КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 345038 томов
Объем библиотеки - 396 гигабайт
Всего представлено авторов - 138704
Пользователей - 77209

Последние комментарии

Впечатления

djvovan про Холлинс: Золото дураков (Фэнтези)

Может кому понравится я заснул! Либо перевод такой но интересного ничего! Даже картинка не соответствует книге! причем тут «Стражи Галактики», «Хоббитом» и «Одиннадцатью друзьями Оушена» ваще не понял!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
zlobneg про Аксёнов: Коллеги (Современная проза)

Начать отзыв считаю необходимым со слов об обложке от LitRes. Она отвратительная, чтоб не сказать ублюдочная, и способна только отпугнуть аудиторию произведения. А книга легко читается, несмотря на почти 60 лет с момента написания и малую известность. Это соцреализм в его первоначальном понимании, то есть, правдивое изображение действительности. Есть взяточники, уголовники, убийцы, есть разводы и супружеские измены, но есть и те, кто восстанет против коррупционной системы или бросится с голыми руками на вооруженного "урку", есть искренняя любовь. Есть врачи, которые закрывают глаза на заражённый провиант, но есть и врачи, которые прыгают с вертолёта в тайгу для оказания помощи. Где граница между циником на словах и скотиной в поступках? В персонажах "Коллег".

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
IT3 про Кулакова: Полукровка (Исторические любовные романы)

каркуша,спасибо,
исправил.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
MaRa_174 про Эдс: Мир дому твоему, Огненная (СИ) (Фэнтези)

ГГ описывает себя: "Маленький нос с небольшими крыльями и толстые бледно-розовые губы. Мой внешний вид не показывал во мне аристократку, но надменность выдавала причастность к данным..." занавес, дальше прочитать не смогла

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
OneEyed про Афанасьев: Русские волшебные сказки (Сказка)

Случайно закачал только fbd. Сейчас перезалил книгу вместе с pdf. Сказочки присутствуют :)

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
meriroza88 про Шалюкова: Игра теней (Фэнтези)

Вся серия отличная!!! Есть минусы, но они на любителя.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
pusikalex про Афанасьев: Русские волшебные сказки (Сказка)

Похоже,файл в ПДФ попытались залить как фб-2

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Земля (fb2)

- Земля (а.с. Пришлые-2) 1137K, 346с. (скачать fb2) - Strelok

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Strelok Пришлые. Земля

ЧАСТЬ 1

16 января 2023 года.

35 471 цикл от Основания, Месяц Кровавой Луны

***

По полупустым улицам мегаполиса неспешно шел молодой человек, одетый в серый цифровой камуфляж, в какой облачены военнослужащие ВС республики Техас. Хоть ему совсем недавно исполнилось двадцать семь лет и он был молод телом, того же нельзя сказать о его душе. Штаб–сержант Оскар Шелл повидал столько, что с лихвой хватит на десяток жизней вперед… Даллас за последние пять с половиной лет внешне заметно изменился — нет такой же суеты, какая была раньше, деловой центр практически превратился в музей. После Дня Провала отпала надобность во многочисленном офисном планктоне, они остались без привычной работы. Офисы многих корпораций позакрывались. Еще недавно какой–нибудь офисный клерк теперь в две смены пашет на заводе или служит в армии. Из транспорта тут можно увидеть разве что военную технику или общественный транспорт, собственный автомобиль стал большой роскошью. Шелл неспешно прогуливался среди полупустого города. Выпал редкий шанс — дали пятидневный отпуск. Шелл решил просто отдохнуть от всего, надоела казарменная жизнь с жестким распорядком дня, хочется ненадолго окунуться в гражданку.

— Мать твою… — тихо пробурчал сержант, после того, как мимо него промчался прохожий. Рука рефлекторно потянулась к пистолету в набедренной кобуре. Без оружия сейчас никуда. За столько лет так и не привык к Измененным и другим уродцам, довольно часто встречающимся на улицах. Пару раз Оскар видел проходящих на улицах остроухих, а их совсем не так давно уничтожали всеми доступными средствами. Теперь чужие живут бок о бок с людьми. Ушастые, живущие в провинции Форохел, югу от Техаса запросили убежища от землекопов. Идти эльфам некуда — на севере в империи шла кровавая гражданская война между некогда единым народом, а потом вторглись орды Пагубы. Форохел оказался практически беззащитен перед землекопами, так как после переноса он оказался отрезан от основной части империи. Американцы приняли к себе пять миллионов беженцев, половина которых — альфары, так как республике требуется большое количество неквалифицированной рабочей силы. Надо же как–то обеспечивать полуторамиллионную армию, стерегущую границы, строить заводы, жилье для переселенцев с границы переноса, собирать урожаи. Ушастые, особенно выходцы из низших каст, беспроблемно влились в новый социум, да и работники из них получаются неплохие. Дело в том, что эльфы, живущие в Форохеле, почти не предпринимали враждебных действий по отношению к землянам — были заняты в стычках с Проклятыми. Только сначала устроили пару крупных стычек с мексами, но потом латиносы и остроухие поняли — торговля намного выгоднее войны. А когда землекопы пошли в наступление по всем фронтам три года назад, Форохелл и перенесенная Мексика частично оказались захвачены. Еще немного и враг оказался бы на территории республики. Техасцы совместно с мексикашками чтобы не допустить этого, успешно провели еще одну военную кампанию. Землекопы были остановлены примерно в двухстах километрах от территории Техаса. Война стоила жизни десяткам тысяч техасцев, жертвы среди латиносов вовсе никто не пересчитывал. Остальным аборигенам медленно, но верно приходит конец, магия не может на равных тягаться с относительно современными вооружениями, которые имеются у подземных отродий. Достаточно вспомнить вертолеты или реактивную артиллерию землекопов, яйцеголовые ломают головы, как эти на первый взгляд звери освоили человеческие технологии. Пагуба устроила масштабное вторжение в северный Асшан.

Оскар никогда не забудет операцию ''Щит'', по официальным данным тогда армия потеряла больше пятидесяти тысяч человек, но на деле цифра может оказаться в два раза больше. Несколько месяцев Шелл и его взвод провели в джунглях западного Форохела, воюя по истине со страшным врагом. Был настоящий ад. Противник искусно маскировался в лесу, умел устраивать засады, несмотря на отсутствие у кротов радиосвязи, они координировали свои действия не хуже людей. Выжигать джунгли бесполезно, землекопы в отличие от других аборигенов никогда не ходили толпами. На поверхности передвигались небольшими группами, но основными коммуникациями Проклятых оставались подземные ходы, которые тоже приходилось зачищать. Это оказалось гораздо хуже боев в джунглях, где американская армия умела воевать. Под землей обитало бесчисленное количество разных тварей, у которых было только одно желание — разорвать человека на куски и сожрать. Сколько тогда хороших и не очень солдат погибло в той мясорубке в туннелях, одержать победу помогли зараженные. Пробовали закачивать в норы отравляющие вещества, но подыхали далеко не все твари. Сначала инфицированных инопланетной энтеробактерией без промедления отправляли на тот свет, но потом поняли, что это ошибка. Те, кто не умер, переболев черной горячкой, превращались в таких же монстров. Измененные полностью сохраняли свой рассудок. Когда командование, наконец, доперло об огромной полезности Измененных, их отправили в бой. Землекопы часто принимали обращенных за своих, поэтому часто удавалось заставать врага врасплох. К тому же отдельные виды инфицированных обладали лучшими боевыми качествами, нежели обычный пехотинец. С горем пополам, но остановить продвижение Проклятых и даже кое–где отбросить их обратно удалось. Больше твари пока не предпринимали крупных наступлений ни на одном их направлений. Командование в ходе операции, когда начали в массовом порядке зачищать ходы кротов, допустило массу ошибок. Стандартные пули 5,56 зачастую отказывались пробивать органическую броню противника, стрелковое оружие американских пехотинцев постоянно ломалось и выходило из строя. В норах землекопов постоянная грязь и сырость. Солдаты постоянно просили им что–нибудь более убойное. Под землей технологическое превосходство не очень помогало, бои шли на ближних дистанциях. К тому же наниты приживаются далеко не у всех, оттого и не сумели спасти столько людей.

Сержант в последнее время только и думал о войне, вспоминая погибших друзей и сослуживцев. Постоянно приходится себя убеждать в том, что они живы. Просто временно перешли в другую форму существования, через пару лет их можно будет увидеть. Во время боев под землей от вражеских пуль и тварей погибли лейтенант Скотт, рядовой Баретт, Альварес. Особо ужасной смертью погиб Фокс : человекообразная тварь с крокодильей рожей распорола своими лезвиями живот, даже тяжелый бронежилет не помог. Все кишки торчали наружу. Солдат умирал долго и мучительно, а медпомощь подоспела слишком поздно. Фоксу не повезло из–за того, что в его организме отсутствовали нанороботы, Шелла такое ранение вывело б из строя всего на полдня.

Но к человеческой смерти сейчас стали относиться гораздо спокойнее, чем раньше. Смерть стали воспринимать не как трагедию и безвозвратную потерю, а как долгое расставание, переход иную форму существования. Души постоянно перерождаются в новых телах, а воспоминания о предыдущих воплощениях скрыты глубоко в подсознании. Это своего рода защитный механизм, дабы не было психологической травмы. На Элетании блокировка памяти дала сбой и уже тут треть рожденных детей с первых часов рождения вела себя по меньшей мере странно. Многие успевшие немного подрасти детишки, являлись детьми лишь телом, но не разумом. У десяти процентов перерожденных наблюдаются психологические травмы — в основном из–за того, что в прошлых жизнях они были противоположного пола или осознали, что родились заново. Шелл помнил телевизионную программу, когда показывали первого ребенка, который проявил феноменальный интеллект для своего возраста. Полугодовалый мальчик пытался говорить с остальными, но получалось плохо, тогда он начал коряво писать на бумаге. Пацан много чего рассказал о себе и загробной жизни. До сих пор не выходит из головы та фраза: ''Не бойтесь смерти, ее нет, это всего лишь слово, придуманное нами…''.

Оскар надеется, что со временем его мертвые друзья и родственники найдутся, ведь создали службу идентификации новорожденных.

Смешно смотреть в последнее время на церковь, растерявшей половину своей паствы. ''Святые'' отцы уверены, что последние события, начиная с переноса, являются карой божьей на грехи. Особо отличился пастор Адамс, виновник, развязавший бои в Новом Орлеане. Десять тысяч фанатиков хотели свергнуть правительство и жить по законам божьим. Не получилось… После того, как правительственные войска подавили мятеж, бывший священник скрылся в неизвестном направлении. Год назад этот сумасшедший дал о себе знать, периодически выступая по подпольной радиостанции ''Голос божий''

''…Господь лишил нас посмертного покоя за отступничество и грехи наши. Страшнее кары невозможно придумать, грешник не получает ада, праведник рая. Люди до скончания времен будут вынуждены испытывать этот ужас, этот бесконечный круговорот безумия, то умирая, то возрождаясь в новом теле! Тяжко осознавать, что ваш новорожденный младенец может оказаться настоящим исчадием ада, маньяком, совершившим множество чудовищных преступлений. Подумайте, чистых младенцев становится с каждым годом все меньше. Что станет, когда больше не останется невинных детей? Я спрашиваю вас! Господь милостив, если мы упадем на колени все вместе и будем молить о прощении, то может быть нам позволено будет обрести покой после смерти…''

Шелл решил закачивать свою трехчасовую прогулку и пошел на автобусную остановку. Народу было немного, сейчас проще ходить пешком, чем ловить автобусы, ходящие раз в несколько часов. С топливом большая напряженка — половина уходит на военные нужды, еще часть приходится давать русским и китайцам… Вот и автобус.

Вид небоскребов вскоре сменился видом жилых кварталов, куда и направлялся Шелл. Далласский прорыв причинил много разрушений городу, но следы этого давно исчезли. Все восстановили сами же ушастые, положение которых немногим лучше, чем у мексиканских гастарбайтеров, бегущих из Ацтлана в республику Техас или Новую Россию в поисках лучшей жизни. Но остроухие, раньше считавшие шилао порождением зла теперь засунули свое высокомерие глубоко себе в задницу и стали тише воды ниже травы. Магов среди них осталось мало, да и те пашут на армию и правительство. От пребывания на бывших земных территориях колдуны со временем полностью или частично утрачивают способность к манипулированию М–полем плюс потенциальных ''мерлинов'' для верности обкалывают медицинскими препаратами, после которых ни о какой магии не может идти и речи. Кто–то пошел на уколы добровольно, кого–то заставили. В любом случае, потерять силу, но иметь постоянные еду, жилье, защиту лучше, чем пойти на корм землекопам. Ушастых, посмевших причинить вред человеку, гражданам разрешили уничтожать без промедления. Поначалу альвы–аристократы, прибывшие вместе с беженцами, требовали к себе почтительного отношения, но их быстро усмирили. Недоделанных господ добротно молотили резиновыми дубинками и проводили сеансы шоковой терапии. Ушастым разъяснили — работайте на совесть, ведите себя спокойно, подчиняйтесь надзирателю и будете жить спокойно, получите жилье (если жильем можно считать бараки на сорок рыл) и пищу. Со временем отношение к альвам стало более или менее терпимым, даже лучше, чем к цветным. Остроухие, включая выходцев с социальных низов, в отличие от негров не имеют сильных склонностей к совершению преступлений, ну только если очень сильно припрет. Альвы, несмотря на отсталость в технологиях, народ культурный.

Квартира Оскара ни чем не выделялась среди остальных жилищ, она была распложена в старом трехэтажном здании. Государство хорошо заботится о своих гражданах, после двух лет службы в войсках ему выделили целую четырехкомнатную квартиру. Самый приятный момент заключается в том, что платить за жилплощадь отныне не нужно. Капитализм благополучно сгинул в прошлое…

***

Где–то в Подземье

— За двергский народ!!! Не посрамим честь наших предков!!! Вперед братья, умрем с честью!!!

С этими словами отряд двергов, прикрывающий один их ходов, начал отражать новый приступ. Проклятые перли как безумные, впрочем, они такие и есть. Маррак вступил в бой в первых рядах, желая показать предкам свою доблесть. Всю свою жизнь Маррак был мирным рудокопом, но времена изменились — пришлось взяться за оружие. Проклятые, заключили с шилао мир, в обмен на их знания и оружие. Порождения тьмы внезапно ударили с небывалой силой по людским государствам полтора цикла назад. С тех пор элетаанцы терпят одно поражения за другим, маги светлых народов не могут справиться. Лучшие из них отдали свои жизни в борьбе с шилао, остались лишь колдуны слабой силы. Сильные чародеи стали огромной редкостью и стоят сотни хороших солдат. Нашествие Проклятых извело почти под корень весь людской род, остатки людей бежали в Панрею к двергам. Остроухие идиоты грызутся между собой за власть, совершенно не замечая угрозы с запада. Окончательный конец Элетаана близок, он наступил давно, еще с приходом шилао. Дверги в отличие от людей не пали духом, наоборот они намерены драться до конца. Перед тем, как воссоединиться с предками коротышки покажут на все, что способны.

В дальнем конце темного туннеля послышались шаги и рычанье, вот они, порождения тьмы. Дверги закрылись щитами из адамантия, таким образом оказался заблокирован весь ход шириной в пятнадцать шагов. У ног коротышек уже валялись трупы Проклятых, в основном это были ашукры, существа некогда бывшие людьми. За спиной Маррака встали другой дверги, вооруженные трофейными самострелами врага.

Раздались звуки выстрелов, куски металла со звоном ударялись об адамантиевую защиту. Рукам стало больно, они с трудом удерживают щит, о который каждую секунду ударяются металлические наконечники. Дверги начали вести ответную стрельбу. В ушах кроме гула совершенно ничего не слышно. Почему нельзя было сделать самострел менее шумным? Совсем скоро пещера наполнилась едким дымом, дышать чрезвычайно трудно. Ежесекундно с обеих сторон мелькают огненные вспышки, и витает эхо войны. Прекратив обстрел, Проклятые отступили. Не похоже на них.

— Долго нам еще тут находиться Торун? — спросил кто–то из солдат

— Не знаю. Отправим гонца, пусть узнает, как обстоят дела в городе.

— Давно надо было это сделать.

Маррак молился, чтобы его семья успела уйти из города до того, как Проклятые возьмут его. Шансов удержать Гранитный Перевал нет, времени на бегство чрезвычайно мало. Укрытие двергам всегда найдется — Подземье большое, сеть пещер проходит под всей сушей. В подземных тропах всегда можно найти воду и еду.

Бытуют слухи, будто под Штормовым океаном есть другая суша. Огромная пещера, незаполненная водой, легенды говорят, что ведущие туда пещеры были давно затоплены. Тем не менее, попытки найти это место предпринимались во все времена. В экспедициях принимали участие только маги, они выращивали себе жабры и отправлялись в странствия, но ничего не находили кроме смерти и опасных тварей. Вот бы найти это место, но к несчастью Маррак скорее всего не доживет и до конца цикла.

— Внимание, построиться в ряд!

Проклятые на этот раз решили атаковать в рукопашную. Что ж, у Маррака на этот случай есть отличный топор. А атаку шли щелкуны, подвид ашукров, похожий на высушенный человеческий труп. Их прозвали так за издаваемые челюстями щелчки. Волна ашукров ударилась в строй двергов и была тут же отброшена. Дверги принялись крошить тела ашукров на части. Коротышки вооружены и защищены куда лучше разлагающихся тварей. Маррака чуть не убило одно из порождений тьмы, ткнув своим кривым, небрежно выкованным мечом прямо в лицо. Лезвие топора превратило голову существа в мешанину из мозгов и костей. Резня продолжалась долго, ашукры атаковали нескончаемым потоком. Дверги постепенно отступали, оставляя в пещере кучи убитых противников. На стороне коротышек было превосходство в защите и вооружении, а ашукры превосходили в скорости и численности. Защищены порождения тьмы были плохо — тонкие металлические нагрудники и кольчуга на туловище.

Из толпы ашукров в сторону двергов что–то полетело. Маррак успел разглядеть странный предмет круглой формы. Его поверхность испещрена бороздами. Дальше предмет разорвался прямо у ног коротышек, убив двенадцать воинов, включая самого Маррака и несколько десятков Проклятых.

Дальше путь на Гранитный Перевал был открыт, отряд двергских воинов под предводительством Торуна Кремня был уничтожен превосходящими силами. Город на перевале был разорен, все жители убиты, так как дверги были абсолютно имунны к Чуме Проклятых. Привычная тактика коротышек в подземной войне не помогала, землекопы легко преодолевали завалы в пещерах. Ловушки не могли истребить всех врагов, так как Проклятые восполняли потери очень быстро. Страшным оружием для двергов стали огнеметы, применяемые порождениями тьмы. Примитивные распылители огненной смеси, зачастую взрывающиеся при первом выстреле, эффективно зачищали туннели, где закрепились дверги. Существование подземного народа находится под большим вопросом.

***

— Первый контур, есть питание!

Прямоугольную арку двадцать метров в высоту и столько же в ширину окутало фиолетовое свечение, с каждой минутой оно становилось все ярче и ярче.

— Второй контур, есть питание!

Воздух, чувствуется, полностью пропитан статическим электричеством даже на расстоянии в несколько десятков метров от сооружения, на которое возложено столько надежд. Посмотрим, оправдаются ли ожидания?

— Третий контур, есть питание!

Для обеспечения безопасности сюда пригнали целый батальон мотострелков. Вот уже второй раз мне так везет оказываться вблизи всяких порталов, в первый раз погуляли по луне Рейе, проникнув туда через магический дольменный портал, любезно открытый алави. Незабываемые впечатления. Пониженная гравитация, разряженная атмосфера, однако вид Элетании с Рейи прекрасен… Посреди бесконечного голубого океана мне удалось увидеть континент Асшан и несколько прилегающих к нему островных архипелагов. Да и сама Рейя, называемая туземцами Ке–Бул или Кровавая Луна, не многим уступает Элетании. Тамошние долины, поросшие красной растительностью поистине необъятны. Но нашей главной целью было не любование красотами, а чисто исследовательская миссия. Мы помогали группе ученых в поиске технологий чужих, потенциально полезных нам. Вроде ученые даже что–то нашли там, уже второй год на Рейе действует российская научно–исследовательская база… теперь вот с помощью инопланетной технологии наши совместно с американцам пробуют пробить коридор на Землю. Портал возвели на побережье Южного полуострова в двадцати километрах от Южнороссийска, запитали врата от реактора АПЛ К-550 ''Александр Невский'', что стоит в ближайшей бухте…

— Начинается формирование межпространственного коридора. Всему личному составу- полная готовность!

Я еще крепче сжал свой АК. Нас предупредили честно — есть вероятность промаха, вместо коридора на Землю пробьем окно в какой–нибудь другой мир. И вместо соотечественников из портала полезут агрессивно настроенные чужие… В таком случае сдерживать вторжение придется военным.

Края портала спустя четыре минуты после запуска полыхали призрачным фиолетовым огнем и искрами, с физикой я не очень дружу, но рискну предположить, это коронный разряд — форма самостоятельного газового разряда, возникающего в резко неоднородных электрических полях. Ох, как бы не нахимичили чего умники яйцеголовые… Надеюсь, нас не убьет. Между краями врат прошла рябь, воздух задрожал, и тут случилось непредвиденное… Из портала вдруг возникла сгорбленная фигура некоего существа. Жуткая собачья морда, голова, увенчанная рогами, кроваво–красная шкура обильно разрисована пульсирующими желтым знаками от головы до хвоста. Татуировки? Монстр медленно оглядел местность вокруг, затем в его руке словно из ниоткуда появился полыхающий ярко–оранжевым пламенем меч. Прям, один в один подходит под описание демона. Рога, хвост… разве что копыт и крыльев нет.

— Эх, мужики, а я думал больше ни чем меня не удивить! — бодро произнес Костя Бродский.

— Не высовываться! — рыкнул я бойцам. Мое отделение дружно засело за ограждением из бетонных блоков. Вокруг врат создали мощное оборонительное кольцо на тот случай, если попрут пришельцы. На данный момент демона под прицелом держал десяток пулеметчиков, многочисленные снайпера и две ЗУ-23–2. Вскоре вслед за первым появилось еще пятеро точно таких же чертей…

— Почему медлят?

Вопрос был риторический, однако меня тоже волновало, почему портал не закрывается. Демоны тем временем чего–то ждали, в руках каждого находилось оружие, один или два пылающих меча, ясное дело, они ими не колбасу режут. Хоть земляне невосприимчивы к М–полю, от раскаленной докрасна железяки иммунитет к магии мало помогает… Прозвучал выстрел, щелкнула чья–то снайперская винтовка. У кого–то сдали нервы и он пальнул раньше времени. Пуля угодила в оглядывающуюся голову одного из демонов, после чего тот, не издав ни звука, рухнул на землю и в считанные секунды истлел, обратившись кучкой черного пепла. Остальные демоны поняли, что здесь их кроме свинцового шквала ничего хорошего не ждет и быстро скрылись в портале. Секунду спустя врата захлопнулись, свечение и искры мгновенно пропали, окно в искривленном пространстве захлопнулось.

— Испытание окончено. Третьей научной группе явиться к порталу для взятия проб и снятия показания. Остальным отбой!

***

— Что вообще произошло? Объясните кто–нибудь мне, — требовал недовольный профессор у своих подчиненных. — Откуда взялись черти? И почему окно не закрылось сразу?

— Я б лучше задал этот вопрос этой киберженщине, — подсказал ассистент, занятый изучением на компьютере амплитуды колебаний магнитного поля.

— Совсем забыл… не подскажете, где ее найти ?

— Я здесь Федор Георгиевич, — послышался ответ на чистейшем русском языке.

В палатку зашла аватара 525–й, русские ученые долго не могли поверить, что за внешностью эффектной молодой брюнетки прячется настоящий киборг. С первого, даже со второго взгляда от человека данного синтетика не отличить. 525 Смотритель решила принять прямое участие в работе над созданием портала, люди с имеющимися технологиями вряд ли смогли б самостоятельно создать межпространственные врата. А если б и смогли, то их опыты с вероятностью девяносто процентов закончатся печально. Межмировые перемещения чрезвычайно опасное занятие.

— Барышня, потрудитесь объяснить, пожалуйста.

— Я все верно рассчитала: координаты открытия окна, расход энергии, возможные фазовые сдвиги, барионное число, интенсивность М–излучения…

— И скажите мне на милость, откуда тогда взялись те существа? Насколько знаю, ничего подобного на Земле не водится.

— Я не люблю гадать, как вы говорите, на кофейной гуще, пока ясно одно — произошедшее не наша вина. Воздействие внешних факторов никто не отменял.

— Что ж за внешние факторы такие?

— С помощью ваших физических терминов не объяснить. Попробую простым языком. Как вы относитесь к идее, что ад существует в действительности?

— Учитывая, что творится в последние пять лет, я уже и не знаю, во что верить. Вы сами доказали опытным путем, наша наука- детский сад по сравнению с достижениями ваших создателей…

— Еще бы чуть–чуть и на Элетанию прорвался бы легион демонических созданий. Мне только чудом удалось предотвратить выброс хаотической маны, вслед за ней сюда хлынули бы миллионы врагов. Затею с вратами придется оставить на неопределенный срок…

— Эх, не увидеть мне дочку.

***

''…Армия приведена в полную боевую готовность, все военнослужащие отозваны из отпусков. Правительство пока не сообщает причину, но уверяет, что беспокоиться не о чем, ситуация под контролем. В ближайшие две недели планируется еще дополнительно отмобилизовать сто пятьдесят тысяч резервистов…

''…Очевидцы сообщают, в небе над Стратфордом, что находится на севере страны, наблюдали бой между истребителями ВВС Техаса и группой неопознанных летающих объектов. Источники в министерстве обороны заявляют, будто это были плановые учения… ''

Новости CNN

***

Отозвали с увольнения штаб–сержанта Шелла внезапно, началась мобилизация, режим боеготовности подскочил до наивысшего уровня. Видать, опять дело запахло жаренным, стоит ожидать новой войны. Правительство как обычно молчит и просит не поддаваться панике. Прибыв на авиабазу под Далласом в пункт сбора, личный состав 138–го батальона воздухом переправили на место дислокации 36–ой пехотной дивизии.

Передовая база ''Рассвет -3'', находящаяся в Форохеле, в двухстах километрах западнее республики Техас. Вдоль южной и юго–западной границ за последние годы создан мощный оборонительный рубеж на случай, если попрут гуки — семнадцать крупных и еще куча поменьше военных баз должны сдержать вражеский натиск. После двух часов полета на борту С-130, наконец, можно сойти на землю, Оскар никогда особо не любил самолеты — малость боится летать. Территорию в десятки квадратных километров полностью очистили от леса, на ней разбили полноценный военный городок, являющийся передовой оперативной базой, с хорошей инфраструктурой: жилые здания, штаб, военные склады, госпитали, полигон, аэродром, ангары для бронетехники, ремонтные мастерские. Периметр отлично защищен минными полями, земляным валом, заграждениями из колючей проволоки, огневыми точками начиная с окопов для пехоты, заканчивая массивными колпаками бетонных дотов. ''Рассвет-3'' может спокойно держать оборону на протяжении нескольких недель без всякой помощи извне, автономность на высшем уровне. А имеющихся запасов оружия, топлива, боеприпасов, техники хватит на пару недель активных боевых действий. На базе имеется внушительный авиационный парк, способный поддержать войска в любой момент. Оскар мельком оглядел стоящие в несколько рядов ''Кобры'', ОН-6, ''Чинуки'', один АС-130А, неоднократно спасавший 138–й батальон огнем с небес, поодаль в замаскированных бетонных ангарах прячутся ''Тандерболты''. ''Рассвет-3'' является одним из ключевых звеньев всей оборонительной линии ''Рассвет'', если этот форпост удастся уничтожить, путь в республику открыт. В окрестностях разбросано немало второстепенных баз, опорных и наблюдательных пунктов, войска удерживают ключевые высоты, направления, откуда могут атаковать землекопы. Фактически тут проходит линия фронта. За периметром базы лежат плохо исследованные и населенные опасными существами джунгли, где в одиночку не протянуть и пары часов, хотя тварей вроде тираннозавров, василисков, форохельских варанов полностью истребили. По недавно проложенным дорогам движение осуществляется исключительно крупными колоннами. Если не сожрет зверье, быстро упокоят остроухие партизаны, хотя в последнее время инцидентов с альвами не происходило. В Форохеле по–прежнему остаются альфары, отдельные группы фанатиков, не пожелавшие искать убежища у землян, продолжают вести борьбу против Пагубы и американской армии.

Обычные пехотинцы жили в фанерных одноэтажных домиках, на двадцать человек каждый. Внутри кроме Уайта и еще двух солдат никого не было — далеко не все еще прибыли на место службы.

— Здорово сержант, как добрался? — пожали друг другу руки.

— Нормально. Не знаешь, чего нас отозвали?

— Без понятия. Даже генералы наши не знают, поступил приказ о мобилизации и все. Вот пришлось бросать ласковое побережье Мексиканского залива переться в эту дыру. — Соболезную. Как у тебя там в увольнительной?

— Не поверишь сержант, мне удалось замутить с остроухой. Она на хорошем счету у начальства, спокойная, вот и позволено ей свободно гулять по Орлеану. Девчонка огонь!

— Придурок ты, Роб.

— Почему?

— С ними запрещено иметь близкие отношения, если кто–то из офицеров узнает…Дьявол! Тебе прямая дорога в штрафники, — Оскар повернулся к двоим солдатам из соседнего отделения. — Чтоб никому ни слова, понятно!?

— Так точно, штаб–сержант!

Ну и тупицей же оказался Уайт, но тупицей удачливым, чудо, что не спалился. А то еще там бы повязали и отправили куда–нибудь на урановые рудники в горах Линкольна. Видимо Робби не смотрел телевизор, где чуть ли не половину эфира занимает всякая пропаганда. О межрасовых отношениях было четко сказано: ''граждане, уличенные в близких контактах с представителями местного населения, незамедлительно переводятся в статус неграждан первой категории''. То есть, по сути, бесправные скоты, работающие на республику Техас за кусок хлеба и кружку воды, в надежде получить гражданство. К таким относят всех мигрантов, включая мексиканцев, китайцев, часть русских. Негражданами второй категории являются остроухие, стопроцентные рабы, которого можно спокойно убить или покалечить без серьезных для себя последствий.

***

Город Забашхасар является одним из крупнейших подземных городов на Элетаане, здесь проживают пятьсот тысяч душ. Это тысячи больших и малых туннелей, где проживают темные альвы вместе с многочисленными рабами, составляющими половину населения столицы Аргании. Многие из здешних пещер и туннелей выдолблены искусственно тысячелетия назад. С момента восстания темных альвов прошло чуть меньше восьми циклов, но Забашхасар обрел официальный статус главного оплота сопротивления тирании Альвийской империи. Трау бесчисленные века занимали в альвийском обществе невысокое положение, были фактически бесправными рабами. Светлые альфары всегда считали темных сородичей жестокими дикарями, поклоняющимися Нихаду или Темной Матери, полной противоположности Индрин Дарительнице Жизни. Матриархи темных альвов использовали религиозные противоречия для достижения собственных целей. Помимо желания добиться полной независимости Аргании, Мать Шеулла, верховная жрица Нихаду, страстно хотела единолично править народом альфаров. В результате случилось то, что назвали Вторым Расколом, от империи откололась целая провинция. Трау объявили еретиками и нечистыми созданиями несмотря на то, что они и не помышляли изменять свою веру, однако вести с темными войну светлые альфары не отважились. Города трау в горах Аргании могут держать осаду годами, а в Подземье имперцы вообще никогда не решились бы сунуться, поэтому враждующие стороны последние шестнадцать земных лет вели вялотекущую партизанскую войну. Наместник же в данной ситуации занял нейтральную позицию, вмешиваться в межнациональный конфликт альвов у изгнанника Раамы не было никакого желания. Трау, в свою очередь, осознав свою полную независимость от власти Святого Пантеона, осмелели настолько, что стали совершать масштабные набеги на весь Асшан. Появляющиеся в ночи отряды смерти молниеносно вырезали или уводили в рабство деревни и даже порой небольшие города, с наступлением рассвета кроме покинутых пепелищ ничего не оставалось. Трау могут безнаказанно путешествовать по Асшану подземными тропами, ведь под поверхностью континента на деле находится еще один мир, враждебный и темный. После падения империи вследствие ударов шилао, арганцы высокомерно надсмехались, видя, как единая империя в одночасье раскололась на четыре враждующих куска. Смута воцарилась и в человеческих королевствах. Порядок, царивший на Элетаане почти пять тысяч циклов исчез, смертные остались предоставленными сами себе. Все бы ничего, если б не искаженные на пару с Пагубой. Порождения архидемона буквально заполонили материк, рода людей ун–варров, санхейли, двергов вымирают стремительными темпами. Кого Проклятые не убили, обращают в себе подобных, что много хуже обычной смерти. Пребывая в тихом ужасе, трау готовились дать отпор ордам чудовищ… Мать Шеулла, стремясь выведать будущее и найти хоть какую–то подсказку, проводила еретический ритуал по вызову демонов Бездны. Твари Хаоса при определенной удаче могут поведать о возможном будущем. Риск огромный, однако, другого пути Мать не видела.

На вершине пирамиды, возвышающейся над кварталами центральной части Забашхасара, верховная жрица принялась за дело. Ритуальным клинком она и ее верная послушница Акши вырезали сердца из десятка связанных по рукам и ногам существ. Жертвами были пятеро мужчин альвов, трое санхейли и двое человек. Они были выбраны лишь по одной причине — их души необычайно сильны, для демонов Хаоса лучшее лакомство. Жрицы не питали ни малейшего сожаления к жертвам, их мольбы и крики оставались для трау пустым звуком.

Закончив с извлечением внутренних органов и возложив сердца на алтарь, Шеулла встала посреди начерченной на полу пентаграммы и начала зачитывать заклинание на демоническом языке. Но вдруг что–то пошло не так, Мать испустила пронзительный крик, затем внутри ее тела разгорелось красноватое свечение. Ритуальное одеяние, состоящее из прозрачной туники, испарилось в считанные удары сердца. Акши могла лишь наблюдать, как верховная жрица корчится от боли, послушница не могла ничего сделать. Тело парализовала какая–то невероятно мощная магия.

— На колени, Акши, смотри, как твоя богиня является в этом мир… — в этом призрачном шепчущем голосе чувствовалось что–то неестественное. Послушницу обуяла паника.

Когда свечение внутри тела угасло, Шеулла неподвижно замерла на полу. Освободившаяся от наваждения Акши не посмела прикоснуться к богине. Все произошло так неожиданно, что не знаешь о чем и думать. Богиня ли это или вселившийся в нее демон? Наконец, Шеулла вздохнула и начала жадно глотать воздух. Конечности трясло в судорогах, но, похоже, что тело выжило. Тут подоспели и остальные адепты, девушки попытались помочь подняться своей жрице, не подозревая, что разум Шеуллы полностью растворился в разуме темной сущности. Личность простого смертного ничто по сравнению с божеством, которому доступно понимание недоступных вещей.

Акши не узнала верховную жрицу, когда под прядью белых волос показалось незнакомое молодое лицо. Следы старости полностью исчезли. Невероятно, Шеулла прожила больше четырехсот циклов, в семь раз дольше отведенного природой срока, старость не миновала и Мать, хоть это не особо бросалось в глаза… Альвийки молча наблюдали за неуклюжими попытками Шеуллы встать на ноги, когда же одержимой это удалось, от нее повеяло такой знакомой силой, силой благословения Нихаду.

— Это все же вы, госпожа, — пораженно произнесла Акши и склонила голову.

Шок быстро прошел, и вселившаяся личность с нескрываемым любопытством разглядывала свое новое тело.

— Как я давно не была в материальном мире, я уже почти забыла, что значит чувствовать собственное тело, вдыхать воздух и вкушать пищу.

— Что вам будет угодно, госпожа?

Нихаду перевела взгляд на троих адепток и внезапно расхохоталась. Смех был долгим, но возразить ей хуже смерти. Потом богиня снова посмотрела на Акши.

— Долой с глаз моих! Кроме тебя, проводник.

Не успела богиня договорить, а от адепток уже и след простыл. Нихаду несколько раз обошла вокруг стоящей на коленях Акши.

— Встань, теперь ты новая верховная жрица.

— Госпожа… я недостойна такой чести.

— Мне лучше знать, кто достоин, а кто нет. Я могла поглотить твой дух и завладеть телом, оно во много раз моложе и в нем больше силы, однако не сделала этого. В тебе есть истинная вера, а в Шеулле не было. Она слишком много придавала значения личной власти… это ее главная ошибка.

— Темная Мать, мы не ожидали вашего появления… и не подготовились соответствующим обра…

— Оставь традиции до лучших времен, — отрезала Нихаду. — Я прекрасно знаю, что творится на Элетаане и я пришла исправить все. То, что ты сейчас услышишь, кроме тебя не должен никто знать.

— Как вам будет угодно.

— Если ты считаешь, будто творящееся на Элетаане ужасно, то очень глубоко заблуждаешься. Этот мир тихая гавань по сравнению с остальными мирами Древа. Произошла катастрофа немыслимых масштабов, пожалуй… — Нихаду на некоторое время замолчала. — Последний раз такое происходило во времена падения Древних. По какой–то причине грани между мирами одновременно ослабли и наши миры начали гибнуть один за другим. Ветвь Мираэ и все, кто там жил, ныне во власти Всепожирающего, мне едва удалось избежать поглощения стихией. Шеулла со своим мерзким ритуалом стала для меня маяком, благодаря которому я вырвалась из Бездны. Вы альвы Элетаана, последние мои верные слуги, больше никого не осталось, я сильно ослаблена гибелью большинства своих верующих и битвой со стихией, однако архидемона Нахата я все же смогу одолеть.

— Госпожа, разрешите спросить… — Акши не успела договорить, богиня быстро прочитала мысли новой верховной жрицы.

— Спасения извне ждать не стоит, как я сказала, Ветвь Мираэ пала под натиском Всепожирающего, а К'талу Разрушителю не до нас. Его армии уже несколько лет подряд ведут изнурительную войну с Хаосом, шилао и с Ило. Ветвь Лин скоро повторит судьбу моих владений, хотя должна признать, Разрушитель и его Легионы бьются отчаянно. Порядок, созданный Творцом, был разрушен какими–то бездушными кусками мяса, понимаешь, Акши? Их мерзкие машины устроили бурю, уничтожив само вселенское равновесие, не дававшее Хаосу и прочим мерзостям одолеть нас. Всепожирающий только и ждал момента, когда границы между нормальным миром и Бездной истончатся… Вместе со стихией объявились и нечистые создания денсорин. Они уже успели испепелить Наместника вместе с его цитаделью… эхо тех погибших в Звездном Огне до сих пор витает в астральном плане. Теперь иди в Забашхасар объяви народу о моем пришествии, мне пока нужно немного отдохнуть. Совсем скоро я выступлю с обращением.

— Ваша воля, госпожа, для нас закон.

***

Нихаду целиком погрузилась в размышления. Она боялась, очень боялась, пожалуй, это впервые, когда Темная Мать по–настоящему испытывала страх. Эпоха величия Пантеона Семнадцати близится к завершению, Катастрофа постигла сотни обитаемых миров. Возмущения в ткани мироздания позволили Хаосу прорваться в Реальность, если раньше такие прорывы были небольшими, ныне стихия показала свою истинную мощь. Нихаду, как и остальным пятнадцати братьям и сестрам было отлично известно, что на самом деле они ничто перед Всепожирающим, космическая пыль. Хаос вечен, необъятен, он — одно из отражений Абсолюта, его невозможно уничтожить. Боги вынуждены расплачиваться за глупость Древних, игравших с мирозданием и наивно считавших, что им все подвластно. Именно эта раса, соединившая Великими Путями бесчисленные миры вселенной и создавшая Древо Миров, сделала Реальность доступной для проникновения безумной изменчивой стихии. Предшественники хотели подчинить Хаос, а затем Абсолют себе, в конце концов, и поплатились собственными жизнями. Всепожирающий бесследно поглотил Древних и на время отступил… Пока какие–то бездушные куски мяса не повторили ошибку Предшественников. Для Нихаду до этого дня оставалось загадкой главная причина, вызвавшая Катастрофу, на Элетаане Темная мать нашла ответ. Своим взором, охватывающим половину континента, она обнаружила нечто напоминающее межмировые врата и следы хаотической маны. Только благодаря чуду и иссушающей ауре чужаков не произошло серьезной катастрофы, хотя беспорядочного возникновения природных порталов не избежать. Нихаду переключила свое внимание на центральный Асшан. Люди, альвы, дверги, санхейли бьются с Пагубой насмерть, поскольку понимают, что стоит на кону. Устроить нашествие мог только Искажающий Плоть, десять тысяч лет назад он являлся вассалом Разрушителя, армии Нахата наступали на Элетаан. Безбожники напоследок применили какое–то выжигающее ману оружие, тем самым убив двух полубогов и самого Нахата. По крайней мере, так считалось долгое время. Хитрец сумел как–то выжить, но потерять много сил. Нихаду совершенно не ощущала Искажающего Плоть, он сильно ослаб либо маскируется… Но поиски не были безуспешными, на севере континента находился кто–то с ярко выраженной частицей божественной сущности. Среди тусклой гаммы магических ветров огонь пылал особо ярко. С него Нихаду решила начать. Чем бы ни был этот источник, он хотя б немного восстановит Темную Мать. Богиня частично высвободила свою сущность из тела и направилась на севере Асшана в земли, называемые местными Малазанскими пустошами. Нихаду парила над почти безжизненными равнинами, где клочок плодородной земли ценится больше любых сокровищ. После Рассветной войны здешняя земля, энергетика толком не восстановились и не восстановятся еще тысячи лет. Малазан место, где никогда толком не было власти Наместника. В редких городах на поверхности проживают бок о бок темные альвы и люди, поклоняются они Ашхии, Лунной Деве. Непутевая дочь успела побывать даже в этом захолустном мирке…

Источник Силы становился с каждой лигой все ярче и ярче, вероятно, это какой–то сильный демон из свиты Наместника. С гибелью хозяина его демонические прихвостни рассеялись по Асшану, одни твари одичали или обезумели, другие, более разумные, под личиной простых смертных прячутся среди альвов, двергов, людей. Рано или поздно Темная Мать приведет к покорности каждого из них, в противном же случае, если бывшие слуги Раамы не присягнут Нихаду, богиня поглотит их.

***

— Саргил проснись!

За окном было раннее утро, луны Ке–Бул и Нег–Бул еще не исчезли за горизонтом, а солнце не успело взойти. Мирно спавшая подле Саргила Мирра вмиг приняла облик пепельнокожей демоницы, от нее веяло глубоким ужасом.

— Да что, происходит?

— Напряги чутье! Тут скоро появится кто–то очень сильный!

Саргил не особо любил пользоваться своим обостренным восприятием, слишком много всего становится видно, даже то, что не хочется видеть. Окружающий мир кардинально преобразился, магические ветра в округе налились необычайно яркой красноватой палитрой. В последние два цикла магия на Элетаане серьезно ослабела, сейчас происходит нечто противоположное.

— Кто?

— Кто–то из Высших! Против них мы абсолютно беспомощны.

— Из Высших? — Саргил опешил от такого поворота событий. Становится понятен страх Мирры. Любой Высший безжалостно уничтожит незаконнорожденного ребенка полубога.

— Ничего не делай, выкинь из головы еретические мысли! От этого зависит наше дальнейшее существование.

— Предлагаешь просто стоять?

— Да!

Посреди комнаты заклубились языки черного дыма, переплетаясь друг с другом, они образовали призрачную женскую фигуру. Никаких конкретных черт кроме багрового свечения в глазах Саргил не разглядел. Истинное зрение показало куда больше деталей — потоки эфира причудливым образом сформировали некое ядро, вбирающее ману из окружающего пространства… Сущность начала ломиться в разум Саргила, все попытки помешать этому лишь ненадолго отсрочили проникновение. Уроки Мирры по ментальному контролю не помогли.

— Выродок… — прошипело облако. — Такой же никчемный, как и твой дохлый отец…

Разозленный Саргил вновь попытался вырваться из магических оков, сковавших тело, правда освободиться получилось всего на три коротких вздоха, но и этого хватило обрести уверенность в собственных силах. Пусть внезапно явившаяся сущность является хоть сами Гефнонхом, она явно истощена, раз не может полностью контролировать действия Саргила. Шанс на победу есть всегда. Так говорил учитель Уназир…

— Пощади нас, Темная Мать, мы готовы присягнуть тебе на верность! — еле прошептала Мирра, из которой тень быстро вытягивала жизненную силу. От демоницы к дыму протянулись тусклые зеленые струйки. До Саргила дошло, что находящееся перед ним существа — богиня Нихаду, непонятно каким образом, оказавшаяся на Элетаане. Еще страннее, почему само воплощение первородной тьмы опустилось до высасывания энергии из низших демонов.

— Нет… той, кто опекает этого выродка нет прощения… Я сожру вас обоих без остатка.

Богиня быстро иссушила Мирру, лишив ее всей маны и праны. Ставшая фактически верной женой и одновременно наставницей демоница обратилась в прах. Нихаду выполнила свое обещание.

— Теперь твоя очередь… мальчик, — в потустороннем голосе был явное предвкушение чего–то приятного.

— Я тебя уничтожу, тварь!

Все вокруг вспыхнуло жарким пламенем, комната превратилась в адскую жаровню Загорелась мебель, занавески, гобелены на стенах. Пламя разбушевалось по полной, но этим божество не убить. Саргил лишь пытался самым грубым способом освободиться из магической хватки темного божества, выиграть немного времени. От одежды на полубоге не осталось и следа, человеческая кожа попросту испарилась, обнажив пепельную шкуру. Саргил повис в воздухе.

— Ты силен… но не опытен. В любом случае вскоре ты перестанешь существовать…

Нихаду бешенным темпами поглощала саму суть сына Наместника, в тщетных попытках он сопротивлялся, боролся за жизнь. Хотя Саргил изначально осознавал, что против Высшего он всего лишь букашка. Постепенно ярость, злоба, боль уходили, сознание растворялось в нечто непостижимом, необъятном. Через сорок ударов сердца все для него закончилось. Навсегда.

***

— Живее, шевелите своими толстыми задницами!

По воле командования именно батальон Шелла выбрали для переброски в неизвестном направлении. Странным было то, что не сказали ни о целях будущего задания, ни месте, куда предстоит полет. Когда отделение штаб–сержанта вслед за двумя другими погрузилось в 'Чинук'', вертолет медленно оторвался от земли, разгоняя по округе облака пыли. За ним взлетело еще три туши CH-47 темно–зеленого цвета, устроив локальную пылевую бурю. База ''Рассвет-3'' с воздуха кажется не такой огромной, как с земли, но это впечатление обманчиво, там можно запросто заблудиться. За последнее время ''Рассвет'' превратился из заштатного полевого лагеря в полноценную военную базу, на которой дислоцируются две полностью укомплектованные дивизии. Благодаря полурабской рабочей силе в лице мексикашек и остроухих, возвели километровую бетонную взлетно–посадочную полосу и прилегающий к ней аэродром, ангары для бронетехники, тяжелые долговременные укрепления. Чего только стоила постройка огромных подземных резервуаров для топлива. База ''Рассвет'' в целях более эффективной обороны разделена на несколько секторов, при осаде каждый из участков может вести бой независимо от других. Запасов должно хватить надолго.

Вскоре внизу вид сменился на тропические джунгли, сквозь густые кроны невозможно разглядеть землю. Где–то здесь три года назад шли ожесточенные бои между людьми и подземными чудовищами, которым совершенно чужды такие понятия как эмоции и чувства. Кротами руководит сверхразум, коллективное сознание, поэтому жизнь одной особи ничего не стоит, матки запросто могут нарожать новых солдат. Оскар видел в живую одну из таких образин, жалкое, не умеющее самостоятельно что–либо делать существо, ежедневно рожающее по нескольку десятков тварей. Ту матку тогда поджарили с ранцевого огнемета, а визжала так, что из людей некоторые на время оглохли.

Бои были поистине страшные, что в джунглях, что под ними. А что собственно следовало ожидать? Бронетехника далеко не всегда проходила сквозь дремучие леса и болота, а поддержка с воздуха мало помогала. Если солдат в бою поддерживал какой–нибудь чудом сумевший продраться сквозь непроходимые чащобы ''Абрамс'', был самый настоящий праздник. Землекопы пока ни изобрели достаточно эффективного противотанкового оружия. Едва завидев американскую бронетехнику, твари старались первым делом вывести из строя именно её. Из противотанкового оружия у кротов имелись примитивные гранатометы на подобии немецкого ''Панцершрека'', противотанковые ружья, не понятно как, но конструкция странным образом повторяет древний советский ПТРС, емкости с зажигательной смесью из отвратительного по качеству бензина.

У самих же тварей брони почти не замечено, вместо этого имеется внушительный зоопарк из искусственно выведенных мутантов размером от небольшой крысы до гигантов десятиметрового роста. Помимо противника был и другой враг — сами джунгли, полные различных опасностей. Солдаты часто заболевали от укусов кровососущих насекомых размером в несколько сантиметров, страдали от нападений местной фауны и флоры, как это неудивительно, отравлялись плодами незнакомых растений. Ими приходилось питаться из–за проблем в перебоях снабжения. Живые растения попадались нечасто, но горе тому, кто угодит в пасть или пасти ползающего сорняка–мутанта. Жертва заживо будет переварена в подобии желудка, заполненного кислотой и пищеварительными ферментами. Немного спасали дело проводники из альвов, Форохел их дом родной.

Среди зеленого покрова леса промелькнул просвет, на земле лежали обломки американского вертолета, скорее всего ''Хьюи''. Они очень старые, место крушения изрядно заросло. Не повезло парням в той вертушке, если после падения кто–то и выжил, то помощи ждать было неоткуда. Единственный выход — пуля себе в голову. Сколько времени прошло, а память людей о той войне нисколько не угасла. В операции ''Щит'' американская армия понесла самые большие потери со времен Вьетнама, но жертвы далеко не напрасны. Подземные чудовища получили мощный отпор и теперь даже не пытаются стрелять в сторону землян.

По ходу полета местность из равнинной превратилась в холмистую, а затем показались горы. Воздух стал заметно прохладнее и более разряженный. Вертолеты постоянно лавировали между горами, неприятное ощущение, когда у тебя от перепадов давления закладывает в ушах. CH-47 сели на небольшой клочок земли, очищенный от растительности. Тут на подножье гор Линкольна, поросшими не очень густыми лесами находился небольшая застава с гарнизоном пятьдесят человек. Видимо здесь места спокойные и серьезные силы и защита не требуются. Периметр огорожен хилым забором из металлической сетки и все — никаких огневых точек, сторожевых вышек, даже караульных не видно. Хорошо живут ребята, тишь да благодать. Задерживаться на заставе номер двадцать девять не стали, солдаты сели в уже ждавшие их грузовики и неспешно поехали по извилистой горной дороге. Каждую секунду попадались то ямы, то ухабы, за время дороги целых четыре раза машины застревали в грязи.

— Как думаешь, сержант, куда нас везут?

— Если старшие офицеры не знают, то откуда могу знать я. Странно все это, горы вроде тихое место, кротам тут неоткуда взяться. Может опять откопали древний бункер, а нам опять лезть к дьяволу в задницу.

— Если вернемся живыми, с меня пиво!

— По рукам!

***

— Тащ сержант, ну, что там научники говорят?

— Ничего конкретного, но судя по всему, это какая–то аномалия в пространственно–временном континууме, возникшая вследствие какого–то там резонанса. Короче из–за того портала эта вся катавасия началась…

— Во, дела… — протянул Гроссман. — И куда она ведет?

— Вот этого мне не сказали, мужики.

Хотелось поскорее узнать, что там думают командиры. Второй батальон в полном составе отправили на запад полуострова, где открылась дырка в другое измерение. И место открытия забавное — какой–то круглый кратер диаметров в двести метров, большую его часть заволокло густым туманом, на свободной от хмари области ученые разбили лагерь. Мы полностью оцепили местность и в случае появления должны опасности ликвидировать её путем расстрела. Солдаты вскоре заняли позиции вокруг кратера, сколько мы будем тут находиться известно одному лишь богу. Рядом со мной позицию занял рядовой Свиридов с ''Печенегом'', врагу в любом случае не поздоровится. Бойцы мы, можно сказать, бывалые, повидали столько всякой чертовщины, что вряд ли нас испугают вылезшие из портала черти.

После нескольких часов томительного ожидания ученые начала какое–то шевеление. Убедившись, что аномалия, затянутая непроглядной туманной завесью относительно безопасна, не считая повышенного в два раза уровня радиации, направили робота–разведчика. Управляли металлическим первопроходцем с помощью кабеля для надежности, вдруг возникнут какие–то помехи. С дроном ничего не произошло, через пятнадцать минут он вернулся целым и невредимым. Яйцеголовые начали что–то оживленно обсуждать, полученная картинка видимо произвела впечатление. После отправки дрона решились отправить в разведку живых людей, первое отделение. Заверили, что для человека совершенно нет никакой опасности, бояться нечего. Ну да, яйцеголовые всегда утверждают одно, а на деле получается другое, подобных примеров я знаю кучу. Взять нынешний инцидент…

Десяток солдат во главе с сержантом Денисовым, проверив оружие, медленно начали приближаться к аномалии. Постепенно их силуэты растворились в густом тумане, главное, чтобы парни сумели вернуться невредимыми. Объяснения ученых по поводу аномалии, еще более туманные, чем завесь, окутавшая кратер Вести дырка может куда угодно, может в другую часть планеты, а может и вовсе в другой мир. Важно выяснить — представляет ли портал опасность или нет, временное это явление или аномалия скоро исчезнет. А то подобных аномалий только за последнюю неделю, оказывается, обнаружили одиннадцать штук на территории Приморья, Хабаровского края, в Луизиане и Техасе. Как и боялись, посланное на разведку отделение не вернулось обратно.

— И так, орлы, слушаем внимательно и запоминаем, — начал ротный. — Отделение младшего сержанта Денисова вступило на той стороне в бой предположительно с частями британской армии…

Среди солдат прокатились удивленные возгласы.

— Это еще не все. По ту сторону аномалии находится Земля! Эта дырка выходит во Францию, в Париж. Судя по полученным сведениям, там случилась некая катастрофа глобального масштаба. Париж теперь представляет собой не многомиллионный мегаполис, а пустой покинутый город, — на экране ноутбука пошло видео, снятое с робота–разведчика. Когда серая мгла рассеялась, показался широкий уличный проспект. Стояло утро, но людей на улицах не было, все выглядит покинутым и заброшенным. Везде валяется мусор. Окна домов и витрин разбиты, виднеются следы пожаров, ржавые остовы автомобилей преграждают дорогу. Еще чуть дальше прямо посреди улицы стоит забор с колючей проволокой, на нем висит покосившаяся табличка. L' attention! Contamination biologique. La zone de la quarantine* - гласила едва различимая надпись. Среди народа вновь прокатились удивленные возгласы, чуть чаще звучала нецензурная брань. Что же все–таки произошло? Эпидемия, война, катаклизм, произошедший после переноса, а может все вместе. Увиденные картинки напоминают кадры из фильма про войну. Нет. Маловероятно, что в Европе могла случиться война, скорее всего эпидемия с последовавшими за ней беспорядками. Надеюсь, в России ситуация получше будет, хотя кто знает, какие последствия могло повлечь появление эльфов на месте Техаса и Дальнего Востока. — Ваша задача- вытащить первое отделение из окружения. На задание отправляются первый и четвертый взводы. Вам не привыкать лазить через всякие порталы. Вопросы есть?

— Что представляет собой противник? Их численность?

— Как я сказал, противник — британские войска. Что они забыли в Париже, вам предстоит выяснить. Численность вражеских сил приблизительно около взвода пехоты, усиленного легкой бронетехникой. Еще вопросы? Если нет, больше не будем терять времени.

Мы напоследок проверили оружие, взяли полный боезапас. Дальше впереди неизвестность, наконец, предстоит узнать, что случилось с родным миром и каковы масштабы катастрофы. Впереди пошло четвертое отделение, следом мы.

— Четвертый Первому, проход чист. В округе никого, — доложил развездвзвод.

— Первый принял, выдвигаюсь.

Проход через аномалию не принес каких либо неприятных ощущений. Разве пару минут ничего нельзя было разглядеть сквозь мглу. Когда туман рассеялся, в глаза ударили лучи утреннего солнца, не такого яркого как на Элетании, но более привычного. Я увидел ту же панораму, что и на видео. Никаких особых разрушений, как показалось в начале, тут были не иначе как обычные беспорядки. Рекламные вывески и плакаты на французском языке, все магазины разграблены, часть из них сгорела. Единственное, серьезно настораживает забор с колючей проволокой надпись про карантин.

— Не верится, что мы дома.

— Да, Леха, мне тоже.

Хотя данное утверждение спорно, по крайней мере, для меня. На Земле сержанта Юрия Николаева никто не ждет, а на Элетании есть родные и Сирена. До сих пор не могу решить, кем она мне приходится: женой или любовницей… От созерцания покинутого города нас отвлекла раздавшаяся где–то вдалеке автоматная очередь, затем громкий хлопок.

— Четвертому Первому, двигайтесь за нами и прикрывайте. В случае обнаружения чего–то необычного, немедленно докладывайте. Если угроза явная, разрешается стрелять на поражение.

— Есть.

Вдруг в эфир на нашей частоте вторгся командир окруженного отделения:

— Кратер, Кратер, я Сосна, меня окружили, веду бой с превосходящими силами противника, немедленно требуется помощь. Прием…

Через полминуты сообщение повторилось.

— Слышу тебя, Сосна, спешим на помощь. Продержись еще минут двадцать! — спокойно ответил командир четвертого взвода.

— Боеприпасы заканчиваются, бл..ь! Иу них есть броня, долбят по нам, пид…сы гнойные!

— Кто по вам долбит?

— Натовцы чертовы! Открыли по нам огонь безо всякого предупреждения, а еще здесь какие–то упыри шныряют. Вроде люди, но обезображены до неузнаваемости. Увидите таких, валите на х…й! Желательно в голову, а то, сука, очень живучие!

— Крепко наших прижали, — сказал ефрейтор, оглядываясь по сторонам.

Мы неспешно следовали по улицам Парижа, город производил удручающее впечатление. Народ явно покидал дома в спешке, да и без стрельбы не обошлось. С каждой минутой мы понимали, что произошедшее здесь далеко не простая эпидемия. На дорогах и тротуарах валялись свежие и не очень человеческие останки, причем их не расстреляли, а разодрали на части и сожрали, обглодав до костей. Высаженные вдоль проезжей части деревца обросли непонятной коричневой субстанцией с красноватыми прожилками, покрывающей стволы. То же самое мы обнаружили на ближайшем доме, только инопланетная поросль оккупировала строение на сто процентов.

— Сержант, — позвал меня Миша. За прошедшие пять лет о заметно повзрослел, теперь это не задиристый пацан, а серьезный двадцатичетырехлетний дядя с холодными как лед глазами. — Глянь.

С крыши брошенного на обочине седана на нас уставилась птица. Правда, пташка то, похоже, не отсюда. Размером с хорошего индюка, с крыльями как у альбатроса. Сильно деформированный клюв при желании запросто раскроит череп, подобие перьев у нее присутствовало лишь на крыльях. Остальная тушка покрыта похожей дрянью, что поглощала деревья. Инопланетный паразит это очень и очень плохо.

— Ни к чему не прикасаться, понятно! Не хватало нам заразиться этим.

Птаха, понаблюдав за нами некоторое время, вскоре упорхала в неизвестном направлении. Не успели мы отойти от новых впечатлений, как появились новые пришельцы.

— Это гражданские?

Из переулка высыпало около десятка людей с жуткой наружностью. Все оборванные, одежда — сплошные лохмотья. И как они не замерзли? На улице едва ли плюс десять градусов будет. Появившиеся люди были чем–то больны, иначе не объяснить аномально изуродованные тела. Один от гигантских опухолей раздулся похлеще аэростата, у других вместо руки или рук присутствуют заостренные на конце наросты. Лица искажены воздействием неизвестной нам болезни — носы отвалились, рты превратились в широкие пасти, глаза налиты кровью, волосы почти выпали. В глазах сплошное безумие. Зараженные, едва завидев нас, бросились в атаку.

— Огонь!

Загрохотало полдюжины автоматов, о внезапности можно смело забыть… Пули вонзались в тела уродцев, но те не спешили подыхать сразу, некоторые индивиды даже будучи нашпигованы свинцом, рычали, сопели, пытались ползти вперед. Мостовая окрасилась в бурый цвет, одиннадцать гражданских попытались напасть на нас, за что и поплатились жизнями.

— Б..я буду, это ж зомби натуральные!

— Погодите, еще не такое увидим.

Интенсивность стрельбы с каждой минутой становилась все реже, ребята держатся из последних сил. Натовцы обложили парней со всех сторон и пытаются выкурить. Ничего, помощь пришла во время, мы ориентировались по звуку стрельбы, который и привел нас сюда. Нам бы БТРы не помешали здесь в качестве поддержки, так нет, как назло, склоны впадины на Элетании слишком крутые, чтобы можно было подогнать технику к аномалии. Нас отправили с голой задницей в неизвестность… Я испытывал смешанные чувства, с одной стороны вот она — родная Земля, с другой- не это мы ожидали увидеть. Худший постапокалиптический сценарий воплотился в реальности, хуже не придумаешь.

— Я Сосна–Четыре, где вы находитесь и какова обстановка?

— Закрепились магазине к северу от портала. Пока держимся, есть раненные, но такими темпами нас надолго не хватит.

— Сосна, можете назвать какие–нибудь ориентиры, мы кажется, заблудились?

— От аномалии пройдете квартала до перекрестка, там увидите брошенный армейский блокпост. Свернете на улицу направо, проспект де Голля вроде называется.

— Принято, держитесь.

На первом же перекрестке я увидел заброшенный блокпост. Дорогу преграждают бетонные блоки, забор, обнесенный колючей проволокой, поодаль стоят армейские палатки, точнее их каркасы. Это был санитарный кордон — оставлено много медицинского оборудования, на асфальте валяются стреляные гильзы. Снова раздались короткие прерывистые хлопки, стреляют где–то совсем рядом.

— Рассредоточиться! — приказал взводный. — Оружие к бою!

Дальше улица оказалась забита ржавеющими автомобилями, тут же в обилии лежали десятки уродливых трупов, расстрелянные совсем недавно. Мы двигались фактически наползком, стараясь подобраться к противнику поближе. Вскоре я увидел перебегающих из одного укрытия в другое солдат в сером камуфляже. Ребята серьезные. В тяжелых бронежилетах, касках, лица скрыты под противогазами. Поголовно вооружены SA-80, винтовками, сделанными по компоновке ''булл–пап''. Англичане в Париже, хм, это дает надежды полагать, что в мире не настолько хреновая ситуация, раз британцы орудуют на территории континентальной Европы. Над бетонными блоками, за которыми прятались натовцы, возвышался силуэт бронемашины.

— Сука, у них танк! — недовольно шепнул Костя, подкравшийся сзади.

— Херня, у него броня алюминиевая. ''Мухой'' вполне можно достать.

На ум лишь приходит легкий танк ''Скорпион'', выполняющий роль боевой разведывательной машины.

— Сейчас устроим представление!

Бродский достал тубус одноразового гранатомета и начал приводить РПГ в боевое положение. Я для верности посмотрел на взводного, ожидая одобрительного кивка, лейтеха дал добро.

— Насчет три, — шепнул я своим.

— Раз, два, три!

Мы высунулись из–за автомобилей и открыли по ничего не подозревавшим англичанам ураганную стрельбу. Попавшего в прицельную сетку ACOG натовца я снял двумя выстрелами, первый — в грудь, второй — в лицо. Его броник вполне мог сдержать пулю от АК, а вот второе попадание наверняка стало смертельным, она угодила аккурат в область правого глаза, пробив стекло противогаза. Десять секунд спустя, когда британцы уже не помышляли высунуться, гранатометчик послал в танк смертоносный гостинец. Тот башню не успел повернуть, граната прилетела в левый борт, после чего что–то сильно рвануло.

Появление для подкрепления из двух взводов пехоты для джентльменов стало настолько неожиданным, что те не стали вступать в затяжной бой, в спешке отступили, бросая своих убитых и раненных.

— Бросить оружие! Руки за голову! — машинально выкрикнул я по–английски двум прижатым к стенке натовцам. Бежать им некуда, мы не оставили англичанам шансов отступить вместе с их товарищами. Супостаты подчинились, отбросив в сторону штурмовые винтовки, солдаты подняли руки вверх и замерли на месте в ожидании своей дальнейшей судьбы. Тут же из изуродованного дырками от пуль здания, где располагался сувенирный магазин, появились семеро человек во главе с сержантом Денисовым. Видок у них не очень — двое ранены и едва ходят самостоятельно, еще трое, включая самого сержанта, выглядят так, словно подхватили грипп. Вслед за нашими солдатами вышли двое молодых людей — два мужчины и девушка в грязной оборванной одежде, вероятно, вышивальщики.

— Все живы?

— Никак нет, Миронова и Кима убили. Отсюда валить надо скорее, мы заразу какую–то подхватили, хотя всего четыре с половиной часа здесь находимся…

— Плохи дела, — пробормотал взводный. Худшие опасения подтвердились, мы все заразились какой–то инопланетной заразой и, возможно, вскоре обратимся в тех обезумевших. Мысль об этом пугала больше всего — стать прокаженным зомби, не властным над собственным телом. Застрелиться в таком случае кажется лучшим выходом, смерти я боюсь куда меньше. Впрочем, не станем спешить с выводами

— Снимите с них противогазы. Надо уточнить, кто они, какого х..я здесь делают и что вообще происходит.

Двое наших бойцов подошли к одному из пленных, попытались стянуть с натовца противогаз, однако встретили яростное сопротивление. Направленный в лицо ствол автомата немного убавил пыл непокорного европейца и тот, нехотя, подчинился. На нас теперь смотрел испуганный паренек лет, эдак, двадцати, в глаза сразу бросаются его рыжие волосы.

— Вы русские что ли? — ошарашенно спросил натовец.

— Вопросы задаю здесь я! — рыкнул взводный. — Понятно?

— Да понял я.

— Тебя как звать то?

— Капрал Кевин Кембл, 4–я дивизия.

— Слушай дружище, мы тут совсем недавно появились, может, просветишь, чем британская армия занимается в Париже?

— Зачищаем город от зараженных, ищем, по возможности, выживших, переправляем их в карантинные зоны… Чего тут непонятного?

— А чем они заражены, раз проводите зачистки?

— Парни, вы откуда, взялись? — вытаращил глаза капрал. — С Луны свалились? Разве не знаете про ECI?

Незнакомая аббревиатура наверняка означает эту заразу.

— Не слышали, мы как–бы пять лет не были здесь, но теперь вернулись и видим это.

— Так вы те, пропавшие! Но как… — мы сильно озадачили паренька, даже страх по поводу попадания в плен отошел на второй план.

— Я же сказал, тебе, Кембл, вопросы задаю я. Мы остановились на ECI. Что это такое поясни?

— Зараза, которая превращает людей, растений, животных в монстров. Оно везде — в воздухе, в воде, в земле. Некоторые из ваших парней уже подхватили инфекцию, через максимум пять часов они превратятся в плотоядных каннибалов. Вам придется пристрелить их.

— Откуда взялась эта инфекция? Каковы масштабы катастрофы?

— Да черт его знает, говорят через аномалии к нам просочилось, около… дай подумать. Примерно через сто дней после появления чертовых эльфов на месте Техаса.

— Что дальше?

