КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 345038 томов
Объем библиотеки - 396 гигабайт
Всего представлено авторов - 138704
Пользователей - 77209

Последние комментарии

Впечатления

djvovan про Холлинс: Золото дураков (Фэнтези)

Может кому понравится я заснул! Либо перевод такой но интересного ничего! Даже картинка не соответствует книге! причем тут «Стражи Галактики», «Хоббитом» и «Одиннадцатью друзьями Оушена» ваще не понял!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
zlobneg про Аксёнов: Коллеги (Современная проза)

Начать отзыв считаю необходимым со слов об обложке от LitRes. Она отвратительная, чтоб не сказать ублюдочная, и способна только отпугнуть аудиторию произведения. А книга легко читается, несмотря на почти 60 лет с момента написания и малую известность. Это соцреализм в его первоначальном понимании, то есть, правдивое изображение действительности. Есть взяточники, уголовники, убийцы, есть разводы и супружеские измены, но есть и те, кто восстанет против коррупционной системы или бросится с голыми руками на вооруженного "урку", есть искренняя любовь. Есть врачи, которые закрывают глаза на заражённый провиант, но есть и врачи, которые прыгают с вертолёта в тайгу для оказания помощи. Где граница между циником на словах и скотиной в поступках? В персонажах "Коллег".

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
IT3 про Кулакова: Полукровка (Исторические любовные романы)

каркуша,спасибо,
исправил.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
MaRa_174 про Эдс: Мир дому твоему, Огненная (СИ) (Фэнтези)

ГГ описывает себя: "Маленький нос с небольшими крыльями и толстые бледно-розовые губы. Мой внешний вид не показывал во мне аристократку, но надменность выдавала причастность к данным..." занавес, дальше прочитать не смогла

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
OneEyed про Афанасьев: Русские волшебные сказки (Сказка)

Случайно закачал только fbd. Сейчас перезалил книгу вместе с pdf. Сказочки присутствуют :)

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
meriroza88 про Шалюкова: Игра теней (Фэнтези)

Вся серия отличная!!! Есть минусы, но они на любителя.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
pusikalex про Афанасьев: Русские волшебные сказки (Сказка)

Похоже,файл в ПДФ попытались залить как фб-2

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Цели и средства (fb2)

- Цели и средства 1574K, 478с. (скачать fb2) - Автор не указан

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Цели и средства

О муках выбора, полезных знакомствах и переходе всяческих границ

Поступай так, чтобы ты всегда относился к человеку и в своем лице, и в лице всякого другого также как к цели и никогда не относился бы к нему как к средству.

И. Кант

ПРОЛОГ

— Не стоит эта палочка тех неприятностей, что из‑за нее происходят, – сказал Гарри. – Да и вообще… – он отошел от портретов, думая уже только о кровати в Гриффиндорской башне и о том, может ли Кричер принести ему туда бутерброд, – неприятностей мне уже хватило на всю оставшуюся жизнь.

Дж. К. Роулинг

Кричер все‑таки принес ему бутерброд, но Гарри не помнил, успел ли доесть его, прежде чем провалился в глубокий сон без сновидений. Когда он проснулся, солнце давно перевалило через зенит. Несколько секунд Гарри любовался удивительно синим небом в окне Гриффиндорской башни, а потом резко сел, пораженный простой мыслью.

Снейп. Он никому не успел сказать. Волдеморт прокричал, что убил их обоих, Дамблдора и Снейпа, как и Лили когда‑то, но услышал ли его кто‑то? Понял ли?

Нужно было сказать кому‑нибудь. Кингсли Шеклболту или Артуру Уизли. Гарри торопливо оделся и выскочил в гостиную Гриффиндора.

Им сказали Рон и Гермиона. Рон – отцу, Гермиона – мистеру Шеклболту. Они уже побывали в Визжащей хижине.

— Тело перенесли в Хогвартс? – спросил Гарри глухо. Сейчас пройдет победная эйфория и начнет наваливаться осознание потери. Фред, Тонкс… Рем, о Господи…

— Тела нет, – уронил Кингсли. – Мы не сразу туда попали, Гарри, сам понимаешь: сначала спасали раненых, отправили в Мунго кого можно. Мои ребята еще пытались задержать эту свору, упиванцев выживших, но многие сбежали. И кто‑то добрался до хижины раньше нас. Когда мы туда пришли, тела уже не было.

Может… На мгновение в сердце зажглась глупая надежда.

— Мистер Шеклболт… Кингсли… А может, он… ушел?

Кингсли невесело усмехнулся.

— Не на своих двоих, Гарри. Нет, это те мерзавцы. Ты же помнишь, Крауч тоже так сделал, когда убил своего отца. Превратил его тело в кость и зарыл. Сам–Знаешь–Кто обещал бессмертие своим вернейшим слугам, вот они и уничтожают тела тех, кто этой награды недостоин. Подстраховываются.

Он все равно пошел в хижину, хоть смотреть там было уже и не на что. Палочку Снейпа подобрали авроры. На полу темнело кошмарных размеров пятно с пугающим светлым контуром там, где кровь растекалась вокруг головы и плеч. Гарри вспомнил, как расползалась кровавая лужа и летели брызги, когда Снейп пытался говорить. Эти брызги были повсюду…

Он ухватился за плечо Кингсли и вышел на воздух. Смерть от «авады»… нет, не милосерднее, но чище. А еще – быстрее и безболезненней. Это Гарри знал из собственного опыта. Наверное, это был очень редкий опыт.

Думать о Снейпе и Хижине, о том, что его растерзали тут, – в этом было что‑то неправильное. Гарри не сразу понял, что вспоминает о давней мародерской истории и Реме Люпине.

Ведь Рем‑то, вопреки всем некрологам, был жив. Сидел в Мунго, держал за руку Тонкс, рычал на целителей, когда те пытались уложить его если не в другую палату, то хотя бы на койку. Но он был жив, и Тонкс тоже, хоть и очень слаба, – так может, все‑таки… Ну тела же – тела же нет! И эта мысль не давала покоя.

Кингсли смотрел понимающе. Позвал его в кабинет директора, где разбитая горгулья все еще не запирала дверей, выставил на директорский стол плоскую чашу на ножке, исчерченную рунами.

— Гарри, есть способ проверить, жив ли человек. У нас есть кровь Северуса Снейпа, собрали в Хижине. Этот сосуд собирались предать земле вместе с палочкой – хотя бы так. Смотри сюда.

Он взмахнул палочкой. Маленький кровяной шарик вылетел из флакона и капнул на серебристую поверхность чаши. Кингсли произнес заклинание.

— Был бы жив, руны вокруг капли засветились бы. Он мертв. Где бы ни было его тело…

«Что ж вы Петтигрю своим устройством не проверили?», – хотел спросить Гарри. Подумал – и спросил.

— Проверили, – возразил Кингсли. – Это обычная процедура для пропавших без вести волшебников. Заклинание не показало его среди живых, потому что он был в анимагической форме. На анимагов в зверином обличье не действуют заклинания на крови – кровь‑то другая. Для этого регистрация, но Петтигрю не был зарегистрирован.

Гарри молча перевел взгляд на чашу и вздрогнул.

— Там руна светится. Не рядом с каплей, а вон, смотрите.

Кингсли покачал головой.

— Это родственник по крови.

Родственник? Брат? Или… сын?

— Это его отец, – проговорила Макгонагалл. – Насколько мне известно, других родственников у Северуса нет.

Отец? Гарри молчал пару минут, пытаясь осознать услышанное. Отец профессора Снейпа?

— А… мама? – спросил он наконец.

— Умерла очень давно, – ответила Макгонагалл.

— Ему, наверное, надо сообщить? – растерянно предложил Гарри.

— Да, – так же растерянно согласилась Макгонагалл. – Но я не знаю, где он живет. Он маггл.

А где жил Снейп? Гарри понял вдруг, что совершенно не задумывался о том, где живут учителя, когда не живут в школе, и что у них вообще есть какая‑то жизнь за пределами школы.

И еще он понял, что отца Снейпа нужно разыскать.

***

Похороны отложили: в конце концов, это была формальность. Но все остальные – все, кто погиб, защищая Хогвартс, – их похороны не были формальностью, и Гарри провел несколько нелегких дней. Тело Фреда забрала семья, и его похоронили рядом с Гидеоном и Фабианом. Но многих похоронили в Хогсмиде: не все волшебники хотели, чтобы их близкие лежали на маггловском кладбище. Потом потянулись бесконечные судебные заседания. И где‑то среди этих дней, слепленных в один печальный напряженный ком, его вдруг нашел Праудфут и протянул фиолетовый министерский пергамент. Твердым почерком Кингсли было выведено: «Тобиас Снейп, Нью Миллс, Спиннерс–энд. Переехал в Омскирк Райз. Извини, Гарри, больше ничего не нашли».

На Спиннерс–энд жил Снейп – это Гарри уже знал от Макгонагалл. Где Омскирк Райз и как там искать Снейпова отца, он понятия не имел. Когда он поднял взгляд от пергамента, оказалось, что Праудфут никуда не ушел.

— Министр попросил помочь вам, мистер Поттер, – сказал он. – Вам вроде найти кого‑то надо. Вы говорите, я с магглами дело имел.

От Праудфута действительно был толк. Когда Гарри аппарировал в лабиринт узких грязных улочек, похожих одна на другую, он растерялся, но Праудфут ухватил его руку и потащил вперед так решительно, будто знал точный адрес. Они обошли пару мелких магазинов, аврор перебросился парой слов с продавцами и покупателями (они улыбались ему, как старому знакомому) и вывел Гарри к дверям бара.

— Сказали, что сюда он точно придет. Я адрес записал, мистер Поттер, но мне кажется, вы захотите с ним тут поговорить.

Гарри кивнул.

— Спасибо, мистер Праудфут.

Он замялся. Говорить спасибо, мол, за помощь, дальше я сам, проваливайте, – было неловко, а говорить при свидетелях – еще более неловко. Но аврор проявил проницательность.

— Ну все, если я больше не нужен, вернусь на работу. Адрес возьмите на всякий случай, вдруг не придет. Аппарировать лучше с какого‑нибудь заднего двора, да вот хоть бы и позади бара, а то заметут еще.

— А, ну да, Статут… Спасибо, – повторил Гарри и повернулся было, но Праудфут окликнул его.

— Давайте я вам разменяю пару галеонов? И если вы хотите что‑то там купить, нужно добавить возраста. Вам не продадут выпивку.

Гарри вспыхнул. Да уж, далеко ему до Гермиониной предусмотрительности. Аврор махнул палочкой, и Гарри почувствовал мурашки на щеках.

— Ну вот, ничего, – одобрил Праудфут. – Я хорошо добавил, чтоб документы не потребовали. Снимете потом «фините инкатантем». Ну все, удачи.

Гарри сунул в карман деньги, пожал руку Праудфуту и двинулся наконец в бар.

— Снейп? Придет, куда ж он денется, – бармен повозил грязной тряпкой по не менее грязной стойке. – Пропустить стаканчик после работы – это он завсегда! А вы приезжий, я смотрю? Что, старина Снейп стал знаменитостью?

— Я поговорить с ним хотел, – Гарри осторожно отхлебнул пива и решил больше не повторять.

— Ну так я о чем? Купите ему выпивку и слушайте – не переслушаете. Особенно как заведет «не женитесь на ведьмах».

Подошел посетитель, и бармен повернулся к нему. Гарри размазывал по стойке круглый след пивного стакана и пытался представить Снейпова отца. Он видел его почти три года назад, мельком, в чужих воспоминаниях. Высокий, носатый, лицо перекошено от злости…

— Вот он, мистер, – голос бармена над ухом. – Эй, Снейп, иди‑ка сюда, тебя уж заждались.

Гарри обернулся с колотящимся сердцем.

Он был удивительно похож и не похож на Снейпа. Высокий, плечистый, густая грива, когда‑то черная, теперь поседевшая, остро узнаваемый профиль – горбоносый, резкий. Черные глаза смотрели с любопытством.

— Это вы меня ждете?

Гарри молча кивнул.

— Дик, плеснешь на три пальца? Дик сказал, вы хотите поговорить.

Гарри кивнул еще раз. Потом все же отхлебнул пива и предложил:

— Может, сядем там?

Он показал на пустой столик в углу.

— Можно и сесть, – согласился… мистер Снейп. Гарри тщательно выговорил имя про себя. Непривычно‑то как…

Мистер Снейп прихватил стакан, придвинутый барменом, и сел за столик напротив Гарри.

— Хотите послушать, что бывает, если простой парень вроде меня женится на ведьме? – пророкотал он. Голос был густой и низкий. – Я не псих, приятель, а жена моя была ведьма. Настоящая ведьма. Без всяких этих глупостей вроде черных кошек и полетов на метле…

— Нет, я хотел поговорить о вашем сыне.

— Сыне? – глаза его сузились. Такой настороженный взгляд был Гарри очень знаком. – Вы знаете Тоби?

На мгновение странное чувство обхватило Гарри: облегчение и растерянность одновременно. Они ошиблись, они нашли совершенно другого человека, это все странное совпадение…

— Северус Снейп ведь ваш сын?

— А, – мистер Снейп откинулся назад и глаза его блеснули совсем нехорошо. – Вы из этих…

Твой отец не любит магию? – Он вообще ничего не любит…

— Да, я у него учился в Хогвартсе, – твердо проговорил Гарри.

— Учился? Он учитель, что ли? Что‑то не больно его компания смахивала на учителей.

— Он… вы давно с ним не виделись, да? – осторожно спросил Гарри.

— Я с ним? Лет двадцать поди. И не горю желанием увидеться. Что вам надо? Говорите и проваливайте.

Снейп–старший залпом проглотил остатки из стакана и показал его бармену.

— Он умер, – сказал Гарри быстро.

Немолодая тетка в замызганном фартучке принесла новый стакан.

— Умер, значит, – проговорил Снейп негромко. – Мода, что ли, у вас, волшебников, помирать рано. Мать его умерла – сорока не было, он вот…

Гарри смотрел растерянно. Снейп со стуком поставил стакан и рявкнул вдруг:

— Чего смотришь? Рыдать я должен? Горевать? Он меня выставил из собственного дома и за двадцать лет ни разу не спросил, где я вообще и не сдох ли, – а я теперь горевать должен? Умер и умер. Когда?

— Второго мая, – пробормотал Гарри. Не так он все представлял… – Я подумал, что вам надо сообщить.

— Сообщил – молодец. Можешь идти.

Гарри медлил.

— Что еще? Похороны? Я должен? Больше некому?

— Его похоронили… похоронят в Хогвартсе. Он погиб, защищая школу, – заговорил Гарри. Нужно было сказать что‑то правильное, найти слова. – Понимаете, профессор Снейп спас много жизней, если бы не его… Он много лет обманывал самого злого и могущественного мага…

— Это да. Обманывать – это они умеют, – усмехнулся Снейп. – И зелья. Спасу не было от этой проклятой отравы – и вонь во всех углах, и пожрать в собственном доме боишься.

Бесполезно, – понял Гарри. Помолчали. Усталая официантка еще раз сменила стакан.

— Остался у него кто? Жена?

Гарри помотал головой.

— Значит, дом обратно мне вернется.

— Н–нет, он оставил завещание, и там… защитные заклятья, – неловко выговорил Гарри.

— Это что значит? Я туда и войти не смогу?

Гарри кивнул.

— Сукин сын. Мало того, что выгнал…

— Как это – выгнал? – не выдержал Гарри.

— Просто! – резко ответил Снейп. Лицо его потемнело, сильнее обозначились морщины и мешки под глазами. – Явился со своим дружком и велел собирать шмотки. Велел, сопляк! Дружок его палкой махнул – я и начал собираться, будто за мной черти гнались. Сволочь… Потом деньги мне сунул: моя, мол, часть. Совместно нажитого имущества. Где взял только, а впрочем, ясно где – дружок и подсуетил. Небось долго потом отрабатывал. Да не в деньгах дело, а в том, что сволочь – за ниточки дергал. Как куклу. Подавитесь вы этим домом… Хороните своего героя…

Он сгорбился над своим стаканом и замолчал. Гарри помялся у стола и пошел к стойке.

— Я смотрю, Снейп вас уболтал, – усмехнулся бармен. – Стоило оно того?

Гарри выложил на стойку деньги.

— Вы можете записать адрес? Если вдруг он будет спрашивать обо мне?

Бармен пожал плечами, выложил на стойку блокнот и карандаш.

— Можно. А что, будет?

— На всякий случай.

Гарри нацарапал в блокноте «Лондон, Гриммолд–плейс, 12» и пару секунд смотрел на листок. Ну да, сове достаточно. Хотя он не знал, могут ли совы найти ненаносимый адрес. Надо бы написать ближайшее почтовое отделение, до востребования, но Гарри понятия не имел, где вообще почта возле Гриммолд–плейс. Он выдрал и скомкал листок.

— Извините. Я сам ему напишу…

Он оглянулся на сгорбленную фигуру за столиком.

— С ним все будет нормально?

— Конечно. Если что, я позвоню Рейчел. Не беспокойтесь.

***

Дом в конце Спиннерс–энд сгорел. Стены обуглились, крыша провалилась, дверь висела на одной петле, покачиваясь на ветру. На двери чернела кривая надпись: «Сдохни, предатель».

Такого Гарри не ожидал. Кингсли, судя по его приглушенному возгласу, тоже. Гарри шагнул ближе, и внутри все заныло и похолодело. Ветер зловеще свистел в выбитых окнах, за дверью виднелись следы страшного пожара, жуткое предчувствие наваливалось и требовало уносить отсюда ноги.

За спиной вспыхнуло заклинание, Гарри обернулся резко, сердце колотилось где‑то в горле.

— Иллюзия, – сообщил Кингсли. – Тест положительный. Попробуем убрать – где там твое завещание?

Он долго вычерчивал палочкой фигуры и произносил незнакомые заклинания. Гарри стоял молча и сердился на себя за неспособность помочь. Вспышки трещали все тише и тише, и после очередного хлопка дом будто пошел рябью и выровнялся – никакого пожара. Окна зашторены, двери заперты. Как выяснилось, на маггловский замок.

Кингсли пошарил в кармане и вытащил связку ключей.

— А я еще думал, от чего они, – пробормотал он. Отпер замок, повозился с парой защитных заклинаний на пороге и распахнул дверь.

— Пойдем, Гарри, осмотримся.

Сразу за дверью оказалась гостиная – такая маленькая и тесная, что Гарри не мог не вспомнить своего закутка под лестницей. Дневной свет едва проникал сквозь наглухо зашторенное окно, но когда Кингсли отдернул штору, лучше не стало: грязное стекло пропускало не много света.

Все четыре стены были заставлены книжными полками. Едва сунувшись к ним, Кингсли пробормотал что‑то восхищенно–нецензурное и попытался взять книгу, но рука будто натолкнулась на невидимую стену в паре дюймов от полки.

— И тут защита.

Гарри тронул другую стену, и ему повезло больше: книжные полки крепились к двери. Дверь со скрипом отошла, открыв взгляду кухню. Кингсли нашел вторую дверь и осторожно полез на второй этаж по узкой лестнице.

— Наверху две спальни, ни тайников, ни заклинаний, – доложил он, спустившись. – Все интересное здесь, в гостиной.

Гарри так не думал. Нет, понятно, в гостиной были книги, бесценные, судя по выражению лица аврора, и под защитой мощных заклинаний. Но здесь, в кухне, были следы прошлой жизни.

Выдраенный до белых пятен линолеум, пригоревшая лужа на плите – тетю Петунию б удар хватил от такого зрелища. Щербатая кружка на столе. Дверь черного хода, на ручке – пакет из супермаркета.

Гарри попытался представить Снейпа в маггловском супермаркете – и смог. После встречи с его отцом это получилось.

На колченогом столе сразу у двери – телефон. Поцарапанную пластмассу покрывал толстый слой пыли, телефон наверняка уже давно не работал. Прямо на стене у аппарата были записаны номера, с именами и просто так. Ниже всех, почти у самой кромки стола, – мелкие цифры и мелкие буквы: «Лили».

Гарри присел на корточки, глядя на стену. Нет, он и прежде верил: этим воспоминаниям не поверить было невозможно, но одно дело видеть чужие мысли, и другое – получить доказательства, ясные, зримые, которые можно потрогать, как эту надпись на стене, сделанную почти тридцать лет назад.

За спиной кашлянул Кингсли.

— Защита на полках сложная. Может, ребята из охранного отдела справятся.

Они не справились. Удалось убрать полки с дверей и со стены напротив окна – туда повесили портрет. Остальные решили не трогать. Если уж министерские работники не смогли дотронуться до книжных сокровищ Северуса Снейпа, то посетители музея и подавно не смогут.

Гарри точно не помнил, кому в голову пришла идея с музеем. Помнил только, как опешил, узнав о завещании, подробном и обстоятельном: книги и ценное оборудование для зелий – Хогвартсу, дом и ключ от гринготтской ячейки – Гарри Поттеру, а если тот будет мертв на момент оглашения завещания, – Драко Малфою.

В банковской ячейке лежала директорская зарплата за истекший год. Что делать с домом, Гарри не имел понятия. Странный выверт завещания – Гарри понимал, откуда он взялся: Снейп был уверен, что Гарри придется умереть, но вот, все‑таки надеялся – оставлял неприятный осадок, будто он отобрал у Малфеныша это наследство. Хотя им оно, похоже, тоже не нужно было: старший Малфой в лице изменился, когда завещание зачитали в суде.

Малфоев отпустили с условным наказанием, даже не конфисковали имущество. Оставили поместье, разрешили купить новые палочки. Только арестовали счет в Гринготтсе. Гарри так и не решился заикнуться о Снейповой ячейке: забирайте, мол. Перекошенное лицо Люциуса Малфоя стояло перед глазами.

И вот тогда сгустилась из воздуха эта спасительная мысль: музей. Пусть стоит как есть, память и о войне, и о ее героях. Забрали в Хогвартс книги, повесили портрет, унесли на второй этаж диван, стол и кресло, чтобы посетителям было попросторнее. Попытались сдвинуть антиаппарационный барьер поближе к дому, но не вышло, так что экскурсии начинались от берега реки.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ХОРОШИЕ ЛЮДИ

О муках выбора, полезных знакомствах и переходе всяческих границ

F6 убит. Сволочь ты, Нельсон! 417:432, рисуй новую, я отыграюсь!

Ни пуха.

К.

Минерва Макгонагалл и проклятая должность

Профессор Северус Снейп приподнял левую бровь и усмехнулся:

— Мне кажется, директор Макгонагалл, вы начали понимать, почему Альбус мирился со мной в качестве преподавателя зелий. Немного желающих на учительские хлеба?

Минерва Макгонагалл вздохнула и еще раз подровняла тощую стопку пергаментов.

— Я бы сказал, что пять соискателей – это много, – мягко вмешался Дамблдор. – Для защиты от темных искусств мне часто приходилось не выбирать, а уговаривать.

— Трое из этих пяти – вчерашние выпускники, – возразила Минерва. – Как они будут справляться с седьмым курсом, с которым еще год назад вместе ходили в Хогсмид? Причем достойные преподавателя знания есть только у одного… Но он все‑таки еще слишком юн. Я смогу рассмотреть его кандидатуру только через пару лет. Остаются Смит и Дакворт.

— Я заранее выбираю Смита, – предупредил Дамблдор. – Судя по письму, Минерва, у твоего второго претендента нет ничего, кроме родства с Даквортом–Грейнджером…

— А слава, как известно, далеко не все, – закончил Снейп и отправил в рот лимонную дольку.

Он стоял, опираясь на спинку кресла Дамблдора: его собственное было слишком тяжелым, чтоб тащить его из соседней картины. Сейчас, когда оно пустовало, на спинке виден был слизеринский герб, нисколько не потертый. Снейп редко сидел в своем кресле, как, впрочем, и в директорском кабинете вообще. Он появлялся здесь, только когда «мадам директор» была у себя, а остальное время делил между учительской и слизеринской гостиной, где специально для него повесили картину. В учительской профессор облюбовал осенний пейзаж с полуразрушенным замком. В свободные часы он сидел на ступенях, подперев правой рукой подбородок (в левой – неизменная лилия на длинном стебле), слушал вполуха разговоры и время от времени вставлял точные и оттого особенно едкие комментарии. Это значило, что Северус Снейп в хорошем настроении. Будучи не в духе, он молча бродил среди развалин, а иногда и вовсе сидел, сгорбившись и закрыв лицо руками, а лилия лежала на коленях, особенно белая на фоне черной мантии. Все знали, что в такие минуты профессора лучше не трогать. К счастью, это случалось редко. Обычно Снейп был бодр и язвителен, и поговаривали, что эта невыносимая язвительность и стала одной из причин, по которой зельеделы менялись в Хогвартсе каждый год. Макгонагалл лучше других знала, что это явное преувеличение. Учить юных волшебников тонкой науке зельеделия – нелегкий труд, новички понимали это кто к Хэллоуину, а кто к Рождеству, и каждое лето директор изучала новые резюме, всякий раз надеясь, что найдет нужного человека, который станет частью Хогвартса. Вот и теперь она перекладывала письма от претендентов на вакансию, пытаясь выбрать что получше. Выбор был невелик.

— Приглашу на собеседование обоих, а там посмотрим, – заключила Минерва.

Гарри Поттер и каминный день рождения

— За здоровье Гарри Поттера! Ура!

Гарри, Джинни, Рон и Гермиона сдвинули бокалы, и они нежно зазвенели над каминным пеплом.

— Ну что, Гарри, прощай четвертак?

Гермиона тихонько пихнула мужа в бок. Гарри спрятал улыбку.

— Ага. Здравствуй, взрослая жизнь. Вам торт передать? Объедение. Джинни нашла тут такую кондитерскую…

— Мне ее показала тренерша болгарской команды, – объяснила Джинни. – Наверное, хочет избавиться от конкурентки, потому что в этой кондитерской можно распрощаться с талией, кошельком и здравым рассудком. Держите и не говорите, что не предупреждала. Надеюсь, он не испортится от полета через каминную сеть.

Гермиона приняла блюдо с тортом.

— Приехали бы и не рисковали лакомством. Второй день рождения через камин отмечаем!

— Ну, твой‑то нормально отмечали, – возразил Гарри. – И Рона.

— А Джинни? Вы ж не вернетесь к тому времени?

— Нет, – вздохнула Джинни. – Зато еще поедите местных сладостей, чем плохо?

— Сидеть за столом через камин – это все равно что пить по аське, – серьезно сообщила Гермиона, и Джинни расхохоталась. Гарри смущенно улыбнулся: хоть он и вырос в маггловской семье, но Джинни куда быстрее перенимала от Гермионы все удобства маггловского мира. Нужно будет потом попросить, чтоб объяснила шутку.

— Невиллу поздравление передали? – спохватился Гарри.

Гермиона кивнула.

— И подарок. Он очень обрадовался и благодарил.

— Еще один трудоголик, – вставил Рон. – Вчера только на день домой – и обратно в школу. Медом ему там намазано?

— Он декан.

— Ханна.

Гарри и Джинни произнесли это одновременно и одновременно же и прыснули.

— Поддерживаю Джинни, – заметила Гермиона. – Хотя деканство да, тоже важно.

Джинни бросила взгляд на часы – разница во времени плюс режим. Гарри заторопился, развернул подарки, восхитился и радостно заулыбался, увидев, как Рон и Гермиона обменялись довольными взглядами «Угадала!» – «Угадал!».

— Вам пора, наверное, – деликатно проговорила Гермиона.

— Ага, – вмешалась Джинни. – Извините, у меня завтра первая тренировка, а я еще не вручила Гарри свой подарок. Так что…

— Спасибо, – сказал Гарри. – Обещаю, на следующий год будем праздновать в Лондоне.

— А лучше – в Норе, – предложил Рон.

— Или в Норе, – согласился Гарри. – Я пришлю сову, как вернемся домой.

Эван Смит и желтая пресса

Журнал в яркой обложке лежал рядом с недопитым стаканом, и Эван подумал, что столик занят. Но поскольку других свободных мест не было, а сидеть у стойки не хотелось – нужно было дать спине отдохнуть, – то он сел у стены. Спросит разрешения, когда гость вернется. Но прошло пять минут, Божена, пробегая мимо с нагруженным подносом, подхватила стакан – «Извини, Эван, запарка!» – и он понял, что журнал просто забыли. Пробежал скучающим взглядом, поймал английские слова и заинтересовался.

«Квибблер». Надо же! Помнится, в девяносто седьмом он перестал выходить, и вот – ожил. Даже, кажется, потолстел.

Что же пишут нынче в развлекательной прессе? Магглы знают о Лохнесской келпи, интервью джарви – вы узнаете немало интересного, новая тайна Хогвартса – проклятие директора Снейпа.

Это, пожалуй, любопытно.

Рассказ о проклятии директора Снейпа размещался в рубрике «Скорпикорки». Этот самый Скорпи вдохновенно мочил корки на целый разворот: пятый год пошел, как профессор Слагхорн удалился на покой, пятый зельедел сменяется в Хогвартсе, чтоб, как и его предшественники, покинуть школу в конце года, с радостью и под благовидным предлогом. Страшное проклятие Волдеморта долгие годы довлело над должностью преподавателя защиты от темных искусств, но проклятие директора Снейпа вполне способно составить ему конкуренцию: пятнадцать лет он учил юных магов зельеделию, но лишь год сумел посвятить любимому делу – защите от темных искусств. Потом был вынужден занять пост директора, а затем и вовсе был убит. Должность Мастера зелий перешла к Горацию Слагхорну, и все было спокойно, пока благодарный Гарри Поттер не подарил Хогвартсу портрет покойного директора. Следующей же весной Слагхорн покинул школу, и с тех пор ни один зельедел не задерживается в школе дольше года. Портрет не успокоится, пока не изведет пятнадцать зельеделов, по одному за каждый год беспросветного ожидания. Статью сопровождала фотография картины со слизеринским креслом в центре. Кресло пустовало. Видимо, в момент фотографирования директор распекал очередного зельедела в классе, а то и посреди коридора.

Эван хмыкнул и отодвинул журнал. Каждый год, говорите, меняются…

Он допил свой глинтвейн, черкнул короткую записку на салфетке, тут же отправил ее воробьем и зашагал к заповеднику.

Виола появилась в лаборатории минут через десять после него.

— Говори, что за дело? – спросила она вместо приветствия.

— Хочешь научиться аконит готовить?

Виола ахнула.

— Я чудес не обещаю, – хмуро предупредил Эван. – У Флорики не получилось, у тебя тоже может не получиться. Но попробовать стоит. Садись, записывай.

— Я знаю рецепт… – начала было Виола.

— Записывай мой рецепт, – посоветовал Эван. – Берешь звездную воду…

Андромеда Тонкс и непростой зять

Крестный опять пол–лета просидел в своей Франции на своих тренировках, и даже день рождения праздновал там. Тедди ужасно рассердился и заявил сгоряча, что терпеть не может квиддич и не будет больше в него играть. Впрочем, по поводу квиддича он передумал, едва распаковал подарок крестного – «Ла Фудр», маленькая, но совсем как настоящая, и на ней можно летать… Можно же, бабуль?

Андромеда вздохнула и решительно сжала губы.

— Пока нельзя, малыш.

Тедди насупился – и Андромеда торопливо исправилась:

— Нельзя, Большой Тед. Я тебя не поймаю. Завтра полетаешь, хорошо? Папа выспится, и вы полетаете.

— Я папе метлу покажу! – Тедди тут же перестал дуться и кинулся в спальню. Андромеда не то что удержать – окликнуть не успела.

Тедди с размаху грохнул в двери метлой, приоткрыл их немножко, сунул любопытный нос и шепотом позвал:

— Пап!

Андромеда поспешила спасать зятя.

В новолуния Рем лежал пластом, и Андромеда старалась отвлекать внука, чтоб не надоедал отцу. Получалось не очень: Тедди льнул к папе как котенок, забирался под бок, рассказывал что‑нибудь, гордо читал вслух (читать его научила бабуля) или требовал сказку, и Рем медленно, после каждой фразы отдыхая, рассказывал ему про Бэббити–Реббити или про Кота в сапогах – из потрепанной книжки Теда–старшего. Андромеда время от времени появлялась в дверях – «Тедди, дай папе поспать!» – но Рем качал головой – «Пусть сидит, Андромеда, мне с ним лучше» – и улыбался через силу, бледный, осунувшийся, обложенный подушками. Андромеда варила бульон и ругала себя: Дора терпеть не могла новолуния, а она – наоборот. Рем больной и несчастный был куда проще и понятнее, чем в другие дни. Да, тогда он катал Тедди на плечах и водил в Запретный лес (недалеко и с категорическим запретом соваться туда одному), учил его плавать и держаться на метле, и Дора радовалась и тайком сбегала из школы по вечерам. Он не бродил по дому, держась за стены, а шастал легко и неслышно – и в этом было все дело. За бесшумными движениями и сторожкими взглядами ощущался кто‑то другой, сильный и опасный, который рос вместе с луной и который спас жизнь и Рему, и Доре. Об этом Андромеда тоже помнила.

Что кривить душой, сначала она не одобряла выбора дочери. С Ремом Люпином она познакомилась еще в Хогвартсе, впрочем, познакомилась – громко сказано. Просто знала, что ее непутевый кузен, горе тетушки Вальбурги, попал в Гриффиндор и нашел там себе неразлучных друзей. Потом был выпускной, она наконец набралась смелости рассказать родителям о Теде: вышел скандал, за ним свадьба, на которую пришел только дядя Альфард. Сириус прислал открытку: «Молодец, кузина! Поздравляю!». Много он понимал, сопляк тринадцатилетний… Но все равно было приятно.

Она смогла отблагодарить его через три года, когда Сириус сам сбежал из семьи. Конечно, у него были друзья, и деньги, и даже дом – в глухомани, но денег хватило, чтоб снять жилье поприличнее. А все равно поддержка родственницы, пусть даже опальной и выжженной с семейного гобелена…

Сириус начал бывать в доме. Дарил игрушки и сласти маленькой Доре, иногда приводил друзей. Тихоня Рем вежливо разговаривал с ней и Тедом, но больше отмалчивался. Однажды он пришел только с Сириусом, Андромеда еще удивилась, как это Сири без закадычного друга. Пришел непривычно уверенный, попросил позвать Теда, и рассказал, что он оборотень и не считает возможным злоупотреблять гостеприимством Тонксов, не поставив их в известность.

— Это ничего не меняет, правда, Энди? – спросил Сириус, пожалуй, чуть более весело, чем нужно.

— Конечно, – улыбнулась она. – Двери нашего дома всегда открыты для друзей Сириуса.

К чести Рема, он нечасто пользовался этим любезным приглашением: похоже, неискренность он чувствовал куда лучше, чем его друзья. А может, замечал, как вздрагивает Андромеда, когда Дора залезает к нему на колени.

После ареста Сириуса они долго не виделись. Волнения постепенно стихли, Дора уехала в Хогвартс, и главным поводом для беспокойства стали ее оценки по зельям: профессор Снейп (тот самый Снейп, подумать только!) брал на продвинутый курс только тех, кто получил «Превосходно», а без зелий школы авроров Доре не видать как своих ушей. Конечно, когда Андромеда заявила это самой будущей главе аврората, та отрастила себе уши, как у домашнего эльфа, и без труда ими полюбовалась. Уж не они ли принесли ей вожделенное «Превосходно» на СОВах?

Окончив школу авроров, Дора немедля вступила в Орден Феникса, несмотря на протесты матери. Андромеда даже пыталась поговорить с Дамблдором, но дочь поддержал Сириус, а его авторитет, кажется, стал для нее весомее.

В Ордене был и Рем, но Андромеда не придала этому значения. Отдельные случаи легко объяснялись и упорно не складывались в общую картину. Дора днями не бывает у родителей, пропадая в доме Блэков, – что ж, к лучшему, там даже безопаснее, чем дома и в министерстве. Дора поссорилась с Уолденом Макмилланом, хотя Андромеда думала, у них все серьезно, – неудивительно, Уолден предан министру и называет Дамблдора «старым дураком». Дора с удвоенным интересом расспрашивает маму о кузене Сириусе и его друзьях – понятно, снят негласный запрет с темы, ей хочется узнать побольше.

Потом Сириус погиб, и Дора бродила сама не своя. Андромеда знала, что они стали большими друзьями, и пыталась утешить дочь, но та избегала разговоров, пока однажды не разразилась слезами после очередной порции осторожных увещеваний. Она не горевала по Сириусу, то есть горевала, конечно, но неразделенная любовь была гораздо хуже.

Андромеда не могла даже представить, что ее дочь влюбится в Рема. За эти годы он постарел, поседел и выглядел теперь ее ровесником. Что привлекательного в морщинистой физиономии и залатанной мантии? Но Дора, наверное, не замечала ни того, ни другого и не понимала всех опасностей мужа–оборотня. Она была счастлива, несмотря даже на смерть Дамблдора, когда Рем сделал ей предложение. Она сияла, когда узнала, что беременна, хотя этого уж никак не могло произойти. Рем исправно носил ей аконитовое зелье, пусть скверно сваренное, но все равно действенное, оно должно было защитить Дору от медленного, но неуклонного превращения в оборотня («В результате постоянного активного обмена биологическим материалом», – проговорил Рем, глядя куда‑то между Андромедой и Тедом, а Дора прыснула и закрыла рот рукой.) То же зелье не давало ей забеременеть, об этом Рем не сказал, это Андромеда прочитала сама, но решила не ставить в известность дочь – почему‑то казалось, что ей это не понравится.

Дора поливала аконитом герань.

— Она волшебная, ей ничего не будет, – примирительным тоном добавила она после признания, будто кого‑то на самом деле волновал этот дурацкий цветок.

Андромеда старалась сдержаться – что толку сотрясать воздух, если уже ничего не исправишь. Пыталась только узнать все из тех же книг, как не передать ликантропию ребенку, но книги не сообщали ничего вразумительного.

Она сорвалась, когда Доре стало хуже. Когда обычное утреннее недомогание сменилось постоянной тошнотой и беспричинными слезами. Дора почти ничего не ела, осунулась, и Андромеда испугалась, что это верный знак болезни ребенка.

Она почти не помнила, что наговорила тогда Рему. Кажется, о безответственности, и эгоизме, и что‑то еще… Он выслушал молча, вышел, вернулся уже в дорожном плаще, сказал, что Дора спит и будить ее он не стал. Андромеда кивнула.

Вернулся он через четыре дня. Четыре дня напряженного молчания, когда дом казался пустым. Тед ушел раньше, едва началась принудительная регистрация магглорожденных, он не знал, что у Доры будет ребенок, теперь Андромеда была рада этому, а то надумал бы еще вернуться. Пока что с ним было все в порядке, он слал весточки. Его патронус появился на второй день, Дора вылетела из комнаты, волосы ее на глазах розовели, она остановилась, как вкопанная, выслушала, что у папы все хорошо, и вернулась к себе, посеревшая, сникшая. Она несколько раз пыталась наколдовать патронуса сама, Андромеда слышала ее жалобное «Экспекто патронум», но, видимо, ничего не получалось. О помощи она не просила: послать весть, не зная, где адресат, можно только любимому человеку.

Вечером четвертого дня Рем аппарировал у изгороди. Андромеда увидела его в окно, и Дора тоже – в коридоре раздался грохот, хлопнула входная дверь. Когда Андромеда вышла, они уже стояли в гостиной, оба. Дора вцепилась в его плащ обеими руками, плакала и, кажется, ругалась. Рем поверх ее ярко–розовой макушки посмотрел на Андромеду и спокойно сообщил, что три дня отрывался от слежки упиванцев, навестил Гарри и вернулся, потому что двум женщинам, одна из которых беременна, небезопасно оставаться без присмотра. Тогда Андромеда впервые почувствовала присутствие того, другого. Которого боялась и которому была обязана жизнью дочери.

Дора осталась жива чудом, а вернее – Андромеда была вынуждена это признать – из‑за своего упрямства. Она не должна была выжить после такой кровопотери. Она не должна была восстановиться после такой серьезной раны. Но она не пила аконит – и живучесть оборотня помогла ей выкарабкаться. Рему тоже – правда, жил он теперь вместе с луной, и чем меньше она была, тем хуже он себя чувствовал. Поэтому в новолуния Андромеду всегда грызла совесть и она старалась быть особенно внимательной.

Она поспешила за Тедом, но тот уже прыгал по папиной кровати, а Рем вертел метлу в руках.

— Настоящая? Здорово! Полетаем завтра, медвежонок?

— Тедди… – начала было Андромеда, перехватила взгляд Рема и замолчала.

— Полетаем! – обрадовался Тедди. – Она называется «Ла Фудр», это значит… ветер. Не, молния!

— Да ну? – старательно нахмурился Рем.

— Точно! Это Вики говорила.

— Ну, Википедии можно верить.

Рем как‑то пытался объяснить ей, почему маленькую Виктуар поддразнивают Википедией с легкой руки Гермионы Уизли, но Андромеда так и не поняла.

— «Молния» – это классно, у Гарри тоже была «Молния», ему тоже крестный подарил.

— Классно, – вздохнул Тедди и погладил метлу. Вздохнул еще раз.

Рем фыркнул.

— Нет. Завтра.

— А сегодня что? – печально спросил Тедди.

— Сегодня… – задумался Рем. – Сегодня – история о том, как Гарри поймал волшебный ключ, а он был похуже снитча!

Минерва Макгонагалл и муки выбора

В день собеседования с самого утра лил дождь, и Минерва невольно посочувствовала претендентам, которым пришлось месить грязь от самого Хогсмида: драконологу из Трансильвании (свитер грубой вязки, ежик полуседых волос, колючая борода и повязка на левом глазу) и фармацевту «Геката Поушенс» (старомодный сюртук, сияющая лысина, снисходительная улыбочка). Доверия, откровенно говоря, не вызывали ни тот, ни другой.

— Ну что ж, – вздохнула она. – Начнем со Смита, раз уж вы мне его рекомендуете.

Верзила вошел, поклонился, зыркнул с опаской на портреты и сел на край стула, спиной к Дамблдору. Вид у драконолога был совсем не профессорский, и, похоже, он чувствовал неуместность своей кожаной куртки и тяжелых башмаков в кабинете директора. Он явно нервничал, покашливая и время от времени дергая ворот свитера.

— Давно в Англии, мистер Смит?

— Неделю, мэм. Пока остановился в «Дырявом котле».

Голос у зельедела оказался высоким и сиплым – будто с перепоя. Как такой аудиторию держать будет, – покачала головой Минерва.

— Вы писали, что работали в школе в заповеднике. Расскажите подробнее.

— У меня есть письмо от доамны Тодоровой, нашего директора. Говоря откровенно, я не сторонник рекомендательных писем, профессор Макгонагалл, и предпочел бы, чтоб вы судили обо мне непосредственно, но если хотите взглянуть…

Минерва кивнула и взяла протянутое письмо.

— Она вас отлично аттестует.

— Доамна Тодорова не очень хорошо знает английский, ей помогал с переводом мой друг и, боюсь, несколько преувеличил мои достоинства. Он окончил Хогвартс – возможно, вы знаете его. Чарльз Уизли.

Профессор Снейп тихонько фыркнул и снова уткнул острый подбородок в сплетенные пальцы. Смит повел плечами, словно чувствовал затылком взгляд профессора.

— Да, я знаю Чарли, – улыбнулась Минерва. – Я была его деканом. Какие предметы вы преподавали?

— Все, что считалось потенциально опасным. Волшебных существ, защиту от темных искусств. Помогал домнишоаре Дрэджеску с зельями и травоведением у старших классов. У нас не очень много учеников, разве что вот три года назад было двадцать два. В заповеднике мало семейных.

— В Хогвартсе довольно большие классы, мистер Смит, у вас может быть до тридцати учеников одновременно.

— Как‑то раз у нас за одни сутки вылупилось восемнадцать малышей – хороший год и одновременная кладка у нескольких девочек, – Смит улыбнулся. – Думаю, я справлюсь.

— Не в эти ли сутки вы потеряли свой левый глаз? – не выдержал профессор Снейп.

Смит повернулся, пытаясь разглядеть картину над креслом, коснулся обожженной щеки.

— Нет, – негромко проговорил он. – Это случилось в первый год моей работы в заповеднике, у меня совсем не было опыта. У маленьких драконов выброс пламени не больше фута.

— Итак, вы преподавали продвинутый курс зелий? – вмешалась Макгонагалл.

— Да, мэм. Еще в мои обязанности входила первичная обработка компонентов, которые добываются в заповеднике: это не только кровь и жилы драконов, но и ряд редких растений. И потом, нам всегда не хватает зелий для лазарета, так что быстрее готовить самим, чем ждать новой партии из Бухареста.

— Хорошо, мистер Смит. Кстати, у вас превосходный английский. Когда, вы говорите, ваша семья переехала в Румынию?

— Мне было девять. Родители, конечно, не обсуждали со мной причины переезда, но потом я узнал, что отец опасался войны. Кажется, в то время в Англию вернулся темный маг, который называл себя Лордом… Не помню. В Дурмштранге его называли der Dunkler Lord. Там было несколько ребят, которые увлеклись этими идеями, – они уехали в Англию после выпуска, насколько я знаю. А язык – мы дома часто говорили по–английски, да и в Дурмштранге говорят на многих языках, волей–неволей выучишь. Мне это потом пригодилось.

— Что ж, – профессор Макгонагалл поднялась. – Я напишу вам, когда приму решение. Вас по–прежнему можно будет найти в «Дырявом котле»?

— Да, мэм.

Уже идя к двери, Смит остановился, будто споткнулся, и обернулся к стене, увешанной портретами. Профессор Снейп перехватил его взгляд, вопросительно изогнул бровь. Смит поспешно отвернулся.

— Буду ждать от вас известий, директор Макгонагалл.

Когда за посетителем закрылась дверь, Снейп откинулся на спинку кресла.

— Ну, знаете ли, это переходит любые границы. Может, мы зря не глядя забраковали мистера Дакворта, директор Дамблдор?

— Вам не понравился этот претендент, профессор? – поинтересовалась Минерва.

— Не любит он письма, ха! – хмыкнул Снейп. – Он предпочитает более тонкие и надежные рекомендации, чем отзыв какого‑то там директора. Друг Чарли Уизли – и вы уже на его стороне! Вы неисправимая гриффиндорка, мадам директор.

— А мне он понравился, – вмешалась Дорис Дервент. – Серьезный и ответственный. Мне кажется, он сможет учить наших детей.

— Не знаю, как насчет учить, но напугать получится отменно, – пробормотал Снейп.

— Северус, – тихо заметил Дамблдор, – у тебя неплохо получалось и то, и другое семнадцать лет.

— Я решу, когда поговорю со вторым, – прервала их перепалку Минерва.

Дакворт вошел, любезно поклонился и выложил на стол целую стопку дипломов, свидетельств и рекомендательных писем.

— Не желаете ли ознакомиться с моими референциями? – спросил он, и Минерва буквально ощутила, каких усилий ему стоило не добавить «деточка».

Разговор с Даквортом склеивал челюсти сладостью, как дешевые конфеты. Выпроводив его через полчаса, Минерва отмахнулась от сочувственных взглядов профессора Снейпа и спустилась в кухню за мятным чаем. Она твердо знала, кому отправит пригласительное письмо.

Эван Смит и письмо из Хогвартса

Уважаемый мистер Смит!

С удовольствием сообщаю, что Вы приняты на должность Мастера зелий Хогвартской школы магии и волшебства. Вам следует приступить к своим обязанностям не позднее 20 августа.

Пожалуйста, просмотрите приложенный список учебников и справочников, наличествующих в библиотеке Хогвартса, и в случае необходимости дополните его своими предложениями.

Жду Вашу сову.

С уважением,

Минерва Макгонагалл.

Смит перечитал письмо и отложил его, взяв в руки фотографию в потертом кожаном футляре.

— Кажется, я им все‑таки нужен, – пробормотал он. – Что скажешь?

Фотография привычно не ответила.

*** *** ***

— Бросаешь нас, да? – вздохнул Чарли, разглядывая полусобранный чемодан. – Мы тебя, можно сказать, выпестовали, человека из тебя сделали, а ты сваливаешь к драконьей матери?

— Хорошего же ты мнения об этой Макгонагалл! – хмыкнул Эван.

Чарли расхохотался.

— Да нет, милейшая старушенция на самом деле. С Ольгой не сравнить, конечно, – подмигнул он, – но тебе понравится.

— Звучит многообещающе.

— Ребята без тебя затоскуют, Эван, – сказал Чарли уже серьезно.

— Виола справится, – Эван пожал плечами. – И потом, это ведь пока только собеседование.

— Будь это только собеседование, ты не перебирался бы в Англию, – возразил Чарли. – Аппарировал бы туда–сюда за день.

— Сова в Румынию знаешь, сколько летит?

— Гнилая отмазка, сэр! – Чарли внимательно посмотрел на старшего приятеля. – Эван…

— Чего еще?

— А ты правда хочешь эту работу? Вот только честно.

Эван отвернулся и занялся чемоданом.

— Не знаю, – ответил он наконец. – Если честно, Чарли, не знаю…

*** *** ***

Он бегло просмотрел список литературы, сравнил его со своим, черкнул пару строк в конце почти готового ответа и запечатал конверт.

— Ну вот, – сказал он фотографии. – Рубикон перейден.

О гордости, предрассудках и вязании

B7 мимо. Е5. Mama просила напомнить, что в приличных школах учителя штанов не носят. Не посрами марку!

К.

Андромеда Тонкс и вылазка в Лондон

— Цисси, а он не слишком яркий?

Андромеда с сомнением посмотрела на шарф, потом снова в зеркало.

— Тебе к лицу насыщенные цвета, – уверенно проговорила Нарцисса и приложила к плечам сестры еще один шарфик. – Смотри, если взять побледнее, то он совсем теряется, как застиранный.

— Берите, моя милая, – заворковала мадам Малкин. – Вы же знаете, Цисси плохого не посоветует, шарфик чудесный. Это новый товар, он только появился, и вот увидите, их расхватают еще до сентября.

Лет пять назад Минерва посоветовала ей закупаться к новому сезону в июле, когда на Диагон–алее еще нет толпы учеников и родителей. Хлопоты, хлопоты, а на самом деле – просто дырявая голова. К счастью, дождь и раннее утро немного распугали посетителей, и они с сестрой могли перекинуться парой слов. Хильда Малкин не будет окликать «Цисси, милая, ты не могла бы мне помочь с покупателем?», пряча раздражение за особенной сладостью тона.

— Уговорили, – улыбнулась Андромеда. – Беру. Доре найдешь что‑нибудь?

Нарцисса сдвинула тонкие брови, разглядывая ряды мантий.

— Пару обычных и новую парадную?

— Да. На твой вкус, как всегда. Ее же не затащишь за покупкой.

Цисси кивнула. Нимфадора не унаследовала ни капли блэковского вкуса и совершенно не разбиралась в фасонах и оттенках. Была б ее воля, она б не вылезала из штанов и футболок, так что мантии ей покупала Андромеда – все шесть лет, что Дора работала в Хогвартсе. Правда, носила она их безропотно и на работе была образцом элегантности – Нарцисса в самом деле умела подбирать одежду.

Мадам Малкин наверняка не однажды порадовалась, что у нее хватило дальновидности взять на работу миссис Малфой. Благодеяние окупилось сторицей…

Когда после победы на скамье подсудимых оказалось полминистерства и десятки егерей, а Малфои отделались условным наказанием, многие шипели: мол, снова вышли сухими из воды. Пожалуй, только Андромеда знала, каково им тогда пришлось. Ни друзей, ни денег, сплетни, косые взгляды… Неудивительно, что Люциус слег, он и так долго держался. Работа у мадам Малкин стала для Цисси спасением не только из‑за денег. Теперь от нее не шарахались, как от чумной. К ее совету прислушивались капризные клиентки, жены новых сотрудников министерства шили парадные туалеты по ее эскизам, и никто не обращал внимания на серебряную цепочку на шее Цисси. А может, и впрямь не знали, что это не украшение, а цена условного освобождения – «запретка на запретные», удавка, оживающая после первого же непростительного заклинания, произнесенного владельцем. Такие были теперь у всех Малфоев, и Люциус, кажется, мучился больше других, страдая приступами нервного удушья. Цисси рассказала об этом как‑то в первый год после войны, когда еще приходила поплакаться. Потом она перестала и приходить, и жаловаться, но совсем не потому, что жизнь наладилась, – Андромеда это прекрасно понимала. Они виделись реже, обычно в ателье у мадам Малкин, и это Андромеда тоже понимала. Она и сама не хотела видеть разоренного дома Малфоев или встречаться с Люциусом – и полагала, что Нарцисса тоже избегает лишних встреч.

Андромеда запихнула свертки в сумку и достала пару кружевных перчаток. Без них ей сейчас на улицу лучше не соваться: дождь, сырость. Стоит пройтись до «Дырявого котла» – и к вечеру суставы заноют и пальцы откажутся сгибаться, а она хотела довязать Тедди свитер. Конечно, изящное кружево – это просто иллюзия, но очень хорошая: работа Нарциссы. Перчатки были связаны из волчьей шерсти – а точнее, из шерсти оборотня. Как выяснилось, превосходного средства от артрита.

Невилл Лонгботтом и последние сплетни

Рон оказался прав – «Дырявый котел» был набит битком. В последние дни перед началом занятий в Хогвартсе, пока ученики выбирали палочки, котлы, книжки и фамилиаров, родители забегали промочить горло и переброситься парой слов. Невилл торопливо пробрался к выходу и похвалил себя за то, что переоделся в джинсы и футболку еще в Хогсмиде: его не узнавали, не останавливали и не приглашали за столик. И хорошо, Рон‑то, наверное, уже заждался.

Рон радостно помахал рукой.

— Деньги небось забыл поменять? – спросил он после приветствия. – Ладно, профессор Лонгботтом. Моя идея – я угощаю. Пойдем, научу тебя ездить на подземке. Пешком отсюда далековато, да и не помню я дорогу, честно говоря.

Через полчаса они заняли столик в маленьком, уютном и полупустом маггловском баре.

— Здорово здесь, – одобрил Невилл.

— Гермиона плохого не посоветует. А Гарри не придет, застряли они в своей летней школе, прислал сову утром.

Невилл не удивился: с тех пор как Джинни ушла из профессионального квиддича, летние школы для юных спортсменов редко обходились без ее участия – разве что когда она была беременна. Гарри ездил вместе с ней. На зеленых площадках во Франции или Болгарии он показывал приемы и хитрости, учил распознавать нарушения правил, и там его гораздо чаще узнавали как мужа Джинни Поттер или англичанина, который умеет финт Вронского, а не как Мальчика–Который–Выжил–Еще–Раз, – и это, похоже, его очень устраивало.

Но и вдвоем они отлично посидели. Рон в который раз поинтересовался, когда на свадьбу позовут, и Невилл в очередной раз отшутился, что ученикам придется сложно с двумя профессорами Лонгботтомами.

— Что там, зельедела нового нашли?

— Да. Какой‑то мужик из румынского заповедника. Кстати, Чарли ведь его должен знать?

— Спрошу.

Рон, спохватившись, полез в карман, развернул листок пергамента.

— Новинки «Умников» – посмотри? Основной удар будет, как старших в Хогсмид пустят, но ребята уже нагреблись, у нас вчера первый день очереди не стояли. На пятый пункт есть пробник, держи.

Невилл пробежал список взглядом и шепотом помянул всех четырех основателей.

— Ох, Уизли, вы меня до седых волос доведете…

— Стараемся, – ухмыльнулся Рон. – И не мы одни, да? Как там наш‑то?

Невилл не сдержал смущенной улыбки. Может, и хорошо, что Гарри не пришел сегодня – он не любил анекдоты о портрете директора Снейпа.

— Наш – сам понимаешь, хандрит. Лето, школьники разъехались.

— И кто стал летней жертвой Великого и Ужасного?

— Картежники из холла, – признался Невилл.

— Дай угадаю! – замахал руками Рон. – Они его обыграли подчистую?!

— Ты что?! Они дулись в преферанс двое суток без передышки, профессор был бледен и невозмутим, под глазами круги, мантия в мелу…

— В мелу‑то почему? – Рон уже давился хохотом.

— Пулю мелом на доске расписывали. Играли втроем, двое русских против профессора, остальные следили за счетом и грызли ногти. Двое суток напряженного молчания, ледяным тоном заказывают взятки и ведут подсчет, и к полудню – ор, скандал и страшные проклятия! Нашего ловят на мухлеже! На него наступают все четверо, он забился в угол и приготовился отмахиваться канделябром, как тут из рукава у последнего вистовавшего вылетает карта! Что тут началось… Он гнал их до сэра Кэдогана, не выпуская канделябра из рук. Ругались все пятеро без остановки, и Флитвик клянется, что цензурными там были только предлоги.

Потом, встрепанный, но непобежденный, он заявился в директорский кабинет и там все это рассказывал Дамблдору, в лицах и подробностях. Я как раз Макгонагалл помогал с письмами и слышал – он меня не сразу заметил.

Заметь его профессор раньше – тут же оборвал бы рассказ и набросился на бывшего ученика, а ныне гриффиндорского декана. Летом профессор Снейп скучал без учеников и школьных дел и вдвое охотнее оттачивал остроумие на бывших коллегах. А еще слонялся по пустым пейзажам, подбивал итальянский квартет с четвертого этажа сыграть что‑нибудь или забирал у них скрипку и сам играл что‑нибудь, и перебранивался с Финеасом Нигеллусом Блэком: тот считал, что профессор Снейп его должник, сам же профессор так не считал.

— И бедняга Вайолет по–прежнему в него влюблена.

— Чокнутая приятельница Толстой дамы?

Невилл покивал.

— Она. Пока нет никого в гостиной, они с утра до ночи едят конфеты с ликером и обсуждают профессора Снейпа.

Рон прыснул.

— А он?

— Он, кажется, не знает. Да если б и знал – все равно у нее нет шансов, сам понимаешь.

— Это да, – Рон старательно посерьезнел. – Вечная любовь, все такое.

Невилл тихонько вздохнул и еще раз порадовался, что Гарри отсыпается после квиддича. Рон без восторга отнесся к тайной любви Северуса Снейпа к Лили Эванс. «Если он любил ее, какого тролля измывался над Гарри? – спросил он. – Да и вообще – не хотел бы я, чтоб мою маму любил такой…».

Он не видел его воспоминаний и не проникся. Невилл и сам их не видел, но ему хватило рассказа Гарри – это было светло и трогательно, а еще после этого Снейп стал понятнее. Детский кошмар, черное пугало, резкий голос и злобный взгляд, от которого по спине бегут мурашки и все валится из рук, – все это обрело смысл и причину. Выбери Волдеморт его, Невилла, Лили Эванс осталась бы жива и все могло быть по–другому. Правда, этими соображениями Невилл ни с кем не делился, это было его личное дело. Его и профессора Снейпа.

— Да, бедняжке Ви ничего не светит, – вслух сказал он. – Так, Рон, а можно поподробнее о вот этом номере семь? Что за «Спецштучка для скучных уроков»?

Нимфадора Тонкс–Люпин и словесные поединки

Тонкс осторожно толкнула тяжелые входные двери Хогвартса, и они послушно открылись, впуская ее в вестибюль. Было тихо. В широком солнечном луче плясала пыль и парил Толстый монах.

— Отпуск еще не кончился, профессор Люпин. Соскучились по школе? Надеюсь, ничего не случилось.

— Все в порядке! – отозвалась Тонкс. – Пришла узнать новости.

Монах степенно поплыл рядом с лестницей.

— Новости самые лучшие! Все ученики на месте и много новеньких. Еще двоим планируют послать письма на следующей неделе.

— Здорово. Тони не надумал уходить?

Вместо ответа Монах бесшумно ушел сквозь лестницу.

— Насколько мне известно, – раздался низкий мелодичный голос, – мистер Гольдштейн завел разговор об уходе, исключительно чтоб вытребовать расписание поудобнее. Нечего сказать, изящно и тонко, скорее в стиле Хаффлпаффа, чем Равенкло.

— А я б сказала, вполне по–слизерински, профессор Снейп.

— Это потому, что вы совершенно не разбираетесь в слизеринских поступках, профессор… хм… Люпин.

— Звали б меня Тонкс, не пришлось бы запинаться, – дружелюбно посоветовала она.

— Жалеете о замужестве? – профессор изогнул тонкую бровь.

— Ну, это уже даже не по–слизерински, – поморщилась Тонкс. – Грубо, профессор.

— Туше, – признал он и перешел в следующую картину. Сел на каменную скамью, ярко освещенную полуденным солнцем.

— Соскучились за лето? – посочувствовала Тонкс.

Черная фигура ярко выделялась на фоне зелени, сирени и солнечных лучей, и Тонкс едва ли не впервые заметила, что траурное одеяние профессора Снейпа не так однообразно, как она думала раньше. Из‑под мантии, шерстяной, густо–черной, виднелся белоснежный воротник, отделанный по краю тонким кружевом, и таким же кружевом заканчивался манжет, наползающий на тонкое запястье и узкую кисть. У него были фантастически красивые руки, изящные кисти, длинные подвижные пальцы – Тонкс попыталась вспомнить, было ли это так на самом деле, и не вспомнила. Нежная, почти белая кожа контрастировала с черным рукавом, который оказался не вполне черным, а с тканым узором, мелким, изощренным, и еще целый ряд крошечных блестящих пуговок, не то функциональных, не то для красоты, тянулся до самого локтя. Мерлин и Моргана, и не лень ей было все это рисовать?

— Профессор Люпин?

— А?

— Вы спросили, соскучился ли я за лето, и я сказал «да». Разговоры с Дамблдором интересны и неисчерпаемы, но мне одиноко без питомцев моего Дома.

Да, он до сих пор называл его Дамблдором, хотя все, даже, кажется, Невилл, по настоянию самого Альбуса называли по имени обожаемого директора, чудесного, хоть и чудаковатого. И в этом было что‑то гордое и верное. Степень близости, недоступная прочим, какими бы фамильярными они ни были.

— Я, простите, засмотрелась на ваш сюртук.

Профессор усмехнулся, одернул мантию – Тонкс заметила, что под горлом ее скрепляла маленькая фибула в виде змейки и решила, что чувство вкуса и чувство юмора изменили художнице.

— Портрет лишен удовольствия выбрать себе наряд. Я рад, что художник хотя бы уважил мою привычку носить черное.

— Черный вам к лицу, – заметила Тонкс.

Профессор промолчал, лишь дернул уголком тонких губ, и Тонкс ощутила легкий укол совести: все знали, что черный – это траур, а она со своими комплиментами.

— Меньше месяца осталось, и приедут ученики, – она попыталась сменить тему.

— Да, – поддержал ее профессор. – Я слышал, большой набор. Впрочем, это вряд ли коснется Дома Слизерин, его, как и прежде, выберут немногие.

— Немногие, зато избранные, – пробормотала Тонкс. Долго сочувствовать Снейпу не выходило.

Он услышал, фыркнул и молча скрылся за рамой. Тонкс в сотый раз задалась вопросом: куда деваются портреты, когда уходят из одной картины и еще не появляются в другой?? Что у них там за тамбур, в их нарисованном мире? Или нету никакого тамбура и Снейп тут же появился в своей раме в кабинете директора? Ну или не в кабинете, а в музее, скажем? Надо у Альбуса спросить, что ли…

И Тонкс заторопилась к директорскому кабинету.

Минерва Макгонагалл и новый зельедел

Минерва долго колебалась, не сделать ли в письме приписку по поводу традиционной одежды преподавателей, но решила, что выйдет слишком резко. Если Смит сам не догадается обновить гардероб, уместнее будет намекнуть ему при личной встрече.

Смит догадался. Он приехал в новой темно–синей мантии, солидной и элегантной. Минерва отдала должное вкусу мадам Малкин, а в том, что это был ее выбор, сомневаться не приходилось: Смит, похоже, был сам удивлен своим новым видом. Провожая новоиспеченного зельедела до учительской, Минерва устроила маленькую экскурсию по Хогвартсу.

— Профессор Смит, вам действительно будет удобно в подземелье? Традиционно класс и личные комнаты находятся там, но не повредит ли это вашему здоровью? Вы кашляете.

— Это не простуда, директор, это все то же, – Смит небрежно коснулся левой щеки. – Не волнуйтесь. В личных комнатах прекрасно, а в классе должно быть холодно, иначе, когда все котлы будут кипеть, мы просто задохнемся. Единственное, о чем я хотел попросить, – можно мне убрать кресла и занавеси, что остались от моего предшественника?

— Разумеется, профессор, каждый преподаватель обустраивает кабинет и комнаты по собственному желанию.

— Значит, банки с… э… препаратами из кладовой тоже можно убрать?

— Если они вам не нужны… – неуверенно проговорила Минерва. До этого на заспиртованных монстров профессора Снейпа, равно как и на кресла профессора Слагхорна, никто не посягал: предшественники Смита будто чувствовали, что недолго задержатся в школе.

— Разве что для эффекта. Но я придерживаюсь мнения, что в классе тем лучше, чем меньше объектов можно разбить.

— Вы правы. Распорядитесь, эльфы уберут все, что вам не нужно. Учительская здесь, на втором этаже. Она без пароля. Если вам доведется уходить последним, запирайте двери «Колопортусом». Советую вам не оставлять здесь пергаменты: Пивз, наш полтергейст, имеет привычку путать и рвать их. В личные комнаты он не забирается.

В учительской было пыльно и почти пусто – Смит приехал одним из первых, так что сейчас в школе были только деканы да те из преподавателей, кто жил в Хогсмиде. На столах валялись обрывки пергаментов и перья, забытые с июня, – надраивая углы и двери, Филч не прикасался к преподавательским вещам.

Столы перекочевали в учительскую из старых классов и личных покоев сразу после войны – слишком грустно и страшно было проводить вечера в одиночестве после того, как целый день собираешь обломки стен и статуй, свитки пергамента и куски портретных рам. А Большой зал, завешенный траурными полотнищами, навевал невыносимую тоску, и никакое колдовство не могло ее убрать: слишком многих здесь оплакивали в те черные дни. Так что вечерами стали собираться в учительской, стащив туда разномастные столы и поделив линялые кресла, и даже шкаф, набитый старыми мантиями, не тронули, а приспособили под объявления и записки.

— Друзья, – Минерва обвела учительскую внимательным взглядом поверх очков, – позвольте представить вам нашего нового преподавателя зелий. Профессор Эван Смит.

Смит поклонился.

— Мой заместитель профессор Вектор, преподаватель нумерологии. Профессор Эббот, декан Хаффлпаффа, профессор Флитвик, декан Равенкло, профессор Лонгботтом, декан Гриффиндора. Профессор Синистра исполняет обязанности декана Слизерина.

— Исполняет обязанности?

— Традиции Хогвартса предписывают, чтобы главой Дома был выпускник Дома. К сожалению, обстоятельства сложились так, что сейчас среди наших учителей нет выпускников Слизерина.

— А вы какой колледж оканчивали?

— Это профессор Люпин, – поспешно вставила Минерва.

— Тонкс, – уточнила собеседница.

— Нимфадора Люпин, которая предпочитает, чтобы ее называли Тонкс.

Тонкс вздохнула, пожимая руку Смиту.

— Я надеялась, хоть один человек не будет знать моего дурацкого имени.

— Дора, половина школы и так полагает, что Тонкс – это твое имя, – заметила Минерва.

— Ну и правильно, – весело отозвалась Тонкс. – А Люпин – фамилия. Добро пожаловать, профессор Смит. Так в каком вы колледже учились?

— Я окончил Дурмштранг.

Смит вежливо улыбнулся, шагнул к свободному столу и остановился, с любопытством глядя на картину напротив.

Снейп был не в духе. Он сидел на каменных ступенях, спиной к ветру, чтоб спрятать от его порывов лилию на коленях.

— Северус, – окликнула его Минерва.

Он повернулся, устало посмотрел на невольных свидетелей своей слабости.

— Да, госпожа директор.

— Что‑то случилось? – мягко спросила Минерва.

Снейп горько усмехнулся, осознавая и прощая неуместность вопроса.

— Все хорошо, директор. Так, погода, воспоминания…

Он посидел еще минуту, потом так же молча поднялся и скрылся за рамой.

— Это директор Снейп? – уточнил Смит.

— Вы с ним познакомились на собеседовании, – напомнила Минерва. – Если хотите, займите вон тот стол, но он за шкафом…

— Мне здесь будет удобно, не беспокойтесь, – заверил ее Смит.

Тонкс хмыкнула недоверчиво. Минерва была с ней согласна и надеялась только, что Нимфадоре хватит такта не пошутить, когда Смит все же переберется за шкаф. Но ни через день, ни через два Смит не отказался от выбранного места, и на пустовавшем прежде столе поселилась стопка пергаментов, календарь с названиями на незнакомом языке и черная чашка с летящим драконом.

Андромеда Тонкс и узелки на памяти

Андромеда удобнее устроилась в кресле «Рыцаря». Еще одна остановка – и Хогсмид. Там сегодня тепло и солнечно, в отличие от дождливого Лондона, и можно будет снять кусачие перчатки.

Руки были слабым местом Андромеды. Сначала она просто стеснялась костлявых кистей и узловатых пальцев, ведь и у Беллы, и у Цисси руки были такие, какие подобает иметь настоящей леди – узкие, изящные, с тонкими пальцами. Потом суставы начали болеть – от дождя и холода и просто так. Андромеда грела пальцы, покупала растирания в аптеке на Диагон–аллее и даже принимала таблетки, которые покупал ей Тед, но легче становилось ненадолго. Кто бы мог подумать, что ее вылечит шерсть оборотня? Ни лечебники, ни даже книги по темным существам ничего такого не рассказывали. Впрочем, ничего удивительного – Андромеда сомневалась, что существует много оборотней, которые позволили бы себя вычесать. Она, во всяком случае, знала только одного – собственного зятя. Да и свойства шерсти обнаружились случайно, в первую послевоенную весну, позднюю и холодную.

В тот год Андромеда окончательно примирилась со странным выбором дочери. Не потому, конечно, что проклятая физиология оборотня спасла девочке жизнь: Дора не должна была выжить после чудовищного заклинания Беллы. И даже не потому, что он умел выставить за двери посетителей, перед которыми Андромеда пасовала: как справляться с наглыми репортерами, она знала, а вот что сказать родственникам погибших… Все складывалось из мелочей: он терпеливо сращивал заклинаниями чашки, которые роняла Дора, он просиял, когда ее волосы впервые поменяли цвет…

Однажды Андромеда проснулась ночью и услышала приглушенный голос дочери. Светила полная луна, Андромеда решительно стиснула палочку и пошла к двери ее комнаты. Под ногой предательски скрипнула половица, за дверью что‑то грохнуло, и свет погас.

— Дора! – громко позвала Андромеда.

— Мам, все в порядке, я сплю, – поспешно отозвалась она из‑за двери.

— Что там у тебя? Я вхожу, – предупредила Андромеда и подняла палочку, освещая себе дорогу.

Дора сидела на неразобранной постели, поджав ноги, в руке гребень, забитый желтовато–серой шерстью.

Волк лежал под кроватью, и вид у него был еще более виноватый, чем у Доры.

— Это что? – слабым голосом спросила Андромеда.

— Мам, он совершенно безопасен. Он зелье принял, что ж ему теперь, взаперти сидеть? То есть, он и так взаперти, но со мной ему не так скучно. А Тедди в детской…

Андромеда остановила ее жестом и ткнула в гребень.

— Вот это что?

