от нас. Это технически невозможно, у нас нет ничего, чтобы даже думать об этом, дорога только в одну сторону, неужели тебе непонятно?

– Но она же погибнет…

– Не будь ты одним из лучших диверсантов, за такие идеи тебя бы уже давно в рабочие особи отправили. Так что забудь о ней, у тебя 'там' таких сколько хочешь. Или сними с неё мерку, сделают тебе точно такую же, а ты пройдёшь очистку Элементаля и забудешь эту твою идиотскую 'любовь'. Она не человек, а недостойное животное, такое же, как и все они, неужели ты ещё не понял?

– Понял, Босс, — сказал Джон заметно расстроенным упавшим голосом.

– Держи себя в руках, Джон, ты высшее существо, всегда помни об этом, и лучше думай, что у нас впереди ещё много работы. Этот мир уже заметно выбивается из графика, благодаря вон тому телу, — жест был явно направлен в мою сторону.

– А что он сделал, Босс?

– Благодаря ему мы потеряли практически весь оперативный раздел 'Р' и кое-чего ещё. Сорваны многие планы, всё пошло не так. Остальное тебе лучше пока не знать, после выполнения этого задания ты как раз займёшься восстановлением оперативной группы и со всем сам ознакомишься. Помни, у нас очень мало людей, кому мы можем доверить работу в этом грязном мире. Всё, у тебя мало времени, ждём тебя в шлюзе.

Дверь в салон закрылась, оставив меня наедине с Джоном. Он не став обращать на меня внимания, быстро раскрыл один из шкафов, стал облачаться в какой-то чёрный комбинезон. Потом он вытащил что-то явно походившее на оружие тоже чёрного цвета, закрепил его у себя чуть ниже груди, на пояс он навесил несколько тёмно зелёных дисков, попрыгал на месте, проверяя, что ничего не болтается и не гремит. Из соседнего шкафа Джон достал и накинул на себя рюкзак, застёгивая крепления, в котором вполне узнавалась парашютная система. В конце он облачился в чёрный шлем и нацепил на грудь небольшой прямоугольный баллон связанный шлангом с чёрной маской, которую он не одевая, бросил себе через плечо. Когда он направился в мою сторону, к двери, находящейся позади меня, я понял, что это мой единственный верный шанс незаметно выскользнуть отсюда, который никак нельзя упускать. Едва диверсант прошел мимо меня, я бесшумно выскользнул из наручников и смирительной рубашки, одним плавным движением последовав за ним. Боевой режим включился у меня сам собой, время растянулось, всё окружающее стало восприниматься как в замедленной киносъёмке. Вот я иду за Джоном, когда он спускается по лестнице вниз, в полупустой грузовой отсек. Он открывает большой ящик, по виду теплоизолятора крышки — холодильник, выкатывая из него прозрачную каплевидную капсулу с маленькими крылышками на тележке, нагибается, поднимая какой-то трос с крючком на конце. Вот я уже подкрадываюсь к нему сзади, собираясь ударить его в шею своим парализующим ударом, но в этот момент оживает громкоговоритель сверху: '- Джон, готовность к сбросу семь минут, быстро заканчивай и залезай в капсулу, мы уже около самой границы'. Диверсант оборачивается вполоборота и замечает меня. Вижу его расширяющиеся зрачки и резкое движение руки с зажатым в ней парашютным ножом-стропорезом, но я оказываюсь быстрее его. Всё же я здорово перебрал силу удара и несколько промазал, голова Джона выворачивается неестественным образом вбок. Мгновенная смерть от разрыва шейных позвонков, я даже испугаться за него не успел, особенно, если учесть, что в боевом режиме психики за себя страха не возникает вообще. Зато потом достаёт конкретно, когда 'отпускает', всё это 'суперменство' даром не проходит. Но нужно торопиться. Я стаскиваю с мёртвого диверсанта снарягу и быстро облачаюсь в неё. Хорошо, что я смотрел, как он одевался, иначе запутался бы во всех этих застёжках и карабинах. '- Так, это что у нас такое?' — я поднимаю те зелёные диски, что вешал Джон себе на пояс. '- Да это же мины с таймером и клейкой липучкой на дне', — управление элементарное тремя кнопками, всё понятно с первого взгляда. Тут есть разъём для провода-синхронизатора, чтобы взорвать все мины одновременно, но самого провода я не нахожу, сойдёт и так. '- Будет вам сюрприз, супостаты!'. Недолго размышляя, ставлю таймеры взрывных устройств на двадцать минут, размещая их в малозаметных местах грузового отсека. Хоть одна да сработает, а самолёту много и не надо, чтобы развалиться в воздухе. Быстро запихиваю тело Джона в тот самый холодильник, откуда он выкатил капсулу, и закрываю дверь. Теперь надо закрепить крючок троса выталкивателя к тележке, который Джон не успел закрепить, обнаружив меня, и забираться внутрь капсулы. Механизм действия прост и понятен, осталось только воспользоваться плодами чужой весьма кропотливой работы. Всё же десантирование из гражданского самолёта, летящего на высоте девяти тысяч с восемьсот километровой скоростью — совсем не простая задача. В очередной раз поражаюсь оригинальности технического решения — десантная капсула ледяная. Понятно, что она делала в холодильнике, после сброса, оказавшись на земле, она быстро растает не оставив после себя никаких следов. Впрочем, нет, тут ещё вморожены детонационные шнуры и какое-то маленькое устройство подрыва, по идее капсула ещё до земли должна разлететься множеством мелких ледяных брызг. Едва я залез и задвинул верхнюю крышку, снова ожила громкая связь: '- Десять секунд до сброса, держись Джон, до скорой встречи'. '- Ага, ага, вот через двадцать минут вы и встретитесь в Аду, сверхчеловеки недоделанные…', — думал про себя я, когда капсула дёрнулась, набрав скорость, выпрыгнула в чёрную пустоту ночного неба. Сквозь прозрачный лёд я несколько секунд ещё видел удаляющиеся вспыхивающие огни самолёта.

Моя память плохо записала в себя, как я приземлялся. Сначала начался жуткий отходняк после выключения боевого режима, потом ледяная капсула резко раскрылась, выбрасывая меня на свободу. Хорошо, что я своевременно надел маску, иначе бы задохнулся, ибо произошло это на большой высоте, и всё равно разреженный воздух ударил меня с такой силой, что я едва не потерял сознание. В маску был встроен навигатор с картой, показывающий направление на цель задания Джона, прибор ночного видения и высотомер, градуированный в футах. Я вытянул руки вперёд и развёл ноги в стороны, натягивая небольшие тканевые крылья, преобразуя вертикальную скорость падения в горизонтальную скорость полёта. Если верить карте, то относительно недалеко проходит большая дорога, рядом с которой находится населённый пункт. Туда-то мне и надо. Когда уже отчётливо стали видны дома и дорога с интенсивным движением, несмотря на ночное время, я рванул клапан раскрытия парашюта. Негромким хлопком надо мной раскрылось чёрное крыло. Эх, вот и пригодилось мне всё то, что давали нам в аэроклубе, как я боялся после первого парашютного прыжка…, нет первый раз прыгать совсем не страшно, страшно во второй и третий раз. Даже в четвёртый очень не хотелось вылезать из самолёта, а потому чёткий след от ботинка инструктора на заднице был не только у меня одного. Зато теперь всё получилось у меня как на десантном тренажере, даже учитывая то, что ни разу не прыгал с таким вот парашютом-крылом. Просто как-то сразу вспомнил, что нам рассказывали прыгуны-спортсмены, на которых мы, мальчишки, смотрели с нескрываемой завистью.

Когда солнце стояло уже высоко над горизонтом, я трясся в кабине фуры, идущей на Москву, отвлекая разговорами водителя от его желания непременно поспать за рулём, хотя и сам я периодически клевал носом от накатившей усталости. Сзади лежали две большие спортивные сумки со снаряжением, доставшимся от Джона, вначале я думал закопать всё это в лесу, но потом передумал, даже парашют упаковал, мало ли пригодится ещё когда. У дороги очень кстати оказался магазин, торговавший всякой ерундой и шмотками, он мне очень помог выглядеть сейчас как самый обычный автостопщик, идущий по трассе Питер-Москва. По радио передавали новости, в которых упоминался самолёт, потерпевший катастрофу где-то в небе Финляндии. Сработали мои 'подарочки', недалеко улетели эти самоуверенные 'сверхчеловеки'. Что же можно вынести из прошедшего приключения? А ведь всё очень хорошо получается. Для всех, кто как-либо знает о нашей деятельности, меня официально больше не существует. Я пропал без вести для одних и погиб в авиакатастрофе для других. Ладно, буду думать, как и дальше сохранять своё столь выгодное положение, раскрывшись тут только тем, кому доверяю. Теперь бы только скорее добраться до портала.

24 октября 1954 года деревня в нескольких километрах от окна портала

Возвращение в прошлое, которое уже постепенно становилось мне более родным, чем настоящее, принесло мне только кучу тягостных размышлений, которые вылились в небольшой невроз. Даже захотелось обратиться за помощью к самому народному психотерапевту Поллитровичу Сорокаградусному, что было для меня совсем нетипично. Даже девушки, несмотря на все свои активные старания, не смогли выбить из меня накатившую хворь. Разве что Герта из мира будущего могла бы что-то сделать, но она была она, и где был я? Между нами стояли миры и времена, как бы пафосно это не звучало. Может быть, так сказывались те лекарства, которыми меня активно напичкали, хотя это маловероятно, переходы через портал конкретно выветривают всё подобное. Я промаялся два дня, всё время возвращаясь назад, в тот самый злополучный самолёт, переживая случайное убийство диверсанта из будущего, он мне как-то запал в душу, не могу объяснить. Все остальные, кому я тогда прямо или косвенно принёс смерть, не вызывали у меня никаких особых чувств, но вот он… Возможно, он чем-либо был похож на меня самого, и всё же он был врагом, а я не мог поступить по-другому. Видя моё плачевное состояние, как бы я не бодрился, делая уверенный вид для окружающих, меня отловил мой тёзка, Алексей Михайлович, наш историк-экономист, один из тех, кого мне сосватали 'конторские', и кто перешел жить сюда, в это время, по собственным убеждениям. Не случайно он всю жизнь в науке посвятил изучению этого исторического периода мировой истории, и вот теперь мог посмотреть на него изнутри своими глазами, полной грудью вдохнуть его воздух. Редко какому учёному удаётся нечто подобное. Так что Алексей Михайлович не прогадал, отправившись через портал, особенно сейчас, когда его отстранили от преподавания в ВУЗ-е по 'политическим соображениям', и ему совсем нечего было терять. Надо же в наше 'демократическое' время гласности и свободы слова 'политические соображения' значат не меньше, чем здесь, в пятидесятых. Только знак оценки этих 'соображений' поменялся, что было хорошо тут, в прошлом, стало очень неудобно и даже вредно там, в настоящем. Впрочем, Алексею Михайловичу и раньше у нас не просто было, он как-то сильно конфликтовал с принятым 'курсом партии' или с отдельными партийными деятелями, уж как и почему, я не удосужился выяснить подробности. Но за свой ум и работоспособность, плюс нестандартное видение любых стандартных ситуаций, его очень ценила 'контора' как аналитика, прогнозам которого можно доверять. Даже не знаю, почему они его так легко отпустили. Однако теперь он обретался тут, периодически порываясь поговорить со мной на тему возможного нашего влияния на здешние события, но мне всё было не до того, других дел хватало.

И вот теперь он, наконец, добрался до меня, пользуясь моей беспомощностью, потащил к себе новую избу. Впрочем, 'избой' новые дома, что наш коллектив стал строить тут в последнее время, можно было назвать с большой натяжкой. Да, снаружи они несколько смахивали на те, что стояли тут ещё с дореволюционных времён, разве что были заметно больше их по размеру. Даже брёвна наружных стен выглядели прямо как настоящие, и крыша была похожа на соломенную, если смотреть издалека. А вот внутри…, внутри был настоящий 'евроремонт' в лучших традициях конца двадцатого века. Собственно, наши люди решили провести эксперимент по привнесению современных нам строительных технологий и материалов на местную почву вкупе с сохранением оригинального колорита русской деревни. Некоторые основные строительные материалы изобрели прямо тут, производя их из местных ингредиентов. Один биобетон, состоящий из смеси песка, необожженной извести и хитро обработанного силоса с малой добавкой речного ила чего стоит. Прочность у него, конечно, по сравнению с обычным бетоном не очень, так ведь из него никто небоскрёбы строить и не собирается. Для заливки фундаментов, строительства подвалов и малоэтажных строений его хватит более чем, а по цене он втрое дешевле получается. Кирпич из него тоже хороший выходит, понятно, что для печек он не годится, как и силикатный, а вот на стены и заборы — самый раз. И это ещё не всё, что тут делали, минерализованные ДСП-плиты из соломы и опилок без формальдегида, обычный пенобетон и много другого. Плохо было с механизацией, техники считай — и не было совсем. Почти всё делалось вручную, зато это позволило сильно оптимизировать весь процесс строительства, начиная от подготовки стройматериалов до конечной отделки. В итоге, новые домики получались на загляденье, можно было даже подумать о том, что эту технологию можно перенести в наше время, так как выходило быстро, красиво и совсем не дорого. И первыми новосёлами экспериментального строительства были те из наших людей, кто решил переселиться в это время безвозвратно, хотя я их и отговаривал от этого шага, предлагая периодически переходить через портал туда-сюда. Но кто меня слушал…

В 'избе' на кухне за самоваром нас уже поджидал местный участковый Пётр Афанасьевич Аниськин. Он был очень похож на героя-однофамильца известного советского кинофильма, разве чуть постарше возрастом. И вообще мужик он был хороший. Ветеран войны, которая началась для него осенью сорок первого и закончилась только в сорок шестом, когда он вышел из госпиталя после тяжелого ранения под Берлином. Он не один раз ходил за линию фронта, будучи опытным разведчиком, и почти всю войну прошел без единой царапины. И уже когда до победы оставался один шаг, глупая случайность едва не отправила его на тот свет, хорошо, успели довезти до госпиталя. Вообще-то он жил не в этой деревне, а в соседней, что находилась в двадцати километрах от нас, но в последнее время часто обретался тут, благо это был его второй рабочий участок. Естественно, он всё знал про то, кто мы такие и откуда взялись, и всячески нас поддерживал после того, как мы показали ему, что ждёт нашу страну в ближайшем будущем. И благодаря его советам и непосредственной помощи, мы были избавлены от множества проблем в этом мире. Да и просто поговорить 'за жизнь' он любил, впрочем, для участкового милиционера это основной источник информации о том, что происходит на вверенном ему участке. И вот теперь мы сидели за столом, и после пары чашек чая, я рассказывал о том, что меня так тревожит в последние дни.

