КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 345038 томов
Объем библиотеки - 396 гигабайт
Всего представлено авторов - 138704
Пользователей - 77209

Последние комментарии

Впечатления

djvovan про Холлинс: Золото дураков (Фэнтези)

Может кому понравится я заснул! Либо перевод такой но интересного ничего! Даже картинка не соответствует книге! причем тут «Стражи Галактики», «Хоббитом» и «Одиннадцатью друзьями Оушена» ваще не понял!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
zlobneg про Аксёнов: Коллеги (Современная проза)

Начать отзыв считаю необходимым со слов об обложке от LitRes. Она отвратительная, чтоб не сказать ублюдочная, и способна только отпугнуть аудиторию произведения. А книга легко читается, несмотря на почти 60 лет с момента написания и малую известность. Это соцреализм в его первоначальном понимании, то есть, правдивое изображение действительности. Есть взяточники, уголовники, убийцы, есть разводы и супружеские измены, но есть и те, кто восстанет против коррупционной системы или бросится с голыми руками на вооруженного "урку", есть искренняя любовь. Есть врачи, которые закрывают глаза на заражённый провиант, но есть и врачи, которые прыгают с вертолёта в тайгу для оказания помощи. Где граница между циником на словах и скотиной в поступках? В персонажах "Коллег".

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
IT3 про Кулакова: Полукровка (Исторические любовные романы)

каркуша,спасибо,
исправил.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
MaRa_174 про Эдс: Мир дому твоему, Огненная (СИ) (Фэнтези)

ГГ описывает себя: "Маленький нос с небольшими крыльями и толстые бледно-розовые губы. Мой внешний вид не показывал во мне аристократку, но надменность выдавала причастность к данным..." занавес, дальше прочитать не смогла

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
OneEyed про Афанасьев: Русские волшебные сказки (Сказка)

Случайно закачал только fbd. Сейчас перезалил книгу вместе с pdf. Сказочки присутствуют :)

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
meriroza88 про Шалюкова: Игра теней (Фэнтези)

Вся серия отличная!!! Есть минусы, но они на любителя.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
pusikalex про Афанасьев: Русские волшебные сказки (Сказка)

Похоже,файл в ПДФ попытались залить как фб-2

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Тайна Золотого Феникса - Книга жизни (fb2)

- Тайна Золотого Феникса - Книга жизни (а.с. Проект «Поттер-Фанфикшн») 553K, 172с. (скачать fb2) - allur

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Название:Тайна Золотого Феникса. Книга жизни

Автор: allura

Рейтинг: G

Главные герои: ГП и другие

Тип: джен

Жанр: фэнтази

Размер: макси

Cтатус: закончено

Дисклеймер: Все права на героев принадлежат Дж. Роулинг.

Содержание: Гарри попадает в ад... выходит оттуда благодаря старому знакомому и для него начинается новая история. Он узнаёт многое о роде Поттеров... но не знает, что среди его окружения есть предатель...

Сиквел к «Скованные одной цепью»

Глава первая,

Трагедия

Новоизбранный министр магии сердито отшвырнул от себя очередной отчёт и нахмурил брови. Вся эта история ему не нравилась с самого начала и он не знал, как её и расхлёбывать. Не прошло ещё и месяца с того дня, как он приступил к исполнению своих обязанностей, а на его имя уже прислали уже два десятка протестов, половина из которых была громовещателями. Сотрудники ходили мимо его кабинета чуть ли не на цыпочках, наложив на обувь дополнительное заклинание неслышимости, особенно когда раздавалось недвусмысленное уханье и шуршание крыльев. Все знали, что, хотя министр и не будет ни на кого орать или грохать кулаками, на его лице не дрогнет ни один мускул, но настроение его будет испорчено надолго. А мракоборец первого ранга в плохом настроении - это нечто. Тем более, если он только что в неравном бою вырвал победу из рук очень сильных соперников, среди которых был его собственный начальник. Многие удивлялись, как он вообще сумел выдвинуть свою кандидатуру, а победа его, и с таким отрывом...

Поэтому, когда в министерской приёмной появилась целая делегация посетителей, к ним сразу бросились помощники и секретари, дабы предупредить их о столь... непростой ситуации. Но главный посетитель успокаивающе махнул на них рукой и уверенно вошёл в кабинет, пропуская перед собой своих спутников - трёх мрачных мужчин и красивую женщину, передвигавшуюся так, словно шла под Империо или зомбирующим проклятием.

Министр, ходивший по кабинету взад-вперёд, при этом вторжении круто развернулся, вернулся за свой стол и предложил всем садиться.

- Я ничего не могу сделать, - пробурчал он. - Сам в полном отчаянии, но полностью бессилен. Его обвиняют не только в некромагии, но и в применении чёрных заклятий. Он напал на преподавателя и на ученика, вернее, мракоборца, выступающего в качестве ученика, есть свидетельские показания. Есть показания, свидетельствующие, что мистер Гарри Поттер участвовал в травле преподавателя и совершил кражу. Правда, последнее обвинение с него снято, благодаря другим показаниям. Всё это более, нежели серьёзно, Альбус. Я, как человек, всё прекрасно понимаю, я тоже в таком состоянии... Если бы всё зависело только от меня, Гарри бы не тронули. И вообще, вся эта история произошла благодаря проискам Долорес Амбридж и только её одной. Я отдал распоряжение провести расследование по поводу того времени, когда она исполняла обязанности министра и выяснить, как Амбридж вообще была назначена исполняющей, после событий, имевших место в Хогвартсе два года назад она была значительно понижена в должности и меня повергло в шок сообщение, что до инаугурации нового министра волшебным миром Англии будет править она. А после той истории она вообще не вернулась.

- Кингсли, я могу дать любые показания, свидетельствующие в пользу Гарри и которые смогут послужить его оправданием, - заявил Альбус Дамблдор. - Кроме того, я могу пригласить сюда свидетелей... Мистера Бродли, к примеру. Он не станет выдвигать жалоб на Гарри, а ведь только он может это сделать, ведь мистер Поттер напал на него, пребывая в состоянии аффекта. Что касается травли преподавателя, то он был спровоцирован действиями искомого преподавателя, то есть, самой Ирэн Кооппли. Что ещё? Черномагические заклятья? Что имеется ввиду?

- Его обвинили в применении секо. Но я сам отклонил это обвинение, поскольку секо входит в разряд боевых заклятий и не так уж и важно, что оно вошло в употребление с лёгкой руки тёмного мага. Но - применение учащимся школы и по отношению к другому студенту - это уже серьёзно. Кроме того - обливиайт по отношению к другому студенту, мистеру Рональду Уизли, даже без жалоб пострадавшего и то и другое чревато последствиями, а точнее влечёт за собой заключение виновного в Азкабан сроком до трёх лет, в случае непреднамеренности сего деяния, а я стараюсь выставить это в таком виде. Преднамеренно - до десяти лет. Незарегистрированная Анимагия. Но здесь всё объясняется тем, что Гарри попросту не успел зарегистрироваться. Это на момент ареста.

- А было что-то после момента ареста? - сердито бросил Джеймс, сжимая кулаки и глядя, как Кингсли Бруствер перекладывает с места на место различные бумаги на своём столе.

- К сожалению, - тот старался даже не смотреть в сторону родителей. - Мы сейчас делаем всё, чтобы обелить память мистера Поттера... посмертно... но сделать это будет не так просто в свете показаний...

- В смысле - посмертно?! - выкрикнула Лили, срываясь с места. - Он умер?!

- Был убит при попытке сопротивления и убийства одного из конвоиров, - ответил Бруствер, продолжая своё занятие. - Вот, это протокол допроса свидетелей, произведённого под воздействием сыворотки правды. Почитайте.

Зачитать протокол вызвался Северус Снейп, как самый хладнокровный из компании.

- «Протокол слушания по делу несовершеннолетнего Гарри Джеймса Поттера от... числа... так... Присутствовали...». Полный состав?

- Читайте дальше.

«Показывает мракоборец четвёртого ранга Хьюберт Голгоу.

- Вплоть до прибытия на берег моря и переправу конвоируемый вёл себя спокойно и не предпринимал ни малейших попыток сопротивления. Это было моё седьмое путешествие, если позволите так выразиться, и ни одно из шести предыдущих не проходили в столь спокойной обстановке. Мистер Поттер выполнял все команды и даже не пытался огрызаться, хотя был сильно угнетён. На протяжении всего пути молчал, только оглядывался по сторонам - мы позволили ему это, хотя госпожа Амбридж была против. Мы же были склонны дать мальчику хоть какую-то поблажку, считая его арест не более, нежели недоразумением. Мы все были убеждены, что, если нас не догонит приказ об освобождении мистера Поттера, он придёт в течение недели после его заключения. То, что произошло на пристани, повергло нас в шок. Когда мы подходили к парому, дабы переправиться через пролив, мистер Поттер вдруг потерял равновесие и ухватился за руку моего напарника, Оуэна Болдина. Там был неровный грунт, многие оступались, а мистер Поттер пошатывался и до этого. Мы помогли ему удержаться на ногах, но внезапно он вырвался, отскочил и направил на госпожу Амбридж волшебную палочку, которую достал из-за пояса Оуэна. Он пытался наложить на неё смертельное проклятье, но безуспешно. Зелёный луч только отбросил исполняющую обязанности министра так, что она отлетела далеко назад, упала и потеряла сознание, ударившись головой о камень. Мы все были в шоке, но это было не всё. Мистер Поттер бросил какое-то ругательство, но я это понял только по его интонации, слова разобрать не удалось, после чего применил по отношению к Оуэну и другим моим коллегам секо и сектусемпру. Первое отбить не удалось, но второе заклятье нам неизвестно и никто не знал, какие щиты могут его удержать. В результате двое - Джой Мэтью и Ховард Стоун выбыли из строя и их пришлось отправить порталом в госпиталь св. Мунго... Уложив их, арестованный напал на меня. Его глаза были совершенно безумны. Он сыпал повсюду всевозможными заклятиями, от секо до авады, целя во всех и всё, что попадало ему под руку, было зааважено около трёх крыс и две чайки... В целях самообороны я был вынужден обезвредить мистера Поттера... Но, к сожалению, я не рассчитал свои силы и удар оказался сильнее, чем я думал... Вместо того, чтобы выбить у Поттера оружие и оглушить его, заклятье отбросило его на тот же камень, что и Амбридж, от удара о который у арестованного был разбит череп. Он умер раньше, чем я успел к нему подойти...». Ниже приведены показания Болдина и ещё трёх мракоборцев, все они подтверждают показания Голгоу.

Всё время, пока говорил министр и во время чтения протокола, Лили горько плакала, в объятиях мужа, но и у Джеймса тряслись руки от горя... Он пытался поддержать и успокоить жену, хотя в сам нуждался в поддержке не меньше, а Сириус явно был к этому не пригоден, он яростно сжимал кулаки и не знал только, на кого с ними набрасываться. Дамблдор сидел, сохраняя полную невозмутимость, хотя блеск в глазах погас и он не смотрел ни на кого. В глазах Снейпа читалось ехидное замечание: «Я всегда знал, что этот мальчишка плохо кончит!», но в то же время что-то было не то, совершенно не присущее суровому профессору.

- Гарри не мог!!! - закричала Лили, заливаясь слезами. - Не мог, это неправда!!!

- Я тоже не верю, что Гарри мог такое учинить, - добавил Джеймс. - Мы, конечно, не так уж хорошо знали сына, но, тем не менее... Он наш сын. Он - Поттер, а Поттеры на такое не способны.

Дамблдор, Блек и даже Снейп недоверчиво уставились на Бруствера, который сокрушённо качал головой.

- Показания были даны под воздействием сыворотки правды. И я лично знал всех этих людей, работал вместе с ними... Вы можете подвергнуть их леглименции, если хотите, но это едва ли чем может вам помочь. Вот свидетельство о смерти вашего сына, мистер Поттер, - с горечью в голосе министр Кингсли протянул какую то бумажку Джеймсу... Мои соболезнования...

Лили опять вскочила и с ней случилась истерика, Джеймс и Сириус подхватили её с двух сторон... и правильно сделали, потому что через минуту она упала им на руки, потеряв сознание. Дамблдор ни слова не сказал, но по его глазам было видно, что он о чём-то задумался. Точно так же, как и Снейп.

Глава вторая

Заключённый

Никогда прежде Гарри не мог даже подумать, что окажется в этом месте. В Азкабане. В качестве узника. Это было ужасно. Утешало его, очень незначительно, что ему удалось передать отцу своих фениксов, а Дамблдор обещал юноше любой ценой вытащить его из тюрьмы, благо, на пост министра магии был избран после долгой борьбы Кингсли Бруствер - один из членов ордена Феникса, человек, которого уважал сам Альбус Дамблдор и сам Гарри. Этот мракоборец сумел обойти всех своих соперников, среди которых был даже глава его отдела, Руфус Скримджер.

Гарри привезли на самый север страны в закрытом экипаже, пересадили в ладью и доставили на крохотный островок, на котором возвышалась серая громадина тюрьмы. Собственно, то, что это тюрьма, понял бы только тот, кто был магом и знал, куда попал - со стороны Азкабан был похож на огромную скалу. Прежде он был несколько иным, более доступным, но после бегства нескольких узников и дезертирства дементоров, перешедших на сторону Волан-де-Морта тюрьму видоизменили и теперь побег представлялся совершенно невозможным. Даже для анимага - благодаря специальным заклятьям.

После ухода дементоров Азкабан получил новую охрану, из мракоборцев, которые часто сменялись, и различных существ... малоприятных в общении, мягко говоря. Отклонив очередной проект Амбридж, министерство заключило договор с упырями и вурдалаками, которые патрулировали коридоры и нападали на всех, кто не был в форме стражей и не находился под их охраной. Было несколько троллей, при том, таких огромных, что у любого при одном взгляде на них подкашивались колени. Гарри раньше встречался с этими чудищами, но самый крупный из них был значительно ниже азкабанских. Он даже подумал, тролли это или же великаны. Были другие существа, тоже весьма непривлекательных и кровожадных на вид.

Камера, в которую его бросили, была маленькая, холодная, тёмная, её освещало совсем крошечное окошечко под самым потолком, дотянуться до него было невозможно, и другое окно - в двери, напротив него прогуливались охранники. Кроме того, в стенах было множество щелей, невидимых, но сквозило в них изрядно, а заткнуть дыры было не чем: вся обстановка состояла из нескольких валунов и жалкого матрасика, когда-то набитого соломой, но теперь эта солома превратилась в крошку, так что матрас был не матрасом, а просто тряпкой, вылинявшей и вонючей. Гарри поморщился при взгляде на неё и сел у другой стены, на один из камней, поставив локти на колени и обхватив голову руками.

Он не знал, сколько времени просидел в таком виде, когда принесли еду или то, что должно было её символизировать - пустую похлёбку и сухарь, который было совершенно немыслимо разгрызть.

- Часа через два прогулка, - сообщил ему тюремщик. - Это единственное развлечение здесь, так что отказываться не рекомендую.

- Я и не собирался.

Через два часа дверь снова распахнулась, юноша ослушно вышел из камеры и проследовал за стражниками в довольно просторный дворик, где уже находилось десятка три узников разного возраста пола, впрочем, школьников среди них не было, а вот старики были. Были здесь некоторые его знакомые - профессор Квайт с пустыми глазами стоял, прислонившись к стене, Рабастан и Родольфус Лестрейнджи о чём-то шептались с Ноттом и МакНейром, но шёпот оборвался при появлении новенького, Руквуд... Все Упивающиеся, пойманные в Отделе Тайн почти два года тому назад.

Внезапно Квайт пришёл в себя и набросился на Гарри, схватил его за глотку и принялся душить.

- Ты думаешь, отделаешься так легко? - зашипел Квайт, сжимая горло мальчика своими костлявыми, ледяными руками, так сильно что у Гарри закружилась голова и выступили слёзы. - ну уж нет! Даже если сейчас я тебя не убью, здесь, в этой тюрьме, - брызгал слюной исходя от ярости душегуб, всё больше сжимая его горло, не давая проникнуть живительному глотку воздуха в лёгкие, - даже среди охранников есть наши люди, которые быстро сведут тебя в могилу за твои происки! И тебе отсюда не выбраться, Долорес об этом позаботилась!..

Убить Гарри экс-профессору не удалось, увидев двух сцепившиеся заключённых, охранники растащили их и отправили «отдыхать» в карцер сбесившегося профессора. Хотя это им давалось с видимым трудом. Квайт брыкался и вырывался как только мог, выкрикивая всевозможные ругательства и угрозы в адрес мальчика. На его несостоявшуюся жертву охранники и не посмотрели. Зато остаться не замеченным другими узниками у Гарри теперь не было ни малейших шансов. Едва отдышавшись Гарри тут же почувствовал на себе злорадные взгляды Пожирателей Смерти, которые стоило Гарри на них посмотреть тут же опять собравшись в круг стали что то нашептывать друг другу.

Найдя свободное от узников местечко Гарри прислонился к каменной стене и закрыл глаза. Сердце всё ещё продолжало бешено стучать отдаваясь в голове эхом вопросов... Как он здесь оказался? Почему Амбридж оказалась столь могущественной, что сумела его сюда упрятать? Неужели она и в самом деле исполняла обязанности министра, кто ей позволил? Почему его везли сюда в такой тайне ото всех, а здесь, в ведомости (он случайно бросил взгляд в журнал когда его регистрировали по прибытию сюда), он значится под чужим именем? Годвин...Забыл фамилию. И на два года себя старше. Осуждён за убийство. О-суж-дён. Это называется - осудить? И за какое убийство, если он, напротив, вернул к жизни четырёх людей? Да, четырёх, ведь не назовёшь же жизнью то существование, что влачил Сириус ТАМ. Значит, его «осудили»! Постарались сделать так, чтобы его не нашли и не вытащили... На эти вопросы у него не было ответов. Он почувствовал что снова задыхается, но уже не от беспощадных рук душивших его каких-нибудь полчаса назад, теперь он задыхался от несправедливости и бессилия, бессилия противостоять этой несправедливости...

Азкабан жуткое место, оно вытягивает у тебя всю надежду и радость... Да, Дементоры ушли... Но стены помнят прежних хозяев-сторожил, они с непоколебимой гордостью несут отпечаток той тоски, безысходности и чувства что больше никогда в твоей жизни не будет радости... Никогда... И заключённые, живут, дышат и барахтаются, как не хотящие умирать щенки в море этой безысходности...Барахтаются, а потом сдаются... И умирают. Умирают ещё будучи живыми. И только сильные, действительно сильные личности могут попытаться здесь выжить. Впрочем, какой бы сильной личностью не был Гарри, он всё же был человеком. Просто человеком. А человеческое сердце может страдать, болеть, да так болеть, что ни одна физическая боль не сравниться с этой болью... Именно там, на площадке для прогулки, прислонившись к Азкабанской стене Гарри впервые и прочувствовал всей своей душой душу Азкабана. Лишь окрик смотрителей, оповещающих заключённых, что прогулка закончилась вывел Гарри из энергетического единения с Азкабаном.

Гарри открыл глаза и бездумно побрёл вслед за всеми заключёнными...

- Он завтра будет здесь, - говорил Нотт, скаля зубы. - Гром сказал, что он намерен здесь спастись от гнева Лорда, отсидеться, так сказать.

Услышав этот злорадный голос Гарри встрепенулся и огляделся. Прямо рядом с ним, не замечая мальчика, шла группа Пожирателей Смерти.

- Не удастся, - хихикнул Руквуд. - Я давно мечтал пощупать его шейку. Всю жизнь заставлял себе кланяться, а теперь пусть и нам в ножки поклонится.

- Да, пусть проклянёт тот день, когда родится, прежде, чем отдать концы! Медведь нам в этом поможет! Они ещё Поттера извести хотят!

- Точно, пусть сделают за Лорда всю работу, а мы потом припишем себе эту заслугу! Кто подумает на этих? Да они и сами мертвецы!

Но на этом им пришлось прекратить разговор, дверь, выходящая на площадку, была не такой широкой, и Гарри уже вплотную подошел к ним. Проходя мимо Гарри, Родольфус Лестрейндж смачно плюнул ему на ботинки, а Руквуд схватил парня за шиворот и встряхнул.

- Слышал то, что мы говорили о нём? Это относится и к тебе, сосунок. То, что ты оказался здесь, ещё начало. Ты долго будешь на коленях молить нас о смерти, но всё будет напрасно! Помни.

Охранники стали отводить по одному заключённому в их камеры. Идя к себе в камеру, Гарри увидел, что по другую сторону той площадки имелись ещё несколько. На одной из них так же гуляли заключённые. Гарри тут же вспомнился ночной разговор с Сириусом. Они были на Площади Гриммо 12, было уже за полночь, но ни Гарри ни Сириусу не спалось. Они сидели на кухне, и тогда Гарри решился на самый, как ему тогда казалось, некорректный вопрос. Он спросил крестного про Азкабан. Всё что от того рассказа осталось в голове у Гарри так это то, что здесь несколько площадок для прогулок, то ли пять, то ли шесть. Узников разбивают на группы и они в разное время на разных площадках гуляют. Группы составляются согласно только одному правилу - категорически запрещается сводить вместе подельников. Почему же не разделили Пожирателей? Специально или нет поставили его в ту же самую группу, что и их? И тоже самое с Квайтом... У Гарри только ещё больше появилось вопросов, которые уже просто зарывали его голову на части, заставляя её стать свинцовой и начать жутко болеть.

В камеру, на матрас и уснуть и больше никого не видеть и не слышать - это было единственное желание мальчика. Впрочем, стоило только двери его камеры захлопнуться как его мозг заработал с ещё большим воодушевлением! Казалось, что его голова решила покончить жизнь самоубийством, задохнувшись в собственных вопросах...

Правду ли говорил Квайт? Неужели и здесь полно жрецов Чёрного Круга? Если да, то это будет конец. Здесь, в Азкабане, помощи ему ждать неоткуда. И сегодня их разнимали как-то вяло, лениво. Словно на самом деле им без разницы, задушит один узник другого или нет...

И кто такие Гром и Медведь, о которых говорили Пожиратели? Они с ними или со жрецами? И то и другое плохо.

И кто должен появиться завтра? Ещё какой-то Пожиратель, и из приближённых к Лорду. Судя по тому, как о нём отзывался Руквуд, ему тоже грозит опасность! Ну и пусть перегрызутся между собой, ему же будет легче! А может, и не будет...

Последняя мысль что пришла в его голову: какой здесь может быть карцер? Обычная камера столь ужасна, что ужаснее просто ничего не может быть!

После этого его больной и кишащий вопросами рассудок сморил сон - сказалось то, что он не спал три ночи, пока его сюда везли...Но и сон не был для него спасением... Он спал и видел во сне кошмары, но не мог проснуться...

Глава третья

Новичок

Проснулся Гарри оттого, что его кто-то сильно тряс за плечи, да так, что у него аж зубы стучали и мороз бежал по спине. Он решил, что ему всё это приснилось - арест и Азкабан, откроет глаза - а это отец, или мама, или Сириус, или кто-то из друзей заметил, что ему снится кошмар и решил разбудить. Вот и трясёт. Но вот он открыл глаза и... Оказалось, что сном это не было, он в Азкабане, всю ночь просидел, прислонившись спиной к стене, а в ней трещина и его явно просквозило, потому и трясёт. И как он сам не заметил, что замёрз?! Парень взял тряпку, которая должна была заменять узнику матрац, и завернулся в неё. Так стало немного теплее, хотя и ненамного.

Через час после пробуждения Гарри получил свой первый завтрак в Азкабане, состоявший из вонючей жижи самого неаппетитного вида. Узника чуть не вывернуло от одного только взгляда на это, он никак не мог заставить себя проглотить эту дрянь и потому остался голодным до обеда, думая, что, если это будет продолжаться и дальше, он тут погибнет за считанные дни. Но обед был получше - к нему подали нечто, напоминавшее мясо и сухарь. Их мальчик как-то проглотил и стал ждать прогулки - когда он выберется из этой вонючей норы и получит возможность подышать «свежим» воздухом.

Но воздух оказался чересчур свежим. Бушевал настоящий ураган! Правда, в стенах тюрьмы ветер был послабей, но всё равно Гарри стоило огромных усилий удержать одеяло, когда оно вознамерилось превратиться в парус и улететь высоко в небо, прихватив с собой и его. Прочие узники собрались группками, чтобы им было потеплее и их так не сдувал ветер. Пожиратели стояли отдельно от остальных, зло шептались и не сводили глаз с новой фигуры, которой Гарри здесь раньше не видел. И теперь он видел только, что новоприбывший высок, строен, кажется, блондин, но мало ли среди людей, даже волшебников, блондинов? Сейчас он думал только об одном: раз Пожиратели хотят его убить, значит, он им враг, а ему, Гарри, друг. Он стоял особняком и рассматривал узор на стене. Потом отвернулся, но на него стали наступать Лестрейнджи и МакНейр, драки не учиняли, только что-то говорили в повышенных тонах. А потом начался ливень и узников повели по камерам.

Погода разбушевалась не на шутку. Даже сквозь маленькое окошко в камеру проникали потоки. Гарри возблагодарил небо, за то, что пол был несколько покатый и вода уходила в сторону отхожей ямы. Но, если ливень будет долгим, его не спасёт ни это, ни то, что жижа на ужин была, хоть и вонючей, но горячей. На сей раз юноша не стал привередничать и съел всё - только для того, чтобы хоть немного согреться, перебрался туда, где было посуше, завернулся в свой «плащ» и постарался уснуть.

Проснулся он от кашля. Собственного кашля и опять-таки озноба. На сей раз к холоду, проникающему изо всех щелей, добавилась ещё и вода, в которой он стоял до половины голени. Это было ужасно. Через полчаса вода дошла до колен... Загремели засовы, в камеру вошли двое зомби, подхватили кашляющего узника под руки и потащили куда-то наверх. Мальчику было так плохо, что он даже не считал ни этажи, ни ступени, а потом он перестал даже передвигать ноги и его волокли наподобие мешка, а потом швырнули в другую камеру.

Она была побольше предыдущей, раза в три, значительно суше, без щелей в стенах, по крайней мере, они в глаза не бросались, на окно было наложено заклинание, не пропускавшее воду внутрь, в противоположных углах - два матраца, отхожее место отгорожено и не воняет.

Камера была на двоих и сосед у Гарри был. Кто-то спал на одном из матрацев, закутавшись в свою мантию и натянув её на голову. Мальчик подошёл к своему лежаку и стал устраиваться на ночлег. Одновременно он обдумывал сложившуюся ситуацию, что с ним произошло за последний год.

У него появилась семья. Даже две семьи, это раз. Он столкнулся со зловредной сектой Чёрного Круга и вышел из этого поединка живым, это два. В его теле спит великий маг жизни, это три. В его распоряжении на воле были - Время, Свет, неизвестный феникс Горбина и Безвременье. И Преданность, вырванный из рук Круга. Живы его родители и крёстный. Это плюс.

Но - он в Азкабане. Это раз. Под чужим именем. Если его будут искать, то не найдут, наверняка Амбридж или кто-нибудь ещё придумал целую историю, почему его имени нет в тюремных реестрах, это два. Его включили в ту же прогулочную группу, что и Пожирателей смерти и Квайта, явно против всех правил, это три. Среди охраны есть жрецы или союзники Чёрного Круга, которые жаждут его крови не меньше, чем сторонники Волан-де-Морта. Это четыре. Он явно застудил лёгкие - пять. Помочь ему здесь некому, но зато у очень многих чешутся руки его прикончить, защиты ждать не откуда. Охрана не станет принимать серьёзных мер. Квайта оттащили, но он был один. А если на него уже на следующей прогулке навалятся всем скопом?!

Согревшись и перестав кашлять, Гарри уснул.

А проснувшись, поднял глаза на своего соседа и...

Глава четвёртая

Люциус Малфой

Собственной персоной. Тот же холеный аристократ с ледяным взором и змеиной усмешкой. Правда, с момента их последней встречи мистер Малфой несколько похудел и побледнел, но это объяснялось спецификой его службы Волан-де-Морту. Гарри под ледяным взглядом соседа бросило сначала в жар, а потом опять в холод, он вскочил и стиснул кулаки.

- Маленький гадёныш! - процедил сквозь зубы Люциус.

- Убийца!

- Ты мертвец!

- Ты ещё раньше покинешь бренный мир! - оба непроизвольно перешли на ты, ибо так было проще.

И посыпались оскорбления, взаимные обвинения, при чём оба противника старались выбирать выражения пообиднее. В конце концов, после того, как Гарри затронул «гнилые гены» Малфоев, что приводит к вырождению рода, они сцепились уже в рукопашную, Поттер из последних сил старался выдрать у Люциуса его роскошные белокурые волосы, а Малфой - задушить мальчика, благо, тот был явно болен и не слишком силён.

Гарри уже хрипел, перед глазами у него ходили круги, когда его грубо схватили поперёк туловища, вырвали из его рук пряди волос противника и что-то брякнуло. Он рванулся, но понял, что: его никто не душит и он прикован к стене. У противоположной стены стоял Люциус, плюясь кровью - судя по всему, под час драки или уже при сопротивлении подоспевшей страже, он получил по лицу и потерял как минимум один зуб. Завтрака обоих лишили.

Гарри напряжённо думал. Раз здесь Малфой... Не о нём ли говорили его старые дружки, намереваясь прикончить? Не его ли шею хотели пощупать?..

- О чём вы там болтали со старыми друзьями? - спросил юноша, стараясь придать голосу максимум сарказма, на какой он только был способен. - Много ли времени оставили, чтобы с жизнью проститься или завтра же кокнут на прогулке? Руквуд давно уже мечтает проверить крепость ваших шейных позвонков, да и остальные не думают, что ваша кончина станет такой уж невосполнимой утратой для вашего хозяина. Сбежали от Волан-де-Морта, а прибежали к старым добрым друзьям. Не про вас ли МакНейр мастерство своё оттачивал, интересно? Он достаточно искусен? А то ведь мучиться станете, да и как бы нашему Нику свою оригинальность не утратить...

Брови Малфоя поползли вверх.

- Они собираются тебя пришлёпнуть, а не меня, - процедил он.

- Обоих. Относительно их намерений насчёт моей скромной персоны я премного наслышан. И ваши дружки, и Чёрный Круг... - Гарри прикусил язык, но было поздно. По лицу его собеседника пробежала тень, потом в глазах появился и погас огонёк, Малфой явно размышлял.

- Пожалуй, моя жизнь тоже может висеть на волоске, - пробормотал он.

- Это так и есть.

- К чёрту всё! Все идеалы, все убеждения - к чертям под хвост! - разъярился Малфой. - Мои друзья... Кому тогда верить?! И Чёрный Круг?! Ты уверен, что они в союзе?!

Гарри в этом уверен не был, но на всякий случай кивнул. Облачко, омрачившее чело аристократа, превратилось в грозовую тучу.

- Мой прадед был жрецом, - проговорил он. - И дед, но дед так и прожил всю жизнь, не быв ни разу призванным, занимал низший ранг. А прадед был мастером и оставил немало материалов по этому Кругу. Можешь мне поверить, это ещё хуже нашей клики. Тёмный Лорд - младенец по сравнению с Верховным Магом Круга, хотя и стремится приблизиться к нему. Многие пытки, принятые у нас, были введены после того, как Лорд ознакомился с записями моего прадеда. И если Круг выносит приговор, можешь быть уверен, он его приведёт в исполнение так или иначе. И в твоих же интересах самому явиться к палачу, ибо, чем дольше ты борешься, тем ужасней будет твой конец. Ты сам что-нибудь о нём знаешь, о Круге?

- Я знаю нескольких её членов. Я знаю, что наш профессор Квайт, преподаватель рунистики, был жрецом, жрицей является известный... хм... алхимик Ирэн Кооппли, при чём она принадлежит к верхушке. Барти Крауч-старший. Не удивлюсь, если им был и младший. Они вербуют своих членов и завербовали даже нескольких учеников Хогвартса... Они не останавливаются ни перед чем, могут даже использовать в своих целях чужие наработки.

- Если мы будем держаться поодиночке, то точно не выживем. Я предлагаю тебе союз - чтобы попросту выжить. Вдвоём сопротивляться проще.

Малфой долго ещё что-то говорил, убеждал, уговаривал, требовал, но Гарри уже не слушал. Ему было плохо. Его бросало то в жар, то в холод... Он не мог даже поесть, хотя обед принесли горячий, но на вид опять таки несъедобный. Люциус усадил соседа на матрац и силой влил в него похлёбку, а потом как следует укутал его своей мантией.

В этот день прогулку отменили - все дворики были затоплены, да и стражи плохо переносили такую сырость.

Гарри становилось хуже с каждой минутой. Он метался в полубреду, лишь изредка приходя в себя.

- Ты не знаешь, мою семью не тронули? - донёсся до его сознания вопрос.

- Кто?..

- Лорд.

- Вроде, нет... А о вашей матушке, кажется, ему вообще ничего не известно... ни о ней, ни о Себастьяне... А вы похожи... Очень похожи, даром, что близнецы...

Гарри было очень плохо, болезнь полностью завладела его организмом и он стал изливать на Малфоя водопады информации, даже не замечая, что выдаёт ему то, о чём следовало бы молчать: о том, что Регулус Блек жив, что у него, Гарри, на свободе хранились несколько магических талисманов, которые разыскивает Волан-де-Морт... О своих родителях, о Сириусе...

- Мама, мама, мамочка! - даже каменное сердце дрогнуло бы в эту минуту. И Люциус дрогнул.

- Эй!!! Стража!!! Немедленно пришлите сюда целителя с зельями!!! - заорал он, сотрясая кулаками дверь. Гарри даже сквозь лихорадку разобрал эти слова и был потрясён до глубины души. ЛЮЦИУС МАЛФОЙ проявляет заботу о нём?! Но реакция стражей была совсем иная - обоих узников за этот тарарам лишили ужина. А потом сон смежил веки больного... Время от времени, просыпаясь, он ощущал у себя на голове что-то холодное. Это Малфой, разорвав свою рубашку тонкого полотна и смочив её под рукомойником, делал ему прохладные компрессы.

Глава 5

Порассуждаем здраво?

На свободе у человека почти никогда не остаётся времени на самого себя. Постоянно появляются дела, отвлекающие тебя от самого сокровенного. Только ты надумал... как появляется необходимость устроить разнос тому или другому домовику. Домовики присмирели - появилась Нарцисса: ей, видите ли, не нравится, что на торжественном приёме по поводу... у жены министра наряд был куда более дорогой и нарядный, чем у неё, а всё он виноват, не подсуетился. Или посмотрели косо, неуважительно... Ладно, этот вопрос уладили. Приходит письмо от сына, в которых он осыпает бранными словами Гриффиндор. Надо сочинять ответ, где подробно разъясняется, как должен вести себя представитель столь знатного рода в подобной ситуации... У Драко нет проблем... у него есть другие проблемы.

В тюрьме - совсем другое. Особенно, если ты в одиночке и у тебя во всяком случае нет иного занятия, как заниматься самим собой. И никто не отвлекает. Только для того, чтобы подать еду или отвести на прогулку. А можно и не ходить на прогулку. Ему всё можно. Даже камеру выделили получше. Сиди и размышляй. Вот он сидел и размышлял. Предавался воспоминаниям...

Корни Древнейшего, Благороднейшего и Чистокровнейшего семейства Малфоев уходят в незапамятные времена. Кажется, одной из его далёких прабабок была легендарная Моргауза, жившая... он сам забыл, когда, но очень давно. А вот Абраксас Малфой мог без запинки перечислить абсолютно всех, кто имел то или иное отношение к роду, имя, когда жил, чем известен. Пытался натаскать и сына, но тот не обладал такой памятью на имена и даты. Однажды опозорился: в присутствии какого-то высокопоставленного господина наивно осведомился: а, собственно говоря, кем он ему, Люциусу, приходится - двоюродным дядей? Учитывая, что тот доводился ему семиюродным кузеном... Этого отец не мог ему простить до самой смерти.

Был у Абраксаса ещё один пунктик. Чистота крови. Он гордился тем, что никогда и ни на каком уровне в род Малфоев не входили маглы или маглорожденные. Генеалогия поражала даже самых придирчивых знатоков. И всё было расписано от и до. Ещё когда Люциуса собирали на первый курс Хогвартса, отец отвёл его в сторону и заявил:

- В Хогвартсе учатся сёстры Блек. Андромеда и Беллатриса. Через три года поедет ещё Нарцисса. Ты должен сблизиться с ними, имей ввиду, что одна из этих будет твоей невестой. Я ещё не определился, которая, так что у тебя есть возможность выбора.

- А если мне ни одна из них не понравится?

Люциусу нравилась Октавия Нотт, ей он тоже нравился и он рассчитывал... хотя, на что мог рассчитывать одиннадцатилетний мальчишка?

- Тогда я сделаю выбор сам. У тебя три года, чтобы присмотреться к Андромеде и Беллатрисе. Не понравятся - женишься на Нарциссе. Вот, - от подвёл сына к знаменитому древу и ткнул в него пальцем. От имени Люциуса протянулась ниточка к другому древу, представшему в виде дымки... за исключением одной таблички, которая и была соединена с его табличкой. «Блек - Андромеда? Беллатриса? Нарцисса?». От них - ещё одна табличка, идущая к древу Паркинсон. От Паркинсон - к Краучам. От Краучей - к Лестрейнджам. Всё расписано на несколько поколений вперёд и от него почти ничего не зависело. Зависело только одно - какая именно из трёх сестёр. Он заранее знал, что возненавидит всех трёх. Возненавидит за эту безнадёжность. И очень надеялся, что сам не придётся ко двору Блеков и те вынудят его отца изменить свои планы по отношению к своему наследнику... Хотя Абраксас никогда ничего не делал, абы так. Краучи и Лестрейнджи были под сомнением. Он и его будущий ребёнок - нет. Блек и Паркинсон. Можно было спорить на собственную жизнь, что и с надменной мамашей трёх дочек, и с ещё более надменным Хмурасом Паркинсоном, с лицом, похожим на морду бульдога, всё уже согласовано. Сделка состоялась. Все семейства блещут чистотой крови и знатностью происхождения, не говоря уже о богатстве. Отец что-то говорил, что Блеки дают за каждой из дочерей чуть ли не миллион галлеонов и богатому дому.

Чистота крови. Знатность. Богатство. Могущество. Эти слова не сходили с языка Абраксаса. Это первое, что он почитал и учил почитать сына. Порой прибегая к очень крутым мерам. Часто маленький Люциус плакал в подушку...

Однажды он спросил у отца о маме. Ведь у всех были мамы, а у него - нет. В доме не было даже её портрета. Были самые дальние родственники, а мамы не было. Ни портрета, ни фотографии, ничего.

- Она скончалась, - отрубил Абраксас. - При твоём рождении. Точка. Никогда больше не смей заикаться о ней в этом доме.

На древе её тоже не было. Она там даже никогда не была. Просто из таблички его отца шла ветка к его табличке. А ведь у других было не так. Каждая табличка была как бы на пересечении двух веточек... Но не мог же отец... И ни один Малфой никогда не вступил во внезаконные связи. Каждый из них ни разу не спал ни с кем другим, кроме своей законной супруги, и только после свадьбы, это отец неоднократно подчёркивал, презрительно косясь в сторону некоторых своих гостей, которые позволяли себе некоторые вольности. Но почему он врёт?

О том, что отец его обманул, он узнал от старой эльфихи. Когда Абраксас об этом узнал, то убил её на глазах у восьмилетнего сына.

- Хозяйка не умерла. Она ушла.

- Ушла? Куда ушла? Почему ушла?

- Она пришла из-за моря. И хозяин был ею недоволен. Она обманула его. И родила не того. Хозяин её выгнал...

На следующий день отец приказал ей набрать смолы одного из растений, растущих в теплице при замке. Но испарения этого... Люциус так и не запомнил его названия... оказались ядовитыми для эльфов. Каана умерла через пять минут после того, как приступила к работе. Отец специально привёл сына полюбоваться на её агонию, мучительную. И не скрывал, что специально приказал эльфихе заняться работой, которая должна была её убить.

- Она преступила волю своего хозяина. Всякий, кто пойдёт против меня, будет уничтожен. Кто бы это ни был.

Каана в своё время была няней Абраксаса и была в доме на особом положении. Но это не помешало ему её уничтожить. И ему ничего за это не было. Ни за Каану, ни за людей, тоже волшебников, даже чистокровных, одного из которого отец довёл до самоубийства, а двух других разорил, только потому, что те так или иначе встали ему поперёк пути.

- Они выступили против меня и должны были быть наказаны, - отрезал он, когда Люциус всплакнул украдкой над судьбой одного из них.

