КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно
Всего книг в библиотеке - 335731 томов
Объем библиотеки - 374 гигабайт
Всего представлено авторов - 135010
Пользователей - 75454

Последние комментарии

Впечатления

komdir001 про Уайт: Брось себе вызов. Стань сильнее (Самосовершенствование)

зачем выкладывать ознакомительный фрагмент?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Злотников: На службе Великого дома (Космическая фантастика)

Третья часть данного Си по стандарту жизнеописывает очередные мучения ГГ связанные с переходом «на следующий level». Вся затея с получением гражданства выливается в малопонятную интригу когда ГГ хотят убить «свои новые родичи» и их противники. В общем: очередные сражения, потеря такого дорогого сердцу ГГ корабля, новые разборки и очередной «ожидаемо-неожиданный финал» по пути на Землю-матушку. Все еще интересно...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Злотников: Шаг к звездам (Космическая фантастика)

Вторая часть данного Си повествует о нелегких буднях космического «ИП» (индивидуального предпринимателя»). Конечно по законам жанра (например в многочисленных СИ тов.Поселягина) здесь должны описываться многочисленные победы ГГ, горы «надыбанного хабара» и «переход на следующий level». Конечно все это присутствует и здесь однако «расписано автором» не как «путь усыпанный розами под звуки фанфар», а как методичное, нудное «разбивание лба» обо все внезапно возникающие препятствия. В общем автор еще раз дает понять что «выбраться наверх» еще не достаточно, и что «головокружение от успехов и нищая сытость» не должны заставлять человека превращаться в существо жвачное, хоть и материально обеспеченное. Если конкретно по сюжету, то ГГ «случайным образом» получивший нужное ему гражданство (для того что бы «раскурочить» найденный в прошлой книге корабль) впутывается в «родоплеменные интриги» и обзаводится верным ему экипажем.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
андрей 50 про Goblins: Свартхевди - северянин (Фэнтези)

Интересная книга, про молодого викинга так назову,а то имя такое ,что попугай не выговорит.Юмора выше крыши,в некоторых местах смеялся до слёз,да и вообще интересно читать,тем более читается легко как сказка Колобок.Жаль что это первая книга.Кому нравится этот жанр и дружит с юмором,читайте.P.S.Я как то не очень фэнтази,но эту с удовольствием.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Злотников: Землянин (Космическая фантастика)

В целом не ожидал от Злотникова чего-нибудь сверхинтересного, предполагая наличие очередной фантастическо-добротной скроенной СИ и не более. Так же и серия «Э.с.п.а.н.с.и.я» ассоциировалась с очередным издательством на тему фантастики, в которой «печатают всех подряд» (независимо от «подразделов жанра» фантастики и просто разных вещей). Однако несмотря на данный настрой, данная СИ оказалась написана не только в одном из любимых мной жанров Eve-вселенной (Миры Содружества), но и в целом весьма динамично — в результате чего вся СИ была буквально вычитана за 2 дня. Первая ее часть (Путь наверх) стандартно-ожидаемо повествует о муках акклиматизации в суровом мире будущего и становление ГГ. Весьма примечательно что несмотря на то что сюжет в общем-то шаблонен (ГГ пытается вырваться из нищеты и собирает первые крохи знаний, навыков, имущества и тп) - в нем отсутствует та «привычная легкость» с помощью которой вшивый и забитый «манагер» становится суперкрутым завоевателем галактики. Так же помимо самой художественной составляющей, в самом романе даются конкретные вставки поясняющие «диванным бойцам спецназначения» что если они были ничем и не хотят меняться, но и любая другая (фантастическая, фентезийная и пр) реальность ни хрена не изменит и они останутся тем же бесхребетным быдлом, которая во все времена только и делает что «...жалуется на глубочайшую несправедливость мира, начальника, жены и пр».

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Роман Кс про Каргополов: Путь без иллюзий: Том I. Мировоззрение нерелигиозной духовности (Философия)

Всё верно, книга написана для адептов своей школы и чтения в узком кругу зомбированных. Традиции и методы нельзя улучшить и обновить. Иначе они перестанут быть традициями и проверенными методами. Книга для макулатуры.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
yavora про Упоров: Маг Теневого Элемента (СИ) (Фэнтези)

На фоне "многостаночников" прочих писак. Очень не дурно. ГГ конечно же обладает уникальным "даром". Но на этом схожесть 99% подобных произведений заканчивается. Ни герой любовник ни МЕГА нагибатель и т.д. Весьма неоднозначный ГГ произведение не изобилует сверх порядочностью Героя или сверх наивностью. Да что там говорить лучше перечитать. Однознанчо можно утверждать явно отличается от прочих графоманов

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Не злите Узумаки! (fb2)

- Не злите Узумаки! (а.с. Наруто: фанфик) 1037K (скачать fb2) - Katss

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Katss Не злите Узумаки!

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ

Глава 1

— Это просто… праздник какой-то…

Меня хватило только на такое заявление после увиденного в зеркале. Вот и не верь в перенос сознания или души после этого! Упал, ударился головой, очнулся — в другом мире. Ну, что сказать: шок — это по-нашему. Впрочем, современный человек быстро адаптируется при шоковой смене ситуации. Проверив стандартными средствами реальность на возможные галлюцинации (ущипнув себя посильнее), я пришла к выводу, что все не так уж плохо.

Итак, подведем промежуточные итоги. Из зеркала на меня смотрела молодая женщина лет двадцати пяти, может и постарше, но ненамного. Глаза серые, волосы длинные, насыщено красные. Личико вроде ничего так, симпатичное. Ну, с внешностью более или менее разобрались. Остается понять, кто же я теперь такая?

Из комнаты раздался плач. Плач? О, нет! Я как сомнамбула повернулась и увидела блондинистого мальчика лет пяти. Он сидел посередине комнаты и рыдал так горько, как могут плакать только дети. Я подошла к нему и села рядом. Что делать с ребенком, я не знала, так как сама мамой никогда не была, да и не хотела. Рядом с детьми я быстро уставала и начинала злиться. Похоже, это мне наказание за прошлую жизнь. Что-то вроде: не хочешь — заставим. И ведь никуда не денешься… О-хо-хо. Ребенок-то не виноват, что его мамаша вдруг обрела новую душу. Кстати, надо понять, что случилось со старой?

Итак, приступим к исполнению материнского долга, что ли? Я погладила мальца по голове.

— Что случилось? — Пацан всхлипнул и поднял на меня обалденно голубые глаза. Мдя. Из разбитой губы текла кровь. Вся мордочка была в равномерно размазанных соплях и слезах. Еще и полоски какие-то на щеках, по три с каждой стороны. Ух. Я вздохнула и подняла малыша на руки, а он судорожно вцепился в меня, не веря, похоже, своему счастью. Его что, не обнимали и не носили на руках? У меня появились некоторые вопросы к бывшей владелице тела.

— Пойдем-ка отмываться! А потом ты мне расскажешь, что произошло, хорошо?

Ответом мне был еще один всхлип. Черт, у кого поднялась рука на это взъерошенное солнышко. Нет, я понимаю воспитательные моменты подзатыльников и ремня, но вот так избивать ребенка непозволительно. Они, кто бы они ни были, просто не знают, с кем связались, и что я с ними могу сделать.

В ванне я аккуратно отмывала мелкого, стараясь не причинить лишней боли, а малыш вцепился в меня руками и ногами. Котенок. Откуда у меня такие чувства? Неужели старая душа всплывает? Ладно, закончу с пацаном — разберусь, кто это или что это. Ну вот. Кровь остановили, ранку обработали, умыли, почистили. Усы, кстати, так и не отмылись. Похоже на естественную пигментацию. Грязную одежду мальчика я бросила на пол, потом разберусь. А теперь пойдем утешать это чудо. Кстати, малец так и не слез с меня: даже когда я его раздевала, он, старательно пыхтя, оставался у меня на руках и спускаться был решительно не намерен. Ну и жизнь у тебя была, мелкий…

— Ты кушать будешь? — Свежую одежду для него я нашла в шкафу, что, впрочем, не удивительно. Одевались мы опять же не слезая с рук. Судя по лицу мальчика, он бы так и оставался вечно. Однако…

— Да! — какой громкий и звонкий голос…

— Ну что, пойдем тогда посмотрим, чем бы нам полакомиться сегодня. — Перехватив пацаненка поудобнее, пошла искать кухню. М-да… Маленькая кухня, однако. Слабо говоря. Да и вся квартирка простором не отличалась. Тяжело тут жилось матери-одиночке. Если бы я не являлась одинокой, вряд ли бы мелкому набили морду. Так. Что у нас в холодильнике? А в холодильнике ничего готового нет.

— Посидишь за столом, пока я приготовлю обед? — смотрю на мелкого, но тот только сильнее сжал руки вокруг моей шеи и отрицательно замотал головой. И как мне теперь готовить?

— Ну, может, хотя бы переберешься на спину? Чтоб у меня руки свободными были? — Мелкий не возражал. Вот с такой дополнительной нагрузкой я вернулась на кухню.

Процесс надолго не затянулся, ибо ничего сложного я готовить не стала. Продукты от наших по виду не сильно отличались, а готовить я любила всегда. Сварила бульон, нарезала салатик, поджарила пару кусков мяса, заварила чай. Делов-то.

— А теперь с меня слезешь? — я скосила глаза на мелкого за спиной.

— Ага. — Ох, моя поясница… Однако не фиговый тренажер.

— Ну, давай, начинай с бульона.

Пока мальчик ел, я и сама слегка поковырялась в тарелке. Аппетита не было. Меня сильно смущали некоторые странности этого мира, а ответов пока не находилось. Как и времени, чтобы понять, куда меня занесло при переносе. Как тут обживаться, ведь наверняка все заметят разницу в поведении? Черт с ним, буду решать проблемы по мере поступления.

— Спасибо, мам. — Ух, какой аппетит у мальца. Съел все и, похоже, чуть ли тарелки не вылизал.

— Да не за что. Будешь чай? Я тут где-то сладости видела.

— Ага! — Золото, а не ребенок, только очень уж громкий.

— Сейчас все будет. — Я достала блюдо с конфетами и какими-то печенюшками, разлила нам чаю и с умилением смотрела на счастливую мордашку мелкого, поедающего вкусности. Как же мало надо ребенку для полного счастья. Что же за жизнь-то у тебя была до этого? От одной подобной мысли становится страшно. Неужели тебя мама не баловала, не носила на руках? Не люблю детей, но и обижать не позволю. Надеюсь, что даже я буду тебе лучшей матерью.

Однако нехило я задумалась… Мелкий уже успел задремать в обнимку с чашкой и конфетами. Я хмыкнула и, подхватив его на руки, понесла в комнату укладывать спать. Малыш даже не проснулся, когда я умывала его. Вот и все. Спи, солнышко. Укрыв ребенка одеялом, я, наконец, могла посвятить себя поискам ответов на вопросы.

Кто я? Где я? Как меня зовут? Как зовут мальца? И вообще, ЧТО ПРОИСХОДИТ?

Итак. Смотрим, что же мне может помочь… Фото! Да! На столике стояло три фотографии в рамках. Первая — меня и мелкого. Видимо, сделана не очень давно, так как мальчик не особо изменился. Переворачиваю, надеясь на подпись. Ура! Есть надпись. Иероглифы??? Мать моя женщина… Я в Японии, что ли? Я ж ни гугу по-японски! Или гугу? С сыном-то я общалась без проблем. Да и читаю, похоже, свободно. Вдох-выдох, итак, что там написано? «Кушина и Наруто (5 лет)». Значит, я Кушина, видимо. А мальчонка — Наруто. Ну, понятно…

СТОП! НАРУТО???? Черт! Черт! Черт! Я что, попала в аниме?? Вот подстава… И ведь сразу не поняла ни фига. Пацаненок-то — блондин с голубыми глазами и усами на щеках!!! А еще гордилась своей способностью подмечать детали! Какие, на фиг, детали, если ты открытый текст не понимаешь!!! ОООУУУУУУ! Что делать? Да ничего! Вдохни, выдохни и живи дальше. Все равно никуда не денешься!

Да, попадос еще тот. Только вот непонятно, как же я, то бишь Кушина, выжила? Вроде она в каноне вместе с мужем погибла. Хм, ладно. Что там дальше с фотографиями?

А со следующего фото на меня смотрел, видимо, Минато. А ничего так, красивый мужик. Был. Сразу понятно, в кого Наруто уродился. А на третьем фото были Минато и группа детей из трех человек. Ну, это, судя по всему, Рин, Обито и Какаши. Команда. М-дя. Информации и много, и мало одновременно. С одной стороны, я узнала, куда попала, что за мир вокруг и кто я в нем. С другой стороны, я ничего не умею из того, что должна знать оригинальная Кушина. Что делать? По всем законам жанра про попаданцев я должна иметь как минимум память бывшего владельца тела и его умения.

— Раз ты так хочешь… — прошептал кто-то. Что? Тут еще кто-то есть? В мозгу вдруг вспыхнула сверхновая. И меня накрыла темнота.

Ох, биджу возьми, моя голова… Я с трудом разлепила слезящиеся глаза. Ну нельзя же, в самом деле, так сразу вываливать на человека все составляющие абсолютно другой личности. Вот так и поверишь, что мозг используется на какие-то единицы процентов. Иначе как бы в памяти сохранилась ВСЯ жизнь еще одной личности? Да, мне дали бонус. Вернее, мне Кушина передала свои умения, а умела она много, однако. Как Узумаки, она обладала огромными запасами и отличным контролем чакры, стихийными техниками воды, гендзюцу опять же на приемлемом уровне… Но помимо этих, несомненно нужных знаний эта дура вывалила на меня свои эмоциональные переживания. А я-то еще удивлялась, с чего это малыш так реагирует на ласку? А вот с чего: Кушина чудом осталась жива в той знаменательной разборке с Кьюби. Минато, конечно, сделал все, что мог, и запечатал его в Наруто, ну и погиб, соответственно. А вот дальше начался просто театр абсурда «Конохи» имени Третьего Хокаге.

Во-первых, Наруто и Кушину вдруг возненавидела вся деревня. Ну, тут понять можно, вроде как мальчик сосуд для демона, а Кушина была им. Хотя и странно такое отношение к оружию (как можно ненавидеть свою же атомную бомбу? Ее надо холить и лелеять, а то вдруг рванет не вовремя?), а ведь именно им джинчурики и были для деревни. На этой волне ненависти у Кушины, только-только потерявшей любимого, поехала крыша. Причем не попрощавшись. Сразу заметно, конечно, не было, но со временем это вылилось в полную апатию к жизни в целом и к ребенку в частности. Вот отчего Наруто так повис на мне, когда я просто обратила на него внимание. Он привык к тому, что мама его игнорирует. Воспитанием мелкого занимался Какаши, последний ученик Минато. Да и то не всегда.

Во-вторых, Кушину с сыном не выпускали из деревни. То есть ходить на миссии ей не давали. Типа, чтобы не сбежала, не дай биджу. Ну, и соответственно, денег она заработать не могла, плюс маленький ребенок. Третий, конечно, подкидывал ежемесячное пособие, но достойно жить на него… Сомнительно, короче, это было. Да и еще: куда-то девались все деньги, что были у Четвертого и Кушины на счету. Как, помявшись, сообщил каге, деньги пошли на восстановление Конохи после нападения Кьюби. По вине Кушины. Ага. Совсем старичье оборзело!

Ну, и в-третьих, проанализировав ситуацию в целом, я поняла, что Третий отнюдь не добрый и помогающий дядечка. Старый перец играл свою партию, и явно не в пользу Минато. Так что его очередной приход к власти был закономерен. Да и глава Корня там замазан по самое не хочу.

Вот такой расклад скинула на меня Кушина. Как я поняла, она до того отчаялась, что провела над собой какой-то ритуал. Она была сломлена, хотела уйти настолько, что единственным, что ее останавливало от самоубийства, был сын. Хвала богам, хоть не забыла про него совсем! И как эффект, вот она я. Хорошо, что я не захлебнулась в ее переживаниях. А эта зараза, свалив на меня свои проблемы, упорхнула в рай, или куда там по канону шиноби попадают.

Ситуация складывается достаточно неприятная. Неприятная для меня с… сыном. Куда деваться-то с подводной лодки. Наруто теперь мой сын. А зовут меня Кушина Узумаки.

Глава 2

Мои печальные размышления прервал тихий скрип двери. Кто там еще приперся, интересно? В квартиру прошмыгнул блондинистый тип в маске и с закрытым левым глазом. Ну вот, будем знакомы, Какаши Хатаке…

— Добрый день, Какаши… кун. — Как интересно, правильное обращение к парню сорвалось с языка почти автоматом. Работают переданные знания, черт побери! Работают!

— Кушина-сан? Все в порядке? — Молодой человек удивленно воззрился на меня. Видимо, просветлений у Кушины давно не наблюдалось.

— Да, все нормально. Давай не будем будить Наруто, пойдем на кухню. Заодно и кофе попьем. — Я поднялась и, подавая пример Какаши, потопала в направлении кухни. Есть у меня о чем серьезно поговорить с ним — в конце концов, он ученик моего мужа. Надеюсь, благодарный ученик.

На самой дальней полке нашла почти нетронутую пачку с кофе. Понюхала, вроде не прогоркло. Пока я священнодействовала над кофе, Какаши успел устроиться за маленьким обеденным столом так, чтобы не мешаться мне носиться по кухне. Вот что значит опыт шиноби! В легкую найти свое место на трех квадратных метрах! Готово! Разлив кофе по чашкам, села за стол напротив парня.

— Ну что, покалякаем о делах наших скорбных? — Какаши вылупился на меня как на говорящую табуретку. Да, сильно я отличаюсь от известной ему Кушины. Но мне терять практически нечего — не мытьем, так катаньем, я своего добьюсь.

— Кушина-сан, вы сегодня странная… — Между прочим, он сразу снял маску за столом. И у него нормальное лицо под ней, никаких уродств или шрамов. Зачем он ее постоянно носит?

— Не страннее, чем обычно, — отмахнулась я от претензий. — Скажи, мой друг, а насколько ты предан Третьему в частности и Конохе в целом?

— Кхм… — аж подавился от неожиданности. Да, я такая! И не фиг на меня смотреть с подозрением одним глазом! Если он любил своего учителя, моего покойного мужа, то, по идее, будет на моей стороне. А если мальчик не глупый, то все расклады понимает.

— Кушина-сан, это вообще вы?

— Да, интересный вопрос. Даже не знаю, что тебе ответить. С точки зрения меня — это я. С мировой точки зрения на эту проблему, возможно, что уже нет. — Ай да я! Вот как завернула. И все правда!

— Вы не пили раньше кофе, Кушина-сан, да и ведете себя сегодня… адекватнее обычного. — Смотри-ка, умудрился так сказать, чтобы не обидеть потенциального психа.

— Кофе хорошо прочищает мозги, ну, или остатки их, как в моем случае. Забей, — я сделала еще глоток горячего напитка. Сказка! — Так что ты ответишь на мой вопрос?

— Я всегда был предан вашему мужу, Кушина-сан. Если вам нужна помощь, можете положиться на меня. — Быстро справился с удивлением. А ты мне нравишься, Какаши! Молодец.

— Что ж, тогда скажи все, что ты думаешь про Третьего и его поступки после нападения Кьюби.

Интересно, как парень будет себя вести. Вроде это просто, сказать, что я, мол, на вашей стороне. А вот развернутый ответ на подобный вопрос внесет ясность, насколько он «за нас». Ну, удиви меня, Какаши!

— В ту ночь к Минато-сенсею не была вовремя послана помощь, что, несомненно, привело к его гибели и чуть не привело к вашей. И позиция совета и Третьего в вашем отношении после его нового утверждения на пост Каге, слабо говоря, делает вас практически заложниками деревни. Да еще вышедший закон о том, что никто не должен говорить Наруто, что он джинчурики Девятихвостого. Травля вас обоих жителями деревни. Думаю, что во всем этом сильно замешаны как Третий, так и совет. Думаю, что и глава Корня также подсуетился в первых рядах. Вы им очень нужны, но нужны слабыми и управляемыми. Как-то так. — Поздравляю, Какаши. Ты меня не разочаровал!

— Отлично, я рада, что ты все это понимаешь. Так вот, мне нужна твоя помощь. Я с мелким должна покинуть Коноху. Мне тут совершенно нечего делать, не хватало еще моему сыну стать цепным псом деревни. Скрытый лист слишком неблагодарно поступил с моей семьей, чтобы я и дальше могла считать себя его шиноби. Так или иначе, с твоей помощью или без нее, но мы покинем это болото.

Парень задумался. Ну да, я его подставляю под удар в случае провала побега. Побег. Это единственный выход стать свободной от зажравшегося старичья из совета. Я и в прошлой жизни была слишком свободолюбивой, а в этой-то точно совершенно не намерена ограничивать свои желания и убеждения. У меня есть сын, которого планомерно забивают и унижают! Не позволю! Порву за этого мелкого любого! Ему и так не везет по жизни. Раз меня в качестве мамаши получил.

— Кушина-сан, я помогу вам. Я хочу, чтобы вы жили хорошо. И чтобы Наруто не страдал. Я думал, что вы немного не в себе, но теперь вижу, что вы даже адекватнее, чем были, Кровавая Хабанеро. — И Какаши хитро улыбнулся.

— Отлично. Мне нужен план, Какаши-кун. Меня не выпускают из деревни, тем более не дадут уйти с сыном. Нужно все подготовить так, чтобы у меня была фора во времени хотя бы пара дней. Далее, мне нужны деньги. Эти пердуны из совета не вернули мне капиталы семьи, да я и не требовала тогда. Сейчас они мне крайне необходимы. Подумай, что можно сделать, потому как жить на что-то надо. А мне еще ребенка устраивать. Все остальное — фигня. Вещи я могу распихать по свиткам. Дорожная одежда у нас есть. Припасы купить — пара часов времени. Вот, собственно, и все.

— Хорошо, Кушина-сан. Я подумаю над планом. Да и по поводу возвращения денег есть мысли. Я скажу Каге, что вы зациклились на покупке нового дома. Вроде бы вы вспомнили, что у вас было приличное состояние когда-то, и решили вынести этот вопрос на обсуждение деревни. Не пойдут они на откровенное воровство. Деньги вернут, ну или хотя бы их часть. Правда вам снова придется изобразить полную неадекватность, когда придет Третий и спросит, зачем вам такая сумма. Упирайте на идею жить новой жизнью в новом доме. Думаю, все прокатит.

— Хм… Молодец. Минато тобой бы гордился! — Я знаю, что это плохо, но не воспользоваться преданностью Какаши учителю не могла. — Тогда я готовлю пламенную речь к приходу Каге, а ты продумай план, исходя из оперативной ситуации по деревне. Как нам с Наруто свалить так, чтоб никто не догадался и, главное, чтобы не подумал на тебя как на сообщника!

— Мам! — раздался очередной всхлип из комнаты. Мелочь проснулась и, похоже, не в настроении. Я выглянула с кухни.

— Привет, мелкий! К нам тут гость зашел желанный. Хочешь чаю с печенькой? — Мальчишка слез с кровати и, радостно улыбнувшись, потопал к нам. А плохое настроение осталось где-то в прошлом, вместе с апатичной мамой.

— Добрый день, Какаши-сан! — Наруто заполз мне на колени и, запрокинув голову, выжидательно уставился мне в глаза. Типа, где печеньки и мой чай? Ну-ну.

— Какаши-кун, налей этому вымогателю чаю, а то он мне встать не даст. — Блондин улыбнулся и пошел выполнять мою просьбу. Солнышко же в это время поудобнее устраивался у меня на коленях, стараясь и обнять заодно, чтобы уж точно мама никуда не делась.

— Я никуда от тебя не уйду, мелкий. — И я дунула ему в макушку.

— Я не мелкий! — Ух, какая улыбка. На все молочные зубы. Очаровательный ребенок. Не пойму я местных: как к такому чуду можно так плохо относиться? Вот бред!

— Мелкий-мелкий. Вот перерастешь маму, станешь большим! — Я потрепала Наруто по голове. Какаши поставил перед ним чашку с чаем. Все, маленькое чудовище занято и не будет мешать нам какое-то время.

— Я пойду, порешаю ваш вопрос, Кушина-сан, — натягивая маску, сказал шиноби. — Ждите гостей либо сегодня вечером, либо завтра. Скорее всего, завтра. Я постараюсь навести шороху в совете. И при разговоре с Каге побольше маловразумительных фраз о лучшей жизни. И, конечно, требуйте денег.

— Хорошо, Какаши-кун. До свидания. И спасибо…

Мы с Наруто остались на кухне, маленький вымогатель потребовал еще чашку чая и общество мамы. Ну да, натерпелся он знатно. Как только волчонком не стал, при таком отношении матери и окружающих. В Наруто было какое-то внутреннее жизнелюбие и всепрощение. Удивительное создание.

— Так, за этим полдник окончен. — Я убрала остатки от печенья подальше, мелкому нельзя столько сладкого. Наруто скуксился. Конечно, все радости жизни ушли жить на холодильник. Какая я бяка!

— Не хочешь погулять сходить?

— С тобой? — И робкая надежда в глазах.

— Конечно. Сейчас оденемся и пойдем.

Я нашла в шкафу черные штанишки и красную футболку для мальчика, сама надела все черное. В гардеробе Кушины вообще почти все было черным. Траур. Ну, я не в напряге, черный мне всегда нравился. Поэтому, надев штаны и водолазку, я пошла к выходу, заплетая по дороге косу. Не люблю, когда длинные волосы распущены, все время лезут в рот и глаза. Фу!

— Наруто? Готов?

— Ага. — Глаза горят, вцепился в руку. Мечты сбываются, мелкий.

— Тогда пошли.

Пока мы с сыном шли по улицам Конохи, нас сопровождали горящие ненавистью глаза. У меня просто нет слов! Дайте мне бомбу Биджу. А лучше две. Не фиг, на фиг! В задницу такое место жительства и людей туда же! Отправляйтесь лесом на ближайшем бронепоезде. Это же просто уму непостижимо.

Кипя и возмущаясь в душе, но с абсолютно невозмутимым лицом, я за руку с Наруто не спеша (чего мне это стоило!) шла по направлению к лесопарку, или как это там называлось.

Гуляли мы долго. Пацан облазил сначала все кусты, потом все деревья. Затем взял меня на слабо, и я лазила с ним. Позже я вспомнила, что я, вроде как, шиноби и, подхватив мальчишку, стала прыгать с ветки на ветку. А деревья тут о-го-го! Может, тут гравитация меньше? Да, пофиг. Прыгать было занимательно. Как и просто ходить по вертикальным поверхностям, да и вниз головой тоже.

Постреленок был счастлив, просто в восторге, который выражался в оглушительно громких визгах и криках мне прямо в уши. По дороге домой я пробежалась по воде небольшого пруда, наступая так, чтобы поднять побольше брызг. Время мы проводили весело, это точно.

Когда мы подходили к дому, уже смеркалось. Отлично. Сейчас накормлю мелочь и спать. Однако в окнах моей квартирки горел свет. А это значит, у нас в гостях Каге или кто-то пострашнее. Хм.

— Наруто, слушай внимательно. У нас дома сейчас Сарутоби-сан или кто-то другой из… хм, скажем так, уважаемых людей. Я при них буду вести себя неадекватно.

— Это как? Как до сегодня? — А малыш-то понимает. И это хорошо.

— Да, может и похуже. Не бойся и делай вид, будто все нормально. А лучше сразу иди на кухню. Потом мы с тобой поговорим.

— А ты точно не изменишься снова, мам? — Ох ты, бог мой. Что ж ты, Кушина, творила все это время?

— Точно. Я такая как сейчас. И больше не изменюсь. Веришь?

— Да, — мальчишка кивнул и улыбнулся.

— Тогда вперед. Скоро все изменится, Наруто. Подожди чуть-чуть.

Мы поднялись по лестнице и вошли в квартиру. Как я и думала, нас ждал сам Третий Каге деревни скрытой в листве Сарутоби Хирузен. Ну что же, зритель на месте, актеры выходят на сцену. Занавес!

Глава 3

Такой милый снаружи старичок и такой ядовитый клоп внутри. Вот когда внешность совсем не похожа на содержание! Дедок смотрел на меня таким располагающим взглядом. Мдя. Ну что ж, включаем дурку и вперед. Главное — побольше улыбаться. Люди действительно любят идиотов.

— Кушина-сан! Добрый вечер!

— Здравствуйте, Сарутоби-сама! — хором с Наруто здороваемся мы. Поклониться не забудь! Блин. Ненавижу кланяться. Да еще и перед этим уродом. — Наруто, иди на кухню, посиди там немного. Что-то вы давно не заходили к нам.

Нужна ему была эта Кушина, как собаке пятая нога. Нет, как Хокаге Пятый при жизни. Гы. Еще бы лет сто не заходил, если бы не мой «новый бзик». Старик уселся в кресло (без приглашения, между прочим!).

— Дела-дела. Очень много работы. Ты же знаешь, Хокаге это не просто слова, твой муж тоже был Хокаге. — Чей-то ты про Минато вспомнил? А, ты хочешь сбить мою спесь. Типа, я заплачу и забуду. Ну-ну. Удачи.

— Да, Сарутоби-сама. Я так вас понимаю. — Ого. Глазки вылупил! Так его. Ща добавим.

— Я помню своего мужа. Он был прекрасным человеком. Да-да. Я так хочу, чтобы Наруто пошел по стопам отца. Я вспомнила о своем наследстве и решила, что хватит нам жить в убогой квартирке. Хочу, чтобы он жил в своем доме, дать ему хорошее образование…

— Кушина-сан, ты же должна понимать, что с вашего с Минато счета ушло много средств на восстановление Конохи. Много шиноби погибло, многие лишились домов, много семей погибло, оставив сирот… — Старик решил меня разжалобить? Нашел дуру!

— Да будет вам, Сарутоби-сама. Сирота сидит у меня на кухне. Наруто потерял своего отца в ту ночь. И мог вообще остаться круглым сиротой, если бы я оказалась менее живучей. А по деньгам… Там было достаточно денег, чтобы отстроить всю Коноху. Возможно, даже дважды. Тем более у меня с мужем была еще и недвижимость. — Улыбаемся и машем, улыбаемся и машем.

— Да-да. Скажи мне, почему именно сейчас тебя так взволновало будущее Наруто? Тебя обижают? Пристают? — Дедок озаботился моим самочувствием. Боже, как натурально. Щас пущу слезу прям.

— Нет, что вы! — Побольше идиотизма в глазах. И фанатичности! Щас слезу пущу, для наглядности. — Никто нас не обижает! Все хорошо! Просто посмотрите на эту маленькую квартирку! Я вспоминаю дом Минато и понимаю, что что-то не то произошло. Ну не мог же справедливый совет нас с Наруто, вдову и сироту Четвертого Хокаге, отправить доживать свою жизнь на помойке! Это наверняка какая-то ошибка! Я плохо помню, что было после нападения Кьюби, но думаю, что про нас просто забыли. Было много дел! Правда ведь, Сарутоби-сама? Правда? Я хочу обратиться к совету джонинов по этому вопросу.

И мой добивающий удар. Насколько я помню, совет джонинов не полностью тебя поддерживал, старик. Блин, я забыла про Учих! Вот к кому нужно было идти в первую очередь! Они поддерживали Минато. Черт! Дырявая башка!

— Да-да. Кушина-сан, это точно недоразумение. Не стоит обращаться к совету. — А дедушка хорошо держит удар, хоть и перекосило его изрядно. — Я сам займусь возвращением тебе имущества и денег. Думаю, что пары дней мне вполне хватит, чтобы разобраться, кто виноват в этом.

— Хорошо. Спасибо вам, Сарутоби-сама! Не наказывайте виновного слишком сильно. У него наверняка тоже есть дети! — Осталось только в ноги упасть и поваляться. Не дождетесь! Однако я сама себя боюсь. Во мне умерла Раневская, и ее закопали. От идиотского выражения лица свело челюсть. Надеюсь, хоть не переиграла.

— Ну-ну, Кушина-сан. В конце недели вам принесут все документы. Всего доброго! — и, встав с кресла, седой злыдень пулей вылетел из моей квартирки. Хм. Небось побежал средства возвращать. Да, власть имущие везде одинаковы. Ну что ж, подведем итог. Обдурить, я думаю, удалось. То, что деньги, пусть и не все, мне вернут, это точно. Нет ему резону связываться с советом кланов. Недвижимость. Тут, конечно, беда. Жаль оставлять, но и с собой не утащишь. А продавать — значит вызвать ненужные подозрения. Эти пердуны задумаются, а зачем мне столько денег? Самый очевидный вывод — на побег. Значит, продавать нельзя. А что, если? Ну, конечно! Получу бумаги, посмотрю. Может, там и нет ничего такого. А если есть, то зашлю Какаши к Учихам с деловым предложением. Ха-ха. Самой ходить нельзя, у меня имидж больной на голову затворницы. Да, все неплохо! Пока неплохо.

Наруто выглянул с кухни. Серьезно осмотрев территорию, подошел ко мне.

— Ушел?

— Да, можно расслабиться. — Мальчик серьезно кивнул. Ему точно пять лет? Слишком уж взрослое поведение. — Пойдем-ка поедим, сын.

Весь ужин мы весело болтали. Я пытала Наруто по поводу его разбитой губы, а этот малолетний партизан молчал. Ничего, я все равно узнаю. И найду. И порву. Гады! Вот, биджу, у меня идея фикс теперь есть — разрушить Коноху. Спокойно, расслабься и получай удовольствие от общения с сыном, Кушина!

Чай, сладости, вечерняя помывка малыша и борьба с укладыванием его в кровать. Нормальный вечер нормальной мамаши. Вживаемся потихоньку.

Когда Наруто наконец-то отрубился, я начала создавать печати для транспортировки наших пожитков. Хотя у нас мало что было. Одежда, посуда, немного игрушек, аж три памятных фотографии, кое-какие бытовые мелочи и… Черт, я забыла про библиотеку свитков мужа! Ой, дурья башка. Хорошо, что на них стоит защита, никто кроме семьи не сможет их прочитать. Это надо забирать в первую очередь. Да и самой почитать их не помешает.

Вся библиотека была упакована в большой свиток. Так, подаем чакру и хоба… Оба… М-да… Передо мной стоял большой стеллаж, засыпанный бумагами всех видов и сортов. Хорошо, что я в центр комнаты вышла, а то было бы мне весело под ним. Флегматично проследила за падением одного из научных трудов с верхней полки. Стеллаж был не просто полон, он ломился от свитков разных размеров.

По прошествии четырех часов я уже примерно представляла, что есть в моей переносной библиотеке. Помимо копий свитков Первого и Второго каге, а также копий запретных техник (ушлый был у меня муж), тут были собраны работы с исследованиями Минато, описание его техник, таких как «Техника летающего бога грома» и «Расенган». Да-а-а. Вот это пачка бонусов на семь тонн! Ну, я, естественно, начала с теневого клона. Благо в копии все было тщательно записано. Три печати в два ряда и хоп. Однако с чего вокруг так много Кушин? Попросила клонов посчитаться. Их было шестьдесят семь штук. Те, кто не поместился в комнату, стояли на лестнице и часть на улице. Хорошо, что ночь за окном, и никто не видел. Развеяла клонов. Села подумать.

А ведь я влила в технику совсем немного чакры. Что ж это получается… А получается, что мой и так большой резерв стал просто бездонным. С одной стороны, хорошо — не будет у меня чакроистощения никогда. А с другой… Надо вновь увеличивать контроль. Медитации снова наше все. Ну и ладно. Заодно Наруто начну тренировать. Мелкому уже пять, а он все еще не занят делом! Безобразие! Клановых детей с трех лет готовить к великому будущему начинают. Вот и я своего подготовлю. Захочет стать Каге? Вперед! Даже помогу, чем смогу. Коноху все равно надо будет отстраивать заново. Да я злая и на память никогда не жаловалась!

Так, дальше. А дальше у нас «Расенган». Ну, это надо тренировать, займемся в дороге. А шариков надо завтра не забыть купить. Много шариков. Чтобы точно хватило. «Бог грома» вряд ли мне удастся. Стихии молнии у меня не было. Вот водных техник у меня навалом. А еще куплю завтра чакропроводящей бумаги. И про себя окончательно все выясним, и про Наруто. Маленький — не маленький, а стихия какая-то да определится. Буду знать хотя бы, чему его обучать.

Да… Это же читать не перечитать мне теперь. Учиться, учиться и еще раз учиться. Люблю я это дело. Итак, подведем итог. Сейчас мне надо отобрать те свитки, что буду учить в дороге. Весь стеллаж доставать каждый раз это бред. Набросать список припасов в дорогу, не забыть туда записать шарики и чакропроводящую бумагу. Собрать и упаковать походные принадлежности. Разобраться в шмотках, что нужно, что не очень, а без чего переживем. Работы на полночи, если не до утра… Блин, я тупая! Клоны. Ведь только что делала их. Трям-пам-пам, пальчики веером, совсем немножко чакры, и вот восемь клонов готовы!

Ну, вот теперь дело пошло на лад. Пара клонов роется в одежде, пара упаковывает вещи в свитки, пара гремит на кухне посудой, и еще пара, по-моему, просто носится туда-сюда по комнате. Все при деле. Пошла-ка тоже делом займусь. Спать.

Глава 4

Из — во всех отношениях приятного — сна меня выдернул клон, нагло заявивший о готовности завтрака, выполненных работах и тут же развеявшийся. Сам. Какие-то хамоватые у меня клоны вышли. Вставать и правда уже было пора, тем более дел на этот день запланировано невпроворот.

Наруто я оставила доглядывать последний сон, пусть еще поспит, а сама отправилась на водные процедуры. Щас в душ и…

— Йааяяяя!!!! — Совсем, что ль, обнаглели?! Горячей воды не было. Была только холодная, вернее ледяная. Та самая, с высокогорных источников, судя по свежести. Вот, блин, и помылась, но зато взбодрилась по самое «не балуйся». Стуча зубами, быстро напяливаю халат. Жуть какая. И прям с утра. А я думала, в мультиках горячая вода всегда есть. А тут как в родной стране — перебои. Ностальгия!

— Кофе-кофе. Я иду на твой на запах. — В кухне на столе действительно был сервирован завтрак на двоих. На плите стояла сковородка с ароматной яичницей, рядом горячий чайник. Нямка какая. А ведь клоны, это офигительно удобная вещь. Какие, на фиг, сражения, какая война? Самое правильно применение им в быту! Первый бутерброд с маслом пошел на ура. Утро, кофе, тишина. Вот оно, счастье!

— Мам? — Да, но счастье продолжалось недолго.

— Я на кухне. Иди, умойся и завтракать будем! — Кричу в комнату, продолжая уничтожать бутерброд.

— Доброе утро, мам! — В кухне появилось мелкое светловолосое чудо с заспанными глазками. Кавайка.

— И тебе привет, мелкий! Ты умылся?

— Я не мелкий!

— Поспорим? Иди умывайся, давай. — Я легонько шлепаю надувшегося мальчишку по попе, отсылая в направлении ванны. — И осторожнее, горячей воды нет!

— Ладно…

Пока мелочь мылся и пытался причесаться, я налила ему горячего чаю, положила в тарелку яичницы, ну и пару печенек прибавила в качестве поощрения. Если разобраться, то с ребенком мне ОЧЕНЬ повезло. Достаточно вменяемый, спокойный, добрый. Еще маленький, и воспитать адекватного человека из него я успею. Я улыбнулась заглянувшему в окно солнцу. Хорошо. Наруто наконец-то выбрался из ванной и притопал к столу.

— Вперед, малышня! Давай кушай, потом по магазинам!

От восторга перед будущим походом по местным лавкам Наруто даже забыл обижаться дальше. Вот он, главный воспитательный момент. Называется — подкуп ребенка! Да, родитель из меня не очень, зато я его не игнорирую.

Так, в относительной тишине, и продолжался наш завтрак. Я потягивала уже вторую чашку кофе, когда мальчик закончил есть. Сложив печати, вызвала пару клонов, что убрали кухню после завтрака.

— Ну, постреленок, пошли одеваться! Может, у тебя есть какие-то пожелания насчёт покупок? Тебе что-то хочется? — Я снова копалась в шкафу. Недоработка однако, вчера клоны упаковали кучу вещей, не оставив толком ничего на последние денечки, что мы проведем в Конохе. Пришлось искать нужный свиток с одеждой. Так, это мелкому, это тоже надо достать, это мне на смену оставить… Разложила обратно на полки все, что в теории могло бы понадобиться в течение трех-четырех дней.

— Хочу оранжевую куртку! — Ух, ты! Ну, пока маленький, такие цвета даже хорошо носить, а вот потом придется объяснять про незаметность. Я сдохну, если он вырядится в оранжевое чудовище.

— Ну, если будет что-то подходящее, тогда купим. Идет?

— Ага. — И улыбка. Прелесть какая. Главное не затискать, а то мальчики не любят этого.

Оделись, причесались, обулись — пошли! Утро в Конохе было бы такое же, как в любом другом городке, если бы не мелькающие тут и там зеленые жилеты и не бегающие по крышам и проводам шиноби. С непривычки смотрелось дико. Мужик бежит по улице, не замедляясь, перебегает на стену и дальше по проводам. Тараканы, только зеленые и с логотипом Конохи! Покупайте наших тараканов. Что за бред лезет в голову с утра?!

Ну, по пути нас провожали ненавидящими взглядами, это нормально, я уже почти привыкла. Полный релакс. Итак, задача минимум: затариться всем по списку; задача максимум: не спалиться. Начнем!

Сначала мы закупились недостающей одеждой для мелкого. Мне-то без надобности, еще со времен Минато у меня оставалась вполне приличная походная одежда. Пришлось изображать дрожащую над чадом дурочку, которая хочет его оградить от света белого, людей, дождей и так далее по списку. Под эту комедию сторговала куртку мальчику. Конечно же, куртка была оранжевая! Кто бы спорил! Ну, и по мелочи приобрели белья, футболок, пару штанов. У детей все быстро рвется, а что не рвется, из того вырастают. Одни траты.

Следующим пунктом нашего променада была местная аптека. Тут я гоняла продавщицу по всему магазину. Мне нужно было много разного — от обезболивающего до средства от насморка. Все это я сопровождала громкими воплями, не содержащими смысла, в общем, но создавшими впечатление обеспокоенной здоровьем деточки мамаши. Цирк продолжается.

Теперь только продукты остались. Если я пойду в магазин снаряжения для шиноби, на всей операции можно будет ставить крест. Поэтому пошлем туда Какаши со списком. Пусть затарится. И кое-что еще из медицинских препаратов с него стрясем, сейчас брать наборы для зашивания ран я банально побоялась.

На рынке нас обслужили быстро, лишь бы поскорее свалили. Мне, конечно, параллельно все это, но неужели у них реально есть повод нас так ненавидеть. Эту ауру можно было ножом резать. Деревня дураков! Наруто, надо отметить, сегодня тоже не обращал на них никакого внимания, он весь был в осуществившемся желании. Ему купили его мечту — оранжевую куртку. Я только тихо посмеивалась про себя над его блаженным личиком.

С полными руками сумок мы наконец ввалились домой. Теперь все разобрать и запихать по свиткам. Так, клоны мои верные, вперед на баррикады. Эти двое — готовить еду в дорогу, эти шестеро — делать взрыв-печати, эти двое — убираться и стирать. Потом подумала и к взрывникам добавила еще десять. Для моего плана поддержки побега много печатей не будет!

А к обеду в квартиру ввалился Какаши. Весь такой загадочный как Зорро.

— Ну, давай, колись! Что придумал? — В этот момент играла с Наруто в шоги. Мелкий играл не гениально, конечно, но для своего возраста неплохо. Мне приходилось поддаваться два раза из трех. Не буду же я самоутверждаться за счет трехлетнего карапуза. Мне не трудно, а он счастливый!

— Добрый день, Кушина-сан. Вы прямо так с порога требуете от гостя ответа. А как же пригласить на обед, ну или чай там? — Похоже, он унюхал запахи с кухни. Клоны сегодня сделали пирог с мясом и зеленью, также сдобу с яблоками напекли. Просто ресторан имени меня.

— Конечно, Какаши-кун, только спросим главу клана Узумаки! Ты как, Наруто-сама, пойдешь обедать? Или доиграем? — Я хитро посмотрела на мальца. Тот скорчил задумчивую рожицу, потер пальцем лоб и важно кивнул.

— Да, пойдем обедать! — И мы с Какаши рассмеялись над этим представлением.

Что сказать, пирог удался, да и выпечка пошла на ура. Наруто, по традиции, отрубился за столом, сраженный неравной борьбой с яблочной слойкой. Пока Какаши относил его в кровать, я разлила нам еще чаю и приготовилась слушать.

— Итак, обмозговав все, о чем вы меня попросили, я кое-что придумал. Смотрите, в воскресенье в Суну уходит группа из команд генинов для участия в очередном экзамене на чунина. С ними пойдут десять джонинов, не считая капитанов команд, несколько АНБУ и Хокаге. Что самое важное. У него, по слухам, есть техника, которой он подглядывает и подслушивает все, что захочет. — Да, я помню этот чудо-шарик, яблочко на тарелочке, блин.

— В Конохе из высших оперативников останутся только Данзо и его корень. Уйти в этот момент вы сможете без шума, главное — выйти за ворота так, чтобы вас не заметили. Это я возьму на себя, тем более вы налегке. — Я кивнула, пока все более-менее подходит.

— А вот насчет форы, я даже не знаю. Если вас не будут тревожить в течение пары дней, то никто вашей пропажи и не заметит. Но если Хокаге оставит приказ для АНБУ вас навещать… Тут, как вы понимаете, и возникнут проблемы.

— Не возникнут. Создам двух теневых клонов, одного поменяю на Наруто. Вложу чакры, чтоб недели на две хватило. Пусть приходят. Не всякий шаринган отличит подделку. Тем более ранее в использовании этой техники я замечена не была. — Какаши удивился, а потом кивнул. Наверное, вспомнил библиотеку Минато.

— Отлично. Тогда, если не произойдет ничего непредвиденного, то у вас будет приличная фора.

— Хорошо, Какаши-кун. Спасибо. — Я действительно была благодарна. Хороший человек!

— У меня только есть еще пара просьб к тебе.

— Какие? Кого-то надо убить? — Улыбнулся глазом парень. Ну-ну.

— Дела два. Первое простое — приобрести некоторое снаряжение и медикаменты, которые я сама не могу себе купить, чтобы не вызывать подозрений. Второе серьезнее. Завтра принесут мои деньги и документы на недвижимость, если она есть. Я подготовлю все нужные бумаги, а ты сходишь в квартал Учих к Фугаку-сану и предложишь им права на распоряжение имуществом Узумаки и Намикадзе. Я не торгуюсь, в договоре будет стоять минимальная сумма за все. Мне в этой богами проклятой деревне дачи не нужны. Если согласятся, а они согласятся, возьмешь деньги и пойдешь в банк. Оформишь анонимный счет. Фразу-ключ скажу завтра, как придешь за документами. Это моя последняя просьба.

— Я все сделаю, Кушина-сан. Не переживайте.

— Да я и не переживаю. Так или иначе, мы прорвемся. Вопрос только в том, с какими потерями?

Глава 5

На следующий день к обеду пришел Какаши. Сделаем вид, что он тут случайно. Благо он и раньше частенько зависал у Кушины. Пришлось снова готовить что-нибудь вкусненькое. По-моему, он просто наедается домашней пищи заранее, ведь, когда мы уйдем, ему придется самому готовить или питаться в забегаловках.

Пока мужики с палочками в руках ожидали за столом, я суетилась у плиты в компании клона. А вы думали я сразу все домашние дела свалю на клонов? Зачем, если мне нравится сам процесс готовки? Поэтому клон разбирался с салатом, а горячее я взяла на себя. Ну вот, готово, можно и поесть.

По закону подлости, в этот момент и принесли посылку от старика Хирузена. Милейшей души человек! Попросила — сразу дали! Только надо не забывать во время просьбы пинать ногами. Сам не пришел — видимо, жаба ночью задушила. Хм, а в этом мире такое возможно в реале. Ха-ха.

Посмотрим, что там принес курьер его величества. Так, здесь у меня документы на недвижимость. А нехило у меня собственности! Целый квартал на окраине достался от Минато. Правда, многие дома на данный момент разрушены. Но, во-первых, не все, а во-вторых, земля-то никуда не делась! Вот это все и сдадим товарищам Учихам. У них пока перенаселение наблюдается. Конечно, если все пойдет как в каноне, то от Учих останется только один представитель, но знать им об этом не надо. Предупредить их? Зачем? Мне это ничего не даст, а вмешиваться я не буду. В конце концов, там полно взрослых, умудренных жизнью людей. Если им так хочется готовить переворот и в итоге погореть на этом — кто я такая, что бы это запрещать?

Наруто и Какаши ели на кухне, весело переговариваясь, а я готовила предпродажные документы. Я много плохого могу сказать о жизни в своем мире, но базу по юриспруденции там дают даже дворнику. Нет, реально, я вроде бы получила гуманитарное образование, но при этом составить более-менее правильный договор у меня получилось с первого раза. Главное, так разжевать детали, чтобы даже дебил понял, о чем в нем речь ведется.

Так, это готово. Тут пишем от моего имени, как единственной наследницы, тут вставляем от имени главы клана. Вроде все дырки прикрыты, и все понятно. Переписываем начисто. Кстати, мне понравилось писать иероглифами — красивая такая вязь выходит. Напрягают только цветастые приветствия официальной переписки и расположение текста справа налево. Да, это вам не наше любимое: такому-то от такого-то — заявление (ну, или что другое по смыслу)…

Как только я разобралась с документами и сложила их, из кухни появились представители сильной половины человечества. Сначала выглянул Наруто, потом Какаши.

— Мам, ты занята?

— Уже почти закончила. — Я потрепала мальчишку по волосам. — Видишь, сколько документов пришлось составлять? Это наше с тобой наследство от папы. Нужно все распродать.

— А зачем продавать, мам? — Ребенок задумчиво водил пальцем по кучке свитков. — Ведь это то, что осталось от папы.

— Понимаешь, Наруто, то, что осталось от папы — это ты. Самое ценное, что я только могла бы пожелать. Все, что есть в этих документах, это запущенные от времени или полуразрушенные дома. А так как мы решили уходить из деревни, лучше превратить все это ненужное барахло в очень нужные в дороге деньги. Теперь понял мою хитрую идею?

— Ага. Мы всегда сможем купить дом в другом месте! — Ну, в целом, он правильно понял. Я улыбнулась. — Это договора и купчие, Какаши-кун. Их отнесешь Учихам. Там везде уже стоит моя подпись, так что тебе просто нужно будет забрать деньги.

— Кушина-сан, так уже все готово? Можно посмотреть? — Я кивнула, а блондин сел на пол, и раскрыл первый свиток.

— Ладно, ты читай, а я пойду поем, а то этот курьер с договорами лишил меня обеда.

Мальчики хорошо поели. Мощно. Учитывая, что я готовила на два дня, мне осталась только моя порция, все остальное было уничтожено. Но ребята вымыли за собой посуду! Молодцы. Наконец, наевшись, сполоснув тарелку, я вернулась в комнату с очередной чашкой кофе. Благословите того, кто придумал этот напиток, а еще тех богов, что его вырастили в этой вселенной.

Когда я вошла, Какаши поднял на меня обалделый взгляд.

— Я никогда не видел столь подробных купчих. Все так дотошно расписано, что жуть берет.

— Это нормально, Какаши-кун, зато в спорных моментах всегда есть возможность сослаться на определенный пункт договора.

Наруто, свернувшись калачиком, беспардонно дрых в окружении бумаг. Я умилилась. Что для счастья ребенку надо? Маму, еду и сон после обеда. Вообще-то еще необходимо общество сверстников, но этим мы займемся уже на новом месте жительства.

— Я сейчас посмотрю, что там с финансами. Сколько мне от щедрот своих отвалил Третий, и тогда отпущу тебя к Учихам.

— Хорошо, я еще почитаю. Может, научусь так же выносить мозг письменно. — Очень смешно, Какаши. Пожил бы ты в мире, где такие документы — основа финансово-правовой деятельности любого индивидуума.

— Читай-читай. — Так, этот свиток с печатью. Хм, неужели так много бумаг по моим счетам прислали?

Я открыла свиток и офигела. Нет, Третий просто не успел вернуть деньги на счет и прислал их так. То есть кучей. С одной стороны, это большой плюс, ведь деньги нигде не учитываются, и даже бумаг о переводе со счета на счет теперь он не получит. С другой стороны, пойми, сколько их тут и сколько их было. Ведь ни одной отчетности по деньгам он не прислал, гад. Вздохнув, создала четыре клона. Пусть считают эту кучу. Со старика станется насыпать ее мелкими монетами. Мстительный клоп!

Пока клоны считали деньги, а Какаши просвещался в эпистолярном жанре моего мира, я успела чуток вздремнуть в обнимку с мелким. А что, он теплый, мягкий, удобный. И главное — не возражает.

— Мам! Мама! — тряс меня за плечо малыш.

— А? Что? Где? — Ух, что-то мне снилось не то. Вон даже пацана напугала. — Прости, я еще не проснулась. Что случилось, Наруто?

— Кушина-сан, я закончил читать. Это что-то с чем-то. Я как-нибудь воспользуюсь таким опытом при составлении отчета о миссии. Думаю, после этого с меня никогда не будут требовать отчетов. — Какаши счастливо улыбнулся, видимо, уже представляя, как его сочинение будет читать Третий.

— Ага, а что там по деньгам? — Я посмотрела на заканчивающих считать клонов. Ну, осталось совсем маленькая кучка. Подождем.

Схватила мелкого и, посадив его себе на шею, пошла на кухню. Нужно попить чаю, пока клоны доделают свою работу. Чайник быстро закипел, пока я играла с Наруто в «подпрыгнем с мелким на шее, и не полетит ли он». Ну вот, все готово.

— Какаши-кун, иди чай пить с плюшками! — крикнула я в комнату. Через минуту появился довольный парень. Да, бесплатная кормежка! Вот что было написано на его лице.

— Кушина-сан, у вас бесподобная выпечка. Да и вообще, вы восхитительный повар. — Блондин сразу начал приговаривать плюшки наперегонки с Наруто, которого я уже спустила с шеи и усадила за стол.

— Да, мам! Вкусно! — улыбаясь с набитым ртом, подтвердил малыш. Я уселась с ними. Хорошо, когда семье хорошо. Семье? Я задумалась. Когда это я начала воспринимать этих двоих как свою семью? Ну, Наруто почти сразу — ведь ни мне, ни ему деваться было некуда, да и запал в душу этот солнечный мальчик. А Какаши? Ему сейчас чуть больше двадцати? Тогда понятно, у меня был брат того же возраста. Я просто перенесла свое отношение к брату на него. Ну, что ж, сын и брат теперь у меня есть. Жаль только, что Какаши продолжит жить в этом гадюшнике. Не пойдет, даже если попрошу. Его дом и друзья остаются здесь, а о том, что я всегда смогу позаботиться о себе и сыне, он прекрасно знает. Но, все равно, жаль.

Тут развеялись клоны-счетчики. Как интересно. Старик отвалил больше, чем я ожидала, но, конечно, меньше, чем должно быть уж точно. Сильно меньше. И фиг с ним. Пусть его посетит местная жаба из призыва!

— Какаши-кун, деньги запечатали обратно в свиток. Будем считать, что от меня откупились более-менее нормальной суммой. Возмущаться не буду однозначно.

— Что, сильно обобрали? — Парень присосался к чашке с чаем, зажмурившись от удовольствия. Плюшек на столе уже не осталось. Два растущих организма на мою голову.

— Да, достаточно. Но на мой век хватит, а Наруто я обеспечу сама.

— Я сам тебя обеспечу, мам! Я вырасту и стану сильным и большим. И заработаю много денег! — малыш встал на табуретке. — И никто тебя не обидит!

Я сгребла мелкого в охапку и улыбнулась ему в макушку. Маленький защитник.

— Ты действительно думаешь, что меня надо защищать? Нет, Наруто, спасибо тебе конечно, но обычно надо людей спасать от меня. Со временем ты это поймешь.

— Нет! Мам надо защищать от мел-ко-у-го-лов-ных э-ле-мен-тов.

— Какие ты слова знаешь! От кого услышал, признавайся? — рассмеялась я, а Наруто моментально сдал Какаши. Знал бы Третий, кем его считает этот пацан!

Глава 6

Вскоре Какаши ушел, забрав свитки договоров, денег и списки необходимых покупок. Что ж, время еще есть. Мне необходимо разобраться с оружием, что осталось от мужа, да и свою амуницию проверить. Заодно использую чакропроводящую бумагу. Посмотрим, какими талантами обладает Наруто, да и свои подтвердим. Где тут она у нас?

— Наруто, иди сюда! Хочешь узнать, какая у тебя стихия? Если мы сейчас это выясним, то вскоре я начну тебя учить ниндзюцу. Да и всему остальному тоже.

— Я стану шиноби? — Малец аж замер.

— Да, я тебя всему научу. Ты станешь самым сильным шиноби! — Я ни капли не вру. У Наруто, как и у всех из клана Узумаки, огромный свой резерв, плюс чакра Кьюби. А контролю научим, никуда не денется. Да и с лисом договоримся, думаю. Некоторые цели у нас совпадают…

— Ура! Я стану самым сильным! Я стану шиноби! Я стану Хокаге! — Он прыгал вокруг меня, как индейцы вокруг костра, исполняя древний шаманский обряд. Ну, было очень похоже.

— О, нет! — простонала я. Вот и идея фикс возникла. Хотя, чего я ворчу. В конце концов, после восстановления Конохи, которую я лично разрушу до основания пару раз, а даст бог, и еще раз вернусь для успокоения моих нервов, Наруто смело сможет занимать в этой деревне любой пост. Даже Хокаге. Добрая я, прямо ангел. Как говорится, только крылья в химчистке и нимб запылился. Кхм.

— Так, мелочь пузатая, иди сюда. Про чакру тебе Какаши вроде объяснял уже?

— Да, я даже смог ее почувствовать и направить, чуть-чуть.

— У меня просто гениальный ребенок растет, — я улыбнулась. И почему Наруто в аниме таким тупым был показан? Нормальный ребенок. Достаточно развитый. Уже может гонять чакру. Это же прекрасно!

— Садись сюда, буду объяснять, что надо делать. Так. Берешь вот эту бумажку двумя руками. Зажимаешь большим и указательным пальцем. Да, вот так, правильно. И совсем немного чакры пропускаешь между пальцами. Сможешь?

— Я попробую. — Наруто напыжился весь, сосредоточившись на бумажке в руках. Бровки нахмурены, губки поджаты. Кавайка. Сюсюкаться принципиально не буду, но в душе — затискала бы. Черт, я же не люблю детей. Что я на него так умиляюсь? Ага. Понятно, все-таки это произошло. Две личностные матрицы потихоньку слились в одну. Это не замена души, а некоторая корректировка жизненных целей и ценностей. Так как моя личность, выросшая в жестком и циничном мире, была сильнее, то и огромный пласт моего мировоззрения остался доминирующим. От Кушины мне передались материнские чувства, от чего меня постоянно пробивает на изливание тонн любви на Наруто. Хорошо, хоть в руках себя держу. А вот взрывной характер Хабанеро уравновесился моим пофигизмом. Неплохо.

— Не надо так напрягаться. Позволь чакре пройти сквозь пальцы. — Я погладила мальчика по голове, чтобы он расслабился. И в тот же момент бумага в его руках разорвалась на две части. Ветер. Основная стихия Наруто — Ветер.

— Мам? Что это значит?

— Значит, что твоя стихия — Ветер. Это хорошо. Теперь зажми новую бумажку между большими и средними пальцами. Так. И снова пропусти чакру. — Долго ждать не пришлось, как бумажка в его руках смялась.

— Малыш, знаешь, что это значит?

— Нет.

— Ты настоящий сын своего отца. Вторая стихия у тебя — Молния. Твой отец изобрел кучу техник для своей стихии. Теперь ты сможешь — со временем, конечно — изучить даже технику «бога грома». У меня лежат его кунаи, и, когда ты научишься управлять стихийной чакрой, я подарю их тебе.

— Ура! — И мальчишка обнял меня за шею.

— А сейчас пусти маму, она тоже будет экспериментировать. — Что ж, теперь настала пора понять, есть ли изменения у меня. То, что с появлением моей души в этом теле изменилась чакра, я уже поняла.

Интересно, не поменялись ли у меня стихии. Взяла бумажку, пустила чакру. Бумага смялась. Не поняла. Молния основная? А как же моя вода… Похоже, нам с мелким одновременно понадобится изучать молнию. Так. Беру вторую бумажку.

— Уфф, — выдохнула я. — Вода! Вторая стихия осталась вода!

— Мам, по-моему, бумага порвалась. — Наруто рассматривал промокший листик. При ближайшем рассмотрении он действительно был надорван. Хм. Случайность? Или Ветер? Взяла третью бумагу. Сжала всеми пальцами и пустила чакру. Листок сначала смялся, потом промок и затем распался на две части. Значит, все-таки Ветер есть и у меня. Нет, бонус приличный. Но этот бонус еще фиг знает, когда сыграет. Две стихии учить с азов, это вам не хухры-мухры.

— Мда. Наруто, похоже, мы с тобой оба будем учиться, — вздохнула я.

— Здорово! А у меня тоже потом будет третья стихия?

— Все зависит от твоего желания учиться. Если захочешь, то сможешь все. Вон Какаши-кун может использовать четыре стихии.

На волне новых открытий окрыленный Наруто попросил меня начать его обучать. Недолго думая, усадила его медитировать. Объяснила принцип работы с чакрой, показала несколько печатей для концентрации и контроля чакропотоков. Проследила, чтобы ничего не напутал. Все, малыш занят, просьба не беспокоить. Да и мне тоже надо бы заняться улучшением контроля. Села рядом. Время пока есть.

Какаши вернулся уже ночью. Радостно сверкнув глазом, сразу попросил чего-нибудь пожрать. Ну, конечно, помешанная на традициях семья Учих все это время с ним чаи гоняла. Вернее, проводила полную чайную церемонию. Садизм.

— Ну, что ж, Кушина-сан. Все произошло так, как вы и думали. Учихи сразу вцепились в возможность расширения территории клана. Так что все они подписали и заплатили, даже не торгуясь. Анонимность совершенной сделки гарантируется в течение недели. А пока они составят план работ по реконструкции и тому подобное.

— Хорошо. — Я сделала глоток кофе. Значит, пункт первый выполнен.

— Все деньги я отнес в банк и положил на анонимный счет с вашей ключ-фразой. Кстати, что она означает? — Хмыкнув, я покачала головой. Ключ-фраза была написана на русском — «Покойся с миром». Вот как объяснить полет моей неадекватной мысли Какаши?

— Ладно, это ваш секрет, я понял. Только почему-то мне кажется, что там написано что-то…

— Нет, извращений там нет точно! Это вы с Джираей-саном — два сапога пара.

— Ничего подобного, — сразу возразил Какаши. — Джирайя-сан пишет просто прекрасную литературу.

И парень извлек из сумки небольшую зеленую книжечку. И похвастался:

— Вот, новую вчера купил!

— Желтой прессы у вас нет, вот где бы вы оторвались на пару, — про себя буркнула я.

— Вернемся к нашим делам, — снова стал серьезным блондин, убирая книгу на место. — Все, что нужно было вам по списку, я принес. Часть купил, часть у меня была.

— Не спорьте, Кушина-сан, — вспыхнул он, увидев, что я хочу возмутиться. — Я отдал вам свое снаряжение, потому что позже куплю себе новое. Я не дарю его вам, я вам его, скажем, одолжу. Ведь рано или поздно вы вернетесь. Ну, в крайнем случае, мы встретимся!

— Хорошо, убедил. Спасибо.

— Теперь самое важное. Сегодня днем толпа генинов во главе с Хокаге свалила из Конохи в Суну. Сегодняшняя ночь — оптимальное время. На себя, как я уже говорил, возьму ворота.

— Что за диверсию ты замыслил? — я с интересом уставилась на Какаши. Что он задумал?

— Это будет моя секретная техника. — Видимо, это будет какая-то фееричная гадость. Хорошо, что я не участвую в этом. Брр.

— Когда нам надо быть готовыми? — Шутки кончились. Мы оба это понимаем.

— В четыре утра вы с Наруто должны быть рядом с воротами. Но не на виду. Вас найдет собака и проведет, когда стража будет нейтрализована. Как пройдете ворота, я к вам присоединюсь. Провожу, докуда смогу.

— Хорошо. Спасибо еще раз.

И он ушел. А мне с клонами предстояла бессонная ночь. Пора собираться в дорогу. Клонов я отправила запасать еду, а так же проверить, все ли взяли по мелочи. Сама занялась запечатыванием оружия. Как чистокровная Узумаки, я обладала несколькими пространственными печатями на теле, которые ставил мой отец. Две на запястьях, две на предплечьях, две на плечах. Вполне достаточно, чтобы носить с собой целый арсенал. Печать демона на животе, к сожалению, была повреждена, поэтому сложить что-то из вещей туда не удастся, а жаль. Тогда можно было бы отказаться от рюкзаков. Печать, конечно, можно будет восстановить. В конце концов, меня обучали клановым техникам, но заниматься этим будем в другом месте.

Я запечатала в плечах кунаи Минато и катаны — то, что будет скорее мешаться в дороге, чем помогать. В предплечья ушла куча сюрикенов и другого метательного хлама, стопка взрыв-печатей, средства первой медицинской помощи. На запястьях были спрятаны мои кунаи, что для меня сделал муж. Если пропустить по ним чакру воды, можно было получить прекрасные мечи. В отличие от ветра, вода не резала все подряд, но зато могла преподнести кучу неприятных сюрпризов при контакте с человеческим телом.

С оружием разобралась, теперь смотрим, что там клоны натворили. А копии сложили два рюкзака нам в помощь. Вернее, мне рюкзак и небольшую котомку для Наруто. Я развеяла клонов. Да, все верно. В моем рюкзаке лежали свитки с барахлом. Одежда, посуда, фигня разная, но необходимая в быту. В сумочке мальчика был сложены свитки с едой, спальниками и так далее. Все, что нужно в дороге, было у него. Отлично!

Сколько там времени осталось? Пара часов? Спать ложиться бессмысленно, да и дело у меня есть. Неотложное. Зря я, что ли, клонов сажала взрыв-печати делать? О, нет. У меня есть план маленькой мести Конохе за дурость и ненависть. Маленький, это потому что он не подразумевает разрушения всей деревни до основания. Но и до большого дойдет!

Итак, наплодив двадцать клонов, раздала им поровну листы с печатями и, обратив в кошек, отправила к резиденции Хокаге. Клоны развеялись через полчаса, все мины были заложены. Я ведь создала не просто взрыв-печать. Я смогла сделать бомбу с таймером и привязать ее к чакросоставляющей. Как только мы выйдем из деревни, будет запущен обратный отсчет. И через три дня — БУМ! Бигбадабум! Резиденцию я, конечно, не разрушу. Но нервы потреплю изрядно. Время? Пора одеваться.

Глава 7

— Наруто, просыпайся, нам пора!

— Что? Уже уходим?

— Да, побег начинается, — загадочно шепчу ему я. Мелкий только улыбается в ответ. Ему весело. Ведь он с мамой играет в новую игру. Ах, детство-детство. Пора приключений.

Оделись. Что сказать, Наруто теперь выглядел как настоящий ниндзя, с поправкой на возраст, конечно. Черные штаны, черная водолазка. Неопределенного цвета толстовка с капюшоном, который скрывал светлые волосы. Я была одета в черные бриджи, майку и безрукавку. Ноги до колена по старой привычке обмотала бинтом. На руках перчатки без пальцев. Голову повязала темной банданой. Пристегнула набедренную сумку.

— Ну что, готов?

— Да!

— Есть не хочешь?

— Нет, пошли уже, мам!

— Хорошо. Теперь давай договоримся, Наруто. Пока мы скрываемся, вокруг будут очень опасные люди. Они могут убить или покалечить, а могут просто отнять тебя у меня. Поэтому, ты никуда не убегаешь и не отходишь от меня. Во время передвижения или засады ты молчишь. Любой звук может выдать нас. Ты должен быть очень внимателен, сын. Все это может нам с тобой стоить жизни.

— Да, я понял. Обещаю, — Наруто обнял меня и, подняв голову, чтобы взглянуть мне в лицо, прошептал: — Я защитю тебя, мама.

— Ах, мелочь, герой ты мой. — Присев, я тоже обняла малыша. Что ждет нас с тобой впереди? Взяв себя в руки, я продолжила: — Так, кончаем сопли жевать, продолжаем разговор. Слушаться меня надо беспрекословно. Скажу: «Беги» — бежишь, скажу: «Лежать» — лежишь. Хорошо?

— Да.

— Ладно. Пора выходить.

Обувшись, надели рюкзаки, попрыгали, чтобы понять, не звенит ли чего, и вышли за дверь. Я создала двух клонов, максимально напитав их чакрой. Один тут же перевоплотился в Наруто. Они помахали нам руками и закрыли дверь. Все. Пора.

Подхватив сына на руки, я тенями пробиралась к воротам. Бег по крыше даже ночью сильно привлекает внимание. Вспоминая учителей Кушины с благодарностью, я, как заправский диверсант, пробиралась по деревне. Наруто иногда держала на руках. Иногда он бежал рядом. Чаще сажала его на рюкзак, и он сам держался.

Мы подошли к месту встречи, теперь оценим диспозицию. Выглянула за угол. Площадь перед воротами была пуста, лишь за своим столом в свете лампочки сидела охрана — пара чунинов и джонин. Какаши пока нет. Значит, ждем.

Трио играло в карты, тихо переговариваясь. Иногда раздавались взрывы смеха. Вот работка у людей непыльная. Мы с Наруто сидели в тени большого деревянного здания в каком-то закутке, так что нас найти могли только обладатели суперглазок. На воротах никого из Учих или Хьюг сейчас не наблюдалось. Всех Учих я не знала, но эти выпендрежники всегда носили символ клана на одежде. А Хьюг по их стеклянным глазам не вычислил бы только идиот.

Время подходило к двум, когда прямо напротив стола охраны из темноты выпрыгнул Гай. Ой, зеленые человечки! С Марса. Жуть какая. Парень в трико тут же принял какую-то невозможную позу, которую, видимо, считал очень мужественной. М-дя. Так вот, после этого он широко улыбнулся и заорал дурным голосом:

— С нами сила юности! — А больше ничего он пикнуть не успел, потому что на него сверху приземлился Какаши, придавив зеленого к земле.

— Я же сказал, в этот раз — моя возьмет. — Прошипел Гаю блондин. Однако тот вывернулся и напал на Какаши. Я, кажется, поняла, что за бредовая идея пришла ему в голову тогда. Да-а-а… Нас не запомнят после такого точно. После Гая мозга не остается, запоминать нечем. А драчка затевалась нехилая. Стол охраны уже сломали, а сама охрана усвистела куда-то вдаль, чтобы не попасть под раздачу. И я их прекрасно понимаю, сама бы убежала, да мне в другую сторону. Гай, наверное, использует какое-то мощное, неподвластное науке гендзюцу. Потому как после него всегда болит голова.

— Какаши! Мой извечный соперник! Сегодня будет моя победа! — Убейте меня, еще немного, и я свихнусь. Все происходящее забавляло только Наруто. Мелкий с любопытством наблюдал за этим экшеном, периодически зажимая ладошками себе рот. Чтобы не засмеяться. Вывод: это гендзюцу не действует на детей.

Схватка плавно переместилась мимо нас, оставив ворота открытыми и без охраны. Время пришло? Нет, еще нет условного сигнала в виде собаки. Что-то дернуло меня за штанину. Рядом со мной сидел печальный усталый мопс. Видимо, Сигнал — это новая кличка Паккуна. Собака вздохнула и молча пошла к воротам. Ну, и мы за ней.

Удивительно тихо вокруг. Мы настолько спокойно вышли за ворота, что… Да нет. Так просто не бывает. Подозрения усилились. Я внимательно осматривала окрестности, сжимая ладошку Наруто в руке. До ближайших деревьев сотня метров, не больше. Дальше можно будет перебраться на верхний ярус ветвей и набрать приличную скорость. Но до деревьев еще надо добраться.

Тем более что мы уже не одни. Перед нами приземлились два АНБУшника. Один в маске кота, а второй в маске… мыши?? Том и Джерри. Каюсь, я заржала как конь. Это нечто! Просто феерический садизм. Я говорила про гендзюцу Гая? О, нет, вот он — мой кошмар наяву. Мышь с котом удивленно переглянулись. Видимо, не поняли, почему жертва над ними ржет. Удивился даже мопс.