– А ведь ты просто впервые живого человека убил, вот и страдаешь муками совести, — вынес своё заключение Аниськин, после того, как я рассказал про свои недавние приключения.

– Нет, Пётр Афанасич, далеко не первого, от моих рук и слов, прямо или косвенно, уже целый десяток в землю лёг, а кто-то и в небе и остался, — ответил ему я сокрушенным голосом.

– Ошибаешься ты Алексей, тех, кто был ранее, ты ведь даже как людей не признал. Бандиты и предатели ведь совершенно не вызывают у тебя сострадания.

– Действительно, не вызывают. Разве это были люди? Думали только о себе, а на других в лучшем случае плевали свысока.

– Ну вот, ты и разделил друзей и врагов. Одни направо, вторые налево, одним жить, а другим нет. Просто, прям как на фронте, по нашу сторону окопа свои, а по другую чужие.

– И что я был не прав?

– Прав, конечно. Но, в отличие от тех, убитых тобой врагов в самолёте, ты, убив другого человека, преступив эту границу добра и зла, сам остался человеком. Не превратился в такого же зверя, как они. И теперь не можешь себе простить даже случайное убийство того, кого ты тоже признал человеком. Как будто у тебя там был другой выбор.

Я выглядел озадаченным, но так и не знал, что ответить. Слова участкового отзывались у меня внутри каким-то гулким эхом, которое не желало затухать или успокаиваться. Аниськин тем временем продолжил, повторяя по сути то же самое, что сказал ранее.

– Ты рассказывал о подслушанном тобой разговоре в самолёте, где Джон говорил о своей возлюбленной. Именно тогда он перестал быть для тебя просто врагом, перейдя в другое качество. Ты признал его таким же, как и ты сам, который может любить и не может идти против воли обстоятельств. Не ты первый решаешь эту проблему, у нас на фронте все проходили через такое. Немцы ведь далеко не все фашистами были, у них в далёкой Германии тоже были жены и дети, невесты и возлюбленные. Что нам не воевать с ними из-за этого было, сложить оружие и взывать к их сердечной доброте? Ты солдат на войне, помни об этом. Не ты напал на них, но они на тебя. Они пришли, чтобы взять силой то, что им было не положено, силой заставить вас делать то, что нужно им, не спрашивая вашего мнения. Вы для них ничто, не люди, а скотина, которая если не даёт молока или шерсти, так идёт под нож. Как и в сорок первом. Те же самые лозунги, те же самые нацистские идеи сверхчеловеков. Нельзя убедить такого врага отступить, взывая к его человеческим чувствам, он просто переступит через твоё поверженное тело и пойдёт дальше в твой дом, где тебя ждала твоя семья, надеясь, что ты их сможешь защитить. Только победив врага в бою, ты докажешь ему, что ты не слабее его и с тобой можно считаться.

Аниськин взял чашку и отпил из неё дымящийся напиток, глядя при этом на меня своим серым пронзительным взглядом ветерана войны, не раз смотревшего в глаза самой смерти.

– Я не знаю, откуда пришли эти ваши 'гости', но они ничуть не отличаются от тех, кого мы уничтожили в сорок пятом, — продолжил участковый. — А потому отставить, солдат, пустые размышления, пока ты не одержал победу. Твоё дело правое, ты должен победить. 'Героическая смерть в бою без выполнения задания считается предательством, а ранение — дезертирством', — так всегда говорил наш командир перед выходом группы на задание. Это же говорю тебе я сейчас, твой бой только начинается, у тебя нет права на ошибку.

Если честно, то речь Аниськина была похожа на киношную пропаганду военного времени, но мне от неё становилось действительно легче. Нет, я так никогда не смогу чётко разделять людей, на тех, кто достоин жизни, и тех, кто не достоин, как это делают нацисты и 'гости из будущего'. Каждый раз мне нужны будут доказательства, что передо мной враг, поправший саму человечность, для кого люди лишь препятствие на пути достижения своих эгоистических целей. Мне всегда придётся мучиться переживаниями на тему того, что я делаю не так. Это моя судьба, я не могу иначе.

– У тебя есть то, чего нет у вех тех, кто противостоит тебе — снова продолжил Аниськин, отпивая чай, — ты воюешь не за себя, а за весь остальной мир, за благо всех людей, тех, кто живёт сейчас и тех, кто ещё даже не родился. Это не ты убиваешь своих врагов — их убивает идея, проходящая через тебя. Чтобы оставаться человеком тебе придётся убивать. Прими это и иди вперёд. Твоя совесть не даст тебе превратиться в тех, с кем ты воюешь, ты это уже доказал.

– Но как тогда решают эту же самую проблему противники, они ведь, как ты сказал, тоже не все фашисты? — я действительно не мог понять логики мышления 'гостей', как и их самих.

– Их логика проста, как у волка. Ему чтобы жить нужно есть мясо. Травой питаться он не будет. Остаётся лишь выбрать, чьё мясо ему есть. Так вот, ты и все остальные, кто не они, для них добыча. Они так решили, и будут действовать в том же духе, пока их не остановят. Пока ты их не остановишь, как мы остановили Гитлера в сорок пятом. Вся эта нацистская философия сверхчеловеков лишь прикрытие желания жить за чужой счёт и ничего более. Разве может настоящий сверхчеловек хотеть жить за чужой счёт? По глазам вижу, что ты считаешь, что нет, что задача сверхчеловека служить обычным людям, защищая их от таких вот волков, как бы они не пытались маскироваться под невинных овец.

Едва Аниськин прервался, наполняя чашку новой порцией чая из самовара, а я смотрел на него, не зная, чего мне ещё сказать, в избу зашла Баба Фрося, Ефросинья Игнатьевна, председатель местного колхоза. Женщина она была боевая и весьма решительная, а потому, совсем не удивительно, что после погибшего на фронте последнего председателя колхоза, на этот пост кроме неё никто больше не претендовал. При виде Бабы Фроси Аниськин сразу стал искать глазами в комнате пятый угол, что-то явно было ранее между ними, о чём никто из них не хотел посвящать общественность в известность, но это чувствовалось. Председательша окинула нас своим властным взглядом и направилась ко мне.

– Алексей Сергеевич, — без долгой подготовки начала она, — мне нужна ваша помощь, очень срочно. Пойдёмте скорее со мной.

– Ефросинья Игнатьевна, что произошло, и куда такая спешка? — я ещё был в своих внутренних переживаниях и не очень хотел куда-либо бежать из-за стола.

– Дело жизни и смерти, — не отступалась она, — пойдёмте, скорее, вразумите вашего Ивана Михайловича, он нас всех по миру пустить хочет.

Ну, раз речь пошла об Иване Михайловиче, то тут надо идти. Если у него в голову пришла какая-либо гениальная мысль, и он бросился её реализовать, то это серьёзно. Кабы чего эдакого не случилось, раз уж Баба Фрося пришла за мной, то её сил отговорить его явно не хватило. Алексей Михайлович бросил на меня умоляющий взгляд, понимаю, поговорить о чём-то хотел, но не дали. Сначала Аниськин чистил мне карму, выступая в роли фронтового комиссара, а теперь вот председательша.

– Ладно, мужики, — сказал я, поднимаясь из-за стола, — сейчас всё решу по-быстрому и вернусь, ещё договорим.

– Ну что случилось, Баб Фрось, — спросил я председательшу, после того, как мы вышли из дома и направились через всю деревню в сторону импровизированного механизаторского двора, который облюбовал Иван Михайлович, как своё место работы в этом мире.

– Разорить он нас совсем хочет, требует, чтобы мы немедленно брали в кредит ещё два трактора и грузовик. Мы и так до сих пор не выплатили по кредиту за первый трактор и сеялку, а тут ещё один брать. Как отдавать-то будем?

– Постой, постой, А что разве государство может дать вам кредит, пока вы не рассчитались с предыдущим?

– Ну как же, теперь вы тут экспериментальное хозяйство организовали, вот, читай, старый долг нам и списали. Если бы я знала, что вы потом тут творить станете, ни за что не подписалась бы под всё это.

– А чего ты боишься то? Если Михалыч что предлагает, лично я обычно всегда соглашаюсь, он пока ещё меня ни разу не подводил.

– Да что он понимает, твой Михалыч в нашем крестьянском хозяйстве? Он что под корову лазил, а туда же. Пойдём, пойдём, он тебе расскажет, что удумал.

Тут, наконец, мы пришли к механизаторскому двору и новым мастерским, откуда раздавались гулкие удары чего-то тяжелого по железу вперемешку с русским народным наречием. У Михалыча что-то явно не очень получалось, коли дело дошло до кувалды и мата, с помощью чего, по мнению иностранцев, русские способны решить любую проблему с техникой.

– Здорово, Шеф, — поприветствовал меня Иван Михайлович, когда мы зашли в его хозяйство.

Не снимая промасленных рукавиц и не выпуская кувалды из рук, он повернулся и сел на тот сельскохозяйственный агрегат, который охаживал кувалдой только что.

– Ничего нельзя доверять этим бабам, всё у них развалится, — бурчал он себе под нос, активно поглядывая в сторону Бабы Фроси.

Та тоже так как-то по-особенному поглядывала на Ивана, из чего мне стало всё ясно. Попал наш Кулибин, понятно, почему он решил остаться тут и отказаться от возможности возвращения в наш мир. А что, Баба Фрося, она ещё красивая женщина, ну и что, что ей почти сорок лет, так и самому Ивану полтинник через год стукнет. Зная характер председательши, можно уверенно сказать, что она такого мужика как Иван от себя не отпустит. Да и самому Ивану хорошо будет, его вторая бывшая год назад за рубеж уехала, забрав с собой сына, отчего Михалыч долго переживал. Не за 'бывшую', естественно. И вот теперь такая встреча. Остаётся только выяснить, что же из его предложений так взволновало его суженную.

– Ну, рассказывай, Михалыч, чем ты так Евфросинию Игнатьевну напугал? — решил я выяснить всё по-быстрому из первых рук.

– Не принимай всерьёз Сергеич, ты же сам видишь, что здесь без техники делать нечего, мы даже себя не прокормим. Один трактор в колхозе, да и тот на ладан дышит, опять лошадей в плуги запрягать что ли?

– А ты что удумал, окаянный, как мы кредит-то отдавать будем, подумал? — завелась Баба Фрося, — расценки на масло и сметану в коопторге третий год падают.

– Вот я тебе и говорю, грузовик надо брать, а лучше два, сами в город возить будем, — ответил ей Иван, явно продолжая бывший у них до моего прихода спор.

– Так, так, а теперь давайте по порядку, — прервал я новый виток развития их спора.

– Итак, Шеф, мы тут с ребятами посчитали среднюю продуктивность данного сельскохозяйственного региона в ближней срочной перспективе на десять лет. В общем, зерновыми можно не заморачиваться, едва на уровне рентабельности будет. Если только для себя самих чуть-чуть. Картошка будет куда лучше, особенно если подобрать сорт. И теплицы неплохо пойдут, вот только с электричеством беда, но это не страшно, построим на речке несколько каскадов малых ГЭС, нам хватит с запасом, тут хороший перепад высоты имеется. Но всё это мелочи, по сравнению с перспективами животноводства. Если сделать орошение полей, то можно построить автоматизированный животноводческий комбинат чуть ли не на десять тысяч голов, кормов хватит. А это уже промышленный уровень, потребуется перерабатывающий завод на месте строить или возить продукцию в окрестные города и даже в Москву самим. Но сам понимаешь, какие тут капитальные затраты, средства взять негде. Только если начать с малого, и разворачиваться потихоньку. А Фрося просто боится всего нового, я ей показывал чёткий план, за два года с кредитом рассчитаемся гарантированно, а если что подкинем с 'нашей стороны' и того быстрее. Единственное что, нужно девок прямо в этом году в город учиться отправлять, нужны квалифицированные ветеринары, иначе затея с промышленным уровнем производства накроется медным тазом.

– Говоришь как диктор по радио, а кто вместо девок за коровами сейчас ходить будет? — председательша не собиралась сдаваться.

