КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно
Всего книг в библиотеке - 339832 томов
Объем библиотеки - 385 гигабайт
Всего представлено авторов - 136620
Пользователей - 75825

Последние комментарии

Впечатления

kutuzov_01 про Абсолют: Идеальная Клятва (Фэнтези)

Хочу разочаровать читателей, здесь нет никакого бояръ аниме, нет здесь и попаданцев (все местные). Книга слишком "утяжелина" различными описаниями, по этому приходиться читать продираясь через текст. Кому нравятся манга в таком стиле, добро пожаловать...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Льер Дитрим про Дроздов: Реваншист (Альтернативная история)

Книга оставила самые приятные впечатления. Если и были рояли, то играли они гармонично, и вступали вовремя. Засиделся почти до утра, уложившись в 6 часов, чего со мной уже давненько не случалось)

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
IT3 про Сабаев: Подкидной в далёкой галактике. Дилогия (Боевая фантастика)

автор заметно прогрессирует по сравнению с "колосом".сюжет повествование можно выразить фразой:
"когда татарин родился,еврей заплакал."правда к эве имеет отношение весьма косвенное,но читать интересно.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
ивановамфрия про Стивенс: Реставратор (Ужасы)

Хороший мистический детектив, приправленный намёком на романтические отношения. Читается легко (наверное, в большей степени заслуга переводчиков). Сюжет динамичен и не утомляет. Рекомендую для отдыха.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Легенда про Каргополов: Путь без иллюзий: Том II. Теория и практика медитации (Философия)

Бесплодное мудрствование - это, пожалуй, про самого автора точно сказано. Было бы смешно читать это напыщенное чтиво для доверчивых неофитов, если бы не так грустно оттого, что кто-то может и повестись на все это. Берегитесь, друзья, подобных воинствующих профанов. Такие профессиональные компиляторы вносят свои "поправки" в материалы настоящих мастеров своего дела, а потом присваивают себе лавры. Нужно учитывать, что эти знания уже отличаются от оригинала в силу недалекого понимания любого такого профана, походя и невзначай кидающего по отношению к традиционным практикам фразы типа "я лично считаю это не важным". К тому же, большинство разобранных в книге практик вообще можно делать только под руководством настоящего учителя и уж точно не по этой книге из-за обилия ошибок в ней.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
андрей 50 про Земляной: Отработанный материал (Боевая фантастика)

По моему какая то ерунда.Планета на которой живёт горстка людей,зарабатывают на жизнь разведением пушного зверя,которого разводят и выпускают на волю.А потом на него охотятся.И есть некая корпорация,которая втихую занимается химическим оружием.Появляется сосланный умирать на этой планете,спецназовец.Которому в пещере один гениальный врач делает пересадку лёгких от одного плохого человека.И донор и сам Гг остаются в живых.А потом Гг находит хим.лабораторию разоблачает корпорацию.Я просто не могу понять как на планете,где нет техники,кроме снегоходов (там почти всегда зима)и живёт горстка людей,можно найти то что очень хорошо спрятано.У нас библиотеку Ивана Грозного сколько ищут и ни хрена,а он за полгода на дне океана нашел.Мне не понравилось,продолжение читать не буду,только время тратить.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kiyanyn про Дроздов: Реваншист. Часть вторая (Попаданцы)

Просто скомканный конец.

Спойлер: СССР не спасти, КПСС - гадость...

Не пошла.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
загрузка...

Дети Лагуны (СИ) (fb2)

- Дети Лагуны (СИ) 364K (скачать fb2) - Автор не указан

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Введение

Не видение и не фантазия, а пережитый образ, оформленный художественным образом..


Глава первая.



В небольшой комнате куполообразной формы сидели три человека. Лица были сосредоточены и серьёзны. Было понятно, что они обсуждают какой-то важный вопрос. Миловидная женщина тихо произнесла, как бы подводя итог:



- Интересно получается... мы не можем выбрать человека, более или менее плохого... Плохого!.. - она даже встряхнула головой, как от наваждения, - вы подумайте, о чём мы говорим?.. Нам нужен кандидат, который должен иметь самую плохую характеристику. Просто нонсенс какой-то!.. Дадим объявление: «Нужен преступник для выполнения особо важного задания...»



Можно было подумать, что это шутка, но никто даже не улыбнулся.



- Давайте ещё раз пересмотрим, - отозвался один из мужчин, сидящих в комнате, - посылать на верную гибель мы просто не имеем права, он ведь прежде должен оставить вехи на пути, чтобы вспомнить.



- Уровень сознания не позволит в мире полного отсутствия Любви остаться в тени. Его разоблачат в первом же воплощении. Там тоже не мальчики живут, магия развита довольно хорошо, что мы, кстати, не умеем и даже игнорируем. Это же бросить саму чистоту в горящее пламя.



- Но ведь мы придём к нему в Конце Времён - возразила женщина, - и там будет немало Ангелов Голоса с Венеры...



- Которые, конечно же, всё забудут, да они, по определению не смогут стать людьми, не их статус, слишком напыщенны, потому и существуют в этой октаве Сущего, - встрял в разговор второй мужчина.



- Зачем, вообще, нужен был этот вариант? Ведь можно было как-то обойти эту зону дикого существования? Зачем создавали общину, обживали пространство?.. - чуть подумав, женщина продолжила - всё ведь было хорошо, пока не появились Драконы...



Драконы?.. они появились, казалось с миром, назвали себя Ревизорами, но с их появлением их советами всё начало рушиться... В итоге мы здесь, Гипербореи там, а между?.. пространство вечной пропасти. Что попадает туда, закручивается, как в мясорубку и исчезает бесследно. Разведчики установили, что если планета уйдёт в октаву Гипербореи, то она, как единица Сущего, не сможет выжить, а это приведёт к гибели и их цивилизации, так как без тонких психических энергий и они не смогут жить, выродятся в диких зверей, если не что похуже. Да и Конец Времён?.. Одни теории и никакой конкретики....



- Покажи мне всех Наблюдателей, кто сейчас в мирах!



Почти сразу же появился экран на одной из сферических стен. Кадры менялись быстро, показывая то одного Наблюдателя, то другого, но ничего существенного. Наблюдателям запрещалось выходить из миров в зону разлома пространства для их же безопасности. Лица сидящих скользили по этим картинам связи, которые, казалось, никогда не менялись, только детали. Наблюдатели из будущего не вмешивались в течение жизни «прошлого», чтобы не изменить в настоящем. Структура времени была изучена ещё довольно слабо. Вмешаться решили только после того, как просчитали своё будущее относительно того, вновь изученного прошлого.



Вдруг мелькнула картинка дикой природы, но что удивило... в ней не было Наблюдателя. «Передатчик» всегда находился на Наблюдателе, который одновременно с кадрами окружающего мира передавал и все сведенья о самом Наблюдателе, его здоровье и его психическом состоянии. Все, насторожившись, уже с интересом и недоумением смотрели на экран.



- Кто в этой зоне времени? - спросила миловидная женщина.



Один из мужчин чуть смутился:


- Мой сын...



Он встал и молча направился к выходу, но остановился. На экране вдруг появился молодой человек. Он явно от кого-то убегал, но запнулся и упал. Сзади из лесу выскочило огромное чудовище... это Дракон...



- Как он смог выманить Дракона в мир Гипербореи плотных уровней? - вскрикнула женщина.



Но думать было некогда, нужно было немедленно восстанавливать поле защиты и невидимости. Они понимали, что поле они восстановят быстро, но Дракон уже за чертой этого поля и ему не составит труда расправиться с молодым и неопытным Наблюдателем, так опрометчиво снявшим защиту. Помочь ему не представлялось возможности, осталось только наблюдать и констатировать факт гибели одного из Наблюдателей.



Но!.. что это?.. неожиданно, как из-под земли, рядом с юношей появилась девушка с копьём в руке. Она будто собой пыталась прикрыть растерявшегося юношу. Дракон вот-вот раздавит их обоих. Но юноша успел опомниться и выхватил из рук девушки копьё, с силой отбросил её в сторону и в следующий момент метнув копьё в Дракона, отскочил сам в другую сторону. Дракон будто напоровшись на какую-то преграду, хотел притормозить, но по инерции стал падать на копьё, которое от этого падения входило в тело Дракона всё глубже. Дикий крик разорвал пространство на части... Дракон. Поверженный. в судорогах корчился на земле. Копьё попало в нужную точку, и остальное дело довершил вес этого тяжёлого чудовища.



Но этим все не закончилось. Со спины Дракона спрыгнуло шесть, оглушённых падением Дракона, наездников и, не раздумывая, бросились в атаку на юношу. Наездники были внешне похожи на людей, если не считать их птичьих голов. В руках у каждого был «посох», который выбрасывал сгустки огненной плазмы. Попав под такой удар тело просто разлагалось на нейтрино в течении короткого времени, хоть и сила удара не казалась сильной.



Святор - отец юноши, чуть не плакал оттого, что не может помочь сыну, но как вскоре понял, помощь ему и не понадобилась. Девушка, которая совсем недавно помогла юноше, уже полностью оправилась от неожиданного удара. Она сидела с таким же «посохом», только меньшего размером и хладнокровно начала расстреливать наездников. Пока те опомнились, трое уже лежали на земле, корчась от боли. Четвёртого юноша одним прыжком сбил с ног, выхватил «посох», ударил огненной плазмой не целясь, падая в сторону увидел мельком удар в то место, где только что стоял, но при падении уже сознательно, расстрелял противника почти в упор. Последний нападающий бросился бежать, но струя плазмы настигла и его. Враг был повержен, но не было радости в глазах юноши. Он стоял опустошённый с невидящим и безразличным взглядом, смутно понимая, что он натворил, и не понимал, что теперь будет делать... это же полный провал.



Не первый раз он ходил в зону разлома, скрывая это от всех. Однажды в зоне он спас от птицеподобных киборгов девушку и, понимая, что этого делать было нельзя, тщательно её прятал, чего дикарка никак не понимала и всегда лезла на вид, но до настоящего момента ему удавалось скрывать свои бравые похождения во времени. Дикарка тихо с осторожностью и опаской подошла к юноше. Он молча смотрел на неё... интересно, она была почти голая, а всегда присутствовало такое ощущение, что на ней самое прекрасное платье, сотканное из самой чистоты, и это платье снять было невозможно. Оно прикрывало её милое и прекрасное тело красотой самой природы и какой-то детской непосредственностью, хотя страха она не испытывала. Да и не умела бояться. Убедившись в том, что он не будет ругаться, приблизилась вплотную и начала небольшим пучком из листьев стирать ему с лица кровь и пот. Он же стоял неподвижно, какой-то отстранённый и пустой.



Вдруг сильнейший удар толкнул девушку прямо на юношу, от которого он еле устоял на ногах, подхватив обмякающее тело. Поняв, в чём дело, мгновенно выхватил плазменный пистолет, из которого в следующий момент вылетела молния, поразив недобитого птицеголового воина.



«Как же он забыл о нём»?.. - подумал юноша. Их не учили убивать, им даже запрещалось защищаться, только в крайнем случаи, и то по возможности уходить в невидимость. Девушка медленно опускалась на землю, пытаясь слабыми руками удержаться за его плечи, и юноша стал опускаться на колени вместе с умирающей девушкой. Из глаз его катились слёзы... Он спас её только для того, чтобы она спасла его... Юноша закричал, как раненый зверь, боль в сердце разрывала на мелкие части, терпеть которую не было сил. Нежно-нежно положил девушку в траву, боясь сделать ей больнее, чем есть... Она смотрела ему прямо в глаза, будто пытаясь запомнить их, унести с собой и словно действительно запомнила, тихо закрыла и затихла с улыбкой на устах.


--------------------------------------



Аккуратно положив тело девушки, юноша встал и молча пошёл к лесу, где находилось поле защиты, ни на что не обращая внимания. Он решил остаться здесь, в мире погибшей девушки, которая всегда была одета в платье самой красоты всей природы. Он решил биться с птицеголовыми до полного освобождения этих исстрадавшихся от постоянных набегов, людей, которых в его мире почему-то называли далёкими предками. Он не верил в это, не хотел верить, что-то ему подсказывало, что это не так, что здесь кроется какая-то не изученная тайна. Стоит только понять это и можно будет всё изменить и настроить жизнь во всех мирах. И он знал, что он найдёт выход из сложившейся обстановки и если не сейчас, то во времени, раскроет тайну Времени и найдёт виновников этого страшного разлома, чтобы наказать, уничтожить... прекратить этот кошмар блуда и невежества...



- Что он делает? - воскликнул отец молодого наблюдателя.



- Ничего... он просто не сможет выйти за пределы поля, - тихо произнесла миловидная женщина, но юноша уверенно шёл к границе поля защиты, доставая лазерный лучемёт.



- Что он может сделать?..



Мысль у всех собравшихся работала в режиме вне времени. Юноша не отвечал на запросы, он будто бросал вызов своим руководителям в том числе. По-видимому, самовольные выходы в настоящее прошлого оставили свой неизгладимый вирус неповиновения... Но что может произойти? Сфера поля защиты создаёт условия благоприятные для наблюдателя. Он всегда находится в вибрационной среде времени своего рождения. Чтобы выйти за пределы этого поля Времени, необходимо было выйти во «вневременье» и уже оттуда в поле Времени исследуемой эпохи, что не практиковалось или только в экстренных случаях, и то заброс наблюдателя производился из момента его рождения. Что же произойдёт в случае снятия поля защиты, ведь на какое-то мгновение наблюдатель попадает в полное Небытие... то место в Сущем, в котором пока никто и ничем не управлял?.. И как он выходил, тем более перевёл дикарку в зону защиты?.. А Дракон?.. Значит,  юноша знал то, что не знали они.



Поняв, что ничего они сделать не смогут, присутствующие в комнате просто ждали и надеялись на благоразумие юноши и... он, вероятно, одумался, резко остановился и уверенной походкой направился назад к мёртвой девушке. Все вздохнули с облегчением, продолжая вызывать юношу, но он не отвечал, а молча подошёл к дикарке, присел на корточки, ласково гладя её по голове. По щекам катились две слезинки...



- Вот он!.. лучшего кандидата для заброса в прошлое последних веков пространства нелюбви мы просто не найдём... - тихо прошептала миловидная женщина.



Отец юноши с какой-то тревогой посмотрел на неё. Он так же понял, что его сын сам определил свою дальнейшую судьбу Воина Времени, как ключевой фигуры для заброса в царство полного невежества.



- Его надо вернуть и немедленно... - произнёс второй мужчина и сразу же принял решение, добавил по внутренней связи: - Срочно в модуль Времени группа Службы Безопасности!..



Все знали, что Служба Безопасности будет через пять минут готова и отправится без предварительной подготовки выполнять задание. Пять минут!.. эти пять минут, как целая вечность, ибо за это время юноша может что-то предпринять... Так и вышло. Юноша будто почувствовал, поднялся, взял на руки мёртвое тело девушки и направился к границе зоны защиты.



Спасатели появились в зоне юноши в тот момент, когда он уже подошёл к границе поля защиты. Чтобы выйти из этого поля, нужно было пройти три метра в жидкой субстанции первоматерии, в которой без специального скафандра можно разложиться на нейтрино и ещё глубже. Юноша не имел такого скафандра... Он остановился, повернулся к защите спиной, глядя на бегущих спасателей, что-то кричащих ему... посмотрел на небо... тихо произнёс, будто хотел оставить надежду своим родным через тысячи, миллионы лет:



- Я вернусь!.. через тысячи... миллионы лет...



Повернулся и, не оглядываясь, шагнул в кольцо субстанции первоматерии. Через пару секунд у него была возможность выйти с другой стороны кольца и все с замиранием ждали, кроме трёх спасателей, которые были, конечно же, в скафандрах, легко преодолев кольцо, уже готовы были встретить юношу с внешней стороны поля защиты.



Но!.. прошло уже тридцать секунд, юноша не появлялся. Так долго в этой субстанции ничто объективное не могло выжить... Это конец!.. миллионы лет эволюции видов и тел и разом всё исключить?.. Этого понять не мог никто - не отец и его коллеги, не спасатели. Так прошла уже минута, но... юноша, по-видимому, принял решение раньше. Что это?.. раздался хлопок и в том месте, куда только что ушёл юноша, начала образовываться прозрачная сфера, которая увеличивалась в размерах, наливаясь по периферии радужными цветами какой-то неведомой субстанции. Внутри сферы ясно было видно юношу, который просто стоял со своим бесценным грузом, а из лучемёта вырывался сноп света, будто надувал сферу, как мыльный пузырь. Зрелище было изумительной красоты. Таковым это явление усматривалось и изнутри сферы, потому что глаза юноши сияли, и было понятно, что он изумлён не меньше наблюдателей. Далее происходили невероятные вещи... Девушка вдруг открыла глаза и, как удивлённый ребёнок, смотрела вокруг, пошевелилась с нетерпением в руках юноши и, обняв его за шею, уверенно потребовала движением тела отпустить её, что юноша немедленно сделал.



Ещё одно мгновение они стояли напротив друг друга, глупо улыбаясь и оглядываясь по сторонам. Сфера росла и вот уже размером выходила из кольца субстанции первоматерии, заставляя попятиться спасателей, потому что плёнка сферы была довольно плотная и непроницаемая. От малейшего прикосновения к объектам окружающего мира издавала лёгкий мелодичный звук, и чем больше увеличивалась сфера, тем звук становился всё выше по тональности. Казалось, что шар-сфера вот-вот лопнет, но он не лопнул, а будто взорвался, но взрыв произошёл от границ сферы к центру тысячами белых лучей, концентрируясь в центре в огненный шар абсолютной силы. Почему абсолютной? Потому что разноцветный ком пламени становился всё светлее, поглощая в себе все лучи, идущие от границы сферы, пока не стал прозрачным полностью... вдруг разорвался тысячами бесцветных лучей, на каждом из которых была как бы нанизана такая же прозрачная сфера и в каждой сфере, будто размножившись, стояли юноша и девушка... И далее всё начало исчезать, будто таяло в воздухе, как туман от первых солнечных лучей.



Всё это происходило, как в замедленной съёмке, так как когда всё исчезло, часы показывали время прибытия спасателей в зону, будто с этого момента время остановилось. Более того, оно шло вспять. Находящиеся в пункте отправки, молчали. Они видели, что поле защиты зоны исчезло полностью, исчез и юноша со своей дикаркой. Только никто не понимал, радоваться этому или печалиться и что с ними произошло. Если они потеряли тела, то можно будет обнаружить их в информационных полях Сущего, но в каких октавах и каких измерениях?.. или они всё-таки сохранили основы тел, как сформированную голограмму Сущности, чего, конечно же, быть не могло. И всё-таки была надежда, ведь всё, что произошло, не вписывалось ни в какие законы ранее изученные.


                      ----------------------------------------



Не первый раз юноша проходил через поле защиты в мир эпохи своей работы. Это было совсем не трудно, будто проходишь через лёгкую обволакивающую субстанцию, наполняющую силой и спокойствием. Казалось, да так и было, лёгкая воздушная субстанция проникала насквозь, наполняла каждую клеточку неземным светом мудрости и любви. Всё существо наполнялось радостью существования и невозмутимостью камня. Исчезала любая боль, и не было желания выходить из этого состояния, хотелось остаться вечно в этом блаженстве жизни абсолютной, неподвижной среды сущего. Но всегда что-то толкало вперёд - в жизнь к действию и преодолению. Он знал, что нельзя задерживаться, как нельзя, нырнув в воду, оставаться там более, чем может выдержать организм без воздуха.