— А… – Дора смущенно улыбнулась. – Так весна. Подшерсток лезет клочьями, шерсти на десять носков хватит.

Андромеда подошла ближе, зверь под кроватью подался назад и чихнул.

— В следующий раз хоть пыль выгреби из‑под кровати, прежде чем туда мужа запихивать, – вздохнула Андромеда. – Вылезай уже. Как дети, честное слово…

Пару дней спустя она вязала свитер для Тедди, вернее, следила, чтоб заколдованные спицы не перепутали узор. Руки, натертые снадобьем из лондонской аптеки, согрелись, но все равно болели. Дора приткнулась cбоку, понаблюдала за спицами, потом вдруг сорвалась куда‑то (Рем, не глядя, придержал едва не сбитую кочергу), вернулась с полотняным мешком и мягко хлопнула им об колени матери.

— Мам, а можно из этого как‑то вязать?

Андромеда пощупала уже знакомую серо–желтую шерсть, пожала плечами. Можно, в принципе, только зачем? Дора приняла ее молчание за согласие.

— Ты мне шапочку свяжи какую‑нибудь. – И добавила почти виновато: – Голова на дождь болит…

Андромеда без особой охоты взялась за дело, но не хотелось обижать дочь, поэтому она нашла подходящие нитки для основы, вытащила пухлую книжку со всякими хозяйственными заклинаниями, и вскоре из мешка потянулась пушистая нить, которую Андромеда принялась сматывать вручную – что‑то все‑таки напутала в заклинании. На втором клубке она поняла, что пальцы не болят нисколько.

В восторге от своего открытия, она связала шапочку Доре, перчатки себе и маленькие носочки Тедди, который повадился сопливить в ту сырую промозглую весну. Начала было вязать жилетку Рему, но вовремя опомнилась и, убавив петель, довязала ее для Минервы Макгонагалл.

С Минервой они сошлись, когда Андромеда осталась одна с внуком. Еле живые дочь и зять были тогда еще в Мунго, и Орден – чувствуя, видимо, особую ответственность перед крестником Мальчика–Который–Выжил – окружил их с Тедди особенной заботой. Чуть более обязательной и навязчивой заботой, чем хотелось бы, а вот Минерва заботилась искренне. Строгая дама оказалась неожиданно простой, чуточку ворчливой и совсем не такой чопорной и сухой, как запомнилась когда‑то юной Энди Блэк.

В первые встречи Андромеда не знала, как держаться. Бывший преподаватель все‑таки, хоть и тридцать пять лет прошло, а с другой стороны, она сама уже бабушка. Но очень скоро от скованности не осталось и следа – Минерва привязалась к Тедди. И он платил ей взаимностью: бесстрашно залезал на колени и перекрашивал шевелюру в цвета директорской шотландки. Он вообще был невыносимо обаятельным ребенком, его баловали не только обе бабушки (а именно так он относился к Минерве), но и крестный, и его друзья, и даже мама, по ухваткам больше похожая на старшую сестру. Только отца он слушал беспрекословно, хотя Рем вроде бы ничего особенного и не делал.

Андромеда честно пыталась не разбаловать внука окончательно, поэтому даже не стала заходить к «Умникам Уизли», сразу завернула в «Сладкое королевство» и пообещала себе купить всего понемножку. Но обещание пришлось нарушить: она вовремя вспомнила о Хогвартском пикнике, куда их наверняка опять пригласят всей семьей.

Эван и узлы на веревке

— Эван, как дела?

Эван выругался коротко, но смачно.

Чарли подобрал кусок толстой веревки, завязанной узлом.

— Это чего за хрень?

— Это королевский узел, – хмуро ответил Эван. – К моим неисчислимым достоинствам и умениям вот–вот добавится еще одно: виртуозно вязать узлы.

— Флорика предлагала вязать кофточки.

— А Стоянка – вышивать петитом.

— Что, серьезно? – изумился Чарли.

— Надеюсь, нет, – фыркнул Эван. – Я как‑нибудь узлами обойдусь. В конце концов, это полезнее.

— Главное, руку разрабатывай, – посерьезнел Чарли. – Как оно, кстати?

Эван скрутил фигу.

— Прогресс, – одобрил Чарли. – А с глазом есть новости? Mama вроде говорила, специалист…

— Специалист велел сказать глазу «La revedere». Жаль, я к нему привык.

Чарли помолчал, крутя в пальцах веревку с королевским узлом.

— Да… жаль. Ладно. Корнелиу велел напомнить насчет массажа.

— Спасибо.

Эван развернул схему нового узла и взял веревку.

О хороших людях, полезных знакомствах и физиологии оборотней

Ха. E6.

Нормально Виола. Варит твою отраву. Трясутся со Славом на пару – уж не знаю, кто больше.

К.

Рем Люпин и Хороший человек

Выбрав место подальше от веселящейся компании, Рем бросил плед на освещенный закатным солнцем клочок земли и тяжело опустился на него, привалившись к теплому древесному стволу. Поваленный грозой огромный старый вяз лежал тут еще с его, Рема, школьных времен и успел наполовину врасти в землю. «Старая ты развалина!» – усмехнулся Рем про себя.

Традиционный пикник у озера пришелся в этом году на третий день после новолуния, и он был рад этому. Силы прибывали вместе с луной, Рем даже прогулялся в лес: конец августа – самое время собирать отростки тентакулы, пока щупальца еще нежные и неопытные. Прогулка его окончательно взбодрила, и, рассмотрев в зеркале свою физиономию, он решил, что сегодня сможет избежать сочувствующих взглядов.

Сочувствие и осторожные расспросы о здоровье раздражали не меньше, чем страх и суета, наполнявшие аптеку на Диагон–аллее, когда он заходил туда за аконитовым зельем. Впрочем, и к тому, и к другому Рем давно привык. Он мог бы по пальцам пересчитать людей, которые никогда не смотрели на него ни с жалостью, ни с отвращением: Дора, Сириус, Джим, Лили, Дамблдор… Пожалуй, еще Снейп. Точнее, Снейп смотрел на него с неизменным отвращением, но это не было чем‑то особенным. Он смотрел так на всех Мародеров, и даже на Гарри – видимо, за компанию.

Наверное, из‑за этой проклятой жалости, увиденной, а может, просто воображенной им в глазах Минервы Макгонагалл, он отказался от места преподавателя защиты от темных искусств. И был рад этому: Дора прекрасно справлялась, а он предпочитал в хорошие дни бродить по лесу с Тедди, а в… другие – спокойно отлеживаться дома, не завися от расписаний и учебных планов. Впрочем, предложение Макгонагалл было продиктовано скорее жуткой нехваткой кадров в первые послевоенные годы. Школу тогда пришлось восстанавливать и в прямом, и в переносном смысле, особенно после ухода Слагхорна, такого несвоевременного. Зелья с тех пор вели какие‑то случайные люди, совсем как защиту в прежние времена. Едва не поползли слухи о проклятии, постигшем эту должность после гибели Снейпа…

Он лениво повернул голову. Новый зельедел попал в лапы Хагриду. Услышав волшебное слово «дракон», великан расцвел, и оторвать его от драконолога–только‑что–из–Румынии могла бы разве что Макгонагалл, которая явно предпочитала греться на солнышке и беседовать с Андромедой.

— Другие из зятьев веревки вьют, а я носки вяжу, – донес ветерок тихий смех тещи. Рем улыбнулся: Андромеда любила кокетничать возрастом и разыгрывать на людях «бабушку Энди», но выглядела для своих лет на редкость хорошо – блэковская горячая кровь давала себя знать.

А носки из волчьей шерсти получались и правда отменные.

Над головой послышалось знакомое шуршание.

— Пап, ты не спишь? – спросил Тед громким шепотом, который мог бы разбудить и мертвого.

— Не сплю, малыш, что?

— Смотри, как я умею!

Тед с гиканьем слетел вниз по пологому берегу и вылетел на середину озера, шваркнув метлой по спокойной зеленой глади.

— Вот схватит тебя кальмар за ногу – и будет совершенно прав, – проворчал Рем больше для порядка, чем всерьез.

— Четверть часа назад его оттаскивали от кентавра. Подозреваю, что это рискованнее, чем полеты на метле над озером.

Пахнуло сложной смесью трав и химикалий. Рем улыбнулся и посмотрел вверх.

— Надо будет уговорить Фиренце как‑нибудь и впрямь его прокатить. Чтобы больше не приставал со всякими глупостями… Сбежали?

Собеседник его кивнул и присел на толстую ветку, щурясь на заходящее солнце.

— Не хотел вам мешать. Просто немного устал общаться с вашим лесником.

— Драконы! – усмехнулся Рем. – Вы не помешаете, только должен вас предупредить: я оборотень. Если вы найдете, что еще не все рассказали Хагриду о драконах, ничего страшного, я не обижусь.

Зельедел удобно устроился на теплом стволе, вытянул ноги и неторопливо проговорил:

— Мне кажется, Хагрид знает о драконах больше, чем я. А в заповеднике мне приходилось иметь дело и с оборотнями, и с вампирами, и с другими… существами.

Он повернулся, чтобы посмотреть на Рема единственным глазом.

— Меня зовут Эван Смит.

— Рем Люпин.

Они сидели слишком далеко, чтоб обменяться рукопожатием, и Рем обрадовался этому. Смит вновь повернулся к озеру.

— Если не ошибаюсь, до полнолуния еще одиннадцать дней, – добавил он, – к тому же вы принимаете аконитовое зелье.

— Почему вы так уверены?

— Мне доводилось видеть оборотней, которые его не принимают, и простите за откровенность, они выглядят гораздо лучше. А вот в заповеднике работает альтруист вроде вас – честно травится каждый месяц.

От озера донесся визг и плеск. Рем подался вперед – не надо ли бежать вытягивать сына из воды, но по берегу уже поднималась Дора, таща хохочущего Тедди под мышкой.

— Держи эту звезду квиддича! Забрызгался по самые уши, и ноги все мокрые, а с метлы не слезает.

Она усадила Тедди на плед и стянула с него кроссовки.

— Иди сюда, малыш. Что, правда замерз?

— Не–а, – Тедди мотнул головой, но под мантию залез. Рем обхватил теплыми ладонями маленькие мокрые ступни, и сын притих. Потом высунул нос из‑под мантии, поблестел любопытными глазами на Смита и спросил звенящим шепотом:

— Папа! А это кто?

— Это… хм.

Смит чуть дернул головой – скосил глаз на Рема.

— Это хороший человек. Вместе с мамой в Хогвартсе работает.

— Ого! – Дора поставила на плед высушенные кроссовки и с интересом посмотрела на Смита. – Рем такими словами не разбрасывается. Быть вам теперь Хорошим человеком, Эван!

Эван Смит и похмелье во чужом пиру

— Эван, мне нужен аконит.

Смит потянул носом и поморщился.

— Похмельное зелье тебе нужно.

— Это утром, – печально кивнул Всеслав. – А пока аконит.

Смит накинул куртку, хлопнул по карману, проверяя, на месте ли ключи от лаборатории: комбинация из заклинаний и маггловских замков была надежнее, чем просто чары.

— Пошли. Твое счастье, я сварил целый котел. Какого хрена ты напился за неделю до полной луны?

Смит не знал, причем здесь хрен, но так часто слышал это выражение от Всеслава, что был уверен в его уместности и в том, что в ответ его пошлют на все то же несчастное растение.

— Питер уехал, – вздохнул оборотень.

Так, вместо ругательств его ждут пьяные откровения, и неизвестно, что хуже. Смит ускорил шаг.

Питера, молодого улыбчивого сторожа, провожали днем всем заповедником, весело, со всеми неприличными шутками, на которые только могли вдохновить молодожены. К счастью, жена Питера, хорошенькая продавщица, ни слова не понимала по–немецки.

Всеслав вроде шутил и веселился вместе со всеми, а к ночи пришел, благоухая вином. Спасибо, что не чем покрепче, иначе аконит вряд ли помог бы.

Смит отпер лабораторию, нашел чистый стакан, щедро плеснул туда аконита и протянул Всеславу. Тот угрюмо молчал.

— Что ж он уехал? – не выдержал Смит. – Дружба дружбой, а табачок врозь?

— Много ты в дружбе понимаешь, – буркнул оборотень. – Анике здесь оставаться вредно для здоровья, а дети пойдут, куда их – к тебе в класс, что ли, гадюка сипатая? Ему работу хорошую предложили, денег на Дурмштранг хватит.

Всеслав выглотал аконит, со стуком поставил стакан на стол.

— Он хороший парень, так что молчи.

Смит хмыкнул.

К Всеславу все относились ровно – в заповеднике хватало публики похуже, чем оборотень, задравший по молодости браконьера в лесу. Особой жалости по поводу браконьера, кажется, никто не испытывал – чего жалеть человека, который собирался забрать молодняк, потому что у подпольных изготовителей палочек их сердечная струна ценится выше, чем от стариков. Куда больше сочувствия вызвал Всеслав, которому грозило заключение в Нурменгарде. Как удалось выкрутиться, Эван не знал. Уверен был, что не обошлось без вмешательства прежнего директора, но в подробности его, разумеется, не посвящали. В результате Всеслав остался в заповеднике, где и работал сторожем уже лет сорок. Питер поступил под его начало три года назад, когда завалил экзамены в школу авроров и в поисках романтики отправился «la mama dracului», как с удовольствием рассказывал потом за общим столом. Смит, честно говоря, всегда удивлялся, что общего у вчерашнего выпускника с шилом в заднице и стареющего оборотня, но Питер с первого дня словно прилип к Всеславу. Наверное, все та же романтика: новоиспеченные друзья тягались по горам вокруг заповедника даже в свободные дни, Питер учился красться, маскироваться, следить и нападать, а вечерами с восторгом рассказывал о своих успехах. Из полезных, по мнению Эвана, знаний Всеслав учил его различать и собирать травы – в редких растениях он разбирался получше Дрэджеску. Теперь Питера берут работать в министерский дендрарий, а его учитель зальет расставание сливянкой и будет дальше гонять браконьеров и случайных магглов от границ питомника.

— Хороший парень, – согласился Смит. – У многих хороших парней есть замечательная способность дружить с нужными людьми, и ровно до тех пор, пока они нужны.

— Это я, что ли, нужный человек? – переспросил Всеслав. – Нужнее не бывает, оборотень в розыске.

— И тем не менее, именно ты помог ему получить новую работу, а там он уже подружится с новыми нужными людьми, – не отступал Смит, на всякий случай удобнее перехватив волшебную палочку за бортом куртки. Но Всеслав неожиданно улыбнулся.

— Не у всех оно одинаково, Эван. Ему в самом деле интересно было, он же как щенок – то ему покажи, это, все в новинку, леса не знает, гор не видел. Вот я и учил его. Ему тоже несладко было уезжать, он мне там работу нашел, чтоб мы вместе поехать могли.

Всеслав замолчал. Смит откашлялся.

— А почему тогда ты не поехал? – негромко спросил он.

Всеслав посопел, двинул стакан по столу.

— Плесни мне еще этой дряни. Плохо мне там будет. Ты тот дендрарий видел? Три грядки, пять кустов, только для работы. И поселочек рядом, а через дорогу уже маггловский санаторий. А здесь все‑таки простор… – Он взял стакан и, глядя в него, добавил: – Да и Аника меня побаивается…

Снова повисло молчание. Всеслав стоял у окна, глядя в темноту. Смит переставлял с места на место бутыль с аконитовым зельем и думал, что, уезжай Питер сегодня, он провожал бы его по–другому.

— Слав, – проговорил он наконец в сгорбленную спину. – Ты знал, что так будет? Ну послал бы тогда этого щенка, пусть бы он к Дуйме приклеился и таскался б с ним, сувениры из драконьего зуба резал, тоже интересно. Было бы спокойнее.

Всеслав повернулся, не то усмехнулся, не то оскалился.

— Ты, Эван, такой умный и спокойный, что ж тогда сам не один?

— Если Уизли женится и укатит со своей избранницей на край земли, я не буду напиваться и тоскливо шататься по горам, так что не сравнивай, – фыркнул Смит.

— Я не про Чарли, я про фотографию твою.

Смит вздрогнул, дернул было рукой к карману, но тут же опустил ее.

— Ты о чем? Это не то…

— А что там у тебя, карточка от шоколадной лягушки? У Парацельса рецепты уточняешь? Так что не втирай про спокойствие. Ты тоже к кому‑то прилепился, и он теперь далеко. Может, дальше, чем Питер. Ты не дергайся, Эван, – добавил Слав уже мягче. – Человеку тоже нужна стая, он не может быть один.

Минерва Макгонагалл и бремя молчания

— Хогвартс празднует очередное возрождение, директор? – донесся голос из темноты.

Минерва вздрогнула. Все‑таки последний бокал был лишним. Рефлексы, вон, отказывают.

— Добрый вечер, Северус.

Она остановилась: напротив как раз висел большой пейзаж, где Снейп мог поместиться в полный рост.

— Вам не кажется, что школа чем‑то напоминает феникса? – Снейп задумчиво разглядывал волны, разбивающиеся о нарисованные скалы. – Она смеживает веки летом и возрождается осенью. Всегда. Что бы ни случилось…

— Всегда, – кивнула Минерва. – И она всегда будет помнить тех, кто поддержал ее в трудную минуту.

Снейп не ответил. Он смотрел вдаль, и ветер трепал черные пряди.

Снейп–директор… Тот год был хуже ее выпускного – хотя Минерва думала, что хуже не бывает. Может, тогда все выглядело легче и проще, потому что она была ученицей. Теперь она оказалась по другую сторону баррикад, ей нужно было защищать учеников, а с двумя учителями–упиванцами это было нелегко. Почти невозможно.

Когда Снейпа назначили директором, Аврора, нервно смеясь, тихонько спросила, не придет ли Беллатрикс Блэк учить детишек защите от темных искусств. Теперь Минерве казалось, что даже Беллатрикс не была бы хуже, чем Кэрроу.

Они учили детей непростительным заклинаниям.

— Полезное умение, – процедил директор Снейп, когда на первом педсовете коллеги спросили, что он думает об этом. После ответа они отодвинулись еще немного – хотя в тесной учительской и так было мало места, но они все равно смогли сделать еще шаг назад.

Он был словно отделен невидимым барьером от остальных. За обедом учителя теснились у края стола, подальше от центра, где стояло директорское кресло, по бокам которого расположились оба Кэрроу. Они жадно ели, а за ужином еще и пили огневиски, перебрасывались шутками и пересказывали отвратительные подробности своих уроков, а директор мрачно ухмылялся и обводил взглядом притихший Большой зал. Ученики ели молча – за нарушение тишины во время трапезы можно было получить наказание.

Директор Снейп сыпал наказаниями безостановочно. «Я наконец наведу порядок в этой школе», – сообщил он вместо приветственной речи. На переменах и во время самоподготовки, на выходных и после отбоя он кружил хогвартскими коридорами, неслышно появлялся из‑за угла или из‑под гобелена, распахивал двери пустых классов и прохаживался между столами колледжей. По сто раз на дню то там то сям раздавалось: «Дом не должен пострадать от вашей тупости и наглости, мистер… или мисс… Взыскание у мистера Филча. Взыскание у мадам Пинс. Взыскание у Хагрида». Филч ходил именинником, самые дальние и темные углы школы сверкали, все награды были надраены до ослепительного блеска, все записи о наказаниях пронумерованы, подшиты и сложены в хронологическом и алфавитном порядке, а в туалетах лазарета можно было оперировать. Все библиотечные книги были подклеены, переплетены и даже вычищены от пометок дерзких читателей. Что было в Запретном лесу, Минерва не знала, но не удивилась бы, узнав, что наказанные ученики превратили его в английский парк.

Походы в Хогсмид были отменены специальным распоряжением, семь тайных ходов, ведущих туда, были засыпаны и запечатаны демонстративно утром первого учебного дня, что не мешало директору наказывать учеников, если они подходили к бывшим лазам ближе, чем на десять футов, – за попытку самовольно покинуть школу. Впрочем, причина для наказания находилась в любом случае: криво повязанный галстук, вынесенная из библиотеки книга, посторонний предмет в кармане, дерзкое выражение лица.

— Он маньяк, коллеги, – сокрушенно прошептал Гораций во время печального хэллоуинского ужина, предварительно убедившись, что директор ушел в противоположный угол Большого зала узнать, кто там нахально смеется, и примерно наказать. – Я никогда не думал, что среди моих питомцев… – Он вовремя осекся, но после секундного замешательства с жаром продолжил: – По его приказу я готовлю лошадиные дозы бодрящего зелья, он, верно, спит по два часа в сутки. Помяните мое слово, коллеги, он сам себя загонит – и поделом.

Словно что‑то щелкнуло в голове Минервы. Она смотрела, как Северус возвращается на место, стремительно скользя вдоль слизеринского стола, и все думала, старая кошка, как можно было раньше не понять…

С того дня она начала очень внимательно слушать рассказы Кэрроу и шепот обиженных учеников. Все становилось на свои места так очевидно, что она даже забеспокоилась – не переигрывает ли Северус. Но он, видимо, совершенно объективно оценивал умственные способности Кэрроу.

Вся школа восторженно перешептывалась о героической попытке младшей Уизли и Лонгботтома украсть из директорского кабинета меч Гриффиндора – Северус отправил нарушителей к Хагриду, и, похоже, Кэрроу оставались единственными, кто не знал, что так называемое взыскание обернулось чаепитием в честь героев.

Кэрроу заставляли учеников отрабатывать непростительные заклинания на наказанных – к окончанию уроков почти все ученики успевали получить от директора взыскание у Филча, в библиотеке, теплицах, лазарете. А особо отличившиеся на уроках ЗОТИ и маггловедения обычно умудрялись нарушить какое‑нибудь из тридцати пяти новых директорских предписаний и отправлялись к Кэрроу – лупить запретками друг друга.

Учеников никуда не выпускали из школы – но и в школу не пускали никого. Пусть дети не понимали этого, но Хогвартс оставался самым безопасным местом в Англии. Мисс Лавгуд исчезла, когда поехала домой на Рождество, а мисс Уизли – на пасхальных каникулах. Да, конечно, некоторые ученики исчезли прямо из школы, но только после угрозы исключения или пытки, и директор не проявлял к их судьбе ни малейшего интереса, так что Минерва решила, что он прекрасно об их судьбе осведомлен. Она оказалась права – достаточно было последить за Северусом несколько вечеров на бесшумных кошачьих лапках, чтобы проводить его прямиком к глухой стене седьмого этажа. Северус привалился к стене спиной и долго сидел так, глядя на гобелен с тролльим балетом, и Минерва сначала подумала, что он просто отдыхает, глядя в никуда, маленькая передышка, прежде чем снова идти, шипеть, карать и вызывать всеобщую ненависть. Но потом она услышала – там за стеной, только чуткие кошачьи уши и могли уловить – голоса, смех… Они все были там, в выручай–комнате, и никто не мог пробраться туда, чтобы причинить им вред. И Минерва была уверена – они не бездельничают там, Гарри Поттер успел многому научить их два года назад. Они готовятся к войне.

Северус тоже готовился к войне. Помона прибежала едва не в слезах еще перед Рождеством, когда директор явился в теплицы, оглядел пышные заросли и брезгливо велел убрать все это «разнотравье», оставив только мандрагоры и ядовитые щупальца как полезные ингредиенты для зелий. «Не спорь, ты все равно ничем не поможешь», – сказала тогда Минерва. Вспоминала ли Помона это распоряжение, когда закидывала упиванцев орущими мандрагорами и зрелыми ядовитыми щупальцами, которые к тому времени разрослись на всю оранжерею?

— Никто не понимал, – горько говорил профессор Снейп ежегодно второго мая, когда все директора любовались роскошным фейерверком в честь победы.

«Я понимала, – думала Минерва, – но показать это означало выдать тебя». Но вслух она не говорила ничего – она знала: это не то, что хочет услышать Северус.

Нимфадора Тонкс–Люпин и особенности физиологии оборотней

Пятница. Первая пятница нового учебного года – один из лучших дней, не считая выходных. Всякие планы, расписания и распределения уже закончены, а проверка заданий и рефератов еще не началась, можно наслаждаться солнечными деньками, прогуляться до Хогсмида, не ныряя в камин. И только настоящий бука и затворник может в такой чудесный день сидеть в учительской за пыльной подшивкой старых газет. Хотя не надо забывать, что он работает здесь совсем недавно и наверняка просто смущается присоединиться к учительской компании.

— Профессор Смит? Вы здесь?

Тонкс заглянула в учительскую. Так и есть – сидит читает, на этот раз, для разнообразия, – «Современную историю магии».

— Что это вы изучаете так прилежно?

— Знакомлюсь с историей страны, где теперь живу, – ответил Смит. – Неудобно, когда в разговорах мелькают имена, а я совершенно не посвящен и могу ляпнуть глупость.

— Я видела, вы и «Пророк» читали?

— По той же причине.

Тонкс присела на край стола Ханны – все равно нет никого.

— Не слишком‑то доверяйте этой газете. Там на слово правды – три полосы наговоров и заказа. Сравнить хотя бы, что они писали о Дамблдоре, когда министр не хотел признавать возвращения Волдеморта.

— Я и сравниваю, – кивнул Смит. – Очень интересный и продуктивный процесс. А то, что газета своеобразно подает информацию, я понял, когда – простите – увидел ваш некролог в каком‑то номере семилетней давности.

— Было дело, – отмахнулась Тонкс. – Поспешили они чуть–чуть, раньше времени в мертвые записали. Теперь точно двести лет проживу. Если хотите, я расскажу, но только если вы спрячете книгу в ящик стола и прогуляетесь со мной до Хогсмида, где мы угостимся сливочным пивом в компании Рема – вы с ним на пикнике познакомились. Соглашайтесь, профессор, сидеть в такой день взаперти просто безумие!

Смит кивнул.

— Уговорили. Только позвольте, я отнесу книгу в кабинет, она библиотечная. Если Пивз ее заберет, мадам Пинс пустит мою кожу на обложки.

— Да ладно, это вас Минерва напугала. Пивз учительские вещи редко трогает. Ну хорошо, вы идите, я как раз Рема успею предупредить. Встретимся у парадного входа.

Минут через десять Смит появился во дворике. Он сменил строгую мантию с шейным платком на свитер, в котором явно чувствовал себя привычнее.

— Идемте. Вы были в Хогсмиде?

— Два раза. Когда приезжал на собеседование, и когда меня взяли на работу. Честно говоря, только прошел от станции к дороге на Хогвартс.

— Ну, считай, не видели ничего. В Хогсмиде есть отличные кафе, хороший книжный магазин. Маленький, правда, но можно оставить заказ на любую книгу из каталога, и на следующий день доставят из Лондона. Есть «Ужасы умников Уизли», дети его просто обожают. Я вам туда советую сходить в ознакомительных целях, чтоб знать, чем они потом на уроках баловаться будут.

— Это что‑то вроде «Зонко»?

— Ага, только еще хуже. А «Зонко» вы откуда знаете?

— Это магазинчик в городке возле Дурмштранга. Там продают всякие игрушки и сладости, вроде перечных чертиков и кислотных леденцов. Ребята, которые учились в Дурмштранге, им просто бредили, – Смит наконец улыбнулся.

— Так вот куда они переехали. Они раньше в Хогсмиде были, Уизли купили их магазин. Во время второй войны многие сбежали, и с Диагон–аллеи, и из Хогсмида.

— Как же все‑таки вышло с некрологом, профессор…

— Просто Тонкс. С некрологом вышло грустно. Было то, что сейчас с важным видом называют Битвой за Хогвартс – вы, наверное, уже читали?

Смит кивнул.

— Читал. Об этом написано много, а понятно, честно говоря, мало. Дэннис Криви пишет в своей «Современной истории» много пафосных слов о защите школы и детей, но школа была сильно разрушена, а ученики сражались бок о бок с учителями. А Рита Скитер…

— Что? – Тонкс остановилась посреди дороги. – Вы где‑то нашли «Святую сволочь»?

— Нет, – Смит тоже остановился. – Вы о чем?

— «Северус Снейп: святой или сволочь?». Вообще‑то эту книгу сильно не любят в школе, а в магазинах я ее не видела давненько. Вы‑то где ее раздобыли?

— Да нет, я читал ее «Правду о Поттере», увидел у «Флориш и Блоттс».

— Зря, – Тонкс опять зашагала к Хогсмиду, изо всех сил пытаясь сохранить хорошее настроение. – Там правды еще меньше, чем в «Пророке». Скитер любой факт может так подать, что тошно делается.

— А та книга – она о профессоре Снейпе? Который директор?

— Ее тем более не читайте, чушь и домыслы.

Настроение все‑таки испортилось. Смит это наверняка чувствовал, но, похоже, напал на интересную тему.

— И все же, Тонкс. Вы говорите, она может подать факты, но от фактов никуда не денешься. Вы не защищали Хогвартс, битва не щадила учеников. Что же вы делали? Защищали Поттера?

— Защищали Поттера, – согласилась Тонкс. – А он, пока мы его защищали, пожертвовал собой, чтоб защитить всех нас. Наверное, это звучит не очень логично, профессор Смит, но так и было. В тот момент надо было выбирать: или уступить Волдеморту, или сражаться. За школу, за Гарри, за себя, за своего ребенка, – она пожала плечами. – За Добро. Я превзошла пафосом Дэнниса Криви?

Смит покачал головой.

— Спасибо, Тонкс, наш разговор стоит чтения пары книг по новейшей истории.

— Вот и замечательно, – хмыкнула Тонкс, но уже не сердито. – Хогсмид перед нами, давайте отложим рассказ о моей героической гибели до «Трех метел»? Вон, нас уже Рем ждет. Рем!

Она помахала ему, подбежала, обняла, ткнулась губами в колючую щеку – полнолуние через три дня, брейся не брейся.

— Привет. Ты рано сегодня, Тедди еще гуляет. Добрый день, профессор Смит.

Рем протянул ему руку. Тонкс еще успела напрячься – сейчас Смит заколеблется хоть на секунду и все безнадежно испортит, – но Смит ее спокойно пожал.

— Мы куда?

— В «Три метлы», – предложила Тонкс. – Пока там учеников нет, можно занять дальний уголок. Я обещала профессору Смиту рассказать эту дурацкую историю с некрологом – он его увидел в газете.

— Можно без «профессора», – предложил Смит.

— А можно Эван? – Люпин чуть поморщился. – Смитом зовут аптекаря, у которого я покупаю зелье. Неприятный тип.

— Этот толстяк с бегающими глазками? – уточнила Тонкс. Она видела его раза три от силы, с ним обычно имел дело Рем, но этих встреч хватило, чтоб аптекарь ей категорически не понравился. Улыбается умильно, а смотрит с опаской. – Я и не знала, как его зовут.

— Иеронимус Смит, племянник Эпзибы Смит. Он почему‑то очень гордится этим фактом.

— А, теперь я понимаю, почему он не избавляется от своей бородавки на подбородке. Это, наверное, фамильная черта, – рассмеялась Тонкс. Смит хмыкнул, и Тонкс решила, что это уже неплохое достижение.

Они заняли дальний столик, Розмерта принесла три бутылки сливочного пива, Тонкс откупорила свою и начала:

— Честно говоря, рассказ не слишком долгий. Во время битвы меня достали «сектусемпрой» по голове – знаете такую дрянь?

Эван молча покачал головой.

— Я тоже не знала, пока мне тетушка Белла не показала. Не иначе, кто‑то из упиванцев придумал – режет как ножом, только ножик с меч Гриффиндора размером. Мне по голове попало, кровищи, сами понимаете, с Хоглейк. Вот в трупы и записали. Я‑то не помню ничего, я очнулась, уже когда все кончилось…

Рем помрачнел. Он тоже помнил и помнил больше, он пришел в сознание раньше, и Тонкс была благодарна судьбе за это, хоть и понимала, что это эгоистично. Если бы наоборот, если бы она выкарабкалась и ей сказали, что Рем – мертв…

Он тогда выл, как раненый зверь. Без всякого «как» на самом деле. Она слышала этот жуткий звук раньше, когда впервые после смерти Сириуса заночевала в доме на Гриммолд–плейс. Было полнолуние, волк тоскливо и безнадежно выл в запертой комнате, а она стояла, уткнувшись лбом в косяк, стараясь плакать молча, и хотела войти, и боялась, и проклинала себя за то, что боялась.

Теперь эти звуки издавало человеческое горло. Она хотела сказать, что жива, но губы не слушались, получилось только чуть–чуть приоткрыть глаза, Рем заметил, закричал целителям…

– …а кто‑то уже подсчитал жертв с обеих сторон и тиснул статью в «Пророк». Потом еще десять раз переписывали, кто на чьей стороне был и пал. Что‑то грустная у меня история выходит, я не хотела вас огорчить, Эван, я о другом хотела сказать. Потом стали говорить, будто после битвы Гарри выборочно оживил друзей Воскрешающим камнем – вы слышали о нем?

Смит кивнул.

— В Дурмштранге. Один из Даров Смерти.

— Он самый. Будто Гарри после битвы обошел и выбрал – этих воскрешу, этих не буду. Даже сочувствовали, якобы оживить можно только определенное количество людей, вот и пришлось выбирать. Это ложь.

— Да.

Смит сказал это спокойно и негромко, но в голосе его Тонкс услышала то, что хотела. Он верил.

— Мы просто выкарабкались, – проговорила она, уже улыбаясь. – Нас, вервольфов, просто так не убьешь, да, Рем?

— Не надо, Дора. Не слушайте ее, Эван, она не оборотень, она принимает зелье.

Рем нахмурился, как всегда делал, когда она шутила об их «маленькой пушистой проблеме».

— Теперь да, – примирительно проговорила Тонкс. – Эван, если б вы знали, какая это гадость.

— Я знаю, – отозвался Смит и откупорил наконец пиво. – Когда готовил первый раз, то попробовал, чтоб убедиться в совпадении всех характеристик.

Тонкс поморщилась, словно ощутила во рту горький вкус, к которому так и не смогла привыкнуть. Пробовать такое без нужды – это надо очень любить свою работу. А разве это не то, что ей нужно?

— И как характеристики? Полагаю, совпали идеально?

Смит скромно кивнул.

— Мадам Помфри очень хвалила зелья, которые вы ей приготовили. Похоже, нам повезло в этом году с зельеделом, Эван! А что, если бы я вас попросила варить аконит для нас с Ремом? Мне сравнивать не с чем, но он говорит, что зелье у Смита… Тьфу ты, горгулья… в аптеке, в общем, неправильное.

— Я нашел лучшее из того, что было, – вставил Рем, кажется, предупреждая вопрос Эвана.

— Что ж, давайте я сварю порцию на пробу, и вы примете решение. Мне надо будет найти и заказать некоторые компоненты, потом само приготовление. Пять дней.

— Приходите к нам в субботу, – предложила Тонкс.

— Я могу передать зелье раньше.

— Разумеется. А в субботу приходите просто так. К чаю.

Смит озадаченно замолчал, допил пиво, посмотрел на Рема, тоже, кажется, удивленного.

— Спасибо за приглашение. Приду.

Он отказался от проводов до Хогвартской дороги, торопливо расплатился и ушел.

— По–моему, – заметил Рем, – ты его здорово удивила своим приглашением. Он тебе понравился?

— Он тебе понравился, – поправила Тонкс и рассмеялась, увидев его смущенную физиономию. – Ты разговаривал с ним на пикнике, ты назвал его хорошим человеком, ты о нем спрашивал, когда я в среду заскакивала домой. Я решила, тебе будет приятно. Да и его надо вытаскивать в люди, он жутко необщительный.

— Может, ему так нравится.

— Я же вижу, что не нравится. Он просто одичал в своем заповеднике. Вот увидишь, будет к нам ходить по поводу и без.

Тонкс почти угадала: после приготовления безупречного (по словам Рема) зелья, Смит стал частым гостем в доме. Единственное, в чем она ошиблась, – он никогда не приходил без повода, благо они находились едва ли не каждую неделю.

Эван и Тирлич–трава

Эван всерьез опасался, что ничего не выйдет. Без привычки, после травмы, когда лицо, плечо, рука отзываются болью на каждое неосторожное движение – куда тут превращаться.

Это он и объяснил Всеславу, когда тот пришел в лазарет с неожиданным вопросом:

— Не знаю, как у вас, анимагов, а я, когда перекидываюсь, любую хворь выгоняю. Ты кем перекидываешься?

Эван вздохнул. Делать вид, что он не понимает, о чем речь, было явно бесполезно.

— Ежом.

— Вот и хорошо, – одобрил Всеслав. – Перекинься на пробу, глядишь, полегчает. На звере быстрее заживает.

— Куда уж тут перекидываться, – Эван поморщился досадливо и зашипел от боли.

Всеслав еще потоптался и ушел. Вернулся очень скоро, Эван едва успел задремать.

— Лысый, слышишь?

Эван открыл глаза… глаз. Пора привыкать.

— Чего?

— Вот, отдай Флорике. Пусть тебе отвар сделает.

Эван сел, посмотрел на пучок синих цветов.

— Горечавка от ожогов не лучшее средство.

— Сам ты… горечавка. Тирлич–трава это.

— И в чем разница?

— Разница – что это я сам на Лысой горе собирал. Тирлич помогает перекидываться. Отваром намажешься – увидишь.

Не то чтобы Эван сильно доверял словам Всеслава, не подтвержденным ни одним травником, но что он терял? Дрэджеску пришла через час, и он отдал ей траву.

К полудню он крепко спал под шкафом, свернувшись в колючий шар.

О педагогике, милосердии и настольных играх

Мимо. i2. Чего ты хотел, по одежке встречают. Диплом оценили? Ольге передам, что скажешь.

К.

Невилл Лонгботтом и зелье от прыщей

Невилл еще раз просмотрел расписание. Так и есть, окно во вторник и нет уроков после обеда в четверг, значит, только две возможности посидеть на уроке у первоклашек Гриффиндора. Во вторник у них трансфигурация, это хорошо, Ханне не нужно объяснять, зачем он пришел. Она и сама ходит на уроки к Хаффлпаффу, чтобы быстрее узнать новичков. А вот в четверг у них зелья, значит, нужно будет поговорить с профессором Смитом. Невилл искренне надеялся, что Смит не будет возражать против его присутствия на уроке и не расценит это как попытку его проконтролировать.

Сложно было предугадать, что подумает или не подумает Смит. Во–первых, всего две недели совместной работы, во–вторых, зельедел особой разговорчивостью не отличался. Будто исчерпав весь свой запас красноречия в день знакомства с коллегами, теперь он по большей части молчал, то ли берег сорванное горло для уроков, то ли стеснялся нового коллектива. До конца августа он часто сидел в библиотеке, листая «Ежедневный пророк» за прошедшие годы. Теперь, когда в библиотеку уже начали бегать самые ответственные ученики, Смит перебрался в учительскую: наверное, забирать газеты в подземелье мадам Пинс не позволила бы ни за какие сокровища мира. Так что Невилл не раздумывая направился в учительскую и не ошибся: Смит сидел за своим столом напротив облюбованной профессором Снейпом картины, разложив перед собой очередную подшивку «Пророка».

— Профессор Смит!

Зельедел поднял голову, посмотрел вопросительно.

— Я декан Гриффиндора.

— Я знаю, профессор Лонгботтом. Вы насчет наказания мистера Томаса?

— Нет. А вы его наказали?

— Мне жаль, что пришлось начать учебный год третьего курса с наказания, но боюсь, частая смена преподавателей расслабила учеников. Невнимательность на уроке зелий чревата неприятными последствиями, я надеюсь, теперь это понял не только мистер Томас.

— И как вы наказали его?

— Пока что отобрал один балл у Гриффиндора. Это более предупреждение, чем наказание, профессор Лонгботтом.

Невилл кивнул.

— Вы правы, профессор. Но я не о том хотел поговорить. Я хожу на уроки к первому курсу, если коллеги не возражают, чтобы познакомиться с новенькими. Их же сразу видно: кто тихоня, кто пошустрее, кому интересно, кому сложно. Если вы позволите, я бы пришел на ваш урок в четверг. У вас сдвоенные зелья, Гриффиндор–Равенкло, а у меня окно.

Смит, кажется, удивился.

— Я не возражаю. Приходите.

В четверг после обеда Невилл спустился в подземелье. Первоклашки, поеживаясь от холода, стояли у двери в класс. При виде Невилла они вразнобой поздоровались и, кажется, немного приободрились. За несколько минут до звонка Смит впустил их в кабинет.

— Первый курс, занимайте места, по двое на один котел. Не трогайте ничего, что лежит на столах, в котел тоже можете не заглядывать, там вода. На уроке присутствует профессор Лонгботтом, так что, Гриффиндор, я полагаю, вы проявите себя с лучшей стороны. Начнем с переклички.

Невилл присел за пустующий стол в заднем ряду. Мысленно представил перед собой котел и кучу ингредиентов, вспомнил грозное рыканье Снейпа, вздрогнул и очнулся. Негромкий сипловатый голос Смита был хорошо слышен в притихшем классе. Похоже, держать аудиторию новый профессор умел.

— Палочки вам не пригодятся, лучше уберите их, чтобы не помешать ими зелье случайно – от этого оно может испортиться, что, разумеется, существенно повлияет на оценку. Заверните рукава мантий, чтобы они не окунулись в зелье и не попали в огонь, а вы, мисс Вуд, и вы, мистер Торнхилл, подберите волосы, по той же причине. Сейчас я зажгу огонь под котлами, будьте осторожны…

Смит прокашлялся и взмахнул палочкой. Впечатленные первоклашки загудели – и снова угомонились, когда профессор поднял руку.

— Сегодня мы будем варить зелье от прыщей – одно из самых простых в приготовлении. Первый этап – выбор и подготовка компонентов. Прочитайте внимательно рецепт на доске. Со второго семестра вы будете сами выбирать компоненты, пока что они перед вами на столах. Расположите их в правильном порядке – в той последовательности, в которой их необходимо добавлять в зелье…

Ребята начали возиться с ингредиентами и толочь змеиные зубы. Смит вышел из‑за стола и принялся расхаживать среди парт, заглядывая в котлы и ступки и отдавая негромкие распоряжения. Невилл наблюдал за своими гриффиндорцами. Те расселись попарно, кроме Бенни Корригана, которому не хватило пары и пришлось делить котел с девочкой из Равенкло, что ему, похоже, сильно не нравилось. Он тоскливо поглядывал на однокашников, вяло помешивая зелье. Наконец Смит остановился над его столом.

— Вы так боитесь принести лишние баллы чужому колледжу, мистер Корриган, что готовы пожертвовать собственной оценкой? Смотрите лучше в котел, вам уже пора добавлять следующий компонент.

Время шло, котлы булькали, а Невилл в который раз удивился, как по–разному выглядит одно и то же занятие у разных преподавателей. Урок у Снейпа был похож на главу из старинного романа, где на каждой странице кого‑нибудь убивали, заколдовывали или сажали в бочку с гвоздями. Слагхорн превращал приготовление даже самого простого зелья в священнодействие. У их преемников класс становился то игровой комнатой, то бабушкиной кухней, то горячим цехом на одного рабочего… У Смита это была самая обычная классная комната. Варить зелья было просто, даже скучновато. И совершенно не страшно.

— Пока зелье доваривается, посмотрите сюда, – повысил голос Смит.

Он зачерпнул жидкости из котла двух мальчишек из Равенкло, перелил в небольшой котелок на своем столе и добавил последний ингредиент. Не прошло и пары секунд, как повалил зеленый дым, зелье зашипело и начало сочиться на стол. Взмах палочки – и полурасплавленный котелок вместе с зельем исчезли, а дым выветрился.

— Кто мне скажет, что сейчас произошло?

— Иглы дикобраза среагировали с драконьей слюной, – поднял руку мальчишка, у которого брали зелье.

Смит внимательно посмотрел на мальчика.

— Верно, мистер Майлз. Два балла Равенкло. Кто скажет, что нужно сделать, чтобы нейтрализовать слюну?

Моника Вуд заработала балл Гриффиндору, сказав, что с зелья нужно снять пену.

Невилл вспомнил собственный печальный опыт с зельем от прыщей и вздохнул.

— Даже самое простое зелье может быть опасным, если готовить его неправильно, – заключил Смит. – Чем раньше вы это усвоите, тем меньше лекарств на вас потратит мадам Помфри. Теперь внимание! Прежде чем добавлять иглы, трижды снимите пену и погасите огонь!

В конце урока он обвел взглядом котлы с жидкостями разного цвета и густоты и распорядился:

— Возьмите из своего котла две пробы, одну сдайте мне, вторую заберите для выполнения домашнего задания. К следующему уроку сравнить полученное зелье с образцом по цвету, запаху, консистенции, указать возможные причины неправильного приготовления. Те, кто попытается проверить полученное зелье на вкус либо испытать его на ком‑то, будут наказаны. Корриган и Мендоза, вы можете взять три колбы, но я рекомендую вам поработать вместе. Подготовьте сочинение на тысячу слов. Основные этапы работы с зельем на примере приготовления зелья Меннинга от прыщей. Прочтите вторую и третью главы учебника. Класс свободен.

Ребята начали возиться с колбами и собирать вещи, минут через десять класс опустел. Невилл вылез из‑за стола.

— Спасибо, профессор, – улыбнулся он. – Жаль, что вы не преподавали, когда здесь учился я.

— Не стоит благодарности, профессор Лонгботтом, – отозвался Смит, как показалось Невиллу, чуть ворчливо. – Надеюсь, вы увидели все, что хотели.

— И даже больше. Теперь я твердо уверен, что дети на зельях под присмотром.

Смит фыркнул. Не дождавшись более вразумительного ответа, Невилл распрощался и отправился в оранжереи.

Эван и школьные уроки

— Нельсон!

Из темноты вынырнула грузная туша Корнелиу. Здоровенный румын уже лет двадцать работал в заповеднике и мог бы дослужиться до ответственных постов, но предпочитал командовать подсобными рабочими и мотаться по территории с таким видом, будто все здесь держится только на нем. Последнее, впрочем, было недалеко от истины.

Эван нехотя остановился.

— Чего тебе?

— Того! Еще раз на Михаля бочку накатишь – второго глаза лишишься!

— Это еще почему?

— Потому что я так сказал, – мрачно ответил Корнелиу. – Таких, как ты, в учителя пускать – только ребят мучить.

— Между прочим, – начал закипать Эван, – зелье от кашля в Дурмштранге варят дети на два года младше.

— Ох… – Корнелиу придвинулся ближе. – Я тебе сейчас одну вещь скажу, ты сильно удивишься! Тут тебе не Дурмштранг, – прохрипел он Эвану почти в самое ухо. – Сюрприз, ага. Тут тебе не гогочки от богатых родителей задницы просиживают. И твоя задача – не концерты им устраивать, а зелья научить варить, понял? А ты горло дерешь почем зря!

— Михаль…

— Михаль по деду вампир, – перебил Корнелиу. – Он к зиме спать начинает, ему надо по пять раз повторить, чтоб врубился, а не шипеть, как змеюка недобитая.

— Вампир? – Эван чертыхнулся про себя. – Так чего ж он за серебряную ложку голыми руками хватается, идиот… Я бы ему прихватку дал, если б знал…

— А хрен ли ты не знал?! Учитель об учениках должен больше знать, чем мать родная! Не знал он…

Эван скрипнул зубами. Сдавать позиции он не желал.

— Настоящий зельедел должен уметь сварить зелье в любых условиях. Хоть все вокруг рушится, хоть гром и молнии, хоть «авадой» угрожай.

— Должен, значит? – Корнелиу навис над ним, тяжело дыша. – Так ты, мил человек, научи его, раз он должен! Сначала потихоньку, в классе, шажочек за шажочком, а потом уж гром и молнии мечи. Чай, тебя тоже в первый день кладку у Ромашки забирать не посылали, а? А если ты учить не умеешь, так и скажи! Таблицу умножения, вон, Михаль не забыл, Mama ее накрепко в головы вдолбила. А тебе не то, что детей, тебе кутенка доверить нельзя!

Эван устало прислонился к стене. После дня на ногах в школе и лаборатории зверски ныла спина – все‑таки заработанный полтора года назад ревматизм давал себя знать.

— Иди к черту, Корнелиу. Я не напрашивался учить это хулиганье.

Корнелиу хмыкнул.

— А вот это ты брось. Отказаться каждый дурак может. Ты что, всех, кто зелье с первого раза не сварит, с уроков выгоняешь? Учиться надо, если не умеешь чего, а не рожи корчить.

Учиться… Эван повторял это про себя весь вечер – сначала с усмешкой, потом задумчиво. Учиться…

Рем Люпин и цена воскресения

Эван стал приходить по субботам, аккуратно в одно и то же время, и Рем был рад, что новолуние не пришлось ни на одну из них. Когда напряженность первого визита прошла, Эван оказался остроумным рассказчиком и внимательным слушателем. Он понравился Андромеде, и Рем сильно подозревал, что по той же причине, по которой он сам проникся симпатией к этому, в общем‑то, нелюдимому и странноватому человеку.

Эван не проявлял ни болезненного любопытства, ни фальшивого сочувствия к миссис Тонкс, урожденной Блэк. Он не следил жадно за разговором, ожидая, когда всплывет известное имя, и совершенно искренне похвалил ее превосходный чай. Точно так же, как его «Как поживаешь, Люпин?» было всего лишь приветствием, интонация которого не зависела от фазы луны.

Он не сюсюкал с Тедди, не приносил ему сладостей, но и не морщился, когда Тедди звонко вмешивался: «Ми… ой, профессор Смит, а вы живого дракона близко видели, да?». Придя в гости второй раз, Смит вручил Рему форменную куртку из драконьей кожи и спросил, можно ли подарить ее Тедди, она все равно здесь без надобности.

Тедди весь вечер разглядывал пропалины от настоящего драконьего огня, бляшку из настоящей драконьей чешуи и резную подвеску вместо собачки – из настоящего драконьего зуба. Будь его воля, он и спал бы в своем сокровище.

Дора радовалась, что Рем нашел себе компанию. У них раньше бывало немало народу, но это были ее друзья, по аврорату и школе, и некоторые из них не успевали проглотить «профессор», когда обращались к Рему. В этой веселой, шумной и жизнерадостной компании он особенно остро ощущал четырнадцать лет разницы с Дорой, и седина вовсе не казалась преждевременной. Он отлучался из дома то в лес, то на Диагон–аллею, а потом заметил, что Дора стала собирать друзей у мадам Паддифут или в «Трех метлах». Во время учебного года такие посиделки становились очень редкими, ей едва хватало времени на семью, так что чаще всего гостили Рон и Гарри с семьями.

Рем не был уверен, что Эван понравится ребятам, но они пока не пересекались.

Это был, кажется, его третий визит. Они выпили чай, обговорили все школьные и лондонские новости, и Эван, отставив чашку, напомнил:

— У меня было небольшое дело.

Он бросил быстрый взгляд на Дору, та засобиралась было, но Рем поднялся сам.

— Пойдем в сад, я как раз хотел показать тебе свою чемерицу. Не представляешь, Эван, сколько волшебников боятся покупать обычные растения у магглов.

Эван рассеянно похвалил чемерицу и встал, привалившись спиной к ограде.

— Люпин, вот в чем дело. Тонкс меня расспрашивала о тех, кто работал в заповеднике, особенно о Всеславе – я говорил, он оборотень. Ее особенно интересовало, как он себя чувствовал в новолуние. Он чувствует себя скверно, но он уже старый. Сколько тебе лет?

— Эван, давай мы оставим тему моего здоровья, – негромко попросил Рем, глядя на желтеющие кусты.

— Ваше дело, конечно, – ровно продолжил Смит. – Просто она боится прямо попросить меня о помощи или предложить сделать это тебе, потому что ты не любишь навязчивой заботы. Я тоже не люблю навязывать свою помощь. Но Тонкс, – он, кажется, усмехнулся, – хороший человек. А еще у вас есть сын, которому всего восемь. Давай начнем сначала. Сколько тебе лет?

— Сорок пять.

— Если я правильно истолковал вопросы Тонкс, то твое состояние хуже, чем должно быть, даже с учетом аконита. Значит, в битве за Хогвартс тебя тоже серьезно ранили. Если я буду точно знать как, то смогу что‑то сделать. Так что это не праздное любопытство. Мне вполне хватит названия чар, если ты их знаешь.

Рем перевел взгляд на Эвана. Тот смотрел на него, словно – Рем удивился собственному сравнению – на экзамене, ожидая правильного ответа.

В больнице так не смотрели. В больнице на цыпочках ходили вокруг героя войны, собирая консилиумы и мучительно стесняясь пригласить на них специалиста по волшебным тварям.

— «Круциатус».

— Сколько?

— Один. Мне хватило. Я не знаю, может, это была какая‑то разновидность, их Волдеморт такому научил, что в учебниках не описано. А может, из‑за того что я оборотень. Я не знаю, Эван, меня до того момента не били «круциатусом», не случалось. Долохов бросил заклинание, и оно продолжало действовать, даже когда я выбил у него палочку. Оно закончилось, только когда его убили, но это я потом понял. А тогда просто дрался, пока не потерял сознание.

— Дрался под «круциатусом»? – уточнил Эван.

— Звучит очень героически, да?

Эван молча передернул плечами. Похоже, он знал, что такое «круциатус». Интересно, он‑то откуда?

— «Круциатус» разбудил зверя. Ну, волчью часть.

— Я понял.

— Луна еще и за половину не перевалила, но он проснулся от боли, и после я уже его не контролировал. Так что это он дрался. Потом упал без сознания.

Внимательный черный глаз смотрел не отрываясь. Что было дальше, Рем не говорил никому, даже Доре, особенно Доре, она сама натерпелась, но сейчас хотелось выпустить эту историю из себя целиком. И как знать, может, Эвану и вправду окажутся полезными подробности.

— Потом я подумал, что сошел с ума. Или умер. И не знал, что хуже. От «круциатуса» сходят с ума, если пытать слишком долго. Я… наверное, все же умер, Эван. Я шел по Запретному лесу, и рядом были мои друзья, они умерли много лет назад. Это Гарри нас позвал, всех, и Джима, и Лили, и Сириуса. И меня.

— Воскрешающий камень?

Рем кивнул.

— Гарри сумел его получить. Но он не воскрешал друзей потом, после битвы. Камень остался в лесу, я видел, как Гарри его бросил. Да и чушь это все, насчет воскрешения. Меня вытащил Зверь, он живучий, и он боялся за Тедди. Но я думаю, Эван… Камень, наверное, задержал меня. Ненадолго, но Зверю хватило. Если бы Гарри не позвал меня… не знаю. Не буду загадывать. Когда он выпустил камень из рук, я отключился, а пришел в себя уже в Общем зале.

Дальше не нужно, дальше он увидел Дору, и это никому не нужно, Эвану тем более.

— Я думаю, меня спасло то, что луна росла. Зверь уже не засыпал до самого полнолуния, это было тяжело для сознания, но хорошо для тела. Он меня вытащил. Все. Если это будет тебе полезно…

— Будет, – пробормотал Эван. – Весьма полезно.

Он помолчал пару минут, потом спохватился.

— Мне пора, наверное. Я… Это правда очень важно – все, что ты рассказал. Я не буду возвращаться, хорошо? Передай Тонкс большое спасибо за ужин.

Минерва Макгонагалл и методики преподавания

В обязанности директора не входит ночное дежурство в коридорах Хогвартса, но если все дела сделаны, а спать еще не хочется, то почему бы и не прогуляться? Не сидеть же в кабинете, где на каждой картине посапывают и похрапывают, а над головой еще и брюзжат.

Снейп догнал Минерву на шестом этаже. Ему приходилось нелегко, поскольку его было слышно, только когда он был в картине, а Минерва не останавливалась.

— Мадам директор, хорошего преподавателя зелий у нас не было с тех пор, как профессор Слагхорн оставил школу, – он ускорил шаг и остановился в трех картинах впереди, – но я ума не приложу, почему вы считаете Смита лучше его предшественников.

Минерва поравнялась с картиной, и Снейпу снова пришлось двигаться.

— Его уроки скучны. Всякое было, наши зельеделы–недоучки пытались развеселить, напугать, увлечь учеников, но еще никто…

— Не пытался заставить их работать? – Минерва остановилась у миниатюры в круглой раме. В раму эту вмещалась только физиономия профессора, и выглядела она озадаченно.

— Профессор Снейп, насчет недоучек вы погорячились, поскольку добрая половина наших зельеделов училась у вас. Мне нравится подход Смита, потому что он и вправду пытается научить зельеделию всех.

— Вот именно! – возмутился Снейп, и Минерва со вздохом шагнула на лестницу. Пока она спустилась на пятый этаж, профессор Снейп успел отдышаться и с новыми силами понесся по картинам, только черная мантия развевалась за спиной.

— Он ремесленник! Неужели он на самом деле полагает, что тонкому искусству зелий можно обучить каждого?

— Профессор Снейп, тонкое искусство трансфигурации тоже подвластно не всем. Не каждый способен оценить грациозность потоков магии, оплетающих объект превращений, насладиться ритмичностью заклинания, почувствовать силу, которая запирает жизнь в существе при трансфигурации его в неживой предмет, запирает, но не отбирает. Но при этом каждый волшебник способен превратить спичку в иголку, а ежа – в подушку для булавок.

— Вы издеваетесь, – проговорил Снейп после паузы.

— Нет, я просто люблю предмет, который преподавала в течение сорока лет, – отозвалась Макгонагалл. Снейп молчал до конца этажа, но спустился вместе с директором на четвертый.

— Хорошо, допустим, я соглашусь, что для младших классов его метод подходит, – заговорил он снова. – Им действительно достаточно простейших навыков и элементарных рецептов. Но продвинутый курс? Он не дает ученикам рецептов, а лишь ставит задачи. Сварить противопростудное зелье, используя знания о свойствах растительных и животных компонентов – как вам нравится задание для первого урока продвинутого курса?

— Хорошее задание. Все рецепты были кем‑то придуманы, как раз исходя из свойств компонентов. Или вас смущает, что раньше такие задания ставили только вы, профессор Снейп?

По коридору третьего этажа шла Ханна Эббот, дежурный преподаватель, так что Минерва спустилась сразу на второй, подождала, пока профессор Снейп появится в картине, и зашагала вперед.

— Кстати, я хотела спросить, кто посвятил вас в особенности преподавания зелий? Слизерину не нравится новый учитель? Я серьезно спрашиваю, профессор Снейп, поскольку если так, то имеет смысл поговорить с профессором Смитом, определить причины неприязни.

— Нет, – неохотно отозвался Снейп. – Слизерин не имеет претензий к Смиту, во всяком случае, мне об этом ничего не известно. Но я имею к нему претензии, я сам видел его уроки.

— Вот как? – хмыкнула Макгонагалл. – Перенимаете опыт профессора Лонгботтома, посещаете уроки своего колледжа?

— Посещение уроков коллег не изобретение профессора Лонгботтома, – прошипел Снейп. – А мне не нужно ходить по пятам за учениками, чтобы узнать их получше, я прекрасно знаю свой Дом!

— Но как же вы попали на урок? Нет, в самом деле? Попросили Смита, и он принес какую‑то картину в кабинет? Там же нет ничего.

— Есть, – буркнул Снейп. – За стеллажом висит, ее не видно. Слагхорн забыл, наверное. Какая‑то идиллическая мазня.

— Профессор Снейп? – Макгонагалл поправила очки и внимательно посмотрела на бывшего директора – тот стоял в большом полотне во весь рост, скрестив руки на груди, глядя сверху вниз на собеседницу, черные волосы свесились, как крылья, по бокам лица, оттеняя его мраморную бледность. – Вы что, подслушивали?

Профессор сверкнул глазами и молча метнулся за раму.

Смит появился в учительской перед ланчем, неся под мышкой нечто, небрежно завернутое в бумагу.

— Коллеги, я надеюсь, никто не будет возражать, если я повешу картину здесь? Обнаружил ее в кабинете, а она совершенно не вписывается в интерьер.

Под оберткой обнаружился пейзаж – маленький домик в заросшем розовыми и желтыми цветами саду. Смит заклинанием повесил картину над своим столом, с плохо скрываемым отвращением посмотрел на нее, сел за стол спиной к домику и принялся что‑то царапать в записной книжке.

Через пару дней картина исчезла. Макгонагалл, кажется, видела, как ее уносил Филч куда‑то в дальний коридор, но поскольку ни Смит, ни кто‑либо другой не интересовались судьбой слащавого пейзажа, то и она не стала вмешиваться.

Невилл Лонгботтом и последствия детских страхов

Невилл поколебался секунду и решительно толкнул дверь учительской. В конце концов, может, Снейпа там и нет, может, он где‑нибудь разбирает очередной конфликт с участием слизеринцев.

Снейп, к несчастью, сидел на любимой ступеньке и, судя по тому, что лилия беззаботно торчала в петлице, был в прекрасном настроении. Еще хуже было то, что напротив сидел профессор Смит, как всегда за подшивкой «Ежедневного пророка». Хуже, потому что в чьем‑либо присутствии Снейп нападал на «любимого» ученика еще охотнее.

— Меня радует ваше постоянство, профессор Лонгботтом, – Снейп сложил руки на груди и едко усмехнулся. – Кажется, это тоже гриффиндорская черта?

Невилл попробовал отмолчаться, но профессор Снейп не нуждался в ответных репликах.

— Судя по пятнам на вашей мантии, вы опять возились с любимой мимблетонией? Пересаживали?

Невилл вздохнул и принялся осматривать рабочую мантию. Он почистил ее заклинанием, после того как посадил мандрагоровую рассаду, но где вы видели безупречно чистого травоведа? После тщательного осмотра он обнаружил пятно у локтя и пробормотал заклинание.

— Иногда есть польза в том, что портреты не чувствуют запахов, – заметил Снейп. – Сок мимблетонии по зловонию может соперничать только с «Феликс фелицис» вашего изготовления, профессор.

Невилл молчал, чувствуя, как уши наливаются красным. Ничего, если помолчать еще немного, ему просто надоест.

Смит с шуршанием перевернул страницу «Пророка» и посмотрел на картину.

— Профессор Снейп! «Ежедневный пророк» от девятого января сообщает, что некая дама из Монтроуза, страстный цветовод, решила назвать вашим именем новый сорт зубастой герани, выведенный ею лично. Как вы полагаете, она бы сочла достойным такой чести человека, который не знает даже, что мимбулус мимблетонию пересаживают в апреле, а не в сентябре?

Снейп застыл на секунду и, взметнув мантию, исчез за рамой. Смит полюбовался опустевшим пейзажем и перевел взгляд на Невилла.

— Я… Спасибо, профессор.

— Что это он на вас так напал?

Невилл пожал плечами, сел.

— Я никогда не делал успехов на его уроках, всегда путал компоненты и плавил котлы. Профессор Снейп раньше вел зелья. Во время учебы я был его любимой мишенью.

— Ну, если вы так реагируете на портрет, то мне страшно представить, что с вами делал профессор при жизни. Он не был вашим боггартом?

— Был, – улыбнулся Невилл. – В детстве, правда, но был.

— Вы уже не ребенок, профессор Лонгботтом, – хмыкнул Смит. – Вы можете постоять за себя.

— Ну, он же… – Невилл замялся, пытаясь подобрать нужное слово. Смит прищурил глаз.

— Директор? Старший?

— Да нет же. Он портрет.

— И что?

Невилл вздохнул. Честно говоря, его раньше не спрашивали, почему он, даже став учителем и деканом, тушуется перед Снейпом, и объяснять это оказалось неожиданно трудно.

— Он умер. Знаете, про него потом много наговорили и написали, но он умер, защищая Хогвартс. Остался вот портрет, и то его сначала не хотели вешать…

— То есть, я правильно понял, вы не хотите лишать бедного профессора последней радости, профессор Лонгботтом?

Невилл окончательно смутился. Как‑то он не думал об этом в таких выражениях.

— Вы… зовите меня Невилл.

Смит кивнул.

— Я, может, скверно сформулировал, Невилл, но вы… хм, великодушны. Это, наверное, очень по–гриффиндорски. А что, у вас в самом деле есть мимбулус мимблетония?

Эван и игра в поддавки

— Какая, П–петря Маринеску, зараза малышне весь прикорм просыпала?!

Эван резко обернулся – в дверях дежурки стоял Корнелиу.

— Что значит весь?

— Не весь, – уступил Корнелиу, – но кормушки заправил, как новичок с бодуна. Ты сам, что ли, насыпал?

— Ну? Насыпал и проверял, все в порядке.

— Пойди и посмотри, как все в порядке. Я тебе нанялся его собирать? Смесь, чай, не бесплатная, сам же с ней в лаборатории возишься, так с хрена ли половина мимо кассы?

Эван молча метнулся к загону молодняка.

Чарли стоял у кормушек. Просыпанная смесь, повинуясь движениям его палочки, аккуратно влетала в кормушку. Он обернулся, увидел Эвана и Корнелиу и смутился.

— Ну вот, прибрал уже, – проворчал Корнелиу, неясно, одобрительно или осуждающе.

— Прибрал, – отозвался Чарли. – Чего шуметь было, тут работы – два раза палкой махнуть.

— Ты всякий раз так машешь? – уточнил Эван.

— Если рядом оказываюсь, то почему б и не махнуть? В чем проблема вообще?

— То есть я все время криво засыпаю прикорм?

Чарли смутился окончательно. Корнелиу нахмурился.

— Так ты ж небось швыряешь по привычке от входа и проверяешь оттуда же – вроде попал. А если слева просыпалось, то и не видишь.

Чарли бросил на коллегу выразительный взгляд, но Корнелиу и не повернулся в его сторону.

— Тролль меня за ногу, Нельсон, ты ж и правда не видишь. Слева‑то… Так что завязывай кидать от входа. Ты подходи поближе и сыпь аккуратно. Сам теперь убедился, какая ерунда выходит.

Он хлопнул Эвана широкой лапищей по спине.

— Не сердись, что я наорал.

И зашагал к дежурке.

— Новое прозвище? – хмыкнул Чарли.

— Не новое, приклеил еще в лазарете. Чарли, а лабораторный мусор тоже мимо попадает?

— Бывает, – неохотно признался он.

— И Флорика его тоже молча отправляет в бак?

— Ну а что, тяжело, что ли?

— Не тяжело, – согласился Эван. – Только не надо. Я косячу, потому что не вижу, и так теперь будет всегда. И чем быстрее я привыкну, тем меньше косяков будет. Так что не подтягивай за мной хвосты, лучше ткни носом. Полезнее будет.

— Договорились, – вздохнул Чарли. – Пойду скажу Дрэджеску.

— Учти на будущее, я поддавки терпеть не могу, – сказал Эван, глядя в стену.

— А морской бой? Попроси Корнелиу, он тебя научит, – Чарли хихикнул. – Нельсон…

О непонятых страдальцах, оскорбленной чести и экстравагантной внешности

Мимо. B4. Бегал всю ночь по периметру, как положено, а Виола смотрела из окна и, по–моему, все ждала, пока он ноги протянет. Ничего, обошлось! Оба живы. Дело к нему?

К.

Линда Баррет и бессменный декан

В закутке под лестницей пахло старым деревом и немного пылью. Потертый пуфик у стены приглашал забраться с ногами и опереться о стену. Не самая удобная поза, но пуфик был частью традиции. Поговаривали, что он стоит здесь еще с тех времен, когда профессор Снейп учился в Хогвартсе. Скорее всего, сочиняли, но Долохов сидел именно на нем, и с тех пор пуфик стал неотъемлемой частью вечерних разговоров с деканом по душам.

Эти разговоры начались случайно, когда Долохова затравили на первом курсе. Ну, не то чтобы затравили – он просто остался один. Слизеринец–первокурсник, чья семья второй год жила в Англии, он не был ни в каком родстве с Антонином, но кто же будет разбираться, особенно если семикурсники еще помнят профессора Люпина – лучшего преподавателя защиты от темных искусств, который у них был.

В тот год, третий послевоенный, в Слизерин поступили двое – Борис и младшая Забини. Красавица и умница Забини нашла себе подруг в Равенкло, а с угрюмым мальчишкой, скверно говорившим по–английски, никто водиться не захотел, да и кто бы мог? Половину прежнего Слизерина родители перевели в Дурмштранг, второго курса просто не было. Вот он и сидел на уроках один, окруженный понимающим шепотом: «Это Долохов, из Слизерина».

Он сорвался, когда вся школа отправилась на квиддичный матч – первый в году и вообще после победы. Все – даже Филч. Даже призраки собрались в Большом зале, где в открытое окно были прекрасно слышны крики комментатора и вопли болельщиков. Его никто не звал, даже не объяснил толком, что за квиддич и что с ним делать. Борис побродил по пустой гостиной, заглянул в библиотеку – тяжеленная дверь была заперта, вернулся в гостиную, сел за домашнее задание – и его буквально скрутило ощущение собственной ненужности. Он забился под лестницу и плакал там, пока со стены, с потемневшей картины в треснутой раме, его не окликнул мягкий голос:

— Что случилось, Борис?

Теперь Долохов, староста–шестикурсник, рассказывал об этом без смущения и даже с гордостью, и то, что профессор Снейп знал его родной язык, было особенно приятно. Они иногда перебрасывались парой фраз при всех. В тот раз же они говорили долго, пока не закончился квиддичный матч. Тогда Борис тихонько проскользнул в спальню, а профессор Снейп отправился в учительскую.

Через неделю деканы предложили восстановить школьную сборную по плюй–камешкам, и Борис, который играл лучше всех, понял, чья это была мысль. Он стал капитаном после Рождества, у него появились друзья и дела, но он по–прежнему часто наведывался в угол под лестницей – посоветоваться или так, поговорить. Не обо всем же можно разговаривать при всех, когда декан сидит в глубоком кресле на картине над камином, а слизеринцы собрались вокруг камина, кто на диванчике, кто на мохнатом ковре. Конечно, в такие вечера тоже можно поболтать о всяком, расспросить о войне, послушать слизеринских баек, но всегда находилось что‑то особенное, не предназначенное для чужих ушей, и угол под лестницей оставался самым удобным местом встречи. «Исповедальня» – фыркали прознавшие гриффы. Много они понимали… Профессор Снейп был нужен своему Дому… Даже после смерти.

Линда помнила, как увидела профессора Снейпа впервые – вечером, после распределения и ужина. Старшие отвели новичков в гостиную. Он появился в большой картине над камином – высокий, черный, внушительный, острым взглядом пробежался по лицам учеников. Все притихли, старшие обрадовались, подсели поближе, представили профессору новичков, чуть путано объяснили, что это декан… ну то есть, профессор Синистра декан, а профессор Снейп – бывший, но…

— Бывших деканов не бывает, во всяком случае в Слизерине, потому что Слизерин – это не стол в Большом зале и не значок на мантии, – профессор заговорил негромко, но все разом замолчали и даже, кажется, затаили дыхание. – Это Дом. Это характер. Это кодекс.

Фразы падали, словно капли веритасерума. Это не Линда придумала, это Скарлетт Забини ей шепнула на ухо.

— Это Дом, – голос профессора смягчился. – Это семья, всегда готовая помочь и защитить. Помните об этом, когда будете нуждаться в помощи. Помните об этом, если понадобится помочь кому‑то другому.