– Лучше перебиться сейчас картошкой и овощами, их потребкооперация берёт охотнее масла и сметаны, а молоко не берёт совсем, возить далеко, через три года всё отыграем, и не спорь, я уже всё просчитал несколько раз.

Баба Фрося, было, открыла рот, чтобы продолжить спор, но я решил остановить это бесполезное дело, вмешавшись в него самым решительным образом.

– Так, хватит препираться, — я вклинился между Иваном и председательшей, — к завтрашнему дню подготовьте мне все предложения и возражения в письменном виде с цифрами. Иначе получается беспредметный разговор. Ну а ты, Евфросиния Игнатьевна, просто послушай предложения Ивана Михайловича ещё раз, может, сама подскажешь ему, глядишь он, что пропустил.

Мне самому уже было понятно, что весь этот спор, безусловно касающейся всего нашего предприятия на ближайшие годы, является скорее выяснением, кто будет лидером в этой весьма колоритной паре. Баба Фрося так просто сдаваться не хочет, ну а Иван Михайлович не зря был в нашей строительной конторе главным инженером, он таких прорабов при мне по струнке строил, до которых председательше ох как далеко. Нашли они друг друга, короче, а мне разбирайся, хотя я тут уже далеко не начальник, как был там, по ту сторону портала. Скорее меня признают лидером по инерции, а может, за какие другие заслуги, не знаю.

Тем временем я потихонечку возвращался к дому Алексея Михайловича, по пути заскочив в свою избушку. Некоторое время назад тут стало просторнее и чище, так как эксперименты с мышами переехали в другое место. Дома никого не было, девушки были заняты где-то работой, я взял большую толстую тетрадь и карандаш, после всех сегодняшних разговоров у меня появилось осознанное желание вести записи происходящих со мной событий. Может быть когда-либо, на пенсии, да-да, даже мне не верится в её реальность, буду писать мемуары, вот и пригодится, авось, что важное забуду под действием старческого маразма. Моя душевная хворь как-то рассосалась сама собой, стоило заняться решением актуальных задач, голова, наконец, прояснилась, и я снова стал практически таким же, как и был ранее.

К моему возвращению Алексей Михайлович что-то показывал в углу у окна Аниськину из своих записей, увлечённо их комментируя, так что мой тихий приход остался ими не замеченным. Я сел к столу и наполнил из самовара свою чашку, который, несмотря на моё достаточно долгое отсутствие, оставался горячим.

– Что обсуждаем господа-товарищи? — обозначил я своё присутствие весьма расхожей, для нашего времени фразой.

Алексей Михайлович дёрнулся, для него моё появление было полностью неожиданным, как говорят: — 'из воздуха нарисовался'. А вот по глазам участкового стало ясно, что он-то меня сразу заприметил, ну это понятно, ветеран-разведчик, опыт никуда не исчезает за столько лет мирной жизни. Вот только как-то странно он на меня смотрит, моя фраза ему не понравилась что ли.

– А ты, Алексей Сергеевич, оказывается редиска, нехороший человек, — глядя мне в глаза смеющимся взглядом, огорошил он меня звучной фразой из советского кинофильма, который тут ещё не сняли.

Интересно, я вот никак раньше не мог понять, что это за фраза, причём тут некий овощ, так что выглядел я реально озадаченным.

– Редиска, говоришь, у меня что, рожа совсем красная что ли? — решил я уточнить это своё представление о том, что же хотел сказать главный герой из 'Джентльменов удачи' этой фразой, хотя смотрел фильм несколько раз.

– Ну как, разве непонятно, редиска она снаружи красная, а внутри белая. Нехороший человек, одним словом, в Гражданскую таких быстро к стенке ставили, как только раскусывали.

– А, понятно, так бы сразу и сказал, господа из нас не получаются, это точно, только товарищи, — смеясь от души ответил ему я. — Так и что Алексей Михайлович ты мне хотел рассказать, переключил я внимание на главного виновника этого торжества.

– Я хотел рассказать тебе об очень важном событии, которое тут ещё не очень скоро произойдёт, но с которого и начнётся упадок Советского Союза. Если мы сумеем что-либо сделать, лучше всего предотвратить его, то уже одно это полностью изменит историческую реальность этого мира.

– И что же за событие такое, неужели именно оно одно и предопределило крах Союза в нашем мире? Лично я до сих пор не представляю, из-за чего конкретно это произошло, слишком много всего было и внутреннего и внешнего.

– Ты Сергееич, помнишь конец восьмидесятых? Очереди в магазинах практически за всем, дефицит, колбасные электрички из Москвы, толпы спекулянтов? Граждане продали свою страну за жратву, шмотки, и красивые обещания светлого капиталистического будущего. Культ вещизма, охвативший всё советское общество снизу доверху, сыграл в развале Союза решающее значение.

– Да, было такое. Но, то ж в восьмидесятые, тут ещё больше тридцати лет до тех годов застоя.

– Всё так, всё так, но начнётся эта эпоха уже скоро, всего через семь лет, успеть бы нам.

– Семь лет? Алексей Михайлович, ты ничего не путаешь?

– А что ты знаешь о денежной реформе шестьдесят первого года? — озадачил он меня своим неожиданным вопросом.

– Знаю, ну вот деньги стали меньше по размеру, — я достал из кармана большую по размерам купюру в сто рублей, — и от лишнего нуля избавились, в десять раз деньги урезали то бишь. И все цены и зарплаты тоже в десять раз срезали. Если мне не изменяет память, то что-то подобное проводили во Франции ранее, и ничего плохого в этой Франции от такой реформы не случилось.

– Тебе, Сергеич, простительно не знать, ты маленький тогда совсем был. Но ведь твои родители должны были с этой реформой много чего потерять, неужели не рассказывали?

– Рассказывали, конечно, что плохо было, но вот, ни подробностей, ни причин, увы. Может они и сами не знали?

– Если городские, то, скорее всего, не знали. А вот селяне те должны были знать. С них всё и началось.

– Ничего не понял, давай по порядку, рассказывай, что и как.

– Итак, — начал свою лекцию Алексей Михайлович, — всё началось с того, что к концу пятидесятых — начала шестидесятых, в СССР выросло производство нефти. Были разведаны и разработаны множество новых месторождений, построена транспортная инфраструктура. Собственные потребности были заметно меньше количества добываемого, и после создания резервных запасов топлива на случай всяких случаев, руководство СССР стало думать, что с этим потенциалом делать. Внутренний рынок был практически насыщен и прирастал очень медленно, гораздо медленнее, чем росла нефтедобыча. Логичным выглядела идея продавать эту нефть за рубеж, благо валюта стране была всегда нужна, а что-либо ещё, кроме ресурсов, продавать на мировом рынке было сложно. И всё бы было хорошо, но тогда нефть на мировом рынке стоила совсем дёшево, чуть меньше трёх долларов за бочку (баррель), а собственная себестоимость добычи и транспортировки в СССР была соразмерна с этой ценой. То есть нерентабельно было продавать нефть за границу, если заметно не снизить цену её производства. Но так как ничего принципиального изобрести было нельзя, что снизило бы затраты техническим способом, то было принято решение девальвации рубля, так как себестоимость добычи определяется внутренней ценой денег. Если было ничего не менять, и продавать нефть как есть, то был бы простой размен рублей на валюту. Уже оно это позволило бы получить достаточную долю на мировом нефтяном рынке и весомый приток валюты. Но тут в деле были ещё страны социалистического лагеря, которые при таком раскладе просто не смогли бы быть экономически зависимыми от СССР, к чему тот стремился, получая от него энергоресурсы по дешевке. Так что простое решение напрашивалось само собой. Если в СССР практически замкнутая сама на себя экономика, то какая разница, как изменится внешняя стоимость рубля в валюте? Советские люди всё равно по 'заграницам' не ездят. А потому при проведении денежной реформы шестьдесят первого года в десять раз подешевело не всё. Доллар волюнтаристским решением установили в девяносто копеек, хотя ранее он стоил четыре рубля. Дураки могли радоваться: — 'де теперь доллар стоит меньше рубля — великое достижение партии и правительства', а по факту доллар должен был стоить сорок копеек, а не девяноста. Но ладно доллар, валюты у советских людей всё равно не было, также соразмерно с валютой, изменилась цена на золото. То есть золото сразу резко подорожало больше чем в два раза, а вот это не могло остаться незамеченным для экономики.

Алексей Михайлович налил себе чаю, отпил из чашки и внимательно смотрел на меня, определяя какое впечатление он создал своим рассказом. Вспоминая совсем недавнюю историю нашего времени, когда цены в магазинах менялись несколько раз в сторону повышения, а нули на купюрах всё прирастали и прирастали, я находил прямые аналогии, из совсем свежей истории и уже давно всеми забытой. Всегда, когда государство хочет поживиться за счёт народа, начинается разрушение сложившегося экономического уклада. Что-то потом восстанавливается, а что-то нет. Но всегда такие эксперименты рождают хаос и деградацию экономической системы. Нельзя считать народ за тупое быдло, считая, что он всё стерпит. Руководители, так решающие за счёт народа свои проблемы не имеют никакого морального права занимать свои должности. Тем временем Алексей Михайлович сделав ещё пару глотков ароматного напитка, продолжил:

– Ну, так вот, товарищ Аниськин не даст мне соврать, золото было в СССР реальным накопительным и расчетным средством на селе.

– Да, так и есть, — подтвердил участковый, — золотишко здесь любят. До сих пор в ходу царские рыжики (царские золотые монеты). И ладно, если бы только по подполам держали, за рыжики активно торгует потребкооперация и простые рыночные спекулянты, несмотря на страх получить статью с конфискацией. Даже в долг друг другу дают, опираясь на цену золота. Тут у нас, в глуши, правда, бедновато, но если потрясти народ хорошенько, то и тут золотишка немало наберётся.

Собственно, для меня самого это не было новостью. Ещё при разборке с бандитами нами было захвачено немалое количество золота в тех же царских монетах, кустарных слитках из самородного золота и ювелирных изделиях. Многие граждане СССР, помня времена Гражданской, НЭП-а и более поздние, не очень-то и доверяли советским деньгам, предпочитая что-либо более надёжное, как средство хранения своих сбережений. И для них резкое, практически двукратное подорожание золота должно было что-то значить. А если учесть то, что в золоте оценивались взятые у знакомых и родственников долги…

– Итак, золото резко подорожало и одновременно колхозники стали отказываться продавать свою продукцию в государственную торговлю по предлагаемым им ценам. Им-то всё равно, куда её девать, лишь бы платили больше. А на рынках, куда пошла эта продукция, цены разу резко пошли вверх. Ну а куда деваться горожанам, рабочим заводов и фабрик, ведь их зарплата упала пропорционально реформе? Доходило до того, что рабочие не могли прокормить свои семьи, в магазинах еды практически не стало, а на рынке цены были просто неподъёмными. Москва, Ленинград и другие крупные города снабжались хорошо, но вот на периферии стало совсем плохо. Кое-где дошло до откровенных голодных бунтов, когда по выступлениям рабочих власть применила боевое оружие. В Новочеркасске, к примеру, погибли десятки людей. И это был далеко не единственный случай. В качестве борьбы с колхозниками и их желанием сохранить свой доходный уровень в золоте, правительство начало кампанию по укрупнению колхозов, перевода их в совхозы, которые уже не могли сдавать свою продукцию куда-либо кроме гострорга. Мало какой колхоз тогда не имел долгов по взятой в кредит технике. И всех должников резко обязали расплачиваться продуктами по предлагаемым государством ценам или переходить в новую форму хозяйства — совхозы с тем же итогом. Но этот процесс шел медленно и с большими перекосами, бывшие колхозники просто снижали производительность труда, не видя для себя особого смыла в работе. Как говорилось: — 'Хочешь сей, а хочешь — куй, всё равно получишь… зарплату'. Народ сосредоточился на своих огородах и частных хозяйствах, снова работая на рынок, но началась активная борьба и с этим. Малоуспешная борьба, впрочем, но породившая массовое пьянство и алкоголизм на селе в итоге. Видя такое дело, правительство пошло на повышение закупочных цен в госторговле, но это дало скорее обратный эффект, цены на рынке повысились ещё больше, а в магазинах продуктов больше не стало, так как часто продукты с баз хранения и из магазинов шли напрямик на рынок, в обход прилавков. Так в СССР началась эпоха дефицита продовольствия, а потом и всего остального, последующие реформы последователей Хрущёва чуть сняли остроту ситуации, но ничего принципиального не изменили. Произошло формирование чёрного рынка, массовой коррупции в советской торговле, которая проникала всё выше и выше по эшелонам власти. И вместо получения валютных прибылей от продажи нефти, СССР был вынужден закупать продовольствие за рубежом, чтобы прокормить своё городское население. Потом выросла мировая цена на нефть, и всё как бы почти рассосалось, так как продовольствие на мировом рынке было дешево, и все были довольны, стоимость рубля даже подняли до шестидесяти копеек за доллар. Но как это всё аукнулась нам в начале девяностых, когда резко упала цена нефти, ты помнишь. Это-то и добило нашу страну окончательно и уже бесповоротно.

Алексей Михайлович снова смотрел на меня, ожидая мою реакцию на свой рассказ. Но что я мог ему ответить? Здесь всего этого ещё не произошло, у нас есть несколько лет, чтобы использовать наше послезнание, донеся его до высшего руководства страны. Если я ещё думал как-либо договариваться с Хрущёвым и теми, кто за ним стоит, то теперь я был твёрдо уверен, что нужно ставить всем им жесткий ультиматум. И для этого нужно иметь возможность выполнить условия этого ультиматума с нашей стороны, чего бы нам самим это не стоило. Решено, с завтрашнего дня начинаю окончательное планирование операции 'Кремль', хватит тянуть время, оно нам этого не простит.