Войдя в поле защиты со своим бесценным грузом, у юноши вдруг возникла мысль, что ему не позволят остаться в эпохе дикарки, чтобы отомстить птицеголовым за её смерть, но и возвращаться он не хотел. Не потому что он не любил жить, не любил своих родных, он понимал, что его работа смотрителя времени закончена, и он больше никогда не попадёт сюда. Понимая это, юноша остановился и нажал на курок лучемёта, который по какой-то причине оказался в руке. Он попытался вспомнить, но не смог, состояние блаженства и радости всё больше наполняло организм. Вдруг ему стало жарко... видимо от теплового луча, вырывающегося из лучемёта. Странно было то, что луч, который должен был пробивать защиту, при выходе из лучемёта будто растворялся, наполняя лёгкую эфирную субстанцию светом, который сразу же разлагался на цвета радуги по спектру разложения света белого и лёгкими вуалями колыхался внутри образовавшейся растущей сферы. Красота неописуемая! Юноша смотрел на эту красоту игры света, в колыхании которой возникали образы далёкого прошлого, как и будущего. Эти образы проходили в сознании очень быстро, но осознавались полностью и в мельчайших подробностях.



Вдруг кто-то обхватил его за шею. Юноша чуть вздрогнул от неожиданности... он же совсем забыл... Нет!.. он не забыл... он помнил даже каждую родинку на теле своей дикой подружки. Наклонив голову, увидел глаза девушки... живые глаза с дикими искорками детской шаловливости и удивления. Она не понимала, зачем он её держит на руках и не собирается отпускать. Движением тела не попросила, потребовала, чтобы он её отпустил, наконец... и юноша отпустил, растерявшись от такого быстрого преображения дикарки. Она встала и смотрела на юношу, узнавая и не узнавая его. Это был не тот человек, который спас её от дракона и птицеголовых, а сплошной пульсирующий огонь. Так она ощущала его. Ей вдруг захотелось обнять его крепко и целовать его милое лицо, глаза, губы, хотелось говорить ему ласковые слова и... кто же ей мешает сделать это?..



Девушка произнесла его имя, но не услышала себя, голос не был звуком, а был волной, которая проникала в сердце юноши, обволакивая его всего субстанцией червонного золота, перемешиваясь с его волнами небесной синевы, сверкая серебряными искрами при соприкосновении. Как интересно!.. не было смысла говорить, потому что они двое были одним и неразделимым целым, и находились в каком-то разряжённом пространстве, видели, слышали, чувствовали, проживали в одно мгновение всё, что было, есть и будет не только за себя, но и многие другие жизни... тысячи... десятки тысяч жизней.



И вдруг они почувствовали, что кто-то или что-то начинает их делить на части. Нет, не тела, а будто из общего тела выделялась некая голограмма, что являлась абсолютным двойником их же самих. И эти двойники были идентичны и самодостаточны в себе, только лёгкая невидимая нить являлась связью этих двойников с ними. Юноша понял, что происходит. Как вычислили учёные его эпохи, человек просто растворится в первоматерии на нейтрино и ещё глубже, перестанет существовать в чём или ком-либо. Понял, что их встреча есть и расставание, и дальнейшее исчезновение из миров в Сущем. Что там за гранью, никто не знал, но не один испытуемый предмет никогда не возвращался, исчезал бесследно.



Мысли всё ещё работали хорошо, даже мгновенно. Он пытался понять, как же учёные его эпохи позволили из этой эфирной субстанции создать поле защиты, ведь это опасно, как для наблюдателей, так и для всего живого исследуемой эпохи. Почему? Это непозволительный риск... и даже преступление. Он не понимал, что его самовольное снятие защиты, пусть временное, разрушило связь поля защиты с его эпохой, из которой велось автоматическое наблюдение за полем. Любой объект, прикоснувшийся к полю защиты, получал психоэмоциональный удар-предупреждение, который не позволял проникнуть вглубь поля защиты без специального снаряжения, да и не было таких случаев самовольности... А аборигены эпохи из вне не могли эту защиту ощущать, благодаря разницы волн плотности времени.



Юноша видел, как дробится его сознание, видела это и дикарка. В глазах появилась досада, и даже слёзы, как показалось юноше. Деление было так же весьма своеобразно. Они чувствовали себя множеством, жили одновременно в каждой голограмме деления, время летело так быстро, что уловить его течение не было никакой возможности. Но юноша понимал, что если он удержит способность мыслить, понимать, чувствовать, то может сохранить себя, как самодостаточное существо. Он напряг всю свою волю, чтобы сохранить ощущение времени, но давление тяжёлой субстанции не давало сосредоточиться.



Крепко держал за руки свою подружку, пытаясь сохранить хотя бы в памяти её присутствие, но она исчезала прямо на глазах, как исчезал и он сам, будто таял, как сахар в воде. Нет, он не терял способности мыслить, не терял способности чувствовать, но и мысли и чувства менялись по своим качествам, они сами становились мыслями и чувствами, растворялись в них, становились ими, теряя тела. С потерей тел гасла воля, которая позволяла осознавать себя и всё окружающее вне себя. Далее произошло полное разделение мыслей и чувств... Последнее, что услышал юноша...



- Не уходи-и... - и девушка полностью исчезла из видимости, растворилась, как мираж в пустыне.


Глава вторая.



Первозданная чистота и прозрачность наполняли всё пространство, оно было Всё и Ничто, оно было и его не было, потому что не было того, кто мог его осознать. Пространство было само в себе, как непостижимое Всё, не осознающее себя. Но почему не осознающее?.. ведь она… кто это - она?.. чувствовала себя, как нечто существующее, просто чувствовала, хоть и не могла осознать. Не могла осознать?.. не было качества, чем можно осознать… не было мыслей. И только где-то глубоко, глубоко чуть тлел маленький огонёк, маленькая искорка – мысль и!.. искорка-мысль стала обретать форму, сначала она зазвучала, как маленький огонёк, но уже ощутимый, который стал оформляться в информационный образ… «вспомнить», «вспомнить»…



Сознание ещё не понимало, что вспомнить, но напряжение продолжало нарастать. В какой-то момент напряжение увеличилось настолько, что сознание начало звенеть, как камертон, создавая в каждой точке пространства узор мысли, наполненный  всеми качествами бесконечной, непостижимой субстанции, называемой Сознанием Высшего и то, только в грядущем.  Пока же оно не называлось никак. И она вспомнила… вспомнила ту последнюю мысль, которая теплилась в сознании, и создавала состояние жизни. Это же он!.. её любимый!.. такой непонятный, но всегда милый и желанный.



Вспомнив, увидела его лежащего на небольшой полянке в лесу, одинокого и заблудшего в своих же противоречиях и мыслях. Мыслях?.. Да!..  у него есть мысли, информация их связи, любви и самой жизни. И она стала входить в него, вливаться, как его качества, его любовь и его жизнь!.. вся, без остатка, всем своим сознанием, всей своей бесконечностью и непостижимостью, которые огненными протуберанцами, как ответная реакция, возвращались, проникая в самые потаённые уголки сознания, наполняя его смыслом и радостью осознавания, ибо каждый протуберанец вспыхивал не в каком-либо месте пространства, а в каждой его точке, независимо один от другого.



Юноша видел прекрасный сон!.. или не сон?.. он чувствовал себя в виде огненного существа, и не просто огненного, а в виде океана бушующего пламени, который с огромной скоростью собирался в одну точку. Какая-то неведомая сила увлекала сознание к центру, который находился… где же он находился?.. Этого он не понимал, но понимал то, что если он не найдёт этому объяснение, то исчезнет совсем, перестанет не только жить, но и существовать. Мысли гасли, будто какая-то неведомая сила прессовала само время в одно мгновение жизни, за пределами которого жизнь исчезает совсем.



Он собрал всю свою волю, чтобы сохранить ту – последнюю мысль, которая, пусть слабо, но давала ощущение жизни и надежду возрождения в виде образа информации… нет!.. Мысль таяла и никакой силы, никакой воли не хватало, чтобы её сохранить. Тогда юноша отбросил эту попытку и вспомнил образ любимой дикарки в прекрасном платье самой природы, её красоты и непостижимости.



Образ любимой стал обретать форму бесконечности, которая, как не странно, в то же время имела форму и тело… «Как интересно?.. – подумал он, - бесконечность имеет форму»!.. Тогда он ещё не знал, что и бесконечность имеет форму, но это называется – форма выражения, он ещё не знал, что всё, что имеет форму выражения, есть только реальное проявление формы (тела), как качественный проектор формы выражения.



Когда концентрация формы выражения любимой набрала критическую массу для проявления… казалось, что в одно мгновение жизни собралась вся бесконечность и вот-вот исчезнет в этом центре, раздался взрыв, и сознание в следующее мгновение обрело форму выражения, разлетаясь в пространстве тысячами протуберанцев, независимых один от другого. И юноша проснулся… Он прекрасно, в деталях помнил свой сон или… не сон?.. но не мог найти хоть какое-то объяснение, чтобы понять. Посидел ещё минут пять в задумчивости, но так и не понял значение своего сна, ибо, как посчитал, что сон никак не может быть связан с реальностью его жизни, с реальностью, где так много ужасного и опасного. Последнее, что он помнил, как его втягивает в какую-то ужасную воронку вдоль огненных линий, стремящихся к центру в глубине этой воронки, помнил и то, что что-то привлекло его внимание, и он зафиксировал своё сознание где-то по пути к этому центру.



Из-за задумчивости юношу вывел шум в лесу. Кто-то бежал, и не просто бежал, ломился, пробивая в густых зарослях себе дорогу. Ещё не понимая ничего, на всякий случай, юноша вскочил и быстро побежал к лесу, чтобы укрыться и оценить обстановку. Сознание всё ещё дробилось на части. Раскрывались целые картины миров, порой сказочно прекрасных, а порой ужасных, наполненных страданием и болью. Конечно, если бы у него было время, он смог бы разобраться в этом калейдоскопе мыслеобразов своего сознания, разлетающихся в бесконечности всполохами воспоминания и усмотрения, но времени то как раз и не было.



Он сосредоточил всё своё внимание, чтобы зафиксировать сознание, понять то, что происходит здесь и сейчас не внутри его возбуждённого разума, а в окружающем мире. И он вспомнил… вспомнил всё. Он даже вспомнил то, что произойдёт в следующее мгновение. На полянку с противоположной стороны выбежала молодая полуголая девушка с небольшим посохом, который время от времени выбрасывал сгустки невидимой огненной плазмы по направлению противника, но скорее для предупреждения, но не поражения.



Юноша никого пока не видел, но прекрасно понимал безвыходное положение этой дикарки, потому что она еле стояла на ногах от усталости и безысходности. Перебежав на противоположную сторону полянки, она вдруг как-то обречённо остановилась возле огромного дерева, опустилась на колени и села, повернувшись к гипотетическому противнику, к тому месту, где враги должны были появиться.



Сар, так звали юношу, видел её глаза. В них была боль, усталость, но не было страха перед неизбежной смертью. Она, похоже, не надеялась на снисхождение от врага, и даже не желала этого. Положила рядом с собой небольшое копьё, лук и стрелы, а посох взяла в руки. Противник наступал с трёх сторон. Шли осторожно и не спеша, понимая безвыходность положения своей жертвы, будто на охоте за зверем, загнанным в ловушку.



Юноша в этой эпохе работал Наблюдателем и знал, что эта дикарка – одна из немногих человекообразных, оставшихся в живых и не покорившихся Драконам, которые называли себя ревизорами с Дальних Миров. Знал он и то, что вмешиваться он не имеет права… знал, что вмешается и поможет, даже спасёт. Более того, он уже знал, что наступит время… очень скоро, и она спасёт его, но?.. он помнил всё и понимал, именно сейчас, всю абсурдность того, что происходит. Какой-то заколдованный круг безысходности…


«Интересно, а она помнит что-нибудь»?..



Думать далее было некогда, ибо противник приближался. В прошлый раз он просто выскочил из укрытия, подбежал к дикарке и увлёк её в зону поля высоких энергий волны плотности времени, в которой после прохождения «посвящения» они становились недосягаемыми для жителей этой эпохи. Они становились кем угодно – ветром, состоянием, переживанием, но не объективным образом. «Посвящение» же заключалось в элементарной перезагрузке системы зоны. Конечно, перезагрузка зоны была не предусмотрена изначально, но хорошо разбираясь в технике создания поля высоких энергий, юноша свободно разобрался в технике состояния поля. Существовала опасность в том, что на время перезагрузки, он становился уязвимым, но… Больше всего он боялся, что дикарка не выдержит «посвящение», но всё было хорошо. Казалось, что она даже не ощутила изменений и быстро освоилась в зоне, стала ещё прекрасней и светлей, как будто искупалась в чистом хрустально серебристом роднике.



«Интересно, а что делают Драконы с человеками»?.. – подумал юноша… - ладно, узнаю потом». Он не стал на этот раз выходить, принял боевое положение, проверил боеспособность лучемёта и стал ждать. На этот раз он принял другое решение. Ведь он хотел отомстить за свою подружку после её смерти… и кто ему мешает сделать это при её жизни?..



Удивляло ещё и то, что птицеголовые не торопятся, не суетятся, а медленно и уверенно приближаются к обречённой жертве, охватывая её по периметру, лишая последнего шанса на спасение. Удивляло и то, что дикарка, так яро сопротивлявшаяся, будто смирилась с неизбежностью и тихо сидела, прислонившись к дереву, будто отдыхала после тяжёлой работы. Сар не видел птицеголовых, но слышал, как они охватывают поляну всё плотнее, и понял, что он уже упустил шанс выйти из сложившейся ситуации без боя. Кто-то из них вот-вот наткнётся на его убежище и тогда надо будет что-то предпринимать, чего он почему-то боялся.



Нет, не врагов он боялся, боялся того, что придётся убивать, в то время, как всё его существо протестовало, возмущалось, даже бунтовало. Вот если бы битва гремела…



Что-то изменилось. Будто остановилось время, всё замерло в каком-то диком молчании. По-видимому, всё было готово к какому-то действию птицеголовых. Выходит, они не просто так окружали дикарку со всех сторон, да и не смерть её им нужна… тогда что?.. На поляну с противоположной стороны от девушки вышел в зону видимости один из птицеголовых воинов с большим посохом в руках. Наконечник посоха светился фиолетовым светом, который был почти невидимым, но ощущался, так как к этому свечению со всех сторон стали тянуться  лучи красного цвета… и всего их было двенадцать. Соприкоснувшись с наконечником посоха, излучаемым фиолетовое свечение, красные лучи становились серебряными и мгновенно начинали ветвиться по всей своей длине, создавая тончайшую бесцветную паутину.



Дальше ждать было нельзя. Сар даже не знал, что произойдёт, когда эта паутина будет полностью сформирована, да и сам он находился внутри этого круга. Лучемёт был направлен на птицеголового с большим посохом, но что-то ему подсказывало, что если он ударит по нему, то мало что изменится. Иначе… почему дикарка не стреляет в него?.. Периферийным зрением он чувствовал присутствие немного с боку и сзади от него птицеголового и, резко повернувшись, ударил тепловым лучом на поражение. Воин упал, но успел крикнуть, что было весьма некстати. В той дикой тишине окружающего мира крик поверженного воина громом неожиданности встряхнул всё пространство… Вздрогнул воин с фиолетовым посохом, красные лучи заметались по поляне, зацепляя деревья, которые в месте прикосновения начинали дымиться, в ином случае будто замерзали.



Встрепенулась и дикарка, почуяв поддержку. Быстро отдёрнула наконечник посоха от себя и, направив на того, кого видела, ударила всей мощью своего оружия. Как правильно понял юноша, удар не принёс желаемых результатов. Более того, он усилил фиолетовое свечение наконечника посоха, как и увеличилась его сила притяжения на каком-то психическом уровне. Появилось желание немедленно встать и идти к этому свечению. «Как удав гипнотизирует свою жертву»… - подумал юноша – «хорошая услуга»… Краем глаза увидел, как дикарка бросила свой посох, встала и медленно направилась к птицеголовому воину.



«Так вот почему этот воин так уверенно вышел на поляну»… Мысль работала в режиме вне времени, он понял бесполезность своего оружия и что шанс упущен, хоть и не хотелось в это верить. Встал и так же, не прикрываясь, вышел из укрытия, но направился не птицеголовому, ещё хватало на это воли, а к дереву, где совсем недавно сидела дикарка. Почему-то взгляд остановился на небольшом копье, которое лежало возле дерева. Он ещё не знал, зачем и что он делает, но ускорил шаг, даже побежал. Подбежав к дереву, схватил копьё, повернулся и с силой метнул его в птицеголового воина. Через мгновение копьё достигло цели, пронзив воина насквозь в тот момент, когда дикарка была от него на расстоянии двух-трёх метров. И это оказалось, как нельзя кстати. Не раздумывая, она схватила падающий посох и с силой дёрнула к себе. Когда же посох был полностью у неё в руках, она уверенно встала и поставила его в вертикальном положении. Глаза дикарки в этот момент были действительно дикими. Она что-то крикнула Сару, чего он не расслышал, но будто поняв каким-то внутренним чутьём, схватил маленький посох дикарки и, не раздумывая, метнул сгусток плазмы…



Посох в руках дикарки вспыхнул ещё ярче. Фиолетовое свечение стало формировать огненную сферу и вращаться против часовой стрелки. По касательной от огненного шара отделялись лучи-нити, образуя огненную вращающуюся свастику, которая всё более увеличивалась в размере. Юноша понял, что ещё мгновение и эти вращающиеся щупальца дотянутся и до него. Улучшив момент, он кинулся к дикарке и уже в следующее мгновение был рядом… Надо было заканчивать это представление… ещё бы знать, как?..



Дикарка приподняла посох чуть выше и кивком головы показала Сару в сторону гор, которые громоздились над верхушками леса с западной стороны полянки. Они пошли, не оглядываясь, как будто нет вокруг ничего и никого. Им действительно нечего было бояться, потому что всё, что попадало в поле действия свастики, просто исчезало… «По какому же принципу работает этот посох»?.. – но в голову ничего не лезло, ни одной мысли, будто и они захватывались круговоротом и уносились в бесконечность, теряясь в глубинах неведомого. « В неведомое?.. это куда»?.. Вопросы!.. вопросы!.. вопросы!.. Сар понимал, что это не просто вопросы, а вопросы, на которые придётся отвечать, как и на те, что появились у него во сне… или не во сне.



Через некоторое время они были уже далеко от того места, где была опасность. Надо было что-то делать с посохом, а то он так может поглотить всё в своё ненасытное поле низких частот колебаний, вернее разбросать по бесконечности. Это было понятно по состоянию сознания. Оно будто растягивалось и исчезало в бесконечности, любая мысль, любое чувство исчезало, втягиваясь, как в вакуумную бочку, у которой нет дна. Сар понял, что вращение свастики образует в октавах света поле высоких частот, которое разряжает окружающее пространство до сверх низких частот колебаний, превращая объективный мир в статическое поле, чтобы, по-видимому, собрать его в объект где-то в другом месте.



Додумать Сар не успел. В воздухе появились Драконы и летели прямо к ним и хоть и были ещё далеко, но само осознание того, что они летят к ним, бросало в жар… «Как же здесь живут люди?.. это же не жизнь, а сплошная опасность»…


- Они не убьют, они захватят в плен – проговорила вдруг дикарка.


