КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 347315 томов
Объем библиотеки - 401 гигабайт
Всего представлено авторов - 139401
Пользователей - 77701

Последние комментарии

Впечатления

Cyriak про Каргополов: Путь без иллюзий: Том I. Мировоззрение нерелигиозной духовности (Философия)

Книга не понравилась, чересчур самоуверенно и пафосно, и по сути ничем не зацепила, сказки про левитации и медитации пишут все кому не лень и не жаль своего времени, серьезных исследователей можно по пальцам пересчитать да и то они не из современных, а тут еще и афоризмы про дерьмо - ну просто прямое указание на местоположение автора которое ему необходимо срочно осознать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
yavora про Вав: Эллар [СИ] (Фэнтези)

У кого-то уже было про тварь которая питается молитвами прихожан. "Бывшие Боги" то бишь операторы. ГГ сколотивший команды в стиле ноева Ковчега "Смешались Эльфы орки люди гномы, Дроу" надеюсь появятся и вампиры ну и (если уж автор возьмется за проду), выше перечисленные явные кандидаты на "Новых Богов"

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
yavora про Капитонов: Тайна серого клана (СИ) (Фэнтези)

Этакое легкое возвращение к первой части в стиле Дюма "Двадцать лет спустя". Насколько более или менее понравилась первая часть.настолько же было смешно пролистывать 2,3.4 где наш ГГ вошел в режим "БОГ" ну и обсуждает крутые темы "под водочку с огурчиками ..эхь хорошо пошла" со всякими там императорами и королями.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ASmol про Сабаев: Семья безопасности (Альтернативная история)

Таки тот случай, когда надпись "книга заблокирована по требованию правообладателя", не вызывает отторжения. Друже пишущий, то бишь автор, у тебя с одним хероином, не всегда ладится, а ты на семью из трёх существ, на цельную ячейку общества замахнулся, причём хреново замахнулся, можно сказать "замах на рубль, а удар на копейку" ...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Zefeer про Каргополов: Путь без иллюзий: Том I. Мировоззрение нерелигиозной духовности (Философия)

В этой книге критика Исуса Христа просто нелепая. Разбирать личность Христа с точки зрения Евангелия - символичного по сути текста - это просто верх невежества (о духовности и говорить нечего). Чувствуется желание автора задеть верующих людей. Так же бросается в глаза самовлюбленность автора, он очень гордится тем что он практик медитаций и считает себя большим знатоком восточных учений. Хотя я подтверждаю, то что было написано в комментариях ранее: ощибок и искажений в этой книге масса, традиционные учения перевираются. Скорее всего практика такая же кривая как и теория.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Отто про Корсуньский: Главное — выжить (СИ) (Боевая фантастика)

Правильное название книги половина дела,надо было только добавить-пока читаешь

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
kiyanyn про Русаков: Потерянный берег. Дилогия (Постапокалипсис)

Психотерапевт нужен. Для запятых. Им плохо, они места себе не находят.

Буквы часто тоже.

В принципе, было бы написано грамотно - думаю, вполне читалось бы (если бы еще и диалоги были не такие деревянные). А так, одолев процентов 7-8, больше читать не могу. Глаза спотыкаются!

Необразованность и неграмотность - грустное следствие реформы образования :( Кстати, в этом году на международной олимпиаде по математике команда России уже скатилась на 11 (одиннадцатое!) место.

Скоро разучимся не только писать, но и читать...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Любимцы Луны (fb2)

- Любимцы Луны 1124K, 569с. (скачать fb2) - Melara-sama

Возрастное ограничение: 18+


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Melara-sama Любимцы Луны

1. Оборотень

Мягко ступая по ещё не остывшему асфальту, принюхиваясь к запахам и слегка морща тёмный нос, я крался по уже давно знакомой улице. Это мои каменные джунгли, мне знаком здесь каждый угол.

Моё тёмное тело пригнулось к асфальту и почти слилось с ним. Над головой пролетела бутылка с недопитым содержимым, по запаху - дешёвый виски. Я привстал и встряхнулся всем телом, не люблю грязь.

Сегодня я не голоден, но мне необходима охота, чтобы потом ещё хотя бы неделю я мог спокойно работать, а не глотать слюни на бифштексы с кровью.

За очередным поворотом послышался писк. О! Это моя добыча на сегодня. Быстрый рывок, и несчастная крыса совершенно не может понять, как это такой огромный кот может существовать вне цирка. Шутка. Не думаю, что у неё вообще хватает мозговой активности на что-то подобное, её инстинкт только есть, ну и размножаться.

А я всё же не совсем кошка. Скорее нечто среднее между пантерой и пумой. И, да, я человек в остальное время. Обычный служащий в самой обычной конторе.

Крыса затрепыхалась, и я откинул её о стену. Я не ем крыс, я на них охочусь.

Итак, позвольте представиться, Кристиан Слейтер - Оборотень.

Проезжающая мимо переулка машина осветила большую кошку, та лишь поморщилась и скрылась в тени. Водитель остановился и отъехал назад, ещё раз осветил переулок, но никого не заметил, покачав головой и погрешив на усталость, поехал по своим делам.

А чёрная, лоснящаяся хищница бежала по крышам, перепрыгивая и весело что-то мурча. Наконец, достигнув цели, а именно - двадцатого этажа элитной новостройки, кошка мягко прыгнула на карниз с соседнего дома и преспокойно ввалилась в пустую квартиру через незапертое окно.

В квартире было темно, единственным источником света была настольная лампа причудливой формы, она тускло освещала часть комнаты, где, отряхиваясь, стоял молодой человек.

Вдруг зазвонил телефон.

Я поморщился, никогда не любил громкие звуки и толпу.

Взял трубку:

- Кто бы ты ни был, повесь её с другой стороны и забудь на время этот номер. - печально попросил я.

- Слейтер, мне казалось, что ты должен спать, почему у тебя такой бодрый голос? - ненавижу.

- Почему ты звонишь мне в четыре часа утра? - мельком посмотрел на часы и, правда, четыре, мои внутренние часы никогда не лгут.

- Да потому, что через час у нас начало трудового дня! И я был уверен, что ты проспишь, а ещё проигнорируешь все рекомендации начальства! - он ещё что-то говорил и причитал, но я его уже не слушал. Если честно, то я не очень люблю эту работу, а уж своего начальника - и подавно, кстати, на том конце провода его сын. Фрэнк. Не имя, а кличка для хомячка, - и вообще, ты меня, похоже, не слушаешь? Я поговорю с отцом, чтобы он передумал назначать тебя топ-менеджером нашей солидной фирмы!

- Послушай, Фрэнк, ты не мог бы уже закругляться? Мне нужно в душ. Я буду ровно через час.

С этими словами я повесил трубку. Ненавижу, когда он так поступает, я топ-менеджер уже почти полгода, а он всё своё. Дурак.

Стянув с подлокотника кресла халат, я отправился в ванную, смывать всю грязь улиц с моего тела.

Честно сказать, я никогда не понимал себя, я мог бы послать всех этих толстосумов и начать своё собственное дело, ну, например, открыть заповедник в лесу и носиться там, сколько душе угодно, а я всё продолжаю жить в этих каменных джунглях и развлекать себя ловлей крыс.

Я не знаю, есть ли ещё такие, как я? Я родился таким. С самого первого дня я осознавал себя не только человеком, но и животным. Очень сложно было сохранить всё в секрете от окружающих меня людей, но, со временем, я научился. Сам.

Я зашёл в душ и посмотрел на себя в зеркало.

- И почему ты, Крис, вечно грязный такой!? - да, на самом деле, это ужасно: волосы торчком, лицо в серых подтёках, жуть.

Зато глаза блестят, и я абсолютно счастлив.

Встав под упругие горячие струи и, наконец, смыв с себя всю грязь, пошёл на кухню, к своему сокровищу.

Холодильник. Если бы у меня были близкие друзья, и они имели привычку заходить в гости без приглашения, то, заглянув в мой холодильник, они бы были поражены. В нём нет продуктов, а только свежее сырое мясо и бутылка вина. Мясо я покупаю каждый день в мясной лавке на рынке, а вот эта бутылка вина лежит тут уже пять лет, это подарок моей последней любви. Никак не выброшу.

Выбрав самый жирный кусок и положив его на тарелку, я с упоением его сожрал. Обожаю мясо. Свежая коровка или свинка, ах, как же это приятно, лучше секса!

Через полчаса я уже был готов, мне оставалось только сесть в машину и прибыть в офис, который, кстати, находился в трёх кварталах от моей квартиры, так что я не боялся опоздать.

Неспешно доехав и спокойно войдя в холл нашей компании, я наткнулся на взвинченного Фрэнка.

- Кристиан! Ты опаздываешь!

- Вовсе нет, это ты пришёл на пять минут раньше меня, Фрэнк, - ну, что с ним поделать? Идиот.

- Я пришёл вовремя!.. - возмутился он.

Ну, ладно. Бесцеремонно повернул это ничтожество к часам, висящим на стене, и показывающим без пяти пять. Он заткнулся, но ненадолго. - Нам всё равно пора, иначе мы опоздаем, а мой отец не любит этого.

Я, молча, прошел в лифт, Фрэнк поспешил за мной. Пока ехали, я, почему-то, рассматривал его. Ничем непримечательная внешность. Блондинистые волосы зализаны назад непомерным количеством геля, голубые глаза за стёклами модных, но совершенно не идущих ему очков, это он для солидности что ли? Костюм тоже серый, как и он сам, и совершенно неподходящая рубашка, какого-то кирпичного цвета. Жуть. А ведь он младше меня на целых два года и я точно знаю, что он девственник, девственность пахнет по-другому.

Странный парень, он старался выслужиться у собственного отца, но ведь это очевидно, что отец, ни во что его не ставил.

Я не злорадствовал, просто не мог понять, ведь Фрэнк мог бы сделать себе карьеру в другой фирме, и уже быть вице-президентом, но он упорно пытался доказать, что он лучший здесь. Идиот.

Пока ехали, Фрэнк перебирал бумаги, что-то проговаривал полушёпотом.

Мне это не нужно, у меня великолепная память и звериное чутьё. Я чувствую ложь, подвох, предательство. Всё то, что может выйти мне боком, и сейчас от Фрэнка идёт такое странное, чуть волнительное и ехидное, нечто. Ох, Фрэнни, что ж ты задумал-то?

Мы вышли в ярко освещённый холл и прошли к двойным дверям из тёмного дерева, зал совещаний.

Прошло уже два часа, мне было скучно, жутко скучно!

Лили, секретарь босса, отчаянно строила мне глазки и уже почти лежала на столе грудью. Я не обращал внимания, такие девушки меня не интересуют. Слишком вся холёная для секретаря, а это значит, что у неё есть спонсор, а ещё от неё пахнет одеколоном босса. Хотя её собственный запах намного сильнее, похоть. Люди.

- И так, мистер Слейтер? - я очнулся и перевёл взгляд на босса. - Что Вы можете сказать по этому поводу?

Я заметил ехидный взгляд голубых глазок. Вот же. Ну, и мы не так просты, Фрэнни.

- Я не согласен, с мистером Карстоном, сэр, - он нахмурился.

- И почему же Вы хотите оспорить его точку зрения по поводу проекта возведения торгового центра в той глухомани?

Аааа, ну да, давняя мечта Фрэнка. Ну, уж нет, этот торговый центр будет стоять, но только не там.

- Подумайте, мистер Карстон, что будет, если мы построим его там, первое, с чем нам придётся столкнуться, это «зелёные» защитники природы: там, ведь, леса кругом, рядом заповедник. Второе, простите, конечно, но там торговый центр строить бесполезно, для кого он будет работать, м? Для медведей?

Да, я знаю, что веду себя слишком уж, но не стоит воспринимать меня, как неподготовленного дурака. Я, в отличие от Вашего сыночка, закончил Финансовую академию и ещё много разных курсов, да и память у меня лучше, я же не человек.

Фрэнни сник. Мистер Карстон нахмурился, Лили улыбалась мне. Все остальные шептались.

- На самом деле, я согласен с Кристианом, это будет как-то странно - торговый центр в глуши, может, просто перенесём работу на какой-то другой участок? - босс расслабился и откинулся на свой трон.

- Вот ты, Питер, и будешь этим заниматься. Так, всё. За работу!

Фрэнни со злостью закрыл папку. И вылетел в коридор.

Весь день прошёл как обычно - скучно. Уже поздно вечером я закончил переговоры с подрядчиками, и ко мне в кабинет ворвался Фрэнк. Я положил трубку и взглянул на него. Злой, раскрасневшийся.

- Ты мне за это ответишь, Слейтер! Я, можно сказать, ночь не спал, пытаясь придумать, как уговорить отца отдать мне этот проект!

- Фрэнк, подумай сам, головой желательно, для чего строить торговый центр в лесу, где не проживает ни одного человека?

- Это неважно, всё развивается, и везде живут люди!

Ну, ещё ножкой топни.

- Фрэнк, бесполезно говорить это мне, пойми ты, наконец, что твой отец не ставит тебя ни во что, не видит и не замечает твои потуги, - он побледнел.

- А тебя, значит, замечает? И ставит?

Тааак, ну ещё расплачься.

- Мне иногда кажется, что эта работа не для тебя. Найди себя в другом. Съезди в горы, покатайся на лыжах, отдохни и найди себя в другом деле, Фрэнк. Это я тебе не как коллега по работе говорю, а как друг.

Мы, конечно, не друзья, но что ещё ему сказать. Он вдруг снял очки и шлёпнулся в кресло напротив стола. Заломил руки.

- Я не могу понять, почему он не замечает меня?

Отлично, я теперь ещё и психологом заделался.

- Может, причина как раз в том, что ты его сын. И он считает, что ты можешь намного больше, чем быть просто менеджером в его фирме?

Он устало вздохнул.

- Я так устал доказывать, что я чего-то стою.

- Так не доказывай. Просто сделай что-то для себя.

- Почему ты такой, Крис?

О, это что ещё?..

- Какой? – просто спросил я.

Он как-то странно улыбнулся:

- Всегда энергичный, хотя я знаю, что ты вкалываешь не меньше отца, а то ещё и больше, всегда весёлый, хотя с чего тебе веселиться, ты одинокий, живёшь только для себя, но в тоже время пытаешься помочь всем. Что в тебе так притягивает людей, что даже несговорчивые японские поставщики отдают тебе всё практически даром? И ещё одно, мой отец ненавидит геев, а ты продвинулся по службе в считанные месяцы, и не говори, что никто не знает, что ты гей.

Я, молча, смотрел на него, и что мне сказать на эту его тираду?

- Может, я не человек?

Он улыбнулся, впервые нормально улыбнулся мне, и стал очень похож на мальчишку.

- А про свою ориентацию ни слова, да?

- Я бисексуал, но, почему-то, твоему отцу на это наплевать, может, я прекрасный работник?

Он снова улыбнулся.

- Ладно, прекрасный работник, пойду куплю себе горнолыжный костюм, завтра суббота, поеду, покатаюсь.

И вышел, тихо прикрыв дверь. А я ещё посидел и, выключив компьютер, поехал домой, там меня ждал ужин!

Субботнее утро началось с того, что я обнаружил, что мясо кончилось! Это был шок. Шок для оголодавшего оборотня! Быстро приняв душ и одевшись в светлые джинсы и тёмно-зелёную футболку, я вылетел в коридор. Надел чёрные кроссовки и схватил кожаную куртку, я полетел на рынок.

Хочу мяса! Много свежего мяса!

- Кристиан, ты сегодня рано, что-то случилось? - это продавщица именно того, что меня так интересует.

Я сглотнул. Запах кружил голову, меня слегка потряхивало.

- Нет, ничего, просто приехал за очередной порцией для моего щенка. – улыбнулся я.

Ну, а что я ей скажу, что пожираю его сам что ли? Поэтому придумал, что у меня большой волкодав, и я кормлю его исключительно мясом. Она улыбнулась и, надев резиновые перчатки, взвесила мне кусок свежей телятины. Я сглотнул ещё раз.

Расплатившись и поблагодарив её, пошёл к машине. Около машины стояла девочка, на вид лет тринадцать. Тёмные волосы были заплетены в две косички, огромные янтарные глаза были подёрнуты слезами. На ней были джинсы и кофточка, в руках пакет. И запах был просто потрясающий, лучше, чем моё мясо в сумке.

Оборотень... Девчонка-оборотень около моей машины! Как только я подошел, она вся встрепенулась и подняла на меня глаза:

- Привет! - и улыбнулась.

- Привет... ты откуда здесь? - плечики сразу опустились, а тонкие ручки прижали пакет к груди.

- Меня зовут София, я заблудилась. Почувствовала запах и пошла на него, а тут машина, а потом ты пришел, я подумала, что, может, ты мне поможешь, понимаю, я не из твоей стаи, но всё может...

Из её лепета я понял только то, что я попал.

- Так, садись в машину, поедем ко мне, поедим, и ты мне расскажешь, как так получилось, что ты осталась одна в огромном городе?.. - сам не пойму, почему я так решил, но уж больно она маленькая, конечно, я понимаю, что не беззащитная, но хрупкая.

Мы приехали ко мне. Всю дорогу София болтала без остановки, спрашивала, ей было интересно всё. Я, по мере возможности, отвечал.

Оказывается, что она первый раз в городе, а живёт в деревне оборотней, в заповеднике "Белые горы".

Как раз тот заповедник, где наши умельцы собирались строить супермаркет! Кошмар!

Когда мы вошли в квартиру, София просто запрыгала от радости.

- Как высоко, Крис!!! Я никогда не была так высоко!

- Ты голодна?

- Немного... Очень... Но я не могу делить с тобой ужин, ты ведь Альфа, ты должен делиться сначала со своей стаей.

- Я живу один, София, так что с удовольствием поделюсь с тобой. - Девочка в шоке смотрела на меня.

- Один? Но...

- Давай, иди, помой руки, и мы пообедаем, до ужина ещё далеко, а я очень голоден.

- Хорошо, - девочка странно посмотрела на меня, но спокойно пошла в указанном направлении.

Мне было странно, что я привёл совершенно незнакомую мне девчонку-оборотня к себе в дом, но в тот момент мне показалось, что так правильно, а себе я привык доверять.

София вышла через десять минут, я как раз разложил мясо по тарелкам. Увидев его, она сглотнула.

- Садись. И кушай.

- Спасибо, Крис! - она села и вцепилась в кусок острыми зубами. - Мммм... потрясающе, я такое ещё ни ела! Вкусно! Кого ты убил, Крис!?

Я слегка подавился. Убил?

- Я никого не убивал, купил на рынке, оно свежее.

- Не убивал? Но... Ты же Альфа?

- Нет, София, у меня нет стаи, - глаза Софии расширились от шока.

- Как нет? Ты один живёшь здесь?

- Да, один. Это так странно для тебя?

- Крис, ты прости меня, но я не понимаю, ты ощущаешься, как Альфа, как мой брат. Я удивилась, поняв, что у тебя нет стаи, но у тебя также нет самки, и ты не охотишься сам. Как же ты живёшь? Всё время подавляя свои инстинкты? - она уже расправилась с обедом и пила воду из стакана.

А я задумался. Как?

- Нет, я охочусь для удовольствия, ну просто, когда мне очень нужно, я охочусь на крыс в неблагополучных районах города. А по поводу самки, я вот впервые увидел оборотня в городе. До тебя я ни разу не встречал никого, а уж самок - и подавно. – спокойно ответил я.

Девочка в ужасе смотрела на меня.

- Ты один?.. - печально сказала она. Но потом вдруг встрепенулась. - Я попрошу Киру, он покажет тебе стаю!

- Киру?

- Мой брат Альфа в стае, он поможет тебе понять, что значит быть нужным и что такое охота! Это так захватывающе, Крис! - но потом она сникла. - Если сначала он не убьёт меня.

- Почему он должен навредить тебе?

- Я уговорила его взять меня с собой в магазин в городе, и пока он выбирал подарок для Брэнды в парфюмерном отделе, я ушла смотреть игрушки, а потом испугалась и подумала, что он ушел, не дождавшись меня, или пошёл искать, а там столько запахов, что мы потеряли друг друга... И он разозлиться. - Она чуть не плакала.

- Ну, что ты, он же твой брат... А ночью народу поменьше и запахи чётче, он найдёт тебя. - И меня тоже. Альфа стаи, хм...

Пока мы разговаривали, я думал, хочу ли я побывать в стае? Не знаю, я никогда даже не задумывался о том, чтобы жить с другими оборотнями.

В дверь раздался довольно внушительный удар. Я поднялся и, совершенно не страшась, пошел открывать.

Передо мной стоял парень, может на пару лет старше, мне пришлось поднять голову, чтобы посмотреть в глаза. Абсолютно злые звериные глаза, точно такого же цвета, как у Софии.

В нём было около двух метров, накаченный, брюнет, с янтарными глазами. Я стоял и не мог прийти в себя, смотря в его глаза, так вот, что значит Альфа. Меня влекло так, что я готов был прыгнуть ему на шею.

Он хмыкнул.

- Где моя сестра?!

А, сестра? О!

- Я здесь... Не сердись, Кира, я случайно, - он зарычал.

Я успел отскочить от двери, и в мою квартиру ворвалась очень злая пушистая кошка. Точнее кот.

Он шипел и надвигался на меня.

Хм... Я, между прочим, его не боюсь, странно. Я плавно перетёк в свою ипостась. Кира рыкнул. Я тоже не остался в долгу, но первый в драку не полезу, ни за что, даже за самый вкусный кусок мяса.

София залезла под стол. Такой отработанный жест, подумалось мне. Взрывоопасный у неё братик, но красивый. Он прыгнул первый, повалил меня на ковёр, сильные передние лапы прижали меня к поверхности моего любимого коврика. Я дёрнулся, он прикусил мне загривок, как котёнку.

Я зашипел! Нет, я просто брыкнулся и перевернул нас. Он от шока перекинулся обратно в человека, я тоже. И мы замерли.

Я лежал на нём, а он сжимал меня за талию своими сильными руками. Наши глаза встретились, мне было интересно, что он сделает? Его сильные пальцы погладили меня по оголившейся спине, он сощурил янтарные глаза, вблизи я рассмотрел чуть вытянутый зрачок, и тихо мурлыкнул. На губах появилась довольная улыбка.

А я напрягся.

- Кира! Отпусти Криса! Он не виноват! – воскликнула София.

Бедная девочка решила, что её братик хочет меня убить, ага, хочет, только не убить.

Кира нехотя разжал руки и начал медленно вставать, помогая мне. Я встряхнулся, и думалка встала на место.

Кира подошёл к сестре и погладил её по голове, та зажмурилась.

- Я испугался за тебя, малышка.

- Прости.

- Дома тебя ждёт наказание. Нельзя не слушать старших, а тем более свою Альфу.

Он повернулся ко мне, я в то время, что они разговаривали, успел уже отдышаться и взять себя в руки. - Простите меня за такое неуважительное отношение, Крис... - и улыбка такая ехидная.

Угу, ему явно жаль, что здесь есть посторонние в виде его сестры.

- Я понимаю, звериная сущность... ага... - он улыбнулся уже более открыто, показывая заострённые клыки.

- Кира, - он протянул руку.

Я сделал шаг к нему и снова почувствовал притяжение.

- Кристиан... Очень приятно.

Наши руки соприкоснулись, он слегка сдавил мои пальцы и потянул чуть к себе. В глазах было столько веселья. А я не мог дышать, настолько мне было неуютно от его пронзительных глаз.

- Взаимно! - прошептал он.

София нашла пульт от телевизора и уселась смотреть мультики.

Я попытался убрать руку, но, похоже, Альфа не знает, что такое «нет». Хотя «нет» ему я сказать не смогу. - Не думал, что могу встретить свою Омегу в городе.

- Омегу? – удивился я.

А руку всё ещё не отпустил и продолжает тянуть меня на себя, но очень медленно.

- Ты же чувствуешь?..

- Нет.

- Глупый котёнок, иди сюда!

И он дёрнул меня сильнее, а я вдруг понял, что если сейчас не смогу ему противостоять, то буду ничем не лучше обычной кошки, которые наверняка ластятся к нему в его стае.

Я вырвал руку и сложил их на груди. Ну и пусть, что защитный жест, мне всё равно. Хочу, чтобы ему было как можно сложнее меня поймать. Омега, так Омега!

А этот котяра расхохотался. Таким заливистым, приятным смехом, что вся моя бравада лопнула, как мыльный пузырь.

Такой красивый, сильный кот.

Он смеялся до слёз, потом вытер катившиеся слезинки тыльной стороной руки и проговорил:

- Криссс, ты невозможен. Я впервые встречаю таких, как ты. Обычно реакция на меня совершенно другая, все стараются угодить и, конечно, ластятся. Но ты...- он снова сделал шаг ко мне, я инстинктивно сначала подался вперёд, но потом, сбросив с себя наваждение, сделал шаг назад. Он улыбался.

- Не стоит мерить всех одной линейкой, чувство гордости у всех разного размера, Кира.

- Гордость? А не упрямство? - ехидина.

- И упрямство тоже, конечно.

Он дошёл до меня, я уперся задом прямо в спинку дивана, он положил руки по бокам от меня.

- Хм... А чего в тебе больше, котёнок?

Это его «котёнок» выводило больше всего, я даже почувствовал, как сдерживаю свои инстинкты.

- Мы, между прочим, одногодки. Так что относиться ко мне снисходительно не нужно. - Он хмыкнул.

- Я Альфа, не забывай. - И ещё чуть придвинулся, да так, что я почувствовал его дыхание на моей шее.

- Не для меня, не забывай! - я тоже умею быть таким, не зря же уже почти три года работаю на мистера Карстона.

- Муррр... - и его губы коснулись моей скулы.

Я постарался не дёрнуться и не дрожать, но его действие, почему-то, привело к странному результату. Я возбудился. Никогда раньше не возбуждался от столь невинного поцелуя!

- И чего ты ждёшь в ответ? - я слабо выдохнул.

- Может, ответной реакции, может, продолжения, может, дашь мне в морду, а может, что-то ещё?

- Выбираю четвёртый вариант! – хрипло ответил я.

Он отодвинулся и посмотрел мне в глаза.

- Какой? - а вот закончить нам не дала София.

- Кира, мне кажется, ты немного спешишь. - Очень мягко сказала она.

Кира сморщил носик. Это выглядело так мило, что я не выдержал и улыбнулся.

- Хорошо, что у тебя, Крис, нет младших сестёр. И ты не можешь вкусить весь спектр эмоций - от любви до ненависти.

Он отошёл от меня и грациозно сел на стул около стола. Я решил предложить ему поесть, чтобы слегка сгладить все «углы» нашего знакомства.

Пока Кира вкушал моего гостеприимства, я решал вопрос о другом. Предложить им остаться, или не стоит? С одной стороны неизвестно, что может случиться, если они останутся у меня на ночь, с другой, куда им идти?

Себе-то я, конечно, признался, что Кира сексуальный маньяк! Эм, нет, не так, что я его хочу... ага, точно! Но что-то мне подсказывает, что это взаимно, но не совсем надёжно.

Что я знаю о прайдах? Да ничего. Так что предсказать его реакцию на свои действия я, скорее всего, не смогу.

А потом я вдруг подумал, что у меня пять лет не было никого, что я действительно один.

Послышался шум воды. Я прошёл на кухню и увидел зрелище, которое не видел уже пять лет. Кира мыл посуду, повязав фартук.

- Не стоило. Я сам бы помыл.

- Это моё наказание. - Обернулся он.

- За что? - я прислонился к мойке совсем близко от него.

- За то, что приставал к тебе, не спросив на то разрешение.

Я прыснул и отвернулся от него, чтобы не заржать в голос.

- Ужас. Знаешь, я тут подумал, до "Белых Гор" довольно далеко, да и поздно уже... - вода перестала шуметь, и к моему боку придвинулось сильное, горячее тело.

- Хочешь, чтобы мы остались на ночь? - такой невинный вопрос прозвучал так эротично в его исполнении, что я напрягся, но не отодвинулся от его сильных рук.

Он приобнял меня за пояс.

- Да, хочу предложить вам остаться, а завтра довезу вас до заповедника, если ты хочешь, конечно?

Дыхание Киры участилось, но он не двигался, лишь чуть сильнее приблизился ко мне.

- Хочу, - прошептал он, - в твою постель.

Я повернул голову к нему и уставился в горящие глаза.

- Достоин ли я такой чести? - слегка ощетинился.

- Вполне достоин. Я же буду в твоей постели, а не ты в моей... – насмешливо.

Вот же гад!

- Что это значит? – ну, нужно же знать, что он имеет в виду.

- Я растяну тебя очень нежно... - зашептал этот котяра. - А потом, очень долго и страстно буду иметь, до тех пор, пока ты не попросишь остановиться. Да и потом, я лишь замедлю свои движения, а не остановлюсь совсем, потому, что твоё ненасытное тело не захочет отпускать меня, Крис...

Я стоял и смотрел, как глаза моего собеседника с каждым словом всё ближе и ближе, а смысл слов доходит с большим трудом. И вот, когда его губы накрыли мои, он просто накинулся на меня, гладя руками мою спину и живот, проводя и сжимая.

Я улетел. Он притянул меня сильнее, вжимая в своё тело, давая насладиться его возбуждением, упирающимся мне в живот. Губы терзали мои, сминали и дарили такое забытое ощущение страсти.

Стон. Чей? Неважно.

Я обнял его за шею и положил одну ногу на бедро, пусть потом я пожалею, но не сейчас. Он зарычал. И сильно провёл увеличившимися когтями мне по бедру, прижал закинутую ногу и потёрся об меня.

Я закричал в его губы. Это было безумием, но мне уже было всё равно, похоже, как и ему. С меня содрали футболку и подсадили на мойку, сильнее раздвигая ноги. Я чувствовал, как кружится голова, как тело выгибается за его руками и губами.

- Мммм, Криссс... - замурлыкал он.

Я прикрыл глаза и потянул его за волосы на себя. Впился в губы почти до крови. Да.

Он очень ловко избавлял меня от одежды, джинсы и боксёры уже валялись на полу около мойки, он небрежно отодвинул их ногой. И сам снял с себя фартук, бросив его в кучу одежды, футболку, его тело было совершенным, как на взгляд, так и на ощупь. Кубики пресса, ммм!.. Гладкая кожа, он позволял исследовать себя взглядом, не торопя, хотя я чувствовал, что мы на грани уже.

Он снова рыкнул, когда моя рука легла на его возбуждённый член. Он уткнулся мне в шею, задышал часто-часто.

- Кира, раз мы остаёмся, я спать хочу! - крикнула из столовой София.

Он не оторвался от моей шеи, а я даже не подумал убирать руку с его члена.

- София, ложись в спальне и дверь поплотнее закрой! - крикнул я осипшим голосом.

- Хорошо, Крис. Только, Кира, будь добр, не делай ему больно! - и грохот закрывающейся двери.

- Больно? - прошептал я.

Он отодвинулся слегка от меня и прикусил ключицу.

- Я же животное, не забывай.

- Я тоже.

- Хочу трахнуть тебя, Крис! Сильно!

И в подтверждение своих слов он сжал мой член, провёл большим пальцем по головке. Я откинул голову на кафельную стену над мойкой.

Второй рукой он расстегнул свою ширинку и вытащил наружу сочащийся смазкой член. Да. Потом придвинул меня за поясницу ближе к краю и, взяв в руку сразу оба органа, начал дрочить.

Я потерялся. Стонал, не переставая, он заткнул меня, зубами укусив за кадык. Вжимая меня в себя, он отпустил их, и просто трахал меня, не входя.

Я такого ещё не испытывал и сам не знал, почему так происходит, что от любого действия этого кота, я схожу с ума. Он потерся об меня, обхватил половинки моей попки и раздвинул их. И вот тут я осознал, что «Трахнуть тебя» - это в прямом смысле!

Но он не дал мне осознать всю трагичность ситуации, поцеловав меня и прикусив нижнюю губу, слегка оттягивая её.

- Не сопротивляйся... - прошипел он.

Что?

- Я... ммм...

- Знаю... – сипло.

Знает?

Но додумать, мне было не суждено.

Меня подхватили и перевернули на стол, холодная поверхность слегка отрезвила и я напрягся. Но сильные руки, прошедшие по моему телу и остановившиеся на моей заднице, дали понять, что меня уже ни о чём не спросят.

К чёрту! Я сильнее расставил ноги и сам раздвинул ягодицы, приглашая. Внутри всё горело, и я чувствовал, как пульсирует дырочка. Когда он очень нежно дотронулся до входа, я вскрикнул от нереальности. То он грубый и страстный, то нежный и заботливый! Жуть!

Я так кончу от его пальца! Он ввёл его медленно и до конца, поцеловал меня в поясницу.

- Расслабься, прелесть...

Я уже терял голову от его действий и возмущённо простонал, он добавил ещё пальчик, и я выдохнул. Подаваться навстречу этим потрясающим пальцам было невероятно прекрасно. Я был расслаблен, и он почувствовал это, вытащил пальцы, подставил мне к входу горячую головку.

- Давай. – просипел я.

И он плавно вошёл. Я чувствовал каждую венку на его члене, но мне было абсолютно не больно, было нереально хорошо, а когда он начал плавно покачиваться, я закричал.

Слегка приподнялся со стола, облокотившись на локти, чуть меняя позу, за свою вольность я получил шлепок по ягодице и от него чуть сжался.

- Да! - застонал Кира, и это было так приятно, что я не удержался и сделал это ещё раз. – Котёнок, ещё!

Это было нереально, он был горячий, страстный, неудержимый, вколачивая меня в стол, в тоже время очень надёжно поддерживал моё безвольное тело рукой, чтобы я несильно бился от его амплитуды.

Я не знаю, сколько это продолжалось.

Я потерялся во времени, впервые мои внутренние часы молчали. Но в какой-то момент он вышел под мой протестующий вскрик.

Сел на стул и, очень легко приподняв меня, посадил себе на колени, я не сразу понял, что от меня требуется, но недвусмысленная эрекция, упирающаяся мне в анус, дала понять, что от меня хотят.

Я приподнялся и помог себе рукой, член легко вошёл в меня по самое основание, сильные руки обвились вокруг пояса и не дали мне сделать первое движение.

Я недоумённо посмотрел в тёмные от страсти глаза Киры.

- Не спеши... - прошептал он и не спеша поцеловал меня, сначала в ушко, потом нежно спустился на шею. От его действий я плавился и инстинктивно сжался. - Мммм, мне так нравится, сделай так ещё, котёнок.

Руки слегка расслабились, и я сделал первое движение вверх и одновременно сжал мышцы ануса.

Кира откинул голову на спинку стула и гортанно зарычал. Да. Вот так! Я двигался на нём, и с каждым движением нас уносило всё дальше, я почувствовал, как длинные когти вспарывают мне спину, как влажный язык проходит от плеча до основания шеи, как он двигается мне на встречу. Всё это сводило с ума.

- Быстрее! - крикнул я и сам же задвигался чуть интенсивней.

Я чувствовал, что кончу без его помощи, что всё это скоро кончиться!

- Криссс!

И это было последнее, что я услышал, потому что потом, сразу за его стоном, я кончил, забрызгав спермой его живот и грудь. Вслед за мной кончил и он, его горячая сперма разлилась внутри меня, и я подумал, что это просто потрясающее ощущение.

Мы сидели на диване в столовой-гостиной, и Кира очень нежно обрабатывал свои же царапины.

- Прости, но удержаться было невозможно. - Тихо прошептал он мне в ушко.

Не знаю, что делать со всем этим. Мы, два взрослых человека, ну, почти человека, сидим, голые, на диване, всё это очень двусмысленно и эротично. - Кристиан?

- Да, - также тихо ответил я. - Всё в порядке.

- Думаешь? Что-то мне подсказывает, что ты ушёл в себя.

- Нет. Просто мне кажется, что всё это зря.

- Почему? - он, отложив ватку и перекись, обнял меня и уткнулся мне в волосы.

- Мы из разных миров, Кира. Ты живёшь в лесу, у тебя прайд, ну, или стая, ты - Альфа. А я одиночка, простой топ-менеджер, и город - это единственное, что я знаю. И, наверное, не смогу жить по-другому. - Я замолчал.

А он просто чуть сильнее обнял меня. Где-то внутри сжалось сердце. Нет, я не считаю себя романтиком, просто это было так давно, так давно меня просто обнимали.

- Я могу показать тебе другую жизнь, ты сможешь сравнить - нужно ли тебе то, что есть сейчас, или, может, ты захочешь свободы, м? - тёплые губы накрыли мои, он развернул меня и снова посадил к себе на колени.

- Я не подхожу к той жизни, Кира. И у меня уже есть свобода. - Оторвавшись от него, прошептал я.

Он грустно улыбнулся.

- И что же у тебя есть, Кристиан? Вечно недовольный босс? Вечные совещания утром, вечером, или даже ночью, когда ему приспичит? Одинокая постель? Крысы, вместо добычи? Мясо с прилавка, вместо охоты? – зло прошипел Кира.

Он разозлился, и я знаю почему. Он Альфа, ему нельзя отказывать, но и я не обычный кот, Кира.

- Не злись. У нас разные взгляды на жизнь. Я всегда был один, я привык. Ты рос в стае, ты боролся за выживание, ты лидер, но не для меня.

Я плавно слез с его колен, схватил халат и надел, чтобы не было больше соблазна. Он же сидел, совершенно не стесняясь меня.

- Ты, кажется, чего-то не понимаешь, Крис, ты моя Омега! Ты хоть понимаешь, что это значит!? - он шипел, как рассерженный кот, хотя почему как, он и есть кот.

- Я уже говорил, что это ничего не меняет. Это дело случая, Кира, если бы не София, то мы бы никогда не встретились! И ты бы так и жил без «своей Омеги». Я иду спать.

Я развернулся и пошёл в комнату, где спала София, там у меня были запасные одеяла, фиг его знает, на какой случай лежали, но, видишь, понадобились.

Но я не успел сделать и двух шагов, меня перехватили и, закинув себе на плечо, понесли обратно к дивану. Кира бросил меня на мягкую поверхность, да так, что я несколько раз подпрыгнул, халат развязался, и я лежал совершенно в неподобающем виде для серьёзного разговора, который, похоже, назревал.

- Спать ты не идёшь! Сегодня ты спишь со мной!

- Кира, это бесполезно, я всё равно не передумаю.

- Упрямый, да?

- Да.

- Кристиан, - очень вкрадчиво начал он, – давай, я дам тебе неделю, и ты подумаешь над моим предложением, а на следующих выходных приедешь к нам в гости. Как тебе такое? - а сам во время своего монолога очень нагло устроился на мне, положив свою голову мне на живот, я машинально запустил в его мягкие волосы руку.

- Я не знаю... Следующая неделя такая сложная, у меня много работы, - он фыркнул.

- Лучше отмазу придумать не смог?

- Я... - он повернул голову и поцеловал мой пупок, поласкал его язычком. - Кира! - возмущённо.

- Да, котёнок?.. - чуть сполз вниз. – Не нравится? - и улыбка такая коварная.

- Нравится, но мы же говорим о серьёзных вещах. И потом, ещё и часа не прошло!..

- Я ненасытный, особенно, когда подо мной такой лакомый кусочек, как ты! - между словами он всё спускался поцелуями ниже и ниже. - А по поводу серьёзности темы, Крис, пойми, я от своего никогда не отступлюсь, и даже если ты будешь сопротивляться, я сам лично притащу тебя в свой домик и привяжу к кровати и не отпущу!

- Это уже BDSM, Кира.

- Пусть, ты мой!

Он облизал мой, давно вставший, член, от основания до головки, захватил её губами. Я, не сдерживаясь, подкинул бёдра, побуждая его взять глубже. Он не сопротивлялся, несколько сильных и быстрых движений и отстранился.

- Кира! Извращенец! - он улыбнулся.

- У нас серьёзный разговор, котёнок! - совершенно несерьёзно проговорил он. Я прыгнул на него, повалил на диван и укусил за сосок. - Ах, ты... мммм!

- Серьёзный, значит!? Отлично, я покажу тебе серьёзный!

- Покажи... - в глазах столько искорок веселья и похоти, что я не удержался и поцеловал его в красные, искусанные губы. Это лучше охоты на крыс! - Это всё? - спросила эта ехидина после того, как я оторвался от его губ.

- Да. Я хочу спать... - капризно проговорил я и начал снова слезать с него.

Вообще, мы вели себя очень странно, для взрослых особей.

- Котёнок, сделай мне приятно... - и повёл рукой.

Покружив по правому соску, до пупка, погладил свой член, сжал яички, и я поплыл. Как же ему просто мной управлять? - Котёнок?

Я не выдержал и проделал тот же путь, только языком. Облизал сосок, слегка прикусил, провёл языком по кубикам пресса, обвёл пупок и спустился чуть ниже. Поцеловал головку, спустился поцелуями по стволу до основания, облизал яички, взял каждое в рот и слегка пососал.

Кира тихо стонал моё имя и ласкал кожу головы сильными пальцами. Я, не думая, что вообще творю, резко раздвинул ему ноги и облизал дырочку. Влажно лаская, смочил пальцы в слюне и вставил в него один.

- Криссс... - зашипел он.

Но мне уже было всё равно, я растягивал его для себя, готовил для того, чтобы оттрахать мою Альфу! В узком проходе уже было два пальца, я иногда просовывал язычок и ласкал его, чтобы не причинять лишней боли. Когда пальцы совершенно свободно входили в тело, я вытащил их и закинул ноги Киры себе на плечи, подставил головку изнемогающего члена к дырочке. - Ты мне за это ответишь, Кристиан! – прерываясь, из последних сил выговорил Кира.

- Обязательно, потом! - и я вошёл в узкое, девственное, в этом смысле конечно, тело.

Он закричал, и я, боясь, что мы разбудим Софию, поцеловал его. Он укусил меня за язык.

Войдя до основания, я остановился и начал покрывать поцелуями лицо парня подо мной. Он тяжело дышал и прикрыл глаза. Тихо зашептал:

- Если ты ещё раз позволишь себе такое, я отшлёпаю тебя, котёнок! Двигайся! - последнее он просто простонал.

Я начал двигаться очень размашисто, в этом смысле я ещё помнил, что делать. Кира выгнулся так, что я думал, он сломает себе позвоночник. Через несколько толчков он начал отвечать мне, схватился руками за подлокотник дивана и открыл глаза. - Нравится?!

- Да,… да, очень... - он чуть сжался и ехидно улыбнулся. – Да!

Амплитуда толчков стала ещё сильнее, мы оба уже не ехидничали и не делали ничего, что могло привести к быстрой разрядке, я просто имел его, а он всячески отвечал взаимностью.

Выйдя из податливого тела, я заставил его встать на колени и опереться о спинку дивана, он уже не сопротивлялся, просто выполнил то, что просили. Я вошёл в него и поцеловал в шею, он вскрикнул:

- Кристиан... арррх, - сам притянул меня рукой за бедро и толкнулся на член.

Мы двигались синхронно, вдвоём. Это было просто потрясающе. Но, как всё хорошее, - это не могло длиться вечно. Я вжал его в спинку, сильно двинул бёдрами и кончил в его прекрасное тело.

Он закричал и извернулся, повалил меня на диван лицом вниз. Резко вошёл в моё, расслабленное после оргазма, тело. Я даже не вскрикнул и не противился. Он трахал грубо, но мне было всё равно очень хорошо. Кончив в меня, он упал сверху и засмеялся:

- Ты, чёртов котёнок, лишил меня девственности!

- Ну, прости... не ожидал, что ты будешь девственником... - мы лежали и смеялись сквозь тяжёлое дыхание.

- Знаешь, Крис, мне кажется, мы стоим друг друга.

- Возможно, Кира.

Утро воскресенья началось как обычно со звонка. Я еле нащупал эту чёртову трубку:

- Да, исчадие ада, это ангел на проводе! - по ту сторону было тихо. - Алло?

- Мистер Слейтер, это Вы? - я даже глаза открыл, и почувствовал, что лежу на чём-то мягком, но на подушку было не похоже.

А вот на том конце провода был мистер Карстон. Подушка пошевелилась, и я понял, что лежу на боку большой кошки... эм, кота.

- Да, мистер Карстон, простите, со сна не узнал Вас.

- Кристиан, мне очень нужно, чтобы ты был в офисе к двум часам, ты сможешь захватить те документы, о которых мы разговаривали на прошлой неделе?.. - он ещё что-то говорил, а я не слушал, потому что кот перекинулся в человека и всячески мне мешал. Сильные руки обвили меня, и острые зубки прикусили мочку, он мурлыкнул. - Кристиан?

- Да, мистер Карстон, я буду к двум и захвачу бумаги.

- Спасибо, Кристиан, - и повесил трубку, а я утонул в ласке, даже не нажал на сброс.

- Доброе утро, мальчики! - раздался весёлый голос Софии.

Я попытался привстать, но Кира не собирался отпускать меня, лишь крепче прижал к груди и укусил за шею.

- Доброе, София... - сдавленно проговорил я. Кира помахал сестре рукой. - Кира, это уже не очень прилично, она твоя сестра... - он оторвался от меня и мягко проговорил:

- А то, что ночью мы совершенно не давали ей спать, это прилично, Ириска? - я ошеломлённо уставился на него.

«Ириска?»

- Что?

- Она оборотень, слух у неё не хуже нашего.

- Это я понял, что ты сказал последнее?

- О! Ириска... - он нагло улыбнулся и мягко провёл носом мне по щеке. - Сладкий, вкусный, душистый...

- Прекрати. Нам надо вставать! - я снова дёрнулся.

- Крис, а на завтрак ничего нет? - грохнула дверка моего сокровища.

Да, на завтрак, который, к слову, происходил в одиннадцать часов, ничего не было. Нужно было вставать и ехать на рынок, покупать свежее, вкусное мясо! Я сглотнул, в животе заурчало. И я, наконец, вырвался из хватки Киры.

- Нужно съездить в магазин, хотя, лучше на рынок, он, кстати, недалеко.

Я, вставая, завернулся в халат, который всю ночь служил нам одеялом, мышцы, слегка, сводило, но это было приятно. После такой бурной ночи хотелось такого же бурного утра, но я понимал, что это мечты.

Оставив брата с сестрой в гостиной, я направился в свою комнату, захватил одежду, если мне сегодня в офис, то лучше костюм, но так как сегодня вроде выходной, я решил, что неклассические брюки и рубашка с жилеткой - будут в самый раз.

Взяв вещи, я вошёл в ванную, открыл тёплую воду и скинул халат, ступил под тёплые струи. Вода расслабляла и в тоже время бодрила, мне нужно было подумать. Но подумать мне не дали, сильные руки прижали меня к горячему телу.

- Я отправил Софию за завтраком... на рынок. И решил, что душ - прекрасное место для исполнения всех твоих желаний, Ириска.

- Прекрати меня так называть! - я возмущался, но одновременно с этим очень хотел продолжения ночи.

Он мягко развернул и как-то тягуче-нежно накрыл мои губы. Я ответил, приоткрыл рот и также нежно провёл своим языком по его нижней губе. Он с минуту помедлил, а потом оторвался от меня.

- Не нравится? Почему? - руки ласкали мою спину, опустились на ягодицы, сжали.

Я плавился.

- Потому что это как-то пошло... - что я несу?

- Хм... а «Зайка», «Рыбка» и вся оставшаяся фауна - не пошло?

- И «Котёнок» тоже мне не нравится.

Он улыбнулся и прикусил мне плечо.

- Но тебе так идёт «Сладкий Котёнок», Крис, - он уже вовсю ласкал меня и, опять же, очень мягко повернул к себе спиной, заставил чуть опереться на стену, вошёл плавно, без рывков и грубости.

Мягко, не торопясь, вышел и снова на всю длину в меня. Ритм толчков сводил с ума, хотелось резче, больше, сильнее, но в тоже время совершенно не хотелось просить об этом. Я покачивался в его неспешном ритме и ловил кайф.

- Кира... - тихо зашептал я, и меня начало потряхивать.

Он облокотился руками по обе стороны от меня и чуть сильнее дёрнул бёдрами вперёд, я зашёлся в крике.

- Хорошее начало дня, мой сладкий котёнок?

Вот же ехидина!

- Дааааа!..

Ещё несколько плавных толчков и я не смог больше сдержаться и кончил, перед глазами запрыгали чёрные пятна, подозрительно напоминающие кота, который кончал в меня, прижимая к себе.

- Потрясающе... - тихо зашептал он.

Я был полностью с ним согласен.

Было потрясающе - стоять вот так, в его объятиях, и ни о чём не думать. Не думать, что меня в скором времени ждёт работа, не думать что я как-то странно быстро привязался к этому невозможному коту, не думать что, когда он исчезнет из моей жизни, я буду скулить как последняя собака одинокими, холодными ночами. Не думать!

Я дёрнулся.

- Ты чего, Крис? - он разжал объятия и, наконец, вышел из моего напрягшегося тела.

- Ничего, просто нам нужно спешить, мне к двум часам необходимо быть в офисе, да и довезти вас с Софией нужно... успеть...

Он отодвинулся и посмотрел на меня, как на дурака. Я смутился, впервые в жизни смутился от взгляда.

- Кристиан, вот скажи мне, только честно, без всяких отмаз. Тебе нравится твоя работа?

- Нет, - честный ответ.

- Тогда, может, позвонишь этому мистеру Карстону и скажешь, что у тебя сегодня выходной, и ты хочешь посвятить его себе? Я хотел показать Софии город, но, как ты сам понимаешь, я тут тоже нечастый гость. И собирался попросить тебя помочь мне с этим. Экскурсия!

Я, молча, смотрел на его довольную мордочку. Вот же!

- Вообще-то, с твоей стороны, Кира, не очень хорошо использовать сестру, чтобы уговорить меня, в кои-то веки, отказать боссу! – проворчал я.