Это был последний раз, когда он плакал. Абраксаса его слёзы довели до того, что он чуть ли не круциатусами стал вбивать в голову сына ещё одну прописную истину: МАЛФОИ НИКОГДА, НИ ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ НЕ ПЛАЧУТ! Слёзы - это для простонародья, а Малфои - не такие. Они выше всех человеческих слабостей и всего, что может быть к ним причислено. Он заставлял сына смотреть на ужасные вещи. На смерть. И убивать самому. Кому-то из Блеков удалось провести закон, по которым позволялось убивать престарелых домовиков, не пригодных для услуг. После этого Абраксас стал скупать именно таких и на них учил Люциуса убивать. Убивать жестоко, но в то же время изящно. Не ведать жалости ни к кому. Некоторых домовиков он видоизменял в людей - мужчин, женщин, детей, стариков. Он придумывал самые изощрённые способы убийства... А если Люциус отказывался, его ждало наказание. Абраксас сам придумал заклинание, чьё воздействие было очень похоже на Круциатус, хотя и не имело того пагубного воздействия на разум жертвы, только на его нервные окончания. Боль была адская, но она не могла свести с ума. Даже за несколько часов. А если Люциус принимался кричать, отец делал так, что эта боль раздирала его тело в течение суток, как минимум. Однажды он был под заклятием почти неделю, его спасло то, что отец и сын должны были присутствовать на каком-то приёме.

Хогвартс. Опять дань семейной традиции. Сам он хотел в Рейвенкло. Все находили его очень умным и он с упоением читал все книги, какие только попадали ему в руки. Но стоило ему заикнуться об этом при отце, как получил наказание. МАЛФОИ МОГУТ УЧИТЬСЯ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО В СЛИЗЕРИНЕ, ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ ФАКУЛЬТЕТЫ - ДЛЯ ПОЛНЫХ НИЧТОЖЕСТВ. Ни один Малфой не был заучкой-рейвенкловцем, но не был и тупицей-пуффендуйцем. Гриффиндор - безумцы... Слизерин и только Слизерин может сделать из наследника столь древнего рода настоящего мага. Прочие достойны исключительно презрения.

После этого перед Люциусом были закрыты двери в библиотеку. Отец сам выдавал ему книги, которые, по его мнению, должны были интересовать Малфоя. Все они принадлежали к Тёмной магии и истории Чёрного Круга. О тех предках, которые принадлежали к этой зловещей секте, Абраксас говорил с особенной гордостью и мечтал, что когда-нибудь его сын займёт место в Круге, а то и возглавит его.

Он сам купил для сына всё, что было необходимо для школы. При чём не в Косом, а в Лютном переулке, где был своим человеком. Он сам проводил Люциуса на вокзал, сам нашёл для него купе и подобрал соседей. Огарви Паркинсон. Хьюго Кребб. Стоциус Гойл. Андромеда Блек. Джоз Булстроуд. Ему было велено дружить с ними и плевать, что его ровесником был только Джоз, а остальные на два-три года старше. Креббу и Гойлу, которые и прежде бывали у Малфоев, было велено присмотреть, чтобы Люциус не общался ни с кем, не принадлежащим к их «кругу», и Абраксас взирал на сына с подозрением... В чём именно его подозревали, сын не понимал.

По дороге он, как было велено, стал присматриваться к Андромеде, но та не обращала внимания на блондинчика, а потом и вовсе ушла в другой вагон, заявив, что её к ним никто не привязывал, у неё есть собственный «круг», к которому он не принадлежал. Это ему понравилось. Мысленно он уже составил список сестёр и готовился оценивать их достоинства, чтобы выбрать. У Андромеды были все шансы для того, чтобы быть выбранной. Она была симпатичная, раз. Шатенка с великолепными каштановыми волосами чуть ниже лопаток, два. Независимая, три. Но - она на два года его старше и - её независимость едва ли понравится отцу - отец привык подавлять всех своим авторитетом. Андромеда ему не покорится... Но именно это и понравилось Люциусу.

Когда они прибыли, у него готов был вырваться восторженный возглас при виде заросшего густой бородой гиганта. Но Гойл больно пихнул его локтем в бок: это прислуга, а прислугой не восхищаются. И вообще ничем не восхищаются так, как хотел этого он. Это недостойно. Недостойно и склонять голову перед высокой дамой - профессором МакГонагалл, тем более, она только что получила назначение на пост декана Гриффиндора, а Гриффиндор и Малфой - две полные противоположности. Лучше уж приветствовать слизеринского главу, тем более, что он такой забавный. Это ему выдали наперёд, ибо ему с Джозом пришлось ехать на лодках, а не в карете. Собственно, Абраксас сам настоял, чтобы для его сына выделили персональную карету и ему это обещали, но сын взбунтовался и предпочёл персональную лодку. За это он получит «шипящее» письмо - вроде громовещателя, но Абраксас Малфой находил недостойным орать на всю школу, поэтому значительно урезал громкость до еле слышного шипения. Во время распределения он умолял шляпу отправить его в Рейвенкло, наплевав на последствия, но неудачно, шляпа тоже оказалась непреклонной и отправила его по назначению. На факультете профессора Флитвика ему делать нечего.

Ага, Беллатрис тоже здесь. Они одних лет, но она не шатенка, как сестра, а жгучая брюнетка. И глаза у неё чёрные, надменные. Это ему не понравилось. Пожалуй, она понравится его отцу, а это уже большой минус в его представлении. И ей уже известен договор с Абраксасом, ишь, как зыркает в его сторону глазищами! Нет бы вести себя поскромнее, Андромеда смотрит на соседа, с которым болтает, время от времени обращая внимания на сестру и говоря ей, что так пялиться на мальчиков, тем более незнакомых, неприлично, независимо от того, какую фамилию они носят. Пренебрежение фамилией - ещё один плюс.

Учился он хорошо, по всем предметам. Ему нравилось всё, кроме истории - и дело не в занудном преподавателе, но истории Люциус наслушался дома. Поэтому он старался от неё увиливать, но безуспешно. Однажды его заловили и под страхом жалобы отцу заставили посещать лекции Бинса. И ему досталось от Гойла с Креббом, которым наябедничал Джоз. От расправы его спасла Андромеда. Было это на его втором курсе, а Андромедином предпоследнем, а она была старостой. Мисс Блек пообещала драчунам отлучить их от клуба Слизнорта, а это было крайне нежелательно, поскольку декан, а по совместительству преподаватель зельеварения, был человеком очень влиятельным и мог очень хорошо помочь ученикам в продвижении по жизни.

На следующий год поступила третья и последняя сестра Блек, худенькая блондиночка Нарцисса. Она была красивая и скромная. А поскольку Андромеда уже была вычеркнута Абраксасом из кандидаток (сдружилась с каким-то маглом! Опозорила всю семью! Все плачут от этой шлюхи!), а Беллатриса была совершенно недопустима по причине бесстыдства (по мнению Люциуса), приходилось присматриваться к Нарциссе. В этот же год поступил и кузен сестричек, Сириус, сын Агаты Блек. Все говорили, что этот мальчик - белая ворона в своей семье и совершенно на них не похож. В результате даже смог добиться того, чего не добился Люциус - поступил не в Слизерин (позор рода!), а в Гриффиндор, чем был чрезвычайно доволен, а Малфой исходил слюной от зависти.

Но он сумел и отцу подгадить. Подружился с полукровкой, каким-то образом пробравшимся в чистокровный Слизерин. Говорили, что этот неряшливый и замкнутый Северус Снейп был вынужден буквально бежать в Хогвартс, так как его отец мало, что был маглом, но ненавидел всё магическое лютой ненавистью и было совершенно непонятно, как его при этом угораздило жениться на ведьме. Снейп тоже ненавидел своего отца, это их сблизило. И его притягивала тёмная магия, о ней он мог читать часами, сутками! Однажды даже стащил у Люциуса присланный тому отцом справочник... Так и завязалась их дружба. Люциус давал Северусу почитать его книги и погулять с его тростью - Абраксас велел сыну ни при каких обстоятельствах с ней не расставаться, а тот составлял ему компанию, отпугивая Кребба и Гойла. Правда, Люциусу время от времени тоже приходилось вступаться за приятеля и костылять по шеям тому же Сириусу Блеку и его дружкам, возомнившим себя мародёрами и выбравшими в качестве жертвы Северуса. Их было двое против четверых... нет, троих, Ремус Люпин в драку не лез. Люциус вообще не понимал, как он попал в Гриффиндор? Там все славились боевым складом характера, а Люпин был ботаником, как и Малфой, ему было самое место на Рейвенкло. Но нет - гриффиндорец. Жаль, дружит с Сириусом, а тот ненавидит Слизерин и всё, что с ним связано, а то Люциус так хотел с ним подружиться... И с Ремусом... А так - настоящим его другом был только Снейп. И то лишь в школе - перед вторым курсом они с матерью сбежали от отца невесть куда... Но однажды Люциус-таки затащил Северуса в своё поместье, предъявить Абраксасу... Того чуть удар не хватил, когда он узнал происхождение Снейпа... Его быстренько выгнали из дома, а Люциус...

Через неделю его познакомили с другими ребятами, из столь же знатных слизеринских семей. Все они были старше его - и Лестрейнджи (один из них уже был помолвлен с Беллатрис, так что на долю Люциуса осталась только Нарцисса, но он нисколько об этом не жалел) и представили надменному уроду, который, по словам отца, был намерен возродить Круг. Сам Волан-де-Морт или Тёмный Лорд, как они его именовали, о Круге не упоминал, хотя поместье покинул лишь после того, как изъял из малфоевской библиотеки все посвящённые ему труды. К лордовской чести, книги он потом вернул. На ребят взглянул и сказал, что посмотрит, что из них можно сделать. Впрочем, с Люциусом, убившим (по приказу отца) у него на глазах трёх эльфов одним взмахом палочки, даже не поморщившись при этом, он общался дольше, чем с остальными. Даже наедине, что было воспринято, как большая честь. Люциусу было велено рекрутировать в ряды Пожирателей Смерти всех, кого только можно, исключительно из чистокровных, и найти блестящего зельевара. Малфой-младший, не задумываясь, дал рекомендацию Снейпу, который блестяще знал зельеварение на уровне СОВ, хотя до этих экзаменов было ещё два года. После этого ему было велено опять привести друга в Малфой-мэнор, чтобы Лорд мог присмотреться к кандидату. Смотр был устроен, к крайнему неудовольствию Малфоя-старшего, кандидатура была одобрена. Кроме того, Люциус почти пообещал Лорду слабовольного Регулуса Блека - ровесника Снейпа, целиком и полностью зависящего от семьи и иже с ними. Господина более интересовал старший, известный своей непокорностью и изобретательностью (по части проделок), но Сириуса заманить на тёмную сторону было невозможно.

После этого Люциуса стали активно готовить в Пожиратели. Лорд самолично устроил так, что мальчик мог покидать Хогвартс на выходные и обучал его всему, чему считал нужным, и, в первую очередь - непростительным чарам. Ученик оказался весьма и весьма талантливым и учитель был им чрезвычайно доволен, особенно изяществом, с которым Люциус накладывал аваду на несчастных престарелых эльфов или эльфов, трансфигурированных в людей. О том, как он накладывал на них же Империус и Круциатус, говорить не приходилось. Однажды Люциус даже застал врасплох самого Лорда и заставил его под империусом отбить чечётку. Правда, после этого он три дня валялся в постели, оправляясь после продолжительного Круциатуса, но зато после этого пятнадцатилетний Малфой получил метку. В шестнадцать лет он принял участие в первом нападении на маглов. В семнадцать возглавил первый из них.

Первое время ему было нелегко. Ещё жил в нём мальчонка, который когда-то плакал, лишённый материнской ласки, оплакивал престарелую эльфиху, мечтал о Рейвенкло и бунте против отца. Но с каждым днём прежний Люциус отодвигался в его сознании всё дальше и дальше, пока он не стал тем, кого знающие люди считали правой рукой Лорда, а сам Лорд называл своим «скользким другом». Неоднократно он попадал под подозрение, но всякий раз выходил живым из воды. Подводя Лорда, он стоял под круциатусами, лишь искривив губы и глядя прямо в лицо своему мучителю. Он был на короткой ноге со свирепым Фенриром Сивым, предводителем оборотней на службе Лорда. Вчерашние друзья и даже мучители лебезили перед ним. Даже отец порой заискивающе просил сына замолвить словечко и в его пользу... Потом - женитьба на Нарциссе. Лорд не мог быть на его свадьбе, но он прислал своё доверенное лицо - Антонина Долохова, болгарина, уступавшего своей жестокостью исключительно Сивому, а фанатизмом - Белле, бывшей, подобно Люциусу, ученицей Лорда. Лестрейнджи тоже здесь были... Из Блеков не было только Сириуса и Андромеды, первый ненавидел и презирал свою семью, вторая - тоже, да ещё и вышла замуж за магла.

Немало было свершено тёмных дел, когда в результате очередного налёта, произведённого лично Лордом, господин исчез. Он не смог убить годовалого младенца, расправившись с родителями. Все решили, что свирепый убийца мёртв, Люциус тоже придерживался того же мнения. Так ему было удобней. К тому времени его собственному сыну, Драко, тоже исполнился год и Малфой привязался к этому крошечному существу. Порой, когда он смотрел на посапывающего младенца, перед глазами вставал ребёнок Беллы, зверски убитый на глазах у матери за ничтожную провинность - почему нельзя было применить Круциатус, было совершенно непонятно. Как и то, почему была убита жена Долохова, она тоже была чистокровной ведьмой и сторонницей господина. Люциус был свидетелем и той, и другой расправы, после этого он страшился за свою семью. И она тоже не была обойдена «вниманием» - Нарциссу пытали. Она выдержала, но до конца дней на её лице осталось выражение, словно рядом с ней находится что-то... ароматное. А она была беременна... Каким чудом Драко после этого родился, Люциус тоже не понимал. Он знал только одно: Нарцисса и Драко - самые дорогие ему люди.

Сына он старался воспитывать в строгости, но не перегибая палку, чтобы тот не возненавидел своего отца, как это было в его случае. Уважение, но не ненависть. Ни круциатусов, ни того, другого... Чтобы Драко гордился отцом и тем, что он Малфой, не из под палочки. И ему это удалось. Драко привились все принципы рода и без бунта. Его даже удавалось свести его с Панси Паркинсон, которую предназначал внуку Абраксас, они были в паре на балу... но после этого Драко категорически заявил, что ему не нравится этот мопс и он хочет выбрать невесту по собственному усмотрению. Люциус невольно вспомнил Октавию, которая была несчастна в браке и рано умерла, вспомнил ссору с отцом... и не стал возражать. Он не хотел, чтобы сын повторил судьбу своего отца.

Драко тоже поступил на Слизерин. Он тоже дружил с Креббом и Гойлом, но в этой компании верховодил, Винсент и Грегори, унаследовав отцовскую силу, умом были слабоваты. Люциус ликовал, глядя, как бугаи прислуживают его сынишке. Северус тоже старого друга не забывал, помогал мальчику, мало ли что он был его крёстным. О старых временах Люциусу напоминали только сны, страшные, кошмарные сны, в которых переплетались и детство, и юность. Он видел покойного Абраксаса среди Пожирателей, а все стояли по кругу... чёрному кругу, и каждый из собравшихся накладывал на него, самого себя, скорчившегося посередине, мощнейшее проклятье боли... Не отцовское и не Круциатус, а нечто значительно более мощное, как иначе объяснить, что в этом сне он, гордый и непреклонный, вопил и извивался от боли, молил о пощаде? И во сне он был попеременно то маленьким, то взрослым... В такие ночи ему не помогали даже ласки жены. Более того, стоило Нарциссе коснуться его, как картина менялась. Он видел казнь семей провинившихся - ребёнка и женщины. Малыш Лестрейнджей и Данелка Долохова умерли не в один день, но во сне... и это были не они. Это были Драко - младенец Драко - и Нарцисса, его Нарцисса, которую он так полюбил за эти годы... Которая была ему верной, любящей женой... Даже скандалы, которые она время от времени ему закатывала, не могли убить их любовь...

И вот кошмар вернулся наяву. Вернулся Господин. И призвал своих слуг. Как он их распёк в тот день за то, что они его не искали... предали его дело, в то время, как другие были арестованы и до сих пор находились в заключении, а другие и вовсе были убиты... Самым преданным оказался презренный Петтигрю... наводчик... Ох, как же Люциус презирал эту крысу. Даже не ненавидел. Такие не заслуживают даже ненависти - только презрение... А он помог Лорду вернуться... пожертвовал рукой и получил в награду другую, серебряную. Многие посматривали на неё с завистью, но только не он, не Люциус. После этого всё чаще стали сниться ему кошмары, которые было его отпустили... Совсем отпустили, после того, как он сумел избавиться от единственной вещи, которая ещё связывала его с прошлым, кроме метки... когда он подсунул дочери этого ничтожества Уизли дневник Господина... В тот год он повеселился. Ему удалось добиться невозможного - сместить самого Дамблдора! Величайшего волшебника всех времён и народов после Мерлина и четверых Основателей. Абраксас гордился бы сыном...

Господин вернулся. И об этом стало известно Дамблдору. Вернулся старый шпион, Северус. Люциус не вполне понимал, какую игру вёл его школьный приятель, на чьей он был стороне. Порой Севви казался ещё более скользким, чем он сам. Со своими способностями к тёмным наукам, к легли- и окклюменции... Даже сам Лорд никогда не знал, что на уме у Снейпа... Вернулись почти все, ушёл только Игорь Каркаров, но Люциус нисколько не сомневался, что за это он заплатит жизнью. Были вытащены из Азкабана Белла, Лестрейнджи, Долохов, Руквуд... И началась непонятная борьба. Лорду было необходимо одно из пророчеств, хранившихся в Отделе Тайн... Бродерик Боуд заплатил за это жизнью. Один из друзей Дамблдора угодил в Азкабан... Лишь каким-то чудом выжил Артур Уизли... А потом... Операция, проведённая с помощью Кикимера, домовика Блеков. Вынужденный прислуживать Сириусу, гадёныш мечтал принадлежать Нарциссе или Беллатрис. Через них Лорд приказал заманить Поттера в ловушку... И это удалось. Но западня так и не захлопнулась, более того, в неё попали они сами, Люциус сумел выбраться исключительно благодаря тому, что один из мракоборцев был в страшном долгу перед ним и позволил Малфою уйти.

Но свободе он не долго радовался. Лорд страшно разгневался на него и на Беллу, которой тоже удалось ускользнуть. Её он долго круциатил, а Люциусу... велел доставить к нему жену и сына... И им угрожал отнюдь не Круциатус... Поэтому он ослушался. Отправил жену с сыном в далёкую Австралию, хотел даже перевести Драко в местную школу, но потом рассудил, что под опекой Дамблдора мальчик будет в полной безопасности. А уж в Австралии Малфоев искать не должны - Абраксас отзывался об австралийцах всегда с таким презрением, что заразил этим и сына. А раз все знают о презрении Люциуса к этой стране, то как можно предположить, что он отправит семью именно туда?

Но это, конечно, не решило всех проблем. Нарцисса вернулась уже через неделю, в Австралии ей не понравилось и она не хотела оставлять мужа в такую минуту одного. Она что-то замышляла, но обещала, что будет крайне осторожной и её никто никогда не найдёт. У неё есть такие возможности, пусть любимый даже не сомневается. И у неё есть в Англии кое-какие дела.

Поначалу он надеялся, что со временем гнев Господина уляжется. Нет, он знал, что это невозможно, сколько раз мог в этом убедиться, но надежда жила. Но Лорд то и дело напоминал Люциусу о том, что он должен представить жену и сына пред его змеиные очи, а потом заявил, что, если к такому-то числу это не будет сделано, наказан будет сам Люциус, да так, что он пожалеет, что вообще на свет появился! Оставался только один выход - бежать! Бежать... но не туда, где Нарцисса... А ещё лучше... Да, в Азкабане его точно искать не будут.

Но, судя по всему, те, кто устроил ему эту «путёвку», оказались ненадёжными. Его прежние «друзья» - Нотт, МакНейр, Руквуд, Лестрейнджи нисколько не удивились, когда увидели его в этом дворике для прогулок. Август с ехидцей сообщил Люциусу об аресте Поттера - мальчишка оказался некромагом. Они собирались его прикончить перед побегом, который является уже решённым делом. Всё уже готово, осталось только добыть голову мальчишки, а уж тогда у Лорда не будет к ним никаких претензий.

Каково же было удивление Малфоя, когда на следующее утро, проснувшись, он увидел в противоположном углу своей камеры... Гарри Поттера! Тоже ещё сонного, явно простуженного, дышал мальчишка с хрипами... Люциус однажды болел пневмонией, было очень похоже... Но болезнь не помешала наглецу полезть в драку и через несколько минут оба были в цепях и не имели возможности даже пошевелиться. Еды тоже были лишены. А щенок всё не успокаивается... Что? Нет, в такую минуту люди обычно красными словцами не разбрасываются, похоже, друзья и в самом деле решили избавиться не только от Поттера, но и от его, Малфоя!!! Ничего себе! А ведь они дружили... не просто приятельствовали, но дружили... У Родольфуса Люциус даже был шафером на свадьбе... А... Он ослышался или Поттер и в самом деле упомянул Чёрный Круг? Он возродился и здесь, в Азкабане, его представители? Надо выяснить поподробнее.

И он выяснил, да с такими подробностями, что полученную информацию долго пришлось переваривать.

Во-первых, Каана в своё время не наврала, его мать и в самом деле жива. Жива до сих пор. Она американка - вот почему «пришла из-за моря». Абраксас презирал австралийцев - непонятно, по какой причине, но американцев ненавидел. Поэтому, верно, и избавился от жены - сначала не знал, откуда она родом, а потом узнал. У него, оказывается, брат-близнец имеется! А в семейном архиве хранится пророчество, согласно которым, рождённые в роду Малфоев близнецы поломают все вековые устои. Понятно, что отцу это не понравилось и он сделал всё, чтобы предотвратить это, становилась понятной даже жестокость Абраксаса по отношению к наследнику. И какой же он, этот мой братец? Преподаёт в Хогвартсе защиту? Драко его обожает?.. Ага, у Себастьяна тоже детки имеются, сын, Алан, как две капли воды схож с Драко. Интересно было бы взглянуть на Элен, - Люциус с грустью вспомнил свою собственную дочку Милену, которая в этом году поступила бы на второй курс... если бы не погибла пять лет назад, под час буйства оборотней в родовом поместье Малфоев... Он помнил, как обезумела Нарцисса, когда ей показали окровавленное платье малышки - единственное, что осталось от их дочки... Выкидыш... и у них больше не будет других детей... Это ужасно... Так, жив Регулус Блек, даже усыновил Поттера... Северус погиб, но ожил... и старшие Поттеры... и Сириус... Как это стало возможным, Малфой так и не понял. Но одно он понял - Поттер каким-то образом стал поперёк дороги жрецам Чёрного Круга и те его преследуют. Мальчишка уверен, что в тюрьму попал именно их происками... Они все разыскивают каких-то фениксов - Поттер, Лорд и Круг. И Поттеру повезло - он нашёл несколько. Один из его трофеев считается чуть ли не самым главным...

Информация показалась Люциусу чрезвычайно ценной. Она открывала перед Малфоем все двери. Во-первых, если он преподнесёт Поттера Лорду, то может больше не страшиться за судьбу своей семьи. Во-вторых, это же пропуск в Чёрный Круг. И - если он спасёт парня, Дамблдор тоже может отнестись к нему благосклонно...

Но чью же сторону выбрать?

Глава шестая

Побег

На следующее утро Гарри вернули в его камеру, невзирая на протесты Люциуса. Малфой указывал стражам, что юноша, мягко говоря, не здоров и возвращать его туда - всё равно что отправлять на казнь. Но все его возражения привели к тому, что аристократа опять приковали к стене и оставили без еды на целые сутки. Без еды и прогулки.

А Гарри на прогулку вытащили. В буквальном смысле этого слова. Вытащили и бросили у входа, у него едва хватило сил добраться до стены, где было несколько посуше, и сесть на камень. Происходящее вокруг не доходило до его сознания. Кто-то подходил к нему, говорил с ним, но он ничего не видел и не слышал. Даже не почувствовал ничего, когда кто-то сильно встряхнул его за плечи. Не осознал, когда стражи вновь подхватили его, проволокли по коридору и швырнули обратно в камеру. Ужин, а потом и завтрак остались не тронутыми.

На следующей прогулке к нему присоединился Малфой. Перед этим он что-то говорил своим собратьям, что-то им втолковывал, после чего его оставили в покое и позволили приблизиться к Поттеру, которого считали ходячим мертвецом, жалея только об одном - стража в последнее время несколько ожесточила присмотр за узниками, так что помереть мальчишка должен был сам, от болезни, а не от руки одного из них. И случиться это должно было в один из ближайших дней, до того ему было плохо...

Люциус явно взял его под свою опеку. Он все два часа стоял рядом с мальчиком и выразительно глядел на каждого, кто пытался приблизиться к Поттеру. Взял парня под руку и отвёл туда, где было ещё суше и не так дуло. Накануне ему передали с воли небольшую передачу, где, в частности, была тёплая мантия, Малфой решил отдать её Поттеру. Сам укутал парня, сунул носовой платок...

- Спасибо, дядя Басс, - пробормотал больной. Он явно не соображал, где находится и кто его окружает. Высокий блондин в его сознании ассоциировался только с одним человеком, на которого Люциус, к тому же, был похож как две капли воды, Малфой решил этим воспользоваться.

- Да, да, малыш, успокойся...

- У меня жар... и бред... Словно я в...

- Нет. Ты не там. Ты у меня дома. Ты ведь уже гостил у Регулуса? - Люциус старательно вспоминал всё, что ему рассказал в бреду Гарри. - А теперь я решил, что не помешало бы тебе и у меня побывать. Но надо же было тебе так заболеть! Твои родители беспокоятся, а ты их даже не замечаешь...

- Мама... Папочка... Они здесь?

- Они сейчас отдыхают. Они почти всё время сидят с тобой, пришлось их гнать, а то они уже три ночи не спали...

- А Сириус...

- Его прогнать не удалось, его сморило и он спит под кроватью...

Конец прогулки. Окрик стражи. Люциус вызвался вести Гарри, страже всё равно. Как знать, может, впоследствии Поттер вспомнит всё это и подтвердит, как Малфой о нём беспокоился... На полпути его хотели забрать два бугая, один из которых был похож на медведя - заросший густой бурой шерстью и с торчащими клыками, казалось, не хватает только кольца в носу. Он хотел даже ударить Малфоя, но его удержал напарник, шипя что-то про артефакты, которые невозможно отобрать силой... И что нужно дать мальчишке зелья, потому что он нужен живым... Малфой несколько успокоился - ему мальчишка нужен тоже живым, независимо от того, какое решение он примет.

Опять одиночка. Опять грустные мысли. Дадут Поттеру зелья или нет? Помогут они или нет?

Значит... Если он выживет, его надо отсюда вытаскивать. Это неплохой залог. Если он предложит его Лорду, можно спасти семью, смысла убивать Нарциссу и Драко не будет. Возможно, Люциус вновь займёт прежнее место при своём господине, а то и станет ещё ближе... А если Круг? Малфой почему-то был уверен, что тот медведь и его дружок имеют какое-то отношение к Кругу. А если им тоже нужен Поттер, то это может стать неплохим вложением... Возможно, они даже примут его. Ну, пусть даже младшим жрецом или послушником... А потом он приведёт Драко и тот со временем добьётся большего... Найти бы девчонку-наследницу, Поттер говорил, что она учится в Хогвартсе... Свести её с Драко и тот со временем станет Верховным Магом... Величайшим Волшебником мира, с которым не сравнится ни Лорд, ни Дамблдор... А Дамблдор тоже примет Люциуса с... пусть не распростёртыми объятиями, но он может рассчитывать на очень многое, преподнеся им мальчишку... Но для этого парня надо вылечить и вытащить из тюрьмы. И сбежать самому. Имея на руках такой козырь, можно уже не прятаться. Максимум, что ему грозит - Круциатус, но к этому не привыкать.

На следующий день прогулки не было - проверка. Министерские мракоборцы ходили по камерам и проверяли всех узников. В камеру Малфоя сунулась его племянница, вернее, племянница Нарциссы - метаморф Тонкс. Она глянула на дядюшку и изогнула зеленоватую бровь (сегодня её волосы имели изумрудный оттенок). Подозвала кого-то, долго с ним шепталась, черкнула что-то у себя в блокноте, смерила родственника холодным взглядом и исчезла. Он, впрочем, и не ожидал от отступницы ничего другого. Разве что она могла оказаться более похожей на свою маму... Люциус хотел сказать ей про Поттера, но не успел. Жаль. Возможно, она смогла бы помочь. Хотя бы настоять, чтобы мальчишку вылечили. Но нет, что-то сдавило горло и в голове раздался голос отца:

«Никогда и ни при каких обстоятельствах ни один из Малфоев не должен общаться с кровоотступниками!.. Андромеда Блек и всё её потомство - мертвы для всего мира! Само её имя подлежит забвению!».

Жаль. Он слышал, Тонкс довольно близка Дамблдору. Даже если бы она ничего не смогла сделать сама, передала бы информацию дальше, на волю, а уж старик принял бы меры и не позволил держать здесь парня. Да и информатору жизнь бы облегчил... Ладно, возможно, представится ещё случай...

На следующий день парню вроде стало полегче. По крайней мере, дядей Себастьяном он его больше не звал и в глазах отразились испуг и недоверие. Да, доверие Поттера ещё предстоит заслуживать. Ничего, Люциус простыми путями никогда не ходил, к трудностям привык. Ничего.

- Тебе зелья дали? - прошипел он, подходя ближе.

- Дали. Спасибо за мантию, возьмите...

- Не будь идиотом! Без неё околеешь.

- Почему вы мне помогаете?

- Не твоего ума дело. Видел заросшего стражника? С ним ещё один ходит, у него всё время в горле клокочет? Это сторонники Круга. Если станет лучше, постарайся не показывать виду - тогда мои дружки тобой не заинтересуются... К тебе с проверкой заходили?

- А что, была проверка?

Ясно, не заходили. К другим ходили. Даже допрашивали. Спрашивали, не видели ли в тюрьме парня лет шестнадцати-семнадцати. Никто ничего не говорил. А Тонкс с родственником заговорить не хотела, он - не смог. Плохо. Придётся самому что-то изобретать. И стараться не дать остальным возможности себя убить. Пока вроде обошлось. Внушил им мысль, что от Поттера в его нынешнем состоянии будет легко получить информацию, необходимую для Лорда, и что ему, Люциусу, сделать это будет легче. Вроде, поверили, хотя продолжают коситься. Нотт прямо спросил, удалось ли ему что выпытать. Пока - нет. Только пустяки, но парень сказал что-то... явно что-то знает, но боится сказать... Ничего, станет совсем худо... А пока он, Малфой, старается сделать так, чтобы сопляк утратил свою напряжённость и чуть-чуть стал ему доверять. Для того и скандал, чтобы его лечили, - всё равно мальчишка слишком болен, да и какие зелья здесь, в тюрьме? - и мантия. Не более, чем показуха с целью вкрасться в доверие...

На третий день после этого Гарри опять выехал во дворик «мешком». Но Люциус по некоторым признакам понял, что на сей раз парень прикидывается и на самом деле ему лучше. Так, это хорошо, главное, чтобы и остальные этого не поняли.

Кажется, поняли, наступают... Его удержал Руквуд.

- Тебе не удалось вытрясти из него информацию, пусть теперь Уолден попробует, - лениво заметил Август. Люциус вспотел: Уолденом звали МакНейра, попробуй что ему сказать не так... Ударом локтем под ложечку вывести из строя невыразимца и - на выручку мальчишке... Тот отступает, пятясь к стене... той самой, на которой кто-то в своё время гвоздём накорябал контуры птицы... Нарочно или нет? Держись, я иду на выручку, но не забудь упомянуть об этом в разговоре с Дамблдором, сопляк! За просто так я тебе помогать не стану.

Всё, дошёл до точки. Уолден, оставь парня в покое, тебе он ничего не скажет. Как и тебе, Родольфус, и тебе, Рабастан, и тебе, Теодор. Дайте поговорит с ним мне. По уху? За что? Я вам говорил, предоставьте работу с Поттером мне, мне он скорее поверит, чем вам, а запугать его не удастся. Получайте. Поттер, держись, скоро подоспеет стража, они разнимут. Ну, подержат денёк в карцере... Медведь и тот, с горлом, точно не дадут тебя прикончить, к фениксам они смогут подобраться только через тебя... Но они что-то не торопятся... А это что... Зачем ты тянешься к этому рисунку... Стой!!!

Поттер прикоснулся рукой к нарисованному на стене рисунку и почувствовал, что его засасывает куда-то в эту стену. В последний момент что-то схватило его за другую руку и свет померк.

Глава седьмая

На воле

Петунья рыдала. Она целыми днями пропадала на кладбище, где был похоронен её сын. Правда, она опять была беременна, но это её слабо утешало. Вернее, не утешало вовсе. Она не могла понять, как такое могло случиться...

Лили тоже ждала ребёнка. Но тоже чувствовала себя не лучше сестры. Она тоже потеряла первенца, которого только успела обрести... И она, и Джеймс, оба ходили, как потерянные... Друзья старались даже не упоминать ни о Гарри, ни о Дадли, чтобы лишний раз не бередить раны безутешных родителей.

Потом приехал Снейп. Они с Джеймсом и Сириусом заключили нечто вроде перемирия, Снейп не язвил, Поттер и Блек не огрызались. Они вообще стали весьма малословными.

- Я не верю, - холодно сказал Снейп.

- Чему? - спросил Регулус.

- Он не мог умереть, - расчётливо сказал Снейп. - Он не мог напасть на стражу. Он не мог быть безразличным ко всему. Это, - зельевар бросил на стол свою копию протокола, - на Поттера абсолютно не похоже. Можете мне поверить, я учил его пять лет, потом несколько месяцев провёл... скажем так, в его сознании, я его знаю, как никто другой. Он мог огрызаться, возможно, он бы предпринял попытку к бегству, если бы она представилась возможной, он достаточно безрассуден для этого, но - Поттер не стал бы нападать на стражу и не стал бы швыряться непростительными проклятьями. И они бы у него не получились. Я ВО ВСЁ ЭТО НЕ ВЕРЮ!

- Ты думаешь, Гарри жив?! - подняла голову Лили, в её глазах отразилась надежда. Джеймс молчал, но выразительно смотрел на своего бывшего школьного врага.

- Уверен, мальчишка выживет в самых экстремальных условиях, - ответил Снейп. - Просто для того, чтобы в очередной раз доказать свою исключительность.

- СНЕЙП!

- А что, он ведь не раз выживал в таких условиях, при которых другие не продержались бы и пяти минут, - парировал вредный алхимик. - Я просто преклоняюсь перед этой его способностью... Но, повторяю: в то, что здесь написано, я не верю. Не верю и в то, что услышал при личном разговоре с теми типами, что его везли. Я более, нежели убеждён, что всё это специально придумали, чтобы убедить всех в гибели Поттера, чтобы его никто и не думал выручать.

- И сказка не из самых лучших, - просветлел Сириус. - Гарри, разбрасывающийся авадами... это нонсенс! Уж я-то его знаю достаточно!

- Ну, при желании сил у него бы хватило, - заметил его брат, хмуря брови. - Но напирать нужно на обратное. И - наличие сил не свидетельствует наличие ЖЕЛАНИЯ это делать. Я, к примеру, тоже знаю и аваду, и Круциатус, но ни разу не применял и не применю ничего подобного. Если всё обстоит именно так, как мы предполагаем, а я в этом уверен, значит, Гарри поместили в Азкабан под другим именем. И с другим обвинением.

И комиссия, состоявшая из обоих Блеков, Джеймса и Снейпа отправилась прямиком к министру и потребовала у того провести специальную комиссию Азкабана. Поднять все списки, установить, кто был доставлен в тюрьму в определённый промежуток времени: можно было предположить, что узников, похожих на Гарри, будет не слишком много. Бруствер не стал долго слушать. Первым делом, когда гости были ещё на пороге, он спросил, что они предлагают, сразу согласился на все их предложения и обещал направить в Азкабан лучших из лучших своих бывших коллег-мракоборцев, предложив даже выбрать самим. Комиссия, в количестве пятерых мракоборцев, которых первым делом предъявили Поттеру, Снейпу и Блекам, и среди которых была Тонкс, отправилась в тюрьму... и вернулась ни с чем. Им удалось выяснить, что в Азкабане до недавнего времени содержался малолетний преступник из Америки, семнадцатилетний убийца Годвин Маршалл. Но увидеть этого Маршалла не удалось, так как он был в карантине - подозревалась драконья оспа, а это было серьёзно. Единственное - Тонкс обнаружила в одной из камер Люциуса Малфоя, что её сильно удивило.

- Почему Грюм не отправился туда? - проворчал Джеймс. - Он бы сумел разглядеть этого Маршалла. Уверен, это Гарри.

- Я тоже так думаю, - кивнул Кингсли. - Но Грюм сейчас не доступен. Уехал в Америку, читать лекции в местном центре подготовки Мракоборцев. Но... можно сказать, что Гарри мы нашли. Карантин драконьей оспы продолжается месяц. Через месяц я лично произведу досмотр тюрьмы и не уеду оттуда, пока мне не предъявят абсолютно всех узников. До этого туда и соваться бесполезно. Очаг оспы в Азкабане наличествует и завезли его туда из Америки - только вчера я разговаривал со специалистом. К сожалению, он попал под магловский автобус вскоре после того, как вышел из министерства.

- Это убийство! - безапелляционно заявила Лили. - Они прилагают все усилия для того, чтобы спрятать от нас мальчика! Нет там никакой оспы! Кингсли, ты должен пустить в Азкабан нас, мы докопаемся до истины! Ладно, я ехать не могу, но Джеймс, Сириус - они всё вверх дном перевернут, ты их знаешь. Регулус, Северус тоже не откажутся поехать. Пожалуйста!

- Хорошо, я что-нибудь придумаю, но не раньше, чем через месяц. Раньше никак не получится, при всём моём желании.

- За это время Гарри погибнет!..

Через месяц Кингсли Бруствер самолично пожаловал в дом Поттеров, где в это время были ещё и Вэнсы, и Уизли, и Блар, и Крамы - вся семья. Виктор наслушался от брата рассказов о Гарри и Новых Мародёрах, был возмущён известием о его аресте и теперь предлагал свою помощь в розыске.

Выглядел министр неуверенно и растерянно.

У Лили оборвалось сердце

- Что случилось? - всё больше бледнея и прижимая руки к сердцу произнесла она. Гарри, что с Гарри?... Что с моим мальчиком?...Вы нашли его?

- Гарри бежал, - доложил министр мрачным голосом.

- Как?????????????????????????

- Вернее... не сам сбежал, - поправился Кингсли. - Его на глазах у узников и стражи похитил Люциус Малфой. Никто не знает, каким образом Малфою удалось бежать, но впечатление было такое, что он аппарировал. Не говорите мне, что из Азкабана аппарировать невозможно, сам знаю, но факт остаётся фактом, - растерянно договорил он и, понимая, что реакция родных будет бурной, удалился...

Глава восьмая

Немного истории

Человеческая история - история с примесью мифов. Человек думает, что ему всё и обо всём всегда было известно, но это не так. Долгие годы доверчивых маглов водили за нос хитроумные маги, стремясь не допустить их в свой мир и в то же самое время укрепить своё могущество.

Далеко ходить за примерами не следует.

Сфинкс и древние пирамиды.

Вы думаете, это просто усыпальницы древнеегипетских фараонов? Впрочем, роли в этом сфинкса толком никто не знает. Но и пирамиды эти - лишь картинка. Картинка для маглов, предназначенная для того, чтобы скрыть от простых людей то, что за ними скрывается. Фараоны были не простыми смертными. Они были тёмными жрецами, служителями зловещей секты, чьё имя стёрлось из человеческой памяти. Фараоны её даже не возглавляли, хотя занимали высокие должности. И после смерти их духи продолжали служить секте, оберегая её тайны, заключённые в хитроумных тайниках, а чтобы отвлечь постороннее внимание, неподалёку от этих тайников возводились пирамиды - специально для маглов. Специально для них замуровывались в этих лабиринтах сокровища - чем только ни поступались фараоны, стремясь скрыть свою зловещую тайну! Но, увы - какие-то типы сумели вскрыть один такой тайник и с ними произошли страшные вещи - стали отрастать лишние головы и конечности: результат проклятия, караулившего убежище. Много хлопот возникло для современных магов - убрать всё то, что наросло, да ещё и память исправить...

А Великая Китайская Стена? Каприз богдыхана? Нет, это опять магическое сооружение. Память о борьбе между двумя магическими кланами на территории Поднебесной. Нет больше кланов, они истребили друг друга, пала поддерживаемая магией одного из них стена, но до сих пор остались её развалины.

А кто и когда откроет тайну Стоунхэджа? Кто такие были на самом деле эти таинственные друиды? А статуи на острове Пасхи? Что это такое?