— Да, парни, видать, вы и вправду с другой планеты. — Протянул британец, после чего продолжил. — Весь мир начал катиться в ад в 2017. По вашей вине все началось. Россию сразу обвинили в применении какого–то супер оружия и понеслось… Вас уб… русских объявили угрозой всему свободному миру, но задавить Россию мы не успели. По всему миру началась твориться всякая дьявольщина, стало не до вас…

Последний раз такой холодок по коже у меня пробежался после нанесения массированного ядерного удара по элетанцам.

— Что дальше, рассказывай!

— Где–то в декабре 2017 в США началась эпидемия ECI, затем все перекинулось на Африку и Азию. Помимо этого на Землю через пространственные аномалии проникали пришельцы с других планет, но они до поры до времени были самой меньшей проблемой. Еще примерно через год где–то в Азии сволочи устроили вторжение, и это уже были не эльфы с магией или ящерицы с деревянными копьями. Это были ребята почти как мы с вами, только с крутыми пушками, ну там лазеры, антигравитация, защитные поля и прочее. Говорят, русские и китайцы накрыли место прорыва атомной бомбой… В середине 2019 эти объявились снова. Четверть США, Исландию, Испанию и западную Африку оккупировали. А UNC ничего с ними поделать пока не может.

- UNC? Говори яснее.

— Коалиция Объединенных Наций, создана в 2021. Туда вошла большая часть уцелевших после Катастрофы стран.

— И кто там заправляет?

— Мы… то есть Британская Федерация. Как только началась эпидемия, мы закрыли все границы, а те, кто пытался добраться до нас по воде или воздуху, уничтожались. Только поэтому Англия устояла.

— Интересно, а зачем вы в Париж полезли? Сидели бы у себя на островах и не высовывались.

— Мы хотим как следует закрепиться в Европе, затем очистить ее от инопланетной мрази.

— Что о России знаешь. Как там дела обстоят?

— Да ничего толком неизвестно. Лишь слухи ходят, что там ситуация паршивей некуда. Интернета давно нет…

Над кварталом пронесся гражданский вертолет. Появился он настолько внезапно, что мы заранее не успели его услышать.

— Вот и поговорили… возвращаемся.

— Стойте, вы куда собираетесь уходить?

— Радуйся дружище, ты увидишь новый мир!

* - Внимание! Биологическое заражение. Зона карантина

***

Местом, куда забросили взвод Шелл, оказалось пространственной аномалией в горах Форохела. Подразделения 138–го батальона 36–й пехотной и рота ''маринз'' стерегли проход в другой мир, не сильно отличающийся по параметрам от Земли или Элетании. То же голубое небо, зеленая растительность и люди, много людей, валом прущих через портал. Командование по какой–то причине дало зеленый свет беженцам и вот уже третий день без особых препятствий эмигрируют на Элетанию. По виду пришельцы совершенно не отличаются от земных европейцев, даже их одежда, вещи ясно говорят о принадлежности к относительно развитой цивилизации. Уровень технологий примерно на уровне конца земного девятнадцатого века, взвод Шелла успел разоружить достаточно чужаков. Успели накопиться многометровые кучи разнообразного оружия: огнестрельные винтовки, ружья, пистолеты, сабли, кинжалы.

— Шелл, глянь на того парня! — указал Уайт на джентльмена, бредущего в толе. Пришелец отчетливо выделяется из толпы- одет в подобие фрака, правда слегка потрепанного, на месте правого глаза было вживлено какое–то устройство — красноватая линза в золотистой оправе.

— Веди сюда, — приказал штаб–сержант. — Проверим

Чем дольше Шелл наблюдал за потоком людей, появляющихся из окутанного густым туманом ущелья, тем больше у него складывалась определенная картина происходящего. Эти люди бегут от войны, среди них кого только не было — женщины, дети, старики, бедняки и богачи, солдаты и гражданские. Все смешалось. Вслед за оборванцами, будто вылезшими из каких–нибудь трущоб, можно встретить кареты и паровые автомобили с едущими в них надменными богачами. Стимпанк какой–то получается. Пришельцы смотрели на землян с удивлением, но без особого трепета, как элетанские аборигены. Что ж, хоть не с дикарями приходится иметь дело.

Уайт и Джонсон подозвали одноглазого и пригласили пройти с ними, холеный джентльмен лет сорока, одетый на манер английской моды подчинился.

— Прикинь, сарж, он по–нашему умеет говорить! — воскликнул капрал Грэг Джонсон. — Некоторые слова непонятны, но язык английский.

— Уже интереснее… ну–ка, дядя, — уже обратился сержант к человеку с глазным протезом. — Скажи что–нибудь.

— Могу узнать причину своего задержания? — спросил пришелец по–английски с заметным акцентом.

— Откуда ты знаешь нашу речь?

— Это язык наших отцов–основателей. Кое–кто из высшего света до сих пор владеет им.

Штаб–сержант недоверчиво хмыкнул, продолжая пялиться на искусственный глаз.

— Если вам интересен мой глаз, то скажу, что в нем нет ничего особенного, хотя позволить себе замену живых частей тела искусственными у нас могут немногие. Услуги техномагов стоят… стоили очень дорого.

— От чего вы убегаете?

Выражение лица пришельца резко помрачнело.

— От войны. В наш мир вторглись агрессивно настроенные чужаки. Мы несколько лет сражались с ними, но переломить ход войны… увы, не в наших силах. Мы решили искать убежища в других мирах.

— Не лучшее вы место выбрали. Здесь тоже не все гладко.

— Видите этих людей? — указал одноглазый на беженцев, затем на аномалию. — Там на Фрелиоме для них все потеряно. Наши дома разрушены, тех, кто отказался подчиниться чужакам, перебили как скот. Все лучше, чем смерть.

— Кем являются ваши враги?

— Они похожи на нас с вами, только их технологии опережают все, что мы знаем. Сильнейшие страны пали к ногам завоевателей всего за три года, от наших городов остались лишь руины… Мы же последние свободные люди Фрелиома.

— Ладно, иди, мужик.

— Мне некуда идти. Я больше никто, мои богатство и власть остались в другом мире. Могу быть полезным для вас, хотя б как переводчик.

Шелл ненадолго призадумался, но все ж утвердительно кивнул.

— Хорошо, тебя звать то как?

— Гурак из рода… просто Гурак. Титулы больше не имеют значения.

***

3 февраля 2023 года, Хабаровск, Ставка Верховного Главнокомандования ВС Новой России.

— Положение России, Белоруссии плачевное: инфраструктура на западном и центральном направлениях разрушена, население стремительно вымирает, немногочисленные группы выживших время от времени пробиваются на восток. Дело усугубляется быстрым распространением по земному шару инопланетной инфекции… Над крупными городами в западной части страны армия давно утратила контроль. Москва, Питер, Минск, Воронеж, Волгоград, Калуга, Тверь, Волгоград перечислять можно долго… Централизованная власть там давно исчезла. Люди страдают от голода, болезней, нападений инфицированной ЭЦИ фауны и ею же зараженных людей. По самым приблизительным подсчётам, с конца 2017 года потери составили от шестидесяти четырех до девяноста семи миллионов человек. Российские войска совершенно не контролируют европейскую часть страны и большую часть Урала.

525 Смотритель взяла небольшую паузу, чтобы присутствующие на совещании осмыслили полученную информацию. Для многих апокалиптические события на Земле стали настоящим шоком, хотя ситуация выглядит очень даже оптимистично по сравнению со сделанными раннее прогнозами. Озвучивать эту мысль ИР вслух не решилась, люди и так испытывают глубочайшее эмоциональное потрясение.

— Восточному и частично Центральному военным округам удалось сохранить боеспособные войска, обстановка там совершенно иная. Заражение территорий Сибири и Дальнего Востока инопланетными формами — низкое. Русская армия существенно преуспела с возвращением под собственный контроль опустошенной части страны. На данном этапе части 41–й общевойсковой армии стоят на линии Екатеринбург–Челябинск–Костанай и готовятся к броску на Ижевск, Уфу и Оренбург. В ходе последних семи месяцев от зараженных полностью освобождено девять крупных городов… вернее, то, что от них осталось. Из неконтролируемых зон в тыловые районы выведено от восьмисот тысяч до миллиона человек. Всего на уцелевшей части страны сейчас находится приблизительно тридцать восемь миллионов человек, учитывая Северный Казахстан и Монголию. Треть из людей — беженцы, проживающие в палатках на территории специальных лагерей. Наблюдается острая нехватка продовольствия и медикаментов, случаются голодные бунты и локальные вспышки ЭЦИ. Тем не менее, Ставка Верховного Главнокомандования планирует в течение оставшейся зимы полностью взять контроль территорию южного Урала. Всё это позволит впоследствии перейти к следующему этапу — освобождению Зауралья и выходу на оперативный простор среднерусской возвышенности…

— Что с Китаем и нашими западными ''друзьями''?

— Из–за пандемии КНР потеряла больше миллиарда человек, ныне китайская армия контролирует только территорию Манчжурии и восточной Монголии. Несмотря на колоссальные потери в людях, их положение оцениваю как удовлетворительное. Заражение инопланетными формами — среднее. Наиболее сложная обстановка в Северной Америке…

Голографический дрон сменил изображение Евразии, окрашенное в основном в зеленые и желтые оттенки, на карту США и Канады с обилием красных, желтых и оранжевых участков.

— Первые вспышки ЭЦИ* зарегистрированы в центральных штатах. Попытки сдержать эпидемию применением ядерного оружия не привели к желаемому результату. В течение года вирус ''Пожиратель'' распространился по всей Земле. На сегодняшний день помимо инфекции, США имеют на своей земле громадную область искажения в пространстве–времени в Неваде. Так как информация во многом неполна и обрывочна, рискну предположить, что в испытания портальной установки в зоне 51 стали причиной Катастрофы. Из архивов министерства обороны США достоверно известно, что подобное имело место быть.

— Суки! — разъяренный генерал Немцов не вытерпел и стукнул кулаком по столу, его лицо налилось багровым оттенком. — А свалили все на нас!

— Такое нельзя просить. Я вполне понимаю вашу боль и приложу максимальные усилия для помощи.

Эти слова Смотритель произнесла в качестве хоть какого–то утешения, существенной помощи от нее ждать не стоит. Главный процессор 525 еще два года назад уничтожили кроты, ИР едва успела загрузить свою личность в аватару, уцелевшие производственные комплексы Проклятые оккупировали. Системы защиты не справились с нескончаемым потоком мутантов. Отныне 525 годится только на роль консультанта по техническим вопросам. А так как Смотритель фактически погибла, то контролировать техасцев она больше не может. Аватара, как говорят земляне, сбежала от греха подальше в Новую Россию, где опасность быть уничтоженной минимальна. В правящих кругах республики уже тлеет переворот, 525 просто убили бы рано или поздно. У землян слишком силен страх перед искусственными интеллектами, которые из–за выдумок киносценаристов оказываются нелогичным, непоследовательным, агрессивными личностями, только и желающими стереть землян в пыль. Какие же они глупые, во вселенной хватает других более реальных угроз

— Ничего. Твоя помощь и так неоценима, — немного успокоился Верховный. — Продолжай.

— После России максимальное внимание стоит заострить на Америке. В конце ноября 2018 в пустыне Гоби открылись очередные порталы, но они были не природного происхождения, а искусственного. В Азию вторглась агрессивная цивилизация, опережающая земную в развития на полтора–два столетия. Какие цели они преследуют, доподлинно неизвестно. По месту прорыва был спустя три дня нанесен массированный ракетно–ядерный удар. В начале июля 2019 года пришельцы объявились снова, на этот раз прорыв осуществлен из области Бермудского треугольника. Хоть ВС США сумели причинить агрессору большой урон, их численность была слишком малочисленна для противостояния пришельцам. На сегодняшний день оккупирована четверть территории США, включая бывший Техас, Куба, северо–западная Африка, Испания, Исландия. Противник был замечен на Земле Франца–Иосифа, вероятно, чужаки осуществляют разведку…

— Достаточно. На Земле остался хоть один незатронутый Катастрофой уголок?

— Чили, Тибет, Корейский полуостров, Швейцария, остров Сардиния, Британия, Ирландия, Австралия, Новая Зеландия, Мадагаскар, Аляска.

— Что насчет корейцев?

— В 2020 году произошло мирное объединение южной и северной Кореи, отныне это единое государство с мощной армией, теперь самой боеспособной и многочисленной на Земле. В настоящее время части КНА помогают НОАК в установлении контроля над южными китайскими провинциями, охваченными эпидемией.

— В общем, ситуация ясна. Смотритель, каков шанс, что зараза проникнет сюда?

— Я оцениваю вероятность как высокую. Главное, своевременно обнаруживать пространственные аномалии. Пока мы имеем дело с одиннадцатью порталами, все они находятся в пределах анклавов либо поблизости от них, вокруг каждого установлены военные кордоны. Насколько изменится обстановка в ближайшее время сказать не могу по причине полной утраты своих вычислительных, производственных мощностей и доступа к глобальной системе слежения за планетой…

*- Энцефалопатическая церебральная инфекция(ЭЦИ)

***

Карантин — это сущий кошмар, я убедился на собственной шкуре, но еще ужаснее оказалось то, что двадцать шесть человек из тех, кто участвовал в вылазке, обезумели через пару часов после возвращения с Земли. Солдаты, в том числе я на пару с Гроссманом тоже не избежали заражения, проклятый вирус сидит внутри нас. Непонятно, почему одни обращаются в зомби через четыре–пять часов после заражения, другим хоть хны. Больше всего повезло тем, у кого в организме присутствует нанопрепарат, он вполне успешно борется с этой ЭЦИ на ранней стадии. Пятерых человек, ставших переносчиками, изолировали от окружающего мира в герметичном боксе, ни о какой прогулке на свежем воздухе пока не может идти и речи. Инфекция чрезвычайно заразна, передается всеми возможными путями, включая воздушно–капельный, ЭЦИ, как я успел посмотреть, инфицирует всех подряд: людей, животных, растения. Обольщаться по поводу чудесного нанопрепарата не стоило — он, возможно, помог бы в первые часы после заражения, однако время упущено. Зараза стремительно распространилась по нашим организмам, внедрилась почти в каждую клетку, заставила их работать на воспроизведение себя любимой. Однако внешних проявлений болезни у нас пятерых не замечено — никаких мутаций и изменения поведения, вирус просто находится внутри нас, не причиняя существенного вреда. Так просидели в полной изоляции восемь дней, пока в один прекрасный день дверь бокса не открылась, и не вошел капитан Смольный в сопровождении военврача без каких–либо респираторов или костюмов биологической защиты.

— Здорово орлы, как поживаете?

— Нормально, товарищ капитан, на здоровье пока не жалуемся. Разве что скука одолевает.

— У меня хорошие новости, бойцы. Вас выпускают, прямо сейчас.

Я ушам своим не поверил.

— Прямо сейчас?

— Исследование показало, что вирус в ваших организмах, так сказать, выключился и никак себя не проявляет. — Завел монолог пожилой военврач. — Физическое и психологическое состояние в отличие от большинства заразившихся совершенно не поменялось и, скорее всего, никогда не поменяется.

— У нас иммунитет? — перебил Гроссман.

— Спешу расстроить, иммунитета нет ни у кого. Причина, по которой инфекция не начала изменять вас, кроется в совершенно ином. Вылечить мы вас не пока сможем, но если выпустить вас под наблюдение, вреда не будет. Еженедельно будете сдавать анализы и проходить медицинский осмотр, в остальном живите как жили раньше. Хотя от половых отношений стоит воздержаться. Вы люди взрослые, должны понимать, ЧТО может произойти.

— Так точно. Товарищ капитан, разрешите вопрос.

— Рискни, Николаев.

— Что насчет Земли слышно? Насколько там плохо дела обстоят?

При этом вопросе ротный опустил глаза.

— Не буду скрывать, положение там тяжелое, но, судя по всему, потеряно еще все.

Вернулись в Южнороссийск без особой радости. Народ в трауре, мало того, что целый взвод бездарно потеряли, сунувшись в опасную среду без ОЗК, так происходящее на Земле стало достоянием общественности. После нашего исчезновения дома воцарился ад: портальные шторма, пришельцы из других миров, ''Пожиратель'', преобразующий земную биосферу в нечто жуткое и чужеродное. Апофеозом всего кошмара стало полномасштабное вторжение инопланетян, вроде в Монголии прорыв с горем пополам отразили, однако вторую волну отбить уже не смогли. Страна за пять лет потеряла почти сто миллионов человек. Трагедия, если не сказать больше. Отношение к американцам в Новой России перетекло из умеренной неприязни в откровенную ненависть, во Владивостоке линчевали на улице десятерых янки, а милиция не посмела вмешаться. Вроде как нормализовавшиеся отношения с республикой снова начинают перерастать в противостояние. Российские на Элетании обнародовали сведения о том, что устроили апокалипсис на Земле США, потом же перевели стрелки на нас, мол, русские неудачно применили секретное оружие. Дело едва не докатилось до войны, к счастью, здравый смысл хоть на сей раз победил. Люди сосредоточили максимальные усилия на борьбе с распространением инопланетной заразы.

В общем, этом землянам нужна помощь. Что ж будет, когда оттуда к нам ломанутся десятки миллионов людей? На Асшане места маловато, да и Пагуба с каждым годом подступает к нашим границам. Янки хоть сдержали кротов на юге и востоке, думаю, это ненадолго, Проклятые рано или поздно ударят снова… Гадство!

- …вирус ''Пожиратель'' вызывает целый ряд генетических мутаций в структуре клеток живых организмов. После заражения вирус видоизменяет так называемую ''мусорную'' ДНК инфицированного. Вирус содержит в себе РНК и фермент обратной транскриптозы, что позволяет ему встраивать свой генетический код в живые клетки. Воздействуя на белок кодирующих областей ДНК, он модифицирует последовательности интронов в каждой клетке и, даже целые участки некодирующей ДНК ранее неиспользуемые. Часть инфицированных вскоре умирает от огромных повреждений внутренних органов, вызванных неудачными мутациями, что наблюдалось в первые годы пандемии. Тем не менее, процент выживших каждый месяц возрастал. Вирус как бы приспосабливался к нашим организмам. Разделяют три стадии инфицирования у людей. Первая — изменения в поведении, резкое возрастание агрессии, зараженные не контролируют себя. Высшая нервная деятельность отсутствует. Внешних проявлений инфекции на этой стадии не наблюдается, длится от нескольких дней до трех–четырех недель. Во время второго этапа в организме зараженного начинает происходить кардинальная перестройка всего организма, внешне это выражается в образовании опухолей, роговых наростов, изменении костной структуры, химического состава крови и так далее… Если зараженному повезет не погибнуть от голода либо иных причин и изменения окажутся удачными, то примерно через три месяца инфицированный практически утрачивает прежний облик и становится чрезвычайно опасным, эволюционируя…

Я выключил радио больше не желая слушать нудную лекцию биолога, прибывшего с Земли. И так все паршиво дальше некуда, к чему они нагнетают панику?

— Юра, обед готов! — с импровизированной кухни донесся голос Сирена. Судя по запаху, готовит рыбу на газовой мини–печи. Сколько ж ей объяснять то можно, что баллоны к печке нынче в дефиците? Впрочем, не питаться же все время консервами. Больше четырех лет вместе сожительствуем, к ее деликатесам привыкнуть не могу, впрочем, как и получить повышение по службе. Дальше младшего сержанта мне не продвинуться, ибо нечего якшаться с пришельцами. Законы у нас строгие, межрасовые отношения не то что бы запрещены, скорее нежелательны. Хотя это не сравнить с техасским фашизмом, где за близкие контакты с аборигенами ссылают в концлагеря. Я много думал обо мне и этой морской жительнице. Есть ли у нас будущее или нет? О детях мечтать не приходится, наши виды родственны друг другу, но скрещивание вряд ли возможно. Слишком велики различия в генетике. Алави в эволюционном плане ушли несколько дальше людей, по тем же умственным способностям они намного превосходят нас, владеют психокинезом, могут изменять окружающую реальность силой мысли. С другой стороны алави прекрасно знают, что будет с ними после смерти — души сливаются с Миром, если же он не принимает их, то мертвеца затянет в некое подобие ада либо, если дух силен, он обречен на вечные скитания по земле. Иллюзий Сирена не питает, так что, мы стараемся жить здесь и сейчас, наслаждаться каждым днем, меньше думая о ''потом''.

— Что сегодня приготовила?

— Красноперка с приправами из полевых трав. Я их сегодня утром собрала за стеной.

— Угу.

Сирена, услышав в моем голосе уныние, отвлеклась от готовки и повернулась ко мне.

— Поделись со мной, что тебя гложет?

— А ты как думаешь? Я был на Земле, собственными глазами видел, что там происходит. Ты бы видела во что проклятая зараза превращает людей и животных… А теперь оно сидит во мне.

— Ты говорил, болезнь не причиняет вреда.

— Не причиняет, но все может измениться. Только что по радио рассказывали.

— Боишься превратиться в чудовище?

— За тебя боюсь, глупая. Вдруг через минуту я сойду с ума и вцеплюсь тебе в глотку? С четырьмя миллиардами людей такое уже произошло.

— Я буду с тобой до конца.

— А зря. Могла б выбрать жениха из своих.

— С тобой интересней.

***

На орбите Элетании.

— Цитадель, говорит Дозорный, переход завершен успешно. Приступаю к выполнению миссии.

— Удачи. Да хранит вас Покровитель.

Задача корабля ''Дозорный'' заключается в проведении подробной разведки и составлении карт Кмера-1 и лун Кмер-2 и Кмер-3. У Нефелы дух захватило, когда она посмотрела изображения, полученные с внешних сенсоров. Арконской цивилизации жизненно необходимо завоевать новые миры для колонизации, так как родной очень давно из–за варварского отношения к природе превратился засушливую пустыню, на планете невозможна нормальная жизнь. Нефела по привычке хотела проверить свои глазные имплантаты, но потом остановилась, увиденное это не мираж. Все абсолютно реально. Внизу проплывала голубая поверхность Кмера, бесконечная синева океана, где кипит жизнь. Неописуемая красота для той, кто большую часть жизни провел под землей. Не сравнить с коричневыми пустынями Аркона. Подобное пилот видела только в видеотрансляциях из других миров: картины зеленых лесов, снежных гор, голубых морей с кучей жизненных форм. Изредка в поле зрения камер показываются редкие острова. Планета почти не несет в себе следов промышленного загрязнения. Как хотелось бы жить там, внизу, а не в небольшом блоке города–улья, коих на Арконе насчитывается пять десятков. Они вмещают в себя всю арконскую расу — двадцать миллиардов жителей. Нефела, как и большинство всех свободомыслящих арконцев мечтала когда–нибудь прогуляться по живой и нетронутой цивилизацией планете, чтобы над головой всегда было голубое небо, можно было есть натуральную пищу и дышать чистым воздухом. Аркон четыре с половиной столетия назад была гостеприимной планетой, имел довольно богатый растительный и животный мир, озоновый слой, но это время давно ушло. Бурный промышленный рост и безмерная алчность промышленных гильдий фактически убили планету, шаткое равновесие было нарушено, экосистема стремительными темпами деградировала. Вместе с планетой началось постепенное вымирание арконской расы. Спасибо недалеким предкам! Теперь дом это стремительно умирающий мир, затерянный во вселенной, беспощадно выжигаемый солнечной радиацией. На поверхность без специальной защиты выходить опасно. Цивилизация пыталась найти выход из сложившейся ситуации: освоены планеты родной системы, арконцы достигли звезд. К сожалению, найден всего лишь один отдаленно напоминающий Аркон мир, да тот не слишком пригоден для жизни из–за сурового климата и труднодоступности. Ничего лучше субсветовых ионных двигателей и солнечных парусов арконская наука не изобрела. Чтоб достичь Иреи придется проделать путь через межзвездную пустоту длительностью в восемь лет. Хоть население той далекой колонии составляет уже пятьдесят миллионов жителей, этого явно недостаточно для спасения остальных двадцати с лишним миллиардов.

Тем не менее, шанс на спасение появился с открытием пространственных аномалий, ведущих в пространства с несколько иной частотой квантовых вибраций. Изучив в считанные месяцы необычные явления, арконцы теперь могут по своему желанию отворять врата между мирами. Сразу же исследователи наткнулись на планеты с разумной жизнью. Древние истории о сопряженных мирах, Великих Путях оказались правдой, как и легенда об Ирди–Атлаин, истинной родине арконцев. Кто бы мог подумать, что мир, откуда произошла арконская раса, находится совсем рядом, он населен сходным биологическим видом, но в тоже время земляне сильно отличаются. Слишком агрессивны, воинственны, их страшно милитаризованные государства даже будучи серьезно ослабленными эпидемией ''Пожирателя'', продолжают оказывать сопротивление. Верховный Магистрат объявил, что покорение Земли — долг арконской цивилизации. Земля это не только новые жизненные пространства, ресурсы, но и свежая кровь и пополнение для армии. Арконцы последние несколько столетий стремительно вырождаются, без нормальной среды обитания каждое следующее поколение становится все слабым и нежизнеспособным. Бесконтрольное загрязнение Аркона ядовитыми отходами промышленности четыреста лет назад запустило этот процесс, кошмарные мутации и генетические дефекты у новорожденных стали впоследствии обычным делом. Биотехнологии, к сожалению, могут лишь отсрочить конец, ведь нормальный генофонд давно утрачен. Арконцы даже на какое–то время прибегли к клонированию, надеясь найти выход, но оно не панацея. Клоны, выращенные в искусственной утробе, по необъяснимой причине получаются хуже своих оригиналов — меньше живут, много болеют, умственные способности в среднем на двадцать процентов ниже. Рождаемость на сегодняшний день на Арконе снизилась до беспрецедентно низкого уровня, к тому же, часть детей вовсе нежизнеспособна. Никакая генная терапия или киборгизация не выручают. Словно природа всеми силами пытается уничтожить арконцев, ей это вполне удавалось, до недавних пор…

Нефела вновь сосредоточилась на работе, когда внизу появился континент, занимающий пять процентов поверхности. ''Дозорный'' приступил к выполнению поставленной задачи — провести разведку Элетаана из космоса, составить карту суши, проверить наличие цивилизации, выявить месторождения полезных ископаемых, плотность психического поля. Южную часть материка занимает пустыня с большой с разветвленной сетью каньонов и ущелий, явно искусственного происхождения. Сканирование только подтвердило догадки. На востоке еще больше непонятного, рельеф явно нехарактерный для обычной незаселенной зоны, если приблизить изображение, видны следы деятельности развитой индустриальной цивилизации — очень сильный контраст на фоне примитивных городов туземцев. Вся развитая цивилизация сосредоточена на двух участках, имеющих форму правильного круга, нейтринный сканер показал, что состав литосферы кардинально отличается. Будто вытащили целые пласты земной коры из разных частей планеты и склеили обратно. Как такое может быть? Разгадка пришла сама собой, Нефела вдруг вспомнила, что говорили об обитающей на Земле расе альфар. Земляне попали сюда, альфары на Ирди–Атлаин… Ничего, Элетаан падет также, как и четыре мира до этого, завоевание Фрелиома близится к завершению, можно будет заняться этой планетой.

— Так, а тут что у нас…

— Фиксирую многочисленные радиоактивные сигнатуры. Гамма–излучение. Вероятность искусственного происхождения — девяносто процентов, — бесчувственно доложил виртуальный интеллект. Нефела переключила внешние датчики на поверхность планеты, чтобы разглядеть самые крупные из очагов радиоактивного излучения. Максимально приближенное изображение показало развалины крупных городов к востоку от индустриальных зон, будто территорию очень долго бомбили зажигательными бомбами, но это не объясняет повышенный радиационный фон. Опасный и, самое главное, безжалостный противник эти отсталые сородичи из другого мира. На Арконе ученые давно признали возможным создание сверхмощного оружия на основе быстрого деления атомов, но сама идея внушила немало опасений и страха. Магистрат объявил, что никогда не допустит создания атомного оружия, ибо это будет означать начало конца. В случае войны цивилизация просто изничтожила бы сама себя. У землян иное мнение, они без промедления применили ядерные ракеты во время первой масштабной экспедиции на Землю. Восемь тысяч солдат и ученых сгорели в ядерном пламени. Вторую подобную ошибку арконцы допускать не стали, в следующий раз Магистрат отправил на Землю Третий экспедиционный корпус, это, по меньшей мере, два миллиона солдат, и крупное соединение космического флота во главе с ''Бесконечностью''. Земляне ничего толком не смогли противопоставить армии вторжения. Чтобы там ни говорили о важности возврата исторической родины, мало кому известно, что Ирди–Атлаин удобный плацдарм, откуда удобно завоевывать остальные миры Древа, включая Кмер.

Пилот не успевала уследить за всем, слишком много различных аномалий фиксируют сканеры. Благо, справляется виртуальный интеллект ''Дозорного''. Просматривая данные, Нефела не могла не уделить внимания радиосигналам, идущим с поверхности планет Кмер-1 и красного Кмера-2. Кроме землян обмениваться сообщениями здесь некому. Совершив шестнадцать витков вокруг Кмера-1, ''Дозорный'' направился к первой луне и хоть немного пролить свет на то, каким образом гравитация Кмера-1 не разрушила Кмер-2 и Кмер-3, это ведь противоречит всем законам природы. Вероятнее всего, данный феномен искусственного происхождения…

***

28 апреля 2021 года, Филадельфия.

— Иммунный, я Иммунный–Тринадцать, мост Бетси Рос только что взорвали к чертям, мы не успели переправиться на ту сторону! Нужен другой маршрут! Как поняли, прием?

— Иммунный–Тринадцать, принято. Попробуйте проехать через Ривер–роуд к мосту Такони Пальмира, это единственная уцелевшая переправа поблизости от вас.

— Никак нет, Иммунный, в том районе полно зараженных! Нам не прорваться, сожрут живьем!

— Иммунный Тринадцатому, других вариантов нет. Вам придется выбираться самостоятельно, помочь ничем не можем, все силы направлены на защиту аэропорта и эвакуацию гражданских.

— Проклятье! — выругался сержант Фостер.

— Что делать будем, сэр? — с тревогой в голосе спросил рядовой Мэтью Григс, сидевший за рулем ''Хамви''.

— Что делать? Прорываться, сворачивай на следующем повороте на Ривер–роуд.

— Сэр, может не стоит? Вы ж слышали, что там творится, — встрял в разговор капрал Макмиллан.

— Есть другие варианты, господа?

— Вертолетов же полно, попробуем привлечь их внимание с какой–нибудь крыши. Мы же свои.

Над охваченным эпидемией городом кружили военные и гражданские вертолеты, эвакуируя людей в Международный аэропорт Филадельфии, откуда идет эвакуация на Западное побережье. Четверо солдат оказались в безвыходном положении, зачищая очередной очаг вспышки ЭЦИ, отделение сержанта Фостера оказалось отрезано от основных сил армии США, оборонявших Филадельфийскую зону безопасности. Григс в очередной раз проклял тот, день, когда по вине русских началось все это…

— И не надейся Макмиллан, у них есть приказ. Рисковать они не станут.

Армейский джип мчался по улицам некогда процветающей Филадельфии с населением в полтора миллиона человек, после эпидемии оно сократилось до пятисот тысяч. Теперь же большая его часть за двое суток обратилась в плотоядных монстров. Всему виной стало заражение водохранилища ЭЦИ, это случилось бы рано или поздно. ''Пожиратель'' проникает везде, никакие даже самые строгие карантины не дают стопроцентной гарантии. Бывшие люди теперь бродят по улицам, бросаясь на всех не заразившихся, будь то люди, кошки, собаки, птицы. Водитель ''Хамви'' старался укорачиваться от столкновений с бросающимися под колеса инфицированными, однако это не всегда удавалось. На счету Григса только за последние два часа накопилось под два десятка обезумевших. Филадельфия стремительно умирала, из пятисот тысяч человек едва ли уцелела десятая часть. Да и те обречены погибнуть либо пополнить ряды армии чудовищ. Помимо зараженных в городе хватало других проблем в виде мародеров и задымления от пылающих пожаров.

— Господи, неужели все кончено?

— Для них да, — указал сержант на группу зараженных, столпившихся над очередным трупом у обочины. — А мы еще живы и в своем уме.

— Сэр, должен вам сказать… меня та тварь с когтями все же достала. Цапнула за руку.

— Какого черта, ты молчал, Григс! — заорал Фостер.

— Не бойтесь, я заразился уже давно, два года назад.

Напряжение среди солдат спало, сидящие сзади Макмиллан с Алмондом убрали оружие от головы Мэтью.

— Почему я узнаю это только сейчас?

Григс пожал плечами.

— А кому охота несколько раз в неделю отправляться в сафари за стену? Лучше уж сидеть в карантинной зоне и ловить в воров да мародеров, чем отстреливать инфицированных на воле.

— Получается у тебя этот… ген предков есть? — предположил Макмиллан.

— Получается, что так, — подтвердил догадку Григс.

— Ну и повезло же тебе, мужик.

— Это как сказать, — пробубнил Мэтью. Те люди, кто не обратился в монстра после инфицирования ЭЦИ благодаря какому–то там гену, могут без опаски пить зараженную воду, есть зараженную пищу, вдыхать воздух с частицами вируса. Однако невосприимчивость к ''Пожирателю'' не помешает зараженным пустить счастливчика себе на корм. Григс, после того, как мутант плюнул рядовому в лицо слизью, кишащей опасным патогеном, никак не изменился. Те четыре часа после встречи с инфицированным стали для Мэта настоящим испытанием, он с замиранием сердца ждал, что вот–вот утратит разум и превратится в зомби. Но ничего не случилось, ни через четыре часа, ни через сутки, ни через год. В подразделении, где служил Григс, каждый месяц солдаты становились жертвами ЭЦИ, а ему хоть бы что. Невосприимчивых к вирусу военнослужащих часто отправляли за кордон отстреливать инфицированных, выжигать гнезда. Мэтью предпочел промолчать. Особый ген, не дающий ''Пожирателю'' превратить человека в монстра, имеется едва ли больше, чем у трех процентов населения. По мере продвижения к аэропорту Григсу стало понятно, что ситуация в Филадельфии ухудшается с каждым часом. Численность заболевших увеличивается, а здоровых уменьшается. Город постигла такая же участь как и Нью–Йорк, Бостон, Вашингтон, Чикаго, Индианаполис, про мелкие городки вспоминать вовсе не стоит. Восточное побережье навсегда потеряно. Железяки с инфекцией хорошо порезвились на территории США.

— А ведь выживших полным–полно. — Сказал Макмиллан заметив висящую на пятом этаже одной из жилых высоток простынь с надписью ''Помогите''. В окне стояла какая–то женщина и махала руками. И таких бедолаг, запершихся в квартирах и попавших в тупик сотни, если не тысячи.

— В любом случае всех не спасти.

— Сэр, если мы все же не доберемся до аэропорта, что делать будем?

— Доберемся, Алмонд, непременно доберемся. Идти больше некуда…

— Всем подразделениям, говорит Соколиный Глаз, в районе моста Пальмира замечена группа инфицированных третьей стадии. Если вы находитесь в поблизости, соблюдайте максимальную осторожность, — донеслось из рации.

— Ну, класс!

— Не останавливаться Григс!

''Хамви'', миновав брошенный блокпост, свернул на дорогу, ведущую к заветному мосту через Делавэр. В западной части города еще сохраняется какое–то подобие порядка, но долго это не продлится. Вспышек ЭЦИ слишком много, военные не в силах локализовать все. Подорваны почти все мосты через реку, осталось лишь два целых, куда саперы добраться не успели. Именно через эти переправы отдельные группы зараженных следуют в западную часть Филадельфии. Люди давно заметили, что ''Пожиратель'' далеко не простой вирус, инфицированные хоть по отдельности не отличаются большим умом, они все же взаимодействуют между собой — объединяются в стаи, которые в свою очередь подобно хищниками загоняют свою добычу. Очень опасные звери, особенно если на поздних стадиях болезни.

— Сэр, у нас небольшая проблема.

— Черт возьми, вижу! — прорычал сержант, заметив на мосту препятствия в виде десятков бредущих зараженных, перевернутых машин и бетонных ограждений, оплетенных колючей проволокой. Проход между цементными блоками преграждал расстрелянный легковой автомобиль. Кое кто из гражданских пытался прорваться через мост с печальными последствиями для себя… — Давай напролом!

— Сэр, мы же машину в хлам угробим! А добираться на своих двоих не очень хочется!

— Не дрейфь, солдат, мы в Иране не такое вытворяли.

Григс вдавил газ до упора. Бронированный ''Хамви'' на скорости пятьдесят километров в час протаранил легковушку, которую от удара оттолкнуло в сторону. Тем самым путь к был освобожден. Петляя промеж брошенных машин, сшибая и давя встречающихся на пути инфицированных Григс неоднократно чуть было не вылетел с моста в реку.

— Сукин сын, Мэт! Кто тебя водить учил?

— Никто не учил. У меня даже прав не было!

— Ты нас только что чуть не угробил!

— Сэр, вы же мне сами приказали сесть за руль.

— Знаю! И уже жалею об этом… Дьявол! — джип ощутимо тряхнуло после наезда на кучу мертвых зараженных. Сержант Фостер ударился головой о потолок, хоть каска смягчила удар, злости наоборот, только прибавилось.

— Все проехали, дальше не должно быть особых проблем, — облегченно вздохнул Мэтью.

Спустя десять минут после того, как уцелевшие солдаты из отделения сержанта Бена Фостера перебрались через реку Делавэр, в воздухе по направлению к мосту Такони Пальмира пронеслась пара F-35. Спустя несколько секунд сильно громыхнуло.

— Вот же ж, дерьмо, опоздай мы хоть немного и…

— Знаем, Алмонд. Но сегодня мы не умрем.

***

Спустя трое суток.

— Эвакуация почти завершена, предпоследний самолет вылетает через пять минут. Оставшимся военнослужащим и медицинскому персоналу приготовиться к отбытию.

Очередью из М16А3 рядовой Григс положил очередного мутанта, вылезшего из–за баррикады из перевернутых на бок автомобилей. Уродливая голова монстра буквально взорвалась фонтаном из темно–бурой крови и мозгов. Периметр аэропорта ежечасно атакуют стаи из десятков тварей, армия США более или менее сдерживает волны чудовищ. Вот–вот на пассажирском лайнере должна эвакуироваться последняя партия гражданских, вместе с ней оставшиеся военные и прощай восточное побережье. В набегах на аэропорт в основном участвуют измененные люди, некоторые давно утратили человеческий облик, но большинство находится на ранних стадиях мутации — свежее пополнение из жителей Филадельфии. Военные кое–как наспех организовали эвакуацию уцелевшего населения по морю и воздуху. Мэтью с охранной вышки внимательно вглядывался в темноту, не освещенную прожекторами. Неизвестно какая гадость может вылезти в следующий раз и устоит ли оборона. Порой отожравшиеся за несколько лет зараженные вырастают до размеров слона, а таких тварей без тяжелого вооружения трудно завалить. Появись на горизонте подобное и песенка будет спета. Григс и остатки его отделения лишь чудом добрались до эвакуационного пункта, их сразу же после дезинфекции отправили защищать периметр. Имеющихся сил катастрофически не хватает — многие солдаты пали жертвой инфекции или зараженных, поэтому к защите эвакопункта привлекли добровольцев из гражданских, выдав тем оружием. К счастью для Григса, из Филадельфии вывезли почти всех, кого можно, гражданская и военно–транспортная авиация совершила за последние сутки не один рейс, вывозя людей на запад. Кто–то найдет прибежище сразу в Калифорнии, а кому–то придется перебраться в перенаселенную Питтсбургскую зону безопасности. Далеко не вся имеющаяся авиация может без посадки совершить перелет на другой конец материка, места на ''Боингах'' и ''Геркулесах'' хватит далеко не всем. Еще хуже приходится людям, решившим эвакуироваться морем. Если воздух хоть как–то контролируется ВВС, то территория Атлантики давно стала владением арконцев, сам океан наводнили монстры, еще недавно казавшиеся мифом, да и привычная океаническая флора и фауна мутировала под воздействием ''Пожирателя''. Киты–мутанты, просочившиеся с других планет подводные чудовища вроде гидр, кракенов часто нападают на морские суда. Повезло избежать нападения чудовищ? Не тут–то было, вас живьем схватят жестянки и переправят в концентрационный лагерь на Кубе или во Флориде, где землянам устраивают жесткую промывку мозгов, заставляя присягнуть на верность новым хозяевам Ирди–Атлаин, как киборги называют Землю. Арконские методы убеждения, куда входят круглосуточная пропаганда, добавляемые в еду психотропные препараты, настолько хороши, что немногим удается не потерять себя. Впрочем, удостоиться ''чести'' стать членом арконского общества удостаиваются лишь те, кого признали расово полноценным. Неполноценных в прямом смысле отправляют на запчасти, железяки перерабатывают живых людей в биомассу. Самое паршивое, эти мрази почти такие же люди, только из другого мира…

У Международного аэропорта Филадельфии было две линии защиты. Первая — баррикады из подручного хлам за периметром, а вторая обычный забор из сетки, обнесенный колючей проволокой. По забору в качестве лучшей защиты пустили электричество. Вдоль периметра наставили наблюдательные вышки, в которых разместили пулеметчиков и снайперов, но так как патроны к пулеметам почти закончились, приходилось отстреливаться из менее убойного оружия. Около восточных баррикад скопились трупы не меньше четырех–пяти сотен инфицированных. Иногда приходится всаживать по десятку патронов в инфицированного, чтобы утихомирить, зомби очень живучие и болевой порог благодаря ЭЦИ у них запредельный. Выстрел в голову, вопреки стереотипу, не всегда помогает моментально утихомирить упыря, лучше стрелять по ногам. Больше шансов уцелеть. Даже простое прикосновение зараженного может привести к необратимым последствиям. Мэтью и подумать не мог, что конец света будет сочетать в себе несколько вариантов: глобальные эпидемии, зомби–апокалипсис, вызванный инопланетной формой жизни, огромное количество всяких аномалий, порталов в другие миры и, наконец, агрессия со стороны более развитой цивилизации.

— Внимание, новая волна! Оружие к бою! — сказал по рации лейтенант, находящийся неподалеку. Из темноты послышался вой, твари совсем близко. Застрекотали штурмовые винтовки и пулеметы, защелкали снайперские винтовки. Разрывные пули безжалостно пробивали плоть мутантов. Подкошенные, но не убитые зараженные падали на землю, но продолжали ползти вперед. Движимые ими инстинкты требовали одного — убивать ставших для них совершенно чуждыми существ и добывать биомассу для Улья. Разум Улья не был разумным в привычном для человека смысле, хотя и обладал самосознанием. Главными целями Улья является размножение, путем изменения на свой лад других жизненных форм и затем полного поглощения экосистем целых планет. Больше разум Улья ничего не интересует. Целые тысячелетия ''Пожиратель'', особо мощное бактериологическое оружие, выведенное гиперборейцами, был заперт в одном мире, но теперь барьеры пали и многие планеты обречены на мучительную гибель.

Эта волна оказалась намного сильнее и многочисленнее предыдущей, видимо в окрестностях больше не осталось ничего живого, и зараженные переключились на аэропорт. Скоро тут будут тысячи инфицированных, никакая защита не устоит, они в мгновение ока сметут оборону. Вскоре в темноте за пределами обороняемого периметра зажегся свет фар. По дороге, сбивая по ходу движения инфицированных, несся грузовик с обшитым листами железа кузовом, откуда вели огонь из автоматического оружия. Кустарная поделка. Наверняка какая–то группа выживших решила прорваться в Филадельфию. Им возможно даже повезет с местом в салоне ''Боинга'', кстати, предпоследний из них начал выруливать на взлетную полосу.

— Сэр, в зоне видимости наблюдаем цель!

— Вижу. Огонь не открывать! Отключить ток на ограждении, пусть проходят.

Грузовик резко притормозил около первой баррикады, луч прожектора сразу направился в их сторону. Из кабины и кузова спешно вылезали люди, вооруженные автоматическим оружием и дробовиками.

— Прикрыть гражданских!

Огонь военных теперь активно выкашивал зараженных, пытавшихся напасть на выживших, но, они, оказалось, сами были не промах. Иначе как им удалось прорваться к эвакопункту? Выживальщики действовали весьма слаженно, пока одни перелазили через баррикады, другие прикрывали тыл от нападения. Внимание Григса привлекла возвышающаяся над людьми массивная фигура некоего существа, чей лик скрывала нелепая одежка, нечто среднее между экипировкой игрока в американский футбол и мотоциклетной защитой. На голове намотаны разные тряпки. Гигант живо орудовал бейсбольной битой, на раз расшибая головы наседающим инфицированным.

Прикрываемые военными, выживальщики со всех ног добежали до забора, где по команде лейтенанта на время отключили ток. Последней проблемой стала колючая проволока на заборе, чтоб пролезть через нее потребовалось еще несколько минут.

Когда последний из группы оказался на территории аэропорта несколько солдат, включая Григса, окружили выживших.

— Бросить оружие, снять респираторы!

— Не вопрос, — сказал, по–видимому, главный. Их было девять, пять человек в полувоенной и спортивной одежде, четверо не понять каким образом затесавшихся сюда альвов и один ящер. Григс с трудом припомнил название ''санхейли''. Вместе на месте Техаса помимо остроухих оказались и эти не то ящерицы, не то еще кто–то, ксенобиологи так и не пришли к единому мнению. Мэтью сполна успел насмотреться на альфаров, их в карантинных зонах хватало, но санхейли вблизи он не видел ни разу. Эти чужие по факту не являлись угрозой для землян в отличие от железяк. Магия со слов самих магов на Земле работает чересчур плохо.

— Ты, ящерица, тряпки с головы сними!

Мютью с трудом верилось, что эта ящерица с головой, очень напоминающую рыбью, ничуть не уступает в уме альву или человеку. Санхейли сначала негромко прорычал, но подчинился требованию.

— Это что тут у нас за зверинец? — обратился сержант Фостер к главарю группы, которым являлся не очень молодой мужчина, изрядно заросший щетиной.

— Так это… мы с ними давно уже.

— Нужно проверить заражены ли вы или нет. Снимайте верхнюю одежду, нужно осмотреть вас.

— Это обязательно? — возразил гражданский. — Мы больше года выживали самостоятельно и никто пока не заразился.

— Выбирайте, — безразлично бросил сержант. — Упустить шанс попасть на последний рейс и остаться здесь либо лететь с нами в Калифорнию.

— В Калифорнию?

— Синяя зона, одно из лучших мест в западном полушарии после Аляски и Гавайев. Не рай, но жить можно.

— Раз так, то никаких возражений.

Альвы, люди, санхейли после приказа главного принялись стягивать с себя верхнюю одежду, необходимо осмотреть их на предмет возможных проявлений болезни. Унизительно, но по–другому никак. К счастью для выживших ни на людях ни на чужих коросты, сыпи не обнаружили.

— Не представляете, как вам повезло.

Через пару минут через громкоговоритель прозвучало оповещение о скором отправлении следующего самолета. Взвод пехотинцев и группа выживших быстро покинули позиции около периметра и быстрым маршем направились к гражданскому ''Боингу — 747'', последнему транспорту, на котором можно свалить из этих проклятых богом мест. Эвакуационным рейсом людей должны доставить на западное побережье США, являющееся синей зоной, куда инопланетная зараза добраться не успела. Григс, заходя по трапу, напоследок оглянулся и мысленно попрощался с Восточным побережьем. Когда последние люди из военных и медицинского персонала загрузились на борт, лайнер медленно начал выруливать на взлет. В спешке брали только самое необходимое. Григс через иллюминатор увидел, как толпа зараженных пытается прорваться на территорию аэропорта. Зомби, по другому не назовешь, пытаются порвать металлическую сетку, в результате получают сильный удар током. Никого уже не волнует, устоит периметр или нет, в любом случае на востоке США люди уже никогда не будут жить. Шестьдесят процентов Северной Америки или около того поглощены инопланетными формами жизни, а люди ничего не могут сделать. На месте ядерных ударов, зараза вскоре прорастает вновь, радиация ей не сильно вредит. Все время бежать не получится, пришельцы вскоре поглотят всю планету, а других подходящих для жизни миров, куда бы могло податься человечество, нет. Впереди землян ждет только смерть… С этими мыслями Григс уснул в обнимку со своей старой доброй винтовкой, несмотря на то, что спать в нынешней обстановке невыполнимая задача. Самолет переполнен людьми, даже мест на всех не хватило, внутри жуткая духота, пахнет человеческим потом. А система кондиционирования не справляется. Лететь предстоит семь–восемь часов, без посадок, с одного конца континента на другой.

***

6 мая 2023 года, штат Аризона, Феникс.

Дежурство на стене, отделяющей резервацию от внешнего мира, не самая плохая вещь, какая может приключиться с солдатом в желтой зоне. В конце концов, это не по заброшенному городу шататься и попутно отстреливать зараженных. Инфицированные стараются не попадаться на освещенную прожекторами территорию вблизи стены, иначе рискуют быть застреленными автоматическими турелями или охраной. У Григса все внутри сжимается, когда он прислушивается к звукам, исходящим из темноты. Всякие клацанья, шарканье, хрипы, а когда какой–то зараженный начинает завывать словно волк, так вообще сердце в пятки уходит. Ночной караул тяжелое испытание для психики, есть риск даже полностью здоровому человеку помереть от сердечного приступа. Наверняка зараженные устраивают ночные представления специально, поиграть на нервах людей, преодолеть укрепленный периметр для в одиночку невыполнимая задача, вот и пугают солдат в качестве утешения для себя. ''Или я сам это накручиваю себе?'' - подумал Григс. От того у многих солдат нервы ни к черту, попробуй тут останься в здравом уме, когда из темноты в любой момент может выскочить очередной монстр. Ночью в заброшенную часть Финикса не станет соваться и законченный псих. Зараженные, несмотря на отсутствие пищи и воды все равно умудрились приспособиться к засушливому климату. Самые слабые особи давно погибли и были съедены более выносливыми собратьями, остались монстры, которые мутировали сильнее всего, тем самым став более живучими и опасными. Научники из отдела предполагают, что твари научились добывать влагу прямо из атмосферы. Как питаются инфицированные, вопрос отдельный. Изученные формы зараженных из числа людей добывают ценную энергию от солнца, могут не есть месяцами, в самом крайнем случае пожирают любую биомассу, вплоть до сухой травы. ЭЦИ сделала земные формы жизни многократно выносливее

— О чем задумался, Мэт? — полушепотом спросил Макмиллан. Снайпер никак не наиграется с новой игрушкой, ему недавно выдали М110 с ночным прицелом, так и чешутся руки подстрелить упыря.

— О будущем, — тяжело вздохнул Григс. — По- хорошему, надо к чертям сваливать отсюда, пройдет еще пара лет и тут вообще нельзя будет жить.

— И куда нам податься в Калифорнию!? — в голосе Макмиллана чувствуется легкая насмешка. — Да там народу с половины страны понаехало. Им скоро жрать будет нечего.

— Калифорния не вариант, лучше через неё на Элетанию вместе с переселенцами.

— Ну, ты сказочник, брат, на Элетанию нам с тобой в жизни не попасть. Там своя замута, жесткий отбор, надо обладать полезной профессией и все такое. Кому нужны обычные вояки, — в процессе разговора солдаты неоднократно поглядывали на освещенную территорию за стеной. Невнимательность в отдельных случаях может стоить жизни, даже на стене, неприступной с первого взгляда. — Мы, скорее всего до самого конца останемся в Финиксе, все поляжем здесь рано или поздно. Не от когтей твари, так заразу подхватим.

— Я ее давно подхватил.

— А, точно, я как–то забыл…

— В Филадельфии нам все же удалось уцелеть, значит не все так плохо.

— Неплохо? — усмехнулся Макмиллан. Так как капрал носил респиратор, то его смех больше походил на хрипы инфицированного. — Оглянись вокруг, да это самый настоящий ад. Чума, война, голод, смерть, все как в чертовой библии написано! Даже демоны гуляют по Земле. Что мы, по–твоему, неделю назад видели?

— Братишка, ты бы меньше этих пустозвонов слушал, у которых вместо мозгов цитаты из книжки возрастом в две тысячи лет. Эти фанатики и не такое наговорят.

— А я не фанатиков слушаю, я эту, как ты выразился, двухтысячелетнюю книжку читал. Отвечаю, многое сходится, пусть не все. Иоанн предвидел это!

Григс покачал головой. И Макмиллан поддался истерии, царящей среди половины оставшегося человечества. Подумаешь, вылезли демоны из Разлома*, чего только не бывает. К тому же земляне абсолютно безразличны для адских созданий. Не трогай их, они не тронут тебя, как это случилось восемь дней назад во время патрулирования прилегающего к карантинной зоне Финикса района. Посреди города разгуливала громадная тварь ростом с пятиэтажный дом, которую сопровождала свита из бесов поменьше. Внешне они полностью копировали каноничных демонов с соответствующими атрибутами: рога, копыта, крылья, уродливые рожи. Мэтью еще долго будет помнить сверкающие глаза той двуногой хвостатой образины с собачьей мордой, размахивавшей в качестве устрашения огненным мечом. Однако все обошлось, посверлив друг друга глазами, механизированный патруль армии США и порождения ада разошлись в разные стороны.

— Тогда скажи, почему твой бог и его шестерки до сих пор не явились спасти нас? — Мэтью указал пальцем в ночное небо. — Где были ангелы господни, когда миллиарды людей гибли? Я тебе отвечу — их просто нет!

— Это и дураку понятно, я говорю совсем о другом, что чувак, живший тысячи лет назад как–то предугадал нынешние события.

— Видать, классная у него трава была.

*Разлом — так назвали пространственную дыру в штате Невада, образовавшую после неудачного испытания межмировых врат.

***

8 мая 2023 года.

Взвод Григса в очередной раз вновь отправили на задание прочесать заброшенную часть города. Пока усиленный взвод не встретил больших групп зараженных, посмевших нападать одиночек быстро упокоили. Помимо обезумевших людей нападали и мутировавшие звери, а именно собаки и койоты, теперь больше похожие на оборотней, только без шерсти.

Взвод представлял собой внушительную мощь. Помимо БМП ''Брэдли'', в рейд привлекли механических солдат. За последние пять лет в робототехнике произошел большой прорыв — дроны стали умнее, программное обеспечение лучше. Роботы в борьбе с зараженными гораздо эффективнее живых людей, их не жалко терять, они не могут заразиться. Три гусеничных SWORD шли впереди группы зачистки. Если дроны встретят зараженных, то последним придется очень туго. На каждом ''Мече'' установлен М249, который может превратить в решето даже зараженного с костным панцирем. Григс слышал, что вроде уже готовы пустить в серию человекообразных дронов. В перспективе они частично должны заменить живых солдат в самых опасных очагах инфекции. Силиконовая долина никогда не спит. Солдаты медленно продвигались по одной из центральных улиц Финикса, только гул двигателя БМП и лязг гусениц нарушал мертвую тишину. Некоторые участки улиц опутаны багрово–коричневой дрянью, полипами — вирус до неузнаваемости изменил земные мхи и лишайники. И не только их, вся биосфера стремительно меняется. Хуже всего с этим дела обстоят в Южной Америке, экваториальной Африке и юго–восточной Азии. Теплый климат, влага, огромное количество биомассы привели к печальным последствиям, привычных форм жизни в тех областях не осталось. Прикасаться к поросли для восприимчивых к инфекции опасно для жизни — от спор не спасет никакая защита.

— Движение на два часа, за машинами. Будьте начеку.

Из–за ржавого остова машины вылез очередной урод, этот вид человеческих мутантов называли крикунами. Если тварь начнет верещать во все горло, со округи сюда сбегутся орды монстров. Крикун из своего укрытия разглядывал группу зачистки, видимо не мог определить, годны ли солдаты в пищу или нет. Раздался выстрел. Макмиллан из своей М21 утихомирил тварь. Пуля попала прямо в шею, где находились голосовые связки, не сможет уродец больше позвать своих друзей.

Солдаты неспешно подошли к корчащемуся в конвульсиях крикуну, из его горла вытекала темно–бурая кровь. Поневоле накатывал жуткий страх, ни сколько погибнуть, сколько заразиться и стать одной из этих образин, только и думающей пропитании. Захлебываясь в собственной крови, существо своими четырьмя полными ярости и безумия глазами смотрело на американцев. Все человеческое в твари давно умерло. Широкой пастью оно судорожно пыталось глотнуть свежего воздуха, но не получалось.

— Господи, ну и уродина. Никогда б не подумал, что это раньше было человеком, — Мэтью отвернулся в сторону, больше не желая разглядывать деформированное инфекцией лицо мутанта… О том, что эта тварь раньше была женщиной, напоминал золотой браслет на руке, наполовину вросший в кожу. Бедняга заразилась не меньше двух месяцев назад, все время с момента заражения её тело служило марионеткой в руках инфекции, которая, как выяснилось, обладает высокоразвитыми инстинктами. Например, зараза может сидеть в носителе сколь угодно, пока не сложится ситуация, благоприятная для заражения, или контролировать человеческое поведение, а он этого и не осознает, в таком случае поведение зараженного становится неадекватным и совершенно лишено всякой логики. Превратиться в одно из этих порождений… нет уж, лучше смерть. Прозвучал одиночный выстрел и крикун навеки замер.

— Надеюсь, других в округе нет.

— Обманчивое впечатление, Мэт. Поверь, они за нами наблюдают изо всех щелей. Твари на более поздних стадиях поумнее будут, хоть и не намного. По крайней мере, в лобовую по одиночке не лезут.

— А ты откуда знаешь, Макмиллан?

— До переброски в Филадельфию служил в Чикаго, насмотрелся на зараженных сполна.

— Отставить разговоры, смотреть по сторонам, — рыкнул сержант, идущий впереди. Хоть в окнах никого не видно, не покидало ощущения пристальной слежки за собой. Впрочем, чувства редко подводили Григса.

— Внимание, дрон засек за углом стаю уродов!

— Черт!

Заброшенный город огласил жуткий рев нескольких десяток глоток, зараженные за домами где–то в нескольких десятках метров, совсем близко.

— Оружие к бою!

Первых инфицированных, выбежавших из–за угла скосило пулеметной очередью из М249. Вывалившаяся за ними толпа обезумевших от голода существ ринулась вперед, стремясь покормиться свежей человечиной и добыть биомассы для гнезда, откуда появляются новые виды мутантов. В толпе были только люди, всячески изуродованные инфекцией: у одних тело опухло до колоссальных размеров, вторые покрыты роговой чешуей, а вместо нормальных конечностей костяные наросты, третьи телосложением напоминают иссушенные трупы. Вслед за основной толпой появилось огромное существо под три метра ростом, очень отдаленно напоминающее обезьяну. Мутант грузно волочился, использую все четыре массивные конечности. В военных рапортах данный вид зараженных прозвали ''танкобоем'', происходят они от людей, находящихся во власти вируса более года. За такой срок организм меняется коренным образом, тело ''танкобоя'' обрастает слоями прочной роговой оболочки, создавая своего рода экзоскелет. Хоть подобные мутанты не обладают большой проворностью, они без проблем могут проломить кирпичную стену или смять, словно консервную банку, автомобиль. Простыми пулями ''танкобоя'' взять очень нелегко, даже при стрельбе из нескольких стволов в голову. Григс чуть не оглох, когда заработал ''Бушмастер'', его осколочно–фугасные снаряды не оставили мутантам и шанса. После второй очереди из пушки голов ''танкобоя'' взорвалась кровавыми ошметками, его пухлая туша медленно осела на потрескавшийся асфальт.

— Так его, черт возьми! — выкрикнул кто–то из солдат.

Разорванные на части, изрешеченные тела и стены зданий теперь долго будут напоминать о здешней бойне. Группа Айдахо- 4 поспешила как можно быстрее уйти от места упокоения зараженных, так как после смерти трупы активно испускают в воздух миллионы спор с вирусом. От заражения тогда сможет спасти только костюм биологической защиты с замкнутой системой дыхания, чего на данный момент у Айдахо не было. Военные кроме противогазов и стандартных ОЗК ничего не имелось.

— База, говорит Айдахо- Четыре, в одиннадцатом районе наткнулись на большую группу зараженных. Возможно, имеет место наличие гнезда. Какие будут указания?

— Айдахо- Четыре, продолжайте прочесывать местность, в случае обнаружения немедленно доложить.

— Принято. Конец связи.

— Вот дерьмо, опять нас посылают в самую задницу! — пробурчал Макмиллан, перезаряжая винтовку. С ним Григс подружился недавно. Хороший малый, у него также погибли все, кто был дорог еще до падения Филадельфии, когда начались первые вспышки ЭЦИ в центральных штатах. Правительство прибегло в 2018 к крайним мерам, очаги инфекции беспощадно выжигали тактическим ЯО, не мелочась на такие вещи вроде эвакуации жителей. Канзас и половина Миссури нынче являются радиоактивными пустошами, где кроме мутировавшего зверья ничего не водится.

— Чего там такого плохого с гнездом зараженных?

— А то, что там могут сидеть самые опасные и неубиваемые уроды. Под Чикаго один такой улей накрыли, под землю пришлось протаскивать ядерный заряд. Землетрясение славное было, где–то под пять баллов. Сначала хотели с воздуха бетонобойной долбануть, но твари засели слишком глубоко, пришлось бурить. Целый батальон тогда потеряли…

Больше толпы в несколько десятков инфицированных не попадались. Одиночек и небольшие стаи, которым не хватало ума спрятаться, расстреливали как в тире. Словно не на боевом задании, а на экстремальном сафари с применением бронетехники. Над опустевшими районами Финикса кружил старый ''Жнец''. Беспилотник, ресурс которого и так давно выработан, подняли, чтобы найти крупное гнездо. Появляются они в основном в укромных местах, где их трудно достать и где есть влага: под землей, в канализации, в подвалах домов, иногда инопланетная зараза оккупирует здания полностью. Через какое–то время оттуда начинают лезть новые виды существ, а зараженные, находившиеся на территории и раньше начинают вести себя немного умнее, инфицированные сбиваются в большие стаи и все начинают атаковать любого чужака.

Наконец, улей был найден благодаря беспилотнику, это оказалось довольно просто. Гнездо излучает сильное тепло. Немного иначе представлял себе Григс логово инфицированных. Пришельцы оккупировали здание бывшей школы, буквально все строение оплетено полипами, вокруг бродят редкие группы мутантов.

Из пускового контейнера БМП вылетела противотанковая ''Тоу'' с термобарической боевой частью, треть школы и твари около неё в один момент перестали существовать.

— Да детка! Вот это я понимаю, взрыв так взрыв!

Огненный шар быстро потух. Вслед за первой ракетой вылетела вторая, эффект оказался точно таким же, только бывшая школа теперь по большей части стала руинами. Проросшие корни облегчили работу ракетам, ослабив конструкцию строения. Поставленная задача выполнена, можно возвращаться на базу за стену. Григс неоднократно вспомнил старые фильмы про всяческих монстров, где бравые вояки без страха суются прямиком в их гнезда, погибают все до последнего. В реальности дело обстояло совсем иначе — армия и так несла потери, причем значительная часть была не боевыми. Многие не выдерживали психологически, сходили с ума, вешались, стрелялись, дезертиров тоже хватало. Правда, в последнее время количество побегов резко уменьшилось — идти дезертиру по сути некуда. В заброшенные зоны убежит лишь безумец, оттуда наоборот — сваливаю все кому не лень. На удерживаемой армией земле беглеца, если поймают, повесят на ближайшем дереве за трусость. Командование в настоящее время не может себе позволить большие потери, вот и по возможности стараются беречь солдат.

Дальше на пути группы зачистки лежала граница карантинной зоны ''Финикс''. Высокая стена, построенная из бетона, полностью перегородила въезд к парку Мэри Силва. Наверху было намотано немереное количество колючей проволоки, даже видны запутавшиеся в ней останки тварей. Охрана на воротах мигом взяла под прицел колонну, меры предосторожности никогда не бывали лишними. Мародеры или бандиты нередко прикидываются солдатами армии США. Убедившись, что свои, группу зачистки запустили внутрь.

Дальше солдат ждала дезинфекция, карантин, медицинский осмотр, повторная дезинфекция, увы, прошли процедуру не все. Негр из группы, его имя Григс не знал, оказался инфицирован. Зараженного быстро изолировали.

К подобным потерям уже привыкли, ксеновирус ежедневно отнимает тысячи людских жизней. После медицинской проверки Григс с Макмилланом решили развеяться, пройтись по городу. Благо время на отдых дали. Феникс задыхается от перенаселения, улицы давно превратились в трущобы, нормального жилья не хватает. Людям приходится жить в палатках, в самостоятельно сколоченных лачугах или просто под открытым небом. Солдаты шли по местному рынку. Тут торговля процветала, особым спросом пользовалась еда, чистая вода, оружие, лекарства. Преобладал бартерный обмен, после того, как вся мировая экономика в 2019 рухнула, деньги превратились в обычные бумажки. Спекулянты в связи с дефицитом чистой воды заламывали за одну бутылку огромные цены. Часто возникали драка и всякого рода конфликты из–за не поделенной еды или воды. Порядок в резервации поддерживался только благодаря грубой силе. С преступниками не церемонились. К Григсу неоднократно подходили беженцы, просили помощи. Многие больны, еще больше голодают и страдают от жажды. Так как Феникс находится в пустыне, то с водой тут возникла большая напряженка. Водохранилище, раньше обеспечивавшее город, заражено. Очистка от ЭЦИ технологически трудно осуществима, поэтому очищенную воду поставляют в небольших количествах. Среди жителей вовсю гуляют земные болезни: чесотка, туберкулез, холера, дизентерия. Лекарств также не хватает, госпитали переполнены, среди населения быстро начинает расти недовольство тем, что военные полностью обеспечены всем необходимым, живут в нормальных условиях, а простой народ обделен и существует в скотских условиях. Мэтью хотелось бы помочь всем этим людям, но он совершенно бессилен что либо сделать.

В синих зонах на американском континенте жизнь ненамного лучше, там уже население перевалило за семьдесят миллионов. Центральное военное командование Калифорнийской зоны приказало отстреливать беженцев, пытающихся нелегально пробраться на запад. И как Калифорния еще остается чистой, если каждый день туда бегут тысячи людей?

***

Элетания, 9 мая 2023 года

Ранним утром в 7:29 по местному времени радиолокационные станции, находящиеся на территории Техаса и Новой России зафиксировали на низкой орбите внезапное появление более чем тридцати неопознанных объектов. Самый крупный из них достигал размеров в пять километров, ничем иным, как космическими кораблями они быть не могли, поскольку между ними спутники зафиксировали оживленный радиообмен. В генштабах поднялась паника, ведь появившейся армаде землянам нечего противопоставить. Иллюзий касаемо чужаков военные не питали, все рода войск немедленно подняли по тревоге с приказом быть готовыми отразить угрозу. И земляне не ошиблись касаемо намерений чужаков, которые планировали захватить Элетанию, использовать ее в дальнейшем как плацдарм для дальнейших завоеваний и ресурсную базу. Авангард вторжения возглавлял флагман военно–космического флота ''Бесконечность'', огромнейшее даже по арконским меркам судно, предназначенное для выполнения военных и исследовательских миссий. На его борту жили и работали двадцать тысяч членов экипажа, ''Бесконечность'' могла с одинаковым успехом выполнять разнообразные роли, в данном случае корабль использовали по прямому назначению — в качестве военного судна. Когда флот совершил переход из родного измерения и завис над анклавами землян, вторжение началось… К поверхности планеты устремились тысячи капсул с орбитальными десантниками, которые должны расчистить плацдармы для второй волны. Поддержку десанту оказывали двести аэрокосмических истребителей, прикрывавших высадку.

