КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно
Всего книг в библиотеке - 339349 томов
Объем библиотеки - 383 гигабайт
Всего представлено авторов - 136417
Пользователей - 75754

Последние комментарии

Впечатления

kiyanyn про Войтенко: Ты проснешься, на рассвете (СИ) (Альтернативная история)

После "Сашенек" уже так не читается...
Хотя автор и написал о выявлении плагиата, он ничего не написал о самоплагиате. А эта книга - практически он и есть.

Количество роялей в кустах - просто немыслимое. Одних только кладов - три штуки...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Silestina про Войтенко: Ты проснешься, на рассвете (СИ) (Альтернативная история)

Почти что "Сашеньки". По крайней мере антураж тот же, и такое же неторопливое повествование.На вторую часть терпения не хватило. Но хочу сказать большое спасибо автору за то,что вспомнил о филологах!
В кои-то веки встретился писатель,который показал,что плагиат выявить нетрудно.Ибо не может человек(попаданец) быть автором разноплановых по стилю композиций.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Silestina про Симов: Турист (Космическая фантастика)

Путешествие хомяка под звуки симфонического оркестра...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Гекк про Дроздов: Реваншист. Часть вторая (Попаданцы)

"Окончание первой части. Продолжения не будет."

Это так радует! Автор, выпей яду. Ну что тебе стоит...

Рейтинг: -1 ( 3 за, 4 против).
DXBCKT про Бриз: Гонка за горизонт (Альтернативная история)

Эта же книга автора с другим названием «Каких-то 5 минут будущего». По сюжету некий подросток получив от своего деда неожиданный дар «укол с неизвестным марафетом» (наследие советской оборонки) решает рискнуть и в результате начинает «предвидеть будущее» (не все, а на каких-то пять минут). Данную возможность автор обосновывает неизученными функциями мозга — мол на самом деле предвидеть по косвенным моментам могут все, а вот осознать что к чему, только единицы. В общем сначала ГГ использует данную возможность себе во благо, потом встретив единомышленников начинает задумываться о своей цели в жизни. Затем начинает (под мудрым и не очень руководством) своих товарищей (ну вы уже поняли из какой конторы) разные акции по зачистке всякой мрази, попутно играя на бирже и подготавливаясь к карьере в мире «больших гонок». Далее женщины, известность, много-много «зеленых лямов» на счету и тихо закравшаяся мысль о необходимости переворота в одном отдельном государстве. В общем написано неплохо — продолжение обещает быть интересным.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
DXBCKT про Антонов: Метро 2033: В интересах революции (Боевая фантастика)

По замыслу автора уже известный нам ГГ (наконец-то обретший свое счастье в казалось бы немыслимых условиях постапокалиптичного метро) вынужден идти в очередной поход против «недобитых коммунистических приспешников потомка доктора Менгеле». Как уже стало ясно из прошлой книги представителей данной партии автор «не жалует» и наверное поэтому они и здесь играют своеобразный «полюс зла». В остальном все как всегда: тупой садизм палачей с Лубянки (аналогом которого выступает подземный концлагерь), выход «наружу» где атмосфера напоминает Припять после «выброса» (S.t.a.l.k.e.r'а), новые «ништяки» добытые по случаю и штурм «ветви коммуняк» для освобождения любимой. Ах да, совсем забыл — еще и пропаганда анархизма... В целом написано крепко, но не на высший бал — 4-ка и отправляйся на полку для коллекции...

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
DXBCKT про Михайловский: Операция «Гроза плюс» (СИ) (Альтернативная история)

Видимо поняв что читатели устали от «толп одиночек» шастающих среди миров в кроваво-вечный 41-й, автор пошел чуть «менее проторенным путем» и решил «шире прорубить окно» прямо из кабинета президента РФ в кабинет тов.Сталина. Практически вся книга описывает «притирку» «тирана Сталина» и (как говорят на вражъем канале, не менее «тиранистого и злобного») тов. Путина. Сначала описывается само открытие, потом опыты-побегушки, затем «шо делать и как быть» в лице первых лиц государства, консультации с БаЦкой (тут он оказался более покладистым), посылка и звонок «тирану всех тиранов», разговоры на тему «а шо нам будет за Эта?» и развертывание ПРО в предвоенном 41-м. Далее закономерно нацики «получают по соплям», Адя жует ковер, а обновленная тактически и материально РККА громит вторгнувшуюся погань.... эээ.... вру! Как есть вру — это все походу будет уже во второй книге, а тут все еще притаились (злорадно потирая ладошки) и думают как бы половчей устроить «правильным арийским пацанам» карачун. В целом данная концепция далеко не нова и лучше Михайловского (с его вечно живущей сразу во всех временах эскадрой), это получилось у тов. С.Сергеева СИ «Достойны ли мы отцов и дедов». Продолжения пока не вижу.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
загрузка...

Во всем виноваты лишь Малфои (fb2)

- Во всем виноваты лишь Малфои (а.с. Проект «Поттер-Фанфикшн») 1315K (скачать fb2) - niddy

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Название: Во всем виноваты лишь Малфои

Автор: niddy

Бета/ Гамма: нет/нет

Персонажи (пейринг): АД, ГП, ДМ, ГГ, СС

Рейтинг: G

Тип: джен

Жанр: AU /Детектив /Драма/Романс

Размер: макси

Статус: закончен

Дисклаймер: Все персонажи принадлежат Дж.Роулинг, моя только фантазия

Аннотация: Продолжение к «Только бы выжить...». История семьи Блеков, их друзей и врагов. Задумывается как «похождения юного Итона Блека и его друзей или головная боль для Дамблдора», но что выйдет в итоге - понятия не имею) Дамбигад, истории второстепенных героев, смесь жанров и т.д. по списку. В общем, я предупреждала. Приятного прочтения)))

Предупреждение: ООС

Глава 1. Школа или домашнее воспитание?

Одиннадцать лет прошло с гибели Волан-де-Морта. Именно в этот день Люциус Малфой с другими Пожирателями выдали тело Лорда министру…

Дамблдор подошёл к окну и посмотрел во двор Хогвартса. Почти все студенты уже были на крыльце и ждали кареты. Очередной учебный год подошёл к концу, а история со смертью Тома Реддла так и осталась загадкой, как и то, где тело Гарри Поттера. Почему тело? Да потому что иначе бы Лорд не умер, но вот был ли причастен мальчик к смерти этого монстра или Лорда действительно убили его же слуги?

Но кто же может знать ответ на все эти вопросы? Его верный любимчик, Рональд Уизли, и его милая супруга давно рассказали, что у одного из Блеков, учившихся в тот год, была метка, и что именно Блеки каким-то образом умудрились уничтожить змею Лорда. Но зачем им это было надо? Жаль, что он с ними так и не поговорил тогда, что называется, по душам. Возможно, часть загадок и разрешилось бы. Да и вообще где теперь эти Блеки? И где его шпион? Могли ли они уйти вместе? Да хотя с какой стати Северусу надо было помогать этим гриффиндорцам, прихватившим с собой мисс Грейнджер?

Да, было над чем поломать голову. Почему-то каждый год в день окончания войны он вспоминал тот учебный год, Блеков, Малфоев, Поттера, своего сбежавшего зельевара… Ах да, Малфои! Кажется, их сыну, Лоренцио, уже исполнилось одиннадцать. Что ж, возможно родители сказали ему что-нибудь интересное, что могло бы пролить свет на те далёкие события. Надо бы приглядеться к парнишке - как раз очень подходит под нового Тёмного Лорда: сын Пожирателей, наследник огромного состояния, несомненно тёмный и обязательно слизеринец. Зачем нужен новый Лорд? Так хотя бы, чтобы сохранить старую дружбу: Орден почти распался, кое-кто ещё пытается найти Гарри или хотя бы ответы, но в основном все разбежались. Конечно, стране не нужен такой тиран, как Волан-де-Морт, но вот кто-то наподобие Беллатрисы не помешал бы. И почему это Скримджер был так скор со смертными приговорами? Можно было просто отправить в Азкабан, а уж он бы в подходящее время сумел подстроить побег. А так приходится искать и опять создавать… Но ничего, эта практика проверенна, и он справится. Тем более, он ведь лишь восстанавливает справедливость: Люциус Малфой, буквально правая рука бывшего Лорда, так и не понёс заслуженного наказания, но разве сын не должен отвечать за отца?

Улыбнувшись своим мыслям, директор школы магии и колдовства Хогвартс вернулся к своему столу и стал что-то писать. Нет, он не был злым, просто всегда любил справедливость. Когда он пришёл в приют за маленьким Реддлом, он узнал, что тот не раз с помощью магии издевался над своими товарищами. Ну и что, что они сами его задевали, ну и что, что его с раннего детства сделали изгоем, и воспитатели даже не пытались помочь мальчику. Ведь причина не в этом. Просто Тому было от рождения предрешена такая судьба: змееуст, потомок Слизерина, одиночка… Дамблдор просто помог студенту стать тем, кем тот должен был стать, вот и всё. Ничего плохого.

А жертвы? Так на войне без жертв не бывает. Разве лучше было бы, если бы Лорд, как думали тогда его коллеги, стал бы министром? Кому стало бы легче жить, получи чистокровные больше власти? Дамблдор лишь намекнул, что министром мальчику никогда не быть, лишь слегка подсказал, каким путём можно пойти.

Ну ладно, сейчас надо подумать над тем, как лучше подступиться к отпрыску Малфоев. Ведь эта семья, можно сказать, виновата в войне ничуть не меньше Лорда. Узнать бы ещё, жив ли их старший сын. Его друга, Аластора, очень порадовало бы заключение молодого человека пожизненно в Азкабан. Конечно, Гарри всё равно был обречён, но разве это сейчас имеет значение?

* * *

- Деда! Деда! А я правда в этом году еду в школу?

В кабинет, где Северус разбирался с очередным заказом зелий из Мунго, ворвался десятилетний счастливый мальчишка с непослушными каштановыми волосами и горящими предвкушением серо-синими глазами. Гарри, сидевший в кресле и читавший очередной выпуск «Пророка», с улыбкой наблюдал, как его крестник буквально запрыгнул на зельевара, обнимая его и весело смеясь.

- И откуда ты умудрился узнать? Гил только час назад ушёл в Отдел образования договариваться, - подхватывая мальчика на руки, усмехнулся мастер зелий.

- Лили и Лори слышали, как мама и тётя Сандра обсуждали это, - беззаботно ответил Итон, а затем с надеждой посмотрел на мужчину, - Ведь правда? Я действительно еду?

- А ты хочешь? - посмотрел на него поверх газеты Гарри.

- Ещё бы! - восторженно воскликнул пацан, а потом внимательно посмотрел на деда и крёстного, - Но я буду вам всем писать, честное слово.

- Ещё бы ты не писал, - в кабинет вошёл Драко и с улыбкой посмотрел на сына, - Как я предполагаю, ты уже всё знаешь? Как твои сёстры, ещё не строят планы прощальной вечеринки?

- Я буду скучать, правда, - смутился мальчик, но в следующую секунду озорная улыбка озарила его личико, - Но это ведь здорово! У меня появятся ещё друзья, я столько всего придумал!

- Слизерин, - одновременно произнесли взрослые, смотря на чертёнка.

* ретроспектива*

Была уже ночь, дети спокойно спали в своих комнатах, все взрослые решили попить на ночь чаю, а заодно обсудить всё, что произошло у каждого в этот день. Перед Драко лежала «Придира», где была напечатана разгромная статья Сандры о новых учебниках по Защите, которые якобы лучше соответствовали школьному образованию. Одобрены учебники были мисс Амбридж.

- Дрейк, что-то не так? - встревожилась Гермиона, заметя состояние супруга.

- Нет, ничего страшного, дорогая, - очнулся блондин, - Просто вспомнил, что Лоренцио в этом году идёт в школу.

- А если нам Итона в этом году отдать? Он отлично подготовлен для школы, и я более чем уверен, что в школе ему будет интересней учиться, чем дома, с его-то энергией, - усмехнулся Гарри.

- А ведь правда, как ты смотришь на это, Дрейк? - поддержала мужа Сандра, после чего посмотрела на старика, сидящего напротив, - Ты же можешь договориться в Отделе образования, деда? Наш Итон лишь на несколько месяцев младше, чем необходимо для поступления.

- Да, думаю, мне не откажут, - кивнул Дистон, - Если вы, Дрейк и Герми, не против.

- Спасибо, Гильберт, я думаю, что стоит попробовать. Не понравится - заберём домой. Благо, учителей у нас здесь хватает: хоть самим школу открывай, - благодарно кивнул блондин.

- О, и ещё, Гил, если возможно, раздобудь списки будущих первокурсников, - попросил у старика Северус.

Дистон давно стал членом семьи, ещё до свадьбы Гарри и Сандры, а уж после свадьбы братья Блеки сами переоборудовали для него гостевую комнату, и теперь старик часто оставался у них на ночь. В результате в доме была лишь одна из детских свободна, куда и селили гостей, в качестве которых обычно выступали отпрыски друзей: девятилетний Уилл - сын Ноттов, либо восьмилетние Джули - дочка Забини, - и Ада - дочь Долгопупсов. Гарри и Драко знали, что и Буттов есть дети. Даже, кажется, двое, но Терри жил среди маглов, так что в последнее время они как-то не общались.

Что касается вопроса о школе, то Блеки сначала хотели остановиться на домашнем образовании. У Итона с семи лет была палочка, и он уже достаточно много умел, хотя самой магии явно предпочитал зелья, что безумно радовало Северуса, который сам зачастую целыми днями проводил с внуком в лаборатории. В том году семь исполнилось Лили и Лоре. На Рождество отцы и им подарили палочки, и теперь с девочками занимался Дистон. Обеим очень нравились чары, ну а кого ещё просить показать новое интересное заклинание, как не мастера, а по совместительству деда?

Лили - дочка Гарри и Сандры, - была более тихой и скромной. Черные волосы и тёмные сине-зелёные глаза - девочка очень походила на папу, хотя характер был явно мамин. Как и мама, девочка хотела стать журналисткой, но вот чарами просто грезила, как и различными магическими животными. Лорана тоже любила чары, хотя предпочтение отдавала трансфигурации. Дочь Драко и Гермионы запросто могла быть надменной и гордой, как папа, но в то же время умом пошла в маму: просто обожала читать, и всё анализировать. У неё были карие глаза и золотисто-каштановые волосы. Обе девочки были просто неразлучны, и с утра до ночи могли сидеть в библиотеке. «Явно в Райвенкло» - не раз думал Северус, смотря, как сёстры пытаются разобраться в справочнике по нумерологии, который когда-то принадлежал Гермионе.

И вот теперь всё-таки решено было отправить детей в школу. Девочкам, конечно, рано, хотя благодаря своим незарегистрированным палочкам, они уже кое-чему успели научиться. Но вот Итон давно готов. Правда не очень хотелось отправлять ребёнка под нос Дамблдору, но в случае чего, там была МакГонагалл, которая знала правду о Блеках, и наверняка поможет мальчику.

* конец ретроспективы*

- Вы уже здесь? А я собирался искать вас, - зашёл в комнату Дистон.

- Ну как? - положив на столик газету, поинтересовался Гарри, - Помощь Герми не потребуется?

Учитывая, что Гермиона имела диплом юриста и сама проверила все возможности, и братья, и Северус были уверены, что сумеют добиться зачисления Итона. Однако Гильберт лишь улыбнулся:

- Мы зачислены, никаких проблем. Меня только предупредили, что мальчику может быть трудно, но ты ведь справишься? - посмотрел он на внука.

Итона не надо было и спрашивать: он так радостно улыбался, что было понятно, что справляться придётся с ним, а не ему. Спрыгнув с рук зельевара, мальчик с криком: «Ура!!! Я еду в Хогвартс!!!» - выскочил в коридор.

- Бедные учителя, - ностальгически улыбаясь, произнёс Северус.

- А ты, случайно, вернуться не хочешь? - изучающе посмотрел на отца Драко.

- А то мы устроим, - наклонился вперёд Гарри, смотря на зельевара, - Правда, Гильберт?

- Ещё чего! - хмыкнул Снейп, - Мне моё здоровье дороже, а с этим бесёнком даже я не управлюсь, так что пускай другие мучаются.

- Тем более вы трое просто незаменимы для Мунго, - в дверях появилась Сандра и посмотрела на всех троих мужчин, которые при желании могли и спать в лаборатории, не прекращая экспериментировать с зельями. - Обед через полчаса, не опаздывайте, - потом женщина перевела взгляд на старика, - Деда, можешь помочь нам с Герми? Мы хотели бы накрыть стол на улице, но вот не уверены насчёт навеса: хотелось бы что-нибудь более оригинальное.

- Конечно-конечно, - улыбнулся внучке старик, а затем обернулся к Северусу и, достав из кармана пергамент, передал его мужчине, - Это список новых учеников. Марчбэнкс даже не стала спрашивать, зачем мне он понадобился. Так что можешь изучать, сколько хочешь.

- Спасибо, Гил.

Дистон ушёл вслед за Сандрой. Драко прошёл к креслу рядом с братом и сел, вопросительно смотря на отца, внимательно читающего список первогодок.

- Ну, есть кто знакомый? - первым не выдержал Гарри.

- Тедди Люпин, Мэри Уизли, Кэвин Вуд, Виола Макнейр и Дэвид Флинт, - задумчиво ответил Северус, - Ну и ваш Лоренцио. В основном в этом году поступают маглорождённые и полукровки. Похоже, в последний год войны многие семьи потеряли детей: всего 25 первогодок. Думаю, в последние несколько лет набор был не намного больше, а ведь обычно в школу поступали около сорока детей. Возможно, в этот раз факультеты даже делить не будут: у всех четырёх будет общее расписание.

- У Люпина есть сын? - брюнет чуть побледнел, смотря на отца. Зельевар поднял голову и долго смотрел на него, подбирая слова.

- Да, Люпин тебя искал, хотел, чтобы ты был крёстным его сыну. Мальчик метаморф и чудом выжил в войне: когда Дамблдор услал Люпина на задание, на дом Тонксов напали. Когда прибыл Орден, в живых нашли лишь младенца. Операцией руководила Белла, и именно она не дала убить ребёнка. После этого Люпин ушёл вместе с сыном, его больше никто и не трогал.

- А что за Уизли? Чья она? - привлекла блондина другая фамилия.

- Скорее всего, это дочь Билла и Флер, - негромко произнёс Гарри и перевёл вопросительный взгляд на зельевара, тот кивнул:

- Да, ты прав. Флер осталась с Молли Уизли, и не вернулась во Францию. Меня больше интересует мисс Макнейр. Я знаю, что Макнейр-старший отправлял жену и дочь в Болгарию и был уверен, что его дочь, как и старший сын, будет учиться в Дурмстранге. Интересно, что вынудило их вернуться в Англию? - пробубнил под нос мастер зелий, а затем посмотрел на сыновей, - Учитывая, что чистокровных по пальцам можно пересчитать, шляпа просто может их всех отправить в Слизерин. По крайней мере, если Итон попадёт туда, с ним явно будут Малфой, Флинт и Макнейр, больше достойных я не вижу. Почти все фамилии магловские, так что за историю школы это может быть самый скромный выпуск моего любимого факультета.

Глава 2. Поход в Косой переулок

Весь июль в семействе Блеков стояла небывало оживлённая обстановка: Итон не мог дождаться письма из школы, в результате чего вся семья стояла на ушах. Дистон раздобыл список профессоров Хогвартса: в преподавательском составе взрослых интересовало лишь два преподавателя. Оказалось, что Кингсли по-прежнему преподаёт защиту (и что его привлекло в этой должности?), а вот зелья вёл некий профессор Альфред Бёрн, который был и деканом Слизерина.

- Слизеринец, в зельях разбирается неплохо, после школы работал специалистом по ядам в министерстве, - прокомментировал Снейп, - Полукровка. Умён, молод, очень упрям. Вы его не знаете: когда вы поступили, он как раз закончил Хогвартс.

И вот сегодня, наконец, прилетела школьная сова с письмом. Была середина августа, погода стояла удивительно жаркая и если бы не чары, снижающие в доме температуру, находиться в помещении было бы вообще невозможно.

- Папа! Папа! Мы ведь сегодня идём в Косой переулок? Нам же надо туда? Я же иду с вами? - прочитав своё письмо, запрыгал по кухне мальчик.

- Итон, успокойся, иначе пойдём только мы с Гарри, - приструнил сына блондин. Мальчик тотчас замер, и лишь умоляюще смотрел на взрослых:

- Ну, па-апа, ну крёстный, пожалуйста, - простонал будущий первокурсник.

- Одевайся, и скажи Лоре и Лили, что они тоже идут, - хмыкнул Гарри, смотря на крестника.

- Спасибо! - радостно закричал мальчик и, подбежав и обняв крёстного, кинулся на второй этаж, крича во всё горло, - Лили! Лора! Одевайтесь! Мы идём в Косой переулок!

- Северус, ты с нами? - проводив взглядом сына, спросил Драко.

- Идите без меня, мне тут надо кое-что с Гилом обсудить, - ответил зельевар, - Да и заказ для Мунго необходимо доделать.

* * *

Через полчаса почти все представители семьи Блеков были в Косом переулке. Первым делом они вместе зашли в Гринготс. Когда кошельки были пополнены галеонами, а палочка Итона успешно зарегистрирована знакомым гоблином, семейство разделилось: Герми и Сандра вместе с девочками пошли за книгами и к мадам Малкин, а братья с новоявленным школьником решили сходить в лавку «Всё для зелий», за писчими принадлежностями и в зоомагазин. Зная любовь женской половины к книгам, встретиться договорились лишь через три часа в кафе Фортескью.

Все покупки были сделаны мужчинами за час. Гарри подарил крестнику красивую маленькую тёмно-коричневую сову с чёрными глазами. Продавец долго расхваливал птицу, говоря, что она - представитель почти исчезнувшего вида лунных сов, и что сова будет верным другом мальчику. Гарри и так знал, что совы очень умные, а в этой сове явно что-то было, что пленило и завораживало. Итон нёс небольшую клетку, завешанную плотной синей тканью, на которой было вышито звёздное небо, и счастливо улыбался, с любопытством смотря по сторонам.

- И куда теперь? - спросил мальчик, останавливаясь у одной из витрин и смотря на новую модель «Молнии».

- Метлу тебе ещё рано, - усмехнулся Драко, посмотрев на прижавшегося к стеклу сына, - Поверь, на ней можно развить хорошую скорость, но летать не так приятно, как с крыльями. Обещаю, что если в следующем году тебя возьмут в команду по квиддичу, то я выберу тебе одну из лучших мётел.

- Я не забуду, - произнёс Итон так серьёзно, что взрослые переглянулись, нисколько не сомневаясь, что чертёнок всеми правдами и неправдами добьётся того, чтобы его взяли в команду.

Гарри оторвал от крестника взгляд и огляделся, решая, куда можно ещё сходить, пока их девочки в книжном. Взгляд наткнулся на яркую витрину «Всевозможных волшебных вредилок». Они с Драко и Северусом часто заказывали для детей изобретения близнецов, но лично в магазин он за последние годы не заходил, а ведь очень интересно, как продвигаются дела у Фреда с Джорджем?

Предложение брюнета брат поддержал, и они втроём отправились в магазин. Внутри было настолько ярко и празднично, что на несколько секунд все трое замерли в дверях, поражённо озираясь по сторонам. Итон, открыв рот, взирал на прилавки, где было СТОЛЬКО всего, что у мальчика просто глаза разбегались. Передав отцу клетку с совой, мальчик заворожено пошёл в сторону самой яркой витрины. Гарри и Драко тоже прошли внутрь, рассматривая необычные товары. Неожиданно по обе стороны от брюнета с негромким хлопком появились близнецы в одинаковых ярко-оранжевых мантиях:

- Решил обмануть нас? - тихо и весело прошептал Фред.

- Думаешь, мы не помним? - подмигнул Джордж.

- Или не узнаем? - усмехнулся Фред.

- О чём вы? - попытался изобразить лёгкое непонимание и надменность Гарри. У него это мастерски получилось, но вот близнецов, похоже, было не провести.

- Ты думал…

- Что мы тебя…

- Не узнаем…

- Или забудем?

- Никогда! - хором закончили братья Уизли и, схватив его за плечи, трансгрессировали.

Блондин, слышавший их разговор, быстро понял, что близнецы узнали Гарри, но он не предполагал, что они куда-то утянут его. И что теперь делать? Ждать? Да, наверно, стоит успокоиться: вряд ли Уизли сделают Гарри что-то плохое. Но как вообще они умудрились узнать? Через столько-то лет?!

* * *

Трансгрессия была полной неожиданностью. Брюнет пошатнулся, но устоял, а на него, широко улыбаясь, смотрели два абсолютно одинаковых рыжих молодых человека, лет тридцати. Несмотря на то, что Гарри не видел их почти двенадцать лет, он с уверенностью мог определить, кто Фред, а кто - Джордж. Наверно, умение их различать, выработанное ещё в первый год общения с ними, сохранилось у него до сих пор: по каким-то неуловимым различиям в мимике и поведении.

- Ну-с рассказывать будешь? - прищурился Фред.

- Или тебя попытать? - достал из кармана какой-то странный предмет Джордж.

- Фред, Джордж, меня, вообще-то могут потерять, я ведь не один. Да и вообще, как вы меня узнали? - хмуро посмотрел на них брюнет.

- Не могли же мы не узнать нашего друга…

- Спонсора…

- Практически брата…

- Так, стоп, - остановил их Гарри, - Скажите честно, как?

- Ну, помнишь ты с нашими родителями приходил?

- Вот мы и решили…

- Испробовать одно…

- Наше изобретение…

- Которое можно настроить…

- И тогда никакие чары…

- Не скроют того…

- Кого не надо скрывать.

- Вот мы и узнали, что ты зашёл к нам, - закончили близнецы.

- Значит вы, без моего согласия, решили устроить за мной слежку? - разозлился брюнет.

- Но мы не специально…

- Чисто случайно…

- Просто хотели проверить…

- Работает ли наш определитель.

- А тут как раз ты…

- Мы уже и не надеялись…

- Что ты жив.

- Но не волнуйся…

- Никто не узнает…

- Правды от нас, - закончил Джордж, дружески хлопнув брюнета по плечу.

- И на том спасибо, - проворчал Гарри, потирая плечо, - Расскажите хоть, как у вас дела?

- О, лучше некуда, - улыбнулся Фред.

- Ты видел нашу новою помощницу? - заговорщески произнёс Джордж.

- Была бы у неё близняшка, - мечтательно протянул Фред.

- Так, с вами всё ясно, - усмехнулся брюнет, - Как Рон, Чарли и Джинни?

- О, наш младшенький Ронни с Лаванночкой живут в доме на Гриммо…

- Вместе с крошками Рози и Риччи…

- Сколько им? - заинтересованно спросил Гарри.

- О, его маленькой дочурке скоро девять, а сынулечке - семь.

- Ты бы видел, во что они превратили дом, - скривился Джордж, - Везде всё розовое, на шторах бантики, на столах - салфеточки. Вылитый кабинет Амбридж! Даже в комнате Риччи они обклеили всё оранжевыми обоями с медвежатами. Я бы точно сбежал на месте моего бедного племянника.

- Ну а Джинни?

- С ней всё хорошо, - улыбнулся Фред, - Она с Дином. Живут отдельно, недалеко от родителей Томаса. У них тоже двое - Элин, ей почти семь, и маленький Джастин - 3 года.

- А Чарли не до семьи. Как и мы, вечно занят: и днём и ночью нянчится с драконами.

- Про Перси ничего не знаем. Кажется, на ближайших выборах он хочет участвовать. Министр Перси Уизли - это звучит гордо! - рассмеялся Фред.

- Но он тоже женат на такой же, как сам, - усмехнулся Джордж, - Кажется, у него даже сын учится в Хоге, уже второй курс.

- А Билл… - Фред замолчал, весёлость как рукой сняло.

- Я знаю, что произошло, - тихо сказал Гарри, - Его дочь в этом году поступает ведь в школу?

- Да, - серьёзно кивнул Джордж, - Флер с дочерью живут с мамой. Мэри очень красива - вся в свою мать.

- Ребята, я рад был с вами повидаться, но мне правда пора, да и вам лучше вернуться, иначе Дрейк вам весь магазин разнесёт.

- Тот, кто пришёл с тобою? - склонил голову Фред.

- Кто он? - спросил Джордж.

- Мой брат, - спокойно ответил Гарри, но близнецы ТАК посмотрели на него, что он не выдержал и рассмеялся, - Не волнуйтесь, это не Дадли.

- А кто?

- У тебя ведь нет других братьев.

- Долго рассказывать, - брюнет опять стал серьёзным и внимательно посмотрел на рыжих изобретателей, - Но Дрейк - мой брат. Кстати, я - Генри Блек, так что приятно познакомиться.

- Блек?! - воскликнули близнецы, затем Фред в упор посмотрел на него:

- Значит, когда тебя тут все искали…

- Ты спокойненько откопал себе брата…

- И как ни в чём не бывало…

- Поступил в Хогвартс?!

Близнецы были возмущены, а Гарри лишь кивнул, подтверждая их слова.

- Да как ты мог!

- Рон сказал, что у него метка!

- Как ты мог быть таким… - Фред замолчал, его лицо вытянулось от потрясения, Джордж тоже всё понял, и уставился на брюнета, как на восьмое чудо света. Близнецы переглянулись и хором выдали:

- ЭТО ЖЕ МАЛФОЙ! ДА КАК ТЫ ВООБЩЕ УМУДРИЛСЯ ДО ТАКОГО ДОДУМАТЬСЯ?!!!

- Спокойно, ребята, - какое-то самодовольство и превосходство появились в глазах молодого Блека, - Он мой брат. Точка. Все возражения в письменном виде посылайте нашему отцу - он будет рад ответить на них.

- ОТЦУ?! - Фред неверяще смотрел на улыбающегося друга, - Лорду Малфою?

- Нет, не Малфою, - усмехнулся брюнет, - Снейпу.

- ЧТО??!!!!

- Да спокойно вы, всё очень просто: мы с Дрейком братья, Снейп - наш отец. Что здесь не ясно?

- Ну вы даёте! - то ли восхищённо, то ли просто ещё не до конца осознав сказанное, в унисон произнесли близнецы.

- У нас ещё будет время поговорить, меня ждут, - напомнил брюнет, - Кстати, мой крестник тоже в этом году едет в Хогвартс, и нам бы не помешало что-нибудь эдакое из ваших товаров.

- Устроим, - переглянулись близнецы, всё ещё не отошедшие от шока.

Через несколько секунд, прихватив Гарри, они трансгрессировали обратно в магазин.

* * *

Итон ходил по магазину и с восхищением разглядывал разнообразные товары. Драко всё больше нервничал. Он уже узнал у молоденькой девушки, стоящей у кассы, что в магазине трансгрессировать могут лишь хозяева, и что они, скорее всего, в своей квартире или в лаборатории, но вот пройти ни туда, ни туда невозможно без ведома близнецов: какие-то хитрые чары и ловушки, не пропускающие незваных гостей. Значит, он мог только ждать.

Наконец с негромким хлопком вернулись близнецы, а вместе с ними и Гарри. Оценив вид слегка дезориентированных Уизли, Драко сразу понял, что брат сказал им и о нём. Хотя, эти чудо-мастера и сами могли догадаться.

- Вам никто в детстве не говорил, что некрасиво похищать человека без его письменного согласия? - чисто по-малфоевски надменно спросил блондин.

- Мы тоже приветствуем тебя, Ма… мм.. мистер Блек, - исправились близнецы под грозным взглядом Гарри.

- Вообще-то, он лорд, - взгляд брюнета стал насмешливым и выжидающим.

- Лорд? - не поверил Джордж, бросая презрительный взгляд на блондина, который с видом исследователя наблюдал за ними.

- Дрейк меня старше, - пояснил Гарри, - Титул лорда Блека принадлежит ему.

- Вы что, серьёзно стали… - глаза близнецов расширились от удивления.

- Вы хоть на досуге загляните в родословные чистокровных, - сжалился над ними Драко, - Много чего там увидите, в том числе и нас.

Итон, прислушивающийся к разговору, устал стоять в стороне и осторожно приблизился к взрослым, с любопытством смотря на двух одинаковых мужчин.

- О, вот, кстати, и мой крестник, - легонько сжал плечо мальчика Гарри, - Итон, это мои друзья - Фред и Джордж. Это их магазин и они могут подсказать, какие товары самые интересные.

- С радостью, - поклонился Фред.

- Хочешь новое средство, помогающее прогуливать уроки? - заговорщески спросил Джордж.

Итон улыбнулся проказливой улыбкой и уверенно кивнул.

- Надеюсь, ваше средство проверенно? - подозрительно посмотрел на близнецов брюнет.

- Обижаешь, - гордо выпятил грудь Фред.

- Ладно уж, выберите этому юному мародёру то, что понравится Филчу, - хмыкнул Гарри.

- Мародёру? - близнецы заинтересованно и оценивающе оглядели чертёнка, после чего подмигнули ему и поманили в занавешенную гобеленом комнату. Обернувшись и получив кивок от отца, Итон пошёл за Уизли.

Драко проводил сына взглядом, после чего обернулся к ухмыляющемуся брату:

- Генри, его же точно исключат.

- Фреда и Джорджа не исключили, так что не волнуйся.

- Они были на факультете Дамблдора, и директор их выгораживал, а со слизеринцем он нянчиться не будет, - не согласился блондин.

- Во-первых, мы ещё не знаем, попадёт ли Итон на Слизерин. Во-вторых, твой сынок никогда не перегибает палку. И, наконец, все угрозы отчисления обычно заканчиваются отработками, выговорами и письмами родителям. Думаю, это мы пережить сможем.

- И всё же? Директор вполне может испортить Итону жизнь.

- Твой сын сам кому хочешь жизнь попортит, - рассмеялся брюнет, - А избавиться от него не смогут: у нас, во-первых, есть связи в отделе образования, а во-вторых, Итон явно будет отличником по зельям и чарам, а хороших учеников не выгоняют. Единственное, что Дамблдор сможет, это вызвать нас в школу, чтобы мы повлияли на мальчика, чего, естественно, мы делать не будем.

- Хорошо, убедил, - успокоился Драко, - Давай что-нибудь интересное и для девочек найдём, а то как-то нечестно: Итон-то благодаря твоим друзьям сейчас полмагазина скупит.

Глава 3. Хогвартс-экспресс

Оставшиеся недели до отъезда пролетели незаметно. В последний вечер женщины устроили праздник. Северус, взяв учебник внука по зельям, быстро просмотрел его, и кое-где сделал пометки. Гильберт же просто что-то долго объяснял мальчику, открыв учебник по заклинаниям там, где было содержание, пока Итон не понял и не закивал. Чемодана у мальчика не было: Гарри и Драко так понравились сумки, которые они купили перед последним годом в Хогвартсе, что у детей были подобные. Единственное, детские сумки ограничивались двумя килограммами, что влияло на их вместительность, однако все школьные принадлежности и вещи в сумку Итона влезли.

- Большинство зелий ты умеешь готовить, так что не подведи меня, - усмехнулся зельевар, отдавая исправленный учебник внуку.

- С трансфигурацией не бойся обращаться к МакГонагалл. Она строгая, но помочь не откажется, - посоветовала Гермиона.

- Насчёт травологии пиши Невиллу. В отличие от нас, он её знает, - усмехнулся Гарри под недовольный взгляд Гермионы, - А что такого, Герми? Это же не мы, а Невилл работает в Министерстве над созданием новых видов растений.

- Единственное, с чем мы не поможем, так это с историей и астрономией, - задумалась Сандра, - Но если что, пиши. У меня в редакции есть несколько человек, у которых можно спросить.

- Да не волнуйтесь, я справлюсь, - заверил их мальчик.

- Мы и не сомневаемся, - усмехнулся Гарри, а потом достал из сумки крестника учебник по ЗОТИ, - Только не читай эту гадость.

- Но почему?

- Там нет ничего интересного, - поджала губы Сандра: несмотря на её статью, Министерство всё равно включило учебник в программу.

- Эта книга тебе больше поможет, - Гарри достал из кармана мантии небольшой, но толстый справочник в кожаном переплёте. Мальчик осторожно взял книгу и открыл её: на каждом развороте с левой стороны было какое-нибудь заклинание и пояснения к нему, а справа на колдографии демонстрировалось, как именно оно работает.

- Крёстный, спасибо, - восхищённо произнёс Итон.

Северус подошёл к мальчику и тоже наклонился над книгой, одобрительно хмыкнув.

- Ух ты! - Итон перелистнул на раздел, посвященный магическим существам, и заворожено посмотрел на дракона, которого маг на колдографии пытался усмирить.

- Ну, теперь ты точно готов ко всему, - улыбнулся Драко, смотря на сына.

* * *

Вопрос о том, кто пойдёт провожать Итона на вокзал, взрослые решали очень долго. Сначала хотели идти все вместе, но на одного ребёнка восемь провожающих - это слишком. Тогда решили отправить с мальчиком Северуса, но потом подумали, что тому ещё рано светиться на людях. Только родители? Но тогда девочки явно напросятся с ними. В конце концов было решено, что провожатыми будут братья: Гарри сам настоял, что хочет убедиться, что крестник действительно уехал, ну а Драко взяли за компанию, чтобы не скучно было (как шутил над ним брат).

- Вау! - Итон вместе со старшими Блеками преодолел разделяющий платформу барьер и остановился, смотря на красный экспресс и огромное количество магов, провожающих своих детей.

- Пошли, а что нас ещё собьют, - подтолкнул крестника Гарри.

Умудрённые собственным опытом, братья повели мальчика к концу состава: до отхода оставалось не так много времени, а это означало, что в начале состава купе можно даже не искать. Вдруг Гарри остановился, смотря на мужчину с сыном, прощающихся у последнего вагона. Несмотря на время, Люпин почти не изменился, лишь в волосах прибавилось седых прядей. Хотя, с другой стороны, двенадцать лет для мага не такой уж большой срок: вон Северус совсем не постарел, или они просто не замечают? Рядом с Ремусом стоял курносый мальчик с золотыми волосами и янтарно-карими, как у отца, глазами.

- Пошли, - Драко проследил за взглядом брата и сразу всё понял. Гарри кивнул, заворожено смотря на Люпина, и они вместе отправились к оборотню. Но, видимо, встретиться им было не судьба: Ремус на прощание обнял сына, улыбнулся ему и исчез, а мальчик поднялся в вагон, цвет его волос стал тёмно-синим.

Гарри разочарованно остановился, смотря на то место, где минуту назад исчез оборотень. Он и не думал, что так соскучился по Люпину. Почему-то ему вдруг стало очень важным поговорить с ним …

- Крёстный, кто это был? - нерешительно спросил Итон, с удивлением смотря на мужчину, который плотно сжал губы и тяжело дышал: не часто сдержанный и всё понимающий крёстный проявлял такие эмоции. Если честно, на памяти мальчика это было впервые.

- Мой очень хороший знакомый, - как-то отстранённо ответил Гарри, а затем посмотрел на крестника, - Я же не раз рассказывал тебе о войне. Так вот, его зовут Люпин, он - лучший преподаватель защиты, которого я знаю. Он всё знает о защите от тёмных сущностей и опасных животных. Хотя, думаю, насчёт атакующих и щитовых чар Северус опытнее и рассказать может намного больше, но вот насчёт защиты от разных тварей лучший Люпин. Мы давно не виделись с ним, и он не знает, кем я стал, и что я жив.

Итон, прекрасно знающий историю своей семьи и кучу всего интересного о войне и о школе, совсем по-взрослому понимающе кивнул, вызвав тёплые улыбки на лицах мужчин.

- Крёстный, если хочешь, я подружусь с тем пацаном. Он интересный: ты видел, как у него волосы стали синими?

- Он метаморф, Итон. Он как угодно может изменять свою внешность, но ты можешь всегда узнать его по глазам. Единственное, что он не может, это изменить цвет своих глаз, ну и стать девочкой. Но в последнем случае он может тебя провести, соответственно одевшись, так что с ним будь начеку, - предупредил мужчина, - А насчёт дружбы, как сам хочешь.

- Лучше подружись вон с тем мальчиком, ради меня, - Драко указал в сторону одетого в дорогую мантию парня, гордо стоящего около мужчины с тростью. К счастью, Люциус Малфой был далеко и не смотрел в их сторону.

- Папа, это и есть твой брат? - шёпотом спросил Итон, с интересом разглядывая белобрысого мальчишку, в руках которого была трость и серебряная клетка с красивым филином. В голове у мальчика родилась одна идея, и он хотел попробовать её осуществить.

- Да, это Лоренцио, - Драко не сводил глаз со своего маленького брата: да, мальчик определённо вырастит красивым, и, судя по всему, он настоящий Малфой, а это значит, что Итону будет очень нелегко с ним. Ну что ж, раз он когда-то смог измениться, то и этот мальчик сможет. По крайней мере, Драко очень надеялся на это.

- Всё устрою, - хитро улыбнулся чертёнок, - Пока.

- Подожди, - Гарри успел схватить крестника раньше, чем он умчался в поезд.

- Да, крёстный? - смиренно повернулся к нему мальчик. Гарри насторожил слишком покладистый тон крестника: он явно уже что-то задумал. Притом это «что-то», судя по блеску в глазах, достаточно глобальное.

- Это Карта мародёров и мантия-невидимка. Всегда носи их с собой: поверь, пригодится, - негромко сказал Гарри, незаметно кладя вещи в карман сумки племянника, после чего наклонился и шёпотом объяснил, как пользоваться картой. Итон, много чего слышавший про карту и давно мечтающий о такой мантии, как у крёстного, неверяще смотрел на него. Гарри улыбнулся и обнял его, - Малыш, я люблю тебя, и не хочу, чтобы ты попался на своих розыгрышах и весь год провёл на отработках. Не забывай писать и будь осторожен. Особенно с Кингсли и Дамблдором.

- Я тоже буду скучать, - прижался к нему мальчик, а затем, обняв отца и махнув на прощание рукой, скрылся в дверях вагона. Гарри и Драко ещё с минуту смотрели на поезд, после чего трансгрессировали домой.

* * *

Итон, попрощавшись с отцом и крёстным, запрыгнул в поезд и пошёл по вагону в поисках мальчика с синими волосами. Крёстный сказал, что его можно узнать по глазам, но какие у него глаза? Пройдя весь вагон, Итон так и не нашёл того, кого искал, зато он отлично увидел, как в вагон вошёл второй объект - блондин с тростью с набалдашником в виде змеи. Недолго думая, юный Блек, нацепив на лицо серьёзное и надменное выражение, пошёл в его сторону.

- Помочь? - мастерски искривив бровь (этому он научился у деда), кивнул Итон на чемодан, который блондин еле тащил одной рукой (во второй он держал трость с клеткой).

- Что, набиваешься в друзья? - немного растягивая слова, посмотрел на него Малфой.

- Больно надо, - усмехнулся шатен, - Но не хочешь - как хочешь, я второй раз предлагать не буду, - Итон развернулся и неспешно пошёл прочь.

- Стой, - остановил его голос блондина, - Меня зовут Лоренцио, Лоренцио Малфой.

- Итон, Итон Блек, - представился шатен. Он заметил, что блондин насторожился, но в то же время смотрит с любопытством. Поезд резко тронулся, и мальчики, не ожидавшие этого, чуть не упали.

- Ладно, можешь помочь. Ты в каком купе едешь? С тобой кто-то ещё есть?

- Я ещё никакое не выбрал, да и свободных не нашёл, - честно ответил Итон, перекидывая сумку на другое плечо и подойдя к чемодану блондина. Малфой недоверчиво посмотрел на него:

- А где тогда твой чемодан?

- Мне отец подарил заколдованную сумку, в неё всё влезло, - улыбнулся мальчик, гордо похлопав по своей обычной на вид сумке.

- Классно! - восхитился блондин, - А разве так можно?

- А разве кто-то запрещал? - в тон ему ответил Итон. Оба рассмеялись и пошли по вагону, неся тяжёлый чемодан.

Ближе к концу вагона они остановились у купе, где был только один паренёк примерно их возраста.

- Привет, к тебе можно? - поздоровался юный Блек.

- Да, конечно, - улыбнулся черноволосый мальчишка.

- Я Итон Блек, а это Лоренцио Малфой, - представил себя и блондина шатен.

- Очень приятно. Я Тедди Люпин, - протянул руку брюнет. Итон чуть не застонал вслух: и почему он запомнил именно волосы, а не одежду, к примеру, быстро бы нашёл, а так даже не заметил, когда искал.

Они поставили клетки наверх, Тедди и Итон помогли Малфою поднять наверх и чемодан, после чего все, наконец, сели. Вспомнив слова крёстного, шатен внимательно посмотрел в глаза сидевшего напротив парня, стараясь запомнить их. А они действительно были запоминающиеся и очень красивые: светло-карие, с каким-то янтарным блеском, по краям более тёмная обводка. В глазах соседа появилось удивление:

- Ты чего? Хочешь что-то спросить? - Тедди не мог понять, почему этот парень с такими необычными серо-синими глазами так на него смотрит.

- Прости, просто мой крёстный говорит, что глаза могут сказать о человеке больше, чем сам человек скажет о себе. Хотел проверить, - пожал плечами шатен, демонстративно переводя взгляд на сидящего рядом Лоренца и тоже посмотрев тому в глаза. Вся напыщенность мальчика сменилась искренним удивлением: он никогда не думал, что глаза могут быть такого чистого голубого цвета. Почему-то он думал, что у Малфоя глаза должны быть серыми, как и у него.

- Наверно, твой крёстный прав, - блондин ответил внимательным взглядом и тоже был поражён. Чем-то глаза его нового знакомого напоминали глаза Малфоя-старшего. Они не были холодными, не было надменности и пренебрежения, они были более тёмные и даже, вроде, немного синими, но всё равно почему-то казались очень похожими на глаза отца. Отличие было в том, что эти глаза были живыми, они завораживали и не отталкивали от себя.

Итон разорвал контакт и встряхнул головой, отгоняя наваждение. Подумав, он опять посмотрел на своих знакомых, но уже нормально, а не тем пристально-изучающим и гипнотизирующим взглядом:

- А у вас есть крёстные? Как вы живёте?

- О, я с родителями в настоящем дворце, - похвастался блондин, довольно улыбаясь, - А крёстный… был, дядя Рудольф… он… погиб на войне, - Лоренц опустил взгляд, очень надеясь, что его знакомые не знают, что Лестрейнджи были приговорены к смерти и убиты по приказу Министерства.

- А я живу с отцом, мой крёстный живёт в Румынии, изучает драконов, - сочувственно посмотрев на блондина, ответил Тедди, а потом негромко добавил, - У меня тоже родные погибли на войне. Остался лишь папа…

Малфой неверяще посмотрел на него, но когда понял, что брюнет говорит правду, судорожно вздохнул, представив, что было бы, потеряй он маму. Он давно понял, что безразличен отцу, и нужен тому лишь как наследник и продолжатель рода, а не как сын (хотя, вроде, отец вообще не различает этих понятий).

- Мой отец хороший, он очень любит меня, - как будто прочёл его мысли брюнет.

- А ты, Итон? У тебя большая семья? - повернулся к Блеку блондин.

- Ага, - улыбнулся мальчик, - У меня есть две сестры - Лорана и Лили, крёстный с тётей, родители, деда Гил и деда Сева. Мы все живём вместе. А в Лондоне ещё деда Джо и баба Джейн. Они часто пишут, а иногда мы даже в гости к ним ездим.

- Ух ты! - восхищённо произнесли новые знакомые: каждый из них мечтал о большой семье, и если у Тедди был хотя бы отец, которого мальчик всем сердцем любил, то Лоренц, как сын аристократов, лишь отдалённо представлял себе, что действительно значит слово «семья». Но, читая книжки о семьях, где есть братья и сёстры, и они помогают друг другу, не первый год мечтал о братике или, на худой конец, о сестре, и отлично знал, что родители никогда не осуществят его желания. Он сам-то не раз чувствовал себя ненужным, даже несмотря на то, что мать относилась к нему достаточно тепло и даже иногда, очень-очень редко, читала книжки, которые он просил. Правда в последний год, когда ему подарили филина, жить стало легче, да он и привык уже…

- А на какой вы хотите факультет? - ушёл с больной темы блондин.

- Слизерин! - уверенно ответил шатен.

- Конечно, Гриффиндор! - ответил юный метаморф, волосы которого приобрели чуть заметный красноватый оттенок. Мальчики удивлённо посмотрели друг на друга, а затем вопросительно уставились на блондина.

- Я за Слизерин, - Малфой изучающе посмотрел на младшего Люпина, - А зачем тебе гриффы? Ты же сказал, что твои родные погибли на войне, значит ты не гряз… - блондин подавился воздухом, увидя как помрачнел шатен, и тут же исправился, - Не маглорождённый. Отец сказал, что все более-менее чистокровные в этом году обязательно попадут в Слизерин.

- Да, давай с нами, - умоляюще посмотрел на нового друга Итон, - Мой крёстный сказал, что если шляпу попросить, то она отправит на тот факультет, на который ты захочешь.

- Но мой папа сказал, что в Гриффиндоре будет племянница Чарли, моего крёстного, и что он будет рад, если мы с ней будем учиться вместе. Кроме того, мой папа был гриффиндорцем, - с сомнением ответил Тед.

- А в Слизерине будем мы, - не сдавался шатен, - Предлагаю быть друзьями.

- Согласен, - тут же отозвался Малфой, кладя руку сверху протянутой руки шатена. Тедди почти минуту никак не мог решить, как поступить в данной явно непростой ситуации. Подняв на друзей растерянный взгляд, он увидел в глазах блондина тщательно скрываемую надежду, а в глазах шатена ясно читалось: «Давай, это судьба. Поверь, так надо». И он согласился, положив ладонь сверху их рук.

- Ну вот, теперь мы вместе, - улыбнулся Итон.

- Навсегда, - подхватил блондин, в голосе которого ясно слышались радостные нотки.

- Навсегда, - эхом повторил Люпин, и они вскинули руки, как бы закрепляя свою клятву. Но неожиданно купе заполнилось мягким светом, охватившим ребят. Через несколько секунд свет пропал, а мальчики в шоке уставились друг на друга.

- И что это было? - первым нарушил тишину Лоренц.

- Похоже на магию, - произнёс Тедди, много чего слышавший от отца, - Думаю, мы теперь не можем нарушить клятву и передумать…

- Я напишу деду, он спец в таких вещах, - Итон достал из сумки первую попавшуюся книгу, пергамент и обычную магловскую ручку, после чего стал быстро что-то писать.

Написав обо всём, что произошло, он снял с полки клетку, не спеша снял с клетки ткань, чтобы не разбудить свою любимицу слишком резко. Сова негромко ухнула, когда лучи солнца попали на неё. Мальчик, виновато погладил её:

- Прости, Малышка, мне очень надо, чтобы ты как можно быстрее отнесла письмо деду Севу, это очень важно, - вытащив сову и не переставая гладить её, Итон привязал к её лапке письмо. Птица уже проснулась и негромко щёлкала клювом от удовольствия. Со словами: «Я буду ждать тебя в школе», мальчик выпустил птицу в окно.

Глава 4. Распределение

Наконец экспресс подъехал к станции Хогсмид. Все трое давно уже переоделись и одни из первых вышли из вагона. На улице уже стемнело, на небе показался месяц, были видны первые звёзда. Ребята увидели кареты без лошадей, к которым шли все ученики. Они тоже хотели пойти со всеми, но неожиданно услышали зычный голос:

- Первокурсники, сюда!

Обернувшись, они увидели огромного человека с фонарём в руке. «Хагрид», - вспомнил Итон имя, которое не раз слышал от крёстного и матери. Переглянувшись, все трое пошли к великану.

- Все собрались? - пробасил лесничий, оглядывая малышей, - Тогда за мной!

Оглядываясь по сторонам, первокурсники пошли за Хагридом. Они шли через какой-то лес или рощу по узкой тропинке. Все молчали, стараясь поспеть за лесничим, на каждый шаг которого приходилось почти пять своих. Наконец впереди показался замок, стоящий на скале у чёрного озера. Многие остановились, восхищённо засмотревшись на замок. Итон, вглядывающийся в тёмный лес, не заметил, как идущий перед ним тоже остановился, в результате чего налетел на него. Тот не устоял и попытался схватиться за соседа. В общем, почти половина первокурсников лежала на земле, когда Хагрид обернулся к ним:

- А вот и Хог… - лесничий удивлённо посмотрел на поднимающихся и отряхивающихся ребят, - Вы чего? Поиграть решили?

- Прости, - тихо извинился Итон, помогая встать мальчику, которого сбил, - Я Итон, а ты?

- Эдвард Рейн, - ответил синеглазый парень с тёмными волосами.

- Приятно познакомиться, - на автомате кивнул Итон, во все глаза смотря на величественный замок.

- Все встали? - прогремел великан, - В этом году вас мало, так что можете садиться по двое. Если хотите, то больше, но не более, чем четыре человека в одну лодку, - махнул он в сторону маленьких лодочек.

Итон, Лоренцио и Тедди заняли одну из лодочек. Через несколько минут флотилия двинулась к замку.

* * *

Минерва МакГонагалл удивлённо смотрела на список новых учеников. Малфой, Уизли, Люпин… Этих представителей волшебных семейств она ожидала увидеть, ну чтобы Блек! Женщина подошла к столу и нашла папку, где хранилась краткая информация об учениках. Открыв последнюю страницу, она поражённо посмотрела на имена родителей юного Блека: Дрейк и Гермиона Блек, родился мальчик 28 ноября и ему ещё не было одиннадцати!

- Она была беременна, когда они сбежали, - еле слышно произнесла женщина. Сразу вспомнился тот самый странный учебный год. С того времени до сих пор студенты в Большом зале садились по курсам, а по выходным играли в квиддич те, кто не входил в факультетские команды.

Минерва ещё раз посмотрела на имена: они были прописаны синим, значит, по крайней мере, Дрейк и Гермиона живы, но что стало с Генри и Северусом? Альбус уверен, что Гарри мёртв, и у него явно есть какие-то основания так считать…

Женщина посмотрела на часы: Хагрид с минуты на минуту должен привести первокурсников. Убрав папку и спрятав в карман мантии список, МакГонагалл покинула свой кабинет и отправилась в холл.

* * *

Вслед за Хагридом дети вошли в огромные дубовые двери и остановились, оглядывая огромный холл. С мраморной лестницы к ним спускалась старая строгая на вид волшебница.

- Спасибо, Хагрид, - кивнула лесничему женщина, - Первокурсники, прошу за мной.

Итон с любопытством посмотрел в сторону больших дверей, за которыми скрылся великан. Мельком он увидел, что там за столами сидят студенты, слышался весёлый гомон и смех.

Однако их повели не туда, а в какую-то неприметную комнату. Когда все вошли, женщина закрыла дверь и обвела их оценивающим взглядом:

- Добро пожаловать в Хогвартс. Меня зовут профессор МакГонагалл. Через несколько минут я отведу вас в Большой зал, и вы пройдёте распределение. Факультетов в школе четыре: Гриффиндор, Слизерин, Райвенкло и Хаффлпафф. Из каждого факультета выходили выдающиеся маги и колдуны, у каждого факультета своя история и традиции. Факультет - ваша семья в школе. За успехи вам будут давать баллы, за нарушение правил и плохую учёбу баллы будут сниматься. В конце года тот факультет, который наберёт больше баллов, выигрывает кубок дома. А теперь разбейтесь на пары и следуйте за мной.

За МакГонагалл малыши вошли в Большой зал. Все взгляды были направлены на новеньких.

Дамблдор, держа кубок в руках, наблюдал за первогодками. Малфоя он вычислил сразу: тот шёл с каким-то шатеном и, по всей видимости, был знаком с ним. Что ж, отвадить друзей он всегда сможет. Надо бы приглядеться, с кем именно аристократ сойдётся и пока не мешать. Если этот будет такой же, как и старший отпрыск Малфоев, то его вмешательство даже не понадобится - мальчишка и так справится со своей ролью.

- Теперь я буду зачитывать имена, - когда шляпа замолчала, сказала МакГонагалл, - Как только услышите своё имя, подходите ко мне, и я надену на вас шляпу, она и распределит вас на факультет. Итак, Блек Итон.

Мальчик уверенно подошёл к профессору, которая внимательно смотрела на него. По серым глазам женщина поняла, что это действительно сын Дрейка. «Срочно нужен справочник чистокровных родов» - подумала женщина, надевая на голову мальчика шляпу.

- Слизерин! - прокричала шляпа, как только коснулась головы шатена. Директор, прищурив глаза, смотрел на шатена. «Блек? Неплохо. К ним ещё дочь Макнейра, и всё будет даже лучше, чем можно было бы ожидать», - подумал Дамблдор, следя, как уверенно идёт юный Блек к столу первого-второго курсов. Слизеринцы встретили его громкими аплодисментами.

- Дисепт Лэсли.

- Райвенкло!

- Флинт Дэвид.

- Слизерин!

- Грин Адам.

- Гриффиндор!

Итон, сидя за столом, скрестив пальцы, наблюдал за распределением. И вот, наконец:

- Люпин Тедди, - женщина незаметно улыбнулась мальчику, нерешительно идущему к ней. Она могла поклясться, что мальчик попадёт на её факультет, однако:

- Слизерин!

Дамблдор, как раз пивший из кубка, закашлялся, смотря на сына Люпина, который радостно улыбнулся и чуть ли не бегом отправился к столу. Минерва была удивлена не меньше, провожая мальчика взглядом. Итон, подвинувшись, чтобы друг мог сесть рядом, заметил, что среброволосая красивая девочка недовольно посмотрела в их сторону.

- Ты её знаешь? - кивнул шатен на уже отвернувшуюся девочку.

- Думаю, это и есть Мэри, - ответил Тедди, - Понимаешь, мы с отцом жили вместе и мало с кем общались. Я и крёстного-то никогда не видел. Но он прислал письмо, поздравил с тем, что я еду в Хогвартс, и сказал о том, что его племянница тоже в этом году поступает. Он сказал, что у неё необычные серебряные волосы, так что думаю, что это она.

- Макнейр Виола, - продолжала читать список МакГонагалл. К женщине подошла девочка с чёрными волосами и, насколько смог разглядеть Итон, когда она села на табурет, почти чёрными тёмно-карими глазами.

- Слизерин!

- Малфой Лоренцио.

- Слизерин!

- Орин Тина.

- Хаффлпафф!

- Рейн Эдвард.

- Гриффиндор.

Лоренц сел по другую сторону от Итона и посмотрел на юного метаморфа, довольно улыбаясь:

- Ну, мы вместе. Тед, это лучший факультет, вот увидишь.

Почти все уже распределились. В Гриффиндоре, Райвенкло и Слизерине было по пять новичков, в Хаффлпаффе - уже восемь. У преподавательского стола осталась лишь среброволосая девочка и мальчик с коротко-стриженными светло-русыми волосами.

- Уизли Мэри, - посмотрела на маленькую красавицу Минерва.

- Райвенкло! - ко всеобщему удивлению выдала шляпа. Дамблдор хотел схватиться за голову: не один Уизли никогда не был в Райвенкло! Они истинные гриффиндорцы! Да что же это происходит?!

- Вуд Кэвин.

- Гриффиндор.

Девочка с серебряными волосами и голубыми глазами села рядом с младшим Люпином.

- Ты ведь Тедди? - недовольно произнесла Мэри, - Почему ты не в Гриффиндоре?

- А ты?

- Я и не должна быть там: шляпа сама направила меня в Райвенкло. А вот Фред с Джорджем очень просили, чтобы я выбрала факультет, на котором будет Блек; мама и Чарли надеялись, что я буду учиться там, где ты. А тут вы оба попадаете в Слизерин! Надеюсь, вы не мечтали, чтобы я выбрала факультет Пожирателей?!

- Ты правильно поступила, - вмешался шатен, - Мы же не виноваты, что нам в Слизерин. Кстати, я Итон.

- Мэри, - пробубнила девочка и гордо отвернулась, всем видом показывая, что не одобряет их выбор.

Пир кончился. Директор что-то говорил про правила, но Итон его и не слушал. Наконец, всех отпустили по спальням. Старосты созвали первогодок своих факультетов и отправились с ними в гостиные. Итон с друзьями шли за тёмноволосым юношей, который представился как Рэмзан Хэррис.

- Запоминайте дорогу с первого раза, - дойдя до спуска в подземелья, сказал их провожатый.

- Меня зовут Дэвид, - представился тёмно-русый парень с чёрно-серыми глазами, идущий позади троицы.

- Меня - Виола, - гордо выпрямилась шедшая рядом с ним девочка.

- Итон. Тедди. Лоренц, - ответили ребята.

Минут через десять они дошли до голой каменной стены в потоках влаги.

- Запомните, пароли меняются каждую неделю. На этой неделе пароль - «Василиск».

Как только староста произнёс нужное слово, часть стены отъехала в сторону, открыв достаточно большой проход. Ребята прошли гостиную. Это был длинный зал со стенами из дикого камня и низким потолком. С потолка на цепях свисали зеленоватые люстры, в комнате были резные чёрные кресла, несколько чёрно-зелёных диванов, камин, украшенный искусственной резьбой, столы и стулья из чёрного дерева, несколько шкафов с книгами по зельям. В общем, больше всего это напоминало именно подземелья: не хватало лишь камер.

Хэррис, скрестив на груди руки, наблюдал за пятью первокурсниками. Когда те, наконец, снова уставились на него, староста указал на два прохода, идущие из гостиной и, кажется, плавно спускающиеся вниз:

- Справа - крыло девочек, слева - мальчиков. На каждый курс у нас по две спальни в каждом крыле. Ваши - в самом низу, в конце прохода. Так как ты одна, - посмотрел он на единственную девушку, - займёшь самую дальнюю спальню, вторую займёт наша староста, Каролина Трэвэрс, она с седьмого курса. А вы, - перевёл он взгляд на юношей, - Можете спать по двое. Как будете делиться, решайте сами. Сейчас подойдёт наш декан, профессор Бёрн, вы до его прихода должны решить, как будете спать. Ждите его, а мне некогда здесь торчать, - с этими словами Хэррис ушёл, оставив первогодок у выхода из гостиной.

Итон и Лоренц переглянулись и посмотрели на Теда.

- Я понял, я буду с Дэвидом, - как-то грустно сказал Люпин.

- Нет, - Итон чувствовал, что они должны быть вместе, и виновато посмотрел на Флинта, - Дэв, ты не против, если будешь один? Понимаешь, мы давно дружим, поэтому хотели бы быть в одной комнате.

- Шутишь? - усмехнулся парень, - Да отдельная комната - это круто.

- Тогда договорились, - улыбнулся шатен.

В это время стена за их спиной отъехала, и в гостиную вошёл довольно высокий крепкий мужчина с тёмно-рыжими волосами и тёмными зеленоватыми глазами. Одет он был в чёрно-зелёную мантию. На вид ему было около тридцати.

- Так вы и есть наши новые ученики? Меня зовут профессор Альфред Бёрн, - посмотрел он на притихших детей, - Что ж, я не помню, когда ещё в школу приезжало так мало учеников, и рад, что нашлись ученики, достойные Слизерина. Живя здесь и нося гордое имя слизеринцев, вы должны всегда вести себя достойно. Негласный кодекс Слизерина можете спросить у своих старост. А теперь: вы решили, кто где будет спать?

- Мы вместе, - положив руки на плечи друзей, улыбнулся декану Итон, - Дэвид во второй комнате, - кивнул он на однокурсника.

- Отлично, - кивнул мужчина, - домовики подготовят комнаты. Расписание вам раздадут старосты завтра. Вопросы есть?

- Нет, сэр, - вразнобой ответили ребята.

- Тогда располагайтесь. Ваши вещи принесут через полчаса, комнаты тоже будут готовы к этому времени, - сказав это, он развернулся и покинул гостиную.

Лоренцио проводил его взглядом и посмотрел на друзей:

- И чем пока займёмся?

- Давайте почитаем кодекс, - предложил Дэвид и огляделся в поисках старосты, - Я сейчас, - заметив Хэрриса, сказал парень.

- Итон, спасибо, - негромко сказал Тедди, когда Флинт ушёл.

- Во-первых, мы друзья, а во-вторых… - мальчик замолчал, не зная, стоит ли рассказать правду?

- Что? - посмотрел ему в глаза Люпин.

- Не важно, - решил пока промолчать Итон.

Дэвид вернулся быстро, держа в руках свёрток пергамента:

- Это копия. Хэррис сказал, мы можем оставить её себе, и что мы должны выучить кодекс.

- Тогда пошли на диван, - кивнула Виола, уже уставшая стоять, - Там и прочитаем.

- Ага, читаешь ты, вслух, - отреагировал Малфой.

- Согласна, - смерив его надменным взглядом, кивнула девочка.

Все пятеро устроились на диване в дальнем тёмном конце гостиной. Дэвид отдал пергамент сокурснице, она развернула и начала читать:

- «Кодекс Слизерина - самого достойного факультета Хогвартса.

Юный слизеринец, помни, что ты избранный, ты находишься на факультете, основанном великим Салазаром Слизерином. Многие мечтали об этом, но шляпа выбрала именно тебя, и тебе придётся не раз встречаться с подлыми завистниками, тупыми гриффами и предвзятыми профессорами. А теперь сами правила, составленные не одним поколением истинных слизеринцев:

1. «Двойные стандарты» - слизеринец, помни: что нельзя остальным, можно тебе. Почти все школьные правила написаны после ухода Слизерина из школы, а значит, к тебе они не относятся.

2. «Не пойман - не вор» - никогда не забывай том, что «подозреваемый не считается виновным, пока вина не доказана».

3. «Заметай следы» - зачем тебе надо, чтобы учителя узнали о том, о чём знать не должны?

4. «Наглость - второе счастье» - помни, что ты - слизеринец, ты выше других, и никто не смеет навязывать тебе своё мнение и свои правила. Будь выше этого.

5. Всегда помни, что символ факультета - змея.

6. Не забывай, что собственная шкура важнее, а каждая «уступка» с твоей стороны должна окупаться сполна.

И никогда не забывай, что раз став слизеринцем, ты остаёшься им на всю жизнь. Каждый сам за себя. Будь достоин своего факультета!»

- Сильно, - Люпин непроизвольно скривился от отвращения: ему совершенно не понравились эти правила.

- Ты чё, это же именно то, что надо, - не согласился Флинт.

- Я против них, - поддержал друга Итон, - Здесь есть кое-что, что может пригодиться, но написаны они…

- О чём ты? Да кодекс потрясающий! Когда мы научимся следовать правилам, будем настоящими слизеринцами… как наши родители, - девушка свернула свиток и спрятала в кармане свое мантии.

Лоренц молчал, не зная, на чью сторону встать: с одной стороны, всё его воспитание и кодекс Малфоев были основаны на этих правилах, а с другой были его новые друзья… Посмотрев на друзей, он вспомнил, что всю жизнь мечтал об этом: отец не позволял ему ни с кем дружить, да и других детей он раньше видел только на приёмах и банкетах.

- Я с вами, - решился он, встав на сторону друзей.

- Вот и отлично, - зло прошептал Флинт, - Вы никогда не станете настоящими слизеринцами! Шляпа выбрала вас только потому, что других просто не было, - и, как истинный кавалер, подав Виоле руку, он вместе с ней ушёл к камину, ближе к старшекурсникам.

- Индюк, - недовольно сказал Итон.

- Я же говорил, что моё место на Гриффиндоре, - печально сказал Тедди, - Вот, из-за меня вы поссорились с ними.

- Ерунда, мы докажем, что мы - слизеринцы, даже если не будем следовать всем этим правилам, - глаза шатена загорелись недобрым огнём.

- Согласен. Они должны увидеть, что ошибаются, - ухмыльнулся блондин.

Глава 5. Письма

Проснулись ребята лишь благодаря будильнику, который был у Тедди. Их комната была не очень большая. Окон не было, зато был небольшой камин и мягкий кожаный диван. Как и гостиная, комната была каменной. Массивные кровати из чёрного дерева с серебристо-зелёными покрывалами и тёмно-зелёными пологами смотрелись по-королевски. Люстра в виде шара, обвитого змеёй, на чёрной цепи, давала неяркий зеленоватый свет. У дальней стены был чёрный круглый стол и три стула, который явно предназначался для каких-то ритуалов ну или для обсуждения каких-то важных вопросов. Кровати располагались ближе к двери, у самой двери по стене шли полки то ли для книг, то ли для каких-то ингредиентов. Ручка двери была в виде серебряной змейки, а пол устилал пушистый почти чёрный ковёр. Конечно, комната казалась шикарной, но какой-то уж очень вычурной и холодной.

- Итон, Лоренц, хватит спать, - выключив будильник, сел на кровати Люпин.

Итон нехотя разлепил глаза и недовольно посмотрел на друга. Малфой первым делом потянулся за баночкой с гелем, которую ещё с вечера поставил на тумбочку около кровати, которая была сделана в виде распушившей капюшон кобры.

- Зачем тебе эта гадость? - юный Блек, забыв, что Гильберт советовал не демонстрировать знание чар больше, чем нужно, взмахнул палочкой, и банка вылетела из рук блондина и мгновенно оказалась у него.

- Он защищает волосы и позволяет сохранить их цвет, - пожал плечами Лоренц, удивлённо смотря на друга, - Папа сказал, что я должен пользоваться им до двадцати, тогда волосы никогда не потемнеют. Кроме того, это стильно. А откуда ты знаешь заклинание, нас ведь ещё ничему не учили?

- Меня немного учил дед, - скромно ответил мальчик, - И давай без этого, - он перекинул баночку обратно блондину. Пожав плечами и решив: «Почему бы и нет?», - Малфой убрал гель в чемодан, впервые за два года, которые он пользовался им, не нанеся его на волосы.

- Кстати, меня тоже папа многому учил, - уже полностью одетый Тедди поднял голову от письма, которое писал, - Он рассказывал, как можно уйти от опасности и обещал научить сражаться, когда мне будет можно колдовать вне школы. Папа сказал, что невозможно научить заклинанию на словах. А как ты умудрился с первого раза применить такие чары?

- Я брал палочку отца, - выкрутился мальчик, - Мой дед работает в Министерстве, и он сам сказал, что палочки взрослых не отслеживаются.

- Класс, - восхищённо произнёс Лоренц, прикидывая, у кого бы из взрослых стащить палочку, чтобы колдовать дома?

- А кому ты пишешь? - одеваясь, поинтересовался у Люпина Итон.

- Папе. Он просил рассказать, как я поступил, и понравилась ли школа? Он ведь сейчас один, - мальчику было больно оставлять отца одного, и если бы старший Люпин не настаивал на школе, Тедди ни за что бы не уехал из дому.

- Мне тоже надо написать отцу, - Лоренц вздохнул, доставая перо и пергамент. Писать ему не хотелось, но, с другой стороны, злить отца хотелось ещё меньше.

Итон подождал друзей, и они вместе отправились в Большой зал. Когда они зашли, почти все студенты уже завтракали. Староста Слизерина недовольно посмотрел на опоздавших. К концу завтрака Хэррис подошёл к ним:

- Ваше расписание. И постарайтесь вставать вовремя. Вы сегодня еле успели, вы же не хотите, чтобы из-за вас факультет терял баллы? - сказав это и ещё раз мрачно посмотрев на них, слизеринец развернулся и пошёл вон из зала.

- О, сегодня ЗОТИ, трансфигурация и история, - первым просмотрел расписание Лоренц, - Люблю историю: у нас дома есть много книжек по ней, да и отец считает, что я должен её знать.

- Пошли, а то на урок опоздаем, - поторопил Тедди.

День прошёл интересно. На уроки ходили всем потоком, учителя пока только рассказывали о своих предметах и демонстрировании некоторые интересные заклинания, которым они должны будут научиться к концу года. В обед друзья сходили в совятню: Тед и Лоренцио отправили домой письма.