— Ох, счас. Ха-ха! Секунду. Хи-хи-хи! Я почти себя контролирую, — я еле смогла отдышаться. Нет, я подозревала, что за нами следят и так просто не отпустят. Даже готова была к неприятностям, но это… Эти… Короче, они просто убили мой и так подорванный выкрутасами Гая мозг. Фу!

— Вроде все. Простите за неувязочку. Нервы, критические дни, усталость. Сами ведь понимаете, — пока заговаривала зубы, сумела активировать печати на руках, и родные кунаи удобно легли в ладони. Вот. Теперь не страшно. — Наруто, ты должен добежать до деревьев, ясно?

— Да, мам. — И поскакал. Вот молодец, не спрашивал зачем, куда, почему. Сказали — побежал.

— Джинчурики все равно не скроется от нас. Он не покинет деревню. Про сохранение вашей жизни речи не идет.

— Да я и не надеюсь на вашу благосклонность. — Я скинула рюкзак и застыла, перехватив кунаи обратным хватом и пуская по ним водяную чакру. — Посмотрим, чему вас в АНБУ учат. Станцуем?

Мышь бросился в бой. Теневые клоны, уход от прямого удара, прыжок. Техника замены. Мышь протыкает катаной клона. Теперь Кот чуть-чуть обогнал Мышь и, вычислив меня, стартовал ко мне первым. Кунаи против катаны не очень, только вот сюрприз. У меня они необычные. Работает с оружием мужик почти бесподобно. Почти. Блокировав удар Кота, я поднырнула под его руку. Слабак. Совсем не знает техники боя на ближней дистанции. И тайдзюцу так себе. Удары под коленку, в пах, в лицо. Добить, чтоб не мучился. Техника замены. Как только Мышь понял, что его напарник мертв, как с цепи сорвался. Он начал с криками бегать за моими клонами. Поймать, что ли, хочет? Видимо, в их паре Кот был сенсором. Теперь Мышке трудно вычислить меня настоящую среди десятка мельтешащих клонов. А я сидела на ветке дерева, росшего у ворот. Пусть с противником клоны развлекаются.

Как там дела у мелкого? Наруто добежал до деревьев. Хорошо бегает пацан! Теперь прячется в кустах. Делаю пять клонов и отправляю к нему на защиту. Мальчишку не видно, конечно, но чакра Кьюби чувствуется отсюда неплохо. Вот поэтому я и не надеялась уйти без боя. Ждем. На ветку рядом сел мопс. Душераздирающе вздохнул.

— Да, я тебя понимаю. Выдергивают ночью из теплой постельки, чтобы заставить провожать непонятную парочку через ворота. Жизнь — дерьмо! — И Паккун согласно вздохнул снова.

Ну, вот, мои клоны удачно завалили и Мышь. Толпой-то. Но тут появляется тройка новых претендентов в смертники. Видимо, где-то задержались. Шнурки гладили или макияж поправляли. Но не суть важно. Нет, я знаю, что могу прям тут умереть сегодня, но у меня очень неплохие шансы против обычных техник. А главное, сейчас я могу работать на истощение. Их истощение. Моей чакры хватит очень надолго. Значит, достаточно всего лишь сделать так, чтобы они выложились полностью. А потом можно и добить.

Так, на моих клонов сразу налетели двое, один в маске обезьяны, второй изображает тигра, видимо. А третий застыл невдалеке. Хьюга? Значит, меня сейчас найдут. Пора выдвигаться. Делаю еще клонов взамен развеянных и прыгаю в гущу драки. А эти двое намного серьезнее. Джонины? Черт побери, как не вовремя удача повернулась задом!

Прыгая как блоха вокруг этой достаточно слаженно работающей вместе пары, постоянно меняясь местами с клонами, я преследовала только одну задачу. Добраться до стоящего Хьюги в маске совы. Сейчас он расслабился, я всячески показываю ему, что хочу драться с его напарниками, и он мне не интересен. Совсем. Ну-ну. Еще как интересен. Только подозрений об этом у тебя, глазастик, даже не должно появиться.

Продолжая хаотично скакать по клонам, я, наконец, выбрала момент. Все. Хьюга поворачивается, но медленно, слишком медленно. Пробиваю его живот водяным кунаем насквозь. Впечатляющая дыра и стопроцентная смерть. А что, техника водяного меча прекрасна. Она использует любую водную среду. Если воткнуть кунай в воду, последует гидродинамический взрыв. Правда, здорово? Ведь в человеке столько воды! К сожалению, при порезах и поверхностных ранах этот принцип не работает.

Каюк тебе, засранец, вот теперь попрыгайте-ка без его подсказок. Вновь перемещаюсь на ветку и сажусь рядом с мопсом, заинтересованно смотрящим на матч АНБУ-УЗУМАКИ. Счет 3–0. Можно перевести дух пару минут.

Подловив удачный момент, забрасываю противников сенбонами. Один пульнул в меня огнем, второй не успел уклониться и теперь валяется парализованный. Зря я, что ли, анатомию зубрила, да и Кушина училась у ирьенинов в свое время. Жаль недолго, и за полноценного медика я не сойду. Снова огненный шар. Да что ж такое, тварь огнедышащая! Между прочим, мы в неравных условиях. Я вот свои техники водные не могу использовать из-за, собственно, отсутствия воды. Черт, снова шар. Откуда у тебя столько чакры, поганец, еле увернулась ведь. Замена. Замена. Зашла в тыл, ну что, смертничек, покувыркаемся?

Снова вхожу в ближний бой — только тайдзюцу, не давая противнику разорвать дистанцию, не давая возможности сложить печати. Да, ты сильнее, мужик, но я быстрее. Главное, успеть до третьей команды. Чтобы вас, уродов в масках, не было катастрофически много, для одной такой слабой меня. Работаю на захват рук, короткие удары ногами по коленям, голени. Ох, ну ты подставился, я же не по правилам дерусь! На тебе, с оттягом. Все, нету колокольчиков. И мужик не спортсмен больше. Так, добить надо этих двух, чтоб молчали подольше. Прошлась по трупам, запечатывая их в свитки и примитивно заметая следы.

Уф! Нужна передышка. Села на землю и расслабилась. Пока есть возможность, необходимо отдохнуть. Так и сидели минут пять: я на земле, в кустах на опушке Наруто, а на ветке собака, что с нечеловеческой тоской в глазах ВЗИРАЛА на меня сверху. И тишина.

Глава 8

Что ж, подведем промежуточные итоги. Во-первых, моя чакра действительно позволяет мне работать на износ врага. Огромный объем в будущем позволит мне общаться со стихиями напрямую с минимальным количеством печатей. Это хорошо, но процесс освоения небыстрый. Во-вторых, слияние матриц сознаний дало мне больше, чем я думала. Психологического барьера на убийство человека у меня больше не стояло. Нет, вы не подумайте, я и в прошлой своей жизни особым человеколюбием не отличалась, и, если бы стоял вопрос убить или умереть, поверьте, я бы, не раздумывая, сделала выбор в пользу своей тушки. Но подсознательный запрет на подобное без крайней необходимости был. И вот теперь он снят. Мало того, ни рвотных позывов, ни чувств особых у меня трупы врагов не вызвали. Так, рабочий момент, не более. Ну, и в-третьих, тело мне досталось подготовленное, конечно, но запущенное. Уже сейчас ноют некоторые связки, болят суставы, а поясницу я все-таки потянула. Пришлось разгонять чакру, пока есть возможность, и хоть чуть-чуть, но убрать болевые ощущения.

Еще я заметила, что при работе с противником использовала навыки ближнего боя своего родного мира. Как оказалось, у местных шиноби ближний бой был не в чести, они сразу старались разорвать дистанцию и воспользоваться ниндзюцу. Что логично, ведь работа с техниками наносит наибольший ущерб противнику. Поэтому даже мои непрофессиональные захваты и удары были для них в новинку. А что вы хотели? Современной женщине надо уметь себя защищать. Нечестная игра — наше все. Как сказал однажды мой тренер по самообороне (каюсь, брала уроки), оружием в драке может быть все. От ключей до мелочи в кармане. Ну, и удары по болевым точкам противника меня научили наносить автоматом и не задумываясь.

Странная все-таки тишина. Я встала и прислушалась. Да нет, никого кругом, цикады местами трещат, орет кто-то вдалеке. Орет?

— Наруто, не высовывайся пока, я скоро вернусь! — крикнула я мальчишке и бросилась обратно в ворота. Коноха как будто вымерла. Наверняка Данзо постарался. Мумия недоделанная! Ничего, на кривой дорожке свидимся! Земля круглая. Я тебя вспомню!

Ни у ворот, ни за ними не было ни души, хотя на площади шел нешуточный бой. Какаши против трех команд АНБУ. Значит, за мной послали пять групп силовиков. Однако высоко же меня ценят в родной деревне! Драчка ведется всерьез, недаром блондин открыл свой шаринган.

Из девяти человек сейчас на ногах осталось только трое, один из них ранен. Все-таки Какаши — монстр! Не удивительно, что он стал джонином в тринадцать лет. Ого, Чидори в действии. Хочу такую цацу. Надо будет потом как-нибудь раскрутить его на обучение. В конце концов, Молния у меня основная стихия! Да это и помощнее моих водяных кунаев. Пробил грудную клетку рукой насквозь, в дыру можно космос увидеть и звездолет втащить. О-оо! Хочу!

Пора вмешаться, двое на одного или двое надвое — совершенно разные расклады. Впрыгиваю в круг, подножка. Э-э-э, нет, так не пойдет, куда это ты рванул? Мне ценные свидетели совсем не нужны! Сюрикенами его, сюрикенами, и по башке, по тупой башке! Не надо лезть к Узумаки! Мы нервные и злые! Особенно по ночам! Ух ты, прыткий какой, схватил меня за кисти. Да на тебе лбом в нос! Что, сразу полегчало? На еще локтем в кадык! Все, не жилец. Водяной меч!

Поворачиваюсь, чтобы нос к носу столкнуться еще с одним противником. Откуда? Блокирую катану. Шустрик какой.

— Парень, ты что, уложил Какаши? — опешила я. Как он смог?

— Да, пошла ты! С ним еще Данзо-сама разберется!

Вырвался, ходим по кругу. Да пошел ты, надоело. У меня там, возможно, друг умирает. Теневые клоны. Разбирайся с ними, придурок. Я сделала замену и рванула к лежащему навзничь Какаши. Блин, только бы был жив! Живой! Ура! Фух… Удар катаной прошел вскользь по боку, да и ладони пострадали. Он что, пытался меч руками остановить? Обалдеть. А без сознания, видимо, из-за шарингана. Блин, напугал.

Подлечить болезного блондина труда не составило. Клоны все еще увлеченно поливали АНБУшника метательным железом, но тот пока удачно изворачивался и иногда успевал рассеивать их. Ничего, сейчас Какаши оклемается только, и я покажу этому придурку в маске короткий маршрут на тот свет.

— Кушина-сан… — пришел в себя наконец. — Где Наруто?

— Успокойся, он в лесу прячется. Две команды я там уже закопала, остальных, как я поняла, взял на себя ты, от большого ума. Ты чем думал, балбес? — я встала и пошла к последнему противнику. Тот все еще удачно гонял моих клонов. Странно даже.

— Я… Помогу… — Какаши попытался подняться.

— ЛЕЖАТЬ! — рявкнула я. Громко вышло. Думаю, даже мопс на ветке за воротами лег по команде.

— Все, покойник, ты меня достал. Водяной меч. — Шутки кончились, я включилась в танец.

Вдруг передо мной мелькнул зеленый смазанный силуэт, и АНБУшник улетел в стену. Метров двадцать летел по воздуху, да с ускорением. И знатно поцеловался со стеной. Ух, взасос прям. Интересно, он еще жив?

— Во имя юности! — гаркнул мне в ухо проявившийся Гай. А вот и первая ступень той ракеты, что придала АНБУшнику вторую космическую скорость.

— ДА ЗАТКНИСЬ ТЫ! — Сумасшедший дом какой-то. Эта Коноха — сборище безумцев. Надо валить!

— Гай-кун, иди, добей этого летуна, — указав направление движения зеленому человечку, я направилась к уже сидящему Какаши.

— Обязательно было делать это в одиночку? — устало спросила его я. То, что мы выиграли, уже понятно. Корень лишился пяти команд преследователей. Большой удар по самомнению Данзо и Хирузена. М-дя.

— Я не в одиночку, Гай взял на себя еще две группы. — Помогаю встать этому супергерою в маске.

— Погоди, значит, за мной послали семь команд? Больше половины силовиков АНБУ? Фигасе! — Чувствую себя преступником экстра-класса. Тут не ранг S, это гораздо выше. Хотя, с их точки зрения, я и являюсь преступником. Джинчурики украла? Украла! Тут это ценнее ядерного чемоданчика.

— Да, многовато.

— Зачем ты друга втянул? — Смотрю, как Гай планомерно обходит площадь, добивая живых и упаковывая тела в свитки.

— Это было его решение.

— Зато я теперь не сомневаюсь в его силе юности, — меня разобрал смех. Какаши меня поддержал. Отходняк начался.

— Я передам ему. Он оценит.

— Ты сильно подставился, Какаши-кун. Тебе не простят такого.

— Не сильно. Клан Нара нам поручил миссию ранга А.

— И что?

— Миссия по проверке качества охраны ворот. Мы с Гаем разработали и провели ее. Все оформлено официально по специальным бумагам и с разрешения начальства. А о том, что семь команд АНБУ исчезли в погоне за джинчурики, нам ничего не известно. Свидетелей нет. Мало ли кого и где покрошила Кровавая Хабанеро?

— А при чем тут Нара?

— Вы забыли, Кушина-сан, что Учихи и Нара всегда поддерживали Намикадзе Минато. Они помнят свою дружбу с Четвертым. Никто в деревне ничего не узнает об этой ночи. Вы не одни.

— Вот, блин. — Теперь у меня долг перед Нара и Учихами. Учихи. М-дя. Придется намекнуть им.

— Какаши-кун, передайте Фугаку-сану, что если их клан начнет по-серьезному играться в политику, то он бесславно закончит свое существование от руки сильнейшего потомка, который пощадит только своего брата.

— Кушина-сан? Что это было?

— Считай это предсказанием, прозрением. Надеюсь, это заставит их задуматься. И еще скажи, что в оплату долга перед ними, я обещаю позаботиться о последнем представителе клана Учих.

Какаши непонимающе моргал, а, пофиг. Пусть думают, что хотят. Мне пора уходить. Пока обстоятельства играют за нас. Раз мы вырезали половину Корня, то есть хороший шанс, что за мной до возвращения старика никто не пойдет, а значит… А значит, есть время. Есть время научить Наруто хотя бы частичному контролю, чтоб не ныкаться от всех встречных сенсоров. Скрыв чакру биджу, мы сможем раствориться в толпе. Ну, почти раствориться…

— Разберетесь с трупами?

— Да, мы с Гаем уничтожим следы. Правда… — начинает он.

— Все, кому надо, все равно будут знать, — заканчиваю я.

— Вы уходите, Кушина-сан?

— Называй уж меня просто Кушина. — Я протягиваю ему руку. Он пожимает ее. — И спасибо за все, брат. Пусть тебе всегда улыбается удача.

Хлопаю его по плечу и ухожу. Надеюсь, парни смогут отмазаться. А мне еще Наруто в зарослях искать.

Выхожу за ворота, темно, свежо — красота одним словом. А вдоль дороги мертвые с косами стоят, и тишина… Это про меня!

Поднимаю брошенный рюкзак. Машу рукой на прощание несчастному мопсу. Собираю свой металлолом. В конце концов, качественные сенбоны и сюрикены на дороге не валяются. Я и так их много в Конохе оставила. Все вновь разложено по печатям, пора искать нашего мальчика. Так, развеиваю клонов охранения. Ага, вот где он.

Наруто был обнаружен спящим в самых колючих кустах на границе леса. Чтобы его выковырять оттуда, клонам пришлось неслабо потрудиться. Сама я не полезла. Мне еще себя жалко. Так, теперь запутаем следы. Создала несколько пар клонов, принявших вид Кушин с Наруто, и разослала в разных направлениях. Посмотрим, куда пойдет погоня.

Взяла мальца на руки. Еще двух клонов пустила в авангард, пара других нас прикрывает сзади. Отлично. Посмотрела на ворота Деревни скрытой в листве. Ну, что ж, прощай, Коноха! Расти большая, пусть земля тебе будет пухом! В твоих интересах, чтобы мы подольше не виделись. Если я забуду твое отношение к своим спасителям, считай, тебе повезло! А если нет, то в следующее наше свидание я тебя уничтожу. В воротах появился Какаши и махнул мне рукой на прощание. Еще свидимся, брат!

Я запрыгнула на верхний ярус ветвей и помчалась к Суне. Никто не подумает, что мы побежим навстречу Хокаге. Значит, сначала Суна, потом затеряемся где-нибудь в стране Земли. О ней и так мало кто что-то знает, выберем тихую деревеньку и осядем на время. Наруто надо многому научиться, да и мне, собственно, тоже. Две стихии подчинять с нуля — это жестко. Но уж больно много плюшек, как от техник Минато, так и от техник Ветра. Опять же, есть идеи по усилению одной стихии другой. М-дя. Но это все задачи будущего. На данный момент меня тревожат только два вопроса. Первый: удастся ли Какаши и Гаю скрыть свое вмешательство в ночные разборки с АНБУ? И второй: хватит ли мозгов Данзо не посылать за мной сейчас еще людей? Ведь мои сюрпризы самые сюрпризные в мире. М-да.

Что ж, будет день — будет и пища. Когда столкнемся с последствиями сегодняшнего демарша, тогда и найдем ответы на свои вопросы.

Я и не заметила за размышлениями, что совсем рассвело. День вступил в свои права. Загомонили птицы, зверье начало заниматься своими неотложными житейскими делами. А мы бежим. Нехилую скорость, кстати, может развить современный шиноби. Километров сорок в час я точно делаю. Надо освоить призыв какой-нибудь большой птицы. Хочу, чтобы меня возили и напитки в полете предлагали. Губа не дура. Да, я такая.

Еще через пару часов зашевелился мелкий. Пора искать полянку поприличнее для отдыха, завтрака и развлечений. Эта подойдет. Спрыгиваю вниз.

— Ну что, с добрым утром?

— Привет, мам! — протер глазки малыш. — А где Какаши-сан?

— Ты уже спал, когда мы попрощались. Он остался в Конохе.

— … - Надулся. Не попрощались с ним, видите ли.

— Вы еще увидитесь, мелкий. Не навсегда расстаемся.

— Да?

— Да. — Я достала свиток с сухпайком. Так, это мне, это мелкому. Попьем из фляги холодного чайку.

— Кушай, давай. Потом поищем ручей, освежимся и продолжим путь.

— Спасибо. — Мелкий вцепился в бутерброды, а я меланхолично жевала яблоко, откинувшись на ствол дерева. Устала я. Да и тело побаливает местами все сильнее. Задержимся, пожалуй, тут на пару часов. Надо подлечиться и отдохнуть. А солнышко, однако, припекает. Я закрыла глаза. Хорошо-то как.

Глава 9

Проснулась рывком, будто меня кто-то толкнул. Черт, заснула! Вот, блин, что значит с непривычки выкладываться по полной. Мышцы уже более-менее пришли в норму, а вот связки и спина еще доставляли немало болевых ощущений. Кряхтя, как старая бабка, встала, оглядела поляну. Так, не поняла, ГДЕ МЕЛКИЙ?

Через пару минут метаний по стоянке, до меня дошла моя глупость. Я развеяла сопровождающих нас клонов. Понятненько, мелочь вляпалась в неприятности. Хорошо хоть, что к побегу из Конохи они не имеют никакого отношения. Создала новых клонов для охраны пожитков и направилась к Наруто.

Мальчишка обнаружился метрах в ста от стоянки на дереве. Там он судорожно цеплялся за толстую ветку. А ведь на приличную высоту умудрился со страху залезть! Молодец, хвалю! Под деревом лениво прохаживался небольшой косолапый, иногда поглядывая вверх. Свалится его обед вниз сам, или все-таки придется лезть за ним?

Я расположилась неподалеку и решила посмотреть на развитие ситуации. Клоны, что наблюдали за Наруто, пока я спала, не вмешивались в процесс знакомства с медведем, потому что, во-первых, мелкому ничего серьезного не угрожало, а, во-вторых, это полезно для дальнейшего выживания. Человек — венец творения! Гордо звучит, да? Только вот ошибочка вышла. Человек просто самый опасный хищник, но на любого хищника найдется свой охотник, ну, или стая падальщиков. Просто чаще всего на человека охотится другой человек.

Впрочем, мелкого, похоже, придется снимать мне. Не может он придумать, как выйти из сложившейся ситуации. Мальчишке просто страшно. Бывает. Значит, будем помогать. Я уже хотела выдать Наруто свое местоположение, когда ситуация кардинально изменилась. Вот, блин, не вовремя все это! На соседнем дереве возник темноволосый шиноби. Судя по протектору — Туман. Что он здесь забыл? Мужчина внимательно огляделся, но меня не заметил. Значит, не сенсор. Очко в мою пользу.

— Малыш, ты чей? — Наруто, хоть и заметил новое действующее лицо, вопрос проигнорировал. Моя школа. С незнакомыми нельзя разговаривать. Мужик еще немного подождал ответа, но так и не получил его.

— Парень, я могу тебе помочь. Отнести к родителям. Хочешь к папе и маме? — Смотри-ка, в ход пошел подкуп. Интересно, что сыночек теперь сделает. А сыночек только покрепче перехватился за ветку.

— Ты немой, что ли? — Мужик явно с детьми дел не имел никогда. — Тогда прости, парень, но я тебя силой отволоку в деревню. Грех с твоей-то чакрой грибы по лесам собирать.

И этот придурок, перепрыгнув на ветку к Наруто, попытался его отодрать от дерева. Борьба явно была неравной, и малыш бы в ней точно проиграл, так что пришлось помочь. Слегка. Легкое гендзюцу, и ничего не подозревающий туманник застыл. Теперь забрать Наруто. Появляюсь рядом, рывком закинув пацана себе на спину.

— Держись сам! — Легкий кивок, и меня сжимают ногами и руками. — Молодец! Все хорошо, не бойся.

Малыш снова кивнул и постарался еще сильнее прижаться. Все еще трясется, но ничего, это пройдет. Я в это время позаимствовала у застывшего в трансе мужика набедренную сумку. Пригодится. Прыжок. Еще один. Пора.

Под воздействием иллюзии туманник падает вниз на медведя. Все. Гендзюцу я сняла. Далее следует непереводимая игра слов в исполнении шиноби Тумана и медведя. Прям хор мальчиков-зайчиков. Закономерный итог небольшой схватки — слегка помятый мишка, улепетывающий, не разбирая дороги, и злой как черт, громко матерящийся мужик, прыгающий с ветки на ветку и удаляющийся от нас на север. Теперь он уверен, что мальчишка столкнул его к медведю и убежал. Прекрасно. Возвращаемся на стоянку. Обедать пора.

Во время обеда я распотрошила трофейную сумку. В итоге у меня появились несколько сюрикенов невысокого качества и пять взрывных печатей. Печати, это хорошо. Чем? А тем, что теперь, устраивая засаду на месте нашей стоянки, я могу оставить не активированные свитки. Не мои и не из Листа. По нескольким деталям, делались свитки в Тумане. А это уже след, что ведет в совершенно другую сторону. Может, нас похитили? Ужас-то какой! Вот и идите в страну Волн. Не заблудитесь только! Счастливого пути!

Заметив, что Наруто, по обыкновению, заснул после обеда, я начала подготовку поляны к приему высокопоставленных гостей из любимой Конохи, чтоб им икалось. Для начала выбрала несколько деревьев поблизости, создававших почти правильный четырехугольник, в простонародье именуемый квадратом. На каждое дерево наложила по барьерной печати. Если не знаешь, что именно надо искать, не заметишь даже с шаринганом. Пока печати не активированы, они не фонят. Итак, это будет односторонний барьер. Войти можно, выйти нельзя. Отлично. Печати активируются, если в зону контроля войдет кто-то с достаточным количеством и качеством чакры. То есть шиноби. Супер. И наружу он уже не выйдет.

Теперь займемся минированием. Кунаем аккуратно снимаю дерн в нескольких местах так, чтоб не повредить траву. Чакрой выжигаю печати прямо на земле. Жаль, что не умею так делать без снятия травы. Отлично. Думаю, что по три с каждой стороны барьера вполне достаточно. Я прям пироманьяк какой-то. При одновременном подрыве печатей внутри барьера будет филиал ада. Злая я. А вот эту парочку печатей из Тумана положим сюда — скажем, они случайно не сработают. Да-да. Совершенно случайно. И не найти их будет сложно.

Я, конечно, понимаю, что все мои ухищрения слишком примитивны. Но этот след тоже будет нуждаться в полноценной проверке. А вдруг, и правда, джинчурики похищен Туманом? Вот пусть побегают. А мы пойдем своим путем.

Пора собираться. Надела рюкзак, взяла мелкого на руки и запрыгнула на ближайшую ветвь. Один клон ушел вперед на разведку, второй присмотрит до вечера за ловушкой, остальные в охранении. Пора отчаливать. Нам дальше на запад, к Суне. Время еще есть, а через сутки даже собачники не смогут найти наш настоящий след.

В следующий раз остановиться на отдых мне удалось только глубокой ночью. Нет, меня никто не заставлял так долго бежать, и даже клон, что остался у бывшей нашей стоянки, развеявшись, ничего нового не сообщил. Просто я хотела покрыть максимальное расстояние за этот день. И вот теперь можно устраиваться на ночевку.

Костер развели в выкопанной яме, чтоб отблесков не было видно издалека. Разогрела мясо, порезала хлеб, вскипятила воду для чая. В общем, ужин прошел хорошо. Наруто после дневного приключения вел себя тише воды ниже травы, подозревая, и правильно, в принципе, что крупно облажался передо мной. Ведь я же говорила не уходить никуда! Так нет же, поперся! Любопытство замучило. И, как итог, играем с ним в молчанку. Я, конечно, ни фига не злюсь и не обижаюсь, но мальчишка должен понять, что такие фортели недопустимы. Так что пусть лучше думает, что я сержусь. Впредь задумается о последствиях, прежде чем поступить по-своему.

Разложили спальники, ребенок сразу влез в свой и притворился спящим. Типа, видишь, мам, какой я послушный, и все такое. Ну-ну. Я сидела у костра и думала о нашем дальнейшем путешествии. Предположим, что от погони на какое-то время мы ушли. Осторожность, конечно, придется соблюдать. В любом случае, здоровая паранойя только сохранит нам жизнь. А значит, надо менять внешность подручными средствами. Ищут женщину с длинными красными волосами и мальчика-блондина с голубыми глазами и полосками на щеках. Значит, стану женщиной с короткими черными волосами. Плюс добавим какую-нить татуировку на лицо, это отвлечет от словесного описания внешности. Наруто тоже покрасим в черный цвет и напялим маску как у Какаши. Нет, это, конечно, закроет его полоски, но привлечет внимание. Прятать надо на виду. Замазать, что ли, их? Точно, в какой-нибудь деревне куплю грим. Почему я об этих полосках не подумала заранее? Вот блин. Глаза можно будет не скрывать, не такой уж и редкий цвет радужки у него. Задумчиво посмотрела на сына. Думаю, ему понравится маскарад. Малец уже по-настоящему заснул — что ж, пока есть время, приведем план в исполнение? Отрезать волосы элементарно, трудно сделать это ровно. Пришлось клону работать парикмахером. Срезанные волосы бросила в костер. Фу, сразу паленым запахло. Покраска волос и бровей так же много времени не заняла. Тем более что краска для волос тут получше всяких лореалей. Нанес, и все. Даже смывать не надо. Собрала остатки волос в небольшой хвост на затылке. Так, основная часть готова.

Подкинув в костер еще дров, я задумалась. А что, ведь я давно мечтаю сделать это, так почему не сейчас? Подтянув к себе поближе рюкзак, я достала из кармашка повязку с протектором Листа. Кушина все это время хранила ее, а я мстительно прихватила с собой. Зачем? Все просто. Достав кунай, я напитала его стихией воды и медленно, наслаждаясь процессом, перечеркнула символ листа длинной горизонтальной линией. Все. Наконец-то. Так или иначе, в деревне теперь меня официально причислили к нукенинам, Данзо не упустит такой возможности официально открыть на меня охоту. Мечтательно улыбнувшись, я повязала повязку на голову. Теперь я с гордостью буду носить протектор — пусть все видят: перед ними изгнанник, нукенин, отступник Листа. Пришло время напомнить миру, что я — Кровавая Хабанеро.

Глава 10

Утро началось неудачно: с воплей Наруто, который от испуга, похоже, закопался в спальник с головой и запутался в нем.

— Вы кто? — мальчишка, увидев меня, верещал как резаный. — Где мама?

— Я и есть твоя мама, мелочь! — Я не ожидала, что так перевоплощусь, тем более в зеркало я не смотрела, а до ручья не дошла. Но голос малец узнал и удивленно уставился на меня. — Маскировку я на себя навела, и тебя сейчас изменим.

— Я тоже стану черным? Правда? — Быстро же отошел. Видимо, воспринял это как своеобразную игру. Ну, что ж, это тоже неплохо.

— Ага. С добрым утром, кстати!

— Ой! Доброе утро, мам!

— Иди сюда, будем менять твой окрас. Станешь у нас чернобуркой, — хихикнула я, втирая краску в волосы ребенка. Прямо на глазах светлая соломенная шевелюра становилась непроглядно-черной. Так, остались брови, и вот, все готово. Каких-то десять несчастных минут, и такой потрясающий результат. Отлично. Да, думаю, фиг нас теперь узнают, кроме как по чакре. Надо научить мальчика простейшим техникам контроля. Этим тоже сегодня займемся.

— Ну как? — Наруто весь извелся. Больно интересно ему было узнать, как он теперь выглядит.

— Пойдем к ручью. Посмотрим. — Хватаю его за руку и веду к небольшому водоему, образованному естественной плотиной на ручье. Техника водяной стены неплохо заменила зеркало. Ну, что сказать. Жгучая брюнетка в черном прикиде, в принципе, у меня отторжения не вызывала. Мне даже понравился новый цвет волос. Мрачноватенько, но то что надо. Семейка готов, прямо. Наруто тоже вертелся перед своим отражением. Весело пареньку, и ладно. Главное, что не бьется в истерике. Но у меня есть еще одно дело тут. Достаю из сумки набор для рисования печатей. Так, смешаем чернила с небольшим количеством крови и рисуем на лице печать. Тонкая черная вязь иероглифов протянулась вертикально от линии волос до уголка губы через правый глаз. На веке самый крупный знак. Напитать чакрой. Мгновенный приступ боли, и вуаля! Все готово. Теперь у меня есть татуировка, которая из-за асимметричности нанесения изменила слегка черты лица, плюс это защита от иллюзорных техник. Альтернатива «Кай». Мне достаточно закрыть левый глаз, чтобы развеять наложенное гендзюцу. Неясно, почему раньше Кушина не пользовалась этой печатью, хотя и знала о ней. Надеялась на свои техники гендзюцу? Зря. Я считаю, что лучше перестраховаться. А ведь печать может быть и совсем не заметной, но я пока не хочу ее убирать. Это часть маскировки. Жаль, мелкому такую не поставишь — печать завязана на работу с техниками, и, соответственно, их надо знать. Ладно, со временем решим вопрос.

Вернулись к стоянке мы в хорошем настроении и, взяв по бутерброду да разлив чаю, начали завтракать. Хорошо. Отметим этот день, как день начала большого путешествия. В путь.

Черт, как же в аниме все обычно просто! Двадцать минут просмотра, и вот герои уже в другой стране. Блин, уже третью неделю я с мелким пробираюсь к стране Ветра и все еще никак не выйду из этих долбаных лесов. С провиантом проблем не возникало, мы регулярно заворачивали в мелкие деревушки, что попадались по пути. Ага, концерты давали, с большим успехом…

Каждый наш день теперь строился по одному графику: подъем, завтрак, медитация и контроль чакры, зарядка, растяжка, трех-четырех часовой переход, обед, совмещенный с отдыхом, еще один переход, обустройство стоянки, медитация, ужин, сон. Малыш, кстати, серьезно подошел к вопросу обучения. Сказать, что он старался — это не сказать ничего. Он упорно и сосредоточенно гонял по своему организму чакру, занимался показанными мною физическими упражнениями. В общем, серьезный малый. А когда я научила его двигать чакрой листик по ладони, то был просто в восторге. Спустя пару дней у него все-таки получилось не терять контроль над листиком в течение часа, после зачета я пообещала сияющему малышу научить его ходить по деревьям и воде. И чуть не оглохла от радостных визгов.

И вот наконец лес начал редеть и вскоре сошел на нет, а затем началась степь с вкраплением редких рощиц. Я решила, что перед переходом пустыни следует сделать небольшой перерыв в нашем путешествии. Тем более на пути попалась тихая, небольшая деревенька. То что нам надо. Я создала клона, принявшего вид мужчины-шиноби средних лет, с копной черных волос и протектором с перечеркнутым символом тумана. И наложила хенге на Наруто, чтобы тот смотрелся старше — лет на десять. Типа, мы семья.

В саму деревню мы вошли уже вечером. Люди в таких уединенных деревнях дикие, поэтому я не удивлялась любопытным взглядам и перешептываниям аборигенов. На небольшой площади посередине селения нас встречал не очень организованный митинг во главе с пузатым, высоким мужиком. Какая-то местная шишка — староста, наверное.

— Кто вы такие и зачем пришли? — начал этот персонаж. Ни здрасьте, ни пожалуйста. Некультурный тут народ. С другой стороны, наши повязки с перечеркнутым протектором они увидели сразу. Мало ли, что взбредет в голову шиноби-отступникам?

— Добрый вечер! — я все-таки решила не портить с ними отношения и в морду сразу ему не давать. — Мы с семьей ищем приюта на неделю. Нам нужно отдохнуть перед переходом пустыни. Кто-нибудь в деревне сдаст нам домик на неделю или две?

— А, так вы путешественники? Тогда ладно. А сколько дадите? — М-дя, меркантильность перевешивает все, и страх в том числе. Чуть пошел разговор о деньгах, так вся его неприступность и агрессия по отношению к пришлым ушла, помахав ручкой. Деньги — зло! Хорошо, что у нас они есть.

— Ставь сам цену, хозяин, а там договоримся, надеюсь. — Я более чем уверена, что договоримся. Мужик за копейку маму продаст, а за две еще и убьет.

Короче, мы со старостой Фудо-саном договорились быстро. Нам был предоставлен изрядно запущенный домик на окраине. Ну, крыша не протекает, стены есть — остальное фигня. Договорились и о продуктах. Их мне будут приносить раз в день. Зато все свое, натуральное. Что я несу? В этом мире нет генно-модифицированных чудес пищевой индустрии. Цену товарищ Фудо-сан, конечно, заломил большую. Видимо, наживаться на путешественниках — это бич всех миров. Мне удалось сбить треть, но сумма все равно была приличная. Ну и хрен с ней! Зато мы сможем отдохнуть. Наруто, да и я тоже сильно вымотались за эти веселые недели постоянного движения. Теперь надо убрать весь мусор и пыль из дома, и можно жить.

С веселыми шутками, обливанием друг друга водой, посыпанием пылью и шуточной борьбой, мы с Наруто помогали… Черт, кого я обманываю? Мы путались под ногами у прибирающихся в доме клонов. Но даже эти выкрутасы не помешали к ночи привести домик в более-менее жилой вид. Наши спальники прекрасно заменяли отсутствующие постели. Так что, нам ли печалиться?

Ужин я готовила на разваливающейся, но до сих пор чудом работающей плитке, ровеснице моей бабушки. Впрочем, все прошло удачно, и, накормив мелкого кашей, я отправила его спать. Мне же не спалось. Настроение было слишком меланхоличное.

Я вышла из дома и запрыгнула на крышу. Легла на еще теплую черепицу, устремив взгляд в небо. Давненько я не смотрела на небо. Здесь оно другое. Более яркое. Звезд больше, и они ближе. Похоже, планета располагается не далеко от центра галактики. А Луна похожа на нашу, только побольше, да цвет более холодный, серебристый. Хорошая ночь. Теплый сухой ветер принес отголоски жара недалекой пустыни. Я решила, что в саму Суну мы все-таки не пойдем. Лучше мы, задев край пустыни, пройдем по ее границе до страны Земли. Там можно будет найти такую же мелкую деревеньку, как эта, и осесть в ней годика на два-три. Наруто подрастет, подучится, я тоже отточу умения. А там посмотрим на дальнейшие планы. Как ни странно, но так далеко я сейчас не загадывала. Обучение мелкого и собственное развитие сейчас стоят на первом месте.

Что-то совсем у меня испортилось настроение. Все потому что мысли сейчас скатываются к неприятному, но необходимому делу, которое я и так достаточно долго откладывала. Пора знакомиться заново с Кьюби. Ну, и мелкого знакомить, соответственно. Боюсь ли я? Конечно, боюсь. Я же не дура. Но сделать это надо, так мелкий быстрее получит доступ к силе хвостатого. Ну и, если удастся лиса уболтать и перетянуть на нашу сторону, будет большой и жирный плюс нам. Лишних шансов на выживание не бывает. Посмотрим, что скажет рыжий. Попробуем, а там поглядим. С этими мыслями я так и уснула на крыше.

Утро было солнечным и громким. Мелкий разбудил меня визгом и повис на шее. Надо же, нашел. Учится! Подхватив мальчишку на руки, я спрыгнула вниз — надо завтрак готовить, и так проспала. На пороге нос к носу столкнулась с женой Фудо-сана — Анеко. Худая серенькая мышка с неопределенно-темным цветом волос, измученная жизнью и мужем, сунула мне в руки сверток с продуктами, кувшин с молоком и была такова. Ни здрасте, ни до свидания… Все-таки, дикий тут народ. Проводив удивленным взглядом женщину, мы переглянулись с Наруто и синхронно пожали плечами.

— Ладно, мелкий. Пошли завтракать. — В конце концов, мы тут ненадолго и вряд ли потом еще вспомним эту деревню и этих людей. Чего обижаться-то?

— А что будет на завтрак? — Наруто уже сидел за столом на кухне.

— А что бы ты хотел? — Мне несложно, а мальчику будет приятно. — Ты, кстати, умылся?

— Умылся, умылся. Пока ты спала на крыше. А на завтрак я хочу сладкого.

— Вот как? — Я потрепала мальчишку по волосам. — Ну, тогда погоди минут десять. Ща все будет.

Действительно, сделать оладьи — процесс элементарный и быстрый. Была б мука, яйца, молоко и сахар. А мне только что принесли все свежее. Раз, два, три — и ирландское рагу готово… Наливаю мелкому чая, даю какого-то варенья, что нашла среди продуктов. Из чего сделано, не знаю, но на вкус сладенько, так что пойдет. Готовые оладьи сразу перекладываю на тарелку Наруто.

— Ешь осторожно, они еще горячие. Вон, варенье, в него можешь макать, или тебе дать сметаны? — Разливаю тесто на сковороду. Запах убойный. Смотрю, как мелкий жадно поглощает оладьи, макая в варенье и запивая чаем. Блин, я тоже хочу. Но такова материнская доля. Сначала надо дите накормить, а потом уже и самой поесть.

— Ничего. Ням-ням. Не обожгусь! Ням. Сметаны не хочу. Ням-ням, — отвечает Наруто с полным ртом. Подкладываю ему следующую порцию. Мелочь аж жмурится от предвкушения. Так и проходит наш завтрак. Только после третьей добавки малыш отваливается от стола с видом обожравшегося комара. Вроде бы и лететь надо, да пузо землю цепляет. Теперь можно и мне поесть.

— Мам, а на ужин можно оставить? — Смотри-ка, понравилось как. Я хитро прищуриваюсь.

— Конечно, только вместо варенья будет сметана.

— Согласен, — вздыхает сын.

— Давай, иди на улицу и позанимайся с контролем чакры. — Выпроваживаю малыша, чтобы не спеша поесть самой. Создаю клонов, пусть приберутся и сделают обед. Сегодня я сама, возможно, буду слишком занята для этого. Или не в том состоянии.

Через полчасика я выхожу из дома, чтобы обнаружить спящего в тенечке мелкого. Битва Наруто с оладьями окончилась в пользу последних. Сажусь рядом, перекладывая малыша себе на колени. Оттягивать дальше бессмысленно, я только сама себя все больше накручиваю.

— Наруто! Просыпайся.

— Мама? — Сонные глазки сфокусировались на мне. Осознав ситуацию, мелкий подорвался. — Я не сплю мам, я медитирую.

— Конечно-конечно. Я так и поняла, — не могла не поддеть его я. Мелочь сразу сделала виноватый вид.

— Ну, я сам не заметил, как уснул… — Еще ножкой шаркни, ангелок прямо.

— Ясно все с тобой. Пузико натянулось, и глазки закрылись. Не переживай, я не ругаю.

— Правда?

— Правда. Иди сюда, нам надо поговорить, — я усадила его на колени и, обхватив руками, начала рассказ. — Наруто, послушай внимательно. Пять лет назад на Коноху напал девятихвостый демон-лис…

Мелкий слушал, затаив дыхание. Я рассказала ему все: и о том, что он сын Четвертого Хокаге, и о людях-джинчурики, и о том, что я сама была джинчурики до него. Поведала, почему к нам так плохо относились в деревне, и о человеке, что натравил лиса на Коноху. Длинная получилась история. И печальная.

— Вот так, Наруто. Теперь ты все знаешь.

— Мам, а лису не больно внутри?

Я опешила на такой вопрос. Мелкий жалеет демона. Может действительно мой план по установлению дружественных отношений между этими двумя претворится в жизнь? Было бы неплохо. Ну, не попробуем — не узнаем, в конце концов.

— Думаю, что ему плохо, Наруто, но и выпускать его нельзя. Он достаточно злобен. Но ты можешь попробовать договориться или даже подружиться с ним.

— Правда? А как? — Он аж подпрыгнул на моих коленях от нетерпения.

— Сейчас и займемся. Я подтолкну тебя в твой внутренний мир, подсознание. Ничего не бойся, я буду там с тобой. Хорошо? — Я заглянула в его глаза. Но нет, там не было ни страха, ни сомнений. Одно любопытство. Я создала еще несколько клонов для нашей охраны. Пусть дежурят во дворе, пока мы беззащитны. Можно приступать.

— Я не боюсь.

— Правильно. Только не забудь об этом! Садись передо мной и смотри мне в глаза.

Как только малыш уселся и поднял на меня взгляд, я наложила специальное гендзюцу. Сложная в удержании техника позволяла пробиться в подсознание другого человека. Однако были и некоторые последствия. Жуткая головная боль у применившего. Хорошо, хоть не у Наруто. Только шок от встречи с Кьюби. Итак, поехали.

Глава 11

Тусклый, каменный, сырой тоннель. Выщербленная кладка стен слегка светится. Мрачно, темно и страшно. Все, как и ожидалось. Наруто озирался, стоя почти по колено в воде. Но по виду, вроде бы, не боялся. Хорошо.

— Мам?

— Я тут. — Мальчик обернулся и, подойдя ближе, взял меня за руку. — Молодец, не испугался.

— Где мы? Тут неприятно.

— Так выглядит твой внутренний мир. — Я провела ладонью по влажному камню. — Но, думаю, со временем ты все изменишь.

— Это хорошо. А то тут очень мрачно. — Он вздохнул. Да, согласна с ним полностью. Все снести и построить заново. — Куда мы пойдем, мам?

— Думаю, что разницы особой нет, так что туда. — Потопали, что ли. В это странном месте мы с Наруто внешне изменились, вернув прежний облик, без маскировки. Видимо, как себя ощущаешь, так и выглядишь. Плутали по подземелью в целом недолго, за очередным поворотом стало светлее, и мы вышли в огромный освещенный зал. Дальняя от нас стена представляла собой громадную клетку, в которой клубилась тьма.

Мальчишка удивленно, но безбоязненно разглядывал достопримечательности, а я целенаправленно вела нас к решетке. Вблизи ее прутья были просто гигантскими. На одном из них и висела печать. Попозже разберусь, что там понакрутил Четвертый. Она, похоже, сильно отличается от моей.

— Ну, мы пришли. — Лис не спешил показываться и орать. Странно даже.

— А где лисичка? — Наруто в своем репертуаре, я прикрыла глаза рукой. Демон-лисичка…

— Там, за решеткой. Может, спит, а может знакомиться не хочет. — Что я несу?

— А она нас не боится? — Вот это он зря. Прямо перед нами в густой тьме открылся огромный красный глаз. Знаете, это реально страшно.

— Я БОЮСЬ МЕЛКИХ ЛЮДИШЕК? — разнеся рык по подземелью. Ой, мои уши. Как громко. Наруто аж присел от неожиданности. — ТЫ РАНО ПРИШЕЛ, СОСУД.

— Прости, Кьюби, но у нас к тебе дело, — более-менее привыкнув к мощи гласа, начала я.

— КОГО ТЫ ПРИВЕЛ, НАРУТО? — Теперь уже два огромных глаза уставились на нас. — ТЫ! ЭТО ТЫ! КУШИНА! МОЙ БЫВШИЙ ТЮРЕМЩИК! РАЗОРВУ! СОЖРУ!

Мощная волна ки почти придавила нас с мелким к полу. Квинтэссенция ненависти, вот что это за сила. Каюсь, колени дрожали и сильно, да и руки тоже. Сопротивляться этой мощи было почти невозможно. Почти. Я не могла просто так уйти отсюда, мне нужна помощь этой зверушки. И я ее получу, так или иначе! Я выпрямилась, прижала мелкого к себе, чтоб передать ему хоть чуточку своей уверенности.

— Ну, я. И что с того? Говорю ж, у нас к тебе дело. — Наглость — второе счастье. Сколько живу, всегда убеждаюсь в этом. Ведь мой нахальный ответ выбил Кьюби из колеи. Ки исчезло также внезапно, как и появилось. Темнота в клетке слегка рассеялась, и теперь мы с Наруто могли видеть здоровенную морду рыжей зверюги. М-дя. По сравнению с демоном, ощущаю себя блохой.

— ТЫ НЕ КУШИНА! ТЫ НЕ ОНА! ОБОЛОЧКА ТА ЖЕ, НО СУТЬ ДРУГАЯ! — Опять он начал орать. Хорошо, хоть Наруто, скорее всего, не поймет, о чем речь. Мальчик прижался к моим ногам, спрятав лицо, но все же заинтересованно косил глазом на хвостатого. Видимо, уже отошел от страха. Хорошо.

— И что с того, воротник недоделанный? Я стала другой, это так! Но это неважно. Так тебя интересует наше предложение? — А чего сопротивляться-то, если раскрыли. Лис видит души? Очень может быть. Что я вообще знаю о демонах?

— ТЫ ПРИШЛА ЗА СИЛОЙ ДЛЯ СЫНА? — Глаза Кьюби закрылись. Лень, видимо, одолела. Даже на воротник не отреагировал.

— Да, но мне есть, что тебе предложить в обмен. — Давай же, тебе должно быть любопытно. Ты же лис.

— ВЫПУСТИШЬ? — Заинтересованно приоткрылся правый глаз.

— Неа. Ты пока не слишком адекватен и управляем, чтобы я пошла на такой шаг. — Нашел дурочку, рыжий. Нет, дружок, пока ты не подружишься с моим сыном, фиг тебе, а не свобода.

— ПОКА? — Смотри, какая умная зверушка! Сразу вычленил главное!

— Именно! Сейчас я предложу тебе обмен. Ты даешь доступ моему сыну к своей чакре, а взамен я даю доступ тебе к его чувствам. Конечно, управлять Наруто ты не сможешь, но ты будешь видеть и слышать то, что видит и слышит он. Могу даже дать доступ к обонянию и вкусу.

— ХММ… — прокатилось по залу. — ЗАМАНЧИВО, МОЙ БЫВШИЙ ТЮРЕМЩИК. МНЕ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СКУЧНО.

— Ну, так как? По рукам? Вернее по лапам? Блин. Ну, ты понял. — Лис сделал вид, что задумался.

— Да, ладно тебе ломаться, как барышне. Ты тут с ума сходишь от скуки и злобы. А так, тебе предоставляется превосходный шанс развлечься. А со временем даже более того…

— БОЛЕЕ ТОГО?

— У нас с тобой некоторые цели совпадают. Даю подсказку. Коноха. — Я ощерилась. Да, не забыла я вас, товарищи.

— ТЫ ХОЧЕШЬ РАЗРУШИТЬ КОНОХУ? ТЫ? — Демон, похоже, прифигел от моих желаний.

— Ага. Не думаю, что ты в курсе, но к нам там очень плохо относились после той ночи, когда ты вырвался на свободу.

— Я НЕ ВИНОВАТ.

— Я знаю, тебя подчинил мужик в маске. Я помню. Мне он тоже доставил кучу проблем. Да и Наруто чуть не убил. Претензий к тебе нет.

— ВОТ КАК. ЗНАЧИТ, ТЫ ХОЧЕШЬ ОТОМСТИТЬ ЖИТЕЛЯМ КОНОХИ? УБИТЬ ИХ ЗА НЕНАВИСТЬ К ТЕБЕ И СЫНУ?

— Знаешь, нет. Убивать всех — глупо. Я хочу уничтожить конкретных людей, виновных в смерти моего мужа, виновных в том, что Кушина… А, потом расскажу! — Я осеклась. Не стоит пока Наруто знать об этом. Лис слегка усмехнулся, кажется, понял, в чем дело. — А разрушить Коноху я хочу в назидание. Не стоит дергать дракона за хвост!

— ТЫ ИНТЕРЕСНАЯ.

— Представь, — я решила, что терять уже не чего, и меня понесло, — приходим мы с тобой к воротам Конохи. Конечно, собирается армия, чтобы остановить такого опасного тебя и такую милую меня. Вот, стоим мы друг против друга, и им страшно. Страшно так, что даже я, не демон, осязаю это. Я хочу увидеть ужас в их лицах, хочу, чтобы виновные дрожали от понимания, что пришла расплата, и ее не избежать. Ни деньги, ни власть им не помогут.

Лис с интересом слушал меня, как, впрочем, и мелкий. Придется чуть развеселить их, а то уж больно мрачную для мальчика перспективу я нарисовала.

— И вот, я выхожу вперед и говорю: «Так, что встали? Меня интересуют только две вещи. Первая: это выдача государственных преступников, список прилагается. Вторая: разрушение этого поселка городского типа до основания. В случае удовлетворения обеих просьб, убивать мы никого больше не будем. Если вам, даунам, так дороги придурки из списка, что вы захотите за них умереть, то извиняйте, ребята, но все, кто против нас — отправятся в долгий и утомительный путь на тот свет. Ты, да ты, который вдруг поседел, не стоит пытаться незаметно сложить печати, мы ведь и обидеться можем. Да, Кьюби? И поднимите вон того, что в обморок все время падает…»

— ХА-ХА-ХА-ХА-ХА! — заметался по залу отраженный стенами хохот лиса. — Я СОГЛАСЕН.

— То есть в этом деле ты поможешь и сделаешь, как я попрошу?

— ДА. Я СОГЛАСЕН ПОМОЧЬ НАПУГАТЬ И РАЗРУШИТЬ. НО У МЕНЯ ТОЖЕ ЕСТЬ УСЛОВИЕ.

— Какое? — Интересненько, что может захотеть демон.

— ТЫ ПОМОЖЕШЬ МНЕ ОТОМСТИТЬ ЧЕЛОВЕКУ В МАСКЕ. В ОДИНОЧКУ МНЕ НЕ СПРАВИТЬСЯ, ОН МОЖЕТ ПОДЧИНИТЬ МЕНЯ. У НЕГО ЕСТЬ ШАРИНГАН.

— По рукам, лис. — Так или иначе, но Тоби выйдет на нас с Наруто. Так что исполнить условие хвостатого придется в принудительном порядке. — Что насчет первого моего предложения?

— ДА, Я СОГЛАСЕН. Я ОБЕЩАЮ ДОБРОВОЛЬНО ДАТЬ ДОСТУП К СВОЕЙ СИЛЕ НАРУТО В ОБМЕН НА ДОСТУП К ЕГО ЗРЕНИЮ, ОБОНЯНИЮ, СЛУХУ И ВКУСУ. — Кьюби важно кивнул. Удачненько.

— Тогда я сейчас изучу печать и изменю ее. Да, и еще, — я ухмыльнулась демону, — я поставлю ментальный доступ к печати себе. На случай, если и мне нужно будет с тобой экстренно поговорить.

— ХОРОШО.

— Все, я пошла разбираться. Наруто, хочешь поговорить с Кьюби? — Мальчишка, уже полностью забыв страх, во всю разглядывал здоровенную морду лиса. Щас полезет трогать.

— Кьюби-сан, вам тут скучно?

— А КАК ТЫ ДУМАЕШЬ, НАРУТО? СИДЕТЬ В ТЕМНОТЕ, В ВОДЕ, В КЛЕТКЕ ВЕЧНО? — А демон-то пошел на контакт. Ура!

— Я бы не смог, — вздохнул мелкий. — Можно вас потрогать?

— КХМ… — задохнулся рыжий. А я тихонько захихикала. Наруто есть Наруто. Говорила же, что полезет щупать. — ТЫ МЕНЯ НЕ БОИШЬСЯ, НАРУТО?

— Боюсь, — честно ответил мальчик. И, помявшись, тихо добавил: — Но потрогать все равно хочу.

Лис задумался. Я бы тоже охренела от удивления, если бы при мне муравей доказал теорему Ферма. Интересно, что будет дальше. Парнишка даже дышать перестал. Очень ему хочется эту большую меховую игрушку. И пофиг, что она злобная и кусается.

— МОЖЕШЬ ПОТРОГАТЬ. — Все-таки разрешил. Смотрю, как осторожно Наруто гладит нос Кьюби, опасаясь, сделать тому больно. Больно. Демону. Да, малыш, ты просто удивительное создание. Лис внимательно следит за мелким, но агрессии не проявляет. Так, процесс пошел. Есть контакт! Все сложилось даже лучше, чем я могла представить. Гора с плеч. Теперь я могу заняться исследованием и изменением печати.

А печать была просто шедевром. Четвертый сильно изменил классическую печать джинчурики, что ставили Узумаки. Тут и ограничение свободы Лиса даже в клетке, и возможность управления потоком чакры. Да, это сильно! И хорошо, что ничего из этого не помешает мне в работе. Итак, что же я хочу сделать? Нужно добавить двуполярный блок: с одной стороны, доступ мелкому к чакре Кьюби, с другой стороны, доступ лиса к чувствам Наруто… Прокусив себе палец, начинаю кровью творить. Так, сюда еще впишем ментальный блок для меня. А здесь уберем. Или… нет, не буду убирать, пусть Кьюби сможет говорить с мелким мысленно. Может, чему хорошему научится. Или научит. Ха! Научит! Но все равно оставлю. Это я всегда убрать могу. Так, теперь замкнем круг и соединим с основой…

Неожиданно я почувствовала присутствие рядом еще одного сознания, кроме Кьюби и Наруто. Кто? Я обернулась. Ну, конечно, мои манипуляции с печатью не прошли мимо тебя.

— Привет, Минато! Давно не виделись…

Глава 12

— Что тут происходит? — Вот так с места в карьер и начался мой первый скандал с мужем.

— А на что это похоже? — пожимаю плечами я, продолжая исправлять печать. Наруто удивленно смотрит на новое действующее лицо. А Кьюби, зараза, затих, боясь пропустить хоть слово из неожиданного представления.

— Кушина? Что ты здесь делаешь? — Минато подходит ближе и… пытается меня обнять? Меня? Я не Кушина, твою мать! То, что я имею все ее воспоминания, не значит, что я разделяю ее чувства. Я что, должна броситься к нему на шею со слезами и маловразумительными словами о вечной любви? Я, что ли, мечтала, чтобы на меня повесили мелкого, чтобы меня ненавидели? Я хотела такой жизни? Я хотела, что бы одна дура призвала мою душу, потому что сама проявила слабость? Зарычав как Кьюби, чисто рефлекторно ударила назад локтем. Чисто рефлекторно! Хорошо ударила. Далеко полетел. Почти до середины зала.

— Отвали, Минато. Не до тебя. — О, видели бы вы его вытянувшееся лицо. — Вон, иди с сыном познакомься пока. Наруто! Это твой папаша, иди, поздоровайся.

Минато квадратными глазами посмотрел на меня, но к мелкому подошел. Так, я отвлеклась слишком. Что еще я забыла вставить в печать? Черт, сбил с мысли, гад.

— Ты мой папа? — робкий голосок Наруто вновь оторвал меня от дела. Интересненько, что дальше будет?

— Да, Наруто. Я твой папа.

— А ты действительно был Четвертым Хокаге?

— Да. — Мужчина присел на корточки перед малышом, с интересом разглядывая его. Пусть только посмеет не гордиться сыном! Настучу по голове и развею.

— Я тоже стану Хокаге! — Мальчишка задорно улыбается и протягивает блондину руки. Тот хватает ребенка и подбрасывает вверх. Ловит и снова подбрасывает визжащего от счастья малыша. Ну и гуд…

— ТЫ БЫ СПРОСИЛ, МИНАТО НАМИКАДЗЕ, КАК ЖИЛОСЬ ТВОЕЙ СЕМЬЕ ВСЕ ЭТО ВРЕМЯ, — прогрохотал голос лиса. Мужчина перестал подбрасывать сына и оглянулся на меня. Как жилось, раз Кушина так сильно изменилась? Можно сказать, она совсем другая. Другая, ха! Интересно, чего это демон решил влезть в разговор? Блондин аккуратно подошел поближе — боится, что снова врежу. И правильно боится.

— Кушина, что произошло за то время? — Рассказывать всю историю при Наруто мне не хотелось.

— Мелкий, иди с дядей Кьюби поиграй. — Минато закашлялся, а дядя Кьюби заржал в темноте. Но Наруто послушался и вернулся к ухмыляющейся морде лиса.

— Кушина?

— А теперь слушай сюда, Желтая молния. Повторять не буду…

Рассказ о произошедшем занял не так много времени. Я рассказала Минато, что я далеко не Кушина, и что душа его жены ушла за грань, повесив на меня все свои проблемы. Подробненько расписала все несчастья его семьи, факты, свои допущения и выводы. Короче, вывалила на мужика все, что накопилось за это время. А что, мне тоже нужна отдушина. Все в себе держать, так и сбрендить можно!

Минато сидел подавленный и оглушенный. Он-то думал, небось, что его жена и сын почитаются как герои. Да. А тут новости, что мало того, что ему позволили умереть, так еще и семью так забили, что жена не выдержала и фактически свела счеты с жизнью. А теперь в ее теле какая-то левая душа воспитывает его сына, да еще и договоры с Кьюби подписывает. Жуть.

— Я понял. Только почему ты взяла на себя груз ответственности за ребенка? — Блондин поднял на меня взгляд. Хм.

— Да потому что он ни в чем не виноват! Он просто ребенок. И я считаю его теперь своим сыном. И порву за него любого.

— Понятно. Кушина… А, биджу!

— Никак не поверишь, что я не она?

— Да.

— Тогда придумай мне другое имя.

— Как же мне называть тебя?

— А, пофиг! Обзови, как хочешь.

— Может, Рей[1]? — после минутного обдумывания выдал мужчина.

— Пойдет!

— К сожалению, мое время подходит к концу. Чакра, вложенная в печать, заканчивается. Жаль, что я не увижу, как мой сын вырастет. — Минато и правда становился прозрачным. Вот! Я вспомнила, что можно добавить в печать. Так, пока не раздумала, начинаю добавлять новый блок символов. Есть! Соединяем с остальным. Вот теперь — супер! Хотя, хрен кто еще разберется в том, что я тут поначеркала. Надо активировать, пока Минато совсем не свалил.

— Стоять! — Блондин удивленно замер. И даже перестал рефлексировать. Подошла к нему и нарисовала на лбу под желтой челкой несколько символов. Так, канал для связи есть. Пора. Собрав всю чакру, что была, кладу ладонь на печать. Поехали. Должно хватить сил на активацию. Обязательно.

Меня тут же скрутил приступ невероятной боли. Такое впечатление, что вместе с чакрой из меня вынимают внутренности. Главное, не закричать, а то напугаю мелкого. Блин, как же больно. Наруто застыл у клетки, не понимая, что происходит. Минато не может двигаться, сейчас активируется канал его связи с печатью, с моими хитрыми настройками. Больно, черт! Падаю на колени. Сил нет держаться на ногах. Упираюсь ладонями в пол, чтобы окончательно не свалиться в воду. Из носа хлынула кровь. В глазах потемнело, и пошли цветные круги. Но я продолжаю отдавать чакру печати. Все… должно… получиться…

И вдруг все закончилось. Печать ослепительно полыхнула напоследок, полностью активированная. Наконец-то. Я уж думала снова сдохну. Стараюсь подняться на ноги, но не сильно выходит. Тело все время пытается завалиться на бок. Черт. Ползу к прутьям клетки. Мне сейчас просто необходимо опереться на что-нибудь. И поспать бы тоже не мешало. Могу даже в луже полежать, только не трогайте. Не трогайте, я сказала! Чьи-то руки подхватывают меня и помогают добраться до опоры. Сижу в луже, откинувшись на решетку с абсолютно счастливой мордой. У меня получилось!

— Я сделала это, — шепчу я.

— Что это было? — Оказывается, блондин сидит рядом, подпирая меня с одного бока.

— Я все думала, где бы мне достать хорошего учителя для сына, да и мне самой учиться надо… А тут ты появился так кстати. Ну, как я могла позволить тебе свалить от ответственности? Нет уж, папашка. Теперь не отвертишься…

— Я не очень понял. — Махнула рукой. Черт, мне все еще хреноватенько. Надо посидеть.

— ОНА СДЕЛАЛА ТЕБЕ ОТДЕЛЬНЫЙ КАНАЛ ПОДПИТКИ ИЗ МОЕЙ ЧАКРЫ. ТЕПЕРЬ ТЫ ПЛЕННИК ЭТОГО МЕСТА, КАК И Я. — Лис раскачался.

— Ты там как, нормально, Кьюби? — Интересно же, как все прошло.

— ДА. Я ОЩУЩАЮ ВСЕ, ЧТО ОЩУЩАЕТ НАРУТО.

— Хорошо. — Сижу, прикрыв глаза. Минато молчит, все еще отходит от шока, переваривая слова хвостатого.

— Мам?! — Мелкий пришел. Трясет меня. Открываю глаз.

— Все хорошо, мелочь. Щас приду в себя, и пойдем домой. — Выгляжу я не очень, судя по беспокойству малыша.

— Нам надо поговорить, Рей. — Вау, Четвертый раскачался, наконец.

— Нет проблем. Если не будешь меня трясти, я даже на все вопросы отвечу. — Прижимаю к себе сына, чтоб не волновался. Мальчишка обнимает меня за шею.

— Я так понял, уйти за грань мне больше не грозит?

— Ага. Ты теперь на постоянной подпитке от печати. Тебе передается смешанная чакра лиса и Наруто.

— КАКАЯ ИРОНИЯ, ЖЕЛТАЯ МОЛНИЯ! ТЫ ЗАПЕРТ В ТОЙ ЖЕ ТЮРЬМЕ, ГДЕ ЗАПЕР МЕНЯ! — не мог не влезть Кьюби.

— И ты хочешь, чтобы я учил тебя и Наруто? — не обращая внимания на слова демона, продолжил мужчина.

— Да. Я многому не смогу его научить. Ты — лучший вариант. Все же ты его отец. Да и у меня открылись новые таланты.

Воцарилось молчание. Мне все равно, даже если он не рад возможности так жить. Он будет учить сына, по-любому. Если мне придется его пинать каждый день, я буду это делать! С другой стороны, даже если он согласится, это гарантированный геморрой для меня. Разумом он понимает, что я не его Кушина, но вот всем остальным… Не надо хи-хи! Я душу имела в виду! Что меня ждет в этом случае, я даже не представляю. Нет, отбиться-то я отобьюсь. Но есть еще Наруто, которому не объяснишь так просто такие странные отношения между родителями. Хвала богам, что встречаться лично с Минато придется не часто. Все, забили, забыли. Может, обойдется.

— Честно? Я даже рад, что так вышло. У меня есть шанс остаться с семьей. — Неунывающий Минато в действии. Ну, что ж, так даже лучше. Согласен, и ладно.

— Хорошо. Тогда мы пошли. Мне уже лучше. По-моему. — Кряхтя, как старая развалина, опираясь на решетку, я все-таки встала на ноги. Боже, моя голова сейчас лопнет. А ведь еще при выходе из подсознания Наруто на меня навалятся дополнительные непередаваемые ощущения. Как бы выжить?

— И еще, Минато. Будь другом, смени тут интерьер. А то, что тебе, что Кьюби, наверное, не слишком приятно жить в болоте.

— Ну, раз ты так просишь, Рей. Все, что пожелаешь.

Я же говорила, начнется геморрой? Вздохнув, обняла мелкого и побрела из зала. Наруто честно пытался меня удерживать вертикально. Не думаю, что у него получалось, потому что наш путь шел зигзагами.

— Да, и не поубивайте тут друг друга. Пока-пока! — Не оборачиваясь, я помахала Кьюби с Минато свободной рукой.

— Папа! Кьюби! До свиданья!

— До свиданья, Наруто.

Как только прервалась техника совмещения сознаний, я позорно отрубилась от боли. Когда серая хмарь спала с глаз, я увидела перед собой обеспокоенное лицо сына. Бедняга. Сильно испугался, наверное. На моем лбу лежало холодное влажное полотенце, а сам малыш сидел рядом со стаканом воды и пилюлей. По виду — обезболивающее. Откуда он узнал, что именно надо искать?

— Вот, мам. Папа и Кьюби сказали это тебе дать, как очнешься, — протянул мне лекарство ребенок.

— Кьюби, это понятно. Но вот ПАПА как проявился? — Блин, неужели я что-то напутала с печатью?

— Я дополнил ментальный блок. Так что и ты, и Наруто теперь можете общаться со мной мысленно, — произнес голос Минато в голове. Где-то на периферии заржал лис, возвращая боль обратно. Так, где лекарство?

— Вот для полного счастья еще голосов разных в и так больном мозгу мне не хватало. — пробурчала я, чувствуя, как уходит боль. Какое счастье, когда ничего не болит. И как мы это мало ценим. Все, пора перемещаться в дом. Не фиг лежать на улице. С трудом поднялась и кое-как доковыляла до своего спальника.

— Наруто, клон тебя покормит и спать уложит, ладно? А мне сейчас слишком нехорошо. Надо полежать. — Я залезла в спальник и практически моментально отрубилась.

Глава 13

И начались дни мучительных тренировок. Сколько раз за эти три недели (пришлось задержаться в деревне подольше) я прокляла свою гениальную идею по привязке Минато, уже и не упомню. Это ЧУДОВИЩЕ. Изверг. Он явно мне мстит за мои выкрутасы с печатью. Меня гоняли как… Да, не знаю, как кого! Я постоянно бегала, отжималась, метала железяки, отрабатывала новые приемы, медитировала, расширяя каналы и улучшая контроль, подчиняла новые стихии. Во многом, конечно, мне помогали клоны, но далеко не во всем. А их усталость вечером меня просто вырубала.

Наруто отец тоже гонял, но, так сказать, в щадящем режиме. Его никто рвать жилы себе не заставлял. Мальчишка более-менее научился контролю чакры и даже почти добился полного покрова девятихвостого. Скоро выпустит хвост, к бабке не ходи! Я прям гордилась мелким! С появлением отца, с постоянным общением с ним, Наруто стал серьезнее и даже самостоятельнее. Он упорно шел к своей цели — стать Хокаге. Слава богам, хоть не орал в окно об этом по утрам! Это я шучу так. Нет, мелкий с завидной целеустремленностью учился всему, что могли дать ему я, Минато и даже Кьюби. Меховой коврик, кстати, проникся к малышу какой-то своей, лисьей симпатией. Это не мешало ему едко комментировать его и мои промахи, но, в целом, девятихвостый оказался большей душкой, чем я ожидала. А может, на него так действует вынужденное проживание на одной территории с Четвертым.

Я, наконец, научилась приему под названием «Цепи чакры». Вернее, умела-то я его и раньше — в прошлом Кушина пользовалась ими как оружием дальнего боя. Техника работала с чакрой напрямую и создавала множество цепей, опутывающих противника. Только если раньше они у Кушины выглядели именно как цепи с крюками, то у меня… У меня вышли стальные тросы с шипами и какими-то обоюдоострыми кривыми клинками на концах. Жуть какая-то. Работало все по алгоритму «Захватить цель любой ценой». Но эта техника жрала просто море чакры и требовала чудовищный контроль. Сплошные минусы, печально.

Но меня порадовало, что я все-таки научилась делать воду из воздуха! То есть наличие воды под боком мне теперь было не критично. Благодаря усиленным занятиям по концентрации, я смогла воздействовать на воду в атмосфере. Дождь, конечно, я вызвать не смогу. Порядок сил не тот. Но вызвать туман на небольшой площади — запросто, даже без наличия водоема. Думаю, что только в очень сухом месте, типа пустыни, где вообще ноль процентов влажности, я не смогу создать что-то из воды. И то, если под землей нет водяной жилы. Хотя до работы Второго с водой мне все еще далеко. Он, помнится, воду делал вообще из ничего.

Все мои занятия с водяной стихией я старалась свести к управлению водой напрямую, с минимумом печатей. Воздействовать силой воли, так сказать. Теперь мне легко удавалось придавать и держать любую форму стихии. Это круто. Хочешь, будут водяные жгуты, которые из-за большого давления режут что угодно; хочешь — копья, хочешь — сферы. Кстати, получилась неплохая техника защиты от огня «Водяной щит». В пассивном состоянии защиты вокруг меня летали несколько небольших шариков воды, но при наличии опасности для моей тушки от более слабых техник сферы строили или стену для поглощения, или вогнутое зеркало для отражения атак.

Еще неплохим бонусом стало свойство ощущать воду в живых организмах и воздействовать на нее. Правда, в бою это не очень помогает, ибо требует чудовищной концентрации. Но техника «Марионетки крови» была мной признана годной для использования из засады. Своя же кровь мне подчинялась охотнее. Думаю, при ранении я смогу уговорить кровь не покидать пределы тела, так сказать.

По остальным стихиям не было сильных подвижек, и до «бога Грома», думаю, в ближайшие два года, а может, и больше, я не дойду. Крайне тяжело шло обучение основам молнии. Я была сильно разочарована в себе. Научилась только выдавать электрическую дугу между пальцами при сложении одной печати. За шокер сойдет. Ветер подчинялся легче. По крайней мере резать листики и двигать палочки я научилась вместе с Наруто. Итогом моего мозгового штурма стали «Ледяные когти». Я отращивала себе на руке длинные когти изо льда. Ветер плюс вода — страшное оружие, но сложное и трудно контролируемое. Количество печатей, необходимое для этой техники, было аж двадцать семь. И у меня пока не получалось их уменьшить, хоть тресни! Вот тут и позавидуешь кланам с Кеккей Генкаем. Там таких проблем не бывает. Так что эта техника, как и «Цепи чакры», была слишком неудобной. В бою применять такую затратно и медленно. Интересное изобретение, но не более того.

Объединять другие стихии даже не пыталась, не тот уровень. Вот когда смогу уменьшить количество печатей на высокоуровневых техниках, тогда можно попытаться смешать стихии.

У мелкого прекрасно выходили «Клинки ветра». По крайней мере, не самое тонкое дерево он мог срубить на расстоянии одним применением техники. И направлять стихию как молнии, так и ветра в оружие он тоже научился. Я уже говорила, у меня гениальный сын! Но было завидно.

В конце концов, мне надоели вечные придирки Минато и издевательские комментарии Кьюби. Однажды вечером, после очередной тренировки и выноса мозга, я послала их далеко и надолго, объявив, что завтра мы покидаем этот уютный уголок. За сим все. А тренировки будут возобновлены, когда мы найдем место для постоянного проживания на два-три года. Мужики побухтели, но со мной согласились. Мы и так слишком долго оставались на одном месте.

Что ж, спасибо этому дому, пошли к другому. Вышли мы с рассветом, еще вечером я поставила старосту в известность, что мы уходим, и купила продуктов на дорогу. И побольше, запечатав всего и помногу в свитки. Мы пойдем краем пустыни, но все равно с едой там не очень. Да и с водой.