Эти фразы Линда слышала пять раз – в начале каждого учебного года, и в прошлом году ей вдруг показалось, что это смешно: старомодно именоваться Домом, при чужих говорить только на латыни или немецком, сопровождать малышей на уроки, будто кто‑то в самом деле хочет их обидеть. Но она поспешно прогнала предательские мысли: если они, старшие, не позаботятся о младших и не передадут им уважение к традиции, то этого не сделает никто. Смешно рассчитывать на профессора Синистру, она из Равенкло, хоть и исполняет функции декана Слизерина. Да в общем‑то ни на кого из преподавателей рассчитывать нельзя, потому что среди них нет ни одного выпускника Дома Слизерин, кроме профессора Снейпа, а он всего лишь портрет – как он сам напоминает с горькой улыбкой. И все же – кроме него, помощи ждать не от кого. А в помощи Линда нуждалась.

У Линды была тайна. Тайну звали Маркус Брэдли, и он принадлежал другому Дому. Учись он в Слизерине – они бы давно были парой и все б им помогали и покровительствовали. Но Маркус был из Равенкло, и Линда не рассказала даже Скарлетт. Только профессору Снейпу, в прошлом году перед каникулами. Впрочем, Дом не был слепым и глухим. Линда сидела с Маркусом на совместных уроках, разговаривала с ним на переменах, ходила с ним в Хогсмид – конечно, их замечали. Если слизеринец находил себе подружку на стороне – его можно было понять, в Слизерине немного девушек. Вот Джейсон Ли ухаживал за хаффлпаффской старостой, и ему никто слова не сказал. Но Линда… Ей мерещились неодобрительные взгляды и осуждающий шепот. И только профессор Снейп мог подтвердить или развеять ее подозрения – он лучше всех знал свой Дом.

Этот пятничный вечер был похож на другие: профессор Снейп сидел в картине над камином, прятал чуть заметную улыбку, потому что старшие травили слизеринские байки, а первоклашки слушали, раскрыв рты. Линда сидела чуть поодаль, вроде бы и вместе со всеми, но в разговор не вмешивалась и, когда все разошлись, специально замешкалась.

— Мисс Баррет! – низкий мягкий голос профессора Снейпа окутывал, словно теплый плащ. Сразу стало спокойнее и легче.

— Профессор…

— Мне кажется, вас что‑то беспокоит. Трудности с началом учебного года?

— Профессор Смит снял пять баллов, сэр, но я все исправлю, – поспешно заговорила она. – Еще только начало года, это не повлияет на результат.

— Профессор Смит, – задумчиво повторил он. – Мне кажется, он немного пристрастен… Впрочем, рано делать подобные выводы, будем надеяться, что нам показалось. Дело ведь не в пяти баллах, Линда. Вы думаете не о них, а о неприятном разговоре со старостой – простите, я случайно услышал.

Линда подошла к камину, профессор сел удобнее, склонившись к ней.

— Я понимаю, вы удивлены, почему она так резко отнеслась к потере пяти баллов – небольшая, в общем‑то, потеря, ее легко возместить на первом же уроке травоведения, – он усмехнулся, – или защиты от темных искусств. Боюсь, что дело не в баллах.

— Вы думаете, Кэсси сердится на меня за что‑то другое? – Линда рискнула наконец озвучить подозрения и теперь с замиранием сердца ждала ответа.

Профессор Снейп вздохнул и проговорил совсем тихо, не глядя на нее:

— Кассиопея староста. Она говорит от имени Дома.

Линда заморгала, пытаясь сдержать слезы. Неужели? Они все заметили, они приняли решение, и оно не подлежит обжалованию или изменению.

— Это из‑за Маркуса? – прошептала она, чувствуя, как предательская слеза катится по щеке.

— Слизерин слишком жесток к тем, кто водит дружбу с другими колледжами, – тихо проговорил профессор Снейп и коснулся цветка в петлице, вряд ли заметив это. – К сожалению, я знаю, о чем говорю. Невыносимо болезненно выбирать между дружбой и признанием. Мне когда‑то пришлось сделать свой выбор. Все взвесьте, Линда, и не жалейте потом. Здесь нет правильного выбора, а только такой, который причинит меньше боли.

— Они хотят, чтоб я больше не общалась с Маркусом? – Линда выпрямилась, решительно сжала губы. – Нет.

Слабая улыбка на миг осветила жесткое лицо слизеринского декана.

— Удачи, мисс Баррет. И знайте, что вы всегда можете рассчитывать на меня.

Невилл Лонгботтом и неправильное удобрение

Невилл не стал тревожить зельедела в выходной, тем более что сок мимблетонии был нужен для уроков, так что спокойно можно было подождать до понедельника. В понедельник он появился в подземельях с большой бутылью, полной вязкой жидкости. Смит аккуратно поставил ее на стол, где уже были приготовлены двадцать маленьких бутылочек.

— Спасибо, профессор Лонгботтом.

— Невилл.

— Спасибо, Невилл. Мне как раз хватит на оба урока. Я ваш должник.

— Да ну, ерунда какая, – пробормотал Невилл. – Обращайтесь, я всегда рад помочь.

Смит кивнул. В следующие дни Невилл видел его только в Большом зале, где Смит ему сухо кивал, как и прежде, а через три дня зельедел совершенно неожиданно появился в оранжерее. Невилл как раз закончил полив и сейчас печально разглядывал цапень, который неизвестно почему оброс желтыми иглами.

— Вы заняты, профессор… Невилл?

— Нет, я уже закончил. Заходите, – Невилл вышел к двери.

Смит бережно держал большую коробку.

— Я пока поставлю ее здесь?

— Сюда, – Невилл взмахом палочки убрал секатор и лейку в шкаф. – На стол поставьте. Что там?

— Это можно потом, – кажется, Смит был немного смущен. – Не покажете мне теплицу?

Невилл просиял. Смит полюбовался мандрагоровой рассадой, отдал должное роскошно разросшемуся растопырнику. Оба профессора, не сговариваясь, фыркнули при виде зубастой герани. Потом Смит подошел к цапню, и правая бровь его взлетела вверх. Левая, наверное, тоже, но под повязкой ее не было видно.

— Что это с ним? Насколько я разбираюсь в цапнях, иглами должны быть покрыты только побеги. И не желтыми, а коричневыми.

Невилл вздохнул.

— Кажется, ему не понравилось новое удобрение. А без удобрения он совсем чахнет. Он же к другим широтам привык.

— Дайте‑ка посмотреть, – распорядился Смит.

Невилл безропотно отвел его в подсобку и продемонстрировал ящик удобрения. Смит оценивающе оглядел его, склонив голову на бок, потом осторожно понюхал.

— Дрянь, – подытожил он. – У валлийцев берете?

— Я на Диагон–аллее купил, – виновато ответил Невилл. – А они не знаю, где заказывают…

— У валлийцев. Они экономят на кормежке. Их навоз никуда не годится. Я вам дам адрес, где можно разжиться удобрением из румынского заповедника. А вы, пока оно не придет, ничем его не удобряйте, за два дня не зачахнет.

Невилл кивнул благодарно:

— Спасибо!

Они вернулись ко входу, и Смит распаковал наконец свою коробку.

— Взглянете? Мне прислал один приятель из заповедника.

Невилл оглядел кустик, немного помятый и явно подсохший.

— Арника?

— Карпатская. Как полагаете, она будет здесь расти? Она пострадала от пересылки. Я не рискну выхаживать ее сам, а она мне нужна.

— Я уверен, будет! – Невилл погладил листья, призвал лейку. – Немножко обрежу, польем, подкормим, погреем.

— Спасибо.

Смит кашлянул, еще раз посмотрел на арнику и повернулся к двери.

— Я вам адрес за ужином отдам. Если будут какие‑то сложности, скажете, что от меня.

Нимфадора Тонкс и проблемы древних родов

На нынешних педсоветах угощались песочными тритончиками. Все, кроме профессора Снейпа – он пил чай с лимонными дольками. Кроме того, педсоветы проходили в учительской – эта привычка осталась с первых послевоенных лет, когда учителя стремились держаться вместе. Так что профессор Снейп спускался в свою картину вместе с чашкой и коробкой долек, устраивался поудобнее, наблюдал за коллегами, и когда речь заходила о Слизерине, включался в обсуждение.

Этот педсовет не отличался от прошлогодних. Невилл и Ханна сидели за соседними столами и тихонько переговаривались, Синистра нервно шуршала блокнотом, профессор Снейп пил чай и похмыкивал. Все грызли тритончиков и ждали Флитвика.

Тонкс вытянула палочку, прошептала: «Expecto patronum». Серебристый волк крутнулся под столом, положил голову ей на колени. Волк, честно говоря, был мелкий – настоящему зверю он не дотянулся б и до плеча, – зато прекрасно уместился под стол.

— Домой, – приказала Тонкс. – Для Рема. Сегодня педсовет, завтра постараюсь быть пораньше. Возьми что‑нибудь вкусненькое на ужин…

Невилл замолчал, и Тонкс поняла, что Флитвик пришел и ждут уже ее. Она торопливо договорила: «…можно коричных булочек у мадам Паддифут», – и волк выпрыгнул в окно.

— Приступим, пожалуй, – предложила Макгонагалл. – Как начался учебный год, коллеги? Меня в первую очередь интересуют новые ученики. Вы первая, Ханна? У вас в этом году самое большое пополнение.

Ханна открыла блокнотик. Профессор Снейп отставил чашку и подпер рукой острый подбородок. Тонкс спрятала в ладони неприличный зевок: ну честное слово, начало учебного года ведь. Всех проблем – квиддичную сборную перетрясти да первоклашек научить в замке ориентироваться. Проблемы обычно к октябрю начинаются.

Но Флитвик удивил.

— Меня беспокоит поведение Скотта, – сокрушенно проговорил он. – Мальчик почти не готовится к урокам и потерял аппетит. Мадам Помфри, я просил его зайти к вам.

— Он здоров, – мадам Помфри развела руками. – Физически, во всяком случае. Но он и вправду сам не свой.

— Филиус, вы с ним говорили? – спросила Макгонагалл.

— Говорил. Он повторяет, что здоров, а в учебе исправится. Дома у него все в порядке. Право слово, я не вижу других причин для его состояния, кроме той драки в Хогвартс–экспрессе.

— Тогда давайте подробнее о драке, – вздохнула Макгонагалл.

Была драка, – вспомнила Тонкс. Мелочь какая‑то, все удивились только, что Равенкло и Хаффлпафф, а не Слизерин и Гриффиндор, как обычно.

— Скотт повздорил с Джошем Дюком, Хаффлпафф, третий курс. Его дядя играет в «Вещих сестричках», и, кажется, Скотт позволил себе какую‑то плоскую шутку на этот счет. Дюк разбил ему губу и порвал мантию, а Скотт расквасил Дюку нос. Потом их растащили старосты, мы с Ханной урезонили обоих, назначили взыскание и не стали снимать баллов, поскольку это только начало года… Мне казалось, инцидент исчерпан. Ведь Скотт был зачинщиком, оба отделались малой кровью, наказание уже отбыли. Мистер Дюк уже и не помнит об этой истории.

Профессор Снейп откашлялся, и все повернулись к портрету.

— Вы не заметили, господа деканы, не носит ли этот Скотт на мантии или рубашке значок – такой небольшой овал из белого металла?

— Да, – отозвалась Ханна. – Он оторвался в драке, и Скотт держал его в руках.

— Оторвался, или его сорвали? – резко спросил профессор.

Ханна занервничала.

— Какая разница?

— Погодите, – вмешалась Макгонагалл. – Что на значке?

Она спрашивала, видимо, у Ханны и Флитвика, но смотрела на Снейпа. Он кивнул.

— Если я хоть что‑то понимаю, то спираль из двенадцати элементов. Знак Кодекса.

Макгонагалл взмахнула палочкой, очерчивая замысловатый рисунок красной лентой в воздухе.

— Такая, Ханна?

— Похоже, – растерянно проговорила она. – Что это?

Макгонагалл не ответила, выбралась из‑за стола, прошлась по свободному пятачку перед дверью.

— Скотты в Кодексе?

— И ему есть тринадцать, – добавил профессор Снейп. – Не удивлюсь, если в драке на знак наступили…

Макгонагалл сняла очки и потерла переносицу.

— Слушайте, объясните по–человечески, а? – не сдержалась Тонкс.

— Это знак одного давнего союза, – вздохнула Макгонагалл. – Честно говоря, я думала, что Кодекс уже забыт. Из двенадцати семей осталось…

— Три, – подсказал профессор Снейп.

— И Скотты среди них. Согласно Кодексу, мистеру Скотту было нанесено оскорбление, за которое должен заплатить жизнью либо оскорбитель, либо он сам.

Ханна ахнула и прижала руки ко рту.

— Но это же бред какой‑то! Они же дети…

— Наши предки считали, что в тринадцать мужчина способен защитить себя и свой род, – отчеканил профессор Снейп.

— И вы что, всерьез думаете, что его семья заставит его убивать? – Тонкс считала, что глупая шутка затянулась.

Снейп перевел на нее тяжелый взгляд, презрительно дернул уголком рта.

— Не в этом дело, профессор… Люпин. Просто некоторые волшебники серьезно относятся к семейным традициям. Очень серьезно.

— Настолько серьезно, чтобы калечить детей?

Профессор поднялся, шагнул ближе к раме, поймал ее взгляд.

— Вы что, совсем ничего не понимаете? – прошипел он. – Мальчик даже не может вызвать обидчика на дуэль, потому что будет наказан не менее чем пятьюдесятью баллами, а на счету Равенкло столько нет. На моей памяти отрицательный счет был только у Гриффиндора во времена директорства Амбридж. Вы полагаете, что его колледж отнесется к Кодексу серьезнее, чем профессор Эббот? Они тоже скажут, что это чушь, и мистер Скотт не только не смоет оскорбления, но еще и окажется в немилости у всех однокашников. Он умеет думать, он из Равенкло. А понять, до чего он додумается, можно, даже закончив Хаффлпафф. По–моему, нам нужно вмешиваться, и чем скорее, тем лучше.

— И что делать? – жалобно спросила Ханна

— Я думаю, деканам следует поговорить с обоими участниками конфликта и позволить мистеру Скотту вызвать этого Дюка на дуэль, – заговорил Снейп уже спокойно. – Секунданты обеспечат порядок. Вы, профессор Флитвик, можете помочь своему ученику, а Дюку поможет… – Снейп демонстративно поглядел на Ханну и закончил после чуть заметной запинки: – кто‑нибудь. Правило гласит, что дуэль должна продолжаться до смертельного исхода либо до момента, когда кто‑либо из противников не сможет биться. Полагаю, для этого будет вполне достаточно заклинания ватных ног или что там еще они на третьем курсе умеют. Формально Кодекс будет соблюден, и мистер Скотт сможет спокойно жить дальше.

— Это безумие, – заявила мадам Помфри, – позволять каждому мальчишке…

— Скотт не каждый, – отрезал Снейп. – А если в Хогвартсе появятся другие юные волшебники, претендующие на членство в Кодексе, то достаточно будем задать им элементарный вопрос из Ритуала посвящения, чтоб с чистой совестью покарать пятьюдесятью баллами. Или даже шестьюдесятью – за вранье.

— Профессор Снейп прав, – подытожила Макгонагалл. – Филиус, займитесь этим. Невилл, поможешь Ханне с Дюком? Спасибо. – Она вновь надела очки и, видимо, все‑таки не сдержалась: – Северус, но как вы догадались? Откуда вы знаете о Кодексе?

Северус Снейп позволил себе легкую улыбку.

— Вы ведь тоже знали.

— Случайно. Наша семья дружила с Фергюсонами.

— А, вот как. Мое знание, можно сказать, тоже случайно. Посвящение проходят только наследники по мужской линии, и поскольку Коннор Принц, брат моей матери, умер в младенчестве, род Принцев формально прервался… Что, разумеется, избавляло меня от необходимости знать о Кодексе и роли Принцев в его создании.

Общее неловкое молчание нарушила Макгонагалл:

— Аврора, перейдем к вашим воспитанникам.

Синистра торопливо перелистала блокнот и заговорила о новых учениках и текущих трудностях. Северус Снейп терпеливо слушал и явно ждал чего‑то. Тонкс поежилась. Да, не завидовала она исполняющей обязанности декана Слизерина…

— В общем‑то, все, – закончила Синистра.

— Позволю себе заметить, что не все, – тут же вмешался Снейп. – Я понимаю, что вы, возможно, не захотели выносить на обсуждение то, что происходит с мисс Баррет…

Синистра покраснела и стиснула блокнот.

— Что происходит с мисс Баррет?

— Она не выполняет задания, плохо спит и тайком плачет. Конечно, для девушки нежного возраста в таком поведении нет ничего удивительного, и все же я решил расспросить ее о причинах.

— И какова причина? – устало спросила Макгонагалл.

— Дом не одобряет ее выбора друзей. Мисс Баррет имела несчастье подружиться с юношей из Равенкло.

— Дом или декан? – брякнула Тонкс. – Конечно, я не вас имею в виду, профессор Синистра.

Еще договаривая, она поняла, что промахнулась. Профессор Снейп молча стиснул в пальцах тонкий стебель лилии. Тонкс отвернулась, чувствуя, как теплеют щеки, и приготовилась к тираде, но в разговор внезапно вступил Смит.

— Возможно, – заскрипел он, – я, как новый человек, недооцениваю масштаб траге… э–э–э… конфликта между колледжами в должной мере, но не преувеличиваете ли вы страдания мисс Баррет? Взысканий ей не назначено…

— Ученики могут страдать не только из‑за взысканий, профессор Смит, – заметил Снейп. – Весь Дом ополчился против девочки, и их, к сожалению, можно понять, другие колледжи никогда не баловали Слизерин приятием. Все боятся, что этот Брэдли настроит Линду против них, и я не удивлюсь, если так оно и есть.

— Ее бойкотируют? – уточнил Смит.

Профессор Снейп поморщился.

— Слизерин не действует так грубо. Но она ощущает неприязнь.

— Я бы не доверял ощущениям влюбленной девушки с расстроенными нервами, – усмехнулся Смит. – На вашем месте, деканы, я бы сначала убедился в наличии черной кошки в темной комнате.

— Что вы предлагаете? – оживилась Синистра.

— Поручите мисс Баррет что‑нибудь такое, чтоб заставить ее пообщаться со всем колледжем. Простите, Домом. Ну, хотя бы, держат ли они дома волшебных тварей и как скрывают их от магглов.

— Линда не изучает маггловедение и уход за магическими существами, – бросил Снейп.

— Ну, тогда попросите ее составить звездные карты на момент рождения всех однокашников. И дайте ей это задание в качестве наказания за домашнюю работу, которую она не сделает на понедельник, – вряд ли расстроенные чувства мисс Баррет позволят ей приготовиться к уроку.

— Это хорошая идея, – задумчиво проговорила Макгонагалл. – Мисс Баррет либо убедится в надуманности своих страхов, либо конфликт станет очевидным, и тогда, Аврора, вы уже сможете разобраться с колледжем. Спасибо, профессор Смит. Северус, у Слизерина есть еще проблемы?

— Пока нет, – коротко ответил Снейп и впервые покинул совещание, не дожидаясь его конца.

Эван и взгляд в зеркало

Эван с трудом дождался конца педсовета, потом метнулся в свой кабинет, рухнул в кресло и расхохотался. Закашлялся до боли в горле, приложился к бутылке и расхохотался снова.

— Ай да Снейп! – просипел он, придерживая фотографию во внутреннем кармане. – Ай да сукин сын…

Фотография, слышавшая за эти годы и не такое, наверняка даже не поморщилась.

*** *** ***

— Ну вот, – доктор Арборе снял последнюю повязку. – Повезло вам с друзьями, любезный! И руку сохранили, и фолликулы восстановились почти полностью. Полгодика потерпите – потом можете снова бороду отращивать.

Эван смотрел в зеркало и пытался узнать себя в обгоревшей чешуйчатой маске.

— Носом вы, милый мой, похоже, больше дорожили, чем глазом, – хмыкнул Арборе. – Подняли бы руку чуть выше – спасли бы глаз и остались без ноздрей.

— В моей работе нос важнее, – Эван пожал плечами и сразу пожалел об этом: левое резануло, как тупой пилой.

— Привыкайте, привыкайте. И гримасничать придется поменьше, да–с, – Арборе припечатал свое фирменное «да–с» банкой с бальзамом. – Удивительно все‑таки.

— Что?

— Добровольно ведь донором стал, этот ваш Кротки, как там его…

— Всеслав.

— В первый раз встречаю оборотня–альтруиста.

Эван скривился, охнул про себя и осторожно кивнул.

— Чего только не встречается на свете.

Урод в зеркале его мало волновал. Главное – рука…

Невилл Лонгботтом и поединок чести

Местом дуэли выбрали Наградную комнату – не в вестибюль же отправлять оскорбленного наследника древнего рода. Ханна вызвала Джоша Дюка в учительскую и объяснила, во что они со Скоттом влипли. Скотт появился в сопровождении профессора Флитвика, бледный и перепуганный. Ханна подтолкнула Джоша к Невиллу, он, нещадно путая традиционные слова, попросил профессора быть его секундантом.

Мальчиков повели в Наградную комнату. За дуэлянтами и секундантами шли директор Макгонагалл, Ханна и Смит – последний проверял в учительской какие‑то работы и, кажется, увязался из любопытства. Профессор Снейп вполголоса переругивался с сонными обитателями портретов.

Лишь на пороге Невилл вспомнил, что в Наградной комнате нет ни одной картины, только хрустальные витрины с кубками и медалями, но менять что‑то было уже поздно. Зажглись свечи, противники заняли места, профессор Макгонагалл на правах старшей Дома, давшего приют дуэлянтам, зачитала отрывок из Кодекса. Сам бой оказался быстрым и совсем не торжественным: мальчишки стукнули друг друга традиционным «Экспеллиармусом», Скотт первым подобрал свою палочку и заклял Джоша «Денсогио», а поскольку с отросшими зубами тот не мог колдовать, дуэль была завершена. Секунданты засвидетельствовали соблюдение правил, Макгонагалл зачитала еще один отрывок Кодекса, Ханна вернула зубам Джоша нормальный вид, а Флитвик принялся гасить свечи. Скотт стоял у витрины и делал вид, что разглядывает квиддичные трофеи. Невилл направился было к нему, но остановился – мальчик резко повернулся и пошел к Дюку.

— А моей кузине нравятся «Сестры», – проговорил он, глядя на носки своих ботинок. – У нее вся комната плакатами заклеена. Вообще‑то твой дядя классно играет.

— А я не умею, – отозвался Дюк. – У меня слуха нет. Слушай, ты б хоть объяснил, чего там за кодекс?

Снейп маячил в ближайшей к двери картине, со сдержанным любопытством глядя на выходящих.

— Все хорошо, – тихо сказала Макгонагалл, – как вы и предполагали, Северус.

— В честном бою защитил свой Знак от оскорбления юный Алан из Скоттов, шестых из двенадцати, и заслужил право вернуться в круг, – пробормотал Смит. – Не коситесь на меня так, я почитал Кодекс, он лежит в запретной секции на третьем стеллаже. Вам не кажется, Невилл, что они станут друзьями? Год – не слишком большая разница.

— После дуэли? – усомнилась Ханна.

— Вот именно, мисс Эббот. Иногда мальчишкам нужно подраться, чтоб подружиться. Конечно, еще лучше вместе влипнуть в историю и вместе отбыть наказание, но ссора тоже может быть началом дружбы. Конечно, мне нельзя слепо переносить в Хогвартс свой опыт работы с заповедной шпаной…

Невилл посмотрел на мальчишек, торопливо шагавших впереди, и подумал, что Смит, пожалуй, прав.

— Вообще, как‑то странно вышло с этой дуэлью, – неуверенно произнес он. – Формальность. Они могли бы просто поговорить, ну подраться второй раз, в конце концов. Подрались же в поезде, без всяких торжественностей.

— Ну вот еще, – фыркнул Смит. – Это не так эффектно и совершенно неинтересно.

— Мне казалось, – продолжал Невилл, – что это единственный выход.

— Всем казалось, – успокоил его Смит. – Когда профессор Снейп говорит, кажется, что так оно и есть.

Эван и отпадные подарки

— Доктор дал отмашку, Флорика тебя выпускает, – радостно сообщил Чарли.

— Наконец‑то, – буркнул Эван.

— И не говори. Надоело небось валяться тут с книжкой, не терпится вернуться к работе? Соскучился по свежему навозу?

— Эй, я тут, вообще‑то, ассистент Дрэджеску, а не вольерный. Или меня разжаловали в чернорабочие, пока я тут лежал? – запротестовал Эван.

— Да, точно. Значит, ты соскучился по грязным колбам и закопченным котлам.

Чарли плюхнулся на койку напротив.

— Подарок к выписке, – уже не так бодро проговорил он. – Слушай, Эван, когда мы его придумали, он казался веселым, а теперь мне чего‑то не по себе…

— Давай уже.

Эван протянул руку – левую, с новой нежной кожей и еще не совсем послушными пальцами.

— Что там у вас? Теряюсь в догадках… Всенокль? Набор стереокартинок?

— Чего?

— Неважно. Ну так чего?

— Набор глазных повязок на все случаи жизни, – вздохнул Чарли и протянул пакет.

Эван вытряхнул его на одеяло и хрипло расхохотался. Чарли с надеждой взглянул на него.

— Отпад, – проговорил Эван. – Тыква на Хэллоуин, понятно, сердечко – ясно. А, нет, не ясно, вот пики, значит, это не сердечко, а червы?

— Как хочешь.

— Череп. Волчья морда?

— Она Всеславу понравилась, – признался Чарли.

— Значит, и Слав поучаствовал?

— Ну а как же…

— Отпад, – повторил Эван. – Я даже не знаю, какую надеть. Пожалуй, череп. Для гармонии.

— Обрастешь, – махнул рукой Чарли. – Попроси у Штефы лосьон, от него волосы растут как бешеные. Я когда к своим съездил в девяносто седьмом, меня мама обкорнала как аврора–новобранца, так Штефа меня в два счета в чувство привела. Ольга его литрами покупает.

— Ольге можно верить, – кивнул Эван. – Давай лосьон, давай повязки и пошли уже отсюда, а? Где отметим мое освобождение, здесь или в «Змее» проставляться?

— Проставляется Mama, – улыбнулся Чарли. – Потому как наша крошка Берта сидит на яйцах!

О волшебных тварях, мертвецах и бесплатных услугах

Мимо. A4. В фиолетовом конверте письмо от Ольги, и учти – это оно мне весь пергамент духами провоняло. Как на новом месте, не жмут?

К.

Рональд Уизли и выгодный покупатель

Рон взмахнул палочкой, и по лавке со свистом пролетел Хохотун:

— Магазин закрывается через четверть часа!

Скорее привычка, чем необходимость: толпы, штурмовавшие «Умников Уизли» в августе, схлынули до Хэллоуина. В сентябре–октябре в магазинчик на Диагон–аллее наведывались дошколята за мелочью вроде чертиков–щекоталок да парочка бедолаг, которым стукнуло одиннадцать на днях, – за утешительными подарками.

Стайка малышни досчитала наконец пригоршню нагретых кнатов и вынеслась за дверь, на ходу пихая щекоталку друг другу за шиворот. Девочка, долго выбиравшая между зеленой и полосатой рифмописками, шмыгнула носом и решительно вытащила из вазы обе. Рон подмигнул ей:

— За пару скидка, дорогуша! Сикль восемь, идет?

Девчушка радостно закивала.

— Это кто это к нам пришел! – пропищала дверь, и Рон направился к новому посетителю.

— Добрый вечер, сэр! Чем можем порадовать серьезного взрослого человека?

Посетитель – тощий тип с повязкой на левом глазу – закашлялся и, морщась, просипел:

— Я, наверное, опоздал. Вы закрываетесь уже?

Рон подозвал было стакан с водой, но покупатель помотал головой и отхлебнул из своей фляги.

— Если у вас не список покупок в три локтя длиной, то можно и подождать.

— У меня как раз список, – вздохнул одноглазый.

— Оставьте список, я соберу вам заказ завтра и вышлю совой, – предложил Рон. – Если хотите – в простой коробке, без наклеек. Я имею в виду, если вы хотите сделать сюрприз или что‑то такое…

— Я для себя.

Посетитель не слишком смахивал на любителя розыгрышей.

— Я работаю в Хогвартсе, – добавил он поспешно.

— Так вы новый зельедел! – Рон обругал себя мысленно: обещал ведь Невиллу спросить у Чарли про этого мужика, да так и не собрался написать.

— Совершенно верно. Директор Макгонагалл дала понять, что разные форс–мажоры после вашей продукции устраняет мадам Помфри, но, как зельедел, я ей обязан помогать. Вот и пришел, так сказать…

— Узнать врага в лицо? – рассмеялся Рон. – Кстати, мы не продаем ничего серьезного ребятам младше пятого курса. А на пятом уже надо иметь голову на плечах. Погодите… Мерлиновы панталоны, а чего вас сюда‑то принесло? У нас есть магазин в Хогсмиде.

— Ваш магазин в Хогсмиде был закрыт, а мне все равно нужно было сюда…

— Ясно. Так оставите список? Сова будет через день–два.

Зельедел положил свиток на прилавок и запоздало представился:

— Профессор Смит. Эван Смит.

— Рон Уизли. Если будете ловить автобус до Хогсмида, удобнее всего напротив «Дырявого котла».

— Нет, мы договорились с коллегой встретиться у министерства. Вы подскажете, как туда быстрее попасть?

Рон посмотрел на часы.

— Я вас провожу немного, если хотите. Удобно через Дрян–аллею срезать.

Смит покосился недоверчиво и с опаской.

— От Дрян–аллеи одно название осталось, – спохватился Рон. – Ее еще в девяносто восьмом разогнали. Так идем?

Вообще‑то, Дрян–аллею и разгонять не потребовалось: когда у нового министерства дошли руки до нее, там остались только пустые лавки с выбитыми окнами. Она пустовала до сих пор – репутация оказалась убедительнее дармовой аренды. Казалось, за грязными витринами и перекошенными вывесками до сих пор кто‑то прячется, перебирает пугающий товар и выглядывает не то покупателей, не то сырье…

Зябкий ветерок залез за ворот мантии. Рон запахнулся поплотнее и выругался мысленно: обязательно срезать было, выиграл минуту – потратил три катушки нервов…

Зельедел молча топал рядом, дергал плечами, вертел головой, видно, и ему что‑то мерещилось в брошенных лавках.

На Диагон–аллее тоже было немало брошенных магазинов: половина владельцев разбежалась во время войны и не все вернулись. Опустевший магазин Олливандера выглядел особенно грустно, хоть Рон и знал, что мистер Олливандер жив, просто переехал подальше от грустных воспоминаний. Жив, в отличие от многих, от Фреда… М–мерлин, он еще долго откликался на «Эй, Фредди!», когда начал работать в «Умниках»…

Стоп! Рон резко остановился, и зельедел едва в него не врезался. Что там говорил Кингсли о внезапных печальных мыслях? Эти твари могут быть где угодно, а пустынная Дрян–аллея – местечко как раз для дементоров.

— Профессор Смит, здесь могут быть дементоры, глядите в оба!

Рон крутнулся на месте, удобнее перехватив палочку, присмотрелся к темным углам. Есть! Бледно–черная, почти серая тень жалась к тени Рона на стене. Поняв, что его заметили, дементор дернулся вперед, выставляя рыло из грязных складок. Совсем от голода ошалел, зараза, надо будет Гермиону предупредить, чтоб не ходила тут… И кстати о Гермионе…

– Expecto Patronum!

Ослепительно–белый пес бросился на серую тень, готовый кусать и рвать в клочья. Тень попятилась, уплыла в ближайшую дверь, пес побежал за ней, отгоняя дальше, дальше, пока не растаял. Рон обернулся.

Зельедел все так же молча стискивал палочку. Лицо его посерело, и стали заметнее шрамы на левой щеке.

— Вы что, растерялись? – буркнул Рон. Не то чтобы ему серьезно нужен был второй патронус на одного дохлого дементора, но стоять столбом – тоже не дело.

— Я… не… это что вообще было? – выговорил наконец Смит.

— Дементор, что ж еще? Их с острова разогнали, они теперь по всей Англии шатаются. Больше, конечно, возле магглов отираются, те их не видят. Но говорят, им маги больше по вкусу. Вы что, дементора никогда не видели?

— Нет, – ответил Смит. Потер лицо, спрятал палочку. – Там, где я жил, такие твари не водятся.

— Да ладно, – не поверил Рон.

Смит пожал плечами.

— Каппы у вас не живут, но это вас не удивляет. И, кстати, насчет «смотрите в оба» – это было смешно, да.

Рон смутился.

— Извините, я не подумал. Вы… Ладно, идемте, пока он назад не приполз. Сейчас только, минутку…

Он снова взмахнул палочкой, вызывая патронуса.

— Министерство магии, дежурному аврору. Рон Уизли сообщает: дементор на Дрян–аллее, прячется в дыре под номером семнадцать, кажется.

Пес беззвучно гавкнул и умчал в сторону министерства. Рон и Смит зашагали туда же. Рон еще помаялся по поводу своей неудачной оговорки и спросил наконец:

— Так у вас, значит, не водятся дементоры? Повезло.

— У нас водится зеленая тоска, – отозвался Смит – Тоже неплохо справляется. Но от нее заклинания не помогают.

— А что помогает?

— Зелья.

Рон фыркнул, не сдержался.

Смит усмехнулся и продолжил:

— Заговор еще. Вообще голос. Зеленая тоска разговоров не любит.

— Так вы патронуса вызвать не умеете?

Смит развел руками, не замедляя шага.

— Судя по вашему тону, зря. Но этому ведь можно научиться?

— Научитесь, пригодится, – серьезно предупредил Рон. – Сами видите, дементоры. Конечно, в Хогвартс они нипочем не сунутся, но мало ли. И сообщение послать можно кому угодно.

— Учту, – кивнул Смит.

Глухая стена в конце переулка расступилась, пропуская их в маггловский Лондон.

— Теперь вот по этой улице до перекрестка, потом налево и вперед, до телефонной будки. Там вход в министерство.

— Да, я там был. Спасибо, мистер Уизли.

— Рон.

— Эван. Спасибо, Рон, и за дементора спасибо. Хм, коряво как‑то.

— Я понял, – улыбнулся Рон. – Не за что.

Он пожал Смиту руку и аппарировал домой.

Эван и волшебные твари

— Эй, Лысый? – в окно сунулась добродушная физиономия Всеслава. – Дома?

— В гостях, – буркнул Эван и отодвинул стопку учебников.

Всеслав фыркнул и бесшумно исчез. Сунулся уже в дверь.

— К уроку готовишься? Чарли сказал, готовишься.

Чарли сбежал после очередной тирады в адрес Ньюта Скамандера – «Бестиарий», по которому учила Дрэджеску, возмутительно редко совпадал с «Волшебными тварями». Даже с поправкой на перевод и местные названия. Эван с разрешения Чарли разобрал «Тварей» на страницы и теперь закладывал ими совпадающие разделы.

Всеслав, казалось, не замечал нелюбезного приема.

— Глянь, кого поймал, – довольно проговорил он и плюхнул на стол холщовый мешок. Обычно он приносил в таких мешочках травы и семена, но сейчас там явно шевелилось что‑то живое.

Эван потянул завязку. На стол выкатился темно–зеленый мохнатый комок.

— Хуха! Надо же…

— Молодец, – одобрил Всеслав. – Чарли как первый раз увидел, сказал – клубкопух. Но как его за палец тяпнули, быстро понял, кто есть кто.

Настроение стремительно улучшалось.

— Ты где ее нашел, Слав?

— В лесу, где ж еще?

— Их теперь нечасто встретишь.

— Знаю. Ребятам покажешь – и отпусти. За ворота выкинь, она до леса сама доберется.

Хуха осваивалась потихоньку, высунула зеленую мордочку, понюхала воздух. Шерсть ее быстро желтела, сливаясь с деревянной столешницей.

— Ты смотри, чтоб не сбежала раньше времени, – предупредил Всеслав. – Сейчас фукнет под кровать или еще куда в щель – и не найдешь.

— Знаю, – отмахнулся Эван. – Там в мешке мох есть?

Всеслав обиженно фыркнул.

— Присмотри за ней, я коробку найду.

— Не задохнется в коробке‑то? – Всеслав принялся почесывать хуху, уже совсем деревянно–желтую.

— В клетку трансфигурирую. Ты смотри, чтоб не цапнула.

— Меня?

Хуха заурчала тихонько.

— Ну и чем не клубкопух, – пробормотал Эван. Он вытащил из‑под кровати коробку, которую не успела прибрать к рукам Дрэджеску, трансфигурировал в клетку попросторнее, вытряхнул в нее мох из мешка. Переночевать сгодится. И вот еще…

Он пошарил под шкафом, вытащил блюдечко, плеснул молока и тоже поставил его в клетку.

При виде блюдечка Всеслав радостно осклабился.

— Вот уж кому ржать, Слав, но не тебе. Спасибо за хуху и проваливай, мне теперь про нее лекцию писать.

Стремительно зеленеющая хуха с удовольствием сунула нос в блюдце. Эван переставил клетку на пол и сел за «Бестиарий».

… Он тоже сначала принял шерстяной комок за клубкопуха. Игорь долго вел его по лесу и гонял по грамматике – сегодня спрягали глаголы. Стишок из глаголов–исключений запомнился быстро, но спрягались они все равно неохотно и через раз неправильно. Игорь терпеливо поправлял, и они все шли и шли, он уже взмок и запыхался.

— Привал! – объявил наконец Игорь.

Он рухнул под дерево на расстеленный плащ, утер потный лоб – ххух…

— Вон она! – шепнул Игорь.

Желтый глазастый зверек сидел среди кучи листьев, смотрел с любопытством. Клубкопух! Но клюва не было, был кошачий розовый нос и розовые лапки.

— Хуха, – объяснил Игорь. – Ты позвал – она прибежала. Любопытная морда. Хочешь поймать?

– Accio хуха, – не задумываясь, бросил он.

Пушистый ласковый комочек укусил его за палец и растворился в траве.

Минерва Макгонагалл и несмешной анекдот

Деканы, деканы… Как же просто было до войны! Нет, – оборвала себя Минерва, – до войны все было СОВСЕМ не просто. Но по поводу слизеринцев можно было элементарно предъявить претензии Северусу, а уж дальше он и Альбус разбирались сами. Тяжела ты, директорская доля.

— На повестке дня…

— На повестке дня Слизерин, как обычно, – вздохнула Аврора.

Снейп пренебрежительно фыркнул и сложил руки на груди.

— Что они еще натворили? – зевнула Тонкс, поглядывая на часы. В пятницу вечером у нее явно были дела поинтереснее, чем собрание после уроков.

— А почему, дорогая Нимфадора, вы считаете, что «натворили» именно они? – прошипел Снейп. – Откуда такая уверенность?

— Северус, я предлагаю отложить прения и послушать профессора Синистру, – привычно вмешалась Минерва. – Аврора, введи нас в курс дела, пожалуйста.

— Джоэль Пемберли напал на Терри Фокса сегодня после второго урока, – вздохнула Аврора.

— Опять? – ахнул Невилл.

Аврора кивнула.

— За последнюю неделю это уже третий случай. Если я сниму с Дома еще баллы, его свои же загрызут.

— Вы, разумеется, не интересовались причинами столь странного поведения мальчика, – Снейп встал со ступеньки и прошелся по картине. – А между тем…

— Представьте себе, интересовалась, – огрызнулась Аврора. – Дома у него все в порядке, сам здоров, ни с кем не ссорился, с преподавателями тоже конфликтов не было. По крайней мере, пока он не начал сбегать с уроков.

— Странно, всегда был такой спокойный мальчуган… – протянул Невилл.

— На таких вечно не обращают внимания, – горько усмехнулся Снейп. – Впрочем, гриффиндорцы всегда отличались чуткостью и тактом. Мальчик очень раним. А Фокс…

— Помилуйте, Северус, – поморщилась Минерва. – Никто Пемберли не травил. Терри Фокс самый обычный мальчишка, не делайте из него садиста.

— Терри Фокс любит рассказывать анекдоты, – подал вдруг голос Смит из своего угла.

— И что из этого? – пожала плечами Синистра.

— А вы слышали последний? Про сову, которая ударилась о дерево?

— Это который «что совой о пенек, что пеньком о сову»? – уточнила Тонкс.

— Несмешно и глупо, – кивнула Минерва. – Но это же не повод кидаться «фурункулюсом»!

— Безусловно, – неожиданно легко согласился Смит. – Назначьте Пемберли взыскание, мне есть что ему поручить.

Рем Люпин и старые воспоминания

Эван явился в субботу, благо повод у него был: он принес аконит. Выставил на стол темную резную бутыль – она казалась тяжелой, но в руку легла легко и удобно, – и Рем вспомнил, на секунду раньше, чем Дора спросила:

— Распотрошили запасы профессора Снейпа?

— Скорее уж профессора Слагхорна, – отозвался Эван. – Во всяком случае, пароль на шкафчике был «засахаренные ананасы». И не спрашивайте, откуда я узнал пароль, – этой дрянью в подземельях пахнет до сих пор.

— Сильнее, чем Снейпом? – хихикнула Дора и принялась глотать зелье, страдая и морщась изо всех сил.

— Сладкие ананасы – оружие массового поражения похлеще дракона с несварением желудка.

Дора расхохоталась, не забывая, впрочем, страдать.

А бутыль и вправду была из Снейповых запасов, это скорее Слагхорн их прибрал к рукам. Снейп носил в таких аконит в дом Сириуса. И с такой же бутылкой пришел тогда Гарри.

Кажется. Рем был не слишком гостеприимен. Он только вернулся из Мунго с Дорой, только что в который раз выставил Скитер за дверь, с трудом сдерживаясь, чтоб не рыкнуть – не дать повод для очередной статейки. Инстинкт требовал уползти в нору и отлеживаться. Сердце требовало сидеть рядом с Дорой и слушать, как она дышит. Совесть свербила о заброшенном сыне. Разговаривать по душам сейчас хотелось меньше всего. Но Гарри… Гарри явно понимал, что не вовремя, но не уходил, пинал коленкой большую маггловскую сумку. Рем сдался («Андромеда, посидишь с ней немного, ладно?») и впустил его.

Из сумки Гарри выволок мыслив, рядом поставил бутылку, вот только в ней не зелье плескалось, а клубились ниточки мыслей.

— Ты должен это увидеть, Рем, – тихо проговорил он. – Я хочу, чтобы ты увидел… Мне нужна твоя помощь.

И опрокинул бутылку в каменную чашу.

– … доамна директор оторвет мне голову. Или высчитает из зарплаты, но голову все равно оторвет.

— Что? – Рем понял, что Дора все еще смеется, а Эван говорит что‑то, и, кажется, ему.

— Бутылку с прошлого раза верните, говорю. Школьное имущество.

— Точно, – Дора подхватила опустевшую бутылку, – я видела такую у Макгонагалл в кабинете. И в суде. У Гарри ведь такая была? А бутылка с прошлого раза – сейчас принесу, где‑то она была…

— Давай я сам найду, – быстро вмешался Рем, перехватив взгляд Эвана. Да, Дора и хрупкие вещи несовместимы… Кстати, может, Эван отвлечется на драгоценную бутыль и пропустит суд мимо ушей? Хотя вряд ли, на любое упоминание о войне и Гарри Поттере он бросается, как ловец на снитч.

Рем долго копался в кухонном шкафчике, но, когда вернулся, Эван уже удобно устроился в угловом кресле и смотрел выжидающе.

— Так что там мистер Поттер носил в суд в бутылке?

— Доказательства невиновности Северуса Снейпа, – без особой охоты объяснил Рем. – Его собственные воспоминания.

Что‑то мелькнуло во взгляде Смита – будто снитч едва не черкнул его по уху.

— Есть что‑то совершенно фантастическое в этом, правда? Воспоминания, пережившие своего владельца. Эксклюзивный показ собрал большую публику?

Дора уже направлялась к двери – она обычно оставляла гостя с Ремом – и остановилась на полдороге.

— Не было никакого показа, – отмахнулся Рем.

— Да ну? Гарри Поттер пришел в суд, помахал красивой бутылкой и сказал, что Северус Снейп ни в чем не виноват? Нет, я, конечно, не сомневаюсь, что ему поверили…

— Суду показали только необходимую часть – в первую очередь распоряжение Дамблдора насчет его собственной смерти. Кажется, на том и кончилось. Остальное Гарри объяснил на словах, а я подтвердил.

— Значит, ты их все же видел, – огонек в глазу Смита вспыхнул с новой силой.

— Видел, – кивнул Рем. – И прости, Эван, но рассказывать не буду. Пусть это останется между Гарри, мной и Северусом.

…в черной ночи мелькали разноцветные вспышки заклинаний, две фигуры впереди едва виднелись на фоне беззвездного неба, и все же их можно было разглядеть, вот только прицелиться было трудно, они отбивались и резко меняли высоту, спутник Снейпа обругал «проклятую тварь» и рванулся вперед, занося палочку, Снейп швырнул «сектумсемпру» прямо в поднятую руку, но напарник дернулся, и заклинание улетело вперед…

Эван отобрал бутылку у Доры, почти ласково прошелся пальцами по горлышку, будто это и была та, из кабинета, и усмехнулся.

— Думаю, немало народу отдало б кусок жизни за возможность в них заглянуть…

— О да! – Рем обрадовался смене темы. – Мы поставили москитные сетки, ты знаешь, Скитер – анимаг…

— Причем я думаю, что эти сетки она вполне способна перегрызть, – вставила Дора. – Так что я надеялась только на Рема – он бы эту жучилу за милю учуял.

Эван дернулся в своем кресле, будто ему Скитершу в анимагической форме кинули за шиворот. Кажется, ему только сейчас пришло в голову, что…

Рем улыбнулся

— Оборотни ведь чуют анимагов, Эван. Есть у нас что‑то общее.

Дора перевела весело–ошалелый взгляд с Рема на гостя.

— Что, и вы? Провалиться мне на этом месте, кругом одни анимаги!

Эван ухватил ворот свитера – Рем готов был биться об заклад, что Эван понятия не имеет, что, когда волнуется, теребит этот несчастный ворот.

— Я слышал, что и покойный директор Снейп… Ну, знаешь, слизеринские байки.

— Это да, – кивнул Рем. – Скитер писала об этом, и даже Дэннис Криви. Видимо, Северус слишком эффектно взмахивал черным плащом – если не весь Хогвартс, то Слизерин точно уверен, что он превращался в летучую мышь.

— И портрет уважаемого директора это не опровергает, – заключил Смит. – Неужели он не был анимагом, Люпин? Быть того не может.

Рем развел руками.

— Увы.

— А интересно, – проговорила Дора задумчиво, – если б он был анимагом, превращался б его портрет или нет? Эх, жаль, не было анимагов среди директоров, и спросить‑то не у кого.

— Лет через дцать… или сот… когда Большая Битва станет легендой, и когда весь Хогвартс будет уверен, что директор Снейп – анимаг… как знать, возможно, тогда портрет его будет порхать черной тенью… – негромко проговорил Эван. – В конце концов, что такое портрет? Однако мы ушли от темы, а мне, как лицу заинтересованному, любопытно – анимагическая форма тоже видна?

— Нет, – с сожалением признался Рем. – Только если превращение было совсем недавно, меньше суток назад. Или если я уже знаю, что за форма. То есть то, что Минерва – кошка, я вижу все время, потому что знаю. А тебя не вижу. Давно не превращался, Эван? Откроешь секрет?

— Не открою. Потому и не превращался.

Эван, хоть и сварливо, но явно отшучивался, и Рем был рад, что разговор не принял серьезный оборот и ушел наконец от темы суда, но радоваться, как выяснилось, было рано. Дора умчала греть чайник – эту часть чайной церемонии ей доверяли, Эван выбрался из кресла, зацепил ногой сумку с бутылками, и Рем был уверен – нарочно, тут же «вспомнил» о них и спросил:

— Чистое любопытство, Люпин. А где сейчас алиби директора Снейпа? Я имею в виду его воспоминания…

— Понятия не имею, Эван, – соврал Рем. – Думаю, в каком‑нибудь безопасном подходящем месте.

Вторая часть фразы была правдой – бутыль стояла в кабинете Минервы Макгонагалл.

Минерва Макгонагалл и чужие мертвецы

— У вас найдется десять минут, профессор Смит?

Эван обернулся и кивнул. Как показалось Минерве, без особого удивления.

— Если вы о Пемберли, то это займет чуть больше десяти минут. Проще показать.

— Идемте, – кивнула Минерва.

Они спустились и вышли к северной стене. Минерва поежилась на ветру и ругнула про себя молчуна зельедела: мог бы предупредить, она взяла бы шаль. У водосточного желоба с жерлом в виде драконьей морды Смит вдруг замер и утянул ее в нишу, указывая вперед. Минерва прищурилась.

Невысокая фигурка в школьной форме скользнула из‑за угла к живой изгороди и замерла на корточках у разросшегося снизу плюща. Минерва вопросительно взглянула на спутника, тот прижал палец к губам. Через несколько минут Пемберли встал, вытер лицо рукавом и рысью припустил к входу. Смит посмотрел ему вслед и подошел к изгороди.

— Что у него там? – спросила Минерва, глядя, как зельедел шарит под кустом.

— Сова. Попалась Иве. Видимо, увлеклась охотой.

Он отодвинул наконец нужный камень и вытащил из тайника коробку. На подстилке из жухлой травы лежало птичье тельце.

— Смерть… иногда трудно принять, – проговорил Смит.

Минерва подошла ближе.

— Судите по собственному опыту?

Он не пошевелился.

— Может быть.

— Вы найдете, что сказать мальчику?

— Не знаю, – Смит уставился на Минерву снизу вверх своим единственным глазом. – Не гарантирую.

— Что ж… – она вздохнула. – Профессор Синистра назначит ему взыскание в вашем классе. Завтра после чая.

Смит кивнул и аккуратно задвинул коробку обратно под куст. Минерва дождалась, пока он встанет.

— Профессор Смит… Как все же вышло, что только вы узнали о потере мальчика?

Он пожал плечами.

— Сова приносила ему письма от родителей два раза в неделю. Во вторник она не прилетела, а вчера письмо и посылку принесла другая птица. Я проверил совятню, потом расспросил Хагрида и эльфов.

— Я видела то же, что и вы! – Минерва не сдерживала досады. – Как и профессор Синистра. Почему вы увидели, а мы – нет?

Смит кривовато улыбнулся и развел руками.

— Опыт, мэм…

Эван Смит и дармовой сервис

— Конечно, любила, – пожала плечами Ольга.

— А теперь?

— И теперь люблю. За моего Димитра не одна ведьма удавиться была готова, повезло мне с ним.

Джордже подкатился калачиком, не дожидаясь заказа, – принес драгоценной пани новый кофе. Эван подумал, не взять ли еще кружку, но не решился. Если опять в обход, то дышать выхлопом в морду, скажем, Ромашке – смерти подобно. А в лицо Тодоровой – лютой смерти.

— Трудно через порог отпускать, – Ольга придвинула чашку, но пить не стала. – Паук‑то внутри бесится.

Он дернул бровью.

— Ну да. Полюбил паук муху, привязал к себе накрепко – ты ж моя хорошая, ты ж моя славная, ну куда ж я без тебя… Когда Димитр ушел, я полгода на стены кидалась и волком выла почище Слава. А потом поняла – это ж я в своей паутине путаюсь, по себе несчастной сопли глотаю. Помахала ему ручкой и отпустила. Ну, и меня отпускать начало.

Ольга кинула в кофе сахар – вульгарно, по–маггловски: пять кусочков.

— К нам, kochanie, один паренек ходил. Влюбился в нашу девочку – в Марыльку, ты ее не знаешь. Подарки дарил, руки целовал, стихи писал – все заведение ахало. А потом Марылька за ум взялась, деньжат поднакопила, выкупилась. Я девчонок не держу, если хотят уйти, сам знаешь…

Ольга щелкнула зажигалкой, затянулась вонючей сигареткой, быстро глянула на Эвана и вдавила сигарету в пепельницу. Он облегченно выдохнул: к горлу уже подступал надсадный кашель.

— И что потом?

— А потом приходит ко мне парнишка этот с претензией: мол, как я могла его любимую отпустить. Она теперь в Клуж–Напоку усвистела, у нее там тетка в аэропорту работает, а он, понимаешь, уже всю жизнь для нее распланировал: вот институт закончит, работать пойдет, денег соберет, ее выкупит и женится. Я ему – так ты, сердце, ее‑то спрашивал, хочет она тебя пять лет в «Радости» ждать? Нет – должно, говорит, быть по–моему. Э, родной, думаю, так ты просто сервиса на халяву хочешь.

— И?

— Да так… – Ольга улыбнулась. – Ты вот мне скажи: если мы своих любимых не то что на тот свет, а в Клуж отпустить не можем, это мы для них стараемся или халявного сервиса хотим?

О кладбищах, слухах и битвах с младенцами

C4. Признавайся, Нельсон, это флагман. С типом осторожнее, если что – свисти. Ольгу перевели во взрослый вольер.

К.

Рем Люпин и черный обелиск

Новолуние все же пришлось на выходные в октябре. В воскресенье Рем проснулся, потому что спать больше не мог. На самом деле словом «проснулся» его состояние можно было назвать с натяжкой. Он проспал большую часть ночи и полдня, он больше не нуждался в отдыхе, но встать был не в состоянии. Голова тяжелая, в теле липкая слабость, руки дрожат. Рем сел, нащупал на столике стакан с водой – во рту пересохло, как после попойки. Дора услышала его движение. Сейчас придет и будет изо всех сил стараться его не жалеть.

— Рем! Ты не спишь уже? Эван пришел.

Ну почему сегодня? Он же лунный календарь знает и прекрасно понимает, что сегодня ему не до гостей и даже не до разговоров. Случилось чего?

— Он в гостиной?

— Да, говорит, дело к тебе. Может, его сюда позвать?

— Зачем, что я – лежачий больной? Сейчас выйду.

Он спустил ноги с кровати, переждал, пока в висках перестанет стучать, и побрел в гостиную.

Эван сидел у окна, барабаня пальцами по подлокотнику. Андромеда вошла с подносом и принялась расставлять чашки. Рем плюхнулся в ближайшее кресло.

— Привет, Эван. Чаю выпьешь?

Он мотнул головой.

— Нет, спасибо. Прости, что я без приглашения и именно сегодня, но у меня дело.

Рем не смог сдержать улыбки. Он всегда говорит, что у него дело, с тех пор как Дора перестала его приглашать специально. Но сегодня, видимо, это правда. Не сочувствовать же он пришел.

— Мне прислали эту штуку в сентябре, но разрослась она только сейчас.

Он вытянул из кармана небольшую склянку и отвернул пробку. Рем потянул носом. Инстинкт потребовал выпить это немедленно.

— Это сок арники. Всеслав на нее случайно наткнулся. Говорит, это помогает легче переносить безлунные ночи.

Рем решил, что молча отобрать и опорожнить склянку будет совсем странно и невежливо, и заставил себя слушать дальше.

— Мы нашли информацию о ее свойствах и немного поэкспериментировали. Эффективнее всего действует сок. Дозировка…

Рем решительно протянул руку. Эван, сверяясь с отметками на склянке, налил немного сока в чашку.

— Он горький, – предупреждающе проговорил он.

Сок был замечательно горький. В голове прояснилось, а во рту исчез противный привкус. Ноздри защекотал аромат превосходно заваренного чая, и Рем понял, что голоден. Неудивительно, если учесть, что он не ел со вчерашнего дня.

— Спасибо, Эван.

Эван закрыл склянку, поставил ее на стол.

— Дозировку я расписал. Этого хватит на неделю, а там луна прибудет. К следующему новолунию принесу еще.

— Может, все‑таки выпьешь чаю? – улыбаясь, спросил Рем. – Или пообедаешь с нами? Я, честно говоря, голоден как…

— Волк? – правая бровь Эвана поползла вверх.

— С ума сойти, – пробормотала Тонкс, остановившись на пороге. – Рем, ты чем его заколдовал, что он смеется?

Обедали весело. Рем, как всегда, расспрашивал о школьных новостях, Дора, как всегда, отмалчивалась – чтоб не отмалчивался Эван. За чаем Рем спросил, разрешился ли конфликт с Линдой Баррет.

— Разрешился, – усмехнулся Эван, – но, боюсь, к неудовольствию профессора Снейпа. Девочка обошла одноклассников, и все нормально с ней разговаривали. А когда она закопалась со звездными картами, мисс Притчард ей помогла немного. Не вышло конфликта, Люпин.

— Разве это не замечательно?

— Кому как, – хмыкнул Эван и отставил чашку. – Мне пора, пожалуй. Меня ждут две стопки рефератов.

— Я провожу, – вызвался Рем.

Дора рассмеялась – она по опыту знала, что эти проводы еще на час. Рем каждый раз выбирал новый маршрут, чтоб показать гостю весь Хогсмид. В этот раз они прошли до конца Хай–стрит, где он планировал свернуть в переулок и пройти мимо «Дервиша и Банга», но Эван остановился.

— А это что?

— Памятный знак в честь битвы за Хогвартс, – вздохнул Рем.

— В книге он по–другому выглядит. И в «Пророке».

— Его переделывали, а фотографию уже не меняли.

— А почему переделывали? – Эван подошел ближе. Рем неохотно зашагал за ним.

— Все решали, кто за кого сражался. Эйфория победы закончилась, и снова началась политика. Да ты и сам понимаешь, не все было просто, даже среди тех, кто вроде как сражался за Волдеморта. Кого заставили, кого заколдовали, кто уже сам был не рад, что ввязался, а назад дороги нет. И пошли тянуть одеяло на себя, кто предлагает написать на камне все имена, включая Тома Риддла и Беллатрикс Лестранж, потому что все жертвы войны и с мертвых какой спрос, а кто предлагает сбить имя Фреда Уизли, потому что у него брат в министерстве работал. Пойдем, а?

— Подожди. Они здесь похоронены?

— Не все, но многие.

Сейчас он обойдет памятник и увидит этот чертов обелиск. Так и есть.

— А кого это так выделили? Ну разумеется. Северус Снейп.

Эван обернулся с выражением крайнего любопытства на лице. Рем обреченно подошел. Теперь придется объяснять.

— Да, тот самый директор Снейп, с чьим портретом ты так замечательно соседствуешь.

По черному камню вились серебристые буквы «Покойся с миром» – единственное, что удалось сохранить без изменений, когда министерство решило облагородить могилу героя к годовщине смерти и сменило скромную белую плиту на помпезный черный памятник. Нижнюю часть надписи почти не было видно под большим букетом белых лилий.

— Ему до сих пор носят цветы?

— Опять свадьба, – Рем поморщился от удушливого запаха – цветы явно заколдовали от увядания. – Юные влюбленные клянутся друг другу в вечной верности и оставляют лилии в залог клятвы.

— Я тоже не люблю, как они пахнут, – отозвался Эван. – Мелкие, садовые – еще ничего, а эти большие – противно.

Эти слова будто перевесили чашу весов. Рем вытащил палочку, пробормотал заклинание, букет исчез. Эван хмыкнул.

— А профессор не обидится?

— Тут же нет его портрета, – фыркнул Рем.

— Я не о портрете…

— А. Не думаю, что Северус обиделся бы. Это все – не его. И портрет не его. Да и могила на самом деле тоже.

Заныла спина, напоминая, что они долго ходили, а теперь еще долго стоят. Рем оглянулся и потянул Эвана к скамейке, предусмотрительно поставленной так, чтоб видеть и мемориал, и обелиск. Если уж начался этот разговор, то лучше его закончить.

— Он похоронен не здесь, – уточнил Эван, усаживаясь рядом.

— Не здесь… Его тело не нашли. Гарри пытался добиться, чтоб его забрали из Визжащей хижины – это вон там, видишь? Я потом как‑нибудь расскажу о ней. Там Снейпа убили, и его тело забрали раньше, чем кто‑то из Ордена смог прийти. Я не знаю, они слышали, как Гарри оправдал его, или нет? Наверное, лучше, если не слышали – тогда, по крайней мере, они забрали его, чтоб похоронить нормально…

— Ясно, – отозвался Эван. – А портрет чей? Я видел его фотографию в «Пророке» – в общем похож. Конечно, ему польстили, но это часто бывает.

— В общем похож, – повторил Рем. – Он к Северусу имеет не больше отношения, чем этот обелиск и букеты. Он не такой был.

— А какой? – тихо спросил Эван.

Рем задумался. Описать Снейпа одним словом не представлялось возможным, не скажешь ведь банальное – «сложный». Все мы сложные. Он еще раздумывал, с чего начать, когда его обожгла новая мысль, прекрасно объясняющая осторожный, почти вкрадчивый тон вопроса.

— Ты читал книжку Скитер, – он не спрашивал, а утверждал.

Эван не стал уворачиваться.

— Читал. Тонкс меня попросила не читать, но сам понимаешь, это как просьба не думать о белой обезьяне. Я понимаю, там домыслов больше, чем фактов. Я их пытался отсеять, полагаю, что с твоей помощью получится лучше.

— Ну… Мы не были ни друзьями, ни чем большим. Впрочем, заклятыми врагами тоже не были – хочется думать, во всяком случае. На самом деле я о нем не так много и знал. Вроде бы полукровка, но учился в Слизерине, а уж нос задирал – будто со всеми четырьмя основателями в родстве. Знал много заклинаний не из школьного курса, зелья варил по своим рецептам, приносил Слизерину баллов больше, чем весь курс, а его там все равно не любили. Но Лили с ним водилась, значит, в нем было что‑то… не знаю, хорошее, интересное, что она видела.

— Лили – это его погибшая возлюбленная, в память о которой он носит цветок?

— Эван, ну хоть ты не впадай в патетику! – Рем чуть не застонал. – Эту историю измусолили в газетах и книжках, сделали из его жизни мелодраму – отомстил злодею, который разлучил его с любимой. Лили уже была замужем, и она очень любила Джеймса, можешь мне поверить. Северус увлекся идеями Волдеморта и поздно понял, куда вляпался. Но если бы Волдеморт выбрал другую семью и другого ребенка, что, Северус поступил бы иначе? Не попытался бы их защитить?

— А что, попытался бы? – серьезно спросил Эван.

Рем осекся.

Этот вопрос он уже задавал себе. Особенно когда узнал, что это Снейп передал Волдеморту пророчество. Снейп был во всем виноват – он развязал войну с ребенком. Но если бы Петтигрю не выдал тайны, Лили и Джеймс остались бы живы. Тогда Волдеморт не связал бы свою жизнь с жизнью Гарри, и его вообще никто не мог бы убить… На этом месте голова шла кругом, Люпин пытался думать сначала и снова запутывался. Он бы очень хотел послушать еще чье‑то мнение по этому поводу, но Дамблдор был мертв, а прочие при упоминании Снейпа менялись в лице и хватались за палочку.

Пришел бы Снейп к Дамблдору, если бы Волдеморт выбрал Лонгботтомов? Рем хотел это знать, особенно потом, когда открылась правда о смерти Дамблдора, когда Гарри пытался похоронить Снейпа по–человечески и защитить память о нем. Но он подозревал, что Снейп сам не знал ответа на этот вопрос.

И он перестал гадать. Кто знает, что было бы если? Самая безнадежная из всех возможных игр. Он знал, что было.

Что Снейп стоял на коленях и предлагал все в обмен на безопасность ненавистного Поттера.

Что он всю жизнь посвятил охране его сына.

Что он вернулся к Волдеморту, чтобы шпионить, и это было наихудшим наказанием. Рем был в общине, он помнил, каково это, когда не знаешь, кто ты, на чьей ты стороне и зачем ластишься к альфе – то ли маскируешься, то ли просто делаешь, что велит проклятый инстинкт.

Что в конце концов все закончилось в Визжащей хижине перекушенным горлом, будто лютая смерть, упустившая жертву двадцать лет назад, наконец дождалась своего.

Какие уж тут могут быть вопросы?

Рем понял, что уже добрых пять минут молчит, уставясь перед собой, и Эван тоже молчит, сверля его немигающим черным глазом.

— Не знаю я, – проговорил он наконец. – Это все так сложно, а они хотят все объяснить одним обелиском.

Эван отвел взгляд, поднялся, сунул руки в карманы куртки.

— Ладно, Люпин. Я дальше сам дойду, я помню дорогу.

И он зашагал прочь, торопливо, как‑то неровно, дергая лопатками.

Нимфадора Тонкс–Люпин и загулявший муж

Тонкс начала тревожиться, когда пошел второй час после ухода Смита. Конечно, они могли заговориться или выбрать особенно длинный маршрут, но с другой стороны, Рем уже года два не выходил из дома в новолуния. Да, ему сразу стало лучше, когда он выпил Смитового снадобья, но не настолько же, чтоб два часа гулять по Хогсмиду. И этот Хороший человек тоже хорош – знает же, что в новолуния у Рема сил нет, мог бы вообще отказаться от проводов.

Тонкс уже решительно вытянула палочку – отправить этому гулене патронуса, когда камин полыхнул зеленым.

— Можно, Тонкс? – круглая мордашка официантки из «Трех метел». – Мистер Люпин зашел к нам, по–моему, не столько чаю выпить, сколько посидеть.

— Спасибо, Бетти.

Тонкс накинула мантию и, крикнув матери, что сейчас вернется, почти бегом отправилась в «Три метлы».

Рем сидел за ближайшим к двери столиком.

— Вот ты где!

Тонкс плюхнулась на соседний стул, придвинулась, обняла мужа.

— Вы куда пропали? Я уж волноваться начала.

— Мы просто долго говорили, со мной все хорошо.

Да уж, лучше не бывает – дышит тяжело, руки подрагивают, сердце колотится наверняка. И глаза тревожные.

— О чем говорили‑то хоть?

— Так, о Снейпе.

— Нашли о чем говорить, – фыркнула было Тонкс, но тут же сменила тон: – Он тебе сказал что‑то неприятное?

Рем молча покачал головой.

— Дора, слушай… Ты пригласи его к нам в субботу.

— Чего его приглашать, он сам всегда приходит. Вы что, поругались?

— Н–нет. Просто пригласи, ладно?

Тонкс пожала плечами. Рем допил чай и повернулся к ней, уже не встревоженный, заинтересованный.

— Ты не знаешь, что у него с голосом?

— В смысле?

— Не от рождения же он так сипит. У него с горлом что‑то, может, он рассказывал?

— Мне? – уточнила Тонкс. – Рем, он с тобой говорит больше, чем со всеми остальными вместе взятыми. А горло – наверное, в Карпатах застудил, теперь вечно его то платком, то шарфом заматывает, да поздно.

Рем кивнул.

— Наверное. Ну что, идем домой?

Он положил на стол монету, поднялся. Тонкс пошла рядом, и он, благодарно улыбнувшись, обнял ее за плечи – идти так было куда легче.

Эван и мастер зелий

Эван постучал в двери лаборатории. Женский голос крикнул что‑то вполне приветливое, и кулон–переводчик тут же проснулся: «Входите!».

Флорика Дрэджеску – рабочая мантия в пятнах, кудряшки дыбом – сражалась с дымящимся котлом.

— Минутку, сейчас разделение фаз… – аккуратно продублировал переводчик. Эван кивнул и отошел осмотреться – в конце концов, здесь ему работать в ближайшее время.

После собеседования в «Старом князе», пока он потягивал свое пиво, Чарли и Корнелиу малость поспорили вполголоса, Ольга вроде как мило общалась с хозяином, но слушала внимательно. Потом, пока те двое и хозяин разбирались с ящиками из заповедника и для заповедника, Ольга быстро перевела ему, что Корнелиу сказал, этого умника к драконам подпускать нельзя, пока не разглядим, что к чему, а Чарли – что мужик с мозгами им в любом случае пригодится, пусть Тодорова посмотрит.

— Я передам письмо Флорике, – шепнула Ольга, – пусть возьмет тебя к себе, там безопасно, это лаборатория. Флорика славная девочка, не сболтни лишнего, Эван, в хорошие времена ты у меня стригся, а теперь связался с опасными людьми, и тебе нужна работа и защита. Тем более, это так и есть, правда?

Правда.

Лабораторию загромождали шкафы и ящики – что неудивительно. В силу размеров дракон предоставлял сразу много ингредиентов для зелий – но и требовал зелий в больших количествах. Эван оглядел разномастную посуду и косые шкафчики – да уж, это не гостиная старого приятеля.

«Тебе ли выбирать, – хмыкнул он про себя. – Шкафы не такие, надо же. Жив, в безопасности – чего еще? Так что отрабатывай».

— Вы Эван, да? Меня Стоянка… директор предупредила.

Стоянка. Стояна. Это Тодорова, значит. Она же Mama, если верить Чарли.

— Вы по–румынски говорите? – заметила она переводчик.

— По–немецки, – ответил он.

Дрэджеску кивнула и перешла на немецкий.

Запомнить, что в каком шкафу полагается хранить, было абсолютно невозможно. Дрэджеску, не глядя, выдернула из ящика стола пластиковую папку–держатель и карандаш, сунула Эвану в руки. В этом ящике – чистая чешуя, в этом – мешки под чешую, вольерным выдавать, а этот аккуратно открывай, дверка перекашивается, так, теперь кладовая, осторожно, притолока, осторожно! Больно?

— Н–ничего, – прошипел он, потирая макушку.

— Извини, мне высота подходит, и Джек тоже был коротышка, работал до тебя, но повадился приторговывать ингредиентами на сторону, так что выгнали его. Ну, давай кладовую перепишем. Значит, здесь у нас…

Когда инвентаризация была закончена, Дрэджеску вытащила из‑под стола картонный ящик.

— Здесь наш заказ с Кривой липы – разбери, пожалуйста. Куда класть, ты теперь знаешь. А я пока поищу подходящее зелье…

Она вытащила из шкафчика пухлую книгу.

— Что у тебя с горлом?

Минерва Макгонагалл и старые могилы

Иногда Минерва чувствовала себя как первокурсница, впервые увидевшая заколдованный потолок Большого зала, и в такие минуты утешалась тем, что даже Альбус не знал всех секретов Хогвартса. Да что Альбус – их не знали и сами Основатели.

Впрочем, кладбище домашних животных не было тайным местом, просто Минерва никогда не задумывалась о чем‑то таком. Она не нуждалась в фамилиаре, а сов хватало в школьной совятне. И все же директору стоило задаться вопросом, где хоронят своих любимцев учителя и ученики, Альбус ведь наверняка знал, хоть его фамилиар и пережил своего хозяина.

Минерва не стала расспрашивать Дамблдора. Найти его не составляло труда: он, как и все директора, дремал в своем кресле, но Минерва не пошла в кабинет. Лучше поговорить с Хагридом.

Пожалуй, она бы не призналась никому и себе признавалась неохотно, что начала избегать лишних разговоров с чудаковатым и чуточку манерным стариком. И что все чаще даже мысленно зовет его «директор» и «профессор Дамблдор». Он не был Альбусом – несмотря на знакомые шутки, яркие мантии и лимонные дольки, а может, наоборот, как раз благодаря всей этой мишуре, за которой ничего не было.

Она не чувствовала разницы, разговаривая с портретом Диппета. Она считала его самовлюбленным и недалеким стариканом – портрет был точь–в–точь таким, каким она помнила бывшего директора. Неужели Альбуса помнят только по анекдотам про ведьму и тролля да по манере хитро блестеть очками–половинками? А Снейпа? Черная мантия, белый цветок, неизбывная боль в глазах – да, пожалуй, так и есть…

Минерва свернула, так и не дойдя до Хагридовой сторожки, и направилась к белому камню на берегу озера.