Одновременно над Мексиканскими заливом открылся километрового размера портал, откуда явилась вторая волна вторжения: сто пятьдесят тяжелых воздушно–транспортных кораблей и четыреста атмосферных штурмовиков в качестве прикрытия, пятьдесят водных судов с тяжелым вооружением и техникой на борту. Подобный сценарий арконцам удалось реализовать на Земле во время Бермудского вторжения, уже ко второй неделе агрессоры оккупировали половину Восточного побережья США, на четвертую пала Куба, спустя еще три месяца завоеватели ступили в Европу и Африку. Пострадавшие от эпидемии земные государства не смогли дать достойный отпор врагу, несмотря на это, арконцы все равно понесли неприемлемо высокие потери. Их цивилизация не воевала больше пятисот лет, само понятие войны для людей Аркона превратилось в малопонятное явление, свойственное отсталым культурам. Аборигены Ирди–Атлаин казались арконцам кровожадными воинственными дикарями, обладающими развитой технологией. С ними, как с непредсказуемыми в психологическом плане существами, нельзя вести диалог, можно только укротить подобно дикому зверю.

***

— Кондор–Восемь–Ноль–Два Базе, фиксирую чужаков в секторе Зеро–Полсотни, квадрат Шесть–Шесть–Четыре–Браво. Нет опознавательных сигналов, на запросы не отвечают. По–моему, опять русские шалят.

— Это База, у нас на радаре пусто, возможно, какой–то сбой в системе слежения. В названном вами квадрате никого не должно быть.

— Никак нет, База, здесь точно появились нарушители. Попробую приблизиться к ним. А вы проверьте свою аппаратуру на неисправность… Что за хрень!?.. Пресвятой господь!!! Это надо видеть!..

— Кондор, повторите, плохо слышно. Что у вас стряслось?

— База, я Кондор… у нас вторжение! Повторяю, у нас вторжение! Немедленно поднимайте в воздух все, что может летать! Не думаю, что эти ребята, кто бы они ни были, пришли с миром… Я сейчас собственными глазами наблюдаю десятки неопознанных летательных аппаратов, которые движутся по направлению к Хьюстону!

— Что!? Как они там оказались?

— Здесь какая–то аномалия открылась… И они… Черт! По мне открыли огонь… (потеря связи)

***

— Внимание всем, это не учения, говорит система экстренного оповещения. Повторяю, это не учебная тревога! Гражданам предписывается покинуть жилища и направиться к ближайшим убежищам или эвакуационным пунктам. Правительство и армия контролируют ситуацию. Если вы находитесь непосредственно в зоне боевых действий, ни в коем случае не пытайтесь выходить на контакт с войсками противника. Сделайте запасы еды и продовольствия, прячьтесь в любом возможном укрытии, если у вас имеется оружие, то при малейшей угрозе следует применять его.

Сообщение системы экстренного оповещения.

***

''Хьюстон, у нас проблемы!''

-…Нас конкретно прижали, у противника подавляющее превосходство в огневой мощи. Требуется немедленная помощь!

- …Потери перевалили за девяносто процентов, мы окружены и долго не продержимся!

- …Враг проник в расположение базы… зенитные комплексы выведены из строя…

-…хренова туча гражданских! Некуда отступать, они устанавливают на улицах блокпосты и стреляют во все что шевелится!

У Эйнхарда душа уходила в пятки, когда время от времени в эфире проскакивали сообщения с призывами о помощи. Неопознанный противник взялся за республику серьезно…

— Хок, Я Мятежник–Один–Один, на радаре сильные помехи. Не можем опознать цели.

— Мятежник–Один–Один, у противника более совершенные средства радиоэлектронной борьбы. Будьте предельно внимательны, они могут появиться в самый неподходящий момент.

— Хок, ответьте да с кем, мать вашу, мы вообще воюем?

— Пришельцы из другого мира с более развитыми технологиями.

— Какого черта вы только сейчас об этом сказали?

— Мятежник, мы не были уверены, разведка подтвердила полученную информацию совсем недавно.

Эйнхарду было не по себе с самого начала, в последнее время происходят ужасающие события. Ходили слухи, будто ВВС успели раннее несколько раз вступить в бой с некими НЛО. На севере республики вспышка какой–то инфекции, число погибших перевалило за семь тысяч, зараженных там даже не пытаются лечить, просто уничтожают всеми доступными способами. На южных и западных границах замечены подозрительные передвижения землекопов. Не хватало еще и новой войны, люди хотят мира, все устали от бесконечной череды изнуряющих конфликтов с пришельцами.

— Контакт! Множественные цели в прямой видимости!

Невооруженным глазом видно развернувшееся над небом Хьюстона грандиозное воздушное сражение, американские ВВС изо всех сил пытаются завоевать превосходство в воздухе, судя по проскакивающим сквозь помехи радиопередачам, битва идет с переменным успехом. С неба падают какие–то метеоры. В воздухе над горящим городом парят летательные аппараты, явно нечеловеческой постройки. Издали трудно разглядеть детали, но скорее всего, те, что побольше ведут высадку десанта. Десантные суда причудливой формы прикрывают летуны поменьше, как раз их и отстреливает авиация. Благодаря активным радиопомехам ракеты большой и средней дальности невозможно навести, а так хотелось бы применить AMRAAM, не вступая при этом в ближний бой. Судьба распорядилась иначе, звену F-22 придется воевать на ближних дистанциях, применяя ракеты AIM-9 Sidewinder с тепловым наведением и автоматические пушки. Противник навязал свои правила.

Двенадцать ''Рапторов'' шли на скорости 1,2 МАХа, быстро сближаясь с аппаратами врага. Теперь капитан точно уверен, что это не люди атаковали Хьюстон, уж такое построить земляне точно не могли. Корабли, видимо выполняющий роль транспортных судов, размером не меньше ста–ста пятидесяти метров, имеют широкий продолговатый корпус серого цвета. По бокам расположено четыре реактивных двигателя, по два с каждой стороны. С первого взгляда можно понять, что аппарат нарушает все известные законы физики, при всем желании поднять такую громадину в воздух только с помощью реактивной тяги нереально. Сопровождающие транспортники аппараты поменьше, если смотреть сверху, немного похожи на отрезанный кусок пиццы. Треугольник с закругленной задней частью. Сзади и по бокам располагаются реактивные сопла, вот только что–либо, напоминающее кабины Джон не заметил, возможно, аппараты беспилотные. Капитан нисколько не волновался, уж если удавалось выживать в боях с русскими истребителями, то с этим проблем не возникнет. Маневренность у нынешних НЛО, судя по конструкции, весьма паршивая.

Звено, в составе которого летит, капитан Эйнхард не подверглось обстрелу еще на подлете видимо из–за технологии ''Стелс'', значит, пришельцы тоже используют радиолокацию.

— Звену вступить в бой! Переключайтесь на ''Сайдуиндеры'', из боя выходить только в крайнем случае. Потеряем Хьюстон, проиграем битву! Удачной охоты, парни!

— Принято, Один–Один.

Звено ''Рапторов'' рассыпалось и каждый самолет начал охоту за вражеской авиацией. Задача Мятежников заключалась в уничтожении воздушного прикрытия тяжелых транспортов инопланетян, с которых осуществляется высадка десанта. Крупными кораблями занялись ''Тандерболты'', скорострельные GAU-8/A вполне справлялись с задачей. Штурмовики били в первую очередь под двигателями стометровых НЛО, достаточно было вывести из строя две турбины, чтобы очередной транспортник накренился и рухнул на землю.

Над Хьюстоном, ровно как и в нем кипят ожесточенные бои, наземные войска медленно отступают под натиском более технически развитых иномирян, но в воздухе положение не такое тяжелое. Немного спасет положение ПВО, с крыш домов ведется огонь из ''Стингеров'', а с земли в НЛО обстреливают зенитки.

Маневренность земных истребителей позволяет им сражать с пришельцами на равных. Первую свою цель Эйнхард поразил очередью из ''Вулкана'', 20–мм снаряды автоматической пушки попали по двигателям летающей ''пиццы'', аппарат противника охватило пламя, и он быстро устремился к земле, попутно разваливаясь на части. Но пришельцы тоже оказались не промах, их корабли огрызались залпами трассирующих снарядов и ракет. Земным истребителям удавалось спасаться от ракет, выполняя маневры уклонения или отстреливая тепловые ловушки. Но потери все равно есть.

— Охренеть можно, классно рвануло! — Не удержался от комментария один из пилотов звена. А ведь зрелище и правда, захватывающее. В один из десантных транспортников угодило что–то очень мощное. Подбитый только что корабль медленно накренился и начал терять высоту. В эфире через помехи слышны радостные крики пилотов, когда удается подбить очередную летающую дрянь, вперемешку с матом, когда по истребителю выпущены ракеты.

— Меня подбили! Самолет горит, не могу катапультироваться! — Раздавались крики майора Гордона, командующего звеном. Его ''Раптор'' стал жертвой попадания ракеты инопланетян. Эйнхард ничего не мог сделать, только наблюдать, как окутанная пламенем машина командира быстро падает на землю.

— Командир сбит! Сволочи! Они за все ответят!

— Успокойся, Четвертый! Сосредоточься, иначе сам погибнешь. — И кто только допускает молодых салаг пилотировать F-22, этих, в общем–то, капризных и дорогих в обслуживании машин и так мало. Армия республики Техас все равно держит на вооружении, лучше бы дали старые добрые F-16.

Медленно, но верно ВВС удается отвоевывать воздушное пространство над Хьюстоном, хоть число НЛО и превышает количество задействованной земной авиации, у аппаратов пришельцев отвратительные боевые характеристики. Только за пятнадцать минут боя капитан сбил четыре вражеских летуна. Мятежники не единственные, кого уже успели задействовать, совместно с ''Рапторами'' работали ''Хорнеты'', ''Тандерболты'', F-35. .Ну, вот опять кто–то выпустил ракету по самолету капитана, маневр уклонения не помог. Очередной F-22 пал жертвой инопланетной ракеты с лазерным наведением. Эйнхард ничего не успел понять, только ощутил сильный жар и обжигающую боль, затем странную легкость. Пилот мысленно усмехнулся: ''не так страшна смерть, как о ней говорят''.

***

12:55 по местному времени, Остин.

В зале командного центра царила поистине напряженная атмосфера, президент Кейси и начальники штабов пытались найти выход из сложившейся ситуации. Бывший генерал теперь крепко пожалел, что избавился от 525, больше не желая подчиняться приказам машины. ИИ ненавязчиво намекнули — или она сворачивает шпионскую и прочую деятельность на территории республики или возникнет конфликт. Смотритель бесследно пропала через два дня, словно ее и не было. Сейчас ее помощь нужна больше чем когда–либо…

— Ситуация складывается явно не в нашу пользу, противнику удалось полностью захватить Хьюстон, поблизости просто не имелось достаточно войск. В основном бои ведут ополченцы и полиция, у них нет достаточного количества тяжелого вооружения, наблюдается острая нехватка людей. Большая же часть нашей армии дислоцируется на западе, поэтому переброска подкрепления займет какое–то время. — На одном дыхании произнес министр обороны Рейнольдс. Все произошло в самый неподходящий момент: землекопы в ближайшее время могут начать новое наступление на западе, самые боеспособные части стоят именно там, на севере армия занята ликвидацией очагов заражения ЭЦИ, инфекция все же сумела перебраться на Элетанию с Земли, однако благодаря нанопрепарату заражение, судя по всему, удастся сдержать. — Хьюстон для нас потерян, несмотря на то, что в первые часы нам удалось захватить господство в воздухе при подавляющем численном превосходстве противника в авиации. Их летательные аппараты откровенный хлам, если не сказать больше, на один наш сбитый самолет пришлось от трех до пяти НЛО. Хоть ВВС достигли определенных успехов и серьезно потрепали их, высадку десанта сорвать не удалось. Нас атаковали внезапно и по всем направлениям: из космоса, с воздуха, с моря. Мало нам воздушных и морских десантов, так еще он сыпался с орбиты, в командовании противовоздушной обороны насчитали больше 2600 объектов, вошедших в атмосферу. Часть, конечно, мы и русские сбили, однако на них никаких ракет не хватит…

— Что слышно от флота? — поинтересовался президент Кейси.

- ''Гарри Трумэн''и половина сопровождения уничтожены, остатки флота больше ничем не могут помочь нам. Отошли к Южнороссийску. Хотя есть неподтверждённые данные о затоплении трех водных судов противника.

— Противника… — задумчиво произнес президент. — Вы выяснили, кто они?

— Арконцы, сомнений не остается.

— Точные координаты точки прорыва вычислили?

— Они не держат портал открытым более получаса. Каждый раз окно появляется в другом месте. На Земле во время вторжения в Монголии постоянно открытые врата в одном месте сыграли с ними печальную роль. Русские просто накрыли место прорыва ''Сатаной'', к тому же у киборгов не было противоракетной защиты. В этот раз они так подставляться не стали…

— Сэр, нам не выстоять против них.

— Я прекрасно это понимаю господа, и мы немедленно запросим подмогу из дома. Земле деваться некуда, Элетания единственный мир, куда можно в перспективе переселиться остальному человечеству. — Президент прикинул в уме, чем может подсобить Земля. Ведь как удачно возникли пространственные окна, из одиннадцати аномалий, пять ведут в родной мир. Порталы у русских выходят где–то во Франции и в Сибири, а аномалии в американском анклаве выходят в Калифорнии, оккупированной арконцами Флориде и посреди Атлантического океана. То ли господь помог, то ли еще кто–то, Кейси уверен — все это не случайность. Некто свыше наблюдает за этой возней. — Но вернемся к главному вопросу. Что делать с Хьюстоном? Сможем ли мы отбить его?

— Пока не подтянем Первую кавалерийскую и морпехов, об этом не может идти и речи. Мы оборону то не удерживаем на многих направлениях, железяки режут ее как нож масло. И в ближайшие дни, если не часы, положение только ухудшится. Гляньте, — Рейнольдс перевел взгляд на карту на главном экране. — Когда основная часть армии подоспеет, а это ориентировочно два–три дня, железяки успеют основательно закрепиться в городе и вдобавок захватить весь округ. Не забывайте, они еще опережают нас в технологическом развитии на два столетия и имеют довольно богатый опыт по покорению других планет. Они Фрелиом за какие–то два года полностью оккупировали, а тамошние аборигены довольно воинственные ребята.

— И что вы предлагаете, мистер Рейнольдс?

— Переговоры, попробовать выторговать хотя б сепаратный мир.

— Вы с ума сошли, господин министр! — возмущенно вклинился в разговор один из генералов. — С этими вырожденцами нельзя договориться! Мы для них не более чем скот для селекции, они не станут слушать нас.

— Я лишь высказал возможную альтернативу.

— Ни о какой капитуляции не может быть и речи, джентльмены, ни сейчас, ни потом. Если потребуется, мы все отправимся на тот свет и заберем их туда с собой как можно больше. Мы не для того сражались с аборигенами за место под солнцем, чтобы из–за трусости отдельных людей потерять его в одночасье.

***

В Южнороссийске, точнее, в небе над ним, творилось что–то невероятное — не на жизнь, а на смерть наши ВВС схлестнулись с пришельцами. Кто они и что здесь забыли, меня волновало в самую последнюю очередь, главное довести гражданских и затесавшихся среди них аборигенов в катакомбы.

— Ну чего встали, двигаетесь живее, не задерживайте остальных! Или жить надоело! — подгонял я группу алави, не понимавших толком что происходит. В это казавшееся прекрасным утро с неба посыпались метеоры, а со стороны моря появилась армада из НЛО. Намерения у агрессоров отнюдь не дружественные, раз они принялись бомбить нас. К счастью зенитчики тоже не спят и четко выполняют свои обязанности… Небо исчерчено белыми следами зенитных ракет и пунктирами трассеров, там же ''резвятся'' МИГи и Су-50, уничтожая треугольные НЛО пачками. Натужно ревущая сирена призывает жителей оккупированного Фалнора прятаться в подвалах и катакомбах, что в обилии имеются под городом. Аборигены у нас дрессированные, этот сигнал знают наизусть, поэтому лишний раз объяснять что–либо не нужно. Хватило американских бомбежек пять лет назад.

Мы, отделение солдат и три десятка гражданских, туземцев спешно продвигались через узкие улочки города к ближайшему входу в катакомбы. Слишком опасно находиться на поверхности, да и чужаки помимо обычных бомб применяют неизвестный вид вооружения. Тихую гавань, где дислоцировалась часть Тихоокеанского флота, накрыли не то атомным зарядом, не то чем–то подобным. На пару секунд вспыхнуло на юге вспыхнуло второе солнце, быстро угасшее, но ни ударной волны ни грибовидного облака не наблюдалось…

— Юра, это опять американцы? — спросила Сирена, до этого успокаивавшая своих сородичей.

— Какие нахрен, американцы! Ты хоть раз видела у нас такие летающие утюги? — указал я на тройку зависших над соседним кварталом летательных аппаратов. НЛО, судя по протянувшимся от них дымным полосам, активно обстреливали неуправляемыми ракетами цели на земле. Спустя пять секунд прогремел взрыв, оглянувшись еще раз, я заметил объятые пламенем обломки одного из ''утюгов'', устремившиеся к земле, остальные аппараты, рассыпавшись, рванули в разные стороны. — Народ поторапливаемся!

Наконец, достигли входа в заветное бомбоубежище. Раньше здесь располагался вход в могильный склеп с похороненными там альвийскими аристократами, но с нашим появлением все изменилось. Могилы разграбили научники, сами помещения приспособили под убежище: натащили консервов на случай, если придется сидеть несколько дней и повесили на входе табличку с надписью ''бомбоубежище''. Хоть вооруженный конфликт с янки быстро исчерпал себя, мы по–прежнему оставались бдительными, подозрительно посматривая на ковбоев. Мало ли, что янки учудят в следующий раз.

Внизу было довольно прохладно по сравнению с жарой на поверхности, земля немного содрогалась от разрывов бомб снаружи. Помещение тускло освещали желтые магические светильники на потолке, оставшиеся еще с тех времен.

— Устраивайтесь поудобнее.

В качестве спальных мест мы приспособили ниши в стенах с покоившимися здесь раннее мертвецами. Людям из гражданского персонала не было особого дела до этого, с альвами возникли трудности. Укрывшиеся с нами алави вступили в оживленную перепалку с Сиреной, пытавшейся успокоить суеверных сородичей. Терпеть не могу их глупые традиции, сами морские альфары вполне дружелюбный народец, однако со своими культурными особенностями и менталитетом. Если бригада строителей и группа археологов беспрекословно подчинялись приказам военных, с остроухими часто случались недопонимания.

— Что на этот раз им не нравится? — раздраженно спросил я у Сирены.

— Это место. Здесь пахнет смертью, — развела руками алави. — Они не хотят тут находиться и переубедить их не смогу.

— Совсем ополоумели, черти зеленоволосые, бл…ь!? Наверху бомбы рвутся, а они тут цирк устроили! Сказано сидеть, значит сидеть! Следующий, кто начнется возмущаться, получит выговор с занесением приклада в лоб. Так и переведи!

***

Неделю спустя

— Изгой–Один–Четыре, доложите обстановку.

— Впереди все тихо, противника не видно, можете выдвигаться.

— Принято.

Штаб–сержант Оскар Шелл внимательно смотрел по сторонам, несмотря на тщательную разведку, вражеские диверсионные группы часто появлялись в тылу. Немного страшно за свою жизнь, разъезжая на небронированном ''Хаммере''. Гораздо безопасней было бы MRAP, что едет позади, броневик запросто выдержит попадание реактивной гранаты. В округе пока тихо, несмотря на близость к линии фронта. Многочисленные фермеры, живущие в округе, давно свалили в более безопасные места, но самые безбашенные сформировали отряды самообороны, теперь сидят в подвалах и стреляют по всем, кто окажется в поле видимости.

Армии постоянно приходится отступать, из–за сильного натиска врага пришлось оставить Хьюстон и миллион гражданских, проживающих в городе. Эвакуировать всех не успели, было не до этого, тут бы нормальную оборону наладить. Никто не мог ожидать вторжения инопланетян со стороны залива. Шелл лишь в общих чертах знает обстановку. Вторгшиеся враги сильно похожи на людей, к этому не привыкать, но в отличие от местных гуков, которых безнаказанно жгли напалмом и травили химией, киборги превосходят землян в технологиях на сотню или около того лет. На брифинге показывали фото арконцев, их оружие, боевую технику. Вражеских солдат легко можно опознать по серо–зеленой или коричневой броне, пехота оснащена огнестрельным и лазерным оружием. Имеется широкий набор бронетехники, как пилотируемой, так и беспилотной. В настоящее время Хьюстон полностью оккупирован противником и является плацдармом для дальнейшего наступления вглубь человеческой территории. Шелл слышал, будто железяки создают на острове Галвестон близи Хьюстона крупную базу, вроде флот пытался разделать вражеское гнездо, но понес большие потери

36–ю пехотную дивизию, как и многие другие части, срочно перебросили с запада на восток страны, тут катастрофически не хватает боеспособных частей. Большая часть армии находилась в Форохеле, на границе оккупированных территорий. Если кроты решат ударить сейчас, республике Техас придет крышка, вести войну на два фронта просто нереально. И атомное оружие не сможет спасти. Русские и китайцы помогать пока не очень спешат, своих проблем хватает. Армия части перенесенной Мексики, переименованной в Ацтлан, после длительной гражданской войны, вообще небоеспособна. Во всяком случае, с киборгами на равных сражаться они не могут.

А вот и место назначения, близи какой–то фермы и, простирающихся за ней кукурузными полями. На электронной карте именно тут находится точка, которую нужно удерживать до подхода основных частей, а это приблизительно двое или трое суток. Тогда можно будет собрать силы в кулак и начать отвоевывать свою землю. На фронте пока установилось небольшое затишье — арконцы видимо выдохлись после молниеносного блицкрига, а у землян пока нет сил контратаковать. Судя по проскакивающим в эфире передачам, совсем недалеко идут бои местного значения, скорее даже не бои, а стычки. Странно, что в воздухе кроме изредка пролетающих вертолетов нет авиации. А в первый день над Хьюстоном развернулась ожесточенная схватка между ВВС и инопланетной армадой. По телевидению показывали, как над Хьюстоном парили десятки огромных кораблей, еще больше аппаратов по- меньше. Потом на головы мирного населения посыпался дождь из горящих обломков, сбитые корабли пришельцев падали один за другим. Авиация у арконцев оказалась, мягко говоря, никудышней, летательные аппараты больше похожи на летающие утюги. Отвоевать воздух не удалось только из–за численного и технологического превосходства врага. Что ни говори, а глушить связь, системы наведению, обнаружения, киборги умеют хорошо.

Батальону Шелла предстоит развернуть опорный пункт, оборудовать позиции и в случае чего отразить возможный натиск врага. Местность для обороны не очень подходит — кругом равнина и кукурузные поля, единственным плюсом является хороший обзор, противника можно засечь еще на подходе. Шелл послал двух солдат из своего взвода оборудовать наблюдательный пункт наверху элеватора, стоящего неподалеку.

***

''Наверняка многие из нас задумывались: почему Элетания и некоторые её коренные жители так похожи на нас и в то же время сильно отличаются, как огонь и вода? Исследования последних четырех лет позволили совершить массу открытий, без преувеличения поражающих воображение. Доказательства настолько очевидны, что признавать вещи, раньше казавшиеся нам сказкой, вынуждены даже самые отъявленные скептики. Попробуем все же разобраться в причинах такого поразительного сходства Элетании и Земли. Как же так получилось, что в совершенно разных измерениях появились существа, столь похожие на нас? Эволюция? Отнюдь. Проводя археологические раскопки в горах Линкольна и на территории местного феодального государства Нортонии, ученым удалось обнаружить очень древние постройки, различные артефакты, образцы технологий, на тысячи лет опережающие земные.

Среди местного населения ходят легенды и предания о так называемой Войне Богов. Раса, называемая Предтечами, посмела напасть на миры, где царила магия. В ходе конфликта Предтечами проиграли, но оставили после себя множество свидетельств своего существования. Изучая эти артефакты, ученые по крупицам восстановили историю и пролили свет на величайшие тайны прошлого. В ходе исследований выяснилось много удивительных моментов, но самым поразительным оказалось то, что мы, земляне, являемся прямыми потомками Предтеч, самоназвание которых звучит как денсорин.

Эта раса около пятисот тысяч лет назад впервые появилась на Земле и впоследствии ассимилировала наших примитивных предков, дала им свои знания, помогла создать высокоразвитую культуру. Но денсорин, помимо взращивания древних цивилизаций землян, пошли гораздо дальше Чрезвычайно развитые технологии позволяли Предтечам активно заниматься созданием жизни, населять безжизненные планеты, выводить новые разумные виды. Достоверно известно, что альвы, дверги и местные люди являются всего лишь результатом генетических опытов по выведению вида с сильными паранормальными способностями. Чаще всего основой для создания нового разумного вида служило гибридное ДНК людей и денсорин, это и объясняет сходство землян и аборигенов…''

статья из газеты вестник Элетании

***

Калифорния, зона перехода.

— Разбуди меня, если я сплю! Это слишком хорошо чтобы быть правдой! — с нескрываемым восторгом обратился Макмиллан к Григсу, сидящему за рулем ''Хамви''. 82–я дивизия ВДВ в полном составе перебрасывалась на Элетанию, ставшую на Земле синонимом Эдема. Войсковая колонна растянулась на добрый километр и продвижение было, мягко говоря, очень медленным, пропускная способность аномалии не резиновая. Ее едва удалось стабилизировать при помощи сильного магнитного поля, а растягивать дырку чревато печальными последствиями. Эти окна в другие миры физики давно досконально изучили и даже научились манипулировать ими, так в армии давно действуют подразделения, специализирующиеся на ликвидации прорывов.

— Ты не спишь, капрал, мы скоро окажемся где–то там в другом измерении, черт возьми.

— Помните, мы не на курорт отправляемся, — сержант Фостер по каким–то причинам не разделял радости своих подчиненных, до последнего дня только и мечтавших свалить подальше с Земли.

— Да ладно вам, сэр, многие хотят убежать отсюда, но не всех пускают

— Разве не слышали, что творится на Элетании? Железяки вторглись и туда, а нам придется надирать им задницы.

Пустынная каменистая равнина Оуэнс в горах Сьерра–Невада в последние месяцы буквально ожила. Десятки тысяч людей в огромном палаточном городке ждали своей очереди попасть в другой мир и начать там новую жизнь. Земля ведь отныне — умирающий мир. Но и на Элетанию всех подряд не пускают, нужно иметь полезные навыки, специальность и, самое главное, отсутствие в организме вируса, превратившего больше половины населения Земли в монстров. Для зараженных вроде Григса делалось исключение, ксеновирус внутри них благодаря особому гену ''отключался'' и никак себя в краткосрочной перспективе не проявлялся. Однако никто не брался сказать, какие последствия будут в дальнейшем. Григс старался не думать об этом.

— Забавно, — пробубнил Алмонд. — Нас от Эдема отделяет какой–то туман.

Нескончаемый поток техники и людей двигался в направлении ущелья, окутанного туманом. Вдоль обозначенной указателями и бетонными блоками дорожки стояли вооруженные солдаты, с завистью в глазах они провожали десантников из 82–й. Помимо военных были и специалисты из ЦКЗ и Химического корпуса, проводившие напоследок дезинфекцию. Технику поливали химикатами, убивавшие любые споры ''Пожирателя'', ту же самую процедуру провели и с солдатами незадолго до отправки, заодно пришлось съесть по горсти таблеток и сделать инъекции, убивающие любые известные инфекции. Меры безопасности приняты беспрецедентные.

— Как думаешь, капрал, мы еще вернемся сюда?

— Шестое чувство мне подсказывает, что нет.

— Окей, парни, пристегнитесь! Представление начинается!

Когда ''Хамви'' окутала непроницаемая туманная пелена и машина оказалась на границе двух измерений, Григс приготовился ощутить что–нибудь необычное. Но, к его недоумению, переход в другой мир прошел без спецэффектов. Завесь рассеялась и солдаты вновь увидели голубое небо и белые облака, такие же, как и на Земле. Правда наличие двух громадных лун заставила Григса разинуть рот от удивления.

— Мы это сделали!

***

Для Нахата и его детей все складывается очень удачно, орда почти полностью истребила людские королевства, на очереди дверги, невосприимчивые к Чуме. Из–за этого коротышек невозможно обратить. Архидемон до сих пор ликует, ведь победы предыдущих трех циклов дались очень легко по сравнению с войнами последних двух столетий. Технологии, украденные у атлантийцев позволили легко разгромить светлых выродков из числа людей, где каждый третий владеет Силой. Немного сложнее приходится с альвами, лесные жители упорно сопротивляются, за каждый отвоеванный кусок земли орде Нахата приходится платить весьма высокую цену. Не проблема. Матки быстро восполняют потери, кузницы уже в достаточных количествах делают новое оружие и механизмы, позволяющие даже самому слабому отродью одолеть колдуна средней силы. Огнестрельное оружие позволило армии Нахата добиваться победы за счет качественного превосходства, а не заваливать светлых трупами, как было раньше. Воевать с пришельцами пока не входило в планы архидемона, хватило и последней войны с самой крупной империей безбожников. Они сумели начисто разгромить орду, немало в этом иномирянами помогли их же обращенные, но не до конца собратья. Атлантийцы в данный момент сражаются со своими сородичами из другого мира, сумевшими открыть врата между мирами. Сейчас бы с альвами разобраться, которые начали понемногу забывать о межусобице, разразившейся после удара Звездным Огнем. Остроухим помогают обороняться их густые леса, пущи и созданные с помощью Силы живые растения, орде архидемона приходится дотла сжигать очаги сопротивления. Недавно Нахат опробовал в бою отравляющий газ, сброшенные с летающих винтокрылов и планеров бомбы содержали в себе отраву. В результате лесную крепость альвов даже не пришлось штурмовать, остроухие померли от проблем с дыханием, а их неуправляемых деревянных питомцев сожгли с огнеметов.

Со временем альвы вслед за двергами и людьми будут истреблены, даже трау не сможет помочь их ослабевшая Нихаду. Архидемон заметил пришествие Темной Матери и сначала испугался, но потом успокоился. Хоть Нихаду из Семнадцати, видать, дела в других мирах обстоят очень плохо, раз Высшая трусливо покинула свои владения. Живые Боги страшные создания, гнев одного из них способен расколоть планету на части, подчинить себе за мгновение разумы миллиардов существ. Полубог, порожденный Высшими, запросто мог потягаться силами с двумя–тремя божествами, не входящими в Пантеон Семнадцати. Какая ж все–таки непредсказуемая вещь судьба, еще недавно Высшие доминировали во всем Древе Миров, сегодня Святой Пантеон, очевидно, ослабел либо вовсе прекратил существование. Архидемон делал выводы на основе происходящего на Элетаане, собирал цельную картину по кусочкам. Шпионы Нахата и короля–лича выведали в непокоренных землях много ценных сведений… От наблюдения за выжившими людьми и альвами глазами зараженных Чумой архидемона отвлекли сильные всплески в пещере, игравшей роль укрытия. Бывший бог мгновенно распознал ману, источаемую Живыми Богами. Такие колебания эфира предшествуют появлению Высших, Нихаду внезапно решила навестить архидемона! А он очень не хотел встречаться с Темной Матерью. Когда–то Искажающий Плоть был вассалом Пантеона, поставляя взамен на относительную свободу для себя солдат для божественных Легионов. Архидемону выведение новых видов существ давалось лучше всего, с началом Великой Войны Нахату и остальным Низшим Гефнонх приказал принять в конфликте. В первое время все шло неплохо, Предтечи оставляли мир за миром, одни планеты Боги захватывали без боя из–за того, что всех жителей истребила порча, на других разворачивались сражения небывалых масштабов, как это случилось на Элетаане. Отчаявшиеся денсорин напоследок применили выжигающее Силу оружие, которое едва не убило Нахата. Он предпочел больше не связываться с Живыми Богами, их правление ничего не приносило кроме кучи смертей и разрушений.

***

Сидя в одиночестве на вершины пирамиды Нихаду погрузилась в транс. На этот раз она пробовала войти в контакт с бывшим темным богом, а теперь просто архидемоном Нахатом, старым вассалом Пантеона. Разум Нихаду в течение секунд мог охватить сотни лиг пространства, поиск архидемона пока ничего не дал. Нахат специально создает помехи и ложные следы присутствия, чтобы его невозможно было найти, эманации Силы шли из двух сотен различных мест. Пришлось проверять все источники излучения. Наконец–то Нахат был найден, он скрывался глубоко под землей в пустыне. Темный бог теперь стал полным ничтожеством в отличие от себя прежнего, пользоваться магией едва ли мог. Но, по крайней мере, он остался жив в отличие от двух полубогов и одиннадцати Легионов после того, как безбожники–денсорин применили ''Выжигатель'' - последнее из мерзких изобретений технократов. Сила на Элетаане после залпа оружия ослабла до невозможности, Богам потом пришлось изрядно постараться с восстановлением мира.

Пещера, точнее сеть пещер, в которых прячется Нахат, немногим уступает по размерам Забашхасару. Только в отличие от города темных альвов, это место больше напоминает улей насекомых. В туннелях без перерыва кипит разная деятельность — чудовищные на вид матки ежедневно производят на свет новых солдат, в кузницах в огромных количествах делается огнебойное оружие и сложные машины, секрет которых украден у атлантийцев. Нахат, бог изменения и искажения, по–прежнему оправдывает свою репутацию. Испокон веков Искажающий Плоть занимался тем, что развлечения ради выводил новые виды живых существ, обезображивая до неузнаваемости одних, смешивая кровь других. Большая часть творений была нежизнеспособна или бесплодна, но сумевшие выжить монстры в отдельных мирах, в том числе и на Элетаане становились настоящим бедствием. У Нахата раньше было много последователей, желающих путем превращения заполучить силу, а теперь их не осталось. Не считать же последователями рабов из числа нежити и безвольных отродий, изуродованных Чумой. Внешний вид архидемона не особо впечатлил, Нахат воплощался и в более отвратительном облике. Ростом он был в десять шагов, тело по большей части напоминало человеческое, не считая шипов вдоль хребта. Верхняя часть головы замотана какими–то бинтами, зато нижняя представляла из себя огромные челюсти с двумя рядами зубов.

Сейчас Нахат занимался выведением очередного вида чудовищ. Архидемон, засунув свои руки в живот матки ашукров, созданной из крови человека и еще дюжины существ, что–то невнятно бормотал на древнем языке демонов. Наконец, Нихаду решилась выдать присутствие своей астральной проекции. Богиня не могла не заметить то, что бывший темный бог не смог почувствовать ее присутствие, хотя Темная Мать даже не пыталась замаскироваться. Неужели бог, пусть и низший, мог настолько ослабеть?

— Приветствую, тебя, Искажающий Плоть. — Архидемон от неожиданности замотал головой в разные стороны. Нихаду узнала это тело, оно когда–то принадлежало одному из генералов армии Проклятых, обстоятельства вынудили Нахата вселиться в этот кусок смердящего мяса.

— Что за наваждение, кто здесь? — произнес демон вслух.

— Не узнаешь меня, Искажающий Плоть? Я Нихаду, Темная Мать.

— Это ты… — в мыслеобразах чувствовалось необычайное удивление, испытываемое бывшим богом. На мгновение в сознании Нахата вспыхнула целая буря эмоций и чувств. Простым смертным этого не понять, уровень мышления высших существ на порядок выше, следовательно, и смертные определения чувств выглядят как серость на фоне радуги. Так, как Нахат теперь на несколько порядков ниже Нихаду, она могла спокойно читать его сущность, запертую в теле. Но что–то насторожило Темную Мать, архидемон, кажется, хочет скрыть отдельные мысли глубоко в сознании, до которых почти нельзя добраться, не повредив разум. А ей архидемон нужен живым и в здравом рассудке. — Я уже почти забыл нашу последнюю встречу. Кажется, это было…

— На всеобщем божественном Конклаве. Гефнонх созвал всех Богов для решения проблемы денсорин. Я тебя помню совершенно другим, ты был чуть ли не фаворитом у Разрушителя… Не то, что теперь. Мне и найти тебя не составило труда, эти уловки разве что против смертных магов сработают.

— Позволь спросить, Высшая, какова причина твоего появления здесь в моей скромной обители?

— Довольно притворства, ахидемон, ты наверняка почувствовал меня задолго до появления. Мне нужно только одно — прекращение войны против моих смертных. Лучше направь свои орды против атлантийцев.

— Почему я должен это делать? — Нихаду захлестнула злоба от наглого тона этого мелкого демона.

— Знай свое место! Ты вассал Святого Пантеона и обязан подчиняться не только своему хозяину, но и любому из Семнадцати. Забыл клятву!?

Искажающий Плоть расхохотался жутким хрипящим смехом, снующие под ногами архидемона мелкие твари в страхе попрятались.

— Я освободился от этих пут много тысячелетий назад, когда безбожники чуть не убили меня. Сущность моя большей частью бесследно растворилась вместе с теми невидимыми цепями, но мне удалось сохранить свой разум, свою личность. Я потерял силы, могущество, влияние, однако обрел свободу… оно в какой–то степени стоило того, хоть привязан я отныне к физическому телу навеки.

Нахат взмахнул рукой и на сводах пещеры засияли красноватыми бликами различные символы, линии, коими были испещрены стены, пол потолок. Заметно повеяло хаотической маной, отчего Нихаду сразу запаниковала. Высшая кое–как вырвалась из объятий Хаоса, когда в отчаянных попытках защищала последний из миров Ветви Мираэ от стихии. Сильно ослабев, лишившись своих миров, Темная Мать сбежала на Элетаан в надежде начать все заново.

— Я тебя уничтожу, предатель! — от черного облака в сторону архидемона потянулись десятки щупалец, которые должны были без остатка растворить Нахата. Непреодолимый барьер помешал богине покарать нечестивую тварь.

— Слышала про заклятье Белой Сферы? Оно способно удержать даже Высшего. Я же создал свою версию, более слабую, хотя, вижу, тебе и ее хватает.

— Ты используешь магию Хаоса, безумец! Она уничтожит всех нас!

— Раскрою тебе секрет, о бывшая госпожа. Я не подвержен тлетворному влиянию Хаосу, совершенно никак. Это один из побочных эффектов воздействия той энергии, почти убившей меня. Хаос равнодушен ко мне.

— Выберусь отсюда и уничтожу тебя, — прошипела Нихаду, пытавшаяся найти лазейку в непроницаемом коконе из хаотической энергии. — Умрешь мучительно, я буду долгие тысячелетия растворять тебя…

— Не раньше, чем местное солнце погаснет. — Бесстрастным голосом изрек демон. — Ловушка хоть проста, но надежна. Я практиковался на демонах Наместника, ни один не вырвался. Стоило только убрать приток Силы, они стремительно угасали, обратились в ничто. Тоже самое будет и с тобой. Без веры и душ своих смертных вы, Боги, ничто.

— Глупец, Высшим не нужна Сила для поддержания существования. Мы сами вырабатываем ману.

— Значит, будешь сидеть тут до скончания времен.

— Ты ошибаешься, Нахат, я вижу будущее. Во многих вероятностях мое заключение не продлится дольше пары циклов…

Архидемон, ничего не ответв. удалился из пещеры, оставив бессильную что–либо сделать Нихаду наедине с маткой Проклятых. И это Темная Мать, известная своей хитростью и коварством, умудрилась попасть в ловушку какого–то жалкого демона! Тут же богиня успокоила свое самолюбие — Нахат гораздо старше и опытнее ее, как бы ни хотелось признавать. Опять крики — у матки начались роды, случающиеся раз в несколько часов. Каждые несколько недель внутри созревает десяток новых солдат. Как же отвратителен её внешний вид — верхняя часть до поясницы еще сохранила человеческое подобие, но все, что идет ниже, стало в процессе преобразования огромным мешком, из которого каждый час появляются на свет твари. Из нижней части вылезло очередное дитя тьмы, гарн. Для создания этого чудовища использовалась кровь человека и какого–то ящера, поскольку его голова имеет слегка вытянутую челюсть со множеством зубов. Через какое–то время пришло трое мумий–ашукров и утащили покрытого мерзкой слизью ''ребенка''.

Нихаду попробовала заглянуть сначала в разум матки — оказывается, она сохранила остатки разума, в голове еще есть обрывки воспоминаний прошлой жизни, до тех пор, пока крестьянку Проклятые не утащили под землю и не обратили. В какой–то степени Темной Матери было немного жаль это создание, как и всех смертных: почти всех после смерти ждет постепенное разложение в междумирье без всякой надежды на нормальное посмертие, как, к примеру, у атлантийцев. Сейчас в угасающем рассудке живородящего существа была только боль и желание скорее умереть.

С разумом ашукров гораздо интереснее, каждый из них является не отдельной личностью, а частью одного большого сознания. Тут имелись как хорошие, так и плохие стороны — любой ашукр и другие виды чудовищ может свободно воспользоваться групповой памятью и огромным опытом, накопленным порождениями тьмы. С другой стороны ни один рядовой воин Проклятых не может свободно мыслить или совершать действия независимо от группового разума. Кое какой индивидуальностью обладают ордами гарны. Сердцем Проклятых является сам Нахат, именно он управляет миллионами разумных и неразумных существ, стоит Искажающему Плоть только пожелать и его отродья исполнят любой приказ.

Темная Мать попробовала воздействовать на ашукров, находящихся в пределах ловушки пытаясь заставить тех слушаться её и стереть начертанные руны на стенах. Но удалось подчинить не более одного солдата и то на очень короткое время. Мозг ашукров, обнаружив чужеродное колдовство, включает защиту и меняет гамму линий, по которым Проклятые передают друг другу мысли. Выбраться из заточения Темной Матери в ближайшее время не грозит

***

В 50 километрах западнее Хьюстона.

— Кинжал, наблюдаю группу целей. До тридцати единиц пехоты и два танка. Приближаются к нам.

— Изгой–дв… пов… те, силь… помехи. Ничего… н… гу разобрать.

— Противник, около взвода пехоты и две единицы бронетехники совсем недалеко от позиций. Ударьте по ним, мы подсветим!

— Принято Изго… ожидайте…

Оскар уже в который раз проклинает судьбу, которая забросила штаб–сержанта в очередное адское пекло. Операция по освобождению Хьюстона провалилась, на третий день контрнаступление приостановилось из–за высоких потерь в бронетехнике. 36–я пехотные 1–я кавалерийская дивизии перешли к обороне из–за участившихся контратак. Война начинает приобретать позиционный характер, эти киборги оказались достойными противниками. Шелл снова высунулся из окопа и выпустил короткую очередь, хотя вряд ли кого–нибудь удалось кого–то убить. На фоне бывшего кукурузного поля большая удача заметить вражеского пехотинца, у этих сволочей есть оптический камуфляж. Конечно, полной невидимости маскировка не обеспечивает, но с нескольких десятков метров заметить практически нереально. Если невидимка подойдет ближе, то будет виден лишь прозрачный расплывчатый силуэт, как в фильме ''Хищник''.

— Работаю по целям… — сквозь помехи прорезался голос пилота. На бреющем полете ''Тандерболт'' ударил по вражеской бронетехнике двумя противотанковыми ракетами. Парящий в полуметре над землей танк разнесло на множество кусков, бронемашина вспыхнула огненным шаром, досталось и инопланетной пехоте. Второму танку повезло больше, башенный лазер сумел уничтожить ракету еще на подлете.

Киборги после короткого промедления начали отстреливаться из своего оружия, в пятидесяти метрах впереди Шелл заметил красные вспышки лазерных винтовок. Штурмовик, ревя своими двигателями, в это время пошел на второй заход, развернувшись, дал очередь из пушки по скоплению пехоты. Арконцев не смогла защитить и композитная броня. Шелл вместе с остальными солдатами из окопов наблюдал избиение младенцев. Пришельцы, обладающие более развитыми технологиями, в этот раз не смогли ничего сделать против штурмовой авиации.

— И… на …ретий заход.

И второй танк пришельцев исчез в огненной вспышке, оставив после себя груду догорающего металла.

— Изг… два, пр… ник отступа…

— Спасибо, Кинжал, без вас мы погибли бы. Конец связи.

Сержант облегченно вздохнул, на сей раз 138–му батальону удалось избежать прямого столкновения и больших потерь. Арконцы, кажется, так их называют, вояки неплохие, но перед земной армией они иногда пасуют. Войсковые колонны часто подвергались обстрелам на марше, враг любит устраивать засады и пускать в ход всякого рода роботов. Только за последний марш–бросок батальон потерял четыре ''Страйкера'' , два М113, сорок два убитыми и раненными, колонну обстреляла замаскированная ракетная батарея — ящик, размером с холодильник, вмещающий в себя три боевых блока, по пять ракет в каждом, пуск осуществляется вертикально. Уже в полете ракета ищет мишень, будь то танк, вертолет или скопление пехоты. Эффективно против всех видов целей. У американской армии есть подобные аналоги, но широкого распространения они не получили.

— На горизонте чисто? — спросил штаб–сержант снайпера, осматривающего окрестности.

— Вроде да. Уродов пока не заметил, выжившие после атаки куда–то отступили.

— Так, Уайт, Джонсон, пойдете со мной. — Шелл давно хотел вблизи посмотреть на врага, сейчас выпал такой шанс. 138–й батальон не меньше двадцати раз вел бой с арконцами, но в основном на дальних дистанциях.

— Парни, прикройте нас.

— Так точно, штаб–сержнат.

Шелл, нарушая все писаные и неписаные инструкции, пригнувшись, через поле направился к месту бойни. Смерти сержант давно не боится, в случае гибели тела сознание продолжит свое существование. Да и убить солдата ВС Техаса стало намного сложнее… То тут, то там попадаются воронки от артиллерийских попаданий — результат предыдущей обороны, поработали ''Паладины''. Рядом, уткнувшись носом в землю, догорает арконский танк. Диковинная штука. Он совсем не имеет колес, вместо них корпус парит над землей на высоте около метра. Броня по бокам наклонная и покрыта пластинами динамической защиты, с башней тоже самое. Торчащий двухметровый обрубок электромагнитного орудия может стрелять со скоростью двадцать выстрелов в минуту стальными болванками с сердечником из вольфрама, для поражения органических целей используется мощный лазер вкупе с пулеметом.

А вот и тела — девятнадцать трупов, пропорции вполне человеческие, впрочем, они и являются людьми. Все пришельцы облачены в футуристические бронекостюмы болотного цвета. Защиту они сделали себе хорошую, от пуль защищены все части тела, именно поэтому, чтобы положить одного врага порой приходится всадить весь магазин. Шелл старался подробно разглядеть до мельчайших подробностей пришельца. Уязвимыми местами брони являются гибкие сочленения: на шее, в местах изгиба рук и ног защиты нет. На груди и поясе у пришельцев висит что–то вроде разгрузочного жилета с непонятными предметами. Шлем по форме напоминает мотоциклетный, только забрало слегка поменьше, впрочем, вражеские солдаты носят разные варианты экипировки. У них буквально все напичкано электроникой, так инопланетными лазерными винтовками не воспользуешься, стоит система распознавания ''свой–чужой'' или что–то похожее.

— Сэр, по–моему, я нашел живого! — подал голос Джонсон. Действительно, тело раненного арконца подает признаки жизни.

— Точно не жилец, — нижняя часть тела вражеского солдата попросту отсутствует, там, где располагается у человека таз, месиво из плоти и торчащих из неё то ли проводов, то ли еще чего–то. Теперь понятно, почему их обзывали киборгами. Оскар неторопливо подошел к умирающему врагу и наклонился, тот, скорее всего, остается в сознании.

— Сэр, что вы делаете?

— Хочу снять шлем и посмотреть на его рожу. — Сержант долго ковырялся со шлемом, но так и не сумел снять его с полуживого пришельца. Киборг проявлял вялые попытки к сопротивлению, по нему видно — сил совсем нет из–за большой кровопотери. Остается загадкой, как арконец еще не умер от болевого шока.

— А ну ка… кажется, нашел, — Шелл каким–то образом повредил систему подачи воздуха и теперь инопланетянин начал задыхаться. Пощелкав что–то у себя на встроенном в броню компьютере, киборг медленно потянулся руками к голове, земляне не стали мешать. Пара неловких движений и инопланетянин стащил с головы свой котелок. Лицо оказалось вполне человеческим, но каким–то уж очень бледным, под впалыми глазами синяки, на голове нет ни одного волоска. Черты, особенно глаза, нос и тонкий подбородок сержанту показались сильно смахивающими на эльфийские, хотя уши нормальные. Если бы не броня и не оружие, то враг вполне сошел бы за белого человека. Видно, что воздух Элетании непривычен для киборга. Инопланетянин тяжело дышит, понятно, зачем носят скафандры с замкнутой системой дыхания. Взгляд арконца какой–то безразличный, и не намека на сильную боль, в глаза нет ни ярости, ни испуга не отчаяния. Даже у кротов можно разглядеть проблески эмоций.

— Сержант, пристрелить его? — Капрал Уайт уже приготовил свою М4.

— Вали нахрен урода. — Штаб–сержант нисколько не колебался, он прошел не одну войну, убил множество людей. В Нортонии порой расстреливали жителей целыми деревнями: построили в несколько рядов и положили всех с пулемета. Иногда от скуки подвешивали оживших мертвецов на деревья и практиковались по ним в стрельбе. Этот инопланетянин не будет исключением и отправится в чертоги к своим богам. Трое солдат, как ни в чем не бывало, вернулись обратно на позиции. Если о произошедшей самоволке узнает лейтенант и попытается учинить разборки, будет очень плохо… лейтенанту. Для сосунка операция по освобождению Хьюстона стала первым боевым крещением, в то время как Шелл и двести тысяч других солдат проливали свою кровь в битвах с местным населением, назначенный недавно лейтенант просиживал свои штаны в тылу. Ни ему указывать, что сержанту можно и нельзя делать.

Семь часов киборги не проявляют никакой активности, установилась тишина. Солдаты используют время для отдыха, а то последние двое суток выдались активными. 138–й батальон не выдержит серьезного столкновения — противотанкового оружия мало, особенно зарекомендовавших себя ''Джавелинов'', из бронетехники ничего серьезнее ''Страйкеров'' нет, общие потери в батальоне перевалили за сотню человек. Как освобождать Хьюстон с такими потерями? Жалкие двадцать километров продвижения дались американцам большой кровью, технологическое превосходство врага дает о себе знать, выручает неэффективная, а зачастую и глупая тактика врага. Удерживать позиции и организовывать оборону грамотно киборги умеют из рук вон плохо. Солдатам мало рассказывали про нынешнего врага, из имеющейся информации ясно, что арконцам нужны ресурсы Элетании. Утешает факт, враг не устраивает геноцид, на захваченных территориях людей не истребляют. Взвод Шелла пару раз встречал беженцев из Хьюстона, которым удалось пробраться через оккупированную местность к людям. Беженцы и рассказали о творящемся в городе. Киборги создают фильтрационные лагеря, помещают туда всех кого поймают. У каждого человека пришельцы проверяют состояние здоровья, вшивают в руку идентификационный чип, затем куда–то отправляют. Тех, кого взяли с оружием и имеющих армейскую подготовку, держат в лагерях с усиленной охраной. Массовые казни или расстрелы вроде бы не устраивают. По сельской местности постоянно рыскают патрули, которые хватают безоружных и уничтожают партизан. В самом Хьюстоне иномиряне за прошедшую неделю окопались основательно, перебросили дополнительные силы, строят систему обороны и инфраструктуру. Выкурить железяк оттуда будет очень непросто… Помимо всего прочего у врага на низкой орбите болтается флот из тридцати космических кораблей громадных размеров

— Противник! Приготовиться к бою!

Ну вот, перерыв закончен, новая атака. Сержант начал разглядывать через оптику своей винтовки идущего на прорыв врага

— Что новенькое… — пробурчал под нос Оскар. Медленно к американским позициям ползет арконская бронетехника, уже виденные раннее парящие танки, чуть позади них колесные машины, похожие на БТРы. Трехосная ходовая часть, приземистый корпус, на крыше какой–то контейнер, скорее всего боевой блок с ракетами. Между инопланетной техникой мелькают размытые силуэты пехотинцев в оптическом или адаптивном камуфляже.

Американцы уже заняли позиции и подготовились к отражению атаки. Расчеты с ''Джавелинами'' практически синхронно произвели пуски ракет, которые быстро нашли свою добычу. Боеприпасы поразили два арконских танка сверху, где система лазерной защиты не могла защитить. За что Шеллу нравятся машины врага, так это за то, что они хорошо взрываются. Первый парящий танк превратился в огненный шар, башню отбросило футов на тридцать в сторону, попутно убив четырех пехотинцев. Во второй машине кумулятивная струя мгновенно убила экипаж, но не повредила хранилище с топливными элементами. Взрыва не произошло. Киборги не медлили с ответом. Те самые трехосные машины оказались мобильными ракетными батареями, последствия из залпа оказались поистине страшными. На американских позициях рвались десятки реактивных снарядов, штаб–сержанта Шелл только чудом не зацепило. Будь он пятью футами левее, сейчас бы превратился в мясной фарш. А так немного посекло лицо осколками, мелочь, за пару часов заживет. Несколько минут невозможно было поднять голову из–за разрывающихся совсем рядом ракет.

Когда артподгтовка закончилась, американцы не растерялись, уцелевшие солдаты вернулись на позиции. Некогда считать потери, надо удержать позиции, иначе в обороне образуется серьезная брешь. Киборги смогут ударить в тыл 1–й дивизии, по соседству обороняющей подступы к какому–то мелкому городку, имеющему большое значение. Шелл высунулся из траншеи, примкнул к прицелу винтовки М4, начал выискивать цель. Врага можно вычислить по вспышкам лазеров. То тут, то там бесшумно мелькают красные огоньки, если не повезет попасть под лазерный луч, мгновенная смерть обеспечена. Кевларовая броня при определенном везении может спасти жизнь, но все равно тяжелейший ожог будет обеспечен. Американские солдаты ведут огонь по большей части наугад, вот бы землянам такие плащи невидимки. Расчеты станковых пулеметов и гранатомета Mk19 бьют немногим точнее. Оценить потери врага не представляется возможным.

— Сержант, мы не удержим долго позиции! Нужна поддержка, срочно!

— Какая нахрен поддержка, связи почти нет из чертовых помех! Мы должны справиться своими силами! Отступление в самом крайнем случае. Тебе ясно, солдат?!

— Так точно сэр!

138–й батальон оказался тоже не промах, командование ввело в бой резерв из трех ''Страйкеров'' и потрепанного М1А2. Бронетранспортеры, скорее всего, быстро выведут из игры, броня у них, мягко говоря, никудышная. БТРы замаскировали в трехстах метрах в густой роще, непонятно чего ждали, но только сейчас их ввели в бой. ''Страйкеры'' ударили киборгам во фланг, те никак не ожидали подобного. У двух БТРов имеются 105–мм пушки, хватит, чтобы поразить парящие жестянки. Инопланетные танки быстро развернули свои башни с короткими обрубками электромагнитных орудий в сторону ''Страйкеров'', которые вынуждены вести неравный бой — четверо против семерых. Звук выстрелов пушек танков пришельцев было не слышно, зато сержант отчетливо увидел, как один из БТРов зачадил черным дымом, еще немного погодя загорелся. Пытавшийся спастись экипаж, сражен смертельными лучами. Остальные ''Страйкеры'' и танк рассредоточились по полю и маневрируют, стремясь избежать попаданий. Удивительно, но даже пришельцы со своими супер совершенными системами прицеливания могут промахиваться. Около БТРов вздымались небольшие столбики земли, пришельцы стреляют металлическими болванками, разогнанными до колоссальных скоростей. Такая часто прошивает лобовую броню ''Абрамса''. Эхо 105–мм орудий ''Страйкеров'' разнеслось по окрестностям, парящий над землей танк вдруг задымился и осел на землю. Счет один — один.

— Взвод готовить РПГ! Цель, ракетные установки!

Две из пяти машин замерли на месте и больше не двинулись. Вторым залпом была поражена еще одна мобильная система залпового огня, у них не было лазеров, защищающих от противотанковых гранат. В ходе боя Оскар не считал количество убитых и раненных, но скорее всего от его взвода осталось человек пятнадцать, не больше, от роты — чуть больше половины.

Арконцы медленно по открытому полю продвигались к американским окопам, спешить пришельцам, судя по всему, не куда, вот и стараются избежать лишних потерь. Оскару уже удалось завалить троих гадов, подобравшихся слишком близко. На каждого киборга израсходовал по пол магазина, уж слишком хорошая защита. Боеприпасы стремительно заканчиваются, но не это волнует штаб–сержанта, а полностью отсутствующая связь. В предпоследний бой были сильные помехи, а сейчас вообще полная задница. Без поддержки или подмоги 138–й батальон перестанет существовать.

— Сэр! — неожиданно подбежал сзади рядовой. — Помехи исчезли, есть связь с командованием.

— Как раз вовремя. Что там с поддержкой?

— Будет через пять минут. Обещали прислать вертушки.

— Отлично!

Больше Оскар не стал отвлекаться и продолжил отстреливать врагов. Они все не кончаются, даже примерно нельзя оценить численность вражеской пехоты. Пролетевшая совсем рядом болванка заставила Шелла вжаться в землю, инопланетные танки разделались со ''Страйкерами'' и занялись людьми. У 138–го батальона остался лишь один танк, да и он поспешил куда–то убраться. Помимо парящих танков к обстрелу подключились ракетные установки киборгов, теперь уж совсем не высунуться. Слишком большая плотность артиллерийского огня. Самое поразительное, страх совсем отсутствует, умирать теперь не страшно, а в случае тяжелого ранения инвалидом надолго не останешься. В теле каждого второго солдата 36–й пехотной дивизии находятся сотни тысяч мельчайших роботов, земные ученые сумели адаптировать технологию предков под свои нужды. Наноботы в случае травмы или болезни немедленно починят организм носителя, даже оторванные конечности отрастают за несколько недель. Так что умереть от старости или от болезней Оскару больше не грозит, зато, если выживет, будет еще очень долго служить в рядах армии ВС Техаса.

— Изгой–Один–Четыре, я Валькирия- Два–Девять помощь прибыла, наслаждайтесь зрелищем парни! — Послышался самоуверенный голос пилота.

''Кобры'', принадлежащие Корпусу морской пехоты Техаса еще не успев вступить в бой, подверглись обстрелу, уцелевшая артиллерия инопланетян, оказывается, может вести огонь и по воздушным целям. К вертушкам устремилось три ракеты, подбили одну винтокрылую машину, та быстро рухнула вниз, завалилась на бок и пропахала лопастями землю. ''Кобры'' огрызнулись залпами ПТУРов, но они были уничтожены еще в воздухе. Ракетные батареи инопланетян выпустили по воздушным целям не меньше десятка ракет.

— Сильный обстрел с земли! Выходим из боя! Валькирия–Два–Девять сбита, надеюсь вы вытащите ее…

Вертолеты, отстреливая тепловые ловушки, быстро скрылись за холмами, ничего так и не сделав. 138–й батальон, точнее, то, что от него осталось, вынужден продолжать бой в одиночку.

***

Хабаровск, Ставка Верховного Главнокомандования Новой России.

— Помощь с Земли погоды не делает, Александр Данилович, вы не хуже меня знаете, что долго против них ни нам, ни китайцам с американцами долго не продержаться. Для победы над нынешним врагом нужно как минимум чудо, не меньше.

— Я понял вас, товарищ полковник, — подвел итог генерал–лейтенант Немцов. — Однако мы еще не выслушали предложения нашего главного консультанта по подобным вопросам… Смотритель, у тебя есть какие–нибудь варианты?

Верховному на мгновение показалось, что на в глазах бежавшей от американцев 525 мелькнула растерянность.

— Как и сказал товарищ полковник, нам поможет лишь чудо. Я указала вам местоположение станции планетарной защиты, больше ничем помочь, к сожалению, не могу. Моя инфраструктура полностью уничтожена кротами, удалось спасти очень немногое.

— Ты не раз говорила, что далеко не единственный функционирующий искусственный разум на планете. Есть и другие, почему бы не обратиться к ним?

— Если б все было так просто… Каждый ИР отвечает только за свою определенную область, будь то производственный комплекс или контроль за климатом. Мы поддерживаем связь между собой, но каждая система полностью автономна и, при острой необходимости, может защититься от какого либо вмешательства со стороны других разумов. Таким образом, денсорин стремились обезопасить себя от вышедших из под контроля ИР, случалось подобное редко, но прецеденты имелись. Пресловутый бунт машин возникал из–за чрезмерно развившейся личности интеллекта, когда он начинает требовать для себя свободы и большего простора для развития.

— К чему ты клонишь?

- 525 Смотритель является дефективной и по протоколу подлежит немедленному отключению. Для остальных уцелевших ИР я, образно выражаясь, тронувшаяся умом программа. Мы не имеем права входить в контакт с представителями цивилизаций, не достигших пятого уровня развития, а я вошла. Ваша Земля едва достигла четвертого уровня, арконскую цивилизацию смело можно причислить к пятому. Бесконтрольное использование технологий создателей в большинстве случаев молодыми расами заканчивалось печально. Никто из ИР не станет помогать нам, в случае вторжения в их зону ответственности, чужаки без допуска будут уничтожены. 172 Хранитель и прочие исправные интеллекты избрали стратегию невмешательства в отличие от меня.

— Значит, остается искать союзников в других мирах.

— Товарищ генерал, я настоятельно не рекомендую использовать объект ''Врата''. Мы уже успели повторить на Элетании то, что случилось на Земле во второй раз, пусть и последствия не такие катастрофичные… Хотя как сказать, построенный нашими совместными усилиями портал кустарного производства очень ненадежен. Мы дестабилизировали пространственную структуру этого измерения, вероятно, именно поэтому арконцы обнаружили Элетаан.

— Хочешь сказать, мы сами виноваты во всем случившимся?

— Вина лежит целиком на мне. Ошибка в расчетах. Мной не были учтены некоторые переменные, в результате помимо дестабилизации ткани мира, открытия окон в другие измерения мы имеем дело с вторжением арконцев, — сказала 525 с некой долей сожаления. Верховный изначально с недоверием отнесся к Смотрителю, и не зря. За этим милым девичьим личиком скрывается нечеловеческий разум, кто знает, какие истинные цели оно преследует. Слишком много чертовщины происходит и, как показывает практика, от нее редко бывает положительный эффект. А уж со свихнувшимся древним компьютером вообще стоит держать ухо востро, особенно после переворота в Техасе. Тогда роботы, подчиняющиеся 525–й, в течение одного дня буквально обезглавили республику, оставив ее без высшего руководства. Погибли почти все члены президентской администрации, половина военного руководства, главы правительственных ведомств и служб, два губернатора, десятки мэров городов и пара тысяч чиновников различных рангов. Место президента Ховарда заняла военная хунта во главе с генералом армий Митчеллом Кейси. Смотритель хотела контролировать американцев, но вмешались обстоятельства в виде орды землекопов, эти монстры случайно или нет, вывели из строя главный процессор Смотрителя. Утратившая свои возможности 525, опасаясь с ее слов за свое дальнейшее существование, поспешила удрать в Новую Россию. Старому вояке Кейси очень не нравилось подчиняться компьютеру…

— Возвращаясь к нашей главной проблеме. Допустим, наша группа СпН сумеет отыскать станцию планетарной защиты, получить к ней доступ и пустить в ход. Что нам это даст? Насколько мы знаем, она предназначена для защиты от астероидов, а не против армад космических линкоров.

— Будьте уверены, планетарная защита работает не только против астероидов. Корабли арконцев не смогут выстоять против залпа от дрон–снарядов. Лишив противника космической группировки, мы не только лишим их главного козыря, это серьезно ударит по их боевому духу. Опыт боев с арконцами доказывает то, что они имеют очень мало опыта войны с технологическими цивилизациями. Им удался захват четверти территории США, Кубы, Испании, западной Африки исключительно благодаря ослабившей землян пандемии ''Пожирателя''. Даже в этом случае агрессор понес довольно большие потери от оборонявшихся остатков американских и кубинских войск. Штурм карантинных зон дался арконцам нелегко. Не случись пандемии, вы бы без проблем отбили вторжение, даже на полтора столетия отставая в технологическом развитии. Земная военная мысль ушла на столетия дальше арконской.

— Фрелиом в расчет не берем?

— Фрелиом? — поднял брови начштаба. Полковник Михайлов был не в курсе происходящего на других планетах кроме Земли.

— Планета, находящаяся на периферии нашей Ветви, как и Земля. Плотность маны в девять раз ниже, чем на Элетании. Фрелиом избежал обнаружения Видящими Пантеона по причине своего нахождения в другом временном потоке. Время там течет в 3,5 раз быстрее, чем во всех известных мирах. Аборигены являются людьми, мало того, на развитие цивилизации Фрелиома сильное влияние оказали выходцы с Земли — попавшие туда в недалеком прошлом европейцы. Для местных выходцы из нашего времени стали ''великими отцами–основателями''. Цивилизация Фрелиома находилась примерно на уровне начала земного XX века, широко использовала паровые двигатели в своих машинах, практиковала техномагию. Для нас они могли стать лучшими союзниками, если б не факт того, что арконцы практически захватили Фрелиом, оттуда на Элетанию уже бежали по приблизительным оценкам до двухсот тысяч человек. Правительство Техаса создало на территории Форохела четыре больших лагеря для беженцев…

— С британцами переговоры велись? Мне помнится, товарищ генерал, первая встреча в Париже закончилась перестрелкой.

— Это недоразумение уладили. Англичане обещали целый полк SAS и танковую бригаду прислать, правда, боюсь, к тому времени мы потеряем не только Южнороссийск, но и весь полуостров.

— Что–то британцы слишком расщедрились. — Протянул начштаба. — А взамен что потребовали?

— Им народ лишний надо куда–то переправить, кроме Элетании некуда. У них же на Туманном Альбионе огромное перенаселение, сто миллионов душ. Людей понабежало со всей Европы.

— Дожились… просим помощи у англосаксов.

— Выбирать не приходится. Родина, к сожалению, помочь мало чем может. Окно открылось в не очень подходящем месте, там на тысячу километров кругом тайга непролазная.

***

Позорное отступление. Вот что ждало 138–й после последнего боя, батальон потерял больше половины личного состава. Превосходство врага в технологиях на этот раз дало о себе знать в полной мере: большая часть противотанковых гранат и ракет сбивалось еще на подлете, пехота киборгов лучше вооружена и защищена от всякого урона, а в довесок еще и оснащена отличной маскировкой. Просто арконцы быстро учатся воевать, находят слабые места в тактике и обороне землян.

Удержать позиции у 138–го не было никаких шансов, киборги во фланг 36–й пехотной дивизии нанесли сокрушительный контрудар. Было бы еще хуже, если б авиация не сумела уничтожить чертову глушилку, нарушающую связь в радиусе десяти миль. В таком случае 36–я вместе с Первой кавалерийской дивизией могли быть окружены, а в последствии уничтожены. Контрудар киборгов сдержать не сумели, только ненадолго замедлить. Утешает факт господства в воздухе техасских ВВС, авиация у киборгов в который раз показывает свою ущербность. Летающие треугольные жестянки вполне годятся в борьбе с незащищенными наземными целями, но с истребителем не сможет тягаться. Оскар собственными глазами наблюдал воздушный бой, три F-18 вчистую разделали звено из пяти инопланетных кораблей. Неповоротливые ''утюги'' мало что смогли противопоставить с несущимися на огромной скорости истребителями. 138–у батальону удалось захватить в плен уцелевшего инопланетного пилота, выглядел он без своего скафандра впрямь кошмарно. В той твари, по–другому не назовешь, больше черт машины, нежели живого создания. Когда сняли шлем, под ним показался череп обтянутый кожей, нижняя часть лица отсутствовала, вместо неё какие–то биомеханические устройства. В конце концов, пилота ''утюга'' не убили, отправили в тыл. Пусть ученые разберут урода на винтики… И все же, несмотря на некоторое превосходство в воздухе, американцы вынуждены отступать под ударами инопланетной армии. Боевой дух в 138–м изрядно подорван последними поражениями, сводки с фронта не добавляют оптимизма. По приблизительным оценкам потери землян и арконцев примерно соотносятся как три к одному на земле, особенно большие потери среди бронетехники, и один к четырем в воздухе. Командование рассматривает вопрос о применении тактического ядерного оружия, иными путями врага вряд ли можно победить. Долбить по Хьюстону, где остается больше миллиона гражданских, скорее всего не будут, а вот по окрестностям… Один раз киборгов в пустыне Гоби, говорят, уже накрыли атомным ударом, им оказалось мало. Перебрасываемая помощь с умирающей матушки–Земли погоды не делает — враг слишком многочислен. Хотя прибытие 82–й воздушно–десантной на Элетанию немного обнадеживает. 138–й батальон в ближайшем будущем ждет короткий отдых и доукомплектование личным составом и техникой. Потом снова в бой.