Настоящую пустыню с барханами мы увидели где-то через два дня, когда из растительности стали попадаться лишь небольшие колючие кустарники. Что ж, теперь вперед на север! Еда была, вода тоже, мы не сильно спешили. Только постоянный жар днем и дикий холод ночью напрягали. А вот мелкому путешествие нравилось. Даже очень. Каждый день сулил новые открытия. Ведь вокруг столько всего интересного! Для Наруто все было в новинку: он заинтересованно рассматривал пробегающих ящериц, редко попадающихся змей. Тут присутствовали и мелкие ушастые лисицы. Кьюби, заметив их, недовольно бурчал полдня об лопоухих ошибках природы, недостойных именоваться лисами.

Дни тянулись неспешной чередой, но эти два монстра — Минато и Кьюби — не давали нам с мелким покоя. Они все-таки продолжили наше обучение, просто теперь его интенсивность слегка упала. Но физические упражнения, работа с чакрой и стихийные техники насиловали мой мозг и тело ежедневно. Я прокляла тот момент, когда мне пришла в голову эта СТРАШНАЯ мысль о Минато-учителе. Если он так же учил и команду Какаши, то мне искренне жаль одноглазого. Это просто ад какой-то.

Прознав про заранее заготовленные мною шарики, Четвертый тут же начал тренировки по освоению Расенгана. Мы вновь переместились в подсознание Наруто, где выслушали лекцию на тему «Что такое Расенган и как с ним бороться». Кьюби с интересом наблюдал за демонстрацией техники, а потом заявил, что это плагиат его Бомбы Биджу. Оставив Минато выяснять отношения с лисом — тот требовал моральной компенсации — мы с Наруто свалили учиться. В результате, вот уже несколько дней в свободное от дороги время мы занимаемся раскручиванием воды в шариках чакрой. Сильных успехов у мелкого нет, но это и понятно, ведь техника серьезная, а уж для пятилетнего карапуза так вообще запредельная. Но он упорно сидит и пытается лопнуть шарик. Пока тот только дрожит, но не рвется. У меня успехов было больше, и на второй день я это сделала. Оказывается, что хорошее пространственное мышление позволяет эффективнее работать с чакрой напрямую. По идее, значит, и Чидори я смогу освоить достаточно быстро, ведь эта техника тоже напрямую работает с чакрой. А может, и нет. Надо Какаши потеребить будет. Блин, когда это еще случится? Сразу на резиновые мячики переходить не стала, пару дней еще повращала воду. Подождала, пока перестанут болеть каналы в руках. Техника требовала серьезного количества чакры. Радует, что я могу себе это позволить.

Вот так за обучением и проходило наше путешествие через пустыню. К концу второй недели мы попали в песчаную бурю. Случилось это быстро и внезапно. Шел-шел, прекрасная погода, солнышко светит, безоблачное небо, жарко. Все как всегда. И тут полной неожиданностью была стена песка, буквально выпрыгнувшая из-за горизонта. Она реально выпрыгнула. Вот было солнце, и вдруг настала тьма. Нет, видно было, но недалеко. На расстояние вытянутой руки — может, чуть-чуть больше. Это если не обращать внимания на песок, который буквально резал кожу и глаза. Что-то я не слышала о таких бурях раньше. Насколько смогла, быстро накрыла нас с Наруто плащом с головой и прижала мелкого к себе, прислонившись спиной к какому-то булыжнику, удачно оказавшемуся на пути. Скажем прямо — было очень не комфортно.

— Мам, а что это такое? — Наруто вздрагивал от воя ветра, дыша мне в плечо.

— Это песчаная буря, судя по всему, — громко сказала я ему на ухо. Слышимость в этом вое была фиговая. — Подождем, когда она кончится. Поспи пока.

— А можно я к папе пойду? — Ну да, он сейчас отвалит к отцу, а я тут бдеть буду в одиночестве. Эхх. Никто меня не любит. Но куда мне от них деваться?

— Валяй. Иди, пообщайся. Привет меховой подстилке! — Я легонько потрепала мальчика по волосам.

— Я все слышу, — раздался голос Кьюби. — И память у меня длинная.

— Кто ж спорит, лис. Кто ж спорит. Ладно, развлекай мелкого.

Кстати, со временем при общении с нами хвостатый перестал орать. Теперь с ним можно было говорить, как с обычным человеком, ну или нечеловеком. В общем, от моей шизофрении (это я про Минато) он теперь не сильно отличался. Малыш затих у меня на руках. А я в очередной раз убедилась, что дура. Как я забыла про барьерные печати-то? Вот, блин! Немного повернулась — так, чтобы сидеть боком к камню — и, высвободив руку, выжгла на нем печать. Теперь активируем, вливаем чакру, и готово.

Дышать сразу стало легче, да и вой бури стих сильно. Вокруг нас образовался голубоватый купол, не дающий песку и ветру проникать внутрь. Ну вот, можно и отдохнуть в более-менее комфортных условиях. Я выползла из-под плаща. Отлично, можно разбивать лагерь. Достала спальник мелкого и, уложив на него тушку мальчика, укрыла. Пусть отдыхает. Пока он спит, меня ни Кьюби, ни Минато не теребят. Потому что не видят, что я делаю. А мне тоже есть чем заняться. Я достала очередной резиновый шарик — будем его лопать.

Часа через четыре пришлось прерваться в занятиях. Во-первых, у меня получилось сделать дырку в шаре — правда, он не взорвался, а сдулся, но все равно прогресс налицо. А во-вторых, пришлось обновлять печать, ибо старая выработала ресурс. Хорошо, что я вовремя заметила, иначе пришлось бы выкапываться — буря хоть и стихала, судя по просветлению, но еще не закончилась. Нам повезло, что мы находились на каком-то плато, и песком нас с головой не заносило — его быстро сдувало. Я даже боюсь предположить, что происходит сейчас в самой пустыне. Там, похоже, выжить не реально.

Потом мне стало скучно. Шарики надоели, смотреть не на что, спать не хочется. Скукота. Что б такого сделать? Тут мне пришла «гениальная» идея. Если я могу закручивать чакру, то почему не могу попробовать так закрутить воду? С одной стороны, идея тупая — столько потоков воды держать единовременно сложно; а с другой, если это удастся, я получу офигенно пробивную штучку. Особенно если при высвобождении сжатой воды, при касании цели задавать ей направление, вытягивая ее в копье. Вода под огромным давлением, да еще с вращательным моментом! А ведь можно сделать и диск с такими же параметрами! Расен-сюрикен же имеет место быть. Это должно пробивать даже очень серьезную защиту. Обмозговав и так и этак, я пришла к выводу, что, не попробовав, не узнаю. Так, мучиться не будем, достаем флягу и пробуем.

А не судьба мне было подвиг свершить. Придется отложить научные изыскания, потому что в этот момент бурю выключили. Вокруг вновь простиралась обычная пустыня, как будто и не было никогда этой песчаной свистопляски. Двигаться с места лень, да и поздно. Уже темнело, и я решила разбить лагерь здесь же. Пока приготовила поесть, проснулся Наруто.

— Кьюби сказал, что ты ужин приготовила? — Мальчишка протер глаза и зевнул.

— Да, у тебя прекрасный осведомитель. Ну как, пообщались? — Я налила ему в тарелку густой суп, практически кашу. А что, питательно и вкусно! Правда, пришлось доставать ложки. Между прочим, редко используемая вещь.

— Хорошо. Папа меня учил концентрировать чакру, а потом рассказал кучу историй!

— Каких? — Я с удовольствием предалась греху чревоугодия. Черт, как хорошо поесть горячего!

— Ну, про себя, про тебя. Мам, ты, оказывается, была такая смешная, когда училась в Академии!

— Было дело. — Отпираться бесполезно, мелкий хитро косит на меня глазом, продолжая вылизывать тарелку. Что ж тебе отец наплел-то про меня? — Давай сюда тару, еще положу. Знаю же, что не наелся еще.

— На! — Наполняю тарелку мелкого новой порцией и выдаю булку.

— А еще папа рассказал, как вы познакомились. — Я хмыкнула. Ну, уж эту тему я развивать точно не буду. А Минато обойдется, стопудово подслушивает. — И про Какаши-сана рассказал. Мам, а у него, оказывается, второй глаз есть!

— Я в курсе, Наруто. Этот глаз ему отдал Обито, его друг и товарищ по команде. — Надо чаю заварить, а то пить охота. — Он из клана Учих, и глаз обладает особым додзюцу.

— Да, папа сказал, что это шаринган. Он очень многое может! — Мелкий задумался. — Правда, я многого не понял…

— Не расстраивайся, я и сейчас многого об этих глазках не понимаю. Особенно их эволюцию.

— Спасибо, мам. — Мелочь вновь зевнула и потянулась. — Можно я спать лягу?

— Ты ведь только что проснулся. — Я прищурила глаз, глядя на его сконфуженную рожицу.

— Я не спал, я учился. Ну, и просто разговаривал с папой. — Мальчишка надул губы.

— Конечно-конечно. Я даже верю. Где-то. — Не выдержав, тихонько нажала пальцем ему на кончик носа. — Не дуйся. Иди, укладывайся. Я не против, дурачок.

Уснул мелкий моментально. Только лег, и как выключили. Я же тихонько попивала чай, рассматривая звездное небо. Тут, в пустыне, оно потрясающее. Бескрайнее и удивительно яркое. Я протянула руку к особенно крупной звезде, так приветливо подмигивающей мне теплым золотистым светом. Да уж, в этом мире вряд ли когда-нибудь полетят к звездам. А это так интересно… Мне всегда хотелось жить в эпоху межзвездных странствий.

Да, что ж такое! От вдохновенно-созерцательного настроения меня отвлекли тихие всхлипы. Ну вот, Наруто, похоже, снится какой-то кошмар. Пора спасать. Я подошла к спальнику мальчика и удивилась. Нет, мелкий спал абсолютно спокойно, чему-то даже улыбаясь во сне. Хм. У меня начались слуховые галлюцинации? Ан, нет! Вот опять! Где?

Создала клона и оставила его на хозяйстве. А сама, ведомая тихим плачем, пошла от стоянки в глубину ночной пустыни. Идти оказалось совсем не далеко. Буквально в каких-то двухстах метрах на песке сидел и плакал ребенок, примерно погодка Наруто. Рассмотреть его толком не удалось из-за темноты. Короткие волосы темного цвета, какая-то хламида на плечах. Но он точно был тут совершенно один. Потерялся? Возможно, учитывая недавнюю бурю. Вот блин, теперь еще возиться с его возвращением домой. Ладно, все это фигня, а ребенок наверняка голоден.

— Привет. Ты есть хочешь? — Ну, у меня всегда, сначала накормить, а уже потом выяснять. Дитятко подняло заплаканное лицо. Прям дежавю какое-то. Точно также началось мое знакомство с Наруто. И снова здравствуйте! Темные веки, прозрачный взгляд, иероглиф «любовь» на лбу. Привет тебе, Сабаку но Гаара.

ЧТО Ж МНЕ ТАК ВЕЗЕТ-ТО?

Глава 14

Как его сюда занесло-то? Вроде до Суны фиг знает сколько еще километров. Хм, видимо, песчаная буря — его рук дело. Пацан, похоже, только что убил своего дядьку — иероглиф еще слегка кровоточил. А в глазах боль и пустота. Блин, вот что за мир такой, а? Каждый второй тут с психологической травмой. Хотя у нас мир не лучше. Я просто не сталкивалась с таким в прошлой жизни ни разу. А так, всякое бывает… Мне, видимо, везло.

А теперь судьба отыгрывается, и по-крупному. Вот уже второй шкет с поломанным детством на моем пути. Оставить его, даже вопроса такого не стояло. Как? Как можно бросить ребенка? Да, он не мой, и что? Он — один. Один против целого мира вокруг и чудовища внутри. И это его сломает. Это его уже почти сломало.

Подхватываю несопротивляющегося пацана на руки и иду к стоянке. Раз молчит, значит, пока не будем ему мешать. Накормим, напоим и спать положим. Еще один Биджу на мою голову. Надеюсь, вместе с Кьюби и Минато и его успокоим. Помнится, Шукаку полный псих и кровожадный маньяк. Вот, черт!

Ужин проходил в мрачной, молчаливой обстановке. Гаара подозрительно зыркал на меня из-за тарелки, но ложкой работал исправно. Мальчика пришлось устроить на своем спальнике. Я же расположилась с новой чашкой чая на плаще. Ничего, перебьюсь. Если паренек мне доверится, то в дальнейшем спать будет вместе с Наруто. Если же нет… Не пропаду. Не умирал никто еще от ночевки без спальника. Потерплю.

Так, первая порция прошла на ура. Молча забираю тарелку у мелкого и накладываю добавки. Утром придется готовить еще раз. Но накормить ребенка — это святое.

— На, давай, ешь еще. Голодный ведь наверняка. — Протягиваю ему полную тарелку. Гаара осторожно берет новую порцию и, отодвинувшись от меня подальше, принимается за еду. Ничего, рано или поздно оттаешь. Надеюсь, не все потеряно. Откидываюсь на спину, закрываю глаза, продолжая из-под ресниц наблюдать за ребенком. Мальчишка ест уже медленнее, похоже, насытился. Вот, поставив тарелку на землю, осторожно подходит ко мне.

— Ты кто? — Идет на контакт! Ура! Теперь главное — не спугнуть. Открываю глаза и сажусь так, чтобы ему было удобно видеть мое лицо.

— Меня зовут Кушина Узумаки. А тебя?

— Сабаку но Гаара.

— Можно звать тебя просто Гаара? — Еще один пробный заброс. Мальчик задумался, но видя, что я его не боюсь и не чураюсь, решил все-таки ответить.

— Да.

— А меня тогда зови… — тут я запнулась, обдумывая этот вопрос. Что возвращать мелкого в родную деревню отцу-дегенерату я не собираюсь, это было понятно сразу, как только узнала личность мальчика. Мелкий идет с нами, и это не обсуждается. Наруто, опять же, полезен сверстник. Но вот как вести себя с ним дальше? Блин, ну почему именно я, а? Всю жизнь бегала от ответственности — и вот, на тебе! Но делать нечего…

— Если хочешь, можешь звать меня мамой!

— Я убил свою маму! — Из его глаз вновь брызнули слезы. Вот это плохо. Очень. — И дядю я тоже убил! Я убиваю всех! И меня все боятся! Я…

— Тихо. Меня трудно убить, не волнуйся. — Я просто прижала мальчика к себе. А потом и вовсе посадив себе на колени. От такого простого проявления заботы Гаара впал в полный ступор. А я развивала успех. — Я неплохой шиноби, меня, вообще, просто так сложно угробить. Так что не бойся.

— Но я… Меня… — Малыш прижался ко мне и уже зарыдал в голос. — Меня все время хотят убить! Я жив, потому что во мне заключен дух песка! Я — демон!

— Ну, не плачь. Все хорошо ведь! Ты жив. Ты встретил нас, и мы тебя в обиду уж точно не дадим! — Я погладила вздрагивающего мальчишку по голове. У него такие смешные колючие волосы.

— Правда? — на меня подняли грустные лазурные глаза. — Дядя тоже говорил, что я ему не безразличен, а потом напал. И хотел убить. И сказал, что ненавидит меня! И что моя мама тоже меня ненавидела!

— Я не дам тебя в обиду. Мне все равно, кто ты. Видишь вон того мальчика, что притворяется спящим? — Я показала на Наруто, который бессовестно грел уши почти всю нашу беседу.

— Он притворяется? — Гаара удивленно перевел на него взгляд. Сын вздохнул. Пришлось вставать. Раскрыли. Мелкий подошел к нам, знакомиться.

— Привет. Я — Наруто. — Красноволосый смерил его взглядом, но признал достойным внимания.

— Гаара.

— Не плачь, Гаара. Мама — самый сильный шиноби страны Огня. — Фигасе, у ребенка сложилось мнение обо мне! Я только глазками хлопать могла. — Она меня тоже защищает. И тебя в обиду не даст.

— Но я же демон! — Так, похоже, песчаный просто хватается за последнюю соломинку. Мы ведем себя не так, как он привык. Мы ломаем его стереотипы. И он не знает, как с нами себя вести. Отлично.

— Я тоже. — Молодец, сынок! Пробил добивающий удар! Гаара просто опешил, открыв рот. Закрыл его. Потом снова открыл. Я улыбнулась. Правильно, что я позволила мальчишкам самим общаться. Все верно. Наруто, по-моему, может разговорить и уговорить любого.

— Ты? Демон? Тоже?

— Ага. — И малыш улыбнулся своей фирменной улыбочкой. Все-таки это врожденное. Минато любит вот также делать зубы беззащитными. — Во мне запечатан Девятихвостый демон-лис.

— А… — Гаара мог только хлопать глазками.

— Если не ошибаюсь, то ты джинчурики Однохвостого Шукаку? — Я погладила мальчонку по голове. А тот в ответ прижался еще сильнее.

— Да.

— Ничего! Поговорим мы и с твоим демоном. Мы с Девятихвостым поговорили и теперь дружим! — важно заявил Наруто. Вот ведь, засранец! Поговорит он! На периферии сознания засмеялись хором Кьюби и Минато. Да и я сама с трудом удерживалась от хохота. Таким важным и всезнающим выглядел сейчас ребенок. С Наруто проблем не будет, он уже взял под свою защиту этого малыша. Хоть и сам такой же мелкий.

— Правда? — Гаара развернулся на моих коленях, чтобы посмотреть мне в глаза. И такая надежда была в этом взгляде. Не дай мне боги предать такое доверие. Лучше сдохнуть сразу, иначе не отмоюсь перед своей же совестью. Я улыбнулась.

— Правда. Но ты так и не ответил на мое предложение.

— Какое?

— Будешь ли ты звать меня мамой? — Я затаила дыхание. Сейчас все решится. Или он полностью доверится нам, или окончательно погрузится в свой персональный ад. Но малыш размышлял недолго.

— Я… Я хочу звать тебя мамой. — И обнял меня за шею, снова расплакавшись.

Ну, вот и ладушки. Пусть поплачет немного. Я гладила мальчика по спине, успокаивая, передавая свое тепло и уверенность. Все будет хорошо. А если не будет, я сама пробью дорогу туда, где все будет хорошо. Наруто немного помялся рядом, не зная, что делать и как успокоить нового друга. Нет, брата. Потом подошел и тоже обнял и меня, и его. У меня замечательный сын. Вернее, сыновья.

— Что ж, давайте-ка ложитесь спать, мальчики. До рассвета не так много времени, а нам завтра опять топать по песку. Давайте, лезьте в один спальник, места там достаточно.

Гаара немного застопорился, он всегда спал один в комнате, а может, и в доме. Хорошо, что не в городе. Но Наруто схватил его за ладошку и впихнул к себе в спальник, затем залез сам и закрылся. Несмотря на новые впечатления и бурю эмоций, буквально через десять минут мальчишки спали обнявшись. Я прислушалась, напрягая все свои чувства. Но нет, Шукаку не собирался вырываться на свободу. В принципе, я так и думала. Мы вовремя перехватили Гаару. Думаю, еще немного, и его печать, и так не стабильная, окончательно бы ослабла, дав возможность еноту-переростку влиять на сознание парнишки. А теперь он спокойно спит. И я постараюсь, чтобы так было и впредь.

— Минато, надо поговорить.

— Я понял, что ты хочешь сделать, — в голосе проскочили усталые нотки. Похоже, у них там с Кьюби опять вышел спор, или драка… Последнее, бывало, тоже случалось. — Это будет сложно. Вернее, сложнее, чем с Кьюби.

— Да, Шукаку всегда был психом! — Вот и лис влез. — Ему всегда нужна была кровь. И чем больше, тем лучше.

— Ты можешь на него повлиять?

— И да, и нет. Мы не ладим. Я сильнее и старше.

— Это причина?

— Да, он уважает только силу, но ее же и ненавидит.

— Ясно. Как нам убедить его?

— Во-первых, поставить новую печать. — Это уже Минато. Впрочем, это правильная мысль. — Изучи печать мальчика. Попробуем изменить ее. Если Шукаку откажется добровольно сотрудничать, то поставим такую, чтобы вообще пикнуть не смел. Я тут почти придумал, как.

— Во-вторых, — присоединился голос лиса, — я могу его приструнить при личной встрече. Если ты сможешь объединить сознания мальчиков, я объясню очкастому дальнейшую политику.

— Спасибо вам, ребята. Хвала богам, какой-то план есть. Я уж боялась, что придется лезть к нему врукопашную, — вздохнула я.

— Это для него было бы даже страшнее, чем все то, что мы придумали, — хохотнул Кьюби.

— Да уж. Ты чего-нибудь отчебучишь, а потом собирай тануки по пустыне. — Минато, гад! Блин, пара шутов!

— Да ну вас на фиг! Я вот как обижусь, и вообще буду вас игнорировать!

— Не-а, не выйдет! Мы тебе нужны. И Гааре, и Наруто. Так что это дохлый номер. — Я прям увидела перед собою две нагло ухмыляющихся физиономии.

— Жаль, что я не могу пересчитать вам зубы лично, — пробубнила в ответ я. Можно подумать, я такая страшная!

— Нет уж, это хорошо, что ты там, а мы здесь. И не надо к нам ходить сейчас! Нас нет дома! Приемные дни — вторник и четверг. С девяти до двух, — Кьюби разошелся не на шутку. Откуда в нем проснулся Задорнов? Вот раньше был нормальный демон. А сейчас? Прикол на приколе. Тварюшка с юмором.

— Ничего, я дверь сломаю и посмотрю, кто мне отвечает, что никого нет дома! — Такие перебранки уже давно стали частью нашего общения. Пусть я периодически готова убить что лиса, что Минато, но они стали мне достаточно близкими друзьями, чтобы можно было вот так пикироваться в разговоре с ними.

— Ладно. Я попробую поспать хоть чуть-чуть. Пару часиков да перехвачу. Покеда, шизы!

— И тебе того же и туда же! — хмыкнул лис, и ощущение его присутствия пропало. А вот Минато задержался.

— Я горжусь тобой. Спокойной ночи, Кушина, — тихо прошелестел его голос и пропал. Блин, договаривались же, что я не она!

Глава 15

— Утро красит нежным светом… Хм, груды желтого песка. Тра-ля-ля… — напевая себе под нос, я готовила завтрак. Денек предвещал выдаться очень занимательным. У нас сегодня будет смена власти в отдельно взятом внутреннем мире — иначе говоря, мы идем бить морду Шукаку. Предварительный план был прост, как квадрат. Сначала я объединю сознания мальчишек, таким образом дав доступ к запечатанному демону Кьюби и Минато. Эти двое, так или иначе, но решат вопрос с однохвостым. Будем надеяться, что все срастется. И срастется правильно.

— Подъем, мальчики! Завтрак готов! — Не мудрствуя лукаво, мною был сотворен рис с мясом, ибо, когда придется пообедать и придется ли вообще, неясно. Мелкие нехотя выползли из спальника и, поздоровавшись, присоединились ко мне. Наруто тут же набросился на еду, как голодающий Поволжья, а вот Гаара подсел мне под бок, стараясь и поесть, и при этом прижаться посильнее. Мальчишке явно не хватает тактильных ощущений. Прям как Наруто по первой. Ну, мне не сложно, я посадила его себе на колени. Завтракать мне перед работой с сознанием не стоит. И так ощущения не из приятных. Гаара, оценив новую диспозицию, улыбнулся и быстрее заработал палочками.

А я, пока была возможность, просто наслаждалась утром. Холод ночи уже ушел, и пустыня не успела набрать свой умопомрачительный жар. Прижав мелкого плотнее и поставив подбородок на его макушку, я предалась созерцательному настрою. Восходящее светило окрасило плавные линии барханов в розоватый оттенок, создавая почти фантастический пейзаж другой планеты. Небо постепенно наливалось голубизной, обещая ясный жаркий день. Да, в любом месте можно найти красоту, которой хочется любоваться. Правда, через час я снова буду проклинать пустыню, жару и необходимость через нее тащиться. Но надо найти место, где нас не заметят случайно пробегающие шиноби или другие организмы. Там поставим тент и займемся делом.

— Мам, я все! — Наруто с довольной рожицей протягивает мне чистую тарелку. Гаара, глядя на него, делает так же.

— Сыты, мелкие? — Разлила всем чая, потом подумала и присоединилась к мальчишкам. Чай — это святое!

— Да! — звонко ответил один сын, а Гаара просто кивнул, подтверждая. Ну и хорошо.

— Тогда сейчас допиваем чай и идем искать незаметное место для длительной стоянки.

— А зачем? — подал голос красноволосый.

— Будем разговаривать с однохвостым. А для этого нужно устроиться с удобствами. Дело серьезное и не быстрое.

— А я увижу Шукаку? — влез Наруто. Я кивнула.

— Да. Вы оба, несомненно, понадобитесь. Минато и Кьюби тоже поучаствуют.

— Это кто такие? — с сомнением в глазах спросил Гаара.

— О, тебе они понравятся, я думаю. Кьюби это девятихвостый, что заключен в Наруто. А Минато… — я зависла. Как ему объяснить-то? Папой, что ли, пусть его обзывает? — Это Минато.

— Это мой папа, — Наруто гордо выпятил грудь. — Он был Четвертым Хокаге!

— И где он сейчас? — Гаара даже начал осматриваться вокруг. Вдруг под каким кустом или камнем прячется Четвертый Хокаге?

— Папа погиб, когда на деревню напал Кьюби. И сейчас он привязан к моей печати. Я могу с ним разговаривать мысленно. С девятихвостым тоже.

— Наруто… Если твоего папу убил лис, то как ты смог его простить? — Гаара был сильно удивлен. Ну, его вопрос логичен. Посмотрим, как выкрутится Наруто.

— Там все сложно было… — и сынок начал в лицах описывать события пятилетней давности. Учитывая, что все это он только слышал с моих слов, то вольная трактовка истории вылилась в полноценную театральную постановку. Наруто даже разными голосами пытался говорить. М-дя.

— Знаешь, Кушина, в парне пропадает талант… — не выдержал Кьюби. — Минато, ему не в шиноби надо идти, а в актеры.

— Ничего, такие данные и в профессии шиноби пригодятся, — фыркнул Минато. — Особенно, если он все-таки хочет стать Хокаге.

— Да, согласен. В политике без лицедейства никуда! — подытожил рыжий. Я не влезала в разговор, наблюдая за мальчишками. Наруто, конечно, молодец. Так завернуть, что его с интересом слушают брат и трое взрослых, это надо уметь. Никогда не понимала, откуда у мелкого такой подвешенный язык. Ему только пять! Я фигею, дорогая редакция. Что за монстр из него вырастет со временем?

По-быстрому собравшись, мы отправились наконец в путь. Нам сильно повезло, где-то через пару часов пути место для нашего эксперимента было найдено. Глубокая балка, прикрытая со всех сторон дюнами, идеально подходила под наши требования. Спустившись вниз, я отправила мальчишек разбивать лагерь, а сама занялась установкой барьеров. Не хватало еще, чтобы к нам в самый неожиданный момент пожаловали гости, привлеченные выбросами демонической чакры.

Закончив с этим, я подошла к лагерю. Мелкие очень неплохо справились со своим заданием. Ими был установлен тент, под которым разложены спальники, обустроено кострище, в теньке сложены сумки. Прям образцово-показательная стоянка путешественников. Ну, пора за работу, что ли…

— Ложитесь, давайте. — Я подтолкнула ребят к лежбищу. — Сейчас займемся делом.

— Круто. — Наруто улегся, раскинув руки. Рядом с ним расположился и Гаара, скопировав позу брата.

— Эй-эй! Подвиньтесь немного, я лягу посередине. Отлично. — Улеглась на освободившееся посередине место и прижала мелких к себе.

— Гаара, ничего не бойся. Мы там будем с тобой и всегда защитим. Хорошо? — Дождавшись кивка, сложила печати. — Поехали!

Внутренний мир Гаары был копией пространства Наруто. Только вместо сырого камня тут использовался песок. И было неимоверно сухо и жарко. Впрочем, это не удивительно, учитывая какой именно демон подселен в этот сосуд.

В огромном песчаном тоннеле мы оказались одни. Минато с Кьюби надо приглашать отдельно. Чем сейчас и займемся.

— Наруто, давай-ка зови отца с лисом. — Наруто кивнул и прикрыл глаза. Гаара же с интересом осматривался, но не подавал признаков страха. Это хорошо. — Как ты?

— Это мой внутренний мир? — Мальчик подошел к стене и коснулся ее. Тут же песок пришел в движение, и весь тоннель буквально «задышал». Нет, никакой агрессии не было. Просто стены, потолок и пол теперь постоянно изменялись и шептали. Этот звук сопровождал движение песка, но, как ни странно, не действовал на нервы.

— Здорово… — прошептала я, глядя на изменяющиеся узоры-картины, что рисовал в процессе своего передвижения песок. Ребенок тоже зачарованно замер.

Волшебство момента было разрушено появлением новых действующих лиц. Первым рядом с Наруто проявился Минато. Ласково потрепав волосы сына, он удивленно огляделся, присвистнул и подошел к нам.

— Привет. — Я кивнула, а Гаара с интересом уставился на мужчину. — Меня зовут Минато. А ты Гаара?

— Вы папа Наруто? — сказал мальчик с некоторой завистью. Он видел, как относится к сыну Четвертый. У него никогда такого не было, ведь его отец его ненавидел и боялся.

— Да, — Минато присел, так чтобы они могли смотреть друг другу в глаза. — Но если хочешь, то я могу быть и твоим папой тоже.

— А так можно? — Мальчик сомневался, еще бы. Вчера мама появилась, сегодня вон нагло в отцы набиваются. Но Минато просто взъерошил его короткие волосы и улыбнулся.

— Конечно, можно. Я потом сделаю тебе такую же привязку, как и Наруто. И ты всегда сможешь пообщаться со мной мысленно или лично. И учить я тебя буду с удовольствием.

— Учить? Я стану шиноби? — Гаара удивленно распахнул глазки. Купили мальца с потрохами. Минато взял его за руку и подошел ко мне.

— Конечно. Мы только с Шукаку разберемся и займемся тобой. Вы с Наруто — наши сыновья. Запомни это и не сомневайся. Мы поможем, подскажем, научим, — глядя Гааре в глаза, сказала я, взяв мальчика за другую руку. А Минато молодец. Быстро нашел общий язык с пацаном. Сразу видно, в кого пошел Наруто. — Не сомневайся в нас, сынок.

Гаара улыбнулся и обнял нас, засмеявшись. Ну и ладненько. Вот и хорошо. Тут очнулся от сеанса связи с лисом Наруто. И, увидев нас, стоящих в обнимку, тут же ломанулся присоединяться. Пришлось нам с Минато подхватывать мелких на руки. Песчаные тоннели удивленно замерли, впервые услышав радостный детский смех. Да, у меня, вечной одиночки, теперь есть семья, и никуда я от них не денусь. Прошел всего день, как у Наруто образовался незапланированный братик, а они уже спелись и в дальнейшем, видимо, будут вообще не разлей вода.

— Мам, сейчас Кьюби придет. Он там эксперимент заканчивает как раз.

— О как. И что же он там наэкпериментировал?

— Он пытается изменить свои размеры для облегчения дальнейшего общения. — Заумно и явно повторяя за лисом, сказал Наруто.

— Да, Кьюби многого добился за это время, Кушина. — Минато раскачивал Гаару на руках, от чего мелкий радостно взвизгивал. Наруто потребовал того же от меня, пришлось заниматься сыном, изображая аттракцион.

— Как интересно… И сколько нам ждать?

— Я уже здесь. — Наконец-то, к нам присоединился…

— Кьюби? Это ты?

Глава 16

Вот тебе, бабушка, и снег в декабре выпал. Вот нежданчик-то! Вроде бы к этому и готовились, но все равно как-то внезапно вышло, судя по работе дорожных служб. Как любимый полярный лис, что пришел без предварительного согласования. А ведь и правда… Так вот какой ты, полный песец! Ну, что сказать по делу? Кьюби стал просто красавцем. Тут не поспоришь. Теперь его рост не превышал человеческий, но это не главное! Передо мной был прямоходящий упитанный огненно-рыжий лис в черных кимоно и хакама, из которых гордо торчали все девять хвостов. Офонареть!

— Вот это да… — только протянула я. Убиться веником, застрелиться чайником! Да, такого результата я не ожидала, думая, что он просто хочет уменьшить свой размер. А получился натуральный кицунэ. Вау.

— Правда, я гений? — гордо задрал бровь лис.

— Ага… — выдохнула я, все еще рассматривая это чудо. — И как нам теперь тебя звать?

— Курама, — и Рыжий церемонно поклонился, да так заразно, что мы все, включая спущенных с рук мелких, тоже поклонились в ответ.

— Мам, это девятихвостый? — подергав меня за штанину, спросил Гаара.

— Да. Видишь, что с ним общение с нашей сумасшедшей семейкой сделало. — Мальчик только согласно кивнул в ответ.

— Ну, что пора знакомиться с младшим братом? — Лис гордо развернулся и первым отправился по тоннелю, помахивая своими хвостами и показывая нам дорогу.

— Как тебе? — улыбнулся подошедший Минато.

— Я в шоке. — Это действительно так. От пятидесятиметрового кровожадного монстра осталось очень милое, человекоподобное существо с хорошими манерами! Тут и с катушек можно съехать.

— Да, когда мы только начали пробовать уменьшить его размер, оказалось что с изменением габаритов повышается плотность чакры. И, как ни странно, увеличивается интеллект.

— Что? Неужели…

— Да, первоначальный размер крайне ограничивал его разум, так что, когда я его заключил в печать Наруто, уменьшив в размере, лис стал адекватнее, ушла агрессивность. Теперь же он, возможно, обладает даже более высоким уровнем интеллекта, чем мы. Фактически, новая форма жизни.

— А если он вырвется на свободу, то вернет свой первоначальный размер? — Это единственное что меня волновало: ведь если лис стал умнее, то и расковырять печать ему стало проще. А получить на выходе вновь неадекватного исполина с кровожадными намерениями меня не прельщало.

— Он не хочет, — Минато пожал плечами. — Он сказал, что его вполне устраивает жизнь во внутреннем мире Наруто. Он только иногда просит выпускать его проекцию, просто погулять.

— Что-то мне подсказывает, что ты уже снял печать… — Я его сейчас убью на фиг. Видимо, мои кровожадные планы светились неоновыми буквами на моем лбу, потому как Минато схватил меня за руки, опуская их вниз.

— Спокойно. Я долго за ним наблюдал перед этим!

— Не убедительно! — рыкнула я.

— Успокойся, я взял с него клятву на крови. Он не причинит нам вреда.

— Рррр! Минато, засранец! Я… Я тебя изобью сейчас! Какого хрена ты не поставил меня в известность? — Я попыталась вырвать руки, но тут явно разные весовые категории. Ногой достать его тоже не получилось. Может, лбом в переносицу засветить? — А если бы что-то случилось?

— Но ведь не случилось. — И он обезоруживающе улыбнулся. Вот гад! Знает, что у Наруто такая же улыбка, после которой я все прощу. Но не в этот раз.

— Не случилось. И только это спасает тебя от судьбы стать близнецом Шукаку!

— Это как?

— Это от фингалов под обоими глазами! Отпустил руки!

Наконец-то вырвавшись из захвата, я пошла догонять лиса и мальчишек, ушедших достаточно далеко вперед. Может, успею успокоиться, пока не вижу эту блондинистую морду. Зараза, устроить такое по-тихому. И хоть бы предупредил! Нет же, он самый умный! Так, расслабься, все вышло неплохо, хотя и посвятили тебя в это внезапно. Чересчур. Вот гад… Спокойно, я сказала!

Уговаривая себя на разные лады, я постепенно нагоняла Кураму. Минато шел позади меня, решив не отсвечивать, пока я не перестану беситься. Видимо, судьба енота его не прельщала. Правильно. Я тоже не железная, как и мои нервы.

Незаметно стены расступились, и мы все вышли в огромный зал. Он, пожалуй, не уступал размерами хоромам Кьюби. Вместо клетки, посередине зала к круглому камню, наподобие алтаря, был цепями прикован недоенот. Цепи замысловато оплетали его лапы, хвост, тело и голову. Правда, некоторые цепи были повреждены и уже не удерживали его пасть закрытой. Это, видимо, результат расшатавшейся психики после покушения дяди. В результате ослабления цепей Шукаку мог говорить. Вернее, шептать.

— Кровь. Кровь. Кровь… Мне нужна кровь…

— Я же говорил, что он маньяк, — прокомментировал увиденное зрелище Курама. Сейчас он смотрелся насекомым по сравнению с громадной тушей однохвостого. Но это впечатление было обманчиво. От лиса расходилось ощущение настоящей силы, способной свернуть енота в бараний рог. Гаара подошел к лису поближе, явно выделяя того, кто гарантированно может его защитить от Шукаку.

— Мелкие, пока посидите вон там, — я указала мальчишкам на вход в зал. Не следует их подвергать лишней опасности. Пусть пока пообщаются друг с другом. Наруто, схватив брата за руку, потянул в сторону выхода, по дороге шепча ему, что их мама перестраховщица. Я хмыкнула только на подобное заявление. Лучше так, чем малышня пострадает.

— Ну и как будем договариваться? Он же явно неадекватен. — Минато рассматривал прикованного биджу с исследовательским интересом. Я же подошла поближе к алтарю. Судя по всему, этот камень и был печатью, из которой росли цепи, сковавшие тело Шукаку. Интересненько, а это что?

— Минато, подойди, — я махнула рукой блондину. — Смотри, какая странная штука тут есть.

В виске прикованного биджу торчал большой красный штырь или гвоздь. Уж не знаю, как правильно назвать этот предмет. Назревали вопросы, откуда это взялось, и кто это сделал.

— Как интересно… — протянул Минато, осматривая инородный предмет. — Курама, вроде бы на вас не должны действовать ментальные техники?

— Да, нас можно подчинить тем же шаринганом, но не более того. Хотя Шукаку самый слабый биджу, так что в нем я не уверен. — Лис присоединился к нам. — А любопытная закладка! Она ограничивает его разум до уровня зверя.

— Кто ее поставил, и что будет, если мы ее вытащим? — Я все еще пребывала в сомнениях. Лис это одно. Свое, персональное, родное зло. Ну, или уже не зло. По крайней мере, теперь я его воспринимаю как друга. А вот этот психованный енот — совсем другое дело.

— Не попробуем — не узнаем, — с этими словами Курама сложил печати, и здоровенный штырь взорвался тучей искр. Дыра в голове биджу мгновенно затянулась, а его кровожадный шепот прекратился. О как.

Шукаку пару раз моргнул и скосил глаза на нашу компанию. Какие глазки. Я, конечно, была готова, но пять зрачков — это перебор. Оглядев нас, он сконцентрировал все свое внимание на Кураме.

— КЬЮБИ! — взревел песчаный демон. — НЕНАВИЖУ!

— Да что ж вы такие громкие-то! — Я закрыла уши руками.

— Да, я это, я, — как-то устало обратился к однохвостому лис. — Действительно, чего ты так орешь-то?

— ТЫ! ДЕВЯТИХВОСТЫЙ!

— А он и без ограничителя тяжело соображает, — прошептала я в сторону Минато. Блондин согласно кивнул.

— ШУКАКУ, КОНЧАЙ ОРАТЬ! — не выдержав, рявкнул Кьюби. А у лиса-то погромче выходит. Вон, даже тануки заткнулся, опешив от такого напора. — Ну вот… Мы тут пришли к тебе с предложением.

— Что ты хочешь мне предложить? — О как, действительно уважает только силу. Пусть это и сила голоса.

— Ты видишь, что мы с моим джинчурики, — лис кивнул на Наруто, что с братом все это время сидел у входа, — нашли общий язык и пришли к полному взаимопониманию. Теперь я пришел предложить это тебе.

— НЕНАВИЖУ! ДЖИНЧУРИКИ! УБЬЮ! — углядев Гаару, снова заорал скованный биджу. Да, как все запущено. Не факт, что наш план сработает. Курама же обреченно потер виски, вздохнул и выпустил свою Ки. Нам достался лишь ее отголосок, основная мощь придавила Шукаку к алтарю получше цепей, но и этой части было достаточно, чтобы конкретно напугать нас. Хоть я и выдерживала его жажду крови раньше, сейчас Курама явно прогрессирует, и его ки скоро сможет просто убивать. Вот это да!

Шукаку мгновенно заткнулся, с ужасом глядя в глаза Кьюби. Он знал, что девятихвостый сильнее, но сила обновленного Курамы просто ошеломила очкастого.

— Кто ты? — выдавил он.

— Я — Кьюби. Я — Курама. Я — Девятихвостый. — Лис убрал наконец-то свою ки, и все смогли свободно вздохнуть.

— Но ты стал другим. Ты стал еще сильнее.

— Да, я сменил форму. Когда я договорился с джинчурики, я изменился. Я пересмотрел свою жизнь, и, знаешь, мне больше нравится быть разумным существом, чем кровожадным демоном.

— Что… Что мне надо сделать, что бы стать таким? — О как. А Шукаку смог переступить через себя. Вот что значит наглядный пример. Может, еще и удастся разойтись миром. Было бы неплохо.

— Для начала тебе изменят печать, ты получишь доступ к чувствам своего носителя, а джинчурики сможет без ограничений пользоваться твоей чакрой. — Курама стоял, заложив лапы за спину, напоминая мне профессора перед студентами.

— ОТДАТЬ СВОЮ ЧАКРУ ДОБРОВОЛЬНО? — однохвостый вновь скатился на рык.

— Не ори, коврик блохастый! — осадил его снова лис. — Да, я тоже начал свое развитие с этого. Смотри мне в глаза, я покажу тебе все.

Курама застыл перед огромным глазом Шукаку. Это, похоже, какие-то эксклюзивные возможности биджу, наподобие нашего гендзюцу. Надеюсь, что очкастого это убедит. Ведь личный пример, он сильно вдохновляет. Минато тем временем обошел печать по кругу и, довольно улыбаясь, возвращался ко мне.

— Что так тебя порадовало?

— Печать стандартная, без усовершенствований. Изменить ее будет легче, чем у Наруто. Да и чакры потратишь меньше.

— И как всегда, все самые прекрасные ощущения достанутся мне… — я вздохнула. А что делать? Я единственная смогу активировать новую печать, не Гааре же это делать.

— Ну, ты сильная, справишься, — Минато хитро улыбнулся.

— Щас в глаз получишь.

— Все понял, осознал, умолкаю.

В этот момент очнулись наши биджу. Шукаку слегка, насколько давали цепи, пошевелился, а Курама молча от него отошел к нам. Я вопросительно подняла бровь. Мол, как дела? Лис хмыкнул и, слегка улыбнувшись, кивнул. Значит, получилось? Тут вновь подал голос однохвостый.

— Я согласен, Кьюби. Ставьте свою печать!

Глава 17

Внесение изменений в печати не заняло много времени, ведь нам помогал Кьюби, выжигая нужные знаки своей чакрой. И вообще, лис стал очень интересной личностью. Деловитый, хитрый, остроумный. Неожиданное изменение, но весьма полезное.

— Минато, пока я буду активировать печать, объясни Гааре, что нужно будет сделать, чтобы Шукаку получил возможность более свободного существования, — я отослала блондина к притихшим ребятам. Лучше уж клетка, чем такое распятие, как у однохвостого.

— Хорошо. Ты только постарайся не вырубиться, — напутствовал меня Минато.

— Ой, не смешите мои тапочки, этого и в прошлый раз не произошло. — Ну, вообще-то произошло, но сильно после.

— Ты готова, Кушина? — Кьюби подошел ко мне. — Я закончил, можно активировать.

— Тогда приступим, помолясь… — И, прокусив палец, я приложила руку к камню печати, вливая в нее свою чакру.

Вот же, блин! Ощущения без матерных слов непередаваемые. Меня вновь скрутила боль, да так, что потемнело в глазах. Наверное, то же чувствует белье при выжимании. Чтоб я еще раз добровольно пошла на такое! Да ни в жизнь! Больно, больно… Больно же, блин! По телу прокатилась волна жара, усиливая и так неприятные ощущения. Было впечатление, что в вены налили кислоты. Меня просто прожаривало изнутри! Но я продолжала держать руку на печати, стараясь не упасть на колени.

— Черт! Кха… — я выплюнула кровь изо рта. Вот жешь, успела прикусить язык. Еще один приступ: казалось, что все кости в теле резко накалились. Сколько же еще? Я выдержу! Это обязательное условие. Пытаясь абстрагироваться от боли, я вцепилась в печать второй рукой, чтобы не упасть.

— Еще чуть-чуть… — пришла мысль от Курамы. И все закончилось. Так резко, что я все-таки не устояла на ногах, начав заваливаться назад. Боги, как мне плохо. Упасть мне не дали, подхватили и куда-то отволокли. Глаза отказывались открываться, сил не было совсем. Я могла только лежать и наслаждаться отсутствием боли.

— Что с ней такое? В прошлый раз и то все проще прошло… — как будто сквозь вату раздался обеспокоенный голос Минато.

— Не забывай, что она мой бывший джинчурики и к моей чакре относительно привычна. А чакра Шукаку иная, пусть и не столь ядовитая, но достаточно неприятная. Плюс она не кровный родственник Гааре. Так что ей пришлось выложиться сейчас гораздо больше. — Черт, Курама, мог бы и предупредить, зараза!

— Ладно, бери Гаару и благоустраивайте жилплощадь однохвостого. — Что-то мне совсем хреново. Как знала, что лучше не завтракать, иначе бы давно стошнило. Попыталась устроиться получше, но тело вновь пронзила боль. Я зашипела.

— Не дергайся, Кушина. — Минато сам осторожно переложил меня так, что мне стало удобнее. Фух. Так я хотя бы дышать могу. Удалось приоткрыть глаз. А ничего я так расположилась, с комфортом используя блондина как шезлонг.

— Мам? — рядом нарисовался обеспокоенный Наруто. — Мам, как ты?

— Ничего… Кха-кха, — горло отказывалось воспроизводить нормальные звуки. Пришлось прокашляться. — Ничего, мелкий, выживу.

Мальчишка с сомнением смотрел на меня. Видимо, моя полумертвая тушка не вызывала у него доверия.

— Все нормально, щас отлежусь и снова в бой.

— Извини, я ничем не смог бы тебе помочь, — тихо сказал Минато. Он чувствует себя виноватым? С чего это?

— Забей, я в курсе твоей нематериальности. — Но, похоже, блондина мои слова не убедили. Хм.

— Мам, а Гаара теперь будет с нами учиться?

— Да. Теперь будете учиться вместе. Вы же братья.

— Хорошо. — Наруто расплылся в улыбке. За это небольшое время он умудрился крепко привязаться к названному брату. И это здорово.

— Вон Гаара сейчас закончит общаться с Шукаку, и мы покинем это место.

— Я бы посоветовал тебе еще немного отлежаться, — влез Минато. — Наруто, сядь-ка рядом. Пока идет перестройка внутреннего мира Гаары, и ты, и твоя мама отдохнете.

Я рыпнулась высказаться, но меня заткнули грозным синим взглядом. Наруто послушно привалился к боку отца, а я решила, что, в принципе, он прав, и можно слегка отдохнуть. Тем более сил сопротивляться нет. Вздохнув, закрыла глаза, почти мгновенно проваливаясь в какое-то забытье.

— Как она? — Меня разбудили голоса. Вот же, заснула все-таки! Оказывается, тут тоже можно спать. Как интересно.

— Уже нормально. Ты чего улыбаешься? — Я решила глаза пока не открывать. Мне тепло, хорошо и никто не кусает. Можно еще полежать.

— Вы так мило все вместе смотритесь. Прям отец семейства на выгуле, — хихикнул Курама.

— Ну, устали мальчики, и что? — Меня слегка прижали, устраивая поудобнее на плече.

— Да нет, ничего, — вновь хмыкнул лис. Интересно, что его так забавляет?

— Чем вы тут заняты? — подала голос я, открыв глаза. Надо мной с ехидным выражением моськи навис Курама.

— Да вот, любуюсь семейством Намикадзе-Узумаки. — Не удержавшись, все-таки хохотнул Кьюби. Я привстала, разглядывая пасторальную картину. Да, тут есть чем полюбоваться. Помимо меня, использовавшей Минато в качестве персональной раскладушки, его еще оккупировали мелкие, с комфортом расположившись по бокам, положив головы ему на колени. Да…

— Не завидуй, — припечатала я лиса. — Тебе тут места все равно не найдется уже.

— Да я и не очень-то хотел… — шутливо надулся Курама. Выбравшись из объятий Минато, я встала и с любопытством оглянулась вокруг. Да, хорошо поработал Гаара. Теперь это место еще больше напоминало вместилище Курамы. Посреди зала появилась громадная клетка из живого песка. Ну, по-другому я не могу идентифицировать этот материал. Песок постоянно тек, изменяя внешний вид клетки, притягивая взгляд, завораживая.

Внутри сидел освобожденный от цепей и очень задумчивый Шукаку. Нервно подрагивал его единственных хвост. Нехило, однако, его загрузили сегодняшние события. Я подошла поближе. Биджу скосил на меня глаза, но в разговор вступать не спешил.

— Ну, как ощущения? — Ничего, и не таких расшевелили. Ведь два лояльных биджу гораздо лучше, чем один, не правда ли?

— Странно, — Шукаку подумал немного и, развернувшись, лег мордой ко мне. — Я столько свободы давно не получал. Жалею, что не попытался разговаривать с джинчурики раньше.

— Как тебе Гаара?

— Да ничего. Скажи, ты ведь не его мать, так почему ты так носишься с ним, испытываешь такую боль ради него? Я чувствовал ее вместе с тобой. Но ты не отступила. Почему?

— Как тебе сказать… Он был совсем один. Этого для меня достаточно. Я, может, и не его родная мать, но в моих силах, по крайней мере, помочь маленькому одинокому мальчику. — Как еще я могу ему объяснить свои мотивы и действия?

— Мне не понять, — демон прикрыл глаза и вздохнул. — Пока не понять. Но я постараюсь.

— Хорошо. Ты теперь можешь общаться с нами всеми. Возможно, тебе понравится! — Я махнула рукой. Хорошо, что меня заставили отдохнуть. Я более-менее пришла в себя и теперь готова принять возмездие за технику объединенного сознания. Ох. Как не хочется-то!

Вернувшись к Минато, начала будить мелких. Мальчишки успешно отбивались, только сильнее обнимая отца. Вот же, мелочь пузатая! Потом вообще все переросло в потешные бои. Пока мелкие осаждали поваленного на пол Минато, я «случайно» уронила на них Кьюби. Дальше была просто куча мала, доставившая всем участникам море удовольствия. Скажу еще только, что лиса мальчишки защекотали до икоты. Курама еле живой выбрался из-под малышни и отполз в сторону клетки Шукаку. Последний крайне озадаченно наблюдал за всей этой кутерьмой. Мелкие же, лишившись большой меховой игрушки, переключились на меня, а Минато им в этом помогал, гад! Пришлось мне убегать от них всех, чтобы не быть защекоченной насмерть. Лис, непрерывно хохоча, старался убираться с нашей дороги, не попадаясь на глаза агрессивно настроенной мелюзги.

В итоге я завалилась в клетку Шукаку и, пробежавшись по нему, спряталась за его хвостом. Демона я не боялась, сейчас он показывал себя вполне адекватным и нападать бы не стал. Только проводил меня охреневшим взглядом и нервно дернул ухом. За мной в клетку никто не побежал, остановились все у решетки. Такого фортеля от меня никто из них не ожидал, даже лис заткнулся, перестав ржать.

— Мам? — подал голос Наруто. Я молчала. Все, нет меня. Я прячусь.

— Кушина, выходи. — Выходи, подлый трус. Ага, щас, Минато, так я и пошла. Чего никто не ожидал, так это того, что Гаара спокойно войдет в клетку за мной. Теперь охренели мы все. Малыш обошел кончик хвоста биджу и, естественно, обнаружил меня.

— Вот ты где! — с визгом повис на моей шее. Однако у меня храбрый сын. Это же сколько надо иметь смелости, чтобы шагнуть в пасть тигра? В то, что он просто дурак, я никогда не поверю. А может быть, он просто достаточно сообразительный, чтобы сделать вывод, что раз мама жива, то и ему ничего не будет. Пришлось выходить и под осуждающими взглядами остальных покидать жилище Шукаку. Биджу уже на нас не реагировал, впав в кому от полного офигевания.

— Ты что творишь?! — вцепился в меня Минато. — Я чуть не поседел!

— Это вряд ли возможно. — Я старалась спокойно разжать его пальцы, которые как тиски до боли сдавили мое плечо. Похоже, действительно переволновался. — У тебя и так светлые волосы, так что заметно не будет.

— Да ты… У меня просто нет слов, Кушина. — Я спустила мелкого с рук и повернулась к мужчине.

— Мы вроде как договаривались, что ты меня зовешь Рей.

— Я не могу. — Чего это он? Я вопросительно вскинула бровь. — Я не могу так тебя называть. Я пробовал.

— Я что-то не совсем поняла…

— Ты для меня все равно Кушина. Позволь оставить все как есть. — Минато опустил взгляд. А я задумалась. Принципиально это ничего не меняет. Для всех остальных я и оставалась Кушиной. Отделить себя от нее мне нужно было только из-за её отношений с Минато. Но пока блондин ко мне явно не пристает, имя не имеет значения.

— Ладно, забей, — я махнула рукой. В конце концов, есть вещи и поважнее. Ко мне подбежали мальчишки, и чинно подошел лис. — Нам пора.

— Да, а мы возвращаемся к себе. — Кивнул Курама и исчез вместе с Минато.

— Пойдем и мы. Пока, Шукаку! — Демон не ответил.

Нет, все же эта техника совмещения сознаний меня сведет в могилу. Не сдохла от установки печати, так сейчас добьет откат. Хорошо, что я лежала, и теперь мне не надо двигаться. Ой, мать моя женщина… Рядом зашевелились мелкие, но мне было не до них. Я глаза-то боялась открыть.

— Мам, вот пилюля. — Наруто, спаситель! Откопал нужное лекарство и притащил вместе с водой. Разжевав и проглотив обезболивающее, я вырубилась, как только боль начала отступать.

Глава 18

Темно. Мысли текут вяло и как-то отстраненно. То есть я и мои мысли отдельно. Что-то случилось? Не хочется думать об этом… О чем? Мысль вспыхивает и тут же пропадает. Где я? Тут хорошо, не надо думать. Думать?

— Кушина… — Чей-то назойливый шепот на краю сознания. Кто это?

— Она не слышит тебя… — Как много вас.

— Не отпускай ее сознание, иначе…

— Пожалуйста, очнись…

— Открой глаза, Кушина! — Еще один голос, он становится громче и настырнее. Не хочу. Я не хочу! Не трясите меня. — Давай же, приходи в себя!

— Мамочка! — Это уже другой голосок.

— Мама! — Кто-то плачет. Кто? Нет, не помню… Мама? Мама… Я? Дети! Наруто! Гаара!

Я резко открыла глаза. Ой, мать моя женщина… Как же все кружится. Картинка в глазах расплывалась, не давая сосредоточиться. Черт, меня сейчас стошнит. Что произошло-то?

— Наконец-то, я уж думал, отбегалась Кушина. — Кто это? Откуда он меня знает? Я попыталась сфокусировать взгляд. Не выходило никак. Черт! Закрыла один глаз. Резкость прибавилась. Попытки с третьей мне удалось рассмотреть говорившего. Надо мной склонился здоровенный мужик средних лет с красными полосками на щеках. Копна никогда не знавших расчески белоснежных волос. Рогатый протектор с кандзи. Что-то мне это напоминает…

— Джирайя-сан!

— И тебе привет, Кушина! — Отшельник помог мне сесть, подложив под спину что-то мягкое. Тут же с двух сторон меня обхватили в четыре маленьких руки. Мелкие!

— Мама! — И заревели в голос. Справа Наруто, слева Гаара. Я, похоже, что-то пропустила. Попыталась обнять мелких и, несмотря на жуткую слабость, мне это удалось.

— Что случилось-то? И как вы тут оказались? — Мелкие явно еще не очень вменяемы, значит, буду трясти саннина.

— Да вот, иду я из Суны с экзамена на чунинов. Погода прекрасная. Солнце светит. И вдруг… Чувствую всплеск демонической чакры. Нехило, думаю, надо посмотреть, что же происходит? Ну, я и рванул в эту сторону. Подбегаю и вижу, как два шиноби Суны были заживо погребены огроменной волной песка. Я так понял, это вот этот красноволосый малец сделал. Скажу только — зрелище незабываемое. Захочешь — не забудешь! — Джирайя мрачно усмехнулся. — Вот… Ну, я, конечно, поближе подобрался, сморю, еще один шиноби песка был буквально разорван надвое вторым мальчишкой. Еще трое песочников стоят над лежащей навзничь черноволосой куноичи с разбитой головой. Кушина, я с трудом тебя узнал. Зачем ты обрезала волосы и перекрасилась? Татуировка опять же…

— Джирайя-сан, что дальше-то было? — Вот это я дала! Как вообще такое случилось? Зато теперь ясно, почему у меня такие проблемы с головой. Мрак…

— А дальше у них случился я. Не мог же я бросить жену своего ученика и своего друга! Потом, конечно, как смог подлечил твою разбитую голову. Кстати, тебе ее качественно пробили. Еще бы чуть-чуть точнее, и все. Поминай, как звали.

Ну, с жабьим отшельником все понятно теперь. Вступился за друзей. А вот что же произошло до этого? Откуда вообще шиноби песка образовались? Мальчишки, опять же… Рановато вам пришлось свои зубки миру демонстрировать. Мелкие подняли на меня заплаканные лица и, хлюпая носами, прижались посильнее.

— Ну-ну, не плачьте. Видите, я жива! Живая я. Все хорошо! — Я потрепала обоих по волосам. — Давайте-ка, принесите мне попить.

Парни синхронно с сомнением посмотрели на меня. Мол, мы точно знаем, зачем ты нас отсылаешь! Но, вздохнув, подчинились. Молодцы, поняли, что у взрослых есть свой разговор. Джирайя с интересом проводил их взглядом.

— Кстати, Кушина, откуда здесь джинчурики однохвостого? И почему он называет тебя мамой? И зачем вы с Наруто покрасили волосы? И почему ты здесь? И как, вообще… — Фигасе, сколько вопросов и все мне! Я подняла руку, заткнув этот фонтан. У меня аж голова еще больше начала болеть.

— Спокойно, Джирайя-сан, я все объясню вам попозже. Сейчас мелких надо чем-то занять. Учитывая, что они сегодня первый раз убили разумных.

— Да… Ты права. Хорошо, Кушина! Но с тебя рассказ! — Отшельник смирился с вынужденной задержкой.

— Заметано. А теперь помогите мне встать. Пойдем к мелким. Разберемся, что же произошло тут с самого начала. — Кое-как утвердившись на ногах, я при помощи эро-саннина подошла к полуразгромленному лагерю. Да-с! Битвочка тут была не хилая. Не Ватерлоо, но по эпичности, возможно, не уступает. Балка стала минимум в два раза шире. Кругом следы взрывов. Неужели придурочные песчаники швырялись взрыв-печатями в детей? Мрак. Подошла к чудом уцелевшему тенту, немного скособоченному на правую сторону. Один из взрывов повредил растяжку. Наруто молча протянул мне флягу. Они с братом сидели на присыпанных песком спальниках. Щас снова расплачутся. Глазки уж больно подозрительно блестят. Что ж, пора приниматься за психоанализ. Напившись, я села между ними, снова прижав к себе. Эро-саннин уселся прям на песок перед нашей дружной компашкой.

— Ну, герои, расскажите-ка, что тут произошло до того, как пришел Джирайя-сан.

— Когда ты уснула, мы тоже решили лечь спать, — начал рассказывать Наруто.

— Да, Наруто заснул сразу, а я хотел еще поговорить с папой, — продолжил Гаара. Джирайя на этих словах вопросительно посмотрел на меня. Я отмахнулась — мол, потом объясню.

— Меня разбудил Кьюби, он орал, что на нас напали, и сейчас я останусь без мамы. Когда я вскочил, то тебя, мам, уже отбросило какой-то техникой. Ты лежала так неподвижно… И столько крови! А потом я почти не помню. Я так испугался за тебя! А Курама дал мне сил…

— А я применил большое песочное погребение. Шукаку показал мне, как это сделать. А потом появился этот дядя и убил остальных. А я испугался, что ты умрешь…

— А папа кричал… И Курама… Мам, было так страшно!

— Ну-ну. Ничего. Все хорошо. Я живая. — Легонько поглаживая мальчиков, я старалась успокоить их и подбодрить. Что же это получается? Нас нашли шиноби песка? Но как? Что случилось с барьером?

— Минато? Курама? — позвала я. Тишина. Полная. Что происходит? Сколько раз я уже задала сегодня этот вопрос?

— Наруто, ты можешь поговорить с отцом? — Наруто кивнул. А если бы Джирайя уже не сидел на земле, он бы упал после этих слов. Выражение полного ох… охренения. — Спроси его, почему я их не слышу?

— Папа сказал, что они с Курамой заблокировали вашу связь. У тебя была слишком повреждена ментальная оболочка.

— Ясно. — Ладно, это не навсегда. Починят, когда подлечусь. — Погодите чуть-чуть. Я приведу в порядок свою тушку.

Так, хоть и сложновато сейчас, но надо заняться собой. Складываю печати, разгоняю чакру. Ух, ты! Как быстро проясняется сознание. Наконец-то исчезает надоевший туман в глазах и шум в ушах. Перестает болеть голова. Что-то мне кажется, что если бы я не обладала настолько живучим геномом Узумак, то меня бы уже хоронили. Выгодно иметь такую фамилию, выгодно. Ну вот, теперь можно и действовать.

— Хорошо жить, — протянула я. Подмигнула Наруто, потрепала волосенки Гаары. — Давай отмашку отцу, что я в порядке.

— Кушина! — раздался сдвоенный возглас Курамы и Минато. Переволновались, похоже. Даже присутствие молчаливого Шукаку ощущалось.

— Привет-привет. Ну, колитесь, что тут происходило, и почему все-таки не сработал барьер?

— Тьфу на тебя! — это Курама обиделся. — Мы тут чуть с разрывом сердца не слегли, а она… Тьфу, на тебя еще раз!

— Ку-ши-на… — медленно и по слогам выговаривая, начал Минато. Епрст, да он в бешенстве, судя по ощущениям. Ща что-то будет.

— Что я такого сделала-то? Я только от вас вернулась и сразу отрубилась! Ничего не знаю больше! Ничего специально не делала! Не виноватая я!

— Больше ты эту технику применять не будешь! — отрезал блондин.

— Это почему? — вскинулась я.

— Поклянись, что без самой крайней нужды ты больше не применишь эту технику! — Вот блин. Ну, ладно. Я еще припомню. Потом забуду и снова припомню! С другой стороны, мне же лучше. Правда, обучение у Минато лично придется отложить. Но ведь есть ментальная связь. Так что и без наглядных примеров обойдусь.

— Хорошо. Обещаю, что технику объединения сознаний больше не буду применять без крайней нужды. Теперь тебе полегчало?

— Нет, но так хотя бы мы будем меньше волноваться. — Минато, похоже, отпустило. Это хорошо, можно и поговорить.

— Что произошло?

— После твоей отключки? Все просто, мы слишком долго возились с Шукаку, и барьер просто выработал всю вложенную чакру. Соответственно, две тройки из Суны засекли своего джинчурики и примчались на огонек. Увидев тут лагерь, они посчитали тебя угрозой, нукеннин из листа. Может, ты похитила сыночка их Каге? В общем, решили от тебя избавиться. Почему они разбили твою глупую башку, а не просто перерезали горло, или не проткнули сердце, или не задушили, или не похоронили заживо, или не утопили в луже, или не сломали шею, я не в курсе. Может, у них ритуал такой. Или жертва богу не вышла бы. А может, они обет дали… — Нет, не отпустило Минато. Все еще бесится, судя по повышенной язвительности.

— Ясно. Почему я не должна использовать эту злосчастную технику? — Это меня тоже сильно интересует. Что он так на нее взъелся-то?

— Как выяснилось опытным путем, после применения этой техники, ты мало того, что не можешь постоять за себя и детей, так еще и любое физическое повреждение усугубляется ментальным воздействием. Ты могла умереть, Кушина… Несмотря на всю хваленую живучесть Узумаки, я еле удержал твой разум, — Минато устало вздохнул. — Я чуть не потерял тебя. Мы чуть не потеряли тебя.

— Замнем для ясности. — Переволновались ребятки, бывает. — Ладно, тут к аппарату просится твой учитель. Что делать будем? Курама может проявиться?

— Нет, мы еще не закончили экспериментировать с клонами. — Ух ты, какие разработки ведет секретное НИИ «Намикадзе-Биджу»!

— Блин, что делать? Так, Джирайя-сан, вы технику объединения сознаний знаете? — Сомнительно, конечно, но чем черт не шутит!

— Нет, у меня с гендзюцу вообще плохо… — Не прокатило. Жаль.

— Кушина, если ты хочешь снова… — начал рычать Минато.

— У тебя есть другие варианты? Поговорить со своим учителем ты должен. Он и так вон глазки пучит, не понимая, что вообще тут происходит.

— Хорошо, в последний раз я тебе позволяю. — Что? Позволяет? Ну, сейчас ты получишь у меня.

— Джирайя-сан, подойдите сюда и не сопротивляйтесь. Мы сейчас отправимся с вами во внутренний мир Наруто. Там у вас назначена встреча. — Я объяснила мелким политику на пару ближайших часов, восстановила барьер, а Шукаку обещал присмотреть за Гаарой и окрестностями. Гаара, кстати, не обиделся, что его не берут. Понимает мелкий, что мама и так выкладывается по не балуйся при таких сеансах спиритизма.

— Готовы? — Джирайя кивнул. Что ж, начнем. Мгновенная темнота, и вот мы на месте.

— Добрый вечер, Джирайя-сенсей, — печально улыбается своему офигевшему учителю Минато. За ним стоял и лыбился во всю пасть Курама.

Я же быстро подошла к наглому блондину и с непередаваемым удовольствием пробила правой не ожидающему подвоха мужику в живот. Повторила, так сказать, подвиг Наруто из канона. Ну вот, как мне полегчало! Фуххх. Курама сочувственно крякнул. А Наруто, привыкший к моему поведению, только прыснул в кулачок.

— Кушина, это что сейчас было? — Кажется, что Джирайя еще больше охренел, но куда уж больше.

— Это была воспитательная работа. — Я приподняла сложившегося пополам от удара Минато за воротник плаща. — Еще раз начнешь ТАК мною командовать, будет еще больнее. На портянки порежу и фитиль выдерну. Я ПОНЯТНО объясняю?

— Да, — выдохнул тот.

— Отлично! Вот теперь можете поговорить, а я тут в сторонке с Наруто посижу.

Глава 19

Краткое изложение нашей занимательной истории Джирайе заняло субъективно около часа. Мы с мелким в это время играли в крестики-нолики, рисуя клетки прямо на полу. Да, Минато неплохо обустроил свою с лисом жилплощадь. Теперь тут было сухо и светло. Мебель опять же присутствовала. Правда, всеми этими креслами и столами никто из нас не пользовался, предпочитая сидеть прямо на теплом полу. Но кто знает, что тут без нас происходит. Учитывая их периодические оговорки, думаю, тут что-то серьезное мутят.

Джирайя же пребывал в состоянии когнитивного диссонанса, нервно кося на сидящего рядом с нами Кураму. Вроде глаза видят, уши слышат, но этого же просто не может быть! А мы что? Мы люди привычные ко всему, поэтому и играем в крестики-нолики. Но самый ступор случился с саннином, когда ему рассказали о действиях Третьего и Данзо. Насколько я помню, Джирайя был всегда предан лично Хирузену. И теперь в его душе шла битва не на жизнь, а на смерть. Признательность учителю сражалась с предательскими действиями по отношению к ученику и его семье. И второе медленно, но верно побеждало под давлением все новых и новых фактов, что Минато вываливал на своего сенсея. Я тоже не удержалась и поведала пару своих выводов.

К концу разговора на жабьего отшельника было страшно смотреть. Это был жестокий удар по его мировоззрению. Мне даже стало его жалко. Вот ведь, так можно и с мечтами распрощаться. А вообще, Джирайя оказался умным, если не сказать мудрым, мужиком, познавшим жизнь. Не знаю, зачем он прикидывается извращенцем, но сейчас я видела перед собой вполне вменяемого человека. А что касается его тараканов, так у меня их не меньше, а еще у меня они крупнее. Так что, не мне предъявлять ему претензии.

— Да… Это вы меня порадовали, ребятки… — Джирайя сидел, уткнувшись лицом в ладони и тихонько раскачивался.

— Ты бы хотел, чтобы я промолчал или солгал? — вспыхнул напоследок Минато.

— Нет… Извини меня. Просто это трудно принять. Я понимаю все твои слова разумом, но сердцем… Очень трудно сердцем принять предательство. — Отшельник вздохнул и взъерошил свою и так стоящую дыбом шевелюру.

— Прости, что все вывалили вот так сразу, но мы не ожидали тебя встретить. Может, если бы было время, я что-нибудь придумал бы…

— Не стоит. Все нормально. Лучше такая правда, чем я потом бы узнал, что моего крестника унижают и ненавидят.

А я сидела, прислушиваясь к разговору, и молчала в тряпочку. Очень надеюсь, что события канона не повторятся в этом мире никогда. Курама всю дискуссию так и просидел молча, лишь изредка комментируя наш рассказ и давя отшельнику на психику богатой мимикой. Себя я могла теперь поздравить с приобретением очередного ценного союзника. Джирайя не предаст, не тот характер. Если уж в предательство Третьего он поверил, только когда ему вывалили ворох неоспоримых доказательств. И ученик для него — святое. Это да.

— Какие теперь у тебя планы, Кушина? — Джирайя наконец отошел от «прекрасных» новостей из Конохи.

— Теперь? Все просто. Найдем деревушку поспокойнее в стране Земли и осядем лет на пять. Мальчишки подрастут, подучатся.

— А дальше?

— Хм, дальше видно будет. По ситуации. Единственное пожелание — полностью отыграться за все хорошее. — Я гаденько ухмыльнулась. О да. За это время можно придумать достойную месть.

— Только не говори мне, Кушина, что ты хочешь уничтожить Коноху… — Джирайя в шоке уставился на меня. Я мрачно посмотрела на него и нахмурилась. Только нотаций и поучений мне сейчас не хватало.

— Ага, это ее мечта, — заложил меня Минато, а Кьюби подтверждающе кивнул. — Она с идеей разрушения деревни до основания носится уже давно.

— А ты бы вообще помалкивал пока, протоплазма бездомная! А то узнаешь, что звон в ушах пробуждает совесть, а искры в глазах просветляют ум. Я ведь могу и не сдержаться. Сам бы пожил в этой чудной деревушке. Вон, спроси у мелкого, сколько раз его били? И, между прочим, никого не останавливал тот факт, что ему только пять лет, что он джинчурики и сын Четвертого Хокаге! — Я вновь вскипела. Щас пойду бить морду этому блондину. Да, у меня есть идея фикс, но она вполне обоснована!

— Кушина, но ведь обычные люди не виноваты… — начал отшельник. Ну, все, вы меня достали.

— Да? Интересно, а кто же тогда издевался над Наруто? Наверное, засланные шиноби из Тумана? Ну не могли же благородные доны из Листа обижать маленького, ни в чем не повинного ребенка? А все, что я видела — это, конечно же, бред сумасшедшей мамаши, которая напридумывала себе заговор. А жители деревни — белые и пушистые, только болели в детстве много, поэтому на вид и запах не очень, да?

— Кушина… — Вот теперь не вякай, Минато. Хотел откровений — получи и распишись. Накипело.

— Молчи уж в тряпочку! Вся деревня виновата в таком отношении к Наруто. ВИНОВНЫ ВСЕ! И не только те, кто издал дурной закон, но и те, кто с радостью взялись его исполнять. Нашли себе демона! О, нет! Я не хочу убивать всех жителей деревни. Вернее, я не буду это делать. Бессмысленная трата времени и сил, но я заставлю их всех заплатить. Убийство это слишком просто. Сейчас у меня есть долг жизни перед Какаши и Гаем. Они помогли мне с Наруто сбежать, дрались за нас, рисковали собой. И есть долг чести перед двумя кланами — Нара и Учихи. Своими действиями они дали мне фору по времени. Остальные, так или иначе, расплатятся за свою дурость и наглость. Да, мне понадобится время для обучения и развития. Но рано или поздно я вернусь в Коноху стребовать должок… — к концу речи я буквально шипела. Достали!