19 августа 1997 года Швейцария, горы, недалеко от французской границы

Третьи сутки мы с Павлом ползаем по швейцарским горам, ведя наблюдение за хорошо замаскированной и крепко укреплённой базой "гостей из будущего". Судя по всему, этот вечер у меня будет весьма жарким, таким же жарким, как и это солнце, палящее сейчас из самого зенита. Я постараюсь побывать у наших "гостей" незваным гостем, который, как говорят у нас в народе — "хуже татарина". Собственно, мирных желаний в их сторону у меня нет ровно никаких, хотя для меня сейчас главное не столько принести им какой-либо вред, сколько добыть информацию об их технике и планах. Павел — молчаливый агент "конторы", помогающий мне в этой весьма сложной и чертовски опасной миссии, предпочитающий общаться скорее жестами, чем словами. Что-либо большего сказать о нём я не могу, кроме того, что он умеет как-то незаметно без слов и лишних действий показать, что мне нужно делать. Если я что делаю не так, то он как-то просто и незаметно исправляет мои ошибки, обозначая их. Впрочем, чего-либо особенного за мной пока не замечено, просто не хватает общей подготовки. Если в городе я могу становиться полностью невидимым благодаря психологическим приёмам, то на открытой местности требуется пользоваться обычной маскировкой. И эта маскировка — отдельная большая наука, в которой я только делаю свои первые шаги под присмотром опытного наставника. Психологические приёмы, конечно, работают и тут, но вот собаки, имеющиеся у здешних вояк, они на всю эту "психологию" не всегда именно как мне надо реагируют, скорее наоборот. В общем, я хожу по этим горам буквально на грани фола, одно неверное движение и случится грандиозное фиаско. Ну почему так оказывается, что без меня никуда и никак, почему я стал таким незаменимым? Я ведь до сих пор внутри остаюсь всего лишь учёным, несмотря на свою нынешнюю деятельность. Так, пока ещё делать нечего, до ночи далеко, расскажу по порядку о том, что произошло за последние месяцы.

В мире прошлого нашими людьми ведётся активная подготовка к государственному перевороту, там уже, в принципе, справятся и без меня. Верне это будет не переворот, а как раз — перехват случившегося в пятьдесят третьем переворота, и возвращение СССР скорее на ту политическую линию, что проводилась Вождём до его смерти. Нам очень не хочется устраивать кровавую баню для советского руководства, но другого пути, гарантированно приводящего к нужным результатам, пока не найдено. Ещё остаётся надежда, что мне лично удастся убедить Хрущёва и через него многих других зарвавшихся партийных деятелей, что они были сильно неправы. Как сказал Аль Капоне — "добрым словом и пистолетом можно сделать куда больше, чем одним добрым словом", а потому мы должны иметь реальную возможность уничтожить всех тех, кто не захочет слышать наши "добрые слова" из-за собственных корыстных интересов. Людей у нас мало, но грамотная организация по типу малых разрозненных глубоко законспирированных диверсионных групп, действующих без прямого руководства по заранее продуманным и прописанным планам, способна эффективно противостоять местному КГБ и другим организациям, охраняющим высокопоставленных предателей от народа. Весомую роль сыграла информация, полученная нами от "конторы" нашего мира. Благодаря ей мы смогли быстро вычислить всех, кто не просто поддерживал Хрущёва, но и направлял его в сторону, которая, в итоге, привела СССР к краху. Конечно, мы бы справились и без неё сами, но эта информация сильно сэкономила нам время. Также она позволила избежать ошибок, не засветится перед контрразведкой и завербовать в наши ряды множество местных людей от простых милиционеров до самых партийных и военных верхов, которые оказывали нашим людям непосредственную помощь. Впрочем, как показывали расчёты, мы не сможем долго обеспечить тайну, риск утечки информации с каждым днём всё возрастает, а потому операция "Кремль" должна была начаться ещё две недели назад, но вдруг резко потребовалось моё участие в нашем времени. Так как на меня была возложена миссия донесения "добрых слов", операция была отложена до моего возвращения или, если со мной что-либо случится, на месяц, но тогда она уже гарантированно пойдёт по самому жесткому сценарию, предполагающему едино моментное уничтожение всего советского руководства, взявшего курс на предательство интересов страны. Весь остаток осени и начало зимы в мире прошлого я лазил по московским подземельям, по нескольку раз прорабатывая различные варианты своего отступления из Кремля после беседы с Хрущёвым, которая ещё неизвестно как закончится. Если его не удастся убедить, мне придётся прямо там его убить, я сам выбрал такой вариант, несмотря на то, что он был чрезвычайно опасен. Пару раз я проникал в Кремль через охрану, используя свою психическую маскировку. Но потом, пользуясь возможностями местных "дедов", меня пристроили туда на работу в один из второстепенных отделов местной охраны, что существенно снижало опасность для меня, но увеличивало потенциальные риски для "дедов" и всех остальных, в случае моего провала. Всё же в меня верили, порой даже больше, чем я сам верил в себя. И вот, буквально за два дня до окончательного принятия плана действий, меня так не вовремя выдернули в наше время.

– Очухались, Алексей Сергеевич, — поприветствовал меня Николай, после того, как я вышел из портала.

Хотя переходы между мирами мне уже не доставляли особого дискомфорта, за исключением перехода в будущее, вид был у меня несколько помятый. Так получилось, что до портала я бежал бегом десять километров.

– Что у вас тут случилось, такое срочное? Умер кто, или власть в стране поменялась?

– Да нет, пока ещё не поменялась, но работы в эту сторону уже идут, — Николай подмигнул мне, сказав фразу заговорщицким тоном. — Нашей малочисленной группе, активно занимающейся "гостями" и вашим проектом, удалось обнаружить место, откуда эти "гости" проникают в наш мир.

– И где же это благословенное место, Англия или Америка? — постарался я озвучить свои догадки.

– А вот и нифига подобного, не угадал. Швейцария!

– Ого, а чего они там делают-то?

– База у них там. Судя по всему, она построена ещё до второй мировой войны. Ладно, пойдём к машине, по дороге расскажу, что тут произошло в последнее время.

Мы отошли от лаборатории в лес, где стояла машина. Это была та самая "Нива" Ивана Михайловича, на которой я уходил прошлой зимой от погони. Стёкла, пробитые пулями, были заменены, и, судя по их толщине, теперь они пулестойкие. Да и сама машина перекрашена в другой цвет, по осадке став чуть тяжелее. Сам Иван Михайлович отбыл в мир прошлого, а его машина пришлась очень кстати для поездок на нашу базу из города. Всё же дорогу через лес осилит не каждый джип, особенно после дождя, которые в этом году что-то зачастили.

– Гляжу, доработали машинку, кто такой у вас умный?

– Да есть у нас тут один кадр, ты его ещё не знаешь, потом познакомлю. Вот он и постарался. Тут теперь вставки из титановых листов и нескольких слоёв кевлара, по идее машина должна держать автоматную пулю, а вес едва достиг веса обычной "Нивы". Твой Иван настоящий гений техники, такую вещь сделал. Жалко в серию её не запустишь, никто не даст, а то нам для оперативной работы в самый раз пошла бы.

– Ничего, ничего, Иван сейчас в прошлом совратил председательшу и строит местную пищевую промышленность, потом и за машиностроение возьмётся. Так что переделаем портал и будем экспортировать его поделки сюда специально для вас, — отшутился я.

– Шутишь ты всё, Сергеич. А портал тебе всё равно придётся переделывать, принято решение на этом месте дом отдыха строить. Элитный.

– Это ещё зачем? — удивился я.

– Для маскировки, естественно. Ты же и так развил такую бурную деятельность, что вскоре прятать вас нам станет не по силам. Вот мы и приняли соответствующее решение, руководствуясь своими соображениями. Строительство начнётся в сентябре, так что готовься нам помогать, чтобы наши строители чего не испортили в твоём хозяйстве и не узнали чего лишнего.

Тем временем лесная дорога, представляющая разбитую колею в жидкой глине, превратилась в приличную щебёночную насыпь.

– Вот, смотри, дорогу уже строят, потом даже асфальт будет — продолжил Николай. — А главное, что никто ничего не подумает, строительством официально заведуют очень "тёмные" личности, "русская мафия", короче. Типа облюбовали они медвежий уголок для своих тайных встреч. Наши оппоненты, понятное дело, всё проверят со своей стороны, место-то засвечено, но мы для них хорошую дезу подготовили, так что всё будет тип-топ, не беспокойся.

– Ладно, я понял, — прервал я его монолог, — но зачем вы меня дёрнули то? Знаете же, что у нас там сейчас намечается.

– Извиняй, Сергеич, без тебя никак не обойдётся. Я же тебе уже про базу сказал?

– Ну да, сказал. И что это не подождёт или вы своими силами не справитесь?

– Похоже, что нет. Приедем, ясно станет, может и вправду зря тебя дёрнули.

– А что хоть за база эта и как вы её нашли?

– Ну ты помнишь того диверсанта, снарягу которого ты нам сдал?

– Ещё бы не помнить, я потом несколько дней переживал, спасибо Аниськину, помог мне с моей хворью.

– Так вот, в планшете у него было задание проникнуть на командный пункт космических войск, где внести специальные искажения в данные компьютера, обрабатывающего канал связи с новым спутником, запуск которого состоялся на следующий день после его сброса. А потом уничтожить некоторые накопители информации там же.

– Пока ничего не понимаю, — заметил я.

– Как и в случае с диверсией на атомной станции, "гостям" помешала случайность, в роли которой теперь оказался ты сам. Хотя, мне, и не только мне одному, кажется, что таких случайностей быть не должно, но тем не менее.

– Поверь, я точно не устраивал своё похищение.

– Верю-верю, но свою безвременную кончину ты устроил классно.

– Я просто воспользовался сложившейся ситуацией. Ладно, что было дальше?

– А вот тут хорошо и оперативно сработали наши аналитики. Ну, спрашивается, зачем "гостям" проводить эту диверсию, что она может им дать? Просто так они не стали бы ничего делать, верно? А тут такая серьёзная предварительная подготовка проведена. У твоего диверсанта была реальная возможность выполнить своё задание, так как среди нашего военного командования есть "крот", сливающий "гостям" нужную информацию, а может и не один, или они просто пользуются захваченными ими российскими архивами своего мира, который пока ещё тождественен нашему. Не исключено, что у них есть и то и другое, больно всё хорошо было ими проработано, были учтены все мелкие нюансы. Следовательно "гостям" было очень нужно, чтобы наши ВКС не получили данных с нового спутника, а заодно, чтобы исчезла информация, накопленная другими космическими аппаратами двойного назначения.

– Начинаю немного понимать. Но как так оказалось, что всё, что им нужно, было сложено в одном месте? Разве военные не должны всё дублировать по нескольку раз, да ещё в разных местах?

– Так уж сложилось. У нас тут ранее были большие сокращения, "разрядка", и всё такое, гад Меченый, вот и получилось, что всё поспешно свели на одну базу. Но теперь вроде как собираются опять развивать космическую разведку, так что будет всё по всей военной науке, как надо. Но не прям сейчас.

Оказывается не всё плохо в современной России, как я думал ранее, раз наши военные запускают новейшие спутники-шпионы.

– Короче, подняли некоторые ещё советские программы, которые были почти заброшены почти в готовом состоянии, как этот спутник. Впрочем, запуск его всё откладывали и откладывали по различным причинам уже целый год. И по результатам этого запуска планировалось принять решение о запуске других подобных аппаратов, которые лежат на складе ВКС ещё с советских времён. Если бы диверсант сумел выполнить своё задание, то программу просто закрыли, без вариантов. А так нашим аналитикам практически прямым текстом сказали, что нужно искать.

– Да, однако, у вас тут всё через одно место, как всегда. Пока носом не ткнёшь — никто не почешется.

– Что поделаешь, страну сдали, вот и бардак, ну ты сам знаешь.

– И что дальше?

– Дальше, по внутренним каналам военных прошла информация о том, что запущенный космический аппарат потерял управление по причине проблем наземных служб связи и вышел из строя, потеряв ориентацию солнечных батарей, и, заодно, о серьёзной аварии в информационном центре. "Техника старая, десять лет без нормального обслуживания и всё такое". Даже назначили расследование причин аварии, которое, впрочем, было быстро прекращено приказом из министерства обороны. То есть, пока ещё нами не обнаруженный "крот" гарантированно отправил своим хозяевам информацию об их успехе. Но на самом деле всё было ровно наоборот. Новый спутник, в задачу которого входило наблюдение за поверхностью Земли в низкочастотных электромагнитных диапазонах, отработал штатно и успешно передал данные. В них, казалось бы, не было ничего необычного, что уж очень сильно отличалось от ожидаемого результата. Но вот сравнение некоторых отдельных параметров излучения с той информацией, что хранилась на накопителях, предполагаемых под вторую цель диверсии, которая была ранее получена с военных метеорологических спутников, выявило несколько нетипичных аномалий в одном месте посреди Европы. Это место проверили ещё раз, а потом ещё несколько раз. Аномалии то появлялись, то исчезали, хотя после запуска спутника они устойчиво держались всего несколько дней. А потом подняли данные по порталу, полученные из первых артефактов, доставшихся нам от "гостей", и всё стало ясно. Так и была обнаружена работа чужого портала из нашего мира, ведущего куда-то в мир прошлого.