Он улыбнулся:

- Ну, раз хороший секс утром не подействовал, то сестра возымела эффект, м? - он протянул руку и погладил меня по голове. - Это просто, Крис, погуляй с нами.

Я чувствовал себя, как котёнок, только что нашедший хозяина. На душе стало так спокойно и уютно. Я кивнул. Он улыбнулся, оголяя острые зубки, и наклонился, поцеловал меня мягко в губы.

Вымывшись, мы вышли завёрнутые в полотенца, вещи я повесил обратно в шкаф. Софии ещё не было, но Кира не переживал, поэтому я тоже был спокоен. Взяв трубку, я набрал номер босса.

- Мистер Карстон, добрый день.

- Да, Кристиан?

- Мистер Карстон, Вы знаете, у меня сегодня очень важная встреча, и я совсем забыл о ней, так что я могу приехать в понедельник пораньше, и мы разберём вопрос о бумагах. – спокойно проговорил я.

На том конце провода была тишина.

- Хм... Кристиан, если у тебя личные дела, то они не должны мешать работе! – строго.

Я подвис. Что?

- Мистер Карстон... - я не мямлил, говорил совершенно чётко и даже немного вызывающе, как обычно на всех совещаниях. - Сегодня воскресенье, выходной, законный!

- В твоём контракте, Кристиан, чётко оговорен этот пункт, либо ты приезжаешь к двум часам, либо ты уволен! Свои личные шашни с мальчиками будешь вести в свободное от работы время! Я ясно говорю?

Я молчал. Внутри меня что-то щёлкнуло, да как этот человечишка смеет?!

Кира подошёл, взял трубку и чётко проговорил:

- Послушай ты, наместник душ! Сегодня и, возможно, всю оставшуюся жизнь, его в твоём офисе не будет!

Я дёрнулся, но Кира лишь обнял меня и крепко прижал к себе.

- В этой жизни, молодой человек, если ты чего-то хочешь добиться, нужно работать, как волк! И Кристиан это прекрасно понимает. – ответил мой босс.

Кира скривился:

- Ненавижу псов... Прощайте, - и положил трубку.

Я стоял в его объятиях и не мог поверить. Нет, я помню, что в договоре при приёме на работу оговаривался такой пункт, но босс вечно пользовался им как-то странно. То ночью позвонит, то рано утром в выходной.

Я, конечно, был не против так работать, но я не человек, и чтобы выспаться мне нужно было всего несколько часов. А вот его же собственный сын страдал. Да и остальные сотрудники тоже. На самом деле, я всегда отодвигал мысль о том, что хочу уволиться. А сейчас мне выпал шанс насладиться жизнью среди деревьев и прудов, среди себе подобных.

Я привстал на носочки и поцеловал терпеливо ожидающего моей реакции Киру. Он ответил.

Может, впервые в жизни мне выпал шанс понять, что значит прайд?

- Кира, я теперь безработный.

- Муррр, это неплохо, даже очень хорошо. Хочешь, спи, хочешь, ешь. Я могу устроить тебя на ферме при деревне?

- И кем же я буду? Скотоводом?

- Нет, таких как мы, туда не пускают, там же коровы и всё самое вкусное, мы разводим скот для продажи, сами не едим. А сотрудники, хм... не люди там нужны, будешь таскать, пилить, рубить и всё такое!

Я в ужасе посмотрел на смеющегося кота.

- Я, пожалуй, позвоню и извинюсь перед мистером Карстоном.

Он лишь покачал головой и, схватив меня, поднял и перекинул на своё плечо.

- Никому ты не позвонишь, ему лишь и нужны, что полутрупы, ты мой и поедешь со мной в деревню, будешь в своё удовольствие носиться по лесу и спать в моей кровати... – улыбаясь.

В дверь позвонили. Кира прямо так и пошёл открывать.

- Вы кто? - тишина стала ему ответом, я похлопал его по спине, он развернулся к двери и я узрел Фрэнка с отвисшей челюстью.

- Фрэнк, ты, что здесь забыл? - он стоял и хлопал глазами. - Кира, отпусти меня, пожалуйста, на землю, а то Фрэнк потеряет сознание!

Меня мягко поставили на пол и прижали спиной к груди. Фрэнк отмер:

- Слейтер! Ты что творишь? Меня отец вытащил с лыжного курорта! Кричит, что ты его разочаровал! Что он тебя уволил! – закричал он.

Мы с Кирой стояли и изучали его перекошенную физиономию.

- Странный человек, - проговорил Кира. - Ему уже всё объяснили, чего орёт? - я пожал плечами.

Не знаю мол.

- А вы, собственно, кто?!

- А вам, собственно, зачем это знать?

- Я должен знать! - ничего себе, подумал я.

С каких это пор Фрэнни должен знать, с кем я сплю?

- Фрэнк, может, ты уже пройдёшь. А то всех соседей перепугаешь своим ором.

Кира отпустил меня, и мы отошли от двери, Фрэнк прошёл, сел на диван, осмотрелся и уже спокойно спросил:

- Что случилось?

- Мне надоело... - глаза Фрэнни полезли на лоб.

- Надоело?

- Да, просто банально надоело. Надоело работать на твоего отца.

- Ты с ума сошёл? Отец там такое наговорил про тебя, что тебе теперь прямая дорога на биржу. Да и то, я сомневаюсь, что устроишься.

- Чего ты так переживаешь-то? Тебе же проще жить, - я действительно был удивлён его реакцией на новость о моём увольнении.

- Проще!? Ты смеёшься что ли, Крис!?

Он назвал меня "Крис"?

- Фрэнк, что происходит? – недоуменно спросил я.

Кира чуть придвинулся ко мне.

- Ну что тебе сказать, я написал заявление об уходе. Думал, что если ты есть у отца, то он отпустит меня легко, а теперь что, мне горбатиться на него всю оставшуюся жизнь что ли!? - он снова встал с дивана и начал орать. - Я хотел свободы, понимаешь ты! Да откуда тебе понять, что значит скрывать от родного отца свою сущность! Что значит быть зависимым от него, и не иметь возможности принимать решения самому! Я хочу просто жить!

Кира как-то странно повёл плечами, а потом и я почувствовал странный аромат, идущий от Фрэнни. Мои глаза расширились от шока, Фрэнк Карстон - оборотень. И ещё хуже, он, кажется, не из нашей породы. У меня на загривке встали волосы дыбом. Фрэнк всё распалялся и продолжал кричать.

Кира задвинул меня себе за спину, и на руках появились когти.

- А теперь, шавка, слушай сюда! - рыкнул он. Фрэнк примолк и в ужасе повёл носом, его глаза стали почти белыми от страха, или мне так кажется, что от страха. На руках появились довольно толстые когти. Я почувствовал, как моё тело реагирует на опасность. Опасность моей Альфе! - Сейчас ты тихонько убираешься отсюда, без резких движений! Иначе тебе будет плохо...

- Я не трону вас! - с пафосом проговорил Фрэнни.

Кажется, я не один городской оборотень. И, кажется, Фрэнк не понимает, что перед ним Альфа прайда.

- Послушай, щенок, ты не понимаешь, что здесь происходит... Кто твой вожак стаи? - Кира рычал.

- У меня нет стаи! Я сам себе Альфа! – выпятив грудь ответил Фрэнк.

Кира заржал с истерическими нотками.

- Ты дурак! Перекинешься - убью! И ни кто о тебе не вспомнит! Вон пошёл! А если хочешь закончить разговор, то держи себя в руках, щенок! - Фрэнк как-то странно дёрнулся, но когти убрал. Кира тоже передёрнул плечами и стал спокойным, чуть повернулся и чмокнул меня в висок. - Поговорите, я оденусь.

И верно, мы были до сих пор в полотенцах. Он вышел, через несколько минут вернулся и накинул мне на плечи халат.

Я сел на стул перед диваном и теперь повнимательнее рассматривал Фрэнка. Он тоже сел и также внимательно рассматривал меня.

А потом как-то пошло и мерзко заговорил:

- А я всё думал, почему ты не падаешь от усталости и всегда так спешишь домой. А тут тебя ждёт отличный трах, да, Крис?

- Мы не будем обсуждать мою личную жизнь, Фрэнк. Мне очень жаль, что так получилось с твоим заявлением, но теперь, в сложившейся ситуации, мне многое понятно. Ты сам виноват в таком отношении своего отца, ты мог бы давно уже нормально жить и работать, но предпочёл слишком лёгкий путь. Мне также понятно твоё стремление быть лучшим и свободным, но, поверь, мне в жизни пришлось ещё хуже, чем тебе, у тебя, по крайней мере, есть отец. Тот, кому ты хоть капельку дорог...

Он ощетинился.

- Да, конечно, а у Великого Кристиана Слейтера есть всё остальное!

- Фрэнк, я добился всего сам.

- Тебе помог мой отец! Мой!

- Я работаю на фирме твоего отца три года и добился всего сам, своим трудом.

- Да, а почему тогда ты ушёл из последней своей фирмы? Хочешь, я тебе расскажу, Крис!? - он скривился, я молчал. Этот разговор был ни к чему. Из спальни тихо вышел Кира и, мягко подойдя ко мне, присел на край стола. Фрэнк, как будто не заметив его присутствия, продолжал. - Мистер Саливан, твой прошлый босс, так хвалил тебя, просто сказочки рассказывал: Крис такой добросовестный работник, не отказывает ни в чём, что попросишь - делает! Я спросил, а почему ушёл? И он мне ответил, что ВАШ с НИМ роман подошёл к концу! Ты просто подстилка, Крис!

Договорить ему не дал Кира:

- Достаточно, шавка! Убирайся.

- Чего ты распоряжаешься тут? Какое право имеешь выставлять меня?

Кира рыкнул и просто за шкирку вытащил за порог Фрэнни, и грохнул дверью.

Я сидел, молча смотря в одну точку. И вспомнил ту бутылку дорого Французского вина у меня в холодильнике. А ведь я любил этого человека, любил, как только может любить оборотень. Надо же так опошлить мои чувства, но что с него взять, Фрэнк всегда был завистливым и глупым.

Странно, что он оборотень. Я-то думал, что у нас у всех развито чувство собственного достоинства.

Сильные руки легли мне на плечи. Кира. Он обхватил меня и взял на руки, перенёс на диван и сел вместе со мной.

- Ириска?

- Всё в порядке...

- Я так не думаю, Крис. Он не имел никакого права что-либо тебе говорить, а уж строить какие-либо предположения о том, что было в твоей жизни - тем более. Посмотри на меня, - я поднял глаза, в его взгляде не было ни презрения, ни осуждения, только нежность и уверенность. В чём он был уверен, я не понял, но мне было приятно, что обо мне заботятся. Он улыбнулся и облизал щёку, по которой скатывалась капля. Я даже не заметил, что плачу. - Глупый, ну и чего ты слёзы льёшь?

- Не знаю... - ответил я и улыбнулся. - Стал слишком мягкотелый с твоим приходом в мою жизнь.

В дверь снова позвонили. Кира пересадил меня на диван и пошёл открывать, на сей раз это была София.

- Фууууу, что за вонь у вас тут? –

Мы только рассмеялись. У девочки в руках был большой пакет, мой желудок среагировал моментально - заурчав.

Мы поели в весёлой болтовне Софии, она рассказывала, где бы хотела побывать, и я с удивлением понял, что она говорит о парке развлечений.

- Я хочу на огромное колесо! С него всё видно! Крис, ты пойдёшь с нами?

- Да, пойду.

- Ой, это так здорово! Кира, ты обещал мне вату, ту, что сладкая!

- Помню, малышка, будет тебе вата.

Она ещё много чего говорила и просила, потом сказала, что в наказание, что так долго ходила, помоет посуду и, собрав тарелки, ушла на кухню.

Кира подпёр голову ладонью и сидел, рассматривая меня.

- Что?

- Ты красивый, Ириска, - просто ответил он.

Я улыбнулся.

- А раньше ты этого не заметил?

- Заметил сразу и почувствовал тоже. Мне не нравится, что ты грустишь.

- Я не грущу, просто так много событий за какие-то сутки, - слишком много для меня.

- Жалеешь о чём-то?

Я понял, о чём он спрашивает по блеску янтарных глаз. Я не жалел.

- Нет.

- Поедешь со мной?

Вот этот вопрос слегка меня напрягал, но потом, подумав, я решил, что хочу попробовать пожить по-другому.

- Поеду.

- Будешь слушаться меня во всём? - ехидно улыбнулся он.

- Смотря в чём?

- Во всём, Ириска, это во всём, что касается постели! – его глаза потемнели.

- Я подумаю.

Как-то сам не понял, что очутился на его коленях. Мой халатик расстегнулся. И Кира притянул меня ближе, просто уткнулся мне в шею.

- Кристиан... Ты не представляешь, что я чувствую... – промурлыкал он.

Я закатил глаза от удовольствия его близости.

- Представляю, потому что, то же самое чувствую и я...

Парк встретил нас музыкой и детским смехом, везде были красочные афиши и шарики. Я с самого детства не был здесь, да и мои родители не очень любили шум и гам.

Я как-то грустно смотрел на веселящихся людей. Моё детство прошло очень закрыто, почти всё время я сидел дома и учился, то читать, то писать, а потом, когда я начал осознавать себя оборотнем и сбежал из дома, мне было не до парков развлечений. Детство.

Сильные руки сзади обняли меня поперёк груди, и мурлыкающий голос в ушко прошептал:

- Мы пришли сюда веселиться, Ириска!

Я улыбнулся, София шла чуть впереди и с восторгом озиралась по сторонам. - Куда ты хочешь, Крис?

- Я думал, что мы сюда из-за Софии пришли...

- Да, конечно, но София, в отличие от тебя, точно знает, чего хочет. Так что? Куда? - он всё также обнимал меня, и мы остановились.

- Мммм, хочу на американские горки! - я знал, что мои глаза светятся.

- София! - прокричал Кира, и его сестра обернулась, вернулась к нам. Её глаза светились, также как мои, и она слегка подпрыгивала. - Сначала на горки, потом колесо, - твёрдо проговорил Кира.

Она кивнула и, взяв нас за руки, повела к кассам.

На самом деле, мне было слегка страшно, когда я увидел то, на что сам себя подписал. Я даже притормозил, Кира улыбнулся как-то коварно, подхватил меня на руки и понёс к входу на аттракцион. София же сама залезла, пристегнулась, посмотрела на нас и засмеялась.

Да, видимо, я представлял собой очень потешное зрелище, потому что даже окружающие нас дети показывали пальцем на бледный, как мел взрослого дядю, который вцепился в другого дядю.

Нет, высоты я не боюсь, просто мне что-то совсем нехорошо. София нетерпеливо заёрзала рядом. И вагонетка, заскрипев, тронулась, я закрыл глаза, рядом хмыкнули и влажно облизали мою щёку.

- Держись, герой! - прокричал Кира, и мы с Софией завизжали.

Это было действительно дух захватывающее действо! Ветер в лицо, солнце слепило глаза, и постоянные кульбиты то вверх, то вниз!

Когда мы вернулись к точке старта, я был весь в брызгах, и адреналин в крови так зашкаливал, что я не удержался и повис на шее смеющегося Киры, впиваясь в его губы.

Он лишь крепче обнял меня, чуть приподнял от земли и закружил. Мне кружило голову всё происходящее, мои мысли были только об этом коте, который ворвался в них и, по-моему, очень комфортно там обосновался. Мы целовались, не обращая внимания на мамашек, спешно уводящих детей от нас, на шепотки и откровенно злые взгляды.

Спустя несколько минут Кира расцепил объятия и поставил меня на землю.

София стояла недалеко, рассматривая план парка, видимо, пока мы были заняты друг другом, она решила не терять времени.

- Теперь на колесо? - хрипло спросил Кира.

Я лишь кивнул, сейчас я не мог проговорить ни слова.

Глаза Софии зажглись ещё ярче, девочка запрыгала вокруг нас:

- А потом я хочу на центрифугу! А потом на батут, а потом!..

Кира улыбался, смотря на сестру, наклонился и тихо зашептал мне на ухо:

- Я обещал ей парк развлечений почти полгода, теперь у нас два варианта, либо она сама устанет, либо мы. Но, почему-то, мне думается, что молодая кошечка устанет не скоро.

- Пойдём, не будем заставлять ребёнка ждать. И, Кира, не шокируй публику»

Он лишь ухмыльнулся и, подхватив сестру на руки, пошёл с ней по направлению к колесу обозрения.

После плавного подъёма и восторженного вида Софии, она отправилась на батут, а мы решили посидеть в кафе. Кира улыбался и как-то очень по-доброму смотрел на меня. Мне было и приятно, и одновременно очень некомфортно.

- Ириска, ты чего хмуришься?

- Кира, я же просил не называть меня так! - нам как раз принесли заказ, и я уткнулся в свою воду, Кира же только облизнулся и пригубил чай из чашки. - Как ты можешь это пить?

Мне было действительно странно, но и Кира, и София абсолютно спокойно пили и ели обычные продукты, хотя я тоже иногда ел не мясо.

- Ну, он неплохой, хотя вода в твоём стакане ни чем не лучше.

- Да, но он просто отвратителен.

Он снова улыбнулся:

- Кристиан, ты меня удивляешь, нам ведь не нужно выделяться из толпы, а как это сделать, если придя в общественное место, не есть что-то. М? Да и твоя вода, уж очень странное видение...

- Может, ты и прав. Кира?

- Да?..

Я замолчал, на самом деле, мне хотелось многое у него спросить, узнать, понять, но самое главное, крутившееся в голове ещё со вчерашней ночи, спросить я боялся.

- А в прайде... у тебя кто-нибудь есть?

Он очень красноречиво на меня посмотрел.

- Крис, на самом деле, у меня есть Гамма, парень, снежный барс. - И мне показалось, что в голосе Киры появились нежные нотки. Я прикусил язык, что бы ни ляпнуть что-то, но он почувствовал. - Твои опасения бесплотны, мой котёнок. Я уже не единожды говорил, что ты моя Омега, и другие, как только тебя увидят, сразу это поймут.

- Почему?

- Я иногда забываю, что ты никогда не видел прайда. Потому что ты мой. - Просто ответил он, я во время нашего разговора всё время рассматривал скатерть очень ярких цветов, после его последнего предложения я вскинул голову и встретился с весельем в жёлтых глазах с вертикальными зрачками. - Ты до сих пор не поверил мне?

Я верил, потому что сомневаться в словах Альфы я просто физически не мог, но моя натура вечно упёртого реалиста, не давала мне в полной мере поверить словам Киры.

- Я верю. Просто...

- Ты слишком долго был один, Ириска.

Я красноречиво закатил глаза. Ну, что с него взять, ведь он делает это мне назло, я понимаю, или же просто хочет подразнить меня. - Пойдём, а то моя сестра уже устала ждать нас.

Весь остаток дня мы гуляли по парку развлечений, иногда катаясь и заражаясь восторгом Софии.

Мне казалось, что это как сон, если в начале нашего путешествия мне было как-то некомфортно, и я всячески пытался удержать Киру подальше от себя, то к вечеру я поймал себя на том, что прижимаюсь к нему и совершенно спокойно реагирую на взгляды и шепотки.

На самом деле, я действительно расслабился и обнаружил, что это не так уж и сложно. Просто быть самим собой.

Кира. Если бы кто-то мне сказал месяц назад, что я буду подчиняться и дуреть от этого желания, я бы не поверил.

Но сейчас, смотря на него, я готов был сделать всё что угодно, лишь бы он смотрел только на меня. Желание.

Так странно, думаете, я боялся будущего, которое мне неизвестно? Нет. Я совершенно спокойно вечером соберу вещи и покину свою квартиру, заперев на ключ всё, что там останется, вместе с прошлым и одинокой бутылкой вина в холодильнике.

Мне всегда было сложно сходиться с людьми, потому, что я боялся раскрытия своей тайны, но с Кирой мне нечего бояться, ведь он такой же, как я. Оборотень.

За своими размышлениями я не заметил, что этот кошак прижал меня к стене около тира.

Софии рядом не было, но зато по дорожке туда-сюда ещё ходили посетители парка.

- Кира, что ты творишь? - я упёрся в его торс руками, но не слишком сильно.

- Не могу больше смотреть на твою задумчивую мордашку, Крис. Так и хочется провести языком по твоим губам, чтобы ты начал улыбаться и отвечать на ласку.

Я уже успел забыть, что этот кот совершенно не стесняется говорить то, чего хочет. И мне это нравится!

Он прижался ко мне и чуть грубо раздвинул мои ноги коленом.

Я зашипел:

- Кира, мы, между прочим, в общественном... не в лесу!

Он тихо засмеялся мне в ухо, чуть надавил коленом на пах, я прикрыл глаза. Мне была чертовски приятна его грубость.

- Ириске нравится грубость? - руки уже ласкали спину, прошлись по бокам, сжали ягодицы.

Я тёрся об его ногу, и мне казалось, что ничего прекрасней в этом парке нет, только он.

- Ириске нравятся твои действия...

Он убрал колено и за ягодицы притянул меня к себе, накрывая мои пересохшие губы, жадно и властно.

Мне пришлось привстать, чтобы быть доступнее ему. И Кира, не стесняясь, воспользовался моей покорностью, приподнял меня.

Я обхватил его ногами за пояс, а руками за шею, и повис на нём, как на пальме.

Он был такой горячий и сводящий с ума. Он целовал меня, вылизывал языком, прикусывал, а я пытался успеть за ним и отвечал, отвечал...

- Кристиан... - прохрипел мой кот, оторвавшись от моих зацелованных губ. - Если ты не хочешь, чтобы я взял тебя прямо у этой стены, то нам нужно остановиться, но обещаю, как только мы окажемся у тебя в квартире, я тебя съем.

- Согласен... - также хрипло проговорил я.

Кира отпустил меня на землю и поправил чуть смятую одежду. Мы улыбались. Около дерева, напротив нас, стояла София, на её лице было написано всё, что она думает о своём брате.

Я слегка смутился от её красноречивого взгляда, но потом она улыбнулась:

- Я устала. И есть хочу!

- Неужели ты не наелась ватой!? – наигранно-удивлённо спросил Кира.

- Неа... хочу мясо! Желательно дома, ну или на худой конец у Криса! – ответила она.

Отлично, я теперь "худой конец".

- Хорошо, поехали, а то мне тоже что-то уже хочется "есть"! - и он, приобняв меня, пошёл за сестрой к выходу.

Ну, а мне ничего не оставалось, как пойти вместе с ними, хотя идти было не очень удобно, из-за возбуждения, конечно.

Заехав в супермаркет, мы купили почти свежее мясо и с довольными улыбками вернулись домой. Послав Софию мыть руки, я разложил на столе тарелки, а Кира куски охлаждённой свинины. Пока он занимался этим, я решил прослушать автоответчик на телефоне, нажал красную кнопку.

- Кристиан! Ты серьёзно нарушаешь наш с тобой договор. Если ты считаешь, что я так просто оставлю это, то ты ошибаешься! - серьёзный голос мистера Карстона звучал слегка устало.

Подобных сообщений было двадцать. Я понимаю, что я проигнорировал его, что не выполнил его просьбу, но он тоже хорош! Я же не раб, в конце-то концов!

Я почувствовал, как во мне закипает гнев, а в следующую секунду меня обняли сильные руки.

- Ириска, успокойся. Этот человек не стоит твоих нервов, - тихо зашептал мне Кира.

- Я даже не знаю, почему так реагирую на это, раньше я никогда так себя не чувствовал. Его сын - тоже оборотень. Но посмотри на нас, мы абсолютно разные с ним. Я всю жизнь скрывал свою сущность, скрывал, но не прятал её от себя. Я ведь до сегодняшнего даже и не чуял в нём себе подобного, ни разу не обратил внимания. Мне сложно понять его, а уж его отца и подавно. Человек, который не замечает, что с его сыном твориться что-то не то! Что он за отец тогда!? - я снова начал распаляться, и Кира обнял меня чуть сильнее. - Мои родители думают, что я погиб. Разбился в автокатастрофе в четырнадцать лет. Мне было очень сложно начать жизнь с нуля, после больницы, под чужим именем, я попал в приют, там пробыл всего две недели и сбежал, перебрался в другой город и так изо дня в день. Переезды, одиночество, охота на крыс и полная изоляция от внешнего мира, мира тех, кто меня никогда не поймёт и не примет. Я просто бежал, бежал, но никогда не прятал свою суть. Я устал.

- Всё, хватит, Крис. Слышишь!? Я забираю тебя в прайд, даже если ты будешь сопротивляться.

- Я не буду сопротивляться.

- Вот и хорошо, Ириска.

- Ты прекратишь меня так называть, или так и будешь играть на моих нервах? - возмущённо начал я, но закончить не смог.

София села за стол и очень громко стукнула по тарелке вилкой. Хотя на столе они были так, для вида.

Мы разомкнули объятия и присоединились к ней.

- Буду, - невинно проговорил Кира.

Я сначала даже не понял, о чём он, но через секунду до меня дошло, я устало покачал головой. Ну, что с него возьмёшь - котяра!

На сей раз, мы решили положить бедную девочку в гостиной на диван, просто в моей спальне односторонняя система звукоизоляции, здесь раньше жила семья с маленькими детьми. Видимо, для этого и сделана эта система. София нас не услышит, а вот тут она будет, как и прошлую ночь, слушать наши крики и стоны. Так что с комфортом устроив её в гостиной, мы отправились спать.

Ну, не совсем, конечно, спать.

- Так что ты говорил там по поводу того, чтобы съесть меня? - лукаво посмотрел я на Киру.

Он тоже не остался в долгу, резко кинулся на меня, повалил в мягкую перину.

- Съем... Но сначала покусаю... - и, стягивая с меня футболку, чувствительно прикусил бусинку соска, я выгнулся и тут же ахнул.

Кира, не теряя времени даром, снимал с меня джинсы, просто срывая их с моего возбуждённого тела. Сильные руки прошлись вдоль тела, остановились на бёдрах, чувствительно сжали.

- Собираешься меня мучить? - я тоже потянул его футболку вверх и оцарапал слегка удлинившимися когтями лопатки.

Кира зашипел.

- Долго и медленно, а может, быстро и страстно, как бы тебе хотелось, Крис?

И чтобы я, наверное, быстрее решил, он очень мягко накрыл мой член горячим ртом.

- Ааах ... долго и страстно!..

Он лишь глубже взял в рот и активно начал убивать во мне желание думать.

Кира творил что-то невероятное с моим телом, я впадал в полную зависимость от него, от его рук и губ, от его хриплых приказов. От всего того, что дарил мне этот невероятный кот.

Когда он перевернул меня на живот и поставил в коленно-локтевую позу, мне уже было всё равно, мне хотелось только одного, чтобы он вошёл и начал двигаться во мне. Моё тело полностью потеряло контроль, и почти хныча:

- Пожалуйста.

- Как пожелаешь... – рыкнул он.

И он, мягко и не спеша, дюйм за дюймом, вошёл в моё жаждущее отверстие. Я выгнулся, ещё больше подставляясь, и закричал, не сдерживаясь. Помедлив, он стал двигаться, шлёпнул меня. Я сам никогда не думал, что мне понравится снизу, да ещё и так, слегка грубо.

- Сильнее!

Я чувствовал, как у меня внутри горячо и влажно, как моё тело жаждет ещё. Он как будто уловил это и исполнял любое моё желание, даже если я не успевал его озвучить.

Мои ноги начали подрагивать от усталости, он отклонился, поддерживая, и я оказался на нём спиной. Я изменил положение ног, обхватив бёдра, слегка привставал и опустился на его член. Это было восхитительно! Через несколько минут мы уже двигались синхронно. Его движения становились всё судорожнее и мне казалось, что я потеряю сознание от кайфа.

Он последний раз приподнял меня и, закричав, кончил, я не выдержал и лёг на него, сильные пальцы обхватили мой твёрдый член, задвигались. Я прикрыл глаза и расслабился, кончая в его руку и тяжело дыша, тихо проговорил:

- Потрясающе, если так будет всегда, я согласен на деревню...

- Хм... обещаю, что так будет всегда.

- Тебе не тяжело? –

Он лишь крепче прижал меня к себе.

- Нет. Хочешь ещё?

На самом деле, моя животная сущность хотела ещё и много раз, но человек хотел поговорить.

Я вздохнул и скатился с горячего тела, лёг на живот, подпёр голову руками и посмотрел в жёлтые глаза напротив.

- Хочу, но не сейчас, чуть позже. Кира? – прошептал я.

Он повернулся и лёг на бок, мягко погладил меня по щеке.

- Что тебя беспокоит? – серьезно спросил он.

Меня поразило, как быстро он переключился от заигрывания к серьёзности.

- Мне просто интересно, что будет завтра?

- Ох, Кристиан, ну почему тебе обязательно всё знать!?

- Мне просто любопытно, вот и всё.

- Мы поедем в заповедник на твоей машине. Там, в лесной гуще, стоит моя деревушка, домов там немного, всего десять. Семей семь, котят около одиннадцати. Остальные живут так, как им хочется: кто работает, кто занимается бизнесом. Также есть ферма, но мы, как я уже говорил, не едим мясо оттуда, оно исключительно на продажу. Что ещё тебя интересует? - он говорил с улыбкой, но серьёзно, и смотрел мне в глаза.

- Какое место в твоём прайде буду занимать я? Как твоя Омега?

Он улыбнулся ещё шире:

- А какое бы ты хотел?

- Кира, я серьёзно! Мне что, так вот просто приехать и сказать, что я буду спать с тобой и ничего не делать для прайда!? – рыкнул.

Он засмеялся и притянул меня к себе, чмокнул в нос.

- Нет, конечно, просто это будет понятно и так, то, что мы спим. А вот, что ты будешь делать для прайда, зависит от твоего желания.

- То есть, если мне захочется носиться целый день по лесу, то я смогу это делать!? - я был удивлён.

- Конечно. Ты сможешь делать то, что захочешь сам. Ты мой.

- Вот об этом я бы тоже хотел поговорить.

Он погладил меня по волосам и запутал в них пальцы, слегка помассировал кожу головы, я замурчал. Прикрыв глаза, я спросил: - Твой? Что это значит лично для тебя, Кира?

Он продолжал гладить меня. Облизал мочку, прикусил, рука прошлась по спине, нежно пересчитала позвонки, я ждал ответа. Нет, я не думал, что мы говорим о разных вещах, но я боялся услышать то, что очень хотел.

- Может, ты прав, говоря, что если бы не София, мы, возможно, никогда бы не встретились. Но знаешь, меня тянуло в город, не только дела, но и что-то в душе звало меня сюда, и кто знает, может, через некоторое время я бы сам пришёл к тебе. - Я поражённо открыл глаза, он смотрел спокойно и без намёка на смех в жёлтых глазах с вертикальными зрачками. - И я очень рад, что мне не пришлось ждать ещё.

- Ты хочешь сказать, что?.. - медленно спросил я.

- Кристиан, ты иногда такой наивный... и мне очень повезло, что ты ни разу не был в прайде, и не знаешь, что значит Омега для Альфы.

- И что же?

Он приподнялся, и я снова оказался на нём, он совершенно серьёзно прошептал мне на ухо:

- Всё.

- Что? - также прошептал я.

Он страстно прикусил мне шею, прошёл по ключице и прикусил кожу на плече.

- Всё, Крис, значит всё. Ты для меня жизнь.

Он снова прижал меня к себе и накинулся на мои губы, я в шоке открыл рот, чем Кира и воспользовался. Мы целовались, как безумные, шарили руками по телам друг друга, не думая ни о чём, кроме его слов, я толкнул его обратно на кровать.

- Я не знаю, что тебе сказать на это, Кира.

- Ничего не говори, просто чувствуй...

И я действительно почувствовал «Это».

Каждой клеточкой своего существа я отдавался своей Альфе. Он с силой провёл горячими пальцами по моей спине, задел царапины, которые уже начали подживать. Я скривил губы, а он улыбнулся и быстрым движением оказался у меня за спиной, прижал меня к кровати животом, провёл по одной из царапин языком, потом по другой, я просто расслабился и получал ни с чем несравнимое удовольствие.

Через несколько секунд я понял, что язык намного больше и отличается от человеческого. Обернувшись, я наткнулся на морду кота, в глазах столько лукавства, что я не выдержал и засмеялся, он же продолжал облизывать мою многострадальную спину.

Язык котяры дошёл до поясницы, мне показалось это слегка неправильно, я перекинулся прямо под ним.

Кира рыкнул. И снова, как в первый раз, схватил меня массивной челюстью за холку, чуть стиснул зубы, я перестал дёргаться и притих. Его длинный пушистый хвост бил по одеялу, он явно злился.

Я приглушённо мяукнул. Попытался встать, но куда там, он больше меня, я снова успокоился. Массивная челюсть отпустила мою шкуру, и он боднул меня лбом в бок. Я понял, чего хочет моя Альфа. Перекинулся и лёг на спину, смотря на него, Кира торжествующе заурчал и тоже перекинулся.

Я смотрел на него и восхищался, его силой, грацией, красотой.

- Раздвинь для меня ножки, котёнок, - властно, но тихо, приказал он.

И я понял, что совершенно не могу сопротивляться, откинулся на подушки и призывно раздвинул ноги, открываясь перед ним.

Горячие, сильные руки прошли от коленей, по внутренней части бёдер, ещё чуть раздвинув. Я вдруг понял, что сгораю. Плавлюсь от желания и страсти. Шокировано посмотрел Кире в глаза и увидел в жёлтых глазах зверя только взаимность.

Это было так приятно, я застонал:

- Кира, что это? - я имел в виду то, что полыхало во мне, то, что я ощущал, глядя на него.

- Что ты чувствуешь? - вкрадчиво спросил он.

Продолжая мягко гладить меня по ягодицам, но члена, который давно стоял, не касался.

- Всё тело горит от желания, и я чувствую тебя.

- Хорошо, - довольно проурчал он.

И накрыл меня собой, слегка надавил на бёдра и плавно вошёл в моё расслабленное тело. Я даже не почувствовал, как он оказался внутри, просто принял его и всё. Хотелось больше. И я вонзил в его плечи когти, Кира застонал и впился в мою шею, укусил. Но темп, всё также, был очень плавный, он просто издевался над моим либидо.

Я захныкал, но этот кот только ухмыльнулся и тихо зашептал мне на ухо, прикусывая мочку:

- Хочешь, чтобы я входил в твоё ненасытное тело быстрее? Хочешь, почувствовать меня глубже? Хочешь, чтобы я не сдерживался? Желаешь меня?

Мне хотелось кричать, просить, умолять и Кира, скорее всего, видел это всё в моих горящих глазах, просто ему нравилось играть. За такое короткое знакомство я кое-что всё же успел понять - в постели он совершенно не контролирует себя и делает то, что ему нравится, но в тоже время не забывает о партнёре, и вот это мне больше всего импонировало в нём. Нравилось? Да. Вдруг ответил я сам себе, мне нравится Кира.

- Да. Да. Да. И на все твои глупые вопросы "да", самолюбивый котяра!

- Я люблю не только себя, но и тебя... сейчас! - и после этого он ускорил темп и начал врываться в моё несопротивляющееся тело, а я кричал от удовольствия.

Не знаю, как у него это выходило, но он делал всегда то, что я хотел больше всего, и именно в тот момент, когда я уже готов орать на него за бездействие.

Он великолепен. Моя Альфа! С этой мыслью я притянул его к себе, впиваясь в губы, и толкнулся навстречу его члену...

Приоткрыл глаза и сквозь ресницы наблюдал, как Кира приходит в себя после оглушительного оргазма. Ресницы парня напротив меня затрепетали, и он открыл желтые глаза.

- Я уже говорил тебе, что ты великолепен? - проговорил он с рыкающими нотками в голосе.

- Да, сегодня ночью, - со смешком ответил я.

- Тогда скажу, что ты чертовски великолепен, Кристиан!

- И ты.

- Нравлюсь?

Вот же неугомонный оборотень, как-то вяло подумал я.

- Очень, - почему-то, честно признался ему, сам не пойму зачем.

Просто в прошлой жизни, я никогда ещё не признавался в любви, любил, но никогда не говорил, что люблю. А тут просто что-то волшебное ворвалось в мою обыденную серую жизнь, и я потерялся в красках, таких слепящих, ярких.

Кира придвинулся и поцеловал меня в губы.

- И ты. - Ехидно ответил он, но это было не злое ехидство-злорадство, а очень милое подтрунивание-мурлыканье.

- Что ж, наверное, мы стоим друг друга, и будем счастливы... вместе... - я испугался своих слов.

Дёрнулся, но так как Кира был слишком близко, он, видимо, увидел этот испуг в моих глазах. Перекинул через меня ногу и сел на живот.

- Будем. И я тебе это обещаю, - совершенно серьёзно, без доли ехидства сказал он.

Я протянул руки и погладил его пресс, меня так пленила эта мягкая и гладкая кожа, и кубики накаченного пресса.

- Кира... Я всё ещё сомневаюсь, что правильно поступил.

- А ты можешь не думать, хоть один раз в жизни, не думать о чём-то и позволить мне решить за тебя все твои проблемы?

- Никто и никогда не решал мои проблемы. Только я.

- Теперь будет по-другому, - эти его слова стали для меня таким откровением.

Я приподнялся и поцеловал его в щёку, в уголок губ, порхнул языком по нижней. Он поймал меня в объятия, его руки чуть сжались в каком-то доверительном жесте. Я не мог поверить своим ощущениям, но кажется, меня любят. Это, и, правда, чувствовалось в каждом жесте этого потрясающего кота. - Я думаю, нам стоит остановиться, тебе завтра предстоит тяжёлый день. Нужно отдохнуть, - тихо мне в висок проговорил Кира.

Я медленно кивнул и откинулся на подушки. - А поцелуй на ночь своей милой Альфе?

Я рассмеялся и поцеловал свою милую Альфу.

Утро наступило странно быстро и странно приятно. Я понял, что меня имеют, только когда мне в ухо очень жарко зашептали:

- Проснись и пооой... Ах, как же приииияяятно...

Я ошеломленно дёрнулся, но сильные руки не дали мне этого сделать. Я лежал на животе, ноги раздвинуты, и Кира просто трахал меня, размеренно и основательно.

- Кираааа, ммм, что ты творишь?! – простонал я.

Мне было хорошо, но так просто во сне… у меня такое первый раз.

- А я что? Кто-то с утра пораньше был такой весь возбуждённый, что я не смог ему отказать... Кто-то просил и умолял взять и отодрать... мммм, кто бы это мог быть?

Вот же чёрт!

Сильные руки подняли меня за талию и поставили на карачки, со сна я ещё плохо соображал, но двинулся навстречу члену.

- Кто-то проснулся? - сильный толчок.

- Дааа... - зарычал я.

Он потянул меня за руки назад, и мне пришлось встать полноценно, на колени. Кира обнял меня поперёк груди, чуть замедлив движения. Я откинул голову ему на плечо и закричал.

- Да, кричи... - снова сильный толчок прямо в простату. Он прижимал меня к себе, укусил за шею и сильно, почти до боли ущипнул сосок. - Тебе хорошо?

Ну, вот что он творит?

- Да. Ещё! - пальцы на соске сжались чуть сильнее, я понял, что сегодняшнее утро будет намного лучше вчерашнего.

Я закинул руки назад, обхватил его за шею. Левая рука Киры поползла вниз и захватила в плен пальцев мой давно жаждущий этого член. Сильно сжимая и делая движения вверх-вниз, он продолжал ласкать мой сосок и кусать шею. А я просто отдавался, как последняя... мммм!

Рука на члене спустилась чуть ниже, обхватила яички и сжала, у меня задрожали ноги.

- Устал...? - он оторвался от моей искусанной шеи и плавно повалил нас на бок, при этом заставив меня прижать ногу к груди. - Не пытайся мне сопротивляться, Крис... Я хочу тебя!

Ну, а что мне делать, когда напор просто поражает? И моё тело неспособно сопротивляться его вторжению. Я лишь выгибался в его умелых руках и ловил кайф от его действий.

Вдруг Кира покинул моё тело, и я разочарованно вздохнул.

- Не волнуйся, котёнок, всё ещё впереди... - я перевернулся на спину и чуть приподнялся на подушки, Кира перекинул через меня ногу и его член оказался перед моим лицом. - Отсоси, - просто сказал он, я прикрыл глаза и покорно открыл рот. - Глаза не закрывай. Смотри на меня.

Втянув головку в рот, я поласкал её внутри языком, при этом смотря в глаза моей Альфе. Кира наслаждался моей покорностью, протянул руку и погладил меня по щеке. Мммм!

Он качнул бёдрами, держа меня уже за волосы, не давая отпрянуть, и трахая в рот. Из глаз потекли слёзы, но ему как будто было всё равно, он лишь наклонил голову на бок, наблюдая, как капелька медленно катится по щеке.

Сильный толчок в горло и он резко убрал член и наклонился, слизал каплю. Язык прошел по щеке до уголка глаза, чуть сместился на висок, прошел по ушной раковине, лаская мочку.

Я расслабляюсь, и меня плавно потянули вниз, прижимая ноги к груди, медленно вошли на всю длину.

Шёпот на ухо:

- Мой покорный котёнок.

А я уже ничего не соображаю. Вообще. Только чувствую, как он кончает в моё тело и как его сильные пальцы ласкают мой член, и я кончаю, выкрикивая его имя.

Очнулся я оттого, что он слизывал мою сперму с живота и груди. Очень ласково и мягко.

- Кира, я не смогу собраться, если ты сейчас не остановишься.

- Тебе что-то не нравится? - облизнулся этот котяра.

- Всё нравится.

- Всё? - пальчик прошёлся по линии пресса.

- Да.

- Что именно? - чуть ниже, обвел пупок.

- Твои действия сегодня утром и сейчас... Кира, не надо, пожалуйста... это очень сильно возбуждает.

- Очень? - рука полностью накрыла мой член, я чувствовал, как тугой комок возбуждения снова разрастается внизу живота.

- Кира, очень, да... сильно.

- Кристиан, ты не представляешь, как мне это нравится, была бы моя воля, я бы вообще не выпускал тебя из постели и трахал, трахал, трахал... - он убрал руку и, подтянувшись, накрыл мои губы. - С добрым утром!

- С добрым утром, Кира!

Мы оба засмеялись.

Сборы продолжались аж до вечера, София ещё раз сходила на рынок и купила нам обед, в это время я всячески пытался избежать посягательства на своё тело.

После утреннего секса у меня ещё всё ломило и Кира, конечно, это понимал и чувствовал, но природное упрямство и любовь к сопротивлению, просто порождали элемент заигрывания.

Вот и сейчас я нагнулся, собирая последние вещи в чемодан, пятый по счёту.

- Какая поза, Криииссс, - промурлыкал он.

Я улыбнулся, но попытался все же не показать, что очень доволен тем, что ему нравится.

- Я почти собрался. Осталось только окна закрыть и вырубить электричество. Я всё же думаю, что не стоит продавать её... - я замолчал, увидев какой-то странный взгляд Киры.

- Не хочешь продавать, почему? - с детской непосредственностью спросила София.

Кира отвернулся, подойдя к окну. София посмотрела сначала на него, а потом на меня, вопросительно приподняла бровь.

- Она может понадо... - но договорить мне не дал телефон.

Я вытащил его и нажал на сброс. Сейчас мне важнее, что происходит здесь.

Киры не было в комнате. София указала на спальню, сама же села смотреть телевизор. Я вздохнул и пошёл в спальню, он лежал на кровати в позе морской звезды и размеренно дышал. Если бы Кира сейчас перекинулся, то у него бы хвост ходил ходуном.

- Кира, я же еду с тобой. В чём проблема? - он никак не дал понять, что услышал меня, только глаза прикрыл рукой. Я сделал шаг к нему, он зарычал. – Кира, послушай... - он снова промолчал.

- Что тебя здесь держит, Кристиан Слейтер? - вопрос прозвучал очень глухо.

- Уже ничего, - он не шевелился, а как только я делал шаг по направлению к кровати, он рычал, и я останавливался.

- Тогда на кой тебе эта квартира!? - вдруг закричал он, вскакивая и подлетая ко мне.

Меня впечатало в стену около двери, он нависал надо мной и был зол.

- Это же моя квартира, и если мы будем в городе - это удобно... чтобы... - длинные когти впечатались в стену около моей головы.

- Ты едешь со мной, ты мой и никогда не вернёшься в эти грязные каменные джунгли! Так зачем она тебе?!

Он был так зол, что не контролировал себя, по полу бил длинный пушистый хвост, цемент и куски обоев кучкой собирались у моих ног. Я сглотнул и мягко обнял его за шею, он зарычал, но руки мои не убрал.

На меня смотрели жёлтые глаза с вертикальными зрачками, очень злые глаза. - Если ты сейчас мне не ответишь, я тебя убью.

- Кира, ты всё время забываешь, что я жил в городе, всю свою сознательную жизнь прожил в одиночестве и работе. Мне сложно сразу всё бросать, я, может, со временем решу её продать, но пока мне это очень сложно, ты понимаешь? - когтистая рука обхватила меня за шею сзади. - Кира?

- Понимаю... почему бы уже сейчас не поставить её на продажу, глядишь, к тому моменту и клиент будет подходящий. М? - когти оцарапали мне шею, его хвост интенсивно двигался туда- сюда.

- Я ещё не всё собрал.

Он приблизился и уткнулся мне лбом в лоб, ещё чуть-чуть сдавил горло:

- Отмазы и отговорки! Чего ты боишься, Кристиан?

Он вдавил меня в стену своим телом и, наконец, отпустил шею, прошёлся по боку, разодрав футболку по шву. Я чётко понимал, что довёл свою Альфу до белого каления.

Хвост Киры обвился по моей ноге, он снова зарычал, не услышав ответа на свой вопрос. А я не знал, что ответить, ведь я действительно чего-то боялся, наверное, довериться и переложить все свои проблемы на его плечи. Я всегда был один. Что мне делать? Как успокоить его?

- Кира, я... - я почувствовал, как по бедру побежала горячая кровь, он распорол мне когтями кожу на боку.

- Что ты?! Я уже говорил тебе, Кристиан, что никогда не отступлюсь и не оставлю тебя! В чём проблема? Что ты так держишься за эту квартирку? Что ты?..

Но договорить я ему не дал, выпалив то, что мне показалось самое важное и простое:

- Я люблю тебя, Кира!

Он продолжал вжимать меня в стену, глаза чуть затуманены, и, услышав мои слова, он застыл с приоткрытыми губами.

- Любишь?! - зарычал он.

Я смотрел в его потемневшие глаза и боялся представить, что он думает обо мне. - Меня? - он засмеялся.

- Кира... - я не мог поверить, что признался в том, что ещё сам не до конца принял, в том, что ещё никогда никому не говорил.

И я понял, что он мне не верит. Ну да, я бы тоже не поверил сам себе. В таких обстоятельствах признаваться в любви - глупо. Очень глупо признаваться в любви, зная человека, пусть и не совсем человека, всего несколько дней. Глупо было бы верить, что он ответит мне взаимностью, глупо...

Кира успокоился, развернулся и вышел из спальни, бросив на ходу сестре:

- София, мы уезжаем!

- А как же?..

Но он не дал ей закончить:

- Я сказал, мы уезжаем!!!

И я услышал быстрые шаги и хлопок входной двери.

Я стоял и ничего вокруг не видел. Не чувствовал, как по щекам покатились слёзы, как я сполз по стене на пол, в кучу цемента и пыли, как из бока течёт кровь, крася в алый пол.

Я пытался вздохнуть и не мог. Сколько я так пролежал, я не знал, но очнулся я от того, что мне стало холодно. За окном было темно, значит, ночь. В голове было пусто, я поднялся и пошёл в душ, стоя под тёплыми струями, я начал думать.

Ну и что я сделал? Ничего. Просто признался не в том месте и не в то время. Просто я с самого начала знал, что ничего хорошего из этого не выйдет. Ну, какая из меня Омега? И какой из меня лесной житель?

Разный менталитет, разное мышление, разные взгляды на природу обстоятельств. Мы разные. И ещё, в тот момент, на кухне, я точно знал, что не стоит идти на поводу своих желаний, но мне так хотелось почувствовать себя нужным и любимым.

Как же я ошибся. Просто банально ошибся в своих представлениях о счастливой жизни в прайде. Глупо.

Я вышел из душа, открыл первый чемодан, достал из него полотенце и обмотался им.

Ну что, Кристиан Слейтер, начнём сначала? Как всегда. Разложив вещи по шкафам и полкам, я убрал последствия гнева Альфы Киры и, обратившись, побежал по ночному городу.

Просто развеяться. Прыгая по крышам и скользя тенью по асфальту, я ни о чём не думал. Мне было хорошо.

Вернулся я под утро и, подумав, поехал на рынок.

- Кристиан! Как Ваш щенок?

- Спасибо, всё прекрасно, растёт.

Я улыбнулся и, взяв пакет, отправился домой, правда, есть мне не хотелось. Поэтому, убрав мясо в моё сокровище, я просто сел на стул.

Мне нужно было искать работу, но сначала забрать документы у мистера Карстона. Уж если менять жизнь, то полностью. Сегодня не поеду, а вот завтра можно и съездить в офис.

Я снова открыл моё сокровище и достал бутылку вина. Нет, я не пью. Просто сейчас я вдруг вспомнил, я ведь тоже очень любил дарителя этой бутылки. Как мальчишка влюбился в босса и тихо сходил с ума по нему. Потом, когда он ответил мне взаимностью, я так и не сказал ему, что люблю, что-то удерживало меня. А потом, после бурного романа он вдруг охладел и уволил меня.

Ну, попросил, чтобы я ушёл сам, а тут подвернулся мистер Карстон. Я не помню, что бы влюблялся так, как любил его, как провожал его взглядом, как замирало моё дыхание при его взгляде на меня. Но потом, закрутившись на работе, я забыл о том чувстве, всепоглощающем чувстве влюблённости.