— Кушина… — Минато вдруг сгреб меня в охапку и прижал к себе, не давая вырваться. Сильный, гад. — Успокойся! Я все понимаю. Извини меня, что вообще поднял этот вопрос. Я пошутил неудачно. Прости.

Я подергалась, но руки распустить мне не дали. Было огромное желание двинуть ему ногой, куда попаду. Зараза! Довел-таки! Хорошо, что я не умею плакать. Добрые люди отучили еще в прошлой жизни. Вдох-выдох. Надо успокоиться. Не стоит показывать свой характер лишний раз. Тем более, рядом мелкий. Он и так, вон, сидит и дышать боится. Мдя, маму такой он еще не видел. Черт!

— Руки убрал! — прошипела я в ухо Минато. Черт, похоже, успокоиться сразу не получится.

— Нет, — последовал твердый ответ. — Пока не успокоишься, не отпущу. Ты только напугаешь Наруто. Если хочешь ударить — бей. Если тебе полегчает от этого. Я был не прав, признаю. Мне казалось, что ты больше шутишь на эту тему, чем серьезно собираешься возвращаться. И я согласен, что нельзя спускать такое. И я помогу тебе всем, чем смогу.

— Вот только не надо теперь играть в благородство! — Откуда он меня так хорошо знает? Вроде не так долго общались, чтобы возникли такие глубокие познания. Когда вот так признают свою вину, рука уже не поднимается и запал уходит. Блииин. — Ладно, отпусти. Драться не буду и ругаться тоже.

— Точно? — Меня наконец освободили. Вот только не надо на меня смотреть таким понимающим взглядом! Ррр. Психоаналитик хренов.

— Наруто? — Я подошла к мелкому и присела перед ним. — Извини, я испугала тебя?

— Мам… — Малыш обнял меня за шею. — Нет. Ты хорошая.

— Так уж и хорошая? Наорала на всех… — Я зарылась лицом в блондинистые вихры. Надеюсь, простит.

— Мам, ты злишься не на меня. Ты злишься вместо меня. — Однако. Какой вывод интересный. Сообразительный у меня мальчик растет.

— И я не испугался. Ну, может, чуть-чуть…

— Ладно, мелочь, прости еще раз. — Я поднялась, взяв Наруто на руки. — Нам надо уже идти. Мы и так слишком задержались, а там твой брат один совсем.

— Бывай, Кушина. Разговор вышел ОЧЕНЬ содержательным! — Курама ухмылялся во всю свою челюсть. Увидишь такое разок и не забудешь никогда. Лис вообще-то привычный. Правда, до такого всплеска эмоций у меня еще ни разу не доходило, но что Курама, что Минато, оба бывали мною биты не раз. Джирайя же, кивнув на прощание им обоим, задумчиво последовал за мной. В мои разборки с мужем он вообще не влезал, только с выражением полного охреневания наблюдал за всем этим безобразием. А потом книжку напишет. Бррр, не дай бог…

Отмена техники вновь принесла с собой непередаваемые ощущения. До чего же противная штука, этот откат. Слов нет. Мысли тоже не очень присутствуют. Хорошо, что нас ждал уже подготовленный к моему состоянию Гаара с пилюлей. Исполнив свой долг, мой спаситель тут же уселся ко мне поближе и, обняв, счастливо улыбнулся.

— Ну как тут у тебя на хозяйстве? — Головная боль отступала. Хорошо. Наруто, поглядев на брата, решил, что от меня не убудет, и пристроился с другой стороны.

— Ничего не произошло. Шукаку сказал, что никого рядом не было. — Ну и хорошо, ну и славно.

— Что ж, отлично. Сейчас немного оклемаюсь и приготовлю поесть. Голодные, небось, все? — Мелкие, переглянувшись, солнечно улыбнулись. Еще бы. Еда — это святое.

— Да, поесть не помешало бы… — наконец-то отмерз Джирайя. Я уж думала, что он так и будет столбиком сидеть, пребывая в шоковом состоянии. Для него мой почти мгновенный переход от состояния бешеной ярости до тихой семейной идиллии оказался серьезным испытанием. Вот и не справился с нагрузкой процессор. Бывает.

— Хорошо. Чуть-чуть подождите, и будет вам еда, — не удержавшись, я зевнула. Что-то я устала, когда я спала-то последний раз? Да еще этот эмоциональный всплеск. После бурного выражения чувств я всегда хочу спать, но сейчас первым делом накормить страждущих. Встала, сотворила пару клонов себе в помощь. Вот теперь в шесть рук и займемся ужином. Мальчишки с Джирайей голодным взглядом провожали все наши с клонами движения. Ничего, скоро уже. Ну вот, итадакимас!

Тушеное мясо с овощами, вкусно и сытно. То, что надо, после стольких переживаний. Мужчины съели по две тарелки варева, прежде чем сыто отвалились. Мальчишки забились в обнимку за мою спину и кемарили, растянувшись на спальнике. Я же больше ковырялась в еде, чем реально ела. Нехорошо мне еще после техники.

— Ты обещала, не забудь, — Минато решил напомнить о себе. Ну, обещала, не буду больше просто так применять объединение сознаний.

— Да, помню я, помню!

— Кушина, знаешь, ты стала другой, более жесткой, что ли. — О, жабий отшельник очнулся наконец полностью. Вот что делает хороший ужин!

— Я в курсе, Джирайя-сан. Жизнь заставила. Считаете, у меня не было причин? — Неужели он хочет повторения нашего разговора? Второй раз я, конечно, не сорвусь, но все равно приятного мало.

— Я не осуждаю, — он вдохнул. — Просто… Я никогда не видел, чтобы ты была настолько зла. В тот момент ты, по-моему, даже Минато искренне ненавидела.

— Давайте замнем этот разговор, Джирайя-сан. Не стоит вновь меня раздраконивать, на сегодня я свой лимит всепрощения выработала уже. И еще раз не все смогут пережить мою истерику. — Я передернула плечами. Какой-то у меня сегодня деструктивный настрой. Напали, побили, поскандалили… День прожит не зря.

— Хорошо, Кушина. Я больше не подниму этот вопрос. Я просто очень жалею, что после смерти Минато покинул Коноху так надолго. Мне кажется, это моя вина, что так все случилось… — А саннин действительно винит себя. Не уверена я, что Джирайя мог действительно помочь. Сдается мне, что Третий навешал бы ему очередную порцию лапши и отослал подальше с секретным заданием лет на пять.

— Давайте спать ложиться, а то вам какие-то странные мысли в голову лезут. Все мы живы, все нормально. А что будет дальше — узнаем со временем.

Глава 20

Следующие две недели пути прошли в обычном нашем режиме. Тренировки, медитации, снова тренировки. Только теперь нас было больше. Джирайя решил пока сопровождать нашу шебутную компанию. Минато свободно шастал между сознаний мальчишек, обучая и того, и другого. Так что мне не пришлось больше использовать эту злобную технику совмещения. Хоть это радует. Шукаку, кстати, частенько проявлял свое присутствие в моем разуме. Правда, в разговор не вступал. Чаще всего лишь слушал мои мысли, ведь я не закрывалась от него. Может быть, так он быстрее очеловечится?

У Гаары определили стихии. Он мог воздействовать на Ветер и Землю. Что неудивительно, в общем. Так что мальчишки учились вместе Ветру у Минато, потом Наруто брался под присмотром отца за Молнию, а Землю Гаара изучал у Джирайи. Мне, правда, доставалось гораздо меньше внимания, чем раньше, но, если честно, для меня так было даже лучше. Нагрузки по тренировкам снизились, и я могла посвятить немножко времени себе, не падая трупом сразу после отбоя.

Через две недели у меня случился прорыв в обучении Расенгану. Мне таки удалось взорвать шарик. Так как Минато был лично мне сейчас не доступен, Джирайя вызвался продолжить обучение. И через пару дней я уже могла вертеть Расенган на ладони в его полном варианте. Правда, формировался он около двадцати секунд, что в бою, как вы понимаете, неприемлемо. Теперь в мою задачу входила отработка техники до полного автоматизма и уменьшение времени на ее создание. Хотя бы до пяти секунд, что все равно очень много. В идеале, я должна научиться формировать шар чакры мгновенно.

Саннина я растрясла на свиток с техниками земли для Гаары. С отшельника не убудет, а мне будет, чем занять мальчика, когда Джирайя вновь отвалит за вдохновением. Наруто, узнав от отца о тренировках с утяжелителями, прожужжал мне все уши об их покупке. Гаара, взяв с него пример, не отставал. Пришлось пообещать мальцам, что в ближайшем городе я им сделаю эти игрушки. Почему не куплю? Потому что обычные утяжелители, имеющиеся в продаже, не имеют и доли тех, так милых моему сердцу, возможностей, что могут утяжелители с печатями Узумаки. Поэтому мне проще купить необходимые материалы и самой сделать нормальные утяжелители для детей. В их возрасте нельзя несерьезно относиться к таким вещам. Неправильно подобранным весом, неравномерным распределением оного можно повредить растущие кости и мышцы. Я же куплю простейшие утяжелители с минимальным весом и наложу соответствующие печати. Это даст увеличение гравитации для носителя. Вот это и надо для мелких. А компенсировать работу утяжелителей я смогу, дав мелким соответствующие упражнения с чакрой и с физическим телом — мне же не нужно, чтобы из-за этих причиндалов замедлился рост мальчишек, или вообще они остались коротышками.

Кстати, лис выяснил у Шукаку, откуда взялась эта ментальная хрень в голове последнего. Оказывается, она была получена им еще от первого джинчурики. Тот что-то мудрил с ментальными техниками подчинения во внутреннем мире и, как итог, взорвал мозг демону почти в буквальном смысле. Без этой закладки Шукаку стал ОЧЕНЬ спокойным. То есть молчаливым хмурым субъектом со странным, даже мрачным взглядом на жизнь в целом и своего носителя в частности. Нет, он не отказывал Гааре в обучении, показав кучу песчаных техник и объяснив их действие. Но после активного, любопытного, всюду сующего свой нос Курамы, енот казался полным пофигистом. Я часто замечала, что он любит просто наблюдать за действиями нашей сумасшедшей семейки, а еще больше за действиями эро-саннина. Отшельник почему-то внушал Шукаку священный трепет и обожание. Может, они похожи? Или енот всего лишь хочет срисовать себе его линию поведения? Все может быть. За лисом, например, раньше замечался некий налет неестественности реакции на различные события, но со временем Кьюби исправил этот недостаток. Видимо, биджу необходима эмоциональная модель для развития собственной личности. Вот Шукаку и ищет себе подходящий характер, так сказать.

На очередном ежевечернем собрании было решено завернуть в небольшой городок Казуки, что был в дне пути на восток от нас. Джирайя истосковался по «вдохновению» — другими словами, по женщинам. Кстати, про женщин. Со мной отшельник вел себя крайне корректно. То ли его испугала моя истерика, то ли решил, что я разрушительнее Цунаде, то ли не хотел получить на орехи, как Минато. Не знаю. Но в моем присутствии с него слетал весь его «извращенный» налет. Нормальный дядя, хорошо учит. Качественно. Мальчишкам отшельник нравился. И поучиться у него есть чему, и посмеяться над ним. Мелочь регулярно устраивала саннину розыгрыши, а тот делал вид, что велся на них. Сразу видно, Учитель с большой буквы.

Вот в таком прекрасном настроении мы и подошли к Казуки. Мне это центр цивилизации понравился. И хотя он не был тихим, а скорее наоборот, но от него веяло уютом, что ли. Явно из тех провинциальных городков, что обладают своей душой, где народ на улицах приветлив и улыбчив. Видимо, неплохо живется в Казуки. Мы сняли два номера в небольшой гостинице с ресторанчиком. Один двухкомнатный с балконом мне с мелкими, и второй обычный Джирайе. Договорившись вечером поужинать вместе, мы разошлись в разные стороны. Отшельник побежал к купальням, ну, кто бы сомневался. А мы отправились на местный рынок за провизией, сменой истрепавшейся за путешествие одежды и снаряжением, и, конечно, за утяжелителями.

По возвращении в номер мелкие были мною усажены медитировать, а я сама занялась наложением печатей. Так сказать, развлекусь перед обедом. Нет, все-таки фуиндзюцу — это круто! Барьеры, пространственные карманы, взрывные печати, изменения физических законов, защитные техники — все это подвластно мастеру фуиндзюцу. Вышедшие из-под моих рук утяжелители теперь были произведением искусства. Начнем с того, что они наращивали вес постепенно, давая носителю привыкнуть к изменению гравитации. Далее, вес был не постоянным, он увеличивался в зависимости от нагрузки. То есть при тренировках мелкие прочувствуют всю их прелесть. Зато в спокойном состоянии вес будет только чуть выше нормы. Конечно, все это дополнительно регулируется, но я все-таки решила перестраховаться, пока мальчики еще такие маленькие. Не хочу даже случайно им повредить. А вот со временем они смогут использовать все возможности этих утяжелителей. До тройного постоянного увеличения гравитации. Ну вот, теперь дети будут носить черные широкие браслеты с хитрой застежкой, покрытые вязью различных печатей. Стильно и практично. Не удержавшись, выжгла значок водоворота на каждом изделии. И пусть все завидуют!

Что ж, все готово. Посмотрела на медитирующих мелких. Молодцы, работают над собой. Да и мне надо тоже позаниматься. Привычно погоняв по телу чакру с полчаса, я решила, что пора бы и покушать.

— Эй, мелочь, обедать будем? — Мальчишки приоткрыли глаза и, переглянувшись, хитро улыбнулись.

— А сладости будут? — Это Наруто. Вот сладкоежка. Пока мы шли по пустыне, он был лишен вкусностей, ведь я банально не догадалась купить их заранее. Он не роптал, но сам факт отсутствия сладкого его удручал. Гаара вообще не знал, что это такое. Нет, что такое сахар, он был в курсе. А вот что такое сладости… Но Наруто — это Наруто. Он так расписал брату, какие бывают сладости, что теперь мальчишка просто жаждал попробовать все эти конфеты, пирожные, сладкую вату, тортики и тому подобное.

— Будут, но после обеда. — Мне не жалко. На десерт пусть заказывают, что угодно.

— Тогда пошли быстрее. — Наруто уже стоял у входной двери, переминаясь с ноги на ногу. Быстро подорвался.

— Пойдем, Гаара. А то он съест нас вместо сладкого. — Блондин фыркнул, открывая дверь в коридор. Мы вышли из номера и пошли к ведущей вниз лестнице. Поедим в местном ресторанчике. Не думаю, что у них не будет сладостей.

Нам выделили столик в символической кабинке у окна. Меню никто не предложил, поэтому пришлось спрашивать, а что собственно есть в наличии. Ознакомившись с ассортиментом блюд, мы остановились на жареном мясе, свежих овощах и, конечно, рамене. Наруто не смог отказаться. В принципе, я его понимаю — пусть и не очень полезно, но очень сытно. Глядя на него, и Гаара соблазнился. Заказ принесли быстро. Мальчишки углубились в изучение тарелок, а я с удовольствием вгрызалась в хорошо прожаренный кусок мяса, продолжая взглядом изучать посетителей ресторана. Тут явно питались те, кто остановился в этой гостинице на постой. Вон, напротив пара купцов, судя по разговору и внешнему виду. Чуть дальше сидел наемник. Что он тут забыл не ясно, да и не интересно. Еще трое в пределах видимости — какие-то мутные типы. Но их интерес был нацелен не на нас, а на купцов. Так что опасений они у меня не вызывали.

А вот самые интересные личности сидели в другом конце зала. Если не ошибаюсь, это Мейзу и Гозу, братья демоны, нукенины из тумана. Те, что носились с перчатками, соединенными шипастой цепью. Что они тут забыли, я не в курсе, но мы отметили присутствие друг друга и больше внимания не обращали. Меня только интересовал вопрос: на фига они везде носят дыхательные маски? Дурь какая-то. Ну, да не мне их судить. Пусть носят. Даже сейчас, сидят просто за столом и дышат, дышат. Дарт Вейдеры, блин.

Пока я рассматривала местность, мелкие отвалились как насосавшиеся комары. Хм, что-то я отстала от них. Надо налечь на съестное и переходить к кофе. О, я наконец-то напьюсь кофе. В пустыне мне было лень им заниматься, так что там я обходилась только чаем и водой. И, разумеется, первым заказанным мною в ресторане напитком был кофе. Большая кружка. С молоком. Мммм.

— Мам? — Наруто вопросительно посмотрел на меня. Ясно. Сладкое. Я махнула рукой, подзывая официанта.

— Ща все будет. Заказывайте, что вы там хотели.

Да, мальчишки дорвались. Что сказать, через пять минут перед нами высилась приличная горка пирожных, конфет, каких-то рогаликов, пастилок и других сладких вкусностей. Наруто, естественно, все заказывал в двойном экземпляре. Себе и брату. Все верно, так и должно быть. Дальше было непередаваемое зрелище процесса дегустации всего этого великолепия. Поначалу мелкие смаковали каждый кусочек, делясь друг с другом своими впечатлениями от съеденного, потом скорость поглощения десерта возросла, еще через какое-то время превратившись в соревнование по поеданию сладостей. Вот это да! Я такое количество в себя просто не запихну. А ведь я взрослый человек. Дааа, желудок котенка не больше наперстка, поэтому те два литра молока, что выпивает эта зараза, должны находиться в нем под давлением в десять атмосфер. Как бы не переели. Все-таки не самая полезная еда. Но я как-то не рассчитывала, что их на столько много пирожных хватит после плотного обеда. М-дя. Будем надеяться, джинчурики никогда не умирали от переедания сладостей.

В голове Кьюби клятвенно заверял, что с мелкими ничего не случится. Сдается мне, ему тоже нравятся пирожные. Шукаку на эти вопли только хмыкал, но все-таки соизволил мне сказать, что ему, как и Гааре, очень пришлись по вкусу вон те конфеты, и эти тоже, и вот от тех он тоже не откажется.

После обеда мы расползлись по кроватям. Ладно мелкие, но даже я не выдержала столь активного натягивания пузика. Глазки закрылись сами собой, несмотря на пол-литра выпитого кофе.

Кааайф.

Глава 21

Вечером в ресторан, где мы вновь заняли такой уютный уголок, ввалился по уши довольный саннин. Однако. У него, видимо, день прожит был не зря. «Вдохновение» удалось на славу! Были бы еще деньги, вдохновение еще бы продолжалось, я чувствую.

Ели мы все не спеша и с наслаждением. Вообще, мне наши семейные трапезы с мальчишками доставляли огромное удовольствие. Когда нам принесли десерт, а Джирайе подогретое саке, я решила выложить свои подарки мелким.

— Кхм, Наруто, Гаара. — Мальчики заинтересованно посмотрели на меня. Ведь как тонко чувствуют, а? Точно знают, что мама что-то приготовила. Когда я работала над печатями, дети были заняты, да и я старалась все сделать по-тихому. — Я, помнится, вам обещала подарок?

— Какой? — Мелкие переглянулись, но, кажется, вспомнили о своем желании. И с такой непередаваемой мольбой в глазах уставились на меня. — Мам, утяжелители?

— Да, как вы и просили. — Я выложила перед мальчишками по два парных браслета. — Можете заниматься теперь силовыми упражнениями с утяжелителями.

Дальше была непереводимые писки и визги мелких, радующихся новой игрушке. Джирайя сидел, глядя на нас с крайне задумчивым видом. Ну что опять-то не так?

— Наруто, можно мне посмотреть? — Мужчина протянул руку к лежащим на столе подаркам. Мальчик, занятый рассматриванием одного из браслетов, кивнул и пододвинул саннину другой. Как-то очень бережно, как будто трогая очень хрупкую вещь, отшельник рассматривал мою поделку. Черт, я же забыла, что знания Узумаки в своем большинстве утрачены. И мастеров печатей осталось не так много. Именно поэтому подобные навороченные утяжелители со значком водоворота на рынке стоили бы приличных денег. Епрст! Я, кажется, нашла себе денежное занятие! Мастер печатей недорого создаст вам плащ с пространственными карманами, утяжелители и облегчители, всевозможные печати на выбор!

— Кушина, это твоя работа или еще от Узумаки осталось? — Джирайя так восторженно рассматривал вязь печатей, что мне даже стало совестно. Надо сделать ему какой-нибудь подарок, за спасение отблагодарить.

— Моя. Не шедевр, конечно, и от работ мастеров сильно отстает, но для мелких сгодится. — Утяжелители действительно были хороши. Но только если их не сравнивать с работой клановых мастеров. Те могли все возможности моих поделок уместить на тонких серебряных браслетиках, да еще и увеличили бы вдвое их эффективность и возможности. Причем сделали бы это, не напрягаясь. Не даром мой клан был одним из богатейших!

— Нет, Кушина, ты не понимаешь! Меня называют мастером печатей, но до такой работы мне очень далеко. Думаю, что в Узушио меня бы побили камнями за мои попытки повторить их разработки. — Джирайя передал браслет обратно Наруто, который довольно долго сверлил тяжелым ревнивым взглядом свой браслет в руках отшельника. Типа «отдай мою игрушку». В итоге мальчишки нацепили свои подарки на руки и в ожидании чудес замерли. Ну-ну. Про активацию чакрой я благоразумно промолчала.

— Ну, меня неплохо учили дома, Джирайя-сан. Мастером я, конечно, не стала, но большинство распространенных печатей знаю. — О-па, похоже, либо биджу, либо Минато объяснили детям, как активировать браслеты. Всплеск чакры сначала у одного, и тут же у другого мальчика, и радостные мордашки стали подтверждением моих мыслей.

— Знаешь что, давай ты меня подучишь? — Я даже сначала не поняла, о чем это саннин говорит. А, о печатях. Хм. С одной стороны, это означает, что отшельник пробудет с нами еще какое-то время, и Гааре не надо будет искать другого учителя. С другой, что у меня будут проблемы с населением встречных городов из-за его специфического поведения. Ну, не попробуешь, не узнаешь. Вдрызг разругаться я всегда успею.

— Хорошо, но я хочу ответную услугу. Вы будете продолжать обучать Гаару стихии Земли, ну и Наруто, чему сможете. — Ах, если бы я знала, к чему это приведет! Но я надеялась на появившееся свободное время. Просто дети это, конечно, хорошо, но и себя забывать не стоит. Я хотела хоть немного отдохнуть. Засранка, да?

— По рукам! — Саннин радостно улыбнулся и хлопнул очередную мензурку саке.

— Ну и хорошо. — Я с удовольствием потянулась. Пора бы и на боковую.

В Казуки мы задержались еще на пару дней по настоянию отшельника. Тот запасался впечатлениями для следующей книги и боялся, что мы не захотим впредь выходить к городам. Ну, это он зря. Я решила, что нас такой толпой вряд ли будут искать, и саннин не самый слабый соратник. Поэтому теперь пойдем по дорогам.

Каждый день после обеда я занималась с Джирайей пару часов, пока мальчишки медитировали и учились под руководством биджу и Минато. Обучение мы начали с барьерных печатей. Кто сказал такую глупость, что с возрастом учиться сложнее? Отшельник схватывал на лету. Некоторые вещи, конечно, сразу не получались. Бывает. Но ученье и труд все перетрут. Как говорится, если выдрал полхвоста жар-птицы, прикажут все на место повтыкать.[2]

Зато вечерами я была предоставлена себе. Джирайя уводил мальчишек учиться в свой номер. Я в тихую экспроприировала плащик саннина, пока тот не видел и был занят. В плаще было два прорезных кармана. Повезло, что материал плаща выдержал наложение печатей и мог их держать без ограничений. Все-таки плащи отшельников не из простой ткани сделаны. Промучившись часа три, я все-таки создала два пространственных кармана. Достаточно больших, чтобы тот здоровенный свиток, что Джирайя все время таскал на себе, вошел в один из них без напряга. Гуд. Вот и материальная благодарность за свое спасение. По завершении сеанса колдовства над плащом, я завалилась в номер к Джирайе. Подарок отдать. Хм. Ни отшельника, ни детей не было видно. Видимо, куда-то ушли на тренировки. Повесив плащ на стул, вернулась к себе. Теперь можно и покемарить чуток.

Проснулась я к вечеру. За окном еще не стемнело, но небо уже окрасилось в яркие закатные цвета. Хорошо. Заглянув к саннину, убедилась, что он с мальчишками еще не вернулся. Подумав, решила завалиться искупаться в горячие источники. А что, я заслужила! Собрала чистые шмотки на смену, полотенце и потопала по улице к купальням. Дорогу мне спрашивать было не нужно, при вселении в гостиницу нам все подробно объяснили. Так, что-то я входа не вижу. Не тот поворот, что ли? А! Вон дамы идут, видимо, с купален. Значит мне туда. А это что такое, интересненько?

Из какого-то куста у забора купален торчал подозрительно знакомый белый нечесаный хвост. Я даже зависла от такого открытия. Это вот то, что я подумала, да? Это он тут учит детей? Блин, щас кто-то узнает, как велик мой гнев. Разгоняю чакру по телу и, схватив торчащий хвост, буквально вырываю из куста отшельника, как репку из земли. Джирайя удивленно хлопал на меня глазками, держа в охапке мальчишек. Я. Его. Счас. Убью.

— Все, кранты тебе, извращенец! ТЫ ЧЕМУ ДЕТЕЙ УЧИШЬ? — Выхватив мелких из рук этого морального урода, я опустила их на землю, задвинув за свою спину.

— Кушина… — отшельник пытался спасти ситуацию, состроив невинную рожу.

— Ты, придурок, понимаешь хоть, что им всего пять лет? Не мог их мне оставить, если уж невмоготу так было? — Он что, реально не сечет ситуацию?

— Ну, я подумал, что ты хочешь отдохнуть. А на дядю с племянниками женщины смотрят более благосклонно… — Пытаешься подгадать момент и сбежать? Ну-ну. Из меня поперла такая ки, что мелкие сделали шаг назад.

— Благосклонно значит? ДА? — Тут Джирайя не выдержал моего праведного гнева и рванул. Сначала на забор, оттуда на крышу. Врешь, не уйдешь. Подхватив мальчишек подмышки, рванула за ним.

Сейчас я объясню ему политику партии и план на пятилетку. Говнюк, притворялся нормальным! Зигзагами мы носились по крышам Казуки как бешеные блохи. Орать матом на саннина я не могла по причине присутствия мелких. Но я отыграюсь. Я припомню все финты бабушки Цунаде, и жизнь ему медом не покажется.

Пробегая раз в четвертый мимо нашей гостиницы, закинула малышей на балкон номера и рванула дальше. Все! Вот теперь пришел тебе мелкий северный зверек. Я! Добрый, белый и пушистый! Песец — он такой! Теперь догнать мужчину проблем не составило, как и отвесить ему пенделя, усиленного чакрой. Хорошо пошел! Далеко! К дождю! Саннин, несколько раз кувырнувшись, слетел на землю, где и затих. Мертвым, что ли, притворился? Спускаюсь, подхожу ближе, демонстративно почесывая кулак.

— Джирайя, скажи мне, почему я не должна тебя прикопать прямо тут?

— Ну, Кушина, девочка, я был не прав, признаю. — Покряхтывая для вида, отшельник поднялся.

— Я тебе не девочка! — И прямой в челюсть. Пущай полетает.

— Кушина, пожалуйста… — Подхожу к снова поднявшемуся отшельнику, готовясь пробить еще пару раз.

— Я сейчас тебе, извращенцу, зубы вырву без наркоза через задницу! — шиплю ему в лицо. А вот если бы я не пошла сегодня в купальни и не увидела это все? Он бы так детей и водил туда, гаденыш?

— Как? — Джирайя побледнел, в красках представив мои дальнейшие действия.

— В легкую. — Сейчас прольется чья-то кровь. Отшельник все понял по моему лицу и, вывернувшись, вновь взлетел на крышу ближайшего дома. То есть он думает так от меня убежать? Блажен, кто верует. Хотела рвануть за ним, но остановилась. Как же я забыла! Похоже, у меня есть еще, кому набить при встрече морду. Не думаю, что все это шоу прошло мимо Минато и компании.

— Минато, скажи-ка мне, ты чувствуешь себя в безопасности счас?

— Он не ответит. Он ко мне в клетку залез, боится, наверное. — Кьюби! И тебе счас влетит голубчик.

— Какого черта, Курама! Дети еще маленькие! Вам никому в голову не приходило остановить это безобразие? — Если бы я сейчас могла до них добраться, двумя биджу на свете стало бы меньше. Ну, и Наруто стал бы сиротой.

— А что такого-то? Мальчишки ничего толком и не поняли, а мы душевно отдохнули, — протянул Шукаку. Блин, я так и знала, что он срисовывает поведение этого извращуги! Теперь следить надо, чтобы из Гаары второй эро-саннин не вышел, с таким-то учителем в голове. Сдается мне, когда парень подрастет, это нам всем еще сильно аукнется.

— То есть это вы подбили Джирайю взять мальчишек с собой? — Если это так, то я не знаю, что с ними сделаю. Плевать на откат и обещание, но я использую технику, чтобы встретиться с этими идиотами. Три дебила — это сила! А когда их четверо, тут, вообще, говорить не о чем.

— Неа. Джирайя это сам решил. Мы просто не сопротивлялись, — заржал лис.

— А чего сопротивляться-то? Девушки были красивые. Жаль, недолго все продолжалось, — вторил ему Шукаку.

— О, боги, с кем я связалась? — Риторический вопрос. С четырьмя особями мужского пола я не справлюсь одна. Тем более, трое из них физически сейчас недоступны. Я даже не сомневаюсь, что Минато принимал во всем этом самое живое участие, а теперь он, видите ли, боится! Вот черт! Плюнув на них, развернулась и потопала обратно.

— Выходите, Джирайя-сан. Нечего прятаться за углом, — крикнула через плечо, направляюсь к гостинице.

— Давно заметила? — Белогривый мачо высунулся из укрытия.

— Я вас и не теряла. Сейчас вы спасены, но если хоть еще один раз… — я многозначительно замолчала. Думаю, он и сам додумает.

— Я все понял, — радостно закивал отшельник. Как голова не отвалилась от такого быстрого движения?

— Идемте. Там нас мелкие ждут. — За что мне такое наказание?

Глава 22

Если вы думаете, что я забыла про эту историю на следующий день, то глубоко заблуждаетесь. Я просто посчитала, что месть — это холодное блюдо. Подожду удачного момента, так сказать. Мелкие, слава богам, почти ничего не поняли. А Джирайя ходил шелковый, опасливо поглядывая на меня. Ну что делать, если при виде его у меня непроизвольно прорывалась ки?

На следующее утро мы покинули славный городок Казуки, шокированный нашей вечерней пробежкой по нему. Не каждый день тут шиноби козлами по улицам и крышам скачут. Решив идти по дороге, мы через четыре дня неспешного хода прибыли в местный центр цивилизации. Кадонико, достаточно большой город. Шумный. Тут толпы народа тусуются в большом дорогущем спа-комплексе. Что-то вроде элитных саун. Смерив грозным взглядом притихшего отшельника, показала ему кулак. Не дай бог, он повторит свой опыт! В этот раз сняли большой трехкомнатный номер. Две спальни и гостиная между ними. Глаз с извращенца не спущу, пока он с мелкими занимается.

Уставшие с дороги мальчишки завалились спать, а я решила заняться медитацией. Сев в зале, закрыла глаза. Но тут приперся из своей комнаты чем-то очень довольный Джирайя.

— Кушина, я хочу сказать тебе спасибо. — Че это он вдруг расшаркиваться начал?

— За что? — Я подозрительно уставилась на радостного саннина.

— За это! — И отшельник вытащил из кармана плаща свой здоровенный свиток. Епрст, а я-то тут голову ломаю. Вообще-то странно, что он сразу не заметил новой фичи у себя в плаще. Зато теперь вон радуется как дите малое.

— Забейте. Считайте это благодарностью за спасение. — Я махнула рукой. Правда, если бы я знала, что случится в тот вечер дальше, хрен бы я ему сделала такой подарок!

— Кушина, я тут э… — он что-то начал мямлить, типа, а не пройтись ли ему погулять, и все такое.

— Идите, куда хотите, хоть в… Только детей с собой не берите и руки потом вымойте с мылом! — Джирайя вздрогнул от моего тона, но кивнул и вышел. Я, кстати, со своей шизофренией уже пять дней не разговаривала, закрываясь ото всех. Меня давно так не доставали. Шутки шутками, но это перебор. Прощать я их не собиралась, по крайней мере, пока совсем не отойду от потрясения.

Потренировавшись в создании расенгана и погоняв чакру, решила сходить в банк. Наличных денег оставалось мало. Наложив сигнальный барьер на номер и оставив двух клонов в охрану мальчишкам, ушла поправлять материальное положение семьи. На улице было реально шумно. Почти как в обычном мегаполисе. Все куда-то идут, громко разговаривают, торгуются, ругаются. Занятно. Город впечатлял по сравнению с той же Конохой. Почти все дома были из камня и имели не меньше трех этажей. Правда, и не больше пяти. Много ярких вывесок магазинов и развлекательных заведений. В общем, ГОРОД.

В банке я закончила дела очень быстро. Никаких очередей или чего-то подобного. Тихо-мирно стребовав с меня номер счета и ключ, служащий принес мне заказанную сумму. Прямо при нем упаковав ее в пустую печать на плече, я свалила обратно в гостиницу. По дороге не удержалась, затарилась фруктами на выносном уличном прилавке магазина. Когда я вернулась в номер, мелкие еще дрыхли. Ну и хорошо. Я тоже полежу. Растянувшись на диванчике в гостиной, я меланхолично жевала яблоко, пока мой желудок не послал меня матом обедать. Яблока ему было явно мало.

Видимо, при любой гостинице есть свой ресторан-кафе-трактир. Это понятно, это обосновано. Народ, что тут поселился, тоже хочет есть, а идти куда-то лениво, да и какая материальная выгода хозяину. Так, спустившись в общий зал, я выбрала себе столик у стены и заказала обед у подбежавшей девочки-разносчицы. Кормят, надо отдать должное, тут неплохо. Мясо было мягким и сочным, булки теплыми, а кофе ароматным. Настроение медленно пошло вверх, пока я не увидела вбежавшего в зал полоумного отшельника с выпученными глазами. Вот блин!

— Кушина, спрячь меня! — с этими словами подбежавший ко мне саннин рыбкой нырнул под стол. Не понял. Вот это что счас было?

— От кого? — Я индифферентно рассматривала слегка покачивающийся на спине отшельника стол.

— От нее, — совсем тихо прошептал Джирайя, но мне было пофиг. Я увидела ЕЕ! Так вот в чем дело-то! В зал влетела взъерошенная Цунаде, находящаяся за порогом боевой ярости, судя по виду. Сейчас прольется чья-то кровь… А я знаю, как отомстить Джирайе за его поведение!

— Что вы сделали ей, Джирайя-сан? — Я помахала Цунаде рукой, обращая на себя внимание и приглашая к столу.

— Я был у купален. Кто ж знал, что она там тоже объявится, — пропыхтел мой временный столик с обидой.

Ясно, он подглядывал за голой Цунаде и был пойман за руку. Вот прелесть-то, вот удача! Женщина подошла к нам, как тяжелый авианосец с тактическим ядерным боезапасом на борту к причалу. Окинув взглядом композицию из счастливой меня и раскачивающегося стола, из-под которого торчал белобрысый хвост, медик хмыкнула и села напротив, «случайно» наступив на прическу запалившегося жабьего саннина.

— Привет, Кушина! — Меня опознали и явно обрадовались. Цунаде подозвала девочку и заказала ей кучу еды и ведро саке. Наш столик затих.

— Здравствуйте, Цунаде-сан! Как давно мы не виделись! — Я была действительно рада видеть эту женщину. После смерти Минато именно Цунаде откачивала Кушину. Даже пыталась вывести из апатии, но неудачно. Но не даром она крестная Наруто.

— Да уж, давненько. — Медик серьезно рассматривала меня, отмечая все новые для себя изменения в моей внешности и поведении. Все-таки врач, он сначала врач, а уже потом человек. — Надо понимать, что ты все-таки сбежала из этого заповедника маразматиков?

— Ик. — Хренасе поворот! Цунаде, которая не уважает Третьего и в курсе обстановки в деревне! Этого в каноне не было. Хотя к черту канон! Так даже лучше. Вернее, так несомненно лучше!

— А что ты хотела? Они мне сильно крови попили. Сначала брат, потом Дан. Эта деревня давно напрашивается на хорошую взбучку. Я думаю, ты ее им организовала? — Нам принесли заказ, официантка раскладывала блюда, нервно косясь на качающийся стол.

— Да. Что было, то было, — не стала отнекиваться я.

— Молодец. Наруто, я так понимаю, с тобой?

— Само собой, Цунаде-сан. И не только он. — Моя собеседница оторвалась от салата и вопросительно подняла бровь. — После ужина в номере я все вам расскажу.

Меня подергали за штанину. А вот нечего было мальчишек совращать с пути истинного, Джирайя-сан. Я хлопнула его по наглой руке и вернулась к разговору.

— Ты преобразилась, Кушина. Молодец, что изменила внешность. Сколько ты уже в бегах? — Женщина кивнула своим мыслям. Похоже, я ей понравилась в своем нынешнем виде.

— Где-то месяца три примерно. — Я ж точно не считала.

— Значит, хорошо пряталась, раз пока на тебя не вышли. Хвалю, — тепло улыбнулась мне Цунаде. Потом заговорщически подмигнула. — Интересно, куда это пополз наш столик?

Столик испуганно замер, перестав дышать. Я начала хрюкать. Все это время наш гениальный медик держала ногу на хвосте Джирайи. Хрен бы он куда делся!

— Так-то лучше. Советую столику по старой дружбе не пытаться убежать, пока я не доем. Когда я сытая и пьяная, я не такая злопамятная. — Цунаде продолжила кушать, иногда похихикивая про себя. Я снова хрюкнула и вцепилась в кружку с кофе.

— Знаешь, Кушина, эти столики такие дерзкие пошли, — доверенным тоном сообщила мне женщина, подмигивая и улыбаясь. Я зажала рот руками, чтобы не заржать, потому что в этот момент стол испуганно задрожал. — Они ходят за мной буквально по пятам. Приличной девушке нельзя никуда пойти. Даже в женских купальнях нет прохода от извращенцев! Ну, я про столики, конечно…

Я почти уже свалилась, хрюкая, под стол к Джирайе. Какое у Цунаде невозмутимое сейчас лицо! Она так проникновенно все это говорит! Белогривый саннин оценил феерические перспективы и сдался. Сидеть ему под столом до конца нашего ужина. Вскоре в зал спустились мелкие в сопровождении моих клонов, развеявшихся сразу, как только сдали мальчишек мне на руки. Цунаде радостно улыбнулась Наруто и тут же удивленно уставилась на джинчурики однохвостого. Она его не видела до этого, наверное.

— Мам, а нас покормят? — жалобно протянул проголодавшийся Гаара, вызвав шок на лице блондинки.

— Конечно, усаживайтесь за соседний столик. — Нечего им сидеть за неустойчивым извращенским столом. Я махнула девушке подносом, мол, ты нужна нам, красавица. Заказав мальчишкам всего и помногу, не забыв и сладостей на десерт, я вернулась к разговору с Цунаде, все еще прибывающей в легком ступоре от такого финта, как второй мой сынок.

— У тебя есть еще один сын? — Блондинка хлопнула стопку саке. Потом подумала и выпила еще.

— Ага, приемный, конечно. Так что не удивляйтесь так, Цунаде-сан, Минато я не изменяла. — Да уж. Вот зачем я так издеваюсь над бедной женщиной? Злая я. Нехорошая, Кушина, бяка! Добьем тетю? — Это джинчурики однохвостого.

Накрытие и попадание! Йо! Челюсть Цунаде пробивает земную кору, устремляя все дальше и дальше! Мы уже близки к земному ядру! Столик начал подозрительно дрожать. Там Джирайя ржет, что ли? Где-то с полминуты понадобилось женщине, чтобы более-менее прийти в себя.

— Кушина, только не говори, что ты увела из Суны джинчурики… — выдохнула наконец-то она. Потом хлопнула саке прям из бутылки. А ничего, почти нормальная. Ну, может, чуть румяней, чем обычно.

— Я не уводила. Гаара сам нас нашел. И был в очень, ОЧЕНЬ плохом состоянии. Только благодаря Наруто и Кураме он стал нормальным мальчишкой. — Я вот думаю, когда Цунаде скопытится? Третья бутылка пошла. Во тетка дает. Не каждый организм с таким количеством справится. Медик, одним словом…

— Курама? Это кто? Твой третий сын? — Я представила, как сейчас ржут биджу, услышавшие эту фразу. Да, мощно вышло. А язык-то у нашего медика уже заплетается. Пятому столику не наливать больше.

— Нет. Курама — это имя Кьюби. Мы с ним наладили хорошие отношения, да и с Шукаку тоже. — Если я права, то сейчас енот сосредоточено рассматривает декольте блондинки через глаза Гаары. Он как раз лицом к ней сидит. Цунаде крепко задумалась после моих слов. Потом вдруг покраснела и зашипела как змея.

— Джирайя! Ты, гад, что творишь! — Каюсь, меня снесло звуковой волной. На фиг, спрячусь за мелкими. Тут, похоже, мордобой назревает. И крупный. Из-под стола ужом выскользнул испуганный саннин и попытался сделать ноги, но прижатый каблучком хвост заставил его упасть обратно на пол.

— Погоди. Ик. Сейчас я поднимусь и провожу тебя в реанимацию. Ик. — Интересненько. Он ее облапил под столом, что ли? Зная Джирайю, вполне возможно. Только вот встать Цунаде не могла. Пить надо меньше, особенно в вашем возрасте. Жабий отшельник рывком смог вырваться из-под туфельки блондинки, оставив там клок своих волос, и умчаться наверх на скорости звука. В номер побежал. Забаррикадируется в своей спальне, я так мыслю.

— Это что сейчас было? — Я вернулась на свое место. Хорошо, хоть стол не снесли своими выкрутасами.

— Где, ик, он остановился? — Меня проигнорировали, попытавшись встать, но неудачно. Ноги блондинку не держали, и она тяжело плюхнулась обратно на стул.

— Да тут же, в гостинице. — Он точно ее ощупал. Ну, Джирайя, держись! Ты сам мне подкинул идею.

— Ик. От-лич-но. Ик. Вот просплюсь и, ик, поговорю с ним вдумчиво. Ик. — Да наш медик совсем квелый. Посидев за столом еще около часа и позволив Сенджу выпить еще пару бутылочек, я решила — пора. Создаю клона, чтобы проследил за ужином мальчишек. Расплачиваюсь с официанткой за все. Подхожу к Цунаде, помогаю ей подняться.

— Пойдемте к нам в номер, Цунаде-сан. Там поговорим, все обсудим. — Я говорила, что я бяка? О да, я страшная бяка.

— Хо-ро-шо. — И женщина повисла на мне всем весом. Интересно, где она потеряла Шизуне? Но сейчас не это главное. Главное, мой план мести. Все, что было до этого, было лишь подготовкой.

Ввалившись в наш номер, тихо радуюсь, потому что из комнаты Джирайи слышится богатырский храп. Как мне везет-то сегодня! И Цунаде на моем плече уже не реагирует на внешние раздражители, что мне только на руку. Не надо спаивать дальше. Дверь в комнату жабьего отшельника не закрыта, и я, насколько могу тихонечко, просачиваюсь внутрь с пьяной блондинкой в обнимку. Снять с нее юкату. Так, теперь положить ее рядышком с махровым извращугой. Так, ножку вот так, ручку сюда. Голову Цунаде на грудь отшельника переложить. Смотри-ка, она сама с удобством расположилась дальше, обняв Джирайю за шею. Классный натюрморт. Я даже залюбовалась. Так, теперь второй пункт подготовки — барьеры на двери и окне. Ура, все готово. Теперь саннин не скроется от утреннего праведного гнева грозного медика! Дотерпеть бы до утра…

Глава 23

БАБАХ! Утро началось со столь долгожданного мною скандала. Я заночевала в гостиной, дабы не пропустить утреннего концерта, и не была разочарована. Дверь в спальню Джирайи была выбита непосредственно телом саннина и, долетев до противоположной стены, наподдала пострадавшему еще и по голове, упав сверху. Йес! Прямое попадание. С какой же силой принцесса Сенджу врезала белоголовому, что пробила мой барьер? Я фигею. Из комнаты с неотвратимостью божьей кары выдвигалась полураздетая Цунаде. О, все, капец тебе отшельник, да и мне, судя по всему, тоже. На фига ты ее раздевать пытался? Куда бы драпануть от невменяемой женщины?

— С тобой я еще поговорю, — тяжелый взгляд медика пригвоздил меня к полу, когда я уже собиралась стартануть куда подальше. М-дя. Повеселилась ты, Кушина. Но, судя по виду эро-саннина, оно того стоило!

— Да, конечно. — Пора хватать мальчишек и мотать отсюдова. Десяти минут нам хватит до канадской границы. Ну уж нет! Я заставила себя оставаться на месте. Даже если Цунаде мне потом весь мозг выест за такую подставу, я не жалею ни о чем.

— Пойдем, старый друг, потолкуем о жизни. — Цунаде схватила вяло шевелящуюся тушку мужчины за ворот юкаты и, вытащив из-под двери, поволокла его на выход. Похоже, мне решили обломать кайф, не дав посмотреть и поучаствовать в наказании саннина. Фиг вам, я все равно подсмотрю! Должна же я получить моральное удовлетворение! Когда пара великих саннинов скрылась за поворотом коридора, я рванула за ними, соблюдая все предосторожности бывалого разведчика, чуть ли не в человека-паука играла, проползая по потолку. Не хочу, чтобы меня засекли преждевременно.

Цунаде притащила не сопротивляющегося Джирайю на пустынную улицу и начала показательную порку. Судя по эпитетам, что подбирала для жабьего отшельника блондинка между своими феерическими ударами, такое происходило уже не раз и не два. Все же эти двое друг к другу неровно дышат. Иначе не было бы такой бури эмоций. Но пытаться им объяснить это я не возьмусь — у меня дети и жить очень хочется.

Фигасе, ударчик! В земле от пятки нашего медика осталась глубокая яма. М-да. Вот когда понимаешь, что женщина в гневе гораздо опаснее мужчины. Интересно, я такая же? Если так, то мне жалко мою шизофрению. Но, подумав, я решительно выбросила жалость к этим мерзавцам из головы. Нефиг! Они меня сильно достали последней выходкой.

Опа, Джирайю пора спасать, так она его убьет. Зачем было раскручивать мужика над головой за хвост? А потом ровнять им землю? Ой, как страшно-то. Он ничего себе не сломал, после такого приземления? Нет, смотри-ка, вылезает из под разбросанного ударом огородного инвентаря и САМ встает. Ой. Лучше бы лежал. Да, Цунаде в бешенстве, какой смачный пинок отвесила. А хорошо пошел! Еще чуть сильнее бы его запулила, и он точно бы пробил башкой ту стену. Самое интересное, что за всю драку Джирайя ни разу не ударил блондинку. Даже когда она была открыта, он не оказывал никакого сопротивления. Я ж говорю — они идеальная пара. Так, похоже, ярость медика пошла на спад.

— Джирайя, зачем ты полез целоваться? — А отшельник-то совсем отмороженный у нас. Да, это я пропустила. Думала, ему ума хватит ее не трогать.

— А почему нет? Солнечное утро, в моих объятиях лежит обворожительная женщина. Поцелуй — это естественное продолжение прекрасной ночи. — Ой, дура-а-ак!

— Что… Ты… Сказал? — Она его теперь точно грохнет. И меня заодно. А то она не понимает, что это я так повеселилась. Уж что-что, а причину своего пробуждения столь экстравагантным способом Цунаде вычислила на раз.

— Я сказал, была прекрасная ночь. — Джирайя явно нарывается. Зачем? Что-то тут не чисто… А вот после этого удара отшельник точно не встанет. М-да, не доводите женщину до белого каления. Опасно. Особенно, когда она шиноби. Цунаде подходит к тушке саннина и вытаскивает его из кучи битых кирпичей. Вот что звездюль животворящий делает.

— Кушина, иди сюда, поможешь. — Пришлось вылезать из укрытия. Может, бить меня сегодня так же не будут? — Хватаем это чучело и тащим в гостиницу. Буду лечить.

— Хорошо, Цунаде-сан. — Закинув руку бессознательного отшельника себе на плечо, подождала, когда медик сделает то же самое. Ну, поволокли, что ли. Тяжелый, гад, да и мы не слабенькие.

В номере сидели очень удивленные погромом мальчишки под присмотром моего клона. От греха подальше отправила всех их завтракать. Нечего им смотреть на то, как их маму буду сейчас шпынять. А ведь будут. Зашли в комнату отшельника и положили мужчину на кровать. Все, пришел мой смертный час.

— Скажи мне, Кушина, что я тебе плохого сделала? — сев на кровати рядом с Джирайей, требовательно посмотрела на меня блондинка. Пришлось ей рассказать похождения саннина и мальчиков в Казуки. Как же она ржала над моим рассказом! Она задыхалась, дрыгала ногами, смахивала выступившие слезы. В итоге растянулась, слегка икая, прямо на Джирайе. Между прочим, это не смешно ни фига! Ну, может, со стороны и смешно, но мне-то не до веселья.

— Значит, это твоя месть ему? — Цунаде ткнула отшельника в бок.

— Да. Правда, я не ожидала, Цунаде-сан, что он полезет вас раздевать и целовать. — Да, я думала, у его есть тормоза. Однако танки, типа Джирайи, тормозами не оборудованы.

— Хм. Чтобы этого можно было ожидать, надо знать наши с ним отношения. — О-па, как интересно. Какая милая оговорочка.

— А у вас есть отношения? — я вздернула бровь. А вот Цунаде вдруг смутилась. Фигасе! Она покраснела даже! От такого открытия я чуть не упала с кровати.

— Вот еще! Нет у нас никаких отношений! — Ой, темнишь, подруга. Так не реагируют на простой, в общем-то, вопрос. Блин, как интересно, но фиг она мне все расскажет.

— Ну-ну. Где-то даже верю, — покивала я, заставляя блондинку краснеть еще больше. Мне понравился процесс.

— Лучше займемся лечением нашего больного на голову друга. — Нехорошо так стрелки переводить, ну да ладно. Пока Цунаде лечила эро-саннина, я думала о наших дальнейших действиях. Все это веселье, конечно, прекрасно. Но нам с мальчишками пора искать себе постоянный дом. Необходимо осесть где-то на несколько лет. В столь мелком возрасте нельзя быть перекати-поле. Нужно что-то стабильное. Пока я размышляла над смыслом бытия, медик уже закончила приводить Джирайю в норму. Щас саннин очухается, и мы вдвоем расскажем блондинке всю мою историю. Хоть она и с самого начала на нашей стороне, это не будет лишним. Союзнику необходимо дать знать весь расклад.

— Где я? — пришел в себя отшельник. Он приподнялся на локтях, обозревая слегка мутным взглядом комнату. Увидел Цунаде и шарахнулся в мою сторону. Я сидела на другой стороне кровати. Сидела. Да. А теперь вот уже лежала на полу. Блин. Поднялась и отошла от него подальше. Если он на меня упадет, я не выживу.

— В своем номере, где же еще! — хмыкнула медик. — Вставай давай! Я уже вылечила все твои честно заработанные повреждения.

— Спасибо, Цунаде! Чем я могу отблагодарить тебя? — О, нет. Он опять к ней полез! Мало досталось в прошлый раз? Пора заканчивать это безобразие, потому что блондинка уже поднимает руку для удара.

— ХВАТИТ! — Да, громко получилось. Но этот цирк может еще долго продолжаться, судя по всему. Оба саннина вздрогнули и уставились на меня. — Нам нужно поговорить. Пойдемте в гостиную, там будет удобнее и безопаснее для всех.

С комфортом расположившись на диване, я начала свое повествование. Незаметно вернулись мелкие и, просочившись ко мне поближе, затихли, слушая наш разговор. Мне надо начать писать мемуары. Потому что по второму кругу описывать свои похождения надоедает. Хорошо, что хоть историю наших совместных приключений докладывал сам Джирайя. Цунаде молчала весь рассказ, сосредоточенно думая о чем-то. Ничего нового о положении дел в Конохе мы ей не поведали. Как выяснилось, она и сама все прекрасно понимает в здешней политике. Договора с лисом и енотом ее сильно заинтересовали. А относительно живое существование Минато добило.

— Твои планы? — Цунаде повернулась ко мне. Я крута! У меня в союзниках двое из тройки великих саннинов! Коноха, жди меня, я скоро! Жаль, что Орочимару — полный псих. А то и его бы привлекла. А может… Да, не! Он неуправляем. Понятно, что против деревни он пойдет с радостью и Хокаге наваляет, но его же потом хрен остановишь. Но идея интересная. Надо подумать.

— Иду в страну Земли, окопаюсь там в какой-нибудь деревеньке помельче и поглуше. Года на три-четыре. — Я пожала плечами. Мальчишкам нужен дом. И спокойная жизнь. Им еще учиться, да и мне тоже. Кочевая жизнь сильно выматывает.

— Ясно. Когда тебе понадобится моя помощь, воспользуйся этим. — Цунаде вытащила из кармана юкаты небольшой свиток. Да, это идея.

— Свиток призыва? — Ясно. Если я воспользуюсь им, то появится кто-то из ее слизней. Отлично. Для экстренной помощи, конечно, не подойдет, но как способ связи — идеально.

— Как только ты что-то окончательно решишь, свяжись со мной. Я в любом случае буду на твоей стороне, Кушина. А если ты захочешь сравнять эту деревню с землей, я буду стараться вдвойне. — Нехило потоптались по мозолям блондинки в Конохе. Все-таки мы, женщины, слишком злопамятны.

— Девочки, вы про меня забыли? — Джирайя печально вздохнул. Не отпускает тебя патриотизм. М-да. Тяжело мужику свыкнуться с произошедшими событиями. Я уж думала, принял все.

— Вы с нами, Джирайя-сан?

— Да. Я не изменил своего мнения, Кушина. Если ты об этом. — Ну, и хорошо. Я боялась, что рано или поздно отшельник все-таки решит отойти в сторону как минимум или пойти к Третьему выяснять правду как максимум. В первом случае мы лишаемся хорошей огневой мощи, во втором ему навешают лапши на уши, и он может в итоге выступить против нас. Вряд ли, конечно, но Хирузен тот еще оратор, так что все может случиться. А рассчитывать надо на худшее.

— Хорошо. Тогда я с мальчишками пробуду тут еще пару дней. Отдохнем. А потом в путь до страны Земли. — Я поднялась — надо и нам позавтракать. А то утро было слишком бурным. Да и дело к обеду уже идет. — Джирайя-сан, Цунаде-сан, а пойдемте поедим?

— Мам, а можно с вами? — В меня вцепился мелкий клещ по имени Наруто. Я согласно кивнула и растрепала волосы обоим мальчикам. Гаара переглянулся с братом, и, улыбнувшись, парни выбежали из номера. Естественно, оба рассчитывают на дополнительный десерт. Мелкие, что с них взять… Цунаде величественно выплыла за ними, а вот Джирайя задержался. Интересно, что он скажет? Ведь моя утренняя подстава для него должна быть очевидна и прозрачна как стекло.

— Спасибо. — Че? Я в шоке замерла. Вот сейчас я не очень поняла.

— За что?

— Ты мне подарила прекрасную возможность провести всю ночь с Цунаде. Когда вы ввалились ко мне, я подумал, что будете меня сразу бить. Но ты всего лишь уложила ее ко мне. Как способ отомстить — неплохо. — Джирайя печально улыбнулся, глядя вслед скрывшейся в коридоре блондинке. — Она никогда не посмотрит на меня так, как на Дана. Я давно смирился с этим. А ты… Ты исполнила мою мечту. Спасибо. За это можно все стерпеть.

Фигасе, поворот! Я знала, что у них не все так просто! Но вот подталкивать этих двоих друг к другу — увольте. Мне еще жить хочется. Очень. И у меня дети.

Глава 24

Мы в город изумрудный идем дорогой трудной… Что-то типа того. С Цунаде мы расстались уже пару дней как. Медик, конечно, за нас и все такое, но от своих игровых автоматов далеко не уйдет. А вот Джирайя, наоборот, вызвался нас проводить до места. Сказал, что, во-первых, он будет знать, где нас искать. Во-вторых, по дороге подтянет Гаару по стихии Земли. А в-третьих, подождет, пока Цунаде остынет. Третья причина, как я поняла, и была основной.

В пути я начала потихоньку учить мальчишек фуиндзюцу. Начав с самого, на мой взгляд, нужного — с свитков запечатывания. За две недели путешествия мелкие уже начали уверенно рисовать нужные печати, теперь вот мучаются с самим процессом. Сидят, пыхтят, стараются запечатать воздух. А я жду, когда у них выйдет характерный хлопок при этом. Если процесс прошел правильно, то раздастся определенный звук. Как будто сработала детская хлопушка. Вот когда мальчики навострятся получать такой эффект всегда, перейдем к запечатыванию сюрикенов. А там и до больших предметов не далеко.

Ничего сверхинтересного в дороге с нами не происходило. Мы снова вошли в лес и понемногу приближаемся к горам. Ночевать останавливались в большинстве случаев в лесу, не беспокоя встречающиеся мелкие населенные пункты своей экзотической компанией. Не найти еды в лесу — это надо постараться. Да и мелким нравились наши ночевки на свежем воздухе. Дети есть дети. А где-то на вторую неделю путешествия ко мне подошел Наруто.

— Мам. — Я лежала на ветке дерева над нашей стоянкой и гоняла балду. Сегодня я уже позанималась и физически, и с чакрой. Так что имею полное право на отдых. Джирайя же отправился в ближайшее селение пополнить наши запасы. Так что на полянке мы с мелкими были одни.

— Да, Наруто. Что случилось? — Мальчик явно замялся. Хм.

— Папа просит у тебя прощения и обещает вести себя хорошо, — выдал на одном дыхании мелкий. Он что, боится меня? Нет, он боится моего отказа. Да, а ведь с его стороны это все выглядит как крупная ссора родителей. Мама не разговаривает с папой и его дружками. Блин.

— Я поняла, мелкий. Я поговорю с ними. — Наруто радостно улыбается и убегает к брату, чтобы заниматься дальше. Подумав, опускаю ментальные щиты. В принципе, перегорело уже все.

— Спасибо, что откликнулась на просьбу, — тут же объявился Минато. — Ты больше не злишься?

— Злюсь, но дети тут не при чем. Не лезьте ко мне пока, пусть все думают, что у нас все хорошо.

— А я вот прощения просить не буду! — влез Шукаку. — Я — биджу! Я прекрасно провел тогда время, не понимаю всех этих ваших обижалок. Дети целы, а остальное — фигня!

— Поддерживаю, — высказался и лис. Ну-ну, земля квадратная, за углом встретимся. — Я не понимаю причин твоего бешенства.

— Минато, надеюсь, вам все популярно объяснит. А пока просто не суйтесь ко мне и не злите меня снова, мне трупы складывать некуда! — Сердиться на них я уже перестала, просто остался огонек обиды. Нет, не обиды. Это какое-то другое чувство. Неправильность, недовольство. Гнев? Не знаю. Пройдет, я думаю. Со временем.

— Прости, — наконец-то убрался из моих мозгов блондин. Вот и поговорили. Полежав еще, подумав о причинах своего поведения, пришла к мысли, что на все это надо забить. Сделать в этой ситуации я ничего не могу, так что пора оставить все в прошлом. Со стороны расположения мелких раздались чьи-то возбужденные голоса. И это явно не голоса мальчишек. Что там происходит, черт возьми?

— Не беспокойся, они справятся, — вновь объявился Минато. Да в чем дело-то? Не обращая внимания на дальнейшие увещевания мужчины, я бросилась на шум.

— Я же говорил, что они справятся сами. — Да уж. Тренировочная площадка, где до этого занимались тайдзюцу и ниндзюцу малыши, превратилась в поле боя. Вся поляна была покрыта песком, это Гаара постарался. Джирайя научил его получать песок из любой породы путем воздействия стихийной чакры Земли. Вот мелкий и отрывался, судя по всему. В своеобразном бархане торчали ноги и руки шестерых организмов, опознанных мною как «бандит обыкновенный, дурной, больной на голову». А как еще назвать людей, нападающих на безоружных маленьких мальчиков? Учитывая, что мальчики перед ними демонстрировали свои умения в ниндзюцу, то слов вообще не находится. Идиоты. Их деградацией личности не запугаешь. Если судить по тому, что тушки разбойников слегка дымились, и что в разных частях их тел торчали сюрикены, то Наруто не отставал от брата.

Хм, а вот этих трех личностей той же породы мальчишки пропустили. Эти мужики, засевшие в кустах, видимо, слегка умнее остальных. Интересно, главарь этой шайки-лейки среди них? Ну что, тряхнем стариной? Я спрыгнула с ветки прямо в их кружок по интересам, приземлившись около опешивших мужиков бандитской наружности. Ну, я так не играю, никакого толкового сопротивления, никакого удовольствия. Бандиты легли с первого же удара. Черт, я в печали теперь.

— Молодцы, мелкие, — я искренне похвалила мальчишек. Они отлично сработали. Боевая пара. Жаль, всего боя я не видела, но мне, похоже, пора давать им именно действия в двойке «нападение-защита». Из них выйдет мощнейшая команда! Медик им практически не нужен из-за наличия биджу. Да и сенсор, в принципе, тоже.

— Правда? — Гаара расцвел в улыбке. Я кивнула, подтверждая свои слова. Мелкий с радостным воплем кинулся ко мне обниматься, а Наруто, упав на нас сверху, повалил всех на землю.

— Вы станете великими шиноби!

— Ура! Я стану Хокаге! — завопил Наруто, взмахнув руками.

— Я тоже! — подхватил его вопль Гаара. М-да, это заразно. Малышня вдруг серьезно задумалась, посмотрев друг на друга.

— Как же мы станем Хокаге одновременно? — выдал красноволосый. Мальчишки насупились и уставились на меня. Это я должна решать их дилемму, что ли? Офигеть. Хорошо они переложили свои проблемы на хрупкие плечи мамы.

— Думаю, все решаемо. Ты, Наруто, ведь хочешь быть Хокаге? — Мальчик кивнул. — Значит, Гаара станет Казекаге.

— Но ведь тогда мы будем жить в разных странах. — Мелкие печально переглянулись, как будто они уже завтра разъедутся занимать свои посты. Смех, да и только.

— Я думаю, к тому моменту, когда вы станете настолько сильными, чтобы стать Каге, вы уже определитесь с тем, что вам надо. — Я погладила взъерошенных мальчишек. — Вот что, гении, давайте-ка приберемся и заодно потренируемся на кошках.

— На каких кошках? — хором спросили мальчики.

— Будем тренироваться на подопытном материале. Кстати, вот эти человекообразные и есть мелкоуголовные элементы, Наруто, — я показала мальчику на разбойников.

— Не, Хокаге больше похож, — отрицательно покачав головой, протянул мелкий, брезгливо глядя на постепенно приходящих в сознание бандитов. «Хокаге больше похож». Вот умора. Гаара ничего не понял из нашего разговора, но по любопытным глазенкам было видно, что Наруто позже ждет допрос с пристрастием.

— Ну, давайте займемся делом. Наш сегодняшний урок, малышня, будет посвящен запечатыванию живых людей в свитки для последующей сдачи властям за деньги. — Так, где моя бумага?

Без эксцессов, конечно, не обошлось. Два тела мы потеряли. Вернее, подопытные героически погибли во имя науки. Мальчишки, кстати, не испугались, продолжив свое черное дело. Ну и хорошо. Тут все-таки мир малолетних убийц, а значит, и этому их тоже надо учить. По крайней мере, после случая в пустыне к чужой смерти мелкие относятся спокойно. Итого, у нас появилось семь свитков с бандитами и два свитка с телами. Отлично. Попробую в ближайшем городке сдать их за вознаграждение. Денег много не бывает.

Вечером с провизией вернулся довольный Джирайя. Мне кажется, что Цунаде банально боится, что он ее бросит ради своего поиска вдохновения. Зря, по-моему, но лезть в их дела чревато сломанными руками или ногами. Решила оставить завтра отшельника на хозяйстве. А сама сгоняю в город, передам преступников в руки правосудия. Немезида местного разлива.

Городок без названия — ну, не спросила я отшельника, как он называется — встретил меня гомоном толпы. Перед местной мэрией собралась приличная демонстрация, даром что транспарантов не было. Хм, мне стало неимоверно интересно, и я подошла ближе — послушать. Как оказалось, это жители давили на совесть городской власти. А все дело было в бандитах, которые не давали местным жить спокойно. Уже настолько обнаглели, что в дома лазили воровать. Это я удачно зашла.

— Хей, народ! — я крикнула погромче, чтобы все обратили на меня внимание. — Сколько вы мне дадите за головы этих придурков?

Меня внимательно осмотрели, отметив и мой перечеркнутый протектор. А что такого? Нукенинов часто нанимают и для таких дел тоже. Жить отступникам на что-то надо. Ведь на самом деле в бандиты и разбойники идут только шиноби-неудачники. А мастерам предлагают хорошо оплачиваемую работу знающие люди. Да, в большинстве своем нукенины занимаются наемными убийствами и зачистками, принимают участие в локальных войнах. Но верно и то, что многие нанимаются охранять караваны или высокородных. У каждого свой путь.

Народ попался ушлый, и мне пришлось яростно торговаться с местной властью, напирая на то, что их задание мне и не очень-то нужно, а вот без меня проблемы у городка останутся нерешенными. Хлопнули по рукам мы только через час. За нашим активным торгом следили все присутствующие на площади, никто не спешил расходиться. Ну, не сказать, что заплатят много, но явно хватит оплатить мне наши десять минут разборок в лесу.

— По рукам! Гоните мою награду. — Я гаденько ухмылялась. Все-таки я страшное зло.

— Оплата после выполнения контракта, — напыщенно заявил мне местный царек. Ну, как знаешь.

— Да не вопрос! — Я извлекла из сумки свитки с бандюганами. — Вот ваши голубчики. Правда помяты и не все живы, но собрала эту веселую компанию полностью.

На глазах у изумленной публики высвобождаю из печатей придурков. Ну, внешний вид после техник мелких, конечно, не очень. Да и запах тоже. Мужики явно переволновались, что заметно по мокрым штанам. Зато тут вся банда. Двое в разобранном виде, но это издержки их профессии. Они знали, на что шли. Царек решил со мной не связываться после такой демонстрации сил. Деньги мне передали и вежливо попросили свалить из деревни. Да не очень-то и хотелось! Всю обратную дорогу меня мучил вопрос: а как Джирайя умудрился не засветиться в городке? Или его за шиноби никто не воспринимает? Видимо, так и есть. Его рогатый протектор не тянет на удостоверение личности. Ладно, вопрос закрыли, отправляемся дальше.

Страна Земли меня совсем не впечатлила. Ну, горы, ну, скалы. Ничего нового и интересного. Зато мелким все это очень понравилось. Столько интересных мест для игр и тренировок! Вот и хорошо, пусть радуются. С неделю мы поплутали по весьма запутанным горным дорогам, в итоге выйдя в какую-то небольшую долину. Зачем мы свернули на козью тропу, что вела сюда, я не знаю. Возможно, это было провидение.

Перед нами предстало одно из красивейших мест, что я видела в своей жизни. Уютная небольшая долина, укрытая между двух хребтов, густо поросшая лесом. Посреди этого великолепия, весело громыхая камнями, несла свои воды небольшая горная речка. Но самое важное для нас — тут располагалась небольшое селение. Такая тихая, домашняя деревушка с милыми домиками, огородами и пасекой. Ну, здравствуй, наш новый дом!

КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ.

ВТОРАЯ ЧАСТЬ

Глава 25

— Признай поражение, Кушина! Мальчишки тебя сделали! — Минато сидел на ветке дерева над поляной, где шла позиционная война между мной и сыновьями. В общем и целом, он прав: мелкие действительно меня почти сделали.

— Я пока еще держусь. — Это я на принцип пошла. Но вряд ли мне это поможет, если оставить все как есть. Сейчас мы с парнями работали на истощение друг друга. Я держала водяную стену, мальчишки давили меня песком и молнией.

— Хм, ты ж вроде не наивная. Два джинчурики продержатся дольше тебя, несмотря на всю твою бездонную чакру. У них ее все равно больше.

— Возможно, но проверить стоит. — Я создала два незаметных ручейка позади Наруто и Гаары. Подлянки — наше все!

— Мам, сдавайся! — Наруто надоело работать генератором Тесла. Мальчик достал из печати на руке трехлепестковые кунаи. Ага, щас будет «Бога Грома» изображать. Так, мне нужно успеть до того, как он их раскидает. Ручейки достигли ног мальчишек. Все, попались!

— Фиг вам, мелкие вы еще! — Сложив печать правой рукой, левой резко повела вверх. Оба паренька оказались в водяных сферах. Все. — Я выиграла!

— Мда. — Минато спрыгнул с ветки вниз. А я убрала воду. Все-таки творить жидкость из чакры очень перспективное направление. — Тактическая победа. Три-ноль, в пользу мамы. Все, мальчики, давайте домой.

— Почему? Мы могли продолжать бой! — Расстроенный Гаара стряхнул воду с волос.

— Потому что ваша мама могла в любой момент заморозить сферы или пустить в них разряд молнии. Думаю, мало бы вам не показалось в любом случае.

— Ладно. Жалко только, что мы ни одного раза сегодня не победили. — Наруто вздохнул, вновь запечатывая кунаи. Да, что-то мальчишки выглядят чересчур расстроенными.

— Хей, малышня, что это с вами? — Подошла к парням и взлохматила влажные волосы. — Что пригорюнились?

— Мам, мы никогда у тебя не выигрываем. Сколько бы мы ни учились, ты все равно сильнее, — вздохнул Гаара, найдя для себя сухое местечко в корнях дерева, где и приземлился.

— Да. — Наруто же, наоборот, выбрал позицию повыше, запрыгнув на ветку, ранее занимаемую отцом.

— Ха! — На поляне появился Курама. — Парни, не забывайте, что ваша мама работает с вами в полную силу! И, между прочим, она тоже учится и растет в мастерстве! Так что вы каждый раз пытаетесь победить более сильного противника.

— Что? — Наруто свесился вниз. — Правда?

— Конечно! Ребята, вы не представляете, как помогаете мне! — Наши постоянные тренировочные бои в течение пяти лет очень много дали мне. Даже воду я начала не высвобождать, а просто создавать нужное количество из чакры. Причем уже почти без печатей. Но мальчикам нужны победы, иначе они привыкнут к постоянным проигрышам и будут не уверены в своем успехе, если случится настоящий бой.

— Мам, а что будет на обед? — Хм, кто о чем, а Наруто о еде. Ну, хотя бы отошли от поражения. Да, об этом серьезно надо задуматься.

— Пошли, узнаем. — Я направилась по тропинке к дому. Наш постоянный полигон для боев был расположен в лесу, минутах в десяти неспешного шага. — Мальчики, в следующем бою используйте теневых клонов. Вон, отца или биджу запрягите, пусть с тактикой действия в группе вам помогут.

— Да, с тактикой еще надо поработать. — Впереди шел лис, весело помахивая хвостами. — То один, то другой забывают о правиле «защита-нападение». Один обеспечивает защиту, второй нападает. В любой момент времени кто-то обязательно должен обеспечивать защиту. А вы увлекаетесь, бросаясь в атаку сразу вдвоем. На слабых или медленных противниках это сработает, но если ваш оппонент хотя бы равен вам по силе или опыту, вам придется очень туго.

— Уж сколько я вам талдычил про защиту, и все равно вы, горячие головы, бросаетесь в бой, не задумываясь. — Минато задумчиво покачал головой. — Вот что с ними делать?

— Ты это у меня спрашиваешь? — Класс, в итоге поставленная мною мужикам задача вернулась обратно ко мне. Вот, черт. Хотя, есть идея. — Слушай, а если поиграть в захват флага?

— Что?

— Ну, научить их защите путем постоянного нападения. Мальчикам ставится задача — любой ценой сохранить флаг. То есть ни отойти далеко, ни атаковать постоянно они не смогут. Мы с тобой же будем пытаться у них этот флаг умыкнуть. Вот, пусть и постараются играть от защиты, а не вспоминать о ней, когда уже что-то нехорошее случилось. — Что ж я раньше-то не подумала о таком способе! Блин, давно в компьютерные шутеры не резалась, забывать стала.

