КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно
Всего книг в библиотеке - 341856 томов
Объем библиотеки - 390 гигабайт
Всего представлено авторов - 137461
Пользователей - 76402

Последние комментарии

Впечатления

Чукк про Абабков: Самый злой вид (Дилогия) (Боевая фантастика)

Не совсем понял, что именно это призведение делает в жанре "Боевой Фантастики".
Вампиры, магия...
Вкратце - перенос сотрудников одной компании с корпоратива в лес. Все превращаются в вампиров и овладевают сверх-способностями. Безвестный офисный менеджер всех строит, нагибает, и доминирует.
Не смог осилить далее первых 20 страниц.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Гекк про Сивцов: Красноборские фантазии (Героическая фантастика)

Текста мало,одни картинки, да и те скверно нарисованы. Если кто скачал, стирайте не читая....

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Земляной: Джокер Сталина (Альтернативная история)

А вот еще один «знакомый герой»! Нет в отличие от тов.Поселягина он еще сохраняет «остатки самообладания» (слушается старших, не становится истиной в последней инствнции, не учит жизни всех и вся, не вырезает всех в состоянии тупой маниакальности) однако его очередные подвиги (сместить царя в Болгарии, сменить власть в прочих «лимитрофах», помочь «забуксовашему» маршалу Буденному и горестно стенающим товарищам из Коминтерна) все же делают его неуловимо похожим на стандартно-волевой персонаж тов.Поселягина. Сюжет книги (еще в прошлой книге перешедший из жанра попаданцы, в жанр «чистое АИ») в очередной раз удивляет описаниями последствий образовавшегося союза «немецких и советских товарищей», громящих в едином порыве «трусливые армии Антанты». Честно говоря других коллег автора уверяющих что «коричневые наци» вполне «так себе парни», которым злобный Адя просто «задурил голову» хочется сразу обвинить в скрытых симпатиях к «величайшему рейху» или просто попытках «замазать страницы истории коричневым»... Однако справедливости ради — конкретно здесь такого впечатления не усматривается. В целом все становится похоже на добрую сказку (это если конечно вы за «наших») с гордо развивающимся красным флагом над всей планетой Земля. Продолжение... даже не знаю... может быть.... заценю «одним глазком» если появится.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
DXBCKT про Поселягин: Путь истребителя (Альтернативная история)

Честно говоря когда еще в первой книге попаданец: попадает к Сталину, «передает информацию», входит в ближний круг, поет песни Высоцкого, отличается «особыми» качествами, «набивает туеву кучу» самолетов противника, получает три звезды ГСС, становится «любимцем страны» (которому все «заглядывают в рот») и совершает прочие «мыслимые и немыслимые подвиги» - поневоле начитаешь задумываться а что же будет во второй? Не стоит ли уже позавидовав такому везучему попаданцу просто «закрыть тему». Но нет! Стандартный прием «пряника и кнута» пригодится при написании и второй части. Более того в продолжении (в третьей книге) когда «масштаб героичности» попаданца оказывается «раздут до галактических пределов» - автор все так же «выходит из положения» придумывая ГГ (видимо от скуки) очередную кучу приключений (возврат в собственное будущее, отстрел «хачиков-они же скихеды», справедливое негодование родни свежеубиенных, подзуживание родни «сгонять в прошлое», портал в пруду, перетаскивание хабара, прятки от немцев, долгожданное воссоединение со «своими товарищами», нервничающий Палыч «обещающих трендюлей за самовольную отлучку» и тд и тп). Честно говоря когда-то (казалось бы совсем недавно) я с восторгом зачитывался практически любым «творением» автора и считал его шедевром. Сейчас взяв (ради интереса) третью часть данной СИ (с убившей меня наповал «монструозной обложкой») я понял «что был не прав». Опыт не удался, книга осталась непрочитанной даже на треть.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
ANSI про Орлов: Глубина (Боевая фантастика)

Интересный мир. Но опять же - наш попаданец оказывается самым крутым среди гуманоидов... Больше всего прикалывают рекламные вставки перед главами ))))

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
yavora про Князев: Налево пойдешь? (Альтернативная история)

В глаза мне, ноги. "Как же иначе они ведь иностранцы. И только после беспочвенных санкций введенных по приказу Вашингтона". Это была цитата из фентезийной книги. Ну про то что во всем виноваты либерасты Американцы и Британцы думаю упоминать не стоит. Вначале подумалось может теперь без подобных вставок в России даже электронные книги нельзя залить в сеть? Да вроде автор в Литве живет. Может ради подобных вставок и читаю фентези в России? неужели 90% автором настолько обижены жизнью, что всех надо убить и ..нужен царь(или архимаг попаданец) жестокий, но справедливый, у самих что ума не хватает?

Рейтинг: +6 ( 7 за, 1 против).
yavora про Пинчук: Стая (Альтернативная история)

У кого-то уже было похожее произведение (каюсь автора запамятовал). Ехали с аэропорта закинуло куда-то. Река море групки выживающих. Вполне сносно и люди как люди со своими подлостями, немного фентезийности добавляет что это все таки РПГ потому есть магия. И ГГ в принципе предсказуем "за справедливость рубаху порву" "магией заниматься не буду это не по честному". В принципе интересно неожиданностей нет но и критиковать и бросаться грязью в автора не за что, если будет прода автора с удовольствием прочту.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
загрузка...

СССР-2061. Сборник рассказов. Том 1 (fb2)

- СССР-2061. Сборник рассказов. Том 1 [СИ] (а.с. Конкурс рассказа СССР-2061-1) 282K, 80с. (скачать fb2) - СССР 2061

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Сборник рассказов, отобранных на литературный конкурс короткого рассказа "СССР-2061" Первая серия рассказов

Забазнов Алексей 001: Маленькие шаги людей

Его мечтой было увидеть Марс зелёным.

Р. Брэдбери, "Зелёное утро".

2061: Митя


Семён Семёныч почувствовал желание узнать время. Организм не обманул: наступил час работы в гравизале. От подъёма до отбоя каждый вахтовик был обязан четырежды пройти, хочешь или не хочешь, центрифугу, магнитный костюм и тренажёры. Когда подходило время занятий, организм готовился ныть и протестовать. Когда же тело не дождалось неизбежной каторги, заподозрило подвох и стало требовать восстановить привычный ритм. Но гравизал остался на минус первом уровне, а сейчас вся база спустилась на минус пятый, чтобы не пострадать в случае небольшой ошибки.

Если бы ошибка оказалась больше критической, не спас бы и минус пятый уровень, но Митя не мог подвести. В последние минуты операции он уже не держал руки возле рычагов внешного управления, а доверился собственной программе без остатка. В углу монитора большие цифры показывали обратный отсчёт. Когда счётчик дошёл до нуля, протянулась длинная напряжённая секунда, затем сейсмографы бешено замахали зелёными линиями, а базу затрясло.

— Однако… — пробормотал кто-то.

Тряска стала успокаиваться, и компьютер произнёс фактический результат:

— Один, восемьдесят шесть.

Митя устало улыбнулся, и на него налетела уже человеческая буря:

— Молодчина!!

— Снайпер!

— В яблочко!

— Это же надо, — хлопал Семён Семёныч счастливого Митю по плечу, — ровно 1-86!

Сейсмографы снова занервничали, и снова по стенам и полу пробежала дрожь. Ещё в течение четверти часа наблюдались сильные афтершоки, после чего наступило стабильное затишье. Компьютер уменьшил оценку рисков и сообщил:

— Разрешается подъём на минус первый уровень при условии состояния скафандров в дежурной готовности.

Дверь лифта сменила освещение с красного на жёлтый. Вахтовики подошли к ней, сканер придирчиво проверил, на всех ли надеты скафандры, готовые к моментальной герметизации, и милостиво распахнул створки.

Когда начался подъём, Митя вдруг сказал:

— На самом деле жаль, что мы его больше не увидим.

— Увидим, — пообещал Семён Семёныч. — На экскурсию поедем.

Затем помолчал и признался:

— Вообще-то, мне тоже жаль. Я на него специально посмотрел в последний раз.

— И я, — сказал кто-то.

— И я, и я… — говорили другие.

— Вот и я тоже, — задумчиво добавил Митя.

На минус первом уровне мониторы передавали вид с поверхности: звёздное небо, которому вскоре предстояло затянуться пылью, и между звёзд — одинокий Деймос.

Фобос, обречённый на неизбежное падение из-за низкой орбиты, больше не висел дамокловым мечом над будущими марсианскими базами. При помощи шести корректировочных двигателей Митина программа свела его вниз, и древний спутник упал на планету в координате 1-86.


2062: Патимат


"Черток-6" примарсился на плато, и лентоход поехал к кораблю за очередной порцией продуктов и, конечно, груза N1. По трапу "Чертока" спустился капитан, он же единственный человек на борту; лентоход подъехал, остановился, грузоботы скатились с площадки управления, а из герметичного отсека вылез Семён Семёнович.

Капитан подал руку для пожатия:

— Здравствуйте, Семён Семёнович!

— Здравствуйте, Патимат Николаевна, — протянул руку начальник базы.

Грузоботы засветились фиолетовыми диодами сети: старший, тот, что вёл машину, взял на себя функции робухгалтера. На "Чертоке" робухгалтера не было из-за ограничения по объёму, поэтому за него выступил сам искусственный интеллект корабля. Грузоботы перевозили присланное на лентоход, и старший записывал поступление, а корабль наоборот — списывал с баланса.

— Привезли ананасы, — сообщила Патимат.

— Отлично, — кивнул Семён Семёныч.

— Пять ящиков наших, один — канадских, — продолжала прекрасная гостья.

— Канадских? — переспросил хозяин.

— Ну да. Всё-таки, по праздникам фрукты на столе должны быть круглыми, как вы считаете?

— Согласен. А что с грузом номер 1?

— Пять триста. И, Семён Семёныч… Можно один контейнер мне лично?

— Конечно, — кивнул Семён Семёныч, — ведь это уже традиция.

После чего громко произнёс:

— Робухгалтер Марс — груз номер 1 — пять, двести девяносто девять.

Грузоботы послушно вынесли все серые шестиугольные ящички, кроме одного, который забрала Патимат и сказала в свою очередь:

— Робухгалтер Черток — груз номер 1 — один для капитана.

Грузоботы терпеливо ждали на площадке управления. Семён Семёнович снова громко позвал:

— Кобра-3, кобра-4, сюда.

Две серебристые "кобры" соскочили с лентохода и подъехали к людям.

— Спасибо, — поблагодарила Патимат, — но тут ведь, кажется, недалеко? Можно пешком?

— Понимаю, — улыбнулся Семён Семёныч. — Недалеко, но я, всё-таки, поеду, а контейнер давайте на багажник.

…"Кобра" с начальником базы плавно поднималась на холм, а Патимат бежала рядом размашистыми шагами и наслаждалась ощущением грунта через подошвы, хотя к вершине и запыхалась. Наверху она увидела чёрное Поле.

Оно начиналось резкой границей не так далеко от плато. После того, как упавший Фобос поднял тучу пыли и на несколько месяцев закрыл для поверхности солнечный свет, люди решили компенсировать время "пыльной зимы" и начали покрывать Марс сажей. Неутомимые роботы, полосу за полосой, создавали Поле: тонкой лентой из шестиугольных контейнеров сыпали обычный порошковый углерод с Земли, который на Марсе был несказанно ценен. Сажа цепко улавливала каждый солнечный джоуль, а затем экономно отдавала его поверхности и атмосфере: пока ещё призрачной, но с каждым днём крепнущей.

Патимат открыла контейнер и широким жестом разбросала сажу на свободном месте между насыпанными ранее чёрными пятнами; затем сунула пятерню в остатки и чёрной перчаткой вывела на поверхности планеты подпись корабля: "Ch-6".


2063: Юрген


Имя вопреки домыслам глупых журналистов было вовсе ни при чём: "Юрген" это не "Юрий", хотя оба происходят от греческого "Георгия". Просто он умудрился защитить кандидатскую в 23 года. Это не являлось абсолютным рекордом — математики защищались и в 22, но ему, климатологу, пришлось провести много времени на практиках по метеостанциям всего земного шара; даже возле Антарктиды; а уж сколько станций он объехал внутри СССР — от родного Шварцвальда до далёкого Хоккайдо на востоке, этого он не смог бы вспомнить точно даже при большом старании.

В те январские дни, когда его ровесники отмечали "экватор" — экзамены на четвёртом курсе, разделяющие две половины семилетнего обучения, Юрген сидел перед диссертационым советом и знакомился с официальными оппонентами, которых представлял сам ректор:

— Unsere Kollegen, Professor Gennadi FitilЖw aus Leningrad und Professor Jaroslaw Kaschewarow aus AkademstДdtchen.

После часовой беседы два весёлых гостя из РСФСР объявили, что по русской традиции в случае успешной защиты оппоненты проставляются соискателю на банкет; и все пошли в кантину, где профессура заказала пиво, к великому смущению Юргена отнюдь не безалкогольное.

Именно молодой возраст климатолога со степенью послужил решающим фактором для заключения трёхлетнего контракта и для первенства на Церемонии.

Для подготовки к Церемонии он вёз большой объём груза N0.

При облёте Марса он увидел Фобократер с высоты, а после примарсения местный руководитель SemЖn SemЖnytsch сразу же повёз его вместе с грузом N0 туда, где когда-то упавший спутник пробил большую яму и позволил робурильщикам начать работы с более глубокого старта.

В день Церемонии десять вахтовиков и Юрген спустились на несколько сот метров к самому низу шахты. На дне переглянулись, SemЖn SemЖnytsch кивнул, и Юрген просто отстегнул и снял шлем. То, зачем его избрали на Земле, свершилось: он сделал первый вдох марсианского воздуха. Все напряжённо смотрели; когда же он улыбнулся, и показал им большой палец, стали со смехом отстёгивать свои шлемы.

Струйка породы осыпалась со стены, и все тут же повернулись к ней. Спустя мгновение осознали: их смутил непривычный шелест, которого они тут, на Марсе, никогда не слышали напрямую, без шлемофонов; а на базе, где они ходили без защиты, со стен ничего не сыпалось. Стали ловить другие звуки и услышали тихое шипение привезённого с Земли ксенона, он же груз N0, и местного кислорода.

Затем Юрген задрал голову и увидел кружок неба со звездой над входом в шахту. Через несколько часов газ рассеется, и людям ещё долго придётся носить скафандры на поверхности, пока не заработает реактор с выдачей ксенона. Но в эту минуту они стояли на Марсе, под звёздным небом, и вдыхали лёгкими воздух из малолетучего газа с 20-ю процентами кислорода.


2064: Семён Семёныч


Гравизал не может полностью заменить земную силу тяжести, поэтому настал час возвращения, не подлежащий обжалованию ни в каких медицинских инстанциях. После прилёта с Марса Семён Семёныч регулярно просматривал снимки поверхности, приходившие с группы спутников "Афобос", чтобы мысленно вернуться на любимые ландшафты.

В эту ночь карты Марса снова обновились, и на знакомом холме Семён Семёныч не увидел знакомых подписей. Увеличив картинку, он обнаружил, что знаки, написанные прилетавшими капитанами, стали терять цвет и чёткость.

Зрение оказалось в порядке.

Семён Семёныч почувствовал грустинку, которая исчезла всего через секунду после появления, а потом счастливо закрыл глаза и попытался представить, как оно там, на холме, где, наконец, появились роса и ветер.


8-11 января 2011 г.

Евсеев Станислав 002: Техника безопасности

— Держите, держите, улетит сейчас!

Пожилой, седенький землянин посмотрел с удивлением, но блокнот держал цепко. Три, два, один, пошла компенсация! Волна плотного теплого воздуха растрепала комнатную зелень, давно впрочем, привычную. Эти растения родились и всю жизнь росли под климатическим куполом, требовавшим ежечасного выравнивания давления — привыкли. Как и гид. Гость был редкий — историк. Почему, спросите? Во-первых, форма. Совсем немного профессий требует такого компактного, метр-восемьдесят тела. Космонавты крепче, инженеры изящнее. Социальные работники пытаются быть похожими сразу на всех. Историки старательно копируют предков своей эпохи. Значит, перед нами двадцатый-двадцать первый век во плоти, угу… А вот с писателями никогда не угадаешь. Но гость держал в руке блокнот — редкий, несерийный инструмент, рождаемый по особому заказу из живой разумной бумаги.

— Вы приехали писать книгу?

А еще гость носил очки. Видимо, мастер своего дела.

— Да. На шесть месяцев, я полагаю.

— Есть-пить хотите?

— Я хотел бы осмотреть город. А вы меня проведете.

Интересы у гостя были странные. Обычно прилетающие хотели сначала увидеть верфь, где усилиями сотни стран уже сорок лет строился и (еще тридцать лет будет) первый звездолет человечества. Потом — по своей специальности. Когда-то объявленный для Марса принцип выбора технических решений (Кое-где крайне спорно переведенный как "Tabula Rasa") соблюдался не строго, но посмотреть на границы прогресса хотели все.

Сначала гость осмотрел "Меч марсианина". Причудливо отполированный симметричный кусок кремня, в свое время вызвавший многолетние жаркие споры. Серьезные ученые в них не участвовали — на планете, где до сих пор не поймали даже живой бактерии, не могло быть примитивных культур. Несерьезные ученые участвовали с удовольствием до сих пор.

Допуск в технические помещения пришлось просить. Дали, конечно, и посмотрели с уважением: не иначе, специалист по канализации и вентиляции технологиями делиться прилетел… Тесные железные каморки, внешние переходы, куда без кислородной маски нельзя, давно не используемые скальные туннели с остатками старого сурового быта. Прочному, окованному сталью фонарику гость обрадовался, как ребенок и попросил оставить на память. "Дух времен" — сказал.

Еще гость пожелал увидеть место крушения. Не любое (хотя на вид они все совершенно одинаковые) а именно пилотируемой станции "Phoenix". Это было невозможно — и не потому, что станция упала в другом полушарии, а потому что боекомплект при падении влетел, намертво впаялся в окрестные скалы — дезактивация местности помогла слабо.

Согласившись удовлетворится осмотром с высоты, гость наконец дал себя разговорить.

— Вы военный историк? Или историк-техник?

— Я не совсем историк. Я, скорее, футурист. И да, историк тоже. Вам знакомо имя Жюля Верна?

Специальность у гостя оказалась действительно необычной. Оказывается, на свете еще остались по-настоящему неприятные профессии.

— Я слышал, был такой жанр: "Альтернативная история".

— Да, был. Сейчас, к сожалению, в нашей стране его практически нет, или скорее к счастью. Действительно, некоторое отношение ко мне это имеет. Казусы Тома Клэнси и Ильи Эренбурга даже вошли в наши учебники. Но в нем писали современники, в крайнем случае отстоящие от своих произведений на десять-двадцать лет. Мы же оперируем более дальними прогнозами, фантастикой.

— Смотрите: гость показал блокнот. Клетки бумаги пигментировались, сплели из себя сложный фрактальный узор, напоминающий трехмерную звездную карту. Из подписей молодой человек разобрал странное слово "Киберпанк" и еще более странное "Постапокалипсис".

— Это фантастическая литература XIX–XXI веков. Глобальная карта, так сказать. Рабочая версия ее имеет около тридцати измерений и не столь эффектна. Чтобы только понять ее мы десяток лет мучаем студентов различными математиками. Теперь смотрите!

Толстая красная линия прочертила немного ломаную, но вполне различимую расходящуюся спираль.