Но есть ещё один миф, который до сих пор кружит голову людям. Более современный. Казалось бы, совершенно прозаический.

Она была возведена в 1372-80 годах. Грозная твердыня, призванная охранять подступы к столице крепнущего государства, а также быть узилищем для несчастных, ставших поперёк дороги правительству.

Всё это верно, но возникает вопрос: КАКОМУ правительству мешают эти люди? Капетингам, которые правили ещё в те времена? Или же другим людям, о которых никто ничего не знал? Или не желали знать? Которые были способны всего лишь взмахом руки поднять в воздух здоровенные камни? Летали на мётлах или, исчезнув в одном месте, тут же появлялись в другом?

Да, среди волшебников тоже встречаются преступники, которые не дают покоя магическому (а иногда и не только) сообществу. Их тоже нужно куда-то девать, а куда - ведь магам претит даже мысль о смертоубийстве. Поэтому они и возвели эту цитадель, внешне - магловская крепость, в действительности - волшебная тюрьма. Спасибо англичанам, подкинувшим такую идею, хотя, в силу каких-то причин, не способных воспользоваться ею самостоятельно. А посему - хорошо, англичане обычно не компания для добрых французов, но, чтобы отблагодарить их за любезность - пользуйтесь тюрьмой и вы.

И не было во всём магическом мире твердыни надёжней и неприступней. Врут историки, утверждая, что и отсюда убегали узники. Нет, не убегали они. И не могли убежать. Ибо было наложено на них проклятие - если только вздумаете сбежать, выйти на волю - умрёте, души ваши иссякнут - ни к предкам не отправятся, ни призраками стать не смогут, а телами завладеют жуткие демоны, коим пищей служат человеческие радости. И веки вечные будут искать они свои души, высасывая их из прочих, но тщетно всё будет.

Но вот пришёл восемнадцатый век. И идёт он к своему завершению, как вдруг к некому Жану Пиррье вбежал взволнованный помощник.

- Парижане готовы к восстанию! - выпалил он. - Они заключили союз с Робеспьером, Максимилианом Робеспьером, Жрецом Чёрного Круга!

- Да кто решился на такое?! - подскочил министр магии, ибо такова была должность и звание месье Пиррье. Он сразу вспомнил подлинную историю Робеспьеров, которые издавна служили упомянутой помощником секте и были одними из самых рьяных её приверженцев. А если учитывать всё то, что было известно о Круге, а известно было далеко не всё, то опасность была более, нежели очень серьёзная!

- Дантон и Марат!

- Это чистое безумие! Их необходимо остановить!

- Невозможно, господин министр. Оба под мощнейшими чарами, которые нам не под силу снять. Они известны исключительно Жрецам Чёрного Круга! - помощник был близок к истерике. - Они собираются брать штурмом Бастилию! А там сейчас половина узников - Жрецы! Или сторонники Ока Демона! Или слуги лорда Отрона! Робеспьер утверждает, что ему известен способ избежать проклятья дементоров! Они собираются брать её уже через неделю, четырнадцатого июля!!! Мне сообщили об этом полчаса тому назад и я сразу помчал к вам!

- Через неделю... Хорошо. Есть выход. Мне он совсем не нравится, но ничего другого нам не остаётся.

- Что вы имеете ввиду, господин министр?

- Это очень мощные чары, применить их возможно лишь однажды. Мы перенесём Бастилию в другое место, где она будет недоступна для маглов и Робеспьера, а чтобы те успокоились... на её месте создадим точную её копию.

- За неделю?!

- За неделю. Есть группа магов, которая сможет это проделать за одну ночь, правда, это отнимет у них почти все силы, но другого выхода нет. Мы не можем допустить, чтобы люди Круга, Ока или Отрона обрели свободу. Английскому министерству магии принадлежит небольшой островок на Северном Море, который оно не использует, так как место самое мрачное и само по себе навевает тоску. Они давно предлагали нам это место, чтобы облегчить доступ для себя. До сих пор наше министерство тянуло время... теперь же мы дадим согласие. Так мы сможем предотвратить задуманную Робеспьером катастрофу.

Так и было сделано.

Но произошла катастрофа.

Во время транспортировки Бастилии произошёл сбой в системе магической защиты и все, кто пребывал в это время в тюрьме - узники, тюремщики, прочие - все они обратились в дементоров. Холодных и бездушных чудовищ. И иссякли проклятья, и никто их не знал, ибо проклятье дементоров нигде не было записано и его знали всегда только двое - ученик и учитель. Последний учитель умер в шестнадцатом веке, так и не найдя себе ученика.

И само имя Бастилии ушло в забвение, до сих пор с ним ассоциируется только та призрачная крепость, разрушенная революционерами четырнадцатого июля. А подлинная тюрьма получила новое имя от название островка, давшего ей новое пристанище. Имя это - Азкабан.

Глава 9

Свобода

Он открыл глаза, всё ещё надеясь, что пережитое окажется только сном... И увидел, что если что-то сном и было, то этот сон имел немного иной конец, чем тот, который он мог ожидать. Они были не во дворике тюрьмы, не в камере, а в лазарете - огромном и довольно светлом помещении, абсолютно пустым, если не считать единственной койки, на которой лежал он, стула, на котором сидел Люциус, и шкафа, у которого возился со стонами какой-то старик. Всё тело Гарри ныло и было будто налито свинцом, голова шла кругом. Он попытался приподняться с кровати, но тут же подступившая тошнота и ещё большее головокружение сломили его попытки.

Наконец старик отошёл от шкафа, держа в странно изогнутой руке склянку, которую протянул Малфою, тот развёл несколько капель в стакане воды, что был у него в руках подошёл к Гарри, по-отечески приподнял голову мальчика и заставил Гарри это выпить. Юноше значительно стало лучше.

- Где мы? И - кто вы? - спросил Гарри, обращаясь к старику.

- Вы в Бастилии, молодой человек, - ответил тот.

- В БАСТИЛИИ?!

- А я, я тот, кто тебе нужен, - ответил старик. - Маг Свободы. Я был одним из ведущих учёных нашего времени, в самых разных областях магии. Одно время я даже возглавлял Академию, но потом оставил её ради своих изысканий. И я нашёл того единственного ученика, о котором мечтал всю свою жизнь. Но, увы, ученик, также весьма талантливый маг, предал меня и стал на сторону зла. Имя ему - Максимилиан Робеспьер.

- Робеспьер был жрецом Чёрного Круга, - заметил Малфой. - Ты видимо слабо запомнил то что я тебе рассказывал, в прочем в твоём то состоянии это было не удивительно, - укладывая юношу вновь в постель заметил Люциус. Он кашлянул и повторил рассказ, который Гарри недавно слышал в полубреду.

- ... Да, - видя удивлённые глаза Гарри подытожил свой рассказ Люциус. - Судя по истории всё так и было. Однако то история - сухие факты. В реальности всё, судя по всему, ещё страшнее... И увы, мы этому сейчас становимся свидетелями... Там, за дверью в лазарет, по всей Бастилии скитаются несчастные узники. Вот уже почти месяц как они попали под то страшное заклятие... Вот почти уже месяц как они гниют за живо... Они почти уже Дементоры... Они уже могут частично высасывать душу человеческую, и уже почти могут отнимать счастье человеческое, но, что радует, только почти...

Люциус замолчал, а Гарри попытался понять, что же происходит с ним, что он сейчас чувствует. Нет, это была уже не болезнь, но какое то странное чувство. Всё тело юноши покрывала холодная испарина, была какая то внутренняя дрожь, будто он сильно устал или сильно чего то боится... Но ни усталости и страха в душе не было. И всё же что то такое, чего нельзя описать, чего никак не мог понять Гарри с ним происходило.

Его размышления прервал старик.

- Обращение в дементора происходит за один лунный цикл. Сегодня последний день... Нам нужно найти отсюда выход и как можно скорее, раз уж наш молодой человек наконец пришёл в себя. Они уже не могут контролировать себя. Они уже кидаются на всё без разбора, убивают, пытаются высосать душу... Думают что это их спасёт, сделает их вновь людьми. Их жажда воистину неутолима. Но пока заклятье не вступило в полную силу мы их сможем преодолеть, у нас пока есть шанс выжить. И боюсь наше время подходит к концу... Мы не можем ждать ни минуты, скорее идёмте!

Они вышли в тот же дворик. На улице был тёплый июльский день, но Гарри лишь ощущал холодный озноб. Он его прекрасно помнил. Именно этот озноб, леденящий душу ужас, чувствует человек когда к нему приближаются Дементоры. Малфой на ходу опять укутал Гарри своей мантией. Выйдя во двор все трое стали, как вкопанные. По всему двору ходили, лежали, в стонах раздирали себя и мучались от невыносимых по видимому мук люди, вернее те существа, что раньше были людьми. Сейчас же они больше напоминали оживших трупов, а может древних мумий с которых содрали все бинты. Чудовища их приход тоже заметили и явно были рады их видеть. Радость их больше походила на безумство - наконец то они насыться! Наконец-то они утолят свою жажду... Счастье - они высосут из пришельцев его до донышка. Души - они порвут их души, они восполнят свои потери, они станут вновь нормальными...

Безумные чудовища начали окружать своих жертв, у Гарри вновь закружилась голова...

- А что, собственно говоря, мы ищем? - подавляя в себе панику поинтересовался Гарри у старика, который явно что то искал взглядом..

- Никто не знает, что здесь, в Бастилии, есть одна аномалия. Сам я зову это петлёй времени, через неё вы сюда и попали. Она не стоит на месте и придётся нам её найти, чтобы вы могли спастись. Но прежде, чем уйти, вы должны будете меня убить, ибо, если будет моя душа поглочена дементорами, не будет больше мага и феникса Свободы. Обещайте это. И обещайте покарать Круг за все его преступления! Это ведь Жрецы Чёрного Круга покалечили меня, отняли у меня ученика и посадили сюда...

- Я обещаю, что не успокоюсь, пока Круг существует, - сказал Гарри, отирая выступивший у него на лбу пот. Взгляд старика вдруг остановился на его руке. - Круг - и мой личный враг.

- Ты его Наследник, - еле слышно выдохнул Свобода. - Я вижу у тебя кольцо - перстень Основателя Круга. Но душа твоя чиста. И, будучи Наследником Круга, ты властен уничтожить его, если обретёшь способ заставить жрецов покориться твоей воле, а это не всем даётся. Тебе придётся приложить немало усилий, чтобы доказать свои претензии. Они стремятся тебя уничтожить и забрать свой знак. Но перстень - ещё не всё. Есть Чёрный Проклятый Крест и Зловещий Череп, утраченные, как и Чёрный Изумруд. Победа будет за тем, кто первым обретёт все три реликвии разом. - Старик помолчал. - Ты не сможешь совершить убийство, - заговорил он вновь. - Это для того, кто путь так и не нашёл, - Свобода взглянул на Люциуса, погружённого в размышления. - Ты находишься посередине. На развилке и должен сделать выбор, коего был лишён когда-то. Сделай выбор и пусть моя смерть не отразится на нём.

- Вы говорили о петле времени, - заметил Малфой, не отрываясь от своих дум.

- Верно, подтвердил Свобода. - И надо идти, ибо Жизнь грозит уже покинуть свой сосуд, - он смотрел на Гарри, который уже сдавал свои позиции в неравной борьбе за сознание. Юноша бы упал, но Малфой довольно грубо подхватил его и перекинул через плечо, чтобы одна рука у него была свободна, а другой придерживая парня под коленки.

Они двинулись в путь. Свобода осматривал стены и предметы, которые попадались им по пути, Малфой отгонял чудовищ, когда те приближались к небольшой группе на опасное расстояние. Гарри, изредка приходя в себя, заметил Патронуса Люциуса и усмехнулся про себя: это была змея.

Долго они брели, неоднократно оказываясь на грани поцелуя, пару раз Гарри, выйдя из полузабытья, находил в себе силы призвать на выручку своего оленя, когда Малфоевская кобра уже не справлялась. Эта змеюка наводила Гарри на какую-то мысль, но он был слишком болен и слаб.

- Где эта чёртова петля?! - Люциус, хоть и не был змееустом, шипел не хуже настоящей змеи. Время от времени они останавливались и Малфой ощупывал указанные проводником предметы или камни в стене. - Нам что, всю тюрьму обежать?! Здесь знаешь, какая территория?! - Не выдержав очередного провального круга и особенно жестокой схватки с почти Дементорами заорал на старика Малфой.

- Нет, нет, - возразил Свобода, который тоже был близок к отчаянию. - Оно движется по кругу и никогда не выходит за пределы этого сектора и этого яруса. Это установил один из моих друзей, гениальный арифмантик, прежде, чем случилось ЭТО.

- А ЭТО не могло нарушить цикл? Мы сделали уже круг! Опять этот двор! Как часто она перемещается? Мы её ввек не настигнем такими темпами!

- Она меняет своё расположение раз в сутки. Вчера она была в моей камере.

- А почему вы тогда не сбежали? - простонал Гарри, которого на сей раз очень бережно опустили на землю и прислонили к стене.

- Что бы я делал в чужом мире и в столь жалком состоянии? К тому же... Ты не спросил, откуда я знаю, что являюсь олицетворением мага Свободы? У нас, живых фениксов, в последний год жизни открывается «зрение» и мы знаем. Я даже знаю, что Павел Романов был Гордыней, а где-то сейчас растёт Слабость. После меня родится Свет. И ещё я чувствовал, что моя помощь понадобится здесь.

- Вы предсказатель?

- Если бы я был наделён этим даром, то не взял бы к себе того, кто потом встал на сторону тьмы, - возразил Свобода. - Тогда я знал одно: Максимилиан Робеспьер будет великим и имя его будет жить в веках, хотя до последнего он оставался скромным человеком. Максимилиан хотел даже отказаться от магии, избрав карьеру простого магловского адвоката, - старик был мрачен. Судя по всему, в его памяти юный скромный Максимилиан был ещё жив и он с трудом отождествлял его с Максимилианом Робеспьером - жрецом Чёрного Круга. Ему было всё ещё невыносимо больно при одной только мысли о предательстве столь близкого человека, которого он любил, как сына. Гарри же теперь вспоминал всё, что ему приходилось читать и слышать о французской революции и её деятелях.

- Можно подумать, что всю человеческую историю вершат исключительно жрецы Чёрного Круга, - пробормотал он.

- Разумеется! - фыркнул Люциус. - Если бы не волшебники, маглы бы давным давно вымерли от скуки. Выдающихся маглов по пальцам пересчитать можно. Опять они!

На сей раз это были уже полноценные дементоры! Они появлялись изо всех щелей и надвигались на единственных в тюрьме людей лавиной! Их было здесь не менее сотни - сотня чудовищ против трёх человек... и даже одного, потому как у Свободы были переломаны руки, а Гарри опять впал в беспамятство.

- Это наш конец, - простонал старик, обращаясь к Малфою. - Если только петля не откроется прямо сейчас за нашими спинами... Убей нас! Убей нас обоих, чтобы Жизнь и Свобода могли жить!

Чуть ли не впервые в жизни Люциус Малфой пребывал в полной растерянности. Обычно его с таким выражением лица умоляли о пощаде! Чтобы жертва сама просила палача о смерти, да ещё и ради жизни - с таким он не сталкивался. И он чувствовал, что ему будет весьма непросто сделать просимое, хотя его жертвами были безрукий старик и чуть живой мальчик, едва достигший магического совершеннолетия, и которого он в душе ненавидел больше всего на свете. Однако, почему то Люциус не чувствовал в себе необходимых ненависти и злости, только жалость, то, что всю жизнь из него вытравливал сначала отец, а потом Тёмный Лорд. Ему было тошно.

- Убей нас скорее, они приближаются!

- Я не могу - наконец растеренно поцедил сквозь зубы Малфой.

- Ты должен!

- Не могу!

- Но я же вижу служение Тьме в твоём прошлом! Твои предки были жрецами Круга!

- Но я не могу этого сделать!

- У тебя палочка в руках!

- Для того, чтобы наложить проклятие, необходима ненависть, а её нет... Разве только яд примете? У меня есть при себе - безболезненный и мгновенного действия.

- И мальчику дай, - сказал Свобода, перед тем, как раздавить зубами зёрнышко, оказавшееся у Люциуса в перстне - тот был намертво приколдован к малфоевскому пальцу, так что, без специального контрзаклятья, которое знал исключительно владелец кольца, снять его было невозможно.

В ту же минуту, как Люциус убрал руку от лица своей добровольной жертвы, тело старика охватило пламя, испепелившее ближайших дементоров, а когда оно погасло, на стене появился рисунок - контур огромной птицы, а на земле под ней - перстень в виде феникса со сломанными крыльями.

Но Малфой успел только подобрать кольцо, когда ему на другую руку сел великолепный золотой феникс со здоровыми крыльями и они оба исчезли в новой ослепительной вспышке света.

Глава десятая

Она

Она превратилась в тень себя. Обычно убранные в красивую прическу или идеально уложенные волосы сейчас были просто распущенны, сегодня она даже не причесала их. Впрочем, её волосы цвета зрелых колосьев пшеницы и в этом виде были прекрасны. Красивое строгое платье было немного помято... Она носила его уже неделю, не давая домовикам его погладить и постирать... Обычное дело для простых волшебников скажете вы, но всё это было нонсенс для Нарциссы Малфой.

Приехавший на каникулы сын её насилу узнал, а она старалась поменьше с ним общаться, пореже его видеть, до того он был похож на своего отца. Он так был похож на Люциуса. Её Люциуса. Её любимого Люциуса. Жив ли он теперь, она не знала. Она вообще почти ничего о нём не знала. И лишь жалкие обрывки новостей о нём изредка тревожили её душу.

Она плакала сутки напролёт, а когда слёз не оставалось, бродила по пустым коридорам или просто сидела, уставившись в одну точку. Превосходный, блистающий своей роскошью особняк сейчас был для неё клеткой, золотой клеткой из которой так хотелось вырваться на волю... На волю к нему, к Люциусу.

Да, ей сказали, что он бежал, даже прихватил с собой проклятого мальчишку, что должно вернуть ему расположение Лорда, но она не верила. Она уже ничему не верила. Не верила, что счастье возможно, хотя за него она была готова отдать всё на свете.

Она сидела и вспоминала.

Детство, любящие родители... Сёстры - неугомонная бунтарка Андромеда, которой претили семейные устои и семейный девиз: «Чистота крови навек», и гордячка Беллатриса... Уроки, родичи, столь же чистокровные - семья дяди Амедеуса, Нотты, другие. Частые приёмы, куда выводили и её - с пятилетнего возраста. и бесконечно нудные уроки этикета, которые давала девочкам их бабушка - светская львица в годах. Юная пятилетняя Нарцисса абсолютно безрезультатно пыталась запомнить все важные моменты и нюансы светских манер. И всё же упорный труд её бабки не прошел даром.

В семь лет она уже знала, что родители выбирают девочкам мужей, мрачные и важные господа, которым их представляли, имели сыновей. Чаще всего приходили Хлодвис Лестрейндж, Руперт Нотт и Абраксас Малфой, в конце концов остались только они и теперь оставалось решить, кто из них получит в невестки какую из девочек. Приданое было уже собрано: Нарцисса знала, что, как только она родилась, на её имя был открыт сейф в банке, куда положили чуть ли не миллион галлеонов, несколько драгоценных гарнитуров, часть столового серебра и купчую на богатый дом. Такие же сейфы были и у сестёр, так что ни одна из них могла по этому поводу даже не задумываться. И думали они только об одном: кто из них попадёт в какую семью. Нарцисса не понимала, почему ни на один из приёмов ни один из важных господ не привёл с собой сына, будущего жениха, складывалось впечатление, что жён они выбирают для самих себя. Сёстры часто развлекались тем, что разрисовывали друг другу женихов судя по их папочкам. А потом весело смеялись. Они не были очень дружны... И всё же Нарцисса любила своих сестёр. Любила и очень переживала их разлуку.

Первой в Хогвартс отправилась Андромеда. Она известила сестёр, что Родольфус и Рабастан Лестрейнджи, братья-погодки, младший из которых был старше Андромеды на три года - точные копии своего папочки - урода и тупицы. Через четыре года туда поехала Беллатриса. Вместе с ней поступил и Люциус Малфой, в которого Белла просто влюбилась с первого взгляда и всячески старалась попасть ему на глаза или сесть с ним за одну парту, но у неё это плохо получалось, он её избегал, хотя иногда тупо пялился на Андромеду. А потом отец принял решение за свою среднюю дочь, предназначив её старшему из братьев-Лестрейнджей. Впрочем, Белла надеялась ещё отговорить родителя... Андромеда же не высказывала предпочтения ни к одному мальчику чистокровному волшебнику. Категорически отказав всем потенциальным женихам она предпочла просто оставаться одна... Родители это отнесли на трудный возраст и решили что Андромеда ещё одумается.

Наконец в школу поехала она. Она и её кузен, Сириус Блек, сын Амадеуса и Вальбурги, белая ворона в семье. Перед распределением, пока старая шляпа драла глотку - или что там у неё было - Нарцисса отыскала глазами сестёр. Обе сидели за одним столом, Белла - рядом с очаровательным блондинчиком с ледяными серыми глазами и вытянутым, покрытым аристократической бледностью лицом - судя по тому, как средняя сестра с него глаз не сводила, это и был Люциус Малфой. Благополучно распределившись на «родовой» факультет, в отличие от балбеса-кузена (Блеков до последнего передёргивало при одном воспоминании о том, как их первенец угодил в Гриффиндор), Цисса уселась с другой стороны от сына Абраксаса, всячески его игнорируя, хотя ей понравилось, что Люциус, при всей его явной, судя по внешности, принадлежности к древнейшему и благороднейшему семейству Малфой, был совершенно не похож на своего отца и её что-то притягивало в этих ледяных серых льдинках.

Они не общались, у каждого из них был свой круг друзей, хотя Люциус вдруг сблизился с неряшливым ботаником с её курса, Северусом Снейпом. Этот Снейп так хорошо учился, буквально зарывшись в книги, что к концу своего первого курса знал больше, чем даже некоторые выпускники, его ум полностью компенсировал нищету и неряшливость. Время от времени Люциус уделял внимание и ей, Нарциссе, и к концу её третьего курса было объявлено о её помолвке и официально - о помолвке Беллы, так и не простившей сестре её успеха. Андромеда же, едва выпустившись, сбежала из дому, связав свою жизнь с маглом. Скандал в доме был великий. Не говоря уже про то сколько литров успокающего зелья выпили женщины благородного рода Блек и сколько литров Огневиски мужчины, решая что же делать с беглянкой и как избежать родового позора и великого светского скандала. В итоге, что бы не компрометировать род, было принято решение выжечь её с родового гобелена. В торжественной обстановке и при присутствии отцов будущих мужей младших сестёр Блек тётя Вальбурга выжгла её имя с родового гобелена, как прежде - собственного старшего сына, который после второго курса сбежал к своему дружку-Поттеру.

С Люциусом они поженились сразу же после её выпуска. Родители были этим чрезвычайно довольны, хотя Люциус накануне свадьбы учинил отцу скандал, объявив, что жить они с женой будут в её поместье, а не в Малфой-мэноре. Абраксасу это совершенно не понравилось и он согласился только потому, что сын пригрозил в противном случае сорвать свадьбу, при всех, а на торжество были приглашены представители наивысшей магической аристократии, с самим министром во главе. Малфой-старший ушёл от позора, подарив молодым очередного домовика, по имени Добби, в качестве «тренажёра», как он выразился.

Нарцисса терпеть не могла свёкра и была чрезвычайно благодарна мужу за его условие. Впрочем, Абраксас вскоре умер и молодые всё же перебрались в Малфой-мэнор.

Люциус её любил. Был хорошим, нежным мужем, ласковым, обходительным. Ни разу она не пожалела о выборе - родительском и собственном, они были созданы друг для друга. Люциус выводил её в свет. И в тьму, представив набиравшему силу Лорду Волан-де-Морту, среди слуг которого её муж, несмотря на свою молодость, занимал особое положение - выше даже братьев Лестрейнджей. Лорд выделил и её, так что у Беллы прибавилось поводов для ревности.

Но это стоило дорого. В гневе Лорд мог замучить, а то и убить первого, кто попадётся ему на глаза. Однажды он приказал Белле принести к нему её первенца, двухмесячного малыша, и убил его на руках у матери. Неоднократно он накладывал Круциатус на Люциуса и Нарцисса с содроганием, но не без гордости, наблюдала, как стойко переносит пытку её муж, не забывая в конце поблагодарить Лорда. И после этого он ничем не выдавал, что ему довелось пережить. Побывала под Круциатусом и сама Нарцисса, но она не обладала мужниной стойкостью и после этого неделю не могла подняться, а ведь тогда она ждала ребёнка, радуясь, что может произвести на свет наследника Люциуса. Её Люциуса.

Потом родился Драко.

Имя сыну выбрала она. Ей всегда нравились драконы, эти сильные, грозные создания. Люциус сразу же согласился. Он никогда не спорил с женой, хотя и не был подкаблучником. В этом случае он рассудил так: Нарциссе этот ребёнок обошёлся дороже, чем мне, она страдала, она мучилась, пусть и решает. Да и имя хорошее, благородное. Драко. Дракон. Дракон Малфой... Почему бы и нет? И красиво. Да и отец, верно, в гробу вертится, он-то строго настрого наказал сыну, и перед смертью напомнил, хорошо ещё, хоть в завещании не указал: первенца назвать в честь какого-то далёкого предка, прославившегося зверским убийством энного числа маглов - Хмыриусом. Хмыриус... Хмырь... Гадость какая! Что может быть хуже!

Драко был беспроблемным ребёнком. Нарцисса ко всеобщему ужасу, категорически отказалась доверять младенца кормилице, хотя Вальбурга Блек (это было за год до её смерти) рекомендовала своей любимой племяннице одну - даже чистокровную, но почти нищую. Но Нарцисса сама кормила ребёнка, скандализируя благородное сообщество. Даже разругалась вдрызг с Беллатрисой, сумевшей напоить сестру зельем, от которого у Циссы должно было пропасть молоко - но на неё это не подействовало. И она наслаждалась, прикладывая к налившейся груди этого ангелочка и чувствуя, как маленькие нежные губки захватывают сосок... Ел Драко очень осторожно, а напоследок никогда не забывал погладить ручкой драгоценный сосуд. Частым свидетелем подобных сцен был Люциус, он опять-таки не возражал - зачем? Нарцисса так счастливо выглядит, глаза блестят, да и грудь не уродуется, как утверждают. Да и попросту приятно смотреть на неё в такие минуты. Иногда, чаще всего ночью, он даже сам шёл к обитой нежным зелёным шёлком колыбели, брал сердито сопящего младенца (Драко никогда не кричал. Все утверждали, что он либо дурачок, либо немой) и, сдвинув оборку нарциссиной сорочки, прикладывал ребёнка к груди. Ей это так понравилось, что на третий месяц она и вовсе перестала вставать ночью, но муж не протестовал, восприняв это, как некий ритуал...

А потом пошли зубки. С задержкой, Драко даже показывали семейному целителю, потом зубки начали резаться, но малыш стойко переносил эту боль. К этому времени он вовсю агукал, приводя всех в безумный восторг, но когда у него болели дёсны, он умолкал и кривил мордашку. Тогда Люциус - это делал только он - брал малыша на руки и смазывал ему дёсны специальной мазью. На вкус она была противная, но Драко опять не кричал и не плевался, а всегда сразу открывал рот, как только папа брал его на руки. Зато и зубки выросли - загляденье, ровные, белые, острые, как иголочки! Они так этим гордились!

К тому же времени он стал ходить самостоятельно. Научился сам, без помощи нянек-домовиков или родителей. Когда последние ставили сына на ножки, он брякался и смотрел на них сердитыми глазёнками-льдинками, но, стоило ему остаться одному и на полу, как он сам доползал до кроватки или чего-нибудь другого, за что можно ухватиться, вставал и принимался переставлять пухлые ножки, как это делал папа. Сначала вдоль стеночки, потом сам... Наконец выскользнул из детской и из-под контроля Добби - дежурной няньки, дошёл до родительской спальни, благо, она размещалась как раз напротив и все двери были открыты и - получайте, мамочка и папочка, зубки у меня вылезли, дёсны у меня больше не болят и бякой их мазать не надо, я хожу, научился этому сам, и уже могу говорить «мама» и «папа». И чего вы оба плачете, ведь не маленькие уже!

Потом стало известно, что этот день стал днём падения Лорда.

Волан-де-Морт узнал, что, согласно некому пророчеству, его должен убить тот, кто родился при определённых обстоятельствах. Этим условиям соответствовали двое детей - Гарри Поттер и Невилл Лонгботтом, которым было по году с небольшим, как и Драко. Лорд решил убить обоих, начав с Поттера, чьи родители причинили ему больше проблем, нежели Лонгботтомы. Но Джеймс и Лили спрятались и Лорд никак не мог их настигнуть. Потом Поттеры совершили грубую ошибку, стоившую им жизни - применив заклятье доверия, сделали своим Хранителем тайного осведомителя Лорда - Питера Петтигрю, по прозвищу Хвост. Люциус всегда говорил о нём с отвращением, сравнивая с грызуном. И он в самом деле был похож на крысу - маленький, толстенький, с глазами навыкате и выпирающими гнилыми зубами. Нарцисса его однажды увидела и долго удивлялась, как такой трус и ничтожество мог стать Пожирателем Смерти?! Но он был полезен. Он сдал Лорду своих школьных друзей - не только Поттеров, но и нарциссиного кузена, Сириуса Блека. Лорд же убил Джеймса и Лили Поттеров, но потерпел фиаско, при попытке убить Гарри.

Для неё с Люциусом начались тяжёлые времена. Многие Пожиратели были убиты или помещены в Азкабан, среди последних была её сестра Беллатриса и оба Лестрейнджа, был чопорный красавец-ловелас Антонин Долохов, Август Руквуд, Нотт... Побывал в Азкабане и Снейп, который был в числе лучших друзей её мужа и крёстным Драко. Нарцисса очень испугалась за Люциуса, старалась не отходить от него ни на шаг в те весьма немногие часы, когда он был дома... Но он всё время был в министерстве, задабривая Барти Крауча, который вершил суд и расправу над Пожирателями. Люциус пожертвовал чуть ли не миллион галеонов госпиталю святого Мунго, подарил роскошные уборы миссис Крауч, ещё каким-то чиновникам, убеждая всех, что действовал под воздействием заклятья Империус - и в конце концов убедил. И ещё бы не убедил. Он всегда был так продуманно выдержан, ни одного лишнего слова, ни одного лишнего жеста - всё имело смысл и всё работало на него. На него и его игру в хорошего семьянина, попавшего под действия этого ужасного заклятья... Он был прекрасен в своей его игре.

Началась новая жизнь, посвящённая семье.

Муж, сын... Как Люциус любил Драко! При всей своей занятости он часто выкраивал для мальчика свободную минуту, играл с ним, иногда даже давал побаловаться свою волшебную палочку - Драко со своими игрушками обращался очень бережно, в отличие от домовиков, которых он мог избить или искалечить только ради забав. Когда малыш достаточно подрос, отец купил ему метлу и стал учить полётам - уже через неделю Драко продержался в воздухе над имением, на очень большой высоте, около часа. А потом стал летать ещё и на немыслимой скорости. Люциус с гордостью заявлял всем и каждому, что из его сына вырастет звезда квиддича. Нарцисса была с ним согласна.

Потом она опять забеременела. Люциус был бесконечно счастлив. Драко, никогда прежде не капризничавший, стал требовать сестрёнку, именно сестрёнку, и чтобы её назвали Дикси. Откуда взялась эта Дикси, было совершенно непонятно, но ни Нарциссе, ни Люциусу имя не понравилось и, когда и в самом деле родилась девочка, её назвали Миленой. Драко обиделся и отказался называть сестру иначе, чем Дикси. Но братом он был очень нежным, любящим, не отходил от колыбельки ни на шаг, воркуя и тряся погремушками, ревновал малышку даже к собственным родителям! Иных проблем с девочкой не было, зубки и голос у неё прорезались вовремя, ходить она тоже быстро научилась, росла хорошенькой, как ангелочек.

Когда Милене шёл седьмой год, а Драко уже перешёл на второй курс, произошло несчастье.

На территории имения появилась стая оборотней Фенрира Сивого. И в одну прекрасную лунную ночь Милена исчезла... Когда же луна пошла на убыль, Сивый лично принёс платье юной мисс Малфой - кусок изорванной окровавленной материи, всё, что осталось от девочки... От ужаса у Нарциссы случился выкидыш, она чудом не умерла, Люциус был близок к помешательству... Они запретили Драко приезжать на рождественские каникулы, он очень любил сестру и не перенёс бы похорон... при которых в склеп было помещено только её платье... Не радовала их даже победа Люциуса над Дамблдором, оказавшаяся, к тому же, временной...

Через два года после гибели Милены возродился Тёмный Лорд и Люциус, проявив свои актёрские таланты и выдержку, опять занял видный пост при своём господине. Однако Лорд был крайне недоволен покинувшими его на целых тринадцать лет союзниками. И это внушало опасения и Люциусу и прежде всего Нарциссе.

Они освободили узников Азкабана. Нарцисса, талантливая целительница, помогала им оправится после столь длительного и тяжёлого заключения, оплакивая ту тень, в которую превратилась красавица Беллатриса. Впрочем, сестра оправилась раньше остальных, полностью восстановив не только свою красоту, но и гибкий, изощрённый ум. Она жаждала теперь одного - мести. Мечтала жестоко отомстить за Азкабан...

Люциус теперь подолгу не появлялся дома. Лорду было необходимо пророчество - полностью, чтобы знать абсолютно точно, с чьей стороны ему грозит гибель. Из всех его слуг свободный доступ в министерство имели двое - Люциус и Уолден Макнейр, но и они не могли проникнуть в Отдел Тайн. Пришлось плести интриги. В итоге Подмор оказался в Азкабане, Боуда пришлось убить. Только после гибели последнего пришёл в себя последний из беглецов, хлипкий, непонятно, как выдержавший все эти годы заключения Август Руквуд, работавший в том отделе. Он и сообщил, что взять в руки пророчество могут только те, кого оно касается, то есть, Лорд и Поттер (Лонгботтом, по словам Драко, кретин и почти что сквиб). Это спасло Люциуса от наказания после неудачи с Боудом - Лорд его только минуту продержал под Круциатусом...

Пришлось срочно изобретать новый план. Лорд не мог явиться в министерство открыто, поэтому было необходимо заманить туда Поттера. Лорд бушевал с каждым днём всё сильнее требуя от Люциуса решения этой проблемы. И когда уже ситуация стала выходить из под контроля и Лорд уже был готов отдать приказ об расправе над их семьёй, как спасительное чудо к Нарциссе пришел Кикимер. Старый, почти обезумевший домовик поведал Нарциссе и её мужу много полезных вещей. Хотя он то и дело затыкал себе рот и принимался лупить себя чем попало, Круциатус быстро приводил его в себя и он продолжал отвечать на вопросы Нарциссы и её мужа. План в голове Люциуса созрел мгновенно. Ключевую роль в новом замысле отводилась Кикимеру. Он, а также и то, что Поттер был как бы антенной-проводников для мыслей и эмоций Лорда, и привело мальчишку в западню. Но она захлопнулась вхолостую, вернулась только Белла, сообщившая о провале операции, единственное, чего удалось добиться - убить их кузена Сириуса. Все члены ударной группы были арестованы, а пророчество - разбито, Белла чудом не помешалась под мощнейшим лордовским Круциатусом. Милорд бушевал в течении нескольких часов, досталось абсолютно всем, кто в этот день был для него досигаем.

Через неделю вернулся Люциус. Он настоял, чтобы Нарцисса покинула страну, спряталась там, где её не найдут ни мракоборцы, ни Пожиратели. Но она вернулась обратно. Вернулась, чтобы узнать, что имущество погибшего Сириуса унаследовал... Поттер! Пыталась оспорить завещание, наняла самого лучшего адвоката, но проиграла процесс, благодаря явлению Андромеды и Регулуса, которых считала давно умершими...

Она предавалась тягостным думам, сидя в библиотеке. Они с Люциусом так любили проводить время в той её части, у камина, которая была оборудована, как небольшой скромный кабинет. Там было так уютно... прежде, но теперь она была уверена, что этот уют создавал исключительно её муж... Без него стало так тоскливо...

Внезапно что-то хлопнуло, в воздухе появился сгусток разноцветного пламени, преобразовавшийся в Люциуса - истощённого, мертвецки бледного, и слабого, чуть живого феникса, который тут же обратился в горстку пепла...

- Нарси... - она обожала, когда он её так называл, а сейчас, когда Цисса, со слезами радости на глазах, бросилась ему на шею, Люциус как-то робко, нерешительно, обнял её одной рукой, а другой гладил белокурые волосы. - Успокойся... Я живой... Я вернулся...

Его прервал стон. Обернувшись, она остолбенела, увидев лежащего на полу и явно умирающего Гарри Поттера.

- Оззи! Луи! - Малфой хлопнул в ладоши, вызывая домовиков. - Отнесите нашего гостя в лучшие гостевые апартаменты... Ванну и в постель, когда управитесь - сообщите мне, немедленно!.. Крой, письменные принадлежности... Это - залог нашей с тобой безопасности, любимая. Я сейчас напишу несколько писем - и тогда нас никто не тронет, ни мракоборцы, ни Лорд. Это сделает меня великим, возможно, я сам стану Лордом, а ты - моей Великой Леди...

- И для этого тебе нужен этот проклятый мальчишка?!

- И для этого мне нужен этот проклятый мальчишка, и ты должна помочь. У него воспаление лёгких, в самой тяжёлой форме, какую только можно вообразить, но я на тебя надеюсь, ты ведь всегда была сильна в целительстве. И не выказывай ему ни ненависти, ни презрения - он будет нам чрезвычайно полезен в качестве друга. Понимаешь? Наша семья должна стать для него родной, как семья этих нищих оборванцев-Уизли.

- Как скажешь, - Нарцисса снова принялась покрывать лицо мужа поцелуями. - Сейчас тебе подадут обед... сюда, или в столовую, как захочешь... можешь пообщаться с Драко - каникулы ещё не закончились, он дома, - а я позабочусь о мальчишке. Если его можно выходить, я его выхожу.

Глава одиннадцатая

Родственный визит

Визит в Азкабан не дал практически ничего. Ничего нового. По личному распоряжению министра Снейпу, как наиболее хладнокровному из визитёров, и Джеймсу, как лицу, наиболее заинтересованному, выдали все документы, которые были им необходимы. В последнее время в Азкабане числился только один заключённый, который по возрасту мог быть Гарри - Годвин Маршалл, американец. Допросили стражей - да, это Гарри. «В какой камере он содержался?.. Что?! Вы посестили его в одну камеру с Люциусом Малфоем?!». Ага, Малфой требовал зелья для заболевшего соседа, за что был наказан... А почему больного не перевели в лазарет? При каких условиях они сбежали?

Продемонстрировали им и дворик, и стену которую они старательно осмотрели, Сириус её даже обнюхал и нашёл место, к которому прикоснулись оба беглеца, запах ещё держался, но это ничем не могло помочь. Снейп и примкнувший к компании Виктор Крам проверили, действуют ли здесь антиаппарационные чары... но с этим всё было в порядке. Каждый по очереди коснулся того места, которое указал им Сириус но с ними ничего не произошло.

- Вы говорите, стена сработала наподобие портала? - Регулус взглянул на сопровождавшего комиссию медведеподобного стражника. - Кто ещё в это время был во дворе?

Но и допрос свидетелей им не помог и все в самом мрачном настроении вернулись домой, в смысле, домой к Сириусу, где их возвращения, кроме Лили и Петунии, ждало всё семейство Уизли, Вэнсы, Тереза, Грейнджеры и Люпин. Они всё поняли по одному только тягостному молчанию разведчиков, Лили в ужасе схватилась за свой живот (она была на седьмом месяце беременности, Петунии предстояло родить в следующем), Джеймс нежно обнял её за плечи.

- Он жив, - мягко проговорил он. - Я уверен.

- И я ощутил бы, если бы он умер, - подхватил Сириус. - Я же вроде его телохранителя и, судя по тому, что я читал и слышал обо всей этой истории, должен ощутить, когда Жизнь надумает сменить свою оболочку. Гарри может быть болен, но он жив. Кроме того, какие бы цели ни преследовал Малфой - если предположить, что их одновременное исчезновение имеет именно такое объяснение - он не станет его убивать. Тёмный Лорд мечтает убить Гарри лично.

- Но где они могут быть? Куда его мог затащить Малфой? - вздохнула Гермиона. - Может, в Имение?

- Люциус не идиот, - возразил Снейп. - Он должен понимать, что его в первую очередь будут искать в Малфой-мэноре, а значит... - он не договорил, протянул руку и на неё опустилась угольно-чёрная сова. Взяв у неё письмо и прочитав его, зельевар, до сих пор стоявший у стены, подошёл к ближайшему свободному креслу и уселся в него. - Это от Люциуса.