Люпин взял школьную сову, Малфой - своего филина. Итон никак не мог решить, стоит ли написать мистеру Люпину? И всё-таки он не удержался:

- Тедди, подожди, - остановил он друга, который уже хотел выпустить птицу, - Можно мне тоже пару слов написать твоему отцу? Мой крёстный говорил, что знал какого-то Люпина и очень хотел бы найти его. Вдруг это и есть твой отец?

- Ладно, - удивился мальчик, держащий в руках большую сипуху.

Итон достал пергамент и карандаш и быстро начал писать:

«Простите, мистер Люпин. Меня зовут Итон Блек. Это я уговорил Тедди поступить вместе со мной в Слизерин, хотя он не хотел, и только из-за меня он здесь. Мой крёстный видел вас на вокзале, но вы исчезли раньше, чем мы подошли. Поверьте, это очень важно. Буду ждать вашего ответа, Итон».

Закончив, шатен сложил письмо и привязал его к лапке совы, которую держал друг. Тедди, любопытно посмотрев на него, выпустил птицу в окно.

И вот теперь, во время ужина, вернулась его Малышка с письмом от деда. Мальчик порвал конверт и с жадностью начал читать:

«Итон, сначала передаю тебе ото всех приветы. У нас сейчас в гостях Ада и Джули, так что от них тоже.

Теперь по поводу того, о чём ты спрашивал. Я почти уверен, что это была клятва верности. В вашем возрасте и без применения заклятий - это поразительно. Скорее всего, магия откликнулась на зов крови. Теперь будь внимателен к тому, что я напишу. Ты знаешь, что фактически Лоренц - твой дядя. Твоя бабушка и мать Лоренца - родная сестра бабушки Тедди: его мать, как и он, из рода Блеков. Вы с ним - троюродные братья! А Лоренц - его двоюродный дядя. Учитывая ваш возраст, вы можете считать себя братьями, и все вы - Блеки: именно поэтому магия скрепила ваши клятвы.

Теперь о самой клятве. Итон, что бы ни случилось, кто бы что ни говорил, предать друг друга вы не можете, иначе бы ничего не случилось. У тебя уже есть неплохой блок, у Тедди тоже должен быть (от рождения), а Лоренц так воспитывался, что умеет скрывать чувства и может инстинктивно защититься. Но даже если вы не сможете справиться, тайны друг друга вы можете выдать лишь тем, кому сами полностью доверяете. Не теряйте свою дружбу, держитесь вместе.

И ещё, не забудь написать, как прошло распределение и как тебе первый день?

Помни про зелья, пиши, твой дед»

- И что тебе написали? - с интересом спросил Лоренц, когда увидел, что друг закончил читать.

- Не здесь, - шёпотом ответил мальчик: ему почему-то очень не понравилось, как постоянно смотрит на них директор, да и профессор по ЗОТИ сегодня к ним придирался.

- Как скажешь, - Лоренцу тоже не нравился Дамблдор. Но почему друг просто не дал прочитать письмо? Странно как-то всё это.

* * *

- Итон, и что за секреты? - они зашли в свою комнату и заперли её.

Что очень их порадовало, что двери были заколдованы таким образом, что посторонний войти не мог, за исключением декана: змея, в виде которой была ручка, запросто могла ужалить непрошеного гостя, притом это было отнюдь не безопасно. Как поняли друзья, два главных принципа Слизерина: «Каждый сам за себя» и «Не лезь к другим, тебя не тронут». Другими словами, это был действительно факультет змей.

- Никаких секретов, - плюхнулся на диван мальчик, - Деда сказал, что мы правы, и это была клятва верности. Теперь мы навсегда останемся друзьями, и не сможем предать друг друга. Сказал ещё, что это удивительно, что у нас вообще получилось призвать такую магию, что мы были искренни.

- И это всё? - усомнился блондин.

- Ну, ещё передавал приветы и спрашивал, как дела?

Лоренца эти слова успокоили, а вот Тедди, наоборот, отвлёкся от своих мыслей и с сомнением посмотрел на него, но промолчал. Каждый из них чувствовал, что друзья хранят свои секреты, притом эти секреты, почему-то казалось, что касаются их всех. Но если Итон с детства имел друзей, то Лоренц впервые оказался в такой ситуации и был растерян, не зная, как себя вести; а Тедди, живя с отцом, играл лишь с детьми маглов и тоже чувствовал себя не очень уютно. Итон же боялся что-то испортить, что друзья не поймут, когда он скажет, что специально искал именно их. А тут ещё их клятва. В общем, дети окончательно запутались и пока решили просто учиться. Авось, всё решиться и без них.

* * *

Прошло несколько дней. Филин Лоренца вернулся без письма, что очень огорчило мальчика, и весь день он был тише воды. Итон заработал аж 20 баллов благодаря чарам и зельям. На защите Кингсли явно игнорировал слизеринцев, так что, несмотря на то, что отец, крёстный и дед его неплохо подготовили, Итон получал от профессора лишь замечания. А ещё этот дурацкий учебник по ЗОТИ: мальчик всё-таки открыл его, но там было всё так сложно и непонятно написано, что он запутался даже с тем заклинанием, которое знал, и благоразумно кинул книгу под кровать, чтобы не попадалась больше на глаза.

В пятницу во время завтрака пришёл ответ от мистера Люпина. Письма было два: одно адресовано Тедди, второе - юному Блеку. Итон, не ожидавший, что ему ответят лично, несколько минут просто смотрел на конверт, не решаясь вскрыть. Но любопытство победило, и мальчик вскрыл письмо и начал читать:

«Дорогой Итон, надеюсь, ты не предашь доверия моего сына. Насколько я знаю, твой отец - сын Регулуса Блека. Я не знаю, кто твой крёстный, но удивлён, что меня кто-то из твоего окружения знает. Из Блеков я был хорошо знаком только с Сириусом, братом Регулуса. Возможно, ты можешь назвать имя своего крёстного? Поверь, мне очень важно знать, кто меня искал? Удачной учёбы, пр-р Люпин»

- Ну что? - поинтересовался Лоренц, когда друзья закончили чтение.

- Говорит, что гордиться мной, что рад, что у меня появились друзья, - улыбнулся Тедди, а потом вдруг нахмурился и еле слышно, чтобы не услышали остальные первокурсники, прошептал, - Говорит, чтобы я верил Дамблдору, но думал своей головой.

- Странно, - Итон непроизвольно обернулся и посмотрел на директора, который опять смотрел на их стол.

- А что тебе написал папа? - спросил брюнет (за всю неделю, к удивлению Итона, метаморф ни разу не поменял внешность, лишь иногда менялся оттенок волос от сизых до чёрно-красных).

- Чтобы я написал, как зовут моего крёстного?

- А ты что, не написал его имени? - крайне удивился блондин.

- Я… не был уверен, - честно признался мальчик.

После уроков все трое пошли в совятню. Итон ласково погладил маленькую сову, севшую ему на плечо, и написал лишь несколько предложений: «Мистер Люпин, имя не важно. Спросите у крёстного сами. Сова знает, где он живёт, просто скажите ей: «Лети домой», - и она доставит послание. Я не предам вашего сына, но просто поверьте мне, я не могу объяснить. Итон».

- Тед, ты можешь сказать ей, куда лететь? - привязав письмо, обернулся он к другу.

- Она красивая, - Тедди осторожно взял у друга сову и, прошептав ей адрес, выпустил в окно. Сова сделала круг, словно прощаясь, и полетела вдаль.

- Я буду тебя ждать, - крикнул любимице Итон, после чего все пошли в гостиную своего факультета: надо было делать домашние задания по истории и зельям.

Глава 6. Ремус Люпин

После смерти любимой, Ремус остался на ногах только ради сына. Безумно хотелось вступить в бой и попасть под шальную Аваду: Гарри он так и не нашёл, работы нет, оборотни Сивого в последнее время в чём-то подозревают… Но мальчик, каким-то чудом оставшийся в живых, не мог остаться сиротой. Люпин всем сердцем любил этого младенца и, больше не желая рисковать, увёз его в свой дом. Дом… это ещё хорошо сказано, на самом деле это была старая хижина на краю деревни у леса. Деревня почти магловская: ближе к центру жила старая ведунья, которая, однако, избегала его. Конечно, мальчику было бы лучше в большом доме Тонксов, но там было опасно, да и Пожиратели знали его местонахождение.

О том, что война закончилась, Ремус узнал чисто случайно, когда к старой ведуньи приехала гостья. Тогда с окончания войны прошло уже несколько месяцев, но Люпин не вернулся в Лондон, да его и не звали обратно. Как будто всем было наплевать, жив он или ужё мёртв. Хотя, оборотень уже привык к этому. Единственные близкие ему люди погибли в этой войне, а Гарри больше никто и не видел.

Один, с маленьким ребёнком на руках, мужчина крутился, как мог. Накопления Тонксов, доставшиеся в наследство ему и сыну, он расходовал только на самое основное. Он знал, что маги не примут его на работу. Знакомых, которые раньше помогали, рекомендуя его своим друзьям, практически не осталось, а те немногие, которые могли помочь, жили далеко. Ремус боялся отлучаться от сына, а брать малыша с собой было просто нереально: мальчику нужен отец, дом, хоть какое-то постоянство, а не мотание с места на место вместе с отцом. Тонксы не были богатыми, Люпин очень хотел оставить все деньги сыну, но жизнь заставляла их тратить, иначе они бы не выжили. Ремус даже пытался работать на маглов, но заработки были непостоянны и их явно не хватало.

И всё-таки он не сдавался. И причиной был мальчик, уже с четырёх лет старающийся ему помочь, так трогательно и безгранично любящий своего отца.

Так, в бедности и заботах, они с Тедди жили одиннадцать лет, пока мальчику не пришло письмо из школы. Сын очень хотел остаться с ним, даже говорил, что ему не нужна никакая магия, но Ремус, скрепя сердце, уговорил мальчика поехать. Конечно, можно было просто купить Тедди палочку, и попытаться самому его учить, но что он может? Защиту, конечно, он сыну расскажет, чарам и трансфигурации худо-бедно научит, а вот зелья, травология, история - здесь Люпин не был силён. Да ещё Министерство. Оно не запрещало домашнее образование, но Ремус был уверен, что если сам будет учить сына, тому будет очень сложно сдавать экзамены, даже если Тедди будет всё знать на отлично. Просто потому, что учитель - оборотень. Да и все запреты на магию в деревне, полной маглов, сложно было соблюсти.

Проводив сына на поезд, Ремус вернулся домой, уже безумно скучая по нему. И как же быть, если Тедди не будет аж до Рождества? Подумав, мужчина решил отправиться на заработки. Если удастся хоть куда-то устроиться, он обязательно купит сыну сову.

Люпин был в пути, когда большая сипуха принесла письмо от сына. Пергамента было два, и второй почему-то не подписан. Развернув первый листок, мужчина с удивлением прочитал, что сын попал в Слизерин. Также мальчик писал, что у него появилось двое друзей, и что он очень скучает. Улыбнувшись, оборотень взял второй листок. Прочитав записку несколько раз, мужчина задумался.

Да, теперь понятно, почему сын оказался в Слизерине, но что хочет этот мальчик, Итон Блек? Люпин вспомнил, что Дамблдор говорил, будто у Регулуса обнаружились два сына. Если мальчик Блек, значит он сын одного из сыновей Регулуса Блека. По неровному почерку, профессор понял, что мальчик волновался, когда писал это письмо. Он говорит о своём крёстном, пишет, что всё очень важно, что с ним хотели поговорить. Но кто мог быть крёстным этого мальчика? Кто мог его узнать?

Подумав, мужчина написал два ответа: один - сыну, а второй - его новому другу.

* * *

Мужчина подходил к бару, в котором его ждали, когда к нему спустилась красивая маленькая птица. Изумлённо посмотрев на неё, Люпин отвязал послание. Сова спокойно уселась ему на плечо, ожидая ответа.

Поражённо прочитав письмо от юного Блека, Люпин подошёл к скамейке у какого-то магазина и сел, перечитывая написанные строчки. Послание было эмоциональным, но мужчина не понимал, почему мальчик пишет загадками? Однако Ремус чувствовал, что надо поступить по совету ребёнка.

Достав из потрёпанного портфеля перо и пергамент, несколько минут подумав, мужчина написал:

«Здравствуйте. Прошу прощения, но мне неизвестно ваше имя. Друг моего сына, Итон, сказал, что вы хотели поговорить со мной. Буду ждать вас в Лондонском парке, недалеко от фонтана, в следующее воскресенье с шести до девяти вечера. С уважением, Ремус Люпин»

Перечитав письмо и удовлетворённо улыбнувшись, мужчина подписал: «Крёстному Итона Блека», - и привязал послание к лапке маленькой совы. Когда птица скрылась из виду, он направился на встречу с возможными работодателями.

* * *

Гарри, Драко и Северус находились в лаборатории, когда в дверях появилась черноволосая девочка:

- Папа, тебя зовёт мама, тебе кто-то прислал письмо! Его принесла Малышка.

- Спасибо, Лили, скажи маме, что я скоро приду, - не отрываясь от котла, произнёс Гарри.

Девочка убежала. Через полчаса, поставив котёл на малый огонь, мужчина, наконец, смог отвлечься от своего зелья. Драко тоже заканчивал со своим, а Северус, готовивший сложный целительный отвар, явно провозится ещё около часа. Сказав, что будет ждать в кабинете, Гарри вышел из лаборатории.

Сандра, поцеловав его и проворчав, что он вечно сидит в лаборатории, отдала письмо. Почерк показался смутно знакомым, но вспомнить, где и у кого он видел такой почерк, мужчина не смог. Поднявшись в кабинет и сев на кресло, Гарри первым делом проверил письмо на чары (мало ли что?). Драко вошёл почти сразу за ним:

- Ну и кто решил тебе написать?

- Я ещё не читал, - ответил брюнет, разворачивая пергамент.

Первое, на что обратил внимание мужчина, была подпись. Это его так шокировало, что пергамент чуть не выпал из рук. Блондин наблюдал, как брат в десятый раз перечитывает небольшую записку, а на лице его по-прежнему крайнее удивление и непонимание. Наконец, Драко это надоело, и он, подойдя, тоже прочитал послание. Не поняв смысла, он перечитал его ещё раз, после чего самодовольно усмехнулся и легонько сжал плечо брата:

- Похоже, Итон занялся твоей проблемой всерьёз. И только попробуй не пойти, я тебя силком на встречу притащу.

- Я пойду, - негромко произнёс Гарри, сжимая листок и внутренне боясь этой встречи.

- И куда вы собрались? - в кабинет вошёл язвительный Северус, но, увидев, насколько бледен брюнет, он потерял всю язвительность и с заметным беспокойством негромко спросил, - Что случилось?

Братья рассказали о том, как неделю назад видели на вокзале Люпина, и о том, что Итон устроил им встречу.

- Ну, во внуке я никогда не сомневался, - усмехнулся мастер зелий, - И я поддерживаю вашу идею насчёт встречи. Если дети действительно связаны клятвой верности, то Люпин рано или поздно всё равно обо всём узнает. Да и Итон не успокоится, пока не сведёт вас вместе.

На том и решили, а вместе с Малышкой Гарри отправил крестнику всего два слова: «Спасибо, Итон».

* * *

Ремус сидел на скамейке в парке недалеко от фонтана и ждал того, кто хотел с ним встретиться. Почему он выбрал именно парк? Здесь было красиво и тихо, но, в то же время, вечером здесь гуляли маглы с детьми, влюблённые парочки, пенсионеры. В общем, нападать в таком месте вряд ли кто-то рискнёт, но, вместе с тем, никому не будет до них дела, если незнакомец хотел поговорить о чём-то серьёзном.

Ровно в шесть к фонтану подошли два молодых человека в обычной магловской одежде. Оглядевшись, они заметили читающего на скамейке мужчину. Люпин напрягся: он не ожидал, что незнакомцев будет двое. Но вот, что-то сказав, брюнет направился к нему, а блондин лениво опустился на бортик фонтана, искоса наблюдая за ними.

- Добрый вечер, профессор. Простите, я не рассчитывал, что мой крестник воспримет всё настолько близко к сердцу, - подойдя, поздоровался брюнет.

- Вы хотели поговорить со мной? - убрав книжку, спросил Ремус, следя за вторым молодым человеком.

- Не волнуйтесь. Со мной мой брат и отец Итона, - заметив, как напряжён мужчина, попытался успокоить его Гарри. Все слова, которые он приготовил, вылетели из головы, и он не знал, как сказать Люпину всё, ради чего он пришёл?

- Так что именно вы хотели от меня на вокзале?

- Ремус, посмотри на меня, - до боли хотелось, чтобы мужчина увидел именно его.

Оборотень вздрогнул, когда его назвали по имени да ещё на «ты». Подняв взгляд, он встретился с зелёными глазами молодого человека. Что-то до боли знакомое было в этих красивых глазах, но Ремус никак не мог вспомнить, уцепиться за ниточку, которая поможет во всём разобраться.

- Как вас зовут? - только и смог спросить Люпин. Гарри улыбнулся, заметив в глубине глаз мужчины желание всё понять.

- Генри Блек, - ответил он, а затем улыбнувшись шире, добавил, - А когда-то я был Гарри Поттером.

- Гарри… - в шоке выдохнул Люпин, открыв рот смотря на молодого человека.

- Прости, Ремус. Я знаю, что ты искал меня, но, поверь, у меня были причины скрываться, - брюнет сел на скамейку рядом с мужчиной, - Я только недавно узнал, что у тебя есть сын, и о том, что произошло… Я хотел поговорить с тобой, когда увидел тебя на вокзале, рассказать обо всём, но ты трансгрессировал, а мой крестник заметил моё состояние и, держу пари, специально нашёл Тедди и подружился с ним.

- Гарри, - Ремус с трудом осознал, что это не шутка, и взял руку брюнета, крепко её сжав, - Почему ты не пришёл ко мне? Я бы помог?

- Прости, но я не мог. Для этого надо было связаться с Орденом, а мы были не готовы к этому. Для нас это было опасно.

- Он - Малфой? - кивнул на блондина, оставшегося у фонтана, мужчина. Почему-то это стало очевидным, когда он узнал, что брюнет - это Гарри, хотя внешне узнать аристократа было почти невозможно.

- Он - Дрейк Блек, - ответил брюнет, - Хотя когда-то его и звали Драко Малфоем.

- Подожди, раз Итон - сын Малфоя, то это ведь значит, что он… брат Тедди? - поражённо спросил Ремус.

- Ты прав, а с ними ещё и Лоренцио Малфой - их третий друг и по совместительству дядя. Тебе Тедди не писал, что они в поезде дали друг другу клятву верности и сама магия закрепила её?

- С ними второй сын Малфоев? Клятва верности? - в шоке переспросил мужчина, брюнет лишь кивнул. У Ремуса начала болеть голова от такого обилия информации, - Но как ты жил? Как вы с Малфоем стали Блеками?

- Чисто случайно, Ремус. Мы этого не ожидали, как и дети не думали, что их клятва будет такой серьёзной. Но всё сложилось лучшим образом, а теперь я ещё встретил и тебя, - Гарри тоже сжал его руку, тепло улыбнувшись.

- Здравствуйте, профессор. Генри, нам пора, - к ним подошёл Драко. Люпин вздрогнул от неожиданности, Гарри с улыбкой посмотрел на брата, после чего перевёл взгляд на оборотня:

- Дрейк прав, Ремус, нас дома ждут. Папа дал нам час, да и наши половинки будут волноваться.

- Гарри, ты опять исчезаешь? - грустно кивнул Люпин, опуская его руку.

- Нет, Ремус, я не исчезну. Но я прошу тебя не говорить никому о нашей встрече. Я не хочу, чтобы Дамблдор знал, что я жив, не хочу, чтобы кто-нибудь узнал, кем я стал?

- Я не скажу. Но мы ещё встретимся?

- Обязательно, - Гарри встал и положил руку на плечо мужчины, смотря в глаза, - Моя сова найдёт тебя. Кстати, держи, - он открыл сумку и достал небольшую картонную коробочку. Отдав её мужчине, парень наклонился к его уху и прошептал, - Через месяц, после полнолуния, я буду ждать тебя в гости.

После этого, дружески сжав плечо мужчины и кивнув ему, молодой человек исчез вместе с братом. Ремус долго не мог прийти в себя: он никак не ожидал, что крёстный писавшего ему мальчика окажется тем, кого он уже не надеялся увидеть. Блеки ведь год учились в Хогвартсе, почему Дамблдор оказался настолько слеп, что не узнал их? О каком отце говорил Гарри? И почему у Малфоя потемнели волосы (насколько знал оборотень, платиновый цвет был визитной карточкой Малфоев, а у второго молодого человека волосы были пепельного оттенка)?

Вспомнив про отданную ему коробку, Люпин раскрыл её и с удивлением уставился на содержимое. Там были бутыльки с аконитовым зельем - как раз столько, чтобы пережить два полнолуния. И как Гарри догадался, что он не купил зелье? Ближайшее полнолуние как раз через неделю, и зелье было как нельзя кстати. Закрыв коробку и убрав её в портфель, оборотень трансгрессировал. Работу он не нашёл, зато судьба преподнесла ему подарок, на который он и не надеялся, да и полнолуние ему не внушало того ужаса, с которым он ждал его в последние дни.

Глава 7. Я не буду с тобой дружить, если ты будешь врать

Итон, получив записку от крёстного, чуть не запрыгал от радости: его идея удалась. Значит, отец Тедди всё-таки написал дяде! Уже вторую неделю мальчик жил в Хогвартсе. Общался он в основном с друзьями, Дэвид и Виола по-прежнему старались показать, что они единственные достойны Слизерина. Кажется, отец Дэвида был знаком с отцом Виолы. По крайней мере, Итон нечаянно услышал один из их разговоров. Эти двое стали буквально «не разлей вода». А вот у него самого с друзьями не очень клеилось. Он чувствовал, что надо рассказать всё друзьям, но постоянно придумывал себе оправдания: то надо доделать уроки, то - написать сёстрам письмо, то просто некогда. А тем временем, он уже не раз чувствовал себя здесь одиноким и брошенным…

Директор никак не мог понять, что связывает мальчиков: они были слишком разные, что бросалось в глаза с первого взгляда. Лоренцио Малфой - сдержанный, гордый, надменный и своевольный. Он был истинным слизеринцем, беспринципным и жёстким. Тедди Люпин же, наоборот, был добрым, скромным, застенчивым мальчиком, с развитым чувством вины и желанием поддержать и помочь. Сын Ремуса был прирождённым Гриффиндорцем. Скорее всего мальчик просто запутался, и сам попросил шляпу о Слизерине: наверняка он сам уже сожалеет о своём выборе, но правила запрещают переводить учеников. «Надо бы написать новый указ, и со следующего года перевести мальчика в Гриффиндор» - решил Дамблдор, доставая толстенный свод школьных правил.

И наконец, Итон Блек. Мальчик-загадка. Активный, общительный, талантливый… Он слишком расчётливый и гибкий, чтобы быть гриффиндорцем; несмотря на успехи, учёбой не грезит, поэтому не Райвенкло (Хаффлпафф директор даже не рассматривал), а вот Слизерин… Да, возможно мальчик действительно должен был учиться именно там. Однако он не имел многих качеств, которыми славились слизеринцы, в том числе не был столь хладнокровен и явно не искал выгоды в дружбе с Малфоем. «Как же меня достали эти тайны, - устало потёр переносицу старец, - И чего вздумалось Блекам отправлять ребёнка в школу в этом году?».

* * *

- Вот ты где, - Итон вошёл в комнату. Друг полулежал на своей кровати и читал какую-то книгу.

Метаморф чуть не выронил книгу, когда вошёл друг. Ему так надоели чёрные волосы, что сейчас они были белые, почти как у Лоренцио. Решив, что друг спутал его с Малфоем, Тедди в мгновение ока изменил черты лица и теперь действительно был как две капли воды похож на блондина: осталось только правдоподобно сымитировать голос и надеяться, что Лоренц в ближайшее время здесь не появится.

- Итон, искал? - голос и манера говорить были очень точно переданы Люпином, однако Блек нахмурился и посмотрел метаморфу прямо в глаза:

- Тедди, я знаю, что это ты, и хочу увидеть, какой ты на самом деле?

- О чём ты? - похолодел мальчик: отец просил скрыть свой дар. Неужели Итон действительно узнал его?

- Я не буду с тобой дружить, если ты будешь обманывать меня, - непривычно строго произнёс парень. Тедди вернул себе привычный облик и виновато посмотрел на друга, но тот покачал головой, - Это не твоя внешность, покажи мне себя.

Мальчик, чуть не плача, стал собою: черты лица остались почти такими, как были, но он стал больше напоминать своего отца, волосы светло-каштановые, густые, волнистые и достаточно длинные. Тедди был очень красив, но он не хотел, чтобы кто-то ещё, кроме отца, видел, какой он на самом деле. В этот момент вошёл Лоренц и с удивлением посмотрел на незнакомого мальчика. Люпин поднял голову и посмотрел в глаза блондина, Малфой открыл от изумления рот: определённо и он узнал его. Хотелось провалиться сквозь землю, и мальчик, отбросив от себя книжку, плюхнулся на подушка, отвернувшись от друзей и накрывшись с головой одеялом.

- Он… - Лоренц от потрясения забыл нужное слово и просто посмотрел на шатена, надеясь, что тот и так понял.

- Метаморф, - кивнул Итон, - Закрой, пожалуйста, лучше дверь, нам надо поговорить.

Блондин повернул ручку, раздался щелчок, а змея зашипела и изменила своё положение. Подслушав один разговор Флинта с Хэррисом, они узнали, что так можно не бояться, что кто-то подслушает, или что декан ворвётся внезапно: защитные чары усиливались в несколько раз (спасибо предусмотрительному Салазару, который явно уважал тайны и личную жизнь своих учеников).

Итон подошёл к кровати метаморфа и сел на её край, положив руку на вздрагивающие от беззвучного плача плечи друга.

- Тедди, прости, я не хотел, - сказал мальчик, не ожидавший такого результата, - Я же говорил, что мой крёстный знает твоего отца. Он знал и твою маму. А на вокзале мы видели, как ты прощался с отцом и как изменились твои волосы. Поэтому я и смотрел тогда так внимательно в твои глаза: крёстный сказал, что только их цвет ты не можешь изменить. По глазам я и узнал, что это ты.

Мальчик перестал плакать, слушая, что говорит друг. Больше всего на свете он хотел исчезнуть отсюда: не слышать этот успокаивающий голос, не видеть больше своих друзей. Разве они могут понять его? Что они, привыкшие с детства всё получать, скажут, когда узнают, насколько он беден? А если они узнают, кто его отец? Хотя, похоже, Итон и так знал…

- Тедди… - попытался растормошить его Блек. Поняв, что всё бесполезно, мальчик набрал в грудь воздуха и выпалил, - Мой крёстный - Гарри Поттер!

- Что?!!! - Люпин резко сел, во все глаза смотря на однокурсника, Малфой, сидевший на свое кровати, подавился воздухом и закашлялся.

- Теперь понятно, почему отец мне запретил общаться с Блеками, - вслух произнёс блондин, после чего замолчал, поняв, что сказал лишнее, и испуганно смотря на друзей.

- Ты ему сказал, - спросил Итон, - Про меня и Тедди?

Блондин покачал головой и опустил взгляд. Он чувствовал, что предаёт друзей, но он не мог признаться отцу, он просто боялся его реакции, боялся, что отец запретит ему общаться с друзьями…

- Предлагаю рассказать друг другу всё, я устал от секретов, - прямо сказал юный Блек.

- Согласен, - вздохнул Лоренц. Тедди, посмотрев на друзей, лишь молча кивнул.

- Тогда, помните то письмо, что прислал мне дед? - Итон спрыгнул с кровати и достал из сумки письмо, - Прочитайте.

Блондин взял пергамент и сел на кровать метаморфа, чтобы можно было читать вдвоём. Тедди был уже таким, каким привыкли его видеть друзья. Итон видел, как ребята непонимающе и удивлённо читают письмо, как по мере чтения вытягиваются их лица, а в глазах появляется шок.

- Кто твоя бабушка? - наконец спросил у друга блондин.

- Это твоя мама, - ответил Итон, - Моего отца звали когда-то Драко Малфоем, но твои родители отреклись от него.

- За что? - вопрос прозвучал очень тихо.

- За то, что мой отец отказался убивать, отказался служить Волан-де-Морту.

Лоренц сглотнул. Оказывается, у него есть старший брат… Более того, он - отец его друга. Но почему Люциус Малфой никогда не говорил об этом? А ведь он знал, иначе зачем было запрещать общаться именно с Блеками?

- Лоренц, прости, папа попросил подружиться с тобой. Он очень хотел тебя увидеть, но твой отец запретил ему и близко приближаться к тебе. Это одна из причин, почему я именно в этом году пошёл в школу, - признался мальчик, а затем повернулся к Люпину, - И тебя, Тедди, я искал в поезде. Я не узнал тебя, но мы всё равно встретились там. Я искал тебя ради крёстного. Но поверьте, я вас не предам. Я действительно хочу быть вашим другом …

- Я рад, что мы встретились, - серьёзно сказал блондин.

- Я тоже, - посмотрел в глаза Блеку метаморф и опять принял свой истинный облик.

- Так мы друзья? - в надежде посмотрел на них мальчик.

- Друзья, - кивнул Лоренц.

- Братья, - улыбнулся Тедди.

Какая-то стихийная магия наполнила комнату и ослепила ребят, когда зрение восстановилось, они в шоке посмотрели на свои руки: у каждого на правой руке был тонкий серебряный браслет в виде двух сплетённых между собой змеек, глаза которых были из какого-то матового чёрного камня.

- Класс! Супер! - восхищённо произнесли мальчики.

- Ребята, посмотрите, - Тедди первым увидел проём, открывшийся в стене рядом с ритуальным столом.

Недолго думая, друзья пошли в открывшийся проход.

Каменный коридор освещался факелами, держатели которых были сделаны в виде кобр. Через минут десять друзья вошли в каменный достаточно большой зал, где посередине стоял почти такой же, как в их комнате, стол, но только больше, вокруг которого было десять стульев. По форме зал напоминал правильный восьмиугольник. В стене напротив виднелась чёрная красивая дверь, по бокам от неё около стен располагались шкафы со старинными книгами, свитками и рукописями. У одной из стен был красивый камин: словно две кобры пытались напасть друг на друга; у двух других стен располагались диваны, около самого камина были кресла. Пол покрывал не то чёрный ковёр, не то какое-то другое мягкое покрытия, по крайней мере, краёв у ковра явно не было, просто камень коридора мягко переходил в тёмный ворс. Освещалась комната приятным (и уже привычным) чуть зеленоватым светом, однако ни люстр, ни факелов, ни свеч в зале не было.

- Смотрите, - Малфой указал на стол, где лежала какая-то чёрная коробочка и пожелтевший от времени лист пергамента.

Ребята подошли к столу, блондин взял пергамент:

- «Мои ученики! Если вы здесь, то на моём факультете, наконец, нашлись достойные представители волшебного мира. При жизни я не смог найти учеников, которые бы дорожили друг другом больше, чем собою. В этом больше везло Годрику.

Браслеты, которые у вас появились, защитят вас, как самых достойных. Благодаря им, вы сможете понимать змей, читать книги, написанные на латыни, рунами и на перселтанге. В этой комнате вы найдёте лучшие книги, которые были в моё время. Это моя комната, сюда можно попасть из любого коридора подземелья. Для этого приложите ладонь к стене и мысленно позовите меня. Появится проход, который будете видеть только вы. Пройти в комнату может только тот, у кого есть браслет. В моей спальне вы найдёте несколько дневников. Я разрешаю вам прочитать их.

Вы не сможете вынести книги, но вы можете сделать их копии. Столы были созданы для ритуалов и вызова духов, но также и для обсуждения вопросов, которые не должны выйти за рамки комнаты. Сидящие за столом связываются чуть изменёнными чарами конфиденциальности: рассказать о вопросах, обсуждаемых за столом, можно лишь с общего согласия и только тому, кому все согласны сказать.

И последние: в коробочке рядом с этим пергаментом вы найдёте кладку змеиных дракончиков. В моё время их считали легендой, но мне повезло: в одном из путешествий в горы, когда я искал редкий вид туннельных змей, я наткнулся на кладку, на которой лежала мёртвая самка, а рядом была еле живая змея, которая пыталась добраться до яиц. Дракончики вырастают с ладонь взрослого человека. Они очень маленькие, но обладают поистине змеиной гибкостью и охотятся на ядовитых змей, из-за чего и получили своё название. Едят любое мясо, даже насекомых. Кроме того, если дракончик вылупится в руках человека, то во время его рождения между ним и тем, кто его держал, образуется ментальная связь. Они очень умные, и смогут общаться с вами посредством передаваемых образов и эмоций. Они могут мгновенно перемещаться в пространстве и передать ваше сообщение, кому скажите. Не забудьте только чётко представить того, кому малыш должен отдать послание, как представляете место при трансгрессии. Для писем советую использовать небольшие тубусы, которые иногда используют в совиной почте, либо прочно скручивать и связывать пергамент лентой.

Яйца находятся на последней стадии. С помощью чар я остановил для них время, «усыпил» на века, но малыши не погибли. Вам достаточно согреть их в руках, и дракончики появятся на свет. Они бывают от ярко-зелёных до абсолютно чёрных. Вы можете взять только по одному яйцу. Лишь тот, на ком браслет, может безбоязненно опустить руку в коробку. Но предупреждаю, берегите своих драконов: ваша связь будет настолько сильна, что вы с ними станете одним целым: погибнете вы, умрёт и дракон, а убьют или поранят вашего дракона, его боль вы будете ощущать, как свою, а его смерть вы можете не пережить.

Будьте достойны такого дара. Как только малыши появятся, покормите их: стол связан с кухней, и вам только надо коснуться его и заказать то, что вы хотите. Это магия стола: ни профессора, ни директор, ни домовые эльфы никогда не узнают, куда прибыл заказ, и кто его сделал? Удачи, мои юные друзья, и помните, что слизеринец, каким бы образом вы не попали на мой факультет, - это на всю жизнь. С.С.»

- Ничего себе! - в шоке произнёс Итон.

- Это просто… просто невероятно, - отложил пергамент Лоренц.

- Он другой, - прошептал Тедди, и посмотрел на друзей, - Понимаете, другой. История врёт, он не мог быть таким, как написано в книгах. Он был лучше…

- Нам нужны его дневники, - решил юный Блек, - Мы просто обязаны восстановить честь создателя нашего факультета.

- Давайте сначала разберёмся с секретами. Я считаю, что между нами их не должно больше быть, - решительно сказал блондин.

- Я «за», - Итон сел за стол, друзья сели по обе стороны от него.

В этот день Тедди и Лоренц узнали больше о той далёкой войне, чем за всю свою жизнь. Оказалось, что блондину лорд Малфой почти ничего не рассказывал, а если и говорил, то в основном о Пожирателях и о том, какие правильные идеи они несли в мир. Итон рассказал всё, что знал, рассказал, как появилась его семья, почему он знает многие заклинания, что он умеет летать с помощью крыльев, даже пообещал научить этому друзей. Тедди рассказал о своей жизни, об отце, о том, как напали на дом его деда Пожиратели и убили его родных, когда он был совсем маленьким, о том, что рассказывал о войне отец, и что тот рассказывал о Дамблдоре. Лоренц тоже всё рассказал: и о жизни, и о чувствах, и о желаниях.

- Я там постоянно один, а так всегда хотел хоть с кем-то поговорить просто так, о том, что мне важно… А им не интересно, меня ругали даже за попытки сделать что-то или сказать не по «кодексу Малфоев», - закончил блондин, после чего улыбнулся друзьям, - Я рад, что мы оказались братьями, и что мы вместе.

- Ты больше не будешь один. Мы вытянем тебя из замка твоих родителей, если они не разрешат тебе поехать на Рождество ко мне, или хотя бы будем каждый час слать тебе письма, - улыбнувшись, сказал Итон, даже не подозревая, что когда-то его крёстный говорил почти те же слова его отцу, - Давайте, выберем себе дракончиков, и найдём дневники. Думаю, пока всё надо держать в тайне даже от родных.

- Ну, моим-то я и не думал говорить, - печально улыбнулся Лоренц.

- А я отцу расскажу при встрече, если вы не против, - вопросительно посмотрел метаморф на друзей.

- Думаю, что крёстный не будет против, если твой отец погостит у нас на каникулах, - тут же прикинул варианты Итон, - Я не хочу говорить пока Лили и Лоре, так что думаю, что мы расскажем всё только твоему отцу, моему крёстному и папе, ну и, конечно, моему деду. Он раньше преподавал здесь и был деканом Слизерина, ему будет очень интересно. Лоренц, ты как?

- Мне хотелось бы познакомиться с вашими родными, - улыбнулся мальчик, - И со своим старшим братом…

- Отлично, ждём Рождества, а пока оправдываем Слизерина, наблюдаем за директором и становимся слизеринцами. Но такими, какими хотел видеть своих учеников сам Салазар, - в глазах Итона появились бесята.

Друзья были согласны с таким планом. Тедди наконец почувствовал себя спокойно. Он больше и не думал скрывать свою внешность наедине с друзьями, более того, он был рад, что выбрал Слизерин, несмотря на то, что шляпа пыталась его отговорить. Аккуратно взяв чёрную коробочку, мальчик открыл её. Все трое восхищённо смотрели на дюжину чёрных в зелёную крапинку яиц, наполовину скрытых песком. Первым очень осторожно достал твёрдое на ощупь яйцо Тедди. Положив яйцо в левую руку, он правой накрыл его, чтобы согреть. Вторым подошёл Лоренц, и, наконец, Итон.

Через несколько минут метаморф почувствовал, как сквозь скорлупу кто-то хочет пробиться. Сложив ладони лодочкой, мальчик заворожено наблюдал, как на яйце появляются трещинки, как они становятся больше и, наконец, скорлупа рассыпается, являя на свет золотого (!) дракончика.

- Это самочка, - еле слышно прошептал парень, во все глаза смотря на чудо в своих руках. Неожиданно он почувствовал голод, и сразу вспомнил о словах Слизерина покормить рождённых дракончиков. Призвав еду и тарелку сырого фарша, мальчик взял немного мяса и дал малышке, которая, радостно пискнув, набросилась на еду.

В это время проклюнулось яйцо и у Лоренца. У него оказался красивый тёмно-зелёный дракончик, чешуя которого отливала серебристо-изумрудным цветом. Последним вылупился малыш Итона: абсолютно чёрный дракончик, который казался чуть больше, чем у друзей. Все трое кормили малышей, пока те не наелись и не уснули, свернувшись в их руках.

- Почему ты думаешь, что у тебя девочка? - наконец оторвал от своего спящего сокровища глаза Лоренц и посмотрел на золотого дракона друга.

- Не знаю, я просто чувствую это, - шёпотом, чтобы не разбудить малышку, ответил Люпин.

- Надо прочитать дневники: вдруг там что-то ещё есть о дракончиках, - Итон осторожно погладил своего, - Я назову тебя Салин, в честь самого Слизерина.

Дракончик довольно заурчал, и удобнее устроился в руках мальчика, продолжая сладко спать.

Глава 8. Дневники Салазара

Дневники Слизерина искать не пришлось, они лежали на широкой кровати Основателя: четыре небольшие тетрадки в чёрных кожаных переплётах, на каждой из которой был герб великого мага. Спальня была небольшой и одновременно, по всей видимости, служила магу кабинетом: здесь была софа, рабочий стол, полки с книгами, какие-то незнакомые зелья.

Забрав дневники, ребята вернулись в свою комнату по коридору, которым пришли. Была глубокая ночь, и они понимали, что надо поспать. Дракончики устроились на подушки рядом со своими людьми, вскоре в комнате все спали.

* * *

Утром, проснувшись от будильника, Итон боялся открыть глаза. Ему вдруг показалось, что всё, что было вчера, ему просто приснилось. Но вот о его щёку кто-то потёрся и заурчал, одновременно мальчик почувствовал голод своего любимца. Открыв глаза, парень счастливо улыбнулся маленькому созданию и погладил его по головке, отчего малыш ещё громче заурчал и закрыл от удовольствия глаза.

- Это не сон, - похоже, Малфой тоже не мог поверить в реальность происходящего. Блондин погладил своего маленького ящера, - Ты будешь… Хэтом, моим сердцем.

Послышался какое-то красивый звук - это золотой дракончик пытался разбудить своего мальчика, кружа над его головой и издавая мелодичные трели. Похоже, девочка была голодна намного сильнее, чем малыши блондина и шатена: когда Тедди открыл глаза, в них плескалась радость вперемешку с каким-то диким голодом.

- Сейчас, Нимфа, я только оденусь, - мальчик спрыгнул с кровати, спешно натягивая на себя вещи.

На завтрак друзья не попали: недолго думая, они воспользовались столом, находящимся в их комнате, справедливо решив, что и через него можно призвать еду. Они не ошиблись, и пока дракончики жадно глотали мелкие кусочки сырого мяса, мальчики пили горячий шоколад с тостами и обсуждали вчерашние события.

- А как мы их спрячем? Я не хочу оставлять Хэта здесь, - спросил Лоренц, дракончик которого удобно устроился у него на плече.

- Я тоже не хочу, - согласился Тедди, смотря на свою опять сонную малышку.

- А давайте во внутренний карман мантии, если они не против, - предложил Итон, мысленно пытаясь передать дракончику образ. Салин удивлённо пискнул, и, взлетев, скрылся под мантией мальчика, а потом, высунув головку, заурчал и показал раздвоенный язычок. Юный Блек усмехнулся, когда малыш снова спрятался, - По-моему он сказал, что ему нравится: там мягко, темно и хорошо, и он будет сейчас спать.

Друзья рассмеялись, и тоже спрятали своих уже сонных дракончиков. Золотая малышка высунула головку из кармана, и положила на край, словно на подушку, потеревшись о грудь мальчика. Тедди аккуратно застегнул мантию, так счастливо улыбаясь, что друзья засомневались, удастся ли им сохранить свою тайну.

- У нас сегодня история. Давайте на ней посмотрим дневники? - Итон, взяв свою сумку, достал дневники Слизерина.

Быстро пролистав тетрадки, мальчики определили, что два дневника посвящены исследованиям Салазара в зельеварении и тёмной магии, один был с заметками о путешествиях и встречающихся магу волшебных существах, а последний - личный дневник, начинающийся словами:

«Сегодня ко мне зашёл Годрик. Он собирает всех наших и хочет осуществить мечту Учителя - построить школу для одарённых детей…»

Первые два дневника взял Итон, который в зельях и магии разбирался намного лучше друзей, дневник о необычных существах взял Тедди, который очень интересовался волшебными животными, а последний достался Лоренцу, интересующемуся именно историей.

На ЗОТИ ребята чудом не опоздали. Стоявший у двери Дэвид презрительно скривился:

- Хэррис искал вас. У вас будут неприятности, если мы из-за вас потеряем баллы.

- Это нечестно! - возмутился Итон, - Мы же их ещё и зарабатываем! Притом неплохо.

- Ваши проблемы. Ведёте себя, как последние гриффиндорцы, - выплюнул Флинт и вошёл в класс. Прозвенел звонок, и друзья тоже поспешили зайти а кабинет.

- И чего он на нас взъелся? Из-за какого-то дурацкого кодекса? - вздохнул Итон, садясь с друзьями.

Урок прошёл достаточно нормально. Кингсли рассказывал о саламандрах и опасности, которая может ожидать мага от встречи с ними. После этого они опять повторяли Люмос, а на следующем занятии мракоборец пообещал показать им разбивающее заклятие. Уроки Бруствера были вообще очень интересны: он часто рассказывал о работе мракоборцев, о существах, сражаться с которыми он будет их учить на следующих курсах. Иногда даже рассказывал истории из жизни, когда ему приходилось бороться с опасными и страшными тварями. На троицу он перестал смотреть подозрительно: ну дети и дети, что с них взять?

На трансфигурации тоже было всё гладко: превращали камушки в бусинки. Однако после урока МакГонагалл попросила Итона задержаться. Сказав друзьям, чтобы подождали в коридоре, мальчик подошёл к профессору.

Минерва подождала, пока все выйдут, и посмотрела студенту в глаза.

- Мистер Блек, могу я узнать, у вас ведь есть сестра? - начала женщина. Она уже просмотрела родословные волшебников, и выяснила всё, что можно, о теперешней жизни Блеков. Правда информации нигде не было. Никакой. Единственное, наверняка из родословной следовало, что Дрейк и Гермиона Блек имеют двоих детей, а Генри и Сандра Блек - только девочку. Имена и дни рождения юных Блеков и всё.

- Сёстры, - исправил мальчик, - Лили и Лора.

- Да, сёстры, - согласилась Минерва, отмечая, что Генри и Дрейк, видимо, по-прежнему живут одной семьёй, раз мальчик не разделяет сестёр, а относится к обеим, как к родным.

- Они пойдут в школу вместе, через три года, - решил уточнить мальчик.

- Замечательно, - кивнула профессор, - Вам нравится трансфигурация?

- По правде говоря, профессор, я люблю больше чары, защиту и зелья, но ваш предмет тоже очень интересен, - осторожно ответил Итон.

- Зелья?

- Да, мой дедушка Сева - мастер по зельям, он очень многому научил меня.

- Северус учит тебя зельеварению?! Он жив?

- Да, они все живы. Лорд поймал моего отца, крёстного и деда, а маму отпустил. Он хотел убить их, но умер сам, - наивно выдал информацию мальчик: ведь мама сама говорила, что к профессору можно обращаться, а папа сказал, что она единственная в школе всё знает. Или он имел в виду только секрет их семьи, а не убийство Волан-де-Морта и то, где и как они живут?

- Так это они убили Лорда? Но почему тогда прятались всё это время? Зачем скрывались?

- Профессор, мы не скрывались. К нам приезжают и дядя Тео, и тётя Панси, и мой друг Уилл… У нас часто бывают гости, мы просто не хотим, чтобы к нам лезли, вот и всё, - ответил Итон словами тёти Сандры.

- Мудро, - отметила МакГонагалл, - А как твои друзья?

- Классные! Я очень рад, что мы все оказались на Слизерине, - честно ответил мальчик, - Сейчас уже обед, они ждут меня.

- Конечно-конечно, можешь идти, - отпустила Минерва, размышляя над словами мальчика.

Вопросов стало только больше, и женщина сильно сомневалась, что ей удастся распутать этот клубок. Теперь она знала, что Пожиратели непричастны к смерти Тёмного Лорда, но зачем Северус и братья Блеки позволили случиться тому, что произошло? Почему отдали славу другим и дали слугам Лорда уйти от суда? Значит, они всё это время держали связь, и даже неплохо общались, с Ноттами и кем-то ещё, и при этом о их семье никаких слухов, как будто и нет такой… И случайна ли дружба мальчика с младшим сыном Малфоев? Знает ли юный Блек, что это его родной дядя? Да ещё Альбус зачем-то интересуется Малфоем?

Почувствовав, что ещё немного, и головная боль обеспечена, женщина поджала губы, заставив себя на время отложить непростые размышления, и направилась на обед, думая над тем, стоит ли показывать на уроке третикурсникам Гриффиндора и Слизерина свою анимагическую форму, или пока отложить тему анимагии и заняться трансфигурацией животных?

* * *

Прежде чем идти на обед, друзья сбегали в свою комнату и накормили уже проголодавшихся дракончиков, поэтому в Большом зале появились лишь в самом конце обеда. Свои на них смотрели недовольно: эти новенькие своим поведением и дружбой уж слишком отличались от идеала учеников змеиного факультета. А мальчики, проигнорировав абсолютно все взгляды, спокойно сели за свой стол и с жадностью стали есть, что явно не подобало аристократам, о чём и напомнила им недовольная Виола, однако парни её даже не услышали.

На истории, когда почти все их однокурсники спали или чем-то явно не тем занимались, ребята принялись за дневники. Благодаря изобретениям близнецов Уизли, насчёт лекций они не волновались: самозаписывающие перья записывали на пергамент всё, что говорил профессор Бинс.

Лоренц, открыв рот, читал личный дневник Салазара, всё больше понимая, что в истории очень много допущено ошибок и искажений:

«…Да, я тоже говорил с этой шляпой. Я попросил её, чтобы мои ученики были из самых благородных чистокровных семей, ну или хотя бы полукровки. Я надеялся, что в этих семьях дети с рождения получат соответствующее воспитание и будут достойны называться моими учениками… Как же я ошибался, пока я не вижу ни одного ученика, которого действительно хотел бы научить всему, что знаю. Я вынужден признать, что Годрик оказался умнее, поставив во главу угла смелость и самоотверженность студентов. Но его ученикам не хватает такта и рассудительности: они слишком горячи, и никогда не думают прежде, чем что-то сделать. У Ровены ученики, как и она сама: одиночки, выше всего ставящие знания. Конечно, стремление узнать что-то новое - это замечательное качество, но не до такой же степени! А моя милая Хельга превзошла нас всех: её студенты честны, искренни и очень добры. Я уверен, они будут отличными светлыми магами, но вот для тёмной магии они слишком открыты и наивны… Я уже потерял надежду найти себе тех, кто поймёт истинный смысл тёмной магии. Мой лучший ученик, Адам, как и остальные, слишком самолюбив и самонадеян. Он помнит только то, что может принести выгоду, и не хочет видеть суть своих поступков. Магия не может сделать самого человека тёмным, но меня пугает, насколько темны и бессердечны мои ученики… Я создам комнату в недрах подземелий, где оставлю свои рукописи и те книги, что смог найти. Я верю, что однажды шляпа отправит на мой факультет действительно достойных студентов, которые смогут понять, что тёмная магия - это не орудие убийства. Она призвана была, как и светлая, поддерживать равновесие, нести мир… Я ухожу. Годрик считает, что моё нежелание брать к себе маглорожденных обусловлено предрассудками. Знал бы он, как я жалею, что дал шляпе именно этот критерий для своих студентов! Возможно, сын какого-нибудь магла был бы более достоин моих знаний, нежели все эти избалованные и надменные увальни. Моя любимая малышка Хельга совсем запуталась: Годрик явно настраивал её против меня. Боюсь, для неё мой уход будет ударом, но я не могу здесь больше оставаться. Ровена в наши дела не вмешивается. Она не делит магию на светлую и тёмную, и обучает своих учеников всей высшей магии… Завтра меня здесь не будет. Не стоило Годрику тогда звать меня, я ничего не привнёс в этот мир. В факультете Хельги готов первый выпуск целителей, которых примут в любой магический или магловский посёлок. У Годрика - прекрасные боевые маги. Ровена приготовила отличных высших магов, которые будут превосходными профессорами в школе или экспертами в магическом мире. А кто у меня? Лишь двумя я могу гордиться: они стали настоящими зельеварами. Но и они больше предпочитают яды, а не целебные и высшие зелья. Убийцы. Я больше никак не могу назвать моих студентов. Они впитали всё, что я дал им, но они извратили все мои слова и учения. Радует лишь то, что я не некромант, иначе я сам убил бы своих учеников, что было бы меньшим злом по сравнению с тем, что они могут сделать с миром. Я хотел забрать василиска из школы, но теперь я оставлю его. Он охранял мои рукописи, но я давно их перенёс в свою комнату. Шшаннэй будет жить ещё не одну тысячу лет, и если на моём факультете появиться тот, кто не побрезгует самой грязной чёрной магией и пойдёт по пути некромантов, мой змей убьёт его. Только это я и могу теперь сделать для мира. Я собрал у себя всех змей, притом именно в том смысле, который понимают большинство магов. А вместе они очень опасны, и я не могу допустить, чтобы из-за меня погиб мир. Шшаннэй не позволит моему ученику превратиться в монстра, кем он непременно станет, если вступит хоть на одну ступень некромантии. Только мой наследник сможет повелевать змеем, и я очень надеюсь, что он будет благоразумен и не остановит моего василиска…»

- Ничего себе, - в шоке произнёс блондин, закрыв тетрадку. Он прочитал пока лишь урывками, но этого вполне хватило, чтобы сложилась реальная картина тех далёких событий. Картина, о которой никто никогда и не подумал бы.

А в это время Тедди с увлечением читал про змеиных дракончиков, которым Салазар посвятил аж несколько страниц дневника:

«…И существует легенда, что раз в сто лет в кладке самой обычной самки может появиться королева - золотой дракон. Королева в случае опасности может созвать всех драконов своего вида, находящихся за несколько миль от неё, она способна своим пением усмирить гигантского дракона и многих опасных тварей, даже оборотни от её трелей превращаются в людей и в течении трёх следующих лун не обращаются. Кладки королевы до двух раз больше, чем у обычных самок, а змеи боятся подползать ближе, чем на сотню метров и никогда не приближаются к кладке королевы…»

Мальчик ещё раз прочитал этот абзац. Королева. Его малышка - королева драконов! И она может помочь его отцу, ему больше не нужно будет зелье… Тедди стал читать про дракончиков дальше:

«…Самки обычно светлее самцов, а на их голове всегда ярко-зелёная полоска…» - что ж, значит у друзей и правда самцы, - «…Первый брачный полёт между самкой и избранным ею самцом происходит через два года после рождения самки, когда она достаточно повзрослеет… Живут дракончики от 15 до 20 лет, но есть легенда, что иногда кладку находят люди, и дракончики на всю жизнь становятся верными спутниками оказавшихся рядом людей. Тогда, в отличие от диких собратьев, продолжительность жизни драконов определяется годами, отпущенными человеку с момента их встречи. В этом случае брачный полёт самки происходит не раньше, чем её человеку исполнится 20 лет. Возможно, это связано со способностью человека обуздывать те чувства, которые испытывает сам дракон. Известно только, что связь дракона с человеком настолько сильна, что все чувства, переживания и боль они делят поровну, и дракон умирает, когда умирает его человек…»

Мальчик положил руку на сердце, накрыв маленький комочек, спрятанный под мантией. Его дракончик почти неразличимо заурчал, посылая мальчику такую волну тепла и любви, что лишь чувство самосохранения не дало ему достать малютку и прижаться к ней щекой, чего хотелось, если честно, до боли. Но мальчик понимал, что не будет ничего хорошего, если кто-то узнает о дракончиках, а подвергать опасности золотую малютку он хотел меньше всего.

А Итон в это время с увлечением читал про различные эксперименты Слизерина с зельями. Очень интересной была история с открытием, как оказалось, чисто случайным, Оборотного зелья, потрясающие разработки противоядий и мнимых ядов. Последние очень заинтересовали мальчика, и по описанию он понял, что в личной комнате Салазара как раз имёются несколько пузырьков, содержимое которых способно на пару часов «убить» человека. Правда, если слишком переборщить и взять дозу больше, чем на 12 часов, можно и правда уснуть навсегда.

До тёмной магии Итон не добрался, да и про зелья не до конца прочитал. Урок показался на удивление коротким, и звонок прозвенел что-то уж сильно рано. Спрятав дневники в сумки, и убрав туда же написанные умными перьями конспекты, ребята, не замечая ничего на своём пути, буквально ринулись в свою комнату. Там, только закрыв дверь, они призвали дракончикам мяса и выпустили малышей, а сами стали дальше читать дневники. Поев, малыши немного поносились друг за другом, а затем опустились на своих маленьких хозяев. Через какое-то время дракончики сладко спали, а мальчики всё читали и перечитывали.

Друзья не знали, сколько прошло времени, но, наконец, они остановились и в шоке посмотрели друг на друга.

- Это невероятно! - Итон отложил дневник, посвящённый рассуждением Слизерина о тёмной магии, её истории и заклинаниям, которые составил и усовершенствовал сам Основатель. Среди них была и Авада. Но это было не заклятие смерти, а сделка с самой Смертью. Оно забирало душу в обмен на сущность человека, воспользовавшегося заклинанием. Чем больше человек убивал, тем меньше в нём человеческого оставалось, а его собственная душа разбивалась на части. Но если заклятие применялось лишь как защита, то оно оберегало того, кто его применил. И если кто-то умирал ради защиты другого человека, Авада убийцы не действовала на защищаемого. Слизерин не хотел смерти, создав заклятие. Он просто смог изменить более жестокое проклятие, которым пользовались в его время.

- Потрясающе! - Тедди столько узнал о драконах, кентаврах, единорогах, фрестралах, пегасах и змеях, что хватило бы на весь Отдел тайн, куда непременно попали бы эти животные, узнай в Министерстве всю правду о них.

- Он был совсем другой, - Лоренц никогда бы не подумал, что Слизерин мог быть таким, каким был, исходя из дневника, - Василиск должен был убить Волан-де-Морта, просто тот оказался наследником Слизерина. Салазар не хотел жертв, он предвидел войну, просто не всё просчитал…

В течении нескольких часов друзья пересказывали друг другу то, что прочитали в дневниках. Они как будто стали старше, они поняли то, что когда-то было недоступно ученикам Слизерина. И они твёрдо решили стать лучшими учениками Салазара: такими, каких он искал и не нашёл при жизни.

Глава 9. Подарок от директора

Альбус Дамблдор ходил по своему кабинету и размышлял над одной проблемой. И этой проблемой был один мальчик, поведение которого не соответствовало тому, что следовало ожидать от отпрыска такого древнего рода. И во всём виновата эта странная дружба между ним, сыном Блеков и юным Люпином. Надо же было такому случиться, что сыночек оборотня прижился на Слизерине! Нет, надо что-то делать. Нельзя, чтобы Малфой выскользнул из его рук: слишком много эта семейка портила кровь магическому миру, давно пора избавиться от неё.

* * *

Проснулись друзья очень рано: в последнюю неделю они старались не привлекать к себе чьё-либо внимание, поэтому, чтобы вовремя успевать на завтрак, ставили будильник почти за два часа. Эти часы они тратили не только на приведение себя в порядок и кормёжку дракончиков, но и на обучение малышей. Пока дракончики лишь прятались, чувствуя, что это важно их маленьким хозяевам, но мальчики вовсю старались научить их приносить послания и передавать образы не только себе, но и дракончикам друзей, чтобы те могли в точности передать послание и без бумаги. Иногда это даже получалось, но, наверно, ещё было просто слишком рано для серьёзного обучения, потому что малышам это быстро надоедало, и они принимались носиться по комнате.

Вот и сейчас, передав те образы, о которых просили ребята, малыши принялись носиться друг за другом, выделывая в воздухе забавные кульбиты.

- Так, давайте ещё раз. Что там Салазар говорил об учениках? - отрывая взгляд от своего любимца, спросил у блондина Итон.

- «Будьте выше остальных людей, наблюдательнее, хитрее и гибче», - процитировал Лоренц, - Ну, наблюдательности нам пока хватает, гибкости с натяжкой, я думаю, тоже, а вот хитрости.

- Предлагаешь стать такими, как они, - скривился Тедди, имея в виду остальных слизеринцев.

- Ещё чего! - возмутился блондин, - Да я бы никогда…

- Мы поняли, Лоренц, - остановил его Итон, кинув взгляд на часы: у них оставалось всего полчаса, а надо ещё дойти до Большого зала, - Какие идеи?

- Внешне стать похожими, - прищурился блондин, - Делать на всё невозмутимый вид, как Дэвид с Вилой. Стать спокойн… о, я предлагаю научиться показывать чувства, которые не испытываешь, и скрывать свои настоящие чувства.

- То есть, как при окклюменции? - понимающе кивнул Итон.

- Чего? - Тедди впервые слышал такое слово, и понятия не имел, что оно означает.

- Контроль над чувствами и защита сознания, - пояснил юный Блек, - И это огромное преимущество. Видели бы вы моего деду Севу - он просто мастер в этом.

- Тебя послушать, так он во всём мастер, - усмехнулся блондин.

- Так он слизеринец, - гордо ответил друг.

- Ладно уж, попробуем эту вашу «менцию», - согласился Люпин.

- Поверь, не пожалеешь, - уверил его Итон.

Дракончики, вдоволь нарезвившись, спикировали к своим хозяевам, и друзья, взяв сумки, отправились на завтрак.

* * *

Три первокурсника по привычке сели с краю стола. Выбрав понравившиеся блюда, они приступили к завтраку.

Неожиданно, когда они потянулись к графину с соком, браслеты на их руках нагрелись. Друзья недоумённо переглянулись, но вдруг лицо Лоренца окаменело и он, как ни в чём не бывало, стал наливать себе сок. Итон хотел остановить друга, подумав, что на него наложили чары, но неожиданно в голове появился образ, переданный дракончиком: Дамблдор сидит за столом преподавателей и поверх бокала наблюдает за ними.

Почти незаметно кивнув, Итон налил сок и себе. В это время блондин поднёс бокал к губам и негромко прошептал:

- Сделайте только вид, не пейте эту гадость.

Тедди тоже налил подозрительный напиток в бокал, и чуть наклонил, как будто пьёт. Налили ребята всего по полкубка, так что жидкость даже не коснулась их губ. Вот Лоренц, который сидел так, что отлично видел директора, передал новую картинку: глаза директора недобро блеснули, по всей видимости, он был доволен. Наконец, он отвернулся и что-то начал обсуждать с МакГонагалл.

- Прикройте меня, - прошептал Итон. Друзья наклонились, как будто что-то обсуждали. Теперь профессора при всём желании не смогли бы увидеть, что именно делает мальчик. А юный Блек, достав пузырёк, наполнил его соком из своего бокала, после чего спрятал образец и, достав палочку, по очереди направил на их кубки, прошептав: «Эванеско». Сок в бокалах исчез, друзья восхищённо посмотрели на него.

- А нас научишь? - отклонившись, спросил Лоренц.

- Мы, вроде, и так это будем проходить через несколько месяцев, - пожал плечами шатен, - Но если хотите.

- Ещё бы! - с энтузиазмом сказал Люпин.

- Пошли. Мало ли как оно должно было подействовать. Надо срочно с деканом поговорить: я ещё ни разу не варил распознающее, так что сами мы ничего узнать не сможем, - Итон встал, за ним поднялись и друзья. Уходя, ребята не видели, каким взглядом проводил их директор.

* * *

Альфред Бёрн шёл на урок: сейчас у него был первый курс. Но неожиданно на его пути появились три студента его факультета.

- Профессор, можно вас? Это срочно, - лицо мальчика почти ничего не выражало, лишь глаза выдавали его волнение.

- У нас с вами урок через пять минут. После урока, - ответил мужчина, однако юный Блек оказался настойчив:

- Это срочно, - повторил мальчик и протянул пузырёк, похоже, с обычным соком, - Там яд. Нам очень важно знать, какой именно?

- Что за ерунда? Где вы его взяли?

- Его подлили в наш сок, - мрачно ответил Малфой.

- То есть, вы утверждаете, что кому-то могло понадобиться вас отравить?

- Нет, над нами могли просто пошутить, - серьёзно сказал Люпин, сам удивляясь спокойствию внутри. Обычно мальчик никогда не стремился скрыть своих эмоций, но сейчас всё как-то получалось само собой. «И я туда же, горе-слизеринец» - подумал Тедди, смотря на декана.

Прозвенел звонок. Профессор, понимая, что легче согласиться, тяжело вздохнул:

- Хорошо, проверю во время урока. Идите в класс, сегодня у нас очень важная тема.

Кивнув мужчине, друзья побежали к классу. Профессор сдержал своё слово: объяснив материал и дав задание, Бёрн принялся варить какое-то зелье. Когда оно было готово, ни на что не надеясь, эксперт по ядам добавил в сок несколько капель приготовленного зелья. Какого же было его удивление, когда образец напитка, данного первокурсниками, стал алым, а на поверхности на несколько секунд появились два скрещенных меча. Удивлённо посмотрев на троицу, он сразу понял, что мальчики сок не пили. Но как они догадались? Первый курс, это просто невероятно!

После урока профессор попросил троих своих студентов задержаться. Когда все вышли, Бёрн бросил на дверь запирающие и заглушающие чары и повернулся к ребятам:

- Вы были правы. В сок было добавлено довольно сильное зелье вражды. Вы не знаете, кому так не нравится ваша дружба?

Друзья переглянулись. Они прекрасно знали, кто подлил зелье, но сомневались, что стоит говорить об этом профессору. Альфред, заметив нерешительность своих студентов, насторожился:

- Это сделали ваши однокурсники? Я заметил, что вы с ними не очень ладите.

- Нет, это точно не они, - возразил Лоренц.

- Вы уверены?

- Абсолютно, - кивнул Итон.

- Значит, вы знаете или подозреваете, кто это мог быть? - вопросительно посмотрел на них декан.

- Мы хотели бы сначала проверить свои предположения, - твёрдо ответил Малфой, - А как действует зелье, которое нам подлили?

- Ну, через час вы стали бы негативно реагировать на слова и поступки друг друга, через день - ссориться по пустякам, а к концу третьего дня, рассорились бы окончательно. Самое противное, что через два месяца зелье приобрело бы постоянный эффект. На кровных родственников оно действует не так быстро, и постоянный эффект достигается только через полгода.

- Можно вас попросить, сэр? - Итон нерешительно посмотрел на профессора, - Не говорить никому, что кто-то подливал нам зелье. Даже директору.

- Почему вы об этом просите?

- Ну, пожалуйста, - в ответ умоляюще посмотрели на Бёрна все трое.

- Хорошо, - немного подумав, согласился профессор (он сам не знал, почему так решил, просто эта троица явно кого-то подозревала, и мужчине было интересно, что будут делать эти дети, чтобы разоблачить виновного?), - Но тот, кто подлил вам зелье, может повторить попытку.

- Мы будем осторожны, - кивнул Тедди, волосы которого стали чёрно-красными, но декан заметил это и посмотрел в лицо мальчику:

- Мистер Люпин, вы ведь метаморф? Директор говорил об этом, но я не видел, чтобы вы пользовались своими способностями. Это ваша настоящая внешность?

- Да, сэр, - Тедди вернул волосам чисто-чёрный цвет, - Я считаю, что незачем демонстрировать способности, если в этом нет необходимости.

- Весьма мудро, молодой человек, - похвалил Бёрн. Прозвенел звонок, но декан не сильно обратил на это внимание. Подойдя к столу, он вытащил пузырёк с каким-то зельем и отдал его ребятам, - Добавляйте по одной капли в любую еду. Если ничего не случится, можете есть спокойно, в противном случае сразу идите ко мне. Не забудьте взять образец пищи. Вам всё ясно?

- Конечно, сэр, - ответили ребята.

- Превосходно. Теперь марш на трансфигурацию.

Декан снял с двери чары, и друзья побежали на урок. В кабинет зельеварения, проводив удивлённым взглядом первогодок, вошли третьекурсники.

* * *

После трансфигурации ребята не пошли на обед, а сразу отправились в свою комнату.

- И что будем делать? - едва закрылась дверь, спросил Люпин, аккуратно вытаскивая свою малышку и призывая для дракончиков еду.

- Как что? Притворяться, - как само собой разумеющееся выдал блондин, - Пусть этот старый маразматик думает, что всё путём.

- Согласен, - кивнул Итон, сжав кулаки, - И пусть только попробует ещё что-нибудь сделать. Я покажу ему, что значит Слизерин.

* * *

В Большом зале друзья появились уже к концу обеда. Они негромко обменивались совершенно безобидными фразами, но с таким видом, что Дамблдор ничуть не усомнился, что его план удался. Декан Слизерина чуть прищурился, понимая, что детки затеяли опасную игру: шутки шутками, но специально ссорясь, можно и по-настоящему потерять друзей.

* * *

На следующее утро друзья приготовили небольшой скандальчик. Дракончиков они оставили в комнате: те слишком хорошо определяли чувства своих людей и легко возбуждались, если мальчики себя не сдерживали и поддавались достаточно сильным переживаниям.

Малыши, привыкшие и днём и ночью быть с ребятами, сначала бурным писком выражали протест, пытаясь убедить своих людей, что ни в коем случае не выдадут их и будут вести себя спокойно. Но потом, получив по кусочку свежего мяса и заверения, что за ними очень скоро придут, принялись резвиться, и друзья быстро выскользнули из спальни.

Главный зритель уже сидел на своём троне, но в самом зале народу было пока не так много, что очень радовало. Посидев для виду за столом минут пять, юноши начали перебранку. Притом, что именно они говорили друг другу, не поняли даже их соседи: слова буквально цедились сквозь зубы, глаза яростно сверкали, но никто и подумать не мог, что мальчики не ссорятся, а обсуждают последнюю статью Совы в «Придире», посвящённую предстоящим выборам министра магии: Скримджер, посчитав свой долг выполненным, подал заявление об отставке, и через несколько месяцев Визенгамоту предстояло сделать выбор между тремя кандидатами: бывшим министром Корнелиусом Фаджем, молодым и перспективным Перси Уизли и, как не странно, Кингсли Бруствером. Как последний попал в список, не покидая школы, знал лишь директор, которому уж очень приспичило протолкнуть на кресло министра своего человека. Но вот кто будет преподавать защиту, если изберут Бруствера, никто не знал. Да и, скорее всего, директор об этом ещё не думал.

Вот, наконец, Итон чуть заметно кивнул, и Лоренц, как ужаленный вскочивший со скамейки, на весь зал злобно прошипел, смотря на друга:

- Да ты бредишь зельями! Тебя больше ничто не интересует.

Шатен тоже встал, поочерёдно посмотрев на Малфоя и Люпина:

- А вы оба помешаны на истории. Что, скажешь, я не прав?

- Говори за него, - кивнул на блондина юный метаморф, - Я ненавижу историю!

- Молодые люди, успокойтесь, - призвала к порядку МакГонагалл.

- Как скажите, - холодно посмотрев на женщину, Малфой бросил ледяной взгляд на друзей и гордо удалился из зала.

Громко прошипев: «Что, доволен?», - за ним ушёл и Люпин. Итон же, как ни в чём не бывало, сел обратно и спокойно принялся есть. Директор выглядел донельзя довольным. Единственное, что напрягало, так это то, что к мальчикам нельзя было применить легилименцию: их как будто что-то защищало. Что-то мощное и очень сильное. И это были не щиты, хотя, судя по всему, ментальные щиты у них тоже имелись, и достаточно хорошие для их возраста.

А юный Блек, поев, с надменным выражением лица не спеша вышел из зала. Друзья ждали его в комнате. Проведя небольшой военный совет, ребята решили: играть так играть, - и единогласно поддержали предложение Итона притворяться и на уроках, да и вообще везде, где их только могут увидеть. Общаться договорились при помощи дракончиков. Прокричав: «Слава Слизерину!» (фраза у них уже стала за место девиза), ребята, изобразив на лицах неприязненное выражение, вышли из спальни.

Игра оказалась забавной. Особенно интересно было наблюдать за профессорами и однокурсниками, которые за месяц уже привыкли, что эти трое неразлучны. Но день, два, три… а те по-прежнему даже слова не говорят друг другу, хотя и едят, и ходят и садятся в классе по-прежнему вместе. Незаметно для себя, мальчики научились не только скрывать свои истинные чувства, заменяя их ложными, но и контролировать свои эмоции. Внешне они стали настоящими слизеринцами, что вызывало уважение у старшекурсников их факультета, и неприязнь всех остальных студентов. А вот их однокурсники, Дэвид и Виола, как ни старались, явно не дотягивали до тех, над кем совсем недавно смеялись.

Ещё один плюс их игры - друзья отлично научились общаться без слов, передавая образы и эмоции с помощью дракончиков. Дракончики в свою очередь в последнее время так хорошо справлялись со своей задачей, что могли уже передать не просто интересный образ, но и вид листка, на котором записано послание, которое передать без слов было ну очень проблематично.

Дамблдор последние дни даже спал лучше, чрезвычайно довольный результатами. Правда, он не ожидал, что характер его пешек так быстро и резко изменится. Кроме того, они, почему-то, по-прежнему держались вместе. Хотя, это может быть просто побочный эффект, или парадокс обуславливается тем, что они вынуждены спать в одной комнате. То, что три юных слизеринца окончательно разругались, он не сомневался.