Я откупорил бутылку, достал бокал и налил в него тёмно-красную жидкость. Сделал глоток, прохладное, сладкое, но в тоже время чуть кисловатое. Вкусно. Похоже на любовь. Я засмеялся. Какой же я идиот.

Вылив остатки из бутылки и бокала в раковину, я лёг на диван в гостиной-столовой и предался медитации.

Утро встретило меня звонком телефона.

- Самое прекрасное, что можете сделать, это удавиться на проводе Вашего телефона, облегчите жизнь себе и мне! - на том конце провода была гробовая тишина. - Ладно, не хотите говорить - Ваше право.

- Мистер Слейтер, это секретарь мистера Карстона, мне нужно Вам передать сообщение от мистера Карстона, - очень испуганный голос.

- Давайте, - смилостивился я.

- Вам нужно приехать сегодня к двенадцати в офис за документами и подписать некоторые бумаги. Вы сможете?

- Конечно.

- Тогда до встречи в офисе, мистер Слейтер. - И она повесила трубку.

Надо же, а раньше всё время строила мне глазки.

Ах, я же совсем забыл, там про меня наговорили что-то. А мне не в первый раз.

Времени было достаточно, и я успел позавтракать и переодеться. Джинсы светло-голубые и чёрная футболка, сапоги на шнуровке и чёрный кашемировый френч. А-ля недоделанный рокер.

Никто не должен понять, что у меня разбито сердце и что его осколки попали в кровь.

Я приехал как раз вовремя, мистер Карстон стоял и что-то выговаривал своей секретарше. Увидев меня, они оба открыли рты. Ну да, я никогда не позволял себе приходить в офис в таком виде, но сейчас я уже не работник этой забегаловки.

- Здравствуйте, мистер Карстон. Я за бумагами и вот кое-что обещанное, но так и не предоставленное, - я протянул ему папку с бумагами и своими личными проектами, знаю, что они ему понадобятся, но вряд ли он меня поблагодарит.

- Забирайте свои документы и покиньте мой офис!

Я так и знал, и никакой тебе учтивости и воспитанности. Все они такие вежливые и правильные до поры до времени. Я лишь улыбнулся и, отсалютовав ему рукой в перчатке, вышел из приёмной.

В моей душе слишком пусто. Чем заполнить эту пустоту - я не знал. У меня нет друзей. Нет семьи. Нет парня. Вот последнее мне больнее всего.

Я сам не заметил, как стал считать Киру моим парнем. Не Альфой, а именно близким мне человеком. Я хотел делиться с ним всем, что у меня есть, но неосторожные слова разрушили то, чего ещё не было. Глупо и странно.

Но нужно двигаться вперёд. Пусть, я снова буду видеть сны, как этой ночью, но я не хочу останавливаться.

Прошло два месяца с тех событий и моих неосторожных и ненужных слов. Я устроился в компанию по продаже недвижимости, пусть немного не мой профиль, но мне нравится учиться. Здесь я могу делать, что хочу, и никто не смотрит на то, как я одет и что я говорю. Обычные парни и девушки, самый обычный офис, у каждого свой маленький кабинетик и свой список обязанностей.

Сегодняшнее утро началось как обычно, со звонка, только я уже не дома, а на работе.

- Да, и если ты мне хочешь сказать что-то плохое, то лучше подумай хорошо, стоит ли открывать рот.

- Крис, всё никак не привыкну к твоим шуткам с утра! - это мой босс Шон. Да, просто Шон.

- Что-то случилось, Шон, я только приполз.

- Да ладно, ты-то и приполз! В общем-то, тут такое дело, надо съездить оценить дом за город.

- Не, я пас, у меня сегодня две квартиры и одна комната.

- Блин, и кому поручить это дело... - уже куда-то в сторону проговорил он. - Ладно, работай!

Вот так я теперь и живу, и мне не нужно вечно строить из себя не весь что. И мне прекрасно живётся и...

Я всё время думаю о Кире. Как так получилось, что моя любовь к нему с каждым днём всё сильнее? Я и сам, пожалуй, не скажу.

Просто я теперь как можно меньше бываю дома, а если и бываю, то сижу около стены в спальне, где так и не заделал те царапины от его когтей.

Я не могу поехать к нему, потому что до сих пор не придумал, что ему сказать. Потому что в душе всё ещё кровоточит рана от его смеха на моё признание. И гордость оборотня не позволяет мне сесть в машину и направиться в заповедник «Белые горы».

Я посмотрел в окно и грустно улыбнулся, видимо, мне предстоит прожить так очень долго. Всё время вспоминая его улыбку и голос, его руки на моей коже, его стоны. Его.

Но я хочу, чтобы Кира знал, что я не врал, говоря, что люблю его. Пока я ещё не решил, как мне это сделать, но я же умный кот и всё ещё могу сказать ему, что он дурак. Вот только соберусь с силами.

Задумавшись, я не заметил, что сломал карандаш, и его обломок упал на пол.

- Чёрт! - наклонился, чтобы поднять его, и не увидел, что дверь моего кабинета открыли, и кто-то вошёл. - Ну, какого, ты, сломался-то!? Хотя не отвечай, я и так знаю...

- С неодушевлёнными предметами разговариваешь? – раздался знакомый голос.

Я вскинул голову, этот голос я узнал сразу, он всколыхнул в моей душе столько эмоций.

В кресле напротив меня сидел Кира.

- Кира... - прошептал я.

- Крис...

Так началась моя история.

Конец.


2. Потерянный


Блондин, угрюмо шедший по тротуару, отбросил недокуренную сигарету в лужу. На улице шёл мелкий противный дождик, совершенно не располагающий к долгим вечерним прогулкам, но ему было всё равно. Фрэнсис Карстон только что вылетел из дома, где в очередной раз крупно поспорил со своим диктатором - отцом. И, на самом деле, совершенно не видел, какая на улице погода и куда, собственно, он идёт. Сейчас ему больше всего хотелось спрятаться.

Спрятаться от себя, от отца, от всего мира.

- Чёрт задери всё на свете! И Слейтера, и папочку! - я почти рычал. Почему-то, после встречи с тем странным парнем у Слейтера в квартире, мне всё труднее прятать свою сущность.

Сам не пойму, но последние несколько дней, ловлю себя на том, что хочу укусить своего отца! Хочу вцепиться в его горло и долго рвать его на куски. Я остановился и покачал головой из стороны в сторону, не хватало ещё, чтобы я убил человека.

Вся моя история началась в последнем классе школы, в тот вечер я, почему-то, не хотел идти домой и остался у друга. Но, уже поздно вечером, мы поругались и я, хлопнув дверью, ушёл от него. Я всегда был вспыльчивый и сам иногда удивлялся себе, да и окружающим меня людям. Ну, как они все терпят меня!? И так, я брёл по улице и совершенно не замечал, что иду не туда. И когда я наткнулся на бар, название которого мне было незнакомо, я понял, что не знаю, где нахожусь. Обернулся на голос:

- Эй, малыш, а ты не потерялся? - хриплый, какой-то лающий голос.

Я не мог его рассмотреть, он стоял в полумраке между домами, но точно видел, что на нём дорогие ботинки.

- Нет! - гордо ответил я.

И, развернувшись, пошёл, почти побежал в совершенно другую сторону от этого странного типа.

- Я бы мог, помочь тебе найти дорогу домой.

Голос оказался совсем близко, я развернулся и уткнулся в его торс. От него так приятно пахло, дорогим одеколоном и сигарами, по-моему, такие же курит мой отец.

- Не нужно, я сам справлюсь! Я уже Вам сказал. - Попытался отойти от него я.

Но его сильные руки вдруг схватили меня за запястья. И я впервые поднял на него глаза, и столкнулся с голубыми горящими глазами.

Что было дальше, я не помню.

Меня нашёл отец в местной больнице, через два дня. Вот тогда-то я и понял, что моему отцу наплевать на меня.

Тот человек, или не человек вовсе, он укусил меня и вот после его укуса во мне начали происходить странные изменения. Я стал чувствовать острее, как будто интуиция кричала во время опасности. Запахи также ощущались очень остро. Я мог сказать, что в школьной столовой приготовили на завтрак. Зрение резко улучшилось, и я мог увидеть не только, что написано на доске с задней парты, но и крылышки мухи, которая сидела на потолке над доской.

А однажды ночью я проснулся от боли во всём теле... И понял, что я волк, точнее, это я понял спустя три часа после пробежки по улицам города, увидев себя в витрине. Увидел и обалдел.

С тех пор я очень тщательно скрываю свою природу. Я знаю, что я оборотень, но я не хочу, чтобы об этом кто-то узнал, а уж тем более мой дражайший папочка.

Я прикурил ещё одну сигарету. Было паршиво.

Сейчас я вряд ли напоминал того сноба, которым обычно был. Ни очков, ни костюма, волосы в беспорядке. Мне пофиг. Я устал изображать из себя удачливого бизнесмена, я так устал прятаться и всячески подавлять себя. Я просто устал.

Оглядевшись, понял, что стою напротив того бара, того самого бара, около которого на дороге меня нашла какая-то сердобольная старушка, всего в крови.

Это ирония судьбы. Я выпрямился и зашагал к этому заведению. Чем чёрт не шутит, может, сегодня я умру? И перестану, наконец, мучить своего отца и себя заодно.

Зайдя внутрь, я не был удивлён, жуткая обстановка, совершенно не фешенебельного заведения: грязь, бутылки, сигаретный дым и безвкусная музыка, если вообще можно её так назвать.

За барной стойкой сидел бородатый то ли рокер, то ли поп, не поймёшь даже. Я приблизился к нему и, на его вопросительный взгляд, заказал виски. Хотя по запаху - виски это было только приблизительно, но мне было всё равно, я просто опрокинул в себя это пойло.

В голове зазвенела пустота. Как хорошоооо...

- Эй, блонда! Сколько за час?

Я даже сначала не понял, что это мне, но повернулся и уставился на огромного мужика, одетого в кожу, лет так сорока на вид. Ого!

- Денег не хватит, дядя! - похабно ответил я, и что, интересно, они добавляют в спиртное, что меня так сильно развезло.

- А ты наглый! Мне нравятся такие! Пошли, не пожалеешь, отдеру так, что придёшь ещё просить! - заржал он.

- Нет, спасибо, конечно, я сегодня что-то не очень расположен к траху... в Вашей компании!

Меня начало это злить, я им что, мальчик по вызову!? Ррррр!!! Я почувствовал, как когти начинают удлиняться. Сглотнул. И резко встав, двинул этому отродью по его красному лицу. Мужика сложило около стойки, и он затих. Ну да, силы во мне намного больше, чем в обычных людях. Я же оборотень!

Вылетев из бара на улицу, я остановился и отдышался, присев на бордюр. Чёрт! Напиться не дали. Домой не пойдёшь, там папочка с нотациями о том, что я совершенно не похож на его любимого сына! Как я всё это ненавижу. Я подтянул к себе колени, уткнулся в них лицом и всхлипнул.

- Хм... Малыш, снова потерялся?

Я даже не поверил собственным ушам. Медленно поднял голову, на корточках около меня сидел тот мужчина, только сейчас на нём были джинсы и свитер, на ногах ковбойские сапоги, но запах его я бы не спутал ни с кем и глаза голубые, с вертикальными зрачками.

- Нет. - Заученно ответил я, резко вытер слёзы, вскочил со своего насиженного места. - Кто Вы?!

Он тоже медленно и с грацией встал, улыбаясь, чуть ближе подошёл ко мне, протянул руку для пожатия.

- БраинБрайан Дорквуд, очень приятно познакомиться, Фрэнсис. Ты в прошлый раз так быстро сбежал от меня.

Я стоял и не знал, что делать, заехать этой скотине по морде или заржать во весь голос.

- А мне неприятно! И я не сбегал! Я еле очухался в больнице, и не благодаря Вам, между прочим! - я отодвинулся от него и руки убрал в карманы джинсов.

А что он думал, что появится через пять лет, и, бац, я упаду к его ногам? Но он продолжал улыбаться и вдруг сказал то, что я вообще не ожидал услышать:

- Я хотел посмотреть, на что ты способен, Фрэнсис, и ты не разочаровал меня.

Что?

- Ты что, сумасшедший!!? Дебил, уйди! - я оттолкнул его и пошёл вверх по улице, на более освещённую её часть. Псих!

- Фрэнк? Ты снова убежишь от себя? Будешь прятаться и страдать. Я могу помочь. - Он остался стоять на том же месте, я обернулся.

- Помочь? Мне?! Да кто ты такой, чёрт побери, чтобы знать, как мне тяжело!? - он лишь покачал головой и, всё также улыбаясь, медленно перетёк в чёрного волка.

Я опешил. И сделал пару шагов от него, остановился. Ну, конечно, как же я мог не понять, кому должен быть благодарен за своё обращение!

- Ррррррр...

Я так давно не перекидывался, что даже не заметил, как сделал это. Просто кинулся на него и попытался вцепиться в его лощёную чёрную шерсть. Я ненавидел сильно, безудержно! Но в тоже время чувствовал, как что-то внутри меня тянется к этому оборотню.

Он, тем временем, очень легко повалил меня на землю и без особых усилий поднял меня, уже перекинувшегося назад, на руки. Я опешил и только заворожено смотрел в его глаза.

- Красивый получился из тебя волчонок, Фрэнк. - Я взбрыкнул ногами, но он продолжал прижимать меня к себе. – Сильный, упрямый, задиристый и в тоже время очень милый.

- Ты псих? - Обречённо спросил я.

- Нет, конечно, я давно жду, когда ты созреешь и перестанешь скрывать свою сущность. И, похоже, мне нужно сказать спасибо коту Кире. Кто бы мог подумать? Напишу ему письмо на мейл, а то встречаться с ним - полное безумие.

- Отпусти меня. - Спокойно сказал я.

С психами нужно говорить спокойно, иначе они реагируют не так как надо. А он наклонился и поцеловал меня, я раскрыл глаза и возмущённо фыркал. С ума сойти!

- Ну, что ты, я ведь только обрёл тебя.

- И чего тебе надо? - я понял, что совершенно не могу сопротивляться ему.

- Тебя, конечно, Фрэнсис.

- Не надо меня так называть, меня так мама называла.

Он нежно, как мне показалось, улыбнулся и поцеловал меня в висок.

- Хорошо, не буду. Ты не замёрз? А то одежда влажная у тебя, если позволишь, то у меня тут машина недалеко, отвезу тебя домой.

Я отчаянно покачал головой.

- Нет, домой не надо.

- Ладно, тогда, может, ко мне?

Я сомневался, но он снова очень нежно поцеловал меня в губы, и сомнения пропали.

- Хорошо, можно и к тебе, только без рук, и отпусти меня уже на землю.

Он не послушал и просто понёс меня к недалеко припаркованной машине, посадил на заднее сидение и сам сел рядом, стукнул по перегородке, она опустилась.

- Домой. - Приказ, и машина тронулась.

Я гордо сидел и смотрел на проплывающий за окном пейзаж. Боялся ли я? Нет. Хотя, если хорошо подумать, то немножко, потому что я помнил этого мужчину.

И сейчас, сидя рядом с ним, я сдерживал себя от порыва задавать вопросы. И мне хотелось поцеловать его ещё раз, но так, чтобы уже он потерял голову.

Я задумался и не заметил, что пейзаж сменился на ровно постриженный кустарник и выложенную булыжником подъездную дорогу.

- Где мы? - чуть нервно спросил я.

- Не нервничай, Фрэнк, это мой дом.

- Дом? Больше похоже на замок!

И, правда, это было не просто особняк, а восхитительное здание в замковом стиле. Я такое раньше видел только на картинках, он был величественный и просто потрясал своей красотой. Башни и стрельчатые окна, большая парадная лестница с коваными перилами, невероятно, я даже не думал, что такое может быть в этом городе.

- Мы за городом? - потрясённо спросил я.

- Да, ты не заметил, как мы выехали за город? - БраинБрайан улыбался, и его голубые глаза сверкали весельем.

- Нет, я задумался. Тогда, что ты делал там, в этом грязном трущобном районе?

- У меня там есть недвижимость, я решил её продать, как раз закончил подписывать бумаги, когда учуял тебя. - Я, не веря, смотрел на него. - Может, мы продолжим разговор за чашкой чая?

- Кхм... да.

Мы вышли из машины, около входа в замок нас поджидал старичок в ливрее дворецкого. Я просто чувствовал себя золушкой. Бля, а БраинБрайан, значит, принц у нас?! Не думай об этом, прошу.

Я знаю, что в моей жизни очень мало хороших моментов, так пусть это будет один из них. Я встряхнул влажными волосами и подумал, что совсем не подхожу к этому месту и выгляжу сейчас, как обычный оборванец.

Мы прошли в светлую, дорого обставленную гостиную, мой отец бы, увидев эту роскошь, удавился.

БраинБрайан предложил мне сесть, и я воспользовался этим, скромно присев на атласную обивку кресла. Принесли чай и закуску, но я не думал, что смогу хоть что-то проглотить, взял в руки чашку из тонкого китайского фарфора, ну, чтобы руки занять.

- Может, что-то покрепче? - вкрадчиво спросил хозяин дома.

- Нет. Спасибо.

На самом деле, меня раздражало всё, но я пока сдерживал своего волка. БраинБрайан присел напротив и, в отличие от меня, развалился в кресле, закинул ногу на ногу и взял чашку с чаем, отпил.

- Фрэнк, я знаю, у тебя много вопросов, можешь задать их.

Что? Это он мне разрешил что ли?! Я пытался не зарычать и не броситься на него, очень аккуратно поставил чашку на столик из стекла. Встал.

- Вообще-то, мистер-как-Вас-там-не-важно, у меня есть несколько вопросов!! - он не шелохнулся, когда я навис над ним. - Во-первых, кто Вы?

- Я уже называл тебе своё имя. - Спокойно ответил он.

- Нет, не имя меня интересует, а Кто Вы?

Он чуть приподнял голову и, смотря мне прямо в глаза, тихо проговорил:

- Меня зовут БраинБрайан Мартин Джеймс Карл Стивенс-Дорквуд, пятый герцог Рочерстер, оборотень-волк.

И так он это сказал, спокойно и тихо, без надрыва и, смотря мне в глаза, что я отступил от кресла, в котором он сидел, и выпалил:

- Какого чёрта? Что Вам от меня нужно? Какой герцог? Что Вы несёте!!!? - я развернулся и пошёл к двери, которая, к слову, была закрыта.

Дёрнул ручку и опешил - она действительно закрыта. Но ещё больше меня ввели в ступор руки, опоясавшие меня за талию.

- Тихо, волчонок. Не злись. Я сейчас всё тебе объясню. – прошептал он.

Он прижал меня чуть сильнее к себе, а я смотрел на идеальную поверхность двери из тёмного дерева и пытался не дать себе заорать на герцога. Мать моя, куда я попал?

- Отпустите, - уже спокойно сказал я.

Но он, естественно, не послушался, а, подняв меня на руки, сел в кресло.

А я впервые рассмотрел его. На вид ему было около сорока, может, чуть меньше. Аристократичные черты лица: прямой нос, чуть пухлые губы, немного неидеальный разрез глаз, но очень длинные ресницы, тонкие брови, правильный овал лица, длинные, чёрные волосы спускались до поясницы, сейчас этот каскад перекинут на одно плечо. И даже одежда, не совсем подходящая к его титулу, была дорогая и качественная. Он был идеален.

А что я? Обычный менеджер из средней фирмы. А сейчас вообще похожий на незнамо что. Я вздохнул.

- Удобно?

- Нет. Вы обещали объяснить, что я тут делаю.

- Хорошо. Давай тогда начнём с того, что ты примешь душ и не сбежишь.

- И куда мне бежать! – воскликнул я раздражаясь.

- А от душа, значит, не откажешься? И давай уже на "ты".

Странный, сначала говорит, что он герцог, потом сажает на колени и только после этого отправляет в душ и предлагает перейти на "ты".

- Я замёрз и от душа не откажусь.

- Отлично, значит, сейчас я провожу тебя в твою комнату, ты принимаешь душ, потом мы ужинаем и после поговорим. Согласен? - его рука поглаживала меня по спине, и эти теплые движения, почему-то, успокаивал сильнее, чем слова.

- Согласен. – буркнул я.

Он улыбнулся и встал с кресла, поставил меня на пол и, взяв за руку, повёл наверх.

Весь дом сверкал чистотой и уютом, первое впечатление сгладилось, и, если не обращать внимания, что это замок, можно подумать, что находишься в дорогой мансарде.

Мебель была местами современная, местами барокко и ампир, но сочеталась идеально.

В комнате, которую мне предоставили, было всё современное, большая кровать и шкаф, и даже столик с зеркалом, всё из дерева светлых тонов. Ванная с душевой кабинкой и утопленной в пол джакузи из чёрного мрамора с тонкими серебристыми прожилками, противоположная стена зеркальная.

Я медленно разделся и обернулся к зеркалу, оттуда на меня взирал задохлик с бледно-голубыми глазами и спутанными блондинистыми волосами. Боже! Я ничтожество!

С этими мыслями я встал под струю тёплой воды. Стараясь ни о чём не думать, я взял губку и налил на неё кокосовый гель для душа, намылился. Чёрт! Да что со мной? Я вообще спокоен, хотя ситуация странная, ну, где он был всё это время, этот БраинБрайан!? Все пять лет, пока я сходил с ума, загоняя свою сущность как можно глубже!

Я остервенело натирал кожу, потом помыл волосы шампунем с кокосом, и только после этого меня накрыло, и я сполз на дно кабины и расплакался.

Я не знал, что происходит с моей жизнью, отцу я не нужен и никогда, по сути, не был нужен. Он никогда не говорил со мной, как с человеком, хотя и как на подчинённого он тоже редко обращал внимания.

Я всегда завидовал Кристиану, потому, что отец замечал его заслуги и всячески приветствовал его начинания. А я всегда был не у дел, но если бы это было только на работе, а ведь это продолжалось и дома.

После смерти мамы, папа как-то весь ушёл в работу и перестал меня замечать. А я учился и хотел когда-нибудь показать отцу, на что я способен, но пять лет назад всё изменилось. Я стал скрывать от него многое и прятать себя, если раньше я ещё мог прийти к нему и поговорить, то после укуса это прекратилось, и мы стали отдаляться ещё быстрее, а он ничего не заметил. Совсем.

Я скрывал свою волчью суть, я старался быть незаметным, но в тоже время хотел, чтобы он заметил меня. Я так устал.

Вода вдруг прекратила литься сверху и меня накрыли полотенцем, снова подняли на руки и, как ребёнка, понесли на кровать.

И чем, интересно, я заслужил такую честь, чтобы сам герцог таскал меня на руках?

Он усадил меня на край и начал вытирать волосы, предварительно накинув халат на плечи. Я укутался в тёплую махровую ткань и всхлипнул, БраинБрайан прижал меня к себе и, накрыв мою голову рукой, начал мягко поглаживать волосы.

- Волчонок, всё наладится. Вот увидишь, в твоей жизни будут перемены. И твой отец увидит в тебе личность. И ты будешь счастлив. - Спокойным и почти нежным голосом проговорил он.

- Нет. Не буду, не увидит.

- Почему ты так уверен в этом, Фрэнк?

- Он никогда не замечал... меня.

Я отодвинулся от мужчины и вытер глаза влажным полотенцем. БраинБрайан присел на корточки и, положив руки мне на колени, тихо проговорил:

- Я обещаю тебе, что он увидит. И пожалеет о том, что не замечал тебя. Голоден? - вдруг сменил тему БраинБрайан.

- Немного. - Честно ответил я.

- Прикажу принести сюда ужин, чего бы ты хотел?

- Любое желание? - с любопытством.

- Конечно, - с улыбкой проговорил он, вставая и направляясь к двери.

- Мммм, хочу пиццу с грибами и баварскими колбасками, с двойным сыром и кофе-латте, блинчики с ягодным джемом и ещё вишню и мороженное шоколадное и...

Меня остановил смех от двери:

- Что ждёт моего повара, когда ты голоден, малыш? - весело спросил он.

- Пока не знаю, но, думаю, работы у него прибавится!

- Ладно, я на кухню, ты одевайся, вещи в шкафу, я скоро вернусь.

И, всё ещё посмеиваясь, прикрыл дверь.

Я подошёл к шкафу и открыл его, он был под потолок заполнен вещами, разных марок, расцветок и фасонов. Я достал нижнее бельё в упаковке и надел, удобно! Потом джинсы, светлые, почти белые, и с верхней полки достал футболку сиреневого цвета с белым рисунком волка.

Подошёл к зеркалу и расчесал свои патлы. Нет, я не стал принцем, просто немного взбодрился и, наверное, впервые за много лет расслабился и улыбнулся.

- Ну, совсем другое дело, малыш! - воскликнул БраинБрайан, занося в комнату поднос с кофе, мороженым и ягодами. - Блинчики и пицца будут чуть попозже, Микаэль в восторге от заказов. Говорит, чтобы я никуда тебя не выпускал и я с ним полностью согласен.

Я обернулся.

- А чья это одежда?

- Твоя. – просто ответил БраинБрайан.

Он поставил поднос на прикроватный столик и подошёл ко мне, протянул руку и оторвал этикетку от футболки, которую я даже не заметил. - Все вещи новые. Тебе идёт.

- Спасибо, - впервые сказал я и подумал, что это так приятно, когда совершенно незнакомый человек заботиться о тебе.

- Не за что. Так, давай попьём кофе и поговорим.

Мы разместились прямо на кровати, и я накинулся на вишню, всегда любил эти ягоды, терпкие и сладкие, чуть кисловатые, такие ароматные. Я положил в рот уже пятую ягодку и вдруг понял, что комната погрузилась в тишину. Поднял глаза на БраинБрайана, он сидел и улыбался, смотря на меня.

- Сколько тебе лет, волчонок?

- Двадцать два, а тебе? - я проглотил ягоду и взял ещё одну.

- Тридцать семь.

- Как получилось, что я впервые слышу о том, что в этой глуши есть герцог?

- Это потому, что я никогда не афишировал свой статус и в мире меня скорее знают как БраинБрайана Дорквуда, чем как герцога Рочерстера.

Моя семья давно уже ушла в подполье, можно так сказать. Но титул есть титул. Это произошло из-за одного случая в горах, моего деда укусил волк. - Он замолчал, а я прекратил есть вишню, и уставился на него. - Тот волк, как ты понимаешь, был оборотень, мой дед выжил, хотя ему обещали смерть, и каким-то образом геном оборотня адоптировался в геноме человека. Мой отец уже был волком с рождения, как и я. И мой сын. Ему сейчас семнадцать лет и он отлично справляется с задачей Альфы, конечно, ни о какой стае речи не идёт, просто он сейчас занимается семейным бизнесом в Штатах.

- Зачем Вы укусили меня? - тихо спросил я.

Мне было так больно. Сам не пойму из-за чего, просто услышав о сыне, я подумал, что... Он женат. Ведь герцогу не нужны бастарды? Или?..

- На самом деле, в тот момент я был зол и голоден. - Что? Я тут млею от его поцелуев, навоображал себе столько всего, а он! - Но позже, когда тебя увезли на скорой, я решил узнать, кто ты. Я представляю, что он узнал обо мне! Ох, что ж, значит, судьба такая у меня, хотя я не верю в судьбу. - Честно сказать, мне показалось странным, что ты выжил. Ведь адаптация должна была быть страшной. Да и мальчишке, вроде тебя, смириться с такой ношей было бы очень сложно. Я боялся, что ты сломаешься раньше. Но ты выдержал, и меня это очень радует.

- Радует? Выдержал? Ты смеёшься сейчас!?

- Нет. Малыш, ты можешь не понять меня в данной ситуации, но я счастлив, что ты здесь. Твоя кровь роднит тебя с моим родом. Но я бы хотел, чтобы это было официально.

Что? Что он только что сказал?

- Что? - севшим голосом спросил я.

- Я делаю тебе официальное предложение.

Я, молча, глотал воздух, пытаясь хоть немного прийти в себя. Предложение?

- Ты хочешь, чтобы я... что? - после долгого молчания смог спросить я.

- Стал моим мужем, - спокойно и ровно ответил он.

- БраинБрайан... Ты думаешь, я глупый ребёнок? И не понимаю, что ты сейчас говоришь?..

- Это не так. И ты, и я поняли друг друга. Просто тебе ещё нужно время, чтобы обдумать моё предложение. Оно у тебя есть.

- Мне не нужно ничего обдумывать. Кто ты и кто я?!

- Ты мой. Я обратил тебя, я сделал эту... - он не договорил.

А я уже понял. Понял всё.

- Ошибку? - как-то тихо спросил я, хотя внутри всё колыхалось от гнева и отчаянного желания убежать, скрыться.

- Да, но я хочу её исправить. Ты позволишь мне дать тебе то, что принадлежит по праву крови. Мой сын наследник и ему достанется титул, но и ты получишь немало. Фрэнк?

Он, видимо, только сейчас заметил, что я совершенно его не слушаю. Мне было так плохо, я никогда не был доверчивым дураком, я понимал, что в этой жизни за всё нужно платить. Но за что же плачу я?

Он говорит о том, что совершил ошибку и хочет её исправить, но кем я буду, если приму его предложение, пытаясь уйти от непонимания отца, я попадаю в ещё большую зависимость, и мир, в котором я никогда не приживусь. Я даже не знаю, кто он, я ничего не чувствую к нему, только где-то глубоко в душе что-то колышется от его близости, но это, скорее всего, кровь оборотня.

- Нет.

- Что «нет», малыш? - спокойно спросил он.

- Я отказываюсь от твоего предложения, - натянуто сказал я.

- Фрэнк, и что ты собираешься делать? Вернёшься к отцу? Снова будешь прятаться от себя? Забиваться в угол? Я могу дать тебе больше, чем просто место в фирме, я могу купить фирму твоего отца и подарить тебе. Ты сядешь в его кресло, хочешь?

- Нет.

- Почему? - вдруг тихо спросил он и, убрав поднос, придвинулся ко мне. - Почему, малыш?

- Потому что я ничего не чувствую по отношению к тебе.

- Совсем? - его глаза вдруг стали чуть темнее, и он наклонился и накрыл мои губы.

Да, я чувствовал. Но не то. Ни страсти, ни притяжения, ни каких-то других чувств в душе не появилось. И даже тело реагировало спокойно. Он оторвался от моих губ с влажным чмоком и посмотрел в глаза. - Фрэнк, что же мне с тобой делать, мой волчонок?

- Ничего, я лучше поеду домой.

Я встал и хотел уже идти переодеваться в свои вещи, но он остановил меня, сжав моё запястье.

- Маленький, ты никуда не пойдёшь, уже поздно. Да и Микаэль будет обижен. Он же готовит для тебя, или ты уже не голоден, после десятка вишенок?

Я не пытался отдёрнуть руку, вот этот жест мне нравился, забота.

- Я останусь на ужин.

- Фрэнк, я, наверное, слишком резко насел на тебя, прости. Давай просто поговорим? Ведь я тебя совсем не знаю, но хочу узнать. - Он потянул меня обратно на кровать. Мягко убрал мне прядь за ухо и поцеловал в шею. - Всего... - тихо зашептал мне на ухо герцог.

Странно, но в душе всё улеглось, и я даже расслабился немного от его тихого голоса и нежных ласк. Опрокинув меня на кровать, он положил голову мне на живот и тихо заговорил. Он рассказывал об истории своей семьи, об отце, о сыне. Но нигде не упоминалась жена, и я решил уточнить:

- Вероника умерла, когда Хью было четыре года, несчастный случай на конной прогулке, часто бывает, она просто не уследила за лошадью. - Он так это говорил, что мне стало странно.

- Ты любил её?

- Нет. Это был брак по расчёту. Мне вообще было сложно с женщиной в постели, но мой отец хотел внука... он его получил, теперь нянчится с ним в Штатах. Нет, я люблю Хью, он прелестный мальчик, но он, как и его мать, никогда не понимает слово "Нет". Так что моему отцу сложно с ним, но мне иногда кажется, по поступкам сына, что там у них взаимная тихая война. И им это доставляет удовольствие, причём огромное. Не тяжело? - он приподнял голову и улыбнулся.

Я слушал его с закрытыми глазами, после его вопроса приоткрыл и покачал головой. Он чуть переместился и, нависая надо мной, тихо прошептал. - Хорошо.

А потом накрыл мои губы, странно, но после его рассказа о себе и семье, в которую он хочет меня принять, исправляя ошибку прошлого, мне стало легче.

Я раскрыл губы и впустил его язык, поласкал своим, он погладил меня по шее и углубил поцелуй, и я вдруг осознал, что отвечаю ему и возбуждаюсь!

- БраинБрайан... - он оторвался от меня, его дыхание чуть сбилось, глаза потемнели.

- Прости, опять спешу... причём, даже не узнал, нравятся ли тебе парни или ты просто боишься меня оттолкнуть?

- Нет, я не боюсь, просто это так странно всё. Ты вдруг возникаешь из ниоткуда и пытаешься разыграть сказку под названием «Золушка-Фрэнк», а я даже не знаю, как реагировать, да и слова свои в этой сказке забыл.

- Это не игра. Если только чуть-чуть... - лукаво улыбнулся он.

- И насколько это игра в процентном соотношении? - также лукаво.

- Ммм, дай подумать, возможно, пять к одному... - я засмеялся.

- Считаешь, что это скачки?

- Могут быть и скачки, если ты будешь сидеть сверху, волчонок... - очень бархатно прошептал БраинБрайан.

Я в изумлении уставился на него.

- Что? - дёрнулся.

- Ну, что ты, я ещё ничего не делал... пока.

- Мне такие сказки не очень нравятся, герцог!

- Мммм, а если со счастливым концом?.. - и опять эта лукавая улыбка и бархатный голос.

- Ага, во мне? - Прищурил я глаза.

- Умный волчонок! - воскликнул Дорквуд.

Кошмар, и куда я попал?

В дверь постучали, герцог нехотя встал и открыл тяжёлую дверь, за которой стоял немолодой мужчина в фартуке. На лице белозубая улыбка, он что-то быстро проговорил и, отсалютовав рукой, ушёл.

БраинБрайан вкатил столик, на котором стояла моя пицца и несколько тарелок наполненных блинчиками. Я проглотил слюну, оказывается, я действительно голоден.

Знаю, что оборотни очень редко едят обычную пищу, но так как мне всегда приходилось скрываться, я научился чувствовать вкус обычной еды. И даже приобрёл свой некий список любимых блюд.

Но всё равно, многие продукты не могу употреблять в пищу, даже запах не переношу. Отец всегда удивлялся этому, говоря, что у него нет аллергии, так откуда она у меня? Хотя, он мало интересовался моим здоровьем, а после обращения я почти не болел, только после полнолуния случался небольшой спад активности. Но это было мало заметно, да и его интерес скорее был, ни как отца к сыну, а как работодателя. Я иногда чувствовал себя в собственном доме, как в офисе. Странно.

Видимо, я слишком задумался, потому что не заметил, как БраинБрайан снова сел рядом и дотронулся до моей щеки. У него были прохладные, холёные руки с гладкой, нежной кожей. Вероятно, он никогда ничего не делал руками, ну, кроме того, чтобы подписывать бумаги и счета, а ещё, наверное, всегда в перчатках.

Небеса, о чём я думаю!

- Фрэнк, ты передумал есть? Микаэль так старался... - прошептал он.

- Нет, я голоден. Просто задумался. - Как-то вяло ответил я.

Странно, не могу понять, то веду себя, как истеричка, то совершенно выпадаю из реальности. Хотя сегодня вообще очень тяжёлый день. Сначала папочка с его претензиями, потом тот боров в баре и под конец вот герцог, зовущий к венцу. У меня явный стресс.

- Фрэнк, мы тут всё обо мне, да обо мне. Я хочу услышать твою историю этих пяти лет, как ты жил, кроме того, что работал на своего отца?

- Моя история очень однообразная и заключается в основном в работе...

- И за эти пять лет у моего волчонка не было никого?

- Почему ты всё время всё сводишь к одному и тому же?.. К личным отношениям! - и снова я почувствовал, как во мне поднимается волна гнева.

БраинБрайан вдруг притянул меня к себе и поднёс к губам блинчик, тонкий, ароматный. Я открыл рот и откусил, чуть не простонав от удовольствия. И весь гнев, как рукой сняло. Да что со мной такое?

- Наверное, по той причине, что мне это интересно. Просто от тебя никем не пахнет, даже твоим отцом лишь чуть-чуть. Ты когда-нибудь был с кем-то в близких отношениях? - всё это он шептал мне на ухо, попутно кормя меня блинчиком.

А я поглощал еду с его рук и думал. Думал о том, что даже не помню, когда у меня был последний сексуальный опыт. Не помню, как это - доверять кому-то, быть в объятиях и не думать о том, что тебя могут предать. Не помню.

- Был. Но очень давно, ещё на первом курсе института. Она...

- Она?

- Ты думал, я гей? Это не так, просто мне спокойно с тобой, иногда. Я сам не пойму, что происходит. То мне хочется кричать, то просто упасть в твои объятия и свернуться калачиком... не понимаю!? - я отвернулся от очередного блинчика.

- Я могу объяснить, почему так происходит.

- Так объясни, - я фыркнул.

- Фрэнк, я вожак стаи, я обратил тебя, но ты был далеко по моей вине. Ты привык быть один. И, на самом деле, это плохо, для тебя же самого. Я хочу помочь тебе понять, что ты не одинок. А ярость твоя из-за того, что ты чувствуешь во мне доминанта, и это подавляет твою суть. Суть одинокого волка. Понимаешь?

- Да. Кажется. И что же будет дальше?

Он вздохнул и резко опрокинул меня на кровать.

- А дальше ты поймёшь, кто из нас главный и где тебе будет лучше. В холодной квартире отца или в моих горячих объятиях?

Я не мог заставить себя сопротивляться, почему-то, когда он мокро облизал мне щёку, я поплыл. Казалось, его руки были везде, моя футболка полетела на пол.

Я тяжело дышал, и в голове было жутко пусто, настолько, что, когда он потянулся к моей молнии на джинсах, я не возразил.

Он смотрел мне в глаза, от его взгляда хотелось убежать, но в тоже время расслабиться и получить удовольствие, которое обещал этот взгляд. Звякнула молния и горячие пальцы проскользнули под резинку боксеров. Я дёрнулся, не в надежде уйти от прикосновения, а от неожиданности.

- Тихо, волчонок... Я не буду спешить. Обещаю, - и он накрыл мои губы.

Я понимал, что из нас двоих - он доминант, но моя натура сопротивлялась, и, наконец, я понял, что он имел в виду, говоря о волке одиночке.

Руку он убрал, а вот его язык творил такие вещи, что я не выдержал и обнял его за шею, чуть приподнимая бёдра.

Он рыкнул. Я притянул его сильнее и ответил на поцелуй, чуть посасывая влажный язык, прикусывая и тая. Нет, это безумие.

Мой отец никогда не примет сына гея! Как только эта мысль оформилась, я отпустил его шею и отпихнул от себя горячее тело. Попытался вскочить и кинуться к двери, но сильные руки перехватили меня поперёк груди и за талию. Он сел сзади и тихо зашептал:

- Вот об этом я и говорю, мой потерянный волчонок... Нужно жить, не боясь своих инстинктов, нужно верить себе и своему вожаку. Второе даже предпочтительней. Я не отпущу, пока ты не успокоишься. - Его дыхание на моей шее постепенно выровнялось, а вот я задыхался!

Мне было так тяжело прийти в себя, я никак не мог понять, почему так странно ощущаю себя. Ну, какая разница, что подумает мой отец, ведь ему плевать на меня! Всегда было плевать.

- Ты сейчас меня трахнешь, а что потом?

Он мягко поцеловал меня в шею.

- Я не собирался тебя трахать, Фрэнсис, давай ты расслабишься и позволишь мне сделать всё по порядку. Без спешки и попыток тебя удержать... Доверься мне.

- Довериться? Я не знаю, как это. Меня не научили, а ты бросил меня также на произвол судьбы. И теперь, явившись, ещё чего-то хочешь от меня! - я снова дёрнулся в попытке уйти от прикосновений, несущих мне такое блаженство.

Я не понимал, почему сопротивляюсь тому, что мне, в принципе, нравится. Но, видимо, герцог знал лучше меня, что нужно потерянному волчонку.

Прикусив шею сзади прямо под волосами и тихо зарычав, он снова повалил меня на кровать и, извернувшись, перекинул ногу через меня и сел сверху.

- Всё, хватит. Моё терпение тоже не безгранично. Ты сейчас замолкаешь и ведёшь себя тихо... - сам же он наклонился и взял в мокрый плен мой сосок, я ахнул.

Он чуть его прикусил. Моё тело реагировало без моего участия, просто шло на поводу инстинктов. Я задыхался только от того, что он творил с моим соском, а что же будет дальше?

Горячие, сильные руки прошлись по моему животу, чуть в бок, по запястьям вверх. Погладили предплечья, чуть сжали плечи, потом он наклонился и проделал тот же путь языком, остановился на локтевом сгибе. Чуть прикусил. Я застонал!

Он играл на мне, как на музыкальном инструменте, а я просто терялся в ощущениях его ласк. Правая рука легла на мой пах и сжала слегка увеличившийся член. Я вскинул бёдра, а он просто спустился вниз и, убрав руку, уткнулся мне в пах лицом, прикусил.

Я запрокинул голову и закричал. Все ощущения были сильнее, чем раньше! Такого восторга от обычных, казалось бы, прикосновений к телу, я не испытывал вообще.

Ловкие пальчики снова проскользнули за резинку боксеров, чуть стянули одежду вниз. Тёплые губы прошлись понизу моего живота...

А я не знал, куда деть руки и, вцепившись ими в покрывало, пытался всё же сдержаться и не кончить, как неопытный мальчишка.

- Хороший мальчик... - тихо проговорил БраинБрайан, облизывая языком мою кожу.

жинсы и боксеры были спущены ещё ниже, открывая вид на головку моего члена. - Мммм... - простонал он.

И кончиком языка прикоснулся к головке. О! По телу прошла тёплая волна удовольствия, как же давно это было.

Я не заметил, как сам стянул с себя джинсы вместе с бельём до конца, он ухмыльнулся, но мне было плевать.

Когда его губы накрыли мой член и прошли мелкими поцелуями по всей длине, я застыл. Было приятно. Очень! Мои руки комкали покрывало, пальцы на ногах поджались... на самом деле, я сейчас был готов сделать всё, что угодно, в погоне за удовольствием.

И герцог не разочаровал меня. Он ещё раз прошелся сверху вниз по члену, но теперь языком, и, приподнявшись, взял наполовину сразу. Я задохнулся в собственном крике! Он сосал ритмично, то останавливая и чуть прикусывая у основания, то сильно сжимая горло, в которое упиралась головка. Это было чудесно!

Я пару раз даже позволил себе подкинуть бёдра. Я уже готов был взорваться, когда БраинБрайан отстранился от меня.

- Мммм!? - вопросительно, возмущённо.

- Сейчас, подожди, не так быстро, мой волчонок... - он снял свои джинсы и скинул свитер, под джинсами ничего не было.

Хотя нет, назвать "Это" ничем, язык не поворачивался. Он был загорелый и кожа, наверняка, мягкая. Мммм...

Я попытался потянуться к собственной эрекции, но БраинБрайан убрал мою руку и, чуть раздвинув мне ноги, навис надо мной. - Не торопись, Фрэнсис.

От него шёл жар, и я уловил приятный аромат его возбуждения, мне кружило голову и никаких мыслей. Мне нравится это ощущение. Да!

Он лёг на меня и снова завладел моими губами, меня выгнуло на кровати. Герцог обнял моё плавившееся тело руками и качнул бёдрами, вжимая меня в матрац.

- Ах...

- Да, кричи, волчонок, кричи... - ещё один толчок.

Я чувствовал, как внутри у меня разгорается костёр и как пламя расходится по всему телу. Я подался к нему. Сходя с ума от восторга, впиваясь в красные, влажные губы, обнимая, даря себя без остатка первый раз в жизни. Мужчине, укусившему меня...

Он понял сразу, что я сдался, но не стал злорадствовать или что-то говорить, а просто целовать стал нежнее. Я высунул язык, чтобы ответить, а он обхватил его губами и начал посасывать.

Я прикрыл глаза. Нет, не обречённо, а от удовольствия. Его грубая страсть, или мягкая нежность, хотелось всего и побольше!

Его горячие губы и влажный язык перешли на шею, я подкинул бёдра, и он тихо простонал. Мне было это в новинку - ему тоже приятно! Осознание этого факта как-то меня даже озадачило. Я тоже могу делать ему приятно?..

- БраинБрайан?..

- Да, волчонок? - он оторвался от моей шеи.

Светлые глаза чуть покрыты пеленой желания, но он волновался о том, чтобы я чувствовал себя комфортно. Поэтому не спеша покрывал мою грудь поцелуями, чуть посасывая кожу в самых чувствительных местах. – Чего ты хочешь?

Интересно, и почему мне кажется, что он уже всё решил, а спрашивал просто так. Но я чуть сместился и из врождённой вредности оттолкнул его от себя. Сначала он даже не понял, что я сделал, а вот потом вскочил на ноги и, посмотрев на меня очень строго, проговорил:

- И что это значит? Если ты думаешь, Фрэнсис, что со мной можно вот так просто поиграть, то глубоко ошибаешься.

Я тоже встал с кровати, удовольствие удовольствием, но я не собираюсь просто так под него ложиться.

- А это ничего не значит! Просто, с чего ты взял, что я так просто поддамся тебе!? Что ты вот так просто ворвёшься в мою жизнь, решив исправить ошибку, а я просто возьму и приму всё, что ты скажешь, да ещё с удовольствием!? - я чувствовал, что меня несёт, что я снова завожусь.

Но остановиться был не в силах. Всё же перепалки с отцом въелись мне под кожу. И я уже не мог просто так реагировать на обычную нежность или страсть. Я стал каким-то раздвоенным.

Потерялся среди всех людей и не мог найти себя в работе, дома, в сердце отца. Да даже герцог сейчас заботится только о себе и своём роде. А я? Чего хочу я!? Меня начало колотить, я обхватил себя за плечи и опустил голову.

Сильные руки обняли меня и притянули к горячему телу, он прикрыл меня пледом, который лежал на кровати и тихо проговорил:

- Прости, я поспешил опять. Но если бы ты знал, как ты кружишь мне голову.

Я не плакал, я просто стоял в его объятиях и пытался понять сам себя. Пытался и не мог.

- Я хочу побыть один. Пожалуйста.

Он вздохнул, подхватил одежду с пола и, натянув джинсы, повернулся ко мне. Я присел на край кровати, всё также закутанный в плед.

- Фрэнсис, прошу, только глупости не делай, - и тихо вышел из комнаты, прикрыв дверь.

Я откинулся на кровать: мягко, тепло, уютно. И с ним вроде также, но что-то во мне сопротивляется ему, я даже знаю что. Точнее кто, мой волк. И я не знаю, что мне делать с этим. Что делать со всей этой ситуацией? Как примирить две сущности? И ещё один вопрос: зачем?

Я проснулся от яркого осеннего солнца, оно не било в глаза, но всё равно раздражало сильно.

Всю ночь я промучился вопросами, на которые не мог ответить даже частично, но к выводу я пришёл однозначному. Я уеду, просто начну сначала. С чистого листа, без отца, без герцога.

Кажется, Кристиан Слейтер это имел в виду, а не курорт в Альпах. А ещё при мысли о гневе моего отца мне становилось чуточку страшно. Если он будет меня искать, то обязательно найдёт, значит, нужно сделать так, чтобы не нашёл. Как, я пока не знал, но, наверное, как-то можно это сделать. Может, это слишком трусливо с моей стороны и вообще не в природе волков - бежать. Но мне сейчас необходимо именно сбежать, от самого себя...

Я не успел додумать ночные думы, дверь открылась, и в комнату вошёл герцог.

- Доброе утро, Фрэнсис. Как спалось? - я чуть поморщился.

Такой бодрый весь, а я всю ночь не мог нормально заснуть. Всё думал и думал.

- Доброе утро... нормально, - я отвернулся от него.

Не мог смотреть в его глаза, сразу как-то хочется к нему поближе. А мне нельзя. Ведь я уже всё решил. - И я, кажется, просил не называть меня так.

- Прости, но "Фрэнк" тебе не подходит... Что-то решил для себя? - вдруг спросил БраинБрайан.

Я дёрнулся и повернулся, шокировано глядя ему в глаза.

- Решил.

Взять себя в руки мне не удавалось, эти мифические руки были скользкими. И я не мог, похоже, вообще нормально реагировать на герцога.

- И что же? - он прошёл и присел в кресло напротив кровати.

Вальяжно закинул ногу на ногу и очень спокойно смотрел на меня - ожидая ответа.

- Я не могу согласиться на твоё предложение, поэтому думаю, что будет лучше, если я просто уеду.

Я смотрел на него тоже в ожидании. Молчание затягивалось, вдруг он резко вскочил с кресла и прыгнул на меня, я не успел увернуться и был придавлен к кровати.

- Просто? И куда ты поедешь, Фрэнсис? - моё имя он выделил бархатно, лаская его, перекатывая на языке.

Я гневно сверлил его глазами, что он хочет, чтобы я прямо сейчас рассказал ему мой маршрут!?

- Отпусти!

- Отвечай! - он завёл мои руки назад и прижал их к подушке, я чуть скривился, силы он не жалел.

- Я не знаю пока! - закричал я.

- Тогда ты никуда не поедешь! - как-то вдруг сразу успокоившись, проговорил БраинБрайан.

- Что?

Но я уже был на грани срыва, я ощущал, как когти на руках скребут подушку, как чуть вытягивается позвоночник.

Нет, трансформация не была для меня болезненной, но я, всё же, так редко позволял себе принять свой настоящий облик.