— Это "золотая дорога". Очень упрощенно говоря, это предсказания, которые оказались достаточно близки к действительности. Коррекция допусков по времени, смысловое пространство, созданное специально чтобы увидеть эту картину были настоящим научным подвигом. Не обошлось и без жертв. Да-да, профессия альтернативного историка опасна.

Наша работа — практический ее смысл — заключается в том, чтобы научиться определять, какие из, казалось бы, одинаково странных, интуитивных предположений дадут наиболее точный прогноз. Ведь жанр фантастики сейчас процветает, как никогда! Расширение спирали показывает это наглядно. А очевидное соответствие научным фактам позволяет отсеять лишь самые грубые ошибки. Дальше перед нами восхитительная неизвестность.

Место крушения — горное плато сохранило не так уж много следов. Молодая, острая щебенка, разбежавшиеся от страшного удара трещины. Когда датчик радиации тревожно замигал, они повернули назад.

По дороге историк превратил блокнот в древнюю книгу со странно одетым и по-видимому, вооруженным космонавтом на обложке и читал ее, мысленно делая отметки. По большей части цифровые — они тут же проявлялись на полях. Немного словесных — "массовое убийство" "элементы порнократии" "вымышленные военные технологии" "феодализм" — знаки древних страхов и ненависти.

Под куполом землянину стало плохо. Гид, ведомый ужасной мыслью о том, что отравил гостя радиацией, навестил его в госпитале.

— Ваше тело настолько достоверно, что нет защиты от радиации? Моя вина безмерна, я…

— Нет. Более того, в нем тикают "часы смерти" — старость, которую вы видите, настоящая. Успокойтесь, я сделал это все нарочно. Чтобы помнить.

— По-моему, вы романтик наихудшего сорта — обиделся шокированный гид.

— Я делаю это, чтобы не стать романтиком. Как вы точно выразились, наихудшего сорта. Лучевая болезнь, а еще шрам, видите здесь? Это от штык-ножа. А эти от пуль. Имплантант в черепе показать не могу, но он есть. Это техника безопасности при работе с древним злом. Чтобы оно не поразило наш разум, мы калечим свое тело, оставляя физиологическую память — как не должно быть.

Молодая, ошибочно-хрупкая медсестра вежливо, но неуклонно выставила его вон. Судя по табличке, медсестра была изготовлена в Осаке в 2060. В автоматическом госпитале осталось лежать сморщенное древнее зло. Гид бездумно листал увядающие страницы блокнота — нежный биоинструмент не пережил радиационного удара. Он ушел, оставив мертвый блокнот на перилах прогулочной террасы.

Три, Два, Один, компенсация! Налетел теплый ветер, унес прочь злые слова.

Парамонов Антон Владимирович 014: Ночная смена, или рутина на "Терра-Феррариум"

Услышав голос начальника смены по громкой связи, вещавшей на весь "Феррариум", я оторвался от электронной книжки и надел курточку с карманами и логотипом станции. Карманы моей заношенной куртёхи были набиты всякими винтиками, гайками, прокладками, фторвиниловыми трубочками и проводками, также была записная книжка, ибо никогда не знаешь наперёд, что может пригодиться, схватил сумку с перекидным ремнём, нацепил внешний дозиметр (на всякий случай) и поспешил в свой электрокар.

"Феррариумом" назывался альянс перестроенных и доработанных до современных требований и по последнему слову техники, стоявших на этом месте цехов ранее железоделательного (как его в старину называли) завода. Литейный цех, прокатный цех, кузнечный цех с его ещё сохранившимися гигантскими паровыми молотами, гальванический цех с его исполинскими ваннами для нанесения покрытий на металл, термический цех — для закалки, отжига и отпуска изделий, а также отстроенный недавно в 2059 г. цех наноинструментальный. За такими мощностями скрывался самый ответственный, самый чудесный, дорогой и незаменимый цех, дававший горячую воду, электричество, пар, а зимой отопление всему заводу и городам близлежащим к "Феррариуму". Это, конечно, уже давно не чудеса, но не без гордости скажу, что котельная работала на холодном термояде. Как только Советские ученые разработали устойчивые системы ХТЯ-синтеза, то сразу же встал вопрос о применении этой жемчужины энергетики в стратегических отраслях промышленности по всему Союзу.

Пиковая мощность нашей установки всего 1,7 гигаватта, однако небольшая печка на плутонии всё-таки работала. После запуска закрытой системы холодного термоядерного синтеза встал вопрос о демонтаже "теплушки", но в связи с довольно отработанным, дешёвым и безопасным процессом добычи электроэнергии начальство решило выработать ресурс топлива, а уж затем подумать ещё… Кстати, топливо для теплушки можно было создать здесь же — в мега-лаборатории ХТЯСа, а отходы от "теплушки", как мы ласково называли атомный котёл, преобразовывались (принудительно старились) в обычный, уже не фонящий каменноугольный порошок.

Лаборатория служила прибежищем профессоров, желающих подтвердить свои идеи экспериментально, студентов, разработчиков, обслуживающего персонала станции. Порой и я туда заходил — обычный киповец, в простонародье — приборист, увешанный приборами, датчиками, тестерами всех энергий. В инвентаре также присутствовала противорадиационная защита… Кажется, что так много всего, но… самым незаменимым, конечно, были отвёртка, фонарик и ручка. Без ручки никак, ибо русские как любили всю бумажную волокиту, так любят и до сих пор… А так оно, видимо, надёжнее!

Для тех, кто не знает — КИПиА расшифровывается как контрольно-измерительные приборы и автоматика. Автоматики здесь у нас вдоволь, ведь провода, приводы, колонки дистанционного управления, трубки, по которым поступает вода и пар — никуда не делись, а также разнообразные виды приборов, как переносных, так и в щитах КИП, протяжённостью до 15–20 метров. К тому же не обходится местами и без программирования… В общем работы прибористу всегда хватает, хватало и будет хватать. Да хоть даже простой манометр заменить — и то, что не смена… Вот и сейчас, оторванный от книжки грозным голосом начальника смены Стерженькова, в 2:45 ночи спешу в "литейку", в литейный цех.

Здесь, в этом литейном цехе работал мастером ещё мой прадед, Василий Иванович Семёнов. Давно — в 40-х годах 20 века, когда без объявления войны германские войска напали на наш, Советский Союз, с 1941 по 1945 годы здесь мой прадед со своими коллегами в экстренных режимах разворачивал непростое тогда производство. Всё было переоборудовано, завезены и установлены станки, люди работали по 18 часов в сутки, получая пайку хлеба, как рассказывал мне отец, который слушал своего деда… Многие умирали от голода, истощения, жары, но… никто не жаловался. Все понимали ради чего они здесь, для чего призваны, и что должны делать…

Частенько, проходя по "литейке", я представлял себе своего прадеда, каким он был, как просто был одет, как просто разъяснялся с рабочими, такими же, в копоти, саже и пыли, мокрыми от пота — простыми трудягами, чьими руками, кровью и самоотверженным трудом выливалась, вытачивалась, закалялась и шлифовалась ПОБЕДА! Остались раритетные чёрно-белые, пожелтевшие фотографии его рабочих и его самого, после войны в шляпе, представительного, гордого своей значимостью для Родины, Отечества, Государства — простого рабочего человека.

До сих пор в некоторых местах этого цеха остались следы былого. Кое-где стены напоминали о прошлом — закопченные, кирпичные. Старый кран-балка так и остался огромным, ржавым памятником, валявшимся у дальней стены цеха. В углу были свалены в кучу ржавые цепи, опоки и крюки, стропы, тросы и прочий железный хлам, от которого осталось уже только это… люблю бывать здесь в этом мрачном углу у закопченной стены, ощущая некую таинственность, тайну и тревогу.

В "литейке", в одном из отделений цеха, полетела автоматика поддержания температуры и влажности в ответственном цикле литья деталей из высокочистых сплавов палладия с иридием и технецием, которые употребляются для изготовления узлов генераторов на сверхпроводниках. Такие генераторы были незаменимы не только для Челноков Общего Пользования — "чопперов", курсирующих по маршруту "Земля-Луна", но и научно-исследовательских шаттлов "Луна-Марс". Наш "Тера-Феррариум", как называют завод ученые, одним из первых в Советском Союзе освоил не только сверхтехнологичное литьё, но и обработку поверхностей наночастицами. Наносились сверхпрочные нанопокрытия, которые содержали в себе часть ответственных схем, проводников и нанотрубок, составляющих едва ли не всю топологию печатных плат и схем персональных компьютеров пятидесятилетней давности.

Подключив к щиту управления автоматикой АОН (автоматический определитель неисправностей), привычно принюхался — не попахивает ли дымком и копченостями от основного блока аналитики, а именно силовой её части. "Конечно, если сгорели нагреватели, или вышибло силовую или защитную аппаратуру, то это дело электриков…", — в тайне надеялся я, ибо в три часа ночи с этой бадягой возиться не хотелось и глаза уже начинало покалывать, хоть спички не вставляй. АОН пискнул и предал меня. На экранчике было написано: НЕИСПРАВНОСТЬ ОСНОВНОГО РЕГУЛЯТОРА ТЕМПЕРАТУРЫ.

"Ну что ж…", — подумал я, — "Значит — так тому и быть!" Ведь если не работает регулятор температуры, значит — не будет работать и автоматика поддержания влажности. Всё взаимосвязано. За запасным блоком нужно ехать к себе в дежурку и не факт, что в ЗИПе ещё чего-нибудь осталось…

Попросив главного оператора процесса подержать температуру в ручном режиме, я снял блок, порядком повозившись с винтами, которые никак не хотели отворачиваться. Блок был довольно горячий на ощупь. Я бросил его в кузов электрокара на брезент и включил тумблер-ключ, дёрнув в сторону дежурки.

"Сейчас поменяю блок, протестирую, и, может быть, мне дадут сегодня поспать хоть часка два!", — думал я.

"Но сначала горячего чайку с тульским "печатным" пряничком, а затем уж и спать… На работе спать нельзя — бдить!"

Но часок-то можно, если начальство не узнает.

Сапожников Владимир 017: Посылка от пятой команды

Февраль 2061 г. Где-то на Урале.

Я точно почувствовал что отец вернулся. Этот звук шагов в прихожей, открывающейся двери, радостных, пусть приглушенных, чтобы меня не разбудить, слов мамы — ни с чем не перепутать. Отец тоже говорил что-то приглушенно, но явно очень с придыханием. Нельзя ошибиться. Это чувство будит как перед трансляцией передачи "Марс сегодня" по Второму каналу в Воскресенье, да даже не будит, а каким-то неизвестным мне чувством заставляет открыть глаза за минуту до начала и бежать включать транслятор.

Моменты, когда отец приезжает из своих командировок, очень схожи: волнение, ожидание, переживание. Когда командировка связана с перелетами на Луну или Марс — особенно. Мама хоть и делает вид, что все нормально, но всегда смотрит и слушает новости. А я всегда смотрю "Марс сегодня".

Проснулся. Лежу, смотрю в потолок с голографией Солнечной Системы, и мое сердце бьется еще сильнее. Вот сейчас он вручит маме цветы, разденется. Вот пройдет по коридору к уборной, где вымоет руки, лицо после долгой дороги.

Я все лежу и смотрю за передвижениями планет, больших кораблей, ракет, транспортных узлов, орбитальных станций и орбитальных космодромов. Вот самый большой — на околоземной орбите. От нее отправляются все ракеты на Марс. И мой отец улетал с него, вместе с группой геологов, но не в составе. Он не геолог, он юрист.

Вот отец умылся, вот он вышел из уборной и пошел направо. Там моя комната. Вот он повернул ручку двери и открыл ее.

Ага! Меня в кровати он не увидит! Я спрятался за дверью

— Вит, ты где? — Растерянно спросил отец, заглянув в комнату. — Выходи, смотри — чего я тебе привез

Он сделал шаг вперед. В руках у него была большая коробка. Я точно мог поместиться в эту коробку. Она была перевязана лентой, были две наклейки. На одной явно читалось "Марс 1", на другой "София". Я знаю — "Марс 1" — это космодром, а "София" — это первая жилая станция на Красной планете. Сейчас разрослась до больших размеров, там постоянно проживает до тысячи человек.

— Вит… Витька, выходи! — Со смехом в голосе говорил отец. Наверняка он знал где спрятался, специально не поворачивался.

И тут я взвизгнул, и набросился на его спину!! Со смехом ухватился за шею. Отец закружился. Он тоже смеялся. В комнату вошла улыбающаяся мама. В ее глазах читалось спокойствие, радость.

— Пап, что так долго-то тебя не было!! — Кричал я. Мы кружились по комнате, смеялись.

Наконец мы остановились. Я бросился к коробке, отец переводил дыхание. Я ведь не легкий уже.

Коробка была большая! Очень. Я сорвал красную ленту с печатью "СССР" и начал ее открывать. Сердце забилось еще чаще.

Отец часто был в командировках. Даже очень. В месяце дай Бог дома он был лишь 10 дней. И если у него случались командировки на Марс, то он обязательно привозил мне что-то интересное. Все родители привозили своим детям вещи с Марса, с Астероидов. У Васьки, например, отец вообще геолог. Сейчас на пенсии, но работал на Астероидах. Чего только не привез.

Но мой отец — юрист. Либо от марсианских рабочих получается выпросить, либо, если удавалось — от Инженерно-Геологической разведки СССР на Астероидах. На Марс отец летал уже 5 раз.

Он всегда привозил много подарков. На Луне идет буйная торговля разными вещами со всего света. Но эти вещи можно заказать по почте, заказать в Сети. Они доступны.

Вещи с Марса и Астероидов же считались у нас во дворе и в школе особой ценность. Да у всех ребят вещи с Марса вызывали зависть. Особенно у тех, чьи родители работают на Земле. Эти вещи не купишь на рынке. Ни один парень не отдаст эмблему команды "Весты" с "Ермака", пускай с поврежденного, отправленного на переплавку корпуса. Но это с Весты! Ни у кого нет, а у меня есть — с бортовым номером! Такого номера нет больше!

Иметь бляху от ремня георазведчика, с изображением команды "Весты", шлем или еще что, а еще я видел у старших ребят ручные плазменные буры, работающие или ручные часы, что носят горняки, они есть только у них — специальные с защитой от всевозможных повреждений. Вот это был самый шик. С такой вещицей… Да, с такой вещицей можно было получить от учителей сильный нагоняй, отобрали бы и никогда больше не вернули… Ходи потом выпрашивай-доказывай.

Коробка не поддавалась.

— Крепкая! — бормотал я, пытаясь отодрать кусок.

Родители сзади о чем-то тихо разговаривали. Мне это было не интересно.

Наконец! Обшивка поддалась. В коробке были разные вещи как всегда, в упаковке. "Сделано там-то, сделано там-то…" игрушки, голографические фильмы, приколы, шутки с голографией. Все это интересно, все это классно! Но где же марсианские…

Я рыл, вытаскивал. Осматривал вещь и откладывал. Ради приличия надо хоть посмотреть. Вот, создающий копию, голограф. Я видел такой у соседа Кольки. Только этот лучше будет, больше кнопок. Функций больше. Ладно, потом разберемся…

Вот голографический фильм об лунных городах. Ладно, это в школу отнесем на уроке показать… Вот бинокль, это понятно. Пистолет какой-то. Тоже понятно.

На дне коробки, не завернутые ни во что, лежали они… Были явно не куплены на лунном рынке, не на другом каком рынке. Они были с Марса, с Астероидов.

— Это от Пятой команды "Весты", Вит. — Сказал отец. — Трое из них были на отдыхе на "Софии", где я был по делам. Вот, уговорил их… сказал — сын ждет что-нибудь от вас. Фанат! Это Константин Удалов сделал, старший бортмеханик "Ермака", ну буровых машин, что геологи используют.

— Да я знаю, пап… — Перебил я. Дыхание заперло от восхищения — Класс….

Я не смог поднять его над собой. Он был очень тяжелый. Я даже вытащить его не смог. Это был какой-то камень неизвестной породы, даже не камень — кусок горной породы. Кусок был разноцветным, красный с разноцветными прожилинами. На нем была гравировка "Веста-5 ИГР СССР". И подпись ниже, сделанная ручным буром "Для Виталия".Рядом лежал еще один предмет — малый ручной бур и фото Пятой команды на фоне громадины "Ермака", с автографами.

Квотчер Марамак 018: Красный пух

Я узнал, что у меня

Есть огpомная семья —

И тpопинка, и лесок,

В поле каждый колосок!

Кембрик околачивался на площадке ожидания аэропорта Домодедово. Само собой тут имелся и зал ожидания, но в отсутствии снежного бурана там сидели разве что пожилые и пассажиры с детьми, да и то не все, а большая часть народа неспеша прохаживалась по дорожкам, расчищенным по площади примерно кругами. Под валенками похрустывал снег, лёгкий морозец пощипывал, а на небе вяло перетекали сине-серые зимние облака. Хорошо, подумал Кембрик, глядя как посередь площади громоздят снеговика метра под три ростом — правда, там их уже и так стояло семеро, похожих на истуканов с острова Пасхи. У них там что, тоже порт какой-нибудь был, и за неимением снега взялись за камень?… Человек помотал головой — нет, это если сейчас мыслью растечься, так и не заметишь как окажешься на том самом острове.

Несмотря на полное спокойствие, атмосфера к растечению мыслей располагала не особо, постоянно намекая: то мимо прошёл мужик в форме, у которого на рукаве шинели была нашивка "наркомат космофлота", то мелкий пацан заорал на всю площадь "разойдись, вхожу в пылевое облако!!" и с разбегу нырнул в сугроб. Ледяно-пылевое, рассеяно подумал Кембрик, которому эти облака уже изрядно поднадоели. Поколебавшись, он всё-таки не удержался и достал КПК "Электроника", проверить всё ли на месте — должно было быть на месте сто процентов, но спокойнее увидеть лично, а не просто знать. Прибор был ветеранский — пластмассовый корпус, много раз раскоканный и склееный, заключён в железную рамку, а снизу прикручен целый магазин батареек.

С площади открывался неплохой вид на взлётное поле, по которому ползали самолёты, разбегались и исчезали в низкой облачности, приземлялись, перетусовывались на стоянке и тому подобное; гул был слышен, но вполне терпимо из-за глушилок, расставленых по периметру аэродрома. 11:20, скоро должен появиться. Он и появился, подсвечивая облака посадочными фарами — издалека казалось, что это венерианский спускной модуль, пока из тумана не появилась вся тушка… всмысле ТУ-3034, самый быстрый и дальний. Честно сказать, на самолёт он уже был похож весьма отдалённо. Встречающие посмотрели, как огромная машина выпустила шасси и прокатилась по полосе, после чего пошли собственно встречать.

"Самая" тушка — это не среднемагистральный лайнер, из которого пассажиры выкарабкиваются по одному; аппарат открывал подобие здоровенного бомболюка в днище и выгружал герметичный салон весь сразу, после чего хватал другой, загруженный, и быстро отваливал. Ввиду этого близкий гул турбин и керосиновый выхлоп никто не наблюдал, а к таможне тягач подтаскивал "вагон", стыковавшийся к дверям. Между электронными табло, на которых светились таблицы отправления и прибытия, висел незамысловатый плакат, гласивший "Думай головой!"; поспорить было трудно.

Народу в "вагоне" оказалось немного; было полно негров, а также несколько тех, кто видимо не особо думал головой и летел с огромными баулами, считая что возможно унести три кубометра груза в руках. В не особо плотном потоке Кембрик быстро разглядел сестру и не удержался подкрасться сзади.

— Валька!