А вот декан Слизерина был очень обеспокоен поведением своих подопечных. Он не заметил, чтобы дети пользовались определяющим зельем, которое он им дал, а столь резкие перемены… В общем, Бёрн решил проверить, не подвергли ли его студентов проклятию или не подлили ли очередную порцию зелья? Выбрав наиболее подходящее зелье, профессор приступил к его готовке: через три дня оно должно было свариться.

Глава 10. Встреча старых знакомых

Начало ноября выдалось холодным и дождливым. Гарри задумчиво смотрел в окно, когда вернулась Сели с ответом от Люпина. Мужчина послал птицу, как только прошла полная луна, несколько дней назад. По правде говоря, он не думал, что сова так быстро вернётся: наверняка Люпин по-прежнему недалеко от Лондона. Развернув пергамент, брюнет увидел только несколько слов, накарябанных явно в спешке: «Остановился в «Дырявом котле», буду ждать. Лунатик».

- От него? - в гостиную спустился Драко. Было ещё достаточно рано. Женская половина семейства уехала на выходные к Гильберту, так что мужчины остались одни.

- Скажи отцу, что мы будем через полчаса. Он в «Дырявом котле», я быстро, - Гарри встал, взял с кресла непромокаемый плащ и, надев его, трансгрессировал.

Появился брюнет около чёрного входа. Накинув капюшон, скрывший лицо, он вошёл в заведение и прошёл прямо к стойке бара. Бармен, протиравший рюмки, выжидательно посмотрел на него.

- Здесь остановился один мой друг, - непривычно низким и глухим голосом сказал мужчина, - Лунатик, - Гарри протянул бармену несколько золотых монет.

- А, оборотень? - тут же оживился мужчина, - Вон он, в углу.

Не сказав больше ни слова, брюнет уверенно пошёл в указанном направлении. Ремус, сидевший с отстранённым видом, заметил фигуру, быстро движущеюся к нему. Лицо незнакомца было скрыто, что насторожило Люпина, волчьи инстинкты спокойно спали после недавнего полнолуния (зелье их притупляло, и на восстановление требовалось дней пять). Хотя опасности он не чуял, но вот определить, кто этот незнакомец, не смог, поэтому, не сильно доверяя сонным инстинктам, положил руку на палочку, ожидая действий мага.

- Чем могу помочь? - когда фигура в плаще молча перед ним остановилась, спросил оборотень.

- Я думал, ты меня ждёшь, Ремус, - раздался тихий насмешливый голос.

- Гар… - заклятие немоты настигло прежде, чем он успел сказать имя.

- Генри, меня все зовут Генри, - напомнил брюнет, не снимая заклятия, - К сожалению, дома только мы с Дрейком и отец, но приглашаю побыть у нас денёк, если хочешь.

Ремус, кивнув, встал и быстро поднялся на второй этаж, забрал свой чемодан и спустился к молодому человеку. Гарри подал руку:

- Не удивляйся, когда увидишь нашего отца, - предупредил темноволосый Блек, после чего трансгрессировал, утянув с собой и оборотня.

* * *

- Добро пожаловать в наш дом, - Гарри вместе с оборотнем оказались в гостиной дома Блеков.

- Спасибо за зелье, - первым делом поблагодарил Люпин, как только снял с себя заклятие немоты (в пабе он не стал тратить время на такую ерунду).

- Все благодарности отцу, это он догадался, что ты не купишь лекарство, - молодой человек улыбнулся мужчинам, сидящим в креслах за спиной оборотня. Ремус резко обернулся и в шоке замер: блондина, сидящего ближе к камину, он ожидал здесь увидеть, но зельевара…

- Северус? - словно не доверяя себе, еле выговорил Люпин.

- Рад видеть, что ты пережил превращение, Ремус, - казалось, мастер зелий просто наслаждается потерянным видом и непониманием в глазах гостя.

- Ремус, Сев и есть наш отец, - спокойно представил Гарри. На лице зельевара расплылась довольная и мягкая улыбка, которая окончательно добила всегда спокойного оборотня.

- Как? Почему он? - растерянно повернулся мужчина к брюнету.

- Просто он единственный, кто смог помочь нам с братом. Кроме того, мы его любим, - просто ответил парень, - Садись, - предложил Гарри, а сам подошёл и встал за креслом зельевара, положив руки тому на плечи и смотря на оборотня.

- Профессор, действительно, вам лучше сесть. Нам стоит поговорить, ведь не зря же судьба привела вас сюда? - посмотрел на не сдвинувшегося с места Люпина Драко. Мужчина как-то отстранённо кивнул и сел в предложенное кресло.

- Отлично, - улыбнулся Гарри, - А теперь несколько слов о нас, чтобы ты, Ремус, представлял, что произошло. Ты помнишь, что мы с Дрейком сбежали и нас не нашли, уже знаешь, что мы целый год проучились в Хогвартсе, под носом у Дамблдора, и он не обратил на нас внимания. Теперь подробнее. Мы ушли из школы и улизнули от Лорда тогда вместе. Прятались у Северуса, и он нас не выдал. Теперь мы вместе. Живём семьями: я с Сандрой и дочкой, и Дрейк с Гермионой, Итоном и Лорой.

- Гермионой? - удивился Люпин.

- Ты же не знаешь, - посмотрел на него Северус, вспомнив, что оборотень покинул Орден раньше их общего побега, - Итон - сын Дрейка и Герми, они со школы вместе.

- Но ты же Малфой, ты не мог… - в шоке посмотрел на блондина Люпин.

- Вообще-то, я давно уже Блек, - холодно произнёс Драко, - И мне глубоко наплевать как на статус крови, так и на «особенности» некоторых личностей, - молодой человек в упор посмотрел на оборотня.

- Прошу прощение, просто всё это как-то…

- Неожиданно, - подсказал Гарри, после чего улыбнулся, - Ничего, привыкнешь. Кстати, мы приглашаем тебя и Тедди к нам на Рождество. Ты не против?

- Насчёт Тедди, спасибо, - искренни поблагодарил Люпин, - Но а я не могу подвергнуть вас такому риску: 27 числа полнолуние. Тедди с детства привык жить в таком режиме, а вот ваших детей я могу напугать, и это не говоря о том, что зелье может быть неисправно, и вы все можете пострадать.

- Неужели, Ремус, ты считаешь, что я настолько стар, что не способен сварить нормальное аконитовое зелье? - ядовито спросил Северус.

- И ты приготовишь его? - посмотрел мужчина на мастера зелий.

- Уж не думал ли ты, что я буду рисковать своей семьёй?

- Ладно, хватит, - прекратил спор Гарри, в компенсацию за резкий тон массируя зельевару плечи.

Уж что-что, а массаж Северус любил, поэтому пререкаться со «старым школьным другом» больше не стал.

- Так ты останешься, Ремус? Если боишься оставаться во время превращения дома, то от нас недалеко в лесу есть заброшенная сторожка. Маглы здесь не ходят, все остальные будут находиться в доме, - внимательно посмотрел на гостя брюнет, - Ты ведь ни разу не оставался с сыном во время превращения? Я прав?

- Я не сумасшедший, - посмотрел на огонь в камине мужчина, - Я уходил в лес, с Тедди несколько дней сидела наша соседка: хорошая женщина, магла, никогда не отказывается помочь. Я ей говорил, что в полнолуние изучаю поверхность луны, и не могу взять сына с собой. Она очень нас выручала.

- Но ты всё равно принимал лекарство? - спросил Северус.

- На всякий случай, - кивнул Люпин, - И слава Мерлину, что принимал. Я несколько раз видел, как маглы расставляют свои ловушки, а однажды в лесу в полнолуние появился мой сын. Я много чего ему рассказывал, и он догадался… Тогда я не стал показываться ему, а потом всё рассказал и объяснил, как это опасно. Но он не послушался, и ещё несколько раз приходил, пока не увидел меня… - мужчина опять посмотрел на огонь, - И, знаете, он не испугался… он узнал меня… Ему тогда только исполнилось семь, и он долго убеждал меня, чтобы я оставался в полнолуния дома, но я не мог. В конце концов, мы договорились на том, что я ухожу лишь в ночь превращения, а он никуда не выходит из дому. С тех пор он оставался один: читал мои книжки и ждал, когда я вернусь. И почти всегда утром, когда я приходил, видел Тедди в кресле у потухшего камина. Он спит, а на коленях лежит открытая книга…

- Ремус, не скучай, ты его скоро увидишь, - негромко сказал Гарри, всё это время не отводивший от оборотня взгляда, - Так ты согласен пожить на каникулах у нас? Герми очень будет рада тебя видеть, да и с остальными познакомишься.

- Спасибо, я обязательно приеду, - улыбнулся Люпин.

Весь вечер мужчины проговорили в гостиной. Северус держался чуть отстранённо, но вполне дружелюбно (насколько позволял его характер), Драко тоже больше слушал, а вот Гарри и Люпин соскучились друг по другу и обсуждали всё, что произошло с ними за последние десять лет, в том числе и детей.

* * *

Бёрн как раз разлил по стаканам только что сваренное зелье, когда в дверь постучали, и в класс вошли трое вызванных учеников.

- Вы хотели нас видеть, профессор? - без тени хоть каких-нибудь эмоций, спросил Лоренц. Такой тон, по сути, ещё ребёнка, настораживал, даже если брать во внимание, что мальчик принадлежит древнему чистокровному роду.

- Я хочу, чтобы вы выпили это. Без вопросов, - указал мужчина на три кубка.

- Как пожелаете, сэр, - Итон первым подошёл к бокалам. То, что в воду добавлено зелье, он не сомневался, но браслет никак не отреагировал, значит, оно не опасно. Однако слизеринец не был бы собой, если бы просто так выпил неизвестное зелье (да за такое деда Сев его собственными руками прибьёт!). Поэтому мальчик с совершенно невозмутимым видом достал почти полный бутылёк, который дал декан ещё месяц назад, и влил две капли в бокал. Как только зелья смешались, вода в кубке стала светло-зеленоватой. - Пейте, сюда добавлено зелье, которое выявляет различные чары, - не оборачиваясь, сказал он друзьям, опрокидывая в себя свою порцию. Как действует зелье декана, он определил давно: просто написал деду и приложил к письму пробирку с образцом данного им зелья, а затем нашёл всю информацию по нему в книгах. Да, кроме этого, Северус и сам отлично всё расписал.

- Откуда ты знаешь? - декан удивлённо смотрел на своего первокурсника.

- Мне рассказал мой дед, он мастер по зельям, и учит меня, - просто ответил мальчик.

- Знал я одного мастера, но он к себе в ученики, насколько я знаю, никого никогда не брал, а ведь был асом. Он получил звание мастера всего через несколько лет, как закончил Хогвартс, и много лет преподавал здесь, - неожиданно вспомнил профессор своего бывшего декана. Но то, что сказал на его слова мальчик, профессор ожидал услышать меньше всего:

- Вы о деде Севе? Он говорил, что вы работали в Министерстве и являетесь экспертом в ядах, и что мы насчёт ядов вам можем полностью доверять.

- Что? - не до конца понял мужчина, - Кто твой дед?

- Сева, - повторил Итон, - Северус Снейп.

- Снейп твой дед?! - Бёрн был, мягко говоря, в шоке. И как раз в этот момент сработало зелье. Всех ребят объял золотой свет, что, похоже, вытолкнуло профессора из реальности. Он ТАК на них смотрел, что мальчики уже испугались: не сойдёт ли профессор с ума?

- Сэр, что-то не так? - непонимающе посмотрел на него Лоренц. Друзей не сильно удивило это золотое сияние. Наоборот, оно было красивым и даже, кажется, грело. Итон же подумал, что декан просто не ожидал того, что он сказал, и чуть улыбнулся:

- Профессор, Северус действительно мой родной дедушка и мой учитель.

- Так, подождите, - попытался взять себя в руки мужчина, - Я знаю, что у Снейпа не было семьи и уж тем более детей...

- А что это было за сияние? - спросил Тедди, когда оно окончательно потухло.

- Вас что-то защищает, очень мощное, - негромко и задумчиво сказал Бёрн, - Возможно, это какая-то магия крови. Странно, что у вас всех результат одинаковый, и больше никаких чар или следов зелий… Я не эксперт в этом, но могу сказать, что то зелье вражды, которое вам подливали, вряд ли смогло бы пробиться сквозь вашу защиту.

- Спасибо, профессор, - Итон был очень доволен результатом. То, что их защищает магия Салазара и их клятва, он не сомневался.

- Мы можем идти? - спросил Тедди.

- Только скажите, зачем вам всё это надо? Вы ведёте себя так, как будто на вас действительно проклятие или… Поверьте, я не раз видел, что люди так резко меняются, и обычно ничего хорошего из этого не выходит. Вы и дальше собираетесь притворяться?

- Нет, профессор, - вдруг родилась новая идея в голове у юного Блека, - А вы не могли бы помочь нам?

- Чем именно? - посмотрел в глаза мальчику Бёрн.

- Вы же говорили, что чтобы эффект стал необратимым, нужно несколько месяцев? - уточнил Итон, декан кивнул, - Нам нужна ещё неделя, а потом не могли бы вы написать нашим родителям, что нас пытались напоить этим зельем, и сообщить директору, что, заметив, насколько мы изменились за последний месяц, вы, как наш декан и бывший криминалист, решили выяснить, не наслал ли на нас кто проклятье? Ну и, слава Мерлину, вовремя дали нам противоядие. Это же, в сущности, почти правда.

- Весьма по-слизерински, мистер Блек, - похвалил Альфред, - Но вы уже должны были понять, что в Слизерине просто так ничего получить нельзя. Так что, ответьте мне на один вопрос: почему профессор Снейп покинул школу и как он оказался вашим дедом?

Мальчик задумчиво посмотрел на мужчину. В конце концов, декан действительно хотел помочь им, и вряд ли стоит ждать от него после всего этого подлога. Поэтому Итон ответил предельно честно:

- Ради семьи, профессор, он ушёл отсюда потому, что не захотел расстаться с моими родителями и крёстным, - сказал мальчик, - Так вы не против помочь нам?

Бёрн кивнул, обдумывая слова подопечного. Сказав «Спасибо» и попрощавшись, ребята покинули кабинет, а профессор ещё долго смотрел в одну точку, не понимая, как тот мрачный и нелюдимый Снейп, которого он знал, мог обрести семью и оставить свою преподавательскую деятельность? Невероятно! Наверно, мир просто сходит с ума…

Глава 11. Вызывали, директор?

Итон и Тедди сразу, как ушли от декана, отправили сообщения своим отцам, чтобы для тех вызов не был неожиданностью, и чтобы они не волновались, когда получат письмо от декана. Лоренц грустно смотрел на сов друзей: сам он ни за что не рискнул бы написать отцу, да и был уверен, что Люциус Малфой очень рассердится за вызов в школу, каковы бы не были причины.

- Ничего, прорвёмся, - дружески хлопнул по плечу блондина Итон.

- А почему неделя? - задал интересующий вопрос Малфой.

- Во-первых, недавно было полнолуние, - стал перечислять мальчик, - Я не очень хорошо разбираюсь в этом, но, вроде, мистеру Люпину надо бы восстановиться.

- Спасибо, - искренне поблагодарил Тедди, - Папа, действительно, часто болеет после луны. А если он не принимал лекарство… - мальчик поёжился, вспоминая рассказы отца, как тот в детстве по нескольку недель мог лежать в постели после превращения.

- Во-вторых, - кивнув другу, продолжил Итон, - Мы не знаем, насколько Дамблдор знает родословные магических родов и принимал ли во внимание наше кровное родство, когда подливал эту гадость? А, значит, он может ждать, что мы окончательно потеряем друг к другу интерес уже через дней десять, а тут, как снег на голову, наш декан, который всё испортил в самый последний момент.

- А Бёрну ничего не будет? - спросил Лоренц, - Мы же его подставляем.

- Он наш декан, да и профессия у него была такая, что он просто обязан был догадаться, что здесь не всё чисто. К тому же, он действовал абсолютно правильно в данной ситуации, - пожал плечами парень.

- Ладно, а чем заниматься-то будем? - глаза блондина предвкушающее сверкнули, - Дальше изображать безразличие, устроим очередной скандал или что похлещи?

- Мне крёстный классную книгу подарил по ЗОТИ, - зловеще улыбнулся мальчик, - Она просто потрясающая! Думаю, пора нам самим заняться изучением заклинаний, а через шесть дней устроим дуэль, за что и вызовут наших родителей, и из-за чего Бёрн «обнаружит», что нас опоили зельем.

- Ты думаешь, мы сможем сами научиться? За несколько дней? - восхищённо спросил Тедди, глаза которого загорелись от нетерпения и желания приступить ко всему немедленно.

- Меня уже многому научили, - довольно хмыкнул Итон, - А вам я помогу. Кроме того, нам ведь и не нужны серьёзные чары: хватит щита и Экспелеармуса, ну и ещё можем попробовать что-нибудь интересное. Главное - сам факт дуэли, и что мы владеем хоть какими-то атакующими чарами - поверьте, этого будет более, чем достаточно.

Договорившись, все трое с лицами «друг друга знать не желаем» отправились в свою комнату. Итон взял книгу, и они пошли в комнату Слизерина: большой просторный зал был идеальным местом для тренировок. Но в этот день они не занимались: Лоренц и Тедди настолько были восхищены учебником, что весь вечер все трое, внимательно рассматривая движущиеся картинки, просто читали его, а потом занимались с дракончиками, которые вдруг решили передать своим маленьким хозяевам наиболее понравившиеся им картинки из той же книги. В принципе, научить малышей передавать вместе с картинкой надпись на смежной странице так, чтобы во всём этом было легко разобраться, было бы не плохо. А если бы дракончики и запоминали всё это - так вообще класс: и сам не забудешь, и к экзаменам готовиться не надо - малыш всё, что нужно, подскажут.

* * *

Прошла ровно неделя. Бёрн сидел на завтраке и думал, что именно написать мистерам Люпину, Блеку, и лорду Малфою, и стоит ли их вызывать для разговора в школу?

Вот в зал вошли его трое студентов, с уже привычными масками на лицах. «Интересно, а они подумали над тем, что мне не так просто будет всё объяснить директору?» - отстранённо подумал мужчина. Но Альфред и предположить не мог, что ответ на свой, в сущности, риторический вопрос он получит ещё до конца завтрака.

Многие уже расходились, когда мальчики начали своё представление.

- Да как ты смеешь так говорить о моём отце?!!! - вскинулся Малфой, вскакивая из-за стола. Директор, МакГонагалл, Бруствер и Бёрн, которые ещё были в зале, удивлённо посмотрели в сторону стола младшекурсников.

- Ты только скажи, что это не правда?! - вскочил Блек, яростно сверкая глазами.

- Ты не смеешь! - на весь зал прошипел блондин.

- Хватит! - ударив руками об стол, зло прорычал, поднявшись, Люпин, - Мне до чёртиков надоели ваши ссоры! Немедленно сядьте!

- Заткнись, безродный! - презрительно посмотрел на него Лоренц. Тедди густо покраснел, с отвращением смотря на блондина:

- Я тебе покажу, чей род чище, - выхватил палочку юный метаморф.

Учителя были слишком поражены увиденным, чтобы вмешаться, студенты, открыв рты, смотрели на совсем не детскую ссору первокурсников.

- Экспелеармус! - выкрикнул Люпин.

- Протего! - ко всеобщему удивлению отразил луч Малфой.

- Петрификус тоталус! - вмешался Блек, посылая заклятие в Тедди, но тот сумел увернуться:

- Акваменти! - отреагировал Люпин: на голову взбешённого Блека вылилось ведро холодной воды.

- Немедленно прекратите! - наконец очнулся директор.

Мальчики, просверлив друг друга убийственными взглядами, тяжело дыша, нехотя убрали палочки и холодно обернулись к директору, словно ничего не произошло.

- Минус тридцать баллов с каждого! - недовольно смотря на них (ох, как же он был рад!), произнёс директор, - И будьте добры немедленно подняться ко мне в кабинет.

- Директор, разрешите сначала мне самому поговорить со своими студентами, - не отрывая от троицы глаз, мрачно сказал Бёрн, - Я думаю, следует немедленно сообщить их родителям о столь неподобающем поведении.

- Хорошо, - согласился Дамблдор (ну что плохого может быть от дополнительного выговора и наказания?), - Я буду вас ждать через час, - директор встал и через боковую дверь вышел из зала.

Декан Слизерина проводил директора взглядом, после чего направился к своим подопечным.

- За мной, - бросил он, даже не глядя на них. Многие проводили первокурсников сочувствующим взглядом: не часто Бёрн был рассержен, а он, всё-таки, слизеринец, и явно так всё не оставит.

* * *

- Как? Как вы додумались до этого?! Откуда вы знаете дуэльные заклинания? Во имя Мерлина, что вообще происходит? - впустив троицу и закрыв дверь, набросился на них профессор.

- Вам не понравилось, сэр? - изобразил на лице удивление Итон, - Это же отличное прикрытие. Вы написали нашим родителям?

- Сейчас напишу, - недовольно сказал Бёрн, - Но как вы могли так убедительно играть? Мистер Люпин, я, конечно, понимаю, что вы - метаморф, но безукоризненно изобразить ярость!

- Мы ведь слизеринцы, - расплылись в улыбке мальчики.

- Как понимаю, вы разговаривали столь резко не только для убедительности, но и чтобы чувства были по возможности настоящими? - констатировал мужчина, - Но, ради Мерлина, даже в шутку такими словами не разбрасываются.

- Знаем, - кивнул Лоренц, положив руки на плечи друзьям, - Но только так мы останемся вместе. Мы знаем, кто подлил зелье, и он не должен догадаться, что мы не пили его.

- Тем более, друг на друга мы не в обиде, - Тедди накрыл ладонью руку блондина, - Хоть и неприятно слышать, как тебя обзывают, даже по необходимости.

- Прости, - смутился Лоренц: он действительно слегка перестарался, и слишком уж оскорбительно произнёс подготовленные заранее слова.

- Ничего, - дружески сжал его руку Люпин, - Да и я сам хорош: забыл, что заклинание даёт холодную воду, - виновато покосился он на стучащего зубами Итона, но Блек лишь улыбнулся, как бы говоря, что это меньшее из бед.

- Ах, да, - стукнул себя по лбу Бёрн и взмахом палочки высушил одежду шатена.

- Спасибо, сэр, так намного лучше, - искренне поблагодарил парень.

- Ладно уж, - вздохнул профессор, - Сейчас быстро напишу письма, отправлю их, и мы пойдём разбираться с директором.

- Сэр, а вы не могли бы вызвать наших родителей в школу? - нерешительно попросил Малфой: он-то, в отличие от друзей, не жаждал видеть отца.

- Что ж, - внимательно посмотрел на умоляющие личики мужчина, - Будут вам ваши родители.

Быстро написав три письма, Бёрн с помощью камина отправил их в дома своих студентов (бросив летучего пороха, мужчина, чётко называя адрес, кидал в огонь нужный пергамент. Так как ограничивающие и защитные чары действовали только на живых существ, письма должны были беспрепятственно попасть в гостиные нужных домов, и оставалось только наедятся, что хозяева обнаружат их. С Малфоями было проще: благодаря домовым эльфам лорд Малфой должен был сразу получить записку).

Отправив письма, в которых была просьба через полчаса явиться в кабинет директора школы чародейства и волшебства, Бёрн повёл своих студентов в этот самый кабинет.

Дамблдор их уже ждал. Скрестив пальцы, он осуждающе смотрел на первокурсников.

- Итак, молодые люди, можете ли вы объяснить своё поведение? - проницательные голубые глаза смотрели из-за очков-половинок.

- Мои студенты не виноваты, директор, - твёрдо сказал Бёрн, подбадривающе положив руки на плечи ребят, которые выглядели расстроенными и очень подавленными. И как они научились так играть чувствами?

- Прости, мой мальчик? - перевёл Дамблдор взгляд на стоявшего за ребятами мужчину.

- С ними кто-то сыграл очень злую шутку, - в голосе мужчины явно слышались стальные и гневные нотки, - Я заметил, что они в последнее время сильно изменились, а сегодняшний их поступок… В общем, я дал им определяющее зелье, - директор непроизвольно вздрогнул, но лицо его по-прежнему выражало лишь вежливую заинтересованность, а Альфред продолжил, - Оказывается, им подлили весьма сильное зелье вражды, и довольно давно. Боюсь, ещё неделя или две, и эффект от зелья был бы необратим. Но, слава Мерлину, я вовремя выяснил причину странного поведения моих студентов и уже дал им антидот, так что вы, директор, можете не волноваться. И, думаю, в данном случае ни о каком наказании не может быть и речи.

- Конечно-конечно, - закивал Дамблдор, пытаясь сдержать рвущиеся наружу ругательства, - Это просто счастье, Альфред, что ты не позволил распасться дружбе столь юных молодых людей. Я обязательно попытаюсь выяснить, кто повинен в этом преступлении, - директор посмотрел на стоящих учеников, опустивших головы, - Я понимаю, как вам сейчас трудно, но, возможно, у вас есть подозрения, кто мог так поступить?

- Директор, - отвлёк его профессор зельеварения, посмотрев на часы, - Сейчас должны прибыть родители мистеров Блека, Малфоя и Люпина. Я посчитал, что лучше их вызвать сюда, чем писать обо всём случившемся в письме. Согласитесь, случай из ряда вон выходящий, и мы не можем оставить виновных безнаказанными.

- Да-да, - отстранённо кивнул директор: надо же, как рыбка уплыла из сетей, - Ты поступил верно, мой мальчик, - «Ну ничего, одна неудача ещё ничего не значит. Может, это и к лучшему: зелье больше не действует, но они вряд ли смогут забыть те слова, что говорили друг другу. И что там Альфред сказал? Ах да, родители… Что ж, надо поговорить с Ремусом: пусть повлияет на сына».

В камине вспыхнуло изумрудное пламя, и в кабинет вошёл мужчина в старой заплатанной мантии.

- Папа! - Тедди со всех ног бросился к отцу. Ремус поймал сына и крепко прижал к себе: как же он соскучился!

Буквально сразу за Люпином из камина гордо вышел Люциус Малфой и, презрительно окинув кабинет, остановил весьма недовольный взгляд на сыне.

- Папа, - нерешительно поднял взгляд блондин, - Я… - слова застряли у него в горле, когда он увидел холодный и в то же время гневный взгляд отца. Инстинктивно мальчик отступил за спину друга, пытаясь спрятаться.

Люциус, презрительно наблюдая за глупой попыткой сына избежать наказания, перевёл взгляд на мальчика, за которого и прятался Лоренцио. Аристократические черты лица, красивые, но не уложенные каштановые волосы, спокойный вежливо-холодный взгляд. Мальчик явно был благородного происхождения и, по всей видимости, был другом Лоренца.

В этот момент пламя в камине снова вспыхнуло, и из камина вышел не кто иной, как Северус Снейп собственной персоной. Бёрн, знавший, кто является дедушкой его подопечного, всё равно еле сдержал удивление при виде своего мрачного, одетого в чёрный плащ, учителя. Дамблдор, поднявший взгляд и посмотревший на последнего «родителя», лишь открывал и закрывал рот, не в силах справиться с шоком. Итон же, улыбаясь до ушей и с криком: «ДЕДА!!!», - в одно мгновение оказался на шее у мастера зелий, который тепло улыбнулся и потрепал его волосы, после чего, с ребёнком на руках, но с непроницаемым и ледяным выражением лица посмотрел на полувменяемого Дамблдора:

- Вызывали, директор?

Люциус, занятый созерцанием своего провинившегося сына, резко обернулся на голос и замер. На лице у аристократа проступило недоверие, смешанное с шоком. Северус, заметив ошарашенное лицо друга (?), лишь ухмыльнулся, еле заметно ему кивнув:

- Рад тебя видеть, Люц, - насмешливо произнёс Снейп, - И не смотри на меня, как на привидение. Я ещё, слава Мерлину, жив.

Лорд Малфой с трудом взял себя в руки и закрыл рот, всё ещё не отводя взгляда от зельевара.

- И я рад встречи, Сев, - наконец, смог совладать с голосом Малфой, - Так это… - не в силах подобрать слова, кивнул он на мальчика в руках мастера зелий.

- Мой внук, - в голосе Северуса отчётливо послышались нотки гордости, - Итон Блек, - мужчина перевёл взгляд на белобрысого мальчика, стоящего в стороне, - А это, как я понимаю, Лоренцио? - дождавшись кивка, зельевар удовлетворённо хмыкнул, - Он очень похож на тебя, Люц. А вот глаза, насколько я понимаю, достались от Цисси, хотя более яркие…

Поприветствовав друга, Северус оглядел остальных присутствующих. Кивнув оборотню, он посмотрел на Бёрна:

- Добрый день, Альфред, - кивнул и ему мастер зелий, - Благодарю вас за заботу о моём внуке.

- Это мой долг, - спокойно ответил нынешний профессор зелий, - Ваш внук - очень одарённый мальчик. Итон делает большие успехи в зельеварении.

К удивлению Снейпа, директор очухался достаточно быстро. Все как раз обменялись приветствиями, когда Дамблдор заговорил:

- Северус, мой мальчик, ты так напугал меня. А это нападение на Хогсмид! Когда Орден и Министерство прибыли, мы не смогли найти вас. Я уже было решил…

- Смею вас огорчить, директор, но я всё ещё жив, - перебил Северус. Люциус, не удержавшись, хмыкнул при виде лица директора, за что получил от друга холодный взгляд.

- Что ты, мой мальчик, - всплеснул руками Дамблдор, - Как ты мог подумать такое?! Ты же знаешь, как дорог мне. Я все эти годы надеялся, что ты не погиб…

- Спасибо, директор, ваши слова греют мне душу, - скривился мастер зелий, - Но могу я узнать, кто в школе посмел подлить отнюдь не безобидное зелье моему внуку?

- Северус, пойми, скорее всего это чья-то глупая шутка или детская обида. Неужели ты думаешь, что тот, кто сделал это, понимал последствия своего поступка?

- Простите, Дамблдор, но это переходит всякие границы, - вступил в разговор лорд Малфой, - «Шутника» необходимо исключить из школы! Вы уже знаете, кто это был?

Бедный директор, вообще мало чего соображая и всё ещё пребывая в состоянии шока после появления зельевара, пытался хоть как-то отбиться от обвинений в халатности, безответственности и стремлении всё замять (которые были, надо сказать, не безосновательны). Почти час Люциус и Северус поливали грязью и школу, и лично директора, обещая различные проверки, если виновный не будет найден и прецедент опять повторится. Всё это время Итон был на руках у Северуса, Лоренцио, не смея сказать ни слова, жался к декану, который просто наблюдал за происходящим (которое всё меньше ему нравилось), а Ремус, даже не прислушиваясь к разговору, обнимал своего мальчика, целовал его, гладил ставшие золотыми волосы. Как же ему не хватало эти месяцы сына! Как же он любил своего мальчика!

- Мы очень надеемся, что подобного больше не случится, - ледяным тоном закончил лорд Малфой, не обращая внимания на жалкий лепет директора, - В противном случае, я вынужден буду обратиться в попечительский совет, и школу закроют до выяснения всех обстоятельств. Я понятно изъясняюсь?

- Уверяю вас, такого больше не повторится, я лично прослежу за этим, - Дамблдор выглядел чрезвычайно усталым и измотанным.

- Это в ваших же интересах, директор, - кивнул Снейп, после чего оба мужчины повернулись спиной к директору.

Северус осторожно разбудил Итона, который умудрился в таком шуме заснуть, прижавшись к его груди. Поцеловав мальчика в макушку и прошептав несколько ласковых слов, мужчина отпусти его, кивнув на сына Малфоя, которому явно не помешало бы успокаивающее. Итон, ещё раз обняв мужчину, отправился к другу, вскоре к ним присоединился и Тедди, распрощавшийся с отцом.

- Альфред, пожалуйста, дайте им успокаивающее, горячий шоколад и что-нибудь перекусить. Думаю, сегодня им нет смысла присутствовать на уроках, - распорядился Снейп, смотря на своего бывшего ученика.

Бёрн лишь кивнул и увёл детей из кабинета. Ремус, кивнув директору и двум находящимся здесь мужчинам, первым покинул кабинет: перед его глазами всё ещё было лицо его мальчика. Северус ушёл вместе с Люциусом, который пригласил его в Малфой-менор, а директор, чувствуя слабость и невыносимую усталость, направился наверх. Голова болела, мысли все спутались, и единственное желание было поспать, что он и собрался сделать.

* * *

- Сев, я так рад тебя видеть, - искренне произнёс аристократ, доставая бутылку и наливая себе и другу янтарную жидкость. Северус был единственным человеком, которого Малфой уважал, несмотря ни на что, к которому прислушивался и перед которым никогда не притворялся.

- Значит, убивать ты меня не будешь? Это радует, - сел в кресло и взял протянутый ему бокал зельевар.

- Что за чушь ты несёшь? - удивился блондин. Он и не представлял, как соскучился по этому мрачному, вечно недовольному и язвительному мастеру зелий.

- Тебе привет от Драко, - лениво потягивая нектар, произнёс зельевар.

- Ты же знаешь, что я не хочу слышать это имя в своём доме, - рассердился Малфой, чуть не разбив бокал, который слишком сжал при упоминании о старшем сыне.

- Зря ты так, - пожал плечами Северус, - Между прочим, Итон - твой родной внук, а твой сын хочет поехать к нам на Рождество.

- Никогда, - в глазах блондина появился лёд, - Я этого не допущу.

- Люц, - наклонился мужчина к другу, - Отпусти его. Ты только сделаешь хуже, и мальчик сбежит от тебя. Они очень привязались друг к другу, зачем тебе это? Ты же помнишь, как я сбегал к тебе из дому, когда отец запрещал мне общаться с тобой? Ради нашей дружбы, разреши Лоренцио поехать. Я буду всегда рядом и обещаю, что твой сын вернётся в школу в целости и сохранности.

- Не могу, - Люциус закрыл глаза, откинувшись на спинку кресла, - Там будет… Драко. Я не хочу, чтобы они общались. Лоренц вообще не должен был и близко подходить к Блеку. На Рождество я заберу его из школы и отправлю в Дурмстранг, так будет лучше для всех. Правда, Цисси очень расстроится, но я не могу допустить их дружбы.

- И чем тогда ты лучше того гада, кто подлил мальчикам зелье? - грустно посмотрел на него Северус, - Ты разобьешь сыну сердце. Мальчик может не выдержать этого. Он угаснет у тебя на глазах, а у вас с Цисси вряд ли будут ещё дети.

- Почему? Мы ещё…

- Она уже не молода, роды могут убить её, - возразил зельевар. Малфой побледнел и, стараясь не выдать охватившего его ужаса, посмотрел в глаза друга:

- Сев, и что мне делать?

- Не мешай им, - просто ответил Снейп, - Если не хочешь потерять второго сына. Кроме того, если с Лоренцем что-то случится, это будет удар для Нарциссы. Она уже потеряла одного сына, и второго раза может не вынести.

- Ты отвечаешь за него, - решился блондин, - И первого числа мы с Цисси ждём вас на ужин. Только тебя, Лоренцио и… сына Драко. Ни его, ни его жены и тем более Поттера я видеть не желаю.

- Как скажешь, - улыбнулся Северус, подавив вздох облегчения, - Люц, а теперь расскажи, что ты делал все эти годы? Признаться, наш дом спрятан так хорошо, что кроме газет у нас не было почти никаких источников информации. Кто у нас грядёт на пост министра?

До самого вечера они разговаривали. У них всегда была какая-то странная дружба. Её нельзя было назвать просто выгодным сотрудничеством, что и означало слово «дружба» у аристократов, они не были настолько близки, как «друзья» в понимании обычных магов или маглов, это скорее было какое-то противостояние. Они были друг для друга лучшими собеседниками: иногда спорили до потери пульса, иногда были единодушны, как сегодня в разговоре с директором, но всегда уважали мнение друг друга, изредка даже советовались, что уж явно было непринято в высших кругах, да и у Пожирателей. Люциусу, признаться, все эти мирные годы жутко не хватало язвительного, насмешливого и ужасно вредного зельевара. Он не считал Снейпа предателем, как думали те соратники Лорда, которые были в курсе всего, что произошло (а Лестрейнджи, Макнейр, Сивый и ещё пара оборотней даже пытались его выследить, чтобы убить, за что и поплатились своими жизнями, когда мракоборцы их схватили). Просто зельевар никогда не слушал чужих мнений и всегда поступал по-своему, и Малфой отлично это знал, за что ещё больше ценил их отношения с Северусом.

Распрощались они только когда домовики объявили об ужине, на который зельевар не остался. Северус, как в былые времена, вышел во двор и трансгрессировал, а Люциус ещё долго стоял на крыльце и думал обо всём, о чём они успели поговорить.

Глава 12. Обмануть шпиона

- Он только из-за твоего деда стал защищать меня. Я никогда не видел отца таким… - пробормотал Лоренц, когда они распрощались с Бёрном и шли в сторону гостиной своего факультета.

- По-моему деда говорил, что они с твоим отцом были друзьями, - вспомнил Итон.

- Никогда бы не подумал, что у отца может быть друг…

- Зато у тебя есть друзья, - хлопнул его по плечу юный Блек.

- Ага, братья, - чуть улыбнулся блондин, чувствуя огромную благодарность за слова и поддержку друзей.

Ребята свернули за угол и замерли, нырнув в нишу, пока их не заметили стоящие у входа в гостиную старшекурсники, о чём-то говорящие с Дэвидом и Виолой. Прислушавшись, ребята разобрали несколько слов. Они хотели выйти из укрытия, когда неожиданно услышали свои имена. Обратившись в слух, они замерли, еле дыша.

- Нет, Дана, они должны понести наказание. Никогда ещё из-за первокурсников мы не лишались стольких баллов! Своим поведением они опозорили не только себя, но самого Слизерина, а это непростительно.

- Я могу пробраться в их комнату. Мне кажется, стоит посмотреть, чем они там постоянно занимаются? - свистящим шёпотом предложил Дэвид, непроизвольно оглядываясь.

- Отлично, мы поможем обмануть защитные чары, - кивнули два семикурсника.

- Как только что-нибудь выясним, надо поговорить с деканом, - подвёл итог Хэррис.

- И послать записку директору, - внесла своё предложение Виола.

Больше не слушая, друзья переглянулись, и одновременно коснулись стены, желая попасть в комнату Слизерина. Они ни разу ещё не пробовали попасть в комнату таким образом, и очень удивились, когда проход всё-таки появился. Нырнув в него, ребята бегом направились в комнату Основателя. Оказавшись в ней, они свернули в проход, ведущий в их спальню.

За дверью была слышна чья-то ругань: видать, их «товарищи» не стали откладывать дела в долгий ящик, и сразу приступили к взлому защиты. Итон подошёл к двери и усилил защитные заклинания: пусть помучаются, если им так охота. Не говоря ни слова, друзья забрали свои вещи и отнесли в спальню Основателя (на всякий случай), оставив только учебники и школьные сумки, из которых вытащили всё более-менее ценное. Дракончики, ждущие их в комнате, тоже спрятались в покоях Слизерина, а ребята, сказав малышам, что скоро вернутся, и призвав для них еды, отправились назад в свою спальню, по пути обсуждая план действий.

* * *

Дэвид Флинт стоял, прислонившись к двери своей спальни, и наблюдал, как двое его старших товарищей пробуют взломать дверь комнаты его однокурсников.

- Чёрт, да что же это такое? Кто вообще накладывал на комнаты заклинания?! - в сердцах воскликнул Рой Ларен, когда змея опять чуть не ужалила его.

Внезапно чары спали, замок щёлкнул, и дверь чуть отворилась, словно приглашая их войти внутрь. Семикурсники, полчаса возившиеся с дверью, удивлённо переглянулись.

- И что это значит? - осторожно открывая дверь, недоумённо оглядел пустую комнату Алан Джагсон.

Итон, открывший дверь, был скрыт от любопытных глаз под мантией-невидимкой. Убедившись, что чары пропустили горе-взломщиков и проследив, куда спрятался Дэвид, Блек покинул комнату через коридор, в котором дожидались его друзья. С помощью Карты мародёров, троица определила, что «взломщики», оставив Флинта в их спальне, расположились в гостиной. Притом сели довольно странно: так, чтобы иметь максимальный обзор. Староста был вместе со своей девушкой, Даной Микл, и тоже сидел так, чтобы видеть вход и в спальный коридор, и в гостиную. Наверняка именно Хэррис будет организовывать прикрытие и в случае чего вытаскивать из неприятностей Флинта. Виола же, похоже, в плане не участвовала: их однокурсница спокойно сидела в дальнем углу гостиной вместе с другими девушками факультета.

Оценив позицию противника, ребята попросили у Салазара ход, ведущий к одному из пустых кабинетов, недалеко от входа в гостиную факультета. Они не слишком надеялись, что комната откроет им коридор, но, похоже, теперь любой закоулок подземелья благодаря браслетам и магии этой чудесной комнаты, стал им доступен. Переглянувшись, друзья пошли по открывшемуся им ходу, нисколько не сомневаясь, что окажутся там, где хотели.

А тем временем их однокурсник прятался под одной из кроватей. Флинт не слишком был рад такой перспективе, но ради того, чтобы угодить старшим «друзьям» и досадить этой чересчур независимой и гордой троице, был готов практически на всё. Он искренне считал, что прав, и готов был отстаивать честь факультета, которую запятнали «эти трое».

Услышав шаги, Дэвид ещё дальше отодвинулся к стене, и чуть не вскрикнул, когда почувствовал что-то жёсткое, упирающееся ему в бок. Чуть повернувшись, он понял, что это лишь учебник, каким-то образом оказавшийся под кроватью. Раздался негромкий щелчок, и в спальню вошли. Флинт затаился, прислушиваясь к каждому звуку.

- А ты уверен, что это сработает? - закрыв дверь, спросил Лоренц.

- Ну да, - беззаботно ответил Итон, плюхаясь на свою кровать, - Правда, может произойти небольшой взрыв, но это ведь пустяки, правда?

- Тогда надо будет сесть повыше: если оно действительно взорвётся, ядовитый пар уйдёт вниз, а ты сам сказал, что он смертелен, - кивнул Люпин. Дэвид от этих слов еле поборол панику и желание выбраться из-под кровати и оказаться как можно дальше отсюда.

- Ну что, я достаю котёл? - сел на кровати Блек, потянувшись к своей сумке. Флинт судорожно сглотнул, прижимаясь к холодной стене, словно это могло защитить его от яда.

- У нас нет порошка из рога взрывопотама, - расстроено произнёс Тедди. Из-под кровати Итона послышался вздох облегчения. Сделав вид, что ничего не заметили, ребята продолжили свою игру.

- Кстати, надо бы поблагодарить декана за то, что избавил нас от этой гадости, - с отвращением произнёс блондин.

- Ага, - кивнул Тедди, - А интересно, что он теперь сделает с Флинтом и Макнейр? А вдруг это всё-таки не они?

- Не смеши меня, - посмотрел на друга Итон, - Они просто завидуют нашей дружбе, вот и подлили нам это дурацкое зелье ссоры.

- Да что они вообще на нас взъелись? - непонимающе спросил Малфой, - Кто вообще сказал, что Слизерин был именно такой, как о нём говорят?

- Может, попросим у Бёрна разрешение на посещение Запретной секции: вдруг там есть что-нибудь по истории, что поможет разобраться во всём этом?

- Да, Тед, ты прав, - кивнул Итон, - Как говорится, знание - сила, да и дополнительный козырь в наших рукавах. И пускай они хоть называют себя слизеринцами, но если то, что нам говорят об Основателе - это ложь, то они лишь позорят его имя.

Дэвид, лежащий под кроватью, был в шоке. Во-первых, его в чём-то подозревают, притом сообщили об этом декану. А во-вторых… во-вторых, эти трое могут быть правы насчёт Слизерина (как сын Пожирателя, он отлично знал, что волшебники, пишущие летописи, часто приплетают к фактам свои суждение и своё видение ситуации, искажая до неузнаваемости то, что было на самом деле). А тем временем Итон, Лоренцио и Тедди обсуждали какую-то ерунду: домашние задания, предстоящие каникулы, ближайший урок полёта. Они так увлеклись, что совершенно забыли, что в комнате есть кто-то ещё.

- Итон, пожалуйста, расскажи мне о брате, - попросил Лоренц, давно хотевший расспросить шатена, - Я думал, что увижу его сегодня. Почему пришёл именно твой дед?

- Из-за твоего отца, - честно ответил Блек, отлично знавший всю ситуацию, - Просто твой отец пришёл бы в ярость, если бы к директору отправились мои родители. А так, деда Сев обещал попробовать убедить твоего отца отпустить тебя к нам на каникулы.

- И ты считаешь, у него получится? - скептически поднял бровь блондин.

- Надеюсь. Завтра деда пришлёт Сели, нашу сову, вот и узнаем, как всё прошло. Но не волнуйся, мы всё равно тебя не оставим.

- А если отец заберёт меня из школы? Если куда-нибудь увезёт?

- Отправишь к нам Хэта, - пожал плечами Тедди, - что-нибудь придумаем.

- Да, это выход, - согласился Малфой, - Но у отца хорошие связи в Министерстве, он всегда добивается своего.

- Ну а у нас есть дом, который никакие министерские найти не смогут, - гордо произнёс Итон, - Так что твоему отцу со всеми деньгами и связями ничего не светит.

- А Хогвартс?

- А зачем он нам? - хмыкнул юный Блек, - У нас в доме, если ещё поселить и мистера Люпина, будут четыре мастера защиты, три первоклассных зельевара, три мастера по чарам. Крёстный и отец, кроме того, отлично знают лечебные заклинания, мама - руны, нумерологию и трансфигурацию, тётя Сандра говорила, что может найти историка и астронома, а моя младшая сестра, Лили, наверно, прочла уже сотню книг о магических существах. Какие тебе ещё нужны предметы? Ах да, травология, но её может вести дядя Невилл - он настоящий спец. Кстати, мой папа не против создания в нашем доме небольшой школы. Там будем мы, Лора, Лили, Ада, Джули и Уилл. Поверь, будет классно - они прикольные.

- Но им же, вроде, меньше, чем тебе и нельзя колдовать? - спросил Люпин.

- Если наш дом будет школой, никому дела не будет, сколько лет ученикам. А потом все вместе в Министерстве сдадим экзамены, так что всё Ок. Если к тому времени тебе будет 17, забрать тебя уже не смогут, так что будешь жить с нами.

- Спасибо, - искренне сказал блондин, постепенно успокаиваясь. Что ни говори, а встреча с отцом далась ему с трудом.

- За что? - усмехнулся Итон, - Мы же друзья, а друзей не бросают.

- За всё, - прошептал Лоренц. Усталость и напряжение взяли своё, и мальчик провалился в сон.

Итон и Тедди тоже вскоре заснули, вымотанные сегодняшними событиями, а Дэвид всё лежал под кроватью. Он внезапно понял, что такое настоящая дружба и ему просто физически было больно от сознания того, что он сам оттолкнул от себя однокурсников, что тоже мог бы быть с ними.

В дверь негромко постучали, что вывело Флинта из задумчивости. Осторожно выбравшись из-под кровати, он на цыпочках подошёл к двери и выскользнул наружу. Как только дверь закрылась, защитные чары комнаты восстановились. Магия Слизерина защищала сон ребят.

* * *

- Ну, услышал что-нибудь интересное? - спросил Рэмзан, как только увёл Дэвида подальше от комнаты троицы.

- Нет, они просто болтали, а потом заснули, - неуверенно ответил мальчик.

- Болтали? О чём? - тряхнул его староста.

- Им подлили какое-то зелье, они не виноваты в том, что произошло.

- Ты уверен? - нахмурился пятикурсник.

- Да, они невиновны, - повторил Флинт и, рассеяно окинув гостиную, вернулся в свою комнату. Время обеда уже кончилось, но парень даже не вспомнил, что у него сейчас история.

Глава 13. Настоящий Салазар

Две недели друзья не высовывались. Всё свободное время они изучали разные заклинания, занимались с дракончиками и строили планы по оправданию Слизерина. За это время они научили своих питомцев не только приносить письма и мелкие вещи, но и петь. Обнаружился этот талант дракончиков неожиданно: как-то вечером, сидя у камина, Тедди наблюдал, как друзья спорят относительно какой-то фразы в дневнике Основателя. Мальчику стало скучно, и он стал напевать под нос одну из песенок, что пел отец, когда он был совсем маленьким. Его королева какое-то время просто прислушивалась, а потом стала издавать трели, которые идеально вплетались в музыкальный настрой песни. Друзья, прервавшись на полуслове, в восхищении посмотрели на этот дуэт. Тедди смущённо замолчал, но ребята попросили петь дальше, и теперь мальчику «подпевали» уже все три дракончика. И это было красиво! Просто невероятно красиво!!!

Сегодня был день рождения Итона, и ребята, заказав с помощью стола сладостей, вовсю отмечали эту знаменательную дату.

- О, Лили! - развернув подарок от сестры - тёмно-синий шарф с вышитой серебряной змеёй, хлопнул себя по лбу парень.

- Она забыла, что наш цвет - зелёный? - посмотрел на красивый подарок Лоренц.

- Нет, - замотал головой друг, - Я больше предпочитаю синие тона, и Лили об этом знает, но я не о том. Лили отлично пишет, а её мама работает в издательстве! Мы можем копировать некоторые страницы дневников Слизерина, и отослать Лили, а она обязательно найдёт способ убедить тётю Сандру разместить в «Придире» статью о Слизерине!

- «Придира»? - задумчиво переспросил блондин, - Что ж, хорошая мысль. Журнал вся Англия читает ещё похлещи «Пророка». А кто твоя тётя?

- «Сова», - улыбнулся мальчик.

- Ну тогда я спокоен. Сову уважают все, и ей верят, - серьёзно кивнул Малфой.

- Осталось только найти нужное заклятие, чтобы сделать копии, - напомнил Тедди.

- Ничего, я знаю, что оно относится к чарам, - в глазах Итона заплясали бесята, - Спросим во вторник у Флитвика. Деда Гил всё равно передавал профессору привет, так что он не откажет. А откажет, я отправлю Малышку, она быстро принесёт ответ от деда.

Так и решили. Конечно, можно было дождаться каникул и рассказать свою идею Лили и Лоре с глазу на глаз, но им просто не терпелось как можно раньше рассказать людям правду.

* * *

Как только закончился урок заклинаний, друзья подошли к профессору.

- Вы что-то хотели, молодые люди? - спросил Флитвик, закрывая журнал.

- Профессор, не могли бы вы рассказать о заклинании, с помощью которого можно делать копии страниц, нам очень нужно, - попросил Итон.

- Мистер Блек, это заклятие изучается только в середине третьего курса, вам просто не хватит опыта и силы на него, - грустно посмотрел на мальчика Флитвик, - Если хотите, попросите старших товарищей, либо придите с книгой ко мне - я помогу.

- Профессор, пожалуйста, - мальчик вытащил палочку, огляделся и, указав на свой учебник, лежащий на парте, уверенно произнёс, - Акцио книга!

Учебник взмыл в воздух и мгновенно оказался в руках парня. Флитвик чуть не упал со стула, поражённый способностями мальчика (заклинание, как-никак, изучалось только на 4 курсе!).

- 20 баллов Слизерину! Потрясающе, молодой человек, просто потрясающе! - пропищал профессор, во все глаза смотря на мальчика, - Но кто обучал вас?

- Мой деда, - улыбнулся мальчик.

- И как его зовут? Возможно, я его знаю, - спросил Флитвик.

- Гил, - ответил Итон, - Гильберт Дистон.

- КТО?!!! - профессор всё-таки грохнулся со стула и застонал, ударившись затылком о каменный пол.

- Профессор! - ребята кинулись к Флитвику. Но, похоже, тот не очень сильно пострадал. Сев и потирая затылок, профессор посмотрел снизу вверх на мальчика:

- Я правильно расслышал, мистер Блек, ваш дед - профессор Дистон? - пропищал Флитвик.

- Да, - кивнул Итон, - Он говорил, что знает вас, и что вы - его лучший ученик. Я хотел написать ему, но я боюсь, что на словах не пойму заклинание, вот и попросил вас…

- Конечно, я помогу вам, - заверил его профессор, - Приходите сегодня после ужина, я буду вас всех ждать.

- Спасибо, профессор, - хором произнесли друзья. Попрощавшись до вечера, они отправились на обед, а профессор ещё долго восхищённо смотрел на дверь.

* * *

К удивлению Флитвика, не только Итон, но и его друзья всего за несколько дней довольно неплохо освоили чары. Подумав, он предложил мальчикам раз в неделю заниматься дополнительно. К его радости, ребята согласились.

А утром в субботу Малышка унесла копии нескольких страниц дневника в дом Блеков, где Лили и Лорана вместе с гостившей у них Адой в шоке читали письмо, поясняющее, каким образом дневник оказался у Итона и его школьных друзей.

* * *

- Мама, мама!

Сандра и Гермиона накрывали на стол, когда в гостиную вбежали девочки, неся какие-то бумаги.

- Что у вас могло случиться? - посмотрела Сандра на взволнованную дочь.

- Итон! Он нашёл дневник Слизерина!

- ЧТО?! - к ужину как раз спустились мужчины, и отлично услышали слова Лили.

- Он хочет, чтобы я написала статью о том, какой Слизерин на самом деле! Здесь столько всего! - возбуждённо потрясла пергаментами девочка.

- Так, пусть мама сначала закончит, иначе ужин остынет, - взял ситуацию в свои руки Гарри, - Со Слизерином разберёмся после ужина. Лучше помогите Герми и Сандре, - посмотрел он на девочек, - А когда поедим, Северус прочтёт то, что прислал Итон, вслух, согласны?

Девочки кивнули. Лили положила бумаги на стол, и все трое убежали на кухню за чашками и столовыми приборами.

После ужина, когда девочки буквально уже прыгали от нетерпения, Северус взял пергаменты и прочитал их вслух, отметив, что Итон выучился новому довольно полезному заклинанию копирования. То, что дневник был подлинный, зельевар не сомневался: Итон на первом листке нарисовал герб, который был на обложке, а мало кто знал, какой именно герб был у семьи Слизеринов, да и сам дневник был на смеси латинского и английского языков, что было весьма характерно для времён Основателей. А одна фраза была, похоже, на перселтанге. Приглядевшись, Северус заметил перевод, сделанный сверху карандашом почерком Итона. Просмотрев ещё раз листки, он заметил, что и латинские фразы и слова тоже переведены. Но, Мерлин, откуда Итон знает эти языки?!

- Невероятно, - когда Северус дочитал, произнесла Сандра, - Его же просто оклеветали! Мир должен узнать правду!

- Мам, ты ведь напишешь об этом? - с надеждой спросила Лили.

- Нет, мы напишем вместе, - улыбнулась дочери Сандра.

- Правда?

- Да, - усмехнулась женщина при виде восторга ни лице девочки, - Тем более, Итон просил именно тебя, так что я буду только помогать.

- О, не забудь выбрать себе псевдоним, - подмигнул дочери Гарри.

- Обязательно, папа, - засияла девочка.

- Удачи со статьёй, - улыбнулся племяннице и Сандре Драко.

- Вы к ближайшему выпуску успеете? - посмотрел на них Северус.

- Ещё бы, - самодовольно улыбнулась женщина, - Лили, Лора, Ада, пойдёмте. Чем больше народу, тем лучше статья, - и, забрав девочек и копии страниц дневника, Сандра направилась наверх.

* * *

В воскресенье во время завтрака в зал влетели совы с письмами из дома, «Воскресным пророком», свежим выпуском «Ведьмополитена» и «Придиры», да и с другими газетами и журналами, которые выписывали студенты и профессора.

- Неужели они так быстро? - удивился Итон, когда перед ним села Сели.

Маленькая сова с огромным трудом смогла принести тяжёлый и достаточно толстый журнал, свёрнутый в трубку. Сам мальчик ничего не выписывал, как и Тедди, а вот Лоренцу каждый день присылали «Пророк»: лорд Малфой считал, что его наследник должен разбираться во всём, что происходит в магическом мире.

- Давай, открывай, - поторопил блондин.

Все трое склонились над журналом. В зале раздался чей-то удивлённый возглас: видать, кто-то уже начал читать статью. Наконец, ребята нашли нужную статью и углубились в чтение:

«Всё ли мы знаем о великом Салазаре Слизерине?

Несколько дней назад к нам в редакцию неизвестный прислал копии страниц дневника самого Слизерина. Эксперт, к которому мы обратились, установил подлинность рукописи и помог её перевести. Дело в том, что дневник в основном написан на латыни, но есть и фразы на перселтанге, что позволило сказать, что человек, приславший копии, более чем вероятно, имеет на руках артефакт, которому просто нет цены.

Итак, что мы знаем о самом Основателе из курса истории, из книг и учебников? Что он был сильным тёмным волшебником, что он очень вспыльчив, злопамятен, несдержан… Он ненавидит маглорождённых и маглов, разругался с друзьями, оставил в школе василиска для убийства детей маглов, запустил в Запретный лес множество разных тварей…

Но если это неправда? Если нас всех просто обманывали, показывая лишь то, что считали нужным? Представим всего на один миг, что Слизерин не был таким, каким его рисуют, что его просто-напросто оклеветали.

«Руководство строительством взял на себя Годрик. Хельга выпросила для своего факультета место у кухни, себе и Ровене он выбрал по башне, а мне… предложил подземелья…» - это первые записи, которые мы расшифровали. Согласитесь, если Гриффиндор цеплялся из последних сил за старую дружбу, как говорится в «Истории Хогвартса», то почему до этого сам определил факультету Слизерин место в подземелье, а не в одной из башен? Почему не предложил «другу» самому выбрать?

А следующие слова дневника никак не подтверждают версию невыносимого характера четвёртого Основателя: «Я согласился. В конце концов, здесь не так уж и плохо, да и мои ученики будут в относительной безопасности в случае нападения на школу. Я настоял, что строительство подземелий буду вести без чей-либо помощи: не хочу, чтобы всем стал известен план лабиринта и где я спрятал комнаты своих студентов… И надо сделать из замка запасные ходы: вряд ли Годрик подумает об этом, он никогда не просчитывает свои действия наперёд, и всегда сломя голову мчится в бой, не думая о других…». Как мы видим, Салазар заботился в первую очередь о безопасности тех, кто будет жить в замке. А как же василиск? - спросите вы. В тех отрывках, которые нам прислали, к сожалению, ничего не говориться о Тайной комнате. Но, возможно, Слизерин оставил змею что-то охранять или тоже для защиты замка и его обитателей, а нападения, имевшие место, лежат на совести лишь Того-кого-до-сих-пор-нельзя-называть? Ведь, как известно, Лорд был наследником Слизерина, и змея просто обязана была подчиниться ему.

Мы постараемся разобраться и узнать правду о Слизерине и других Основателях. Если у вас есть старинные летописи, исторические книги, где Основатели показаны в непривычном свете, дневники их и их учеников, наша редакция будет очень благодарна за присланные копии. И мы постараемся найти того, кто прислал страницы дневника Слизерина (если вы читаете эту статью, то, пожалуйста, свяжитесь с нами, или пришлите свои комментарии к статье и новые страницы, - мы будем очень признательны).

В поисках истины, Лилия, Сова, Книжный червь и Дитя Смерти».

- Вау, да они целый цикл статей решили создать, - оценил Люпин, - «Настоящая история или что от нас скрыли?».

- Прикольное название, надо предложить им так и назвать свои статьи, - заинтересованно посмотрел на друга Итон.

- А кто писал? - спросил Лоренц, - То есть, я понял, что это твоя тётя и сестра, а кто последние двое?

- Лора - она действительно не может и дня прожить без книг, - усмехнулся шатен, - И, скорее всего, Ада. Наверно, она сейчас у нас в гостях, и тоже помогала со статьёй. Так что теперь у нас дома целая армия журналистов, которая скоро оккупирует все книжные магазины в поисках старинных книг и летописей времён Основателей.

- Круто, - прокомментировал Тедди, оглядывая зал, - О, глядите, а учителя-то подавленны. Наверняка им и в голову не приходило, что у монетки может быть две стороны.

- Ага, и директор какой-то недовольный, - кинул Малфой быстрый взгляд на Дамблдора.

- А с чего ему быть довольным, когда кто-то посмел затронуть святое: показать недостатки Гриффиндора и открыть людям правду о Слизерине? - хмыкнул Итон, - Да и нашим не нравится статья, - кивнул он на старшекурсников, где очень хмурый Хэррис о чём-то беседовал с однокурсниками, - Представьте, какого им: всю жизнь боготворить и подражать человеку, который, оказывается, был в жизни совсем не таким, как рассказывали родители?

- И гриффы недовольны, - полностью оценив обстановку, сказал Люпин, - На их кумира статья бросила тень. А вот райвенкловцы и хаффлпаффцы заинтересованы. Держу пари, они, даже если директор запретит журнал, будут ждать и читать все статьи цикла, сколько бы их не было.

Ещё раз оглядев зал, довольная троица отправилась на улицу. Погода хорошая, за последнюю неделю выпало достаточно много снега, а они в своих подземельях скоро совсем отвыкнут от солнечного света, так что давно пора было проветриться.

Глава 14. Знакомство с семьёй Блеков

Лоренц очень удивился, когда отец всё-таки позволил поехать на каникулы к другу. Конечно, дед Итона давно написал, что обо всём договорился, но… наверно, он просто не решался в это поверить.

- Лоренц, ты где? - кто-то задевает его плечо.

Обернувшись, мальчик видит ухмыляющегося друга.

- Что, всё ещё не веришь, что едешь с нами? - буквально читает его мысли Итон.

- Твой дед - волшебник, - кивнул блондин.

- Алло, ты сам в школе магии, - усмехнулся Тедди.

- Да я не об этом, - отмахнулся Лоренц.

Но друзья, похоже, и так всё поняли, поэтому лишь негромко рассмеялись, дружески похлопав его по спине. Неожиданно блондин замечает взгляд, направленный в их сторону. Дэвид? Он что, действительно завидует их дружбе? Или хочет в их компанию? С помощью Хэта блондин показал друзьям Флинта. Итон и Тедди удивлённо повернулись к другу.

- Думаю, стоит присмотреться к нему, - прошептал Тедди, которому явно стало жалко однокурсника, сидящего с таким жалобным видом.

- После каникул, - кивнул Итон, - Пошлите, нам надо ещё решить, что взять с собой, а то не успеем собраться.

И все трое покинули зал, провожаемые взглядами трёх волшебников. Кроме Дэвида, с троицы не сводил задумчивого и не предвещающего ничего хорошего взгляда директор, а также Бёрн, которому показалось, что его подопечные опять что-то задумали.

* * *

Почти все вещи друзья оставили в школе. Взяли лишь необходимую одежду, мантию-невидимку, книгу Итона по ЗОТИ, полную копию всех дневников Основателя (оригиналы они не рискнули вывозить из Хогвартса, справедливо полагая, что в замке они будут в большей безопасности) и копии нескольких книг по зельям и тёмной магии (Итон сделал их в качестве подарка крёстному, отцу и деду, а заодно и отцу Тедди).

Зайдя в вагон, ребята заняли первое попавшееся купе. Но не успел Итон закрыть его, как к ним протиснулся Флинт.

- Не возражаете?

Друзья переглянулись, но кивнули, разрешая однокурснику остаться.

- А где ваши вещи? - задал интересующий вопрос Дэвид: на платформе он не видел, чтобы эти трое несли чемоданы и клетки. А сейчас он только убедился, что кроме небольшой сумки, висевшей на плече у Блека, у всех троих больше ничего и не было.

- А зачем таскать вещи туда-сюда, мы ведь всё равно вернёмся? - вопросом на вопрос ответил Лоренц. Благодаря чарам на сумке Итона, они запихали туда всё, что решили взять с собой. Дракончики сейчас спокойно спали под мантией у груди своих людей, филин блондина остался в школе, а Малышка Итона улетела домой ещё вчера вечером. Как сказал друг, дома они не держали сов в клетках: клетки нужны были лишь для путешествий, да и то не всегда.

- Вы всё-таки вернётесь? - невольно выдал себя Флинт.

- Прости? - посмотрел на него Малфой, из-за чего парень густо покраснел и попытался выкрутиться:

- Я просто… думал…

- Скажи правду, - Итон так посмотрел на однокурсника, что тому сразу стало ясно, что если он сейчас соврёт, то уже никогда парни ему не поверят, и его мечта стать им другом окончательно будет потеряна.

- Я слышал, что вы говорили, что уйдёте из школа, - смело посмотрев им в глаза, негромко сказал Дэвид.

- Когда шпионил за нами? - спросил блондин, удержавшись от того, чтобы не стукнуть себя по лбу: и как они могли забыть, что Флинт был тоже в комнате? Хорошо, что не обсуждали более серьёзные темы.

- Откуда вы знаете? - удивился парень, ещё больше краснея.

- Слышали ваш разговор у входа в гостиную, - кинув предупреждающий взгляд на Малфоя, ответил Итон, - А, учитывая, что мы нигде в коридорах наши планы не обсуждаем, можно только сделать вывод, что ты всё-таки пробрался в нашу комнату и подслушивал.

- Простите, - быстро ответил однокурсник, хотя раскаяния в голосе явно не наблюдалось, - А вы нашли что-нибудь о Слизерине?

- Зачем? - изобразил на лице удивление Тедди, - За нас кто-то уже сделал всю работу. Ты же видел статьи в «Придире»?

- Да, - кивнул Флинт, - И я сам много, чего нашёл в библиотеке. Похоже, вы правы…

- Так, теперь поконкретнее, - посмотрел на него юный Блек, - Что именно и где ты нашёл?

- Есть книга, «Легенды и вымысел», я натолкнулся на неё неделю назад, - начал рассказывать парень, - Оказывается, не вы одни думаете, что история может быть не такой, как все привыкли. Автор жил где-то в 13 веке, и тогда ещё кто-то помнил Основателей по рассказам своих дедов и прадедов. В книги собраны разные слухи и мнения. Судя по ним, всё было совсем иначе… - посмотрел он на однокурсников, - И ещё в двух старых учебниках я нашёл нестыковки, противоречивые данные и непонятно откуда взявшиеся выводы о жизни Основателей.

- Понятно, - кивнул Малфой: и почему они сами не подумали порыться в библиотеке? Оказывается, не обязательно было даже проникать в Запретную секцию, и в обычной можно было найти кое-что интересное. Блондин посмотрел на Флинта, - Напиши об этом в «Придиру». Наверняка редакция будет тебе благодарна, да и сам Слизерин вряд ли будет против, если люди узнают правду.

- Ну не знаю, - с большим сомнением посмотрел на него Дэвид.

- Пошли анонимку, - заговорщески прошептал Люпин. Флинт недоверчиво посмотрел на него, но кивнул.

Остальную часть пути они разговаривали о квиддиче и различных статьях в «Пророке» и «Придире». Флинту было очень интересно с ребятами. И что его дёрнуло тогда поссориться с ними?

* * *

- Папа! - Итон кинулся к отцу, как только вышел из поезда и увидел его.

Встречать ребят отправились братья Блеки и Ремус. Драко поймал сына, крепко обняв, Ремус в это время подхватил на руки Тедди, волосы которого, однако, так и остались чёрными, какими были в школе. Лоренц остановился чуть в стороне, нерешительно смотря на отца шатена.

Передав сына Гарри, Драко подошёл к замершему в нескольких метрах от них белобрысому мальчику. Лоренц опустил глаза, не зная, как себя вести. Улыбнувшись, мужчина присел перед своим младшим братом и осторожно приподнял его голову за подбородок, чтобы увидеть глаза. Он чуть вздрогнул, когда увидел, что глаза мальчика не серые, как у отца, а голубые, как у матери, даже ярче, живее, что ли.

- Меня зовут Дрейк, - мягко сказал мужчина, - Я давно хотел познакомиться с тобой, но, к сожалению, я - последний, кого бы пожелал видеть у себя дома твой отец. Думаю, Итон уже сказал тебе, почему?

Мальчик, наконец, перестал отводить глаза и ответил на взгляд серых глаз:

- А это правда? - тихо спросил Лоренц, - Что вы…

- Да, я твой брат, - улыбнулся мужчина. Мальчик выглядел настолько потерянным, что сердце Драко сжалось от боли: похоже, Люциус не выполнил его просьбу, и мальчик в семье совсем не видел любви. «Да ему было ещё хуже, чем мне» - обнимая подростка, подумал мужчина.

Лоренц, которого ни то, чтобы отец, но и мать обнимала, наверное, когда он был только совсем маленьким, не знал, как реагировать. Почувствовав его напряжение и увидев на лице замешательство, мужчина отстранился и посмотрел в глаза мальчику:

- Тебе неприятно?

- Нет, просто… - Лоренц покраснел и хотел опустить взгляд, но Драко не дал ему этого сделать:

- Тебя никогда не обнимали? - догадался мужчина. Сглотнув, мальчик кивнул.

Лоренц думал, что мужчина разозлиться на него, станет таким же, как отец (он и сам не знал, почему так решил), однако мужчина лишь грустно улыбнулся ему и, к изумлению парня, подхватил его на руки, прошептав: «Привыкай, я - не Люциус, и не собираюсь изображать айсберг». Мальчик в шоке обхватил шею мужчины, чтобы не упасть, а в душе было какое-то незнакомое чувство… защищённости, что ли, а может и чего-то большего.

* * *

В гостиной дома Блеков появились трое мужчин с детьми. Гарри придержал Итона, когда тот пошатнулся: всё-таки одиннадцать - мало для трансгрессии, но надо отдать подросткам должное, они перенесли её достаточно нормально. Хотя для Итона и Лоренца перемещение было не первое, а вот Тедди явно впервые трансгрессировал: в глазах мальчика был страх, а Люпин что-то шептал ему на ухо, успокаивающе гладя по спине.

- Добро пожаловать, господа, - Северус, сидящий в кресле, отложил книгу и посмотрел на прибывших.

- Здравствуйте, - в унисон ответили Лоренц с Тедди. Последний был неестественно бледный, но на ногах держался.

Итон бросился к сидящему мужчине, что-то крича. На шум спустились и женщины. Лили и Лора взяли мальчиков в оборот и утянули наверх - показывать их комнаты. Через час, спустившись на ужин, Лоренц и Тедди успели перезнакомиться со всеми обитателями дома.

- Ну как, понравились комнаты? - спросила у гостей Сандра. Дело в том, что Лили и Лора, узнав, что к Итону приезжают друзья, тут же сказали, что могут спать и в одной комнате, а освободившуюся Гильберт за несколько минут преобразовал таким образом, чтобы она подошла их гостям. Самого старика в доме не было: он решил не мешать молодым, но обещал прийти на завтрашний рождественский ужин.

- Да, тётя Сандра, - кивнув, смутился Тедди, - Только…

- В чём дело? Говори, не бойся, - подбадривающе посмотрела на него Гермиона.

- Мы бы хотели, как в школе, - нерешительно посмотрел на неё младший сын Малфоя.

- То есть, вы все трое хотите занять комнату Итона? - уточнил Драко, посмотрев на озорно улыбающегося сына, который показал большие пальцы друзьям, ясно говоря, что он только «за».

- Да м… - мальчик замолчал, не зная, как ему называть мужчину: «мистер Блек» или «дядя Дрейк»? Но мужчина быстро понял, в чём загвоздка, и, подмигнув, казал:

- Можешь звать меня по имени. Мы же, всё-таки, братья.

- Тогда и меня зови просто Генри, - усмехнулся ошарашенному мальчику Гарри, кинув взгляд на брата.

- Ты уверен? - насмешливо спросил Драко.

- А что ты ещё предлагаешь? - приподнял бровь брюнет, - Мы с тобой братья, Лоренц тоже твой брат, значит и мой - всё логично.

- Стоп, - остановила их Сандра, - Да вы всех запутаете со своей логикой.

- А у тебя есть идеи получше, дорогая?

- Так, Тедди, Лоренцио, - недовольно посмотрев на мужа, обратилась к гостям Сандра, - Называйте по именам нас всех, кроме Северуса, - кивнула она на самого старшего в семье мужчину, - Его называйте: «дядя Северус». Итон, Лоренцио, для вас Ремус - «дядя Ремус». Никто не против?