- Я запру тебя здесь и не выпущу до тех пор, пока ты не осознаешь, что ты мой! - совершенно спокойно проговорил он.

- Да, как ты вообще смеешь?.. Я что, собственность тебе!? - я начал вырываться из хватки его рук.

- Если ты хочешь, то считай так. Но для меня ты больше, чем собственность. Прекрати дёргаться, ты со мной всё равно не справишься. - Я обессилено рухнул обратно на подушку. - Так лучше. А теперь просто расскажи мне, что тебе не нравится в моём предложении?

- Мне вообще не нравится предложение исправить ошибку пятилетней давности! - я скривился. - Я не ошибка. - Тихо продолжил я.

- Фрэн, я не то имел в виду, говоря, что хочу исправить ошибку. Ты для меня сейчас дороже всего. Дороже сына даже. Ты понимаешь? - он смотрел с каким-то странным блеском в глазах.

Но я не понимал его слова.

- БраинБрайан, я не хочу за тебя замуж... я парень! И мне не нравится, что ты считаешь меня собственностью. И я совсем не знаю тебя! А ещё, самая главная причина - мой отец! - последнее я прокричал ему в лицо.

- Хорошо, давай сначала позавтракаем, а потом поговорим.

Он попытался встать, но мне не о чём было говорить, я просто хотел уйти.

- Нет. Не хочу есть, я просто уеду и всё.

Его тонкие пальцы крепко схватили меня за подбородок и, удерживая, он наклонился и прошептал.

- Фрэн, один раз в жизни позволь себе жить, просто жить так, как ты хочешь, ни в чём не нуждаясь и делая то, что только тебе взбредёт в голову. Только один раз...

Его горячий шёпот вдруг разбудил во мне какое-то странное желание. Мне захотелось быть ближе, но внутри снова завозился мой волк. Да что такое? Я не выдержу этого!

Видимо, моя паника отразилась в глазах, потому что БраинБрайан нежно накрыл мои губы, чуть подождал реакции и отпустил меня, обнимая, нежно лаская и упиваясь тем, что может сдержать моего волка.

А он, правда, чуть притих. Я протянул руку и запутал пальцы в волосах, притянул его голову ближе и приоткрыл губы, впуская его в себя.

Он зарычал:

- Так на много лучше, правда?.. - шептал он мне в губы.

А я не мог ответить на его вопрос, все силы уходили у меня на то, чтобы не заплакать, не броситься на него, не заорать - нужное подчеркнуть. Но еще мне хотелось ластиться к нему. Я прикрыл глаза.

- БраинБрайан, прошу, не надо... Я так запутался в себе и во всём, что меня окружает. Мне сложно, очень. Пожалуйста. - Я прикрыл лицо ладонями и зарычал от безысходности.

- Фрэн, волчонок, всё, тихо. Я знаю, что тебе нужно, вставай!

Он практически насильно поднял меня с кровати и заставил надеть джинсы и серую футболку, сверху накинул кофту и, в тапочках, даже не дав мне умыться, куда-то потащил.

Мы вышли в коридор, оттуда спустились в холл со стеклянными дверьми, двери эти выходили в сад.

БраинБрайан вытолкал меня на свежий, осенний воздух. Я запрокинул голову и стоял, вдыхая букет осенних запахов: листва, яблоки, чуть земли, где-то далеко пахло грибами...

Я потерялся в этом букете и не почувствовал, как перекинулся...

Мы бежали по саду, чёрный волк куда-то вёл меня, петляя и останавливаясь, когда я отставал. Потом мы просто носились по чуть рыхлой почве и играли! Я никогда не думал, что смогу так просто бегать по лесу и резвиться.

Он остановился, и я налетел на него. Мы стояли над обрывом, внизу была река, её запах я услышал давно, но не предполагал, что она такая красивая. Голубая и искристая на солнышке, почти прозрачная вода, даже камушки видно, красиво! Мой хвост ходил туда-сюда, я чуть перебирал лапами от нетерпения, рядом стоял БраинБрайан и завыл.

- Как ты, волчонок? - перекинувшись, спросил он.

Я ткнулся лбом в его руку и лизнул пальцы. Он засмеялся и чуть потрепал меня по холке, как домашнего питомца. Мне не было обидно, было странно.

- Это потрясающе! - восторженно проговорил я.

Он улыбнулся и обнял меня со спины. Чуть прохладный камень холодил ноги, ведь я был в тапочках, но мне не хотелось в дом, мне было хорошо. Может быть, впервые за пять лет, нет, за всю жизнь.

Я стоял и смотрел на всё это великолепие, на том берегу было поле, урожай уже собрали, и пашня была чистой. Запах кружил голову, я чуть откинул её на плечо герцога. Мне хотелось смеяться и прыгать от восторга, и в тоже время я вдруг понял, чего мне не хватало все эти пять лет. Свободы!

- Замёрз? - тихо спросил БраинБрайан.

- Немного... Спасибо, я, наверное, пришёл в себя.

- Свобода?

- Да... - тихо проговорил я.

- Ты можешь бегать, где захочешь и когда захочешь, волчонок. Никто не запретит тебе это. Но для этого тебе нужно согласиться на моё предложение.

И не успел я ответить, как он снова перетёк в волка и кинулся назад. Мне ничего не оставалось, как побежать за ним. За оборотнем, который обратил меня и хочет жениться. Бред!

Мы сытно перекусили, и герцог, чтобы, видимо, не допустить повторения вчерашнего, решил показать мне библиотеку.

Я улыбнулся, думая о том, что, наверное, такой занятой человек, как БраинБрайан, должен понимать, что читаю я редко. Но говорить что-либо я не стал, даже странно, но мой волк довольно поскуливал. И даже ни разу не попытался как-то негативно отозваться в сторону Дорквуда. Мне тоже было спокойно и приятно в его обществе, пока он не задал очередной вопрос:

- Фрэн, а что тебя связывает с котом Кирой?

- Кирой?

- Мммм, когда я тебя встретил около бара, от тебя еле уловимо несло котом... Этого оборотня я знаю лично, если ты с ним встретился, то у него были какие-то дела в городе, потому что он редко покидает заповедник. Мне интересно, какие дела у Киры могли возникнуть в каменном лесу? - задумчиво проговорил БраинБрайан.

- Я не знаю, какие у него дела в городе, а встретил его в квартире моего бывшего коллеги Кристиана Слейтера. Оборотня, как оказалось, хотя мне всегда он казался странным. Но то, что он оборотень, я не знал.

Я слегка поморщился, вспоминая ту встречу, опять же, повёл себя странно, но тогда всё списал на этого кота Киру. Ведь моя сущность - полная противоположность сущности кота-оборотня.

- Возможно, Кира, наконец, нашёл Омегу. Слейтер... что-то я не припомню такую фамилию.

Меня начало это раздражать! Какого он вспоминает что-то, я же рядом! Я дёрнулся. Сам испугавшись своей реакции, а потом вспомнил своё утреннее решение, и всё по новой закрутилось в голове.

Не могу себя понять, такое ощущение, что я по кругу хожу или дёргаюсь туда-сюда. Вообще, я всю жизнь так жил, на двух концах одной палки. И никак не мог понять, что палка-то всё равно одна, чтобы я не делал, всё упиралось в отца. Отец...

Я почувствовал нежное пожатие на запястье, чуть учащённое дыхание на щеке и тихий шёпот:

- Фрэн, не думай... Когда ты не думаешь, ты такой милый. Может, хочешь в бассейн? - я непонимающе смотрел на него. - Ну, поплаваешь, расслабишься.

Он был слишком близко, но мне это нравилось. Сейчас. Просто, за эти чёртовы сутки я столько стресса пережил, что, наверное, сказалось на мыслительной деятельности. Я оттолкнулся от спинки кресла, в котором сидел, и поцеловал БраинБрайана. Сам.

Он опешил, но ненадолго, чуть меньше нескольких секунд его губы оставались неподвижны, а потом он, запустив руку в мои волосы, перехватил инициативу.

Мне нравилось, когда герцог не спешил, но, почему-то, в этот раз мне хотелось кричать от его медлительности.

Он старался нежно и очень аккуратно обнимать меня, когда пересаживал моё несопротивляющееся тело себе на колени.

Поцелуй стал чуть глубже, он погладил языком мой язык и нёбо, но всё также медленно и влажно.

Я чуть нетерпеливо поёрзал и почувствовал его возбуждение. Он был возбуждён до неприличия. Невероятно, из-за какого-то поцелуя, хотя целовался он просто прекрасно. Я почувствовал, как по телу от губ прошла странная волна, соски стали чуть чувствительнее и, соприкасаясь с одеждой, заставляли меня чуть выгибать спину.

Он оторвался от моих губ, а я еле перевёл дыхание и сипло попросил:

- Я думаю, что сейчас именно тот момент, когда лучше не останавливаться... - но БраинБрайан лишь улыбнулся.

- Волчонок, я больше не выдержу, если ты сейчас согласишься, а потом опять оттолкнёшь.

- А если нет? - я облизал губы, мне хотелось его целовать.

- Не будем проверять, пока ты не избавишься от этого "если". Но целовать мне тебя никто не запретит, даже ты сам.

И мягкие губы снова накрыли мой рот. Я застонал и вдруг отчётливо понял, что мой волк довольно вздохнул. Я открыл глаза и посмотрел на нежно улыбающегося герцога, он еле касался моих губ, его голубые глаза светились пониманием.

- БраинБрайан?

- Твоя сущность впервые довольна, Фрэн. Твоему волку нравится быть свободным и жить так, как ему хочется. Это природа оборотней и ты очень долго скрывал её и прятал все инстинкты. Расслабься.

Я обнял его за шею, чуть сместился на его коленях, закинув ноги на подлокотник кресла.

Он держал меня, как ребёнка, и мне это нравилось. Я вообще заметил за собой, что отношусь к БраинБрайану очень странно, некоторые его поступки я сравниваю с поступками своего отца. Вот, например, сейчас он держит меня на коленях, а мой отец никогда не брал меня на руки. Или когда успокаивал после душа, отец этого тоже не делал. Я уткнулся в его шею и улыбался, впервые в жизни чувствуя себя целым и сходя с ума от желания. Желания целовать этого оборотня!

- Странно, только утром я хотел уйти, а сейчас мне хочется остаться навсегда с тобой в этом кресле.

- Это не странно, волчонок. Просто впервые ты свободен от всех своих обязательств, и вправе выбрать, что хочешь. Чего ты хочешь? - почти интимно спросил он.

Я притих. Как сказать ему, чего я хочу? Но потом я понял, что совершенно не стесняюсь того, чего хочу.

- Целовать тебя, - чуть хрипло проговорил я.

- Сделай это.

И я сам снова накрыл его губы, мы целовались теперь страстно, несдержанно, я постанывал в его рот.

БраинБрайан накрыл рукой мою ширинку, а я убрал одну ногу, таким образом, оказавшись в совершенно развратной позе на его коленях.

Оторвавшись от моих зацелованных губ, герцог перешёл на шею. Он чуть надавил на пах, я накрыл его руку своей и остановил.

- Нет?

- Я не знаю.

- Я не буду настаивать, чтобы ты мог выбрать сам.

- БраинБрайан, я запутавшийся человек, хотя нет, оборотень, мой волк слишком долго был взаперти, сейчас я вообще не очень хорошо понимаю, чего мне хочется. Я разрываюсь пополам от своих желаний. Ты можешь сейчас взять меня, но что будет потом, я не отвечу.

Я замолчал, с трудом проглотив ком, который вдруг появился в горле. Мне хотелось плакать и смеяться над своим положением. А он вдруг просто обнял меня и, прижимая к себе, проговорил:

- Всё хорошо, слышишь, всё прекрасно, ты научишься, и мы будем счастливы. Прости, но я уже не отпущу тебя. Я потратил пять лет совершенно впустую. Теперь мне хочется обнимать тебя, целовать и делать тебе приятно. Но пока я вижу, что ты не очень к этому готов.

Я лишь кивнул и вдруг понял, что хотя и думал об отце всё это время, я, ни разу не захотел ему позвонить. Потрясающе!

- БраинБрайан, я не знаю, что мне делать. Как жить дальше, ведь я не смогу в городе бегать в обличие волка, а теперь мне кажется, я сойду с ума, не делая этого...

- Оставайся. Оставайся со мной. Будь моим мужем. Будь со мной во всём, Фрэн. - Он не спрашивал, он предлагал.

А я поднял голову и посмотрел ему в глаза, обалдело, и понял - чего хочу.

- Я... - но договорить я не успел, в библиотеку вошёл мужчина средних лет, старше БраинБрайана, и на подносе принёс трубку телефона.

Герцог нахмурился, но трубку взял. Я очень плавно слез с его рук и пересел в кресло напротив.

Но он встал и вышел из помещения, оставляя меня одного. Видимо, разговор серьёзный или личный. Или... он просто не желает разговаривать при мне. Я сжал челюсть, а руки в кулаки.

Что-то странное поднялось по позвоночнику, и мне показалось, что комната сузилась до размеров спичечной коробки и моей злости.

Он! Предлагает! Мне! Выйти за него! А по телефону при мне говорить не может!?

Но тут же, здравый смысл вернулся в моё затуманенное злостью сознание: Я ведь, по сути, ему никто, так, парень, укушенный при непонятных обстоятельствах. Тогда чего я, собственно, хочу от него? Доверия? Того, чего не мог получить от отца? Но разве он мне отец.

Да что со мной такое, веду себя, как дурак. Нужно просто быть самим собой, ведь я был другим до обращения. Конечно, сейчас я уже не помню ничего из того прошлого себя, но всё можно вернуть. И доверие, и веру!

Я вскочил с кресла в тот момент, когда герцог вернулся и, не думая, кинулся к нему:

- Что-то случилось, Фрэн? - озабоченно спросил он.

- Да или нет. С какой стороны посмотреть. Я впервые понял, что мне нужно, а ты ушёл.

- Прости, это Хью звонил, там у них с дедом очередная драма. - Он вдруг нахмурился и, приблизившись, тихо и серьёзно спросил. - Ты понял, что тебе нужно?

- Да.

- Я слушаю. - Его глаза с вертикальными зрачками чуть блестели.

- Я останусь с тобой.

Первые секунды он не понял, осознание пришло чуть позже, а сначала он обнял меня.

- Ты выйдешь за меня? - спросил он.

- Нет. Но я останусь с тобой и подумаю. - Я улыбался.

И он тоже мне улыбнулся.

- Я могу подождать.

- Согласен?

- Да, ведь это намного больше, чем просто «Нет».

Мы провели потрясающий день: покупались в бассейне и ещё бегали по лесу до самой ночи, а потом был ужин, который неугомонный Микаэль лично составлял со мной. Я впервые за пять лет был счастлив.

И, ложась уже поздно ночью в кровать, я понял, что всегда хотел именно этого - уюта и покоя.

Это утро было совсем другим. Я открыл глаза и оказался в плену голубых омутов с вертикальными зрачками. БраинБрайан склонился надо мной и как-то интимно проговорил:

- Доброе утро, волчонок...

По моему позвоночнику поползла волна жара, я даже не ожидал от себя, но расплылся в улыбке.

- Доброе!

- Как спалось? - таким же тоном спросил Дорквуд.

- Очень хорошо, а что ты тут делаешь? - я чуть приподнялся и заметил, что герцог одет в костюм. - Куда-то уходишь?

Мне вдруг стало грустно, ну, а чего я ожидал, ведь у него, наверное, много работы. А тут я, со своими странностями в поведении.

- Я пришёл разбудить тебя... лично. И да, мы уходим, через полчаса Марк подгонит машину, и мы с тобой поедем в фирму твоего отца.

Я вскочил с кровати.

- Что? Зачем?

- Тихо-тихо. Для того чтобы он увидел, что его сын не пустое место. Я хочу попросить у него твоей руки.

Я истерично засмеялся:

- БраинБрайан, он, скорее всего, просто вышвырнет нас за дверь. Мой отец не будет разговаривать с тобой, а уж тем более по поводу моей помолвки. И я вроде сказал, что не выйду за тебя! - вдруг вспомнил я.

- Через год, два, три... Я всё равно получу тебя! И не кипятись понапрасну. Сейчас мы позавтракаем и поедем в офис, и начни мне уже доверять, волчонок, а то твой отец поймёт, что я для тебя ничего не значу.

Я посмотрел в его вмиг погрустневшие глаза и сам немного удивился своей реакции, но сделать ничего не мог. Обнял его за шею и припал к губам.

Он чуть приоткрыл рот, и я почувствовал, как расслабляюсь в его объятиях. И тепло, идущее от него, было самой большой необходимостью сейчас, больше даже, чем слова.

Я понял, что этот оборотень что-то значит для меня. Что-то, что заставляет меня таять и надеяться на большее. Нет, пока не в физическом плане, а именно в моральном, на то, что он выполнит своё обещание.

Он обещал мне свободу!

- Давай, одевайся и спускайся вниз. Я буду ждать тебя.

Он ещё раз чмокнул меня в ушко и спокойно вышел, прикрыв дверь.

Я вскочил с кровати и побежал в ванную, не знаю, что происходит, но мне стало так легко. Приняв душ, я открыл шкаф и подумал сначала надеть джинсы, но потом вспомнил прекрасно сидящий тёмно-синий костюм из дорогой шерсти. Да, на фоне герцога в джинсах я буду как идиот.

Открыв вторую створку, я чуть отшатнулся. Там были костюмы, сорочки, галстуки и коробочки с запонками, а на полках туфли. Я сглотнул. Ну да, я понял уже давно, что Дорквуд всё предусмотрел, но убеждаться в этом каждый раз было как-то удивительно. И странно.

Провёл дрожащей рукой по запакованным вещам, и единственная моя мысль была о том, что я никогда в жизни не смогу себе купить что-то подобное.

Выбрав, на мой взгляд, самый скромный костюм, я раскрыл его на кровати, да, скромный - это я погорячился. Чуть светлее, чем у герцога, в тонкую полоску и с четырьмя пуговицами, из качественно-дорогой шерсти, тонкой и такой нежной на ощупь. Нет, я не падок на одежду, но даже я не могу удержаться от такого великолепия. Рррр... Ой!

Я не успел сообразить, как стоял уже на четырёх лапах. И когда, интересно, я так расслабился и начал перекидываться от любой сильной эмоции. Я встряхнулся всем телом и перекинулся обратно, подобрал рубашку и галстук и, наконец, облачился в это произведение искусства. Классно!

Спускаясь по лестнице и ощущая себя просто восхитительно, новые ботинки, кстати, тоже совершенство, весь мой вид говорил о том что я самодостаточным и преуспевающий человек.

Но всё равно немного нервничал. Сам не могу понять, как позволил себе попасть в такую ситуацию, ведь я не хотел видеть отца.

- Прекрасно выглядишь, Фрэнсис! - улыбаясь, поймал меня за локоть БраинБрайан. - Надеюсь, ты не хочешь сбежать от меня?

- От тебя нет, а вот от поездки к моему отцу - очень. - Честно ответил я.

- На самом деле, это радует. - Мы спустились по главной лестнице к машине.

- Почему тебе вот так внезапно вдруг захотелось увидеть моего отца?

- Я думаю, это поможет тебе раскрыться, чуть больше расслабиться и довериться. - Серьёзно начал он. - Ну, а потом, Фрэн, ты сам прекрасно понимаешь, что я хочу вцепиться твоему отцу в горло и разорвать его на мелкие частицы, чтобы собрать не смогли. Но также я понимаю, что твой отец не позволит быть нам вместе, правда, меня его мнение волнует в самую последнею очередь. Что касается тебя? Я хочу, чтобы ты был счастлив, и если встреча с твоим отцом позволит этого добиться - то я готов на неё.

- Ты готов, а я не совсем. - Как-то неуверенно проговорил я.

Мы сели в машину, и он приобнял меня за плечи, назвал Марку адрес, и мы поехали в бурю.

- Я буду с тобой. Я твой вожак, я не позволю, чтобы с тобой что-то случилось. Ты веришь мне, Фрэнсис?

И мне хотелось верить и хотелось всё же самому решить вопрос с отцом.

Я откинул голову БраинБрайану на плечо и тихо проговорил:

- Мне хочется верить тебе. Но... я всю свою сознательную жизнь был один. Последние пять лет я был совершенно один. И мне сложно кого-то пустить себе в душу, я так боюсь... ошибиться.

- Фрэнсис, ты больше не один. И ошибаться ты имеешь право, ведь каждый ошибается сам и учится на своих ошибках тоже сам. Я могу тебя поддержать, могу направить, но выбор свой ты сделаешь только сам. Что касается твоего отца - он был не прав в твоём воспитании. Если взять наши отношения с Хью, я люблю его очень, он мой сын, наследник, и даже, если он далеко, моя любовь всё равно с ним, и я приму любой его выбор. Чтобы он ни выбрал. Твой же отец, почему-то, решил, что тебе будет лучше без него. И это очень странно и неправильно по отношению к тебе. Фрэн?

- Я боюсь, - я впервые в жизни признался в этом.

Я банально боюсь увидеть отвращение на лице своего отца.

- Не бойся, с ним буду говорить я. Ты будешь только присутствовать, и если он что-то скажет в твою сторону, боюсь, моему волку это не понравится.

- БраинБрайан! - я встрепенулся и посмотрел в серьёзные глаза герцога.

- Я серьёзно, Фрэн.

- Он не должен узнать, что я оборотень! - воскликнул я.

- Он и не узнает... всё зависит только от него и его сговорчивости.

- БраинБрайан, это неприемлемо! Он вообще не знает, что бывают такие, как мы! - меня начало трясти.

Он развернулся и дотронулся до моей щеки тыльной стороной ладони. От этого жеста мне стало спокойней, и я вздохнул. - Прости, я нервничаю.

- Понимаю. Но не стоит так бояться предстоящего разговора, мы ещё не приехали. Странно, что он не ищет тебя, позвонил, узнал, что случилось.

Я сморщил нос. БраинБрайан улыбнулся и чмокнул меня в щёку.

- Он ни разу в своей жизни не искал меня, когда мы ругались.

- Глупо, - просто ответил БраинБрайан.

Потом притянул меня к себе, и я снова положил голову ему на плечо, тихо вздохнул и подумал, что так я себя не ощущал очень давно. Только с мамой мне было так прекрасно. Мой герцог...

Мы доехали до офиса почти за час. Последние десять минут меня сковал просто животный страх. Ведь я пропал на сутки с лишним, теперь приеду с каким-то мужчиной, который будет требовать неизвестно чего от него. Мне было страшно!

- БраинБрайан, прошу только, пожалуйста, без перекидывания... он не знает, ему будет страшно. - Я очень быстро задышал.

- Фрэн, ну что ты, успокойся. Я же не стану прямо сразу накидываться на твоего непутёвого отца.

- Всё равно... Он слишком вспыльчивый!

Герцог обнял меня крепче и тихо заговорил мне в волосы, которые не были, как обычно, уложены гелем, а были в некотором беспорядке, как сказал БраинБрайан, творческом:

- Фрэн, давай ты не будешь нервничать и дашь мне возможность просто с ним поговорить, не влезая в наш разговор.

Я лишь обречённо кивнул. Я не понимал себя, почему еду и спокойно готовлюсь к этому кошмару, даю себя уговорить. Но в глубине души я знал, что Дорквуд сделает всё по-своему, даже если я начну кричать и сопротивляться. Так зачем это делать? Вот эти мысли были в новинку мне. Но, видимо, моя новая сущность понимала положение вещей лучше меня и не сопротивлялась решению вожака. Моя новая сущность - мой свободный волк.

Машина остановилась перед зданием из стекла и бетона. Офис моего отца...

- Пойдём, и ничего не бойся.

Я фыркнул, но спокойно вышел из машины. Чуть нервно одёрнул полы пиджака. Костюм сидел идеально, не так, как мои прежние. И мне было намного спокойнее с рядом идущим мужчиной. БраинБрайан Дорквуд в полном молчании прошёл к ресепшену.

- Здравствуйте, милая леди, мистер Карстон у себя? - улыбаясь, спросил герцог.

Я стоял рядом и наблюдал, как девушка просто тает от его бархатного голоса и улыбки.

- Да. Два часа уже как! - пролепетала она, улыбаясь.

- Спасибо. Мы можем подняться?

- Конечно-конечно...

По-видимому, меня даже не узнали. Неужели костюм и отсутствие очков так меняют человека? Не думаю. Скорее всего, это просто отсутствие интереса ко мне всего персонала отца. Для них я всегда был только его сыном-неудачником. Это обидно, но пережить можно.

Мы прошли в знакомый лифт, с каждым этажом меня чуть сильнее начинала пробирать дрожь.

- Фрэнк, всё хорошо.

- Нет, не хорошо.

Я почувствовал, как от волнения у меня по виску покатилась капелька пота, и сжал руки в кулаки. БраинБрайан наклонился и слизал её, беря мои судорожно сжатые руки в свои тёплые ладони.

Гладя и смотря мне в глаза, сказал:

- Всё будет хорошо, волчонок. - И мягкое прикосновение губ к моим холодным. - Всё, прекрати.

- Я не могу понять, почему ты так спокоен?

- Потому что я не вижу в разговоре с твоим отцом ничего сложного и страшного, ни для тебя, ни уж тем более для меня.

Я тяжело вздохнул, ну откуда ему знать, что мой отец, видя меня, становиться неуправляем.

Нужно было отказаться и упираться всеми руками и ногами, или лучше убежать в лес и сидеть там до конца жизни! Я даже улыбнулся, потому что мой волк удовлетворённо вздохнул.

Лифт открылся, и секретарь отца удивлённо посмотрела на нас.

- Что Вы хотели, сэр?

Я, молча, стоял чуть правее герцога. Секретарша оценивающе разглядывала нас.

Ну, что сказать, БраинБрайан был великолепен, высокий, статный, в дорогом костюме. От одного взгляда на него можно было понять, что он не просто очередной заказчик или поставщик, а именно "Сэр" с большой буквы.

Я подавил желание закрыть его собой, от пошлого взгляда.

- Я бы хотел побеседовать с мистером Карстоном, и передайте ему, что у нас нет времени. - Закончил очень серьёзно он.

- Мистер Карстон сейчас очень занят, - не уступила она.

- Чем же? - совершенно не уступая ей в дерзости, проговорил БраинБрайан.

- У него личные дела, которые не обсуждаются...

- Хм... я думаю, он уделит нам несколько минут своего драгоценного времени, мисс.

Она даже рот открыла для того, чтобы возразить, но дверь в кабинет отца открылась, и он сам вышел в приёмную:

- Эмми... - странно, я помню, что секретаря вроде звали как-то по-другому. Уволил. Странно. - Ты связалась с полицией?

- Да, мистер Карстон, но они ничего не сообщили о Вашем сыне.

Я удивлённо смотрел на отца. Он был в безупречном костюме, как всегда, но щетина и красные глаза говорили о многом. Он не спал? Он нервничает! Но...

- Может, начать обзванивать больницы?

- Нет. - Очень резко проговорил отец.

Герцог кашлянул, привлекая внимание.

- Мистер Карстон, разрешите представиться. Меня зовут БраинБрайан Дорквуд, я приехал, чтобы поговорить о Вашем сыне. И, собственно, привёз его с собой.

БраинБрайан сделал жест рукой в сторону, как бы представляя меня. А я стоял и смотрел на отца. Он сначала не понял, но буквально за секунду его лицо из непонимающего превратилось в маску раздражения. А ещё через несколько - в полное гнева.

- Проходите, как Вас там, и щенка этого тащите за собой... - не договорив, он прошёл обратно в кабинет.

БраинБрайан спокойно и степенно прошёл и с комфортом уселся в кресло напротив стола отца. Я тоже сел в кресло рядом, стараясь не сжиматься под пристальным взглядом моего разъярённого папаши. - Так, кто Вы, мне совсем неинтересно, а вот, где шлялся этот щенок, мне бы хотелось узнать?!

Дорквуд лишь покачал головой и начал очень медленно, почти растягивая слова, говорить:

- Мистер Карстон, могу я просто назвать Вас по имени? - отец небрежно кивнул, но смотрел он только на меня, под его взглядом я снова чувствовал себя шестнадцатилетним мальчишкой.

И мне хотелось убежать и спрятаться в своей комнате, чтобы не слышать, как он кричит на меня. - Джейсон, простите, но мне необходимо, чтобы поняли, что я Вам говорю, так что постарайтесь смотреть во время моего монолога на меня.

Отец резко повернулся в сторону Дорквуда и сквозь зубы процедил:

- Мне плевать, что Вы будете говорить мне, я хочу знать, где он был? - он ткнул пальцем в меня.

Я хотел опустить голову, чтобы скрыть свои чувства, но мой волк вдруг зарычал. А мой вожак - ухмыльнулся.

- Понятно, на диалог ты не хочешь пойти, собственно, мне это и не нужно. Я и так всё знаю о тебе... Джейсон.

А вот это, почему-то, подействовало на отца, он перевёл непонимающий взгляд на герцога.

- Кто Вы? - более дружелюбно начал он.

- Я уже представился, но могу повторить, меня зовут БраинБрайан Дорквуд, я жених твоего сына. - Отец открыл рот, но тут же закрыл. - Отлично. Теперь о главном, мне необходимо, чтобы ты оставил парня в покое. Я знаю твой секрет, ты не знаешь обо мне ничего, давай не будет спорить, и доводить дело да высшей инстанции, просто решим вопрос с Фрэнсисом мирно.

- Мне всё равно, что будет с ним! - вдруг взорвался мой отец.

А мой волк просто встал на дыбы, и я вдруг понял - мой отец оборотень! Боже! Я вскочил с кресла, но сильные руки БраинБрайана усадили меня обратно.

- Тихо, волчонок. И так... Джейсон, как же так получилось, что у тебя родился обычный ребёнок?

Я смотрел, как мой отец просто падает в кресло, а на полированной поверхности стола от когтей остаются глубокие царапины.

- Франческа однажды просто вернулась и сказала, что у нас будет ребёнок... Ни, чей он, ни, какой срок - я не знал. - Глухо начал рассказ моего появления на свет этот оборотень. Я не знаю его, это не мой отец... - Она родила мальчика, а через несколько лет я её убил за очередную измену, сожрал, как кусок мяса! - он ухмыльнулся, показывая клыки. - А в семнадцать этот щенок попал в больницу с укусом и вот тогда я вообще не знал, что делать! Он волк!

Я снова вскочил из кресла и, облокотившись о стол, яростно проговорил прямо в лицо этому уроду:

- Ненавижу тебя!

- Я тоже, знаешь ли, не очень тебя люблю! Но что делать, я дал слово твоей матери, перед тем, как разодрать её на части, что ты будешь жить со мной. И я не обращу тебя!

Я чувствовал, как мой волк внутри просто сходит с ума. Ненавижу!

- Ты мог помочь мне! Когда я умирал от страха перед своими трансформациями!

- Я не мог помочь тебе, дурак! Я кот!

И тут меня поразило, а ведь и, правда, я его не чувствую, как волка, как БраинБрайана. Он не той масти! Не такой как Кира или Кристиан, но он кот. Мой волк просто затрясся внутри от предвкушения. Убить!

- Фрэнсис! - я посмотрел на БраинБрайана, он улыбался. - Успокойся и сядь.

Я подчинился, просто был настолько поражён его спокойным голосом, что не стал спорить.

- А теперь о главном? Ты ему не отец, так что вопрос о разрешении жениться и приглашении на помолвку - отпадает сам. Мы заберём вещи Фрэнсиса, и он исчезнет из твоей жизни. А ты забудешь о нём и о своём обещании его матери.

- БраинБрайан, он убил её! Он убил маму! - я попытался кинуться на этого оборотня, но герцог успел меня перехватить поперёк талии и прижать к себе. У меня из глаз потекли солёные капли воды, я задыхался в своём горе! - Как ты мог!? Я так любил её, так, что до сих пор помню её нежные руки! Я ненавижу тебя!

Я вырывался и кричал, плача и задыхаясь в своем отчаянье. БраинБрайан обнял меня и взял на руки, как ребёнка, начал укачивать.

- Тихо-тихо, мой маленький волчонок. - Мягкий поцелуй в щёку.

- Он всегда был такой. - Как-то презрительно проговорил Джейсон.

- Он такой, потому что у него не было никого, к кому он мог бы обратиться и кто бы мог ему помочь, Джейсон. Ты своё обещание не выполнил.

- А ты? Укусил и исчез... оставив его разбираться самому.

- Я вернулся и позабочусь о нём, а ты был рядом и не мог ему помочь. Я думаю, нам больше не о чем разговаривать, Джейсон Карстон.

Тот лишь презрительно хмыкнул и снова надел свою повседневную маску.

Герцог, не выпуская меня, вышел прочь из кабинета, секретарь ошарашено смотрела на нас.

Войдя в лифт, он поставил меня на пол, нажал кнопку первого этажа, но не выпускал меня. Лишь гладил по спине.

Я задыхался, мне было так плохо, я всхлипнул и начал оседать на пол кабины лифта. Сильные руки БраинБрайана снова очень надёжно придержали меня. И он опять поднял меня на руки, я уткнулся ему в шею и разрыдался. Кто я? Что со мной? Для чего я живу?

- БраинБрайан...

- Волчонок, я всё понимаю, тебе сейчас очень плохо, но ты возьми себя в руки. На чуть-чуть. Я обещаю, больше так больно тебе не будет никогда. Я сделаю всё возможное, чтобы ты был счастлив и улыбался.

Я пригрелся на его руках и дорогу до машины не запомнил. Не помнил, как водитель собирал мои вещи из старого дома. Не помнил, как мы ехали, и я в полудрёме лежал на коленях БраинБрайана, не помнил, как он нёс меня, почти уснувшего в мою комнату...

Открыл глаза, была ночь, судя по звёздам, уже глубокая. Я прислушался к себе, ничего не ощущалось: ни горечи, ни страха. Пусто. Что-то зашуршало, я повернул голову на звук. БраинБрайан спал в кресле около кровати. Я улыбнулся, во сне он хмурился и в тоже время был такой красивый.

Теперь он единственный мой родной человек, по крови. И скоро я стану его мужем. И, почему-то, это не вызвало в моей душе негатива. И волк мой очень радостно завилял хвостом. Мне нужно начать всё с нового, чистого листа. Забыть эти годы одиночества и тоски. Я хочу жить. И понять, что такое любовь.

Я, почему-то, подумал об этом сейчас... Любовь? А ведь БраинБрайан не говорил о любви.

- Проснулся? Есть не хочешь? - тихо спросил герцог.

- Нет, - хрипло ответил я.

Он пересел на край кровати, погладил меня по волосам.

- Ты напугал меня, Фрэн.

- Прости.

- Может, что-то принести?

- Нет, мне ничего не хочется. Побудь со мной.

Он откинул одеяло и прилёг рядом, на мне были только пижамные штаны, на нём тоже. И, когда он лёг, я почувствовал тепло его тела. Было так необычно. Он обнял меня, и я, не думая, лёг ему на грудь и удовлетворённо вздохнул.

- Спасибо.

- За что, малыш? Я, по-моему, сделал только больнее тебе.

- Нет, я узнал правду. Больно, но мне так нужно было понять: почему он не любит меня? Почему мы всё время ругались? Почему мама так внезапно ушла? Я всё это понял и, наверное, принял.

- Фрэн, ты очень сильный волчонок... Ты нужен мне, - прошептал БраинБрайан.

- Только, чтобы не потерять мою кровь для твоего клана? - грустно проговорил я.

- Нет. Ты. Нужен. Мне. Не твоя кровь. А ты сам. - Очень серьёзно сказал он, не прекращая перебирать мои волосы. Он поцеловал меня в одну из прядей. - Ты такой красивый, Фрэнсис. Немного настороженный и пугливый, но это твоя волчья сущность и мне это безумно нравится.

Я приподнялся и заглянул в его сверкающие в темноте глаза и, уже совсем не думая о том, что делаю, припал к его губам.

Пусть всё идёт так, как идёт, я буду с ним и буду счастлив. Почему я в этом так уверен? Сам не знаю.

Просто мне так кажется, мой волк внутри меня радостно завыл. Я, постепенно, начинаю понимать его! И это мне нравится...

Целовать его было приятно, даже больше, когда он провёл языком по моей нижней губе, я застонал. Приподнявшись, я оседлал его бёдра и непроизвольно потёрся о его пах. Не понимал, что со мной происходит, но мне хотелось ластиться к нему, что я и делал. БраинБрайан сильнее прижал мои бёдра к своим, и я снова простонал:

- Потрясающе...

- Да. - Чётко ответил он.

И мне захотелось, чтобы он тоже задыхался и стонал в ответ на мои действия. Я не очень представлял себе секс с мужчиной, но догадаться не трудно, что со мной будут делать.

Я настойчиво впился в мягкие губы, кладя руки ему на живот, чуть царапнул. Он даже застыл на некоторое время, хмыкнул и отпустил мои бёдра. Почувствовав свободу, я привстал и стянул с него пижаму. Он был сильно возбуждён.

- БраинБрайан?..

- Если хочешь. Но учти, я больше не намерен останавливаться. - Почти грозно проговорил он.

Я тоже не хотел останавливаться, тем более, сегодня полнолуние - активность оборотней возрастает в несколько раз.

Скинул с себя штаны и сел на колени рядом с герцогом, что делать - я знал по наитию. Но вот как это сделать, тут я почувствовал мягкое нажатие на голову.

Совершенно не сопротивляясь, я наклонился и, открыв рот, взял в себя чуть больше головки. Ощущение было странным, но не отвратительным. Просто странным, но, почувствовав, как БраинБрайан чуть чаще задышал, мы с моим волком просто сошли с ума.

Я облизал по всей длине член и подумал, что, наверное, мне нравится. Взял головку в рот чуть глубже, не почувствовав никаких позывов, я просто продолжил движение вниз. О! Он упёрся мне в горло! Это было просто великолепно! Резкое движение вверх и вниз, и герцог, впервые за этот вечер, застонал.

Я прикусил член у основания, высунул язык и прошёлся, мокро и влажно, по всей длине до головки. Мне уже было больно, моё тело просило ещё неизвестных удовольствий.

БраинБрайан сжал мои плечи и резко дёрнул меня к себе, впился в губы.

Перевернул нас и, оказавшись сверху, начал исследовать моё тело, меня начало потряхивать от возбуждения.

Его язык прошёлся по горлу, прикусил кадык, руки были, по-моему, везде. Язычок прошёлся от основания шеи, по груди и до пупка. Пальцами правой руки он сжал мне сосок, меня выгнуло.

- Ах... БраинБрайан!

- Чувствительный... - рыча, проговорил он.

Я посмотрел на него, сейчас, в полнолуние и в таком состоянии, в котором были мы, его глаза светились голубым, вертикальный зрачок был маленькой полоской.

Второй рукой он резко раздвинул мне ноги, но испугаться я не успел, мне снова сжали сосок, чуть оттягивая. Он отпустил его, прошёлся уже двумя руками по внутренней части бедра и, приподняв меня, положил под спину подушку. Всё.

Он хмыкнул, потому что, видимо, я обречённо вздохнул и... попытался расслабиться, вышло легко. Мокрый язык прошёлся по моей дырочке, я зажмурился, мой волк внутри меня просто ликовал.

- БраинБрайан, так странно.

- Нравится? - оторвавшись от меня и давая тем самым перевести дух, спросил герцог.

- Да, - задыхаясь, ответил я.

Он продолжил ласкать меня там уже пальцами.

- Тогда не отвлекай меня, а просто наслаждайся.

Это было странно, но пальцев я не почувствовал, они просто оказались во мне и всё. Я ожидал боли, но боли не было. А через несколько минут я сам уже насаживался на три пальца и, не переставая, стонал.

Герцог зарычал и, накрыв меня собой, стараясь не спешить, плавно вошёл в моё расслабленное тело.

Это было потрясающе! Принадлежать кому-то! Быть с кем-то так! Я закричал в полный голос от первого толчка.

Он целовал меня в шею, гладил волосы, рассыпавшиеся по подушке. И, то плавно, то резко, то замедляясь и совсем останавливаясь, любил меня. Я не мог связно мыслить и только отвечал на его движения и ласку.

- Выйдешь за меня? - вдруг спросил, сбиваясь на каждом слове, БраинБрайан.

- Да! - застонал я.

И он очень резко вошёл в меня. Я выгнулся и одновременно сделал ответное движение вперёд и кончил, забрызгивая спермой себя и его. БраинБрайан сделал ещё несколько резких толчков и кончил в меня. Удовлетворённо вздохнув, он, выйдя из моего расслабленного тела, просто сгрёб меня в охапку и, уткнувшись в мои мокрые волосы, тихо проговорил:

- Ты не представляешь, что это для меня значит, волчонок.

- Я знаю. Я вдруг понял, что для меня это значит тоже очень много.

- Волчонок, как ты себя чувствуешь? Я имею в виду твоего волка. - Уточнил он.

Я понял, о чём он спрашивает.

- Я... Мы превосходно. Даже странно, но, по-моему, за пять лет - это в первый раз так, что он доволен, а я вместе с ним. Спасибо. - Шепча в его губы, закончил я.

Он поцеловал мягко, неторопливо.

Я почувствовал, как от этого поцелуя у меня снова сводит всё тело от желания.

- Может, продолжим?.. - улыбаясь, спросил он.

Я не имел ничего против...

Это утро наступило со стука в дверь. Нет, не стука. Это, по-моему, ногой в дверь бьют. Нет, не бьют, а просто хотят её выбить!

- БраинБрайан, мне кажется или в дверь стучат? - хрипло со сна спросил я.

- Хм... - совершенно бодро проговорил он. Я поднял голову, он полусидел в кровати и пил кофе. - Доброе утро!

- Эм, БраинБрайан, а кто стучит в дверь? - я сел в кровати и ойкнул.

Болело всё. Я упал обратно в кровать и зарылся с головой в одеяло.

- Не шевелись, сегодня тебе придётся подольше в ванной полежать. Прости, мы вчера немного перестарались. - Удары в дверь не прекращались и, по-моему, стали даже громче.

- БраинБрайан... - он вздохнул и совершенно не по-аристократически заорал.

- Папа, угомонись, мы уже встали и скоро спустимся! - удары прекратились, и послышался отборный мат.

- Жду тебя и твоего жениха в голубой гостиной! - последнее он проорал издевательски.

В наступившей тишине за дверью послышался молодой голос:

- И на твоём бы месте, PapaПапа, я бы поторопился... - и смех.

- Приехали мои родные. Хью и мой отец. - Я побледнел.

- Но... а как же я, то есть, смогу предстать перед ними? - запинаясь, спросил я.

- Ну что ты, они совершенно обычные люди... хм, оборотни.

- БраинБрайан, это как-то ужасно, твой отец застал нас в одной постели, потом твой сын... это... я...

Но он не слушал меня, просто заткнул поцелуем.

- Спокойно прими душ и одевайся в обычные вещи, а я пока распоряжусь подать завтрак в голубую гостиную.

Он ещё раз поцеловал меня и спокойно вышел, как был голый, в коридор.

Я слегка нервничал, ожидая БраинБрайана у себя в комнате. Это было так странно. Я был всегда один, а сейчас в этом доме находятся три оборотня, два из них мне даже незнакомы. Что мне делать и что говорить?

Я оделся в светлые джинсы и белую футболку, на ногах белые кроссовки, посмотрел на себя в зеркало ещё раз. Ну, ангел.

Волосы решил оставить как есть, последнее время я вообще не пользовался гелем, хотя баночка и стоит на полке в ванной. Двигаться после душа стало проще, но вот сидеть я, наверное, не смогу долго.

Дверь открылась, и в комнату вошёл герцог, на нём тоже были джинсы серого цвета и чёрная футболка, чёрные кроссовки, сверху накинута кофта крупной вязки.

Он оглядел меня и, открыв шкаф, достал олимпийку светло-серого цвета и кинул мне.

- Так, прекращай нервничать. Они не кусаются.

- Почему они так внезапно приехали? - одевая олимпийку, спросил я.

- Хороший вопрос. Только я сам ещё не слышал на него ответ. Так, тебя одел, а то там прохладно в гостиной этой, отец любит там проводить нравоучительные беседы, считает, что холод способствует усвоению информации. Так, не дёргайся, наша свадьба - факт решённый! - он улыбнулся, наклонился и чмокнул меня в щёку.

Мы уже пять минут сидим на диване из голубого атласа и молчим. Точнее меня рассматривают, а я нервничаю всё сильнее.

Отец БраинБрайана, мужчина с седыми волосами и аккуратной седой бородкой, с очень светлыми глазами и очень страшной ухмылкой, рассматривает меня всего. И мне кажется, что я как-то не очень вписываюсь в интерьер этой гостиной. Или наоборот.

Хью, совсем не похож на БраинБрайана, да и ведёт себя не как аристократ, скорее обычный тинэйджер. Даже одежда в стиле хип - хоп. Я, на самом деле, был удивлён.

Мне казалось, что он должен быть копией своего отца. Но парень, хоть и был высокий, но каштановые волосы, заплетённые в косички, и серые глаза были точно не от Дорквуда старшего, скорее он был похож на свою покойную мать. Наверное.

Молчание затягивалось.

- Ладно, - вдруг сказал отец БраинБрайана. - Красивый волчонок.

- Ты сомневался?

Я выдохнул, а Хью всунул в уши наушники и подмигнул мне, показывая большой палец вверх.

- Нет, мне просто было любопытно, кто он и что из себя представляет. Как тебя зовут, сынок?

- Фрэнсис, - сипло проговорил я.

- Фрэнсис и всё?

Я молчал, конечно, по документам я был «Карстон», но по существу я им никогда не был. И, что ответить на этот вопрос, не знал.

- Да. - Всё же тихо сказал я.

Сильные тонкие пальцы сжали мои.

- Так, ладно, Фрэнсис, всё равно в следующее полнолуние ты станешь Дорквуд! А теперь расскажите-ка мне, уважаемый герцог, как долго вы прятали бы от меня новости?

- Папа, а может, перейдём уже в столовую, мы с Фрэнсисом ещё не завтракали, да и вы с дороги.

- Ой, и, правда! Есть хочу! - вскочил с кресла Хью.

- Хьюберт, манеры! - очень несерьёзно проговорил БраинБрайан.

- Папа, между прочим, это нечестно, что мы узнаём от твоего шеф-повара, что у меня будет мама!

- Уволю Микаэля! Предатель! - я улыбнулся.

А отец БраинБрайана, подойдя ко мне, тихо сказал:

- Расслабься, Фрэн. Ты уже давно принят в эту семью. Меня, кстати, зовут Фред. Очень символично. - Он улыбнулся и похлопал меня по спине.

Это было так странно - иметь семью. Пусть не совсем такую, о которой я мечтал в детстве, но эта тоже мне безумно нравится.

Почему-то, мне казалось, что будет трудно, но завтрак прошёл в прекрасной дружеской атмосфере.

Фред оказался очень весёлым старичком, Хью постоянно шутил над отцом и дедом. А я просто наслаждался этим, так прекрасно быть семьёй. Хоть они и живут далеко друг от друга, но не потеряли контакт и общаются так легко.

- Фрэн? - я очнулся от своих мыслей.

- Да?

- Я хочу показать тебе кое-что, пойдём. - Потянул меня из-за стола Хью. Я посмотрел на БраинБрайана, он лишь кивнул.

Мы вышли из столовой, и пошли куда-то вниз, как я понял, в полуподвальные помещения.

- Тебе нравится мой отец? - вдруг спросил меня он.

- Если честно сказать, то я думал, что ненавижу его.

- Потому что он укусил тебя?

- Да, и бросил потом...

- Но сейчас ты здесь, и даже спишь с ним? - какой прямолинейный парень.

Мы прошли несколько поворотов и остановились около двери. Нет, не просто двери, а двухстворчатой дубовой, с железными вставками.

- Да. И мне это нравится. Мне до последнего времени было сложно примириться со своим волком... - глаза серого цвета стали огромными.

Я не знаю, почему решил рассказать ему об этом, но от него совсем не шло негатива. И мне нужно, чтобы он понял мои мотивы, что я не просто хочу заарканить его отца или отобрать у него титул.

А что? Он нравится мне. Очень. Его надёжность и чуть грубоватые ласки, его спокойствие и статность. Он сам весь.

- Хью, мне не нужно его богатство, хотя я сам не имею наследства или огромного счёта в банке, просто он показал мне самое дорогое, что есть на земле.

- Что?

- Свободу, - просто ответил я.

- Ты странный, но мне нравится твой запах, такой же, как от папы.

Мы рассмеялись. И он толкнул эту тяжёлую дверь.

- В общем, это сокровищница, тут хранятся самые драгоценные вещи семьи Дорквуд.

Я вошёл и осмотрелся, но кроме красивого платья в центре помещения, меня ничего не заинтересовало. Хью рядом хмыкнул.

- Красиво... - восхищённо сказал я.

- Это первой леди Дорквуд. Свадебное платье.

- Свадебное?

Оно было прекрасно. Атлас и шифон, всё сверкало и переливалось. Жемчуг и бриллианты. Красивый цвет слоновой кости и шлейф атласной волной лежал вокруг платья. Я вдруг вспомнил наш давний разговор с БраинБрайаном о "Золушке-Фрэнке" и улыбнулся.

- Ага, и ты его наденешь в полнолуние. В ночь своей свадьбы. - Торжественно закончил Хью.

- Нет, ты забыл, я парень.

- Ничего страшного, оно без выточек для груди, как видишь. Это секрет семьи Дорквуд, первая леди была мальчиком. А наследника выносила её служанка. Вообще смешно, мы об этом узнали очень поздно, уже после укуса оборотня, но это не мешало величию рода. Последний раз это платье надевала моя мама, она в него еле влезла, но тебе должно быть в пору, так, что не упрямься и померяй.