Белый мрамор не улыбался, не кивал понимающе и не пускал сапфировые искорки из‑за очков–полумесяцев, но когда Минерве в самом деле нужно было поговорить с Альбусом – она приходила сюда. Здесь, под плеск озера и бурные диалоги, которые разворачивались только в ее голове, приходило решение. Сейчас не нужно было ничего решать, хотя… Пожалуй, помощь Альбуса ей понадобится, чтобы придумать, что сказать двенадцатилетнему мальчишке, впервые столкнувшемуся со смертью.

Она больше угадала, чем услышала шорох за спиной – кошку не проведешь – и обернулась. Смит маячил под деревьями чуть дальше по берегу.

— Вы говорили с Пемберли, Эван?

— Да, мэм. Попросил Хагрида помочь ему. Прошу прощения, что распорядился без вас, но мне показалось, это правильное решение. Он сказал, что в Запретном лесу есть место. И птице там будет хорошо.

Минерва быстро взглянула в лицо зельедела, хотя по нему, полускрытому повязкой, мало что прочтешь.

— Вы знаете, у него там собака похоронена, – добавил Смит, и Минерва поняла, что он серьезен.

— Спасибо, Эван.

Они направились к замку, Минерва ускорила шаг, приноравливаясь к стремительной походке Смита, и вскоре пожалела: в висках застучало. Она остановилась и привычным жестом выдернула деревянную шпильку из прически. Шпилька послушно превратилась в трость, на которую Минерва оперлась обеими руками, переводя дух.

— Простите, директор. Вам помочь?

— Нет, все хорошо.

И чтоб Эван совсем прекратил виновато топтаться, она спросила:

— А у вас когда‑нибудь был питомец?

— О, – усмехнулся Эван. – У меня был дракон. Целых две недели.

Эван и его малютки

Почему‑то именно в заповедник змеиный яд поставляли по остаточному принципу. Если не было заказа в больницы, крупного частного заказа или еще чего‑нибудь. Аргумент был один и простой, как «ступефай»: у вас там змей полно, сами наберете. Змей‑то полно, да не все они гадюки, и попробуйте у гадюки надоить яду. Вот разве что уговорить…

Очередной заказ снова пролетел – доставили от силы треть нужного количества. В обрез хватит только на сыворотку, а мазь Тодоровой, кроветвор и болеутоляющее на чем делать прикажете? Плевать в котел?

Кряхтя, Эван выволок из‑под койки Чарли высокие сапоги – на носок будут как раз, – сунул в карман флакон и направился к выходу из заповедника.

Было непривычно тихо. Почти все стойла пустовали – драконы были гвоздем программы в Большом состязании – не Турнир трех волшебников, конечно, но тоже шумно и красиво.

Эван повозился с заклинаниями на воротах и зашагал подальше от заповедника, туда, где змей не распугал драконий топот. Ночь опускалась на горы вместе с желанной прохладой, и Эван в очередной раз порадовался, что его не включили в команду для состязания: уворачиваться от драконьего пламени в такую жару – удовольствие ниже среднего. Хотя, может, в Шотландии не так жарко.

Он выбрал подходящую полянку, высветил палочкой пятачок вытоптанной травы и набрал воздуху в легкие:

— Соберитесь! На помощь!

Глухое шипение унеслось, потонуло в шорохе листьев. Ничего, змеи услышат. Он позвал еще раз и сел на траву – ждать.

Первая змея скользнула в круг света.

— Хозяин…

Эх, змейки, каждый змееуст вам хозяин… Он протянул руку.

— Нужен яд. Отдай.

И ухватил змею повыше головы. Маленькое тело сократилось, хвост обвился вокруг запястья, Эван зацепил пасть краем флакона, прозрачная капля скатилась на дно.

— Спасибо…

Змейка скрылась в траве. Своей очереди ожидали еще две, свернувшись у колена.

Когда уровень яда дошел до отметки на боку флакона, Эван разогнал змей и поднялся. Пока хватит, а там либо новый заказ привезут, либо снова пойдет на вечернюю прогулку. А флакон поставить к остальным – пусть Дрэджеску думает, что в этот раз яда прислали побольше.

Он уже запер лабораторию и собирался идти спать, когда чуткое ухо услышало звук – из инкубатора. Тихий, не раздражающий драконов сигнал тревоги. Вообще‑то там должен быть дежурный… Он постоял еще, ожидая, когда нервное пиканье сменится топаньем и ругней дежурного, но время шло, сигналка не умолкала. Пойти глянуть одним глазом, что ли?

Светильная колба под потолком моргнула раз–другой и начала разогреваться. В расступающемся полумраке Эван сразу увидел и сначала махнул палочкой – послать вызов дежурным, где они там копаются, уснули, что ли, – а потом шагнул к яслям.

Яйцо в центре пошло крупной трещиной. Мерлиновы панталоны, через три дня ждали, не раньше. Видать, жара…

Он еще додумывал эту мысль, а руки уже нашарили рукавицы и ухват, он вытащил треснутое яйцо из раскаленного нутра инкубатора, переложил на «родильный стол». Хоть бы он один там, холодильник открыть, куриную кровь достать, бренди… бренди вот, ящик в углу, с одним дракончиком я справлюсь. И где эти дежурные, мать их за ногу? Сбегать за кем‑нибудь…

От яйца отвалился здоровый кусок скорлупы, и показалась маленькая мокрая драконья мордаха. Ох… Эван только видел это раньше, но никогда не делал сам, будь он неладен, этот турнир, и эта жара… Он отломил еще кусок скорлупы, и мелкий вылез на стол – мятый, липкий, больше похожий на мокрую летучую мышь, чем на дракона. Так, спокойно, дыши глубже. Высушить… нет, сначала спинка… если я ему что‑то поврежу, Mama меня разорвет на куски, а если он задохнется, Mama меня задушит. Отличный выбор, Эван, давай, не дрейфь. Он погладил дракончика по спине, от хвоста к голове, еще раз, сильнее – дракончик фыркнул и чихнул крошечным сгустком пламени. Уфф. Теперь высушить – и в вольер, Корнелиу, умница, приготовил их заранее, угостить его надо будет в «Дукате», это минимум… Так, и кольцо на ногу – первый… а, нет, первая в кладке, время вылупа, все.

Он успел вытереть пот со лба и глотнуть воды, когда за спиной раздалось сразу два «крррак».

Яйцо, вытащить, помочь мокрой моське высунуться, потереть спинку, дождаться выхлопа, высушить, кольцо на ногу – вольер. Еще три, куда вы лезете, сволочи чешуйчатые, ну почему б вам не дотерпеть до утра, второй мальчик, потом две девочки, потом кровь и бренди пополам вылить в миску, натыкать мордой, слыша треск за спиной, обливаясь холодным потом, да пей уже, твою мать! Потом три мальчика подряд, и пора кормить первую детку второй раз и двух следующих – в первый…

И тут его подхватили под локти, Уизли тащил его на улицу, в прохладу – все, Эван, мы здесь, у Mama сигналка сработала, нас на границе держали, она их там чуть не поубивала нафиг, а ты молодец, на, держи, пей, садись, все отлично.

Заспанные дежурные метались вдоль вольеров, в инкубаторе слаженно работали, зам Тодоровой что‑то мямлил, Тодорова молчала и глядела в вольер. Потом свистнула Уизли, забрала у него рукавицы и вытащила дракончика из‑за ограды. Подошла к Эвану.

— На, подержи. Это первая.

Он был все еще в рукавицах. Тодорова сунула дракончика ему в руки.

— Держи поверх крыльев, бороду береги. Начнет кашлять – хватай за морду и отводи в сторону, чтоб плевок в землю пришелся. Держи. Как назовешь?

Он молчал, ошарашенный. Мелкая сопела, но кашлять вроде не собиралась.

— Как первенца назовешь, говорю? И учти: Стоянка – это уже не смешно.

— Ольга.

Тодорова расхохоталась. Потом повернулась – за спиной молча маячил зам и трое дежурных.

— Так, теперь с вами. Ты, ты и ты – шесть внеочередных дежурств по навозу. А ты, красавчик, собирай вещи. Утром чтоб духу твоего не было. Расчетные заберешь в конторе через час. Сгинь.

Ольга зевнула черной пастью и чихнула маленьким облачком дыма.

О масках, героизме и любви

Все равно неплохо. E6. Ольгу в носик целовать – это тебя Арборе попросил? А то давненько он у нас не появлялся – тьфу–тьфу. Пробегал Чарли, просил, как будешь в Хогсмиде, передать привет братьям.

К.

Минерва Макгонагалл и старый знакомый

Сигналка от ворот Хогвартса доложила: гость. Рем Люпин. Что ж, пароль он знает, расположение учительских комнат тоже, так что помощь ему не нужна, и Минерве вовсе не обязательно покидать кабинет. Но Рем не так часто приходит в Хогвартс, особенно когда луна только–только начала расти. Не случилось ли чего? И Минерва зашагала к лестнице.

Подходя к вестибюлю, она услышала голос профессора Снейпа и ускорила шаг. Если профессор поймал кого‑то из первогодков, лучше вмешаться… А судя по мягкому урчанию, Снейп именно что читал нотацию – как всегда, играя интонациями, и слышно его через слово, отчего у впечатлительных хаффлпаффцев душа совсем в пятки уходит.

Однако в вестибюле обнаружился только Рем. Заложив руки за спину, задрав подбородок, он стоял перед большой картиной, с которой обычно дама в голубом приветствовала гостей Хогвартса. Сейчас вместо дамы на фоне грота высился бывший декан Слизерина и директор Хогвартса профессор Северус Снейп.

— Конечно, вы не знали. Конечно, вы ведь и представить не могли, будто у ненавидимого вами слизеринца могут быть чувства. Но так было, Люпин, и ни время, ни замужество не изменили этого: всегда была та крошечная, хрупкая область, общая только для нас, меня и ее. Глоток воспоминаний, несколько солнечных дней, быть может, недель, а теперь уже – вечность. Ты и твои друзья, вы ничего не замечали, конечно… Впрочем, ты и сейчас многого не замечаешь, Лунатик.

— Так просвети меня, Северус, – серьезно попросил Рем. Он рассматривал портрет, словно впервые разговаривал с ним, а может, это и вправду было так? Минерва не помнила.

— Я подожду, – усмехнулся Снейп. – Может, когда ты услышишь смешки за спиной, ты начнешь понимать? Может, со слухом у тебя лучше, чем со зрением? Мой опыт общения с оборотнями невелик, но Сивый всегда слышал лучше, чем видел, а видел лучше, чем соображал. Я подожду еще немного.

Порывистым движением профессор Снейп завернулся в плащ, давая понять, что разговор окончен.

Тогда Рем повернулся к Минерве, и она с некоторым удивлением заметила, что он не огорчен и не раздосадован, а скорее заинтересован. «Будто след взял», – подумала она и тут же отогнала мысль: ей казалось, что такое сравнение будет обидным.

— Добрый день, Рем. Рада тебя видеть в Хогвартсе, надеюсь, ничего не случилось?

— Все замечательно, Минерва. Просто соскучился по Доре.

Он озирался с веселым любопытством: общешкольная доска объявлений, песочные часы.

— Молодцы вороны! А знаете, Тедди в десятый раз передумал и решил все же идти в Равенкло – чтоб ни маме, ни папе обидно не было. Я ему сказал, что таких хитрых в Слизерине заждались. А Слизерин позади – что с ними?

— Третий курс сорвал урок по защите во вторник. Нервничают перед квиддичем, я думаю, отыграют и успокоятся. Придешь болеть?

— За барсуков? Еще как! Андромеда уже связала Тедди полосатый шарф. Кстати, она велела кланяться и попенять, что вы нас забыли.

— Это все сентябрьская гонка, – огорчилась Минерва. – Да ты и сам помнишь, что здесь творится в начале года…

Она начала было говорить о делах и хлопотах, но спохватилась:

— Ты к Доре пришел, а она повела двух ребят к Хагриду, наказание отбывать.

— Кто ж их так наказал? – рассмеялся Рем.

— Да сама и наказала, – вздохнула Минерва. – Больше для того, чтоб другие знали, что этим непоседам взыскание назначено. Вернется с минуты на минуту, ты можешь ее в личных комнатах подождать.

— На третьем этаже, кажется?

— Да, – Минерва с сомнением посмотрела на гостя. – Проводить тебя?

— Только если не трудно, – отозвался он, не скрывая, впрочем, радости. – Право слово, я и так вас потревожил, вы меня встретили…

— Если не ошибаюсь, тебя встретил профессор Снейп, – усмехнулась Минерва и зашагала по лестнице. – Надеюсь, он не был слишком нелюбезен? – добавила она, не желая показать, что слышала разговор.

— По–моему, Северус был вполне любезен – не иначе, расстроен счетом Слизерина. А еще Дора говорит, он не нашел общего языка с новым зельеделом? Как он вам, Минерва? Эван, я имею в виду.

О друге беспокоится, тихонько улыбнулась Минерва. Что ж, тут и хитрить не надо: о Смите ничего плохого не скажешь. Ученики его не то чтобы боятся, но готовиться к зельям стали куда лучше, чем в прошлом году. Прозвище, понятно, дали. Коллеги уважают, мадам Помфри в восторге от его зелий, Невилл о нем очень высокого мнения, Ханне он здорово помог с мальчишками, помнишь ту драку в поезде, тебе наверняка Дора рассказывала? Аврора его хвалит, Филиус им доволен, а от Хагрида он просто прячется…

— То есть с Хагридом они не ладят? – быстро уточнил Рем.

— Нет, ты не так меня понял. Его румынские байки, он их так охотно рассказывал в первые дни, и Хагрид ему в рот буквально заглядывал, чтоб услышать еще что‑нибудь о своих ненаглядных драконах. И кажется, он не оставляет надежды уговорить Смита, чтоб тот добыл ему драконье яйцо.

— Всеобщий любимец прямо‑таки, – недоверчиво усмехнулся Рем.

— Нет–нет, снова не то. Он не любимец, он… – Минерва щелкнула пальцами, ловя слово.

Ей самой захотелось назвать то странное положение, которое Смит ухитрился занять в школе за два месяца.

— Он на своем месте, понимаешь? Такой человек нам был нужен уже давно, а теперь появился.

— Понимаю, – отозвался Рем тихо и без тени улыбки. – Он нам полезен и незаменим.

— Получается так, словно мы им только пользуемся, – возразила Минерва, – а это не так. У него хорошие отношения…

Она запнулась. Хорошие отношения у Смита были со всеми, но это ровным счетом ничего не значило. Казалось, он открыт: всегда где‑то рядом, на расстоянии вытянутой руки, не то что прежние зельеделы, вечно шаставшие в Хогсмид, в Лондон, в Годрикову Лощину – куда угодно, лишь бы не дежурить. Опытный, обожженный жизнью и драконами, суровый и неболтливый, но исполнительный и внимательный. Ни одного несчастного случая на зельях за почти два месяца учебы – Минерва не помнила, когда такое было.

Возможно, не слишком приятный, зато надежный и полезный, Смит казался простым и понятным – до этого момента. Теперь Минерва поняла, что за всей этой мишурой – сувенирными чашками, шарфами, драконьими сказками и ругательствами на непонятном языке – Смит спрятался надежнее, чем за плащом–невидимкой. Какой он? Кто он? Зачем приехал в чужую страну, бросив друзей и насиженное место? Не учительской же зарплатой, в самом деле, соблазнился.

— Четвертый этаж, – сообщил Рем. – Мы промахнулись, кажется.

Минерва чуть не хлопнула себя по лбу. Четверг! По четвергам вредная лестница пропускала нечетные этажи. Ну вот, теперь только через весь этаж к другой лестнице.

— Простите, я вас перебил. У Смита хорошие отношения?..

— Со всеми, но, по–моему, ты его знаешь лучше всех нас, – призналась Минерва.

— Со всеми, кроме профессора Снейпа, – уточнил он. – Это не он жаловался, это Дора сказала. Что, правда, или она преувеличивает?

— Правда, пожалуй, – согласилась Минерва. – Хотя профессор Снейп всех зельеделов не жаловал.

— Но всех – за дело. Чем же ему Эван не угодил?

— Тем, что дружит с Чарли Уизли? – фыркнула Минерва. В самом деле, Северус с первого дня демонстрировал свое отношение к новым коллегам, но скоро терял к ним интерес, возвращаясь к воспитанию слизеринцев и третированию Невилла и Ханны. Но Смита он не оставлял в покое.

— Они сталкиваются все время, – признала Минерва. – Смит помогает Авроре разбирать слизеринские конфликты, и Северусу это не нравится.

— Деканит, стало быть, – пробормотал Рем.

— Что?

— Я говорю, Северус все еще деканит, беспокойный человек. А мы пришли.

— Да, – спохватилась Минерва. Они как раз поравнялись с дверью, ведшей в личные комнаты преподавателя защиты от темных искусств.

— Спасибо, что проводили, – улыбнулся Рем. – Где‑то у меня был пароль… Ага, вот он!

Он выудил из кармана мантии клочок пергамента, расправил – и замер, поймав взгляд Минервы.

Вот с пергаментом уже через край, едва не возмутилась она вслух. Старый, потерявший нюх, слух и память… сорокапятилетний оборотень! Кто кого проводил, хотела бы она знать. И к боковой лестнице тоже специально потащил, чтоб дать крюк через четвертый этаж – а то поговорить о друге не успели бы. М–мародер…

Рем затолкал клочок пергамента обратно в карман, усмехнулся виновато – «Вы ж меня не выдадите, профессор Макгонагалл» – и скрылся за дверью.

Вот, снова: она хотела расспросить и, если надо, помочь, а вышло так, что ее расспросили и, похоже, помогли. Во всяком случае, навести порядок в мыслях.

Чем‑то они оказались пугающе похожи: новый зельедел и старый знакомец, большие специалисты в области мишуры. Рем Люпин – герой войны и славный парень, весь как на ладони, усатый, носатый, совершенно безобидный, Хогсмид немножко гордится, что герой живет здесь, и немножко жалеет героя, когда он плетется на почту, отдыхая у каждого столба – и никому в голову не придет бояться, ну подумаешь, оборотень, он же вон какой – скромный, добрый, раненый…

Андромеда боялась – это Минерва точно знала, кошку не обманешь. Ценила, уважала, даже любила, наверное, – и боялась. Минерва не знала, было ли так всегда или решающими оказались те несколько дней после Хогвартской битвы.

Минерва видела его тогда всего раз или два, в больнице, кажется, возле Нимфадоры. Он был на себя не похож, даже лицо изменилось, будто сквозь него проступали черты другие, пугающие, и голос, и движения… Ее царапнула беспокойная мысль, он поправится или теперь так будет всегда, а потом отступила под грузом бед и хлопот: похороны, разрушенная школа, бесконечные суды, на которых требовали вспомнить, кого и где она видела, и где был младший Малфой, и младший Крэбб, и младший Нотт. А потом она пришла к Андромеде, и Рем уже был дома, и был почти здоров, только седой и постаревший лет на пять разом, но совершенно счастливый. «Она меня узнала сегодня, Минерва, она выкарабкается». И жаль его было до слез.

Он тогда решил, что жалость лучше страха? Или еще раньше?

Анимаги не боятся оборотней, но Минерва не боялась, наверное, еще и потому, что слишком хорошо помнила мальчика, которого Альбус когда‑то поручил ее заботам.

Строго говоря, Шляпа тогда еще не сказала своего веского слова, ведь Минерва увидела его раньше первого сентября. Но кто бы еще рискнул взять на себя заботы о маленьком оборотне? Не столь уж маленьком, честно говоря, почти двенадцать лет, почти взрослая особь, как сказал Слагхорн, брезгливо поджимая губы, и Слизерин отпал сразу. Брезгливо поджатых губ не было видно за усами, но Минерва их представила очень хорошо.

А он не был взрослым, он был мальчик, задерганный и затравленный, четко уяснивший, что несчастье с ним случилось из‑за собственной безалаберности, и приученный каждую мысль и каждое движение одергивать – его это или твари, сидящей в нем?

Минерва поила его чаем с вареньем и рассказывала, и спрашивала, и снова рассказывала. О школе, о директоре, о будущей учебе и о том, что будет его деканом, если, конечно, он захочет на распределении.

Кажется, он начал шептать «Гриффиндор», еще когда шел к табурету.

Во время третьего чаепития он попросил, если можно, тоже молока, а варенья можно совсем не класть, и Минерва поздравила себя с успехом.

Потом было первое полнолуние на новом месте, и когда луна поднялась высоко, Минерва махнула в Хогсмид – проверить, как там мальчик, и не удивилась, когда на обратном пути из «Трех метел» ее встретил Альбус с тем же вопросом. Пришлось превращаться. Он выслушал ее рассказ, покивал своим мыслям и заключил со вздохом:

— Жаль все же, что никто не может составить ему компанию. Я уверен, будь кто‑то рядом, сознание не уходило бы так глубоко.

— Не могу, – призналась Минерва. – Слишком большая разница. Ему друзья нужны, а не старая кошка.

Альбус фыркнул насмешливо на «старой кошке», и некоторое время они молча шли к Хогвартсу. Потом он окликнул Минерву:

— Что скажешь о новом преподавателе по защите?

Минерва пожала плечами. Что о нем говорить, если на следующий год опять будет новый?

— Он спросил меня, стоит ли рассказать ученикам об анимагах, – продолжал Альбус. – Третьему курсу о них рассказала Вильгельмина. Как‑то странно, ты не находишь, Минерва? Кто во что горазд… Может, лучше бы ты сама рассказала? Первокурсникам, на трансфигурации. Кто лучше тебя знает? Да и им не будет так скучно спички в иголки превращать, пусть видят вершины.

— Да трансфигурация‑то ни при чем… – начала Минерва.

— А уход за магическими существами при чем? – резонно возразил Альбус.

Так Рем получил компанию. Впрочем, о тайных умениях своих подопечных Минерва узнала позже, а тогда просто радовалась, что Рем нашел себе друзей. Чаепития стали редкими, а потом и вовсе прекратились, но он был прежним – открытым и славным, и именно к нему в первую очередь она обращалась, когда отчитывала неугомонный квартет.

Он был таким в школе и после, в Ордене, до ужасной ночи Хэллоуина. Потом Минерва видела его только раз, на общем собрании, когда Альбус распустил Орден до худших времен, и следующая встреча случилась только через двенадцать лет. Одним августовским днем Альбус сообщил о новом преподавателе защиты от темных искусств, и в учительскую шагнул поседевший и потрепанный мужчина, в котором не осталось и следа ни от испуганного мальчика с чашкой переслащенного чая, ни от сорвиголовы Рема, мародерской совести. Минерва пригласила его на чай и приготовилась расспрашивать о годах отсутствия и скитаний, и сочувствовать, и вспоминать, и лишь через час разговора обнаружила вдруг, что рассказывает, делится и дает советы, а Рем слушает – и замечательно, кстати, фыркает, хмурится и сочувствует.

Волк как есть, осторожный, одинокий и вполне самодостаточный, – только поди разгляди его за всеми этими треснутыми чашками, вежливыми улыбками, шоколадками и восторженными слухами: «А как он Пивза… А как он Снейпа…».

Эван и дешевая стрижка

Волосы на затылке отросли и неприятно цепляли высокий ворот свитера. Эван взъерошил их и пробормотал под нос:

— Подстричься бы…

Чарли услышал.

— Подстричься в смысле подстричься или к Ольге? Если к Ольге – топай в «Змея», портал до Бухареста каждый вечер в полвосьмого. А если подстричься, то Штефу попроси. За двадцать грошей она тебя обкорнает и побреет, а за пятьдесят сделает модельную стрижку.

Эван побренчал мелочью в кармане и сунул нос в камин.

— Лавка сувениров. Домнишоарэ Штефо…

Чарли негромко гоготнул за спиной. На правах старожила он неизменно радостно потешался над Эвановой манерой всем выкать и всех титуловать. Впрочем, саму домнишоару любезное обхождение вполне устроило, и она пообещала явиться через четверть часа и обстричь домнула Эвана, как он пожелает.

Камин полыхнул через десять минут, но вылез из него Корнелиу.

— Скидываться будете?

— На что? – вздохнул Чарли.

— На утренний груз. Пятнадцать дукатов убытку.

— Если не ошибаюсь, Тодорова собиралась вычесть из зарплаты у того, кто Ромашкин вольер забыл закрыть, – заметил Эван. – Неужели концов не нашла?

— Ты, я смотрю, никогда не ошибаешься, – хмыкнул Корнелиу. – Всеслав ее не закрыл. Вот мы и скидываемся, на круг гроши выходят.

— По сколько? – вмешался Чарли.

— По сколько не жалко.

Чарли потянулся к кошельку.

— Ты, Лысый, не сопи, никто тебе в карман не лезет, – заговорил Корнелиу. – Не хочешь – не участвуй. У Слава и так ползарплаты на его отраву уходит, а ему это триста лет не надо, он ее из‑за нас пьет. Его после каждого полнолуния еще сутки кидает.

— Вот с этого б и начал, – пробормотал Эван, быстро взглянул на взнос Чарли и добавил столько же. Корнелиу молча исчез в камине.

— Слав жаловался, аптекарь опять новый, – примирительно заговорил Чарли, – и зелье варит хуже прежнего.

— В загон чего лезть, если кидает, – не сдавался Эван.

— Так Ромашка же! Она, по–моему, кроме Всеслава, вообще никого на дух не переносит.

Чарли умолк, потому что камин снова полыхнул, и на этот раз из него выбралась Штефа с новым, замечательным и уже дважды успешно примененным заклинанием ультрамодной стрижки, и очень огорчилась, что Эван предпочел банальную стрижку под машинку.

Потом, свежий и подстриженный, он еще посидел у стола, выстукивая сложный ритм по обложке румынского словаря, нацарапал список ингредиентов на клочке пергамента, вычеркнул те, что были на аптечном складе.

— Лысый, задолбал стучать, – ругнулся Чарли. – Петь не можешь – свисти, что ли. Тоже мне, Орсино Трастон…

Эван кивнул и снова сунулся к камину.

— Лаборатория. Домнишоарэ Дрэджеску…

— Флорика!

— Флорика, – уступил он.

— Чего?

— Вы не могли бы заказать в аптеке вот эти составляющие для аконитового зелья? Я попробую его приготовить. Если испорчу, возмещу стоимость.

Флорика присела у камина, посмотрела сочувственно:

— Эван, я пыталась, три раза, у меня ничего не вышло. Даже если цвет и вкус получались приблизительно как в описании, оно все равно не работало. А та гадость, что Слав покупает, конечно, ужасная, но хотя бы действует как надо.

— Если бы она действовала как надо, его б не кидало. Закажите за мой счет.

— Ладно, – вздохнула она. – Не тычь мне свою бумажку, а то я не знаю, что для аконита нужно. Закажу.

— Благодарю вас.

Эван вернулся за стол, раскрыл словарь и засвистел чардаш. Чарли хмыкнул и промолчал.

Нимфадора Тонкс–Люпин и повесть о первой любви

В субботу после завтрака Рем вытащил с верхней полки шкафа увесистый альбом со школьными фотографиями – кажется, единственную вещь, которая перекочевала сюда из его прежнего дома. Выхлопал пыль из потертой плюшевой обложки, фыркнул, перевернул первую страницу с большой парадной фотографией и позвал Тедди. Он тут же примчал и сунул нос в альбом.

— Смотри, это бабушка Энди. Красавица, правда? А это угадаешь кто?

Тедди неуверенно посопел.

— Ну, точно не ты, пап…

— Это дедушка Тед. В честь него…

- … меня назвали, — подхватил Тедди. – Ага. Ну, он тут худющий, вот я и не догадался.

— А я вот он. Смотри‑ка, крестный?

— Нет, это папа крестного, я знаю! – хихикнул Тедди.

Он еще с четверть часа вежливо посидел над папиным альбомом, потом завозился, зашептал Рему на ухо. Рем со смехом сгреб сына в охапку, вышел с ним в гостиную и сунулся в камин.

— Коттедж «Ракушка». Флер, доброе утро! Тут один молодой человек утверждает, что его приглашали в гости играть в каш–каш и есть бонбон – я ничего не перепутал? Отлично. Лови нас.

Вернувшись, Рем снова взял альбом, раскрыл и затих. Тонкс поерзала в кресле пару минут и, бросив на мать неспокойный взгляд, шастнула в комнату.

— Рем, ты чего захандрил?

— Я просто, – улыбнулся он. – Захотелось кое‑что посмотреть.

Тонкс глянула недоверчиво, но улыбка была хорошая, невымученная.

— Решил вспомнить мародерскую юность?

— Угу. Смотри, вот Андромеда на общей фотографии – хорошо вышла, да? А здесь меня найдешь?

Тонкс ткнула в улыбающуюся физиономию в ряду первоклассников, взъерошила седую шевелюру – «У–у–у, зверюга, я тебя в любом виде узнаю» – и повернулась было к двери, но Рем ее окликнул:

— Ты Эвана пригласила?

— Да, ты же просил.

— И что он?

Тонкс остановилась. Действительно, что он? Она еле нашла зельедела, он был то на уроках, то в теплице, то в библиотеке, то был здесь, но вышел минуту назад, и когда она наконец поймала его в коридоре: «Слушайте, Хороший человек, да на вас ловца надо – чистый снитч! Приходите к нам в субботу, Рем просил», – он уставился на нее, будто она его не в гости пригласила, а предложила совершить ночную вылазку в Запретный лес. И молча ушел.

— Придет, – пожала она плечами. – Куда денется.

Смит пришел к чаю – Андромеда как раз принесла свежих, еще теплых булочек из пекарни, что выросла на месте «Кабаньей головы». Теплыми они были, конечно, из‑за чар, но вкус от этого не портился нисколько. Собственно, булочки и спасали застольную беседу, поскольку Смит был по–прежнему молчалив и глаз не поднимал от чашки. Рем, казалось, не замечая этого, увлеченно хвалил Меган Джонс, выпускницу Хаффлпаффа, кстати, но храбрости у нее хватило, чтоб купить и перестроить под пекарню паб, опустевший после смерти хозяина. Старик Аберфорт умер через три года после победы, причем умудрился избежать пристального внимания охотников за сенсациями, просто поразительно, а паб год пустовал и ветшал, поскольку никто не знал, что с ним делать: то ли снести, чтоб не напоминал о прошедшей трагедии, то ли наоборот, музей там устроить. А умница Меган устроила пекарню и снабжает песочными тритончиками Хогвартс, а ее фирменные лимонные пирожные, право слово, лучше всякого музея, в следующий раз обязательно нужно будет купить, верно, Дора?

Дора невнятно угукнула и сбежала за свежим кипятком, подальше от угрюмой Смитовой физиономии. Возвращаться она не собиралась – за чайником Рем сам сходит, – но в разговоре мелькнуло имя Снейпа, и Тонкс, поколебавшись секунду, на цыпочках метнулась к двери. Опять Снейп, будь он неладен! В прошлый раз из‑за него поссорились, не иначе, и снова он.

– … вся эта беломраморная мишура. Ему бы тошно было от этих букетов и музеев, я уверен. Хотя моя уверенность недорогого стоит – о нем всегда думали не то и не так.

Тонкс сдвинулась немного, чтоб видеть Смита. Она была уверена, что Рем ее заметил, он ее присутствие чуял за милю, так что если разговор вдруг окажется не предназначенным для ее ушей, то Рем найдет способ мягко выдворить ее… да хотя бы Тедди разыскать. Смит сидел спиной, уткнувшись в чашку носом, так что его внимания Тонкс не опасалась.

— Ну почему же тошно, – Смит оторвался от чашки. – Там ведь была несчастная любовь – я верно помню? Он всю жизнь любил эту девочку, Лили, и был ей верен, и все, что он делал, было в память о ней – правильно?

— Как у тебя все просто, Эван. Их разлучили, и она полюбила другого или того лучше – вышла замуж назло? Они поссорились, когда им было по шестнадцать, знаешь, как ссорятся только друзья – намертво и навсегда. С тех пор они не разговаривали, а после выпускного не встречались. Он ее не видел больше – да и где бы, на том жутком памятнике разве что… А хочешь, я тебе фотографии покажу?

Рем, не дожидаясь никакого ответа, схватил альбом – неужели нарочно нашел утром? – вытащил конверт для негативов и вытряхнул его на колени Смиту. Крошечные, размером с маггловскую марку, фотографии росли, едва вылетали из конверта. Тонкс и не знала про них, а из‑за Смитовой спины и не разглядеть, что там.

Смит просипел что‑то, Тонкс не расслышала.

— Мне Лили отдала, когда они начали прятаться, – отозвался Рем. – Я обещал вернуть потом, когда все кончится… Это все она сама делала, ее отец научил снимать на маггловскую камеру, видишь – эти еще не двигаются, а это уже школьные. Ее так забавляли движущиеся снимки, она их щелкала с утра до вечера – и кого было щелкать, как не Северуса? Они все время вместе, их дразнили «Два факультета», на зельях вместе какую‑то непрограммную гадость варили, Слизень только охал и «превосходно» лепил, на трансфигурации взыскания отгребали, потому что чайник из черепахи вышел превосходный, но свистел что‑то маггловское и не очень приличное, класс не понял, но Макгонагалл рассердилась, а они хохотали до слез. У них вечно были общие шутки, общие книжки, какие‑то загадки, шифрованные письма, фразочки из этого… кино.

Рем остановился, переводя дух. Смит молча шуршал фотографиями.

— Про них теперь рассказывают, будто он был ее тенью. Черная тень белого ангела – красиво, а, Эван? Полукровный Принц и его цветок…

— Лили и Меджнун – надеюсь, это они не забыли? – фыркнул Смит и сложил фотографии аккуратной стопкой. Помолчал, кажется, глядя на верхнюю. – Смешная рубашка.

— У него тоже. Хотя я в маггловской моде не разбираюсь… По мне так оба смешные. И живые. Не из патоки. Или это я не понимаю ничего и не разглядел великой любви в школьной дружбе? Не знаю, Эван. Я с ним ведь тоже не общался. Не с шестнадцати лет, а вообще – хоть и пытался, потом уже, когда в Хогвартсе работал, да, видать, не смог убедить… – он хмыкнул, подбирая слово, – в искренности намерений. Но Лили‑то я знал. Она любила Джима. Но ей очень не хватало друга – с которым они когда‑то вместе драили кубки в Наградной комнате.

Рем стукнул палочкой по чайнику, дождался, пока тот засвистит, — и только тогда Смит выпрямился и сунул стопку фотографий ему в руки.

— Держи свое сокровище. Я вот вспоминаю, про этого вашего национального героя говорят, что он был смелый, изворотливый… Что там еще? Мастер зелий, гений шпионажа. Но никто не говорит, что он был умным. Может, неспроста, Люпин? Дурак он был. Прости, если задел твои чувства столь резким отзывом.

— Тебе со стороны, наверное, виднее, – вздохнул Рем. – Чаю хочешь еще?

— Хочу, – Смит вдруг резко поднялся с кресла, потянулся чуть ли не с хрустом, дернул шейный платок, завернул манжеты. – Только давай я сам заварю, а? Хорошее ты существо, Люпин, но чай делаешь скверный, не то что твоя теща. В каком маггловском борделе тебя научили заваривать чай в пакетиках? Дай сюда чайник. Тонкс!

Тонкс отпрыгнула от дверей, с грохотом свалила вешалку и с виноватым видом появилась на пороге, мол, я ничего, я на кухне была и задумалась.

— Чай зеленый в доме есть? – Смит обернулся, бодрый, с кривой – на здоровую половину лица – ухмылкой, и Тонкс впервые увидела, что у него обожжено не только лицо, но и руки до локтя. То‑то он их раньше прятал под манжетами…

Смит перехватил ее взгляд на свои пятнистые предплечья и хмыкнул.

— Это не волчанка. И не заразно.

Чарли Уизли и близость нефритового кубка

Смит сидел за столом, подперев голову рукой и уставившись на фотографию.

— Герой–любовник, – проворчал он. – Ромео, мать его…

*** *** ***

— Эван, – Чарли потянулся и зевнул, – а на кого это ты так орал, что горло сорвал?

— Не твое дело, – хмуро просипел Лысый и туже затянул шарф.

— Да знаю, – вздохнул Чарли. – Мое дело девушек охмурять. Ты хоть уверен, что эта штука подействует?

— Если сперма качественная и правильно заморожена, то подействует, – пожал плечами Лысый.

Сперма норвежского гребнеспина стоила хоть и дешевле, чем самец норвежского гребнеспина, но все равно чертовски дорого.

— Пакет только один, мальчики, – заявила Mama накануне вечером. – Испортите – сами будете оплодотворять!

Через окно в лабораторию донесся пронзительный визг, переходящий в рычание, а затем глухие удары.

— Стойло‑то выдержит? – прищурился Лысый.

— Должно… – рычание повторилось, и Чарли поморщился. – Когда ж она успокоится наконец!

— Период охоты длится от двадцати четырех до девяноста часов в зависимости от возраста и физического состояния самки, – монотонно процитировал Лысый. – В твоих интересах отработать процедуру к утру. Не успеешь к овуляции – с директора станется удержать стоимость выводка из твоего жалования. Спермы как минимум – это была, если не ошибаюсь, твоя идея с искусственным осеменением.

— Не ошибаешься, – Чарли с досадой захлопнул справочник по гинекологии и прошелся по комнате. – Ты, мать твою, никогда не ошибаешься и вечно бухтишь. Где только тебя Ольга выкопала такого?

— Там больше не осталось… – Эван глухо закашлялся, морщась и держась за горло, и потянулся к фляжке. – Я к тебе в напарники не напрашивался, сам позвал.

Чарли промолчал, мысленно пожимая плечами. Работая с драконами, учишься терпению, но Лысый, когда на него найдет, бывал просто редкостным занудой. И Чарли, как соседу по комнате, приходилось брать удар на себя.

— Прости, погорячился, – улыбнулся он, приняв виноватый вид. – Норберта кого угодно достанет. У тебя не осталось той настойки от головы?

— На столе, коричневая бутылка, – буркнул Лысый, уткнувшись носом в справочник. – «Самку фиксируют в специальном станке и перед осеменением обмывают наружные половые органы с помощью губки чистой теплой водой, орошают раствором фурацилина или фуразолидола, насухо вытирают, раскрывают половые губы и вводят обеззараженное фламбированием и охлажденное стерильным физиологическим раствором теплое влагалищное зеркало». Фламбирование, к–кретины… Меня только одно интересует: автор этого трактата хотя бы раз имел дело с течной самкой норвежского гребнеспина?

— А что такое фламбирование? – почесал затылок Чарли.

— Облить спиртом и поджечь, – Лысый покосился на холодильник с заветным пакетом. – По моим подсчетам, нам придется тащить к ней в стойло не меньше галлона спирта плюс тампоны и прочее топливо. Полыхнет – мало не покажется.

Чарли схватился за голову.

— И чем я думал, когда в это ввязывался?!

— Думал? – Лысый повел бровью. – Не замечал за тобой подобной привычки.

Норберта начала утихать на следующий день к обеду, и Чарли со вздохом приладил за спину ранец со спермопакетом и баллон с обеззараживающей жидкостью.

— Главное, шланги не перепутай, – пробасил Корнелиу, наблюдавший за процессом экипировки. – Обкончаешь ей всю задницу почем зря…

— Сам смотри под нос ей не суйся, – беззлобно огрызнулся Чарли. – Еще целоваться полезет, потом алименты пополам будем выплачивать.

— Вы готовы? – осведомился Лысый, в сотый раз перебирая свой контейнер.

— К этому невозможно быть готовым! – Чарли закатил глаза и подхватил метлу. – Пошли!

— Может, ей заткнуть все‑таки пасть от греха, а? – с сомнением в голосе проговорил Корнелиу, разглядывая зафиксированную дракониху. Первая течка всегда протекает особенно бурно, а Норберта была в отменной форме – и ее поведение не сулило осеменаторам ничего хорошего.

— Исключено – отрезал Чарли. – В процессе полового акта у самки возможен неконтролируемый выброс пламени. Она себе глотку сожжет, и Mama нас с потрохами съест.

– Mama страшнее любого дракона, – усмехнулся Лысый. – У нее огневая зона не ограничена.

— Перед смертью не надышишься, – оборвал их Корнелиу. – Давайте!

Чарли подхватил метлу, и они аппарировали к задней стене стойла.

— Логичнее было бы ее развернуть, – прошипел себе под нос Лысый.

— Угу, и перестроить весь станок, – ответил Чарли. – Пасть заткнуть недолго, а как ты от хвоста бегать будешь, я бы посмотрел.

Вопреки сложившемуся мнению, самая опасная часть дракона – это не огнедышащая пасть, а хвост. Массивная дубина в пару центнеров, покрытая чешуей и усеянная шипами, которой этот родственник крокодила легко сбивает с ног быка. Обычно хвост фиксируют, прижимая к земле, а при ректальных и им подобных процедурах дракона попросту усыпляют, однако при искусственном осеменении самку усыплять нельзя, чтобы не снижать температуру, а потому хвост Берты был задран и привязан тросом и парой заклинаний к потолочной балке, что Берте явно не нравилось. Она беспокойно ворочалась, насколько позволял станок, и то и дело дергала хвостом, проверяя трос на прочность. Чарли вооружился мокрой губкой и взлетел на метле к… «к объекту», – мысленно договорился он сам с собой.

Протирка удалась. Наперекосяк все пошло при обеззараживании. То ли дезинфектант щипал, то ли он был слишком холодный, то ли Берте просто надоело, что кто‑то копается у нее в стратегически важных местах, но она зарычала и несколько раз сильно рванулась в разные стороны, расшатывая станок и яростно дергая хвостом.

Трос не оборвался, он просто отвязался от балки, где его не закрепляли заклинания. Последним, что увидел Чарли, был стремительно обрушивающийся на него хвост. «Это называется накрыться…» – он не успел додумать, чем именно, потому что его вместе с метлой и ранцем резко дернуло влево и впечатало в стену загона.

Лысый перехватил палочку и наклонился ближе.

— Да жив я, жив… – Чарли поморщился и сел. – Даже цел, похоже. Спаси…

Берта взревела, и освобожденный хвост начал метаться из стороны в сторону в поисках обидчиков. Чарли отскочил в угол, а Лысый хищно прищурился – и вдруг метнулся и не то аппарировал, не то просто взлетел драконихе на загривок. Заискрило, запахло паленой чешуей, а потом… Потом Берта призывно зарычала, прогнулась в пояснице, задрала хвост и начала крутить задом.

— Е*и ее! – послышался сквозь драконью любовную песнь голос Корнелиу. – Е*и, пока дает!!!

Чарли опомнился, подхватил ранец и взлетел. В ушах голосом Лысого нудно сипел справочник: «Обнаружив визуально шейку матки, подготовленный катетер вводят через раскрытое влагалищное зеркало…» – а, к черту! Он засунул шланг поглубже, искренне надеясь, что не перепутал влагалище с анусом, и врубил насос.

Дальше счет пошел на секунды. Берта забилась в экстазе, радостно вереща, Лысый кубарем скатился с ее спины и, видимо, наполовину оглушенный, заковылял не к стене загона, а вперед, в огневую зону. Берта замерла, Чарли успел вздрогнуть и метнуться на метле вбок к потолку, а потом струя пламени из драконьей глотки прошлась по загону, высвечивая тощий черный силуэт, неуклюже размахивающий перед лицом левой рукой.

Корнелиу заорал заклинания, выхватывая Лысого из‑под огня и затыкая Берте пасть, Чарли в ужасе подлетел, припоминая заклинания первой помощи, подоспели целители, а из головы все никак не шла назойливая мысль: случайно Эван полез под огонь или все‑таки нарочно?

Впрочем, неделю спустя, когда его спаситель очнулся в лазарете с повязкой на глазу и левым боком, облепленным противоожоговыми пластырями, Чарли ни о чем его спрашивать не стал.

— Привет, напарник! – радостно провозгласил он, врываясь в палату. – Наша крошка понесла! Так что из нас двоих вышел неплохой дракон. Кто бы мог подумать, что ты у нас такой сексапильный!

— Уизли, – прохрипел Лысый, отплевываясь от бинтов. – Уйди с глаз… с глаза моего!

Глаз на обожженной стороне лица спасти не удалось, хотя Тодорова специально вызывала специалиста из столицы. Кроме глаза сильнее всего пострадала рука, особенно предплечье, но поврежденные ткани удалось‑таки восстановить, и Флорика Дрэджеску, на правах старшего целителя, уверяла, что рука, несмотря на шрамы, будет действовать как прежде. Шрамы от драконьего пламени, увы, не убирались…

— Ты знаешь, что ты теперь герой? – продолжил Чарли, не обращая внимания на мрачный прием. – Как ты догадался загривок ей прижечь?!

Лысый пожал здоровым плечом.

— Читал о брачных повадках драконов. Тебе никогда не приходило в голову сунуть нос в книгу?

— Не поверишь, приходило! – улыбнулся Чарли. – Просто у некоторых нос длиннее!

Он скрылся за дверью раньше, чем Лысый нащупал на тумбочке палочку, но через пару секунд снова сунул голову в палату.

— Эван, я хотел сказать спасибо, – серьезно сказал он. – Все‑таки мне не каждый день жизнь спасают.

— Проваливай! – буркнул Лысый, отворачиваясь.

Чарли аккуратно прикрыл дверь.

*** *** ***

Смит хмыкнул и кивнул фотографии.

— Не герой, – пробормотал он. – И не святой. Куда уж нам до Снейпа.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПОДОЗРИТЕЛЬНЫЕ ЛИЧНОСТИ

О чужих стихах, чужих письмах и чужаках в принципе

Мимо. F6. Михаль просил поздравить. С профессиональным праздником.

К.

Минерва Макгонагалл и ночь воспоминаний

Хэллоуин неожиданно обрадовал погодой. Днем еще хмурилось немного, а к вечеру небо очистилось, и потолок Большого зала был весь усыпан звездами.

Банкет закончился. Ученики разошлись по гостиным – рассказывать малышам страшные истории у каминов, учителя – те, кто остался в школе на выходные, – еще сидели вокруг стола и, кажется, тоже слушали страшную историю в замечательном исполнении Филиуса. Ей с не меньшим интересом внимали директора: они все собрались на большой картине позади стола. Хотя нет, конечно, не все.

Минерва вздохнула. Помнится, Северус не придавал Хэллоуину такого особого значения, как его портрет. Но разве он виноват, что его таким нарисовали? И разве ей трудно уделить ему немного внимания, тем более что праздник уже закончился?

Так, он в кабинете или в учительской? Учительская ближе, и там точно никого нет, что к лучшему – в такие вечера профессору Снейпу не нужны лишние уши. Минерва отперла дверь, махнула палочкой, зажигая свечи и камин.

— Добрый вечер, профессор Снейп.

— Вы находите? – хрипловато откликнулся Снейп. Он стоял на ступеньках спиной к комнате, но Минерва могла бы поспорить, что он отвернулся только что, чтоб спрятать лицо.

— Погода хороша, – мягко заметила она. – Наверняка по Хогсмиду бродят целые толпы магглов, привидений и гриндиллоу, требуя конфет. Кажется, даже к Хагриду отправилась парочка капп. Во всяком случае, я думаю, что чашка с водой на голове должна изображать именно каппу.

Снейп повернулся, присел на ступеньки, грустно усмехнулся, показывая, что оценил попытку его развеселить. Минерва подошла к камину пошевелить угли, хотя никакой нужды в этом не было – зажженный волшебством огонь горел ровно. Но она знала, что Северусу легче будет заговорить, когда на него не смотрят.

— А тогда было пасмурно, – начал он. – К вечеру собрался дождь, но его разогнали фейерверками и падающими звездами. Волшебники не хотели, чтобы дождь испортил им праздник, а он в тот вечер был единственным, кто оплакивал погибших.

Когда шесть лет назад он сказал это впервые, Минерва заспорила. Ведь никто толком ничего не знал, о гибели Поттеров сообщили лишь на следующий день, а сколько волшебников приходили и приходят к развалинам дома в Годриковой Лощине, а сколько семей вызвались усыновить маленького Гарри! Не было ничего кощунственного в их радости в тот вечер, да и не все радовались. Не только Северус понес тяжелую утрату. Альбус винил себя в том, что не сумел защитить Поттеров, и решение отдать Гарри Дурслям далось ему нелегко. Рем потерял всех своих друзей…

Северус терпеливо слушал, грустно улыбаясь и не перебивая, пока Минерва сама не поняла, что это несопоставимо. Она замолчала, и несколько минут они вдвоем слушали веселый гул, долетавший из Большого зала. Северус будто ждал чего‑то, а она совершенно не знала, что делать. Тогда он заговорил, против обыкновения не саркастично, а мягко:

— Я не хотел вас огорчить, мадам директор. Просто в такие вечера особенно остро ощущаешь необратимость… и одиночество… Я знаю, вы хотите меня утешить – не нужно. Я давно мертв, как и она, я уже вовсе не я, а лишь воспоминание обо мне, из холста и красок. Воспоминание в плену воспоминаний…

Он улыбнулся грустно, но уже без горечи, поднялся, и с его колен на землю скатился скомканный пергамент.

— Вы уронили, профессор, – окликнула его Минерва.

— А, это… – он поднял листок и сунул его в карман. – Вы правы, его следует подобрать, не нужно засорять хороший пейзаж скверными стихами.

Минерва мысленно выругала себя за недогадливость.

— Вы писали их, когда я вошла. Прочтете?

— Они бездарны. Я лучше почитаю вам Верлена – маггловское происхождение не мешало ему писать волшебные стихи. Хотите?

Она хотела – Снейп в самом деле хорошо читал, играя бархатными интонациями, и звуки чужого языка придавали особую прелесть чтению. Шекспир, а еще Гораций, Петрарка и Рембо, всегда в оригинале и всегда кстати. В тот раз, наверное, тоже было кстати – что‑то о воспоминаниях, золотых волосах и первом «да» из любимых уст.

Минерва больше никогда не напоминала об Альбусе или Реме – профессор заводил этот разговор не для того, чтоб его переубедили. Так что теперь она тоже молчала, слушала потрескивание огня в камине и смотрела на неподвижную фигуру на картине. Потом Снейп шевельнулся, снял желтый листок с мантии, положил его на ладонь, и Минерва решила, что это вполне подходящий момент.

— Северус… Почитайте мне то стихотворение. Вы знаете…

Он быстро взглянул на нее через плечо:

— То самое?

— То самое, – кивнула Минерва.

Снейп переплел пальцы, потом решительно откинул с лица волосы и поднял взгляд к горизонту.

– Souvenir, souvenir, que me veux‑tu? L'automne
Faisait voler la grive à travers l'air atone,
Et le soleil dardait un rayon monotone
Sur le bois jaunissant où la bise détone…[1]

Его голос смолк, и когда Минерва посмотрела на картину. Снейпа там уже не было. Она улыбнулась, погасила свечи и тихо вышла в коридор. Теперь все будет хорошо, теперь он поднимется в кабинет, там его уже ждет Альбус с чаем и лимонными дольками.

— Угощение или трюк, мадам директор! – раздался противный голос над головой.

Минерва укоризненно посмотрела вверх.

— Пивз, ну хоть ты‑то сегодня меня не трогай!

Пивз с хохотом помчался в Большой зал.

Souvenir, souvenir, que me veux‑tu? L'automne
Faisait voler la grive à travers l'air atone,
Et le soleil dardait un rayon monotone
Sur le bois jaunissant où la bise détone…
Nous étions seul à seule et marchions en rêvant,
Elle et moi, les cheveux et la pensée au vent.
Soudain, tournant vers moi son regard émouvant
“Quel fut ton plus beau jour?” fit sa voix d'or vivant,
Sa voix douce et sonore, au frais timbre angélique.
Un sourire discret lui donna la réplique,
Et je baisai sa main blanche, dévotement.
– Ah! les premières fleurs, qu'elles sont parfumées !
Et qu'il bruit avec un murmure charmant
Le premier oui qui sort de lèvres bien‑aimées!
Зачем ты вновь меня томишь, воспоминанье?
Осенний день хранил печальное молчанье,
И ворон несся вдаль, и бледное сиянье
Ложилось на леса в их желтом одеянье.
Мы с нею шли вдвоем. Пленили нас мечты.
И были волоса у милой развиты, —
И звонким голосом небесной чистоты
Она спросила вдруг: «Когда был счастлив ты?»
На голос сладостный и взор ее тревожный
Я молча отвечал улыбкой осторожной,
И руку белую смиренно целовал,
— О первые цветы, как вы благоухали!
О голос ангельский, как нежно ты звучал,
Когда уста ее признанье лепетали!
Гарри Поттер и Северус Снейп

Гарри совершенно не представлял, как оживляют портреты, и волновался куда сильнее, чем когда выбирал эскиз. Тогда все было ясно, он сразу увидел портрет, вернее, будущий портрет – настоящего Северуса Снейпа, каким его никто не знал. Разве что Дамблдор… И вот теперь все готово, ничего уже не нужно выбирать, и все же Гарри волновался и рад был, что Джинни, Рон и Гермиона рядом. Их пригласили в Хогвартс, репортер из «Пророка» вертелся рядом, снимал гостей и оба портрета: выполненный по эскизу и стандартный директорский – в тяжелых посеребренных рамах. Потом все затихли, и министерский чиновник повернулся к Гарри:

— Мистер Поттер?

Гарри растерялся, но Гермиона сжала его руку, шепнула: «Приступайте!».

— Приступайте, – повторил Гарри, и вышло уверенно и торжественно.

Чиновник коснулся полотна палочкой – и кресло на директорском портрете опустело. Вторая картина дрогнула, перспектива ее углубилась, занавесь на окне зашевелилась от сквозняка. Северус Снейп обернулся.

Потом, когда директорскую раму перенесли в кабинет Макгонагалл, повесили рядом с портретом Дамблдора и деликатно оставили директора Снейпа осваиваться на новом месте, Гарри присоединился к маленькой компании, которая повезла вторую картину в музей. Пустую раму повесили безо всякой торжественности – все отложили до официального открытия. Чиновник уточнил, всем ли доволен мистер Поттер, и зашагал к берегу реки – аппарировать в Лондон. Пора было уходить, но Гарри ждал неизвестно чего, глядя на нарисованное окно.

Дождался. Снейп шагнул из‑за рамы, присел на подоконник, глядя в сторону. Откашлялся и, к огромному облегчению Гарри, заговорил первым.

— Я понимаю, что своим портретом в кабинете директора Хогвартса обязан вам, Поттер. Я благодарен. Не представляю, чего вам это стоило.

— Вы заслужили, – тихо проговорил Гарри. – Если бы не вы, от Хогвартса б вообще ничего не осталось.

И заговорил дальше, опасаясь передумать:

— Мне жаль, что вы умерли, и многим жаль, поверьте. Теперь, когда все знают, какой вы на самом деле.

Снейп молчал, но не тяжело, а так, печально. Взгляд его бродил где‑то далеко, пальцы безотчетно сжимали тонкий цветочный стебель.

— Не огорчайтесь, Поттер. Это к лучшему. Я очень скучал. Моя смерть не была напрасной, и единственное, чего я опасался, – что она была преждевременной. Но вы все сделали правильно, Дамблдор в вас не ошибся.

Стало легче. Гарри думал, что Снейп вернется в Хогвартс, но тот по–прежнему сидел на подоконнике, погруженный в свои мысли, и даже, кажется, чуть улыбался – совершенно незнакомое выражение, от которого все лицо его смягчилось и посветлело. Нет, знакомое. Гарри вспомнил, он видел эту улыбку – в воспоминаниях профессора. Когда мама называла его по имени.

— Профессор, – решился он. – Расскажите мне о ней…

Снейп вздрогнул, знакомым жестом завернулся в мантию, прижимая цветок к груди.

— Я рассказал все, что мог. Показал… Говорить об остальном – не просите, это личное, слишком… Это мое.

Он резко поднялся, обернулся через плечо.

— Она прекрасно играла в плюй–камни. И не жаловала квиддич.

И скрылся за рамой.

Гарри Поттер и червь сомнений

Гермиона была беременна. Нет, не так. Гермиона! Была! Беременна!!! Рон сиял и держал жену под локоть так, будто она уже на сносях, а не узнала радостную новость несколько дней назад.

Гарри понимал его. Он видел, как Рон возится с Джимом, он замечал, какими глазами Рон смотрит на стремительно круглеющий живот Джинни – уже второй раз! – он знал, что они с Гермионой стараются и уже даже немного нервничают: все‑таки шесть лет стараний должны увенчаться успехом. И вот успех.

Традиция собираться на Хэллоуин у Люпинов пришлась как нельзя кстати: новость сообщили сразу всем. Миссис Тонкс, Флер, Джинни и Тонкс обнимали Гермиону все сразу, засыпали поздравлениями, расспросами и советами. Гарри, Люпин, Невилл и Билл хлопали Рона по плечам, шутили и подмигивали наперебой. Профессор Смит, хогвартский зельедел, скромно стоял поодаль, но Рем не дал ему долго отмалчиваться, подтащил к счастливому будущему отцу.

— Поздравляю, мистер Уизли.

Голос у него был хриплый и резкий – Гарри уже знал, что это последствия старой травмы в заповеднике, как и ожог на пол–лица, и понимал, что кривая ухмылка из‑под повязки – на самом деле вполне искренняя улыбка. Да и Рон улыбнулся ему как знакомому.

— Рон.

— Верно, я забыл. Рад за вас и вашу жену, Рон.

— Мы с профессором Смитом познакомились, когда он заходил в магазин, – объяснил Рон.

— Купил всего понемногу, – проскрипел Смит. – Готовить противоядия от вашего товара – теперь моя работа.

— Эван справляется, – вмешалась Тонкс, – не чета прежним зельеделам.

— Не говорите этого при Роне, – Смит поднял руки, будто защищаясь. – А то они с братом начнут гонку вооружений, и мы с мадам Помфри капитулируем.

Рон радостно рассмеялся.

— Профессора Снейпа в помощь возьмите, – посоветовал он. – Как он там, кстати? Еще не выжил вас из школы?

Гарри вздрогнул и понадеялся, что этого никто не заметил. Он не любил разговоров о портрете Северуса Снейпа и еще больше не любил насмешек над ним, но не хотелось никому портить настроение. Впрочем, заметила Гермиона и тут же пихнула Рона локтем в бок. Ситуацию спас Рем – он появился, ведя палочкой перед собой целый рой стаканов с сидром.

— Разбирайте! Гермиона, для тебя отдельно сок. Будущим мамочкам – ни капли алкоголя

— Эй! – Джинни помахала рукой. – Ко мне, надеюсь, это тоже относится?

Рем преувеличенно трагично развел руками – прости, Джинни, сегодня Рон и Гермиона герои дня, забыл совсем – и призвал еще один стакан. В радостном смехе и шуме потонул опасный вопрос Рона, и Гарри вздохнул с облегчением.

— Гарри! – Тедди нетерпеливо подергал его за рукав.

Тонкс настаивала, чтоб сын называл крестного хотя бы «дядя Гарри», но «дядю» передергивало от этого обращения.

— Гарри! Пора уже, а? А то без нас все конфеты разберут.

— Да! – спохватился Гарри. – Сейчас мы из тебя такого гриндилоу сделаем, отец родной не узнает!

— Он узнает, – очень серьезно вздохнула Виктуар, без нужды поправляя феины крылышки. – Он знаете, как чует? Играть с ним в прятки совершенно невозможно…

Гермиона прыснула.

— Готовься, – предупредил Гарри. – Оглянуться не успеешь – будешь коллекционировать перлы собственного отпрыска.

— А что, Джим уже мочит корки?

— Он молча такого жару задает… С ужасом жду, когда начнет болтать!..

— Ну Гарри! – возмутился Тедди.

— Все, все, уже делаем! – Гарри втащил крестника на колени. – Итак, зеленые лохмы – раз!

Тедди зажмурился, и его каштановая шевелюра стала бирюзовой.

— Я же говорила, из него выйдет прелестная фея с голубыми волосами, – негромко заметила Гермиона.

— Вики ни за что б не разрешила отрастить ей длинный нос, – вздохнул Гарри. – Ладно, все равно никто не понял шутки.

— Я поняла, – вмешалась Тонкс. – Мне папа читал… О, Хороший человек, кажется, тоже читал маггловские сказки, вон ухмыляется.

— Хороший человек?

— Ага. Рем его так назвал, и я называю.

Что‑то царапнуло внутри, ерунда, конечно, Рем вправе общаться с кем хочет и как хочет, но прежних зельеделов на хэллоуинские посиделки не приглашали. Даже Слагхорна – он был не из этой компании.

— И что, вправду хороший?

— Гарри–и–и… – заныл Тедди, и Тонкс ухватила его за нос.

— Не отвлекайся, молодой человек! Делаем гриндилоу! Расти, нос! Расти, хвост!

— Баба, ду какой хвост! – прогундосил Тедди.

— А какой гриндилоу без хвоста? Рем! У гриндилоу хвост есть?!

— Нету! – отозвался Рем.

Тедди радостно показал длиннющий язык и поскакал к двери.

— Вики! Бери котелок, пошли!

Тонкс отправилась за детьми, а Гарри вернулся к столу с сидром и угощением и сам не заметил, как оказался у камина, где неслышно за общим шумом беседовали Рем и Смит. Как оказалось, о Снейпе. Гарри был уверен, что разговор завел этот Хороший человек, будь он неладен.

— Я как раз говорил Люпину, что не все празднуют сегодня, – глядя на Гарри, проговорил Смит.

— Вы намекаете, что и мне не стоило бы? – напрягся Гарри.

— Что? О, нет… Просто, когда я еще не знал, что буду праздновать вне школы, меня предупредили, что профессор Снейп…

— Насколько я помню Северуса, – отмахнулся Рем, – он был в Хэллоуин не мрачнее обычного. И с удовольствием делил с коллективом праздничный ужин. Но портрет, разумеется, другое дело… – он осекся.

— Чем больше узнаю о профессоре Снейпе, тем меньше понимаю, – неприятно ухмыльнулся Смит.

— Послушайте, что вам до Снейпа? – не выдержал Гарри. – Он умер, спасая школу, всех учеников и меня лично. Его считали убийцей и предателем, а это была неправда. Он заслужил, чтоб его портрет висел с остальными, вот и все. Он был директором Хогвартса, а портреты всех директоров есть в кабинете.

— Не у каждого директора есть музей, – хмыкнул Смит.

— Он был героем. Вас здесь не было, вы не можете представить, что творилось в Англии, магглорожденных убивали или сдавали в министерство за деньги, как… не знаю, как товар. Он… если бы не он, Хогвартс стал бы бойней, Кэрроу просто убивали бы полукровок на уроках…

Гарри замолчал и потер виски. Он повторял это много раз: в суде, Дэннису для его книжки, Рону, Гермионе и Невиллу, и снова в суде. Снейп выполнял распоряжения директора Дамблдора, он шпионил для Ордена Феникса с восьмидесятого года, он сумел убедить Волдеморта в своей преданности, чтобы защитить школу, учеников, он передал им меч Гриффиндора, он знал, что будет убит как мнимый хозяин Старшей палочки, – и был убит, страшно, отвратительно, медленно. И цеплялся за жизнь, чтобы успеть отдать ему, Гарри, свои воспоминания, которые ничего не решали на самом деле и нужны были, только чтобы оправдать Снейпа в глазах того единственного человека, чье мнение имело значение. Не Гарри Поттера, нет. Сына Лили Эванс.

И вот теперь какой‑то подозрительный тип попрекает его музеем?

Рон и Гермиона, к счастью, подошли к камину и нарушили неловкую паузу.

— Ну, как поживаете, Эван? – поинтересовался Рон. – Справились с «Патронусом»?

— Справляюсь понемногу, – неловко отозвался Смит.

Гарри навострил уши.

— А что не так с «Патронусом»?

— Представь, Эван не умеет его вызывать. В Румынии дементоры не водятся.

— Вот как, – непонятно отозвался Рем. Похоже, для него это тоже оказалось сюрпризом.

И Гарри не сдержался:

— С дементорами вам повезло, конечно, но вот «Патронусу» лучше научиться.

— Да, я знаю, это еще и прекрасное средство связи, – Смит принужденно улыбнулся.

— И не только, – продолжал Гарри, не отрывая от него взгляда. – Ваше везение может сослужить вам плохую службу. Здесь, в Англии, всем известно, что Упивающиеся смертью не умели вызывать патронуса.

— Кроме, разумеется, профессора Снейпа, – проговорил Смит.

— А вы не слышали, какая у меня история приключилась на работе? – громко вмешалась Гермиона. – Помните того колоритного грека, Аристидеса? Я о нем уже говорила…

Ни о каком Аристидесе Гарри не слышал и Гермиону едва слушал, но был ей очень благодарен. Горячая волна волнения и злости уходила, сознание прояснялось. Чего он разошелся, в самом деле? Смит чужак, любопытный и бестактный, лезет без мыла, попадает в болевые точки, сам того не зная, вот и все. Профессор Снейп изводил всех зельеделов – это Невилл рассказывал. Просто прежние зельеделы не ходили в гости и не лезли не в свое дело.

Гарри вздохнул, успокаиваясь, и прислушался к истории Аристидеса.

– … Руки целует, только что в ногах не валяется Мол, если что, то луну с неба, Зевса с Олимпа – ну, вы ж понимаете. По гроб жизни. Я уже сама не рада, что вспомнила про эту дурацкую поправку… – Гермиона задумалась. – Нет, все‑таки рада. Церберов пришлось бы усыплять, а собачек жалко, они ж не виноваты, что этот сатир их не стреножил, как полагается… В общем, если кому вдруг что понадобится с афинского черного рынка, обращайтесь. У меня там теперь связи…

— Кстати о церберах… – Рон ударился в воспоминания о близком знакомстве с этими чудесными собачками на первом курсе Хогвартса, и разговор больше не сворачивал на опасную тему.

Вернулась Тонкс, оставив своего гриндилоу и его златокудрую подружку на попечении Билла и Флер. Джим хныкал и тер глаза, Невилл и Ханна исчезли, и никто не заметил когда. Смит церемонно раскланялся, отказался от проводов и ушел.

— Джинни, еще минутку подождешь, ладно? – Гарри пристроил сонного сынишку на колени Рону. – Рон, вы еще не уходите?

— Я жену потерял, – признался Рон. – Сейчас найду – и уходим, ей спать пора, по–хорошему.

— Я сейчас два слова Тонкс скажу, и вместе пойдем, – пообещал Гарри.

Гермиона очень кстати нашлась возле Люпинов – Тонкс что‑то шептала ей на ухо, Гермиона хихикала, Рем терпеливо топтался в паре шагов.

— Уже уходите, Гарри?

— Да, только мне нужно Тонкс кое‑что сказать…

— Дора! – позвал Рем.

— Ага. Ну все, пока! – Тонкс повернулась к Гарри. Рем шагнул к двери.

— Дора… – неловко начал Гарри.

— Стукну, – тут же отозвалась она.

— Извини. Тонкс, я спросить хотел. Этот Смит, он… Что он за человек?

— Хороший мужик, – пожала плечами Тонкс. – Зельедел прекрасный. Ребята его любят. Тебя что‑то конкретное интересует?

— Кто он, что он, откуда взялся, чем занимался раньше… Ты что вообще про него знаешь?

— Ну, взялся он, положим, из Румынии, из Карпатского заповедника. Кстати, можешь Чарли написать, они приятели вроде. Там в лаборатории работал, сырье заготавливал, детишек местных учил…

— И долго он там проработал?

— Да я‑то откуда знаю? – Тонкс вздохнула. – Учился, говорит, в Дурмштранге…

— Говорит?

— Ну, без диплома Макгонагалл бы его на работу не взяла. Что не так, Гарри?

Он тряхнул головой, улыбнулся через силу.

— Не знаю. Наверное, просто паранойя. Ладно, не бери в голову. Спасибо за вечер, здорово было.

Гарри двинулся обратно в гостиную, но замер на пороге: в коридоре разговаривали, было неловко подслушивать, но еще хуже – влезать в разговор.

— Нет, если ты просто пошутила…

— Ладно, ладно, Рем, говори. Вызвалась – сделаю.

— Я понимаю, это может быть сложно, откажешь – без обид.

Гарри не смог удержать улыбки – воображение живо нарисовало лицо и глаза Рема, то непередаваемое выражение, с которым он наверняка произносил эту фразу. Шумный вздох, опущенные плечи и взгляд, как у голодного Клыка, – если уж Рем Люпин просил, отказать ему было невозможно.

Коротко сверкнул «люмос». Гермиона охнула тихонько.

— Да уж, профессор Люпин, вы простых задачек не задаете. Сложно – не то слово. Этот заказ Азкабаном пахнет.

— Я не думал, что все настолько серьезно. Извини, забудь.

Хлопнула дверь.

— Народ, вы там уснули, что ли? – позвала Джинни. – Домой пора!

Гарри, уже не скрываясь, прошел в гостиную. Вернулись Билл и Флер с детьми, Тедди шумно хвастался полным котелком сладостей, Рон возился с камином, Джинни обнимала Гермиону и давала ей последние ценные советы, и Гарри уже готов был бы поверить, что ему примерещился пугающий разговор в темном коридоре, если бы не Рем. Он улыбался и таскал сладости из котелка, но глаза – ровно тот взгляд, который себе представил Гарри.

Гермиона подошла к нему, быстро оглянулась.

— Давай пергамент. Я посмотрю, что можно сделать. Две унции?

Рем просиял.

— Для верности три. Спасибо, солнышко. Мне очень нужно, правда!

В глазах его светилась такая неподдельная радость, что хотелось обнять и трепать по загривку, как большую собаку, что тут же и сделала Тонкс.

Джинни в очередной раз напомнила – пора домой. Гарри подхватил спящего сына и нырнул в камин. Все было хорошо и спокойно, вот только мелкая заноза никак не хотела выскакивать из памяти: этот заказ Азкабаном пахнет.

Эван и вести издалека

За окном лупил дождь, второй день почти без перерыва. Капли звонко щелкали по подоконнику. Уизли открыл дверь, впустив облако стылого мокрого воздуха, с которым, впрочем, согревающие чары быстро справились. Сбросил сапоги, облепленные грязью по самые отвороты, подошел к койке.

Эван лежал, подтянув колени к груди.

— Ты как? Не лучше?

Он молча качнул головой. Дождь, куда уж тут лучше. Болят мышцы, ноет поясница, надо бы сходить до ветру, но мысль об этом внушает отвращение: больно и унизительно. Хотя Уизли благородно делает вид, что не слышит его стонов и ругательств.

— Кто вместо меня дежурит?

— Всеслав. Говорит, долг возвращает.

— Долг, – хмыкнул Эван. – Я ему уже новолуний задолжал, не расплачусь.

— Расслабься, ты на больничном. Со всеми бывает.

Эван закрыл глаза. Уизли еще немного постоял над душой, потом отошел. Длинно заскрипел стул.

Под шуршание пергамента и скрип пера Эван задремал и проснулся от резкого звука. Дверь хлопнула – Уизли вышел.

Постанывая и поругиваясь, Эван вылез из‑под пледа и поплелся в туалет. Ему казалось, он простоял там вечность, но когда он плелся обратно, Уизли все еще не было. На столе валялся кусок пергамента, небрежно прижатый драконьим зубом, и последняя недописанная строчка просто прыгнула в глаза: «Никогда б не подумал, что Малфеныш…».

Эван молча метнулся к столу. Вернее, хотел метнуться, а на самом деле сделал два неуклюжих шага, придерживая поясницу.