«Дорогой Северус,

Не удивляйся, что я пишу именно тебе, ведь мы с тобой всегда были друзьями и я всегда уважал тебя. В нынешней же ситуации мне может пригодиться твой совет и твоя помощь.

Возможно, от Нимфадоры Тонкс или из других источников ты уже знаешь о моём заключении в Азкабан. Но от этой комиссии старательно скрыли пребывание в данной тюрьме нашего Золотого Мальчика. Чёрному Кругу, о котором ты должен был хотя бы слышать, угодно погубить Потери и это ему почти удалось. После последнего шторма нижние ярусы Азкабана, где и содержался мальчишка, были затоплены. Его на двое суток перевели в мою камеру - он был тяжело болен, а лечить его никто не стал. Я помог ему, как мог, но он очень тяжёл.

Из того, что он выкрикивал в лихорадочном бреду, - в этом месте женщины залились слезами, а Джеймс и оба брата Блека сжали подлокотники кресел, - я узнал очень многое, в частности, о твоей деятельности в качестве шпиона, - ой, это уже кошмар! - Был просто в шоке. Конечно, я всегда придерживался самого высокого мнения о тебе и твоих способностях, ты с детства отличаешься изворотливостью и способностью всегда выходить сухим из воды, но - столько времени шпионить за нашим Лордом, чтобы Он об этом даже не подозревал... Да Он со своим самомнением значительно опустился в моём мнении. С другой стороны, мальчишка порадовал меня сообщением относительно моей собственной семьи, мечтаю познакомиться с мамой и братом. Поттер утверждает, что мой племянник является точной копией Драко.

Я не стану приводить в письме всё, что узнал из этих «откровений», так как на некоторые темы хотел бы с тобой переговорить напрямую. Могу сказать одно: ты заинтересован в том, чтобы в самое ближайшее время прибыть в Малфой-мэнор. У меня есть основания опасаться за безопасность моих близких и я намерен принять экстренные и экстремальные меры для их защиты. Я готов пойти ради Нарциссы и Драко на всё - и против всего: против былых интересов, принципов и даже старой дружбы, имей это в виду, хотя мне бы и не хотелось открещиваться от некоторых своих знакомых. Кроме того, ты мне в настоящее время нужен. И даже не мне, а Поттеру - он чрезвычайно болен. Под воздействием некоторых зелий наступало временное улучшение... но ненадолго и после этого ему стало намного хуже... не помогает даже его Анимагия, если ты догадываешься, о чём я говорю.

В настоящее время за ним ухаживает Нарцисса, но мы бы не отказались бы от твоей помощи и твоих зелий, по части которых ты всегда был специалистом экстра-класса.

Буду ждать твоего прибытия. Если хочешь, можешь взять с собой своих друзей, особенно буду рад маме и брату с семьёй. Вы все будете самыми желанными гостями в нашем поместье.

Повторяю, я пересматриваю все свои прежние идеалы, но старым изменяю в сторону новых... с коими ещё не до конца определился. Мне нужен твой совет и твоя помощь.

Люциус»

- Он стремится завлечь тебя в ловушку! - с ходу заявил Джеймс. - Я не верю Малфою, когда он выступает со столь миролюбивыми заявлениями. Он-де меняет свои идеалы...

- Он хочет обезопасить свою семью, - заметил Регулус. - Согласись, если бы ты оказался на его месте... ты бы тоже пошёл на многое, лишь бы оградить от бед Лили и Гарри. Я отрёкся от Петунии, чтобы сохранить ей жизнь...

- О безопасности своей семьи он должен был подумать прежде, нежели становиться на сторону Волан-де-Морта! - заявила Лили.

- Люциус - Пожиратель с пятнадцатилетнего возраста, - возразил Снейп. - И в то время он был чересчур... подвластен своему отцу. Я склонен ему верить, так как достаточно изучил его. И - нам действительно следует прибыть в Малфой-мэнор как можно скорее, ведь Люциус вполне мог обратиться за помощью не только ко мне, но и к Лорду, и к Кругу - я вам говорил, некоторые его предки были Жрецами, Абраксас мечтал видеть сына тоже... Чёрным. А Гарри - пропуск и туда, и сюда. Вопрос - кто будет первым?

- Ты думаешь, он ещё жив? И в плену у Малфоя?

- Он - заложник. Люциус намерен купить за него безопасность своей семьи, а потому приложит все усилия, чтобы не дать ему умереть. И Лорду, и нам, и Кругу Гарри нужен живым. Я сейчас же отправляюсь в имение и проведу переговоры.

- Но тебе нельзя отправляться туда одному, - заметил Регулус. - Если это ловушка... Я иду с тобой, даже не пытайся меня останавливать.

- Думаю, мы можем превратить это в родственный визит, - предложила Тереза. - Ведь это тоже мой сын, как ты, Регулус, и как Себастьян. Имею же я право повидать своего ребёнка?

- Не уверен, что это будет разумно, - ответил Снейп. - Если... это может быть не разумно.

- Если это будет родственный визит, - заметил Себастьян, - то будет лучше, если отправимся и мы - я, Натали, Алан и Элен. Я не уступлю в подготовке мракоборцу, Натали тоже великолепна в битве, Алан многому научился только за последний год... и я не думаю, что Люциус причинит зло маленькой девочке.

- Он уже причинил зло Джинни, - буркнул Рон.

- Он сам не знал, к чему приведёт этот его поступок. К тому же, Джинни не является его родственницей, - добавил Снейп, видя, что почти все Уизли открыли рот для гневной отповеди. - Элен и в самом деле опасаться нечего. Даже если это ловушка, Люциус позаботится, чтобы она не пострадала при этом.

- Я тоже отправляюсь с вами, - не терпящим возражений тоном заявил Джеймс. - Я отец Гарри.

Они поспорили ещё немного, но в конце концов решили принять вариант Терезы - «родственный визит». Снейп отправлялся в качестве зельевара, дабы оказать помощь больному, Регулус и Крам - охранники. Сириус отказался, опасаясь, что не сможет удержаться от того, чтобы не сказать Малфою нескольких резкостей, что было не желательно при данных обстоятельствах. Со всеми остальными Снейп провёл краткий инструктаж: что такое Люциус Теодорус Абраксас Малфой и как себя с ним держать.

Тереза, волнуясь, долго выбирала себе наряд и в конце концов остановилась на простом темно-синем платье, Себастьян, Снейп, Джеймс и Регулус, не сговариваясь (хотя для одного это был обычный цвет), облачились во всё чёрное, но Вэнс позволил себе белоснежные отложные манжеты и воротничок, а Блеку Петунья повязала на шею алый шарф. Натали и Элен надели серые юбки и белые блузы, Алан, желая подчеркнуть своё сходство с Драко, щеголял в зелёном наряде. Крам был в своём форменном костюме мракоборца (он сдал весь курс экстерном), состоящем из чёрного сюртука самого простого покроя, серых брюк и лёгкой мантии-хамелеона (она могла менять свой цвет в зависимости от окружающей среды), в которой было предусмотрено множество потайных карманов. Вся эта компания проследовала в библиотеку, где был самый просторный камин, а через него отправилась в библиотеку Малфой-мэнора.

Люциус Малфой, отправивший кучу писем по самым разным адресам, сидел в своём любимом кресле, обитом чёрным бархатом, и с кислым видом просматривал предоставленный ему женой диагноз. Состояние Поттера оказалось ещё более тяжёлым, нежели он думал, оказалось, что, кроме воспаления лёгких, мальчишка схватил ещё целый букет вирусов - от ветрянки до магического гриппа, опаснее которого могут быть только мор и драконья оспа, а этот грипп был ещё и с выкрутасами. Нарцисса заявила мужу, что спасти Поттера она не сможет и не сможет вообще никто и вручила целый список: чем парень болен и как следует лечить тот или иной недуг. И зелья были самые несовместимые, каждый следующий набор в лучшем случае аннулирует действие предыдущего!

- Привет, Змей, - с кислым видом приветствовал он вышедшего из камина первым Снейпа. - Я и не рассчитывал на столь быстрый ответ...

- Люциус, где Гарри?! - с лёгким хлопком в гостиной появился ещё и Дамблдор. - Прости, что я без предупреждения...

Вместо ответа хозяин дома вручил им листок пергамента и бросился встречать Терезу. Встретил, провёл к дивану, приложился к руке и вернулся встречать невестку. Через пару минут пришлось срочно наколдовывать кресла, так как такого количества гостей Люциус не ожидал. Рассадив всех, он велел домовикам срочно организовать лёгкую закуску и аперитив.

- Спасибо, что отозвались так скоро, - вздохнул он, оглядывая членов своей семьи. Мама... Она имена такая, какой он её себе представлял ещё ребёнком. Себастьян - его точная копия, даже голову держит чуть набочок, только взгляд более живой. Жена у него красивая. Алан... Если бы Люциус не знал, что Драко в данную минуту помогает матери ухаживать за Поттером (по каким-то причинам домовиков к больному нельзя было допускать), он бы решил, что это его собственный сын. И девочка... У Милены были такие же глаза и локоны, а эта улыбка... С Регулусом и Крамом они обменялись кивками, Джеймсу хозяин уделил чуть больше внимания. Держится напряжённо... Понятно.

- Может, пригласить сюда мадам Помпфри? - предложил Дамблдор, читая нарциссин список. - Она профессионал и ничего лишнего не скажет.

- Альбус, - Снейп взял у него листок, - не думаю, что она с этим справится. Воспаление лёгких и такая форма гриппа сводит на нет всё лечение. Придётся персонально для Поттера изобретать особую панацею. Могу сказать ещё одно - его анимагическая форма в данном случае не поможет и может даже ещё больше навредить.

- Госпиталь св. Мунго? - предложил Джеймс.

- Боитесь оставить его а моё попечение? Но это естественно, - картинно развёл руками Люциус.

- Дело не в этом. Сама атмосфера госпиталя часто способствует исцелению, - пояснил Себастьян.

- Но перевозить Гарри нельзя, - категорически заявил Снейп. - Это ещё ухудшит его состояние, а потому придётся его временно доверить Малфоям. Можно пригласить целителей и начать с гриппа. Если удастся подавить его, будет легче.

- Северус, если ты мне сейчас заявишь, что можешь помочь исключительно советом, пусть даже столь ценным, и у тебя нет... ну, пусть и не этой панацеи, так других чудодейственных снадобий, я тебе не поверю! - заявил Люциус. - У тебя с третьего курса постоянно был при себе целый арсенал!

- Из моего арсенала к данному случаю подходят только жаропонижающее и потогонное зелья, а также мазь для ветрянки. Можно давать сон-без-сновидений, но другие снотворные противопоказаны. С твоего разрешения, я возьму твой реестрик, чтобы знать, над чем и в каком порядке работать. И я хотел бы также видеть самого пациента.

- Я тоже хотел бы видеть сына! - вскочил Джеймс.

Вся компания, подвергнув себя карантинному заклятью (под которым пребывали все в поместье), проследовала в отведённые юному Поттеру апартаменты. Элен разрыдалась, а Тереза и Натали были на грани обморока, увидев мечущегося в жару Гарри, которого удерживало в постели исключительно заклятье безвредной слабости, которым блестяще владела Нарцисса - иначе больной бы постоянно сваливался на пол, а привязывать его к постели было противопоказано.

Снейп осмотрел больного и побледнел.

- Сон-без-сновидений, - категорически заявил он. - Ветрянку оставьте в покое, она не опасна. Жаропонижающее. Потогонное нельзя. Кровь дракона, в чистом виде сразу же по пробуждении - столовую ложку... Тереза, обеспечь Малфоев запасом хорро - это ещё одно зелье, рецепт которого традиционно известен только двоим... Пить Поттеру давайте только то, что я сказал. Хорро - в любом количестве.

- А теперь - что касается твоего предложения, Люциус, - заговорил Дамблдор, когда все, в крайне мрачном настроении, опять расположились в библиотеке. - Я полагаю, мы можем его принять, но могут возникнуть проблемы. Как ты сам отлично знаешь, Тёмный Лорд - блестящий леглиментор... Люциус предложил нам свои услуги в качестве шпиона, - пояснил директор, в ответ на недоумённые взгляды остальных. - Мы - я и некоторые наши друзья, коим я показал это письмо - полагаю, что это было бы просто великолепно, учитывая то положение, которое наш мистер Малфой всегда занимал среди Пожирателей Смерти и что тебе, Северус, к ним возвращаться нельзя.

- Я тоже довольно неплохой окклюментор, - усмехнулся мистер Малфой. - Лорд никогда не мог полностью меня раскусить. А я ещё планировал взять несколько уроков у Северуса.

- Хорошо, моё согласие на эти уроки ты получил, - кивнул Снейп.

Глава двенадцатая

Книга Жизни

Через несколько дней Снейп переселился к Люциусу - учить приятеля окклюменции и ухаживать за Поттером. Вместе с ним прибыл и Виктор Крам.

- Гарри мне тогда сразу понравился и я хотел с ним подружиться, но как-то не получилось. Может, теперь станем ближе...

Он стал прекрасной сиделкой, давал Гарри снадобья, не давал ему упасть (Снейп велел снять с пациента заклятье слабости - оно могло ему всё же повредить), кормил, купал... Даже читал ему вслух какие-то книги. Профессор, узнав об этом, снабдил Виктора хогвартскими учебниками за седьмой курс: может, хоть что-то да отложится в голове больного за это время, чтобы он не слишком отстал. Благодаря этой заботе, а также нескольким новоизобретённым зельям, вскоре Гарри стало несколько легче, жар спал, он почти не бредил, время от времени юноша вообще приходил в себя и слабым голосом беседовал с Крамом или Драко на нейтральные темы. Однажды Виктор подарил ему очень красивый амулет, кулон в виде крупной капли, переливающейся всеми цветами радуги. Когда Гарри взял его в руки, чтобы рассмотреть получше, ему показалось, что внутри медальона вспыхнуло пламя, готовое вырваться наружу, пробив хрупкую оболочку, но сам кулон при этом приятно холодил кожу. Потом нагрелся - а внутри закружились снежинки... Это было очень красиво.

- Это амулет Крови и Слезы, - пояснил даритель. - Кровь дракона, кровь единорога, кровь и слеза феникса. Это тебе от нас с Ангелом ко дню рождения, который ты пропустил.

- Спасибо, он очень красивый...

- Давай, я тебе его надену... Они очень редкие, говорят, в мире таких всего штук двадцать, все они разные... и по форме, и по своим свойствам, которые никто никогда не знает полностью. Говорят, где-то есть такой, что может отразить смертельное проклятье... если захочет, они ещё и привередливые, как не знаю, кто. И их цвет и картинка - это не просто так, они что-то означают. Надеюсь, тебе он поможет.

Гарри улыбнулся и закрыл глаза, рука его по прежнему лежала на груди, там, куда легла Слеза. Он верил Виктору. Ему тоже нравился этот крупный насупленный болгарин, особенно после того, как он так близко сошёлся с его братом Ангелом. И теперь Гарри был рад, что Виктор здесь, рядом с ним. Во время дежурств Драко или Нарциссы ему не было так спокойно, хотя те тоже прилагали все усилия, чтобы пациенту не на что было пожаловаться, стоило больному выразить малейшее желание, как его тут же бросались выполнять, кормили так, как его ещё никто не кормил... Кровь дракона на вкус была ужасна и после этого всё, даже сахар, казались горькими, но Малфои старались всё же найти нечто такое, что смогло бы перебить этот привкус... Поттер только печально кривил губы: если бы ему кто раньше сказал, что МАЛФОИ будут бегать перед ним на задних лапках, он бы принял сказавшего за полоумного. А теперь ему казалось, что полоумным стал он. Что он сошёл с ума и бредит. Часто он просил себя ущипнуть или применить какие-нибудь чары, чтобы убедиться, что это реальность. Невероятная, но реальность.

Время от времени его навещали и другие. Отец в конце августа уведомил сына, что Лили и Петунья в один день подарили ему - одна родную сестру, другая - кузину. Дочь Поттеров назвали Дженет, как маму Джеймса и бабушку Лили, а Блеки столкнулись с проблемой - и отец, и мать выдвигали различные варианты имени. После долгих споров, которые чуть не привели к разводу, было решено дать девочке оба имени - Эллис Дебора. Рождение малютки примирило Петунью с гибелью Дадли, она теперь не плакала, но и она, и Регулус благодарили небо за то, что оно послало им дочь, а не сына, который мог бы ещё сильнее разбередить незатянувшуюся рану.

Взрослое отделение Хогвартса перенесли в другую школу. Школ на территории Великобритании было несколько, просто Хогвартс среди них был крупнейшей и самой известной, другие были не столь популярными. Одна из них, МакГиннон в Шотландии, в конце концов и вовсе закрылась... для детей, туда перебросили взрослых латентов. Регулусу теперь предстояло крейсировать между Хогвартсом, где он по прежнему должен был преподавать историю магии, и МакГинноном, где должна была учиться его жена. Себастьян Вэнс, преподаватель ЗоТИ, остался на посту, бросая вызов легендарному проклятью.

- Какой же я специалист, если отступлю перед такой чепухой? Нет, меня так просто не запугать, я остаюсь, хотите вы или нет.

Дамблдор не возражал, да и Гарри был доволен: профессор Вэнс был отличным преподавателем, пользовавшимся популярностью среди учеников. Пожалуй, он уступил бы разве что Ремусу Люпину.

Люпин же, избавившись от своей ликантропии, сразу же нашёл работу. В министерстве. В отделе по обезвреживанию опасных существ. Ему поручили разыскивать оборотней и обеспечивать их хорро, кроме того, убеждать тех, кто не хотел лечиться, пройти через это испытание. И дело у Лунатика сразу пошло на лад: за один месяц он сумел вернуть человеческий облик десяти монстрам, а те стали его добровольными помощниками.

В министерстве провели расследование по поводу Амбридж и причинам, по которым Гарри оказался в Азкабане. А также историей, связанной с убийством мракоборца и гибелью Поттера-младшего. Расследование проводил лично Кингсли Бруствер, подключив к работе самых-самых лучших специалистов, среди которых были Нимфадора Тонкс и Аластор Грюм. В конце концов удалось установить сразу несколько вещей.

1. Легенда о Чёрном Круге - не пустые россказни, а реальность, и реальность самая чудовищная.

2. Очень многие волшебники являются членами этой зловещей секты.

3. Гарри Поттер каким-то образом перешёл дорогу этой самой секте и потому Чёрный Круг заинтересован в гибели юноши не меньше, нежели Тёмный Лорд Волан-де-Морт.

4. Амбридж - Жрица Круга. Младшая. Но, тем не менее, устранение Поттера и его антипопуляризация были поручены именно ей, а не более высокопоставленным Жрецам, вроде Кооппли. Амбридж создала точную копию Гарри, которую и сопровождала вместе с теми мракоборцами, чьи отчёты содержали с ведения о совершённом Поттером убийстве и его собственной гибели.

5. Среди новых стражей Азкабана есть немало Жрецов, которым было поручено довести Гарри до быстрого угасания в тюрьме. Но перед этим они должны были во что бы то ни стало выведать у него местопребывание неких сирингов - что это такое, не знал никто. Свидетели в ответ на прямой вопрос или молчали, или заявляли, что это знает лишь сам Верховный Маг и его ближайшие помощники. Имён никто никаких не называл.

Результатом была полная смена кадров в Азкабане. Оттуда опять убрали всю стражу и поставили туда тех, в чьей непричастности к Кругу никто не сомневался. Кроме того, было проведено расследование внутри министерства, выявлено пятеро Жрецов - и их тоже прогнали со своих постов, надо сказать, довольно высоких. Амбридж была не только уволена, но и арестована, и Визенгамот, полным составом и единогласно осудил её на десять лет заключения.

Эти новости порадовали Гарри и благотворно отразились на его состоянии. В последнюю неделю августа он сумел даже встать, воспользовавшись тем редким моментом, когда у его постели не было вообще никого, и перебраться в библиотеку, где юноша застал Виктора. Тот сразу же переполошился и заставил друга сесть.

- Мистер Малфой меня убьёт, - заметил он.

- А где он?

- У них урок со Снейпом. В Хогвартсе. А Нарцисса с Драко отправились в Косой переулок - через три дня уже начало семестра. Ты же так крепко спал - как мне показалось, - что я решил заглянуть в библиотеку, она здесь знатная. Считается, что библиотека Дурмстранга является богатейшим хранилищем черномагических изданий, но она даже рядом с малфоевской не стояла. Смотри, это книга самого Кнута Проклятого, существующая в единственном экземпляре. Только она недавно была оценена в пять тысяч галлеонов - при том, что считается безвозвратно утерянной. Полное собрание Кровавого. Книги Моргауза, Морганы, дневник Салазара Слизерина, да чего здесь только нет!

- А по светлой магии?

- Она тоже есть. И я опять-таки не думаю, что где-то можно найти такие сокровища. Смотри, это личные записи Мерлина. А это заметки Анри-на-чёрном-коне... Это его учитель.

- Чей учитель?

- Мерлина. Говорят, этот самый Анри однажды появился где-то в Корнуэлле, и сразу рассорился с самыми могущественными тамошними колдунами - те представляли собой секту... вроде Чёрного Круга. Потомок одного из тех колдунов и был основателем Круга... Анри был известен тем, что он был единственным в мире молодом - то есть, он не старился совершенно. Ему было лет семнадцать и через много лет, даже когда Мерлин, которого Анри знал чуть ли не ребёнком, стал древним старцем, его учитель оставался юным. Согласно легенде, это Анри открыл в Мерлине магические способности и способствовал их развитию. Он был наставником ещё нескольких волшебников того времени, самых известных. Многие видели в нём чуть ли не святого. Анри был одним из ближайших друзей короля Артура и когда тот умирал, именно Анри завещал свой знаменитый меч, Эскалибур. И после этого тот исчез. То есть, Анри исчез, вместе с мечом.

- Он ездил на вороном коне?

- Да. На вороном коне, с чёрной собакой у стремени и с чёрным соколом на плече. Интересно, я даже не слыхал, чтобы от него остались какие-то записи, но как они попали к Малфоям?!

- Почему Гарри не в постели?! - появился Люциус. - И о каких записях идёт речь?.. А, эти... Анри-на-чёрном-коне доверил их королеве Джиневре, но её потомки впоследствии впали в столь беспросветную нищету, что продали эти пергаменты, которые после этого неоднократно меняли своих хозяев... Ты пил кровь?

- Я выпил столовую ложку и закусил яблоком, спасибо. Как ваши успехи?

- Неплохо. Северус - профессор Снейп - утверждает, что я теперь смогу блокировать Лорда. Ты уже присмотрел себе какие-то книги?

- Виктор меня сразу усадил и...

- Ты можешь выбрать любые. Если они не окажутся фамильным достоянием Малфоев, я их тебе подарю. И... Отец мне рассказывал, что где-то здесь, в нашей библиотеке, хранится бесценное сокровище, которое может найти лишь человек с чистым сердцем и не принадлежащий к нашему роду. Малфоям оно принадлежать не может. Такова легенда. Он рассказывал её на всех раутах, когда к нам приходили новые люди и всех отправлял на поиски, награда за находку - пять тысяч галлеонов.

Остаток дня Гарри провёл в библиотеке. Пользуясь указаниям Виктора, он отобрал несколько книг по чёрной магии, по светлой магии... Потом вдруг, листая сочинение Хмурада Свирепого (Поттер сам не знал, какого чёрта взял в руки этот самого гнусного вида том, переплетённый (он был в этом уверен!) в человеческую кожу), он нашёл листок пожелтевшего от времени пергамента. После того, как юноша его достал, листок превратился в довольно-таки толстую книгу, на обложке которой была изображена битва между фениксом, пегасом и тигром с одной стороны, и драконом, минотавром и не поддающимся описанию существом (оно напоминало - отдалённо - помесь дракучей ивы с медведем) - с другой. Открыв её, Гарри увидел, что книга пуста, только на первой странице кто-то красивым элегантным почерком вывел золотыми чернилами следующее:

«Нашедшему Меня.

Ты держишь в руках Книгу Мудрости или же Книгу Жизни, как Меня ещё величают. Безвинно оклеветанная, погубленная, Я не могу принадлежать тем, кто меня погубил. Но если ты Меня нашёл, знай, что ты являешься достойнейшим из живущих и одним из тех, к числу коих некогда принадлежала и Я. Оторванная от своих, Я мечтаю с ними воссоединиться. Своими силами не могу Я того сделать, но из Моих подсказок поймёшь ты, как можешь помочь Мне, ибо, верю Я, ты захочешь это сделать, ибо иначе не смог бы ты обрести Меня. Я укажу тебе путь к своим, помогу в Великой Битве, что грядёт»...

- Это явно один из фениксов, - заметил Виктор. В ответ на недоумённый взгляд Гарри, он пояснил: - Предыдущим Хранителем... ты понимаешь... перед Сириусом, был мой дед. А поскольку я был его любимцем, то дедушка перед смертью мне и рассказал эту легенду. Но - опять-таки, как это попало к Малфоям?!

Обратились к самим Малфоям. Люциус вгляделся в надпись и кивнул.

- Это была моя прапрапрапрабабка Хилари. Последняя из потомков Ричарда Львиное Сердце.

- Но у него ведь не было потомства!

- Ошибаешься. У него не было законных детей, это верно, но, когда он умирал в Нормандии, за ним ухаживала молоденькая знахарка, которая его любила. Ей удалось спасти Ричарда, но так, что он не мог вернуться к своим и был вынужден уйти с этой красавицей, которая создала точного двойника своего любимого, который и был погребён вместо Львиного Сердца. И у них был ребёнок... Волшебник. От которого и пошли их потомки, последним была Хилари. Она была чистой и невинной, просто удивительно, как она могла связаться с моим предком Злеем... Там была целая история с племянником Злея, который полюбил девушку... нищую маглу. Вся семья была против них, но Хилари помогла влюблённым бежать. Тогда семья юноши оклеветала мою прабабку перед мужем и тот удушил её. А перед этим она наложила проклятие на весь род... Что от вырождения нас спасёт только потомок той пары, которую мы отвергли - племянника Злея и его любимой. Кстати говоря, я навёл справки - среди этих потомков и Грейнджеры. Потому-то я и не против отношений Драко с твоей подругой... Книгу ты можешь взять себе, я на неё не претендую... Привет, Северус!

- Почему Поттер не в постели?!

- Я уже значительно лучше себя чувтвую!

- В таком случае собирайтесь! Я отвезу вас в госпиталь св. Мунго.

Глава тринадцатая

Возвращение в Хогвартс

Ему отвели отдельную палату и посетителей пускали с большим разбором. Так, Ремусу Люпину в посещении больного было отказано, не пустили и Перси Уизли, пытались не пустить и миссис Уизли с Сириусом, но в тот день Гарри (который опять впал в состояние полубреда вскоре после своего прибытия и привёл всех в неописуемый ужас своим набором болячек, толком не залеченных) пришёл в себя и потребовал, чтобы к нему пустили крёстного и ту, что была ему вроде матери. В этот раз Молли обошлась без объятий и почти без слёз, хотя было видно, что она их пролила за это время море. Сириус тоже сдерживал свои эмоции, но глаза Бродяги потускнели. Были здесь и родители, Лили даже принесла Дженни - познакомить с братом, и Гарри забыл дышать, когда увидел это рыжеволосое и кареглазое создание, которое сразу потянуло к нему пухлые ручонки. Воспользовавшись отсутствием сиделки и тому, что на всех было наложено карантинное заклинание, Джеймс позволил сыну подержать сестрёнку на руках и тот залился счастливым смехом, а когда они ушли, долго рассказывал и сиделкам, и целителям о том, какие у него родители и какая у него сестрёнка, какие у неё волосики, глазёнки, пальчики... После этого он быстрыми темпами пошёл на поправку и через неделю после столь знаменательного события ему уже официально разрешили вставать, а к концу октября Гарри уже выписали.

При последнем осмотре в кабинете целителя Гудрон Гарри вдруг обратил внимание на стоящее у неё на столе папье-маше в виде яйца необычной красочной расцветки.

- Что это? - спросил он и тут же поправился: - Чьё?

- Это умершее яйцо феникса.

- ?!

- Фениксы крайне редко откладывают яйца, - улыбнулась целительница. - Но лишь одно яйцо из десяти оказывается живым, другие - пустые. Они не представляют собой ценности, кроме своей красоты... Я слышала от своей троюродной тётки, Минервы МакГонагалл, что ваша анимагическая форма - феникс? Возьмите на память о нашем госпитале.

Гарри предложили пропустить год и вернуться к обучению в следующем, но он решил вернуться сразу, как ни тянуло его остаться дома и смотреть, как растёт сестрёнка. Джеймс и Лили не возражали.

Хогвартс встретил блудного сына проливным ливнем и пронизывающим холодом, так что Гарри, устроившись в карете, выпил согревающую настойку, которую ему дали с собой и поплотнее закутался в свою мантию, мечтая об ужине и тёплой постели, хотя наутро, в субботу, Гермиона наверняка снабдит его материалами по всем пропущенным темам. Душу грела только мысль, что уже через час он будет с друзьями, а в багаже, в специальной коробке - его фениксы: подсвечник Света, Книга Мудрости, хрустальная фигурка невесть кого и дракон-магограмма Безвременья. Золотая брошь Времени была у него на груди, Свобода обнимал крыльями палец. Память о Бастилии-Азкабане... На другой руке - Изумруд Чёрного Круга, который он не мог бы носить, не имея на это права. Уж не потому ли утратил его Амадеус Блек, что он не был признан Изумрудом в качестве Наследника и главы Секты?

Наконец - Хогвартс. В дверях его встретил... Сириус!

- Привет! - весело воскликнул Бродяга. - Не ожидал? Но я же твой хранитель и должен быть постоянно при тебе. Мне и так уже попало от Нюниуса за то, что я не последовал за тобой в тюрьму, доверив этому гаду...

- Которому я обязан жизнью, - заметил Гарри. - И откуда вы оба могли знать, что так получится?.. И в каком качестве ты будешь постоянно при мне? Не будешь же ты со мной на уроки бегать!

Сириус со смехом продемонстрировал крестнику пузырёк с какой-то жидкостью и Серпентину, которая уже достигла окончательных размеров - не слишком крупная, но и немаленькая кобра с рубиновой головкой и серебристым брюшком.

- Браслеты, - пояснил Бродяга. - Тина пожертвовала несколько чешуек и теперь я могу в случае необходимости превращаться в точную её копию. А то моя собственная форма слишком уж габаритная и тебя все на смех поднимут. А вне занятий и старина Нюхалз неплох... Ладно, идём, тебя все заждались...

Стоило Гарри появиться в Большом Зале, как гриффиндорский стол взорвался приветственными воплями. Какой-то первокурсник, сидевший рядом с Роном, пересел и Золотое трио возродилось. Алан, Маркус и Ангел сидели как раз напротив них, а Фред с Джорджем уже выпустились совершенно официально, сдав ЖАБА и, по словам родителей, отлично.

- Тебе теперь придётся много работать, чтобы нас догнать, - сразу завелась Гермиона. - Ничего,, я тебе буду помогать и начнём с завтрашнего утра!

- Гермиона! - возмутился Рон. - Завтра суббота!

- Ну и что?

- Выходные! А Гарри ещё не окреп!

- По будням у нас будет очень мало свободного времени, мы вышли уже на финишную прямую и в конце нас ждут ЖАБА! Не СОВ, ЖАБА, Рон! От этого будет зависеть вся наша дальнейшая жизнь!

- Правильно, жизнь, а ты Гарри в могилу загоняешь!

«Разорались... Порой я удивляюсь, как вы вообще могли подружиться с Гермионой, вы же совершенно разные! - прошипел «левый браслет». - И чего так орать? Тебе помогут Регулус с Басом, а Снейп специально для тебя сварил Быструю память, выбил для тебя лицензию».

«?!»

«Благодаря этому зелью можно запомнить информацию любой сложности за весьма непродолжительное время, при чём запомнить основательно и надолго. Но это зелье считается одним из... оно может быть опасно и потому для того, чтобы его варить или принимать, для каждого раза необходимо получить особую лицензию ни много ни мало, как самого Министра магии. Кингсли не особо жалует Быструю память, считая это жульничеством... но тебе он лицензию выдал».

- Гарри!!!!!

- Успокойтесь, для меня всё уже придумали преподаватели, - пояснил он взволнованным его продолжительным «переговором» с ручной змеёй. - Всё будет в порядке... Как начался семестр? Что-нибудь новенькое?

Рон скорчил гримасу и промолчал.

- Профессор Вэнс взял себе ассистента, - подал голос Ангел. - Виктора. А им обоим очень нравится одна и та же девчонка.

- А Снейп стал какой-то тихий. Он как после каникул приехал, ни разу носу не высунул из своих подземелий, - поделился Невилл. - И на уроках не орёт ни на кого, даже на меня, хотя я уже столько грубых ошибок наделал... и баллы...

- Не снимает?! - Гарри глянул в сторону преподавательского стола. Снейп вяло ковырял вилкой в своей тарелке и выглядел совершенно больным. Потом встал.

- Мистер Поттер, - проговорил он, - в связи с тем, что вы пропустили два месяца учёбы, - несомненно, по очень веским причинам, - навёрстывать будете за счёт выходных. Жду вас завтра в своём кабинете в десять часов утра. Приятного аппетита и спокойной ночи.

- Говорят, что он варит какое-то запрещённое зелье, - хихикнул Рон, заработав сердитый взгляд Гермионы.

- Так и есть, - кивнул Гарри, он говорил очень тихо и пригнувшись, так что его могли слышать только Мародёры и Гермиона. Ну, и Сириус. - И завтра он будет меня этим травить... Всё будет в порядке... Что вы уже прошли?

- У нас сейчас магия созидания, - сказал Алан и хихикнул в свой черёд. Гермиона нахмурилась.

- Не в ладах с солью, - пояснил Рон Гарри на ухо. - У неё даже десерт выходит солёный.

- Превращение человека и оживление предметов, - буркнула Гермиона. - Профессор МакГонагалл сказала, что к концу года мы должны научиться оживлять шахматные фигуры, вроде тех, с которыми мы столкнулись на первом курсе.

- А на зельях - аммортенция, сильнейшее любовное зелье, - вставил Маркус. - Нам обещали Феликс фелицис, оборотное зелье, напиток живой смерти и сыворотку правды. Всё это мы должны варить к ЖАБА. Сейчас мы заканчиваем эту самую амортенцию, ты, скорее всего, завтра её начнёшь. Этот Снейп - ой-ой-ой! Наш Микель в Дурмстранге был гений, но Снейпу он и в подмётки не годится.

- Ты его ещё не знаешь, - хмыкнул Рон. - Вот когда он в себя придёт... Гарри, а что тебе на день рождения подарили? Мы тебе свои подарки вручать будем завтра, после твоих занятий.

- Да... Ворон, спасибо за ваш подарок, - повернулся Гарри к Ангелу. - Виктор мне его отдал и рассказал, что знал. Здорово, но откуда у вас такой раритет и почему вы решили с ним расстаться?

- Мы его сами изготовили.

- Вы можете изготавливать такие вещи?!

- Больше не сможем. Такие амулеты делают парно и одна пара за всю свою жизнь может создать только один за всю свою жизнь...

- Какой амулет?.. Вау!

- Тише ты...

- Ладно, пошли в гостиную.

Здесь Гарри наконец получил возможность распаковать свои подарки, которые ему положили в чемодан прямо в обёрточной бумаге.

Первым ему попался под руку подарок Терезы - небольшая книжка, оказавшаяся пустой, только на первой странице была надпись:

«Дорогой Гарри!

Поздравляю с прошедшим днём рождения и выздоровлением!

Я долго думала, что подарить тебе на совершеннолетие, но потом придумала.

Как ты знаешь, в некоторых родах есть специальные книги, в которых увековечивают себя все члены этого рода. Ты читал наш Тысячелистник. То, что ты держишь в руках - аналог. Поскольку ты являешься не только Поттером, но и Блеком, министр Бруствер согласился, что тебя можно считать основателем совершенно нового рода, а в этом качестве ты имеешь право на собственную Книгу. Ты можешь засунуть её подальше, использовать для школьных конспектов или других записей, для чего угодно. Кроме того, ты можешь даже дать согласие на копирование записей - всех или выборочно - в мой Тысячелистник. После тебя там смогут писать твои дети и внуки, я ничего не имею против также Джеймса, Лили и крошки-Дженни.

По мере того, как Книга будет заполняться, в ней будут появляться новые листы, так что не смотри, что сейчас она больше похожа на блокнот.

Счастья и удачи, дорогой!»

- Эта Тереза в тебе прямо души не чает! - ахнул Рон. - Такие Книги - неслыханная редкость и ценность! Не думаю, что она есть у тех же Малфоев!

- Это можно легко выяснить, - Гарри отложил Книгу в сторону и взял следующий пакет. Он оказался от... Снейпа и представлял собой целый набор алхимика: уйму пузырьков со всевозможными ингредиентами, три котла - медный, бронзовый и серебряный, набор предметов для помешивания - от золотой ложки до гусиного пера, весы и изрядных размеров энциклопедия, в которой было собрано величайшее множество самых разных рецептов. Всё это, естественно, было сильно уменьшено специальным заклятием, но на Гермиону произвело неизгладимое впечатление даже в таком виде. - Чего ещё можно было от него ждать? Хотя - почему он вообще решил мне что-то дарить? Никогда этого не делал...

- Очевидно, стал к тебе иначе относиться после того, как побывал в твоей шкуре. Но я думал, он тебе что-нибудь черномагическое в таком случае подарил бы, - прокомментировал Ларссон.

- Что-нибудь черномагическое мне теперь Малфои дарить будут, возьмут на это монополию, - хмыкнул Гарри, распечатывая подарок миссис Уизли - огромную упаковку всевозможных сладостей. - Эй, мне до Рождества всё это никак не съесть!

- Почему до Рождества? - спросила присоединившаяся к друзьям Элен.

- Так на Рождество мне ещё такую же коробку пришлют. Вам придётся мне очень активно помогать... Это что?!

- Погремушка?????????

«Любимому братику от любимой сестрички»

- Класс!

«Гарри, не удивляйся, но мы решили тебя поздравить и от имени Джен, - писала сыну Лили. - Мне не забыть, какие у тебя стали глаза, когда ты её увидел, и я подумала, что тебе будет приятно иметь возможность знать, чем малышка занимается. Для этого тебе будет достаточно встряхнуть погремушку и заглянуть в зеркальце».

Он так и сделал. И тут же покраснел, застав сестрёнку за ужином.

- Здорово. А что это?

Подарков опять было много и разных, от детектора лжи от Грюма до ленточек для украшения сбруи или гривы Чёрного Ангела, прибывшего в Хогвартс одновременно с Хозяином - от Элен. Ещё одну ленточку, золотую, девочка повязала Гарри на шею, засмущалась и убежала. Рон тоже передумал вручать свой подарок на следующий день и отдал особый дорожный чехол для метлы. Алан - ещё одну пару контактных линз (от очков Гарри отказался ещё год назад), меняющих цвет по желанию владельца, Маркус - снитч, на котором было выбито: «Гарри Поттер: величайший ловец современности», от Гермионы была связка перьев и полироль для палочки.

На следующее утро Гарри явился к Снейпу, который ждал его, смешивая в стакане разноцветные жидкости. Добавив несколько капель чёрной, профессор протянул ученику стакан.

- Быстрая память? - спросил Поттер, беря склянку и бросил взгляд на кипу пергаментов на столе. После утвердительного кивка юноша одним махом выпил зелье, сильно отдававшее мятой.

- Здесь все теоретические занятия, - проговорил Снейп, указывая на свитки. - По всем предметам. Думаю, вам хватит трёх часов, после чего начнёте практическую работу над амортенцией. После обеда - практические трансфигурация, заклинания и защита.

- Спасибо за подарок, сэр, - быстро сказал Гарри, когда Снейп направился к двери. - Я весьма тронут.

- Хотя и не можете оценить по достоинству, - усмехнулся Снейп. Потом стал более серьёзным. - Поттер, есть серьёзные основания предполагать, что в игру вступают такие силы, которые вам и не снились. В своём стремлении наверх, к жизни и власти, Смерть и Круг способны на всё и вы должны быть к этому готовы. Мы с Люциусом будем вам усиленно помогать. Каким-то образом к вашему поиску оказался причастен Виктор Крам. О Блеках и вашем отце я уже не говорю. Но главная задача - ваша. Сражаться с Тёмным Лордом, Смертью и Кругом будете вы - не ваш отец, не я, не Крам, не Люциус, не Сириус, не Регулус, а вы. И вы должны быть сильным, чтобы противостоять тому, что вас ждёт, Поттер, и выйти победителем в этой борьбе, иначе... Это огромная ответственность. Если вы возьмётесь за ум и как следует изучите энциклопедию, то получите звание Мастера Зелий. Вы изучите легли- и окклюменцию. Это минимум, чем я могу вам помочь. А теперь приступайте к чтению и не отвлекайтесь. Рецепт амортенции на доске, всё необходимое - на том столе.