— Хм, идея хороша. Но почему флаг? — Минато явно заинтересовался такой системой обучения.

— Ну, не обязательно флаг, можно какой-нибудь другой предмет, достаточно громоздкий, чтобы легко потерять, и достаточно удобный, чтобы его можно было переносить без проблем. Проще всего флаг или вымпел на шесте.

— Ммм, тогда это действительно самый удобный вариант. Мальчики, слышали? Завтра тренировка с новыми правилами. — Мальчишки улыбнулись и кивнули. Новая игра, что может быть лучше! Вот и ладушки.

Вот мы и дошли. Наш домик был не большой, но удобный. Когда мы только обосновывались в долине, Джирайя с помощью техник земли создал нам неплохие каменные хоромы. Только крышу, окна да двери пришлось делать специально. Ну и, конечно, печку. Тут, в стране Земли, достаточно снежные и холодные зимы. Ну, для местных холодные. Для шиноби это не проблема. Что уж говорить про меня? Так, прохладно, не более. За все время нашего обитания в этом месте температура ниже минус десяти не опускалась ни разу. Фигня. В доме было три комнаты и большая гостиная-кухня. Комнаты мальчишек располагались на втором этаже, я же разместилась внизу. Удобно, практично и всех устраивает.

Каждый год нас навещал жабий отшельник, принося парням подарки и рассказывая новости. Пока что ничего сверхинтересного не случилось. Впрочем, был один момент. Мое имя появилось в книге Бинго, как нукенина А-класса. Самое смешное, что причина указана не была. Просто имя, способности и цена за голову. Ну, по крайней мере ясно, что живой я им не нужна. Но все это так, лирика.

А вот наше секретное НИИ «Биджу-Намикадзе» уже к концу первого года на новом месте создало шедевр современного чакростроения — материального клона. Уж я не знаю, что именно там они втроем намудрили, но на основе теневого клона был создан новый вид. Чакра на создание шла непосредственно демоническая. И такой клон не рассеивался даже при достаточно серьезных ранениях. Как я поняла, они практически скопировали строение человека, только вместо крови циркулировала чакра. Вот в такую цацу и могли переносить свое сознание как наши биджу, так и Минато. Ну, а внешний вид зависит от внутреннего «я» владельца. То есть, как себя сознание ощущает, так и выглядит. Минусом техники была невозможность помещенного сознания вернуться в печать до полной выработки чакры у клона или его смерти. Принудительно техника не рассеивалась почему-то. Зато все остальное — сплошные плюсы. Клон мог творить любые техники, используя свою чакру, и физически не уступал среднему чунину. Дальность работы, видимо, не ограничена. Курама ушел из долины на два дня пути и вернулся. Дальше идти ему было влом, и конструкторы дружно решили, что расстояние значения не имеет. Так что теперь нас много. Минато, например, почти не возвращается в печать, постоянно обучая мелких и меня. Курама появляется достаточно часто, а вот Шукаку я вижу крайне редко. Ему якобы не понравился его гуманоидный образ. Да, у него получилось превратиться в подобие китцуне, но семейства енотовых. Правда, не воткнул его внешний вид, и он старается им не сверкать лишний раз. Так что погулять он выходит не часто, тем более, как он сказал, тут нет общественных купален. Смешно, ага. Как будто хенге не работает. Лентяй он, вот и все.

Джирайя, встретив Минато во плоти, чуть разрыв сердца не заработал. Просто мальчишки с отцом в тот момент тренировались, ну и вывалились на отшельника. Если парни вопросов не вызывали, то вышедший из кустов за ними блондин привел саннина в шоковое состояние. В итоге, они уединились и разговаривали всю ночь. Ну и пили, конечно. Правда, клон не пьянеет, но это никому не помешало. Мужчины.

Мальчишки же сильно окрепли и вытянулись, теперь доставали мне до плеча. Оба отрастили волосы: Гаара собирал их в небольшой красный низкий хвостик, а Наруто стал практически копией отца. Надо же, как гены сильно проявились: такая же блондинистая встрепанная шевелюра и пронзительно синие глаза. Ну, а я, вернув себе природный цвет и отрастив прежнюю длину, щеголяла с тугой косой. Так хотя бы в глаза не лезут.

Постоянные тренировки сделали свое черное дело. Гаара очень уверенно рулил песком и землей. Ветер он использовал, пока только пуская стихию в оружие. Зато песок мог делать сам, а не таскать кувшин с собой. Если бы он не полностью контролировал Шукаку, то бутылку со спецпеском ему бы пришлось носить по-любому, а так, при наличии такого источника, работа сильно упростилась. Енот — зверь песочный, и забацать сколько надо материала из чакры для него раз плюнуть. Наруто освоил несколько техник Молнии, в том числе и «Полет Бога Грома». Теперь рассекает с отцовскими кунаями. Ну и естественно оба мальчика хорошо владеют теневыми клонами и расенганом.

У меня же «Бог Грома» пока не выходил. Зато мое сродство с водой стало почти совершенным. Рулить этой стихией все чаще удавалось просто своей волей. А вот из Райтона я прекрасно освоила только обычную молнию, спускаемую с руки. Когда у меня получилось в первый раз, я полдня изображала из себя ситха. «Переходи на темную сторону силы, детка!» Было забавно. Теперь пуляться разрядами я могла без проблем, а их сила варьировалась от количества вложенной чакры. Клиента могло как просто слегка дернуть током, так и парализовать. Думаю, можно и убить таким образом, только чакры использовать побольше. Ветер я осваивала поскольку постольку, используя его скорее как придаток и дополнительную стихию, чем развивая свои умения. Заморозить воду там, или усилить оружие. В общем, время было потрачено не зря. И физически, и умственно мы трудились, не покладая рук, ног, головы и прочих частей тела. Ребята могут прям сейчас идти сдавать экзамены на чунинов, и, думаю, у них все получится.

— Ма, к нам Дей пришел! — из-за двери высунулся Гаара. Судя по довольному виду, все кастрюли мальчишки уже облазили и были довольны количеством приготовленной клонами еды.

— Хорошо, садитесь все обедать, обжорки! — крикнула я, сворачивая к умывальнику. Надо привести себя в порядок, да и косу переплести не помешает. А Дей всегда приходит к столу. Как будто чувствует заранее.

Когда я зашла на кухню, пацаны уже наворачивали по второй тарелке мясного рагу. Клон выделил мне порцию и развеялся. Что ж, и мне пора подкрепиться. Блин, ну что за безобразие, а?

— Дей, ну-ка прекрати немедленно! — Я влепила мальчишке воспитательный подзатыльник. — Сколько раз тебе говорить, что за столом надо пользоваться только одним ртом!

Вот, что за безобразник, а? Каждый раз пробует меня на слабину и пытается есть руками. В прямом смысле. Что делать, если нашим соседом был Дейдара.

Глава 26

Я очень удивилась тогда, пять лет назад, когда мальчишки пришли домой с новым другом из деревни, светловолосым подвижным пареньком года на четыре постарше моих сыновей. Представился он Дейем. При первой встрече он показался мне очень агрессивным и эгоистичным. Постоянно меня пытался задирать, пришлось даже отвесить пару подзатыльников за неуважение к старшим, в результате которых у нас какое-то время продолжалась холодная война. Меня показательно игнорировали, тем не менее продолжая активно общаться с мальчишками. Я не вмешивалась — ребятам нужны друзья. И даже такой асоциальный элемент, как Дей, поможет наработать опыт общения с окружающими. Наше противостояние закончилось самым оригинальным образом. Эта молодежная гоп-компания решила пойти на рыбалку.

Полдня сыновья носились по округе, делая себе удочки, благо бамбука море, и выбирая наживку для рыбы, как же — новое развлечение! Я только хмыкала, наблюдая эти приготовления. Можно подумать, что они никогда на рыбалку не ходили. Ну, пусть уважат нового друга. В итоге, когда все были готовы, молодые дарования отчалили к озеру. Этот водоем образовался благодаря перепаду высот в русле горной речушки. В результате появилось очень красивое местечко с широким небольшим водопадом, над которым в солнечные дни переливалась радуга. Вот туда ребята и отправились за рыбой.

У меня же весь день был занят усиленными физическими тренировками — я все еще пыталась выжать из своего тела максимум. Вот и сейчас я лезла на одних руках на скалу — повторить подвиг Какаши и проделать все это одной рукой я не решилась. А вообще, усиленные занятия сделали свое черное дело. Я сильно похудела, зато наработала приличную мускулатуру. Теперь, глядя на меня, не скажешь, что я слабая и беззащитная женщина. Ага. Такая коня на скаку остановит, избу подожжет и пинка даст. А лезть, между прочим, еще прилично. Прикинула свои силы и пройденное расстояние. Отдохнуть или нет? Нет, лучше еще немного сократить путь к вершине. Жутко хотелось воспользоваться ногами, но в условиях тренировки этого не предусматривалось, вот и болтались конечности, как парализованные.

— Ну что, сегодня сможешь потянуть всю скалу? — Минато, мать его за ногу. Объявился персональный тренер.

— Не знаю, но вроде силы еще есть. — Зацепиться за выступ, подтянуться. Определить маршрут дальнейшего передвижения. Да, вот тут пройду.

— Могу только похвалить. Прогресс у тебя приличный. — А то я не в курсе! Еще раз подтянуться. Он меня каждый раз заставляет менять маршруты и места подобных тренировок. Чтобы не привыкала и разрабатывала интуицию. Мрак.

— Я это понимаю, но, как всегда, я хочу все и сразу. — Уф, все. Зацепилась ногами и пустила чакру, прилипая к стене. Надо отдохнуть, руки просто так уже не держат. До вершины оставалось около четверти пути. Ничего, покорю рано или поздно.

— Похвально, но, к сожалению, невозможно.

— Знаю. Но есть к чему стремиться.

Отсюда хорошо видно почти всю нашу долину. Вон крыши деревни скромно прячутся в зеленой листве, за ними раскинулось общинное поле. Сейчас урожай уже убрали, и земля отдыхает. Чуть в стороне идет тропа к пастбищам. А вон там за ней, чуть дальше, наш хутор — мы не стали селиться в деревне, хоть мне и предлагали пустой дом. Все-таки я предпочитаю уединение. Толпы меня раздражают, даже если они столь немногочисленны, как в этой богом забытой деревушке. Осень. Скоро начнутся холода. Ладно, отдохнула и будет. Полезли дальше, тренировку никто не отменял.

— Ты много работаешь над собой.

— Минато, ты же знаешь, что может случиться в будущем, и какие у нас могут появиться враги. Если я не буду развиваться, я не смогу защитить ни себя, ни мелких. Если не расти, лучше уж сразу закопаться поглубже. — Я многое рассказала в свое время Четвертому, так что он в курсе возможных неприятностей. Выдох, цепляюсь пальцами правой руки. Так, повисим, посмотрим, куда нам лучше дальше двигать.

— Знаю, — мужчина печально вздохнул. — Ребята достаточно гармонично развиваются, так что за три-четыре года реально подтянуть их до уровня средних чунинов. Мы с биджу займемся этим вопросом.

— Хорошо. А то я что-то из своих занятий не вылезаю. То медитации, то дзюцу, то силовуха. Я прям монстр какой-то. — Отлично, вот и вершина. Я подтянулась, переваливаясь через край площадки. Супер! Ща отдохну и бегом вниз, благо чакра позволяет.

— Попробуй все-таки почаще расслабляться. Занятия у тебя и так интенсивные, а ты каждый раз придумываешь для себя новые издевательства. — Это камень в мой огород за медитации под ледяным водопадом. Я решила воспользоваться опытом буддийских монахов. Что могу сказать… Мой предел сейчас — десять минут. Потом меня выносит из подсознания и выгоняет на берег жуткий холод. Зачем это надо? Все просто: совершенствуя тело и дух, я пытаюсь обрести еще большую силу. Как ни странно, но эти медитации действительно позволяли понять циркуляцию энергий в организме. Возможно, это мне даст лучший контроль над сенчакрой. Рано или поздно я таки решусь освоить призыв. Да и мальчишкам это не помешает, только пусть подрастут малость.

— Ладно-ладно. Я поняла. На сегодня все. Пойду искупаюсь.

— Ты только так говоришь. Сейчас придешь на озеро и начнешь гонять водные техники небось, — ворчал Минато. Ну, а что делать? Не люблю дурью маяться.

Спуск с почти отвесной скалы бегом вниз — офигительное ощущение! Каждый раз у меня от восторга замирает сердце. Это просто непередаваемо. Возможно, я лезу на скалу только для того, чтобы потом словить натуральный кайф от пробежки вниз. Дома еще никого не было, так что я взяла с собой полотенце и пошла купаться. Озеро встретило меня тишиной и свистом какой-то пичуги. Странно, мальчиков не видать. Вроде они сюда пошли за рыбой. Хм. Ну, может, играют где-то поблизости. Если бы что-то серьезное произошло, мне бы уже доложили. Пора расслабиться!

БАБАХ! И я красиво улетаю в кусты. Вот же ж, блин! Хорошо хоть взрыв был в воде, а не на пляже, где я стояла. Что это, вообще, было? Выглядываю из кустов. В воздухе еще стоит водяная взвесь, образуя несколько новых радуг. Еще один взрыв заставил меня поменять место залегания. Ну нафиг, надо определить, где засел подрывник, и что ему надо. Метнулась на дерево. Что у нас тут? Хм, а вон и мальчишки лежат. Пора спасать, и я рванула верхним путем в сторону ребят.

В какой-то момент я замечаю, как Дей, сильно размахнувшись, что-то кидает в воду. Блин, так вот кто тут у нас развлекается! У меня начали возникать очень нехорошие подозрения. Очередной бум, и меня слегка сносит. Вместо красивого приземления на полянку к мелким, я, пару раз перевернувшись в воздухе, сбиваю с ног Дея и улетаю с ним в кусты. Бывает, если отвлекаешься не вовремя!

— Вот облом! — вздохнув, подал голос Курама.

— Да, щас начнет нотации читать и оплеухи раздавать. Все, братцы, концерт окончен, — пробухтел в ответ недовольный Шукаку. Не поняла, они тут развлекаются, что ли? Офигеть. Так, эти двое свалили из моего сознания, боятся, что начну их дрючить за раздолбайство. Сняла с себя ошалевшего от такого полета мальчишку.

— Дей, руки покажи. — Мне срочно надо уточнить один момент. Терзают меня смутные подозрения.

— Да пожалуйста! — И парень показывает ладони. Ну, я так и знала, в принципе. Посередине каждой располагался вполне себе обычный рот, правда без губ, зато с зубами и языком. Его мне и продемонстрировали в трех экземплярах. Вот же, гаденыш.

— Ясно. Как я и думала. Это твой Кеккей генкай? — Ну кто бы сомневался, что с моим-то везением мы наткнемся на кого-то в этом роде. Правда, на столь масштабный геморрой я не рассчитывала.

— Ага. — И снова три языка. Оторвать что ли? Дабы не высовывал их зря.

— Дай угадаю, «искусство — это взрыв»? — Боги, да за что мне все это?

— А… Откуда вы знаете?

— У меня свои источники. Ладно, Дей, взрывай, что хочешь, только подальше от моего дома. Согласен? — Не вижу смысла запрещать ему что-то. С его характером запрет станет лишь красной тряпкой для быка. А так, наша хата хотя бы уцелеет. Наверное.

— Конечно. Обычно мне не разрешают или дают по шее. — Парень запихнул руку в сумку на поясе. Раздалось смачное чавканье. Глину жрет. Ща бомба очередная будет. Ну вот, точно. Достал небольшой шарик, улыбнулся и кинул его подальше в озеро. Неуемный товарищ! Правда, этот взрыв был меньше, так что до нас даже брызги воды не долетели.

— Смысл, если это не лечится? — На полянке нас ждали слегка встрепанные Наруто и Гаара.

— Ма, мы ничего плохого не делали! — Мрачно глянула на сыновей.

— Вы вроде на рыбалку отправлялись? И где же ваш улов?

— Вон он. — Дей подергал меня за рукав, показывая на большое количество всплывшей кверху брюхом оглушенной рыбы по всему озеру.

— Ага. Вот как. Значит так, быстро полезли в воду, и чтобы всю рыбу собрали и принесли домой. — Я приправила свою речь изрядным количеством ки. Сыновья впечатлились и начали раздеваться. А Дейдара хоть и струхнул, но упрямо стоял, не двигаясь. Показывая, что хрен он покорится.

— Давай, иди с ними, инициатор ловли рыбы экстремальными методами!

— А что такого я сделал-то? Рыба есть? Есть! Какого хрена? Что за наезды?

— Дей, вот идите теперь и собирайте ваш улов в одну кучу. Это ваше наказание. — Подтолкнула разоравшегося мальчишку к озеру. — За что наказаны, всем понятно?

— Нет, — пробухтел юный взрывник, но начал раздеваться. — Вот гадство!

— Да. За то, что не предупредили тебя. — Я уже говорила, что у меня сообразительные мальчики?

— Правильно. Вот поэтому вылавливаете всю добытую рыбу из озера и прете ее домой. Там продолжим воспитательную работу. — Ну, раз искупаться мне сегодня не судьба, пойду хоть свое полотенце заберу. А то бросила его с перепугу.

— Погодите, то есть вы нас наказали только за отсутствие предупреждения? — прочухался Дей.

— Конечно. Ребята знают, что все позволено, если я в курсе происходящего. Я вроде ничего еще им не запрещала. — Я задумалась. А ведь правда, я ни в чем никогда не ограничивала мелких, полагаясь на их разумность и чувство меры. — Так и с тобой, Дей. Ты любишь взрывать? Да, пожалуйста! Все равно ты не послушаешься запретов, так смысл их тебе ставить? Позаботься только о том, чтобы не пострадали твои друзья или непричастные.

— Я понял, Кушина-сан. — Опаньки. Дей ко мне обращается вежливо? Офигеть. Забавный он все-таки, хоть и псих. Да мы тут все такие.

Дома я усадила мальчишек чистить рыбу. А ее было много, очень много, слабо говоря. Но не пропадать же добру. Весь оставшийся день мы потрошили, солили, коптили, варили и жарили. А потом еще в течение недели я мучила малявок всевозможными рыбными блюдами. Надеюсь, этот опыт они запомнят надолго. Судя по лицам ребят, эта рыбная неделя войдет в топ-сто самых черных дней их жизни. После этого случая у меня с Дейдарой сложились вполне уважительные отношения. Да, он много взрывал, и мои дети принимали в этом живое участие. И что? Зато теперь они не просто метают кунаи, а привязывают к ним взрыв-теги! Прогресс не стоит на месте. Да и подрывным делом они заинтересовались. Так мы к созданию соответствующих печатей приступили. Надо ли говорить, что Дейдара был счастлив?

Глава 27

Вот уж не ожидала, что приобретенный в прошлой жизни навык обработки больших массивов информации сыграет со мной здесь злую штуку. Мы с Минато наконец-то разобрались, почему у меня не получался «Бог грома». Все дело в плате! Ну, то есть мозге. Или разуме. Техника грома основана на совмещении фуиндзюцу и стихии молнии. Если с установкой нужных печатей, да и самой стихией, у меня не было особых проблем, то вот с непосредственно переносом были и огромные. Когда я первый раз смогла-таки чисто случайно перенестись, меня свалил с ног огромный пласт внешней информации. Я получила ее с двух мест одновременно. Я воспринимала все ощущения с точки старта и все ощущения с точки перехода разом. Это вызывало некую раздвоенность мироощущений и сильно дезориентировало. Как это у меня вышло, не смог понять даже Минато. Что он, что Наруто свободно переходили от маркера к маркеру, не загружая себя лишней информацией. А мне приходилось постоянно выбирать из собственных ощущений нужное. Когда же я на свой страх и риск попыталась перейти по цепочке из пяти маркеров, мой мозг чуть не взорвался. Было четкое ощущение распятирения личности. Жуть. Чтобы как-то облегчить процесс, нам с Минато пришлось дополнять печати техники: теперь в них стояло ограничение на получение данных. Таким образом мне при переносе блокировались все пять основных чувств в начальной и промежуточных точках. В общем, голову пришлось поломать. Зато сейчас я могу пользоваться эксклюзивной фишкой Намикадзе! Мы круты!

Сижу, прислонившись к спине Минато, отдыхаю. Сегодня мы весь день играли с ним в войнушку. В условиях, приближенных к боевым. Утром ушли подальше в горы, дабы не смущать местных своими дикими игрищами. Отработка техник, прятки, тактика действий в одиночку. Короче, сейчас мы оба выглядели не лучшим образом. Я, правда, успела подлечиться, но клону это недоступно. Поэтому Минато смотрелся сильно потрепанным на моем фоне, хоть и досталось нам примерно одинаково. Вообще, я могу себя поздравить с тем, что сейчас достигла того уровня, на котором уже можно противостоять Каге. Вот уж не думала, что такое вообще возможно.

— Ну, ты как? Готова продолжить? — подал голос мужчина.

— А то нет? Сам-то не развеешься от первого же удара? — Хоть клон и был накачан чакрой девятихвостого до краев, нам все-таки сильно досталось друг от друга. Да и техники он использовал затратные.

— На какое-то время меня хватит. Ну, а развеюсь — невелика потеря, — Минато пожал плечами.

— Тогда встаем и продолжаем. Какие условия? — Я поднялась и потянулась. С ним было интересно. Блондин всегда придумывал что-то новенькое, не давая мне заскучать.

— Думаю, что сейчас…

— Эм, простите, что отрываю, — объявился Шукаку, — но у нас тут проблемочка вышла. Небольшая.

— Что, опять? — Слов нет, наверняка малышня снова что-то взорвала общими усилиями. Я устало вздохнула. Иногда я жалею, что Дей прибился к нам. Это какой-то неистощимый генератор всевозможных идей, мало совместимых с мирной жизнью.

— Ну, тут как бы… — начал мямлить енот. Значит, дело серьезное. Вот, блин!

— Ну что ты заикаешься? Давай по существу! — не выдержал Минато.

— Ладно, малышню завалило в пещере, — на одном дыхании выпалил однохвостый. Я даже сначала не поняла, о чем речь. Как завалило?

— Что? — У блондина задергался глаз.

— Дети сейчас в пещере на западном склоне. Там случился обвал. Не волнуйтесь, все живы, но выйти сами не могут.

— Какого черта? Неужели Гаара разучился вдруг техникам земли? Или у тебя кончилась чакра? — Я начинала закипать. Слов нет, можно подумать, там не джинчурики застряли, а простые слаборазвитые детки! Не говоря уже о Дее. Но этот лучше бы в пещере не использовал свое искусство, а то вообще засыпет. Если у Наруто не хватило мозгов оставить перед входом кунай с печатью бога грома, то уж Гаара-то может всегда пробиться к выходу.

— Не кончилась, но мы не знаем, в какую сторону идти.

— В смысле?

— В прямом. Мы с лисом не всеведущие. После обвала, решили поискать выход, не прибегая к чакре. И в итоге заблудились, — енот горестно вздохнул. Я не выдержала и захихикала. Они заблудились! Ой, не могу!

— Я правильно понял? Вы, биджу, в компании с малолетними карапузами заблудились в пещере? — Минато честно пытался не заржать вслед за мной. Судя по перекошенной физиономии, получалось плохо. Глядя на него, я захохотала в голос. Вот, уморы!

— Вам смешно, а нам не очень. — Сколько печали в голосе! Я прям прониклась. Но мелких надо идти спасать.

— Ладно, хватит веселиться. Пошли, что ли, их выручать. А то ведь Дей натворит что-нибудь, потом не разгребешь.

Здешние пещеры отличались своей протяженностью и запутанностью ходов. Еще в первый год нашего пребывания в долине я обследовала тут каждый угол, и надо отметить, меня сильно впечатлил местный подземный комплекс. Природа постаралась на славу, создав удивительное по своей красоте место. Вот теперь туда полезли мои детки. И конечно, совершенно случайно там случился обвал! Не верю! А завалило вход даже снаружи. Ни фига ж себе!

— Курама! Сообщи Наруто, чтобы распечатал кунай, мы к вам сейчас переместимся. — Самый простой способ вытащить оттуда деточек — это воспользоваться проверенной техникой. Минато воткнул пару кунаев с обновленными под меня печатями в деревья у входа в пещеру. Да, если прыжок туда я еще переживу, то обратно с народом на руках вряд ли.

— Давай я сам? Все-таки с той стороны старые маркеры. Да и вытаскивать придется только Гаару с Деем, Наруто и сам сможет прыгнуть, — закончив размещать маркеры, ко мне подошел блондин.

— Лучше вытащить их одновременно — черт знает, что случится, если там оставить Дея в одиночестве.

— Просто признайся, что ты волнуешься о них. — Ох, Минато, лучше молчи. Мои детки знают, что я никогда их не брошу и не оставлю в беде. Но показывать, насколько сильно переживаю за них, я не должна. Мелкие обязаны научиться самостоятельности, моя опека только навредит их развитию.

— Обойдешься. Ну что, Курама, у Наруто все готово?

— Да. Можете перемещаться. — Мы с Минато переглянулись и активировали технику.

О, несравненные ощущения раздвоения сознания! Я скучала по вам! Брр… Так, с прибытием. С трудом удержавшись на ногах, я шагнула к сидящим у стенки детям. Ох, мать моя женщина, мне тоже надо присесть, а то что-то меня повело. Появившийся Минато поддержал меня под руку, не дав завалиться на бок.

— Говорил же, не стоит оно того. Сам бы справился. Упертая зараза! — ворчал мужчина, усаживая меня на пол. Я же пыталась не расстаться с завтраком. Ох, как мне плохо…

— Здрасти, Кушина-сан, Минато-сан… — и Дей начал ковырять носком пол, типа он тут самый большой лапочка и ни при чем. Абсолютно.

— Мам? — ко мне под бок подполз Гаара. — Что с тобой?

— Потом объясню. Что вы тут вообще забыли-то? — Сознание медленно приходило в норму. Уф. Чтоб еще раз я перемещалась со старыми печатями, да ни в жизнь!

— Ну… — мальчишки синхронно закатили глаза. Придумывают безобидную версию, стопудово!

— Давайте-ка честно. Зачем вы сюда полезли? Места для игр недостаточно?

— Ма, не ругайся. Мы клад полезли искать, — сдал всех Наруто. Ептать! Вот это поворот.

— А с чего, стесняюсь спросить, вы решили, что здесь вообще есть клад? — Я, кажется, знаю, кто инициатор идеи. Дейдара, зараза, каждый раз подбивает их на какую-нибудь авантюру! Если мальчишки куда-то полезли в поисках приключений на пятую точку — инициатор обязательно Дей! Главный заводила в этой безбашенной компашке!

— Ну, раз есть пещера — должен быть клад! — подал голос подрывник-самоучка. Я ж говорила, что это он заварил эту кашу. Блин, как трое из Простоквашино: должен быть клад, и все тут! Я фигею!

— Да, несомненно. Ну и как поиски? Увенчались успехом?

— Ну, мы расковыряли пару подозрительных мест… — начал Наруто. Я только хмыкнула.

— И после очередного вашего расковыривания случился обвал, — закончил мысль Минато и пожал плечами. — Впрочем, это было ожидаемо.

— Так, все разборки потом, пора вытаскивать вас отсюда. Наруто, ты можешь переместиться сам к маркеру, что твой отец оставил у входа? — Я поднялась, вроде качать перестало. Можно и выдвигаться.

— Да.

— Ну, так иди уже, мы будем следом. — Наруто с хлопком исчез, ну а мы с Минато пошли разбирать оставшуюся пару. Мне достался Гаара.

— Ма, ты ведь не сердишься? — тихонько прошептал мне в ухо мальчик, обнимая меня за шею.

— Как тебе сказать? Напугать вы меня не успели, да и страшного ничего не произошло. Но вы в очередной раз нарушили главное правило — всегда ставить меня в известность о своих планах. Так что наказание, естественно, будет. А Наруто получит по шее вдвойне.

— Почему?

— Потому что ему должно было хватить соображаловки оставить метку у входа в пещеру. Технику безопасности никто не отменял. — Я настроилась на свой маркер. Яркая вспышка, и мы в другом месте. Здесь нас уже ждал Наруто, а через пару секунд появился и Минато с Деем. Ну что же, пора вести бойцов домой и выдавать заслуженные пендели.

Конечно, дома мы на пару с Минато хорошенько пропесочили детей на тему «Если что-то делаешь тайно, то делай так, чтобы не попасться». Они же засветились, как новогодняя елка, да еще и так по-дурацки. За что и получили от нас на орехи. Четвертый пообещал им усиленные тренировки по скрытному передвижению на территории противника, а я задумалась над удвоением количества совместных боевок. Если у мальчишек есть время на дурные выходки, то значит, есть лишняя энергия, которую вполне можно направить в правильное русло. Ребята впечатлились нашими планами. Наруто досталось больше всех: он единственный мог подстраховать друзей, но не сделал этого. За что и получил от отца и меня. А вот Дей, несмотря на взбучку, был неприлично счастлив. Впрочем, он радовался каждый раз, когда его ругали не за его любовь к взрывам. Сейчас же нам было по барабану полное разрушение памятника природы, важнее донести до парней, что надо просчитывать пути собственного отхода на непредвиденный случай. Думаю, с задачей мы справились.

Глава 28

Очередная весна в горах. Все растет и цветет. Птички там, цветочки, бабочки. И мысли бегут не в ту сторону, в какую надо. Да, все-таки свободное время — это зло! Пока пашу как проклятая, никаких посторонних мыслей и желаний в голове не появляется. До койки бы дотянуть к вечеру и вырубиться не в процессе ужина. А стоит расслабиться — и вот, взгляд постоянно останавливается на неком блондинистом объекте, занимающимся с мальчиками тайдзюцу. Все-таки Минато очень красивый. Блин, да что за фигня-то? Долгое воздержание вредит адекватному мышлению? О нет, только вот розовых пузырей мне сейчас не хватало! Пойду-ка позанимаюсь чем-нибудь полезным, дурь надо выколачивать трудотерапией.

Мои парни здорово вытянулись. Так глядишь, скоро меня догонят. Шутка. Но все равно они неприлично высокие для своих лет. Дейдара так вообще со мной практически сравнялся ростом. Его в прошлом году дед пытался отправить в академию Деревни скрытой в камнях, но парень устроил такую истерику, что даже мне было стыдно потом выслушивать претензии старика. Горо-сан мечтал увидеть внука шиноби, а тот послал его пешим маршрутом далеко-далеко. Пришлось пообещать дедку, что присмотрю за пацаном и сделаю из него настоящего ниндзя. Хвала богам, нашли с ним общий язык. Теперь я официальный учитель Дейдары. Вот так-то.

Мдя, настроения заниматься у меня сегодня все-таки нет. Пойду, что ли, прогуляюсь тогда, подальше от объекта моей неадекватности. Ноги сами привели меня к озеру. Вот уж и тридцатник мне исполнился. Учитывая, что средний срок жизни шиноби — сорок лет, я уже старушка по местным меркам. Хы-хы. Клюшку пора себе делать и вставную челюсть заказывать. Нет, сам факт возраста мне был по барабану, тело и разум в отличной форме — мне грех жаловаться. Просто пять лет работы на износ меня сильно утомили. Да еще и время такое… Чертова весна!

— Ма, у нас гости! — рядом проявился Наруто. Теперь, с техникой «Бога грома», мальчишка, да и Минато могли в любой момент перенестись ко мне. Я всегда носила на себе метку. На всякий непредвиденный случай. Сын пританцовывал от нетерпения, ожидая, когда я последую за ним.

— Хм, неужели к нам пожаловал Джирайя? — Время подходящее. Я кивнула Наруто: мол, отправляйся обратно.

— Ага, — и мальчишка, сверкнув улыбкой, исчез. Ну что же, последуем за ним. Прыжок, и я стою у нашего домика, рядом с детьми. Действительно, к нам пожаловал сам жабий отшельник. Джирайя ни на йоту не изменился за эти годы. Над саннинами время, похоже, не властно. Что-то я теперь о бренном задумываться начала. Да что ж со мной творится-то? Срочно надо занять мозги чем-нибудь полезным. Что там у меня по плану было? О, вот как раз есть идейка.

— Здравствуйте, Джирайя-сан! — Сейчас подготовим почву и начнем.

— Привет, Кушина! Ты, как всегда, прекрасна! — радостно воскликнул саннин.

— Спасибо, конечно, за комплимент. Давайте-ка сядем, пообедаем, и вы нам заодно новости расскажите. — От обеда отшельник не отказывался никогда.

Ну, что нового произошло в мире? Суна разругалась вдрызг с другими великими деревнями. Правда, факт пропажи своего джинчурики они усиленно скрывают. Коноха, впрочем, тоже. В деревне Листа пока затишье — когда отшельник побывал там последний раз, внешне ничто не выдавало копошений среди кланов или правящей верхушки. Но Джирайя встретился с Какаши. У того все было нормально, и он передавал нам привет. Нара и Учихи тогда не дали их в обиду, покрывая толпой наш побег. Так что Какаши с Гаем достаточно легко отделались, а вот в результате между советом джонинов и старейшин пробежала нехилая трещина. Почти все шиноби восприняли наш побег как само собой разумеющееся: никто не сомневался, что я сбежала с сыном не от хорошей жизни. А совет старейшин, пытаясь навязать кланам свою политику, только усугубил раскол. Те кланы, что и раньше-то были нелояльно настроены к власти, теперь заняли вообще непримиримую позицию, а некоторые скатились в абсолютный игнор. В деревне зрела революция, не меньше. Мдя, вскрытие вот какого нарыва мы обеспечили Хирузену своим демаршем. Думаю, что в самое ближайшее время нам придется возвращаться, если я хочу осуществить свою мечту. Жажда крови и разрушений заметно поистерлась за эти годы, но поучаствовать в бардаке я все же обязана. Может, хоть кому-то морду набить удастся.

После ужина мальчишки получили свои подарки. Дею, кстати, наш отшельник тоже всегда приносил что-нибудь интересненькое. Сейчас мальчишки убежали на улицу исследовать презенты — в этот раз это были свитки с какими-то техниками. Думаю, завтра нас всех ждет сюрприз. Ребята не остановятся просто на изучении техник. Они наверняка начнут их улучшать. А это черевато непредсказуемыми последствиями. Мы же, оставшись без бдительного ока мелких, немного погутарили за жизнь, и естественно, Джирайя неплохо нагрузился саке. Пришла пора и мне клянчить себе подарочек.

— Джирайя-сан! — начала я попрошайничать.

— Да-а? — Отшельник почти растекся по столу. Минато с легким любопытством наблюдал за мной. Мол, что это на тебя нашло?

— А вы можете мне объяснить технику призыва? — закинула удочку. Может, что клюнет. Почему я не попросила об этом Минато? Да не знаю. Просто он мог и отказаться, мотивируя это сложностью или опасностью. Плюс, пока тут Джирайя, я могу не волноваться за мелких.

— Конечно! Хочешь заключить контракт с жабами? — Из кармана плаща был тут же извлечен свиток. Как будто отшельник все это время ждал моей просьбы. Хотя… Может, и ждал. Скорее всего, мое желание должно быть очевидно, да и что еще может предложить мне Джирайя в помощь, кроме призыва. Вот только жабы меня не прельщали совсем.

— Скажите, а обязательно с жабами?

— Нет, конечно. Можно совершить свободный обратный призыв, и тебя выкинет в мир демонических существ, наиболее подходящих для тебя. Просто с жабами у меня контракт, да и Минато в свое время работал с ними. Думал, тебе проще будет.

— Лучше уж свободный призыв. Посмотрим, к кому меня выкинет. — Надеюсь, не к драконам — те слишком сильны, и не змеям — эти уж слишком специфические животные. В течение часа мужчины загружали мой мозг вариантами развития ситуации при попадании на демонические планы. При обратном призыве тебя выкидывает в мир, подходящий тебе по каким-то неопределенным в целом параметрам (из мутных объяснений Джирайи я так и не поняла, как же они определяются). А вот дальше возможно все: от того, что тебя примут с распростертыми объятьями, до битвы не на жизнь, а на смерть, с самым сильным местным батькой. В общем, надо рассчитывать на самый плохой исход, поэтому мне в дорогу предлагалось набрать кучу разных пилюль, от лекарственных до чакровосстанавливающих. Да, страшноватенько как-то стало. Но, при изрядной доле удачи, мне откроются необозримые возможности. Режим отшельника слишком хорошая штука, чтобы ее проигнорировать.

В общем, мы договорились, что я через сутки отправлюсь отлавливать себе фамильяра. Весь следующий день я отдыхаю, восстанавливаю чакру. А уж потом, со свежими силами совершаю призыв. Пока меня не будет, за домом и детьми присмотрит Джирайя. Пришлось с ним провести воспитательную беседу на тему «Что будет, если я узнаю, что он опять водил детей в купальни». Саннин впечатлился. Будем считать, что договорились.

А утро порадовало нас летающим Дейдарой. Этот шкет таки умудрился себе сделать летающую тарелку, вернее птичку. Но то без разницы, в принципе. Мне кажется, в его руках все будет летать. Не вверх, так вниз. Теперь у нашей тройки появилась авиация. Похвально. У сыновей были успехи меньше, но тоже очевидны. Гаара за ночь разобрался с какой-то техникой стихии земли с зубодробительным названием, создающей вокруг врага куб из прочной горной породы типа гранита. Причем очень хитрый куб — фактически, противника помещают в камень так, что даже пальцем пошевелить он не сможет. Серьезная штука — без умения создавать техники одной волей, вряд ли вырвешься из подобной ловушки. Способ очень затратный, и, пожалуй, только джинчурики могут воспользоваться им в бою, не оставшись после применения без чакры. А Наруто самозабвенно кастовал смерч. Тоже очень занимательная техника, создающаяся вокруг шиноби и являющаяся своеобразным активным щитом. Сквозь плотную воздушную завесу не проникали сюрикены, даже наполненные стихийной чакрой, а сильный поток ветра буквально разрезал противника, пытавшегося пройти сквозь смерч. Очень хорошее умение, да и Гааре оно тоже пригодится, благо эта стихия у мальчиков общая.

Мужчины пошли тренировать мальчишек, а меня принудительно отправили отдыхать перед будущим боем. Ну, я и пошла… На озеро. Поплескаюсь, поплаваю, позагораю. Чем не отдых? Меня отпустили, правда, взяли клятву, что я не буду там тренироваться в техниках. Не буду, конечно, я псих, что ли, и сама не понимаю всей серьезности ситуации? Не держите меня за идиотку! Взяв полотенце, отправилась в сторону водоема. Есть своя прелесть в весне, и, несмотря на неожиданный гормональный взрыв, я наслаждалась цветущими деревьями, бойкими птичьими трелями и удивительно пьяным воздухом гор. Может, в этом все дело? Что-то такое в воздухе распылили? Да ну нафиг, хватит голову ломать, пора расслабляться! И вот теперь блаженствую теплым весенним денечком, лежа на песочке и принимая солнечные ванны. Хорошо-то как!

Я проснулась оттого, что по правой ноге ползло какое-то насекомое. Дернула ногой, вроде скинула. Блин, да что ж такое! Теперь эта гадость ползет по другой ноге. Махнула рукой, чтобы скинуть нарушителя спокойствия, и наткнулась на чью-то ладонь. Так. Щас кому-то грабки-то повырываю за приколы. Ну, конечно, это Минато развлекается!

— Жить надоело? — хмуро спрашиваю его. Если не буду грубить — спалюсь. Сидит тут рядом. Ох же ж, блин, мои гормоны. Так, думаем о цветочках, Кушина. Нет, там пестики-тычинки. Это не пойдет. Лучше об облаках. Да, там все всегда спокойно, спокойно, я сказала! Что же меня так пробило на романтику в этот раз?

— Да ладно тебе. Пошли назад, ужин скоро. — Этот гад не обратил никакого внимания на мой неприветливый тон. Черт, черт, черт! Так, надо охладиться. Уф, в холодной воде озера меня все-таки немного отпускает. Да, дожила — крышу сносит от присутствия мужика. Вот проблема на мою голову! Попытаться привести гормоны в норму медчакрой? Хм, это тема. Надо попробовать. В темпе выскакиваю из воды, одеваюсь и, подхватив полотенце, чешу к дому. Минато следует за мной, как привязанный. Нет, точно что-то в воздухе распылили! Надо сейчас же разобраться в причинах, почему спустя пять лет совершенно спокойного воздержания у меня вдруг начался чуть ли не новый подростковый период? При виде мужчины — теряю волю. Хотя нет, при виде Джирайи такого не случается. Блин! Только не это. У меня и так достаточно проблем.

Уже вечером я попыталась привести свой организм в более-менее обычное состояние. Что сказать, у меня это не слишком-то вышло. Удалось лишь немного погасить свои реакции на внешние раздражители. Ну, да и то хлеб. А вообще, все это заставляет задуматься. Против природы, видимо, не попрешь.

Глава 29

Настало утро дня «Ы». Завтракать я не стала, мало ли куда меня может сегодня занести. Я просто сидела за столом с семьей, наслаждаясь последними часами перед самым крутым поворотом в моей жизни. Что я встречу на той стороне, неизвестно никому. Пророков среди нас нет, к сожалению. Домашние понимали мое состояние и старались меня рассмешить. Не очень удачно, но я чуть-чуть расслабилась. Пора. Я так волнуюсь! Меня конкретно потряхивает от напряжения, ведь сейчас я проведу обратный призыв. Интересно, куда же меня занесет мое неприлично активное везение? Так, печать готова, активируем! Что ж, раз, два, три — поехали! Дым, грохот, мат. Почти всю чакру как корова языком слизала. Пилюлю в рот. Вот, теперь получше слегка. И все равно ни черта не видать! Кхе-кхе! Надо продышаться. Воздух здесь какой-то обжигающий, что ли. Так, дым вроде развеивается, оглядеться бы надо. И куда это я попала? Мать моя женщина, роди меня обратно, я залезу аккуратно… Сердце пропустило удар. Песец подкрался незаметно. Я в аду, что ли?

Пейзажик, представший передо мной, был отличной иллюстрацией к произведениям средневековых авторов, описывавших в своих книгах преисподнюю. Да… Вот тебе и родственные души нашлись! Залитый лавой и пламенем мир с небесами, закрытыми плотным кровавым покрывалом грозовых туч, в которых блистали вспышки молний. С остроконечными пиками скал, вырывающимися высоко вверх из этой огнедышащей феерии. На одной такой скале я и оказалась. Хвала богам, что не внизу. Похоже, там уцелеть нереально. Не думаю, что есть животные, которые смогут выжить в таких условиях. Вот как теперь мне попасть назад? Домой хочу! Очень!

Неожиданно из океана лавы подо мной начало подниматься нечто огромное. Огонь ручьями стекал с необъятного тела. Ох ты, жуть какая! Существо, состоящее из огня или плазмы, светящееся так, что глазам было больно на него смотреть. Вот это махина! Куда там жабам Джирайи! Кто же ты, обитатель такого негостеприимного места? И чакра, чудовищная в своей неукротимой мощи. Каких трудов мне стоило просто удержаться на ногах в его присутствии!

— Ого, да к нам пожаловал гость! Давненько вас не было тут, человек, — прогрохотало оно. Я говорила, что девятихвостый очень большой в своей оригинальной форме? Так вот, лис просто мелочь пузатая по сравнению с хозяином здешних мест. На меня уставился здоровенный ярко-оранжевый глаз с желтым вертикальным зрачком. Казалось, внутри этого создания тоже бушует пламя. Мама, как же я сразу не поняла? Да это же дух стихии! Фигасе, меня выкинуло! Вот это родственнички у меня образовались незапланированные! С такими-то и врагов не надо…

— Приветствую тебя, саламандра, дух огня! — С этим существом мне драться бесполезно, размажет и не заметит. Вот, блин, попала-то! Ах, знать бы, где упасть… А, соломка-то в этом мире явно не поможет мягко приземлиться. И что теперь мне делать?

— Это хорошо, что ты понимаешь свою ущербность предо мной. Зови меня Даифудо, смертная. Я — владыка этого мира. — Ептать, он и мысли мои читает. Вот уж действительно — для духов стихий нет никаких препятствий. Какие, нафиг, ментальные щиты? Он через них прошел, как через бумагу! Но то, что со мной хотя бы заговорили, а не сразу уничтожили, это ведь хорошо?

— Прости, что потревожила твой покой, Даифудо-сама. Но я хотела подписать договор с животными демонических планов, провела свободный призыв, и меня закинуло к вам, — со всей учтивостью ответила я. Преклониться перед этим духом? Я преклоняюсь, он совершенен!

— То, что твоих сил хватило пробиться в мир стихии, уже дает тебе право на подписание договора с нами. — Передо мной в воздухе раскрылся огненный свиток контракта. Подписаться было делом пяти секунд. — Отлично, давненько саламандры не проникали в мир живых. Теперь своим именем ты можешь призывать моих родичей. А меня, уж прости, ты не потянешь. Я слишком силен для твоего мира. Материальный план смертных не выдержит моего прихода.

— Спасибо вам, Даифудо-сама, но возможна ли еще одна моя просьба? — Ну, пожалуйста! Я хочу стать сильнее! И стану!

— В тебе горит огонь, смертная. Ты — пламя, ты — страсть! Ты наша по духу, ты жаждешь силы! Что ты хочешь от саламандры? — Как же в этом случае я так свободно обращалась с водой, если во мне столько огня? Но сейчас это непринципиально. Если я и получу еще одну стихию, это только добавит мне силы. Ну, а теперь с богом: не попробуем — не узнаем!

— Я хочу обучаться у вас, Даифудо-сама, — выдохнула я на одном дыхании. Хочу! Очень хочу!

— Хм, хочешь стать сеннином? Освоить режим отшельника? Мы в мире огня, смертная. И наше обучение отличается от других демонических планов, — саламандра на мгновение задумалась. — Ты понимаешь, что тебе придется тренироваться и жить в этом мире? Смертная, тебе придется обречь свое тело на болезненное разрушение и обрести истинную форму! Стать нашей не только по духу, но и по крови.

— Я ведь смогу вернуться в свой мир после этого? — Если нет, то дело того не стоит. Меня ждут дети. Да и Минато, наверное, тоже.

— Да. Если ты выдержишь все испытания, сможешь менять оболочку с энергетической на физическую форму по своему желанию. Но только в случае прохождения полного круга обучения. До тех пор ты будешь заперта на этом демоническом плане. В отличие от других мы не можем позволить вернуться в мир живых необученному духу огня, ибо как только ты потеряешь контроль и сольешься со стихией полностью — утратишь разум, став огнем изначальным. И мир смертных может быть уничтожен. — Страшно и так заманчиво! Время не имеет значения, когда тебе предлагается такая сила и, возможно, бессмертие. Ох, черт, какой соблазн. Но там дети… А если?

— Скажите, Даифудо-сама, а различается ли в наших мирах течение времени?

— Пфф… — дух выпустил из ноздрей фиолетовый дым. — Хорошо, что ты не забываешь о своих сыновьях. У нас редко появляются дети, поэтому мы очень трепетно относимся к своим потомкам. Да, в наших мирах время течет по-разному. Чем дальше план от мира живых, тем быстрее в нем идет время. Разница между нашими мирами примерно три наших года за одну вашу неделю.

— Тогда я согласна! Я хочу обучаться у вас, Даифудо-сенсей! — Три года — громадный срок. Я выдержу, стану сильнее и вернусь! Боюсь ли я? Боюсь, мне страшно до дрожи в коленях!

— Что ж, Кушина Узумаки, это будет твой выбор. Сбрось бренную оболочку своего тела, окунись в первозданный огонь, обрети себя. Если сможешь. — Даифуно огромной лапой провел по поверхности лавы, превращая неоднородную массу в ровное озеро полыхающей жаром стихии. — Еще никому не удалось заставить себя добровольно шагнуть в нашу стихию и принять ее. Вы, смертные, так цепляетесь за свою жизнь! Стихия сама решит, достойна ли ты принятия в родичи, или проще дать тебе сгореть, не наделив силой. Решайся, Кушина Узумаки. Пройдешь ли ты этот путь до конца? Сейчас еще есть возможность отказаться!

— Черт с тобой, золотая рыбка, — пробормотала я. Даже со своей скалы я чувствовала усиливающийся жар снизу. Если я сейчас прыгну вниз, думаю, что даже не долечу до лавы — успею сгореть на подлете. Но обещанная мощь и возможность защитить мелких… Страшно. Жутко. Бездна, еще немного, и я окончательно проиграю себе.

— Живем один раз? Тогда я хочу получить все! — И не давая себе одуматься, я рыбкой сиганула вниз. Даже если это конец, я хотя бы попробовала! Вспышка, обжигающее испепеляющее пламя. И боль, пожирающая, подчиняющая, разрушающая. Где-то вдали стих громовой хохот старой саламандры. Путь к силе через боль и страх, через саму себя, сквозь огонь? Я не могла даже кричать, ибо кричать было уже нечем — плоть сгорела в изначальном пламени. Мою сущность раздирало на тысячу осколков. Все, что мне оставалось, это уцепиться за боль, как нечто постоянное, не давая стихии растворить меня в себе. Я видела рождение и угасание звезд, видела течение магмы в глубине планет, видела плазменные бури в атмосферах газовых гигантов, видела пламя одинокой свечи в темноте и обжигающий всполох солнечных протуберанцев, ощущала тепло костра и грелась в неуправляемости лесных пожаров. Я была искрой на холодном ветру и гудящим от жара горном. Я стала силой, я стала страстью, я стала ослепительным светом.

Не знаю, сколько продолжалась эта мучительная и такая сладостная пытка, но в какой-то момент я поняла, что уже стою на лаве, и мне абсолютно не больно и не страшно. Как интересно! Подняла свои руки, внимательно разглядывая их. Теперь я представляла из себя человекоподобное существо из огня — по крайней мере, у меня было две ноги, две руки, голова. Все вроде на месте. Даже грудь никуда не делась. Как будто пламя загнали в прозрачную форму моего человеческого тела. А на голове горел натуральный костер вместо волос. Так, наверное, выглядели ифриты из древних легенд. Теперь я чувствовала весь этот огненный мир вокруг. Он — это я! Его пламя ластилось ко мне, даря силу и эйфорию. Здесь не нужно есть и пить, стихия позаботится о своих детях. Этот мир — мой дом, отныне и навсегда. Невероятное ощущение единения со стихией. Теперь я чувствовала потоки материи. Подо мной была огненная бездна, океан лавы без границ и дна, ему нет края. А во мне нет больше страха, есть радость жизни и силы! Вот позади меня появляется владыка этого мира, Даифуно-нии-сан. Мой старший брат.

— Ты прошла испытание, дитя. Кажется, тебя однажды нарекли Рей? Это имя подходит тебе, перерожденная сестра. Ты была нашей по силе, так ты очутилась здесь; ты стала нашей по духу, подписав с нами контракт. Теперь ты будешь нашей по крови, сгорев в изначальном пламени и возродившись в истинном облике. Я обучу тебя всему, что знаю сам.

— Спасибо, Даифуно-нии-сан. Сколько длилось мое перерождение? — Мне тогда казалось, что прошла целая вечность. Но все субъективно в этом мире, да и в любом другом тоже.

— По нашим меркам прошел год, Рей. — Вот как. Значит, у меня осталось не так уж много времени. Хотя мы с Минато договорились, что я отлучусь на месяц, если удастся договориться об обучении. А месяц там — это двенадцать лет здесь. Эх, надеюсь, я все-таки научусь контролировать изначальное пламя. Нет, я научусь этому по-любому! Там меня ждут самые мои близкие люди: Гаара, Наруто, Минато. Ради них, ради себя, я пройду этот путь, тем более что обратного хода нет. Я сама отрезала себе дорогу к отступлению, и теперь могу двигаться только вперед.

— Тогда я готова начать обучение, Даифуно-нии-сан. Надеюсь, я буду хорошей ученицей.

— Думаю, у тебя нет выбора, дитя. Идем, ты получишь то, к чему так стремишься!

Надеюсь, моя страсть к силе и знаниям поможет всем нам, ребята. Я вернусь, только подождите немного, мне столькому нужно научиться! Но я обязательно вернусь!

Глава 30

Дом, милый дом! Я появилась там же, откуда начала свой непростой путь длиною в пять лет. Брат отпустил меня в мир смертных, когда я смогла одолеть саму стихию в себе. Теперь я, типа, сеннин, даже красный плащ с изображением свернувшийся в кольцо саламандры на спине мне был подарен родичами из огненного мира на прощание. Все по-взрослому, без трусов. Ну, в смысле, все взаправду. Режим отшельника для меня имеет две ступени. В первой я собираю и использую сенчакру, как и обычные сеннины. Соответственно, это дает сильный прирост в силе и техниках. Кстати, стихии огня у меня нет. Так что кастовать огненные шары мне бесполезно. Правда, и в меня их кидать бессмысленно. Я и есть огонь. А вот вторая ступень — это пробуждение самой моей сути, превращение физического тела в энергию. Очень, очень желательно делать это подальше от густонаселенных мест, ибо мощь выпущенной силы запросто сметет пол-Конохи, к примеру. Еще мне нельзя надолго оставаться в этой форме, ибо я еще очень молодой дух огня и могу потерять свой разум, растворившись в стихии. На этот случай брат наложил на меня связующую печать — как только случится что-то подобное, меня выкинет обратно в демонический план. Никому из великих сущностей не хочется видеть разрушение мира смертных. Перестраховщики, мать их за ногу! А поначалу-то пугали: не выпустим, мол, пока не будем уверены. А то, что становление духа происходит через две сотни лет, рассказать забыли! Вернее, через это время я смогу не волноваться за собственный разум при переходе в истинную форму. Мой дух станет настолько силен, что зов стихии уже не будет влиять на мои поступки. Но до этого еще долго. Сейчас мне главное не переборщить, а то раз — и нет Кушины. Обидно будет, через столько уже прошла!

— Мама! — И на мне с радостным визгом повисли сыновья. Как же я рада вам, мелкие. Прижала мальчишек к себе. Для них прошло всего ничего, а я…

— Наконец-то! — Меня подхватили и закружили по двору на руках. Минато! Вокруг нас со смехом бегали мальчишки. — Так долго тебя не было!

— Я скучала! — Обняла блондина в ответ. Черт, мне действительно его недоставало! А Минато замер, похоже, не веря в происходящее. Ну да, я и не отпинала его за домогательства! И даже наоборот. Разберемся, я думаю. Все равно сначала надо вернуть утерянное. Может, ему самому после возрождения не надо будет ничего. А что мы его вытащим, я была уверена. Если что-то очень захотеть — это обязательно произойдет.

— Привет, Кушина! Ну что, расскажешь, где была, что делала? Смотрю, на тебе плащ отшельника? — На шум из дома вышел Джирайя, прервав нашу идиллию.

— У нас есть еда? — Я слезла с рук блондина и метнулась к дому. Пять лет не ела нормальной пищи, и ощутить вкус было моей мечтой на протяжении всего времени обучения. А еще я хотела проверить свои силы в этом мире. Вспомнить техники других стихий. Черт, как много я хочу теперь и сразу. Но сначала обед.

— Ммм. Как вкусно! — Я уже начала забывать, как же это вкусно! Жареное мясо, рис, овощи. Я все пробовала, стараясь растянуть удовольствие. Кофе! О, да! Я сейчас скончаюсь от счастья!

— Глядя на тебя, можно подумать, что ты не ела все это время… — протянул саннин. Сыновья с непередаваемым интересом в глазах следили за моим обжорством. Да, распустилась у вас маманя, пацаны!

— Ага. За пять лет это первый раз. — Умм. Ой, вкусняшки какие! Где-то тут соус должен быть. А еще я хочу сладкого! И кофе. Много!

— Это куда же тебя занесло? — Джирайя покачал головой, прикидывая разницу во времени. Да-да, не ближний свет! — С кем ты подписала контракт, Кушина?

— Ммм… — Я беспардонно облизала пальцы, вымазанные в креме. Плевать на приличия, дайте мне оттянуться! — С саламандрами.

— ЧТО? — в один голос воскликнули Минато и отшельник.

— О, вы знаете про саламандр? — Еще хочу! Полезла в холодильник. Наверняка там есть добавка!

— Да, это один из дальних демонических миров. Так ты теперь дух огня? — Зажав очередной добытый пирожок в зубах, я удивленно уставилась на Джирайю. Надо же, наш эро-саннин в курсе миров стихий. Хотя ему, наверное, жабы все это объяснили. Да и Минато тоже.

— Ага. Тока еще совсем молодой и несмышленый. — Уф. Что-то в меня больше не лезет. Сыто отдуваясь, откинулась на спинку стула.

— Тогда все понятно. Поздравляю тебя, Кушина. В эти миры мало кто смог попасть, и еще меньше тех, кто вернулся оттуда живым. За тысячу лет было двое заключивших договор с духами земли и воды. Об огне и ветре никто не слышал вообще. Теперь я лично знаю сеннина Кушину Узумаки, заключившую контракт с саламандрами, — торжественно и важно произнес Джирайя. Все прониклись. Даже я.

— Все это безумно интересно, но и вы мне расскажите о вашей жизни. Что интересного произошло за мое отсутствие?

В разговор тут же вступили мальчишки, перебивая друг друга, рассказывающие о своих приключениях. Оказывается, они учились работать в тройке с Дейем. Джирайя решил, что грех растрачивать подобный потенциал, и теперь ребят усиленно гоняли по новой тактике. Главное, что занятия очень нравились мелким. А Дейдаре вообще нравилось все, если ему не запрещается кидаться направо и налево своими взрывными поделками. Он, кстати, скоро должен прийти. У отшельника намечено очередное полевое занятие — наша троица против теневых клонов, изображающих условного противника. Молодцы мальчишки! Сижу, горжусь и радуюсь. У меня прекрасная семья, талантливые дети и хорошие друзья! Я счастлива! Осталось только набить морду врагам. Ну и с этим вопросом со временем справимся! Фиг от нашей семейки уйдешь!

Вскоре пришел Дей, и группа неуемных деток под руководством эро-саннина отвалила на полигон. Воевать, взрывать, кромсать, летать и так далее по списку. В доме остались лишь мы с Минато. Сидим, смотрим друг на друга. Похоже, пора поговорить? Но блондин опережает меня.

— Кушина? — Вот как он столько вопросов задал только интонацией?

— Минато, мы о нас с тобой предметно поговорим, когда вернем тебе душу и тело. Все-таки ты сейчас всего лишь запечатанная в печати Наруто память с осколком духа. Возможно, что тебе целому и не нужны будут никакие ответы. — Я грустно улыбнулась. Будет жаль, конечно. Но не смертельно.

— Вряд ли что-то изменится. Разум, память — есть связующее звено между телом и душой. Все наши чувства, привязанности управляются разумом. — Мне кажется, или он сам себя сейчас пытается убедить в этом?

— Посмотрим. Если тело вырастить не проблема для современной медицины, то как вернуть твою душу, я даже не представляю. — Есть у меня одна идейка на эту тему, но об этом пока рано говорить.

— Не думаю, что это вообще возможно. Шинигами забирает душу себе навсегда. Нет способов ее вернуть. — Ты говоришь это таким пустым голосом, а в глазах все равно светится бешеная надежда, что все можно исправить. Нельзя сдаваться, Минато! Верь в себя! И я буду верить!

— Возможно, что мы сможем предложить шинигами что-то столь же ценное взамен. Мы просто не думали над этим вопросом. Решение наверняка есть!

— Спасибо, Кушина. — Минато подошел, сел на лавку рядом со мной, притянул к себе. — Сейчас я почти счастлив.

— Все будет пучком, Желтая молния, держи хвост пистолетом! Как я твердо уверовала в мире огня, все возможно, если в это действительно поверить!

— Как там было? Страшно?

— Очень. Чтобы пройти испытание, мне пришлось прыгать в огонь, отказаться от тела. Было очень больно и жутко. Мое перерождение в огне длилось почти год. — Брр, меня передернуло. Даже сейчас от воспоминаний шерсть по всему телу дыбом встает.

— Я знал, что ты справишься. Хотя очень жалею, что тебе пришлось такое пережить.

— Это все неважно. Испытания — тлен. Я хотела силы, безумно хотела иметь возможность защитить мелких. И получила это. Я не жалею о боли и страхе. Мой приз того стоил, поверь.

— Покажешь? — Какой любопытный! Хотя почему бы и нет.

— Только первую ступень. На второй я пока недолго могу оставаться, и она слишком разрушительна, а мне наш домик еще нравится. — Я направилась к выходу. — Пошли, продемонстрирую, что смогу.

Переход в режим отшельника происходил без спецэффектов. Просто я теперь обладала большей мощью и ощущала, и видела родную стихию даже в пролетающих мимо бабочках. Искра истинного пламени есть в каждом живом организме.

— Да, очень сбалансированный режим. У тебя только глаза изменились, да подводка появилась. — Минато ходил вокруг меня, рассматривая и удивленно качая головой. Ну, про изменение глаз и боевую раскраску я в курсе. Глаза мои сейчас выглядят в точности как у нии-сана, со скидкой на разницу в размерах. Огненно-рыжие с вертикальным желтым зрачком.

— Как интересно, тетя! — рядом с нами возник клон Курамы. Не выдержала душа любопытная! Просто подслушивать уже не комильфо.

— Че? Какая нафиг тетя, лис? — Я малость прифигела от такого обращения.

— Ты дух огня, я чувствую в тебе родную стихию! Значит, мы дальние родственники! — наставительно подняв указательный палец вверх, заявило это чудо.

— Мдя, тогда уж скорее ты мне дядя. Все-таки наши возрасты несравнимы. Я просто несмышленый карапуз по сравнению с тобой.

— Нет, ты мне именно тетя. Ведь ты не биджу, чтобы быть моей племянницей. А я вот могу вполне быть твоим пятиюродным племянником по материнской линии. — Курама с исследовательским интересом обошел меня по кругу. — Ну-ка, создай-ка что-нибудь поубойнее в этом режиме.

Хозяин — барин. Мне несложно. Используя свой огонь и свободную сенчакру, создаю небольшую энергетическую сферу. Это очень легко дается, стихия сама подстраивается под мои желания. Углядев полыхающий светом шар в моей руке, лис отшатывается, едва не сбивая с ног Минато.

— Гаси! Немедленно! — орет он, пытаясь одновременно закопаться и уползти. Забавно. Он действительно думает, что я сейчас спущу эту технику? Я же не идиотка. Вон, Минато это прекрасно понимает.

— Нет проблем. — Спокойно развеиваю шар. И выхожу из режима отшельника. Хватит, побаловались.

— Ты хоть представляешь, ЧТО держала в руках? — громко икая, спросил Курама. Да, серьезно я его напугала.

— Конечно.

— Я очень прошу, Кушина, не применять его рядом с нами. Не хочу находиться поблизости, когда эта штука рванет. Не всякая Бомба биджу имеет ту же мощь, что этот маленький шарик.

— Спокойно, рыжий, все учтено могучим ураганом!

— И от этого еще страшнее, — тихо пробухтел Кьюби, пытаясь уложить обратно вставшую дыбом шерсть.

Глава 31

— Твою мать! — Резкий рывок, вспышка боли, и сустав встал на место. Епрст! Слов нет, одно шипение. Закончив с возвращением подвижности руки, Минато начал упаковывать мою пострадавшую конечность во временную перевязь.

— А вот маму не трогай, — продолжая свое черное дело, ответил блондин. Уф, блин, почти отпустило. По крайней мере теперь только плечо дергает слегка.

— Сегодня явно не мой день. — Моя ошибка. Недооценила противника, и вот итог. Выбитое плечо и, судя по стреляющему боку, трещины в ребрах.

— Надо было быть внимательнее. — Минато встал и потянул меня за собой. Блин, не удержалась от вскрика. — Так, признавайся, что еще от меня скрыла?

— Да, ладно, фигня все это. — Попытка отмахаться не удалась. Ага, счас, так меня и отпустили. Подверглась сеансу очередного ощупывания. Черт, больно же!

— Вижу, какая фигня. Но вроде бы ребра не сломаны. — Меня туго перебинтовали прямо поверх одежды. Стало полегче. — Скажи мне, почему ты так по-дурацки подставилась?

— Думала, что умнее всех. — Я встала. Да уж, идиотку такую еще поискать надо. — Решила, что изучила хорошо все твои тактики.

— Ну да, а то, что я тоже учусь на спаррингах с тобой, ты не учла, — покивал блондин, подхватывая мою тушку на руки. Сопротивляться не было ни сил, ни желания — пусть тащит. Домой хочу. На горизонтальную мягкую поверхность.

— Нет, конечно. Я ж самая «умная»… — В ответ мне только хмыкнули. Минато решил сэкономить время и до дома допрыгал верхним путем. Что я могу сказать? Плачевно все это. После всех обучений, я, видимо, заболела звездной болезнью и решила, что круче меня только горы, на которых еще никто не бывал. И вот закономерный итог. В очередной тренировочной схватке с Минато я получила на конкретные орехи! Он и так-то виртуозно владел «Богом грома», а тут… да с кучей других техник. В общем, меня отфутболили, да так, что я не очень удачно навернулась о дерево. Как дух-то не выбил, непонятно. Ударчик был еще тот! Радует, что это произошло в дружеском спарринге, а не в настоящей драке. Ура, наконец-то меня сгрузили на кровать. Все. Дайте полежать, не двигаясь.

— Сможешь подлечиться? — Мужчина снял с меня сандалии и сумку со снаряжением.

— Да, но на неделю я выпадаю из тренировок. Ты же знаешь, что с костями лучше не шутить. Укрепить место трещины я смогу, но зарастать все это будет обычным путем. — Я пожала здоровым плечом. Я не Цунаде, что за несколько дней привела бы меня в порядок. Я могу себе только слегка помочь. Ну, и то, что я Узумаки сильно повысит темпы выздоровления.

— Отлично! — Не поняла? Чему он так радуется? — Вот и повод отдохнуть тебе. Ты снова себя начинаешь загонять.

— Нянька, — я надулась. А что делать? Мне постоянно кажется, что время утекает как вода, и вот-вот что-то должно произойти. Что-то нехорошее. Похоже, лимит спокойной жизни исчерпан.

— Ну, уж какой есть, — притворно вздохнул Минато и лег рядом. Наши отношения сильно изменились, и, хотя мне иногда все же хочется надавать этому гаду по шее, с ним весело. После нашего серьезного разговора, когда я вернулась из огненного мира, я просто перестала от него бегать. Смысл, если и так все понятно?

— Ладно, не мешай лечиться. — Поставить укрепляющие шины из чакры на оба пострадавших ребра дело десяти минут. Подогнать восстановительные процессы в поврежденном суставе и того проще, не говоря уже об удалении гематом. Ну вот. Теперь я в относительном порядке. Но повязки оставлю до вечера, на всякий пожарный случай.

— Ну как? — задал вопрос Минато, как только я открыла глаза.

— Жить буду. Я посплю немного? — Он только хмыкнул в ответ и накрыл нас обоих покрывалом.

Уже два месяца прошло со времени ухода Джирайи. Он у нас как перелетные птицы на юг, каждый год отваливает за вдохновением по злачным местам. Конечно, на дворе лето, а значит девочки все больше оголяются. Его даже можно понять. Местами. Так сейчас саннин наслаждается купальнями и обнаженными телами.

Мальчишки ушли на неделю в горы. Впятером. Ну, наша неразлучная троица и два биджу в виде клонов в нагрузку. Не знаю, как именно они уговаривали проявиться нашего стеснительного Шукаку, но в итоге им это удалось. Теперь у меня незапланированный отпуск от родительских обязанностей. Если бы не достаточно строгий дед у Дейя, то парень бы и жить к нам перебрался. Все равно ведь зависал с моими мальчишками с утра до вечера, подбивая их на шалости и огребая от меня за это. Шучу, я почти не ругаюсь. Сама такая была в этом возрасте. А учитывая, что возможностей нашкодить у меня было в разы больше, благодаря наличию неистощимой энциклопедии под названием Интернет, то мелкие неприятности, доставляемые Дейем, — это так, цветочки. Да, цветочки с возможным летальным исходом, но тут и люди попрочнее. И потом, убить джинчурики — это надо сильно постараться, а убить джинчурики с полностью контролируемым биджу… В общем, за мелких я не сильно переживала. Больше было забавных случаев, чем реально опасных. Вон, хотя бы если вспомнить их поход за кладом. Дейдаре мой слегка пофигистический взгляд на жизнь в целом и на него в частности очень импонировал. Парень называл меня прогрессивной мамашей и при любой возможности ездил по мозгам мелким, что им со мной крупно повезло. И вообще, при наличии моих сыновей под боком мальчишка перестал быть столь явным индивидуалистом. Их компания теперь действительно неразлучна, и наш чудо-подрывник за моих ребят кому хочешь морду набьет. Я уже не удивляюсь.

— Кушина! У нас проблемы! — взволнованный голос Курамы ворвался в мое сознание, выкидывая меня из сна. Ну что опять-то? Снова заблудились?

— Что опять случилось? — Я села, спихнув с себя руку Минато. Блондин открыл глаза, прислушиваясь к нашему разговору.

— На нас напали! Наруто… — Меня подкинуло на кровати. Оказавшись на ногах, сорвала с себя повязки, две секунды — и я уже в полном вооружении. Напали на МОИХ сыновей? Поррррву…

— Что с ним?

— Нас закидали усыпляющим газом, мальчишки отрубились сразу. Мы с Шукаку еще оказывали сопротивление, потом я вернулся в печать… — лис замялся.

— ЧТО С НАРУТО? — я не заметила как скатилась на рычание. На плечо легла рука, успокаивая. Да, ты прав, Минато, нельзя терять голову.

— Он ранен, но легко. Пара сюрикенов в нежизненно важных органах. Но он в искусственной коме, я не могу до него достучаться! — Курама сам прибывал в панике. Да, это плохо. Очень.

— Что с Гаарой и Дейем? — Минато лаконичен и собран. Все-таки быть мужчиной гораздо лучше. Мне требуются нехилые усилия, чтобы взять под контроль свои эмоции. А тут раз — и спокоен, почти как танк. Только глаза выдают.

— Я унес их дальше в горы. За нами не идут, — проявился Шукаку. — Они оба спят, никаких повреждений кроме пары ушибов я не нашел.

— Хорошо спрятался?

— Да. За нас не переживайте. Но, Минато, я не справлюсь с ними обоими, когда они придут в себя и узнают про Наруто. Мальчишки наверняка рванут на помощь.

— Понял, — кивнул Минато и посмотрел на меня. — Сначала идем за Наруто, потом я отправлюсь к мальчишкам.

— Уверен, что они не отправятся к нам раньше? Шукаку, понажимай там нужные точки на их тушках, мне надо, чтобы часа четыре мелкие нам не мешали. — Лучший вариант — парней пока нейтрализовать. Сейчас они под защитой биджу, и с ними будет все в порядке. А нам с Минато теперь есть чем заняться. — Шукаку, ты своей блохастой шкурой отвечаешь за мальчишек, ясно?

— Да я сам знаю! Удачи вам.

— Курама, можешь примерно сказать, где сейчас Наруто? — Пусть лис сейчас и не видит, но он может слышать.

— Мы в каком-то влажном помещении. Капает вода. Эхо. Думаю, что это пещера. Рядом трое, но я чувствую пятнадцать человек с развитой чакрой. Уровень почти всех высок, в группе совершенно точно пять джонинов.

— Да, похоже на пещеру, — пробормотал Минато. Если это так, то нам на северный склон. Больше в округе целых пещер не осталось. Это плохо. Если пришлые так хорошо изучили местность, значит они достаточно долго крутились тут. Как это мы прошляпили, а?

— Идем на север. У меня появилось неотложное дело к этим ребятам.

Мы залегли неподалеку от пещеры, аккуратно прощупывая окрестности на наличие замаскированных врагов. Хм, в охране двое. Ну, поздравляю, Кушина, тебя заказали группе охотников за головами. Ладно, хоть не АНБУ. Эти могут и не знать, на кого руку подняли. Про Наруто в книге Бинго нет ни слова. Идет охота на нукеннина листа Узумаки Кушину. Что ж, ну и мы поохотимся. В любом случае мочить надо всех, никто не должен узнать, где мы скрываемся.

— Левый — мой! — просемафорил мне Минато. Ясно, значит на мне правый. Три, два, один. Синхронно бросаем кунаи, прыжок. Быстрые товарищи, но этого недостаточно для нас. Я успела перехватить кунай в воздухе и, развернувшись, насадить на него своего противника. Вот так. Еще пара дырок, чтоб уж точно не встал. Враги за спиной, даже полуживые, рано или поздно в нее же и ударят. Вон и Минато так думает, судя по перерезанному горлу пришлого. Минус два.