«Глазам не поверил, когда прочитал про свадьбу Луны и Драко. Никогда б не подумал, что Малфеныш…» Верх письма прятался под зубом, и Эван не решился его трогать. Рядом лежал листок, исписанный круглым почерком, он быстро выхватил из середины: «Перси заходил на днях, дела у него прекрасно, показывал фотографии и обещал сделать еще, пришлю следующим…»

Эван прислушался – но мерный стук капель заглушал другие звуки. Палочка… Палочка, по вбитой накрепко привычке, – в кармане. Он стиснул ее, сверля взглядом коробку из‑под вафель – под сдвинутой крышкой виднелись письма. А время идет…

Поиск! Красные строки зазмеились из‑под крышки, вспыхивали и гасли прямо в воздухе.

«Гарри, бедняга, эти бесконечные суды его изматывают… добиться условного наказания для всех Малфоев, подумать только… портрет директора Снейпа – вышло очень красиво… и сам знаешь, половину так и не опознали, и даже если опознают – всегда отопрутся, что действовали под «империо», Кигана и Яксли объявили в розыск, Роула и Стокдейла арестовали, а доказательств нет, метку им не поставили, и я их видел мельком и краем глаза, и даже мыслив не помог… Амбридж и Селвин валят друг на друга, только успевай записывать…»

Он уловил все же чавканье глины среди монотонной барабанной дроби, махнул палочкой, пряча следы, и даже успел дохромать до койки. Повалился боком.

Уизли внес промокшую сумку и принялся выставлять на стол бутыли и пузырьки.

— Не спишь, Эван? Меня Дрэджеску нагрузила всем, чем надо. Вот, это для почек, это, сказала, твой горлодер настоялся, она слила и процедила, можешь выпить, если будет желание потрепаться. А этим велено спину растереть. Она сама вызывалась, но я отказался. Правильно? Спину давай. И не шипи, она там без тебя зашивается, да и Слава пожалей.

Эван стащил футболку, замотал в нее предплечья.

— От плеч и чуть ниже лопаток, – прохрипел он. – Мази – с крупную виноградину на каждую половину. И мажь лопаточкой, руки потом не отмоешь.

Он помолчал, чувствуя, как тепло разливается по больным мышцам, и добавил:

— Дождь закончится – я встану на ноги.

— А тролль его лысый знает, когда он закончится, – буркнул Уизли. – Лечись давай, впереди зима, а это еще хуже.

Гарри Поттер и трудный разговор

Гарри не сразу решился пойти в Хогвартс. Несколько дней он пытался прикинуть, не получится ли встретиться с Минервой Макгонагалл невзначай, скажем, в Хогсмиде, и поговорить за чашечкой чая. Но для этого пришлось бы дежурить в «Трех метлах» несколько дней, а то и недель.

И Гарри отправился в Хогвартс. Он выбрал выходной, чтоб не отвлекать Макгонагалл от дел. Джинни забрала Джима и поехала повидаться с матерью, она вряд ли вернется раньше понедельника.

У Хогвартса лил дождь, и Гарри, хоть и наколдовал «зонтик», промок и продрог. Ворота приветливо распахнулись перед ним, а в школьном дворе, казалось, и дождь поутих.

Директор Макгонагалл встретила его в вестибюле.

— Гарри! – она взмахнула палочкой, и теплый ветер мгновенно высушил одежду и волосы. – Заходи, я так рада видеть тебя. Погода… Тебе нужно было прислать сову, я бы открыла камин.

— В такую погоду и сову жалко, – улыбнулся Гарри. – Как поживаете, профессор Макгонагалл?

Вскоре он уже сидел у камина, грыз тритончика, пил чай с вареньем и чувствовал себя будто и не в кабинете директора, а в гостях у Андромеды Тонкс. Дождь стучал в узорчатое окно, за которым сгущались ранние ноябрьские сумерки, ветер свистел в каминной трубе.

Портреты директоров посапывали в своих рамах. Гарри быстро взглянул на стену – портрет профессора Снейпа пустовал. Гарри вздохнул с облегчением – и тут же устыдился.

Обсудили школьные дела, проделки Джима и успехи Тедди, Макгонагалл справилась о Джинни и Гермионе, Гарри – о Невилле и Ханне.

— Я совсем тебя заговорила, – вздохнула Макгонагалл. – Ты по делу, Гарри?

— Я… да, честно говоря, просто зашел узнать… – начал было Гарри, но встретился с Макгонагалл глазами и умолк.

Хватит недооценивать Минерву Макгонагалл, – мысленно прикрикнул он на себя. – Она была в Ордене Феникса, она организовала оборону Хогвартса, она его вытащила из руин, она уже седьмой год его тащит. Может, хватит играть в нарушителя школьных правил?

— Я хотел поговорить с вами об Эване Смите, – решился он.

— Наш зельедел, – кивнула Макгонагалл. – А что с ним?

— Хотел бы думать, что все нормально, – неуверенно усмехнулся Гарри. – Понимаете, может, я просто дую на воду…

— Зельеделы у нас меняются каждый год, – пожала плечами Макгонагалл.

— Но первый раз – незнакомый человек, – подхватил Гарри. – Ведь прежде это были наши выпускники, за которых могли поручиться.

— Я поняла, о чем ты, Гарри. Но он не такой уж чужак, он друг Чарли Уизли, они вместе работали в заповеднике, и Чарли его прекрасно аттестовал. Я понимаю твое беспокойство… Ты с ним общался или знаешь только заочно?

— Пообщался на Хэллоуин, – хмыкнул Гарри. – И потому я здесь. Он мне не нравится, профессор Макгонагалл. Я понимаю, это звучит как паранойя, но… Разные мелочи. Вы заметили, он все время пьет из своей фляги?

— Я тоже вспомнила Барти Крауча, – кивнула Макгонагалл. – Это лекарство, ему нужно постоянно увлажнять горло.

«Хорошая отмазка», – подумал Гарри.

— Я думала и над тем, почему он уехал из Румынии, – продолжала Макгонагалл. – Видимо, все здоровье в заповеднике оставил. У него больная спина, руки обожжены, с лицом – сам видишь что. Наверное, решил податься в школу, пока руки–ноги на месте.

— Наверное, – неуверенно согласился Гарри.

— Я присмотрю за ним, – проговорила вдруг Минерва. – Я понимаю, это трудно объяснить словами, но что‑то в нем есть… Расспросы, газеты. Но если он просто собирает информацию о ком‑то из своих знакомых или друзей…

— В стане упиванцев, – подхватил Гарри.

— Возможно, и так. А может, просто охоч до сплетен. Он хороший зельедел и хороший педагог, Гарри. А Рем считает, что и хороший человек.

Рем считает, да… Гарри разговаривал с ним вскоре после Хэллоуина. Он не видел Рема давно, пропустил пикник, так что изменения сразу бросились в глаза – Рем выглядел куда лучше, чем весной. Понятно, что лето, тепло и прогулки на воздухе, но все же – казалось, у него даже поубавилось морщин и седых волос. Он сказал, что бросил травиться зельем с Диагон–аллеи, Эван варит ему настоящий аконит. Когда же Гарри завел речь о подозрительных действиях и неприятных вопросах, Рем улыбнулся:

— Я доверяю Эвану Смиту, Гарри. И ты можешь.

Втерся в доверие, с горечью осознал Гарри. Опутал помощью, услугами, и теперь бесполезно расспрашивать Рема, он расскажет только хорошее про своего нового друга.

Нового друга… Ревновал ли Гарри к памяти Сириуса? Разве что самую малость, не в этом было дело, а в том, что Смит, странный и неприятный Смит нащупал слабое место и заполучил Рема в друзья и – союзники? Вот эту мысль Гарри погнал прочь решительно и даже сердито, но какой‑то противный голосок внутри успел шепнуть: «Оборотни – темные существа по своей природе».

Он умеет втираться в доверие. Он и к Чарли мог в доверие втереться.

— Я присмотрю за ним, – повторила Макгонагалл, и Гарри немного успокоился.

Пустая рама притягивала взгляд. Макгонагалл обернулась, посмотрела.

— Северус в музее, наверное.

Гарри кивнул. В музее висел тот самый выбранный им портрет – и почти всегда пустовал: профессор не хотел лишнего внимания к своей персоне. Снейп любил быть здесь, в школе, возле Дамблдора. И насколько Гарри было известно, он не дремал целыми днями в своем кресле.

— Профессор Макгонагалл, – решился он.

— Да, Гарри?

— А вам нравится портрет?

— Прекрасный портрет, – тут же отозвалась она.

— Он не похож на остальные. Я имею в виду… – начал было Гарри, но Макгонагалл понимающе кивнула.

— Разговаривает с нами, помогает ученикам, а не спит днями напролет, как другие. Он был самым молодым директором, Гарри, и умер тоже молодым. А еще – мы его знаем. Альбус часто говорил с директором Диппетом, я разговариваю с Альбусом, а директор Диппет наверняка много беседовал с Декстером Фортескью.

И то верно.

— А вы разговариваете с ним?

— Еще как! Северус даже участвует в педсоветах. Ты не знал?

Гарри не знал, но теперь обрадовался. Было что‑то правильное в том, то Снейп не просто украшал директорский кабинет, но будто бы продолжал жить – учил, помогал факультету. В конце концов, разве не заслужил он в кои‑то веки спокойно делать свое дело, без угроз, интриг, опасностей?

— А… – раз уж зашел разговор, можно наконец задать все вопросы. – Он похож? На себя, я имею в виду…

— Северус? – Макгонагалл посмотрела поверх очков на Гарри, на пустую раму, снова на Гарри. – Кто же знает, каким он был, лучше тебя? Мы считали его… а он…

Макгонагалл махнула рукой.

— Тебе лучше знать, Гарри. Ты видел.

Она снова обернулась, но теперь не на портрет. Она смотрела на коричневую бутыль с высоким горлышком и выпуклым узором.

Минерва Макгонагалл и суета вокруг портрета

Обычно с портретами такой суматохи не происходит. Берут готовый или рисуют посмертный, согласовывая детали с близкими, потом зачитывают заключение о смерти, несколько сложных заклинаний – и готово. Портрет Альбуса оживили и повесили в кабинете через неделю после похорон. У Северуса близких не было, а с подачи Гарри портрет стал считаться чуть ли не национальным достоянием. Объявили конкурс, отобрали восемь эскизов и устроили закрытый показ – для «знавших героя при жизни».

Минерва прошлась вдоль полотен, стараясь не оглядываться ни на нервничающих авторов, ни на министерскую комиссию. Шесть работ были явно сделаны с фотографий и сохраняли только внешнее сходство с оригиналом. Она остановилась у двух.

На первом эскизе Северус стоял у окна – в профиль и даже почти спиной к зрителю. Хмурый дневной свет выхватывал черный горбоносый профиль, скорбно сжатые губы, ссутуленную спину. На подоконнике лежала лилия, нервные белые пальцы сжимали тонкий стебель, будто последнюю соломинку на краю пропасти. Нечестный прием, – подумалось Минерве. – Нечестный прием – играть на чувствах Гарри к матери… Трагическая фигура на портрете – пока недвижная и безмолвная, – наверное, передавала внутреннюю сущность Северуса, – то многое, что стало известно уже после его смерти, но… Она поджала губы и перешла ко второй работе.

На работе вчерашней выпускницы Хаффлпаффа Моники Хеншоу Северус был изображен в кабинете зельеделия. Минерва обратила внимание, как тщательно юная художница отрисовала незначительные – эскиз все‑таки – детали: нагромождение котлов и пробирок на заднем плане, стопка исчерканных красным эссе, щербатая чашка и крошки от печенья на столе. Грозный профессор на портрете оперся руками о стол, нависая над ним, и выражение его лица не предвещало ничего хорошего. Детские воспоминания… Минерва улыбнулась наивности образа, а потом вгляделась в эскиз и задумалась. Художнице как‑то удалось передать то, что Минерва кошачьим загривком чувствовала всякий раз при гневных вспышках Северуса: неуверенность. Страх и стремление первым захватить поле боя.

Рисунок был… пожалуй, чуть более правдив, чем стоило. Девочка не пощадила бывшего учителя, выписав знакомую уродливую гримасу, неопрятную жидковатую шевелюру и даже струйку слюны в уголке рта. Директор покачала головой. Не возьмут…

— Вы, мне кажется, выбор уже сделали, мистер Поттер? – масляным голосом произнес председатель комиссии.

Минерва оглянулась. Гарри стоял напротив того, первого эскиза.

— Это ведь то, чего ты хотел, да, Гарри? – подошли Гермиона и Рональд с сестрой. Джиневра по–хозяйски взяла жениха под руку.

Гарри молча кивнул, и все четверо стали разглядывать портрет, тихо переговариваясь.

Все‑таки они дети. Уже герои, но еще совсем дети…

— Может быть, это и к лучшему, – раздался голос из‑за спины, и Минерва вздрогнула. Рем, если забывал специально шаркать ногами, ходил совершенно бесшумно. Она обернулась и встретила чуть виноватую улыбку.

— Подозреваю, что с этим портретом, – он указал на работу Хеншоу, – ужиться было бы труднее. И детям, и преподавателям.

— Итак, эскиз номер четыре, господа, – объявил председатель. – Принято большинством голосов.

— Моника… – подошла Минерва к поскучневшей толстушке, когда после обсуждения начался банкет. – Можно заказать вам портрет по вашему эскизу?

*** *** ***

— Уж ты бы вывел его на чистую воду, Северус, – вздохнула она, вернувшись к себе. – Тебя он не обманул бы.

Портрет молчал, беззвучно скалясь в пустоту.

О большом переполохе, Маленьком Джоне и заговоре молчания

Ранил. Меткий, сволочь. У нас снег выпал. Mama зовет в гости на Рождество.

К.

Невилл Лонгботтом и ночной кошмар

История с Хаффлпаффом приключилась неожиданно.

Услышав в конце коридора шаги, Невилл насторожился, но потом убрал палочку: снимать баллы было не с кого, просто два дежурных преподавателя встретились на пограничном третьем этаже.

— Гриффиндорцы спят сном праведников? – кивнул Смит, приближаясь.

Невилл улыбнулся.

— Прямо скука берет. Когда я тут учился, ночи не было, чтобы кто‑нибудь хотя бы на кухню после отбоя не бегал.

Смит кивнул и усмехнулся:

— Золотые дни… представляю, каково приходилось вашим преподавателям.

— У них тогда были заботы посерьезнее. Думаю, они закрывали глаза на мелкие проказы. – Невилл подумал. – Ну, за редкими исключениями.

— Ну да…

Смит вдруг остановился как вкопанный.

— Слышите?

Невилл прислушался. Кто‑то кричал, но толстые стены замка глушили звуки.

— Внизу! – бросил Смит уже на бегу к лестнице.

Внизу, у входа в гостиную Хаффлпаффа, творилось невообразимое. Полуодетые школьники с воплями рвались сквозь узкий проход в коридор, бестолково носились взад–вперед, малыши плакали, кто‑то в давке успел упасть, а над всем этим с жутким воем носился… дементор. Огромная бесформенная фигура, веющая могильным холодом, преследовала то одного, то другого ребенка и, казалось, раздувалась на глазах.

– Expecto Patronum! – тонул в общей панике чей‑то одинокий вопль. – Expecto Patronum!

Смит помедлил, затем ощерился и рванулся вперед. Дементор грозной тенью двинулся на зельедела – и вдруг начал расплываться, меняя очертания. Невилл досадливо хлопнул себя по лбу и оглянулся в поисках подходящего контейнера. Смит взмахнул палочкой:

– Riddiculus!

Облако черного с бурыми всполохами тумана с шипением бросилось вперед, обнажая огромные клыки, – а мгновение спустя на его месте уже стоял, кутаясь в черную мантию, профессор Снейп. Точнее сказать, портретная ипостась профессора Снейпа. Профессор сдавленно пискнул и втянулся струйкой серого дыма в удачно обнаруженную Невиллом пустую коробку.

– Incarcero! – захлопнул ловушку Невилл и огляделся по сторонам. – Лэнни, это вы вызывали Патронуса?

Джек Лэнни, за свои внушительные габариты заслуживший от сокурсников прозвище Маленький Джон, подошел ближе и потупился.

— Я, сэр. Растерялся немного…

Невилл кивнул. Бродячие дементоры были бичом Британии с самой войны. Бесхозные, неприкаянные и практически неуязвимые, они предпочитали жаться к маггловским поселениям, где без риска кормились на не видящих их людях, но нередко нападали и на магические семьи. Неудивительно, что, превратившись в дементора, боггарт успешно перепугал полфакультета и так раздулся в размерах.

— Наоборот, я бы сказал, что вы тут оказались самым собранным. Молодец!

«Маленький Джон» расплылся в довольной ухмылке. Из толпы вынырнул Смит, волоча за собой узкоплечего парнишку в мантии со слизеринским значком.

— Молодой человек утверждает, что случайно свернул в восточное крыло подземелий вместо западного, – фыркнул он, покосившись на Лэнни. – В три часа ночи. Ваша тара, Ли? – кивнул он на коробку.

Ли угрюмо молчал, глядя в пол. Невилл узнал мальчика: сын китайских эмигрантов, один из немногих полукровок в Слизерине, еще с прошлого года всерьез собирался стать целителем, а потому активно и с живым интересом интересовался травами. Что его потянуло на такую опасную, да и попросту жестокую выходку?

— Вашу палочку, Ли, – палочка оказалась в руках Смита раньше, чем слизеринец успел шевельнуться. – Priori Incantatum!

Палочка послушно выбросила список заклинаний за последние несколько дней.

— Так, – хмыкнул Смит. – «Риддикулус» и два «инкарцеруса» вчера вечером – это такое же совпадение, как и то, что вы заблудились в подземельях на пятом году обучения, я правильно понимаю?

Ли молчал.

— Пятьдесят баллов со Слизерина, – пожал плечами Смит.

Ли вздрогнул и быстро отвернулся. Невилл вспомнил, как остро слизеринцы реагируют на любое снятие баллов, и покачал головой. Пятьдесят баллов отбрасывали колледж на последнее место.

— Идемте, Ли, я провожу вас до вашей гостиной, – вздохнул Смит. – Странно, что я знаю ее местоположение лучше, чем вы, не находите? Да, профессор Лонгботтом… Мне кажется, стоит вызвать профессора Эббот, раз она до сих пор не здесь. Детей надо успокоить и уложить спать, а нам с вами еще дежурить полночи. Мистер Лэнни, у вас есть шанс увидеть правильно выполненный вызов материального Патронуса.

Невилл улыбнулся и взмахнул палочкой.

Линда Баррет и решение Дома Слизерин

Линда узнала о мерзком поступке Смита утром, вместе со всеми. Профессор Снейп появился в картине над камином сразу после подъема и кратко, но четко объяснил, что случилось ночью. Джейсона Ли поймали на глупой шутке – подбросил боггарта в хаффлпаффскую гостиную. Выходка, конечно, та еще, но, во–первых, в ней не было злого умысла, никто бы не предугадал, что боггарт превратится в дементора. А во–вторых, наказание оказалось несоизмеримо тяжким. Отбросить Дом на последнее место! Смит сделал это умышленно, несомненно. Будь на месте Ли любой шутник из Гриффиндора – а их там полно, – он бы отделался десятком баллов, щедро возмещенным на ближайшем же занятии по травоведению. А то и вовсе бы обошлось взысканием у Хагрида. Слизеринцы невесело похмыкали: из‑за деканских баек пресловутое взыскание у Хагрида давно стало нарицательным. Все знали, что сводилось оно к интересной и безопасной экскурсии в Запретный лес.

Итак, в печальном положении Слизерина был виновен Смит – после разговора с деканом этот факт стал очевидным. Профессор Снейп замолчал и устремил выжидающий взгляд на Дом – какое решение они примут?

Дом смотрел на Долохова. Долохов решительно шагнул вперед и положил руку Ли на плечо.

— Ладно, заработаем мы эти баллы.

Линда тихонько вздохнула с облегчением и встала чуть ближе к Джейсону, и, кажется, так сделали все. Ли оказался в тесном кругу, и на его бледном, измученном лице появилась неуверенная улыбка.

— Я горжусь вами, – проговорил декан. – Отправляйтесь завтракать, чтобы не вызвать вопросов своим отсутствием. После завтрака младшие идут на занятия, старшие собираются в гостиной обсудить ситуацию подробнее.

Они так и вошли в Большой зал – гурьбой, маленьким отрядом, в середине шагал Ли, и Линда не выдержала, бросила в сторону учительского стола укоризненно–дерзкий взгляд. Но взгляд пропал впустую: профессор Смит уткнулся в свою тарелку и не смотрел в зал. Понял небось, что наломал дров!

После завтрака вернулись в гостиную. Слово взял Долохов как самый старший. Встали полукругом у камина, под портретом, Ли напротив декана, и Долохов проговорил, будто продолжая прерванный разговор:

— Циклоп… – Он осекся, быстро поправился: – Профессор Смит, конечно, перегнул, но чего тебя в Хаффл понесло? Давай рассказывай, что там случилось.

Скарлетт наморщила нос. Линда морщиться не стала: Дом Слизерин не одобрял клички, но Маркус постоянно звал зельедела Циклопом, и она сама иногда оговаривалась.

Ли потупился.

— Что там было вообще? – повторил Борис. – Не у Смита же спрашивать…

Ли скривился, и Линда испугалась, что он сейчас заплачет. Кошмар, вот так, при всех, это как же его доскреб Смит… Или дело не в зельеделе? Линда только сейчас вспомнила: у него же девушка в Хаффлпаффе.

— Это из‑за Диггори? – рискнула она.

Дом понимающе вздохнул. Когда страхи Линды из‑за Маркуса оказались надуманными, она не выдержала и рассказала обо всем Скарлетт. Скарлетт, понятно, разнесла всем, но умудрилась сделать это так изящно, что Дом взял Линду под покровительство. Кто‑то даже вспомнил о Лили Эванс. Тогда Ли окончательно перестал скрывать, что ухаживает за Мэри Диггори.

— Нет, – выдавил Ли, и это коротенькое слово будто отняло у него последние силы – он заплакал, не сдерживаясь.

Полукруг распался на секунду, чтоб Ли мог отвернуться и отойти, спасая остатки гордости. Теперь не оставалось сомнений, что в хаффлпаффской гостиной случилось нечто очень серьезное, и вмешательство Смита было худшим из возможных финалов.

— Вот сволочь, – прошептал Долохов, тут же быстро взглянул на декана, но профессор не проронил ни слова.

— Даже не попытался разобраться, – зашептала Линда. – Хоть бы спросил, поговорил с ним…

— Поговорил, – фыркнул Долохов. – У него разговор один – полсотни баллов с Дома. Небось гриффов бы так не наказал. Еще бы, к нему бы тут же Лонгботтом прискакал – что такое да за что.

— Хватит сотрясать воздух, Долохов, – резко проговорил профессор Снейп. – Даже здесь вы не решаетесь говорить в полный голос, а за порогом этой комнаты? Будете молча терпеть унижение от человека, который не знает и не уважает тысячелетних хогвартских традиций, который в наказаниях и поощрениях руководствуется не педагогическими принципами, а желанием угодить своим друзьям? Если вы сегодня покоритесь произволу Смита, то вам придется мириться с ним до окончания школы. Может, вы надеетесь, что профессор Синистра вас защитит? Может, вы рассчитываете, что кто‑то из учителей скажет Смиту, что он совершил ошибку в отношении Слизерина? И кто, по–вашему, это будет? Профессор Лонгботтом? Профессор Люпин?

— Ни на кого мы не рассчитываем! – вскинулся Долохов. – Только на себя…

— Значит, идите и молча терпите, – жестко проговорил профессор.

Долохов сузил глаза.

— Молча, – проговорил он. – Вы правы, профессор. Молча. Раз уж говорить бессмысленно, может, молчанием чего‑то добьемся? Предлагаю бойкот. Бойкотировать уроки зелий – похоже, это единственный способ до них достучаться. Что скажете?

Долохова поддержали единогласно. Хоть Линде и боязно было поднимать руку, но протестовать – значит защищать Смита и признать его правоту. Младших решили не вмешивать: толку от их протеста немного, они просто обрадуются лишним часам отдыха да возможности не делать сложные домашние задания. Другое дело старшие – они протестуют против Смита лично, зельями будут заниматься самостоятельно, по учебникам, с помощью шестикурсников и профессора Снейпа, а причину бойкота смогут объяснить всякому, кто заметит их отсутствие на уроках.

На том порешили и четверга – зелья у пятого курса, первый и второй урок – ждали даже с нетерпением. Возвращаясь после завтрака в гостиную, Линда чувствовала спиной взгляды младших и ощущала себя героем. Так же, наверное, было с профессором Лонгботтомом, когда он отказывался выполнять садистские приказы Кэрроу, хоть и знал, что за этим последует наказание. Стоп, о профессоре Лонгботтоме вспоминать сейчас совершенно неуместно, он поддерживает Смита и вообще гриффиндорец.

Они вошли в гостиную молча, так же молча посмотрели друг на друга, пересчитались. Все были здесь, четверо смелых, бросивших вызов учительскому произволу, рисковавших своими оценками, но не своими знаниями – этого не допустит профессор Снейп, он сам будет заниматься со своим Домом.

— Сядьте удобно, – проговорил он, и в суровом голосе его ощущались мягкие нотки. – Как любезно сообщил нам господин барон, сегодня пятикурсники продолжают знакомиться со свойствами компонентов животного происхождения. Спрячьте справочник Филлиды Спор, мисс Баррет, там только растения и грибы. Изучение компонентов животного происхождения осложняется тем, что сведения о них рассыпаны по множеству рецептов и часто носят случайный характер. К сожалению, до сих пор нет успешных попыток их систематизировать. Да, мисс Баррет?

Линда, зардевшись, запихивала справочник под кресло.

— Почему, профессор Снейп?

— Давайте не отклоняться от темы, – неожиданно раздраженно ответил он. – Сегодня мы изучаем пепловея. Откройте учебник и найдите все рецепты, в состав которых входят яйца либо пепел пепловея. Выпишите их. Изучите действие зелья. На основе этой информации, а также действия других компонентов сделайте вывод о свойствах яиц либо пепла. Приступайте.

Линда раскрыла учебник. Так, это они варили уже, и пепла там не было. А в октябре, помнится, варили сложное лечебное зелье от лихорадки, и яйца пепловея входили в состав. Надо уточнить…

— А почему яйца пепловея замораживают? – громко спросил Тим Уорингтон.

— Тишина на уроке, мистер Уорингтон, – бросил профессор Снейп.

На Тима зашикали, он полез за долоховским конспектом – может, там написано.

— Нашел? – прошептала Линда и опасливо покосилась на портрет.

— Продолжайте работу, – велел профессор Снейп. – Я вернусь через полчаса и проверю, что вы сделали.

Но он не вернулся. Наверное, его отвлек Альбус Дамблдор.

Минерва Макгонагалл и разговоры с портретами

Минерва уверенно заглянула в учительскую и оказалась права – Смит действительно сидел там с неизменной подшивкой «Пророка». Судя по фотографиям на развороте, он добрался до послевоенных процессов. На большом снимке, видном с порога, Люциус Малфой давал показания в зале Визенгамота, и Минерву укололо раздражение: что ему неймется, этому странному драконологу, зачем он роется в старых газетах, зачем бередит раны, которые наконец‑то, после стольких‑то лет и двух войн, начали браться корочкой. Малфои наказаны, разорены, и, кажется, уже даже Скитер оставила их в покое. Слизеринцы оживают и даже постепенно забывают о том, что они «особенные» – правда, ненадолго, до первого инцидента… которых в этом году, кажется, уже сверх плана.

Впрочем, раздражение свое Минерва поспешила подавить и обратилась к Смиту вполне дружелюбно:

— Можно отвлечь вас, профессор Смит? Я хотела спросить о сегодняшнем уроке зелий у пятого курса.

— Прошу вас, – Смит даже подшивку отодвинул.

— На сдвоенные зелья явился только Равенкло – разве нет? Слизерин в полном составе не пришел на урок.

— Устав школы предусматривает самостоятельную работу учеников вместо посещения уроков по целому списку причин.

— Эван, – Минерва оставила официальный тон, – забудьте об уставе. Я понимаю, вы новый человек в школе, но произошедшее – из ряда вон. В последний раз нечто подобное было почти десять лет назад, и многие учителя не знали, как с этим справиться.

— Вы, кажется, вспомнили войну с профессором Амбридж? – перебил ее Смит.

Минерва сбавила обороты.

— Я не сравниваю вас, я сравниваю нештатные ситуации. Любой преподаватель может растеряться, столкнувшись с таким поведением учеников.

— Уверяю вас, я не растерялся.

Смит выудил из ящика стола толстый блокнот, развернул на зеленой закладке «V».

— В школе в заповеднике я сталкивался с разными ситуациями. Я не сравниваю детей, – он фыркнул еле слышно. – Они считают, что я, не разобравшись, несправедливо отнял у Слизерина полсотни баллов. Они ошибаются по обоим пунктам: я справедливо отнял баллы, поскольку выходка мистера Ли была жестокой, и я разбираюсь в ситуации. Я взял на себя эту обязанность, раз уж оказался там.

— Если бы случаем Ли занялась Аврора, это означало бы, что она засомневалась в вашей правоте, – вставила Минерва.

— Совершенно верно. Так что я благодарен профессору Синистре за невмешательство. Я разбираюсь с ситуацией и обещаю вам, директор, разобраться с ней. До Рождества – самое позднее.

Он и впрямь не растерялся, зря она помчалась его опекать. Он не на ходу сочиняет, он в самом деле все помнит, и бойкот его не застал врасплох, и ее прихода он ждал – рабочий журнал с собой из личных покоев принес. С пропусками занятий наверняка решил – как, интересно…

— Что касается пропущенных уроков, – продолжал Смит. – На седьмом курсе слизеринцев нет, так что за ТРИТОНы голова не болит. Шестой курс получает сложные задания, рассчитанные на самостоятельную работу. У пятого курса – СОВы, это несколько усложняет их положение. Но им ничто не мешает брать задания у Равенкло и тоже выполнять их самостоятельно. Не нужно забывать о внутренней организации Слизерина – шестой курс будет помогать пятому. В смысле, мистер Долохов будет помогать.

— Мистер Долохов получил «выше ожидаемого» на СОВах.

— Да, он явно не кандидат в клуб зельеделов. Но у Слизерина есть консультант куда лучше не только Бориса, но и вашего покорного слуги. Директор Снейп.

Нехорошая искра блеснула в смитовском глазу. Минерва оглянулась на пустой пейзаж на стене и попыталась вспомнить, когда она видела профессора Снейпа в последний раз.

Вышло, что ровно два дня назад – когда он появился в кабинете, ощетиненно забрался в кресло со слизеринским гербом и спросил, знает ли мадам директор о том, что старшие курсы Дома Слизерин не посещают зелья. Минерва спросила почему, он предложил подумать, она пообещала всенепременно подумать и разобраться – после чего Снейп исчез, взвихрив мантию, и больше не показывался.

— Значит, профессор Снейп вернется к преподаванию зелий? Преподаватель–призрак у нас есть, но преподаватель–портрет…

— Это Слизерин так думает, – отозвался Смит. – Я, в свою очередь, хотел просить вас, директор Макгонагалл, организовать факультатив по зельям. Оборудовать свободное помещение в подземельях, поставить котлы, перегонный куб, шкаф с базовыми ингредиентами. Это не углубленный курс, а именно дополнительные занятия: пусть те, кому в самом деле нужны зелья, учатся правильно резать и заваривать, регулировать температуру и фильтровать. Многие навыки приходят только с практикой.

— А гордый Слизерин сможет там практиковаться, не нарушая условий бойкота.

Смит улыбнулся вдруг – криво, но не зло.

— Если захочет.

Когда Минерва вернулась в кабинет, профессора Снейпа на картине не было, и кошачье чутье подсказывало, что в ближайшее время он не появится ни там, ни вообще в Хогвартсе. Похоже, бывший директор перебрался в музей на Спиннерс–энд.

Портрет в музее обычно пустовал – в Хогвартсе профессору было интереснее, да и дел вечно невпроворот: то с Альбусом вспоминать прежнее, то очередной скандал в Слизерине разбирать. Но самый свежий скандал словно выпал из внимания профессора – два дня назад он нажаловался Минерве на бойкот и возмутительное бездействие Смита, потом, по словам Кровавого Барона, провел урок зелий у пятого курса – и исчез.

И снова, не в первый и даже не в пятый раз Минерва подумала: а что на самом деле знают портреты – кроме того, что знает разговаривающий с ними? Призраки знают все, но призраки – это ведь совсем другое дело. Они сами сделали выбор — остаться здесь. А те, кто на портретах, – ушли.

— Альбус! – позвала она, и Дамблдор тут же проснулся, сел удобнее, чуть подался вперед – что, мол, деточка, помочь?

— Вы не видели Северуса?

— Он, кажется, ушел в музей. Ты ведь знаешь, Минерва, зимой он тоскует и чаще хочет побыть один, вдалеке от людей и поближе к Годриковой Лощине.

Н–да. А в кабинете к портрету, стало быть, толпы стоят. Впрочем, сейчас как раз и стоят, вернее, бегают по замку с конспектами и вопросами.

— Чем ближе день рождения Лили, тем тяжелее… – продолжал директор, и глаза его, кажется, увлажнились.

— Да, конечно, – отозвалась Минерва рассеянно. Да, осталось всего ничего, полтора месяца, пожалуй, уже пора впадать в грусть.

— Мой мальчик, он ни с кем не привык делить свое горе…

Мой мальчик. Он действительно называл профессора Снейпа «мой мальчик», это вам любой скажет, именно такого обращения от него и ждут. Интересно, как он называл Геллерта? И как Геллерт – его? На каком языке они разговаривали? Если спросить у портрета – скажет ли он?

— Альбус, – спросила она вместо этого, – а помните тридцать девятый?

— Конечно помню, – белоснежные усы задрожали в улыбке.

— У магглов начиналась война, вы собрали нас в гостиной…

Альбус кивнул.

— И сказали…

Альбус улыбался ясно, в глазах за стеклышками–полумесяцами прыгали синие искры.

— Да, Минни. И сказал…

Они молчали целую минуту – и Минерва вздохнула и улыбнулась тоже.

— Я навсегда запомнила, что вы тогда сказали всем нам.

— Конечно. Ну так что, разыскать Северуса? Может, он вернулся?

— Нет, не нужно. Наверное, сейчас ему лучше побыть одному, – ответила Макгонагалл и развернула рабочий журнал: пора было проверить расписание итоговых работ.

Виола Пьетросу и смешной лаборант

Виола влетела в лабораторию, размахивая котелком:

— Тетя Флорика, я… Ой, извините, – растерялась она, увидев вместо Дрэджеску ее помощника, мрачного лысого дядьку, про которого мама уже успела нарассказывать уйму слухов: мол, и уголовник, и браконьер, и как бы не что еще похуже. – Извините, – перешла Виола на немецкий. – Я думала, тут домнишоара Дрэджеску. Она мне разрешает тут работать. Можно?

Лысый нахмурился.

— А вас зовут…

Виола на несколько секунд растерялась, но потом поняла, что это вопрос.

— Виола. Виола Пьетросу.

Лысый швырнул в камин горсть порошка.

— Аптечные склады… Корнелиу, домнишоара Дрэджеску у вас?

Виола хихикнула. Новенький, наверное, единственный во всем заповеднике обращался к Корнелиу на «вы».

В камине появилась как всегда всклокоченная голова тети Флорики.

— Да, Эван, что там у тебя?

— Домнишоарэ Дрэджеску, вы разрешаете Виоле Пьетросу работать в лаборатории?

— Да–да, пусти ее за дальний стол. Пусть из белого шкафа берет что хочет… Виола, только не мешай Эвану… Эван, как там база у тебя, получилась?

— База готова, остывает.

— А… да? – удивилась тетя Флорика. – Н–ну хорошо, я приду – посмотрю. Тогда, если тебе не сложно, там кровь фильтруется, разлей ее по колбам, хорошо? Они в стерилизаторе. И в шкаф убери, она на свету сворачивается…

Виола покосилась на фильтр, тот был почти пуст, рядом стоял ящик с колбами.

— Будет сделано, – невозмутимо просипел Эван.

— Спасибо тебе! – Камин почти угас, но вспыхнул снова: – Ой, и еще… У нас холодилка кончается. Если успеешь, начни ингредиенты резать, хорошо? И зверобой… нет, зверобой я сама заварю.

Эван кивнул.

— И… извини, что я все на тебя… Там чешуя уже отошла, наверное, ты кислоту слей, и… ее бы промыть надо и в чистку. Тебе Виола покажет – сделаешь?

Эван снова кивнул. Тетя Флорика вздохнула, и пара угольков вылетели из камина на поддон.

— Ты извини, что я… если что непонятно, ты не стесняйся, зови, хорошо?

Камин наконец погас, Эван достал из кармана фляжку, хлебнул, потом вразвалочку подошел к фильтру, закупорил последнюю колбу и развернулся к Виоле.

— Вы, кажется, умеете работать с чешуей, м… домнишоарэ Пьетросу?

— Ага, – хихикнула Виола.

Эван нахмурился – похоже, решил, что смеются над ним.

— Вот и займитесь. А я пока разберусь с холодилкой. Надеюсь, моих скромных способностей хватит на это сложнейшее зелье.

Нож дробно застучал по доске. Виола снова хихикнула и потащила промытую чешую к пескоструйке.

Тетя Флорика вернулась, когда уже стемнело. Виола успела почти что доварить свой лосьон, расспросить Эвана про драконью кровь и притащить из кухни чай и гору бутербродов. После ужина они занялись остывшей пескоструйкой.

— Эван, а ты ингредиенты для холодилки…

Эван небрежно кивнул на котел, тихо булькающий на водяной бане. Тетя Флорика покачала головой, подошла, понюхала недоверчиво. Виола прыснула в кулак – уже который раз за сегодня.

— Ну вы подумайте… Виола, тебя мама ищет!

— Ой, а как же… – Виола оглянулась на свой котелок. – Там еще часа два, не меньше.

Лысый хмыкнул и достал палочку.

– Statum Poneo! Доварите завтра.

— А как снять?

— «Фините». Справитесь, надеюсь?

— Ага, проходили… Спасибо, домнуле Эван. А… можно я завтра тоже приду?

Лысый оглянулся на Дрэджеску.

— Конечно можно!

Уже убегая, Виола расслышала слова тети Флорики:

— Эван, а ты не думал поработать в школе?

Минерва Макгонагалл и въевшиеся стереотипы

Голоса звенели за поворотом, эхо искажало их, и сначала Минерве показалось, что это Ханна распекает ученицу – и она поспешила на всякий случай. За поворотом обнаружилось, что все наоборот. Это Ханна растерянно топталась на месте, а Мэри Диггори – староста Хаффлпаффа – говорила решительно, хоть и сквозь слезы:

— Понимаете, он не виноват, он не может быть виноват. Я пыталась им объяснить, а они все хором – его поймали с коробкой! Он, может, наоборот хотел этого боггарта туда спрятать!

— Нет, Мэри, – мягко перебила Ханна, – Не… профессор Лонгботтом и профессор Смит не могли бы так ошибиться. Они проверили. Ли принес боггарта в гостиную.

Диггори помотала головой.

— Значит, его заставили, или еще что‑нибудь.

— Мэри, – Ханна заговорила еще мягче. – Я понимаю, что ты хочешь его защитить…

— Потому что мы встречаемся! Они все тоже так говорят!

Минерва подошла едва ли не вплотную – и ее наконец заметили. Мэри смутилась, но тут же перешла в наступление:

— Я говорю профессору Эббот, профессор Макгонагалл, что Джейсон не виноват. – Нет, она не сказала «Джейсон», она старательно выговорила его щебечущее птичье имя – все с тем же вызовом. – Он попал как… меж двух огней. Знаете, как на него Слизерин окры… рассердился, что пятьдесят баллов. И наши все злятся.

— Мисс Диггори, уверяю вас, вы преувеличиваете – Слизерин вовсе не ополчился против мистера Ли, даже наоборот, колледж его поддерживает. Разве мистер Ли не рассказал вам, что его однокашники даже пошли на конфликт с профессором Смитом?

— Они уже сами не рады этому бойкоту, – пробормотала Мэри.

Смит словно услышал, что его помянули, – вынырнул из темного коридора, ведущего к кухне.

— Хаффлпафф снова не спит, как я вижу. Нужна помощь, профессор Эббот, директор Макгонагалл?

— Нет, – отозвалась вдруг Мэри Диггори. – Извините, профессор Смит, я говорила с профессором Эббот о делах нашего факультета.

Ханна двинулась, будто желая загородить девочку от зельедела. Тот смотрел с интересом, не зло.

— Понимаю, мисс Диггори. Факультет обиделся на милую шутку вашего приятеля, а по–вашему, должен был посмеяться и забыть.

Мэри вспыхнула.

— Зато они быстро забыли все хорошее! На нем малыши висли, он с ними возился. Бывает ведь, и плачут, кто раньше из дому не уезжал. А Джейсон их умел занять.

— Вот как, – проговорил Смит непонятно.

— Да! А теперь наши смотрят косо, если кто из малышей Джейсона вспомнит.

— Ну а вы что хотите? – секундная задумчивость сошла с лица Смита, он снова смотрел с веселым скепсисом. – Чтобы профессор Эббот приказала им всем полюбить вашего мистера Ли обратно?

Диггори смешалась. Минерва вздохнула.

— Профессор Смит… В конце концов, вы заслуженно наказали мистера Ли, а он наверняка жалеет о своей необдуманной выходке. Может, ему стоит поговорить с факультетом? Со старшими, со… – Минерва вовремя прикусила язык, вспомнив, что старостой была, собственно, защитница несчастного слизеринца.

— Да, – оживилась Ханна, – пусть он поговорит с ребятами.

Диггори опустила голову.

— Он не может… не получается… Я не могу рассказать.

Смит шагнул к девочке так резко, что Минерва схватила его за локоть – на всякий случай. Он, кажется, этого не заметил.

— Не может? А что он, мисс Диггори?

— Профессор Смит! – Минерва стиснула локоть сильнее. Похоже, он серьезно напугал мисс Диггори, нависнув над ней, сипя свои вопросы.

— Подождите! Что он, мисс, ну? Говорите же, это важно для вашего драгоценного слизеринца!

— Он плачет, – прошептала Мэри чуть слышно.

Смит отступил,

— Ясно. Простите, что вмешался, профессор Эббот, директор.

Ханна быстро взглянула на него и, взяв Мэри за плечо, повела ее в гостиную.

— Поделитесь, что именно вам ясно, профессор Смит? – поинтересовалась Минерва. – Кажется, вы обещали разобраться со всей этой историей к Рождеству, и она все еще тянется?

— Я предпочел бы рассказать вам историю целиком, директор, – отозвался Смит. – Не люблю недомолвок, от них одни беды.

Он пропустил Минерву вперед и зашагал следом – к лестнице.

— Вам не кажется, что Хаффлпафф на самом деле куда особеннее Слизерина?

Минерва молчала до конца коридора, потом проговорила, усмехнувшись:

— Слышал бы вас профессор Снейп!

— О да, он бы… Даже не знаю… Пожалуй, выпил бы годовую норму горького чая с лимонными дольками, обсуждая с профессором Дамблдором, какой я тупой и черствый субъект. Но я серьезно, директор. Слизерин и Гриффиндор привычно бьются за первенство во всем, начиная от квиддича и заканчивая мировым господством, а Равенкло и Хаффлпафф ни во что не вмешиваются, два тихих факультета, основанные женщинами, одна – умница и загадочная красавица, другая – хлопотливая пышечка, душка и хохотушка…

— Это вы про Хельгу? – изумилась Минерва. – Ну вам, как иностранцу, такое представление простительно. Но позвольте все‑таки развеять ваше заблуждение: Хельга Хаффлпафф была дама северная, рослая и… не тощая, понятно, но уж никак не пышечка. Она в Запретный лес ходила как в собственную теплицу, он, конечно, тогда не назывался Запретным, но кентавры жили поближе к замку, чем теперь.

Минерва осеклась и покосилась на Смита – он улыбался явно, хоть и прятал здоровую половину лица в тени.

— Вот и я о том же, директор. Кто ее видел, Хельгу Хаффлпафф? Вкладыши к шоколадным лягушкам не в счет, ладно?

— Портреты основателей в «Истории Хогвартса» на первой же странице, – парировала Минерва. Спорить со Смитом было интересно – даже не спорить, а подбрасывать ему факт и смотреть, куда он поведет разговор. – Скажете, ее мало кто читает?

— Скажу, что портреты рисовали триста лет назад – такой же человек, как вы и я. Оспины убрал, глазки поправил, волос добавил – и готов ярлычок, трудолюбивая хлопотунья Хельга, точь–в–точь директор Дервент, и скользкий лысый Слизерин, тоже наверняка точь–в–точь кто‑нибудь, ныне уже забытый. И ярлычок переклеивается на весь факультет, и спят в ночи бедные пушистые хаффлпаффцы, и ползет к ним злобный скользкий раскосый слизеринец – подбросить боггарта…

— Вот вы к чему свели, – хмыкнула Минерва. – Разобрались все же с Ли? Что же, он не виноват?

— Виноват, еще и как. Тот же ярлычок, директор: слизеринцы хитрые и умные. А они бывают глупые и… нет, не простодушные ни в коем случае. Но сами себя успешно запутывают своей же хитростью. А с Ли – почти разобрался. Мисс Диггори мне необычайно помогла.

Эван и зелье на крови

Мать Михаля работала в «Золотом дукате». Воображение Эвана уже нарисовало ее худой, бледной и заплаканной, но она оказалась пышногрудой и симпатичной – ловко таскала тяжелые подносы, весело переругивалась с постоянными клиентами, с обворожительной улыбкой принимала чаевые. Эван долго искал в ее лице какие‑нибудь общие с Корнелиу черты, не нашел и обратился к Уизли – как бы промежду прочим, будто продолжая давнишний разговор, мол, кстати, а эта черненькая из «Дуката», она Корнелиу кем приходится, что‑то я запутался?

— А не мудрено запутаться, – без удивления отозвался Чарли. – Формально – неродная тетка, а так он ее как сестру опекает. Она ж его младше. И Михаль…

— Ну да, – покивал Эван. – Угораздило ее.

И продолжил на одном дыхании, осененный:

— Зря Корнелиу себя грызет. Вампиры гнезда не вьют, им семья не нужна. Он бы и так и так ушел. А без его влияния у… – он запнулся. – Как зовут мать Михаля? Какая разница… У матери есть шанс сделать из него человека.

— Наверное. А чего тебе он дался? Тяжело с ним в классе?

Эван коротко мотнул головой – и задумался, вспоминая. Оказалось, привычный к мелочам глаз много увидел, и теперь мелочи с готовностью всплывали в памяти. Михаль носит флягу, иногда пьет из нее украдкой, уйдя подальше от других, чаще всего – в пустом классе на перемене. В лаборатории держат драконью кровь на зелье от свертывания – для аптек и заведений пофешенебельнее, чем «Старый князь». Но если взять то зелье из трактата Котермака и выделить нужные компоненты из крови… Для вампиреныша–квартерона должно хватить.

Через неделю он принес бутыль с зельем доамне Стригоевой: пить по мере необходимости, вместо. На вкус не очень, но зато по цвету как мутная вода, мальчику ведь будет легче? Стригоева молча теребила бантик на фартуке, потом разрыдалась. Эван, глядя в сторону, сообщил, что пробная партия бесплатная, если зелье подойдет и понравится, он будет его готовить, такая бутылка обойдется в четыре тридцать – потому что ингредиенты на аптечном складе… И ушел, пристроив бутыль возле стопки подносов.

Еще через несколько дней его отловил Корнелиу, затянул в свой крошечный кабинетик, в который и сам‑то едва вмещался, втиснул между дверью и картотекой.

— Чего надо – проси.

Эван вздохнул.

— Я сказал ей – четыре тридцать за бутылку…

— Я реверансы разводить не умею, – прохрипел Корнелиу. – Ты, Нельсон, мне хвост не крути, ты говори, чем отдариться могу. Я в должниках ходить не люблю.

Эван колебался еще пару мгновений, не больше.

— Документы нужны. Диплом дурмштранговский, лицензия на аппарацию с мультивизой, регистрация анимага.

— Имя?

— Мне настоящий нужен. На имя я бы и под Липой разжился.

Корнелиу присвистнул.

— Ладно, ступай пока. Выпуск хоть какого года?

— Семьдесят восьмой – плюс–минус пять лет. Лучше минус, – усмехнулся Эван и боком выбрался из‑за картотеки.

Они не возвращались к этому разговору. Минуло почти три недели, прежде чем Корнелиу вломился в комнату – Уизли как раз вышел к Тодоровой подписать какую‑то бумажку – и хлопнул по столу свитком.

— Держи, Нельсон. Повезло тебе. Эван Смит, тыща девятьсот семьдесят шестой. Регистрацию сам в Бухаресте сделаешь, не маленький.

О поисках общего языка, горьких слезах и сладкой мести

Ранил. Радуйся, пока можешь. У Дуймы новая фишка – брелочки из драконьей чешуи. Нифига не делают, но выглядят внушительно. Так что если нужно осчастливить всех коллег на десять грошей – самое то.

К.

Невилл Лонгботтом и дурацкие подозрения

Разговор с Гарри не шел из головы.

Они встретились в Хогсмиде по просьбе Гарри, тактичная Ханна оставила их вдвоем, отправилась посмотреть новинки в книжный, и Гарри не стал скрытничать и лукавить, а поделился тревогой. Ему не нравился Смит. Его появление из ниоткуда, его расспросы и любопытство, его непричастность к обеим войнам.

За обедом Невилл посматривал на Смита, словно пытался разглядеть его истинное лицо. Подозрительный тип? Сделал ли он что‑нибудь подозрительное за три месяца работы в школе? Да, расспрашивал и рылся в газетных подшивках, но это ведь не преступление? Все это время от него была только польза. Помог с теплицей, разобрался с двумя – как минимум – крупными конфликтами, варит зелья для лазарета. Кажется, подружился с мистером Люпином. Он влился в коллектив, как ни один из его временных предшественников, и Невилл понял, что не думает о нем как об очередном «профессоре на год», а считает одним из учителей Хогвартса. Гарри ведь не работал здесь, не видел Эвана каждый день, спокойного, молчаливого, всегда готового прийти на помощь. С другой стороны, Гарри смотрит непредвзято, он ничем не обязан Эвану, и, может, этот трезвый взгляд видит то, что скрыто от Невилла?

Смит повернулся здоровой половиной лица.

— Невилл, вы думаете, если я этим глазом не вижу, то и не слышу, как вы кряхтите, вздыхаете и вертитесь? Случилось что?

— Нет, – смущенно пробормотал он и уткнулся в тарелку.

Вероятно, и даже скорее всего, подозрительность Гарри связана с тем, что Смит – чужак. Его здесь никто не знает, с ним никто не учился, его никто не учил. Будь он чьим‑то однокашником, вспоминай со всеми Апполиона Прингла и Огга, квиддичные победы и школьные проделки – было бы куда проще и привычней. Хотя, кольнуло воспоминание, Аластор Моуди, всеобщий знакомец, неиссякаемый источник баек про прежние времена, и на тебе – упиванец под обороткой.

Смит, словно нарочно, потянулся к своей фляге, глотнул.

— Что вы пьете все время, Эван? – спросил Невилл неожиданно для самого себя.

— Болтушку для горла, – мгновенно отозвался Смит. – Домнишоара Дрэджеску ласково называла ее горлодер. По сути, это мой голос. В заповеднике я сжег связки, а отрастить новые – дело хлопотное. Так что горлодер – мое спасение и возможность говорить.

Ну а что еще это могло быть? Единственное понятное и простое объяснение… либо великолепная причина, получше паранойи старого аврора.

— Надеюсь, оно хотя бы приятное на вкус, – пробормотал Невилл.

— Ничего, нормальное.

Смит прищурился.

— Уж не померещилось ли вам оборотное зелье в моей скромной фляге?

— С чего бы? – вспыхнул Невилл.

— Вот именно. И согласитесь, захоти я замаскироваться, выбрал бы что‑нибудь посимпатичнее.

Смит криво усмехнулся, поправил повязку и придвинул десерт.

Эван и урок китайского

След от ожога сошел, и уродливое красное пятно уже проступало снова. Зелье не помогло – вернее, оно сработало как надо, сожгло кожу, но дело‑то не в коже. Дрянь сидела в крови, а может, в нервах, и, наверное, Игорь был прав: выжечь ее можно только проклятым огнем. У него вроде бы вышло, хоть и не спасло. Но развести здесь проклятый огонь означает вылететь из заповедника через минуту. В лучшем случае за ворота, в худшем – в Нурменгард. Реальнее всего – на тот свет. Если драконы нервно плюются на простейший люмос, то страшно представить, как отреагируют они на проклятый огонь.

Огонь… Спасительная мысль пробежала краем сознания. Драконий огонь. Поинтересоваться бы между делом у Чарли, как действует драконий огонь на… А вдруг «выгорит»?

Так или иначе, придется выждать. Он явился в заповедник с обожженной левой рукой, он влез в кислоту и обжег предплечья, если в ближайшее время он снова покалечит левую руку, то проще уж сразу выйти к центральным воротам и закатать рукава: кто, мол, еще не догадался, налетай!

Но не ходить же с рукой напоказ. Теплеет, скоро на рубашку начнут коситься. Он вздохнул, расправил рукав и занялся лабораторной посудой. Колбы в стерилизатор, реторту в угловой шкаф, мензурку в центральный шкаф на вторую полку, чашки туда же на нижнюю – нерушимый порядок домнишоары Дрэджеску. У двери стоит напоминание – коробка из‑под венских вафель. Значит, обойти с ней рабочие места, собрать баночки из‑под холодилки, вычистить и простерилизовать. Вот этим и займись.

С потяжелевшей позвякивающей коробкой под мышкой Эван вошел в дежурку. Дежурные, двое крепких ребят с непроизносимыми болгарскими именами, гоняли чай и травили анекдоты. Благодарным слушателем был Дуйма – бессменный вольерный китайских метеорок. Он прихлебывал чай, посмеивался над анекдотами и ловко шнуровал что‑то, что Эван сначала принял за чулок.

— Тару сдаем, народ, – напомнил он, переждав взрыв хохота.

Ребята вывернули карманы.

— У меня еще полпузырька, – сказал Дуйма.

— А срок годности?

— Не вышел. Две недели, дуйма?

— В следующий раз сдашь, – не стал спорить Эван. – Что это ты делаешь?

— Туристические заманухи, – ответил вместо него Цветан. – Наручи. Не видал в «Змее»? У туристов нарасхват.

Дуйма показал свою работу – тканый наруч с силуэтом летящего дракона и креплением для палочки. Эван поставил коробку на стол и сел рядом. Он не скрывал восхищенного блеска в глазах. Цветан пихнул приятеля локтем – глянь, мол, у новичка слюнки потекли, они все на такую шушеру падки… Да–да, именно так. Новичок повелся на понтовую штучку.

— Красиво, дуйма?

— Слушай… сделай мне такую штуку, а? Я заплачу или отдарюсь. Как скажешь.

— Бери этот, он готов, – пожал плечами китаец. – Бери так, я их в свободное время из старой формы делаю.

— Я отдарюсь, – пообещал Эван.

Плотная ткань обхватила руку от пальцев до локтя. Отлично. Теперь можно и футболку носить, и рукава закатывать.

— Да… – он обернулся от порога. – А что значит «дуйма»?

— Это… – Дуйма почесал курносый нос. – Nicht wahr, по–вашему. «Не так ли». Думал, меня так зовут, дуйма? – усмехнулся он.

— Думал… как по–вашему «есть такое»?

— Дуйа. Меня зовут Цюн По.

— Знатное имя!

— Низкорожденный счастлив, что имя его прапрадеда достигло ушей западных варваров… – Дуйма махнул рукой: – Тот Цюн По мне не родственник и не тезка даже, но ты все равно не поймешь, в чем разница. Хочешь звать по имени – зови Полом.

Минерва Макгонагалл и трудности перевода

Когда над головой раздался голос профессора Снейпа, Минерва вздрогнула: за последние дни она отвыкла от этих комментариев.

— Не в моих привычках кляузничать, мадам директор, но когда речь идет о детях, я не выбираю средств. Заметьте, это хаффлпаффские дети, а не слизеринские.

— И что же случилось с юными воспитанниками Ханны, профессор Снейп? Кстати, рада вас видеть, давненько вы у нас не появлялись.

— Надо же хоть иногда появляться в музее, хотя бы ради приличия, – отмахнулся Снейп. – А с юными хаффлпаффцами случился профессор Смит. Он нашел новое развлечение, директор. Он доводит первокурсников до слез.

— Первокурсники часто плачут, – примирительно начала Минерва. – Если снимают баллы с колледжа…

— Он не снимает баллы. Он просто доводит их до слез. Они заходят в Наградную комнату, выходят оттуда в слезах, количество баллов не меняется. Моя фантазия отказывается представлять, что происходит в Наградной комнате. Заметьте, едва ли не единственной, где нет картин.

Минерва тяжело вздохнула и вышла из кабинета. Наградная комната, третий этаж…

Смит шел по длинному коридору вдоль двойного ряда доспехов, заложив руки за спину, палочка небрежно зажата в кулаке, и доспехи за его спиной вытягивались в струнку. Он самозабвенно свистел, и Минерве показалось, что она узнает тщательно выведенную мелодию.

— Эван!

Свист смолк.

— Простите, директор Макгонагалл, дурная привычка – свистеть в хорошем настроении. Петь, сами понимаете, не могу.

— Что вы делали в Наградной комнате, можно узнать? – спросила Минерва, внутренне готовая к новым намекам и уклончивым ответам.

— Разговаривал с младшими хаффлпаффцами, – спокойно ответил Смит. – Я все еще распутываю историю с Ли, директор. Я помню, что обещал справиться с ней до Рождества, и могу заверить, что близок к успеху, как никогда.

— В таком случае, я могу рассчитывать, что вы объясните, почему дети после вашего разговора плачут.

— Должны были перестать уже, – заметил Смит.

Минерва поджала губы.

— Я задавал им вопросы, на которые они не могли ответить. Как‑то зловеще звучит, хотя я совсем не это имею в виду. В общем, это, видимо, заклинание, что‑нибудь совсем простое, какой‑то детский секретик. Знаете, как «кошка сдохла, хвост облез – кто промолвит, тот и съест». И если проболтался – во рту весьма специфический вкус… А здесь слезы. Когда они хотят выдать секрет – они плачут и молчат. Уверяю вас, мне не доставило ни малейшего удовольствия мучить детей расчетливыми вопросами, но я должен был понять, как работает заклинание. Детский фольклор в учебниках не значится, они его часто сами и придумывают.

Смит отцепил от пояса фляжку и сделал пару глотков.

— Поняли? – спросила Минерва.

— Понял. Реагирует на ключевые слова. Из‑за этого я надеюсь, что оно привязано к языку и мы сможем его обойти. Вы не знаете, мистер Ли владеет каким‑нибудь языком кроме английского?

Минерва посмотрела на Смита поверх очков. Нет, не шутит.

— Китайским.

Смит скрипуче рассмеялся.

— Я понимаю, как звучит мой вопрос, но если не первое поколение живет здесь…

— Я видела, как он читал книгу, написанную иероглифами.

— Отлично, – кивнул Смит. – Я попрошу вас присутствовать при нашем разговоре, директор Макгонагалл. Он будет очень важным – по крайней мере, я на это надеюсь.

— Вызвать мальчика в кабинет?

Смит замотал головой.

— Он испугается. По–моему, хватит с него допросов. Учительская… Нет, все равно официально.

— Гостиная? – предложила Минерва.

— Только если кто‑то возьмет на себя профессора Снейпа, – усмехнулся Смит. – Он ведь в школе, верно?

Минерва смутилась.

— Давайте посмотрим, может быть, Ли в Большом зале, – проговорил Смит. – А если нам совсем повезет, то он в учебной лаборатории в подземельях. И можно будет позвать его в класс зельеделия.

И когда мальчик и впрямь оказался в лаборатории – тренировался крошить ингредиенты, не отрывая кончика ножа от доски, – Смит предложил сиплым шепотом:

— Я думаю, Ли будет легче, если он вас не заметит…

Минерва посмотрела укоризненно, но вздохнула и мягко прыгнула на четыре лапы. Прав он, пожалуй… Смит вежливо придержал дверь класса.

Она запрыгнула в кресло позади учительского стола. Минутой позже вошел Ли.

— Я соврал про нарезку, просто нужно побеседовать без лишних свидетелей, – проговорил Смит, заходя вслед за ним. – Садись‑ка, Цзисян, будем искать общий язык. Ni shuo hanyu, duima?

– Dui a[2], – выдохнул мальчик.

— Вот и славно. Поскольку кроме этого я выучил только «ни хао», то дальше будем общаться через переводчика.

Цзисян – это так зовут мальчика на самом деле, вспомнила Минерва. Так его и назвала Мэри Диггори. А Джейсон – английская замена, чтоб однокашники не ломали язык.

Смит вытащил из кармана подвеску, положил ее на парту перед Ли.

— Я буду задавать вопросы, а ты – отвечать по–китайски. Эта штука переведет. Ясно? Итак. Ты никому не можешь толком объяснить, зачем подбросил боггарта в хаффлпаффскую гостиную, потому что на тебя наложили заклинание. Стоит заговорить на запретную тему – начинаются слезы. Не кивай, снова плакать начнешь, жесты оно понимает. Ты говори.

— Да, – скрипнул переводчик.

— Вот видишь, сработало. Мы его обошли. Так что там с боггартом?

— Проспорил, – проговорил Ли, и скрипучий голосок переводчика не помешал Минерве услышать огромное облегчение в его голосе. – Я проиграл в карты желание и должен был подбросить боггарта. Мы думали, это будет смешно. Кто знал, что он превратится в… это. Это было глупо, сэр, но я не хотел навредить.

— Глупо было ввязываться в игру без выигрыша, – заметил Смит.

— Я проверил карты, – возразил Ли. – Там не было шулерских заклинаний.

— Там был крап, – усмехнулся Смит. – Наверняка. Но продолжай.

— А что продолжать? – растерялся Ли. – Все. Я проиграл и сделал эту глупость.

— За которую был справедливо покаран пятьюдесятью баллами, – договорил Смит. – Если вдруг захочешь поделиться этой мыслью с Домом, можешь взять переводчик. Но меня интересует, зачем ты сел играть с Лэнни? Не ради развлечения, это точно.

Ли молчал и, судя по всему, смотрел оторопело.

— Тебе удалось его вычислить, чем я хуже? Итак, мистер Лэнни. Малолетки играли в подрывного из интереса и азарта. А ты?

Ли молчал, теперь настороженно. Смит прошелся между партами, сцепив пальцы.

— Дай‑ка подумать. Мисс Диггори говорила, что ты заботишься о младших, причем даже из других колледжей. Заметил огорченных и плачущих ребят? Начал расспрашивать и вышел на Лэнни? Не кивать! И решил разобраться сам?

— Нет. Я собирался посоветоваться с профессором Синистрой.

— Но что‑то тебе помешало. Или…

Смит резко остановился, развернулся на каблуках.

— Или кто‑то? Профессор Снейп в очередной раз напомнил об уникальности Дома, и ты понял, что профессор Синистра не оценит масштаб трагедии, ничего не поймет и нужно все делать самому? F‑fiu de[3]

Он пробормотал несколько слов на незнакомом языке и тут же прихлопнул ладонью переводчик.

— Пропустить! Итак, пошел к Лэнни. Затеяли какую‑нибудь глупую сделку? Ты выигрываешь – он отстает от первогодков, он выигрывает – ты исполняешь его желание?

— Он просто предложил сыграть на желание. И я решил, что выиграю и это закончится. Я хорошо играю в подрывного дурака.

— А он только малышей способен обставить? Нельзя недооценивать противника – этому вас профессор Снейп не учил?

— Я проверил карты на шулерские заклинания, – упрямо повторил Ли.

— И проиграл, – подытожил Смит. – Итак, мы выяснили, кто и как. Осталось выяснить зачем. Что Лэнни нужно от первогодков?

Ли пожал плечами.

— Карманные деньги.

— Он не смог бы выиграть деньги, на это срабатывает заклинание. Игры на деньги под строгим запретом.

— Тогда я не знаю, сэр.

— Выясню – скажу, – пообещал Смит. – Ступай, Цзисян. Переводчик возьмешь?

Ли помотал головой.

— Все равно все всплывет. Вы ведь узнаете.

— И то верно. Спасибо за помощь, мистер Ли.

Дверь за мальчиком закрылась. Минерва поднялась из‑за стола. Смит снова свистел, отстукивая ритм пальцами по парте, и Минерва поняла вдруг, что на мелодию ложатся слова, выныривают из памяти. Lacrimosa dies illa, qua resurget ex favilla judicandus homo reus…[4]

— Эван, – позвала она севшим голосом. – Вы что насвистываете?

— А, – он тряхнул головой. – Извините. Под эту музыку в брашовском «Дукате» по субботам номер был – анимаг–змея… – он быстро взглянул на Минерву, – танцевала, в общем.

— Под эту?

— Ну не прямо под эту. Какая‑то маггловская аранжировка. Все равно было забавно. Не говорите мне ничего о Лэнни, директор Макгонагалл. Нам осталось последнее действие этой драмы, и понадобится помощь профессора Лонгботтома.

Невилл Лонгботтом и сундук сокровищ

Невилл услышал голоса еще в коридоре и поспешил распахнуть дверь кабинета навстречу Минерве Макгонагалл и Эвану.

— Нужна ваша помощь, Невилл, – начал Эван, поморщился и отцепил от пояса флягу. – Драма с боггартом в Хаффлпаффе движется к финалу.

Пока он пил, Макгонагалл объяснила:

— Эвану удалось разговорить Джейсона Ли. Идея подбросить боггарта в гостиную Хаффлпаффа принадлежала Джеку Лэнни.

Он был одет и с палочкой, вспомнил Невилл. То‑то Эван на него все поглядывал. Но зачем? Что за глупая идея пугать собственный колледж?

— Целая история, Невилл, – подхватил Эван, завинчивая фляжку. – Идемте, расскажу по дороге.

— Куда идем? – спросил Невилл.

— А вот это вы нам скажете. Я читал в «Современной истории магии», что на своем седьмом курсе вы ушли в подполье. Кажется, Кэрроу грозили вам пытками и пришлось спасаться?

— Да, – смутился Невилл. – Кстати, вскоре нас там было уже много.

— Да. Вопрос, собственно, где «там»?

— В Выручай–комнате. Это была особенная комната, она могла быть кладовой, или большим залом, или библиотекой. Для нас была укрытием.

— Отлично, – взволнованно перебил Смит, нетерпеливо переминаясь. – И где же она? Ведите нас, Невилл.

— Она сгорела в день Большой Битвы.

Казалось, Смит налетел с размаху на невидимое препятствие.

— Сгорела?

— Крэбб сжег ее проклятым огнем. Нам повезло, будь это простой класс, сгорел бы весь Хогвартс. Проклятый огонь…

– Fir‑al dracului!

Смит хватил кулаком по двери.

— Не может быть! Все сходится, не может быть! Где она была? Идемте!

Он рванул вперед так, что Невилл едва поспевал за ним.

— Седьмой этаж, – проговорил он в спину Смиту. – По крайней мере, была там.

— Что случилось? Подробнее расскажете?

— Да я сам знаю только то, что рассказывал Гарри.

— Молодые люди, сбавьте темп, – попросила Макгонагалл. – Сгорела комната или нет, она уже никуда не денется.

— Простите, директор.

Смит остановился. Макгонагалл выдернула из пучка на затылке свою шпильку–палку и пару минут переводила дыхание, опершись на нее.

— Так что Гарри? – нетерпеливо спросил Смит.

— Он с Роном и Гермионой нашел там диадему Равенкло и…

— Это я знаю, – перебил Эван. – Потому‑то она нам и нужна. Если в Хогвартсе надо что‑то надежно спрятать, лучше Выручай–комнаты ничего не придумаешь.

— Вслед за ними туда полезли Малфой, Крэбб и Гойл. И Крэбб зажег проклятый огонь. Всем, кроме него, удалось выбраться, но чудом.

— Мы все равно должны посмотреть, – повторил Эван.

— И вы наконец расскажете почему? – Невилл покосился на Макгонагалл. – Вы обещали рассказать по дороге.

— Да, – спохватился Эван. – Лэнни, наш Маленький Джон, который так удачно бодрствовал в ночь, когда Ли устроил переполох в Хаффлпаффе. Ли проиграл в карты, и, как оказалось, не он один. Мистер Лэнни необычайно удачливый игрок, первогодки регулярно проигрывали ему… Вопрос, что именно. Не деньги. И я подумал, Невилл, независимо от того, что выигрывал Лэнни, это нужно где‑то прятать. В спальне и гостиной нет личного пространства, где‑то в коридорах – нашел бы мистер Филч, да и не рискнул бы он. Чтоб что‑то спрятать, Выручай–комната подходит лучше всего. Это всего лишь гипотеза, но я хочу ее проверить.

— Идемте, – разрешила Макгонагалл. – Идемте, а не бежимте!

— Диадема Равенкло – один из хоркруксов? – уточнил Эван, когда они поднимались по лестнице.

Невилл кивнул.

— Может, Волдеморт еще что‑то там запрятал – уже не узнаешь. Гарри говорил, была у него манера собирать сувениры. Еще в детстве прятал памятные вещички, знаете, всякие детские сокровища – губную гармошку…

Эван остановился резко посреди лестничного пролета.

— Детские сокровища! Ну конечно же… Я дурак, директор, я должен был догадаться! Идемте же, идемте, ее просто не может не быть!

На седьмом этаже он бросился к глухой стене, оставив Невилла и Макгонагалл позади. Серая каменная кладка, с которой был тщательно стерты следы пожара. Эван распластался на ней, будто пытался найти щелку среди камней и заглянуть внутрь. Когда он обернулся, на губах его сияла торжествующая улыбка.

— Есть! – крикнул он и закашлялся. – Идите сюда. Директор Макгонагалл, вы должны почувствовать. Вот здесь, слышите – пахнет гарью. И здесь. А здесь – нет. Вот отсюда, от середины, она отрастает потихоньку.

Он погладил стену и отшагнул.

— Нам нужно попасть в то место, где Джек Лэнни хранит свою коллекцию. Приступайте, Невилл. Откройте ее.

Ну что ж… Невилл сосредоточился на том, что сказал Эван. Где Джек Лэнни хранит свою коллекцию. Три раза туда–обратно.

Посреди стены беззвучно нарисовалась низкая дверка.

Они не вместились в комнату втроем, она была не больше кладовой для метел и почти вся занята сундуком и низким пуфиком. Сидя на пуфике, как раз удобно было открывать сундук, и Эван сделал именно это – втиснулся в комнатушку и открыл сундук.

Стереоскоп с подвижными картинками. Стеклянные шарики, цветные и прозрачные, в проволочной оплетке и с фигурками внутри. Маленькая метла «Ураган» – взлетела, едва поднялась крышка сундука, и выделывала фигуры высшего пилотажа перед лицом Смита. Жестяная коробка для завтраков с Мартином Миггсом. Стопка комиксов про него же и еще каких‑то незнакомых, неподвижных. И еще целая куча всего – цветного, блестящего, игрушечного.

— Ну вот и наш клад, – проговорил Смит, запихивая метлу под стопку комиксов.

Макгонагалл растерянно поправила очки.

— Это что же? Он вот это отбирал у младших?