Он хорошо понимал местный диалект, хоть и не приходилось разговаривать. Это было частью его работы – понимать, знать нравы, мораль, основные критерии эпохи наблюдения.


- И что потом?


Но дикарка не ответила. Она что-то сделала с посохом, и свастика потухла. Подбежала к небольшому озерку, которое образовалось от небольшого водопада, и с силой бросила посох в воду. Сама, не оборачиваясь, побежала по берегу к водопаду, что срывался с высоты метров тридцать в это небольшое озеро. Сар не отставал. Он уже и не понимал, кто и кого спасает – она его или он…


---------------------------


Удар был настолько мощным, что вздрогнула земля. В следующее мгновение где-то выше водопада раздался оглушительный взрыв и посыпались огромные камни прямо в озеро, вдоль водопада, собирая за собой целую лавину камней. Казалось, что бежать было бесполезно, как и стоять на месте. Но дикарка бежала, не останавливаясь, будто под самый камнепад, к водопаду, что-то крича и увлекая его следом. И!.. едва достигнув водопада и, почти ползком юркнув в какую-то пещеру, он услышал, даже скорее почувствовал, как огромный валун накрыл маленькое озеро. Со всех сторон просачивалась вода, было сыро, неуютно, холодно, но можно было немного и отдохнуть, оглядеться и принять решение. Валун, по-видимому, перекрыл выход им, но и вход вероятному противнику.



Отдохнуть не удалось. Дикарка уверенно держала Сара за руку и увлекала вглубь пещеры. По-видимому, она знала, что делает. Долго бежали в полной темноте, угадывая направление по движению воздуха, падали, скользили, куда-то катились, вставали и опять бежали. Казалось, этому не будет конца. Он уже не понимал, что происходит, а только слышал гул где-то вверху и везде как будто. Наконец впереди забрезжил свет, словно лучик надежды, как спасательный маяк, протягивал свои руки. Ещё немного и они выбежали на свежий воздух в объятие тёплого солнечного дня. Оба тяжело дышали, оглядываясь по сторонам, но кругом только горы, и ничего, кроме гор, заросшим густым лесом. Главное, было тепло, хоть и не всегда проглядывало Солнце, от тел шёл горячий пар.



Вот сейчас Сар смог разглядеть дикарку. Он смотрел на неё с каким-то восхищением, казалось, что это сам огонь, а не человек…


- Огневика… тихо произнёс.


Она опять ничего не сказала, а просто уткнулась ему в грудь и разревелась как-то просто навзрыд, по-бабьи. Вот уж чего точно он не ожидал… ещё и не знал, что делать в таком случае. Но делать ничего и не надо было. Тело девушки прижималось всё плотнее, расслаблялось, будто она полностью передавала себя в руки этому прекрасному спасителю, появившемуся так неожиданно из неоткуда. Ведь если бы он не появился, она снесла бы себе голову, чтобы опять не угодить в плен к птицеголовым.



Он просто гладил её мокрые волосы и тихо приговаривал:


- Огневика ты моя… Я так давно тебя знаю, всегда знал, шёл к тебе, любил тебя, Чайка моя ненаглядная!..


Глава третья.



- Ты почему не скрылся в зоне? – проговорила девушка.



Сар опешил. Он уже не понимал, что происходит и в какой последовательности течения времени они живут. Понял он, что Огневика, так он её назвал, всё помнила, и что выпали они в момент своей первой встречи, и знала она, что он придёт и заберёт её к себе и очень удивлялась, что этого не произошло, наивно и по-детски не желая понимать и принимать.



Он понимал, что этот вариант был лучшим, но перспективы не имел. Всё равно бы всё узнали и тогда… что тогда, он даже думать боялся, ведь не знал, что для него на Родине готовилось задание другое.



- Вот что, Огневика, помнишь, рассказывала, что где-то здесь в горах у Драконов катакомбы, что-то вроде лаборатории, где они экспериментируют на людях? Ведь ты сбежала оттуда… расскажи подробнее, где эти катакомбы?



Ранее она рассказывала ему, что здесь происходит, из чего он понял, что птицеголовые старались без необходимости не убивать людей, а брали в плен. Им были нужны земные особи, чтобы проводить опыты, экспериментировать. Чаще всего они вводили в кровь некий вирус спиралеобразной формы в виде информационного кода, точнее, даже не кода, а использовали отражающий эффект спирального вируса, чтобы извратить Изначальный Замысел жизни человека и безраздельно управлять землянами. Идея была проста, голографический луч Духа Истины, как Изначальный Замысел Творения и всех форм Творения отражался от спиральных поверхностей вируса, создавая на поверхности этих спиралей узор отражённого образа с обратным значением информационного наполнения. Как некая музыка, отражённая от поверхности создаёт какофонию звуков. Однако же какофония отражённых образов порождала силы антагонизма, что не делало человека уступчивым и покорным.



Тогда они стали делать иначе… скрещивали птицеголовых с человеком и даже с Драконами. Что из этого получилось, так никто до конца и не понял, но на Земле и в космосе стали появляться целые слои жизни, которые выкачивали энергию с Земли, пожирая всё на своём пути, не заботясь о последствиях. Начались непрерывные войны за обладание планетой. В то время на Земле чистых Ар-иев (землян) осталось очень мало, и они всячески пытались учиться защищать себя, биться, выживать. В мире всё перевернулось с ног на голову… Вот тогда и включился на планете защитный механизм, который в последствии назовут – Естественный отбор видов и форм жизни, или эволюция видов. Защитный механизм спас от уничтожения планету, но и планета была изолирована от прямой связи с Источником. Всё погрузилось во тьму невежества.



Огневика молчала, вспоминая ужасы, пережитые когда-то давно-давно, как ей казалось сейчас. Вспомнила те чудовища мутантов, которыми наполнены палаты катакомб и ближний лес. Встряхнула головой, сбрасывая наваждение, спросила как-то обречённо:



- Ты хочешь умереть?



- Нет. Я хочу посмотреть своими глазами и, если понадобится, уничтожить.



- Много ходило героев, но не один не вернулся.



Сар улыбнулся:



- Но ведь ты то сбежала, значит не всё у них так безупречно, и защита, в том числе.



- Второй раз не получится, - засомневалась девушка. – Они хотели, чтобы я зачала от человека- волка, а они живут в ближнем лесу дикими стаями. Я его убила и сбежала.



- А что же стая?



- Стая пожирала убитого кентавра… у них так заведено, вожак первый насыщается, а потом и все остальные. Вот вожак насытился и решил меня выпустить из клетки на десерт использовать.



- А почему тебя не съели?



- На человека у них табу, человека нельзя есть, карается смертью даже попытка. Убить можно, а есть нельзя. Я сама видела, что мясо человеческое смертельно для всех мутантов. Их начинает вздувать, и они умирают почти мгновенно. Они не любят людей и боятся. Для битвы с людьми они используют только птицеголовых.



Сар понял, что человек этого периода качественно отличается от мутантов всех категорий, по-видимому, внутренней чистотой и системой самой жизни. У них «голубая» кровь без примесей всяких отражённых образов. Природное умение концентрации луча мысли на конкретном моменте времени, давало людям некоторые преимущества. У мутантов, как и у Драконов, не было даже понятия и системы мышления, они были сознательные, но не мыслящие существа. Много знали, но обрабатывать информации могли с большим трудом. Конечно, качество «голубой» крови сохраняется у людей только в постоянной борьбе человека с иллюзией, создаваемой спиралями вируса, которые в последствии назовут спиралями ДНК, но их чистота Души была настолько сильна, что они справлялись с этим даже при не совсем благих деяньях.




Солнце клонилось к закату. Темнело не резко, а как во времена белых ночей, но после всего, что произошло, Сар решил не форсировать события, а отдохнуть, подумать и только потом, принять решения. Он прекрасно знал это выражение – Принять Решение!.. в этой эпохе оно было весьма действенно… эпоха детства жизни на Земле, исковерканная какими-то ревизорами с дальних миров. Принять Решение – значило запустить некий механизм связи с внутренними слоями планеты, и события в информационном плане начинали складываться в некий узор реализации замысла влекущего желания. В этом случае важнее было удержать эту связь, улавливать малейшие порывы души, состояния и действовать соответственно в гармонии и согласии со своими желаниями.



- Здесь мы в безопасности? – спросил у Огневики.



- Не знаю, но отсюда идёт туннель к нашему селению.



- И что? Разве они не могут прийти к вам в селение?



- Могут!.. наверное, но ни разу не приближались, - она вдруг встрепенулась, - что же там сейчас?..



Сар вопрошающе смотрел на неё.



- Мы можем создавать то, что ты называешь зоной, только мы собираем коло и думаем сообща…



- И для этого используете какие-то заклинания, понятные по значению только вам?



- Да, это важно было, но сейчас понятие – вече, создаёт нужный ритм ускорения. А само заклинание произносит тот, кто встаёт в круг последним, и этим заказывает ритм.



Сар всё прекрасно понимал. Понимал силу Мысли, и когда она проявляется в полную силу, и, именно, у таких вот людей – простых и непосредственных созданий, потому что чистота не создаёт узор иллюзии на стенках спиралей вируса, а только ритм. Она не проникает, а охватывает сразу место Родины – пространство рода своего, группы, общины, и это место закрывается самой чистотой и непорочностью.



- Тогда как же вас вылавливают?



- Всяко. Иногда они выжигают всё вокруг, и нам приходится выходить, чтобы добыть себе пищи. – Немного помолчала, - хорошо было в древние времена, когда кровь наша была чиста, мы не нуждались в пище, были сыты солнцем, его лучами и созерцанием красот земли родной, а сейчас то, что в нас, требует питания другого. Мы не можем избавиться от этого чужеродного вторжения.



Наше племя называлось оборотни, потому что мы были весьма развиты и могли оборачиваться птицей, например, чтобы её глазами мир смотреть. Представляешь!.. сколько всего интересного у нас было впереди, ведь мы только начинали этому учиться?



- А сейчас?



Огневика задумалась и после небольшой паузы как-то задумчиво заговорила опять:



- Сейчас только единицы. Я не пробовала специально, но знаю, что могу… или может мне только так кажется, но я летала чайкой. Один раз получилось, когда сидела на берегу океана и ждала тебя. Будто показалось мне, что ладья в море плывёт и ты в этой ладье, - она смутилась чуть, и будто оправдываться стала – это ещё давно, когда тебя не знала, только видела в мечте своей.



- И что же, нашла своего капитана?



- Тогда нет. Как только чайкой стала, ладья исчезла, как мираж в пустыне. И я вернулась, чтобы поплакать. Чайки не видят грёз, и плакать не умеют.



Замолчала Огневика, молчал и Сар. Было уютно вместе и вокруг пространство стало наполняться чистотой, чувством родства и радостью единства. Встрепенулась Огневика, повернулась, обняла его, поцеловала крепко.



- Теперь с тобою мы ограждены от мира, от всех опасностей… смотри!.. мы с тобой создали зону без всяких заклинаний.



Сар видел… конечно видел и чувствовал, что пространство стало наполняться звоном чистоты, их чистоты… будто вся бесконечность собралась вокруг и всё отныне, что попытается проникнуть к ним не с миром, исчезнет… растворится, как сахар в океане.



- Выходит, мы, даже не подозревая этого, свою вселенную создали?



- Больше!.. чище и сильней!..



Так и сидели, наслаждаясь единеньем.



- Тебя что-то терзает?.. я чувствую, - спросила Огневика.



- Я помню, что нас разделило на множество голограмм, было прекрасно, даже понял, что нас стало столько, сколько клеток в теле, а может даже атомов. Как же мы опять здесь проявились?



- Я вспомнила тебя, и ты вновь плоть обрёл, но твоё первое или единственное сохранившееся желание-мысль – та самая дикарка, которой стала я в момент нашего знакомства… - немного помолчала и задумчиво продолжила, - как же всё несправедливо!.. Почему не вспомнил бесконечностью меня в величии Творенья, а только как свою дикарку?



- Я вспомнил и как бесконечность и как свою дикарку, но она не знала, что может быть иначе, что нет бесконечности без той дикарки, как и дикарки нет без бесконечности…



- Но знаешь ты!..



- Об этом не подумал я, да и когда мне было думать, пытался мысль я сохранить, мысль о тебе, любимая моя.



Мысль о любимой, Мысль расставания и встречи, Мысль невозможности расстаться. Когда я расстаюсь с любимой, значит только то, что я не расстаюсь, а в ней, как бесконечности пошёл купаться, в её любви печалью растворяюсь… то вспыхиваю миллионом искр горящих в грёзах предстоящей встречи с той дикаркой, что Огневикой называю. Когда исчезнет бесконечность, дикарка остаётся…



Мысли не текли, летели, как скакуны вселенской гонки. Сар всё хотел поймать, поставить в стоило, чтобы подумать, о том, что предстоит, о катакомбах, о врагах, которые вокруг, но Мысли не хотели слушать, они кружились хороводом возле Огневики. Она же не противилась, глаза закрыты, будто чувствовала, да так и было, касанье мыслей милого, родного человека, губы шептали еле слышно:



- Милый!.. Милый!.. Милый!.. Ты мой на веки!.. Я твоя!..



Он любовался ею, понимая, как человек далёк ещё до соВершенства… Иногда, как дар, откроется вдруг соВершенство, а когда уйдёт, то начинается сомненье, что соВершенство ль было?.. Думал он, что Огневика просто дикарка, а она открыла в себе грань вселенской красоты и знанья. А может красота и знание, да и соВершенство в той первозданной красоте любви и радости свершений?



Встала Огневика, потянулась сладко, замерла, остановив дыхание, повернулась к Сару. Почти нагая… всего одежд на ней и было то, что-то типа юбочки из свежих веток… он удивлялся, что листья на юбочке из веток всегда живые были, будто росли из тела… так и груди чуть прикрыты, но ощущение, что краше платья он не видел. Глаза огнём горели, и чтобы хоть немного потушить огонь, спросил:



- Ты почему голая почти?.. у вас в селении все так одеты?



Огневика улыбнулась мило:



Нет, по разному… я так оделась, ведь к тебе спешила, да и отняли у меня птицеголовые одежду.



- А что отняли?



- Бусы отняли и венок, с которым я не расставалась никогда.



Сар улыбнулся:



- Что ж, придётся наказать за кражу. Раздеть такого человека!.. это просто возмутительно…



Огневика уловила юмор:



- Смейся, смейся!.. вот когда отнимем, и я одену, тогда посмотрим, как смеяться будешь.



Что-то она не договаривала. Знала то, что он не знает, но расспрашивать не стал, узнает как-нибудь потом, когда отнимут… А не знал он, что венок особый, укрывал того, кто его носил, от злого глаза.



- Я вовсе не смеюсь, просто любуюсь, как шедевром красоты, наивностью твоей, а то скоро темно станет, а я и насмотреться не успею.



- Не насмотрелся в прошлой жизни?.. – по-видимому, она имела в виду жизнь до растворенья в чистоте, когда воскресла.



- Нет, не насмотрелся.



- Тогда смотри, - великодушно позволила она, прошлась будто на подиуме, собою пространство наполняя от горизонта и до горизонта. И всё, что есть вокруг – трава, деревья, живность всякая исчезла словно, превращаясь в тишину и чистоту, боясь пошевелиться, чтобы не спугнуть мгновенье встречи двух Начал Великих, великого блаженства Радости, которая купается в Любви.



Мгновенье это продолжалось вечно, Сар всё воспринимал и ничего не помнил, ибо и прошлое исчезло или исчезало сразу за мгновеньем усмотренья. Он видел, как легко юбочку она сняла и то, что груди прикрывало, осталась в том, в чём родилась, и это совсем не нагота, это сама Природа обнажила суть свою, гармонию и красоту… не приоткрыла, а обнажила полностью себя.



И он увидел миллионы жизней, и эти миллионы жизней в ней, как Замысел Творца, как Радость грядущих проявлений жизни и!.. в ней сын его!.. Но он был зачат в прошлой жизни?.. и потому не мог он сохраниться, выжить…



- Он выжил, - будто почувствовала его сомненье, прошептала Огневика. – Мы не умирали потому что, а рождались вечно, а с нами и наш сыночек, который родится Героем, ему не будет равных. Младенец Бесконечности самой и Вечности движенья жизни. Вот только не знаю я, каким он будет, никто не знает, сама Природа мать не знает…



И он не знал, но понял, что в его жизни всё, отныне, изменилось, теперь решение, которое он примет и от этого, или только от этого зависит.




Понял Сар, что Огневику брать с собой нельзя, ведь он собрался в катакомбы в логово Драконов. Он, вообще, не знал, что будет делать, но знал, что нет пути иного. Понял и то, что в этой эпохе не выжить Огневике, её жизнь по какой-то причине здесь определена. Может причина её гибели и есть его ребёнок, который зародился?.. Это не её убить хотят, а того, кто зародился. Ведь если родится младенец, то это значит, нарушение всех законов… Он знал, что это невозможно, так же невозможно, как спарить волка и овцу в естественных условиях природы, и даже больше. Разрыв между ними так велик, что отрицается сам факт быть вместе, не только зачатие ребёнка. По тем знаниям, что у Сара были, он для неё только голограмма, как и она для него… Чего-то он не знал о структуре времени…



Выходит, что Природа создала условия в надежде на то, что он сохранит младенца. Мысли летели времени быстрее… Надо Огневику в его эпоху переправить, тогда она исчезнет здесь, что и должно случиться, и жизнь прошлого пойдёт, как надо. Но может этого хотят Драконы? Нет, они хотели, что бы она зачала от человека-волка. Человек-волк из её эпохи и видимо это возможно при некотором генетическом вмешательстве.



Сар не заметил за потоком мыслей, как Огневика подошла к нему и села рядом. Она всё ещё была обнажена, вернее не она, сама Природа… Природа!.. Осенило!.. Это же сама Природа-Мать позволила зачатие такое. Он проваливался в Огневику всё сильнее, проникал в её глубины. И он увидел!.. Природа Мать позволила зачатие такое для себя!.. и блудницей великой назовут её отныне, ведь она открылась и отдалась человеку, по-видимому, чтобы человеком стать – прекрасной ладой и женой на веки.



Всё понял Сар, решенье принял, что отправит Огневику в селение, а сам попробует разрушить логово Драконов. За размышлениями не заметил, как солнце скрылось,  стало темно. На небе загорались звёзды и три луны, будто всплыли в океане мрака. Три луны?.. В эпохе Сара нет ни одной. Об этих лунах он всё знал прекрасно. Искусственные образования Драконов, их базы возле Земли. Созданы они для управления гравитационным полем Земли. Драконы не могли выдержать силу притяжения к Земле, и, чтобы уменьшить притяжение, создали три искусственных спутника, это давало Драконам многие привилегии. Луны были полу обитаемы, на них были созданы основные базы управления Землёй. Так же весь основной энергетический потенциал шёл через эти луны.



План созревал у Сара, но как в жизнь воплотить, он пока ещё не знал…



- Ты хочешь убить Луну?.. – спросила Огневика.



- Почему ты так решила?



- Ты так думал.



- А возможно это?



- Я была у них в плену и видела у них огромную ладью, на которой туда они летают.



- И что? Даже если я туда проникну, сделать ничего не смогу, - немного помолчал, - вот что, отдыхай пока, утром двинемся в селение к тебе.



Огневика промолчала, только ещё сильней к нему прижалась.



- Ты замёрзла?



- Нет. Просто силы нет совсем, будто снежный ком внутри.