– Занятно. А наш портал вы так не "смотрели"?

– "Смотрели", естественно. Да, некоторая энергетическая активность на том месте, где он расположен, наблюдается, но она принципиально отличается от того, что имеется у "гостей". Нет характерных сильных всплесков, просто ровный фон. Нечто подобное наблюдается в нескольких геомагнитных аномалиях, как правило, связанных с залеганием железных руд близко к поверхности. Короче, твой портал от ихнего сильно отличается, известными нам методами его с орбиты не распознать. Почему так — это тебе виднее, Сергеич. Но это ещё не всё. Удалось выяснить, куда летел самолёт, который ты взорвал над Финляндией. Также выяснили его регулярные маршруты за год до этого. Многие из них вели на небольшую военную базу в Швейцарии.

– Туда же, где засекли портал?

– Почти, слушай дальше. В той экипировке диверсанта было поисковое радиоустройство, включающееся по сигналу со спутника. И через пять дней после как бы "успешной" диверсии его стали активно искать. Естественно, самого его не нашли, но зато мы отследили самих искателей. Когда те искатели почуяли неладное, и быстро эвакуировались из страны, мы их уже плотно вели. Догадываясь, что живыми взять не получится, у них есть какая-то система самоликвидации, в случае пленения, и с которой мы пока ещё не разобрались, наши люди просто сопроводили их до того момента, когда стала невозможной дальнейшая слежка. Их след как раз опять оборвался в Швейцарии, всё на той же военной базе в горах.

– Хорошо, я очень рад, что вы нашли логово врага. Но зачем сейчас вам нужен именно я, неужели кроме меня некому провести разведку на местности?

– Такая попытка уже была, но едва не закончилась трагично для наших разведчиков. Их спасла только хорошая подготовка и страхующая группа. База "гостей" охраняется электронными устройствами, обнаруживающими любого человека на расстоянии и отличающих его от животных, которых немало в тех краях. Судя по всему, там стоит то же самое, что охраняло железную дорогу в мире будущего из твоего рассказа. Кстати, ты же ещё не знаешь, партизанки позавчера перекинули нам информацию о примерном принципе действия датчиков этой системы. Они там прихватили один из них и даже исследовали его, хотя он был в нерабочем состоянии. По их сведениям входит, что реагирует датчик на слабое электромагнитное излучение мозга, которое никак невозможно экранировать портативным способом из-за большой длины волн. По спектру этого излучения происходит селекция на людей и других высших организмов. Люди имеют очень специфическую характеристику излучения мозга, на которую и ориентируются защитные системы.

– А чем же я так отличаюсь от всех остальных людей, что на меня эта система не реагирует как на всех остальных?

– Вот это мы и едем проверить. Думаю, в нашем ведомственном госпитале тебе понравится.

Потом мы ещё поговорили в дороге о всяком разном, я пожаловался, что боюсь врачей, так как не доверяю им ни грамма. Благо мне как-то довелось близко пообщаться с нашей "бесплатной медициной", когда умерла моя мать от простого воспаления, не получив должной помощи от врачей, вернее наоборот, получив совсем не ту помощь, что была нужна. В результате неправильного диагноза было потеряно время и…, я пытался привлечь хоть кого-то из причастных врачей к ответственности, но наткнулся на прочную круговую поруку. Одни врачи прикрывали других и наоборот. Профессиональная солидарность у них, блин, а люди гибнут из-за их лени и некомпетентности. Верю, что есть и настоящие врачи, помнящие о той самой клятве Гиппократа, но как-то мне не везло встретить таковых на своём жизненном пути. Может просто не повезло. Николай безуспешно пытался меня переубедить, что мол, не всё так плохо в отечественной медицине, вот приедем, сам убедишься, но его аргументы были для меня слабоваты. В конце концов, не заезжая в Москву, впрочем, чего нам там было делать, мы прибыли в военный госпиталь для обследование меня томографом, как сказал Николай. Эх, если бы дело ограничилось только этим самым томографом. Меня промучили два дня, снимая кардиограммы, энцефаллограммы и делая кучу других анализов. Я успел почувствовать себя в роли той самой подопытной мыши, с которыми сам поступал совсем немилосердно. Хорошо хоть кормили хорошо, даже настоящая чёрная икра имелась на бутербродах, скармливаемых мне между процедурами. Зато, в итоге, выяснилось, как воздействует портал на человеческую психику. Вернее, не столько психику, сколько физиологию, но психике, как оказалось, тоже перепало. Своим сильнейшим электромагнитным воздействием при переходе, портал буквально загоняет электрическую активность в глубинные слои мозга и подавляет активность коры. Ну не то, чтобы подавляет, скорее — изменяет её. У меня, как человека, больше всех ходившего туда-сюда, изменилась даже биохимия мозга. Что-то там связанное нейромедиаторами или ещё с чем, я так и не понял из объяснения врачей. Но на психике это отразилась не сильно, и даже заметно поспособствовало моим психическим тренировкам. А может быть, это тренировки так повлияли, вкупе с действием портала, сказать сложно. Мой мозг "фонит" уже сильно иначе, чем у обычного человека, этот "фон" скорее близок к тому, что присуще крупным кошачьим. Вот бы ещё ночное зрение развилось бы, как у них…, но мечтать не вредно. Теперь мне было совсем неудивительно, что охранные системы "гостей" на меня не срабатывали. Не человек я для них и точка, кошка какая дикая и всё тут. И потому только мне и лезть в самое логово врага, чтобы вызнать все его страшные тайны, чем скорее — тем лучше, так как в последнее время "гости" опять активно пользуются порталом, что-то нехорошее замышляя.

– Вот, смотри, — протянул мне толстую пачку фотографий Николай, когда забрал меня из госпиталя.

Я начал листать спутниковые снимки, а потом снимки, сделанные с большого расстояния людьми.

– Это и есть та самая база. Нет, не эта, — он отобрал у меня из рук снимок явной военной авиабазы, с двумя взлётно-посадочными полосами, и капонирами для укрытия самолётов под землёй. — Вот здесь, он выбрал несколько снимков из пачки.

Я внимательно смотрел на снимки и не находил там ничего особенного, заслуживающего внимания. Николай достал ещё один снимок, со следами обработки, изменившей параметры изображения.

– Вот взлётно-посадочная полоса, идущая рядом со скалой — показал он мне на чуть отличающуюся от остального фона полоску. — Её длина три километра, она вроде бы оканчивается вот тут, упираясь прямо в скалу. Но на самом деле тут расположены ворота, так хорошо замаскированные под местный скальный камень, что даже изблизи трудно что-либо распознать, пока они закрыты. Ворота открываются только для впуска и выпуска самолётов на очень короткое время. Вообще-то посадка самолёта на такую полосу очень опасна. Одна небольшая ошибка пилота, случайный резкий порыв ветра, ведёт к неизбежной катастрофе. Но как мы не искали, так и не нашли следов авиакатастроф в этом месте, так что можно уверенно сказать, что пилоты у "гостей" самой высшей квалификации. В качестве резерва на всякий случай плохой погоды, может использоваться авиабаза ВВС Швейцарии, которую ты только что смотрел. Она расположена всего в пяти километрах от базы "гостей", и не исключено, что как-либо связана с ней. Там есть свои системы ПВО, своя охрана и свои подземные сооружения. "Гостевая" база находится глубоко в толще скалы, и практически незаметна для внешнего наблюдателя, даже имеющего хорошую спутниковую разведку. Только если знать, что конкретно искать, можно найти выходящую на поверхность инфраструктуру, которую опять же можно принять как принадлежащую швейцарцам.

– И как вы предлагаете мне туда лезть, через вентиляцию, что ли? — я держал в руках ещё один снимок, где красными кружками были обведены некоторые объекты, похожие на большие камни и помеченные текстом как вентиляция.

– Нет, это исключено. Это только в кино героям удаётся проникать на защищённые объекты через вентиляцию. А в реале все эти инженерные сооружения мало того, что снаружи перекрыты решетками и имеют сигнализацию, срабатывающую при их открытии, но и, с большой вероятностью, там сделаны слишком узкие каналы, чтобы в них мог пролезть человек. Потому все идеи воспользоваться для проникновения этими самыми вентиляционными ходами нами были отброшены изначально. Уже на самой базе вентиляцию, в перспективе, как-либо можно использовать, хотя объекты такой степени защищённости должны строиться изначально с защитой от любого варианта несанкционированного перемещения человека даже внутри, но у нас на эту вентиляцию есть другие планы. Это дело будущего, посмотрим.

– А как же тогда быть? Ждать самолёта и заходить вместе с ним в открытые ворота?

– Именно так. Расчёт на наглость и отсутствие автоматической охраны. Косвенно это подтверждается результатами наших наблюдений, периметр территории, прилегающей к полосе и воротам, а так же выходам вентиляционных шахт, прикрыт теми самыми защитными комплексами, которые на тебя не реагируют. На самой же территории ничего другого не обнаружено. То есть никаких камер, тепловых датчиков, или чего-либо подобного, что мы могли бы обнаружить своими средствами. Может быть, они и есть, но спрятаны и высовываются, если только сработала внешняя система контроля.

– Стрёмно как-то туда лезть…, может, есть другие варианты?

– Теоретически база должна иметь ещё несколько аварийных входов-выходов, но где они расположены нам так и не удалось узнать, и если бы мы даже узнали, то встал бы вопрос, а как их открыть, не потревожив сигнализации. Очень сомневаюсь, что её там забыли поставить. А вообще "гости" очень хорошо устроились, на самом высоком уровне военного строительства.

– А что с базой ВВС, если она как-либо связана с "гостями", может проще проникнуть через неё? Наверняка там есть ходы.

– Может быть, и есть, не знаем. И охраняется она тоже неплохо, патрули с собаками регулярно обходят периметр. Все наши попытки узнать что-либо большее об этой базе по своим каналам окончились неудачно, хотя узнали мы многое. К примеру, что сама авиабаза была построена ещё до второй мировой войны, строительство началось в тридцать третьем году и официально закончилось к тридцать девятому. Про саму авиабазу была ещё и другая информация, но она никак не могла помочь что-либо выяснить про "гостей", разве что расписание и маршруты их самолётов, благодаря чему и возник наш план возможного проникновения.

Потом были долгие часы подготовки к вылету во Францию, где меня и встретил молчаливый Павел. Вместе с ним мы перешли швейцарскую границу, через пару дней оказавшись около той самой базы, занявшись наблюдениями и ожиданием удачного момента. Кроме нас в операции было задействовано немало людей, но где они находились и что делали, я не знал.

Эх, солнцепёк так и не ослабевает, хотя время близится к вечеру, а укрыться в тень тут просто негде, сплошные камни. Вот, наконец, пришел долгожданный сигнал о том, что нужно быть максимально готовыми к действию в любую минуту. Именно этого самого сигнала мы и ждали три дня. Так, вот пришло ещё одно предупреждение, самолёт будет заходить на посадку через двадцать минут, мне пора выдвигаться на исходную позицию к воротам. И тут, как назло, на моём планируемом пути оказался пеший патруль с авиабазы швейцарских ВВС. Эти патрули периодически обходили прилегающую территорию, частично огибая и базу "гостей", но не заходили в зону действия её охранных систем. Если теперь выжидать, когда этот патруль уйдёт на безопасное расстояние, то я просто не успею, и придётся ждать ещё несколько дней в лучшем случае. Хорошо хоть у этого патруля нет собаки. Видя моё замешательство, Павел показывает знаками, мол — "иди туда прямо, я отвлеку их внимание". Что делать, не доверять напарнику нельзя, если он что "говорит", то так оно и будет. Я медленно пополз вниз, в сторону тропы, по которой не спеша, поглядывая по сторонам, шли трое патрульных с элегантными штурмовыми винтовками. Пока меня будет сложно заметить, так как с моей стороны им в глаза светит солнце. Но когда я пересеку их тропу, то там будет около пятидесяти метров открытого пространства, где я буду у них как на ладони и где совершенно негде спрятаться. Эх, наглость — второе счастье, рисковать, так рисковать. "Включаю" свою "цыганскую невидимость", не исключено, что поможет, встаю в полный рост и иду вниз, стараясь не зацепить ногами свободные камни, как только я ползком пересёк тропу за спинами патруля. В это же самое время в стороне, где остался Павел, послышалось шуршание камней и звуки, напоминающие сдавленное чихание. Боковым зрением, чуть-чуть повернув голову, я наблюдаю, как всё внимание патрульных сосредоточилось в той стороне, откуда раздались звуки. Двое застыли на месте, присев на одно колено и выставив в ту сторону свои автоматы. Последний автоматчик стал медленно взбираться по склону, чтобы проверить источник шума. В мою сторону, естественно, никто так и не посмотрел вплоть до момента, когда я укрылся за грудой камней, скрывающих меня от взглядов с тропы. Теперь о патруле можно забыть. Сильно сомневаюсь, что этот патруль сможет обнаружить Павла, скорее всего он уже успел хорошо спрятаться, так что мне нужно сосредоточится исключительно на своём задании. Быстро перебегаю по склону ещё примерно двести метров, сердце готово выпрыгнуть из груди от волнения, так как я вступаю в охранный периметр базы "гостей" и в любой момент меня может поджарить невидимый микроволновый излучатель. Ощущения ровно те же самые, как если бежать по полю, обозначенному табличками с черепом и костями и надписью "мины". Понимаю, что, по идее, на меня эта автоматика не должна среагировать, но, тем не менее, никак не могу справится со страхом, постепенно переходящим в настоящую панику. Такого не было со мной, когда я шел на штурм поезда в мире будущего. Может быть, тогда я чувствовал поддержку со стороны Светлой, а может быть, просто ещё не представлял опасности. В какой-то момент я чуть было не повернул и побежал обратно, но потом страх сменился на злость. "Хрен вам, "гости незваные", ничего у вас не получится", — про себя думал я, когда сумел пробраться к самым воротам чуть в стороне от взлётной полосы, и залечь среди камней, будучи похожим на один их них, если посмотреть со стороны. Прошла тягостная минута, каждой секундой отзываясь у меня в висках, и в этот момент похожие на крутые каменные откосы ворота медленно поползли по направляющим в разные стороны, открывая тёмное чрево гигантского тоннеля, уходящего в глубину горы, и послышался знакомый шум заходящего на посадку большого самолёта. Пришло моё время действовать.