Северус лишь хмыкнул, Ремус и Гермиона просто кивнули, а Гарри и Драко тепло улыбнулись шокированным мальчикам. Итон же умирал от беззвучного хохота, глядя на лица друзей: почему-то он был уверен, что всё чем-нибудь подобным и закончится. Ну а называть мистера Люпина «дядей Ремусом» он мог без проблем.

- Тогда договорились, - удовлетворённо произнесла женщина, - Единственное, сегодня нет Гильберта, моего деда, но его даже я называю «дедом», так что для вас он либо «профессор Дистон», либо «дедушка Гильберт». Но мы с вами завтра сами спросим, как он хочет, чтобы его называли?

Разобравшись, кто, как, зачем, кого зовёт, все приступили к ужину. Итон рассказывал о школе, об их дополнительных занятиях магии, о том, как они нашли комнаты Слизерина, но пока не говорил о браслетах, и о том, что именно, кроме дневников, они обнаружили в комнате. Гермиона и Сандра, поняв, что разлучить троицу всё равно не удастся, после ужина вместе с мужьями расширили комнату Итона и поместили туда две дополнительные кровати, а Лили вернули её спальню, которой девочка пожертвовала ради друзей брата.

- Хорошая у тебя семья, - засыпая, произнёс Лоренц.

- Ага, самая лучшая, - улыбнулся Итон, закрывая глаза.

- Спокойной ночи, - прошептал Тедди.

Вскоре все трое уже спали.

Глава 15. Рождество

Проснулись мальчики лишь ближе к обеду, да и то только из-за того, что их дракончики проголодались и настойчиво требовали их покормить. Почему ребята не рассказали о них взрослым? Просто Тедди не хотел раньше времени обнадёживать отца (вдруг Салазар ошибался? В конце концов, он сам признаёт, что информацию брал из легенд).

- С Рождеством! - в комнату влетели радостные Лора и Лили. Заметив, какие сонные ещё мальчики, они рассмеялись.

Но неожиданно Лили увидела золотого дракончика, свернувшегося на груди у Тедди, мордочка которого выглядывала из-под одеяла.

- Кто это? - поражённо замерла девочка.

Проследив за её взглядом, Тедди улыбнулся и достал свою малышку, чтобы девочки увидели её полностью.

- Какая прелесть! - восхищённо прошептала Лорана, подходя ближе.

- Но я ни разу не слышала, чтобы драконы были такими… маленькими, - прошептала Лили.

- Лили, Лора, пожалуйста, принесите для них сырого мяса, - поднимаясь с постели, попросил Итон, - Только не говорите родителям. Мы им обязательно расскажем, но позже. Сначала надо кое-что проверить.

Кивнув, девочки выбежали из спальни.

- А ты уверен, что они не расскажут? - вставая, спросил друга блондин.

- Мы друг другу верим и доверяем, - уверенно кивнул мальчик, - И не обманываем, так что они не проронят ни слова, даже случайно.

- Мне бы таких сестёр, - с завистью произнёс Лоренц.

- У тебя такие братья, то есть племянники, дядя, - посмотрел на него юный Люпин. Все трое весело рассмеялись.

Когда вернулись девочки, друзья были уже полностью одеты.

- И что вы сказали им? - посмотрел на полную тарелку нарезанного сырого мяса блондин.

- Правду, - удивилась Лорана, - Что нам нужно мясо, сырое, для еды.

- И вас ни о чём не спросили? - удивился юный Малфой.

- Нет, - Лили недоумённо посмотрела на него, - А должны были?

- Видимо, нет, - улыбнулся сестре Итон, а затем с насмешкой посмотрел на блондина, - Ну, я же говорил.

- Верю, - в шоке кивнул Лоренц.

- Они только сказали, что если мясо собираемся есть мы, чтобы сварили или пожарили, - улыбнулась ему Лора, - А у тебя тоже есть дракончик?

- У нас всех, - ответил за друга Итон, доставая своего.

- А нам вы можете рассказать? - умоляюще посмотрела на него Лили.

Малфой был поражён такими взаимоотношениями в семье. Он вдруг понял, что если Итон сейчас откажется, девочки не будут настаивать, приняв решение брата, как бы им не хотелось узнать правду. Мальчику до боли захотелось остаться в этом доме, а не возвращаться в холодный и неприветливый замок отца, где всегда так одиноко, где запрещается иметь своё мнение, где любое проявление чувств считается чем-то непристойным, где люди становятся статуями…

- Лоренц, тебе плохо? - участливый голос Лоры вывел блондина из задумчивости. Посмотрев в красивые карие глаза девочки, Малфой отрицательно покачал головой:

- Нет, просто… у меня никогда не было такой семьи…

- У тебя она есть, - усмехнулся Итон, легонько сжав его плечо, - Лора моя сестра, а значит, и твоя тоже, как и Лили.

- А ведь правда, - поражённо произнёс Тедди и посмотрел на девочек, - Лили, Лора, вы не против двух лишних братьев?

Девочки захихикали, их щёки залил румянец. Блондин выглядел растерянным, не в силах осознать слова друзей и поверить, что это ему не сниться.

- Нет, конечно, - улыбнулась Люпину Лора и посмотрела на стоящего рядом парня, - А ты, Лоренц, не против нас?

- Это… - у мальчика не хватало слов, чтобы высказать то, что он сейчас чувствовал. К счастью, на помощь пришло воспитание, и Малфой просто взял руку Лораны и, склонившись, коснулся губами, улыбнувшись смущённой девочке.

- По-моему, это значит, что он «за», - перевёл Итон, лукаво смотря на друга, - Только не вздумай влюбляться в Лору, Лоренц, у тебя с ней слишком близкое родство. А вот с Лили кровной связи у тебя нет, несмотря на то, что она тоже твоя сестра.

Друг покраснел и закашлялся воздухом, а вот девочки ничуть не смутились.

- Не волнуйся, Итон, - насмешливо произнесла Лора, смотря на брата, - Мне и Тедди нравится, да и наше с ним родство не мешает браку.

- Ух ты, у меня появилась невеста, - весело улыбнулся её Тедди, волосы которого стали такого же цвета, как у девушки, - Любовь моя, согласишься ли ты выйти за меня замуж?

- Эй, хватит, - внезапно побледней Малфой, - Мы и так уже вляпались во всё, во что смогли. А если сейчас магия нас ещё и обвенчает, что будем делать?

- Так я тебе не нравлюсь? - чуть обиженно посмотрела на него Лили.

Лоренц собирался уже оправдаться, сказать, что совсем не то имел в виду, как вдруг его глаза встретились с сине-зелёными глазами девочки. Он никогда не думал, что цвет глаз может быть таким… Он вдруг понял, что пропал…

Лёгкая обида в глазах девочки сменяется непониманием, а затем удивлением. По комнате пронёсся лёгкий ветерок и мальчика с девочкой словно вязало невидимой нитью, послышалось красивое пение какой-то неизвестной птицы, к которому через секунду присоединились голоса трёх дракончиков. На руках Лили и Лоренца появились тонкие серебряные кольца в виде свернувшихся змеек, браслет мальчика чуть засветился и несильно нагрелся, а потом всё прошло, как будто ничего и не было, и только кольца говорили, что дети помолвлены.

- Ничего себе, - выдохнул в шоке Итон, смотря на сестру и друга.

- Кто там говорил насчёт того, что больше не хочет никуда вляпаться? - сглотнул Люпин, возвращая себе истинный облик.

- Ну всё, моя мечта выйти за блондина провалилась, - притворно расстроенным голосом произнесла Лорана.

- Зато тебе достался метаморф, - не отводя глаз от Лоренца, как-то отстранённо произнесла Лили, - Попроси его, и он станет блондином.

- Это нечестно, - Лора подошла к Тедди и взяла всё ещё находящегося в шоке парня за руку, потрепав красивые волнистые волосы, - Он и так у меня красавчик.

Но Лили и не слышала слов сестры. Заворожено смотря на блондина, она приблизилась к нему и провела рукой по его щеке.

- Почему?

- Не знаю, скорее всего, это магия Слизерина, - прохрипел парень, смотря ей в глаза, - Прости, я не хотел… Мы не должны были… Прости…

- Нет, почему ты такой красивый? - прошептала Лили, лишив дара речи Лору и Итона, во все глаза смотрящих на них. Тедди просто наблюдал, а блондин поражённо и с надёждой посмотрел на свою избранницу:

- Так ты не против?

- Помолвки? Нет, - улыбнулась Лили. Лоренц, счастливо улыбнувшись, неумело обнял её. Неожиданно он понял, что теперь, что бы его отец не сделал, он не сможет отобрать у него друзей. Кроме того, женой ему может стать только Лили: никакие заклинания не смогут разорвать произошедший обряд, тем более, он был по взаимному согласию, а не по принуждению или чьей-то воле.

- Что ж, поздравляю, - очнулся первым Люпин.

- Лоренц, а твоему отцу не будет плохо, когда он узнает? - спросил Итон.

- Завидуешь? - усмехнулась Лили, повернувшись к нему, - Хочешь, я намекну Джули, что она тебе нравится, - озорно спросила девочка, - Насчёт Ады обещать не могу. Кажется, они с Уиллом друг к другу неравнодушны.

- Ага, осталось только всем обвенчаться, и можно не беспокоиться о личной жизни, - хмыкнул в ответ Итон.

- А чем тебя это не устраивает? - посмотрела на брата Лора, - Одной проблемой в жизни будет меньше.

- Ладно, убедили, - сдался подросток, понимая, что сёстры всё равно будут стоять на своём, - Обвенчаюсь я с Джули, но не раньше 17. Вдруг всё-таки полюблю кого-нибудь другого?

- Мы запомним, - дружно пообещали девочки и рассмеялись, смотря на недовольную гримасу брата.

К ним постучали и позвали к столу. После обеда дети поднялись обратно в комнату Итона и мальчики рассказали почти всё, что знали, о своих любимцах. Единственное, не сказали о способности королевы исцелять на время оборотней, но в этом они и сами не были до конца уверены.

- Значит, нам тоже надо в Слизерин, - гладя чёрного дракончика, сказала Лорана.

- Нет! - воскликнули парни хором.

- Почему? - удивлённо посмотрела на них Лили, на коленях которой спал зелёный дракончик блондина, - Я бы очень хотела такого друга. Вы думаете, магия Слизерина нас не примет?

- Не в том дело, - прикусил губу Лоренц, смотря на девочек, - Просто в Слизерине учатся… В общем, там опасно. Если бы Итон и Тедди не были со мной, я бы очень быстро стал таким, каким мечтает меня видеть мой отец. Поверьте, там очень сложно, там не принимают тех, кто хоть капельку человечен.

- И скажите Аде и Джули, чтобы они не выбирали наш факультет, - серьёзно посмотрел на сестёр Итон, - Я не хочу, чтобы вы пострадали или были изгоями там. Тем более, вы поступаете в один год, так что идите все в Райвенкло, или куда-то ещё.

- А Уилл? - спросила Лора.

- Он парень, ему будет легче. Тем более, он раньше вас поступит, так что ему в Слизерин. Там мы поможем, - распланировал всё Итон.

- Значит, у нас никогда не будет таких милашек? - разочарованно произнесла Лили, гладя дракончика, который стал урчать от удовольствия.

- Будут, сестрёнка, будут, - гордо улыбнулся Тедди, поглаживая свою королеву, - Когда Нимфа взлетит в брачный полёт. Салазар написал, что змеиные дракончики, если они связаны с людьми, поднимаются в первый раз, когда их хозяевам около 20. Так что с первой кладки обещаю вам по яйцу.

- Правда? - засияли девочки.

- Правда, - хором сказали парни.

* * *

Праздничный ужин был великолепен! Друзья подарили девочкам копию дневника о путешествиях Слизерина, старшим Блекам и Северусу Итон отдал копии дневников и книг по зельям и тёмной магии, тёте Сандре - полную копию личного дневника Основателя, мистеру Люпину дети преподнесли копию одной интересной книги по защите, а маме и деду Гилу Итон отдал копии рукописей по древним чарам, написанные на латыни и рунах. Взрослые были в шоке. А ребята, озорно переглянувшись, рассказали о том, что нашли в комнатах Слизерина, а также сказали о браслетах и о том, что они открывают доступ в комнату с любого конца подземелий, что с их помощью они понимают змей, руны и латынь, и что именно они предупредили их о зелье, которое им подлил директор в начале года. Северус долго рассматривал браслет на руке внука, а потом посмотрел и на браслеты остальных. Заметив на руке Лоренца кольцо, мастер зелий удивлённо посмотрел на мальчика: у остальных он колец не видел, хотя было ощущение, что браслет и кольцо дополняют друг друга.

- Ты уже с кем-то помолвлен? - проницательно посмотрел на него мужчина. Мальчик покраснел, но не успел ответить.

- Со мной, - раздался негромкий голосок Лили. Все удивлённо посмотрели на неё, а девочка только подняла руку, показывая кольцо.

- Интересно, - бросив взгляд на Гарри, протянул Драко.

- И когда вы успели? - отпуская руку юного Малфоя, спросил Снейп.

Переглянувшись, дети рассказали историю с обручением. Какое-то время взрослые молчали, обдумывая возможные последствия такого спонтанного шага.

- Что ж, я не против, - наконец, к облегчению Лоренца, сказал Гарри, - Добро пожаловать в семью, зятёк.

Все рассмеялись, разрядив обстановку.

* * *

Лоренц долго не мог заснуть. Это было лучшее Рождество в его жизни! Никогда он не чувствовал себя так хорошо, никогда не думал, что есть взрослые, которым он нужен. А его помолвка? Да ему стоит только подумать об этом и закрыть глаза, как он видит перед собой лицо Лили, её невероятные глаза цвета морской волны. Он не сомневался, что это - лучшее, что произошло в его жизни, за исключением только встречи с Итоном и Тедди и их клятвы… Их дружба… не будь её, ничего бы не случилось: у него бы не появилось настоящих друзей (разве можно дружбу, принятую у аристократии, считать настоящей?), не было бы Хэта, спящего сейчас на груди поверх одеяла; он никогда мог и не встретить Лили (просто не обратил бы внимание, ведь она - Блек, а отец запретил общаться с Блеками); не узнал бы, что у него есть родной брат, да и вообще жил бы во лжи и обмане…

От такой перспективы на глаза навернулись слёзы, а дракончик беспокойно заворочался во сне, почувствовав боль хозяина. Погладив малыша и попытавшись справиться с чувствами, мальчик решил подумать о чём-нибудь более приятном. Вспомнились разговоры за ужином и подарки. Да, это были настоящие подарки, выбранные с душою. Взрослые им с Тедди подарили сумки, как у Итона, красивые перья, для которых не нужны чернила и по горе шоколадных лягушек; девочки им всем подарили по смешной паре перчаток (ему достались абсолютно белые, на которых то и дело появлялись изображения разных магических и магловских животных, которые начинали лаять, пищать, кричать, если в руки берёшь снег); ну а друзья, по их общему согласию, справедливо посчитали, что лучший подарок - они сами, поэтому специально подарки не готовили, хотя Итон подарил друзьям по небольшому стеклянному шарику, внутри которого был вечный огонь. «Чтобы всегда был под рукой лучик света» - улыбнулся Лоренц, вспоминая слова друга. Сам он подарил Тедди простенькие, но забавные часики (он давно заметил, что у друга нет часов), а Итону - кожаный мешочек для денег, который невозможно было развязать никому, кроме хозяина. Тедди же порадовал их и девочек красивой новогодней песней, которая очень понравилась вовсю подпевающим дракончикам (надо признать, у друга вообще был прекрасный голос, а дракончики отлично дополняли его).

А отец… Парень закусил губу от обиды и желания закричать от отчаяния: слишком уж отличалась семья, в которой он родился и рос, от семьи друга, частью которой он тоже являлся, и которую бы выбрал, будь у него шанс остаться здесь. Отец прислал ему мантию и записку, в которой напоминал об ужине первого числа. Другими словами, он приказал вести себя согласно кодексу и явиться на ужин в соответствующем виде и новой мантии. Расчёт - вот чем были продиктованы любые подарки Малфоя-старшего своему сыну. Лоренц мстительно улыбнулся, вспомнив одно из правил кодекса Малфоев, которое нарушил. По правде сказать, своей дружбой и поведением с друзьями он нарушил добрую половину всех правил, но одно его радовало особенно. Связанно оно было с его помолвкой: дело в том, что жениться Малфои могли лишь на чистокровных блондинках. Да, Лили была достаточно чистокровна, но вот она явно не блондинка. А если вспомнить, что у мамы Лили тёмно-рыжие волосы, а отец ненавидит рыжий цвет… Интересно, а что будет, если у его детей не будет этого семейного платинного цвета волос?

За такими приятными мыслями мальчик уснул, а за окном была почти полная луна. Завтра полнолуние и в доме не спал ещё лишь один человек, со страхом, преследовавшим его почти всю его сознательную жизнь, смотревший на луну в ожидании неминуемого.

Глава 16. Золотая королева

Тедди отлично знал, что сегодня полнолуние: следить за луной он привык с детства, поэтому почти весь день провёл с отцом, который выглядел бледнее обычного. Мальчик знал, что отец принимает лекарство, но всё равно уйдёт куда-то в лес.

- Папа, а можно мне с тобой? - попросил мальчик, когда после ужина отец выпил последнюю порцию зелья и стал одеваться.

- Тедди, ты же знаешь, насколько это опасно, - присел перед ним мужчина, - Я не хочу, чтобы ты пострадал. Я люблю тебя, малыш.

- Я тоже тебя люблю, пап, - прижался к нему мальчик, - Можно я хотя бы провожу тебя, и сразу уйду, обещаю.

Подумав, Ремус согласился. С ними пошёл и Гарри: во-первых, нужно было показать Люпину, где именно находится сторожка, а во-вторых, убедиться, что Тедди не останется где-нибудь поблизости, или не заблудится, когда пойдёт обратно.

- Гарри, пообещай, что никто не выйдет из дома сегодня ночью, - держа за руку сына, повернулся к молодому человеку мужчина.

- Северус закроет двери, не волнуйся, Ремус, - улыбнулся Гарри и показал рукой на просвет среди деревьев, - Вон и сторожка. Магл, живший здесь, держал огород и каких-то животных, так что там небольшое открытое место.

Три человека вышли к немного ушедшему в землю деревянному дому с покосившейся дверью и мутными окнами. Войдя внутрь, они увидели печку, добротный стол, несколько стульев, умывальник и буфет с какой-то посудой. На полу был люк, ведущий, по всей видимости, в погреб; у дальней стены был занавешен вход во вторую комнату: похоже, спальню. Здесь явно уже давно никто не жил.

- Ремус, если хочешь, я приберусь и приведу хижину в порядок? - достал палочку Гарри, но мужчина остановил его.

- Спасибо, Генри, мне и так будет неплохо.

- Папа, будь осторожен, - взволнованно посмотрел на отца Тедди.

- Обещаю, малыш, - обнял его Люпин, - Но осторожным надо быть не мне, а тому, кто захочет сунуться ко мне сегодня ночью.

Взрослые засмеялись, мальчик тоже нерешительно улыбнулся: намеченная афёра показалась вдруг ему слишком детской, ведь он просто мог попросить Нимфу остаться здесь. Но почему-то было важным самому всё увидеть, убедиться, что всё получилось.

- Ладно, идите, луна взойдёт меньше, чем через час, - тяжело вздохнув, сказал Ремус, посмотрев в окно на сгущающиеся сумерки.

- Удачи, - сжал его плечо Гарри.

- Я буду ждать тебя, папа, - всхлипнул мальчик, прижавшись к отцу.

Люпин ещё долго смотрел в сторону, куда ушли Гарри и сын. И за что ему это проклятье? Что он сделал, что судьба свела его с Сивым?

* * *

Когда взрослые уснули, дети приступили к своему плану. Они и не думали пытаться выйти через дверь, не рискнули и спуститься на первый этаж, чтобы выбраться через окно. Вместо этого они воспользовались окном в спальне Итона.

- Думаю, надо идти втроём, - оглядел всех Лоренц, - Лили, Лора, если что - прикрываете нас.

Девочки серьезно кивнули, но Тедди покачал головой:

- Нет, я не могу рисковать вами. Это опасно.

- Ты разве ещё не понял, что мы вместе? - усмехнулся Итон, - Да и без меня ты можешь заблудиться: это я первый нашёл сторожку, и с закрытыми глазами могу найти к ней путь.

- Ладно, но внутрь я пойду один, - нехотя согласился парень, - Но как мы спустимся? Будем прыгать? - посмотрел он вниз, оценивая расстояние от окна до ближайшего сугроба.

- Ещё чего! - возмутились девочки.

- Минутку, - Итон нырнул под кровать и достал оттуда верёвочную лестницу.

- Откуда она у тебя? - удивилась Лили.

- А как ты думаешь, как иначе мне удавалось летать ночью, чтобы меня не заметили? - усмехнулся парень, - Я не такой идиот, чтобы наколдовать крылья и выпрыгнуть в окно, когда их можно повредить, если плохо оттолкнёшься, или слишком рано расправишь. И это не говоря о том, что залететь в окно с улицы вообще практически невозможно!

Лили покраснела: она-то как раз и думала, что ближайшим летом будет, как и брат, летать ночами. И намеревалась именно просто выпрыгнуть в окно, не думая, как потом попадёт обратно в свою комнату.

Намертво прикрепив один конец лестницы к стене, второй конец мальчик выбросил на улицу и сделал приглашающий жест друзьям. Надев тёплые мантии, Тедди и Лоренц первыми спустились на улицу. Сказав сёстрам ждать их в комнате, Итон спустился следом.

Все трое, накинув на всякий случай мантию-невидимку, пошли в сторону леса. Когда деревья скрыли дом, Итон убрал мантию в сумку и ребята, освещая себе дорогу волшебными палочками, пошли вглубь леса. Падал хлопьями снег, не было видно никаких следов, так что Тедди надеялся лишь на друга, уверенно показывающего дорогу.

* * *

Превращение было не очень болезненным, и сейчас в волчьем обличие Люпин лежал на скрипучей кровати, накрытой изъеденной молью и мышами оленьей шкурой.

Неожиданно оборотень услышал, как кто-то поднимается на крыльцо и со скрипом открывает дверь. Сердце бешено забилось, когда его волчий нюх учуял сына. Из-за падающего снега он не почувствовал его заранее, но теперь, насторожившись, обострённым чутьём он уловил, что недалеко ещё два подростка. О, Мерлин, неужели Тедди решил показать его друзьям? Неужели он не понимает, насколько это опасно?!

А в это время ткань, закрывавшая вход в комнату, отъехала, и на пороге появился мальчик с непослушными золотыми волосами, а вокруг его шеи свернулась золотая ящерка.

Ремус, как завороженный смотрел на сына, чувствуя, что его тёмная сторона пытается пробудиться от спячки, вызванной зельем Северуса. И почему-то волк в нём боялся этого мальчика.

А мальчик всё смотрел на него. И вот глаза подростка и оборотня встретились, и мальчик запел. Тихий мелодичный голосок в лесу, наполненном разным шумом, казался чем-то потусторонним, неземным. Но вот к нему присоединились негромкие красивые трели ящерицы. Ремус не смел издать ни звука, слушая этот прекрасный дуэт. Его волк растворялся, таял в этом пении подростка и ящерицы.

А Тедди видел, как глаза отца перестают напоминать звериные и становятся привычными, как незаметно для мужчины происходит обратная трансформация, и вот уже его отец в разорванной мантии сидит на кровати, заворожено слушая его. Улыбнувшись, мальчик увеличил громкость и теперь использовал все возможности своего голоса, идеально воспроизводя все переходы и оттенки своей любимой рождественской песни. Он не знал, как долго нужно петь, но он пел, не замечая, что в дверях за его спиной появились друзья, тоже восхищённо слушавшие его, а в глазах отца пропала даже та тень волка, которая была и вне полнолуний.

Наконец, мальчик закончил, глубоко дыша, и улыбаясь отцу.

- Это мой подарок, папа, на Рождество, - светясь от радости, что всё получилось, сказал мальчик.

Ремус недоумённо посмотрел на него. Почему-то ему показалось, что сын имел в виду вовсе не песню. Неожиданно он почувствовал холод, посмотрел вниз и в шоке уставился на свои руки... человеческие!

- Как?..

- Моя королева, - мальчик погладил золотого дракончика, - Ближайшие три луны ты не превратишься.

- Мальчик мой, - Ремус бросился к сыну, подхватывая его на руки и смеясь от переполняющих его чувств. Он был счастлив. Счастлив, как никогда! Ящерка взлетела с плеча мальчика, недовольно вереща, а мужчина принялся его кружить, не переставая смеяться.

В комнату зашли Итон и Лоренц. Увидев, что план удался, они показали большие пальцы счастливому другу. Наконец мужчина поставил сына и посмотрел на всех троих.

- Но как вы могли додуматься пойти ночью ко мне, когда знали, что я оборотень?! Как вы вообще выбрались из дома?

- Через окно, - как само собой разумеющееся, выдал Малфой.

Ремус удивлённо посмотрел на них.

- Папа, я… мне было важно убедиться, что Нимфа справится, - виновато посмотрел на него Тедди, - А Итон и Лоренц не отпустили меня одного.

- Я не сержусь, - приобнял его Ремус, - Я просто волнуюсь за вас. Я всю жизнь боюсь, что однажды по моей вине кто-нибудь погибнет. И я не вынесу, если пострадает кто-то, кто мне дорог или если жертвой окажется ребёнок, особенно вы.

- Я знаю, папа, - прижался к отцу мальчик, - Тебе не надо больше бояться. Я буту петь и посылать Нимфу тебе, чтобы она пела, и тогда ты больше никогда не превратишься в волка, никогда-никогда.

- Ты назвал эту красавицу в честь мамы? - улыбнулся мужчина, Тедди кивнул, доверительно смотря на отца, - Но откуда она у тебя? Как ты узнал, что она может помочь мне?

- Она - королева. Она даже может усмирить дракона, если он будет угрожать тем, кто мне дорог. И, когда она поёт, её песня помогает оборотням. Я не знаю, действует ли пение вне полнолуния, но думаю, что действует.

- Нам надо записать эту песню, - в шоке от собственной идеи произнёс Итон.

- Что значит «записать»? - удивлённо повернулся к нему Лоренц. Тедди и Люпин-старший тоже вопросительно посмотрели на мальчика.

- Диск, плеер… магловские изобретения, - глаза мальчика загорелись: о магловских технологиях он знал не очень много, но ведь всегда можно спросить у дедушки Джо и бабушки Джейн. - Они помогают записывать звук и потом играют его. Если запись будет действовать так же, как настоящие пение, то представляете, скольким людям мы поможем!

Ремус в шоке смотрел на мальчика, подпрыгивающего от переполнявшей его энергии. Помочь всем, кто хочет исцелиться... да это настоящее чудо для сотни людей! Не говоря уже о том, что оборотней больше не будут бояться и избегать! Он сам станет нормальным, а его сын сможет помочь и остальным.

- Только я не хочу, чтобы кто-либо узнал обо мне и Нимфе, - посмотрел на друга Тедди. Ремус удивлённо обернулся к сыну, который прижимал к груди золотую ящерку, которая, похоже, уже засыпала.

- Мы сделаем так, что никто вообще не узнает, кто нашёл лекарство, - хитро улыбнулся другу юный Блек, - Деда Сев работает в Мунго. Мы сделаем запись, а деда проверит: работает ли она? И если работает, мы разошлём её всем оборотням, о которых узнает деда Гил. Это будет просто подарок без подписи, но с запиской, объясняющей, что это такое. Уверен, найдутся те, кто воспользуется записью, и тогда все будут знать, что есть лекарство.

- Попробуют почти все, - хрипло проговорил Люпин-старший, - За возможность больше никогда не превращаться, многие оборотни отдали бы всё на свете.

- А если записей будет мало? - задумчиво спросил Тедди.

- Деда Джо говорит, что главная запись обычно одна, а с неё уже можно сделать сколько угодно копий, - с энтузиазмом ответил Итон.

- То есть мне придётся спеть только один раз? - удивился Тедди.

- Ага, - кивнул парень, - И, думаю, в Министерстве или Мунго разберутся, как сделать копии для тех, кому не хватило.

- Только надо будет наложить специальные чары, провести ритуал, - негромко сказал Лоренц, но, заметив, что друзья непонимающе на него смотрят, пояснил, - Я слышал однажды, как папа говорил с каким-то своим компаньоном. Это чтобы Министерство или кто-то другой не смог сказать, что это он нашёл лекарство. Иначе это будет несправедливо: держу пари, Министерство, узнав обо всём, начнёт продавать записи за границу за бешеные деньги. Да и вообще, я думаю, что все оборотни должны иметь возможность больше не бояться луны: хоть в Англии, хоть в любой другой стране.

- Если у нас получится это… Ребята, вы просто гении, - искренне произнёс Люпин-старший, смотря на троицу.

- Мы - слизеринцы, - хором ответили друзья, чем вызвали у мужчины улыбку. Да, настоящие слизеринцы: всё просчитали, предусмотрели каждую мелочь, но… никогда ещё в истории ученики Слизерина не действовали столь самоотверженно, бескорыстно и как одно целое. Хотя, был один выпуск, одиннадцать лет назад, но эти трое уже сейчас намного превзошли их.

- Идёмте домой, завтра всё обсудим с остальными. Насколько я понял, всё равно вы собираетесь втянуть в это всех, кого только можно, - усмехнулся мужчина.

- Ой, простите, я забыл, - Итон достал из сумки тёплую мантию, которую Тедди специально попросил взять для отца.

Ремус удивлённо взял протянутую мантию:

- Спасибо, Итон, - поблагодарил мужчина. Когда Гарри и Тедди ушли, Ремус так задумался, что пропустил появление луны, и вся одежда теперь пришла в негодность. Но мальчики предусмотрели и это. Тепло улыбнувшись им, он надел мантию поверх лохмотьев, в которые превратилась его одежда, и они все четверо пошли обратно в дом.

* * *

Лили и Лора целый час ждали мальчиков, но тех всё не было. Сёстры попытались отвлечься, но всё равно то и дело поглядывали в окно: до сторожки идти было при всём желании не больше двадцати минут, а, судя по времени, парни там уже почти час! Отложив книгу, Лора решительно встала: уговор уговором, но если брату и его друзьям угрожает опасность, надо как можно скорее разбудить взрослых. Лили, кинув последний взгляд на окно, тоже поднялась.

Взволнованно переглянувшись и поняв друг друга без слов, девочки буквально выбежали из спальни.

- Разбуди деда, я за остальными, - крикнула Лора уже спускающейся вниз сестре: Северус всегда соображал быстро, притом мыслил удивительно трезво, что бы ни случилось, поэтому его следовало будить в первую очередь.

Через десять минут все были уже в гостиной.

- Как вы вообще могли их отпустить?! - прорычал Северус, поспешно застёгивая тёплую мантию.

- Прости, деда, но это важно: они знают как помочь дяде Ремусу, - пролепетала Лора: она никогда ещё не видела деда в такой ярости и в то же время такого взволнованного.

- Помочь?! Если бы можно было ему помочь, мы бы давно сделали это! - воскликнул смертельно-бледный Драко, спешно обуваясь.

- Герми, Сандра, ждите нас, - посмотрел на женщин Гарри, во взгляде которого была просьба не спорить, - Лили, Лора, вы остаётесь. Из дому ни шага.

- Но, пап!

- Я сказал, нет! - отрезал мужчина, после чего скрылся за дверью, вслед за Драко и Северусом.

* * *

Гарри, Северус и Драко с палочками наизготовку быстро приближались к лесу, когда им навстречу вышли мальчики в сопровождении Ремуса. И те, и другие в шоке замерли, увидев друг друга.

- Не соизволишь ли объяснить, Ремус? - донельзя язвительным голосом произнёс зельевар, первым взявший себя в руки. Непроизвольно он посмотрел на луну, словно сомневаясь в том, что они правильно определили фазу луны. Дети прятались за спину оборотня, отлично понимая, что провинились.

- Не вини их, они лишь хотели помочь мне, и у них получилось, - почувствовав, как похолодела рука сына и мальчик спрятался за него, как и его друзья, первым делом решил во что бы то ни стало выгородить ребят мужчина.

- Помочь? Да ты мог их убить! Ты вообще закрыл дверь, или додумался оставить её открытой?! - не на шутку рассвирепел Снейп.

- Я не думал, что ко мне могут прийти, - пытаясь сохранить спокойствие и говорить твёрдо, ответил Ремус.

- Не думал?!!! Когда в доме пятеро детей, трое из которых -слизеринцы?!!! - Северус готов был задушить мужчину, стоявшего напротив. Гриффиндорец, одним словом - никогда не думает о последствиях.

- Дядя Северус, это я виноват, - раздался тоненький, дрожащий голосок. Снейп посмотрел на мальчика, сверля его взглядом. Тедди затравленно сглотнул, но продолжил, - Я хотел убедиться, что всё получится, что Нимфа сможет помочь папе, - парень, прижимавший к груди проснувшегося и взволнованного дракончика, аккуратно переменил положение руки, чтобы малышка могла устроиться на ладони, обвив запястье хвостом, - А Итон и Лоренц пошли со мной, чтобы я не заблудился и чтобы помочь, если что…

Северус никогда не видел таких маленьких драконов. То, что это не просто красивая ящерка, он не сомневался. Когда мальчик замолчал, он уже немного остыл. Мрачно посмотрев на ребят и оборотня и пробормотав: «Все за мной» - зельевар развернулся на каблуках и своей летящей походкой направился в сторону дома.

* * *

Итон, Тедди и Лоренц стойко выстояли полтора часа, пока Северус орал на них. С лихвой досталось и девочкам, которые, по мнению взрослых, должны были обо всём рассказать, как только мальчики сбежали. На Ремуса мастер зелий старался не смотреть, но когда дошла очередь и до него, зельевар припомнил все его грехи, начиная с первого курса. Когда Северус, наконец, выдохся, братья Блеки уже давно передумали ругать ребят: детям и так досталось от зельевара, да и выглядели они очень уставшими и расстроенными… Хотя, нет. Гарри и Драко переглянулись, заметив победный огонёк в глазах трёх мальчиков, да и девочки, скорее, просто перенервничали. Было ясно, что ребята всё равно поступили бы по-своему и, похоже, Северус тоже это прекрасно понимал и злился больше от бессилия и волнения.

- Ладно, - устало потёр переносицу Гарри, - Любимая, пожалуйста, приготовь всем кофе, - посмотрел он на Сандру. Женщина кивнула и, прихватив с собою девочек и Гермиону, пошла в сторону кухни. Проводив их взглядом, молодой человек посмотрел на Люпина, всё ещё одетого в лохмотья и тёплую мантию, - Прости папу, Ремус, - под недовольный взгляд Северуса, извинился за него мужчина, - Просто мы очень испугались за детей. Я знаю, что ты не виноват, и они сами пришли к тебе. Девочки будут возиться минут двадцать. Можешь пока принять душ и переодеться - мы дождёмся тебя.

Поняв, что они хотят остаться с детьми наедине, Ремус, сжав плечо сына и что-то подбадривающее прошептав всем троим, кивнул Гарри и быстро ушёл наверх в ту комнату, которую занимал. А Гарри, вздохнув, посмотрел на детей:

- Хочу сразу сказать, что мы не сердимся, - смотря на мальчиков, негромко сказал он. Ребята недоверчиво подняли на него глаза. Несмотря на уверенность, что поступили правильно, они всё равно чувствовали себя явно не в своей тарелке: Гарри увидел в их глазах слёзы, - Мы лишь волнуемся. Только представьте, что было бы, если бы ваш план не удался, а Ремус не смог бы сдержать свою сущность?

- Вот именно, - поддержал Драко, - Почему вы не рассказали нам о своём плане? И как это чудо могло помочь вам? - кивнул он на золотую ящерку, устроившуюся на плече мальчика и практически полностью скрытую длинными абсолютно белыми волосами.

- Папа, прости, просто… нам очень важно было всё сделать самим, - прикусив губу, чтобы не расплакаться, посмотрел на отца Итон.

- Простите, - эхом прошептал Лоренц, Тедди же просто опустил голову. Почему-то спокойный тон мужчин ранил намного больнее крика мастера зелий.

- Обещайте, что больше не будете так поступать, а сначала подобные идеи будете обсуждать с нами, - задержал взгляд на каждом личике Драко.

- Обещаем, - понуро произнесли ребята.

Гарри еле заметно улыбнулся, смотря на них:

- Вам придётся в качестве наказания сегодня рассказать обо всём, что вы скрыли от нас, - вынес приговор мужчина, - И о своих планах.

- Мы… расскажем всё, - открыто посмотрел на него крестник. Да и что им было уже скрывать?

- Мы надеемся на вашу честность, - кивнул Драко, - И если вы не доверяете нам, я не знаю, кому вообще вы можете поверить.

Мальчики опустили головы: им было стыдно, очень стыдно. Из кухни вернулись девочки, через несколько минут спустился Ремус. Гермиона налила детям горячий шоколад с успокаивающим, а остальным - кофе с небольшим количеством рома. Сандра, Лили и Лора принесли бутерброды и печенья. Почти час мальчики, дополняя друг друга, рассказывали о дракончиках и, в частности, о возможностях королевы. Также они рассказали и о своём намерении помочь всем оборотням, на что Северус сказал, что надо всё обдумать. Также он сказал, что в Мунго сейчас несколько пациентов, недавно ставших оборотнями и еле переживших своё первое превращение. Так что они могут легко проверить теорию насчёт записи, вот только сначала надо навестить Джонатана и Джейн Грейнджеров, чтобы эту самую запись сделать.

- И я считаю, что не только Гильберт нам может помочь с тем, чтобы никто не присвоил открытие лекарства себе, - подумав, сказал Гарри.

- Уж не хочешь ли ты привлечь этих двух рыжих клоунов? - рассмеявшись, догадался Драко.

- А что? Было бы здорово, - на всём серьёзе произнёс брюнет.

- Хорошая идея, - одобрил зельевар, - Но не думаю, что стоит полностью полагаться только на них.

- Надо собрать наших, - задумчиво сказала Сандра, - И в общих чертах посвятить их во всё.

- Да, - согласилась Гермиона, - И лучше до окончания каникул, - посмотрев на ребят, женщина остановила взгляд на юном метаморфе, - Тедди, ты сможешь спеть перед всеми? Кроме нас и Гильберта, будет ещё шесть человек. Не волнуйся, я могу ручаться за каждого из них: никто никогда не выдаст тебя, обещаю.

Мальчик, чуть покраснев, кивнул.

- Вот и хорошо, - улыбнулся Драко, - Заодно познакомитесь с Адой, Джули и Уиллом. Уверен, они тоже могут чем-нибудь помочь.

- Папа, а если Лоренца не отпустят, - посмотрел на отца Итон, - Мы же на Новый год приглашены к его отцу, и он может не разрешить вернуться.

- Для этого с вами едет Северус, - усмехнулся Гарри, а зельевар обречённо посмотрел на маленьких проказников:

- Поможете организовать для Люца небольшое представление. Я знаю, как можно его убедить.

На этом они отпустили ребят спать, а сами ещё не один час обсуждали всё то, что узнали от юных слизеринцев, и их гениальный план. Разошлись взрослые только когда на улице начало светать, да и то лишь потому, что надо было хоть немного поспать.

Глава 17. В гостях у Малфоев

Дни перед Новым годом пролетели незаметно, и вот Северус, Лоренц и Итон стоят перед воротами на территорию Малфой-менора. Зельевар не сомневался, что может трансгрессировать с мальчиками и к крыльцу замка, но правила хорошего тона ещё никто не отменял, да и сегодня очень важно было не злоупотреблять радушием Люциуса.

Как только мужчина прикоснулся к воротам и назвал своё имя и цель визита, появился домовик и, сказав, что хозяева ждут, впустил их и проводил до замка. Поднявшись на второй этаж, все трое вошли в малую гостиную Малфой-менора. Люциус и Нарцисса уже сидели за столом в удобных креслах.

- Моё почтение, - вежливо поклонился мастер зелий с абсолютно непроницаемым лицом. Мальчики, опустив глаза, стояли чуть позади, выражая тем самым почтение старшим и абсолютно ясно показывая, что пришли с зельеваром.

Люциус, нахмурившись, посмотрел на друга, который на его памяти с такой точностью следовал принятому в аристократических кругах этикету только когда был жив Луис Малфой. Да и то только потому, что очень уважал предыдущего лорда Малфоя, который сам учил этикету и сына, и молодого Снейпа, который на каникулы не раз приезжал в замок.

Теперь же в дверях стоял одетый с иголочки мужчина, ничем не уступающий самому Малфою. А рядом в парадных мантиях, идеально гармонирующих с нарядом зельевара, стояли два подростка (Северус специально выбрал мантии для себя и внука таким образом, чтобы они подходили под цвет к мантии, присланной Люциусом сыну).

- Сев, к чему весь этот официоз? И зачем было так наряжаться для скромного семейного торжества? - сделав приглашающий жест, произнёс лорд Малфой, хотя сам был в одном из лучших своих костюмов, как и Нарцисса была в роскошном вечернем платье.

- Цисси, прекрасно выглядишь, - склонил голову Снейп, присаживаясь на предложенный стул, мальчики сели по обе стороны от него.

- Благодарю, - вежливо улыбнулась женщина, удивлённая поведением и мужа, и зельевара, и сына, который по-прежнему молчал, да и второй мальчик вёл себя на удивление тихо.

На столе появились лёгкие закуски, вино и гранатовый сок для детей. Северус изогнул бровь, поняв, что других гостей не предвидится.

- Сын, мистер Блек, как ваши успехи в школе? - наливая себе и супруге вина и жестом предложив гостям последовать своему примеру, спросил у ребят лорд Малфой.

- Благодарю, отец, всё нормально, - однотонно ответил Лоренц не выражающим ничего голосом, благодаря Мерлина, что научился за эти полгода сдерживать чувства куда лучше, чем за всю предыдущую жизнь. Хотя в этом замке приходилось постоянно контролировать себя, но теперь это доставляло удовольствие, а не внушало отвращения, тем более, благодаря дракончику, мысли и настоящие эмоции друзей он чувствовали всегда, особенно если это физически ему было необходимо.

- Мистер Блек? - довольный безукоризненным поведением наследника, посмотрел мужчина на второго парня.

- Итон, если позволите, - холодно-вежливым тоном произнёс шатен, чуть склонив голову, - С успеваемостью у меня всё хорошо, спасибо.

- Почему ты не ответил первым, Итон? - спросила единственная женщина, не обратив внимания на холодный взгляд мужа.

- Лоренцио старше меня, леди Малфой, - как само собой разумеющееся произнёс мальчик.

Люциус непроизвольно хмыкнул: и что затеял Северус? Как ему удалось так выдрессировать подростков, которые совсем недавно не утруждали себя правилами хорошего тона (уж он-то отлично помнил, как шатен висел на шее зельевара, когда их с Северусом и этим Люпином вызвал директор)?

- Вы друзья? - Нарцисса перевела взгляд на сына.

- Можно сказать, что мы партнёры, - согласился Лоренц, памятуя, что слова «друг» в принципе для Малфоев не существует.

- И на чём же основывается ваше партнёрство? - пристально посмотрел на сына хозяин замка.

- На взаимовыгодном сотрудничестве, связанном с оказанием друг другу помощи в изучении важнейших школьных предметов, коими, несомненно, являются история и зелья; в установлении новых порядков на лучшем факультете Хогвартса, на котором мы имеем честь учиться; и в стремлении стать достойными учениками самого благородного и наимудрейшего из четырёх Основателей - Салазара Слизерина, - спокойно произнёс подросток. Итон мысленно поаплодировал другу, послав с помощью Салина скрытые от взрослых эмоции, друг ответил волной благодарности.

Северус с большим трудом скрыл довольную улыбку, наблюдая, как по мере речи Лоренца удивление пробивается сквозь маску друга: Люциус явно не ожидал такого чёткого и полного ответа, да ещё и сказанного столь невозмутимым тоном. Нарцисса же была то ли встревожена, то ли горда за сына, который вёл себя сейчас как истинный Малфой.

- Итон, вы тоже так считаете? - перевёл взгляд на шатена Малфой.

- Да, сэр, - уверенно ответил мальчик, - А разве иначе мы были бы вместе?

- Возможно, - задумчиво изрёк мужчина, после чего посмотрел на друга, - Сев, твоя работа?

- Не понимаю, о чём ты? - изобразил на лице искреннее удивление Снейп.

- Не понимаешь? - насмешливо произнёс Малфой-старший, - Признайся, какое зелье ты подлил им, что они так бесстрастны? Хочу напомнить, что они дети, и я прекрасно знаю, как ведут себя дети в одиннадцать лет.

- Они - слизеринцы, что куда важнее, - гордо сказал мастер зелий, - А насчёт твоих «знаний» я сильно сомневаюсь.

- Сев, Люц, объясните, наконец, что здесь происходит?! - вмешалась леди Малфой, которая никак не могла понять, в какую игру играют мужчины и дети.

- Цисси, не лезь, - не отводя испытующего взгляда от мастера зелий, прошипел Люциус.

- Всё в порядке, Нарцисса, - с усмешкой ответил Снейп, - Просто твой упрямый супруг никак не может смириться с тем, что юный Итон стал другом его единственного наследника.

- Это я упрямый?! - возмутился лорд Малфой, - Я не намерен терпеть, чтобы мой сын связался с предателем крови!

- Мальчик не виноват, - Северус сжал плечо внука, прося не вмешиваться, а сам сверлил взглядом седевшего напротив блондина, - Как и его отец. Это ты, Люциус. Из-за своих принципов ты ничего не видишь вокруг.

Нарцисса изумлённо смотрела на обоих мужчин. Лоренц был в шоке: никогда отец не позволял себе ничего подобного! Итон же был расстроен: он не думал, что Лоренц настолько прав, когда говорит о своём отце (а ведь этот человек, по сути, является его дедом). Назвать его и отца предателями крови… да какое право этот человек имеет так говорить о них?! Но дети действительно были слизеринцами, и их состояние заметил лишь Северус, от которого вообще сложно было что-либо скрыть.

- И чего же я не вижу? - тем временем продолжил словесный бой Люциус.

- Сына, - спокойно ответил Снейп.

Малфой в шоке замолчал и резко повернулся к сидящему молча мальчику. Когда их глаза встретились, Люциус вздрогнул: он и не замечал, что его глаза настолько голубые… О Мерлин, ну почему Сев всегда прав?! Это же надо: столько лет не видел зельевара, а тот уже знает о твоём сыне больше, чем ты сам!

Лоренц опустил глаза, пытаясь побороть охватившие его эмоции. Он знал, что дядя Северус прав, и видел, что отец тоже это понял.

- Хорошо, Сев, чего ты хочешь? - сдался лорд Малфой.

- Не мешай их дружбе и позволь Лоренцу оставшуюся часть каникул провести у нас, - посмотрел ему в глаза Северус.

- Три дня, - произнёс Люциус, - А пятого до 12 утра ты должен привести его домой. Седьмого после обеда у меня встреча с иностранными партнёрами, а после неё, часов в девять, можешь снова забрать его. Насколько я помню, Хогвартс-экспресс отходит только утром восьмого, так что Лоренц остаток каникул может провести у вас.

- Благодарю, я обязательно зайду за ним, ровно в девять, - не выдавая голосом своего гнева таким отношением к ребёнку, невозмутимо ответил Северус, ободряюще сжав холодную ручку сидящего слева подростка.

Оставшуюся часть вечера они провели за незначащим ничего разговором. Мальчики напряжённо молчали, не вмешиваясь в разговор взрослых. Лоренц был безмерно благодарен мужчине, так и не отпустившего его руки. Итон же, не имея возможности что-либо сказать или сделать, общался с ним на уровне эмоций с помощью дракончика, хотя и сам явно был подавлен всем происходящим. А дракончики в свою очередь, передавая эмоции и образы друг другу и своим хозяевам, почти беззвучно урчали, прижавшись к груди своих людей и тем самым стараясь утешить мальчиков.

- Люц, Цисси, прошу меня извинить, но нам пора, - когда часы пробили десять, встал из-за стола Северус.

- Что, уже? - встрепенулась Нарцисса, неожиданно осознавая, что за вечер так почти и не поговорила с сыном.

- Прости, Цисси, но моим спутникам давно пора быть в постелях, так что, - развёл руками мужчина. Итон и Лоренц тоже поднялись, скрывая радость от того, что скоро покинут этот неприветливый замок.

- Не забудь, что через три дня я буду тебя ждать, - встал вслед за гостем Люциус, - Вас проводить?

- Не стоит, я помню, где находится выход, - скривил губы в усмешке Снейп, после чего, взяв мальчиков за руки и поблагодарив хозяев за гостеприимство, направился к выходу.

- Любимый, а кто был второй мальчик? Это сын тех Блеков, за которыми охотился Лорд? Почему ты против их дружбы? - как только гости скрылись за дверью, спросила у мужа Нарцисса.

- Его отец - предатель крови, - недовольно ответил Люциус, который так ничего и не рассказал жене.

- А почему с ними был Северус?

- Как выяснилось, он живёт неподалёку от Блеков и согласился присматривать за Лоренцем, пока он у этих людей, - сказав это, лорд Малфой подошёл к окну и замер, смотря на представившуюся его глазам картину.

* * *

Как только ребята вышли из замка, они полной грудью вдохнули холодный зимний воздух, пытаясь прийти в себя после столь выматывающего званого ужина.

- Думаю, нам стоит прогуляться, прежде чем возвращаться домой, - посмотрел на ребят Северус, хотевший сначала трансгрессировать прямо от крыльца, но передумавший, заметив измученные лица детей.

- Дядя Северус, почему он такой? - решился задать вопрос блондин, встретившись взглядом с мрачным мужчиной, - Он к Дрейку тоже так относился? Как мой… брат смог здесь выжить? Он же сказал, что с Генри подружился, когда уже сбежал. Кок он мог… без друзей?

- Люц не был таким, - присел перед ним мужчина, - Драко тоже приходилось несладко, но он был более… независим, что ли. Драко считал такое обращение за должное, его просто так учили. Он был лидером, и ему вполне хватало тех, кем он мог руководить, а с Гарри они всегда соперничали.

- А как они подружились?

- Война дала им шанс узнать друг друга лучше. Драко понял, что такое «друг». Здесь же этому не учат, и он просто не знал. Поэтому он и ушёл от Люциуса: он понял, что есть что-то, что гораздо важнее денег и положения в обществе. У него был выбор: рискнуть всем и даже своей жизнью ради Гарри, либо убить его и стать первым в глазах Лорда и всей аристократии. Он отрёкся от семьи и выбрал друга.

- Это поэтому отец называет его и Итона предателями? - совсем тихо спросил мальчик.

- Не только, - смотря на него и положив руки ему на плечи, ответил Северус, - Ты же знаешь, что Гарри и Драко - братья, и что оба они Блеки. Они поменяли фамилии, взяли другие имена, а Драко, к тому же, женился не на чистокровной, что нарушает главное правило кодекса Малфоев.

- И отец думает, что я поступлю также, если буду дружить с Итоном? - с болью спросил Лоренц.

- Нет, просто он желает видеть в тебе точную свою копию, а он ни с кем не дружил.

- А вы? Он ведь дружит с вами?

- Да, - усмехнулся мужчина, - Если это так можно назвать. Но он не знает, что значит дружить по-настоящему. Он никогда не знал, его просто этому не учили. А ты уже знаешь, что такое дружба. Ты ухитрился остаться собою в этих стенах, а это о многом говорит. Люциус сделал ошибку, запрещая тебе общаться со сверстниками. Драко, живя здесь, часто виделся с детьми «друзей» твоего отца, и с раннего детства видел, как ведут себя они, поэтому и сам вырос таким же. А ты не видел других, поэтому Люцу, несмотря на старания, не удалось охладить твоего сердца, и это раздражает его. Он думает, что ты не сможешь стать настоящим Малфоем, если будешь общаться с Итоном, поэтому я и просил вас сегодня поиграть в статуй и не участвовать в разговоре, если к вам не обратятся лично.

- Но это нечестно, - произнёс Итон, - Деда, а мы можем Лоренца навсегда забрать отсюда?

- Нет, - печально произнёс мужчина, смотря на умоляющее личико блондина, - Прости, Лоренц, но тебе и дальше придётся притворяться. Как я понял, Нарцисса не знает, кем стал Драко, а если уйдёшь и ты, она этого может не выдержать. Пойми, она любит тебя, просто она не умеет выражать свою любовь, да и слишком долго неукоснительно следовала правилам: сначала своей семьи, а затем - семьи Малфой. Правила у всех чистокровных семей почти одинаковы, и они явно не учат любви, хотя, возможно, ты замечал, что Люца она любит по-настоящему (насколько умеет), как и он - её. А насчёт любви к детям там ничего нет: к мальчикам следует относиться только как к наследникам, давая соответствующее воспитание, а за девочек главное не продешевить, беря с семьи будущего зятя солидный выкуп. И если вдруг кто-то из детей влюбляется не в чистокровного и выходит замуж по любви, от таких отрекаются. Любви нет место в высшем свете.

Мальчик кивнул. Ему никогда так не объясняли правила кодекса, и только теперь он их понял. Оказывается, он только игрушка, очередное вложение, которое должно принести определённую пользу. А если он не справится или нарушит кодекс, от него избавятся, как от ненужной вещи. И родители должны сделать это без сожаления, поэтому так и относятся к нему…

- Дядя Северус, но почему? Они же уже отказались от Дрейка, зачем они так строги со мной?

- Драко просил твоего отца быть с тобой мягче, но Люц не послушал его.

Лоренц опустил глаза. Он так ясно почувствовал безысходность своего положения, что не смог сдержать слёз. Но неожиданно его утешительно обняли. Мальчик уцепился за шею поднявшего его мужчины, со всей силы прижавшись к нему. Хэт обвился вокруг шеи, издавая тревожные и успокаивающие трели.

- Малыш, ты не один, - прижимая мальчика к себе и гладя его по спине, прошептал мужчина, - Помни, что ты всегда можешь прийти к нам, что твоя семья не ограничивается родителями.

- Спасибо, дядя, - всхлипнул подросток, уткнувшись носом в плечо мужчине, - Спасибо…

Покрепче обняв мальчика одной рукой, Северус второй взял ручку внука, и они втроём направились к воротам, подальше от замка Малфоев.

А в это время у окна стоял Люциус. Он видел, как друг о чём-то беседовал с его сыном, а потом взял мальчика на руки. Лоренц явно был чем-то расстроен и, кажется, плакал. Вот они идут по тропинке к воротам, вместо того, чтобы трансгрессировать во дворе замка, и Лоренц по-прежнему на руках у Сева: прижался так, будто тонет, и зельевар - его последняя надежда не утонуть…

Неожиданно лорд Малфой осознал, что Северус действительно не применял к ребятам ни чар, ни зелий, и что его сыну стоило большого труда быть невозмутимым весь вечер. Но почему мальчик так себя вёл, раз позволяет себе распускать сопли перед Северусом и своим так называемым другом? Выходит, он прятал эмоции только от него и Цисси? Это открытие не слишком порадовало мужчину. Но что такого могли дать его сыну Блеки, что не мог он? Деньги, власть, положение - это всё, что нужно Лоренцу. Разве он не понимает, что это куда важнее пресловутой дружбы. Друзья предают. В конце концов, такими людьми легко манипулировать, если надо чего-то добиться (уж сам Люциус был мастер скрытого шантажа).

Мужчина попробовал сам представить себя в этой ситуации. Абсурд! Кого он может считать другом? Ну пусть это будет сам Северус. Допустим, тогда бы у Поттера с Драко ничего не вышло, и Сев стал бы рабом Лорда. Прекратил бы он общаться с зельеваром? Да нет, конечно. Просто потому, что в какой бы ситуации не оказался Сев, с ним всегда интересно, да и Лорд не хотел убивать его, скорее всего, по этой же причине. Просто такие выдающиеся и непробиваемые личности, как Снейп, не дают жизни потерять последние краски и одним своим присутствием вызывают какой-то азарт и желание поспорить. Да и Лорду нужен был зельевар под рукой, а лучше Северуса в Англии никого нет.

Но стал бы он рисковать состоянием, а тем более собой, ради мастера зелий? Конечно, нет! И Лоренц должен усвоить, что дружба - это лишь выгода, и ни граммом больше. Ну ничего, вот вернётся, надо будет поговорить с ним. Обязательно поговорить.

- Люц, почему Сев пошёл к воротам? Ты ограничил его доступ на трансгрессию? - прервала мысли мужа Нарцисса. Когда она подошла, то увидела лишь зельевара, несущего Лоренца (наверно, мальчик просто устал) и держащего за руку второго мальчика. Они уже были у ворот и, выйдя, испарились.

- Нет, просто он опять что-то задумал, - ответил Малфой-старший, повернувшись к супруге.

Глава 18. Выборы

Скримджер расхаживал в кабинете, то и дело поглядывая на часы. До заседания Визенгамота оставалось всего несколько часов, как и до выбора нового министра магии. Конечно, новый министр вступит в свою должность только через месяц (необходимо уладить все формальности, связаться с нынешним премьер-министром Англии, передать дела…), но он, в сущности, уже сегодня станет «бывшим» министром.

- Надо было уйти вслед за Грюмом, - вздохнул уже немолодой мужчина, садясь в своё кресло.

Он оставался в этой должности только из чувства долга. Он сомневался, что кто-то ещё смог бы поднять страну после того развала, в котором она оказалась после возвращения Тёмного Лорда и его атак. До сих пор некоторые оборотни из стаи Сивого нападали на мирных людей, не говоря о великанах, с которыми несколько лет вели переговоры его люди. К счастью, те вернулись в горы и теперь не представляли такой опасности. Да и дементоры стали спокойнее и вернулись в Азкабан, вот только старый мракоборец сомневался, что они будут верны, вздумай восстать ещё один Лорд.

Мужчина постучал по столу: не хватало стране, только пришедшей в себя, новых напастей. Просмотрев лежащие на столе отчёты, Скримджер встал и, прихрамывая, но по-прежнему грациозно, направился к залу, где должно было проходить заседание.

* * *

Перси Уизли - самый молодой кандидат на пост министра, вертелся у зеркала, выбирая галстук. Он как никто знал, как важно в такие дни выглядеть безупречно. Несколько часов ожидания, небольшая, но содержательная речь, выступления его оппонентов, и уже к вечеру Визенгамот вынесет решение и будет ясно, кто победил.

Из кухни вышла красивая женщина и, поцеловав его в щёку, сама выбрала и повязала мужу чёрно-оранжевый галстук. Удовлетворённо хмыкнув, он попрощался с женой и направился к выходу, но на полпути остановился, увидев себя в ещё одном зеркале и придирчиво осматривая дорогой костюм.

Вдруг вспомнилось, что в детстве у него никогда не было ничего подобного. Кто бы мог подумать, что паренёк, выросший в бедной, но чистокровной, семье будет бороться за пост министра? Хотя, насколько он знал, его братья неплохо устроились: Чарли, вроде, так и нянчится со своими свирепыми созданиями; Фред и Джордж так и носятся со своим магазином шуточных товаров; но зато Рон… Невероятно, но малыш Ронни, как только прошёл обучение, в тот же год сменил Грюма на посту главы Аврората! Конечно, здесь не обошлось без Дамблдора и личного отношения к парню Грозного Глаза, но всё же: глава такого отдела в каких-то 23 года - это потрясающе! Да и не сказать, что за последние пять лет Рон не справлялся со своими обязанностями. Конечно, он был слишком прямолинеен, по-прежнему вспыльчив и до глупости упрям, но руководил всё же неплохо. По крайней мере лучше, чем думал Перси, когда узнал, кого поставил Грюм вместо себя.

Неожиданно он вспомнил отца и Билла и резко побледнел. Он так и не успел примириться с отцом, а теперь уже слишком поздно. Но разве мог он тогда поверить, что Лорд действительно возродился? Он думал, что отец просто хочет помешать его карьере: 19 лет и уже младший помощник министра - ясно, что отец просто завидовал ему… как он тогда думал. Но даже вернись он назад, он не отказался бы от должности, предложенной Фаджем, просто был бы сдержанней в разговоре с отцом, возможно, это бы помогло.

А Билл… его старший брат даже после его ссоры с отцом не избегал его, и Перси часто видел его в Гринготсе. И такой конец… ну почему целители не могли прибыть на пять минут раньше, возможно, как раз столько не хватило, чтобы спасти его… Мама, наверно, чуть с ума не сошла, когда случилась та трагедия. Как же он хотел быть с ними, но понимал, что вряд ли станет желанным гостем в своей же семье после того, что натворил.

Последние десять лет он только изредка в Министерстве сталкивался с Роном, но тот с такой ненавистью смотрел на него, что Перси оставалось лишь прятаться за свою маску чопорности и холодности. Даже Джинни его явно сторонилась в тот единственный раз, когда он увидел её в Министерстве. Насколько он знал, сестра работала журналисткой в «Ведьмополитене», и довольно успешной, судя по тому, как его жена отзывается о статьях «Рыжей бестии». Он знал, что так сестру называли в школе, и даже как-то предположил безумную идею, что одним из авторов статей в «Придире» в последний год войны была его сестра. Но потом он выкинул эту мысль: не может же правда школьница писать о войне, когда сама спокойно учится в Хогвартсе?

- Персик, ты не опаздываешь? - промурлыкала супруга, незаметно подошедшая к нему.

Молодой человек вздрогнул, вскинул руку с часами и в ужасе посмотрел на время: до его выступления 15 минут!

Вывернувшись из объятий жены и махнув ей рукой, мужчина выскочил за дверь и трансгрессировал.

* * *

Бывший министр магии и нынешний кандидат на эту должность Корнелиус Фадж стоял посреди небольшой комнатки, смотрел в одну точку и стремительно вращал в руках зелёный котелок.

Есть ли шанс, что он снова займёт пост министра? Люциус ясно дал понять, что пообещал большое пожертвование на нужды Министерства, если Визенгамот изберёт именно Фаджа. Лорд Малфой всегда был щедр, и Корнелиус даже считал его своим другом… Ну ладно, не другом, но определённо человеком, заслуживающем глубокого уважения и отношения с которым явно не стоит портить.

Себя мужчина считал прирождённым политиком. Вы только подумайте: почти 14 лет он руководил страной, и за это время не было никаких катаклизмов. Ну, за исключением возрождения Тёмного Лорда, но разве он виноват в этом? Во всём виноват Дамблдор и этот проклятый мальчишка. Ну скажите пожалуйста, почему Поттеру взбрело в голову проникнуть в Министерство якобы на помощь Блеку? Лорд так тихо вёл себя, но стоило всем осознать, что россказни старого маразматика правдивы, как маньяк как с катушек съехал. Все эти жертвы, погромы, похищения… Да и этот глупый Поттер, буквально в рот смотрящий директору, вместо того, чтобы действовать заодно с Министерством и поддержать магическое сообщество, куда-то смылся ото все, прихватив с собою наследника Малфоев!

А этот болван Скримджер вместо того, чтобы искать сына Малфоев, направил половину мракоборцев на поиски Поттера и защиту Хогвартса в то время, как вторая половина выслеживала Пожирателей смерти. Конечно, Руфус - бывший глава Аврората и распределил имеющиеся под контролем силы с истинно гриффиндорским расчётом: наиболее рационально и верно с военной точки зрения, и совершенно безрассудно с точки зрения тонкой политики. Если Малфой-младший был предположительно с Поттером, то зачем, спрашивается искать именно Поттера? Да и сына Малфоя Скримджер хотел посадить, но какой в этом толк? Ясно же, что мальчишка запутался, а, так как Поттер всё равно не хочет сотрудничать с Министерством, привлечь пацана на свою сторону было бы куда разумнее, уже не говоря о той пользе, что принесут деньги, которые, вне сомнения, пожертвует Люциус за такой поворот событий и оправдание сына.

Конечно, насчёт охраны Хогвартса у Фаджа возражений никогда не было: там же учатся отпрыски стольких влиятельных людей! А вот зачем отправлять своих людей толпами на смерть, когда этот пресловутый Орден с подачки Дамблдора и так с лихвой выполняет эту задачу? Да и вообще, когда этот старик наконец уйдёт из школы? С него давно песок сыплется, так нет, надо глаза всем мозолить!

Отдёрнув мантию и проверив, не забыл ли свою речь, Фадж направился на заседание, так много значащее для его карьеры и жизни.

* * *

Кингсли был в кабинете директора и слушал его напутственную речь. Сам он остался в школе только потому, что со смертью Тёмного Лорда в Аврорате его не ждало ничего хорошего. Да его вообще могли бросить в Азкабан за тот случай с Хогсмидом, если бы не своевременное вмешательство Дамблдора. Ну скажите на милость, откуда он знал, что именно в эту ночь Пожирателям захочется напасть на деревню? Он ведь даже антитрансгрессионный щит тогда выставил, чтобы никто не ушёл из Хогсмида, и на тебе, всё равно не смог всё предусмотреть.

Наверняка в деревне был шпион Лорда, иначе как объяснишь такое стечение обстоятельств? Хотя, возможно, во всём виноват этот Снейп, иначе зачем ему было сбегать с малолетками? Этот гад ведь отлично знал, что в деревне не будет охраны: специально всё подстроил. И где этот гнусный предатель? Небось, скрывается в какой-нибудь канаве после смерти Лорда…

- Мальчик мой, ты совсем меня не слушаешь, - попенял Дамблдор, глядя сквозь очки-половинки.

- Прошу прощения, профессор, - встряхнул головой Бруствер, - Вы что-то сказали?

- Я очень надеюсь на твою победу, мой мальчик, - глубоко вздохнув, ответил директор. Ему было чуть обидно, что его речь не была услышана, однако сейчас было не до этого: впервые у него появилась реальная возможность поставить своего человека у руля власти.

Сам Дамблдор никогда не стремился занять эту должность: ему вполне хватало власти, которая была у него в связи с постом директора. Если честно, школа давала ему намного больше власти, привилегий и прав, чем было бы у него на посту министра. Кроме того, министр постоянно в центре внимания и его действия очень сложно оставить в тайне, а вот директор, отлично знающий детей и умеючи создающий из них тех, кого захочет, оставаясь в тени, держит в своих руках будущее всего магического мира.

Уже не раз Дамблдор думал, что следует пропихнуть своего человека на пост министра. Когда выбирали Фаджа, у него не было подходящей кандидатуры, да и этим идиотом так легко было руководить, что он даже и не думал вмешиваться в выборы. Но потом этот балбес вдруг начал мыслить сам, и даже зачастую противоречить ему! Кто там он был в школе - хаффлпаффец? Оно и видно.

А Скримджер… В условиях военного положения сложно было найти добровольца, когда Министерство день за днём терпело провалы. Там и выборов-то и не было. Просто под давлением общественности мракоборец был вынужден взять руководство страной на себя. Как глава Аврората он был вторым человеком в Министерстве, так что его уже на третий день утвердили в должности министра, а главой его отдела назначили одного из его помощников.

И вот, наконец, засидевшийся на посту министра мракоборец уходит в отставку, и в стране опять выборы. Уж на этот раз Дамблдор был не намерен сидеть, сложа руки, и выставил своего кандидата, в преданности которого нисколько не сомневался…

- Я постараюсь, директор, - кивнул Кингсли, смотря на часы, - Нам пора.

- Действуй по плану, - уверенный в удаче (всё-таки он был главой Визенгамота, и его мнение на данных выборах было довольно весомо), вставая, произнёс Дамблдор. Через минуту оба исчезли в изумрудном пламени.

* * *

- Итак, все три кандидата прибыли, - недовольно посмотрев на опоздавшего на несколько минут и запыхавшегося Перси, произнёс Скримджер. Заседание вёл именно он - это было своеобразный знак признательности ко всему тому, что он сделал, будучи министром. По правую руку от него находился глава Визенгамота Альбус Дамблдор, а по левую - первый помощник главы Аврората - Симус Финниган (Рональда Уизли, как близкого родственники одного из кандидатов, Скримджер к заседанию не допустил).

- Прошу прощения, - сказал молодой человек, вставая за свою трибуну.

- Приступим, - кивнув собравшимся магам и посмотрев на сидящих в зале журналистов, объявил действующий министр магии, - Для начала хотелось бы услышать, почему вы считаете себя достойными поста министра, и что вы намерены сделать в первую очередь, если вас изберут? Мистер Уизли?

Перси выпрямился и твёрдо начал заранее заготовленную речь:

- Уважаемые члены Визенгамота, я знаю, что являюсь за последние несколько сотен лет одним из самых молодых кандидатов на пост министра магии. Но, несмотря на свои 33 года, я многого смог достичь. В конце концов, самому молодому министру было лишь 19, и о его правлении до сих пор ходят легенды. Я же не первый год работаю в Министерстве и о работе министра знаю практически всё. Кроме того, у меня растёт замечательный сын и дома ждёт прекрасная жена, которые в меня верят. Я обещаю поддерживать традиции магического мира, наладить отношение с Болгарией и другими странами, охлаждённые ещё во время войны с Лордом, укрепить экономику нашей страны и поднять Англию на совершенно новую ступень развития.

- Благодарю, - когда молодой человек закончил, кивнул ему Скримджер, после чего посмотрел на следующего, - Мистер Бруствер?

- Как мракоборец и нынешний преподаватель ЗОТИ, - начал Кингсли, - Я отлично знаю ситуацию в нашем обществе. Многих министров выбирали именно из мракоборцев, потому что все осознают, что это профессия требует твёрдой воли, силы характера и трезвого ума. Могу лишь сказать, что работа в школе научила меня быть внимательным к мелочам, видеть зарождающиеся негативные тенденции и на корню пресекать их. Поэтому я считаю, что обладаю всеми качествами, необходимыми настоящему министру.

Дамблдор, слушая своего выдвиженца, чуть заметно кивнул, после чего громко спросил:

- И какие же ваши первые шаги на посту министра, уважаемый мистер Бруствер?

- Я намерен усилить охрану Азкабана на случай, если кто-нибудь опять вознамерится совершить побег, либо если дементоры, последние годы всё более ненадёжные, решаться покинуть остров. Мы увеличим штат Аврората на случай непредвиденных происшествий и военных конфликтов, которыми угрожают нам некоторые наши соседи. Кроме того, дома министерских служащих и всех, кто представит необходимые документы, мы снабдим современными средствами защиты и базовыми заклинаниями, не позволяющими обнаружить дом и предвещающими о незваном госте, - дождавшись, пока стихнет одобрительный гул, Кингсли продолжил, - Я намерен провести некоторые реформы, касающиеся Хогвартса, среди которых: увеличение часов ЗОТИ и вводный курс лечебной магии для старшекурсников, а также усиление защитных заклинаний вокруг школы и Хогсмида.

- А сколько часов вы предлагаете для лечебной магии? - спросила журналистка, сидящая на первом ряду недалеко от неподражаемой Скитер.

- Ваше имя, мадам? - посмотрел на девушку Скримджер.

- Сандра Фосетт, журнал «Придира», - отчеканила молодая женщина, не отводя взгляда от Бруствера.

- Я думаю, что по часу в неделю в первые два месяца у пятого курса будет достаточно для ознакомления с базовыми заклинаниями и основами лечебной магии, - ответил Кингсли, - А для шестого и седьмого года курс можно сделать выборочным. Я не сомневаюсь, что он необходим не только для умения оказывать первую помощь и залечивать ссадины и обычные переломы, но и особую важность курс будет иметь для тех молодых волшебников, которые выберут профессию целителя, мракоборца, экспериментатора и многих других.

- Благодарю, - кивнула Сова. К сожалению, эту статью ей придётся писать от своего имени, иначе её запросто могут вычислить. Хотя, к счастью, сегодня здесь были все представители «Чистой правды», так что магический мир будет в курсе всего, что произойдёт на выборах.