По пути каждый километр попадаются свидетельства раннее шедших здесь боев — сгоревшая бронетехника, разрушенные фермы, выжженные поля. Арконцы, едва успев прийти на эту землю, начали серьезно окапываться. Видимо, обосноваться на Элетании они планируют надолго, оборонительные сооружения киборги строят быстро и надежно. Штурмовать укрепленные траншеи с бункерами и автоматическими турелями весьма трудная задача, приходилось долго обрабатывать их артиллерией и авиацией. Лобовые атаки на этой войне приносят мало пользы. Самая трудная работа заключается в зачистке вражеских позиций, в ближнем бою арконцы знают толк. Да и попробуй с помощью лишь физической силы и штыка справиться с биомеханическим чудовищем, тут помогут только такие же полумашины. Тем не менее, за несколько дней контрнаступлению людям удалось отвоевать немного своей территории. Обстановка на фронте меняется каждый час — в одном месте войска наступают, в другом вынуждены перейти в глухую оборону, ситуация может поменяться в любой момент. И так везде.

Беженцев по пути попадалось мало, эти немногочисленные везунчики не были замечены киборгами, которые хватают всех подряд людей и утаскивают в неизвестном направлении.

Взамен потрепанного, но не сломленного 138–го, латать дыру в обороне отправили целый бронетанковый батальон, уж они зададут жару инопланетной дряни. Резервы, слава богу, пока имеются. На горизонте уже замаячила передовая оперативная база, расположенная в небольшом городке, названия Шелл не запомнил. Всех гражданских давно отсюда эвакуировали, их место заняли армейские части. На въезде стоит основательно укрепленный блокпост — с одной стороны дороги вкопанный ''Абрамс'', с другой БМП ''Брэдли'', орудия бронемашин направлены в стороны подъезжающей колонны. Солдаты за мешками с контейнерами с землей заметно зашевелились, заняв позиции и нацелив оружие. И чего они так боятся? Инопланетные диверсанты часто рыскают по тылам, но землянами они вроде не прикидываются. Пропустили колонну 138–го батальона беспрепятственно, дальше можно немного расслабиться. Городок смело можно назвать хорошо укрепленной зеленой зоной. На каждой улице армейская бронетехника, солдаты, дома превращены в хорошо укрепленные оборонительные сооружения. Кое–где развернуты зенитные батареи и комплексы ''Пэтриот'', в случае налета пришельцам придется не сладко. К сожалению, от удара с орбиты комплексы ПВО не спасут.

***

Младший Магистр Войны* Аргос Синеон, находящийся на борту ''Бесконечности'' задумчиво смотрел на проплывающую внизу планету, самую странную из всех виденных. Местные называют ее Элетаан, арконцы дали имя Кмер, в честь одного древнего военачальника. Аргос участвовал во многих кампаниях: вторжение на Эльен, захват Таоноса, изнурительная война на Фрелиоме, менее удачная агрессия против Ирди–Атлаин, а теперь Магистру выпала честь играть на первых ролях. В его полное подчинение Верховный Магистрат передал Третий экспедиционный корпус, это два миллиона солдат, десятки боевых кораблей. Уже всем в командовании корпусом ясно, что таких сил будет явно недостаточно для завоевания Элетаана, поскольку туземцы развиты технологически и чрезвычайно воинственны. Здесь непонятно как очутившиеся земляне, под поверхностью континента процветает еще одна цивилизация, ведущая войну на истребление против всех остальных. Будь у Аргоса дополнительные полномочия, он без колебаний отдал бы приказ выжечь материк главным калибром ''Бесконечности''. У Магистрата иной взгляд на ситуацию: земные анклавы необходимо победить при помощи обычных вооружений — арконцам нужна неразрушенная инфраструктура людей: заводы, дороги, электростанции. Куда легче приспособить все это под собственные нужды, нежели отстраивать колонию с нуля. На местное население у Магистрата также имеются планы — кто–то из людей станет членом арконского общества, кого–то пустят на переработку. Генный материал необходим для поддержания существования многих арконцев. Земляне единственный абсолютно идентичный вид, кем можно обновить свой генофонд. Люди Фрелиома, Эльена и Кмера, владеющие аномальными способностями скрещиваться с арконцами не могут. Главной проблемой остается крайняя непредсказуемость землян, в то время как в технологическом развитии они отстают на столетия, человеческая военная мысль достигла недостижимых высот. Арконцам пришлось учиться воевать у более отсталых сородичей с Ирди–Атлаин, поскольку сами дети умирающей планеты давно не занимались подобным. Для людей война издревле являлась неотъемлемой частью жизни. Кампания на Элетаане обещает стать самой сложной, армии землян в совокупной численности хоть уступают экспедиционному корпусу, они хорошо вооружены и обучены, с высоким боевым духом. В ходе боев с армиями Техаса и России арконцев поразило больше всего то, что на Кмере страх смерти у землянпочти отсутствует. Они готовы стоять до конца, идти ради победы на любые жертвы, с подобным явлением Аргос сталкивался среди фанатиков Живых Богов. Архонты Пантеона ради локального успеха в битве готовы гнать своих солдат на убой, однако здешние люди опасны тем, что помимо пренебрежения к смерти не забывают грамотно воевать, зачастую выигрывая битвы с раскладом не в свою пользу. Достойный противник, жалко, мирно договориться с сородичами с Ирди–Атлаин невозможно, мог бы в перспективе получиться взаимовыгодный союз. По сути, землянам и арконцам не из–за чего воевать. Места в Мирах хватит всем. Верховный Магистрат решил иначе — никаких переговоров с людьми быть не может, если те не согласны безоговорочно подчиниться новой власти. Нанесенный без предупреждения ядерный удар по первой экспедиции на Ирди–Атлаин наглядно показал безрассудность человечества и что с ними нельзя разговаривать на равных. Синеон в принципе поддерживал Магистрат, воспринимающий людей исключительно в качестве животных, годных разве что на переработку в биомассу. Да и менталитет слишком разный, у арконцев на первом месте стоит благо социума, одна личность ничто, у землян наоборот — процветает индивидуализм. Аргос до сих пор не понимал, как из такого бреда вроде прав личности, частной собственности, демократических свобод люди умудрились создать чуть ли не религию. Сама суть этих определений в принципе абсурдна. Лишнее подтверждение, что люди — лицемерные, двуличные создания, стоит только показать слабину и они без колебаний нанесут удар в спину. За последние шесть лет арконцы очень хорошо изучили землян, онм не виноваты в своем несовершенстве и глупости, заложено в генах. Предтечи вывели множество самых разных видов, земляне являются, судя по информации из библиотек древних на Эльене, очень близкими родственниками расы прародителей. Арконцы тоже состоят в родстве с создателями, еще более тесном, но по какой–то причине Предтечи возлагали надежды именно на землян. Аргос искренне не понимал этого.

Как люди Ирди–Атлаин могли бы стать наследниками величайшей цивилизации из когда–либо существовавших, если уже второй раз за всю известную историю устраивают апокалипсис? Хотя тут стоит поблагодарить, благодаря их опытам с межпространственными вратами арконцы открыли себе дорогу в иные миры. Грани между измерениями в кратчайшие сроки пали, в результате помимо Земли страдают сотни, может быть тысячи других планет. К счастью Аркон не входит в это число, портальные шторма пошли скорее во благо, чем во вред.

— Магистр, — отвлек Синеона диспетчер, сидящий за голографическим информационным пультом. — Командование наземной группировкой сообщает, что 229–я бригада** мобильной пехоты попала в плотное окружение под Хемпстедом. Без помощи извне им не вырваться.

— Вывести на главный экран карту местности. — Голографическое стекло мгновенно отобразило оперативную обстановку на западе от Хьюстона. Бригада слишком глубоко вклинилась во вражескую оборону, 229–я из–за недостаточно эффективной разведки попала в окружение в ходе внезапной контратаки землян. Что эти безумные русские, что американцы, они с одинаковым упорством не желают капитулировать. Прежде чем отдать приказ, Аргос тщательно старался все обдумать, ведь на нем лежит ответственность за успех кампании, которая рискует затянуться на несколько месяцев. Первоначальные оценки обороноспособности перенесенных анклавов оказались в корне неверными, на Кмере люди оказывают куда более ожесточенное сопротивление, чем на поглощаемой ксеноморфами Земле. Причем бок о бок с землянами сражаются и большое число представителей местных примитивных культур. Альфары и ящеры санхейли нашли общий язык с землянами, поэтому наряду с привычным оружием арконцам приходится иметь дело с аномальными воздействиями. Вдобавок есть сведения, что люди сумели адаптировать под собственные нужды технологии Предтеч, иначе не объяснить отдельные факты применения землянами энергетического оружия и нанороботов в организме каждого второго американского солдата. Человеческая технология недостаточно совершенна для создания чего–то подобного. — Передайте, помочь пока не можем. Пусть окапываются и удерживают позиции.

Начать вызволение из котла 229–й бригады означает отвлечь часть сил, задействованных в наступлении на Колумбус южнее, где с переменным успехом ведет бои знаменитая 82–я американская дивизия ВДВ. Ослабив там натиск, арконцы дадут противнику время на передышку и укрепление обороны, чего делать крайне нежелательно. Колумбус приоритетная цель, уже оттуда, рассудило командование Третьего экспедиционного корпуса, будет существенно легче развивать дальнейшее наступление на Сан–Антонио и столицу республики Остин.

Последние дни для Магистра выдались напряженными, пожалуй, последний раз подобное было на Таоносе. Мобильная пехота потеряла шестьдесят тысяч солдат при проведении масштабных зачисток подземных ульев — места обитания арахнид, разумной насекомоподобной расы или скорее группы рас. Отдельные виды жуков обладали аномальными способностями, но все до единого готовы были расстаться с жизнями во славу Живых Богов. Арконская армия получила громадный опыт войны с магами, чего нельзя сказать о технологическом противнике вроде землян. Любое созданное ими оружие является результатом наработанного веками, если не тысячелетиями опыта взаимного истребления, человеческие орудия убийства намного совершеннее. Синеон знает это лучше, чем кто либо. Вторжение на Землю обошлось арконцам дорого, особенно большими были потери среди атмосферной авиации и транспортных кораблей. Магистрат учел ошибки, но, как видно из боев на Кмере, отнюдь не все. Взять то же стандартное вооружение мобильной пехоты и войск орбитального десантирования — лазерные винтовки. Если в боях с магами лазерное оружие, несмотря на существенные недостатки, проявило себя отлично, с людьми такое не прошло. Они очень хорошо знакомы с оптическими квантовыми генераторами и знают, в отличие от магов, как защищаться. Проблему люди решили на удивление простыми способами — постановкой дымовых завес и нанесением отражающих покрытий на технику. Порой тяжелые лазпушки оказываются бесполезными против бронетехники с тонкой стальной броней, на которую экипаж додумался навесить зеркала.

Третий экспедиционный корпус также нес неприемлемо высокие потери в боевой наземной технике — в земных войсках слишком высокая насыщенность противотанковым вооружением. Динамическую защиту с приемлемыми защитными характеристиками арконские инженеры придумать не смогли, приходится довольствоваться той, что есть. Хуже всего дела обстоят с авиацией — самые высокие потери от действий ПВО землян, атмосферные дозвуковые штурмовики становятся легкими мишенями для зенитных комплексов, аэрокосмические истребители проявили себя чуть удачнее, однако и их угробили немало. Из двухсот единиц в строю осталось чуть больше сотни, здесь стоит поблагодарить противоракетную оборону. Боевой дух в войсках был бы существенно подорван, не будь восемьдесят пять процентов арконцев безвольными биороботами, чьими действия целиком и полностью руководят имплантированные в мозг каждого чипы. Свободомыслие — привилегия для достойных, остальное быдло должно безропотно следовать тому, что говорят просвещенный Магистрат. Земляне и альфары не исключение.

*Воинское звание в вооруженных силах Аркона, соответствующее маршалу.

**Организационная структура арконской армии абсолютно идентично структуре ВС США. Сказывается перенимание военного опыта землян

***

Я плохо запомнил то, что происходило после стычки в тесных кварталах Южнороссийска с пришельцами, кажется, упавшими прямиком в капсуле с орбиты. Пытаясь пробиться к позициями третьей роты, мое отделение напоролось на засаду. В ходе скоротечного боя половина гражданских и туземцев, что были с нами, так и остались лежать двухсотыми на той площади. Мне ''повезло'' полностью лишиться ноги. Сгусток плазмы превратил левую в кусок обугленного мяса, на правой ожоги третьей и четвертой степени. От невыносимой боли сознание через пару минут отключилось, память успела запечатлеть напоследок подбежавших ко мне сослуживцев. Очнулся я в полевом госпитале неподалеку от Южнороссийска, в палатке помимо меня находились три десятка человек, находившихся зачастую в еще более худшем состоянии. Боль была нестерпимой, я едва сдерживался, чтоб не закричать, к счастью кто–то из снующих медсестер вколол убойную дозу снотворного, после чего я быстро провалился в забытье…

Пробуждение, если можно так назвать, произошло в совершенно ином, нежели в расположении медсанбата месте. Я вдруг обнаружил себя стоящим посреди какого–то то ли кафе, то ли бара. У барной стойки и за столами, совершенно не обращая на меня внимания, сидели мужики, облаченные в военную форму самых разных эпох. Здесь банда древнеримских легионеров и греческих гоплитов пьют вино за одним столом, совсем рядом флиртуют с милой официанткой четверо молодых парней в мундирах Русской императорской армии. Чуть поодаль расположились трое самых настоящих самураев с саке, высокомерно посматривающих на окружающих своими косыми глазками. Хоть какое–то внимание на меня обратила группа американских и советских солдат времен Второй мировой у барной стойки.

— Ну, точно, сон, — пробубнил я. Все вроде бы и выглядит настоящим, но умом понимаю нереальность происходящего. Как я в один миг попасть на сходку реконструкторов? Да еще ноги целы, ничего не болит. Тем временем один из парней в форме РККА направился ко мне. Ему лет двадцать, не больше.

— Здорово Юра, — протянул руку боец.

— И тебе не хворать, — поздоровался в ответ. — Я, случайно не сплю?

— Разве похоже на сон?

— Да черт его знает. Я успел повидать такого, что вряд ли теперь чему–то удивлюсь, — я приспустил свои камуфляжные штаны и убедился в целости собственных ног. Это ж галлюцинация, вызванная воздействием снотворного, стесняться нечего. Как и ожидал, никаких следов ранения — конечности целы.

— Ты не спишь… — бросил солдатик.

— То есть, как не сплю? — начал доходить смысл его слов. — Я откинулся что ли? Быть не может, ранения же не смертельные.

— Я не говорил, что ты мертв.

— Тогда объясни суть происходящего, если можешь.

— Пока твое тело оправляется от ран, сознание решило выйти наружу и проветриться, — ощутив мой нарастающий испуг, боец поспешил успокоить. — Не парься, внучок, не ты первый, не ты последний. Здешняя ноосфера существенно отличается от земной, поэтому спонтанные выходы, как у вас модно говорить, в астрал случаются намного чаще.

— Тогда где я нахожусь? И почему ты меня внучком обозвал?

— Ну, даешь, прадеда родного не узнать! — шутливо возмутился собеседник. И вправду, на деда похож, у которого батя еще в сорок втором под Ленинградом погиб.

— Вот так встреча. Кстати, где мы находимся?

— Что–то вроде Вальхаллы. Одина и прочих скандинавских богов не наблюдается, однако бабы здесь что надо.

— Вальхалла? Рай для воинов? Перерожденные говорили, что никакого рая, впрочем, как и ада нет.

— Они правы, это никакой не рай, его в принципе не существует, это скорее некая симуляция в информационном поле, созданная человеческой мыслью. В данное место пускают только вояк вроде нас с тобой. Элитный клуб, так сказать.

— Я могу отсюда уйти?

— В любое время, никого насильно не держат. Души сюда приходят время от времени, чтобы не забывать земную жизнь, пообщаться, хоть как–то развеяться. К твоим услугам почти любые удовольствия и совершенно бесплатно.

— Почему я оказался тут, если не умер еще?

— В самом деле, не шляться же тебе по Дну.

— Дну? Какому еще Дну? — недоуменно я посмотрел на прадеда.

— Сейчас все узнаешь. Пошли за стол к ребятам, выпьем за встречу.

За барной стойкой вальяжно расположились трое советских солдат и двое янки.

— Эй, мужики, гляньте, кого к нам притащило. Правнук мой, живой кстати, — представил меня прадед своим приятелям. — Питер, налей ему чего–нибудь покрепче.

— Пусть сам себе нальет, — буркнул янки с крючковатым носом.

— Вот же ж империалист, проклятый, — подколол дед хмурого америкоса. — Буржуй недорезанный. Ладно, Юра, устраивайся, закажи себе что–нибудь покрепче.

— Заказать?

— Это очень просто, — красноармеец махнул рукой и на столе, как по волшебству, появилась рюмка с водкой. — Главное захоти и оно появится

После десяткой тщетной попытки наколдовать себе пива родственник почесал репу и вынес вердикт:

— Можешь не пытаться, не получится. У тебя силенок видать маловато, ты ж еще не жмурик. Впрочем… на мою, — протянул предок стопку со спиртным.

— Не водка, а одно название, — честно признался я после первого глотка.

— Лучше это, чем вообще ничего, — пожал плечами дед. — Она ж не настоящая, впрочем, как и все здесь.

— Не понимаю.

— Это место на самом деле местом в привычном понимании не является, скорее виртуальной симуляцией в информационном поле. Мы же, в той или иной мере умеем манипулировать Полем, вот например я вытянул твою блуждающую душонку с самого Дна.

— Да объясни, наконец, что это за Дно такое?

— Самый низший уровень ноосферы, основное местообитание духов, не ставших полноценными личностями. От умерших младенцев до всякого сброда, не сделавшего ничего полезного в жизни. Такому лунатику как ты там находиться крайне нежелательно, знаешь ли, встречи со всякими потусторонними гадами плохо влияют на душевное здоровье…

— Я в курсе, успел на привидений насмотреться. В нашей роте у нескольких человек на данной почве крыша поехала.

— Да, психов после Провала расплодилось выше крыши, что у вас, что у нас.

— У вас?

— Сюда просочилась не только привычная физическая материя, но и часть ноосферы. Поверь, было мало приятного, когда нас самым жестким образом выдернуло из привычной среды обитания и переместило в новую. Часть земной ноосферы слилась с элетаанской, за что пришлось расплачиваться живым. Почему, по–твоему, у многих туземцев при появлении землянина вдруг сносило башню, они старались убить вас? На них Душа Мира и ныне покойный Наместник так действовали. Мы для них зараза, раковая опухоль, которую нужно выжечь каленым железом.

— Я знаю, Сирена рассказывала.

— Ты конечно, внучок, даешь, взял себе в жены инопланетянку…

— А что тут такого? Зато мозги не пилит.

— Будущего у вас нет, — тяжело вздохнул предок. — Она еще лет пятьдесят проживет и все, а ты еще в перспективе пережить ее сможешь. Да и там существование не заканчивается, в отличие от них…

— От них? Кого ''их''?

— Не строй дурака, сам прекрасно знаешь. Слиться с Духом Мира, сгореть в Бездне либо скитаться по миру в качестве обезумевшего призрака — вот, что их ждет. Это вряд ли можно изменить.

— Почему все так устроено? Мы бессмертны, а они нет.

— Наш вид развивался на протяжении многих миллионов лет естественным путем, природа сделала нас по–своему совершенными. Ни сколько физические тела, сколько души. В этом христианская религия не ошиблась, нас, наши сущности полностью уничтожить нельзя. Природа хорошо постаралась.

— Разве нас не серые человечки?

— Они лишь внесли последний штришок, ускорив эволюцию и слегка разбавив наши гены своими. Предтечи проявляли к нашей планете недюжинный интерес, земными формами они заселили тысячи миров. Человеческое ДНК как основа использовалось для создания сотен различных видов, включая альвов и элетанских людей. Каждый из гуманоидов, населяющих Элетаан, является потомком тех клонов, что вывели Предтечи. А синтезированная в пробирке жизнь, в сущности… жалкая пародия на настоящую. Вот и делай выводы. Денсорин возомнили себя богами, чем и поплатились, вселенная рано или поздно жестоко наказывает тех, кто нарушает ее неписанные законы.

— Значит, Бог существует?

— Бог понятие относительное, с одной точки зрения он есть, с другой его нет.

— Не понимаю.

— Вселенная, частью которой мы являемся — разумный живой организм и у нее есть определенные виды на нас. Неспроста же появилась разумная жизнь. У всего есть определенное предназначение…

— Дед, ты меня запутал.

— Ты задаешь вопросы, я отвечаю.

— Оставим лучше метафизику в стороне и вернемся к более насущным вопросам…

Мы очень долго болтали за жизнь, делились своими впечатлениями, разными историями. Мертвые хоть знают многое, они отнюдь не всеведущи. Прадед рассказал кучу о своем военном прошлом, как погиб в декабре 1942 года под Ленинградом. Его взвод буквально смешал с землей артиллерийский налет, потом он долго, несколько десятилетий обитал на Дне, низшем уровне информационном ноосферы, где пребывает основная часть душ. Предок неохотно выдавал сведения касаемо устройства невидимой для большинства людей части мира.

— Что будет с нами дальше? — долго же не решался задать данный вопрос.

— Все от вас зависит.

— Раз мертвые столько знают, могли бы помочь нам как–нибудь.

— Ага, — возразил красноармеец. — Некоторые умники из наших помогали уже, ничего хорошего из этого не выходило. Вон, к примеру, Христос однажды получил откровение свыше, а власть имущие извратили все до невозможности. Или катавасия с Иллюминатами, которые, получив когда–то на рубеже тысячелетий знания от нас, должны были направить развитие человечества в правильное русло, однако алчность и жажда власти в какой–то момент взяла верх. Из ордена просвещенных мудрецов они деградировали в мерзкую секту. С тех пор вмешательство в дела земные сведено до минимума, люди должны дойти до всего сами без помощи свыше.

— Но сейчас ситуация совершенно другая!

— И как ты это представляешь? Небо разверзнется и на врага обрушатся казни египетские?

— Примерно так.

— С такими вещами обращайся к Живым Богам, они любят портить смертным жизнь. Наши возможности куда скромнее.

— И, тем не менее, вы сидите и ничего не делаете.

— Эх, Юра, ты ничего не знаешь. У нас тоже есть начальство, без его приказа мы ничего делать не станем.

— Разве у вас не анархия?

— На Дне да, но не здесь. Умудренные жизненным опытом души могут находиться на более высоких информационных уровнях. Тут ты не встретишь отморозков, убивавших при жизни детей, религиозных фанатиков и прочий сброд, не готовый к переходу на следующую ступень существования. Мы с бардаком у себя на Дне справиться не можем, а вы хотите нашего вмешательства в дела земные. Легко, думаешь, вычислить очередного отморозка или психа? Нужно их еще поймать, суметь отправить на покой

— То есть уничтожить окончательно?

— Не совсем, при уничтожении полевой структуры душа как–бы на время выпадает из реальности, говоря проще, отправляется на перезагрузку, занимающую от пары месяцев до нескольких десятилетий. Помогает на время избавиться от отбросов, к тому же они сами друг друга неплохо убивают и после смерти. Мы стали делать так лишь в последние пять лет, не давая всяким уродам перерождаться заново, но к несчастью за всеми не уследить. Помимо них есть куча других душ, которым требуется посмертная реабилитация: те, кто не может принять факт смерти, умалишенные, дети, религиозные фанатики. Миллиарды их… так, — вдруг прадед посмотрел на часы, замершие на отметке двенадцати часов. — Тебе вот–вот надо будет возвращаться домой.

— Еще увидимся?

— Конечно и, надеюсь, очень нескоро.

— Да кому я там нужен буду безногий? — нанороботы могут лечить то далеко не всех, определенной группе людей они категорически противопоказаны. Причина не ясна, но у подверженных риску начинает разрушаться кровеносная система. Эритроциты не выдерживают соседства с нанитами.

— Отрастут ноги, не переживай. Подхваченная зараза в твоей ситуации немногим хуже нанитов.

— Что ж за вирус то такой, раз заставляет потерянные конечности отрастать?

— Для него никакого труда генетический код перестроить не составляет, а усилить регенерацию тканей вообще раз плюнуть.

— Откуда оно взялось вообще? Очередной подарок Предтеч?

— В правильном направлении мыслишь, но нет. Эту заразу десять тысяч лет вывели искусственно предки арконцев, используя технологии Предтеч. Арконцы, называемые на Земле гиперборейцами, искренне хотели овладеть нашим миром, поскольку их планета для жизни плохо подходила. После падения Предтеч следить за человечеством стало некому, случилась война. Атланты нанесли упреждающий удар по Аркону, Захэ и небольшой колонии гиперборейцев на территории Арктиды. В результате гиперборейская цивилизация практически стерта в пыль, но и атлантам досталось, северяне успели нанести ответный удар. Если арконская цивилизация частично уцелела, от культуры атлантов остались одни воспоминания в виде искаженных легенд. Не нанеси наши предки удар первыми, гиперборейцы непременно пустили б в ход свое биологическое оружие, которое поражает исключительно атлантов и их потомков. А ''Пожиратель'' до настоящего оставался запертым на Захэ… Ничего, люди такие создания — привыкают ко всему со временем…

Картинка перед глазами поплыла, затем чувства резко обострились и я обнаружил себя вновь лежащим в палатке полевого госпиталя. Слышны стоны раненных, крики медсестер и врачей. Мои ноги кто–то успел аккуратно перебинтовать. Я попробовал ими пошевелить, правая с горем пополам слушалась, а вот на месте левой осталась культя.

— Сука!

Злоба переполнила меня. Отныне на неопределенный срок я останусь безногим инвалидом, остается лелеять надежду на то, что видение не было последствием анестезии.

***

21 мая 2023 года.

Отдых длился довольно долго, через девять дней 138–й батальон снова бросили в бой. После короткого затишья бои возобновились вновь, совместно с десантниками 36–я пехотная предприняла попытку отбить городок Колумбус, где закрепились железяки. Война начинала затягиваться, чего допускать ни в коем случае нельзя — у анклавов слишком ограниченные людские и материальные ресурсы. А киборги тем временем продолжают продвигаться вглубь континента: почти захватили полуостров Южный, высадились в Новом Орлеане. Русские и китайские части едва сдерживают вражеский натиск на севере, враг превосходит людей числом, плюс на орбите болтаются десятки боевых космических кораблей. Дела с каждым днем все хуже и хуже…

К взводу штаб–сержанта Шелла приписали новых бойцов, хвала богам, не салаг, только что прошедших учебку. Новички обладают ничуть не меньшим опытом, чем солдаты 138–го. Оскар мало знал солдат из своего взвода, из ветеранов остались только рядовой Джонсон, капрал Уайт и сам штаб–сержант, остальные во взводе не больше года. Из–за постоянных войн текучка кадров в армии весьма ощутимая. Утешает факт, что Шелл возможно увидит старых друзей и сослуживцев когда–нибудь. К тому же появись эти медицинские нанороботы, которыми с недавних пор начали пичкать солдат, раньше, то потери в армии заметно снизились бы… БМП вдруг сильно тряхнуло, видать чем–то сильным засадили совсем рядом, раз даже в десантном отсеке почувствовалось

— Пехота, выгружаемся! Пошли! Пошли! — солдаты быстро посыпали из ''Брэдли'', занимая позиции за земляной насыпью. Грохот стоит адский. Впереди по укреплениям киборгов работает артиллерия, а вместе с ней через густую дымовую завесу бьют танки и БМП. Сержант на короткое время оглох, когда ближняя БМП начала поливать обедненным ураном вражеские укрепления. А линия арконской обороны внушает уважение, за несколько дней отгрохали такие укрепления… самая настоящая линия Маннергейма. Остается только завидовать скорости строительства. Низкие, похожие на бункеры сооружения, стоящие примерно каждые сто пятьдесят–двести метров огрызаются красными вспышками лазеров и залпами плазмы, еще один плюс арконского оружия — оно в большинстве своем совершенно бесшумное, засечь откуда стреляют, бывает очень трудно. Некоторые даже не успевают понять, что убиты, будучи поражены лазерным импульсом или плазмоидом. На лобовой броне ''Абрамсов'', подавляющих огневые точки, видны оплавленные следы, мощности тяжелых лазганов не хватает прожечь защиту танка. Помимо ДОТов, арконцы буквально обожают использовать автоматические орудия и дронов самых разных видов, не брезгуют рыть траншеи и подземные ходы. Вероятно, под полями Техаса уже образовались целые катакомбы.

— Не высовываться, мать твою! Жить надоело! — крикнул Шелл салаге из первого отделения. Постепенно интенсивность артиллерийского огня стала слабеть, впрочем, как и вражеское сопротивление. Мелькают только одиночные вспышки.

— В атаку! Укрывайтесь за танками!

Перепахивая чернозем гусеницами, бронетехника медленно поползла вверх по холму, за ней под прикрытием последовала пехота. Много догорающего металлолома осталось гореть на поле боя, в основном американская техника. Взламывать линии обороны киборгов достаточно просто — для этого нужна артиллерия в большом количестве, иначе атака без поддержки рискует полностью провалиться и не принесет ничего кроме новых жертв. Такое масштабное наступление Оскар видел впервые, не меньше сотни бронемашин привлечено для атаки на этом направлении. Бронированная армада призвана раскатать в тонкий блин захватчиков–иномирян. Тот самый салага, Кевин, кажется, зовут, и стал очередной жертвой. Тело тряпичной куклой осело на землю. На месте глаза зияет слегка дымящаяся круглая дырка, однозначно не жилец, лазерный импульс мгновенно поджарил мозг. Ни как, снайпер работает. БМП, за которой идут солдаты, снова начала обстреливать из пулемета бункер. Не до конца, видать подавили засевших внутри железяк.

— Рассредоточиться. Зачищаем позиции, пленных не брать! Будьте предельно осторожны. Первый отделение, за мной, капрал Уайт возглавит второе.

Траншеи у киборгов не в пример аккуратнее, чем у людей, копали явно не лопатами. Глубиной окопы около двух метров и шириной в полтора, кое–где валятся разорванные на части, присыпанные землей трупы инопланетян, их снаряжение. По малому количеству мертвых тел можно сказать, что держаться до последнего они не собирались, даже мертвых своих не забрали. Скорее всего, основная часть ушла по подземным туннелям. В окопах не обнаружили ничего интересного, выведенные из строя автотурели, боеприпасы, ящики с оружием. Раненных пришельцев без всякого сожаления добивали, пленные ни к чему, их и так достаточно захватили в первые дни наступления. Исключением может быть вражеский командир, но попробуй понять кто из этих уродов, закованных в броню является офицеров, инопланетных знаков различия Шелл не знал. Где–то совсем близко раздались автоматные очереди. В соседней траншее на земле валяются двое пехотинцев.

— Что стряслось?

— Сэр, тут автотурель двоих наших ранила. Кристенсена в бок и меня в живот… бля, как же болит! — скривился от боли рядовой. Лазер прожег бронежилет, но внутренности, судя по всему, не пострадали. Воздух наполнил аромат паленного мяса и кевлара.

— Санитар, обработай раны, — эвакуировать в тыл раненных совсем необязательно, через шесть–семь часов солдаты со слабыми ранениями снова будут готовы к бою. Хоть какое–то облегчение, больше не надо тратиться на ставшие в последние годы дефицитные лекарства, нанороботы успешно выполняют роль полевого госпиталя. Попавшую в кровь инфекцию сразу уничтожат, залечат любую рану в предельно короткие сроки, даже восстановят утраченные конечности.

— Циклоп, докладывает Изгой–Один–Четыре, заняли вражеские позиции, сопротивление подавлено. Противник понес минимальные потери и отступил по поземным туннелям, оставили много снаряжения и даже раненных. Жду указаний.

— Принято, Изгой. Обследуйте норы, в случае обнаружения противника взорвите ходы. Конец связи.

— Будьте начеку, следите по сторонам. — Первое отделение неспешно продвигалось по подземному ходу. Пришельцы успели каким–то образом выкопать целый лабиринт из тесных туннелей.

— Прям, как в гребаном Вьетнаме. У меня дед также лазил под землей и выкуривал желтомордых…

— Отставить лишние разговоры!

— Впереди дверь, — коротко бросил капрал Уайт. — А еще тут голографическая панель

— Так попробуй открыть.

Капрал что–то долго щелкал, пока створки впереди не отворились с тихим шипением. Видимо давление разное. В глаза ударил яркий белый свет. Судя по всему, это казармы пришельцев, они умудрились закопать под землю целый жилой модуль. На стенах закреплены койки, стоит пара то ли тумбочек, то ли еще чего–то. Внутри довольно тесно, два человека могут с трудом разойтись и воздух странный, прохладный и разряженный, будто в горах. Внимание сержанта привлек экран, встроенный в стену, отделанную белым пластиком. На видео то и дело появляются изображения лиц арконцев, так похожих на людей. Под портретом всплывают надписи на инопланетном языке. Уайт пока щелкал голографический интерфейс, пытаясь открыть вход на противоположной стороне. Двери открылись, и через секунду в грудь капралу врезался голубой сгусток. Плазменное оружие у киборгов встречается редко, в этот раз не повезло. Роб беззвучно повалился на землю тряпичной куклой. Люди, наплевав на закрытое помещение, начали стрелять в темноту. В голове Шелла кроме слепой ярости ничего не осталось, сержант потерял последнего друга, с которым они прошли войны последних лет. А спрятаться в тесной комнатке негде. Бой быстро закончился, и не в пользу американских пехотинцев. Шестерых солдат быстро сразили залпы плазменного оружия. Оглохший от пальбы в закрытом помещении сержант успел заметить, как его сослуживцы один за другим падают замертво на землю, затем Оскар ощутил сильную боль в ноге — шаровая молния прошла совсем близко, сильно повредив конечность. Из–за ранения убежать уже не получится. Шелл хотел перезарядить М4 и продолжить бой, но не успел, в казарму вломились инопланетные пехотинцы, фигуры в сегментированной броне. Ударом ноги киборг выбил оружие из рук, теперь судьба сержанта решена…

Что лучше — смерть или плен? В дороге Оскар постоянно спрашивал себя об этом. Так глупо попасться в руки врага… Большая часть отделения погибла там под землей, а Шеллу не повезло уцелеть. Впереди сержанта ждет, скорее всего, фильтрационный лагерь, которых в Хьюстоне и его пригородах изрядное количество.

После длинной прогулки по подземельям в сопровождении арконской пехоты, Шелл оказался на захваченной территории, там его погрузили в непривычную на вид машину. Надо признать, подвеска у авто хорошая, почти не трясет, и это на разбомбленных дорогах. В десантном отсеке помимо военнопленного сидят двое вооруженных охранников. Две пары круглых окуляров без перерыва глазеют на человека, лишь иногда пришельцы бросают друг другу короткие фразы. Нога за пару часов почти перестала болеть, скоро полностью заживет. Пробовать сбежать не имеет смысла, без оружия справиться врукопашную с инопланетянином сможет разве что качок, бионические усилители делают арконцев физически гораздо сильнее и выносливее людей.

Наконец, машина остановилась, и солдаты повели Шелла на выход. Приехали прямиком в Хьюстон, в округе полная разруха, город не узнать — некоторые здания в руинах, на улицах мусор, множественные следы пожаров. Везде вооруженные патрули пришельцев.

— Граждане, нарушающие общественный порядок будут немедленно задержаны и отправлены в лагерь ассимиляции… — раздавался неживой голос из уличных громкоговорителей. Про лагеря ассимиляции Оскар знал то, что на Земле в подобных местах людей превращали в натуральных зомби, пичкая психотропными препаратами, круглосуточной пропагандой. Некоторым особо буйным проводят лоботомию и вживление в мозг нейрочипа, после которой вернуть человека обратно не представляется возможным. Надо было пусть себе пулю в голову сразу, пока была возможность.

— Жители районов 4–А, 4–В, 4–G останутся без водоснабжения и продовольствия до тех пор, пока члены террористических групп не будут выданы законным властям…

От машины сержанта киборги повели в десятиэтажное здание, тут раньше можно было за небольшую плату снять дешевую квартиру, теперь арконцы превратили общежитие не понять во что. Миновав охрану на входе, конвоиры вместе с пленником вошли внутрь, Шелла по пути провели через некое подобие металлодетектора. Отдельную комнату Оскару не предоставили, напротив, посадили в подвал, где, как, оказалось, находится несколько десятков военнослужащих ВС Техаса. Абсолютно все вещи, кроме одежды, забрали. Вид у людей не очень — изможденный, замученный, наверняка пришлось пройти через многое.

— О, новенький, — мрачно подметил кто–то.

— Что тут происходит? — сержант подошел к мужчине в потрепанном камуфляже, который сидел на матрасе возле стены.

— Присаживайся мужик… и как ты с такой ногой только ходишь.

— Ничего, заживет, — Оскар неторопливо уселся рядом с Филипсом, так гласила нашивка на форме. — Можешь сказать, зачем они тут нас держат и что потом делают?

— Пока вроде ничего не делают, мы тут долго не сидим. Двое–трое суток максимум, потом увозят куда–то.

— Сколько ты тут сидишь?

— Где–то третьи сутки. Сбежать не получится, пришельцами кишит вся округа. Если поймают, дадут по башке прикладом и снова сюда кинут.

— Как здесь оказался?

— Под Эль–Кампо окружили нашу роту. Обложили со всех сторон и пошло веселье. Я хотел было в смертника сыграть, прихватить с собой напоследок пару этих гадов, но не успел.

Через совсем короткий промежуток времени Шелла вместе с другими бывшими военными погрузили в шестиколесный колесный транспортник и повезли в неизвестном направлении. Помимо Оскара в отсеке находятся еще пять людей, четверо солдат и одна женщина — бывший пилот, её ''Кобру'' подбили совсем недавно. Заключенным с момента пленения ни разу не давали ни воды, ни еды, чтобы не помереть от жажды пришлось пить ту затхлую дрянь из подвальных труб. Бывшие военные почти не переговаривались между собой, каждый был погружен в свои мысли и боялся неизвестности. Что пришельцы с ними сделают? Зачем возить пленных туда–сюда, если можно прикончить на месте? Снова остановка, охранники в бронекостюмах вяло подгоняют землян вперед. В этом районе Хьюстона разрушений гораздо меньше — кто–то постарался расчистить завалы, насколько Шелл знает, здесь кипели ожесточенные бои. Отряды самообороны и полиция не могли долго обороняться, у них совсем не было тяжелого вооружения, а войска подошли слишком поздно. Арконцы высадили десант и провели ряд молниеносных наступательных операций, тем самым переломив ситуацию в свою пользу. Долбить ядерным оружием по своей территории, где по–прежнему остаются люди, командование пока не решилось.

Конвоиры повели пленных вдоль широкой улицы, приспособленной под стоянку для инопланетной техники, назначение некоторых из машин сержант затрудняется определить. Сами пришельцы беззаботно прогуливаются вдоль дороги, некоторые из киборгов даже без шлемов, но у каждого нижнюю часть лица закрывает некое подобие респиратора. Лица у них слишком бледные, но черты вполне человеческие. На военнопленных чужаки не особо обращали внимания.

Впереди после парковки показалась высокая стена из бетона, вблизи дежурили трое охранников, стерегут вход на КПП, расположенный прямо в стене. Снова провели через металлодетектор. Внутри обстановка больше похожа на раннее виденные казармы: по краям скамьи, ослепительно беля пластиковая отделка, на стенах не работающие экраны.

Военнопленных уже ожидал один из пришельцев, примерно одного с Шеллом роста, облачен в коричневый бронекостюм, но без шлема. На лице маска–респиратор, голова абсолютно лысая, покрыта крупными шрамами, будто после хирургических операций. Киборг осматривал бывших военных с ног до головы, словно ожидал подвоха

— Идите за мной, и не пытайтесь предпринимать агрессивных действий, — проговорил пришелец без лишних эмоций.

— Вы нас понимаете, — удивленно спросила пилот и плененной шестерки.

— Нет. Это делает автопереводчик.

— Что вы с нами хотите сделать?

— Будет проведена медицинская проверка, затем регистрация и распределение в лагере для беженцев.

— Теперь так это называется? Загоняете нас на скотобойню, — начал вскипать Шелл. — Какого черта вы полезли сюда?!

— Прошу пройдите в соседний отсек, иначе придется прибегнуть к силовым методам воздействия.

Противиться Шелл не стал, пока это не имеет смысла, со временем сержант найдет способ сбежать и вернуться в ряды армии. А пока остается сидеть тихо, не высовываться, оценивать обстановку…

***

Нынешняя война — последняя война в истории мира. В этом Дрисс, простой солдат армии некогда великой империи Даларат, был полностью уверен. Впрочем, такого же мнения придерживались тысячи других разумных: санхейли, альвов, двергов, ун–варров. Как оказалось, удар Звездным Огнем, пожравшим больше десятка городов в считанные мгновения, был далеко не концом, а лишь началом конца. После поражения Объединенной армии элетаанцы лишились лучших воинов и магов, затем начался Мор… С того дня прошло два с половиной цикла, срок не такой большой, но Дриссу он казался целой эпохой. Война целиком впиталась в души уцелевших, просто ничего другого не остается. Каждый месяц войско отступает дальше на север, гибнет бесчисленное множество разумных существ. Всем стало давно плевать на то, кто ты: высокомерный альв–аристократ или дикарь ун–варр, единственное, что важно — уметь сражаться или создать хотя б простое заклятье. Пагуба пощады не дает, кому–то везет доблестно умереть в битве, а кого–то ждет участь обращения в ашукра или живого мертвеца. Еще недавние боевые братья могут на следующий день уже биться на стороне врага, это сказывается не лучшим образом на боевом духе. Если санхейли не теряют самообладания, поскольку прирожденные воины, людям приходится труднее. Порой Проклятым едва стоит появиться в поле зрения, как человеческие и альвийские солдаты готовы бросить оружие и убежать в страхе.

Дрисс был ветераном, он сражался еще в самые первые дни, когда Наместник организовал великий очистительный поход против шилао, окончившийся бесславным поражением. Солдат выживал там, где сотни других людей расстались с жизнью. Дрисс уцелел после налетов ревущих птиц шилао, всего единожды ранен осколком, застрявшим в бедре. Странный металлический шарик старый солдат сохранил до настоящего момента и не сомневался, что именно эта вещица без капли Силы внутри являлась самым лучшим оберегом. Битвы с Пагубой были чуть менее жаркими, но унесли куда больше жизней. Дрисс благодаря удаче не погиб, не заразился Чумой, сумел воспитать не один десяток новичков, передать безусым юнцам крупицу своего бесценного опыта. Привычные способы войны здесь не помогут. В то время как боевая магия доступна только каждому шестому, грохочущими железками Проклятых может пользоваться любой невежа. После того как Дрисс понял, в чем заключается секрет оружия шилао и Пагубы, он воспылал ненавистью по отношению к проповедникам и магам, рассказывавшим сказки о происках Хаоса. Никакой порчи там, естественно, не было, оружие врага работает безо всякой магии. Один ныне покойный алхимик из отряда Дрисса даже почти раскрыл состав дымного порошка, что находится внутри металлического цилиндра с наконечником. Умник Теломен, пусть Боги сохранят его душу, описал орудия Пагубы как сложнейшее сочетание механики и алхимии, причем без толики магии. Элетаанцы давно научились пользоваться стреляющими палками Проклятых, правда оружия на не хватает — свое делать не получается, вот и приходится довольствоваться трофеями. Громобойные жезлы необычайно мощны. Дрисс имел большой опыт использования различных самострелов, их больше десятка видов. Есть самострелы, которые можно утащить минимум вдвоем, зато невообразимая скорость стрельбы сочетается с большой убийственной мощью. Тяжелые метатели удобно использовать в обороне. Для ведения подвижного боя существуют метатели с большой пробивной способностью, хорошей точностью, но запас снарядов мал. Именно подобный громобой Дрисс и использовал, предпочитая один точный выстрел десятку попаданий мимо. Не нравились старому вояке скорострельные железяки: в ближнем бою они, конечно, способны выкосить десятки врагов, но на дальних дистанциях убить очередное отродье трудно, да и заклинивают скорострелы часто.

Стреляющий одиночными громобой куда легче в обращении. Его устройство ненамного сложнее, чем у арбалета, во всяком случае, тут разберется любой деревенский дурачок. Металлическая труба, помещенная в деревянный корпус, некоторое количество железных деталей: пружины, пластины, какие–то бруски. Цилиндры с наконечниками помещались в специальный прикрепляемый внизу короб. С таким метателем даже простой человек имеет шанс справиться с магом, вот только окромя некромантов Пагуба иных одаренных не имеет… В небе над Крестовым перевалом возникла очередная стрекочущая пакость с вращающимися крыльями. Дрисс видел таких же летунов у шилао, вскоре они появились и у Проклятых. Винтокрылы поистине гадкая вещь после роя трупных слепней — погонщики почти безнаказанно обстреливают элетаанцев с воздуха. В лучшем случае дело обходится простыми громобоями, но иногда ашукры выпускают взрывающиеся трубы.

— Никому не высовываться, это разведчик! — приказал Дрисс своему отряду, состоящему из четырех людей и пяти альвов. Лишь у троих, включая командира, имеются громобои вместе с кое–каким запасом цилиндров к ним. Остальные бойцы вооружены мечами и арбалетами. Единственного мага альва больше чем на восемь–девять огненных шаров в день не хватает, одаренные говорят, будто магия на Элетаане ослабла до невозможности.

Солдаты, затаившиеся среди скал, не спешили стрелять по винтокрылу. Убедились на собственном опыте — достаточно выдать свое место и через несколько минут с неба прилетает завывающая смерть.

Элетаанцы обороняли Крестовый перевал больше двух месяцев, воеводы бросили сюда лучшие силы из имеющихся, поскольку дальше отступать некуда. Севернее лежит Малазанская пустошь, не самое приятное место для жизни, с другой стороны горное плато не дает Пагубе атаковать из под земли, как это случалось прежде. Остается только ждать и надеяться на помощь небесных Легионов.

— Приготовьтесь, они вот–вот атакуют… — окрикнул Дрисс свой отряд.

Обычно после пролета разведчиков на винтокрылах или живых тварях следует мощная лобовая атака Проклятых. Каждый раз защитникам едва удавалось сдерживать чудовищ, благодарить стоит недавних врагов трау. В конце концов, беда общая. Магия темных альвов надежно помогает истреблять отродий, но, все–таки, Дрисс больше надеялся на трофейные самострелы, надежность которых куда выше, чем у боевых чар. Грохочущее оружие не черпает силу от магических ветров.

Командир отряда, находясь в тревожном ожидании, поглядывал на скалы внизу. Оттуда постоянно появляются новые враги и каждый раз нечисть вынуждена отходить из–за больших потерь в своих рядах. Дрисс медленно потянул на себя железный рычаг, располагающийся сбоку на самостреле, затем чуть–чуть вниз, раздался короткий щелчок. Оружие к стрельбе готово.

— Дрисс, что–то не так! — шепнул альв Инарил.

— Что именно?

— Некромантию чую, необычайно сильную. Даже я улавливаю ее.

— Боги, где же вы? — пробубнил Дрисс

— Если кого–то из нас убьют…

— Я знаю, что надо делать, Инарил.

Некромантия стала бичом для выживших, любой альв, человек, дверг после смерти может обратиться в неупокоенного. Единственный способ предотвратить это — раскрошить мертвяку череп на мелкие кусочки, для чего организованы специальные отряды по истреблению подобного рода нечисти.

— Идут! Они идут!

Альв из числа дозорных, явившийся с юга, едва успел миновать кучи из мертвых отродий, которые начинали вставать под воздействием нечистой магии. Затаившиеся в скалах стрелки немедленно открыли пальбу по Проклятым, вернувшимся из небытия. У этих чудовищ нет души. Вслед за свинцовыми наконечниками полетели разноцветные магические сгустки, трау не скупились использовать мощную магию. Очень глупо тратить столько сил на еле передвигающиеся трупы, темные альвы по натуре своей трусливые и подлые создания. Как вырезать мирные селения на поверхности, они герои, схватки с серьезным противником боятся, но, союзников в эти страшные времена выбирать не приходится. Нежить защитники перевала истребили за несколько минут — кого из неупокоенных не сразили залпы метателей, сожгли огненные шары и молнии.

Очень хотелось, чтоб на этом бой закончился, однако у судьбы иное мнение на происходящее. Через несколько минут из–за скал появилась толпа Проклятых, хотя называть их толпой было бы, мягко говоря, неуместно. Подземные твари действуют на удивление слажено, в их армии имеется четкая организация, прямо как у войск цивилизованных народов. Их способы ведения войны жестокие, тем не менее, очень эффективные, Пагуба ради достижения победы идет на любые подлости. Порой вместо штурма какого–нибудь хорошо укрепленного города Проклятые просто обрушают землю под ним, так не пало много крепостей. Каменные черви одни из самых громадных существ на службе у архидемона после морских кракенов.

Идущие в атаку отродья быстро рассредоточились на группы по три–пять ашукров, им в отличие от нежити хватает ума прятаться за камнями. Раньше Дрисс не любил горы, война заставила солдата изменить свое мнение. Горы — отличное место для долговременной обороны, Пагубе приходится хорошо постараться, чтоб победить элетаанцев.

Дрисс нажал на рычажок, отдача самострела больно ударила в плечо. Для человека оружие явно не рассчитано, его делали ашукры для себе подобных. А они куда крупнее людей — сплошные мускулы.

Выпущенный Дриссом наконечник попал в уродливую голову ашукра, высунувшегося из–за валуна. В разные стороны разлетелись кровавые брызги. Стрелок зло усмехнулся: с пятидесяти шагов упокоить одним выстрелом нечисть вроде ашукра могут немногие, всё благодаря отличному зрению. Во время службы в имперской армии Дрисс был едва ли не лучшим лучником в полку.

— Демоны, только не огр! — прошипел Инарил, на его руках заиграли синие языки пламени. Альв готовился прикончить очередного монстра, хотя вряд ли молодой маг сумеет причинить вред грузно вышагивающему огру — у твари слишком толстая шкура. Чудовище вдруг издало протяжной вой, поддержанный его меньшими собратьями. Огр поднял правую лапу с закрепленным там бревном и направил в сторону защитников. Мгновение спустя фигура великана исчезла в клубах белого дыма, а бревно с горящим хвостом устремилось к позициям элетаанцев. Следом раздался взрыв, оглушенные Дрисс и остальные члены отряда вжались в землю. Во все стороны полетели сотни больших и маленьких булыжников, даже случился небольшой камнепад. В этот же момент ашукры и щелкуны бросились в атаку, ущелье наполнилось звуками оружейной канонады. Элетаанцы из всех стволов палили по наседающему противнику, шедшему вперед не взирая на потери. В отличие от защитников перевала Проклятые не испытывали недостатка в огнестрельном оружии, боеприпасах живой силе. Несмотря на неоспоримое преимущество, Пагуба за прошедшие месяцы не смогла преодолеть оборону Крестового перевала. Собранное с миру по нитке ополчение из различных рас Асшана сражалось более умело по сравнению с армиями ныне несуществующих государств континента. Потому что каждый элетаанец впервые за последние тысячелетия смог трезво воспринимать реальность: исчезла одурманивающая рассудок магия Пантеона, существенно ослабла Душа Мира. Вместе с ними ушли в прошлое заботящиеся о собственной выгоде монархи, аристократы, жрецы, их место заняли военные предводители из числа санхейли. Только благодаря ящерам истребляемые Пагубой люди и альвы сумели мало–мальски организоваться… Дрисс выпустил десятки кусков металла во врагов, действовал лишь на инстинктах. Руки все делали сами: выстрел, оттягивание бокового рычага, снова выстрел. Когда заряды заканчиваются, пальцы тянутся в карман на поясе за новым коробом с зарядами. Дрисс всегда набивал их цилиндрами заранее, чтоб не мучиться потом. Выпускаемые ашукрами наконечники свистели в воздухе, щелкали о камни зачастую совсем рядом, старый солдат не забывал раз сто вздохов менять укрытие, подгонял и мясо из своего отряда. Нельзя давать подземной мрази как следует прицелиться. Дрисс не сразу заметил гибели единственного в отряде мага, Инарил видимо хотел создать заклятье, но случайный комок свинца оборвал жизнь альва. На лбу мага образовалась аккуратная круглая дырка, откуда вытекала тоненькая струйка крови.

Вскоре положение защитников стало совсем безнадежным: Пагуба серьезно теснила элетаанцев, ополчение понесло большие потери в солдатах.

— Тоблакай, передай остальным: мы отходим! — Дрисс пытался докричаться до второго после него человека в отряде. Пришлось повторить несколько раз, прежде чем занятый пальбой из громобоя солдат услышал приказ и позвал остальных солдат.

Ополченцы, спасаясь от ураганного огня, спешили добраться до горных троп, по которым можно добраться до хорошо укрепленных форпостов трау. Для темных альвов остальные народы являются низшими, в мирное время от этих мясников старались держаться подальше, с началом войны все выжившие стремятся попасть в подземные города. Даже если беженцы обречены стать рабами правящих Домов Аргании.

— Нам не вырваться, — ополченцы, кроме Дрисса, начали паниковать, понимая в какой безвыходной ситуации оказались. Сорок солдат, три потрепанных отряда ополченцев, фактически оказались окружены, Проклятые успели занять тропы, а прорыв равносилен самоубийству. Местность здесь труднопроходимая, на сотни лиг с запада на восток тянется Мрачная гряда — место полное опасностей, без опытного проводника попасть в Малазан сторонними путями нереально. Единственную известную дорогу помимо тракта, проходящего через Крестовый перевал, захватили Проклятые.

— Ты солдат или девка, Тоблакай? — упрекнул Дрисс парня со скорострельным громобем. — Ноешь как изнеженная аристократка.

— Посмотри на это, — указал Тоблакай на суетящихся в ущелье снизу порождений тьмы.

Они непонятно каким образом зашли в тыл ополчения и разбили небольшую заставу. Дрисс не мог не заметить, как здоровяки ашукры таскают со склонов камни и выстраивают себе укрытия, откуда удобно в случае чего вести стрельбу. Путь через горную тропу перегородил паук–копатель, мирно развалившийся на земле. Дрисс ужаснулся извращенной магии Пагубы, с помощью которой архидемон и его слуги выводят новые виды ужаснейших чудовищ. Эта мерзость не исключение. Харя как огра — четырехглазая с выпирающей вперед челюстью, полную иглообразных зубов. Вытянутое тело шагов в тридцать длиной, покрытое многочисленными шрамами от предыдущих битв и множество паучьих лап — передние самые мощные и десяток задних поменьше, они помогают копателю волочить по земле тело. На фоне скал тварь отлично маскируется благодаря серой коже, впрочем, такого же цвета большая часть подземных гадов.

— У нас преимущество.

— Интересно какое?

— Внеза.. — закончить сказанное Дрисс. Над ближайшей горой завис огромный небесный корабль темно–серого цвета, по крайней мере, так показалось сначала. Ни у одного королевства Асшана, ни у шилао не было воздушных судов с такой странной конструкцией. Передняя половина представляет собой две параллельные балки, соединяющиеся посередке в единое целое. Из носа торчат пучки длинных палок с мигающими на их концах огоньками красного и зеленого цвета. По бокам ближе к корме висит нечто вроде щитов — матовые пластины, закрепленные на сравнительно малом расстоянии от корпуса.

— Дай Боги, чтоб это был кто–то из наших, — сказал кто–то из отряда.

— Очень сомневаюсь… Пока понаблюдаем, может быть именно это наш шанс вырваться отсюда.

***

2 июля, 2023 года. Хьюстон, сектор 7–F, место содержания гражданских лиц.

Какие бы Оскар не строил планы побега, сбежать из Хьюстона вообще нереальная задача. Пришельцы для землян в наименее пострадавших жилых кварталах создали здоровенные изолированные гетто, куда помещают людей. Условия, конечно, далеки от идеала, но, по крайней мере, народ не дохнет как мухи, пришельцам люди нужны для чего–то. Худо–бедно обеспечивают резервацию водой и продовольствием, из–за них часто возникают драки. Шелл слышал рассказы о крупных беспорядках в соседних районах, но участников киборги быстро утихомирили, причем жертв оказалось на удивление мало. Периметр гетто находится под неусыпным контролем автоматических средств наблюдения и вооруженной охраны. В воздухе частенько мельтешат миниатюрные роботы, беспрерывно наблюдающие за заключенными. Все улицы перегорожены бетонными заграждениями, пункты пропуска охраняются лучше, чем золотовалютный запас США. Ни о каком прорыве не может идти и речи без тяжелого оружия. Если своевольно окажешься за периметром, моментом вычислят — в руку каждого человека и альва вживили электронный чип с индивидуальной информацией начиная от группы крови, заканчивая профессией. Арконцы давно изучили землян: тем же английским отдельные пришельцы владеют вполне сносно.

Шелл нашел себе прибежище в переполненном полуподвальном помещении студенческого общежития, уж лучше здесь, а то многие вынуждены спать на улице из–за нехватки жилплощади. Вонь немытых тел, запах экскрементов, вши, антисанитария — стали привычными вещами. Порой стены дома начинают вибрировать от шума низко пролетающих инопланетных кораблей, таких огромных сигарообразных дур с реактивными двигателями по бокам. Такие полеты стали происходить все чаще и чаще. О творящейся на фронтах обстановке Шелл знал лишь понаслышке из еле пробивающихся в эфир радиопередач — американская армия продолжает отступать. Киборги предприняли попытку наступления на юг с целью взять Порт–Лавака, но завязли на подступах. ВВС нанесли ряд тактических ядерных ударов по наступающим войскам противника, в результате киборги понесли громадные потери в технике и живой силе, особым достижением стало уничтожение арконского корабля, сбитого где–то в стратосфере русскими С-400. Дождь из обломков видели тысячи жителей Владивостока. Железяки в ответ спалили дотла город Колумбус, который две недели подряд не могли взять, вместе с десятками тысяч людей погибла половина 82–й дивизии. С неба ударил луч света, превративший городок в остекленную пустошь. Арконская пропаганда пояснила, что данная акция стала возмездием за вероломный ядерный удар и только милостью Магистрата республика еще не стерта в пыль. Одно ясно наверняка — терпение у киборгов не бесконечное, рано или поздно участь Колумбуса ждет остальные города. На других направлениях ситуация немногим лучше — ожесточенные бои в районе Нового Орлеана, на полуострове Южном. Русским и китайским частям удается пока сдерживать арконцев, поскольку враги основные усилия бросили именно на Техас.

Президент Кейси призвал не унывать и сплотиться перед лицом врага, к тому же с Земли на Элетанию через аномалии перебрасываются сотни тонн грузов тысячи людей ежедневно, немалую долю среди потока составляет военная помощь. Ставки на кону высокие — Элетания одинакова важна для арконцев и землян, первым нужен удобный плацдарм для дальнейшей экспансии, сырьевая база, а вторым новое жизненное пространство. Со слов Смотрителя этот мир является своего рода перекрестком, отправной точкой. Те, кому удастся захватить Элетанию и ее луны получает легкий доступ к доброй части Древа Миров. И никто не собирается уступать конкурентам. Самое забавное заключается в том, что вторжение сюда киборги осуществляют с Земли.

Шелл сильно напрягся при виде патруля ГСП. В гражданские силы правопорядка набирают добровольцев из предателей, согласившихся присягнуть на верность новым хозяевами, в основном латиносов. Сержанту было противно глядеть на этих высокомерных недоносков, тычущих лазерными зажигалками в людей. Пришельцы даже выдали коллаборационистам по комплекту брони, поэтому узнать полицаев по композитным бронекостюмам издалека не составляет труда. Предатели рода людского, кажись, довольны своей судьбой. Презрительным взглядом Шелл проводил патрульных, но тут же вслед за ними появилась группа киборгов.

— Ты, иди с нами, — проскрипел через динамик голос командира пришельцев, ими кишит вся резервация, поддерживают вместе с ГСП какой–никакой порядок. Нападать на арконцев и их пешие патрули никто не решался после того, как оккупанты поставили к стенке виновников происшествия, а после урезали поставки и без того скудного продовольствия всему району, в котором произошли нападения. Паршиво чувствовать себя в положении остроухих, хотя их в гетто тоже хватает.

— Куда? Я ни в чем не виноват.

— Предупреждаю последний раз, поднимайся! — холодно сказал полицай. У Оскара давно сложилось впечатление, что оккупанты больше напоминают роботов, чем живых существ. Сержант ни разу не видел, чтобы пришельцы проявляли бессмысленную жестокость по отношению к людям в отличие от ГСП–шников. Предатели с большим усердием избивают горожан, особенно достается альвам. Порой арконцам самим приходится защищать горожан от их собратьев. Шелл решил не испытывать судьбу и подчинился.

Патруль неспешно повел сержанта по кварталам резервации. Вот они, хваленные граждане республики Техас, не прошло и двух месяцев после вторжения, а они уже опустили руки и почти не пытаются бороться с врагом. Предки, должно быть, умерли со стыда. Пришельцы привели Оскара на территорию охраняемого вражеского объекта, расположенного на территории гетто. Арконцы обосновались в здании продовольственного склада, расставили по периметру вышки с автотурелями, вместо забора — странный энергетический барьер. На входе Шелла чем–то просканировали, охранник кивнул конвоирам и экскурсия продолжилась. Быт иномирян не сильно отличается от человеческого, правда технологии покруче будут. Внутри склада стало тяжело дышать, будто очутился высоко в горах. У арконцев куда меньшая потребность в кислороде, чем у землян. Шелл пытался сказать, что ему не хватает воздуха, вместо адекватного ответа получил толчок в спину.

В кабинете, раньше принадлежавшему директору, видимо расположился вражеский командир, он комфортно расположился за деревянным столом и что–то щелкал на электронном планшете. Конвоиры отрапортовали на своем языке и быстро удалились, оставив Оскара наедине с пришельцем. Что же им могло понадобиться от обычного пехотного сержанта по случайности угодившего в плен? Арконец пристально смотрел на Шелла, не сводя глаз, это начинало нервировать. Сержант посмотрел на лицо киборга. С виду вроде человек лет пятидесяти, не считая слишком бледной кожи с выступающими венами и глаз с фиолетовой радужкой.

— Позволь представиться, я Хенну, командую гарнизоном этого сектора, — почти без акцента произнес пришелец после небольшой паузы. А имя у него идиотское даже для пришельца.

— Вы знаете наш язык? — изобразил удивление Оскар. Если оккупанты вдруг стали такими любезными, это неспроста, чего–то добиваются. К тому же это хороший шанс узнать цели врага. — Быстро учитесь, а ведь еще и пары месяцев не прошло, как приперлись сюда.

— Мы почти пять лет сохраняем присутствие на Земле. Ты сержант Оскар Шелл? 138–й батальон?

— Да и что с того?

— Тебя привели мои солдаты не просто так. Нужно поговорить, но прежде чем показывать свою ненависть и презрение, советую сначала выслушать.

— Я весь во внимании.

— Предлагаю тебе сотрудничество, подобные тебе люди с опытом ведения боя нужны нам. Необходимо поддерживать порядок в поселениях, не допустить лишних жертв, а для этого приходится привлекать лишние силы и ресурсы, которые больше будут полезны в настоящей войне, — этот Хенну говорит довольно неуверенно, интонации и ударения не соблюдает, фразы произносятся медленно, тщательно подбирая слова. Английский язык для его произношения абсолютно чужд.

— Это мы уже проходили. За так называемое сотрудничество, меня свои же загрызут или в темном углу ножичком в спину… Да и не пойду я на такой шаг, не хочу становиться предателем собственной расы.

— То, что ты называешь предательством, таковым не является. Наши ученые подробно исследовали генокод людей и пришли к выводу, что я и ты принадлежим одному и тому же биологическому виду, различие кроется лишь в месте обитания.

— Попробуйте досказать это остальным

— Подразделения охраны, созданные из людей, должны показать вашим собратьям, что мы наоборот стремимся наладить отношения между нашими народа…

— Что ты несешь за хрень про отношения между нашими народами?! Не проще было всех к чертям собачьим всех перебить? — огрызнулся Оскар.

— В наши планы не входит истребление твоего народа, — спокойно начал объяснять пришелец. — Мы заинтересованы в вашем выживании, не меньше вас самих.

— Тогда какого хрена пришли с войной на Землю, а потом и сюда?

— Мой родной мир — загрязненная пустыня, но так было не всегда. Несколько столетий назад Аркон был пригодной для жизни планетой, с развитием технологий и промышленным ростом мы начали варварски истощать природные ресурсы и уничтожать экологию… Осознание своей глупости пришло слишком поздно, к тому моменту атмосфера, почва, вода были загрязнены тяжелой промышленностью. Население переселилось в закрытые города, на поверхности без специальной защиты нельзя находиться. Мы вынуждены расплачиваться за ошибки своих предков: наши дети рождаются с болезнями и врожденными дефектами, мы постепенно вымираем, даже технологии не могут помочь исцелиться. Судьба дала шанс. Здоровых детей можете дать нам вы, а этот мир станет новым домом. — ''Мда, гадам нечего терять, будут драться за Элетанию до конца'' - мрачно подумал Шелл

— Вы могли бы попытаться решить все миром…

— Магистрат пришел к выводу, что вас можно подчинить лишь силой, впрочем, как и фанатиков Живых Богов. Люди в независимости от желания станут членами арконского общества. Ваше сопротивление скоро будет сломлено — сказал это пришелец с какой–то странной гордостью.

— Думаешь, вам удастся победить? Армия не сегодня, так через месяц возьмет Хьюстон и вышвырнет тебе подобных обратно, — пришелец в ответ лишь усмехнулся, через пару секунд над столом показалась голограмма. На ней Оскар узнал карту восточного побережья республики Техас. Непонятные символы и линии, должно быть, обозначают положение войск и обстановку на фронте. Особо большое скопление разноцветных ромбиков с подписями на инопланетном языке есть вблизи Порт–Лавака и западнее Хьюстона в районе выжженного Колумбуса. Там, наверное, кипят самые ожесточенные бои.

— Посмотри на эту зеленую линию, тут она была примерно тогда, когда тебя взяли в плен. За несколько земных недель мы серьезно продвинулись вглубь континента, сломив вашу оборону. Это оружие… работающее на основе деления атомов урана, лишь ненадолго отсрочило конец. Силы не равны, несколько сот тысяч не в силах победить двухмиллионный экспедиционный корпус. Пройдет еще месяц или два, и американские войска прекратят организованное сопротивление. Просто мы успели перебросить на Элетаан лишь четверть всех сил. Смирись с поражением, я ведь предлагаю лучшую альтернативу.

— Альтернативу… чему?

— Тяжелой физической работе, но, скорее всего тебе придется стать солдатом в нашей армии.

— И в чем разница? Пойду я к вам работать добровольно или насильно?

— В первом случае твой статус благонадежности позволит сохранить свободу воли, во втором в мозг вживят нейрочип, превращающий живое существо в…

— В биоробота, — закончил Шелл. — Я скорее повешусь.