— Идем. Ты — впереди, я страхую. — Очередная распальцовка. Удобная штука, этот боевой язык жестов. Я кивнула, согласна. Зашли в темный провал и замерли в глубоких тенях на несколько минут. Ждем, пока глаза привыкнут к сумраку. Спешка только при ловле блох на волосатом боку Шукаку нужна. Шутка. Первые противники нам встретились метров через двадцать от входа. Боевая тройка? Похоже. Джонин и два чунина. Прекрасно, просто прекрасно… Что, ты на себя возьмешь джонина? Ну, хозяин — барин, вперед. Я разберусь с остальными. Могу сказать, что я соскучилась по настоящей схватке! Вот они, реальные враги, которых можно поубивать различными способами с особой жестокостью. Да, на! Лови кунай, ну что молчишь? Это тебе не хухры-мухры, они у меня наполнены стихией ветра, так что твоя ладонь и череп им не преграда. А ты это куда грабки протянул? К взрыв-печатям? Ай-ай-ай, молодой человек, как нехорошо кидаться всякими мятыми бумажками в красивую женщину! Поднырнув под руку, хватаю за кисть и выворачиваю его конечность назад до упора. На колени! А теперь ты у нас отдохнешь. Удар в основание черепа и отчетливый хруст. На том свете отдохнешь.

Минато? О, и он уже закончил. Сидит, аккуратно шмонает труп джонина. Вздергиваю бровь. Мол, нафига? В ответ мне показывают пачку печатей. Ойе, мощно! Вот подготовился народ. Столько взрыв-печатей на себе носить! Значит, сейчас врагов осталось около десятка, если верить Кураме. Поскакали дальше? Кивок.

Глава 32

— Курама? — мысленно зову лиса. Необходимо узнать, встречают ли нас.

— Пока тихо. Вас еще не заметили, но явно ждут, — приходит тихий ответ. Странно, у них нет сенсов? Хотя в таких группах столь тонкая специализация может и не котироваться. Вот и вход в самую большую полость этой пещеры. Зал со сталактитами и небольшой дыркой на улицу в потолке, дающей слабый луч рассеянного света. Тихо высунулась на мгновение, оглядев позицию. А хорошо народ тут окопался! Размещались хаотично, но тактически правильно. Две группы по трое: одна взяла в клещи единственный вход, вторая дублировала их с потолка, еще двое стояли рядом с тушкой Наруто, в самом темном углу. А вот где еще двое, я не знала. Они точно были здесь, но визуально не наблюдались. Какая-то техника? Вполне возможно. Но при таких вводных замаскировавшегося народу может быть и больше. Теперь придется рассчитывать на внезапное нападение. Объясняю Минато все это на пальцах. «Хм, думаешь, прокатит? Ну, согласна. Ты отвлекаешь внимание, я пробиваюсь к Наруто».

Минато кидает кунай. Исчез. Зал тут же наполняется противным скрежетом стали. Бах! Ну что за дебил в пещере использует взрыв-печати, а? Осматриваюсь: так… минус три. Двое — явно работа блондина, а вот одного зажарили свои же. Хорошо прошелся! Качественно! Еще трое связаны боем, двое из охраны тушки мелкого стоят на изготовке, но в драку не рыпаются. Значит, эти на мне. Где же остальные? Черт, плохо! Ладно, будем импровизировать. Метнула кунай за спины шиноби, стерегущих моего сына. Прыжок. Минус один. С первым удалось разобраться сразу. Эффект неожиданности плюс моя скорость. С железкой в сердце не побегаешь. А вот второй оказался сильнее и гораздо выше по уровню. Наложила легкое гендзюцу — так, обманные движения, ничего сложного. Уф, еклмн! Еле уклонилась от катаны. Вот и первый невидимка проявился. Да, техника интересная, этакий оптический камуфляж, но присмотревшись, вполне можно видеть движения. Значит, маскировка работает только при полной неподвижности. Интересненько, сколько вас таких по залу сидит? Достал, зараза! Все-таки поврежденные ребра сильно сковывают движения. Да и рука не очень слушается. Разрываю дистанцию и призываю воду, сразу преобразуя ее в копья. Ну вот, еще одного спровадила на тот свет. А хамелеончик-то попрыгучее оказался. Его моя техника только задела, но не смертельно. Возможно, в результате он и истечет кровью, но это случится не прям сейчас, так что мы еще покувыркаемся.

Рассыпаю по залу кунаи с печатями грома. Ну вот, можно и попрыгать теперь. Чем и воспользовался тут же Минато. Его в том углу хорошо зажали! А теперь пусть погоняются за верткой целью. Так, а с тобой, хамелеончик, у меня сейчас трепетный разговор будет на тему длинного пореза на руке. За все надо платить, милый. Ах, вот ты как? Пока хрупкая женщина отвлеклась, решил пырнуть ее ножичком? Хамло-о-о! Разрываю дистанцию и кастую еще воды — получите водяную тюрьму. Разряд! Черт, пришлось отвлечься. Еще один невидимка образовался. С бешеным количеством огненных шаров. Зараза! Но какое у него было удивленное лицо, когда все эти шарики, не долетев до меня, потухли! Так-то, с нами, огненными духами, такое не пройдет! Но что раскрылся, это очень хорошо. Утомительно работать двумя руками после травмы.

— Минато, он твой! — Я подталкиваю противника в сторону появившегося за их спинами блондина. Тот со своими уже разобрался, так что не против сам поучаствовать в нашей драчке.

— Благодарю, — Четвертый с доброй улыбкой принял шиноби на свое оружие. Хм, вражина почти отбегался. С такой раной, что оставил трехлепестковый кунай, долго не попрыгаешь. Да, у Минато опыта поболее моего будет. Куда ты, радость моя, мы еще не закончили! Ах, ты решился на ниндзюцу? Вау, и доспех молний знаешь? Ну-ну, удачи. Моя вода всегда при мне! А тем более сейчас, когда я ее уже море сделала! Жгуты скрученной воды под давлением легко разрезают шиноби на несколько неаппетитных частей. Опа, передо мной прям из воздуха нарисовались еще двое. Да сколько же вас всего тут? Прыжок — и я в другом конце зала. Ну, давайте, идите ко мне. Я вас чаем угощу. Так, десятка клонов мне хватит пока.

— Курама, передай Минато, пусть забирает Наруто и валит отсюда, — мысленно обращаюсь к лису. Ну, не кричать же на весь зал!

— Он отказывается.

— Скажи, что чакра в его клоне все равно скоро кончится, и он мне ничем вообще не поможет. Тоже мне, благородный герой! Я тут хочу потоп устроить. Давно мечтала с большими объемами воды поработать в боевых условиях. — Ответ не потребовался: Минато грозно сверкнул глазами и, подхватив Наруто на руки, рванул к выходу. Как я и думала, за ними никто не последовал. Все же эту компашку интересовала исключительно моя тушка. Вернее, голова. Что ж, ребятки, сами напросились. О, да вас еще прибыло! Теперь на меня с клонами нападали уже пятеро. Да, Курама, плохо ты врагов умеешь считать, плохо!

А дальше… Я прыгала, уклонялась, наносила удары, постоянно добавляла клонов, взамен утраченных, перемещалась хаотично по всему залу. Эти пятеро очень грамотно меня пытались загнать. Сразу видно — давно работают вместе. Только вот противник им в этот раз попался неудобный. Долбаные ребра, как же не вовремя все это! От, черт! Один сумел просчитать мой прыжок, уважаю. Выдернула кунай из ноги — щас кто-то огребет за эту кровь. Ладно, время пришло. Вроде как, Минато я дала достаточную фору свалить из пещеры подальше.

Пора, вдох-выдох, вот, поплавайте, ребятки! Я выбросила в пространство максимальное количество чакры, обратив ее в воду. Теперь покорная моей воле жидкость начала закручиваться вокруг меня в нескольких разных направлениях. Ага, я устроила в отдельно взятой пещере гигантскую Бомбу биджу из воды. Поддерживая вокруг себя воздушный пузырь, я с удовольствием наблюдала, как эти крутые мужики проносятся мимо, увлекаемые сильным потоком. Так, минус два. Эти не выдержали столкновения на встречных курсах. Вода окрасилась красненьким. Как интересно управлять стихией напрямую. Чувствуешь себя… Богом, что ли. Не забыть бы хоть одного оставить в живых для допроса с пристрастием. Ну и кого же выбрать? Три тушки весело крутились вокруг меня, пытаясь выбраться из водяной ловушки. Да куда уж им…

Итак, в номинации «Самый невезучий шиноби» побеждает участник номер два. Он и выглядел с самого начала повнушительнее, и трепыхаться пытается до сих пор. Возможно, что это командир данного отряда самоубийц. Двое же других неудачников заканчивают свое бренное существование, размазавшись по ближайшей стенке. Ну, вот и наш победитель перестал сопротивляться, потеряв сознание. Отлично, можно отпускать воду. Пора, так сказать, поговорить с пленником душевно. Освободив пространство от жидкости, перетащила тушку в уголок и спеленала, дабы не рыпался.

— Так-с, давай, приходи уже в себя, разговор есть, — и ощутимо пнула по ребрам шиноби. Тот закашлялся и открыл глаза. Отлично.

— Ну что, болезный, очухался? — воткнув кунай в ногу слегка оклемавшегося вражины, поинтересовалась я. — Давай-ка поговорим, что ли. Как на меня вышли?

— Да пошла ты… — сплюнул кровью мне под ноги этот смертник. Ну-ну, герой, значит, попался.

— Повторяю вопрос, — пропускаю через кунай чакру молнии, отчего подопытного стало слегка потряхивать. — Как вы нашли меня?

Мужчина только выдавил кривую улыбку. Каков партизан! Что ж, сам виноват. Добавим киловатт, слегка. Тело выгнулось, забившись в конвульсиях. Так, пока хватит, а то окочурится еще. Может, у него сердечко слабое и все такое. Дав пленному отдышаться, я повторила вопрос еще раз. И мне пошли навстречу! Доброе слово и пара киловатт действуют лучше доброго слова и пистолета!

— Мы следили за Джирайей-саном. Всем известно о ваших дружеских отношениях, а значит, был шанс, что саннин поддерживает с тобой связь, — мужчина перевел дух и продолжил: — Проследить за ним удалось только до границы, там отшельник оторвался от слежки. Мы стали обшаривать округу. Ну и спустя полтора месяца вышли на эту долину.

— Ясно. То есть официально ни к какой скрытой деревне вы не относитесь?

— Да. Наша группа была из разных деревень.

— Что вам обо мне известно? — Неужели народ пришел только за мной? Значит, про мелких они действительно не в курсе.

— Кушина Узумаки — преступник А-класса. Владеет тайдзюцу, ниндзюцу, гендзюцу, фуиндзюцу. Джонин деревни Скрытой в листве. Стихия — вода. Прозвище Кровавая Хабанеро. Цена за голову — два миллиона ре, — бодро отрапортовал мой пленник. Да, в книге Бинго не было ничего про джинчурики. Очень хорошо. Эти охотнички вляпались, выбрав добычу себе не по зубам, польстившись на приличные деньги за А-класс.

— Кто еще в курсе моего местонахождения?

— Ты ведь все равно меня прикончишь, так смысл мне отвечать? — Он еще и храбрится. Вау. Что-то в штанах есть.

— Скажем так, можешь сдохнуть тихо и безболезненно, а можешь весело и в муках. Выбирать тебе. — Не люблю работу палача, но всему свое время и место. Если хочешь что-то узнать, надо уметь выбивать информацию и таким способом.

— … - Пленник опустил голову, гордо промолчав. Ну-ну.

— Знаешь, — я оскалилась в самой безумной улыбке, что смогла придумать, и мечтательно закатила глаза. — В человеке очень много воды, а ты видел, как я могу с ней работать. Тем более, я всегда хотела посмотреть, что будет с телом, если разрушать кровеносные сосуды один за другим. Начать я думаю с мелких капилляров в легких. Когда они начнут заполняться кровью, ты прочувствуешь всю прелесть медленного удушья. Но умереть я тебе не дам, буду поддерживать такое твое состояние подольше. Потом можно будет поиграться с давлением, главное — не довести тебя до инсульта. Ну да бог милостив, откачаю, если что. А коль и это тебя не подействует в достаточной мере, я просто и банально начну тебя топить. Ведь тело, погруженное в воду, через пару минут расскажет всю правду, даже ту, о которой не подозревало…

— Я понял, — испуганно прошептал мужчина. — Мы были чересчур самоуверенны, за что и поплатились. Ты указывалась как отступник А-класса, но тут явно ошибка. Или Лист недооценил тебя, или они намеренно исказили информацию.

— Ближе к делу.

— Я и говорю, мы рассчитывали справиться с тобой сами. Не посылая за помощью. Так что можешь спокойно убить меня, никто больше не в курсе, где именно скрывается Кровавая Хабанеро.

— Хм, меня терзают смутные сомнения, что ты мне наврал. Сердечко уж больно часто бьется, давление слегка поднялось… — Хотя это может быть и реакция на стресс. Он же знает, что в живых я оставлять его не собираюсь… Жидкость под названием кровь может очень многое рассказать о человеке.

— Я просто боюсь, — честно сказал пленник. Да, похоже, не врет. Что ж, это хорошо. Есть шанс спокойно пожить еще какое-то время для нас и отойти в мир иной для него.

— Расслабься, я тебя не больно зарежу. — Пережать пару сосудов, приводя тушку вражины в бессознательное состояние, и устроить тихую смерть во сне. Что может быть проще? Для гарантии вогнала кунай в сердце. Вот теперь точно все. Пора домой, там мелкие не в лучшем состоянии. Двое наверняка устроят истерику, а третий — вообще раненый.

— Что расскажешь? — Вечером этого суматошного дня мы с Минато и биджу уединились на кухне. Детишки были насильно напоены молоком с успокоительным и уложены спать. Даже Дей остался сегодня ночевать у нас. Наруто уже давно пришел в себя — джинчурики вообще быстро регенерируют. Так что мальчики сейчас видели десятый сон и не мешали серьезному разговору взрослых.

— Это группа охотников за головами. Искали меня, ну и нашли на свою голову. Они следили за Джирайей. — Я подробно рассказала им весь наш разговор с покойником. Ну и выводы свои тоже.

— Ясно, значит, вскоре такое может повториться, вряд ли они одни пришли к такому выводу, — Курама нервно дернул хвостами.

— Я тоже так думаю. Скорее всего, наша спокойная жизнь подошла к концу. Возможно, скоро мы покинем это место. — Да, что-то назревает. Я уже давно это ощущаю.

— Но спешить не стоит. Теперь мы знаем, что за нас плотно взялись, а значит, неожиданностей больше не будет, — мрачно протянул Шукаку. Он прав, теперь нам придется вести себя осторожнее. — Пускай несколько ваших клонов постоянно следят за выходом из долины. Мальчишек также можно посменно туда отправлять — учиться терпению, сидя в засаде.

— Значит, так и решим, — подвел итог нашему разговору Минато. — Удваиваем бдительность и действуем по обстоятельствам.

Глава 33

Наша великая троица, быстрорастущая поросль шиноби, усиленно обсуждает новую идею лиса. Хорошую, надо сказать, идею. Курама предложил обкатать тройку в настоящих боевых условиях. И начать с истребления обычных бандитов, не ниндзя. В принципе, он прав. Мальчишкам нужен опыт реальной боевой операции. В итоге договорились, что через неделю все дружно выдвигаемся в сторону какого-нибудь оживленного тракта, где обычно и обитают подобные деятели бандитской наружности.

— Ну, что думаешь? — Рядом объявился Минато с миской густого супа.

— Идея хороша. Мальчишек давно пора проверить в деле. Да и самостоятельности им самое время учиться, а то все на нас надеются. — Поесть — это хорошо. Я с удовольствием вдохнула пряный аромат.

— Справятся ли? — с сомнением протянул мужчина. Да, тут не попробуем — не узнаем.

— Посмотрим, — я пожала плечами. — В конце концов, мы никуда не денемся, и если возникнет проблема — всегда поможем.

— Ребята, наконец, определились с маршрутом? — В группе по интересам из пяти существ шло жаркое обсуждение. Биджу о чем-то увлеченно спорили с мальчишками. Я не напрягалась — все равно общий план операции будет утверждаться уже нами. А сейчас пусть детишки попробуют поиграть в стратегов. Это очень полезно. Тактика действий в группе и в одиночку, что мы давали ребятам — это одно, а вот составить общий стратегический план операции — совсем другое. Пусть учатся. Тем более двое из них хотят стать Каге. Полезное умение надо приобретать заранее.

— Не знаю. — Я кивнула на мелких. — Но думаю, скоро нам все станет известно.

— Еще супа? — Минато забрал мою пустую тарелку.

— Хм… Да, пожалуй, — кивнула я. В самой операции нам участвовать вряд ли придется, ведь мы будем только наблюдателями. Но так как все в этой жизни идет не по плану, возможно, и нам найдется работа. Наши биджу остались в долине на хозяйстве под Хенге, изображая нас с Минато. На семейном совете мы все решили, что помощь биджу в самостоятельной работе мальчишек будет помехой. Пусть ребята сами постараются.

Как говорится, хочешь рассмешить бога — расскажи ему о своих планах. Я все больше убеждаюсь в правильности этой поговорки. Мальчишки грамотно выбрали и место, и время. На группу бандитов мы вышли в соответствии с их задумкой. На этом тракте часто случаются нападения на караваны. Определив место предполагаемой засады, мы окопались в нужной точке и стали ожидать. Группа в полосатых купальниках, местные разбойнички, появилась, как и ожидалось, незадолго до прохождения большого каравана. Сведения о караване наши мальчишки нахватали в небольшом городке неподалеку. Используя Хенге, они довольно шустро собрали необходимые данные. Что за караван, что везет, куда едет, когда выходит из города, каким маршрутом. Страна непуганых идиотов. Все эти сведения мальчишки получили просто разговорившись со словоохотливым торговцем. Я фигею… Естественно, не мы одни подгребли нужную информацию, разбойнички тоже не дурью маялись все это время.

Наблюдая с вершины холма, как размещаются вдоль дороги эти непутевые головорезы, я охреневала от величины их гения стратегического планирования. Системы в размещении засады не было никакой! То есть абсолютно! Лучники и мечники рассаживались кто где хотел, просто растянувшись с двух сторон от дороги, вяло замаскировавшись в кустах. Да уж, и как этих товарищей еще не перебили? Ведь судя по собранной информации, эти романтики с большой дороги уже не первый год терроризируют местные торговые пути. Вот как им так везло? До прихода каравана еще около пары часов. Пора и нашим деткам заняться делом.

Все действие уложилось в десять минут. Даже неинтересно. Да и мальчишки явно обмануты в лучших чувствах. Они готовили-готовились, а противник их увидел и обосрался. Мдя, не комильфо. Едва парни показали свои техники уголовникам, как те просто разбежались, дрожа от страха. Вернее, попытались разбежаться. Огорченный в лучших чувствах Дей банально закидал их бомбочками. А мои сыновья, проводив грустными взглядами мечущихся в ужасе мужиков, просто вернулись к нам, в наблюдательный пункт.

— Это неинтересно, — печально вздохнул Гаара и рукой взлохматил свой хвостик. У него вошло в привычку в моменты эмоциональных вспышек дергать себя за волосы.

— Да, мы так готовились… Неудачники какие-то попались, — Наруто растянулся на земле, надувшись на несправедливый мир. Вдалеке продолжалась серия взрывов. Похоже, кто-то отводил душу. Этого следовало ожидать — теперь, пока не отойдет от несправедливости жизни, Дейдара не остановится.

— Я сильно разочарован, — раздался сверху голос Минато. Блондин полулежал на ветке, прикрыв глаза.

— Мы тоже, — ответили мелкие. Кстати, я стала замечать за мальчишками синхронность в действиях и мыслях. Они часто говорили хором, обрастали одинаковыми привычками, в бою действовали как одно целое. Не являясь братьями по крови, они умудрились стать практически близнецами.

— Я разочарован не в этих беднягах, — мужчина махнул рукой в направлении очередных взрывов. — Меня сильно разочаровали вы, как команда, да и как будущие шиноби тоже.

— Почему? — Эк, как у них лица вытянулись. Ничего-ничего, вам полезно будет услышать критику. А то вы, похоже, загордились.

— Потому что! — грозно прикрикнул Минато. — Какая была вам поставлена задача?

— Узнать о банде, нападающей на караваны, спланировать операцию по ее уничтожению, привести план в исполнение. По возможности взяв противника живьем, чтобы в дальнейшем сдать свитки с запечатанными разбойниками властям за деньги, — бодро отрапортовал Наруто.

— А вы что сделали?

— Мы… — О, наконец-то, начало доходить!

— А вы начали очень хорошо. Сведения собрали — просто великолепно! За работу с развединформацией ставлю «отлично»! Определили и место засады, и время выбрали, и даже роли распределили правильно. Тактика тоже на высоте. Но так облажаться в самом конце — это надо уметь, — Минато огорченно покачал головой. Я согласно покивала.

— Да что не так-то? — воскликнул нетерпеливый Наруто. А Гаара, вон, задумался — похоже, начал понимать всю глубину той задницы, в которую они сами себя загнали.

— Пояснить? Что ж, извольте. Вы получили четкий приказ — нейтрализовать банду. В итоге, что мы имеем? Двух малолетних разгильдяев, которые были настолько деморализованы СЛАБОСТЬЮ противника, что даже не вступили в бой. Вы испугали врага техниками, надо сказать, слабейшими в своем арсенале, и самоустранились, потому что вам стало скучно! Я уже не говорю про третьего вашего товарища, который сейчас, забыв обо всем, о задании, о вас, гоняет почем зря это стадо баранов по лесу, только впустую расходуя свою глину и чакру! Ну и кто вы после этого?

— Идиоты… — тихо выдохнули мальчишки. Какая свежая мысль! Так их, Минато! В конце концов, они хотят стать шиноби, а потом и Каге. Вот пусть и учатся на своих ошибках, если не хватает ума воспользоваться чужим опытом.

— Правильно. Лучше охарактеризовать вас у меня не получится. — Хорошо, когда разборки проходят мимо. Вот и сейчас сынки выясняют отношения с отцом, а я просто лежу и поддакиваю в нужных местах. Хокаге у нас кто? Минато! Вот пусть и отдувается.

— И что нам делать, пап? — серьезно спросил Гаара.

— То есть сами вы, гении планирования, не догадаетесь? — издевательски вскинул бровь Минато.

— Продолжить выполнение задания, стараясь исправить наделанные ошибки, — мальчишки переглянулись и рванули на звуки взрывов. Что ж, подождем, понаблюдаем. Может, еще исправятся.

— Что скажешь?

— Думаю, они учтут этот неприятный опыт. Это их первая официальная боевая вылазка, и я бы удивилась, если б она прошла без сучка без задоринки. Ведь эта троица в полном комплекте на первом месте среди всех мне известных боевых групп по непредсказуемости реакций на внешние раздражители. Конечно, что все будет настолько запущено, я не ожидала. Кто ж знал, что народ растеряется, столкнувшись с настолько слабым противником? Они привыкли противостоять нам с тобой, не самым хилым шиноби, — поведала свои выводы я. На этих словах Минато скептически хмыкнул. — А что ты хотел, они думали, видимо, что будет серьезная драка. А на них вышла толпа необразованных крестьян с тяпками.

— Так уж и с тяпками? — Взрывы вдалеке неожиданно закончились. Похоже, мальчишки догнали веселящегося Дейя и объяснили ему политику партии.

— Не суть важно. Для мальчиков что их луки и ножики, что тяпки — одно и тоже. Мелкие просто растерялись. Ну и, естественно, забыли про цель миссии. Они шли геройствовать, а вышел цирк.

— Хм, надеюсь, что такого больше не повторится. Они уже мнят себя чунинами.

— Рано им еще. Для самостоятельной работы им не хватает опыта. Еще достаточно долгое время им нужен будет постоянный командир из джонинов. Чунина они забить могут случайно.

— Согласен. Значит, пока ребята будут работать в связке с нами или, на крайний случай, под руководством биджу. — Минато спрыгнул с ветки. — Пойдем, мальчишки вроде закончили. Надо подсчитать убытки.

Победного возвращения домой под звуки фанфар с лепестками роз не случилось. После разгромной выволочки отца мелкие шли в долину в крайне депрессивном состоянии. Еще бы, так облажаться в глазах родителей и командиров. Наруто от показательного самобичевания останавливал только мой насмешливый взгляд. Сын знает, что как только начнет голосить, получит от меня кучу ехидных комментариев, на которые пока еще не умеет отвечать. Гаара же наоборот ушел в себя, остро переживая провал, но не показывая это внешне. Только опять теребил свой хвостик. А вот Дейдара был в более-менее веселом настроении, и то только потому, что ему был вставлен фитиль покороче. Он-то задание все-таки продолжал выполнять, пусть и не так как надо, но сам факт! Плюс ему удалось навзрываться по не балуйся.

Оставшиеся в живых после удачной бомбежки члены банды были с успехом отловлены обозленными детишками и запечатаны в свитках. Надо будет не забыть их сдать властям. Все какая-никакая, а денежка. Как говорится, ре в хозяйстве лишними не бывают. Ну что, первый блин вышел комом, но все-таки вышел! А опыт — дело наживное…

Глава 34

Наконец-то, мы дома. И хотя мы теперь были постоянно начеку в связи с недавним нападением, в этот раз обошлось. В долину мы добрались без приключений. Неожиданностей не было. Хотя… Нас встречали любимые биджу в своем истинном облике и очень знакомый печальный мопс с протектором листа. Интересненько.

— Привет, Кушина, Наруто! Давно не виделись! — Собака с прокуренным голосом и тоскливым взглядом, приветствуя, помахала нам лапой. Наруто радостно улыбнулся. Вспомнил, значит.

— Привет-привет, — я подтолкнула остальных мальчишек знакомиться с призывным животным Хатаке. — Знакомься, это Гаара и Дейдара.

— Да, Гаара. Джирайя рассказывал про него, — мопс приветливо кивнул пареньку. А красноволосый мальчишка с удивлением и любопытством рассматривал говорящую чудо-собаку.

— А про меня нет, что ли? — надулся Дей.

— И про тебя рассказывал. Ты тот самый подрывник-маньяк, кажется…

— Ага, — расплылся в довольной улыбке подросток. А пес тем временем заметил Минато: его и так достаточно круглые глаза стали еще больше. — Йондайме-сама?

— Пакун? Здравствуй! Что-то случилось?

— Эээ… — подзависла псина. Да, не каждый день увидишь вернувшегося с того света знакомого. Неужели биджу у него не вызвали удивления, а Минато вверг собаку в шоковое состояние? — Я, собственно, что пришел-то… Меня Какаши послал вас разыскать. Сложновато было, но, на удачу, мне повстречался Джирайя-сан.

— Он рассказал, где нас можно найти?

— Да нет, мне и вашего запаха хватило. Потом я просто пошел по его следам. Так сюда и попал.

— У Какаши все хорошо? — в разговор встрял Минато. Любимый и единственный оставшийся в живых ученик как-никак.

— Да что с ним сделается! Правда, есть новости.

— Хм, ну пошли, что ли, в дом — расскажешь.

Разместившись за накрытым столом, мы услышали занимательный рассказ о разборках в маленькой Конохе. Как, однако, все запущено в родной деревне! Это же надо! Мои слова по поводу будущего клана Учих попали на благодатную почву в душе Фугако. Так что не получился из Итачи убивец клана. Глава красноглазиков не позволил своему сыну попасть под влияние Третьего и Данзо. Да и волнения в собственном клане сумел временно погасить. Что совсем не устраивало правящую верхушку, продолжающую свою политику по ослаблению кланов. Но сколько веревочке не виться… И после очередной провокации Учихи все-таки решились на переворот. К сожалению, свято место пусто не бывает, и предателем в этот раз стал Шитсуе. Скорее всего, его вынудили. Впрочем, все это закономерно. Чем там шантажировали или убеждали этого молодца, никто не знает. Но факт остается фактом. Восстание так и не было поднято, наши шаринганистые друзья банально не успели сделать свой ход. Шитсуе с сотоварищами из Корня пришел раньше. От сильнейшего клана Конохи в живых осталась жалкая горсть народа. Клан не вырезали целиком, как было бы в оригинале, но и проредили его достаточно. Убийцы стремились в первую очередь разобраться с семьей Фугако, так как нет лидера клана и наследников — нет и проблем. Но Учихи народ гордый и следующий традициям, немало их полегло за своего предводителя, но время они выиграли. Из семьи Фугако все-таки выжили Итачи и Саске. Кто бы сомневался! Собственно, Итачи и порубил друга-предателя на ленточки за свою семью. В прочем, тот и не сопротивлялся, очень впечатлительный товарищ был. Интересно, а супер-глазки Шитсуе Данзо достались? Лучше бы нет. Не хотелось бы их испытать на себе.

Так как правда обо всех этих событиях всплыла — ведь никто из выживших Учих молчать и не думал, а заткнуть их не успели — властям Конохи стало очень неудобно. Чем прикрываться, если фактически получилось, что по приказу верхушки Корень вырезал один из сильнейших кланов? Ведь документально подтвердить подготовку Учихами переворота, никто так и не смог. Вот все остальные кланы и задумались над своим дальнейшим существованием в такой благодарной деревне. Мда. Задумаешься тут, если завтра к тебе придет такой же радостный убийца из числа своих же родственничков. А Итачи, прихватив Саске, свинтил из нежно любимой Конохи в неизвестном направлении, испугавшись за жизнь брата. Ведь именно наследники теперь находились под ударом. Повторил наш подвиг, так сказать. Кстати, Какаши и тут отметился: помог чем смог, как и нам. Сестра милосердия прям — вернее, брат.

— Какаши велел передать вам, что многим кланам не нравится ситуация в Конохе. — Ну да, трудно жить в доме, где убийцы разгуливают. — Главы кланов Хьюг, Нара, Яманака, Инузука, да и многие другие приглашают вас на встречу. Всех их не устраивает политика Третьего и Данзо.

— Заговор, значит… — протянула я. Минато сидел рядом, мрачно сложив руки домиком. За весь разговор он не произнес ни слова, погрузившись в невеселые думы. Да, не такой судьбы ты желал своей деревне, Четвертый. — Где и когда назначена встреча?

— Вот послание, — пес достал откуда-то из-под одежки свиток и передал его мне. — Там официальное приглашение. Чтобы вы не сомневались в моих словах.

— Хорошо. Что еще новенького нам поведаешь, Пакун?

— Да ничего хорошего. Большинство кланов отвернулись от Третьего, совет джонинов теперь вообще ставит под сомнение его приказы. Данзо бушует. Хирузена поддерживают только старейшины, да и то с оговорками. Власть делят. Какаши боится, что все вот-вот полыхнет. Ситуация крайне нестабильная.

— Значит, выбор между переворотом и гражданской войной, — кивнул своим мыслям Минато.

— В чем разница? — заинтересовался мопс.

— В количестве жертв. Насильственная смена власти может перерасти в гражданскую войну, но может и ограничиться только одной деревней. А война — это война, Пакун. Там уже совсем другие категории пострадавших. Плюс деревня останется беззащитной перед внешней угрозой.

— Будем надеяться, до этого не дойдет. — Я подвинула задумавшемуся блондину чашку с чаем. Что-то он уж слишком ушел в собственные переживания.

— Спасибо, Кушина. Вспомнил последнюю войну. Тяжко все это.

— Будем разбираться со всеми проблемами по мере их поступления, — я успокаивающе похлопала его по плечу. — Ничего, прорвемся. Не впервой.

— Есть еще сообщение от Итачи Учиха, — пес достал второй свиток. Хм, это уже интереснее. Что юный глава клана хочет от меня? — Это письмо он передал Какаши перед уходом из деревни.

— Ладно, ты кушать будешь, Пакун? И вообще, ты чем питаешься?

Пока вокруг сидящего на столе мопса хлопотал созданный мною клон, предлагая на выбор мясо сырое или жареное, я с Минато занялись изучением корреспонденции. Что касается заговора, тут было все серьезно. Главы практически всех сильнейших кланов Листа предлагали мне встретиться на нейтральной территории для обсуждения дальнейшего развития ситуации. Этак завуалированно просили помочь в свержении правящей верхушки. Да, сурово их припекло, если ко мне обратились. Ведь я не самая сильная куноичи была, когда покидала Коноху. Или все проще — и там банально собирают любую возможную помощь. Да и про «оружие деревни», видимо, не забыли. Не дай боги им захочется наложить шаловливые руки на джинчурики. Что ж, если это так, то их ждет большой сюрприз в нашем лице. Встреча заговорщиков была назначена через полтора месяца в Узушиогакуре. Интересно, с чем связано такое странное место встречи, как развалины деревни моего клана?

— Выдвигаться придется в ближайшие дня три, если хотим успеть, — прокомментировал письмо Минато.

— Да, пожалуй, придется поторопиться, — я в темпе соображала, насколько быстро мы умудримся собраться. Любопытно, Дейдару дед с нами отпустит?

— Не думаете, что это ловушка? — влез в наши размышления подошедший Кьюби.

— Нет, не похоже, — покачал головой мужчина. — Какаши я полностью доверяю. Но осторожность не помешает.

— Согласна.

— Значит, так и решим. Завтра начнем сборы. Что в другом письме?

Свиток от Итачи я вскрывала с изрядной долей тревоги. Хоть мы и знали друг друга, но знакомство было чисто шапочным. Я была подругой его матери, не более. Да какой подругой? Учитывая замкнутый образ жизни после смерти Четвертого, скорее просто знакомой. Так что я немного не понимала, с каким вопросом ко мне мог обратиться молодой глава клана. Все оказалось и проще, и сложнее. Итачи просил меня о встрече, потому что Фугако незадолго до кровавых событий в клане передал ему для меня письмо и выбил обещание доставить его, если с ним что-то случится. Прям шпионский роман какой-то. Сразу передать с Пакуном письмо Фугаку было нельзя, что ли? И теперь вот ждать меня Итачи будет каждую среду в небольшом портовом городке Омута. Место встречи изменить нельзя, и время тоже. Мдя, ну что ж, все равно по пути теперь, почти. На побережье придется сделать небольшой крюк, но это уже детали.

— Что скажешь? — спросила я у Минато, когда тот закончил читать свиток.

— Это тоже на ловушку не похоже. Думаю, Итачи нас и не искал бы, если бы не слово, данное отцу, — задумавшись, мужчина потер переносицу.

— Я тоже так думаю. Зайдем по дороге. Там не слишком далеко придется уклониться от маршрута.

— Даже если что-то случится, то враги будут сильно удивлены. Мы сейчас очень неслабая компания, — добавил свои размышления Кьюби. А Шукаку согласно кивнул. Я посмотрела на детей, что сейчас развлекали нашего маленького гостя за столом. Да, за это время все мы сильно возросли в мастерстве и при любом раскладе сможем смертельно обрадовать противника.

— Значит, решено, — я пошла искать письменные принадлежности — надо написать ответ для Какаши. Быстро набросав письмо о своем согласии и примерной дате появления в Узушиогакуре, я вернулась к теплой компании.

— Пакун, вот ответ. Передай его Какаши, — я протянула запечатанный свиток мопсу. Пес обнюхал бумагу и, взяв ее лапами, запихнул куда-то под майку.

— Хорошо, Кушина. Я сейчас же отправлюсь в обратный путь, — четко, по-военному отрапортовал мопс.

— Доешь сначала, а уж потом выбегай, — я кивнула на полуобглоданную кость в тарелке. Надо было подождать, пока собака нормально поест. — И передай своему хозяину, что про нашу милую компанию пусть пока молчит. Для всех — нас только двое: я и Наруто. Это понятно?

— Я передам и сам буду нем как рыба, — Пакун провел лапой вдоль пасти, показывая, что будет молчать. Забавно у него получилось.

После плотного обеда, или уже ужина, мопс рванул выполнять наше поручение. Проводив волосатый метеор взглядом, я вернулась к столу. Пора и мелким объяснить дальнейшую нашу политику.

— Мам, что-то случилось? — Ко мне подошел Гаара.

— Да, завтра мы начинаем собираться и максимум через три дня навсегда покинем долину, — вряд ли мы еще сюда вернемся, при любом раскладе.

— А я?! — Из задумчивости меня вывел гневный вопль Дейя. — Вы что, меня тут оставите??

— Нет, конечно, — успокоила я пацана. — Как твой учитель, я завтра буду отвоевывать тебя у деда. Не дрейфь, так или иначе ты пойдешь с нами.

— Даже если он будет против? — спросил у меня Наруто. Испугался, мелкий, что его товарищ останется тут.

— Да. Вы, мальчишки, уже не разлей вода, так что я не вижу никакого смысла в том, чтобы разрушать вашу дружбу.

— УРА!!! — вырвался в ответ их слитный вопль. Вот и ладушки. Детишки довольны, остальное неважно.

— Пойдемте собираться в дорогу.

Глава 35

Сборы много времени не заняли. Я дольше уговаривала Горо-сана отпустить Дейдару с нами. Старик уперся — его внук был единственным оставшимся у него родственником. Поэтому мою идею о путешествии с учителем в страну Огня, чтобы поднабраться опыта, дед сначала принял в штыки, вплоть до рукоприкладства. В меня полетело все движимое имущество в доме: чашки, тарелки, кастрюли, столовые приборы. Чтобы парню не досталось в том числе и от меня, я выперла его на улицу. А то он активно подогревал действия деда своими комментариями. Пришлось объяснить старику, что если бы Дей просто уехал в академию шиноби, то Горо-сан, скорее всего, его больше никогда бы и не увидел. В итоге притихшего от моего воспитательного подзатыльника Дейдару все-таки разрешили забрать с собой. Правда, с условием регулярно присылать письма об успехах начинающего ниндзя и возможностью для деда переехать к внуку, если тот решит осесть в стране Огня. Неприлично счастливый Дей убежал собирать свои манатки, а я потопала следить за своими юными падаванами. А то наберут фигни всякой в дорогу.

Я завещала Горо-сану наш домик — он все-таки получше и попросторнее, чем его халупка. Так что дед остался в прибыли. Прощание вышло быстрым и скомканным. Я известила старосту деревни о нашем уходе и отвалила, оставив Дейдару для последнего напутствия от деда. Пусть попрощаются наедине, все-таки в следующий раз неизвестно, когда они увидятся вживую. Итак, походный ордер в составе четырех человек и клона начал свое путешествие в страну Огня. Нам придется ее пересечь вдоль и выйти к морю у городка Омута, а потом следовать по побережью, добираясь до деревни Скрытого Водоворота. Не пойму только, почему надо было забивать стрелку так далеко.

Наш поход на «Вы» — вернее, на «Них» — проходил спокойно и размеренно. Мы передвигались быстрым маршем, оставляя километры позади. По пути в городах концерты давали. С большим успехом. Ага, вспомнить хотя бы сольные выступления Шукаку в купальнях. Енот, видимо, не оставил дурных привычек, позаимствованных у Джирайи, и в первом же попавшемся нам на дороге городе ломанулся в женские бани. Под Секси-Дзюцу. Правда, у него вместо сексуальной девочки с пышными формами вышла дородная мадам лет пятидесяти гренадерского роста с косой саженью в плечах. Но его это не остановило, а даже наоборот. А теперь вы можете представить, какой фурор среди местного женского населения произвела старушка-извращенка, пристававшая к молоденьким, да и не очень молоденьким тоже, девушкам в купальнях. Это было, как бы сказать помягче-то, феерическое приключение. Здоровенная бабища в одном полотенце, улепетывающая с приличной скоростью от толпы полуодетых теток. Я так не ржала никогда. С балкона своего номера в гостинице, где остановились, мы с детьми и Минато почти два часа наблюдали это незабываемое зрелище. А главное, Шукаку получал от всей этой шумихи реальный кайф. Потому как лыба на миллион ре с его лица не сползала. Третий круг пошел, однако.

— Как думаешь, его отловят?

— Вряд ли. Мне кажется, девчонки сами получают удовольствие от этого кросса, — скептически хмыкнул Минато.

— Возможно, — согласилась я. В конце концов, столько заинтересованных мужских взглядов провожают эту процессию! А девочки специально приоткрывают некоторые свои прелести. Ага, скромницы, блин.

— Мам, а почему Шукаку не убегает всерьез? Я же вижу, что он не использует и четверти своих сил, — влез в разговор любопытный Гаара.

— Думаю, что ему нравится сам процесс, — усмехнувшись, продолжила: — Где еще он сможет собрать бегущую за ним, а не от него толпу полуодетых красоток?

— Да? Я не понимаю этого, — паренек пожал плечами. — Если это тренировка, то она абсолютно не эффективна.

— А если это развлечение, то оно какое-то странное, — закончил мысль брата Наруто.

— Ну, наш тануки тот еще типчик, — я улыбнулась и пошла назад в комнату. Этот бег с препятствиями может еще долго продолжаться.

— Да, с Джирайей они два сапога пара.

— Так это не удивительно, если вспомнить, с кого енот брал пример.

— Мам, а нам помогать Шукаку не надо? — догнал нас с Минато в дверях Наруто. А братец Гаара сверкал глазенками из-за его спины.

— Я могу кинуть в этих девиц бомбочку, — мечтательно закатил глаза Дейдара.

— Вам так хочется навлечь на себя гнев этих фурий? Или хотите прослыть малолетними вуайеристами?

— Э-э-э… Нет, — сын почесал макушку и смущенно усмехнулся. Думаю, слово для него хоть и незнакомое, но смысл, видимо, ясен.

— А если маленькую? — Наш подрывник слишком давно ничего не взрывал. Теперь у него ломка.

— Не стоит, Дей, — я покачала головой. — Оставьте Шукаку развлекаться в одиночестве. Даже Кьюби не пошел ему на помощь. Набегается и сам придет.

— Я не пошел, потому что это неинтересно, — подал голос лис. — Вот если бы мы просто наблюдали откуда-нибудь! А так, мне лень бегать. Это только этот энергичный енот может получать удовольствие от беспорядочной беготни.

— Шли бы вы с ним на пару в бордель развлекаться! — донесла я мысль до Кьюби. — Я уже предупреждала, что с вами будет, если вы мне испортите малышню.

— Так вроде Шукаку мелких не привлекал к своим забавам.

— Я напоминаю вам на всякий случай. Вдруг провалы в памяти или еще что-то…

— Да помним мы, помним.

Через пару недель подобные забеги в каждом встречном мало-мальски приличном городе с купальнями стали меня напрягать. Шукаку всякий раз устраивал родео, получая от этого извращенное удовольствие, а мы просто наблюдали за беготней. В какой-то момент мне все надоело, и енот, пробегая мимо, словил от меня воспитательный хук правой. Так как била я, напитав мышцы чакрой, то от полученной травмы клон развеялся. Чуть позже у нас состоялась эмоциональная беседа, перемежающаяся матерными оборотами на тему приемлемого поведения в общественных местах. Меня раздражала скандальная слава, преследующая нас по всему пути следования. Нефиг внимание лишнее привлекать, даже в угоду некоторым волосатым личностям. Я понимаю, что столько лет сидеть в одиночной камере кому угодно надоест и испортит характер, но, блин, надо и меру знать.

Обогнув Коноху с большим запасом, дабы не испытывать судьбу, мы достаточно резво вышли на побережье рядом со страной Волн — где-то тут будет со временем построен приснопамятный мост имени моего неугомонного сынка. Правда, я сомневаюсь, что он будет носить имя Наруто, ведь я делаю все, чтобы история этого мира пошла по другому сценарию. Портовый городок Омута встретил нас гомоном большого рынка. Местные жители в своем большинстве были рыбаками, живущими за счет морепродуктов. Ну, и непосредственно за их уловом сюда съезжались купцы из многих стран. Вон там мелькнули протекторы страны Земли: видимо, какой-то купец нанял шиноби для охраны. В толпе встречались символики известных и не очень кланов, даже цвета Дайме страны Огня засветились. Скорее всего, тут закупается поставщик кухни Его Величества. Рынок занимал, наверное, полгорода, мы уже с полчаса пробирались между толп и торговых рядов. Эта толкотня выводила из себя, было жуткое желание запрыгнуть на крышу и рвануть по верхам на поиски гостиницы. Но привлекать к себе излишнее внимание мы не хотели, поэтому приходилось, сцепив зубы, проталкиваться сквозь группы эмоционально жестикулирующих и кричащих друг на друга купцов.

Все плохое когда-нибудь заканчивается — торговая суета осталась позади, и мы, наконец, вышли на набережную. Какое счастье-то, когда тихо и малолюдно. А вот и подходящая гостиница! Отель порадовал спокойной атмосферой, негромкой музыкой из ресторанчика и наличием большого свободного номера с видом на море. Ну да, конечно, нукеннинам все лучшее и со скидкой. Мы же отморозки, мало ли что нам в голову взбредет. Одна спальня досталась мальчишкам, вторая — мне. Забросив в номер вещи и освежившись после дальнего пути, мы всей толпой ввалились в местный ресторан. В меню, конечно же, преобладали блюда морской кухни. Рыба, моллюски всех видов, суши, другие морепродукты, даже черепаховый суп, и тот был в наличии. Могу сказать одно — мы оторвались по полной. Морская рыба все же не чета речной, тут и костей меньше, и вкуснее она, на мой взгляд. Малышня от меня не отставала в объемах поглощенной еды. Вкуснятинка, мням-мням…

Как всегда, заказав на десерт мелким кучу сладостей, мы с Минато спокойно разговаривали, попивая кофе. Сейчас у нас вторник, а значит, завтра можно будет ожидать встречи с Итачи. Если он еще ждет меня, и я ничего не напутала. От во всех смыслах приятного общения меня оторвало чужое ки. Слабенькое — неизвестный явно пытается сдерживать себя и не выдать.

— Кто-то желает посмотреть на цвет наших кишок? — не меняя позы и выражения лица, тихо спросил Минато.

— Похоже, — я налила себе еще кофе. — Пока подождем, возможно, это не по нашу душу.

— Вряд ли, — мужчина погасил взглядом кипишение среди мальчишек, которые все-таки тоже почувствовали постороннее внимание. — С нашим-то везением…

— Ладно, мелкие, похоже, у нас тут серьезный разговор намечается. Быть начеку и не лезть под раздачу. Будете работать по ситуации.

Мальчишки синхронно кивнули и продолжили уминать сладости. Молодцы, парни, далеко пойдут. Если не знать, то не заметишь, что за шумной веселой беседой ни о чем и дегустацией местной кухни скрываются цепкие взгляды и боевая готовность. Дейдара, как бы поправляя, переместил сумку с глиной себе под руку; Наруто слегка пробежался пальцами по печатям с кунаями; Гаара же сохранял невозмутимость, только снова затеребил свой хвостик. Я горжусь вами, мальчики. Встретившись взглядом с Минато, я поняла, что восхищаюсь парнями я не одна.

— Думаю, мы воспитали достойную смену, — слегка скосила глаза: наш противник объявился. Невысокий жилистый мужичок средних лет с неприметной внешностью целенаправленно вышагивает в нашу сторону. Хмм… Я его не знаю. Охотник за головами? А где протектор?

— Нам пока смена не нужна, мы еще сами ого-го, — Минато кивнул, мол, понял мое косоглазие правильно. Тем временем враг размеренно приближался к нашему столику. Ого, в руках нападающего появились кунаи. Замахнулся для броска. Быстрый, очень быстрый, но не для нас. Замена — и вместо нас кунаи втыкаются в частично разломанную барную стойку. Кусок за меня, другой за Минато. Ну и мы теперь смотрим на противника с другого конца зала. Мальчишки же просто скрылись за опрокинутым столом.

— Что тебе надобно, старче?

Глава 36

А в ответ тишина. И этот муд… мужественный человек снова нападает на нас. Огненный шар! В помещении! Придурок! Вот что мы ему сделали, а? Краем глаза замечаю, что мальчишки короткими перебежками переместились за каменную лестницу. Молодцы! Поняли, что пока это не их весовая категория. Ресторанчик мгновенно опустел, посетители оценили возможность получения травм всех степеней тяжести, а также ожогов, и решили не искушать судьбу. Ну и правильно, шиноби дерутся — простым обывателям мешать не следует. Рассыпаю по залу кунаи с печатями. А то делать замену на мраморную статую русалки или фикус в горшке не очень охота.

Блин, зараза огнедышащая! Очередным огненным дзюцу вражина таки умудрился поджечь портьеры на окнах. Пришлось срочно вызывать воду и тушить. Нам тут еще жить какое-то время. И желательно с удобствами.

— Уничтожу! — почти плюется этот Змей Горыныч, пытаясь помешать мне управлять водой. Ого, так у тебя и Суитон помимо Катона есть. Вау!

— Интересно, почему? За что ты так нас не любишь? — в отместку запускаю в него кунаями наполненными чакрой ветра. Увернулся, гаденыш. Жаль…

— Вы — шиноби Конохи! — Блин, теперь он сделал замену на водяного клона. Вот же ж, потратила впустую четыре куная! Он что, задницей опасность чувствует? Увидеть летящее в спину оружие в принципе невозможно. Хотя…

— И что? Чем тебе не угодили шиноби Листа? — Минато переместился за спину мужчины. Удар и с вражины слетает Хенге. Опа-опа, срослось чего не надо… Нашим противником был высокий черноволосый парень, в глазах которого горел шаринган. Мать вашу!

— Итачи? — осторожно спрашиваю, с такими психами надо общаться спокойно, а то еще бросятся и покусают.

— А то вы не знали, шавки Данзо, за чьей головой пришли! — рычит в ответ парень. Так, в глаза не смотреть, а то отцукуемит еще. Мне не надо такого удовольствия. На Минато скорее всего не подействует, он все-таки только клон. А вот мне будет лихо. Как там надо сражаться против обладателя шарингана? Смотреть ему на ноги? Неудобно, блин, может, как Персею приобрести зеркальный щит?

— Ну, вообще-то у меня к Данзо тоже есть вопросы… — протянула я, в очередной раз уворачиваясь теперь от водяных пуль.

— Не заговаривайте мне зубы! — юноша явно в истерике. Довели его, похоже. Блин, эта драка может длиться вечно. Нам его убивать нежелательно, а ему не объяснишь, что мы как минимум не враги. Итачи сейчас не вменяем. Парня необходимо скрутить и успокоить, только тогда он сможет воспринимать наши объяснения. Вот же, ловкий, зараза — все-таки словила гендзюцу! Что за больная фантазия у мальчишки — меня атакует толпа бородатых гномиков. Или это мое страшно извращенное воображение так повелось на технику Итачи? Прикрываю глаз, активируя печать на лице. Фух, реальный мир вернулся, хвала богам!

— Что будем делать? — рядом материализуется Минато.

— Брать живьем, что же еще? — создаю несколько теневых клонов. Пусть пока Учиха развлекается с ними. — Шукаку, скажи Гааре, чтобы использовал песок. Нам надо спеленать этого шустрика, пока он чего похуже не отчебучил.

— Нам понадобится еще чуть-чуть времени, — пришел тихий ответ.

— Да не вопрос, я его сейчас займу. И главное — обойдитесь без серьезных повреждений!

— Обижаешь.

Слегка попрыгав между собственными клонами, сбивая, заставляя все время держать меня в поле зрения своего шарингана, я банально тянула время. Минато в это время отвлекал внимание метательным железом. Вот поневоле задумаешься о том, что убить гораздо проще, чем взять противника живьем. Как дура трачу чакру и время просто потому, что парень нужен целым, а не по кускам. Еще очень странно, что Итачи ни разу не попытался использовать Аматерасу. Судя по Мангеке в глазах, это не должно было стать проблемой. О, похоже, Гаара начал действовать — по полу зазмеились мелкие ручейки песка. Значит, продолжаем отвлекать Учиху. Есть! Песок неожиданно слился в один поток и молниеносно ухватил Итачи за ноги. Да, за скоростью техники Шукаку пока обладатель шарингана не успевает. И нам это на руку. Бросаюсь вперед, уклоняясь от летящих в меня кунаев с леской, сбиваю брюнета с ног, кладу мордой в пол, выворачивая руки. Отлично. Хрен теперь он что мне сделает.

— Итачи! Успокойся!

— Вы же пришли меня убивать!

— Ты совсем 'того'? Ты сам мне назначил встречу, между прочим. Я — Кушина Узумаки!

— Не смей меня обманывать, шавка!

— ЧТО-О-О? — Он еще и обзывается! Как же меня этот гений достал! — Я Кушина Узумаки, нукенин Листа. Твой отец перед гибелью оставил для меня письмо, которое ты и обещал передать мне. Каждую среду в городке Омута… Помнишь?

— Кушина-сан? — ептать, меня, наконец-то, опознали! Или врет?

— Я тебе сейчас клановый веер в жопу запихну, если рыпнешься. Это понятно? — надавливаю посильнее коленом. Пусть знает, кто тут главный.

— Вполне, — прохрипел слегка придавленный мною парень. — Я не нападу снова. Можете меня отпустить.

— Ну смотри, я предупредила насчет Гунбая, — освобождаю Учиху от своей тушки и иду к единственному в помещении неповрежденному столу. Итачи встает с пола и, отряхнувшись, идет за мной, не проявляя агрессии. Хвала богам. Сделала знак высунувшимся из укрытия мальчишкам пока не рыпаться. Надо еще проверить лояльность этого бешеного потомка Мадары.

— Кушина-сан, я прошу прощения за свое неспровоцированное нападение, — церемонно кланяясь, начинает парень.

— Почему ты вообще напал? Мы сидели, никого не трогали и даже тебя еще искать не начали… — Минато сел напротив меня. Ух ты! Он добыл в этом бардаке целый и полный кофейник. Да и чашки приволок. Не мужчина — а мечта!

— А вы кто?

— Ну, как тебе сказать, я типа Минато Намикадзе, — пожал плечами блондин.

— Вот не надо мне врать, Четвертый Хокаге погиб! — полыхнул праведным гневом обладатель шарингана.

— Можешь не верить. Но именно мое сознание в этом клоне. Так почему ты напал?

— Поэтому и напал. Я живу в этой гостинице с братом. А тут объявляются шиноби из Конохи, и один из них ходит под Хенге Четвертого Хокаге. Я подумал, что бойцы корня все-таки пришли за нами. — Итачи стало стыдно, судя по румянцу.

— Параноик, — я поставила диагноз смущенному Учихе. Мдя, это он, конечно, хватил через край. Видимо, парень сорвался от постоянного напряжения. — Скажи, а почему ты не использовал Аматерасу?

— Откуда???

— Ну, скажем так, в свое время меня Фугако просветил о некоторых возможностях вашего кланового дзюцу. — Правильно, валим все на мертвых. Все равно они оправдаться не могут.

— Наверху спит Саске, а черный огонь не управляем, — буркнул в ответ Учиха. Как, однако, все просто.

— Ладно, забыли этот инцендент.

— Спасибо, Кушина-сан, — вновь поклонился брюнет. Он все еще не верит, что перед ним Минато. Ну, не буду разубеждать. Пусть считает, что мне нравится ходить в компании своего клона с внешностью покойного мужа. Вот такая я затейница. Гы.

— Не за что, оплачивать тут ремонт будешь сам! — А я что, я ничего! Мы тут совсем не виноваты. Не я огнем пулялась как недобитый дракон.

— Да я понял уже…

Обладатель красных глазок рассказал нам правду об истреблении своего клана, так сказать, из первых рук. Да, Данзо знатно лоханулся с исполнителями. Толпа его сторонников, конечно, изрядно погуляла в квартале Учих, но вырезать всех подчистую не смогла, да и бойцов Корня шиноби со знаком веера на одежде проредили качественно. Все-таки обладателей шаринганов в клане было достаточно много. Получился фактически размен равнозначных фигур на шахматной доске. Но помимо технического выигрыша Хирузен с сотоварищами получил еще и нехилую оппозицию в лице кланов после огласки произошедшего. А Итачи и Саске — единственные выжившие из главной ветви. Возможные лидеры. Их устранение было предрешено. Остатки клана не смогли бы обеспечить им защиту. Поэтому-то Учиха, прихватив брата, сбежал из деревни.

Мои мальчишки, что присоединились к нашим посиделкам на развалинах ресторана, внимательно слушали рассказ красноглазика. Правильно, им полезно узнать и такую нелицеприятную правду о политике, раз уже у них мечта стать Каге. Пусть задумаются.

— Итачи-кун, ты мне сообщил про какое-то письмо от Фугаку-сана. Оно с тобой?

— Я сейчас его принесу. Письмо в моем номере, — Учиха величаво проплыл в сторону лестницы ведущей на второй этаж. Мда.

— Что скажешь? — повертев кружку с остывшим кофе в руках, я поинтересовалась у Минато. Было желание бросить что-нибудь в стену, чтобы спустить пар.

— Они заигрались, — глухо ответил мне мужчина. Да, я тоже зла черезвычайно. — Этих бешеных собак необходимо остановить. Иначе от деревни мало что останется. Я уже даже не говорю о боевой мощи Листа.

— Согласна. А вот и Итачи с братом, — я кивнула на спускающихся парней. Саске… Красивый черноволосый мальчик с пустым взглядом. Сломали тебя события в клане? Мдя, как же быть? Таскать за собой детский сад? — Минато, я прошу тебя не лезть в разговор. Учиха тебя не воспринимает как личность. Не стоит его нервировать.

— Хорошо, — кивнул мужчина и прикинулся ветошью.

— Позвольте представить вам, Кушина-сан, моего брата Саске, — Итачи снова церемонно поклонился. Достал меня уже своим этикетом!

— Здравствуй, Саске-кун, — я тепло улыбнулась мальчишке.

— Приветствую вас, — надменно ответил ребенок, вогнав своего брата в краску. Прям снизошел с небес для разговора. Такая гордыня! Откуда? Я внимательно изучала лицо паренька. Нет, этот мальчик отнюдь не сломлен гибелью семьи. Он хладнокровен, властолюбив и заносчив. Как ЭТО воспитали вполне дружелюбные Учихи? Боже ж ты мой, как надо разбаловать ребенка, что из него выросло такое? Краем глаза заметила, как скривилось лицо Минато. Ему тоже неприятен черноволосый мальчишка. Пока Итачи пытался как-то сгладить первое впечатление от общения с его братом, Саске соизволил начать разговор с моими мальчишками. Наруто все равно с кем болтать, ему важен сам факт общения. Даже если его посылают открытым текстом, сын не унывает, насильно втягивая собеседника в разговор. Гаара больше слушает, чем треплется, постоянно анализируя ситуацию, вычленяя главное, составляя психологический портрет оппонента. В этом ему сильно помогают биджу — опыта у хвостатых много. Так что скоро наш аналитический центр выдаст свое резюме по психотипу младшего Учихи. А вот Дей… У Дейдары сильно развита интуиция. Парень чувствует людей на уровне инстинктов. Очень показательно, что сейчас блондин даже не пытается вступить в беседу и слегка отодвинулся от стола. Значит, не понравился тебе Саске. Стоит задуматься.

— Нии-сан, ты должен научить меня ниндзюцу. Вон даже эти слабаки уже знают несколько техник! — подал голос Саске. Итачи уже готов провалиться сквозь землю. Да, ну и братец у тебя! Малолетка еще свой шаринган не пробудил, а туда же — слабаки все вокруг!

— Прекрати, Саске! Эти парни могут раскатать тебя тонким слоем! Не смей позорить клан! — Ух ты, все-таки достал брата, раз Итачи повысил голос. Мда, пороть надо Саске два раза в день вместо еды! Таков должен быть твой путь ниндзя, Итачи.

— Если бы ты лучше учил меня, нии-сан, я бы не позорился! — Фигасе оборот. Это какими же заковыристыми путями ходят твои мысли, Саске?

— Простите моего глупого маленького брата, Кушина-сан. — Опять поклон. Да что ж такое! — Вот письмо, что оставил отец для вас.

Хорошо, почитаем. Я вскрыла свиток и углубилась в заковыристые дебри аллегорий, написанных твердым почерком Фугаку. Что сказать, мне напоминали о данном давным-давно обещании позаботиться о последнем представителе клана. И хотя Фугако явно имел в виду Итачи и Саске, у меня сейчас был выбор поболее. Ведь в Конохе остались еще живые представители клана красноглазиков. Если честно, то я просто не хочу иметь дела с этим маленьким монстром. А Итачи слишком любит своего брата, чтобы перевоспитать его. Да я и не уверена, что такое в принципе возможно. Если уж у этой пузатой мелочи хватает наглости обвинять своего отца и мать в слабости! Они, видите ли, были слишком хилые, чтобы дать отпор нападавшим. А то, что они отдали свои жизни за него, это так и нужно! Гаденыш.

— Кушина, не стоит так беситься, — связался со мной Курама. — Он другой. Его интересует только сила и власть. Возможно, что сейчас он даже не осознает этого, но уверенно идет по пути наименьшего сопротивления. И перешагнет на этом пути любого. Уже сейчас он жутко завидует нашим мелким. Ведь они знают и умеют гораздо больше него! А мальчик считает себя гением!

— Он жаждет мести?

— И да, и нет.

— Это как?

— Месть — всего лишь благородное прикрытие для низменных желаний. Стать сильнейшим — вот настоящая цель, заставить всех покориться, превознести его, смотреть ему в рот, обожествлять. — Что ж, наши аналитики неплохо поработали. Все это я, конечно, подозревала, но случай очень запущенный.

— Скажи, Курама, возможно ли открыть глаза на все это Итачи? Мне жаль парня, Саске не раздумывая кокнет его, когда решит, что брат ему мешает. — Мне действительно понравился спокойный и рассудительный Учиха-старший. Еще бы его отучить от церемониала в поведении.

— Это возможно, если Саске сам откажется от брата. — Мдя, это вряд ли произойдет. Как же быть? — Мальчик уже давно погряз в темноте. В его душе пусто, Кушина.

— Итачи-кун, ты еще долго будешь оставаться в этом городишке? — Забросим удочку. Во-первых, превосходный боец с шаринганом нам не помешает в предстоящей разборке, во-вторых, у Итачи большой зуб на Коноху. Надо бы совместить приятное с полезным. Дам шанс на месть и присмотрю за этими двумя. Слово вроде как дала. Хотя и не рассчитывала на такую подставу.

— Нет, я исполнил последнюю волю отца и теперь думаю податься дальше.

— А не хочешь ли ты слегка изменить свои планы? Намечается неплохая драка. — Ты же вроде гений, Итачи. Давай, соображай быстрее.

— У кланов открылись глаза? — опешил старший Учиха. Молодец, я верила в тебя. Гения видно сразу, не то что твой братец. Вон хлопает глазами, ничего не понимая. — Куда вы направляетесь, Кушина-сан?

— Отдать дань памяти мертвым клана. — Учиха слегка кивнул. Отлично, значит сообразил по поводу Узушио.

— Я присоединюсь к вашей скорби. Мне нужна неделя, чтобы уладить здесь дела.

— Мы будем ждать там. — Но начинать пороть брата надо, Итачи, надо!

Глава 37

На следующий день, распрощавшись с Учихами, мы отправились в Узушиогакуре. На семейном совете большинством голосов постановили срезать путь по лесам, а не петлять вместе с береговой линией. Да, нам не встретятся по пути большие населенные пункты, но мы и не стремимся посетить все достопримечательности страны Огня, так что сэкономим кучу времени и нервов. Несколько дней мелкие обсуждали наших новых знакомых. В результате пламенных дебатов было постановлено, что Итачи — кавайный элемент, а Саске — бяка и злыдень, каких мало. Мы с Минато и биджу лишь посмеивались над разговорами молодежи. Хотя слушать мелких было забавно. Так в дороге и беседах ни о чем прошла еще пара дней, а потом случилась крайне неожиданная и странная встреча. Совершая очередной дневной переход, биджу сообщили нам о том, что нас преследуют. Кто-то очень серьезный и быстрый. Группа преследования состояла из шести человек. Пришлось останавливаться и устраивать засаду, но охотники не повелись на нашу остановку и приближаться не стали. Наоборот, начали обходить нас по дуге. Хотят в тыл зайти? Или обогнать? Решили, что стоит догнать неизвестных и задать им пару вопросов. Это на удивление быстро удалось. Преследователи нас ждали.

Зачем-то оставив одного охотника прямо перед нами, остальные удалились на километр в сторону. На засаду не похоже. Да это вообще ни на что не похоже. Но мы решились на встречу со столь безрассудным противником. Или наоборот, слишком умным. В центре поляны, сложив руки на груди, стоял высокий черноволосый мужчина. Ух ты, это ведь змей подколодный, в простонародье именуемый Орочимару. Минато слегка выдвинулся вперед, закрывая собой мальчишек. Ну да, как я забыла, у него с этим товарищем очень трепетные отношения. Ведь змей тоже претендовал на титул Четвертого Хокаге. Вот и свиделись. Мне всегда было интересно, зачем он подвязывал штаны корабельным канатом, скрученным сзади бантиком? Это новая мода, что ли?

— Орочимару-сан… Какая… Неожиданная встреча. — Здороваться с ним принципиально не буду. Мда, вот нежданчик-то образовался. Что он забыл тут? Мы вроде никого не оповещали о своем маршруте.

— Кушина-сан, — гаденько протянул змеиный саннин, сверкнув желтыми глазами с вертикальным зрачком. — Мне тут одна птичка донесла на хвосте весть о твоих планах.

— О как! Я и сама еще этих планов не знаю, а птички уже во всю о них треплются. — Мозг лихорадочно просчитывал варианты. Что нужно саннину, что он собирается делать? Как он узнал о наших планах, я даже не спрашиваю. Что знают трое — знают все. Прописная истина.

— Да, птички — они такие! То тут, то там, везде в курсе всего происходящего… — Ну, в ваших шпионах я и не сомневалась никогда.

— И что ВАМ с этих новостей? — Вместе мы его завалим, конечно, но все равно это будет сложно. Ведь опыта саннину не занимать.

— О-о-о… — Орочимару достал из рукава свиток и распечатал из него кресло. Мдя, вот это я понимаю — расположился с комфортом. Еще бы столик с бутылкой вина. — Так вот, Кушина-сан, та самая любопытная птичка мне сообщила, что ты очень неровно дышишь к нашей любимой деревне. Это так?

— Типа того, — кивнула я. Судя по всему, драка отменяется. Даю вводную мальчишкам. Нечего им тут околачиваться, когда джигиты разговаривают. — Парни, ставлю задачу. Разбить лагерь, установить периметр, приготовить ужин. Время пошло.

Мальчишки с биджу, конечно, будут усиленно греть уши на нашем разговоре, но это сейчас не важно. Печально переглянувшись, мелкие свалили выполнять приказ. Отлично.

— Ку-у… Хм, а что ты скажешь, Кушина-сан, если я захочу присоединиться к вам? — Змеюка все-таки достал бутылку с каким-то спиртосодержащим напитком и теперь наслаждался жизнью. А нам предложить? Невежливый гад.

— Зачем это тебе, Орочимару? — влез в наши терки Минато. Давние соперники сошлись на узенькой дорожке, а мне теперь их растаскивать.

— Скажем так, мне нужен старик. Я хочу уничтожить его сам, — саннин сложил ладони домиком, с удобством расположившись в глубоком кресле. Хм, я думала об этом, но отмела такую возможность в связи с общей маньячностью змея. Он наверняка только на убийстве Третьего не остановится, ему еще и жизни всех остальных в деревне подавай. Не то чтобы я была сильно против, но столько ненужных жертв — это перебор, на мой взгляд. Проще надо быть, проще. По мне, так всем им будет достаточно и полностью разрушенной Конохи. Что-то я опять увлекаться начинаю.

— О как, — Минато перевел офигевший взгляд на меня. Ну да, мне решать, как всегда. — Что скажешь?

— Зачем вам влезать во все это? В конце концов, вы и сами можете воплотить в жизнь свои желания, не прибегая к нашей помощи. Годом раньше, годом позже… — Орыч вздрогнул. Ага, значит, ты уже сейчас разрабатывал планы по захвату Листа!

— Хм, не буду спрашивать, откуда тебе это известно. — Как держит удар! Мдя, куда там моему убогому умишке, когда тут рядом такие монстры ползают. — Моя цель к вам не имеет никакого отношения. Я просто хочу предложить сделку.

— А мы прямо сразу и согласимся, — издевательски ухмыльнулся Четвертый. Что ж в мужиках всегда не вовремя играет дух соперничества-то, а? Вот почему блондину неймется выяснять, кто из них круче? Детский сад, штаны на лямках…

— Побойся богов, Минато, — замахал руками змеиный саннин. — Я же не совсем выжил из ума, чтобы драться с двумя джинчурики, полностью контролирующими биджу, странным клоном с сознанием Четвертого (кстати, не поделитесь техникой?) и Кровавой Хабанеро, которая, судя по моим данным, достигла S-класса. Думаю, что даже мне ты, Кушина-сан, доставишь кучу неприятных сюрпризов.

— Что за сделка? — Мне быстро надоел этот концерт. Мужчины так могут вечно выяснять у кого круче, больше и так далее, по списку…

— Я участвую в вашей заварушке, а вы мне за это предоставляете тело с шаринганом.

— Охренеть! — не выдержав нахальства, выдала я. — А ничего у вас не слипнется от такого разнообразия? И Третьего вам, и тело с шаринганом. Губа, как говорится, не дура.

— Нет, не слипнется. Бери в расчет мое обещание больше вас никогда не беспокоить. Я даже не буду больше лелеять планы по уничтожению Листа. — Ну да, учитывая, что он в курсе моих планов по разрушению зарвавшейся деревеньки. После меня ему там делать будет нечего. — Открою вам свой маленький секрет — я всего лишь ищу бессмертия. Не больше, не меньше. Для достижения этой цели необходимо тело с шаринганом. А старик… Я хочу ему лично объяснить, как он был не прав, что не дал мне стать Хокаге. Хотя теперь я даже рад, что не меня поставили под удар Девятихвостого.

— Минато? — Стоявший за моим плечом блондин согласно прикрыл глаза. Не возразишь. Учиху змей получит в любом случае. С той тьмой в душе, которую мы наблюдали при личной встрече, Саске рано или поздно придет к ученику Третьего сам, даже без проклятой метки. Они — два сапога пара. Сейчас Орочимару прибежал к нам просто потому, что есть шанс получить нужное тело на воспитание пораньше.

— Вы сейчас идете на встречу с главами кланов Конохи. Вот и спросите у Учих про необходимое мне тело, — ухмыльнулся Орочимару.

— Учих осталось мало. — Насколько знаю, выжили две или три семьи. Ну, и Итачи с братом.

— Кушина-сан, не разочаровывай меня. Ведь ты точно знаешь, кто именно мне нужен. — Знаю, само собой.

— Итачи или Саске, конечно.

— Умная девочка, — довольно кивнул Орочимару. Как будто у него задачка сошлась с ответом. — Только Итачи отпадает. Мы тут уже встречались. И я, скажем так, не смог его убедить.

Значит, саннин уже огреб на орехи от старшего Учихи. Где-то уже успели схлестнуться. И выводы неутешительные — теперь Орочимару будет бегать за тушкой Саске. А учитывая характер последнего — у змея все может получиться.

— А в качестве жеста доброй воли, со своей стороны я могу подсказать вам, как Минато получить настоящее тело и вернуть душу, — продолжал змеиный саннин, хитро покосившись на Четвертого.

— Епрст… — Я в шоке. Минато в шоке. Дети и биджу, судя по воцарившейся тишине, тоже в шоке.

— Да-да, есть способ, — змеиный саннин был доволен как слон. — Насколько я понял за это время, Четвертый запечатал свой разум в Наруто. Душу же забрал бог смерти в оплату за помощь в запечатывании Кьюби. Про тело я даже не говорю. Так вот, разум — это связующее звено между душой и телом. Тело, скажем так, я предоставлю.

— И что дальше?

— А дальше, я намедни натолкнулся на презабавнейший ритуал. Один знакомый фанатик показал. — Хидан, что ли, отметился? С него станется. — Так вот, если его чуть-чуть изменить, то можно вернуть душу из лап шинигами. За соответствующую плату, разумеется.

— Какую именно плату? — Минато боится поверить в реальность возможности вновь стать человеком.

— Хорошую жертву. Или много простых душ… — Мы поморщились. Не очень хороший вариант. Правда за неимением альтернативы, можно и его рассмотреть. — Или нечто более ценное. Например, бессмертного.

— Биджу не отдадим. — В один голос сказали мелкие. Все-таки не выдержали и приползли подслушивать.

— Исобу подойдет? — Рядом с нами проявился клон Кьюби. А Орыч молодец, даже бровью не повел на новый внешний вид страшного девятихвостого лиса.

— Хм? — заинтересовался Минато.