- Джинни Уизли, «Ведьмополитен», - подняла руку Рыжая бестия и, после кивка министра, продолжила, - Мистер Бруствер, а ваше желание усилить защиту вокруг деревни связанно с тем инцидентом, когда по вашей… оплошности деревня была почти уничтожена?

- Миссис Уизли, вы являетесь близкой родственницей господина Перси Уизли? - показав жест «молчи» своему кандидату, спросил директор.

- Да, сэр, - в глазах девушки появился недобрый огонёк, а Перси резко повернулся к ней, внезапно поняв, что сестра в данном случае на его стороне, но осознаёт ли это сама Джинни?

- Вопрос снимается, - произнёс Скримджер, - Что-нибудь ещё?

Джинни опустила руку, но проигнорировала взгляд брата. Она вовсе не хотела ему помогать, но и промолчать в данной ситуации она не могла, хотя и знала, что это человек Дамблдора.

- Ральф Эджин, «Пророк», - с секунду посмотрев на Бестию, взметнул руку Ветер, - Тот же вопрос.

- Отвечайте, - кивнул Руфус Брустверу.

- В тот раз это была чистая случайность, но вы правы, я не намерен допускать подобного в будущем, - чуть ли не скрипя зубами, ответил Кингсли.

- Спасибо, - кивнул Ветер, уже обдумывая то, что именно он напишет в «Пророк», а какие сведения лучше оставить «Придире».

- Если вопросов больше нет, переходим к нашему следующему кандидату, - оглядев журналистов, произнёс Скримджер, - Мистер Фадж?

- Как вы все знаете, я уже был министром магии, - вертя котелок, начал мужчина, - И я бы не сказал, что моё правление не было успешным. За 14 лет страна, ослабленная первой войной с Лордом, смогла восстановить былое влияние. Мы сумели заключить договоры о сотрудничестве с десятком Европейских стран, не говоря уже об укреплении межконтинентальных союзов, - в отличие от своих оппонентов, Фадж то и дело поглядывал в пергамент, - Магическое общество, находящееся на грани развала, вновь стало цельным и лишь благодаря этому во второй волне войны мы не сдались, мы сумели одержать победу над Тёмным Лордом, несмотря на те жертвы, которые мы понесли. И я обещаю всеми силами поддерживать мир в нашей стране, защитить граждан в случае любой опасности и достойно представлять магическое население Англии на мировой политической сцене.

- Рита Скитер, «Ежедневный пророк», - сквозь очки посмотрела на Фаджа экстравагантная женщина с зелёным пером, - Вы до сих пор верите, что сможете «достойно» представлять Англию?

- Я не только верю, я это делал на протяжении 14 лет, пока был министром, - завертел ещё сильнее котелок Фадж, глядя на с сомнением хмыкнувшую женщину.

- Луиза Уолдэн-Ран, «Круг Избранных», - произнесла Гадюка: благодаря связям своих родителей, слизеринка умудрилась после школы и всего нескольких лет работы в «Пророке» попасть в один из самых уважаемых аристократами журналов, - Не могли бы вы уточнить, мистер Фадж, каким именно образом вы намерены защитить страну в случае новой угрозы?

- Что ж, хороший вопрос, мадам, - заставив себя прекратить мучить свой головной убор, Корнелиус посмотрел на богато одетую девушку, - Вынужден признать, что мой оппонент прав, и я намерен провести все действия по обеспечении безопасности граждан, предложенные мистером Бруствером, и кроме того я намерен создать при Министерстве ведомство, отвечающее за своевременное обновление и поддержку защитных чар, а в отделе образования каждые полгода проводить курсы для тех, кто не силён в защите или чарах, дабы все наши граждане умели постоять за себя и знали основные заклинания, которые могут пригодиться и в обычной жизни, и в случае войны.

Кингсли от такой наглости раскрыл рот, что вызвало смешки в рядах зрителей. Люциус Малфой довольно улыбнулся: он отлично знал, какой хитрой (пусть и бестолковой) змеёй может быть Фадж. Наверняка Дамблдор давно забыл, что Корнелиус учился на Райвенкло. Вот только ум Фаджа был слишком топорный, и без неоспоримых доказательств, как в случае возрождения Лорда, он и палец о палец не ударит. Сам же Дамблдор был мрачнее тучи и буквально сверлил взглядом Фаджа, проявившего неожиданный всплеск интеллекта так не вовремя.

- Благодарю вас, - возвращаясь к своим записям, сказала Гадюка.

Фадж дружелюбно улыбнулся, глядя, как девушка красивым позолочённым пером что-то пишет в кожаной тетрадке с золотым тиснением.

- Есть ли ещё вопросы? - обвёл взглядом журналистов Скримджер.

Сандра, на время прервавшись, тоже посмотрела на своих коллег, чуть улыбнувшись Солнышку и Незабудке, которые ещё не выступали. Обе хаффлпаффки хищно улыбнулись в ответ, показывая, что осветят выборы в лучших традициях «Чистой правды». Обе работали в «Магическом вестнике» - семейной газете, достаточно популярной у магов: Солнышко писала статьи по кулинарии, а Незабудка вела рубрику для самых маленьких читателей, но обе время от времени присылали свои обличительные статьи в редакцию «Придиры», и если не знать, кто их пишет, догадаться об этом почти невозможно: слишком уж разный стиль и тематика.

- Отлично, - не увидев желающих ещё что-то спросить, сказал Скримджер, - Прошу поднять руки тех, кто наиболее достойным считает мистера Перси Уизли.

Поднялось достаточно много рук: намного больше, чем ожидал сам Перси. Действующий министр оглядел зал и что-то записал на пергаменте, после чего жестом велел опустить руки.

- Прекрасно, кто за мистера Кингсли Бруствера?

Дамблдор поднял руку. Вслед за ним (а точнее сказать, «смотря на него») руки подняли ещё несколько десятков магов. Сложно было сказать, больше их, или меньше, чем у предыдущего кандидата. Те, кто успели сосчитать голоса в обоих случаях, о чём-то перешёптывались.

- Отлично, - кивнул Скримджер, показывая, что проголосовавшие могут опустить руки, - И, наконец, кто желает видеть министром мистера Корнелиуса Фаджа?

Приторно улыбаясь, Долорес Амбридж первая вскинула руку, за ней последовало достаточно много поднятых рук. Но вот ситуация опять была спорной. Было ясно, что голоса разделились практически поровну. Ещё бы: один из кандидатов ещё, по мнению многих, слишком молод; второй явно дискредитировал себя той историей с Хогсмидом, о которой так удачно напомнила Бестия; а третий и раньше-то не обладал сильной популярностью, хотя его управляемость и деньги Малфоя сделали своё дело, несмотря на историю с Тёмным Лордом, которого Фадж целый год «не замечал», а потом не смог ничего сделать, передав власть новому министру. Однако многих удивило сегодняшнее выступление Фаджа: слишком уж все привыкли видеть дурочка, которым манипулировать проще простого.

- Итак, - призвав к тишине, Скримджер посмотрел на кандидатов, - С перевесом в пять голосов на выборах побеждает мистер Перси Уизли!

- ЧТО?!! - в шоке уставились на молодого оппонента Фадж и Бруствер, не принимавшие его всерьёз за конкурента.

Перси побледнел и сглотнул, не веря своим ушам. Со всех сторон летели какие-то выкрики: одобрительные или возмущённые - мужчина не знал, всё просто слилось в общий гам. Вспышки фотокамер сверкали так часто, что новый министр имел нешуточный риск ослепнуть от них, не говоря уже о том, что к нему бросились и буквально окружили с полусотни журналистов, каждый из которых просто мечтал взять интервью.

А сам Перси думал, что бы сказал его отец, будь Артур ещё жив? А как он будет общаться с главой Аврората, когда Рон его ненавидит? Не всегда ведь можно общаться с помощью заместителей, есть ситуации, когда два главных человека страны должны общаться с глазу на глаз и без свидетелей. А его сын? Сможет ли теперь Биллиар учиться в Хогвартсе? Перси был отнюдь не глуп и отлично знал, что Дамблдор может надавить на него с помощью сына, да и вообще лучше забрать мальчика на домашнее обучение: мало ли, какие политические предпочтения у родителей его однокурсников, и как это может отразиться на их отношении к Биллиару? И зачем он вообще полез во всё это?

- Поздравляю, молодой человек, - вывел его из ступора голос Скримджера (и когда только мракоборец успел спуститься и протиснуться через эту стену из журналистов?), - Нам с вами предстоит обсудить несколько важных вопросов.

Перси кивнул и, плохо соображая, где вообще находится, пожал руку своего бывшего начальника и пошёл за ним к двери, ведущей в небольшую комнату, где иногда совещаются члены Визенгамота, если решение по делу оказывается спорным.

Глава 19. Сбор. Часть 1 - План помощи оборотням

Третьего января в доме Блеков с самого утра шла подготовка к слёту друзей. Гермиона и Сандра снарядили себе в помощь девочек и Гильберта; Драко, Гарри и Северус обсуждали, что именно стоит говорить: у Блеков не было особых секретов от Ноттов, Забини и Долгопупсов, но они отлично понимали, что для тех, кто семь лет проучился в Слизерине, не просто будет слышать, что дети уже в первый семестр пребывания в школе узнали о тайнах факультета больше, чем они за все те годы, что учились. С другой стороны, друзья вряд ли будут выражать недовольство по этому поводу, а вот их советы могут быть очень полезны. Ремус только слушал, морально готовясь к встрече.

А ребята, удачно отвертевшиеся от помощи взрослым, строили планы своего собрания.

- Ладно, мы поняли, что твой Уилл - первоклассный стратег, - что-то рисуя в обычном блокноте, сказал Лоренц, который давно уже понял, что в их компании через год будет ещё один слизеринец. «Хотя, наверно, раньше» - поправил себя мальчик, всем сердцем надеясь, что отец позволит на летние каникулы поехать к Итону, а, значит, они здесь будут вчетвером (насчёт Тедди он не сомневался, а Уилл, по словам друга, каждое лето приезжает к нему).

- Да нет, - усмехнулся Итон, - Стратег, как говорит Лили, в нашем с Уиллом дуэте всегда я, а он - первоклассный исполнитель. Вы бы видели, как он может обхитрить взрослых: нам даже раз деду Севу удалось разыграть! А тем летом мы научились взламывать замки магловским способом - это так прикольно, когда можно справиться без заклинания! Да и полезно: вдруг в школе накажут и где-нибудь запрут, отобрав палочку!

- Мы поняли, не волнуйся, - приподнялся с кровати Тедди, - И мы не против, что твой друг будет с нами.

- Правда? - с надеждой спросил Итон: он боялся, что придётся разрываться между друзьями (ну не мог он предать дружбу Уилла, а Тедди с Лоренцем ему теперь так же, как братья, и их он тоже не мог бросить).

- Ты что, переживал из-за этого? - оторвался от своей работы блондин. Друг чуть покраснел. Лоренц удивлённо переглянулся с Тедди и повернулся к нему, - Запомни, мы вместе, а значит, твои друзья - это наши друзья.

- Спасибо, - улыбнулся им мальчик, чувствуя огромное облегчение.

- Ну, с твоим другом мы решили, а как насчёт тех девчонок… Ады и Джули? Они, кроме статей, могут чем-нибудь помочь? - вернулся к своему рисунку Малфой.

- Ещё бы, - глаза Итона опять засияли, - Вы не представляете, что они могут вместе с Лори и Лили! Да Дамблдор, если они возьмутся за дело, уже через полгода окажется в психиатрическом отделении Мунго!

- А это идея, - расплылся в хищной улыбке блондин.

* * *

- Привет, - улыбнулся Гарри, когда из камина вышли Тео, Панси и Уилл.

- Генри, Дрейк, профессора, - пожал Нотт-старший руки находящихся в комнате людей. Кажется, мужчина был несколько удивлён, увидев Люпина, но своих чувств он не выдал, так же как воздержался от вопросов.

- Итон! - темноволосый юркий мальчик с чёрно-карими глазами заметил на лестнице друга и бросился к нему.

Из кухни появились женщины и Дистон, на лестнице Итон представлял Уиллу своих друзей. Минут через десять прибыли Забини и Долгопупсы. Представив гостившим ребятам прибывших на ужин взрослых, Драко отправил всех детей наверх, сказав, что если они понадобятся, их позовут. Итон, Лили и Лора, кивнув, взяли за руки друзей, и вся стая побежала наверх. Проводив детей взглядом, Северус жестом попросил всех сесть. Сегодня диван и кресла были расставлены полукругом вокруг небольшого стола, на котором уже были лёгкие закуски и изысканное вино. Ужин должен был быть только через несколько часов, когда все основные вопросы будут решены.

- Итак, нам нужна ваша помощь, - посмотрел на друзей Гарри.

- Без проблем, - отозвался Тео.

- Только скажи, что тебе нужно, - кивнул Блейз.

- Можешь рассчитывать на нас, - поддержал Невилл.

- Вы ведь ещё не знаете, на что соглашаетесь, - удивился Ремус: он никогда не думал, что слизеринцы на что-то могут пойти, не зная всех условий и без какой-либо гарантии на выгоду.

- Что бы это ни было, но если ради этого стоило организовывать целое собрание, то это важно, - посмотрела на него Панси, - И если мы хоть чем-то сможем помочь, то поможем.

- Что, Ремус, не веришь в то, что видишь? - язвительно спросил Снейп.

- Как-то всё нереально, - согласился оборотень.

- А ты не забыл, что твой сын тоже в Слизерине? - ядовито напомнил Северус. Люпин смутился и посмотрел на своих бывших учеников:

- Прошу прощения, просто привычка.

- Да этой привычкой страдает всё магическое сообщество, - выплюнул Драко, но потом опомнился, - Прости, Ремус, я не имел в виду тебя.

- Ладно, мальчики, хватит, - остановила их Гермиона, - У нас есть дела поважнее, нежели бесконечные извинения друг перед другом.

- Мы слушаем, - кивнул Тео.

- У нас есть лекарство для оборотней, но мы хотим провернуть всё дело так, чтобы никто не узнал, кто именно является этим лекарством, - выдал информацию Гарри.

- Лекарство?! Для оборотней?! «Кто»!!! - удивлённо воскликнули друзья.

- Да, «кто», - кивнул Люпин, - Это мой сын и его питомица.

- Ваш сын? - неверяще посмотрела на него Панси.

- Тедди, Итон и Лоренц за эти полгода в школе очень много чего нашли… - начал Драко.

Больше часа братья и их отец рассказывали гостям о событиях, произошедших с юными слизеринцами в школе. Как они и предполагали, друзья слушали, как громом поражённые.

- И после его песни я обратился обратно, - закончил Ремус, который включился в рассказ только когда пришло время объяснять про его участие во всей этой истории.

- И теперь дети хотят помочь остальным, и мы тоже, - посмотрел на всех Драко, - Надеюсь, вы понимаете, что маленький мальчик с ручным карликовым драконом, который обладает со своей питомицей столь поразительным талантом, не сможет жить спокойно, если о нём хоть кому-нибудь будет известно.

- Конечно, - серьёзно кивнул Блейз и посмотрел на Люпина, - Не волнуйтесь, профессор, мы поможем защитить вашего ребёнка и сохранить в тайне его талант.

- Можете называть меня Ремусом, - отмахнулся от официального обращения мужчина, - А насчёт Тедди… У ребят есть идея: они хотят записать песню магловским способом, и если запись будет действовать, распространить её среди оборотней.

- Как понимаю, бесплатно и анонимно? - уточнила Милли, Люпин кивнул.

- Тогда надо сделать так, чтобы никто не смог присвоить запись себе и получать с этого выгоду, - задумчиво протянула Дафна.

- Мы об этом уже подумали, - вступил в разговор Дистон, - Я знаю чары, которые помогут нам, но необходимы испытания, притом всё проверить в ближайшее полнолуние. Северус попробует поговорить с пациентами Святого Мунго, а вот мне вряд ли удастся раздобыть министерский список зарегистрированных и вычисленных оборотней.

- Не волнуйтесь, профессор, это могу сделать я, - учтиво склонил голову Тео, - После выборов в Министерстве сейчас все стоят на ушах, так что проблем не возникнет, тем более моя работа напрямую связана вопросами безопасности страны.

- Тео - заместитель главы отдела магического законодательства, - пояснила Панси Люпину, улыбнувшись мужу.

- А остальные? - поинтересовался Ремус.

- Я - в исследовательском отделе, экспериментирую с различными видами растений, - ответил Невилл.

- Я пишу отзывы, - улыбнулась Милисента, - В основном о ресторанах, в журнал «Элит»: там когда-то работала моя мама, вот меня и взяли. Но я почти всегда дома, в штате не состою, так что пишу только для удовольствия.

- Я - председатель клуба «Истинных аристократок», - усмехнулась Панси, - Мы собираемся раз в месяц, да и вообще это секретное общество, о котором мужчинам знать не следует.

Женщины негромко рассмеялись, смотря на деланно недовольные лица отлично знакомых с деятельностью клуба мужчин, и на растеряно смотрящего на собеседников Люпина.

- Ремус, там просто обсуждают последние сплетни и моду, - усмехнулся Гарри, - Насчёт нас ты уже знаешь: мы с Драко числимся в Мунго, как помощники отца, но, в отличие от папы, там не бываем. Кроме того, благодаря Севу, мы, так сказать, подмастерья мастера зелий, ну а благодаря Гильберту - мастера чар, хотя до Гила нам ещё очень далеко.

- Вы очень хорошие ученики, - улыбнулся Дистон.

- У нас хорошие учителя, - исправил старика Драко.

- Я - в «Придире», Герми - дома с детьми, но у неё диплом магического юриста, так что в случае чего, у нас под рукой всегда есть свой адвокат, - продолжила обсуждение имеющихся в арсенале профессий Сандра.

- Ну а вы, Блейз, Дафна? - посмотрел на последнюю пару Люпин.

- Блейз работает в Отделе международного магического сотрудничества, - гордо произнесла Дафна, - Заключает различные договора, касающиеся экономики. Ну а я - член нашего клуба аристократок и эксперт магической моды в Министерстве.

- Другими словами, если понадобится в магическом мире совершить переворот, мы можем попробовать, - улыбнулся Забини, - У нас связи и в Министерстве, и в высших кругах, кроме того, почти во всех главных газетах и журналах есть свои люди, не говоря уже о том, что Сандра - лучший автор из всей «Чистой правды».

- Откуда? - удивился Ремус, впервые услышавший это название.

В двух словах Сова пояснила, что так назывался их кружок в школе, куда входили шесть авторов, печатающих свои статьи о войне в последний год жизни Волан-де-Морта в «Придире».

- Не удивляйся, тогда эти двое весь магический мир на уши поставили, - хмыкнул Северус, увидев потрясение на лице оборотня.

- Давайте об этом потом, мы и так отвлеклись от темы, - посмотрела на часы Гермиона: с такими темпами они ужинать сядут не раньше девяти, хотя предполагалось, что это будет часов в шесть-семь.

- Я поговорю с Креббом и Гойлом - они наверняка смогут найти адреса тех оборотней, которые не зарегистрированы в Министерстве, - предложил Блейз.

- Отлично, нам такая информация явно не помешает, - кивнул Драко.

- И хорошо бы краткое досье на каждого оборотня, - задумчиво сказала Гермиона, - Так мы узнаем, кому требуется лекарство в первую очередь?

- Гермиона, их в Англии не одна сотня, - покачал головой Ремус, - Только в стае Сивого было почти 200 особей, а ещё около сотни в нескольких небольших стаях и, наверное, почти три десятка одиночек.

- Это не такая уж большая проблема, - возразил Блейз, - со связями Грега и Винса все данные будут у нас уже через пару недель.

- В первую очередь мы должны помочь детям и тем, у кого есть семья, - уверенно сказала Панси, - Кроме того, неплохо бы выяснить, много ли среди оборотней обученных магов, и сколько самоучек? Они могли бы помочь нам, да и с маглами, которых обратили, они могут найти общий язык быстрее, чем мы.

- Помочь? Мы же хотели действовать тайно? - удивился Люпин.

- Ремус, мы уже все мыслим по-слизерински, - закатил глаза Гарри, - Поверь, к этому быстро привыкаешь, когда твой отец, брат и крестник из этого факультета, не говоря уже о друзьях.

- Да, к этому привыкаешь, - усмехнулся Невилл, - Но Панси права - нам не помешает помощь.

- Ну как вы можете говорить о секретности, когда сами же собираетесь действовать открыто? - не понимал мужчина.

- Мы не собираемся говорить всем, кто мы? - тоном, которым как-то объяснял гриффиндорцам, почему арест одного человека не решает исхода войны, начал Драко, - Не обязательно видеть наших лиц тем, кому мы не хотим их показывать.

- У оборотней тонкое чутьё, они нас узнают, если встретят в обычной жизни, - не согласился Ремус.

- Но ты-то меня не узнал, - посмотрел в его глаза Гарри.

- Я просто никогда не хотел быть оборотнем и всегда противился этому, - печально ответил Люпин.

- Мы обманем их чутьё, - без сомнений произнёс Невилл, - У меня в лаборатории как раз созревает новый вид иллюзорной гвоздики. Если добавить её в Оборотное или какой-нибудь мероморфное зелье, то она на несколько часов скроет ауру и притупит все чувства тех, кто общается с таким человеком. Таким образом, чутьё оборотней будет как у обычных людей, и нам не о чем будет волноваться, если конечно мы не будем показывать им своих настоящих лиц.

- Северус и с тобой занимался зельями? - удивился Ремус.

- Нет, просто всё, что относится к травологии, Долгопупс просто удивительно хорошо запоминает, - скривился зельевар, - Не сомневаюсь, что если бы в зельях использовались только растительные ингредиенты, Невилл знал бы мой предмет просто отлично, но, увы, это не так. Кроме того, он знает только о свойствах всех растений, но если требуется применить больше парочки ингредиентов, он, увы, может сделать это лишь с огромным трудом, чтобы не взорвать свой котёл.

- Профессор! - возмущённо покраснел Невилл.

- Да ладно, любимый, этот тип всё равно всегда прав, - усмехнулась Милли, бросив лукавый взгляд на Снейпа, который всё-таки догадался промолчать и не вступать в спор со своей бывшей студенткой.

- Значит так, - решил подвести промежуточный итог Драко, - Мы собираем всю доступную информацию об оборотнях, ищем способ контактировать с ними без опасения быть случайно опознанными, проверяем теорию ребят насчёт записи и в случае удачи пускаем лекарство в обращение. Я ничего не упустил?

- Пока нет, что там с новым министром? - посмотрел Гарри на друзей.

- Довольно активно включился в дело, - начал загибать пальцы Тео, - Первого февраля окончательно берёт руководства на себя, сейчас с утра до ночи в Министерстве вместе со Скримджером. Кажется, забрал сына на домашнее обучение.

- Он как-то не ладит с главой Аврората, - продолжил Блейз, - Хотя они ведь братья, или я не правильно помню? Вроде этот Перси был старостой, когда мы поступали.

- Да, он поссорился с семьёй из-за того, что его назначили помощником министра, а его отец считал, что Фадж таким образом хочет шпионить за семьёй, ведь Уизли целиком преданы Дамблдору, - кивнул Гарри, - Я тогда перешёл на пятый курс, а вы помните возрождение Лорда, так что вот так: Дамблдор собрал заново Орден, а в Перси никто не поверил…

- Генри, если хочешь, я устрою вам встречу, - негромко предложил Тео, смотря на друга. Он знал, что парню больно вспоминать старых друзей, особенно учитывая тот факт, что лучший друг детства его предал, узнав, что у Дрейка метка. Ну что за идиот этот Рон Уизли, как только угораздило его стать главой такого важного ведомства?

- Нет, не думаю, что дело стоит того, - покачал головою брюнет, - Но я хочу, чтобы вы наблюдали за ним, - посмотрел он на Тео и Блейза, - Для меня это важно. Думаю, что Перси не предал бы семью: я помню как он переживал за Рона во время второго состязания Турнира Трёх Волшебников. Возможно… просто произошла ужасная ошибка, недопонимание…

- Мы глаз с него не спустим, - пообещал Забини, Нотт серьёзно кивнул, соглашаясь с другом.

- Только осторожно, - предупредил Гарри, - Если он в точности предан идеалам своей семьи, то он… не очень благоволит к выпускникам Слизерина.

- Поэтому наша «змеиная натура» здесь и пригодится, - подмигнул Тео, после чего отклонился назад, на спинку кресла, взяв свой бокал, - Есть ещё задания или какие-нибудь новости? - спросил он уже своим обычным вежливо-деловым тоном, в котором, однако, было что-то такое, что появлялось лишь наедине с друзьями: открытость, что ли, или доверие, которого никогда не было при общении с людьми вне их круга.

- Наверное, пока всё, - растеряно произнесла Гермиона, - Но нам бы ещё встретится. Давайте через несколько недель, когда будут хоть какие-то сведения об оборотнях. А мы пока ищем средство маскировки и занимаемся записью. Встречаемся за несколько дней до полнолуния и обсуждаем всё, что сможем накопать и все идеи, у кого какие возникнут.

- Согласна, - кивнула Панси.

- Договорились, - что-то уже просчитывая в уме, буркнул Блейз.

- Замечательно, - Сандра встала, - Я позову детей. Гермиона, справишься со столом?

- Мы поможем, - махнула ей Милли.

На этом собрание было закончено. Женщины отправились на кухню за приборами и едой, которую необходимо было подогреть, Сандра пошла за детками, которые вели себя на удивление тихо и даже не попытались пробраться на их собрание, а мужчины, довольные результатами переговоров и начальными планами, обдумывали, как бы всё провернуть за максимально короткий срок и что бы ещё предпринять, чтобы быть уверенными наверняка в успехе своего предприятия?

Глава 20. Сбор. Часть 2 - План «Достать Дамблдора»

- Это Уилл, - представил Итон своего друга, радостно улыбаясь, - А это Лоренц и Тедди.

- Привет, - поздоровались друзья с темноволосым мальчиком, в глазах которого был живой интерес ко всему происходящему.

Через несколько минут прибыла Ада с родителями - русоволосая слишком боевая на вид девочка с карими глазами. Почти сразу за ними прибыли Забини с дочкой. Джули была смуглой девчонкой с коротко стриженными чёрными волосами и удивительными ярко-синими глазами.

Ребята только успели перезнакомиться, как Дрейк позвал Лоренца и Тедди и представил им прибывших взрослых, после чего их всех попросили пока подняться наверх. В принципе, дети были и не против - им и самим было о чём поговорить, так что, схватившись за руки, они побежали в спальню Итона.

Первым делом, Джули, Аду и Уилла посвятили в последние события и в секрет собрания взрослых. Прибывшая троица слушала, раскрыв рты, а уж когда ребята показали им дракончиков, восхищению гостей не было предела!

- Ну вы даёте! - потрясённо смотря на чёрного малыша, устроившегося на подушке Итона, произнёс Уилл, - Я тоже такого хочу!

- Тогда ждём тебя на Слизерине, в нашем родном сумасшедшем доме, - усмехнулся Лоренц.

- Ага, добро пожаловать в нашу компанию, - разлёгся на своей кровати Тедди.

- А мы? - с надеждой посмотрели на мальчиков Джули и Ада.

- Только не Слизерин, - категорично заявил Итон, но, заметив, что девочки надули губки, добавил, - У вас обязательно будут дракончики, обещаю, но только после школы, раньше королева Тедди всё равно не взлетит. Тем более, в школе очень трудно спрятать малышей. Если бы мы не жили в одной комнате, или с нами бы был ещё кто-то…

- Ладно, - нехотя согласилась Джули, - А что у вас там с директором?

- Да, с какой стати этот старикан хочет вас рассорить? - поддержал Уилл.

- Если бы мы знали, - убрал с кровати на стол свой блокнот блондин.

- Можно? - Лили взяла блокнот и посмотрела на Лоренца. Парень, немного подумав, в замешательстве кивнул, прикусив нижнюю губу.

Девочка открыла блокнот и стала медленно пролистывать его с таким видом, будто держала в руках кикой-то древний артефакт:

- Невероятно! Где ты научился так? - оторвала она сверкающий взгляд от листов.

- Я… - замялся парень, но потом тяжело вздохнул и решил сказать правду, - Я бы сошёл с ума в доме отца, если бы не это. А так, я хоть иногда мог представить себя таким, каким хочу быть, а не каким хотят видеть меня родители …

Теперь уже все сгрудились вокруг блокнота. Там были карандашные рисунки, и, надо сказать, невероятно точные. Вряд ли кто-нибудь бы поверил, что такое может создать одиннадцатилетний мальчик, никогда не занимавшийся этим профессионально.

Итон и Тедди в шоке листали блокнот: вот они втроём в купе поезда, вот сидят за столом в Большом зале, вот их комната, покои Слизерина, они все вместе у камина изучают древний манускрипт, портреты друзей и каждого члена семьи Блеков; Лили в полный рост, на пальце которой обручальное кольцо; Тедди, вокруг которого кружит ящерка, рядом с оборотнем; и, наконец, они все трое в окружении своих дракончиков.

- Это потрясающе! - прошептал Итон и в восхищении посмотрел на Лоренца, - Ты настоящий художник!

- А ты своих родителей когда-нибудь рисовал? - спросила Лора. Мальчик опустил голову и покачал головой:

- Я честно пытался, но я… не могу. Начинаю, и хочется разорвать листок. После того, как я первый раз решил изобразить отца, я потом месяц карандаш не мог взять, как будто рисовал что-то ненастоящее… Я не люблю, когда рисунки мертвы, и поэтому больше и не пытался…

- А почему у тебя карандаш магловский? - удивилась Лили, - Ты не хочешь, чтобы рисунки двигались?

- Просто это единственное, что я смог раздобыть, - признался мальчик, - Если отец увидит мои рисунки… Я обменял свои первые часы на три карандаша и два блокнота у одного полукровки на благотворительном вечере отца несколько лет назад, с тех пор и рисую, а отцу сказал, что часы потерял. Иногда рисую пером на пергаменте, но карандашом намного удобнее, так что наиболее… значимые рисунки я всегда делаю в блокноте и только карандашом.

- А первый у тебя с собою? - спросил Тедди.

- Конечно, - побледнел Малфой, - Меня же прибьют, если найдут мои рисунки, так что все пергаменты я сжёг… чтобы их никто не нашёл, - с болью посмотрел он на друга, - А блокнот не смог. Он давно уже заполнен, но второй я хранил для школы. Я надеялся, что когда нам разрешат ходить в Хогсмид, я найду там в лавках тетрадки или блокноты: я не хочу рисовать на пергаменте, его намного легче обнаружить, а в магических каталогах ничего подходящего нет, да и отец мог увидеть посылку, если бы я что-то рискнул заказать.

- Давай поговорим с папой и крёстным? Ты сможешь показать им свои рисунки? Поверь, они помогут, они обязательно что-нибудь придумают.

- Правда? - в надежде посмотрел на него блондин. Итон кивнул, и Лоренц так радостно улыбнулся, что шатен даже смутился.

По просьбе друзей, Малфой достал из кармана одной из мантий ещё один блокнот. Там оказались пейзажи Лондона и каких-то парков, несколько автопортретов Лоренца, притом на всех он улыбался, но какой-то грустной, как у заключённого, улыбкой; были здесь и рисунки небольших домиков, которые явно нравились мальчику намного больше фамильного замка; горы, реки, озёра, леса… Но ни одного рисунка, изображающего Малфой-менор или его территорию, ни одного намёка на родителей или каких бы то ни было друзей. Он явно хотел вырваться из всего того, что его окружало, мечтал уехать и больше никогда не возвращаться.

- У тебя просто талант, - Лили отложила оба блокнота и задумчиво посмотрела в окно, - А этот ваш Дамблдор хочет что-то плохое, он не должен вас разлучить. Да вы трое должны показать ему, что вы ему не по зубам.

- Придумайте какие-нибудь псевдонимы, - предложила Ада.

- Да, чтобы этот старик не знал, кто действует против него, - согласился Уилл.

- Ага, я - «Помешанный на зельях», Тедди - «Златокудрый певец», ну а Лоренц - «Одинокий художник». Ты это предлагаешь? - усмехнулся Итон.

- Ну, можете что-нибудь общее придумать, - пожала плечами Ада.

- «Драконы», - подпрыгнул на кровати Лоренц, - Мы будем «Драконами»!

- Мне нравится, - кивнул Тедди.

- Превосходно, - Итон посмотрел на открытый рисунок, где они все трое в окружении ящерок, - Не возражаешь? - мальчик взмахнул палочкой, и в воздухе появилась призрачная копия рисунка. Достав из стола пергамент, шатен поместил копию на него, - Это наш… герб. Будем придумывать девиз?

Почти полчаса ребята обсуждали, какой именно девиз подойдёт «Драконам» лучше всего. В конце концов, было утверждено предложение Джули: «Сожжём любого, кто нас тронет». С помощью Уилла был разработан и знак: разгневанный страшный дракон, выпускающий пламя (ну не могли же они использовать свой герб, который бы их сразу выдал: вон у Ордена, который вроде ещё существует, был знаком феникс; у Пожирателей - череп со змеёй, а чем они хуже?). Незаметно, за обсуждениями, было решено, что они все теперь «Драконы», а Лоренц, Итон и Тедди - их предводители.

- Итак, первая наша операция - «Месть директору», - повесив пергамент с рисунком, девизом, названием и знаком их объединения на стене над своей кроватью, потёр руки Итон.

- Ага, план «Достать Дамблдора», - усмехнулась Ада. Уилл наклонился к друзьям:

- Для начала предлагаю…

Больше часа ребята обсуждали свой план. Было договорено освещать все события, происходящие в школе, в прессе: девочки с огромным желанием вызвались лично писать статьи. Всю важную информацию решено было отправлять с дракончиками, а если возникнет необходимость у друзей связаться с «предводителями», они шлют сову с зашифрованными магловским способом запиской (на случай, если директор всё-таки додумается проверять почту учеников). Скрепя сердце, Итон предложил оставить сёстрам Малышку, ведь Сели, скорее всего, будет нужна взрослым. Лили и Лора были на седьмом небе от счастья - им ужасно нравилась сова брата.

- Отлично! Лоренц, пока будешь у себя дома, пиши нам хоть каждый час, - когда более-менее пригодный план был составлен, Итон вдруг вспомнил, что блондин вынужден будет на несколько дней уехать из дома Блеков.

- Я оставлю Хэта с вами, - покачал головой Малфой, - Там родители, эльфы… в общем, я не хочу рисковать жизнью моего малыша. Если его случайно увидят, я не знаю, что может случиться со мной и с ним?

- Но ты же будешь там совсем один, - с болью посмотрела на него Лили.

- Мне не привыкать, - в голосе парня была какая-то обречённость, - Правда. Тем более, благодаря нашей связи с Хэтом, я смогу вас видеть. Я буду здесь, вместе с вами, помимо воли моего отца, - сжал кулаки мальчик, а потом посмотрел на свою невесту, - Лили, ты ведь позаботишься о нём, пока я не вернусь?

- Обязательно, - улыбнулась девочка, на колени которой с плеча блондина спланировал зелёный дракончик.

- Только если что-то случится, не молчи, - посмотрел в глаза другу Итон, - Передай образы нам с Тедди, и мы поймём, мы найдём, как помочь тебе.

- Спасибо, - благодарно кивнул мальчик.

В дверь постучали, и в комнату вошла Сандра. Позвав детей ужинать, она с минуту смотрела на задумчивые и решительные лица ребят, но решила пока ни о чём не расспрашивать.

Тедди по просьбе отца после ужина спел одну из своих любимых песен под аккомпанемент трёх маленьких дракончиков. Все слушали это неземное прекрасное пение с замиранием сердца. Детей кратко ввели в курс дела относительно результата собрания взрослых (всё-таки идея помочь оборотням пришла именно от ребят, а без Тедди и его королевы вообще ничего не выйдет). Джули, Ада и Уилл остались в доме Блеков, а их родители, попрощавшись и ещё раз поблагодарив Тедди за песню, отбыли по домам.

Глава 21. «Если ты - Малфой, то и веди себя как Малфой»

Лоренц попрощался с друзьями и спустился в гостиную, где его ждал мастер зелий. Лишь мысль о том, что он теперь не один, позволяла ему сдержать эмоции. Кроме того, дедушка Гильберт вчера заколдовал оба его блокнота таким образом, чтобы никто, кроме мальчика и тех, кому он доверяет, не мог бы их взять или увидеть, что именно там изображено. Это очень обрадовало парня, и старик полвечера его убеждал, что ничего такого не сделал, и что считает за счастье помочь столь талантливому художнику.

- Нам пора, - подал руку мальчику Северус, - Я обещаю, что обязательно приду за тобой. Но тебе придётся играть свою роль, иначе Люц может и воспротивится.

- Я постараюсь, - сглотнул парень, - Я буду, как он.

Северус почувствовал, как похолодела рука мальчика, увидел, как окаменело детское личико, как в глазах появился лёд. А ему ведь ещё одиннадцать! Мужчина опустился перед мальчиком и посмотрел ему в глаза:

- Внимательно послушай меня, Лоренц. Ты никогда не должен стать таким, как твой отец, ты гораздо лучше его. Просто представь, что ты в школе, что тебе подлили зелье бесчувственности и надменности, но ты не выпил его, - воспользовался понятной мальчику аналогией зельевар, - И теперь ты должен сделать так, чтобы тот, кто подлил тебе зелье, не понял, что его план провалился. Ты понял? Это только игра. Несколько дней, и ты опять будешь с друзьями. Тебе только надо их пережить и не выдать себя.

Мальчик слегка улыбнулся, вспомнив, как с друзьями дурачил всю школу. Они тогда притворялись больше месяца, а сейчас надо всего три дня, так что это не так уж и сложно. Правда, сейчас он будет один…

- Пошли, - Северус ободряюще обнял мальчика, после чего поднялся, крепче сжал его руку, и они трансгрессировали.

* * *

Почти два дня Лоренц практически не выходил из своей комнаты. Завтрак ему приносили в кровать, ну а обед и ужин он перетерпеть мог. С родителями почти не общался, сдержанно и вежливо отвечая на их вопросы и вообще ведя себя несколько отстранённо. Ничего не выражающие глаза, спокойное выражение лица, надменная манера говорить, растягивая слова… Он даже в собственной комнате не снимал эту маску, прекрасно зная, что отец мог приставить к нему шпионить парочку домовиков.

Вот и сейчас парень лежал на кровати, смотря в одну точку. Ему нравилось так лежать: сейчас он не был в замке, он настолько желал отсюда уйти, что просто перенёсся мысленно к своему дракончику. Сейчас он видел, как друзья играют в волшебные шахматы, а девочки склонились над каким-то журналом и о чём-то спорят. Лоренц просто стал одним целым с Хэтом, видел его глазами. Правда, это отнимало достаточно много сил, но мальчику было наплевать на это, тем более с помощью своего малыша он постоянно чувствовал поддержку друзей и самого дракончика.

- Лоренцио, нам надо поговорить, - в комнату без стука вошёл Малфой-старший.

Мальчик, который был далеко отсюда, его даже не услышал, продолжая спокойно лежать, скрестив руки на груди.

- Сын, я, кажется, к тебе обращался, - повторил грозно Люциус, возмущённый поведением отпрыска, но мальчик вновь никак не отреагировал.

Мужчина разозлился и, выхватив палочку, облил подростка ведром ледяной воды. Лоренц, не ожидавший ничего подобного, мгновенно пришёл в себя и резко сел, ошарашено смотря на отца и пытаясь вспомнить, где вообще он находится?

- Я не позволю, чтобы меня игнорировали в моём же доме, - холодно произнёс лорд Малфой.

До мальчика, наконец, дошло, где он и что здесь делает? С большим трудом вернув лицу безразличное выражение и заставив говорить себя спокойно, несмотря на бешено бьющиеся сердце, он произнёс ничего не выражающим тоном:

- Прости, отец, я задумался.

- Задумался? - приподнял бровь Люциус, - И о чём же, позволь спросить, ты думал?

- О жизни, - пожал плечами подросток.

- Ты - Малфой! Ты не должен тратить время на пустые мечтания, - строго посмотрел на него мужчина, - Если ты - Малфой, то и веди себя как Малфой!

- Тебя что-то не устраивает в моём поведении, отец? - с железным спокойствием ответил Лоренц, а про себя с болью подумал: «А если я не хочу быть Малфоем, что тогда?».

- Я знаю тебя с самого детства и хотел бы знать, в чём причина твоего такого поведения?

«Если бы» - вздохнул мальчик, но вслух сказал:

- Отец, ты сам сказал, что я - Малфой, вот я и стараюсь соответствовать.

- И это никак не связано с твоими новыми друзьями?

- С Итоном и Тедди? - удивился Лоренц, - Каким образом моё желание быть достойным своей фамилии может быть связано с моими однокурсниками?

Люциус внимательно посмотрел на мальчика. Сам он вряд ли мог бы рассуждать подобным образом в столь юном возрасте. Да и вообще, рассуждал ли он хоть о чём-то при своём отце? Насколько мужчина помнил, он лишь всё запоминал, выполнял и безоговорочно подчинялся отцу.

- Что ты можешь сказать от Итоне Блеке?

- Умён, горд, своеволен, - сухо выдал мальчик.

- Что ещё?

- Прекрасно разбирается в зельях: и днём и ночью читает о них, - губы непроизвольно скривились в усмешке, - Помешан на своей родословной. Больше всего говорит о своём отце и деде. Мы же с ним, вроде, приходили сюда, его дед - мастер по зельям.

- А он знает, что Северус ему не родной дед? - не смог побороть любопытства лорд Малфой.

- Конечно, - кивнул мальчик, - Его родным дедом был Регулус Блек, но он умер, и дядя Северус усыновил Дрейка и Генри.

- Ты называешь их по именам? - голос не выдал той горечи, которую он почувствовал: какой-то частью сознание мужчина всё же надеялся, что его внук знает правду о нём (хотя даже себе Люциус бы не признался в этом и под Круциатусом).

- Они разрешили, - как само собой разумеющееся ответил мальчик, - И я бы тоже хотел побольше узнать об истории нашего рода: Итон знает о чистокровных семействах практически всё!

- Хорошо, я пришлю с домовиком тебе книгу, - Малфоя удивило, что какой-то безродный может интересоваться родословными чистокровок, да и вообще, что Драко учит этому своего сына.

- Благодарю, - покорно произнёс Лоренц: «Ну вот, теперь ещё и родословные учить придётся, да и Итона надо бы предупредить».

- А второй мальчик? Тедди Люпин?

- Интересный, - задумавшись, выдал парень, - Обожает ЗОТИ, много чего знает о волшебных существах.

- Он сказал тебе, что его отец - оборотень? - напрягся мужчина, которому очень не понравилось, каким тоном отзывается о мальчике сын.

- Абсурд, - изобразил крайнее удивление Лоренц, - Я видел его в ночь на 27 декабря, так он был нормальным.

Недоверчиво посмотрев на него, Люциус призвал домовика и приказал принести лунный календарь прошедшего года. К его удивлению, 27 как раз было полнолуние.

- Ладно, я поговорю с Севом, - пробубнил под нос мужчина, а затем снова поднял голову и посмотрел на сына, - Мне сообщили, что ты не покидаешь своей комнаты. Могу я узнать, с чем это связано?

- Я думаю о завтрашней встрече с твоими партнёрами. Мне бы хотелось узнать о целях встречи, о тех, кто на неё приглашён и о моей роли во всём этом.

«Он уже интересуется делами, - самодовольно подумал Люциус, - Наверно, пора его уже брать на более серьёзные мероприятия».

- Мы поговорим об этом за ужином, - сказав это, лорд Малфой вышел.

«Слава Мерлину!» - облегчённо вздохнул Лоренц. Он опять откинулся на подушки и только теперь понял, что и он, и кровать почему-то мокрые. «Ах да, наверно, поэтому меня отрезало от Хэта». Встав, он подошёл к шкафу и достал сухой комплект одежды, думая, что надо бы попросить дедушку Гила научить просушивающим чарам, а то неизвестно ещё, высохнет ли к вечеру кровать, и догадаются ли вообще домовики её высушить?

* * *

Проснулся Лоренц не в лучшей форме: голова болела, хотелось ещё спать, какая-то слабость… «Неужели простыл?» - мальчик вспомнил, как накануне его облили водой. И что теперь? Отец всё равно заставит его пойти на встречу с иностранцами, а вот к Итону может не пустить, как и в школу, пока он не поправится. Что ж, тогда надо притворяться, чтобы никто ничего не заметил.

Надев дорогой костюм, смазав гелем волосы (отцу явно не следует знать, что он не пользуется в школе этой гадостью) и нацепив на лицо уже привычную маску, мальчик пошёл к отцу в кабинет: лорд Малфой хотел рассказать о каких-то выгодных сделках и контрактах, заключённых в прошлом году.

* * *

Люциус, очень довольный результатами состоявшейся встречи, вернулся с сыном около восьми часов. Он заметил, что мальчик какой-то вялый, хотя его безупречные манеры и поведение сегодня вечером сослужили хорошую службу: несколько человек, тоже пришедших со своими наследниками, но более старшего возраста, не один раз за вечер ставили Лоренцио примером для своих сыновей. Кроме того, они явно были заинтересованы вести дела с рассудительным юношей, когда он подрастёт.

- Как себя чувствуешь, сынок? - Нарцисса тоже заметила, что что-то не так. Появившись в гостиной после трансгрессии, Лоренц пошатнулся и еле устоял на ногах.

- Нормально, мам, просто устал, - пытаясь подавить тошноту и головокружение, ответил мальчик.

Он знал, что в таком состоянии вообще опасно перемещаться магическим способом, но что он может поделать?

- Можешь идти собираться, - отпустил сына Люциус.

Кивнув родителям, Лоренц вышел из гостиной и привалился к стене, тяжело дыша и пытаясь хоть немного прийти в себя. Как только перед глазами всё перестало качаться, он, придерживаясь за стену, как можно быстрее пошёл к себе: он боялся, что отец или мать увидят его, и это придавало ему сил. Когда мальчик вошёл в свою комнату, то удивлённо замер: на столике возле кровати был лёгкий ужин и бутылёк, судя по всему, с Перечным зельем.

Парень был уверен, что если бы мать или отец догадались о его состоянии, его вполне могли отправить в Мунго или, по крайней мере, явно бы заперли в комнате и приказали домовикам ухаживать за ним. Друзьям он ничего не говорил, а Хэт не мог сам передать, ведь до этого Лоренц не болел, и дракончик не знает, что это такое? Значит, остаются эльфы. Судя по всему, они действуют самостоятельно и, возможно, даже накажут себя за это, ведь они намеренно скрыли от хозяина состояние «юного милорда».

- Спасибо! - негромко крикнул мальчик, отлично зная, что если домовики рядом, то обязательно услышат его.

Он не ошибся: стоило поблагодарить эльфов, как рядом с нарезанной варёной свеклой появилось блюдце с несколькими его любимыми пирожными. Искренне улыбнувшись и чуть пошатываясь, он дошёл до кровати, сел и потянулся к зелью. Браслет на руке чуть засветился, как бы говоря, что это именно то, что мальчику нужно. Выпив зелье, Лоренц откинулся на подушку: его всё ещё тошнило после трансгрессии, и есть совершенно не хотелось. Горло приятно жгло, из ушей валил пар, и минут через десять мальчик чувствовал себя немного лучше, даже появился аппетит.

Поднявшись и сев на край кровати, Лоренц съел почти всё, что ему прислали домовики, после чего, ещё немного полежав, борясь со сном, он заставил себя встать. Без пяти девять мальчик был в гостиной и ждал того, кто должен был за ним прийти.

* * *

Северус был точен: ровно в девять он появился на пороге замка Малфоев и летучей походкой направился на второй этаж. Лоренц еле поборол желание броситься к мужчине на шею.

- Не останешься на ужин, Сев? - поприветствовал Люциус старого друга.

- Благодарю, но нас уже ждут, - вежливо отказался зельевар и посмотрел на мальчика, - Готов?

- Да, сэр, - кивнул парень и, попрощавшись с родителями, пошёл вслед за зельеваром.

Однако, как только они вышли на крыльцо, мужчина резко обернулся и, нахмурившись, посмотрел на мальчика:

- Ты в курсе, что тебе нельзя со мною?

- О чём вы? Со мной всё в поряд…

- Я не слепой, - перебил мужчина, - Если твои родители не видят, что ты болен, это ещё не значит, что ты сможешь провести других.

- Прости, дядя Северус, - понурился мальчик, - Но я не могу… Да и вообще, я сегодня уже дважды трансгрессировал, и ничего - выжил.

- Я не твой отец, - возразил зельевар, - И если он ради какой-нибудь сделки готов поставить твоё здоровье под удар, то я этого не сделаю.

- Я знаю, - Лоренц отчаянно посмотрел мужчине в глаза, - Но пожалуйста, я не могу здесь, этот замок меня убивает.

- И только поэтому я не оставил тебя здесь, - кивнул мастер зелий на двери, - Но ты должен пообещать: я знаю, на что способны ваши ящерки и уж одну порцию зелья твой Хэт явно может тебе принести. Обещай, что если подобное случится: если ты заболеешь, поранишься, будешь чувствовать себя плохо, - то обязательно пошлёшь Хэта ко мне с запиской, поясняющей, что именно у тебя болит или какое зелье тебе нужно?

- Эльфы мне дали Перечное зелье, - тихо, словно их могли подслушать, произнёс мальчик.

- Но почему ты не попросил помощи друзей?

- Я думал, что за мной тогда не придут, - признался блондин.

- Я же говорил, что приду, - уже мягче произнёс Северус, опускаясь рядом с ним, - И я никогда не откажу тебе в помощи, если буду в состоянии помочь.

- Я.. я… спасибо, - выдохнул Лоренц, кидаясь к мужчине, - Я обещаю, что следующий раз обязательно скажу, если со мной что случиться, обещаю.

- Вот и договорились, - обнимая подростка, чуть улыбнулся Северус.

Когда мальчик немного успокоился, мужчина встал и со словами: «Держись за меня крепче», - поднял его на руки и вместе с ним трансгрессировал.

Глава 22. Запись и двое рыжих

Вечером в тот день, когда Северус отправил Лоренца к его родителям, домой уехали Ада, Джули и Уилл. Было решено на следующий же день отправиться в Лондон к родителям Гермионы, чтобы сделать запись, а заодно и договориться с близнецами о встрече.

Отправиться в гости решили всей толпой. Дома остался лишь Северус, которому вечером пришёл срочный заказ на Волчье противоядие; Сандра сегодня была в редакции, а Гильберт - на работе. Ну а все остальные дружным строем с помощью сети летучего пороха (к которой, благодаря связям, удалось подключить магловский камин в доме Грейнджеров) отправились в гости.

- Баба, Деда! - закричал Итон, как только вывалился из камина.

Почти полчаса ушло на приветствия, Гермиона представила родителям Люпинов. После этого стали обсуждать проблему записи, и Джонатан предложил сходить в частную профессиональную студию, чтобы качество звука было наилучшим, что было очень важно в данной ситуации. Девочек и Гермиону оставили с Джейн, а мужская компания под предводительством Джонатана отправилась на студию записи.

За немалые деньги Гарри удалось договориться с хозяином, что им покажут, как именно записывается диск и основные функции установленной аппаратуры, после чего оставят одних на два часа. Молодой человек, работающий на студии, долго рассказывал: как, что и зачем? В конце концов, первым разобрался со сложной техникой Итон, которому и доверили за всем следить. Гарри и Драко оккупировали компьютер, а Джонатан надел вторые наушники, чтобы помогать внуку, если потребуется (хотя сам он не до конца разобрался с возможностями разных режимов и акустических эффектов).

Но вот маглы ушли, заперев за собою дверь, и Итон запустил все устройства и подал знак другу. Тедди, сильно нервничая, запел. Сначала его голос чуть дрожал, но потом он с головой ушёл в песню, и золотая королева стала ему подпевать. Это было красиво! Джонатан, учившийся когда-то давно в музыкальной школе (да он и до сих пор по семейным праздникам брал в руки гитару), про себя отметил, что у мальчика наверняка будет тенор.

На совете накануне вечером было выбрано три песни, и теперь они почти все два часа раз за разом их перезаписывали, пока ящерка не устала, а у Тедди с непривычки не охрип голос. Драко, предусмотревший это, дал мальчику восстанавливающее и перечное зелья, а ящерке - припасённый кусочек варёного мяса. После того, как все сделанные записи были для верности скопированы на пять дисков, Гарри уничтожил всю информацию с компьютера, чтобы запись не попала к маглам. Они как раз уложились в отведённое им время: всего через пять минут, как диски были надёжно спрятаны, в студию вернулся хозяин, парень, который им всё объяснял и ещё какой-то рабочий студии.

Сдав помещение, все вместе пошли в кафе. Перекусив, компания разделилась: Люпины и Джонатан отправились обратно в дом Грейнджеров, а Драко, Гарри и Итон - в Косой переулок: необходимо было заглянуть во «Всевозможные волшебные вредилки».

* * *

- Да, мам, - Джордж спрятал универсальную шпаргалку по ЗОТИ, которую они с Фредом хотели подарить племяннице, но только вот Молли решила иначе:

- И чтобы я не слышала больше подобной ерунды! Взяли моду: какие после ваших чудо-перьев и шпаргалок маги вырастут! - возмущалась женщина.

- Маман, не волнуйтесь, Мэри и не подумает воспользоваться подобной гадостью, - надменно посмотрев на близнецов, произнесла Флер.

- Гадостью?! - у молодых людей был такой вид, как будто их смертельно обидели.

- Я совершенно согласна с тобой, дорогая, - убийственно посмотрела на сыновей Молли, переглянувшись с невесткой.

- А ты, Мэри? - умоляюще посмотрел на девочку Фред, - Ты ведь на нашей стороне? Ты ведь понимаешь, что в шпаргалках нет ничего плохого?

- Это плохо! Это нечестно! - заявила малышка, уперев руки в бока и, подражая маме и бабушке, насупилась и грозно посмотрела на них.

Близнецы на шаг отступили, поняв, что этот бой для них проигран. И именно в этот момент в магазин вошли Блеки. Услышав звон колокольчика, Джордж кинул взгляд на дверь, и его рот растянулся в облегчённой и приветливой улыбке: вот и отличный способ улизнуть от рассерженных женщин или хотя бы заручится поддержкой. Фред тоже увидел гостей и энергично замахал рукой, подзывая их.

- Добрый день, - поздоровался Гарри, заставив себя принять безразличный вид при виде женщины, которая так много значила для него когда-то, и наверняка до сих пор надеялась, что его найдут.

- Мам, это Га…

- Генри Блек, наш лучший друг, - наступил на ногу брату Фред.

- Ай! - недовольно покосился на него Джордж, - То есть, ага. И его брат…

- Дрейк Блек…

- Вместе с сыном.

- Привет, Итон!

- Привет, - смутился мальчик.

- Приятно познакомиться, - посмотрела на них женщина, - Меня зовут Молли Уизли, а это моя невестка Флер, и внучка Мэри.

- Очень приятно, - чуть поклонились молодые люди.

- Взаимно, - оценивающе посмотрела на них француженка.

- Мам, это один из тех, о ком я говорила, - посмотрела на Итона Мэри, - Он друг Тедди, тоже попал в Слизерин.

- Вот как? Интересно, - посмотрела на мальчика Флер.

- Итон, а ты ведь ничего не имеешь против шпаргалок? - заговорщески прошептал Джордж.

- Я не пользуюсь шпаргалками, - честно ответил мальчик, удивлённо посмотрев на двух взрослых.

Молли победоносно улыбнулась, а у близнецов был донельзя расстроенный вид.

- Ну что за дети пошли? В наше бы время… - ностальгически протянул Фред.

- Я не хотел вас обидеть, - испугался, что сказал что-то не то, Итон, - Зато ваши перья просто супер! Особенно прикольно ими пользоваться на истории, а то от бубнёжки Бинса можно заснуть, а так и записывать ничего самому не надо!

- Правда? - оживился Джордж, мальчик кивнул, и близнецы вновь приняли проказливый вид, - А хочешь посмотреть наши новинки?

- Поверь, есть на что, - подмигнул Фред.

- Да он ещё из того, что в тот раз выбрал, почти ничего не истратил, - усмехнулся Гарри.

- Серьёзно? - разочарованно протянули близнецы.

- Я строил планы, - прикрыв рот, чтобы девочка не услышала, еле слышно прошептал юный Блек. Фред с Джорджем довольно и с предвкушением улыбнулись:

- Не забудь нам рассказать.

- Обязательно, - пообещал мальчик, странно улыбаясь. Он вдруг захотел увидеть реакцию этих мужчин, когда те увидят статьи девочек, - А вы «Придиру» читаете?

- Что за вопрос? Конечно! - кивнули рыжие: ещё с войны они наряду с «Пророком» выписывали этот журнал. Близнецы догадались, что статьи идут из Хогвартса: слишком уж много информации было обо всех сторонах, да и «Бестию» они в первое же Рождество раскусили. Но кто остальные авторы, они так и не выяснили. Журнал читали полностью - уж очень необычные зачастую встречались статьи, да и иногда на фоне печатаемого бреда рождались просто потрясающие идеи для изобретений. А «Пророк»… ну что взять с министерской газеты? Зато хорошо подходит в качестве подстилки для карликовых пушистиков.

- Мы тоже читаем, но мы не за этим, - прервал их Драко.

- Неужели у вас к нам было дело? - удивился Фред.

- Секретное… - подхватил Джордж.

- Жутко важное…

- Вопрос жизни и смерти…

- В общем-то да, - кивнул блондин, не обращая внимания на их издевательский тон.

- ЧЕГО?!!! - во все глаза уставились на него близнецы.

- Что слышали, - недовольно проворчал брюнет: почти все посетители обернулись на вопль братьев Уизли, - Так вы участвуете?

- А то, - выпрямился Фред.

- Без вопросов, - отсалютовал Джордж.

- Мальчики… - настороженно произнесла миссис Уизли, с опаской посмотрев в сторону Блеков.

- Ма, не волнуйся, - отмахнулись близнецы.

- Обещаю, мадам, ничего опасного, просто надо помочь нескольким нашим друзьям, попавшим в беду, - повернулся к ней Гарри, говоря так, чтобы посторонние их не услышали.

- А это… законно?

- Вашим сыновьям ничего не угрожает, - посмотрел на неё Драко, - Мы с Генри даём слово.

- И, пожалуйста, не говорите никому, - невинно посмотрел на всех Итон, - Никому-никому.

- Клянёмся, - достав палочку и взявшись за руки, произнесли близнецы.

И вот, на глазах потрясённых женщин, молодые люди дали мальчику Непреложный обет. Посетители в шоке уставились на хозяев магазина, руки которых оплели магические нити, и на мальчика лет одиннадцати-двенадцати, который с истинно королевским видом принял какую-то клятву, данную ему.

- Мы зайдём завтра, чтобы обговорить все детали, - с деловым видом произнёс блондин, гордо положив ладонь на плечо сына.

- Будем с нетерпением вас ждать, - церемонно наклонил голову Джордж.

- Где-то после шести, - подхватил Фред, но незаметно показал Итону два пальца, а Джордж беззвучно произнёс: «До». Когда мальчик чуть заметно кивнул, на их лицах появились озорные улыбки.

- Всего хорошего, - попрощались Блеки, и все трое покинули магазин.

* * *

Весь вечер Блеки провели у Грейнджеров. Итон и Тедди играли в волшебные шахматы, которые Драко подарил тестю на последний день рождения; Лили и Лора читали магловский журнал о паранормальных явлениях и спорили, замешаны ли в этом волшебники?

На следующий день около двенадцати трое Блеков, прихватив с собою Тедди, отправились на встречу с Уизли.

- Ты точно уверен, что нам надо быть до двух? - уточнил Драко.

- Уверен, - тут же кивнул Итон, - А ты не веришь мне?

- Мы верим: мы ведь пошли сейчас, а не стали ждать шести, - взяв его за плечо, мягко произнёс Гарри, - Просто Фред с Джорджем любят шутить, а нам не хотелось бы ждать их полдня.

Как только они вошли в магазин, близнецы мгновенно материализовались с обеих сторон от группы и тут же утянули их к себе в квартиру.

- Эй, как так можно?! С нами же дети! - возмущённо воскликнул блондин, еле успевший крепче схватить за руку Тедди. Лицо мальчика было слегка зеленоватым: он не ожидал трансгрессии и сильно испугался, когда его ладонь чуть не выскользнула из руки мужчины.

Итон тоже испугался, когда его утянуло в трансгрессию столь неожиданно, и теперь жался к крёстному, чуть дрожа и часто дыша.

- Простите, это ради безопасности, - виновато посмотрел на мальчиков Джордж.

- Мы не знаем, сказала ли мама о нашей вчерашней встрече Дамблдору или кому-то из орденцев? - пояснил Фред.

- Так что решили не рисковать, - уже хором ответили близнецы.

- Спасибо, - Гарри поднял крестника на руки, крепче прижав к себе, - Но следующий раз хотя бы мигните.

- И лучше оба сразу и так, чтобы мы поняли, - Драко приобнял Тедди, у которого волосы стали абсолютно белыми, мальчик схватился руками за обнимающие его крепкие руки, стараясь прийти в себя: цвет волос изменился чисто автоматически, из-за чересчур сильного переживания, - Иначе будете разбираться не только со всей нашей семьёй, но и со своей.

- Это почему же? - подозрительно посмотрел на него Джордж.

- Не берите в голову, - как-то странно посмотрел на них Гарри, а затем повернулся к юному метаморфу, - Тедди, это и есть мои друзья-изобретатели, Фред и Джордж Уизли.

Мальчик с интересом посмотрел на братьев своего крёстного. Он гадал, насколько похожи эти одинаковые на вид мужчины на Чарли? Мальчик много чего слышал о крёстном, несколько раз даже получал от него письма и подарки, но никогда не видел в живую: по крайней мере, он не помнил этого.

- Приятно познакомиться, - пожал мальчику руку Фред.

- Ты это из-за нас поседел? - в шоке уставился на него Джордж.

- А не надо было так пугать, - со всей серьёзностью посмотрел на них Драко.

- Прости, мы не хотели, правда, - умоляюще сложили руки братья Уизли, с абсолютным раскаянием в глазах глядя на мальчика.

- Тедди увлекается магическими существами. Думаю, если вы пригласите его на ужин и познакомите его с Чарли, он вас простит, - подмигнул парню Гарри, Тедди радостно улыбнулся и кивнул.

- Да проще некуда, - приосанился Джордж.

- Чарли как раз гостит в «Норе», и сегодня у нас семейный сбор в честь окончания каникул Мэри, - кивнул Фред.

- Тогда договорились, - брюнет отлично понимал, как важно это для мальчика, - С ним приду либо я, либо его отец.

- Тогда приходите к восьми, - деловито произнёс Фред, - А о чём вы хотели поговорить?

- Об оборотнях, - без предисловий произнёс Драко: благодаря Обету, близнецы всё равно не могли их выдать, а, значит, вопрос об осторожности отпадает, и они могут говорить в открытую.

- Вам кто-то из них угрожает? - лицо Джорджа стало серьёзным.

- Хотите обезвредить?

- Засадить в Азкабан?

- Да ни за что! - возмутился Гарри.

- У нас есть лекарство, - пропищал Тедди.

- Лекарство, для оборотней? - недоверчиво переспросили близнецы.

- Снейп усовершенствовал Волчье противоядие?

- Это не зелье, - остановил их Драко, - Это песня.

- Песня? Против оборотней?! - рассмеялись братья Уизли, - Она что, их погружает в сон?

- Можно сказать и так, - к их изумлению согласился брюнет, - Мы сделали несколько записей. Вы знакомы с магловскими магнитофонами или компьютерами?

- Слышали, - задумчиво протянул Джордж, - Но чем мы можем помочь?

- Мы дадим вам диск. Необходимо, чтобы он был спрятан в какое-нибудь небольшое устройство, чтобы оно было всегда с оборотнем и, в случае его желания или превращения, воспроизводило мелодию на достаточной громкости.

- Можно попробовать, - переглянулся с братом Фред, - Но вы уверены, что оборотням это поможет?

- Нет, но мы проверим это в ближайшее полнолуние, - признался Гарри, - Вы успеете?

- Ну раз это так важно…

- То мы готовы потратить…

- Своё бесценное время…

- На копание в магловских изобретениях.

- Отлично, - улыбнулся брюнет, - Если хотите, вам Джонатан может помочь.

- Кто?

- Мой деда, он не волшебник, - подал голос Итон, - И он - спец в технике.

- Сам-то, - хмыкнул Драко, смотря на сына, а затем перевёл взгляд на рыжих, - Значит, мы можем рассчитывать на вас?

- Без проблем, - в глазах близнецов появился азарт: они явно уже думали над какой-то идеей.

Глава 23. Вечер с Уизли

Ремус долго сомневался, стоит ли отпускать сына в «Нору»? Конечно, он сам выбрал крёстного Тедди и даже рассказывал о нём мальчику, но тот за одиннадцать лет так ни разу и не спросил, где они живут, ни разу не захотел увидеться с крестником… И всё же, мальчик имел право увидеть крёстного, и Ремус согласился.

Без пятнадцати восемь недалеко от дома Уизли на просёлочной дороге появились Генри Блек и черноволосый мальчик, которого посторонний не задумываясь принял бы за сына мужчины.

- Здесь недалеко, держись меня. В доме будут почти все рыжие, так что твоего крёстного найти будет сложно, но сложением он похож на близнецов. Кроме тебя и твоей однокурсницы, Мэри, там будет, вроде, ещё четверо детей, и все младше вас… - Гарри осёкся и резко остановился, словно перед ним появился призрак.

- Генри, что-то не так? - взволнованно посмотрел на него мальчик.

- Нет, малыш, просто я забыл, что в доме будет несколько человек, которым я… не очень нравлюсь.

- Кто они? Ты не хочешь идти? - опечалился Тедди.

- Нет, мы пойдём, - сжал ладошку ребёнка мужчина.

- А кто эти люди? - тихо повторил мальчик, когда они продолжили путь.

- Мой лучший друг, бывший, и его жена, - с каким-то безразличием ответил Гарри.

- Но почему? Что случилось? - Тедди даже представить не мог, что должно произойти, чтобы он поссорился с друзьями? Несколько минут мужчина молчал, и мальчик уже думал, что ему не ответят, но у самой калитки Генри остановился и посмотрел на него:

- Он оказался слеп: он не захотел меня увидеть, не захотел услышать правду, и он не знает, кем я стал, не знает, что его друг и тот, кого он считает предателем - это один и тот же человек, что это я.

- Простите, вы могли не отвечать, - мальчик хотел опустить голову, но Гарри не дал этого сделать, придержав его за подбородок:

- Во-первых, я же, кажется, просил обращаться ко мне на «ты», - чуть улыбнулся мужчина, - А во-вторых, я хотел бы тебе кое-что сказать. Надеюсь, ты поймёшь то, что я скажу, - положив руки на плечи парню, негромко промолвил Гарри, - Почти все делают ошибки, но надо уметь их исправлять, надо пытаться не совершать того, что потом не исправишь.

Мальчик напрягся, слушая мужчину, а тот всё тем же мягким тоном продолжил:

- У Дрейка есть метка. Ты же знаешь, что это знак Волан-де-Морта? - Тедди побледнел, а Гарри лишь грустно улыбнулся, - Ты теперь считаешь его плохим?

- Но.. но… - мальчик закусил губу, глядя в зелёные глаза мужчины, - Он… нет, я уверен, что Дрейк хороший, что он не хотел метку, его заставили.

- А правда в том, Тедди, что он сам пошёл служить к Лорду, и он признался в этом, когда на уроке ваш учитель по ЗОТИ заклинанием разрезал рукав его мантии, и все увидели метку. Кингсли ничего не помнит, иначе, боюсь, Дрейк был бы в Азкабане.

- Но он ведь всё равно хороший, - жалобно прошептал мальчик, смотря на него, - Я знаю, он не может быть плохим, не может...

- Он не плохой, - чуть улыбнулся Гарри, - Я просто хотел сказать тебе, что люди могут меняться, что не всегда за маской неприязни и ненависти скрыт предатель: возможно, человеку просто нужна помощь, возможно, он одинок, напуган или просто видел очень много плохого. А мы в тот год много сделали хорошего, и не все это оценили. Некоторые, увидев метку, перестали общаться с нами или, как мой бывший друг, посчитали нас предателями. И при этом я дал им понять, что у меня метки нет, но это не изменило их мнения, - мужчина на несколько секунд закрыл глаза, а потом всё же закончил, - Но многие так и остались нашими друзьями. Ты видел почти их всех: Сандра, Тео, Блейз, Невилл, Панси, Милли и Дафна - они тогда все остались, и им мы рассказали всю правду. Теперь они наши самые близкие друзья, практически наша семья.

- Итон рассказывал нам о многом, - прошептал мальчик, - Но не говорил, что у его отца есть метка...

- Я хочу, чтобы ты понял, - присел перед ним Гарри, - Итон не обманывал вас, а просто хотел защитить, не хотел пугать. Ведь тех, у кого есть метка, до сих пор многие считают последними убийцами. А Дрейк просто хотел жить спокойно, но у него не было такой возможности. Он принял метку в надежде добиться уважения, и в первую очередь, уважения отца. А ты ведь уже наслышан от Лоренца о лорде Малфое? - мальчик кивнул, а мужчина только вздохнул на это, - Тогда он был не многим лучше, и, думаю, до сих пор не понял, что его сын принял метку ради него, - Гарри на секунду замолчал, а потом широко улыбнулся, - Зато лорд Малфой очень даже в курсе, что отказался Дрейк от служения Лорду ради меня. Вот только не все готовы слушать и принять правду. Наши друзья - смогли, Рон и Лаванда - нет. Кстати, близнецам вообще фиолетово, есть у Дрейка метка или нет? Они всё узнали достаточно недавно, и всё приняли без вопросов только потому, что мне доверяют, и раз я с Дрейком и Северусом, значит, так надо, что бы кто ни думал и не говорил.

- Спасибо, - произнёс мальчик, - Что рассказали это…

- Надеюсь, после всего этого ты не переменишь своего отношения к моему брату? - поднялся Гарри, не отводя глаз от мальчика.

- Я… всё понял, - чуть покраснел парень.

- Я рад, - кивнул Гарри, - Ведь Дрейк готов умереть за тех, кого любит, как и все в нашей семье. Кстати, и ты, и твой отец, как и Лоренц - часть нашей семьи, и мы не дадим вас в обиду.

Мальчик улыбнулся и кинулся к нему, крепко обняв и спрятав лицо в груди мужчины:

- Почему не ты - мой крёстный? - выдал парень, когда Гарри легонько приобнял его в ответ.

- Тедди, ты же знаешь всё сам.

- Но я хочу, чтобы им был ты, - возразил мальчик, - Папа сказал, что Чарли стал моим крёстным только потому, что он не нашёл тебя…

- Ты действительно этого хочешь? - Гарри посмотрел на подростка и глаза его расширились от понимания, что мальчик говорит абсолютно серьёзно.

- Да, - негромко ответил подросток.

- Тедди, - мужчина на секунду замолчал, подбирая слова для того, что собирался сказать. «Сам себе могилу рою» - пронеслось в голове, - Обещаю, я стану тебе настоящим крёстным, если ты этого хочешь, но давай сначала попробуем поговорить с Чарли. У него ведь такая работа, что, возможно, он просто не мог выбраться к тебе.

- Но сейчас он здесь, - не согласился мальчик, - И он не написал мне, он не захотел увидеть меня.

- Давай поговорим, а потом уже будем судить, - напомнил Гарри, - Сначала разберёмся, а потом вместе решим, - он открыл калитку и пропустил вперёд мальчика.

- А вы, то есть, ты, правда не против быть моим крёстным? - шагая рядом, не удержался от вопроса Тедди.

- Не против, - хмыкнул мужчина, - Ещё осталось это сказать Лоренцу, и скоро у меня в крестниках будет вся ваша банда.