— Гришка! — крикнула молодая женщина, увидев его, и прибавила ещё что-то не по русски, — Кембрик!

Кембриком, она же изоляционная трубка, его погоняли со времён учёбы в радиотехническом техникуме; там их трое было, Кембрик, Клеммник и Канифоль, но это другой разговор. Обнявши сестру, Григорий убедился в том, что рад её видеть, чем и остался доволен; после чего заметил, что Валентина обвешана сумками если и не как ишак, то всё равно прилично. Взявши сумку, Кембрик чуть не грохнул её об пол, потому как весила она килограмм десять, чего никак нельзя ожидать.

— Ты что думаешь, у нас со свинцом туго? — усмехнулся он.

— Это намёк на что? — хмыкнула Валентина, — Да это эти… кристаллы…

Она приоткрыла сумку и показала, что та набита гранёными прозрачными камнями разного цвета и размера, но по большей части — примерно с яйцо, куриное.

— Да Фроська запилила, привези да привези, — засмеялась женщина, потирая руки, — Я посмотрю… Нет, я сниму! — какое у неё лицо будет. Ради такого и тащить не лень.

— А это вообще что? — осведомился Кембрик.

— Кристаллы. Ну там рубины, сапфиры, и всё такое. Их на станции знаешь сколько валяется!

Естественно, кристаллы пограничников не интересовали, зато сами пограничники могли заинтересовать, особенно того кто долго не бывал в Союзе. За конторкой, через которую проходили пассажиры, стоял чёрный кот! Не то чтобы совсем обычный, потому как стоял он на двух лапах и облачался в форму, в том числе и в зелёную фуражку, но это был определённо кот — животное поводило вибриссами, изучая документы, щёлкало по клавиатуре ЭВМ и что-то говорило с небольшим подмявкиванием.

— Там кот, — довольно спокойно сказала Валентина, показав на кота.

— Ага, — кивнул Кембрик, — Не делай вид, что тебя не преупреждали.

Само собой, её предупреждали. Однако одно дело предупреждать, и несколько другое — подойти к котяре размером с человека, который наверняка голову откусит и не поморщится. Тем не менее подходить пришлось, потому как иначе не выйдешь из карантинной зоны аэропорта. Чёрный кот меланхолично поковырял когтистым пальцем в куче кристаллов и сунул под сканер документы, потом пристально уставился на Валентину жёлтыми глазами.

— О порядке пребывания на территории Советского Союза для вашей категории осведомлены? — спросил он.

— А? — Валентина ещё не полностью избавилась от подсознательной установки, что глупо развговаривать с котом, — Да.

— Тогда добро пожаловать, — кот пробил таллон и отдал бумажки, — И думайте головой.

Категория у неё была вторая, потому что Валька просто работала в советской компании "ОчДальСтрой", которая в том числе возводила энергостанцию в Буркина-Фасо. Первую категорию присваивали по факту существования, вторую — по факту осмысленного сотрудничества с организацией, третью — по факту внесения гражданином некоторой лепты в функционирование этой самой организации; слово "государство" из употребления в Союзе уже вышло. У Гришки Кембрика была третья категория, потому как он отработал два с полтинной года в Трудовой Армии; Валентина не отработала просто потому, что жила при стройке в Африке.

Они вышли из здания аэровокзала — точнее, это был только один из многих терминалов — и естественно, увидели снег, что для февраля в средней полосе далеко не аномалия.

— Даа, — протянула Валька, поёживаясь, — Когда тут зима зелёная, это ещё ничего, а вот когда белая…

— Ты куриц-то побереги, смехом уморишь, — заметил Кембрик, — Минус три градуса.

Он показал на небольшое табло на столбе, которое попеременно показывало: "11:37","05.02.2062","-3С", "Думайте головой" и так далее. Валентина припомнила аэропорт в Буркина-Фасо и поёжилась ещё раз: там разглядеть этот градусник было бы невозможно физически, за сотнями рекламных плакатов с иллюминацией и звукосопровождением, которые превращали любую площадь в дурдом. Сдесь же, кроме больших пушистых ёлок, засыпанных снежком, стояли только два ларька "соки-воды" и "союзпечать", да и то возле них не толпились. Кембрик снова выудил из кармана машинку, прочитал, что та написала на экране и успокоился.

Станция метро была круглая; на кольцеобразную платформу сходились пассажиры с нескольких терминалов аэропорта сразу, хотя толкучку это вряд ли могло вызвать, советское метро всегда отличалось просторностью. Катались по нему всё те же синие вагоны с полосами, только стали они побыстрее и потише — не до полной тишины впрочем, потому как это чревато. В соседнюю дверь вагона вошла какая-то гражданка, похожая примерно на человекообразную лошадь — правда форма головы была не совсем лошадиная, с короткой мордочкой, а так копыта, грива и уши присутствовали. Валентина сглотнула, глядя как настырный ребёнок дёргает длинный чёрный хвост лошади; та и ухом не вела.

— Валь, — усмехнулся Кембрик, — Во-первых ей до лампочки, даже если хвост оторвать. Во-вторых чтобы его оторвать, это гидравлические тиски нужны.

— Так это ммм… — повела в воздухе рукой Валя.

— Не шерсть, естественно. Ты знаешь, что Сами — вообще не организмы?

— Совсем?

— Нет не совсем, — на полном серьёзе ответил Кембрик, — Пока перевари, а потом я просвещу подробнее.

Та помотала головой и стала спрашивать про более понятные вещи, например на что он всё время смотрит в коммуникаторе. Кембрик не стал скрывать, что следит за сводками от своей же ЭВМ, каковая в свою очередь осуществляет контроль за производственным блоком в промзоне-ноль. Промзоной-ноль называли промышленные районы на Луне, где на все сто процентов работала автоматика, управляемая с Земли; находилась зона на той стороне спутника, что всегда обращена к планете, потому как многочисленные станции, челноки и планетолёты изрядно загазовывали пространство. Из-за этого обитаемые базы, в основном научные, были вынуждены со своими инстументами гнездиться на обратной стороне Луны. Невооружённым глазом этого было не видно вообще, но над "земной" стороной висела порядочная шапка от выхлопов двигателей, вызывавшая красочные светящиеся следы при пролёте аппаратов. Луна естественно она и в Африке Луна, так что все по ночам видали, как она мерцает огоньками на тёмной стороне.

Кембрик с сотрапами возился со стандартным блоком, каковой молол материал для термоядерных "свечек"; присутствие организмов рядом с радиоактивным и токсичным производством было крайне противопоказано, и без него прекрасно справлялись, потому как время отклика при управлении роботами не превышало пяти секунд, а надобности в прямом управлении возникало немного. "Свечками" назывались одноразовые микроканальные реакторы, которые натурально выгорали, но при этом имели энергоёмкость в сотни раз выше, чем у любого химического топлива. Применялись свечки по большей части в космосе, потому как без громоздкой защиты изрядно фонили гамма-квантами.

Волоча сумки с кристаллами, двое выбрались на поверхность на станции "Волжская"; с одной стороны торчали постройки госпиталя, а с другой имелся склон метров на двадцать и в низине — пруд. По дороге на дамбе, видной отсюда, прокатывались редкие грузовики и жёлтые круглобокие автобусы; привычного для Валентины шума города не наблюдалось — вместо постоянного гула было слышно за квартал, как приближается ЗиЛ, а потом соответственно как он удаляется.

— Тихо тут как, — Валя потеребила ухо, опасаясь что его заложило, — Машин нет совсем.

— Да кому они нужны? — пожал плечами Кембрик, — Если для перемещения, так в любую точку страны без вопросов.

— Кстати, мы в метро как зашли? — задалась вопросом Валентина, не припомнив опускания пятака в турникет.

— Ногами. Там сначала до двух копеек цену снизили, а потом вообще бросили это крохоборство. А то было бы вот так, — он достал из кармана монеты и показал ту, на которой было написано "одна сантикопейка".

Между территорией госпиталя и прудом был лес — не то чтобы парк, а натуральная лесополоса, в которой осенью немудрено и грибов набрать. Среди заснеженных веток мельтешили разнообразные птицы, чивкали белки и клесты с хрустом лупили еловые шишки, разбрыливая шелуху. Навстречу по дорожке неспеша шлёндала лошадь с тележкой берёзовых чурбаков, и бубнила идущему рядом мужику "Петрович, да мне не то чтобы лень, но газовый генератор всё равно ставить надо когда-нибудь, туда-растуда". Петрович отмахивался и цитировал классику про лошадку, везущую хвороста воз. Кстати хвороста, всмысле всяких чурбаков и веток, на ручных тележках и санках попадалось на глаза весьма много.

— Любители печного отопления, чтоли? — спросила Валя, кивая на мелких, прущих полные санки веток.

— Почему любители? Профессионалы!… Кхм. Да не, тупо жечь органику — это тупо. Это для гидропона… кстати пару поленьев не мешало бы, — повёл носом Кембрик, но бесхозных поленьев не обнаружил, — Ладно, Елька принесёт.

Дома в этом районе как были пятиэтажные, так никуда и не делись за последнюю сотню лет; панельные столько бы не протянули, но эти были кирпичные, с толстенными стенами, возведённые ещё после войны — Великой Отечественной, естественно, — немцами, в принудительно-добровольном порядке. Дома что были построены в начале двадцать первого века уже все посносили, а этим хоть бы хны. Впрочем, пятиэтажка даже по виду снаружи никак не могла попасть в 1946 год, потому как под многими окнами висели большие стеклянные ящики-оранжереи, а стена почти сплошь покрывалась виноградом; на крыше торчали небольшие мачты, увешанные радиоаппаратурой и переплетённые сетью кабелей, так что создавался сплошной лесок. По краю крыши прокатился небольшой агрегат, набросившийся на едва выросшую сосульку, как муха на мёд, и покрошивший оную в ледяную муку.

К подъезду вела только неширокая дорожка, зажатая заснеженными кустами, как стенами, и как раз за кустами что-то хрюкало и возилось. Внутри, как оно часто и бывало, располагались почтовые ящики и рядом с ними — полки со старыми книжками и оптическими кассетами, какие выкинуть жалко, а положить некуда, навроде "определителя кольчатых червей". Лифта в пятиэтажном доме не водилось, хотя вдоль лестничных пролётов протянулись рельсы транспортёра, который при желании транспортировал, если что тяжёлое или ноги не идут; у большинства же ноги шли, так что мышечные волокна получали порцию нагрузки. Под окнами опять-таки гнездились ящики с растениями, судя по всему с овсом, и как раз на них светили бело-жёлтые светодиодные лампы, сильно похожие на солнечный свет.

В квартире имелись две комнаты, в одной из которых Кембрик гнездился лично, а в другой была устроен гидропонный огород, как это часто называли. При открывании двери раздалось мурчание, но едва почуяв Валентину, два кота испарились, ухитрившись куда-то спрятаться, хотя казалось что особо и некуда.

— Это в новых башнях внутренние объёмы делают для гидропона, — сказал Кембрик, стаскивая валенки, — А тут так, переделали что было, воимя наименьших затрат. Вон, тапки возьми.

На кухне, которая объёмом не отличалась, ждала вкусняшка — завёрнутая в полотенце кастрюля гречки с луком. Гречку "на экспорт" выращивали в 46й квартире, как припомнил Кембрик, лук — в соседнем подъезде…

— А нашиша? — спросила Валя, уплетая кашу, — Всмысле, гречку дома растить?

— Потому что всё равно придётся растить, — показал на тарелку Кембрик, — А из-за современных технологий, для этого достаточно по большому счёту нажать пресловутую пусковую кнопку. Ну и органики в конвертер насыпать, зачем хворост и собирают. Вон картоха — вся со своих грядок, как-грится…

Валентина пораздумывала, закончила разговор с гречихой и пошла убедиться лично, потому как в филиал агропромышленного комплекса на десяти квадратных метрах верилось не очень. Тем не менее он был налицо — оклееная отражающей фольгой комната, освещённая светодиодными лампами и заставленная стелажами с гидропонным оборудованием. То в одном, то в другом месте начинали жужжать насосы, перекачивая раствор, и щёлкали релюхи. Вообще большая часть квартиры выглядела как отсек подводной лодки, потому как по стенам тянулись многочисленные кабели и даже трубки с жидкостью; ближе к окнам их просто не было видно из-за обилия зелени в обычных горшках, и там уже росла не пища, а так — кактусы, герань и тому подобное. Конечно, всё это можно было упрятать, но Кембрику оно так больше было по душе.

Сам же обитатель квартиры, накормивши сестру, уселся к ЭВМ и в очередной, многотысячный по счёту раз проверил, как оно. Оно было в рамках, так что возиться и раздумывать Кембрик не стал, только записал, что есть нужда в плановой проверке запасного передатчика — чтоб не забыть. Записав и забыв, он повернулся к Валентине:

— Ну визуализатор Х34 ты наверняка видела. Вот наша фабричка, на которой ни одной забастовочки, вот Луна, а вот межпланетный тягач Љ22 "Цой", грузится на орбите.

— Вы через этот симуль управляете?! — прибалдела Валя, убеждаясь, — У нас в посёлке любой школьник на нём летает!

— В том и соль, — кивнул Кембрик, — Это, так сказать, обеспечивает, поддерживает, внушает, ну ты поняла.

— А ты что, уже специалист по термоядерным свечкам?

— Ну да. Специалист по свечкам тот, кто делал станок. А поскольку станок стопроцентно автоматический, требуется только логистика — где лучше взять сырья, куда лучше сдать продукцию, куда деть отходы, ну и запчасти, тэ-о, и всё такое. Опять же посчитать, как получается по эффективности, — Кембрик щёлкнул по клавиатуре, — За последний год прибыльность получается семь миллионов четыреста тысяч.

— Ничего себе! — присвистнула Валентина, — А снял ты с этого счёта сколько?

— Рублей пятнадцать, — прикинул Кембрик, — Больше нафиг надо. Может, тебе надо?

Валя некоторое время посидела с круглыми глазами, не обращая внимания на трущихся котов, но быстро вернулась к умственной деятельности — хоть и в Буркина-Фасо, а городок строителей был частью Советской страны, где нынешним главным лозунгом и одновременно приветствием стало "думайте головой". Вот она и подумала головой.

— Да мне не единицы эти нужны, а чтобы наконец раскачались станцию доделать! — сказала Валентина, — А это мозг нужен, а не единицы. Лучше покань, как тут…

Углубившись в то, как тут, они слегка потеряли чувство реальности, как обычно бывает при использовании виртуальной камеры, так что Валентина на автомате пошла к двери на звонок и открыла. Чувство реальности вернулось мигом, потому как там была белка — здоровенная такая, рыже-серая и с пушными кистями на ушах.

— Клоок? — слегка удивлённо приквохтнуло животное, склонив голову, и произнесло на чистом русском, — Думайте головой, а Кембрик дома?

— Дома, дома, — вывалился в тесный корридор тот, — Валь, это Елька. Ну самобелка, соответственно.

— Аээ… Думайте головой, — кивнула Валентина, пытаясь не бояться зверя.

— Пшлите на кухню, — усмехнулся Кембрик.

Оставшуюся часть объёма кухни занял огромный беличий хвост. Григорий скипятил чаю, но белке само собой не предлагал…

— Ей — без надобности! — радостно сообщил он, — Нет, ну конечно если строго, то и нам без надобности, а просто хочется, но ей даже и не хочется. Тоесть если совсем точнее…

— Кем, форточку дёрни на секунду, — прицокнула Елька.

Кембрик протянул руку и открыв форточку, впустил ещё одну белку, на этот раз самую обычную. Правда, на голове у зверька блестел металлический обруч с длинным усом-антенной. Пришлось налить чаю в блюдце, потому как этот-то точно не отказался. Елька моргала глазами и поводила пушными ухами, а хвостом не шевелила, чтобы не смести посуду с сушилки. Мелкая белка лакала чай из блюдечка и чивкала.

— Для нас это достаточно просто, — вернулся к лекции Кембрик, — Вот мы имеем белку с нейроприёмником на голове. Коротко сказать, эта штука принимает мозговые волны, и посылает в процессор. А процессор мы имеем сдесь.

Он хотел показать на Ельку вытянутой рукой, но размеры кухни вытянуть руку не позволили.

— Как и всякий Сам, изначально это просто железяка, обшитая синтетической шкурой. Без передачи начальных импульсов они не развиваются и довольно плохо себя чувствуют, если связь оборвать. Причём организмов, которые посылают импульсы в процессор Самой, довольно много, это называют Рядом. У Ельки таких грызунов — шесть десятков…

— Уже семь, — поправила самобелка, подливая чаю белке.

— Процессор подстроен под определённый тип организмов, поэтому в Ряду они одинаковые, — дополнил Кембрик, — Теперь понимаешь, почему я говорил что Елька не совсем белка, но не совсем не белка?

— Тьфу ты, — Валентина нервно засмеялась, — Я как-то совсем это упустила из вида. Могла даже ляпнуть что-нибудь про генетическое скрещивание человека с животным…

— Ну да, и арбуза с тараканами, — хмыкнул Кембрик, — Сдесь не в генетике дело, а в думании головой.

— А, ммм… Зачем это вообще? — осторожно осведомилась Валя, косясь на белку.

— Ну, тут такая пачка "зачемов", что сразу и не скажешь. А на неё можешь не коситься, говори что думаешь. Сами, в отличие от организмов, думать ничем другим кроме головы просто не могут… Так вот, для начала просто то, что с искуственным разумом экспериментируют в разных странах, сама знаешь до чего доигрались, и останавливаться не собираются, поэтому и не трогать тему вообще — не получится.

— Почему не получится?

— Потому что там, — палец показал на самобелку, — Оцифрованное сознание, которое в достижении конкретных целей на порядок эффективнее, чем неоцифрованное. Организм за Самим угнаться ни по каким показателям не сможет.

— Так они получается превосходят людей? — удивилась выводу Валентина.

— Ещё как, — кивнул Кембрик, — В этом и соль…

Елька потрясла солонку, показывая что соль также там.

— …да. В том что капиталисты, применим такое слово, никак не могут такого сделать. Не по техническим причинам, а потому что они привыкли, что есть господа и есть рабы. Кто в здравом уме будет создавать себе господ или рабов, которые на сто голов выше, что в общем одно и тоже? Поэтому как только "там" пытаются распространить саморазумных роботов, киборгов, ещё там шут знает кого, сразу поднимаются вопли о том, что они перебьют всех людей. И никакие три закона робототехники не помогают.

— Кажется, начинает доходить, — усмехнулась Валя.

— Вот именно. У нас в стране ни рабов, ни господ не наблюдается. Самозверьки — это не автоматы, их никто не программирует специально, они совершенно разумные и поэтому понимают, что люди им ничем не мешают, а таки наоборот помогают. Как-грится человек — друг собаки. Так что мы с ними живём бок о бок…

Елька цокнула и вспушилась, но со всей пушнины не отлетело ни единой ворсинки — шерсть сидела крепко и конечно, не линяла.

— И, опять же, никакой войны, — добавил Кембрик, почёсывая за беличьим ухом, — Они свой Мир любят люто, так что в случае чего никакими ядерками не остановишь. В конце концов мы коммунисты, и для нас никаких "не своих", по крайней мере в стране, нету.

— Так это самое, — улыбнулась Валентина, тыкая пальцем в пушнину, — Ты, товарищ самобелка, как терминатор, чтоли?

— Не терминатор, а коммутатор, — цокнула Елька, подумала и потёрла когти, — Хотя при надобности и.

— Ещё бы, — усмехнулся Кембрик, — Ты даже без надобности формулу Бронькенштейна открыла.