Я покачал головой и сделал шаг назад, но Хью схватил меня и пригвоздил к месту взглядом.

- Хью?..

- Мой отец никогда не осмелится попросить тебя надеть платье, Фрэнсис! Поэтому мой долг сделать это!

- Я не смогу в платье выйти замуж за твоего отца!

- А без платья сможешь?

- Да.

- Почему? - настойчиво продолжал допрос Хью.

Я знал почему. Давно уже знал. Но вот так просто признаться его сыну, я не мог. Серые глаза смотрели серьёзно и выжидающе. Я вздохнул и тихо проговорил:

- Он дорог мне.

- Этого мало для слова "Да" в полнолуние брака!

- Что ты хочешь, чтобы я сказал? - я не хотел кричать или ругаться с ним, но на моей руке уже будут синяки от его хватки.

- Правду!

Я зарычал и, вырвав руку, вспылил, крикнул прямо ему в лицо:

- Я люблю твоего отца!

- Прекрасно, значит, оденешь платье!

- Нет!

- А я сказал, да! В конце-то концов, это традиция семьи! - он похлопал меня по плечу и, насвистывая, вышел из хранилища, оставляя меня с платьем наедине.

И не только с платьем, а ещё с мыслями о том, что я только что сказал. Люблю?

- Да, люблю... - прошептал я сам себе.

Невероятно!

Я приподнял шлейф платья, материал был невесомый и одновременно струился, странно, мягкая ткань на ощупь скорее напоминала бархат, чем атлас или шёлк. Хотя я не очень разбирался в этом вопросе и мог напутать с названием, но мне нравилось ощущать этот материал в руках.

Я задумался, поглаживая кусок материи в пальцах, вдруг мне на волосы легла тёплая ладонь, мягко погладила, тихий голос БраинБрайана интимно осведомился:

- Нравится?

Я не вздрогнул и не отшатнулся, даже не напрягся, а потянулся за лаской. Выпустив ткань из рук, повернулся и припал к губам моего герцога.

- Очень красивое.

- Я должен был догадаться, куда тебя потащил Хью.

- Он сказал, что мне нужно будет надеть платье? - насмешливо спросил я.

- Традиции моего рода. Но если ты не захочешь, я настаивать не буду.

- А что скажет твой отец?

Он обвил меня руками за талию и притянул ближе.

- Ну, немного поворчит и всё. В конце-то концов, это наша с тобою свадьба, и сейчас не средневековье и брачующиеся оба мужчины, хоть и есть легенда, будто первая леди Дорквуд была парнем. - Он улыбнулся.

- Хью сказал это так серьёзно.

- Нет, эта легенда. Но мы узнали о ней, только когда наша кровь изменилась. Чуять стали лучше и поэтому нашли очень много тайников. Рукописи и книги рода, почему-то, были спрятаны, и в одной из них и было написано рукой неизвестного автора, что он лично был на свадьбе и видел, что под платьем были мужские туфли. Хью тогда смеялся до слёз, смотря на перекошенное лицо моего отца.

Мне нравилось стоять так, прижимаясь к нему. Я вдруг понял, что совершенно не переживаю о том, что только что открыл для себя. Да, я люблю этого оборотня, да, вчерашней ночью я стал полностью его. И мне осталось только одно - признаться.

Я смотрел в сверкающие голубые глаза с вертикальными зрачками и плавился от эмоций.

- Фрэн? Как ты смотришь на то, чтобы побегать? - улыбаясь, спросил он.

- Твой сын приказал мне померить платье. - Засмеялся я.

- Если хочешь.

- Хочу!

Я медленно снимал с себя одежду, прямо тут. Ведь в хранилище было тихо, и я не думаю, что сюда кто-то войдёт. Олимпийка медленно стянута с плеч, также медленно я задираю футболку, чуть раскрутив, кидаю её в БраинБрайана. Он ухмыляется.

Молния на джинсах вжикает в тишине очень громко, и этот звук просто сносит нам обоим крышу. Он обнимает меня сзади и, раскачиваясь в такт какой-то мелодии, чуть приспускает мне уже расстёгнутые джинсы.

- Волчонок что-то желает?

Я лишь рычу, отходя от него на несколько шагов, и, опуская джинсы до конца, перешагиваю их и подхожу к платью. На мне нет белья, я долго думал, одевать или нет, и решил, что не стоит, потому что видел этот взгляд голубых глаз.

Сзади платье конечно не на молнии и мне приходиться повозиться с нескончаемым количеством маленьких пуговичек. Но, когда материал, шурша и позвякивая камнями, плавно оседает на пол, и я наклоняюсь его поднять, у герцога кончается терпение.

Твёрдый член упирается между моих ягодиц, и БраинБрайан, рыча, целуя между лопаток, говорит мне:

- До платья мы не дойдём, Фрэнсис! - и толчок.

Я развожу ноги и прогибаюсь, сам не понимая себя, если честно. Мне хочется, чтобы он взял меня тут, но с другой стороны, я ещё не отошёл от сегодняшней ночи.

- БраинБрайан... у меня... - но договорить мне он не даёт, обхватывает меня рукой поперёк торса и наклоняет к одной из стеклянных витрин. Я успеваю облокотиться на неё руками, а не лицом. - БраинБрайан!

Но он не слушает, а только руками разводит мне ягодицы и, опускаясь на колени, шепчет:

- Не думай, что смогу сделать тебе больно, мой маленький волчонок!

- Аааа... - я кричу от ласки горячего языка, вылизывающего меня.

Он приподнимается и ведёт влажную дорожку по позвоночнику, прикусывая, добирается до шеи. Я тяжело дышу, хватая воздух влажными губами. Сходя с ума, шепчу то, что так хочу сказать:

- Люблю.

Он замирает и с силой разворачивает меня лицом к себе, впивается в губы. Медленно отстраняется и внимательно смотрит мне в глаза.

А я не могу унять сбившееся дыхание и только всматриваюсь в него, пытаясь понять, что он чувствует ко мне. Да, я знаю, он заботиться обо мне, да, он женится на мне, да, он принял меня, но что он чувствует ко мне?

- Фрэнсис... - у меня начинают дрожать руки. Я, чтобы не упасть на подгибающихся ногах, облокачиваюсь на витрину, прохладно. - Ты для меня так много значишь, но я никогда несмел надеяться услышать подобные слова от тебя.

- Что? - непонимающе произношу я.

Действительно не понимаю, в кино на признание в любви обычно отвечают тем же, но, видимо, это только в кино.

- Ты всё для меня, Фрэнсис, а это намного больше, чем просто "люблю".

Я шокировано смотрю на него, и меня начинает трясти, ноги надломились, и я оседаю на пол. Он меня подхватывает и прижимает к своей груди, обвиваю его своим дрожащим телом, как коала дерево. И всхлипываю, утыкаясь в грудь.

- Ты меня любишь? - не веря, спрашиваю я.

- Люблю, - просто отвечает он.

Он заворачивает меня в свою кофту и несёт наверх в нашу спальню. Нашу! Любит! Меня!

А красивое платье так и остаётся лежать на каменном полу хранилища.

Мы вышли из спальни только к вечеру. Нет, сексом мы не занимались, так как мне всё ещё было больно, он просто ласкал меня. Гладил и ублажал. Так странно. Я действительно за эти часы почувствовал себя и нужным, и любимым, и желанным.

- Куда мы?

- Как куда - бегать! - торжественно произносит Фред от двери.

Это было так странно, четыре волка бежали по лесному массиву, сверкая длинными белыми клыками и радостно воя на чуть убывающую луну. Носиться по лесу и полям близлежащих земель было потрясающе хорошо. Тело сильное и стремительное, зрение просто великолепно, нюх настолько остр, что я чувствовал, что за рекой в деревушке кто-то печёт хлеб.

БраинБрайан прыгнул неожиданно, и я еле успел отскочить, виляя хвостом, как заправская собака, он подлетел ко мне и лизнул в нос. Я фыркнул, он как-то даже по-человечески рассмеялся. Обернулся и повалил меня на мох.

- Волчонок мой сладкий...

Он провёл по моей шерсти и почесал за ушком, я зажмурился от удовольствия и перекинулся под ним, впиваясь в губы и выгибаясь всем телом. Он коленом расставил мне ноги и чуть потёрся, мне казалось, когда мы выходили из комнаты - были пресыщены.

Но сейчас, после часовой пробежки по свежему воздуху, мне хотелось ещё. И еще. Его сильных рук, мягких губ и горячего члена. Мммм...

- Сынок, это не очень прилично, знаешь ли... - нарушил нашу идиллию Фред.

- Да, пап, раскладывать мою будущую маму на грязной земле - это верх неприличия! - насмешливо вторил деду Хью.

БраинБрайан фыркнул и, ещё раз чмокнув меня в губы, помог подняться и отряхнуться от комочков мха и земли.

- Фрэнк, а давай наперегонки! До поместья! - вдруг предложил мне Хью.

Мой волк внутри просто запрыгал от удовольствия.

- Какой приз!? - азартно начал я.

Он задумчиво поднёс пальчик к губам.

- Если выиграешь ты, то платье не наденешь! А если я, то дед разрешит мне встречаться с тем, с кем я хочу! - воскликнул парень.

- А если ничья? - смеясь, спросил Фред.

- А если ничья, то они оба выполнят по желанию от нас! - вдруг сказал БраинБрайан.

Мы перекинулись в прыжке и понеслись к поместью. Это было просто потрясающе! К лестнице, ведущей к главным дверям, мы принеслись голова к голове.

Хью присел на ступеньку и, отдышавшись, проговорил:

- Главное, теперь спрятаться понадёжнее, а то знаю я деда и его желания! Ты просто супер, Фрэн!

- Спасибо! - садясь рядом, также запыхавшись, проговорил я. - И что это может быть за желание?

- Оооо... всё, что угодно, от съесть яйца барашка, до прыгнуть с парашютом! - смеясь, ответил он.

Мы рассмеялись вместе. Как же хорошо...

Мы дождались их в гостиной, перебрасываясь шутками. Хью рассказал мне о своём отце, я был удивлён, если честно.

Оказывается, герцог действительно не любил свою жену, и Хью прекрасно об этом знал, но нисколько не обижен на отца. Потому что свою нелюбовь на сына он не перебросил и никогда не пренебрегал им. Всегда старался быть рядом в те моменты, когда был особенно нужен.

- Вот вы где... - вошёл Фред в гостиную. - Не говорите мне, что прячетесь от меня?! - он шутливо нахмурился.

Мы же с Хью рассмеялись. БраинБрайан сел рядом со мной и, наклонившись, чмокнул в висок. Было непередаваемо приятно от того, что не приходилось играть кого-то. От того, что они хоть и не были мне настоящей семьёй, но я ощущал их именно так. И от тепла моего будущего мужа. Да, пусть это странно, но он мне очень дорог, и даже больше, я просто люблю его.

- От тебя спрячешься, дед! - фыркнул Хью.

- Так, и кто победил? - как-то слишком быстро мы сошлись, потому что в один голос проговорили:

- Я... - посмотрели друг на друга и засмеялись вновь.

- О! Ладно... значит, вместе, отлично! Тогда от нас с БраинБрайаном по желанию! - он даже ручки потёр. – И так... первый, как говорится, тот, кто ещё ни разу не выполнял ни одного желания дедушки Фреда!

Я поёжился, тёплые пальцы накрыли мою руку и в знак поддержки чуть сжали. А Фред тем временем продолжал:

- И так... думаю, что свой костюм на свадьбу ты уже видел?

- Да. - Как-то испугавшись, сказал я.

- Хорошо, но, чтобы быть достойным герцога и не оплошать на церемонии, нужно потренироваться.

- Что? - я опешил.

- Поносишь платье пару дней, думаю, моему сыну будет это тоже полезно... Так, теперь с тобой! – обернулся он к Хью.

Я сидел и не мог понять, что сейчас произошло, этот дедок взял и одним словом одел меня в платье. На пару дней! БраинБрайан погладил меня по голове, и тут я вспомнил, что загадал желание только Фред, а ещё мне нужно выполнить желание будущего мужа.

- Нет! - вдруг закричал Хью.

Я за своими мыслями забылся и прослушал.

- Я сказал, выбирай: или волосы, или одежда. - Совершенно серьёзно проговорил Фред. - Ты, в конце-то концов, наследник рода, будущий герцог Рочерстер! А выглядишь, как какой-то хиппи!

- Дед, сейчас так модно! – не сдавался Хью.

- Мне всё равно. Решай.

- Одежда, - сквозь зубы проговорил он.

- Отлично, тогда завтра же едем покупать тебе нормальную одежду и платье для Фрэнсиса. - На этом он откланялся.

- Ну, а ты, папа, что хочешь от меня?

БраинБрайан улыбнулся и спокойно проговорил:

- Ну, для начала успокойся, а потом я придумаю, как сгладить этот кошмар для тебя.

Я сидел тихо, потому что понимал, что для меня ещё тоже ничего не кончено. БраинБрайан, увидев, как мы притихли, рассмеялся.

- Ну, что вы оба, ну-ка прекратите нервничать, такое ощущение, что мы изверги. Ты, Хью, наконец, расскажешь мне, кого ты выбрал?

- Это твоё желание? - сразу повеселел его сын.

- Нет. Это вопрос? - Хью поник.

- Ну, есть там один человек.

- Так...

- Я потом тебе о нём расскажу и, если всё получиться, даже приглашу в гости. - Как-то печально проговорил он.

- Хью, он знает, что ты оборотень? - спокойно спросил БраинБрайан.

А я сидел и не мог поверить, они так спокойно разговаривают на такие щекотливые темы. Да ещё и при мне.

Я хотел встать и выйти, тем самым дав им поговорить, но БраинБрайан поймал меня за талию и усадил к себе на колени. Я возмущался молча, лишь засопел, но он погладил меня по коленке, и вдруг стало так тепло, я прижался к нему и тихо слушал разговор отца и сына, и даже не заметил, как уснул.

Разбудил меня нежный поцелуй в щёку.

- Мммм... я что, уснул? - хрипло со сна спросил я.

- Да. Устал? Может, в постель? - он держал меня на руках всё это время.

Я улыбнулся и поцеловал его, мягко и нежно. - Ого, и что это значит?

- Просто захотелось поцеловать тебя.

- Спать не хочешь? Или ты уже выспался? - он легко нёс меня в спальню.

Чуть притормозил у двери, и я помог ему открыть её.

- Не знаю. Если завтра нас с Хью ждёт ужас под названием "магазин", то лучше выспаться, но я бы хотел, чтобы ты остался. - Негромко закончил я.

- Я останусь, волчонок. И у меня ещё есть желание, не забывай. - Понизив голос до бархатной сексуальности, проговорил он.

И я понял, что меня ждёт. И, улыбаясь и чуть виляя попой, пошёл в ванную. Не прошло и десяти минут, как ко мне присоединился мой будущий муж.

- Не помешаю? - обнимая моё мокрое тело, спросил он. Я лишь повернулся и притянул его к себе поближе. - Вижу, что нет.

Его движения во мне были очень плавными, он поддерживал меня за талию и размеренно раскачивался. Оставляя в теле только головку, и плавно назад, в горячее, не сопротивляющееся тело.

Я скулил. Стонами это назвать было нельзя. Мне хотелось сильнее, но каждый раз, когда я пытался насадиться сам, он удерживал меня. Мне хотелось кричать от восторга, и в тоже время этот медленный темп сводил с ума!

- БраинБрайан... - прошептал я.

- Нет...

- Прошу.

- Нет.

И опять эти, сводящие с ума, медленные движения по простате. Он мягко накрыл рукой мой изнывающий член и начал ласкать, но эти движения вверх-вниз тоже были очень медленными. Я почувствовал, как у меня удлиняются когти на руках...

- Тшшш... не злись...

И вдруг резкий толчок, и я захлёбываюсь в своём оргазме и чувствую, как вслед за мной кончает герцог, тихо шепча моё имя.

Утро наступило в обед.

Я, улыбаясь, стоял у зеркала и пытался привести в порядок мокрые волосы. Вот почему я всегда пользуюсь, пользовался, гелем. Они не хотели укладываться и торчали в разные стороны. Я взял баночку своего любимого геля для укладки и только сунул пальцы в вязкую субстанцию, как услышал:

- Не надо, так лучше.

БраинБрайан потянулся и, легко и плавно спрыгнул с кровати, подошёл ко мне. Забрал баночку и чмокнул в ещё влажное плечо. Пошёл в ванную.

Я улыбался, мне было действительно хорошо. И моё настроение не испортило даже то, что мне скоро нужно будет надеть платье. Ну, раз уж такая традиция, то путь.

Я всегда к чему-то стремился, но никак не мог добиться, так почему бы сейчас не стремиться к совершенству.

БраинБрайан вышел уже через пятнадцать минут и, запахнув халат, направился ко мне, как-то хищно посверкивая глазами.

- Что? - серьёзно спросил я.

- Желание... - нараспев произнёс он.

Я надулся, как ребёнок.

- А разве вчера в ванной ты не исполнил своё желание?

Он ухмыльнулся и, схватив меня в объятия, прижал к дверке шкафа.

- Тебя мне всегда мало... а желание будет очень простым, но чуть попозже, а то, если мы сейчас займёмся его реализацией, мой отец будет опять барабанить в прекрасную дубовую дверь. - Он улыбнулся и накрыл мои губы, я с готовностью отвечал на его ласку.

На самом деле, я не могу понять себя, ведь совсем недавно я боялся близости и не хотел её, а сейчас я не только хочу близости с ним, но и желаю сделать приятно ему сам.

Он обхватил пальцами мой подбородок, заставляя открыть рот сильнее и углубляя поцелуй. Я плавился. Отпустил и отошёл на полшага, я стоял, глотая воздух покрасневшими губами, и смотрел на его немного опьяневшие глаза. Всё моё существо рвалось к нему, хотело продолжения. Но я понимал, что если сейчас позволю себе это, мы не никуда поедем.

- БраинБрайан, нам, наверное, лучше разойтись.

- Хорошее решение, я что-то потерял контроль над собой, волчонок. Увидимся через полчаса в холле.

И он просто выбежал из комнаты, несильно хлопнув меня пониже спины.

Через тридцать пять минут я спустился в холл. На лестнице сидел очень хмурый Хью и играл в телефоне в какую-то игру.

- Привет, - вяло поздоровался он.

- Привет! Чего такой невесёлый?

На нём всё также были огромные штаны и длинная футболка, волосы собраны в хост на затылке, и косички свободно падали на плечи и спину.

- Да с утра уже с дедом поцапался. Как спал? - уже улыбаясь, спросил он.

- Прекрасно, спасибо. А где они? - он хмыкнул и указал на дверь.

- Пошли, мне было приказано дождаться и доставить Золушку к карете. - смеясь и уклоняясь от моей руки, он выбежал во двор.

Я тоже, и угодил в руки БраинБрайана.

- Осторожно, ударишься. - Как ребёнку сказал он мне, но объятия мне достались совершенно недетские.

Тепло и уютно, я так привык уже к этим рукам. Как убогий, больной пёс, которого подобрали на улице. Потерявшийся в себе и в своих целях, не имеющий этих целей, почти умирающий, но добрые руки моего хозяина сотворили чудо с моей душой. Я прижался к моему герцогу и тихо проговорил:

- Спасибо.

Не знаю, понял ли он, за что я благодарю его, но он нежно погладил мои волосы и, подхватив на руки, понёс к машине-карете.

В магазин мы приехали быстро. Всю недолгую дорогу Фред донимал внука тем, что расписывал ему, какие вещи хочет приобрести. Хью злился, но не огрызался. А просто меланхолично воткнул в уши наушники и расслабился, откинувшись на сиденье.

- Зачем ты так, папа? - очень тихо спросил БраинБрайан.

- А за тем, что лучше он пусть сейчас истерит, чем потом будет орать похуже любой девчонки. Ему давно нужно сменить стиль, а он упрямится.

- Я не ору, как девчонка и не упрямлюсь. - Угрожающе зарычал Хью. - Просто мне нравится, как я выгляжу. И всё!

- Так, оба прекратите. Устроили разборки. Сейчас посмотрим что-то подходящее, но более элегантное, и всё. И платье... - весело закончил мой любимый.

Тут уже я стиснул зубы, чтобы не ляпнуть что-то недоброе в его сторону.

Платье. Не представляю!..

Но выбора мне не дали, просто запихнули в примерочную кабинку, а через десять минут беготни обслуживающего персонала, на меня посыпались платья.

Девушка смущённо отодвинула в очередной раз шторку и, заученно улыбаясь, помогла застегнуть мне застёжку на коротком синем бархатном платье. Я выдохнул, она покраснела.

БраинБрайан заглянул в кабинку.

- Нет, это не то, нам нужно длиннее и цвет белее светлый, можно белый. - По-деловому сказал он.

Девушка покраснела ещё больше. Конечно, она понимала, что я парень, но отказаться обслуживать извращенцев разного возраста - не могла.

Хью пытался не ржать. Фред делал вид, что его интересует нижнее женское бельё. Ну, а БраинБрайан инспектировал кабинку, в которой стоял я полуголый или полуодетый. Это, конечно, с какой стороны посмотреть.

- Хорошо, сэр, а может летний вариант? - почти истерично спросила она.

- Можно. - Задумчиво ответил БраинБрайан.

Я закрыл полог и отвернулся от всё ещё стоящего в примерочной герцога. - Фрэн, ну не нервничай ты так. Они привычные ко всему.

- БраинБрайан, я не думаю, что эта девчонка привыкла к тому, что в бутике покупают платье для парня. Да ещё три мужика! - я закрыл рот, увидев его улыбку. - Ничего смешного!

- Нет, конечно, просто ты такой красивый сейчас. Волосы бы ещё отрастить и был бы неотразим.

- Волосы?

- Да, такой цвет необычный. Вроде и блондин, а в тоже время чуть тёмные пряди... такой эффект... - он приближался всё плотнее и в тот момент, когда он поцеловал меня, поднимая мою ногу себе на бедро, вошла консультант.

Вошла и так и встала с открытым ртом. А мне было всё равно...

Я был счастлив.

- Сэр, вот один вариант, если не понравится, можно ещё что-то посмотреть. - Пытаясь сдержать себя в руках, проговорила девушка.

БраинБрайан невозмутимо взял платье в руки, покрутил и отдал мне.

- Примерь, милый, я подожду снаружи, чтобы не смущать тебя. - И выпорхнул из кабинки.

Девушка за ним. А я стоял и, сложившись пополам, зажимая рот рукой, смеялся.

Одел это, на самом деле, оно мне, как ни странно, шло. Чуть приталенное, с летящей юбкой и тонкими бретельками. Цвет был почти, как и у того, которое мне придётся надеть в день своей свадьбы.

Я повернулся к зеркалу. Ну, учитывая, что я не атлетического сложения, то есть совершенно худой, то мне даже нравится. Я хмыкнул, как-то очень быстро я смирился со всем этим. И даже не закатил скандал, герцог прекрасно на меня влияет. Я приподнял подол и сделал зеркалу что-то типа реверанса.

- Мило, Фрэнсис... Я теперь точно понимаю, что имел в виду мой дорогой папочка. От этого вида мне хочется просто изнасиловать тебя в этой кабинке.

Я вскинул голову и встретился с голубыми глазами - зрачки расширены, да так, что цветную радужку почти не видно.

- Тебе нравится платье, мой герцог? - чуть понизив голос, спросил я, хлопая ресницами. Он зарычал, и я понял, что, кажется, нарвался на исполнение желания. - БраинБрайан!

Но он меня проигнорировал, резко закрыв шторку кабинки, прижался ко мне, вжимая меня в зеркало. Укус в шею и рычание, чуть удлинившиеся когти по плечам и спине.

Я выгибаюсь от желания принадлежать ему прямо здесь и сейчас. Он вдруг останавливается и почти безумно шепчет:

- Люблю тебя. И в платье, и без. Ты мой! Навсегда! - поцелуй-укус в губы.

А я просто висну на нём, и мне уже неважно, в платье я или голый, что там, по ту сторону шторки люди, что гомосексуализм, в принципе, на показ не выставляют, нормальные люди, конечно. И что там я ещё подумал, я уже не помню. Помню, как в кабинку ворвался Фред, наперевес с бельём, и радостно так просветил:

- Я, наконец, нашёл твой размер, дорогой! - и ещё я слышал сдавленный выдох консультантки, и, кажется, она упала в обморок.

А мы стояли и целовались. БраинБрайан вообще, по-моему, ничего не слышал и только старался не порвать так понравившееся ему платье, ласкал мои бёдра под летящей юбкой. - Мальчики, на вашем месте, я бы продолжил дома. - Строго проговорил Фред, сунул в руки БраинБрайану вешалку с чёрным бельём и вышел, прикрыв нас шторкой.

Мы никак не могли отдышаться, и пальцы наших рук были переплетены вместе. Я облизал губы.

- Мне что, нужно одеть ещё и бельё? – тихо - шокировано.

- Нет. Этого я уже не выдержу... - он мягко чмокнул меня и, забрав мои вещи, причём те, в которых я был до того, как надел платье, вышел.

Я стоял и обдумывал сложившуюся ситуацию.

- Я буду в платье в торговом центре? - я покраснел и побледнел. - Фреееед! - заорал я.

- Да, мой мальчик? - весело прокричал он.

- Фред, можно тебя на минутку? - меня начало трясти.

Он заглянул и, улыбаясь, проговорил:

- Очень тебе идёт.

- Я должен буду проходить в этом два дня? - он кивнул. - Дома? - он покачал отрицательно головой.

- Фрэнсис, как ты думаешь, сколько людей будет на свадьбе герцога Рочерстера? - мягко спросил Фред.

- Ну, много, наверное.

- Воооот... но, если по секрету, то больше пятисот человек, так подумай, что ты будешь чувствовать при столь огромном количестве глаз. Потренироваться носить платье-традицию, не значит походить дома при относительно знакомых людях. И это не значит, посидеть в своей комнате в том же платье. Фрэнсис, это значит – тренировка. - Он махнул рукой в сторону торгового зала.

Я прикрыл глаза.

- Мне придётся ходить сегодня здесь в платье. - Я не спрашивал очевидную истину.

- Точно! - радостно пропел Фред.

- Ладно, - обречённо.

Я подумал, что Хью повезло меньше, ведь его вообще заставят ходить в одежде, к которой он не привык, всегда. А я всего два дня должен позориться, ну, и один день через почти месяц. Я вздохнул.

Платье само по себе мне нравилось, но вот обувь у меня была просто смешной... Я сегодня, одеваясь, подумал, что ходить придётся долго, и надел высокие сапоги на шнуровке и тяжёлой платформе. Выглядел я ужасно комично, лёгкое платье и тяжёлая обувь. Ужас. Но против спора не попрёшь. Я ещё раз вздохнул и вышел из кабинки.

На меня смотрели все. Все! И посетители, и консультанты, и мои сопровождающие. Взгляды были разные - от восхищения до отвращения. Но я вдруг почувствовал тонкие пальцы у себя на запястье и улыбнулся. БраинБрайан нежно погладил тыльную сторону ладони и тихо прошептал:

- Великолепен! - прикосновение губ к голому плечу, я покраснел.

- Обувь тоже класс! - чуть повеселев, прокомментировал Хью.

- Да, мой мальчик, тебе безумно идёт! - слово «мальчик» Фред выделил отдельно и очень жирно.

Кто-то из толпы захлебнулся возмущением. Но мне было всё равно, я тонул в голубых глазах с вертикальными зрачками.

- БраинБрайан, глаза. Держи себя в руках.

Он улыбнулся и мы, расплатившись за платье, покинули это место. Нас ждал "ад", как высказался Хью.

Но ничего такого не было, его просто заставляли одевать более строгие или классические вещи. Он возмущался и критиковал, но не мог переспорить двух Дорквудов. Особенно старался Фред. БраинБрайан же скорее сглаживал и пытался остановить отца, когда тот, совершенно теряя человеческий облик, орал на внука.

Так мы приобрели почти полный гардероб для Хью. Он, в конце концов, сдался и надел зауженные чёрные джинсы и обычный свитер шоколадного цвета, кроссовки. Он был потрясающе сложен, такой подтянутый и высокий. Я улыбнулся и тихо сказал сидевшему рядом БраинБрайану:

- Девчонки будут без ума от него такого...

БраинБрайан хмыкнул:

- Сомневаюсь я, Фрэн. Ему не очень нравятся девчонки, скорее у него есть кто-то в Америке, но там что-то непонятное. Ни я, ни отец так и не можем добиться от него ответа на вопрос "Кто он?".

- Почему?

- Скрывает. И мне кажется, что это не от того, что тот человек - парень, а что-то там другое. Может, со временем мы узнаем, кто этот загадочный "некто". - Он чуть склонил голову и, улыбаясь, провёл мне подушечками пальцев по щеке. - Ты уже почти не краснеешь. Привык?

Мы сидели на диванчике очень близко друг от друга, и я действительно уже не обращал внимания на шушуканье. Закинув ногу на ногу, выставляя напоказ сапоги, я прижимался к своему жениху.

- Да, уже привык. Удивительно, но мне действительно даже уютно в нём, единственное - оно не по погоде, там всё же осень.

- Сейчас купим тебе кофту, а то простудишься.

- БраинБрайан, я оборотень. Мне простуда не грозит. - Мы рассмеялись. - Но плечи прикрыть надо, а то будет странно, что я почти голый на улице.

- Хорошо. Я сейчас приду.

Он встал и пошёл искать консультанта.

А мне показалось, что слух о нас уже распространился по торговому центру, и они все попрятались. У последней из них, которая обслуживала Фреда и Хью, уже нервно дёргался глаз.

Я улыбнулся и чуть съехал на диванчике, мне было действительно хорошо. Так спокойно от осознания того, что я кому-то принадлежу и нужен. От того, что мной интересуются.

Рядом сел измученный Хью.

- Ох, ты ж... Я не могу поверить, что он это сделал.

-Ты о Фреде?

- Да. Дед уже около года твердит, что мне нужно поменять стиль. И вот ему выпал шанс! - но тут он улыбнулся. - Зануда старая, но любимая.

Я тоже улыбнулся:

- Тебе идёт.

- Да знаю я. Просто, в моём прежнем стиле мне было комфортнее как-то. И куда, интересно, в этих джинсах я должен класть свои вещи... жуть. - Мы рассмеялись. - Ты, кстати, Фрэн, очень смелый. Я бы не смог надеть платье и гулять в торговом центре. Но дед прав, на свадьбе будет очень много людей.

- А кто эти люди? - вдруг мне стало интересно.

- Ну, кто-то партнёры по работе отца, кто-то знакомые и родственники, а кто-то из других кланов. Котов, конечно, не будет, хотя я думаю, что папа должен пригласить Киру.

- Почему?

- Хм... есть совет кланов, ты не знаешь? - я покачал головой. - Ну, так вот, совет кланов представляет собой сборище глав всех родов, в ком течёт кровь оборотней. Там также и кошки. Кира представитель своей стаи. Правда, поговаривают, что он нашёл свою Омегу. А это значит, что придёт он с ней. Блин, два кота - это плохо, ты бы видел, что иногда творится на совете. Я один раз там был, больше ни за что не пойду. Так вот, обычно, если какое-то значимое событие, то приглашаются все представители совета. Можно не приглашать стаю, просто одного главу достаточно. Проще сказать, Альфу. Мой дед пока ещё состоит в совете, хотя очень уговаривает отца занять его место. Пока безуспешно, ну, а сейчас вообще будет нереально уговорить отца, ведь у него молодой муж.

Я сидел, и обалдело смотрел в одну точку. Через месяц я увижу Кристиана и он увидит меня в платье. Меня затрясло, Хью озабоченно посмотрел на меня.

- А нельзя не приглашать Киру?

- Обидится. А обиженная кошка, особенно, если это Кира - это море крови. Ты жил один и не знаешь, что такое стая. Это очень сложная структура, Фрэн. Если мы обидим Киру, тем более так глупо, он может вызвать на поединок Альфу нашей стаи. Моего отца. Рассерженный кот - это очень страшно... Я не видел, но дед рассказывал: Кира убивает не думая, как машина. Он любит только свою сестру. Ну, думаю, сейчас ещё свою Омегу. И знаешь, мне бы не хотелось потерять отца так глупо, и тебе тоже, я уверен.

Я согласно кивнул.

В кафе сидели весело, Фред рассказывал о детстве БраинБрайана, иногда сам герцог добавлял. А мы с Хью смеялись и ели ванильное мороженное. Я чувствовал себя настолько расслабленно, что даже платье не смущало, а наоборот, придавало мне какого-то шарма и, как ни странно звучит, уверенности.

А ещё уверенность и тепло несла рука, обнимающая меня за талию. Пусть так и будет, вдруг решил я. Пусть, я хочу быть с ним. Навсегда. Греться в его руках и просыпаться от поцелуев. Пусть. В его объятиях я обретаю себя. Впервые за столько лет меня ничего не гнетёт и хочется смеяться, просто прижаться к нему и хохотать.

Я повернулся к БраинБрайану и уткнулся лицом в изгиб его шеи.

- Что такое, волчонок? - задал он вопрос мне в волосы.

- Всё прекрасно. Впервые всё настолько прекрасно, что я задыхаюсь от счастья.

За столиком установилась тишина.

- Ты счастлив? - спросил он.

- Да. - Я поднял голову и встретился с самыми любимыми глазами в мире. – Очень.

Он улыбнулся и, чуть притянув меня, накрыл мои губы.

- Я люблю тебя, мой волчонок. - Оторвавшись через несколько минут, прошептал герцог.

- И я тебя.

Это было так странно, просто говорить это. За эти несколько дней мой мир вспыхнул всеми цветами радуги и превратился в сказку, где есть и принц, и злодей, и я. Золушка Фрэнк - потерянный, но сумевший найти дорогу к счастью и любви.

Пусть звучит странно, но я даже благодарен своему отцу, за моё несчастливое детство и Крису - за толчок в спину, нужно будет сказать ему спасибо.

Дома, после столь утомительной прогулки, Хью ушёл в свою комнату, нагруженный пакетами и коробками.

Фред занялся неотложными делами, сказав, чтобы мы побыли вдвоём, так как через несколько дней он увезёт меня, чтобы ознакомить с делами и отдать одну из фирм под моё начало. Я был в шоке, если честно.

- БраинБрайан, а это нормально? - немного шокировано проговорил я.

- Я же говорил тебе раньше, что у тебя будет собственное дело. Ты не думай, фирма небольшая, просто Хью ещё не хочет всем этим заниматься, а моему отцу и мне сложно следить за дочерними компаниями. Их у нас почти восемь.

- Почти?

- Ну, да. У моего отца очередная идея, куда вложить деньги.

- А что за фирма? - уже заинтересованно спросил я, садясь рядом с герцогом на диванчик в гостиной.

- Строительная. - Просто ответил он, улыбаясь.

А я шокировано смотрел на него.

- Ты хочешь, чтобы я составил конкуренцию собственному отцу? - он повернулся и, легко подняв меня, посадил себе на колени.

- Больше. Фирма сейчас уже является конкурентом твоего отца.

- Ты говоришь о «Die Baugesellschaft»?

- Да, - просто ответил он.

- БраинБрайан, это одна из ведущих строительных компаний сейчас, мой отец на втором месте после неё. - Он улыбался. - БраинБрайан, ты хочешь, чтобы я руководил отделом? - в надежде спросил я.

- Нет, я хочу, чтобы ты взял на себя руководство всей компанией и сел в президентское кресло, мой волчонок. - Я шокировано открыл рот и не смог ничего выдавить членораздельного из себя. - Я понимаю, это сложно сразу, но Фред хочет отдать её тебе. Он всё же должен заниматься бизнесом в Америке, а «Die Baugesellschaft» отвлекает.

- Почему ты сам не хочешь?

- Волчонок, я и так по уши в работе, это потому, что ты появился в моей жизни, я немного расслабился, забросив дела. Мои заместители, наверное, с ума сходят, я не был на работе почти три дня. Так что заниматься ещё одной дочерней компанией у меня не хватит сил, даже если я оборотень и мне нужно для сна всего два часа. Так ты примешь предложение, Фреда?

- Я не знаю... это очень сложно, но я бы хотел быть полезным вашей семье.

- Твоей, - мягко поправил он меня.

- Моей.

- Так что? И учти это моё желание, Фрэн. – лукаво сверкнул он глазами.

- Я согласен на обучение. - Я знал, что сияю.

Я был так счастлив сейчас, возможно, моя мечта сбудется! Он тоже улыбнулся и встал с диванчика, держа меня на руках, понёс в спальню осуществлять другое свое желание.

И начался ад!

Фред впихивал в меня столько информации, закидывая меня бумагами по самую макушку. Заставлял разбираться в том, в чём я совершенно не смыслил - первые два часа.

Звонки, факсы, пакет бумаг и акций...

Я так уставал, что мечтал его придушить. Когда я выходил из себя, он отправлял меня в лес. Когда я готов был разрыдаться, он звонил БраинБрайану и тот почти за пять минут успокаивал «своего волчонка». Информации было столько, что я боялся сойти с ума, но мне было интересно. И я видел гордый взгляд Фреда. Я учился и познавал то, что так хотел уже очень давно.

- Так, сегодня поедем знакомиться с сотрудниками! - нараспев, объявил Фред.

У меня из рук выпал очередной отчёт по финансам.

- Фред, а не рано?

- Почти две недели прошло, мой дорогой зять!

- Что?

- Хм... дедушка Фред так тебя заездил, что ты потерялся во времени!? - я сглотнул.

- Фред, через пять дней у нас свадьба.

- О! Не волнуйся, всё идёт по плану, БраинБрайан обо всём позаботится. А Хью ему поможет. - Я открыл рот, чтобы спросить «А как же я?». - А ты должен быть красивым женихом и одеть платье-традицию.

- Но, Фред, я ведь тоже должен что-то сделать...

- Послезавтра вернёмся в поместье, и ты подпишешь приглашения. Всё, собирайся, поедем знакомиться с твоими коллегами.

Я за это время понял одну простую вещь: с Фредом лучше не спорить, да и с БраинБрайаном тоже. Это бесполезная трата времени, они всё равно сделают по-своему.

Одевшись в серебристо-синий костюм, идеально подходящую к нему рубашку фисташкового цвета и галстук в вертикальную полоску в тон костюму и рубашке, туфли на маленьком каблуке и стильные очки, я восторженно выдохнул, увидев себя в зеркало.

Недавно Фред заставил меня постричься, теперь я красовался стильной причёской и прядями чуть светлее моего естественно тона. Стилист, который меня стриг, просто слюной исходил на мои волосы.

- Я готов.

- Ты потрясающе выглядишь!

- Я соответствую стандартам семьи Дорквуд? - улыбнулся я.

Кроме бизнеса Фред ещё учил меня этикету и манерам. Это было моё достижение, на самом деле, я стал не золушкой, а принцем. И таким меня БраинБрайан ещё не видел...

- В полной мере, Фрэнсис! - гордо улыбнулся мне Фред.

Так странно было смотреть на людей, с которыми мне предстоит работать, хотя нет, не так - управлять.

Это Фред вбил мне в сознание очень хорошо, я - босс, они - подчинённые, какие вопросы - всё на совете директоров.

Вообще, если честно, то «Die Baugesellschaft» назвать дочерней компанией - язык не поворачивался. Всё здесь было шикарно, а про свой кабинет я просто промолчу.

Я чувствовал на себе напряжённые взгляды и заинтересованные тоже. Они изучали меня, я изучал их. И мне казалось, что в зале совещаний сейчас грянет гром.

- Мистер Дорквуд, Вы уверенны, что этот молодой человек справится со своими обязанностями? - это у нас финансовый директор - мистер Алан.

- Да, мне тоже бы хотелось знать, он очень молод для кресла... - ага, а это у нас его заместитель.

Фред молчал. Я понял, что отвечать нужно мне и поднялся...

Через три часа споров, компромиссов и всего прочего, я был вымотан основательно.

- Я не думал, что так сложно будет убедить их в моей компетентности... ужас.

- Ты справился, Фрэн, и очень хорошо заткнул их всех, я, действительно, горжусь тобой!

- Спасибо. Что теперь?

- Завтра у тебя первый рабочий день. А послезавтра, как я уже сказал, мы возвращаемся в поместье. Поверь, один день они переживут без тебя.

- Верю. - Уже отключаясь в машине, пробормотал я.

Я сел в автомобиль и положил красные розы на заднее сиденье, Фред ухмыльнулся.

- Ну что? Я не видел его больше двух недель, я соскучился, и как мне ещё выразить свои чувства?

- Может, просто страстно поцеловать его прямо на пороге? - ехидно спросил он.

- Это идея, конечно, но тогда, боюсь, все обитатели поместья увидят меня перекинутым через перила лестницы с голым задом! - мы засмеялись.

- Ты изменился, Фрэн. Стал увереннее в себе.

- Я заметил. Сам не знаю, нравятся мне свои же изменения или нет. Скорее, я ещё не осознал, что изменился. Но чувствую, как я и мой волк единое целое, а это потрясающе приятно.

- Да. И ты действительно стал потрясающе красив. Ведь когда сущность свободна, это отражается на носителе. Тебе, конечно, предстоит пройти долгий путь к самому себе, но ты справишься, а мы поможем.

Я улыбался, когда мы въезжали в ворота поместья, а от съедающего меня нетерпения вспотели ладони. Я хотел увидеть БраинБрайана! Я хотел повиснуть у него на шее и не отпускать его целые сутки, и то будет мало.

Как только мы подъехали к парадной лестнице, я выскочил из машины и кинулся по ней вверх. Дверь открылась, и я увидел его - моего герцога. На нём был тёмно-серый деловой костюм, чёрная рубашка и чёрные туфли, верхние пуговицы рубашки были расстёгнуты, придавая ему ещё больше сексуальности. Волосы затянуты чёрной лентой в низкий хвост, а одна прядка выбилась и падает на лицо.

Он разговаривал по телефону, не замечая меня. Я улыбнулся. И уже спокойно подойдя к нему, протянул букет алых роз.

Он сначала опешил, а потом отключил телефон на полуслове и посмотрел на меня.

Я сегодня решил, что буду в белом - белые брюки и укороченный пиджак, светло-голубая рубашка и очки в светлой оправе. Галстук я тоже не надел, и верхние пуговицы были расстёгнуты. Он взял букет и, улыбнувшись, тихо проговорил:

- Я так скучал, волчонок.

- И я...

Букет упал на камни, и он притянул меня к себе и страстно впился в губы, сминая и даря мне такую желанную ласку. Руки прошлись по спине, спустились ниже, и он подхватил меня под ягодицы, приподнял, я опоясал ногами его талию, обнял за шею и, не отрываясь, целовал его губы. Он застонал, и я понял, что вторю ему.

Оторвавшись от сладких губ, я прохрипел:

- Хочу.

- Неси его в спальню уже, сынок! - подначил Фред.

Как мы оказались в ближайшей гостиной, я не помню, как срывали с друг друга одежду тоже, помню, как он поставил меня на колени и резко вошёл.

Я задыхался от страсти, от жара его тела. Его резкие толчки сводили с ума. Он укусил меня за шею под волосами, и я, закричав, кончил на атласную обивку кресла.

- Мммм, мой волчонок! - простонал БраинБрайан, сделал ещё несколько глубоких толчков в моё расслабленное тело и кончил.

Тяжело дыша, я сполз на пол, он сел рядом и, тихо урча, притянул меня к себе. Было уютно и просто восхитительно от того, что он рядом. Обнимает. Я так соскучился по нему, так хотел принадлежать ему.

- Ты такой красивый. - Вдруг сказал он.

- И весь твой.

- Я очень этому рад. Как насчёт того, чтобы повторить чуть медленней. Хочу насладиться тобой...

Я нервно вышагивал по комнате, схватил зазвонивший телефон:

- Да!

- Привет, волчонок.

- БраинБрайан! Ну, как?

- Все прекрасно, завтра к одиннадцати я жду тебя в главном зале поместья, в платье-традиции и с букетом белых роз.

- БраинБрайан, я вообще не понимаю, почему эту ночь мы не можем провести вместе!?

- Мой отец считает, что так будет лучше, чтобы мы пожирали друг друга глазами на церемонии, и никто не смог усомниться в наших чувствах. - Он хмыкнул. - Если бы можно было сделать по-другому, поверь, я бы сделал. Увёз бы тебя на остров и, привязав к пальме, любил столько, сколько ты захотел.

- БраинБрайан, ну не надо, а то я вышибу эту чёртову дверь! И почему Фред закрыл меня, а не тебя?

- Ты невеста. Волчонок, я так соскучился по тебе, по твоим стонам и нежным губам...

- БраинБрайан, ты с ума сошёл! Я тебя четыре дня не видел! Не надо, а то мне придётся идти в ванную.

- А это хорошая идея, иди.

- БраинБрайан?

- Сними с себя всё и иди в ванную, а я помогу тебе.

- Мммм, сумасшедший, но мне нравится твоя идея... продолжай.

Я сел на край ванной, стянул с себя джинсы и одновременно подключил гарнитуру к телефону, вставил наушник в ухо, расстегнул рубашку и приготовился слушать бархатный голос моего герцога.

- Мой малыш готов слушать сказку на ночь?

- Даааа… у меня уже стоит, мой принц.

- Мммм, это хорошо... тогда погладь себя, начиная с сосков, чуть ущипни, потом медленно опусти руку вниз, накрой свой член...

Я проделал тот путь рукой и вдруг понял, что хочу его больше, чем свою руку, хочу его губы. Хочу.

- БраинБрайан...

- Да, а теперь сожми его рукой и сделай пару движений вверх и вниз, хочу услышать твои стоны, волчонок, хочу насладиться ими. Представь, что это мои губы на твоём члене, представь, что я прижимаю тебя к стенке ванной комнаты, представь меня с раздвинутыми ногами на моей кровати… в шёлке одеяла.

Я застыл от последних слов.

- Я хочу вылизать тебя всего. - Хрипло проговорил я.

- Это было бы так приятно, правда? - чуть насмешливо.

- Я сейчас сойду с ума.

- Ласкай себя, Фрэнсис...

А дальше я только и пытался, что не сорваться на крик и не выломать дверь собственной спальни.

Идея Фреда была мне непонятна, но что возьмёшь с него. Он решил - все подчинились. Даже Хью не решился кричать на деда, увидев маниакальный блеск его глаз.

Так что полвечера и полночи я просидел взаперти и ждал, когда Фред, наконец, оставит БраинБрайана в покое, и он сможет мне позвонить. - Сильнее!

Я ополоснулся и снова набрал номер моего жениха.

- Как ты?

- Прекрасно... только, знаешь, давай больше не будем этого делать, я уже так привык к тебе, что собственная рука кажется мне совершенно посторонней и чуждой. - Он рассмеялся.

- Как пожелаешь. Нервничаешь?

- Да. Если честно, то я так закрутился на новой должности, что только сейчас по-настоящему задумался о свадьбе. И понял, что очень нервничаю. А ты? - с любопытством спросил я.

- И я тоже, но мне, всё же, проще немного. У меня самый красивый в мире жених, который завтра, хотя нет, уже сегодня, поразит всех приглашённых. - Я счастливо вздохнул. - Я люблю тебя, Фрэнсис.

- И я тебя люблю.

- Давай спать, а то боюсь, что завтра нам понадобятся все силы, для совершения самого красивого обряда.

- Спокойной ночи, любимый.

- И тебе, волчонок.

Я отключил телефон и, свернувшись калачиком на кровати, уснул.

Разбудил меня Фред, влетевший в комнату с платьем-традицией.

- Это что такое?! Ты ещё спишь!!! Подъём! Времени в обрез, гости уже начали прибывать, а невеста ещё не готова!

Я с трудом открыл глаза и приподнялся на кровати, Фред был в брюках и расстёгнутой рубашке, с пеной на лице и зубной щёткой во рту.

- Фред, по-моему, ты сам ещё не готов. Я сам могу встать и привести себя в порядок, спасибо, что принёс платье.

Стоило мне подняться, как в комнату забежал Хью, почти в таком же виде, как и Фред. Они уставились друг на друга и засмеялись.

- Так, дед, иди, буди отца, а я займусь Фрэном! - и разбежались.

- Что происходит, почему такая беготня?

- Время полдесятого. Уже прибыли первые гости, а мы ещё спим. У деда нервный тик начнётся, если мы не соберёмся вовремя. Давай помогу тебе натянуть «это». - Указал Хью на платье.

Я кивнул и пошёл в душ, укладывать волосы мне было проще, чем БраинБрайану, с его гривой попробуй справиться, а я только высушил феном и всё готово.

Платье надевали вдвоём, и то - пришлось звать Фреда, так как одеть это было непросто, там было столько подьюбников на китовых усах. И верхние юбки из шёлка и атласа отдельно друг друга, и их надо было одеть так, чтобы они легли сверху красиво! Мы промучились почти до одиннадцати:

- Фьюх... - присвистнул Хью. - Это нечто, наконец-то, село так, как надо, наверное. Дед, ты чего?

Фред всхлипнул и обнял меня.

- Ох, Фрэнсис, ты великолепен! БраинБрайану повезло, или нам, не знаю, но хочу сказать тебе, что это честь для нашей семьи. Ты просто не знаешь, какое ты сокровище, но, я думаю, мой сын докажет тебе это со временем. А теперь пора выходить. Хью, собери волосы!

И он, взяв меня под руку, повёл к лестнице. На ногах у меня были обычные сапоги из тонкой кожи. Я одел их самыми первыми, потому что боялся, что мне предоставят туфли.

Мы шли медленно, платье шуршало и позвякивало, на голове у меня было что-то типа фаты, прикрывающее лицо, закреплённое диадемой, стилизованной серебристым волком с жёлтыми глазами.

Я нервно сжимал в руке маленькую розочку, которую должен был прикрепить к лацкану пиджака моего герцога.