Понял Сар, что обнаженье сути не прошло бесследно. Не хватало, чтобы заболела… Он прижал её к себе, вспыхивая от прикосновенья к телу огнём желания ею обладать, как женщиной, не проникая в глубь природы. Тело затрепетало от прикосновенья, и этот трепет проник в тело Огневики. Он  согревал, наполняя нетерпением, но это нетерпенье не было холодным, оно горячим было, нетерпением животным.




Проснулся Сар от того, что кто-то его толкал и требовал проснуться. Когда открыл глаза, увидел Огневику.



- Что?..



- Вставай быстрее, Драконы к нам летят.



Мгновенно сон прошёл.



- Как ты знаешь?



- Знаю.



- Но мы же создали магическое поле, сама же говорила?



- Я открылась, и потому они нас вычислили. Драконы – часть природы, они хранители закона, поэтому человек считается врагом, ибо хочет природой управлять, ведь у него есть воля и она свободна. На Землю прибыли, как ревизоры, чтобы урезать право человека на управление природой.



- Понял. Человек не только часть, но ещё и управитель, творец природы, по большому счёту, Род уснувший. Получается, что нашим ребёнком Природа возрождает Рода – суженного для себя и самого Творца через рождение в Творении проводит.



- Да, наверное. Этим закрепляет право человека быть Творцом-Творением.



- Да уж!.. Дитя, который не родился, обладает качеством Творца! Драконы всё сделают, чтобы его убить, если не спрячем, ведь его рождение – крах полный для Драконов, да и не только…



Он до конца ещё не понимал, что то, что он сделает (спасёт ребёнка), на сотни тысяч лет, на миллионы обернётся вечным избиением детей. Вспомнил то, что знал. Кришна живой остался только, благодаря подмены и все девочки, рождённые просто уничтожались у матери его. Иисус… были убиты десятки детей в поиске одного младенца и в итоге он сам распят. Значит, рождение их ребёнка определит жизнь двух миллионов лет Земли, и вся жизнь, все учения будут основаны на поиске младенца. Понял Сар, поняла и Огневика, что они не имеют право потерять его, это их жизнь, отныне, ответственность и битва и, или победа, или поражение. Природа Мать создав Драконов, сама попала в плен к своим созданиям, и освободить её под силу тому, кто плоть её от плоти.


Глава четвёртая

Драконы шли к поляне среди гор на бреющем полёте с трёх сторон. Шум приближенья чувствовался даже в туннели, где укрылись Огневика с Саром. Горы будто пели песню поражения людей, ведь они сбежали, от битвы уклонились… Нет!.. Сар не желал бежать, решил он испытать противника на крепость, с Драконами не приходилось биться. И он их решил спровоцировать на действия, чтобы понять, прежде, чем выходить на битву.



Он знал, что в тактике войны он мало понимает, надежда только на скорость мысли и реакцию её… Было бы неплохо зацепить Драконов в воздухе, конечно, но как?.. Тепловым лучом?.. Любое движение Драконы фиксировали очень быстро, почти мгновенно… Стоит выглянуть и будешь обнаружен. Бросил из пещеры камень. В это место был мгновенно нанесён удар.



Повернулся к Огневике:



- Уходи в селенье, я догоню…



Девушка запротивилась:



- Я с тобой.



Но Сар неумолим и жёстко произнёс, не допуская возражения:



- Иди!.. – сам же повернулся и, не прикрываясь, вышел на поляну.



По-видимому, это было так неожиданно, что установилась тишина, только тихий шелест крыльев кружащихся Драконов. Быстро обстановку оценил… Драконов было три и каждый на спине имел свою команду птицеголовых воинов. Интересно, кто из них разумней?.. кто управляет боем?.. Он знал, что Драконы были разумные создания, не мутанты. А птицеголовые появились позже, как детище Драконов, их боевая единица на земле. Называли птицеголовые Дэвами себя, детьми Солнца – Ра. Каждый имел свой персональный посох, который был и жизнедателем, и оружием для них. Дело в том, что Гипербореи были бессмертными, по сути. Именно этот факт вынудил Драконов придумать оружие, что поражало человека или блокировало обновленье тела. Вместе с плазмой вводился вирус разложения.



Надо спровоцировать на действие Драконов… Сар, будто опомнился, вдруг повернулся и шагнул обратно… Треск над головой раздался, и вздрогнула гора над входом, где укрылась Огневика. Сверху посыпалась камней лавина и через мгновенье завалила вход. Сар сначала растерялся, ведь они отрезали путь к отступленью, понял, что убивать не собираются, хотят взять в плен… Воспользовавшись шумом и отвлечением внимания, ударил по ближайшему Дракону из лучемёта. Удар был так силён, что Дракон вдруг закричал, как дикий зверь, выплескивая поток огня и, падая на землю.



Тепловой луч пронзил его насквозь. Поток огня прошёлся по другому Дракону, от чего у того загорелись крылья. Со спины прыгали птицеголовые и падали на камни, ломая кости… если они были, но всего один из прыгнувших пытался на ноги подняться. Сар на него не обращал внимания, всё вокруг горело, и это поражало больше всего… горели огнедышащие Драконы, как солома. Пытаясь пламя сбить, Дракон ломился в лес, ломая целые деревья на своём пути. Они столкнулись первый раз с лазерным лучом, не ожидали такой силы пораженья. Плазменные посохи наносили только маленький урон, с которым организм справлялся быстро. Правда, они теряли свою команду воинов, но клонировали, создавали тысячами их.



Из головы не выходила мысль… в воздухе ещё один Дракон летает… наконец, засёк и опять на поражение ударил… Всё повторилось и вот уже последний поверженный Дракон с диким криком падает на землю. Победа очевидна, три поверженных Дракона… Огневика рассказывала, что здесь драконов не так много, может десяток или два.


               ------------



Только сейчас Сар почувствовал смертельную усталость и жар огня. Бежать в пещеру невозможно, она завалена камнями, но и оставаться значило сгореть в огне, что бушевал вокруг. Он вспомнил, что есть ещё один подземный ход, тот, откуда они здесь появились. Это шанс и, похоже, он единственный. Сначала подбежал к заваленному входу, надеясь, что хоть чуть-чуть проход остался… Нет, не остался, камни плотно завалили вход.



Убедившись, кинулся к другому входу, и через минуту скрылся в глубине горы. Немного пробежав, остановился на грани света, сел отдохнуть, ведь дальше тьма и ничего не видно. Он не понимал, куда идти… К водопаду?.. но водопад завален. Во, попал… выходит, что ему отсюда уходить нельзя, он не знает лабиринта подземелья. Вспоминал всё то, что говорила Огневика, рассказывала раньше. Их селение в горах, недалеко от моря. В иных местах горы вплотную подходили к морю, это служило и хорошим укреплением от всяких человеко-зверей и звере-человеков. Про лабиринты и подземные туннели он почти ничего не знал, поэтому чуть отдохнув, решил вернуться.



У входа увидел стадо человек-зверей. Были разные они, и звери с человеческими головами и люди со звериными частями тела. Понял, что это мутанты, те, что появляются всегда, как мусор от опытов вмешательства в замыслы природы. Его заметили, и потому он бросился назад, через минуту свернул куда-то, не понимая, что он делает, просто бежал, чтобы раствориться, во тьме исчезнуть. Сзади крики, рычание и вой не отставали. «Наверное, они видят в темноте» - подумал Сар, почувствовал, что впереди есть ответвленье, свернул туда интуитивно и попал на скользкую поверхность, такая скользкая, что устоять не смог, упал и покатился вниз, неведомо куда, всё набирая скорость. Казалось, что туннель был бесконечен, он не скользил уже, летел, не ощущая тела. Одна лишь мысль в сознании пылала – «Не потерять свой лучемёт»…


        --------------



Кружилась голова, ломило тело, но мысль работала прекрасно. Сар помнил, что долго, долго летел куда-то, именно летел, а не скользил, не падал, не бежал, летел не в недрах гор, а в космосе пространства будто, теряя ощущенье времени, да и пространства. Возникла мысль: « Кто же наделал эти норы?.. кто эти горы лабиринтом сделал»?.. Медленно, превозмогая отвращение, сел и осмотрелся. Самое ужасное, что было, это запах… Он проникал, казалось, вглубь сознания, превращая его в массу отложений мрака. Радовало то, что всюду лёгкий свет клубился. После полной тьмы свет радовал настолько, что он готов был потерпеть и запах.



Что же делать, куда идти? Сар прекрасно понимал, что не выбраться ему из лабиринта. Здесь даже знающим схему подземелий, по сути, с ориентироваться невозможно после падения такого. Вдруг услышал шум, который пока был еле слышен, но в мёртвой тишине угадывался чётко. Осмотрелся бегло… мысль работала так быстро, что в следующее мгновение знал всё, что вокруг, в общих чертах. Огромный склеп куполообразной формы, в котором множество круглых ходов. Поразило то, что они настолько правильной округлой формы, что всякие сомнения исчезли в том, что все эти норы созданы сознательно и для каких-то целей. Если это понять, то шанс выбраться возможен. Отверстия были вокруг, начинались от самого пола, и в одном из таких отверстий и слышен шум… «Наверное, погоня» - подумал Сар, - «Что ж, придётся встретить».



Лучемёт поднял, направил в направленье шума и замер, ожидая. Мгновения тянулись тихо, он уже не помнил, когда мгновенье ожиданья началось… Мгновенье растянулось в вечность ожиданья!.. Вот!.. Кто-то появился!.. Ах!.. Это ж!.. он отдёрнул лучемёт… В следующее мгновение прямо под ноги Сару будто выпала из неоткуда Огневика!.. Он опешил, замер, как мумия в том склепе, застыл, как камень…



Оглушённая дикарка на полу барахталась, пытаясь встать. Наконец ей это удалось, шатаясь, она стала приближаться к Сару. Он, наконец, опомнился и кинулся на встречу. Как же рад был этой встрече, не высказать словами. Они обнялись и стояли молча, вечность сжалась до мгновенья.



- Ты как здесь появилась?.. – возмутился Сар, опомнившись и оценив сложившуюся ситуацию, - я же говорил, чтобы в селении укрылась…



- Я и укрываюсь, - ответила она.



- Как это?.. или я не с тобою говорю?



- Со мной, - успокоила его дикарка, - мне, чтобы домой попасть, сначала сюда надо было добраться, отсюда все пути открыты, главное знать систему лабиринта.



- А ты знаешь?.. – в глазах у Сара искры вспыхнули надежды.



- Знаю.



- Тогда ладно, хорошо, что я раньше тебя сюда добрался… Вместе веселей, да и устал, неплохо было бы чуть отдохнуть… но сначала на чистый воздух надо, а то здесь и задохнуться можно… А может ты знаешь и тех, кто эти норы рыл?.. – он говорил и говорил, и радости уж не скрывал, обнимал дикарку, целовал, то отпускал и отойдя, вдруг восхищался красотой её, будто первый раз увидел.



- Ты такой герой, и так люблю тебя я, милый!.. С тремя Драконами справился так просто… - остановила монолог его дикарка.



Он замолк, остановился и вдруг расхохотался громко…



- И я тебя люблю… да так, что и не представлял, что можно так любить!..


                     -------------------



- Эти норы роют черви – промолвила вдруг Огневика.



Сар даже рот открыл от изумленья, он и представить такого червяка не мог, не говоря о встрече…



- Черви-и-и?..



- Да, но ты их не бойся, безобидные они, роют и всё.



- Зачем?.. ведь в природе всё закономерно?



- Всё, да не всё… ты подумай лучше, кто законы нарушает и может нарушать?.. Не люди ли? Даже Драконы не вольны… - Огневика смотрела как-то скорбно, виновато.



Сара это признанье своей вины вдруг возмутило:



- И что?.. пока я вижу, что нас пытаются убить, поймать, исправить, уничтожить… Разве эти мутанты не нарушение законов?



- Нарушение, но разделение сначала появилось в человеке, Род был один, приРода всё ему давала безвозмездно, что он пожелает. Создавались идеальные миры…



- Но скучные, однообразные, пустые – перебил Сар Огневику.



- Наверное – безропотно дикарка согласилась, - но в этом разделении кто-то из людей усмотрел нарушение закона и вызвал с дальних Миров Драконов-Ревизоров, которые взялись исправить всё…



- Разделенье в чём?



- На мужчин и женщин… так не должно быть, женщину познав, мужчина забывает всё…



- Только потому, что женщины, как и мужчины, ещё несовершенны… хотя, кто знает, в чём совершенство, и в обратном ты можешь не убеждать меня, я через тебя увидел все глубины и даже рассказать могу детали того, что было, есть и будет. Ведь женщина и есть то, что мы приРодой называем, а мужчина – это тот, через которого она живёт… природа… и для кого живёт, который сам Род, отныне.



Сар понял всё, увидел, вспомнил… Вспомнил то, что будет… вспомнил то, что есть и то, что было. В природе всё определено, в ней Род неразделим с приРодой, одно не может без другого быть. Так было и так есть всегда, ибо и времени в Роде не существует, а ощущенье жизни приРода мать даёт, но только ощущенье…



- И что же ты через меня увидел?.. Вспомни!..



- Я видел смерть людей… я видел власть мутантов, которые себя Лемуры назовут… я видел… о!.. ужас… они мудры, умны, и человеку нет там места. Огневика!.. ты смирилась с этим?



- Не знаю, но и женщина, что в Гиперборее появилась, это порок, и поэтому исчезнуть должен.



- Ты хочешь себя убить?..



- Да!.. чтоб люди бога начали любить.



Сар был просто ошарашен…



- А что плохого в том, что мы любим друг друга и в каждом из нас бог живёт, потому что ему некуда деваться, пропадёт без любви земной… И кто это такой?.. бог?.. Рода знаю, это я, приРоду знаю, это ты, а бог здесь какую роль играет? Когда не было нас, как Матери-Отца, третий нужен был, наверное, но там, где двое любящих друг друга создают, творят и любят, третий лишний, пусть бог идёт от человека с богом… он третий лишний и свет его не нужен нам, мы и есть Свет друг для друга, если любим, а любовь нам знания даёт и не те, что были, есть и будут, а наши, что создадим и сотворим в своей любви.



- Нам не позволят.



- Не позволят, если мы это право не отнимем силой. Я из грядущего и там мы просчитали, что мы обречены. Здесь людей изгонят, они уйдут в миры другие, но и там, хоть и прекрасный мир, но обречён, ибо построен по системе сфер, придуманных богами и троицей небесных главарей.



- А как надо?.. ты знаешь?



- Нет… пока. Но знать будет тот, кто родится у нас, он ребёнок нестандартный и сама приРода мать не знает, что из этого получится, но рискнуть стоит, - улыбнулся Сар. - Вот что, пошли лучше домой к тебе, там видно будет, делать что.



- Пошли – согласилась Огневика… - я сейчас определю, куда идти, и стала осматривать туннели.


       ----------------------



В дальней стене шум послышался и через мгновенье там птицеголовые возникли.


- Дэвы, Сар… - закричала Огневика.



Сар с разворота навскидку ударил лучемётом. Среди птицеголовых началось столпотворение. Он понимал, что этих неожиданно не взять, они не совсем люди, как автоматы, и страха не имеют и смерти не боятся, для них её не существует просто. Надо бить наверняка и лучше завалить камнями, что он и сделал… через минуту камни огромными глыбами падали с потолка на пол, но и им надо было уходить отсюда. Оглянулся с надеждой на дикарку, и не зря. Та ему рукой махнула и исчезла в одном из входов, он побежал за ней и уткнулся сразу же при входе прямо в грудь её. Она спряталась, но не спешила убегать.



- Ты чего?..



- Нам нельзя отсюда уходить, туннель может дальше резко подниматься вверх и тогда мы в западне, надо определить горизонтальную туннель.



- А как?



- По размеру. Конечно, можем и к Драконам угодить, но это шанс наполовину.



Сар улыбнулся:



- Если наполовину, значит можно… а как ты определяешь, какой к тебе домой ведёт?



- Ни как… главное на берег выбраться, а там найду, всё знаю.



- Тогда веди. Постой!.. а если червь на встречу?..



- Нет. Они два раза не копают. Могут пересечь, но это не страшно.



Осмотрелась Огневика и пошла вглубь туннеля, Сар следом.



- А далеко идти, - спросил…



- Нет… наверное. Только скорее надо, сзади Дэвы идут.



Сар оглянулся, но ничего не видно, темно и впереди и позади. Огневика быстро шла, почти бежала, а он, слушая её дыхание, не отставал. Время, казалось, стояло, как запах, что уже и не тревожил, но отчётливо осознавался. Через некоторое время он наткнулся на дикарку…



- Ты чего?



- Всё, пришли… вот этого я боялась больше всего.



- Чего?



Она пропустила его вперёд, и он уткнулся руками в мягкое холодное тело…



- Что это?



- Червь – просто объяснила Огневика.



«Как дождевой у нас»… - подумал Сар, спросил:



- И что же делать?



- Ждать. Если Дэвы идут следом, то придётся принимать бой. Хотя, пойдём обратно, там был вход в сторону, только можем и к Драконам угодить…



- Всё равно, пошли, а там посмотрим.



И Огневика побежала, он не отставал. Она на ходу всё говорила:



- Вот если б посох был, можно было бы червя и убрать. Плохо, что не взяли…



- Как это убрать?.. – он давно хотел спросить, по какому принципу работает оружие птицеголовых, но всё было не досуг. И сейчас вот говорит, что можно было убрать червя. Если убить, так это ничего не даст, дорога то всё равно закрыта.



Огневика свернула в сторону и, пробежав немного, села отдохнуть, он пал рядом.



- Посох стреляет пустотой, и когда пустота взрывается, то разлетается на много-много маленьких пустот, которые и разрушают всё, в нейтрино превращают…



Понял Сар без всяких объяснений. Как просто и эффективно, более того, и себя можно оградить, создав поле защиты, щит серебристый. Посох создаёт в наконечнике нечто вроде вакуумной начинки, выкачивает оттуда воздух полностью и этим сгустком пустоты стреляет со скоростью большой. Создаётся эффект воздуха в воде, которая сжимается в материи и нагревается при этом. А вокруг разряжается пространство. При взрыве происходит деленье пустоты на миллионы капель этой пустоты, которые опять всё втягивают в себя и так до полного разрушения материи на нейтрино или ещё больше. Но подумал, что это хорошо, значит у Драконов нет защиты от его луча, они его не знают, не знают принцип, пока поймут и понимать будет уже некому…



- Всё, пошли – и Огневика встала, побежала дальше. Долго бежали, шли, отдыхали и опять бежали. Кое-где попадались небольшие ниши и два, три ответвления, и опять туннель глухая. Впереди свет забрезжил, и потянуло свежим воздухом… душа от радости запела.


     ----------------



Всё вроде бы прекрасно, свежий воздух, небо голубое, Солнце высоко, тепло и радостно лишь от того, что избавились от запаха, от темноты, от холода и сырости подземных катакомб. Сар лежал на почти горячих камнях с закрытыми глазами. Огневика была не так радостна, она смотрела из-за камня вниз, а вышли из катакомб они на плато небольшого утёса, что над равниной метрах в пятидесяти свисал.



- Сар… там Драконы.



- И что?.. нам они зачем, скажи лучше, куда идти, или нет пути иного, как только через Драконовы заслоны?