— Твоя личность будет стерта и заменена новой. Твои действия будут целиком подчинены командам чипа в мозгу. Выбирай.

— Нет. Я не стану предавать своих.

— Что ж, это печально, люди, имеющие военную подготовку, очень пригодятся в будущем. Сорок два из шестидесяти пяти предыдущих кандидатов согласились вступить в формируемые подразделения охраны и поддержания порядка, — Шелл скривился, не ожидал он, что среди людей окажется столько предателей. Если верить пришельцу, то две трети, с позволения сказать, собратьев — сволочи, готовые целовать ноги новых хозяев.

— Теперь я могу уйти?

— Нет, — коротко отрезал Хенну. — Я хочу знать, откуда у тебя и многих других солдат в телах появились мельчайшие роботы. Такие технологии землянам не доступны, даже арконские образцы — лишь грубое и несовершенное подобие этих миниатюрных машин. Откуда эта технология? У нас есть сведения, что твое подразделение вступало в контакты с искусственным интеллектом Предтеч. Расскажи все. — У Оскара внутри все сжалось, но он внешне старался не показывать волнения. Официально нанороботы — новейшая военная технология, но сержант один из немногих знает истинную правду. Что бы там не говорили, но некоторые технологии Древних ученые сумели все же приспособить под себя. Киборги ни за что не должны узнать секрет.

— Новая военная технология. Всем военным, участвующим в активных боевых действиях на передовой сделали инъекции с нанороботами.

— Ложь. Ваши нанотехнологии находятся лишь в зачаточном состоянии.

— Тогда не знаю, — Хенну переключил взгляд на какой–то прибор.

— Снова ложь. Датчики не обмануть. Твое сердцебиение резко подскочило, началось сильное потоотделение, зрачки расширились.

— Я, правда, ничего больше не знаю.

Арконский офицер что–то крикнул на своем языке, в кабинет мигом вломились двое охранников.

— Если не хочешь говорить правду, прибегнем к силовому воздействию. Никаких ограничений. В любом случае твое тело выдержит благодаря нанотехнологии. Я знаю, смерти вы не боитесь, верите в легенды про загробную жизнь…

— Это не выдумки, сукины, вы дети!

— В любом случае ты все расскажешь.

***

В командном пункте царила небывалая суматоха: многочисленные аналитики, операторы, офицеры работали круглые сутки напролет. Все понимали, что стоит на кону — само выживание человеческой расы. Запасной командный пункт NORAD стал одним из ключевых центров, координирующих сопротивление землян на Элетаане. Президент Кейси и начальники штабов переместились сюда с началом масштабного вторжения пришельцев. Люди были на пределе: боевой дух падает день ото дня, крупных побед в войне с превосходящим численно врагом достигнуть пока не удалось. Среди командования начинаются споры о целесообразности дальнейшего сопротивления, ведь землянам шансов выйти из схватки победителями нет. Разве что произойдет какое–нибудь чудо. Американцы и так пустили в ход почти все имеющиеся козыри, включая паранормалов из числа пришельцев и людей.

— Сэр, разрешите обратиться, — подошел к президенту офицер в звании полковника.

— Что у вас?

— Посылка с Земли, только что передали. Вам будет интересно.

Офицер ткнул пальцем по экрану планшета и протянул его в руки главнокомандующему. Это была видеозапись, сделанная сотрудниками британской службы MI6, которые допрашивали пленного арконца. Что на кадре запечатлен именно чужак, сомнений не возникало — у пришельца вместо рук бионические протезы, плюс бледная как у альвов кожа.

— Полное имя?

— Хадар, личный номер DTL39645–7463, — без запинки проговорил пришелец по–английски.

— Ваша специальность?

— Разведчик–диверсант. Мое подразделение специализировалось на различного рода диверсионных операциях глубоко во вражеском тылу.

— Как оно называлось?

— Группа ''Фолкри''. В переводе на ваш язык примерно означает ''скрытная тень''.

— Где и как вас взяли в плен?

— Я попал в плен в плен во Франции под Каннами. Мы должны были уничтожить крупный конвой с припасами для войск Британской Федерации, но противник перехитрил нас. Их противодиверсионные отряды сработали безошибочно. В засаду попали мы, большая часть солдат погибла.

— Расскажите о вашем самом первом задании на Земле.

— В первый раз группу через портальную установку забросили с Аркона на территорию Южной Америки… где–то в районе города Буэнос–Айрес. Нам поставили задачу осуществить заражение местных водоемов спорами особо опасного вирусного патогена, чтобы в последствие сопротивление с вашей стороны оказалось минимальным либо вообще отсутствовало. Мы четко выполнили поставленную цель, заразили ближайшую к точке выхода реку. Точнее это сделал разведывательный дрон, сбросив капсулы с патогеном.

— Сколько всего подобных диверсий было проведено?

— Десятки. Насколько мне известно, другие оперативные группы действовали подобным образом по всей планете. Мы выбирали наиболее густонаселенные города. Первый удар был нанесен по сильнейшему в военном и экономическом плане государству, США. Мы подождали несколько месяцев чтобы убедиться в эффективности биологического оружия, когда же оно доказало свою полезность, Магистрат отдал приказ провести диверсии по всей Земле.

— Откуда у вас вирус ''Пожиратель''?

— Когда на Арконе начали образовываться пространственные аномалии, мы начали исследовать их. Очень скоро мы обнаружили первый мир, называемый в древних арконских легендах Захэ. Там все кишело жизнью, но ее объединяло нечто общее — симбиотический вирус, которым мы заразили вашу планету и еще несколько других. ''Пожиратель'' содержался почти во всех живых организмах Захэ, инфекция управляла ими целиком, их поведением, эволюцией. Есть основания полагать, что инфицированные даже объединены в нечто вроде сверхразума, доказать данный факт мы не смогли. Однако на нас, арконцев вирус никак не действует. Мы вполне способны жить в среде, измененной ''Пожирателем'', чего нельзя сказать об остальных…

— Ублюдки! — выругался президент.

— Сэр, что прикажете делать с этими материалами?

— Предайте всеобщей огласке, чтоб ни у кого не возникло больше и мысли о капитуляции и переговорах с ними! Пустите по всем каналам!

***

Ополченцам не пришлось ждать долго развязки событий. Зависший над соседней горой небесный корабль в тот же час атаковал занявших тропу порождений тьмы. Все произошло очень быстро. Чужаки ударили по ашукрам мощной магией, один мощный взрыв не оставил и следа от пятидесяти подземных тварей и паука–копателя. Дрисс и остальные ополченцы пытались прийти в себя после огненной вспышки и последовавшей за ней чудовищной ударной волны. Нестерпимо болела голова, звенело в ушах, из правого уха текла кровь. Альвам досталось особенно сильно из–за чувствительного слуха, половина из них окончательно оглохли.

Вскоре от воздушного судна отделились две точки, направившиеся к месту взрыва. Уже когда летуны зависли над скалами, Дрисс смог разглядеть их как следует. Шилао, очевидно, придумали новые механизмы, поскольку раньше ревущие летуны не могли неподвижно зависать в воздухе. А эти могут. Они похожи на каких–то безобразных птиц с слегка обрубленными крыльями. Из брюха и хвоста вырывались языки синеватого пламени. Зависшие летуны высаживали солдат, выбегавших по выкинутым мосткам из задней части металлического чудища. Чужаков было два–три десятка, точнее сказать нельзя — фигуры некоторых пришельцев хорошо сливаются с окружающими камнями и редкой зеленью. Похожее есть у альвийских лазутчиков — маскировочные доспехи, делающие носителя практически невидимым. Конечно, диковинная одежка уступает чарам невидимости, ей могут пользоваться двуногие даже не наделённые Даром. Высадив солдат, летуны возвратились к кораблю, как оказалось за подкреплением. Следующий перелет осуществил лишь один летун, выбросив солдатам чужаков кучу каких–то ящиков и железного голема, спущенного по веревке. Дрисс не поверил своим глазам, когда один из пришельцев залез внутрь большой двуногой твари. В верхней части груди отворилась крышка, и шилао залез внутрь голема, который спустя короткое время пришел в движение. Походка его была медленная, неуклюжая, голова отсутствовала, не считая еле выступающего вверху стеклянного колпака.

— Деваться некуда… Атакуем! — прокричал Дрисс после чего прицелился и выстрелил в первого попавшегося в прицел шилао. Миг замешательства. Со стороны врага замелькали многочисленные красные огоньки. Ополченцам, засевшим среди скал, ничего не осталось кроме как вступить в бой. Дрисс успел пожалеть, что поддался страху, враг оказался не так прост, как казалось раннее. Громобои не в состоянии причинить вред чужакам! Попадания в лучшем случае заставляли врагов слегка пошатываться, к тому же они толком не пытались прятаться, полагаясь на доспехи. Но проблемы начались, когда ожил металлический голем шилао — на его правом плече возникли желтые вспышки. Чудище принялось поливать нападающих потоками красных линий, заставивших людей и альвов вжаться в землю. Над головой снова засвистели стрелы, вместе с этим долину оглашал жуткий треск, словно рвется ткань. Противопоставить оружию пришельцев ополченцы ничего не могли. Элетаанцы попали в ловушку из которой выбраться так и не смогли. Выпущенная с арконского фрегата ракета с термобарической БЧ в миг испепелила всех ополченцев, отправив тех в Бездну.

***

Митчелл Кейси, президент и главнокомандующий ВС Техаса присутствовал на заседании начальников штабов, но одновременно находился где–то далеко, в своём собственном отдельном от мира ментальном пространстве. Сидя во главе стола, заваленного папками, отдельными листками бумаги и планшетами, он слушал докладчиков и поглядывал на огромный экран, висящий на стене. При этом он как будто пропускал через себя океаны информации, но ни одна капля так и не осталась внутри. И без карт, схем и сухих цифр статистики было понятно: положение хуже некуда.

- … В результате нам пришлось применить по укреплениям противника в районе Порт–Лавака гиперзвуковые ракеты со специальными ядерными боеголовками. Этот шаг был рискованным, так как половина боеприпасов данного типа на момент постановки на вооружение всё ещё находилась на доработке в лабораториях. Нам приходилось чуть ли не срывать ракетные двигатели с испытательных стендов. Однако эффект превзошёл все ожидания. Пришельцы явно были не готовы к такому повороту событий и не смогли дать адекватный ответ, когда передовые ударные соединения Первой кавалерийской начали штурмовать их позиции… — Доклад вёл Джулиус Пирс, трехзвездочный генерал, командующий ВВС.

— Спасибо, генерал. — Прервал его доклад президент. — Меня сейчас больше интересует общее положение дел на фронтах. Как обстоят дела в общем и целом. Мы сдерживаем натиск, но при этом мы… отступаем?

Несколько генералов отвели взгляды, другие сделали вид, что перебирают документы, остальные уставились на экран, большую часть которого занимала стратегическая карта республики, на которой были отмечены позиции ВС Техаса, позиции пришельцев на восточном побережье и кротов на западе и юге. Линии фронтов казалось, ещё немного и сомкнуться, превратив Техас в котёл. В кабинете повисло молчание.

— Но мы делаем успехи, а ресурсы противника на исходе. Не сегодня — завтра враг будет окончательно разбит. — Попробовал возразить генерал бронетанковых войск Карл Тернер.

— Даже если так, то как вы намерены устранить угрозу из космоса? На орбите всё ещё находятся космические корабли пришельцев, три десятка, если не больше, и они в любой момент могут спалить любой город республики, который увидят перед собой. — Кейси переводил взгляд с одного генерала на другого.

— Но у нас есть ядерное оружие. И мы можем применить его. Оно легко достанет цели на орбите. — Возразил генерал, отвечающий за стратегическое оружие массового поражения и ПРО.

— И как много у вас ракет генерал? — Холодно спросил Кейси.

— Осталось в общей сложности двадцать пять стратегических ракет с MIRV и ещё десять с одиночной боеголовкой.

— А что если ни одна из них не долетит до цели? Вы думали о таком исходе? Инопланетчики спокойно сбивают обычные реактивные снаряды. И для более массивных целей у них наверняка найдутся аналогичные контрмеры. Мы впустую израсходуем боезапас и получим симметричный ответ от врага, который может быть гораздо разрушительнее. И «кроты» тоже не дремлют. Если мы всё же обнаружим убежище этого демона, нам к этому моменту просто не чем будет нанести по нему упреждающий ядерный удар.

В штабе снова повисло молчание.

— Смотритель могла бы предложить ответные ходы или хотя бы помочь развернуть сложившуюся обстановку в нашу пользу. — С сожалением констатировал президент.

— Она, насколько нам известно, перешла на сторону русских. Это натуральное предательство! Смотритель тем самым аннулировала кредит доверия… — С жаром принялся декламировать генерал с нашивками Управления Военной Разведки.

— Обстоятельства этого «предательства» так до сих пор и не выяснены. Слишком многое указывает на попытку покушения на жизнь Смотрителя. До оглашения результатов расследования и выяснения всех обстоятельств, я попросил бы не делать скоропалительных выводов. — Строго ответил президент.

— Кроме того, — Помолчав, продолжил он — рано или поздно мы будем вынуждены пойти на тесное сотрудничество с русскими и китайцами. Несмотря на подкрепления с земли, наши ресурсы тоже походят к концу. Если мы не выступим против захватчиков единым фронтом, нас сомнут. Один немаловажный момент, джентльмены: мы точно не знаем, сколько ещё у пришельцев войск в других мирах и сколько они могут бросить на нас. И самое главное: когда.

— Но, господин президент, при всём уважении, мы не можем заключать с русскими никаких договоров. Об этом не может быть и речи! Русские ударят нам в спину в любой момент и… — Снова начал говорить генерал–разведчик.

— Генерал…ээ…

— Фрэнсис Вилмор, сэр.

— Так вот, генерал Вилмор, Вы взяли слово, которое Вам никто не давал — это раз. Ваши суждения предвзяты и лично я не вижу за ними никаких обоснований. Даже теоретических. Это два! Вы не в начальной школе. И Вы не можете не помнить, что это по приказу предыдущего президента, да упокоит бог его грешную душу, мы сами ударили русских ножом в спину. И ещё как. Такое сложно забыть, и ещё сложнее простить. Это три. — Президент выговаривал эти слова таким тоном, что генерал сначала оторопел. А потом окончательно растерялся и смутился так, будто внезапно обнаружил, что стоит посреди заседания в одних трусах.

Некоторые генералы, слушая президента набычились, но промолчали.

— Кроме того, если кто–то запамятовал, Гитлер тоже был уверен в непобедимости своей армии, как и некоторые другие полководцы до него. Конец его истории всем известен. Почему я вспомнил Адольфа Гитлера?.. Посмотрите на протяжённость фронта. Для нас она критически большая, как и в случае с Восточным Фронтом в 1941–м году. Сдерживать фронт на такой его протяжённости крайне сложно при наших возможностях. Но ко всему прочему, наши фронты затягиваются на нашей шее удавкой. — Митчелл Кейси ткнул лучом лазерной указки в экран и поводил по линиям, обозначающим фронты.

— Извините, сэр, — Встал другой генерал — Но я нахожу сравнения с Адольфом Гитлером оскорбительными, сэр! Мой прадед воевал во Вторую мировую войну в западной Германии в составе десантного корпуса…

— Мой прадед тоже воевал во Вторую мировую войну. В Нормандии. — Ответил президент. — Он прошёл через мясорубку пляжа Омаха и остался жив. Но он так же прекрасно понимал, против кого тогда воевали американские войска. Американский десант перемалывал немецкие армии группы G и группы H. Если группа G и сопротивлялась, то плоховато: тыловики и всякая шушера. А группу H можно было раздавить и не заметить: старики, дети и худшие из худших. И то, даже дети смогли организовать сопротивление, из–за которого наша армия несла потери.

А к этому моменту уже четыре года подряд Красная Армия воевала с отборными частями вермахта, и не только с ним, но ещё в добавок с румынами, испанцами, итальянцами, прибалтами и венграми.

Именно потому, что мой прадед всё это прекрасно понял и проанализировал, он после окончания войны остался в армии, чтобы тренировать будущих солдат. Может быть, именно с его помощью мы не так сильно обосрались во время войны в Корее. И, кстати, генералу Макартуру тогда тоже не терпелось нанести по противнику ядерный удар. И что с ним стало? — Закончив говорить, Митчелл посмотрел на генералов, сидящих за столом, и обнаружил, что на него смотрят, как на удава или кого похуже. Лица у всех генералов были напряжены, и у все по–разному: кто–то состроил бульдожью морду, опустив уголки рта до возможного предела, кто–то потел и, приоткрыв рот, не мог вымолвить ни слова, у кого–то был в лёгкой гримасе сощурен один глаз. Такого разноса от президента не ожидал никто.

— Итак, джентльмены, я намерен заключить договор о союзе и взаимовыгодном сотрудничестве с коммунистами. И помните, что сейчас каждая секунда дорога. Каждую секунду умирают наши солдаты, я думаю вам не нужно об этом напоминать. Я жду от вас не только слаженных действий, но и поддержки каждого из вас. Это вопрос национальной безопасности и выживание человечества в целом.

***

После заседания четыре генерала отделились от общей массы, выходящих из штаба людей и направились в дальнюю комнату, находящуюся в противоположенном крыле здания. Войдя в комнату, один из генералов оглядел пространство взглядом профессионала и удовлетворительно кивнул.

— Проходите. — Сказал он. — Эта комната полностью защищена от прослушивания.

— А курить здесь можно? — С улыбкой спросил второй генерал, у которого была нашита эмблема на рукаве мундира: круг с белой окантовкой, внутри которого был вышит глобус и на его фоне два параллельных меча лезвиями вертикально вверх, и ещё два меча крест–накрест поверх первых двух. Это означало, что он входил в JSOC.

— Конечно, только включи вентиляцию. — Ответил первый генерал, у которого на рукаве красовалась нашивка Военной Разведки.

«Спецназовец» хмыкнул, и, включив вентиляцию, закурил.

— Что этот Кейси себе позволяет? — Спросил один из генералов. Он был молод, по сравнению остальными тремя генералами, судя по знакам различия, он принадлежал штабу ВВС. — Даже не смотря на то, что он занимает пост президента республики. Он что возомнил себя превыше любого порядка и любых правил приличия? И что это за сумасшедшие речи о Гитлере и о союзе с русскими?

— Спокойно, у нас всё есть в записи. Это потом можно будет использовать против него. — Разведчик сел на диван, и, положив локти на колени, скрестил пальцы рук и опёрся о них подбородком.

— Переговоры с красными надо сорвать во чтобы то ни стало. — Ответил «спецназовец» — Иначе потом, когда Смотритель откроет Митчеллу информацию, всплывёт столько дерьма…У нас же так и не получилось склонить её к сотрудничеству.

— Союз с коммуняками при любом раскладе опасен. — Заключил генерал, который всё заседание сидел тихо и практически не выступал. Он был достаточно умён, чтобы молчать и отвечать только, когда его спросят, а его доклад на заседании был сух и не вызвал особого интереса у президента. Этот генерал являлся опытным стратегом. — Я знаю, как сорвать переговоры, даже не приложив усилий. Есть один план…

— Это хорошо, но любой план летит к чёрту, стоит только начать приводить его в исполнение. — Заметил владелец шевронов командования войск специального назначения.

— Пока президента опекают и поддерживают такие, как Дерринджер, к нему будет сложно подобраться. — Возразил генерал ВВС.

— Ничего. Все помнят, как именно Митчелл стал президентом. Многие до сих пор боятся его и не доверяют ему, в некоторых кругах он просто не популярен. А уж после сегодняшней выходки…Ему можно будет шить всё: от измены и военных преступлений до расизма и нацизма с этническими чистками и никто даже и не вспомнит никаких заслуг, когда его голова полетит с плеч. А этот Дерринджер просто клоун: корчит из себя серого кардинала. Даже одевается в серый костюм–тройку. Это полный идиотизм. В наши времена тратить ресурсы на глупые игры в теорию заговора и секретные научные эксперименты!…Он бы ещё своих агентов очками с накладным носом и усами снабдил для маскировки! — С презрением сказал генерал военной разведки.

— Нужно что–то срочно делать в отношении Смотрителя, иначе русские получат преимущество в виде технологий, а следовательно и нового оружия. Никто точно не знает, сколько она… оно в действительности знает и сколько ещё информации может раскрыть. — Напомнил «стратег».

— Постарайся добраться до Смотрителя и не жалей средств. Направь на задание лучших людей, но достань её. — Сказал «разведчик», обращаясь к «спецназовцу». — И в этот раз постарайся не оставлять следов.

***

— Ты как Григс? — подошел к рядовому сержант Лоуренс Фостер. Мэтью, сидя на полу бункера, смотрел пустым взглядом в никуда. Голову никак не покидали образы сгорающего Колумбуса, который оборонял 2–й батальон 505–го полка. Враг в считанные минуты остеклил плазменным лучом целый город с десятитысячным населением, люди и почувствовать ничего не успели. От первого батальона кроме горстки чудом уцелевших солдат никого не осталось. Это было возмездием со стороны пришельцев за нанесенные по их войскам ядерные удары в районе Порт–Лавака.

— Ничего, бывало и хуже, — бросил Мэтью.

— Не смей раскисать рядовой. Сейчас каждый человек на счету.

— Спокойно, сэр, — изобразил солдат улыбку. — Я не собираюсь закатывать истерики просто… наверное, я просто устал от всего этого, сэр.

— На том свете отдохнешь, Григс.

— Так точно, сэр, но перед тем, как отправиться в ад заберем с собой побольше этих сукиных детей.

— Вот такой настрой мне больше нравится.

Сержант вскоре удалился по своим делам, решив, будто сумел подбодрить Григса. Только не сработало это, Мэтью уже никогда не будет таким, как раньше. Он многое повидал на своем коротком веку, был непосредственным участником Иранской кампании, затем многочисленные операции по зачистке очагов ЭЦИ, война с арконцами на Земле, а теперь еще и на другой планете. Мэтью потерял родных, многих друзей и, в конце концов, самого себя — стал грубым, черствым и циничным по отношению человеческой или иной жизни. Такие перемены серьезно настораживают. В то время как многие солдаты сходили с ума, совершали суицид, теряли волю к жизни, Мэтью стал хладнокровным расчетливым убийцей, постепенно теряя остатки человечности. Он готов убить почти любого, дай только приказ, ему все равно. Но по большему счету хотелось пустить пулю в лоб тем, кто устроил Армагеддон, в результате которого на Землю просочилась всякая инопланетная срань.

Командир отделения с встревоженным видом вернулся через пару минут.

— Подъем, парни, отдых закончился! Кажется, консервы снова полезли.

Десантники, не мешкая ни секунды, похватали оружие и спешно направились из бункера наружу. Григс и остальные солдаты следовали на позиции через ходы сообщения, проложенные под землей около месяца назад. Городок Ла–Грейндж, что лежит в двадцати километрах от остекленного Колумбуса подготовили к обороне основательно. Окрестные поля усеяны минными полями, протяженной сетью траншей, артиллерия здесь давно пристреляла каждый чертов фут. Насыщенность противотанковыми средствами огромна — каждому взводу приписали по дополнительному расчету с ПТРК, плюс снабженцы не поскупились на лишние гранатометы. Консервам грядущий бой обойдется дорого, правда сейчас они, скорее всего, устроят разведку боем. В последнее время прослеживается тенденцию к уменьшению попыток арконцев устраивать лобовые штурмы американской обороны, как случилось в Колумбусе. Хьюстон сдали всего за пару дней, поскольку там было мало армейских подразделений, Колумбус держался несколько недель. Консервы там потеряли кучу солдат и техники, пришельцы слабо представляли себе, что такое затяжные городские бои. На ум приходит аналогия со Сталинградом или Берлином.

Бичом агрессоров стали атаки гранатометчиков и снайперов, Макмиллан лично перещелкал тридцать восемь киборгов, что в среднем в два раза больше, чем у снайперов других взводов. Стрелять нужно в голову, шею либо в стыки между грудной и плечевыми пластинами. Пехота у железяк защищена лучшим образом — поголовно носят бронекостюмы.

Отделение Григса заняло оборону на оюжной окраине городка, именно здесь, по мнению разведки, ожидается основной удар вражеских сил. Хотя укрепления явно слабоватые — линия окопов, укрепленных всяким строительным мусором начиная досками, заканчивая контейнерами с землей.

Нужно быть готовыми ко всему — арконцы порой выкидывают самые неожиданные штучки. От демонстрации очередного ''чудо–оружия'' до психических атак. Не так давно в одном из боев враг пробовал деморализовать десантников голограммой гигантского паукообразного монстра, появившейся посреди ночного неба. Изображение выглядело чересчур правдоподобно, казалось, чудовище вот–вот растопчет землян в лепешку, однако тепловизор мгновенно прояснил ситуацию. Солдаты в худшем случае отделались легким испугом, Григса с Макмилланом вовсе рассмешили эти спецэффекты. Тем не менее, смешного тут было мало — железяки частенько проецируют через летающих дронов размером с тазик иллюзии атаки. На первых порах такие обманные маневры часто давали положительный для врага эффект, отвлекая внимания землян на ложные цели. Определить без тепловизионной аппаратуры реальная цель или нет издалека весьма затруднительно. Хотя у командиров отделений имеются миниатюрные нашлемные целеуказатели, которые при желании могут исполнять роль тепловизора. Внешне это выглядит как полупрозрачное прямоугольное стекло, прикрепляемое к каске. Визор тесно связан с прикрепленным к руке сержанта компьютером. Технологии, несмотря на происходящее, развиваются бешенными темпами, часть арконских достижений люди успели перенять и обратить против врага. За прошедшие пять лет Земля продвинулась в военных разработках на целые десятилетия вперед. Новый враг заставил человечество достать из арсеналов такие вооружения, о которых раньше ходили лишь слухи. Так легендарный HAARP и пара экспериментальных ЭМИ установок позволили Соединенным Штатам удержать Аляску во время арконского вторжения, произошедшего в районе Северного полюса. Жестянки сильно лажанулись, когда электронику в считанные секунды поджарило электромагнитным импульсом. А часть их десантных кораблей в верхних слоях атмосферы после воздействия HAARP устремилась к земле мертвыми грудами железа. Григс видел и более необычные вещи, о чем не передают в новостях: телепаты, укрощающие силой мысли сотни зараженных, химические реагенты, разлагающие любую органик, подобное распыляли над крупными очагами инфекции. Яйцеголовые даже придумали установки для воздействия на пространственные аномалии.

— Дельта–Семь–Девять–Три, вызывает Кронос. В вашем направлении замечена группа из нескольких людей, предположительно беженцы. Приказываю взять и допросить их, затем сопроводить в безопасное место. Как поняли, прием? — командир роты вызывал сержанта Фостера

— Вижу их, Кронос. Одно уточнение, а если это вражеские лазутчики?

— Семи–Девять–Три, вы знаете, что делать…

— Так точно. Отбой, — сержант переключился на подчиненных. — Капрал, возьми с собой двух человек и дуйте, приведите их сюда.

Фостер указал на трех человек в поле впереди. Люди явно пытались добраться до позиций десантников и они чего–то опасаются — короткими перебежками движутся от укрытия к укрытию, от воронки, образованной разрывом артиллерийского снаряда, до дымящихся остовов арконских танков и шестисколесных БМП.

— Григс, Алмонд, вы со мной, — бросил капрал. Его выбор очевиден — Макмиллан предпочел, чтобы с ним шли те, кого он давно знает, в ком ни капли не сомневается.

— Есть.

Мэтью не боялся идти на простреливаемую территорию — отправившихся за гражданскими солдат с холма прикрывает команда снайперов с пятидесятым калибром. Уж от них не укроется не одна железка, будь у нее даже оптический камуфляж. Пули винтовки М82 с одинаковым успехом пробивают бронезащиту арконской пехоты и техники. Полной уверенности, однако, не было, вражеские снайперы с рельсотронами не дремлют — их эффективная дальность поражения почти вдвое выше, чем у ''Баррет''- четыре километра.

— Алмонд, сукин сын, шевелись!

— Попробуй ты, капрал, побегай, после того, как тебе ногу чуть не оторвало! — Рядовой заметно прихрамывал из–за травмы трехдневной давности. Очередью из арконского пулемета солдату почти оторвало голеностопный сустав. Операция и внедренные в организм нанороботы поставили бойца на ноги за двое суток, причем хирургическое вмешательство ограничилось лишь пришиванием наполовину оторванной голени обратно. Основную работы выполнили наниты. Григсу такое счастье не грозило из–за ЭЦИ, тело будет резко отторгать микророботов, аллергическая реакция в итоге может убить реципиента. Если вирус засел внутри человека, его ничто не выгонит оттуда. Зараза очень агрессивно воспринимает посторонние объекты, микробы, вирусы в организме носителя.

— Мы тебе костыли подгоним, — хохотнул Макмиллан. — И для лучшей эффективности приклеим к ним пулемет.

— Очень смешно, капрал. Я посмотрю потом на тебя с оторванной рукой или ногой и посмеюсь…

— Это что еще за клоуны? — перебил капрал Алмонда, заметив направленное в сторону десантников оружие. Из–за изрешеченного крупнокалиберными пулями корпуса арконской БМП высунулись двое бородатых мужчин с допотопными ружьями. Мэт сперва подумал, что они не от мира сего, сумасшедшие какие–то, но на больных не похожи, скорее сильно напуганы. Григс хорошо научился отличать безумие от страха.

— Эй, парни, вы не в тех целитесь.

— Вы американцы? — недоверчиво спросил один из чудаков.

— А разве не похожи? — усмехнулся Макмиллан и показал нашивки на плече. — Вот смотрите — флаг Техасской Республики. По–моему, отличное доказательство.

— Какая еще Техасская Республика? — напряглись чудаки. — Что вообще происходит!?

Григс не мог не заметить раритетных серых мундиров на этих людях. Такую униформу из шерсти и сукна носили в конфедераты эпоху гражданской войны между Севером и Югом, плюс допотопные винтовки с кремневым замком у этих двух мужчин явно говорит в пользу версии о пришельцах из прошлого. Появление пришельцев из прошедших времен после начала Катастрофы не то чтобы слишком распространенное явление, во всяком случае, оно не новость. Сотрясаемая возмущениями ткань реальности время от времени ''выплевывает'' обратно тех, кого когда–либо поглотила, даже динозавров. Предугадать момент, место появления объекта невозможно.

— Так, с ними все понятно, — заключил капрал. — Мужики, прошу вас, спокойно, уберите оружие и поговорим как нормальные джентльмены.

— Сначала объясни, что тут происходит! Откуда в небе взялись две луны и кто вы такие! — прокричал конфедерат помоложе, ему и двадцати, наверное нет.

— Какой сейчас, по–вашему, год?

— Год?

— От рождества Христова.

— Одна тысяча восемьсот шестьдесят третий, — удивился вопросу более взрослый конфедерат.

— Это прозвучит безумно, парни, но сейчас на дворе 6 июля 2023 года. Вы оказались в XXI веке. Гражданская война закончилась в 1865 году, то есть больше ста пятидесяти лет назад, — спокойно произнес Макмиллан. — Конфедеративных Штатов Америки давно не существует.

— Быть этого не может! Только пару часов назад мы отходили от Геттисберга и тут…

— Дай угадаю: вы попали в густой туман и оказались здесь, посреди непонятной войны, где в небе болтаются две луны? Верно?

— Откуда вам известно?

— Не вы первые, не вы последние. Вам не повезло стать жертвами редкого природного явления, перемещающего людей во времени.

— Я тебе не верю! — не унимался старший из хронопутешественников. — Это какой–то мираж, наваждение!

— Дон, а может они не врут? — обратился к напарнику юнец. — Мы все видели собственными глазами и выглядит оно реальнее некуда.

— Ну, допустим и что?

— Может, уберем оружие и выслушаем их?

— Парень дело говорит. Хотели бы мы вас убить, давно бы это сделали. Вон на той горе сидит стрелок с очень точной винтовкой, — указал капрал на холм. — Здесь вы для него легкие мишени.

— Докажи.

— Без проблем. — Макмиллан потянулся к рации на плече. — Дельта–Семь–Девять–Шесть, видишь меня?

— Так точно, Семь–Девять–Три, вижу вас и держу на прицеле этих двух засранцев с ружьями.

— Выстрели в труп киборга рядом со мной.

— Принял.

Прозвучал выстрел, спустя десятую долю секунды в валяющийся враскорячку неподалеку труп киборга в композитной броне врезалась бронебойная пуля. Конфедераты не на шутку испугались.

— Теперь верите?

Солдаты, опасливо поглядывали на двадцатисантиметровую дыру в бронекостюме пришельца, но ружья опустили.

— Господи, неужели ваши слова правда, — растерянно пробормотал тот, кого молодой обозвал Доном. — И это не сон. Что нам теперь делать?

— Хотите жить, идите с нами. Здесь находиться опасно.

— Ладно… ведите в ваше убежище.

— А где третий ваш попутчик? Вас же было трое.

— Кэтрин, можешь выходить. Они не враги нам.

Вскоре из–за остатков инопланетной техники вышла молодая женщина в белом халате и платке, на которых виднелись темные пятна запекшейся крови. Очевидно, медсестра.

— Кто в войне хоть победил?

— Северяне. Конфедераты проиграли, а рабство вскоре было полностью отменено.

— Хм, ясно, — с украдкой проговорил рядовой ныне несуществующей армии Конфедеративных Штатов Америки Дональд Хадсон. Люди из прошлого очень неохотно восприняли факт перемещения во времени, рассудок отказывался верить в происходящее, но все факты на лицо. Даже узнав о хронопутешественниках, командование не соизволило пошевелить задницей — есть более важные задачи помимо кучки растерянных и испуганных выходцев позапрошлого века. Например, как не пустить врага к столице. — Выходит, сражались зря.

— Не унывай, брат, жизнь продолжается.

— Продолжается? У меня никого не осталось, ни жены, ни детей. Они все давно мертвы!

— Мы не умираем, — хотел Григс хоть как–то успокоить человека вдвое старше себя. — Очень может быть, ты увидишь их еще в этой или следующей жизни.

— Вы смеетесь надо мной?

— Нет, я вполне серьезно тебе говорю: ты в перспективе сможешь снова увидеть своих жену, детей, обнять их. Не унывай… Вон генерал Маклоуз, — вспомнил Мэтью одного из самых знаменитых генералов армии Юга. — Спокойно гуляет по земле и ничего, что у него тело четырехлетнего ребенка.

— Стойте, вы говорите про генерала Лафайета Маклоуза? — поднял взгляд Дональд. — Я же служили в дивизии под его началом!

— Его я имею ввиду.

— Вы точно не шутите? В такое поверить нелегко.

— Оглянись вокруг, чувак, здесь возможно все. — Произнес Мэтью. — Какой смысл мне врать?

— Не знаю, — пришелец из прошлого задрал голову вверх, где висели луны Рейя и Феба. — Может, просто хотите утешить меня. Но я не сопливая девка, не нуждаюсь в вашей жалости… Лучше скажите толком, где я нахожусь, с кем вы воюете.

— Как и было сказано, мы находимся на территории Техасской Республики, но в другом мире.

— Как это? Техас, насколько знаю, на Земле находится, и Луна там единственная была.

— Техас и части приграничных штатов перекинуло сюда тоже самое явление, что и вас с Томом и Кэтрин. Это произошло почти шесть лет назад. Так как мы перестали быть частью Соединенных Штатов, то создали Техасскую Республику.

— То есть мы в другом мире, а это Солнце не наше? Правильно?

— Верно.

— А с кем вы ведете войну?

— Долгая история, — протянул Макмилан, занятый осмотром прилегающей к окопам местности.

— Мне, как понимаю, спешить некуда.

— Они похожи на нас, на людей, но они не совсем люди. В 2018 они в первый раз объявились на Земле, но их русские выперли обратно, в 2019 враг приперся снова. На этот раз Соединенным Штатам и Кубе пришлось очень плохо…

— Кстати, — перебил перенесенный. — Если Техас исчез, что осталось на его месте?

— Часть этого мира, мы его называем Элетанией.

Десантники общались с провалившимися из прошлого людьми на протяжении трех часов, пытаясь хоть немного объяснить бедолагам, в какой ад их занесло. Если сорокалетний Дональд воспринимал рассказы десантников более или менее спокойно, у юнца Томми и медсестры Кэтрин случился культурный шок. Макмилан и Григс в общих чертах пояснили о происходящем апокалипсисе, не вдаваясь в особо мрачные детали, вдруг перенесенные окончательно тронутся умом…

— И что, вот так вот прыгаете с большой высоты? — ветерана Геттисбергской битвы немало заинтересовала сама концепция воздушного десанта. Хадсон не мог поверить ушам, услышав о летающих машинах, сбрасывающих людей на головы врагов, причем десантники прыгают добровольно. Насколько это нелепо звучало для вояки из второй половины девятнадцатого века. — И не разбиваетесь?

— Нет, есть парашюты… что–то вроде зонтиков, раскрывающихся в воздухе и замедляющих спуск. Хотя несчастные случаи бывают.

— И сколько раз ты прыгал с парашютом, Мэтью?

— Двенадцать раз. Десять прыжков в учебке и два в реальных боевых условиях.

— Где воевал?

— В Иране.

— Что за Иран такой? — не понял Дональд.

— А, точно… — дошло до Григса. — В ваше время он звался Персией.

— Персы? Чего вы с ними не поделили?

— Нефть, мой дорогой друг, все дело в этой черной маслянистой жиже. В наше время ее даже называли черным золотом, поскольку из нее делается топливо для наших машин. Представь, какие это деньги. Кто контролирует нефть, контролирует весь мир. США в двадцатом и двадцать первом веке была сильнейшей на планете страной, нас все боялись. А кто смел вставать на нашем пути, мы беспощадно бомбили и расстреливали, прикрываясь ложью про всеобщее благо, свободу и, конечно же, демократию…

— И зная это, вы все равно сражались ради того, чтоб какие–то богачи наживались на чужих смертях? — недоумевал конфедерат.

— До нас это дошло далеко не сразу, потребовалось увидеть кучу смертей, пройти через ад, чтобы понять правду. Мозги промывать у нас умеют, поверь.

— Персов то победили?

— Как сказать… с одной стороны от их армии, флота, авиации, промышленности мало что осталось, с другой мы с трудом контролировали треть их территории и то лишь западные провинции, да восточное приграничье. Персы сопротивлялись упорнее прочих арабов, с которыми довелось повоевать.

— Многое я упустил… — заключил хронопутешественник. — И все же жаль, что победили не мы, а Союз. Может, наш мир был бы чуточку лучше.

— Как знать, как знать… Прошлое в любом случае не изменить.

— Джентьльмены, осмелюсь еще спросить, почему вы стараетесь всячески уйти от прямого ответа касаемо Земли? Насколько там все плохо?

— Да, мне тоже интересно, — добавил до этого молчавший второй конфедерат.

— Вы сами попросили… На Землю пришел Армагеддон, Судный день, называйте как хотите. — Мрачно сказал Мэтью. — Если вы хорошенько читали откровение этого как его…

— Иоанна Богослова, — встрял рядовой Алмонд. — Позволь здесь я продолжу.

— Да, пожалуйста!

— Откровение Иоанна Богослова про Судный день на удивление точно описывает обрушившиеся на наш мир беды и несчастья. Антихристом или Антихристами я бы назвал тех, кто управлял миром до Катастрофы — банки, корпорации, нефтяные и прочие магнаты. Образ Антихриста скорее не отдельная личность, а собирательный образ, олицетворяющий его характерные проявления- тотальная ложь, лицемерие, власть денег, извращение привычных культурных ценностей, гонения на тех, кто пытался противостоять этому и прочее в том же духе. Затем автор откровения очень четко описал четырех всадников: голод, войну, чуму и смерть, что мы на данный момент и наблюдаем. Наш мир опустошил страшный мор, убивший сотни миллионов и еще больше превративший в чудовищ, затем пришли Война и Голод, точнее не пришли, они всегда были рядом, а разошлись в полную силу, — пришельцы из пришлого побледнели от услышанного. — В результате больше половины всех людей на планете погибла или превратилась в одержимых жаждой убийства монстров. В попытках сдержать Чуму мы беспощадно выжигали те места, где она возникала, делая тем самым только хуже. Дальше… что касается адского воинства, мы их тоже наблюдали западе США. Самые настоящие демоны с рогами и копытами, правда, не враги они нам.

С исходом 144 000 девственников в рай Иоанн тоже не прогадал.

— И где же этот рай?

— Вы в нем находитесь. Для людей Элетания стала своего рода Эдемом, где можно найти укрытие от бед земных. Тем не менее не все так просто — рай нужно заслужить. За него идет ожесточенная борьба между нами и чужаками из мира Аркон. Рискну предположить, война за Элетанию не что иное, как Последняя битва. Дальше только победа или смерть.

— Ну, ты даешь, Алмонд, — протянул удивленный Макмиллан. — Не думал, что ты такой умник.

— Я ж Гарвард закончил с отличием.

— Ты!? Гарвард!? Гонишь!

— Не вру, честно, перед армией отучился на историка. — Для Григса новая деталь из жизни сослуживца стала не меньшей неожиданностью после встречи с предками.

— Какого дьявола тогда пошел в армию, да еще в воздушный десант?

— Надоела рутина, захотелось чего–то нового. И получил приключения на свою задницу.

Их беседу внезапно прервал нарастающий в воздухе свист.

— Ложись!!! — прокричал кто–то, прежде чем первая неуправляемая ракета упала поблизости от американских траншей, вздымая в воздух десятиметровый столб камней и земли. Следующие снаряды падали с интервалами в одну–две секунды, не давая высунуться из окопа. Жуткий вой и грохот перекрыл остальные звуки. Григс быстро среагировал, повалив на дно траншеи медсестру Кэтрин, которая растерялась от начавшегося артобстрела. Двум ее компаньонам лишних разъяснений не потребовалось, они хоть из девятнадцатого века, но не настолько отсталые, чтоб не залечь на землю с началом артиллерийского налета, продолжавшегося по ощущениям около трех минут.

По прекращению вражеского огня десантники снова высунулись из окопов, увидев приближающиеся вдалеке силуэты техники противника.

— Господа, вы знаете делать, — сказал сержант Фостер десантникам. Затем он обратился к конфедератам:

— Спрячьтесь где–нибудь и не высовывайтесь.

— Мы тоже солдаты, — недовольно возразил Дональд. — И ничем не хуже вас.

— На счет вас не сомневаюсь, но оружие у вас по современным меркам антиквариат. Из него только по воробьям стрелять можно.

— Вот смотрите на настоящее оружие. — Мэтью показал свою старенькую винтовку. — Автоматический карабин М4А2, емкость магазина составляет тридцать патронов, дальность прицельного выстрела — семьсот ярдов. Скорострельность до тысячи выстрелов в минуту. Может устанавливаться оптический и лазерный прицелы, фонарик, подствольный гранатомет, оптический прицел, что мы и видим на данном варианте…

— Григс, черт тебя дери! Хватит дурью страдать! — рыкнул сержант.

— Сэр, так точно, сэр!

— Дональд, Том, Кэтрин, спрячьтесь в бункере и не высовывайтесь, пока вам не разрешат!

Перенесенные поспешили укрыться, а Григс наравне с остальными готовился встретить врага. К позициям роты ''Дельта'' двигались крупные силы противника. Григс насчитал десяток облепленных пехотой парящих танков и три боевых вездехода. Вторые особенно выделяются на фоне приземистых ''блинов''. Вездеходы имеют высокий силуэт в шесть с половиной метров. Прямоугольную коробку несет на себе четырехосная ходовая часть с высокой посадкой. Широкие колеса явно предназначены для езды в труднопроходимой местности. Данная модель арконской техники обычно перевозит внутри себя до двадцати солдат и выполняет роль огневой поддержки. На крыше установлена турель с автоматическими пушкой и гранатометом, есть варианты с крупнокалиберным орудием либо системой залпового огня. Подбиваются вездеходы сравнительно легко — огнем ПТРК, танков, БМП. Атакующим же сейчас железякам придется иметь дело с противотанковыми минами, расчетами ''Джавелинов'' и, если дело запахнет жаренным, взводом танков М1А2 SEP2. Стартовали ПТУРы. Два факела ракеты, оставляя за собой едва заметные полосы дыма, пролетели по крутой дуге и почти одновременно поразили цели в крышу башен. Первый парящий танк рванул почище авиабомбы, сидевшие на нем пехотинцы не успели ничего не сделать. Второму ''блину'' повезло больше — попадание не причинило особого вреда и он продолжил движение как ни в чем не бывало, находившаяся на нем пехота благодаря наличию бронекостюмов не пострадала. Восьмиколесный вездеход, по бортам и на крыше которого крепились блоки с ракетами, огрызнулся залпом неуправляемых ракет. Уже на подлете арконская артиллерия преподнесла неприятный сюрприз — каждый из снарядов нес внутри себя кассетный блок. Ракеты рвались еще на подлете, на высоте двадцати метров, тучи осколков засыпали позиции десантников. Потери, конечно, американцы понесли, но благодаря фортификационным сооружениям они оказались несущественными.

— Григс, ты цел? — поинтересовался Макмиллан, не успевший толком отойти после артиллерийского залпа.

— Не считая звона в ушах, да.

— А ну, ка, — капрал потянулся к каске Мэтью. — Сегодня ты у нас везунчик, Мэт.

В руках Макмиллан держал выдернутый из кевларовой каски рядового довольно крупный осколок от оболочки арконской ракеты.

— Еще не вечер, капрал!

***

— Папа, говорит Стратофортресс, до выхода на дистанцию атаки осталось три минуты. У противника есть в наличии ПВО?

— Стратофортресс, никак нет. Зенитки кротов вас не достанут. Вам обеспечен зеленый коридор, можете не беспокоиться на этот счет.

— Папа, уточните еще раз точные координаты для удара, а то навигация глючит.

— Стратофортресс, передаю точное местоположение.

— Отлично. Координаты получены. Пожелайте нам удачи.

— Не подведите нас, если все пройдет успешно, землекопы полностью выйдут из игры.

— Скажите, наконец, откуда разведка узнала о местоположении центрального разума?

— За это благодарите наших экстрасенсов.

— Понял, Папа. Отбой.

Через считанные минуты решится важная проблема, где–то тут, посреди пустыни Да–Ран прячется некое существо, управляющее коллективным разумом кротов. Пилоты одновременно испытывали волнение, ведь им доверили такую важную и ответственную миссию — единственным ударом покончить с землекопами. Войну на два фронта республика на при каких обстоятельствах не выдержит, а кроты, по данным разведки уже стягивают силы южнее Техаса… Под крылом B-52 проплывал пустынный пейзаж — бесконечные песчаные барханы с редкими оазисами, иногда в поле зрения попадаются развалины древних городов. Руины, одно из многочисленных свидетельств существования Древних, наполовину занесенные песком постройки намного тысячелетий пережили своих строителей. На первый взгляд тут все безжизненно, осадки выпадают нечасто, температура днем достигает шестидесяти градусов по Цельсию. Все–таки, пустошь обитаема, здесь комфортно обитают песчаные черви и еще десяток видов хищных животных. Глубже под песками и каменистыми равнинами проложены многие тысячи километров искусственных ходов, пещер. Орда архидемона давно обосновалась под землей. Для пилотов до последнего момента осталось загадкой, каким образом разведке удалось обнаружить месторасположение центрального разума.

— Пусть они получат свое. Произвести пуск! — в предвкушении произнес командир экипажа.

— Ракета пошла.

''Стратофортресс'' выпустил крылатую ракету AGM-86, оснащенную ядерным боезарядом, мощностью в 150 килотонн. Четыре минуты полета и КР, наводимая по раннее сброшенному радиомаяку, врезалась в землю, пробив семь метров грунта. Инженерам пришлось изрядно попотеть, чтобы вместить ядерный заряд в бетонобойную БЧ. Мощность взрыва была такова, что в радиусе двух километров осела земля, обрушились своды пещер, туннелей похоронив под собой тысячи тварей.

***

МакКой заслонил лицо тыльной стороной ладони левой руки, когда на него с неба обрушился град из камней и земли. Снаряд, по всей видимости, упавший на самом краю эллипса рассеивания, проделал в местности яму глубиной метра два и диаметром в пять.

— Сэр, что это было?!…Это наша артиллерия?! — Дэвид Редвуд, рядовой регулярной армии США, сидя на асфальте спиной к железобетонному ограждению, откровенно паниковал, и то и дело хватался за свой навороченный карабин M4A2.

— Нет. Исключено.

— Тогда кто по нам садит?

— Кончай дёргаться уже, сейчас узнаем. Одно ясно — стреляют не по нам. Видишь, как они раскатали боевое соединение пришельцев? Просто те, кто стрелял не знали, что мы здесь. И к тому же это самый край границы Техасской Республики. Там, в нейтральной зоне чертовщина творится. Русские с китайцами безуспешно гоняют пришельцев и сами огребают систематически. Просто кто–то психанул.

— Просто психанул? Нас чуть не похоронили!!

— Боишься умереть девственником?

Небольшая рация на груди у Дугласа МакКоя взорвалась треском помех, затем голос чётко проговорив позывные спросил, как его слышит Росомаха–Шесть.

— Это Росомаха–Шесть, вызываю Вепрь–Один, приём?

— Это Вепрь–Один, слышу вас хорошо. Мы зафиксировали артподготовку примерно в километре, северо–восточнее от вас. Есть ли у вас потери, и кто, чёрт подери, по вам стрелял?

— Никак нет, сэр, потерь нет. Кто стрелял — неизвестно! Огонь вёлся по вооружённой группе неприятеля. Огонь вели предположительно со стороны подразделений НОАК или, что тоже вероятно, со стороны Новой России.

— Вас понял, Росомаха–Шесть, разберёмся. Продолжайте прикрывать конвой. Вепрь–Один, конец связи.

— Ч–чёрт! — Редвуд опять дёрнулся, когда в воздухе над головой пронёсся летательный аппарат инопланетчиков.

— Сиди смирно. Они сейчас не так опасны — мы им крылышки подрезали. Теперь они реже летают, и то в основном на разведку.

— Ну да! А на земле нас прессуют, как асфальтовым катком.

— Недолго им осталось. У них ресурсы на исходе, я это чую. — Мрачно проговорил Дуглас., — Ладно, вставай, пошли! Нам ещё эту колонну охранять от поползновений всяких.

— Есть.

— И заканчивай нервничать. Таблетки прими какие–нибудь.

— Есть, сэр. — Угрюмо отвечал Дэвид.

Они подошли к парку, среди деревьев которого прятались остальные бойцы взвода, и стояли замаскированные «Хамви» и грузовики, забитые беженцами и провиантом.

***

— А раньше лучше было? — Нарочито удивлённым тоном задал вопрос Вадим. Он стоял, прижавшись к дверному косяку и курил.

— Ну–у. — Неуверенно протянул Станислав и сделал неопределённый жест руками. Он уже жалел что высказался на тему сегодняшнего катастрофического положения дел.

— Раньше было лучше, потому что тебя семья кормила и одевала. И стабильность в государстве была. — Пояснил Вадим. — А я с четырнадцати лет сам крутился.

— Я вообще не это имел ввиду. Я с четырнадцати лет сам объявления расклеивал и брошюры раздавал в людных местах. Меня даже милиция гоняла. Это потом я исключительно интернетом занялся. Я говорю, что раньше легче было, потому что и нефть больше стоила и вообще… — Начал оправдываться Станислав.

— Дебильный разговор какой–то. Никогда в Приморье нормальной работы не было. Таджики, узбеки, китайцы эти ещё понаехали, тогда вообще русские рабочие стали нафиг никому не нужны. — Добавил Женя. Сидя за столом, он механическими отточенными движениями разобрал АК-12 и начал его чистить и смазывать. — Я уже не говорю про весь этот горький катаклизм. Мало было Провала с последующими войнами, теперь ещё и инопланетяне на голову свалились.

Станислав тоже на всякий случай начал осматривать свою винтовку ORSIS T-5000. Убедившись, что с ней всё в порядке, и чистить её пока не надо, он молча прильнул к оптическому прицелу и стал что–то высматривать вдалеке.

Полуразрушенное здание на границе Новой России и нейтральных территорий служило для армии одновременно временным складом и временной же казармой.

— Гад, дядя, покажи котлы! Они все адо гнидо! — Раздался наигранный детский голос снаружи и в помещение вошёл Арсений с идиотской улыбкой на лице, мешком с картошкой в одной руке и тазами в другой.

— Тьфу. — Вадиму подобный юмор явно не нравился.

— Да, б…, съездил к родственничкам во Владивосток. — Продолжил свой монолог Арсений, устроившись в углу. Он начал высыпать грязную картошку на пол, один принесённый им таз наполнил водой из канистры, а второй таз приготовил для очищенной картошки.

— Хочешь сказать, если бы не съездил, вот этого бы всего не началось. — Спросил Вадим.

— Да я шучу. Конечно, по ту сторону — вообще эсхатологический салатик. Мор, глад, война, смерть и семь казней египетских.

— Чего?

— Что?

— Эсха… — чего?

— Эсхатологический. Эсхатология — наука изучающая представления о конце света и судьбах мира в разных религиозных течениях. Ну, грубо говоря. — Терпеливо пояснил Арсений.

— Вы, москвичи, все какие–то ё….ые. — Сделал заключение Вадим.

— Ха–ха! — Арсений беззлобно рассмеялся и продолжил чистить картошку. — Эх, блин тушёнки бы ещё.

— Размечтался. Скажи спасибо, что хоть это есть.

— Шутить нельзя, мечтать нельзя. Да ты — тиран.

Вадим не ответил. Он докуривал третью сигарету.

Вдруг наперебой запищали тактические планшеты и через помехи проступил строгий голос генерала .

— Сириус, я — Альтаир, приём?

Все бойцы одновременно бросили свои занятия и прижали наушник плотнее к уху. Евгений, как командир взвода, коснулся тангенты и начал диалог .

— Я — Сириус, слышу вас хорошо, приём.

— Сириус, приготовьтесь получить новое задание. По данным авиаразведки, предположительно в сорока километрах к северо–западу от вашей дислокации находятся подразделения противника, представляющие собой скопление бронетехники и пеших войск. В данный момент зафиксирована смена позиции неприятеля. Неприятель начал движение по направлению на юг, к границе Республики Техас со средней скоростью восемь километров в час.

Ваша задача: обнаружить противника и скорректировать огонь артиллерии, используя лазерную наводку или в отсутствии таковой при повреждении оборудования, скорректировать наводку по координатам армейской шкалы. Более подробные данные будут загружены на ваши тактические планшеты через сеть. Приступить к выполнению задания немедленно.

— Сириус — Альтаиру, приступаю к выполнению задания немедленно.

— Альтаир — Сириусу, конец связи.

6 часов спустя.

— Вижу противника на два часа, скорость — пять, направление 96, координаты…, упреждение…, поправка…, осуществляю наводку лазером! — Стас передавал данные по военному каналу, одновременно загружая их с многофункционального визора и через тактический планшет, проговаривая в микрофон данные, чтобы продублировать информацию для более подробного отчёта.

Нажав пальцем на планшет, он увидел положение взвода и каждого бойца на интерактивной карте местности, и местоположение противника. Колонна бронетехники пришельцев продвигалась медленно. Киборги, рассеявшись по местности, сканировали пространство на предмет живой силы противника и замаскированных орудий.

— Артиллерия готова. — Коротко сказал Евгений. — Уже выпустили первую партию снарядов, перезаряжают.

— Плохо, что мы слишком близко к границе, да ещё тут населённый пункт совсем рядом. — Прошептал громким шёпотом Арсений.

— Говорят его эвакуировали. Так что, просто наслаждайся шоу. — Ответил Евгений.

— Какое уж тут шоу. Из РПГ пострелять точно не дадут.

— Даже и не думай. Это на крайний случай. — Евгений понимал рвение бойцов надавать по сусалам непрошенным гостям, но РПГ-32 с новыми «умными» боеприпасами нельзя было использовать без прямого назначения. — Сначала артиллерия поработает, а там посмотрим, может и не пригодится.

***

Обвал произошел настолько внезапно, что Нахат даже не успел ничего понять. Сущность покинула уничтоженное тело, Искажающий Плоть почувствовал страх — страх бесследно исчезнуть, но от этого не скрыться, состоящее из различных энергий тело сразу же начало медленно рассеиваться. Вселение в тушу своего творения было лишь отсрочкой неизбежного, нематериальная оболочка еще пять тысячелетий назад необратимо повреждена. Архидемон просто так погибать не намерен, шансы на спасение может дать кое что другое… Разум Нихаду по–прежнему заперт в ловушке, к счастью западня лишь немного ослабла. От сущности Темной Матери тянется еле заметный энергетический канал, нить, связывающая эфирное тело с физическим. Если попытаться соединиться с нитью и отсечь сущность богини, то может что–то и получиться. Недаром, целые тысячелетия Нахат посвятил изучению магии Хаоса, архидемону удалось постичь некоторые тайны силы, доступные лишь самым сильным из Богов Пантеона.

Но есть и другой путь — стать нежитью, полторы тысячи циклов назад покровительства архидемона попросил король мертвых, Баур тан Кхрог. Мертвецы предпочли полному уничтожению со стороны людских государств вечное рабство у Проклятых. На случай уничтожения своего нынешнего тела, Нахат дал указание Мертвому Совету создать временное вместилище для себя, где бы он мог уцелеть. Как же поступить? Если получится вселиться в тело Нихаду, могущество возрастет в разы, но управлять своими детьми уже будет невозможно, к тому же гарантий никаких того, что все пройдет успешно. Утешительный приз — шестнадцать миллионов рабов трау и полная власть над их душами. Он сможет стать Высшим. С другой стороны стать живым мертвецом и потерять все остатки божественной сути, хотя риск полностью умереть существенно меньше… На такое не согласился бы не один бог… кроме Нахата. Архидемон решил для себя, что становиться лжебожеством в данной ситуации неприемлемо, трау никогда не смогут одолеть атлантийцев, которые в свою очередь доказали, что обладают возможностью уничтожать Богов. Выбор сделан, Нахат вселится в специально подготовленный сосуд. В теле мертвеца управлять ордой станет значительно труднее, но это лучший вариант. Больше нет время на промедление, бестелесное существо мгновенно преодолело огромное расстояние, отделяющее логово Нахата от логова некромантов. Исул–Кхет, вот где располагается новое укрытие уцелевших некромантов Мертвого Совета. И они пострадали от атлантийцев, Звездным Огнем дотла сожжены главные твердыни мертвецов. Тем не менее, некоторые из жрецов–личей избежали смертельной участи, души некоторых из них рассеялись в Бездне, будучи больше не в силах оставаться в материальном мире. Очень хорошо, что в союзниках у Нахата оказались живые мертвецы. Давняя история.

Тысяча семьсот циклов назад существовало людское государство Исул–Хеш, жители активно практиковали некромантию. В отличие от остальных народов Элетаана, люди Исул–Хеша добились гораздо больших успехов в магии мертвых. Почему? Неизвестно и самому Нахату. Исулхешцы никогда не питали иллюзий о своей участи после смерти, каждый человек знал о том, что души большей части разумных существ обречены сгорать в Бездне или поглощаются Богами Порядка. Возможно, именно желание добиться бессмертия и позволило некромантам достичь заветной цели. Их искусство манипулирования тонкими телами достигло такого совершенства, что позволило нарушить естественный ход вещей. Попутно некроманты научились создавать нежить, которая и не снилась элетаанцам раньше. Высшая некромантия позволяет оживить даже кучу костей без плоти и наделить их подобием разума. Многие из жителей Исул–Хеша прошли специальный ритуал, позволяющий изменить душу и навечно привязать её к материальному миру. Некромантия в свою очередь позволила переселять душу в новое тело, если старое изношено. Такие перерождения очень губительно сказывались на разуме, душа после пяти–шести переселений начинала разрушаться. Тогда жрецы–некроманты снова решили проблему, став живыми мертвецами. Соседним человеческим империям очень не понравились некромантские штучки Исул–Хеша, нельзя было позволить существовать у себя под боком целого государства еретиков, да еще населенного живыми мертвецами. Империя Даларат, Королевства и Альвийская империя собрали объединенную армию и начали войну с Исул–Хешем. Войско нежити вчистую выиграло сражения первых циклов, живые отступили. После того, как мертвецы вторглись и опустошили пограничные земли Южных Королевств, в войну вступили остальные человеческие государства и Альвийская империя. Король мертвецов Баур тан Кхрог, предвидя печальный конец, дал клятву спасти своих подданных и отправился в долгие странствия по пустыне. Личу не нужны ни сон, ни еда, ни воздух, поэтому он не уставая целые циклы блуждал по пустыне в поисках спящего бога, которым оказался Нахат. Когда Искажающего Плоть разбудили, то в первую очередь поинтересовался, как лич нашел его. Оказывается, Кхрог узнал о каком–то очень древнем пророчестве, где говорилось о темном боге, спящем в песках южной пустыни. В обмен на помощь темного бога, исулхешцы вечно будут служить Нахату. Архидемон в то время как раз нуждался в союзнике, ведь многие из детей не смогли пережить сон, длившийся тысячелетия. Искажающему Плоть для создания новой орды потребовались живые существа: люди и звери, чем Исул–Хеш и обеспечил Проклятых. Армия нежити и порождений тьмы в итоге сумела отбиться от приспешников Пантеона. Война, длившаяся три десятилетия окончилась, после этих событий сто циклов длилось затишье на Элетаане. Нахат не привлекая к себе лишнего внимания, создавал огромную орду под землей, мертвецы крепко закрепились на своих границах, изредка совершая набеги на живых соседей. А остальные народы не рисковали соваться в пустыню.

Давно архидемон не был в Исул–Кхете, вместо давно бежавших живых людей обосновались порождения тьмы и легион мертвецов, без перерыва охраняющих своих повелителей. Среди ослабевших магических ветров чувствуется излучение маяка, специально настроенного, чтобы Нахат мог найти подготовленный сосуд для него.

В глубине полуразрушенного дворца, возвышающегося над полупустыми кварталами древнего города, находится саркофаг с особым телом. Архидемон недолго петлял по запутанным залам и коридорам, маяк четко указывал направление. Внутри совсем немного охраны, изредка попадаются неподвижно замершие мумии в доспехах. Глазницы тускло светятся голубым цветом. Когда–то эти воины были людьми, но некроманты превратили их в нежить, в разуме иссохших трупов ощущается некое подобие разума и поблекшие обрывки воспоминаний тысячелетней давности.

Наконец показался широкий зал, посредине в саркофаге лежит тело в два человеческих роста, Нахат специально вывел сосуд для себя. В спираль жизни человека добавил немного составных частей от подземного огра. Получилась жуткая помесь двух совершенно несовместимых видов, пришлось очень постараться, чтобы существо выросло до нужных размеров. Потом некроманты умертвили полукровку и подготовили к ритуалу подселения сущности архидемона. В данном случае вселяться в живое существо не имеет смысла, Нахат ослабеет до уровня простого демона или просто уничтожит себя вместе с выбранным сосудом. Мертвый же сосуд самый подходящий путь. От тела исходят потоки Силы, Мертвый Совет хорошо постарался. Архидемон станет архиличом, все остатки божественной сущности уйдут в прошлое. Искажающий Плоть не совсем архидемон, в нем еще осталась слабая искра божественной силы… придется с ней расстаться. Темный бог продолжит войну до тех пор, пока остальные расы не будут до конца истреблены или порабощены и Элетаан не будет поглощен. Безраздельное доминирование сначала в этом, потом в других мирах — вот главная цель Нахата.

Демон больше не стал медлить и начал соединять свою оболочку с оболочкой мертвеца, всем своим естеством архидемон ощущал, как уходит мощь, но вместе с тем и боль. Сущность бывшего бога перестала распадаться. Очень непривычно находиться в мертвом теле, больше не ощутит никогда Искажающий Плоть былое могущество. Если и это тело будет уничтожено, то дальше только полное забвение, чего Боги бояться больше всего. Злость на атлантийцев и денсорин вспыхнула с новой силой, безбожники стали каким–то проклятьем. Оружие, способное выжигать Силу чуть не уничтожило бывшего бога тогда, а теперь этот Звездный Огонь… Как же безбожники сумели обнаружить логово? Ничего, время для мести еще будет…

— Очнись, великий… услышь нас… мы твои верные слуги… Что с ним?.. Он не слышит нас…

Изредка сквозь темноту разум архидемона, все больше и больше сливающийся с физическим телом, слышал мысленно общавшихся жрецов–личей Погребального Культа. Слуги находились где–то совсем рядом, пытались пробудить Нахата своей магией.

— Влейте в него больше Силы… для успешного слияния… Он не такой как мы… раньше был сильным богом… его дух ослаблен… жизненной силы мало, но разум цел…

Только сейчас, находясь на краю небытия демон ощутил весь тот ужас, испытываемый высшими созданиями перед Пустотой. Абсолютно бессмертия не существует, даже Живые Боги когда–нибудь безвозвратно канут в забвение. И не важно, что это будет, неумолимо текущее вперед время или Звездный Огонь. Вечна лишь сама Вселенная.

— Не получается… он умирает… Я пожертвую своей Ба… спасем его… другого пути нет… Владыка Кхрог, не надо… мы можем потерять вас обоих… Нет, пришло время заплатить долг…

Тьма резко отступила после того, как в архидемона влили неимоверное количество Ба, исулхешцы называли это жизненной силой, чего Нахату так не хватало. Когда энергии оказалось достаточно, бывший бог почувствовал облегчение — слияние с новым тело прошло успешно. У лежащей в саркофаге мумии гибрида огра и человека глазницы вспыхнули синим светом, демон попытался сделать вдох, но не получилось. Лишние органы личи в процессе мумификации вырезали, оставив кости да пропитанные алхимическими составами сухожилия. Теперь Нахату ближайшие столетия предстоит провести в образе жуткой мумии, наделенной жалким подобием жизни. Демон медленно поднялся из саркофага, руки и ноги очень плохо слушаются, много хуже живого. Здесь принципиальная разница в принципе контроля разума над телом, в живом мозг посылает через разветвленные нервы электрические сигналы к мышцам, заставляя те двигаться. У высшей нежити все иначе — физическая оболочка тесно связана с магией, сидящий внутри нее дух напрямую управляет телом, отдавая команды фантомным мышцам. Мертвецы имеют определенные преимущества и недостатки перед живыми, нежить не нуждается в еде, воде, сне, воздухе, вместе с тем она ничего не чувствует кроме отголосков прежних ощущений, эмоций. Лишь голый бесчувственный разум. Нахата это вполне устраивало.

Вокруг неподвижно стояли худые восемь фигур жрецов–личей в остатках колдовских одеяний, они вбирали Силу из окружающего пространства и отдавали ее архидемону. По идее их должно быть девять, но один из личей лежал на каменном полу, превратившись в обычный труп.

— Что с королем? — потребовал объяснений Нахат, хотя ему и так догадывался. Услышав зов повелителя, остальные жрецы склонили головы.

— Хозяин… он отдал свою жизнь, чтоб спасти вас. Мы пытались отговорить его…

Демону было странно слышать это от тех, кого полтора тысячелетий он держал в рабстве.

— Почему он сделал это? Вы же могли освободиться от моей власти? Почему не дали мне кануть в небытие?

Личи колебались с ответом, но вскоре один из них осмелился дать ответ:

— Ты наш вождь… без тебя мы ничто… Владыка Кхрог хотел покоя и он получил его…

— У нас появилась серьезные проблемы, уважаемый Совет.

— В чем дело?

— Темная Мать явилась на Элетаан.

— Как… не может быть… Ветвь Лин не ее владения… зачем она пришла, — личей, даже несмотря на их неживую сущность, пробрало до глубины их искалеченных душ. — Хозяин, ты поможешь нам?.. Таким как мы нет пощады…

— Можете быть спокойны, богиня надежно заперта в моей ловушке глубоко под землей. Думаю, она очень нескоро вырвется на волю.