Глава четырнадцатая

Индивидуальные чары

На практическую трансфигурацию Гарри пришёл с головой, гудящей от теоретических знаний. Сириус был уже там. И он, и профессор МакГонагалл смотрели на юношу с сочувствием в глазах.

- Ничего, - улыбнулась профессор. - Зато вы всех скоро догоните и жизнь войдёт в прежнее русло. Приступим. Как вы уже знаете, в этом году мы работаем над трансфигурацией человека. Сегодня вы будете видоизменять своего крёстного. Сосредоточьтесь и наколдуйте мистеру Блеку рыжие волосы.

- Может, не надо? - Сириус картинно схватился за голову. - Рыжие мне не к лицу!

- Гарри необходимо практиковаться.

- Но почему сразу рыжие, а не зелёные?!

- СИРИУС БЛЕК!

- Всё, молчу, молчу.

Гарри сосредоточился, пробормотал заклинание и почти коснулся палочкой головы Сириуса. Но эффект получился несколько иной: волосы и в самом деле позеленели, а на лице высыпало столько рыжих веснушек, что их количеству и яркости позавидовал бы даже Рон. Сириус, глядя на себя в зеркало, расхохотался.

- Извини, - покаянно понурился крестник. - Я не хотел...

- Ничего, ничего, мне даже нравится.

- Ещё раз, мистер Поттер, будьте внимательны.

Со второй попытки у Сириуса порыжели глаза и чуть вздёрнулся нос. С третьей - модель стала чрезвычайно похожей на Рона Уизли.

- Ладно, с этим мы в конце концов справились, - профессор МакГонагалл вернула Сириусу первоначальный облик. - Не расслабляйтесь, продолжаем.

Гарри и Нюхалз вернулись в гостиную под вечер совершенно никакие, но это всё же не помешало юноше обнаружить пропажу подаренной ему Снейпом энциклопедии. Котлы и остальную часть набора Гарри сразу же переправил в свой тайник, а книгу хотел почитать перед сном.

Что здесь началось! Для начала Гарри устроил допрос с пристрастием однокурсникам, при чём Симуса и Невилла пришлось будить. После того, как никто не признался, по следу был пущен Бродяга. Сделав круг по комнате, огромный чёрный пёс выскочил из спальни мальчиков и привёл взбудораженных Мародёров к лестнице, которая вела в женские. Тут же выяснилось, что для анимагов подъём не составляет особого труда, а потому Гарри превратился в горностая и длинными прыжками последовал за крёстным, через минуту к нему присоединились Ларсон, Акела и Ворон.

- Как я сразу не подумал про Гермиону!

Она сидела на кровати и озадаченно перелистывала Справочник Колдуна, который содержал массу чрезвычайно «полезных» советов по ведению магического хозяйства - от ухода за гиппогрифами и крылатыми лошадьми до заклинаний уборки, при чём все советы представляли из себя полную чепуху. Ошибиться девушка никак не могла, Гарри при ней вслух зачитал название: Абсолютная Энциклопедия Мастера Зелий. Почему бы он стал приобретать это? Да и профессор Снейп не стал бы ему дарить... Хотя... с какой стати профессор вообще надумал что-то дарить Гарри? Только ради тех нескольких месяцев, проведённых в голове юноши?

Внезапно за дверью послышался визг, возмущенные крики девушек и сирена, а через минуту, когда Гермиона хотела выйти узнать, в чём дело, в её комнату (она была старостой школы, как и Малфой, у обоих были отдельные комнаты) вломились Сириус, Гарри, Рон, Ангел и Маркус.

- Ага! - заорал Поттер, кидаясь к кровати, на которой лежала злополучная книга.

- Поттер... Уизли... Блар... Крам... Мистер Блек, что вы здесь делаете?! - возмутилась появившаяся профессор МакГонагалл. - Вы не имеете права находиться в спальне для девочек!

- Но одна из этих девочек забрала мою любимую книгу! - ответил Гарри, прижимая к себе том.

- Разрешите полюбопытствовать... что за глупости!.. «При уходе за гиппогрифом не забывайте регулярно вручную обирать перья с его шеи»!

- Что вы там читаете? Это рецепт арониевого противоядия! Вот... «После того, как вы добавили три ягоды ароника, не забудьте медленными движениями перемешать зелье рябиновой лопаточкой против часовой стрелки, держа её в левой руке, пока зелье не станет жёлтым»...

- Где вы читаете?

- Вот здесь...

- Откуда у вас эта книга?

- Профессор Снейп подарил...

- Мистер Блек, сходите, пожалуйста, к декану Слизерина и попросите его подойти в Гриффиндорскую гостиную! Мальчики... мисс Грейнджер...

Через десять минут прибыл пребывающий в отвратительном настроении преподаватель зельеварения.

- В чём дело? - в его голосе было столько холода, что все поёжились.

- Вы дарили Поттеру алхимическую энциклопедию, Северус?

- Вы вызвали меня только из-за этого? Да.

- А как вы объясните то, что я вижу в ней совершенно идиотские рекомендации по уходу за магическими животными?

- А зачем вы вообще взяли эту книгу в руки? И я полагал, что специалисту по трансфигурации должно быть хорошо знакомо понятие индивидуальных чар.

- Вы... подарили...

- ... мистеру Поттеру книгу, на которую наложены чары индивидуальности. Её истинная суть будет открыта только хозяину. Даже я не смогу теперь пользоваться этой энциклопедией без специального разрешения мистера Поттера для каждого раза. А теперь, если у вас нет других вопросов, я хотел бы лечь спать.

- Я думаю, мы не будем поднимать скандал, - профессор вернула Гарри его энциклопедию, - но вы, мисс Грейнджер, должны извиниться перед мистером Поттером за то, что взяли без разрешения его вещь. А вы, мальчики, извинитесь перед девушками за своё вторжение...

- Гарри, - утром Гермиона подошла к нему со смущённым видом. - Мне в самом деле...

- Забудем. Ты мне объясни про индивидуальные чары, что это такое.

- Это очень древние чары, изобретённые древнеиндийским мудрецом. Они накладываются на какой-нибудь очень ценный предмет, который хотят уберечь от чужих рук. Если на предмет наложены чары, то только хозяин видит его в первоначальном виде, для остальных это нечто другое. И так получилось, что всё, на что они накладывались, существует в единичном числе.

- Ты можешь привести примеры? - спросил Алан.

- Пожалуйста. Как я уже говорила, создателем этих чар был древнеиндусский брахман по имени Васиштха. В те времена он был величайшим волшебником... ну, может, не мира, но Азии - точно. Подобно прочим брахманам, он вёл аскетический образ жизни, у него не было абсолютно ничего, кроме тряпья, в которое он завёртывался, и шабалы - это корова особой породы, вымершая в шестнадцатом веке. Её молоко было чрезвычайно ценно, оно выполняло функции философского камня: даровало молодость, бесконечно продлевало жизнь, тому же, кто будет пить молоко прямо из вымени, это обеспечивало успех во всём. И вот однажды эту шабалу увидел царь Вишвамитра, бывший самым могущественным тёмным магом тех времён, и он захотел забрать корову у Васиштхи. А тот не мог спорить со злодеем, но, в то же время не мог допустить, чтобы шабала попала в руки Вишвамитры, ведь тогда зло стало бы всемогущим. Тогда он и придумал заклятье, благодаря которому узнать корову мог только он сам, а для всех остальных это был бы безобидный воробей.

- И Вишвамитра ничего не заподозрил?

- Заподозрил, но ничего не мог сделать, пока его слуга не увидел, как Васиштха доит воробья. Тогда Вишвамитра велел забрать воробья, но тот, хоть и попался, принёс ему только горе.

- И он... убил эту шабалу? - спросил Невилл, тоже прислушивавшийся к разговору.

- Он не мог этого сделать, ведь воробей на самом деле был коровой, а это священное животное в Индии, даже тёмные маги боятся причинять ей вред. А шабала, надо сказать, была настолько волшебной, что была абсолютно невосприимчивой к чужой магии. И потому, что Васиштха добился этого, Вишвамитра убедился, что брахман сильнее его, раскаялся и сам стал сначала брахманом, а потом - одним из величайших светлых волшебников, наряду со своим соперником. Вот так же кто-то наложил аналогичное заклинание на твою энциклопедию, а это значит, что она существует в единичном экземпляре и стоит не одну сотню галлеонов... Но с какой стати Снейп тебе её подарил?!

- А я читал, что это Вишвамитра придумал эти чары, - сказал Ангел. - Там была история, связанная с межпространственным порталом...

- Каким порталом?

- Межпространственный портал - врата в параллельный мир - и в самом деле открыл Вишвамитра, уже признанный великий светлый чародей, - кивнула Гермиона. - Но - не индивидуальные чары.

- А что это за миры? - спросил Колин Криви. - В магловском мире тоже ходят разговоры о них, но...

- Магглы правильно их трактуют. Это миры, в которых наша история развивается несколько иначе, чем у нас, словно некто рассматривает несколько сценариев тех или иных событий... К примеру, рассматривается вариант, что бы получилось, если бы Турнир Трёх Волшебников выиграли не Гарри и Седрик вместе, а только Гарри или только Седрик, а то и вовсе Виктор Крам...

- Викки, - хмыкнул Рон, скорчив гримасу.

- Заткнись! Вообще, этих параллельных миров - огромное множество, и они рождаются ежесекундно, как только возникает двусмысленная ситуация. Вот, предположим, что Гарри спускается из башни в подземелья, сдавать важнейший для него экзамен по зельеварению, и он уже опаздывает. Пробегая по шестому этажу, он видит в окно, как кто-то тонет, на кого-то напал разъярённый гиппогриф или кто-то на его глазах хочет выкинуться из окна. И рядом никого больше нет, спасти может только Гарри. А Снейп в ярости и не пустит Гарри на экзамен, если тот опоздает хотя бы на минуту и по очень веской причине. Гарри стоит перед выбором - и тут же образуются несколько параллельных миров, в каждом из которых принято то или иное решение и с тем или иным результатом. В одном Гарри побежал спасать гибнущего, при этом опоздал на экзамен и вся его жизнь пошла наперекосяк, так как от этого экзамена зависела вся его судьба. В другом - опять спас человека, но Снейп его-таки пустил. В третьем - экзамен оказался не таким важным, в четвёртом - Гарри сам при этом погиб, в пятом - он пошёл на этот экзамен, по дороге предупредив первого встречного, в шестом...

- Не будем развивать эту тему, - Гарри сидел, весь пунцовый. - Что там с этим Вишвамитрой?

- Он нашёл способ проникать в эти параллельные миры и даже влиять на них... и на свой собственный мир. Так благодаря этому способу Гарри, доведенный до отчаяния своим недопуском до экзамена, прошёл бы через определённый параллельный мир до нужного момента и там предотвратил бы опасность, от которой надо было спасать человека. Или... дойдя до событий, произошедших три года назад, не допустил бы, чтобы Седрик коснулся кубка-портала... Не будем развивать. Так вот, у Вишвамитры были сыновья. Старший, Ародья, был крайне недоволен тем, что отец отрёкся от царства, стал на сторону света и лишил себя, а заодно и своих наследников могущества. И Ародья через отцовский портал проник в тот мир, где Вишвамитра завладел шабалой и насосался её молока, став владыкой всего мира. Оттуда Ародья хотел вывести в свой мир огромное воинство чудовищ-людоедов ракшасов, если бы ему это удалось, то... Это было бы, наверное, худшее в истории могущество зла, хуже, чем при Воландеморте... возможно. Но Вишвамитра вовремя узнал об этом и закрыл портал так, что его сын остался пленником той реальности. И он увидел, что, благодаря порталу, можно натворить немало бед и потому воспользовался индивидуальными чарами Васиштхи, чтобы никто не мог активировать этот артефакт, кроме его владельца.

- Круто! А этот портал ещё существует?

- Неизвестно. Согласно легенде, когда Вишвамитра умирал, у его одра собрались величайшие брахманы того времени и умирающий отдал портал величайшему из них. А если обладатель такой вещи добровольно отдаёт её кому-то, то индивидуальные чары настраиваются на нового хозяина.

- Круто! То есть, если бы Ваштха подарил Митре воробья...

- Васиштха Вишвамитре!.. В этом случае шабала бы и для Васиштхи стала бы воробьём, а для Вишвамитры - коровой...

На этом разговор пришлось прекратить и все разошлись на занятия. Гарри довольно неплохо справлялся со всеми заданиями, но у него из головы не выходили истории о Вишвамитре...

- Гарри, - после уроков обратилась к нему Гермиона, - а... Ты не отдашь мне эту энциклопедию? Ведь тебе она ни к чему...

- Отдать? Подарок Снейпа?!

- Для тебя это только... как его подарок... ты же не собираешься посвятить свою жизнь зельеварению...

- Я думал посвятить свою жизнь поиску редких магических артефактов. И борьбе с черномагическими сектами, а в этом мне может помочь всё, даже зельеварение. А вот зачем оно тебе, ты же хотела стать юристом?

- Но степень мастера зелий тоже не помешала бы. Хорошо, тогда мы будем заниматься вместе, Снейп сказал, что ты можешь мне просто разрешить пользоваться этой книгой...

- И не подумаю. Это моя энциклопедия и я ни с кем не собираюсь её делить.

- Гарри!

- Если ты хочешь стать зельеваром - я тебе мешать не стану, но литературу ищи сама, подарок Снейпа я никому не отдам! - Гарри, сам не зная, почему, испытывал жуткую злость при одной только мысли о том, что ещё кто-то может читать его энциклопедию. - Забудь о моей книге!.. Букля, сейчас!

Полярная сова опустилась на спинку его кресла и бросила на колени Гарри письмо, как оказалось, от Люциуса Малфоя.

«Гарри!

Тебя, наверное, заинтересует, что я восстановился при Тёмном Лорде. Не скажу, что это было просто, у меня до сих пор тело ноет после его круциатусов. Но, кажется, меня приняли и я рассчитываю вскоре вернуть себе первоначальное положение. Не беспокойся, я не забываю о своём договоре с Дамблдором (я ему обо всём сообщил).

Но должен предупредить тебя.

У меня состоялся разговор с моим близнецом, Себастьяном Вэнсом. И он... он стремится завербовать меня в Чёрный Круг. Он является внештатным агитатором и провокатором Жрецов. В связи с этим - будь начеку и не доверяй ему!

Л.М.»

Глава 15

Приключения Малфоя

Огромный полный зал был освещён всего несколькими факелами и на полу светились пятна, в которых стояли люди в мантиях и зловещих масках, напоминающих черепа - масках Пожирателей Смерти. Все они стояли навытяжку, и только один человек, без маски, хотя самое его лицо напоминало самую чудовищную из масок, сидел в высоком чёрном кресле, похожем на трон, у его ног свернулась кольцами огромная кобра. Ещё один Пожиратель, без маски, с непокрытой головой, стоял посреди круга, глядя прямо в лицо своему повелителю, и в этом взгляде не было ни намёка на страх или раболепие. Поэтому у этого человека почти не было друзей, слишком он был горд, независим и непреклонен, его не любили, а многие и ненавидели, но выступить против него открыто не осмеливались - слишком он был силён, даже теперь во всём его облике чувствовалась сила и власть, даже униженный, Люциус Малфой мог сломать кого угодно... И все, даже те, кто хорошо знал Воландеморта и был свидетелем его расправ над неугодными слугами, знали или подозревали, что и на сей раз Малфой выкрутится. Ну, потерпит несколько минут, ему не привыкать, его Тёмный Лорд частенько круциатит - лишь для того, чтобы заставить его склониться и молить о пощаде - нечего говорить, что это было бесполезно. Все это знали, знал Люциус Малфой, знал и сам Воландеморт, знал и бесился.

Он огляделся по сторонам. Да, все были в масках, но, тем не менее, он всех узнавал. Вот по правую руку от Лорда низенькая фигура, поглаживающая одной рукой другую, блестящую, это предатель и провокатор Питер Петтигрю. Подонок и трус. Люциус никогда не мог смотреть на него без омерзения. Но он способствовал возрождению Господина, пожертвовал ему свою руку, за что был вознаграждён серебряным протезом... Говорили, что в нём сокрыта огромная магическая мощь. Какая мощь могла скрываться в этом куске металла, да ещё и в руках этого ничтожества, почти что сквиба? А раньше это место занимал он, Люциус, как место напротив, по левую руку Лорда принадлежало Северусу Снейпу. Старый друг... Подумать только - шпион! Столько времени водил Лорда за нос... и как его раскрыли, кто? А теперь на этом месте его свояченица, Беллатрис Лестрейндж, несостоявшаяся миссис Малфой. Неоднократно Люциус благодарил судьбу, что не связался с ней, хотя она до сих пор влюблена в него, как кошка. И за Родольфуса пошла от полной безысходности. Но она - неистовая фанатичка. Всем известно, насколько она предана Господину, какое наслаждение испытывает при пытках его противников, это похоже даже на оргазм. Он был свидетелем расправы над четой Лонгботтомов... Хотел даже убить несчастных, чтобы они так не мучились, но Рабастан его остановил - так, мол, забавней. На этом они погорели. Они и Барти, а Люциус остался незамеченным, и до последнего удивлялся, как ему так повезло.

Вот Малсибер-младший. Его брат тоже в Азкабане и не может простить Люциусу его побега, но не смеет демонстрировать свою ненависть и презрение. Аугуст... Как там его фамилия? Не имеет значения. Полное ничтожество, не лучше Петтигрю... Кребб, Гойл, Паркинсон, тот будет рад отомстить Малфою за то, что тот разорвал помолвку своего сына и его дочери. Монтегю, Уоррингтон. Сивый, Алекто, Амикус... Фенрир довольно облизывается - через несколько часов уже полнолуние. От одной мысли об этом Люциуса передёрнуло. Собрания у Лорда всегда продолжались минимум пять часов и никогда раньше Воландеморт не призывал своих слуг в полнолуние. Да, неспроста призвал они их теперь... Уж не собирается ли он скормить его, Люциуса, этому оборотню, который раз покусаться даже в обычные дни?

Думая об этом, Малфой не забывал держать самый сложный и надёжный блок из всех, каким успел его обучить Северус, и ещё прислушивался к тому, что говорил Господин:

- Какова наглость! Вместо того, чтобы представить своему господину свою семью, как ему было сказано, этот милорд смеет ещё заявлять...

- Моя семья не имеет ни малейшего отношения к проваленной мною операции, - негромко возразил Люциус. - Свою вину я признаю, я недооценил противника, думал, что имею дело с рядовым подростком, хотя знал от Драко, что этот рядовой подросток обучал даже старших ребят боевой магии. Это была грубая ошибка, которой я сам не могу себе простить, не говоря уже о том, что из-за неё я не только не выполнил волю своего Господина, но погубил всех членов группы, которую мне доверили. Из-за меня они до сих пор находятся в Азкабане, - но я тут же хочу оговориться, что я пытался вытащить их оттуда и уже не моя вина, что в настоящее время они не стоят здесь, среди наших соратников. Я утратил их доверие... и я виноват перед ними и перед всеми. Но - это только МОЯ вина, ни Нарцисса, ни Драко даже не знали о порученной мне миссии, они никак не были связаны с нашим провалом и я считаю недостойным нашего великого Господина карать невиновных! Я приму заслуженную мною кару, но не допущу, чтобы мой Господин унижался до подобных расправ!

В царящей тишине было бы слышно, как летает муха, если бы мухи осмеливались залетать в это логово. Собравшиеся затаили дыхание и только про себя гадали: будет это ещё Круциатус или сразу Авада Кедавра? Ох, как не любил Воландеморт такие дерзости! Петтигрю от ужаса сделался ещё ниже, чем обычно.

- Моя семья невиновна в моём провале, как была невиновна Данелка Долохова в том, что Антонин не смог убить Одиллию Оскар в день её свадьбы из-за защитного поля, выставленного её женихом. Как не был виновен Ранульф Лестрейндж за то, что Клеона Адамс успела активировать портал, спасая своего новорожденного ребёнка - откуда Белла или Родольфус могли знать, что скрывается в пелёнках?

Раздался вскрик, тут же подавленный. Мать Ранульфа зажала себе рот ладонью, мысленно проклиная говорящего, теперь гнев Господина мог обратиться против неё. И кто дёрнул его за язык?! Хотя сына и в самом деле жаль...

- Ты ещё смеешь указывать мне, что я должен делать?! - взревел Лорд.

- Я стремлюсь только укрепить авторитет моего Господина, не более того.

- КРУЦИО МАЙНОР!

Оооооооо! Никогда прежде ни на кого не накладывали столь мощного проклятия! По сравнению с этим прежние круциатусы были материнской лаской, перед глазами Люциуса поплыли круги...

- Сивый! - раздался голос Тёмного Лорда, когда Малфой распростёрся на полу. - Забери его и присматривай до утра!..

... Утром Люциус пришёл в себя в вонючем закутке, где ночевал в полнолуние Сивый, когда был вынужден проводить это время у Лорда. Оборотень яростно растирал шею, с которой ещё не облезла шерсть.

- Я тебя не стал кусать, - объявил он. - Тебе и так досталось. Этот майнорум - персональная разработка нашего Господина. Должен сказать - ты очень скоро вернёшь его милость, ведь он уважает таких, как ты. Но на твоём месте я бы не стал так ему дерзить... Ты отправишься домой?

- Хотелось бы...

- Господин не возражает. На вот, выпей, это хорошо укрепляет.

- Спасибо, Фенрир...

- Всё в порядке, дорогой? - встретила его встревоженная Нарцисса. Она сидела в библиотеке, у камина, казалось, женщина не вставала из кресла с тех пор, как муж аппарировал, она была в том же самом платье, на столике у камина по прежнему стояла бутылка дорогого коньяка и два бокала. Только глаза Циссы были заплаканные. - Опять Круциатус? Он узнал?..

- Не больше того, чем я позволил ему узнать. Он даже не пытался применять ко мне леглименцию, но я всё равно держал блок... Да... Толли! Принеси мне тот погребец из моего кабинета! Надо же отблагодарить Северуса...

- Тебя ждут в кабинете...

- Кто? Северус?

- Нет, Себастьян, твой брат. У него какой-то очень важный разговор к тебе...

Себастьян Вэнс сидел, чернее тучи и рассматривал что-то у себя на запястье. Подняв голову на вошедшего близнеца, он криво улыбнулся и спросил:

- Как ты?

- Нормально.

- Лорд не слишком на тебя сердился?

- Ты его плохо знаешь, если так думаешь.

- Я его очень хорошо знаю, даже лучше, чем ты. Вот, к примеру, ты знаешь, что он скопец и что у него поперёк ягодиц идёт безобразный рубец и он оборачивает чресла куском фланели, пропитанным обезболивающим зельем, потому что иначе он бы попросту не мог сесть?

- ?

- Это факт. Проверять не советую, но это так. После Хогвартса он проходил выучку у самых тёмных колдунов, какие тогда жили, один из них принимал только тех, кто проходил через процедуру кастрирования, другой... Ты не захочешь об этом слушать.

- Но откуда ТЫ можешь это знать?

- Я в своё время позаботился узнать о Воландеморте или же Томе Риддле всё, что только возможно, а возможности у меня большие, так что мне приходится прилагать немалые усилия, чтобы их скрыть.

- Но зачем их скрывать?

- Я могу рассчитывать, что всё останется строго между нами? Я готов поделиться с тобой только потому, что близнец при всём желании не может погубить близнеца.

- В чём дело?

- Я считаю, что данная борьба между Воландемортом и Дамблдором обречена на провал. В игру вступают такие силы, которые им и не снились. Оживают древние секты, при чём они столь могущественные, что... Такое могущество ещё никому не снилось. Один только Чёрный Круг чего стоит, а тут ещё Белое Око, Проклятый Крест, Разящая Молния, Карающая Длань... Набирают силу кланы вампиров, они готовятся к борьбе за мировое господство. За каждым из них стоят такие силы, что ни Дамблдору, ни Воландеморту и не снились, тем более, что при каждом из них есть наушники противной стороны... К примеру, Сивый в тайне преступил законы своей породы и заключил союз с одним из вампирских кланов - его бабка была вампиршей и теперь он готов сменить свою расу...

- Это невозможно.

- Возможно. Есть такой артефакт, который может преобразовать оборотня в вампира и наоборот. Называется Камень крови - зелёный камень каплевидной формы в серебряной оправе. А если ты хочешь убедиться в моей правоте и в достаточно тёплых отношениях с Сивым, можешь полюбопытствовать у него, откуда у него на правой лапе золотой браслет с рубиновыми вкраплениями. В случае, если Фенрир вздумает с тобой откровенничать, то признается, что это украшение ему подарил лидер одного из вампирских кланов. Я точно не выговорю названия, оно румынское. Кроме того, ты не знаешь такого типа - очень высокого роста, очень светлый и сильный физически...

- Аугуст... Гиббон?

- Точно, я помню, что фамилия обезьянья... так вот, он почти что завербован Дланью. Амикус носит знак Ока... А у Алекто такой же знак, как у меня, - Себастьян протянул руку - у него на запястье красовался чёрный кружок, который можно было закрыть мелкой монетой. Это можно было бы принять за родимое пятно, но при попадание на пятно света, оно начинало пульсировать и переливаться зелёным. - Это метка Чёрного Круга. Временная, я пока что на испытании и в настоящее время сражаюсь за право получения постоянной. Круг - самый могущественный из всех, он способен на такое, что не снилось ни доброму дедушке, ни злому дядюшке. К примеру, сумели же Жрецы спасти Барти Крауча после того, как его пытался убить его собственный сын.

- И ты давно в Круге?

- Год без малого. И если я приведу к ним Гарри, я стану Жрецом. Даже не послушником, а Жрецом, так как сам Верховный Маг признал, что я достаточно силён, чтобы сразу занять столь высокий пост.

- Но вы с ним в некоторой мере...

- И я люблю Гарри. И я сразу поставил условие, что ему сохранят жизнь. Впрочем, его никто и не собирается убивать, если он пойдёт им навстречу и согласится принять посвящение. Верховный Маг разглядел его силу и хочет воспитать из парня своего будущего преемника, а я буду помогать ему изо всех сил. И мне поручено привести в Круг ещё и тебя. За тобой тоже наблюдают со всех сторон, нам известно, что тебя хотят завербовать три секты, не считая вампиров... Им нужно только одно - посвящение, твоё и Гарри, а также артефакты, которые попали ему в руки, это принесёт нам мировое господство. С помощью фениксов Круг легко подчинит себе остальные секты, станет во главе огромного воинства, которому никто не сможет противостоять... Весь мир будет в наших руках, я буду министром магии Иллинойса, где я вырос, тебе практически гарантирован пост министра магии Англии... - глаза Вэнса алчно блеснули. - Мы будем жить счастливо, у нас будет всё, о чём мы только мечтали... Богатство, почёт, власть... Ты только подумай... А какой силой тебя облекут... Ты легко совладаешь и с Дамблдором, и с Воландемортом... Они будут сквибами по сравнению с тобой! Подумай. С ответом я тебя не тороплю, но подумай об этом. Ты умный человек и правильное решение напрашивается само собой.

С этими словами Себастьян шагнул в камин и исчез. А Люциус задумался.

Он и в самом деле слышал обо всех сектах, о которых упомянул его брат. Слышал и о усиливающихся кланах вампиров и стаях оборотней, тех, которые были довольны своей природой и не желали принимать хорро, как ни старались Люпин со своей компанией. Они стремились к мировому господству, а это было возможно исключительно при условии их многочисленной популяции. Сивый, Гнус, Яксли, Морон и ещё четверо не менее кровожадных монстров собирали оборотней в стаи, внушали им идеи о превосходстве над простыми смертными и противостояли агитаторам. Трое из последних даже поплатились жизнью за попытку вести переговоры с этими хищниками... Люциус догадывался также, что некоторые секты присматриваются к Пожирателям и даже имеют своих осведомителей в их среде...

Но ему не нравилась эта агитация. Вроде бы Себастьян говорил вполне искренне, но ведь они были близнецами и Вэнс тоже мог быть таким же скользким, как и Малфой, и не открыть всех карт. Да, он подумывал о Чёрном Круге, до сих пор он не мог решить, на чью сторону встать. Себ предлагает ему богатство? Но ведь он и так считается одним из богатейших волшебников Англии, да и в Европе мало сыщется таких богатеев. Власть, могущество... Звание министра магии... Так ведь и Дамблдор с Воландемортом, возможно, смогут ему это дать. Магическая сила... Он достаточно силён...

С другой стороны, это ведь могла быть и ловушка. Вдруг Себастьян завёл с ним этот разговор по поручению Дамблдора, решившего испытать нового агента на верность. Или же Дамби жестоко обманулся, доверившись Вэнсу...

В конце концов Люциус взял пергамент и стал писать.

«Сэр,

Сегодняшний приём состоялся и прошёл даже лучше, нежели я ожидал. В любом случае, я ещё жив и принят во внутренний круг. Я ещё не правая рука Лорда, но надеюсь, что скоро опять ею стану, так как в настоящее время этот пост занимает ничтожный Хвост, который только и умеет, что лебезить перед Господином. Я слишком хорошо знаю Лорда, чтобы предположить, что он будет терпеть в столь непосредственной близости такого человека, ему более угодны более ловкие люди, вроде вашего покорного слуги.

Также сегодня у меня состоялся разговор с Себастьяном. Сэр, если эта проверка, то вы совершенно напрасно сомневаетесь. Лорд по прежнему угрожает расправой над Нарциссой и Драко, а они слишком мне дороги, чтобы я мог ставить их под удар. Единственная возможность вывести их из-под него - преданная служба вам, в чём я вам клялся.

Если же это была не проверка, то знайте, что сегодня Себастьян пытался завербовать меня в Чёрный Круг, суля самые заманчивые награды - богатство, почёт, должности. Нет слов, всё это заманчиво, но я связан словом с вами и мне не нравятся средства, которыми Жрецы добиваются своих целей (я сужу по рукописям из нашей библиотеки - не думаю, что Круг изменил свои методы). Я могу быть Пожирателем, убийцей, но не до такой же степени подлым и кровожадным. Мне с ними не по пути, да и руки мои связаны.

Круг замахнулся на Поттера и принадлежащие ему артефакты. Имейте это ввиду, независимо от того, что означал этот визит Басса».

Кроме того, Малфой написал письмо Гарри, Северусу и сыну. Дамблдору и Снейпу письма были доставлены через камин, кроме того, Люциус послал двух домовиков в Хогвартс за Буклей и Меркурием - филином Драко. И стал ждать ответа.

Глава 16

Загадка Книги Мудрости

Учёба продолжалась, но с некоторых пор Гарри начали беспокоить ночные кошмары. Это не были видения, навеянные Воландемортом, и не всегда это были кошмары, но Гарри всякий раз просыпался с какими-то нехорошими предчувствиями. А буквально накануне отъезда на рождественские каникулы уму вдруг приснилась книга-феникс, во сне он читал её с упоением, хотя наяву там была только надпись Хилари Малфой...

- Это явно какая-то подсказка, - заметил Сириус, когда Гарри признался, что подобный сон ему снился до этого уже трижды. - Книга явно хочет, чтобы ты её прочитал.

- Как? Здесь только чистые листы!

- Не думаю. Просто это не простая книга и она не хочет открывать свои тайны кому попало. Возможно, тут необходим особый пароль... Ай! - Сириус отдёрнул руку, порезавшись об острый край страницы, и тут же его глаза полезли на лоб. - Я был прав. У отца было полбиблиотеки таких книг - читать их могли исключительно чистокровные волшебники, при чём чистокровные не менее, чем в пяти поколениях, и для того, чтобы их читать, следовало принести кровоприношение... Попробуй теперь ты.

Гарри так и сделал и, не успел он отдёрнуть руку, как по ослепительно белому листу побежала надпись, сделанная чёрными чернилами и завитиеватым почерком. Следом за первой строкой появилась вторая, третья, четвёртая, складываясь в стихотворную строфу, в стихи, весьма нескладные, словно начинающий поэт набросал черновик и забыл его обработать...

Ты должен их найти, где б ни скрывались

От рук врага те птицы искони...

«Когда-то все мы жизни улыбались,

Теперь мертвы - и сам на нас взгляни.

Наступит время, встретимся мы снова,

Коль нас ты вместе соберёшь,

А если нет, то в бедствиях иного

Спасения вовеки не найдёшь.

Но знай, ты не забудь и помни,

Сокрыт не только ясный свет...

Но тьма вновь целый мир заполнит,

Коль не успеешь - наш завет».

- А говоря человеческим языком, я должен искать всех этих фениксов, - прокомментировал это Гарри.

- И ты должен найти их прежде, чем это сделают другие, - добавил Сириус и они опять склонились над книгой.

Ты должен все старанья приложить,

Чтобы все загадки эти разрешить,

Лишь только ум твой победит

То, что разгадку эту сторожит.

Не только ум, но храбрость там нужна,

И тоже очень для тебя важна,

Когда к загадке ты найдёшь ответ,

То не конец всему ещё, о нет!

Пройди ты испытанья на пути

И лишь тогда искомое найди!

- И это тоже понятно. Кому надо, тот во всём разберётся. Давайте свои загадки!

Ты знай, живу я в этом свете,

Но погружён в глубокий сон,

И в том, кто чист душой и светел,

Навеки дух мой заточён.

Ты знай: силён ты и отважен

И силу тот даёт тебе,

Кто перьями тебя украсил,

Мы тем обязаны судьбе.

Эта надпись, в отличие от предыдущих, была выведена алыми чернилами, а если точнее - кровью. И чуть ниже чёрная строчка - «Разум приветствует Жизнь»

- Без комментариев.

Тот, кто нелюбим, ушедшему он недруг,

Тебя ж берёг он многие года.

Добру и злу отчаянный он неслух,

Но оказалась у него жар-птица та.

Но вот хранить её не мог он боле,

И выбрал он себе Ученика,

По возвращении всему научит,

А птицу обретёт твоя рука.

- Кто такой «ушедший»? - возмутился слушавший всё Крам (его тоже пришлось посвятить в эту историю, и теперь, увидев, чем занимаются Гарри и Сириус, он уговорил первого читать стихи вполголоса). - Неужели нельзя писать яснее?

Под этим отрывком мерцал вопросительный знак. Гарри сунул руку за пазуху, достал оттуда свою брошь и приложил к этой закорючке. В ту же минуту восьмистишие заалело и появилось приветствие, на сей раз адресованное Разумов Времени. И - новое стихотворение.

Его не было там при жизни,

И не был он тогда рождён,

Но глас раздался: ты его отвергни!

Но был он от врага надёжно сохранён.

Когда ты соберёшь всё остальное,

Как ни был бы тернист тот путь,

Ты слово вновь услышишь громовое,

Скажу я, как его вернуть.

- Ну и зачем тогда морочить нам головы сейчас?

О чём вы думали когда-то,

Стремясь всё зло на свет вернуть?

Но вам судьба всё ж помешала,

Тюрьма отправилась уж в путь.

Заполнена она злой гнилью,

И не удержим мы души,

Но среди этой тьмы обилья

Свободы цвет крыло сложил.

- Это тоже не загадка, - усмехнулся Гарри, прикладывая к вопросу своё Кольцо.

- Тюрьма отправилась уж в путь? - на сей раз не понял уже Бродяга.

- СИРИУС! Ну как ты можешь быть до такой степени непонятливым, учитывая, что ты сам сидел в этой тюрьме не один год! Азкабан раньше назывался Бастилией и находился в Париже, но был перенесён из-за назревавшей июльской революции.

- Ладно, будем считать, что на меня нашло временное умопомрачение. Читай дальше.

Там царь жестокий, желтолицый,

Чтоб оградиться от всего

И одиночества добиться

Средь мира светлого сего,

Велел воздвигнуть... нет, не гору,

Стена нам стала впереди,

И в ней сокрыт нам всем на горе

Тот, кто тебя таил в груди.

- Теперь желтолицый...

- Может, это Великая Китайская Стена? - предположил Сириус, чтобы доказать, что его умопомрачнение уже прошло.

- Похоже на то. Может, слетать туда на каникулах?

- Если родители тебя отпустят.

- Думаю, отпустят.

- А я не понял загадку про Время. Что за Ушедший, что за Недруг?

- Ушедшим был мой папа, я имею ввиду первоначального. А недруг - Снейп - они школьниками были чуть только не на ножах. Но потом папа отдал Снейпу на хранение брошь-феникса, а уже потом Снейп, когда стало ясно, что его собираются убить, отправил брошь мне. А теперь готовит к экзамену на звание Мастера Зелий.

Глава 17

Годрикова впадина

Раньше Хогсмид считался единственным в Англии населённым пунктом, где не проживало ни одного магла. Но теперь ситуация коренным образом изменилась.

Неподалёку от Бристоля располагалась довольно большая деревня, где, по преданиям, ходившим среди известной части населения, некогда родился и вырос один из основателей Хогвартса. Во все времена здесь в основном жили волшебники, немагическая часть населения никогда не превышала десяти семей. Как они называли деревню, уже давно забылось, последние маглы приняли название, данное соседями - Годрикова впадина, хотя и не понимали, о каком Годрике идёт речь. Но вот уже лет пятнадцать, как последние маглы перебрались в города и поселение досталось магам в полное владение.

Маглы покинули Впадину через несколько дней после того, как лучший дом в деревне внезапно, без малейших видимых причин вдруг взлетел на воздух.

Там жила молодая семья Поттеров - мужчина, довольно привлекательный, служивший где-то, его жена - очаровательная рыжеволосая и зеленоглазая молодая женщина, которую все очень любили, домохозяйка, и их годовалый сынишка, которого родители обожали. Правда, соседи вскоре заметили, что и Джеймс, и Лили пребывают в постоянной тревоге, если не сказать - страхе, которую ничто не могло прогнать, даже частые визиты друзей - высокого брюнета с озорными серыми глазами, шатена с грустными глазами и низенького толстячка с бегающими глазёнками, похожего на грызуна. Но грустный потом перестал к ним приходить, остался только сероглазый и толстячок, зато они приходили практически ежедневно.

Потом дом опустел. Совершенно неожиданно. Ещё вчера Лили и Сириус - так звали того брюнета - играли в саду с маленьким Гарри, а сегодня у дома и сада такой вид, словно там минимум год никто не живёт. Дорожки заросли за ночь, оконные ставни жутко хлопали, внутри что-то страшно завывало... А ещё через две недели, в Хеллоуин, раздался взрыв.

Когда на место прибыли пожарные и зеваки, когда погасили и разгребли завал, под ним обнаружили Джеймса и Лили. Джеймс явно погиб в прихожей, на его лице отражался страх, отчаяние, ненависть и безысходность. Лили нашли не сразу, её личико навеки отразило немую мольбу и то же отчаяние... А малыша так и не нашли, хотя тело его матери было обнаружено у обломков детской кроватки...

Поттеров похоронили на местном кладбище, поставили мраморную плиту - «любимым и любящим, от скорбящих друзей. Покойтесь с миром». И круглый год, несмотря ни на какую непогоду вокруг этого постамента цвели любимые цветы покойных - алые розы и белые лилии...

А полгода тому назад посетители кладбища могли наблюдать невероятное зрелище. Могилу Поттеров вдруг скрыла золотая дымка, из которой полились дивные звуки, чрезвычайно похожие на песнь феникса, а когда они умолкли и дымка развеялась, могилы уже не было. Только участник грунта, проросший сорной травой...

Дом Поттеров был восстановлен. Были заселены также три соседних дома, пустовавших до сих пор. Поттеры вернулись, живые и невредимые, и вскоре у них родилась дочка, Дженет Лилиан. В соседнем доме разместилось семейство Блеков, впрочем, они здесь были только летом, после чего уехали - Регулус преподавал в Хогвартсе историю магии, Петунья изучала магию в шотландской школе и забрала с собой новорожденную Элис Дебору. Во втором доме хлопотали две женщины - Тереза и Натали. Одно время их считали матерью и дочерью, но потом оказалось, что это свекровь и невестка. А на Рождество к ним приехал сын Терезы, высокий красивый блондин, его семнадцатилетний сын и двенадцатилетняя дочь. В третьем жили Грейнджеры - супруги-мракоборцы и их семнадцатилетняя дочь. Вернулись Блеки, при чём на сей раз приехал и Сириус, сопровождавший сына Поттеров, Гарри, и поселившийся у Джеймса.

Дом Гарри понравился. Двухэтажный особняк викторианского стиля скрывался посреди довольно большого сада, а позади был предусмотрен большой загон для великолепного вороного пегаса и сизого гиппогрифа, которые за время своего пребывания в Хогвартсе успели подружиться.