- Есть, тут вокруг тропа идёт, но она просматривается снизу. Заметят всё равно, надо обратно…



- Нет уж… не хочу больше в этих катакомбах ползать. Я вот что думаю, надо нам в зону пробираться, там тебя укрою. Если ты первый раз смогла «посвящение» пройти и сквозь изначальную субстанцию прошли, то нам самый страшный враг не страшен. Я тебя отправлю в грядущее, думаю, никуда не денутся мои руководители, поставлю перед фактом. Пусть меня казнят, хотя они не умеют этого, слишком хороши… - он улыбнулся.



- В зону?.. это там, она рукою показала вдаль. Смотри, вон гора острая такая, так вот зона где-то рядом.



Сар сел и посмотрел. Прикинул, сколько же идти… далековато, но что же делать, ведь всё равно нет выхода у них. Вниз посмотрел и действительно увидел трёх Драконов и полсотни Дэвов. Дэвы что-то делали возле какого-то сооружения дискообразной формы. Этих сооружений было два. Если обойти Драконов, то к мутантам можно угодить. Их в лесах бродило много.



- А что это за диски?.. – спросил у Огневики.



- Это ладьи, которые летают.



- Ты летать умеешь?



- Нет.



- Жаль, но всё равно, другого выхода не вижу. Отдохнём немного только. Надо укрыться и немного отдохнуть. Как думаешь, если шуметь не будем, не вычислят?



- Не знаю, но думаю, что ищут нас. Такое не прощают, трёх Драконов потеряли. Подобного у них просто не бывало, они неуязвимы, как считалось.



Клонило в сон, необходимо было отдохнуть, прежде, чем что-то предпринимать. Он отвлёкся, чувство непонятное волнами сознанье наполняло, появлялся, будто страх какой-то и покорность. Он не мог понять, решил спросить у Огневики, но понял сам. Само наличие Драконов воздействовало на пространство, как некий фактор низких частот колебаний, за пределами восприятия человека. Непонятное движение энергий порождало страх, покорность и нежелание производить какие-либо действия. Так вот в чём неуязвимость Драконов. Они воздействуют на окружающее присутствием своим, как фактор страха и покорности. У Дэвов посохи служат защитой от этих низкочастотных полей кроме функции оружия, посохи сами по себе как бы защищают Дэвов от влияния Драконов.



Понял Сар, что Огневика была права и надо уходить с утёса вглубь катакомб, иначе вычислят и уничтожат, попросту сожгут огнём. Повернулся к Огневике, но нет её ни где… Он подбежал к краю утёса и осторожно выглянул из-за камня вниз. Она спускалась по еле заметной тропинке вниз, к Драконам… посмотрела на него, в глазах её увидел слёзы, и до него дошло, что кто-то управляет сознанием её. Если ударить по Драконам прямо сейчас, то можно будет ещё спасти, затащить обратно и скрыться в катакомбах, но промедление подобно смерти. Он понимал, что может не успеть, но выхода не видел. Внизу её уже заметили птицеголовые и молча ждали. Три Дракона, значит три экипажа, а это восемнадцать воинов… многовато, а что делать. Интересно их посохи достанут до утёса?.. Если достанут, дело плохо, хотя и огонь Драконов не подарок.



Драконы же не проявили будто никакого интереса, просто мирно сидели в какой-то неге… Хоть и понятно было, что мозг у всех Драконов общий и потому работает будто компьютер… Вот!.. нет трёх Драконов, в системе сбой, и эти Драконы, по-видимому ещё не знают, что Матрица их жизни усиленно работает на восстановление и устранение неполадок. В целом матрица неуязвима, но до восстановления системы Драконы не боеспособны. Не знал об этом Сар и потому без промедления ударил именно по ним. Так же Сар не знал, что управление Матрицы идёт с одной из Лун, которой недоступно поле поражения Драконов до вечера, когда Луна появится на горизонте. Это давало шанс… огромный шанс и преимущество ему. Драконы сильны своим единством, по отдельности они теряли силу.


Глава пятая

В центральном отделе ладьи, что находилась на горной поляне, сидели три человека-бога. Именно, человека, а не Дэвы. Ростом они были больше людей, но кроме этого от них ни чем не отличались. Звали их Велес, Перун и Сварог. Сварог обликом был светел и красив. Чистый открытый взор, вьющиеся волосы золотистого цвета, глаза цвета небесной синевы. Он выделялся на фоне своих братьев… так как Перун был строг и даже угрюм. Более того, от него веяло чем-то животным, необузданным, не терпящим возражения. И Велес более похож на дикого зверя, волосы, казалось, росли из всех частей его тела. Они не громко разговаривали, как бы подводя итоги своей связи с Драконами Мудрости, которых они призвали для того, чтобы повлиять на своего Отца – Рода, который предстал перед ними в виде двойственности и разделения.



Не знающие разделения, не понимающие его сути, боги назвали это разделение Светом и Тьмой. С помощью Драконов, они смогли отстранить Рода от власти, но не смогли убрать разделение. Род ушёл духом своим в своё творение и больше его никто не видел, но на Земле появились множество диких созданий, которые так же были от рождения разделены на два непонятных вида. Эти создания были настолько жизнелюбивы и прекрасны, что любой небесный житель даже завидовал им. Когда узнали о новом восприятии Мира этими созданиями, многие боги захотели стать людьми и породниться с ними, что было нарушением законов и не осваивалось всуе. Страсть нужна была, желание родить и быть рождённым, чего перволюдям не хватало. Они даже не знали, что это значит и как это осознаётся…



С помощью Драконов было много опытов проведено, но результат не радовал, потому что всё перемешалось в мире, новые племена были не то не сё… их можно было отнести или к Свету, или к Тьме, но не к человеку, который был и то и сё. Порадовал последний опыт, когда от перволюдей и от Арийки, так их назвали, родился первый Сын Бога – Хрес, методом непорочного зачатия, ибо перволюди не знали тогда ещё зачатия. Это разделило Творение на три Мира – Навь (микро-мир), Правь (макро-мир) и Мир Яви. Миры Прави и Нави вступили в битву за Мир Яви, мир человека, рождения и жизни.



Желанье жить им овладело, но чтобы жить, надо родиться, и чтобы родиться, нужно зачатие, что могла только земная девица в любви и радости великого таинства, недоступного богам. Недоступное богам!.. как это угнетало их, то угнетало, что есть у человека то, что им недоступно, ибо они не знали и знать не могли любви рождённого, да и знать не могли они любви, вообще, ибо нет, и не может быть её без разделенья. Любовь Единства всегда оборачивалась только вниманием к себе и порождала эгоизм в самой извращённой форме.



Двуполый образ жизни!.. Один разделился!.. Родом стал отныне. Такого быть не может и не должно, ничто не может быть в разорванном Творенье. Тогда и призваны были Драконы Мудрости с Высших Миров, как хранители закона и решено было Сознаньем Высшего… необходимо заразу уничтожить в самом начале и на Арий, так назывался в те времена кластер – Земля, прибыли Драконы. Их поразило то, что система жизни процветала, вырабатывались новые энергии, неведомые доселе, и назывались эти энергии – Лю!.. Бо, как радость обретенья.



Понаблюдав немного, решили, что не опасны Арии, но вырабатывают огромное количество энергий только тем, что есть, живут, общаются и радуются жизни. И пришло решение – использовать Ариев-Бо(реев) (радующихся жизни), как Раб-Очи(Х) рудокопов. Кластер решено было закрыть, как свободную систему жизни, но кластер жил не как свободная система, а как система той самой Свободы, и потому Бо(реи), как свободы символ не могли смириться с тем, что называют – ограничение свободы, не потому что они так считали, а потому что бесконечность невозможно ограничить.



У Ариев существовало то, что называют – гармония и красота, что есть равно величие Целого и Части. Каждый Ариец для себя был Целым неограниченным Твореньем и половинкой для своей любимой или любимого. Два всегда стремились стать одним, единством, и это стремленье вырабатывало все виды энергий Лю, но мир не принесло пришествие Драконов, а!.. третий появился…


Не битва двух Начал в Творенье Рода изначально есть, а состоянье битвы создаёт тот самый – третий лишний.



Так в Творении стремленья двух Начал Великих появился фактор разделенья, который назван был, как Свет и Тьма. Когда поняли Драконы, что раб(ами) Бореев невозможно сделать, опыты и начались, чтобы понять систему страсти жизни (так назвали) и жизни страстью напитаться. Драконов прибыло тринадцать, но тринадцатый восстал и был лишён права быть на Земле в какой-либо форме, но как жертва Ариям, на небесном своде отразился Солнцем, которое и согревает их, от века и до века.



После прибытия Драконов, себя назвали Бо(гами) те, кто призывал Драконов, ибо они были чисты от вторженья ДНК, как вируса обмана и зависели лишь от присутствия их на Земле, от матрицы Драконов, или, сказать иначе, от двенадцати домов владений их на небосводе, созданных, как отраженье двенадцати энергий Лю, и двенадцати Драконов, Стражи Иерархий – каналов перегонки этих энергий на обетованные небеса. Обетованные, значит обретённые, созданные Драконами.


      ----------------------------



 - Что это?



Велес быстро встал, взор устремил на склон горы. Ладья имела особенность экрана по сфере внешнего обзора, то есть вне всё фиксировалось чётко. По небольшой тропинке спускалась дева. Он знал её. Сказывали, что она сбежала от человека-волка… просто убила и сбежала. Тогда они были ещё на Луне и, именно, там о ней узнали. Такого раньше не случалось, люди не могли противиться Драконам, но что-то произошло, и кто-то появился, неведомый доселе. Это событие и было причиной их прибытия на Землю. Драконы, да и Дэвы, не могли содействовать с землёй, но могли боги, ибо перволюди и потому были вызваны для устранения неисправности системы матрицы Драконов.



А тут просто удача!.. сама дева страсти к ним идёт… Амазонка!.. От одного вида девы в жар богов бросало, не потому что дева человек, а потому что Амазонка. Амазонки – это те, непокорённые богами и потому боги над ними власти не имеют. Амазонки ждут единственного и замуж не выходят, не рожают и к себе не допускают. Их называли Росами, что означало – Тьмой рождённые, и возвестившие зарёй своё рожденье. Иногда их так и называли – Зорюшка-Роса, Девица-Краса, а их детей рождённых называли росскими детьми.



Перун так же увидел Огневику и молнию метнул под ноги Велесу…



- Моя!..



Велес возмутился, готов был кинуться на брата, но возглас Сварога остановил…



- Она не дева!.. дитя во чреве носит.



Установилась тишина такая, что каждый шаг, казалось, слышен был её, той, за которую они готовы были биться. Все вспомнили последние слова отца, что Родом называли – «Дитя появится на свет от девы, который будет тем, кто превзойдёт не только всех богов, но и его – Рода самого во много раз. Его рожденье означает смерть всех богов, Драконов и мутантов».



Исходя из этого, это, действительно, была удача… Как же она сюда попала и кто отец дитя, что носит Амазонка?..



- Перун!.. убей дитя, деве не причиняя боли – Сварог произнёс.



- Как?.. Я не могу…



- Я убью – заявил вдруг Велес, - но условие, что девой буду я владеть.



Сварог усмехнулся:



- Да будет так!



Он знал, что Амазонкой невозможно овладеть без её согласия. Можно насилием, но это чревато для насильника и даже смерть богов… заточенье вечное в любви оковы, то, что называют безответная любовь.



Сварог встал и направился к выходу, чтобы встретить Амазонку, братья последовали следом, но не успели выйти, огонь вдруг вспыхнул, охватив ладью, да и не только… казалось, вспыхнула округа вся, горели небеса, земля, камни плавились от жара. Что же произошло?.. где же Дэвы и Драконы где?..


       ---------------



Когда огонь утих немного, боги увидели картину всю. Драконы догорали, кругом птицеголовые лежали, как обожжённые каркасы неведомо чего. Похоже, что они даже оружием своим не успели воспользоваться. Склон горы был пуст. Все стояли молча… не понимая, что произошло, они понимали чётко, что надо Амазонку отыскать, даже для того, что бы убить, иначе сын её рождённый всех их уничтожит. И в этом они не сомневались почему-то.



- Кто же помогает ей?.. – задал вопрос Перун, ни к кому не обращаясь, - ведь этот кто-то силой Рода обладает… Надо вызвать его на честный бой.



- У богов с людьми честных боёв не может быть, это будет битва букашки и слона – заметил Сварог.



- Глядя на содеянное этим мужем смертным, это не букашка, и потому бой честным будет – вставил Велес.



Он улыбнулся, почему-то радуясь, что Перун первый вызвался на битву с мужем-человеком, думал про себя, что хорошо, если человек этого выскочку поставит на своё место. Но они знали, что бой не может честным быть между богом и человеком. Человек, теряя тело, не восстановится уже, ему только родиться надо будет, а боги бессмертные, по сути. Даже искалеченное тело восстанавливается быстро, да и могли они существовать без тела, в стихиях растворяясь.



Все трое вышли из ладьи, сканируя пространство, и возвестил Перун на всю округу, как гром с небес пророкотал:



- Кто б не был ты… иль человек, иль зверь какой, откликнись!.. Я Перун – бог неба и земли, стихий владыка основных – Огня, Земли, Воды – взываю!.. Выходи на честный бой! Выбор оружия тебе предоставляю. Я жду!



Установилась тишина, остановилось время и замерло пространство, ведь сам Перун – стихий владыка вызывает человека и не пировать, а биться. Люди в те времена им поклонялись, молились и жертвы приносили, как покровителям, защитникам, кумирам. Даже все мутанты чтили их, не покорилось только племя Амазонок. Драконы им союзниками были, и считались неприкосновенными, ибо призваны были, чтобы исправить неисправности системы – двуполый образ жизни уничтожить на Земле. Амазонки же никому не поклонялись, чтили только Рода, который в роде человеческом лишь сохранился, как память чести рождения в любви витязя и ладушки, и потому, продолженье жизни Рода было в продолженье человеческого рода.


    --------------



На склоне одного утёса появился человек. Встал в полный рост, поднял вверх руку, показывая этим, что вызов принят, стал спускаться вниз по еле заметной тропке. Спускался не спеша, но боги не чувствовали страха у него. Напротив, чувствовалась дерзость, уверенность и удаль. Да и не могло иначе быть, ведь Сар не знал о неуязвимости богов. Можно, конечно, нейтрализовать на какое-то время, но не убить.



Спустившись, Сар остановился, осматривая тех, кто бросил ему вызов. Ведь это люди, такие же, как он, как Огневика, только выше ростом. Он знал о них немного… Перволюди!.. и вспомнил, что бессмертные они, созданные потом Рода и Стихий… когда-то где-то он читал:



«Род рождает на свете всё сущее:


Солнце вышло тогда из лица его -


Самого Рода небесного,


Прародителя и отца богов!


Месяц светлый - из груди его,


Звезды частые - из очей его,


Зори ясные - из бровей его,


Ночи темные - всё из дум его,


Ветры буйные - из дыхания,


Дождь, и снег, и град - всё от слез его,


Громы с молнией - голос стал его,


Самого Рода небесного,


Прародителя и отца богов»!  (И.А. Асов)



Тогда ещё о человеке ничего не было, и считалось, что человек лишь богов отражение, на земле их божественный образ, но человек разделился надвое, как приРода Земля с Родом батюшкой, и поняли тогда боги-демоны, что рождён человек Землёй матушкой, как наследник Рода батюшки, и решили они извести человека, и призвали тогда силы небесные, что Драконами были Мудрости. И решили они убить всех мужчин, а дев бросить Драконам на поругание, но Земля возмутилась водами, и ушла Земля в бездну тёмную, в океане она схоронилась. В бездне тёмной Земля стала Арою, ну а дети её стали Ариями, и назвали Землю великой блудницей, а детей её всех изгоями. Земля плакала и радовалась, что детей сохранила в великих страданиях, ожидая их пробуждения и своего через них возвращения к своему суженному – Роду Небесному.



Кто ты, дерзкий?.. и как посмел бросить вызов бессмертным?.. Сынам самого Рода Небесного!.. – проговорил Сварог, глядя на витязя.



Такой дерзости боги не видели, их боялись больше Драконов, потому что они могли управлять Стихиями, насылать на землю засуху, мор, грозу с градом, иль потоп, что сметал всё на своём пути. Сверкали молнии, небо покрылось тучами, ветер буйный ломал в чаще дерева, нагоняя страх на всё живое, что было в округе, но Сар об этом сейчас не задумался… Он не дрогнул, хоть и кипело всё, страха не было, но даже во времени его рождения боги считались и виделись всегда положительно. Выходит, сейчас только правда вскрывается, но посмотрим, что дальше…



- Вызов бросил не я, а, как вижу, бессмертные испугались того, кто с Драконами справился, кто лишил их Великой Мудрости. Откуда же знать мне было, что бессмертные у Драконов в холопах находятся?..



Перун дёрнулся, сверкнул глазами, и вспыхнули молнии, но собрал волю свою, и сдержался, не ударил до времени. Сварог продолжил:



- Ты не ответил муж знатный, кто ты?.. – уже более миролюбиво спросил он, внутренне радуясь витязя дерзости, - ты нам не нужен, нужна дева, которую ты защищаешь. Кто она тебе?



- Что ж, отвечу Сынам Рода Небесного и Стихий той, что ПриРода зовётся. Я такой же есть Сын Рода батюшки, но и Сын не Стихий, а самой ПриРоды матушки, а та, за которой вы охотитесь, прежде отдав Драконам на поругание, есть жена мене – немного помолчал, выдержав паузу, - но не понять вам Сынам но не мужам человеческим таинства связи мужа с его суженной.



Сварог понял, что разговор не имеет смысла, не понимал он витязя, хоть и нравился он ему своей дерзостью… Он понимал, что бой между человеком и богом – это как избиение младенца, но не видел другого выхода, ведь нельзя допустить, что бы сын у него родился.



- Хорошо, пора и заканчивать, выбор оружия для честного боя, за тобой человек, это всё, что я могу для тебя сделать. Ты можешь выбрать любое оружие, даже то, что сейчас не имеешь – подвёл итог Сварог.



Велес всё время стоял молча и тоже смотрел куда-то мимо витязя, вдруг чуть встряхнул головой, заговорив без всяких предисловий, обращаясь к Перуну:



- Перун, кончай с ним скорее, не он нам нужен, всё равно не поймёт, а под ногами мешается – посмотрел на витязя и прямо в лоб… - тебе же сказали, что ты нам не нужен, а дитя этой девы мы всё равно убьём, не сейчас, так при рождении. Ты можешь только одно, отойдя в сторону, спасти свою возлюбленную, мы можем просто избавить её от плода человеческого, не отнимая жизни и сделать её бесплодной. Более того, мы подарим ей жизнь вечную и тебе, если ты уступишь её на века вечные…



- А как же бой честный?.. – спросил Сар, - с не рождённым ещё или с младенцем желаете биться?.. это немыслимо. Если по чести, то пусть младенец сначала родится, вырастет и выйдет с вами на честный бой.



- Не тебе, смертный о чести богов заботиться и не тебе нас, бессмертных, судить. Нет для нас законов человеческих, и с тобой зря церемонимся.



- Вот и хорошо… я услышал то, что и хотел услышать и понял, что о чести с бессмертными нет проку говорить, ибо честь прерогатива человека только. У человека есть, что терять, или жизнь, или честь, выбор у человека, нет выбора у богов.



Он замолк, вдруг поняв, наконец, почему бессмертные смотрят мимо его. Оглянулся и увидел Огневику, идущую прямо к нему… Она смотрела на него немного виновато:



- Это не Дэвы, Сар, они всё равно меня достанут, и тебе с ними не справиться. Пусть меня убьют, а ты живи… рок, видимо, обмануть нельзя.