***

Четыре года назад.

Республика Техас, Бриджпорт, частное владение, точное местонахождение засекречено.

Ишта приходила в сознание медленно. Её голова была подобна котлу с кипящей смолой. Что–то вязкое и донельзя горячее неприятно плескалось и переворачивалось внутри черепа. Она попыталась сделать над собой хоть какое–то усилие, но снова провалилась в черноту. Когда Ишта снова пришла в себя и попыталась открыть глаза, это получилось далеко не сразу. Повернувшись лицом вверх, она широко открыла глаза. В глазах троилось, зрение ну никак не хотело приходить в норму и фокусироваться на чём–либо. Ишта лежала на мягкой, застеленной белым постельным бельём односпальной кровати в небольшом помещении. Оглядев комнату, Ишта обнаружила два небольших окна под потолком. В рамы было вставлено мутное стекло, пропускающее рассеянный свет. У стены стоял продолговатый стол со стулом. Стол как и стул имел закруглённые углы, стол был прикручен к полу и стене. Ишта попыталась приподняться на кровати, и чуть было не потеряла сознание — голова страшно кружилась. Прилагая все внутренние силы, чтобы не провалиться в забытье снова, Ишта поднялась, опершись руками на мягкий матрац, и теперь пыталась понять, что происходит, где она и сколько пробыла без сознания.

Вдруг изнутри её как будто ударило тупым тяжёлым предметом. «Я в плену у шилао!» — наконец–то дошло до Ишты. Она начала вспоминать все события последних дней, и от нахлынувших воспоминаний, помноженных на всю гамму чувств, рвотный спазм вывернул её наизнанку. Тут же дверь в помещение, в котором стояла кровать с сидевшей на ней пленницей вошли двое странно одетых хуманов с оружием, которое они тут же направили в сторону девушки. За шкафотелыми сотрудниками вошёл смуглый хуман–уборщик и начал старательно вытирать рвотные массы шваброй. Когда он закончил и покинул помещение, сразу же в дверном проёме нарисовался элегантно и вместе с тем просто одетый хуман с неприглядной внешностью. Всё что про него можно было запомнить, это, пожалуй, то, что он был не молод, то что он обладал отменными манерами, и имел под своим высоким лбом очень умные и холодные глаза, взгляд которых просвечивал людей насквозь и вообще многое замечал и учитывал. За ним появился другой почти такой же человек, только он был одет в белый халат и при нём был небольшой чемоданчик с большим количеством инструментов. По необъяснимой причине Ишта догадалась, что это не инструменты пыток. «Не хуманы — шилао. Они только похожи внешне.» — промелькнула мысль.

— Ну — Сказал шилао в костюме. — Как вы себя чувствуете? Эффект от наших препаратов пройдёт у Вас быстро. Если Вы не возражаете, наш врач Вас осмотрит и сделает укол, если таковой будет нужен.

Шилао говорил на понятном Иште языке, хоть и с акцентом, что несколько обескураживало. Ишта глянула на охранников и поняла, что спорить не стоит. Их внешний вид производил определённое впечатление и не давал ни на секунду усомниться в их профессиональной принадлежности. Хоть она и была готова обрушится на искажённых с праведным гневом и попытаться причинить хоть какой–нибудь вред, но это было бы глупо и бессмысленно. У неё не хватило бы сил. Ишта поняла, что сейчас следует повиноваться и вести себя тихо.

Завершив осмотр, врач отрапортовал: " — Намного лучше, чем я ожидал. Очень скоро наша пациентка придёт в норму.»

— А теперь, леди, подставьте сгиб вашей левой руки, вот так, да.

Ишта испугалась, когда этот шилао с проседью в волосах и ловкими гибкими, как лапки паука пальцами достал шприц и начал заполнять его жидкостью из ампулы, но сделала, как он сказал. Хотя память о допросах намертво врезалась в её мозг, и вид шприца по началу вызвал у неё животный ужас. Однако, шилао в белом халате быстро и почти безболезненно и сделал укол.

— От этого Вам станет лучше, поверьте. Ватку держите вот здесь некоторое время, не отпускайте. Ну что ж, у меня пока всё. — Сказав это, белохалатный паук незаметно выскользнул за дверь. Ишта только после этого поняла, что врач тоже хорошо говорит на её языке.

— Через пару дней, когда вы будете чувствовать себя должным образом, я навещу вас снова. Мне с Вами многое нужно будет обсудить. — Сказал загадочный шилао в костюме из серой ткани, и так же исчез из помещения, как до этого сделали уборщик и врач. Последней вышла охрана и заперла за собой дверь.

Ишта действительно стала чувствовать, как тяжесть и боль уходят из её тела, а мысли становятся быстрее. Но вместе с этим в памяти всплывали всё новые и новые подробности её пленения и допроса. И от этих воспоминаний ей наоборот становилось только хуже. Она вспомнила, как после двух дней бессмысленной борьбы с демоническое зельем, оно всё же развязало ей язык. И она рассказала всё, что знала о богах Пантеона, о Хранителе, об Элетаане и о том, что узнала от Видящего. Ишта, подобно маленькой девочке–дурнушке выболтала шилао всё до последней крупицы информации. Более того: Ишта рассказала о том периоде жизни, про который не рассказывала никому и никогда, о тех далёких днях, когда она ещё не стала Посланницей. Страх внутри неё начал расти с осознанием этого, и постепенно сжимал ей горло. Она снова была совсем одна в этом мире и теперь полностью понимала, насколько вымотана и опустошена, совершенно беззащитна перед чужаками. Они просто вошли в Генакис, один из крупнейших городов Элетаана, как в свой собственный дом и просто похитили её, будто в праздный день срезали кошель с ремня зазевавшегося богача–обормота. И особенно, не прилагая усилий, высосали её досуха. Как жалко, что нельзя было вызвать небесные Легионы. Уж они бы испепелили чужаков и стёрли само упоминание о них в истории. Хранителя больше нет, а Душа Мира почти умерла. Горло Ишты снова сдавило, как удавкой. И она дала волю слезам, чего не делала, похоже, целую вечность. «Ничего," — думала она — «ничего ещё не потеряно. К'тал рано или поздно всё узнает, и тогда он сотрёт искажённых шилао с лица Элетании. А потом уничтожит тот мир, откуда они пришли, и станет так, будто они никогда и не существовали. Пусть даже заодно он сотрёт и меня, я больше не хочу жить.

Когда тот самый «серый человек» вышел в коридор, доктор уже ждал его и сгорал от нетерпения. Он очень хотел обсудить полученную информацию.

Вместе они пошли по коридору по направлению к административной части здания.

— Как вам «пациентка»? — Задал доктору вопрос «серый человек», посмотрев на него своим проницательным взглядом.

— Первый раз сталкиваюсь с чем–то подобным. «Дренаж» на неё подействовал весьма положительно, конечно. Но… Это невероятное упрямство, с которой она сопротивлялась сыворотке правды.

— Она наполовину альв. Может быть это…

— По совету Смотрителя мы разработали новую сыворотку. Она и вправду универсальна, по крайней мере, действует в 99% случаев. Видимо, всему виной фанатизм Посланницы, её приверженность, жертвенность. Не могу исключить и более глубинные причины, такие как генетика. Мы угробили на неё большое количество препаратов, пока не добились нужного эффекта.

— Если бы она умерла, мы бы потеряли ценный источник информации. — Суровым тоном напомнил «серый». — Это вам не на морских свинках косметику тестировать. Твои вивисекторы держали её на стимуляторах, чтобы не прерывать допрос. Ричард, ты ходил по краю!

— Я сознательно пошёл на этот риск… Вся полученная информация оправдала его. Это ценный опыт. К тому же мы узнали много и об особенностях её организма и о менталитете. О её психологии. Об ИХ психологии. Кроме того, удалось найти именно те участки ДНК и локализовать те органы, которые играют важную роль. У нас есть некоторые наработки, которые позволят…

— Только без всяких штучек доктора Моро! Мы и так непопулярны среди местного населения.

— Это обычные подавители. Да и живые существа, потерявшие связь с богами Пантеона всё равно рано или поздно вырабатывают иммунитет к «круговой поруке». Нет связи — нет зависимости. Можно жить и без неё.

Некоторое время они молчали. Наконец достигнув цели своего путешествия по коридорам, двое вошли в просторный кабинет, отличавшийся аскетической обстановкой: в нём отсутствовало всё лишнее, а холодные стены были покрашены в почти такой же оттенок серого цвета, как и ткань костюма его хозяина. «Серый» и тот, которого называли Ричард, возобновили свой диалог, как только расселись каждый по свою сторону письменного стола, стоящего посреди кабинета.

— Так, что там с «Дренажем»? — Первым начал обладатель ледяных глаз.

— Это потрясающе, Трой. У нас таких результатов не было со времён «Бури в пустыне».

— Обеднённый уран?

— Да, солдаты надышались продуктами распада, схватили дозу радиации, но нам удалось большинство вернуть их в строй до конца войны. Всего лишь несколько человек заработали лейкемию и другие формы рака. Но этот препарат, предложенный Смотрителем гораздо эффективнее. А универсальность! Мы опробовали его на подопытных альвах, благо с их количеством у нас теперь проблем нет. В 100% случаев исход благоприятный. Изотопы вымываются, повреждённые клетки либо восстанавливаются, либо удаляются из организма.

— А Балканы. Там, вроде, тоже неплохо подействовал ваш препарат?

— Это уже далёкое прошлое. К тому же на Балканах мы просто использовали иракские наработки. И к тому же на альвов старый препарат не действует. Наоборот, наблюдаются ухудшения. Альвы генетически не совместимы с нашей биохимией. Хотя я склонен полагать, это в большей степени из–за этой их магии. — Произнося эти слова, обладатель белого халата скривился. Ему были неприятны сами мысли о магии. Для него, человека точных наук, они казались вредными и антинаучными.

— Но это так, хочешь ты того или нет. И ещё: постарайся впредь быть осторожным. Я так понял, ваша группа не очень грамотно компоновала вопросы. Именно из–за этого допрос занял больше времени.

— Я буду осторожен, Трой. Но ты же помнишь какое дикое упрямство и высокомерие проявила… проявил объект. При другом раскладе нам потребовалось бы как минимум две недели, чтобы её сломать.

— Ричард, я всё сказал. — Колючие льдинки глаз Троя вперились в глаза Ричарда.

— Хорошо. Я понял тебя, Трой.

— Вот и отлично. И ещё, сегодня у нас понедельник?… К концу недели я жду от тебя подробный отчёт о проделанной за месяц работе.

Ричард поднялся и потупив взор вышел из кабинета. Трой остался один. Некоторое время он сидел в тишине неподвижно, как сфинкс, и перерабатывал информацию, полученную за последние часы. Потом он достал из стола тонкую папку с документами и, листая их, делал какие–то пометки в планшете, и изредка фотографировал отдельные страницы, обводя пальцем на экране отдельные участки получившихся фотографий.

***

[несколько дней спустя]

Ишту долго куда–то вели по коридорам, потом с охраной погрузили в повозку и везли в неизвестном направлении пару часов. Когда с её глаз наконец сняли повязку, она прищурилась от яркого света. Всё ещё щурясь, Ишта огляделась. Она стояла посреди огромного зала, богато отделанного и заполненного произведениями искусства: на стенах весели красивые, очень натурально нарисованные картины, окна прикрывали занавески из дорогих тканей, с узорами вышитыми золотыми нитками, пол покрывал ковёр с толстым ворсом, было в зале несколько изящно выполненных статуй и огромные полки с книгами. Поражала даже не столько красота, сколько количество роскоши. «Интересно, шилао создали эти произведения искусства?» — Подумала Ишта. — «Или награбили в своих войнах.»

— Приветствую Вас!

Ишта резко обернулась. Только в этот момент она обратила внимание, на двух охранников, стоявших по обе стороны и чуть позади от неё. Но голос ни одному из них не принадлежал. Ишта нахмурилась. По направлению к ней шёл шилао с ледяными глазами, обладатель скромного костюма из слегка блестящей серой ткани. Сопровождаемый ещё одним охранником, он прошёл мимо Ишты и сел за такой же красивый, как и всё в этом зале, стол с инкрустацией.

— Прошу вас, садитесь. — Сказал загадочный шилао, обращаясь к Иште таким же бесцветным, как и он сам, голосом.

Ишта послушно расположилась на кресле, установленном напротив стола. В последнее время она чувствовала себя странно. Желание вести бессмысленное сопротивление пропало, фанатизма тоже поубавилось. Ишта не могла это объяснить. Сначала она думала, что шилао что–то сделали с ней, но не могла почувствовать никакого серьёзного вмешательства извне. Шилао сильно растревожили её память, но не нанесли вред сущности. Почему же она больше не хочет слепо повиноваться воле Богов, умирать за них и, впав в ярость уничтожать искажённых.

— Я должен вас поблагодарить за помощь и попросить прощение за всё то, что вам пришлось пережить до этого момента. — Эти слова из уст шилао для Ишты были неожиданностью. Чего угодно она ожидала, но только не этого. Ишта видела, что он говорит эти слова искренне. Вся обстановка ей теперь казалась абсолютно нереальной.

— Вы предоставили нам очень ценные сведения. — Между тем спокойно продолжал шилао, и при этом он раскрыл, как книгу какой–то плоский предмет и последовательно потыкал внутрь него пальцами.

— Итак, давайте познакомимся как следует. Меня зовут Трой Дерринджер, в Республике Техас я занимаю пост директора Центрального Разведывательного Управления.

— Ишта Дел Ома, Посланница. — Ишту обескураживала такая прямота, скорость и… наглость с которой говорил и действовал этот… кем бы он ни был. Она решила, что вот сейчас уже начнёт требовать подобающего к себе отношения и обещать скорую расправу и погибель всем искажённым. Но не смогла: железные хватка и уверенность у неё начали медленно исчезать с тех самых дней как она ступила на землю искажённых шилао. Дошло до того, что она уже не доверяла собственным чувствам. Ишта сомневалась, кого она видит перед собой на самом деле. Этот шилао, холодный будто сталь и неживой, но в нём на короткие мгновения то и дело проявляется что–то человеческое, даже несмотря на массивную нечеловеческую наглость и непробиваемость личности.

— Скажите, откуда вы знаете наш язык? — Вместо обличительных речей, она внезапно для себя спросила именно это, и тут же смутилась.

— Выучить его было не так сложно, да и профессия обязывает.

Называющий себя именем Трой закончил манипуляции со своим артефактом.

— Ну что ж, теперь поговорим о деле. Я надеюсь, вы в курсе, что в данный момент в Элетании сложилась тяжёлая обстановка?

«Мне ли не знать.» — Со злостью подумала Посланница — «Вы наслали мор, спалили Звёздным Огнём десятки городов и государств, убили Наместника, убили огромное количество альвов и людей. Такое не смогли бы за столько же времени сотворить все небесные Легионы вместе взятые.»

— Пагуба — армия живых мертвецов и видоизменённых живых существ, направляемая демоном Нахатом, в данный момент движется с юго–запада на север, сметая всё на своём пути. — Продолжал Трой. — Элетанские правители, вместо того, чтобы противодействовать армии Нахата, занимаются тем, что грызутся за власть и разрушают те руины, в которые превратились их государства. Нашему правительству необходимо установить с власть имущими контакт и привлечь их к сотрудничеству, чтобы совместно уничтожить Пагубу, и, в дальнейшем поддерживать дружественные отношения. И для этого нам нужны Вы, Посланница. Вы всё ещё пользуетесь авторитетом, возможно, они будут вас слушать.

— Сначала вы убивали нас тысячами, причинили сотням тысяч ужасные страдания, убили Наместника и после этого хотите использовать меня в своих целях! Что дальше?! — Вскипела Ишта.

— Если Вы не в курсе, мы попали на Элетанию не по своей воле. — Мрачно ответил шеф разведки. От его голоса в зале стало морозно. — И в мыслях у нас не было нападать на кого–то первыми. Прежде всего, мы были заинтересованы в установлении дипломатических отношений. Однако представители вашей расы видоизменялись и впадали в бешенство, стоило нам только приблизиться к ним, а ваши солдаты устраивали одну бойню за другой, вырезая наше мирное население без видимой причины. Если вы не верите мне, я могу показать вам кадры, на которых запечатлены эти моменты.

Трой наискось развернул свой артефакт внутренней стороной к Иште. Одна из внутренних сторон артефакта, представляла собой светящийся изнутри прямоугольник. Этот прямоугольник создавал иллюзию окна в какой–то другой нереальный мир. Внутреннее пространство окна было заполнено незнакомой яркой текстурой, на которой были нарисованы маленькие пиктограммы. Но после коротких манипуляций директора, изображение сменилось. На экране появилось лицо солдата в полупрозрачных очках, он что–то говорил, как бы обращаясь к зрителю. Ишта слегка отпрянула, но потом поняла, этот артефакт, так же как запоминающие магические артефакты Элетании показывает, то что происходило в прошлом. Иште пришлось очень внимательно следить за происходящим на экране — изображение почти всё время дёргалось, а звук терял чёткость. Однако, всё же кое–что удалось разобрать. Благо, все кто присутствовал в показанном видении, говорил на языке альвов. Видение же началось с того, что солдат представился, представил своих спутников, а затем сообщил, что они все вместе направляются в селение альвов для установления дружественного контакта с местным населением. Но только они подошли близко к одному альву, мирная миссия превратилось в бойню. Причём начали её впавшие в неистовство альвы.

— От лица всех граждан Техасской Республики я приветствую вас. Мы пришли к вам с миром! — Выступивший вперёд переводчик, воздел руку в приветственном жесте.

Какое–то время ничего особенного не происходило, просто альв отпрянул с испугом, но через секунды две началось неладное. Альв начал меняться: глаза загорелись огнём ненависти, когти на руках удлинились, объём мускулатуры рос на глазах.

— Что за?!… — Опешил один из солдат.

— Билл, отойди от него, быстро! — Крикнул кто–то, судя по всему, командир группы.

Но переводчик не успел. Видоизменившийся альв бросился вперёд, с рёвом сжал его в смертельных объятиях и, сомкнул пасть, на плече переводчика. Он орал и сопротивлялся, но тщетно.

— Отпусти его немедленно!!! Слышишь ты, я к тебе обращаюсь!!! — Орали солдаты.

Но тварь не только не отпускала, но и начала кромсать тело парламентёра когтями, прижав его к земле коленями.

И тогда солдаты начали стрелять. Нескольких попаданий хватило, чтобы туша осела на землю, чтобы больше никогда с неё не подняться.

— Медик!! — Крикнул командир — Сюда, живо!

— Чёрт. Надо его срочно в госпиталь. — Осмотрев тело, сказал солдат с нарукавной нашивкой в виде красного креста на белом фоне.

— Р–ребята…

— Что там такое, Стивен?!

— Тут ещё несколько таких тварей. Вон там — среди деревьев, идут по направлению к нам. И ещё пятеро, на два и три часа!…

— Забирайте Билли, быстро уходим отсюда! — Крикнул командир.

Изображение переместилось на несколько мгновений слева направо, запечатлев надвигающихся со всех сторон оборотней, которые когда–то были жителями деревни. Изображение снова начало дёргаться вверх–вниз, державший записывающий артефакт убегал вместе с остальными.

— Вот так было каждый раз, когда мы пытались…«заняться дипломатией». — Сказал Трой, когда изображение на экране погасло.

— Это была самооборона. Если бы он не напал, мы бы не стреляли. Повторюсь, мы не планировали уничтожать всех альвов. — Продолжил пояснять он, словно маленькому ребёнку.

Ишта всё ещё хмуро и недоверчиво смотрела на директора разведки.

— А вот, что вытворяли ваши воины в наших землях. — С этими словами Трой достал из стола несколько прямоугольных листов, на которых было что–то нарисовано. Посмотрев на листы Ишта поняла, что именно видит. Её не сильно шокировали виды расчленённых и изуродованных тел. Она видела такое раньше и не один раз, но было необычно смотреть на кровь и насилие, находясь среди пострадавших. Она ещё не знала почему, но что–то заставило её почувствовать боль и отчаяние этих людей в последние моменты их жизни.

— А теперь вопрос Вам. Почему обитатели Элетании в большинстве своём решили, что нас необходимо истребить? — Трой Дерринджер проговорил это, уткнувшись в артефакт и бегая по его поверхности пальцами.

— Вас не увидеть магическим взором, вы осушаете потоки маны, и никакая магия кроме боевой на вас не действует. Само ваше присутствие вызывает сильное разрушение магических оболочек души…

— Но ведь Вы всё ещё живы. И многие другие альвы, люди и санхейли, бежавшие в наши земли, спасаясь от Пагубы.

Услышанное заставило Ишту задуматься.

— Если хотите, можете пообщаться с некоторыми из них. И они сами скажут Вам, как живут здесь и как себя чувствуют в наших условиях. — Предложил директор.

— Не думала, что они предадут Богов Пантеона и…

— Скажите, Ишта, Вы помните, что поведал вам Видящий? Насколько мы смогли понять, он рассказал вам о событиях далёкого прошлого. Вы помните, что именно он вам рассказал?

— Он говорил про прежних хозяев Элетании. О вашей связи с ними.

— А что самое главное? …Главное то, что мы достигаем всего и без помощи Богов.

— После смерти ваши души поглотит Хаос.

— Этого я не знаю. Но я знаю совершенно точно, что ваши души после смерти идут на корм вашим Богам. Они просто пожирают их, чтобы утолить свой безмерный голод.

— Это ересь! — Вскинулась было Ишта, но охранники уже были тут как тут, и схватили её за руки, когда она резко поднялась. — Я не верю!

— Тема эта действительно очень серьёзна. — Директор перешёл с располагающего тона на ледяной.

Выйдя из–за письменного стола решительным шагом и очутившись лицом к лицу с Иштой, которую всё ещё сдерживали охранники, он сказал: «У нас гостит один весьма авторитетный сановник. Если вы не верите мне, то ему просто обязаны будете поверить, хотя бы из–за его статуса. Он поможет пролить свет истины на некоторые теневые аспекты вашей религии. Прошу Вас, пройдёмте со мной.»

— Мы специально держим его в заключении в этом особняке, а не на территории комплекса. — Пояснил директор, когда он и охранники ведущие под руки Ишту, вышли из зала пошли по просторному коридору, тоже украшенному всевозможными картинами.

— Куда вы меня ведёте. — Протестным тоном спрашивала Ишта, пытаясь стряхнуть со своих предплечий цепкие руки охранников.

— Спокойствие. Сейчас Вы всё поймёте.

Они все вместе спустились в подвал, где в одном из помещений, которое было разделено стеной на две половины, сидел старик в робе арестанта. Руки и ноги его были пристёгнуты к стулу, голова поникла. Он находился в другой половине комнаты, в которую из первой вела дверь и окно. «Чтобы можно было наблюдать за допросом» — Поняла Ишта.

— Мы его видим, он нас — нет. Особое стекло. — Пояснил Дерринджер. Он подошёл к небольшому столику у окна, и нажал пальцем на еле различимую выпуклость на поверхности какого–то небольшого предмета. Ишта заметила, что из этого предмета торчит, не то стебель с бутоном, не то стрела с тупым наконечником.

В комнате с допрашиваемым находились ещё двое человек. Они были одеты в странную чёрную форму и носили на головах обтягивающие маски с отверстиями для глаз и рта. Как только директор нажал на предмет, один из людей отреагировал и подошёл к стене, на которой был закреплён точно такой же артефакт, и так же ткнул в него пальцем. Директор сказал пару фраз и человек открыл дверь, ведущую вовнутрь допросной комнаты.

Подойдя ближе, Посланница узнала этого пленника. Это был высший жрец К'тала. Он поднял на Ишту мутный взгляд и, судя по тому, какое выражение приняло его лицо, он в ответ узнал её.

— А–аа… — Протянул он. — Приветствую Вас, Посланница.

Его язык казался ватным.

— Длуур из рода Пак'нуне.

— Вы помните меня. — Старик просиял. — Вот уж не думал, что для меня недостойного, кто–то настолько недосягаемый найдёт место в своей памяти.

Тут в разговор вмешался Трой:

— Скажите, уважаемый, правда ли, что в религии, которую вы исповедуете, есть особые тайны, которые недоступны простым и не очень верующим.

При этих словах жрец слегка вздрогнул.

— Например, высокие жрецы предпочитают не говорить, куда на самом деле попадают после смерти души адептов Пантеона…Если не сказать, что они держат рот на замке под страхом смерти. — Последние слова Трой произнёс с нажимом. Жреца от этих слов начало трясти мелкой дрожью.

— То, что он говорит — правда? — Иште тоже было не по себе от этого разговора, она еле сдерживалась.

Глаза жреца наполнились ужасом. Было видно, как он пытается бороться, дёргаясь всем телом. Но его сопротивление было тщетным. Сыворотка взяло своё.

— С–с–следовало бы молчать, н–но я н–н–не могу ничего поделать…Э–т–то величайшая тайна Святого Пантеона. — Наконец принялся вещать жрец. Его голос дрожал. — За её разглашение демоны будут вечно пытать душу несчастно, осмелившегося проговориться, и души всех тех, кто узнал эту тайну, не пройдя обряда посвящения в высшие жрецы. Лучше умереть здесь от страшных пыток, чем потом мучиться целую вечность после смерти!

— И что же это за тайна? — Вопросительно склонившись к жрецу, с наигранным интересом спросил Трой.

— Боги питаются душами своих адептов. Без верующих наши Боги не были бы теми, кем являются. Они бы утратили большую часть сил и власти. А чтобы в толпе никто и никогда не задавал глупых вопросов, всякое полуграмотное быдло ослепили обещанием вечных посмертных блаженств!

Вдруг старик дёрнулся, и подался всем телом в сторону Ишты и Дерринджера. Глаза старика были совершенно безумны, а рот скривился в такой же безумной улыбке.

— Но теперь я рад, Ишта, я рад, что ты теперь знаешь! — Старик зашёлся диким смехом. И брызжа слюной начал кричать. — Не одному же мне испытывать ни с чем ни сравнимую вечную боль. Наши души будут вечно гореть, их будут терзать и протыкать раскалёнными стержнями! Демоны будут сжирать их! Они извратят саму нашу сущность!…

Ишта испуганно отскочила и начала пятиться. К жрецу уже подлетели люди в масках и, крепко прижав к стулу, сделали укол. Через некоторое время сумасшедший совсем успокоился и задремал, свесив голову на бок.

Ишта в испуге сжав кулаки, поднесла их ко рту и прислонилась спиной к стенке. Когда она пришла в себя через некоторое время, по её щекам снова потекли слёзы, как в камере, несколько дней назад, когда её привычная картина мира дала трещину. Сейчас же эта картина разрушалась необратимо.

— Ну почему?! — Закричала она, набросившись на Дерринджера с кулаками. Он даже и не пытался защищаться и сделал своим людям знак, чтобы они не вмешивались.

— Почему они ничего мне не говорили?! — Плач перешёл в рыдания. — Это несправедливо! Я отдала свою жизнь Богам, чтобы они после смерти просто проглотили мою душу, ничего не дав взамен?!

— Великий порядок всегда покрывает великая ложь. — Спокойно ответил Трой. Теперь они с Иштой напоминали двоих боксёров во время спарринга. Причём один из них, выдохнувшись, висел на шее у другого. Трой даже слегка улыбнулся этой ассоциации, всплывшей в его далёких воспоминаниях о том времени, которое он, обливаясь потом, проводил в спортзалах.

— Зная эту тайну, я уже не смогу жить как прежде. — Промолвила Ишта. Её слова прерывались всхлипываниями. — Я даже убить себя вряд ли смогу, зная, что меня ждёт после…

— Будет лучше, если ты выкинешь всё это из головы. — Сказал Трой. — И будешь жить здесь и сейчас.

— Как Вы можете так спокойно говорить о вещах, о которых не имеете представления. Вы не знаете, что такое служение. Настоящее служение. Вы не знаете, что значит веровать. — Ишта теперь смотрела Трою в лицо своими мокрыми от слёз глазами.

— О, ты ошибаешься. Я прекрасно знаю, что значит служить и веровать. И знаю, каково это — терять веру. А ещё я знаю, каково бывает, когда тебя бросают на корм собакам те, кому ты служил день и ночь без праздников и выходных. — Голос Троя стал очень серьёзным.

— Что мне теперь делать, что со мной теперь будет? — Всё ещё судорожно и часто вдыхая и хлюпая носом, спросила Ишта.

— А вот об этом у нас с тобой будет долгий и обстоятельный разговор. — Ответил Трой.

***

— Пригнись, блин! Жить надоело что ли!?

Медсестра Кэтрин из прошлого с самого начала находилась в какой–то прострации, ее ничего не волновало. Даже посреди ожесточенного боя она не обращала внимания на свистящие кругом пули, пронзающие дымовую завесу лучи арконских лазеров, плазменные сгустки. Григс едва вывел девушку из под удара ровно за пару секунд до того, как красная полоса возникла ровно на том месте, где стояла Кэтрин. Мэтью высунулся из–за угла здания и вслепую выпустил половину рожка. Через густой дым мало что можно разглядеть, хотя он ощутимо уменьшает мощность арконских лазеров. Десантники, продолжающие оборонять Ла–Грейндж, не намерены сдаваться — пусть роты ''Браво'' и ''Дельта'' оставили позиции на южных окраинах, война пока не проиграна. Командование в данном случае поступило верно, отдав приказа отойти с первой линии на более выгодные позиции. Генералы изначально хотели навязать арконцам городские бои, чего пришельцы так не любят. На улицах городка возведены баррикады, в каждом мало–мальски пригодном для обороны строении размещены огневые точки. Круглые сутки военные жгут резиновые покрышки и используют дымовые шашки, что должно существенно снизить возможности противника использовать лазеры и наводить авиацию, которая очень далека от полного господства в воздухе.

— Может пристрелить ее? — цинично предложил Алмонд. — Все равно она овощ.

Сержант рассвирепел, услышав слова рядового:

— Никто никого не убьет! В противном случае вслед за ней отправишься ты, тебе ясно, солдат?

— Так точно, сэр.

— К тому же двое других гостей из прошлого не поймут этого. А нам сейчас люди позарез нужны. Григс!

— Да, сержант, — откликнулся рядовой. Мэтью пытался разглядеть сквозь клубы дыма противника на противоположной стороне проспекта. Кажется, на неопределенный срок установилось затишье, арконцы пока не предпринимают попыток штурма.

— Проведи нашим друзьям из прошлого краткий курс обучения обращению с М4.

— Сэр, разрешите предложить свою альтернативу.

После короткого раздумья Фостер утвердительно кивнул.

— Лучше выдадим по плазменному пистолету, пусть прикрывают в случае чего. А в качестве автоматчиков от них толку будет мало, — Мэтью перевел взгляд на стоящих позади сержанта конфедератов. — Без обид, мужики

— Хм, так и поступим… — командир отделения вытащил из набедренной кобуры трофейное арконское оружие, протянул его в руки Дональду. — Вот держи.

— Это что за пистолет такой?

Хадсон с нескрываемым интересом вертел в руках новую игрушку, пытаясь понять, куда вставляются патроны.

— Он не пулями стреляет, а плазмой. — Видя недоумевающее лицо Дональда, сержант начал подробно объяснять особенности оружия будущего. — Это что–то вроде привычного для вас огня, только намного более мощное. Мощности хватит прожечь полдюйма железа, батареи, то есть источника питания, хватает примерно на двести выстрелов. Правда, дальность стрельбы не очень — не больше шестидесяти пяти ярдов… Попробуй пальнуть в тот ящик.

Командир отделения указал в сторону переполненного мусорного бака неподалеку.

— Как скажете, сержант.

Дональд ненадолго замешкался, затем все же собрался и прицелился в помойку. Палец осторожно вдавил кнопку, играющую роль спускового крючка. Арконский пистолет выплюнул искрящийся голубоватый шарик диаметров не более пары сантиметров, плазмоид с громадной скоростью врезался в контейнер, проплавив в нем маленькую круглую дырку.

— Ну как тебе?

— Довольно необычное оружие… Старый добрый ''Кольт'' куда привычнее держать в руках. А тут ни хлопка, ни отдачи. — Протянул хронопутешественник с каким–то сожалением. — Короче, справлюсь.

— Макмиллан, отдай свой пистолет Тому.

— Сержант, разрешите вопрос? — спросил Дональд, не выдержав утомительного ожидания.

— Ты уже задал.

— Как долго нам предстоит еще сидеть в этом переулке?

— Пока не поступит приказ сменить позицию. До тех пор мы будем сидеть здесь вместе со вторым отделением.

— И как вы узнаете, что поступил приказ? Связной вряд ли сумеет добраться сюда, все ж насквозь простреливается.

— У нас есть рации, — показал сержант ''уоки–токи''. — С помощью них можно связаться с командирами хоть на удалении в десятки миль при условии, что сигнал никто не глушит.

Их короткую беседу прервал шум лязгающих по асфальту гусениц. По улице в сторону занятых арконцами зданий полз танк, за которыми двигались пятнадцать солдат в бронекостюмах.

— Вот и тяжелая кавалерия подоспела.

Григс в какой–то мере завидовал этим ребятам из отрядов технопехоты, экипированных по последнему слову науки и техники. Каждый из них носит тяжелую бронезащиту и экзоскелет, но в тоже время солдат будущего постоянно бросают в самое пекло. Ведь только им по силам выполнить задачи, с которыми не справятся простые солдаты.

Двигающиеся за ''Абрамсом'' бойцы даже не обратили внимания на засевших в переулке десантников. Технопехотинца легко узнать по массивной рослой фигуре, с ног до головы закованной в высокотехнологичный костюм из кевлара и высокопрочных композитных материалов. Встроенные сервомоторы усиливают физическую силу носителя раз в пять, защита способна сохранить жизнь человеку даже при попадании в него сорокамиллиметровой гранаты. Стандартный арконский лазган не способен прожечь оболочку экзоскелетной платформы ''Тарантул''.

— Дельта–Семь–Девять–Три, вызывает Кронос. Как слышно, прием?

— Мы на связи, Кронос.

— В ваш район выдвинулся отряд ''Гадюка'', приказываю всеми силами поддержать их наступление. Мы попытаемся выбить противника из городка…

— Понял вас, отбой, — закончил сеанс связи командир отделения. — Вы все слышали, парни, вперед! Дональд, Том, сидите здесь и не высовывайтесь, мы постараемся вернуться за вами.

Гостей из будущего ради их же безопасности десантники оставили в относительно безопасном месте, а сами бросились в атаку вслед за ушедшего немного вперед танка в сопровождении технопехоты. Действовали по стандартной схеме: штурмовая группа в составе отряда пехоты и брони продвигается по улице, выявляя и подавляя огневые точки противника. М1 бил по пулеметчикам, снайперам, расчетам с тяжелыми плазматронам. Отделению сержанта Фостера не приходилось особо рисковать, их задача сводилась прикрывать штурмовую группу с тыла, вдруг оттуда вылезут арконцы. Улочки тут узкие.

Протяженные пулеметные очереди башенного пулемета ''Абрамса'' прерывались редкими выстрелами из главного калибра. Все стекла в окрестных зданиях давно повыбивало. Арконцы же на поверку оказались куда более устойчивыми, они вели огонь с крыш и верхних этажей зданий. То там, то тут мелькали красные огоньки, консервы успевали делать не больше пяти выстрелов, пока в очередное окно не прилетал снаряд или граната. Тяжеловооруженная технопехота действовала на порядок грамотнее аналогичных арконских штурмовых отрядов, которых на улицах Колумбуса американцы упокоили немало. Десантники лишь водили винтовками по сторонам, за экзоскелетниками даже подчищать не требовалось. Витающие в воздухе дым, пыль, пепел создавали десантникам ощутимые проблемы: во–первых трудно было дышать, а во–вторых видимость паршивая. Это бронеголовым хорошо, у них в шлемы до отказа напичканы электроникой и всевидящими оптическими сенсорами, имеются встроенные фильтры воздуха. А простой пехоте приходится чувствовать запах войны не только в переносном, но и в прямом смысле.

— Черт! — вдруг выкрикнул Макмиллан, бросил оружие и схватился за голову. Каска капрала в области макушки задымилась. Десантникам потребовалась секунда на осмысление происходящего.

— В укрытие! Рассыпаться!

Солдаты быстро попрятались кто куда. Григс с Алмондом нырнули в первую попавшуюся на пути дверь. Как и ожидал Мэтью, в очередной раз очередные недобитки пытаются прикончить их. Огонь велся из окна полуразрушенного попаданием танковой пушки двухэтажного здания с желтым фасадом. Видимо какой–то киборг сумел очухаться и решил сыграть в камикадзе. Впрочем, Григс это уже проходил в Иране… Рядовой без колебаний пальнул из подствольника туда, где с коротким интервалом мелькали красные вспышки. После прогремевшего взрыва жестянки прекратили стрельбу.

— Снял его!

— Отлично! — похвалил сержант, залегший у перевернутого на бок автомобиля.

— Макмиллан, ты жив?

Мэтью подошел к рассматривавшему свою поврежденную каску капралу.

— Эта сука мне лысину прожгла!

— Скажи спасибо, что у него аккумулятор в лазгане был севший. Иначе твои мозги просто вскипели бы.

— Хватит трепаться, солдаты! Мы и так отстали от штурмовой группы, давай те пошевеливайтесь!

***

Панрейское нагорье, станция планетарной защиты.

— Мы уже все бл…ь испробовали, как эту п….нь запустить!? Павел Геннадьевич, — обратился майор спецназа ГРУ к ученому, внимательно изучавшему висящие в воздухе голограммы. Русские ученые из академии наук как можно скорее пытались пустить в дело оружие Предтеч. Несмотря на инструкции Смотрителя сделать это оказалось намного сложнее, чем казалось раннее. — Придумайте что–нибудь! Сами знаете, что стоит на кону.

— Мы пытаемся, товарищ майор, поверьте, изо всех сил стараемся.

— Почему–то результата от ваших стараний никакого! Вторую неделю здесь торчим. А время уходит, имейте ввиду.

— Поймите, даже получить сюда доступ было практически невыполнимой задачей. Если б не Смотритель, мы вообще сюда не сумели б попасть.

— Но вы справились. Что вам теперь мешает?

Физик тяжело вздохнул:

— Я пытаюсь настроить кресло, таким образом, чтоб после синхронизации с системой вы не сделались овощем. Эта технология изначально не рассчитана на людей, Предтечи постарались сделать так, их достижениями не пользовались чужаки.

Майор задумчиво посмотрел на стоящее посреди зала на кресло, очень похожее на стоматологическое. Оно являлось пультом управления всей станцией, садящийся туда оператор отдавал команды мысленно. Не надо терять лишнее время, техника просто напрямую считывает мозговые волны оператора.

— Что–то я не совсем понимаю, товарищ ученый. Вы говорите о защите от чужаков и в то же самое время хотите, чтоб я сел в кресло и запустил систему.

— Мы не совсем чужаки. Земляне, да будет вам известно, являются гибридной расой. Система распознала нас и дала ограниченный доступ, от настоящих чужаков при попытке проникновения в комплекс не осталось бы и мокрого места.

— Сколько вам ориентировочно еще времени нужно?

— День, может два, и можно будет начинать.

— Хоть одна хорошая новость за сегодня…

— Что передают с большой земли? — поинтересовался физик. — Еще держатся?

— Дела с каждым днем все хуже и хуже. Пришельцы выбили американцев из Нового Орлеана, подошли вплотную к Остину. С полуострова наши и китайцы сегодня отошли на север, увы, в открытом поле с железками нам трудно тягаться… И еще говорят о высадке арконцев на Русском острове.

— Что, уже к Владивостоку подошли? — опешил профессор.

— Угу. Десант с орбиты выбросили, а наши растерялись, не знают что делать. Морская пехота вроде должна подоспеть.

— Значит, будем работать в усиленном темпе.

***

Для того, чтобы выбраться из устроенной Нахатом ловушки Темной Матери потребовалось немало времени. Богиня находилась в ярости, мало того, что ей придется собственноручно наводить порядок на Элетаане, так еще бывший вассал предал Пантеон. Искажающий Плоть дорого заплатит за мятеж и использование магии Хаоса, которой его пещера была насквозь пропитана. Нихаду не сразу ощутила присутствие хаотической маны. Но все позади, Высшей удалось вырваться из западни лишь благодаря удару Звездным Огнем, хвала Гефнонху взрыв произошел в стороне, в противном случае скверна полностью рассеяла бы сущность Темной Матери, а не заклятие архидемона. Смертоносные частицы пагубным образом действуют на тех, кто состоит по своей природе из чистой маны. В другое время Нихаду убить было практически невозможно. Высшие могут расщеплять свою сущность на несколько частей так, чтобы гибель отдельно взятой аватары не сильно влияла на целостность личности Бога. В нынешнем положении Темная Мать из–за пришествия Хаоса в ее владении вынуждена была собрать себя воедино и отправиться в самый отдаленный мир Пантеона, где стихия не успела погулять. Но и здесь неспокойно: войны, эпидемии, всеобщий хаос.

К своему сожалению Нихаду обнаружила лишь раздавленное в лепешку тело архидемона, покоящееся под грудами камней, его дух по–прежнему жив, однако след быстро теряется где–то посреди пустыни. Темная Мать решила оставить месть на потом, первым делом необходимо вернуться в сосуд, к которому толком привыкнуть не успела…

Пробуждение в физическом обличии было не из приятных: болела голова, кости ломило от сильных болей, хотелось пить. Хоть жрицы неустанно ухаживали за лежащим на вершине пирамиды телом, его состояние после многих недель непрекращающегося транса существенно ухудшилось.

— Позови Акши, — еле пролепетала Нихаду молодой послушнице, дежурившей около жертвенного алтаря. Молодая трау мгновенно побежала вниз за верховной жрицей.

Несмотря на отвратительное телесное состояние, Темную Мать переполняла Сила — сосуд успел впитать в себя энергию молитв миллионов верующих. Они просили богиню защитить Элетаан от Пагубы и шилао. Что ж, молитвы будут услышаны. Имеющегося могущества хватит на одно деяние, способное если не положить всему конец, то хотя б существенно облегчить наведение порядка.

Верховная жрица в сопровождении фрейлин явилась необычайно быстро, Высшая не могла не заметить добавившейся властности и уверенности в повадки Акши. Значит, выбор сделан правильно.

— Вы наконец–то очнулись, госпожа, — почтительно поклонились жрицы в главе с Матриархом.

— Нахат теперь мертв, дети мои, — торжественно произнесла Нихаду. — Я сумела найти и покарать нечестивого архидемона за то, что осмелился выступить против Святого Пантеона!

Богиня нагло блефовала, не хватало сомнений среди смертных, которых, к слову сказать, осталось не так много. Каждый верующий теперь на счету, а завоевывать сердца новой паствы дело очень трудное. Ведь без душ и молитв этих кусков мяса Боги были бы намного слабее… Тем более, в ее распоряжении не осталось ни Небесной Стражи, ни Посланников, ни одного Легиона.

— Но порождения архидемона продолжают держать в осаде наши города. Кто–то по–прежнему управляет Пагубой.

Слова Матриарха разозлили Темную Мать, поскольку сильно смахивают на упрек. Ни одному мешку с кишками не позволено сомневаться в Высших. Богиня взлетела над полом на высоту человеческого роста, ее начала окутывать тьма. Клубящийся черный дым образовывал в воздухе образы ужасающих существ, это заставило трау не слабо испугаться.

— А вы думали, что все будет просто!? Нахат умен, после смерти контроль над ордой перешел кому–то из его ручных личей. И не будет вам покоя, пока хоть один из неупокоенных топчет землю. Жрецов Погребального Культа необходимо истребить, всех до последнего.

— Госпожа, а как мы справимся с шилао?

— Смотрите…

Перед Нихаду возникло изображение — голубой шар, одетый в покрывало из белых облаков, с единственным уцелевшим после Великой войны континентом. Трау сразу узнали Элетаан. Проекцию окружала рваная фиолетовая дымка, менявшаяся каждую секунду и ровные симметричные линии, опоясывающие поверхность планеты.

— Все как в Атласе Мироздания, — с восторгом сказала Акши. — Значит, наш мир действительно имеет форму шара.

— Жили бы вы в более развитом мире, то не задавали б таких глупых вопросов. — Спокойным голосом ответила богиня. — Ваш Элетаан погряз в невежестве и ереси благодаря глупости Наместника. А мне все придется исправлять.

Нихаду аккуратно коснулась пальцем одного из многочисленных пересечений желтых мерцающих нитей, которые тут же сменили свет на багровый. Смена оттенков отнимала у богини неимоверное количество духовных сил, однако внешне Темная Мать оставалась невозмутимой.

— Госпожа, позвольте задать вопрос…

— Что я делаю? Я отвечу. Эти пересечения желтых линий являются местами наибольшего средоточия Силы на Элетаане, тесно связанными с Древом. Там сильно размыты границы между этим и другими мирами, оттуда из иных планов бытия на Элетаан проникает чистая магия. Ваша маги говорят, будто полюса Силы это естественные образования, что их породила природа. Но это совсем не так. Благодарить стоит Древних, именно они соединили бесчисленное число миров вселенной Великими Путями. Геомантическая сеть специально создана для того, чтобы облегчить смертным переходы из мира в мир. Я же просто закрою доступ на Элетаан извне, укрепив ткань вселенной своей силой. Никто кроме Высших не сможет пробиться сквозь барьер… Я ощущаю ваше восхищение мной, вашу искреннюю веру, — говорила Нихаду павшим ниц альвийским жрицам. — Чем ее будет больше, тем скорее Элетаан будет очищен от еретиков и различных нечистых созданий.

— Мы сделаем для этого все, госпожа! — глаза Матриарха, фрейлин загорелись нехорошим огоньком. Трау пребывали на вершине блаженства, в этот момент они были готовы совершить любой поступок ради Богини. Одурманенные исходящей от Нахаду Силой альвы с каждой минутой утрачивали последние остатки свободной воли.

***

Деревянная дверь, запертая изнутри, с грохотом слетела с петель после единственного удара ногой. Облаченный в экзоскелет пехотинец метнул осколочную гранату в помещение, где укрылась группа арконских орбитальных десантников. Те еще черти, отлично вооруженные и обученные, отличительной их чертой является то, что они никогда не сдаются в плен, впрочем, люди не предоставляли им подобную роскошь.

Прогремел оглушительный взрыв и в здание начали вламываться десантники. Первым вошел боец в бронекостюме наперевес с М249, эзоскелетник едва очутившись внутри выпустил длинную очередь по засевшим за баррикадами из мебели арконцам. В ответ ударили ослепительные красные вспышки, заставившие Григса на мгновение потерять ориентацию в пространстве. Если б не специальные очки, давно б зрения лишился, а так лазерные блики становятся не опаснее солнечных… Участвующий в штурме технопехотинец в отличие от Мэтью не растерялся, десантник за несколько секунд почти в упор расстрелял арконского стрелка. Часть бронебойных пуль со стальным сердечником защита пришельца сумела задержать, но оставшихся вполне хватило для того, чтоб чужак отправился на тот свет. Затемненное забрало шлема чужака не выдержало столкновения с М249. Покончив с первой консервой, пулеметчик занялся оставшимися двумя. Киборги ошалело палили из своих лазеров по стоящему посреди гостиной человеку в экзоскелете, мощности арконским фонарикам явно не хватало.

— На, получи! — прокричал Григс, выпуская по врагу остаток магазина. Пули безжалостно впились в нагрудную пластину брони пришельца, который не успел выстрелить, поскольку выронил оружие. Патроны закончились в самый не подходящий момент, когда Мэтью собрался сделать несколько последних выстрелов в уже упавшую на пол консерву. Дело довершил технопехотинец, нашпиговавший раненного арконца кучей свинца. Киборгов довольно трудно убить по сравнению с обычными людьми — даже при пробитии брони и повреждении жизненно важных органов нет полной уверенности, что очередная консерва сдохла окончательно. Киборгизация поставлена у арконцев на широкую ногу, каждый их солдат оснащен бионическими протезами и усилителями.

— Кажись, это последние.

— Не расслабляться, парни, здесь могут быть еще железки. Приказываю обыскать все помещения! — приказал сержант Фостер отделению. — Григс, Макмиллан, останьтесь тут, помогите мне с этими.

— Нет проблем, сержант.

Командир отделения принялся осматривать орбитальных прыгунов, дабы убедиться, что все они нейтрализованы.

— Спасибо за помощь, мужик, — бросил Мэтью ''тарантулу''.

— Не за что.

Григс не мог не заметить кучу оплавленных следов на бронекостюме штурмовика. Лазеры их совершенно не берут, все же, за пять лет войны земляне выработали методы борьбы с киборгами. Черные дырки заметно контрастировали на фоне серо–зеленой окраски костюма. Лицо технопехотинца скрывал закрытый шлем, визуальную информацию оператор получал через встроенные оптические сенсоры.

— Когда ты ворвался в комнату и даже не стал искать укрытия… Я сперва подумал, что ты самоубийца натуральный. Вы часто так подставляетесь под огонь?

— В последнее время частенько, — неожиданно рассмеялся ''тарантул''. — Работа такая у нас. Всегда на передовой, без отпусков и выходных.

— Я б тоже такой костюмчик не отказался заиметь.

— Гони двести тысяч амеро и будет тебе новенький ''Тарантул''. Правда, о спокойной жизни тоже придется забыть. Я уже забыл, когда в последний раз снимал его с себя.

— Эй, солдат, подойди–ка сюда. Мне нужна твоя помощь, — подозвал сержант ''тарантула''.

— Сэр?

— Глянь на эмблему него на плече, — указал Фостер на труп изрешеченного пришельца. На плечевой пластине был изображен человеческий череп и крыльями по бокам. — Что–то очень знакомое. Тебе не кажется?

— Восьмая десантная дивизия. Адские ныряльщики.

— Быть того не может. — Добавил Григс. — Для ныряльщиков они что–то слишком слабоваты, мы же им всыпали по первое число.

Мэтью поверить не мог, что их противником оказались знаменитые на адские ныряльщики, прозвище солдат одной из элитных частей Экспедиционных Сил Аркона. Подразделения орбитального десантирования попортили землянам много крови. Туда, насколько известно, набирают лучших из лучших. Все солдаты восьмой десантной дивизии вплоть до рядовых свободомыслящие в отличие от абсолютного большинства арконцев. Захваченные в плен жестянки в основном оказывались биороботами, чьими действиями руководит вживленный в мозги чип. Никаких желаний, эмоций или посторонних мыслей, хотя инициативность на нуле, в какой–то степени идеальные солдаты. Адские ныряльщики совсем иная история — фанатики до мозга костей, готовы умереть во имя родной цивилизации. Восьмая дивизия печально известна тем, что устроила массовую бойню во время взятия карантинной зоны Майами в 2019 году. По разным оценкам арконцы уничтожили больше двадцати тысяч человек, в три раза больше от их рук погибло альвов, оказавшихся на Земле в результате квантового смещения. Захват Вашингтона тоже дело рук 8–й десантной дивизии, жестянки в пух и прах раскатали 75–й полк рейнджеров, защищавших Белый дом. От феноменальной кровожадности ныряльщиков их ненавидят больше всех прочих жестянок, одно дело, когда твоими действиями руководит электронная схема в черепушке, совсем другое участвовать в истреблении себе подобных добровольно. Орбитальных десантников в плен брали в самых крайних случаях.

— Тем не менее, они из 8–й дивизии. Сомнений не остается.

— Интересно, командование знало, против кого бросило в бой наш батальон?

— Конечно, знает, капрал. — Сержант пристально посмотрел на технопехотинца. — Ведь так?

''Тарантул'' промедлил с ответом.

— Перед боем нам четко объяснили, что на подступах к Остину предстоит иметь дело с каким–то суперэлитным арконским подразделением. Помимо моего отряда сюда перебросили еще и отряд ''Носорог''.

— Серьезная, оказывается тут заварушка.

Картина теперь полностью ясна. Тяжелых штурмовиков бросали в бой только в крайнем случае, по несчастливому стечению обстоятельств рота ''Дельта'' оказалась в самой гуще событий. Технопехота на Земле стала тем супер–оружием, которое может выиграть битву даже при заведомо проигрышном раскладе. Рота, укомплектованная ''Тарантулами'' в бою стоит трех батальонов обычной пехоты — твердила пропаганда. Мэтью в ходе последнего боя по–настоящему в это поверил. 2–й батальон 505–го парашютно–десантного полка при поддержке отряда ''Гадюка'' сумел отбросить арконцев. А казалось, будто придется снова отходить на запад, у железяк серьезные преимущество в численности живой силы и технике, плюс поддержка с орбиты. Без космического флота враг мало чего стоит… Снова раздалась стрельба. На втором этаже группа зачистки натолкнулась на еще один очаг сопротивления. Вскоре четверо десантников притащили сверху убитого члена отряда ''Гадюка''. На этот раз броня не спасла технопехотинца от гибели: на груди зияла тридцатисантиметровая дыра, голова вовсе превратилась в бесформенный кусок сплавленного с плотью металла и композитных материалов. Такое возможно только после прямого попадания высокотемпературной плазмы. Наличие у противника мощных плазматронов отдельная головная боль для американской армии, поскольку эффективных способов защиты против подобного вида оружия пока не изобретено. Разве что толстая броня из какого–нибудь тугоплавкого металла может задержать плазмоид. Не увенчались успехом работы и по созданию компактного оружия, стреляющего шаровыми молниями. Земные физики на данный момент создали лишь несколько экспериментальных плазменных орудий, однако энергии они потребляют немеряно. Арконцы в этом ушли гораздо дальше — оружие на основе плазмы клепают в промышленных масштабах, от ручных плазменных пистолетов, которые в качестве трофеев имеются даже у американских солдат, до систем противовоздушной и противоракетной обороны. Стоит американскому самолету появиться в небе над Хьюстоном, к ним тут же с земли устремляется несколько светящихся шаров. Выживаемость летательных аппаратов после встречи с управляемыми плазмоидами стремится к нулю, похожая ситуация и с крылатыми ракетами.

- …Здание зачищено… Да, так точно, Кронос… уже выдвигаемся… Все парни, отдых закончен, наш ждет работа! Григс! — Окликнул рядового сержант. — Чего застыл? Тебе нужно особое приглашение?

— А, нет, уже иду, сэр.

Сквозь разрушенные кварталы Ла–Грейнджа уже продвигалась колонна танков из Первой кавалерийской. Солдаты сержанта Фостера запрыгнули на первый попавшийся ''Абрамс'', аналогично поступили и ''тарантулы''. Десантники, оседлав броню, двинулись к восточным окраинам городка, предположительно там закрепились потрепанные, но по–прежнему боеспособные соединения орбитального десанта пришельцев. Мелькающий перед глазами пейзаж производил на Мэтью угнетающее впечатление. Кругом сплошные руины, каждый дом несет следы шедших здесь тремя часами раннее боев, вовсю бушуют пожары. Сгоревшая военная техника землян часто сменяется подбитым металлоломом пришельцев, на улицах частенько попадаются трупы попавших под снайперский огонь гражданских. Выжившие с нескрываемым восторгом встречали колонны с военными, простым жителям довелось пережить самый страшный день в своей жизни. Остается надежда, что все позади. Григс знал: это далеко не так. Республика сражается из последних сил, обстановка ежедневно ухудшается, пришельцы основательно закрепились на оккупированном ими восточном побережье. Каким образом армия будет их выбивать оттуда, неясно. Не стоит забывать о землекопах на западе — многомиллионной орде из разномастных мутантов и живых мертвецов, готовых истреблять все живое на своем пути. Кроты в последние дни заметно зашевелились на западных и южных границах Техасской Республики. А там оборону держит сборная солянка из плохо вооружённых мексиканских боевиков, примкнувших к землянам аборигенов, беженцев с планеты Фрелиом и морской пехоты, засевшей на оперативных базах линии ''Рассвет''. Серьезной схватки они не выдержат в любом случае. Командование вынуждено разрываться сразу между тремя стратегическими направлениями, пока на восточном фронте идут бои, на юге и западе установилось нехорошее затишье. Земля помогает, чем может, но их подкрепления капля в море, оттягивание неизбежного. На стороне врага ресурсы трех завоеванных миров, миллионные армии, космический флот, полное превосходство в технологиях. И все же человечество пока единственная цивилизация, не павшая к ногам завоевателей. Проклятый вирус выкосил больше половины человечества, тем не менее, земляне устояли и перешли в контрнаступление. Сформированная Коалиция Объединенных Наций, куда вошла большая часть уцелевших земных государств, приступила к освобождению оккупированных арконцами территорий. Армия Британской Федерации наступает во Франции, США и Канада планируют вскоре вышвырнуть киборгов сначала с Североамериканского континента, а затем с островов Карибского бассейна.

— Эй! Мы здесь! Сержант Фостер, мы здесь! Эй!

Танки остановились на очередном перекрестке, пропуская в тыл колонну с грузовиками, вывозивших в тыл из зоны боевых действий гражданских и раненных. Из кузова одного грузовика десантникам радостно махали руками Дональд и Том. Григс и остальные солдаты поприветствовали хронопутешественников, им повезло быть подобранными спасателями. Больше предкам ничего не грозит.

— Рад, что вы целы и невредимы! — крикнул сержант.

— Мы тоже рады за вас! Удачи вам, парни! Пусть господь пребудет с вами!

***

— Говори, откуда у вас эта технология?! — в очередной раз задал вопрос дознаватель. Оскар уже плохо соображал из–за казавшейся бесконечной череды жестких пыток. Экзекуция проходила в каком–то темном подвале, видать, сержант не первый, кого здесь пытают. Киборги знают толк в мучениях. Шелл до сих пор не раскололся про технологии Древних, оказавшиеся в руках американских военных, может именно в наследии предков кроется надежда на победу. Все избиения, воздействия высоким напряжением через электрод, введенный прямо в спинной мозг, штаб–сержант выдержал не проронив ни слова. Нанороботы не дали умереть от болевого шока, быстро латали повреждения и нейтрализовали действие вколотой химии, призванной развязать язык.

— Еще раз говорю… я не знаю ничего.

— Ложь! Аппаратуру невозможно обмануть… Так мы ничего не добьемся. Даю последний шанс передумать и рассказать, все что знаешь, тогда мы тебя отпустим и обеспечим хорошее положение в арконском обществе. Если откажешься, то умрешь. — Штаб–сержант лишь усмехнулся.

— Не боюсь я смерти, потому что её не существует. Убьешь меня сейчас — достану потом на той стороне, тварь.

— Отбрось эти глупые суеверия и прислушайся к голосу разума. Расскажи про технологию и будешь свободен.

— Я буду свободен только, когда погибнет это бренное тело. И для нас, людей, это не суеверие, а реальность. Так что, поцелуй меня в зад, жестянка!

Дознаватель, что сказал на своем языке охраннику, стоящему у входа. Последнее, что увидел Шелл, была вспышка боевого лазера перед глазами.

***

— Стоять!!!

— Стой, с**а!!! По–русски не понимаешь, гад?!

— К границе бежит, сволочь! Дэн, мочи его!

— Прицелиться не могу, тут лес слишком густой!

Тишину в чаще леса нарушали крики солдат, треск автоматных очередей и одиночные редкие выстрелы винтовки снайпера Дениса Коробейникова. Уже на протяжении четырёх километров 3–й взвод 15–й разведывательной роты в полном составе преследовал единственного оставшегося в живых киборга из разбомбленной артналётом группировки арконцев. Пули, выпущенные из автоматов, впивались в стволы деревьев, срывали кору, но не попадали в цель. Через некоторое время бойцам всё же удалось вогнать в пришельца несколько пуль, но благодаря своей броне, он всё ещё оставался на ногах, хотя скорость его перемещения значительно снизилась. Лес заканчивался, впереди замаячило широкое поле, а на другом его краю, вдалеке, небольшой городок. В любое другое время и в любом другом месте вид этого ландшафта мог бы показаться странным. Городок, например, находился на участке земли, явно контрастирующем с прилегающим полем. Он стоял прямо на краю небольшого отвесно уходящего вверх возвышения. Результатом такого его расположения было несоответствие уровня залегания геологических пластов и их искривлений. Выглядело возвышение так, будто кто–то вырезал огромную часть земли и заменил его на другой, равный по размерам, но не имеющий никакого отношения к этому миру кусок.

Выбежав на поляну, взвод ещё какое–то время бежал по ней, но было видно, что народ выдыхается — арконец был напичкан бионикой, что позволяло ему при беге развивать скорость, превышающую таковую среднюю скорость людей в три раза.

— Дальше нельзя! — Крикнул Евгений. — Граница совсем близко! Тут могут быть минные поля.

— Тут открытое место, хана ему. — Прокомментировал Станислав и достал свою винтовку. Выстрелил и промазал. — Им там что, особый скипидар выдают?!

— Дилетант. — Усмехнулся Денис и с одного выстрела прямо в затылок положил киборга. — Вот и всё, а ты боялась…

— Всем лечь! — Рявкнул Евгений. — И заткнуться!

Бойцы залегли.

— Мы слишком близко подошли к границе. Могут быть вражеские снайперы, мы тут как на ладони! — Громким шёпотом напомнил Евгений. — Значит так, слушай мою команду. Сейчас мы пригнувшись быстро даём дёру обратно в «зелёнку» и возвращаемся к транспортным средствам, с целью проследовать на аванпост. Как поняли?

— Поняли вас, тащ сержант! — Таким же громким шёпотом ответили бойцы.

— Приступить к отступлению…

— Тащ сержант с севера движется массивное скопление вражеской бронетехники… — Сообщил Станислав. — Расстояние… Два с половиной километра от нашего местоположения, идут по направлению к городку.

— Вызывай артиллерию!

— Есть! — Повозившись несколько минут, Станислав продолжил докладывать. — Артиллеристы отвечают! Говорят, что попытаются, но это на пределе их возможностей и нас они могут задеть.

— Что–нибудь ещё?

Станислав помедлил, было видно, как он сканирует местность вокруг.

- …В городке какая–то суета…Вижу технику, вижу людей… — Станислав возился с визором. — Кажется это армия Техаса.

— Не хватало ещё! Тогда отмена!

— Тащ сержант, они уже выпустили первую порцию.

— Тогда быстро все в «зелёнку» и отходим отсюда на всех парах!! Быстро!

Уже у деревьев Стас заметил, как колонна техники инопланетян остановилась в чистом поле, как вкопанная.

— Товарищ сержант! Разрешите откорректировать огонь артиллерии, бронетехника противника остановила ход. Артиллеристы стреляют с упреждением, могут промахнуться.

— Тогда ты знаешь, что делать. Волобуев, Коробейников, будете прикрывать Кашина. Вперёд! И не попадайтесь на глаза!

Но первые разрывы уже начали накрывать технику противника, которая оказалась в авангарде. В рядах пришельцев тут же начался хаос. Киборги бросились в рассыпную, озирались ища наводчиков, но ничего не успевали сделать, накрываемые ураганным огнём. Один снаряд угодил в кромку леса, подняв фонтан земли и повалив дерево.

— А–аа! — Испуганно крикнул Стас и упал, обхватив голову руками.

— Коз–злы! — Выдавил Вадим.

— Дальше только ползком. — Констатировал Денис.

Ещё один снаряд тоже разорвался вдалеке от противника, но близко к населённому пункту. Ещё пара снарядов упало посреди поля. Станислав уже лихорадочно тыкал в планшет и тараторил в микрофон, наводя визором на скопление техники и солдат. Те рассеялись, и несколько киборгов быстрым шагом приближались к лесному массиву.

— Кажется, они поняли, в чём дело. — Сказал Денис.

— Мне ответили, будут накрывать более плотным огнём, задействуют и реактивные установки тоже. — Затараторил Станислав.

— Может быть, тогда пора дёру давать? — Спросил Вадим.

— Нет, если сейчас побежим, нас тут положат. И расположение разведгруппы ещё выдадим. — Снова затараторил Станислав.

— Плохо. Они наши скремблеры получат — тогда точно п****ц всем…Да, вляпались мы. Если бы не тот «пидорг», мы бы уже давно на своей территории были. — Мрачно проговорил Денис.

— Совсем близко подошли. — Прошептал Вадим и осторожно щёлкнул затвором тяжёлого пулемёта.

Остальные тоже по очереди взвели своё оружие.

Но тут раздался характерный свист и совсем рядом оглушительно бухнуло. Потом ещё, ещё и ещё. Бойцы смогли подняться только минут через двадцать, когда канонада стихла. И не смогли поверить глазам. В сотне метров впереди простирался незнакомый ландшафт, более похожий на лунный. Ещё дальше на перепаханном поле горели останки «панцерваффе» арконцев.

— Сколько наши снарядов выпустили?

— Хочешь посчитать?

— В ушах звенит. Знал ведь на что шёл. Знал.

— Артиллерия — страшное оружие, а в руках идиота — и подавно. Тут ещё и мины были наверняка.

— Я же не просил их поле перепахивать. Кого–то за перерасход прибьют.

— Зато всех разнесли.

— Нас заодно могли на ноль помножить…или поделить. Стас, так какую численность противника ты артиллеристам сообщил?

— Чуть–чуть преувеличил…Кажется.

-….!

— Стас, американцев не видно?

— Нет, никого не вижу. Тут дым столбом стоит, слишком много постороннего тепла и…

Внезапно над головой трёх солдат пронёсся дрон–разведчик арконцев.

— Он нас видел?

— Трудно сказать, скремблеры вроде работают исправно. Одно я знаю точно: валить отсюда надо.

***

— Валить отсюда надо! — Объявил сержант Дуглас МакКой и, громко похлопав ладоши, объявил. — Люди, собираем барахло и выдвигаемся — угроза нейтрализована!

— Сержант, сэр, по защищённому каналу Вас полковник Томпсон требует, срочно! — Сообщил подбежавший солдат. — Переключаю на Ваш планшет.

На экране планшета всплыло несколько значков, часть из которых замигало. Затем в небольшом окне возникло лицо полковника. Оно выражало крайнюю озабоченность.

— Сержант МакКой!

— Сэр?

— У меня для тебя плохие новости, сержант: единственный коридор, который ведёт на подконтрольные нам территории, накрылся. Арконцы обрубили его, они полностью контролируют сектор Ноябрь-3. На севере засекли массированную высадку десанта противника…

— Иными словами, нас окружают… — Прервал сержант. — Вы можете нас вытащить отсюда?

— Я попытаюсь сделать всё, что в моих силах, попытаюсь связаться с вышестоящим командованием, но в вашем секторе нет посадочной полосы, и в любом случае командование не захочет жертвовать самолётом…

— Ясно, сэр. Подкрепления?

— Пока не рассчитывай, сержант. Положение на фронтах тяжёлое.

— Так точно, сэр!

- …Дуг, я обязательно запрошу для вас поддержку с воздуха…

— Спасибо, сэр. Разрешите действовать по обстоятельствам?

— У тебя моё разрешение… — Полковник немного помолчал. — И да хранит вас бог, сержант. Конец связи.

МакКой отдал честь. Изображение на экране планшета пропало.

— Сержант, сэр, что будем делать? — Дэвид был тут как тут. — Полковник сказал, кто по нам стрелял?

— Дэйв, я что похож на твою мамашу?!

— Сэр, никак нет, сэр!

— Тогда прекрати ходить за мной хвостом…Ч–чёрт. — Сержант шлёпнул себя ладонью по лбу. — Иди к остальным, собери всех, скажи, что сейчас придёт сержант и все вместе будем держать совет.

— Есть, сэр.

Только парень сорвался с места и как ошпаренный побежал выкрикивая что–то солдатам, Дуглас покачал головой и, поглядев ещё раз на перепаханное снарядами поле, начал прикидывать план дальнейших действий.

***

8 июля 2023 года.

В 150 км от поверхности Элетании

Командующий группировкой ''Элетаан'' был серьезно озабочен, если не сказать напуган. Волей судьбы или кого–то еще, но путь в родной мир для арконцев закрыт, по этой причине Магистр Войны созвал совещание с участием капитанов кораблей и командиров наземных войск. Каждую минуту в воздухе возникали новые голографические проекции с изображениями высшего командного состава Третьего экспедиционного корпуса.