— Что за формула?

— Да это по поводу контроля за состоянием вещества по поляризации излучения. Ель слегка разбрыльнула и придумала, как повысить чистоту наших свечек, стали выяснять — это уже придумали лет сто назад, просто подзабыли.

Самобелка захихикала, потряхивая ушами, потом поднялась с табуретки, открыла форточку и запустила туда мелкого грызуна с приличным ускорением — тому естественно это было только в радость, серый хвост мелькнул по веткам ёлки, что росла близко к дому, и исчез в снежном опушнении.

— Мне просто странно, что мм… — Валя ещё потыкала пальцем в лапу, — Что тушка кажется такой живой, никакого намёка!

— Это для удобства, — пояснила Елька, произнося слова с лёгким прицокиванием, — Хотя меня можно и тумбой на колёсах сделать, это не принципиально. Но морфологическая приближенность к организму даёт возможность имитировать все эффекты, организму присущие, а это помогает лучше думать.

— Да блин, — засмеялась Валя, — Нет, Гриш, она правда того?

Самобелка включила подсветку глаз; раньше они были чёрные, а теперь стали как две зеленоватые фары, светя довольно мощными лучами. Это недвусмысленно намекало на то, из чего состоит туловище; но как только Елька иллюминацию выключила, то сразу пропало и впечатление. Естественно, беличьи уши согнулись под тоннами вопросов, потому как у Валентины пока ещё не было возможностей поговорить с белкой, при этом будучи в здравом уме. Будь Елька органической, у неё был бы начисто вынесен мозг, а так самобелка оставалась ровно в том же состоянии, нисколько не утомляясь и продолжая цокать, как ни в чём ни бывало. Кембрик с улыбкой смотрел, как сестра пытается взять всё это в голову.

— Ладно, — сказал он, когда пришёл конец чаю, — Ты Ель её заболтаешь, точнее она сама с непривычки заболтает себя через тебя. Иди Валь лучше отдохни, там вон за перегородкой, а мы с белухой покорпим над эт-самым. Мы тихо.

— Да, мы будем ржать тихо, — подвысунула язык самобелка.

Поскольку у Валентины натурально закрывались глаза, она действительно устроилась на диване, отгороженном от комнаты шкафами. Из-за шкафов тихо слышался шёпот "возить самим! впух! напух!…".

— Мда, не думала что такое тут увижу, — не удержалась сказать Валентина, глядя в потолок.

Потолок был освещён всё теми же лампами-дневнухами и почему-то ровно покрыт зелёным, похожим на мох. — Поспи! — отозвался Кембрик, — Увидела она… Я тебе завтра ещё и не такое покажу.

Огнев Евгений 020: Одна речь

Украшенный банкетный зал погрузился в лёгкий полумрак — это погасили свет над столами. Зато софиты ярко осветили сцену, привлекая внимание к выступающему. Это было излишним — даже если бы этот человек заговорил, не вставая из-за стола, все затихли бы и ловили каждое его слово.

Мужчина явно волновался, пряча нервозность под лёгкой улыбкой. Зал почувствовал это и поддержал выступающего аплодисментами. Едва они стихли, мужчина начал свою речь. Он говорил с лёгким акцентом, к которому окружающие уже привыкли и который они почти не замечали.

— Теперь это только обрывки памяти, — произнёс он с ухмылкой, — шелуха мыслей, лёгкая дымка ощущений и эмоций. Но тогда всё это воспринималось так ярко и почти болезненно реально — чувства были обострены до предела. Помню, я ощущал себя загнанным зверем — опасность, казалось, ждёт меня повсюду. Ладони постоянно потели, я еле-еле вспоминал слова и нелепо укладывал их в предложения, даже и не думая о законах грамматики. Меня преследовала жуткая мысль: "Это наверняка капкан! И я сам в него залез!"

Зал рассмеялся.

— Да, сегодня, по прошествии стольких лет всё это кажется смешным, но, чёрт возьми, это было самое страшное время в моей жизни. Время, когда я приехал в СССР.

Снова смех в зале и одобрительные аплодисменты. Улыбаясь, мужчина привычным движением поправил очки. Операция по коррекции зрения заняла бы не дольше пары минут, к тому же была абсолютно безопасна, но, как говорится "привычка — вторая натура", а он уже привык к очкам.

— У каждого человека есть мечта, — продолжил мужчина, — кто-то воплощает свою мечту в жизнь, кто-то — нет. Для кого-то она тяжёлый груз, для кого-то — ветер в парусах. В чьих-то мечтах есть место только "я". В другие мечты могут вместиться и "мы". Но в конкурсе на лучшую мечту обязательно победила бы та, в центре которой "они". Я, кстати достоин только второго места, в своей мечте я не забывал о себе.

Шутка вызвала очередную поддержку зала, и мужчина почувствовал, что окончательно успокоился. Он знал большинство из этих людей не дольше года, но ему вдруг захотелось быть перед ними предельно честными, рассказать им всю правду.

— Мне легко далась учёба в Оксфордском Университете. Возможно, потому что мой отец там преподавал, — из-за смеха мужчине вновь пришлось выдержать паузу, — а может быть потому что там преподавал мой дед.

На этот раз пауза была значительно дольше, а овации — громче.

— Но насколько легко мне давалась учёба, настолько тяжело мне давалась жизнь. Знаете, историк — это обязательно человек из прошлого. Историк не может быть современным, иначе он — плохой историк. Я старомодный человек, я до сих пор пользуюсь обычным телефоном, — в доказательство этого мужчина достал плоское устройство, состоящее из одного лишь экрана, — до сих пор не могу привыкнуть к галофонам и к их трёхмерным изображениям собеседников. Такой человек как я должен был умереть там, где родился, и может быть так оно и случилось бы. Возможно, я сейчас не разговаривал бы с вами, а преподавал бы историю в том же Оксфорде. Я бы прожил неплохую тихую спокойную жизнь. Но этому не суждено было сбыться и это так только лишь потому, что у меня была мечта.

Автоматические столы давно поменяли пустые фужеры, спрятав их где-то в своих недрах. Оттуда же, из глубин механических внутренностей, перед сидящими появлялись новые напитки, а салаты за некоторыми столами давно сменились на горячее.

Эти столы недовольно щёлкнули — сенсоры не уловили движения рук к тарелкам, а потому спрятали блюда обратно, пока они не остыли. Сидящим в зале было не до еды — единственное, что их сейчас интересовало — это человек на сцене.

— Для Европы этот проект оказался слишком масштабным. Он требовал серьёзных вложений, больших территорий, а территория — это то, чего в Европе всегда не хватало. Мне предлагали уменьшить амбиции, пойти на компромисс, но разве можно поделить мечту пополам и быть довольным тем, что от неё осталось? В Америке ситуация в корне поменялась. Всего около недели поисков нужного человека окончились, как я тогда думал, успехом. Проект был принят и тщательно изучен. Ещё через неделю инвесторов было так много, что даже если половина из них в итоге отказалась бы, денег всё равно оставалось достаточно. Мне казалось, что я самый счастливый человек на свете. Это ощущение сохранялось во мне в течение нескольких месяцев, пока я не начал замечать определенных нововведений и корректировок, вносимых в проект. Первым ударом стали сувенирные лавки по всему парку. Я пытался возражать, что в бронзовом веке не было, и не могло быть никаких сувенирных лавок, и тогда я впервые услышал это слово — "рентабельность". В моей мечте не было рентабельности. Моя мечта должна была служить совершенно иным целям, отличным от получения прямой денежной прибыли. Русские горки, прошу прощения, — поправил себя мужчина, — вы называете их "американскими". Американские горки над викторианским Лондоном.

В зале послышались и смешки, и недовольное ворчание. Присутствующие были возмущены подобными предложениями.

— Уже через месяц повсюду в моём проекте красовались нововведения, единственной целью которых было получение прибыли — аттракционы тут и там, кинотеатры, торговые залы. Мой Парк Истории Цивилизации постепенно превращался в парк развлечений, и я совершенно ничего не мог с этим поделать. Там где школьники должны были бродить, поражаясь величию римским архитекторов, пытаясь понять быт античного человека, сегодня они должны были покупать мороженное и участвовать в видео-играх о гладиаторах. Я уехал, так и не дождавшись окончания строительства, и позже во всех интервью я отрицал свою причастность к этому проекту. Вполне успешному, кстати говоря.

Мужчина глубоко вздохнул:

— Я не хочу сказать, что это плохо. Да, люди потратившие деньги на этот парк должны были что-то получить взамен. Но я предлагал им вовсе не деньги, а нечто гораздо большее. Я предлагал им превратить это место в центр и одновременно музей мировой культуры. Место, где обязан был бы побывать всякий образованный человек, место, где мы бы лучше понимали нашу историю. То, что сделали они — это не плохо, это иначе. Совсем по-другому. И совсем не то, что предлагал я.

У кого-то зазвонил галофон, он, виновато улыбаясь, отключил сигнал и вновь всё внимание вернулось к выступающему.

— Сергея я встретил на одной из исторических конференций, я уже тогда вновь был обычным британским преподавателем. Это был первый человек из СССР, с которым я разговаривал дольше пяти минут. Честно сказать, мне он не очень понравился.

Шутка оказалась смешной ещё и потому, что сам Сергей находился в зале. Этот высокий худой мужчина с короткой бородкой находился за одним из передних столиков. Он кланялся взглядам присутствующих, широко улыбаясь.

— Сейчас вы видите его улыбчивым, и многие из вас знают его как человека с прекрасным чувством юмора, — продолжал выступающий, — но вот только там, в Европе он был совсем другим. Хмурый и напряжённый. Позже мы обсуждали с ним это. Как западу так и не удалось примириться с идеями Советского Союза, так и гражданам страны Советов так и не удалось изжить образ "западного врага". Сергей общался со мной так, будто я представитель ЦРУ, впрочем, по его признанию, сам я общался с ним так, будто он не кто иной, как агент КГБ.

Сергей закивал головой, показывая, мол, да, так всё и было.

— Не знаю почему, но мне захотелось поделиться с Сергеем своей погибшей, как я тогда считал мечтой. Едва он услышал о Парке Истории Цивилизации, как поразил меня своими знаниями об американской его, как я теперь её называю, копии. Почему-то я был уверен, что граждане Союза вообще не знают о происходящем в мире. Сергей отозвался о той моей идее довольно скептично, но всё изменилось, когда я рассказал ему о первоначальном плане — том самом без горок и видеоигр. Уж не знаю, что тогда нарисовало его воображение, но этот "безумный русский" вскочил и начал ходить взад-вперёд по комнате. Он что-то там бормотал о том насколько это гениальная идея, о том каким прекрасным местом смог бы стать этот парк. В общем, он говорил то, что я итак знал.

Мужчина провёл пальцем по экрану на тумбе, за которой он выступал, и снизу, механизм такой же, как у автоматических столиков, появился стакан воды. Извинившись перед публикой, выступающий сделал небольшой перерыв в речи для того чтобы попить.

— Из Москвы мне позвонили, как сейчас помню, рано утром. А уже к вечеру у меня на руках были билеты. Вот только ехать мне совсем не хотелось. Я уже упоминал это — Советский Союз представлялся мне чем-то очень странным, даже страшным. Помню, уже в самолёте я сто раз пожалел о том, что лечу. Мне было страшно — я едва знал язык, я был напуган слухами об этой стране. Первые несколько дней я дрожал от каждого шороха за дверью гостиничного номера. Я всерьёз был уверен, что за мной придут, как это называется, "мужики" и потребуют от меня раздать всё, что есть советскому народу. Был уверен, что потом поведут на расстрел. А если и не "мужики" придут, то агенты КГБ и это тоже в итоге закончится расстрелом.

Последние предложения вызывали смешки и аплодисменты в зале, выступающий и сам рассмеялся:

— Да, как я и говорил, время когда я переехал в СССР было самым страшным в моей жизни. Но день за днём я всё больше включался в работу над своим проектом. Оказалось, что Сергей уже убедил исторический факультет МГУ в том, что подобный парк необходим. Затем условное "добро" дало и начальство самого университета. Тогда-то меня и пригласили. Мы подолгу, иногда не просто вечерами, а ночами обсуждали проект. Честно сказать, многие удачные идеи и коррективы были предложены уже не мной. Да, здесь мой проект тоже корректировали — я не могу сказать что приехал, предложил и получил то, что хотел. Другое дело, что исправления эти носили уже чисто технический характер. Я, например, мечтал о живых людях — жителях в наших копиях городов и селений, но это конечно оказалось неосуществимо. Теперь мы используем высокоточные голограммы, но надо сказать — это не заметно до тех пор, пока вы не решитесь их потрогать. В конечном счёте, все нововведения, которых я так боялся, несли ту же идею что и сам проект — показать историю цивилизации от древнейших времён и до современности.

Снова небольшая пауза для нескольких глотков воды.

— Завтра в наш Парк Истории Цивилизации приезжают первые посетители — около десяти тысяч школьников. Завтра мы начнём работать и мне осталось подождать что-то около двенадцати часов до того момента как осуществиться моя мечта. За это я хочу поблагодарить всех присутствующих, все вы помогли в её осуществлении, и без вас всего этого не было бы. Но есть ещё кое-что, что я хотел бы сказать. Мечты достойны осуществления — все без исключения. Так же как все без исключения люди достойны счастья и благополучия. Но я хотел бы, чтобы каждый немного расширил бы свою мечту. Чтобы он пустил в неё кого-то, кроме "я". Чтобы там нашлось место хотя бы для "мы". Такие мечты не просто достойны, они обязаны осуществляться. Спасибо вам.

Яркой вспышкой овации ослепили секундную тишину. В банкетном зале Парка Истории Цивилизации присутствующие вставали, выражая почтение директору и вдохновителю этого проекта.

— Давайте постараемся сегодня не засиживаться, с утра все должны быть "как огурчики", — на прощание пошутил выступающий.

Белоусов Валерий Иванович 021: Рацуха

(На правах рукописи) -2012

Восьмое января 2061 года. Восемь часов одиннадцать минут. Двадцать три минуты до аварии.

Младший инженер Комплексной Опытно-Методической партии N5 Лаборатории Физических Методов Анализа Бронницкой Геолого-геохимической экспедиции Института Минералогии, Геологии, Геохимии, Кристаллографии и Кристаллохимии имени проф. Овчинникова Валерий Тазретович Бесоев, широко известный в узких девичьих кругах Общежития номер один (кстати, а вот почему именно номер один? ведь никакого другого общежития в БГГЭ никогда и не было? неразрешимая загадка природы!) как "Бесёнок", "Бесёночек", "Бесик" или "Бес безрогий", в зависимости от степени оказываемого оным Валерой к наименовательнице товарищеского участия, высунув от усердия кончик языка, осторожно коснулся кончиком пластиковой пипетки плоской вершины узкого угольного электрода.

От носика пипетки оторвалась крохотная капелька. В оранжевых лучах освещающих лабораторию кадмиевых ламп она на несколько мгновений задрожала красноватой янтарной бусинкой, затем полукруглый купол капли впитался, мгновенно высыхая и покрывая поверхность набитой в электрод пробы сверкающим белизной соляным куполом.

Quod erat demonstrandum! Что и требовалось доказать.

Теперь при подаче на электрод постоянного тока в 500 ампер летучий, почти невесомый порошок (3000 м.е. ш, не хухры-мухры!) не вылетит, бездарно разлетевшись, из просверленного в электроде канала, как картечь из пушечного ствола, а будет, постепенно расплавляясь и испаряясь, плавно диссоциировать на атомы…

Валера удовлетворенно хмыхнул, а затем горестно вздохнул… Этот электрод он удачно закапал! Осталось закапать еще полторы сотни… В этой партии проб! Остальные партии набитых пробами электродов, установленных вертикально в глухих дырках, выверенными лазерным указателем рядами грубо просверленных в толстых, неструганных, черных от угольной пыли дубовых досках, как стая мигрирующих к океану больных "вертячкой" ежей, угрожающе топорщясь, теснились вокруг него на металлических, покрашенных веселенькой салатовой краской стелажах.

— Ut tempus mi calvus! — превычно блеснул превосходным знанием языка Тита Лукреция Кара младший инженер Бесоев. — Ну вот кто мне, дураку, объяснит? У нас тут в комнате оборудования понапихано на миллионы нормо-часов, ЭВМ стоит самая совершенная… а электроды я закапываю, ровно как сто лет тому назад? Ну, неужели же нельзя ничего придумать? Манипулятор какой-нибудь, что ли…

— Вот ты, Бесенок, и придумай! — раздался за его спиной звонкий и веселый девичий голосок, и пара обтянутых белоснежными рукавами лабораторного халата нежных рук ласково обняла его за поросшую черным, кудлатым волосом шею. — Ты же у нас такой у-у-у-умный… Придумай что-нибудь, правда, а?

Валера стеснительно покраснел, вспомнив, как совсем недавно он из этих же прелестных уст услышал точно такую же фразу.

Тогда, сразу после новогоднего субботника, вечерком комсомольцы весело отмечали начало нового трудового года, определяющего года Семилетки. И вот, коварный лаборант, рыжая и бесстыжая (рыжие, они все такие!) Лена Левченко заманила его, неосторожно принявшего на грудь изрядную дозу разбавленного клюквенным соком "шила", в Ленинскую комнату, под вполне благовидным предлогом пояснения им, Валерой, совершенно неясного Лене места из переписки ренегата Каутского с Фридрихом Энгельсом, для чего Бесоеву и понадобилось срочно прибегнуть к первоисточнику. Увы, толстенный мнемокристалл в синей пластиковой суперобложке с вытесненными на нем силуэтами Вождей в обрамлении лавровых венков так и остался невостребованно лежать возле экрана кодоскопа… Сначала бессовестная обманщица Ленка неистово целовалась с ним так, что у Валеры наутро аж губы болели, а затем и прошептала ему на ушко ту самую фразу:

— Придумай что-нибудь, а? Ты же ведь у-у-умный…

Задумаешься тут. Потому как из мебели в Ленинской комнате, кроме застекленных шкафов с политико-идеологической литературой, стоял только застеленный красной бархатной скатертью стол, в обрамлении деревянных, с высокой спинкой и холодным дермантиновым сиденьем, заседательских стульев, числом ровным количеству членов партбюро… Не то, чтобы Лена имела что-то именно против стола! Просто прошлый раз, не выдержав напора ликующей молодой плоти, он-таки подломился. И жестокосердный завхоз Петрович, под угрозой отлучения Лены от заветного ключа от Ленкомнаты, категорически запретил ей впредь использовать мебель не по назначению.

Однако, голова младшего инженера соображала хорошо и быстро. Приставив стул к широкому подоконнику, он установил Лену на сиденье коленками, так что она уперлась своими пухленькими локотками в холодный и жесткий пластик, и… Молодые люди бездуховно совершили абсолютно недопустимый Моральным Кодексом строителя Коммунизма поступок. Причем через малое время повторили его еще разик… и еще… и еще… То обстоятельство, что Лена при этом напрочь не вышибла лбом стекло, объяснялось только тем, что на оное была наклеена, как на триплекс танка МЧС, металлизированая солнцезащитная пленка, выдерживающая прямое попадание автоматной пули.