Жилые помещения размещались во втором этаже, там были спальня Джеймса и Лили, комната Гарри, обставленная весьма уютно - письменный стол из светлого бука, шкафы из того же материала, кресло и диван были обтянуты алой тканью, шторы и ковёр были подобраны под тон. Рядом была комната Сириуса, напротив располагалась детская Дженет. Кроме того здесь был кабинет, просторная гостиная, огромная библиотека и ещё пять гостевых комнат.

На втором этаже были кухня, столовая, закуток, где поселились трое домовиков, всевозможные кладовые, буфетная и огромная лаборатория. Лили обожала алхимию, вечно что-то варила и все лекарства в этом доме были её изготовления. Миссис Поттер явно решила осуществить свою давнюю мечту и стать целителем.

- Какая красавица! - после обеда Гарри сразу же пошёл полюбоваться сестрой, лежавшей в буковой кроватке в постельке нейтральных бежевых тонов. Дженет только что тоже поела, но не спала, а весело агукала, глядя на брата. У неё были рыженькие волосики и карие глаза, уже было очевидно, что, если Гарри - точная копия отца с материнскими глазами, то Джен - вылитая мама с папиными. Малютка смеялась над восторгом юноши, а потом протянула ему плюшевого львёнка, с которым перед этим играла.

- На! На!

- Какая ты щедрая! Давай, мы с тобой поиграем.

Гарри достал малышку из кроватки, опустил на пол и через несколько минут родители застали их за весёлой игрой: сын нападал на дочь игрушечным львом, стараясь попасть маленькой лапкой девочке по носу, а Дженни весело визжала и отбивалась маленькими розовыми ручонками.

- Браво! - воскликнул Джеймс, глядя, как Гарри, прорвав оборону сестры, ласково гладит львиной лапкой её щечки, а той это явно нравилось. - Тебе тоже нравилось, когда я или Сириус гладили тебя по щеке, правда, ты так не визжал.

- Аи, Аи, Аи!

Гарри оглянулся на родителей, прервав игру, но Дженет это не понравилось, она подползла к брату, цепляясь за его одежду, встала на пухлые ножки и потянулась, явно требуя, чтобы её взяли на ручки.

- Аи! Аи! Аи!

- Аи! - Гарри рассмеялся и выполнил просьбу, после чего встал. - Она очаровательна. Я и не думал никогда, что маленькие девочки такие... Апа! Апа! Апа!

- Аи! Аи! Аи!

- Думаю, когда придёт время, ты будешь хорошим отцом, Гарри, - умилилась Лили.

- Ну, это будет не скоро, у меня ещё столько всего впереди... Но она... - Дженни дотянулась до волос брата и теперь теребила их, но Гарри только улыбался. - Она такая славная...

- Ааи! - пела малышка, гладя брата пальчиками по щеке и глядя на него с обожанием. - Ааи! - она снова потянулась, а когда Гарри приподнял её повыше, дотянулась до его шрама и тут же заплакала. - Ааи оо!

- Уже нет, - он прижал девочку к груди. - Всё хорошо, а теперь ложись, папа с мамой пришли сказать, что тебе спать пора. Вот так, - он опять уложил сестрёнку и хотел положить рядом львёнка, но Дженни оттолкнула игрушку.

- На! На! Ааи! - и уснула.

- Папа, нам надо серьёзно поговорить...

Отец и сын прошли в комнату последнего, сели рядом на диван и Гарри рассказал Джеймсу о том, что они с Сириусом обнаружили в Книге Разума.

- Я должен теперь лететь в Китай, - закончил он.

- Да, но тут есть проблема.

- Какая?

- Видишь ли, Стена, как тебе должно быть известно, хотя и была достроена, но разрушилась со временем. И руины теперь оккупированы всевозможными местными сектами и домами, для которых даже самый ничтожный обломок имеет огромнее значение. В Китай уже было направлено пять научных экспедиций, но ни одна из них не вернулась обратно.

- Но ведь здесь сказано...

- Да, согласен, и описание слишком подходит под Стену. Но отпустить тебя туда одного - безумие.

- Но я буду не один, а с Сириусом.

- Двоих тоже мало, не говоря уже о том, что здесь нужны специалисты по части чёрной магии, и не один, чтобы противостоять слабейшему из тех.

- О чём спорите? - в дверях появился Снейп. Джеймс насупился. Они с «Нюниусом» заключили перемирие, но оно было ещё такое шаткое... Тем не менее, зельевара посвятили в историю с Книгой и её подсказками. - Согласен. Я тоже еду.

- И я, - материализовался из ничего Виктор Крам. Все недоумённо воззрились на него, но болгарин внезапно превратился в крупного чёрного сокола, позволил себя как следует разглядеть и развоплотился. - Я уже бывал в Китае, знаю язык и у меня там много друзей.

- У Люциуса есть друзья в доме Кхих, - заметил Снейп, - полагаю, это тоже может нам помочь.

- И я не утратил навыков мракоборца, - усмехнулся Джеймс, - думаю, и Себастьяна можно подключить, он не откажется.

- Но тогда нас получится семеро. Как мы будем добираться? - заметил Гарри.

- Виктор сможет долететь и сам. Чёрный кречет - самая быстроходная птица, он развивает по прямой скорость до трехсот километров в час, от пегаса и гиппогрифа не отстанет. Значит, остаются шестеро. Но у нас кроме Чёрного Ангела и Клювокрыла есть старый мотоцикл Сириуса, который на ходу. Каждый возьмёт двух седоков и всё будет в порядке, - заметил отец.

Гарри ничего против спутников не имел - вместе веселее, но его беспокоило другое. Стена была большая, её руины были раскиданы по всему Китаю. Как определить, в какой именно её части скрывается вожделенный трофей? И - что он из себя представляет? У него уже есть брошь (которая могла быть и кулоном, и кольцом), кольцо, подсвечник, магограмма, книга и хрустальная фигурка. Да, и ещё яйцо из госпиталя. Это не считая Сириуса - но живой феникс может быть только один. Живой дракон тоже известен... Что может таиться в Стене? И не придётся ли разбирать всю кладку?

Отряд собрался быстро. Без преданного телохранителя Гарри никуда ехать не мог. Явившийся в поисках Снейпа Люциус, услышав, что намечается экспедиция в Китай, подтвердил, что имеет связи в паре домов и заявил, что, если его не включат в группу официально, он всё равно за ней увяжется.

- А вы не боитесь, что Воландеморт обо всём узнает?

- Не думаю. А если и узнает, так я ему заявил, что надеюсь войти к тебе в доверие, будет считать, что я это делаю ради того, чтобы ты мне поверил. Кроме того, я могу видоизменить свою внешность до неузнаваемости, мои китайские «друзья» знают меня под вымышленным именем, а кто за ним скрывается, им и невдомёк, донести на меня никто не сможет. На вызов я могу явиться откуда угодно.

- А если кто-нибудь захочет нанести вам визит в Имении?

- Не получится. Я отправил Нарциссу с Драко в наше сицилийское поместье, оно никому не известно.

Было также решено, что на Чёрном Ангеле полетят Гарри и Джеймс, Сириус взял Себастьяна на свой мотоцикл, а Клювокрыла отдали Снейпу и Люциусу, Виктору было предоставлено право выбора - лететь на своих крыльях или у кого-нибудь на плече.

Лили очень расстроилась, что сын так недолго погостил дома и увозит ещё куда-то мужа, но она знала, о чём идёт речь и не стала никого отговаривать, только собрала в путь кое-какие вещи.

Глава 18

Перелёт

Гарри и предположить не мог, что это настолько удивительно. Нет, отец и раньше обнимал его, да и на Ангела он брал и Алана, и Ангела (каламбур получается), и Маркуса, но это было нечто совершенно другое. Он сидел на своём любимом вороном пегасе, крепко держа поводья, на одном плече у него сидел, экономя силы, чёрный кречет-Крам, а на другом лежала сильная отцовская ладонь. Чуть позади и по бокам летели остальные участники экспедиции, при чём Сириусу удивительно шёл его кожаный костюм, доставлявший некоторое неудобство Себастьяну - мотоцикл почти не был приспособлен для поездок-полётов вдвоём, пассажиру приходилось цепляться за водителя, но руки Вэнса скользили, а Блек не желал расставаться с блестящей курткой. В конце концов пришлось применить специальное антискользящее заклинание. У Снейпа и Малфоя подобных проблем не возникало, алхимик твёрдой рукой направлял гиппогрифа, а Люциус одной рукой крепко держался за пояс приятеля, другой придерживал причёску - заколка выпала в самом начале пути.

- И вообще, я не понимаю, почему мы не могли аппарировать? - ворчал он. - Джеймс помог бы сыну при случае.

- Только ты знаешь точное место, - невозмутимо ответил Снейп.

- Я же говорил - центральная площадь магического Шанхая.

- Где бывали только вы с Крамом.

- Но...

- Лучше не рисковать.

- Тогда через камин.

- Гарри не выговорит название, даже если все прочие справятся. И лично я сильно сомневаюсь, что нам после этого удалось бы отыскать нашего юного друга.

- Давайте не будем ссориться, - заметил Гарри, как бы ненароком положив руку поверх отцовской, переложив поводья в другую. Джеймс ответил сыну на это пожатие.

- Я тебя люблю, и горжусь тобой, - шепнул он Гарри куда-то в макушку, тот улыбнулся. - Что там, внизу? Какие-то огни...

- Похоже на Японию, значит, скоро будем на месте, и Шанхай должен быть на этой же параллели.

- Надеюсь, Люциус хорошо знает дорогу.

Люциус дорогу знал, а тут ещё и Крам проснулся и легко стал на крыло, путешественники невольно залюбовались красотой его полёта. Из не-магических птиц кречет - второй по величественности полёта после кондора, а чёрный кречет - это уже нечто. Люциус и то не сдержал восхищённого восклицания, а Снейп хмыкнул - он, мягко говоря, не привык с подобным излияниям, эмоциям и чувствам.

Но через минуту к чёрному кречету присоединился золотой феникс и теперь ахнул уже и алхимик - эти вечные птицы способны были расшевелить кого угодно. А Гарри, с трудом вырвавшись из отцовских объятий, решил проверить, величественен ли его собственный полёт и если нет, то воспользоваться случаем и поучиться у приятеля.

- Мне с тобой не сравниться, - пискнул Виктор, когда Гарри с ним поравнялся. - Не забывай, я - простая птица, а ты - волшебная, ты кого угодно за пояс заткнёшь.

- Это верно, - фыркнул пегас. - Бабушка мне рассказывала о фениксах, отзываясь о них, как о владыках неба. Никто при всём своём желании не сможет сравнится с вечной птицей.

- И уж тем более золотой, - добавил гиппогриф. - Видел я, как летает Фоукс... Ему есть чему у тебя поучиться, а не тебе у него.

- В самом деле? Тогда я возвращаюсь в седло, если ты не возражаешь, Ангел, - феникс издал мелодичную трель и через минуту Джеймс опять сжимал сына в объятиях.

- Ты очень красив в полёте, - он растрепал Гарри волосы, тот довольно фыркнул. - Я даже пожалел, что сам не птица.

- А я, когда мы только собирались учиться анимагии, надеялся, что стану оленем, как ты. Но летать и в самом деле здорово... Мистер Малфой, как вы думаете, к утру мы уже будем на месте?

- Будем около полудня. Днём нам там всё равно делать нечего, мои друзья принимают гостей только по вечерам, как и друзья Крама. И - договоримся заранее: здесь, в Китае, меня знают под именем Ли Тхо, мне бы... не хотелось, чтобы всплыл мистер Люциус Малфой.

- Договорились, - встряхнулся Сириус, у которого за три дня беспрерывного перелёта затекло всё тело и он боялся уснуть за рулём, да и пассажир создавал для него некоторые неудобства. - Я тоже надеюсь, что нам удастся выспаться перед визитами, у меня глаза слипаются.

И в самом деле, около полудня наша компания приземлилась посреди небольшой узкой улочки перед старым разваливающимся домом. Ли Тхо и Ви Кра это не смутило и Крам решительно стукнул молотком в дверь. Через минуту вышла дряхлая старуха и что-то быстро залопотала по-китайски, Малфой ей быстро и легко отвечал. Появились трое мрачных типов неопределённого возраста и вопросительно глянули на всадников.

- Это вроде постоялого двора, - пояснил Люциус, легко соскакивая на землю. - Конечно, не самый лучший вариант, но мы не должны особо выделяться, те, к кому мы прилетели, не слишком жалуют тех, кто останавливается в «Золотом Драконе» или «Морской Черепахе». А вот «Мудрый Заяц» не создаёт для нас лишних проблем. Эти трое - конюхи, они позаботятся и о мотоцикле.

- Я хочу сам отвести Чёрного Ангела на конюшню, - заявил Гарри.

- Ни в коем случае, этим ты выразишь им своё недоверие, а хуже этого ничего и быть не может. А конюшня здесь очень даже приличная, и пегасу, и гиппогрифу здесь будет очень хорошо.

Гарри с сожалением потрепал Чёрного Ангела по холке и передал повод тому из компании, кто имел наименее зловещий облик. Другой уже нашёл взаимопонимание с Клювокрылом и скакунов увели-укатили, а наездники вошли в дом.

Внутренняя обстановка более располагала к себе. На стенах и полу были циновки из рисовой соломки, при том свежей - её то ли меняли ежедневно, то ли на них лежало специальное заклинание, на низеньких столиках у старинного очага была сервирована лёгкая закуска и жасминовый чай. Есть пришлось руками, так как палочками умели пользоваться только двое. Впрочем, хозяйка взяла на себя труд научить этой премудрости Гарри, но юноша очень устал и палочки выпадали у него из рук. Еда оказалась очень вкусной, а чай - просто сказочным!

- Такой подают только здесь, - пояснил Люциус, наслаждаясь этим ароматом. - Это семейная традиция Ла Хуадэ, они хранят рецепт, как ничто другое, и угощают далеко не всех. Я в своё время оказал семье небольшую услугу, отчего нам и оказывают эту честь.

- Набор чрезвычайно сложный, - Снейп с видом знатока погонял чай во рту, прежде чем проглотить. - Не думаю, что кто бы то ни было смог приготовить такой чай, даже при знании рецепта, на это способны лишь те, кто специально учился в течение нескольких лет. Здесь не только жасмин трёх или четырёх сортов, но ещё и лотос, розмарин, сандал, фейхоа и множество специфических китайских трав. Переведи хозяйке моё самое искреннее восхищение.

- А я понимаю по-английски, - ответила та с сильным акцентом. - И вы абсолютно правы. Мы начинаем учиться этому искусству в десять лет и получаем право заваривать чай самостоятельно только к тридцати. Вы зельевар?

- Преподаю алхимию в школе.

- Значит, вы - профессор Снейп? Я знаю о вас из писем моей правнучки, Чоу Чанг. По её словам, вы чрезвычайно строги.

- Не без этого. Должен сказать, у вашей внучки присуще чувство зелий и, будь она повнимательнее и поусидчивей, она бы неплохо их варила.

- Я потому и послала её в Хогвартс. Мне и раньше вас хвалили, как специалиста, и я надеялась, что вы заставите её работать в полную силу. Она ведь старшая из моих праправнучек, но совершенно несерьёзно относится к нашим родовым рецептам... Я распорядилась подготовить для вас павильон Голубой Луны, надеюсь, вам там понравится, это лучший.

- Я бы хотел всё же навестить своего пегаса, - встряхнулся Гарри.

- Конечно, Тай тебя проводит.

Чёрный Ангел и в самом деле неплохо устроился. Здесь тоже было полно рисовой соломки, которой вороной с превеликим удовольствием хрумкал, но при виде хозяина и молодого китайца он оставил это занятие и потянулся к ним. Гарри увидел, что его скакуна как следует почистили, расчесали гриву и хвост, так что пегас чувствовал себя великолепно, а гиппогриф лакомился беличьими и бурундучьими тушками, довольно ворча.

Люди тоже великолепно устроились. Павильон был просторный, светлый, на раздвижных ширмах и циновках были изумительные лунные пейзажи, которые Снейп разглядывал с задумчивым выражением лица. Понимая, что европейцы не привыкли спать на полу, Ла Хуадэ распорядилась принести сюда низенькие кушетки, одеяла тоже были в голубых лунах. Гарри это очень понравилось.

- Лисица, - заметил Снейп, рассмотрев своё одеяло. - Она - потомственный оборотень, уже не скажу, в каком колене. То-то мне показался необычным покрой её палантина, я уверен, она под ним прячет свой хвост.

- Хвосты, у неё их десять, - возразил Люциус. - Оборотень она в двадцатом колене, чистокровный. Муж её и сыновья - барсуки, внуки - змеи, правнучки - лисицы. Такая вот семейка.

- Ладно, они хотя бы безопасны, - Снейп махнул рукой и лёг.

Гарри не спалось и он вспоминал всё, что ему было известно об азиатских и, в частности, китайских оборотнях. Это были не европейские кровожадные волки, общее у них было только наименование, в Азии оборотни рождаются такими, но вид принимают лисы, барсука, тигра, черепахи, краба, жабы или змеи, изредка - ящерицы. Днём они принимают человеческий облик, но у лисиц с возрастом возникают проблемы с хвостом - они сначала только не могут его отбросить, а потом хвост раздваивается, расстраивается... Десять хвостов хозяйки свидетельствовали, что она является долгожителем даже среди своих сородичей, ей не может быть менее двухсот пятидесяти лет. Ночью она и члены её семьи принимали облик зверей, при молодой и полной луне, после полнолуния спокойно спали в своих постелях. Живут азиатские оборотни обычно общинами и не допускают к себе чужаков. Но Люциус Малфой, Ли Тхо, очевидно, очень хорошо знаком с Ла Хуадэ...

Гарри сел. Вдруг Ла Хуадэ или члены её семьи связаны с Чёрным Кругом? Ведь Чоу - Наследница Верховного Жреца...

Когда начало темнеть, Люциус отвёл своих друзей в небольшую курильню в трёх кварталах от «Мудрого Зайца». У входа сидел старик с жидкой бородёнкой и усами, но абсолютно лысый и безбровый. Казалось, он чуть жив, трубка выпала из его искривлённых пальцев, кожа стала почти прозрачная... Но когда Люциус склонился к самому его уху и прошептал несколько слов, старец вскочил с юношеской быстротой и исчез. Через пару минут он вернулся и с поклонами проводил посетителей в кабинет, где сидели трое важных господ и высокая девушка, тут же бросившаяся Краму на шею. Тот её отстранил, бросив несколько слов.

- Это представители домов Великой Реки, Чайного Листа и Мудрого Ока, - представил мужчин Ли Тхо. Девушка, по словам Виктора, представляла клан Вэ. - Гарри, расскажи им легенду.

Гарри бросил взгляд на отца и Снейпа, последний кивнул. Тогда юноша повиновался, но показывать свои трофеи не стал, впрочем, его об этом и не просили.

- Значит, насколько я понял, - проговорил Гэ Тан, представитель Чайного Листа, - в нашей Стене скрыт мощный артефакт, который стремятся заполучить Тёмные кланы? Ну что ж, мы усилим охрану, но артефакт должен оставаться на месте и впредь хранить Поднебесную, - остальные согласно закивали, поддерживая.

- Или губить её, - возразил Виктор. - Мы далеко не уверены, что речь идёт о светлом артефакте. Кроме того, он абсолютно бесполезен в не активированном состоянии. Гарри же говорил не о детском клубе, речь идёт о чрезвычайно могущественных сектах. Воландеморт считается самым страшным Тёмным волшебником Европы, а Чёрный Круг можно сравнить лишь с домом Владыки Дракона по силе и могуществу. Влияние и возможности руки вы не можете себе даже представить, но я могу заявить только одно: ради достижения своей цели они не остановятся ни перед чем и все ваши меры будут напрасны.

- Можно подумать, что едва достигший совершеннолетия молокосос защитит артефакт лучше, - фыркнул Гэ Тан.

- Но-но! - возмутился Гарри. - Попрошу без оскорблений! Что это...

- Гарри в состоянии защитить артефакт, - сидевший рядом с ним Снейп положил юноше руку на плечо и удержал на месте. - И на вашем месте я бы следил за языком. Этот молодой человек неоднократно сталкивался лицом к лицу и с Тёмным Лордом, и со жрецами Чёрного Круга, но, как видите, до сих пор жив, что доказывает, что мы имеем дело с самым перспективным молодым волшебником нашей эпохи.

- Что лишний раз доказывает вырождение европейской магии! - отрубил Чайный Лист с самой презрительной гримасой, на которую только был способен. Гарри побагровел от гнева и вскочил, на сей раз ему уже не стали мешать. Впрочем, Мудрое Око, Великая Река и Вэ стали на его сторону и потребовали, чтобы Гэ Тан извинился перед гостями, угрожая в противном случае расторгнуть всяческие отношения с Чайным Листом. Извиняться хам не стал, но обозвал оппонентов придурками и прихвостнями белорожих ублюдков и вихрем вылетел из кабинета, так быстро, что раздвижные двери не успели отреагировать и были порваны.

- Мы никогда не слышали подобных легенд, - заметил Лу Воан из Мудрого Ока. - Впрочем, я слышал о Круге и согласен: если он разыскивает этот артефакт, значит, дело и в самом деле серьёзное. Но, с другой стороны, мы и в самом деле должны быть уверены, что этот юноша сможет уберечь сей предмет от тёмных посягательств. Что может послужить гарантией?

- Достаточно ли вам будет утверждения, что сам Гарри является подобным артефактом и как никто другой заинтересован в сохранности аналогов? - спросил Джеймс.

- Доказательства! Человек не может быть артефактом, - возразил Ван Ле, из Великой Реки.

- И, тем не менее, здесь находятся двое людей-артефактов, - возразил Снейп. - А доказательство у Гарри во лбу.

- Обычный шрам, - пожал плечами Воан.

- Обычный? Авада Кедавра!

Джеймс и Сириус бросились на зельевара, но Гарри, возродившись, тут же их остановил и взглянул на потрясённых китайцев.

Эта демонстрация сразу положила конец спорам и собравшиеся пришли к соглашению. Гарри и его спутники получили приглашение в гости от каждого представленного здесь клана.

Глава 19

Праздник

Ночью Гарри никак не мог уснуть. То ли сказалась разница во времени, то ли переживания по поводу состоявшихся переговоров, то ли встряска, коей он был обязан Снейпу (Джеймс и Сириус долго потом на него орали, пока прочие участники экспедиции не разогнали крикунов по разным «комнатам», отгороженным ширмами). Но ему не спалось и юноша решил пойти прогуляться под луной, и впрямь голубой. Конечно, он помнил, что представляют из себя хозяева, но - китайские оборотни не кусаются и полностью безобидны для чародеев, несмотря на то, что простые люди порой страдают из-за лисиц да барсуков.

Выйдя во двор, Гарри услышал музыку и странные вопли, некоторые из которых представляли из себя причудливую песню. Вслушавшись, гость понял, что поют змеи - в этих ариях доминировали шипящие и свистящие звуки, певцы восхваляли красоту луны и призывали всех на ночные прогулки. При всей своей причудливости песня была очень красива и невольный слушатель решил подпеть её исполнителям, а, чтобы не вспугнуть их, сам превратился в змею.

Вскоре он выполз на небольшой дворик, где вокруг седой десятихвостой лисицы и облезлого барсука плясало ещё свыше десятка зверей и раскачивалось на хвостах пять или шесть гадюк - они-то и распевали чудо-песню. При появлении гостя танцоры остановились и все разом поклонились новоприбывшему.

- Приветствую тебя, братец, - сказал один змей. - Решил тоже поплясать с нами под луной?

- Мы принимаем новичков, - сказал другой.

- Но раньше тебя здесь не было, - одна из лисиц обнюхала визитёра. - Я не знаю твоего запаха.

- Я не местный, - согласился Наг, склонив головку в знак согласия.

- Тебя зовут Гарри и ты из наших постояльцев, - догадалась Ла Хуадэ, усевшись на свои хвосты. - Но Чоу говорила, что ты превращаешься в птицу.

- В птицу, змею и горностая, - подтвердил Гарри, стараясь понять, хорошо или плохо, что его так сразу разоблачили.

- Горностая? - переспросил дряхлый барсук. - Горностаи - великолепные танцоры! Преображайся и присоединяйся к нам!

- Но я не умею танцевать!

- Научим!

Гарри напрасно прибеднялся. Стоило ему принять облик маленького юркого зверька, как во всём его теле появилась чрезвычайная подвижность и лёгкость, лапки сами пустились в пляс и маленькое тельце извивалось ничуть не хуже змеиного под аккомпанемент воя лисиц и барабанов барсуков - звери просто били себя передними лапами по животам. Через несколько минут лисы и барсуки вернулись в круг, стараясь повторять движения горностая, но тот оказался для них слишком быстрым и поспеть было невозможно.

- Браво! - воскликнула Ла Хуадэ, когда пляска завершилась. - Ты замечательно танцуешь и видно, что ты и в самом деле любишь голубую луну.

- У нас она и в половину не столь красива, как здесь, - вздохнул Гарри, усевшись на хвостик. Нет, решительно, горностай ему нравился больше змеи, хотя и меньше феникса. И почему он игнорировал эту свою форму?!

- Она такая, как сейчас, только раз в квартал, и для нас, оборотней, это великий праздник. Ты - единственный, кто присоединился к нам, все прочие оборотни - в нашем квартале их двадцать семей - предпочитают домашние посиделки, давно забыв древние традиции... Ты почтил нас, а мы теперь поможем тебе.

- Как вы можете мне помочь?

- Я знаю, зачем вы в Китае, - Ла Хуадэ расправила свои хвосты и лапкой пригласила горностая пересесть поближе к ней. - Фу Дэ всё слышал, а он - мой большой друг. Но тебе нечего бояться, ни он, ни мы ни с кем не откровенничаем за пределами нашего круга, в который входят даже далеко не все члены моей семьи. Фу Дэ рассказал мне о возникшем конфликте и я должна тебя предупредить: девица Вэ и Воан - жрецы Чёрного Круга. Гэ Тан в этом смысле для вас совершенно не опасен, он всего лишь патриот Поднебесной и не желает, чтобы мало-мальски сильные артефакты покинули Китай, мы и так потеряли слишком многое.

- Вы говорите так, чтобы помочь или ещё больше меня запугать? Вы тут говорите о Чёрном Круге, а ведь Чоу - Наследница.

- Это невозможно! - даже седая шерсть старой лисицы при этих словах горностая потемнела и стала дыбом. Гарри поспешно принёс извинения - независимо от умения китайских оборотней скрывать свои эмоции в человеческом облике, в зверином, да ещё в разговоре с себе подобным (а анимагов оборотни здесь считали своим) это было невозможно, и Ла Хуадэ была, мягко говоря, крайне возмущена. На эту-то реакцию юноша, надо сказать, и рассчитывал.

- Но то, что она Наследница, я знаю абсолютно точно. Круг однажды захватил меня и пытал, и я - и мой крёстный, Сириус, - мы оба слышали, как Верховный Жрец называл вашу правнучку дочерью и Наследницей... Ошибки быть не может.

- Так вот зачем ей понадобилось себя калечить! - заметил старый барсук. - Жрецы Круга ненавидят и презирают не-людей. Но почему она согласилась пойти на такое, предав нас?!

- Круг - одна из самых могущественных сект.

- Мудрый Заяц - тоже не последний клан.

- Может, ей просто не нравится быть оборотнем?

- Маленькой она этим очень гордилась и с большим нетерпением ждала, когда сможет преображаться... Нет, нет и нет!

- И когда она гостила у нас, то горько оплакивала свой хвостик, утраченный по «нечаянности»... Он у неё был пушистый и красивый, как ни у одной из нас... - вздохнула одна из молодых лисиц.

- Не верь Лу Воану и Чин Вэ, - сказала Ла Хуадэ, возвращаясь к исходной теме. - Мы постараемся выяснить, где находится этот артефакт... Что он из себя представляет?

- Мы не знаем, - Гарри решил окончательно махнуть лапкой на все предосторожности и довериться мудрой лисице. - Но это имеет сходство с фениксами и, как я подозреваю, замуровано в Китайской Стене.

- В Стене?

- Замуровано или... но они взаимосвязаны.

- Скорее всего, именно так. Наши богдыханы вечно замуровывали повсюду свои сокровища. Говорят, что Сан Цин, тот, кто возвёл Стену - сделал это именно с этой целью. Согласно самым достоверным источникам, он был богатейшим из наших правителей, владел баснословными сокровищами, но после его смерти все они исчезли. В предсмертной записке было сказано, что всё сложено в Стену, заполучить любой из сокрытых предметов сможет лишь тот, кому это действительно необходимо для благих целей и кто знает точное его местонахождение в Стене. То есть, если артефакт тебе так нужен, и ты не собираешься обратить его во зло, то ты должен знать точно, где он скрыт, только тогда он тебе откроется.

- В любом случае, - проговорил барсук, прервав жену, - Стену неоднократно пытались разбирать, чтобы добыть сокровища, но все попытки были напрасны, Сан Цин был чрезвычайно могущественным волшебником.

- А сколько всего существует обломков Стены? - спросил озадаченный Гарри, думая, где он может добыть ещё хотя бы одну подсказку - в стихах Книги указывалось лишь на саму Стену...

- Свыше сорока, и каждый кусок принадлежит определённому клану, мы тоже владеем одним. Если хочешь, завтра мы тебе его покажем.

- А, скажите, к вам до сих пор больше никто не обращался с аналогичной просьбой?

- Нет. Я знаю, что к четырём кланам подъезжали какие-то тёмные личности, но безрезультатно, мы не якшаемся с кем попало. С тобой мы столь откровенны только потому, что зверёк с чёрной душой не способен на столь дивный танец и не способен оценить красоту голубой луны... А теперь возвращайся к себе, скоро рассвет, нам всем не помешало бы передохнуть.

Утром, несмотря на то, что Гарри так и не выспался, он был бодр и весел, хозяйка стала выделять его и относилась к нему очень тепло. Она сразу заметила, что между некоторыми её постояльцами пробежала чёрная кошка и рассадила их. Джеймс и Сириус никак не могли простить Снейпу его выпада в адрес Гарри.

После завтрака Ла Хуадэ повела компанию из дома. Гарри перед этим рассказал всем вкратце, как провёл ночь, Люциус одобрил:

- Это лучший способ добиться доверия и расположения китайских оборотней.

Неподалёку, на пустыре красовалась древняя неровная кладка, поросшая мхом - в человеческий рост высотой, но длиной всего в несколько шагов. По предложению хозяйки, Гарри несколько раз обошёл Стену, коснувшись каждого камня, даже более того, по совету Снейпа, юноша старательно прощупал каждую трещинку, но всё было напрасно.

- Значит, в нашей части Стены твоего артефакта нет или он не захотел тебе открыться, - вздохнула Ла Хуадэ. - Жаль, но больше мы ничем не можем вам помочь.

- Ничего, это только значит, что наши поиски продолжаются, - Гарри улыбнулся. - Я и не думал, что мы вот так сразу по прибытии его найдём.

В дальнейшем было решено передвигаться по Китаю групповыми аппарированиями. Джеймсу, Гарри и Сириусу должен был помогать Виктор, говоривший по-китайски очень чисто для европейца, а Снейпу и Себастьяну достался Люциус, но никто не жаловался, даже если и имел претензии.

Следующей целью был обломок Стены, принадлежавший клану Вэ. По настоянию Гарри, Чин Вэ к новым переговорам не допустили, хотя подруга Виктора и устроила истерику. По словам Ла Хуадэ и её источника, она была пока ещё послушницей на испытании и её успех в этом деле помог бы девушке значительно подняться по иерархической лестнице. Но Гарри и Снейп были неумолимы. Крам хотел заступиться за Чин, но Сириус тоже что-то учуял, после чего на сторону сына встал и отец, прежде не склонный доверять старой лисице, а Малфою не внушал доверия весь дом Вэ. За Чин были только Крам и Себастьян Вэнс, из-за чего Люциус, и прежде относившийся к брату с недоверием, стал коситься на него ещё более подозрительно - не мог забыть, как близнец пытался завербовать его в ряды жрецов Круга. Это, правда, могло быть всего-навсего испытанием на прочность, но чем чёрт не шутит? Малфой ещё не знал своего брата и был склонен заранее готовиться к любым подвохам с его стороны.

Здесь обошлось без демонстрации. Очевидно, Чин описала своим, что произошло, когда Снейп убил Гарри - на юношу смотрели с любопытством и даже восхищением. И переговоры были короткие: Гарри повторил легенду, несколько её дополнив, подтвердил, что за артефактом охотятся самые могущественные темномагические секты, выразил готовность вернуть его на место, когда это станет возможным и необходимость в нём иссякнет. Вэ его внимательно выслушали, задали три вопроса, получили два ответа и разрешили юноше осмотреть и ощупать их часть кладки - тех же размеров, что и у Хуадэ, - но и здесь искатели успеха не добились. Впрочем, старый Фу Вэ дал нашим друзьям письма с рекомендациями для глав ещё шести кланов и обещал написать своим коллегам лично, что должно было значительно облегчить поиск, тем более, что в этих-то кланах связей не было ни у Крама, ни у Малфоя, а без связей было сложновато поладить с китайскими мудрецами.

С Чин Вэ проблемы продолжались. Стоило членам экспедиции покинуть пределы клановой территории, как она мёртвой хваткой вцепилась в Гарри, умоляя взять её с собой и доказывая, что без неё у них ничего не получится. Юноша готов был дрогнуть, но Снейп грубо оторвал от него девушку, отшвырнул её в сторону, сгрёб юного Поттера в охапку и аппарировал с ним прямо в павильон Голубой Луны. Явившиеся вскоре вместе с остальными Джеймс и Сириус учинили зельевару основательную взбучку, на которую тот никак не отреагировал, по своей давней привычке, только изогнул бровь.

Следующий визит был нанесён клану Великой Реки, там их уже ждали и сразу повели к Стене. Она была почти вдвое больше двух предыдущих обломков, но и здесь результат был нулевым, как и у Мудрого Ока. Скандальный Чайный Лист решили оставить напоследок и воспользоваться рекомендациями Вэ. Это, правда, несколько возмутило Виктора, который привык доверять Чин Вэ и теперь ему не понравилось, что Гарри и Снейп отвергли девушку, не отвергая её клана.

- Если доверять, так во всём или не доверять вовсе! - заметил он.

- Даже внутри самого лучшего клана может быть предатель, - возразил Люциус. - А кто предупреждён, тот вооружён.

- А как вы можете быть уверены в том, что в данном случае права Ла Хуадэ, а не Чин Вэ? Может, это старая лисица специально настраивает нас против всех или передаёт сообщения из недостоверных источников? Лисья хитрость известна всем.

- Она могла бы рискнуть обмануть любого из нас - тебя, меня, Люциуса, Себастьяна, но никак не Гарри, - возразил Снейп. - Она знает, что он преображается в змею, он принимал участие в их концерте в честь голубой луны. Гарри теперь - член их клана, их стаи, а своего оборотни обманывать не станут. Но лично я ещё при первой встрече ощутил исходящие от девушки негативные флюиды и молчал только потому, что она могла оказаться из любой другой черномагической секты, не обязательно Чёрного Круга. Да и азиатская магия несколько специфична для европейца, я вполне мог ошибиться, но на сей раз этого не произошло и Ла Хуадэ только подтвердила мои сомнения. В нашем деле мы не можем слишком рисковать.

- Но, Северус, Ла Хуадэ вполне могла ошибиться, - вступился Себастьян. - Именно ошибиться. Или её источник ненадёжен.

- Ла Хуадэ не стала бы передавать не проверенную информацию, - покачал головой Люциус. - Ты её не знаешь, а мы с ней сотрудничаем не один год.

- И на этом ставим точку в споре. Чин Вэ не внушает доверия, а потому мы не станем пользоваться её услугами, - подвёл черту Снейп.

Глава 20

Поиски

Поиски продолжались, но безуспешно, некоторые кланы и дома упорно и категорически не желали допускать чужаков в свои владения, даже не шли на переговоры. Тогда приходилось прибегать к небольшой хитрости.

После праздника Голубой Луны Гарри подружился с кланом Мудрого Зайца, более того, ему предложили стать его членом. По словам «китаеведов» - Люциуса и Виктора, это была огромная честь, особенно для не-китайца. Для Ла Хуадэ Гарри - Ну Го - стал почти что внуком. А поскольку семья и клан были большие, у каждого были знакомые или друзья в других, в том числе недружелюбных. После очередного отказа один из «зайцев» отправлялся с визитом к своим друзьям, прихватив с собой красивую змею или юркого горностая, и, пока остальные пили чай, последний отыскивал необходимые ему руины, улучал момент, когда рядом со Стеной никого не будет, превращался в человека и проверял камни на предмет их начинки. Но всё было напрасно.

В свободное время Гарри общался с семейством Ла Хуадэ, которые учили его китайскому, по специальной методике, доступной только магам. Благодаря ей юноша уже через неделю был способен произнести несколько фраз, почти чисто и без запинок, и знал сорок иероглифов. Заинтересовался он и местной культурой, и даже перестал спать, чтобы иметь возможность послушать сказки и легенды, а также полистать Книгу Перемен. Настоящую Книгу Перемен, в тысячу страниц, исписанных очень мелким почерком, а не ту жалкую подделку, по которой гадают маглы и где они пытаются найти вопросы на свои будничные вопросы. Гарри узнал, что величайший китайский учёный философ Конфуций был, кроме того, азиатским аналогом Мерлина. Кроме того, он был великим учителем, брал на воспитание маленьких детей, наделённых магическими способностями, и обучал их. Впоследствии они все стали известными волшебниками и основали три магические школы - в Японии, Китае и Корее. Из них лучшей считалась китайская Вэн Ян, Ла Хуадэ с гордостью рассказывала, что её основал самый любимый ученик Конфуция, носивший то же имя, и этот Вэн Ян был её предком.

- Самым большим нашим сокровищем, - рассказывала она, - являются Записки Конфуция и Книга Перемен, составленная его рукой, это величайшие памятники магической истории и культуры, но об их существовании мало кто знает. Это сама магия. Образование членов нашей семьи завершается лишь после того, как мы переписываем обе книги от начала и до конца, а совершенным магом мы назовём того, кто сможет это сделать по памяти и при этом не ошибиться ни в одном знаке и исполнив работу в подлинной конфуцианской манере, вот так.

- И достиг ли кто-нибудь этого совершенства? - спросил Гарри, глядя на объём сих работ.

- Ли Бо и Ду Фу.

- Ваши знаменитые поэты?

- И великие маги. Они были основателями нашего клана, правда, об этом никто не знает.

- Невероятно!

Имена Ли Бо и Ду Фу Гарри были известны. Китайской поэзией увлекалась его мама и, как ни удивительно, тётя Петуния, да и Гермиона Грейнджер. Гарри как-то попал в руки небольшой сборник стихов и он тоже был ими очарован. А теперь, оказывается, его зовут в клан, к которому оба этих гениальных поэта имеют самое непосредственное отношение! Понятно, юноша не стал больше раздумывать и вскоре был назначен день его посвящения.

Но вот надежда найти феникса (или дракона) таяла с каждым днём. Благодаря Маховику Времени, раздобытому где-то Себастьяном, компания за день успевала проверить по пять-шесть обломков Стены, но, то ли способ поиска был неверен, то ли артефакт упорно не желал себя обнаруживать, но всё было напрасно. С каждым днём Гарри мрачнел всё сильнее, Джеймс, Сириус и Виктор одно время пытались его приободрить, но всё было напрасно.

Потом наступил день посвящения Гарри. На эту церемонию собрались все члены клана, а их было немало, приехала и Чоу, у которой состоялся весьма неприятный разговор с Ла Хуадэ. Но мудрая женщина, хотя и не могла повторить подвиг Ли Бо и Ду Фу, но женщиной была мудрой и сумела не только вернуть праправнучке её великолепный хвостик, но и избавить девушку от клейма Чёрного Круга. На Гарри Чоу нисколько не обиделась и объяснила, что в секту её завлекли обманом и силой, и она бесконечно счастлива, что обрела свободу.

Ритуал отличался большой торжественностью. Специально ради него на одну из местных площадей наложили специальные чары, не допускавших туда непосвящённых, исключение сделали лишь для членов экспедиции. Сам Гарри зазубрил несколько длинных и сложных фраз, которыми просто замучил остальных, постоянно требуя, чтобы они его проверили.

- Поттер! - рявкнул в конце концов Снейп. - Имейте совесть! То, что у вас замечательная память, мы все уже давно выяснили! Если бы вы и в школе демонстрировали такое же прилежание, то учились бы даже лучше, чем мисс Грейнджер!

- Ну, это едва ли, - возразил Гарри.

- Не «едва ли», а точно! Зубрёжка и подлинные умения и знания - далеко не синонимы!

- Но...

- Разговор окончен!

Джеймс с Сириусом, которые, невзирая на официально заключённое перемирие со своим школьным врагом, всё время с ним ругались, на сей раз были со Снейпом абсолютно согласны. Все стали на сторону зельевара и Гарри был вынужден угомониться.