— Ну, у треххвостого мозгов уже пару сотен лет не наблюдается. Обычно мы, биджу, возрождаемся с разумом и своей памятью. Не знаю причины, но Исобу единственный из нас, кто абсолютно неразумен. В какой-то момент он потерял свою память и разум. Причин не знаю, — пожал плечами Курама.

— Как я понял, и однохвостый Шукаку сменил свой внешний вид? — подал голос Орочимару. — Ку-у… Как интересно. Жаль, нельзя разобраться в этом вопросе доскональнее.

— Так я и дал себя препарировать! — злобно зыркнул в сторону саннина Кьюби и исчез.

Интересная ситуация выходит. Если можно обменять душу Исобу на Минато, то мы, получается, застрелим сразу двух зайцев. Во-первых, воскресим Минато, что само по себе прекрасно. А во-вторых, в этом мире никогда не возродится десятихвостый, и вся эпопея с демаршем Акацуки и их глазастой статуей будет абсолютно бесполезна. Вау! Вот это подфартило. Тоби в пролете! Переглянулись с Минато. Однако у нас, похоже, мысли сходятся.

— Мы согласны, Орочимару-сан. Если вы поможете Минато вернуться к нормальному существованию, то мы не помешаем разбираться вам с Хирузеном самому. — Ну да, мы попкорна купим и сядем наслаждаться представлением.

— А что насчет шарингана? — Дался он тебе! Блин.

— Я дам вам возможность поговорить с Саске самому. Убедите его последовать за вами, никто вам мешать не будет. — Змей довольно сверкнул глазами. Ага, счас я тебя обломаю. — Только придется вам обойтись без проклятых печатей.

— Откуда?

— Оттуда… Не будем сейчас выяснять, кто что где когда узнал. Просто смиритесь с этим. Уговорите Саске уйти с вами — хорошо, нет — тоже неплохо. Вот потом, если у вас получится, хоть десяток печатей на нем ставьте, хоть опыты проводите. Мне все равно. — Если у Итачи получится хоть чуть-чуть перевоспитать младшего брата, то нихрена у Орыча не выйдет. Но сомнительно мне, что Учиха настолько изменится за столь короткий срок. Так что я ставлю на то, что Саске покинет нас, сменив семью на компанию змеиного саннина. А дальше, как боги пошлют — туда и пойдем.

— Не очень справедливо, Ку-ушина-сан.

— Нормально. Вы и так все сливки снимаете. — Главное в нашем деле — торговаться до последнего. Это я еще не самые плохие условия поставила. Ведь если разобраться, то мне его помощь нужна только в воскрешении Минато. Коноху я раздолбаю и в одиночку, при хорошем плане и моем желании.

— Ладно, по рукам. Я очень надеюсь, что вы меня не обманете. — Кошмар, он облизал свои брови! Нет, я этого не видела! Ничего не было! Моя психика просто не выдержит такого.

— Само собой. Я всегда держу свое слово, Орочимару-сан.

— Тогда завтра выдвигаемся в страну Воды. — В принципе, действительно, где еще может обитать наша большая черепаха? Мдя, все дороги ведут в Узушиогакуре. Надо там оставить детей, прежде чем отправляться на поиски новых приключений. На свою больную голову. Джирайя и Цунаде присмотрят за мелкими. Вроде они уже там должны быть.

— Вы знаете точное местонахождение треххвостого?

— Конечно, я бы не стал вам что-то предлагать, не подготовившись, Ку-ушина-сан. — Как меня раздражает его манера тянуть гласные в моем имени!

Глава 38

Я стояла в одиночестве на скале, а море далеко внизу пело мне свою печальную песнь. Сильный ветер трепал косу и выбивал слезы из глаз. Я… Я вернулась домой. Наверное. Взгляд упорно искал что-то, что сохранило хотя бы часть прошлого великолепия. Но время никого и никогда не щадит. Когда-то здесь кипела жизнь, велись веселые разговоры, сновали красноволосые жители деревни, скрытой в водовороте. Узушиогакуре. Некогда прекраснейший город. А теперь… Кладбище моего клана.

Ранним утром, когда мы вышли на побережье и в туманной морской дали показались очертания большого острова, что-то защемило в сердце, сбилось дыхание, я остановилась. Часть меня родилась здесь и помнит, как прекрасно тут было раньше. Отец и мама. Клан.

Рядом печально вздохнул Минато. Все понял? Да, вон, забрал детей и оставил меня одну. Правильно, сейчас я хочу побыть наедине с собой. Странно, почему я никогда не задумывалась о судьбе Водоворота? Да, меня привезли в Коноху еще маленькой девочкой. Но весть о падении Узушио и смерти близких я пережила как-то слишком тихо и отрешенно. Такое впечатление, что кто-то покопался в моих мозгах, раз ребенок не особенно переживал убийство семьи. Закладки или эмоциональный блок? Если первое, то это вновь неуемные ручки старого обезьяна и Данзо. А вот второе я и сама могла себе навесить. Да, по здравому рассуждению, все-таки это я сама ограничила свои чувства. Ведь, судя по всему, закладки, что наверняка ставились мне, как носителю биджу, там, на верность Конохе или кому-то из верхушки и т. д., слетели при подселении новой души. Иначе фиг бы я смоталась из Листа. Да и сравнять с землей его вряд ли бы хотела. Возможно, что и после смерти Минато с моими мозгами позанимались любители вязать морские узлы из извилин подопытных. Тогда ясно и такое наплевательское отношение к джинчурики. Неудивительно, что у меня тогда крыша поехала.

Что ж, вернем эмоциональный блок на место. Не время сейчас для меланхолии. Пора возвращаться к неотложным делам. Где там все? Посмотрев вниз, улыбнулась. Мальчишки, дорвавшиеся до моря, носились с визгами по пляжу, поднимая тучи брызг. Детство заиграло. Даже Дей, достаточно взрослый для такого баловства, не отставал от них. Разве только не так громко орал. Ну, мы не спешим, так что можно им позволить и покупаться, и повизжать. Глядя на радующихся жизни ребят, которые, скинув одежду, уже полезли в воду, я улыбнулась.

— Ну как ты? — сел рядом Минато.

— Да нормально, — я махнула рукой. Судя по скептическому взгляду, не поверил. — Что сказать? Мне хреново, но жить буду.

— Хм, останемся на день тут или… — мужчина кивнул на остров. Да, мне очень не хотелось туда идти. Очень. Но есть такое слово «надо».

— Или. Подождем, когда мальчики накупаются, и пойдем.

— Хорошо, — и он лег на песок, прикрыв глаза. Может, тоже полежать? Нет, сейчас опять нехорошие мысли начнут табунами бегать от безделья. Решив заняться чем-нибудь, я подошла к полосе прибоя и начала строить песочный замок. А что? Чем не расслабляющее занятие? Впрочем, я недолго одна дурью маялась. Мальчишки быстро заметили мои манипуляции и присоединились к возведению шедевра из песка. Ага, глядя на нас, и биджу проявились. Неудивительно, что в итоге, достроив мой замок, вся эта компания стала выяснять, кто сможет построить сооружение красивее и лучше. Гвалт поднялся нешуточный. Пришлось предложить соревнование, но не каждый сам за себя, а командное. Минато, Кьюби и Гаара были в одной, ну и Шукаку, Наруто и Дей в другой. Я специально разделила Шукаку и Гаару. Оба могут управлять песком, а значит теперь возможности команд равны. А мне досталась роль арбитра. Начали!

Это было нечто непередаваемое. Песок на пляже летал по совершенно непонятным траекториям, создавая удивительные по своей красоте вещи. Художественный вкус Дейдары при поддержке песчаного демона и буйной фантазии Наруто сотворили ажурный замок, чем-то отдаленно напоминающий Нойшванштайн, но еще более воздушный, с хрупкими мостиками между изящными башенками. Юные мастера даже создали небольшое озеро вокруг своего творения. А вот у второй команды получился натуральный Минас-Тирит, только без скалы. Замок будто рос сам из себя, закручиваясь, как вихрь вокруг высокого центрального шпиля. Скульптуры суровых воинов украшали стены. Кое-где даже барельефы были, изображающие какие-то батальные сцены. Если первый олицетворял хрупкость, то второй — мощь. Оба строения были прекрасны. Выбрать что-то одно я не смогла, но никто не обиделся. Настолько народ поглотил сам процесс создания.

Жаль было уходить, но нам необходимо попасть на остров. Раньше Узушиогакуре соединялся с большой землей широким длинным мостом, но теперь об этом грандиозном сооружении напоминали только кое-где выглядывающие из воды заросшие ракушками и водорослями каменные опоры. Все, что не смогло поглотить время и море. Ну да, настоящим шиноби все нипочем, и мы просто двинулись к острову по воде. Мальчишки же спокойно летели над нами на белоснежной птице, вышедшей из-под руки Дея. Полчаса морской прогулки и мы шагнули на берег Водоворота, где нас уже ждали. Джирайя и Цунаде встречали нас на полуразвалившемся и заросшем пирсе.

— Джирайя-сан, Цунаде-сан! — Мы почти хором поприветствовали саннинов. Медик, радостно взвизгнув, тут же начала тискать мелких. Если Наруто с Гаарой были относительно привычные, то Дею такое отношение не понравилось. Только сделать против силы принцессы Сенджу он ничего не мог — весовые категории разные. Поэтому лишь горестно вздыхал, когда приходила его очередь быть обласканным блондинкой, но заинтересованно косил глазом на ее грудь. Воспитание двух извращенцев сказывается. Джирайя в отношении к деткам был сдержаннее, тем более, он и так видел всех нас раз в год точно.

— Ну что, главы кланов прибыли? — поинтересовался Минато, усмехаясь и наблюдая за обвисшим как тряпочка в руках Сенджу Дейдаре. А медик, похоже, уже собиралась ему косичку плести.

— Нет, у нас неделя в запасе, — Джирайя усмехнулся. Дей вырвался из любящих объятий Цунаде и бросился наутек. Саннин рванула за новой игрушкой. Наруто с Гаарой просто сидели и наблюдали за представлением. — Вы же просили их слегка придержать.

— Да, у нас есть еще неотложное дельце. Джирайя-сан, мы идем одни, а детей оставляем на вас. — Отрабатывайте свое название, крестные. А Дейя вновь поймали и, несмотря на гневные вопли «Я уже не маленький!», продолжили экзекуцию.

— Ну и куда это вы собрались?

— Это сугубо личное дело. — Пока не стоит светить Орочимару. Эти трое, собравшись вместе, могут разнести остров к чертям собачьим. — Вернемся, надеюсь, непосредственно к сходке.

— Ну смотрите, ребятки, — с большим сомнением протянул старый извращенец. И передо мной возник здоровенный кулак. Я оценила. — Только попробуйте сдохнуть!

— Да ни в жизнь! — сейчас я готова была пообещать все что угодно. И не замечала ведь, что у Джирайи такие немаленькие руки. Жесть. А Дей таки сумел снова сбежать. Только теперь его прикрывали братья.

Для жилья саннины выбрали почти не разрушенное здание на окраине. Ну, относительно не разрушенное… У него, по крайней мере, были целыми два нижних этажа. Даже в более-менее жилой вид привели. То есть, было где спать и есть, чтобы при этом не задувало и не текло на голову. Я одобрила. Нормальный бивак. Мы привыкшие. Вглубь острова, как выяснилось, никто не совался. Все-таки Узумаки были гениями фуина, и, соответственно, барьеры и ловушки им давались легко. Да и в изобретательности красноволосым нельзя было отказать. В общем, даже ходить по развалинам Узушиогакуре для посторонних было делом весьма экстремальным и почти стопроцентно летальным. А у меня сейчас не было времени, чтобы самой пошуровать в захоронках клана. Вот закончим с треххвостым, тогда и прогуляюсь.

Расставание с мелкими прошло обыденно. Ребята знали, куда и зачем мы идем, поэтому не шебуршились и не ныли. Выбила с них обещание, что лазить по острову они не попрутся. Дети с честными глазами меня клятвенно заверяли, что будут слушаться старших. Ну а старшие расписали те тренировки, что не позволят мелким думать о посторонних вещах. Все впечатлились. Бедные дети, мне их уже жалко. То, что саннины собираются провернуть с мелкими за неделю, вообще-то и на полгода бы хватило. В общем, за детей я не беспокоилась. В крайнем случае, за ними всегда присмотрят биджу.

Встреча с Орочимару состоялась на неприметном, ничем и никому неинтересном островке, вдали от оживленных морских путей и любопытных шиноби. Потухший вулкан, со временем поглощенный морем, оставившим над поверхностью воды лишь высокие гранитные стены. Старый, гнилой зуб, подтачиваемый бесконечными ветрами и волнами. Обычный вулканический архипелаг, все абсолютно прозрачно и не заслуживает внимания, кроме гнетущей, мощной, демонической чакры. Быстро попасть внутрь этого циклопического творения буйной фантазии матушки-природы можно было лишь сверху или через небольшой пролом в обвалившемся склоне. Вот у этого своеобразного входа на небольшом пяточке галечного пляжа в одиночестве нас и ожидал змеиный саннин. Интересно, на чем он сюда приплыл? Или, как и мы, решил добраться сюда своими ножками?

— Добрый день, Орочимару-сан, — поприветствовала мужчину. Минато здороваться не стал, да и брюнет его проигнорировал. Все как обычно.

— Ку-кушина-сан, я рад, что наша договоренность осталась в силе, — почти пропел змей. А то ты сомневался! Закидывая удочку с такой наживкой!

— Так это тут живет Исобу? — я указала на темный провал.

— Да, треххвостый тут и не может выбраться из своего убежища.

— Ой, да ладно! Если бы он захотел, то даже воспоминаний об этом вулкане не оставил, — встрял Минато.

— Это так, но, как и говорил Кьюби, мозгов у черепахи не наблюдается. Вот он и плавает внутри кратера кругами, — пожал плечами длинноволосый брюнет. Мол, если не хотите, то не верьте.

— Наши действия? — Не хватало еще устраивать перепалку. Раньше сядем, раньше выйдем.

— Все просто. Я поставил барьер, чтобы наши действия не засекли ненужные свидетели. Поэтому сейчас мы становимся вокруг Исобу треугольником. Места я уже разметил. Мы с Четвертым, — саннин ухмыльнулся, — основание, ты, Кушина-сан, — вершина. Именно на тебя будет смотреть призванный Шинигами.

— Два вопроса. Первый — как будем вызывать бога смерти? Второй, почему именно я?

— Чтобы вызвать шинигами, нам троим придется сложить определенные печати, чуть позже я покажу какие. А на второй вопрос ответ прост — ты единственный живой человек, сильно заинтересованный в результате. Мне интересен только сам опыт, Минато — лишь разум, у которого нет ни тела, ни души. Так что ты, Кушина-сан, должна будешь убедить шинигами в том, что он должен вернуть именно душу твоего мужа и ничто иное. — Фигасе, мне еще и трепаться с богом смерти придется. Мать моя женщина, на что я подписалась-то? — Другими словами, ты должна больше всего на свете этого захотеть.

— Кушина, — попытался влезть Минато, но быстро заткнулся под моим взглядом. Это должно быть мое решение, и он это прекрасно знает.

— Выбора у нас все равно нет, — вздохнула я, смирившись с предстоящим разговором с психованной божественной сущностью. Нет, выбор-то есть всегда, просто наши желания, устремления, идеалы, страх (нужное подчеркнуть), не оставляют нам других вариантов развития ситуации. Это, видимо, и скрывается под громким словом «судьба».

— Так и есть, Ку-кушина-сан, так и есть, — растянулся в довольной улыбке Орочимару. Да, для него это не больше чем интереснейший эксперимент, опыт. Для меня — серьезное испытание на прочность. — Идемте.

Глава 39

Жилище Исобу, как и ожидалось, представляло из себя почти идеально круглое озеро с ровной полоской пляжа, окруженное гранитными стенами. И в этой гигантской кастрюле посередине дрыхло огромное нечто. Уж не знаю, почему его называли черепахой, но на рептилию это было похоже меньше всего. Нет, панцирь присутствовал. Ага, покрытый какими-то наростами и здоровенными шипами размером чуть ли не с футбольное поле, странного зеленовато-серого оттенка. Жуть. Даже Шукаку в его изначальном виде — просто образец кавайности, по сравнению с этим монстром. Все три хвоста биджу росли прямо из панциря, являясь как бы его продолжением. Сейчас они спокойно распластались по поверхности озера. Голову чудища я не видела — похоже, она скрыта под водой. Видимо, Санби спокоен. Что ж, хоть ловить бешеного демона не надо будет. Хм, Орочимару не стал изобретать велосипед, и наши позиции отметил крестиками, нарисованными на черном, вулканическом песке пляжа.

— Тут твое место, Минато, — саннин указал пальцем, куда именно нужно будет встать. Потом достал из печати большой свиток и расстелил его поверх знака. А вот это уже интереснее. Это был какой-то хитрый барьер. Вот символ «Душа». А это «Разум». А вот тут «Единство»… Но разобраться в его устройстве мне никто не дал, потому что Орочимару насильно усадил Минато прямо в один из больших нарисованных кругов. А во втором после нескольких манипуляций саннина появилось тело. Неповрежденная тушка Четвертого Хокаге. Йоперный театр, как?

— Откуда? — это все, что смог выдавить из себя блондин. Да, я тоже в шоке смотрела на живое тело. Реально живое! Оно дышало!

— Ну, места знать надо, — усмехнулся змеиный саннин. Но наша реакция его явно позабавила.

— Так, Орочимару, признавайся, из кого ты…

— Спокойно, Минато! — остановил закипающего мужчину экспериментатор Коноховского масштаба. — Это твое тело. Настоящее. Я просто, скажем так, не дал ему окончательно умереть.

— Ты похитил мое тело? — А, между прочим, это вполне возможно. Я мертвого мужа не видела, гроб был закрытый. Так что выяснить, кто именно там сгорел на похоронах — нереально.

— Ну да, зачем добру пропадать? — пожал плечами змей. — Думал, может, что-то интересное обнаружу. К сожалению, ты не обладал никаким Кеккей генкай. Так что я оставил тело просто так, вдруг пригодится. И вот! Не зря старался!

— Да, Орочимару-сан, в этот раз вы меня действительно удивили. Не ожидала. — Я, все еще находясь под впечатлением, удивленно качала головой. Слов нет. Не матерных.

— Так, этого устроили. Печати показал, — загибал пальцы саннин, вспоминая, не забыл ли чего. — Технику я начинаю первым. Когда я закончу настройку, активируются все точки, и вам нужно будет начинать складывать свои печати. Кушина-сан, идем тебя устраивать.

Проскакав треть окружности вулкана, остановились у очередного знака. Меня поставили на совсем другой свиток. Кругов здесь не было, я стояла в треугольнике, с несколькими символами «Силы», «Порядка» и «Воли». Серьезненькая вещь, если задуматься. Подобную печать можно использовать, чтобы армиями командовать. Это если своей харизмы не хватает.

— Печати помнишь? — Я кивнула. Сорок семь печатей, из которых несколько неклассических. Когда захочешь, можно что угодно запомнить. — Отлично. И запомни, главное — твое желание. Мечта, если хочешь. Шинигами слов не понимает.

— Я поняла, — кивнула. Спрашивать о чем-то еще не хотелось. Да, я очень боялась ритуала. В конце концов, с богом смерти не каждый день вижусь.

— Ку-ку-ку-у… — саннин криво ухмыльнулся. Понял мое состояние? Возможно. — Что ж, я пошел. Пора начинать, а то Исобу забеспокоился чего-то.

Действительно, чудище морское что-то слегка разнервничалось от наших передвижений. Даже голову свою страхолюдную из-под воды подняло. Окрестности обозревает. Вдохни последний раз, так и быть. Позволяю. Всплеск чакры — и вокруг острова возникает слегка светящийся барьер. Орочимару начал действовать. Отлично. Чем меньше времени осталось думать о будущем милом разговоре с шинигами, тем меньше себя накручу.

Очередная вспышка — и биджу заключен в огромный, чуть светящийся зеленым треугольник. Так, пора и мне присоединиться. Начала складывать необходимые печати. Десять. Вообще-то, чтобы быстро воспроизводить все эти заковыристые фигуры из пальцев, нужна офигенная растяжка. В академии почти два года только этим и занимаются. Без этого навыка в мире шиноби — никуда. Двадцать пять. В руках концентрировался странный поток холодной чакры. Ощущаю себя просто каким-то недоделанным магом, призывающим демонов с нижних планов. А что? Очень похоже. Жертва — вон плавает. Не знаю, девственник Исобу или нет, выяснять не тянет. Ну, мозги действительно чисты аки снег. Пентаграмма присутствует, хоть и урезанная на две вершины. Да, мы матерые демонологи. Сорок пять. Не попробуешь — не узнаешь, так ведь? Сорок семь.

Ладоням становилось уже больно от скопившейся энергии. Повинуясь внутреннему напряжению, резко выкинула руки вперед, целя в Исобу, высвобождая накопившуюся чакру. Нехилый получился сгусток, практически материальный. Куда там Чидори! Такой мощный протуберанец из чистой энергии я еще не выдавала. И если бы я была слабее, этот опыт оказался бы для меня фатальным. А так меня, конечно, ополовинило, но жить буду. А вот биджу не очень повезло. С трех сторон в него врезались толстые и почему-то разноцветные жгуты из чакры. Чудик хотел сбежать, занырнув под воду, но ему это не удалось. Потому что над Исобу проявился шинигами, оплетая его сущность какими-то жгутами. И эта огроменная волосатая страхолюдина в балахоне с ножом в зубах вперилась своими красными глазками в меня.

Страшно? О, да! Это очень страшно. Меня затягивало в беспросветную, колючую тьму. Казалось, что кто-то очень сильный, недосягаемый, опасный копается в моих воспоминаниях липкими, мерзкими пальцами. Жутко. Холодно. Черт, как же холодно! Меня просто выворачивали наизнанку, заглядывали в потаенные уголки души, рассматривая все мои радости и печали через какую-то сверхнепонятную лупу нечеловеческой логики. Я чувствовала, как будто меня понемногу отщипывают, разбирают мою суть на кусочки, стремятся переварить. И это было СТРАШНО. Потерять себя в этой тьме, без надежды. Раствориться в ничто, навсегда.

Собирая себя, буквально выколупывая из мерзких загребущих лапок свои воспоминания, усилием воли успокаивая мечущийся в панике разум, я пыталась донести до этого огромного НИЧТО свое желание. Верни мне одну единственную душу, и ты получишь в обмен свою желанную жертву! Вдруг что-то опутало меня, пытаясь увлечь за собой дальше, в глубину этой бездны. Это? Исобу? О нет, я не составлю компанию тебе, треххвостый. У меня еще дела есть на этом свете. Или уже на том? Сила Санби прошла сквозь меня, стремясь захватить с собой хоть кусочек моей сущности. Фиг тебе, черепаха. Я сильнее! И Исобу ушел, растворяясь в темноте. Жертва принята? Да. Теперь мое желание? Кричать бесполезно. Тут властвует тишина. Поэтому все оставшиеся силы я кинула в мысль. ВЕРНИ! Неужели так сильно твое желание? Проще раствориться в бесконечной тишине… Забудь обо всем… НЕТ, ВЕРНИ! Я вложила все в этот ментальный вопль. И темнота осыпалась трещинами, возвращая свет, звук, ощущения… Меня услышали?

— Я сейчас убью тебя! — прорвался сквозь кашу в мыслях голос Минато.

— Я предупреждал, что она будет в фокусе силы Шинигами. На нее пришелся основной ментальный удар. Что ты психуешь-то? Она живая и даже целая! — орал в ответ Орочимару. Глаза не открывались, темнота хоть и отпустила, но не уходила до конца. Как будто подстерегая, тихо шепча потрескавшимися губами: «Расслабься — и ты труп! Засни — и ты будешь моя!» Я съежилась, очередная волна ужаса захлестнула сознание.

— Почему не предупредил о таких последствиях? — Меня сильно встряхнули. Правильно! Мне надо собраться. Липкий страх потихоньку уходил.

— А что бы это изменило? Вы прекрасно знали, что все это для меня лишь эксперимент! Ты сам подставил ее под удар! Не захотел бы — не позволил своей женщине пойти на такое! — Ссора мужчин, как ни странно, постепенно приводила меня в адекватное состояние. Тварь я дрожащая… Это точно. Так испугаться какого-то шинигами…

— Я не знал… — О нет, сейчас начнется сеанс самобичевания. А то я не в курсе была, на что иду. Вообще-то не в курсе, но мы никому об этом не скажем. Дыхание наконец-то удалось восстановить. Уф, почти успокоилась…

— А то ты не помнишь, что сам пережил при появлении Шинигами? — Орочимару, не нарывайся! Минато и так себя сейчас во всем винит, а тут ты еще лезешь со своими копейками. Пора их разнимать. Давай, Кушина. Ты можешь!

— Оба заткнулись, — прохрипела я. Язык не слушался, глаза открываться отказывались, но это временное явление. Жить я пока не расхотела.

— Кушина! — Меня снова радостно встряхнули. Ну я же не погремушка! Зачем так жестоко-то?

— Не тряси меня. — Я постаралась расслабиться, восстанавливая душевное равновесие. — Все нормально. Мне надо полежать чуть-чуть… Или немного подольше.

— Ох, да что же такое! Минато, ты еще не понял? Ей надо отдохнуть! — Мне на лоб легла холодная ладонь. Орочимару что-то снова задумал. Нехорошее. — Спи!

Я проснулась в небольшом темном, но теплом помещении без окон. Единственный выход загораживал потрепанный кусок ткани. Где это я? Ну, мою тушку, завернутую в несколько одеял, расположили на подобии наспех сделанной кровати. Так, осмотримся повнимательнее. Каменные стены покрыты резьбой в виде разнообразных печатей, пусть и обшарпанных, местами обвалившихся, разряженных, но от этого не утративших свою завершенность. Понятно, я в Узушиокагуре. Значит, меня таки сюда доставили живой. Ура. Не знаю, какую технику применил змеиный саннин, но кошмары мне, хвала богам, не снились. А могли бы, после такого-то нервного потрясения! Надо не забыть спасибо сказать.

Теперь понять бы, где все? Распутавшись из кокона одеял, встаю. Ноги держат, колени не дрожат — я почти в ударе! Хорошо, что в слюнявую идиотку меня тет-а-тет с Шинигами не превратил. Никогда больше на такое не пойду. Это… Охренеть, как СТРАШНО! Иду, на всякий случай страхую себя рукой, упираясь ладонью в стену. Да-да, чувствую я себя пока не очень. И есть хочу. Сильно. Откидываю дерюжку, прикрывающую дверь и выпадаю в зал. Мда…

— Извиняйте, товарищи. Я просто мимо проходила. Не отвлекайтесь. — Нет, ну а что еще сказать этой толпе, которая огромными глазами смотрит на тебя? Че они вылупились, как на явление Христа народу? На мессию вроде не тяну. Тут и главы кланов, и тройка саннинов, и Минато… И еда! В углу сиротливо прикорнул столик, набитый разнообразным угощением. Желудок выдал подробное описание, где и в каких тапочках он видел свою хозяйку. Значится, топаю к вожделенной пище. Не обращая ни на кого внимания, приступаю к священному ритуалу поедания вкусняшек. Как хорошо, что меня никто не отвлекает! Все так и стоят в ступоре. Прелесть, мням, обалденно вкусно! Мням-мням! По-моему, я отрубилась прямо среди тарелок с недоеденным бутербродом в зубах.

Ох, как хорошо. Тепло и удобно! Открываю глаза в том же помещении без окон, вновь завернутая в кучу одеял на кровати. Только теперь лежу не одна. Рядом спит довольный Минато, прижимая мою тушку к себе. Интересненько. У нас ведь все получилось? Проверим. Прижимаю ухо к груди мужчины. Бьется сердечко! Так, надо надыбать ножик и ткнуть им. Куда-нибудь. Если кровушка побежит — значит настоящий!

— Куда собралась? — приоткрывает глаз Минато, почувствовав мои попытки выпутаться из одеял.

— Нужен колюще-режущий предмет. — Нехило меня упаковали, никак не удается сбросить с себя этот кокон.

— Хм, — достает откуда-то кунай и режет себе палец. Ранка мгновенно заполняется кровью. Вау. Никогда так не радовалась лишней дырке в организме. — Видишь, все получилось!

— Иха! — Я так резво подскочила, что даже выскочила из одеял. Не зря столько всего пережила! Минато, усмехнувшись моему восторгу, вновь притянул меня к себе. Значит…

— Ну что, дорогой, опробуем раскладушку?

Глава 40

Естественно, вся эта эпопея с шинигами для меня так просто не прошла. После нашей милой встречи и проникновенной беседы я обзавелась широкими белоснежными прядями на висках. Проще сказать — я поседела. Вот аут-то! Прямое доказательство моей заячьей душонки. Поначалу я рвалась найти краску для волос, чтобы замазать это недоразумение, но спустя пару дней смирилась. Хорошо хоть никто и не собирался меня обвинять в трусости. Все приняли изменения в моей внешности как жертву. Ну да, конечно, жертвеннее не бывает. Зато я теперь полосатая. И, вообще, проще надо относиться ко всему: жива ведь осталась и не свихнулась, значит все хорошо. Это я сама себя так уговариваю…

Народ, явившийся на сходку, пребывал в шоковом состоянии от моих действий и поступков. Ну да, мало того, что я привела двух джинчурики вместо одного, так вдобавок они называют друг друга братьями и дружны со своими биджу! И демоны периодически выходят пообщаться наружу. Но Кушина на этом не остановилась, она еще умудрилась воскресить своего мужа. Ага, а на закуску притащила всех трех Великих саннинов, которые не убили при этом друг друга. Вынесла я им мозг конкретно. Это никто из них еще про мой режим Отшельника не знает и про договоренность с Итачи. Я сейчас что-то вроде местной достопримечательности — везде меня сопровождают удивленные взгляды. Напрягает. Пожалуй, только Шикаку Нара отнесся к моим похождениям индифферентно. Посмотрел этак задумчиво и кивнул каким-то своим выводам. На этом фоне Дейдара с его возможностями как-то незаметно прошел.

От копошения в себе меня отвлекает большая сходка, открывшаяся в Узушиогакуре. В самих дебатах я не участвую, выставив Минато как своего непосредственного представителя. Он, вроде как, Хокаге — вот пусть и отдувается. Что было с народом, когда они увидели перед собой вполне живого Четвертого, словами не описать. Естественно, про меня тут же забыли, переключившись на Намикадзе, терзая его вопросами. Как удачно вышло-то, спихнуть всю тягомотину на законного политического деятеля всея Конохи. Плюс — не уверена я в том, что им нужна была именно я в качестве лидера. Скорее, им нужен был контроль над джинчурики. А вот обломитесь, граждане! Теперь между нами стена в виде блондинистого типа, который укорачивает языки самым припадочным товарищам одним холодным взглядом.

Потом под шумок меня утащили с совещания Джирайя и Цунаде. Эти промыли мне мозги своими разногласиями с Орочимару, который уже успел обустроиться в соседнем подвале. Время зря не теряет. В итоге пришлось все подробно рассказать, и о нашей сделке тоже. В принципе, мои действия поняли и одобрили. Хотя терки между бывшими друзьями регулярно возникали, но, на мой дилетантский взгляд, скорее по привычке, чем из-за реальных разногласий. А я, получив в свое распоряжение несколько свободных дней, начала приводить в исполнение все свои задумки.

Для начала просто прогулялась по острову. Узушио из-за ограниченности свободной площади отличался от других скрытых деревень. Здесь все дома были многоэтажными. Теперь, конечно, о былом великолепии напоминают только заросшие руины. Эх! Все свои воспоминания и переживания пришлось запихнуть куда подальше, иначе эмоциональный блок грозился рухнуть. Только истерики мне не хватало.

Что сказать, было забавно, местами опасно, но на серьезные неприятности я не нарвалась. Ловушки просто обходила. Зачем разрушать? Пусть и дальше охраняют покой этого места. Многие даже подзарядила. Пусть еще послужат. Найти в лабиринте рухнувших башен дом своей семьи было непросто, но я справилась. Тут был шанс отыскать что-нибудь интересное. Если, конечно, повезет. Времени-то прошло ого-го! Вот эта оплавленная груда камней — все, что осталось от моего отчего дома. Как круто тут народ отрывался, не скупясь на техники! Это не просто Катон, тут как бы не Огненный вихрь прошел. Да еще и Ветром усиленный. Так, надо поискать вход на подземные уровни. Узумаки были параноиками, и у многих домов вниз этажей было не меньше, чем вверх.

Найти вход не удалось, прошлось его делать. Чакра ветра в кунаи, четыре движения и прямоугольный каменный блок вываливается из стены, оставляя после себя достаточно широкий проход в подвал. Так, что у нас тут? О, мои предки озаботились кровной защитой. Ну, это решаемо. Прокусываем палец и капаем кровушкой на печати. Ну вот, теперь основная защита с подземелья снята. А дальше попадаем в темный сырой коридор. Слева он завален здоровенными глыбами, и прохода не наблюдается, а вот направо можно и сходить. Только светом озаботиться надо, а значит, фонарик нам в помощь.

Как ни странно, но подземные этажи неплохо сохранились и были почти не тронуты временем. Тут располагались лаборатории и рабочие кабинеты, склады всякой всячины. К сожалению, не боевой всячины. Вот скажите, зачем столько чакропроводящей бумаги, а? Хотя… Во мне проснулся дикий зверь по имени хомяк, и я запечатала ящик бесхозного добра в свиток. Да, за многие годы все, что не было запечатано, пришло в негодность. Но я нашла несколько неплохих и весьма легких черных доспехов с символикой Узушиогакуре. Разумеется с фуин-примочками. Так, насколько я помню, они не пропускают лишнюю чакру наружу, избавляя от внимания сенсоров. Ну, разумеется, опция климат-контроль тоже присутствует. Как и оснащение специальными слотами для запечатывания. Не говоря уже о частичном поглощении защитой чакры из атакующих дзюцу. Всего комплектов, в которые входили жилет, наручи и поножи, оказалось четыре. Ну вот, теперь и мальчишкам есть в чем бегать. Подобрала несколько не слишком поврежденных мечей и кунаев из чакропроводящего метала. Вот и вся прибыль.

Я еще раз прошлась по грязным и частично затопленным комнатам. Сюда бы пораньше вернуться… Эх, хорошая мысля приходит опосля… Стоп, а это что такое? В стене ощущался слабенький ток чакры. Еще один барьер? И просто вливание чакры не помогает. Тогда попробуем кровью.

— Охренеть! — Гулко разнесся мой голос по подземелью. Да, именно это слово полностью отражало мое состояние, потому что мне на руки выпал здоровенный свиток. Еле успела поймать, а то отдавил бы он мне ноги, как пить дать. Это уже было интересно! Так, что у нас тут запечатано? Библиотека моей семьи. Папа, мама, спасибо! Да, кто-то из богов меня очень любит, раз подбрасывает нехилые плюшки. Сейчас, конечно, это мне никак не поможет, но в будущем… О, какие тогда перспективы открываются! Барьерные техники Узумак от А до Я. Убираем теперь свиток в свободную печать на плече. И молчим. Это все подождет, пока мы не разберемся с кризисом власти в Конохе.

Вернувшись, обнаружила детишек за тренировкой, возглавляемой Цунаде. Медик учила мелких концентрировать чакру в мышцах. Мальчишки так увлеченно слушали саннина, что мне даже неловко было нарушать эту идиллию. Но я хотела сдать им доспехи, пусть подгонят их под себя под руководством опытного человека. Ребята были в восторге от обновок. Все, теперь их от новых игрушек за уши не оттянешь. Трое в черном. Если для Дейя этот доспех — скорее качественная защита, то Гааре с Наруто невероятно полезно свойство брони не выпускать чакру. От мелких теперь не фонит демоническими эманациями, что само по себе очень здорово. Что делать с четвертым комплектом, я еще не решила и временно упаковала его обратно в свиток.

Дел для меня в штабе не было, Минато продолжал терки с кланами. Я не стратег и в разработку плана по захвату Конохи не лезла. А то еще насоветую такого, что потом никто не разгребет. Да и обмолвиться могу, о чем не надо. Так что нефиг, нафиг. Обойдетесь без меня. Отобедав, чем бог послал и Джирайя приготовил, ушла гулять к бывшему пирсу. Море, оно успокаивает. А мне реально пора лечить расшатанные нервы.

Волны лениво накатывали на берег, пытаясь подточить огромные, заросшие ракушками, каменные плиты. Дул теплый, влажный ветерок. Мечта туриста! Сунув руки в карманы, я брела по бывшей набережной. Просто прогулка, без цели, не для тренировки. Когда я отдыхала-то последний раз? Вот так за медленными раздумьями о смысле излишнего трепыхания в жизни, я подошла к одному из барьерных камней. Узушиогакуре был окружен кольцом таких монолитов, покрытых огромным количеством сложнейших печатей. В свое время эти камни создавали мощнейший барьер, не дававший врагам напасть на остров. Защита поддерживалась постоянно. И вообще, было удивительно, что при таких вводных Узушио пал. Хм… Это же…

— Ты уже заметила? — рядом со мною проявился Орочимару. Следил? Возможно, я же не мониторю территорию постоянно. От кого мне тут скрываться? От союзников?

— Да, опоры барьера разрушены изнутри. А значит, деревню предали. И это был не Узумаки, не кто-то из клана. Наши бы просто сняли печать. — Зато теперь у меня есть четкие доказательства. Одно дело, когда есть подозрения, другое — знать наверняка.

— И кто это мог быть? — издеваясь, спросил Орочимару.

— Никто, кроме Листа. Только Союзники могли находиться в Узушио без сопровождения. — Я села на какой-то камень. Сволочи. Это еще раз доказывает, что союзниками могут быть только армия и флот. Да и то, в скрытых деревнях каждый клан сам за себя. Банка с пауками.

— Правильно, девочка.

— Но вы ведь и так были в курсе всего этого? — я махнула рукой на развалины.

— Да, — кивнул мужчина. — Правда, лично не участвовал.

— Я уничтожу их, сравняю с землей эту гребаную, повернутую на собственном величии деревеньку. — Во мне сверхновой вспыхнула ярость. Держи себя в руках!

— Тебе никто не позволит. Минато все-таки Хокаге, пусть и бывший. Хотя, думается, это ненадолго. Главы кланов с него не слезут, пока он снова не займет свой пост. — Орочимару с исследовательским интересом разглядывал неповрежденные печати барьера, искоса поглядывая на меня.

— Меня никто не сможет остановить. — Злость. Ярость. Мощь. Невообразимый коктейль темных эмоций клокотал в крови. Сейчас я без всякого Кьюби была способна разрушить Коноху.

— Ух ты, откуда у тебя такая сила? — Орочимару сделал пару шагов назад, отшатываясь от моей Ки, что я никак не могла взять под контроль.

— Места знать надо, — прошипела я не хуже змеиного саннина. Черт, успокаивайся! Никто у тебя Коноху не отберет! Загнав все под прорванный эмоциональный блок, я уже спокойнее выдохнула.

— Вау, Кушина-сан, а ты не так проста, да? — Была бы его воля, меня уже препарировали бы.

— Орочимару-сан, не стоит меня сейчас снова выводить из себя. Могу и не сдержаться. Убить не убью, но наваляю здорово. — Почти все под контролем. Вдох-выдох. Да, больше всего я ненавижу именно предательство. Вот и всколыхнуло меня.

— Ку-ку-ку… — мужчина решил не искушать судьбу и двинулся назад к стоянке. Правильно. Я вообще зверь — если меня разозлить.

О своих планах я, разумеется, никому не рассказала. Зачем? Минато, конечно, меня поддержит, но он все еще Хокаге, и благо деревни для него важно. Джирайя просто очень любит Коноху. О кланах и говорить нечего — это их дом. Цунаде… Медик может меня понять, но, думаю, в глубине души все равно будет против. Так что я продолжала как ни в чем не бывало свои археологические раскопки, сопровождаемая повсюду заговорщическим взглядом Орочимару. Неужели я такой же псих?

Через пару довольно спокойных дней меня вызвали в штаб. Ну, кто бы сомневался: прибыл Итачи с братом. Союзники в очередной раз выпали в осадок. Нет, все-таки я крута немерено. Столько интересного народу собрать. Еще больше бы удивила, если бы я еще всех каге сюда притащила для коллекции и подписала с ними договора. Ну, или Шинигами, в крайнем случае, и напилась бы с ним. Брр… Не надо было вспоминать про шинигами.

Учих встретили хорошо, тем более с ними и раньше все были знакомы. Единственное, Итачи мрачно сверлил взглядом довольного Орочимару, пытаясь оградить брата от общения с этим психом. Ну уж нет, я им встречу тет-а-тет обещала, так что придется нейтрализовать старшенького на время. Хм, надо к этому детишек привлечь. Мелкие что-нибудь обязательно придумают. Может, удастся перенести привязанность Итачи к брату с Саске на Наруто с Гаарой. Не факт, но если младший Учиха все-таки польстится на силу змеиного саннина, то для Итачи мои дети могут стать якорем. Надо думать.

Глава 41

Утро не задалось. Из теплых и во всех отношениях приятных объятий Минато меня выдернул Наруто. И, судя по сосредоточенной и одновременно виноватой моське, случилось что-то страшное.

— Выкладывай, что у вас опять сдохло…

— Пока ничего, мам, — мальчик попытался улыбнуться, но из-за общей нервности это не вышло. Так, это нехорошо. — Просто там Итачи-сан убивает Дейя…

— ЧТО? — Так быстро я еще не одевалась. А Минато даже не дернулся! Зараза, в следующий раз сам пойдешь детей строить.

— А Гаара пытается их сдержать… — пронеслось мне вдогонку, потому что я уже вылетала из комнаты.

— Курама, какого хрена ты меня раньше не позвал? — ментально рыкнула на лиса, мчась по коридорам на выход. Почему этот меховой коврик не следил за детьми? Да что там вообще происходит?

— Ххххррр… — глубокомысленно всхрапнул демон в ответ. Потом смачно зевнул и добавил: — Ну что ты орешь, а? Ничего серьезного мальчишкам не угрожало. Ну поваляют их немного, подрихтуют физиономии слегка… Им это даже полезно. И вообще, отстань, Кушина, я спать хочу…

И этот гад, судя по всему, повернулся к миру задом! Чтоб ему икалось без перерыва! Вот и выход… Черт, чуть не навернулась. В два прыжка преодолев неизвестное препятствие, замерла, прижавшись к стене. Что тут у нас валяется-то прям на входе? Оказывается, я споткнулась об змеиного саннина, который, судя по всему, наблюдал за стычкой с безопасного расстояния. Мужчина на мою попытку по нему пробежаться почти не отреагировал, слишком был поглощен созерцанием эпической битвы. Все-таки он как-то неровно дышит к Учихам…

— Орочимару-сан, вместо того, чтобы дурью маяться, лучше бы нашли Саске для разговора. Итачи я часа на два займу. Ему не до младшенького будет. — Направив таким образом буйную энергию мужчины в нужное русло, помчалась дальше. Лучше пусть под ногами не мешается.

Так, что мы имеем? В красном углу у нас Дейдара. Пареньку нехило прилетело катоном, спалив часть белобрысого хвоста. Но сильных ожогов на коже мальчика не наблюдалось. Блондин замер под взглядом Учихи, как кролик перед удавом. Даже свои взрывоопасные поделки их рук выпустил. Явно гендзюцу. А в синем углу стоит спокойный как танк Итачи. Спокойный? О нет, во в глазу Мангеко крутится! Да и подпалин на одежке достаточно. Ну что они не поделили-то? И где Гаара? Вот черт, он его вырубил! Мальчишка безвольной тушкой лежит неподалеку у большого камня. Ах ты ж, гад!

Воткнув один из своих кунаев в растущее рядом дерево, рванула в гущу потасовки. Метнула кунай с печатью, переместившись, подхватила Дейдару. Снова прыжок, и парня в полушоковом состоянии я сгружаю у первой метки. Неплохо его зацепило гендзюцу. Расширенные зрачки, поверхностное дыхание, учащенное сердцебиение. Дей с трудом реагирует на раздражители. Очень надеюсь, что у Итачи хватило ума не использовать Цукуеми в полную силу. Так, блондин более-менее спасен. Теперь что с Гаарой?

Итачи уже не обращает на меня внимания, занятый лишь своими глазами. Похоже, навалилась боль от использования Мангеко. Ничего, сейчас ты еще от меня получишь. Нашел на ком самоутверждаться!

— Итачи-кун! — язвительно протянула я. — Скажи мне, родной, почему я не должна тебя убить прям тут?

— Кушина-сан? — парень все еще толком не видел ничего вокруг. Все-таки шаринган — зло. Да, он дает очень большое преимущество, но и плату забирает немалую. — Простите мою несдержанность, но мы с Дейдара-кун… Не сошлись во взглядах на семейные отношения.

— И что же он сказал? — Я прям затрудняюсь даже прикинуть, что мог такого вякнуть Дей, чтобы достаточно спокойный Учиха начал войнушку.

— Он назвал Саске — «редкостным гадом». И добавил, что мне не следует с ним носиться как курица с единственным яйцом, — с явным сарказмом высказался парень, все еще пытаясь проморгаться, но только размазывая кровавые слезы по щекам.

— И все? — Я сильно удивилась. Ну, обидно, конечно. Но на применение мангеке шарингана не тянет.

— Это самая мирная часть нашего разговора. — Достала из сумки чистую салфетку и вложила ее в руку парня. Пусть вытрется. Что ж, значит, у них состоялась эмоциональная ссора с переходом на личности и взаимными оскорблениями. Хотя… Думаю, Итачи-то как раз никого и не оскорблял. Это наш взрывоопасный во всех смыслах Дей постарался. Самое смешное, что он наверняка хотел подружиться, только вот слова нужные в очередной раз подобрать не смог.

— С этим индивидуумом ясно. За что Гаару оприходовал?

— Он мешал. Пришлось вырубить. — Вот так просто, значит. Детишки свое получили, чай не убил их старшенький Учиха. Но и спускать с рук красноглазику наезд на своих кровиночек не с руки. Да и временно нужно занять паренька.

— Так, сейчас я приведу мальчишек в чувство, и мы с тобой пойдем погуляем-поговорим. И без возражений! — придавила парня хорошенькой порцией ки. Учихе пришлось смириться.

Более-менее откачав ребят, отправила обоих в дом в сопровождении Наруто, наградив напоследок подзатыльниками. Нечего кашу заваривать, если разгрести ее не можешь потом! Дей, несмотря на то, что еще пребывал в заторможенном состоянии, все равно успел пообещать брюнету десять казней египетских. Заслужив этим еще одну оплеуху. Вот же, террорист малолетний! Гаара лишь мрачно зыркнул на Итачи. Но в его случае я спокойна. Мальчик, скорее всего, думает, что недостаточно хорош для боя с таким противником, и снова потащит всех тренироваться. Так, а теперь займемся Итачи, который уже привел себя в более-менее божеский вид.

— Пошли, болезный. Перетрем по душам, — сжав плечо парня, потащила его в сторону набережной. Учиха пару раз рыпнулся, но вскоре смирился, что я его не отпущу.

— Там Саске один остался… — попытался еще раз дать задний ход обладатель шарингана.

— Вот о Саске мы и поговорим. Расскажи мне, как вообще выросло такое… — Брюнет слегка дернулся. — Такой интересный молодой человек.

— Он мой младший брат, — раздался тихий голос Итачи. Неужели решил все-таки поговорить со мной по душам? — Какой бы он ни был, я очень его люблю.

— Он всегда был настолько надменным? — Сомнительно, что его продолжали бы любить в семье, где такой монстрик демонстрировал свой характер с рождения. Я почувствовала незримое присутствие Курамы, что прислушивался к разговору. Проснулся, зараза?

— В том то и дело, что нет! — Итачи вздохнул и сел на обломок колонны. — До шести лет он был замечательным мальчиком. Любознательным и таким милым…

— И что же его так изменило?

— Я не знаю. Просто однажды он стал другим. Совсем другим. — Парень устало потер переносицу и печально глянул куда-то вдаль. Где была еще жива его семья, и Саске был вполне себе обычным мальчиком.

— А вы проверяли на подмену? Гендзюцу? Закладки? — Есть куча вариантов для изменения личности в целом. Правда, не столь глобальных.

— Конечно же проверяли. Первым делом! Кровь показала, что он несомненно Саске. Шаринган не выявил даже остатков наложения гендзюцу. Даже Яманаку-сана пригласили. Он обследовал своими техниками брата. Сказал, что его разум в порядке. И даже очень хорошо структурирован для ребенка.

— Как странно. — Интересно, что же случилось на самом деле.

— Возможно, было наложение психосоматической матрицы… — заумно толкнул биджу. В смысле? — Думаю, кто-то совместил техники сознания и гендзюцу, создав в Саске вторую личность. Или использовал уже имеющуюся. А что? У многих есть второе сознание. Слабое, конечно, но самого факта это не отменяет. Кто-то мог усилить личную шизофрению ребенка. Причем сделал это хитро и давно, так что они бы и не обнаружили следов. В какой-то момент у первоначальной личности ослаб контроль или, возможно, случилось какое-то потрясение, изменившее мальчишку. В итоге вторая личность мало того, что полностью пробудилась, так еще и, скорее всего, частично поглотила основную. Раз Яманака ничего не нашел.

— Значит, разделение невозможно? — Мда, как все запущено. И главное, кто баловался с сознанием мелкого?

— Скорее всего — нет. Слияние произошло достаточно давно, чтобы образовалась цельная личность. Откатить процесс назад не выйдет, Кушина. Мальчик тот, кто сейчас есть. Он не станет лучше.

— Вот, блин! — Нет, ну надо же! Пришлось передать наш разговор Итачи. Парень за время моего внутреннего диалога даже не пошевелился. А теперь вот оживился, забегал.

— Кушина-сан, то есть кто-то сделал моего брата таким специально?

— Насколько я поняла, кто-то провел удачный эксперимент над Саске, создав или активировав спящее сознание. Я не знаю, зачем все это было нужно и что конкретно должно было произойти. Но в шесть лет мальчик испытал какое-то потрясение, в результате которого второе сознание поглотило его личность. Ну, и мы имеем, что имеем… — А получили в итоге асоциального типа с раздутой гордыней. Черт, вот дам сто очков вперед, что это работа Данзо.

— То есть он все равно мой брат? — И такая надежда в глазах… Вот как ему объяснить, что маленького братика уже давно замещает созданное кем-то чудовище.

— Генетически, да. Но семейных уз и эмоциональной связи у вас нет. Вернее есть, но только с твоей стороны. — Задумавшись, я потирала пальцами лоб. От таких радостных новостей начиналась мигрень.

— За что? — Итачи закрыл лицо руками. — Почему так поступили с маленьким мальчиком?

— Я не знаю. Расскажи мне, если можешь, как произошла резня в вашем клане? — Возможно, хоть что-то в этой запутанной истории станет ясным…

— В тот вечер я занимался в своей комнате, когда в нее ворвался Шицуе. Он нападал как безумный, используя все возможности своего шарингана. Мангеко шарингана! А я и не знал, что у него он так развит! Мой друг… Он так искренне рвался меня убить! Шицуе всегда был хорош, но не против меня… Мне понадобилось всего десять минут, чтобы успокоить его навсегда. Десять минут ада! Знаете, как это больно, когда шаринган превращается в Мангеко? Кровавые слезы это не самое страшное. Боль… Она разрывает глаза изнутри… Каналы полыхают огнем, а мозг захлебывается в потоке информации… — все эмоции схлынули с лица Учихи, оставив лишь бледную беспристрастную маску. Его просто вымораживают эти воспоминания. Я подошла к нему и просто положила руку на плечо. Я не могу ничем помочь, только поддержать. Поделиться силой.

— Что было дальше?

— Я спустился вниз. Отец и мама… Уже были мертвы. Он так просто их убил… А брат лежал около двери. Шицуе, видимо, погрузил его в гендзюцу. Знаете, как я был рад, что он жив? Что я не один? Саске быстро пришел в себя, но постоянно твердил, что родители были слишком слабы, чтобы его защитить. — Монотонный голос и безразличный взгляд. Так, парня надо выводить из депрессии, в которую он сам себя загоняет. Пришлось попросить Кураму пригнать сюда Наруто с Гаарой. Дей пусть проветрится пока — у них был конфликт, не стоит обострять ситуацию.

— Я так поняла, у твоего друга в момент нападения было другое поведение, отличное от его обычного состояния? — Вот что творится в Конохе, а? Генетические опыты над людьми и детьми были, Орочимару просветил о подробностях. Теперь еще и выращивание универсальных солдат. Любой приказ выполнят, невзирая ни на что.

— Да… Вы думаете, у него тоже? То есть кто-то создавал бойцов, у которых по определенной команде полностью менялась личность? Которые, не задумываясь, выполнят приказ даже по уничтожению своей семьи? — Итачи так и не пошевелился за весь разговор. Черт, где же Наруто? Мне нужен профессиональный убалтыватель!

— Возможно, и над Саске поработали те же люди. — И еще меня сильно интересует, сколько еще таких спящих сознаний раскидано по Конохе? Как бы нам не пришлось столкнуться с толпой идеальных исполнителей Воли Огня.

— То есть у меня действительно больше никого не осталось… — Итачи резко встал с камня, что-то для себя решив. Ну уж нет. Рефлексировать я тебе не дам. Насильно усадив парня обратно, крепко сжала его плечо, заставив посмотреть на себя.

— Итачи, ты можешь думать что угодно, но у тебя есть как минимум я. Как максимум — все мы. И Минато, и Наруто с Гаарой. И даже Дей. Он ведь действительно не хотел тебя обидеть, просто всегда говорит, что думает, не озаботившись чувствами собеседника. Это лечится только подзатыльниками, — я все больше распалялась, стараясь оживить этого эмоционального инвалида. — Я обещала твоему отцу, что позабочусь о последнем представителе его семьи. Но вы не вымерли! Ты — глава, ты в ответе за своих родичей! Возьми себя в руки, Учиха! От тебя зависит будущее клана!

— Мам! Ты нас звала? — из-за угла вылетели два метеора и бросились ко мне. Интересно, почему Наруто не воспользовался меткой и не перенесся?

— Я запретил, — ответил на мои мысли Кьюби. — Вам нужно было поговорить.

— Да, мелочь, идите-ка сюда. — Мальчишки подбежали и замерли, ожидая моих инструкций. — Это Итачи Учиха, ребята. С этого момента он принят в круг нашей семьи. Не обижайте его.

— Такого обидишь! — Гаара потер затылок. Видимо его туда и тюкнули во время разборки. — Сейчас мы, конечно, еще маленькие. Но рано или поздно мы тебя побьем!

Самоуверенное заявление, но вполне осуществимое. Да, сейчас Учиха сильнее, но мальчишки еще даже в полную силу не вошли. А Итачи лишь слабо улыбнулся на боевой настрой мелкого. Что ж, на безрыбье и так сойдет…

— Итачи-сан, а вы научите меня этой крутой технике, что вы на Дея наложили? — тут же заканючил Наруто. Ну да, сын по голове получить от брюнета не успел, а значит, не злился. Как ни странно, но в этот раз он не оказался на передовой. Мелкий теребил парня, пока тот не сдался и не начал объяснять нюансы техники. Тут уж и обиженный Гаара не выдержал, с интересом прислушиваясь к незапланированному уроку. Думается мне, что в итоге красноволосый мальчишка попробует применить эту технику на самом Учихе. В отместку, так сказать…

Хвала богам, Итачи все-таки растормошили. Два ураганчика трясли парня, перебивая друг друга. Что-то рассказывая, требуя, отвлекая. Молодцы мальчишки! Первый шаг по сближению со старшим Учихой мы выполнили на пять. Теперь бы узнать, чем закончился разговор Саске с Орочимару. И что вообще нам ждать от Саске в дальнейшем.

Глава 42

А в лагере царил переполох, потому что прямо посреди руин возвышался огроменный лягух в кимоно. С мечом за поясом и трубкой во рту. Да, это что-то с чем-то. Как его там звали-то? А! Гамабунта! Точно, он еще какой-то там самый крутой перец среди жаб. И с чего это он приперся сюда? Джирайя, что ли, развлекается?

— О, Кушина! — Выскочил из-за угла пресловутый отшельник и подхватил меня под локоть, потащив куда-то поближе к гигантской жабе. — Пойдем, познакомлю тебя с великим воином.

— Минато где? — Оглядываю лагерь, но знакомой блондинистой макушки не вижу. А еще меня интересует, где сейчас ошивается Орочимару с Саске.

— Не знаю, но если он не появится в ближайшее время, у нас будут проблемы. — Вот как, значит. Прошу Кураму передать Минато, чтобы все бросал и перемещался на мой маячок. Дело неотложное есть.

— Я что-то вообще ничего не понимаю уже, — громыхнул голос Гамабунты. А мелкий седой жаб в плаще тыкал пальцем в раскрытый свиток призыва, показывая что-то великану. На что последний лишь сильнее затягивался трубкой.

— Я думаю, что тут какая-то ошибка! Минато погиб много лет назад, и тут его имя вновь появляется в контракте! — потрясал жиденькой бородкой великий жабий отшельник.

— Я думаю, что стоит поинтересоваться у самого Минато, жив он или нет, — встряла я в местечковую разборку семьи Гама, заглядывая в свиток, где действительно стояло имя мужа.

— И как ты это себе представляешь? Покончить жизнь самоубийством? — ядовито поинтересовался у меня старичок.

— Нет, достаточно просто меня позвать, — в желтой вспышке рядом со мной появился муж. Хм, а выражение полного охреневания на жабьих мордах смотрится очень даже ничего. Гамабунта выронил изо рта трубку, и она с грохотом шмякнулась об какую-то стену, окончательно ее развалив и частично засыпав подпаленным табаком. Пришлось создать водяную линзу, чтобы потушить начинающийся пожар, а то еще надышимся хрен знает чего. Мало ли, может, они на своей горе древовидную коноплю курят… Джирайя печально вздохнул, посмотрев на гору промокшего табака. Хотел, что ли, себе взять? Так, вроде, не курит. И вообще, предупреждать надо!

— М… Минато? — в шоке спросил гигант. И даже нагнулся, стараясь поближе рассмотреть вернувшегося с того света Четвертого. Жаб закрывал то один, то другой глаз, надеясь, что иллюзия спадет, а мир останется прежним. — Джирайя, ты его тоже видишь?

— Ага, — расплылся в широкой улыбке мужчина. Фукасаку в это время подпрыгал к блондину поближе и даже потыкал в него пальцем.

— Живой, — через какое-то время констатировал очевидное старик.

— Вроде того, — улыбнулся Минато. — Рад видеть вас, Фукасаку-сан. И тебе привет, Гамабунта!

— Знаешь, меня скоро вообще перестанет удивлять все, связанное с тобой, — вздохнув, махнул лапой седой жаб и сел прям на свиток. — Герой войны, самый молодой Хокаге; человек, победивший Кьюби. Даже этого уже много. Так нет, ты и после смерти не можешь угомониться. Вносишь в нашу спокойную неторопливую жизнь полную неразбериху. Мы же на Мьёбокузане головы себе уже сломали, как твое имя вновь появилось в свитке контракта!

— Ну, извини, Фукасаку-сан, я как бы ни при чем, — шутливо вскинув руки в защитном жесте, отмазался от наездов отшельника Минато.

— А кто при чем? Кто? — потрясая мелким кулачком, выставленным из-под плаща, продолжал допытываться жаб.

— Она! — мужчина нагло ткнул в меня пальцем. Ну да, переложил ответственность на хрупкие женские плечи, гад! Взгляд огромных глаз Гамабунты переместился на меня.

— Ты кто такая? — грозно уставился на меня старик. Ну, насколько можно грозно уставиться с его мелким ростом.

— Кушина Узумаки, — представилась я, слегка поклонившись. В это время глава клана Гама по новой набил и раскурил свою трубку.

— Хм, твоя жена, значит… — с задумчивым видом великий отшельник обошел меня по кругу, рассматривая со всех сторон. А я старалась не рассмеяться — уж больно потешно он выглядел сейчас. — Ничего так…

— Не жалуюсь, — улыбнулся в ответ муж.

— Хочешь заключить контракт с Жабами? — запрыгнув на плечо к Минато, неожиданно спросил меня Фукасаку. Гамабунта подавился дымом и закашлялся.

— Извините, Фукасаку-сан, но у меня уже есть контракт. — Жабы, оно конечно хорошо. Но саламандры круче! А жаб-титан все пытался отдышаться.

— Жаль, очень жаль. Ну, да ладно, — посетовал Зеленый, затем подергал Минато за ухо. — А ты, будь добр, больше не умирай! И еще… Вызывай нас, если что!

Фукасаку свернул свиток и лихим прыжком оседлал Гамабунту. Пф-ф! И они оба исчезли… Так, одной проблемой меньше. Отослав мужчин успокаивать временное население Узушио после посещения огромной жабы, поплелась на поиски Орочимару. Надо узнать, чем закончился их с Саске разговор. Прежде чем строить дальнейшие планы. Эти двое черноволосых заговорщиков обнаружились в подвале дома, где змеиный саннин устроил временное лежбище. Орочимару бегло читал какой-то свиток, периодически в нем что-то исправляя, а Саске мрачной тенью застыл у стены. Они что, еще не говорили?

— Чем порадуете, Орочимару-сан? — я устало опустилась на какой-то обломок. Уфф, набегалась!

— О, Кушина-сан, ты вовремя! — обрадованно всплеснул руками мужчина. Хм, раз он такой довольный, значит, Саске все-таки нашел себе учителя. — У меня есть кое-какие интересные новости для вас!

— Ну, давайте, не томите уж! — Поглядываю на мальчика, который так и не пошевелился за все это время. Что это с ним?

— Когда-то очень давно, как я вам уже рассказывал в свое время, по приказу Третьего и Данзо ваш покорный слуга осуществлял некоторые эксперименты над… Ну, назовем это, живым материалом. Основная задача была в пересадке подопытным уникального генома. Да, интересное было время, столько нового… — змеиный саннин мечтательно облизнулся. — О чем это я? А, так вот, помимо этих исследований я частично участвовал в еще одном проекте. Тоже очень, очень любопытном. Его называли «палач». Суть проекта была в установке подчиняющей печати, чтобы подопытные беспрекословно выполняли приказы «поводыря». Но с первыми опытами стало ясно, что никакая печать не сможет подавить личность, а значит, подопечный мог проигнорировать не устраивающий его приказ. Да, с последствиями для своего здоровья, но сам факт такой возможности начальство не устроил. В общем, к дальнейшей работе были приглашены спецы по ментальным техникам и гендзюцу. Пять лет интенсивной работы в такой команде дали превосходный результат. После необходимых процедур у подопытного появлялась вторая личность со строго заданными параметрами и полным подчинением. Личность нельзя было обнаружить стандартными гендзюцу, только полное глубокое сканирование. Да и то с оговорками. Так, не будем углубляться, тебе наверняка не интересна научная сторона вопроса…

— Вы продолжайте, Орочимару-сан. Я очень внимательно вас слушаю… — Все подтверждало мои самые страшные предположения. Что делать дальше, я просто не знала…

— Ку-ку-ку, да… Так вот, эта спящая личность могла развиваться, копируя необходимые ей участки основного сознания. Как ты понимаешь, для включения режима второй личности была создана некая печать, при активации которой подопытный переходил под полный контроль поводыря. Любой приказ выполняется с полной самоотдачей и бездумно.

— Скажешь вырезать клан — пойдет и вырежет, да? — с сарказмом спросила я мужчину, заработав благосклонный взгляд. Мол, все правильно понимаешь, молодец, девочка.

— Именно, Ку-кушина-кун, именно, — кивнул мне саннин. Мужчина расслабленно уселся в глубокое кресло и сложил руки на груди. Ему все это доставляет удовольствие. А вот я понимаю, что если у Данзо заготовлена армия вот таких Шицуе, то мы в полной жопе. — Дальше ты, видимо, и сама поняла уже? Мы научились делать идеальных шиноби. Это было бы великое открытие!

— Но что-то пошло не так? — Иначе откуда «было бы»?

— Да, к сожалению. Можешь расслабиться, у Данзо не наберется и десятка таких «палачей». В процессе опытов выяснилось, что без специального генного маркера спящая личность исчезала в течении месяца. Как ты понимаешь, это совершенно неинтересно. Мда… А маркер состоял из кучи комбинированных генов. В общем, не у каждого человека этот маркер сработает. Мы потеряли много подопытных, но в итоге так и не нашли возможности обойти эту проблему.

— Вы поставили Саске вторую личность? — Значит, сейчас в Конохе не клепают новых суперсолдат. Радует. Очень.

— Я даже не знал, что она у него есть! Только в разговоре с ним заподозрил неладное. У мальчишки нарушена мозговая деятельность, явно навязана структура сознания, бывают нарушения причинно-следственных связей. В общем, много показателей пробуждения «палача». Как я понял, случился какой-то сбой, и вторая личность не просто проснулась, она еще и поглотила основную. Я попытался ввести его в гендзюцу, чтобы выяснить корни проблемы, но Саске отреагировал неадекватно. Парень стал себя агрессивно вести из-за моего вмешательства. Мне пришлось активировать печать. Итог, вон, стоит у стенки, — Орочимару ткнул в сторону биоробота новой модели.

— Теперь он вам не подходит? — Сколько проблем сразу, а? Искать еще кого-то с шаринганом нет ни сил, ни времени!

— Почему, он просто идеально подходит! Можно развивать его способности так, как мне нужно, не заморачиваясь желаниями мальчишки! — радостно ухмыльнулся змей, встав с кресла. Он подошел к пареньку, захватив тонкими пальцами за подбородок, поднял к свету бледное лицо ребенка. — Он просто совершенство… Да…

— Орочимару-сан, как найти «палачей»? — С Саске теперь все понятно. Безвольная кукла. Черт, как бы Итачи не сорвался… Но сейчас важнее выяснить, как обнаружить и обезвредить всех спящих, чтобы в будущем не было проблем.

— А никак, — пожал плечами мужчина, продолжая мечтательно рассматривать мальчика. — Печать активируется при личном контакте. То есть вам просто надо уничтожить или изолировать «поводырей», и «палачи» уже никогда не активируются. Наложенная личность никак не мешает жить. У Саске, конечно, произошел сбой. Но слишком мизерный шанс на повторение подобного у других.

— Спасибо, что решили просветить меня, Орочимару-сан, — я слегка поклонилась. Змей удовлетворенно улыбнулся. Мы снова друг друга поняли. Ведь он мог ничего этого мне не рассказывать, просто приказав Саске вести себя так, как ему нужно. Но мне все-таки все объяснили и много открыли. Что ж, будем считать, что я в долгу перед ним. Это действительно ценная информация.

Глава 43

Когда я обо всем рассказала Итачи… Как бы сказать-то… Плохо, в общем, было. Парень потух и замкнулся в себе, и на мои попытки выколупнуть его из раковины равнодушия к бытию не реагировал. Совсем. По первой я думала, что он побежит бить морду Орочимару, но нет. Сдержался. Или понял, что это бесполезно. Кто знает, что творилось в его гениальных мозгах? Я бы попыталась старым дедовским способом его встряхнуть, а именно навалять ему по не балуйся, но, подумав, решила, что с Учихой этот номер не пройдет. Итачи после нашего разговора лишь посмотрел на безучастного ко всему Саске издалека и больше к брату не ходил. Иногда мне казалось, что от банального сэппуку его удерживает лишь осознание, что от него зависит будущее клана. Мда, Фугаку воспитал достойную смену.

— Минато, что делать будем? — я сидела на развалившейся стене, опираясь на спину мужа, и задумчиво ковыряла кладку каким-то прутиком. Неподалеку на скале безутешно сгорбилась печальная, одинокая фигурка молодого черноволосого парня.

— Ты про Итачи? — судя по голосу, он тоже переживал за Учиху. — Не знаю. Как будто для него остановилось время. Мужской разговор тут не пройдет, так что на меня можешь не рассчитывать.

— А мой способ на нем, видимо, тоже не сработает, — я вздохнула и положила голову на плечо мужа.

— Ты подраться, что ли, хотела? — Меня потеребили за выпавшую из косы прядь.

— Ну да…

— Не меряй всех своими мерками. Тебе, ну, может, еще и мальчишкам, такая встряска подошла бы. А Итачи нужно найти в себе силы просто жить дальше. И мы, скорее всего, тут не помощники. Сколько бы мальчишки его не теребили, но Саске они ему не заменят, — подтвердил мои неутешительные выводы муж.

— Так что делать-то, Минато? Парень просто сгорает. — Черт, черт, черт! Может, не стоило вообще тянуть его сюда? Нянчился бы дальше с, пусть и не совсем адекватным, но все-таки привычным братцем?

— Я привлеку его к организационным делам. Как глава клана, он не сможет отказать. Это займет его на какое-то время. — Хм… Это выход, не окончательный, но вполне реальный.

— Когда вы уже все порешаете-то? Там Третий с Данзо нас заждались, поди! — Меня уже давно интересует этот вопрос. Минато постоянно пропадает в штабе. Они там выстраивают планов громадье и, похоже, никуда не торопятся. Странно все это…

— Да почти все утрясли. Это из-за тебя я оказался крайним, вот в итоге кланы за меня и взялись. Вспомнили про мое героическое прошлое и дружно задвинули обратно в Хокаге. По дороге утвердили Шикаку и Иноичи в качестве старейшин. Ну и политику по отношению к кланам пришлось обговаривать. В общем, куча никому сейчас не нужной волокиты.

— Ну, это все было ожидаемо.

— Да уж. Но мы практически все подготовили и по захвату Листа — Нара проработал детали. Так что со дня на день выдвигаемся. Из Конохи вот-вот прибудет человек с последними новостями.

— Ясно. Так найди для Итачи хоть какое-то занятие. Иначе парень свихнется окончательно. А псих с шаринганом… Ну, ты и сам понимаешь.

— Думаю, что сейчас Учиха не сорвется. Поверь, у него уже есть цель…

— Месть?

— Да. За семью, за брата, за друга…

— А что потом, Минато? Когда всем отомстит? — Вопрос риторический. После мести следует опустошение. Поэтому не стоит заигрываться в эту увлекательную игру. Так что я тихонько устраню главнюков и по ходу отпинаю попавшихся под горячую руку.

— Ты про него сейчас спрашиваешь или про себя? — Мужчина заинтересованно выгнул бровь. Зря я подняла этот вопрос.

— Про Итачи, конечно. Ты же знаешь, что моя мстя не подразумевает вырезание всего взрослого населения Конохи. Да и по сравнению с ним, я потеряла лишь некоторое количество нервных клеток… — Может, прокатит отбрехаться? Ну, пожалуйста…

— А я вот думаю, что ты просто притихла для видимости, чтобы твои намерения раньше времени никто не просек. — Не прокатило. Жаль.

— Минато… — закатила глаза и выдохнула. Неужели теперь и он будет меня наставлять на путь истинный? — Давай не будем…

— Я однажды сказал тебе, что не буду мешать. Просто постарайся все-таки держать себя в руках. Хотя бы немного… — Вот почему он меня читает как открытую книгу? Просто походя. Меня это напрягает? Хм, хороший вопрос. Нет, похоже, меня все это устраивает.

— Давай замнем эту тему.

— Прятаться от нее у тебя все равно не выйдет.

В ответ я промолчала. А что сказать-то? И мне, и ему ясно, что, несмотря на прошедшие годы, я ничего не забыла и не простила. Придет время, и я потребую с Листа долги с процентами. Нам есть о чем вдумчиво поговорить с властями, а местами и с простыми гражданами. Ну а Минато только хмыкнул и двинул выполнять наш план. Вон, потащил Учиху в сторону штаба. Ладно, будем считать, что временно проблема решена, и в ближайшем будущем у Итачи не протечет крыша. Но наблюдать за парнем надо. С такими грустными размышлениями я пошла искать мелких: может, хоть они меня отвлекут от неприятных мыслей.