Разумеется, после этого эксцесса Валера, как честный человек и коммунист, даже еще не застегнув брюк, предложил Лене немедленно зарегистрировать их возникшие товарищеские отношения. На что, распаренная, как после бани, тяжело дышащая девушка смешливо фыркнула и…ответила ему категорическим отказом:

— Знаешь, милый, с твоим темпераментом ты мне, кабанюка, сразу малыша заделаешь! А через годик, глядишь, еще… а там и третий, как видно, будет не за горами…

— Ну и что?! — несказанно обрадованный такой радостной перспективой, пролепетал Валера. — И очень хорошо, и очень здорово…

— Фиг тебе! — мстительно отрезала Лена. — Я учиться хочу. Не желаю, как моя мамочка, жить, вечно окруженная пеленками и распашонками…

Валера мигом погрустнел. Да, действительно, его потенциальная теща, тётя Света Левченко, работала (и отлично работала!) мамой. Конечно, Орден Материнства, и выплачиваемое на каждого ребенка пособие в двести нормо-часов, и выделенный райсоветом двухэтажный дом с огромным приусадебным участком, и электрический микроавтобус "РАФ"-ик, это все хорошо и даже замечательно… Но, всё же, двенадцать разнополых детей… это не то, что много. Это просто дофига. Ордена у нас просто так, за красивые глаза, действительно, не дают…

И, Лена точно, училась в МГРИ, на очно-заочном… То есть, она сперва после школы собиралась месяца три перед зачислением на очное отделение немного подработать, чтобы хоть понять, что же это за специальность такая, гамма-дельта-спектроскопист, да вот, как-то задержалась… Главным образом, чисто из экономических побуждений.

И вправду, ей сразу же в экспедиции определили ученический оклад в девяносто восемь нормо-часов, а сейчас, через год, переаттестовали на сто два нормо-часа. При том, что стипендия в институте — всего сорок. Есть разница? Конечно, и на эти "деньги" можно жить. Проезд для студентов бесплатный, обед в столовой обходится в тридцать нормо-минут… (Хотя, в свое время, Валера, бывало, потратив все "нормики" на чешское пиво, питался и одними "студенческими пирожными". Это, берешь в столовой бесплатный хлеб, намазываешь его бесплатной горчицей и запиваешь его бесплатной мутно-горячей сладкой водой под названием чай!)

Да, с голоду в СССР при всем желании не помрешь. Но вот финские зимние сапоги стоят семьдесят нормо-часов! (Правда, точно такие же, но только производства Лотошинской обувной фабрики "Масис", стоили в московском "Сапожке" тридцать пять… И в чем была между ними разница, Валера искренне не понимал. Все равно ведь шьют их из одной испанской кожи и по одинаковым ереванским лекалам… Но девушки, однако, эту разницу несомненно находили! Финские должны были быть, по их однозначному мнению, гораздо лучше, иначе, почему бы им было быть настолько дороже?)

Разумеется, можно было бы получить и бесплатную обувь на общедоступном складе-распределителе прозодежды: знаменитые "Прощай, молодость!", с мнимофетровым верхом на псевдорезиновом ходу… Валера, не предававший ровно никакой важности внешнему "прикиду", учась в институте, сам в таких охотно хаживал! Однако, если на пенсионере или погруженном в науку юноше такие шкарпетки смотрелись донельзя органично, то на прелестных стройных ножках молоденькой девушки они вызывали у окружающих вполне законный вопрос: она что, сама себе на обувь заработать не может?! Тогда где же её значок "Внимание, это человек с ограниченными возможностями!"

Ну, а что касается очно-заочной формы обучения, то Лена ничего практически не теряла. Два полных учебных дня в неделю, при трех рабочих днях на производстве, два дополнительных, по месяцу, учебных отпуска в год, с сохранением полного заработка… Да еще особая премия, в размере месячного оклада, при сдаче сессии без троек! Правда, учиться придется на один год дольше… Да зато по выпуску и присваивается сразу же квалификация инженера, а не младшего инженера, как у бывшего очника Валеры… В Министерстве Высшего и Среднего Специального образования СССР полагали, что сразу после института молодого специалиста надо на производстве еще как минимум год до настоящего инженера доучивать.

А инженер, это, знаете ли, "вилка" от ста шестидесяти до трехсот нормо-часов! Уже можно жить. Благо, что каждый год в январе цены на товары и услуги снижаются… Вот, и в этом году резко подешевели зубная паста, обувные шнурки и горчичный порошок.

Нет, на брак и создание здоровой коммунистической семьи Лена была явно пока не настроена…

Пришлось Валере вместо супружеской любви довольствоваться только дружбой! А дружба между молодыми, полными сил организмами требует определенных условий: прибежавший же в поселковую аптеку Валера с изумлением узнал, что указанные условия соблюсти, увы, невозможно. Так как все Изделия N2 оптом забрала отправляющаяся на полевой сезон в Патагонию Лаборатория Геофизики. Для использования данного изделия в качестве диэлектрических и водонепроницаемых чехлов для электродетонаторов. Такие дела. Когда речь идет об оказании интернационального долга в южно-аргентинских пампасах, личные вопросы должны отходить на второй план.

К счастью, Лена, не смотря на её юный возраст, уже обладала уже достаточно глубокими и прочными практическими навыками, сумев несколько необычным для Валеры способом доказать ему свое искреннее расположение… Так что молодые люди обошлись и без пресловутого Изделия, старательно укрепляя возникшие у них чувства… И не потому только, что ей было восемнадцать, а ему двадцать три! Такое обычно встречается, когда рядом работают разнополые коллеги. Ведь на работе девушка видит своего избранника в момент высшего взлета его ума, в миг напряжения всех его творческих сил! Поэтому и влюбляется медсестра в своего хирурга… Да и у самого Валеры был краткий, но очень бурный роман с его наводчиком, сержантом Наташей Киреевой, когда он служил срочную снайпером в мятежном Гондурасе…Почему краткий? Убили его Наташку поганые контрас…

Любопытно, как много мыслей может пронестись в голове, в тот миг, когда тебя обнимают две нежные девичьи руки…

— Конечно, придумаю! — уверенно ответил Валера и добавил. — Лена, кофейку завари, а?

Ленка чмокнула его в макушку, перепорхнула к лабораторному шкафу, где, в нарушении всех инструкций ("В режимном помещении! Нельзя есть! Пить! Курить!") хранились их немудрящие запасы. Побрякала жестяной банкой с яркой бразильской этикеткой, печально протянула:

— А кофеёк-то у нас ёк! Вот, ездил вчера в Институт, что же ты там его в буфете-то не взял?

— Да я бы взял, если бы мне вчера на карточку аванс сбросили! — досадливо покачал головой Валера. Кофе, предмет роскоши, который отнюдь не поставлялся для бесплатного распределения, он очень любил. — Что, совсем ничего?

— Совсем. Хочешь, я к подружкам-ядерщицам в подвал сгоняю? У них, я знаю, всегда запасец есть…

— Ну их нафиг, твоих подружек… Уходишь к ним на минуточку, а торчишь там по два часа!

— Уж так и два-а-а…,- надула пухлые губки Леночка. — Всего-то и посмотрели парочку журналов…

— Альманах ЖПС*, что ли? — съехидничал Валера.

— Не! Там картинок нету! Таллинский "Виру"! Ах! Там такие модели…,- сладко закатила голубые, как весеннее небо, глазки Леночка.

В этот момент произошло первое из событий, повлекших за собой катастрофу.

В лаборатории погас свет. В залившем комнату мраке тревожно и грозно вспыхнули кроваво-алым аварийные указатели: "Выход", "Огнетушитель", "Аптечка".

Спустя несколько секунд, показавшиеся молодым людям бесконечными, лампы под потолком вновь вспыхнули, сначала вполнакала, а затем, жужжа, приобрели прежнюю яркость…

— Хренов андронный коллайдер! — с досадой плюнул в урну для распечаток Бесоев. — Как врубят его эти паразиты из Протвино, так половину Центрального промышленного района и вырубает… Но что там наша Маша? Зависла. Угу. Я так и знал. Будем перегружать…

Только то, что Валера работал уже более четырнадцати часов, и определило, по мнению следствия, то, что вскоре произойдет. Из-за скачка напряжения сработал автомат защиты электродвигателей вытяжки. И свободные пары хлористого водорода, которые этой вытяжкой удалялись, теперь уже не откачивались из камеры сгорания… Так-то, в обычный день, Валера обязательно бы проверил все устройства, но сказалась дикая усталость…

Как же он работал так долго? Ведь установленный законом рабочий день на вредном производстве (то есть на производстве с неблагоприятными условиями труда!) составляет всего шесть часов (вернее, пять часов сорок минут)? Все дело было в дифракционной решетке.

Настраивать её, юстировать — о! Это ведь целое дело. Часа три, не менее… Пока настроил, пока обед, пока то, пока сё… Рабочий день и пи… прошел. А наутро снова надо настраивать решетку… понятно? Потому что за ночь она остыла. А работать-то, когда?!

А тут срочно подвалил заказ от комсомольско-молодежной геохимической партии из Антарктиды. У них сейчас в разгаре полярный день. Который скоро, в марте, смениться полярной ночью, с температуркой под минус семьдесят… Вот и торопятся ребятки поскорее сделать всё, что возможно. Ну как их было подвести? И коммунары БГГЭ решили взять над заказом шефство, то есть работать без перерыва до тех пор, пока весь не "сожгут"… не выключая прибора, на одной "установке" решетки.

Вот Валера и "жег". Питаясь вторые сутки одними бутербродами, которые стругала ему верная Леночка. Потому что если бы она понесла бы ему из столовой тарелку с борщем, то старая, тридцатилетняя, карга Валентина из отдела техники безопасности непременно бы этот странный факт отметила. И выгнала бы его из лаборатории нахрен, для верности опечатав дверь.

Повздыхав и печально покачав головой, Бесоев заботливо склонился над плоским корпусом управляющей ЭВМ "Электроника — Д3- 528". Машина в ответ угрюмо посмотрела на него и дипломатично промолчала. Отвернуться с презрением от своего оператора помешало ей только полное отсутствие шеи. На её незримом дисплее невидимыми для неискушенного пользователя огненными буквами было начертано: "Как же вы меня все достали! Злые вы. Были бы у меня ноги, ушла бы я от вас."

Бесоев еще раз вздохнул, и нажал Большую Красную Кнопку. ЭВМ в ответ тоже горестно вздохнула, и распустила над собой искрящийся всеми цветами радуги прелестный букет виртуальной клавиатуры.

Валера азартно потер руки, потом поднял их вверх, замер на несколько секунд, настраиваясь… Потом медленно погрузил ладони в переливающееся, текучие сияние, начал вводить программу… И каждое осторожное движение его чутких пальцев, трепетно и нежно перебиравших невидимые струны, сопровождал тонкий, на пределе слухового восприятия, звон хрустальных колокольчиков, мало-помалу сплетающийся в прекрасную мелодию…

Лена, затаив дыхание, не отрываясь, смотрела на его одухотворенное, отрешенное от всего земного лицо. Именно в эти минуты она любила его, своего избранника, так, как никогда еще никого не любила в своей коротенькой жизни! Для неё Валера был сейчас равен богам.

Но вдруг в чистую и светлую звуковую мелодию, которую сопровождала игра такого же чистого и прозрачного света, стали вдруг вплетаться нотки какого-то странного диссонанса. А в голубые и пастельно-розовые тона клавиатуры вплелись красно-черные нити… ЭВМ подмигнула Валере и глумливо произнесла нежным, ласковым женским голосом:

— Неисправность стека арифметико-логического устройства и системный сбой оперативной памяти. Произведите профилактику согласно регламента С-3!

— Сейчас произведу! — ласково пообещал машине Валера. — Леночка, закрой-ка ушки!

Леночка с притворным ужасом заткнула уши пальцами.

Валера отметил на желтом листовом металле корпуса машины два пальца вверх от буквы "Л" на шильдике, для верности пометил это место крестиком, потом произнес несколько положенных служебных слов**, и с размаху врезал своей "Маше" по сусалам крепким, пролетарским кулаком. ЭВМ крякнула, поперхнулась, и затем совершенно нормальным скучным голосом доложила:

— Все системы функционируют штатно!

В принципе, можно было продолжать работу, как вдруг в металлическую округлую дверь, запиравшуюся полукруглым штурвалом, раздался резкий и требовательный стук.

— Немедленно откройте! Вы там что, заснули, или как?

— Нет, мы трахаемся! — сердито отвечала Леночка, отпирая крамальеру. — Чего тебе надобно, старче?

Старче, заросший бородой до самых глаз, был ни кто иной, как председатель профкома Демушкин. Бодро пожав руку Валере и хлопнув взвизгнувшую Леночку по крупу, он деловито раскрыл картонную папку-скоросшиватель, которую до этого зажимал подмышкой, и совершенно некстати поинтересовался:

— Бесоев! У тебя когда отпуск начинается?

Валере было сейчас как раз до отпуска. Но он пробурчал все же в ответ:

— Ну, по графику восемнадцатого января, а что?

— Ты что, еврей? — в свою очередь спросил профорг.

— Нет, я осетин. — возразил ему Валера. — Да в чем дело-то?

— А! А я думал, что ты земляк Жоры Ашкенази из Яффского филиала, что вопросом на вопрос отвечаешь. А что ты будешь в отпуске, мил голова, делать?

— Как что? Сяду, и наконец спокойненько статью напишу: "Атомно-абсорбционное определение следового содержания ртути".

— А материалы откуда брать будешь? — продолжал допрос Демушкин.

— Да чего их брать-то? Они у меня все здесь., - и Валера постучал себя по лбу. — Записать только осталось.

— Ну, значит, тогда тебе все равно, где писать, здесь, в библиотеке БГГЭ, или еще где?

— Да, в принципе, все равно…

— Тогда вот распишись. И получи…

— Чего получить-то? — недоумевал Валера.

— Путевку, горящую! Выручай, брат! Нинка Спорышева ехать отказалась, а зимой, сам знаешь, в отпуск не очень-то кого сагитируешь… а если мы путевку в Месттеррком вернем, нам на следующий год лимит срежут! Бери, бери! Бесплатная. К себе на родину поедешь, в Чечено-Ингушетию, в Серноводск…

— Я не ингуш, а осетин! — машинально поправил его Валера. Потом прочитал врученный ему розовый листок с типографским текстом и оторопевшим голосом сказал: — Постой, постой… да вот тут написано, "гинекологического профиля"… ты мне чего всучил?!

— Да какая в попу разница, мальчик ты или девочка? — попытался успокоить его Демушкин. — Вода минеральная действует на всех абсолютно одинаково!

— Э, не-е-ет, я рожать пока не собираюсь! Ищи себе другого дурака! — приговаривал, выставляя взашей из комнаты профсоюзника, Валера. Лена, глядя на эту эпическую картину, просто тихо угорала.

Но продолжить работу им снова не пришлось. В комнату мимо сбегающего Демушкина протиснулись три монументальные тети из бухгалтерии, пришедшие с бланком ежегодной инвентаризации. А как же? Коммунизм, это учет и контроль.

За свое хозяйство Валера был спокоен. Почти спокоен… потому что давеча недосчитался узла УТТХ-451бис, а именно стеклянной ампулы с запаянной в ней золотой нитью атомного сорбента. Потерял он её. Скорее всего, просто выкинул. Или Ленка куда-то дела. Она такая, она может! После того, как Лена навела должный порядок в его холостяцкой комнате в общаге, Валера три дня тщетно пытался разыскать свои запасные трусы…Так ведь и пришлось в распределитель за новыми идти.

В предчувствии неизбежной инвентаризации, Бесоев было загоревал, да выручила верная Леночка. И теперь тетки с умилением рассматривали маленькую прозрачную хреновинку, в которой маленькими колечками улеглась туго скрученная золотая спиралька. Маленькая-маленькая, а восемьдесят нормо-часов стоит! Это ж двадцать раз можно в "Арагви" шашлычка по — карски покушать, запивая это дело "Хванчкарой"! Обидно было бы, если бы из зарплаты вычли. Тем более, что этот чертов сорбент, верно, где-то здесь и валяется…

— Надо же, совершенно как волосок! — восхитилась председатель комиссии. Знала бы она, что это он и есть, Ленкин натурально рыжий волосок, приклеенный эпоксидкой. Уж откуда она его, такой кудрявый, у себя вырвала, осталось загадкой…

— Ай, мама! — вдруг вскрикнула вторая тетка, загородившись, как щитом, толстой папкой с актами. — Что это?!

— Не пугайтесь, это Вася…,- ласково ответил им Бесоев. Из вентиляционной прорези на корпусе ЭВМ вылез здоровущий усатый таракан, помеченный цветной точкой цапон-лака. — Это наше домашнее животное… Вася, познакомься с гостями…

Однако гости с насекомым знакомиться не стали, быстренько подмахнули акт и убыли к соседям… Вася перевел дух. Пронесло.

Насыпав Васе хлебных крошек, младший инженер наскоро проверил систему… Вроде все было нормально.

Затем он установил пробу в блеснувшую стеклом и никелем рукоять манипулятора… а дальше автоматика все делала сама. В принципе, ни Валера, ни Лена были здесь уже не нужны.

Поэтому он, обернувшись к лаборантке, сказал было:

— А что, Ленусик, сгоняла бы ты…

И в этот момент в камере сгорания вспыхнул крохотный огонек плазмы. Через сотые доли секунды произошел взрыв хлористого водорода. Взрывная волна распахнула дверцу защитного кожуха, и оттуда в комнату ворвался узкий, как из газовой горелки, синий язык пламени…

Валера краем глаза успел заметить, как Лена рухнула животом на ЭВМ, закрыв своим телом ценное оборудование… как потек, плавясь, по её спине лабораторный халат… как вспыхнули её рыжие волосы…как бьет её током, и как от этого она вся содрогается…

Сам он в этот момент, схватив со стола длинную отвертку, в два прыжка подскочил к огнедышащему дракону, в который превратилась камера сгорания, и недрогнувшей рукой замкнул высоковольтные клеммы.

Вспыхнул каскад огненных искр. Вольтова дуга, на мгновение озарив комнату ослепительным светом, коснулась его лица и тут же погасла.

Комната, в которой плавали под потолком клубы удушливого дыма, заполнилась тьмой, которую изредка рассекали капающие с клемм темно-бордовые капли расплавленного металла…

… Когда Валеру грузили в санитарный вертолет, он на секунду приоткрыл левый уцелевший глаз (правый глаз ему выжгло) и тихо прохрипел:

— Я знаю как! Надо несколько пипеток закрепить на одной рукоятке… тогда можно будет закапывать сразу несколько электродов…Ленка моя… как?

— Жива твоя барышня! — уверенно соврал ему пожарный. — А про пипетки ты здорово придумал. Оформишь, как "рацуху"


* Журнал Прикладной Спектроскопии.

** [вырезано цензурой]

Беляков Сергей 023: Прощание

Алла все-таки решила меня проводить до моста. Она торопилась на поезд. До станции идти минут тридцать, а поезд через час. "Ничего, не опоздаю", — сказала она. Хорошо… Еще минут десять мы будем вместе. Она уезжала на год. На целый год. Дежурство в обсерватории "Сфера". Подумаешь, какая-то тысяча километров до Ново-Яртышского заповедника, есть же выделенная сеть "Друзья", видеться будем каждый день. Но прощалась она, будто уезжала навсегда. Была недоговоренность. Она хотела сказать что-то, но не решалась. Просто шла рядом.