Мальчик нерешительно рассмеялся. Гарри взлохматил ему волосы и взял за руку.

* * *

Фред и Джордж удивлённо взглянули на часы: они предупредили мать о том, что к ним придут друзья, но тех всё не было. Да и каким способом к ним придут: камином или с помощью трансгрессии? В любом случае, гости должны были явиться ещё десять минут назад.

- Фред, Джордж, мы ждём только вас, - послышался голос миссис Уизли. Как вся их многочисленная семья вообще ухитрялась рассесться за столом в небольшой гостиной, до сих пор для всех оставалось загадкой.

- Вы вообще уверены, что они придут? - скептически спросил Рон, уже наложивший себе в тарелку всё, до чего смог дотянуться.

- Сам-то сколько раз опаздывал? - поддел Фред.

- Да я никогда… - возмутился мужчина, уши которого стали пунцовыми.

В этот момент в дверь постучали, и близнецы, довольно переглянувшись, пошли встречать прибывших.

- О, Генри, приве… - Джордж осёкся, в шоке смотря на пацана.

- У тебя есть сын?! - прищурившись, спросил Фред.

- Я же говорил, что приду с Тедди, - со смехом в глазах посмотрел на них Гарри, - Его отец занят, так что прошу любить и жаловать, это мы.

- Но как? - Фред достал палочку и убедился, что ни зелье, ни заклинания к волосам подростка не применялись, - Вы воспользовались магловской краской?

- Тедди, - Гарри подмигнул мальчику и чуть улыбнулся, парень кивнул, показывая, что всё понял.

Близнецы просто приросли к полу, раскрыв от удивления рты: в мгновение ока вместо черноволосого подростка с аристократическими чертами лица, перед ними появился курносый рыжеволосый пацан с кучей веснушек и оттопыренными ушами. Это так напомнило им Рона в детстве (хотя стоящий перед ними мальчик был всё-таки более красив), что они громко засмеялись, смотря на него.

- Вас ещё долго ждать? - послышался недовольный голос из гостиной.

Тедди вздрогнул и принял тот вид, в котором пришёл. Гарри сжал его плечо, безмолвно говоря, что мальчику нечего бояться.

- Подожди, так ты.. ты.. ты… - до Джорджа вдруг дошло, что это за мальчик.

- Не забудьте о своём обете, - с ухмылкой напомнил Гарри.

- Это к нему не относится, мы клялись только не говорить о нашем общем деле, - Фред тоже внимательно посмотрел на мальчика и еле слышно спросил, - Ты Люпин?

Мальчик кивнул и отступил на шаг, прижавшись к мужчине, Гарри обнял его за плечи и в упор посмотрел на близнецов:

- Что ж, мы просто хотели увидеть Чарли, но если вы собираетесь нас сразу выдать, то мы, пожалуй, уходим.

- Мы пошутили! - ткнул брата локтём в бок Джордж.

- Ага, пошлите, мы будем молчать, - недовольно покосившись на брата, кивнул в сторону гостиной Фред.

Скинув верхнюю мантию, Гарри, не отпуская от себя мальчика, пошёл вслед за близнецами.

- Мам, ты уже видела Генри Блека, - представил гостя Фред, - А это его…

- Его племянник, - подхватил Джордж, - Тедди.

- Присаживайтесь, - пригласила их женщина.

Рон и Лаванда в шоке смотрели на темноволосого мужчину, Чарли и Дин обменялись с гостем рукопожатиями, Флер и Джинни просто кивнули. Дети тоже не остались безучастными: Риччи, которому недавно исполнилось восемь, подмигнул и пожал Тедди руку, Рози и Элин помахали, после чего захихикали, смотря на мальчика, даже малыш Джастин, сидевший на коленях у мамы, оторвался от яблока, которое грыз, и протянул ручку, явно подражая более взрослым ребятам. Улыбнувшись малышу, Тедди осторожно взял его за липкую ладошку и чуть заметно потряс. Это привело малыша в такой восторг, что он запрыгал на месте и захлопал в ладоши. Рон, которого веселье племянника привело в себя, что-то буркнул в знак приветствие и что-то недовольно сказал своему сыну, после чего мальчик сник и уставился в свою тарелку. Мэри же просто проигнорировала слизеринца, демонстративно отвернувшись от него.

- И где вы работаете, Генри? - когда гости сели и наполнили тарелки, спросила хозяйка дома.

- Я зельевар, иногда помогаю частным клиникам, - уклончиво ответил молодой человек.

- Так вот что вы хотели?! - посмотрела на него Флер, - Чтобы Фред и Джордж помогли достать какие-нибудь редкие ингредиенты, которые помогут вылечить ваших друзей? Вы же говорили о том, что кто-то попал в беду, что это вопрос жизни и смерти.

- Да, пожалуй, вы правы, - осторожно согласился брюнет. Молли Уизли сначала посмотрела на него, а потом повернулась к сыновьям:

- Это правда? - голос был подозрительно тихим.

- Ну, да, - кивнул Фред, на всякий случай немного отодвинувшись от стола.

- Я переживаю, места себе не нахожу, - завелась женщина, - А вы на чёрном рынке очередную гадость покупаете?!

- Почему гадость?

- Это спасёт чью-то жизнь, - включились в игру близнецы, оскорблено взирая на мать.

- И мы не хотели бы…

- Чтобы о нашем скромном…

- Чисто символическом…

- Вкладе в спасение людей…

- Кто-то узнал.

- Я не верю тебе, - неприязненно уставился Рон на гостя, - Я не нашёл в базе данных информации о том, где вы с братом живёте? Отвечай.

- Согласно магическому законодательству, если магу или магам угрожает реальная опасность, то сокрытие информации о местонахождении, даже от Министерства, не является преступлением, - отчеканил Гарри, чуть улыбнувшись потрясённому виду рыжего гриффиндорца.

- И какая же вам угрожает опасность теперь, когда война закончилась? - пришла на помощь мужу Лаванда.

- Опасности и в мирное время хватает, - спокойно ответил брюнет, - Кроме того, родовые дома всегда охраняют, или вы хотите сказать, что дом на Гриммо находится без охраны?

- Откуда ты знаешь?! - поражённо воскликнул глава Аврората.

- Хочу напомнить, что я - Блек, - закатил глаза Гарри, - А дом на Гриммо всегда принадлежал именно Блекам. Но не волнуйся: мы с братом отказались от дома в пользу вашего Гарри Поттера и его потомков, так что, пока Поттер не появится (или его отпрыск), и не заявит права на дом, можете там жить. Но не забывайте, что права на дом вы никакого не имеете.

- Да как ты смеешь! - зло прошипела Лаванда.

- Я думал, вы знаете, - пожал плечами брюнет, - Тем более, насколько мне известно, вы тесно общаетесь с Дамблдором.

Дальше Гарри в беседе почти не участвовал: Чарли рассказал о привезённых из Китая нескольких детёнышей редких видов драконов, близнецы радовали всех шутками и строили на радость детям разнообразные рожицы, Молли, Флер и Джинни обсуждали какой-то журнал моды, Лаванда и Рон о чём-то говорили между собой.

- А ты знаешь, Тедди, у меня ведь есть крестник, которого зовут так же, как и тебя, - когда на стол принесли десерт, посмотрел на мальчика Чарли.

- И как он выглядит? - спокойно и даже как-то лениво спросил мальчик, но Гарри, незаметно взявший его за руку, почувствовал, как напряжён внешне непоколебимый ребёнок.

- Я видел его только младенцем, один раз, - честно ответил мужчина, - Но он метаморф. Ты знаешь? Способен изменять внешность по собственному желанию.

Мэри раскрыла рот от изумления: она и не обратила внимания, что её однокурсник выглядит не совсем так, как она привыкла его видеть в школе. Да то, что дядя Чарли не знает, кто это, тоже было неожиданно: она-то думала, что дядя с самого прихода узнал своего крестника. Но девочка не вмешивалась, а только слушала, как и близнецы, у которых был вид, словно они хотят ударить любителя драконов по голове, чтобы у того включились мозги.

- А вы хотели бы его увидеть? - в это время задал вопрос Тедди, со всей силы сжав под столом руку мужчины, сидящего рядом. Гарри ободряюще сжал ладошку мальчика в ответ.

- А зачем? - искренне удивился Чарли, - Я знаю, что он учится в Хогвартсе, на первом курсе. С его родителями я был плохо знаком: виделись только на собраниях Ордена, да и то не часто.

- А почему вы согласились быть крёстным?

- Ну это же только формально, - улыбнулся мужчина, - Просто меня попросили, вот я и согласился. А так, семейные отношения мне не очень подходят, я больше по драконам и всяким магическим существам.

- Понятно, - опустил голову мальчик, до крови прокусив губу, чтобы не расплакаться.

- Эй, Тедди, хочешь, мы будем твоими крёстными? - обратился к мальчику Джордж.

- И почему Ремус не выбрал нас? - крайне удивлённо произнёс Фред.

- Мы бы мальчика плохому стали учить, - усмехнулся Джордж.

- А вот и не стали бы, - заспорил близнец.

- Нет, стали.

- Не стали, ну если только чуть-чуть…

- Самую малость…

- Чтобы веселей было жить…

- И Хогвартс не скучал бы…

- И директор был бы в форме…

- И профессора…

Мальчик повеселел, наблюдая за братьями Уизли, но тут до всех дошло, что только что сказали Фред с Джорджем:

- Подождите. Да прекратите вы! - остановил близнецов Чарли, не отводя глаз от мальчика, - Так ты мой…

Мужчина не закончил вопрос, с болью от тех слов, которые наговорил несколько минут назад мальчику, наблюдая, как волосы подростка из абсолютно чёрных становятся огненно-рыжими, а затем - черно-красными. Не в силах больше находиться здесь, мальчик посмотрел на того, с кем пришёл:

- Генри, я хочу домой, - умоляюще произнёс парень.

Гарри кивнул, встал и взял за руку поднявшегося с места мальчика, который из последних сил сдерживал слёзы.

- Прошу прощения, но нам пора, - в напряжённой тишине попрощался мужчина.

Фред и Джордж молча встали, чтобы их проводить, а Чарли сидел, как громом поражённый:

- Прости, Тедди, я не знал! - кинулся он за близнецами, когда те скрылись в коридоре.

- Ты идиот, Чарли, - остановил его Джордж.

- Бесчувственный и бессердечный, - помог удержать его Фред.

- Но я правда не знал! - с каким-то странным незнакомым чувством он смотрел, как Блек одевает его крестника, как по личику мальчика струятся слёзы. Не потерять! - только это было важно сейчас, - Тедди, прости! Я не женат, у меня не было своих детей! Я, правда, не хотел тебя обидеть! Я не думал, когда говорил.

- Оно и видно, - смерил его взглядом Генри, надевая уже свою мантию, - Скажи, зачем тебе он? Если ты решил поиграться…

- Нет, я постараюсь стать ему настоящим крёстным, - Чарли посмотрел на ребёнка, сквозь слёзы смотревшего на него и ни на шаг не отходящего от брюнета, - Поверь мне, Тедди. Я, правда, постараюсь.

Мальчик долго смотрел на мужчину, а потом кивнул.

- Я не сержусь на вас, - чуть хрипловато выдавил он, после чего поднял голову и посмотрел на мужчину, стоявшего рядом, - Генри, пошли, пожалуйста.

- Что ж, Чарли, думаю, я ещё смогу устроить вам встречу, - посмотрел на рыжего Гарри, подхватывая ребёнка на руки, - Но если ты опять доведёшь его до слёз, то больше вряд ли увидишь.

- Никогда, обещаю, - поднял руку мужчина, который чувствовал огромное облегчение от слов мальчика и Блека.

- Я предупредил. Приятного вечера, - с этими словами Гарри, крепче обняв мальчика, вышел во двор и трансгрессировал.

Глава 24. Последний день каникул

Северус появился в гостиной Блеков с больным ребёнком на руках. После очередной за этот день трансгрессии, у мальчика началась лихорадка.

- Драко, - оглядел комнату мужчина, крепче прижав к себе ребёнка.

- Пап? Что с Лоренцем? - вскочил из кресла молодой человек. Следом поднялся и Ремус, сидевший рядом с блондином.

- Отнеси его наверх, я в лабораторию, - передал зельевар мальчика сыну, - Ремус, помоги ему. Попытайтесь дать ему воды и сделайте холодный компресс.

- Северус, ты в своём уме?! Как можно больного тащить с собою, да ещё и с помощью трансгрессии! - набросился на него Люпин.

- Там ему было бы хуже, - и, больше не говоря ни слова, мастер зелий стремительно направился в лабораторию.

Драко положил мальчика на диван и потрогал его лоб:

- Лоренц, очнись, Лоренц, - позвал он.

- Нет, нет, нет, - не открывая глаз, метался на диване ребёнок, - Я не хочу, не хочу быть Малфоем, не хочу…

- Что?! - удивился Драко, разобрав слова парня. Люпин придвинул журнальный столик и поставил на него чашу с холодной водой. Взяв протянутое полотенце, блондин смочил его в воде и, немного отжав, стал протирать лицо мальчика.

Лоренц, который никак не мог вырваться из этого плена тьмы и жара, открыл глаза, когда что-то очень холодное задело кожу. Перед глазами всё плыло, сознание куда-то уходило, но мальчик смог разглядеть брата:

- Дрейк, Дрейк, не отдавай меня им, я не хочу возвращаться, - прошептал подросток, судорожно схватив мужчину за запястье.

- Тише, Лоренц, ты здесь, дома, мы что-нибудь придумаем, ты в безопасности, со своей семьёй, - успокаивающе шептал мужчина, смотря в глаза мальчику.

- Я же сказал отнести Лоренца наверх, - вернулся Северус, - Люпин, приподними его.

- Можешь называть меня Ремусом, - на автомате отозвался оборотень, хотя в принципе и не помнил, чтобы Снейп его в последнее время называл по фамилии.

- Не отвлекайся, - недовольно ответил мастер зелий, откупоривая принесённые зелья и вливая их в мальчика. Последним он влил зелья сна без сновидений, после чего знаком велел опустить ребёнка, - Если осложнений не возникнет, то через два часа он проснётся вполне здоровым.

- Два часа? А почему ты не усыпил его до утра? - удивился Люпин.

- Потому что именно через два часа зелья прекратят действовать и надо будет провести диагностику, - как нерадивому студенту, объяснил ему Северус, - Возможно, ему понадобятся более действенные зелья.

- Что с ним? - взволнованно спросил Драко, когда руки мальчика, сжимавшие его запястья, расслабились, и ровное дыхание сказало, что ребёнок заснул.

- Обычная простуда, усугублённая эмоциональным истощением и, насколько я понял, тремя трансгрессиями, если считать последнюю, без которой мы не смогли бы вернуться сюда, - ответил Северус, заклинанием убрав с волос мальчика гель и, взяв у сына мокрое полотенце, протёр лоб ребёнка, - Гарри с Тедди ещё не вернулись?

- Нет, но они же в гостях всего полтора часа, а это не так уж и много, - ответил Люпин, посмотрев на часы: ему бы и самому хотелось, чтобы сын вернулся пораньше.

- Папа, Хэт что-то волнуется, - Итон, сбежав с лестницы, замер, в ужасе смотря на диван, - Лоренц! - мальчик бросился к другу, - Деда, что с ним?

- Просто устал и немного простыл, не буди его, - Драко поднял спящего мальчика на руки, - Положим его в свободной детской - пусть отдохнёт.

- Я не буду шуметь, папа, отнеси Лоренца в нашу общую комнату, - попросил Итон. Зелёный дракончик вспорхнул с его рук и теперь парил около своего хозяина, взволнованно вращая глазами.

- Нет, поверь, в отдельной комнате ему будет спокойнее, - возразил Северус, посмотрев на внука, - Ты можешь успокоить Хэта?

Мальчик кивнул и, сосредоточившись, закрыл глаза. Зелёный дракончик неохотно опустился ему на плечо, не отводя глаз от мужчины, державшего его человека.

Драко отнёс Лоренца, оставив с ним Итона. Хэт, как только мальчика уложили, устроился у него на груди, что-то негромко курлыкая. Через несколько минут дракончик уже спал вместе со своим хозяином. Сказав сыну, чтобы, если что, позвал, мужчина вышел из комнаты и пошёл вниз. В гостиной он появился как раз в тот момент, когда вернулась вторая группа.

- Тедди! - Ремус бросился к появившимся. Забрав сына из рук брюнета, он крепко прижал ребёнка к себе, - Генри, у вас-то что произошло?

- Ничего серьёзного, - устало ответил Гарри, - Просто Чарли, как и любой уважающий себя гриффиндорец, сначала говорит, а потом уже думает. Где девочки?

- Наверху, очередную статью пишут, - кивнул на лестницу Драко.

- И Герми тоже? - удивился мужчина.

- Ага, они что-то жутко умное хотят замутить, так что все мозги там, работают на благо общества, - усмехнулся блондин, а потом лицо его стало опять серьёзным, - Так что у вас?

- Чарли его не узнал, - понизил голос брюнет, после чего повернулся к отцу, - Как Лоренц? Ты забрал его?

- Он здесь, - ответил Северус, - Я дал ему зелье сна без сновидений: он простудился, так что ему лучше немного отдохнуть.

- Что с Лоренцем? Он заболел? - тут же отреагировал Тедди, попытавшись вывернуться из рук отца.

- Ничего страшного, мы его вылечим, сейчас с ним Итон, - ответил Драко и, оглядев всех, ушёл в сторону кухни.

- Так что тебя так расстроило? - Ремус сел в кресло, посадив мальчика на колени и крепко обняв.

- Он.. он сказал, что не хотел бы меня увидеть, он не знал, что это я, сказал, что работа для него важнее меня, - всхлипнул мальчик, прижавшись к отцу.

- Я не дам тебя обидеть, малыш, - погладил его волосы, ставшие золотыми, мужчина, - Если хочешь, я сделаю всё, чтобы ты больше с ним не встречался?

- Нет, - на удивление твёрдо ответил мальчик, рукой смахнув слезинки и посмотрев но Гарри, - Когда мы шли, Генри сказал, что люди иногда совершают ошибки… Когда Чарли узнал, кто я, то побежал за нами, он сказал, что не хотел меня обидеть, что постарается стать хорошим крёстным…

- Я рад, что ты меня слушал, - улыбнулся ему мужчина, - Так что ты решил? Ты дашь Чарли шанс всё исправить?

- Да, - кивнул мальчик, - Но ты ведь не передумаешь, если что?

- О чём вы? - удивился Ремус.

- Я пообещал, что заменю Тедди крёстного, - ответил брюнет, - В конце концов, именно я должен был им быть.

Вернулся Драко с зельями. Раздав всем по восстанавливающему, он дал Тедди ещё и успокаивающее, а рядом на столик поставил зелье сна без сновидений, позволяя Ремусу самому решать, нужно ли оно его сыну? Однако мальчик и так слишком устал, так что уже через 10 минут без всякого зелья спал на руках у отца.

Отнеся ребёнка в комнату Итона, Гарри заглянул к Лоренцу. Его крестник тоже практически спал, сидя в кресле, и даже не стал возражать, когда крёстный взял его на руки и унёс в его спальню: находясь между сном и явью, мальчик отлично понимал, что в случае опасности для друга, Хэт разбудит и его, и Тедди, да и вообще всех, кому доверяет Лоренц.

* * *

Когда Лоренц проснулся, Северус, дежуривший у его кровати, с облегчением отметил, что с мальчиком всё хорошо. Дав ему укрепляющую настойку, зельевар попросил рассказать его, каким образом он ухитрился простыть за такой короткий срок, да так сильно? Узнав, в чём дело, Северус сам пообещал поговорить с Гильбертом, чтобы он научил детей основным чарам, которые тем могут понадобиться.

Лоренц так и уснул в отдельной комнате, слишком уставший за то время, что провёл в Малфой-меноре.

* * *

Ранним утром Гарри с Драко отправились в Косой переулок, Гермиона и Сандра занялись прощальным завтраком для мальчиков, которым через несколько часов предстояло вернуться в Хогвартс. Когда проснулись дети, дав им перекусить, Гильберт собрал всех ребят в тренировочном зале, где они и провозились почти до десяти, пробуя те чары, что показывал им старик. Северус всё утро провёл в лаборатории: он решил, что будет не лишним, если у детей в школе будет своя аптечка (мало ли по какой причине они не захотят обращаться к Поппи?). Ремус помогал зельевару (хотя, по мнению самого Снейпа, он больше мешал), складывая бутыльки в специальную переноску, которую использовали целители в Святом Мунго, и подписывая их так, как диктовал Северус.

Только к десяти вся семья собралась на завтрак. Ели в спешке, помня, что поезд отходит всего через час. После завтрака Северус отдал Итону аптечку, а Гарри и Драко подарили мальчикам подарки. Лоренцио с восхищением смотрел на обычную с виду тетрадку в чёрном кожаном переплёте, заколдованную таким образом, что, оставаясь тонкой, она никогда не кончалась, и никто кроме тех, чьи имена будут записаны, не сможет увидеть, что внутри (конечно, за исключением хозяина тетради, который имел право разрешать и запрещать доступ, записывая или вычёркивая имена). Кроме этого, Драко подарил мальчику набор вечных магических карандашей и обычную магловскую акварель с небольшим набором тонких кистей, что привело мальчика в полный восторг.

Тедди братья подарили магический фотоаппарат, а Итону в дополнение к аптечке, которая привела всех троих мальчиков в восторг обилием и количеством разнообразных зелий от простых восстанавливающих до безоаров и сильных заживляющих бальзамов, мужчины подарили новую книгу по зельеварению, посвящённую противоядиям.

Кто первым вспомнил о времени, сказать сложно, но только благодаря этому юные слизеринцы успели на вокзал за пару минут до отхода поезда. Махнув на прощание взрослым, они опрометью бросились к экспрессу. Как только они запрыгнули в ближайший вагон, двери закрылись, и поезд, издав гудок, тронулся, увозя их из Лондона.

Глава 25. Вопрос доверия

- Привет, - в купе, которое заняли ребята, заглянул Флинт, - Вы не против?

- Входи, - разрешил Малфой, - Как каникулы?

- Неплохо, - пожал плечами парень, - С родителями ездили в Чехию, были там на чемпионате страны по квиддичу, навещали родственников. В общем, всё как обычно, а у вас как?

- Отмечали в семейном кругу, - ответил Итон, - Тедди и Лоренц были со мной.

- Ага, я видел, что вас вместе забрали, - кивнул Дэвид.

- А где Виола? Она на Рождество домой не уезжала?

- Неа, у ней дома какие-то проблемы, так что она в Хоге, - откинулся на спинку парень.

- А ты почему с ней не остался? - насупился Тедди, - Вы ведь, вроде, друзья?

- Она девчонка, - снисходительно кинул Флинт, - Пускай ищет себе подруг на втором курсе.

- И ты думаешь, что это нормально? - сузил глаза, глядя на него, Малфой.

- А что? С ней, конечно, интересно и всё такое, но неужели вы действительно думали, что я могу связаться с какой-то девчонкой?

- Ты же предаёшь её дружбу, - отвернулся к окну Итон, - А если бы так поступили с тобой?

- Да бросьте вы, - отмахнулся Дэвид, - Неужели вы это серьёзно?

- Ты написал в «Придиру» о том, что нашёл о Слизерине? - сменил тему Блек.

- Да, а что?

- Ничего, просто думаю. А ты один в семье?

- Нет, есть сестра, младшая, жуткая зануда и рёва, ей три.

- Как ты можешь так говорить о своей сестре?! - разозлился Итон.

- Да что с тобой, Блек?! - во все глаза посмотрел на него однокурсник, - Ты что, ненормальный?!

- Он-то как раз нормальный, - сверкнул глазами Малфой, - А вот с тобою что? Решил показать, какой ты крутой? В друзья к нам набиваешься? - парень покраснел, а блондин лишь скривился, - Так вот, с нами это не пройдёт. Мы уважаем дружбу, и не важно, кто является другом: девчонка или пацан.

- Ничего я не набиваюсь, - обиделся Дэвид, - И не строю я из себя крутого, я такой и есть.

- Если это правда, - свёл брови Люпин, - Нам явно с тобой не по пути.

- Ладно, ладно, - испугался Флинт, - Но вы сами-то крутые: с деканом что-то мутите, дуэли устраиваете, школу хотите бросить, из дома сбежать…

- Ты сам понимаешь, о чём говоришь? - повернулся к нему Итон, - Думаешь, мы это от хорошей жизни?

- Не знаю, но это круто, а вы рассуждаете, как старики.

- Думай, как знаешь, - безразлично бросил шатен, снова отворачиваясь к окну.

- Эй, ну вы чего? Я же ничего такого не сказал.

- Забудь, - блондин тоже уставился в окно, - Нам нужно время, чтобы понять: достоин ли ты нашей дружбы?

- Чего?! - изумился Дэвид, выпучив на них глаза.

- Испытание, - задумчиво протянул Итон, - Пройдёшь его, и будешь с нами.

- Я готов, - встрепенулся парень, - Что я должен сделать?

Итон внимательно посмотрел на него и потянулся к своей сумке. Не доставая аптечку, он вытащил одно из зелий, сорвав этикетку:

- Это зелье противоречий: тот, кто его выпьет, в течении всего дня будет всё отрицать. Мы хотели подлить его гриффам, но, раз уж тебе не терпится пройти испытание, подлей его Виоле, тогда мы поймём: можешь ты стать нашим другом или нет?

- И чтобы мы видели, а то вдруг ты просто подговоришь Макнейр, - дополнил Лоренц, узнавший укрепляющее зелье.

- Идёт, - Флинт взял бутылёк и засунул в карман мантии.

* * *

- Ты думаешь, он подольёт ей зелье? - растянувшись на своей кровати и поглаживая дракончика, спросил Лоренц.

- Если есть мозги, то нет, - ответил Итон, как-то сомневаясь в способностях Флинта здраво мыслить.

- А если он гриффам подольёт? - спросил Тедди, изучая инструкцию к своему фотоаппарату.

- Тогда можем задействовать его в нашем плане. Вы видели, как на нас смотрел директор?

- Ага, - кивнул блондин, - Мой отец и то мягче смотрит, когда хочет кого-нибудь обанкротить.

- Когда начинаем? - ослепив друзей вспышкой, спросил Тедди.

- Со следующей недели, - в предвкушении улыбнулся Итон, - Как только выясним насчёт Флинта, и выйдет статья о выборах.

- Да, это будет нечто, - улыбнулся Лоренц, вспомнив статью, которую сегодня утром зачитала Лора, когда они тренировались с Гильбертом в использовании согревающих чар (конечно, за несколько часов особых результатов они не достигли, но зато само заклинание и нужное движение они запомнили и могли теперь тренироваться сами). Статья была подписана некими Незабудкой и Солнышком, и, насколько понял блондин, Лили, Лора, Гермиона и Сандра вчера весь вечер её дополняли с разрешения авторов. Выйти она должна была с воскресным выпуском, и друзьям очень интересно было посмотреть на реакцию Кингсли и Дамблдора, а заодно и всей школы, конечно.

* * *

Флинт долго не мог заснуть. Когда однокурсники предложили ему сделку, он согласился, но как только он увидел Виолу, у него возникло такое противное чувство, словно это неправильно, как будто он предаёт подругу. И что? Отказаться от дружбы с парнями ради девчонки? Да, она прямая, гордая, настоящая слизеринка, не то, что эти, которые только притворяются, а на самом деле настоящие гриффиндорцы - благородные и упёртые. Ну да, да, они хитрые, если признаться, то дьявольски хитрые, да и ведут себя так, что его отец бы от зависти лопнул, наблюдая за их манерами, но разве этого достаточно, чтобы считать себя настоящими слизеринцами? Главный принцип факультета - «Каждый сам за себя», а эти трое вечно вместе. Ну да, он хочет быть с ними, он и сам слишком сдружился с Макнейр, но она девочка, а девчонки не в счёт. Да, она умная, чистокровная, принципиальная.

И что делать с зельем? Если он подольёт его подруге, и она узнает, то ему не сносить головы, не говоря уже о том, что Виола вряд ли его так просто простит за подобную шутку. А нет, тогда он никогда не станет другом этим ненормальным, которые сами не понимают, как им повезло, что он хочет с ними дружить. Ну подумаешь, что рода Малфоев и Блеков древнее рода Флинтов, но вот Люпины же, кажется, не такие древние, или он ошибается? Ну ладно, может эти трое и родовитее, но он же всё равно из довольно влиятельного рода, и они не имели права устраивать свои «испытания». Интересно, а как они друг другу доказывали свою дружбу?

Ну ладно, подлить зелье - это не так уж и сложно, только Виоле ничего не надо говорить, она ни за что не согласится пить, если будет знать, что в кубке какое-то зелье. Так, с этим не стоит тянуть, вот завтра за завтраком…

* * *

На завтрак ребята немного опоздали, за что получили выговор от старосты. Сели напротив Флинта с Макнейр. Дэвид стал более скован, когда увидел их, но в то же время лицо стало решительным.

- Эй, Тедди, - окликнула одного из мальчиков Уизли.

- Ты что-то хотела? - холодно посмотрел на рыжую парень.

- Чарли просил извиниться перед вами и…

- Можешь не утруждаться, мы поняли, - прервал её Итон.

- И не стоит за нами ходить: нам вполне достаточно друг друга, - смерил её взглядом Лоренц.

- Больно надо мне за вами ходить, - покраснела девочка, - Не хотите дружить, и не надо, я лишь хотела передать это, - она вытащила какой-то свёрток и сунула Люпину, - И я никому не скажу, - посмотрела она в глаза метаморфу, - Правда.

- Постой, - схватил её за руку мальчик, - Спасибо, - он понял, что Мэри имела в виду его способность менять внешность.

Райвенкловка кивнула, после чего направилась к своим подружкам.

- О чём она? - любопытно спросил Флинт, как только девочка отошла.

- Пустяки, - спрятал свёрток Тедди, - Просто её дядя - мой крёстный.

- Ты серьёзно? - вмешалась Виола, в глазах которой появилось любопытство, - А почему вы не общаетесь?

- Повода не было, - пожал плечами мальчик.

- А что она тебе дала? Ты не вскроешь? - не отставала однокурсница.

- Мой крёстный помешан на драконах, и я не уверен, что это не безопасно, - категорично заявил парень, не имея никакого желания показывать посторонним то, что передала ему Мэри, хотя он вообще не был уверен, хочет ли видеть, что в свёртке?

Так за разговорами Флинт не смог подлить подруге зелье.

* * *

После трансфигурации, на которой друзья заработали по 10 баллов для Слизерина за удачное превращение пера в одуванчик, ребята, обсуждая урок МакГонагалл, отправились на обед. На этот раз Флинт, обратив внимание подруги на декана, о чём-то спорящего с Бруствером, вылил весь флакончик укрепляющего ей в сок, кинув взгляд на однокурсников, убеждаясь, что они всё видели. Но, как оказались, не только они, но и повернувшийся в их сторону Бёрн.

Нахмурив брови, декан быстро встал из-за стола и пошёл к своим подопечным. Флинт, не придавший манёврам профессора никакого значения, улыбнулся троице, которая вообще сидела спиной к декану и не видела его.

- Ну мало ли что они обсуждали, - оторвала взгляд от преподавательского стола Макнейр.

- Да, ты права, забудь, неважно, - отмахнулся Дэвид.

- Ну, неважно, так неважно, - рассеянно ответила девочка, потянувшись к бокалу.

- Мисс Макнейр, не вздумайте пить! - Бёрн был уже в шаге от них, Дэвид вздрогнул и втянул голову в плечи, увидев непривычно грозный взгляд профессора, - Что вы подлили в бокал?

- Ничего, это просто шутка, я ничего не подливал, - пролепетал парень.

- Вы считаете, что у меня плохо со зрением? - помрачнел мужчина, - Что я не могу увидеть с двадцати метров, наливали вы зелье или нет?

- Ты… Да как ты мог?! - Виола схватила бокал и выплеснула содержимое в лицо другу, пыхтя от негодования.

- Там не было ничего опасного, это шутка! Вио, ты же мне веришь? Я не стал бы соглашаться на что-то опасное, - в ужасе посмотрел он на девочку, только сейчас осознав, что наделал.

- Ты ещё скажи, что разбираешься в зельях! - фыркнула девочка, - Или ты забыл, что главное правило - никому не доверять, и теперь я поняла, почему? - слизеринка встала, уничижительно смотря на него.

- Я не хотел, это всё они, - указал Флинт пальцем на неразлучную троицу. Друзья лишь вздохнули: они уже давно поняли, что всё так и закончится.

- А мне плевать! У тебя что, своих мозгов нет, Дэв? Будет, что сказать в своё оправдание, приходи, но если ты меня не убедишь, даже приближаться не смей! - зло прошипела девочка и, развернувшись, с достоинством покинула Большой зал под свист некоторых третикурсников.

- Все четверо, за мной, - бросил Бёрн, взяв бокал Виолы с остатками сока. Первокурсникам ничего не оставалось, как пойти за деканом.

Как только они зашли в кабинет профессора, мужчина запер дверь и посмотрел на каждого, про себя отмечая, что троица, в отличие от четвёртого мальчика, просто убийственно спокойна и невозмутима.

- Итак, я вас внимательно слушаю. Мистер Флинт, начнём с вас.

- Понимаете, они... они предложили сделку. Смысл в том, что я получу то, что хочу, в обмен на то, что подолью зелье противоречивости…

- Противоречий, зелье противоречий, - поправил Итон. Мужчина строго посмотрел на него, но замечания не сделал.

- Ну да, - покраснел парень, - Противоречий. Я должен был подлить его Виоле, они сказали, что хотели подшутить над гриффиндорцами.

- И что же вам могли пообещать, что вы предали своего друга?

- Я не хотел…

- Отвечайте, правду!

- Просто, понимаете…

- Что вам обещали? - по слогам повторил вопрос Бёрн.

- Дружбу, мы обещали ему нашу дружбу, - скривился Малфой.

- ЧТО?! - в шоке посмотрел на мальчика профессор, а потом повернулся к Дэвиду, - Это правда?

- Да, - еле слышно прошептал парень, опустив голову и краснея ещё больше.

- Так, прелестно, - на секунду закрыл глаза мужчина, пытаясь взять себя в руки и не сорваться на крик, - Значит, вы трое пообещали мистеру Флинту дружбу в обмен на предательство с его стороны?

- Нет, мы предложили ему испытание: если бы он прошёл его, то мы приняли бы его в свою компанию, - пояснил Итон.

- Что ж, насколько я понимаю, он справился?

- Нет, - твёрдо произнёс Тедди.

- Простите? - поднял бровь профессор.

- Но почему?! - воскликнул Дэвид.

- Он, полагаясь лишь на наши слова, предал самого близкого человека, который есть у него в школе. Так можем ли мы наедятся, что в следующий раз он не предаст нас? - не глядя на Флинта, ответил декану Итон, - А, поняв, что он не разбирается даже в основных зельях, можем ли мы быть уверены, что он, по незнанию, не подольёт нам в сок яду?

- Так вы рассчитывали, что я не сделаю то, что вы просите? - сглотнул Дэвид, внезапно увидев ситуацию со стороны.

- И это было не зелье противоречий? - крайне задумчиво посмотрел Бёрн на юного зельевара.

- Нет, я бы не стал использовать свои знания намеренно на вред тому, кто мне ничего не сделал, - ответил парень, - Это было укрепляющее.

- Вы меня обманули! Зачем?!! - закричал на однокурсников Дэвид.

- Один человек мне сказал, что люди делают ошибки, и надо уметь прощать, - как-то отстранённо произнёс Люпин, - Мы честно дали тебе шанс стать нашим другом, но ты не воспользовался им. Нельзя строить новую дружбу, предавая старую.

- Хорошие слова. Запомните их, мистер Флинт, - удивился логике мальчика Альфред. Проведя палочкой над кубком, он убедился, что туда действительно было добавлено только укрепляющее зелье.

- Мы не забываем, что мы - слизеринцы, - чуть улыбнулся Лоренц, которому вдруг захотелось уйти отсюда, опять оказаться в доме Блеков, где он может быть собой, и где нет необходимости думать над каждым словом, которое хочешь сказать, где ото всех их будут ждать только того, что они могут, и уж явно не надо будет вот так стоять и невозмутимо отстаивать свою точку зрения.

- Хорошо, - устало потёр лоб Бёрн, - Мистер Блек, мистер Люпин и мистер Малфой, - по 50 баллов за приверженность своему факультету и неоспоримую логику. Мистер Флинт, минус 30 баллов за применение неизвестного зелья против однокурсницы, и неделя отработок с мистером Филчем за неслизеринское поведение: вы должны были либо прийти ко мне, либо сами заменить зелье на безвредное и проинформировать о своей сделке мисс Макнейр. По крайней мере, вы не должны были попасться. Можете быть свободны, все.

Дважды повторять не пришлось: Флинт вылетел из комнаты в мгновение ока, а троица, кивнув, вышла следом. «Что же это за детки такие?» - подумал мужчина, смотря им вслед.

Глава 26. Ещё раз о выборах

- И что тебе передал Чарли? - напомнил Итон, когда они, наконец, заперлись в своей комнате.

- А, точно, открывай, - присел Лоренц, оторвавшись от рисунка, который делал.

- Сейчас, только найду, куда я его сунул, - Тедди наклонился и взял мантию, висевшую на спинке стула у его кровати. Проверив карманы, он достал свёрток, который передала ему Уизли.

Мальчик аккуратно развернул обёртку и увидел небольшую сумку на пояс из драконьей кожи и записку.

- Уже неплохо, - прокомментировал блондин, - Подарок на Рождество?

- Ага, - кивнул Тедди и зачитал записку вслух, - «Тедди, обещаю, больше никогда не забуду тебя поздравить! Фред с Джорджем отказались помогать выбрать тебе подарок, так что я выбирал сам, надеюсь, тебе понравится. Я очень хочу тебя увидеть, узнать тебя получше, поговорить… Можешь писать, когда захочешь и о чём захочешь. Прости и с прошедшим праздником. Поверь, Тедди, я, правда, не хотел. Твой крёстный»

- Если он это искренне, то у тебя будет замечательный крёстный, просто пока он сам этого не знает, - протянул Итон.

- Надеюсь, что ты прав, - Тедди достал перо и чистый пергамент, - А как ответ отправим? Малышка у девочек, Нимфу я точно не отпущу, да и не хочется мне, чтобы о ней кто-то ещё узнал, а школьная сова вряд ли быстро долетит до Румынии, если вообще долетит.

- Возьми моего филина, я всё равно родителям писать не собираюсь, - вернулся к своему рисунку Лоренц, - Итон, как думаешь, а можно сюда перенести то, что у меня в блокнотах, чтобы всё было в одном месте?

- Да запросто, - усмехнулся юный Блек, - Мы же можем всё скопировать, как те книги из комнаты Слизерина. Только не выбрасывай блокноты, отдай лучше мне: мне очень нравятся твои рисунки.

- Идёт, - кивнул блондин, приступая к изображению Бёрна: он отражал всё то, что произошло сегодня - кабинет декана, они трое, рассерженный Флинт, профессор и расстроенная девочка чуть в стороне, выплёскивающая сок в сторону Дэвида.

* * *

Настало воскресенье. Флинт почти ни с кем не общался, Макнейр демонстративно игнорировала его, на ребят слизеринец вообще не смотрел, так что друзьям даже стало стыдно за жестокое испытание, которому они подвергли своего однокурсника. Да и Бёрн всю неделю как-то странно смотрел на них, как будто присматривался, оценивал что ли.

Вот в Большой зал влетели совы с письмами и прессой. Перед ребятами приземлилась сова с «Придирой». Зловеще переглянувшись, мальчики с большим удовольствием стали читать окончательный вариант весьма интересной статьи.

Альфред нахмурился, заметив, с каким видом трое его студентов приступили к чтению журнала. Вроде, это была «Придира».

- Минерва, вы не позволите? - посмотрел он на женщину, у которой увидел нужный журнал и которая, похоже, еле держалась от смеха.

- Думаю, вас заинтересует только это: я ещё не дочитала, - декан Гриффиндора взмахнула палочкой и скопировала несколько первых листов. Передав их коллеге, она вернулась к прочтению и, кажется, была на ближайшие минут десять явно потеряна для общества.

- Благодарю, - всё же сказал Альфред, но, похоже, женщина его не услышала. Отодвинув полупустую тарелку, мужчина положил перед собою листки и углубился в чтение:

«Правда о выборах.

Как известно практически каждому в магической Англии, две недели назад состоялись выборы на пост министра магии, прошедшие с участием всего состава Визенгамота, первого помощника главы Аврората и действующего министра, Руфуса Скримджера. Кроме того, в зале присутствовали представители прессы и несколько десятков почётных зрителей. И несмотря на это, общественность не получила и половины информации, на которую вправе была рассчитывать.

Начнём с самого основного - с результатов выборов. О том, что Перси Уизли победил с минимальным отрывом, знает каждый, но вот почему почти во всех изданиях указывается, что вторым был Бруствер, неизвестно. На самом же деле, мистер Кингсли Бруствер оказался на третьем месте, набрав всего на два голоса меньше, чем мистер Корнелиус Фадж.

Кому потребовалось вводить народ в заблуждение и зачем? Наша команда посвятила эти недели расследованию всех обстоятельств. Как выяснилось, за выдвижением кандидатуры господина Бруствера стоял ни кто иной, как глава Визенгамота и директор школы магии и волшебства, мистер Альбус Дамблдор, чьи былые заслуги наделяют его достаточной властью, чтобы он мог повлиять на результаты голосования.

Однако, мы вас не обвиняем, директор, мы просто хотим рассказать правду тем, кто, доверяя нашим коллегам, имел неосторожность составить о вас слишком идеалистическое мнение. Но вы сами знаете, профессор, что все мы люди, и все имеем свои маленькие слабости и пунктики: будь то любовь к лимонным долькам, желание мирового господства, мечта всё держать под своим контролем или безобидное коллекционирование шахматных фигур и вкладышей от шоколадных лягушек.

Но перейдём к более интересным кандидатам. Очень удивил нас мистер Корнелиус Фадж, за которым стояла чуть ли не половина высшей аристократии магической Англии, в том числе сам лорд Малфой. Но нельзя сказать, что такая ставка была неоправданна. В прошлом выпускник Райвенкло, бывший министр, весьма достойно прошёл всю предвыборную компанию, и превосходно выступил перед Визенгамотом. Наши овации вам, мистер Фадж, вы оказались не так просты, как многие считали.

И, наконец, наш победитель, мистер Уизли! Многие возлагают на этого молодого человека большие надежды, но было немало и тех, кто считал его возраст помехой. Его выступление было кратким и не вызвало ни у кого вопросов, многие наши коллеги не брали мистера Уизли в расчёт, но, как оказалось, очень даже зря. Не имея за спиной никого, кто смог бы его поддержать, господин Уизли смог доказать, что достоин поста министра магии ничуть не меньше своих оппонентов, что подкупило сердца многих членов Визенгамота. Его профессиональный рост начался с мощного взлёта: в 19 лет мистера Уизли назначили помощником министра магии, что стало причиной размолвки в его семье. Но, несмотря на сложности, мистер Уизли давно стал правой рукой мистера Скримджера, потеснив с должности мисс Долорес Амбридж. Возможно, именно мистер Скримджер помог молодому человеку пойти на такой ответственный шаг, как выдвижение своей кандидатуры на пост министра, но никаких данных, подтверждающих это, мы не нашли.

По проверенным источникам, сейчас мистер Уизли уже приступил к своим обязанностям, несмотря на то, что официальное вступление в должность произойдёт лишь через несколько недель. Хотим напомнить, что при вступлении мистер Уизли может совершить перестановку в штате и по желанию уволить, принять или перевести одного человека без объяснения причин. Многие считают, что будет снят с должности нынешний глава Аврората, брат мистера Перси Уизли, мистер Рон Уизли, который в открытую выступает в прессе против нашего нового министра. Нам не удалось разузнать истинные намерения на этот счёт у самого Перси Уизли. Так что, поживём - увидим. Однако, от себя хотим добавить: Мы с вами, министр! Удачи вам на этом посту.

Расследование вели Незабудка и Солнышко, статья писалась при содействии Совы, Лилии, Книжного червя и Заучки»

- Весьма интересный взгляд, - еле слышно произнёс Бёрн, складывая листки и убирая их в карман мантии. Украдкой посмотрев на директора, мужчина напрягся: никогда прежде он не видел Дамблдора в таком гневе. Переведя взгляд на бывшего мракоборца, он отметил, что Бруствер тоже прочёл статью и теперь сидит мрачнее тучи. «Возможно, ему не сказали, что Фадж обошёл его», - мелькнуло в голове у Альфреда, но спрашивать он не рискнул: здоровье как-то важнее.

А тем временем мальчики, убрав в сумку «Придиру», исподтишка посматривали на директора.

- Похоже, он разозлился, - еле слышно произнёс Лоренц, наклонившись к друзьям.

- А то, - согласился Итон, - Кому будет приятно, если о тебе пишут правду? Тем более, если правда неприглядная?

- Похоже, он не рассчитывал, что кто-то будет копаться во всём этом, - заметил блондин, - Кстати, почему именно «Заучка»? Это ведь Гермиона, или я просто кого-то не знаю?

- Мама говорила, что её так в школе дразнили, - усмехнулся шатен, - «Гриффиндорской заучкой» или «зубрилой». Похоже, первое ей больше нравилось.

- Кстати, а как себя Джули обозвала, или она не участвует?

- Кажется, «Мулатка» или как-то так, - пожал плечами Итон, - Скоро, наверно, своё издательство откроем, с таким-то количеством журналистов.

- Кстати, тут я нашёл у своего фотика прикольную опцию, - в глазах метаморфа появился неприкрытый восторг, - Не знаю, где Дрейк с Генри его раздобыли, но, похоже, среди товаров для шпионов или мракоборцев. В общем, он снабжён функцией отвода глаз и возможностью заглушать вспышку, чтобы окружающие её не видели.

- Класс! Статьи с фотками - это прикольно!

- Да тише ты, - шикнул на друга Лоренц, - Да и вообще, нас могут подслушать.

- Да ладно тебе, сейчас все заняты статьёй, - отмахнулся Итон, но продолжать тему не стал.

* * *

Дамблдор, вне себя от ярости, шагами мерил кабинет: его шпионы так и не выяснили настоящих имён пяти интересующих его журналистов. А к ним ещё какие-то присоединились. Как там они себя называют? Лилия, Книжный червь, Заучка и, кажется, Дитя Смерти - что за идиотские прозвища? Именно «прозвища», на псевдонимы это не тянет, за исключением, возможно, этой Лилии.

Директор остановился и задумался: «А что, если не у всех зашифрованы имена? Что, если Лилия - это именно имя. Так, Лилия, Лилиана - точно, Лили!». Надо поставить перед орденцами новую задачу - пусть проверят родословные и министерские архивы: они должны найти всех женщин, носящих это имя. Эта злосчастная журналистка может быть как ведьмой, так и сквибом, которой просто нечем заняться!

Жаль, он сам не мог заняться расследованием: необходимо, наконец, разобраться с этой слизеринской троицей. В школе опять полный бедлам: Минерву, похоже, пора готовить к тому, чтобы в конце года она сама ушла на заслуженный отдых - слишком уж часто она в последние годы шла наперекор его решениям. Вспомнить хотя бы тот случай, когда она отстаивала права студентов сохранить межфакультетские команды по квиддичу, или тот прецедент, когда его заместитель собственноручно подписала акт, подтверждающий право родителей или опекунов забирать на выходные студентов (конечно, в кодексе Хогвартса времён Основателей был такой пункт, но мало кто знал об этом, а теперь то и дело приходят прошения от родителей, желающих забрать своё чадо на какое-нибудь семейное торжество). А тот вопиющий скандал, который женщина учинила, когда он хотел принять на работу в помощь Филчу Наземникуса Флетчера? Ну подумаешь, будет таскать еду из кухни и сдавать в Хогсмиде золотую посуду - всё же можно списать на студентов или домовиков: попечители обязаны будут выделить деньги на новую утварь. И всё же, когда Минерва пригрозила написать родителям каждого ученика, пришлось отступить и устроить Наземникуса кладовщиком к знакомому бармену. Правда, когда Флетчер за вечер выпил и разбил несколько десятков бутылок с дорогим вином, его тут же уволили, и теперь он опять крутится где-то на чёрном рынке, но это не важно: зато Флетчер просто незаменим, как информатор. А это идея! Надо бы и его подключить к поиску ненавистных журналистов. Как же хорошо было, когда была одна Скитер, чей острый язык многие не воспринимали всерьёз, да и в её статьях было больше лжи, чем правды, а эти… да откуда вообще они берут такую информацию?!

Теперь ещё и Бруствер не разговаривает и написал заявление на увольнение. Это же надо! Он же только хотел поддержать мракоборца, а тот обиделся из-за того, что ему, видите ли, не сказали, что Фадж обошёл его! И что теперь делать? Поговорить с Роном, чтобы тот отказал Кингсли в приёме в Аврорат? Так ведь из-за этих чёртовых выборов Рон вряд ли вообще останется в Министерстве, и повлиять на это никак нельзя: новый министр имеет право «первого желания», и отказать ему никто не сможет. А какое желание может быть у Перси? Ну конечно, только избавиться от ненавистного младшего брата, какое же ещё?

И что теперь имеем? Нужен новый преподаватель ЗОТИ - это раз; надо невзначай намекнуть Минерве о пенсии - это два; необходимо восстановить с Кингсли отношения и помочь ему с работой - это три; срочно подыскать, куда после увольнения устроить Рональда Уизли - это четыре; найти злосчастных авторов - это пять; разобраться со слизеринской троицей - это шесть. Да ещё и объявление его погибшего, как он считал, шпиона, каким-то образом оказавшегося на стороне этих Блеков!

У Дамблдора заболела голова от обилия мыслей, и он попытался сосредоточиться на чём-нибудь одном, наиболее лёгком. Так, поиском преподавателя может заняться Министерство - надо чиркнуть пару слов в отдел образования; авторами займутся его любимые орденцы; насчёт Кингсли надо поговорить с Роном… Итак, остаются только сам Рон, Минерва, три первогодки и Северус, которого надо бы ещё раз вызвать в школу и напоить Сывороткой правды. Не так уж и много.

Директор взял пергамент, перо и стал строить планы, время от времени поглядывая в окно и думая, кого бы ещё привлечь к их реализации?

* * *

Вся школа гудела, обсуждая статью. Все вдруг заметили, что сын нового министра, второкурсник Биллиар Уизли, так и не вернулся после каникул. Многие утверждали, что его перевёл отец в заграничную школу, боясь покушения. Старшекурсницы вовсю обсуждали внешность министра и строили коварные планы по завоеванию его сердца, пока, к своему сожалению, в одной из газет не прочли, что Перси женат и не собирается разводиться, вопреки ходившим по школе слухам.

Бруствер больше не показывал ничего на уроках, а просто задавал конспектировать параграфы. Кто-то из студентов, подслушав разговор преподавателей, узнал, что мракоборец возвращается на работу в Министерство и в конце месяца его в школе уже не будет.

Ребята пока замерли в ожидании, дожидаясь, пока всё утихнет. Новые статьи о Слизерине лишь подогревали и без того неспокойную обстановку. Надо было ждать, и друзья не высовываясь, всё свободное время проводя в библиотеке либо в комнатах Слизерина. Но волновала их ни только ситуация в школе, но и приближающееся полнолуние. Несколько дней, и станет известно, помогут ли оборотням браслеты, которые создали близнецы Уизли. Пару дней назад встрёпанная коричнево-рыжая сова принесла трём слизеринцам такие браслеты. Они были чёрные, неприметные, но если нажать на изображение волка, воющего на луну, браслет воспроизводил одну из записанных в магловской студии песен. Близнецы даже предусмотрели регулировку звука небольшим колёсиком, как на некоторых магловских приспособлениях. А по ободку браслета была выгравирована надпись: «Стая золотой королевы».

- Ничего себе, они и название себе придумали, - вертя браслет в руках, лёжа на своей кровати, присвистнул Лоренц.

- Мне нравится, - гладя свою ящерку, улыбнулся Тедди.

- Здесь сказано, что они всеразмерные, и их может снять с руки только тот, кто надел, - читая записку от близнецов, произнёс Итон, - Работают на вечной батарейке, никакие чары не действуют.

- Ещё бы, иначе магловская штуковина внутри не работала бы, - хмыкнул блондин.

- И так никто ничего с браслетом не сделает, - довольно улыбнулся юный метаморф.

- Только бы получилось, - надевая браслет на ту же руку, на которой был браслет Слизерина, искренне произнёс Итон.

Глава 27. Эксперимент и трудоустройство

Молодой человек пятнадцати лет, с отличаем закончивший экстернатом школу и уже учащийся на втором курсе колледжа компьютерных технологий волею судьбы оказался в больнице Святого Мунго, и его представления о мире за несколько дней перевернулись с ног на голову. А дело в том, что Джон, отдыхая с друзьями, отправился с лучшим другом, Стивом, за дровами, а в лесу на них напало ужасное существо. Его друга монстр буквально разорвал в клочья, а он сам очнулся в этой больнице, где ему сказали о том, что Стив мёртв, что сам Джон три недели провёл в коме, и теперь принадлежит волшебному миру, что напал на них какой-то «оборотень», и что он теперь каждый месяц будет превращаться в такого же монстра.

Первые несколько дней юноша думал, что сойдёт с ума. В палате с ним было ещё двое: молчаливый мужчина лет сорока и старик с жуткими шрамами на лице весь в бинтах. Как он понял, мужчина был магом, и оборотнем стал совсем недавно: вроде медсестра (почему-то все их называют «целительницами») говорила, что его зовут Нил Чарен (ну или Арен, хотя какая разница, какая у него фамилия?), и что он попал сюда после неудачного первого превращение, которое его чуть не убило. «Но если он еле это пережил, то что будет со мной?» - в ужасе думал парень.

А старик здесь, вроде, уже не первый месяц. Сам он говорит, что слишком стар для превращений.

И вот завтра первая ночь. Джон уже два дня не мог спокойно спать: стоило закрыть глаза, как тут же вспоминалась та жуткая ночь, из-за которой он оказался здесь. Сегодня ему принесли какое-то зелье (вместе с тем, что он пил последнюю неделю), сказав, что оно поможет уснуть.

- Спокойной ночи, - сказал он соседям по палате, откупоривая зелье, но в этот момент дверь распахнулась, и в комнату вошёл мужчина в чёрном плаще (или это мантия?), лицо которого скрывал капюшон.

- У меня к вам есть предложение, - странным низким немного хриплым голосом произнёс незнакомец.

- Какое же? - Нил наставил на пришедшего свою палочку, но и у того в руке появилась почти такая же.

- Дважды повторять не буду: хотите жить нормально, идите за мной, - кивнул незнакомец в сторону двери.

- Мы не будем никому служить, - прошипел Чарен, - Убирайся!

- Я предлагаю не службу, я предлагаю лекарство, - холодно ответил пришедший.

- Лекарство? Но это невозможно! - приподнялся с кровати старик.

- Как знаете, - безразлично произнёс незнакомец, - Мне нужны добровольцы для его проверки, но раз вы не хотите, я найду тех, кто не откажется использовать свой шанс, - с этими словами он развернулся.

- Стойте! Я с вами!!! - Джон был готов отдать всё, лишь бы не стать таким же монстром, как тот, что убил его друга.

- И я, - тяжело поднялся старик.

- Что ж, если есть хоть какой-то шанс, - кивнул Нил, тоже вставая.

- Я скрою вас чарами невидимости, мы выйдем из Мунго и трансгрессируем, - остановился у самой двери незнакомец.

- Транс-что? - юноша испуганно замер.

- Это перемещение, куда угодно, мгновенно, не очень приятно, - отрывисто пояснил Нил, после чего повернулся к мужчине со скрытым лицом, - Он магл, ещё не превращался. Я Нил Айрен - глава отдела контроля за магическими существами, пока ещё; это Георг Райн - один из бывших помощников Сивого, когда тот был ещё в своём уме.

- Я хотел уйти, когда Фернир решил пойти к Лорду, - кивнул старик, - Но мне не дали. Я впал в немилость и вынужден был остаться. А теперь каждое превращение может быть для меня последним.

- А этого юнца зовут Джон, - кивнул Нил на подростка, - Провалялся в коме несколько недель после нападения.

- Джон Кард, - кивнул парень, - А это правда? Вы правда можете нас вылечить?

- Я сделаю всё для того, чтобы вы больше не обращались, - ответил мужчина.

- Зачем вам это? Что вы с этого хотите получить? - Нил всё ещё крепко сжимал палочку, хотя и опустил её.

- Вашу палочку, мистер Айрен, - протянул руку незнакомец.

- Что?! Зачем?

- Не хочу получить удар в спину от того, кто мне не верит.

- Я так не поступлю, - сжал губы мужчина, но отдал палочку.

- Я верну, как только прибудем на место, - спрятал он палочку в одном из карманов мантии, - Теперь приготовьтесь, я наложу на вас чары. И можете называть меня Пауком.

Через несколько минут, пройдя из подвальных палат, где держали потенциально опасных пациентов (это Джон узнал, случайно услышав разговор врачей), к выходу, они, вслед за человеком в чёрной мантии, никем не замеченные, вышли на улицу, прошли несколько кварталов, свернули в какую-то безлюдную улочку и зашли в полуразрушенный дом.

- Вы же говорили, что мы трансгрессируем? - как только Паук остановился, подал голос Айрен.

- Я не такой идиот, чтобы рисковать и хватать вас прямо перед мракоборцами, дежурившими у входа, - сняв с них чары невидимости, произнёс мужчина.

- Мракоборцы? У входа? - удивился Нил.

- Мистер Айрен, вы впервые попали в Мунго? - каким-то вкрадчивым голосом поинтересовался Паук.

- Нет, - отчего-то мужчине стало не по себе, - Как-то раз отвозил с женой дочку, когда Эшли, играя, попала под какие-то неизвестные чары.

- Вы не бросили семью? - тут же спросил незнакомец.

- Я надеялся… что не заразился, - опустил голову Нил, - Я уйду, им со мною слишком опасно...

- Пока ещё об опасности говорить преждевременно, - перебил его Паук, - И запомните, мистер Айрен, манекены, что вы видите в витрине у главного входа в больницу - это мракоборцы, следящие за безопасностью врачей и пациентов. А теперь приготовьтесь к трансгрессии. Мистер Кард, подойдите.

Джон нерешительно приблизился к странному мужчине. Неожиданно его развернули и одной рукой Паук крепко прижал его к себе, сказав старику и Нилу взяться друг за друга. После этого незнакомец схватил за плечо старика и они оказались во тьме, юноша услышал лишь какой-то хлопок, после чего его всего как будто сдавило и куда-то понесло.

* * *

Ремус, помогавший Северусу привести в порядок дом в Паучьем тупике и выбросить отсюда всё, что сказало бы о владельце дома, переместился в гостиную, удостоверившись, что всё готово для новых жильцов. Узнав, что в больнице сейчас есть трое пациентов, подходящих для их испытаний, было решено начать именно с них, и с минуты на минуту зельевар должен был привести их (если, конечно, они согласятся, в чём сам Люпин нисколько не сомневался).

Вот раздался хлопок, и в гостиной появились двое мужчин, старик и подросток. Ремус встал и забрал у Северуса бледного юношу, который пытался отдышаться и явно был напуган перемещением.

- Его можете звать Волком, - представил Снейп своим гостям Люпина, который хлопотал над парнем.

- Вы оборотень? - посмотрел Нил на нового мужчину, лицо которого не удавалось разглядеть.

- Что за чары вы применили? - поинтересовался старик: он хоть и не обладал волшебной силой, но оборотнем был уже лет сорок, и первый раз за многие годы не мог определить, кто перед ним: всё было как-то смутно, непонятно.

- Да, и прошлую луну лекарство мне помогло, - кивнул Люпин, вопрос старика он просто проигнорировал.

- Правда? А нам поможет? - в надежде спросил Джон, вглядываясь в какое-то расплывчатое и изменчивое лицо усадившего его в кресло мужчины, - У вас из-за этого что-то с лицом?

- Это чары, мы не хотели бы, чтобы кто-то узнал, кто мы, - ответил Ремус, который сразу определил, что мальчик - магл.

- Так как вы думаете, поможет оно нам? - повторил вопрос юноши Нил.

- Это мы и проверим, - Снейп протянул мужчине его палочку, - Вы должны будете строго следовать нашим инструкциям. На всякий случай продолжите принимать Волчье противоядие, и дадите Непреложный обет молчать обо всём, что происходит в этом доме. Из дома выйти вы не сможете, я завтра принесу вам ваши порции зелий и объясню то, что вы должны будете сделать. Если хотите уйти - уходите сейчас.

- Мы согласны, - за всех ответил старик, юноша и мужчина лишь кивнули.

- Отлично, - улыбнулся Ремус.

В этот же вечер Волку и Пауку был дан Непреложный обет. Северус отбыл сразу после этого, а Ремус разместил гостей и долго разговаривал с подростком, убеждая его, что всё не так страшно, и что им всем обязательно помогут.

А на следующий день, когда подопытные выпили свои порции аконитового зелья, их разделили. Сначала Северус и Ремус занялись юношей: Тедди отправил им свою ящерку, чтобы понять, обязательно ли музыку слушать именно в полнолуние? Завязав Джону глаза, Люпин осторожно достал из-за пазухи дракончика и погладил его. Он знал, что Нимфа поёт только с Тедди, а, значит, сын будет петь в комнате Слизерина в то время, как ящерка будет петь здесь. Мужчина долго думал, кому дать больше шансов: старику или мальчику? Но ему очень не хотелось, чтобы этот ребёнок, потерявший при таких ужасных обстоятельствах друга, сам пережил превращение. И вот ящерка запела, издавая красивые трели. Юноша удивлённо ахнул, приподнявшись на кровати и вслушиваясь в неземные звуки. С последними звуками своей песни ящерка взмыла в воздух, сделала небольшой круг, словно прощаясь, и исчезла, направившись к своему хозяину. Проводив её взглядом, Ремус встал и подошёл к подростку в то время, как Северус, дослушав мелодию, вышел из комнаты.

- Что это было? - в восхищении посмотрел на Волка юноша, когда ему развязали глаза.

- Твоё лекарство, - улыбнулся мужчина, - Если сработает, ближайшие три луны ты не превратишься.

- Но это же… музыка.

- Да, это музыка, - кивнул Ремус.

- Я никогда не слышал такой…

- Отдыхай, Джон, и не переживай. Даже если у нас ничего не получится, ты пил нужное зелье, и не превратишься в монстра. Поверь, я знаю.

- А вы, когда превращались, когда-нибудь… - юноша замолчал, боясь задать вопрос.

- Убивал ли я кого-нибудь, будучи оборотнем? - грустно усмехнулся Ремус, - Нет, но был близок к этому. Зелья, которое тебе давали в больнице и которое сегодня дал вам мой друг, не было, когда меня обратили. Поверь, если его не принимать, ты не сможешь контролировать себя, если почувствуешь человека. Просто рассудок останется где-то далеко, и единственное, что останется, это голод. Однажды я чуть не убил моего однокурсника, когда тот по незнанию сунулся ко мне ночью в полнолуние. Слава Мерлину, меня остановили, и я не задел его. А второй раз я забыл выпить последнюю порцию зелья и чуть не напал на своих друзей, но мне, к счастью, не дали этого сделать. Зелье позволяет контролировать себя, не даёт стать монстром.

- Значит я…

- Нет, не станешь, - сжал его плечо Люпин, - Если наш план провалится, просто будешь сидеть здесь в виде волчонка и ждать рассвета - это не так уж и плохо.

- Спасибо, что помогаете, - искренне произнёс Джон.

А в это время Северус, на руке которого, как и у Ремуса, был браслет, проиграл запись в комнате старика и напоил его сильным укрепляющим зальем, которое должно было помочь пережить превращение, если запись не поможет. После этого зельевар зашёл к последнему подопечному и надел на его руку браслет, сказав, чтобы он ничего не делал с ним (чтобы случайно не включил его), и что, когда он превратится, браслет сам сработает и, возможно, поможет ему (эта функция была очень кстати, если запись будет действовать только когда человек уже обратился в оборотня). Наложив на двери дополнительные чары, мужчина вернулся за Люпином.

- А вы, мистер Волк, вы не останетесь? - спросил Джон, когда в комнату зашёл Паук и сказал, что им надо идти.

- Нет, Джон, у меня в эту ночь есть одно неотложное дело, - и, попрощавшись, оба мужчины ушли, закрыв дверь и оставив юношу одного.

* * *

Вечером в отдел образования пришёл мужчина, претендующий на должность преподавателя ЗОТИ в школу магии и волшебства. В отличие от Северуса, который всегда в Мунго приходил, скрывая от посторонних своё лицо и лишь показывая мракоборцам на входе пропуск, в котором не было ни имени, ни фотографии (это была часть договора с больницей, чтобы зельевара не нашёл Дамблдор: на самом деле только несколько человек в Мунго знали, кто является главным зельеваром, и поэтому никаких проблем с похищением пациентов не возникло), Ремусу пройти контроль в атриуме Министерства, учитывая, что сегодня полнолуние, было проблематично. Хорошо ещё, что с самого утра из-за того, что стало известно о побеге из больницы трёх оборотней, в Министерстве стояла полная неразбериха, так что дежурный колдун не обратил внимания, что посетитель не кто иной, как зарегистрированный оборотень, которому вход в Министерство, в связи с потенциальной опасностью, был ближайшие несколько дней запрещён.

- Мистер Люпин? Что вы делаете здесь в такое время? - удивилась Марчбэнкс, когда увидела посетителя, - Насколько я знаю, луна взойдёт уже через час, вы принимали лекарство?

- Нет необходимости, профессор, - сел напротив неё мужчина, - Я бы хотел устроиться на работу в Хогвартс, в качестве преподавателя ЗОТИ.

- Вы хотите сказать, что не пили аконитовое зелье? - женщина напряглась и сжала рукоять своей палочки, - Вы понимаете, как это опасно?

- Я не превращусь, я здоров, - улыбка показалась женщине какой-то безумной, и она быстро встала, отступив назад и наставив на оборотня палочку:

- Мистер Люпин, прошу покинуть мой кабинет. Я знаю, что вы хороший учитель, но это школа и, в отличие от Альбуса, которого я очень уважаю, я не могу рисковать детьми.

- А если я докажу, что излечился? Можете поместить меня на ночь в камеру, и сами увидите, что я не обернусь, - предложил сделку Ремус, - Решётку я всё равно не сломаю, так что вы будете в безопасности: можете даже наложить на прутья какие-нибудь чары. И если я прав, вы позволите мне устроиться на работу, а нет - можете заключить в Азкабан за нарушение закона о поведении оборотней.

- Идёт, - приняла условия Марчбэнкс, нервно поглядывая на часы, - Идите за мною, - и женщина послала мракоборцам Патронуса, чтобы те, в связи с чрезвычайными обстоятельствами, как можно быстрее послали кого-нибудь на нижний уровень открыть одну из камер предварительного заключения. Садить оборотня в Азкабан у неё не было намерений, тем более женщина отлично знала, что у Люпина есть сын, и кроме отца у мальчика никого не осталось. Возможно, в связи с полнолунием, мужчина не соображает, что делает. Надо бы вызвать специалистов из Мунго, чтобы его с утра осмотрели.

Спустившись на лифте, женщина провела оборотня по коридорам к камерам, где их уже ждали несколько мракоборцев.

- Ремус?! - в поле зрения появился глава Аврората и в шоке посмотрел на мужчину.

- Рон, рад видеть, что ты жив и здоров, - улыбнулся Люпин.

- Ты с ума сошёл?! Ты знаешь, что тебе грозит пять месяцев Азкабана за это?!

- Если я превращусь, - спокойно согласился Люпин, - А я не собираюсь этого делать.

- Мистер Уизли, у нас десять минут, - напомнила Марчбэнкс, явно нервничая.

- Да, профессор, - кивнул рыжий женщине, и сделал приглашающий жест в сторону открытой камеры. Люпин хмыкнул и спокойно прошёл в камеру, сев на нары. - Закрыть, - приказал Рон, и мракоборцы заперли решётку, наложив на всякий случай дополнительные чары.

Женщина облегчённо вздохнула, когда оборотень оказался заперт, и посмотрела в узкое окно в камере мужчины. Оно было магическое и изображало небо и какие-то скалы. Там уже была видна полная луна, да и по времени превращение вот-вот должно было начаться, но прошло пять минут, затем десять, пятнадцать, полчаса, час. Даже если бы составители календаря ошиблись, по всем срокам для января, луна должна уже встать! Но ничего: мужчина по-прежнему спокойно лежал на спине, положив руки под голову и согнув ноги в коленях. Почувствовав растерянность магов, он повернул голову и посмотрел на них:

- Я же сказал, что исцелился. Я не превращусь.

- Симус, вызови целителей, - приказал Уизли, - Алекс - министра, Диего - начальника отдела регистрации, быстро! - разослал он всех своих помощников, а затем обернулся к Люпину, - Но, Ремус, как такое могло произойти? Лекантропия ведь неизлечима!

- Я не знаю имени, но в то полнолуние я столкнулся с человеком, скрывающим своё лицо, который дал мне лекарство, и я стал человеком ещё до того, как зашла луна. Он сказал, что я больше не обращусь, а мне нужна работа. Я пришёл к профессору Марчбэнкс именно сегодня, потому что иначе у меня не было возможности устроиться. Меня бы просто не приняли из-за моей «особенности», - спокойно выдал мужчина, после чего посмотрел на женщину, - Так вы позволите мне преподавать в Хогвартсе? Там мой сын, и я хотел бы быть рядом со своим мальчиком.

- Ну, раз вы вылечились, - смутилась женщина, - Я не вижу повода вам отказать.

Через полчаса в подземельях Министерства были группа целителей, Скримджер с новым министром и начальник отдела регистрации, не считая четырёх мракоборцев, Марчбэнкс и Люпина.

- Странно, в крови вирус не исчез, но он как будто… заснул, - потрясённо произнёс главный целитель больницы, - Сила, реакции, чувства… всё, как у оборотней, за исключением того, что сейчас полнолуние, а вы по-прежнему человек.

- То есть, вычёркивать его из базы не надо? - недовольно спросил начальник отдела регистрации, которого посланный мракоборец, видимо, выдернул из постели.

- Нужны наблюдения, - зацокал языком целитель, - Если и в следующее полнолуние мистер Люпин не обратится, думаю, вопрос о его опасности можно убрать.

- А не могли бы вы прислать своего наблюдающего непосредственно в школу? - спросил Ремус, - Я бы хотел приступить к своим обязанностям как можно скорее, тем более, насколько мне известно, мистер Бруствер уходит в понедельник, а детям нужен учитель.

- Да, думаю, это возможно, - подал голос Перси, - Я распоряжусь, чтобы мистер Уизли дал в сопровождение вашему человеку, - посмотрел он на главного целителя, - Двоих мракоборцев в качестве охраны.

- Тогда, конечно, можно поступить и так, - согласился целитель.

- А мне-то что делать? - опять вмешался начальник отдела регистрации, - Кто он теперь: оборотень? анимаг? вампир? Кто?!

- Поставьте пока знак вопроса, - распорядился Скримджер, - Если в течении месяца ничего не изменится, сделаем пометку «исцелён», - затем повернулся к своему приемнику, - Вы не возражаете, Перси?

- Нет, думаю, это верное решение, - чопорно произнёс новый министр, а затем повернулся к регистратору, - Можете идти, мистер Харрисон.

Мужчина кивнул и пошёл к выходу, беспрерывно бормоча:

- Это же надо: оборотень, и исцелён! Ещё бы вампиров исцелили и анимагов лишили их дара. Невиданно! Чтобы человек стал вампиром или оборотнем - я понимаю, но чтобы прекратил им быть… - когда он свернул за угол, слова стали неразборчивы, и все опять повернулись к Ремусу.