— Выигрывал, – поправил Смит и выудил из сундука кусачую чашку. – Как мне хотелось такую на первом курсе, я вам словами передать не могу! Но сначала до «Зонко» не добраться, потом карманных денег нет, а потом, на пятом–шестом курсе, такую ерунду покупать неловко. Лэнни ведь на пятом, да? Наверное, ни «Умники Уизли», ни даже «Скривеншафт» не работали, когда он учился на первом?

— «Умники» открылись в девяносто девятом, зимой, – кивнула Макгонагалл, – а «Скривеншафт» пустовал до две тысячи первого.

— На войне не до игрушек, – вздохнул Смит. – И после войны тоже. А потом и денег жаль, и друзья на смех поднимут… Что ж, Невилл, похоже, вам пора отправлять патронуса к профессору Эббот. Пусть ведет сюда нашего победителя боггартов.

Он бросил чашку в сундук.

— Можем считать, что предотвратили появление еще одного Темного лорда.

Что‑то царапало Невилла, что‑то крутилось в мыслях, когда он выпускал патронуса и наговаривал послание для Ханны, и потом, когда они ждали Ханну и Лэнни и Макгонагалл слушала мальчишку. И лишь когда они уже шли к директорскому кабинету, Ханна, Макгонагалл и Лэнни впереди, он со Смитом позади, Невилл вспомнил – только упиванцы называли Волдеморта Темным лордом.

Еще одну странность он понял только в кабинете: что‑то Эван говорил о «Зонко», и это что‑то совершенно не срасталось с датами. Если, конечно, он учился не в Хогвартсе.

Неужели Гарри прав, и Эван Смит, отличный преподаватель и хороший человек, – бывший упиванец? И что делать теперь – поднимать тревогу? Но он проработал уже почти семестр и за все это время не сделал ничего подозрительного. А если в итоге выяснится, что филиал «Зонко» торчит у Дурмштранга с незапамятных времен, а Темным лордом Волдеморта в Дурмштранге называли все – с легкой руки директора? Тогда получится, что они с Гарри зазря обидят Смита, и он, чего доброго, оставит работу. Сработает проклятье профессора Снейпа…

Невилл решил до поры до времени молчать. В конце концов, Эван живет в школе и за ним можно присматривать. И случись что, прояви он себя – Невилл будет рядом, чтоб его остановить.

Андромеда Тонкс и румынская гостья

— И чем все закончилось?

— Я думаю, Эван расскажет лучше всех, чем все закончилось.

Эван поворачивается к маленькой седой волшебнице и проговаривает что‑то совершенно непроизносимое…

Андромеда не была в Хогвартсе пять лет, а в кабинете директора – и вовсе лет сорок, с тех пор как на третьем курсе объяснялась по поводу безобразной выходки Беллы. Все поменялось – и все знакомо. Те же портреты, высокие книжные полки. Директор Дамблдор сидит с чайной чашкой в руке и тоже жадно слушает застольный разговор. Директора Снейпа не видно. Зеленое кресло с высокой спинкой в его картине пустует, и это единственная вызывающе пустая рама на стене. В остальных – директора мирно спят, их давно утомила незнакомая речь и шумное чаепитие.

Андромеду пригласила Минерва Макгонагалл, и она сначала сомневалась, стоит ли ей идти, все‑таки официальный обед у директора школы.

— Какой там официальный обед, – махнула рукой Минерва. – Так, замятый скандал и личные связи. Андромеда, я прошу тебя, приди, а то что же это за прием – я, Эван и гостья. Будем сидеть и таращиться друг на друга.

Согласившись и придя, Андромеда едва не дала задний ход: за столом в кабинете директора сидели не только Эван с гостьей из Румынии, но и все деканы. Шанса тихо улизнуть Минерва ей не оставила – втащила в кабинет, представила гостье как свою добрую подругу и маму очаровательной Тонкс, да, той самой милой девочки. Гостья – седая дамочка, невысокая, но крепкая – оказалась директором Карпатского драконьего заповедника.

И они пили чай с песочными тритончиками, Минерва рассказывала, Эван быстро переводил и время от времени прихлебывал чай, куда щедро добавил зелья из своей неразлучной фляжки.

Мадам директор прибыла из Румынии не для развлечения, а по делу – в заповедник определили Джека Лэнни, виновника той неприятной истории в Хаффлпаффе, о которой подробно и возмущенно рассказывала Дора. По итогам честной работы и безупречного поведения у него появятся шансы сдать экзамены и получить дурмштранговский диплом. Перевод в румынский пансионат, пусть и у черта на куличках, – все лучше, чем позорное исключение из Хогвартса и громкое разбирательство. Дело было решенное и согласованное с опекунами, так что миссис Тодорова прибыла уже забрать мальчика и теперь слушала подробности истории, не отраженные в переписке, пока Лэнни собирал вещи под присмотром старосты и сопровождающего Тодоровой.

— И чем же все закончилось?

— Я не рассказчик, я переводчик, – Эван выставил ладони в шутливом защитном жесте. – Пусть профессор Эббот рассказывает.

— Ну, мы постарались все исправить, – взволнованно начала Ханна. – Рассказали ребятам, почему исключен Лэнни. Мэри Диггори, староста моего колледжа, объяснила нашим, что случилось тогда, с боггартом. И я ей поручила вернуть вещи, которые он отобрал у ребят.

Взгляд из‑под ресниц на Невилла дал Андромеде понять, кому принадлежала идея с возвращением вещей. Правда, Невиллу тоже могли подсказать, тут уж она ручаться не будет.

— И разумеется, мистер Ли ей помогал, – улыбнулся Невилл.

— Вы наградили его пятьюдесятью баллами? – спросила Андромеда.

— А разве он заслужил? – отозвался Эван. – Это было бы слишком легко, не находите, миссис Тонкс? В конце концов, юноша сглупил.

Тодорова тронула его за рукав, и он торопливо заговорил по–румынски.

— Мне кажется, Слизерин с Эваном согласен, – заметила Минерва. – Во всяком случае, сегодня утром Долохов явился на зелья. Так что конфликт и в самом деле исчерпан.

Смит договорил и добавил в кружку еще из своей фляги. Тодорова полезла в сумку и снова потянула Смита за рукав.

— Доамнэ директор, – засипел он, – позвольте вручить вам скромный подарок и выразить надежду, что вы посетите заповедник с ответным визитом, но по более радостному поводу. От себя добавлю – поезжайте, не пожалеете.

Минерва с благодарностями приняла вышитую чертополохами закладку с пушистой кисточкой в цветах директорского тартана. Андромеда, рукодельная душа, вежливо сунула нос в подарок и залюбовалась ровным шитьем.

— Эван, передайте миссис Тодоровой мое восхищение, изумительная работа.

— Ей будет особенно приятно услышать похвалу от вас, – кивнул Смит. – Она уже оценила директорский шарфик.

Рукодельные дамы обменялись улыбками, и Тодорова заторопилась уходить.

— Простите, – дублировал Смит, – им пора. Нужно успеть на министерский международный портал. Вы позволите воспользоваться вашим камином, директор Макгонагалл?

— Да, разумеется. Ханна, приведите, пожалуйста, мистера Лэнни…

Все заговорили, задвигали кресла, Андромеда шагнула к стене, чтоб не мешать, Ханна отправилась за уже бывшим подопечным, Макгонагалл последний раз просматривала сопроводительные пергаменты, а Эван и румынская гостья остались у стола. Эван, догрызая тритончика, выкладывал разномастные сверточки и что‑то сипел по–румынски. Она кивала и складывала все в маленькую, но, видимо, бездонную сумку. Понятно, приветы и гостинцы друзьям в заповедник. И уже отворачиваясь, Андромеда перехватила внимательный и напряженный взгляд Невилла – он смотрел на Эвана и Тодорову, и от улыбки не осталось и следа.

Минерва Макгонагалл и вопрос доверия

Сигналка школьных ворот снова предупредила о госте, и это снова был Рем Люпин. Минерва вышла из кабинета, на этот раз твердо пообещав себе, что не позволит себя заболтать, а сама задаст все нужные вопросы.

Ощущение дежавю не проходило: Рем снова стоял у центральной лестницы, задрав голову к большому портрету дамы в голубом. Неужели директор Снейп снова почтил школу своим присутствием? Ах да, бойкот окончен, и Слизерин больше не гоняется за ним с конспектами и домашними заданиями.

– … и я воспользовался твоим советом, Северус, и подумал над твоими словами. А вот ты, сдается мне, не подумал. Ты всячески намекаешь, что коварный Смит неспроста зачастил в мой дом. Но, Северус, посуди сам: Дора проводит здесь почти все время на неделе. Не проще ли обманывать меня здесь? Дома Андромеда, Тедди, в гости все время кого‑то приносит – полно народу.

Профессор Снейп сконфуженно молчал. Минерва, сконфуженная не меньше, надеялась, что Рем не успел услышать ее шагов.

Рем хмыкнул и продолжал:

— Твоя ошибка, Северус, что ты меня всегда недооценивал. С чего ты взял, что Эвана интересует Дора?

Судя по тому, что Рем и не пытался скрыть смех, профессор Снейп стремительно исчез за рамой.

— Минерва, простите меня, пожалуйста, я знаю, вы подобных шуток не одобряете. Но я надеюсь, теперь он перестанет намекать по поводу Эвана и Доры.

Минерва – куда уж деваться – вышла на ступени. И она тоже недооценила его, снова забыла, снова купилась на седину и шарканье – старенький, глуховатый… волк. Теперь бы еще вопросы не забыть задать…

— Здравствуй, Рем. Ты к нам просто зачастил. Надеюсь, по хорошему поводу?

— Если разрешите – то будет хороший повод. Вообще‑то, это идея Эвана, и я себя считаю не лучшей кандидатурой, но решать вам… В общем, речь идет о Джейсоне Ли.

— Эван блестяще справился с этой историей, – заметила Минерва. – К нашему общему стыду…

— Эван считает, что мальчику было бы полезно научиться вызвать патронуса, – чуть неуверенно начал Рем. – Вернее, не научиться, само заклинание им Дора показывала, а… улучшить навыки. Напрактиковаться. Чтобы вынести из этой истории что‑то полезное и перебить ее. И вообще – отвлечься. Он предложил мне позаниматься с мальчиком, считает, что занятие с кем‑то из учителей – это не то, это как дополнительные уроки или даже взыскание, бедняга разволнуется, и толку не будет. Ну а я считаю, что нужно получить ваше разрешение.

Он стоял на пару ступенек ниже, вопросительно глядя на Минерву – но не задрав голову, как прежде перед профессором Снейпом, а наоборот, чуть опустив, чтоб смотреть, сделав «бровки домиком», очень просительным, за душу берущим взглядом. Интересно, подумала Минерва, насколько осознанно он это делает. Вот Сириус Блэк делал так нарочно, это она точно знала. А Рем… Судя по всему, само получается.

— А где и когда вы собираетесь заниматься?

— Эван дал мне расписание пятого курса. В четверг они свободны после обеда, так что можем позаниматься в кабинете у Доры, пока она ассистирует в дуэльном клубе. Ну, и субботу прихватим, если нужно будет.

— Ну что ж, я не возражаю.

Рем улыбнулся.

Вопросы! – напомнила себе Минерва. А то сейчас опять улизнет.

— Там во дворе ребята играют в снежки, – проговорил он. – Если я хоть что‑то понял из рассказов Эвана, руководит ими именно Джейсон. Как раз можно будет поговорить с ним в неформальной обстановке. Раз вы разрешаете…

— Да, именно так. Рем, раз уж ты здесь, я хотела спросить кое‑что. К тебе не заходил на днях Гарри?

— Заходил, – кивнул он. – Об Эване расспрашивал. Вас тоже, да?

— Да, – не стала скрытничать Минерва. – И что ты думаешь?

— Думаю, что Гарри правильно делает, что беспокоится и задает вопросы. Но я доверяю Эвану Смиту. С ним все нормально. Да вы и сами знаете: он ведь друг Чарли Уизли.

О неожиданной поездке, нежданных визитах и непривычной обстановке

Убит. За парнем присмотрю, если надо.

К.

Гарри Поттер и внезапное решение

— Все‑таки эльфийская стряпня самая классная, – подытожил Рон и подобрал подливку хлебной корочкой. – Вкуснятина.

— Осторожно, – усмехнулся Гарри, – Кричер падок на комплименты. Сейчас принесет тебе добавки.

Впрочем, Кричер кормил Джима, и оторвать его от этого занятия было почти невозможно.

— Нет, добавку я не осилю, – вздохнул Рон. – Так хочешь услышать новости?

— Сгораем от нетерпения уже битый час, – вмешалась Джинни. – Рассказывай уже!

— Джордж хочет провернуть одно дельце в Румынии, – с деланной небрежностью сообщил Рон. – Договориться о прямых поставках. Если получится, сэкономим кучу галеонов на посредниках. Так вот, угадайте, кого пошлют в Румынию?

Гарри на всякий случай наступил Джинни на ногу.

— Ты поедешь? Это же здорово!

— По–моему, братец, это признание партнерства, – поддержала его Джинни, и Гарри с благодарностью взглянул на нее.

— Это еще не все, – продолжал Рон. – Я отправляюсь на следующей неделе, так что как раз успеваю заехать в заповедник двенадцатого.

День рождения Чарли, вспомнил Гарри.

— Отлично, успеешь к Чарли! – словно в ответ на его мысли проговорила Джинни. – Здорово, мама будет в восторге, семейный праздник! А наш подарок передашь ему?

— Ну, если мне не придется заказывать для него грузовой портал…

Джинни посадила на колени сытого и сонного Джима и отправила Кричера за подарком – такая коробка из «Твилфит и Тэттинг», плоская, в шкафу посмотри, кажется… Кричер шуршал обертками и громыхал коробками, и в конце концов Джинни ушла искать сама, отдав Джима Гарри.

— Мантия? – скривился Рон. – Джинни так и не ходит к мадам Малкин?

Гарри качнул головой.

— Нет. Но это не мантия, это очень забавная штука, трансформер, куртка, у которой все отстегивается и пристегивается, рукава, карманы, плечи, у Малкин бы все равно такого не нашлось.

— Звучит неплохо, – хмыкнул Рон. – Я посмотрю, ладно?

Гарри кивнул почти машинально, он задумался о другом. Поездка Рона – это превосходная возможность попасть в заповедник и все узнать самому. Расспросить людей, навести справки. Увидеть все своими глазами, в конце концов.

Джинни вернулась. Кричер семенил за ней с коробкой в лапках.

— Слушай, Рон, а если я с тобой поеду? – брякнул Гарри и тут же спохватился: – Джинни, извини, я как‑то не подумал…

— Поезжай, если хочешь, – улыбнулась она. – Неделю без тебя я как‑нибудь протяну. Приглашу Гермиону, устроим девичник… Хотя для девичника поздновато, конечно.

— Пригласи! – обрадовался Рон. – Я как раз хотел попросить, чтоб вы за ней присмотрели.

— Я присмотрю, – еще раз уверила Джинни. – Рон, так что?

— Поехали, – не стал спорить Рон. – Чарли только рад будет. И мама тоже.

Никто и дом терпимости

В районе, где нередки пистолетные выстрелы, на хлопок аппарации мало кто оглянется. Да и некому, в общем‑то, было оглядываться в этом заставленном мусорными баками проулке. Хрипло дыша и кутаясь в остатки мантии, он огляделся по сторонам и уверенно захромал вниз по улице. Адрес он знал хорошо.

***

— Чуууудные девочки! – мурлыкал Игорь, развалившись на диване. – Чуууудные. Рекомендую Анжелу, малыш, она любит… э… молоденьких.

Он краснел, прятал лицо в кружку с глинтвейном, хмелел от вина и близости запретного, в глубине души ужасался сам себе и опять глушил ужас выпивкой. Пухленькая Анжела почти не говорила по–английски, а он не знал ни слова по–румынски, да этого и не требовалось. И снова шевелились где‑то внутри стыд и чувство вины, но умелые пальчики уже расстегивали мантию, голова уже кружилась, и бездумное веселье уже утягивало туда, к накрахмаленным простыням и запаху резеды.

По–английски прекрасно говорила мадам Раковская, тощая, крашенная в винный цвет полька неопределенного возраста. Игорь обращался к ней с заметным уважением. Расплатившись и распрощавшись наутро, они направились уже к выходу, когда Игорь взглянул на младшего приятеля неожиданно серьезно.

— Запомни это место, малыш, – сказал он. – Здесь никогда не задают вопросов.

Он запомнил. И место, и адрес, по которому в течение следующих пятнадцати лет регулярно отправлял посылки с качественным противозачаточным зельем. Просто так, на всякий случай.

***

Дверь оставалась такой же обшарпанной, как и в былые времена. Выцветшая вывеска по–прежнему обещала «стрижку и маникюр недорого». Он знал, что заведение даже держало настоящего парикмахера – для наивных. Сейчас, впрочем, «парикмахерская» была закрыта: час ночи…

На двери с заднего хода висел тяжелый старинный дверной молоток. Он постучал условным стуком: раз – два подряд – еще раз. Подождал. Зажужжала видеокамера над входом, и недовольный голос из динамиков что‑то буркнул по–румынски. Он постучал снова, задрал левый рукав и поднял руку выше, к самому объективу. В динамиках зашуршало, и через полминуты дверь отворилась. Мадам Раковская выглянула наружу, пряча что‑то под полой халата, прищурилась, потом живо кивнула, схватила его за плечо и втащила внутрь.

— Твое счастье, что это ты, – заявила она, демонстрируя пистолет. – Тем летом ваши сюда табунами валили, до сих пор тошно.

Несмотря на усталость, он насмешливо шевельнул бровью: пистолет не самая эффективная защита от палочки. Простой «империус»…

— Зря гримасничаешь, – хмыкнула бандерша. – Тебя сейчас двое на мушке держат. – Она махнула рукой и скомандовала что‑то по–румынски. – Я добро помню. А будь тут кто другой, спустили бы в отстойник.

Она прошлась цепким взглядом по драной мантии, сорочке в бурых пятнах.

— Ранен?

«Нет», – хотел ответить он и обнаружил, что говорить может только шепотом. Мотнул головой.

— Голодный?

Он кивнул.

— Подожди здесь. И палочку отдай.

Он показал ладони – нету. Раковская смерила еще одним внимательным взглядом и вышла.

Все, что было на маленьком подносе, он съел прежде, чем наполнилась ванна, потом лежал в теплой воде, сытый, осоловевший.

— Патлы состригу, – предупредила Раковская. – Ни отмыть, ни расчесать… Где тебя носила нелегкая? Фу, гадость какая… Ты что, сбежал из этой вашей… как ее? Каталажки магической?

Он промолчал. Она щелкала ножницами и жужжала машинкой.

— Бриться будем? Могу побрить опасной бритвой, но это шоу стоит полтинник.

Он пощупал подбородок и качнул головой.

— Ладно, я просто подстригу. Не дергайся… Готово.

Она хлопнула дверью, окликнула кого‑то там, потом вернулась.

— Вылезай, а то уснешь там. Голова не кружится? Не упадешь? Держи полотенце.

Голова не кружилась, а вот спина болела все сильнее, хотя он думал, после ванны будет полегче. С трудом оделся в маггловские шмотки, что принесла Раковская, выбрался в коридор. Куда дальше? К счастью, недалеко – комнатушка с парой кресел и кушеткой, видимо, «парикмахерская». Он с облегчением опустился на кушетку.

— Извини, все спальни заняты – аншлаг сегодня. Поспишь тут, а днем разберемся. Тряпки твои я сожгла, карманы почистила. Вот, держи.

Медальон лег в ладонь, а он уже успел обмереть на секунду.

— Надеюсь, – усмехнулась бандерша, – мне ничего не будет за то, что я к нему прикоснулась.

Он вытащил из медальона фотографию, затолкал в карман джинсов и вложил тяжелый кругляш ей в руку.

— Чего ты? – она нахмурилась.

Тут уже мотанием головой не отделаешься. Он постарался шептать как можно внятнее:

— Мне нужно… – зелье, какое к троллям зелье, – лекарство, спина болит. Мне нужно будет много всего… – палка, жилье, хотя бы на первое время…

Он вдруг понял, что она боится. И правильно делает, вообще‑то.

— Бери, это мое. Искать не будут.

Хорошая, недешевая штука, хоть и новодел, черненое серебро, даже в маггловский ломбард можно сдать спокойно, а если добраться до Косой аллеи, там дадут полную цену. Медальон с секретом, уменьшающие и защитные чары, правда, не очень вместительный, но флакон зелья влезал. Нет, это не Косая аллея, как‑то по–другому…

— Кривая липа – там дороже продашь.

Раковская стиснула губы в жесткую складку.

— Не серди меня, kochanie. Забери свою цацку и спать ложись, днем поговорим. Или спина болит сильно?

Терпимо. Но спать он не хочет, он спал слишком долго.

— Ладно, подожди, я сейчас…

Медальон он тоже сунул в карман и осторожно вытянулся на кушетке – так вроде бы полегче. Раковская вернулась, позвякала склянками, сунула ко рту ладонь с пилюлькой – дрянь небось маггловская первостатейная, но лучше, чем ничего.

— Давай разотру спину, до завтра дотянешь.

Он лежал ничком, кожу жгло, но боль утихала, и он подумал, что метку надо хотя бы прижечь, чтоб в глаза не бросалась, хотя кто ее здесь увидит… Вспомнил, спросил:

— Ты говорила – приходили к тебе?

— Да, еще летом, ваши и эти…

— Авроры, – подсказал он.

— Точно. До осени засада сидела. Девчонок напугали. Про тебя не спрашивали.

Вот и славно. Выжечь метку можно проклятым огнем, но это не получится, пока палочки не будет.

— Яцек… палочку купить.

— Яцека еще осенью взяли, – вздохнула Раковская. – Ты ж сам говорил, он за все денежное берется, вот и добрался. А в лавке дамочка сидит, которая новую палочку продает только после предъявления обломков старой. Флорика жаловалась…

Она осеклась.

— Слушай, как же я сразу не додумалась! Вот туда я тебя и отправлю. Там безопасно и вопросов не задают.

Другой бордель? Не все ли равно.

— Я завтра Джордже позвоню, к нему на неделе наверняка парнишки от Флорики зайдут.

М–мерлиновы панталоны, мужской бордель?!

— А пока здесь побудешь, заодно спину подлечишь. Все, kochanie, ты как хочешь, а я спать. Туалет вон там, дверь запру снаружи. Не шуми.

Она уже была на пороге, когда он окликнул:

— Как там у нас? В Англии.

Она пожала плечами – силуэт на фоне тусклого света из коридора.

— Мало что знаю. Хорошие парни победили, ваших кого убили, кого посадили. Этого… кого нельзя называть – грохнули.

— Про Малфоев слышала что‑нибудь?

Она помотала головой.

— А… Поттер?

— Это герой который? Победитель? Слышала, да. Он приезжал вроде, то ли на открытие, то ли на празднование – я не знаю, не помню. Говорили что‑то под Кривой липой и у Джордже.

— Он… жив?

— Ну да, – удивилась Раковская. – Он же победил. Все, отстань, у меня будут жуткие мешки под глазами, и я распугаю гостей. Днем поговорим.

Щелкнул замок.

Он нащупал фотографию в кармане. Собрался, сосредоточился, засветил слабый – только чтоб немного видно было – бледно–желтый огонек в ладони.

— Он жив, – даже не прошептал, а прошипел. – Я не знаю как, но он жив. Значит, все правильно, да? Значит, теперь все будет хорошо?

Она молчала, как и всегда, но обернулась и посмотрела через плечо. Да, конечно, теперь все будет хорошо. Спасибо тебе.

Гарри Поттер и комнатушка драконолога

Бурно отметив день рождения брата, Рон ухитрился‑таки вспомнить о делах и с утра аппарировал в Бухарест. Гарри решил использовать время с толком и отправился к Чарли.

В комнате едва хватало места двум койкам, шкафу и этажерке, заставленной книгами. Чарли взмахнул палочкой – ворох одежды с кровати послушно убрался в шкаф.

— Садись, Гарри. Спрашивай, чего хотел.

Гарри сел. Жилище Чарли было уютным, несмотря на бардак и тесноту, и он сейчас понял, что комната напоминает ему Нору.

— Я хотел спросить о профессоре Смите.

— Об Эване? Спрашивай. Увидишь его, кстати, – дай пинка. Забыл нас совсем, пишет только Корнелиу.

Гарри кивнул, отметил имя – надо будет спросить потом.

— Ты хорошо его знаешь, Чарли?

— Хорошо? Да я с ним жил шесть лет в этой самой комнате! Тут рефераты кипами лежали, пока он не свалил в Англию.

— Шесть лет?

— Ну да. Как он тут появился, его ко мне и приткнули. Сам видишь, у нас тут не особняки. Еще раньше мы втроем жили, этажерки не было, как раз третья койка влезала. – Чарли ткнул в одну из фотографий на стене: – Камил и Джек, отличные ребята. Камила потом валлийцы сманили, а Джека Mama… Тодорова выгнала. За дело, честно говоря, но все равно жаль. Потом Эван, когда обжился, койку выбросил и книг натаскал. Словари, справочники, потом учебники – это когда его к ребятам пристроили… Так что ты спросить‑то хотел?

Больше всего Гарри хотел рассказать честно о подозрениях и предчувствиях, но сделать это было совершенно невозможно. Паранойя, пусть даже и героя войны, – плохой аргумент против шестилетней дружбы.

— Ты не знаешь, чем он раньше занимался? Он хорошо преподает, его Макгонагалл хвалит.

— Еще бы, – фыркнул Чарли. – После местных ученичков Хогвартс просто институт благородных девиц. А в зельях он шарит получше Дрэджеску. Но чем он раньше занимался, я понятия не имею. Здесь не расспрашивают, а Эван не из разговорчивых.

— Может, он в Дурмштранге работал?

— Может, – Чарли пожал плечами. – Спроси у него.

Откуда он приехал? Где жил до заповедника? – Гарри не рискнул спросить, предполагая, что ответ будет таким же. Он тянул время, рассматривая книги на этажерке, все на незнакомых языках. Кроме словарей. Он провел пальцами по рваному корешку румынско–английского словаря – и его осенило.

— Он, наверное, быстро румынский освоил?

— Да, еще как! – оживился Чарли. – Я, кстати, с ним и занимался поначалу, но он меня быстро обогнал, дальше с ним уже Дрэджеску возилась.

Гарри напал на след – без сомнения. Смит лгал, он не жил в Румынии, он приехал и почти сразу устроился в заповедник. Шесть лет, говоришь… Знать бы еще, где его год после войны носило. Или дольше – он мог сбежать от хозяина, как это пытался сделать Каркаров, только тому повезло меньше.

— Чарли, – решился он. – Как ты думаешь, мог Смит раньше жить в Англии?

Чарли смотрел непонимающе.

— И что?

Он здесь уже много лет, – напомнил себе Гарри. Читать о Волдеморте в газетах или даже в письмах – это совсем не то, что видеть маски упиванцев на расстоянии вытянутой руки.

— Чарли. На чьей стороне он был во время войны?

Чарли долго молчал, Гарри ждал, не отводя взгляда.

— Я не знаю, – сказал он наконец. – Здесь не задают таких вопросов людям. Гарри, я тебя понимаю, поверь, но ты ведь сам знаешь, не все были на стороне Волдеморта добровольно. Кого‑то заставили, кого‑то заимперили – и чем докажешь? Здесь работа та еще, не слаще Нурменгарда. А Эван… Если он и был в чем виноват, разве он не расплатился, когда его Берта пригрела? Хуже драконьего огня только проклятое пламя.

«Они убили Фреда», – хотел сказать Гарри, но осекся, глядя в лицо Чарли. Это было бесполезно. Он верил в честность Смита, и говорить о брате – означало только поссориться с Чарли и причинить ему ненужную боль.

Гарри сдался.

Никто и щипцы для завивки

За завтраком – который в другом месте считался бы скорее поздним обедом – Раковская предупредила, что в Брашов поедет в понедельник. Ему это ровным счетом ни о чем не говорило. Раковская объяснила, что позвонила Джордже и договорилась о встрече, и после еще одного вопросительного взгляда сообщила наконец, что понедельник – это через четыре дня. Он кивнул.

— Пойдем в массажный кабинет, – Раковская отставила чашку. – Я врача тебе вызвала, спину посмотрит. Не бойся, врач свой.

В массажном кабинете уже почти одетая девица завивала волосы щипцами совершенно варварского вида. Раковская турнула девицу, но он придержал ее за рукав и отобрал щипцы.

— От ожогов есть что‑нибудь в аптечке?

— Спрей, – чуть удивленно ответила Раковская.

— Принеси, пожалуйста, – попросил он и аккуратно приложил щипцы к темному пятну на левом предплечье.

Гарри Поттер и именная куртка

Форменную куртку Чарли небрежно бросил на диван. Заслуженная, в паре мест прожженная и потертая. Гарри ее вид показался знакомым, и он тут же вспомнил: точно, у Тедди. Абсолютно счастливый крестник бегал во «взаправдашней куртке драконолога», чуть уменьшенной заклинанием. На белой нашивке на груди и левом рукаве значилось «Эван».

Гарри нахмурился, потянул куртку за рукав. Нашивка «Чарли Уизли». Днем они ходили по заповеднику, и Гарри видел еще персонал: у вольера украинской железнобрюхой драконихи возился седой мужик по имени Всеслав Кротки, а возле главных ворот околачивался рослый парень с нашивкой «Цветан» – это имя или фамилия?

— Чарли? – спросил он, поглаживая куртку.

— Нравится? – усмехнулся Чарли. – В январе должны новую дать, хочешь, эту тебе вышлю?

— Я… – Гарри растерялся. – Спасибо, хочу, конечно. Именная…

— Техника безопасности, – пожал плечами Чарли. – Чтоб мог окликнуть любого хмыря, даже если еще не знаешь его.

— Ну да, точно. Так здесь полное имя пишут?

— Здесь пишут, что человек говорит.

Опять заповедные порядки, понял Гарри. Приходи с улицы и называйся хоть Салазаром Слизерином – напишут, глазом не моргнут. Значит, Эван. Значит, фамилию вы себе придумали попозже, мистер Смит.

Гарри Поттер и новые знакомства

На улице Гарри окликнул первого попавшегося парня с нашивкой на рукаве, ткнул палочкой в подвеску–переводчик и спросил, где найти Корнелиу. Парень ухмыльнулся.

— Он должен быть в кабинете, – проскрипел переводчик.

«Кабинетом» оказалась крошечная подсобка у административного здания. Гарри постучал, услышал вопросительный бурк (переводчик неуверенно скрипнул: «Что вы хотели?») и вошел.

Кроме Корнелиу в подсобке помешался лишь хлипкий столик да ящички вроде библиотечного каталога. Огромный, в лохматой куртке, хозяин «кабинета» царапал что‑то в длинном списке, который переводчик опознал как график дежурств. Он взялся было переводить и надписи на ящичках, но Гарри цыкнул на него.

Несмотря на внешнюю неприветливость, Корнелиу понравился ему, и Гарри быстро понял почему: он был здорово похож на Хагрида – пусть без бороды, но те же габариты и глаза, блестящие, как черные жуки.

— Здравствуйте, – приветливо начал он. – Меня зовут Гарри Поттер, я друг Чарли Уизли. А вы – Корнелиу, верно?

Упоминание Чарли никак не подействовало – Корнелиу смотрел выжидающе, и Гарри подумал, что расспрос может оказаться не таким легким делом.

— У нас в Хогвартсе, – Гарри не стал уточнять это расплывчатое «у нас», – работает Эван Смит, он раньше работал в заповеднике.

— Работал, – согласился Корнелиу.

— Я хотел спросить о нем.

— Что именно?

Сходство с Хагридом стремительно исчезало.

— Он отличный учитель, – Гарри пытался спасти ситуацию. – Наверняка набрался опыта в вашей школе.

Корнелиу вздохнул и проговорил длинную неприветливую фразу.

— Мистер Поттер, – затрещал переводчик, – если у вас есть точные вопросы, то задайте их, а если нет – то… уходите… проваливайте. Я работаю.

— Как долго Эван Смит работал в заповеднике и где работал раньше? – спросил Гарри больше для того, чтобы не уходить сразу.

— У Тодоровой спроси, – хмуро посоветовал переводчик – он быстро приспосабливался.

— Спасибо, так и сделаю.

К его удивлению, Корнелиу оставил последнее слово за гостем, молча вернувшись к своему списку дежурств. Гарри выбрался наружу, в холодные сумерки, и раздосадовано пнул сугроб. С чего он взял, что все в заповеднике кинутся помогать ему, едва услышат героическое имя? Сам ведь хотел оказаться там, где его не знают и не устраивают оваций и истерик. Вот и получил. Как не вовремя‑то… У Тодоровой спроси! Легко сказать… Одно дело – пить хозяйский чай с брусничным вареньем и слушать заповедные байки, но совсем другое – лезть с расспросами. Возвращаться в Лондон, выходить на Шеклболта или просить Тонкс, заручиться какой‑нибудь официальной бумагой? Долго, да и кого будешь дергать в праздники…

Стоять и пинать сугроб было холодно, сыро и глупо. Гарри огляделся и торопливо зашагал к воротам, за которыми призывно сверкала вывеска «Zmey Gorynych».

Заведение порадовало тем, что там говорили, кажется, на всех языках и принимали любые деньги, от галеонов до совершенно незнакомых маггловских. Гарри высыпал на стойку мелочь, забрал свой грог, отыскал свободный столик в углу за музыкальным автоматом и отгородился от жизнерадостной польки заклинанием. Предстояло решить, что делать дальше. Разговор с Чарли дал зацепку, но идти в аврорат по–прежнему было не с чем.

Заклинание на мгновение раскрылось, впустив громкий аккорд и румяную с мороза девушку в лыжном костюме с большим стаканом в руке.

— Можно ведь, да? Это единственное свободное место.

Девушка устроилась напротив, брякнув у стола рюкзак, из которого высовывались кончики уменьшенных заклинанием лыж, вкусно отхлебнула из стакана и сообщила:

— А я вас знаю, вы – Гарри Поттер. С братом Чарли приехали, да? Меня зовут Виола.

Она говорила с заметным акцентом.

— Нам про вас еще в школе рассказывал Виктор Крум. Приезжал дать мастер–класс квиддичной команде и рассказывал.

— А вы играете в квиддич?

— Да, – радостно ответила девушка. Она стянула шапочку, русая копна рассыпалась по плечам. Что‑то мелькнуло в памяти – да, точно, когда Джинни ездила к юниорским сборным…

— Погодите! Вы Виола Пьер… Пьетросу!

Ее глаза вспыхнули.

— Вы меня знаете?

— Ну конечно! Я названия вашей команды ни в жизнь не выговорю, но вы там отбивалой. Агрессивно играете, юная леди! Но очень эффективно.

— Мне ничего другого не остается, потому что соперник считает меня слабым звеном и пытается выбить из игры в первые минуты, – фыркнула Виола. – А где вы меня видели?

— Во Франции в прошлом году, летняя школа.

— Джин Поттер, точно! – Виола хлопнула по столу. – И вы там были! Если бы я знала…

— Что, взяли бы автограф? – поддел ее Гарри. – Не стоит. Лучше дайте автограф мне – через пару лет я буду им хвастаться. Джинни вас хвалила.

Тут он уже приврал – Джинни никого не хвалила, но девочка и впрямь отлично летала.

Виола зарделась.

— А вы на лыжах катаетесь?

— Пытаюсь и буду очень рад получить пару уроков. Думаю, Рон тоже.

Гарри возвращался в коттедж Тодоровой в прекрасном настроении: Виола пообещала зайти за «учениками» утром. Она работала в лаборатории заповедника и, если Гарри правильно посчитал, бывала в заповеднике, когда здесь появился Смит. Но даже если он ошибся, идея катания на лыжах сама по себе звучала соблазнительно.

О подтверждающихся гипотезах, подозрительных типах и начале с нуля

Мимо. E3. Слав сказал, возьмется и деньги возьмет, хорошее дерево дорого стоит. День рождения нормально, подарок ко двору пришелся.

К.

Нимфадора Тонкс–Люпин и супружеская верность

Тонкс не удержалась от искушения, подкралась к двери и прижалась ухом.

— Когда нападает дементор, сложно думать о хорошем, – говорил Рем. – Все происходит очень быстро, несколько секунд – и уже паникуешь. Важно не растеряться в эти секунды. Ты уже знаешь, о ком или о чем думаешь, чтоб не поддаться страху и не впасть в отчаяние, теперь ты можешь придумать якорь. Понимаешь? Чтобы зацепиться за него, быстро вспомнить. Яркий образ, слово… Патронусы стремятся воплотиться в живое существо, зверя или птицу, хорошо, если твой якорь будет…

Тонкс улыбнулась, но тут же помрачнела. Рем мог быть отличным учителем, вернее, уже был, и в обучении защитным чарам он особенно преуспел. Вот только никто не знал – во всяком случае, так думала Тонкс, – что сам специалист по патронусам собственного патронуса не имел.

Нет, он прекрасно выполнял патронус–чары, и серебряный щит эффективно разгонял дементоров, но воплощенный патронус… А ведь его форма часто была красноречивее любых слов и признаний, и Тонкс порой мечтала — а хорошо бы это был хамелеон или хотя бы барсук… Но какой, к горгульям, барсук, он прожил без нее всю свою странную и таинственную жизнь, а она свалилась ему на голову со своей любовью в тридцать пять лет! И делай Рем материального патронуса, это наверняка был бы волк. Как у нее – чем не утешение.

А еще без патронуса было просто неудобно. Он не мог отправить ей срочное послание, зато ему нравилось получать патронус–почту от нее. В случае чего он отправлял записки каминной сетью, но зато была особая прелесть в аккуратных кусочках пергамента, заполненных твердым четким почерком.

Очередной она получила сегодня утром: Рем напоминал, что придет на занятие с Джейсоном, и предлагал вернуться домой вместе. Так что пора прекращать подслушивать. Если она хочет освободиться к часу, нужно бежать проверять стопку дурацких рефератов прямо сейчас.

Рем заглянул в ее кабинет в без четверти час – Тонкс как раз дочитывала предпоследний реферат.

— Извини, я раньше времени, – он потоптался на пороге. – Ты ведь скоро?

— Что, раньше закончили? – Тонкс поколебалась, махнула рукой и вывела «выше ожидаемого» в уголке. В конце концов, мальчик старался…

— Закончили, – кивнул Рем. – Он показал хорошего материального патронуса, дальше пусть сам тренируется.

Тонкс нацарапала «посредственно» в углу полупустого пергамента и взвыла, обнаружив под ним еще три эссе в счет пропущенных занятий.

— Не торопись, – усмехнулся Рем. – Я пока навещу старого друга.

Тонкс успела проверить одно эссе, прежде чем вспомнила, что Хороший человек еще утром усвистел в Хогсмид встречать большую и очень таинственную посылку из Румынии, да и с каких пор он «старый друг»?

Рем нашелся в боковом коридоре. Тонкс свернула за угол и увидела – он стоял перед большой нишей, где пряталась картина с итальянским квартетом. Постоял немного, вглядываясь в картину, потом подошел вплотную, мягко коснулся рамы и тихо окликнул:

— Северус.

Тонкс вздрогнула. Надо было уходить, но ноги словно приросли к полу. Такие знакомые интонации, такая… нежность?

Она не видела его на картине, но слышала.

— Люпин… – неуверенно отозвался Снейп.

— Помнишь Швейцарию, Северус? – заговорил Рем вдруг тихо, торопливо, все еще касаясь рамы. – Помнишь маленькие шоколадные булочки и остывший эрл грей? Тебя всегда раздражал запах бергамота, но ты терпел.

Стало жарко. Уходи, напомнила себе Тонкс, но только прижалась к стене.

— Помнишь лунный свет над Фирвальдштетским озером? – звенящим шепотом спросил Рем.

— Помню, – едва слышно ответил Снейп. – Как будто это можно забыть…

Рем качнулся вперед, прижался к раме лбом.

— Помнишь твой нелепый подарок?

— Прекрасный кардиган, в глубине души ты всегда любил яркие цвета, – ворчливо возразил Снейп.

— Он полинял, – признался Рем. – Но он все еще со мной.

Тонкс наконец нашла силы отлипнуть от стены. Сквозь шум крови и звон в ушах она еще услышала:

— Фирвальдштетское озеро, Северус. Это все, что у меня осталось. Играй, пожалуйста, играй.

Нежные звуки Лунной сонаты наполнили коридор. Тонкс наощупь нашла двери кабинета, плюхнулась за стол, уставилась в недочитанное эссе невидящим взглядом. Дверь за спиной скрипнула.

— Дора?

Она нашарила перо, склонилась над пергаментом.

— Я… почти…

— Дора.

Он присел рядом, заглянул ей в лицо.

— Дора, я должен был проверить. Это ведь не Северус, это его портрет. Холст, краски, болтливая болтушка, заклинание. Он говорит то, чего от него ждут, он ведет себя так, как хочет зритель. Дора, я всегда говорил с ним, как с… не врагом, но… и всегда получал ровно то, чего ждал: колкие замечания и упреки. Я просто хотел посмотреть, что будет, если я заговорю, как… И ты сама слышала.

Он потянулся к ней, ткнулся головой в бок.

— Прости меня… И за это, и за… Я старый подозрительный дурак.

Облегчение было – будто дементоров отогнали. Тонкс прижалась щекой к седой макушке, хмыкнула еще не очень уверенно:

— Бедный старый муж, да?

Рем молчал, тепло дышал под мантию. Любимая поза – носом в подмышку, уши прижать, хвостом молотить. Ну, сегодня обошлись без хвоста, но это не мешает. Тонкс улыбнулась, взъерошила ему затылок.

— Ну ты даешь. Ты б сразу учуял, дурья башка.

Он шумно вздохнул. Тонкс обняла его крепче.

— Пойдем домой. Эван в Хогсмид пошел, обещал зайти.

— Я знаю, – пробормотал он. – Сейчас пойдем.

Гарри Поттер и инструкция по пользованию

Виола, румяная от холода и смеха, плюхнулась за столик.

— Нам всем нужно срочно выпить что‑нибудь горячего, иначе мы превратимся в сосульки, – заявила она.

— Намек понял, домнишоара Пьетросу, – Рон изобразил галантный поклон.

— Домнишоарэ, – поправила его Виола. – Раз уж вы так обращаетесь…

— Постараюсь запомнить. И не рассказывайте без меня!

Он направился к стойке, а Гарри уселся рядом с девушкой.

Они прекрасно поладили друг с другом, все трое. Гарри быстро заметил эти небрежные упоминания Виктора Крума и после первой же лыжной вылазки ударился в воспоминания о Турнире Трех Волшебников и мировом чемпионате по квиддичу. Виола слушала, затаив дыхание. Рон с удовольствием присоединился к воспоминаниям – и в его изложении стычка с подводным народом засверкала яркими красками. Они расстались друзьями в тот день и катались на лыжах ежедневно к общему удовольствию.

Рон принес три дымящихся кружки и затормошил Виолу:

— Так что же дальше там было‑то, с Бертой?

— Да вам разве Чарли не писал?

— Писал, – отмахнулся Рон. – Но вы классно рассказываете. И я только сейчас понял, что Эван, который там был, – это наш Смит и есть.

— А, да. Он же Смит. Вы знаете, его все здесь Эваном звали – ну, кроме детей, понятно. Я тоже не сразу сообразила, о ком вы.

И снова «Эван» без «Смита». Гарри сделал зарубку в памяти – пригодится. Виола меж тем продолжала свой рассказ о Норберте и двух драконологах, из которых вышел неплохой дракон.

— Это сейчас смешно рассказывать, – заключила она и допила остатки из кружки. – А тогда страшно всем было – и когда Берту привязывали, и когда все чуть не накрылось… медным тазом. Нет, мне Чарли это все уже с хохотом пересказывал, но я‑то понимаю… И закончилось все грустно: Эван сунулся в огонь, чтоб Чарли спасти, с тех пор в повязке щеголяет.

Хуже драконьего огня только проклятое пламя, вспомнил Гарри. Смит спас Чарли жизнь, и тот его не сдаст, даже если есть что сдавать. Значит, прямых вопросов задавать нельзя, а только подбирать случайные факты, пока их не наберется достаточно, и можно будет просить у Шеклболта – что? Гарри пока не знал.

Рон остался в «Горыныче», туда как раз пришел Чарли, а Гарри провожал Виолу до ворот – аппарировать на территории заповедника можно было далеко не везде.

— Я понимаю, что вижу заповедник с парадного бока, – проговорил он, неловко улыбаясь, – но здесь все кажется очень здорово. Я не про лыжи и сувениры, я про людей. Вы все здесь очень открытые….

— Это вы, англичане, закрытые, – отозвалась Виола. – Впрочем, вы правы, здесь, наверное, иначе нельзя. Работа в огневой зоне очень сближает… Я, правда, не работала, но видела.

— Удивительно, что Смит уехал отсюда, – решился Гарри. – Хотя… Мне показалось, он как раз очень закрытый.

Виола пожала плечами.

— Сам себе на уме – да, но в нем нет ничего опасного, если вы об этом. Просто нужно уметь с ним обращаться.

— А вы умеете?

— Эван Смит, инструкция по применению, – объявила Виола. – На самом деле довольно простая, если следовать кое–каким правилам. Скорее всего, он не даст возможности оказать ему услугу, но найдет способ оказать услугу вам. Или даже две. Вскоре после этого, не сомневайтесь, он обратится к вам за помощью, и вы потратите столько же усилий, сколько потратил он на вас. Вот и все – после этого вы в расчете, можете спать спокойно. Если Эван время от времени оказывает вам мелкие знаки внимания – можете не беспокоиться, это он вас прикармливает, чтобы была заначка на черный день. Разве не удобно?

— Удобно, – признал Гарри. – Только как‑то… не по–человечески.

— Да ладно! – фыркнула Виола – Всем на свете все равно не поможешь, а так сам себе назначаешь ближних – и делаешь добро к взаимной выгоде и радости.

Они остановились у ворот, Виола, чертыхаясь, зашарила в карманах.

— Забыла перчатки на столике.

— Возьмите мои, я ваши заберу и отдам завтра.

— Берете метод Эвана на вооружение? – Виола расхохоталась необидно. – Шучу. Я тоже верю в то, что делать подарки и оказывать помощь можно просто так, особенно друзьям, но то я – наивное романтичное дитя. А Эван – побитый жизнью мужик, ему лучше знать.

— И все же у него есть друзья, – возразил Гарри.

— Всеслав? Корнелиу? Они обязаны Эвану, каждый по–своему.

— И Чарли?

— Чарли он жизнь спас. Тогда, кстати, Всеслав пригодился: какое‑то невероятное зелье с кровью оборотня помогло ему руку вылечить.

— А за что он Чарли жизнь спас? – спросил Гарри без улыбки. – В кредит или в расплату?

Виола задумалась.

— Выходит, в расплату. Чарли его же в заповедник привел, вот Эван и вернул должок.

Она поежилась, засунула руки в карманы поглубже.

— А в самом деле, одолжите мне перчатки, мне нужно еще забежать по делам. Вы правы, по–эвановски жить удобно, только противно как‑то.

Гарри Поттер и драконье пламя

Чарли сложил дрова шалашиком, чиркнул спичкой, и вскоре в камине загудел огонь.

— Здорово! – не сдержался Гарри. – А мы с Роном по полкоробка переводим, пока разожжем.

— Это с непривычки, – Чарли не стал гордиться. – Магглы умеют разжигать костер с одной спички – чем мы хуже?

— А почему нельзя заклинанием? – Гарри наконец задал этот вопрос.

— Техника безопасности. Чтоб сразу бросить эту манеру и не полыхнуть палочкой при драконе. Потому что «люмос» или «инсендио» в присутствии дракона заканчиваются быстро и одинаково – палочке кранты, руке ожог. Новички часто попадаются. Особые умники умудряются спалить по две палки, пока запомнят. Хотя… Я сам так одну палочку сжег. Примерещилось что‑то в углу загона, ну и решил подсветить… Отделался легким испугом, можно сказать, Ромашка сонная была.

— И что?

— Я ж говорю, пронесло. Мне от Тодоровой сильнее влетело, когда я ее поднял среди ночи, чтоб она мне новую палочку дала.

— А чего ж ты ее трогал среди ночи? – удивился Гарри. – Утром бы…

— Утром бы она меня убила. Сотрудник заповедника без палочки не должен ходить вообще. Случись чего – и мне как, с огнетушителем на дракона лезть? Или браконьеры. Так что пришлось из двух зол выбирать меньшее и будить Тодорову.

— И где она тебе раздобыла палочку среди ночи? У вас разве есть?

— Ну а как же? Я ж не первый и не последний. У Тодоровой есть запас на складе, ну а кто попридирчивее, тот уже потом в свой выходной чешет под Кривую Липу подбирать и покупать. Но это редко кто делает, честно говоря. Палочки все равно ломаются, не наездишься и денег не напасешься.

Склад неучтенных палочек – покойного Моуди бы удар хватил, узнай он о таком. Шеклболт, конечно, не параноик, но и он бы не одобрил. Смит знал, где прятаться, дери его дракон. Он здесь обзавелся и палочкой, и чистыми документами – теперь Гарри был уверен в этом.

Никто и новое место

Если он правильно прочел вывеску, заведение называлось «Старый князь» – но обстановка была не так пафосна, как название. Ни чучел мышей, ни полуоткрытых гробов по углам не наблюдалось – хотя кто их знает, может, они появляются вечером, вместе с посетителями. Сейчас низкий зальчик был пуст – не считая хозяина за стойкой и двух посетителей в самом дальнем углу. Туда его и потянула Раковская уверенно. Хозяин вылетел из‑за стойки с поклонами и приветствиями на незнакомом языке – впрочем, и без перевода было ясно, что он счастлив видеть гостью и пеняет ей, что бывает редко. Приняв заказ и поцеловав ручку, хозяин наконец пустил их к столу, за которым сидели здоровенный мрачный тип и – он вздрогнул – Уизли. Чарльз Уизли, ну конечно, а значит, обещанное Раковской убежище – румынский заповедник. Можно было догадаться. Куда еще податься преступнику в розыске, без палки и документов. Отступать поздно, да и риск невелик, вряд ли Уизли узнает его, через столько лет, стриженого под машинку и обросшего бородой…

Уизли галантно выдвинул Раковской стул, она села и – умница, и впрямь впору к ручке приложиться – заговорила по–немецки.

— Спасибо, что откликнулся, Корнелиу, сердечный друг. Это тот парень, о котором я…

— Ольга, – загудел, не дослушав, мрачный тип. – Ты меня убиваешь, честное слово. Ну куда его в заповедник, его соплей перешибешь. Я его если Тодоровой приведу, она меня на смех подымет.

— У него был неудачный период… в жизни, – пожала плечами Раковская и взяла у подоспевшего хозяина чашку кофе – на удивление, приличного. По крайней мере, судя по запаху… – Привыкнет, научится, отъестся.

Корнелиу смерил пристальным взглядом Ольгиного протеже и шумно отхлебнул из своего стакана.

— Ну нахрена он мне нужен?

— А мне? – резонно возразила Раковская. – У меня для него вакансии нет.

Уизли прыснул – видимо, пытался представить вакансию. Раковская улыбнулась ему мимолетно и снова повернулась к громиле:

— Корнелиу, не обижай даму, я тебе еще пригожусь. Возьми мальчика. Он хороший.

— Да уж лучше не придумаешь! Мне как раз такой нужен – навоз грузить. Чайной ложкой…

— Остынь, Корнелиу, – вмешался Уизли. – Если пани Ольга просит – отказывать ей нельзя. Давай хоть поговорим с человеком. Что пить будешь? – Это уже ему.

— Не заработал пока, – прохрипел он.

— Охренеть работник, – покачал головой Корнелиу. – Без документов, без голоса, за палкой небось непростительный хвост?

— Палочки нет.

— Ага. В розыске?

Он молча покачал головой и не выдержал – зашелся мучительным кашлем. Ему срочно нужно зелье для горла, а значит, ему нужен заповедник и любая работа в нем.

Он проковылял к стойке, надеясь, что заповедная парочка не аппарирует, пока он, хрипя и жестикулируя, объяснял хозяину, что ему нужно. Вернулся к столу с чистой миской и огрызком карандаша, сел рядом с Раковской и принялся как можно аккуратнее малевать руны по ободку. Закончив, поставил миску посреди стола.

— Вот.

— Это что? – подозрительно осведомился Корнелиу.

— Вам лучше знать, – Раковская пожала плечами.

— Мыслив. Должен работать.

«Да ну?» – Уизли не сказал этого вслух, но гримаса была достаточно выразительной.

— Ладно, Корнелиу. – Это уже вслух. – Зато сразу понятно, будет толк или нет. Рискнешь туда башку засунуть?

— Сам суй, коли делать нечего, – буркнул Корнелиу.

— Так обеспечь материалом! И осторожно выбирай – а ну как и вправду заработает?

Корнелиу поколебался, сверля пристальным взглядом Ольгу и ее протеже, но все‑таки поднес палочку к виску и вытащил серебристую нить.

Уизли усмехнулся.

— Давай, босс. Я нырну, а ты пока подержи этих двоих на мушке!

Он подмигнул даме – шутка, мол! – и нахлобучил миску на макушку. Минутой позже радостно захохотал и пихнул Корнелиу в бок.

— Ты не поверишь – этот лысый хрен собрал мыслив на коленке!

Корнелиу поскреб подбородок и махнул хозяину. На столе появилась кружка пива.

— С зарплаты отдашь. Звать как?

Он просипел имя и снова закашлялся. Корнелиу вопросительно посмотрел на Раковскую, но та лишь повела плечом – а я почем знаю, как его зовут?

— Как? Эван?

Он кивнул. Да. Эван. Годится.

Гарри Поттер и удачная встреча

Гарри слышал вроде бы, а может, это Джинни прочитала ему вслух из какой‑нибудь книги – когда носила Джима, она читала книги пачками, полулежа в кресле, поглаживая большой живот, – да, в один прекрасный день она с таинственным видом прочла: «Если чего‑то очень хочешь, вся Вселенная будет способствовать исполнению твоего желания». Гарри рассмеялся высокопарной фразе и спросил, не хочется ли чего‑нибудь Джинни. Ей хотелось всевкусных леденцов со вкусом брокколи, и в первой же распотрошенной пачке их нашлось штук пять. «Вот видишь!» – Джинни округлила глаза, и Гарри спрятал палочку.

Когда камин засигналил о входящем вызове и в языках изумрудного пламени появился Виктор Крум, Гарри готов был взять назад весь свой скепсис. Только вчера он подумал о том, что Крум – единственный знакомый ему выпускник Дурмштранга, и хотя вряд ли он знает Смита (а сам Гарри много ли знал выпускников Хогвартса на двадцать лет старше себя?), но у него хотя бы можно будет спросить, или заручиться рекомендацией, или хоть что‑нибудь… В общем, это была единственная зацепка с Дурмштрангом, и вот не прошло и суток, как эта самая зацепка появляется у него в камине и дружелюбно улыбается:

— Твой элф говорил, ты ехал в Романия с другом. Я догадался про заповедник.

Крум был удивлен не меньше самого Гарри. Это ведь надо было надоедать отделу международных связей, заказать камин с Англией, и все только для того, чтобы обнаружить на той стороне насупленного эльфа, который сообщил, что хозяин в Румынии, и погасил камин. Правда, добраться до каминной сети заповедника была едва ли не сложнее, чем до английской, но племянник министерского работника… Короче, можно ли поговорить с Гарри Поттером прямо сейчас?

Гарри радостно указал на кресло и демонстративно помахал подвеской–переводчиком – продираться через крумовский акцент было куда хуже, чем слушать перевод.

Строго говоря, Круму нужна была Джинни. Они – кто они, у Гарри не было ни малейшего желания разбираться – подготовили книгу о молодых квиддичных командах Восточной Европы, такая замечательная и полезная книжка, помогает поверить в свои силы и отличный подарок для будущей звезды спорта, и было бы очень здорово, если бы сама Джинни Поттер написала для книги такой маленький отзыв или чуть побольше предисловие, а то и вовсе бы рассказала о ней для газеты. Книжка, кстати, вот – сигнальный экземпляр. Да, чай, и спасибо, капелька бренди будет в самый раз.

Гарри похвалил идею, книжку, посулил предисловие и интервью для газеты сразу после Рождества. Потом обсудили погоду, вкуснейшие бисквиты, катание на лыжах и Виолу, которую Крум прекрасно помнил и велел передавать привет, и тогда Гарри решился:

— Виктор, можно вопрос? Я понимаю, что звучит он странновато и шансы невелики, но вдруг. В Дурмштранге учился такой Эван Смит. Ты не знаешь его?

Виктор нахмурился.

— Смит? А когда учился?

— Лет двадцать назад, – обреченно выговорил Гарри.

— Эван Смит… Э, так это же Бладжер Эван!

— Бладжер Эван? – переспросил Гарри, покосившись на кулон. – Как в квиддиче?

— Его так прозвали в команде, – кивнул Крум.

— Он играл в квиддич?

Если Смит и был похож на что‑то из квиддичной экипировки, то скорее на биту.

— Нет, но он страшно хотел стать спортивным обозревателем для «Вестника». Или хотя бы просто корреспондентом. Писал что‑то время от времени, но я не читал толком. Крутился возле команды, пытался разжиться интересной информацией. Надоедливый был, маленький, круглый – налетал, как бладжер, и отделаться от него было невозможно.

Гарри молчал и дышал через раз, боясь спугнуть удачу. Что должно случиться с человеком, чтоб из напористого крепыша он превратился в тощего молчуна, да еще и подрос? Явно что‑то очень серьезное. Нет, можно конечно, подозревать совпадение имен. Вот только много ли Эванов Смитов могло учиться в Дурмштранге?

— А где он сейчас? – спросил Гарри как можно небрежнее.

— О, там что‑то печальное, – помрачнел Виктор. – Вроде как он пытался подобраться к Карпати – ты не знаешь, был здесь такой деятель лет пять назад. Причем странно, был не из наших, но дела крутил темные и опасные. Говорили, что после встречи с ним Бладжер стал сам не свой…

Гарри весь обратился в слух. Что за мутная история, не новый ли Волдеморт нарисовался?

— Будто ему память стерли, – продолжал Виктор. – Или еще что. Я не встречал его, слышал, как ребята в команде говорили. Кажется, его поместили в больницу.

— В какую? – это все больше походило на допрос, и Гарри оставалось лишь надеяться, что Крум, увлеченный разговором, не заметит этого.

— Не знаю. В Тырново. Или в Тырговиште. А что, ты его знаешь?

— Н–нет. Я думал, это родственник одного из наших Смитов, но, видимо, не он.

Гарри обругал себя. Для больницы нужно будет придумать легенду посерьезнее.

— А что за Карпати?

— А, – Виктор отмахнулся, – нет его уже, но это лучше у местных узнай. Он же здесь, в заповеднике погиб.

Гарри достал блокнот и под диктовку Виктора записал Карпати и на всякий случай Тырново и Тырговиште. Все нужно было проверить у Чарли, а Виктора – выпроводить, пока он не начал подозрительно коситься. Гарри еще раз похвалил книжку, посулил восхищенный отзыв и с облегчением помахал рукой гостю, исчезнувшему в камине.

Нужно было найти Чарли.

Гарри Поттер и мастер зелий

— В «Горыныче» вы были уже, – отмахнулся Чарли. – Пойдемте‑ка лучше попросим Mama пустить в «Старого князя». Побывать у нас и не навестить старину Джордже – это ни в какие ворота. Заодно новости узнаем.

— Попросим? – неуверенно уточнил Рон.

— Шататься туда обратно без дела нечего, так что к сети подключен только камин у Тодоровой в кабинете. Но она пустит без вопросов, вы же гости, да и праздники на носу. Заказов нет – считай, затишье перед бурей.

Чарли сплюнул и постучал по косяку.

— Сейчас только к Корнелиу мотнусь, спрошу, не передать ли чего. Я мухой!

Дверь хлопнула и через пару минут хлопнула снова. Гарри успел удивиться – и впрямь мухой! – но вошла незнакомая тетка. Гарри нашарил за пазухой переводчик.

— Добрый вечер, – улыбнулась тетка. – А где Карол?

Гарри растерянно развел руками.

— Не знаю.

— Я принесла письмо для Ольги, он сказал, передаст. Он же собирался в Брашов?

До Гарри дошло.

— Он пошел к миссис Тодоровой, просить разрешения на камин.

Гостья понимающе закивала.

— Я его подожду. Непременно погуляйте там, очень красивый город. И в «Князе» обязательно попробуйте сосиски на углях, это такое объедение, их предлагают к пиву… Честно говоря, больше там ничего особо и не предлагают, но сосиски дивно хороши. Ох, простите, я и не представилась. Я Флорика Дрэджеску. А вы брат Карола и его друг, да?

Тетя Флорика, вспоминал Гарри, пока Рон, к счастью, развлекал гостью беседой. Виола рассказывала, что приезжает сюда к тетке, а та работает в лаборатории и местной школе… Рискнуть? Была не была!

— Миссис Дрэджеску, Эван Смит велел передавать вам привет.

Дрэджеску расцвела.

— Какая прелесть! Передайте ему привет и скажите, что он поросенок невозможный! Пусть чиркнет хоть строчку, все равно сов к Корнелиу гоняет каждую неделю.

Рон смотрел удивленно, но помалкивал, дружище, умница.

— Он отличный учитель, правда? – Гарри надеялся, что нащупал правильный тон.

— Ой, после местных сокровищ ему ваш Хогвартс, наверное, курортом кажется. Тут сами понимаете, что за контингент. Я с ними не всегда справлялась, часто звала на помощь Стоянку – директора, я имею в виду. Так что Эван меня просто спас, когда взял на себя старших ребят.

— Он зелья вел?

— А он у вас зелья ведет? Нет, зелья я в основном сама вела, он вел опасное: защиту, магических существ…

Да уж, в заповеднике уход за магическими существами превращался, наверное, в самый опасный предмет.

— А с зельями – это он в лаборатории нахватался. Он и там мне здорово помогал, я без него просто пропадала, Виола еще маленькая была, чтоб доверять ей что‑то серьезное, теперь‑то уже другое дело.

— Мы познакомились с Виолой, она такая очаровательная девушка, – подхватил Гарри. Во–первых, правда, а во–вторых, вдруг эта милейшая тетка к слову скажет еще что‑нибудь. Внезапно он понял, что «тетка» не так уж сильно его старше, просто полненькая и взъерошенная, живо напомнила ему профессора Спраут, и зря он ее, наверное, «миссис» назвал…

Дрэджеску хотела сказать что‑то, но камин вспыхнул, высунулась голова Чарли.

— Путь свободен, народ, гребите к Тодоровой! Ой, Флорика, ты здесь?

— Письмо Ольге, – Дрэджеску помахала конвертом.

— Давай сюда.

Чарли протянул руку.

— Ольга мне его, кстати, и рекомендовала, – добавила Дрэджеску, обращаясь уже к Гарри. – Эван наверняка рассказывал о ней, да?

— Флорика, – Чарли почему‑то смотрел укоризненно.

— А что такого?

— Ничего. Гарри, Рон, бегом сюда, пока Mama не передумала. Только давайте через улицу, а то невежливо.

Камин погас.

Уже на пороге Гарри успел торопливо нацарапать в блокноте «Ольга – рекомендовала Смита, говорить о ней – проблема. Спросить у Чарли. Переписка с Корнелиу – NB!».

Гарри Поттер и вельможная пани

Они воспользовались советом Дрэджеску и немного побродили по городу, даже пристроились на некоторое время к маггловской экскурсии (кулон опять пригодился), а потом добрались наконец до «Старого князя».

Вытянув гудящие ноги, отхлебнув пива и съев горячую сосиску, Гарри решил, что Брашов ему нравится. Зал пустовал, кроме них троих была еще ведьма за столиком в углу да пара мятых типов у стойки. Хозяин притащил еще пива и подсел к гостям.

— Тихо у тебя, Джордже, – посочувствовал Чарли.

— К вечеру подтянутся, – вздохнул тот. – Днем у меня народу немного. Вы вот зашли, уважили старика.

— Нашел старика, – фыркнул Чарли. – Не прибедняйся, принеси еще сосисок и расскажи гостям из далекой Англии про Карпати – они о нем не слышали, представляешь?

Джордже взмахнул палочкой – тарелка наполнилась шипящими сосисками.

— Было бы о чем рассказывать. Чай не Гриндельвальд…

— Ну не скажи, шороху он успел наделать.

— Это ты хвалишься, потому что ему у вас кирдык пришел.

— Расскажите, – решился встрять Гарри. – Интересно ведь. Это когда было?

— Да вот лет с десяток назад объявился такой себе мужик…

— Это когда Волдеморт вернулся? – Гарри снова чувствовал, что взял след.

— Нет… В смысле да, по времени да, но Карпати был маггл и объявился среди магглов. Про вашего этого – ни сном ни духом. Занимался бизнесом, импорт–экспорт, что повыгоднее…

— Конкурент, а, Джордже? – усмехнулся Чарли.

Хозяин усмехнулся в ответ.

— Выходит. Ну ладно, заработал деньжищ и полез в политику, добрался до самых верхов – там‑то про нас и узнал. Видать, крыша и съехала, решил, что мы ему чего‑то помогать будем. Сюда не добрался, а в Бухаресте всех на уши поставил, пытался возглавить Ковен.

— Весь Восточный Ковен, – уточнил Чарли. – Вот, а ты говоришь, рассказывать нечего.

— Про всех психов рассказывать – дня не хватит, – пожал плечами Джордже. – Дальше уж тебе карты в руки, он же к вам сунулся.

— Ну да, он решил, что если заповедник будет за ним, Ковен станет посговорчивее. Ну, Тодорову ты сам видел, старушка божий одуванчик, Карпати, видать, решил, что с ней управиться – как у ребенка конфету отобрать.

Чарли рассмеялся, и Гарри вместе с ним: он вспомнил, как нынче утром они с Роном торопливо шагали к дому Тодоровой, где их у камина ждал Чарли. Маленькая, седая и улыбчивая, очаровательная директорша их не видела – она разговаривала с двумя работниками в кожаных куртках с форменными нашивками. Вернее, орала на них, пока те вжимали головы в плечи, как провинившиеся старшеклассники. Все еще включенный кулон что‑то начал переводить про кривые руки и вычет из зарплаты, но скрипнул, выдержал паузу и ограничился фразой: «Нецензурно бранится, перевод затруднен». Чарли маячил у двери и быстро втащил их внутрь со словами: «Наши орлы только что грохнули ящик драконьей крови, так что на глаза доамне директору лучше не попадаться, она сначала огнем пыхнет, потом будет разбираться».

— Ну–ну, пошел он к директору, – напомнил Рон.

— Ушел и не вернулся, – Чарли театрально развел руками. – Берта им позавтракала. Не надо было ему на мамочку замахиваться, Берта ее очень любит. Не кривись, Гарри, Карпати – дрянь и слова доброго не стоит. И потом – что‑то же там было, если местные перетряслись. Берта была на первой полосе «Вестника». Магглам, понятно, наплели про автокатастрофу и даже отдали все, что осталось, для похорон.

— Это тогда вы решили устроить Берте горячую ночку? – спросил Джордже.

Гарри вопросительно взглянул на Чарли. Тот кивнул.

— Да, тогда решили, что от героини дня нужно срочно получить потомство. Тодорова не возражала и сказала – в следующую течку. Но дальше вовсе не весело.

— Да ладно не весело, драконий угодник, – оживился Джордже. – Помню, как тут пили за вас – ублажили крошку Берту!

— Тут говорят о любовных усладах? – незнакомый голос, продублированный переводчиком, раздался у Гарри над ухом.

— Пани Ольга, спасение мое! – Чарли подскочил, отодвигая стул. – Какими судьбами? Я и надеяться не мог…

— Всегда нужно надеяться!

Девица в кожаной куртке с заклепками и усыпанных блестками джинсах опустилась на предложенный стул и с улыбкой оглядела сидящих. Уже через мгновение Гарри понял, что, как и с Дрэджеску, здорово промахнулся с возрастом. Гусиные лапки у глаз, морщины вокруг рта, руки – уж никак не девица, скорее старушенция, вот только это слово не больно ей подходило.

— Чарли, ты снова растерял манеры в своем заповеднике…

— Мильон извинений, пани, мой братец Рональд, мой друг Гарри Поттер.

– Matka boska! Такое знакомство, и даже некому похвалиться! – пани Ольга прижала к груди руки, украшенные парой перстней. Крупные серьги качались и звякали, когда она переводила восхищенный взгляд с Рона на Гарри.

— Очаровательная пани Ольга Раковска, – представил ее Чарли. – Составьте нам компанию, чудесная! Хотите пива?

— Я бы с удовольствием, но через час выезжаю. Только маленькую чашечку кофе, самую маленькую, какую только здесь подают, Джордже.

— Ольга, ты же знаешь, здесь кофе вообще не подают, – добродушно заворчал хозяин, – для тебя одной варю.

Она улыбнулась так тепло и благодарно – морщинки у глаз собрались и резче обозначились, и Гарри, глядя на ее темно–красные, с каким‑то аж фиолетовым оттенком волосы, на ярко накрашенные губы и ногти, вдруг подумал: «Она похожа на Тонкс на пенсии», – и стало легко, будто они давно знакомы.

— Вам понравилась Румыния? – спросила она то ли у Рона, то ли у Гарри, переводчик ее больше не заглушал, она перешла на хороший английский, они заговорили вдвоем, рассмеялись и заговорили снова, перебивая друг друга. Ольга слушала, спрашивала что‑то, пила кофе, шутила…

Гарри обалдел просто, когда она вытащила из кармана мобильный телефон.

— Мне так жаль, – проговорила она печально, – с вами так хорошо, я бы хотела побыть с вами еще, но если я не выеду через пятнадцать минут, то не доберусь до дома засветло, а я боюсь ездить по темноте, и дорога не очень, снег. Надеюсь, что это не последняя наша встреча.

Она протянула руки вперед, сразу обе. Рон чмокнул правую, Гарри левую, они едва не столкнулись лбами. Она необидно рассмеялась и поднялась.

— Мне правда жаль, но время, а у меня еще и вещи наверху, и машину прогреть…

— Я прогрею, ребята вещи вынесут, – поднялся Джордже.

— О, я сама… – начала было Ольга, но на нее замахали, Джордже поймал ключи, Чарли, Гарри и Рон тащили коробки, сумки и бумажные пакеты с флаконами, пузырьками и баночками, и Чарли возмущался бухарестскими снобами, которые не дают очаровательной пани доступ в Кяжну или хотя бы разрешения ее друзьям провесить для нее портал!

— Чарли, сердце, если мне откроют проход в волшебную часть Кяжну, я перестану ездить сюда – боюсь, Джордже тогда не скажет тебе спасибо. И не ругай Ковен, после этого ужасного Карпати они держатся от магглов так далеко, как только могут. Вы меня просто спасли, благодарю, нет, эту коробку в салон, пожалуйста, это духи, я потратила на них состояние, я теперь глаз с них не спущу.

Пани Ольге еще раз поцеловали руки, она уселась в машину и исчезла в снежной пыли. Гарри обнаружил в руке визитку «Салон Bucurie, стрижки, маникюр», и Рон, держа такую же, выговорил наконец то, что поразило Гарри минут десять назад:

— Она что, маггла?

— А не скажешь, да? – отозвался Чарли. – Она потрясающая. И да, «Bucurie» – это бордель. Только не проболтайтесь Флорике.