Сар опешил.



- Что ты делаешь?.. ведь ты себя отдаёшь на поругание и как можешь судить раньше времени?.. – подумал немного, даже улыбнулся, - ну да ладно, пусть сомнение не останется… у меня о бесчестии. Всё случай решил, равный мгновению.



Отступил на шаг в сторону и ударил без предисловия по бессмертным лучом лазерным, не ожидая начала и объявления боя честного. Нужна была ему минутка на размышление, чувствуя тайны бессмертных раскрытия их бессмертия. Он понимал, что тайна бессмертия богов где-то рядом и тогда он сможет с ними справиться.



Никто не ожидал такого поворота событий, такого нарушения правил боя честного, человеком, не имеющим разума, как считалось. Бессмертные пали поверженные. Понимал Сар, что это ненадолго, да и невозможно убить бессмертного, того, кто способен восстановить тело за очень короткое время. Но не знали бессмертные, не знала и Огневика, что у Сара есть активатор состояния своего времени, не учитывали, что он не из этой эпохи рождения. Этот активатор он собирал в зоне уже, и о нём не знали даже его руководители.



Он рассчитал, как считал, что если создать состояние (вибрационный фон) времени рождения Сынов Рода Небесного, то станут они смертными или?.. но стоит попробовать. Во всяком случае, есть у него минута на размышление. Захватить за эту минуту ладью не получится, да и Дэвы, возможно, в ладье находятся.



Всё происходило, как в замедленной съёмке, время тянулось, как густая масса патоки, движенья казались замедленными, мысли не слушались, и Сар напряг все свои силы, воззвал к Роду батюшке и ПриРоде матушке, но в ответ тишина, только мысль пронзила сознание молнией: « Боги проявлены в состоянии своего «рождения», в состояниях жизни Стихий, а здесь только их голограмма, по сути, и только поэтому они неуязвимы и непобедимы, но!.. их можно победить в состоянии их истинного существования, значит, есть у них место на телах, ударив по которым, он сможет лишить их точки связи с местом и временем своего «рождения»…



Понял Сар, что бессмертные, так же, как и Огневика, инфицированы матрицей Драконовой через Стихиалий ПриРоды и здесь являются только их Стихиалей выражением, как образ выражения бестелесного. И биться с ними, значит только одно – биться со Стихиями, с их образами выражения на земле. Понял он и то, что понимание этого, может решить исход битвы, ведь форма образа, хоть и Сыны Стихиалей, наследуют силу от Рода батюшки, который является ПервоИстоком. Вспомнил слова своего времени из Книги Велесовой…



«До рождения света белого


Тьмой кромешною был окутан мир,


Был во тьме лишь Род - прародитель наш,


Род - родник Вселенной, отец богов.


Был вначале Род заключен в яйце,


Был он семенем не пророщенным,


Был он почкою нераскрывшейся,


Но конец пришел заточению -


Род родил Любовь - Ладу-матушку.


И родил он царство небесное,


А под ним родил поднебесное,


Пуповину разрезал радугой,


Отделил Океан - море синее,


От небесных вод твердью каменной.


В небесах раздвинул три свода он»…  (И.А. Асов)



Надо понять, что в них от Рода и это будет Ахиллесовой пятой, Что?.. Пята!.. пята!.. Мозг на части разрывался, ведь он где-то близко к пониманию… Да!.. Да!.. Да!.. Он понял, что Ахиллесова пята есть точка связи с матушкой ПриРодой, как на земле с планетой. Ахиллесова пята, что им устойчивость даёт, бессмертие и силу. Только человек индивидуален, он всё в себе имеет от Природы, включая и тело, и!.. независим от ПриРоды, как и Рода своего. Он всё в себе имеет, чтобы в дальнейшем развить до совершенства. Когда же разовьёт до совершенства, станет сильнее всех богов, мудрее всех Драконов Мудрости, станет тем, кто превосходит силою Отца, ибо добавит к силе отца – Рода батюшки мощь самой ПриРоды в непорочности своей, а это сила Рода батюшки в степени бесконечность.


            ---------------------------------



Оказалось всё даже проще, чем думал сначала витязь. Перед ним лежали трое бессмертных, три Бога и!.. лежали, а не стояли, и не было у них в этот момент точки упора и с ПриРодой соприкосновения. Вспомнил Сар пословицу или утверждение, которое сдерживало в веках детей Земли, ибо честь имели они Дети Рождённые… «лежачего не бьют»… и не били, старались быть честными… Сколько же страданий им принесло сие утверждение, ведь их то всегда пытались раздавить уже поверженных и лежачих, уповая на их честность и неразумие. Правда, они всегда поднимались, когда понимали, что!.. «На Бога надейся, а сам не плошай», и поднимались на ноги, становились не детьми, а самим Родом – Родиной, а не частью богов с их мерзостью и бесчестием.



Вот и кончились все сомнения, и раскрыта тайна бессмертия не человеческого, а божественного. Понял Сар, что он победил богов, осталось сделать только одно движение, медленно стал поднимать лучемёт, что б ударить на поражение в место богов уязвимое. Приподнял Перун голову, посмотрел на Сара и понял, что знает он то, чего даже боги не ведают, и знает он, где их смертушка спрятана. Впервые в глазах у Перуна появился страх… и мольба…



- Лежачего не бьют в честном бою – прошептал громовержец.



- Это если по чести человеческой, но ведь вы и не люди вроде, а боги, а для богов законы человеческие не писаны, значит можно и лежачего, как животное, которое люди приносят в жертву вам, вот и я принесу жертву Роду Человеческому, а не просто убью, убью, как жертвенное животное.



Сварог попытался встать, но в следующее мгновение был повержен лучом лазерным и исчез, словно его и не было. Через мгновение исчез Велес, как туман от лучей солнечных.



- Вот и остались мы с тобой один на один и начнём сейчас честный бой на правах человеческих. Даю тебе возможность высказаться и покаяться перед светлые очи той, что носит во чреве своём самого Рода батюшку, перед той, которой я на колени встаю и чести её песню пою и петь будут люди в веках и тысячелетиях, восхваляя Рода рождение в каждом рождённом младенце человеческом.



- Не получится, думаешь, если ты понял, то другие люди обрадуются?.. ведь убить нас совсем невозможно, в Стихиях жить будем вечно… Но главное, что наделал ты, так возмутил все Стихии против детей человеческих. И самое главное, убрав нас с пути, ты открываешь врата ада кромешного, в котором править будут те самые звероподобные, которые и не люди совсем и не боги, а всякие птицеголовые и звероподобные. А ещё скажу я тебе, что на троице мир не держится, а много богов, что бессмертные и непобедимые. Ты не сможешь их всех победить всё равно.



- Не смогу, разумеется, но идёт тот, кто сможет, иначе бы не пытались убить его ещё не рождённого. Моё дело, сохранить и взрастить, что и делаю. А то, что открываю я врата ада кромешного, так вот и посмотрим на силу человеческую, или возмутятся духом Рода батюшки, или погибнут в Геенне Огненной.



Перун устало посмотрел на витязя, видно было, что надоел ему разговор бессмысленный, а люди были ему не интересны. Знал одно, что искать, отныне, ему младенца рождённого, чтобы поразить ещё неразумного, чтобы он не смог уничтожить само понятие Сынов Рода Небесного. И решил схитрить, сыграть оду победы на прощание, рассчитывая на наивность витязя. Понимал он, что хоть и витязь умён, но не ведает, что творит, не знает всех небесных законов.



- У Драконов есть три спутника, которые всё определяют на Земле. Чтобы что-то изменить на Земле, эти спутники необходимо уничтожить, и только тогда что-то изменится. Вот это тебе, как бы ты не был умён, не по силам…



Он знал, что уничтожение хоть одного спутника по законам небесным перекроет доступ в царство человеческое и заключит его в сферы влияния тьмы и невежества, а это хуже, чем жить в Геенне Огненной.



- Что ж, я, пожалуй, оставлю тебе жизнь, но если ты мне поможешь сделать это.



Перун встрепенулся…



- Помогу. Но ответь мне на вопрос, что задавал тебе Сварог, кто ты, муж знатный?.. и твоя возлюбленная амазонка и почему ты так умён, как и силён?



- Я тот, кто непорочности любимую лишил,


Чтоб женственности Красоту в любимой усмотреть.



- Я та, кто милому вся без остатка отдалась,


Чтоб в трепете любимого Блаженством напоить –



как эхо продолжила, до сих пор молчащая, Огневика.



– А вместе мы, чтоб Рода возродить и Землю всю Любовью напоить.



- Хорошо, конечно, только вам не позволят никогда… наивные, по сути, дети, но я вам помогу, и помогу откровенно и по чести – помолчал Перун немного, - человеческой. Уже сейчас сюда, пожалуй, целый флот идёт, а у них нет мыслей, только программа – уничтожить. А вы готовы встретить?



- Встретить?.. тут просто всё, Перун, готов я умереть и это стоит больше, чем целый флот Драконов. Вы ведь тоже думали, что смертный ухватится за жизнь… в итоге, проиграли. Если по чести, то Огневике помоги сначала. Помоги сейчас, потом освобождаю я тебя от клятвы. Помоги ей уйти туда, куда я укажу.



- А если я её потом найду и уничтожу?



- Да будет так!.. если меня не будет, никто ей не поможет всё равно, так лучше пусть смерть примет от Сына Рода, чем от птицеголовых. И скажи мне, что с Велесом сейчас со Сварогом?.. терзает совесть, - пояснил.



- Ничего. Путь им в грядущее закрыт, сейчас их жизнь в грядущем только от памяти людской зависит. Я об этом говорил, что ты своим поступком освободил путь тем же птицеголовым, да и Драконы обнаглеют.



- Поживём, увидим.


Глава шестая

Лёгкая ладья летела над землёй. Она словно плыла над океаном, как облако в небесной синеве. Куда не глянь, везде необозримые просторы океана, гладь воды, на горизонте горы, там дом родной у Огневики. Ладья туда летела, зона рядом. Справа по курсу, будто из глубин бездонных вод всплывал, появился остров, и остров был прекрасен, град на острове стоял… Сар не мог всё это увязать – дикие племена и град прекрасный.



- Что это за город?.. – спросил у Перуна.



- Это город джинов, он прекрасен, как мечта людей, их вечное стремленье к счастью – помолчал немного и задал вопрос, - скажи мне, человек, что такое счастье?.. Много наблюдал за человеком и никак не мог понять, чего он хочет… Вот ты, чего хочешь?.. зачем живёшь?..



Я?.. – Сар замолк… Действительно, зачем живёт, что хочет?.. и понял, что не знает. Знает, что он должен делать в режиме – Здесь и Сейчас, а вот зачем живёт?.. зачем он делает то, что делает, он знает, а вот живёт?.. так и не нашёлся, что ответить – не знаю, если честно. Знаю, что буду биться, Огневику защищать, всё сделаю, что б оберечь дитя во чреве, как и после его рождения, а вот зачем живу, не знаю.



- Вот-вот!.. тем человек и отличается от всех других созданий – он всегда чего-то хочет, а зачем, не знает.



- А ты знаешь?



- Нет. Но я и не хочу знать. Есть мартица, как Мудрость Высшего, который знает всё и строит так, как надо.



- А матрица, это что?



- Мать Трёх Царств, трёх Миров – задумался Перун… - но ведь и Земля имеет Царства Три…



- И я об этом. Так может человек и есть тот, кто призван новую Матрицу Творения создать, а Земля, как семя грядущего Творенья?



- Зачем?.. и призван кем?..



- Родом изначально, но не утверждаю, если честно, думаю, что тот, кто родиться должен, знает.



Более поговорить не удалось, в небе на закате появились огненные блики. Не обманул Перун, охота за нарушителем закона, кем сейчас считались Сар и Огневика, началась конкретно. Огневика последнее время молчала, находилась, будто всё это время, в каком-то подвешенном состоянии, мысли не складывались в слова. Всё вроде понимала, а вот объяснить не в силах.



- Надо Амазонку высадить домой – заявил Перун, - если хочешь сохранить её. Жарко будет, можешь не вернуться.



Он понимал и где-то в себе надеялся, что Сар погибнет, нет у витязя ни одного шанса против флота Дэвов, это сотни кораблей… Знал и то, что он сам неуязвим, молнией уйдёт из битвы и восстанет там, где пожелает. Тогда Амазонка точно его будет. Понимал и даже стыдился своих мыслей, но возможно всё, это ведь не значит его предательства, он честно будет биться. Конечно, он мог уйти сейчас, но связывала клятва, боги не могут клятву нарушать, только люди.



Сар же подумал, что это может быть обманом, но ничего… пусть будет. ,. Надежда вся на Огневику, до зоны доберётся, там укроется. Обнаружат всё равно её, возьмут к себе в эпоху Сара. Главное добраться ей до зоны и сделать всё, как надо, как витязь научил. Перун не знал об этом. Скорее, считал, что нет шанса у Сара с Огневикой. Он ведь ничего не знал о Саре, не знал, что он решил укрыться вместе с Огневикой в далёком недоступном для Драконов месте, да и не только для Драконов, но и для всех богов.



В эпохе Сара, почти все стихии служат человеку, и человек шагает широко, исследует миры другие. Конечно, не всё известно, но это и не страшно. Эпоха Сара – это слой Беспредельности под властью человека. Другое дело, что давит неизвестность со всех сторон и связывают сети квантовых миров, реальностей, творений. И эти сети, как сети пауков, которые уничтожают рано или поздно все творенья. Вот это и должны были наблюдатели во времени понять.



- Хорошо, высадим… - согласился Сар. С Огневикой он уже поговорил и знал, что подождёт его три дня, а после в зону пробираться будет.



Медленно ладья подплыла к берегу и Огневика вышла, слёзы так и рвались наружу… не оглядываясь быстро побежала, чтоб Сар не видел слёз её, ведь она не просто дева, Амазонка, и через минуту скрылась в небольшом ущелье.



- Я вернусь, родная!.. крикнул на прощанье Сар.



Перун не понимал, что так любить возможно, не понимал их связи. Человек готовый жизнь отдать за самку?.. И даже после всего, что видел, считал, что девы у людей нужны только для того, чтобы плодить и размножаться.



Огневику проводив, Сар подошёл к пульту управления:



- Я поведу ладью.



- А ты умеешь управлять ладьёй?.. она ведь необычна и сама имеет долю разумения.



- Пока сюда летели, научился, это как в кибер пространственной игре – ответил Сар. Он, действительно, всё понял.



Перун уступил.



- Курс можно самому определить. Смотри, здесь Селена, самый большой спутник, он обитаем, это цветущий сад Аполона и даже самого бога вселенной – Ра, трогать не советую его… здесь Артемида, здесь Даная. Артемида и Даная близко, Селена дальше, Артемида и Даная свод небесный держат, - показал Перун на голографической карте.



- Подожди, Перун. Хоть ты и бог, но позволь человеку поработать и подумать, делать что. - Он решил испробовать свой активатор шага времени. Если получится, то он для всего флота бога Ра, станет невидимкой, и проявится в октаве Огневики только для того, чтоб нанести удар. Понял он и то, что боги земные не всесильны и власть имеют только на Земле. Хотя, кто знает, может в этом и есть их сила, как и человека, ведь они так же инфицированы вирусом Драконов, только в малой степени.



- Ты смертный и не сможешь победить, даже живым не сможешь выйти, не один ни бог, ни человек не может.



Сар улыбнулся:



- А почему ты решил, что смертный я?. Скорее, я тот, кого ты видишь… но нет меня…



И действительно так было, он нарушает все законы, действуя в эпохе Огневики. Жить можно было, только здесь родившись… но он то не рождённый?..


    -------------------



Ладья поднялась вновь над океанам и взяла курс на Солнце. Дэвы шли от Солнца и только при подъёме Сар увидел сколько их… казалось – тысячи их было. Их ладьи летели клином, как стая журавлей, только охватывали всё, от горизонта и до горизонта. Понятно было, что жизнь земных созданий их тревожит мало, готовы всё уничтожить на своём пути. Шесть Драконов потеряли и не только статус свой, совсем исчезли, как корова языком слизала. И потому этим событиям был присвоен статус восстания людёй, за что карались все, от стара и до мала, и не только люди, но и сама планета, должна была сменить свой облик.



Перун наблюдал за человеком, готовый был в любой момент исчезнуть, молнией уйти в пространство или зарыться в землю. Нет, он не боялся, он не понимал действий человека и это угнетало. Ладью направить в центр вражеского клина?.. это же самоубийство. Можно было просто уйти и спрятаться в покровах ночи, пока насытятся поиском Драконы. Понимал он и то, что планета сейчас просто обречена, пока не перепашут и вновь не перестроят, не успокоятся. От силы той, что к Земле идёт, спастись никто не может.



- Надо к людям и увести их в горы, иначе все погибнут. Не успокоятся Драконы. Соберут своих, переправят на Селену, вот тогда начнётся всё. У тебя время пару дней.



- Пару дней – это хорошо – ладья уверенно летела к центру вражеского клина, - это не у меня, у них пару часов осталось, так что фора у меня, Перун. Они мне пару дней дают, а я им ни одной минуты. Вот окараются крылатые.



- Драконов нет на кораблях, их на земле осталось шесть. За ними другие корабли придут, когда почистят эти все Земли просторы.



- Я же говорю, что поживём, увидим…



Вокруг ладьи стал появляться искрящийся туман, он расширялся всё более по сфере. Сар видел, что активатор действует, работает, туман охватывал уже огромные пространства, и в корабле всё жарче становилось, если не выйдут в открытый космос, сгорят вместе с ладьёй. Скорость ладьи так же росла всё больше. Он представил, как сейчас он видится снаружи… Это летящий ком огня, который расширяется по сфере, не оставляя ни одного шанса увернуться или повернуть обратно. На периферии видимости стали появляться всполохи огня, это первые соприкосновенья с клином Дэвов. Ладьи врага горели, как бумага.



Дело в том, что шаг времени эпохи Сара превышает во много раз шаг времени эпохи Огневики. Чтобы выровнять и нужно было «посвященье». На начальном этапе посвящения вибрационный фон по сфере увеличивался в сторону высоких частот колебаний и получалось, что то, что вне, вдруг попадало в сверхвысокочастотную среду, как в печь, плотность материи росла,  и она просто сгорала. Но человек мог выдержать, если находится внутри этой сферы огня, потому что направление вектора огненных протуберанцев был направлен вне системы.



Значение имела скорость. На земле процесс проходил почти безболезненно, просто выравнивались частоты колебаний, как бы потихоньку проникая и утверждая свою волну, как два канала информации в эфире. А здесь получалось, что эфирная высокочастотная волна просто сметает всё, что на пути в эфире по шкале частот. Ладья летела не в пространстве, а в виде волны плотности времени и потому воздействовала на всё пространство сразу, может даже на бесконечность всю. Но об этом было думать недосуг. Сару нравилась такая сила и неуязвимость…



Ладью трясти начало, вот-вот развалится на части, а может и на атомы… понял Сар, не успевает в открытый космос выйти. Но в этот момент включился разум… та маленькая часть, ладьи. Ладья включила блог защиты и выбросила впереди себя сеть света Лила, он срабатывал, как прекрасная система охлажденья, его основа – пары азота восемь… Через минуту ладья вышла в космическое пространство и свет исчез. Сар понял, что он вышел из октавы Огневики и теперь для всех невидим, хоть сам и видит всё. Он развернулся, чтобы увидеть поле битвы. Небо было чисто от горизонта и до горизонта. Перун был ошарашен.