Мы с Фредом остановились на первой ступеньке лестницы, у её подножья стоял мой будущий муж в серебристом костюме с голубым отливом.

Он стоял в пятне солнечного света и казался принцем из сказки. Чёрные волосы были распущены и каскадом падали на спину, на лбу был тонкий обруч, тоже в виде волка в прыжке.

Он поднял голову, и мы встретились глазами, пусть моё лицо скрывала эта вуаль, но я видел восхищение его взгляда. Он улыбнулся и, взяв у дворецкого букет белых роз, пошёл к лестнице.

Такой красивый, элегантный, любящий, хищник, мой найденный принц!

Сама церемония была такой простой, что я даже удивился.

Глава совета стай прочитал небольшую речь, и мы обменялись кольцами, а перед этим ещё и цветами. Я дрожащими пальцами воткнул в петельку розочку, тоже белую. Он вручил мне букет и чуть сжал пальцы в знак поддержки.

Его тёплые руки сделали то, что никак не мог сделать Фред, вернули на моё лицо под вуалью улыбку.

- Ну, а теперь обменяйтесь кольцами...

Старик был, по-моему, глуховат или подслеповат. Но в тот момент, когда тонкие, тёплые пальцы взяли мою левую руку, и безымянный палец обхватило тонкое золотое колечко, я забыл обо всём.

Я задохнулся от счастья! Принадлежности! Любви!

Моя дрожащая рука в тонких атласных перчатках тоже надела кольцо на тонкий пальчик моего мужа, и он улыбнулся мне. Мне!

Подняв мою вуаль, он притянул меня к себе и нежно коснулся моих губ. По позвоночнику прошла волна тепла, и я прильнул к нему, сминая платье, вставая на носочки и обхватывая его шею руками, - притянул сильнее к себе. Задыхаясь в поцелуе и не веря собственному счастью.

Шепча сквозь него признание, я расплакался.

- Тише, Фрэнсис, тише. Ну, волчонок... - он обнял меня, и я уткнулся лицом в его грудь, пытался взять себя в руки.

Он гладил меня по спине и прижимал за талию.

- Поздравляю вас и объявляю вас супругами! - громко сказал глава совета.

Раздались аплодисменты.

Фред подошёл к нам и протянул по бокалу шампанского. Я боялся отойти от мужа, потому что приглашённых было очень много. Я вспомнил, что, когда подписывал приглашения, потом у меня рука болела целые сутки. А теперь я вижу, что, наверное, не зря проделал эту работу.

В толпе гостей были и мои сотрудники. Вот от них шла странная аура зависти и понимания одновременно. Я их понимал, теперь они знают, думают, что знают, причину моего назначения на такую высокую должность. А мне было плевать, я учился быстро, и главное - мой учитель был потрясающе компетентен. Им не в чем меня упрекнуть.

Глазами я искал одного человека, хотя человеком он не был. Но найти Криса так и не смог, зато увидел Киру. Он разговаривал с тем старцем, который проводил церемонию. Гордый и сильный кот. От него прямо исходила аура силы. Он вальяжно сидел за маленьким столиком и попивал шампанское. Я двинулся к нему, поддерживая подол платья, но так, чтобы не оголять сапоги.

- Здравствуй. - Как-то очень нервно проговорил я, но тут же вспомнил, что он в гостях. - Очень рад видеть тебя, Кира.

Он поднял на меня абсолютно непонимающий взгляд, но, встретившись со мной глазами, удивлённо подавился шампанским.

- Ты?! - а потом рассмеялся. - Вот это да... ну, Дорквуд даёт! Хотя, ты теперь тоже Дорквуд!?

- Где Кристиан? - спокойно спросил я и поблагодарил Фреда за мои уроки этикета.

Он прекратил смеяться и равнодушно ответил:

- Дома.

- Я подписывал приглашение тебе и твоей Омеге, Кира.

- Я пришёл один. В чём проблема? - он явно был зол, но при члене совета не хотел показывать свою суть.

Уважение? Возможно.

- Что с Крисом? - я схватил этого кота за руку и потащил на балкончик. Выйдя туда, я прикрыл стеклянные двери, тут никого не было, и Кира выдохнул.

Как только я прикрыл двери, стало невыносимо тихо.

- Что-то случилось между вами? - спокойно спросил я.

- Тебе есть до этого дело, пёс? - он одним глотком осушил бокал с шампанским.

- Есть. Я хочу знать, что случилось и почему Крис не с тобой?

- Ну, раз не со мной, значит, есть причина, правда?

- Да. Но какая? – я, почему-то, вспомнил сейчас разговор в магазине с Хью.

И чуть поёжился от взгляда жёлтых глаз. Он был зол, но в тоже время хотел помощи, я чувствовал это. Или это мой волк?..

- Щенок, наконец, раскрылся... забавно. Хочешь услышать историю моей жизни? - почти прорычал он.

- Нет, хочу услышать, почему ты бросил Кристиана Слейтера?

- Он влюбился.

- Что? - я не понял сначала, но через минуту, после прозвучавшей фразы осознал, что он сказал. - Но разве это плохо, когда твоя Омега с тобой по взаимности?

- А кто сказал о взаимности!? Ты что, собираешься меня учить жить!? Не «лечи», дай напиться! - зло прорычал он.

- Кира, я не знаю тебя, я плохо знаю Криса, но я не думаю, что он солгал тебе... Он никогда не лгал.

- Не в этом дело. - Буркнул он. - Дело в том, что я не был готов к его излияниям. Да, я просто хотел увезти его в деревню, чтобы он понял, что такое свобода!

- Крис городской житель, я думаю, ему было сложно решиться на такой шаг, как согласиться поехать с тобой.

- Такое ощущение, что ты знаешь его лучше? - он подозрительно прищурился.

- Нет. Я считал его конкурентом и всё же смог увидеть кое-что. Он всегда прячет чувства и если сказал, что любит, то это правда, и пойдёт на всё, я думаю, ради своей любви. А что ты сделал? На что ты способен ради него?

- Всё, достаточно, не собираюсь выслушивать нотации от пса в платье! - он швырнул бокал в темноту сада и прошёл мимо меня.

А я, как будто в замедленно съёмке, схватил его за плечо, разворачивая и грозно рыча:

- На фига тогда было просить его ехать с тобой? Чтобы просто трахать на своей территории? Он помог мне! И я хочу помочь ему! Ты, жестокая скотина, не можешь понять, что он одинокий котёнок на улице! Ему тоже нужна помощь!

Он зарычал, вырывая руку из моей хватки, но я не был уже тем Фрэнком из офиса папочки. Я Фрэнсис Дорквуд!

Ещё минута и мы сцепились бы, я видел, как у Киры удлиняются резцы, как мои собственные когти рвут тонкий атлас перчаток.

- Так, оба успокоились, молодые люди, и разошлись. - Прохрипел старый голос от стеклянных дверей. - Кира, ты как всегда не сдержан. Фрэнсис, извините его, этот кот просто не умеет быть вежливым.

- Прошу прощения. - Поклонился мне Кира и сквозь зубы прошипел. - Я подумаю над твоими словами о «котёнке на улице».

А я стоял и думал, а не сделал ли я хуже Крису, нужен ли ему этот кот? Хотя, каждый выбирает сам. Если нужен, то будут вместе. Но, я надеюсь, Крис сумеет сбить спесь с этого невыносимого кота.

Я нашёл в толпе мужа и прильнул к его локтю, не знаю, мне нравилось, как я выгляжу, и платье тоже. Я чувствовал себя легко и спокойно.

- Что с перчатками? - обеспокоенно спросил БраинБрайан.

- Поговорил с Кирой.

- Не ранен?

- Он? - ехидно спросил я.

- Хм... люблю тебя. - Вдруг сказал он.

- И я тебя.

- Потанцуем, моя дорогая жёнушка? - улыбаясь, предложил он.

Я качнул головой в знак согласия, и мы плавно прошли к площадке для танцев. И закружились под звуки вальса.

Платье-традиция сверкало, и было похоже на облако. А я в нём, наверное, на настоящую золушку. Мой принц легко вёл меня в танце, и, я думаю, также легко на него можно будет рассчитывать и по жизни.

Мой БраинБрайан будет оберегать меня и постарается дать мне всё, что я захочу. Откуда я это знаю?

Да это просто - я люблю его.

И сделаю то же самое и для него.

Всё, что он попросит.

Даже надену платье ещё раз, на нашу золотую свадьбу...

Конец.


3. Одержимость


Было скучно.

Ужасно монотонный голос усыплял. Я попытался держать на лице заинтересованность, но держать глаза открытыми становилось с каждой минутой тяжелее. Мне иногда кажется, что в учителя идут исключительно скучные люди. Как можно настолько испохабить предмет, что пол-аудитории просто спит сидя? А некоторые лёжа.

Я улыбнулся и посмотрел на своего соседа по парте, спал он исключительно только на литературе.

Сейчас вот полпары рисовал и, видимо, утомился. Кстати, в тетрадке моего соседа нарисованы только волки. Он одержим этой идеей. Идеей оборотней. Только и слышно от него про них: оборотни то, оборотни сё!

И всё бы ничего, я бы и сам с удовольствием разделил его энтузиазм по этому поводу, но... я - оборотень с рождения.

Я могу столько рассказать ему о нас, но опять же это «Но».

Есть ещё кое-что, самое, наверное, секретное, скрывать это трудно. Труднее, чем свою сущность, труднее, чем молчать о том, что я волк. Труднее...

Я влюбился в него, в этого блондинистого, синеглазого искателя оборотней. Влюбился и пропал.

Я мог бы признаться ему в своих чувствах, но тогда нужно было бы и рассказать свой секрет, я даже боюсь представить, что со мной будет тогда, когда он узнает, что я - его мечта. Ответит ли он мне взаимностью только потому, что я его одержимость или потому, что Я нравлюсь ему?

Вот так я уже и страдаю около года.

А лекция всё никак не кончится - кошмар.

- Дорквуд, толкни Лео, это ему, – прошептали с боку.

И передо мной легла ровно сложенная надушенная записка. Ненавижу.

- Лео, я устал работать твоим секретарём. Просыпайся и прими факс с первой парты.

Глаза, обрамлённые чёрными ресницами, открылись с неохотой. Он зевнул, прикрываясь рукой, и посмотрел на меня.

- Чё?

- Вот.

Отдавая ему бумажку, я попытался скрыть свой восторг от соприкосновения наших рук. Всё же оборотнем быть трудно, я чувствую слишком остро, и запах его тела просто кружит голову.

- Блин, опять эта девчонка! - с досадой прошептал Лео.

- Что, не нравится?

- Да не то, чтобы не нравится, вот, если бы она была оборотнем, я бы с ней погулял. А так, даже время тратить не хочется. Пойдём сегодня в кино? - вдруг ни с того, ни сего спросил он.

Я повернулся к нему и с замиранием сердца смотрел на лёгкий румянец, обосновавшийся на его щеках. Ох, Луна-прародительница!

- Хм, с чего вдруг опять я, а не она?

Мне действительно было интересно, потому что подозрения у меня были самые не радужные.

- Фильм ужасов, а с девчонкой идти стрёмно, потом ещё и успокаивать надо будет, а с тобой я уже ходил и ни раз. Ты хоть и похож на девчонку, Дорквуд, но не кричишь и не жмёшься к сильному плечу.

В этом он весь. И обидно вроде, и сходить с ним в кино хочется.

Просто побыть с ним вдвоём, представляя, что это свидание, так заманчиво.

Я нахмурился и выплыл из своих мечтаний:

- Я не похож на девчонку!

- Похож-похож, особенно после смены имиджа. Эти обтягивающие вещи просто прелесть!

- Леонардо, вот что ты сейчас говоришь, твои поклонницы будут вырывать мне косички долго и мучительно, - мы рассмеялись, так как скучная лекция, наконец-то, подошла к концу, и преподаватель оставил аудиторию.

- Смотри! Вот это моя мечта, красивый, правда?

С тетрадного листка на меня смотрел волк, он стоял на камне над обрывом и выл на луну.

Сглотнул и попытался взять себя в руки. Я совсем недавно вернулся из родового поместья, и у нас там есть такой обрыв. Я люблю побегать под светом луны, обожаю этот обрыв.

- Да, очень. Что у нас сейчас?

- История. Тебе, правда, нравится? Или ты как всегда, только чтобы меня не обижать, а, Хью?

Я поднял голову и встретился с его глазами. В них было веселье и немного какого-то странного ехидства. Они сверкали, как драгоценные камни.

- Правда, красиво.

- Мне нравится твой акцент.

Вскочив с места и схватив меня за руку, потащил на следующий урок.

А я вдруг подумал, что странно он себя ведёт, но, возможно, это только я вижу какие-то странные знаки, а для него это естественно.

Мы добрались до кино только через полтора часа, потому что Лео разбирался с той девчонкой с первой парты. На самом деле, я не знаю многих из нашей группы, как-то так само пошло, что я стал больше времени проводить с Лео. Нет, конечно, я участвую в мероприятиях и иногда даже сам что-то организовываю, но мне неинтересно с ними.

А может, это из-за чувств, которые я испытываю к своему соседу по парте. Лео же популярен у противоположного пола, я помню, в прошлом месяце сходил с ума от ревности, когда он встречался с одной из параллельной группы, но, почему-то, эти отношения не продлились долго, а сам Лео, краснея, ответил на мой вопрос:

- Не сошлись характерами... А поедем в лес с палаткой!?

Я тогда не знал, что и думать. Он очень интересный парень, многим увлекается, но натура неусидчивая и часто, взявшись за одно какое-то дело, забывает обо всём, но очень скоро оно ему надоедает, всё, кроме оборотней.

Энергия из него бьёт ключом, но иногда он как бы замирает и, смотря, например, в окно, поглаживает мои пальцы, если мы оказались рядом. Или иногда, задумавшись о своём, может положить голову мне на плечо. А я в такие моменты замираю сам и наслаждаюсь его близостью.

Так что на расспросы деда о том, кто у меня появился в колледже, я старался пока не отвечать. Ведь «он» не появился, он просто есть. Я и мой волк хотим скулить от досады, но пока ничего сделать не можем, потому что, прежде всего, он - человек.

Человек, одержимый охотой на оборотней, чтобы хоть раз увидеть человека, который превращается в полнолуние в животное.

Ну откуда ему знать, что мы, вообще-то, живём в двух ипостасях одновременно и в полнолуние у нас, просто, повышается активность и хочется в лес намного сильнее, чем в обычные календарные дни.

- Так что насчёт ужастика, или лучше на мультики? - совершенно серьёзно спросил он.

- Мы же вроде шли на ужасы, а ты хочешь мультики? - я был немного удивлён его решением.

- Ну, что-то, после этого ужасного разговора с Шарлоттой, мне хочется чего-то лёгкого и тёплого, - улыбаясь во все тридцать два зуба, пропел он.

- Лёгкое понятно, но тёплое-то тут причём?

Он ухмыльнулся и вдруг схватил меня за локоть и прижался к боку. Я застыл, как много раз уже бывало.

- Притом. Ты просто не представляешь, Хью, какой ты тёплый! Даже зимой! - он вроде смеялся, но его гибкое тело рядом, так близко, не давало мне возможности относиться с весельем к его реплике. Ау...

- У меня хорошее кровообращение.

- Да, и кожа такая… - я опустил голову и встретился с сияющими синими глазами. - Ладно, пойдём на мультики.

И, оторвавшись от меня, побежал к кассам, оплачивать билеты. А я так и остался стоять, не понимая, что там про «кожу».

Ну почему я не могу его понять? Это произошло после осознания того, что я люблю его. После этого он стал загадкой.

Я ловил его взгляды на себе, и мне казалось, что он любуется мной, я иногда замечал, что он мечтательно смотрит на меня, и мне казалось, что, если я подойду сейчас и признаюсь ему в чувствах, то он не откажет.

Но всё было гораздо проще, ему нравился мой типаж, он иногда рисовал моё лицо, говоря, что из меня получилась бы отличная модель.

Но больше всего меня поражали вот такие вот моменты, когда он говорил что-то личное обо мне. Про глаза, про кожу, про фигуру и волосы. А я терялся.

Его одержимость оборотнями тоже не давала расслабиться, ведь он просто сходил с ума, рисуя и читая всё подряд про них.

Кстати, ни слова правды.

Но Лео было всё равно, ему нравилось фэнтези, и он мог целыми сутками читать второсортные книги и романы. А я чуть завидовал героям этих книг, ведь они были ему ближе, чем находящийся рядом оборотень.

- Пошли?.. - он дёрнул меня за рукав джемпера. - Ты чего такой странный сегодня?

- Устал немного.

- Может, после сеанса ко мне? Накормлю тебя чем-нибудь и отдохнёшь?..

- Можно. Дед сегодня на собрании акционеров, так что я предоставлен сам себе.

- И мне, - тихо проговорил он, но я услышал, мой слух намного острее человеческого.

Но что он имеет в виду? Неужели?

Мы сели на места, но меня мало интересовал этот мультик, важнее был парень, сидящий рядом со мной. Он улыбался, смотря на экран, и вдруг положил руку мне на коленку. Я так и открыл рот.

- Лео? - зашептал я ему на ухо, наклонившись. - Ты перепутал меня с Шарлоттой? - он, не поворачивая головы, также тихо проговорил:

- Почти.

Эм?

- Лео?

- Смотри мультик, Хью.

И как прикажешь это сделать?

Сеанс стал пыткой для меня, может, виной была рука, лежащая на колене, а может, моя разбушевавшаяся фантазия. Мне всё казалось, что я слишком сильно запутался и никак не могу выйти из круга или болота, затягивающего меня. Мне казалось, что я принимаю желаемое за действительное. И боясь сделать что-то непоправимое, я медленно убирал руку со своей коленки. Но она возвращалась через несколько минут.

И тихое шипение мне в шею:

- Ещё раз и я тебя укушу!

А я сидел и сам глотал слюну, мне казалось, ещё пару минут и я наброшусь на него.

- Лео, ты странно себя ведёшь, с каких пор тебе нравятся парни? - зашептал я.

- Парни? Причём здесь парни? - совершенно натуральное удивление.

- Я парень, если ты забыл, - попытался спокойно высказаться я, но рука на коленке вдруг медленно поползла вверх. - Эм, Лео!..

- Ну, чего ты? - убрав руку и совершенно серьёзно смотря на меня в темноте, спросил он.

- Ничего. Просто странно, вот и всё.

- А мне нравится всё странное и волшебное.

- Лео, я обычный парень.

- Возможно, а возможно – нет, - хитро сверкая глазами, проговорил он.

- Ты о чём? - я немного напрягся, но вовремя одёрнул себя, мою тайну узнать он не мог, ни одну из двух.

- Ты наследник семьи Дорквуд, будущий, конечно, но всё же. Твой отец недавно женился на парне! А это очень странно. Ещё, если хочешь, ты иногда очень странно себя ведёшь, дёргаешься по пустякам, не переносишь некоторые запахи. Ещё... у такого красивого парня должна быть девушка, но ты, почему-то, ни с кем не встречаешься, и в связях вообще замечен не был. Мммм, конечно, есть предположение, что у тебя уже есть невеста, так как ты наследник, но тут возникает вопрос... Ты очень много времени проводишь со мной, Хью. Так, какая невеста? И твои глаза, после полнолуния ты носишь очки и...

- Хватит, - перебил я его. - Всё это полная чушь. Что ты хочешь услышать, что я гей? Ну, так это не так. Что после полнолуния у меня всегда болит голова от света, ну, это по наследству передалось от матери. И причём тут твоя рука, в конце-то концов? - зашипел я.

- Хотел проверить мою теорию, - совершенно спокойно ответил он.

- Какую? - я уже не боялся задавать вопросы подобного рода и услышать очередную легенду «О руках на коленках».

Это он умеет мастерски придумывать всё в считанные минуты, выходить из ситуаций просто и легко.

- Под кодовым названием «Чувства Хью Дорквуда»!

Я смотрел на него и боялся дышать.

Что?

- Лео, ты, что сейчас говоришь? Какие чувства?

- Твои, mon cher, твои!

Я вдруг понял, что он шутит, так как его сердце стучало абсолютно спокойно, а обычно у человека, который начинает говорить подобные вещи, сердцебиение учащается.

- Ты идиот, Лео! Смотри мультик!

Он захихикал и, уткнувшись мне в плечо, проговорил сквозь смех:

- Видел бы ты своё лицо, Дорквуд!!!

И так почти всегда.

Как только я хочу ему рассказать, он становиться невыносим.

Мы вышли из кино, когда уже было достаточно темно, я знаю, что для оборотня неважно какое время суток, он всё равно видит отлично. Но это оборотень, а вот индивидуум, шедший рядом с ним...

- Блин, ну не могли, что ли, фонарей понатыкать!? Не видно ж ничего! - возмущённо ворчал Лео.

- Лео, ты здесь живёшь достаточно давно, должен был выучить дорогу до дома, как свои пять пальцев.

- Пять пальцев!? Я до сих пор не знаю, почему безымянный без имени!

Я вздохнул и протянул ему руку, иначе он будет идти, и ворчать всю дорогу. Он цепко схватился за мои пальцы, а мне оставалось только терпеть. Терпеть его близость, потому что рукой это блондинистое чудо не ограничилось, прижавшись к моему боку, он блаженно вздохнул.

- Лео, ты сегодня так странно себя ведёшь, что случилось? - на самом деле, я не очень хотел знать, просто молчать становилось слишком сложно.

Он оторвал голову от моего плеча, и как шёл вообще!?

- Мне просто было скучно без тебя. Пока ты был в своём имении Дорквуд.

Я даже остановился. Повернул голову и встретился с синими глазами, иногда они такие наивные, но сейчас смотрят очень тепло.

- Скучно? - спросил я.

- Ага, очень. Пошли, а то ещё приготовить надо, чем тебя кормить-то, ты же ешь, как голодный волк!?

- Всё, что угодно.

- Даже листовой салат? - лукаво спросил он.

Я поморщился, ну да, некоторые блюда я не ем. Особенно салат! Он рассмеялся и я понял, что он видит меня. Вот же!

- Отпусти меня!

- Эй, Хью, ну, ты чего? Ну, прости, есть у меня стейк, специально для тебя утром перед занятиями в лавку ходил!.. Хью?

Я убрал его руку со своего локтя и отвернулся.

- Прекрати себя вести, как маленький ребёнок, - тихо сказал я.

- А как ты хочешь, чтобы я себя вёл? - как-то интимно спросил он.

Я вздрогнул. Опять шутит. Вздох.

- Пошли, и возьми меня за руку, не хочу, чтобы ты упал.

- Ты меня тогда, как в прошлый раз, донесёшь до дома и будешь дуть на ранку?.. – тихо спросил он.

- Конечно, - я улыбнулся

- И шептать разные «сопливые» слова?..

- Не было такого! - возмутился я.

- Было-было.

- Прекрати.

Он вдруг остановился у самого подъезда и, обойдя меня, прямо в лицо тихо сказал.

- А мне понравилось, даже очень. Ты такой заботливый, Хью.

И, щёлкнув замком, открыл дверь, а я стоял и не мог поверить. Опять шутит? Или это уже что-то другое? Я совсем перестал его понимать и от этого так грустно.

- Пошли.

В квартире Лео было чисто, по-моему, даже аквариум с рыбками был стерильный. Рыбка, единственный его житель, в нём отсутствовала.

- Лео, а где Восемь? - встревожено спросил я.

Я же знаю, как он обожает её, эту рыбку-клоуна. Он выглянул из кухни и грустно вздохнул:

- Она как-то странно себя вести начала, вот я её и отвёз в ветлечебницу, а там сказали, что она старая уже, ну и через несколько дней её не стало, - он грустно улыбнулся и скрылся на кухне.

Я прошёл туда же и, подойдя к Лео, стоящему около мойки, обнял его со спины. Он прижался ко мне, и я затаил дыхание. От его волос пахло просто потрясающе, тело было таким гибким и стройным, я почти облизнулся.

Облизнулся и наткнулся собственным языком на свои же клыки. Резко отпрянул от моего наваждения и отвернулся, схватил нож и начал резать хлеб.

- Хью, ты чего?

- Всё в порядке.

Я пытался взять себя в руки, я не был неопытным оборотнем - первый день после укуса. Я рождённый, и, собственно, мы не можем держать себя только вот при таких условиях, когда тот, кто так нам нравится - рядом, и совсем не сопротивляется нашей близости.

Я могу поспорить на годовой запас котлет, что зрачки у меня сейчас вертикальные. Я выровнял дыхание и, положив хлеб на тарелку, повернулся к Лео.

Тот стоял и смотрел на меня как-то странно:

- Ты уверен?

- Да. Просто мне тоже жалко Восемь.

- Ну, тогда ты можешь подарить мне аналог.

- Лу... Боже, Лео, ну как так можно, ведь она у тебя была любимой, а теперь ты говоришь об аналоге. - Я прикрыл глаза на секунду и мысленно сплюнул.

Чуть не проговорился, интересно, странно бы, наверное, звучало из моих уст слово «Луна».

- Я любил эту рыбу? Ты меня за кого принимаешь? Она была любимцем, а это разные вещи! А люблю я кое-кого другого... - очень странным, интимным голосом проговорил он последнюю фразу.

- И кого же? - я улыбнулся.

Очередная игра, Лео? Как же я устал.

- Оборотня.

Я не обратил внимания на единственное число. И, опустив голову, прикрываясь косичками, тихо сказал:

- Да, я и забыл, это твоя единственная страсть. Я посмотрю рыбку в зоомагазине, нечего аквариуму пустовать.

Он вздохнул и, подойдя ко мне, прошептал на ухо:

- Сколько можно, а, Хью?

Я вскинул голову и встретился с его горящими глазами. Что? Но задать вопрос я не успел, по кухне распространился запах гари и мы оба бросились к плите, на которой догорал мой ужин.

- Ох, ну что за *...* тогда будем есть кашу! Ты варишь, Хью!

- Почему я?

Его сердце стучало так сильно, что я боялся сдвинуться с места. Адреналин? Сомневаюсь.

- Потому что мне нравится смотреть, как ты стоишь у плиты, со спины, ну, прям, жена!

- Что? - я возмущённо посмотрел на него.

И замахнулся полотенцем, которое держал в руке. Кухня вся была в дыму, и мы пытались как-то избавиться от него, открыв окна и помахивая тряпками.

Он засмеялся и кинулся в комнату, я за ним.

- Хью, ну, не бесись! Ты прекрасен... со спины!

Он забежал за диван. Я кинулся на него и не рассчитал силы, кровь так и бурлила в жилах. Как бы я хотел быть тебе хоть кем-то, да пусть и девчонкой!

Сделав рывок от пола, я повалил его на диван и сел на живот, начал в шутку душить, но остановился, как только руки моего друга легли мне на икры и медленно поползли выше. Я встретился с ним глазами и не мог поверить - в них было желание. Я оборотень, не могу спутать этот взгляд и запах желания. И эти руки, которые уже сжимали мои бёдра.

Я приоткрыл губы и пошёл на поводу своей звериной сущности, которая хотела, больше всего на свете, этого человека, выгнул спину. Лео подо мной завозился и сглотнул, так как мои руки всё ещё была на его шее, я почувствовал эти движения. Хрупкое тело, живое, сочное...

Я попытался взять себя в лапы... Ой!

- Хью? – хрипло.

Я убрал руки с его хрупкой шеи и опустил глаза, встречаясь с синими вопросительными очами.

- Прости, я что-то... - я опустил одну ногу на пол и уже собирался слезть с него, но почувствовал бедром его возбуждение. Застыл. - Лео, это что?

- А это то, чего, вообще-то, быть не должно по отношению к друзьям, но, уж прости, я не воспринимаю тебя, как друга, - совершенно не стесняясь, проговорил он.

Я округлил глаза и не успел сообразить, как был притянут и атакован сладкими губами. Он не давал мне выбора, не давал оттолкнуть. Он страстно целовал меня, а я первые секунды опешил и даже не сопротивлялся. Но потом...

Зарычав, я опрокинул его обратно на диван и уже сам впился в эти потрясающие губы.

- Ммм, Хью, да... - сквозь поцелуй он умудрялся ещё стонать и просить.

Мне кружило голову, моя сущность ликовала. Мы, наконец, получили то, что хотели! Он наш!

Хрупкое тело подо мной выгнулось, и обивку дивана распороли когти, я очнулся и оторвался от сладких губ, вовремя прикрыл глаза.

- Прости, Лео...

- Глупый, за что ты просишь прощения? Мне понравилось, - он привстал и нежно чмокнул меня в щёку. - Ты уехал почти на месяц, а я осознал, что без тебя мне уже как-то не так...

Я так и сидел на нём с закрытыми глазами, пряча свои когти в кулаке и распарывая кожу ладоней. Меня трясло.

Я, конечно, понимал, что он говорит, но это только одна моя тайна, Лео, а что же делать с той, которую я рассказать просто не смогу.

- Лео, мне бы в ванную...

- Не нужно. Иди сюда, я помогу тебе. – страстно прошептал он.

Луна-прародительница!

- Не...

- Не смущайся, будет приятно.

Он поцеловал меня в шею, я чувствовал, что он слегка боится, но это нисколько не стесняло его. Он стянул с меня кофту, но рукава застряли на сжатых кулаках. - Хью, расслабь руки, ты чего? - и он взял мою, сжатую в кулак, руку и поцеловал пальцы, они разжались, и я приоткрыл один глаз. Крови было немного, но характерные порезы от когтей никак не походили на лунки от человеческих ногтей, они были глубже. - Что это? - встревожено спросил он.

- Ничего. Мне нужно в ванную, - я попытался убрать руку, но он не отпустил, очень внимательно разглядывая порезы.

- Когти, - вдруг сказал он.

Я дёрнулся.

Что же делать? Вообще, ситуация странная: поцеловались, я распорол себе руки и обивку дивана, он предлагает мне помочь с моим возбуждением, такой нежный и... Я прислушался к нему.

Спокойный! Что происходит!?

А он продолжал рассматривать мою ладонь.

Я вырвал её и прижал к груди.

- Мне... нужно идти. Извини! - я резко вскочил с него, надел кофту обратно и попятился от дивана.

- Хьюююю! - протянул он. - А ничего не хочешь мне рассказать?

Он встал и сделал шаг ко мне, я не боялся, я просто не знал, как начать разговор. Я упёрся спиной во входную дверь, а Лео, подойдя ко мне вплотную, улыбаясь, почти нежно проговорил:

- Расскажи.

- Нечего рассказывать.

Рука уже зажила, и я опустил её, Лео поднял мою ладонь и шокировано оглядел со всех сторон.

- Что? Где порезы?

- Не было их... - попытался выкрутиться я.

- Я что, слепой или страдающий галлюцинациями? - вкрадчиво спросил он.

- Лео, я есть хочу, - попытался я снова.

- Хью, ты можешь заговаривать мне зубы, но всё равно расскажешь, что происходит! Я тебя не выпущу отсюда, пока не услышу всё. И ещё кое-что, я так и не понял твоё отношение к моему признанию!

Я застыл.

- Согласен, - тихо сказал я.

- Согласен? На что ты согласен?

- Быть с тобой, - я немного покраснел, видимо, потому что он вдруг прижался сильнее и обнял меня.

Провёл подушечками пальцев мне по щеке и также тихо проговорил мне в плечо:

- А я твоего согласия не спрашивал, но очень рад, что тебя тянет ко мне, ты же знаешь, я люблю взаимность. И очень люблю секреты. А в тебе сочетается всё: и тяга, и секреты, и красота. Я начал замечать твои взгляды совсем недавно, и меня просто в дрожь от них бросает, Хью Дорквуд. И от тебя. Знал бы ты, как я мечтал о том дне, когда ты окажешься в моей власти.

Я затаил дыхание. Знает ли этот человек, что волки всегда доминируют в отношениях и во власти скорее он, чем я. Я улыбнулся и обнял его, прижимая к себе, ладно, пусть пока думает, что у него всё под контролем, я подожду.

- Лео, телефон звонит, – опознал я странный звук.

- Ох, я ж забыл! - и он кинулся в комнату.

А я остался стоять, прижимаясь к двери, я мог бы уйти сейчас, уйти, чтобы не объяснять ничего, я мог бы, если бы не мой слух:

- Привет! Да, конечно. Ты не представляешь себе, как ждал! Правда? О! Прекрасно! Когда? Ладно... слушай, а если я с собой друга возьму? Можно? Отлично! Не, это невозможно, он не охотник же... а, ну ладно, хорошо, ага! Пока!

Я медленно вернулся обратно в комнату, он как раз положил трубку.

- Кто звонил? - нейтрально спросил я.

- О! Я познакомился с ним по инету, классный парень, помешанный на охоте... на оборотней. - Он сел в кресло и уставился на меня практически в упор.

Я про себя сглотнул. Впервые слышу об охоте на себе подобных, ну да, нас иногда путают с волками, но, если присмотреться, мы крупнее и умнее соответственно, потому что, даже перекидываясь, остаёмся людьми. Интересно. Лео ждёт от меня реакции, но какой?

- На волков что ли охотится? - улыбнулся я.

- Нет, именно на оборотней.

- Хм... и много убил?

- Говорит двоих. Самку и её не родившегося детёныша...

Что? Вот же врун! Наши самки никогда не перекидываются на сносях, а уж детёныши - вообще сокровища, их не выпускают в лес под страхом смерти няни! Все поголовно охраняют беременную самку, и убить её, и остаться в живых - невозможно! Кто этот урод!?

- И как зовут этого великого охотника? - с презрением спросил я.

- Майк, фамилию не знаю, мы ж в инете познакомились. Ты чего так переменился в лице? - с ехидной улыбкой спросило это чудо.

- Да так...

- Хью, а ты мне так и не рассказал о царапинах. Я тут подумал, ведь, возможно, что оборотни сами пишут все эти книги, чтобы простые обыватели заблуждались на их счёт. Возможно, что они обладают прекрасным чутьём и способностью к регенерации, и ещё много чего умеют. И возможно, что они живут в больших поместьях с прилегающим леском, чтобы носиться там в своё удовольствие, никому не мешая. М? И ещё, возможно, всё зависит не от луны... Хью, а чего боятся оборотни больше всего? Как ты думаешь?

Он вскочил с кресла и, взяв большую напольную вазу двумя руками, кинул в меня. Я машинально поймал довольно тяжёлую вазу и только потом понял, что человек, с таким хрупким телосложением как у меня, не смог бы так легко её поймать и даже не сдвинуться с места.

Я сглотнул уже не про себя. Что-то я никак не пойму, сегодня что, ночь откровений? Зачем всё это?

Я аккуратно поставил вазу на пол и, развернувшись, бросился к двери, открыл и, схватив обувь, кинулся на улицу.

Я сейчас не был расположен к откровениям, совсем...

Через несколько минут по тёмной аллее уже бежал волк с кроссовками в зубах, мне нужно быстрее домой, поговорить с дедом!

Я совершенно запутался в себе, в нём, в своих чувствах, в любви! Я так хочу быть с ним, но сегодня я кое-что понял, он очень умный мальчик и уже догадался обо всём, но даёт мне шанс рассказать самому, а я пока не готов.

Значит, в колледж завтра не иду.

Влетев в квартиру на восьмом этаже элитного дома, я запер дверь и упал на диван. Отдышался и задумался. А чего я, собственно, испугался-то? Ну, заподозрил он, что я не совсем нормальный человек и что?

- Хью, это ты? - проорал мой дед из кабинета, а я и не заметил, что он дома.

Интересно, а кого он ждёт в двенадцатом часу?

- Нет, это не я.

- Шлёпай сюда!

Я встал с дивана и поплёлся в кабинет деда, там горел только ночник, сам дед в пижаме сидел за ноутбуком.

- Что-то случилось, внучок? - совершенно несерьёзно спросил он.

- С чего это ты взял, дедок? - также ответил я.

Ну да, у нас с дедом очень странные отношения, а после того, как он сменил, почти насильно, мне имидж, я вообще обижен на него. И он это знает. Но сейчас мне надо с ним поговорить.

- Ладно, чего такой дёрганный-то? - примирительно спросил он.

- Да... эх... Дед, вот скажи, если бы твой любимый человек узнал твою самую сокровенную тайну и при всём при этом в этот же день почти признался тебе в любви, как бы ты поступил?

Он отложил ноутбук в сторону и серьёзно посмотрел на меня.

- Кто-то узнал, что ты не человек?

- Нет, ну, я сам не понял, если честно, где прокололся, я же не юнец, я старался при нём вести себя соответственно, но он как-то догадался. Понимаешь, - я сел на соседние кресло, - он одержим идеей оборотней, то есть, он читает разные книги, рисует, ищет друзей по интересам в Интернете, в общем, всё, что касается нас. Он хороший парень, и очень мне нравится, но я боюсь, что если мы будем вместе, то по какой причине? По той, что я его одержимость, или по той, что он меня любит. А сегодня он кинул в меня напольную вазу, и я её, естественно, поймал без труда... у него был такой азарт в глазах.

- Так, и что же в этой запутанной истории тебя смущает? Только то, что он влюбился в свою одержимость?

- А любовь ли это? - печально спросил я.

- Ну, мой маленький волчонок, это ты уж у него спроси, а не у меня.

- Да, это так. Дед, а если я его в имение приглашу, ну, просто в гости?

- Пригласи... подышите свежим воздухом, познаете природу и, может быть, разберётесь в своих истинных чувствах, а теперь иди спать, завтра в колледж рано вставать.

- Я не пойду завтра в колледж.

- Это ещё почему? - с ехидством спросил дед.

- Он...

- Так, Дорквуды не боятся трудностей! Иди, о, отрок, и познай, что значит быть настоящим Дорквудом!

- Дед!

- Всё, иди спать, утро вечера мудренее.

И он оказался прав.

Утром я встал и спокойно собрался в колледж. Схватил бутерброд, хлебнул кофе, и в коридоре в зеркало, улыбнувшись клыкастой улыбкой, побежал в гараж.

Я решил сегодня ехать на машине, чтобы можно было спокойно убежать. Водитель ждал меня рядом с моей чёрной малышкой. Я сел на заднее сиденье и задумался.

Что делать, я мало себе представлял, я уверен, он сегодня сделает что-то, чтобы вывести меня из себя. Или же просто спросит прямо. А, что отвечать, я совсем не знаю.

Можно, конечно, сослаться на огромную силу и сказать, что внешность обманчива. Но как оправдать раны на руках и их быстрое заживление?

Вздохнув, я открыл дверь в аудиторию и, мельком осмотревшись, вошёл. Лео не было ещё, и я, почему-то, с одной стороны - был рад, с другой же - разочарован.

Я сел на своё место и чуть расслабился. Я думал, как начать разговор, и так задумался, что не заметил, как рядом сел мой искатель оборотней.

- Доброе утро, Хью. - Тихо сказал он.

Я вздрогнул и обернулся. Он смотрел на меня внимательно и выжидающе. - Как вчера добрался до дома, ведь от меня до тебя приличное расстояние?

- Привет. Нормально добрался, на такси. - Не моргнув глазом, соврал я.

- Ааа, понятно. А без куртки не холодно было ждать такси?

- Нет, ты же знаешь, я привык к прохладе, у меня на родине... - я замолчал, так как Лео выложил мой сотовый на парту.

- Интересно, а как ты вызвал такси без мобильного? - вкрадчиво спросил он.

Я сглотнул, вот и попался.

- Лео, я должен сказать тебе правду.

- Говори.

- Может, мы поговорим не здесь?

В аудиторию как раз зашёл наш историк.

- Нет. Мы поговорим прямо сейчас, пошли.

Он встал и потянул меня к выходу. Я не сопротивлялся, понимал, что сам себя загнал в ловушку и что теперь мне придётся врать, или же говорить правду. А, что лучше - я пока не решил.

Мы спокойно вышли из класса, даже не обратив внимания на возмущение учителя. Собственно, его мнение никого из нас не волновало.

Войдя в туалет, Лео отпустил мою руку и, спокойно встав около двери, как будто преграждая мне выход, спросил:

- Так что это было вчера?

- Мммм, это...

Я так боялся сейчас ошибиться, и мне нужно было ещё подумать немножко, поэтому я просто подошёл к нему вплотную и накрыл его губы своими. Он не сопротивлялся и отвечал мне, страстно и даже немного жёстко.

Прикусил и чуть оттянул мою нижнюю губу, зализал укус и хрипло проговорил:

- Дорквуд, это, конечно, очень хорошо, но я задал вопрос и хочу получить на него ответ.

- Лео... - он притянул меня к себе, крепко держа за талию одной рукой, а второй зарылся в мои косички и потянул. Я не сопротивлялся, запрокинул голову, а он смотрел мне в глаза своими, сверкающими каким-то маниакальным блеском, глазами. - Я не могу так сразу рассказать тебе всё.

- Начни постепенно, для начала мне будет достаточно одного слова. Ты оборотень?

Вот и всё, он решил спрашивать прямо, а я задыхался от его действий. Ведь той рукой, которой он держал меня за талию, сейчас он ласкал мою кожу под кофтой. И я чуть выгибался за лаской, ища больший контакт. - Хью?!

Я смотрел в его глаза и чуть расслабился, я знал, что мои глаза стали другими, обычный круглый человеческий зрачок вытянулся и стал вертикальным.

Лео приоткрыл губы, смотря на меня. Я поднял руку и провёл по его щеке. Когтистая рука зарылась в короткие, золотисто-платиновые пряди.

Он не вздрогнул, а потрясённо смотрел на меня круглыми глазами и открывал и закрывал рот. Его руки упали вдоль тела, отпуская меня, и я сделал плавный шаг назад. Мои джинсы чуть съехали вниз, позволяя пушистому хвосту свободно и плавно качаться из стороны в сторону.

- Лео, я не человек.

- Это потрясающе! - восторженно, обходя меня вокруг и рассматривая, проговорил он.

Я старался стоять смирно и не двигаться, мне было страшно, нет, я не его боялся, а скорее своей реакции. Я хищник! Зверь! И мне сейчас хотелось убить человека, так бесцеремонно схватившего меня за хвост!

- Лео, не стоит этого делать, мне неприятно.

- Ой, прости! Я начал думать о том, что ты не такой, после одного случая, я не уверен, что ты помнишь. Мы тогда были в кино первый раз, фильм был про оборотней, ты весь сеанс ворчал о том, что это полная лажа. И я начал задумываться, почему тебе не понравился фильм, ведь обычный подросток должен быть от него в восторге. А потом мне начало казаться, что ты не такой как все, что ты что-то скрываешь, и когда мои рисунки смотришь - просто улыбаешься, а не восхищенно охаешь, как все остальные. И это навело меня на мысли, что ты знаком с волками не понаслышке или по картинкам. И глаза скрываешь после полнолуния... Хью, я хочу увидеть твою форму, пожалуйста!

А я молчал.

Я видел этот восторг и блеск его глаз, но все эти эмоции были только потому, что я оборотень. Его одержимость. А не потому, что я его люблю, и он любит меня.

Как жаль, что я рождённый и не знаю, как быть просто человеком. Как быть любимым, ведь в отношениях я тоже не совсем нормальный.

Вот прямо сейчас мне хочется завалить его на кафель вниз лицом и отодрать, чтобы он замолчал. Причинить ему боль, подчинить его себе! Я встряхнулся, и все изменения исчезли.

Лео разочарованно вздохнул.

- Хью? - тихо спросил он.

- Я, пожалуй, вернусь в аудиторию.

- Что случилось? Я что-то сделал не так?

Он снова обошёл меня и обнял, притягивая к себе, нежно накрыл мои губы, а я просто стоял и не шевелился.

Он перестал меня целовать и тихо предположил:

- Ты думаешь, что я пошутил вчера?

Я отвернулся и прикрыл глаза. Ну почему именно сегодня он решил задавать вопросы напрямую?

- Я не знаю, Лео. Сейчас я ничего не знаю. По правилам стаи я должен тебя убить. Потому что ты узнал мой секрет. По людским законам я вообще не должен существовать, так что, даже если ты расскажешь кому-то, тебе не поверят. Но ты, действительно, мне нравишься, и, поверь, мне очень больно, что я для тебя всего лишь одержимость. - Я мягко оттолкнул его от себя. Он же снова встал около двери, я ухмыльнулся. - Это не преграда для меня.

- Я понимаю, что не преграда, но я хочу поговорить. А ты сейчас хочешь убежать. С чего ты взял, что я не отношусь серьёзно к тебе?! - нахмурившись, спросил он.

- О, ты относишься серьёзно, да! Только не ко мне, как к парню, который тебе нравится, а ко мне, как к оборотню.

Он задохнулся и, подлетев ко мне, пихнул меня к противоположной стене и, схватив за джемпер, проорал в лицо:

- Ты тупой!? Я тебе раньше признался, что ты мне нравишься, раньше, чем узнал, что ты моя одержимость!

И впился мне в губы, почти кусая. Я зарычал и притянул его к себе ближе, перехватывая инициативу. Он не сопротивлялся, закинул ногу мне на бедро и прижался плотнее. - Видишь? Чувствуешь? - задыхаясь, шептал он мне в губы.

Я чувствовал его возбуждение, его начало трясти, он прижался пахом сильнее и застонал.

- Лео, ты понимаешь, что тебя ждёт?

- Да, - исступлённо.

- Я не человек, будет больно.

- Я знаю.

- Только не здесь, это уже слишком. - Я чуть отодвинул его от себя и пригладил его слегка растрепавшиеся волосы. - У тебя вечером. Поговорим.

- Поговорим? - тяжело дыша, не понимая, спросил он, а потом, видимо, дошло до сознания, и уже улыбаясь: - Поговорим. И ты покажешь мне свою форму!?

- Лео!

- Молчу!

Как бы мне не хотелось, но занятия кончились, и это наглое белобрысое чудо прыгнуло ко мне на заднее сиденье и распорядилось:

- Ко мне! - водитель строго на него посмотрел и перевёл глаза на меня.

- Мистер Дорквуд?

- К нему, - устало проговорил я.

Лео лишь прижался ко мне сильнее. Вообще было странно, он весь день пытался держаться от меня на расстоянии, чем просто выводил из себя. А сейчас вот, пожалуйста, прижимается. Я еле сдержал рык, когда его рука накрыла мой пах. - Лео, что, по-твоему, ты делаешь?

- Соблазняю тебя... - совершенно не стесняясь, проговорил он. С ума сойти, с кем я связался!? - Хью, у тебя раньше был секс с парнями?

Вот мы и подошли к этому вопросу. Не было! И с девушками не было! Мне семнадцать лет! Я всю свою сознательную жизнь жил с дедом, а деду секс уже не так важен, так что он считает - и мне не надо. Нет, я, конечно, знаю теорию, но она как-то, наверное, отличается от практики.

Я отвернулся к окну и сжал кулаки.

- Хью? - озабоченно спросил Лео, убирая руку.

- Что тебе ответить? У тебя-то был такой опыт? - чуть рыча, спросил я.

Он облокотился на меня и положил голову на плечо, очень тихо проговорил:

- Был. - Я застыл. - Ты девственник, да?

- Лееео...

Мне было стыдно, я так хотел его, но в тоже время боялся сделать что-то не так.

- В этом нет ничего такого, просто я не ожидал.

Он чуть потянулся и поцеловал меня в уголок губ. Я вздохнул, ну вот почему ему всегда удаётся так легко меня вывести из себя, но и успокоить тоже только одним прикосновением.

- Прости. Я нервничаю. А нервный оборотень - это одни проблемы окружающим.

Я повернулся к нему и мягко накрыл его розовые губки. Он улыбнулся в поцелуе и как-то счастливо вздохнул, а я опять подумал о том, что я для него всего лишь одержимость.

Он просто тащил меня к себе в квартиру.

- Хью, ну что такое?

- Ничего. - Буркнул я.

- Ты не хочешь? - интимно спросил он.

- Хочу.

- Хью, я что-то опять сделал не так? - как-то жалобно спросил он.

- Нет, всё хорошо, просто ещё раз ко мне прижмёшься, и я опрокину тебя на пол вниз лицом и отдеру без смазки! – рыкнул я.

Он застыл с открытым ртом.

- Ты же сказал, что девственник?

- Это не значит, что я не знаю, куда и что. - Тихо ответил я.

Он улыбнулся, но тут опять застыл.

- Хью, а у меня нет презервативов и смазки.

- Ох, Луна-прародительница! - зарычал я, набирая номер водителя. - Маркус, в аптеку надо, нет, за презервативами и смазкой. Ага. - Я положил трубку.

У Лео было такое шокированное лицо.

- Хью, ты только что послал водителя за смазкой?

- А ты бы предпочёл идти сам, краснея и бледнея, заикаясь, просить то, что тебе нужно у грудастой блондинки?

- Так, вообще-то, все делают.

- Я не все. Я даже не человек.

- Ты злишься на меня? Я вижу. - Он потянул меня к дивану, мы сели. - Я знаю, что достал тебя, но, Хью, ты же должен понимать, что для тебя обыденность, то для меня чудо. Я так мечтал увидеть хоть однажды оборотня, просто посмотреть издали. А уж, чтобы этот оборотень сидел рядом со мной за соседней партой, для меня вообще, как подарок на все дни рождения. Ты понимаешь?

И ни слова о том, что этот дурной оборотень любит.

Я вздохнул и встал с дивана, плавно перетёк в свою волчью ипостась. Лео задохнулся.

Я знаю - это красиво: человеческая оболочка просто растаивает, как дым, и на её месте остаётся статный бурый волк с серыми глазами. Надеюсь, я сейчас не похож на щенка. Потерявшегося щенка.

Самое главное, что у рождённых превращение действительно красивое, плавное. Я потряс головой и повернулся к шокированному Лео. Он сполз с дивана и упал рядом со мной на колени.

Смотрел на меня во все свои прекрасные глаза.

- Можно? - хрипло спросил он, протягивая руку. Я ничего не ответил, просто подставил голову под ласку. - Ты такой красивый.