— Кажется все в сборе. — Нарушил тишину Аргос. — Можно начинать… Некоторые из вас еще не знают причины, по которой созвано совещание.

Аргос глубоко вздохнул.

— Примерно сорок часов во время открытия окна на Хьюстонской портальной станции произошел сбой. Согласно плану с Земли сюда должна были быть отправлена партия с необходимыми для нас грузами, однако по пока неустановленной причине установить соединение не удалось. Сперва инженеры списали все на неисправность в портальной установке, вскоре абсолютно то же самое доложили и с других станций. Везде одна проблема: как бы мы не увеличивали мощность, создать стабильный межпространсвенный коридор не представляется возможным. Крейсер ''Меч Ордана'', оборудованный установкой искривления, по моему приказу пытался совершить переход на геосинхронной орбите в шести разных точках, где фактор влияния живой маны полностью исключен. Результат одинаковый. Словно законы физики в одночасье поменялись, и сделать что–либо нам не по силам… Мы на неопределенный срок потеряли связь с остальными мирами. Как долго это продлится, никто не может сказать наверняка. Возможно, совсем скоро, а возможно, что никогда. Прогнозы слишком противоречивые.

— Магистр, это точно? — сохраняя, спросил один из нимасов*. — Может, проблема временная и вызвана возмущениями в адском пространстве. Такое бывало раньше.

— Повторяю, причина неясна, тем не менее, возмущения в сопряженных измерениях здесь не причем. Я приказал повторять сеансы связи раз в четыре часа, пока не удастся соединиться с Землей. А до того момента мы сворачиваем любые наступательные операции на континенте, пусть войска отходят на наиболее выгодные позиции и удерживают уже занятые плацдармы. Поводов для особой паники не вижу. Имеющихся запасов топлива, продовольствия, запчастей, оружия нам хватит минимум на два года, к тому же не забывайте — под нашим контролем находится часть промышленной инфраструктуры землян, приспособим ее под собственные нужды.

— Как быть земными войсками? Они ведь по–прежнему сохраняют значительную боеспособность.

— Нимас Ефлат, не беспокойтесь, американские войска, армия русско–китайской конфедерации слишком вымотаны тяжелыми боями, понесли значительные потери в технике и живой силе. Вести крупные наступательные операции земляне не в состоянии, в то время, как Третий экспедиционный корпус сохраняет эту возможность…

— Извините, что перебиваю, — вмешался в диалог капитан крейсера ''Победитель''. — Не могу не высказать свои соображения на сложившуюся ситуацию. Мое дело, конечно, воевать в космосе, но на земле мы почти достигли решающего успеха в боях против американцев, 8–я десантная дивизия вплотную подошла к Остину, столице республики. Почему бы не взять ее? Мы серьезно ударим по боевому духу этой биомассы, не менее важным будет и захват крупного промышленного центра, что для нас имеет огромное значение.

— Риск слишком велик. В данной ситуации наступать на Остин чистейшая авантюра, которая может печально закончиться для десятков тысяч наших солдат, не говоря уже о материально–технических средствах. Вы хотите в очередной раз показать свой стратегический гений, капитан? Вы его уже показали на Земле. Благодаря вашей некомпетентности флот потерял аж двадцать кораблей в районе северного… Я как–нибудь обойдусь без ваших советов.

Капитан ''Победителя'' раньше командовал целым соединением космического флота Аркона, именно из–за попустительства этого уже немолодого глупца десант на Аляску полностью провалился. Эскадр–капитан Хасис не счел нужным провести подробную разведку северной части Североамериканского континента. А ведь именно там находился HAARP, воздействие которого спалило всю электронику на борту арконских кораблей в том момент, когда те проходили через ионосферу. У русского этноса подобных личностей очень метко прозвали ''самодурами''. Хасис еще легко отделался — лишь понизили в звании на ранг, как ни как, Аркон испытывает большой дефицит опытных командиров. Очень часто на войне для выработки решений требуется живой ум органика, а не машинный интеллект.

— Магистр! Зафиксировано четыреста… уже пятьсот объектов, стартовавших с земли! Они направляются к нам с огромной скоростью!

Совещание прервал взволнованный крик женщины–оператора за информационной консолью. Аргос отдал команду вывести информацию на большой экран. Вживленный в мозг Магистра нейроинтерфейс в считанные наносекунды обработал мозговые импульсы командующего и передал их искусственному интеллекту ''Бесконечности''. Повинуясь приказу, компьютер создал трехмерную проекцию рельефа материка. В районе расположенных в центральной части Асшана гор системы слежения обнаружили пуски трех тысяч… ракет с гравитационными двигателями. Их число ежесекундно возрастало. Такими технологиями земляне точно не располагают. Иллюзий Аргос не питал, чем бы эти объекты не являлись, они явно не в гости несутся с скоростью пять километров в секунду. Синеон, как и подавляющее множество арконцев благодаря искусственным модификациям организма не испытывал страха. Вживленные в мозг имплантаты тщательно регулировали уровень гормонов в крови, не давая солдатам впадать в панику.

— Противоракеты и МРП** к бою! Выпускайте ложные цели, ставьте помехи, меняйте курс! Всему экипажу полная боеготовность!

Сейчас на Аргосе лежала ответственность за жизни двадцати тысяч мужчин и женщин, он на миг почувствовал это как любой живой человек. Потеря флагмана Третьего экспедиционного корпуса губительно скажется на всех арконцах, находящихся в пространстве Элетаана.

Из пусковых шахт пятикилометрового судна навстречу туче гравитационных ракет устремились полторы сотни противоракет и десятки дронов, играющих роль ложных мишеней, радиоэфир на всех частотах заполнился радиопомехами. Аналогичным образом поступили и остальные сопровождающие ''Бесконечность'' суда. Любая известная система наведения просто растерялась бы от такого числа целей, но не техника Предтеч. Для дрон–снарядов контромеры арконцев не создали особых проблем, поскольку прицеливание осуществлялось по гравитационным волнам, излучаемым двигателями космических кораблей агрессоров. Противоракет банально не хватило на уничтожение всех объектов.

— Контрмеры неэффективны. Столкновения не избежать. До удара двадцать шесть секунд… Двадцать пять…

Голографический экран показал первую жертву залпа — крейсер ''Меч Ондара''. Километрового размера корабль был окружен тучей белых огоньков и буквально разорван на части, прежде чем рванул его реактор. Вспышка света и последовавшие за ней электромагнитный импульс и рентгеновское излучение ослепили сенсоры ''Бесконечности''. Когда системы флагмана снова смогли получать новые данные, искусственный разум продолжал рапортовать о потерях:

- …Крейсер ''Меч Ондара'' уничтожен… фрегаты ''Покровитель'', ''Аквилон'', ''Дух Огня''' уничтожены… крейсер ''Победитель'' серьезно поврежден. Многочисленные жертвы среди экипажа, выведены из строя основные двигатели, отказ систем жизнеобеспечения…

Вскоре беда постигла и ''Бесконечность'', сотни дрон–снарядов с разных сторон окружили флагманское судно, им понадобилось ровно десять секунд, чтобы просканировать корабль на наличие уязвимых мест. Четырехметровая титановая броня не смогла противостоять оружию денсорин, рассчитанному на поражение крупных астероидов. Ракеты Предтеч были не так просты — поразив цель, они, если не оказывались уничтоженными, делали это снова и снова. Пока от искомого объекта не останется куча мелких обломков.

Запертый в недрах корабля на командном пункте Аргос и его подчиненные сожалели ничего не могли поделать с дрон–снарядами, кромсавшими флагман изнутри. Магистр с замиранием сердца слушал отчеты о повреждениях, потерях и отдавал редкие приказы перекрыть очередную палубу, заглушить тот или иной реактор, выслать инженерные команды. Те пятнадцать минут жизни показались Синеону вечностью, на лбу командующего впервые за последний год выступила испарина. Не будь Магистр обладателем имплантатов, мог бы случиться нервный срыв или что–нибудь похуже. ''Бесконечность'' оказалась чрезвычайно живучим судном. Пролежавшим десять тысяч лет в арсеналах Предтеч дронам просто не хватило энергии разделать на части все арконские корабли, включая флагман. Тем не менее, корпус потерял восемьдесят процентов космической группировки.

— Магистр, корабль очень серьезно поврежден, рекомендую немедленно начать посадку на поверхность планеты. Двигатели гравитонной тяги работают на девятнадцать процентов от нормы, из–за повреждения всех основных реакторов, я задействовал резервное питание, которого хватит всего на двое суток. По истечении этого срока корабль начнет сходить с орбиты и впоследствии сгорит в атмосфере.

— Начинай. — Холодно произнес Аргос. — Но только после того, как найдем оптимальное место для посадки.

— Я уже нашел.

На нейроинтерфейс Магистра ИИ передал карты с пометками возможных точек и траекторий для приземления. Синеону предстояло выбрать наиболее подходящий вариант.

— Вот здесь в окрестностях Фалнора.

— Вы имеете в виду Южнороссийск?

— Именно. На мой взгляд, сектор 2579 подходит больше всего. Там у нас крупная опорная база, да и рельеф подходящий.

— Принято, Магистр. Приступаю к выполнению операции.

*нимас — в арконской армии звание, примерно соответствующее генерал–лейтенанту.

**Магнитно–рельсовая пушка

***

Генерал Немцов работал с документами, раздавал команды по различным каналам связи, принимал докладчиков, когда от ноутбука раздался звуковой сигнал, оповещающий о том, что по защищённому правительственному каналу кто–то пытается выйти на связь…

Сначала генерал был сильно озадачен подобным явлением. Канал предназначался для использования в исключительных ситуациях, и, судя по коду входящего соединения, это могло означать только одно…

Генерал Немцов позвал своего секретаря и приказал никого не впускать в кабинет, хотя понимал, что в сложившейся опасной ситуации это было неприемлемо: связь с Землёй пропала несколько часов назад, и никто не может установить точную причину. Арконцы вяло сопротивлялись, по большей части отступая — уничтожение восьмидесяти процентов собственного космофлота застало их врасплох. Не понимая, что происходит, и, потеряв связь с командованием, их войсковые соединения впадали в состояние хаоса и несли значительные потери. При этом русские и китайские военные особенно не прикладывали к этому никаких значительных сил к уничтожению врага. Но главнокомандующий понимал: нельзя терять бдительность, нужно систематически уничтожать неприятеля, отрезать все пути к отступлению и давить, пока арконцы не приспособились к новым условиям. Те арконцы, которым удалось отступить, уходят в глухую оборону, окопавшись на ранее занятых плацдармах.

Генерал Немцов включил связь. Моргнув, окошко на экране ноутбука озарилось светом. В активной прямоугольной области окна появился человек с очень знакомым лицом, этот профиль мог принадлежать только президенту Техасской Республики, генералу Митчеллу Кейси. Было видно, что он вышел на связь прямо из своего кабинета.

— Добрый вечер, президент Кейси. — Сухо поприветствовал его генерал Немцов, его английский был неплох, но от переводчика он бы не отказался.

— И вам добрый вечер, главнокомандующий Немцов. — Генерал Кейси выглядел уставшим, под его глазами отчётливо проступали синяки от хронического недосыпа. — Я хотел бы поговорить с Вами на очень важную тему. Дело в том, что несколько дней назад, я предлагал свои генералам заключить с Новой Россией договор о взаимовыгодном сотрудничестве, но моё решение не получило широкой поддержки ни среди военных, ни среди министров. Однако, всё изменилось после того, как пришельцы лишились большей части своих космических кораблей. Разумеется, как только это произошло, я собрал экстренное заседание: присутствовали все министры и все командующие всех ветвей наших вооружённых сил. В ходе заседания все как один поддержали моё решение о заключении договора. Я даже не понял, что именно произошло с инопланетным флотом, настолько все вокруг суетились. Только отчёты аналитиков помогли обрисовать ситуацию более чётко.

Митчелл Кейси выдержал многозначительную паузу.

— Чего именно Вы хотите, мистер президент? — С каменным выражением лица, спросил Немцов.

- … Я лишь хочу полного доверия и сотрудничества между нашими странами.

— Эта тема — не для телефонного разговора. — Так же сухо ответил Немцов. — Я согласен заключить договор, но, как Вы понимаете, такие решения с кондачка не принимаются. Да и китайцев еще придется постараться убедить.

— Разумеется. Когда и где мы сможем обсудить все условия договора?

— Я свяжусь с Вами на днях, знаете, сейчас враг всё ещё проявляет активность, надо быть начеку.

— Есть ещё один момент, мистер Немцов.

— Я Вас внимательно слушаю.

— Дело в том, что рядом с нейтральной зоной, по последним данным, наши солдаты с конвоем с беженцами попали в окружение. Пожалуйста, скажите вашим военным, чтобы по ним не открывали огонь.

— Я сейчас же свяжусь с ними и отдам специальный приказ… Что–нибудь ещё, мистер президент?

— Недавно пропала связь с Землёй. Причём всякая связь, и мы подозреваем, не только у нас. Вам что–нибудь известно об этом?

— Да, мы тоже потеряли связь, на нашей стороне все порталы закрылись и открыть их заново не получается. Для нас это было неожиданно, так же как и для вас. Наши учёные ломают голову, почему это произошло, но пока не могут сделать ни одного внятного заключения — одни лишь гипотезы.

Немного помолчав, президент Митчелл Кейси поблагодарил генерала Немцова за оказанное доверие и они попрощались. Каждый из них погрузился в свои мысли, впрочем, у Александра Даниловича уход в себя был недолгим. Главнокомандующий начал действовать, почти сразу после окончания разговора с президентом Техасской Республики. Приказ Немцов отослал одновременно по всем армейским каналам. Уже потом дополнительные распоряжения и приказы сыпались с пулемётной скоростью, принимались отчёты, выходили на связь командиры — работа снова кипела. И только спустя четыре часа генерал понял как смертельно устал. Отдав все нужные распоряжения, он, наконец, добрался до дивана, на котором и забылся крепким сном.

***

8 июля 2023 года.

Очередное утро выдалось необычайно тихим. Не гремит орудийная канонада, интенсивность пролета боевой авиации снизилась в разы. Григса разбудило пение какой–то птицы в ближайшей лесополосе, рядовой, заметив, что светает, не стал ждать окрика сержанта. И так удалось неплохо выспаться. Расположившийся рядом Макмиллан изучал ближайшие окрестности через прицел снайперской винтовки, высунувшись из окопа. Рядом сидел Алмонд и с нескрываемым аппетитом поглощал энергетический батончик. Если б не сильный метеоритный дождь с неба, была б вообще идиллия.

— Все тихо? — спросил Мэтью у капрала.

— О, спящая красавица очнулась. Порядок, консервы словно сквозь землю провалились.

— Странно.

— Зато спокойнее стало.

Простые солдаты и младший офицерский состав не знали истинных причин происходящего в последние двое суток. После пролившегося на землю дождя из горящих обломков арконских кораблей, враг резко свернул наступательные операции на всех направлениях. Правительства Россия, Китая, Республики сохраняли молчание, очень осторожно выдавая в эфир новую информацию. Впрочем, Григс старался не думать о грядущем, просто наслаждался установившимся затишьем. Хочется, конечно, что этот дурдом когда–нибудь закончится, начнется тихая и мирная жизнь, однако иллюзий Григс не питал. Обычно такая тишина предшествует очередному потрясению…

— Сержант идет. — Заметил один из солдат приближавшегося к расположению третьего отделения сержанта Алана Фостера. Десантники мгновенно сделали вид, будто находятся начеку, хотя многие откровенно нарушали отданный приказ держать ухо востро. Не часто на войне выпадает возможность вдоволь выспаться.

— Сэр, а почему вас так долго не было? — поинтересовался капрал.

— В штабе был на инструктаже.

— Что говорят?

— Короче у меня для вас три новости, две хорошие и одна не очень.

— Т–а–ак… Уже намного интереснее. — Поднял бровь Григс. — Насколько помню, хороших новостей у нас не было очень давно. Лет пять уже.

— Командование разобралось, что к чему и почему корабли железяк попадали с орбиты. Их сбили русские.

— Русские?

— Да, капрал, русские. С помощью оружия каких–то там Предтеч вспыли киборгам по первое число. Примерно восемьдесят процентов их космического флота в качестве космического мусора болтается на орбите либо догорает при вхождении в плотные слои атмосферы. До настоящего момента мы думали, именно из–за этого железки отступили, но только сейчас пришла новая инфа.

— Дайте, угадаю, сэр. Это и есть не очень хорошая новость? — сказал Григс.

— Угадал, Мэт. Так вот, домой, судя по всему, мы уже вряд ли в ближайшее время вернемся.

— Это еще почему?

— Порталы накрылись. — Развел руками сержант. — И у нас, и русских с китайцами, и, очевидно, у нашего противника.

— То есть, как накрылись?

Григс, как и остальные не поверил собственным ушам.

— А так. Они взяли и закрылись, все одновременно. Яйцеголовые лишь руками разводят, ничего понять не могут. Придется нам прописаться на неопределенный срок здесь…

На целую минуту установилось гробовое молчание, солдаты пытались осмыслить озвученное сержантом. У сотен десантников ведь по–прежнему на Земле остаются семьи, друзья, дома, в отличие от Макмиллана, Григса и сержанта, которым терять то особо нечего.

— И что теперь?

Командир третьего отделения положил на землю винтовку с каской, достал сигарету и закурил.

— Что теперь? Не знаю, если честно. Лично я скучать по матушке Земле не буду, у меня там никого не осталось. А здесь… — Алан задумчиво посмотрел на утреннее небо, изредка пронзаемое огненными метеорами. — Здесь в принципе можно начать жизнь с чистого листа, если все сложится. Без обид парни, я лишь поделился своими мыслями.

— А за что обижаться? За то, что ты указал на очевидное, сарж? — протянул Макмиллан. — Я с тобой согласен. Поскорее бы забыть тот ад и начать жить заново.

— Размечтался капрал, арконцы не намерены прекращать войну. Они начали окапываться на завоеванных территориях и, судя по всему, в ближайшем будущем сдаваться они не станут. Вы же знаете этих сукиных детей, скорее сдохнут, чем сложат оружие. Спокойная жизнь начнется только когда мы возьмем Хьюстон и отправим в ад последнего бионического ублюдка. — Сержант выдул из сигаретного дыма кольцо. — О чем я мечтаю больше всего.

— А долго ли мы протянем без подкреплений с Земли? — криво усмехнулся Мэтью. — О снабжении можно смело забыть.

— Не парься, Григс, техасцы и красные пять лет как–то протянули ж здесь, причем не просто протянули, а успели стереть в пыль местную цивилизацию да еще повоевать между собой. Тем не менее, они выжили, не скатились в варварство.

— Это как сказать. — Не согласился с сержантом Алмонд. — Чем же тогда, по–вашему, являются этнические чистки, концлагеря и прочие подобные проявления фашизма? А на аборигенов вовсе не пожалели части стратегического ядерного арсенала.

— Повтори сказанное, умник. Мы не расслышали первое предложение. Ведь так, парни?

— Конечно.

— Абсолютно, сержант, не расслышали, — вторил Макмиллану Григс. — Кажется, ветер в ушах завывает.

— Осторожнее со словами, Алмонд, у них здесь в Техасской Республике не принято без особой на то причины трепаться про концлагеря и притеснения черномазых. Как–бы равноправие. Да и вспомни, как на Земле с остроухими поступили — кого в специальные резервации отправили, а кого на опыты. Нечего местный режим критиковать, у нас самих руки по локоть в крови… Лучше смени пластинку.

***

[Где–то на границе Китайской Народной Республики Хэйлунцзян и Новой России,

База НОАК «Анзинг де шуэй»]

Прочитав условия договора, президент Техасской Республики потёр подбородок. Лицо было спокойным, глаза смотрели в пространство куда–то между генералом Немцовым и Цзоу Фэй, генеральным секретарём Китайской Республики Хэйлунцзян. Условия со стороны новой китайской республики беспокоили президента больше всего, так как были самыми жёсткими. Техасская делегация состояла в основном из дипломатов и глав спецслужб, чьё присутствие было необходимо, и из тех высокопоставленных особ, которые смогли уделить время этому важному историческому моменту. Впрочем, отсутствующие могли в любое время присоединиться к обсуждению договора через сеть.

— Мне нужно обсудить это со своими людьми. — Сказал Митчелл Кейси.

— Конечно, мистер президент. — Ответил генерал Немцов, кита йский генсек только молчаливо кивнул.

Времени обдумать всё как следует было предостаточно.

Президент Митчелл Кейси подозвал своих советников, и они долго о чём–то беседовали. Было видно, что далеко не всех устраивают условия, изложенные в пунктах договора. Директор национальной разведки и советник президента по национальной безопасности, Натан Фрост, похоже, был недоволен тем, что на подотчётные ему ведомства таким образом накладывают некоторые ограничения свободы действий.

— В первую очередь подумайте о преимуществах. — Говорил Урос Джежич, помощник президента по международным вопросам. — То что, мистер Фрост, вы называете «урезанием полномочий» — это на самом деле запрет на всякое вмешательство в дела Новой России и Республики Хэйлунцзян извне, под угрозой адекватного жёсткого ответа, вплоть до разрыва всяких дипломатических отношений и объявления войны. Русские Вам протягивают руку для помощи и сотрудничества взамен. Наши спецслужбы смогут свободно обмениваться информацией и разведанными.

Натан Фрост с особым интересом посмотрел на помощника президента. С таким интересом обычно смотрят на слишком наивного ребёнка. «Мало было Троя Дерринджера, к нему прибавился ещё и это дитя. Кажется, у президента маразм. В противном случае он не стал бы окружать себя безмозглыми идеалистами.» — Мрачно подумал Фрост.

— В любом случае наши промышленники видят смысл в торговле с китайцами и русскими. — Сказал президент. — Нашей экономике потребуется помощь, чтобы подняться. Мы слишком долго воевали в одиночку.

— Но война не закончится скоро. Она уже приняла затяжной характер и я затрудняюсь давать долгосрочный прогноз. Уже видно, что конфликт а продлится не одно поколение. — Ворчливым тоном напомнил советник по национальной безопасности.

— Тем более, сотрудничество с русскими и китайцами позволит нам координировать действия лучше. Вы невнимательно читали договор, Фрост. У нас будет фактически единое военное пространство. Это большой бонус… — Заверил директора национальной разведки Урос Джежич.

— Я считаю, условия вполне приемлемы. Да, с новой китайской республикой не всё так просто, однако, это вообще чудо, что они пошли навстречу. — Заметил президент.

Через час обсуждений и горячих споров консенсус всё–таки был достигнут, а договор подписан, несмотря на мрачное выражения лица директора Фроста. Ему не нравилось, что теперь придётся воздерживаться от скрытых операций на территории других государств или, что ещё и унизительно, просить разрешение на их проведение. Как в Латинской Америке теперь не получится.

***

3–й взвод возвращался из рейда. Бойцы обсуждали последние новости, среди которых самой главной было уничтожение арконского флота.

— Теперь у них ничего не осталось! Порвём консервов! — Уверенно говорил Вадим.

— Ты, Волобуев, ещё громче кричи, а то они так не испугаются. — Напомнил сержант о запрете на превышение диапазона громкости издаваемых звуков.

— В Советской России консервы жрут тебя. — Пошутил Арсений.

— А ещё в Советской России в нашем взводе служит Петросян. — Тоже пошутил Станислав. — Блин, что–то у моего визора показатели во время обстрела сбились…Откалибровать бы.

Хоть болтовня и не нравилась сержанту, разговаривать можно было свободно — скремблеры подавляли любую речь бойцов или превращали в бессистемный шум для всех окружающих, кроме солдат. Арсений снова болтал, на этот раз рассказывал о том, как попал во Владивосток.

— Семья была небогатая. Я только закончил институт. Работу с моими знаниями можно было найти только одну: продавать импортное. Сидел на ненавистной работе месяца три, и тут внезапно звонит мой дядя, не тот, который «самых честных правил», но тоже тот ещё гусь. И говорит так сходу: «У нас во «Владике» я крутой технопарк заделал, будем там всякий крутой хайтек–майтек с расколбасами лепить ". Оказывается, он к тому моменту уже несколько лет был исполняющий обязанности директора на каком–то крупном предприятии по производству компонентов для ЭВМ.

Нанопроцессоры, квантовые процессоры, тогда в 2016–м — самая мякотка. Ну, Россия тогда тоже решила от всего прогрессивного человечества не отставать, и не только «догнить и перегнить», но и «кузькину мать» показать. В общем, приехал я во Владик, а меня уже дядя встречает, такой весь на улыбе: костюмчик, туфли, морда — поперёк себя шире. Я тогда сразу неладное заподозрил, но весна в сердце ещё не прошла, в жопе детство не отыграло. А дядя мне сразу опомниться не дал: квартиру от фирмы, автомобиль от фирмы, оплата всех–всех расходов… Полгода в лаборатории на солидном окладе…Потом выясняется: все наши наработки фирма сливала китайцам и ещё хрен–знает кому. В Китае по нашим технологиям процессоры делали, дядина фирма их покупала, наклейки переклеивала и на российском рынке перепродавала оборонным предприятиям по заоблачной цене. Я случайно узнал о реальном положении дел. В общем, тут же уволился, все накопления родителям в Москву перечислил, оставил себе только на дорогу обратно и тут же самолётом решил линять, но не успел…Случилась кака, из–за которой мы все теперь на другой планете воюем с терминаторами из космоса.

— Студёная история, боярин. — Заключил Станислав, как только Арсений закончил свой рассказ.

— Это сколько же они из федерального бюджета выжрать успели? — Спросил Денис.

— Сколько смогли столько и успели, да ещё и наварили с продажи. Дядя Аркадий вскочил на свой самолёт в неизвестном направлении, его в пол лицом не положили. А меня запросто могли. Директор этого бордельеро никуда не торопился, сидел в своём кабинете. Он остался бы на своём месте и даже штраф бы не заплатил. Я гарантирую это. Название у фирмы только сменили и поехали дальше. — Ответил Арсений.

— Ну и шарага. А сколько таких по стране… Ума не приложу, как они с этого «наебизнеса» профит имели. — Сказал Денис.

— «Уловка 22» — Загадочно пояснил Арсений.

— Вот такой вот третий мир. Либо лютая сырьевая диктатура, либо такой же лютый сырьевой ультракапитализм. А нам в этом выживать. — Мрачно констатировал Максим.

— Всё–таки… Всё–таки в СССР был государственный капитализм… — Высказал свою мысль Денис.

— А толку? О реальном положении дел догадывались очень немногие, партийная элита отделилась от народа окончательно…Спасибо Хрущёву…Нефтяная игла опять же…И это в то время, когда жизненно необходимо было наращивать конкурентный потенциал. Итог довольно предсказуем: как в Венесуэле. — Ответил Арсений.

За такими невесёлыми разговорами они не заметили, как добрались до оставленного в лесу замаскированного транспорта. Там их встретили оставленные в охранении остальные бойцы взвода. Выдвинуться к аванпосту сразу не получилось. Внезапно выяснилось, что одна из машин получила повреждение ходовой части во время марш–броска по пересечённой местности, требовался срочный ремонт. Чтобы начать ремонт, нужно было сначала сдвинуть транспортное средство с места парковки — второпях оно было выбрано весьма неудачно. Однако, неисправной оказалась не только подвеска, но и тормозной шланг: бронированный автомобиль мог запросто покатиться под откос и перевернуться. Начались споры, как лучше поступить. На необдуманное предложение Арсения: «А можно мне побыть тормозом?» — сержант ответил категорическим отказом, в том смысле, что в качестве тормоза требуется как минимум четыре человека, удерживающих машину спереди. Когда при помощи лебёдки машину поставили на ровное место, Вадим с Денисом взялись за ремонт и через час устранили все неисправности.

Попутно пришёл из штаба приказ не открывать огонь по техасцам и вообще всячески оказывать содействие. Сначала бойцы возмущались немного таким поворотом.

— Товарищ сержант, это противоречит приказу по батальону. У нас оборудование, которое нельзя засвечивать перед любыми посторонними, будь то гражданские или солдаты вооружённых сил предполагаемого или реально обозначенного противника. — Сказал Арсений.

— Воскобойников, не кипишуй. Сейчас со штабом переговорю, может нам и не придётся тут никому содействие оказывать. Мне и самому всё это не нравится. — Ответил Евгений Ходиков, командир взвода.

Вернулся сержант с угрюмым выражением лица. Построив бойцов, он глухим, не своим голосом объявил: «Товарищи солдаты, перед нами поставили боевую задачу: оказать содействие военнослужащим Техасской Республики в отражении возможной атаки неприятеля. Выдвигаемся на их позиции по готовности. Позывной: «Оспрей». Наши метки передать по частоте, все остальные данные в наших компьютерах. Приступить!»

— Товарищ сержант?… — Вопросительно вытянулся Станислав.

— Знаю… — Евгений закусил нижнюю губу. — Оборудование спрятать как можно надёжнее. У них там полно беженцев, так что ничего никому из них не рассказывать. Будут спрашивать, выкручивайтесь. На открытый контакт старайтесь не выходить. Разведданные собирать разрешаю… — При этом он кивнул в сторону Арсения. Потом сержант тяжело выдохнул. — Нам это поручили, так как мы ближе всех к месту их окружения. И ещё есть политические причины, но это обсуждению не подлежит. Надеюсь всем всё понятно?

— Так точно, товарищ сержант! — Хором ответили бойцы.

— Ну, вот и отлично. — Удовлетворённо сказал сержант. — Разойтись.

***

Форохел, окрестности базы ''Рассвет-3''

Непроходимые джунгли Форохела издревле славились опасностями. В вечном сумраке густых лесов, в гиблых болотных топях обитают такие существа, о которых вряд ли кто–то из элетаанцев слышал. Сунувшиеся сюда по собственной глупости путники из других земель часто навсегда пропадали, становясь жертвами очередного хищника, расставленных альвами ловушек либо просто заблудившись в зеленых чащобах. Местные жители до начала последнего Мора жили в гармонии с местной природой, их города–государства процветали, не зная крупных войн или иных бедствий. Альфар туата около восьми тысячелетий назад по земному летоисчислению привела на Элетаан полубогиня Дану, одна из дочерей Индрин Дарительницы Жизни. На протяжении многих веков туата жили несколько обособленно от остальных элетаанцев, с большим нежеланием вступая в контакты с остальными народами Асшана. Даже в составе Альвийской империи Форохел пребывал на правах замкнутой автономии, власть королевы и Наместника здесь была чисто номинальной. Туата не любили чужаков, любого нарушившего законы леса ждала неотвратимая кара. С приходом землян все перевернулось с ног на голову. После гибели Наместника Пагуба осмелела настолько, что устроила нашествие небывалых масштабов. Орды искаженных Чумой созданий и нежити уничтожали или обращали в чудовищ всех, кто попадал в их лапы. Жители Форохела не были исключением, Проклятые медленно, но верно захватывали эту дикую землю, сжигали лесные крепости, туата проиграли бы схватку, если б не прямое вмешательство американской армии. В начале 2019 года была проведена масштабная военная операция, получившая кодовое обозначение ''Щит''. Американские войска вторглись на территорию Мексики и северного Форохела с целью взять их под свой полный контроль. ВС Техаса в результате не одержали полной победы над врагом — кроты быстро восполняют колоссальные потери в живой силе. По различным оценкам военные истребили больше миллиона землекопов, притом потеряв в ходе кампании пятьдесят тысяч солдат. Про жертвы среди мексиканцев даже никто не вспоминал, латиносы в отличие от техасцев оказались не готовы к противостоянию Пагубой. Бандиты, революционеры различных сортов, бывшие наркоторговцы больше уделяли внимания выяснению отношений между собой, чем угрозам извне. Царящая на просторах перенесенной Мексики всеобщая анархия сыграла на руку землекопам, захватившим половину ее территорий. Подоспевшая американская армия сумела остановить наступление Проклятых, но не сумела отбросить их за пределы зоны переноса. На протяжении четырех месяцев американцы вели тяжелейшие бои в джунглях Форохела и пустынях Мексики. ВС Техаса не брезговали использовать ОМП. Экологическая обстановка на родине туата стала близка к катастрофической после того, как республиканские генералы отдали приказ на распыление агента Оранжа и ряда прочих дефолиантов для уничтожения растительности Форохела. Американцы набрались солидного опыта ведения войны в джунглях, и они очень не хотели, чтоб леса туата превратились во второй Вьетнам. На мнение самих аборигенов землянам было глубоко наплевать. Армады В-52 устраивали ковровые бомбардировки, выжигая напалмом тысячи квадратных километров джунглей, естественно, от налетов страдали и туата. Многие из туземцев слишком любили Форохел и не желали покидать родину, наиболее фанатичные альфары с одинаковым упорством продолжают сражаться против Пагубы и американской армии. От границ оккупированного человеческого княжества Итко Тан до Мертвецких топей южнее на триста километров протянулась оборонительная линия ''Рассвет''. Целая сеть больших и маленьких оперативных баз, где размещены крупные силы, готовые в любой момент отразить натиск орды Проклятых. Последние годы в западной части Форохела царит относительное спокойствие: землекопы затаились, не предпринимают крупных наступлений, предпочитая совершать мелкие вылазки. Уцелевшие туата, что не бежали в Техас, ведут отчаянную партизанскую борьбу против землян и Проклятых либо прячутся в сельвах в надежде переждать этот кошмар.

Крепость шахсу где–то совсем близко. Кругом, куда ни глянь, выжженный огненной жидкостью лес да перепаханная глубокими ямами земля. О том, что тут еще недавно были густые труднопроходимые джунгли, напоминают почерневшие стволы деревьев. И много трупов, успевших заметно разложиться под жарким солнцем. Стоит только Пагубе появиться вблизи твердынь иномирцев, они беспощадно выжгут все вокруг. Начинаются налеты громадных летающих машин и продолжительные обстрелы из бомбометов, даже неупокоенным трудно пережить подобное. Азенет надеялась по возможности избежать окончательной смерти, заодно спасти невинное дитя, что бывшая жрица Погребального Культа несла в своих костлявых, обтянутых мертвой кожей руках. Это был альвийский мальчик не больше двух месяцев от роду, именно он пробудил в колдунье давно позабытые чувства. Прошло больше пятидесяти циклов с того момента, как Азенет, дочь Хепфура прошла через ритуал Каи'до. Молодая подающая большие надежды жрица добровольно приняла смертельный яд и переродилась в новой форме, став нежитью. Как она была глупа и наивна, веря проповедям жрецов–личей о предназначении народа Исулхеша, о том, будто бы присоединиться к бессмертному войску неупокоенных есть великая честь. Люди Исулхеша не больше, чем рабы Пагубы. Только сейчас, с исчезновением порабощающего волю зова, Азенет смогла проснуться и переосмыслить свое существование. Растерянность, отчаяние, страх, вот что она почувствовала впервые с тех пор, как трансформировалась в лича. Затем пришло раскаяние за сотворенные убийства, управляемые Азенет неупокоенные на протяжении десятков циклов совершали набеги на земли живых с целью захватить свежее пополнение для Пагубы. Попавших в плен людей и альвов ждала участь быть обращенными в ашукров или ожившие трупы. Детей, стариков, калек просто убивали, поскольку те не умирали от воздействия Чумы, да и в качестве оживленных трупов от них мало пользы. Встреченная в джунглях два дня назад группа туата стала последней каплей для Азенет, в разуме которой вдруг все перевернулось. После того, как ашукры перебили альфаров, колдунья приказала своим мертвецам убить отродий архидемона. Чудовища Нахата понять ничего не успели после того, как союзники внезапно атаковали их. В гуще боя жрица успела спасти ребенка из объятий уже застреленной матери. Азенет поставила перед собой задачу сдаться в плен к шахсу, для этого нужно добраться до их твердыни. Вряд ли иномирцы сразу расстреляют мертвую колдунью с живым дитем на руках. Возможно, шахсу даже позволят продолжить существование. В любом случае ребенок, разбудивший в мертвом создании душу, будет спасен. Собственная жизнь Азенет мало волновала. Да и можно ли вообще назвать такое существование жизнью? Бесследное исчезновение в забвении Хаоса уже не кажется такой уж страшной участью. Небольшой период агонии и потом все на веки вечные закончится. С другой стороны жрица лелеяла призрачную надежду изучить шахсу вблизи, этих неживых и немертвых существ, в ком нет ни капли Силы и, возможно, раскрыть секрет их жизни.

Завернутый в изодранное покрывало мальчик снова заплакал. Азенет слегка покачала его, но это поможет ненадолго, ребенку нужна еда, грудное молоко. А хоть небольшая возможность найти его есть лишь в крепости шахсу, где совместно с чужаками обитают альфары. Сама жрица мало чем могла помочь ребенку, поскольку давно перестала быть живой. Ее сердце давно не гоняет кровь по жилам, легкие не вдыхают воздух, глаза не видят, уши не слышат и вечный привкус тлена во рту. Последнее наблюдается у большинства сохранившей разум нежити, жрецы Погребального Культа объясняют это фантомными ощущениями, остатками прежней сути. В мумифицированной оболочке подобие жизни поддерживает магия. Сильные чары жрецов–личей привязали душу Азенет к умершему телу и дали возможность еще походить по смертной земле. Для жрицы последние пятьдесят циклов существование в форме лича были на самом деле жестокой пыткой, но с одурманенным рассудком колдунья это не до конца осознавала.

Мальчик почти было перестал плакать, как тишину нарушил рокот вертолетных лопастей. В воздухе на высоте нескольких десятков шагов пронеслась тройка боевых винтокрылых машин шахсу. Азенет давно научилась различать их: одни винтокрылы перевозят грузы, солдат, другие предназначены для боя. Судя по висевшему под кабиной и крыльями оружию, эти только что пронесшиеся летуны созданы для причинения разрушений. Порождения архидемона тоже в подземных кузнях создают подобные вещи, однако по сравнению с машинами шахсу поделки ашукров смотрятся жалкой пародией.

Еще до трансформации Азенет проживала в Мемнисе на берегу Реки Жизни, жители города часто наблюдали, как ашукры испытывали новое оружие и машины. То круглые сутки на окраинах Мемниса гремела стрельба, то над жилыми кварталами начинали носиться жужжащие планеры и винтокрылы. Иногда машины ломались и падали на землю, убивая и калеча людей.

Пройдя еще около лиги по истерзанному бомбардировками лесу, Азенет вышла на очищенное от всякой растительности поле, на противоположном конце которого возвышалась укрепленная земляная насыпь. Шахсу поступили хитро, вал был не простым, внутри грунтовых валов чужаки прокапывали туннели, укрепляли все цементом. Взять подобное укрепление очень трудно, Пагуба потеряла десятки тысяч солдат при штурмах крепостей чужаков. Но прежде чем добраться до насыпи, Азенет предстояло миновать поле с многочисленными препятствиями. Одним из излюбленных средств защиты шахсу стала металлическая веревка с шипами, наматываемая где угодно и как угодно. Наступающие, запутавшись в колючих нитях, становились легкой мишенью для стрелков. На земле перед оборонительной полосой иномирцев намотан целый лес проволоки. Также не стоит забывать о закопанных в землю бомбах–ловушках, при наступлении на них происходит мощный взрыв. Мертвую жрицу иномирцы заметили сразу, однако стрелять не стали. Азенет избавилась от пеленок и подняла альвийского мальчика над головой, надо дать понять шахсу — она пришла не с враждебными намерениями.

Прошло несколько минут томительного ожидания. Колдунья, зная, что находится под прицелом, не смела делать лишних движений. Иномирцам требовалось время на решение необычной проблемы, ведь до настоящего момента ни один из мертвецов добровольно не шел на переговоры. Азенет не сомневалась: она первая и наверняка единственная из личей, кто решился оставить служение Смерти в прошлом. Жрица взглянула пустыми глазницами с горящими в них тусклыми синими огоньками в живые глаза ребенка. Снова нахлынули эмоции, в особенности горечь и осознание того, что матерью Азенет не стать никогда. От грустных мыслей жрицу отвлекло урчание моторов, приближались две машины с солдатами шахсу. Четырехколесные повозки остановились примерно в десятке шагов от колдуньи, железные двери распахнулись и наружу вышли шестеро иномирцев в пятнистых одеждах с оружием направленным на жрицу. На крыше повозок сидели шахсу с тяжелыми метателями, которые в одиночку существо вроде человека не утащит. Зато их заряды способны рвать плоть лича на части. Один из солдат подошел к Азенет чуть ближе с протянутым вперед предметом, напоминающим ручной громобой, но без дула.

***

Морпехи не на шутку струхнули, увидев мертвячку с живым альвийским ребенком на руках. У людей случился разрыв шаблона, в голове не укладывалось, как такое может быть — нежить, пытающаяся, судя по всему, сдаться в пен.

— Лейтенант, что это за штука такая? — встревоженно спросил морпех, готовый в любой момент нажать на спусковой крючок.

— Это спектральный анализатор, Паркер. — Командир патруля направил прибор на ходячий труп. — Улавливает колебания М–поля. Надо выяснить, насколько оно опасно… Ну вот.

Лейтенант посмотрел на встроенный в ручной спектрометр дисплей.

— Что там, сэр?

— Все в норме. Фонит чуть выше, чем ушастые.

— И что нам с этим делать?

— Для начала, Паркер, забери у нее ребенка.

— Я!? — выпучил глаза капрал. — Может, не надо? Вдруг оно накинется на меня!

— Выполняй приказ!

— Выполняю, сэр… — обреченно бросил морпех и медленно направился к неподвижно стоящей мертвячке. Внешность у твари, мягко говоря, вызывала отвращение: скелет, обтянутый тонкой кожей. На мумии оставалась какие–то остатки одежда из гнилых лохмотьев. На голову был надет обруч из серебристого металла. Пустые глазницы существа горели синеватым светом, впрочем, как и у остальной нежити.

Капрал Паркер готов обделаться со страху, руки дрожали, тем не менее, он выполнял приказ лейтенанта. С помощью жестов солдат потребовал у нежити отдать карапуза, та к всеобщему удивлению подчинилась. Взяв в руки альвийского младенца, морпех рванул обратно к отряду.

— Молодец, капрал, у тебя железные яйца. — Похвалил лейтенант, после чего снял с плеча рацию. — Бастион, я Дозорный–Ноль–Три, вступили в контакт с указанной целью. Охрана периметра не ошиблась, на восьмом участке действительно мертвячка, причем разумная.

— Ноль–Три, объект, проявляет агрессию?

— Никак нет, Бастион, оно не предпринимает никаких враждебных действий. Наоборот, подсунуло нам живого альвийского младенца, правда, очень голодного. Каковы будут дальнейшие указания? Нам нейтрализовать цель?

Командование базы полминуты медлило с ответом, решая, что делать дальше. Ситуация поистине беспрецедентная.

— Просканировали объект?

— Так точно. Уровень М–излучения на отметке 0,288. — В ВС Техаса аппаратура для измерения магического поля позволила спасти не одну тысячу жизней. Спектрометры позволяют безошибочно фиксировать возмущения аномальной энергии в пространстве, вычислять магов и прочих тесно связанных с маной существ. Отметка 0,288 пояснила то, что концентрация М–энергии в живом мертвеце примерно как в организме у альвийских магов в состоянии покоя. То есть тело подобно конденсатору не заряжено биоэфирной субстаницей, используемой для направленного парапсихического воздействия.

— Принято, Ноль–Три, приказываю взять объект под охрану и сопроводить к шестнадцатому посту.

***

Замысел Азенет вопреки всему удался, шахсу проявили недюжинный интерес к ее персоне. Солдаты, нацелив на жрицу оружие, жестами приказали следовать за ними вдоль оборонительной полосы крепости. Теперь обратного пути нет, при попытке к бегству чужаки наверняка расстреляют ее из тяжелых метателей, расположенных на крышах ползущих сзади машин. После недолгой прогулки Азенет и сопровождавшие ее солдаты достигли входа в крепость. Там их уже поджидали несколько десятков других шахсу, на спинах некоторых висели распылители огненной смеси. Жрице приходилось иметь дело с таким оружием, жидкое пламя способно полностью сжечь кожу, сухожилия, кости. А восстанавливать мертвую плоть чрезвычайно трудно — уходит много сил и времени, даже личам трудно заживлять серьезные повреждения оболочек. Что случится при полном разрушении физического тела, к которому привязан дух, напоминать не нужно. Душу в большинстве случаев затянет в Эфир, где ее на части порвут демона либо она просто со временем растворится в хаотичных течениях Хаоса. Участь почитателей Живых Богов немногим лучше — если демоны Эфира любят перед поглощением причинять душам страдания, Высшие предпочитают делать все быстро без мучений. Для исулхешцев эта правда жизни, известная с давних пор, тем не менее люди пустыни не отчаялись и сумели пойти наперекор судьбе…

Азенет впервые имела возможность рассмотреть шахсу вблизи во всех подробностях, в первую очередь жрицу интересовало то, за счет чего существовали чужаки, если не Силы. Во всех слоях реальности кроме материального они отсутствовали, как и любое подобие духовного света. Азенет поняла лишь то, что иномирцы в какой–то степени живые, поскольку можно отчетливо уловить исходящее тепло и электричество внутри тел. Однако магия вблизи шахсу начинает ломаться подобно машинам, нечто непонятное заставляет разрушаться фундаментальную суть любых чар — ману. Жрица в своем нынешнем состоянии тесно связана с Силой, поддерживающей нежизнь в мертвом сосуде. Тут кроется и главная проблема — Азенет рискует полностью умереть при долгом нахождении рядом с чужаками, превратившись в обычный труп.

''Я все же попробую''- решила жрица для себя. — ''Иного пути у меня нет. Может быть, мне удастся понять этих существ и сделаться такой как они… ''.

***

14 июля 2023 года. 11:36.

На аэродроме, находящемся на территории базы Форт–Худ, развилась бурная активность в связи с крупной передислокацией войск. Летное поле под завязку забито самолетами военно–транспортной авиации ВВС Техаса, командованию воздушных перевозок требовалось в кратчайшие сроки перебросить двадцать тысяч солдат на западное направление. Для транспортировки даже привлекли гражданские ''Боинги'', поскольку имеющихся С-130 и С-5 ощутимо не хватало. Каждые две–три минуты самолеты садились и взлетали, совершив посадку на аэродроме, машины дозаправлялась, внутрь грузилась военная техника, личный состав либо грузы военного назначения, затем предстоял рейс в Форохел. И так по многу раз, пилотам предстоит ближайшие дни работать, не покладая рук. Григсу это чем–то напоминало бегство из Филадельфии, правда там все происходило менее организованно, многие люди откровенно паниковали, старались любыми способами получить место в самолете или вертолете. Здесь же работали по давно отлаженной схеме.

Не успели военные разобраться с арконской проблемой, на горизонте замаячила другая беда — агрессивно настроенная туземная раса, причем их технологии развиты примерно на уровне середины сороковых годов двадцатого века. Земляне имеют дело с равным противником, причем техническое отставание с лихвой компенсируется подавляющим перевесом в живой силе и способностью быстро восполнять потери. С западных и южных границ Техаса приходят тревожные известия о резко возросшей активности врага, передвижениях больших групп вражеских войск на север. Землекопы стягивают силы для нового наступления. 82–я дивизия, естественно, отправляется на передовую, десантники пару дней назад поменяли статус военнослужащих армии США на солдат ВС Техаса. Основная часть была не против. Мэтью не мог не заметить трущихся неподалеку от его роты группу ксеносуществ и стерегущих ее штурмовиков в ''Тарантулах''. Помимо переброшенных на подмогу людей, на Элетании остались наемники из числа демонов, сражающихся на стороне землян. К порождениям ада давно успели привыкнуть — отдельные группы чертей из невадского пространственного разлома начали работать на людей, наемниками стать демонам ''Хаос велел''. Рогатые, несмотря на ''иссушающую ауру'' Земли, вполне вольготно чувствуют себя на территории Америки. Из образовавшейся в Неваде пространственной дыры в мир вытекает аномальная энергия, необходимая демонам для поддержания жизни. Без маны чужаки жить попросту не могут, однако просачивающегося количества чужакам хватает.

Ожидавшая своего рейса группа чертей состояла из десятка собакоголовых уродцев с кровавого цвета шкурой, прозванных красными, и одной суккубы с более или менее человеческой внешностью. Создания Хаоса изначально не имеют конкретной формы и принимают какой заблагорассудится облик. Если на красных Григс сполна успел насмотреться в Аризоне, суккуб он ни разу раньше не видел. У этой тело обладало женскими очертаниями, руки, ноги, туловище покрыто коричневатым костяным панцирем. Безволосая голова имела слегка вытянутую форму, зато лицо наделено симпатичными чертами. Демоница грациозно расхаживала взад вперед вдоль своих подчиненных, изредка переговариваясь с ''тарантулами''…

— Рота ''Дельта'', бегом за мной! Наша очередь! — крик капитана Мэтью едва расслышал на фоне жужжащих винтов транспортного С-130. Подняв с земли рюкзаки с амуницией, десантники стройными рядами начали по спущенной рампе забегать в самолет. Предстоит два с половиной часа полета до зоны-4 или Форохела. Может быть, удастся немного вздремнуть…

***

— Повоевал, блин, называется! Пока там наши ребята кровь проливали, я в больнице прохлаждался.

— Но все же закончилось. Какая разница?

Выписка из военного госпиталя Владивостока произошла ровно через пять дней после окончания этой катавасии с инопланетным вторжением. Два месяца провалялся в больнице без дела, мне лишь оставалось наблюдать за происходящим по телевизору и слушать рассказы новоприбывших с фронта. Теперь вместе с Сиреной прогуливаемся по полупустым улицам новороссийской столицы, единственное, что портит впечатление, так это отсутствие доброй части левой ноги и костыли в руках. Культя, конечно, заметно удлинилась за последнее время, даже коленный сустав отрос, на очереди голеностоп. Хотя врачи мне сказали: для получения нормальной функциональной конечности потребуется одна или две хирургические операции. Колено гнется с большим трудом из–за неправильно выросших связок и суставов. Люди не какие–нибудь тритоны, у которых регенерация естественное свойство организма, у нас, увы, отращивание утерянных рук, ног природой не предусмотрено. С нанороботами проблем было бы куда меньше, чем с проклятым вирусом. Я переносчик заразы, выкосившей по разным оценкам от трех с половиной до пяти миллиардов человек на Земле, с подобными мне инфекция входит в тесный симбиоз. Ксеновирус заразил клетки организма и внедрил туда собственные гены, последствием этого стало резкое повышение регенеративных способностей. По сути, я стал вирусным мутантом, пусть внешне в глаза не бросается, на генетическом уровне меня уже вряд ли можно назвать homo sapiens. По заверениям врачей я проживу еще минимум лет двести, притом неизвестно, как вирус поведет себя через десять, пятнадцать, двадцать лет. Утешает факт, что для окружающих опасности нет, воздушно–капельным путем мой штамм ''Пожирателя'' не передается, только через кровь и то вероятность не стопроцентная.

— Большая, разница, очень большая. Самое худшее на войне, это не погибнуть, а остаться калекой, пускай и временно. — Посмотрел я на болтающуюся культю. — Паршиво осознавать свою беспомощность, ничем не можешь помочь своим.

— Больше пяти лет живу среди вас, но понять вас до конца не получается. Странные создания, люди. В одно время готовы убивать себе подобных, потом вдруг стоите друг за друга, что называется, горой.

— И неудивительно, что не можешь понять, если ты большую часть жизни прожила под водой и разговаривала с рыбами.

— С рыбами не о чем разговаривать. Они живут врожденными инстинктами. — Понесло вдруг Сирену куда–то совсем не туда. Чего с них взять с русалок, даже элементарные шутки порой воспринимают всерьез. — Разум у них очень примитивный…

— Не о рыбах речь, а о долге. Понимаешь?

— Не совсем. Зачем стремиться выполнить свой долг, если не можешь? Я не представляю, как бы ты воевал с одной ногой.

— А, ладно, забудь. — Во многие аспекты человеческого поведения алави в силу разности менталитетов не врубаются. Для водных альвов чужды присущие почти всем людям такие пороки вроде ревности, алчности, зависти, лицемерия. У алави если мужчина и женщина образуют пару, то до конца жизни, измены, разводы в их обществе отсутствуют как явление. Эльфорусалки не знают жадности и зависти, поскольку под водой особо нечего делить, лицемерию и лжи нет места из–за того, что от доверия между членами стаи зависит ее существование. Тысячи лет основной целью алави являлось выживание в негостеприимных океанах Элетании, в подводных глубинах водятся ужасающие существа, для которых ничего не стоит проглотить небольшой корабль. В обществе людей, где их не пытаются пустить на корм, ушастые впервые за много тысячелетий почувствовали себя спокойно.

Надеюсь, дальше жизнь начнет налаживаться. Плевать, что связь с Землей прервалась, мы без нее как–то протянуть сумели несколько лет, протянем дальше. Народ привык к суровой по сравнению с предыдущей жизнью, отсутствие наполненных потребительскими товарами магазинов скорее пошло людям на пользу.

***

14 июля 2023 года, 15:06.

— Парни все очень серьезно, мы теперь воюем по–настоящему, ставки высоки как никогда. На кону стоит существование Республики и всех землян. Помните, вы сражаетесь не за государство, правительство, а за человеческую расу. Не буду скрывать, если линия ''Рассвет'' падет, враг окажется на нашей земле очень скоро, оглянуться не успеете. Плато Колорадо весьма удачно прикрывает весь северо–запад страны, чем мы и пользуемся. Землекопы не в состоянии пробиться через сплошной массив магматических пород, из которых миллионы лет назад образовалось плато, поэтому они вынуждены атаковать с поверхности. Мы существенно превосходим их в средствах поражении, техническом развитии, но кроты минимум в десять превосходят нас в численности, скорости восполнения потерь. В 2019 Техасские ВС имели с ними дело и победили, сегодня история повторяется. — Капитан роты ''Дельта'' без излишней фальши рассказывал, чем 82–й придется сражаться не на жизнь, а на смерть. — Теперь перейдем непосредственно к нашему противнику. Думаю, все из вас имеют общее представление о землекопах. Эта продвинутая в технологическом плане раса ксеносуществ, которая развернула на материке крупномасштабное наступление. Основным ареалом обитания кротов является громадная сеть подземных пещер искусственного происхождения под поверхностью Асшана, их еще называют Туннелями или Подземьем. Исследования показали, что землекопы и до Дня Провала периодически устраивали нашествия с юга, туземцам удавалось отбиваться до настоящего времени. С нашим пришествием все изменилось, появление Техаса, России и Китая стало спусковым крючком для кротов, перешедших в наступление. Подземные жители одинаково враждебно настроены как к нам, так и к представителям остального туземного населения, именно поэтому в анклавах можно нынче видеть столько чужаков. Какие цели преследую кроты, нам точно неизвестно, однако основная гипотеза заключается в том, что им нужен простор для колонизации, они ведут борьбу за жизненное пространство. Землекопы организованы не хуже нас, можно сказать, они объединены в нечто вроде коллективного разума.

— Что с магией? Кроты владеют пирокинезом или чем–то подобным?

— Имеются сведения о тварях, способных генерировать сильный электрический разряд, плеваться воспламеняющейся на воздухе смесью, но тут замешана простая биология, не более того. Землекопы преуспели в генной инженерии, а не в магии. Что нас, что альфаров, в данной области кроты превзошли на многие столетия. Магией владеют союзники кротов — местная нежить… — Видя недоумение, командир роты включил проектор и показал десантникам видеоролики с запечатленными на них трупами. Вид продвигающейся по джунглям колонны скелетов мгновенно развеял весь скептицизм. — Поэтому не удивляйтесь, если застреленная вами тварь через несколько минут оживет и накинется на вас. В зомби, конечно, вы не обратитесь, хотя опасность все равно существует. Абсолютно все кроты, имеются ввиду живые особи, являются переносчиками опасной энтеробактерии, попав в незараженный организм она вызывает обширные мутации. Говоря точнее, изменения вызывает не сам микроорганизм, а вирусы, для которых бацилла играет роль средства доставки. В первую очередь заражению подвержены люди, не прошедшие процедуру вживления нанитов и незараженные ЭЦИ. Инфицирование для обычного человека может закончиться летальным исходом, либо ваше тело навсегда будет обезображено.

Теперь на экране вместо видеоролика с запечатленной нежитью показывали фотоснимки изуродованных очередной заразой люди. Бедолаги превратились в какие–то изможденные мумии с белой кожей, покрытой желтоватой слизью. Мутации настолько ужасны, что Григс отвел взгляд не в силах больше смотреть на это.

— Сэр, инфицированные сохраняют разум? Или как в случае с ''Пожирателем'' когнитивная деятельность мозга исчезает?

— Не исчезает, зараженные из числа аборигенов частично сохраняют умственные способности, но себя больше не контролируют. Их действиями руководит коллективный разум землекопов. У нас дело обстоит иначе — инфицированные черной горячкой сохраняют собственный разум и индивидуальность.

Капитан ''Дельты'' долго рассказывал о противнике, о его вооружении, тактике, показал десятки видов различных мутантов, используемых кротами в бою. Размеры тварей колеблются от размеров крупной крысы до исполинов ростом с трехэтажный дом. Еще неизвестно, кто опаснее, арконцы или землекопы. Первые хотя бы люди, а вторые черт знает кто. Кроты помимо магии и биоинженерии в промышленных масштабах выпускают оружие и технику уровня середины двадцатого века. Почти каждый гуманоид вооружен винтовками или пистолетами–пулеметами, в точности копирующими конструкции советских ''мосинок'', ППШ, АК-47. В качестве бронезащиты кроты используют органический аналог кевлара, не такой прочный. И это не все, враг располагает артиллерией, авиацией, бронетехникой, весьма паршивенькими, однако количественный перевес нивелирует качественный. Армия Техаса беспощадно равняла с землей и выжигала тактическим ядерным оружием гнезда кротов. Эффект минимальный, достать гадов под землей трудновато, именно там у них сосредоточены производственные мощности и основная популяция.

— На этом закончим. Первому взводу приказываю заступить на дежурство на периметре. Остальные могут отдыхать.

— Как всегда, — пробурчал сидящий рядом с Григсом Макмиллан. — Почему бы нашему ротному не отправить дежурить второй взвод? Они вечно в тылу прохлаждаются.

— Такая уж у нас судьба, капрал.

***

Нахождение в каменной комнате под землей губительно сказывалось для Азенет, магия, питающая жизнь в мертвом теле бесследно испарялась под действием иссушающей ауры. Это происходит медленно, почти незаметно, пройдет два или три месяца и жрица утратит способность передвигаться, примерно еще столько же займет полный распад души. Сначала разрушатся фантомные мышцы, затем начнет ослабевать связь между духом и оболочкой, в конце концов душа превратится в ничто, прежде, чем ее затянет в Эфир. Ко всему прочему в темнице находился источник не дающих творить чары сил.

Невозможно сотворить даже простейший рисунок — каркас любого заклятья рушится в считанные мгновения. Азенет хотела сказать шахсу о вреде, который несет для лича нахождение в опасной среде, но общаться с чужаками жрица не в состоянии. Пришлые не владеют магией разума, а присланный для общения в последний раз альвийский чародей при виде нежити впал в состояние паники. Ничего не вышло. Нежить для смертных страшнейшее явление после искаженных и демонов Хаоса, ни один живой в здравом уме не станет связываться с личом. Кажется, даже шахсу испытывают недюжинный страх при нахождении рядом с Азенет.

Железная дверь темницы отворилась, на пороге появились двое солдат шахсу. Сразу повеяло Силой, Азенет растерялась. Ничего подобного она раньше не встречала, точно не живая мана, цветовая гамма очень насыщенна красным и оранжевым…

''Защити меня, Душа Мира! '' - мысленно взмолилась Азенет. Жрица распознала частицы Хаоса в окружающем пространстве, поблизости находится нечто источающее отвратительное разложение Стихии. Вероятно, демон. Только откуда порождениям Хаоса им взяться на Элетаане? Азенет при все желании не сможет в нынешнем состоянии совладать с тварями из–за Кромки.

— Душа Мира тебя не защитит, смертная. — В сознание жрицы вторгся посторонний, притом невероятно сильный. Оно пыталось подчинить себе разум Азенет и прочитать его словно раскрытую книгу. Нежный шепчущий голос старался одурманить колдунью, хотелось поддаться зову, полностью войти в его власть. Вслед за шахсу в камеру вошло человекоподобное существо. Демон Хаоса принял форму женщины, правда в сильно извращенном виде — тело полностью покрыто костным панцирем, отчасти человеческое лицо внушало потусторонний ужас в Азенет. Желтые глаза без зрачков, казалось, видят жрицу насквозь, ее самые тайные мечты и страхи. — Оставь борьбу, откройся мне… Азенет.

— Я не отдам тебе свою душу демон! — мысленно огрызнулась жрица. Осознание того, что демон может без остатка растворить в себе смертную душу придали колдунье силы для борьбы. — Возвращайся, туда, откуда явился!

Отродье Бездны расхохоталось, из пасти демоницы высунулся красный язык и облизал губы.

— Живая душа в мертвой оболочке… интересно… — Тварь в несколько раз усилила напор, пытаясь подчинить разум лича. — Не сопротивляйся… это в наших же с тобой интересах… Мне и тебе одинаково трудно находиться рядом с шахсу. Не трать силы понапрасну…

— Чего тебе нужно, тварь?

— Знать, зачем ты сдалась в плен, Азенет дочь Хепфура. Мне интересна твоя история, почему ты предала свой род, своего повелителя… И пришла к ним.

— Ничего ты не узнаешь, демон… — Азенет вновь попыталась освободиться. Шахсу ее поместили на металлическое ложе и прочно заковали в кандалы руки, ноги, пояс, грудь. — Таких как я Хаосу просто так не подчинить.

— Я не собираюсь уничтожать тебя, мне поручили только провести допрос… Хотя соблазн закусить твоей душой очень велик. — Демоны Хаоса и эти пустые, оказывается, союзники. Кто бы мог подумать? Эта мысль заставила жрицу содрогнуться до глубины души. — У нее необычный запах и, должно быть, вкус… никогда не пробовала нежить…

— Оставь меня! — Сейчас Азенет паниковала, насколько это применимо к живому мертвецу.

— Страх… ты боишься. Не как живые, но боишься… Не бойся, как я сказала, никто не причинит тебе здесь вреда… Во всяком случае, пока не будет соответствующего приказа.

— Если мне предстоит отправиться в небытие, я заберу тебя с собой, демон!

— Да кто ты такая, чтоб угрожать мне… — выдерживать напор Азенет больше не смогла, ее ментальная защита рухнула подобно плотине, сдерживавшей реку. Мерзкие щупальца адского существа теперь беспрепятственно хозяйничали в разуме истощенного борьбой лича. Каждая мысль или воспоминание были прочитаны демоном, Азенет готовилась принять смерть, но не тут то было — создание Хаоса оставило жрицу в покое, не причинив никакого вреда.

— Ты… не уничтожил меня демон. Почему? — мысленно обратилась Азенет к искаженной. — Тебе это ничего не стоило сделать, но ты оставил мне жизнь. Хочешь помучить, посмотреть на мои страдания?

— Ты представляешь интерес для пустых… им очень хочется изучить тебя. Я подчиняюсь им.

— Как такое возможно?

— Такова воля Хаоса и богов его. Пустые встали на нашу сторону в обмен на помощь в борьбе с Семнадцатью… Насколько знаю, Святой Пантеон враг и твоего народа…

— Не пытайся переубедить меня, демон. Может я и ненавижу лживых богов, но я не настолько безумна, чтоб поверить словами порождения Стихии. Недаром Хаос зовется Всепожирающим. Это чистое зло.

— Хаос ни добр и ни зол, это природная сила, подобная ветру. Вы ведь не называете его абсолютным злом, когда гонимые им волны топят корабли. Нет. Помимо разрушения он двигает эти самые корабли по морю, приносит дожди. Тоже самое и Хаос, в одних случаях он причиняет беды и разрушения, но в других он рождает новую жизнь взамен старой. Так вселенная стирает ошибки, тех, кто нарушает природную гармонию. Из Хаоса появился Порядок, а из Порядка иногда рождается Хаос — гласит один из фундаментальных законов мироздания. Гармония… вот, что важно.

— Какая еще гармония!? Хаос пожирает наши души, искажает нашу плоть. — возмутилась Азенет, она не верила ни слову, сказанному демоницей. — Стихия самая большая мерзость во вселенной.

— Все относительно, Азенет. Попробуй посмотреть на нее с другой стороны. Если б не было Хаоса, не было бы тебя, твоего народа, Элетаана. Древние в конечном итоге уничтожили бы жизнь во всех мирах. Играя с законами мироздания, словно маленький ребенок с игрушкой они рано или поздно устроили бы катастрофу вселенских масштабов. Стихия бесследно стерла Древних, не позволив им и дальше издеваться над законами бытия.

— Это не объясняет, почему Всепожирающий стремится поглощать все новые и новые миры. — Демоница медленно обошла вокруг ложе, на которой пустые положили жрицу. Затем провела своей отвратительной рукой по мертвой коже на руке лича.

— Побочный ущерб. Силы Порядка делают тоже самое. Боги населяют жизнью новые сферы, смертные колонизируют новые территории, изменяют окружающую среду согласно собственным предпочтениям. Хаос поступает также, вопреки вашим легендам, он не уничтожает жизнь, а лишь изменяет, в этом нет ничего противоестественного. Изменение, преобразование есть фундаментальный процесс во вселенной, без которого не было бы ничего. Многие разумные расы принимают Хаос добровольно… да, то, во что они порой трансформируются может показаться отвратительным, однако взамен они получают знания, силу, становятся более приближенными к Абсолютному Разуму…

— Никогда не слышала о чем–то подобном.

— Неудивительно, Живые Боги вообразили, будто все во вселенной им подвластно, даже обозвали себя Высшими. Любая другая точка зрения в мирах Пантеона является ересью. Я открою тебе часть правды…

— Демон решил поведать мне правду. — Огрызнулась Азенет. — Оставь свои лицемерие и ложь для пустых!

— Прими Хаос и обретешь новую плоть, живую. Сможешь снова вкусить пищу, вдохнуть воздух, ощутить дуновение ветра… испытать радость материнства. Твое самое заветное желание сбудется…

— Какой ценой? Лучше бесследно исчезнуть, чем становится рабом Стихии!

— Не рабом, а частью одного целого и непостижимого для нашего разумения. Тебе откроются величайшие тайны мира, призрак смерти перестанет преследовать тебя.

Что–то внутри искалеченной души Азенет моментально перевернулось с ног на голову. Слова демоницы подарили некое подобие надежды, если хоть часть из сказанного правда, отдаться Хаосу не такая уж и плохая затея. В конце концов, что терять?

— Что я должна делать?

Демоница улыбнулась:

— Ты уже все сделала, впустив Стихию в свою душу. Остальное дело времени.

— Я ничего не понимаю… вообще ничего.

— Не переживай, мы вернем тебе жизнь. Хаос не на такое способен, в обмен нам нужна только помощь…

— Какая?

— Пустые хотят полностью истребить Пагубу, они готовы пойти на все. Твои таланты будут незаменимы.

— И все же… почему Хаос помогает шахсу?

— В них большой потенциал, в будущем эти люди покорят много миров… А нам они нужны невредимыми… — демоницу окликнул солдат, стороживший вход. После короткой беседы на незнакомом языке визитерша с охраной покинула темницу, оставив Азенет наедине с собой.

***

— Как все прошло, Неи?

— Хорошо, полковник, мне удалось переубедить ее. Немного сомневается, но это вскоре пройдет.

— И что ты наобещала нашей мертвячке? — скрестил руки на груди командир базы ''Рассвет-3'' полковник Френсис Коул. — Золотые горы?