Мальчишки были рады. Еще бы, я давно с ними не занималась лично. Все на клонов, Цунаде, да на биджу скидывала. И сейчас мы тренировались в скрытности или, скорее, играли в прятки. Суть та же, что и в старой русской забаве — найди спрятавшегося игрока на определенной местности, а в нашем случае — заныкавшегося шиноби в развалинах. Использовать договорились любые техники. Вот сейчас моя очередь водить. Сенсор я фиговый, но мне это никогда не мешало. Хм, Наруто с Гаарой пока не видать, а вот Дей засветился слегка. А вот нечего волосами своими длинными и блондинистыми цепляться. С другой стороны, он парень умный, может и на ложный след пустить. Надо подумать…

Поднимаюсь на четыре этажа вверх. Может, отсюда будет хоть что-то видно, ну или хотя бы понятно. Аккуратно переступая выпавшие от времени камни древней кладки стен, ищу какие-либо свидетельства присутствия в ближайшем пространстве мелких. Опа, как оно оказывается полезно сначала разведку провести. Дей действительно создал неплохую ловушку для чересчур горячей головы. Думаю, любой чунин вляпался бы стопудово. Да и джонин не факт, что заметил бы. Особенно если бы спешил. Парень рассыпал кучу своих поделок по пути следования. Несколько насекомовидных мин сидели в засаде и ожидали своих невнимательных целей. Еще была россыпь шариков с маленьким зарядом, рассыпанных аки мамины бусы в каждом углу. Думаю, есть еще что-нибудь, что я просто не заметила при беглом просмотре. С Дейдарой очень, очень интересно играть в прятки… Диверсант-любитель, блин.

— Черт! — и я прыжком сигаю за угол, уходя из-под атаки Дотона. Вот оно как. Мальчишки работают группой, а не каждый сам за себя. Как занимательно. В принципе, мы это не обговаривали, а значит, они вполне могли объединиться против грозной меня. И если так, то сейчас стоит ждать атаки от Наруто. Точняк, а вот и сынок с лезвиями ветра. Быстро перемещаюсь левее. Клоны мне в помощь. Перемещение, еще одно. Так, однако мальчишки меня загоняют и грамотно. Вот же ж заразы!

Приходится переместиться назад по маячку. Что делать, что делать? По сути, я вернулась в исходную точку, так и не «засалив» никого из малышни. Надо подумать…

— Кушина-сан! — О как, это Шикаку разорался. Что-то где-то сдохло, раз неторопливый Нара сломя голову бегает по Узушио. Не привыкли союзнички наши у биджу просить помощи. Курама бы мне быстро передал любое сообщение.

— Я вас внимательно слушаю… — Как же мне малышню с их лежек выкурить-то, не прибегая к тяжелой артиллерии? Хм, попробую прошерстить все клонами. Создаю шесть своих копий, выдаю им кунаи с печатями и отправляю в зону игры. Посмотрим, мальчики, кто кого…

— Мы дождались нашего человека из Конохи с последними новостями, — Шикаку тяжело вздохнул и направился обратно к штабу, нисколько не сомневаясь, что я последую за ним. Забавно, что именно этого ленивца послали меня искать. Кто ж сподобился-то?

— Плохие новости? — Не сказать, что я пессимист и всегда ожидаю плохого. Просто реалист, скорее всего. А реальность такова, что ничего хорошего ждать не стоит.

— Типа того, — в очередной раз вздохнул Нара и замолчал. Хм, делиться новостями он, похоже, со мной сейчас не будет. Ладно, потерпим до штаба. Пусть официально посвящают в свалившиеся проблемы.

Да-а-а… Такого я не ожидала, конечно. Начнем с того, что шпионом в листе оказался Гай. Было бы смешно, если бы не было так грустно. Ну да ладно, как говорится — победителей не судят. А парень умудрился-таки прискакать к нам с нужными сведениями, несмотря на погоню и общую нестабильную политическую ситуацию в стране. А вот дальше было еще веселее, и страшнее, и темнее. Неутешительные новости, прямо скажем.

— Уверен? — Минато был напряжен и собран. Не завидую я ему сейчас. На него снова скинули принятие определяющих наше дальнейшее будущее решений. Вот поэтому никогда не понимала, зачем стремиться к вершине власти. Одни обязанности и никакого удовольствия. Правда, однажды муж объяснил мне свои амбиции. Сказал, что так ему, по крайней мере, удастся защитить нас всех. А у меня так и не получилось его убедить, что мы сами с усами. Впрочем, это даже приятно, когда о тебе заботятся. Но все равно, слишком большая ответственность и нагрузка — быть Хокаге. Сейчас в зале на экстренный совет собрались лишь главы кланов. Ждали только меня.

— Да. Хоть бойцы Корня и сработали быстро, меня не заметили. Его взяли ночью, вытащили из собственной постели. Мы не ожидали нападения, — мрачно объяснял ситуацию уставший Гай. Изрядно его потрепали по дороге. И это с его-то энергичностью. — Мы расслабились, ведь прошло столько лет… Сейчас Какаши где-то в подвалах Корня. И что с ним — я понятия не имею. Кто же знал, что они ничего не забыли?

— Ох, боги! Гай-кун, ты серьезно думал, что они что-то забудут? Время в таких делах штука весьма относительная. Черт! Что же такое недавно произошло в Конохе, в связи с чем они совершают столь неожиданные поступки? Зачем им нужен Какаши? — Мда, и главное, некому возмутиться. Все главы кланов-оппозиционеров сейчас тут.

— Приманка? — влез Яманака. Да, ловля на живца в чистом виде. Вот только что они так засуетились?

— Возможно. Даже скорее всего. Вы очень нужны им, Кушина-сан. — Нара задумчиво потер подбородок.

— Нет, не я. Им нужен Наруто. Но почему так неожиданно? — Я медленно обходила собравшуюся компанию по кругу. Мне как-то на ногах думается лучше. Инудзука спешно уступил мне дорогу. Видимо, лицо у меня не очень дружелюбное сейчас.

— Вернуть джинчурики в деревню? — Хм, Шикаку скорее всего прав. Про наличие у нас второго хранителя биджу никто не в курсе. Им нужен именно мой сын. Зная, что Какаши я в беде не брошу, они дали уйти с новостями Гаю. Думаю, что все это представление в целом было только для него. Я остановилась и прислонилась к столу. Держи себя в руках, Кушина! За названного брата я им яйца вырву вместе с позвоночником. Вот нечего меня злить снова!

— Я туда не пойду! Чего я там не видел! — тут же запричитал Кьюби. Не хочется лису возвращаться на родину. Я только хмыкнула. Никуда он не денется от Наруто. Пойдет как миленький.

— Гай-кун, что произошло в Листе? Может, появились какие-то новые люди рядом с Третьим? Или кто-то крутится постоянно неподалеку? — Минато требовательно уставился на черноволосого шиноби.

— Не знаю. Вроде ничего… Хотя… Говорите, странные люди? Видел мельком мужчину в маске. И это не АНБУ. Странная маска с одним глазом. Он с Данзо наблюдал за захватом Какаши.

— О как… — в наставшей тишине раздался жалобный хруст стола, на который я опиралась руками. Задумавшись, я слишком сильно сжала непрочную деревянную поверхность. Быстро переглянулись с Минато. Да, и он все понял. Тоби, Мадара, Обито, мать его. Вот где ты всплыл. Неужели охота на биджу начата? Рановато, но и история в этом мире давно идет совершенно по другому пути.

— Папочка мой Рикудо… — протянул офигевший лис. — Кушина, я туда не пойду! Так и знай!

— Не ссы, Курама, мы тебя в обиду не дадим. Но пойти всем придется. Козырей у нас на руках сейчас гораздо больше. А единственное ограничение — это заложник. — Я зло ощерилась. Надеюсь, у них хватит ума не убивать Какаши. Боюсь, в случае его гибели смерть несчастных будет долгой и очень неприятной. Как меня достала эта деревня! Вот неймется им почить в общей могиле-то!

— Тогда собираемся и выступаем. У нас три часа на все. Свободны, — отдал приказ Четвертый Хокаге.

Глава 44

Лагерь собирали быстро и профессионально. Через два часа ничего не говорило о том, что в течение почти месяца тут жила прорва народу. Так, все, игры закончены. Теперь все по-взрослому, без трусов. Мальчишки надели новые доспехи, биджу вернулись в печати, а значит, я могу не беспокоиться о том, что нас засекут по шлейфу демонической чакры. Я забралась повыше, чтобы кинуть последний взгляд на место своего рождения. Что ж, Узушиогакуре, прощай. Возможно — и даже скорее всего — я сюда больше не вернусь. Незачем тревожить покой мертвых…

— Пора? — Ко мне на стену запрыгнул Учиха. Черт, я теперь всю жизнь буду чувствовать себя виноватой перед ним. Вот же ж… Хотя Лист предал его семью, Итачи все равно остался верен своей деревне. Не знаю, глупость это или преданность. Ну, хоть мальчишка нашел в себе силы жить дальше.

— Да, Кушина-сан. Я кое-что принес вам, — Итачи с легким поклоном протянул мне большой сверток. Интересненько…

— Что? — с любопытством разворачиваю. Зеленый военный жилет и новый блестящий протектор Конохи. Кланы постарались, судя по всему. — Ясно.

— Вы наденете их? — вопросительно смотрит на меня черноволосый гений. Конечно, это же подтверждение моих целей. Типа, я за Лист и все такое. Никому не обязательно знать, что я не собираюсь сдерживаться. Что делать, если я абсолютно случайно разрушу что-нибудь. Или почти все… Злая я…

— Да, — снимаю свой протектор и надеваю новый. Благо волосы как всегда заплетены в косу и не мешаются. Так, теперь жилет. Все, я полноценный джонин деревни, скрытой в Листве. Ага, а еще я типа патриот. Наивные…

— Все ждут вас.

— Значит, идем. — Поскакали.

Легкий ветер промчался по опустевшим улицам старого города. Водоворот вновь погрузился в сон, простившись со своими временными шебутными жителями. Кто знает, может быть, когда-нибудь сюда снова вернутся шиноби? Узушио будет их ждать…

Уходили группами по пять человек с интервалом в четыре часа. Так шанс привлечь внимание был минимален. Мало ли куда шиноби бегут? Задание у них. Впервые за многие годы тройка великих саннинов путешествовала вместе. Ну, не считая Саске. Этот теперь от Орочимару никуда не денется. Марш-бросок нами совершался нехилый. Если бы не надо было спешить, то путь занял бы две недели, плюс-минус пара дней. Но теперь, когда не ясно, что происходит с Какаши, все согласились, что передвигаться придется в режиме «одна нога здесь, а другая уже там, причем вчера». Большой привал обещается только рядом с самой Конохой. Чтобы отдохнуть и отоспаться перед боем. Да и главы кланов должны вернуться по своим кварталам, дабы приступить к выполнению нашего плана.

На второй день интенсивного бега детишки запросили пощады. Все-таки мелкие они еще для столь длительных нагрузок. Теперь Минато на спине тащил Наруто, а я Гаару. Дей, как ни странно, пока справлялся. Ну, он и постарше будет все-таки. Останавливались на привалы только по необходимости и не больше чем на два-три часа. В принципе, взрослый шиноби выдерживает и неделю без полноценного сна. А со спецпрепаратами и того больше, но, во-первых, детям пока эту химию применять нельзя, а во-вторых, на то мы и взрослые, чтобы мелким давать возможность отдохнуть. На месте восстановимся. Так что сыновья беззастенчиво дрыхли у нас за спинами, добирая необходимый сон, пока мы скакали аки белки в сторону Конохи.

На шестые сутки я стала замечать признаки сильной усталости у Дея — под глазами залегли тени, координация сбилась. Сдулся парень, похоже. И нести его некому. Пора делать серьезный привал, иначе он рискует потерять сознание в самый неподходящий момент.

— Минато, у нас проблемы, — я кивнула мужу на слегка отставшего блондина.

— Я заметил, но где-то часа через четыре мы будем на месте. Стоит ли останавливаться сейчас? — Мой блондинистый муж прав, но Дейдара, скорее всего, не дотянет.

— Он может вырубиться в любой момент.

— Пилюлю? — Мне перебросили контейнер с таблетками от чакроистощения и общее тонизирующее. Ну, я бы не стала травить мальчишку этой химией.

— Возможно. Но не лучше ли просто понести его? Гаара вроде уже должен выспаться, пусть побегает самостоятельно. — На мой взгляд, сыновья уже должны были достаточно отдохнуть.

— Хорошо, давай так и сделаем. — Мы остановились. Дей тут же сел, привалившись к дереву, с трудом восстанавливая сбившееся дыхание. Мда, теперь он точно не встанет. На своей гордости и упертости шел.

— Гаара, давай просыпайся, спящая красавица! — Потрепала мелкого по голове, что он с удобством устроил у меня на плече.

— Что случилось, мам? — мальчишка мгновенно проснулся и с любопытством обозрел окрестности.

— Давай-ка своими ножками топай. Хватит мой хребет отсиживать! — я спустила мелкого со спины. Уф. Как хорошо, оказывается, разогнуться-то! Красота.

— А я? — сонным голосом поинтересовался Наруто. Конечно, если брат что-то может, то и ему надо! Дух соперничества между этими двумя очень силен. Но и друг за друга они кому хочешь морду набьют.

— Ну и ты тоже слезай. — Я слегка попрыгала и понаклонялась, восстанавливая кровообращение и гибкость поясницы. Минато подошел к Дею и без разговоров взвалил его себе на спину. Все-таки мужики повыносливее.

— Я его понесу, ты тоже отдохнуть должна хоть немного. — Он у меня заботливый. Мне нравится.

Дей даже не возмущался, что его потащили. Соображает, что мы спешим и в своем состоянии он будет нас лишь задерживать. Правильно, мальчик, гордыню в такие моменты нужно закапывать поглубже. Так что до скрытно разбитого лагеря к северу от Конохи мы доскакали к вечеру, когда Дейдара спал без задних ног.

Нас встречали саннины и Гай с готовым обедом и обустроенной землянкой. Отлично, перед боем обязательно нужно хорошо отдохнуть. Разбудив Дея, почти насильно накормила отбрыкивающегося парня. Он настолько устал, что хотел только спать. Пища в сферу его интересов не входила. Детки, наевшись по-быстрому, сами нашли себе местечко, где приткнуться и надавить на массу часиков энцать. Мы же в компании саннинов обсудили последние корректировки общего плана переворота.

Все было просто, как три копейки. Кланы, что действуют на нашей стороне, а это более шестидесяти процентов джонинов Конохи, блокируют деревню и не дают условно-вражеским кланам вмешаться в драку. Не стоит Хьюгам, Абураме и Курама лезть в наши дела. Да и Сарутоби нужно сдержать, а то еще попрутся на помощь Третьему. Не стоит он того. Ну и, чем больше народу мы сохраним в живых, тем больше шансов, что при смене власти они не будут жаждать мести и крови. Учитывая, что кварталы кланов расположены по периметру Листа, центр свободен для наших действий. Учихи и Нара должны увести оттуда жителей, дабы жертв среди мирного населения было поменьше. Правда, сильно усердствовать они не будут. Кто хочет сдохнуть, но остаться в родных пенатах — флаг им в руки! Минато вон понимает, что, скорее всего, в центре Конохи ничего не останется после моего пришествия.

Мелкие с биджу и Цунаде с группой поддержки бьют по площадям, осуществляя как наше общее прикрытие, так и отвлекая на себя внимание. Так мальчишки поучаствуют в по-настоящему боевой операции, но и не пострадают. Сенджу не позволит. Да и от Тоби они будут далеко. А учитывая страстную любовь Цунаде к родной деревне, да общую мощь прикомандированных к ней джинчурики… Мне на этом пустыре после них делать будет нечего.

Дальше, Орочимару и Минато при поддержке кланов идут брать штурмом дворец Хокаге, стараясь свести к минимуму жертвы среди АНБУ, и бить морду Хирузену. У моего мужа простейшая задача: поставить барьер попрочнее вокруг места выяснения отношений между Хокаге и змеиным саннином. Знакомое развитие сюжета? Пришлось предупредить Орочимару о знании Хирузеном печати смерти. Пусть лучше змей будет моим должником, чем безруким калекой. Учиха со своими родственниками вырезает старых злыдней Кохару и Хомуру. Я посоветовала ему не сдерживаться и воплотить в жизнь свои самые интересные фантазии. Старичье это заслужило. И давно.

Ну, а я с Джирайей, Гаем, Дейдарой и группой поддержки из нескольких джонинов идем осаждать базу Корня. Мы должны зачистить основную территорию до подхода сил Минато сотоварищи, что присоединятся к нам по завершении своих дел. Основная задача — вытащить Какаши. Второстепенная — навешать люлей заигравшемуся в бога руководителю Корня и психованному недомадаре. Это сложный противник — Данзо и Тоби. Надеюсь, они слишком гордые, чтобы объединиться. А уж ухайдакать их поодиночке мы сможем. Тем более что после бойни Учих Итачи удалось не допустить утечку шаринганов. Тела были кремированы оставшимися в живых красноглазиками, благо родство с огнем у них в клане феноменальное. А значит, нету у Данзо суперглазок. Но он и без них обладает силами, равными Каге. Недаром они с Хирузеном соперничали за кресло.

Такой вот простой план. Без наворотов. И без возможности к бегству. Или мы их, или они нас. Вру, конечно. Цунаде в курсе, что если все будет совсем плохо, то она должна хватать мелких и любым доступным способом убираться куда подальше. Не хочу своим детям смерти. Мы с Минато, скажем так, привычные. А у них все впереди. Но не будем о грустном. Пузико от плотного ужина натянулось, глазки пытаются закрыться, а значит, пора на боковую. В охране у нас сегодня саннины. Круто, да?

Разбудили нас к середине следующего дня. Это мы хорошо продрыхли, душевно. Теперь у нас есть где-то часа четыре до начала действий кланов внутри деревни. Нам должны подать сигнал. Три зеленых свистка. Ха-ха, нет — нас просто встретят на воротах. Оттуда мы уж разбежимся по своим делам. Основательно подкрепившись, мы спокойно готовились к операции. Мандража никакого не было, дети выглядели чуть более возбужденными, чем обычно, но это у них не показатель. После провала миссии с бандитами мелкие стали более серьезными и собранными. Я же скастовала четырех клонов и по-тихому отправила их собирать сенчакру. Так, на всякий случай. А то случаи, они разные бывают…

В ожидании начала операции «Старичью пора на тот свет» наша группа расположилась неподалеку от ворот в Лист. Учитывая ситуацию, сейчас в деревне не до хорошей стражи на воротах. За полчаса наблюдения я вообще не заметила ни одного охранника. Офигеть. Даже если в Конохе поднялось восстание, оставлять вход в скрытую деревню без присмотра — идиотизм. Хоть бы ворота закрыли, придурки.

А вот и группа встречающих показалась. Итачи усиленно сигналит нам, что пора присоединиться к празднику жизни в Конохе. Заходим в деревню. Да у них тут тишь да гладь. Похоже, кланы всерьез озаботились сохранением мирного населения. На улицах ни души. Город-призрак прям. Прекрасно, просто прекрасно. Если где и идут бои, то только на территориях кланов. Здравствуй, родная деревня! Я все-таки вернулась!

Глава 45

Вот сейчас я не в духе! И все это из-за одного блондинистого перестраховщика! Все-таки переиграл наш план в последний момент. Он-де не позволит мне соваться в Корень без его скромного участия. Я, типа, одна могу там голову буйную сложить, его не дождавшись. В итоге на базу Данзо вместо меня отправился Итачи. А мне достались лишь два старых пердуна! Вселенская несправедливость! Да еще и приставил ко мне компанию из пяти джонинов разных кланов. Как будто одна я этих маразматиков не завалю! Минато, ты у меня еще попляшешь, шовинист недоделанный! Щас разберусь с ними и назло тебе вообще во всех драках поучаствую.

Земля под ногами чуть вздрогнула, это в игру вступили мелкие под чутким руководством Сенджу. Подчиняющийся Гааре песок с режущим все подряд ветром Наруто прошелся по деревне широкой полосой, выкашивая, ломая, срубая. Вах, не хотела бы я оказаться в центре этой техники. Там сейчас только мусор остался, да трупы. Если кто не ушел. Так, а Цунаде у них наводчиком, похоже, работает. Хорошо равняют! А главное — хорошо прячутся! Не зная точно их местоположение — хрен найдешь! Вон АНБУ бегают кругами! Давайте, клоуны, развлекайтесь, сдавайте бег по пересеченной местности!

Ладно, пора и нам за свое дело браться. Меня ждут не дождутся старейшины. Надеюсь, хоть бегать за ними по всей деревне не придется. Мы с ребятами сопровождения лихо понеслись прям по стене в обход клановых кварталов в сторону особняка Хомуру. Дедка будем отправлять в ад первым поездом. А потом еще за старушенцией двигать. Хлопотно все это. Хорошо, хоть не очень далеко она живет.

Так, мне просигналили, что вот этот теремок и есть необходимый нам особнячок старейшины Хомуру. Большой, ухоженный дом с черепичной крышей и множеством окон. Везде цветы и зелень. Живописно, слов нет. А неплохо живут власть имущие на мои пропавшие бабки! Ага, а мне выделили однокомнатную конурку! Заразы… Да не жадная я. Просто хомяк — самый страшный зверь после песца!

— Кто в доме? — задаю вопрос переданному в мое подчинение низкорослому шиноби-сенсору. Бесклановый, похоже, но Итачи о нем хорошо отзывался.

— Трое. Двое на первом этаже и один на втором в левом крыле. — Мне наглядно ткнули пальцем, кого и где он засек.

— Ну, на первом, скорее всего, слуги, но не будем спешить. Так, вы трое на первый этаж. Разрешаю действовать по ситуации. — Выделив группу, указала им на вход. На всякий случай поставила на одного из них маячок. Мало ли что…

— Ты, — я ткнула в четвертого, влепив и ему временную метку, — остаешься тут. Если кто-то ломанется из особняка в любую сторону — этот кто-то целиком твой. Развлекайся.

— Ну а я, судя по всему, с вами, Кушина-сан? — подал голос сенсор. Воткнула один из кунаев с печатью в конек крыши. Так, пути отхода для всех предусмотрены.

— Естественно, в компании все веселее! — оскалилась я и запрыгнула на ближайший подоконник. Проникнуть в дом оказалось проще простого, тем более что нас не ждали. Вернее, они вообще никого не ждали. Трое человек в доме всего! А где засада? Где горячий прием? Неужели Хокаге с Данзо не предупредили прихвостней о намечающейся заварушке? Очень похоже на то. Сюда, на зеленую окраину, почти не долетает шум разгорающейся драчки из центра, а значит, и нас не ждут вовсе. Все-таки старейшин нам банально слили. Вряд ли Хирузен не ждал нашу компанию после ареста Какаши. Внутри теремок был еще роскошнее, чем снаружи. Вычурность, блестяшки, дорогая мебель и полное отсутствие вкуса. М-дя, печально.

Перебрались к двери в предположительно комнату деда. Тихонько стучусь под офигевшим взглядом шиноби. А что, вежливость, она везде дорогу пробьет. Вот, я же говорила. Нам открывают. Сам впустил свою смерть в дом. Как мило. Меня аж распирает от умиления.

С доброй улыбкой смотрю в посеревшее от страха лицо заигравшегося чужими жизнями старика. В то время, когда нас, рядовых шиноби, убивают на заданиях, вот такие старые пердуны проживают свой век в тепле и роскоши. Но конкретно эта мразь мне еще за слезы моего сына задолжала. Боишься? Правильно, меня надо бояться. И не злить! Ни в коем случае. Я — тварь опасная и злопамятная.

— Кушина… — успевает выдохнуть этот кусок дерьма, перед тем как отправиться в полет до противоположной стены. Простите, не сдержалась. Уж больно долго негатив копился. Вот и усилила удар чакрой, совершенно случайно.

— Здравствуй, здравствуй, друг прекрасный… — зловеще улыбнулась я, проходя в комнату. Тело было еще живо и активно пыталось отползти от меня подальше. — Небось, все глазки проглядел, меня ожидаючи… Скучал, дедуля?

— Но… Как?

— Ну же, милый, — я кровожадно улыбнулась и слегка встряхнула тело за шиворот. — Ты же шиноби, хоть и в прошлом! Давай, покажи нам класс!

— Ты не сможешь! Ты не убьешь несопротивляющегося старого человека! — заверещал этот смертник.

— Почему ты так думаешь? Ты? Тот старый говнюк, который участвовал в заговоре против моего мужа; тот маразматик, кто фактически виноват в его смерти; тот долбанутый на всю голову урод, что почти затравил моего маленького сына. И ты думаешь, что у меня не поднимется на тебя рука? — с каждым словом во мне вздымалась ярость. Уничтожу урода.

— Это Хирузен! И Данзо! — Боги, он даже не пытается сотворить хоть какую-то технику. Но глазки бегают нехорошо. А значит, ждем подвоха. Не может даже старый и бывший шиноби забыть все свои техники.

— Конечно-конечно! И им тоже уже очень весело. Неужели ты думаешь, что я одна пришла с вами счеты сводить? — Хватаю старика и пихаю в сторону дивана. Ну, давай же, собирайся с духом и нападай! Демонстративно поворачиваюсь к нему спиной.

— Ты не понимаешь… — Наконец-то! Сенсор подает знак, что старик раскочегарился на какие-то печати. Ну, что за супертехнику ты мне покажешь? Давай, я даже дам тебе фору. Небольшую.

Ух, ты все-таки еще шиноби. В меня полетели огненные шары. Прелесть какая! Не будем пока показывать, что огонь мне не может навредить в принципе. Ухожу перекатом, даже не пытаясь нейтрализовать технику. Хочется ему сжечь собственный дом — так пожалуйста! Вперед, я не буду мешать. Снова огонь, отлично. Пусть эти веселенькие занавесочки тоже горят! Быстро перемещаюсь вплотную к зазевавшемуся деду. Да, возраст дает о себе знать. Плюс, наверное, он очень давно не тренировался. Конечно, зачем, если и так живется неплохо?

— Я все прекрасно понимаю, Митокаду Хомура! Вы причинили вред моей семье. Простить я вас не могу, я не всепрощающий и всепонимающий Ками-сама, — хватаю мужчину за кисть, блокируя возможность складывать печати. Ух, а дедок еще ниче так, вывернулся и попытался нанести удар под дых. Да на тебе в колено. Что? Плохо? Конечно, плохо — я ж его разбила вдрызг. А теперь локоть. Вот так, полежи.

— Я не виноват… — выдавливает из себя напоследок мужчина. Прежде чем получить от меня пинок в висок. Старые люди такие хрупкие. Вот и наш старейшина шел-шел, поскользнулся, сам упал на мою ногу, и так восемь раз. Нет, я гоню, конечно. Просто свалился неудачненько. Височек и пробило. А дом сгорел случайно. Свечка опрокинулась в процессе падения. И вообще, у меня алиби!

— Идем дальше, Кушина-сан? Сейчас тут будет настоящий пожар, — подал голос с окна сенсор.

— Проверь остальных. Жду вас на точке сбора.

Итак, минус один. Полегчало ли мне? Несомненно! На очереди визит вежливости Утатане Кохару. Милая бабушка, которой я с удовольствием сверну тощую шейку. Думаю, там концерт устраивать не стоит. Бабульку просто отправлю на встречу с чертями и котлами. Сделаем скидку женщине.

В небе раскрывается огромный огненный цветок. Ух ты, какой фейерверк! Похоже, прямо у башни Хокаге. Минато с Орочимару дошли, судя по всему. С другой стороны, это мы идем в обход, а они по прямой двигались. О, еще раз бабахнуло. А потом над резиденцией каге развернулся бледно-зеленый сферический барьер. Битва ученика и учителя началась! Жаль, нет времени, пива и чипсов. Интересно, кто в этот раз выйдет победителем? Но мое задание еще не выполнено, и посмотреть битву года мне явно не удастся. Жаль, очень жаль.

— Это дом Кохару-сан, — черноволосый джонин указал мне на миленький такой японский домик, расположенный среди большого сада. Прекрасно, мы на месте.

— Давай-ка, поработай, — похлопала по плечу сенсору. Вперед, отрабатывай свою репутацию!

— А нас тут ждут, похоже, Кушина-сан, — расслаблено махнул рукой в сторону дома шиноби. — Пятеро в саду, и это явно не садовники. Больно очаг хороший. И столько же в доме по разным углам.

— Вот как. Либо бабульку предупредили, в отличие от ее старинного дружка, либо у старой перечницы паранойя. Ну да ладно, у нас все равно нет времени на долгие игрища. — Сижу на таком удобном и широком заборе, окружающим сад. Так, интересно, хватит ли моих подчиненных на всю эту ораву? Терять мне никого не хочется, а значит, убирать вражеские единицы будем по одной.

— Значится, так. Вы четверо изображаете из себя диверсантов и потихоньку снимаете внешнюю охрану. Они знали, на что шли. В общем, оставляю на ваш откуп — отключите вы их или убьете. Мешаться нам они не должны. Топайте давайте.

— Есть, — и они ускакали. Что ж, теперь надо подумать о проникновении в сам дом. Если я тут задержусь, то не успею на слет злыдней в Корень. А мне оченно туда надо! Просто жизненно необходимо.

— Наши действия? — поинтересовался сенсор.

— Просты и понятны. Ты показываешь мне, где кто сидит, а я его снимаю. В случае если я завязну, ты приходишь на помощь. — Мы тишком пересекли сад и проникли в дом. Обожаю традиционную архитектуру и бесшумные сдвижные двери. Раз, и мы уже ползем по потолку. О, мне семафорят о первом противнике. Где? Ну что же ты, так неаккуратно упал. Прямо на мое колено. Вот и нос сломал! А еще шиноби…

Следующий? Второй товарищ получил по кумполу от моего напарника. Надо будет именем его поинтересоваться потом. А то даже неудобно как-то. Сдвинув очередную перегородку, мы выбрались во внутренний дворик, оформленный под сад камней. А наша бабка — божий одуванчик терпеливо ждала нас, сидя на скамейке. Созерцает совершенство линий, мать ее.

— Ты пришла за моей жизнью? — Она даже не поворачивает головы в нашу сторону. Мой напарник плавно двигается по периметру дворика, чтобы принять непрошенных гостей, если что.

— А то. Заждалась меня?

— Я всегда знала, что ты неуправляема. На совете я посоветовала избавиться от тебя сразу. Но меня не послушали. Ты им тогда казалась безобидной сумасшедшей! Дурачье! — зло выплюнула старуха. Какие подробности, однако, всплывают! Думаю, эта бабушка будет посерьезней очкастого урода, что уже ждет ее с распростертыми объятьями в аду.

— Хм, я должна радоваться? — Извлекаю из печатей кунаи. Мало ли что. Интуиция просто вопит о какой-то подлянке. Бабка явно что-то замыслила!

— Я сама уничтожу тебя! — Наконец-то драка! Перекатом ухожу в сторону, пропуская над собой немаленький булыжник. Вот оно что! Старуха — мастер дотона. Отсюда и место встречи. Каменюкой по лбу получить не хочу, а значит, рассыпаем кунаи и начинаем перемещаться. Быстрая, зараза. Кохару явно не просто сидела и вязала в уголочке все это время. Но… Всегда есть но. Я сильнее. И моложе. Да, старушка хороша, но, увы и ах, я — не ее уровень. Удивить меня она не смогла.

Пробив ей по почкам, следующим ударом посылаю тушку в стену. Поднимется или нет? О, еще шевелится, но, похоже, я ей что-то ценное сломала в процессе. Бабулька еле шевелится, пытаясь собрать свои части в одно целое. Что ж, уважим старость и сами подойдем.

— Ты все равно проиграешь… — Ну, продолжай тешить себя надеждой! Мне так лень тебе рассказывать и показывать всех тех, кто на моей стороне. Так что отправляйся догонять своего дружка — с кунаем в сердце долго не живут. Передавай привет ему пламенный!

— Эх, бабуля, ты просто не знала, с кем связалась, — оглядываю развороченный садик. Неплохо мы погуляли тут.

— Кушина-сан, в доме все нейтрализованы, — отчитался передо мной сенсор.

— Как хоть тебя зовут?

— Ючиро, — шиноби расплылся в довольной улыбке.

— Что ж, Ючиро-сан, попрыгали нагонять основные силы?

Глава 46

База Корня располагалась на вершине скалы Хокаге. Вернее, там располагался вход в подземелье и какие-то невзрачные бараки неопределенной архитектуры. Пока мы перебежками добирались туда, мои мелкие превратили в пересеченную местность довольно приличную часть деревни, но до центра и дворца Хокаге еще не добрались. Слаженно работают пацаны. Прям загляденье. Если б еще нам не пришлось самим от их техник бегать — цены бы им не было.

Да, и не надо мне выставлять претензии за уничтожение памятника архитектуры! Мне эти морды никогда не нравились. Каждый раз при взгляде на кошмарные физиономии мое чувство прекрасного умирало в страшных корчах и муках. Тем более что так изуродовать лица Каге, это надо талант иметь. Так что я между делом все-таки обрушила каменные изваяния. Нужно кому-нибудь будет — восстановят. Когда-нибудь. Под моим чутким руководством. Сопровождающие отнеслись к моим выкрутасам равнодушно, проигнорировав столь явный вандализм. А значит, не одна я такая, с тонкой душевной организацией! Тем более рушила я осторожно, так что бомбоубежище в скале не пострадало. Максимум — описалась парочка человек от неожиданности и грохота. Ну, может, пара сотен…

Добравшись до плато, обнаружили, что вход в катакомбы Корня раскурочен. Группа захвата сюда ввалилась явно раньше нас. Ну, тем лучше, нам остается их просто нагнать. Аккуратненько так вошли, тихо, территория все-таки незнакомая, а значит, нужно быть настороже. Сразу же у входа стали попадаться трупы. Мы шли, по ходу осматривая тела. Так, знакомых лиц тут нет, и слава богам. Жаркая драчка была. Коридоры слегка оплавило, местами залило грязью и водой. Кое-где обрушены стены и потолок. Ну и кровь везде в избытке. Не говоря уже о частях тел и прочем. Похоже, Данзо отдал своим шавкам приказ не даваться живыми.

— Кушина-сан, тут что-то блокирует мои способности, — печально сообщил мне Ючиро. Ну, это ожидаемо. Даже не сомневалась, что на здешнем сверхсекретном объекте сенсорам делать нечего.

— Парни, соберитесь. Теперь вся надежда только на свои силы. — Пошли, что ли. Тяжело выдохнув, я подала пример народу. Ненавижу бои в ограниченном пространстве, а тем более на вражеской территории.

Уж не знаю, сам ли Данзо эти катакомбы отгрохал или воспользовался уже готовыми, но меня база Корня очень впечатлила. Чем-то напоминает внутренний мир Наруто — такие же коридоры, только воды на полу нет. Зато печатей завались. Вот кто у нас явно поживился на развалинах Узушио. Жаль, что, скорее всего, библиотеку заполучить в свои ручки не удастся. Наверняка сами уничтожат, чтобы уж точно нам не досталась. А обидно…

Передвигались мы тихо, но быстро, оглядывая все закутки по пути. Хвала богам, нам пока не попадались развилки. Вернее, все боковые тоннели, что встречались, были основательно завалены, а кое-где проход перегораживали гермодвери — здоровенные стальные дуры. Видимо, обороняющиеся позаботились. В принципе, открыть не проблема, но лишний расход чакры сейчас не приветствуется. Теперь у нас только один путь, что очень неприятно. Во-первых, мы тут впервые и ничего не знаем. Во-вторых, ловушек в единственном проходе можно намонстрячить по не балуйся. Да и обороняться значительно легче. И никто же не говорил, что с базы нет второго выхода. Печалька…

Нам пока везло, и вокруг было тихо. Авангард в лице Минато с Джирайей с группой поддержки, видимо, вынесли всех живых с первого уровня. Только пыль, прах, пепел и тела. Лестница на второй уровень была практически разрушена, и наша группа спускалась по скользким стенам, стараясь особо не пачкаться в копоти и крови. Что ж тут за бойня-то была такая, что все покрыто красными и черными потеками? Гребаный Данзо с его подчиненными. Всех положу, но не сдамся? Вот сволочь…

Следующий этаж архитектурой не сильно отличался от первого. Только вот из зала с лестницей вели аж три выхода. И ни один не завален. Вот задачка-то. Куда нам теперь топать, чтобы догнать наших? Налево пойдешь — коня потеряешь, направо пойдешь — жизнь потеряешь, прямо пойдешь — жив будешь, да себя позабудешь.

— Мальчики, давайте-ка разделимся. Вы двое, левый проход. Вы — прямо топаете. Ну и мы с Ючиро-сан — направо. Если наткнетесь на что-то интересное, ищите нас. Упретесь в тупик — возвращайтесь сюда. — В конце концов, посылать на смерть я могу только себя. Возражать мне никто не стал, в авторитете я беспрекословном. Что радует. Шиноби попрыгали по указанным маршрутам, ну и мы тоже. Наш коридор был на удивление чист. Ни следов боя, ни гари, ни тем более крови. И это было очень странно. Мы не туда идем? С другой стороны, здесь все стены усеяны печатями, я прямо в заповедник фуюна попала. Вряд ли кто-то будет проделывать столь кропотливую работу, если этот коридор создан просто для хозяйственных нужд. Ух ты, до чего гении современного печатестроения додумались. Уж не знаю кто, но это очень башковитый товарищ. Приспособить печать воздушного барьера под уборку помещений! Я в восхищении! Надо потом будет дома такое забабахать. Это гораздо аккуратнее, чем просто воздушной волной выметать пыль… Да-а… Из глубокой задумчивости над устройством печати меня вывело тихое покашливание сенсора. Блин, фигасе я задумалась!

— Кушина-сан? — очень вежливо поинтересовался причиной задержки Ючиро.

— Извиняйте, подзависла. Интересные тут штучки встречаются, — указала мужчине на заинтересовавшую меня печать. Но, в конце концов, над этим можно будет подумать и позже. Ну, если тут что-то уцелеет.

Чем дальше мы шли, тем сильнее становился слегка сладковатый, тяжелый и очень знакомый запах, от которого к горлу поднималась тошнота. Запах смерти, вернее, бойни и паленого мяса. Внимательно осматриваясь, чтобы не пропустить никаких гадостей, мы продвигались дальше по коридору, пока не вышли в большой зал. Занимательное местечко, я вам скажу. Вытянутое помещение с высоченным потолком, кучей колонн и странными, слегка светящимися красноватыми стенами. Вид был бы достаточно торжественный, если бы не следы жестокого боя. Славно наши тут повеселились — техники, похоже, сыпались как из рога изобилия. Центральный проход был залит кровью, на полу валялись тела в обезличенных масках Корня вперемешку с внутренностями и останками туш призывных животных. Кое-где продолжали гореть остатки, видимо, мебели, завершая эпическую картину филиала ада. Не слабо полыхнуло. Мдя… Все по-взрослому. Нет, на войне это тоже было. Просто, все эти ребята были виноваты лишь в том, что не могли не подчиняться одному уроду со шрамом на подбородке. Ючиро пошел осматривать тела, я же, стараясь не измазаться, двинулась дальше.

О, нет… Из-за последней колоны перед очередным входом в коридор торчал знакомый блондинистый хвост. Только не Дейдара. Мальчишка всего ничего пожил… Я рванула вперед, в секунду покрывая оставшееся расстояние без всяких техник. Ками-сами, благодарю тебя! Парень был жив и даже в сознании. Судя по всему, ему серьезно задело бочину, но мы с Минато можем гордиться, Дей не потерял хладнокровия и даже сам себя смог перевязать. Наш подрывник сидел на полу, устало привалившись к основанию колонны. Бледное лицо, взгляд расфокусирован, но в целом прилично держится для человека, потерявшего навскидку пол-литра крови. Даже улыбается. Как же его угораздило так? И главное, почему его оставили одного?

— Дей, что ты тут делаешь? Отдыхаешь, что ли? Или у тебя перерыв на пережор? — Торопливо осматриваю рану мальчишки. Нет, похоже, грамотно он себя перевязал. Но дальше в веселье он участвовать точно не будет. Не пущу. Хватит.

— Да так, сижу вот, сырым воздухом подземелий наслаждаюсь, — издеваясь, шипит Дейдара. Как же, все веселье мимо проходит! А вот подставляться не надо было!

— Да ладно? Кто тебя так приложил-то? — Достаю из кармана жилета медицинские пилюли. Так, вот эту и эту надо скормить блондину. Сама же пытаюсь хотя бы остановить кровотечение у мальчишки. Подлечить его полностью у меня не хватит ни времени, ни сил. — Расскажи, что тут случилось.

— Я остался разбираться с засадой, вот что случилось. Да. И по-дурацки подставился! Парень какой-то в маске очень грамотно сработал. У него просто великолепные техники земли. Были. Вот я и не успел свинтить. — Мальчишка послушно жует выданное лекарство. Акимичи все-таки гении фармацевтики! Вон, у пострадавшего сразу румянец проявился. Вот и хорошо, вот и славно. Что-то переволновалась я.

— Так это ты всех их ухайдокал? — Поверить не могу. Тут навскидку человек десять раскинуто. Мальчишка смог уничтожить так много оперативников Корня? Жесть.

— Не, — отрицательно покачал головой Дей. — Не только я. Итачи остался со мной и тоже развлекался. Просто я… подзадержался. Да.

— Да уж, кто к нам с кунаем придет, тот и уйдет с ним в заднице и других жизненно важных местах. — Ну, вот и все. Первую помощь я оказала, и теперь парень от банальной потери крови не умрет. Потрепала мальчишку по голове. Ладно, все это пустое. Главное он жив, а остальное — фигня.

— Неа… Зачем уйдет? Бум, и все ваши проблемы решены, — радостно оскалился блондин. Пироманьяк. Наш. И поэтому я в обиду его никому не дам.

— Что ж, Дей, с почином тебя, но раненым не место в подземельях. — Пока мы занимались мальчишкой, в зал ввалилась моя группа поддержки в полном составе. Логично, что ребята не стали нас дожидаться, а двинулись по нашим следам. Теперь, убедившись в моей сохранности, вон, осматривают интерьер, прикидываясь его деталями.

— Присмотри за ним, — киваю джонину из своей группы поддержки. — А лучше сразу волоки на воздух. Еще нахватается бактерий в этой канализации!

Щас зарядим товарищей, пусть в качестве санитаров поработают. Дея надо вытаскивать, нефиг с открытой раной в подземельях делать. Цунаде, конечно, все вылечит, но это не значит, что надо усложнять ей работу. Шиноби кивает и с помощью товарища аккуратно взваливает на спину шипящего не хуже змеюк Орочимару от боли Дея.

— Кто тебя тут одного оставил? — спрашиваю напоследок у мальчишки. Надо же выяснить, кому конкретно я должна в скорости оторвать пустую блондинистую взъерошенную башку.

— Сам остался. Да. Рана же не смертельная. А значит, дожил бы до помощи по-любому. А в таком состоянии я для группы только обуза. Нет, это только мое решение, — совсем по-взрослому отвечает мне парнишка. Мда, ты совсем вырос, Дей. Что-то я слишком увлеклась своей ролью мамочки, пора выпускать деток в свободное плавание. Хотя, лучше еще немного погодить. Мало ли…

— Давай, тащи его уже наружу. Цунаде, я думаю, и сам найдешь, — придала нужное направление вынужденному санитару. Так, теперь нас на одного меньше, но мы все равно премся дальше. Из зала вел лишь один выход, что было только нам на руку. Группе не придется снова разделяться. Следующий коридор был больше и гораздо светлее. На стенах все также периодически встречались разные печати. Местами это были уже разряженные авангардом ловушки, а кое-где просто барьеры.

БАБАХ! Впереди знатно рвануло, встряхнув подземелье так, что несколько ламп на потолке приказали долго жить, а по проходу на нас понеслась стена пыли. Судя по приближающимся звукам боя и вибрации пола, мы почти у цели. Где-то там шла нехилая заварушка. Глянула на свою группу — все собраны и серьезны. Отлично. Пора снова косточки размять.

Глава 47

И что тут у нас происходит? О, Данзо, расенган тебе в задницу! Вот и ты! Только не пустят морду набить главному корешку этой грядки, ведь и без меня желающих много. Но именно сейчас с ним разбирается Минато, скорость плюс техники которого явно заставляют дедульку нервничать. Даже мимика проявилась от напряга: обычно невозмутимый Шимура теперь хмурит брови и сверкает глазками. Психует, короче. Жаль, что я не видела рожу главы корня, когда к нему Четвертый Хокаге живой завалился! Старик сейчас выглядит немного отлично от канонического. Да, у него есть уродливая рука с вживленными шаринганами, но гляделки у него свои! Не достался тебе глаз Шицуи! Итачи просто молодец. Надо будет у него поинтересоваться судьбой этих во всех отношениях замечательных шаринганов. Парню нужна пересадка глаз, дабы не ослепнуть, а это хорошая, практически бесценная замена. Так что Данзо сейчас, конечно, крут, но влиять на противника не может. Живем. А то, что он не умрет с первого раза, так это даже хорошо. Душу отвести нам всем надо. Уже вон очередь образовалась, как в мавзолей в лучшие годы. Сейчас со стариком прекрасно разбирается Минато, но, может, и мне удастся пару раз этого коллекционера глаз пнуть по почкам для собственного морального спокойствия.

Заварушка происходила в помещении гораздо более впечатляющем, чем предыдущие залы. Скорее всего, это была облагороженная естественная пещера громадных размеров. Местный полигон или даже скорее что-то наподобие арены для боев. «Идущие на смерть приветствуют тебя», да? И за это тоже отпинаю! По всему периметру пещеры располагались то ли загоны, то ли клетки. Концлагерь какой-то, честное слово. Слева от меня компанию в обезличенных масках Корня теснили Итачи и, судя по светящимся красным глазам, еще четверо Учих. Они спокойно крошили своих противников разнообразными мечами, изредка поливая все вокруг огненными техниками и прыгая по всей пещере как горные козлы. Им активно помогал Гай, подбадривая пучеглазых своими «юными» лозунгами. Если бы не опыт, мне было бы сложновато уследить за их боем, ведущемся с огромной скоростью на всевозможных плоскостях. Для шиноби без разницы — драться на полу, потолке или стенах. Бегают, как тараканы, по всем поверхностям. Гравитация учитывается лишь в техниках да метании железа. Красота. А вот справа, чуть в глубине, за невысокой каменной стенкой Джирайя приводил в чувство нашу пропажу — товарища Хатаке. Значит, его держали в одной из этих клеток… Порву уродов. Р-рр-ррр!

Пока бойцы Корня нас не заметили, я решила посмотреть, что там с братишкой. Судя по всему, его пора спасать уже от самого саннина. Заметив грозную меня, Жабий отшельник благоразумно прекратил реанимационные процедуры в виде потряхивания полуживого Хатаке и оплеух и подвинулся, давая мне доступ к бесчувственной тушке Копирующего. При беглом осмотре все оказалось достаточно плохо. Какаши был сильно потрепан, но это так, фигня. А вот обширные внутренние повреждения, лихорадка, сломанные рука и ребра, накладывающиеся на полное чакроистощение — проблема, и большая. Организм шиноби устроен так, что чакра помогает выжить даже при сильных повреждениях. То есть в большинстве случаев ниндзя сразу не умрет от разрыва легкого или кровотечения. Есть очень неплохие шансы дожить до помощи ирьенина. Я уж не говорю про базовые медтехники и самолечение. Но в случае истощения очага ситуация выглядит совсем по-другому и гораздо печальнее.

У Какаши чакру блокировали фуюн-браслеты. С символикой Узушио. Мощная штучка. И главное, в свободной продаже таких нельзя было найти даже во времена процветания деревни Водоворота. Это вещь, так сказать, для внутреннего пользования. Еще одно подтверждение, пусть и косвенное, участия Данзо в нападении на мой клан. Спокойно, сегодня, так или иначе, с этим гадом мы порешаем все вопросы. Быстренько снимаем супер-браслетики и запечатываем на всякий случай. Могут пригодиться. Так, теперь слегка подлечим болезного, чтобы в сознание привести. Мда, оторвались на нашем герое по полной. Еще неделю в таком состоянии Хатаке бы не пережил. Самое странное, что на его глаз никто так и не покусился. Не в цене нынче шаринганы. Или, может, непарный никому не нужен? А как же Тоби? Неужто не захотел возвратить себе родную зыркалку?

— Кушина? — Наконец-то. Пришел-таки в себя, но глазам своим не верит. Впрочем, это понятно. При такой горячке галлюцинации и видения, вероятно, посещали его достаточно регулярно. Видеть этого молодого парня в таком плачевном состоянии просто физически больно.

— Что ж ты так, братишка, себя не бережешь? — Покачав головой, даю ему стопку разнообразных пилюль. Нет-нет, держись, не теряй сознание! — Жуй давай, это полезно. Главное нам тебя до Цунаде дотащить. А там вылечат.

Позади раздался грохот и чей-то мат. Ну, и кто мне тут мешает? А… Это Данзо словил очередной расенган в грудь и благополучно потерял еще один глаз. Так его, Минато! И по башке, по дурной башке!

— Да я как-то не напрашивался в гости к главе Корня, — через силу улыбнувшись, выдавил из себя Какаши. Несмотря на мое вмешательство и пилюли, выглядел он, мягко говоря, хреново.

— Джирайя-сан, отволочете болезного к Цунаде? — Я уже хотела сдать раненного на руки отшельнику, но в этот момент случились два события. Во-первых, пришлось уклоняться от кем-то метко запущенного в нас Гая. Зеленое чудовище приземлилось прямо туда, где только что лежал Какаши. Думаю, этого он бы не пережил точно. А затем снова понадобилось менять дислокацию, прихватив с собой ошеломленного полетом Майто, ибо Итачи материализовал Сусано. А мне очень не хотелось попасть под раздачу. С кем он там воюет-то, что в ход пошли такие техники?

— Нет, Кушина, это не вариант, моя сила еще может здесь понадобиться, — Джирайя молча поднял черноволосого джонина за шкирку его зеленого комбинезона, слегка встряхнул, приведя более-менее в адекватное состояние, и посадил ему на спину Копирующего. — Двигай на выход, спасай друга. Какаши срочно необходима квалифицированная медицинская помощь.

— Давай, Гай-кун. Там вас Цунаде-сан уже будет ждать, — связавшись с Курамой, я передала информацию для Сенджу. Майто лихо отсалютовал и помчался к выходу. Отослав двоих джонинов из своей группы для прикрытия этой парочки, вернулась к просмотру гладиаторских боев на выживание. Пока лидировал Минато. Не получив ни одного ранения, муж убил Данзо три раза. Ну, по крайней мере три глаза на его руке закрылись, использовав Изанаги. Неплохо. Сколько раз там его убить-то осталось? Раз, два, три, четыре… Ага, прекрасно! Вмешаться? Заметив порыв, отшельник придержал меня за руку. Так, вдох-выдох. Не волноваться. Все будет хорошо.

— Да пусти меня уже, Джирайя-сан, — выдернула свою руку из лапищи жабьего отшельника. — Не буду я в этот бой влезать! Тут моей помощи не требуется. Минато сам его разделает как бог черепаху.

Сусано Итачи в очередной раз махнуло громадным мечом, и в нашу сторону пошла волна огня. Так, я не поняла, он против нас, что ли, играет? Пришлось уклоняться, по дороге разбираясь с прилетевшими в наше полное распоряжение двумя тушками в неполной комплектации в масках Корня. Итачи действует как в старой поговорке: расчленяй и властвуй. И это правильно, только все-таки о союзниках забывать не стоит.

Для собственного успокоения свернула шею попавшего ко мне в руки шиноби. А вот рыпаться не надо было! Чисто на автомате вышло. Итачи со своей командой почти добил представителей редкого вымирающего вида «подкоренных паразитов» в безликих масках. Минато успешно скакал вокруг уже занервничавшего Данзо. Не знаю, годы ли взяли свое или мой муж изначально был сильнее, но старик, несмотря на активное противодействие и использование мощных техник Ветра, сдавал свои позиции.

Нам с Джирайей пришлось сигать в разные стороны, уходя от очередной вакуумной волны Шимуры. Он плюется техниками со скоростью пулемета. Мастерство не пропьешь, блин. Снова прыжок — теперь в меня чуть не прилетел какой-то чересчур активный храбрец из Корня. Ан-нет, уже покойник. Итачи не даром гением назывался. А вот Джирайя к хаосу, творившемуся в пещере, относился чуть ли не равнодушно. Так, уклонялся иногда, чтобы не словить ничего лишнего. Ну да, летают вокруг люди по нетривиальным траекториям, ну, периодически сыпятся всякие техники, и что? С другой стороны, на отшельнике висело только прикрытие. Он по плану, так сказать, резерв на непредвиденный случай. Черт, снова ухожу в сторону. Нет, они все меня задолбали, как дятлы елку. Щас заряжу что-нибудь поубойнее. Достали!

О как, меня заметили, наконец. Один из подчиненных Данзо решил проверить мою тушку на протыкаемость мечом. Неожиданно как-то. А почему к Джирайе не цепляешься? Ну да ладно, зато при деле буду. Что ж ты крутишься, как уж на сковородке? Прыжок, еще один. Да сколько же у тебя, любезный, метательного железа?! Черт, чуть жилет не порвал, придурочный! Метнув кунай, перемещаюсь ему за спину. Схватив мужчину за рыжий хвост — резкий выдох, — удар с оттягом под колено, а теперь в печень. Что, тебе еще не хватило? Хе-хе, сам напросился. Бью жестко по локтю, вызывая болезненный вскрик. А я думала, ты немой! Ух, какие разные слова мы знаем… Ну вот, ты теперь не только прыгать, но и печати складывать не сможешь. Так бы сразу! А то изображал тут из себя Брюса Ли. Пора с тобой заканчивать, а то неизвестно, что от тебя ждать можно. Разворачиваюсь корпусом и наношу кунаем, наполненным чакрой, резкий удар, отделив голову вражины от тела. Нафиг, устала.

— Веселишься? — Рядом со мной материализовался Джирайя. Злобно глянула на этого довольного жизнью товарища. Я тут прыгаю, изгаляюсь… Нет, мы тут все прыгаем и изгаляемся, а он наслаждается зрелищем. И самое главное — к нему никто не лезет! Обидно!

— Что-то типа того… — Мы синхронно пригибаемся, пропустив над собой очередное неопознанное летающее тело. Хорошо пошел, далеко, к дождю, видать. Пещеру озарило, а затем здорово тряхнуло от мощного разряда молнии. Что это было? А, Минато тяжелую артиллерию расчехлил. Ярко-белый плазменный луч, расщепленный на несколько закрученных потоков, прошил тело Данзо насквозь и даже оплавил за ним стенку. Мда, а мне эту технику не показывал, жмот. В ответ от главы Корня во все стороны пошла непонятная волна, поднявшая пыль и камни с пола. Так, лучше смотаться, пока не поздно. Мало ли, что эта хрень делает. Пуляю кунай, обхватываю Джирайю за плечи и перемещаюсь по маркеру. Да, отсюда становится ясно, что лучше под эту воздушную технику не попадать. Жаль, меня ей никто не научит. От тех тел, что лежали на арене, толком ничего не осталось. Ох… Нев… Охренеть, короче!

— Ничего себе погуляли… — озвучил мои мысли в более литературной форме Джирайя. Я только согласно покивала. Тем не менее бои продолжались. Итачи прикрывал Сусано своих, отводя атаки оставшихся в живых «корешков». А Минато пытался достать Данзо еще один раз, окончательно избавив его от шаринганов. Но старик умирать не хотел, поэтому удвоил свои усилия. Новый вакуумный взрыв, порожденный больной фантазией главы Корня, разметал нас по арене. Ептать, а нехило рвануло, я вам скажу. Поднимаюсь, покачиваюсь, оглядываюсь. Рядом, потряхивая головой, сидит саннин. Устоять на ногах не смог, но и не свалился от ударной волны, как я. Группа Итачи вообще не пострадала — Сусано очень хорош в обороне. Только у самого Учихи дела не очень, парень припал на одно колено. Даже отсюда видно, что он крайне утомлен дракой. Не говоря о кошмарной физиономии в кровавых потеках и полыхающем шарингане. Надо бы его отсюда турнуть. Все его враги лежат в разнообразных пляжных позах и не подают признаков жизни или сознания.

— Эй, Учиха, выключи свои фары и слушай приказ! — я привлекаю внимание ближайшего ко мне красноглазика, слегка скрытого от меня мутно-фиолетовым маревом оболочки Сусано. И этот гордый носитель красно-белого логотипа тоже на последнем издыхании. Нет, не умирает, но чакры явно маловато…

— Что? — в меня упирается усталый безэмоциональный взгляд. Точно, боец дошел до кондиции. Пока их отсылать.

— Хватайте своего шефа и валите отсюда нахрен! — Может, гордость клана и будет уязвлена, но зато все гарантированно останутся живы.

— Еще чего, — фыркнуло это недоразумение. Ах так?

— Хочешь, чтобы Итачи сыграл тут в ящик, защищая вас? Он ведь сам не остановится! Хотите потерять последнего из семьи Фугаку? — кивнула на упертого черноволосого парня, что, шатаясь, пытался подняться на ноги.

По-быстрому взвесив все за и против, Учиха все-таки прислушался ко мне. Вон, уговаривает остальных вмешаться в самоубийство молодого главы клана. Компанией им удалось призвать Итачи к здравомыслию. Парень осмотрелся своим шаринганом по сторонам и пришел к выводу, что, может, и стоит отдохнуть. Сусано был свернут, и Учихи, подхватив своего полуобморочного командира, побежали к выходу. Напоследок мне достался грозный взгляд черных глаз. Типа, я припомню вам эту подставу, Кушина-сан. Сам дурак, нечего было отдавать Данзо Четвертому. А то взял на себя элиту Корня, герой недоделанный. Кто тебе теперь Злобный Буратино?

Ребятки скрылись в чудом не заваленном ото всех наших взрывов проходе, а на площадке остались только стоящие друг напротив друга Минато с Данзо. Да мы с Джирайей и двумя моими телохранителями в качестве зрителей и судей. Эпическая битва «Четвертый Хокаге VS Глава Корня» подходила к логическому концу.

Глава 48

Итак, Минато явно не хочет оставить мне на растерзание даже маленький кусочек Данзо. Жаль, очень жаль, но вполне ожидаемо. Противники сцепились друг с другом как два бультерьера. У Шимуры остался лишь один шаринган, и дед явно не хочет сыграть в ящик, вот теперь и бегает замысловатыми траекториями.

Джирайя грустно вздохнул и сел на пол, скрестив ноги. Понимаю. Душа просит подраться, а не судьба. В принципе, нам с отшельником теперь только и остается, что роль зрителей, ведь Минато вряд ли уступит нам право последнего удара.

Опачки, а не одни мы наблюдаем за этой драчкой! В тени уступа метрах в пятидесяти от нас расслабленно сидел, поблескивая красным шаринганом, невысокий брюнет. Вот и ты, мой таинственный незнакомец в маске! Так-так, значит, играем по плану Б, которого нет. Я и не надеялась, что Тоби захочет присутствовать на генеральном сражении в Корне. Но любопытство, как говорится, кошку сгубило. А мне теперь придется плясать от того, что имею. Не хочу упускать гаденыша. В данном случае лучше самой сдохнуть, но гарантированно пришибить гада. Иначе в будущем будут проблемы у моих же детей. Что делать, что делать? Мне нельзя его выпускать отсюда, но Обито владеет пространственной техникой и может переноситься в другое место. Как не допустить, чтобы этот засранец сбежал в самый неподходящий момент? Ну что ж, я вроде как свежа и полна сил, а кто не рискует, тот не пьет валидола. Так, пока он делает вид, что все под контролем, вступлю в игру и я. Для начала пришлось разогнать эскорт. Парням тут ловить нечего.

— Ребята, давайте, двигайте отсюда, это приказ. — Шиноби удивленно переглянулись. Джирайя вскинул брови: с чего это?

— При всем уважении, Кушина-сан, не думаю, что это хорошая идея, — выразил общий скепсис Ючиро, все это время неотступно следовавший за мной. Интересно, кто именно ему приказал всячески меня опекать? Сдается мне, что на его психике поиграли и саннины, и Минато, а может, и кланы. Уж больно парень обо мне волнуется: еще чуть-чуть, и пылинки начнет сдувать.

— К сожалению, Ючиро-сан, еще ничего не закончено, и нас ждет противник серьезнее Данзо, — я кивнула в сторону веселящегося от просмотра матча Тоби. — Поверьте, в этой драке нам придется отвлекаться на вашу защиту. А это неприемлемо.

— Кушина-сан… — заныл мой сопровождающий, но я отрицательно покачала головой. Все понимаю, и желание поучаствовать в драке, и нежелание получать по шее за то, что ослушались приказа Четвертого. Но предстоящая схватка — явно не их уровень.

Смерили друг друга непримиримыми взглядами, убедились, что мой явно на пару тонн весомее, и послушно потопали к выходу. Отлично, развеиваю одного из клонов, собирающего сенчакру. Мощь природной энергии ни с чем не сравнима. И что с того, что время нахождения в режиме отшельника составляет лишь несколько минут. За эти несколько минут с увеличенными на порядок силами можно перевернуть полмира. Теперь надкусить палец, сложить печати и слить всю накопленную чакру в дзюцу, возвращая себе нормальный вид.

— Техника призыва! — Из клубов дыма передо мной, как по заказу, появляются шесть мелких саламандр. То, что надо, отлично.

— Кушина! Как дела? — пропищала самая мелкая, но, зараза, самая бойкая из этого выводка малолеток Акане. Пока я тренировалась в огненном мире, эта ящерка практически ежедневно выносила мне мозг вопросами о мире живых. А вот теперь я сама ее вызвала. Хорошо хоть не надолго, иначе головная боль от вечных «почему» гарантируется.

— Привет, Акане. Нормально все. Нужна ваша помощь, головастики. — Пока Минато чихвостит Данзо, а Тоби ловит кайф от наблюдения за боем, нам надо провернуть небольшое дельце. Дабы потом себе локти не кусать.

— Мы не головастики, — надулась огненная ящерица. Ну да, ну да.

— Какие смешные, — хмыкнул Джирайя, во все глаза рассматривая суетящихся на полу маленьких духов огня. На комментарий постороннего мужика Акане обиделась еще больше и, решив отомстить, показала ему раздвоенный язык. Мстя вышла страшна и кровава.

— Мне нужен шестигранный обратный пространственный барьер в этой пещере. Потянете? — Хоть саламандры и мелковаты, чакры я в технику влила немерено. Жаль только, что при использовании этого барьера наши с Минато техники перемещения тоже не сработают. Мы будем заключены в псевдопространство, из которого невозможно выбраться до полной выработки вложенной чакры. Внутри прыгай — не хочу, а вот наружу не пропустит. Возможно, что это билет в один конец, но не попробуем — не узнаем. Хорошо, что на мои манипуляции наш псевдо-Мадара внимания не обратил. Конечно, я же не великого духа стихии вызвала. Этот детский сад даже не видно за камнями. Хорошо, когда нас недооценивают. И главное, гордыня — смертный грех. Вот я, например, несмотря на все расчеты и разговоры о том, что у нас все получится, предварительно и завещание оформила, и опекунством над детьми озаботилась. Потому что я знаю: всегда есть шанс сдохнуть, даже не от руки врага, а просто по случайному стечению обстоятельств. Обидно, конечно, но все бывает в этом мире, да и не только в этом…

— Сделаем, — буркнула Акане, кивнув своим товарищам, и саламандры исчезли в золотой вспышке, чтобы появиться на нужных местах и выжечь печати. Несколько секунд, и вокруг нас слегка искривляется пространство, сигнализируя о завершении установки барьера.

— Кушина, объясни мне, неразумному, что сейчас произошло, — заинтересованно потеребил губу отшельник, оглядываясь по сторонам. В голове саннина наверняка крутится куча вопросов. Кто этот парень в маске? Зачем на самом деле отослала джонинов? Что за хрень этот неизвестный науке барьер?

— Теперь пещера полностью заблокирована от остального мира, да и других планов тоже. Не действуют призывы, техники перемещения и замены — только в пределах барьера, я даже собранную сенчакру у своих клонов забрать не смогу. Зато враг гарантированно не сбежит.

— То есть ты намеренно лишила нас козырей? — смерил меня злым взглядом весом в могильный камень Джирайя, поднимаясь на ноги с явным намерением как максимум мне навалять или как минимум дать подзатыльник. Можно подумать, что я недоразвитая малолетка и сделала это просто по прихоти.

— Видите того типа, — я ткнула пальцем в увлеченно следящего за происходящим боем Тоби. — Он может использовать пространственные техники и смыться. И знаете что? Я лучше его закопаю здесь, даже если это будет последнее, что я сделаю в своей жизни, чем дам ему хоть малюсенький шанс на спасение.

— Он настолько силен?

— Он настолько опасен. — Думай, что хочешь, Джирайя. Идеи этого типа должны быть погребены тут раз и навсегда. Просверлив друг друга яростными взглядами, мрачно замолчали. Отшельник дулся на меня за ущемление своих способностей, а я просто переключилась на бой Четвертого с Шимурой.

В какой-то момент Минато все-таки достал старикашку еще раз, и тот остался без шаринганов. И теперь у него вразнос пошел привитый некогда мокутон. Вот объясните мне, зачем тебе то, что ты толком не можешь контролировать? Никогда не понимала этого коллекционера геномов. Из руки судорожно дергающегося — видимо, от незабываемых ощущений — Данзо в разные стороны рванули древесные побеги, пытаясь пробить пол корнями, закручиваясь в огромный ствол исполинского дерева. К счастью, Намикадзе успел переместиться подальше и теперь с исследовательским интересом наблюдал за ростом баобаба, который уже скоро упрется потрескивающей верхушкой в потолок. Ух, хвала богам, генно-модифицированный древесный гигант довольно быстро закончил расти, но арену знатно припорошило пылью вперемешку с листьями. Фух, что будешь делать дальше, дедуля? Оторвешь себе руку и снова рванешь в драку? Нет, похоже, наш неубиваемый глава Корня выдохся окончательно.

— Почему же ты никак не сдохнешь? — практически прорычал стоящий на коленях старик, злобно зыркая на Минато. Интересный такой подход к проблеме. Вроде как не Четвертого сейчас убивали столькими разными способами. — Почему ты все время возвращаешься? Пока ты снова не появился, у нас был шанс возвеличиться над другими скрытыми деревнями!

— Это когда? Когда вы решили убрать меня или свести с ума Кушину? А может, когда хотели воспитать из Наруто цепного пса деревни? Или когда вырезали сильнейший клан? Далеко бы вы уехали на неподготовленных бесклановых шиноби? Или ваша цель: всех сделать вот такими же уродливыми чудищами как вы, с пересаженными генами, додзюцу и промытым мозгом? Что вы сами из себя представляете, Данзо-сан? Без вот этой, скажем прямо, ворованной силы? — Закручивая в руке новый расенган, Четвертый медленно подходил к тяжело дышащему главе Корня. Правда, сейчас он скорее представлял из себя некий мутировавший побег дерева, жертву генетического эксперимента. Жутковатая и мерзкая картина. Вот жил человек, планы строил великие. Как Ленин на броневике. Только забыл человек, что благими намерениями выстлана дорога в ад.

— Я действовал только во благо деревни, — неожиданно гадко ухмыльнулся Данзо, рывком здоровой руки разорвав кимоно на груди, где тут же проявились контуры активированной печати. Это ведь… — И пусть я не смог добиться своей цели, хотя бы тебя я захвачу с собой.

Черт, я так и знала, что что-то забыла! А Минато не успеет переместиться. Он просто не знает, что именно делает эта печать. Полное уничтожение материи, попавшей в область техники. Бросаю кунай на пол и, прежде чем он падает, перемещаюсь по метке на плаще мужа.

— Обратная четырехгранная печать! — и вокруг самоубийцы возникают четыре символа, ограничивающие область ее применения. Твою мать, времени совсем нет! Замечаю шокированный взгляд старика и злобно ощериваюсь. Не ожидал, что мы выкрутимся, да? Ты проиграл, полностью. Почувствуй всю глубину той задницы, в которую сам себя загнал, и удачи на том свете, лапуля! Хватаю Минато за плечо и прыгаю обратно. Вовремя!

Сильно удивленный сменой декораций и слегка дезориентированный Минато по инерции впечатывает созданный расенган в пол за моей спиной, а я подхватываю свой кунай. Хорошая все-таки техника — «Полет бога грома». Полезная. И что тут у нас? Непроглядно-черный шар поглощает Данзо и часть пространства вокруг, а затем схлопывается, оставляя после себя пустоту. Пожалуй, самое страшное, это отсутствие каких либо шумовых эффектов. Когда вот так из ничего появляется шар тьмы, а затем — раз! — и исчезает. И все в полной тишине. Даже не так: такое впечатление, будто уши заложило. Бр-р-рр! Встряхиваюсь, чтобы исчезло это мерзкое ощущение. Звуки вернулись, но… Мать моя женщина! Печать уничтожила большую часть ствола баобаба, и тот, покачнувшись, словно в замедленной съемке начал падать. Хорошо, хоть не в нашу сторону. Лесной исполин, ломая ветви, с грохотом и треском повалился в дальний конец пещеры, уперевшись кроной в стену и осыпав нас очередной порцией листвы. Однако, эпичненько вышло.

— … - выматерился себе под нос от увиденного Минато. Его понять можно, слишком быстро все произошло. В очередной раз сработала страховка, в моем лице. Так, не расслабляться, еще не все! Киваю мужу на Обито. Начнем вторую часть марлезонского балета?

— Не уйдет?

— Не думаю… — Надеюсь, техника сможет удержать нашего противника. — Джирайя-сан, будьте на всякий случай готовы поучаствовать. Мне точно не известно, на что этот тип способен. Шаринган, как вы знаете, штука с сюрпризом.

Отлично, что этот одноглазый кадр все еще продолжает сидеть на том же месте и радостно пялиться на нас. Видимо, еще не пробовал прорваться сквозь мой барьер. Ну да, как же я могла забыть — масочник же считает себя практически неуязвимым. Ан нет, смотри-ка, под нашими заинтересованными взглядами зашебуршился, решил-таки смыться. Вспомнил, небось, как его Минато разделал, несмотря на всю его охрененную крутость.

— Спасибо за прекрасное зрелище, а теперь позвольте откланяться, — дурашливо похлопал нам Тоби и активировал Камуи. Интересно вышло — искривление вокруг его единственного глаза проявилось, затягивая одноглазого в псевдо-пространство, а затем выплюнув его обратно прочти в том же месте, оставив хозяина на арене. Обожаю фуиндзюцу! Сказать, что Учиха удивился, это ничего не сказать. Он был просто в шоке. Даже замер, соображая, что это случилось с его шаринганом. Да, ты еще постучи по нему! Кулаком! Вдруг заработает.

— Ну что вы, как же мы можем отпустить такого замечательного и, главное, вежливого человека, — с ухмылкой протянула я, дико радуясь в душе. Получилось! Теперь ты никуда не денешься, гад.

— Что ты сделала? — в меня уперся яростный взгляд красного глаза. Ух ты, сразу понял, кто виноват в его незапланированном приключении. Я только улыбнулась и пожала плечами. Мол, думай, что хочешь. Теперь накачать в печать на лице по максимуму чакры. Не стоит давать противнику шанс на использование гендзюцу. Тем более с шаринганом. Еще придется опасаться его пространственных атак, барьер никак не помешает Учихе затянуть нас в свое измерение. Как сказал бы Нара: проблематично…

— Хм, а что ж ты не здороваешься с учителем, Обито-кун? — забросил пробный шар Минато. Оригинально. Шаринган размером с два бьякугана. Крутая техника увеличения глаз. Только один вечер в Конохе! Кхм, что-то я увлеклась. Но вылупился на нас Тоби здорово — жаль, его рожу из-за маски не видать.

— Я не Обито… — взяв себя в руки, начал речь Учиха. Удивительно быстро пришел в себя, уважаю.

— Да-да, ты, конечно же, Мадара. Великий и ужасный, — покивала я. Вообще, всю эту говорильню надо бы заканчивать. Но Минато нужно хоть чуть-чуть отдохнуть, да и по возможности вынести врагу мозг — святое. А тут грех не потоптаться на любимых мозолях. — Как думаете, Джирайя-сан, похож он на Мадару?

— Хм, — задумался отшельник, рассматривая ничем не примечательного брюнета. — Да нет, не тянет он на Мадару. Тот был — ух! А этот слабоват… Может, ему харизмы не хватает?

— Обито-кун, а чего тебя так вставило с идеи Вечного Цукуеми? Власти захотелось? — продолжаем раздражать главного злодея. Глянула на Минато — вроде отдышался. Но чакры у него немного осталось. Значит, этот бой на мне и отшельнике.

— Я — Мадара! — рявкнул парень, сверкнув шаринганом. — Я все равно вас уничтожу. Не удалось в тот раз — выйдет сегодня.

— Вот так просто, Обито-кун? А как же выяснить, каким образом Минато снова вернулся в мир живых? — я посмотрела в единственный глаз этого урода в маске. Заинтересовался? Еще бы, это не суррогат в виде Эдо Тенсей. — Я тебе сейчас все подробно расскажу.

Ага, и дорогу пок