Его горячие пальцы гладили меня по голове, зарылись в шерсть. Я прикрыл глаза, мне хотелось выть. От одиночества. Нет, мне не было больно, просто я, наверное, никогда, как человек, не займу место в его сердце. Просто одиноко, я не заметил, как заскулил. Тёплые руки обняли меня за шею, и он тихо проговорил:

- Хью, какой же ты глупый, ты должен был мне рассказать давно. Слышишь? Ты же понимаешь меня? - он отстранился и взглянул в мои глаза. - Потрясающе красивый... такой же красивый, как в человеческой оболочке. - Я повёл ушами. Что? - Я люблю тебя, Хью.

Он смотрел на меня, и в его глазах было столько нежности и любви. Я впервые усомнился в своей убеждённости, что он не любит меня. Я высунул язык и мягко провёл по его щеке, он засмеялся.

- Ты ведёшь себя, как обычная собака...

А как я должен себя вести? Как страшный и злой серый волк? Я выше этого!

Я завилял хвостом и, дёрнувшись, повалил Лео на пол, начал вылизывать его лицо и шею, через несколько минут он подо мной затих, поглаживая пальцами мою холку.

Я перекинулся и оказался над ним, мои косички рассыпались, так как Лео, гладя, расстегнул заколку.

Он смотрел на меня и плавно потянул на себя, я накрыл его губы. Провёл языком по ним, нежно, без спешки, мне казалось, что его губы самые сладкие на свете, он раскрыл их и высунул язычок, столкнулся с моим, погладил.

Я не спешил лишь потому, что немного стеснялся его реакции, но он сам привстал с пола и углубил поцелуй. Безжалостно сминая мои губы, лаская внутри мой язык и дёсны.

Я зарычал и перехватил инициативу.

- Лео... - простонал я, отрываясь от таких чудесных губ.

- Кажется, я теперь понимаю барышень из романов. - Улыбаясь, ответил он. - Если бы не поза, мне так и хотелось поднять ножку.

- Ты невозможен.

- Ты ведь не позволишь мне доминировать? - вдруг серьёзно спросил он.

- Прости, но нет. Ты боишься, что я сделаю что-то не так?

- Нет. Просто я же старше тебя! Это несправедливо... - смеясь, проговорил он. - Но ради того, чтобы почувствовать твою страсть, я готов на такие жертвы.

- Лео, ты невыносим. И ты не представляешь, как я мечтал об этом. Просто обнимать тебя...

Я вдруг испугался собственных слов. Одно дело - сказать ему, что он мне нравится, и совсем другое - делиться с ним самым личным. Мечтами.

- Не бойся, - он сел и притянул меня сильнее к себе, провёл костяшками пальцев по щеке, - я не посмею обидеть тебя и сделать больнее, чем уже сделал.

- Что? - удивлённо воскликнул я.

- Хью, ты действительно думаешь, что я помешан на оборотнях и больше ничего не замечаю вокруг себя? Так вот, это не так. Я видел все твои взгляды, и то, как ты злился, когда какая-нибудь девчонка приглашала меня, и твою печаль, когда я соглашался, но знаешь, мне всё же немного странно было принять свои собственные чувства, гораздо сложней, чем твои. Я всегда считал себя нормальным.

- Нормальным? - грустно спросил я.

- Да. И не думал об отношениях с парнем, с другом.

- То есть сейчас ты думаешь по-другому?

- А ты не чувствуешь? - со смешком спросил он.

- Да, этот «аргумент», упирающийся в мой стояк, очень хорошо говорит о твоих думах.

Он не дал мне больше сказать ни слова, вовлекая меня в страстный поцелуй, всю идиллию нарушила трель моего мобильного.

- Мммм, да? Ага.

- Кто посмел? - грозно спросил Лео.

- Смазка. - Просто ответил я, вставая с него и идя в коридор.

Я вернулся через десять минут, Лео был на кухне и нервно резал мясо на бутерброды. Запах был просто потрясающий. Я поставил баночку со смазкой на край стола и подошёл к Лео.

- Мммм, вкусно пахнет, что это?

- Грудинка, я сегодня не успел в лавку, так как проспал. Поэтому, будем есть вот это.

Он подал мне тарелку с бутербродами, а сам начал разливать чай по чашкам.

- Лео, я думаю что после.

Отобрав у него чайник, я поставил его обратно и потянул несопротивляющегося блондина в его спальню. Попутно захватив смазку. Рука в моей ладони была влажной. Он нервничал, а я не мог понять почему, если у него был опыт, то, по идее, он не должен так сильно нервничать. А если это из-за того, что я не человек?.. - Ты боишься?

- Ну, как и всякий парень, которого собираются поиметь.

Я остановился около кровати. Спальня не отличалась особой меблировкой: просто кровать посередине и шкаф, встроенный в стену. Единственное, наверное, что было здесь действительно красивым - это баннер на стене. Ночной лес и на прогалине стая волков. Красиво. И очень сочеталось с бельём синего цвета.

Мне стало неприятно. Почему он так считает, если сказал, что любит меня? Разве он не понимает, к чему ведёт признание в чувствах. Хотя он может бояться другого, а эти слова всего лишь бравада.

- Лео, я не собираюсь тебя иметь, я собираюсь тебя любить.

- Прости, я что-то перенервничал. Я не то имел в виду, просто...

- Почему ты так думаешь?

- Я ни о чём не думаю. - Тихо ответил он, и как уже бывало много раз, он просто взял и сделал первый шаг, стянув с себя футболку.

Я сжал челюсть, чувствовал его решимость, она была настоящей, чувствовал его желание, оно тоже было настоящим. Но в его прекрасных глазах, в самой глубине, был страх. И вдруг я понял, он мне солгал. Ведь все приглашения он отклонял, откуда опыт? Я улыбнулся и хихикнул. - Хью? - с обидой.

- Мой малыш... - в синих глазах был шок.

- Я не малыш!

Но я не стал его слушать, а стянул с себя джемпер и расстегнул джинсы, сделал шаг к нему.

И вот тут я увидел это - страх. Страх перед близостью. Девственник. Я сделала ещё несколько шагов, и он, отходя от меня, упёрся ногами в край кровати, сел на неё.

Мы не говорили, но и без слов было понятно, ни один из нас не имеет опыта, и что делать всё нам придётся по наитию.

Я плавно сел около его ног и положил чуть дрожащие руки на его бёдра, повёл ладонями вверх, немного нажимая, мне хотелось ласкать его, чтобы он плавился от моих ласк.

Подался вперёд и поцеловал его в шею. Спустился маленькими поцелуями к ключице, поцеловал и обвёл её языком.

Его дыхание участилось, но он всё также сидел и не трогал меня. Я же проводил эксперимент дальше, чуть прикусил его сосок, облизал. Он вдруг схватил меня и упал на кровать, утягивая на себя.

- Хью, я солгал.

- Я знаю.

Я накрыл его губы, и он безропотно подчинился моему напору. Целовать его было просто потрясающе, так вкусно. Я немного привстал и расстегнул одной рукой его джинсы, а то, боюсь, чуть позже я просто выдерну молнию с корнем. Он сам раздвинул ноги, выгнул спину от мои губ на его животе, я не мог остановиться, его запах кружил голову, и я не сразу понял, что он что-то просит.

- Хью, сними их, мне больно.

Ах, ты ж!..

Я рывками стягивал с него джинсы и бельё, когда он был полностью обнажён, я застыл в изумлении.

Красивый, какой же красивый, такой изящный, гибкий, с розовыми сосками и чудесной розовой головкой, я облизнулся. - Хью... - закричало это блондинистое чудо, когда я кончиками пальцев прошёлся по его стволу вверх-вниз.

Я чувствовал запах его возбуждения, меня самого просто колотило от всего этого, но я понимал, что своего волка мне придётся сдержать, иначе мой малыш пострадает. А я не хочу потом, чтобы он боялся меня.

Я открыл смазку, ну Маркус, ну затейник, она была клубничная, этот едкий сладкий аромат распространился по комнате, и Лео задрожал сильнее.

- Не бойся, я не смогу, если ты будешь бояться.

- Легко сказать.

- Давай медленно, хорошо?

- Ладно.

- Ты только дыши...

Я медленно поднёс намазанные пальцы к его маленькой, розовой дырочке и меня затрясло от нахлынувших эмоций.

Один палец по одну фалангу, глаза Лео расширились от шока. Чуть протолкнул дальше, он сжал зубы, начал дышать через нос.

Так. Дальше так нельзя. Я устроился поудобнее между раздвинутых ног и поцеловал его побелевшие губы.

- Расслабься, иначе будет больно.

Я облизал его губы, чуть прикусил, не больно, а скорее игриво.

Он немного расслабился, я почувствовал, что стало чуть свободнее, добавил второй, не переставая целовать и отвлекать его от моих действий. Внутри он был таким скользким от смазки и горячим, мой волк нетерпеливо заскулил.

Но Лео был слишком узким, я подумал, что не смогу проникнуть в него и не сделать больно, значит, нужно ещё.

Оторвался от его губ и уткнулся в шею, тяжело дыша, мне тоже нужно немного отвлечься.

- Хью, уже можно? - хрипло и тихо спросил он.

- Я бы мог тебе ответить, если бы знал, но по ощущениям - ещё нет.

- Хью, мне неприятно. - Почти плача прошептал он.

Я остановился.

- Неприятно?

- Совсем.

Вот теперь я не знал, что делать. Ведь в порно парни так стонут, им должно быть приятно, почему в жизни не так?

Меня на несколько минут накрыла паника, но потом я вдруг решил, что, возможно, будет лучше, если мы прекратим.

Медленно вытаскивая пальцы, я прошептал ему в ушко:

- Всё, я больше не буду.

- Хью, это глупо. Я уже понял, что меня ждёт, я готов.

- Нет, тебе не должно быть больно. Это странно, я делаю что-то не так. - Я вытащил пальцы совсем и мягко погладил пульсирующую дырочку. - Думаю, что нам нужно в Интернет.

- Это просто глупо - останавливаться на полпути! - хрипло проговорил он.

Я сам понимал это, но мне так хотелось, чтобы ему было приятно в первый раз.

- Я знаю. - Прорычал я.

И, обхватив пальцами его член, просто сделал всё рукой.

Мы лежали на кровати и смотрели в потолок.

- Ну, могло быть хуже.

- Да. - Меланхолично ответил я.

- Ты мог не сдержаться и просто трахнуть меня.

- Да.

- Или ещё хуже.

- Да.

- Хью, прекрати! - он перевернулся и навис надо мной, посмотрел серьёзно в глаза. - Пожалуйста, прости.

- Ты не виноват. Нам нужно в Интернет. Посмотреть, как и что...

- Ладно. - Он надел джинсы на голое тело и достал ноутбук, подключил. - И что искать?

Я задумался.

Через полчаса ползанья по сети, мы оба были слегка в шоке и возбуждены до предела.

- Простата? - удивлённо спросил Лео.

- Хм... и как это возможно сделать? - также удивлённо спросил я монитор.

Лео поморщился и прижался ко мне, потёрся щекой о моё плечо. Я застыл. Все инстинкты кричали мне повалить это чудо на кровать и страстно отодрать. Я повернул голову к нему и тихо спросил: - Лео, что ты делаешь?

- Соблазняю тебя.

- Где-то я это слышал... и что потом - ты знаешь.

- Я потерплю, пока ты будешь искать её.

- Лео, мне кажется, это не так просто.

Я чувствовал, как он дрожит от новой волны возбуждения.

- Я хочу.

- А если я не смогу остановиться?

- Не нужно. - Твёрдо ответил он.

Снял свои джинсы, лёг на спину и раздвинул ноги, призывно облизнул губы. - Хью?

Я еле сдержался, чтобы не накинуться на его прекрасное тело. Если он ещё раз посмеет мне отказать и сказать, что ему больно, я его покусаю.

Медленно, стараясь не торопиться и не делать резких движений, я наклонился и поцеловал его немного дрожащие губы.

Было странно, я хотел его, но уже совсем по-другому. Будто бы что-то перевернулось во мне, я и так боялся причинить ему боль, а сейчас меня пробирала дрожь от ужаса. Где искать эту простату?

Снова смазав пальцы, я мягко погрузил их в его зажатое тело. Он удивлённо моргнул, я тоже был удивлён, потому что пальцы проскользнули очень легко.

- Хью?

- Ничего себе...

Он был зажат, но в тоже время я свободно двигал пальцами внутри моего блондинистого чуда. Я попробовал нащупать эту «мифическую простату», он дёрнулся и сам толкнулся на мои пальцы, прикрыл глаза.

Я, тяжело дыша в его шею, тихо спросил:

- Нет?

Он покачал головой и обнял меня руками за шею, притянул к себе, поцеловал. Так. А если согнуть пальцы. Я так и сделал - согнул и сделал плавно несколько толчков.

То, что произошло потом, напугало меня. Он замер, оторвался от моих губ и закричал, выгибая спину. А я почувствовал её, маленькую.

- Ах... Хью... приятно!!!

Я и сам чувствовал, что ему приятно, тело покрылось испариной и задрожало ещё сильнее, теперь от наслаждения. Ещё несколько толчков и я добавил третий палец.

Сдерживаться было сложнее с каждой минутой и я, мягко вытащив из него мокрые пальцы, стянул с себя джинсы и, смазав член клубничной смазкой, подставил головку к влажному, пульсирующему входу.

Меня вело. Он тяжело дышал, глаза закрыты, волосы разметались по покрывалу.

- Ты только дыши, ладно, я постараюсь сделать всё аккуратно.

- Просто сделай.

И я просто сделал. Легко и плавно, сам не знаю, как у меня это получилось. Мы оба замерли. Лео сморщил носик и закусил губу.

- Больно, малыш? - прошептал я ему на ушко.

- Да. - Хрипло и сексуально ответил он, а потом вдруг открыл глаза и улыбнулся, схватил меня за плечи. - Только попробуй остановиться!

- И не думал. - Нагло ответил я и понял, что моя сущность вышла из-под контроля.

Я сделал резкий толчок, и он подо мной зашёлся в странном крике. Смесь боли и удовольствия. Когти удлинились, и я вспорол ими покрывало, в которое моё чудо вцепилось руками. - Прелесть! - прорычал я, чуть меняя угол.

Лео стонал, не от боли, а от удовольствия, и мне было это приятно. Мы двигались почти в едином ритме.

Я наклонился и прикусил кожу на его ароматном горле. Он был такой тугой и одновременно скользкий, мне приходилось прилагать усилия, чтобы не выскальзывать из него.

Я присел на колени и подхватил его бёдра руками, ему пришлось выгнуть спину для того, чтобы было удобно лежать, но я потянул его дальше и он оседлал меня.

Его глаза были затуманены, рот приоткрыт, он явно наслаждался. Смена позы прошла мимо него, а мне было просто очень удобно так. Я приподнимал его и глубоко входил обратно в это тугое и сладкое тело.

- Мммм...

- Хорошо? - сипло спросил я.

- Даааа...

Спустя ещё несколько толчков и пару царапин - мы взорвались. Одновременно. Он обрызгал меня спермой, а я никогда не получал такого блаженства - кончил в него, гортанно закричав его имя.

Он пошевелился на моей груди, ахнул.

- Ой.

- Что? - чуть приглушённо спросил я.

Мне было безумно хорошо и тело было расслабленным.

- Из меня вытекает... твоя сперма, - шокировано прохрипел Лео.

- Я, вообще-то, кончил в тебя.

- Мы занимались этим без презервативов? - он поднял голову и посмотрел мне в глаза.

А я как-то забыл про них, они так и остались лежать в куртке.

- Прости, я забыл про них. - Тихо проговорил я.

Приподнялся и, притянув его к себе, поцеловал.

- Ладно. Я же всё-таки не девчонка. - Оторвавшись от моих губ, произнёс он.

- Дело-то не в этом, ты понимаешь? - я смотрел в его синие наивные глаза.

Да, иногда Лео был вот таким. Тихим, наивным, прекрасным созданием. Я поднял руку и погладил его по щеке. - Я прошу прощения за то, что не смог сразу сделать всё правильно, просто я думал, что это будет не так сложно.

- Хью, по-моему, и не вышло бы по-другому. Мы же оба абсолютно не сведущи в искусстве любви.

И так лукаво он на меня посмотрел, что я понял, это чудо совершенно не сердится.

И это было просто потрясающе, когда он повалил меня на кровать и, забравшись сверху, улёгся и промурлыкал:

- Пойдём завтра в парк?

- Пойдём.

- Я и ты... ты в своей форме.

- Лео?

- ... я буду кидать тебе палку, а ты приносить! - я округлил глаза.

- Лео, я не собака! Я волк!

- Ну и что... ради меня... - и глаза такие умоляющие.

Я вздохнул.

- Посмотрим.

- Хью? А у тебя, правда, это был первый раз?

- Да. Что не похоже?

- Похоже... просто, наверное, это твои волчьи инстинкты тебе помогли... знаешь, я был как на седьмом небе... Просто потрясающе.

- Я рад, - просто ответил я, зарываясь носом в его волосы.

Мой.

Проснулся я от взгляда. Пристального и очень пошлого.

- Лео, что ты делаешь? - хрипло спросил я.

- Ничего... смотрю. - Я приоткрыл один глаз.

- И на что ты так внимательно смотришь?

Он сидел в изножье кровати и рассматривал меня, я был накрыт одеялом только по бёдра, и оно стояло, то есть не одеяло стояло, а у меня стояло. Упс...

- На тебя. И на то, как ты пытаешься поставить палаткой моё одеяло. - Милая улыбка.

- Лео, я обычный парень, и мне всего семнадцать, это обычная утренняя эрекция!

- Я могу помочь?.. - и подполз ко мне.

Мягкие тёплые губы накрыли мои. И что с ним делать?

- А ты сможешь после вчерашнего? - насмешливо, сквозь поцелуй, спросил я.

- Не обязательно всё делать как вчера. Можно по-другому. - Очень эротично протянул он.

А потом скинул одеяло на пол и обхватил мою эрекцию рукой.

- Мне нравится ход твоих мыслей... и рук... - прорычал я, выгибаясь от его ласк и прикрывая глаза.

В колледж мы опоздали и вообще решили не идти сегодня, а вместо скучной лекции пошли в парк.

- Хью, ну, пожалуйста! - он тянул меня вглубь парка за рукав.

- Лео, сейчас день! Как ты думаешь, что будет, если увидят волка в городском парке?

- Да не увидит никто, там, куда мы идём, никого не бывает, слишком далеко от входа и тропинок нет. Тебе сложно?

- Мне не сложно, просто я с тобой уже столько правил нарушил.

- Вот и отлично, одним больше, одним меньше - никто не узнает всё равно! Хьюююю...

- Всё, ладно, только у меня просьба... - но договорить он мне не дал, кинулся на шею и заорал.

- Ты прелесть!

Я вздохнул и, отойдя от него на шаг, перетёк в свою волчью ипостась.

Его глаза горели. Он обошёл меня со всех сторон. Отошёл на шаг и подобрал какую-то ветку. Я взвыл, но тихо. Ещё не хватало сюда каких-нибудь зевак. Увидят мой позор!

- Хью, ну давай! - что давать-то? Я посмотрел на него, повернул голову вправо-влево и лёг на землю. Он вздохнул. Присел рядом со мной на корточки. - Тебе сложно, да? - я фыркнул.

Либо он ждёт, что я побегу за палкой, либо, что я отвечу ему в волчьем обличии. Странные люди. Ни того ни другого я делать не собираюсь. Смирись!

- Хью... - но закончить он не успел, на поляну вышла толпа парней года на два старше нас. Они смеялись и размахивали бутылками. Превратиться я не успел, поэтому остался лежать на земле, внимательно следя за развитием событий. И вся моя сущность знала - быть беде.

Они остановились, перестали смеяться и уставились на нас. Лео встал с корточек и выпрямился. Он был ниже этих бугаёв, а вот их взгляды были очень ненормальные. Я заволновался. Как поступить, я не знал.

- Смотрите, кто это у нас тут? Мальчик с собачкой?.. - заржали.

Я тихо зарычал - я не собака!

Лео покрепче сжал палку, но молчал.

- Немой мальчик с собачкой! - один из них пошёл к нам. - Ну, ничего говорить тебе и не надо, хиляк.

О, понятно, сила есть ума не надо. Только вот он мой мальчик, а я не собака!

- Отвали! - вдруг сказал Лео, и голос не дрожит.

Я продолжал лежать, но мне уже было очень тяжело сдерживать волка. Ему хотелось крови.

Они снова заржали. И двинулись всей толпой, обступили Лео и меня. Один из них потянул его за шарф, лёгкий шифон соскользнул с шеи.

Лео этот шарфик обожает. Мой подарок.

- Да, ты что ли из этих? - презрительно от того бугая.

- Тебя не касается, из каких я. Отдай.

- А мы сейчас вот тебя тут привяжем к дереву и попрактикуемся в метании острых предметов, что скажешь?

- Попробуй. - Лео сжал палку ещё крепче.

Глупый, их больше, они сильнее тебя. Но не меня. Как только этот смертник схватил его за руку и попытался подтащить к ближайшему дереву, я зарычал, вставая с земли.

- Уйми свою дворнягу, иначе и она будет истекать кровью! - вякнули из толпы.

Всё! Дворнягу не прощу! Я будущий герцог, между прочим! Я волк!

Я сделал шаг, один из них достал нож, обычный складной ножичек. Фр...

Лео заломили руки, он зашипел, а я...

Я не люблю убивать людей, охочусь обычно раз в полгода, в имении на крупную дичь, это успокаивает волка и не даёт ему власти над моей человеческой сущностью, но сейчас...

Но сейчас я впервые понял, что такое настоящая жажда крови. Всё было в красной пелене, я рвал зубами плоть, не думая, я просто отпустил моего волка на свободу. Всё закончилось слишком быстро, пару ребят убежали, остальные останутся тут навсегда.

Я повернулся к дереву, где тот парень, в шоке, всё ещё удерживал моего мальчика.

Сделал шаг. Столкнулся с мокрыми синими глазами. Остановился, встряхнул головой, из пасти капала кровь, оставляя алые следы на жухлой траве.

- Хью...

Парень отпустил Лео и тот упал передо мной на колени, обнял. А я всё смотрел на этого несчастного в полуобморочном состоянии. Зарычал. - Всё, Хью, он больше не сделает мне больно. Всё, - шептал мне Лео. - Уйди.

Парень тут же развернулся и очень быстро побежал с поляны. Я по инерции дёрнулся за ним.

- Не надо. Перекидывайся. - Он отпустил меня, и я перетёк обратно.

Вид у меня был просто ужасный. Я был весь в крови, характерный запах просто сводил с ума, и ещё я был доволен, очень. Семь трупов. Я могу собой гордиться.

- Лео... - хрипло проговорил я. - Я оборотень, не собака.

- Я знаю. - Он смотрел на меня, не в ужасе, не с презрением, а именно с пониманием.

Может, мне повезло, что он одержим оборотнями? - Нужно убираться отсюда.

Он встал с колен и подал мне руку, а я был как пьяный, был опьянён кровью.

- Лео, я в таком виде не смогу идти по парку, да и по улицам тоже.

Он посмотрел на меня и, покачав головой, достал из сумки бутылку воды и платок, смочил его и начал вытирать чужую кровь с моего лица. Когда он закончил, и мы почти ушли с поляны, я остановился и, вернувшись, подобрал шарфик с окровавленной земли.

Передал Лео.

- Спасибо. Прости меня за такую глупую выходку с палкой.

- Ничего, просто помни - я оборотень, а не собака. И, Лео, ты совсем не напуган?

Он снял свою куртку и накинул на меня, прикрывая кровь на одежде.

- Напуган. Только скорее не тем, что ты убил семь подонков, а за тебя. Я испугался за тебя.

- Со мной ничего не могло случиться. Регенерация оборотней намного выше, чем у людей, порез от ножа зажил бы за десять минут, не смотря на глубину. - Я улыбнулся.

- Зато теперь ты сытый. - Улыбаясь, проговорил он.

- Лео, я не вампир, я оборотень, и для поддержания жизненной энергии и бодрости мне нужно мясо, желательно животного происхождения.

- Я учту.

Он взял меня за руку и потянул к выходу, я обернулся и увидел, как тот парень, с огромными глазами, что-то рассказывает полицейскому.

Я мог предположить что.

Мы ускорили шаг.

Выйдя из душа, я набрал номер деда.

- Да.

- Дед, это я.

- И чего такой голос, неужто смазка с клубничным запахом не понравилась? – ехидно.

Вот же Маркус.

- Нет, смазка, что надо, до сих пор в комнате пахнет. Дело в другом...

- Что случилось? - уже серьёзно спросил он.

- Я сегодня колледж прогулял...

- Ох, какая беда!..

- И мы в парк пошли с Лео...

- О! Птички, природа, романтика!..

- И на нас там компания подвыпивших парней налетела, хотела сделать из Лео мишень для ножей.

- ...

- Я убил семерых, трое остались живы, ни один из них не видел меня в человеческой ипостаси.

- ...

- Я в порядке.

- ...

- Дед?!

- А теперь скажи мне, внучок, ты совсем дебил, днём в общественном парке гулять в своей ипостаси?!

Я молчал, мне не было жалко тех придурков, нет, я боялся, что Лео от меня отвернётся, что испугается. Я опустился на колени посреди комнаты, меня начало трясти от испытываемых эмоций.

Вдруг трубку у меня вырвали, и Лео сел, обвивая меня ногами, и одной рукой притянул к себе.

- Мистер Дорквуд, простите... это Лео. Да. Это моя вина, что он нарушил правила. Я должен был его послушать. Что? Нет-нет. Он... да, семь. Полиция уже в курсе, когда из парка выходили, один из парней рассказывал полицейскому. Да, я видел. Хорошо. Спасибо. Мистер Дорквуд, а можно Хью останется у меня? Спасибо.

Он нажал на сброс и положил трубку на пол, обнял меня двумя руками, уткнулся во влажные волосы лицом и тихо всхлипнул.

Я завёл руку назад и погладил его по волосам.

- Не плачь. Я больше не позволю увидеть тебе такое. Постарайся простить меня. Знаешь, я раньше не убивал людей.

- Замолчи. - Сжал руки сильнее. – Прошу, замолчи!

- Лео?..

- Я прошу тебя, Хью, помолчи хоть минуту! Я знаю, точнее, думал, что знаю, что такое оборотни. Но я не готов к такому зрелищу, я думал, что тебя ранят или убьют на той поляне. Я слаб, я пытался вырваться, но не смог. Я не смог помочь тебе! И мне страшно. Хью... - он завыл.

Я развернулся в его объятиях и обнял его сам, прижал к себе. Он плакал, как ребёнок, прижимался ко мне и всхлипывал.

Я такой идиот, о чём я думал?..

Конечно, он винит себя, но я виноват куда больше.

Подхватив, я отнёс его на кровать, уложил и лёг рядом, поцеловал в скулу, в висок, нежно провёл кончиками пальцев по контуру его нежного лица.

Лео притих, я улыбнулся, продолжая поглаживать его волосы и целовать, мягко и успокаивающе. Он повернул голову, подставляя лицо под мои поцелуи, поймал мои губы своими.

Мягкие, солоноватые от слёз, жаждущие. Он судорожно вздохнул и обнял меня руками, притянул к себе.

- Хью, прости меня? - он уткнулся мне в шею.

- Всё в порядке, это я должен просить прощение, что напугал тебя.

- Я не напуган.

- Почему дрожишь тогда? Холодно?

- Это не от холода... это адреналин и желание. Но мне сейчас нужно с тобой поговорить, очень серьёзно. - Я посмотрел на него, он вздохнул. - Хью, сегодня произошло то, чего я совсем не ожидал, мне было жутко страшно. Но ещё страшнее оказалось то, что я совершенно не способен постоять за себя. И за тебя.

- Лео, тебе не нужно защищать меня.

- Послушай, то, что я сейчас тебе скажу, это не моя дурная шутка и не прикол, это очень серьёзно... Я хочу, чтобы ты обратил меня.

Я сначала не понял. Прокрутил ещё раз его фразу в голове, пытаясь переварить. Получалось с трудом.

- Что ты хочешь? - сипло переспросил я, садясь рядом с ним.

- Я хочу стать одним из вас. Оборотнем.

Я засмеялся. До чего же я наивный волчонок. Я решил, что он меня любит и ему будет достаточно оборотня рядом, а он что? А он пошёл дальше. Вот же!..

Я успокоился и посмотрел на серьёзного человека.

- Лео, это не прогулка по парку, это не поход в кино, это жизнь. Всегда быть на чеку, всегда стараться сдерживать себя, помнить, что люди тоже достойны жизни, страдать от неразделённых чувств. Некоторым из нас так и не суждено встретить свою пару, и они вынуждены жить всю жизнь одиночками. Или находиться в вечном поиске. Это кровь на твоих руках, пусть невинных зайцев, но в итоге - всё равно, когда-нибудь, тебе придётся убить человека. Может, тому будет виной твоя же неосторожность, но всё равно, рано или поздно, каждый из нас убивает людей.

- Я хочу защищать тебя!

- Мне не нужна защита. Мне нужна твоя любовь.

Он вскочил на кровати, сел на колени и обнял меня.

- Я люблю тебя. И хочу быть сильнее, ради тебя, я хочу войти в твою семью!..

- Лео.

- Подумай. Я не требую ответа сейчас, просто подумай. Мы будем одинаковые, тебе не придётся бояться, что ты можешь причинить мне боль. Подумай.

Я грустно посмотрел на него и улыбнулся.

- Я всё равно не смогу обратить тебя, это должен делать глава рода, то есть моя Альфа, мой отец. Я только после его смерти или же полной передачи прав стану Альфой своей стаи. Сейчас я наследник и обращать кого-либо не могу. - Я погладил его по голове. - Мне лучше уйти сейчас.

- Нет, я попросил твоего деда. Он согласился, что лучше тебе сейчас побыть со мной. Хью, обними меня.

Мы снова легли на кровать, и я обнял его, он устроил свою голову у меня на груди и вздохнул.

А я лежал и думал. Думал о нём.

- Хью, а какой твой отец? - вдруг спросил он.

- Папа, ну, он сильный. Смелый. А ещё всегда защищает меня от деда. Конечно, когда может. Он замечательный отец, если честно, и «мачеху» мне выбрал под стать себе.

- А как он отреагирует, когда ты ему скажешь, что выбрал меня в качестве своей пары - человека? - тихо.

- Лео, вообще-то он знает, что мой любимый парень - человек. Вот другой вопрос, как он отреагирует, когда я ему скажу, что этот человек хочет стать волком.

- И как?

- Не знаю. Мне кажется, он будет долго смеяться.

- Почему?

- Потому что этого ещё никто не делал в нашем роду, то есть, если он согласиться, то это будет первый раз... официально.

- А неофициально?

- Муж моего отца пять лет назад стал волком. То есть родился он человеком. Мой отец укусил его.

- И как он жил все эти пять лет?

- Папа сказал, что он прятал сущность. Я не знаю, как это можно пережить, как жить наполовину.

- Хью, я хочу этого, я хочу стать оборотнем.

- Я бы не хотел тебе такой судьбы, Лео.

- Я люблю тебя и хочу быть с тобой. - Твёрдо сказал он.

Я вздохнул и, притягивая его сильнее, прикрыл глаза.

Не хочу сейчас думать об этом, не хочу...

Проснулся я посреди ночи оттого, что Лео метался по кровати. Я сначала не понял, но потом прислушался, и до меня дошло - ему снится кошмар.

Я дотронулся до его плеча, чуть потряс, он не отреагировал. Я нахмурился, он простонал моё имя. Включив ночник, я потряс сильнее.

- Лео. Давай, просыпайся. Лео!

Он притих и заторможено открыл глаза, посмотрел на меня и отвернулся.

Я встал, сходил на кухню и принёс стакан воды, приподнял его и сел со спины, отдал стакан. Лео сделал судорожный глоток.

Я тихо сидел и прижимал его к себе. Он очень тяжело дышал, и сердце билось просто как сумасшедшее.

Я погладил его по волосам и тихо спросил:

- Что тебе снилось?

- Ничего. - Шёпотом проговорил он.

- Леонардо, пожалуйста, не надо мне врать.

- Мне снилась поляна... и что тебя ранили, и ты умер у меня на руках, - он повернул голову и поцеловал меня в скулу, - я не смог тебя защитить...

- Лео, со мной всё в порядке, правда, на мне всё заживает за считанные минуты.

- Всё равно есть слабость, например, серебряные пули.

- Лео, это сказки.

- Что? На вас не действует серебро?..

- Нет. Это миф.

- А вампиры существуют?

- Наверное, я не видел, но мой прадед встречался с их Маркизом, или как-то так. Тебе не лучше?

Он уютно устроился в моих руках и играл моими косичками, переплетая их между собой и расплетая потом получившийся жгут.

- Да, намного. Хью, ты подумай, пожалуйста, над тем, что я говорил вечером.

- Лео, а это не из-за того, что ты одержим оборотнями? - с замиранием сердца спросил я.

Мне было важно, что он ответит.

- Нет. Я одержим теперь только одним оборотнем. Ты мне очень важен. Я хочу знать всё о тебе, хочу познакомиться с дедом и отцом, «мачехой». Я хочу, чтобы ты поверил, что я люблю тебя, а не свою одержимость.

Я вздохнул.

- И я люблю тебя. И верю.

Он повернулся и накрыл мои губы, немного дёргано, чуть сухие от пережитого кошмара. Он притянул меня к себе, залез сверху, оторвался от губ и уткнулся в изгиб шеи, поцеловал. Провёл руками по плечам, по груди. Потёр ладонями соски и за счёт кольца, не снятого вечером, чуть царапнул, я выгнул спину.

- Лео?..

- Хочу.

Я был не против, даже очень за.

Он сидел на моих бёдрах, немного съехал и накрыл один сосок губами, поцеловал. Моя сущность хотела взять то, что принадлежит мне, и эти вчерашние события ещё не до конца стёрли вкус крови из памяти.

Я хотел перевернуть его на живот, и... я сделал это. Одним движением он оказался на животе подо мной, я зарычал, попытался взять себя в руки, чтобы не сделать ему больно, но, услышав его тихий стон, сорвался.

Мои пальцы с довольно длинными когтями прошлись по его нежной коже, оставляя розовые полосы.

Я прикусил крылышки лопаток, зализал укус, чуть ниже, нежную кожу на пояснице, языком по лесенке позвонков вверх, потом медленно вниз.

Ещё один невнятный стон или просьба, я не понимал. Меня вели мои инстинкты, вели к удовольствию. Я укусил его за половинку и услышал настоящий рык.

Мне в руку ударилась баночка со смазкой, я покорно открыл её и смазал два пальца, надавил на сжатую маленькую дырочку. Они вошли также легко, как и в тот раз, мелькнула мысль, что это зависит от желания партнёра.

Я подхватил его одной рукой под живот и приподнял, совладать с собой не смог, вытащил пальцы и резко вошёл на всю длину. Лео зашипел и выгнул спину, попытался уйти от контакта, не вышло.

Моя сущность просто озверела, да и я вместе с ней. Или мы вместе. Я сделал несколько движений в узкую глубину, Лео застыл, поняв, что сопротивляться поздно.

Я наклонился и обнял его двумя руками за талию, насадил на свой член, он вскрикнул.

- Хью!

- Не сопротивляйся... да... расслабься...

- Амх...

Ещё толчок и мой партнёр зашелся в крике наслаждения. Я чувствовал, что царапал его кожу, но сопротивляться не мог, мне хотелось метить его. Я прикусил шею и делал ритмичные движения бёдрами. Лео полностью уходил в нирвану, отдавался и только на выдохе стонал, раскачиваясь в такт со мной.

Я почувствовал, как внизу живота поднималась тёплая волна, как она медленно заполняла всё моё существо, как Лео подо мной, кричал моё имя, забрызгивая спермой простынь, сжимая меня своими гладкими и влажными стенками.

- Лео!.. - закатывая глаза, прошептал я.

В чувствительный нос ударил запах крови, но я уже не мог ничего поделать с этим, проваливаясь в блаженное небытие.

Я очнулся от возни под боком и шипения. Повернул голову и обнаружил своего парня, сидящего на коленях и пытающегося ваткой протереть кровавые подтёки на боку и спине.

- Давай.

- Щиплет. - Наморщив носик, проговорил он.

- Понятное дело. Чем ты протираешь?

- Йод. Хью, подуй мне...

- Ты бы ещё зелёнку взял от царапин оборотня.

- А чем надо?

- Перекисью, любимый.

- Буду знать.

Я промыл три глубокие борозды от моих когтей на спине и четыре на правом боку, но поменьше.

И, уложив его снова на живот, начал зализывать царапины своей слюной. Не то, что это лучшее лекарство, просто заживёт намного быстрей, чем от йода.

Он вздохнул.

- Знаешь, мне было очень хорошо...

- Я рад. - Закончив, ответил я и лёг рядом, обнимая его за плечи.

- Укус на лопатке и шее?

- Это мои метки, - улыбаюсь я. - Очень красиво на твоей светлой сладкой коже.

- А царапины тогда что? - ворчит он.

- А царапины - это побочный эффект от моей любви, Лео.

В колледж мы проспали, но решено было всё равно идти, сегодня был какой-то тест по литературе, и Лео срочно захотелось там побывать.

Мы спокойно вошли в аудиторию, профессор только покачал головой. Лео сел за соседнюю парту и достал свою тетрадку для рисования, я же подтянул к себе свой тест, через минуту в мою руку ткнулась бумажка с тестом Лео.

Отлично.

- Лео, ты мог и сам написать, он не такой уж и сложный.

- Да ну его, я там кое-что проставил, проверь только.

Я посмотрел на листок, да, кое-что!.. В тесте было двадцать вопросов, на листке Лео было три ответа корявым почерком и два рисунка луны. Хотя, это мне понятно, что это луна, а вот профессор решит, что это сыр Эдем.

Я вздохнул и быстро дописал свои вопросы, начал заполнять тест Лео.

А сам в это время думал.

Я думал, как поговорить с отцом по поводу желания моего партнёра. Нет, запретов на человека-партнёра у нас нет, просто папа может не согласиться на обращение. Да ещё одно то, что Лео будет задавать разные вопросы, я вообще удивлён, что он не задаёт вопросов мне.

Возможно, у него в голове сейчас такой же бардак, как и у меня, и это мешает ему начать свои обычные дебаты. А ещё, всё же, наши отношения перешли на новый уровень, и это тоже должно беспокоить его, но не беспокоит.

И это странно.

- Хью, звонок прозвенел. - Прошептал мне Лео на ухо.

Я дёрнулся и наши с ним работы полетели на пол.

- Ты что делаешь?

- Ничего. Замечтался? И о ком же?

- Что?

- Мечтаешь о блондинке?..

Я ухмыльнулся и подобрал листы, прошёл к столу профессора и положил в общую стопку, повернулся к стоящему в проходе между партами Лео.

- О красивом блондине, - одними губами проговорил я.

Он выгнул бровь и, чуть виляя бёдрами, пошёл к куче наших одноклассников, которые что-то бурно обсуждали.

Из их бурных воплей я понял одно – «В парке зверски убили семь человек, преступник не найден, но есть подозреваемые, один из них блондин...».

Услышав это, я застыл и весь ощетинился, еле сдержался, чтобы не перекинуться, схватил Лео за руку и поволок в туалет.

- Хью, успокойся. Ну, что ты, мало ли блондинов в округе, Хью! - зашептал он мне в шею, когда я прижал его к стене и вжался в его хрупкое тело.

- Нам нужно уехать на время.

- Хью, а как же учёба?

- Нагоним потом, ты всё равно не учишься, а у меня абсолютная память, мне не нужно много времени на учёбу, Лео, пойми, дед, конечно, нас прикроет, но...

- Но, что?

- Поедем в поместье, познакомлю тебя с моим отцом. Хочешь?

- Хочу.

Я чуть сильнее вжался в него и нежно накрыл его губы, он с каким-то блаженством вздохнул и приоткрыл их мне на встречу.

- Упс...

Мы оторвались друг от друга, и я обернулся. В дверях стоял тот парень, который остался жив только благодаря Лео, я дёрнулся, прикрывая Лео собой.

Моя сущность тут же попыталась взять вверх надо мной, я сжал челюсть. Разве этот подонок может учиться здесь? Что за везенье!?

- Чего тебе? - рычаще, спросил я.

- А вы тут что устроили, звонок прозвенел давно...

- Спасибо.

Я не смог совладать с собой, и Лео шикнул, я резко накинул на него капюшон толстовки и подтолкнул к двери, парень как-то странно проводил нас взглядом.

Мы остановились около нашей аудитории, он смотрел на меня, я до сих пор сжимал его запястье, с которого на пол капали капли крови. Праздник вампиров сегодня.

- Что случилось? - очень осторожно спросил он.

Я отпустил его руку и достал платок, перевязал рану. Похоже, скоро на Лео не останется живого места.

- Это был тот урод из парка, я раньше тут не замечал что-то подобных типов.

Лео нахмурился.

- А вот теперь я согласен с тобой, нам нужно уехать.

- С какого он курса-то?

- Не знаю.

- Ладно, отсидим пары и поедем ко мне. Я познакомлю тебя с дедом.

Хорошо бы его не было дома.

Но он был.

С порога в меня полетела газета и отборный мат рода Дорквуд.

- ... и кого ты притащил, щенок!? - закончил свою грозную речь мой дедушка.

- Прежде чем орать, нужно поздороваться! И зачем ты в меня бросаешь передовыми изданиями?

- А затем, дорогой мой внучок, что это издание пишет о, цитирую: «Зверском убийстве прилежных студентов в парке!»

Лео хмыкнул, я сел в кресло и утянул его на подлокотник. Дед вздёрнул вопросительно бровь.

- И что ты хочешь, чтобы я сказал?

- Ничего. Я уже и так всё вижу прекрасно. Знакомь.

Он плавно встал из-за стола и подошёл к нам. Лео тоже встал и протянул руку.

- Леонардо Алсвен, очень приятно познакомиться, мистер Дорквуд.

- Взаимно.

Мой дед очень внимательно смотрел на Лео и принюхивался, обычные зрачки вдруг вытянулись и мой дед отвернулся от моего парня.

- Странно, ты не боишься?

- Нет. А почему должен бояться? - смело спросил он.

- Я не молодой волчонок, мне гораздо больше, но речь, в общем-то, сейчас не об этом. Вам нужно уехать, с колледжем я всё улажу, отцу всё будешь сам объяснять. И ещё одно... Будьте любезны сегодня воздержаться от секса.

Мой дед в своём репертуаре.

Я проводил Лео в свою комнату и попросил Маркуса съездить к нему домой и собрать вещи.

Всё же неизвестно, насколько мы уедем, а без своих вещей в новом месте некомфортно.

Пока мой партнёр умывался, и Мария, наша домработница, перевязывала рану на руке, я постучался к деду в кабинет и услышал раздражённое:

- Войди.

- Дед, прекрати рычать. Мне нужно серьёзно поговорить с тобой.

- Начинай, но, знаешь, я даже могу тебе сказать, о чём ты будешь спрашивать... - серьёзно, но всё равно немного ехидно, проговорил он.

- О чём же?

- Запомни: Я против, и Браину скажу своё веское слово. Нет, конечно, выбирать ему и только он, как наш Альфа, может решить этот вопрос, но, Хьюберт, ты сам не видишь, что твой парень помешан на нас? Что от него идёт желание быть таким, как мы, познать силу оборотня!

- Я знаю. Я же с ним уже год как учусь, он за соседней партой сидит и всё время говорит о них, то есть о нас.

- Ты уверен, что он любит тебя, тебя, как Хью Дорквуда, а не тебя, как оборотня? - тихо и серьёзно спросил дед, а я опустил голову и молчал.

Он подошёл и обнял меня, он редко это делает, но всегда тогда, когда нужно. - Волчонок, поезжайте в поместье, отдохните, развейтесь. А потом ты поймёшь, достоин ли этот мальчишка нашей крови, нашего наследия и нашей силы. Не торопись. Подумай.

- Хорошо. Спасибо, дед. Мне очень важно, чтобы ты понял меня, я люблю его, но сомневаюсь в его искренности. Сомневаюсь в его любви. А это очень важно для меня. И ещё моя женитьба через четыре года, как же быть?

- Ой, да будет тебе. Мы ещё не выбрали девушку, а уже как пару лет нужно было устраивать смотрины... - засмеялся дед, отходя от меня и облокачиваясь на край стола, и тихо проговорил: - Не переживай, твой отец никогда не заставит тебя жениться, как это сделал я. Он верит, что только ты сам можешь построить своё счастье.

- Дед, я сам не понимаю, чего хочу, я сам запутался в себе и в понимании чувств других людей. Я всё больше полагаюсь на свою сущность. И мне страшно, что однажды я не смогу остановиться, как в парке. Я готов был убить за него. Я убил.

- Остановись, Хью. Сейчас, в данной ситуации, ты оборотень, вступающий в наследственные права и нашедший партнёра, пусть человека, но он твой партнёр. Поэтому переживать из-за нескольких подонков не стоит. Если бы не они, ты бы убил любого, кто попытался на той фазе ваших отношений приблизиться к Леонардо.

- Да, возможно.

- Я дам тебе совет. Чтобы не ранить его сейчас и не сделать непоправимую ошибку, воздержись от близости с ним, не совсем исключая контакт, а несколько его ограничивая. Тебе будет легче справиться с собой.

Я подошёл к деду и коротко обнял его, развернулся и вышел; я знаю, он переживает и волнуется за меня, но я должен сам, сам решить проблему.

Смогу ли?.. Пока не знаю, но попытаться должен.

Я вошёл в комнату, Лео стоял около окна и как-то печально водил пальцем по стеклу, я подошёл и положил руки на его плечи, он вздрогнул. Повернулся, я мельком увидел, что на стекле нарисована голова волка с оскаленной пастью.

- Как ты? - обеспокоенно спросил я.

- Хорошо. - Он прижался ко мне и тихо спросил: - Что сказал твой дед?

- Что нам лучше быстрее уехать в поместье.

Он вздохнул.

- Хорошо. Хью, прости меня, прости за то, что втянул тебя в неприятности. Я просто хотел посмотреть на тебя при свете дня.

- Посмотришь, вот приедем в поместье, и посмотришь. Давай ложиться спать?

- Ладно. Хью?

- Да? - Я отпустил его и отошёл к кровати.

- Я люблю тебя.

Моё сердце сжалось, но я лишь улыбнулся и тихо проговорил:

- Я тоже.

И, развернувшись, пошёл в ванную. Что же делать со всем этим? Как разобраться в нём и в правдивости его слов, нет, я чувствую, что он меня любит, но я хочу, чтобы он любил меня всего.

Я посмотрел на себя в зеркало и печально улыбнулся, дёрнул за одну из косичек, и вдруг по щеке потекла слеза. Отлично. Я теперь ещё и плакса.

Приняв душ и вернувшись в комнату, я застал Лео лежащим на кровати в одних пижамных штанах. Я сглотнул, что там говорил мой дед - ограничить контакт? И как это сделать с таким божеством?

Я прилёг на кровати и завернулся в одеяло почти по уши, прикрыл глаза, спать не хотелось, но и трогать сейчас Лео было опасно, я могу просто не сдержаться и разорвать его на мелкие кусочки.

Прохладная руку пролезла под одеяло и нежно прошлась по моей спине, он придвинулся, и я почувствовал, как в мои ягодицы упирается его эрекция. Всё.

- Хью?..

Я сжал челюсть.

- Лео, давай сегодня немного по-другому, хорошо, я не могу сейчас.

- И не надо... Я понимаю, что ты сейчас на взводе, что боишься причинить мне вред. Доверься мне. - Тихо шептал он.

А сам мягко развернул меня и нерешительно накрыл мой пах своей дрожащей рукой. - Я хочу попробовать кое-что.

- И что же? - чуть насмешливо спросил я.

Он стянул с меня одеяло и стянул пижамные штаны.

- Вот.

И с этими словами наклонился и поцеловал мой член, влажно провёл языком по головке. Я был шокирован, нет, не то, чтобы я не знал о минете, просто никогда бы не заставил Лео. Хотя, о чём я, он сам сейчас делал это!

Он, чуть причмокивая, взял головку во влажный плен и провёл языком внутри, я выгнул спину и приподнял бёдра по инерции. Лео замычал, но было поздно, я уже не сдерживался. Прав был дед!

Схватив его за волосы, я грубо трахал моё чудо в ротик, он пытался уйти от контакта, но куда ему, маленькому, справиться со страшным волком.

- Амм... да! - прохрипел я, последний раз насаживая его покрасневшие губки на свою эрекцию.

Я кончил в него и только после этого подтянул его наверх и впился в губы. Слёзы, сперма - неповторимый коктейль!

Он всхлипнул в моих руках, а я просто прижал его к себе. Он не вырывался, а притих в моих объятиях.

- Хью?

- Я говорил, не стоит сейчас.

- Неприятно? - со вздохом спросил он.

- Глупый. Приятно. Но я, почему-то, совершенно не могу держать себя в руках.

Он хихикнул.

- Мне нравится, когда ты теряешь контроль над собой.

- Главное, не сорваться совсем.

Он устроился у меня на груди и как-то судорожно вздохнул.

- Я не позволю тебе... - уже проваливаясь в сон, проговорил он.

Ага, как же, ты только и делаешь, что выводишь меня из равновесия.

Но знаешь, Лео, ты мне таким очень нравишься, особенно, когда спишь.

Утро настало как-то неожиданно, солнечным лучом в глаз! Отлично. Но я тут же насторожился, в кровати я был один.

Что?

Прислушался и ничего не услышал, только за окном тихо проезжали машины. Почему тихо? Да потому, что окна хорошего качества.