Самолёт грузно пробежался по посадочной полосе, полностью остановившись только у самых открытых ворот. Вой двигателей стих и из чрева тоннеля выехал небольшой тягач, подцепив самолёт за переднюю стойку шасси. Судя по всему, тягачом управлял только один человек, хотя положено минимум двое. Неудивительно, людей у "гостей" не много. Местным они не доверяют напрочь, раз даже диверсионные группы в наш мир из своего закидывают, а ведь при их финансах могли бы и нанять, что им золота мало? Но мне это только на руку. Внимательно оглядываясь вокруг, быстро вскакиваю и бегу к самолёту, медленно въезжающему в ворота, стараясь держаться в мёртвой зоне видимости, как из тягача, так и из самого самолёта. Судя по отсутствию какой-либо реакции, я остался незамеченным, когда взобрался по боковой стойке шасси в её гондолу. Теперь меня будет не просто разглядеть снаружи, потребуется специально заглядывать снизу-вверх, да ещё при этом пользоваться фонарём. А я ведь ещё на себя психическую маскировку накину, так и не заметят. Но пока никто не видит, можно высунуть голову, осмотреть внимательно, что творится вокруг. Тем временем самолёт въехал достаточно далеко внутрь горы, я успел заметить, как закрылись внешние ворота. Оказывается, внутри были ещё одни массивные ворота-заслонка, перед которой и остановился тягач. Когда окончательно закрылись внешние ворота, заслонка стала медленно-медленно опускаться вниз. В тусклом освещении тоннеля я сумел рассмотреть её толщину и удивиться. Если меня не подводит глазомер, то они была около трёх-трёх с половиной метров толщиной. Интересно, как они поднимают и опускают эту махину, судя по всему, способную выдержать ударную волну от близкого ядерного взрыва средней мощности? Да ещё опускают совсем беззвучно. Не иначе как гидравлика или перекачивание жидкости из резервуара под этой плитой. Вот всегда меня интересуют малозначительные технические детали. Когда заслонка, наконец, опустилась до уровня пола, самолёт тронулся дальше в хорошо освещённое прожекторами внутреннее пространство подземного авиа-ангара. Здесь, в этом ангаре был ещё один большой самолёт и несколько небольших. Тем временем самолёт заехал на очерченный широкой красной полосой круг, который начал вращаться, поворачивая самолёт носом в сторону выхода. Из боковых дверей показались люди, и я спрятал голову обратно внутрь гондолы, весь обратившись в слух.

– Хай, Макс, как долетели? — говорили по-английски очень хриплым голосом откуда-то снизу.

– Опять над океаном в болтанку попали, пришлось поволноваться. Давай, подгоняй трап скорее, потом поболтаем, пассажиры волнуются, — теперь голос шел сверху, скорее всего это был пилот, говоривший из открытой форточки кабины или из выходного люка. — У вас тут всё нормально, Генрих не орёт?

– Орёт-орёт, куда же ему деваться, разве он без этого может? У нас ведь всё не так, как ему надо, а как ему надо он и сам не знает. Совсем достал, урод жирный!

– Он нас встречать придёт?

– Сейчас-сейчас, натянет форму на своё громадное пузо, если брюки застегнуть сможет, и покажется во всей красе, а что?

– Тогда не уходи далеко, ему сейчас за ваши страдания хвост накрутят, ох как накрутят, догадываешься, кто прилетел?

– Неужели сам Вульф?!!

– Он самый. И, судя по тем разговорам, что я слышал в полёте, он очень сильно недоволен Генрихом. Так что сейчас тут бесплатный цирк начнётся, можно занимать лучшие места, только не отсвечивать, как бы не попасть под горячую руку.

– Благодарю за совет, Макс, я из кабины трапа вылезать не буду, а Дик в грузовом каре отсидится. Потом обсудим в погребке на нижнем ярусе, окей?

– Окей. Всё, прячемся, идёт…

Я осторожно выглянул и стал наблюдать, как к самолёту подъехал трап, а из одной дальней двери показался очень толстый человек в чёрной форме. "- Типичная жертва Макдональдса", про себя подумал я, глядя на него. Мне было плохо видно, и всё же я сумел разглядеть, как этот толстяк, шедший сначала гордым шагом хозяина этой территории, вдруг резко сник, приняв позу подчинения, едва подойдя к трапу. Уж повезло, так повезло, тут самое главное начальство пожаловало, да ещё в плохом расположении духа, теперь нужно ловить момент и быть очень внимательным.

– Генрих, вы опять не справились с заданием? — голос, идущий с трапа, был таким властным и сильным, не терпящим никаких возражений, что даже у меня возникло желание спрятаться куда подальше.

Толстяк под действием этого голоса стал ещё меньше ростом.

– Эдвард второй же мне обещал уточняющие коэффициенты для синхронизации, ещё полгода назад и вы тоже… — вяло промямлил он в ответ.

– Эдвард мёртв, а я тебе ничего такого не обещал, кретин, кроме того, как отправить тебя в это дерьмо Союза эхо два, если ты не справишься сам, усёк? Как идут поставки? — властный голос раздавался эхом в большом ангаре, заставляя всех, кто его слышал, искать щели, чтобы спрятаться с них.

Хотя трап мне существенно закрывал обзор, мешая рассмотреть, что происходит внизу, но можно было уверенно сказать, что Генрих едва держится на ногах. Владелец властного голоса уже стоял с ним рядом, закрытый от меня трапом. Тем временем толстяк нашел силы ответить.

– Нам удалось поднять производительность перехода практически до девятисот пятидесяти фунтов (~420 кг) в сутки…, Эдвард второй…

– Я больше не хочу ничего слышать об Эдварде, мне нужна устойчивая производительность не менее трёх тысяч фунтов, урод!

– Но это невозможно без уточнения параметров синхронизации, канал слишком неустойчив.

– Сколько тебе ещё нужно лет, чтобы всё это уточнить? Разве тебе чего-либо не хватает?

– Вы же знаете всю теорию лучше меня, бессмертный Господин, полная стабильность будет только при значительном удалении эховолны от первичного источника, что с миром эхо два случится только через десять лет. До тех пор мы не сможем переносить массы большей, чем тысяча фунтов в сутки на один пробой, независимо от приложенной энергии.

– Вся ваша головастая теория — сплошной обман, почему эти проклятые русские смогли, а вы нет?

– Я не знаю, бессмертный Господин, этим занимались Эдвард второй и Жак Ков…

– Теперь это будет твоей заботой, Генрих, — властный голос стал чуточку мягче, — после того, как вы справитесь с русской инфекцией в эхо два. Группа Зет уже переправлена туда?

– Никак нет, бессмертный Господин, вы сами требовали пустить вперёд золото.

– Почему ты такой глупец, Генрих, до сих пор не можешь самостоятельно отличать первостепенные цели от остальных? Ты же сам подавал мне отчёт о критической ситуации в эхо два.

– Но вы требовали…

– Я требовал от тебя думать своей башкой, идиот! Короче, сколько времени у тебя займёт разгрузка и заправка самолёта?

– Минут сорок, бессмертный Господин.

– Действуй быстрее, группу Зет собирай немедленно в полном составе, грузи в самолёт и отправляй на атлантическую базу, они пойдут в эхо два оттуда. Как раз сегодня и завтра там будет устойчивый канал, подлодка ждёт. Не теряй времени, это твой последний шанс. Я сейчас возвращаюсь в эхо четыре, ты пока остаёшься здесь главным. Но учти, я уже нашел тебе замену, догадываешься, кто это будет и что светит тебе? Так что не подводи меня больше.

Мне удалось высунуться из люка чуть больше, очень мне хотелось разглядеть этого самого бессмертного Господина, но всё что я успел увидеть — это мерцание резко возникшего посреди ангара портала, в котором последовательно исчезли четыре человека в строгих костюмах. Первым как раз шел тот самый Господин, но я видел его только со спины. Едва портал принял четвёртого, мерцание так же неожиданно исчезло, как и появилось. Хм, очень интересно, как они управляют этим порталом, обеспечивая связь между мирами? Видимый мной переход открывался ведь из мира будущего, но его инициализация происходила отсюда. Как работает их связь между мирами? Загадка. Тем временем толстяк оправился от потрясения, снова приняв начальственный вид.

– Эй, где вы там попрятались, бестолочи, — громко обратился он в пространство. — Быстро готовим самолёт к вылету! Макс, это и тебя касается, не притворяйся, что не слышишь, быстро передавай борт Рону, ты остаёшься тут.

Закончив отдавать распоряжения, толстяк направился к той же двери, откуда появился в ангаре и вскоре скрылся за ней. Я поспешил укрыться подальше, так как вокруг самолёта засуетилась обслуга. Подъехал заправщик как раз к тому самому крылу, в котором сидел я, и если бы техник, вставлявший заправочный шланг, внимательно посмотрел вверх, то смог бы разглядеть меня. Но он был занят чем-то другим и смотрел во все стороны, кроме верха. Слышались далёкие разговоры рабочих, но в общем возникшем шуме я не мог их расслышать, чтобы что-то понять. Как это ни странно, рабочие управились гораздо быстрее, чем обещанные Генрихом сорок минут. Когда заправщик отсоединил шланг и отъехал, я снова высунулся, оглядывая доступное мне пространство. Недалеко от трапа лицом друг к другу стояли два пилота и о чём-то говорили. Но по внешнему виду я, ни за что бы не сказал, что они симпатизируют друг другу, скорее наоборот. Не знаю, какая кошка пробежала между ними, но выглядели они так, как будто собирались бить друг другу морды. Потом один из них отправился куда-то в невидимую мне сторону, а другой пошел к трапу. Вот и произошла смена экипажа. Странно, что у них экипаж состоит всего из одного пилота, но "гостям" виднее. Вскоре в ангаре снова появился толстяк Генрих, перед которым быстро выстроились в ряд человек сто, судя по всему подготовленных бойцов. Наверное, это и есть та самая группа Зет. Толстяк гордо прохаживался перед строем, туда-сюда чего-то ожидая. На третий проход он, наконец, остановился.

– Итак, что каждому из вас предстоит делать непосредственно, вы узнаете на месте от Майкла, он в курсе. Общая цель любой ценой сохранить жизнь и положение людей из "списка А". Особую ценность для нас представляет Юрий Владимирович Андропов. Людей из "списка Б" ликвидировать при первой возможности, но чтобы ликвидация выглядела естественным событием, несчастным случаем. Главное не допустить изменения нового курса Союза в случае возможного переворота. Вам надлежит воспользоваться каналами и агентурной сетью МИ-6, она осталось практически не тронутой, в отличие от остальных. Разрешается привлекать агентов вплоть до четвёртого уровня. При обнаружении инфицированных, уничтожать немедленно. Передадите местной контрразведке ориентировки на обнаруженных нами русских агентов эхо три, отправляю их с вашей группой. Всё, остальное узнаете через восемь часов, когда прибудете на тихоокеанскую базу. Времени очень мало, поэтому спать рекомендую в полёте. Сначала туда, потом, в эхо два, обратно. Грузимся!

Бойцы похватали свои объёмные баулы, что были сложены у них за спинами, и быстро поднимались по трапу в самолёт. Толстяк стоял и смотрел на эту процессию, а потом снова громко обратился в пространство.

– Всем покинуть ангар, взлёт через пять минут!

Мне оставалось решать, что делать дальше. По идее сейчас самое время, чтобы покинуть своё укрытие и тихо пробраться на базу, пока никто не видит. Но с другой стороны, я уже узнал гораздо больше, чем рассчитывал, и не за чем подвергать себя неоправданному риску. Как я буду покидать базу, когда будет ещё один вылет? Неизвестно что ещё будет.

Когда я медленно поднимался по склону горы к назначенной точке эвакуации, оставив далеко позади ещё один патруль, а самолёт "гостей" давно растаял в закатном небе, меня одолевали тревожные мысли. Они сумели как-то раскусить наш план, они имеют неизвестные нам источники информации. И в итоге наша команда в мире прошлого буквально висит на волоске, от провала её отделяют всего несколько дней. Да, эта "группа Зет" не долетит до своей конечной точки. Покидая самолёт, я оставил им свой гостинчик, который даст о себе знать через несколько часов. Но что делать с теми, кто уже находится по другую сторону порталов? Кто они, сколько их там, как глубоко сидят и насколько они информированы? Вопросы, вопросы, без ответов. Мне нужно как можно скорее оказаться там, и приступить к выполнению задуманного, как бы трудно это не оказалось. Это наш второй, и единственный шанс сохранить свою страну и весь мир от того будущего, которое нам готовят эти непонятные "гости".