Гарри Поттер и неизбежные выводы

Рон спал. Он заснул, едва добравшись до кровати после длинного, полного событий дня, и Гарри очень хотел последовать его примеру, но нужно было все проверить в последний раз – завтра они уезжают. Конечно, остаются совы и камин, но с каминной связью много возни, и ни одно самое подробное письмо не заменит живого разговора. Нужно все успеть до отъезда.

Итак… Гарри перелистал свой блокнот. Смит появился в заповеднике шесть лет назад, не знал румынского, назвался Эваном, наверняка без документов. Отследить палочки нет возможности, у Тодоровой склад, не требовать же у нее книгу учета, даже если она таковую и ведет. Да это и не важно, важно то, что, даже имея за палочкой след непростительных заклинаний, Смит мог ее здесь сжечь в первый же день «люмосом» и получить новую, чистую.

Дальше, вернее, раньше. Искусственное осеменение Норберты, из‑за которого Смит спас Чарли жизнь и сильно обжегся, потерял глаз – не рассчитывал, поди, что так дорого заплатит за возможность сунуть левую руку под струю драконьего пламени? Наверное, можно было поискать и более веские основания для подозрений, но Гарри просто доверял интуиции: Смит хотел спрятать след от метки.

И еще немного раньше: Смита взял под опеку Чарли, потому что его порекомендовала Ольга, очаровательная пани Раковска, обаятельная хозяйка маггловского борделя, кстати, визитку надо будет выбросить, а то Джинни еще наткнется, он запомнил название и посмотрел в словаре – «bucurie» значит радость. Навести справки об этой «радости», и вот это, похоже, придется делать уже дома: здесь у него ни одного выхода на министерство. И найти настоящего Смита – в конце концов, обыскать все европейские больницы, ну не миллион же их!

Все складывалось в цельную картинку, и Гарри был уверен: проверка борделя Раковской и встреча с настоящим Смитом окончательно подтвердят: Смит никакой не Смит, а беглый упиванец, с чужими документами и под обороткой. Пришло время поговорить с Кингсли Шеклболтом.

Гарри закрыл блокнот и заснул, едва коснулся головой подушки.

Эван и начало новой жизни

— Заходи, – Уизли гостеприимно распахнул дверь. – Две свободные койки, выбирай любую. Сундук. Удобства вон там. Здесь посуда, красная кружка – моя.

Взгляд метнулся от койки к койке, и Эван выбрал ту, что подальше. Сел на прожженное в паре мест одеяло, поднял крышку сундука – на дне валялись скомканные пергаменты, еще какой‑то мусор. Уизли заглянул, махнул палочкой – мусор исчез.

— Как вещи появятся – сложишь. Держи памятку работнику заповедника – выучить и применять. Постельное белье в нижнем ящике. Вроде все.

Уизли убрался в свой угол. Замолчал – и стали слышнее звуки снаружи: отдаленный рев дракона, шум и грохот от складов, кто‑то прошел под окнами, перебраниваясь на незнакомом языке.

Эван все так же сидел, трогая колючее одеяло. Нужно было подниматься, обустраиваться в этом выбранном углу – чем, как? Нужно было читать и учить памятку, нужно было найти Флорику Дрэджеску и поступить в ее распоряжение или хотя бы выяснить, говорит ли она по–английски. Нужно было спросить Уизли, есть ли учебник румынского или словарь, где взять протиоожоговой мази, и была еще сотня всяких «нужно».

Он еще никогда не начинал с такого нуля. Всегда было куда вернуться, к старым друзьям или старым врагам, всегда была нора с припасами, зельями, вещами, деньгами. Теперь все норы далеко и под абсолютным запретом. Есть только палочка – и это уже достижение. Час назад не было ничего.

Он сжал руку – палочка не отозвалась привычной дрожью. Да, это не чувствительное орудие, выбравшее себе владельца, это стандартная рабочая палка, чуть ли не на токарном станке выточенная. Но она есть, и она работает.

Он вызвал книгу с полки и почувствовал себя лучше.

Камин полыхнул зеленым пламенем. Он лениво повернулся – и тут же вскочил, увидев взъерошенную директрису.

— Почта, – сообщила она. – Подвинься, ящик немаленький. И учти, это в первый и последний раз я твою почту через камин принимаю. Пусть воронов гоняют.

Он растерянно обернулся – это точно ему, а не Уизли? Тодорова исчезла, и камин потух.

Картонный ящик из‑под пива аккуратно заклеен скотчем. Он пожал плечами и дернул край ленты. Стопка одежды, высокие ботинки, бумажный сверток. Он вытряхнул на ладонь несколько монет и подвеску на цепочке. Мелкие строчки разбегались по листу: «Джордже взял медальон. Я просила его купить тебе палочку, но он сказал, там дадут. А тебе больше пригодится переводчик. Надеюсь, он прав, потому что почти все ушло на эту штучку. Удачи, Эван».

О министрах, анимагах и патронусах

Ранен. Слушай, Нельсон, держи ухо востро. Приезжал с братом Чарли типчик – по твою душу. С Виолой сошелся, с Ольгой говорил. Очкастый, шрам зигзагом. Если что – сигналь.

К.

Гарри Поттер и министр магии

Гарри прошел в министерство через вход для посетителей, чему был очень рад. Серьезная девушка в деловой мантии – секретарь господина министра – помахала ему рукой. Кажется, училась в Хаффлпаффе годом старше, но имени ее Гарри не помнил.

— Министр ждет вас, мистер Поттер.

Он подумал, не попросить ли называть его Гарри, но, наверное, не положено.

Тяжелая дверь впустила его в кабинет Шеклболта. Кингсли сиял улыбкой, а за окном сиял солнцем летний пейзаж.

— Гарри, страшно рад видеть! Проходи. На окно не обращай внимания, или наоборот, обращай и любуйся. Зимний вид нагоняет на меня тоску.

— Мистер Шеклболт…

— Кингсли!

— Я тоже рад! – Гарри крепко пожал руку. – И мне чертовски неловко, но я по делу.

Шеклболт указал на удобный стул.

— Расслабься, Гарри. Я и сам в делах по уши. Рассказывай, что у тебя. Ты же знаешь – все министерство к твоим услугам.

Он улыбнулся, показывая, что это шутка, конечно, но в каждой шутке…

— У меня вопрос, который касается еще, наверное, первой войны. Тогда, в восемьдесят первом, ты ведь был аврором?

— Так точно, сэр, – усмехнулся министр.

— Там не фигурировала где‑нибудь такая Ольга Раковска?

Кингсли откинулся в кресле:

— Мадам Раковски? Пани Радость? Гарри, что общего у тебя с румынской бандершей?

Гарри буквально увидел, как зажегся указатель правильного пути.

— Не у меня, а у, собственно, моего дела. Кингсли, расскажи мне о ней, пожалуйста.

— Да рассказывать особо нечего, – Шеклболт погладил макушку. – Дикоглаз был к ней неравнодушен – в смысле, все пытался доказать ее причастность и тому подобное, но я думаю, он преувеличивал. Она маггла, была замужем за волшебником, он ей показал наш мир – в Румынии, понятно. Овдовела. Держала заведение. К ней наведывались упиванцы – но я до сих пор не думаю, что ее завербовали. Она клялась, что они были просто клиенты, как и магглы, честно платили, а если при этом обсуждали свои дела – так она ни при чем, и девочки ее тоже. Думаю, так оно и было. Мы ее допросили и оставили в покое. Хотели оставить сигналку в переулке, но с Ковеном договориться не смогли – мол, вмешательство в маггловский мир.

— Так значит, упиванцы там ошивались?

Кингсли кивнул.

— Было дело. Я все‑таки ошибался? Мадам повязана?

Гарри неуверенно покачал головой.

— Я думаю, она всего лишь перевалочный пункт. У меня нет оснований подозревать ее. Но теперь есть все основания подозревать одного из ее клиентов.

И Гарри решительно вытащил блокнот и бумаги, привезенные из заповедника.

Рассказ вышел очень коротким. Кингсли слушал молча, хмурился и барабанил пальцами по столу. Потом так же молча выдернул из ящика фиолетовый листок – внутреннюю связь.

— Гермиона не в курсе пока… – вставил Гарри на всякий случай. Кингсли кивнул, нацарапал что‑то на листке, сложил его самолетиком и выпустил в коридор.

— Нужно проверить этого Эвана Бладжера Смита, – проговорил он. – Если ты прав, Гарри…

— А если неправ?

— А если неправ – хорошо и отбой тревоги. Но что‑то мне подсказывает, что мы облажались, а вот ты…

В дверь просунулась встрепанная голова – смутно знакомая физиономия.

— Вызывали, сэр?

— Да, Аберкромби. Мне нужно узнать, в какой из восточно–европейских больниц находился либо находится на лечении Эван Смит. Обойдетесь своими силами, Гермиону Уизли не дергайте. И если найдете – свяжитесь с руководством, чтобы нам разрешили его навестить.

Аберкромби исчез. Кингсли повернулся к Гарри.

— Ну вот. Теперь только ждать. Могу предложить чаю и материалы дела Долохова, где всплыла мадам Раковски.

От материалов Гарри отказался. На мрачное помещение суда он насмотрелся до конца жизни – и в реальности, и в воспоминаниях. Так что пил чай, любовался летним пейзажем и ждал, благо ждать пришлось недолго. Аберкромби вскоре появился с вполне ожидаемой информацией – Эван Смит находился в палате для неизлечимо больных в больнице св. Михая в Тырговиште.

Минерва Макгонагалл и непочтительность к павшим

Минерва вышла из «Льва и змеи» и направилась к центру площади: поймать там «Ночного рыцаря» было куда проще. У мемориала героям Второй мировой она не удержалась и нырнула под пелену. Поттеры встретили ее привычной тишиной – даже шум машин с площади доносился сюда еле слышно, как издалека. Хлопок аппарации в этой тишине почти оглушил ее. Из снежной завесы шагнул Рем Люпин.

Минерва качнулась было вперед, но Рем оглянулся, будто ждал кого‑то. Мгновение спустя рядом возникла знакомая тощая фигура.

Минерва отступила за массивный постамент.

— Ну, вот он, – раздался голос Рема. – Любуйся.

Смит промолчал – снег хрустнул под тяжелой походкой.

– Creatura bella bianco vestita, – проговорил он. – Не очень похожа на фотографии, а?

— Говорят, Северус часто приходил сюда.

— Верю, – подхватил Смит.

— Что приходил?

— Что говорят. Видимо, рыдал и носил цветы охапками… Нет. Пожалуй, не охапками. Носил лилии – по одной. И скупая мужская слеза катилась по его рано постаревшему от неизбывной скорби лицу.

— Мне кажется, Эван, или ты его за что‑то заочно невзлюбил? – в голосе Люпина явно слышалась ирония.

— Между прочим, мы довольно тесно общаемся уже полгода, – хмыкнул Эван и снова замолчал. Потом заговорил неожиданно серьезно: – Может, и правда ходил. Сюда, не на пепелище. Такую, белую, любить проще: не язвит, не вредничает, не читает нотаций, не водится со всякими неприятными личностями… Смотри, если встать вот здесь, твоего приятеля будет почти не видно. Только она – любовь всей жизни.

— Малыш на руках не смущает?

— Ну, если очень постараться, можно не увидеть в нем Поттера–младшего. Смотреть в любимые глаза и упиваться собственным одиночеством.

Оба снова замолчали. Минерва неслышным кошачьим шагом придвинулась ближе.

— Добрый вечер, профессор Макгонагалл! – моментально отозвался Рем. – Позволите угостить вас пуншем? Вы тут, наверное, совсем озябли.

Минерва мысленно дала себе очередного пинка.

— Добрый вечер, – она подошла, уже не прячась, Смит ответил полушутливым поклоном. У слепых, говорят, тоже обострен слух. Интересно, относится ли это к Циклопу?

— А вы тут уже…

— Да, у нас обзорная экскурсия по местам боевой славы, – энергично кивнул Люпин. – У Визжащей хижины были, в лесу были, на побережье у могилы Добби были. На очереди музей.

— Музей? – Минерва осознала, что проходит в галантно приоткрытую дверь паба. Ах да, пунш…

— Да–да, Спиннерс–энд. Гвоздь программы.

— Я уже много раз слышал о музее, – вставил Смит. – Пора посмотреть собственными глазами… глазом.

— Воочию, – деликатно поправил Рем. – Тебе тоже пунша, Эван?

Смит побренчал мелочью в кармане, выложил монеты на стойку.

— Можно и пунша. А что, много посетителей в музее?

Рем молча пил, жмурясь от удовольствия, явно переложив на Минерву почетную обязанность рассказать о музее. И в общем он был прав – она раза три сопровождала школьную экскурсию.

— Было много сразу после открытия, – начала Минерва. – Когда все раскрылось о Северусе, многим хотелось посмотреть, где он жил, как… Ходили слухи о полуразвалившемся замке с мрачными подземельями, но действительность, как всегда, оказалась куда прозаичнее: маггловский дом. Хотя мне наоборот всегда было интересно, как живут наши в маггловском мире. Ну, знаете, если не скрываются от супруга. Если в доме есть и каминная сеть, и телефон.

— У нас был телефон, – отозвался Рем. – Отцу даже звонили из министерства несколько раз – кажется, там есть возможность подключаться к линии. А ты что скажешь, Эван?

— Отец не афишировал, что мама из магглов: меня могли не взять в Дурмштранг. Формально полукровок принимали, но мало ли… так что мы жили без маггловских штук. А ты во всем этом разбираешься?

Рем пожал плечами.

— В метро ездить умею, машину не вожу. Боюсь, у меня б возникли сложности с получением прав.

Минерву вновь охватило подзабытое неприятное чувство: понимание, что о милом и замечательном общем любимце Реме Люпине она знает очень мало. А о двенадцати годах с гибели Поттеров и до прихода в школу – ровным счетом ничего.

Смит почесал нос.

— Так у тебя и маггловские документы есть?

— Были, – кивнул Люпин. – Потерял в девяносто шестом. В общем‑то, можно восстановить, да вроде ни к чему. Но, Эван, музей!

— Верно, музей. Извините, директор Макгонагалл, вы начали рассказывать.

— Особо нечего рассказывать, – отозвалась Макгонагалл. – Это очень скромный дом, главное украшение которого – богатейшая библиотека.

— Разве он не завещал книги школе?

— Завещал, – подтвердила Минерва. – Вот только защиту не снял. Сломать ее не удалось, так что роскошная коллекция бесценных фолиантов украшает музей.

— Жаль, – уронил Смит.

— Пожалуй, – согласилась Минерва. – Нескольких книг нет даже в Хогвартсе. К тому же большинство визитеров даже оценить не могут, какие сокровища у них перед глазами. Хотя это, скорее, к лучшему. Не пытаются стащить. Ну вот – библиотека, на которую можно только любоваться, и портрет профессора Снейпа, который почти всегда пуст, потому что он почти всегда в школе. Сейчас там немного посетителей.

— Ну, тем лучше, – Смит поднялся и звякнул монетой о прилавок. – Сможем все рассмотреть.

— Я угощаю, Эван, – улыбнулся Рем. – А ты купишь мне билет в музее. Минерва, вы с нами?

От реки тянуло прохладой и вонью. Смит поежился, поднял воротник своей драконьей куртки.

— Неприветливое местечко. И где музей?

— Вон по той улице до самого конца, – Рем махнул рукой. Яркие стрелки, на всякий случай невидимые для магглов, указывали дорогу среди однообразных кирпичных домов.

Минерва взялась за предложенную руку и зашагала вслед за Смитом – он, как всегда, рванул вперед.

— Чем дальше, тем страшнее, – проговорил он, миновав очередной дом с выбитыми окнами.

— Антиаппарационный барьер у самой реки, – пояснил Рем. – Думаю, Северусу хорошо помогли его поставить – у авроров не получилось снять. А эта часть города практически заброшена.

— Тоже профессор постарался? – хмыкнул Смит.

Рем спрятал улыбку. Казалось, эта странная экскурсия по памятным местам доставляет ему особенное удовольствие, и Минерва никак не могла понять почему. Вроде как прежде Рем Люпин не любил бряцать военными наградами.

— Я плачу за вход? – уточнил Смит, когда дом, украшенный памятной табличкой, показался в тупике.

Люпин беззлобно и прилично ругнулся.

— Забыл совсем. Жаль, сегодня не суббота, по субботам тут дежурит смотритель. Можно взять маггловскую одежду напрокат и побродить по городу.

— Там есть куда пойти? – фыркнул Смит.

— Паб, кафе, супермаркет…

— Где герой пил, ел и покупал туалетную бумагу?

Рем продолжал веселиться, как ребенок на рождественском гулянии. Минерва даже ощутила неприятный укол – ладно Смит, но от Рема она не ожидала насмешки над памятью Северуса Снейпа.

— Еще кинотеатр. А в той части города – бывший дом Эвансов. Они уехали давно, еще в семьдесят седьмом, но посетителям по–прежнему интересно.

— Посетительницам, – уточнил Смит.

— Разумеется. Кстати, если хочешь, можем сходить, я помню дорогу и без экскурсовода.

— Зябко, – поморщился Смит. – Впрочем, может, вам интересно, директор Макгонагалл…

— Я видела, когда водила ребят, – сухо ответила Минерва, и Рем бросил на нее быстрый виноватый взгляд. Кашлянул.

— Идемте внутрь, там тепло. Простой осмотр – добровольный взнос. Обычно оставляют пять сиклей.

— Галеон за троих – пойдет?

— Более чем, – кивнул Рем. – Прошу вас, Минерва.

Аккуратная табличка на дверях предлагала желающим заклинание для сопровождения экскурсии подробным рассказом. Смит взглянул, молча качнул головой и прошел в крошечную гостиную.

За два года, что Минерва не была в музее, тут не изменилось ровным счетом ничего. Тот же столик – его сначала вроде бы унесли наверх, но комната стала совсем нежилой, и столик вернули. Теперь на нем лежала книга, стояла чашка, валялся свиток пергамента с пером, чтобы казалось, будто хозяин здесь, просто вышел в соседнюю комнату. Кажется, смотритель переставлял экспозицию раз в неделю или в месяц – перекладывал перо и пергамент, менял книгу. Сейчас на столе лежал справочник Филлиды Спор. Смит клюнул носом у стола и фыркнул насмешливо. Рем стоял у пустой рамы, поглядывая в нее без особой надежды. Смит сунулся к книжным полкам, протянул руку.

— Там защита, – напомнила Минерва.

— Ах да. И не сломали, надо же, – удивился Смит. Он потыкал в полки, словно проверяя слова Минервы.

— Ну так кто ставил, – хмыкнул Рем.

Смит еще немного полюбовался книжными корешками, рассеянно скользнул взглядом по раме, шагнул к двери.

— На второй этаж посетителей не пускают, – предупредил Рем. – Выход через кухню.

На кухонной двери висел рекламный плакатик «Истории Принца» – в отличие от «Святой сволочи», эту книгу можно было читать без отвращения. Смит задержался у плаката.

— Автор наверняка уделил особое внимание печальному детству героя?

— Ты же сам читал «Святую сволочь», – отозвался Рем. – О детстве никто ничего не знает, одни домыслы. Скитер кусала локти, но разыскать его родителей ей не удалось.

— Родителей? – удивился Смит, глядя в камин.

— Отца. Мать, кажется, умерла еще до первой войны.

Минерва помалкивала. Старшего Снейпа нашел аврорат, а потом Гарри Поттер. Минерва не выспрашивала подробностей встречи, они и без расспросов видела, что мальчик подавлен.

— Он не придет на похороны, – горько проговорил Гарри. – Профессор Макгонагалл, я пытался оставить ему адрес, но он ведь не сможет ни сову послать, ни в Хогсмид приехать…

— Ты сделал, что мог, Гарри, – сказала она тогда. – Я позабочусь об остальном.

Она поехала в Омскирк Райз осенью, когда немного улеглась суета первых учебных дней. Пришла по адресу, взятому у Гарри, познакомилась с миссис Рейчел Макгроу, дамой вполне приятной, хоть и грубоватой. К возвращению мистера Снейпа дамы пили чай и разговаривали так дружелюбно, что Тобиас не стал огорчать сестру и не выгнал гостью из дому, хоть и сразу понял, кто она такая. Когда Рейчел ушла за новой порцией дивного овсяного печенья, Минерва тихо и быстро объяснила, что будет присылать сову раз в месяц. Птица толковая, внимания не привлечет, но может забрать письмо, если нужно. Что они могут встретиться в Годриковой Лощине, туда ходит автобус, вот расписание, а оттуда можно добраться до Хогсмида, где могила. Мистера Снейпа встретит либо она, либо кто‑нибудь… Нет, лично она.

Сова дважды слетала впустую, но на третий раз принесла записку «Черт с вами, еду в Лощину в субботу». Минерва встретила мистера Снейпа, привела в «Льва и Змею», познакомила с хозяином – Хаффлпафф, восьмидесятый год выпуска, «Запомните этого джентльмена, мистер Макмиллан, и помогайте ему с камином до дома Люпинов в Хогсмиде. Это отец одного из наших учеников». Объяснить все Андромеде было еще проще, и в ее молчании Минерва была уверена. В отличие от Макмиллана. И, как выяснилось, Рема Люпина. Какая муха укусила Рема, Минерва не поняла, но он болтал без умолку.

– … Так что Андромеда помогала ему сориентироваться здесь, а потом отправляла обратно в «Змеюку». Колоритный тип.

— Вот как? – Смит потерял интерес к плакату и тяжело зашагал к выходу.

— Да! – едва ли не радостно подтвердил Рем. – Мы не разговаривали, но я его видел. Знаешь, он ходил к обелиску.

— Вот как, – повторил Смит и полез за неразлучной фляжкой. – В твоем доме, подумать только. Теперь понимаю, что москитные сетки были очень кстати. Стало быть, и у меня были шансы пересечься с таинственным мистером Снейпом?

— Это вряд ли, Эван, он не появлялся уже года четыре. Но время от времени дает о себе знать. Верно, Минерва?

Минерва поджала губы. Понятно, Рем нашел себе друга, но есть вещи, о которых она предпочла бы не говорить с посторонними. Особенно если эти посторонние с болезненным интересом копаются в прошлом и вызывают подозрения у Гарри, Невилла, да и у нее самой. Но Рем! Просто сам не свой с этой экскурсией и музеем, а теперь вот еще явно и совершенно навязчиво предлагает пройтись все‑таки до дома Эвансов.

К облегчению Минервы, Смит отказался.

— Смеркается. Толку‑то смотреть на него в темноте? В отличие от некоторых, у меня нет ночного зрения.

— Не прибедняйтесь, Эван, – с удовольствием проговорила Минерва. – А то я вашей регистрации не видела? У ежей прекрасное ночное зрение.

— Значит, еж, – пробормотал Люпин.

Смит подчеркнуто вздохнул.

— Конец моей маленькой колючей тайне.

— Ежик, – повторил Люпин.

— Ну, не феникс. Зато полезно для профессии – свежесть некоторых компонентов легко определить на вкус. Пойдемте домой, а? Люпин, мы тебя проводим. Проводим ведь, директор Макгонагалл?

****

Огни Хогсмида остались за спиной. Снег вкусно похрустывал под тяжелыми ботинками Смита.

— Вы на меня сердитесь, директор Макгонагалл.

Он не спрашивал. Минерва замялась.

— Вас огорчило, что я не проявил должного уважения к памяти героя. Мы, вернее. Я на самом деле понимаю, как много он сделал, но согласитесь, прогулка по городу и дом, где Эвансы жили тридцать лет назад, – это уже чересчур.

Минерва молчала. Она и сама иногда думала об этом. Все начиналось правильно: похороны в Хогсмиде, оправдание в глазах общества, портрет в кабинете директора – Северус Снейп это заслужил. Но пышные букеты лилий на могиле, обелиск и экскурсии для поклонниц к Тому Самому дому – это действительно было через край.

— Вы человек новый, профессор Смит. То, что понятно вашему другу или мне, может показаться невежливым другим.

— Я постараюсь быть повежливее, – вздохнул Смит.

Дорога повернула. Минерва замедлила шаг.

— Там впереди ученики, не будем их догонять, – предложила она.

Смит кивнул.

— С ними мистер Ли, кажется? За старшего? И… погодите, там первокурсники.

— Я разрешила. Сочельник все‑таки.

В школе осталось с десяток младших ребят, и когда им разрешили пойти в Хогсмид с Джейсоном, еще неизвестно, кто больше радовался: то ли младшие, что увидят легендарных «Умников Уизли», то ли Джейсон, что ему снова доверяют. Теперь они возвращались в школу, засыпанные снегом, груженные покупками, а их радостный смех было слышно, наверное, в Хогвартсе.

— Я думала, профессор Смит, вы уедете в заповедник на каникулы.

— Еще не хватало! – фыркнул Смит. – Там сейчас холодно и людно, все разрываются между зимними стойлами и туристами, каждый человек на счету. Я себе не враг.

Он тоже был рад сменить тему. В следующие минуты Минерва узнала, что творится в заповеднике на Рождество, когда толпа туристов в последние дни штурмует сувенирную лавку. Хуже только летом, когда у девочек кладка.

Он скрипуче засмеялся, полез за фляжкой, но та, видимо, была пуста. Смит закашлялся и замолчал. Что у него все‑таки там, лекарство или оборотка? Неужели Гарри прав в своих подозрениях? Почему нет, ведь казалось, кому доверять, как не Аластору, самому бдительному из авроров, а что вышло…

Минерва поежилась. Холодало, снег скрипел все противнее, по краям дороги мерещились темные тени.

Никто и невыплаченные долги

Говорят, у ежей повышенная сопротивляемость к змеиному яду. Чушь. Укуси ежа королевская кобра – откинул бы лапы не хуже любого другого.

Говорят, при трансформации анимаг восстанавливает силы, если зверь меньше человека: масса переходит в энергию. Правда. После памятного визита Упивающихся в школу Макгонагалл неделю лежала в кресле, свернувшись клубком.

Говорят, анимагии можно научиться только в детстве. Неподтвержденная, но правдоподобная гипотеза: с возрастом мозг и тело «костенеют», теряют гибкость во всех смыслах. Одно из самых жутких наказаний древности – насильственное превращение: в мышь, слизня, паука, лягушку. Долго человек не выдерживал – сходил с ума.

Говорят, бывали случаи спонтанной трансформации не–анимагов. Фатима Аль Бахр превратилась в львицу, когда крестоносец занес меч над ее ребенком. Грегор Мжезинский обернулся лягушкой, когда его небрежность убила отца, и лишь любовь невесты спасла князя от страшной участи. Один британский зельевар превратился в ежа и уполз под шкаф, когда понял, что помереть спокойно ему не дадут.

Он ждал. Легилимент, которого учил сам Лорд, не мог не увидеть в чужой голове свою смерть. Он даже думал, что готов.

Просчитался. Тварь вцепилась в горло мертвой хваткой и медленно двигала челюстями – жевала, давая яду впитаться.

— Прочь! – шипел он, уже не пугаясь, что Лорд узнает его нехитрый секрет. – Не тронь!

Поздно. Как и пытаться оторвать змею от себя, даже если бы клетка не сковала плечи. Он кричал, пока был голос, потом ноги ослабли. Он растянулся на полу, змея исчезла, слепящее сияние – тоже. Неужели придется умирать так по–идиотски? Недожив, недодумав, недовыполнив…

Громкий треск – палочка сломалась под каблуком Лорда, обломки отлетели к дальней стене. Где‑то далеко заскрипела и хлопнула дверь. Медальон. Пробка скользила в окровавленных пальцах, стекло хрустнуло на зубах. Сколько там у него времени? С четверть часа, чтобы найти Поттера – в кровь из… Он зажал горло одной рукой, опираясь на другую, попробовал сесть, но лишь дернулся на полу. Подступал холод, только по правой руке текло горячее и влажное.

Поттер вынырнул из обморочной темноты перед глазами. Откуда он здесь? Неважно – важно, что не надо никуда ползти. Просто сказать ему, что делать дальше.

Воздух с шипением и хлюпаньем вырвался из разорванной глотки. Проклятье! Мальчишка подошел ближе. Ухватить за мантию дрожащими пальцами, притянуть к себе. Сил на долгое объяснение не было.

— Возьми это…

Он надеялся, что Поттер сумеет собрать его воспоминания и добраться с ними до мыслива. В любом случае, другой возможности не будет.

Воспоминания, казалось, вытекали вместе с жизнью. Темнота вокруг сгущалась, в ней сияли только глаза Лили. Хотелось думать, что еще несколько минут мучительного холода и боли – и он сможет взять ее за руку.

— Смотри на меня…

«Лили», – хотел добавить он, но в парселтанге не было таких звуков. Он разжал паль…

Ледяной голос Лорда выдернул из убаюкивающей тьмы. Мальчишка. Поз–з–заботься о мальчике… – тупой иглой вонзилось в висок. – Северус, пож–ж–жалуйста…

Смерть снова отменялась. Неизвестно как, но надо выжить, надо выполнить, надо… в–в–в–в–выж–ж–ж–ж–ж–ж…

Реальность свернулась в плотный колючий шар.

Гарри Поттер и таинственный пациент

Больница святого Мунго пряталась за фасадом универмага на вечном ремонте. За чем пряталась больница святого Михая в Тырговиште, Гарри так и не узнал – министру Шеклболту открыли каминную сеть, так что они выбрались сразу в приемный покой. Там толпились посетители и колдомедики в непривычных форменных мантиях, одному из которых Кингсли предъявил министерский пергамент. Тот вздохнул, бросил выразительный взгляд на толпу посетителей и попросил обождать (снова пригодился кулон–переводчик).

Гарри уселся на потертую кушетку. Всю короткую дорогу до Тырговиште он думал об одном и теперь решил поделиться сомнениями с Шеклболтом.

— Кингсли, – он тронул спутника за локоть. – Слушай, а если я все‑таки ошибся и мы зря здесь? Это всего лишь имя…

— Много ли Эванов Смитов в Дурштранге? – хмыкнул Шеклболт. – Поверь официальному ответу от директора, ровно один. Эван Смит, с семьдесят первого по семьдесят шестой.

Давешний колдомедик вернулся в сопровождении круглой кудрявой колдуньи – она и повела гостей в палату для неизлечимых.

— Хорошо, хоть кто‑то навестил Ваню, – с улыбкой проговорила она на лестнице. – Он, бедняга, здесь уже давно, и никто к нему не ходит…

Гарри смутился, но Кингсли, похоже, не был настроен разводить сантименты. Наверное, проснулись аврорские ухватки.

— Извините, мэм, но мы не по дружбе, а по делу.

— Лучше чем ничего, – не обиделась медичка. – Он грустить не будет, он о вас забудет через десять минут после ухода, но пока вы с ним, ему будет приятно, что он кому‑то нужен.

Зачем мы здесь? – в очередной раз подумал Гарри, и в очередной раз ответил себе: увидеть и убедиться. Чтобы рассказ Крума, копии дурмштранговских документов и все нестыковки в легенде Смита сошлись наконец в одной точке. Увидеть настоящего Эвана Смита, энергичного толстяка по прозвищу Бладжер, и окончательно убедиться, что хогвартский зельедел – чужак с фальшивыми документами и под оборотным зельем, скорее всего бывший упиванец, который маскируется под… кого, интересно?

Кудрявая медичка распахнула дверь.

— Эван! – позвала она. – К тебе гости!

Никто, долгий сон и полная луна

Рядом, в паре ярдов, заворчал и тихо заскулил оборотень. Сердце екнуло – и заколотилось все сильнее, разгоняя кровь по жилам, пробуждая мозг. Животный инстинкт и старый полудетский ужас сделали свое дело: он рванулся прочь по темному низкому проходу, выскочил на светлый участок, выпрямился во весь рост – и сразу рухнул на пол, задыхаясь. За стеной снова раздалось ворчание – он скорее почувствовал его, чем услышал: звериный слух оставил его вместе со звериным обличьем. Разламывалась спина. Нестерпимо болела шея, заставляя прижимать подбородок к груди. Хотелось прокашляться, но он боялся привлечь внимание оборотня и замер, почти не дыша. В окно светила полная, до рези в глазах яркая луна.

Утром он увидит то, чему когда‑то не придали значения авроры: среди брызг крови – темно–бурые отпечатки маленьких лапок, ведущие под массивный шкаф, который в свое время не смог разломать даже оборотень. Он сядет на грязный пол, обхватит голову руками, потом, кряхтя и постанывая, распрямит шею, ощупает горло и найдет старые, давно подсохшие рубцы. Много позже он узнает, что проспал под шкафом больше года, что ежиная спячка схожа с летаргией, – и осознает, что рык ночного гостя спас ему жизнь и рассудок. Пока что в голове крутились только две мысли. Выжить. Позаботиться о мальчике.

Он скорчился на полу и заснул.

Минерва Макгонагалл и стая патронусов

Минерва поежилась. Холодало, снег скрипел все противнее, по краям дороги мерещились темные тени. Смит замер и выругался шепотом. Минерва выхватила палочку: они, красавцы!

— Ли, патронуса! – рявкнула она. – Уводи детей.

Заклинание Ли было едва слышным, а вот патронус удался. Большущая черепаха неторопливо развернулась над испуганной стайкой первокурсников, окутывая их белым сиянием. Ли, умница, держал патронуса и двигался к школе. Темные тени уже не мерещились, они стекались к островку света, окружая его.

Минерва взмахнула палочкой:

– Expecto…

Серебристая лань выпрыгнула из‑за плеча и метнулась в гущу черной стаи.

– … Patronum, – договорила ошеломленная Минерва.

Ее кошка присоединилась к патронусу Смита. Когда Минерва, запыхавшись, добежала до детей, все уже закончилось. Кошка прыгнула на плечо и рассыпалась теплым облаком. Лань потянулась носом к Смиту и растаяла, когда он потрепал ее по холке. Минерва моргнула. Лань?!

— Получилось! Вы видели, профессор Смит? Профессор Макгонагалл, у меня получилось!

Смит кивнул и растопырил пятерню.

— Пятьдесят баллов Слизерину, – подтвердила Минерва. – Великолепный патронус, мистер Ли. Спасибо за помощь, профессор… Эван.

Эван изменился в лице. Кажется, он только теперь понял, что патронуса узнали. Отчаянный взгляд развеял последние сомнения: он!

— Все возвращаемся в школу! – приказала Минерва. – Эван, вы впереди, Ли, дети, следуйте за профессором Смитом. Я прикрою.

И прослежу, чтобы до школы добрались все, – добавила она про себя. – Второй раз не скроетесь, профессор.

Дементоры исчезли, и вечер снова был хорош. Нет. Чудесен.

Засыпанный снегом Хогвартс сиял праздничными огнями, дети восхищенно переговаривались, а Минерва улыбалась тихонько и думать могла только об одном.

Живой!

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ПРИКЛАДНАЯ ДРАКОНОЛОГИЯ

Ведь я забыть тебя была готова!

Зачем же тень твоя приходит снова…

Лопе де Вега. «Собака на сене»

ПРОЛОГ

… ни кожи ни рожи, а глаз‑то ведьминский горит! На шею не вешалась, как остальные бабы, а видно было: нравлюсь я ей…

(из никогда не написанного)
Август 2005 года

— Нет, – сказала Нарцисса.

— Нет?! – возмутилась миссис Тревор.

— Нет.

— Но я постоянно ношу желтое!

— Нет.

Миссис Тревор затрясла подбородками.

— Знаете, милочка, если бы не рекомендация леди Агаты…

Что Нарциссе всегда неплохо удавалось, – это держать каменное лицо. «Милочка»… Десять лет назад эта корова была бы до смерти рада попасть к ним на званый вечер.

Она медленно сосчитала до пяти.

— Мадам, у нас мало времени. Либо вы слушаете, что я вам говорю, либо отказываетесь от моих услуг и подбираете себе туалет сами.

— Ну хорошо, – вздохнула миссис Тревор. – Тогда что?

Мантия–невидимка, – подумала Нарцисса. – Да. В самый раз.

— Как насчет зеленого бархата?

Она покончила с толстухой к одиннадцати и встала на «конвейер»: поток школьников не иссякал с середины июля. Сегодня вокруг кабинок бегала даже Хильда, которая обычно развлекала родителей. К пяти у Нарциссы привычно загудели ноги и заломило спину. Она закончила очередную подгонку и разогнулась. Найдется десять минут на чашку чая?

Звякнул дверной колокольчик, и мечту о чае заслонил силуэт очередного посетителя.

— Я хотел бы заказать несколько мантий, – услышала она негромкий сипловатый голос.

— Конечно, сэр, – невозмутимо кивнула Хильда. – Цисси, милая!

Нарцисса удивилась. Хильда Малкин, неисправимая кокетка в свои шестьдесят с гаком, обычно обслуживала мужчин сама. «Джентльмен – это звучит элегантно», – повторяла она, и это значило «в сторону, девочки, он мой». Впрочем, одноглазый верзила в растянутом свитере на джентльмена не тянул: у таких редко бывают деньги на «элегантное».

— Добрый день, сэр! – подошла она ближе. – Какие именно мантии вам нужны?

Одноглазый обернулся к ней и застыл на пару секунд. Нарцисса изобразила профессиональную улыбку: ее до сих пор нередко узнавали на улице и в ателье. Газетчики когда‑то постарались на славу.

— Я… собираюсь преподавать в Хогвартсе с этого года, – он опустил глаза и уставился на свои тяжелые ботинки–грязомесы. Кстати, дорогие, драконья кожа. Такие любил Фенрир, – невпопад вспомнилось Нарциссе.

— Думаю, мне нужно несколько мантий на каждый день. Может быть, пара теплых…

– … и как минимум одна парадная, для торжественных церемоний, – подхватила она. – Давайте начнем с простых. Идемте, посмотрим ткани…

Хильдины владения походили не на склад, а скорее на сокровищницу сумасшедшего падишаха или великанское лоскутное одеяло. От пестроты расцветок, узоров и текстур у многих кружилась голова.

— Смахивает на библиотеку, – просипел сзади одноглазый, и Нарцисса вздрогнула. Рядом с этим посетителем ей было до странного не по себе.

— Интересное… сравнение.

— Я иногда читаю книги.

Обиделся? Решил, что она судит о нем по внешности? Нарцисса поймала себя на том, что боится ляпнуть лишнее, как на первом свидании. Давно она не ощущала так остро пол собеседника. В голову почему‑то лезли воспоминания о войне. Видимо, из‑за обожженного лица: взгляд просто притягивало к шрамам и повязке.

Она поспешила перейти к делу. Прищурилась, оглядела клиента еще раз.

— Ну что же, начнем. Я правильно понимаю, что яркие цвета вас не очень привлекают?

Одноглазый кивнул молча, потом достал фляжку, глотнул.

— Да… что‑нибудь немаркое. Может быть, черное?

— Хм, не уверена. Но давайте попробуем.

Она сняла с рейлинга лоскут черной шерсти и, поколебавшись, приложила к груди незнакомца. Тот неожиданно напрягся и дернул головой. В ярком свете лампы его профиль – такой вдруг знакомый, с горбатым, будто давным–давно сломанным, носом – показался черным. Тенью из китайского театра…

Он!

У Нарциссы бешено заколотилось сердце. Живой!

Рука медленно начала сжиматься, впиваясь в грудь одноглазого сквозь три слоя ткани. Тот вздрогнул, но не отшатнулся. Грудь еле заметно вздымалась под ее пальцами, и на вспотевшем лбу Нарцисса почувствовала его дыхание. В глазах потемнело, в висках забилось сумасшедшее: живой!

Опомнившись, она медленно убрала руку. Если сейчас окажется, что он просто похож…

— Н–нет, – она повесила образец на место, стараясь не поднимать глаза. – Вам… не идет черный. И никогда не шел, – добавила она неожиданно для самой себя. В конце концов, что она теряет. Сейчас ее вежливо поправят – и все…

Одноглазый глухо закашлялся и отступил на шаг.

— Как скажете. Может, тогда этот? – он не глядя потянул на себя лоскут какого‑то невнятно болотного оттенка.

Нарцисса усилием воли посмотрела вверх. Покрытое шрамами лицо. Седина. Странный, неестественный наклон головы. И все‑таки он. Мерлин, Мерлин, Мерлин, и что ей с этим делать?

— Нет! – она решительно потрясла головой. – Попробуем синий.

Они прошли путь от выбора ткани до примерочной с рекордной скоростью. Нарциссе не нужно было разглядывать клиента, чтобы определить, какой цвет и фасон ему подойдут. Она неслась по рядам, подхватывая все новые отрезы, не глядя подбирая фурнитуру, восстанавливая в памяти модели, которые забавы ради придумывала когда‑то давно, в прошлой жизни.

— Вы держитесь прямо, но голову наклоняете вперед. Я не советовала бы вам носить высокий ворот. И… он вышел из моды лет пять назад, – заметила она, поглядывая за летающей вокруг высокой фигуры мерной лентой.

Одноглазый обернулся к ней и резко рванул шарф. Лента, которой раньше никак не удавалось замерить горловину, обрадованно порхнула вверх к шее, покрытой глубокими темно–красными шрамами.

Нарцисса прикусила губу. Одноглазый медленно намотал шарф обратно и дернул концы вниз – как удавку.

— Шейный платок? – предположила наконец она.

— Сомневаюсь, – ответил одноглазый, глядя в сторону. – Никогда их не носил.

— Я могу вас научить, – она первый раз позволила себе улыбнуться. – Вы ведь придете забрать заказ? Или… – спохватилась она, – вам оформить доставку почтой?

— Спасибо, – кивнул одноглазый. – Когда мне прийти?

— Через два дня. Обычно заказ бывает готов на следующий день, но сейчас – сами видите… – она кивнула на толпы ребятишек.

— Вижу, – одноглазый помолчал. – Мне… наверное, стоило прийти раньше.

— Да! – вырвалось у Нарциссы, но она быстро поправилась: – Да, месяц назад у нас было меньше работы. На какое имя оформить заказ?

— Смит, – ответил одноглазый. – Эван Смит.

— Профессор Смит… – прокатила она новую фамилию на вкус. – Что преподаете, если не секрет?

— Зелья, – усмехнулся он.

— Зелья?! – Хильда неслышно подошла сзади. – Так вы очередной зельедел? В Хогвартсе последние годы они долго не задерживаются. Говорят, профессор Снейп проклял эту должность перед смертью, – добавила она сценическим шепотом. – Надеюсь, вам удастся снять проклятие!

— Снейп? – повязка на глазу дернулась, и Нарцисса ярко представила себе, как изгибается и ползет вверх темная бровь. – Не слышал о таком.

— О, поживете в Хогвартсе – наслушаетесь, – захихикала Хильда. – Страшный был человек, уверяю вас!

Нарцисса еле удержалась от улыбки. Смит хмыкнул.

— Кто предупрежден, тот вооружен. Спасибо, мадам, мы посмотрим, кто кого. Так я зайду одиннадцатого?

— Да–да, профессор, – кивнула она. – Или пришлите сову, если решите все‑таки оформить доставку.

Конец августа 1980 года

— Почему бы тебе не покраситься? – спросил как‑то раз Люк.

Нарцисса не сразу поняла: она следила за Драко, который увлеченно вываливал на эльфа уже третью порцию каши.

— Я и так крашусь, дорогой, – пробормотала она. – Эй, как там тебя, Тоби…

— Это Элкин, Нарси. Добби – мой камердинер. Так вот…

— Элкин, каша остыла. Драко, милый, еще пару ложечек… Ты что‑то хотел, дорогой?

Люк дернул уголком рта – он нервничал.

— Я просто подумал, почему бы тебе не покрасить волосы. Скажем, в рыжий.

Нарцисса осветляла волосы лет с тринадцати. В детстве ей это казалось забавным: брюнетка, шатенка и блондинка, сестры Блэк на любой вкус. Чуть позже мать с намеком сообщила ей, что «Малфоям нравятся светленькие». То ли дело было в волосах, то ли раньше Люк просто не дозрел до ухаживаний, но вскоре красавчик Малфой и впрямь пригласил ее в Хогсмид. Помнил он темноволосую малявку, «Циску–крыску», как дразнила ее Белла? Вряд ли. Вполне возможно, что верил: Нарцисса Блэк уродилась не в масть – с локонами цвета «Платиновое сияние».

— А почему в рыжий, дорогой?

«И почему это для тебя так важно?» – хотела спросить она, но не решилась.

— Просто так, – пожал плечами Люк. – Моя маленькая прихоть. Разве тебе сложно?

Он злился, и это тоже было странно: он редко раздражался по пустякам. Дергаться по мелочам Люк начинал, когда терял свободу действий, а это случалось нечасто. Последний раз таким беспокойным Нарцисса видела мужа год назад в Мунго, когда лечащий врач Абраксаса разводил руками и говорил, что драконка в таком возрасте не лечится.

— Конечно, дорогой.

Это не было прихотью. По крайней мере, прихотью Люка. Нарцисса поняла это, увидев глаза мужа, когда вышла к обеду в новом цвете, – и окончательно убедилась, почувствовав на себе тяжелый взгляд Лорда пару дней спустя.

Про Гриндельвальда ходили слухи, что он… отличался извращенными сексуальными пристрастиями. Уж не возжелал ли новый великий темный маг жены приближенного своего?

Начало сентября 1980 года

В тот вечер, когда почти все гости разошлись, Лорд подозвал ее к себе. Он сидел на своем любимом месте, у камина. Так близко к огню, что кресло начало бы тлеть, если бы не огнеупорные чары, а у Нарциссы на лбу быстро появилась мерзкая испарина.

— Вам очень идет новый цвет, миссис Малфой, – безгубый рот растянулся в улыбке. – Неплохой я вам дал совет, верно?

Она присела в реверансе.

— Благодарю, мой Лорд.

— Пустяки, – махнул он рукой. – Возможно, вы согласитесь оказать мне небольшую услугу взамен.

— Что будет угодно моему Лорду, – она снова присела, пряча глаза. Смотреть Лорду в лицо – вредно для здоровья. Недолго спятить, как несчастная Белла.

Лорд зашипел и заскрежетал – засмеялся.

— Нарцисса, Нарцисса, деточка, вы так дрожите, будто я вас съесть хочу живьем. А мне всего лишь нужна ваша помощь. Садитесь!

Он подозвал кресло, и она опустилась на него, стараясь не касаться спинки.

— Речь об одном из моих слуг, вы его знаете. О юном Принце.

То есть о Снейпе. Невзрачного мальчишку, нового Лордова фаворита, многие недолюбливали: полукровка, никто и звать никак, а ведет себя, будто и впрямь особа голубых кровей.

— Да, мой Лорд, – он молчал, и Нарцисса добавила: – Муж приглашал его несколько раз.

Маленький бунт: назвать Люка не по имени, а мужем. Лорд пропустил его мимо ушей – или предпочел пропустить.

— Очень способный мальчик, Нарцисса, но, как вы могли заметить, немного нелюдим и очень застенчив. Мне кажется, ваша женская мудрость помогла бы ему… освоиться. Раскрыться. Он славный паренек, поговорите с ним как‑нибудь, пригласите на чай. Уверен, он вам понравится.

Лорд мог бы не нажимать так на «понравится»: Нарцисса давно поняла, куда он клонит. Интересно, знает ли Люк…

— Как будет угодно моему Лорду, – она прикрыла глаза: в голове у нее сейчас вертелись мысли, отнюдь не лестные для повелителя.

— Вот и славно. Я передам мальчику, что вы ждете его на чай в четверг.

Сентябрь – октябрь 1980 года

Вторник и четверг. И, конечно, пятницы, когда в Малфой–мэноре собиралась вся верхушка ордена, и знаменитые малфойские субботы раз в месяц. Снейп исправно приходил – как отбывал повинность, на вопросы отвечал односложно или просто хмыкал. В какой‑то момент Нарциссу охватил азарт: неужели она не растормошит это несуразное пугало? Лорда можно было бояться, можно было (очень–очень тихо, на самой грани сознания) думать, что его методы, возможно, не самые эффективные, но в одном ему отказать было нельзя: он отлично подбирал себе людей. Садист Макнейр, интриган Эван (Нарцисса недолюбливала кузена), рубаха–парень Гойл и себе на уме Крэбб, исполнительный Роул и одиночка Киган – непостижимым образом оказывались каждый на своем месте. Если Лорд решил приблизить к себе неумытого сопляка, значит, разглядел в нем что‑то. Что ж, мальчик, посмотрим, кто кого.

Середина октября 1980 года

Оказалось, что Принц – это фамилия.

Нарцисса почему‑то была уверена, что мальчишку зовут Принцем в угоду Лорду – тот явно выделял его и едва ли не прочил в наследники.

— Да, были такие, – кивнул Люк. – Отец заставлял меня их зазубривать вместе с остальными.

— Были?

— Ну да. Мертвая ветвь. Родилась девочка, они готовы были принять зятя в род, но там вышла неприятная история. Она выскочила замуж за маггла. Поставила на семейном древе большой вонючий крест… – он моргнул, вспомнив об истории Блэков. – Прости, Нарси.

— Ничего, – вздохнула она. – В каждом роду такое бывает.

— Ну, надеюсь, хоть в нашем такого не случится, – дернул Люк подбородком. – В общем, ничем хорошим эта история не кончилась, она умерла в нищете. А род был и впрямь древний. Не от Основателей, конечно, но не намного младше.

— И Снейп – его наследник?

— Стал бы, сама понимаешь. Не будь он ублюдком.

— Ты говорил, она вышла замуж.

— За грязь. Это не считается.

Любой хорошей девочке иногда ужасно хочется попробовать, что же это такое – грязь. Осторожненько ткнуть пальчиком. Ершистый мальчишка, вечно в мятых и плохо сидящих мантиях, вечно с обгрызенными ногтями и пальцами в пятнах от зелий, с вечно задранным непомерных размеров носом, Снейп был ей в новинку – а поэтому, наверное, интересен. Точнее, не Снейп. Принц. Prince Charmant – прозвала она его в шутку, и он скрипел зубами на безобидную насмешку.

Нарцисса пыталась вспомнить Принца школьником, но не могла: в шестнадцать–семнадцать не обращаешь внимания на мелюзгу. Теперь «мелюзга» выросла, но с высоты своего положения замужней светской дамы с ребенком Нарцисса все равно считала навязанного ей знакомца мальчишкой.

Принц был предсказуемо угрюм, предсказуемо зажат, предсказуемо немногословен. Первые их встречи он отмалчивался, как на допросе: да, нет, нет, спасибо, черный без сахара, да, вполне. Нарцисса – пожалуй, сама того не осознавая – ждала переломного момента: как в сказке, когда милый нрав Красавицы наконец‑то превращает Чудовище в Прекрасного принца. Собственно, так и родилось прозвище. Увы, чудовищный Принц смотрел исподлобья, цедил свой кофе скупыми глоточками и слова – такими же порциями – и никак не упрощал Нарциссе ее задачу.

Переломный момент наступил месяц спустя, да и то скорее для Красавицы, чем для Чудовища. У Драко резались зубки, он ныл, не хотел спать, а суеверный Элкин и слышать не хотел о том, чтобы смягчить боль заклинанием. Нарцисса битый час не спускала малыша с рук. Гость явился, как всегда, к пяти, они прошли на террасу и Нарцисса уже готова была сдать сына эльфу, когда Принц хмуро спросил:

— Зубы?

Она сокрушенно кивнула.

– Aguamenti minima.

Принц намочил угол салфетки и вручил Драко. Тот немедленно сунул мокрую материю в рот, притих и уставился на странного дядю круглыми глазами.

— Как ты догадался? – моргнула Нарцисса.

— У кассы в маггловском супермаркете о чем только не болтают, – фыркнул он и задумался. – Я вам пришлю зелье. Пропитаете тряпочку – пусть мусолит. И толку больше, и не будет выглядеть по–простецки, – он хихикнул. – Недостойно мага.

Нарцисса улыбнулась и кивнула. Плевать, кто придумал этот способ, если Драко от него будет легче.

— Мы на ты, Северус. Забыл?

— Угу, – он шмыгнул носом и снова превратился в подростка.

— Ты простужен? – испугалась она. Еще заразит ребенка.

— Нет, – он покраснел и начал рыться в карманах. – Нос в школе сломали. Еще до Хогвартса… Tergitextum reformeo.

Мятый клочок пергамента превратился в носовой платок.

— Не знала, что есть такое заклинание.

— Нету… – он окончательно побагровел. – Это я его сейчас…

Он стесняется, что у него платка нет! – поняла наконец Нарцисса. – А то, что он заклинание на ходу придумал, – это так, пустяки. Интересно, чем он обычно нос вытирает. Рукавом?

— Северус, – она передала Драко вместе с салфеткой подоспевшему Элкину. – А ты всегда ходишь в черном?

— А что? – вскинулся Принц.

— Да ничего… – она развела руками. – Ты не думал, что другой цвет пошел бы тебе больше?

Он втянул голову в плечи.

— Черный удобный, он не пачкается. А вам… а тебе, между прочим, рыжий не идет. Блондинкой было лучше.

— Ты заметил? – удивилась Нарцисса.

Принц пожал плечами.

— Я после школы полгода в «Тайне» работал. Выучил все оттенки наизусть. «Золото осени», да?

— Ваша наблюдательность сравнится лишь с вашей галантностью, Ваше высочество, – склонилась Нарцисса в реверансе.

Принц нахмурился, потом посмотрел на нее искоса и наморщил нос. Распознал подначку.

В тот вечер Нарцисса вытащила давно забытый альбом. На страницах замаячила тощая сутулая фигурка. Интересно, как будет выглядеть его чумазое высочество с нормальной прической и в приличной мантии…

Вечер 31 октября 1980 года

— Нарцисса, друг любезный, вы плохо стараетесь, – сказал Лорд. – Наш общий знакомый по–прежнему грустит.

Она замерла, потом медленно, как можно тише, выдохнула и вдохнула.

— Мне очень жаль, что я разочаровываю вас, мой Лорд.

Лорд помолчал, крутя в пальцах яблоко на палочке. С каминной полки Нарциссе глупо ухмылялся Тыквенный Джек.

— Мне дорог этот юноша, Нарцисса, – заговорил он. – И мне очень важно, чтобы у него появился… близкий друг.

«Друзей и любовь не покупают», – Нарцисса вовремя прикусила язык.

— Что же нам делать, миссис Малфой? – спросил Лорд. – У вас есть предложения?

— Вероятно, мой Лорд, молодому человеку нужно чуть больше времени, чтобы освоиться в обществе, – осторожно начала Нарцисса. – Он не самого знатного происхождения и, возможно…

— Он полукровка, – оборвал ее Лорд. – Как и я. Жертва трагических обстоятельств. Но кровь Принцев, как и кровь Гонтов, уверяю вас, жила на этой земле, еще когда о многих древних семействах слыхом не слыхивали.

Идиотка… Нарцисса задрожала и рухнула на колени.

— Умоляю простить меня, мой Лорд…

Ледяные пальцы приподняли ей подбородок.

— Вам не за что просить прощения, миссис Малфой. Я верю, что вы старались выполнить мое поручение. И вы правы, Северусу, возможно, не хватает воспитания, чтобы понять тонкие игры высшего света. Встаньте. У меня для вас подарок.

Лорд выудил из кармана небольшой сверток, увеличил его и развернул.

— Собственно, подарок не совсем вам. Северус зельевар и должен ценить хорошие вина. Бордо, говорят, скрашивает одиночество, как добрый приятель… – он пристально посмотрел ей в глаза. – И у меня есть ощущение, что этой ночью мальчику будет одиноко.

Нарцисса, уже протянувшая руку к бутылке, отшатнулась.

— В–вы… Мой Лорд, вы хотите, чтобы я отнесла ему этот подарок… ночью?

— Меньше трагизма в голосе, дорогая моя, – усмехнулся Лорд. – Я ведь не отнимаю у вас мужа, не угрожаю сыну – просто предлагаю небольшое и, возможно, приятное приключение. Посидите, поболтаете по–дружески, выпьете хорошего вина, и все у вас наладится к нашему общему удовольствию. Вот адрес, деточка. Я в вас верю.

Тыквенный Джек оскалил зубы и подмигнул ей.

* * *

Она долго подбирала платье. Достаточно соблазнительное, чтобы Снейп «клюнул», но не настолько откровенное, чтобы выглядеть шлюхой. Остановившись на обтягивающем голубом, она увеличила немного декольте, добавила кружев и горько посмотрела на себя в зеркало. А кто ты есть, деточка? Старый мерзавец кладет тебя под своего фаворита и явно намекает, что тебе грозит за непослушание, но… Ты уверена, что тебе самой этого не хочется?

Замок в двери щелкнул, слушаясь хозяина дома. В спальню вошел Люк.

— Хорошо, что ты еще не ушла, – прошептал он.

Нарцисса не знала, чего ждать. Сцены ревности? Просьбы остаться? Может быть, Люк найдет выход – в конце концов, можно бежать…

— Бедная моя… – вздохнул Люк, и она поняла, что побега не будет.

— Нарси, я хочу сказать, – Люк краснел, бледнел и запинался. – Хочу сказать, что… я понимаю, чем ты жертвуешь ради… Чтобы ты не думала, что я… – он сглотнул. – Ты всегда останешься моей любимой женой.

— Спасибо, что не осуждаешь меня, Люк, – тихо сказала Нарцисса. – Я уверена, что на моем месте ты поступил бы так же.

Больше здесь говорить было не о чем, и она аппарировала.

Ночь и утро 1 ноября 1980 года

Берег реки – странное место для аппарации. Чуть промахнешься – и в воду… В такой дождь можно было бы аппарировать прямо на крыльцо – ни один маггл носу на улицу не высунет. Впрочем, долго размышлять над тем, чего не изменишь, было не в ее привычках. Она поднялась на набережную и, морщась, вынула из сумочки клочок пергамента с рисунком Лорда.

Искать пришлось долго: она не ожидала, что любимчик Лорда живет в таких трущобах. Наконец нужный дом выглянул из ряда одноликих кирпичных коробок – осторожно, как помоечный кот из‑за угла. Нарцисса постояла, собираясь с духом, потом поднялась по замызганным ступенькам и постучала. Принц открыл не сразу. Постучав третий раз, она облегченно вздохнула и собралась было уже уйти, когда за дверью послышался шорох и скрежет и хозяин приоткрыл дверь, выставив вперед палочку.

Яркий свет «люмоса» слепил глаза, и Нарцисса попятилась.

— Чем обязан? – поинтересовался Принц тоном, далеким от любезности.

Покойный свекор обязательно скривился бы: «Не чем, а чему, молодой человек». Нарцисса растянула губы в улыбке. – Дождь идет… Может быть, ты предложишь мне войти, Северус?

Он смерил ее взглядом и молча посторонился.

Нарцисса огляделась. Крохотную полутемную гостиную можно было бы назвать бедной, даже нищей, если бы не книги. Старинные фолианты по стенам чопорно поблескивали знакомыми и незнакомыми именами, давая понять, на что хозяин тратит те весьма приличные деньги, что получает от Лорда. На столе под лампой валялся рядом с дымящейся кружкой чая трактат Парацельса, за который Люк, наверное, удавился бы. Впрочем, Люк коллекционировал книги и рукописи по принципу «чем дороже, тем лучше» и редко открывал свои приобретения, кроме как чтобы полюбоваться гравюрами или обратить внимание гостя на уникальную опечатку. Здесь книги, похоже, читали.

Помедлив и не дождавшись привычной помощи, Нарцисса сняла плащ и повесила его на вешалку у двери – рядом с поношенным маггловским пальто.

— Чаю? – Принц, похоже, запоздало вспомнил о правилах гостеприимства.

— У меня есть кое‑что получше, – она поставила на стол вино.

Принц равнодушно скользнул взглядом по бутылке и исчез в проеме между полками. Нарцисса огляделась, ища, где бы присесть. Выбор был невелик, и, поколебавшись, она предпочла креслу диван. В конце концов, для того, зачем она сюда пришла, им лучше сесть рядом…

Он вернулся с парой бокалов и разлил вино. Поджал губы, оглядел гостью с ног до головы, задержав взгляд на декольте чуть дольше, чем следовало бы, и присел на другой край дивана.

— Итак? – прищурился он.

Нарцисса нервно сглотнула, вертя в руках бокал.

— Мне… нужна твоя помощь, Северус… Может, мы выпьем сначала?

Он поднял свой бокал, посмотрел вино на просвет, понюхал – и поставил обратно на стол.

— Предпочел бы говорить на трезвую голову.

Фраза прозвучала бы уверенно и даже зловеще, умей он лучше управлять интонациями. Но голос в конце забрался вверх, и Нарцисса вдруг поняла: он все‑таки мальчишка. И нервничает.

— И все же, Ваше высочество… – она улыбнулась и пододвинулась чуть ближе.

Его глаза расширились, на мгновение он замер, шумно втягивая воздух, – а потом решительно встал, забрал у нее бокал и пересел в кресло.

— Вас… тебя прислал Лорд, чтобы я тебя трахнул? – глухо спросил он.

Нарцисса замерла, не в силах ответить. Принц замолчал. Его кисти, сцепленные в замок, то сжимались, то снова разжимались.

— Ты не шлюха, Нарцисса. Насколько мне известно. Почему ты согласилась? – спросил наконец он.

— У меня… – голос задрожал, и она начала снова. – У меня сын, Северус…

— А, – кивнул он и тонко, как‑то совсем по–мальчишечьи, хихикнул. – Я думал, кого ты назовешь, сына или мужа.

— Ты пока один, – вспыхнула Нарцисса. – Тебе не понять.

Принц замер, будто его ударили.

— Да. Я один, – он вскочил. – Пошли.

За окном сверкнуло. Начиналась гроза…

На втором этаже было отчетливо слышно, как дождь стучит по крыше. Нарцисса огляделась. Большая двуспальная кровать была такой же ветхой, как мебель в гостиной, на трюмо стояли какие‑то флакончики и безделушки, покрытые пылью. Такой же слой пыли покрывал подоконник и дверцы шкафа. Спальня родителей, – поняла она. Как давно он сюда не заходил?

Принц скинул белье на пол и начал рыться в нижнем ящике шкафа, смешно дергая тощим задом.

— Где‑то тут были простыни… Ага, вот! – Он взмахнул палочкой, и кровать накрылась свежим бельем. – Ложись.

— А… – Нарцисса растерянно оглянулась по сторонам, пытаясь понять: то ли раздеваться, то ли искать душ, то ли призвать вино из гостиной.

— А, еще! – дернулся Принц. – Сядь.

Нарцисса присела на край кровати, он сел рядом – и вдруг накрыл ее собой и впился в шею. Поцелуй был больше похож на укус – горячий и почти болезненный. Она дернулась, вдохнула его запах, и что‑то внутри сжалось – не то в страхе, не то в предчувствии.

Принц отшатнулся и встал. Она потерла влажное пятно на шее.

— Покажешь Лорду завтра, – сказал Принц. – Об остальном я позабочусь.

Дверь спальни, скрипнув, захлопнулась за ним. Нарцисса осталась одна.

Рано утром она оделась и аппарировала домой. Сны, которые преследовали ее всю ночь, она списала на то, что нанюхалась вина вечером. Так было проще всего.

Ноябрь 1980 – октябрь 1981 гг.

Мужу ничего не говори, его как книгу читают. И можешь перекрашиваться. Я скажу, что мне надоели рыжие.

Записка не была подписана. Нарцисса нашла ее тем утром на столе – под открытой бутылкой бордо. Торопливо сожгла, прежде чем вернуться домой, и последовала обоим советам. Визиты Принца на чай постепенно сошли на нет, но Лорд на них и не настаивал больше: видимо, поверил в успех своей аферы. Уже потом, много лет спустя, Нарцисса прочтет о бессмертной любви Великого Героя и в сердцах обзовет дважды почившего Томаса Риддла дважды идиотом. Идиотом, принявшим любовь за похоть и порядочность – за симпатию. И она, гусыня, хороша…

Но это потом. А тогда – на целый год, от одного Хэллоуина до другого, – между ними повисла тайна. Одна на двоих: Помнишь? – Помню. – Не выдашь? – Не выдам.

Он стал – если это только было возможно – еще угрюмее, молчаливее, задумчивее. Все меньше общался с бывшими однокашниками, чаще пропадал у Лорда и в лабораториях. Прошло Рождество, минула весна, настало тревожное лето – Люк постоянно носился где‑то со своим отрядом, возвращался с каменным лицом, скидывал замаранную кровью мантию эльфам и уходил в свою спальню. Драко пошел, сказал первые слова, поджег первую занавеску. Осенью Принца взяли преподавать в Хогвартс, и он совсем перестал у них появляться, зато зачастил суетливый, вечно потеющий коротышка – Петтигрю. Готовилось что‑то серьезное, но Нарциссу – тебе не стоит волноваться, дорогая, все будет хорошо! – в мужские тайны не посвящали.

Потом… Потом рвануло – как котел первокурсника. Задело многих. Кто‑то погиб, как Эван и Уилкс. Кто‑то попал на Остров, как Белла с мужем и деверем, кому‑то удалось сохранить жизнь и свободу – той или иной ценой. Каркаров – душка Игорь в смешном пенсне и со смешным акцентом – неожиданно заговорил в аврорате и выкарабкался по чужим головам. «Не жить ему, когда наше время вернется», – скрипел зубами Люк, подсчитывая, сколько пришлось потратить на «улаживание дел».

— А ты еще хотел отдавать мальчика в Дурмштранг, – пожимала она плечами и кивала Добби подавать чай.

— Ну, если выбирать между ним и Стариком…

Но на самом деле выбор стоял между Каркаровым и Принцем. Между трусом, предавшим дело и товарищей, и любовником – как думал Люк – жены. Северуса вытащил – ни много ни мало – сам Старик. Похоже, маскировка раскаявшегося юнца, которую придумал Лорд, сработала на славу. Он, кажется, так и не попал под процесс: спокойно работал в школе и уже на следующий год стал деканом в заметно поредевшем Слизерине.

Все это Нарцисса узнавала из обрывочных слухов. В их отношениях наступил десятилетний перерыв.

Август 1991 года

Летом, когда Драко исполнилось одиннадцать, снова начались разговоры, куда отдавать ребенка. Нарцисса отчаянно отмахивалась от мысли, что дрожит над сыном, как самая обычная клуша, и пыталась придумать – хотя бы для себя – разумные доводы в пользу Хогвартса. Знакомый язык, знакомая программа, знакомые ребята. Нет опасности – в случае чего: Старика можно было обвинить не в одном грехе, но детей он в заложники не брал. Опять же, Люк в попечителях… И – да. Там Принц. На Принца можно положиться.

Когда его наконец пригласили на ужин, неизвестно, кто сильнее нервничал: она или Люк. Наверное, Люк – он все примерял разные маски, от холодно–вежливой до компанейской. Уж точно не Снейп.

Снейп. Уже давно не Принц. Не мальчишка, жмущийся в угол слизеринской гостиной, не юнец–фанатик со странным блеском в глазах. Мужчина. Угрюмый, уродливый, желчный. Опасный. Нарцисса ждала от встречи неловкости, смущенного узнавания, но оказалась совсем не готова к странному холодку внутри – тому, что впервые зашевелился в ней за год до гибели Лорда. Этот же холодок накроет ее в дождливую августовскую ночь через шесть лет, когда она придет на Спиннерс–энд просить, а закончит требованием клятвы, – и вернется на седьмой год новой жизни. Вернется прежде, чем она узнает Снейпа в одноглазом незнакомце с обожженным лицом.

Беседовал в тот вечер Люк. Драко чинно сидел за столом, представленный будущему декану, Нарцисса помалкивала – блюла приличия. Только когда Снейп уже собрался уходить, а Люка отвлек вызов с работы, она нашла в себе силы подойти.

— Вы… по–прежнему носите черное, профессор?

Он знакомо наморщил нос.

— Оно по–прежнему не пачкается… У нашего «на ты» истек срок годности?

Нарцисса оглянулась на мужа и положила ладонь на черный рукав.

— Северус, позаботься о мальчике, хорошо?

— Помнишь?

— Помню.

— Обещаешь?

— Обещаю.

Август 2005 года

Проводив клиента до двери, Хильда, улыбаясь, вернулась к Нарциссе.

— Чуть не забыла, дорогая! Заходил твой мальчик, сказал, что Люциуса выписывают послезавтра.

Нарцисса рассеянно кивнула и отошла.

Дрянь!

Эгоистичная шлюха! Как ты могла, когда… когда Люк…

Глотая слезы, она раскрыла большие портняжные ножницы и сжала широкое лезвие. Кровь потекла по запястью, закапала вниз, на разложенные выкройки серой школьной мантии. Дрянь…

Убрать пятна и спрятать порез было делом пары минут. Еще пять минут ушло на то, чтобы отпроситься у Хильды на неделю. Горячка с формой подходила к концу, последние несколько дней они как‑нибудь обойдутся без нее. Люк… Они уедут. Она увезет его в Борнмут, он ведь так любит море. Они снимут маленький коттедж, он будет дышать свежим воздухом и есть фрукты, и, может быть, ему станет получше. Она загладит свою вину.

Десятого сентября Люка увезли в хоспис. Спрашивать о Смите у Хильды Нарцисса не стала.

Первая заповедь драконолога. Не спорь с директором!

… ну а что мне там делать‑то было? Цветочки эти, памятник мраморный… Не ты это, там тебя и нет, одна палка эта чертова…

(из никогда не написанного)
…избегать гиподинамии, держать в загоне не дольше месяца…

Люциус умер четвертого января. Елка в гостиной только–только начала осыпаться.

Тело лежало в прощальных покоях, обмытое, облаченное в новую мантию и готовое к погребению. Нарцисса отдавала мужу последний долг так же безропотно, как ухаживала за ним последние годы – и как шла с ним рука об руку тридцать лет их брака. День похорон назначен, приглашения подписаны и разосланы, Драко уехал забирать «кузину Нимфадору», а его девочка – Нарцисса так и не привыкла к тому, что «девочка» уже три года носит их фамилию, – оказалась достаточно тактичной, чтобы не попадаться свекрови на глаза.

Большая ель поблескивала рождественским нарядом в тусклом утреннем свете. Люк все‑таки успел полюбоваться на нее напоследок – он всегда любил Рождество… Она провела рукой по зеленым иглам, и те остались у нее в ладони колючей невесомой кучкой. Серебристо–голубой шар закачался на голой ветке, тихо наигрывая «Волшебную ночь».

— Фитилек сгорел дотла,[5] – одними губами прошептала Нарцисса. – Фитилек сгорел дотла…

Он начал сдавать сразу после поражения, которое теперь принято называть победой. После бесконечных допросов, слушаний, обысков, протоколов, после веритасерума, после копания легилиментов аврората в их воспоминаниях… Все грязное белье было выпотрошено, все скелеты из шкафов вынесли на белый свет и разобрали по косточкам. Самые сокровенные, самые постыдные воспоминания перетряхнули на процессе столько раз, что даже боль притупилась и ушла куда‑то. Осталась только решимость стиснуть зубы и терпеть, держаться, в сотый раз повторяя одни и те же показания. Ради семьи. Ради Драко…

Люк не выдержал. Поражения, позора, унизительной жалости победителей – Поттер, не кто‑нибудь, выступал на суде в их защиту, и она чувствовала, как задыхается муж всякий раз, когда мальчишка со шрамом занимает свидетельское место. Не выдержал атак своры журналистов, когда только серебряная удавка на шее удерживала Нарциссу от применения непростительных. Но главное – бездействия и беспомощности. Он, энергичный, изворотливый, хитроумный, уверенный, НИЧЕГО не мог противопоставить происходящему. НИЧЕГО не мог изменить…

А потом – забвение. Страшный первый год, она казалась себе тогда собственным призраком, блуждающим по разоренному дому. Внезапно обрушившаяся бедность, когда она распродавала тайком от мужа сначала драгоценности, а потом книги, мебель, платья. Когда Драко искал и не мог найти работу, потому что никто не хотел связываться с отродьем проклятого семейства. Когда Люк сломался окончательно. Год в Азкабане, гнев Лорда, вереница бессонных ночей, страх за мальчика и за собственную жизнь, глумление недавних прихлебателей – все это навалилось разом и раздавило его.