Мы дошли до конца старой белокирпичной стены. За углом раскинулась речная долина, желтый от одуванчиков луг с темно-зелеными пятнами лопухов. Вымощенная плиткой дорожка вела к ажурному мостику, а дальше — к белеющему вдали городу. Не городу даже, городку, поселку. Назывался Соловьи. Новые, двухэтажные домики, тихие улицы, сады, скверы…

Его построили недавно, в год двадцатилетия победы в Последней войне. Старого мира больше не было. Зеленый Юг съел сам себя. Мыльный пузырь Благополучного Запада лопнул. Великий Восток изолировался и замолчал. Старого мира больше не было. Все было по-другому. Великий Кризис сороковых прошел, кончился. Резко, сам. И ладно. Впереди новая жизнь, спокойная и тихая. Счастливая. Не о ней ли мечтали сто лет назад в стране, которая когда-то называлась СССР? Нет сейчас стран в том понимании. Есть единый мир. Спокойный, достаточный, светлый. А прошло лишь два десятилетия. Все изменилось. Новые города по десять тысяч жителей в каждом, новые каналы, поля, луга, леса. Все, что удалось спасти в огне сороковых, приумножили, возродили. Наука, культура, искусство. Человек. Дочка как-то спросила: "Папа, а что такое деньги?" Странный вопрос. В школе должны были объяснять. Видимо, упустили. А как ей объяснить? Она уже не застала. Я еще застал…

Мы остановились. Посмотрели друг другу в глаза. Легкий ветер колыхал ее белое с золотой оборкой платье. Он принес аромат одуванчиков и еще каких-то трав. Алла чихнула.

"Аллергия?" — нарушил я молчание.

"Там есть хороший врач, я узнавала. Два сеанса гипноза и все пройдет", — ответила она тихо.

Ветер развевал ее длинные волосы. Они беспокойными прядями ложились на белый ситец плеч.

Мы смотрели друг другу в глаза.

"Ветер", — сказала она, будто оправдываясь, и смахнула пальцем блеснувшую капельку в уголке глаза.

"Я понял", — ответил я.

Она хотела плакать. У меня тоже наворачивались слезы. Целый год не увидимся. Нет, видеться каждый день будем. Привет, привет, как дела, работа, семья, пока, пока, до завтра. Но не будет самого главного. Вот так, глаза в глаза, рука к руке, рядом. Я взял ее длинную теплую ладонь. Алла не сопротивлялась. Она прижалась ко мне, сказала: "Иди, тебя жена ждет, дочка. Совсем большая. Я ей нравлюсь. Хорошая девчушка, умница. Из тех, радужных".

"Этой осенью в третий класс. Восемь лет".

"Большая".

"Да".

Алла была моим другом. Другом с большой буквы. Сейчас все люди друзья и братья. Но есть — Друзья. Она — Друг. Жена не ревновала. Она понимала, что такое женско-мужская чистая дружба. Это Алла посоветовала открыть в поселке, куда мы переехали пять лет назад из разрушенной и покинутой Москвы, музей истории предкризисных времен. Руководство пошло навстречу. Построили здание в центре, рядом с планетарием. Население помогло с экспонатами. Да и мы сами кое-что сохранили с тех пор. Семейные реликвии. Открытки, письма, бытовая техника… Сейчас она никому не нужна. Зачем? А вот в музее ей самое место. И отбою от посетителей нет. Приезжали даже из других поселков. Посещение музея вошло в школьные программы Соловьев.

Алла уезжала. На год. Как долго… В голове промелькнул наш недавний совместный поход в планетарий. Рассказ о прохождениях Венеры по диску Солнца в начале века. Венера… Скоро и на ней будут яблони цвести. Атмосфера уже близка к земной. Еще лет пять-семь и первые колонисты вступят на остывшую поверхность планеты-красавицы. Только единая человеческая цивилизация, только человеческое общество, достигшее высшей ступени общественного развития, может и обязано выйти в космос… Ефремов, да… Наивные попытки двадцатого века… Забвение начала двадцать первого… И вот, послекризисное время. Золотой век человечества. Наступил быстрее, чем думалось. Как же все оказалось просто! Утописты, большевики, коммунисты, социалисты… Сопротивление, помехи, искажения, отступления… А тут само, неожиданно, до невозможности легко и просто. Тепло на душе. И только вот Алла. На целый год…

"Мне пора".

"Аллочка… Я…"

"Я знаю, ничего не говори".

"Я…"

"Знаю. Ты меня любил и любишь. И будешь любить".

"Да. Алл, у меня жена, дочка Ксюшка".

"Знаю. Я тебя тоже люблю. Мне очень жаль расставаться. Целый год. Работа там интересна. Другие грани пространства. Связь. Ты знаешь, сейчас на грань Лехтенстаарна вышли. Приезжай ко мне. Осенью. Там посвободнее будем. Прилетай".

"Обязательно. Тебе пора. Спасибо тебе за все".

Я прощался, будто не увижу ее больше. Хотя уже завтра прекрасное улыбающееся лицо появится на экране визора, и звонкий голос скажет "Привет!".

Алла поцеловала меня в щеку, шепотом сказала "До завтра" и пошла обратно, вдоль стены, к станции. Успеет? Я посмотрел на часы. Успеет. Завтра увидимся снова. Но она будет так далеко…

А тепло ее ладони в этот миг прощания я запомнил на всю жизнь…

Назинов Пётр 026: Красный — значит кровь

…Стереовизор у нас в казарме старенький, с некачественным, вечно дергающимся от помех изображением. А вот звук — на высоте, отлично передаёт подлинную, без тени фальши, радость в голосе диктора.

— Новые шаги к терраформированию Марса были сделаны именно сегодня, восемнадцатого декабря две тысячи шестьдесят первого года! Внеземная горнопроходческая бригада номер восемнадцать разместила на южном склоне марсианской горы Олимп два квадратных километра сверхлёгких солнечных батарей и воздухоперерабатывающий комплекс. Теперь, благодаря усердному труду экспедиционного экипажа капитана Савушкина, атмосфера планеты Марс насчёт очищаться от опасных для человека примесей, и обогащаться кислородом. И хотя завершение данного комплекса — всего лишь первый шаг к длительному пути окончательной терраформации, именно сегодня колонистами Советского Союза был заложен первый камень в её основу…

В подёргивающемся кубе стереовизора угадывается купол Первой Марсианской и неподвижный, твёрдо стоящий над ней красный флаг. Молодцы ребята. Жаль, что далеко не всё можно узнать через информационную Сеть.

Например то, что фронт покорения Космоса — далеко не единственный, и далеко не самый важный…

Про некоторые фронты гражданским лучше не знать. Это правильно.

Я — предпочёл знать всю правду. Потому я и сижу в казарме на орбите, и пялюсь в экран в свободное от тренировок время. Вместо того чтоб сидеть дома, на Земле, за кухонным столом… С семьёй, и кушать какой-нибудь салат там, или борщ, блин. Или картошечки жареной! Бабка, Земля ей пухом, картошку готовила лучше чем готовят в любой, даже МГТУшной, столовой…

Чтобы отвлечься от гурманского самоистязания, перевожу взгляд на иллюминатор. Его имитацию, если точнее, — кто же будет подвергать Главную Защитную Станцию подобным рискам… Во много раз более качественное, чем сетевой стереовизор, изображение, показывает бегущие по своим делам яркие точки звёзд, с периодически перебегающим по краю куском Луны — станция вращается очень быстро, и при её маленьких габаритах вид из окна всегда неспокоен. Неизбежная цена за земную силу тяжести, купленную оптом у центробежных сил…

Динамик внутреннего оповещения вдруг на секунду зашуршал, после чего ударил короткой музыкальной композицией. Тревожные нотки скрипки, мягкий перебор гуслей, напряжённый аккорд электрогитары. Теперь каждый, даже только что проснувшийся солдат-десантник, настроен внимательно выслушать начальника штаба Космических Войск.

— Всему личному составу группы "Флаг" собраться в третьем конференц-зале. На сбор и прибытие пятнадцать минут.

Двоё бойцов третьего взвода, упавшие в кресла на первом ряду, громко и увлечённо перешёптываются. Невольно подслушиваю — солдатский организм, приученный отдыхать всегда и везде, кроме работы, легко переплёвывает любые приличия. Приличиям не нравится быть переплюнутыми, они возмущённо размахивают зонтиком, яростно поправляют большие очки в дешевой пластиковой оправе, и требуют не подслушивать. Лениво разглядывая (в собственном воображении, конечно) их коричневый учительский плащ и аккуратные туфли, я безумно удивляюсь себе — оказывается, они у меня есть!

— …смеётся. Нормально всё вроде. Ну и проводил я её до дому, чтоб не проводить. Всё культурно было, не приставал, ничего, ну типа вообще как по Достоевскому, ёлки. Довёл до двери, ну и думаю, чо бы не поцеловать-то??? Только выдвинулся на позиции, а тут из двери её маманька. Всё, думаю, понеслась — как ты посмел, ирод, и всё такое. Стою, готов молча краснеть, спорить тут бесполезняк прямоточный. Мамаша на меня такая смотрит, и я чо заметил — глаза-то у неё радостные, со слезами! Заходите, мол, то сё, откушайте с нами. Ну ладно, думаю, от второго ужина ещё никто не помёр, а у самого ощущение — что-то не то, не спроста это всё…

— Ну, и? К чему это всё, первый раз штоле?

— Да погоди ты блин. В общем, сидим едим, и мамаша такая невзначай — а как Вы, молодой человек, жениться не пора ли Вам? А то у нас девица на выданье…

— Ууууууууу…

— А то блин уууууу, такое ууууу что ух. Вроде и морда у меня обожжённая, и форма чёрная должна была на какие-то мысли навести. Ан нет, думает, счас дочурку подзамужит. И что блин думаю делать, как ей объяснишь что я вообще так, просто проводил, ну что целовать так всякое бывает, я что, я — ничего.

— И как ты отвертелся…

Как ты отвертелся, лейтенант Васильев из третьего взвода, гренадёр, если иметь семью тебе запрещено секретным уставом Спецотряда? Да бог с ней, с мамашей… Как ты, брат, отвертелся от собственного желания иметь семью? Может быть, ты действительно любишь свою Родину настолько, что осознанно подписал готовность не вернутся. А может быть, ты просто до конца не понимал, что делал, взявшись за наше дело из мальчишеской бравады. И то и другое — хорошо, но мудро лишь первое. Дай Создатель, чтобы ты вернулся домой и передал свой опыт детям. Но сейчас — у тебя не должно быть привязанностей. Только тогда ты сможешь легко пожертвовать собой.

А дети — дети у нас есть. По тому же негласному, неизвестному и тысячной доле наших Вооруженных Сил уставу, ты смертник. Но раз ты готов отдать себя всего на службу Родине, Родина не даст погибнуть твоему роду. У каждого из нас есть дети на Земле. У каждого — по несколько семей, полностью поддерживаемых правительством. У каждого на стене за койкой — десяток фотографий детских лиц. Ревущих, спящих и агукающих мальчиков и девочек, наша реальная связь с планетой и своим народом. Нам есть куда возвращаться. Вот только возвращаемся мы редко — шесть случаев из десяти… Поэтому мы не должны хотеть возвращаться. Поэтому мы в вечной боевой готовности на орбите, и по официальным бумагам мы проходим как "скончался по естественным причинам".

Наша работа полностью засекречена — ведь именно благодаря нам дома царят мир и покой. Школьницы больше не оглядываются в тёмных подворотнях. Есть куда пойти работать и есть зачем жить. Наркотиками больше некому торговать — нет ни желающих купить, ни продавцов. Зеленеют парки, в лесах поют птицы. Можно сорвать с куста земляники ягоду и не отравиться. Потому что всё это — оплачено сполна. Оплачено кровью защищающих Родину.

Активных боевых действий в 2061-м СССР не ведёт ни на Земле, ни в космосе. Только разведоперации силами космического десанта. Разведка официально проводится в сложных и опасных условиях Солнечной Системы, неофициально — в глубоком тылу потенциального противника. Иногда в районе этих операций происходят несчастные случаи. Например, взлетает на воздух центр по созданию нового смертельного оружия. Давятся особо крупным куском ветчины предатели — за обедом, а ведь пережевывать надо. Из-за разрыва сердца трагически завершают свой жизненный путь военные преступники. От острого отравления свинцом умирают спонсоры наркотрафика… Словом, работы у нас хватает.

Возможно, через пятьдесят или сто лет, враг объявит нас кровавыми псами режима, действовавшими без цели и смысла. Так всегда было, когда враг брал верх — правильное объявлялось бессмысленным и жестоким, неправильное — красивым и интересным. На этот раз мы не дадим ему шанса.

— Равняйсь! Смирно!

Грохот отодвигаемых в прыжке стульев. Монолитный ряд испещрённых шрамами бойцов в угольно-чёрной форме.

— Вольно. Садитесь, пожалуйста.

На кафедре — сам начальник штаба Космических войск, седой как лунь генерал-майор. Говорят, он ветеран битвы за Антарктику, и что его пришлось официально казнить, лишь бы успокоить бесновавшихся швейцарцев… Как же так, какой-то ренегат от Советской Армии, угнавший атомный ракетоносец, сжёг несколько транспортов с их бронетехникой, и полностью предрешил исход сражения с бандитской армией "Икс-Е-Сервис". Разумеется, все в чине от генерала прекрасно знают, что ракетоносец ему выдали под негласный приказ, а Икс-Е — никакие не бандиты, а дочерняя контора армии НАТО, под независимым, и, якобы ни от кого не принимающим приказов чёрным флагом выкачивающая уран с методично зачищенных от аборигенов земель. Очень методично зачищенных…

Такие сражения — и были ценой светлого будущего. Сражения без объявления войны, полностью игнорируемые средствами массовой информации. А войны — так их никто не ведёт, давно уже объявлен курс технологической гонки без правил. Быстрее покорить космос, быстрее освоить Солнечную Систему, чтобы отгородиться от непримиримого врага бескрайними межпланетными просторами. А вот воевать — прошлый век. Воевать — нельзя, потому что, начав схватку, стороны сожгут друг друга в пепел. За двадцать минут.

Пусть капитализм продолжает мучительно агонизировать из-за внутренних противоречий. Вечно перегрызать горло самому себе, топтать своих детей, лишь бы получать от жизни максимум удовольствия. Мы уйдём от вас подальше, чтобы жить тихо и спокойно. Познавать, трудиться, верить, любить. Двум столь разным идеологиям тесно на одной планете.

Генерал-майор Космических войск Воробьёв окидывает нас взглядом.

— Как вы все, наверное, уже слышали, разведка села на хвост одному из крупнейших центров организации операций врага в Европе. Есть хорошие шансы, что это та самая властная инициативная группа, которая организовала длинный перечень диверсий и интриг против Советского Союза. Среди лучших их достижений, предположительно, есть планирование, организация и прямое финансирование Первой войны в Чечне.

По залу пробежало явно ощущаемое оживление. Не часто выпадает случай отомстить за столь старую и крепкую подляну.

— Разумеется, подобный центр важен не столько как хранилище информации и скрытое защитное сооружение, сколько его сотрудниками. Его сотрудники — потомственные члены аристократических семей крупных капиталистов, все поколения жизни которых наживались на обмене обмене чужой крови на личные богатства…

Тон зала сменился с оживления на сосредоточенную ненависть.

— …а так же координировавших множество локальных конфликтов за ресурсы. Так как центр предельно законспирирован, то он имеет недостаточно прочные для эффективной самозащиты связи с внешним миром. В любом случае, даже если накрыть всю сеть не удастся, есть отличные шансы поднять на воздух один крупный вражий бункер. Официально этот бункер не существует даже в военном регистре армий НАТО, так что они не в состоянии ничего нам предъявить. Слушай моё задание: зайти, провести сканирование комплекса, вычислить оптимальную точку установки заряда, установить заряд, покинуть комплекс.

В задних рядах поднимается рука.

— Товарищ генерал-майор, как именно будет осуществляться перехват сигнала о помощи, который обязательно будет послан из бункера?

Воробьёв недовольно зыркает на любопытствующего не по делу.

— Не тебе о том беспокоиться, Николай Петрович. Но вкратце обрисую… Официальной легендой будет аварийное падение старого спутника ПВО в море, в районе цели. Падает он уже четыре месяца. В ходе падения спутник изменит свою траекторию и, достигнув цели, самопроизвольно выстрелит. Направленный ЭМИ высокой плотности выведет из строя все системы коммуникации, как беспроводные, так и проводные, не привлекая к себе никакого внимания. Ещё вопросы?

Зал ждёт.

— Отлично. Командам перейти на десантный экзолёт, принять десятичасовое снотворное. В 23:45 пуск, в 02:45 — десантирование. Прыжок стандартный, на капсулах, с парашютированием в нижней части мезосферы. Эвакуационные инструкции будут сообщены при десантировании. Разойдись!

Хрупкая белая стрела десантного экзолёта, замаскированная под малый пассажирский лайнер, входит в термосферу. Земля внизу неуловимо перестаёт быть далёким, прекрасным бело-голубым шаром, и становится именно землей с маленькой буквы, твердью для посадки. Всегда пытаюсь уловить этот момент, пялясь уже в настоящий иллюминатор, но никогда не успеваю.

— Проверить броню!

Перед глазами бежит ряд зеленых строчек диагностики. Никогда не надоедает видеть эти строчки. "Теплозащита — 100 %", "броня — 100 %", "генератор — 100 %"… Удовлетворение от запуска полной мощи десантного скафандра сравнимо лишь со снятием гипса со всех конечностей сразу, с последующим бегом по лужайке и детскими криками восторга. Пока ты в нём, ты уязвим только для ну очень тяжёлого пехотного оружия.

— Занять места в посадочных капсулах!

Индивидуальная десантная капсула, выполненная целиком из белого органического материала, заметна только для визуального обнаружения. Абсолютно одноразовая, наделенная простейшими ракетными двигателями торможения, она идеально служит нам последние восемь лет. У порога мезосферы она мягко затормозит, выпустит своего десантника, отлетит на безопасное расстояние и взорвётся, имитируя банальный астероид. А десант продолжит спуск на полупрозрачных космопарашютах, замедляющих самоубийственно стремительное падение до просто быстрого. И так — до самой земли, где мы совершим последнее торможение, уже обычными парашютами.

По нашлемному дисплею бегут новые строки — эвакуационная инструкция. "После установки заряда покинуть комплекс. Забрать раненых сколько возможно, с убитыми и непригодными к эвакуации поступить по "инструкции 200". Выйти пешком в густые растительные заросли к югу от комплекса, где ожидать подхода гражданского многоместного транспортного средства белого цвета. Выдвинуться в населенный пункт "Демпшир", где под покровом ночи перегрузиться на гражданское малое морское судно "Ирландия". В случае явной угрозы попадания в руки врага поступить по "инструкции 200". Всех свидетелей и участников помощи в эвакуации забрать с собой, в случае невозможности — поступить по "инструкции 200"."


Что ж, всё как всегда. С тех пор, как Новая Революция тридцать второго года вернула старый расклад сил — капитализм против социализма — у нас нет иного выхода. Мы бьём с ненавистью и насмерть. Мы не оставляем за собой свидетелей. Мы сознательно жертвуем своими силами. Сознательно и эффективно, забирая с их помощью ещё большие силы врага. Именно наша готовность жертвовать собой, именно наша спокойная готовность сжечь весь мир, но остаться свободными, и пугает их. Пугает до судорог. Они не способны понять нас, не знают ни настоящей свободы, ни ощущения осмысленности собственного существования. Какое счастье ты можешь ощущать, если ты, "Западный Человек Европейской Культуры", с младенчества приучен зарабатывать средства к существованию, грызясь за более комфортное жилье и более качественных отдых? Грызясь без правил, с лицемерием, лестью и лизоблюдством? Окруженный жестокостью, извращениями и мелкодушностью?