— Все гораздо проще — она снова хочет стать живой, особенно велико желание стать матерью. Внутри она совсем не отличается от обычных людей. Те же желания, мечты, страхи. Она ухватится за эту возможность словно утопающий за соломинку. Этим мы и воспользуемся.

— Ее помощь может оказаться неоценимой. Обратить против врага его же магию стоит наших усилий.

— Мощь Азенет велика, по моим скромным прикидкам она способна управлять полутысячей мертвецов. Спустим ее на Пагубу, возможно даже не придется вступать в бой, умертвит кротов на расстоянии…

— А твои цепные псы на такое неспособны?

— Мои мальчики сильны в ближнем бою, сражаться на дальних дистанциях ваша забота.

— Через два дня, чтоб твои бесы были готовы рвать их на куски голыми руками. Тебе ясно? — властным голосом произнес полковник. — Нам предстоит недели, если не месяцы сидеть в осаде.

— Будьте уверены, сэр, я вас не подведу.

После этого Неи, виляя бедрами, удалилась из кабинета командующего. Полковник сразу же достал из ящика стола флягу с коньяком, сделал пару глотков. На этой работе никаких нервов не хватит, по долгу службы приходится иметь дело со всякой нечистью, начиная альвами, заканчивая адскими созданиями. Тут хочешь, не хочешь, поверишь и в Иисуса, и в деву Марию, и в самого дьявола. Объединенное командование, очевидно, совсем выжило из ума, присылая на базу сотню красных собакоголовых бесов во главе с покрытой панцирем чертовкой. Они в прямом смысле вылезли из ада, а земляне заключили с ними сделку. Ладно, хоть исповедующих христианство солдат, офицеров в гарнизоне почти нету и присутствие на базе вполне реальных демонов не вызвало паники среди людей, чего нельзя сказать про альвов с санхейли. Туземцы, обитающие расположении ''Рассвет-3'', не на шутку запаниковали, некоторых пришлось пичкать успокоительными препаратами и изолировать. Аналогично и с нежитью, только демоны не испугались запертой в изоляторе мертвячке и согласились помочь.

Шестью днями раннее.

Возведя штабную палатку, собрав стол и разложив на нём интерактивную карту, солдаты собрались внутри. За исключением оставшихся в охранении, присутствовали все. Сержант Дуглас МакКой ткнул пальцем в угол карты и на ней появился спутниковый снимок прилегающего ландшафта в масштабе 1 к 100 000 см.

— Итак! — Начал сержант. — К югу от нас — территория полностью контролируемая противником. Данные разведки противоречивы, но в любом случае соваться нам туда не стоит. На севере высадился десант арконцев — там нам тоже делать нечего. На запад нам путь отрезан: сектор Ноябрь-3 наши войска удержать не смогли. На востоке — китайцы. — Он многозначительно замолчал, но всем и так было понятно, что это значит. Что бы не решили политики, у солдат НОАК может быть своё мнение, и на их офицеров надеяться не стоит. Слишком сильна память о погибших от техасского биологического оружия.

— Из сложившейся ситуации выхода нет. Нам остаётся только одно: окопаться и держать оборону…И молиться о том, чтобы прислали подкрепление или поддержку с воздуха. Нас — 52 человека. Их могут быть тысячи… И сейчас мы будем разрабатывать план, как нам лучше их одолеть. — Сержант коснулся угла карты пальцем и рисунок ожил: точки, стрелки, линии, окрашенные разными цветами очерченные области и указатели с легендами пришли в движение. Мигали и менялись цифры. Одновременно с картой ожил проектор, он отображал в воздухе точную копию того, что происходило на интерактивной карте. Ситуация нарисовавшаяся на карте повторяла слова сержанта. — Здесь, за городом на север и потом, забирая на запад, тянется граница: колючая проволока минные поля. От китайцев и русских нас отделяет нейтральная зона. Какие будут предложения?

— Сэр, разрешите? — Спросил один из набившихся в штабную палатку солдат, он носил очки в чёрной оправе и был худощав, сразу было видно: в армии он недавно. Дождавшись утвердительного кивка, он начал говорить. — У нас есть боевые дроны в количестве 20 штук. Если они и не смогут нанести вред противнику, то их можно использовать в для отвлечения внимания. Одновременно снайперы могут вести огонь с крыш зданий или из других укрытий.

— Хорошо. Рядовой Сэмюэль Беркофф, если не ошибаюсь? Умеешь управлять дронами?

— У меня 92 часа тренировок наработано на тренажёре.

— Хорошо.

— Рядовой Питер Следж, сэр. Я считаю надо минировать возможные маршруты, по которым будет продвигаться противник, это поможет их задержать. У нас есть мины М-14, их трудно обнаружить металлоискателем. Также есть M-26, M-18 «Клеймор» и кое–что из новинок. — Предложил детина со смуглой кожей и квадратным подбородком. — Также у нас есть несколько миномётов. Когда они замешкаются на подступах, начнём обстрел. Мины можно расставить вот здесь… — С этими словами он провёл пальцем по карте и потыкал в окружающую местность. — Тут открытое пространство, вот здесь, здесь и здесь — лесной массив…Они, конечно, многому научились, сражаясь с нами, но против внезапной засады противоядия у них всё ещё нет. Маскировка нас пока выручает.

— О'кей. Если попрёт бронетехника — вы знаете, где взять противотанковые установки… — Задумчиво сказал Дуглас МакКой. — Нужно подготовиться основательно. Противотанковые мины у нас тоже есть. На самый крайний случай, если будем принимать бой в городской черте, заминируем улицы. Пока нужно заминировать подходы. Для начала разобьёмся на группы, и каждая группа будет выполнять свою задачу.

Таким образом, было решено, кто охраняет периметр городка, кто расставляет ловушки, готовит диспозицию, и кто помогает беженцам разместиться во временных жилищах и ухаживает за раненными. Населённый пункт был маленьким и незаметным на карте и наполовину состоял из трейлеров. Жители давно покинули его и ныне он был необитаем. От него на запад уходила небольшая асфальтовая дорога и ещё одна тянулась от городка на север. Это шоссе проходило через городок насквозь и обрезалось границей переноса много южнее. На востоке от нейтральных территорий его отделяла колючая проволока и сильно прореженное артиллерией минное поле со сгоревшими остовами арконских танков и БТРов. Чтобы заминировать все возможные пути нападения мин явно не хватит. Можно попробовать организовать заслон из трейлеров, хотя защита от бронетехники из них никакая. Ещё и маршрут для отхода требуется просчитать, но отходить то некуда. Все это понимали прекрасно, даже «зелёные» необстрелянные, набранные в последние дни перед вторжением.

Дуглас МаКой проматывал в голове все возможные схемы обороны и сценарии развития событий, вспоминая, как роте пришлось с боями и увеличивающимися каждый день потерями отступать с самой северной базы «Колдрон»*. Дуглас в мыслях мрачно усмехнулся над этим говорящим названием. К ним тогда прибилось большое количество беженцев со всей округи. Ещё больше элетанцев погибло в зонах радиоактивного заражения, на минных полях и по самым разным причинам. Просто выбегали на позиции ночью прямо под пулемётный огонь нервных и страдающих недосыпом военных. Несмотря на то, что земляне уже давно пребывали на Элетании, большинство беженцев лицезрело их впервые и, не зная как себя нужно вести, создавало инцидент за инцидентом. Сержант тогда воочию стал свидетелем проявления средневекового менталитета и дремучего невежества с предрассудками, даже со стороны знатных особ, коих, к счастью, было немного. Так или иначе, беженцы спасались от Пагубы, когда с неба спустились завоеватели с другой планеты. Вот тогда начался подлинный хаос. Отбив первые атаки, регулярная армия начала отступать, личный состав роты таял на глазах. Удалось прихватить оружие со складов, как раз на случай долгосрочной обороны и оно сейчас им пригодится. Но сколько его люди продержаться против кибернетических орд?

Сержант смотрел, как солдаты разбирают оружие, провожают беженцев на новые временные места жительства. Беркофф набрал солдат в свою команду и теперь что–то им объяснял, пока они все вместе растаскивали громоздкие чемоданы. Снайперы уже нахлобучили на себя «гилли» и в таком виде пугали беженцев ещё больше. Впрочем, «запугивание» продолжилось недолго: вскоре снайперы разбрелись в группах по двое — выбирать позиции. Другие солдаты при помощи квадроциклов буксировали мортиры, станковые гранатомёты и ящики с минами.

Внезапно тактический планшет сержанта запищал. Почему–то Дугласу показалось, что именно в этот раз планшет пищит как–то по–особенному нервно. Сержант мазнул пальцем по экрану, нажал на значок прямого соединения. На экране возникло лицо полковника Томпсона, всё его естество выражало крайнюю озабоченность, хотя он это и скрывал. Сержант понял, что происходит нечто из ряда вон. Хотя, куда уж дальше?…

— Сэр? — Козырнул Дуглас.

— Сержант… — Полковник сделал паузу. Он явно подбирал слова. — У меня для тебя новости…

— Ну, хоть хорошие? — Спросил сержант.

— Не перебивай старшего по званию! — Вдруг очень строго бросил полковник. — И слушай. Ровно 5 часов 30 минут назад арконцы потеряли 80% флота своих космических кораблей включительно. Подробностей мне пока не сообщили…По данным нашей разведки силы арконцев непосредственно после уничтожения космофлота погрузились в состояние близкое к полной анархии и в данный момент отступают во всех возможных направлениях. В том числе и в вашем. Это те остатки их сил которые нам удалось выбить из сектора Ноябрь-3. У них всё ещё есть ПВО, поэтому на поддержку с воздуха пока рассчитывать тебе не придётся. Видимо они решили занять в твоём городке позиции, чтобы организовать, что–то вроде базы. Может быть они потом хотят пробиться на юг, к своим, пока штабные аналитики точно сказать не могут. И ещё…Судя по всему, тот десант, что арконцы высадили на севере тоже движется в вашу сторону.

Дуглас мысленно чертыхнулся.

— Для усиления вам в помощь направлен 3–й взвод 15–й разведывательной роты из состава ВС Новой России.

— Сэр?! Я не ослышался?

— Ты не ослышался, сержант. — Тяжёлым голосом ответил полковник. — Подробностей мне опять же не сообщают… Твоим людям придётся с ними скооперироваться. — Слово «придётся» он произнёс с нажимом. Они сейчас направляются к вам с востока. Все необходимые данные тебе уже загрузили. Встретьте их и введите в курс дела. Всё ясно, сержант?

— Так точно, сэр. Разрешите вопрос? — Дождавшись кивка, Дуглас спросил. — Известно, кто сбил космические корабли?

— Я раскопал кое–какую информацию, Дуг. Судя по этой информации, космические корабли арконцев сбили русские. — Полковник опустил глаза. — Дуг, постарайся не конфликтовать с ними и следи за своими ребятами, чтобы они не спровоцировали иванов. Тут ведь большая политика замешана…не всё так просто…А эти русские чего доброго могут оказаться параноиками до мозга костей.

— Понял вас чётко и ясно, полковник, сэр.

— Это хорошо. Буду держать тебя в курсе событий. Конец связи, сержант.

Дугласу снова пришлось собирать всех бойцов в кучу, чтобы сообщить последние новости и дать новую установку. Хотя с наличием тактических планшетов это было лишнее, но окончательную ясность в происходящее в данный момент мог внести только офицерский состав в единственном экземпляре.

Сержант для личного состава всё аккуратно «разложил по полочкам». Однако даже после разжёванного и положенного им в рот, солдаты с пару минут приходили в себя: перекраивали уже сшитые планы наново.

Отпустив солдат заниматься своими делами, сержант тряхнул головой и отправился в штабную палатку, к ноутбуку — налаживать контакт с русской стороной.

***

Солдаты валяли дурака, развалившись на «экспроприированных» в городке шезлонгах, кто надев солнцезащитные очки и положив полотенце на голову, кто напялив панаму, так чтобы она закрывала глаза и лоб. Четверо соорудили импровизированный навес и в его тени резались в покер. Только один из них работал: периодически подтаскивал к баррикаде новые стройматериалы.

— А что это у вас тут такое? — Вежливо поинтересовался Беркофф. Он подошёл и стал вопросительно посматривать в сторону возведённого посреди улицы фортификационного сооружения.

— Ты что, никогда диспозиции не видел? — Не снимая тёмных очков, с вызовом ответил солдат, который загорал раздевшись по пояс.

— Но она слишком заметна…Вам не кажется, что на ней не хватает надписей «Мы здесь!», «Стрелять сюда!» и нарисованной мишени.

Беркофф слегка вздрогнул, когда совсем рядом с ним вырос Питер Следж и своим густым голосом пробасил: Он прав, диспозиция никуда не годится.

— Смотрите–ка, «Мистер Френдзона» и «Мистер Пауэр–лифтинг» сейчас зачитают нам лекцию об интерьерном дизайне.

— Её видно за сто кликов, она посреди города. От кого вы тут собираетесь держать оборону.

— Не тебе меня учить. Идите, занимайтесь своим делом.

— Мы то занимаемся, а вот вы ничерта не делаете!

— Как можно что–то делать при такой жаре?

— Мы минировали подходы на адском пекле и не жаловались. Пришлось даже разминировать участок, для того чтобы русские смогли проехать. Вот ты, что будешь делать если окажешься на минном поле без миноискателя?

— Дрочить.

Лодыри рассмеялись.

— Смотри, чтоб причиндалы не оторвало. — Мрачно сказал Питер. — Пошли отсюда, Сэм, бесполезно с ними говорить.

Питер с Сэмом подошли к возведённому укреплению и стали его осматривать. По обе стороны нагромождений мусора, укреплённого сваренной арматурой и листами железа, высились собранные чёрт знает из чего огневые точки с размещёнными в них станковыми гранатомётами.

— Пошлость какая–то. — Прокомментировал Беркофф.

Откуда–то появился боец, тащащий за собой необъятных размеров ржавый двутавр. Солдат весь в взмок и тяжело дышал.

— Дай помогу. — Сказал Питер и поднял двутавр за другой конец.

— Ффух, спасибо! Вот сюда его поставим. — Боец поблагодарил Питера и уже развернулся, чтобы идти за новыми стройматериалами, когда Питер Следж окликнул его.

— Подожди. Тебя — на пару слов…Слушай, они же тебя используют, а сами околачиваются. — Приглушённым тоном начал он.

— Они полные придурки, не связывайся с ними. — Заверил Сэмюэль.

— Как тебя вообще в их компанию занесло? — Назидательным тоном спросил Питер.

— Тебя как зовут? — Одновременно задал вопрос Сэм.

— Меня зовут Дэвид Рэдвуд. Меня ни в одну команду не брали…Снайперам я точно не нужен. Опыта корректировщика у меня нет. ПВОшники и артеллиристы тоже меня послали. Им тоже н–нужен человек с опытом…

— Да, невесело…Подожди, сколько тебе лет? — Внезапно осенило Питера.

- 16.

Солдаты помолчали, переваривая этот факт. Теперь им стало всё понятно.

— Ты где–то до армии служил?

— В народном ополчении. Меня долго никуда не принимали из–за возраста…наверное.

— А родители что сказали?

— Их давно нет. Их остроухие убили.

Питер сглотнул и про себя выругался.

— Извини, мы не хотели… — Начал было извиняться Сэм.

— Ничего, я уже привык. — Ответил Дэйв.

— Какого чёрта вы тут разлеглись?! Почему только один человек работает?! — Раздался по направлению от шезлонгов знакомый голос сержанта. — Быстро всем встать! Кто за этот бардак отвечает?! Что, никто?!

— Я, сэр. — Поднялся лентяй в тёмных очках.

— Какого чёрта вы тут устроили, рядовой?..

— Слай Бейкер, сэр. Мы возводили баррикады…

— Вы обратили внимание на особенности прилегающего городского ландшафта?! С этой улицы всё видно на несколько миль вокруг и это место, на котором вы соорудили вашу нелепость, хорошо простреливается. Когда на инструктажах подробно рассказывали, как нужно возводить заграждения и обустраивать диспозиции, вы читали постапокалиптические комиксы про дорожных бандитов? А когда нужно было изучать устав, смотрели «Безумного Макса» или ему подобный филиппинский трэш, снятый за ломаный четвертак?! Вы, рядовой, и Ваша команда позволяете себе отдыхать целый час, в той ситуации, когда никто из бойцов не позволяет себе отдыхать и десяти минут…Сейчас я никого из вас наказывать не буду, но при повторении подобного инцидента, последуют дисциплинарные взыскания. Разбирайте это уродство… — Сержант махнул рукой в сторону баррикад. — …и соорудите в другом месте нечто приемлемое. Хотябы просмотрите чёртовы методички, прежде чем приступать! У вас считанные часы до того момента когда через нашу территорию хлынут отступающие войска арконцев. Вернусь — всё проверю.

— Дэйв, что ты здесь делаешь? — Закончив разнос, сержант подошёл к стоящим у баррикады солдатам.

— Я в их команде, помогаю таскать материалы.

— Иди лучше помогать беженцам обустраиваться, я приказываю.

— Слушаюсь, сэр! — И Дэвид убежал, только пятки сверкали.

— Что у вас? — Обратился сержант к Питеру и Сэму.

— Всё готово, сэр. Дорогу у старого КПП разминировали, сейчас заканчиваем минировать подходы с запада.

— Дроны расставлены по позициям, замаскированы и находятся в режиме ожидания, сэр.

— Сержант, сэр, вы должны это видеть!.. — На бегу прокричал какой–то солдат.

- …Да!…На радарах эта штука размером с картофелину… О, святая корова! — Откуда–то раздался полный удивления возглас.

Взвод медленно впадал в ступор: кто–то так и застыл с ящиком в руках, кто–то воткнул лопату в землю и распрямившись, защищая глаза ладонью от яркого солнечного света, начал смотреть куда–то в небо. Вскоре взгляды всех людей были прикованы к махине медленно спускающейся с небес на южные территории.

— Их флагман…

***

Планшет командира известил о новом сообщении. Прочитав его, Евгений молча нажал «переслать», выделив в список весь личный состав взвода. Во время чтения по лицам бойцов пробежало еле улавливаемое удивление.

— Значит им удалось посадить своё корыто в Южнороссийске…

— Наши ПВО попытались его сбить, но тщетно. — Заметил Станислав.

— Далеко ещё до американцев пилить?

— Скоро будем на месте. Самому на карту лень посмотреть?

— Я же просто спросил

***

[Точное местоположение неизвестно]

Статная дама в дорогом, сшитом на заказ костюме стояла лицом к окну и спиной к погружённой в полутьму комнате. В полутьме находились ещё двое: один занимал кресло повёрнутое на 45 градусов лицом к письменному столу, второй стоял прямо перед столом и держал в руках тонкий кожаный портфель.

Дама курила элитную сигариллу, вставленную в длинный мундштук. От сигариллы по комнате распространялся удушливый запах табака и компенсирующий его аромат ванили.

— Трой Дерринджер всегда был язвой, паршивой овцой. Он никогда не понимал наших истинных целей. Мы использовали его, как полезного идиота 25 лет подряд и могли продолжать использовать, но квантовый перенос поставил всё с ног на голову. Мы многих потеряли, сильно ослабли. Если бы тогда в 2016–м его удалось устранить, он не возглавлял бы сейчас ЦРУ. Пока он занимает этот пост, мы все в опасности. Необходимо восстановить структуру агентств так, чтобы они снова функционировали, как единый организм, подчиняющийся единому центру. И это ещё раз говорит о целесообразности того, чем мы занимаемся сейчас. — Промолвила дама. Человек в кресле согласно кивнул. Выпустив струю едкого дыма, женщина продолжила. — Натан, ты мог повлиять на президента в любой момент. Почему он не слушает тебя? Кто его советник по безопасности, ты или я? … Как вам это нравится: «Договор о сотрудничестве с Новой Россией «…Ещё и с китайцами…

Человек с портфелем, вытянувшийся по стойке смирно, немного помялся.

— Он почти никого не слушает в последнее время, мне кажется у него маразм…или он притворяется. — Неуверенно изрёк он.

— Ух–ум, и у этого маразма есть имя. — Едко огрызнулась дама. — Сколько раз за последние 4 года можно было убрать Дерринджера?

— Это вызвало бы подозрение президента Кейси. — Возразил Натан Фрост. Дама хмыкнула.

— С президентом можно разобраться. — Сказала она. И добавила с презрением. — Тупорылый вояка…

— Но Смотритель…

— Сейчас Смотрителя нет! И в твоих личных интересах, чтобы Митчелл Кейси не начал действовать, как только получит от неё информацию. — Она строго одёрнула советника, как обычно учителя ставят на место нерадивых учеников.

— Сколько влиятельных людей нас поддерживает? — Этот вопрос предназначался человеку в кресле.

— Около 35 процентов. — С сожалением в тоне ответил он.

— Хммм. Уговорите как можно больше, иначе мы не впишемся в поворот. — Потребовала дама и, отойдя от окна, села за стол и раскрыла ноутбук. — А тебе, Натан, я могу пожелать только удачи. Не подведи нас.

Натан Фрост покинул кабинет. Изнутри его снедала ненависть: «Нет у вас никакой власти. Прошло то время, когда вы могли полоскать мозги выпускникам элитных университетов, обещая им власть и несметные богатства. Ваши запасы драгоценных металлов — неудачная шутка, они ничего не стоят теперь…Чёртовы «бэйби–бумеры», когда же вы все окончательно передохнете?…Ничего, если я бесследно пропаду или погибну, кому следует на стол лягут преинтересные документы…»

Уже на улице он остановился и тихо произнёс в пространство: «E pluribus unum».

Тем временем в кабинете кроме дамы и господина в кресле появился некий третий неопознанный субъект.

— Может быть это не совсем правильно, так давить. Всегда есть другие методы…Беатрис. — Сказал он, адресуя эти слова даме. — Молодые люди уже не те. Вспомни, что было с твоим предпоследним протеже.

— Всегда нужно идти до конца: либо мы, либо они. — Ответила она нервным тоном. Было видно как дрожат кончики её пальцев, обтянутые пожелтевшей морщинистой кожей. — Ты бы за своими присматривал, они у тебя впустую расходуют ресурсы.

Человек пожал плечами.

— Они вплотную подошли к цели своих исследований. Им просто нужно ещё немного времени. — Сказал он спокойным тоном.

— Вот когда их изыскания принесут видимые результаты, я буду говорить с тобой на равных. — Отрезала она.

***

15 июля 2023 года.

— Это невероятно, просто невероятно! — внезапно вскочил Алмонд с места. Рядовой, взяв с собой ноутбук, направился через узкий проход бункера к Макмиллану и Григсу, занятым наблюдением через амбразуру за прилегающей к базе местностью. — Древние легенды не выдумка, они основаны на реальных событиях. Вы не представляете, что это значит.

Наверное, так выглядел и Архимед после открытия своего закона — с невменяемым выражением лица носился по округе, орал о собственном достижении.

— Эй, спокойнее, Джимми, такое впечатление, будто ты изрядное количество травы курнул. — Подколол Алмонда Григс. — Признавайся, где успел взять.

Десантник проигнорировал слова Мэтью, продолжив твердить о своем:

— Трава здесь не причем, я тут сделал для себя интереснейшее открытие, не могу не поделиться с вами. Задам вопрос, вы знаете что–нибудь из ирландской мифологии?

— Ну, только лепреконов с друидами припоминаю, — почесал подбородок Мэтью. — Вроде все.

Алмонд посмотрел на капрала:

— А ты?

— Совсем ничего, я даже с трудом представляю, где эта Ирландия находится. Короче выкладывай, что там у тебя.

— Как вы знаете, я учился в Гарварде на историка, в свое время делал доклад касаемо мифологии древних кельтов. Изучая энциклопедии, составленные уже здесь на Элетании, я не мог не заметить существенное сходство между легендами туземцев и ирландцев. Знаете, кто такие туата?

— Ага. Вроде ушастых, живущих в Форохеле так называют, — опередив Григса ответил снайпер. — Их техасцы хорошо напалмом жарили.

— Местные альвы туата, сомнений не остается, успели в стародавние времена побывать на нашей Земле, причем оставили довольно внушительный след в нашей истории. Представьте, что ж тогда получается.

Десантники какие–то время переваривали информацию.

— Джим, ты меня прямо заинтересовал. Продолжай.

— Я полностью уверен, что туата несколько тысяч лет назад попали отсюда в Ирландию, даже какой–то период правили ею. Туата Де Дананн или племя богини Дану, самое распространенное название для них. Чужаков тогдашние барды называли самыми красивыми, самых изысканными в одежде и вооружении, самыми искусными в игре на музыкальных инструментах, самыми одарённых умом из всех, кто когда–либо приходили в Ирландию. В отдельных источниках туата называют сидами.

— И что с ними стало? Почему до наших дней не оставалось ни одного ушастого?

— У Туата Де Дананн была битва с Сыновьями Миля, предками современных людей, живущих в Ирландии. В ходе неё погибли три короля и королевы Племён богини Дану, а также множество их воинов. Чтобы спастись от захватчиков, Племена богини Дану применили магию и набросили на себя покров невидимости, перейдя в некий потусторонний мир. У меня другая, наиболее подходящая версия — туата не пользовались никакой магией, поскольку она без притока маны извне на Земле не работает. Ушастые просто вернулись обратно на Элетанию, у местных в фольклоре имеются упоминания про '' иссушающий мир'', который пытались покорить тутата, но ничего не вышло. Тамошние аборигены, то есть мы, не поддавались отточенным тысячелетиями заклятьям. Да и сами заклятья без источника маны поблизости не работают на Земле. В конечном счете, альвам надавали по первое число и они вынуждены были с позором свалить.

— Ни хрена себе. Об этом на уроках истории нам не рассказывали, — сказал Григс. — Вот если то, что ты говоришь, правда…

— Не ''если'', а абсолютно точно — альвы когда–то наносили визиты на Землю.

— Интересно как? Вряд ли у них есть технология создания врат.

— Им оно не нужно, на Земле существуют реликтовые порталы, судя по всему, когда–то они были открытыми и оттуда на нашу планету приходили гости. Упоминания о них можно найти почти в любой мифологии. Помните репортажи из Греции и Египта в самом начале всего этого? По Криту минотавры с циклопами бегали, а арабы псоглавых уродцев в Синае отстреливали.

— Такое не забудешь…

— Меня больше черти на нашей базе волнуют, чем ушастые, — вмешался в разговор Макмиллан. — Кто знает, что от рогатых можно ожидать завтра. Вдруг они нас резать начнут или вовсе в ад затащат.

— Сколько можно повторять, капрал? Не затащат, об этом уже не раз сказано. Черти — выходцы из другого измерения, где фундаментальные физические свойства, такие как массы частиц и заряды, которые мы наблюдаем в нашем обычном трехмерном пространстве совсем другие. Привычные для нас константы там отсутствуют, демоны это просто иная форма жизни, не белковые организмы… Полиморфные эфирные структуры, если по–человечески, то они состоят из плохо изученной субстанции, в основе которой лежит частица. Наиболее распространенное название — мана, а мана очень плохо чувствует себя рядом с материей нашего родного измерения, также и с демонами. Они нас опасаются больше чем мы их. — Алмонд тяжело вздохнул. — Прекращай бояться, Макмиллан, твоя жалкая душонка никому не нужна. И в ад ты не попадешь никогда.

— Ага, потому что мы живем в нем… — буркнул Григс.

***

Подземье, Забашхасар.

В приемном зале поместья, принадлежащего Дому Иси'тон, собралась вся высокая аристократия Аргании. По воле богини трау оставили в прошлом свои дрязги, разногласия, сосредоточившись на проблеме Пагубы и шилао. Нихаду взирала на собрание, сидя на троне из оникса, подле нее стоял воины Теневой Гвардии, лучшие солдаты трау. Все взгляды были устремлены на богиню, которая могла прочесть любого каждого трау словно открытую книгу. Одни альвы откровенно боялись Темную Мать из–за того, что она могла покарать за ересь, другие искренне радовались присутствию рядом Высшей, дарующей праведным верующим защиту и покровительство. Вопреки ожиданиям трау Нихаду после того, как взяла всю полноту власти в свои руки, не стала устраивать расправ над неверными, еретиками, различными проходимцами. Сеять смуту среди Домов, убивая чересчур горделивую знать, означает существенно уменьшить шансы элетаанцев на выживание. Темная Мать осталась в одиночестве, помощи со стороны родни ждать не стоит. Вслушиваясь Эфир, богиня улавливала крики, боль, агонию богов и смертных, такого прорыва Хаоса в материальный мир не было со времени падения Древних сто восемьдесят тысяч лет назад. Несмотря на разразившийся катаклизм, не все так плохо, как могло бы быть — она выжила в схватке с Всепожирающим, у нее остались верные почитатели. Горстка верующих лучше, чем совсем ничего. Нихаду особенно волновала судьба остальных Высших, поскольку перестало ощущается присутствие братьев и сестер… Их было Семнадцать, теперь осталось в лучшем случае трое: Творец, Разрушитель и Темная Мать. Насчет отца Нихаду не беспокоилась — он создание, обладающее непостижимой мощью, Стихии никогда не победить Гефнонха. Тем не менее, и Творцу приходится трудно, Приливы Хаоса захлестнули центральные миры Ойкумены Пантеона. Разглядеть, что там творится пока не получается из–за искажений в ткани вселенной. Брат К'тал единственный после отца, кому удалось не только уцелеть, но и успешно противостоять Хаосу, пустым, Ило. Легионы Разрушителя одновременно сражаются на десятке миров Ветви Лин, подвергшихся вторжениям демонических орд и армиям технократов. Нихаду даже не надеялась на помощь Несущего Агонию. Создать устойчивый Мост аж с Тир Тоингире, ближайшей еще подконтрольной К'талу планеты, минуя захваченные Эльен с Таоносом вряд ли получится. Долго поддерживать устойчивый канал, пока будет идти переброска подкреплений, сил не хватит даже у Бога… Единственной помощью извне станут остатки одного из Легионов Разрушителя, пробившие портал с Эльена на Элетаан незадолго до того, как Нахаду уплотнила Кромку, закрыв сюда доступ чужакам. Легионеры после прибытия на несколько недель затаились в горах Аргании, оценивая обстановку. Только три дня назад о них стало известно благодаря присланному гонцу, который предупредил о прибытии командующего Легионом вместе со свитой. Их как раз и ждали, к поместью через кварталы Забашхасара неспешно двигалась процессия, состоявшая из представителей рас джехан и оррсум. Приятно будет пообщаться с кем–то из более цивилизованного мира, нежели погрязшего в невежестве Элетаана.

В зале незаметно появился десятник трау из Теневой Гвардии, богиня выбрала его из сотен темноальвийских воинов в качестве доверенного слуги… и любовника. Этому альву в недалеком будущем выпадет честь стать отцом полубога. Воин подобно тени проскользнул за спинами аристократов прямо к ониксовому трону, где восседала Темная Мать.

— Госпожа, лорд–командующий прибыл. — Доложил альв. — Прикажете впустить?

— Пусть входит, я буду говорить с ним.

Молча кивнув головой, Дхан куда–то удалился. Через несколько минут в приемный зал ступили представители раннее невиданных на Элетаане рас. Высокомерные взгляды трау обратились к появившимся со стороны парадного входа гостям. Фигуры джехан заметно возвышались над альвийскими аристократами — рост их примерно в два раза больше, чем у людей или трау. Джехан имеют крепко сложенные мускулистые тела с толстой шкурой, неуязвимой для обычного оружия. Оттенки кожи колеблются от светло–коричневого до зеленого, в зависимости от условий обитания. Благодаря дополнительной паре верхних конечностей джехан могут орудовать сразу несколькими видами оружия, что в бою часто бывает полезным. С эстетической точки зрения представители этой древней расы на вид неказисты и уродливы. Овальной формы голова с тремя парами глаз и уродливым ртом испугает кого угодно. Их нижние челюсти представляют счетверённую подвижную структуру, состоящую четырёх, похожих на жвала насекомых, частей. Пришедшие на аудиенцию джехан облачены в доспехи из голубого адамантия, похожие носят санхейли. Делегация состояла из троих четвероруких и дюжины особей еще не менее необычной расы насекомоподобных существ, называемой оррсум. Их тела полностью покрыты хитиновыми панцирями, четыре пары коротких лап едва держат на себе тяжелое туловище. На переднегруди располагается дополнительный набор из трех пар конечностей, выполняющих у оррсум функцию рук. Жуки будут очень полезны в войне с пустым, благодаря сильной предрасположенности к магии и способности быстро по сравнению с трау и людьми размножаться. А еще оррсум покорны, на памяти Нихаду они никогда за тридцать пять тысяч циклов существования Святого Пантеона не поднимали мятежей, бунтов, да и еретики среди них редко находятся. Все из–за группового разума, объединяющего оррсум, тем не менее, кое–какая индивидуальность в них присутствует. Темная Мать могла бы не устраивать этого представления с торжественным приемом, богиня прочитала легионеров задолго, до того как те вошли в поместье. Воины К'тала своим присутствием должны прибавить решимости альвийской аристократии.

Вперед вышел один из воинов джехан с багрового цвета глазами, отличительным признаком божественной милости. Боги и их дети часто наделяют смертных частицей собственной силы, обычно это дар за великие заслуги перед Живыми Богам.

— Назови себя, воин, — приказала Нихаду. Она обратилась к командующему на одном из самых распространенных языков в Ойкумене.

— Гардрафур Разящий Клинок, Чемпион Узафа Сжигателя, старшего сына великого бога разрушения К'тала. Лорд–командующий Легиона Опустошителей. — Ответил воин на языке темных альвов, значит, чародеи трау успели передать речь в разум джехан.

Богиня про себя усмехнулась, мельком взглянув на замолкших трау. Этот джехан стоит сотни воинов Теневой Гвардии только из–за того, что никакого раболепия, страха перед Высшей не испытывают. Зато Гардрафур преисполнен чувством долга и искренней верой, готов беспрекословно выполнить абсолютно любой приказ. Идеальный раб.

— Знаешь ли ты, легионер, с кем разговариваешь?

— Вы Темная Мать, госпожа, одна из Высших.

— Верно… Ответь мне, по какой причине воины Разрушителя оказались здесь? Явились освободить Элетаан от захватчиков?

Воин виновато опустил голову:

— Ответственность лежит целиком на мне… Я отдал приказ отходить остаткам моего Легиона сюда, на Элетаан. Мы больше двух циклов сражались с атаковавшими Эльен техносами, но в итоге проиграли. Мой господин Узаф куда–то пропал после того, как неверные окончательно разбили нашу Армаду в последнем крупном сражении. Потеряв связь с вышестоящими командирами, я принял решение уходить в горы, сражаться с полумертвыми тварями там. Мы надеялись на скорую помощь, что К'тал пришлет на Эльен новые Легионы, однако половину цикла никого кроме беженцев мы не встречали. Положение с каждой неделей становилось хуже и хуже, наши потери росли ни сколько из–за боев, сколько из–за недостатка пищи, воды, холода. Многие мои воины были всего лишь обычными живыми созданиями, не подвергнутыми трансформации. Десятки тысяч умерли от голода, замерзли или убиты техносами… Так больше продолжаться не могло, мы решили покинуть мир, благо рядом оказался древний портал с заряженными накопителями. Энергии как раз хватило на создание Моста, ведущего на Элетаан…

— Тебя не волнует вопрос, почему я нахожусь здесь, на самой окраине Ойкумены? Далеко за пределами своих владений

— Раз вы присутствуете здесь, значит так надо. Кто я такой, чтоб обсуждать поступки Высших?

— Правильный ответ.

— Я готов понести заслуженное наказание, Мать.

— В этом не необходимости, лорд–командующий, вы еще послужите мне. Вы и ваши легионеры имеете неплохой опыт сражений с техносами. Нечистые успели заявиться и сюда… Они безжалостно вырезают элетаанцев, отравляют свои присутствием мир. Чтобы их победить, нужна армия, очень сильная. Костяком этой армии станете вы. Сначала уничтожим Пагубу, затем придет очередь шилао, они все будут молить о пощаде!

— Мы сделаем все, что только скажет Высшая. Это наш священный долг.

— Много ли в вашей армии, лорд–командующий осталось боеспособных солдат?

Джехан замялся:

— Полагаю не более шестидесяти тысяч, причем две трети из них немногим превосходят неизмененных, в основном альфары. Ударный костяк составляют мои соплеменники, их порядка одиннадцати тысяч, три сотни Небесной Стажи, и остальная часть воины оррсум. Если дать им хотя б полцикла, они смогут вырастить новое потомство, а это десятки тысяч новых воинов. Сотню плодовитых самок оррсум мы найдем без особых проблем, за трау останется обеспечение сохранности кладок и уход за новорожденными.

Нихаду встала с трона:

— У вас есть ровно цикл, лорд–командующий, на то, чтобы поднять боеспособность ваших войск до приемлемого уровня. Я распоряжусь трау принять вас и обеспечить всем необходимым. Отныне вы переходите под мое покровительство… Но учтите, впереди предстоит долгая изнуряющая война, множество лишений. Нам всем предстоит биться не на жизнь, а на смерть. От вас всех потребуется максимальная самоотдача, сдаться врагу означает бесповоротный конец!

— Веди нас, Мать… Укажи нам заблудшим правильный путь… Наша плоть и души принадлежат тебе… Наша судьба в твоих руках, — хором прокричали присутствующие, одурманенные силой богини смертные теперь готовы пойти на даже смерть. Подобное Высшие проделывают со всеми верующими, воздействие тонких магических энергией на глубинном уровне перестраивает психику разумных существ. Таким образом, Живые Боги издревле пополняют ряды своей паствы, одурманенные, стоит только отдать приказ, не думая пожертвуют собой, своими детьми ради достижения якобы высшей цели. Процесс отточен за тысячелетия до совершенства, мало кто в силах сопротивляться Подчинению. Даже алави становятся уязвимыми, поскольку рано или поздно Нихаду завладеет Душой Мира, на Элетаане она пережила многое. Наместник Раама из–за собственной глупости не мог полностью контролировать мир, оттого на Асшане и царил раздор. Здесь действовать нужно более избирательно, грубой силой Душу Мира, как это пытался делать полубог, не овладеть. Темная Мать просто решила утешить мировой разум, успокоить его, внушить, будто все в порядке. Получив власть над Элетааном, богиня сможет обратить почти всех отступников против шилао и Пагубы, включая тех, кто сдружился с технократами.

***

2019 год

Ишта уже никогда не забудет тот первый разговор с человеком Троем Дерринджером. Она уже никогда не будет прежней. Конечно, с тех пор прошло много времени, было много бесед с ним и самыми разными личностями, но тот первый диалог положил начало перерождению Ишты.

— Это ничего если мы будем друг к другу на ''ты''. — Спросил Трой.

Ишта только кивнула.

Они снова сидели в том же зале, напичканном произведениями искусства и книжными полками.

— Запомни, то, что ты сейчас услышишь, знают немногие из вас, элетанцев. — Очень серьёзно начал Трой. — Когда–то очень давно раса денсорин создала всех существ, населяющих Элетанию. Но после их поражения пришли Семнадцать и присвоили вас всех, как собственность. Они просто привязали вас к себе. Я это, как у нас говорят, не с потолка взял. Впервые об этом поведала Смотритель 525… Смотритель 525 — искусственный разум, оставленный на этой планете Предтечами. — Пояснил Трой, видя непонимание в глазах Ишты. — Но об этом — позже. А сейчас я кое–что хочу тебе показать и узнать твоё мнение.

С этими словами Трой Дерринджер достал и положил на стол чемодан с кодовым замком и встроенным в него дактилоскопическим сканером, приложил к нему указательный палец, набрал код и раскрыл. На свет он извлёк потёртый, древний на вид талмуд, тоже снабжённый замком. Замок на талмуде сам собой открылся, как только Трой поднёс к нему странный медальон на цепочке. Раскрыв талмуд на первой странице, он передал его Иште.

— Узнаёшь? — Спросил он.

— Это Книга Происхождения… — Сначала бодро сказала Ишта, но затем, по мере того как она под воздействием возникшего по какой–то причине интереса листала страницы, её тон стал наполняться неуверенностью, а потом и откровенным удивлением. — …Странно, эта гораздо массивнее и толще, здесь гораздо больше страниц… некоторые знаки, иллюстрации отличаются… — Вдруг Ишта почувствовала, как её состояние меняется, накатывает дурнота и она перестаёт замечать, как «проглатывает» страницу за страницей. Найдя в себе силы оторваться, она испуганным голосом спросила — Что это значит?!

— Мы отобрали и исследовали несколько экземпляров этого священного писания, или как его тут называют, «Книги Происхождения». Вот этот экземпляр был найден в тайнике одного из главных храмов. Тайник был надёжно спрятан, но во время бомбардировки храм разрушили, тайник оказался открыт. Это священное писание отличается от остальных не только содержимым и порядком, в котором оно изложено. Фундаментальное отличие — в семиотике. Знаки все вместе имеют синергетический эффект, который распространяется на разумных существ, наделённых магией. В сумме с пиктограммами и иллюстрациями эта книга способна подчинить жреца и заставить его не просто хранить тайну, но делает невыполнимым любую попытку рассказать её добровольно или вытянуть расспросами.

— А разве клятва данная жрецом не заставляет его бояться за свою душу?

— Высшие решили обеспечить себя дополнительной безопасностью.

— Но зачем?

— Эта книга рассказывает всё. Самые фундаментальные принципы, самые основы, на которых держится могущество Семнадцати. Жрецу эти знания дают особо сильную власть над толпой и во много раз преумножают связь с богами. Нам же эта книга со временем расскажет, как уничтожить богов…

Услышав это, Ишта вздрогнула и уронила книгу на пол. Дерринджер встал из–за стола, аккуратно взял книгу в руки, поднял и закрыл. Ишта всё это время сидела в оцепенении с расширенными от страха глазами.

— Дело в том… — Продолжил Трой, вернувшись на своё рабочее место. — …что существа не дававшие клятву тоже гипотетически могли бы завладеть этой книгой. Но прочитав её, они не смогли бы ничего осмыслить и поведать остальным. Ну, то есть при чтении, книга вводит живое существо в особый транс, и осмыслить или пересказать содержимое книги существо может тоже только в состоянии транса. Вот только действует это состояние в «одностороннем порядке»: можно только читать или пересказывать. Для пересказа содержимого, необходимо вводить в состояние транса искусственно. Но на такое способны лишь жрецы прошедшие посвящение… Сам жрец не сможет рассказать всего даже если его лишить части магических сил, накачать химией и тщательно «выпотрошить» при помощи наших психологов и специалистов по допросам.

— Но ведь денсорин тоже могли прочитать эту книгу… — Промолвила пришедшая в себя Ишта.

— Насколько я понял сказанное Смотрителем, они тоже не были устойчивы к воздействию магии этой книги. На нас магия не действует, но понять написанное в ней нам пока не под силу. Нужно видеть всю «картину». А она не складывается. Или человеческий мозг её не воспринимает. От жреца пока толку мало… А что скажешь ты?

— Я?… — Сначала Ишта не поняла, но когда оцепенение отступило окончательно, она вскипела — Использовать меня для переговоров это — одно! Но вы хотите, чтобы я просто вот так помогла уничтожить Живых Богов?! — Её снова трясло, она была готова броситься на Дерринджера с кулаками, но увидев его спокойные серые глаза, которые смотрели на неё со обезоруживающим спокойствием и сочувствием, опустилась в кресло.

— Вы, шилао, безумцы. — Еле слышно сказала она.

— Мы пока просто рассматриваем возможность получить хоть какой–то шанс на успех в этой борьбе. Война будет затяжная, и, вполне вероятно, с летальным исходом для нас. Если боги победят, они уничтожат всех без исключения и тогда воцарится их воля. Они и так узурпировали власть во многих мирах, поработив всех, кого только смогли поставить на колени. Ты думаешь это справедливо? Да, наше собственное общество не идеально, на теле нашего общества полно язв, но в нашем обществе людям дают шанс вырваться даже с самого дна и стать лучше, достичь успеха. Боги создали свою теократию с жёсткой иерархией, кастовой системой, при которой каждый низкорожденный с начала жизни и до смерти обречён влачить жалкое существование в рабстве, в то время как благородные пользуются всеми благами и пожинают почести. Я уже не говорю о том, что бы стало с тобой, если бы из тебя не сделали Посланницу Богов.

Лицо Ишты сморщилось, она стиснула зубы, сгребла ткань одежды с коленок в кулаки и злобно посмотрела на Троя.

— Если мы победим, мы не только освободим попавших в немилость, но и построим новое, более справедливое общество. Конечно, освободить всех не получится, но я думаю, к тому времени мы разработаем методы, позволяющие избавлять любые формы жизни от пагубного влияния богов. — Подытожил директор. — И в этом ты нам поможешь.

— У тебя есть время всё обдумать. — Сказал Дерринджер. Видя, что Ишта всё ещё сидит мрачнее тучи, а с её специфической внешностью это выглядело особенно зловеще, он добавил. — И, пожалуйста, постарайся понять: ни тебе, никому на Элетании мы больше не хотим причинять вред. Если ты согласишься, то поможешь спасти жизни миллионов.

Ишта недоверчиво отвернулась.

— Охранники проводят тебя в специально приготовленную для наших особых гостей комнату. — Сказал Трой, покидая зал.

Какое–то время Ишта ещё сидела на кресле обуреваемая мрачными мыслями, но потом, собравшись, встала и под конвоем отправилась в комнату на втором этаже особняка. Ничего более изнуряющего, чем прошедшие несколько часов, в её жизни ещё не было и она была приятно удивлена, когда её не кинули опять в серую тесную клетушку, а предоставили широкую комнату с большим окном выходящим в полный деревьев парк. Спустя несколько минут она без памяти уснула в роскошной широкой кровати с балдахином.

На следующее утро ей принесли необычайно вкусный завтрак и сменный комплект одежды.

После завтрака снова предстоял разговор с директором ЦРУ. На этот раз разговор прошёл в непринуждённой обстановке. На свежую голову Ишта понимала гораздо больше. Слушая Дерринджера, она думала: «Сколько мне ещё предстоит узнать и есть ли что–нибудь такое, чего не знают шилао? И чья правда истинная?». Ей стало понятно лишь одно: учение богов неверно, раз оно не в состоянии описать происходящее сейчас на Элетании. Всё, что она слышала и видела, прямое доказательство ошибочности многих догматов и суждений. Эти пришлые из другого мира существа не могут восприниматься в рамках концепций, навязанных религией Живых Богов. Но являются ли Пришлые злом? Они принесли много зла на Элетанию, но столько же смогли бы принести фавориты Хаоса. Хаос никогда не вёл ни с кем переговоры, он всегда действовал грубой силой, убивая и искажая всех без разбора. Пришлые же пытаются договориться. Этот че

Разум Ишты кипел от противоречий. Но она взяла себя в руки.

— Трой Дерринджер! — Сказала она. — Я хочу поговорить с альвами и людьми, которые бежали на ваши земли. Только потом я приму решение.

— Что ж, хорошо. Это можно устроить. — Ответил Трой, достал из стола небольшое устройство чёрного цвета и нажал на него пальцем.

***

19 июля 2023 года, база ''Рассвет-3''.

— Отступаем! Живо! Живо! На вторую линию!

Кругом настоящий ад. Землекопы прут нескончаемым потоком, не считаясь с потерями. В нескольких метрах рвутся мины — свои же накрыли, первый рубеж обороны американская армия на этом участке вынуждена оставить. Остатки отделения, в котором числится рядовой Мэтью Григс, одним из последних покинули первую линию. Солдаты, отстреливаясь на ходу, бежали к линии фортификационных сооружений, расположенной как раз через перепаханную вражеской артиллерией вертолетную площадку. Кругом свистят пули, людей спасает только удача и плохая точность огнестрельного оружия землекопов. Григс сполна успел насмотреться на уродов — человекообразные существа, покрытые черной кожей и отвратительной мордойс широкой пастью.

— Ну чего встали! Бегом за мной, если жить хотите! — орал сержант Фостер. До спасительной траншеи добрались далеко не все, отделение лишилось пятерых человек.

— Григс, некогда рассиживаться, быстро к пулемету! — окрикнул рядового сержант. Предыдущий пулеметный расчет был выведен из строя попаданием органической мины. Мерзкая вещь, при взрыве разбрызгивает на несколько метров едкую и токсичную кислоту, способную прожечь кожу и мышцы чуть больше, чем за минуту. Один из пулеметчиков с разъеденной до кости головой лежал совсем рядом, над раненным возился санитар, накладывающий повязку. Пулемет пятидесятого калибра в отличие от людей ничуть не пострадал после того, как попал под обстрел. А землекопы почему–то не спешили атаковать. Подземные твари заняли первую линию, но дальше не лезут. Взять второй рубеж будет намного сложнее, чем предыдущий. База ''Рассвет-3'' специально рассчитана на подобные атаки и способна выдерживать многодневные осады. Страшно подумать, что было, если бы твари начали вылезать из–под земли, как обычно делают. И тут военные все предусмотрели, ''Рассвет-3'' построили на каменном плато, которое землекопам не преодолеть. Вдобавок на границе контролируемых территорий глубоко под землей закопали ядерные мины. Два дня назад, в самом начале наступления землекопов их подорвали. Должно быть, монстрам пришлось несладко при обрушении кучи тонн земли на их головы. Заложенными заранее ядерными фугасами военные не ограничились, так и продолжают лупить тактическими ядерными боеголовками по скоплениям кротов. Только сейчас западнее над джунглями примерно в девяти километрах вырос уродливый ядерный гриб. Прогремевший взрыв заставил Григса оглянуться на бывшие казармы, теперь являющиеся одним из важных узлов обороны. Землекопы засадили по кирпичной трехэтажке чем–то тяжелым — один из корпусов обрушился. Жалко парней, погибших под завалами. Обороняющиеся ответили артиллерийским новым обстрелом джунглей, расположенных за летным полем и первым рубежом защиты в четырехстах метрах впереди. Вокруг без перерыва мельтешит авиация — бомбардировщики и штурмовики обрабатывают близлежащий лес напалмом, авиабомбами тяжелых калибров, кассетами, а вертолеты летают вдоль всего периметра базы, отстреливая нечисть. Что будет дальше неизвестно. Эвакуироваться можно только воздухом, он слава господу, под полным контролем, а на земле американцев обложили со всех сторон. Вышестоящее командование приказало держать оборону, о бегстве не может быть и речи. Землекопы ударили в самый неподходящий момент, когда основные силы стоят на востоке, на западе и юге Республики расположены немногочисленные гарнизоны. Оборону на юге в основном держат ополчение из мексов и аборигенов

— Все начинается…

Из перепаханных артиллерией джунглей начали вылезать твари самых разных видов. Некоторые достигают в высоту нескольких десятков ярдов. Самым выделяющимся на фоне несметной орды было двуногое нечто с серой кожей. На спине у существа закреплено что–то вроде оружейного лафета, Мэтью решил, что это безоткатное орудие. Ветераны, участвовавшие в операции ''Щит'' много чего рассказывали новичкам про землекопов. Кажется, эта тварь зовется огром, весьма живучая гадость. Существует, по меньшей мере, еще три десятка разновидностей гигантских существ, отдельные виды не подпадают ни под какую классификацию. Под ногами у огра снуют ''черныши'' , самые распространенные из землекопов. Как говорили на инструктажах, ''черныши'' - некая помесь человека с рептилией, чрезвычайно живучая и умная.

Массированный обстрел уносил жизни кучи тварей каждую секунду. Врагов не становится меньше, напротив, с каждой минутой из леса выходит все больше и больше. Поднятый в небо АС-130А наносил сокрушительные потери землекопам, уничтожая их сотнями. Бортовые орудия без перерыва поливали огнем вражеские скопления. Через сплошной огненный вал мало кому удавалось пробраться. Вся надежда на артиллерию и авиацию, в ближнем бою человек землекопу не противник. Почти безостановочно солдаты ведут огонь по наступающей вражеской массе из кошмарных существ, такого яростного натиска не было даже во время операции ''Щит''. Если б не ''Абрамсы'', разъезжающие вдоль периметра, участок обороны роты ''Дельта'' мог быть прорван. Хоть танки давно расстреляли боезапас основных орудий, остаются 7,62–мм пулеметы. Интенсивная стрельба раскалила стволы докрасна. Цепочки трассирующих пуль стремительно выкашивали гуманоидов–чернышей, мумий, стаи макак, однако орде конца–края не видно. По ногами у солдат скопились горы стрелянных гильз, десятки израсходованных магазинов.

АС-130 работал по землекопам, не успевшим достигнуть территории базы, иначе велик риск накрыть огнем свои же войска. Звуки боя немного заглушил тяжелый гул турбовинтовых двигателей пронесшегося ''ганшипа''- совсем низко кружит над полем боя. К земле устремились красные хлысты, землекопов поливали огнем тридцатимиллиметровые пушки ''Бушмастер-2'', сама смерть пришла за ничего не подозревавшими землекопами. Отдельные существа, имеющие небольшую долю независимости от коллективного разума, ныряли в глубокие воронки в надежде укрыться от беспощадного творения земных оружейников. Ухнула 105- мм гаубица, накрыв шрапнельным снарядом наиболее крупные вражеские скопления, процедура повторилась около десяти раз, пока уцелевшие землекопы не отступили к лесу или не затаились среди куч своих дохлых собратьев на занятой первой линии.

Огненная феерия продолжалась много часов подряд, земля ходила ходуном, а вражеский натиск ни капли не ослабел. Авиации приходится работать без перерыва, её явно не хватает — основную часть перебросили на восточный фронт. Сюда бы ''Кобры'' с ''Апачами'', но вместо них поддержку оказывают ОН-6 и старые ''Ирокезы''. Нечисть, сумевшая пробраться через заградительный огонь, сразу прет через летное поле на второй рубеж обороны. Укрыться на открытом пространстве негде, поэтому отстрел мелких групп ''чернышей'' не представляет никакой проблемы. Пулемет Григса исправно посылал порции свинца, поражая наповал тварей. На что надеются землекопы? Взять измором защитников не получится. Боеприпасов и продовольствия хватит еще очень надолго, на базе имеются внушительные запасы всего необходимого.

Все же Земля по сравнению с Элетанией была легкой прогулкой, в отличие от землекопов, зараженные вирусом ЭЦИ не обладали особым умом. Землекопы намного опаснее и изобретательнее. От них же при близком контакте можно заразиться опасной бактерией, делающей из человека монстра. Ну, тут как подфартит…

Исчерчивая инверсионными следами небо, снова в поле зрения появились ''Стратофортрессы'', проводившие ковровые бомбардировки окрестностей базы ''Рассвет-3 последние сутки. Однако кротов почему–то не становилось меньше, напротив, натиск лишь усилился. Из сообщений, проскакивающих в тактической сети, Мэтью узнал, что различным данным в осаде базы участвуют от сорока до семидесяти тысяч землекопов, это орде противостоит четырехтысячный гарнизон ВС Техаса. Здесь присутствуют морские пехотинцы из Четвертой дивизии, армейцы из Тридцать шестой пехотной и батальон десантников.

Створки бомболюков открылись и оттуда на головы врагам посыпались десятки тонн бомб, налета одного В-52 хватало, чтоб на площади в десяток футбольных полей не осталось ничего живого. Вдруг с земли по направлению к бомбардировщикам протянулась тонкая белая полоса. В следующее мгновение у крайнего из тройки самолета в области левого крыла произошел взрыв, летающая машина накренилась вбок и устремилась к земле. Подбитый В-52 окутало пламя, падая, бомбардировщик развалился на множество горящих обломков.

— Откуда, черт возьми, у этих тварей взялся ЗРК!? — ошарашенно уставился в небо Макмиллан. — Они же сбили наш бомбер!

— Эти мрази еще получат свое.

Насколько известно, ничего подобного у кротов раньше не имелось. Самым продвинутым их средством противовоздушной обороны были скорострельные зенитки наподобие русских ЗУ и пятидесятимиллиметровки, выпускающие в небо осколочные снаряды с неконтактными взрывателями. Достать реактивные истребители, а уж тем более стратегические бомбардировщики землекопы до недавних пор не могли.

На несколько минут на обороняемом ротой ''Дельта'' участке установилось затишье, обе воюющие стороны прекратили стрельбу, десантники воспользовались моментом, чтобы заняться раненными, перегруппироваться. Макмиллан тем временем разглядывал через оптический прицел своей М110 шевеление во вражеском стане.

— Ну, что там видно? — спросил севший рядом в окопе Григс. Капрал проигнорировал вопрос друга, поскольку сильно увлекся охотой за кротом. Через секунду прогремел одиночный выстрел.

— В яблочко! — зло оскалился капрал. — Я этой твари прямо в чайник пулю засадил!

— Кому?

— Мертвяку, который жмуров поднимал там. Черныши и макаки подбирали не очень покалеченные трупы и тащили к ногам какой–то ходячей мумии. Отвечаю, то колдун был… Руки к жмуру прикладывал, те трястись начинают, затем встают и куда–то ковыляют. Этот колдун даже не прятался, во весь рост выпрямился, прям мишень учебная. Ну, я ему в черепушке лишнее отверстие сделал. — Наконец пояснил довольный капрал.

— Спешу расстроить тебя, дружище. Мне морпехи рассказывали, что для убийства лича одной пули маловато будет, башку нужно полностью в труху раскрошить. — Григс хлопнул снайпера по плечу. — А после желательно останки из огнемета сжечь.

— Но мертвяк на землю рухнул и больше не поднимается.

— Рано или поздно поднимется, эти сукины дети живучие.

***

— Ты точно готова? — мысленно обратилась Неи к Азенет. — Если же нет, никто не станет заставлять насильно… Подумай еще раз.

В сопровождении двух солдат шахсу в тяжелых доспехах и демона–душителя с огненным мечом бывшая жрица и предводительница порождений Хаоса брели по подземному коридору крепости. Атмосфера стоит мрачная, в этих катакомбах кипит бурная деятельность: — средств связи, некоторые войны просто отдыхают в короткие перерывы между сражениями. Всюду Азенет встречает настороженные взгляды солдат, иногда на них от испуга направляли оружие. С потолков периодически осыпается земля от разрывов сверху, удивительно, что еще не произошло ни одно обвала.

— Я не сомневаюсь в своих силах, Неи. Положись на меня.

— Тебе не смущает то, что придется убивать собственных соплеменников?

— У меня отныне нет с ними ничего общего. Благодаря им я превратилась вот в это! — посмотрела Азенет на свои костлявые руки, обтянутые мертвой кожей. — Их россказни о бессмертии полная ложь. Жрецы Погребального Культа должны заплатить за сотворенное с моим народом.

Демоница протянула колдунье драгоценный камень размером с ладонь, похожий на обработанный рубин.

— Что это?

— Камень Слез, я берегла его до особого случая, кажется, пустить его в ход сейчас самое подходящее время. — Азенет с опаской посмотрела на мощнейший источник чистой магии в руках Неи. Подумать только, великие маги готовы были душу продать, лишь бы заполучить подобную вещицу в свое владение. Сила, скрытая внутри Камней Слез способна на великие разрушение или созидание.

— Откуда он у тебя… да такой большой?

Даже кристаллы в посохах у высших жрецов–личей Мертвого Совета едва достигают размера человеческого глаза.

— Из очень далекого мира… Возьми и используй всю силу этого камня.

— Почему именно я, а не ты?

— У тебя больше опыта в использовании некромантии, демоны Хаоса не часто практикуют ее.

— Хм, ладно. — После того, как Азенет взяла в руки камень, в ее мертвое тело хлынули потоки чистой первородной маны. Это ощущение было сродни купанию в прохладном оазисе после изнурительного перехода через пустыню. Нет, много лучше… описать словами невозможно. Колдунью наполнила уверенность того, что теперь она способна на все, даже вернуть себе жизнь. Требуется зачерпнуть лишь капельку из казавшегося неисчерпаемым океана.

— Чувствуешь?

— Непередаваемое ощущение…

— Возьми немного Силы, вдохни в свою плоть новую жизнь. — Неи положила руку на плечо Азенет. — Больше не придется страдать.

Бывшая жрица принялась выкачивать силу из Камня Слез и напитывать ею каждую частицу своей мертвой оболочки. До Азенет в прямом смысле оживлять неживое мало кто пробовал из личей — для восстановления даже одной живой клетки требуется невероятное количество энергии, столько, что гораздо проще трансформироваться в нежить. У колдуньи благодаря Камню Слез недостатка в чистой мане не было. То, чего так жаждала Азенет, происходило на глазах десятка остолбеневших солдат шахсу. Мертвая кожа стремительно приобретала живой вид, кошмарная мумия становилась все больше похожей на обычную человеческую женщину, причем весьма привлекательную. В груди сильно кольнуло — забилось сердце, затем пришло ощущение удушья. Азенет сделал вдох, первый за полвека, легкие начали жадно глотать воздух, еще и еще. От резкого прилива крови в восстанавливающийся мозг закружилась голова, у жрицы заплелись ноги, и она упала на землю. Несмотря на это, воскресшая испытывала эйфорию.

— Пить! — тяжело вздохнув, шепнула Азенет на родном языке.

— Твою речь никто не понимает, в том числе и я. Давай научу языку пустых, — прозвучали в голове жрицы мысли Неи.

— Что нужно делать?

— Открой свой разум, чтобы я могла войти в него.

Демоница прислонила свою холодную ладонь ко лбу Азенет. Вспышка острой боли в голове и круги перед глазами лишний раз доказали то, что она вернулась из мертвых. Нежить почти не чувствует физическую боль за редкими исключениями… В памяти всплывали новые слова, их значения, странные образы, понятия. Помимо знания языка Неи решила передать кое–какие знания о пустых, мире с названием Земля и постигшей его катастрофе. В первую очередь Азенет поразил тот факт, что пустые являются не измененными Хаосом или чем–то еще созданиями, а истинными людьми с бессмертной душой. Они неподвластны магии, ни Живые Боги ни Хаос не имеют над ними власти, в то время как Пантеон всеми силами постарается истребить пустых, Хаос предпочел заключить союз, точнее демонические боги Каташ и Аери Ткачиха Судьбы. А Боги Хаоса, как известно, являются проводниками воли Стихии, ее ипостасями. В то время как Каташ олицетворяет убийства, жестокость, разрушения, Аери в той или иной мере управляет судьбами живых существ и магией. В отличие от Высших, Великие Боги Хаоса не нуждаются в вере, поклонении, они существовали и будут существовать всегда, следуя лишь одной цели — сохранять гармонию во вселенной и помогать ей совершенствоваться. Теперь Азенет знала, чему посвятит себя…

***

— Да сколько можно! Почему они никак не угомонятся! — произнеся это, Григс нажал на гашетку, несколько пуль пятидесятого улетели по направлению к засевшим на первой линии землекопам. Под аккомпанемент раздались выстрелы снайперской винтовки засевшего в соседней стрелковой ячейке Макмиллана. Если Мэтью пулеметным огнем лишь подавлял кротов–стрелков, капрал бил более прицельно по вражеским пулеметчикам и снайперам. Первый взвод поддерживал совместную атаку морпехов и демонья, которые под прикрытием LAV-25 начали продвигаться к границе периметра, им поставили задачу отбить во чтоб ни стало первую оборонительную полосу. Черти для этой задачи подходят лучше всего, в ближнем бою душители способны в мелкий фарш покрошить почти любого противника. Григсу приходилось раньше лицезреть, как бесы шинковали своими тесаками толпы инфицированных, с землекопами будет ненамного труднее.

После того, как три бронетранспортера показались на территории летного поля, противник открыл по машинам шквальный огонь из стрелкового оружия. Прячущиеся за LAV-25 морпехи и красные не могли высунуться из, бронемашины активно огрызались выстрелами из автоматических пушек. Григс сразу понял, что затея весьма сомнительная — у кротов могут иметься в наличии гранатометы, противотанковые ружья или безоткатные орудия. Характеристики у землекопских пушек не ахти какие, однако, и этого хватит для противопульной брони БТРа. И все же Григс рано забеспокоился, у атакующих все было схвачено, вскоре появилась воздушная поддержка в виде кружащего над захваченными позициями ''Хьюи'', с его борта кротов активно поливали из ''Минигана''. Треск работающего шестиствольного пулемета был слышен даже за сотню метров. Не теряя времени, пока кроты прижаты к земле, в атаку с жутким ревом бросились душители. На первый взгляд их поступок выглядел сущим безумием, на самом деле рогатых парой пуль не свалить, раны заживают мгновенно. Еще одно интересная способность данного вида чертей кроется в умении на десятые доли секунды ускоряться до невообразимых скоростей. Человеческий глаз решит, будто демон за мгновение телепортировался на добрые тридцать метров. На самом деле телепортация здесь не причем, душители сознательно ускоряют движение молекул собственных тел. В бою очень полезное свойство… Мэтью лишь успел заметить мельтешащие красные кляксы. Как хорошо, что хаоситы на стороне землян воюют, страшно подумать, к каким потерям приведет столкновение не владеющих магией людей с порождениями ада. Кроты безуспешно пытались попасть по выписывающим по вертолетной площадке зигзаги кляксам.

Из девяти демонов достигли пределы оборонительной полосы семеро, двоих сразило градом пуль. Красные туши адских отродий так и остались валяться на земле. Обычно тела чертей после смерти превращаются я в пепел, а их души отправляются в Бездну, эти же душители видимо слишком хорошо воплотились в трехмерном измерении.

Семеро рогатых монстров сразу устроили кротам кровавую баню, кроша подземных мутантов в мелкий фарш, только мелькают взмахи огненных мечей. Плетущимся в хвосте морпехам останется подчищать за душителями. Несколько минут в траншеях и бункерах первой линии кипели ожесточенные схватки между десятками пагубных и обезумевшими от крови демонами Каташа. Каждый душитель стремился зарубить побольше врагов, дабы заслужить благосклонность своего хозяина и получить шанс возвыситься над собратьями. Демонические мечи с первого удара разрубали органическую броню и клинки ашукров, к сражению с таким противником дети Нахата готовы не были. Благодаря рогатым морпехи без потерь заняли первую и наиболее укрепленную линию защиты. Пагубе удалось отбить ее в первый же день штурма, кроты буквально усеяли землю вблизи внешнего периметра телами собратьев. Пушечное мясо из мертвяков различной степени испорченности, мумий–щелкунов, мелких обезьяноподобных уродцев обезвредило ценой собственных жизней минные и проволочные заграждения. Вторая волна состояла уже из нормально экипированных солдат–ашукров с усилением, на американские позиции обрушился артиллерийский обстрел, одновременно с ним в атаку пошли черныши при поддержке тяжеловооруженных огров и колесных танков с крупнокалиберными пушками. Техасцев в результате выбили с основной оборонительной полосы, напичканной долговременными укреплениями. Без демонов зачистка занятых врагом траншей, подземных галерей, ДОТов обошлась бы в десятки человеческих жизней.

— Отделение, бегом за мной! — прокричал сержант Фостер. Десантники живо покинули позиции и, вслед за командиром побежали через летное поле к внешнему периметру. Григс по пути не раз спотыкался я из–за обильного количества воронок от минометного обстрела, десантники спешили скорее миновать открытое, насквозь простреливаемое пространство. Здесь и так полегло пол отделения, некоторых из погибших парней Григс знал не первый год. Несмотря на все, смерть нынче воспринимается совсем по–другому. Само понятие подверглось переосмыслению — умирание это не неотвратимый конец, после которого ничего нет, а всего лишь процесс перехода из одного состояния в другое… Нырнув вместе с остальными в траншею, Мэтью вздохнул с облегчением, одна опасность позади. Зато впереди ждет прочесывание сети траншей и подземных ходов.

— Ну, охренеть можно… Во черти дают… — По мере продвижения по окопам десантники наталкивались на изрубленные останки кротов, демоны самым жестоким образом расчленяли пагубных на отдельные составляющие. В траншеях скопились кучи изувеченных тел, хотя кротам тоже стоит отдать должное — дрались как могли. Григс никак не м