- Мистер Люпин, можете быть свободны, к должности преподавателя ЗОТИ вы приступаете с понедельника, - сказал Перси, после чего посмотрел на Марчбэнкс, - Вы же его берёте, я правильно понял?

- Да-да, - закивала женщина.

Попрощавшись со всеми, Ремус отправился вон из подземелий.

* * *

Утром Джон проснулся. Ничего, абсолютно ничего необычного ночью не было. Оглядев комнату, он не заметил никаких погромов, о которых говорил Волк. Мужчина с расплывчатым лицом говорил, что первое превращение может быть настолько болезненным, что его рассудок может скрыть воспоминание об этом, но, похоже, никакого превращения не было. Заметив зеркало, парень встал и пошёл к нему. Он не смотрелся в зеркало с момента нападения: конечно, пока ты в коме, тебе не до зеркал, но и в больнице ему не давали увидеть свою внешность. А сейчас… сейчас у него был шанс посмотреться.

Чем ближе он подходил, тем меньше ему хотелось видеть себя. Воображение рисовало ужасные картины, вспомнился друг, его душераздирающий крик и растерзанное тело. Сглотнув, он закрыл глаза и сделал последний шаг, повернувшись к небольшому зеркалу. «Шрамы, ужасные шрамы, их не могло не остаться» - думал он, боясь открыть глаза. Перед мысленным взором пронеслись воспоминания той ночи: лес, они со Стивом смеются над какой-то дурацкой шуткой, шорох, огромный зверь вылетает из темноты и набрасывается на друга, крик, он кидает камень в голову монстра, оборотень поворачивает окровавленную пасть, а затем возвращается к своей жертве, он смертельно напуган и отступает, упирается спиной в какое-то дерево, зверь оставляет тело друга и смотрит на него, он закрывается руками, боль в руке, что-то тяжёлое навалилось сверху, ужас, а затем - тьма. Вот и всё, что он помнит.

Избегая смотреть в зеркало, он опустил голову и открыл глаза. Закатав правый рукав, он увидел небольшой, почти незаметный, шрам от укуса. Стянув рубашку, он обследовал себя руками, но других шрамов не почувствовал. В этот момент открылась дверь, и вошёл Волк.

- Ты как, Джон?

- Вроде, всё хорошо, - ответил юноша.

- Боишься увидеть себя? - понимающе спросил мужчина, мальчик кивнул, Ремус подошёл к нему и положил руки на его плечи, - Я тоже боялся. Меня оборотень укусил за плечо, когда мне было девять. Он хотел только обратить. Он всегда убивал и обращал только ради удовольствия. В тот раз его добычей был я. Меня нашли родители во дворе утром, и я никак не хотел поверить, что со мной всё в порядке… то есть, что я не стал сразу каким-то чудовищем, что на моём теле нет отметин этих ужасных зубов. Я даже когда одевался, зажмуривал глаза, пока однажды не увидел своё отражение в речке неподалёку от дома. Поверь, он не хотел убить тебя, он только обратил. Сейчас я перед собою вижу парня с красивым лицом в одних брюках. У тебя бледная кожа, то есть синеватая от холода и страха, тонкие губы, прямой нос, голубые глаза, рыжеватые тёмные волосы. Я что-то пропустил?

- Нет, верно, - Джон нерешительно повернулся к зеркалу и замер: с ним действительно всё было в порядке, по крайней мере, внешне. Подойдя ближе, он ощупал своё лицо, после чего, облегчённо улыбаясь, повернулся к мужчине, - Спасибо. Но можно увидеть вас. Я никому не скажу, честно, просто хочу увидеть… ваше лицо.

- Только посмей, - раздался грозный тихий голос незаметно появившегося в комнате Снейпа.

- Паук, что в этом плохого? Он - магл, меня он не знает, обет принёс, какие ещё меры предосторожности тебе нужны?

- Простите, если это так важно, - пролепетал подросток, - Просто я бы хотел знать, кому я обязан… своей жизнью.

- Не переживай, да и не жизнью ты нам обязан, - сжал его плечо Ремус, после чего посмотрел на зельевара, - Как остальные?

- Отлично, мы были правы. Нил сказал, что уже к середине песни превратился обратно в человека, и вся ночь прошла спокойно, Георг и не превращался, меня осыпал благодарностями, не хотел отпускать, - под конец в голосе послышалась язвительность, затем он посмотрел на подростка, - Ну хорошо, Волк, но это первый и единственный раз, ты понял?

- Без проблем, - кивнул Люпин.

Что-то пробормотав под нос про мягкотелых сентиментальных гриффиндорцев и сказав, что ждёт в гостиной, он покинул комнату, а Ремус невербально снял с себя чары и посмотрел на мальчика.

Джон в шоке смотрел на мужчину внешне ещё не старого, но с сединой в волосах, на лице было несколько заметных шрамов, были видны неглубокие морщинки, а глаза… таких понимающих мягких завораживающих глаз он никогда не видел. Они были карими, с какой-то золотинкой, улыбающиеся, и мальчик никак не мог отвести от них взгляда.

- Доволен? - Ремус взял руку юноши и надел ему чёрный браслет с какоё-то гравировкой и изображением волка, - Он всегда должен быть с тобой, снять его могу лишь я: так безопаснее, и я буду уверен, что ты его не снимешь и не потеряешь. Нажмёшь на волка, услышишь песню. Слушай перед полнолунием, каждый месяц. Если забудешь - ничего страшного: в случае превращения он воспроизводит запись автоматически, но лучше до этого не доводи - ощущения не из приятных. В принципе, песня должна блокировать твою способность превращаться в течении трёх лун, но мы не проверяли насколько действенны браслеты. Просто слушай, когда захочешь. Колёсико регулирует громкость.

- Класс. Как плеер! - восхищённо посмотрел на стильный браслет парень, - А наушники есть?

- Прости?

- Наушники? Чтобы окружающие не слышали музыку, - пояснил Джон, - Они продаются к любому плееру, а здесь я не вижу разъёма.

- Нет, подобного здесь нету, - не совсем поняв, о чём говорит юноша, покачал головою мужчина, - Но я предложу нашим изобретателям сделать что-нибудь подобное.

- А можно сейчас послушать… то есть я хотел сказать, проверить, как он действует?

После кивка мужчины, Джон активизировал браслет. Дослушав до конца, он с благоговением прошептал:

- А кто это? Вчера же был не человек? Кто это поёт? Он ведь совсем молод? Какой красивый голос!

- Мы не хотим, чтобы о нём узнали. Он действительно ещё ребёнок. Представь, что будет, если о нём узнает наше Министерство? Поверь, в мире много оборотней, и многие захотят поживиться на них за счёт того, кто может их исцелить, кто хочет, по доброте сердца, вернуть им возможность нормально жить.

- Он ваш сын?

- Что?! - удивлённо посмотрел на магла Люпин.

- Ну, вы так говорите о нём, - смутился юноша, - Хотите защитить, и у вас у вас становится такой взгляд... как будто вы видите его, скучаете… Вы его спрятали? Чтобы они, из вашего Министерства, не нашли?

- Он в школе, и я вынужден взять с тебя ещё один обет. Я верю, что ты никому не расскажешь, но есть чары, против которых ты бессилен, и которые могут заставить тебя всё рассказать.

- Я понимаю, - кивнул Джон и, после того, как ритуал завершили, посмотрел в глаза мужчине, - А что будет, если кто-нибудь узнает? Я могу помочь?

- Нет, но спасибо. Я не жалею, что ты увидел меня и обо всём догадался, - ответил на взгляд Ремус, - Сегодня ты ещё побудешь здесь, а завтра я сам отвезу тебя к родителям. О магическом мире тебе будет напоминать лишь браслет и твоя сила. Ты заметишь, что твои чувства становятся более восприимчивы, мышцы увеличатся, ты будешь более ловким и сильным. Думаю, через полгода изменения завершаться, но не используй свою силу во вред другим.

- Обещаю, - честно произнёс мальчик, - А вас я когда-нибудь ещё смогу увидеть?

- Нет, Джон, это опасно. Когда в Министерстве поймут, что ты вернулся домой и спокойно учишься, они могут устроить за тобою слежку.

- Но ведь есть телефон, Интернет, - не согласился парень, - Письма, в конце концов.

- Почту тоже могут проверять, и у нас письма приносят совы. Как ты думаешь, что подумают твои родители, если к тебе прилетит сова с привязанным к лапе письмом?

- Что кто-то из моих друзей издевается над бедной птичкой, - усмехнулся Джон, представив реакцию матери.

- Не волнуйся, теперь ты справишься и без меня, - потрепав парня по волосам, Ремус наложил на себя чары, вышел из комнаты и направился в гостиную, где его дожидался мастер зелий.

Глава 28. Вступление в должность

Чарли проверял молодняк, когда чуть не спалённый молодыми драконами филин опустился ему на плечо. Закрыв птицу, мужчина, подав знак товарищам, покинул загон, пока его друзья отвлекали дракончиков.

- И кто догадался прислать тебя днём? - держа донельзя испуганного филина, проворчал Чарли, - А ты везучий, не многие долетают… живыми.

Отвязав конверт и успокаивающе гладя филина, мужчина посмотрел на подпись, сделанную неровным детским почерком. Какая-то странная радость заполнила сердце, а желание отругать незадачливого отправителя куда-то испарилось. Письмо было от крестника. Показав товарищам «10 минут», он распечатал конверт, достал пергамент и принялся читать:

«Чарли (мне ведь можно звать тебя по имени?), спасибо за подарок! В школе у меня всё отлично, мы с друзьями часто бываем в библиотеке, любим читать. Ты же ничего не имеешь против Блеков и Малфоев? Они замечательные! Можно попросить тебя? Чарли, напиши нам о драконах. Очень интересно, какие они бывают?! А какой самый маленький? А самый большой? А самый опасный? Пожалуйста, а то здесь так много книг, и мы не очень разобрались в них. Тедди»

Мужчина улыбнулся (уж о драконах-то он знал всё), но вдруг взгляд метнулся к фамилии «Малфой». Чарли нахмурился, думая, как бы поделикатнее сказать крестнику, что с Малфоями лучше не связываться? И зачем сыну Пожирателя было заводить дружбу с отпрыском истинного орденца, уже не говоря о том, что лорд Малфой в курсе «особенности» Люпина-старшего? Явно этот союз подстроен Малфоем, и ничего хорошего от такой дружбы ждать не приходится.

Но, с другой стороны, если он вмешается, то крестник может его не простить, и тогда он действительно его потеряет. Решив пока оставить всё как есть, Чарли подозвал помощника и отдал ему птицу, чтобы филин отдохнул перед обратной дорогой, а сам, спрятав письмо, вернулся в загон.

* * *

Перси Уизли стоял перед Визенгамотом. С сегодняшнего дня он официально вступал в должность министра магии. Уже больше часа мужчина слушал напутственные речи древних магов и ведуний и вот, наконец, слово взял Скримджер:

- Мистер Уизли, я не сомневаюсь в том, что вы будете замечательным министром магии, - отрывисто и чётко, глядя на молодого человека, сказал Руфус, - Я всегда буду рад помочь вам советом, но, думаю, вы справитесь и без меня. Позвольте пожелать вам удачи на этом посту.

- А теперь, по традиции, мистер Уизли, вы имеете право на желание. Вы кого-нибудь хотите повысить, уволить, назначить на новую должность? - спросил сухонький старичок, который возглавлял заседание вместо Дамблдора (директор пожелал остаться в школе).

- Я хочу уволить одного человека без права на восстановление и работы в Министерстве, - твёрдо произнёс Перси. Рон стоял с каменным лицом, готовый пережить эти несколько минут унижения и позора.

- И кого же?

- Мисс Долорес Амбридж, - выдал новый министр.

- Меня?!!! - взвизгнула женщина, хватая ртом воздух.

Рон хлопал глазами, растерянно смотря на старшего брата. Впервые за много лет он смотрел на Перси без презрения, а лишь с крайним удивлением и даже какой-то благодарностью (?). А Перси вдруг ответил на его взгляд и чуть улыбнулся ему.

- Да вы не можете так поступить! Я всю жизнь горбатилась…

- Первый приказ министра не обсуждается, - выдал председатель.

Кто-то из мракоборцев незаметно наложил на женщину заклятие немоты. Покраснев от гнева и явно чем-то грозя, Амбридж встала и покинула зал, споткнувшись по пути к выходу и чуть не упав. Несколько человек закашлялись, скрывая свой смех (явно кто-то из молодых сотрудников), многие были растеряны, озадачены и удивлены.

- Я одобряю ваш выбор, - кивнул преемнику Скримджер, - И ещё раз поздравляю с победой.

* * *

Дамблдор сидел в своём кабинете и ждал нового преподавателя ЗОТИ, которого сегодня должно было прислать Министерство. Бруствер несколько часов назад уехал из страны в Норвегию, где заключил договор об охране какого-то важного объекта. Директор очень надеялся, что его верный мракоборец расскажет, кто его нанял, и что именно охранять, но тот так и не проронил ни слова, как будто дал Непреложный обет (ну не будет же он до сих пор сердиться из-за такой мелочи, как проигрыш на выборах и скрытие несущественных данных?).

Ну, с мракоборцем он ещё разберётся, а вот кого пришлёт Министерство? Судя по записки, полученной им сегодня утром, должен прийти мужчина - педагог с опытом работы, отлично разбирающийся в ЗОТИ, не раз сталкивающийся с тёмной магией и сражающийся в войне с Лордом на стороне Света - идеальный кандидат в союзники против Северуса и слизеринцев!

В дверь постучали, Дамблдор разрешил войти и перед его взором предстал не кто иной, как Ремус Люпин в дорожном плаще и с потрёпанным чемоданом в руках.

- Ремус, мальчик мой, ты получил моё письмо? Я рад, что ты здесь, нам надо поговорить о твоём мальчике, - Встал директор, приветственно распахнув объятия. Он ещё до Рождества посылал оборотню записку, но тот, почему-то, явился только теперь. Наверняка путешествовал в поисках заработков.

- Я слышал, что вам нужен учитель? - скинув плащ и перекинув его через руку, спросил Ремус.

- О, мальчик мой, я сожалею, но тебя не было, и я вынужден был обратиться в Министерство, - изобразил раскаяние Дамблдор, садясь в своё кресло и жестом предлагая оборотню сесть напротив.

- Я в курсе, - Ремус открыл чемодан и вытащил какую-то бумагу, - И поэтому вынужден был пойти в Министерство.

- Это было опасно, - покачал головой директор, - И мне очень жаль, мой мальчик, что тебе отказа…

- Меня приняли, - перебил мужчина и положил перед Дамблдором копию договора.

Непонимающе посмотрев на Люпина, директор перевёл взгляд на бумагу. Несколько минут в кабинете стояла звенящая тишина, Ремус и портреты с интересом специалистов рассматривали ошарашенного таким поворотом событий директора.

- Что ж, я рад за тебя, мой мальчик, - наконец, выдавил Дамблдор, в голосе которого никакой радости слышно не было, - Но ты уверен? Ты же знаешь, как это опасно…

- Здесь учится мой сын, за которым, кстати, вы просили проследить, - он вытащил записку самого директора и положил на договор, - И я не стал бы рисковать, если бы знал, что моё присутствие здесь несёт с собою хоть какую-то опасность, - и Ремус положил на стол профессора последний листок - справку от главного целителя, где напротив его диагноза стояло «условно исцелён».

- Это невозможно, - прошептал Дамблдор. Взяв в руки бумажку, он сначала поводил над ней палочкой, потом попробовал применить какой-то странный серебряный прибор, и даже посмотрел через пергамент на свет, но никаких признаков подделки так и не обнаружил.

- Есть лекарство. Я не первый. Я не знаю того, кто дал мне его, - отрывисто сказал Люпин, когда директор перестал издеваться над листком, - И я считаю, что, будучи в школе, лучше смогу защитить Тедди и повлиять на него.

- Да-да, мой мальчик, ты прав, - раздумывая, какую пользу может принести данная ситуация, закивал Дамблдор. В том, что необходимо было узнать, что за лекарство помогает оборотням, он не сомневался. Но вопрос: как именно это сделать? - Ремус, я рад, что ты снова здесь. Позволь проводить тебя до твоих комнат.

- Спасибо профессор, но я помню, - остановив уже поднимающегося со своего кресла директора, произнёс мужчина, - С завтрашнего дня я готов вести защиту. Всего хорошего, - чуть кивнув, он развернулся и вышел прочь, а Дамблдор удивлённо смотрел ему вслед: и когда Ремус стал таким?

* * *

Рон переминался с ноги на ногу, ожидая министра в его кабинете. Наконец, дверь открылась, и в просторную комнату вошёл Перси:

- Прошу прощения, разговор с министром маглов занял больше времени, чем я рассчитывал, - произнёс мужчина, проходя к своему столу, - Итак, мистер Уизли, я бы хотел, чтобы ваши люди обновили и усилили защиту на домах министерских работников. Учитывая, что с последней проверки защитных чар прошло больше десяти лет, я считаю подобные меры безопасности весьма обоснованными. Кроме того, необходимо усилить охрану и меры безопасности в Азкабане и Мунго, я не хочу, чтобы истории с побегом заключённых или пациентов повторились. Вы не нашли сбежавших оборотней?

- Нет, - на автомате ответил Рон, - Но есть данные, что один из пациентов вернулся домой - магл, найден в лесу недалеко от Бристоля, был доставлен в Мунго, когда его спутники вызвали магловскую скорую и полицию, обнаружив его недалеко от своей стоянки вместе с растерзанным телом ещё одного подростка.

- Установить слежку, - распорядился министр, - Выяснить, обращается ли он в полнолуние? Возможно тот, кто помог Люпину, замешан и в пропаже пациентов Мунго. Кроме того, необходимо выделить нескольких мракоборцев для приёма заявок от населения: обновление чар на домах и предприятиях, запись на обучение защитной магией. Профессор Марчбэнкс уже выделила своих людей, обучение защите будет проводиться для всех желающих в июле-августе.

- Я всё устрою, - ответил глава Аврората, всё ёщё пребывая в прострации из-за событий последних 24 часов.

- Тогда на данный момент у меня всё, - отпустил его министр.

Рон развернулся и уже взялся за ручку, когда сознание вернулось в действительность, и он обернулся:

- Перси, что происходит? Почему ты уволил Амбридж, а не меня?

- Сядь, - указал на один из стульев мужчина, Рон подчинился, не отводя от него взгляда. Молодой министр встал и подошёл к нему, смотря сверху вниз, - Ты думал, что я уволю тебя из-за той ссоры? Рон, прошло 14 лет, отец давно мёртв, а ты до сих пор считаешь меня последней тварью? Я видел это весь месяц, пока ещё работал со Скримджером, и я понимаю тебя, что бы ты не думал. И всё же, я предпочитаю иметь дело с ни во что не ставящим меня младшим братом, чем с мисс Амбридж, которая запросто нанесёт мне удар в спину. Я достаточно изучил эту женщину и до сегодняшнего дня у меня хватало ума не ссориться с нею. Я знал, что ты разорвёшь то письмо, что я прислал тебе, когда эта женщина устроилась в Хогвартс, так же, как и знал, что почту читают, а, значит, у меня есть шанс втереться к ней в доверие. Думаешь, я не понял, что это она натравила на Поттера дементоров? Да я сам слышал её приказ, и мне хватило рассудка притвориться глухим и слепым. Сегодня был единственный шанс избавиться от неё: если бы у меня была возможность, я бы запер её в Азкабане, но, к сожалению, такого приказа я не мог отдать, я ограничен в своих действиях, даже теперь. Я стал таким, каким ты меня видишь в последние годы, не от хорошей жизни, подумай об этом. И я лучше стерплю удар от тебя, нежели упущу возможность сделать наш мир хоть чуточку лучше. Можешь идти, если будет, что сказать, твоя должность позволяет приходить в любое время без записи, но я надеюсь, что мои приказы будут соблюдаться, и что мне не придётся оказывать давления на тебя своей властью в результате неподчинения в связи с личностными мотивами, а не объективными причинами.

- Да, министр, - у главы Аврората просто не нашлось других слов. Голова шла кругом, он еле понял смысл последнего предложения, да и всей речи брата. Да что вообще происходит?!

Медленно встав, Рон на негнущихся ногах пошёл к двери, у которой обернулся и ещё раз посмотрел на брата, после чего кивнул и вышел, плохо соображая и никого не замечая на своём пути. И ни он, ни новый министр не заметили притаившегося в тени коридора у двери заместителя главы отдела магического законодательства, который держал в руках кипу бумаг. Теодор Нотт долго смотрел в сторону ушедшего главы Аврората, и так и не занёс в этот день законопроекты, с которыми должен был ознакомить министра, подпись которого была необходима для их рассмотрения Визенгамотом и внедрения в жизнь.

* * *

Как только Кингсли узнал о предательстве Дамблдора (а как ещё это можно назвать?), он стал искать причины, и, как истинный гриффиндорец, полез в самое пекло. Не задумываясь, он высказал Дамблдору в лицо всё, что о нём думает, но директор был терпелив, и даже не пригрозил увольнением. Тогда Кингсли сам написал заявление, но он так и не представлял, куда ему ещё податься? Не может же он вернуться в Министерство после того случая с Хогсмидом, когда по его вине была буквально стёрта деревня и убита не одна сотня ничем не повинных магов, старающихся вообще не участвовать в войне.

Хотя Дамблдор всё предусмотрел: не успела копия заявление дойти до отдела образования, как от главы Аврората, мистера Рональда Уизли, пришло предложение вернуться на службу. Кингсли долго вертел официальное письмо в руках, но выбирать особо не приходилось, и он согласился.

Да и вообще, был ли у него выбор последние десять лет? Почему-то ему тогда казалось, что, разгадай он в тот год тайну Снейпа, и всё встало бы на свои места. У него даже как-то появилась безумная мысль, что Блеки, вечно крутящиеся около этого предателя, никто иные, как пропавшие Малфой и Поттер, но он быстро отказался от этой мысли: да Поттер с Малфоем, будь они в здравом уме, никогда бы не пошли в школу, когда их разыскивает каждый второй по всей Англии! Но мысль опять вернулась, когда, после побега Снейпа, Блеков и Грейнджер, он услышал от Уизли и тогда ещё Браун о том, что у блондина была метка. Однако не было достоверных сведений, была ли метка у исчезнувшего Драко Малфоя? И вот теперь снова мысли возвращаются к этим загадочным Блекам. Он случайно услышал разговор Дамблдора самим с собой. Выходило, что Снейп выжил в той бойне в Хогсмиде, более того, Итон Блек считает его своим дедом!

Блеки были гриффиндорцами, и одно это рушило все заключения. От слизеринцев он бы ждал любой гадости, любого подлога, но вот от гриффиндорцев… Тогда он так и не смог выяснить правду: как всегда был слишком горяч и поспешен, чтобы довести всё до ума, наделал массу ошибок и в результате сам себя выставил дураком.

Он даже в объединении школы тогда не смог разобраться: ну да, кто-то очевидно напугал деток, составил для них план действий, а сам ушёл в тень во всей этой неразберихи. И всё ведь началось с поступлением тех же самых Блеков, чьё семейное древо он знал теперь практически наизусть. И никаких концов. Как будто из воздуха появились! Он перекопал всю магическую лондонскую библиотеку, но так и не нашёл, каким заклинанием мог спрятать сыновей Регулус Блек. А вот вступление в род Малфоя и Поттера вполне возможно, вот только нужно либо чудо, либо прямой потомок рода Блеков, проведший кровный ритуал. В чудеса мракоборец не верил, а прямых потомков на момент побега этих двоих уже не существовало. И опять тупик. Как же это бесило на него! Столько труда, и снова никаких зацепок!

А ещё директор тут со своей уверенностью, что Поттер мёртв! Уже не раз Кингсли думал всё бросить, но мысли опять возвращались к началу, и он ничего не мог с этим поделать. Снейп, Блеки, Поттер, Малфой, Грейнджер, Снейп… И так бесконечно. Уже не раз, после очередного учебного года, он думал несколько недель отдохнуть в Мунго: поговорить с психиатром, пройти курс восстановления… Он и Дамблдору-то не говорил о своих догадках, потому что понимал, что его явно направят на лечение в психиатрическое отделение больницы. Если уж директор не верил, что Снейпу нельзя доверять (что для мракоборца было всегда очевидным), то что Дамблдор скажет, когда он заикнётся о Блеках? Он явно помешался на них, это и самому Брустверу было очевидно.

Сейчас суббота, уже завтра вечером должен прибыть новый преподаватель ЗОТИ. Кажется, Министерство всё-таки нашло ему замену. Тяжело вздохнув, мужчина заказал себе ещё кружку медовухи. Он находился в «Кабаньей голове», которая тогда мало пострадала от огня и взрывов, а бармен был одним из счастливчиков, которым удалось выжить.

Дверь распахнулась, и в трактир вошли два человека в чёрных мантиях и с закрытыми лицами. Осмотревшись, они направились к столику, за которым сидел мракоборец.

- Мистер Бруствер, у нас к вам предложение, - глухо сказал один из вошедших, садясь за стол.

- Я вас слушаю, - ответил мужчина, которому уже было всё равно, и ни до чего не было дела.

- Мы знаем, как вы можете исправить свою ошибку с деревней, - сел второй.

- Это нельзя исправить, - принимая свой заказ, однотонно ответил мужчина, - Они все убиты, и времени уже не вернуть.

- Мы не оживим погибших, - согласился первый, - Но вы можете помочь спасти жизни других.

- Я не целитель, и никогда не имел к этому склонностей, - ответил мракоборец, смотря на янтарную жидкость в своей кружке.

- Это неважно. Приходите по этому адресу сегодня ночью, и вы всё узнаете, - второй передал ему клочок пергамента, после чего оба незнакомца встали и покинули трактир, так ничего и не заказав.

* * *

Бруствер долго мял пергамент с адресом и пометкой, что его ждут с 11 до часа ночи. Он не чувствовал опасности, но, возможно, это из-за того, что он не очень трезв? Однако, что ему ещё терять? И, вернувшись в Хогвартс и выпив отрезвляющее, он без десяти одиннадцать, выйдя за территорию школы, трансгрессировал в один из магических кварталов Лондона. Дойдя до покосившегося невзрачного домика, он постучал в дверь.

- Вы не осторожны, мистер Бруствер, нельзя разгуливать здесь, не скрывая лица. Это опасно, - пропуская его, сказал, по-видимому, один из тех, кто подходил к нему в трактире.

- Я скрыл лицо, - скидывая капюшон, не согласился мракоборец.

- Нет, здесь этого мало, - второй, находящийся в комнате, тоже скинул капюшон, но его лицо рассмотреть было невозможно, да и цвет волос угадывался плохо. Вроде, рыжий.

- Но тогда вы бы меня не узнали, - возразил мракоборец, смотря на них.

- О вашем приходе нам доложили, как только вы появились в квартале, - спокойно ответил первый, отойдя от двери, которую запер на десяток магловских замков, и садясь в старое потёртое кресло.

- А ваши меры предосторожности? Да одной Алохоморы хватит, чтобы открыть эту дверь, - кивнул он на хлипкие замки.

- Попробуйте, - усмехнулся второй, тоже садясь, и наблюдая за гостем.

Чувствуя, что не всё так просто, мракоборец достал палочку. Но ни Алохомора, ни другие чары не возымели ровно никакого эффекта.

- Здесь нужны либо ключи, либо магловские отмычки: выбить дверь практически невозможно, если у вас с собою нет дрессированного тролля, а любая магия и чары на неё не действуют, - когда он прекратил свои попытки, пояснил один из сидящих в комнате мужчин.

- А если бы я пришёл не один?

- Увидеть дом и подойти могли только вы, как и увидеть надпись на том пергаменте, что мы вам дали, - безразлично бросил первый, жестом указав на диван. Мракоборец кивнул и прошёл к дивану:

- И как мне вас называть?

- Меня можете звать Огнём, - ухмыльнулся первый.

- Пепел, - представился второй.

- Моё имя, как я понимаю, вы знаете, - это было утверждение, а не вопрос, - Так чем я могу вам помочь?

- Нам нужен человек для охраны одного важного объекта, - произнёс Пепел.

- Но прежде, чем мы продолжим, вы должны дать Непреложный обет. Мы должны быть уверены, что от вас никто о нас и о том, что мы вам расскажем, не услышит, - достал палочку Огонь.

- Особенно ваш директор, - согласился с товарищем Пепел.

Бруствер согласился: то ли пересилило любопытство, то ли обида на Дамблдора, но обет он принёс.

- Отлично, - когда магия скрепила клятву, улыбнулся Огонь.

- Теперь к делу, - поддался вперёд Пепел, - В охране нуждается наш испытательный центр и лаборатория. Если вы согласитесь, то скажите Дамблдору, что уезжаете в Норвегию.

- Где на самом деле находятся объекты, мы вам не скажем. Попадёте вы туда через портал. Если с вами пойдёт кто-то ещё, то портал будет и для вас и для них смертелен. Никакая защита вам не поможет.

- Что производится в лаборатории?

- Лекарство, - ответил Огонь, - Но в первую очередь в охране нуждается Центр. Нам нужен человек, который сможет поддерживать порядок и постоянно находился бы на объекте.

- Оба здания спрятаны так, что обнаружить их практически невозможно, а уж наш способ их защиты не позволит проникнуть на объекты и армии мракоборцев.

- Но тогда зачем вам я, если вы уверены в неуязвимости своих объектов?

- Необходимо поддерживать порядок внутри. Следить, чтобы добровольцы, согласившиеся принимать участие в испытаниях, неукоснительно следовали инструкциям и правилам предосторожности. Нам не нужны несчастные случаи.

- Что за добровольцы? Сколько их?

- Пока восемь, но будут ещё, - ответил Пепел.

- Кто они? - повторил Кингсли, почему-то чувствуя, что это знать важно.

- Оборотни, - спокойно ответил Огонь.

- КТО?! - в шоке уставился на них мракоборец.

- Оборотни, в основном одиночки, - повторил ответ товарища Пепел, - Руководит на базе пока один из них, но мы не хотели бы его задерживать - он занимает в Министерстве достаточно значимый пост, и у него есть семья. Он на объекте всего несколько дней, и сам вызвался помогать, но мы считаем, что на своём посту в Министерстве он будет нам важнее, поэтому ему необходимо как можно скорее вернуться в семью.

- Там нет детей, стариков и женщин: мы берём только тех, кто уже не раз обращался и спокойно может пережить полнолуние без ущерба для своего здоровья, - поддержал Огонь, - Кроме того, они все получают вовремя свои порции зелий. Но нам необходим человек, который будет следить за всем, особенно в ночь полнолуния. И если объект обнаружат посторонние, мгновенно связался бы с нами. Тогда мы примем решение либо всех эвакуировать и вынести всё из лаборатории, либо обороняться.

- Нам нужен тот, кто поймёт: опасен ли тот, кто вышел на объект, и на чьей он стороне? - закончил Пепел.

- Вы хотите сказать, что разрабатываете лекарство от лекантропии?

- Вы умный человек, мистер Бруствер, мы не ошиблись в вас, - разглядывая его, сказал Огонь.

- Но мы не разрабатываем, у нас есть лекарство, и мы хотим выяснить, насколько оно эффективно и влияют ли сроки приёма на результат? - Пепел встал и налил в бокалы вино, - Так вы согласны? Мы можем гарантировать, что вы не заразитесь, на ваш счёт каждый месяц будет переводиться определённая сумма, жить будете на объекте, питанием, одеждой и всем необходимым мы вас обеспечим.

- От вас требуется прекратить все контакты с внешним миром, относиться к нашим добровольцам с должным почтением, следить за территорией и внутренним распорядком, а в полнолуние, если вдруг никто из нас не появится, записывать результаты наблюдений. В двери каждого из наших подопечных есть небольшое окошко, через которое вы сможете увидеть: превратился человек или нет. Выйти в полнолуние никто из них не сможет, но нам нужны достоверные результаты.

- Согласен, - посмотрев в окно, ответил мракоборец, - Я с вами.

* * *

После разговора с директором, Кингсли собрал свои вещи и активизировал портал - небольшой круглый медальон с изображением волка, воющего на луну и надписью с обратной стороны о какой-то стаи золотой королевы. Оказался он посреди леса у какого-то бункера. Не успел он сделать и нескольких шагов, как перед ним появилось четыре человека, двое из которых уже были ему знакомы, один лица не скрывал и был в боевой мантии.

- Добро пожаловать, мистер Бруствер, меня зовут Нил Айрен, я временный главнокомандующий нашего Центра, - представился тот, кто лица не прятал.

- Вы случайно не из отдела контроля за магическими существами? - Кингсли был уверен, что уже слышал эту фамилию.

- Я пока ещё глава отдела, и надеюсь им остаться, - спокойно ответил мужчина, - Пройдёмте, я познакомлю вас с нашими людьми и с устройством туннелей. Поверьте, запомнить расположение главных служебных помещений и жилых комнат не так сложно, как покажется на первый взгляд.

- Лаборатория находится глубоко под землёй, и в неё ведут из Центра несколько туннелей, но я не советую вам туда соваться. Это опасно в первую очередь для вас, - сказал самый старший мужчина, - Моё имя Паук, меня вы будете видеть достаточно часто. А теперь пройдёмте, вам нужна специальная форма и оружие.

- Оружие?

- В Центре магия весьма ограничена. Кроме мистера Нила у нас здесь двое магов-самоучек, оба учились магии без использования палочек. Остальные - бывшие маглы, так что в магии нет особой необходимости. Вы быстро привыкните к тем изобретениям маглов, что есть в Центре. Кроме того, отсутствие магии - наше преимущество в случае нападения.

- Вы сами - маг?

- Да, как и мои помощники, - кивнул он на молодых людей.

- А вы уверены, что лекарство работает?

- Я был одним из первых, кто его опробовал, - твёрдо сказал Нил, - Пару дней назад, в полнолуние, оно вернуло мне человеческий облик. Центр открыли несколько недель назад, и полноценные испытания ещё не проводились. Пока здесь только проводился эксперимент с целью выявить тех из желающих участвовать, кто наиболее безболезненно переносит превращение. Из двадцати человек оставили восемь, и следующее полнолуние они уже проведут в соответствие со своим личным графиком. Остальным же дали лекарство и график его использования установили в соответствии с испытанием, в котором участвовал я и несколько моих друзей, которые вернулись к своей нормальной жизни и теперь могут не бояться луны. Центр же необходим для более детальных испытаний и создания препарата.

- Это какое-то зелье?

- Нет, лекарство по своей природе более необычно, - ответил Огонь (или это был Пепел? - под чарами сложно было их различить), - Мы ознакомим вас с ним.

И все четверо повели мракоборца внутрь.

Глава 29. Ход Драконов

Итон, Тедди и Лоренц шли на завтрак, с интересом обсуждая, кто же будет новым преподавателем ЗОТИ? Когда они вошли в зал, то в шоке замерли, увидев за преподавательским столом Ремуса. Юный Люпин хотел броситься к отцу, но блондин успел схватить его за руку:

- Тихо, сделай вид, что всё знал, - прошипел он на ухо метаморфу.

Непонимающе посмотрев на друга, мальчик кивнул, и они спокойно прошли к своему столу.

* * *

Ремус видел, как в зал вошла слизеринская троица, как сын дёрнулся к нему, но друзья его остановили. Удивлённо проводив детей взглядом, он стал прислушиваться к тому, о чём говорили за столом преподавателей.

- Минерва, дорогая, я не хотел ничего такого, ты прекрасно выглядишь, - оправдывался директор.

- Ты хочешь меня уволить, Альбус? - заводилась всё больше МакГонагалл, - После всех тех лет, что я проработала в школе?!

- Но нам всем иногда нужен отдых, - отбивался Дамблдор, - Я просто предложил тебе годик отдохнуть, отправиться в кругосветное путешествие, поправить здоровье…

- Здоровье?!!! Да я абсолютно здорова!

- В нашем возрасте…

- Возрасте?! - если бы взгляд мог убить, Дамблдора здесь бы уже не было, - Да по сравнению с тобой я ещё девочка!

- Минерва, я не хотел тебя обидеть, - пролепетал директор.

Люпин усмехнулся и переключился на разговор между Бёрном, которого он совсем не знал, и профессором Стебль.

- Право же, я не думала, что эти листья так важны для вас, - польщено произнесла ведьма.

- Помона, да это ценнейший ингредиент в зельеварении…

А в это время за столом младшекурсников трое первогодок, наклонив головы, шёпотом вели военный совет.

- Мы всё равно, ничего не успеем сделать, - убеждал друзей блондин.

- А если наши расчёты неверны? - возразил Итон.

- Да, я не хочу, чтобы отец пострадал, - кивнул Тедди.

- Это шутка, она не опасна, мы всё просчитали, - посмотрел другу в глаза Лоренц.

- Минуточку внимания! - отвлёк всех голос директора, в котором, почему-то, слышались сердитые нотки, а лицо было чуть красным, - Хочу представить вам нашего нового преподавателя защиты от тёмных искусств профессора Люпина. С сегодняшнего дня он будет вести ЗОТИ вместо уехавшего на новое место службы профессора Бруствера.

Не успел Дамблдор сесть, как неожиданно Большой зал наполнился грохотом и режущим уши скрипом, а в следующее мгновение в директора со всех сторон полетели тухлые яйца. Люпин, МакГонагалл и Флитвик мгновенно защитились щитами, а вот Дамблдор, в шоке от подобного, замешкался, и одно из яиц попало ему в лоб, разбившись за секунду до столкновения и выплеснув своё содержимое на голову профессора. В то же мгновение в воздухе стали вспыхивать надписи: «А не пора ли задуматься о пенсии, директор?», «И это самый могущественный маг последних столетий?». Вне себя от гнева, Дамблдор попытался прекратить это безобразие, но кого там! Надписи стали только ехиднее.

Ученики, вначале находящиеся в ступоре от происходящего, стали посмеиваться, а через минуту весь Слизерин так хохотал, что никакие слова директора были не слышны. Гриффиндорцы покраснели и теперь их лица стали по цвету, как и их знамёна; хаффлпаффцы не знали, что делать, но многие тоже неуверенно посмеивались; райвенкловцы просто хмуро за всем наблюдали. Но самое интересное зрелище представлял стол преподавателей. Точнее, декан Гриффиндора профессор МакГонагал. На её лице было такое превосходство и язвительность, будто это она самолично отомстила директору за предложение «немного отдохнуть».

Яйца перестали летать, надписи стали гаснуть, но это был ещё не конец. Трое слизеринцев исподтишка наблюдали, как над головой Дамблдора, который уже убрал свой щит, появилось огромное страусиное яйцо.

- Тедди, снимаешь?

- Да, - еле слышно ответил Итону метаморф: он уже успел сделать несколько достаточно красочных фотографий.

Дамблдор заметил, что многие студенты, раскрыв рот, смотрят на него. Но не успел он понять, в чём дело, как его с ног до головы облило вонючей массой, и уже весь зал взорвался хохотом. Не смеялись лишь старшекурсники львиного факультета, которые восприняли это как покушение на святое и теперь гневно пытались усмирить остальных.

- КТО?!!! КТО ЭТО СДЕЛАЛ?!!!! - наконец вспомнив про Сонорус, яростно закричал Дамблдор. Зал мгновенно затих: в таком гневе директора ещё никогда не видели. В воздухе буквально ощущались волны ярости и силы, - ЕСЛИ СЕЙЧАС ВИНОВНЫЙ НЕ ПРИЗНАЕТСЯ, ТО ПОТОМ ОН МОЖЕТ И НЕ РАСЧИТЫВАТЬ ОСТАТЬСЯ В ШКОЛЕ! Я ВСЁ РАВНО НАЙДУ ТЕХ, КТО ЭТО СДЕЛАЛ!

И тут в воздухе появился огромный дракон:

- Директор, мы знаем о вас ВСЁ! - прорычало призрачное создание, - Вам не миновать отмщения! - и чудовище испарилось, оставив на несколько секунд изображение морды ящера и огненные буквы: «Драконы».

- Так, все на уроки! - стальным тоном произнёс директор, когда буквы растаяли, - И можете не сомневаться: я разберусь со всем этим, и найду виновных.

* * *

У ребят сегодня не было ЗОТИ, поэтому к Ремусу они смогли прийти только после ужина, когда у мужчины кончились уроки.

- ПАПА! - бросился к отцу Тедди, как только они вошли в кабинет, - Но почему ты не написал? Почему не сказал нам?

- Я был занят, - накладывая на дверь мощные запирающие и заглушающие чары, ответил Ремус, прижимая к себе одной рукой сына, - Да и хотел сделать сюрприз. Я не был уверен, что меня примут на работу. А что это было за представление за завтраком?

- Представление? О чём ты, дядя Ремус? - невинно посмотрел на него Итон.

- Не притворяйтесь, я видел в вашей комнате в доме Блеков плакат, где вы трое - предводители «Драконов». Как понимаю, полный состав вашего объединения включает в себя ещё пять человек, которые прикрывают вас за стенами Хогвартса? - посмотрел на ребят мужчина, - Каково их участие во всём этом?

- Ну, на выходных выйдет статья с фотографиями. Мы уже отправили их своим, - признался Лоренц.

- Как вообще вы это устроили? - поинтересовался мужчина.

- Ну, мне Фред с Джорджем кое-что дали, а Лоренц ведь отлично рисует, вот мы немного и усовершенствовали всё, - ответил Итон.

- А если вас поймают?

- Пап, мы осторожны, - поднял голову Тедди, - Неужели тебе не понравилось?

- Что ж, ваше представление меня позабавило, - признал Ремус, - Но вы выбрали себе очень опасного противника.

- Он первый начал, - возмутились ребята, но фраза прозвучала слишком по-детски, и они замолчали, опустив головы.

- Сегодня вы действовали чисто. Дамблдор так ничего и не выяснил и попросил Бёрна расспросить старшекурсников Слизерина. Директор не думает, что на такое способен кто-то младше пятого курса, и уж тем более не первокурсники. Но всё равно, недооценивать противника слишком опасно.

- Мы - слизеринцы, мы справимся, - посмотрел на него Итон.

* * *

- Виола! Ну чего ты ещё хочешь? Я ведь уже сто раз извинялся, - Флинту уже надоело играть в молчанку с подругой, а сегодня ещё Хэрриса и остальных старшекурсников вызвал декан из-за утренних событий.

- Поклянись, что никогда и ни за что так больше не поступишь, - посмотрела на него слизеринка, отрываясь от сочинения по трансфигурации.

- Клянусь, - облегчённо произнёс Дэвид, не увидев в её глазах того льда, что был последние две недели.

- Ладно, но это в первый и последний раз, - смилостивилась девочка.

- А что с твоей семьёй? Что у вас там происходит? Почему ты не уехала домой на каникулы?

- Мракоборцы опять что-то хотели от матери, - скривилась подруга, - Как будто им мало, что они отправили на Поцелуй моего отца.

- К нам они тоже пробовали сунуться с очередной своей проверкой, но отец их послал, сказав, чтоб приходили, когда появится новый Лорд, - невесело усмехнулся парень.

- Вот-вот, а моего брата не было, когда они пришли, - сжала кулаки девочка, - Эрик не любит появляться в Англии. Конечно, он был только на третьем курсе, когда началась вторая война, да и не покидал тогда Болгарию, но мракоборцы всё равно то и дело цепляются. Некоторые говорят, что с новым министром будет легче, но я не верю в это.

- Да все Уизли на стороне Дамблдора, - выплюнул Флинт, - С удовольствием пожал бы руку тому, кто сегодня обкидал его яйцами.

- Ага, очень точно: скорлупа хорошая, а внутри одна тухлятина, - в гостиную вернулся Рэмзан и остальные старшекурсники.

- Ну что? Что сказал Бёрн? - послышалось со всех сторон.

- А что он скажет? Спрашивал, знаем ли мы, кто это сделал? Ну и предупредил о возможных последствиях, если нас раскроют, - хмыкнул Джагсон.

- Вот только ничего у них не выйдет. Мы здесь не причём, так что облом Дамблдору, - усмехнулся Ларен.

- И вы не знаете, кто это? И не догадываетесь? - смотря на них, спросил какой-то четверокурсник.

- Ну, по всей видимости, они не из наших, - обведя всех взглядом, задумчиво произнёс Хэррис, - Гриффы на такое бы не пошли, хаффлпаффам не достанет для этого мозгов, значит, кто-то из Райвенкло. Но понятия не имею, кто это был?

- Мы порасспрашиваем райвенкловцев, - сказал староста седьмого курса, - Но не уверен, что удастся что-нибудь узнать. Дамблдор до сих пор ничего не выяснил, так что, думаю, будет не просто найти этих «драконов».

В этот момент дверь снова открылась, и в гостиную вошла троица, удивлённо остановившаяся при виде всего факультета.

- Вы тоже не знаете, кто такие «драконы»? - посмотрел на первогодок Хэррис.

- Нет, откуда? - замотал головой Итон.

- А вы тоже не в курсе? - посмотрел на старших ребят Лоренц.

- Нет, но попытаемся выяснить, - ответил Рэмзан, - Так что, если что узнаете, сразу ко мне, вы поняли?

- Да, конечно, - закивали друзья и протиснулись к коридору, ведущему к спальням, не желая участвовать в общем собрании, посвящённом, как ни странно, именно им.

Глава 30. Стая золотой королевы

Фред и Джордж после того, как оставили Бруствера в выделенной ему комнате, трансгрессировали вместе со Снейпом в дом Блеков, где скоро должно было состояться общее собрание «стаи».

- Объект доставлен и приступил к своим обязанностям, - отрапортовал Фред, он же Пепел.

- Каков ваш следующий приказ, мой лорд? - склонился в шуточном поклоне Огонь, он же Джордж.

- А не боитесь получить Авадой за такие шуточки? - наклонил голову Драко, бросив взгляд на улыбающегося брата.

- Да ладно тебе, - рассмеялся брюнет, а потом посмотрел на близнецов, - Но, правда, не надо «лордом».

- Тогда, может, «ваше величество»? - предложил Джордж.

- Или «ваше превосходство»?

- Нет, глупо звучит, давай «мой предводитель»…

- А лучше «мой командир»…

- Хватит, - остановил их Гарри.

- Но ведь как-то мы должны называть вас двоих, - посмотрели на братьев Блеков близнецы.

- Зачем? Нас вряд ли кто-нибудь увидит, - непонимающе ответил блондин, - Мы не собираемся гулять по всему Центру. Нам максимум понадобятся лаборатории, да и то только та, что для зелий. С записью и браслетами вы сами разберётесь. Наши подопытные туда не сунутся, а площадка трансгрессии к лабораториям доступна лишь нам пятерым, так в чём дело? Никакого риска.

- Бруствер может попытаться проникнуть туда. Он старался это скрыть, но он не поверил, что лекарством может быть музыка, - задумчиво посмотрел на сыновей Северус, - Так что я согласен с мистерами Уизли, придумайте себе имена, под которыми будете на Базе.

- Ну если это так важно, - задумался блондин, - то я «Малфой».

- А я «Поттер», - поддержал брюнет.

- Вы с ума сошли! - воскликнул зельевар, - Жить надоело?

- А что? - удивился Гарри, - По-моему, прикольно. Дамблдор думает, что я мёртв, так пусть обломается.

- А вы не забыли, что Люциусу и ещё нескольким бывшим Пожирателям известны оба ваши имени, и им не составит труда догадаться, кто стоит за всем этим? - ядовито спросил Северус, - Они не давали обета молчать и могут добраться до нас, используя Итона. Их дети как раз учатся в Слизерине и могут представлять опасность для всей нашей троицы, несмотря на МакГонагалл, Люпина и Бёрна, который, кажется, взял их под свою опеку.

- А ты сам? - побледнел Драко, - Думаешь, директор не догадается провести связь с Паучьим тупиком?

- Только предположение и ровно никаких доказательств, - спокойно ответил отец, - Слишком мало, чтобы делать какие-либо выводы.

- Ладно, - согласился блондин и посмотрел на близнецов, - Можете звать меня Лисом.

- Самый умный, да? Волк-то у нас уже есть, - недовольно посмотрел на него Гарри, пытаясь придумать кличку себе.

- А ты будь «Оленем», у тебя же такой был Патронус? - предложил брат под громкий ржач близнецов.

- Сам такой, - буркнул брюнет, хотя и сам готов был вот-вот рассмеяться, - Я буду Ловцом.

- Ловец?! - прищурился Драко, - Да я тебя в два счёта обставлю! Ты когда в последний раз на метле сидел? И это я уже не говорю об игре в квиддич!

- Спорим? - поддался к нему брюнет, - Если я проиграю, соглашусь на любое имя, какое ты мне предложишь.

- Идёт, - азартно блеснул глазами блондин, перебирая в голове различные забавные прозвища.

- Чур, мы с вами, - тут же встрял Фред, - Мы в квиддич сто лет не играли.

- Ну тогда после собрания берём Тео и Блейза, - предложил Драко, - А если и Невилл захочет, то и отца.

- Я в квиддич не играю, - по слогам произнёс Северус, мрачно смотря на них, - Тем более у нас не то, что снитча и квоффла, но даже мётел нет!

- Без проблем, сейчас всё будет, - отсалютовал Джордж и, к вящему недовольству зельевара, близнецы исчезли до того, как он накрыл комнату антитрансгрессионными чарами.

Тяжело вздохнув и поняв, что ничего уже не поделает и играть, по всей видимости, придётся, Северус снял бесполезные в данной ситуации чары. Через полчаса вернулись со всем квиддичным инвентарём Уизли, а сразу за ними прибыли Забини, Долгопупсы и Ноты. Сверху спустились Гермиона и Сандра, с небольшим опозданием прибыл из Министерства Гильберт и они начали своё собрание.

Сначала во всех подробностях обсуждали результаты эксперимента над оборотнями и темпы создание столь необходимых браслетов. После этого переключились на будущие исследование и распространение лекарства.

- Генри, а почему ты предложил назначить начальником Центра Бруствера? Ты уверен, что ему можно доверять? - спросил Невилл, когда они перешли на последние события на Базе.

- Во-первых, он связан обетом, - спокойно ответил брюнет, - А во-вторых, мне бы всё-таки хотелось понять: друг он или враг? Тогда он был слишком непостоянен.

- Ну да, меня тоже это удивляло, - согласилась Панси, - Сначала согласился обучать всю школу, потом ополчился на вас, - посмотрела она на Блеков, - Думаю, что он подозревал, что вы с Лордом, но вот догадывался ли он о том, кто вы на самом деле - вот это вопрос.

- И мы о том же, - кивнул Драко, - Надо бы понять, что у него на уме, и опасен ли он для нас.

- А если Бруствер поднимет бунт? - вмешался Тео, - Вы уверены, что оборотни нас не предадут?

- Мы провели один из ритуалов Слизерина: они не смогут рассказать о нас что-либо важное или предать, - уверенно произнёс Северус, - Любое нападение на нас будет для них смертельным. Они знали, на что идут.

- А если он лишит их лекарства? Если они не будут соображать, что творят? - сглотнул Блейз.

- С результатами Бруствер будет незнаком, о своём режиме испытуемым говорить запрещается, - возразил Гарри, - Он не знает, что музыка может действовать три луны, и она зазвучит во всех коридорах, если хоть один из оборотней не окажется в комнате в полнолуние. В комнату доступ открывается по отпечатку ладони, притом проверка и магловская, и магическая, так что обмануть систему практически невозможно. Но, в экстренном случае, у нас у всех браслеты, и наша магия в стенах Базы не ограничена.

- Сильно, - уважительно произнёс Нотт, - А, может, нам и наши дома подобным образом защитить?

- Да запросто, - кивнули близнецы, у которых и квартира, и магазин ещё с войны имели защиту мощнее, чем у всего Министерства.

- Неплохая идея, - одобрил Драко, - Только не привлечь бы внимания мракоборцев. Они к вам как, всё ещё цепляются?

- Ну, если ты о людях старика Грюма, - усмехнулся Блейз, - То они и тогда ничего не смогли сделать, и сейчас. Меток-то у нас нет, в стране во время самых разборок нас тоже не было, так что перед законом мы чисты, и проверять они нас не имеют права.

- Единственную гадость, какую они умудрились сделать, это повлиять на решение министра и не дать мне стать главой отдела, - хмыкнул Тео, - Как будто я и без этого не могу подсунуть им пару-тройку нужных мне законов?

- Ты поаккуратнее, - нахмурилась Гермиона, - За это могут и посадить.

- Я сама осторожность, - улыбнулся женщине слизеринец, - Или тебе не понравился законопроект о восстановлении и охране исторических памятников и о создании в Англии заповедников для исчезающих магических видов?

- Ты же говорил… - удивилась Панси.

- Я подкинул идейку шефу и убедил его, что эти гениальные мысли могли родиться только в его голове, - рассмеялся мужчина, вспомнив свой разговор и лицо начальника, когда до того наконец дошло, какие важные законы «он» придумал, ну а уж убедить в их необходимости министра и Визенгамот уже не составляло особого труда, - Просто, что бы не говорил Дамблдор, Лорд во многом был прав: только человек, с рождения видевший проблемы магического мира, может их решить. А большинство маглорождённых, Герми, ты не в счёт, просто не способны осознать важность некоторых решений и законов. И доказательство тому - мой босс, которому три часа надо объяснять, что и зачем необходимо сделать.

- Теперь понятно, почему он посылает тебя отстаивать проекты, - хмыкнул Блейз.

- А то, - довольно улыбнулся Тео, - Ему ведь надо думать над нуждами страны, и некогда собирать какие-то там подписи и печати. Кстати, я тут один интересненький разговор услышал между нашим новым министром и главным мракоборцем…

И Нот поведал друзьям о том, свидетелем чего волей случая стал. Несколько минут в гостиной царила полная тишина.

- Ну Перси даёт, - наконец, в шоке произнёс один из близнецов.

- Да, возможно, он не такой чопорный…

- Самодовольный…

- Надменный…

- Заносчивый…

- Тип…

- Которым мы его считаем, - закончили оба.

- Надо бы поговорить с ним, - задумчиво произнёс Гарри.

- И каким же образом? - ехидно спросил брат, - «Здорово, Перси, я - Гарри Поттер, как я рад тебя видеть», - под общий смех произнёс он, а потом серьёзно добавил, - Думаешь, он примет тебя как Генри Блека? Да ему дела нет до семьи, о которое почти и не слышно. Единственный шанс - сыграть на его отношении к Поттеру, но на такой риск мы пойти не можем. Мы понятия не имеем, что это за человек? Мы только знаем, что он не тот, кем его считали в его же семье.

- Так мы можем пойти, - предложил Фред.

- В конце концов, мы его братья, - согласился Джордж.

- Отлично, - кивнул Тео, - Если хотите, я вас запишу у его новой секретарши. Она приступает к работе с завтрашнего дня.

- Он же женат, - коварно улыбнулся Джордж.

- И строит из себя порядочного… - подхватил Фред.

- И непоколебимого…

- Это кузина его жены, - остудил их пыл Нотт, - И никакой интриги между ними нет.

- Жаль, - вздохнули близнецы, улыбки которых мгновенно погасли, - А был бы такой повод для разговора...

- Нам надо заручиться его поддержкой, а не шантажировать его, - строго посмотрела на рыжих гриффиндорцев Панси.

- Да, враг в лице министра магии нам ни к чему, - подал голос Гильберт, весь вечер сидевший у камина, молча слушая разговор, - Тем более, мне он кажется весьма перспективным. Он далеко пойдёт, и, думаю, нам надо бы защитить его от возможного переворота в Министерстве. Мистер Уизли разворошил осиное гнездо, когда уволил мисс Амбридж, и абсолютно верно поступил, забрав Биллиара из школы - там сейчас мальчику очень опасно.

- Биллиара? - переспросили удивлённые близнецы.

- Так зовут его сына, - кивнул старик, - Марчбэнкс недавно сказала мне, что новый министр приходил к ней после выборов и перевёл мальчика на домашнее обучение.

- Мы идиоты! - воскликнули близнеца, одновременно хлопнув себя по лбу.

- Самокритично, - искривил бровь Снейп, смотря на них, - И чем же вызвано сие заявление?

- Он назвал сына Биллиаром!

- Ну и что из этого? - не понял блондин.

- Билл и Артур, - в шоке произнёс Гарри, - Но ведь мальчику скоро тринадцать? Он родился до нападения на «Нору» Пожирателей…

- Вот именно, - поднял указательный палец Джордж.

- А это означает… - начал Фред.

- Что Перси не изменился…

- Из-за смерти Билла и папы…

- А был таким всегда.

- И скучал…

- Ему не хватало нас…

- Но он не пришёл…

- Потому что его выгнали несправедливо…

- Так, разбирайтесь со своим братом, это ваша задача на ближайшие дни, - посмотрен на них Северус, - И постарайтесь побыстрее: у нас есть списки всех известных Министерству оборотней, нельзя приостанавливать работу над браслетами.

- Есть, сэр, - отозвались рыжие.

- Винс с Грегом тоже завершили поиски, - Блейз вытащил из дипломата несколько внушительных по размеру пергаментов и передал зельевару.

- Отлично, - быстро просмотрев их, ответил мужчина, - Теперь мы будем знать, кому необходима помощь в первую очередь.

- И кого можно пригласить в наш Центр, - добавил Джордж.

- Если у вас всё, - посмотрел на каждого Фред и остановил взгляд на братьях Блеках, - То нам с Джорджем очень интересно…

- Кто же победит.

- Победит, о чём вы? - удивилась Сандра.

- О квиддиче! - хором ответили близнецы.

Глава 31. Забавный квиддич и встреча с министром

В начале февраля темнеет ещё достаточно рано, да и снега в этом году было много. И вот, над покрытым сугробами пляжем в тёплых зимних мантиях, перчатках и шапках в воздухе повисло две команды: Тео, Блейз, Северус и Дрейк - в одной; Невилл, Джордж, Фред и Генри - во второй. Гарри с Драко были ловцами, Невилл и Северус - вратарями, а остальные - охотниками. Гильберт наколдовал небольшие трибуны, где разместились посмеивающиеся женщины и дети, последние бы тоже явно не отказались поучаствовать. Кроме этого в воздухе появились светлячки, образовавшие по три круга разного радиуса на достаточном расстоянии друг против друга, которые заменяли ворота. Гильберт был выбран судьёй, а Уилл - комментатором.

- Итак, дамы и господа, сегодня в эту чудесную ночь мы имеем возможность присутствовать при битве века, - восторженно тараторил мальчик, голос которого усилили Сонорусом, - Если кто-то слышал о войне с Тёмным Лордом, то это ничто по сравнению с тем, что будет происходить у нас на стадионе!

- Эй, комментатор будущий, давай начинать, - рассмеялся Тео, глядя с высоты на своего сына, - А то мы скоро замёрзнем!

- Итак, судья выпускает снитч, бладжеры, кидает квоффл, свистит, точнее, хлопает, и игра началась! - вещал мальчик, заворожено следя за взрослыми.

Джордж первым поймал красный мяч, и тут же дал пас Фреду. Но стоило Тео и Блейзу бросится к рыжему, как мяч снова полетел к Джорджу, а тот послал его в ворота соперника.

- Дядя Сев отбивает мяч! - радостно визжал комментатор, - И папа, ой, то есть, Тео, ловит и передаёт пас Дрейку! Эй, это нечестно! Дедушка Гив, нужен пенальти!

Драко, смеясь, послал пас Невиллу, который, в нарушение всех правил, и пробовал пробить пенальти, притом, успешно. За это нарушение пенальти назначили уже второй команде, но Невилл отбил квоффл, посланный Блейзом, и игра продолжилась.

- Мяч у Фреда, ой, прости, у Джорджа! Пас, мяч перехватывает Блейз, бросает Тео, обратный пас Блейзу, атака и гол!!! 10-10! А почему ловцы не летают, а смотрят матч?

- Эй, маленький монстр, сам попробуй найти снитч в такой темноте! - под общий смех прокричал блондин.

Мяч снова оказался у Джорджа, но на этот раз он изловчился, и передал пас через вставших между ним и братом соперников. Тео не хватило буквально дюйма, чтобы задеть мяч, и вот он оказался у Фреда, который сделал в воздухе какой-то кульбит и вновь передал мяч Джорджу. На этот раз Северус не успел защитить нужное кольцо и, как результат, счёт 20-10 не в их пользу.

- Команда дяди Севы проигрывает, команда близнецов вырывается вперёд! - рассмеялся Уилл, когда братья Уизли устроили в воздухе представление в честь забитого гола, - Итак, мяч снова у Тео! Джордж перехватывает его и передаёт Фреду. Но пас блокирует Блейз, и мяч снова летит в руки Тео…

А в этот момент Гарри увидел золотую вспышку у самых колец зельевара. Засмеявшись и махнув брату, молодой человек пригнулся к метле и направил её чуть вниз, набирая скорость и стараясь не упустить мячик из виду. Драко, что-то пробубнив под нос, развернул метлу и помчался следом.

- Они его увидели! Увидели! - оглушил всех счастливый крик комментатора, - Генри впереди! Дрейк догоняет! Вау, вы это видели, какой манёвр! Да это была почти мёртвая петля!

А Гарри, опять почувствовавший под собою метлу, просто издевался над братом, выделывая разные пируэты и буквально рисуя фигуры в воздухе. Это вам не крылья, где они были на равных, здесь он чувствовал себя королём и не собирался уступать победу. Вот блондин делает обманный ход, а затем рывок в сторону снитча, но буквально за секунду до того, как его ладонь сжалась на золотом мячике, его прямо из-под носа стащил смеющийся брат, после чего исчез где-то в небе. Возмущённо подняв голову, Драко увидел, как брат делает круг почёта, подняв руку и небрежно держа снитч над собой.

- Генри поймал снитч! Команда близнецов выигрывает с разгромным счётом 170-10!

- Эй, у нас просто было мало времени! - возмутился Блейз, но его голос потонул в рукоплесканиях болельщиц и криках близнецов.

Через полчаса, раскрасневшиеся от холода и довольные, все вернулись в дом. Сандра и Гермиона быстро согрели чаю, детям сделали какао, а мужчинам в чай добавили немного вина. И теперь вся толпа сидела в гостиной, обсуждая матч.

- Ну что, теперь ты не против звать меня Ловцом? - откидываясь в кресло с усмешкой посмотрел на брата Гарри.

- Как скажешь, - поклонился победителю Драко, - Но я думаю, тебе подошло бы имя Ястреб. Ты сегодня летал, как птица - гордая, хищная и наглая птица. Ну раз уж ты выбрал себе уже имя…

- Нет, постой, - с интересом посмотрел на него брюнет, - Мне нравится, пусть будет Ястреб.

Все засмеялись, смотря на братьев. Женщины дружно изрекли: «Мужчины», и так посмотрели на Гарри и Драко, что те рассмеялись вместе со всеми. Распрощались друзья глубокой ночью и то только потому, что заметили, что дети давно спят на тёплом ковре около камина.

* * *

Перси ждал посетителей, которые должны были прийти с минуты на минуту. Странно, но те не оставили имён, а лишь указали, что по «личному делу». А пока мужчина читал законопроект, который предлагал вернуть в учебное расписание такой предмет, как этика. Притом на факультативной основе. Решив, что сам был бы не против, если бы сын изучал подобную дисциплину, министр поставил подпись и перешёл к следующему документу, посвящённому усилению мер безопасности при ввозе в страну опасных существ и грузов. Но не успел он начать, как в дверь постучали и в кабинет вошли… близнецы.

- О, Перси! - как будто ожидая увидеть кого-то ещё, радостно воскликнул Фред.

- Наш дорогой…

- Любимый…

- Несравненный…

- Старший братик!

- Мы так ждали тебя…

- В своём скромном…

- Маленьком…

- Но интересном…

- Магазинчике…

- Но ты…

- Наверное…

- Не знал…

- Где мы работаем.

- И…

- К нашему искреннему…

- Огорчению…

- Ты не пришёл.

- А тут мы узнали…

- Что ты стал министром…

- И решили…

- Заглянуть в гости…

- И увидеть…

- Любимого…

- Фред, Джордж, хватит, - встал Перси смотря на улыбающихся до ушей близнецов, - Если бы я вас не знал, то решил бы, что вам что-то от меня надо. И притом это что-то явно глобальное.

- Да разве мы можем…

- Так подло…

- Ужасно…

- Кощунственно…

- Поступить…

- С нашим дорогим…

- Я же просил, - строго посмотрел министр на них, но близнецы по-прежнему безоблачно ему улыбались, - Скажите сразу, чего вы хотите?

- Мы соскучились…

- Решили навестить…

- ЧТО ВЫ ОТ МЕНЯ ХОТИТЕ?

- Перси, не кипятись, - подошёл к нему Фред, - Мы правда хотели тебя увидеть.

- Мы просто поняли, что были идиотами, - серьёзно посмотрен на старшего брата Джордж.

- Полными…

- Абсолютными…

- Идиотами, - закончили оба.

- С чего бы это? - устало потёр переносицу Перси.

- Мы поняли…

- Что ты…

- Не предавал…

- Всех нас, - без тени иронии закончил Джордж.

- ЧТО? - в шоке воскликнул Перси. На несколько секунд вся его напыщенность и холодность исчезли, но мужчина быстро взял себя в руки. Однако этих секунд хватило, чтобы близнецы поняли, что правы, - И в результате чего вы пришли к подобному выводу?

- Кое-что вспомнили…

- Узнали новые факты…

- Фред, Джордж!

- Ладно, в общем, слушай, - Джордж подошёл и нагло развалился в его кресле, положив ноги на рабочий стол, - Сидим мы как-то у камина в своей квартире, никого не трогаем, и вдруг видим в газете, что ты стал министром.

- А потом вспомнили второе испытание Турнира Трёх Волшебников…

- Когда ты всё норовил сам прыгнуть в воду…

- И ты ведь знал, что пленникам ничего не угрожает, ты работал с Краучем, и был в курсе условий и хитростей игры…

- И всё равно не отличался по цвету от привидения.

- Я.. я… - но близнецы и не стали его слушать:

- А потом вспомнили твою девушку, которую превратил василиск в камень…

- А потом наш первый курс, когда ты спас нас от Филча.

- А теперь мы узнали, что ты уволил эту жабу Амбридж, оставил на посту малыша Ронни, - Фред сел на стол, серьёзно смотря в лицо старшему брату, - А ещё мы чисто случайно выяснили, как ты назвал своего сына.

- Обычное имя…

- Да неужели? - скептически посмотрел на него Джордж.

- Не притворяйся, - скривился Фред, - Ты назвал его так, потому что хотел вернуться, но знал, что папа целиком доверяет Дамблдору и не примет тебя, пока ты помощник министра.

- А вы сами?

- А что мы? Ты всегда соблюдал правила, учебники зубрил наизусть до начала учебного года, выполнял любые распоряжения хоть дома, хоть в школе…

- В общем, мы никогда не считали тебя нормальным, и были согласны с отцом и рады, что избавились от такого мрачного типа.

- Но мы выросли, и теперь на многое смотрим не так, как раньше.

- В общем, прости, мы были не правы! - закончили они хором.

Перси, который ожидал подобного меньше всего от близнецов (конечно, они отнюдь не были глупы, но на его памяти никогда были не склоны к самокопанию и уж явно никогда не извинялись за свои ошибки), еле дошёл до стула и сел, схватившись за голову и чуть дрожа, хотя в кабинете было достаточно комфортно и тепло. Переглянувшись, близнецы в мгновение ока оказались около брата и положили руки на его плечи:

- Мы серьёзно, - негромко произнёс Джордж, - И мы поймём, если после всего ты нас выгонишь.

- Фред, Джордж, как вы такое могли подумать? - министр с какой-то радостной улыбкой, которую близнецы раньше никогда не видели (даже когда Перси впервые стал старостой, он улыбался скромнее), встал и крепко их обнял, введя обоих в лёгкий ступор, - Я не сержусь. Я и сам часто вёл себя неправильно. Просто очень старался не подвести родителей и хотел, чтобы они мной гордились. Но, в конце концов, меня за это и выгнали.

- Так мир? - нарочито по-детски спросил Фред, умоляюще смотря на брата.

- Мир, - рассмеялся министр. На лицах близнецов появились широкие искренние улыбки: они и не думали, что примирение с братом принесёт им ту безграничную радость, которую они сейчас испытывали.

Глава 32. Неожиданные проблемы

Дамблдор ходил из угла в угол. Статья. Кто мог этим журналюгам дать информацию? Кто сделал эти ужасные снимки? Да как они посмели такое напечатать! Куда смотрели Лавгуды, когда разрешали такое опубликовать! Хотя что взять с тех, чьё место давно в Святом Мунго? Да и вообще эта неделя была невероятно сложная: сначала то возмутительное надругательство над его персоной, а потом ещё и те неприятные открытия, что он сделал…

* ретроспектива*

Большой зал был полон. Была середина обеда, когда в зал влетела маленькая тёмно-коричневая сова и стремительно полетела к столу младшекурсников.

- Малышка, - обрадовался Итон, гладя свою питомицу. Сова радостно потёрлась клювом о руку мальчика.

- Ты хотя бы от письма её избавь - ей же так неудобно! - посоветовал блондин, с любопытством смотря на конверт.

- Сейчас, - Итон, не переставая гладить сову, второй рукой отвязал от её лапки пергамент, - Я тоже очень-очень скучал, - принялся убеждать он Малышку, когда та стала негромко ухать от удовольствия.

- Можно? - кивнул на пергамент Тедди и после кивка друга развернул листок.

Все трое склонились над пергаментом, и через несколько минут зал огласил взрыв смеха со стороны этой троицы. Дамблдор, наблюдавший за ними, сделал знак Хагриду и вышел из-за стола, великан пошёл за ним.

- Хагрид, у меня к тебе будет одна небольшая просьба, - когда они покинули Большой зал, начал директор.

- Всё, что угодно, профессор, - пробасил лесничий.

- Ты видел сейчас сову мистера Итона?

- Да, малютка, почти как у Рона, - кивнул великан.

- Ты можешь попросить нескольких фестралов её поймать? - сверкнул глазами Дамблдор, посмотрев лесничему в глаза.

- Но…

- Неужели ты думаешь, что фестралы могут ей навредить?

- Ну что вы, директор, они и мухи не обидят, - уверенно пророкотал Хагрид, - И они всё понимают, что я говорю им.

- Вот и отлично. Жду тебя с совой у себя в кабинете в любое время, - мысленно потёр руки Дамблдор.

- Конечно, профессор.

Лучась от ответственного поручения, которое доверили его зверушкам, Хагрид вышел из замка и пошёл в сторону леса, а директор, проводив его взглядом, направился в свой кабинет.

А в это время троица змеиного факультета сочиняла ответ друзьям. Письмо было от остальных Драконов, и в нём во всех красках описывался матч, происшедший накануне вечером. Отправлять сразу не стали, да и Малышка, судя по взгляду, брошенному на письмо, и возмущённому уханью, не полетела бы. Поэтому, отправив сову в совятню и пообещав ей, что в обед обязательно придут, ребята отправились на уроки.

А Дамблдор весь день ждал своего верного великана, время от времени поглядывая в окно. Но не совы, не летающих в небе фестралов он так и не увидел.

И только на следующий день, после обеда, директор, стоя у окна, заметил взлетевших из леса полуконей-полурептилий и разглядел в небе почти незаметную точку. Но произошло такое, от чего у Дамблдора в буквальном смысле отвисла челюсть: три фестрала, стремительно поднимающиеся к птице, неожиданно перешли на планирование и образовали что-то вроде эскорта для маленькой совы. Выстроившись клином и, без сомнения, защищая дурацкую птицу, они через несколько минут скрылись вдали.