Церемонии и ритуалы, принятые в китайских домах и кланах, отличались, кроме этого, ещё и секретностью, поэтому мы не станем приводить здесь его описание. Более того, на каждого из участников были наложены специальные чары, благодаря которым они при всём желании не смогли бы проговориться. В самом конце Гарри вручили нэцкэ в виде зайца, объяснив, что такие есть только у членов клана и только у них одних, и отвели туда, где хранились оригинальные записи величайших китайских мудрецов.

И тут произошло нечто совершенно неожиданное.

Стоило Гарри положить руку на переплёт конфуцианской Книги Перемен, как она вдруг стала излучать необычный голубой свет, а потом сама по себе открылась. Страницы оказались пустыми, но потом на одной проявилось изображение какого-то здания. Юноша обомлел, зажмурил глаза, потом снова их открыл, но всё было напрасно.

- Гарри, что ты видишь?! - встревожился Джеймс. Вместо ответа тот уставился на Снейпа, с надеждой в глазах, тот открыл рот и вдруг выбросил вперёд руку.

- Сосредоточься на этом изображении! Смотри прямо мне в глаза... Что это? - спросил он, когда картинка стала общедоступной.

- Маньчжурский исторический музей, - ответила Чоу, недоумённо подняв бровки.

- Там же хранятся экспонаты Клана Чёрного Дракона! - хлопнула себя по лбу Ла Хуадэ. - Точно! Как мы могли забыть про этот магловский музей! А ведь, согласно древней легенде, его основатель был убит, когда в Стену влетел огромный дракон, спалив Ри До своим огнём!

- Понятно, - сказал Гарри. - Но что и почему случилось с книгой? Судя по вашей реакции, раньше ничего подобного не происходило?

Все переглянулись.

- Мы можем только гадать, - сказал Ли Ван, муж Ла Хуадэ, хмурясь. Потом он вдруг обратился к Джеймсу: - Скажите, в вашем роду не было азиатов?

- Прабабушка Лили была японкой, - ответил тот, подумав. - Жена рассказывала, что её предки долгое время жили в Америке, но потом её прадед влюбился в цветную, отчего был изгнан из семьи и вынужден покинуть родину. У моей покойной тёщи были немного раскосые глаза, хотя Лили и её сестра это не унаследовали.

- Тогда... - хозяева снова обменялись взглядами.

- Объяснение данному явлению может быть только одно, - сказала мудрая лисица. - Та женщина была не японкой, а китаянкой. И потомком Конфуция. А потому Ну Го тоже является потомком философа... и книга почувствовала это.

- Гарри - потомок Конфуция?!

- Похоже на то. А потому, эти книги теперь твои, - сказала Ла Хуадэ. - Они у нас только сберегались, до тех пор, пока свет Голубой Луны не укажет нам наследника великого мага. Надеюсь, ты не будешь возражать, если мы оставим у себя копии?

- Мы сделаем так, - Снейп внимательно осмотрел обе книги, после чего взмахнул над ними палочкой, и вместо одной появились две. - Полагаю, Гарри не станет возражать, если оригиналы будут храниться и у него, и у вас.

- Они ведь так долго хранились здесь, это только справедливо, - кивнул несколько обалдевший Гарри.

Ничего себе, у него родственнички...

Одна проблема была решена, но тут же возникла другая. Последний обломок Стены, последняя надежда на обнаружение артефакта (принадлежащий, как выяснилось, к тёмной стороне), находился не у магов, а у маглов. В магловском музее, открытом для публики. По музею толпами ходят туристы, все экспонаты подключены к сигнализации. Даже если войти вместе с остальными посетителями, вплотную не подойти, а со Стеной должен быть контакт. Змея, возможно, смогла бы проползти, но вот как ей туда попасть? Музей находился в большом городе, змеи там живут только в зоопарках... С собой не пронесёшь, охрана не допустит... Да и ощупывать стену нужно в человеческом облике...

- Может, в мантии-невидимке попробовать?

- Если там работает инфракрасное слежение, она не поможет, - покачал головой Себастьян.

- А оно там работает? Круглосуточно?

- Его могут включить, когда завоет сигнализация.

- Я рискну. К тому же, если прибежит охрана, она никого не увидит. А на экранах будет только расплывчатая фигура.

Тревога была напрасна. Народа в музее в этот день почти не было, охрана вовсю зевала, когда пожаловала группа скучающих туристов, заинтересовавшихся Древним Китаем. Они охотно воспользовались услугами экскурсовода, стали ходить с ним по залам, в каждом засыпали женщину градом вопросов. Это была заслуженная служительница музея, музею и истории, как науке, была предана, как никому, заинтересованность посторонних ей всегда льстила, на вопросы она отвечала пространно и интересно, так что Гарри чуть не забыл об истинной цели визита, к счастью, Снейп, возле которого он стоял, больно пнул юношу в лодыжку, побуждая его отправляться на поиски.

Стена оказалась в соседнем зале. Здесь тоже сидела пожилая женщина, с проспектами и каталогами, но они Гарри не интересовали. Конечно, он, невзирая на свою мантию-невидимку, предпочёл бы, чтобы здесь никого не было, но, с другой стороны, если сигнализация сработает, киоскёрша подтвердит, что тревога была ложной, зал был пуст, ни к одному из экспонатов никто не подходил. Несколько больше огорчило его другое - это был самый высокий обломок стены, изо всех, какие он только видел. За три метра высотой! И пять длиной! Полазить придётся основательно, к счастью, стена была неровной, некоторые кирпичи торчали наружу.

Но, как оказалось, карабкаться по ним было не обязательно. Как только Гарри, не высовываясь из-под мантии, протянул руку и коснулся первого попавшегося кирпича, как вся кладка осыпалась, обнажив замурованную в Стене мумию. При этом зрелище служительница музея вскочила, издала слабый стон и рухнула, как подкошенная, к счастью, на ковёр. Гарри покачал головой и стал рассматривать мертвеца.

«Тот, кто тебя хранил в груди», - вспомнил он строчку из стихов в Книге Мудрости. Приглядевшись, юноша увидел, что из груди мумии торчит рукоятка кинжала, достал из кармана платок, обернул им руку и извлёк оружие. Стена сразу же восстановилась, а на длинном и тонком лезвии Поттер разглядел гравировку в виде чёрного дракона.

Гарри сунул свой трофей за пазуху, поправил на себе мантию-невидимку и присоединился к основной группе, которая только что вошла в зал, сопровождаемая усталой, но чрезвычайно довольной женщиной-гидом.

А на следующий день небольшая кавалькада покидала Поднебесную, увозя с собой бесценные трофеи...

Глава двадцать первая

Возвращение и новая загадка

Лили уже вконец извелась от беспокойства за мужа и сына, от которых со дня отбытия не было ни духу, ни слуху, она целыми днями просиживала в детской, рядом с Дженни, и следила за Цветком настроения, выращенным из пряди волос Гарри. Однажды белая хризантема на её глазах вдруг почернела и засохла... правда, после этого расцвела вновь, но это стоило миссис Поттер сердечного приступа - она поняла, что Гарри оказался на грани между жизнью и смертью. То и дело она соединялась по каминной связи с Натали Вэнс или Нарциссой Малфой, но те ничего не могли ей сообщить о своих супругах.

Наконец...

«Лили, дорогая!

Извини, что не писали, были сильно заняты.

У нас всё благополучно, поездка была не напрасной. Дракон обнаружен и мы возвращаемся.

Да, небольшое уточнение. Твоя бабка, ты догадываешься, о которой я говорю, была китаянкой и не простого рода, свою магию ты унаследовала от неё. У Гарри здесь появились новые друзья... можно сказать, благодаря этому.

Как там Дженни?

Будешь разговаривать с Натали, Нарциссой или Крамами, можешь сказать, что мы уже возвращаемся. Все живы-здоровы и веселы.

С любовью,

Твой Сохатик»

Через час после того, как сова улетела, во дворе послышалось нетерпеливое ржание и ворчание. Лили бросилась туда - и попала прямо в объятья мужа и сына. Оба похудели, но выглядели довольными, как и Сириус, соскочивший со своего гиппогрифа и улыбающийся до ушей.

- Ладно, Цветочек, может, ты нас накормишь? - спросил Джеймс, после того, как жена высказала ему и Гарри всё, что думала о них и об их молчании. - Кушать после дороги сильно хочется. Ну, виноват...

- Он ещё кушать просит, обжора! Почему плохо за сыном смотришь?! Гарри, ты там не болел? Тут...

Пришлось рассказывать, что случилось... И тут же Гарри погнали в дом, так как нежная Лили, как выяснилось, знала ТАКИЕ выражения... и ТАКИМИ карами грозила Снейпу, что, верно, даже у Тёмного Лорда фантазия была не столь богатой.

- Где он, кстати говоря?!

- В Хогвартсе, - отозвался Джеймс. - Отправился отчитываться перед Альбусом. Люц, Себ и Виктор отправились к себе, их тоже жёны, дети да родители заждались... КОРМИ НАС СРОЧНО!

Через пять минут троица путешественников сидела в столовой и под сердито-любящим взором Лили уписывала бифштекс с жаренной картошкой и салат из свежих овощей. Гарри время от времени порывался рассказать матери о своих приключениях, но отец сделал ему внушение:

- За столом не разговаривают! Сначала всё съешь, а потом всё и расскажем.

После того, как Сириус со стоном отвалился от стола, наступило время рассказов. Гарри достал из кармана небольшую коробочку, которая тут же увеличилась до размеров небольшого кейса, из неё достал книги, кинжал, а из-за пазухи достал зайца с книгой - похвастать. Лили взлохматила его вихры.

- Ладно, вы теперь дома...

- Не надолго, Гарри послезавтра опять в школу...

- Опять даже с сыном не пообщаюсь... Но, надеюсь, там Гарри будет в полной безопасности.

- Насколько это возможно, - кивнул Гарри. - Но, согласись, нам нужно искать следующий артефакт. Интересно, где он окажется...

Вечером он в присутствии Сириуса отчитался перед Книгой в своих поисках. Она призадумалась, приветствовала Ненависть, после чего выдала новую загадку.

Не призрачно сие жилище,

Не духи воют вдалеке,

Там зверь жил, чьего мясо пища,

Благодаренье злой луне

Потом покинул дом навеки,

Но след оставил этот зверь,

Коль вы готовы, человеки,

За эту загляните дверь.

Глава двадцать вторая

Тайна Призрачной Хижины

Всю дорогу до Хогвартса Гарри думал, что бы такое может обозначать эта загадка. В конце концов решил, что речь может идти о Призрачной хижине. Там некогда прятался Ремус Люпин - оборотень, но потому как никто не отваживался заглядывать в эту лачугу, чтобы выяснить, кто там бушует, было решено, что там поселились какие-то лютые привидения. Но вот только где там можно спрятать феникса? Он явно не на виду, но что же он представляет из себя? Не брошь, она у него на груди, не кольцо, красующееся у него на руке, не кинжал... Гарри был уверен, что артефакты не повторяются, Сириус был того же мнения.

Снова началась учёба. Опять свирепствовали вовсю Снейп, МакГонагалл, Флитвик, другие, снова тренировки по квиддичу, матчи со Слизерином и Рейвенкло прошли без прошлогодних злоключений и победой Гриффиндора всухую. Снейп и МакГонагалл восприняли это спокойно, но Флитвика и Спраут, чьей команде только предстоял подобный разгром, утешало лишь то, что в конце этого года Гарри, Ангелу, Алану и Маркусу предстояло сдать экзамены ЖАБА и расстаться со школой. Все четверо стремились к поступлению в Центр подготовки мракоборцев, поэтому им приходилось ещё хуже, чем прочим, а Снейп ещё нашёл возможность для дополнительных уроков для Поттера - оклюменция, леглименция, как он угрожал, курс будущего Мастера Зелий... Взаимоотношения между профессором и учеником значительно улучшились по сравнению с первыми пятью годами обучения второго в Хогвартсе, благодаря этому уроки проходили без осложнений и Гарри довольно быстро постигал науку, к зависти Гермионы... впрочем, той для столь сильных чувств не оставалось времени из-за учёбы и... других чувств, не менее сильных, но более нежных, которые она испытывала к одному блондинчику из Слизерина... и чувств взаимных, ко всеобщему изумлению. Долгое время многие ребята, заметив за одним из столов в библиотеке две головы - тёмную и светлую, - почти соприкоснувшиеся над огромным томом, или эту парочку, целующуюся в одном из тёмных углов, не желали верить в такое. Драко из-за этого круто разругался со многими однокурсниками, Креббом, Гойлом, скандалы с участием Паркинсон и Булстроуд, мечтавшими заделаться в будущем миссис Малфой, происходили чуть ли не ежедневно!

Но через месяц после возвращения Гарри всё же сумел выкроить минуту и заглянуть в Призрачную хижину, вместе с Сириусом и Виктором. Они осмотрели всё, но не было обнаружено ничего, даже отдалённо напоминавшего феникса или дракона!

- Ничего не понимаю, - пробормотал Гарри, обессиленно опускаясь в кресло гостиной.

- Но это же точно о хижине, - отозвался Сириус. - Слишком всё сходится. Может, на неё наложены специальные чары?

Гарри решил воспользоваться своим шаром прорицателя. Но там отразилась только дверь. При чём совершенно не похожая на те, что были в хижине. Юноша растерялся.

- Ничего не понимаю, - сказал Сириус, когда крестник описал ему увиденное. - Ты уверен, что...

- А что ты знаешь об этой хижине? Кроме того, что там прятался Лунатик?

Оказалось, что Сириус о хижине мало что знал. Срочно написали Лунатику... Но Ремус не смог им помочь. Единственное - он вспомнил, что хижина уже существовала, когда он поступал в Хогвартс, и у него сложилось такое впечатление, словно она стояла там не один день. В Хогсмиде встретилась пожилая женщина, которая утверждала, что призраки бушевали в этой лачуге ещё когда она была совсем маленькой... а она была значительно старше Люпина и годилась ему в матери, если не в бабушки! Но рассудок её при этом был ясен.

Гарри отправился на консультацию к директору, справедливо рассудив, что тот должен знать, что это за хижина. Объяснив Дамблдору проблему, юноша воззрился на мудрого старика с надеждой в глазах.

Прочитав на несколько раз запись в Книге, Дамблдор глубоко задумался, прошёлся по кабинету, попутно погладив Фоукса и разгладив растрепавшуюся бороду.

- Ну что же, вынужден признать, что ты прав. Это и в самом деле Призрачная хижина. Но дело в том, что она существует уже очень давно, несколько веков, мы просто воспользовались ею, когда это понадобилось. И всей правды о ней не знаю даже я, могу рассказать лишь только то, что мне доподлинно известно и о тех слухах, которые ходят о хижине.

Точно не известно, когда она была построена и зачем. Но в пятнадцатом веке здесь, в Хогсмиде, жил страшный монстр. Большинство считают его оборотнем, другие - вампиром, единицы считают, что он был просто очень тяжело болен. Так или иначе, его болезнь или его принадлежность к одной из разновидностей проклятых существ, совершенно испортили характер этого человека и привели к полному разрыву с семьёй и сородичами. Он закрылся в своём доме и не пускал к себе никого, а вскоре и сам перестал выходить. Многие годы только жуткие вопли, раздававшиеся каждый месяц, свидетельствовали о том, что этот несчастный или этот монстр ещё жив. Но, спустя почти два века эти вопли вдруг затихли. Ещё через пять лет отряд мракоборцев зашёл в этот дом, считавшийся проклятым. Что они там увидели - неизвестно, но существует ряд документов, свидетельствующих о том, что все эти мракоборцы, люди с закалённой психикой, многого навидавшиеся на протяжении своей жизни, поседели после этого за несколько часов и были вынуждены провести несколько лет в госпитале св. Мунго из-за сильнейшего нервного расстройства. После этого самые могущественные чародеи Европы наложили на хижину целый ряд сильнейших чар - защитных, маскировочных, точно никто не знает, каких ещё, чтобы она изменилась. И только к началу двадцатого века появилась возможность безбоязненно входить туда, хотя люди этого и боятся. Этим страхом мы и воспользовались, когда надо было прятать мальчика-оборотня...

- А можно ли снять эти чары? - спросил Гарри.

- Никому не известно, как это можно сделать. Но, может, тебе это и удастся...

- Может, лучше не надо? - спросил Сириус. - Если мракоборцы...

- Семнадцатого века? Я не думаю, что те нервы были покрепче теперешних. Да и мои нервы уже многое испытали, один Азкабан чего стоил... да и тебе тоже...

Глава двадцать третья

Новая загадка

Сириус получил задание - поскольку во время уроков от него толку не было, Бродяга с утра пораньше отправлялся в библиотеку и рылся в книгах, посвящённых Хогсмиду - его истории, в поисках любой информации о Призрачной хижине, ему усиленно помогал Виктор Крам, Гарри даже написал Люциусу Малфою, вспомнив, что тот обещал предоставить ему любую литературу, тот даже не стал вникать, зачем это понадобилось Поттеру и прислал парню столько томов, что тот за голову схватился, и согласился допустить к ним Гермиону, - при условии, что та будет выискивать там строго определённую информацию.

- Хотела бы я побывать в малфоевской библиотеке, - заметила девушка на второй же вечер.

- Побываешь, - отозвался Рон. - Дракончик же пригласил тебя на каникулы?

- Да, но...

А Гарри однажды упросил Снейпа сходить с ним в Хижину на предмет обнаружения тёмной магии.

- Вы думаете, я за свою жизнь здесь ни разу не был? - возмутился зельевар. - И ничего не заметил? Вы должны были...

- Минимум дважды, но вы же не за этим ходили, - умолял Гарри. - Вдруг теперь присмотритесь и найдёте что-нибудь!

- Ладно.

Экскурсия почти ничего не дала. То есть, Снейп, и в самом деле, уловил некоторые флюиды... но по прошествии такого времени они стали неразборчивы даже для такого мэтра. Гарри совсем приуныл: тягаться с зельеваром он не мог, раз уж СНЕЙП ничего понять не может, куда уже семнадцатилетнему парню! Ни Снейп, ни Дамблдор не помогли...

- Гарри, смотри, вот эта легенда, - сказал через неделю после получения малфоевских книг Виктор. - И тот вампир-оборотень.

- Так кем он был? - спросила Гермиона. - Вампир не может быть оборотнем и...

- Этот самый Десмонд Поаттер был исключением из этого правила. Почти. Он принадлежал к одному из вампирских кланов, могущественных в те времена, но здесь не указано его название. Так вот, однажды он напоролся на оборотня, а тот то ли был совсем молодым и не научился опознавать вампиров, то ли ещё что, здесь приведено несколько вариантов, но ни один не кажется автору книги, да и мне тоже, разумным, но - он укусил вампира. И стал изгоем из своего племени. А Десмонд тяжело заболел и в полнолуние испытывал адские страдания... кидался на окружающих... Что и привело его к затворничеству. И - смотри, это портрет молодого Десмонда.

Со старого портрета на Гарри... смотрел Джеймс! Молодой Джеймс, без очков, хотя и было заметно, что он щурится, глаза с красноватым огоньком, очень хорошо прописанным, как и острые клыки, не скрытые губами... Но во всём прочем - Джеймс Поттер! Даже голову держал так же, как Сохатый и оба - Десмонд и Джеймс - одинаково скрещивали руки на груди...

- Невероятно! - Гермиона, Рон и Ангел - дело было уже ночью, остальные спали - вглядывались в портрет, а потом - на фотографию Джеймса, за которой Гарри специально сбегал в спальню.

- Это не может быть совпадением, - сказал Виктор. - Внешнее сходство, сходство фамилий... Я уверен, что этот самый Десмонд - твой предок.

Гарри достал из кучи хлама в углу клочок пергамента и старое перо, и срочно стал писать отцу письмо, не в силах ждать утра.

«Здравствуй, папочка!

У меня всё хорошо, надеюсь, у вас с мамой тоже. Очень скучаю, когда получается - ЖАБА отнимает много времени, да и Снейп тоже.

Но я не по этому поводу.

Возможно, Сириус тебе писал (я тогда не был уверен, хотел убедиться), что мы разгадали ту загадку. И мы все в полной уверенности, что следующий артефакт - в Призрачной Хижине. Но, для того, чтобы его найти, мы должны войти в ту Хижину, которая была в самом начале, до того, как на неё было наложено множество заклятий - об этом мне рассказал Дамблдор. Мы нашли информацию о человеке, который жил в этой хижине до того, как она опустела и была опечатана. Это некий Десмонд Поаттер. Я прилагаю к письму выписку из книги, в которой нашёл эту информацию и копию изображения этого самого Десмонда. Ответь пожалуйста, не является ли Десмонд нашим предком или это сходство случайно? Это важно! Если у тебя есть что-нибудь о Десмонде - пришли, пожалуйста, это нам очень поможет!».

Букле было велено доставить письмо как можно скорее и проследить, чтобы адресат его прочитал и ответил. Теперь вся надежда была только на Джеймса Поттера.

Ответ пришёл на следующий вечер, что свидетельствовало, что отец Гарри был человеком обстоятельным и на него можно было смело полагаться во всём.

«Гарри!

Рад был получить от тебя письмо.

Разумеется, Сириус мне написал и я был просто потрясён. Подумать только - Призрачная хижина! Сколько мы там всего пережили... Я и представить не мог, что один из артефактов окажется там.

Что касается Десмонда Поаттера, то это сходство не случайно. Это был наш родоначальник. Правда, мы мало что знаем о нём, но то, что известно, подтверждает то, что описано в книге. Факт потрясающий, но это факт. Да, последние двадцать лет своей очень долгой жизни он провёл в затворничестве, в какой-то магической деревушке, но тогда в Англии было несколько чисто магических поселений, это теперь Хогсмид и Годрикова впадина славятся тем, что здесь не живут маглы, в те же времена таких было то ли двадцать, то ли тридцать, как мы могли знать, где именно жил Десмонд?

Но ведь заклятия, мешающие тебе в поисках, были наложены не Десмондом и только спустя некоторое время. Впрочем, насколько мне известно, накладывавшие эти заклятья волшебники оставили лазейку, которая позволит потомкам Десмонда обойти их. Я постараюсь найти описание этой лазейки, благо, наш фамильный архив цел и невредим, и в нём содержатся и более древние документы. На это понадобится время, но я займусь этим сегодня же и через несколько дней ты получишь то, что мне удастся отыскать.

Хорошо занимайся. Помни, что твои родители в своё время были лучшими на своём курсе, как бы нам не пришлось за тебя краснеть!..

Твоя мама просит приписать, что если ты завалишь хотя бы один экзамен, она от тебя откажется. Я тоже скажу - ещё ни один Поттер не получал за ЖАБА ниже выше ожидаемого!

Не знаю, как ты к этому отнесёшься, но твоя мама опять в тягости... Вчера была у целителя и тот утверждает, что у нас будут близнецы...

Папа».

- Ясно, - Гарри отложил в сторону письмо. - нам здорово повезло с этим моим предком. Конечно, не с тем, что он был проклят... но, возможно, это решит наши проблемы.

Глава двадцать пятая

ЖАБА

- Гарри, что с тобой?! - растолкал его Рон.

- А что со мной? - недоумённо протёр глаза Гарри и уставился на приятеля. Вместо ответа тот призвал откуда-то зеркало и сунул его под нос Поттеру. Тот увидел, что за ночь... совершенно поседел! И застонал. - Совсем как... - и он рассказал Рону историю с Десмондом.

- А меня не взяли! - вознегодовал тот. - Тоже мне, друг называется!

- Ну, извини, извини...

Но дальнейшие загадки-разгадки пришлось оставить - временно. Преподаватели озверели, заваливая выпускников массой заданий, в надежде подготовить их к сдаче сложнейших экзаменов на ЖАБА. И Снейп не жалел бедного искателя артефактов, задавая ему дополнительные зелья, сочинения - для сдачи экзамена на титул Мастера Зелий, леглименция, оклюменция... Но на сей раз, наученный горьким опытом пятого курса, Гарри даже не думал спорить с профессором и упорно занимался, порой приводя в ужас Гермиону. Время от времени она пыталась отнимать у несчастного книги (!), но безуспешно, спать он ложился в четыре утра! Вскоре все решили, что он и поседел из-за усиленных занятий и Гарри никого не разубеждал. Сириус теперь писал Джеймсу очень короткие записки, не зная, как тот отнесётся к новому облику своего сына... Впрочем, потом пришлось признаться во всём, когда Лили написала о том, что Цветок вдруг покрылся слоем инея, который упорно не тает, какими бы цветами он ни покрывался... Видоизменились и анимагические формы Гарри, в том смысле, что змеиная кожа поблекла, горностай облачился в зимний наряд, а феникс обзавёлся серебряным хохолком...

Наконец подошли экзамены и все вздохнули с явным облегчением. Ко многим выпускникам приехали родители, поддержать своих отпрысков в столь тяжёлую минуту. Приехал и Джеймс, правда, без Лили, которой были в тягость далёкие поездки. При виде сына Сохатый покачал головой.

- Ничего, скоро станет полегче, - попытался он его утешить. - Сдашь экзамены, поедешь к нам, отоспишься, отъешься... А то вон, какие у тебя круги под глазами... И сможешь вернуться к загадкам... Я твою уже разгадал.

- ?!

- Суди сам: «решив, что ГОБЛИНА умней?». Тут явно идёт речь об учреждении или организации, где работают гоблины, а единственное такое место - банк! Гринготтс. И я более, чем уверен, что артефакт находится в сейфе номер 443556.

- Откуда такая цифра?

- Оттуда. «Число проклято ты снова на него помножь». Число проклято - 666. Умножь его на него же - что получится?

- И как нам туда попасть? У тебя есть ключ от этого сейфа?

- Сейчас тебе надо думать совсем о другом.

Первым экзаменом была трансфигурация и практика у профессора Марчбэнкс.

- Ну, здравствуйте, молодой человек. Как вы себя чувствуете? - заботливо спросила старая дама.

- Благодарю вас.

- Будьте любезны...

Заданием для Гарри было... Оживить колоду карт! На уроках ученики справлялись с шахматами, но, по мнению экзаменаторов, карты тоже не должны представлять особой сложности. Правда, с плоскими предметами было значительно сложнее, нежели с объёмными, но в конечном итоге Гарри справился, правда, его смутило, что платье дамы треф получилось слишком светлым, а бубновый валет, златовласый красавец, чем-то похожий на Локонса, оказался в темно-синем. Но он надеялся, что это не засчитают за ошибку - карты были оживлены как следует, они вовсю болтали друг к другу и дама бубен даже перебралась к своей пиковой подружке посплетничать, а бубновый король взревновал и объявил пиковому войну! Валеты уже начали рубить друг друга, когда юноша выходил из зала...

Заклинания. Невидимость. Гарри было велено наложить заклятье невидимости сначала на экзаменатора - профессора Тофти, а потом и на самого себя. У Поттера это заклятие на занятиях Флитвика насилу получалось, он перенервничал и в результате перестарался: после экзамена пришлось срочно собирать всю комиссию, да ещё призывать Флитвика, МакГонагалл и Снейпа, чтобы снять с Тофти и Гарри заклятие и вернуть им видимость.

- Надеюсь, молодой человек, что вам это в жизни не пригодится, - сказал старик, пожимая ему руку.

С защитой проблем не возникло. Профессор Вэнс (он блестяще справился с проклятой должностью и без потерь дожил до конца второго года своей службы на этом посту) так натаскал своих учеников, что у Гарри не возникало сомнений, что даже тупые Кребб и Гойл получат проходные баллы за свой экзамен. Он был построен в виде дуэли и испытание Поттера заняло всего пять минут, что сразило профессора Блеквуда.

- Кажется, вы хотели стать мракоборцем? - спросил он, поднимаясь с пола. - Думаю, у вас для этого есть все необходимые данные. Давненько мне не попадались такие достойные противники вашего возраста! Поздравляю!

Зелья принимал профессор Огаст. Он впервые выступал в этом качестве, но Снейп как-то на уроке назвал его одним из высших мэтров зельеварения, и одним из весьма и весьма серьёзных и сердитых мэтров, чьего одобрения добиться невозможно.

- Я не завидую тому, кто будет сдавать экзамены ему, - закончил тогда Снейп.

И этим «тем» оказался Гарри. Он предстал перед немолодым, хотя и ещё не старым высоким человеком с каменным лицом и безо всякой растительности на голове. Говорили, что в дни своей юности Огаст сжёг всё в результате неудачного эксперимента.

- Сыворотка правды, молодой человек, - бросил экзаменатор, указывая на котелок и ингредиенты, на которые было наложено специальное заклинание, благодаря которому даже сыворотка, готовящаяся месяц, должна была быть готовой уже через полчаса. - Приступайте.

Гарри приступил, стараясь не обращать внимания на профессора, не сводившего с него пристального взгляда и благодаря судьбу за то, что тот догадался помалкивать и не задавать никаких едких вопросов, в отличие от профессора Клауса, тоже новичка в комиссии, евшего поедом Малфоя, который время от времени огрызался. Поттер же склонился к самому столу и думал лишь о том, чтобы результат удовлетворил Огаста.

- Время истекло, - наконец сказал профессор, подняв руку и все ингредиенты исчезли. Гарри успел только заглянуть в котёл и убедиться, что жидкость в нём правильного цвета и консистенции. - Мм, вроде бы всё правильно. Теперь второе задание. Вот, выпейте это. Вам надо определить, что это и сварить противоядие.

Гарри поморщился, вспомнив Кооппли, но стал прислушиваться к своим ощущениям и вспоминать, как выглядел яд. Так. На уроках такого не было. Густая молочно-белая жидкость... Ага, молоко Агафона. Один из самых опасных ядов, но противоядие, как ни странно, считалось элементарным, несмотря на то, что в него входили довольно редкие ингредиенты. Чего только стоили лепестки полуночной анемоны Чёрная Невеста? А пыльца Хрустальной лилии? Но и с этим заданием он справился.

- Очень хорошо, - кивнул Огаст, убедившись, что его жертва не собирается падать замертво. - Наконец, определите, что в этом зелье было сделано неправильно и исправьте ошибку.

- Извините, вы не в родстве с мисс Ирен Кооппли? - спросил Гарри. - Она нам как-то давала такие же задания, вернее, пыталась, когда мы не были к ним готовы.

- Но сейчас вы должны быть к ним готовы. Я знаю мисс Кооппли только понаслышке... и никогда не считал её сильной волшебницей.

Гарри понадобилось почти десять минут, чтобы опознать в предложенном ему зелье противолихорадный декокт, в который вместо аирного корня положили чрезмерное количество корня дрона мохнолистного, который вообще не должен был бы попасть туда. Пришлось срочно разводить зелье оленьей кровью и добавлять туда листья жирянки, мелко истолчённые панцири краба-мясоеда и глаза зореносицы. Через полчаса декокт принял правильный цвет и тошнотворный запах, так что после экзамена Большой зал пришлось проветривать, а после этого ещё накладывать на него массу специальных заклинаний, чтобы там можно было находиться.

- Я специально попросил Огаста дать вам именно эти задания, - «обрадовал» юношу Снейп, злорадно усмехаясь. - Но вы справились. И ваше новое мастерство должно вам помочь и за пределами Хогвартса. Подумайте сами, как.

- «Подумайте сами, как»! - ворчал Гарри. - С кем идти на выпускной?

Он хотел пригласить Джинни, но та не могла оставаться - мисс Уизли до выпуска предстояло ещё один год учиться. Гермиона шла с Драко и у Гарри с Роном опять возникла проблема. К счастью, она вскоре решилась: юный Поттер пошёл со Сьюзен Боунс, а Рон - с Мораг МакДугал.

Диплом Гарри получил с пятью «Превосходно» за ЖАБА. Его все долго поздравляли с такими замечательными результатами и прочили блестящую карьеру. Хагрид долго ревел, промокая глаза простынёй и пытался задушить Гарри в своих объятиях, пришлось юноше от него бежать.

Через озеро выпускники переправлялись на лодках, как и в день поступления. Гарри, Рон, Гермиона и Невилл решили плыть на одной, как и тогда... И всем было грустно...

- Теперь мы можем заниматься только твоими артефактами, - сказал Джеймс сыну. - А потом подумаешь о дальнейшей карьере.

Глава двадцать шестая

Гринготтс - 1

Гарри как следует отдохнул после тяжёлой учёбы, Лили старательно откармливала его самыми вкусными лакомствами, какие только знала, заразившись хозяйственностью от Молли Уизли. Так что уже через два месяца юноша значительно прибавил в весе, вытянулся на четыре дюйма... Но вот его новоприобретённой седины Лили так и не смогла исправить, как ни билась - даже пыталась применить магловские краски для волос... Новый цвет держался до следующего утра, после чего сходил на наволочку. Лили плакала, но в конечном итоге решила махнуть рукой на цвет волос сына. А ещё через два месяца у неё родились близнецы - Дэниэл и Габриэль. Дженет вовсю лопотала и бегала по дому, приструнить её мог только старший брат, которого она обожала - взаимно, тот старался максимум времени проводить с сестрой.

Но, когда он уже пришёл в себя после ЖАБА и истории с Хижиной, на его голову обрушилась новая проблема. Условиям новой загадки соответствовал исключительно Гринготтс. Правда, у Гринготтса были отделения во всех странах, поэтому особой уверенности, что нужный сейф находится именно в Англии, не было. Английский филиал не был крупнейшим, в Европе его превосходили Франция, Испания и Германия, кроме того, существовал Генеральный филиал в Северной Америке (в придачу к филиалам, раскиданным по разным штатам). Бразилия... Аргентина... Мексика... Но Джеймс, Сириус, Люциус и Виктор в один голос утверждали, что искать надо в Англии.

Но, даже если это было в Англии, это не решало всех проблем. Ни у кого не было ключа от нужного сейфа. А Гарри был уверен, что там нужен даже не ключ, а нужно, чтобы гоблин провёл пальцем по замку. Он вспомнил их первый визит в банк с Хагридом, рассказ Крюкохвата, и поёжился. Как же избежать этого? И - как ещё попасть на тот уровень мимо гоблинов?! Лили предложила подкупить одного из гоблинов, но ей быстренько объяснили, что это невозможно. Алчные по природе и ненавидящие сотрудничество с волшебниками, гоблины были абсолютно, до тошноты надёжными и неподкупными во всём, что касалось финансового сотрудничества и даже самый алчный из них не согласился бы на такое даже за всё золото мира. Люциус Малфой помнил, как, по приказу Тёмного Лорда, Родольфус Лестрейндж (после Малфоя - самый богатый Пожиратель) пытался купить у гоблинов какую-то незначительную справку, после чего беднягу пришлось госпитализировать в крайне тяжёлом состоянии. Это убедило Лили и она замолчала. Правда, она пыталась отговорить Гарри и Джеймса от столь опасной эскапады, утверждая, что Сириус, Люциус и Виктор и сами отлично справятся, но её подняли на смех.

- Мама, - как маленькой, объяснял ей сын, - артефакт откроется только Жизни, не Преданности, а ЖИЗНИ, а это, извини, я! Папа может не идти, если хочет, но я не идти не могу!

- А одного я тебя не отпущу!

- Я давно не маленький!

- Я твой отец!

Гарри написал письмо Рону.

«Привет, друг!

Как дела? Надеюсь, тебя не сильно ругали за ЖАБА? (Рон сдал экзамены хуже друга, хотя три Превосходно - Защита, Заклинания и Травология - у него всё же были). Что планируешь?

Знаешь, мне нужна твоя помощь. Вернее, даже не твоя помощь, а помощь Билла, небольшая справочка. Понимаешь, папе срочно понадобились данные - сколько в лондонском филиале Гринготтса сейфов? Ему кажется, что их не больше ста тысяч. Кроме того, у него какая-то тревога возникла, он боится, что кто-то сумеет пройти мимо гоблинов и ограбить наш сейф. Но я так не думаю - ты сам помнишь все эти лабиринты и эти чёртовы тележки, вниз иначе ведь никак не спуститься, а наш сейф на большой глубине... Но папу никак не удаётся успокоить, из нас ведь никто в банке не работает, а Билл должен знать многое, если не всё.

Помоги!

Передавай всем пламенный привет, а Джинни - братский поцелуй.

Гарри.

Поскриптум. Посылаю тебе колдографию нашей семьи - обновлённого состава. Дэнни с Габри уже так бузят в кроватках, что папа не сомневается, что они станут достойными преемниками Умников... если не Мародёров...»

Рон ответил через день.

«Привет!

У нас всё в порядке. Мама была в ужасе, что у меня только три ЖАБА, но быстро успокоилась. Не все такие умники, как Перси. Папа даже доволен, что я не добился тех же успехов. Билл тоже, говорит, у него в своё время были отличные оценки, зато жизнь - никакая.

Да, о Билле.

Ты просил его справки, он сказал, что сам напишет твоему папе. Но - отчасти он прав. Только отчасти. Во-первых, сейфов у гоблинов значительно больше, чем их востребовано - ровно пятьсот тысяч! Я удивился - неужели в Англии наскребётся столько магических семей? Тем более, что некоторые не доверяют банку и предпочитают хранить свои денежки дома. Но Билл сказал, что у некоторых богатеев, таких, как Малфои, сейфов несколько. Кроме того, есть такие, какие были открыты невесть когда, но после этого наследники владельцев сейфов умерли, или не знают о сейфах... или по другим причинам, но есть сейфы, вроде бы чьи-то, но хозяева уже несколько веков туда не наведываются. И таких много, сто тысяч! И сберегаются с той же тщательностью, так как у гоблинов нет привычки «упразднять» такие ящики...

Это что касается числа сейфов. Здесь твой папа ошибается, как видишь.

Но - с другой он абсолютно прав! Билл сказал, что в последнее время надёжность и безопасность банка стали под большой знак вопроса, хотя гоблины это категорически отрицают. Они чрезвычайно консервативны и не любят ничего менять, результат - совсем недавно выяснилось, что за последние два года было совершено СЕМЬ УДАЧНЫХ ограблений! Правда, в американских филиалах, но, по словам Билла, в лондонском ситуация куда серьёзнее! Он сам закрывает свой сейф и посоветовал это папе. Он сказал, что при желании мог бы ограбить Гринготтс двадцатью различными способами! И тут не обязательно даже быть особо умным... достаточно быть достаточно дерзким и иметь желание...»

- Мда, значит, можно туда попасть! - Джеймс получил письмо Билла в тот же день, но часом позже. - И нужный сейф там есть, правда, он на самых низких уровнях.

- Совершенно верно, - согласился Люциус. - А открыть гоблинский сейф можно достаточно легко, хотя... - он показал всем жуткого вида перчатку жёлтыми когтями. - Из отцовской коллекции. Кожа гоблина, в своё время отказавшего папаше во вскрытии маминого сейфа.

(Тереза, уходя от Абраксаса Малфоя, открыла для Люциуса особый сейф, куда положила изрядную денежную сумму, в надежде, что это поможет сыну отделиться от жестокого отца. Но, к сожалению, кто-то проговорился Абраксасу, а Люциус ничего не узнал до самой кончины родителя).

- Да, эта проблема тоже решится... А если там окажутся другие замки-защиты?!

- Будем выяснять на месте. Я отлично разбираюсь в тёмной магии, у Гарри всё в порядке с защитой, да и вы ведь не вчера родились.

- Хорошо. Тогда подучим ещё парочку полезных заклинаний и - вперёд!

Глава двадцать седьмая

Гринготтс-2

Но сначала Люциус решил провести разведку. У него был знакомый гоблин, с которым у Малфоя были относительно доверительные отношения и аристократ решил поговорить с ним.

- Рад вас видеть, милорд, - проговорил престарелый гоблин Гриштак, поднимаясь и кланяясь. - Давно не видел вас в нашем банке.

- Да, давно я не бывал у вас, - согласился Люциус, опускаясь в кресло. - Но сегодня решил нанести визит.

- Прикажете подать доклад по...

- Нет, я полностью доверяю вам, Гриштак, я знаю, что вы великолепно справляетесь со своими обязанностями управляющего моими финансами. У меня несколько иные вопросы, не связанные с моими личными интересами. И - я бы очень хотел, чтобы наш разговор остался в тайне ото всех, в том числе - и в первую очередь - от ваших коллег. Могу я на это надеяться или лучше даже не заводиться?

- У вас есть основания не доверять гоблинам?

- Не то, чтобы я вам не доверял...

- Вы абсолютно правы, милорд. К сожалению, мы вырождаемся и я очень боюсь, что через несколько поколений гоблины перестанут пользоваться даже тем уважением, каким пользуются ныне. Утрачивается деловая хватка... Между нами, я очень недоволен политикой моих начальников, и, не будь я связан с вами, то давно уже ушёл бы на покой.

- Даже так?

- Вы, милорд Люциус, всегда были нашим другом и покровителем, не в пример вашему батюшке. Вам - и только вам - позволительно допускать сомнения и с лордом Абраксасом я не был бы столь откровенен, как с вами. И я могу дать вам гарантию, что о нашем разговоре от меня никто не узнает.