Мы устали от их ценностей, от их правил. Мы взрывали ядерные мины на своей территории, лишь бы выбросить их оккупационные войска, и их продажных приспешников, с нашей Родной Земли. И ценой труда и жертв мы наконец подняли Красный Флаг над нашими землями. Наш Флаг. Флаг Людей.

Мы десять лет балансировали на грани голода, всё больше и больше ощетиниваясь ракетами и излучателями, чтобы защитить себя от физического вторжения. Поднимали свою промышленность, собирали ракетоносители вместо личных автомобилей. Из переплавленных прямо на орбите выработанных ускорителей мы собирали свои боевые станции… Мы взяли в свои руки систему образования, и начали учить наших детей не потреблению, но созиданию… И через пару десятков лет сошла на нет преступность. Она оказалась НЕ НУЖНА…

Они ненавидят нас, потому что боятся. Мы ненавидим их, потому что они ненавидят нас. Всегда ненавидели. Всегда, всю историю эксплуатировали и обманывали.

Пришёл наш черед наносить удары. Мы научились тихо решать проблемы.

Впереди — яростный грохот падения в капсуле, потом — неуловимый в своей стремительности спуск.

— Пошли-пошли-пошли!

Падая сквозь низкую ночную облачность, я включаю глобальную ориентацию. Англия! Очень интересно… Британия, с какого-то перепугу, объявившая себя "Великой", строила нам козни ещё задолго до девятнадцатого века…

Хлопая куполами, очень похожими на старые советские Д-6 (разве что выполнены они их совсем, совсем других материалов), наша сотня валится прямо на крышу большой фермы, служащей замаскированным входом в комплекс. Все автоматические защитные системы — вкопанные по башню гаусс-танки и автоматические гранатомёты — сожжены импульсом, так что мы передвигаемся как у себя дома.

Ворота мы находим через десять минут. Циклопический герметичный затвор с шарообразной бронекрышкой.

— Товарищ полковник, а дверка-то чуть ли не чистый вольфрам, да пополам с перекалённой сталью. Толщина — метра три! Хитрые всё ж гады, классно окопались. Незаметно разбомбить этот комплекс было бы абсолютно нереальной задачей.

— Куликов блин, говори конкретней, — с досады я повышаю голос в микрофон. — Ты хочешь сказать, что мы не войдём?

— Войдём, товарищ полковник. У нас с собой два атомных бурильщика. На максимальной мощности прожжём за пять минут. Рядом стоять не стоит. Товарищ полковник! Может, это, тово? Прикрутить ко второму бурильщику наш фугас, да и отправить его вниз? Пусть кушают?

— Нельзя, Куликов. Быстро найдут и выведут из строя. Не у нас одних есть скафандры. Мощность заряда слишком велика… Его надо углубить как минимум на километр вниз, иначе будет слишком заметно. Начинайте!

Пламя. Опять пламя. Обжигающий изнутри атомный огонь, через который мы прошли много раз. Человек, подвергнувшись жёсткому проникающему излучению наших нагрузок, может прожить не более нескольких суток. Или куда больше, если ему пересадить почти все органы и кости. На обеспечение потребности Вооруженных Сил СССР в восстановлении жизни смертельно отравленных радиацией бойцов уходит труд сотен трансплантологов и тысяч обычных людей. Обычных людей, умерших естественной смертью достаточно рано, чтобы отдать часть себя на службу своим бойцам. Хрусталики, нервная ткань, стволовые клетки, целые органы…

Помогло бы, если бы мы десантировались на боевых кораблях. Но корабли слишком заметны.

Дверь не выдерживает вульгарных солдатских знаков внимания атомного бура, краснеет, плавится, и наконец сдаётся.

Перешагивая через разорванные взрывами тела, я вхожу в машинный зал. Зал просто огромен, ни за что не почувствуешь, что находишься глубоко под землёй. И простирается он чуть ли не на триста метров. Повсюду электротехника — компьютеры, осциллографы, микроскопы, измерительные камеры, нагревательные приборы, холодильники… Очень совершенная вычислительная техника. Явно какие-то исследовательские приборы… И много, очень много контейнеров с символом биологической опасности…

— Товарищ полковник!!!! — такой радостной паники в голосе разведки я не слушал с тех пор, как поймали последнего демократа. — Мы тут нашли такооое…

— Удачно зашли, словом? Докладывайте!

— Охрана продолжает оказывать сопротивление. Но их мало. Так что мы смогли проникнуть в вентиляцию — запустили эхолокационные зонды. Бункер уходит вглубь на десять километров, как минимум! Он стар как сама буржуазия. Из подземелий поступают снимки силуэтов зданий. Не видал я ничего подобного, никогда! Не могу их распознать. Что бы это ни было, данный комплекс очень важен.

— Отлично. Штурмовая команда, на связь!

Звуки выстрелов и разрывов надёжно фильтруются микрофоном брони. И этой надёжности не хватает. Безумно сильные и громкие, как молотком по голове, разрывы кумулятивных гранат перемежаются длинными очередями вражеских винтовок.

— Дело плохо, командир… Зачистку завершить не можем. В ангаре у них нашёлся танк, он не даёт пройти. По ветке идёт поезд. Наверняка подкрепа! Подкрепление это, как слышно!.. Вытащите Ковалёва из-под огня, етицкий пёс!!! Вооружены прекрасно, козлы… Мы потеряли уже пятнадцать. Пока держимся. Гранат мало осталось.

— Ясно. Отходи в машинный зал, лейтенант! Слышишь меня?! Оставь за собой пару растяжек и отходи! За главным лифтом машинный зал, отходи на мои координаты! Как понял?!

— Понял!…

— Сапёры!

Возившиеся у меня за спиной сапёры даже не сразу меня слышат — они напряжённо готовят двухсоткилограммовую бочку термоядерного заряда.

— Сапёры блин!!!

— Заряд готов, товарищ полковник.

Заряд готов. Зловещий, крашеный белой масленой краской цилиндр с Красным флагом на борту. Нашим флагом.

Термоядерные заряды хороши тем, что ими не надо точно прицеливаться. Термоядерные заряды плохи тем, что они очень уязвимы…

В зал вбежала штурмовая группа Григорьева. Точнее, ввалилась покачиваясь. От группы осталось шесть человек, ещё троих раненых они принесли на себе. Плюс трое сапёров. Плюс десятеро разведки. Плюс я.

Когда мы входили в комплекс, нас было сто человек. Мы редко возвращаемся…

Тревожно запищал бронекостюм, требуя немедленного принятия медицинских мер. Пока мы спускались по проплавленному атомным буром колодцу, мы нахватали по половине смертельной дозы на рыло. Если через шесть часов мне не сделают переливание крови и инъекции радиозащиты, я начну умирать. Старый я стал… Самый старый во всей команде. И шести часов у нас по-любому нет.

Плохо ли это? Домой мне всё равно нельзя — я слишком много знаю, и высок риск, что меня похитят или незаметно расколют. От резидентуры трудно защищаться. От предателей же — защититься невозможно.

— Яковлев, слушай моё задание. Ты теперь за меня. Берешь всех, прямо сейчас грузитесь в лифт, и валите к чертям на поверхность. Эвакуируйтесь по инструкции. Я — остаюсь. Подорву заряд в последний момент. Радиоинициация с поверхности один хрен не удастся. Просто так заряд оставлять нельзя, могут успеть обезвредить. Или подорвут до того как выберетесь…

Слава Яковлев поворачивается и смотрит мне в глаза. Смотрит долго… Он умный, он не будет задавать дурацких вопросов.

— Есть грузиться в лифт!

Бойцы, кто усталой трусцой, а кто быстрыми шагами, уходят.

Я устраиваюсь поудобнее за бетонной колонной у стены. Мину я теперь вижу издалека, но никто не сможет подойти к ней, не попав в мой сектор обстрела. И хорошо ещё, что бункеровцы понятия не имеют, КАКОЙ мы им принесли подарочек… Включаю эхолокационный детектор движения. Он не так удобен, как радар, зато незаметен в работе и не ошибается.

Первому ворвавшемуся в зал вражескому штурмовику я засадил гранату под дых. Кумулятивная струя продавила его насквозь, отбрасывая далеко назад. Бежавших за ним посекло осколками, и они на секунду опешили — оказывается, странные отморозки в броне без опознавательных знаков, только что перемоловшие добрых три сотни охраны бункера, ещё не бегут!

Дааа, на них и впрямь отличная защита. Изящные тёмные комбинезоны, рельефные от электромышц, с пластинами стабильной брони и красными окулярами. Обычные пули и осколки таких не возьмут. Только специальная кумулятивная граната из гранатомёта…

Вторую и третью я зарядил графито-дымовыми. Бум, бум! Побегайте-ка, други, вслепую!

Ответный огонь начинает нащупывать меня в темноте…

— Таймер устройство номер шестьдесят шесть, команда — актив! Время таймера до взрыва четыре минуты, отсчёт начать немедленно!

Приятный безжизненный голос компьютера бомбы отвечает мне немедленно:

— Устройство номер шестьдесят шесть, взрыв через двести сорок секунд, отсчёт начат.

— Ну, погнали, братва! "Броня крепкаааа, и танки наши быстры"…

Неудачно высунувшийся из-за угла НАТОвец лишается руки.

— …"И наши люди мужества полныыы", — мурлычу я старый марш. Когда их поёшь, то делается всё более качественно. Интересно, почему…

К потолку зала взлетает умная граната, и осыпает меня очередью направленных металлических игл. Пока без эффекта.

— "…В строю стоят советские танкисты, своей великой Родины сыны…"

Разрыв. Очень сильный, похоже на фугасную гранату. В ушах звенит, в грудь будто бревном треснули. В глазах на секунду потемнело.

— "…Гремя огнём, сверкая блеском стали…", — выпускаю целую очередь гранат в угол, из которого прилетела фугасная. На, подавись.

— "…Пойдут машины в яростный поход," — враг как-то попритих. Бросаю световую. Пока ещё мерцание вспышки отражается от стен, меняю позицию, отступаю за следующую колонну.

— "…Когда нас в бой пошлёт товарищ Сталин, и первый маршал в бой нас поведёт…"

На моей предыдущей позиции расцветает адский огненный цветок плазменной гранаты. Умно, но поздновато… На тебе в ответ, умник…

Я успеваю домурлыкать сквозь зубы до середины второго куплета, как мне простреливают генератор. С грохотом падаю ничком.

Вообще не могу пошевелиться. Я теперь просто человек, запертый в трёхсоткилограммовой статуе. Ого, оказывается, как у меня в глазах мутнеет. От радиации наверное, а может от фугаса. Интересно, столько осталось на таймере… Так, бомба. Бомба в порядке… Вооон она, целехонька, с красным флагом на боку. Что, съели, твари? Мы принесли наш флаг сюда, в самое сердце вашей ненависти. Сейчас он вам покажет силу людей. Знаете, твари, почему наш флаг — красный? Потому что мы — люди. Люди в полном смысле слова, мы не только питаемся и размножаемся. Мы ещё и любим, и мечтаем, и созидаем, и познаём, и верим. И помним наших предков. И чтобы мы могли, вопреки всем вам, жить именно так, мы вынуждены проливать свою кровь. Мы не хотим этого, и нам это не доставляет удовольствия. Но вы не оставили нам выбора…

Наш флаг — Красный. В честь крови наших предков и наших бойцов, которые оплатили своими жизнями и силами покой наших детей…

Бомба подтвердила мои мысли бескрайней волной света.

Strejndzher 029: Панцирные псы

"Тот, кто мечтает, — предтеча того, кто мыслит. Сгустите все мечтания — и вы получите действительность"

No Виктор Гюго

Глава 1

Шлюз плавно распахнулся, точно в тот момент, когда Анин лётный скафандр завершил самосборку. Все элементы заняли своё место и на секунду замерли вместе с девушкой — проводя диагностику.

Обтекаемые формы экипировки, изящно повторяли контуры человеческого тела, не мешая его движениям и защищая от физического воздействия. А специальная гелевая основа, поддерживала комфортную температуру и компенсировала любые перегрузки. На спине был закреплен небольшой ранец, который в случае необходимости превращался в шлем.

Секунда истекла — словно один взмах ресниц этой сероглазой, светловолосой девушки, с любопытствующими уголками губ. Словно в подтверждение того, что все в норме — на её правом предплечье, мягкой подсветкой моргнул герб Советского Союза, а левое плечо вспыхнуло символикой дальней разведки Земного Альянса.

— Здравствуй, внучка! — улыбнулся ей дед. На нем был похожий скафандр, но со знаком космической геологоразведки. Рыжеватая щетина весело поблескивала исчезающей сединой.

— Привет, дедуль! — Аня подошла и чмокнула его в щеку, — Смотрю, ты всё молодеешь.

— Костя говорит, что через 3 дня буду как сорокалетний.

— Константин Александрович своё дело знает. А то ты себя что-то совсем запустил на своем Марсе. Тебе всего-то 75 лет, а уже был как старая калоша. Ревматизм, бронхит, слабость в руках… Это в наше время-то! — девушка презрительно хмыкнула, — Ты у меня какого года? 86-ого?

— Да, 1986-ого. Еще при Союзе родился…

— Я тоже при Союзе, — возразила ему внучка.

— Ты то в 2040-ом родилась, уже при новом Союзе. А про Закат Мира и Исход, ты небось только в книжках читала, на службе нахваталась, да от меня байки слышала…

— Я еще и в "Сфере" много интересного накопала.

— Там мало. Во время Исхода много техники пострадало, информацию целыми пластами теряли.

— Впрочем, ладно, как у тебя-то дела, Ань?

— У меня всё отлично! Я как раз хотела рассказать — нам с Пашкой поручили новое задание!

— Паша — это сын Степана Андреевича?

— Он самый.

— А что за задание?

— Говорят, что после переоборудования радиотелескопов на Луне и на Марсе — наши смогли засечь еще один корабль "панцирных".

Дед встрепенулся.

— Который из кораблей? Их ведь еще около полутора сотен так и не нашли.

— На этот раз отыскали "Зевс".

— Хм, "Зевс", знакомое название, — дед быстро подгрузился к "Сфере". Ага, помню такой. На нем драпали финансисты из Лондона. Ба… Да это же те самые…

— Что за "те самые"?

— Да, были одни, — дед недовольно поморщился, — Эти подлецы, в 20-ые годы, захватили ученых из ЦЕРНа, и смылись — разрушив полгорода и убивая всех кто встал у них на пути. Дядю Витю они тогда забрали, — он скинул ей фотографию, где они вместе стоят на фоне Кремля.

— Так может он еще живой?

— Вряд ли, — мрачно ответил дед.

— Ему сейчас сколько было бы?

— Под 60. Но у них-то ты сама знаешь, какие условия. Это у нас медицина развивается, "обновляться" можем, а они на своих колымагах летят в разные стороны, даже без простейшего анабиоза и регенерации тканей. Уже второе поколение должно было вырасти, ни разу не видевшее Землю… Ты уж аккуратней, эти звери на всё способны.

— Да не волнуйся ты, — Аня улыбнулась, — у нас и техника лучше, и защита отличная, да и корабли на гелии-3 и rezo-генераторах — догонят их атомные кочегарки в два счёта.

— Храбрая ты у меня выросла. Вся мамку пошла, — дед подошел и обнял девушку.

Скафандры незаметно изменили форму, смягчаясь и снимая защиту, чтобы не мешать людям.

Глава 2

— Друзья! — капитан Уильям Ли бодро напутствовал собравшиеся экипажи, — Каждый из нас является бойцом Земного Альянса и выполняет свой долг перед нашей общей родиной — Землёй.

В пределах досягаемости, мы обнаружили еще несколько кораблей беглецов. Командование приказывает осуществить перехват, вернуть их обратно и освободить захваченных.

Цели поделим так:

Крейсер "Зевс" — перехватят два корабля дальней разведки — один от Советского, а второй от Африканского Союза.

Аня заметила, как синхронно с ней и Пашкой, вперёд вышли двое высоких мужчин в тёмных скафандрах. На груди одного из них светилась высшая награда Африканского Союза — орден имени Муаммара Каддафи.

Уильям продолжил раздавать цели.

— Перехватывать "Тритон" — отправятся экипажи Лиги Арабских Государств и Европейского союза.

За "Амальгамой" полетят представители Азиатского и Южноамериканского союза

А "Вершитель" будут перехватывать силы Североамериканского и Тихоокеанского союзов.

Предстартовая раздача целей быстро завершилась, и капитан, напутствуя разведчиков словами: — "Помните, что вся Земля смотрит на вас!", — отдал приказ начать операцию.

Аня и Павел запрыгнули в свою "Рысь" — лёгкий перехватчик последнего поколения и запустили двигатели.

Система навигации проложила оптимальный курс, и выдала время на достижение заданной точки: — 8 дней, 11 часов, 12 минут и 4 секунды. Можно было на неделю погрузиться в анабиоз и прекрасно отдохнуть перед заданием.

Глава 3

— Настигаем! — закричала Аня, войдя в охотничий раж, — Вон они, вон!

Павел едва заметно улыбнулся, краем глаза любуясь увлёкшейся подругой. Это была его третья операция, и он уже примерно знал чего ожидать — заранее переключившись в режим скрытности и выйдя на оптимальный курс перехвата. Рядом скользила "Пантера" африканцев.

Сценарий перехвата был отработан на многочисленных учениях, и сейчас они спокойно заходили на цель.

Требовалось уклониться от огневого контакта и сразу же наладить связь. Языковой проблемы давно не стояло — у каждого в мире, с детства, был доступ к универсальному автопереводчику в "Сфере", а когда они сильно удалялись от планеты и единая информационная среда отключалась, — то такой переводчик активировался в скафандре.

Вспышка. Взрыв. Тишина…

"Зевс" словно вскипел огненными всполохами, за какие-то доли секунд ощетинившись десятками орудийных стволов и стрелами мчащихся в их сторону ракет.

Бешеный манёвр, уклонение, выстрел! Ускорение, выпуск ловушек, уход на безопасную дистанцию, выстрел!

Аня, словно в замедленной съемке, смотрела, как разваливается на куски "Пантера", которую разнесло неожиданным залпом.

Взвыл радар, сигнализируя о ракетной угрозе со всех сторон.

И тут же, словно из ниоткуда, появился еще один корабль Ушедших.

Резко ожила связь.

— Вот и всё. Шах и мат, — хриплый голос заполнил кабину, — Вы в ловушке. Любое движение — и ваш корабль будет уничтожен. Приказываю заглушить двигатели.

Аня и Павел переглянулись, пытаясь решить, как поступить.

— Глушите немедленно или будете уничтожены!

Голос начал неторопливый отсчет: — Три… Два… Один…

Грустно щелкнула кнопка выключения двигателей и "Рысь" замерла — зависнув в космическом пространстве, словно аквариумная рыбка, застывшая в прозрачной воде.

— Так то лучше, — голос наполнился одобрением.

Транспортный шлюз "Зевса" распахнулся, и от громадины звёздного крейсера отделился небольшой челнок, начав быстро сближаться с "Рысью".

Когда челнок пристыковался, голос отрывисто приказал: — Пересаживайтесь.

Глава 4

Аню и Павла волокли по длинному стальному коридору. Редкие прохожие отводили глаза, стараясь не смотреть на пленников.

Воздух пропах чем-то прелым и затхлым, и от этого хотелось чихнуть, а потом подольше задержать дыхание.

По бокам тянулись вереницы открытых кают, наполненных понурыми людьми. Некоторые играли в какую-то странную игру, напоминавшую смесь карт и бросания четырёхгранных костяшек.