Сначала она надеялась. Уповала на целительное время, на то, что Люк повеселеет, когда все наладится… Но то ли все налаживалось слишком уж медленно, то ли Люк слишком замкнулся на своих переживаниях, то ли ноша и впрямь была не по силам – так или иначе время шло, а Люк продолжал просиживать дни в кресле, уставившись в окно пустым взглядом.

Она не знала, тогда ли, позже ли клубок из черных мыслей, несбывшихся надежд и непрощенных обид поселился внутри Люка хищной и жадной тварью. Слепые в своем стремлении отгородиться от унизившего их мира, они обратились к целителям лишь тогда, когда тварь опутала своими щупальцами все жизненно важные органы. Слишком поздно.

На полгода в больнице ушли две трети библиотеки и старинный рояль из малой гостиной, зато целителям удалось приостановить развитие страшной хвори, перед которой равно бессильны маги и магглы. Люк вернулся чуть ожившим и даже начал немного набирать вес, хотя старые мантии все равно пришлось ушить. К счастью, Нарцисса к тому времени научилась делать это совсем незаметно.

Она нашла работу раньше сына: безошибочный вкус и умение красиво одеваться оценила мадам Малкин и пригласила ее в ателье. Люку, конечно, пришлось плести про уроки танцев – она так до конца и не узнала, поверил ли он этой нелепой выдумке. Драко, для которого мысль, что мать содержит семью, была хуже «круциатуса», с удвоенной энергией принялся обивать пороги – и неожиданно ему повезло. Ксенофилий Лавгуд, старый чудак, дочь которого провела столько дней в подвале Малфой–мэнора, взял его в свое крошечное издательство.

Лечение по–прежнему требовало денег, и дом продолжал пустеть. Спальню Люка и главные комнаты она старалась оставить по возможности нетронутыми, чтобы не расстраивать мужа, но дальние покои закрывались один за другим. Нарцисса без сожаления, даже с какой‑то отчаянной радостью расставалась с вещами: громоздкая мебель и тяжелые ковры затягивали ее назад, в прошлое. То прошлое, за которое так цеплялся Люк, а вслед за ним – и Драко…

Драко работал как проклятый, сутками сидя над правкой и версткой статей о морщерогах, нарглах и прочих невероятных тварях. Однажды она в шутку предложила ему написать о кнаттлях – невидимых паразитах, которые заводятся в кошельке и пожирают монеты. Он посмотрел на нее круглыми глазами – и написал. Статья вышла в апрельском номере, и Лавгуд честно выплатил Драко гонорар. Дальше – больше. Острый язык сына неожиданно нашел применение, и вскоре «Квибблер» из ежемесячника стал еженедельником, заработок Драко заметно вырос, а сам он стал днями и ночами пропадать в издательстве.

В перерывах между курсами лечения она возила мужа на курорты. На солнечных пляжах Испании ему ненадолго становилось лучше, но потом все снова скатывалось назад. Свадьба Драко пришлась на «хороший» период, и Нарциссе пришлось проявить чудеса дипломатии, чтобы подготовить Люка к «недостойному Малфоя» выбору сына. Сама она не могла не дичиться девочки Лавгуд, но понимала: это нелепое светлоглазое создание – единственная, кто смог принять и полюбить ее мальчика.

Сняв крохотную квартирку в Лондоне (он не хотел раздражать отца постоянным присутствием снохи, а в доме Лавгудов большую часть пространства занимала типография), Драко с упорством, достойным лучшего применения, начал отсылать родителям половину заработка. Нарцисса не стала ни отказываться от денег, ни тратить их – просто пошла в Гринготтс и открыла счет. Первый взамен арестованного когда‑то. Когда‑нибудь, когда родится наследник, она сделает сыну подарок. Драко, впрочем, не торопился радовать ее внуками…

Потом… потом ей пришлось освоить болеутоляющие заклинания и научиться делать уколы. Морфий был всегда под рукой для тех случаев, когда заклинания уже не действовали. Первый раз за тридцать лет она услышала, как муж плачет, и подумала, что «круциатусы» Лорда были милосерднее: короче и не вытягивали из тела последние силы. В те редкие недели, когда Люк появлялся дома, она бросала работу и не отходила от него ни на шаг. Оправдываясь перед Драко нежеланием тратиться на сиделку, она для себя вдруг осознала, что хочет насмотреться на мужа. Слова «перед концом» Нарцисса вымарывала даже из мыслей.

В сентябре прозвучало наконец роковое слово «хоспис». В гостиной стало гулко и пусто без любимого пушистого ковра Люка. Горечь в глазах Драко сменилась какой‑то холодной яростью, граничащей с безумием. Нарцисса начала бояться за сына.

Рождество справляли втроем: она, Драко и Луна. Старый Лавгуд уехал в Африку греть кости и собирать материал для очередной сенсации. Нарцисса наперекор всему заказала елку, приготовила роскошный – по нынешним временам – ужин и потратила полдня, украшая дом. Драко ничего не ел, глядя в пустоту. Девочка переводила безмятежный взгляд с мужа на свекровь и, казалось, думала о чем‑то своем. Нарцисса не могла отвести глаз от пустого места во главе стола.

К Новому году его привезли домой. Насовсем. Нарцисса была готова выцарапать целителям глаза за то, что Люку не дали встретить с семьей Рождество, но прошлое, даже недавнее, исправить нельзя. Люк не чувствовал боли, глядел осмысленно, разговаривал, и Драко был на седьмом небе от счастья, пока Нарцисса не объяснила: отца привезли умирать.

Луна, понимающе кивнув, вернулась в Лондон, когда речь зашла о возвращении главы семейства. Место проданного персидского ковра заняла трансфигурированная подделка. Люк уже совсем плохо видел, и Нарцисса надеялась, что он не заметит разницы.

Из кровати в кресло она переносила его на руках без всякого левикорпуса – от крупного мужчины остались кожа да кости. Когда‑то роскошная шевелюра поседела и выпадала клочьями. Нарцисса радовалась, что огромное зеркало из спальни давно продали. Люк дремал в своем кресле у камина, а она боялась отойти хоть на минуту, чтобы по возращении не найти мужа мертвым. Она хотела плакать, но не могла. Слезы, которые могли бы хоть на толику смягчить боль, высохли давно, семь лет назад.

Четвертого утром Люциус не проснулся. И Нарцисса боялась признаться даже самой себе, что чувствует облегчение.

…рекомендуется мягкий контроль, не следует загонять животное в угол…

Минерва все‑таки догнала его на третьем этаже, но это недешево ей обошлось.

— Носитесь вы, профессор С–смит, – с трудом выдохнула она, – будто за вами стая оборотней гонится.

Эван остановился, взмахнул палочкой. Латник в углу превратился в кресло.

— Варвар, – проворчала она, почти падая на бархатные подушки. Отличник, – вкрадчиво подсказала память.

— С него не убудет послужить даме, – пожал плечами Эван. Он прислонился к стене и скрестил руки на груди. Выжидал.

Минерва вдруг засомневалась. А если все‑таки не он? В конце концов, патронусы могут и повторяться. Вон, у Амбридж тоже была кошка. А у Лили Поттер – лань…

— Как Гарри поймал первый снитч? – выпалила она первое, что пришло в голову.

— Ртом. Об этом писали в его биографии и в «Квиддичном обозревателе».

— Как наказали Мариэтту Эджкомб?

— «Фурункулюс» на условии. Гермиона… э… Уизли – талантливая ведьма.

— А не невыносимая всезнайка?

— Одно другому не мешает. У вас есть еще ко мне вопросы, директор?

Она задумалась.

— Из‑за чего я сняла с Гриффиндора сто пятьдесят баллов?

Эван неожиданно ухмыльнулся и почесал глаз под повязкой.

— Из‑за чудной самочки норвежского гребнеспина. Опять мимо, доамнэ директор, эту историю мне пересказывал Чарли. Норберта у нас знаменитость, а мне – так и вовсе почти родственница.

— Это… она вас так? – оторопела Минерва.

— Мало вы с этой троицы сняли, – кровожадно кивнул Эван. – Честное слово, Минерва, спросили бы лучше, с кем гулял Забини на пятом курсе.

Она отметила оговорку. С каких это пор вы зовете меня по имени, профессор Смит?

— Я, честно говоря, и сама не помню, с кем он гулял.

— С Трейси Дэвис. Но к концу года они поссорились.

Он посерьезнел.

— Я не уйду. Вы ведь этого боялись, директор? Середина года, вам нужен зельедел.

Минерва помотала головой и тяжело поднялась.

— Нет, Эван, – она вернула рыцарю прежний вид. – Мне нужен ты.

Эван поджал губы – до боли знакомо – и отвернулся. Минерва вздохнула. Казалось, столько было недосказанного, недообъясненного, недоспрошенного – и вот теперь все слова куда‑то исчезли.

— Если ты хочешь, я буду молчать, – выговорила наконец она.

Эван обернулся к ней, посмотрел пристально, не мигая. Минерва улыбнулась про себя: у меня нет секретов, мальчик.

Он кивнул.

— Пожалуй, хочу. Я ваш должник, директор.

— Будешь должен чаепитие у меня в кабинете, – фыркнула Минерва. – Я любопытна, знаешь ли. Или нет, лучше в «Трех метлах» – ты же любишь платить по счету. Да и портретов там нет. Идет?

— Как угодно.

— Еще одно… Скоро Рождество.

— И?

— Ты ведь помнишь, что нормальные люди в этот праздник дарят подарки друзьям и коллегам?

— Спасибо за напоминание, – Эван снова повеселел. – Последние годы у меня неплохо получалось сходить за нормального. Постараюсь не посрамить реноме.

— Тогда я спокойна, – улыбнулась она.

— С вашего позволения, директор?

— Спокойной ночи, Эван. До завтра.

Он поклонился, развернулся – почти по–снейповски – и зашагал по коридору. Факелы вспыхивали и гасли на его пути.

…оптимальная дозировка зависит от веса особи…

В Сочельник как всегда ужинали за одним столом посередине Большого зала, ученики и учителя вперемешку, все, кто остался в школе на Рождество. После ужина сытые и немного сонные дети собрались тесной кучкой под огромной елью. По–хорошему, их нужно было отправить по спальням, но Сочельник… Никто, даже Макгонагалл, не настаивает на строгом соблюдении режима.

Невилл прислушался. Кажется, они в десятый раз обсуждали вчерашнее приключение с дементорами, и оно обрастало новыми потрясающими подробностями, как Ли ловко наколдовал настоящего патронуса и спас всех, включая директора и Смита. Ну, оно и хорошо, честно говоря. Ли не повредит немного славы после того, что он пережил, бедняга. Хорошо, что все хорошо закончилось, что Макгонагалл оказалась рядом, и надо, наверное, провожать детей в Хогсмид, хотя бы до весны.

Итальянский квартет из холла перебрался в большой натюрморт над учительским столом и играл рождественские мелодии. В камине потрескивал огонь, маленький ангелок на верхушке ели подпевал музыкантам. Ханна села рядом, прижалась к плечу. Невилл покосился на ее оттопыренный карман – там явно прятался подарок, который она не доверила эльфам и каминной сети.

— Даже не думай, – прошептала Ханна. – Жди полуночи.

Невилл вздохнул – преувеличенно печально – и проверил свою коробочку. На месте.

Потом маленькая Лиззи Уиттингтон заснула под широкой елочной лапой и Макгонагалл все‑таки отправила детей спать. Невилл проводил в гостиные Пола Томаса и Бенни Корригана и двух первоклашек Ханны. Поднимаясь из хаффлпаффского подземелья, он и встретил Смита с Макгонагалл.

Смит, наверное, шел к себе, и Макгонагалл остановила его в холле.

— Погоди, Эван. Я забыла еще об одном подарке. Вернее, решила отдать его тебе лично. Ты ведь завтра утром в гости?

— Люпины зовут к себе, – ответил Смит. Показалось или нервничает? Хотя кто его, сиплого, разберет. А еще Невилл не доверял себе: после разговора с Гарри Смит выглядел подозрительным почти всегда.

— Значит, сам решишь, когда открыть. Держи, – Макгонагалл протянула ему непрозрачную бутыль, в таких продавали дорогие зелья, чтоб уберечь их от солнечного света.

— Невилл, а вы с Ханной завтра?..

— В Лондоне, – ответил Невилл, не отводя взгляда от Смита. Вот теперь не показалось. Смит не просто нервничал – он обомлел. Бутылку запихнул в карман, и руки дрожали так, будто там как минимум слезы феникса. А что там, кстати? Зелье – для зельедела? Может, ценный компонент? И разве до последнего времени она не звала его «профессор Смит»?

— Думаю, вы прекрасно проведете время.

Невилл спохватился и повернулся наконец к Макгонагалл:

— Спасибо, Минерва, конечно. Счастливого Рождества!

Смит исчез в коридоре, не попрощавшись. Нужно сказать об этом Гарри, решил Невилл. Не завтра, конечно. Но послезавтра, когда все соберутся в «Ракушке», – надо будет улучить минутку и обязательно сказать.

…характерна положительная реакция на контакт с ликантропами…

«Приходи, пожалуйста! Без тебя подарки не открываем, Тедди извелся». Рем свернул записку фунтиком и запустил в камин.

— Спит он еще, – предположила Тонкс. – Праздничный ужин обычно затягивается допоздна.

Но Смит появился через четверть часа с коробкой вкусностей от хогвартских эльфов и большущими синяками под глазами… глазом. Второй прикрывала кокетливая повязочка с оленьей головой. Тедди от повязки пришел в такой восторг, что даже минут на десять забыл о подарках. Рем таскал чашки на стол и все кидал «неприметные» взгляды на гостя.

— Ну что? – Смит наконец не выдержал. – Мне ребята к выписке подарили. Праздничный набор, на все случаи жизни.

— А на Хэллоуин почему нас не осчастливил? Тыквой там или летучей мышкой?

Смит возмущенно фыркнул.

— На меня и так ваш Поттер косился. Не стал пугать людей… И хватит томить ребенка, давайте распаковывать подарки. Тед, ты хорошо вел себя и Санта–Клаус тебе что‑нибудь принес?

Тедди снисходительно посмотрел на профессора Смита: он был уже взрослым и знал, что подарки приносит бабуля. А на Рождество – еще мама, папа, крестный, и Рон, и Миона, и похоже, Смит тоже…

Тонкс с опаской наблюдала, как Тедди потрошит пакет от профессора Смита: из упаковки высовывался хвост с вензелем «Умников Уизли». Хотя глупо было опасаться смитовского подарка после целой коробки «Ужасов» от Рона и Гарри. Это была всего лишь безобидная волшебная палочка, которая пускала фонтаны конфетти и превращалась в несгораемый бенгальский огонь. Зато к ней прилагался наруч с силуэтом летящего дракона и пряжкой из драконьей чешуйки.

— Это сделал мой друг из заповедника, Цюн По, – серьезно пояснил Смит.

— Тот самый? – ахнул Тедди.

— Далекий потомок. А чешуйка – от китайской метеорки.

Тедди не дышал, пока Рем застегивал наруч. Тонкс смущенно улыбнулась.

— Я, видимо, единственная, кто не знает, о чем речь.

— Ваш сын с Хагридом проводит больше времени, чем вы, – усмехнулся Смит. – Так что о драконах и драконологах знает побольше иных моих коллег.

Тедди умчался к бабуле хвастаться подарком. Тонкс уселась перед грудой коробок.

— Я распакую, ладно? Рем, ты ведь не против?

Рем не был против уже шесть лет как, но спросить‑то надо…

— Так, что у нас тут? Подвеска, прелесть какая!

— Это перо карпатского огневца, – пояснил Смит. – Меняет цвет от настроения или погоды. Можете быть в масть.

— Здорово! – одобрила Тонкс. – Мам! Иди к нам, я хочу твой подарок посмотреть, а Хороший человек наверняка хочет свой.

Андромеда появилась, ведя палочкой поднос с чаем и угощением. Тедди скакал за ней, поминутно выхватывая палочку и разя невидимых врагов.

В ее коробке оказались духи.

— Я, надеюсь, не позволил себе лишнего… – начал было Смит. Андромеда молча отвернула крышечку, вдохнула и улыбнулась так, что Тонкс поняла: ровно то, что нужно. И даже застеснялась своего подарка – книги рецептов Берти Боттса. Торопливо зашуршала новой коробкой, подцепила крышку.

Деревянная резная то ли брошь, то ли застежка, в виде волчьей головы, довольно тонкой работы, но все равно как‑то… в лоб. Тем более Рему. Не смешно.

Смит, насколько Тонкс научилась разбирать выражение его почти неподвижной физиономии, радостно улыбался.

— Это точно мне? – Рем свел брови.

— Точно, – кивнул Смит. – Мой мохнатый приятель делал ее лично и уверил меня, что она понимает вульфшпрах.

— И что она делает?

Рем забрал у Тонкс брошку, покрутил в пальцах, перехватил – и деревяшка выросла в резную трость с волчьей головой на рукояти.

Вот это было уже лишнее! Тонкс, конечно, не собиралась комментировать подарок, чтоб не портить праздник, но подарить палку?

Рем повернул сияющее лицо.

— Спасибо, Эван! Слушай, удобно‑то как! Я пытался палку завести еще тогда, после выписки, но с собой все время таскать неудобно, а когда нужна – не тащить же ее акцио через пол–Хогсмида. А так – не мешает и под рукой. Спасибо! Как ее обратно сложить?

Смит пожал плечами.

— Попробуй приказать. Кстати, она еще следит и сигналит. Всеслав сделал себе браслет, и тот кусает его за руку, если он забывает выпить зелье. Так всем удобнее. Твоя брошка может, если что, позвать на помощь.

Рем бросил взгляд на Андромеду – она весьма удачно хлопотала над чайником, отвернувшись, – и тихонько рыкнул. Палка свернулась в брошку.

Тонкс виновато вздохнула.

— Спасибо, Эван, шикарные подарки, – проговорила она. – Ваша очередь, доставайте.

Она приготовила Смиту преподавательское перо – единственная вещь у «Скривеншафта», которая конкурировала с «Умниками». Перо превращало исправления и оценки в комментарии вроде «Работу на корм скучечервям, автора – в Запретный лес!» или «Автор жжет глаголом, я в восторге!». Смит оценил, тут же вывел на куске оберточной бумаги «Отвратительно!», и буквы расползлись и сползлись во фразу «Кто вас учил варить зелья, Гилдерой Локхарт?»

— Очаровательно, – заключил Смит. – Проверять рефераты будет куда веселее.

В большом пакете от Андромеды оказалась вязаная жилетка.

— Держите спину в тепле, – улыбнулась Андромеда. – Она прекрасно под мантию ложится, и незаметно.

Смит тут же надел жилетку, уверил Андромеду, что прятать такую красоту под мантию совершенно недопустимо и вдруг осекся и подозрительно уставился на Рема.

— Нет, нет и нет, – Рем поднял руки. – Даже не начинай коситься, Эван. Последний клок шерсти ушел в сентябре на новые носки. Раньше мая тебе ничего не светит.

Смит стащил жилетку.

— Она и вправду удивительно теплая. В подземелье будет в самый раз. Это чары?

— Секрет вязальщиц, – улыбнулась Андромеда.

— О, доамна Тодорова мне рассказывала о секрете вышивальщиц. Интересно, есть еще?

— Моя сестра шьет. Могу спросить о секрете швей.

Тонкс показалось, что ухмылка Смита на мгновение стала натянутой. Хотя кто его разберет? Разве что Рем…

А Рем прятал подарок для приятеля, Тонкс помнила маленькую коробку с наклейкой «Для Эвана», а сейчас ее не было. Смит, впрочем, подарки не пересчитывал, и натянутая улыбка уже сменилась довольной. Он угощался коричными булочками, хвалил дивный чай и чудесную жилетку и рассказывал про какую‑то особенную вышивку своей обожаемой Стоянки.

Тедди упросил наконец бабулю, и они ушли к камину показывать Вики подарки и узнавать, понравился ли ей ее подарок. Рем тут же вытащил свою коробку.

— Извини, не положил в чулок, не рискнул доверить каминной сети. Это ингредиент для зелий.

— Надо же. Какой?

— Смотри сам, ладно?

Тонкс вытянула шею. Смит из множества слоев шуршащей бумаги освободил прозрачный флакон, посмотрел на просвет.

Во флаконе волновалось крошечное море и сияла искорка луны. Смит поспешно сунул флакон обратно в коробку и перевел на Рема ошалевший взгляд.

— Ты спятил? – коротко спросил он.

— С утра был в себе, – Рем весело оскалился.

Смит баюкал в ладонях драгоценную коробку.

— Искушаешь ведь. Три рецепта из четырех…

— А ты используй его с умом, – хмыкнул Рем. – Что до меня, то я знаю всего один способ применения… законный, Дора, не косись.

— Контрабанда? – печально спросила Тонкс.

— Ничего подобного. Подарок греческого дипломата.

Смит медленно, качая головой, запихал коробочку подальше во внутренний карман.

— Не представляю, в какую сумму… – забормотал он, но Рем его перебил:

— Тебе ли не знать, Эван, что услуги важнее денег. Это – рождественский подарок. Еще чаю?

…крайне важны регулярные полеты…

Минерва ждала чего угодно, только не этого.

Что он закроется со своим подарком у себя на все каникулы.

Что он будет долго избегать ее взглядов, а потом сдавленно, переступая через себя, поблагодарит.

Что он, наконец, сделает вид, будто ничего не случилось, продолжая играть свою роль.

Не ожидала только стука в дверь поздним вечером двадцать пятого.

Школа отдыхала после бурной ночи. Старшие преподаватели разбрелись по комнатам, Тонкс была дома с семьей, Невилл с Ханной продолжали праздник в Лондоне – даже дети мирно сидели по родным гостиным, время от времени делая вылазки на кухню. Минерва пыталась сделать нелегкий выбор между стопкой почты и новым детективом Пинопсиды Свамп, когда зеркало над камином отразило нежданного гостя.

— У меня для вас подарок, – заявил Эван с порога, кивнул в ответ на приглашение и бочком, с опаской даже, прошел внутрь.

Он никогда здесь не был, – вспомнила Минерва. Заходил в кабинет заместителя, в кабинете директора сам проработал год, но он ни разу не пил чая с вареньем в ее личных покоях. Ну разумеется, с чего бы…

Эван огляделся и вздрогнул, впившись взглядом в портрет. Минерва ругнулась про себя: она так свыклась с работой Моники за шесть лет, что и не подумала ее скрыть.

— Это просто холст и краска, Эван, – проговорила она. – И я ведь уже получила твой подарок.

Она получила ворох подарков, подписанных и нет, но набор шахматных фигурок из драконьего зуба не нуждался в подписи. Вместо привычных всадников, королевской четы, жрецов и башен на доске, инкрустированной черными и бронзовыми чешуйками, выстраивались норвежские гребнеспины, китайские метеорки, перуанские ядозубы. Ферзем была венгерская хвосторога, за королей поставили румынского рогача и украинского железнобрюха.

— Чудесные шахматы.

Эван оторвался наконец от портрета и пожал плечами.

— Это был подарок уважаемой доамне директору от румынского зельевара. Такие подарки делают нормальные люди нормальным людям, – он усмехнулся, – и, как водится, заботятся о них заранее. Я не ждал что… – он оглянулся на портрет и закашлялся. – В общем, это еще один подарок. Вам. От меня.

Внимательный черный глаз смерил ее с явным сомнением. Минерве стало почти жутковато.

— И что же это… Эван?

— Оденьтесь потеплее.

Она ждала чего угодно, только не этого.

— С чего ты вообще взял…

Эван терпеливо вздохнул.

— Не нужно быть легилиментом, чтобы увидеть, как вы смотрите на наших летунов. Не бойтесь, никакая это не темная магия. Уж не темнее квиддича. Л… Волдеморт стащил рецепт в Индии, там летать умеют все приличные маги, хотя в теории разрешено только брахманам. А в Румынии ведьмы издавна использовали зелье вместо метел, хотя по сути это такая же подпорка – просто помогает на время сойти с ума.

Он фыркнул.

— Я, конечно, могу ошибаться, а вот тот тип с портрета сказал бы…

— Что?

— Что если у кого из современных магов хватит безумия и могущества на полет без метлы, то это вы.

… Лорд сидел на балюстраде верхней галереи удобно, будто в кресле перед камином. Повернул голову на звук шагов, на мгновение показав пугающий профиль, похлопал по узкой мраморной полоске рядом с собой.

— Садись, мой мальчик.

Северус проглотил вязкую слюну, подошел, не глядя вниз, присел.

— Как успехи с окклюменцией? Ты упражняешься вечерами? Стараешься очистить сознание, как я тебе говорил?

Северус кивнул, спохватился.

— Да, мой Лорд. Я стараюсь…

— Не сразу получается, – понимающе договорил Лорд. – Это сложное умение, Северус, но ты справишься. Что легилименция? Читал Беллу?

— Она закрывается.

— Учись, – хмыкнул Лорд. – И садись рядом, я же попросил.

Темнота проглотила фигурно выстриженные кусты и казалось, что галерея плывет над бездонной глубиной. От приглашения сесть рядом и небрежно свесить ноги над бездной затылок заломило холодом.

— Боишься высоты, – прошуршал смешок.

— Да, мой Лорд.

Ледяные пальцы сомкнулись на запястье. Северус замер – не каждого Лорд удостаивал прикосновения.

— Ты просто неправильно к этому относишься, – мягко заметил Лорд. Он не разжимал пальцев. Обрывки воспоминаний понеслись галопом: Северус впервые пытается оседлать метлу, а Мэри Макдональд помирает со смеху, глядя на его неуклюжие попытки взлететь… Поттер нарезает лихие круги над площадкой, пока Северус пытается выровняться на высоте новичков…

— Метла – глупая подпорка, – насмешливый голос, казалось, прозвучал прямо в голове, а воспоминания продолжали скакать – отец учит его кататься на велосипеде, отец заставляет его снова и снова ловить мяч, ноет затекшая спина, болит выбитый палец…

— Ты вряд ли поверишь мне, мальчик, но я тебя понимаю. Тяжело, когда юного мага воспитывают магглы…

Откуда, мой Лорд? Он не спросил этого вслух, но этого и не требовалось, его прекрасно слышали.

Вам ли, повелитель, знать унижения полукровки…

— Ну почему бы и не мне? – мягко спросил Лорд. – Не все знают об этом, и Белла убьет любого, кто осмелится сказать об этом при ней…

Полукровка. Величайший маг современности, перед которым склоняются наследники древних фамилий – полукровка, как и он, Северус.

И перед ним они тоже склоняются – перед любимым учеником, самым близким, одним из последних пришел в Орден и стал первым… ну, может, вторым.

Прохладный воздух обтекал разгоряченное лицо. Они летели в темноте и холодные пальцы все еще стискивали его руку.

— Вперед наклонись и руки раскинь, – посоветовал Лорд. – Равновесие держать не надо – ты просто летишь. Сейчас я тебя отпущу…

Он все‑таки нырнул немного, теряя высоту, но тут же раскинул руки и выровнялся. Будто на собственных крыльях…

— Ты точно не анимаг, Северус? Возвращаемся, леди Малфой уже с тревогой поглядывает на галерею.

Кто еще так умеет? И снова ему не нужно было спрашивать вслух.

— Мало кто. Тонкое искусство полета дано не каждому.

Ветер еще свистел в ушах, сердце еще стучало как бешеное, а голова еще кружилась, когда они влетели в чердачное окно главного корпуса.

Безумия и могущества… Она потрясла головой, будто стряхивала блоху с уха. Безумия – уж точно. Только окончательно выжившая из ума старуха могла согласиться на эту авантюру.

— Живы? – Эван успел принять привычный полувиноватый вид.

— Как ни странно… – пробормотала она и выпрямилась. – Я тебя еще обгоню, молокосос!

— Посмотрим, – осклабился он и сунул руку в карман. – Не проголодались?

В животе и правда урчало, будто и не было сытного ужина.

— После таких прогулок всегда есть хочется, – кивнул он и достал коробочку. – Сыграем партию, доамнэ?

— М–мерлин, профессор, вы все‑таки…

— Я моложе, зато у вас лапы длиннее. Масса удовольствия и калорийный ужин. Кто больше?

— Ненормальный…

Зельевар хмыкнул и высыпал на пол чердака коробку мадагаскарских тараканов.

Чего не было в бутылке… сентябрь 1971 года

Возле кухни Сев все‑таки встретил Толстого монаха. Он шепнул: «lumos viridus» – и шагнул вперед в облаке зеленого света. Выть не потребовалось: Толстый монах шарахнулся в сторону и скрылся за стеной. Сев хихикнул и, откинув простыню, уселся под картиной ждать Лили.

Через пару минут белое пятно бесшумно выплыло из темноты, и Сев успел вздрогнуть, прежде чем понял, что это она.

— Ты чего, так и шла? В темноте?

— Фонарик не работает, – обиженно прошептала она, выпутываясь из простыни.

— А «люмос» отменили?

— Забыла я про твой «люмос». Да и хорошо, меня никто не видел. А ты?

— А я напугал Толстого монаха, – похвалился Сев. – Так что, если завтра он будет жаловаться на нового призрака…

Они захихикали вдвоем.

— Покажешь теперь, зачем бедного дядьку пугал?

— Угу.

Он ткнул в картину за спиной.

— Там кухня. И полно домашних эльфов, которые просто мечтают накормить голодных первокурсников. Пошли! Мне мама рассказала, как туда попасть.

Он щекотал грушу на картине, пока она не превратилась в ручку.

— Мне до сих пор иногда кажется, что я сплю, – прошептала Лили. – Не может же такого быть?

Сев улыбнулся и потянул ручку.

На кухне было светло, шумно и вкусно. При виде эльфов Лили взвизгнула и схватила его за руку. При виде двух фигур в белом эльфы бросились врассыпную.

— Эй! – Сев стащил простыню. – Мы первокурсники и мы пропустили ужин!

Ужин они не пропускали. Но прийти на кухню среди ночи и не выпросить у эльфов угощения было немыслимо. Лили забормотала что‑то по поводу сытного ужина, но когда на столе появился десерт, сдалась.

— Есть на ночь – вредно, – печально проговорила она и откусила полпирожного.

— А если уснуть голодным – приснится боггарт, – утешил ее Сев и принялся за пирог с патокой.

— Это кто?

— На ночь не буду рассказывать. Завтра.

— Ладно, – не стала спорить Лили. – Ты спросить что‑то хотел?

Он вздохнул.

— Зачем ты Гриффиндор выбрала?

— Меня Шляпа распределила, – пожала плечами Лили. – Ну чем плохо, Сев?

— Я думал, мы будем в одном Доме.

— У нас все равно куча уроков вместе.

— В Гриффиндоре этот мерзкий Блэк.

— В Слизерине три мерзких Блэка, – хихикнула Лили. – Сев, не сердись. Директор ведь говорил, что колледжи должны дружить. Вот и будем – дружить домами. Пошли отсюда, а то объемся и помру молодой.

— Ладно. Идем. Про «люмос» не забудь.

Молодой она помирать собралась, тоже мне…

Вторая заповедь драконолога. Тебе сказали: не спорь с директором!

… так и скажу: нет у меня больше сына, не знаю никаких Северусов. Был Тоб, да помер.

(из никогда не написанного)
Сентябрь 2005 года. Первый дар Смерти

Люк перестал говорить.

Не вдруг, не сразу – просто все сильнее накатывала слабость, и уже трудно было поднять голову с подушки, повернуться на бок, пошевелить языком.

Он ждал страха, а тот почему‑то не шел. В этой вялой полудреме кто‑то будто убаюкивал его, нашептывая вечное «все будет хорошо». Ведь все всегда было хорошо: так или иначе, но находилась лазейка, и трудные времена заканчивались. Вот и теперь – надо только выждать…

Ему сменили врача. Сухой, подтянутый Ормсби – из лидских Ормсби, Равенкло – исчез, вместо него в палате начала появляться рыженькая толстушка. Он принял ее за сиделку, пока она не представилась:

— Доброе утро, мистер Малфой. Я доктор Пэт.

Пэт – это Патриция? Он поморщился бы на плебейскую манеру сокращать имя до собачьей клички, но это отнимало слишком много сил.

Рыжая подошла ближе.

— Вы не поняли. Я доктор Сьюзен Пэт. Целитель–легилимент. Вы согласны на медицинскую легилименцию, мистер Малфой? Это позволит вам не тратить силы на речь.

Мерзость. Легилименция – мерзость. Но на процессе его память полоскали аврорские мозгоправы столько раз, что скрывать все равно нечего. Лорд, надо отдать ему должное, никогда не позволял себе подобного со своими приближенными…

— Пожалуйста, выберите белый шар, если вы согласны, и черный, если нет.

Перед глазами завертелись два бильярдных шара. Он потянулся к белому: белый – его цвет. Всегда был.

— Благодарю вас, мистер Малфой. – Рыжие кудряшки нависли над ним, закрывая свет из окна. – У вас есть какие‑нибудь пожелания?

Чтобы вы избавили меня от своего присутствия. Вслух бы он такого не сказал, просто ее голос утомлял, а без света стало тяжело дышать.

— Конечно, отдыхайте, сэр.

Это трудно было назвать разговором. Мысли, чувства, воспоминания наплывали невнятными образами – доктор Пэт угадывала его желания, отвечала на невысказанные вопросы – как вышколенный домашний эльф. Пэтти. Он стал звать ее Пэтти.

А потом поменяли лекарство, и ему сразу стало лучше. Он мог даже сидеть, опираясь на подушки, и не уставал от прогулок в саду. Нарси забрала его из больничной скуки, они съездили к морю: пили чудный яблочный сидр, гуляли по набережной. Нарси купила новое кресло, оно слушалось не только палочки, но и движений пальца – удобнее больничной развалюхи. Впрочем, он все равно больше доверял жене: на свежем воздухе клонило в сон.

Это был теплый, солнечный день. Люк сидел дома у окна и уже собирался вздремнуть, когда Нарси впустила в гостиную Ормсби. Люк кивнул ему. Не слишком приветливо, чтобы не возомнил невесть что, после того как пропал на… надолго, – но и достаточно вежливо: он еще может пригодиться.

— Здравствуйте, мистер Малфой…

Нарси кусала губы и дергалась, как грязнокровка. За ней – еле доставая макушкой до плеча – маячила Пэт. Помяни грязнокровку…

Слух обострился вдруг, и он услышал конец фразы:

– …удобнее. И никаких неприятных процедур. Поверьте, мистер Малфой, это лучший выбор.

Он поднял глаза на Ормсби. Перевел на жену. О чем они?

— Клиника святой Элизабет, Люк, – ровно проговорила Нарси.

Морильня. Морильня святой Элизабет. Он выпрямился и задышал часто. Там кончила свои дни Вальбурга. Там Мульциберы держали тело Джордана, не желая хоронить кусок мяса, в который превратили их сына дементоры. Там…

— Коновал! – выдавил он и упал на подушки кресла. – Мерзавец. Шарлатан…

— Мистер Малфой, поверьте, мы…

Он не мог отвернуться, но закрыл глаза. За полновесные галеоны – такое отношение… Кретины. Глупости, Нарси найдет нормальных врачей. Лучших врачей. В конце концов, имя Малфоев еще кое–чего стоит. Нарси найдет – и…

И все будет хорошо.

Он заплакал.

…помимо генетических факторов существенное влияние оказывают условия…

На каминной полке висело четыре чулка. Никто не спрашивал, для кого четвертый: мать неизменно вешала его туда каждое Рождество.

— Вечером привезут отца, – сказала она двадцать восьмого утром, застыв над неочищенным яйцом. – Хорошо, что елка еще не осыпалась.

Елки в Хогвартсе ставили еще до начала каникул, и они исправно зеленели весь январь, но стабилизирующее заклятье отбивало запах. Они с отцом любили свежий запах хвои, и раньше, когда… раньше ставили новую елку раз в три дня все каникулы. Первое Рождество без елки было в год, когда все рухнуло.

Отец дома – это было настоящее рождественское чудо: ему ведь так редко становилось лучше зимой. Может быть, что‑то в жизни начнет налаживаться наконец? От дома остались жалкие руины, но ведь цело еще папино любимое кресло, еще цел камин, в котором так весело трещат дрова зимними вечерами, мороз по–прежнему разрисовывает узорами стекла…

— Ему лучше? – затаив дыхание переспросил Драко.

— Он умирает.

Мать аккуратно положила ложечку на край яичной подставки и сцепила пальцы с коротко подстриженными ногтями.

— Луна, могу ли я попросить вас…

Луна улыбнулась.

— Конечно, миссис Малфой. Я поживу в Лондоне, нам все равно пора готовить номер.

Они одновременно встали из‑за стола. Драко остался сидеть. Рукоять вилки врезалась в левую ладонь, рукоять ножа – в правую.

Чуда не произошло.

Драко Малфой был плохим сыном. Он был некрасив, неумен, неловок, в нем никогда не было ни отцовского обаяния, ни отцовского аристократизма. То, что отец, несмотря на это, продолжал его любить, было чудом. Чудом, недоступным для Драко, потому что отцовского великодушия он тоже был лишен. А потому Драко старался жить так, чтобы чудо продлилось дольше. Чтобы отец не лишил его своей благосклонности. Получалось плохо.

Он никогда не задумывался, любит ли отца. Отец просто был. Всегда. Приятели и недруги, учителя, работодатели, родственники и знакомые приходили и уходили. Отец оставался рядом. И его болезнь… Драко даже не понимал сначала, из‑за чего столько суматохи. Отец ведь НЕ МОЖЕТ умереть. Так не бывает. Никогда не было. Конечно, случались простуды, мигрени, когда мать строго говорила «папа болен» – и Драко ходил на цыпочках. Но ведь это все не всерьез. Приходил доктор, и отец вскоре вставал как ни в чем не бывало. Отец был вечен. Был…

Когда Драко привел к отцу Луну, тот смерил ее взглядом, болезненно скривился и пробормотал:

— Делай что хочешь. Род Малфоев уже не воскреснет.

Род Малфоев угасал. Отец был последним достойным его представителем, и Драко понял это тогда и проглотил – со всей горечью. Ему – не стать настоящим Малфоем. Не поднять из пепла родовое гнездо, которое мать раздирала в клочья и продавала слетевшимся стервятникам. Отец умрет – а с его смертью Драко нечего будет делать в этом мире.

…в зимний период имеют обыкновение охотиться стаями. Выбор вожака…

– … а дальше вы знаете. Увидел объявление в «Пророке». Вернее, сначала статью в «Квибблере», о проклятии профессора Снейпа.

— Решил вернуться? – улыбнулась Минерва.

— Решил, что менять зельеделов каждый год – хлопотно для школы и вредно для учеников.

Эван хотел глотнуть из своей фляги, но она, кажется, опустела. Он говорил долго, в подробностях и с удовольствием рассказывал о Чарли Уизли и Стояне Тодоровой, о своем тамошнем приятеле–оборотне и венгерской хвосторожке, которая целых две недели, пока ей не назначили постоянного вольерного, считалась питомицей Эвана. Раскрыл даже карты с анимагией: перекинулся, спасая жизнь, Минерва читала о подобных случаях. Но его рассказ виртуозно обходил все острые углы и важные моменты.

— Почему ты не вернулся сразу?

Он пожал плечами.

— Я столько в спячке провалялся, я даже не знал, кто победил, чем все закончилось, кто выжил, кто нет. Сунуться в Хогвартс наобум, попасться в лапы Кэрроу или Белле и сгинуть понапрасну не хотелось. Меня считали погибшим – я и решил пока не высовываться. Волей случая занесло в заповедник… Я и забыл про Уизли, честно говоря. Боялся, что раскроет. Но обошлось, не узнал.

— А потом? – не отставала Минерва.

— А потом оказалось, что войне конец, Лорд побежден и я больше не нужен.

— Не нужен? – возмутилась Минерва. – Да мы поднимали школу из руин! Все развалено, защита сломана, теплицы, переходы… Видел бы ты, что осталось от Большого зала. Мы даже не смогли открыть школу осенью, только собрали зимой выпускников, чтоб они к экзаменам прошли программу. Каждый человек был на счету, а ты говоришь – не нужен.

Она запнулась на секунду и продолжила:

— Хорошо, ты только весной очнулся, но потом, когда понял, что все в порядке и Волдеморта нет – почему ты не пришел в Хогвартс?

— У меня не было документов, палочки и разрешения на аппарацию, – усмехнулся Эван.

— Какие документы, – поморщилась Минерва. – Разве тебя так не признали бы?

— Северус Снейп умер как герой. Не претендую на его славу.

Он закашлялся и привычным жестом поддернул шарф. Досадливо встряхнул фляжку.

Голоса жальче всего, поняла вдруг Минерва. Не обожженной руки, не шрама на пол–лица и даже не глаза. Голоса. Она попыталась вспомнить, как он звучал, – и не смогла. В ушах играл богатыми интонациями директор Снейп, обладатель роскошного баритона и абсолютного слуха, а еще летящей черной мантии и белой лилии в петлице…

— Руку‑то зачем сжег? – негромко спросила Минерва.

Она выдержала пристальный взгляд.

— Я видела метку, после смерти Волдеморта она едва заметна. Думаешь, все равно бы вычислили?

Эван отвернулся.

— Даже если бы не вычислили… Мерзко просто.

Он покачал в ладонях чашку с остатками травяного чая, залпом допил и добавил:

— Я решил, что после всего имею право от нее избавиться. Извините, у меня зелье кончилось, а много шептать нельзя – остатки связок порву. Давайте я вам закажу еще имбирного чаю, а вы мне расскажете, чего не писали в газетах.

— Идет, – согласилась Минерва. – Только о чем не писали в газетах, тебе, наверное, Рем уже рассказал. Он‑то, кстати, давно знает?

— Он не знает, – фыркнул Смит.

Минерва торопливо отвернулась – мимо столика как раз проплывала Энни Браун, помощница Розмерты, и можно было заказать новую порцию чая и заодно спрятать совершенно неуместную улыбку.

Разумеется, Рем ничего не знает, старенький, доверчивый и ненаблюдательный. Разумеется, он просто так водил нового приятеля по местам боевой славы, и тянул к дому Эвансов. И про старшего Снейпа рассказал… Минерва вспомнила свое возмущение, прижала ладони к потеплевшим щекам.

И когда портрету сказал, мол, Эван ко мне ходит – уже знал? А тогда, в октябре, когда явился в школу якобы проведать Дору и устроил Минерве экскурсию по Хогвартсу?

«Деканит, стало быть…»

Он это понял по ее рассказу, или Эван проговаривался в гостях – как разбирает слизеринские конфликты? Линда Баррет, Джоэль Пемберли, Джейсон Ли… Даже Джош Дюк, хоть он и не слизеринец. Хотя нет, Джош – это профессор Снейп. Займись этим Смит – было бы куда меньше пафоса.

Энни поставила на стол две дымящиеся чашки и плетенку с печеньем. Эван обмакнул в свой чай хвост песочной саламандры, прищурился на Минерву сквозь ароматный пар.

— Слушай, Эван… Ты же знаешь, Аврора Синистра исполняет обязанности декана Слизерина, но настоящего декана у ребят нет. Как ты смотришь на то, чтобы вступить в должность?

Эван очень некстати сунул в рот размокшую саламандру. Минерва приподнялась и от души хлопнула его по спине.

— Давай начистоту, – продолжала она. – Назначить тебя деканом Слизерина – это формальность. На самом деле ты впрягся в дела колледжа, как только освоился. А история с Ли?

— Вас не смущает мой дурмштранговский диплом? – просипел Смит, прокашлявшись.

— Смущает. Настоящий диплом, кстати. Но я посоветуюсь с профессором Биннсом. Уверена, мы найдем прецедент в истории Хогвартса.

…пристрастиями животного в данном случае рекомендуется пренебречь…

Снег начал сыпать с полудня, и к обеду Дора слегла. К счастью, Андромеда забрала Тедди к Поттерам и прислала записку, что вернутся они поздно, так что Рем рассчитывал справиться к их приходу.

Он напоил Дору лекарством, растер шрам мазью, укутал ее в один из Андромединых пледов и сидел, баюкая, пока она не уснула. Когда ее короткие черные волосы порозовели, Рем тихонько высвободился и ушел в гостиную.

Почти сразу он услышал шаги за дверью: у порога, сбивая снег, топал тяжелыми ботинками Эван. Эван – Рем не сбивался даже мысленно, особенно после того как чуть не оговорился вслух. Хотя иногда хотелось оговориться специально, чтобы посмотреть на реакцию Эвана Смита и окончательно решить – он или не он? Неужели можно было так чудовищно ошибиться и уже третий месяц морочить голову несчастному зельеделу из Румынии, который совершенно ни при чем? Хотя Рем уже так много и так часто ошибался в отношении Северуса Снейпа, считая его то предателем, то героем, что можно разнообразия ради посчитать его живым.

— Эван, заходи – позвал он негромко, чтобы не беспокоить Дору.

Эван понятливо не стал стучать в дверь и вошел. Потянул носом, остановился на пороге.

— Я не вовремя? Тонкс плохо? Помощь нужна?

— Она уже спит, – Рем потер руки, остро пахнущие лекарственной мазью. – Заходи, говорю же. Ты же, наверное, по делу?

— Посоветоваться надо.

— Это можно. Чаю заваришь? Андромеда в гостях, вся надежда на тебя.

Эван, хоть и сказал, что хочет посоветоваться, молчал, пока не приготовил чай. Потом он сел у камина, сгреб воротник свитера и сообщил:

— Макгонагалл предложила мне должность декана.

Рем отхлебнул ароматного чаю и пожал плечами:

— Ты разве не к этому стремился?

— Чего? – Эван, кажется, вполне искренне оторопел.

Рем отпил еще чаю и взял печенье.

— Посуди сам. Ты начал помогать Синистре советами еще в сентябре, а история с Маленьким Джоном все расставила по местам. Твое назначение – формальность.

— Вот и она так сказала, – пробормотал Эван.

— Значит, вступай в должность. Думаю, Синистра только обрадуется.

Эван откинулся в кресле и поскреб колючий подбородок. Рем не сдержал улыбки: эту позу он видел десяток раз и точно знал, что она означает. Решение принято.

— Что ж, пожалуй, ты прав. Мое назначение пойдет на пользу Дому.

Рем перестал улыбаться.

«Это не обсуждается, это для общей пользы», – сказал Северус Снейп с нескрываемым отвращением. В руке он держал кубок свежего аконитового зелья, безупречного, насколько мог судить Рем.

Этот разговор произошел в самом начале девяносто второго. Хогсмид, как всегда, был засыпан снегом по самые крыши, в темной комнатке на втором этаже «Кабаньей башки» гуляли сквозняки, но на жилье поприличнее Рем замахиваться не стал – берег деньги.

Денег не хватало: работая учителем на замену, не разбогатеешь, а выглядеть надо прилично. Приличный кусок зарплаты отъедали зелья: не ходить же неделями с укусами и синяками! – и безжалостный гоблинский кредит. На гоблинское золото Рем устроил убежище в родительском доме, поскольку прятаться в Визжащей хижине уже давно не имело смысла: взрослого оборотня тамошние двери не удержат. Из оставшихся крох еще предстояло выкроить на очередное скромное подношение в отдел магического транспорта, чтоб лицензию на аппарирование не отобрали – волшебным тварям‑де не положено.

Так что и на новую мантию он не разорился, только залатал особенно вопиющие дыры на старой. Трепать ее все равно приходилось нечасто: когда наведывался в министерство и заодно на Диагон–аллею, зелий прикупить. И теперь вот – Дамблдор вызвал.

К чести Дамблдора, он сдержал обещание и не трогал его, с тех пор как распустил Орден Феникса. Правда, уточнил, не хочет ли Рем присмотреть за мальчиком, но Рем понимал: найдутся кандидатуры получше, чем оборотень. Да и не мог он подолгу оставаться на одном месте, соседи начинали коситься. Выбранная работа в этом смысле подходила как нельзя лучше: он успевал исчезнуть прежде, чем странности в его поведении становились заметны. Выходить в школу в безопасные дни, в другие же – прятаться в родительском доме, благо тот на отшибе.

Теперь же, кажется, забрезжила возможность не запираться в подвале. Дамблдор расхаживал по темной комнатушке и рассказывал об изобретении Дамокла Бэлби, а в углу молчал Снейп, сжимая темную флягу с зельем. Пробка и его рукав пахли этим зельем, резко, тревожно, Рем путался в успокаивающих словах и ждал, когда же Дамблдор перейдет к главному – когда и на каких условиях можно получить аконит.

— Первую порцию Северус приготовил на пробу, мы проверим, действует ли он как нужно. Если подействует, Северус будет готовить тебе аконит, а я – передавать.

Рем с сомнением взглянул на черную фигуру в углу – будет? Не сдержался, уточнил вслух.

Снейп взмахнул палочкой, превращая щербатый стакан на столе в кубок, опрокинул в него флягу и отчеканил:

— Это не обсуждается, это для общей пользы.

Об этой пресловутой пользе Рем слышал потом сотни раз. Год, вернее, полтора спустя, когда Рем приехал в Хогвартс в качестве учителя защиты от темных искусств, Северус процедил, что не видит особой пользы от его присутствия в школе. Дамблдор видит, – коротко ответил Рем тогда. Не будешь же рассказывать, как убеждал его директор: мол, Блэк сбежал, и если присмотреть за Гарри есть кому, то кто присмотрит за Северусом? Ты же не хочешь, чтобы он нашел Сириуса раньше всех…

После, в доме Блэков, Снейп при первом удобном случае шипел, что Блэк бесполезен: видимо, не было в его представлении более тяжкого оскорбления. И добился своего… Впрочем, Рем понимал, что безо всяких подначек Бродяга не усидел бы дома, когда Гарри в опасности. Они все были там, и любой из них мог угодить под заклинание безумной Беллы. Кстати, желая задеть Сири особенно сильно, Снейп добавлял, что пользы Дамблдору от него не больше, чем Темному ордену от Беллы Блэк.

Его же, наверное, считали полезным обе стороны.

Человек ценен настолько, насколько он нужен для общего блага. И высокой цели. Тогда, в Ордене, Рем понимал, во имя какой цели они рисковали карьерами и жизнями, за что погибли Боуд, Амелия, и Гестия, и остальные, и сам Дамблдор в конце концов. И Снейп. Чтобы остановить Волдеморта.

С Северусом ему еще довелось поговорить, вернее, не с Северусом уже, но с портретом директора Снейпа. Он знакомо скривил губы:

— Выкарабкался, оборотень? И правильно. У тебя сын и жена, ты им нужен.

— Мне жаль, Северус, – начал он тогда, и Снейп прервал его взмахом руки.

— Не стоит. От моей смерти было больше толку, чем если бы я выжил. Так что найди себе занятие более полезное, чем сожаления перед портретом мертвого врага.

Рем не помнил, что ответил тогда и ответил ли что‑нибудь вообще. В конце концов его и вправду ждало множество более полезных дел: играть с Тедди, гулять с Дорой – каждый день еще на десяток шагов дальше, поговорить с Андромедой, она опять вернулась сама не своя после встречи с сестрой… Была ли в этом польза или что‑то другое? Снейп сказал бы – польза. Тедди нужны мать и бабушка, желательно здоровые и спокойные, – значит, нужно позаботиться о них. Наверное, он был прав, Рем сам не смог бы объяснить, что ему не нравится. Он не думал о целесообразности, он любил, но Снейп сказал бы, что любить своего ребенка – это инстинкт, природа всегда целесообразна. Спорить со Снейпом было тяжело, с мертвым Снейпом – еще тяжелее. Спорить с Эваном Смитом… Рем хотел было сказать себе, что не пробовал, но вовремя спохватился: а не этим ли он занимается уже два месяца?

В камине громко треснуло. Эван вздохнул, поворошил уголья.

— Что замолчал, Люпин? Тебе вдруг разонравилось решение Макгонагалл?

Рем оторвался от разглядывания шишек на каминной решетке.

— А? Нет, Эван, нет, конечно. Я задумался о твоих словах – насчет пользы. Разве ты только поэтому хочешь стать деканом?

— Причем здесь хочу – не хочу? – фыркнул Эван. – Глава Дома – не та должность, где можно хотелки выпячивать. Нужно, чтобы ученики были под присмотром, чтобы им было хорошо в Доме Слизерина, а Дом получал от них пользу, и в этом от меня проку больше, чем от Синистры, вот и все.

— Но ты же – хочешь? – проговорил Рем. – Заботиться о них, следить, чтоб хорошо?

— Я могу делать это лучше других. Что ты мне хочешь доказать, Люпин?

— Сам не знаю, – вздохнул Рем. – То, что ты говоришь, очень правильно, и спорить с тобой не о чем. Мне, наверное, каких‑то чувств не хватает. Чтоб услышать не только – я должен, но и – мне нравится.

— Мне нравится перспектива стать деканом, – ухмыльнулся Эван. – Потому что на этом месте я полезнее Синистры. Так пойдет?

— Пойдет, – Рем тоже поворошил в камине. – Я что вспомнил, Эван. Знал я одного человека. Он тоже мерил жизнь этой меркой – полезностью. И тоже считал, что за подарки, в отличие от честной торговли, платишь втридорога. И что существование без пользы не имеет смысла. Я всегда хотел спросить у него – а что же такое вот эта польза, ради которой все существует. Она – тоже для чего‑то, или есть некая польза польз, конец цепочки?

— Что ж не спросил?

— Он вряд ли стал бы со мной беседовать на отвлеченные темы. А потом очень некстати умер. Остается спрашивать у тебя, как у адепта этой теории.

Рем замер, щурясь на огонь, а потом шумно, по–собачьи вздохнул.

— Теория Высшего блага. Кажется, ее основоположником считали Гриндельвальда.

…независимые самки, как правило, достигают равных размеров с самцами…

Сон не шел – Нарцисса по привычке вслушивалась в тишину, ожидая стонов и шорохов из соседней спальни. Но дом молчал. Тикал часами, потрескивал старым деревом, еле слышно жужжал флюгером на крыше – и молчал. Где‑то на чердаке шуршал и ухал Нестор. В восточном крыле, в своей комнате, спал – а может, тоже разглядывал темный потолок – Драко. Соседняя спальня была пуста.

Она снова пробежалась по списку дел. Объявление в «Пророк» отправлено, кладбищенских эльфов предупредили, церемонию обговорили. Осталось разослать несколько приглашений – формальность, никто не придет. И лучше, пожалуй: меньше расходов…

А больше ведь не нужно считать каждый кнат – всплыла вдруг мысль. Не надо откладывать на хоспис, на лекарства. Их с Драко заработка хватит на троих: без роскоши, но…

Нарцисса одернула себя. Стыдно. Люка еще даже не похоронили.

Но мысль не желала уходить. Теперь… теперь ведь необязательно сидеть в кабале у Хильды! Нарцисса даже зажмурилась от собственной дерзости. Ну да. У нее есть опыт, есть своя клиентура – что ей мешает начать собственное дело?.. Кроме той же Хильды.

На зубах заскрипело знакомое воркование: ах, милочка, вы не представляете! Узнала секреты мастерства и воткнула нож в спину. Чего же еще следовало ожидать от этих Малфоев…

Не навредить Драко. Главное – не навредить Драко. Но мысль стоило обдумать. Жене и матери с многолетним стажем, ей вдруг до боли захотелось побыть немного собой. А способ – способ найдется. Своя ниша – скажем, как у «Твилфит и Тэттинг». Высокая мода? А может, детская одежда – и хорошие заклинания роста: мальчики вечно вытягиваются за лето… И в конце концов, ну что такого в этой работе? Если Драко решит остаться в Лондоне, то можно сдать часть особняка – здесь столько пустых комнат.

Нарцисса жарко покраснела в темноте. У нее был на примете один квартирант.

Чего не было в бутылке… Июль 1972 года

— Фу–у, мухи… – скривилась Лили.

— Не хочешь добавлять мух, кромсай корешки, – пожал плечами Сев. – Вон тот нож с костяной ручкой возьми.

— По рецепту нужны жуки. Запорешь ведь…

— Где ж мы жуков наберем? Мухи сгодятся – не оборотку варим.

Лили хмыкнула – ну смотри – и застучала ножом по доске. Сев высыпал в котелок унцию дохлых мух и убавил газ.

— Как позеленеет – кидай мыльный корень.

— Знаю я, – отозвалась Лили и вытерла пот со лба.

Она сосредоточенно помешивала зелье – серое, все еще серое, начинается прозелень. В маленькой кухне становилось невыносимо жарко: июль, кипящий котел, окно заперто. Открывать его Сев не стал – ветер тянул вонь от реки. Капельки пота снова выступили на лбу Лили, но она уже не отвлекалась от зелья, смешно хмурясь и покусывая верхнюю губу.

Однако и впрямь дышать уже нечем. Он вытащил палочку:

– Conditio!

Лили вздрогнула и обернулась так резко, будто он ткнул ее палочкой в спину.

— Ты спятил, Сев? Каникулы! Нам нельзя колдовать!

Он усмехнулся.

— Здесь можно.

— С чего это? Сейчас получишь кричалку из министерства, ненормальный!

— Они фиксируют место, – чуть снисходительно пояснил он. – Мне мама рассказала. Не палочку, не волшебника, а место. Здесь мама, и они думают, что это она колдует. А тебе дома колдовать нельзя, потому что они знают, что там из наших – только ты. Вот увидишь, никаких кричалок. И корни кидай уже.

Она высыпала корешки, все еще испуганно поглядывая в окно: не летит ли министерская сова. Меж тем заклинание сработало и стало прохладнее.

Звякнул мамин таймер.

— Выключай, – выдохнула Лили. – Так это что, и я у тебя колдовать могу?

— Ага, – откликнулся он и отвернулся, чтоб скрыть дурацкую радостную улыбку.

— У меня палочка дома, – огорчилась Лили.

— Я тебе сейчас мамину дам. У нее тоже ива, подойдет.

Это он крикнул уже с лестницы, взлетел на второй этаж, вытащил палочку из нижнего ящика, из‑под постельного белья.

— Тебе не влетит, что взял без спросу? – Лили не решалась протянуть руку.

— Не, она мне разрешила. Пока своей не было, я ее палочку всегда брал. Бери, попробуй.

Лили неуверенно сжала рукоять чужой палочки, взрослой, длинной, осторожно взмахнула:

– Wingardium leviosa!

Тарелка скользнула к краю стола и брякнула об пол.

— Ой, Сев… извини…

— Ерунда, – он взмахнул палочкой, тарелка срослась и вернулась на столешницу. – Это потому что чужая. Еще попробуй.

Она сосредоточилась, снова закусила губу.

– Wingardium leviosa!

Доска, на которой она резала мыльный корень, послушно взмыла в воздух. Лили засмеялась, радостно всплеснула руками, и послушная доска шарахнулась влево, Сев едва успел выбросить руку вперед, защищая лоб.

— О, черт! Сев, прости, пожалуйста, больно?

Нет, – хотел сказать он, и слово застряло в горле. Лили схватила его за руку, гладя и разминая ушибленные пальцы, и он не хотел говорить, что уже не больно, да и вообще больно не было.

— Ну как, получше?

— Ага… Пузыри остыли уже. Пойдем? Ты трубочки взяла?

Она улыбнулась.

— Взяла.

Они сидели на заднем дворе, расстелив оделяло на жухлой траве, и пускали Пузыри–на–заказ через коктейльные соломинки.

— Желтый слон! – командовала Лили, и желтый слон, размахивая хоботом, поднимался к бельевым веревкам.

— Пушистый акулобраз! – заказывал Сев, и Лили радостно хохотала и тянулась к котлу своей соломинкой.

— Радужная зебра!

— Розовый грюмошмель!

— Этого ты придумал, не бывает такого!

— Ну как не бывает, вон он летит!

— Суринамская пипа! Фиолетовая!

— А теперь ты сочиняешь!

— А вот и нет! Смотри, вот она какая!

Лили смеялась, выдувала все новые пузыри, смотрела, как они улетают за крыши. Ветер подхватывал рыжие прядки, выдергивал из‑под небрежно завязанной ленты, они щекотали щеку и кончик носа. Сев счастливо жмурился и перебирал всех фантастических тварей – чтоб только она смеялась, и запрокидывала голову, и, щурясь от солнца, смотрела, как улетают мыльные пузыри.

Третья заповедь драконолога. Если дракон смирный, значит, он сдох!

… да любой другой пацан был бы рад до усеру – грузовиком порулить. А она из тебя не пойми что растила…

(из никогда не написанного)
…меры предосторожности в случае смерти животного – см. приложение…

Похороны назначили на шестое.

— Портрета не будет, – сказала мать, глядя в окно. – Рисовать не по карману.

Отец слишком любил жизнь, чтобы задумываться о посмертном портрете. Отмахивался и хохотал, когда об этом заходил разговор: рано, мол. И, конечно же, эта тема никогда не поднималась – после.

Драко привык делить жизнь на «до» и «после», но рубеж сам собой постепенно сдвигался вперед. Сначала был арест отца, потом – поручение Лорда, потом оказалось, что и это не так страшно по сравнению с… Так вот он, последний рубеж? И что дальше?

Дальше маячила пустота. Рваные клочья реальности не срастались: отца больше не было в этом мире – и он был лишен даже такого простого посмертия, как портрет. Как много Драко отдал бы, чтобы вернуться во времени лет на десять. Хоть на год. Скольким он пожертвовал бы…

Неуемные мысли волчком завертелись в голове, привычно собирая и комбинируя слова. «Жертва». «Вернуть». «Посмертие». Разноцветные кубики менялись местами, рушились и поднимались снова, пока не составили стройную башню.

— Он сердится, сердится! — заламывала костлявые руки тетя Белла. — А что мы могли сделать, что?!

Драко поморщился. Тетка пугала его, но сильнее страха было ощущение гадливости: от ее желтой – декан обзавидуется – кожи, спутанных лохм, вечно обкусанных ногтей, визгливых восклицаний. От манеры говорить о Лорде – с придыханием, будто он принадлежит ей и только ей.

И отцу – он точно знал – тетка не нравилась тоже. Как и весь этот сброд, устроивший цыганский табор у них дома.

Драко осекся. Нехорошо было думать о наследниках древнейших родов как о сброде, даже если они выгля…

— Ну, ты могла бы доказать свою преданность, отдав Лорду свое тело, – протянул отец, и Драко в который раз восхитился его выдержкой. – Не уверен, правда, что его порадовало бы тело с такими… округлостями.

Тетка вскинулась, зыркнула, как некормленая сова.

— Я, дорогой зять, как ты помнишь, была в Азкабане! Не в пример некоторым…

Треснуло полено в камине, несколько искр опустились на руку тетке, сидевшей вплотную к огню. Она не пошевелилась, но замолчала. А потом как‑то сгорбилась, скукожилась, и на фоне пламени стала похожа на встрепанную ворону.

— К тому же Воскрешающего камня не существует, так что Обмен невозможен.

Воскрешающий камень существует. И значит, Обмен возможен. Воспаленными глазами Драко уставился в темноту спальни. Спасибо, тетя Белла.

За все время учебы в Хогвартсе ему не приходилось лазить без спроса в Запретную секцию. Книг хватало дома. Что ж, все когда‑нибудь приходится делать в первый раз.

…был основан господарем Валахии Владом II (Дракулом) в 1437 году…

Сбор преподавателей объявили в Большом зале – значит, на обсуждение ставили особо важный вопрос.

Последний раз совет созывали пять лет назад. В Большом зале собрались все учителя, бывшие директора и призраки, даже Пивз вежливо помалкивал в углу. Среди учителей Невилл увидел профессора Спраут – и ее пригласили, хоть она и не вернулась к преподаванию: приняла ТРИТОНы в девяносто девятом и ушла на пенсию, передав травологию любимому ученику, а колледж – Вильгельмине Граббли–Планк. Директор Макгонагалл торжественно объявила о назначении профессора Ханны Эббот деканом Хаффлпаффа, профессор Граббли–Планк пробурчала: «Наконец‑то» – и отдала Ханне значок с гербом колледжа, Толстый монах отвесил новоизбранному декану поклон, а Большой зал зашумел флагами, меняя их все на желто–черные: Хогвартс приветствовал нового главу Дома Хельги Хаффлпафф. Пивз радостно захохотал и заголосил хулиганскую песенку, с которой еще с неделю гонялся за Ханной по коридорам, пока она не подбила его ловко пущенной «риктусемпрой».

И вот снова Большой сбор. Невилл занял свое место за учительским столом. Парадную деканскую мантию всеведущие эльфы начистили и нагладили накануне, а утром сэр Николас заступил дорогу и суровым голосом спросил:

— Орден где?

Пришлось возвращаться и цеплять награды.

— Другое дело, – одобрил вмиг повеселевший Ник. – Вперед, Гриффиндор!

В Большом зале, среди празднично одетых коллег, Невилл почувствовал себя лучше: не франт, а вполне себе участник торжественного заседания.

Макгонагалл обвела блестящее собрание одобрительным взглядом, кивнула и начала:

— Коллеги! Когда профессор Слагхорн решил оставить преподавание и уйти на покой, Аврора Синистра любезно согласилась заботиться о питомцах Дома Слизерина, пока не будет выбран новый декан. За прошедшие годы мы так и не нашли подходящей кандидатуры. Сегодня, я думаю, нужный человек у нас есть. Я предлагаю обсудить назначение профессора Смита.

Конечно, это не было неожиданностью: в последнее время, особенно после случая с Ли, многие учителя обращались к Смиту, когда речь заходила о Слизерине. Вот и Синистра, начав обсуждение на правах главы Слизерина, говорила о том же: профессор Смит проявил себя отличным педагогом и воспитателем, не раз предотвращал конфликты, справедлив в наказаниях и поощрениях, к тому же прекрасно понимает особенности колледжа…

Она была права, и стоило, наверное, порадоваться за Слизерин и за Смита, но Невилл не мог. Тревога, впервые царапнувшая после ноябрьского разговора с Гарри, снова подступала к сердцу. Они так и не поговорили тогда, у Билла, потому что в гости нагрянула Луна. Радостная встреча, хоть и по печальному поводу: Люциус Малфой умирал, и Луна уехала из поместья, чтоб не мозолить глаза свекру. Невилл до сих пор привыкнуть не мог, что Луна Лавгуд – уже три года как Луна Малфой, с ума сойти! Он с трудом поверил, что Малфой пошел работать в «Квибблер», хотя это было понятно: никто, кроме чудаковатого Ксенофилия Лавгуда, не согласился б нанять его. Но Луна и Драко… Что‑то же она в нем нашла, раз решила стать его женой, даже отдалилась от их гриффиндорской компании. Они виделись редко, и тогда ее приезд в коттедж «Ракушка» заступил все остальные новости. Невилл не стал затевать неприятный разговор. Теперь откладывать не стоит. Одно дело подозрительный мастер зелий, но совсем другое – декан. У декана пароли от всех гостиных, переписка с родителями, личные отношения с учениками, в конце концов. Но даже не это главное. Деканство Смита – свидетельство безграничного доверия. Макгонагалл доверяет ему, и теперь, что бы он ни задумал, он провернет это с легкостью.

Ханна тихонько ткнула его в бок.

— Глава Дома Гриффиндора! – повторила Макгонагалл. – Невилл, ты поддерживаешь Эвана Смита?

Разумеется, сказать «нет» – означает подставиться и раскрыть карты. Смит уверен, что все поддержат его, потому что все ему доверяют, все его ценят и считают нужным и полезным человеком. Еще бы! С начала года он успел пригодиться каждому, от директора до завхоза, Невилл и сам у него в долгу: и Снейпа он осадил, и удобрение достал, о Мерлин, неужели его, Невилла Лонгботтома, можно так дешево купить? Ладно, профессор Смит, посмотрим, чего вам нужно от деканской должности.

— Поддерживаю, – проговорил он.

— Профессор Биннс, – продолжила Макгонагалл. – Что вы скажете нам о возможности выбрать Главой Хогвартского Дома выпускника Дурмштранга?

— В своей малоизвестной, но вполне заслуживающей доверия биографии Салазара Слизерина, – загудел профессор Биннс, – Радольфус Питтимен упоминает, что до основания Хогвартса Слизерин некоторое время провел в стенах Шоломонарии, где познал немало темных искусств и страшных тайн. После разрыва с Основателями Слизерин покинул Англию, скорее всего, вернувшись в Шоломонарию, а поскольку после изгнания Черным Князем колдунов из валашских земель те бежали на север и там основали Дурмштранг, то Дурмштранг основан, по сути, учениками Салазара Слизерина, а следовательно…

— А следовательно, – мягко перебила Макгонагалл, – мы можем назначить выпускника Дурмштранга главой Дома его славного основателя. Аврора, прошу вас.

Синистра вышла из‑за стола со значком колледжа в руках, Макгонагалл поднялась для торжественного объявления. Смит кашлянул.

— Прошу прощения, директор. Я бы хотел услышать еще одно мнение.

Невилл и сам бы хотел его услышать. Он повернулся к большой картине над столом и заметил, что все посмотрели туда же.

Альбус Дамблдор чуть подтолкнул Северуса Снейпа вперед из тесного ряда бывших директоров. Невилл взглянул в суровое лицо настоящего слизеринского декана и тут же покосился на Смита. Похоже, все косились на Смита, а тот стоял прямо, задрав подбородок, и смотрел на Снейпа – как? Невилл не видел и очень жалел об этом.

Профессор Снейп молчал еще несколько томительных секунд, потом медленно склонил голову.

— Удачи, профессор Смит. Надеюсь… Нет, в ваших интересах, чтобы директор Макгонагалл ни на миг не пожалела о своем решении.

Уже потом, когда Синистра передала полномочия, зал украсился зелеными знаменами, а все учителя подняли бокалы за нового декана, Невилл услышал, как Макгонагалл проговорила, склонившись к Смиту.

— Спасибо, Эван. Он заслужил уйти красиво.

…после захода солнца загоны рекомендуется закрывать…

Тонкс успела нашептать волку половину планов по обмыванию новой должности Эвана, когда слизеринский декан вдруг резко выпрямился, хмурясь. Она оглянулась, ища, кто это так напугал Эвана, и увидела, что Макгонагалл тоже замерла и прислушивается к чему‑то.

— Нам нанес визит мистер Малфой, – подала голос директор. – Профессор Люпин, полагаю, он хочет видеть вас.

Люциус? – успела удивиться Тонкс, – Он же не встает…

В окно скользнула мамина белка.

— Дора, деточка, Люциус скончался. Драко зовет нас на похороны.

— Вот как… – пробормотал Снейп. – Люциус, старый товарищ…

Но на него никто не обратил внимания, и портрет быстро исчез из рамы.

…выбор партнера, как правило, остается за самкой…

Бим–бом! Большие песочные часы принялись отсчитывать время. Луна распахнула окно, скинула туфли и уселась на пол, подставив лицо под струю морозного воздуха. Закрыв глаза, она сосредоточилась на ощущениях в кон