- Ну что стоишь, как та статуя, которая не может ничего иного?



Перун молчал, он ничего не понимал. Если б он знал, что и Сар так же пока не понимает ничего. Он просто не знал силу того, что создал, всё было в первый раз, но понял одно, что если бы не система защиты самой ладьи, то не смотрел бы он сейчас на Землю.



- Ты кто?.. муж знатный. Ты не человек, не бог… кто?.. – спросил у Сара.



Сар не ответил на вопрос, а задал свой:



- Покажи всех Драконов на Земле.



- Зачем? Можно их всех на спутниках нейтрализовать, там центр их управленья.



- А кто управляет?



- Да никто, связь полная, спутники действуют, как архив всех знаний. Правда на Селене есть центральный пункт, но управление идёт через небесные столпы… что держат свод небесный, и это Артемида и Даная. Драконы – это единство, и уничтожить невозможно их, они часть системы матрицы вселенской, а матрица вселенной и есть вселенная, даже Творенье всё.



- Ты знаешь всё про них, и преклоняешься пред ними?.. почему?..



- Каждый Дракон имеет Код звучания и жизни… это математика по вашему, набор рун в порядке вселенского начала, а у нас Код другой, вторичный, у человека, так, вообще, разорванный на части.



- А почему разорванный?



- Это ты спроси у Рода, ему так захотелось… Именно, поэтому мы и призвали Мудрость неба, что себя Драконами зовут.



- И что?.. если сбой такой, то почему не уничтожат просто?



- А ты подумай сам, зачем уничтожать?.. Вот я смотрел на вас… на тебя и Амазонку и видел, сколько ваше влечение друг к другу перерабатывает энергии… не просто перерабатывает, а вырабатывает, как неисчерпаемый Источник жизни. Мы понять хотим, да и Драконы, почему?..



- Ну, положим, не понять, а использовать пока стремятся все, кому не попадя. Наплодили на Земле мутантов всяких, а человека сделали раб(ом).



Сар уверенно летел к Даная, к спутнику, что ближе был на тот момент. Он ещё не знал, зачем и что там будет делать, скорее всего, чтобы понять причину силы этих спутников и их структуру. Он знал, что он не видим, находится как бы в сфере и ощущаться может только, как состояние или волной, некоторой энергетической пустотой. Понял всё, что ему Перун поведал.



Драконы – это Один в системе, кода матрицы вселенной, начало кода Рун и поэтому они связаны с Первоисточником матрических сетей. Всё, что происходит в Творении, немедленно фиксируется ими, как и наоборот, любое изменение в части, которыми являются Драконы, фиксируется во всей вселенной, как и во всех её частях… которые имеют начало Руны, называемой Первоисточник или не во всех?..  Человек, да и вся Земля, как только разделилась на две части, выпала из матрицы Творенья, стала создавать свою структуру Рун, в которой человек, как пара, стал Первоисточником из Рун, то есть завоевал код самой Земли, который был кодом (А-р-…) в разделении, (…-р-(А)-р-…) в единении Начал. Как отражение Земли в сферах вселенной - (А-(р)-А). У Земли начало было, но не было конца, во вселенной всегда замкнутость системы.



Разделение Одного позволило стремленью к половине высвободить огромный энергетический потенциал и не первоисточника а того, что до него, это то, что называется до бесконечность, как и до вечность… Это поняли Драконы Мудрости и решили воспользоваться этим, черпая энергию через вечное стремление двух половин к друг другу. И важно было, чтобы стремленье было, но не встреча. Встреча двух начал изолировало полностью их от всего Творенья. Они сами получали статус самостоятельного Творения, поэтому этому надо было всячески препятствовать, что и происходит. Уничтожить человека – лишиться бесплатного источника энергии, сохранить – жить в постоянном страхе, что человек найдёт вторую половину и станет сильнее всех частей вселенских духов и созданий.


   --------------------------------



- Расскажи про вооружение ладьи, Перун.



- Посох знаешь?



- Да.



- Здесь система та же.



- Понятно, есть у меня идея, стоит попробовать…



- Каждый спутник щит имеет, который таким оружием не взять. Более того, отразится и ударит по нападавшему…



- Нормально это, нам нечего бояться… нас как бы нет здесь, но для пустоты мы есть, как и спутник есть… выходит, если ударить, то пустота объединяет нас и… - а что же это значит, он сам не понимал.



Со стороны Селены в космосе низких частот стали появляться новые ладьи. Они были размером больше тех, что уничтожены и разных форм. Несколько ладей имели форму ракушек.



- Похоже, кинули весь флот и здесь не Дэвы, а Перволюди (боги) – заявил Перун. Будут через семь часов.



- Как ты знаешь?



- Знаю… сам один из них.



- Тогда почему ты здесь?



- Не задавай глупых вопросов, человек, а лучше уступи мне место и понаблюдай. Надо ударить по Даная. Там ведь тоже есть ещё ладьи – посмотрел на Сара, видимо думая, стоит ли говорить… - Даная и Артемида называют не случайно ведь столпами, что держат свод небесный.



- Да… давно хотел спросить об этом.



- Если смотреть с земли, то орбита Даная с северо- востока к юго-западу, а Артемиды с северо-запада к юго-востоку. Главное, что вращаются они в противоположных направлениях, Артемида по часовой стрелке, Даная против часовой. Такая система заключает Землю в сферу мощных полей, которые нейтрализуют силу полей Земли… Эти спутники в шесть раз уменьшают силу притяжения Земли, что создаёт благоприятные условия для Драконов, Богов, да и для всех других форм жизни и человека, в том числе.



- Тогда зачем же разрушать?



- Человек смертный глупеет от бездействия, становится пассивным, а, по сути, рабом безмозглым, но и прекращается выработка энергии…



Сар остановил диалог



- Всё. Понял.



- Вот и я о том же. Если бы ты был подвластен действию столпов, то так быстро бы не соображал.



- А Амазонки?



- Амазонки?.. я и сам пока не разобрался, только начинаю понимать, что их напряжение ожидания своих Возлюбленных, и их поиск, нагнетает энергию внутрь себя, что и создаёт их гомеостаз… но и то, в скорости мышления с тобой им не сравниться.



За разговором Сар незаметно уступил пульт управления и сел в кресло рядом. Перун уверенно шёл на сближение с Даная. Подойдя на расстояние прямого поражения, ударил вакуумным ядром. Сар видел соприкосновение со спутником ядра… удар был нанесён мастерски, как бы в догонку, что придало некоторую скорость, такую, что сорвало спутник по касательной с орбиты. Перун, не раздумывая ударил ещё несколько раз. Со спутника стали подниматься корабли, но они не видели противника и не понимали, что происходит, потому били наугад, чувствуя опасность.



Перун же легко уходил от поражения или прямого попадания, сам же продолжал преследовать, бомбардируя спутник. Сару пояснил:



- Тут и так пространство разряжённое и снаряд воздействует только при соприкосновении с Даная. Но проникает внутрь, в виде маленьких пустот, разрушая саму структуру спутника, его материал, и всю систему управленья.



Сар промолчал, просто наблюдал за спутником, который устремился к Артемиде, что появилась на другом конце Земли…



- Вот теперь пора нам уходить, столкновенье неизбежно, а это взрыв такой, что… - посмотрел на Сара, спросил: - мы уязвимы?



- Не знаю… но стоит выходить в октаву Огневики, там шаг времени более широк и потому больше шансов увернуться. Но что же с Землёй?.. ведь от взрыва двух лун она просто под осколками погибнет…



- Поздно думать, ничего уже не изменить. Только знаю я, что Земля имеет средство защиты от всяких тел небесных, а вот каких, не знаю. Ладно, сам же говоришь всегда, что поживём, увидим – он улыбнулся, глаза пылали не божественным огнём, а азартом битвы.


   -----------------



- Поживём, увидим – как эхо витязь повторил… и включил свой активатор.



Перун к Земле ладью направил, увеличивая скорость. Он понимал, что ему придётся уходить в виде стихии… Обратное движенье по шкале частот труднее проходило. Ладью встряхивало, как пушинку и вдруг будто ударило и вспыхнуло вокруг пространство всё. Удар был так силён, что Сар потерял сознание. Последняя мысль, которая мелькнула… «Надо посмотреть, где селенье Огневики»…



Когда очнулся, увидел Перуна за пультом управленья.



- Очнулся, человек?.. – улыбнулся громовержец.



- Что произошло?



- Да ничего, просто разрушили столпы, что свод небесный держат… столкнулись Артемида и Даная. Земля перестраивается и спешно создаёт электромагнитное поле, да и сила притяжения Земли вскоре увеличится в шесть раз, и это, если Селену с орбиты не собьёт. Представляешь, что сейчас на Земле, да и на Селене происходит?



- Как люди?



- Думаю, что выдержат, да и многие другие формы жизни выдержат, а вот мутанты?.. – посмотрел на Сара. – Тяжко будет, точно.



- А ты?



- Я нет, не выдержу. Разве, что на вершинах гор, но я буду на земле существовать в виде стихий. А вот Драконы все накрылись или скоро… и все их земноводные друзья. Сейчас Земля свободна, как никогда. Пока матрица настроится, человек век золотой построит с его то скоростью мышления, тем более, что сейчас она увеличится в разы.



- Так хорошо это!..



- Пока то хорошо, пока во избежание распространения заразы, мятежное пространство в сферы иллюзии не будет заключено, то есть система, как бы выйдет из мироздания, будет опечатана в мгновенье времени одном. Далее в ней создадут каналы, через которые будут энергию качать…



- Понятно, что непонятно ничего… А младенец, что родиться должен?..



- Не знаю ничего. Знаю только то, что Род сказал, что написано в Рунах Начал. Не дадут ему вырасти, я всё перебрал… нет шанса, Амазонку ещё раньше уничтожат. Пока всё настроится, полный хаос будет.



- Родится!.. – Сар подвёл итог. Из слов Перуна он понял, что даже эта битва будто спровоцирована и замыкание мятежного пространства создаёт условия внутриутробного развития плода. Их ребёнок, только символ, способный… может быть, своим рождением активировать рожденье нового вида жизни во всём Мироздании и навсегда уничтожить всякий произвол, хоть и от самих Драконов Мудрости. – Скажи, зачем мне помогаешь?



- Помогаю?.. - посмотрел Перун печально, понимая, что расстаются, - тут ещё надо разобраться, кто кому помог. Я стал другим и понял… Вот на прощание тебе то, что понял и увидел… поймёшь иль нет, только от тебя зависит.



Возникла голограмма прямо перед Саром. Она была живой моделью истины самой.


 IRRI - Код Бога (Ра или РАй-небо)


RIR - Код Человека (Ар или АРий-земля)



I()I-смерть, радуга, заключённая в столпы Первоисточника.


)I( - Ж-жизнь


I(Руны)I


)I( - нет ограничений, есть форма Жизни, Творец.


------------


В современной интерпретации:


А-РР-А -Код Бога (РАй)


Р-А-Р -Код Человека (АРий)



Образы, Руны, картинки менялись. Раскрывая смысл и понимание этого смысла…


 )I(…)I(  или RIRRIR


Бином Мужского и Женского создаёт божественное сознание (сферу), подчёркнуто  )- I(...)I-( – Код Бога и Код Человека .  Другими словами, Бог внутри человека, как его творческое начало, но только в Биномном сотрудничестве двух Начал. Теперь он знает смысл своей жизни… Понял и Перун значение жизни Человека и их образ жизни.


Глава седьмая

Огневика не ушла, на берег вышла, как только ладья чуть удалилась. Она видела, как вспыхнула ладья, и огонь молниеносно распространился по всей округе. От неожиданности даже упала и закрылась неуклюже, обхватив голову руками, почувствовала жар, потом будто кто втолкнул её в песок. Было больно, но ещё больнее было где-то глубоко внутри, будто сердце разорвалось от нахлынувшего горя. Ведь это её любимый витязь собой пожертвовал, чтобы она жила.



Так она считала, безучастно глядя на пустое небо. Смеркалось и скоро даже отсвет, как последнее напоминание, исчезнет, только в сердце останется рубец, который вечно кровоточить будет. Она посмотрела на лучемёт, что ей Сар оставил… «выходит, что он сознательно оставил ей своё оружие»… Она ведь понимала, что разные они, он человек, который выше Бога, а она всего лишь Амазонка, оборотень, ведьма. Вспомнила, как он ответил ей на это… Ничего, и ты через два миллиона лет будешь, как я и улыбался. Сколько ж это? Тьма тьмущая тысячелетий…



Не хотелось делать ничего, не хотелось никуда идти, хотелось просто сесть и умереть, как верная собачка в ожидании своего хозяина и друга человека, выть на луну от горя, одиночества и скуки. Да, о луне – Даная восходит на небосводе… Интересно… как садится Солнце, становится темнее, пока не восходят три Луны, одна за одной, и как днём освещают всю округу, только свет холодный и какой-то мёртвый, неподвижный. Волки-человеки любят пору всех лун, так что пора и уходить, а то можно и в когти мутантов угодить. Себя не жалко было… слишком много потрясений за последние деньки, так много, что сил бороться не осталось… если бы не тот, кого должна, просто обязана спасти… Он ей силы для преодоления давал.



Она ещё не понимала, что те силы, что брошены на поиск, перекрыли все пути, и сейчас работают над тем, чтобы защиту Амазонок уничтожить. До племени совсем недалеко, оно находится на плато между гор или в горах, в небольшом лесочке на берегу горной речушки. Встала Огневика и быстро побежала вдоль ущелья, раздумывая, как будет пробираться в зону. То, что не стоит ждать три дня, понятно было и без напоминания. Сар погиб, так считала, потому и у неё дОрог каждый день, а может час. Решила, что завтра и отправится, но!.. что-то не так… будто чего-то не хватает… Она часто ходила раньше этой тропой, чтобы полюбоваться океаном, и всегда на тропе было всё понятно, даже каждый звук и пенье птиц, и шорох листьев. Сейчас же?.. птиц не слышно… почему?.. Кто-то раньше их спугнул?..



Проверить решила Огневика. Когда осталось метров двадцать до выхода на плато, толкнула камень с кручи небольшой. Он покатился вниз, увлекая следом то, что попадалось на пути. Шум привлёк ночную птицу, что закричала, будто это на неё идёт весь камнепад. После неожиданного крика птицы, установилась тишина такая, что уши заболели, но уловила шорох, который выдавал присутствие кого-то, что скрываются, а значит не друзья. Тихонечко сошла с тропы, затаилась и стала ждать. Те, кто скрываются, решат узнать причину шума… Так и произошло, через минуту на тропе появились Дэвы, их было трое. Шли медленно, сканируя пространство, но ничего не обнаружив, развернулись и исчезли будто, как растаяли в ночи.



В племени звали её ведьмой, это те, кто мог морок наводить и быть видимо невидимой. Настроившись на морок, тихо двинулась вперёд. Она прекрасно видела всё, что вокруг, но её могли видеть только те, кто вместе с ней. Подойдя вплотную к выходу на плато, осмотрела и увидела всю картину, тем более стало ещё светлее, на небе взошла полная Селена, на востоке светила Даная, на западе сияла Артемида, вместе они образовывали в дни полнолуния чёткий равносторонний треугольник. В такие дни прекрасно создавался морок. Даная и Селена светили сильнее, но свет был дважды отражённый. Они отражали свет Солнечный и свет Селены. Можно появиться здесь, а показать себя в любом другом месте, как мираж в пустыне, например. Конечно, могли такое единицы, но Огневика была одна из них.



Осмотревшись, поняла, что долину окружили со всех сторон, кордоны Дэвов по периметру везде через пару сотен метров, а между этими кордонами звере-люди и мутанты всех мастей. Она может протиснуться в долину, но поняла, что нужно будет племя выводить потом, иначе всех поодиночке уничтожат. Дэвы не могли проникнуть к племени, но ждать могли сколько угодно… получалось, что племя в осаде и, видать, устроились надолго. И всё равно, поняв всю систему осады, Огневика была насторожена… что-то было не так, или не совсем, но что?.. надо понять… неучтённая деталь может стоить многих жизней и ошибок.



Продолжая медленно осматривать пространство, наконец, поняла!.. среди Дэвов люди, такие же, как она сама. Присмотревшись, увидела присутствие человеческих самцов, полуголых, неухоженных и диких. Это те, кто служат Дэвам. Их услугами редко пользуются, но случай, на этот раз, обязывал, ибо уничтожены Драконы. Звали Амазонки их детьми Велеса. Эти племена не поклонялись особо никому, но многое могли, были весьма проворны, воинственны, умны, жестоки. Жили семьями в лесах, но и создавали города, и промысел их был – грабёж, охота и война. Пытались иногда напасть на амазонок, но чаще сами попадали в плен. Амазонки их использовали для продолженья рода, хоть и оставались многие у них… те, кто попадали в плен оков любви самой… ибо влюбиться в амазонку, значит безответная любовь, что считалось хуже смерти.



Что ж, теперь понятно всё, надо в племя пробираться. Дети Велесовы опасны тем ещё, что могли морок заморочить, тогда обмануть их невозможно. Их старейшины очень много знают… даже больше кое в чём, чем Амазонки, их упор был на животный образ жизни. Животные, каждый вид выполнял определённую роль на земле, имел определённое виденье и способности в мирах. Лучший из жрецов объединял в себе возможности и способности многих животных, и так называемые духи животных, подчинялись им, служили, открывали способности иные. Правда воины не владели многими техниками, но каждый из них мог использовать один из видов и способностей животных и потому, когда их много, многое и могут, но нужна общность интересов, ритуал.


  ---------------



Селенье Огневики открывалось для обнаружения только один раз в день, рано-рано утром, когда первые лучи Солнца освещали небосвод над ними. Этот миг длился пару минут, но кто угодно в этот момент мог проникнуть внутрь поля защиты. Всё остальное время магнитные поля надёжно защищали племя. Но даже если кто и попадал в это замкнутое на себя пространство, могли месяцами кружиться в круге малом, порой, не понимая, что происходит, что ходят совсем по маленькому кругу, пока не протаптывали целую тропу, но сейчас Дэвам помогали дети Велеса и три Дракона. Дети Велеса были варвары – полукровки Арий и многое могли, как Амазонки, а Драконы, используя влиянье лун, могли полностью нейтрализовать защиту, хотя бы на короткий промежуток.



Об этом Огневика знала и потому поторопилась. Ей не составило труда проникнуть к своему селению, да и внутри она была не подвластна мороку полей магнитных. Когда проходила по тропе к селению, за нею увязались всякие зверьки, попавшие сюда случайно. Она знала, что утром они выйдут без проблем, ну а другим помогут Амазонки и их дети. Амазонки, не значит только женщины, но женщины играли основную роль, они были неприкосновенные, каждая имела статус самой матери Природы, и этот статус так же и их обязывал ко многим воздержаньям, к сохраненью чести, достоинству, охране очага, что не нарушалось никогда.



Как не пыталась Огневика прийти скрытно, но всё племя быстро облетела новость возвращения ведьмы. Конечно, ведала в племени не она одна, но не было ей равных. Её расспрашивали, как и что, где была, как вырвалась от Дэвов…



- Погодите чуточку родные, не до этого сейчас… - и она поведала о том, какие силы собрались, что б уничтожить племя. В племени звали её Олена, но она будто забыла это имя и не откликалась на него. Понимала и то, что сегодня полнолуние и потому Драконы попробуют, именно, сегодня, снять защиту.