В одной из кают дрались двое мужчин, покрытых застарелыми шрамами. Зрители скандировали: — "Убей его! Прикончи! Целься в живот!", — потрясая над головой какими-то бумажками земельного цвета.

В другой каюте с ярко красными стенами — молодых девушек посещали мужчины. Передавая им по две бумажки с пропечатанными на них цифрами.

В третьей — что-то бурлило и плавилось. В четвертой, росли какие-то неказистые кусты и грибы с красными шляпками…

Пленников тащили всё дальше и дальше — пока коридор, наконец-то, не закончился, и они не остановились перед закрытым шлюзом.

Двери разъехались, словно два полумесяца и они увидели небольшой аккуратный кабинет.

В центре, на возвышении, сидел мужчина лет сорока пяти, в темной одежде с золотыми знаками отличия на груди.

— А вот и гости! — мужчина поднял правую ладонь в знак приветствия, — Введите их.

Аня узнала голос, который уже слышала во время захвата.

Мужчина пристально посмотрел на них с Павлом и скользнул взглядом по скафандрам.

— Имя. Звание. Принадлежность, — мужчина быстро и как-то привычно начал допрос.

Девушка посмотрела на напарника. Тот кивнул, мол: — "Отвечай на вопросы — так и должно было быть".

— Кузнецова Анна. Лейтенант космофлота, родина — Советский Союз.

— Головачёв Павел. Старший лейтенант космофлота Земного Альянса. Родина — Советский Союз.

— Френк Ротчестр, — мужчина кивнул и представился им в ответ, — Капитан звёздного крейсера "Зевс"…

В этот момент, в каюту чуть ли не вбежал седовласый мужчина, в такой же черной одежде как и у Френка.

— А это, — представил его капитан, — Крис Шнайдер, командир крейсера "Химера". Именно ему вы обязаны своим почётным пленом.

Аня резко дёрнулась, попытавшись выпрямиться. И тут же получила удар под рёбра от одного из охранников. Скафандр мягко компенсировал нагрузку, и пришлось сделать вид, что ей мучительно больно.

— Ну что вы. Помягче с гостьей, — Френк попытался сгладить неловкость, — Не каждый день нас посещают люди с Земли-1.

— Земли-1? — удивлённо переспросил Павел.

— Ну да. Мы летим на Землю-2. Перед стартом ее называли Kepler-22b, но мы предпочитаем называть её просто Земля. А прежний дом называем Земля-1.

— Ваше задание? — капитан снова продолжил допрос.

— Мы должны были догнать ваш корабль — и убедить вас вернуться, — ответил Павел.

— Ага. На казнь вернуться. Ищите дураков, — Френк расхохотался.

— Да нет же! — с жаром ответил Павел, — Столько лет прошло — вас амнистируют, а ваш экипаж и пленники смогут заняться чем-то полезным. Наша планета стремительно развивается — для каждого найдется дело по душе!

— Да? И чем же вы смогли заняться без нас, чем не могли заниматься при нас?

— Мы осваиваем космос, развиваем технологии, улучшаем условия на Земле, терраформируем Марс, добываем редкие минералы с Пояса астероидов…

А ведь есть еще неосвоенные Венера, Меркурий, Сатурн! Есть спутники и другие планеты.

Сейчас каждый человек старается принести пользу — мы ведь так долго не могли покинуть Землю. И чем активнее мы осваиваем космос — тем незначительнее становятся все наши противоречия и различия. Все мы, каждый из нас, лишь песчинки на просторах Вселенной… Френк, Крис, я искренне прошу вас — возвращайтесь домой!

— Кто вами руководит? — капитан оборвал Павла, игнорируя его призыв.

— Мы сами и руководим. Выбираем лучших из лучших, среди профессионалов в своём деле. Вся информация имеется в "Сфере". Разочаровался в своём представителе — отзываешь голос.

Сейчас на планете восемь конгломератов стран — равных внутри себя. А чтобы сохранить особенности и культуру друг друга, был создан Земной Альянс — как надстройка над всеми союзами стран. И теперь мы сообща осваиваем космос, имеем общий звёздный флот и проводим совместные исследования…

— А армия у вас есть?

— Конечно — космофлот Земного Альянса. В нем служат представители всех Союзов.

Аня вдруг заметила, что седовласый Крис, присевший на невысокое кресло, положил голову на руку и о чем-то мечтательно задумался, старательно слушая ответы.

— Интересно, а на чем вы сейчас по планете ездите? — Крис неловко перебил допрос Френка и обратился к девушке.

— Ни на чём, — Аня улыбнулась, — весь транспорт давно летает. После того, как мы получили сверхмощные источники энергии, и доделали "Сферу" — то научить автомобили, поезда и корабли летать, используя автопилот — было задачей нескольких месяцев. И вот уже 20 лет у нас не было ни одной аварии. Со временем транспорт унифицировался, разделившись всего на 2 категории — личный и грузовой. Отдельные корабли, самолёты и поезда ушли в историю — и лишь немногие из них, оставили для придания особого колорита курортам и туристическим местам.

— А чем в свободное время занимаетесь?

— Чем? Спортом, творчеством, исследованиями, самообразованием… Посещаем новые места, встречаемся, общаемся, дружим и влюбляемся — как и все нормальные люди.

— А на чем вы нас догнали? На термояде или плазменных ускорителях? — продолжил любопытствовать Крис.

— Мы сейчас используем гелий-3, добываемый на Луне. А для разгона, используем rezo-генераторы — умножающие мощности двигателей и позволяющие сразу выходить на максимальные скорости.

— А Марс вы как осваивали? Купола строили или подземные базы? — увлёкся расспросами старый капитан.

— Да вы возвращайтесь — и сами всё увидите! — дружелюбно пригласила его Аня.

Крис посмотрел на Френка. Тот поймал взгляд и отрицательно мотнул головой.

— Об этом не может быть и речи, — грубо прервал их беседу Френк, — Мы и без вас прекрасно обойдемся. Освоим Землю-2, а уж потом мы вас точно… навестим, — он сделал сильный нажим на слово "навестим", давая понять, что имеет ввиду.

Ладно. Пока хватит, — мужчина встал с кресла, — Вечером мы покажем корабль, на котором вам теперь предстоит жить. Охрана — уведите их.

Глава 5

Весь день они провели в тесной камере, а вечером их вывели на "экскурсию". Крис и Френк сопровождали пленников, наперебой рассказывая, как эффективно и удачно налажена работа на корабле.

— Здесь мы производим детали и синтезируем пищу. Здесь мы ее продаём. В этой части корабля, расположены каюты охранников и высшего руководства корабля. А в этой части живут работники и обслуживающий персонал. А это наш банк.

— А зачем вам банк на космическом корабле? — искренне удивился Павел.

— Как зачем? Чтобы печатать деньги, выдавать кредиты, собирать налоги и платежи. А как же иначе? Ведь иначе никто работать не будет, — удивился уже Френк.

— Но зачем? Вы ведь все летите на одном корабле, в одну и ту же точку назначения; вас мало; ресурсы ограничены — но вполне достаточны для всех. Так какой смысл в банке и продаже товаров?

— Если нет борьбы за выживание — то подчиненные расхолаживаются и начинают думать о всяком… Нам этого не нужно, — отрезал капитан.

— А что за деньги у вас?

— У нас в ходу старые добрые талеры.

— И чему равен 1 талер?

— За 1 талер вы можете оплатить проживание за пару дней. Поесть или выпить. За два — сходить к женщине. За пять — сделать ставку на турнире. За десять — можете пройти медобслуживание…

— А в чем заключается "работа"? Чем все занимаются?

— Кто-то оказывает услуги, кто-то развлекает, готовит, производит товары…

— А вы сами-то чем занимаетесь?

— А я, — усмехнулся Крис, — я печатаю деньги и устанавливаю цены на корабле.

— А если вы поднимите цены и кто-то откажется платить?

— Значит, этот бунтарь быстро очнется с переломанными ногами. Охрана получает хорошие деньги и полностью мне лояльна.

Павел задумался, пытаясь что-то сложить и сопоставить.

— То есть выходит, что все ваши пассажиры, трудятся за нарисованные вами деньги, отдавая вам часть произведенных товаров и услуг? А куда вы деваете излишки, не можете же вы их все использовать?

— Какой проницательный молодой человек, — протянул Френк, — Излишки мы или выбрасываем или складируем в закрытой части корабля, — чтобы не обесценивать остальные товары и не рушить сложившийся баланс. Но чаще всего мы их обмениваем на наш главный уникальный товар.

— Это что за товар такой?

— Человеческие зубы. Зубов ограниченное количество, в них содержатся полезные минералы, они медленно растут… Если что-то случится с талерами — то мы всегда сможем использовать для обмена зубы. Поверьте, ввести "зубной стандарт" для нас будет не менее выгодно — ведь у кого сконцентрировался весь их запас? — Френк заговорщически подмигнул, — То-то и оно…

— Я понял, — медленно выдавил из себя Павел, — а на Земле, вместо зубов, вы использовали золото, ведь так?

— В точку.

— А если у ваших работников не остаётся ни талеров ни зубов?

— Тогда я даю им деньги в кредит. Под проценты. Не отдадут сами — вернут их дети.

— И что же, никто не замечает, что трудится ради абсолютно бессмысленных вещей — хотя всего имеющегося достаточно для всех?

— Кто-то замечает, но не верит, что такое возможно. Большинство привыкло, а новое поколение выросло не сильно смышленым и не понимает этого фокуса.

Вон, на "Химере", вообще полно роботов, сделанных спецами из Массачусетского технологического еще в самом начале полёта — но мы их не используем, так как нечем было бы занять "работников"…

— Теперь мне всё ясно! Вот почему вас спровадили с Земли! — крикнул Павел, — Вы целую Планету превратили в такой же звездолёт как ваш "Зевс". Вы жили, паразитируя на других, деря с них по три шкуры — и не давая ничего взамен. А когда деньги устарели и люди смогли управиться без вас — то вы решили уничтожить цивилизацию, остановить прогресс, и перезапустить свою чёртову пирамиду! Ведь так?

— Ты слишком умный мальчик — здесь нам такие не нужны, — зловеще проскрежетал Френк… и дважды выстрелил в упор.

Первая пуля попала парню в лоб, а вторая пронзила шею. Павел упал и захрипел, сжимая и разжимая бледнеющие пальцы.

Аня закричала и начала вырываться.

— Крис! Ты-то чего встал? — Френк прикрикнул на старого капитана.

— Зачем?! — Крис весь как-то поник и сгорбился, растерянно смотря то на Френка, то на умирающего парня, — Ну зачем ты так?!

— Затем. То, что мы делаем — это бизнес. Просто бизнес, позволяющий нам быть незаменимыми. Нечего ему было агитацию разводить. Плавали, помним к чему такие речи привели перед Исходом.

— Но он же сказал, что они всё наладили, что планета процветает. Что Марс осваивают. Он же звал нас домой! Ты же мне сам поклялся, что если бы нам позволили — то мы бы обязательно вернулись! А они как раз и прилетели нам помочь, вернуть обратно…

— Крис, старый дурак, займись делом, — грубо ответил ему Френк, — Запомни раз и навсегда — мы никогда и никуда не вернёмся. Мы или доберемся до Земли-2 или сдохнем в пути. А теперь, избавься от девчонки и трупа, — Френк со всей мочи пнул тело убитого.

— Нет.

Хлопок выстрела.

Борьба.

Погасший свет в коридоре…

Аня скорее почувствовала, чем поняла — что сбросила с себя охрану, и перевела скафандр в боевой режим.

* * *

Френк тяжело дотащился до капитанского мостика. Он чувствовал себя смертельно истощённым тюремным надзирателем. Весь "Зевс" был у его ног. Каждое слово было законом. Но теперь — его заключенных решили выпустить на волю.

Кому он теперь будет нужен? Ведь никому?

Никому…

А раз так — да пропади оно всё пропадом!

Он сорвал с шеи капитанский жетон, нервно вставил его в компьютер, а потом размахнулся и со злостью вбил массивную красную кнопку в стену, пробив защитное стекло, и окрасив его осколки — своей алой кровью.

Над ухом раздался непривычно сухой голос автопилота:

— Активирована система самоуничтожения крейсера "Зевс". Просьба экипажу — немедленно покинуть корабль. Транспортные шлюпки расположены в третьем отсеке. Займите свои места. У вас осталось 10 минут.

* * *

Где-то далеко, словно в другом мире, завывала сирена и шел обратный отсчет. Мрачно мерцал свет в коридоре, то и дело меняя окраску со светлого на красный и обратно.

Но Аня словно оцепенела…

Для нее было дикостью, что кто-то готов уничтожить столько людей и целый корабль в придачу — лишь бы удержать власть! А рядом лежал Пашка… Её старый друг и верный боевой товарищ.

Так вот, что имел ввиду её дед, когда рассказывал про Закат Мира. Когда прежняя финансовая элита разом потеряла влияние, возможности, а все её вековые накопления превратились в мишуру. В ракушки, которыми обменивались примитивные индейцы.

Технический коммунизм подкрался нежданно-негаданно, и оттуда, откуда его совершенно не ждали — из лабораторий учёных.

Ученых, открывших новые источники энергии и технологию промышленных фабрикаторов. И тогда каждый житель планеты, получил полную автономию от корпораций; — каждый сам стал производителем любых товаров.

Новые изобретения посыпались как из рога изобилия. Голод был побежден за полгода. Болезни — за год. Мечты — обретали крылья и становились реальностью.

Посредников не сокращали специально, нет — они просто стали никому не нужны. Единая информационная среда, названная "Сферой" и охватившая всю планету, позволила объединить всех людей, где бы они не находились. Банки отпали за ненадобностью. Фармацевты — стремительно разорялись. Политики… а что политики? Они с самого своего появления были всего лишь посредниками между народом и системой управления государством. Как только люди смогли голосовать через "Сферу" за самых достойных, политики стали простыми людьми. Элита… "Звёзды"… "Золотой миллиард" — всех их смыло волной обновления.

Еще через год был создан Земной Альянс — сообщество разных стран, равных внутри себя. Сообщество конгломератов, сохранивших свои культурные особенности и решающих общие задачи — с пользой для всех. Его основателем стал Советский Союз.

Но бывшие "рулевые", точно так же как и капитан "Зевса" Френк Ротчестр, отказались уходить в историю. Они начали Исход.

Были построены космические крейсера. Каждый из них вмещал около 5000 человек. Частные военные компании попытались согнать на них ученых и лучших специалистов со всего мира и потом — атаковали Землю…

Объединенные силы СССР, обеих Америк, Азии и Европы — смогли отбиться и уничтожить большую часть кораблей. Остальные — умчались прочь. Эти крейсера прозвали "панцирными псами" — бешеными зверюгами, закованными в сверхпрочную броню…

Аня почувствовала, что её кто-то подхватил на руки и куда-то тащит. Морок слетел, и она увидела, что Крис несет её по коридору. Его седые волосы слиплись, а со щеки сочилась свежая кровь.

Мерцающие светло-синие полоски на полу убегали вперёд, подсказывая путь в третий отсек корабля…

* * *

Они успели. Там, где еще секунду назад была громадина "Зевса", разбухал огромный огненный шар. Словно дикобраз-переросток — умирающий корабль разбрасывал вокруг себя иглы покорёженного корпуса.

Спасательный челнок устремился к исцарапанной "Химере", подбирающей выживших.

— Почему вы спасли меня? — вдруг тихо спросила Аня у Криса.

— Потому что я устал. Безумно устал поддерживать всю эту никому не нужную иллюзию — ведя корабль в пустоту. Устал видеть, как живут и умирают люди — ненавидя мою родную планету. Ненавидят её — потому что их с детства приучили ненавидеть "красных". Устал смотреть на то, как люди продают себя — ради очередного талера, а мы сбрасываем излишки груза, которого достаточно всем, но жадность Френка не позволяет делиться…

* * *

Двигатели с "Рыси" переставили на "Химеру", а сам корабль-разведчик временно разобрали, чтобы вместить его на грузовую палубу.

Бортовой компьютер выбрал оптимальную траекторию, и выдал срок выхода на орбиту Земли — 4 месяца и 3 дня.

Эпилог

Пассажиры и экипаж, дети и взрослые — прильнули к экранам и иллюминаторам, с волнением рассматривая приближающуюся планету.

Всюду сновали сотни звёздолётов разных форм и причудливых расцветок. Одни причаливали к огромной орбитальной базе, другие — деловито спешили к Марсу, Луне или в сторону Юпитера, на Пояс астероидов.

Недавние пленники смотрели на живой, чудесный мир, разворачивающийся перед ними на фоне звёздного полотна. Мир — полный возможностей и открытый для каждого.

Они смотрели на Землю. А Земля — приветствовала своих возвращающихся детей, блеском океанов, шелестом деревьев и доброй улыбкой Гагарина.

— Вот мы и дома, — сказала Аня.

— Дома, — грустно улыбнулся Крис.

Он вдруг задумался и уже в который раз спросил:

— Ты правда не врешь? Разве можно жить так… так…

— Справедливо? Честно? Дружно?

Крис кивнул.

— Не вру.

Старый капитан оторвался от иллюминатора, подошел к пульту управления кораблем и устало присел на своё привычное кресло. Он вдруг закрыл дрожащими пальцам лицо; посидел так с минуту; и тяжело выдохнул:

— Аня… Какие же мы были дураки… Мы летели больше тридцати лет в никуда — стараясь урвать друг у друга парочку лишних талеров, а теперь выходит, что всё это не имело ни малейшего смысла. Мы потеряли столько лет — самоустранившись, сбежав с родной планеты…

Аня виновато развела руками и пожала плечами, мол: — "Ну да, вы такие".

Крис резко вскочил и сжав кулаки воскликнул: — Я… Я обязательно всё исправлю! Я отыщу каждый ушедший корабль! Каждого заблудившегося человека! Я смогу им всё объяснить… Смогу! А потом мы все вместе вернёмся домой! Вернемся… Чтобы творить, любить, мечтать, действовать, созидать…

— Чтобы жить?

— Да! Чтобы жить! — эхом откликнулся Крис, — Жить, а не выживать в своих стальных резервациях. Мы захотели сбежать от всего мира, считая себя лучше вас… Но вы оказались мудрее — и дали нам шанс образумиться, — так пусть же этот шанс получат и остальные!

Девушка, вдруг вытянулась и по военному отсалютовала этому усталому, запутавшемуся старику.

— Добро пожаловать домой, капитан! Вы снова стали человеком — научившись жить для других.

Конец.


P.S. Иллюстрацией к рассказу и обложке первого выпуска рассказов использована работа Геннадия Пашкова, участника конкурса "СССР-2061: Каменный пояс", — как очень подходящий образ для кораблей-разведчиков "Рысь" и "Пантера".


Оглавление

  • Сборник рассказов, отобранных на литературный конкурс короткого рассказа "СССР-2061" Первая серия рассказов
  •   Забазнов Алексей 001: Маленькие шаги людей
  •   Евсеев Станислав 002: Техника безопасности
  •   Парамонов Антон Владимирович 014: Ночная смена, или рутина на "Терра-Феррариум"
  •   Сапожников Владимир 017: Посылка от пятой команды
  •   Квотчер Марамак 018: Красный пух
  •   Огнев Евгений 020: Одна речь
  •   Белоусов Валерий Иванович 021: Рацуха
  •   Беляков Сергей 023: Прощание
  •   Назинов Пётр 026: Красный — значит кровь
  •   Strejndzher 029: Панцирные псы
  •     Глава 1
  •     Глава 2
  •     Глава 3
  •     Глава 4
  •     Глава 5
  •     Эпилог