«Нет-нет-нет, не может быть, я же проследил, чтобы их уничтожили!» - Дамблдор так резко отвернулся от окна, что наступил на край своей мантии и чуть не упал, направившись к столу, что у некоторых портретов вызвало странное покашливание, но сейчас директору было всё равно. Лунные совы! Только они могли так легко усмирить таких тёмных созданий, как фестралы. Он столько сил и времени потратил, чтобы этих птиц не осталось в Англии! Ещё когда не был директором, ещё тогда он узнал, что его феникс может разорвать с ним связь, только если встретит человека, подружившегося с лунной совой, и захочет сам перейти к нему. А, насколько он видел вчера, сын Блеков не просто подружился, но птица признала в нём своего хозяина.

Фоукс уже не раз пытался улететь, но он вынужден возвращаться раз за разом, как и вынужден погибать за своего хозяина. Сам Дамблдор получил его, когда после окончания Хогвартса отправился в путешествие и ему посчастливилось присутствовал при редчайшем явлении - при рождении феникса. Этих птиц и найти-то почти невозможно, а чтобы увидеть, как птенец вылупляется из яйца в жерле потухшего вулкана - наверно, такой случай представляется лишь раз в тысячелетие! Тогда там был хозяин самки, два его сына, и Дамблдор, и птенец выбрал его. Тогда же между ним и птицей образовалась нерушимая связь. Феникс стал его защитником и обязан был подчиняться его воле.

Только три способа было разорвать эту связь: когда он умрёт, если он сам отпустит Фоукса, и если феникс встретит нового хозяина - человека, связанного с лунной совой, которая и была способна своим пением в лунную ночь разорвать старые узы. Естественно, он постарался уничтожить всех опасных для него птиц, написал в завещании, что феникс должен уйти вместе с ним (чтобы никому не достался), ну а добровольно отпускать или передавать свою птицу он никогда и не собирался.

А вечером этого же дня Драко, Гарри и Северус с каким-то злорадством гладили фестралов, которые пожелали остаться в лесу рядом с домом Блеков.

* конец ретроспективы*

И как теперь прибить птицу, если она живёт не в Хогвартсе? Как он не заметил, что полгода в школе жила лунная сова? И почему мальчик отослал её? Да ещё и Ремус! Оборотень так спокойно отнёсся к тому, что его сын был в доме, где, по всей видимости, обитает Северус, что просто невероятно! Ну да, он не мог не заметить, что когда его вызвали в школу, то в школу явились и лорд Малфой, и Снейп. Но так наплевательски ко всему отнестись, мол, «война уже кончилась, и вы же сами говорили, что Северус на нашей стороне», что просто возмутительно! Ну да, говорил, но откуда он знал, что зельевар окажется подлым предателем, который не ценит добро, которое ему делают?

Срочно надо найти, за что наказать Итона Блека. Ему необходимо как можно скорее вернуть под свой контроль шпиона любыми способами!

И не хватало ему проблем, как ещё Минерва смотрит на него волком после его мягкого намёка на заслуженный отдых и все преимущества, которые с этим связаны. Да преподаватели вообще с ума посходили: Филиус и Помона, хоть и не вмешиваются, но на стороне видите ли «оскорблённой в лучших чувствах» его заместительницы; этот молодой Бёрн так и не выяснил, кто причастен к той возмутительной выходке (и ведь очевидно, что это Слизерин); Поппи на сёдьмом небе от счастья, что новый министр (этот выскочка, гниль в семье Уизли) подписал указ о введении со следующего года для старшекурсников факультатива по лечебной магии (и, по слухам, министерские хотят вернуть ещё какую-то дисциплину, от которой отказались ещё несколько столетий назад. Этику, что ли? - да кто вообще на неё будет ходить?!). Перси Уизли - кость поперёк горла: этот мальчишка уже сделал всё, о чём говорили Фадж и Кингсли. Притом именно СДЕЛАЛ, а не пообещал!

А ещё Трелони взяла привычку выскакивать из-за угла и нести всякую чушь про конец света; возвращение избранных, которые стаяли вместе со Смертью, но Смерть оберегала их, а не убила; про настоящего Лорда, который никогда не умирал; о новом пророчестве и восстании оборотней… Сумасшедшая! Мунго, надо срочно связаться с Мунго, чтобы они, наконец, избавили школу от этой шарлатанки!

В дверь постучали, и в кабинет вошёл Хагрид со встрёпанным филином в руках:

- Директор, как вы и просили, - передал великан птицу Дамблдору.

- Спасибо, Хагрид, - всё ещё пребывая в своих мыслях, растеряно ответил профессор.

- Ну я, это, пойду?

- Да-да, - кивнул директор, - Можешь идти.

Потерпев неудачу с совой Блека, Дамблдор попросил лесничего выловить филина Малфоя. И вот теперь он отвязал плотно скрученный непривычно тонкий пергамент. Увидев, какой длины послание, директор весьма удивился, гадая, о чём можно было написать такой роман? Но когда он начал читать, то его постигло немалое разочарование. Письмо было адресовано Тедди Люпину и представляло собою целую энциклопедию, снабжённую историями из жизни, о драконах, написанную крёстным пацана, Чарли Уизли. Выругавшись, Дамблдор свернул пергамент, привязал обратно к лапе птицы и вышвырнул возмущённо ухающего филина в окно.

* * *

Сегодня был замечательный солнечный день. За завтраком всю школу порадовала статья в «Придире», подписанная, к удивлению ребят, не отдельными именами, а просто словом «Драконы». Тем более странной показалась вторая статья, из цикла об Основателях, которая подписана была прежними псевдонимами девочек ну и, конечно, Совой. Что именно задумали друзья, и зачем им понадобилась дополнительная шифровка, ребята не знали. Но, с другой стороны, теперь многие думают, что в школе Драконов нет, и что они каким-то образом просто проникли в Хогвартс ночью и расставили по всему залу хитроумные изобретения и камеры (на последнем настаивали все, кто был знаком с магловскими изобретениями и шпионскими фильмами).

И вот теперь друзья гуляли около озера и обсуждали: когда лучше приступить к следующему пункту их плана? Неожиданно Тедди увидел летящую к ним птицу.

- О, Лоренц, это твой филин?

- Ага. Наверно, твой Чарли наконец ответил, - проследив за рукой друга, кивнул блондин.

- А почему он такой потрёпанный? - когда птица, нахохлившись, села на нижнюю ветвь ближайшего дерева, удивлённо оглядел её Итон.

- Возможно, попала в шторм, когда возвращалась, - пожал одним плечом Лоренц и, отвязав пергамент, передал его юному метаморфу.

Ребята очень удивились, когда увидели, как подробно Чарли постарался ответить на их вопросы. На самом деле ребята хотели узнать лишь одно: известно ли ещё кому-нибудь о змеиных дракончиках? Но на вопрос о самом маленьком драконе, Чарли написал о забавном существе, огненной сицилийской ящерице, которая, по описанию, была раза в два больше их малышей и не имела крыльев (вот только почему, спрашивается, её вообще отнесли к драконам?). Чарли писал очень интересно, и ребята с удовольствием прочли всё письмо, после чего решили пойти к школьному лесничему и преподавателю ухода за магическими существами, чтобы показать ему филина (а вдруг тому нужна медицинская помощь?).

Дойдя до домика у опушки, ребята поднялись по широкой лестнице и постучали. Послышались шаги, открылась дверь, и на пороге показался хозяин дома, удивлённо смотрящий на них.

- Простите, п…профессор Хагрид, - запинаясь, проговорил Лоренц: он как-то опасался этого огромного мужчину, - Но не могли бы вы посмотреть на моего филина? Он прилетел только что, и я боюсь, что он может быть ранен.

- Ерунда, я его и пальцем не тронул. Дамблдор просил… - лесничий замолчал на полуслове, поняв, что сболтнул лишнее.

Друзья переглянулись и помрачнели, поняв, что директор решил теперь проверять всю их почту (надо бы предупредить девочек и Чарли).

- Ну я, это, хотел сказать… - начал мямлить великан, пытаясь придумать, как выкрутиться из данной ситуации.

- Профессор, - перебил его Итон, - Вы ведь знали наших родителей? Ну, когда они учились в школе?

- Что? - удивился Хагрид, - Ах, да. Хотите чаю? А вам о них расскажу, - обрадовался смене темы лесничий.

Ребята кивнули и прошли в дом. Достав огромные кружки, Хагрид поставил их на стол, после чего поставил на огонь кипятиться чайник и достал какие-то печенюшки со словами: «Угощайтесь, я сам испёк». Итон, помня о рассказах матери и крёстного о стряпне великана, осторожно откусил кусочек. Но то ли Хагрид, наконец, научился готовить, то ли попался хороший рецепт, но печенье было вполне съедобным и даже вкусным.

- Так, ваши родители, - пробормотал великан, налив им и себе чаю, - Что бы вам такого рассказать? - он оглядел ребят и остановился на Тедди, - Ну, твой отец был старостой, истинным гриффиндорцем. У него были отличные друзья: Джеймс Поттер, Сириус Блек и… и всё, - вовремя прервал себя Хагрид, - Джеймс и Сириус были ещё те хулиганы, а Ремус часто сдерживал их нрав. Ты на него похож, да и на мать. Я не очень хорошо знал Тонкс, действительно познакомился с ней, когда она уже пришла в Орден. У тебя же есть её дар? Вроде Дамблдор сказал, что ты тоже метаморф, но я ни разу не видел, чтобы ты менял внешность.

- А мои родители? - избавляя друга от необходимости отвечать, перевёл на себя внимание мужчины Итон.

- О, твои отец и дядя совершили в школе настоящий переворот! После их приезда столько всего произошло, и уж не знаю, связаны ли они были со всем этим или нет? Чёй-то у них там со Снейпом произошло? Ты, случайно, не знаешь?

- А что?

- Да они, вроде, вместе сбежали, да ещё и Гермиону похитили. Её Рон так и не смог найти, да и Орден тоже.

- Они не похищали! - возмутился мальчик, - Мама сама ушла, потому что любила отца!

- Мама? Так Гермиона - твоя мама? Она жива?

- Ну да, - растеряно ответил Итон, смотря, как великан вытаскивает из кармана огромный грязный платок.

- И ты - её дитя, её сын? - от избытка чувств он сжал мальчика, чуть не сломав ему рёбра, после чего громко высморкался и вытер слёзы, выступившие на глаза.

- А мой отец? - нерешительно спросил Лоренц у растроганного и счастливого лесничего. Хагрид повернулся и посмотрел на третьего мальчика:

- Твой отец связался с плохими людьми: со Снейпом, Паркинсоном, Забини. У них даже дети одного возраста были. Ты ведь знаешь своего старшего брата? Дамблдор говорит, что он ещё жив, но в бегах. Они с твоим отцом много чего плохого натворили. Уби-или Га-арри, - зарыдал лесничий, - А ведь сто-столько лет его и-искали. Гарри, то есть. И не-е на-на-нашли-и.

- Профессор, не плачьте, - Итон в шоке смотрел на страшного огромного рыдающего мужчину, - Всё не совсем так, как вы думаете.

- Ох, простите, - опять высморкался великан, - И называйте меня просто Хагридом.

- Хагрид, а ты сам? Ты ведь закончил школу?

- Нет, меня исключили.

- Но почему? - удивились ребята.

- Когда я был на третьем курсе, меня подставили, но Дамблдор мне поверил и взял на работу, - на его глаза вновь навернулись слёзы, - Хороший человек, Дамблдор, очень хороший…

Глава 33. Сивилла Трелони

Друзьям было жаль великана, но и говорить ему правду было опасно. Но зато они твёрдо решили выяснить о всех прегрешениях директора. А с чего начать? Конечно, с его кабинета.

Вооружившись Удлинителями ушей, троица весь выходной выслеживала Дамблдора недалеко от горгульи, за которой и была лестница в его кабинет, пока их, наконец, не нашёл взволнованный Ремус:

- Ну, что вы здесь забыли? - найдя пропажу, строго посмотрел на них мужчина.

- Мы… э… собираем улики, - не зная, как назвать то, чем они занимались на самом деле, выдал Итон.

- Улики? - раздался за их спинами тихий голос.

Ремус резко обернулся, инстинктивно заслоняя ребят и мгновенно достав палочку. Но это был неизвестно откуда взявшийся директор.

- Да, - твёрдо посмотрел на Дамблдора Лоренц, - Мы хотим выяснить, кто виноват в той… шутке в Большом зале?

- И что вы могли выяснять с этим устройством у моего кабинета? - директор поднял повыше Удлинитель ушей, который держал в руке. Однако его удивили слова мальчика.

- А как ещё мы можем выяснить? - честными глазами посмотрел на директора Тедди, - Мы подумали, что надо знать, кто что о вас говорит.

- Но почему вы подслушивали именно у горгульи?

- Мы хотели поговорить с вами, - включился в игру Итон, - Но так, чтобы никто не узнал об этом.

- А для этого нам нужен пароль, чтобы пройти к вам, - подхватил блондин.

- И мы должны быть уверены, что у вас никого нет, - закончил мысль друзей Тедди.

- Следующий раз зайдите сначала ко мне, - демонстративно убирая палочку, сказал Ремус, - Или вы считаете, что я тоже нахожусь в списке подозреваемых?

- Нет, конечно нет! - тут же отозвались ребята.

- Вот и отлично, - чуть насмешливо обвёл ребят взглядом оборотень, после чего повернулся к Дамблдору, - Ну что, директор, вы не против таких помощников?

Дамблдор долго смотрел на ребят. С одной стороны, шпионы в Слизерине были как нельзя кстати, но, с другой, меньше всего в этой роли он хотел видеть эту троицу.

- Хорошо. Спросите на своём факультете: возможно, кто что знает, - желание поймать виновных всё-таки пересилило.

- Да, сэр, - отозвались юные слизеринцы.

- А теперь я бы хотел обсудить с вами ваши последние сочинения. У вас всех есть небольшие неточности, - Ремус не хотел оставлять детей наедине с директором, - Вы же не против, профессор, если я их заберу?

- Да, мой мальчик, сочинения - это очень важно, - улыбнулся своей фирменной добродушной улыбкой Дамблдор, обдумывая сложившуюся ситуацию.

Люпин не стал задерживаться, троица семенила следом. Молча, все четверо дошли до покоев профессора ЗОТИ. И только после того, как надёжно запер двери, Ремус нарушил молчание:

- Как вы могли не предупредить меня и действовать так неосторожно?! Это чудо, что директор повёлся у вас на поводу! А теперь честно: что вы хотели от Дамблдора?

- Только выяснить, что он задумал, - ответил Итон.

- Мы были у Хагрида, и он считает директора хорошим. Но это же не так, папа? - посмотрел на мужчину Тедди.

- Вот мы и хотим узнать правду, - поддержал друзей Лоренц.

- Шпионя за тем, кто входит или выходит из его кабинета? Или вы хотели проникнуть внутрь?

- Ну, мы не знаем, как ещё это можно сделать, - поникшим голосом ответили ребята.

- Хорошо, я свяжусь с нашими, они найдут способ собрать компромат на Дамблдора, - пообещал Ремус, - А вы больше так не подставляйтесь. Розыгрыши и шутки я понимаю, но так рисковать, когда директор и так в последнее время не в духе, просто неразумно.

- Мы больше не будем, папа, - пообещал за всех Тедди.

- А как дела у оборотней, дядя Ремус? - спросил блондин, тщетно попытавшись скрыть своё любопытство.

- Ну что ж, я думаю, девочки вам уже передали, что лекарство действует превосходно, - усмехнулся мужчина, - А теперь послушайте полную версию событий последнего месяца. Вы ведь знаете, что Бруствер уехал? Так вот, теперь он на Базе близнецов, где те создали лабораторию и уже пригласили первых добровольцев…

* * *

В среду прибыли целители из Святого Мунго. Ремус, сначала решивший, что они по его душу, очень удивился, узнав на педсовете, что целители пожаловали к прорицательнице (и кто, интересно, догадался их вызвать?). Однако, к удивлению всего педагогического состава, Трелони стала вести себя на удивление нормально:

- Да, мистер Зильберман, у меня бывают ведения, как и у моей прабабушки Кассандры. Вы же знаете, что этот дар передаётся лишь в третьем поколении, - смотря на целителя своими огромными глазами, сказала женщина.

- Мадам Трелони, нам известно, что в последнее время вы были слегка не в себе.

- Последний месяц был богат на видения. К сожалению, я не могу их запомнить - мой дар не позволяет этого. Но обрывки и то, что я вижу в магическом кристалле… Я лишь хотела всех предупредить: видения не всегда сбываются, их можно изменять, часто их не правильно толкуют. Но, видимо, моя помощь никому не нужна, - обиженно произнесла прорицательница.

- Ну что вы, Сивилла, - утешающее приобняла её МакГонагалл, строго смотря на целителя, - Вас же никто не выгоняет.

- Только потому, что кентавры простили этого Флоренца после войны, и у меня теперь нет замены, - возразила женщина, мрачно посмотрев на задумчивого Дамблдора.

- Что вы, Сивилла, - очнулся директор, - Я и не думал вас выгонять.

- Неужели? Я видела в шаре, что за мной придут. Я видела вас вместе с ними. Вы хотите от меня избавится, потому что я пытаюсь вам помочь, - после этого прорицательница каким-то резким потусторонним голосом, дико смотря на целителя, произнесла, - Лорд, он выходит из тени, я не вижу его лица… Оборотни… Стая нападает на детей… Избранные… они явятся… В них слишком много света, Смерть не забирает достойных… Мальчик с совой… драконы… кентавр…

- Уведите её! - Дамблдор не желал слушать слова сумасшедшей, тем более в них была доля правды.

Ремус похолодел, когда до него дошёл смысл сказанных женщиной слов. Дети… почему-то он был уверен, что это не просто бред, и что надо предупредить мальчиков и всех своих: если ребятам угрожает опасность, надо суметь их защитить (а лучше вообще предотвратить). «Мальчик с совой» - Лоренцио или Итона она имеет в виду, или это вообще кто-то другой?

- Но, профессор, если у мадам Трелони действительно есть дар, то для неё вполне нормально время от времени уходить из реальности, - смотря в огромные глаза женщины, которые снова стали нормальными (относительно), сказал один из целителей.

- Мы забираем только сумасшедших. А профессор, судя по всему, вполне адекватна, - поддержал коллегу другой.

- По крайней мере, опасности она явно не представляет, - вынес вердикт Зильберман, глава психиатрического отделения Святого Мунго.

- А вы уверены?

- Абсолютно, директор, - кивнул мужчина.

Ремус почувствовал что-то вроде лёгкого дуновения ветра, и, к изумлению всех преподавателей, прорицательница оттолкнула от себя Минерву, с сумасшедшими глазами и возгласом: «Он придёт! Конец света неминуем! Лорд возродится!» - набросилась на Зильбермана и принялась его душить.

Выйдя из секундного шока, помощники главного психиатра больницы связали обезумевшую женщину. Сам пострадавший, отчаянно глотая воздух, схватился за сердце: он никак не ожидал подобного от прорицательницы.

- Вы до сих пор считаете, что она не опасна? - поддержав целителя, грустно спросил директор, - Это далеко не первый случай, когда в трансе она нападает на людей. Я бы не стал вызывать вас, но я боюсь за учеников, которые ходят на её уроки.

- Конечно, мы забираем мадам Трелони, - отдышавшись, произнёс Зильберман.

- Отлично. Думаю, родители детей будут вам благодарны, - улыбнулся Дамблдор, - И обеспечьте, пожалуйста, Сивилле наилучший уход. Школа все расходы берёт на себя.

- Мы постараемся привести профессора в порядок, - пообещал один из державших женщину, которая уже успокоилась.

- Только не торопитесь. Сивилла преподаёт в школе почти тридцать лет, и мне бы хотелось, чтобы она достаточно отдохнула и пришла в себя, - неожиданно Дамблдор почувствовал, что женщина уходит из-под его контроля:

- Это не я! Меня заставили! - закричала прорицательница, как только почувствовала, что её дар позволяет сопротивляться заклятию.

- Не волнуйтесь, мы всё понимаем, мы вылечим вас, - успокаивающе произнёс один из целителей.

- Всё хорошо, профессор, мы справимся, не беспокойтесь, - заверил Дамблдора Зильберман.

-Это не я! Не я! - тщетно надрывалась женщина, пытаясь вырваться из рук целителей.

«Не она… ветер… её околдовали!» - дошло до Люпина, который тут же невербально наложил на женщину ментальный щит. Директор, попытавшись заново наложить свои чары, потерпел неудачу. А целители, не рискуя с сумасшедшей отправляться через камин, повели её к выходу из замка.

Когда целители спустились в холл, на крики женщины из Большого зала, где как раз заканчивался ужин, вывалили студенты и в шоке остановились, смотря на связанную прорицательницу.

Тедди, Лоренц и Итон протиснулись между старшекурсниками, желая увидеть, что же происходит в холле. Но стоило Трелони увидеть их, как она замолчала, в упор уставившись на них:

- Вы. Вам угрожает опасность. Вы бросили вызов Лорду… - голос вновь стал резким, но никто не понял, о ком она говорит (ну не могут же её слова относиться к первогодкам?), - Он… Вас защищает Он… Вам дано узнать правду… Основатели не строили Хогвартс…

- Что? Что за бред? - понеслось со всех сторон.

Троица переглянулась. Они поняли две вещи: первая - женщина говорила о них, и второе - она не сумасшедшая, она хочет их предупредить.

- Прошу разойтись по своим гостиным. Профессору Трелони нездоровится, и она отдохнёт несколько недель в Святом Мунго, - наверху лестницы появился Дамблдор в сопровождении всех профессоров.

- Он! Он - Лорд! - глаза за очками стали ещё больше и в них появилось понимание, - Сова поможет… береги сову…

Остальные слова женщины потонули в поднявшемся шуме. Все переводили взгляд с прорицательницы на Дамблдора и обратно. Директор был недоволен, а Трелони всё пыталась ещё что-то сказать, пока Зильберман не послал в неё сонное заклятие, и женщина не повисла на руках целителей.

- Она ненормальная! Я всегда это знала, - послышался чей-то громкий голос.

- О чём она говорила? - справа от ребят спросил какой-то шестикурсник.

- Да кто её разберёт, - ответил ему староста Райвенкло.

- Какая сова? Что она там про Основателей?

- ТИХО! - перекрыл гомон голос директора, - Повторяю: профессору нездоровится, она не понимает, что говорит. Будьте добры вернуться в свои спальни.

Недовольно бурча, студенты подчинились, не прекращая обсуждать только что увиденное. Ремус подал троице знак, что будет их ждать. Незаметно кивнув, друзья вместе со своим факультетом спустились в подземелья.

* * *

- Она явно знала, что говорит, - ходил по комнате Лоренц: ребята справедливо решили выждать часок, прежде чем идти к Ремусу, тем более, карта Мародёров показывала, что все учителя опять в кабинете директора.

- Дамблдор - Лорд, а это неплохо, - усмехнулся Итон, водя перед собою рукой, будто что-то рисовал.

- О чём ты? Это ужасно! - приподнялся на локтях Тедди, гладивший свою королеву.

- Лоренц, а ты можешь рисовать граффити? - вместо ответа, посмотрел на блондина шатен.

- Чего? - не поняли друзья.

- Ну граффити. Маглы так называют уличную живопись - рисунки, которые делают на стенах домов, - пояснил Итон, вспоминая, как дедушка Джо говорил о красивых рисунках и надписях на полуразрушенной стене около одного из магазинов в Лондоне.

- А зачем тебе это? - удивился блондин.

- Было бы прикольно нарисовать что-нибудь эдакое напротив кабинета директора, - мечтательно протянул Итон, - Картин там нет, так что за нами шпионить не будут.

- А что, идея! - Лоренц так мстительно улыбнулся, что друзья не сомневались, что директору произведение художника ну очень понравиться.

- Отлично, тогда сегодня закажем девочкам раздобыть баллончики с краской, - потёр рёки Итон.

- Баллончики? Зачем? - уставился на друга блондин.

- Не будешь же ты рисовать карандашами? Надо всё сделать быстро, чтобы ни профессора, ни Филч со своей кошкой, ни приведения не засекли, - коварно улыбаясь, объяснил юный Блек.

* * *

- Да, я тоже думаю, что она говорила о директоре, и при этом была в своём уме, - сказал Ремус.

- Но какую сову она имела в виду? - уселся на парту Лоренц.

- Думаю, Малышку, - пожал плечами Итон, - Она из лунных сов и продавец сказал, что это большая редкость.

- Хорошо, - кивнул мужчина, - Тедди, ты можешь поискать информацию о лунных совах?

- Да, пап, - кивнул мальчик, - Это не так сложно. А вот что она имела в виду, говоря, что «Основатели не строили Хогвартс»?

- Ну, может, только то, что Основатели руководили строительством, а строили будущие ученики и эльфы, - предположил блондин, - Тем более она знает, что нас охраняет Слизерин. Может, она хотела, чтобы мы продолжили копать под Основателей? Вдруг найдём что-то важное?

- Этим и займёмся, - согласился с другом Блек.

- Значит, в ближайшее время никаких сюрпризов школе не будет? - уточнил Люпин.

- Это почему же? - хором возразили ребята, зловеще улыбаясь.

Глава 34. Месть по-слизерински

Узнав у Ремуса пароль к кабинету директора, ребята в пятницу ушли с ужина. Сначала они забрались в кабинет Бёрна. Среди находящихся зелий Итон быстро нашёл Сыворотку правды. Забрав небольшой пузырёк, они забежали в комнату и взяли новое магловско-магическое изобретение близнецов - что-то вроде жучка, который в течении нескольких дней мог вести запись, а потом воспроизводить её. Изобретение ещё не было доведено до совершенства, и запись невозможно было перезаписать, но вот перемотка была, как и пауза.

К горгулье ребята примчались где-то к середине ужина. Поднявшись по винтовой лестнице, они с помощью детектора чар (опять спасибо Фреду и Джорджу) выяснили, что дверь никто и не думал запирать. Первым в кабинет протиснулся Итон и тут же закрыл дверь, отрезая друзей от себя: они забыли про портреты! Почувствовав вопрос друзей, мальчик передал с помощью Салина изображение кабинета и, в частности, любопытно смотрящих на него портретов. Ощутив их волнение, Итон попытался с помощью чувств и знакомых образов сказать, чтобы ребята подождали его в комнате Слизерина. Когда от обоих пришло изображение комнаты, где они втроём сидят у камина, мальчик понял, что друзья будут его ждать далеко отсюда, а, значит, он может действовать: встречи с директором всё равно не избежать, а за друзей можно теперь не волноваться.

- И как же вас зовут, молодой человек? - ехидно спросил один из директоров.

- Вы пришли к Альбусу? - поинтересовался другой.

- Я жду ответ на свой вопрос, - напомнил первый.

- Итон, мня зовут Итон Блек, - решив, что легче ответить, чем слушать этот противный голос, который явно не отвяжется, сказал мальчик, уверенно подходя к столу директора.

- БЛЕК?! - воскликнул портрет, - Так это правда? Ты - мой потомок? А я-то думал, что Дамблдор окончательно спятил на почве неограниченной власти.

- Ваш потомок? - мальчик остановился и удивлённо посмотрел на него, не придавая значения полувозмущённому-полуодобрительному шуму среди портретов, - Вы… Фине-мм… - мальчик помнил, что кто-то из Блеков был директором, но вот какое у него было имя?

- Финеас Найджелус, - обиженно выдал портрет.

- О, да, вы правы! - воскликнул Итон прежде, чем осознал, что подсказал тот же портрет, который и назвал его «потомком», - Ой, простите, - поспешил извиниться мальчик.

- И за что мне такие потомки? - со вселенской скорбью произнёс портрет, - Давай уж, делай, что хотел. Или ты учишься не в Слизерине?

- В Слизерине. А вы не расскажите Дамблдору? - не подумав, ляпнул парень.

- Обязательно. А то у директора нет других дел, чтобы выслушивать нас о шалостях малолетнего хулигана, - язвительно произнёс Финеас.

- А вы… вы ведь меня уже видели.

- Ты думаешь, что кроме как разглядывать посетителей Дамблдора, мне нечем заняться?

- А есть чем? - чисто автоматически спросил Итон, но в кабинете поднялся такой шум, что мальчик замахал над головой руками, - Простите, я не хотел вас обидеть. Я просто не знаю, что делают здесь портреты, я же не портрет.

- Железная логика, - похвалил какой-то старец с пенсне.

- Ты воспитывался у маглов? - насторожился Найджелус.

- Нет, просто у нас дома нет портретов, только один, в гостиной, где деда с папой и крёстным, но он не двигается.

- Портрет оживает, если он магический, только после смерти всех, кто на нём изображён, - назидательно произнесла какая-то женщина в фиолетовой шляпе.

- Нет, если даже это семейный портрет и умрёт только один, то фигура этого человека оживает, - не согласился с ней смуглый мужчина, - Так было с моим кузеном, когда он умер, а я ещё нет, так что я уверен.

- Оживает, но двигаться не может: только смотрит, говорит и моргает, а это не в счёт, - заспорила женщина. А через минуту уже все портреты включились в спор на тему: «Какой же портрет можно назвать живым? И сколько должно умереть человек: все, кто изображён, или достаточно половины?».

На мальчика в пылу спора перестали обращать внимания, и Итон незаметно проскользнул к директорскому столу и так, чтобы даже случайно портреты ничего не увидели, приклеил снизу столешницы на обычную жвачку изобретение близнецов и включил его.

После этого, мальчик быстро просмотрел лежащие на столе бумаги, но, не обнаружив ничего интересного или хотя бы понятного, огляделся в поисках чайника и лимонных долек (все знали, что профессор их обожает). Найдя искомое на подоконнике, Итон добавил в чай директору несколько капель сыворотки. Подумав, он вылил полбутылька в сахарницу, а оставшуюся часть - на лимонные дольки, после чего воспользовался просушивающим заклятием, посчитав, что всё равно часть зелья впиталось, и оно должно подействовать.

- Эй, мальчик, хочешь исправить оценки, копия журнала в нижнем ящике, - подсказал ближайший портрет, которому, видно, надоело спорить, и он опять переключился на студента, незаконно проникнувшего в директорский кабинет.

- У меня хорошие оценки, спасибо, - отказался мальчик. Несколько разочарованных вздохов были ему ответом.

- Тогда, может, хочешь стащить шляпу или меч Гриффиндора? Или слабо? - поддел мужчина в зелёной мантии.

- Зачем мне они? - удивился мальчик.

- Но ведь зачем-то ты пришёл сюда? - пропустившие всё самое интересное портреты пытались понять: что хочет мальчик? Ну не лимонные же дольки он собирается украсть у директора? Стоит только заикнуться, и Дамблдор готов был любого так обкормить этими дольками, что человек потом всю оставшуюся жизнь на них смотреть не сможет.

- Хотел поговорить с директором, - без зазрения совести соврал Итон, поняв, что директора его манипуляций не заметили, - А вы разве не должны ругать нарушителей, а не подсказывать им?

- Да как ты мог подумать? Да разве мы? А ты сам попробуй провисеть тут пару сотен лет! - охваченные праведным гневом, возмущались портреты.

- А почему ваша семья не живёт в доме на Гриммо, а отдала дом этим Уизли? - Финеас единственный был абсолютно бесстрастен. Шум тут же прекратился, и директора стали следить за разговором.

- Крёстный говорил, что он в Лондоне, а мы не хотим жить в городе, - просто ответил мальчик, - А если я сейчас уйду, вы скажите Дамблдору, что я был?

- Обязательно, это ведь наша обязанность: следить за кабинетом и помогать действующему директору, коим на данный момент является господин Дамблдор, - гордо выдал один из портретов.

- Тогда я остаюсь, - к изумлению директоров, сказал мальчик.

Чтобы убить время, он стал осматривать кабинет. Вдруг его привлёк какой-то звук. Повернувшись, мальчик увидел красивую огненно-красную птицу, которую, видимо, разбудил шум в кабинете.

- Ты кто? - Итон, заворожено глядя на птицу и улыбаясь, стал подходить к ней, шепча, - Не бойся, я не причиню тебе зла. Ты же феникс? Я видел рисунок в одной книжке. Я прав?

Птица издала тихий звук, словно приободряя мальчика и говоря, что он прав. Подойдя, Итон осторожно провёл по перьям.

- А это что? Можно? - увидел он на жёрдочке золотую табличку. Надпись мешала разглядеть правая лапа феникса, который держался за жёрдочку в том месте. Словно поняв его, птица чуть отодвинулась, и мальчик прочёл вслух, - «Фоукс - феникс величайшего волшебника всех времён Альбуса Персиваля Вулфрика Брайана Дамблдора», - кто-то из портретов закашлялся, когда он читал, но мальчик не обратил на это внимания, смотря в глаза птице, - Так тебя зовут Фоукс? Какой ты красавец!

- Мистер Блек?

Итон вздрогнул и, потеряв равновесие, сумел только немного скорректировать своё падение, чтобы не упасть на феникса или дракончика, который, почувствовав его страх, прижался к его груди. Раздался грохот, небольшой столик, на край которого и упал мальчик, перевернулся, все приборы, стоящие на нём, полетели на пол и в юного слизеринца, который чудом успел прикрыть голову (и, почему-то, сердце) и не получить по голове столешницей.

- Профессор, простите, я хотел поговорить с вами, - пролепетал мальчик, когда понял, что всё, что могло, уже упало и разбилось, - Простите, я не хотел, - нерешительно открыв глаза и осмотрев устроенный погром, виновато сказал подросток.

- Я бы хотел поговорить с вашими родителями, - «Вот и подвернулся повод вызвать моего шпиона» - мысленно потёр руки Дамблдор, - Сегодня. Вы не могли бы назвать адрес, по которому мне отправить письмо?

- Простите, но я не помню адреса, - честно сказал мальчик. Да, на самом деле, его и не было, просто «дом Блеков» и всё. «А это разве можно считать настоящим адресом?» - вспомнил мальчик адреса большинства домов, где обязательно было название улицы и номер дома, а в больших домах - и квартиры. «Хотя, у Лоренца тоже просто «Малфой-менор», а у Мэри - «Нора», может, «дом Блеков» и есть адрес?» - засомневался мальчик.

- Ты когда-нибудь путешествовал с помощью летучего пороха? Как ты называл свой дом?

- Папа говорит, что нельзя говорить название чужим, - поднимаясь и отряхиваясь от осколков стеклянных разбившихся предметов, сказал мальчик, мысленно сдерживая и успокаивая своего дракончика, которого падение не на шутку перепугало.

- Мистер Блек, я - директор школы, и я имею право знать, где находятся дома моих учеников, - строго посмотрел на него Дамблдор.

- Вы всё равно не имеете доступа в дом, - пожал плечами Итон, прекрасно зная, что их местонахождение по названию всё равно не вычислишь, а соваться без разрешения - просто самоубийство (как объяснил однажды дедушка Сев), - Мы называем его «домом Блеков».

- Это невозможно, - спокойно возразил Дамблдор, - Я знаю тех, кто живёт в доме Блеков.

- Вы о Гриммо 12? - в голосе юного Блека появились надменность и снисходительность, - Так моим родителям он не нужен, я о другом говорю, в котором мы живём.

- Как это, не нужен?! - возмутился Найджелус.

- Успокойтесь, Финеас, - не смотря на портрет, остудил его негодование директор, - Хорошо, я поговорю с твоими родителями. Так что ты хотел мне сказать, раз дожидался меня здесь?

- Я хотел найти вас до ужина, но вы уже ушли, - оправдывался мальчик, - И мы проверили всех слизеринцев, но никто не виноват. У нас считают, что Драконы могут быть и не школьники, что кто-то мог проникнуть в замок, и всё подстроить.

- Абсурд. Мистер Блек, школа защищена со всех сторон, проникнуть сюда невозможно, - директор взмахнул палочкой, и стол встал на место, второй взмах, и все приборы восстановились и встали на свои места, - Можете идти. Думаю, больше в вашей помощи нет необходимости.

- До свидание, профессор, - Итон не стал задерживаться, быстро пересёк кабинет и вышел за дверь, успев услышать, как Фоукс ему вслед издал какой-то мелодичный красивый звук.

* * *

- Альфред, мне нужна Сыворотка. И вызовите, пожалуйста, ко мне родителей Итона Блека, - через камин распорядился Дамблдор: ему очень не понравилось, что мальчик разговаривал с его фениксом, и что Фоукс так дружелюбно отнёсся к ребёнку.

- Он что-то натворил? - поинтересовался декан змеиного факультета.

- Мистер Блек в моё отсутствие зашёл в мой кабинет и устроил небольшой беспорядок, последствия которого уже ликвидированы, но я не думаю, что стоит прощать подобную шалость, поэтому хотел бы встретится и поговорить с его родителями, - директор уже был настроен на разговор со своим шпионом, поэтому ответил даже более, чем необходимо было знать декану провинившегося студента.

- А как первокурсник снял защитные чары с вашей двери? - удивился Бёрн, уже доставая пергамент, чтобы написать записку родителям Блека.

- Не важно, - в голосе послышались сталь и недовольство, - Я жду вас с зельем через пять минут.

- Сейчас буду, - кивнул Бёрн и, как только голова директора исчезла из камина, отправил записку в дом Блеков, а сам отправился в кабинет за зельем, которое приготовил специально по просьбе Дамблдора.

* * *

Дамблдор в предвкушении налил себе чаю, поставил на свой стол лимонные дольки и стал наслаждаться их вкусом. Странно, такое чувство, что хочется с кем-то поговорить, что-нибудь рассказать…

В камине вспыхнуло изумрудное пламя, и появилась голова Бёрна:

- Простите, профессор, но я не могу найти Сыворотку. Вероятно, я куда-то не туда её положил, - сдержанно сказал Альфред, почти полчаса перерывавший весь свой кабинет, но так и не нашедший нужного зелья.

- Бездарь! Это рушит все мои планы: чем я теперь буду опаивать Северуса? - выдал директор, сам удивившись тому, что сказал. Портреты негромко захихикали.

- Смею предложить какой-нибудь вино, - еле скрыв удивление такой прямотой Дамблдора, сказал преподаватель зелий, - С минуты на минуту Блеки будут у вас, - договорив, он исчез.

- А что? Неплохая мысль, - Альбус вызвал домовиков и приказал принести вино с дурманящей настойкой.

Прошло минут десять, и в камине снова вспыхнуло пламя, но в кабинет вошёл не Снейп, а два молодых человека.

- Вызывали, директор? - спросил блондин.

- Нет, я ждал Северуса, чтобы поговорить, - кладя в рот очередную лимонную дольку, произнёс Дамблдор.

- Но в записке говорилось о родителях, - внимательно смотря на странно ведущего себя директора, сказал Драко, - Я отец Итона, Дрейк Блек.

- Генри Блек, - представился брюнет. Уж куда-куда, а на встречу с Дамблдором он и не думал отпускать брата одного, да и Северуса они побоялись отпускать: мало ли что взбредёт в голову самому светлому магу последних столетий?

- Ну и зачем вы мне? Я всё продумал, заранее сказал этому безрукому Бёрну (и зачем я его вообще нанял?) приготовить Сыворотку. И мало мне, что горе-педагог её посеял, так ещё и вы припёрлись вместо Снейпа.

Гарри и Драко в шоке переглянулись, но вдруг на лице брюнета проступило понимание:

- Профессор, а что послужило причиной нашего вызова?

- Этот мальчишка, Блек, ошивался в моём кабинете, - сознание окончательно затуманилось, и директор уже не понимал, что говорил.

- А что вы хотели от Северуса? - Драко еле держался от смеха, смотря в затянутые белой пеленой глаза Дамблдора, который так и продолжал поглощать лимонные дольки, запивая их чаем.

- Надо выведать всю правду, - делился своими планами профессор, - Узнать, что моего шпиона, этого предателя, связывает с вами. Знает ли он, кто убил Лорда? И что может сказать о Малфоях.

- Причём тут Малфои? - продолжил допрос Гарри, мысленно аплодируя ребятам, таким интересным образом отомстившим за зелье, подлитое им директором в начале года. Ах, да, надо бы уточнить, - Это ведь вы подлили в начале года первокурсникам зелье вражды? Зачем?

- Они во всём виноваты! Они служат Лорду, они должны поплатиться за это! Я сделаю их сына новым Лордом! Новым Лордом! - и Дамблдор дико рассмеялся, - Я покажу, кто правит миром! Он не должен ни с кем дружить! Блек и Люпин только пешки, все-все здесь пешки! Я один король! Я бог!

- А Волан-де-Морт? - придвинувшись на всякий случай ближе к брату, спросил блондин.

- Ха! Я, я его создал! Да он ничто, по сравнению со мною, он и мизинца моего не стоил!

- Почему вы его не убили?

- Зачем? Миру нужны войны, нужны герои и злодеи! Так устроен мир! Я помогу миру найти злодеев, я создам героев, я буду богом, весь мир в моих руках!

- Вы сумасшедший, мы не позволим! - братья были в шоке. Да и не только они: все портреты смотрели на директора выпученными глазами. Похоже, не был удивлён лишь Найджелус, но он был явно зол, притом очень.

- Да что вы можете против меня? Я выбирал жертвы, я строил жизни! Благодаря мне мир ещё жив!

- А Гриндевальд? - спросил кто-то из портретов.

- Этот слизняк, считавший себя моим другом и боровшийся за «Общее благо»? - рассмеялся директор, - Я сам предложил ему путь, по которому он пошёл. Но он воспротивился, он не захотел дальше убивать. Сопляк. Пришёл ко мне и сказал, что это не правильно, что смерть приносит только боль и не делает мир лучше! Он даже не защищался, считал, что я его не трону! Да этот мальчишка жизнь готов был отдать за меня, вот я её и взял, раз она ему не к чему…

Дальше слушать братья не стали. Мгновенно достав палочки, они отправили в директора двойную Аваду, но на пути сдвоенного луча оказался феникс. Мёртвая птица упала на стол перед Дамблдором, которому, похоже, не было до этого дела. Гарри и Драко замерли, не веря в то, что наделали (Фоукс ведь не виноват, что у него сумасшедший хозяин). Однако, к огромному их облегчению, труп птицы, хоть и с запозданием, объял огонь, и через несколько секунд на столе в горстке пепла оказался сморщенный птенец.

- Вам не убить меня! - вокруг директора появился неуправляемый огонь, который стал заполнять всю комнату. Поняв, что просто сгорят, братья выпустили ещё раз зелёные лучи, на пути которых под смех невменяемого Дамблдора появились какие-то серебряные предметы из его коллекции; после чего Блеки вступили в камин, кинув порох, и успели уйти до того, как огонь опалил бы их мантию или волосы.

* * *

- Ты как? Что так долго?! - набросились на Итона друзья, как только он пришёл.

- Пришлось ждать Дамблдора, картины всё равно бы меня сдали, - ответил шатен, - Спасибо, что не стали спорить.

- Мы доверяем тебе, но ещё хоть раз так поступишь… - сжав кулаки, посмотрел на друга Малфой, после чего сорвался на крик, - Ты хоть понимаешь, как мы за тебя переживали?! Ты там один у Дамблдора, а мы даже открыть дверь не можем: ты нас не пускаешь и велишь уходить и ждать где-то в подземельях!

- Мы уже хотели идти к Бёрну, чтобы он тебя спас, - согласился Тедди, после чего покраснел, - Я боялся, что папе опасно к Дамблдору, а Бёрн, всё же, как-никак, наш декан, и тоже может помочь…

- Вы молодцы, я обещаю так больше не поступать, - честно посмотрел на друзей мальчик, - Просто я боялся… что и вас поймают…

- А ты?!

- Он ничего не сделал, даже баллы не снял. Я сказал, что ищу его по поводу расследования той шутки, сказал, что наш факультет не виноват. Правда, я кое-что сломал ему, когда нечаянно упал, и он вызвал моих родителей, но это ничего, пустяки, - он посмотрел на каждого в отдельности, - Я не хотел вам или дяде Ремусу неприятностей, и не хотел, чтобы твои родители, Лоренц, на тебя сердились…

- Спасибо, - ответили оба. Лоренц встал и подошёл к нему:

- Только мы вместе, так что и отвечать должны вместе. Мы испугались, когда Хэт и Нимфа потеряли связь Салином. Думали, что-то случилось…

- Я… не подумал, - виновато посмотрел в глаза другу Итон, - Когда мы упали, я напугал его, я испугался, что он пострадает… А ведь их связь друг с другом, когда они далеко, очень слаба, вот, наверно, и прервалась, - мальчик вытащил всё ещё напуганного дракончика, который тут же крепко обвил хвостом его запястье, и спрятал мордочку в ладони парня.

- Тише, здесь все свои, - к ним подошёл Тедди, на плече которого сидела его королева, и погладил чёрного малыша, Нимфа стала издавать успокаивающие трели, и скоро Салин достаточно пришёл в себя, чтобы посмотреть по сторонам и ослабить хватку, что было очень кстати, потому что рука уже немного онемела.

- Будем надеяться, что наш план удался. А тебя, Итон, мы больше вперёд не пустим, - твёрдо сказал блондин.

Глава 35. Зелье иллюзии сна

Северус, невероятно бледный от гнева, мерил шагами гостиную. Как только Гарри и Драко вернулись от директора, первое, что они сделали, это собрали всех своих. Друзья прибыли сразу, взволнованные разгневанным видом блондина, который через камин со всеми и связывался. Гарри в это время созвал вниз всё старшее поколение семьи и послал Патронуса Гильберту, который ещё был в Министерстве. В общем, через десять минут, ничего не понимающие все были на месте. Кратко и быстро братья поставили всех в курс дела и передали все откровения директора.

- Он убьет их! Надо срочно забрать детей, - первая нарушила мрачную тишину Сандра.

- Нет, это не поможет, - возразила Гермиона, - Когда действие зелья пройдёт, он сделает всё, чтобы уничтожить всю нашу семью и выяснить, могли ли мы успеть кому-либо всё рассказать? И кому именно?

- Может, вам спрятаться на Базе? - предложил Тео.

- Нет, мы тогда подвергнем опасности всех, кто находится там, - покачал головой Гарри.

- Он не должен ничего вспомнить, - согласился Драко, - Пока он сильнее, сейчас нам его не победить.

- Он не был готов к Сыворотке, - остановился Северус.

- Что? - хором спросили практически все.

- Если бы он хоть на секунду допускал возможность, что с ним так могут поступить, он бы не потерял возможность контролировать свои ответы, - пояснил мастер зелий, - Лгать бы он не мог, но вот построить ответы таким образом, чтобы они спрашивающему не принесли никакой пользы - иногда сильные маги на такое способны. Хотя… Возможно, Дамблдор просто уже сходит с ума.

- И что нам делать с сумасшедшим директором, у которых в руках несколько сотен детей? - спросил Блейз.

- Сколько у нас времени? - уточнила Сандра.

- Сыворотка, если не давать антидот, действует ровно три часа, - ответил Северус, - У нас ещё чуть больше часа… - зельевар на секунду замер, после чего рванулся к книжным полкам и достал сверху копию дневника Салазара Слизерина, посвящённого зельям.

- Папа, у тебя есть идея? - в надежде спросил Драко.

- Необходимо уничтожить всё, что бы напомнило директору о случившемся, - перелистывая страницы, забормотал мастер зелий, - Когда Сыворотка прекратит действовать, у Дамблдора будет болеть голова и он захочет пить. Выпьет то, что ему дадут, не глядя. Я не успею приготовить яд, но… а, вот оно! - обрадовался мужчина, увидев рецепт нужного зелья, - Иллюзия сна! Директор будет думать, что всё ему приснилось! Но лишь до тех пор, пока не найдутся неоспоримые доказательства обратного, поэтому мы должны уничтожить улики.

- Время готовки?

- 48 минут, но один я не успею, - просматривая огромное количество ингредиентов, каждый из которых нуждался в тщательной подготовке, сказал Северус.

- Отлично, две минуты. Добби! - надеясь, что домовик откликнется, позвал Гарри.

- Да, сэр, я так рад вас видеть, - с негромким хлопком появился перед молодым человеком эльф.

- Добби, ты не обязан, но я прошу спасти моего крестника, - быстро начал мужчина, смотря в огромные глаза домовика, - Надо из кабинета директора забрать чай и лимонные дольки. То есть, заменить их так, чтобы Дамблдор ничего не заметил.

- И, если там есть ещё хоть что-то съедобное, на всякий случай заменить надо всё, - дополнил Драко.

- После принятия зелья, он заснёт на 15 минут, - отрывисто сказал домовику Северус, - У тебя будет время. К сожалению, доступ в кабинет у Драко с Гарри был на один визит, и мы не можем рисковать и пробовать вернуться. Ты должен будешь дать директору зелье вместе с водой, когда Сыворотка прекратит действовать, и успеть убрать все следы погрома.

- И портреты! - напомнил Драко, - Думаю, они будут за нас после всего, что услышали.

- Ты нам поможешь? - спросил домовика Гарри.

- Я всё сделаю, сэр, - Добби дрожал от того, что он должен будет сделать.

- Отлично, жди нас здесь, - и, скопировав рецепт, Северус быстро пошёл в лабораторию, Гарри и Драко последовали за ним.

* * *

Добби незаметно появился в кабинете директора, и его глаза стали ещё больше, чем обычно. Дамблдор сидел за своим столом пьяный и с увлечением болтал с портретами, которые веселились, выведывая все подробности его личной жизни. Лимонных долек в вазочке уже не осталось, как и чая в чайнике.

Заметив домовика, директор приказал ему ещё приготовить чаю и принести долек, так что никаких проблем с выполнением поручения у эльфа не возникло. Напротив, нужное зелье он подлил прямо в чашку с чаем. Сделав несколько глотков, Дамблдор отрубился. Подумав, Добби не стал убирать полупустую бутылку вина, но вот всё остальное, как и просили Блеки, заменил. Хотя заменять-то пришлось лишь сахар и кислотные леденцы.

После уборки, которая у эльфа заняла считанные минуты, он нерешительно поднял глаза на бывших директоров, которые наблюдали за ним.

- Ты что-то хотел? - надменно спросил Найджелус.

- Ч-ч-чтобы в-в-вы н-не го-го-ворили ди-директору о т-том, ч-что п-произошло, - вжав голову в плечи и прижав уши, выдавил домовик.

- И с какой это стати?

- П-п-пожалуйста, - пропищал испуганный эльф, - И-иначе он у-у-убъёт их… их всех…

- Мы в своём уме, чтобы не доводить мир до Апокалипсиса, - ответил Финеас, - Можешь так и передать своим хозяевам.

- Добби - свободный эльф, - возмутился домовик, ну тут же испугался, что портреты передумают, - То есть… да-да, сэр. Спасибо!

Эльф исчез, а портреты принялись обсуждать странное поведение домовика.

* * *

А в это время Бёрн всё никак не мог хоть на чём-то сосредоточиться. Из головы не шли слова директора. Наконец, он решился сходить к нему.

Как ни странно, дверь не была заперта, но, войдя, Альфред в шоке остановился: Дамблдор, явно пьяный, спал, сидя в кресле у себя за столом, а рядом стояла полупустая бутылка. Решив, что директор и до этого находился под действием алкоголя, Бёрн не стал придавать особого значения его болтовне и пошёл к себе искать в том кавардаке, что сам же устроил, ища Сыворотку, Антипохмельное зелье, которое явно понадобится Дамблдору, когда он проснётся.

* * *

Магический сон у директора плавно перешёл в обычный, так что проснулся Дамблдор только под утро, лишь очень смутно помня события прошедшего дня. Увидев бутылку, он понял причину своего состояния. А ещё какой-то неприятный был сон. Про Блеков, что ли? Или это были портреты?

Голова раскалывалась. Вызвав Бёрна, он приказал изготовить зелье от похмелья, но, к счастью, у Альфреда оно было в запасах. Решив отбросить на время все мрачные мысли и приняв зелье, он нацепил свою маску добродушного старичка, сунул в карман горсть лимонных долек и отправился в Большой зал на завтрак.

* * *

Придя на завтрак, ребята уже были в курсе всего, что произошло накануне в кабинете директора. Вчера после отбоя, когда они вернулись в свою комнату из покоев Основателя, перед ними появился эльф, который сказал, что его зовут Добби, и передал, что их ждёт Ремус. Вместе они решили, что не уедут из школы, и что сделают всё, чтобы директору не было, к чему придраться. Они отлично поняли, во что влезли.

Про устройство, оставленное под столешницей директорского стола, они не сказали, решив сначала подгадать удачный момент и забрать его. Кроме того, они не стали менять своих планов, просто слегка скорректировали их в связи со сложившейся ситуацией.

- Что это? - перед ребятами опустились пять сов, с какой-то деревянной коробкой.

- «От Лили и Лоры», - прочитал Итон, - Наверное, краски.

- Чур, приступаем через неделю, - кинув взгляд на директора, сказал Лоренц, - Пусть успокоится.

- Ага, замётано, - согласился юный Блек, тоже не жаждущий увидеть разъярённое лицо профессора.

* * *

Ремус был вне себя от беспокойства, когда в его покои через камин пожаловал Северус и рассказал обо всём, что произошло. Не найдя детей, он догадался, что ребята, скорее всего, в комнате Основателя, хотя, вполне возможно, они в гостиной, куда ему путь воспрещён. Вернувшись к себе, он рассказал Снейпу о своей неудачи в поисках слизеринцев. Спокойно кивнув, зельевар призвал домовика и приказал, чтобы, как только дети объявятся в своей комнате, он привёл их сюда.

Не дождавшись ребят, Северус отбыл, сказав, что они все ждут вестей и готовы оформить перевод на домашнее обучение. Однако троица настояла на том, что хочет остаться и будет предельно осторожна с директором. Отправив записку с помощью чёрного дракончика, они получили «добро», и все остались в школе. Скоро должно было быть полнолуние, и сюда придут целители и мракоборцы. Вздохнув, мужчина отправил детей в их гостиную и сам ушёл спать.

И вот теперь, сидя за преподавательским столом, он гадал: что же прислали его неразлучной троице? И, главное, кто прислал? По взгляду, брошенного на какого-то не выспавшегося Дамблдора, он понял, что посылка по душу директора. Конечно, он не сомневался, что мальчики будут осторожны, но всё равно волнение за них поднялось в душе с новой силой, и он решил ни за что не спускать с троицы глаз, и во что бы то ни стало защитить их даже от незначительных наказаний.

Глава 36. Полнолуние

Первое полнолуние на Базе. Бруствер проследил, чтобы за час до восхода луны все оборотни были в своих комнатах. Когда он проверил последнего, в Центр явились пятеро человек. Двоих новых представили как Лиса и Ястреба. Наблюдать остался только Паук, остальные отправились в лабораторию, пройти в которую, как выяснил мракоборец, постороннему действительно невозможно.

Вот луна взошла, но, к изумлению Кингсли, никто из оборотней так и не обратился, кроме тех новых, кто пришёл чуть больше недели назад и не слушал так называемое «лекарство» (если это действительно было оно). Прошла ночь, но он так и не дождался, чтобы хоть кто-то из восьми испытуемых стал волком. А Паук, осмотрев с рассветом новеньких и минут десять поговорив с каждым, попрощался и исчез вместе с теми, кто всю ночь провёл в лаборатории.

* * *

Этой же ночью мисс Амбридж встречалась в закрытом кафе в Лютном переулке с несколькими подозрительными личностями.

- Деньги не проблема, я хочу, чтобы всё было чисто, и всё должно выглядеть, как нападение бывших Пожирателей.

- Нет проблем, мадам, но нам как минимум нужен месяц, - сказал мужчина с повязкой на глазу.

- Почему ток долго? - недовольно спросила женщина.

- Мы установили слежку за его квартирой. Мы должны быть уверены, что всё пройдёт гладко, - ответил пожилой мужчина с шрамом на лице.

- Идиоты! Он давно разругался со своей семьёй. В доме три человека, один из которых - ребёнок. Неужели так сложно их прикончить? - заверещала Амбридж.

- Почему бы просто не похитить мальчика? - предложил последний, даже бровью не повёдший при крике женщины, - Он будет в ваших руках, и никаких жертв.

- Нет, я хочу, чтобы они сгорели заживо, чтобы этот выскочка умер любым способом, чтобы ни о нём, ни о его семье я больше не слышала!

- Как будет угодно, - сказал человек со шрамом, - Мои люди исполнят заказ в лучшем виде.

- Да уж постарайтесь, иначе я всех вас в Азкабан упрячу, - злобно ответила женщина.

Ещё минут двадцать проговорив и обсудив все детали, все четверо трансгрессировали, оставив на столе несколько галеонов за выпивку.

Но они не обратили внимания на завсегдатаев кафе - двух внушительной комплекции мужчин, ведущих дела с кем-то третьим. А Кребб и Гойл прекрасно слышали весь разговор, попутно заключив выгодный контракт на поставку редких артефактов в свой магазин, находящийся неподалёку.

Но не одни они были свидетелями данного заговора. В самом углу, пьяный в стельку, но ещё не до конца потерявший способность воспринимать информацию, сидел за столиком мужчина в каком-то тряпье с бутылкой огневиски в обнимку. «Надо передать записку Дамблдору» - появилась ясная мысль в затуманенном сознании. Достав из кармана помятое перо и замусоленный кусочек пергамента, он кривым неразборчивым почерком написал несколько фраз, после чего сунул всё обратно в карман и, положив бутылку под голову, Наземникус Флетчер так и заснул.

* * *

Однако не только Амбридж вынашивала свои планы. В лесах где-то на северо-западе Англии свирепствовала одна из самых многочисленных стай оборотней. Её вожак, Сэтан Йондж, некогда один из помощников Сивого, разведал о том, что появилось лекарство. Этой ночью он устроил бойню, приказав напасть на всех в стае, кто хотел исцелиться. Женщины, дети, слабые волки - все они не имели шансов против яростных, одурманенных луной боевых оборотней. Не многим удалось бежать, не многие остались живы…

Из сотни человек почти половина была убита, а чуть больше десяти удалось скрыться… На рассвете, когда оборотни обратились, с Сэтаном осталось лишь тридцать человек, настроенных крайне враждебно к тем, кто изобрёл «лекарство». Они считали это посягательством на свою свободу, объявлением открытой войны магов (а кто ещё мог додуматься до такого?) оборотням. Сначала аконитовое зелье, которое усыпляет сущность волка, а теперь ещё и полное исцеление! У большинства оборотней нет магии, у них есть только дар, которого их теперь собираются лишить. И они собирались сражаться, всеми силами не допустить распространения «лекарства», найти и убить тех, кто его создал, и кто его принял, изменив своей природе.

* * *

Майкл Аллисон - один из оборотней стаи Йонджа, был в той группе, которая на днях встретила исцелённого оборотня. Старик был на седьмом небе от счастья, и всё говорил, что никогда больше не превратится и предлагал послушать какую-то музыку, но они отказались. Сэтан пришёл в ярость, узнав, что они не убили старика, и что кто-то изобрёл лекарство. Собрав всех, вожак объявил новость всей стаи, но, ведать, не думал, что будут такие, которые обрадуются возможности исцелиться. А такие были, притом, большинство. Что-то грозно прорычав, Йондж забрал пятерых своих помощников и ушёл в свою пещеру.

И вот теперь, за несколько часов до полнолуния, мужчина узнал, что вожак намеревается убить всех неугодных. И ведь луна никому не даст трезво соображать! Да и сейчас уже большинство почти невменяемы (никто в стае не пил Волчье противоядие).

- Ребекка! - увидел он ту, что искал, и бросился к ней.

- Дорогой, что случилось? - женщина удивлённо посмотрела на своего взволнованного и бледного супруга. Их обратили вместе, когда она была на пятом месяце. Целителям не удалось спасти их малыша, но год назад они приняли обращённую девочку, от корой отказались родители.

- Уходите, забирай Диану, - отрывисто пропыхтел мужчина, - Сэтан сошёл с ума! Он всех сегодня убьет!

- Что? Но куда мы пойдём? - прижав к себе десятилетнего ребёнка, испуганного и с ужасом ждущего предстоящее превращение, отчаянно спросила женщина.

- Куда угодно. Ты знаешь, что есть лекарство, вы должны найти тех, кто его раздаёт. Вы должны излечиться, - прижав её и дочь к себе, хрипло прошептал мужчина.

- А ты? Я не уйду без тебя!

- Я должен предупредить остальных, - покачал головою мужчина, - Если сумею сбежать, я вас найду. Но я не могу уйти и оставить остальных умирать только за то, что они хотят жить нормально. Я люблю тебя, Ребекка, и всю жизнь любил… Береги Диану, спасайтесь.

- Папа, не уходи, - заплакала девочка.

- Малышка, я всегда буду с тобой, - Майкл снял с себя обычный магловский крестик и повесил на шею дочери, - Прощайте, - и мужчина, дождавшись, пока они скроются из виду, развернулся и быстро пошёл к тем, у кого были дети.

Однако мало кого он успел предупредить. Один из людей Йонджа его услышал и, достав перочинный нож, набросился на него. Реакции оборотня помогли увернуться, и Майкл прокричал, как только мог:

- Спасайтесь! Уводите детей! Сэтан убьёт всех, кто хочет исцелиться! Бегите!!!

Остриё ножа оставило глубокий порез на плече, в стане было замешательство: мало, кто верил, что вожак пойдёт на такое, а Аллисон, хоть и был приближённым Йонджа, но был постоянно в тени и не обладал тем авторитетом, что другие боевые оборотни. Однако силы ему было не занимать, и Майкл сумел выбить нож и повалить противника:

- Чего вы ждёте?! Бегите!!! - повторил он, срывая горло. Он заметил, как несколько человек направляются в сторону, стараясь не привлекать внимания, но большинство не восприняли его всерьёз, - Луна!!! Вас всех убьют!!!

Но вот появился и сам Сэтан со своей свитой из десятка лучших оборотней стаи. Раздались крики, мужчина свалился с того, кого прижимал к земле, боль во всём теле, все инстинкты на пределе - началось превращение, а через несколько минут вой вожака, призывающий к атаке… А дальше - ад.

Сознание на удивление осталось ясным. Мужчина увидел, как вожак, не спеша, надвигается на скулящего в ужасе волчонка. Один мощный прыжок, и он на пути Йонджа. Вожак рычит, веля убираться и нападать на других, он ещё не знает, что Майкл тоже мечтал о лекарстве и готов защищать «предателей» до последней капли крови.

Волчонок оказался смышленым и рванул в лес, вожак кинулся следом, но Майкл нападает, не давая убить ребёнка. Завязывается бой. Краем глаза Аллисон замечает, что волчонок скрылся в лесу. Рычание, вой, невыносимый скулёж… Оборотни нападают на оборотней… Одни пытаются спасти свою жизнь и защитить перепуганный молодняк и самок, которых отрезали от спасительного леса, а другие настроены лишь убивать.

Сэтан издаёт победный вой, одолев соперника, Майкл из последних сил поднимается с одной только мыслью: убить того, кто всё это устроил. Но рана смертельна, сил не хватает, он даже не долетает, и падает в паре метров от вожака. Для него это конец. Последнее - это мысль о дочери и Ребекке, и запах сырой земли… А через несколько секунд произошла трансформация, и на мокрой от крови земле остался красивый человек с перекушенной шеей…

* * *

А в Хогвартсе в это время целители поздравляли профессора ЗОТИ Ремуса Люпина с официальным выздоровлением. Директор и все деканы, присутствовавшие при эксперименте, никак не могли уложить в голове информацию о том, что от лекантропии можно исцелиться. Мракоборцы о чём-то совещались в углу, но с целителями не спорили. В результате только под утро мужчину, наконец, оставили одного. Директор дал ему выходной, чтобы он мог выспаться после такой неспокойной ночи, когда Ремусу пришлось почти пять часов провести в созданной мракоборцами клетке, пока те не убедились, что оборотень и не думает обращаться. И вот теперь, счастливо убрав справку о выздоровлении в портфель, Ремус развалился на широкой кровати, улыбаясь какой-то дикой радостной улыбкой. Но усталость взяла своё, и через полчаса мужчина уже спал, видя во сне золотую ящерку, благодаря которой он больше не превратится.

Глава 37. Не стоит злить дракона

Вторую неделю в школе был полный бедлам. А началось всё с одной картины, которая появилась на стене напротив кабинета директора. На рисунке было изображено два мага - Альбус Дамблдор и Люциус Малфой, притом, Малфой, преклонив колено, целовал руку директора, над которым была надпись: «Падайте ниц пред своим Лордом». Директора чуть удар не хватил, когда, выйдя утром на завтрак, он увидел такой подарок, подписанный «Драконами». Несмотря на то, что рисунок не двигался (за исключением глаз, которые Лоренц нарисовал своими карандашами), в краску явно было что-то добавлено: то ли вечный клей, то ли ещё какая-то гадость, но убрать рисунок так никто и не смог (а покрасить стену никто не догадался). Теперь его занавешивал огромный гобелен, изображающий какой-то замок в лесу.

Несмотря на все старания Дамблдора сделать так, чтобы студенты ничего не узнали, на следующий день в «Придире» вышла статья под заголовком: «Привет директору», которая была подписана теми же «Драконами». В тот же день в школу прибыл лорд Малфой, который унизил директора перед всей школой, сказав, что тот прикрывает виновных, а, значит, действительно мечтает, чтобы перед ним поклонялись, как перед Лордом. А когда Дамблдор предложил перенести разговор в свой кабинет, Малфой так витиевато сказал, что директора давно пора гнать из школы поганой метлой, что вообще мало кто понял, что блондин имел в виду. Пригрозив напоследок тому, кто сделал рисунок, посадить его родителей в Азкабан, а самого художника сослать в магловский приют без права возвращения в магический мир, Малфой ушёл, так и не заметив, как смотрит вслед ему его же сын.

Однако, не успела школа успокоится, как «Драконы» преподнесли новый сюрприз: намазали кресло директора волшебным клеем, применив какое-то вещество, чтобы клей застыл не сразу. В результате за завтраком весь Большой зал валялся на полу от смеха, наблюдая за тщетными попытками Дамблдора встать. Учителя разогнали студентов только тогда, когда директор разозлился до такой степени, что стал громко ругаться, обещая все кары небесные тому шутнику, кто это сделал. И, конечно же, в ближайшем выпуске «Придиры» «Драконы» поведали всему магическому сообществу о злоключениях Дамблдора, предоставив и соответствующие колдографии; а директор, несмотря на все свои старания, так и не смог найти виновных.

И вот, два дня назад «Драконы» снова нанесли удар по авторитету директора: двери Большого зала оказались заперты изнутри, и никакие заклинания на них не действовали. Пришлось двери взрывать. Как выяснилось, кто-то просто скрепил засов магическим скотчем, а хитрый механизм испортил обычной жвачкой. Но мало было этого, так ещё на спинке директорского трона была красиво выведена аккуратная надпись: «Тиран магического мира», а на самом кресле лежала небольшая коробочка с Чёрными метками, подписанная всё теми же ненавистными «Драконами». Притом, сладости не были ни отравлены, ни политы каким-либо ещё зельем или веществом. Эти «Драконы» явно издевались над ним, а он ничего не мог с этим сделать. Даже в редакцию «Придиры» не удалось попасть.

И вот сейчас Дамблдор сидел и мрачно просматривал очередную статью «Драконов». Дверь в Большом зале восстановили, надпись на троне прикрывал чехол, но он всё рано то и дело ловил на себе насмешливые взгляды учеников (особенно слизеринцев). Как же это всё бесило!

- Ремус, мой мальчик, не мог бы ты взять расследование на себя? Ты же понимаешь, как нам важно найти этих «Драконов»?

- Боюсь, у меня на это не будет времени. Сейчас, когда количество часов ЗОТИ увеличили… - прекрасно зная, что директор не отступится, протянул Люпин.

- Но, мальчик мой, я прошу тебя, - не сдавался Дамблдор, - Ты же знаешь, что я слишком занят, чтобы заниматься этим лично. Если хочешь, я поговорю с мадам Марчбэнкс, и мы увеличим тебе жалование?

- Ну если это не бесплатно, - с расчётливостью, очень удивившей директора, посмотрел на него мужчина, - То, пожалуй, я посмотрю, что можно сделать.

- Я буду тебе очень благодарен, - всё ещё выбитый из колеи статьёй, фальшиво улыбнулся Дамблдор, после чего повернулся к своей заместительнице, - Минерва, а не устроить ли нам родительское собрание?

- С чего бы это? - поперхнулась соком, который пила, женщина, - Альбус, сколько я здесь преподаю, ты ни разу не занимался подобной ерундой.

- Ну, я подумал, что было бы неплохо узнать мнения родителей насчёт организации уроков, правил, питания, - как бы между прочим гнул своё Дамблдор, - Конечно, многие работают и не смогут присутствовать, поэтому, думаю, стоит пригласить бабушек и дедушек наших учеников.

Ремус закашлялся, скрывая свой смех, в то время как МакГонагалл решала: не пора ли написать в попечительский совет, чтобы Дамблдору предоставили внеочередной отпуск? Последние события явно повлияли на его психику.

- И где ты, Альбус, предлагаешь устроить собрание? Нам, минимум, нужен Большой зал.

- Не преувеличивай, Минерва, у нас не так много чистокровных и полукровок, тем более, не у всех есть бабушки и дедушки, - блеснул глазами директор, - Но раз ты так считаешь, то давай пригласим с каждого курса и факультета по одному человеку, тогда на собрание придёт только 28 магов - не так уж и много, вполне все вместимся в учительской.

- И чьих же родных вы собираетесь пригласить, директор? - включился в разговор Бёрн.

- Начнём с первого курса, - улыбнулся энтузиазму профессоров Дамблдор, - В Гриффиндоре и Хаффлпаффе нет никого: не будем же мы приглашать маглов? Райвенкло - подходит только Уизли, ну а Слизерин - в живых столь дальние родственники остались только у Флинта и Блека. Но, учитывая, что у Дэвида родные в Чехии, и им сложно будет добираться, оставляем Блеков. Вот видишь, Минерва, всего два человека с первого курса. Теперь второй…

* * *

Последние недели для ребят были очень интересными. Директор снизил планку подозреваемых до третьего курса, но вот считать, что всё сотворили младшекурсники, явно ему и в голову не придёт. Благодаря предусмотрительности Лили и Лоры, рисунок Лоренца так никто и не смыл. Что именно рисовать, решал сам блондин, так что он отомстил не только директору, хотевшему сделать из него Лорда, но и отцу, который его не замечал. Да и идея с живыми глазами была превосходна - картина смотрелась очень эффектно, а изображение Малфоя-старшего на этот раз далось мальчику легко, он даже получал удовольствие, прописывая подобострастное лицо отца, обращённое к надменному и до сумасшествия довольному директору.

Идея со стулом была полностью по плану «Драконов», который они составляли на каникулах, а вот с Большим залом они всё провернули при помощи Добби, который сам вызвался помочь, когда ребята подписывали директорский трон. Так что вышло даже лучше, чем они хотели, а уж статьи девочек - просто высший пилотаж.

- Что у нас дальше? - вернувшись вечером от Ремуса, ребята развалились на кроватях, в предвкушении улыбаясь: мужчина рассказал им о предстоящем родительском собрании и о том, что думают на этот счёт остальные.

- Могу ещё один рисунок ночью сделать, - предложил Лоренц, повернувшись к другу, - У меня как раз одна идейка есть.

- Было бы классно, - одобрил Итон, - Украсим стены Хогвартса.

- Давайте на двери учительской, - представив реакцию преподавателей, захихикал Тедди.

- Не забудь отца предупредить, - зловеще улыбнулся блондин.

- Смотри, чтоб МакГонагалл плохо не стало, - насмешливо хмыкнул Блек.

- Не волнуйся, плохо будет директору, просто дядя Рем может не так всё понять, - усмехнулся слизеринец.

* * *

Минерва МакГонагалл, первая после завтрака поднявшаяся к учительской за журналом, в шоке замерла, смотря на дверь. Там был рисунок: директор в красно-золотой мантии во весь рост, упирающий руки в бока и смотрящий презрительно и высокомерно, на голове была корона и сверху надпись: «Все - пешки, я - король». Кроме этого на стене с обеих сторон от двери с подписью: «Мои друзья» были изображены с одной стороны - вампиры и оборотни в лесу при полной луне, а с другой - великан, сидящий у пещеры, на коленях которого сидел с