18 ноября 1954 Москва, Кремль

Как вы думаете, легко ли стоять почти целый день, без единого движения изображая из себя торшер? Лично я раньше даже не мог о таком подумать. А теперь, оказывается, мне это легко удаётся. Вернее не так. Не мне самому, а моему телу. Как это так может быть? Да очень просто. Моё тело сейчас превращено в гипсовое изваяние, в такую вычурную статую. Я не чувствую его совсем, мой разум живёт как бы совершенно отдельно. Скажете — сказки? А вот и нет. На научном языке это называется каталепсией. Чтобы она образовалась, требуется дать команду своему бессознательному зафиксировать какой-либо образ. Наверняка многие из вас видели в цирке, как фокусник сначала гипнотизирует женщину, превращая её в статую, а потом кладёт её как доску на спинки двух расставленных стульев, садясь на неё сверху. А то и пригашая ещё кого себе в помощь. И бедная женщина всё это легко выдерживает, как будто она реально стала твёрдой и упругой с милой улыбкой на лице. Чудеса, фокусы? Нет. Просто скрытая сила нашего собственного организма. Мало кто из нас знает, что каждый взрослый человек может легко поднять и перевернуть автомобиль, согнуть и завязать в узел железный лом, прыгнуть на высоту третьего этажа без разбега. И, тем не менее, в народе постоянно ходят разговоры на тему того, кто, что такого сделал с большого перепуга или сильного перепоя. Даже понятие есть такое — "состояние аффекта, включающее резервные силы организма". Но что мешает включить эти "резервные силы" волевым решением? Ничто, кроме собственного сознания. В последнее время я как раз тренировался входить в транс и действовать в нём, рассоединять тело и сознание. Стоит дать телу правильное, чёткое задание и отпустить его, переведя сознание на другую работу, так сразу сами собой включаются все эти "силы". Я даже эксперимент провёл, сколько я провишу на турнике. В обычном состоянии сознания всего пять минут — это уже большое достижение, потом пальцы синеют и отекают. А если мысленно превратить свои руки в два железных крюка и повиснуть на перекладине… лично мне надоело висеть где-то на втором часу, скучно стало. Мог бы и сутки провисеть. И ничего с моими пальцами не случилось, никаких отёков и посинений. Когда же я спросил об этом эффекте знающего человека из "конторских", тот мне прочёл целую лекцию, общей сутью которой было то, что в обычном, привычном нам состоянии сознания, мы просто совершенно неэффективно используем наши мышцы. Когда нам нужно чтобы действовали мышцы на сгиб — напрягаются не только те, которые обеспечивают нужное действие, но и все, что рядом. Плюс те, которые вообще в деле не требуются или действуют в другую сторону. Естественно, что ресурсов организма при этом всегда не хватает. Но и это ещё не всё. Мышечные усилия зависят от силы и частоты нервных импульсов, а так же их согласованности. И при действии сознательного управления достигнуть даже более-менее средней эффективности работы нервной системы управляющей мышцами не получается. Сознание сформировалось в период до трёх лет жизни и с тех пор практически не изменилось, хотя тело существенно выросло. И потому, находясь в полном сознании, взрослые люди, даже тренированные в спортзале, имеющие груду накачанных мышц, не превосходят по силе подростков, если те всерьёз испугались. А когда сознание отступает от постоянного непосредственного контроля мышечного каркаса, бессознательное задействует только то, что нужно и так как нужно, не делая ничего лишнего. Так и достигается необходимые усилия и выносливость, тело как бы само знает, что ему делать. Естественно, у всего есть свои пределы и ничего бесплатным не бывает и не отменяет физических тренировок, но какие поразительные открываются возможности, если научиться правильно "отключать голову". Вот и сейчас я пользуюсь этими возможностями вместе с "цыганской невидимостью" в кабинете Никиты Сергеевича Хрущёва практически в паре метров от него самого застыв в форме каменного изваяния, и на меня никто действительно не обращает внимания.

Хрущёв был деятелен, он работал целый день. Разбирал бумаги, громко ругался по телефону, принимал посетителей, ходил туда-сюда по кабинету, едва не задевая меня. Я же ждал назначенного времени, чтобы выйти из тени со своим предложением, от которого Никита Сергеевич не сможет отказаться. Я знал, что он будет работать допоздна и отпустит своего секретаря и часть охраны, что мне и было нужно. Уже близился назначенный на девять вечера срок, когда в кабинет Генерального Секретаря вошел заместитель председателя Президиума Верховного Совета СССР Отто Вильгейльмович Куусинен. Тот самый, который продвинул в партийные массы тезис о перерастании государства диктатуры пролетариата в общенародное государство, что стало настоящей идеологической диверсией, подорвав основы коммунистической идеологии. Неудивительно, что этот тезис был так тепло встречен и поддержан либерально настроенными представителями партийной номенклатуры и ставший частью Программы КПСС. Поздоровавшись за руку с главным, он передал ему объёмную папку.

– Здесь список нужных нам людей и краткие характеристики каждого из них вместе с выписками из их личных дел. Их нужно возвести на указанные должности как можно скорее.

Хрущёв открыл папку и стал листать бумаги, его лицо выражало заметное недовольство.

– Отто Вильгельмович, вы опять слишком торопитесь, прошлый раз ваши выдвиженцы чуть было всё не испортили. А теперь вы замахиваетесь на армию. Что скажет Жуков?

– Жуков пока поддерживает вас, Никита Сергеевич, и даже если вы будете замещать его людей, не сможет вам ничего противопоставить. Но что вы будете делать, когда армия перестанет поддерживать ваш новый курс? Вы хотите кончить как Лаврентий Павлович? — в голосе старого финского коммуниста проскользнули нотки прямой угрозы.

Хрущёв буквально покраснел как рак, при упоминании Берии. Неудивительно, ибо именно он был в сталинском СССР человеком номер два, первым кандидатом на пост Генерального Секретаря после смерти Сталина. И только его быстрое убийство позволило партийной номенклатуре захватить реальную власть. Учебники истории врут, описывая, что Берию судили перед тем как расстрелять. Если его и судили, то уже мёртвого. На самом деле он был убит сразу после ареста на заседании Президиума.

– Хорошо, Отто, я тебя понял. Ещё что есть?

– Да, есть. Мы уже подготовили примерную программу для будущего съезда партии, вы в курсе. Но вы должны нам представить и согласовать тексты ваших выступлений заранее, чтобы в итоге получить нужную реакцию. Слишком резкие изменения курса могут прийтись не по нраву многим старым партийцам, особенно на местах. Мы считаем, что основная часть должна пройти в закрытой части съезда, а не наоборот, как мы думали раньше.

– Вы считаете, что медленное растекание информации будет лучше и нас избавит от кризиса?

– Не медленное растекание, а управляемое. Съезд даст лишь первый толчок. А потом нам будет проще сразу определить всех недовольных, пока они не образуют консолидированной силы.

– Годится. Это всё?

– Всё, Никита Сергеевич.

Хрущёв и Куусинен посмотрели друг другу в глаза, пожали ещё раз друг другу руки, после чего Куусинен покинул кабинет. Хрущёв вызвал своего личного секретаря, явно находясь в скверном расположении духа.

– Что-то важное, Никита Сергеевич, — спросил вошедший секретарь Арсений Новак.

– Принеси…, курить будем.

– Никита Сергеевич, вам в таком состоянии нельзя, глядя на Генерального, заметил секретарь, — будет только хуже.

– Ну а ты у меня зачем?

– Извините, я тоже не в духе, вы же сами меня сегодня загрузили, работы много.

– Ладно, иди домой, поздно уже, я сам разберусь. И передай охране, что через два часа пусть подадут машину.

Секретарь вышел из кабинета, а Хрущёв что-то бросил себе в рот и стал жевать. Я серьёзно напрягся, так как знал что это такое. Мало кто в наше время знает, что Хрущёв был любителем марихуаны. Как и практически все троцкисты, ибо именно Лев Давидович Троцкий, любивший коноплю сам, пристрастил к ней многих своих сторонников. Вообще наркотики в высших эшелонах власти СССР были достаточно популярны. При Сталине многие партийные и хозяйственные работники подстраивались под ритм работы Вождя. А работать он любил порой по несколько суток кряду, и того же требовал от своего окружения. И поэтому множество различных препаратов помогающих долгой активности, преимущественно амфетамины, имеющие наркотическое действие, нашли своего потребителя. Не забывали и про грибы-галлюциногены с опиатами. Впрочем, тогдашняя медицина имела не так много эффективных обезболивающих и психически активных препаратов. А неврозами и депрессиями люди страдали всегда, и наркотики оказывались одними из эффективных средств лечения всего подобного, если не думать о далеко идущих последствиях. Но чем дальше, тем больше, настоящий массовый наркотизм начался именно в конце пятидесятых — шестидесятых. К примеру, мексиканский мескалин закупался СССР с 1958 года в достаточно большом количестве в "медицинских целях". Но по большей части он шел на особые препараты для спецслужб и советского руководства. Но это было ещё далеко не всё. В шестидесятых годах советское руководство, опираясь на заокеанский опыт, поставило над своим народом преступный эксперимент. В различные продукты питания стали добавлять вещества, изменяющие состояние сознания. К примеру, в "Бородинский" хлеб добавляли цветки конопли, в другие продукты добавляли препараты, вызывающие повышенную выработку эндорфинов или заменяющие естественные эндорфины вещества. Всё это напрямую относится к наркотическим препаратам. Целью же всего этого было увеличение "градуса счастья" советских людей в трудные исторические периоды, и лучшего действия пропаганды на них. Что-то надо было противопоставить последствиям денежной реформы 1961 года, сломавшей экономику и вызвавшую массовый дефицит продуктов. Но за всё надо платить. За эту массовую наркотизацию населения заплатили в следующих поколениях, ибо систематическое потребление наркотиков даже в малых и практически незаметных дозах, приводит к снижению психического и волевого потенциала у детей, делая их безвольными и безынициативными. Естественно, пострадало в первую очередь население крупных городов. Это была ещё одна причина крушения страны в 1991 году. Пусть не главная причина, просто ещё одна упавшая в чашу капелька зла, приведшая её к переполнению, наряду со множеством других подобных капель. И Хрущёв лично приложил к этому руку, будучи приверженцем идеи легализации употребления марихуаны, наравне с табаком. Только экономические соображения её прямой конкуренции с алкоголем, дающим слишком весомую долю государственных доходов за счёт здоровья людей, не допустили этого.

Сейчас же Никита Сергеевич решил поднять себе настроение чем-то из продуктов конопли, что мне было совсем некстати. Моя психическая маскировка могла дать трещину, но это было не самое главное. Главное было в том, что с опьянённым марихуаной человеком нельзя нормально договориться, и мне придётся Хрущёва убивать, хотя это нам крайне не выгодно. Но с другой стороны, сложившаяся ситуация давала шанс. Не думаю, что Никита Сергеевич захотел бы, чтобы его кто-то из охраны видел, когда он так специфически "расслабляется". Своего секретаря, с кем он "не один косяк выкурил", рядом нет, некому будет поднять тревогу. Он подошел к окну, и мерно работая челюстями, смотрел куда-то в темноту. И тут статуя, которую я представлял собой, ожила у него за спиной.

– Выплюньте жвачку немедленно, Никита Сергеевич! — металлическим твёрдым голосом, не терпящим возражений, сказал я.

Хрущёв испуганно огляделся, и выплюнул не дожеванную тёмную субстанцию на пол.

– Кто вы такой и как вы здесь оказались? — злым до предела голосом поворачиваясь, обратился он ко мне, — что вам здесь надо?

– Кто я, Никита Сергеевич, вам пока знать не обязательно, — мягким ровным, но всё ещё твёрдым голосом продолжил я. — Можете считать меня вашим неблагодарным потомком, пришедшим из далёкого будущего стребовать от вас за всё то, что вы уже совершили и собираетесь совершить в ближайшее время.

В глазах Генерального секретаря на мгновение промелькнул настоящий испуг, потом он обратил взор вниз на выплюнутую им субстанцию, видимо полагая, что ему всё это только привиделось и прислышалось.

– Я не ваша галлюцинация, приведение вашей совести, не беспокойтесь об этом, лучше подумайте, что я с вами сейчас буду делать.

Хрущёв ещё раз внимательно осмотрел кабинет, решаясь сделать шаг в сторону рабочего стола, но я мягко встал у него на пути, качая головой в разные стороны, как бы говоря "- не стоит". В верхнем ящике его стола лежал пистолет, а на самом столе была кнопка вызова охраны. Видя мой решительный вид, он снова отступил к окну. Сомневаюсь, что он будет прыгать, тут хоть и третий этаж, но высокие потолки, а на самоубийцу Никита Сергеевич совсем не похож.

– И что же вы будете делать? — ровным уверенным голосом ответил он мне.

Понятно, что если я его собирался убить, то уже давно бы смог это сделать. Но если с ним ведут беседу, то могут быть разные варианты.

– А вот это, Никита Сергеевич, будет зависеть от вас. Если мы сейчас договоримся, то вы поедете к себе домой на той машине, что через два часа вас будет ждать.

– А если мы не договоримся?

– Тогда в завтрашних газетах ваше имя будет в общем некрологе, наряду с вот этими… — я достал из внутреннего кармана несколько сложенных вчетверо листов бумаги, протянув их ему.