Старейшины обеспокоились и с тревогой посматривали на лунный треугольник. Действительно, морок исчезал или так казалось, нужно было срочно вечерю собирать и ворожить всю ночь защиту. Хорошо, что Олена появилась, она умеет сдерживать силу самой Селены. Но!..



- Что это?.. – кто-то воскликнул.



Даная стала двигаться навстречу Артемиды, правильный треугольник стал искажаться. На Данае произошло несколько вспышек, после которых та всё быстрее набирала скорость и всё быстрее шла на сближение с Артемидой.



- Это ж свод небесный рушится, Олена?.. – старейшина воскликнул, - столпы, что держат небеса, уходят. Земля не сможет небо удержать…



Огневика и сама не понимала, что происходит. Чувствовала, что что-то страшное и даже убийственное для Земли. Неужели это Сар успел что-то сотворить, или та вспышка сдвинула столпы?..



- Давайте подождём, а лучше собирайтесь в путь, укроемся в горах, я знаю все ходы и выходы… думаю, что скоро места на земле не будет, где спокойно будет. Небеса рушатся… что там, никто не знает.



Время было совсем мало, все понимали, что через совсем немного времени встретятся столпы и упадут на землю, обрушая свод небесный. Это же сколько звёзд падёт?.. Всё разрушат на поверхности, всё сожгут, если не успеют спрятаться в горах. Но, чтобы добраться до гор, нужно пройти кордоны Дэвов, детей Велеса, звере-людей, что казалось немыслимо. Но и оставаться, значило погибнуть, морок исчезал быстрее, чем сближались луны, племя двинулось с насиженного места. Не думала и не гадала Огневика, что вот так ночью придётся уходить и не просто уходить, а пробиваться сквозь кордоны превосходящего врага в открытую и для всех открытых. Впереди шли копьеносцы, потом лучники… но что это?.. против посохов, клыков зверо-людей, жестокости Велесовых детей.



Для Велесовых детей, Амазонки, как награда, объект для наслажденья. К ним попасть страшнее, чем к Драконам или зверо-людям, не щадили никого, мужчин не брали в плен, сразу убивали, женщин насиловали, издевались и резали, как овец или сжигали с наслажденьем на кострах. В племени было три посоха и имеющие их, выдвинулись впереди. Огневика первой шла.


  ------------------------



Шли к тропе, откуда появилась Огневика, открыто. Уже видели Дэвов и их необъятные полки. Те, увидев Амазонок, не скрывались, просто стояли и ждали, понимая, что некуда деваться. Только дети Велеса не проявляли рвенья, посматривая на сближенье лун. Какие ни какие, но это были люди и понимали, что падение столпов ничего хорошего не предвещает, Дэвы же и зверо-люди не реагировали никак. Они не чувствовали и не понимали значение событий, как и не могли планировать на будущее их.



Что это?.. В небе появилось три Дракона, но они не приближались, боялись, по-видимому, лазерного луча. Видеть, не видели его, но силу знали… «Интересно, а лучемёт достанет до Драконов» - подумала Огневика. Она первый раз в руках держала это грозное оружие. Направила на одного Дракона и, с замираньем сердца вперемешку со страхом, нажала на гашетку, сразу опустив её. Сначала ничего не произошло, но!.. в следующее мгновение дикий крик Дракона разорвал пространство. Падал змей непобедимый, вдруг вспыхнул факелом, сжигая экипаж. Оставшиеся Драконы поспешили удалиться, но Огневика в раж входила, она направила свой лучемёт на Девов и ударила по ним, провела лучом справа на лево.



Вздрогнуло пространство, лес горел, земля превращалась в пепел, казалось ничто живое не выживает в этом аде, и к этой картине ужасов, Дракон горящий где-то рядом. Это шок для Дэвов, не могли они предположить, что так их встретят. Племя Амазонок пали на колени и замерли, как мраморные изваяния. Огневика прочищала впереди себя пространство, ей и самой было страшновато. Но остановилась, поняв, что сейчас можно проскочить, и надо торопиться, столпы вот-вот столкнутся, крикнула:



-Вперёд, родные!.. – сама побежала быстро к тропе, что вела к спасению, потому что в горы.



Она знала там прекрасную пещеру, в которой укроется всё племя. Конечно, надо ещё добраться, но не было выхода другого. Племя опомнилось и устремилось следом, больше от страха, чем от храбрости, с опаской поглядывая на Огневику, которая сама огнём пылала будто. Рядом старейшина с ней шёл, но и он слушался её беспрекословно, понимая, что всё, отныне, от неё зависит.



Когда были уже у самых гор, осталось пройти всего совсем немного, увидели то, что натворила Огневика. Тропа завалена камнями, деревья срезаны, кругом трупы Дэвов и звере-людей, обугленные, срезанные лазерным лучом. Сейчас всё успокоилось немного, но тишина была зловещей. Понимала Огневика, что надо к океану выходить и это совсем недалеко, но не было тропы, через завалы надо пробираться… Деваться некуда, надо спешить, пока Дэвы не опомнились от шока. Поняла, что больше не надо будет разрушать всё впереди, противник только по флангам и сзади может быть. Впереди горы и океан, там нет им места.



Она ударила из лучемёта по своему селению, там уже хозяйничали Дэвы и по флангам для острастки. Теперь у них есть пару часиков, чтобы выйти к океану. Больше тревожили не Дэвы и даже не звере-люди, а дети Велеса. Они, увидев в действие такое оружие, всё сделают, что бы его заполучить, но понимала и то, что это осознание и подготовка займёт немало времени, это пусть небольшая, но отсрочка, так как горы они знают хорошо.



Поняла она и то, что смысла нет ей в зону пробираться. Сдвинулись небесные столпы, да и управление Драконов пало, на земле сейчас начнётся полный хаос, сама Земля другою станет, всё изменится глобально, когда звёзды упадут на землю. Посмотрела на столпы – они вот-вот сойдутся. Через часик племя выходило из завалов на плато небольшое, что над океаном возвышалось. Это голая площадка на высоте обрыва метров ста, далее, внизу равнина небольшая, омываемая океаном. Вдоль утёса шла тропа, что вдали терялась, за поворотом прячась. Им сюда. Прежде, чем идти, следовало отдохнуть немного.


   ----------------------------



Лежала Огневика и смотрела вдаль. Над океаном чайки… хорошо им, они не ведают, что сдвинулись столпы, они просто живут и радуются жизни… или огорчаются. Хотелось спрыгнуть вниз с утёса и чайкой улететь в неведомые дали, лететь не просто так, а к Сару…



- Где ты, Кеп?.. – но не было ответа.



В себе услышала вдруг его голос:



- Кто ты, лада моя ненаглядная?.. Уж не жизнь ли моя на Земле?



Заплакала дикарка и крикнула голосу Сара в себе:



- Нет, не жизнь!.. Я твоё вдохновение!.. И Заря для тебя я во мгле. – На небо посмотрела… скоро заря займётся, надо идти.



Рядом старейшина сидел и думу думал. Он считался самым мудрым, а, выходит, дева его мудрее стала?.. Он не тревожил Огневику, хоть и понимал, что она виновница во всём. Про Сара просто ничего не знал. Прибежали смотрячи, поклонились низко и просили слово молвить.



- Ну, говорите уж!.. - не выдержала Огневика, понимая, что вождь паузу обязан будет выдержать, прежде, чем ответить, - к чему все эти ритуалы?



Старейшина кивнул.



- Веллы по берегу идут. Много их и скоро будут здесь – они с надеждой на Огневику посмотрели, точнее на лучемёт её.



Старейшина что-то сказать хотел, но Огневика не позволила, сама сказала:



- Всё!.. поднимаемся и двигаемся в путь, вдоль гор по склону.



- Мы там, как на ладони будем с берега видны – возразил один из смотрячей.



- Пусть, но не приблизятся они по берегу, будут искать подход по тропам, через червоточины к нам попробуют пробраться. Вот там-то надо осторожным быть, - немного помолчала. – Нужна им я. Поэтому в конце пойду, а племя впереди. Буду показываться постоянно, думаю, что если даже в червоточинах укроются, племя пропустят, чтобы меня не упустить.



- И что?.. они коварны и хитры. Тебя возьмут, нас уничтожат всё равно.



- Пусть лучшие со мной идут, чтобы отбиться в случае чего.



Можно было ещё долго думать, но ни времени, не сил не оставалось.



- Всеслав… - на старейшину кивнула, - вас поведёт. Он знает, где укрыться. Там червоточин нет и родник в пещере, и выход в лес, на горную равнину – немного помолчала, - на моё оружие сильно не надейтесь, скоро сила кончится его. Может, хватит только для того, чтоб скрыться, да и приберечь необходимо, могут Драконы появиться, а против них только это оружие сильно.



И племя двинулось. До спасительной пещеру было близко, но туннелей, прокопанных червями, было много, поэтому шли тихо, пуская впереди разведку. Огневика и с десяток витязей замыкали караван. Иногда на побережье появлялись Веллы (так звали Велесовых детей), но не проявляли никаких активных действий. Почти без приключений добрались до пещеры, где решили укрыться, первые уже в неё входили. Понятно было, что Веллы не успели среагировать и пока добирались до червоточин, племя успевало скрыться. Но они решили, что захватят Огневику всё равно, так как в пещере она не сможет развернуться со своим оружием, себя погубят. Да и умели направлять червей в том направлении, каком им надо. Пророют туннели прямо в пещеру. Они ещё не понимали, что черви все погибнут, когда столпы небесные падут. Они не смогут выдержать земное притяженье.



Вот и последние селяне в пещере скрылись. Огневика предвкушала отдых. Отправила свою охрану, объяснила:



- Я путь закрою, тропу разрушу, чтобы за нами никто не смог пройти.


   ----------------------



Когда скрылись витязи и Огневика подняла свой лучемёт, встретились Даная с Артемидой. Вспышка озарила всё пространство, разрывая оба спутника на части. Сначала установилась тишина, и она, казалось, длилась вечно… Огневика ударила на всякий случай по тропе, и камни повалились, нарушая тишину и падая в долину на берег океана. На берегу лежали Веллы, ослеплённые небесным взрывом, и некуда бежать, хотя многие, увидев лавину камнепада, побежали в океан. В этот момент волна от взрыва в небесах земли достигла, волну подняла в океане, сметая всё на своём пути. Огневика хотела скрыться вслед за племенем в пещере, но впереди тропа вдруг обвалилась, а её волной отбросило назад. Лучемёт выпал из рук и улетел вниз с камнями вместе, разлетаясь на зап части. Она осталась абсолютно не защищённая и будто одна на белом свете.



В небе появилось много звёзд летящих, они падали на землю. Этого она боялась, небо падает, что дальше, неизвестно. Но падающие звёзды земли не достигали, а сгорали в небе, освещая всю округу. Она не знала, что Земля могла и защищаться. Когда звёзды (камни) попадали в атмосферу, и сила притяжения выравнивалась с силой сопротивления атмосферы, камни просто разрывались, превращаясь в мельчайшие частицы… в атомы и ещё меньше. Только самые большие могли земли достигнуть, но таковых немного было или не было совсем, потому что они размером должны быть с маленькую планету.



На небо тучи накатились, откуда неизвестно, засверкали молнии, и гром загрохотал, на себя беря основной удар волны ударной от взрывов падающих звёзд. Не так страшен был сам взрыв, как последствия его волны, вот его и гасили тучи. Но всё равно, горы задрожали от частых взрывов, ибо звёзд было тысячи, а может больше. Вдали Дракон вдруг появился, самый древний, самый страшный, но поражённый одной из падающих звёзд, пал в океан, подняв волну, которая почти достала до утёса. Всё рушилось вокруг, грохотало и стонало, будто сама земля кричала, пытаясь от разрушения уйти.



Тяжесть навалилась и такая, что руку было не поднять. Казалось она стала, как каменная… она ещё не понимала, что это будет постоянным состоянием на сотни тысяч лет, что эта тяжесть уничтожит всех Драконов, в камень превратит, многие виды жизни и полностью изменит всё на всей планете, на всей Земле, земли многие затопит, а многие вскроются для жизни. Люди выживут, но только её племя и племя детей Велеса, по которым будут воссозданы новые жизни, но только через сотни тысяч лет, потому что на Земле власть захватят циклопы, однополые, выродки Драконов, созданные на основе скрещения самих Драконов и Велесовых детей.



Но это всё было впереди, а пока… кончался звёздопад, и начинало успокаиваться всё, кончилось время правления Драконов, начиналось время смуты и обмана, что приведёт к вечной войне и полной изоляции от Жизни. Время сжималось, и на Земле не оставалось места, где укрыться можно. Из-за горизонта Солнце поднималось, но всего одна Селена его встречала, чтобы спрятаться в его лучах. Огневика поняла, что ничего не уцелело, только высоко в горах, быть может, что-то. Но не всё закончилось ещё.



Пространство будто схлапывалось в точку, и в этой точке, которой, отныне, была сама Земля вспыхивали тысячи протуберанцев, охватывая и завоёвывая огромные пространства, будто понимая, что это будет для неё тем, что называют домом или жизненным пространством. Для людей её племени это не ново, просто морок замороченный распространился на огромные пространства космоса. Посмотрела в себе, благо умела при желании, что племя её делает и увидела, что они ворожат, а это значит, что в закрытом пространстве они уйдут в другие октавы времени, чтобы потом, может через сотни, тысячи или даже сотни тысяч лет, вернуться в отчий дом и завершить устройство мира по замыслу Рода-Отца. «Жаль, что не мой сын их поведёт»… - подумала с горечью дикарка.



Сил не оставалось бороться, хоть и понимала, что стоит использовать последнюю попытку. Конечно, она останется одна, но… пусть будет, надо жизнь прожить полностью, чтобы не осталось времени существованию пустому. Посмотрела вдаль, в необъятные просторы океана и!.. что это?.. там ладья плывёт, сверкает в восходящих лучах Солнца. Закричала, что есть мочи:



- Мой капитан, мой Кеп любимый!.. Я вечно жду тебя и не устану… Ты идёшь ко мне?.. На встречу чайкой я лечу… - подошла к обрыву и прыгнула, раскинув руки.



Чайка не видит грёзы и плакать не умеет… но  ладья не исчезла, напротив становилась ярче, отчётливей всё проявлялась. Подумала, что она не обернулась чайкой и камнем падает на камни?.. но порыв лёгкий ветра подхватил чайку под крылья и понёс на встречу Сару. Она видела, как он стоит на палубе ладьи и машет ей рукою… Крикнула ему, спрашивая будто:



 - Кто ты... витязь мой нежный и ласковый? Уж не рыцарь ли мой на коне?



Чайки не умеют плакать, но слёзы катились и у чайки, ведь она не просто чайка, ещё и человек. Услышала его.



- Нет! Я Воин, тобою обласканный, Приходящий Рассветом к


тебе… Отныне, ты моя АльМира!..


  -----------------




Эпилог.



В те времена земляне только-только научились время покорять, то есть переосмысливать то, что в прошлом произошло или должно произойти в грядущем. Сначала как будто всё слилось в один момент, который, разорвался, словно и раскидал во времени последовательностью проявлений. Возможность появилась в прошлое проникнуть глубоко, как съездить на экскурсию куда-нибудь.



Вот в этом путешествии в за миллионы лет и зародился Яросвет от милой и прекрасной женщины гиперборейки по имени Олена. Она должна была погибнуть в диких временах в пасти страшного дракона, но Святор из грядущего был очарован ею.



Хотел совсем остаться, но… не мог, слишком многое могло в грядущем измениться, тем более что будущий ребёнок мог изменить не только ход времён, гораздо большее. Представить сложно, как могло всё обернуться, но и оставить умереть, погибнуть он её не мог. Должна была одна погибнуть, а не двое. И Святор взял её с собой, в те времена, откуда сам пришёл, где человеком был не богом.



Конечно, понимал, что за такое действие, дверь закроется не только в прошлое, но и в будущее навсегда, но не бросать же на погибель милую Олену и того, что возле сердца зародился.



Так родился Яросвет в грядущем не как просто человек, а как сын участка времени из миллионов лет. Как удивительно и чудно – сын миллионов лет, сын времени, сын солнца, ведь солнце вне временно, лишь свет его проявлен во времени, как луч мгновенья-вечности.



…Родился мальчик – не родился даже и не мальчик, а светом жгучим вышел из утробы матери своей гиперборейки, начал проявляться человечком дивным, улыбнулся мило и исчез мгновенно!.. Те, кто роды принимали, испугались очень или удивились или... а он опять вдруг появился. Кто-то взять его хотел на руки... отдёрнул, вдруг обжёгшись, крикнул:



– Ярый Свет!.. Он жгуч, как солнце!



Так и назвали Яросветом. Так он и рос – то исчезал, то появлялся и матери с отцом рассказывал о том, что видел там, куда ходил – так он выражался. А видел он драконов, летал на них, и мамонтов, и динозавров и многое другое, что в прошлом, близком и далёком происходило.



То, на что для других требовалось долгих тренировок и знания большого, для него, как будто в сад сходить. Мог в прошлом быть невидимым, в виде света, мог проявиться человеком и быть таким, как остальные той эпохи. Везде он был, как дома и говорил он о себе:


– Я есть везде – и огорчался: – Нет нигде.



И нравом был горяч и неспокоен, но в сочетания ума и воли, был справедлив, правдив и честен. Любил он всё и всех, даже врагов своих. Мог ошибаться, но не тушевался никогда. «Ошибки учат хорошо, если осознаны они» – любил он говорить.



Когда подрос – астронавтом стать решил, но, поучившись, понял, что напрасно тратит время. Зачем лететь куда-то, если при расширении сознания, тот же эффект и результат конечный. Своё сознание считал большим, чем пространство и тем более время и потому прекрасно понимал, что при расширении сознания сужается пространство, а течение времени исчезает вовсе... И вся пространственная бесконечность становится просто нулём?..



И потому, туда, куда летит корабль, потребуется жизнь почти – при расширении сознания, один лишь шаг... одно мгновение. Так и во времени, в прошлое почти пешком, а в будущее в виде света. Хоть и пластично будущее, но рисунок – эскиз уже определён.



Его не понимали даже в его эпохе, но он просто отвечал своим друзьям:



 – «Вы лазите в окно – я же вхожу в открыты двери», а как он входит, сам не понимал, да и не пытался даже. Может потому, что не пытался понять и объяснить, и было просто всё, что сложно для других.



Как сын миллионов лет, он и умел всё то, или почти… Мечом владел, ходил за плугом, но и на корабле космическом проворен был. Мог дом срубить и на коне скакать, но и силой мысли храм соорудить.



Одинаково уютно чувствовал себя и в шалаше, и на природе, и в хоромах. Сын времени, сын солнца и дитя огня... и эти миллионы лет не вне его – внутри, и он еще не вырос, но будет – должен стать, как эти миллионы лет.



Навна многое не понимала, поняла лишь то, что Яросвет вернётся – обязательно вернётся, ведь свет нельзя убить, а вот можно ли его в тьму заключить?.. Спросила Рода, тот ответил:



– Да!.. Не навсегда, но можно.



И опять загадка, то, что не понять, не осознать и не осмыслить невозможно. Род сказал, что для того, чтоб Яросвета заключить во тьму, нужно его сознание, которое есть бесконечность в вечном, сжать в комок плотнее камня и ещё плотнее. Только тогда исчезнет будто он, но не совсем исчезнет, а для того, чтобы взорваться вдруг, рассеивая тьму и разрывая тишину на части.


  ---------------



А далее другая история и описана в романе «Колыхание Времён».