- Вы позволите?.. - Люциус встал и буквально опечатал кабинет заклятьями, которые не дали бы никому подслушать разговор. - Мне очень нелегко вести с вами этот разговор, но это важно для одного из моих друзей, перед которым я, к тому же, в небольшом долгу.

- Слушаю вас.

- Дело в том, что этот мой друг... я не стану на данном этапе называть его имя... Человек с большими причудами и не меньшим состоянием. Чрезвычайно обеспеченный человек, скажем так. Он долгое время жил в Америке, но недавно переселился в Англию, насколько мне известно, в настоящее время ведутся переговоры о приобретении моим другом одним из лучших магических поместий. Кроме того, он желает купить сейф в Гринготтсе.

- Вы хотите сказать - открыть сейф.

- Нет-нет, именно купить. Дело в том, что мой друг, назовём его Джон... он уверен, что, если поместить деньги в хранилище, имеющее свою историю, это принесёт ему удачу. Кажется, у него уже был такой опыт, но не скажу - в американском ли отделении Гринготтса или в маггловском банке - часть его финансов помещена туда.

- Это чрезвычайно проблематично, милорд. К сожалению, у нас нет сейфов, подлежащих продаже.

- Джон готов выплатить очень крупную сумму.

- Милорд...

- Я говорил ему, что открыть сейф будет проще, но он... не самого лучшего мнения о гоблинах. По его словам, все проблемы при общении с вами упираются исключительно в деньги, а он готов заплатить ооооочень много за сейф номер 443556. Именно этот сейф, и никакой другой. Может быть, вы всё-таки посмотрите, есть ли у вас такой сейф и кто им владеет? Возможно, если нам удастся выйти на его владельца, тот согласится уступить нам своё хранилище - я слышал, что такая возможность тоже существует. Я приношу свои извинения за свою настойчивость, но - я в долгу перед Джоном, а он так хочет иметь именно этот сейф...

Гриштак помолчал.

- Да, у нас есть этот сейф, - сказал он. - Но я не понимаю желание вашего друга иметь именно его. Он расположен на Проклятом уровне.

- Что ещё за Проклятый уровень?

- Там расположено около двадцати сейфов, которые сдаются внаём и которые можно было бы купить, но - их никто не купит. Потому как никому из тех, кто владел этими сейфами, это не принесло ни счастья, ни удачи, они кончили самым ужасным образом, милорд. При чём это относилось не только к ним, но и к тем, кто вообще заходил на этот уровень - посетителям, гоблинам...

- Вот как? Но это может быть...

- Нет, милорд. В девятнадцатом веке - а это происходит, начиная с пятнадцатого - приглашали самого сэра Гвена Коуда, знаменитого специалиста по чёрной магии. Я могу показать вам его заключение, если хотите...

- Можете дать мне копию для Джона?.. И что касается именно данного сейфа? Он тоже пуст и сдаётся в наём?

- Нет. Это единственный сейф, который имеет своего владельца, хотя бы номинально.

- И кто же его владелец?

- Его имя... - Гриштак замолчал и весьма надолго. Открыл кабинетный сейф, стал перекладывать там бумаги, шелестеть ими, потом подошёл к окну, долго смотрел в него, предложил гостю кофе и выпил сам три чашки - немаленьких и тянул по несколько минут, явно надеясь, что Люциус забудет свой вопрос или не станет настаивать на ответе. - Мы очень не любим упоминать это имя, милорд. Считается, что это тоже приносит великое несчастье тому, кто...

- Тогда, может, вы просто напишете его?

- Хорошо, милорд, как скажете... Может, вы хотите знать всю историю этого сейфа?

- Было бы неплохо.

- Тогда я прошу вас дать мне немного подумать. И - милорд, уверяю вас, если бы такое требование последовало не от вас...

- Я понимаю, Гриштак, и очень надеюсь, что в дальнейшем у нас с вами не возникнет подобных проблем, - Малфой ждал.

- Я не стану вам ничего рассказывать, милорд, тем более, что некоторые... подробности мне не известны. Я намерен отыскать старые ведомости и прочие документы по Проклятому уровню и этому сейфу, если мне это удастся, то я извещу вас в письменном виде. Мне придётся воспользоваться древней магией нашего рода... прошу меня извинить за это...

Глава двадцать восьмая

Письмо

Люциус убедил друзей повременить с походом, пока он не получит ответ от своего знакомца. Те согласились, тем более, что у них пока не было плана по проникновению в банк. Правда, сообщение о том, что уровень, на котором расположен необходимый сейф, проклят, их потрясло.

- Что ещё за проклятья?! - Снейп углубился в изучение копии заключения знаменитого специалиста и брови его вскоре потерялись где-то среди волос. - В жизни своей о таких не слышал. Очевидно, они очень древние.

- Должно быть, - согласились друзья. Себастьян тоже не знал ни одного из этих проклятий и они втроём - братья Малфои (Себастьян решил прибавить к прежней фамилии отцовскую) и Снейп заперлись в библиотеке Люциуса в поисках хоть какой-то информации. Вскоре Нарцисса написала Лили (как ни странно, после возвращения мужа из Азкабана его супруга перестала быть снобкой и маглоненавистницей, и даже подружилась с миссис Поттер) письмо, в котором жаловалась, что Люциус не желает покидать пределы библиотеки, первые два дня ещё вызывал домовиков с обедом, но потом перестал это делать и Цисса боялась, что в конечном итоге обнаружит трупы трёх друзей! Тереза, гостившая в это время у Поттеров, переполошилась и хотела отправиться в Малфой-мэнор, но простыла, а через неделю, когда она поправилась, троица заявилась сама. С письмом от Гриштака из Гринготтса.

«Уважаемый мистер Малфой!

Я очень надеюсь, что информация, которую Вы получите из этого письма, не попадёт к моим начальникам. Вообще - уничтожьте это письмо сразу после прочтения, никогда и никому о нём не рассказывайте - в идеале, было бы просто замечательно, если бы Вы забыли о прочтённом!

Для того, чтобы Вы поняли причину моей тревоги, мне придётся привести тут краткую историю моего народа (искажённую Вашим до неузнаваемости) и банка Гринготтс в частности.

Гоблины - народ очень древний. Первые гоблины появились на Земле за десять миллионов лет до людей, правда, это были не современные гоблины, какими вы нас знаете теперь. В то время Земля принадлежала нам - гоблинам, эльфам, троллям, гномам, драконам и подобным существам. Мы жили - кто в мире и согласии, кто нет, но жили. Потом появились новые существа - теперь их нет, нет и таких, кто был бы на них хоть чем-то похож, они были олицетворением самого ужасного, что только может быть - до того уродливы, что современные тролли по сравнению с ними были бы просто вейлами, а подлость, жестокость... Нет, это не поддаётся описанию. Они стремились захватить всё и вся, а большинство мечтало уничтожить жизнь на Земле, чтобы, кроме них, никого не было. Сами себя они называли ксарами.

Это были страшные времена. Ксары преследовали нас повсюду, я говорю не только о гоблинах, но о всех живущих существах. Мы, конечно, старались им противостоять, кто как мог, но удачливее остальных были драконы со своим огненным дыханием. К счастью, наши враги не отличались особой силой и уничтожить ксара можно было относительно просто, хотя - не для всех, гномы и вовсе были для них лёгкой добычей, как для вас - цыплята. Они не могли сопротивляться и потому научились прятаться от врагов под землёй, эльфы тоже не были бойцами, хотя, выступив втроём-четвером против одного ксара могли его уничтожить. Гоблины были удачливее, а потом мы заключили союз с более молодым народом тритонов, те заманивали ксаров в воду и топили.

Но ксары стремились не только уничтожить всё живое, но и захапать все богатства! Гоблины тогда считались самыми богатыми жителями Земли, нам были известны золотые жилы, алмазные копи! Ничто не могло утаиться от нас и каждый гоблин был владельцем неслыханных сокровищ! Мы не желали отдавать их ксарам и вообще делиться с кем бы то ни было, поэтому решили объединиться - чего до тех пор не делали. Мы нашли огромную гору, выкопали там пещеру, в стенах которой было множество ниш, где мы и прятали наши богатства. Нам удалось даже заключить союз с троллями и драконами - наиболее успешными бойцами с ксарами - чтобы те защищали то, что после стало Гринготтсом.

Я не стану описывать эту борьбу во всех подробностях, скажу только, что ксаров удалось истребить. Почти всех, осталось только несколько самок, которые не были столь же алчными и кровожадными, как самцы, они даже не отличались их уродливостью и потому нашли себе партнёров в других народах, в том числе и среди гоблинов. И у них были потомки... От союза с троллями произошли огры, с эльфами - современные эльфы, с драконами - вейлы, с гоблинами - лепреконы.

Мы жили дальше, в мире и согласии друг с другом - борьба с ксарами объединила даже тех, кто не особо жаловал друг друга до этого. Появлялись новые народы - кентавры, сирены, циклопы, оборотни... И люди. Да, вы, люди, появились на свет позже нас! И позже многих тех, кого теперь презираете и зовёте не-людьми! И произошли от них! Я не могу сказать, с кем связались кентавры, чтобы произвести на свет тех, что стали впоследствии первыми людьми, от кого вы получили свою нижнюю половину... Но отцом первого человека был кентавр, единственный уцелевший представитель табуна, вымершего после жуткого мора...

Мы жили. У каждого были свои свои интересы, своя территория, своя история, которые периодически пересекались на какое-то время. Люди развивались, воевали друг с другом, уничтожали свои цивилизации... наши цивилизации...

Потом люди узнали о наших богатствах и стали притеснять. Среди них появились первые маги - потомки людей и эльфов, обученные высшими силами, неведомыми нам, но от которых нам всем также пришлось весьма несладко. Эти маги были разными, добрыми и злыми, но и тем и другим были нужны богатства, в конечном итоге нам пришлось, во избежание полного истребления, отдать волшебникам все свои сокровища. Самые благородные из них предложили нам сотрудничество - поставили нас... охранять для них наше собственное золото! Мы не могли с ними сопротивляться - тогда, хотя впоследствии, как Вы знаете из истории, мы неоднократно пытались бороться. Но тогда - после многих битв с людьми, великанами и троллями, ополчившимися против нас, - мы представляли собой меньшинство. Нас было катастрофически мало и мы не могли противиться... Поэтому мудрейший гоблин, ставший нашим предводителем, велел нам затаиться, выполнять все требования людей и ждать, пока не представится случай.

Единственное место, которое было недоступно для наших поработителей, было здесь, в современной Англии, это место было зачаровано эльфами и люди не могли сюда проникнуть - даже маги. Здесь мы и построили то, что теперь стало английским филиалом банка. И здесь встретили...

Потомков ксаров и высших сил. Я не могу это объяснить доходчиво... так как сам не вполне понимаю - про высшие силы. А ксары... Оказалось, что не все ксары принимали участие в битве, в которой полегли все остальные, около сотни детёнышей под охраной нескольких взрослых пережидали в безопасном месте. Впоследствии они расплодились, видоизменились... некоторые произошли от связи ксаров с людьми - магами. И они оказались достаточно сильными, чтобы эльфийская магия не представляла для них опасности. Они разгромили Гринготтс... нам пришлось возрождаться заново....

Потом, увы, всё забылось! И когда ксары и высшие силы вернулись, наши предки заключили с ними союз против людей! Увы, это имело самые пагубные последствия для нас! Теперь мы тщательно скрываем от всех наш позор... если это всплывёт наружу, не миновать нам войны с великанами, троллями и другими, пострадавшими от той войны... А люди даже и не знали о том, что случилось... Правда, ксары тоже были истреблены... все, кроме одного. Он, вместе со своим дружком из высших сил бежал от разъярённой толпы троллей и нескольких драконов в наши подземелья... именно драконы и тролли, преследуя ксара, и проложили наши лабиринты... Впоследствии, когда у нас появились филиалы в других странах, мы скопировали их уже своими силами... хотя те не настолько сложны, как наши. Ксар создал несколько пещер, в которых они с высшим и держали оборону... Высший в конце концов наложил на пещеры и на площадку, куда они все выходили, мощные чары, погубившие осаждавших их врагов. Но вот только эти чары оказались пагубными и для осаждённых, они погибли при попытке покинуть своё убежище...

Потом мы пришли в себя и возродили Гринготтс. В переводе с нашего древнего языка, забытого ныне - могила врага. Мы прорубили в лабиринте пещеры и превратили их в сейфы. Мы заключили - теперь по собственной инициативе - союз с людьми, чтобы те защитили нас, когда будет нужно.

Наш банк был востребован везде и всеми. У нас заказывали сейфы не только английские колдуны - иноземные маги отдавали нам на хранение мощные артефакты, зная, что мы никому на свете не доверяем. А мы дали магам страшную клятву, что не подведём их... что их собственность будет неприкосновенна у нас. Надпись на наших дверях - своеобразное заклятье против воров, правда, время от времени его надо было обновлять, а формула обновления забылась и теперь заклятие почти не работает. Но у нас есть и другие... были, недавно наше начальство решило, что мы уже перестраховываемся, никто не посмеет к нам сунуться, что люди привыкли нам слепо доверять в финансовых вопросах... Американские кражи их не впечатлили - мы придерживаемся невысокого мнения об американцах.

Ладно, сейчас не об этих заклятьях.

Долгое время мы не трогали пещеры, оставленные ксаром. Но потом к нам явился некто... он назвался... (в этом месте почерк гоблина изменился, было видно, что ему нелегко даётся это откровение, рука дрожала, пергамент был усеян кляксами, которые Люциус даже не сразу смог убрать) Ксаром! Именно так - Ксаром Уаэгарским! Мы пытались его убить, но он... Он совершенно не походил на ксаров и сумел убедить нас, что не имеет к ним никакого отношения, а то, что его имя совпадает с названием этой проклятой расы - чистое совпадение! Он заявил, что является потомком эльфов и оборотней, он собирает силу против людей... и, представьте, сумел обворожить гоблинов и добиться их полного, абсолютного доверия! Ничему их прошлые ошибки не научили! Он купил у нас - за огромные деньги! - тот самый сейф, который Вы просили. И он категорически запретил нам появляться на том уровне. Он повёл нас на бой... И нам удалось победить - ценой больших потерь. Было одержано ещё несколько таких побед - я слышал, вы, люди, называете их пирровыми! А потом с того Проклятого уровня наверх поднялись страшные гады, невиданные ни прежде, ни позже! Они уничтожили всех, кто был в банке и исчезли, а вернувшийся Ксар со своими приспешниками лепреконами попытался захватить наши богатства. Но потом явился добрый высший и уничтожил Ксара, а на лепреконов наложил проклятие - у них будет много золота, но оно не принесёт им богатства...

Но с тех пор кто бы ни спускался на Проклятый уровень не возвращался для долгой жизни... Кто выходил живым - единицы! - лишался дара речи и не мог ничего сказать...

Высший тоже нас предупреждал - не ходите туда! Сам он не может снять проклятье, но выжить и снять заклятье могут только тот светлый, что дал жизнь тёмному, в сопровождении ещё одного светлого, если пройдёт всё, что заготовил для него Ксар и докажет, что он сильней Ксара!

Вот и вся история. Мне было нелегко рассказывать её, отчего я и решил ответить на Ваш вопрос в письменном виде. Ведь это величайший позор для нашего рода - столько раз быть обманутыми и предаными! Оказаться столь глупыми и наивными!..

Надеюсь на Ваше благородство и молчание,

Преданный Вам

Гриштак»

- Светлый, давший жизнь тёмному...

- Я, - ответил Гарри. - Когда Волан-де-Морт возрождался, он взял у меня кровь... Я - Жизнь, он - Тьма... Плюс на мне Время и Свобода... И Сириус - Преданность. Уверен, те высшие, о которых пишет гоблин - из той компании. Теперь мне и с Ксаром сражаться! Сколько можно!

- Пока не соберёшь всех артефактов, - просветил юношу Снейп.

- Боюсь, что на это уйдёт вся моя жизнь...

Глава двадцать девятая

Ксар

В конце концов было решено прибегнуть к мантии-невидимке и оборотному зелью, доработанному Снейпом. Люциус выяснил, кому принадлежит один из сейфов, рассположенных уровнем выше Проклятого и раздобыл несколько волосков хозяев. Идти должны были: Гарри (в мантии), Сириус (в виде змеи на руке крестника), Снейп (мистер Уолден МакНейр) и Крам (его сын, Джон МакНейр).

- Они тоже хотели тот, проклятый сейф, до ареста, - сказал Снейп. - Но не вышло.

- Но ведь МакНейр в Азкабане!

- Гоблинам без разницы. А с того уровня спустимся ниже. Гоблин МакНейров полуслепой и ничего не заметит.

Так и есть. На глазах клерка были такие бельма, что Гарри усомнился, что Кровняк вообще что-то видит. Но рисковать не стал и очень плотно закутался в свою мантию, следуя за «папашей» и «сыном»-Пожирателями. В тележке он был вынужден лечь им на колени, хотя путешествие в таком положении было не слишком удобно. Поездка заняла почти час, после чего гоблин открыл сейф и откланялся.

- Смотрите, а здесь у нас подкоп ведётся, - заметил «мистер Уолден МакНейр», заглянув в сейф. - Правда, давно не вёлся, очевидно, наши друзья не догадались до того же, что мы. Ладно. Кровняк будет кататься сюда каждые три часа. Надеюсь, мы сможем справиться до его первого явления, иначе возникнуть вопросы.

- Не думаю, нам предстоит не только спуститься, но и открыть этот сейф, что, я думаю, весьма не просто, и ещё с Ксаром сразиться... с тем, что он там оставил... - ответил Гарри.

- Я так и думал, что добром это не кончится! - раздался хнычущий голос совсем рядом. - Милорд, я же вас просил...

- Вы, должно быть, Гриштак? - спросил Гарри, глядя на старого гоблина.

- Зачем вы здесь?! - спросил тот.

- На вашем Проклятом уровне хранится нечто такое, на что я имею какое-то право, - ответил Гарри. - И именно в том сейфе. И у меня нет выбора, поэтому я и попросил мистера Малфоя выяснить подробности. Я весьма сожалею, мистер Гриштак, но у-меня-нет-выбора. Если я не получу это, это получат другие, а это несёт за собой катастрофу для всего мира - в том числе и для вас, гоблинов. Если вы не можете помочь, то хотя бы не мешайте нам.

- Что именно вам там нужно? - спросил Гриштак. - Может, нет такой уж необходимости туда лезть?

- Ну, если только у вас есть ещё один сейф с таким же номером. Там хранится некий артефакт, очень и очень древний, в котором воплощена сила одного из тех, кого вы в своём письме к мистеру Малфою назвали высшими, правда, я не знаю, какого из них - светлого или тёмного. Я сам являюсь носителем силы одного из таких светлых высших, и один из моих спутников - тоже. Кроме того, я дал жизнь тёмному... и у меня есть возможность выжить и снять проклятье, если только верно то, что вы написали Малфою.

- Идите за мной, - махнул рукой гоблин. Гости переглянулись и последовали за ним в соседний сейф, где было установлено несколько статуй. - Это всё, что осталось от смельчаков вроде вас. Они живы, но заточены в камень и ничто не может снять с них чары!

- Но зато мы знаем теперь, с чем нам придётся встретиться... хотя бы частично, - заметил Гарри. - Василиск! Или василиски!

- Но их не было уже невесть сколько...

- Так ведь и они окаменели не вчера! Я уверен, что этот Ксар поместил в сейф василиска, а эти гады живут необычайно долго. А чары может снять живая вода из мандрагор.

- Если это и василиск, то какая-то иная порода, - ответил Снейп, осматривая одну из статуй. - Они и в самом деле живы, но мандрагоры тут не помогут. Надо будет подумать, что можно сделать.

- Может, нам лучше сейчас уйти и вернуться с петухом? - предложил Крам.

- Обойдёмся без него, - ответил Сириус (все приняли первоначальный облик, раз уж их вывели на чистую воду. - Вроде, с хогвартским Гарри великолепно справился и без кур.

- Да, но тогда василиск был слеп, Фоукс выклевал ему глаза. Фениксам василиски не страшны. Да и меч Гриффиндора...

- Придётся обходиться без Фоукса, благо, у нас и свой феникс имеется, и без меча, - постановил Снейп, сдвинув брови. - Феникс и строенная сектумсемпра майнор, прицельная. Целиться в шею или голову и стрелять одновременно, по команде.

- Когда я скажу, - отозвался Гарри. - Гриштак, вы можете дать нам тележку, которой мог бы управлять человек, или же указать другой путь вниз? Вам не обязательно идти туда самому.

- Другого пути и такой тележки нет. Я вас отведу. Я вам верю, молодой человек. Огонь, который горит в ваших глазах, указывает на то, что вы - высший и я верю, что вы сможете избавить нас от проклятия.

- Вы очень смелый гоблин, - заметил Гарри.

- У меня нет выбора. Даже если бы я отказался, вы бы заставили меня это сделать.

- Не обязательно. Но скажите - я чувствую, что здесь не могу превращаться, хотя я анимаг. И уверен, что и Сириус с Виктором не смогут.

- Здесь наложены чары. Но внизу их нет, там вы можете преображаться. Но вы не понимаете. Без гоблина вам внизу нечего делать. Как, впрочем, и на других уровнях.

Гриштак вызвал тележку и они поехали дальше, ещё через пять минут рельсы кончились перед огромной стальной дверью. Гоблин провёл рукой по её поверхности и она растаяла.

- Это особые запоры, никакая ваша магия здесь не поможет, - сказал он. - Даже не каждый гоблин может открыть эту дверь, только двадцать из нас способны на такое и все они занимают очень высокие посты. Я - заместитель главы отдела по связям с теми, кого мы называем Особо Важными Клиентами, в частности - лордом Малфоем. И там - такие же замки. Теперь понимаете, почему я так сказал? У-меня-нет-выбора!

Они двинулись за Гриштаком дальше, всё время озираясь по сторонам и прислушиваясь, готовые в любой момент зажмуриться. Сириус на всякий случай прижал крестника к стене, но и сам вздрагивал при малейшем шорохе, держа руку на рукоятке волшебной палочки, Снейп и Крам были вооружены, гоблину палочка не полагалась, Гарри же готовился воевать без неё.

Внезапно впереди появился свет и все замерли. Гарри поднял руку.

- Что там, мистер Гриштак? - спросил он шёпотом у гоблина.

- Ещё одна дверь, какую мы прошли, а за ней - сейфы, - ответил тот.

- Хорошо. Вы откроете эту дверь и вместе с остальными будете ждать снаружи, туда я иду один. Не спорьте, я попробую справиться с василиском сам. Если не получится... заходите, когда услышите крик феникса.

- Поттер! Опять ищете дополнительные неприятности на свою задницу?!

- Можно сказать и так, но у меня есть идея.

- Я твой Хранитель...

- Но, если я прав, там ты мне не понадобишься, а я уверен в своих силах, - Гарри вспомнил книгу, прочитанную на каникулах.

- Мы будем ждать тебя пять минут...

- Десять! Это моё последнее слово! Если сунетесь раньше - я не отвечаю за последствия.

Гриштак открыл дверь и Гарри бросился вперёд, ещё раз предупредив спутников, чтобы они не вздумали сунуться до истечения десятиминутного срока или крика феникса, и двинулся дальше, жалея, что Серпентина, с которой он обычно был не разлучен, на этот раз не смогла его сопровождать, так как разозлилась на Сириуса из-за лишения её кусочка кожи. Но, возможно, её помощь ему бы и не понадобилась... просто, как группа поддержки...

- Кто вторгся в мои владения?! - раздался тихий, но грозный голос, сопровождаемый шумом от передвижения по полу огромного тяжёлого тела. Гарри невольно сглотнул и опустил глаза.

- Я знаю, кто ты, - ответил он, надеясь, что ему не придётся прибегать к помощи друзей, но готовясь в любой момент преобразиться. - Ты - василиск, страж этого коридора. Скажи, проклятие, по-преданию лежащее на этом уровне, состоит только из тебя одного?

- Говорящий?! - в голосе невидимого василиска отразилось удивление. - Давно сюда не жаловали Говорящие! Откуда-ты?!

- Из внешнего мира. Ты был там когда-нибудь?

- Я родился здесь и никогда не покидал этих пределов. Я не знаю, что там... Ксар оставил меня охранять эти коридоры. И не только меня, Говорящий. Но его давно здесь не было... Мне скучно, мне не с кем здесь говорить...

Шуршание раздалось совсем близко и Гарри понял, что василиск появился в этом коридоре. В любой момент в него могли впиться чудовищные клыки, но он старался, чтобы страх не отразился в его голосе.

- И с тех пор здесь не было Говорящих?

- Нет... Все только шумели... А ты не шумишь...

- Я знал, что ты здесь. Скажи, ты можешь умерить силу своего взгляда, чтобы я мог посмотреть на тебя, не окаменев? Я лишь однажды видел василиска, но, судя по голосу, он - жалкий уж по сравнению с тобой.

- Да?.. Что ж, Говорящий, ты можешь посмотреть на меня.

Да, Гарри не ошибся. Эта змейка была колоссальных размеров, втрое толще и длиннее того, которого наш герой уложил в Тайной комнате Хогвартса, чёрная блестящая кожа явно была молодой, хотя василиск явно молодым не был... хотя и старым тоже... вдоль его морды шёл красивый причудливый рисунок из жёлтых полосок, соединявшихся на шее, а глаза... Но в глаза Гарри не смотрел.

Василиск поднялся и опустился, его голова оказалась на уровне лица пришельца. Гарри стиснул зубы и провёл рукой по голове змея, надеясь, что это не будет воспринято как оскорбление.

- Ты велик и грозен, - проговорил он, нисколько не преувеличивая. - Ты просто великолепен!

- А ты храбр, Говорящий. Все, кто видел меня, в ужасе убегал... но недалеко.

- Я знаю.

- Но пришёл, зная об этом?

- Я Говорящий. И я не испытываю страха перед тобой. Я знаю, что страх вас провоцирует на агрессию. Если тебя ударить, ты, возможно, не нападёшь, но если от тебя бежать...

- Зачем ты во владениях Ксара, Говорящий?

- Ксар присвоил себе то, на что имеют право лишь Высшие. Я - их представитель. Мне нужна эта вещь. И я хочу очистить этот уровень от проклятия. Гоблины - славный народ и я не хочу, чтобы они седели от одной мысли об этом уровне.

Василиск молчал.

- Я не хочу драться с тобой, - продолжил Гарри. - Возможно, мы с тобой могли бы даже подружиться, если хочешь.

- Подружиться?! Человек и василиск?! - удивился змей. - Вы видите в нас лишь стражей.

- Да, стражи из вас великолепные, но я хочу надеяться, что ты станешь моим другом. Я буду заботиться о тебе и не стану ничего требовать взамен. Единственное - не трогать людей.

- Ты пришёл из Иного Мира, - в голосе василиска отразилась тоска. - Хотел бы я там побывать, глянуть хоть одним глазком!..

- Ты слишком велик, - вздохнул Гарри. - Тебе лучше будет под землёй. Люди бывают жестокие, а у василисков нехорошая слава. Они будут стремиться убить тебя только для того, чтобы ты не убил их...

- А если я не буду так велик? - спросил змей. Его тело изогнулось, он забился и через пару минут перед Гарри и его подошедшими спутниками появился трёхметровый чёрный удав. - Ты не один, Говорящий?! - зашипел он.

- Успокойся, - Гарри сел и снова погладил преобразившегося василиска. - Я хочу избавить этот уровень от проклятья, чтобы гоблины были полными хозяевами в своём банке. Они и так немало настрадались из-за тварей, напущенных на них Ксаром в незапамятные времена. Если ты не будешь нам мешать, не помешаем и мы.

- И ты возьмёшь меня наружу?!

- Если ты пообещаешь не убивать.

- Обещаю.

- И... ты можешь снять своё проклятье с тех, кого обратил в камень?

- Это может сделать лишь атлантическая мандрагора. Она есть здесь...

- Вот и всё, - вздохнул Гарри, встал и вернулся к остальным. - Я был прав. Василиск не страшен.

- Почему ты так уверен? - спросил Снейп.

- Уверен и всё, - ответил его ученик (Гарри до сих пор не сдал экзамен на звание, поэтому профессор продолжал натаскивать юношу). По какой-то причине он не хотел ничего объяснять и опять обратился к змею. - Как тебя зовут?

- Ашшшшшшшшшсхххххххх, Говорящий!

- Хорошо, Ашсх, покажи нам свои владения. И - кто ещё охраняет эти коридоры? Чего мы должны опасаться? - спросил Гарри.

- Дракон. Мантикора. Но они не Говорят... Завесы... Мрака, Крови, Ненависти, Страха, Гнева, Боли... Ужаса...

Гарри перевёл всё это спутникам. Сириус, Виктор и Гриштак явно поняли лишь про тварей, но Снейп, услышав про Завесы, побледнел.

- Это иллюзии, но иллюзии чудовищные.

- Придётся продираться, у нас нет иного выхода, - ответил Гарри. - Но не забывайте, что это будут лишь иллюзии.

- Скоро ты сам это поймёшь, - сказал Снейп. - Ты уверен, что василиск не появится?

- Уверен. Но что делать с драконом?!

- Дракон и мантикора - очень древние, - подал голос гоблин. - Уверен, они не представляют для нас такой уж опасности. А вот Завесы... В записях о Ксаре говорили, что он не был таким уж великим колдуном, но вот иллюзии...

- Он был более великим магом, чем Дамблдор и Тёмный лорд, если смог создать Завесу. А тут их несколько, если верить Гарри и его новому другу.

Дракон и в самом деле оказался очень старым и при появлении нашей компании только и смог, что поднять голову и тут же уронить её обратно, Гарри был уверен, что бедняга доживает последние недели, если не дни. Но вот мантикора... Хорошо, что слёзы феникса лечили от всего, иначе яд этой твари убил бы всех троих его спутников, феникс же в конечном итоге и затюкал чудовище, расклевав ему череп на две половинки. Правда, после этого Гарри выпил целую бутыль хорро (он всегда носил с собой хотя бы одну), но и потом то и дело кривился.

- Кровь дракона - хорро по сравнению с этой гадостью! Да и шерсть забила весь рот... Ладно, что такое эти Завесы? Я так понимаю, что при прохождении этих Завес испытываешь не самые лучшие впечатления, но - сколько времени это длится? К чему готовиться?

- Скажите, Гриштак, - Снейп вместо ответа обратился к гоблину, - двери, ведущие в сейф, тоже... как те две?

- Увы...

- Плохо... А сколько длится иллюзия... не знаю. Всё зависит от силы Ксара, сколько он её вложил в своё творение. Конечно, частично иллюзия ослабла со временем, но... Мы должны быть готовы ко всему.

Вскоре они подошли к первой Завесе, представлявшей из себя чёрную стену. Гарри было велено превратиться в феникса и лететь впереди, его крепкой хваткой держал за лапы Сириус, за чьих плечах сидел Гриштак и которого за шиворот держал Снейп, нагружённый Крамом. Гарри пищал и вслух жалел Фоукса, который на его втором курсе был вынужден вытаскивать двух второкурсников, одну первокурсницу и ещё свихнувшегося преподавателя. Правда, здесь груз был ещё тяжелее, так как все были вполне взрослыми и только гоблин по весу мог сойти за одиннадцатилетнего ребёнка. Завеса и в самом деле была мраком, даже золотой (с серебрянным хохолком) феникс ничего не видел. Хорошо, у него на шее повис ещё более уменьшившийся Ашсх и ободрял птицу.

Наконец, они вылетели из этого кошмара и остановились, чтобы перевести дух перед следующим. Гарри был обессилен, седые волосы стояли дыбом, Гриштак ныл на плечах Сириуса, но тот и сам был в едва ли лучшем состоянии, как и Крам. Пожалуй, боевое настроение сохранил только Снейп, взиравший на компаньонов по этому безумию без малейшей жалости.

- Возвращаемся? - поинтересовался он.

- А нейтрализовать эту иллюзию никак нельзя?! - проворчал Сириус.

- Нет. И - нам эти Завесы проходить в обоих направлениях, приятель.

- Чёрт бы тебя побрал, приятель! Это же только первая из семи!

- Тебя никто сюда не тащил, сам пошёл!

- Я не мог не идти с Гарри - забыл, что я - Хранитель Жизни?! Что следующее?!

- Гриштак назвал Завесы в правильном порядке, - ответил Гарри. - Так что следующая - Кровавая. Но за ней будет упор на эмоции и восприятие, так что нельзя будет забывать о том, что мы находимся посреди иллюзии.

- Благодарю за напоминание, Поттер!..

Кровавая чуть не свела Гарри с ума: ему казалось, что сверху на них изливается водопад из крови! Впрочем, так казалось не одному ему.

- Такого на мою долю ещё не выпадало, - пробормотал Сириус. - Хотя...

- Можно подумать, что ты многого навидался в тюрьме, - но и голос Снейпа чуть дрогнул. Виктор и Гриштак были в полуобморочном состоянии. - Теперь что?

- Ненависть, - пискнул Гриштак. - Думаю, мы все сейчас возненавидим друг друга...

- Значит, придётся двигаться очень быстро, чтобы не попереубивать, - ответил Гарри. - Я попробую взять двоих, то есть, троих, но тебе, Вик, придётся лететь своим ходом.

- А не боишься, что я воспользуюсь случаем и сверну тебе шею? - ехидно спросил Снейп. - Или Гриштак задушит Сириуса?

- Я буду лететь очень быстро, чтобы вы не успели, - вздохнул юноша, превращаясь.

Так и сделали. Феникс летел на максимальной скорости, какую только мог развить, но это не помешало Снейпу и Сириусу сцепиться прямо в воздухе, правда, оба сохранили достаточно ума, чтобы одной рукой цепляться за птицу. Сзади летел Крам, возвещая о своём желании растерзать наглого «воробья», да и Ашсх вдруг вздумал душить своего новообретённого друга. Ещё немного и Гарри пришлось бы возрождаться, но, к счастью, едва эта мысль пришла в его голову, этот ужас закончился и он брякнулся на пол. Сириус и Снейп помирились, Виктор, Гриштак и василиск тоже повинились, извинились и друзья стали собираться с духом для следующего забега... или залёта.

- Нам же ещё раз через это идти, - вздохнул Крам, разворачивая свои бутерброды. Остальные тоже решили подкрепиться. - Тебе придётся лететь очень быстро...

- Да, но Ашсха кто-нибудь посадит к себе в карман, - ответил Гарри. - Или... мне ещё повезло, что феникс не восприимчив к яду... Сейчас приготовьтесь к страху и гневу!

- А потом будут боль и ужас! - пискнул гоблин. - Я очень боюсь боли!

- Извини, Гриштак, но ты сам сказал - у тебя нет выбора, - вздохнул инициатор похода. - Мне самому не слишком нравится такая перспектива, но... у меня тоже нет выбора.

Они снова двинулись в путь и вскоре дошли до угла, за которым Гарри встретили... дементоры, склонившиеся над его бездыханными родственниками... родителями... сестрой... братишками... За его спиной раздался жуткий вой Сириуса, Ашсх зашипел, чтобы его срочно спрятали подальше от петуха, пока тот не начал петь... Каждый видел то, чего больше всего боялся... Первым это сообразил Снейп, он заставил полуобморочного Виктора превратиться и сесть ему на плечо, схватил Гарри и Сириуса за шиворот и поволок, не позволяя нигде останавливаться. Таким образом он протащил их около пяти метров, после чего вдруг отпустил и заорал:

- Что на вас нашло?! Вы же отлично знали, что вас ждала Завеса Страха, и должны были понять, что это не более чем иллюзия!

- А ты не учи, учитель! - рассвирепел Сириус. - Мало на Гарри наорался на своих уроках, кретин?!

- Так, завтра же пишу лорду Малфою и посылаю ему самое жуткое из наших проклятий! - бушевал гоблин, потрясая кулачками. Гарри сверкнул глазами... но заговорил спокойно:

- Слушайте, профессор, вы тоже забываете, что следом за Страхом идёт Гнев. Это Завеса вынуждает вас орать друг на друга, а потому возьмите себя в руки, хоть раз в жизни возьмите с меня пример!..

После этого он бросился вперёд, вынес из этой полосы препятствий василиска и гоблина, следующим был Сириус, следом Снейп выволок Виктора. И опять пришлось делать паузу.

- Я думаю, обратно нас понесёте вы, Поттер, - заметил Снейп.

- Я думаю, когда мы туда попадём, то надо будет осмотреться и определиться, каким образом я могу снять проклятье с этого уровня. Если мне это удастся, то и эти чёртовы Завесы исчезнут, - ответил юноша.

- Точно, - кивнул Сириус. Снейп ничего не сказал.

- Сейчас будут Боль и Ужас, - напомнил Виктор. - Думаю, чем скорее мы их проскочим, тем лучше. Жаль, что здесь нельзя аппарировать.

Боль была адская. Болело АБСОЛЮТНО всё, казалось, боль раздирает даже то, что болеть никак не могло, и абсолютно у всех, круцио даже рядом с этой болью не стояло! Сириус выл, Ашсх шипел, Гарри и Виктор орали, даже Снейп стонал и скрежетал зубами. У несчастных путешественников уже всё плыло перед глазами, а Поттер опять приготовился к самосожжению и возрождению, когда это тоже закончилось. Зельевар хотел привести в чувства Гриштака, но Гарри его остановил.

- У нас впереди Ужас. Думаю, будет лучше, если он этого не почувствует.

Но почувствовал и пришёл в себя. К счастью, Ужас не означал ужасных видений - просто наши путешественники пришли в неописуемый ужас по непонятным для самих себя причинам и бросились бежать сломя голову... к счастью, в нужном направлении, как выяснилось, когда всё кончилось и они почти рухнули к ногам странного существа, похожего на высокого сатира, но с чрезвычайно жестоким... и в то же время печальным лицом.

- Вы оказались сильнее меня, - проговорил сатир, глядя на наших путешественников. - Вы развеяли мои иллюзии.

- В таком случае снимайте свои чары, возвращайте гоблинам их территорию! - пискнул Гриштак, потрясая кулачками. - Достаточно вы наделали дел! И сгиньте, чтобы само имя ксаров забылось в веках!

- Так оно и было, пока вы не вспомнили его, - ответил Ксар. - Уровень ваш. Я не спорю. Вы нашли нужных друзей. Чего хочешь ты? - он обратился к Гарри. - Я вижу, ты нашёл общий язык с моим василиском. Он твой. Но чего ты хочешь ещё? Зачем ты шёл сюда?

- За магическим талисманом, хранящимся в сейфе номер...

- Там полно магических талисманов, - возразил сатир. - И они все твои. Теперь ты, - он указал на Снейпа. - Твоя награда?

- Я сопровождал Гарри, но, если так... Мне стало известно, что здесь хранятся какие-то чрезвычайно ценные ингредиенты для зелий.

- Они все твои. Ты, - Сириус.

- Верни Гарри прежнее здоровье и цвет волос, - ответил любящий крёстный. - Он настрадался, в том числе по твоей милости!

- Для себя.

- Так это я и для себя прошу.

- Преданность... чего я ожидал...

- А мне ты можешь дать хоть частичку своего таланта по части иллюзий? - спросил Крам. - Мы проходили это в школе, но это единственное, что у меня никак не выходило.

- Пусть будет по вашему, - кивнул сатир и исчез.

Компания подошла к нужному сейфу, который был уже открыт, словно специально ждал их...

...Иллюзии сгинули, так что возвращались наши друзья налегке, если только не считать ожерелья, которое нёс Гарри. И, когда перед ними в коридоре возник Волан-де-Морт со своими Пожирателями, путешественники поняли, что это вовсе не испытание страхом и не новая подлянка со стороны Ксара, а самые настоящие злодеи!

- Так это вас мы должны поблагодарить за то, что вы сделали за нас половину работы?! - осклабился Тёмный Лорд. Пожиратели были без маски, Гарри узнал Малфоя, Петтигрю, Кребба, Гойла... - Без вашей помощи мы бы здесь изрядно помучились, но вы взяли эти неприятности на себя... А теперь - отдайте мне мою любимую Ненависть, она не для вас!

- Но и не для тебя, - ответил Гарри, стиснув зубы. Так, Дракон, да ещё и очень сильный!

- Ты в этом уверен?

Обе стороны вооружились и проклятья посыпались со всех сторон, при чём самые разнообразные. Гарри в перерывах между атаками и контратаками хвалил себя, что перед отбытием в рейд по банковским лабиринтам выучил ещё с десяток щитов, иначе он бы погиб на десятой минуте битвы, а продержался он полтора часа, когда вдруг...

...Как в замедленной съёмке Виктор Крам вдруг перекатился к Пожирателям и направил в грудь другу неизвестное ему заклинание... проклятие... ударившее в грудь непонятно как оказавшемуся на месте Гарри Люциусу Малфою...

Пока всё, третья часть серии, к сожалению, замёрзла