Он пробежал глазами по одной странице, потом по другой, открыл третью. Его лицо побелело, руки мелко затряслись. Я знал, что Хрущёв не был трусом. Да, как и все люди, он тоже чего-то мог бояться. Но трусом он не был. А тут такая значительная реакция. "Не за себя боится, факт", — про себя подумал я.

– Это же что получается, государственный переворот? Здесь же практически весь ЦК…?

– Нет, Никита Сергеевич, государственный переворот совершили вы в прошлом году. Мы просто восстанавливаем законную власть и законный курс.

– Вас никто не примет, ни народ, ни мировое сообщество!

– А нас и не надо принимать. Мы просто уничтожим всех тех, кто считает себя умнее остального народа, разложившуюся партийную верхушку, а снизу выдвинутся более здоровые силы. Если среди них окажутся такие же, как вы, мы их тоже уничтожим. Не забывайте о том, что до сих пор народ верит в Вождя и его планы, как бы вам не хотелось их отменить, свалив всю вину за свои прошлые преступления на него. И тем, кто сядет на ваше место придётся двигаться в правильном направлении. Мы ему в этом поможем.

Хрущёв побелел ещё больше. Но руки трястись перестали. Всё же он мог держать себя в руках, несмотря на всю свою эмоциональность.

– Но прольётся много крови, может случиться новая гражданская война, вы понимаете?

– Понимаем. И потому, я сейчас говорю с вами, а не стреляю из бесшумного пистолета. Вы сомневаетесь, что он у меня есть или я не умею им пользоваться?

– Что вы от меня хотите?

– Я предлагаю вам подумать о том, какой памятник вам поставят потомки. Захотят ли они положить ваше тело в Мавзолей, рядом с Лениным и Сталиным или же им будет хотеться плюнуть на вашу могилу. Хотите ли вы подохнуть как дурак или предатель, или прославится своей мудростью и дальновидностью, обретя покой в глубокой старости в благодарном окружении.

– Разве у меня есть выбор?

– Выбор есть всегда. Вчера вы выбрали одних хозяев, сегодня выберете других.

– И чем вы, как хозяева, лучше? — голос Хрущёва окреп, к нему вернулось его самообладание и некоторая уверенность, он почувствовал поле для диспута.

– Мы не хозяева, мы слуги. Слуги народа и слуги идей, которые вы предали в угоду стремления к личной власти.

– И вы всерьёз так считаете?

– Да. Мы пришли из того времени, когда благодаря вам погибла наша страна. Погиб СССР, распавшись на отдельные государства-республики. Когда пропали все великие достижения прежних времён, а выгоду из накопленного наследства для наших детей, получают внешние захватчики.

– СССР в будущем проиграл войну? — всерьёз удивился Генеральный секретарь?

– Да, проиграл. Но проиграл он её не внешнему врагу, хотя тот приложил максимум усилий для этого, а внутреннему. Верхушка коммунистической партии, выродившаяся в отдельный правящий и противостоящий народу класс, решила закрепить свои привилегии и обрести собственность. За счёт народа, естественно. И потому без боя сдала страну под гарантии внешних сил для себя лично. Впрочем, те их тоже обманули.

– И что советский народ всё это позволил?

– Народ довели до того, что он сам захотел перемен. Перемен, хоть каких-то, ибо дальше так жить было нельзя. Сначала народу долго обещали светлое коммунистическое будущее, а в дороге к коммунизму никто кормить его не собирался, скорее наоборот, потом пообещали, что при капитализме все будут обеспеченным средним классом, главное отдать всю государственную собственность особо предприимчивым "товарищам", что "Запад нам поможет". И начали этот процесс сдачи страны врагу лично вы, Никита Сергеевич.

Хрущёв выглядел реально потрясённым. Не каждый день тебе рассказывают, что произойдёт в будущем из-за твоих собственных действий. Нет, он не был предателем идеи, он реально верил, что социализм победит, и что СССР построит тот самый коммунизм. Но одно дело верить, а другое дело бороться за власть, бороться за свои частные интересы и интересы тех, кто поставил тебя к власти. Никита Сергеевич тяжело отошел в сторону и сел на стул, обхватив голову руками.

– Неужели всё это правда, что вы мне говорите?

– Хотите получить доказательства? Они будут, не сомневайтесь, — я достал из внутреннего кармана свёрнутую газету из своего времени, специально захваченную для такого случая. — Вот посмотрите. Да, такую газету можно и подделать, но не сомневайтесь — эта настоящая. Обратите внимание на стиль и письменную речь, для вашего времени она не характерна. Если будет нужно, потом мы представим и другие доказательства, более надёжные, чем это.

Минут сорок Хрущёв смотрел газетные статьи. Разделы, посвящённые международной обстановке, помощи Запада России и другим постсоветским республикам, прошедшей войне в Чечне, криминальную и светскую хронику. "- Этого не может быть, этого не может быть", — тихо про себя говорил он, переворачивая страницу за страницей.

– Смотрите, какое будет у вас будущее, — видя его скверное настроение, добил я его окончательно.

– И что же можно сделать, неужели его можно изменить?

– Было бы нельзя, я бы не стоял перед вами. Я вам рассказал не всё. Это будущее не вашего мира, а другого, который опережает вас во времени. Но его история прошлого сейчас полностью тождественна вашему настоящему. Да, нашу историю уже не изменить, но вашу ещё можно. И вы можете выбрать правильную сторону.

– А что делать с этим? — он подал мне тот список, что я дал ему в начале разговора.

– С этим уже ничего не поделаешь. Можно только сформировать отношение народа к случившемуся.

Наша операция, к моему сожалению, пошла по жесткому варианту. Едва я вернулся в прошлое, буквально через двое суток после разведки базы "гостей", как тут активизировались противостоящие нам силы. Только благодаря поддерживающим нас людям в местных спецслужбах, удалось временно отсрочить прохождение информации о нашем заговоре и подготовке к перевороту. А потому времени не оставалось совсем, и рассчитывать на "мягкие варианты" тоже не стоило. Нам хватит сил только на один неожиданный удар. Если сейчас упустить свой шанс, другого нам уже никто не даст. Сейчас партийная и хозяйственная верхушка ещё почивает на лаврах, после прошлогоднего переворота, активно расставляет на ответственные посты своих доверенных людей, выкидывает нелояльных и тех, кто слишком много знает, и совершенно не ждёт удара в спину. Вернее ждёт, но совсем от других сил и совсем не такого, какой приготовили им мы. Это и даёт нам возможность сыграть свою игру, но не даёт права на ошибку.

– Какое ещё отношение? — Хрущёв внимательно смотрел на меня снизу вверх.

– Они могут завтра стать героями, жертвами подлого заговора внешних сил, желающих ослабить СССР изнутри, уничтожив его руководство, его лучшие силы, ведущие страну к процветанию и к окончательной победе коммунизма над капитализмом и империализмом! — сказал я практически газетными лозунгами, и сам порадовался за себя, что так могу.

Кстати, вот ещё один интересный момент. В современном мире вроде бы не такая уж сложная задача заслать в некую страну диверсионную группу и уничтожить её руководство. За двадцатый век, не говоря про более ранние периоды, такое бывало не раз, убивали царей, президентов, премьеров, не считая более мелких сошек. На Сталина была не одна попытка покушения со стороны как внешних, так и внутренних сил, поддерживаемых извне. Но на последователей Вождя, Хрущёва и Брежнева почему-то особо не покушались, хотя возможностей для этого было достаточно. Это всё объясняется достаточно просто. Западные аналитики совсем недаром едят свой хлеб с икрой. Они быстро рассчитали, что если убрать слабое и разложившееся, по их мнению, руководство, в первую очередь желающее своей власти, а не служащее своему народу, то на его место могут снизу прийти те, кто будет верен идее. Особенно если учесть, что разложение было только на партийной верхушке, и практически не затронуло низы. Запад просто терпеливо ждал, пока сформируется окончательно новая номенклатурная элита, для которой главное — это исключительно свои личные интересы, а не интересы своей страны. С этой элитой у Запада всегда могли найтись универсальные средства договора — деньги. И он своего дождался в нашем мире. А тут мы ещё посмотрим.

– И что же реально мне делать сейчас? — вывел Хрущёв меня из раздумий.

– Сейчас мы спокойно выйдем из вашего кабинета. Я оправлюсь своей дорогой, вы своей, только не возвращайтесь сюда сегодня. Вот вам ещё один конверт, — я достал последний информационный "подарок". — Здесь инструкция, что нужно делать завтра, и как с нами связаться и договорится о следующей встрече, впрочем, мы сами на вас выйдем, если будет нужно, для нас нет непреодолимых препятствий, — немного блефа мне не помешает, решил я.

Мы спокойно вышли из кабинета, и спустились по пустой лестнице вниз, где была дежурная смена охраны. Не доходя до неё, я снова активировал свою маскировку и проскочил на улицу первым, не привлекши к себе внимание охранников. Хотя один из них скользнул по мне взглядом чуть больше, чем нужно, и если бы не спускавшийся сверху Хрущёв, привлекший внимание к себе, меня бы могли заметить. Мне нужно было пройти несколько десятков метров, чтобы зайти в другое здание, и там спуститься вниз, в подвал, который никак не охранялся, кроме обычной сигнализации, предварительно мной отключённой, и откуда был ход в подземные коммуникации, ведущие к станции метро "Калининская". Перед тем, как скрыться за дверью, я нажал кнопку на устройстве размером с сигаретную пачку. Через полминуты в кабинете Генерального секретаря должна сработать оставленная мной бомба, взрыва которой я не услышу.

20 ноября 1954 года, газета "Правда"

"Подлые империалисты и их внутренние пособники нанесли свой удар в самое сердце Советского Союза. В результате одновременного удара многочисленных вражеских диверсионных групп, погибли множество видных партийных и советских деятелей. Враги решили обезглавить нашу страну, лишить её руководства, сделав беззащитной перед внешней угрозой. Но враги просчитались, тщательно подготовленное покушение на Генерального Секретаря партии Никиту Сергеевича Хрущёва было сорвано службой безопасности. В результате предварительного следствия было установлено, что ниточки этого подлого заговора ведут в Великобританию и Соединённые Штаты Америки. Советская контрразведка захватила множество вражеских агентов, и они уже дают признательные показания. Несмотря на гибель наших лучших товарищей, настоящих героев-коммунистов, Советский Союз не остановится в своем неуклонном движении к коммунизму. Он и впредь будет являться для всех стран мирового сообщества примером справедливого общества рабочих и крестьян, бельмом на глазу у империалистов. Ни силой, ни подлостью им не удастся уничтожить советский народ и его стремление к справедливости во всём мире. На место павших в неравном бою героев, всегда встанут другие, и поведут советский народ к светлому будущему".

Далее газета была заполнена некрологами, среди которых выделялся некролог на Георгия Константиновича Жукова. Как ни хотелось взять его живым, чтобы узнать подробности многих событий пятьдесят третьего, это не получилось. В короткой схватке с нашими людьми он получил смертельное ранение из своего собственного оружия. События последующих дней были полностью в рамках наших планов. Всё же я сумел убедить Никиту Сергеевича выбрать правильную политику. Кстати, газетные сообщения о причастности к случившемуся британской и американских спецслужб были реальными. Правда, их целью были совсем другие лица, но это уже не имело никакого значения. Отношения между СССР и англосаксами, и так не очень хорошие в то время, были окончательно испорчены, дело дошло до высылки британского и американского посольств, не говоря уже про обычных граждан. Впрочем, вскоре международные конфликты были улажены с большой пользой для СССР, были отменены остаточные долги по ленд-лизу, и некоторые другие. Были разгромлены разведывательные сети, принадлежащие британской разведке МИ-6, проявившиеся своей активностью по указанию "гостей из будущего" — вот это было куда важнее. Ибо именно эти самые сети очень активно вербовали советских партийных работников и детей высокопоставленных лиц, помогая им разрушать свою страну изнутри в будущем. И теперь Советский Союз мог с оптимизмом смотреть вперёд, прежней истории у него больше не будет. В этот раз мы победили, но предстоит ещё очень много работы. "Гости из будущего" так просто не сдадутся, их ответного удара стоит ждать в ближайшие годы.



Оглавление

  • 22 ноября, Даллас, штат Техас 11–50
  • 14 июня 1996 года где-то в двухстах километрах от Москвы
  • Неизвестное пространство и время
  • 22 июня 1996 года Москва
  • 25 июня, Москва, центр города
  • 6 июля 1996 года Москва
  • 12 июля 1996 года где-то в двухстах километрах от Москвы лаборатория у портала
  • 21 июля 1996 года квартира где-то на окраинах Москвы
  • 17 декабря 1953 года, деревня в нескольких километрах от окна портала
  • Следующий день
  • 24 августа 1996 года где-то в двухстах километрах от Москвы лаборатория у портала
  • 26 июля 1954 года, город Москва, район 'Сокольники', квартира на рабочей окраине
  • 17 февраля 1997 года Москва 'Садовое кольцо', пробка
  • Будущее с неизвестными параметрами, Владимирские леса
  • 18 октября 1954 года, город Москва, городской ипподром
  • Вечер того же дня
  • 13 мая 1997 года, Подмосковье. Вечер
  • 24 октября 1954 года деревня в нескольких километрах от окна портала
  • 19 августа 1997 года Швейцария, горы, недалеко от французской границы
  • 18 ноября 1954 Москва, Кремль