Где может быть это блондинистое чудо?

Я встал и накинул халат, открыл дверь и услышал тихий разговор.

- Я понимаю, что он думает, что я его не люблю... Ммм, точнее не так, что люблю его сущность. - Голос Лео дрожал.

- А на самом деле? - спокойно спросил мой дед.

- Я люблю его, всего. Я не знаю, как объяснить...

- Скажи мне лучше, по какой причине ты хочешь стать одним из нас? - чуть рычащее спросил дед.

- Потому что я хочу быть достойным его, хочу защитить, хочу, чтобы он гордился мной. И не волновался за меня. Я...

- Знаешь, Лео, это смахивает на фанатизм. Одержимость, если хочешь.

- Да. - Тихо согласился он. - Но в этой одержимости нет ничего фанатического, мне понравился Хью ещё раньше...

- Ты сейчас меня убеждаешь в том, что любишь моего внука, но тебе не кажется, что убеждать нужно его, а не меня?

- Но Хью знает, что я люблю его. - Как-то шокировано проговорил Лео.

- Знать и верить - разные вещи. - Очень серьёзно.

- Вы хотите сказать, что он не верит мне?

Я прислонился к стене рядом с дверью. Мне было больно, я слышал, что Лео шокирован, что он не знает, что сказать.

- Именно так.

- Но почему? То есть, я могу предположить «почему». Значит, Вы считаете, что мне стоит доказать свою любовь тому, кто мне не верит? И как мне это сделать? Если я даже защитить его не могу!

Я услышал шаги, видимо, Лео так нервничает, что начал прохаживаться по комнате моего деда.

- Вообще-то, Лео, защищать тебя - это прямая обязанность Хью.

- Но!..

- Он будущий вожак. Он обязан защищать свою пару.

- Но...

- ...ты всегда такой нетерпеливый?

- Да! Я не могу ему позволить взвалить всё на свои хрупкие плечи!

Дед засмеялся.

- Ты сейчас о ком говоришь? О Хью... об оборотне.

- Да всё равно! Он такой хрупкий, такой нежный, хотя, почему я Вам это говорю?..

- Вот уж не знаю. И потом, я знаю своего внука лучше. Ты пришёл сюда для чего?

- Поговорить об отъезде и инициации.

- Я понял, ты хочешь стать оборотнем, потому что любишь моего внука?

- Да. - Чёткий и быстрый ответ.

- Лео, а как отнесутся твои родители к такому повороту в твоей жизни, ведь тебе придётся скрываться от них. Ты понимаешь, что не сможешь, возможно, рассказать никому о том, кем ты стал?

- Мои родители живут далеко, здесь я один. И, возможно, мы никогда с ними не увидимся больше, потому что прежде чем поехать учится в большой город, я основательно порвал все связи с прошлым. Мистер Дорквуд, может, по мне и не очень видно, но я самостоятельный молодой человек. Я работаю в одной газете, рисую для них, пусть не очень большие деньги, но мне хватает. Я не знаю, что Вам ещё сказать, я просто хочу быть с Хью.

- Что за газета? - с интересом спросил дед.

- О паронормальных явлениях, - со смешком ответил Лео.

- О! Ну, понятно, а почему ты ушёл из дома?

Он долго молчал.

- Мои родители фермеры, и хотели, чтобы я тоже занимался фермой: курицы, коровы, свиньи... Мой отец не воспринимал мои попытки объяснить им, что я хочу рисовать, что мне мало того, что даёт деревенская жизнь. И в один из осенних вечеров я просто ушёл после крупной ссоры с отцом. Ушёл, не взяв ничего, мне было шестнадцать. Год назад я встретил одного человека в поезде, он помог мне устроиться на работу, и там мои рисунки понравились, я впервые почувствовал, что мои работы кому-то нужны. Он главный редактор этой газеты, Вы не думайте, у нас с ним ничего нет, просто друзья. А потом я поступил в колледж, сам! И встретил Хью.

- И... - подтолкнул его дед.

А я стоял и сжимал кулаки, от желания обнять моё чудо.

- Он показался мне неземным созданием, похожим на фею.

Дед засмеялся.

- Потрясающе!

- Вы только ему не говорите... он не любит, когда его сравнивают с девушками... но он...

Договорить ему я не дал.

- Луна, Лео, замолчи! Он ведь потом будет надо мной издеваться!

Лео повернулся и в смущении опустил голову.

- Прости, я не хотел.

- Ну что ты... хватит ржать, дед! - я подошёл к своему чуду и обнял его.

Он доверчиво прижался ко мне и тоже обнял.

- Невероятный ребёнок... сравнил тебя с феей! - продолжал смеяться дед.

- Прости, я хотел, чтобы твой дедушка понял, что я тебя люблю и хочу быть с тобой... - тихо проговорил мне в плечо Лео. - А тут я выяснил, что ты мне не веришь. Почему?

Я не ответил, а подхватил Лео на руки и пошёл обратно в свою комнату.

- Знаешь, мне бы очень хотелось верить тебе, но я столько слышал от тебя о себе подобных, что даже не знаю, кого ты любишь больше. - Проговорил я, усаживая его на кровать и садясь у его ног.

Он запустил руки мне в волосы и погладил по голове.

Ну, верная собачка Хью, что скажешь?

- Хью, оборотни - моё хобби, ну, мне нравилось думать, что это всего лишь фантазия авторов. Но, когда я понял, что ты отличаешься от обычных людей очень хорошей реакцией, силой и регенерацией, отличным зрением и нюхом... Я задумался, а, возможно ли, что оборотни существуют? Но ты всегда так снисходительно смотрел на мои рисунки и почти не слушал, что я говорю, мне было интересно почему?.. И этот интерес возрос в желание доказать, что я чего-то стою, и я хотел увидеть в твоих глазах восхищение. И даже сам не заметил, как влюбился. Тогда, у меня дома я был на седьмом небе от счастья, ведь ты был тем самым оборотнем! А потом я понял, что люблю оборотня, и мне сорвало крышу совсем. Хью, почему ты не веришь, что я люблю тебя?

- Я не знаю, - честно ответил я.

Он наклонился и, приподняв мою голову за подбородок, поцеловал. Мягко касаясь губами, без истерик и надрыва, просто целовал мои губы. Моя сущность вдруг завыла. Я оторвался от него и посмотрел в глаза, в них было такое тепло и столько мольбы.

- Хью, а я ведь не был геем, я просто полюбил парня.

Мне стало так стыдно, ведь он прав, он отдался мне, отдался сквозь боль и страх. Отдал мне свою девственность.

- Прости, прости, мой хороший, я не должен был сомневаться в твоих чувствах. Но ты пойми...

- Я понимаю. Я докажу, что люблю тебя. Тебя, как целое.

Я резко привстал и опрокинул его на кровать, накрыв своим телом.

- Докажи... - страстно зашептал я.

- Что ты хочешь? - также страстно ответил он.

- Раскрой ротик.

В его глазах промелькнул страх, но тут же сменился азартом. Он раскрыл розовые губы, я улыбнулся и медленно облизал сначала нижнюю, потом верхнюю, также медленно поласкал его язычок внутри. Его дыхание участилось, и он попытался прикрыть глаза.

- Не закрывай... - Лео сглотнул, а я продолжал ласкать его мягкие приоткрытые губы. - Такой вкусный...

Он вдруг отвернулся, и я воспользовался этим, облизал его шею от ключицы до ушка. Лео подо мной застонал, и его щёки покрылись румянцем.

- Хью, что с тобой?

- У меня, кажется, срывает крышу. Хочу облизывать твою кожу, гладить тебя везде.

- О!.. - выдохнул он.

Я чувствовал, что уже на грани, просто, почему-то, совершенно не могу держать свою сущность в узде, если он так близко, так доступен.

Любовь моя.

- Лео! Нам сейчас нужно собраться и отправиться в аэропорт.

- Хорошо... обязательно, всё, что захочешь... - шептал он, переворачивая нас и прижимаясь ко мне, начиная покрывать поцелуями моё лицо, развязывая дрожащими руками пояс халата и разводя полы в разные стороны.

- Лео, - я обнял его, прикусил кадык, он застыл и вскрикнул от удовольствия.

Мне было жарко, хотя вроде на мне было мало одежды, я горел от его манипуляций. - Лео, остановись, всё...

Но он лишь накрыл мои губы и продолжал тереться об меня, сводя с ума, я прижал его ягодицы сильнее и понял, что сейчас кончу.

Он дёрнулся последний раз и, уткнувшись мне в шею, прошептал:

- Как же хорошо, любимый.

Я был согласен с ним, теплое липкое пятно разливалось в моих пижамных штанах. Эх...

- Да, Лео, теперь нам нужно в душ и собираться.

- Хорошо. Ты не злишься на меня?

- За что?

- За то, что я оставил тебя утром одного и пошёл говорить с твоим дедом? - приподнимаясь с меня, спросил он.

Я не злился, просто наслаждался сейчас его теплом и этой нежностью в синих глазах моего чуда.

- Нет, не злюсь.

Он улыбнулся и чмокнул меня в нос, встал и потопал в ванную.

Долетели мы просто шикарно, в первом классе - с удобными мягкими креслами и милой улыбчивой стюардессой. Правда, оказалось, что Лео боится летать и весь перелёт он прижимался ко мне и, уткнувшись в шею, сопел.

В аэропорту нас встретил водитель моего отца и, разместившись с комфортом на заднем сидении, мы нежно ласкались.

- Лео, как ты? - между поцелуями спросил я.

- Нервничаю, - мягкое касание губ к щеке.

- Не волнуйся, мой отец не кусается.

Легко пробежал пальцами по шее.

- Это так актуально сейчас... ведь, по сути, мы едем туда именно за укусом...

Несколько поцелуев в ушко.

- Хм, я опять забыл о твоей идее фикс...

Чуть прикусить мочку.

- Хью, это не фикс, это просто способ защитить тебя.

Губами по шее.

- Мне кажется, ты немного не понимаешь, что говоришь и кого хочешь защитить...

Откинул голову на спинку сидения, для большего удобства, руками по спине, ниже, к пояснице, задрал куртку и подлез под футболку.

- Понимаю, защитить хочу - тебя, чтобы тебе не пришлось в следующий раз делать выбор между мной и убийством.

И мы оба застыли.

- Леонардо, я не делал выбор между тобой и убийством! - смотря в его серьёзные глаза, воскликнул я.

- Делал. А вот, если бы я тоже был оборотнем, тебе бы не пришлось так рисковать и убивать тех парней. - Серьёзно проговорил он.

- Это было неизбежно, они попытались сделать больно моей паре... их ждала смерть. - Я крепче обнял его.

- Ты не хочешь, чтобы я был оборотнем?

Опять прямые вопросы, Лео?

- Это очень трудный вопрос. С одной стороны - это идеально, но с другой - понимаешь ли ты, что ждёт тебя?.. Самое первое - это разговор с моим отцом, и я не буду помогать тебе, ты сам будешь разговаривать с ним, возможно, даже без меня. Готов ли ты отстоять своё мнение?

Он не задумывался и просто ответил:

- Да.

Я вздохнул.

Так странно обернулась его одержимость, так странно, я должен быть счастлив оттого, что он хочет разделить Луну со мной, но мне так страшно. Зачем делать свою жизнь такой непредсказуемой и вечно прятаться? Зачем быть таким, как мы? Зачем кровь на твоих тонких пальцах?..

Умирая в груди, тихо теплится ночь.

Я не в силах уйти и не в силах помочь.

Сам ты выбрал свою нестерпимую боль.

Я побуду с тобой, ты мне только позволь,

Ты позволь мне оскалом своим защитить,

Ты позволь мне тебя от проблем всех укрыть.

Ну, а если защита моя не нужна,

То любовью укрою тебя!

Странно, почему мне пришло именно это на ум? Я посмотрел на Лео и печально улыбнулся. Защита? Любовь?

Он снова уткнулся в мою шею и притих. А я смотрел в окно, где проплывали городские улицы. И думал. Думал о том, что, возможно, вернёмся мы уже совершенно другие и он, и я.

И кто знает, что принесёт нам грядущее полнолуние.

Поместье встретило нас тишиной.

Я удивлённо приподнял бровь, видимо, дед не сообщил отцу, что я приеду, да ещё и не один.

Лео стоял рядом и, молча, разглядывал обстановку. Да, наш дом не был похож на музей, скорее здесь всё сплеталось в едино. Древние портреты в старинных рамах очень хорошо сочетались с современной мебелью, да, дорогой, мой папа любит комфорт. А что говорить о деде, который лично переделывал холл, причитая, что тут слишком много свободного пространства, но ему всё равно негде разгуляться.

- Хью, а что, никого нет дома? - шёпотом спросил Лео.

- Должно быть, папа в кабинете, он должен быть дома.

Мы поднялись по лестнице, пока наши вещи заносили в дом. Я принюхался, да, папа был в кабинете и не один. Я ухмыльнулся и направился прямо туда.

Около кабинета отца мы остановились, и я резко толкнул двойные двери.

Картина маслом «Мой отец работает!»

Фрэнсис сидел на коленях моего отца, и они с ним страстно целовались. Нет, они были одеты и даже не думали начинать раздеваться, по-видимому, это финальный штрих, так как волосы отца были в беспорядке, да и запах был соответствующий. Секс.

- Кхм. - Откашлялся я.

Фрэнсис лениво повернулся, глаза туманные, да и папочка не особо отличался пониманием того, кто перед ним. - Тяжёлый случай, однако.

- Хью? - сипло спросил отец.

- Эм, пап, вообще-то я уже семнадцать лет Хью. И я не один.

Фрэн перекинул ногу и встал, одёрнул рубашку, кстати, застёгнутую неправильно, и улыбнулся мне.

- Привет! - он протянул руку для пожатия, но потом передумал и одёрнул её.

- Разрешите тогда оставить вас наедине, встретимся за ланчем в столовой, а я пока покажу нашему гостю его комнату.

Мой отец ничего не сказал, но я уловил его очень серьёзный взгляд на Лео. Он кивнул, и мы, развернувшись, и мы покинули кабинет.

- Это нормально, что мы им помешали?

- Будут знать, как расслабляться. Не переживай, Лео, мой отец привык к такому.

- К тому, что его застают с... мужем целующимися? - улыбнулся он.

- Ну, и к этому тоже. Просто, когда мы жили с дедом здесь, я вечно натыкался на них.

- Он красивый.

- Кто? - повернувшись к нему, прищуриваясь, спросил я.

- Твой... как правильно-то? Мачех?

- Лео! Он отчим и он показался тебе красивым?

Мы прошли в мою комнату, Лео сел на кровать. Она была старинная, высокая, с балдахином из тяжёлого бархата сочного синего цвета. И заправлена атласным покрывалом на тон светлее.

Глаза Лео в этой обстановке стали ещё насыщенней. Я сел рядом и взял его руку в свою. Он чуть сжал пальцы.

- Да. Я ведь могу сказать своё мнение о красоте человека. Или нет? - он повернулся, и на его губах расцвела улыбка. - Ты только не ревнуй, я тебя люблю и ты для меня самый красивый.

- Я не собираюсь ревновать тебя к Фрэнсису, это удел папы! Ты не устал? Всё же ты не любишь летать.

- Нет, всё хорошо. Знаешь, у тебя такая комната, как у принца. Не хватает только пажа в панталонах.

- Лео! Тебе нравится комната?

- Да, - он провел второй рукой по покрывалу, - очень. Мы будем спать здесь?

- Да, если хочешь, то я могу попросить приготовить тебе другую, рядом? - лукаво спросил я.

Он тоже ухмыльнулся и покачал головой, подался вперёд и поцеловал меня, сразу углубляя поцелуй и мимолётно лаская мой язык. Отстранился.

- Я думаю, если я останусь здесь, то твой отец не будет удивлён?

- Конечно, он будет страшно недоволен, но он потерпит.

Я повалил его на синее покрывало и устроил голову у него на животе. Лео вздохнул и погладил меня по голове.

- Знаешь, я даже представить себе не мог, что ты живёшь в замке.

- Это не замок, это поместье. - Поправил я.

- А для меня замок.

- Лео, а чем, кроме рисования, ты занимаешься в газете? – вдруг спросил я.

- Я писал несколько статей об оборотнях.

- Хм, интересно, и как на твои статьи отреагировал редактор?

- Ну, он сначала посмеялся, а потом взял и опубликовал их в разделе фантастические рассказы.

- Логично, с его стороны. Мы - миф! - засмеялся я, чуть удлиняя клыки.

- Хью, между прочим, я старался и писал их, как научные, а получились сказки.

- Лео, а что ты ожидал, что он воспримет по-другому?

- Но вы ведь существуете, почему о вас не знает мир?

Я привстал и посмотрел на всерьёз обидевшегося Лео.

- Малыш, мы - сказка. Мы прятались всю жизнь, это началось не сегодня и не вчера, многие годы, да даже столетия. Нет, о нас было известно, но в какой-то момент началась большая охота, и нас просто могли уничтожить. И мы спрятали все следы и уничтожили себя сами, начали жить среди людей, приспосабливаться к образу жизни тех, кто поднял на нас вилы. Мы те, кто вечно живёт в тени самих себя. Вот взять моего отца - он пятый герцог Рочерстер, глава клана, но в миру он просто богатый бизнесмен по фамилии Дорквуд. Ни титула, ничего. Потому, что он как герцог - Оборотень. Понимаешь?

- Да. Но ты ведь получишь титул? И о тебе узнают.

- Нет. Я получу титул герцога только после смерти моего отца, и никто не узнает в мире людей, что я герцог. Единицы. И то, они будут посвящённые.

- А я посвящённый? - тихо спросил Лео, прижимаясь ко мне.

- Пока нет. Но ты и не будешь им, ты будешь одним из нас.

- Хью, ты уверен, что твой отец согласится?

- Посмотрим. Пойдём, они, наверное, уже насладились друг другом и ждут нас.

- Хью, я немного боюсь, что нужно для того, чтоб стать оборотнем?

- Я не знаю, я рождённый, Леонардо.

Мы поднялись с кровати и посмотрели в глаза друг другу, в его синих ярких озёрах полыхала паника. Я приблизился и накрыл его губы, нежно и аккуратно, чтобы не возбудить, а успокоить.

- Я готов.

- Не ври.

- Не буду.

- Вот и прекрасно, а теперь пойдём, и помни, прежде всего - он мой отец, а уже потом Альфа.

Мы прошли в столовую, держась за руки. Лео нервничал, но старался не показывать этого, ну откуда ему знать, что мы чувствуем, как сильно бьётся его сердце.

- О! Вот и вы! Сынок, а не представишь ли нам твоего гостя?

- Пап, не смущай его. Это Леонардо, мой друг и парень.

Я замолчал, ладонь в моей руке стала влажной.

- Здравствуйте, мистер Дорквуд. - Почти прошептал Лео.

- Здравствуйте, молодой человек, ну что Вы так нервничаете, мы не кусаемся, так что садитесь и приступайте к еде.

Лео вздохнул, и я помог ему сесть напротив Фрэнсиса, а сам сел напротив отца.

- И так, сынок, чем обязан? Твой визит стал для меня сюрпризом.

- Пап, вообще, это дело очень личное и касается клана.

Отец сверкнул глазами и приподнял бровь, требуя продолжения.

- Он знает кто я.

- И что он знает?

Да, это был актуальный вопрос, так как секретов у нас было море. Кровавое море.

- Что я оборотень.

- Очень интересно, а ты не мог бы поподробнее от начала и до минуты, когда вы вошли в эту дверь? - тихо, без угрозы попросил отец.

Я чувствовал, как Лео начинает бить дрожь, видимо, он, наконец, понял, где находится и с кем.

- Браин, не нужно пугать ребят. Лео, расслабься и ешь спокойно. Хью, прекрати хмуриться, ты не виделся с отцом целых полгода, мог бы обнять его. - Спокойно проговорил Фрэн, отрезая кусок мяса с кровью.

Я улыбнулся.

- Да, что-то мы не так начали знакомство. Меня зовут Браин, я отец Хью, это мой муж - Фрэнсис. Мне интересно, Лео, что толкнуло тебя приехать в дом оборотней? И я хочу, услышать что-то посерьёзней «Я хочу стать одним из вас».

- Я одержим. - Тихо сказал Лео. - Я одержим Вашим сыном. Сначала это была одержимость другого рода. Мне очень нравились волки, однажды мне в руки попала фэнтези про оборотней, и я подумал, что это просто совершенно. Волк с человеческой логикой и умом. Человек, который в полную луну превращается в волка. Я загорелся этой идеей, не замечая ничего вокруг. Но однажды я увидел, как Хью пришёл в очках в колледж. Сначала я думал, что он подрался и скрывает синяк, но это было не так, синяки и царапины на нём заживали в считанные секунды. - Лео говорил теперь быстро и смотрел только на моего отца. - Я не сразу понял, что одержим, одержим Вашим сыном, как оборотнем, как человеком, как парнем. Моя одержимость привела к странному итогу. Я влюбился. Сильно, до дрожи в руках. Вы представляете, как мне, человеку, было сложно решиться на то, чтобы отдаться оборотню? Я, - он перевёл взгляд на меня и чётко сказал, - люблю тебя и только ради моей одержимости тобой хочу стать сильнее. Стать одним из вас.

В столовой была гробовая тишина, и мы втроём слышали, как бьётся загнанной птицей сердце Леонардо.

Ты сделал выбор, значит, теперь я твой.

Наш приговор не будет справедлив.

Ты так наивен, мой герой, но с полною луной

Ты только мой...

Первым очнулся мой отец. Зааплодировал.

- Да. Такого я не ожидал. Видимо, мой сын не сказал тебе, Лео, что мы чувствуем человека, перешедшего, так сказать, грань, то есть решившего, что он хочет стать оборотнем. От него пахнет решимостью, но знаешь, это не просто - стать одним из нас. Это не просто укус. Это жизнь.

- Я понимаю. Я понимаю, что придётся скрываться и многое скрывать, но я готов к этому. Я не хочу, чтобы повторилось то, что было в парке. Я не хочу, чтобы Хью ещё раз убивал ради меня.

- Лео! - прошептал я.

Но он не остановился:

- Я тогда так испугался, испугался за него. Мне до дрожи хотелось защищать, но как защищать сильного партнёра? Я подумал, что если стану одним из вас, то смогу защитить его...

Лео не дал закончить отъехавший стул.

Фрэнсис встал и отошёл к окну, нервно нашарил сигареты и закурил. Тонкая палочка сигареты дрожала у него в пальцах. На месте, где он сидел, на гладкой поверхности стола, остались четыре борозды от когтей.

Мой отец встал и плавно подошёл к мужу.

- Фрэн, - он протянул руку, чтобы погладить по плечу, но Фрэнсис резко дёрнулся и, развернувшись к нам, начал говорить:

- Ты думаешь, что это правильно? Ты считаешь, что ты выбрал верный путь? Ты в семнадцать лет думаешь о том, что ты сможешь пережить это?! Когда тебя выворачивает наизнанку оттого, что твои кости приспосабливаются к трансформации! Первая трансформация похожа на ад! Когда кожа лопается и вся постель в крови, и ты ощущаешь её тошнотворный аромат, мечтая содрать с себя шкуру от жара! Они рождённые, они не понимают этого!.. Тебе придётся пережить то, к чему они приспособлены с самого рождения. Ты станешь одним из них, и дело даже не в том, что ты будешь скрывать свою сущность! А в том, что ты потеряешь себя! Себя того, кем ты был до укуса. Полностью стирается личность, и волк внутри тебя поглощает все твои желания, заменяя их на свои потребности! Он желает играть, когда тебе хочется спать, он желает есть, когда ты хочешь пить, он желает убивать... когда ты не способен на убийство! И он убивает, а ты корчишься в темноте своей комнаты и плачешь весь в крови, и ждёшь, что сейчас кто-нибудь, ну хоть кто-нибудь, объяснит тебе, что с тобой происходит! Я понимаю, Лео, ты не один и Хью всегда поможет, но подумай вот о чём. Сможешь ли ты убить? Просто, не задумываясь, причинить боль... да пусть даже невинному кролику в лесу. Сожрать его вместе с нежной шкуркой, разрывая плоть. Не защищая Хью, а просто так, раз в месяц, или чаще, причинять боль. Сжимать челюсть, когда в тёмном переулке к тебе подойдут какие-нибудь отморозки и захотят ограбить, а тебе нельзя их убить, потому что это опасно для клана. И тебе приходиться сдерживаться, потому что ты - оборотень! Потому что ты - сказка! Браин, не надо!

Мой отец притянул его к себе.

- Тихо! Ну, волчонок!

Фрэн плакал навзрыд.

- Это правда? - тихо спросил Лео.

В ответ на его вопрос было тихо. Ни я, ни мой отец не могли ответить на вопрос. Мы рождённые. А Фрэнсис редко когда вот так выходит из себя. Это раньше он кричал и говорил всё, что захочет, а сейчас он сдержанный и редко повышает голос. Но, видимо, речь моего парня всколыхнула то, что так тщательно он прятал.

- Фрэнсис, волчонок, всё-всё, успокойся. Ребята, поговорим попозже.

Отец подхватил совершенно невменяемого мужа на руки и понёс из столовой.

- Лео, пойдём в сад. Погуляем. - Я потянул шокированного Леонардо за собой.

Мы вышли в сад, здесь было прохладно, и я вспомнил, что на Лео только футболка. Притянул его к себе и обнял, сел на лавочку под моей любимой яблоней.

Лео молчал, но я чувствовал, как быстро бьётся его сердце. Он переваривал информацию.

- Хью, про то, что это больно, я подозревал. Но про личность...

- Я не могу тебе ответить на этот вопрос. Фрэнсис прав, мы, рождённые, совершенно другие, наш с волком диалог ведётся с рождения. Мы прислушиваемся к нему, но никогда не идём на поводу полностью. Бывает так, что он слишком силён и поглощает нас, но это редко.

- А как же укушенные? Ну, как они живут?

- Мы стараемся не бросать их. Просто мой отец совершил ошибку, и только через пять лет решил её исправить. Фрэнсису не повезло в начале пути, но сейчас уже лучше. Он примирился с волком внутри и старается его контролировать. Но иногда какой-нибудь вопрос слишком сильно ранит его, и он взрывается.

- Я хочу быть с тобой.

- Лео, - я прижал его чуть сильнее и закутал в свои объятия, - ты и так со мной.

- Я понимаю. Просто, возможно, ты считаешь, что я недостоин?

- Лео, это не так, тем более, я не могу считать тебя недостойным, я люблю тебя.

Он повернул голову и поцеловал меня в скулу.

- Хью, что может ответить твой отец?

- Посмотрим.

Из двери, выходящей на террасу, вылетела серебряная стрела и помчалась в лес, за ней через минуту чёрная. Они скрылись в деревьях. - Видишь, теперь после срыва Фрэну требуется охота.

- Это они?

- Да, мой отец и его муж. - Из сада и прилегающего к нему леса послышался вой. - Теперь они побегают и поохотятся, а мы с тобой подождём решения моего отца. Всё же он Альфа и только он может дать согласие.

- Покажешь мне поместье? - он улыбнулся и, прижимаясь ко мне, тихо прошептал. - Я хочу, чтобы ты взял меня в какой-нибудь шикарной гостиной.

- Это что за желание такое, малыш?

- Мммм, сам не пойму, что происходит, но мне тебя мало.

- Мало царапин и ран на теле?

- Нет, твоих жгучих поцелуев и нежных пальцев.

Я улыбнулся и, подхватив его на руки, понёс в дом.

Экскурсия по поместью началась с библиотеки, где мы долго целовались около многочисленных стеллажей с книгами. Лео подтянулся, чуть опираясь на полку, и обхватил меня ногами. Я зарычал.

- Это такое неуважение к книгам. - Прошептал он, отрываясь от меня и прижимая к себе ещё плотнее.

- О да, но я вижу, что тебе абсолютно всё равно. - Подразнил я моего раскрасневшегося парня.

- Хочу увидеть не только библиотеку.

- Хм, мне нравится твой подход к экскурсии.

Следующее помещение было облюбовано со всех сторон - обсерватория с её телескопами привела Лео в восторг, а удобные диванчики, из серого атласа - стали любимой мебелью.

- Возьми меня, - тихо шептал он подо мной.

- Нет, не здесь. - Чуть рыча, ответил я, отрываясь от его члена и облизывая головку.

- Ты садист. - Прохныкал он.

В бассейн я нёс его на плече, потому что он уже сопротивлялся и выгибался от каждого прикосновения.

- Ва! Бассейн! - вяло воскликнул Лео и даже не возмущался и не кричал, когда полетел туда.

От воды его волосы стали темнее на два тона, и кожа заблестела, также как и глаза.

Мы с моим волком однозначно решили, что будем его мучить до тех пор, пока он не запросит пощады. Я нырнул. Мы были голые, так как одежду потеряли между библиотекой и коридором, ведущим в обсерваторию.

Я подплыл к Лео и обнял его за плечи, он облокотился на меня, потёрся попкой.

Я зарычал.

- Хочешь и дальше меня мучить? - тихо спросил он.

- Немножко, - я провёл по его бёдрам руками и прижал к себе, упираясь членом в ложбинку. - Совсем чуть-чуть.

Свет в помещении не горел и жалюзи были закрыты, так что здесь был интимный полумрак, лишь подсветка воды, и то приглушённая.

Я развернул его к себе и впился во влажные, сладкие губы. Лео застонал. Скользя по мне всем телом, обхватил рукой давно стоявший член.

- Хочу его в себе.

- Сильно хочешь?

- Хью.

- Отвечай.

Я видел, как его ломает от желания, я видел, что глаза моего парня уже закатываются от того, что он никак не может получить.

Мы стояли по плечи в воде, она укутывала нас теплом, и я видел, что ещё чуть-чуть, и он просто так кончит.

Это в мои планы не входило.

Я обнял его за талию и поплыл к краю бассейна, туда, где была джакузи. Вытащил из воды совершенно потерявшегося в эмоциях Лео и заставил облокотиться на край джакузи. Он безропотно выполнял все мои молчаливые просьбы. Совершенно бездумно расставил ноги и только тихо простонал, когда мои пальцы вошли в него и мягко погладили шелковистые стеночки.

- Хью, прошу, я больше не могу...

- Сейчас, малыш.

Он упёрся руками о край и сам насадился на мои пальцы, застонал.

- Да, пожалуйста!

Я решил, что больше уже просто нельзя его мучить и плавно вошёл в любимое тело. Он закричал и замотал головой.

- Что-то не так? - испугался я.

Но от эротичного рыка, слетевшего с красных, искусанных мной губ, я потерял голову и резко вошёл до основания, вышел и снова, раз за разом.

- Так! - закричал Лео.

Конечно, я понимал, что нужно держаться и не царапаться, и постараться оставить хоть немного нетронутой кожи моего любимого. Но вид следов моих когтей на его коже сводил с ума. Я только и смог, что закрыть глаза, когда мои руки, точнее когти на них, вонзились в нежную кожу на бёдрах Лео, распарывая и окрашивая воду в джакузи в алый цвет.

Лео закричал и кончил, я последовал за ним, кусая его за основание шеи.

- Знаешь, мне кажется, что ты не оборотень, а вампир. - Тихо проговорил он.

Мы лежали в той самой джакузи, и я обнимал своё сокровище, ревностно смывая кровь со светлой нежной кожи.

Он повернулся ко мне и заглянул в глаза, улыбнулся.

- Я оборотень.

- Довольный оборотень.

- Да.

Дверь открылась, и вошёл мой отец в халате и явно после душа, хотя смыть характерный запах так и не смог, Фрэнсис явно не встанет завтра.

- Так, молодёжь, чистить тут будете сами. Хью, не ожидал от тебя, ранить его во время секса - это неприемлемо!

- Пап, я, почему-то, совершенно не могу себя сдержать.

- Могу ответить на твоё недоумение, мой сын. Это партнёрство, ты подсознательно думаешь, что твой партнёр - оборотень, и его раны заживут быстро и забываешь, что он человек.

Папа сел на шезлонг около бассейна. Напряжённо рассматривая нас, Лео от его взгляда немного напрягся. Хотя то, что он голый, его нисколько не смущало. - И это возвращает нас к тому, зачем вы приехали сюда.

- И?

- Я согласен на обращение, но вся ответственность ляжет на тебя, как на его партнёра. Обучать тоже будешь сам. Это моё условие, думайте.

Я посмотрел в потемневшие глаза моего парня, прислушался к частому дыханию и усилившемуся сердцебиению и тихо, но чётко сказал:

- Мы согласны.

Лунной дорогой покрылся твой мир.

В сердце томленье, в крови лишь эфир.

Сводят с ума тебя запахи ночи...

Я промолчу, хотя кричать хочу!

Как ты решился пройти этот путь?

Мне всё равно - не отпущу!

Я проснулся и улыбнулся.

Мой парень устроил свою голову у меня на животе и спал, размеренно дыша. Было ещё раннее утро.

После всего, что мы вчера пережили, Лео нужно отдохнуть, поэтому я не стал вставать и старался дышать ровно, чтобы не разбудить его.

Возможно, мы с отцом поторопились. Каждый из нас принял решения за своих партнёров. Я сейчас уже сомневаюсь, что это правильно - решать что-то за кого-то. Нужно было подождать, но Лео так желает этого. Стать одним из нас.

Я только сейчас, после того как понял, что его ждёт, подумал о том, что справлюсь ли я. Отец прав, что возложил эту ответственность на меня. Я, как будущий Альфа, должен уметь принимать решения, но Лео... Я так люблю его. Всё в нём. Что будет, если он не справится с волком, что будет, если я не смогу ему помочь?

Я не смогу жить, если с ним что-то произойдёт, и он изменится настолько, что потеряет своё «я».

Своё «я», такое милое, непосредственное, непоседливое, нежное и наивное, но в тоже время серьёзное и решительное, смелое. Если его не будет, то останется кровожадное чудовище, желающие только есть.

Я видел такое только один раз, обращённой была девчонка, и она полностью съела свою семью. Не смогла справиться с внутренним волком, и он поглотил её. Но тогда я был маленьким и разговоры взрослых не понимал, а сейчас вдруг вспомнил кровавый оскал и безумные синие глаза.

Я не смогу помочь Лео, если буду постоянно чего-то бояться, нужно просто сделать это и всё.

Он зашевелился и открыл свои бездонные озёра. Улыбнулся.

- Привет, - сонно.

- Привет. Выспался? - я протянул руку и погладил его по голове, он прикрыл глаза, как настоящий щенок от ласки.

- Да. А ты давно не спишь?

- Да нет, только проснулся. Лео? - я хотел спросить его о том, не передумал ли он.

Но он вдруг резко привстал и накрыл мои губы.

- Не надо. Я не передумаю. - И снова поцеловал.

Да, это всё было прекрасно, но меня мучил ещё и другой вопрос.

- Лео, а как же твои родители?

- Я не общаюсь с ними. И они, возможно, никогда не узнают о том, что я изменился.

- Лео, может сложиться такая ситуация, что им захочется с тобой пообщаться.

- Нет.

- Ладно, тебе виднее. Встаём?

- Ну, если ты больше ничего не можешь мне предложить, то можно встать.

- Встаю... - лукаво улыбнулся я.

Через час мы довольные вошли в кабинет отца. Он уже вовсю вёл какие-то переговоры по телефону. Фрэна не было.

- Доброе утро, пап!

Он махнул рукой на кресла перед столом, мы сели.

Я видел, что Лео нервничает, его выдавали очень частое сердцебиение и руки, которые он сжимал в кулаки на коленях.

Отец положил трубку и сел на край стола. Очень внимательно на нас посмотрел и тихо заговорил:

- Я обдумал всё ещё раз. - Лео затаил дыхание. - Вообще, мне всё это не нравится, волки по своей природе очень недоверчивы, но я доверяю своему сыну. Если за ночь ты не передумал, то мы можем начать прямо сейчас.

Я видел, как Лео округлил глаза.

- Сейчас? - хрипло.

- Для обращения - не требуется полная Луна. Если ты готов, мы можем начать.

Он кивнул.

- Готов, - нетвёрдо, но без запинок.

- Отлично. Хью, выйди.

- Папа! - я возмущённо вскочил с кресла.

Но отец даже не стал со мной спорить или доказывать мне что-то. Он просто схватил меня за шкирку и вытолкнул в коридор со словами:

- Слушайся свою Альфу! А как твой отец - я вообще запрещаю тебе подходить к двери и видеть всё, что там будет происходить! Стой тут!

Я вжался в стену. Таким мой отец бывает очень редко. Он посмотрел на меня серьёзным взглядом и вернулся обратно в кабинет, закрыл плотно дверь.

Я остался стоять напротив двери и вслушиваться в то, что за ней происходит. Было слышно, что отец что-то просит у Лео, тот соглашается. Шуршание. Вскрик и стон.

Я съехал по стене на пол.

Всё это из-за того, что я оборотень, всё это моя вина. Моя и его одержимости. Чтобы он не говорил, я виноват. Я и только я...

Дверь открылась ровно через десять минут.

- Забери его, и я предупреждаю тебя, Хью, ты ответственен за это. Ты отвечаешь за последствия. Ты его доминант. Ты будешь страдать больше, чем он.

Я поднялся с пола и прошёл в кабинет. Я боялся увидеть то, что стало с моим милым мальчиком. Но...

Он просто лежал на диванчике в углу помещения, рубашка расстёгнута, но крови мало. Только небольшая рана от зубов на боку. Она потом затянется, после вхождения в сущность.

Я медленно подошёл к нему и присел рядом на колени. Протянул руку, погладил по светлым волосам, провёл по почти прозрачной коже на щеке. Он как будто спал.

- Папа, так и должно быть?

- Что ты имеешь в виду? - тихо спросил он.

- Он как будто спит.

- Это яд. Скоро его действие закончится, и он проснётся, но ему будет не очень хорошо, сын.

Я кивнул и аккуратно подхватил лёгкое тело на руки.

Встал и пошёл к выходу, остановился:

- Спасибо, папа.

- Не нужно благодарить меня за это.

- Но я благодарен.

- Иди.

Я развернулся и направился в комнату, которую мы покинули не так давно. Человек и оборотень, а вот спустя каких-то пятнадцать минут возвращаемся. Два оборотня. Ну, или почти два.

Я устроил Лео на кровати и сходил в ванную, взял полотенце, намочил его. Аккуратно вытер кровь на почти белой коже. Он становился холодным. Я накрыл его одеялом и лёг рядом, обнял. Если честно, то я с трудом представлял, что будет и как мне помочь ему.

Я полежал так и даже не заметил, как провалился в сон. Тяжёлый и полный каких-то странных образов.

Меня разбудило прохладное прикосновение к щеке.

- Лео?

- Всё хорошо. - Прошептал он, я вскинул голову.

Он был весь мокрый, с него просто катились градины пота.

- Маленький!

- Жарко, почему-то, - ещё тише проговорил он, его выгнуло, закричал. Я скинул одеяло и прижал его к кровати, Лео тут же успокоился, тяжело дыша, - плохо.

- Что плохо, где болит?

- Всё болит, - одни губами.

- Всё, не разговаривай, тебя нужно помыть, я думаю, в воде тебе станет лучше.

Я успел только слезть с кровати, а его снова выгнуло, и он закричал ещё громче:

- Хьюююю!..

Это длилось уже несколько часов, я не отходил от него: вытирал мокрым полотенцем и гладил по мокрым волосам. Его то лихорадило и знобило, то становилось жарко. И он то и дело выгибал спину, да так, что хрустел позвоночник.

Но я понимал четко - это только первый этап и второй не за горами.

Он начался ночью.

- Хью, я больше не могу, жарко...

Я подхватил его с мокрых простыней и понёс в ванную. Наполнил её прохладной водой и опустил туда Лео. Он блаженно вздохнул и прикрыл глаза.

Пока он расслабленно лежал в ванной, я решил сменить простыни.

- Я приду сейчас, если что-то будет не так, ты позови.

Он не ответил. Весь сегодняшний день вымотал его, и я подумал, что он просто уснул.

Пока я менял простыни и застилал новое бельё, из ванной раздался странный грохот. Я бросил не заправленное одеяло и влетел в ванную.

Он стоял на ногах, его трясло. Всем телом. Но не это меня поразило, а вертикальные зрачки синих глаз. И оскал длинных клыков, когти скребли кафель. Но всё это вмиг исчезло, и он с криком схватился за голову, я еле успел его поймать.

Ох, ты ж, Луна-прародительница!

Я ополоснул его душем, Лео был без сознания. И, наверное, это хорошо. Если мне не изменяет память, то трансформация будет проходить в несколько этапов. Но до полного преображения ещё дня два или три.

Главное, чтобы он выдержал и просто не сошёл с ума от боли.

Ночь мы провели относительно спокойно, а утром меня разбудил Фрэнсис.

- Как он? - он был встревожен и очень серьёзен.

- Я не знаю. Ему больно.

- Появились уже характерные признаки? - присаживаясь в кресло около кровати, спросил он.

- Да, вчера. - Тихо ответил я.

- Ужасно выглядишь.

- Спасибо.

- Он очень смелый мальчик. - Как-то грустно сказал Фрэн.

- Безрассудный и одержимый.

- Не уверен. Скорее ему просто очень нравится один из представителей его одержимости. Ты не думал, что он пошёл на это всё же ради тебя?

- Я боюсь ошибиться. Но, наверное, уже поздно. В нём уже наша кровь.

- Да, поздно. Иди, умойся и поешь, я попросил Микаэля приготовить твой любимый десерт.

Я улыбнулся и обнял свою «мачеху». Поднялся и пошёл в ванную. Под тёплыми струями очень хорошо думалось. И я решал для себя вопрос о ценностях оборотней.

Семья.

Потому что она самое важное, что есть для тебя. За члена своей семьи ты можешь убить.

Свобода.

Свободный волк - это единственное, что делает вас едиными.

Партнёр.

Ради партнёра ты готов пожертвовать и свободой.

Потомство.

Детёныши продолжение рода.

Клан и Альфа.

Законы Клана нужно соблюдать и во всём слушаться свою Альфу.

Вот последний пункт дед так до меня и не донёс. Я всегда думал, что это всего лишь слова. Просто слова. А вчера оказалось, что это не просто слова, когда отец за шкирку выкинул меня из кабинета, я впервые почувствовал всю силу слов Альфы Клана. Почувствовал, и мне стало страшно.

Я не смогу.

Да, я доминант в наших отношениях с Лео, но это немного другое. Альфа...

Из раздумий меня вырвал крик. Я, как был голый, вылетел из ванной. Лео ломало. В прямом смысле этого слова. Его тело корёжило и ломало, руки и ноги вытягивались и он кричал, из горла, по бледной коже потекла кровь.

- Чего стоишь, Хью!? Помоги мне!

Я бросился к кровати и прижал бьющегося в судорогах Лео к матрацу. Он закричал ещё сильнее, срывая голос. Вся подушка была в крови, потому что теперь она шла не только изо рта, но из ушей и носа.

- Столько крови.

- Так и должно быть, перестройка идёт полностью... С физической стороной легче. Вот моральную будет трудно пройти.

Лео затих под нашей тяжестью. Кожа была как мел, губы красные от крови. Пушистые длинные ресницы лежали на щеках, как два тёмных веера, очень выделяясь на контрасте с кожей. Я вздохнул и отбросил влажные косички на спину.

Он был прекрасен, даже сейчас просто неописуемо красив.

- Я оденусь и сейчас приду.

- Мы никуда не уйдём. - Чуть посмеиваясь, проговорил Фрэнсис.

Я был ему благодарен за поддержку и минуту отдыха. Нет, я не устал, я всё же оборотень, просто морально мне тяжело смотреть на мученье моей любви.

С твоих розовых губ в ночь срывается крик!

Я не знаю, как больно, и риск так велик.

Но ты сам выбрал эту страшную боль!

Я в агонии останусь с тобой,

И чем смогу помогу, ты позволь...

Прошло два дня, самых тяжёлых дня. Я такого ещё не видел ни разу. Столько крови, криков, мольбы, слёз...

- Хью, успокойся. - Тихо проговорил мне в ухо отец.

- Папа, это ужасно. Я не ожидал, что так будет. - Меня трясло.

Я только что выкупал моего парня и уложил на чистые простыни. Он был как кукла. И до сих пор без сознания.

Когти на руках уже не исчезали, и бледность стала меньше, но иногда его выворачивало кровью.

- Я вижу, милый, но ты должен держаться, ради него и себя. И ради его мечты.

- Одержимости.

- Ну, возможно, для него это вид мечты.

Я посмотрел на отца. Он был внешне спокоен, хотя вертикальный зрачок не исчезал, а это признак нервозности.

- Пап, ты думаешь, мы сделали правильно?

- Хью, это был его выбор, его и больше ничей.

- Ты мог бы просто отказать.

- И к чему бы это привило? К вашему расставанию в итоге. Он бы не знал, как жить с этим отказом, ты бы винил себя в моём отказе и, возможно, наши с тобой отношения испортились.

Я вздохнул, отец прав, конечно, но смотреть, как Лео плохо - просто невыносимо.

- Фрэнсис говорит, что это скоро закончится.

- Ему можно верить. - Тихо проговорил отец.

- Он так и не простил тебя?

- Говорит, что простил. Но знаешь, я иногда вижу, как он тоскует. Или вздрагивает от моего прикосновения. Нет, это не то, что страх, а скорее что-то подсознательное.

- И как ты думаешь победить подсознание? - тихо спросил я, вытирая капельки пота со лба Лео.

Он задышал чаще, значит, скоро нас снова ждёт приступ.

- Хороший вопрос, сын. Мне бы узнать на него ответ. - Он как-то грустно вздохнул.

Видимо, за эти полгода что-то накипело и ему тоже нужно поделиться. - Мне иногда кажется, что я ошибаюсь, думая, что ему хорошо здесь, но как только касаюсь его, сразу забываю обо всём.

Лео выгнуло, и я тут же придавил моего парня к матрацу. Он заметался. И вдруг открыл глаза, впервые за несколько дней. Они были с вертикальными зрачками и осмысленным взглядом.

- Хью? - прорычал он.

Именно прорычал, потому что иначе это нельзя было назвать.

- Всё хорошо, Лео. Я здесь.

Он протянул руку, дотронулся до моей щеки и улыбнулся, оголяя клыки.

Мой отец среагировал быстрее меня, так как я потерялся в синих глазах.

- Луна! - он успел оттащить меня от него, а Лео перекинулся.

На кровати, тяжело дыша, стоял белый волк с серой грудкой и лапками. Он слегка встряхнулся и смешно сморщил нос.

- Лео. - Тихо позвал я. Он повернул голову в мою сторону и зарычал, отец отпустил меня. - Маленький, ты такой красивый. - Я сделал шаг к нему, залез на кровать с ногами и обнял моего прекрасного партнёра. Он же уткнулся мне в шею горячим носом и завыл. - Всё хорошо, теперь всё будет хорошо.

- Ему нужно немного освоиться в своём новом теле, Хью.

- Нам лучше погулять в саду?

- Не думаю. Он сейчас не сможет. - Послышался от двери усталый голос Фрэнсиса.

- И что делать?

- Побудь с ним. Расскажи, как это прекрасно быть волком. Браин, можно тебя на минутку? - также тихо и устало спросил он.

- Конечно, любимый.

И они вышли.

Странно, я думал, у них всё прекрасно, как же так? Но додумать мне не дал мой партнёр. Он попытался сделать неуверенный шаг на кровати, но лапы просто запутались, и он бы упал, если бы не я.

- Лео, не торопись, непоседливый ты мой.

Он фыркнул. И как-то медленно перетёк обратно.

- Так странно. - Прохрипел он.

- Связки надорвал. Что странно? - я обнимал его и прижимал к себе самое дорогое, что у меня есть.

- Такое странное ощущение, как будто муравьи заползли под кожу и тепло... Хью, я люблю тебя.

- Мой малыш, я тоже, очень, так переживал за тебя... Ты бы видел, что тут творилось все эти дни.

- Я не хочу это знать. Вообще такое ощущение, что меня пропустили через мясорубку и проехались катком одновременно, и несколько раз. - Он улыбнулся бледными губами.

- Тебе бы поесть. - Я попытался уложить его поудобнее и сходить распорядиться насчёт ужина-завтрака-обеда, если честно, потерял счёт времени, но он удержал меня.

- Не уходи. Я сейчас не смогу остаться один. Что-то странное со мной.

Я напрягся.

- Что? - прошептал я.

Понимая, что происходит. Сущность.

- Как будто что-то разрывает напополам. Тянет.

- Лео, сосредоточься на моём голосе...

- Хорошо. Расскажи мне, как ты меня любишь...

- Я не просто люблю тебя, я обожаю тебя, и если с тобой что-то случится, я не выживу, потому что за эти дни я действительно понял, что ты мой единственный партнёр. Мой обожаемый малыш, мой Лео.

Его снова выгнуло.

- Хью, этого мало, я не могу что-то, ох... - длинные когти вспороли простынь. И он вцепился в мою руку, также вспарывая её. Его зрачки стали щелочками. Чувствительный нос уловил запах крови, клыки удлинились, и он повернулся ко мне, оскалился. - Кажется, я становлюсь настоящим чудовищем. Хочу тебя!

Я в шоке смотрел, как он рвёт на мне футболку и припадает к соску, толкая меня на кровать. О! Резкое движение и спортивные штаны также оказываются на помойке оттого, что их порвали в клочья.

Я чувствую себя странно, потому что понимаю, он хочет меня. Не просто, а именно меня. Но, мой партнёр, ты не забыл, кто доминант в наших отношениях?

- Лео, остановись. - Совершенно спокойно говорю я.

- Я не могу, Хью.

- Тааак! Ты что, считаешь, что я позволю уложить меня на живот!?

- Да!

А это уже интересно. Я перевернул его и лёг сверху.

- Мой волчонок хочет трахаться? - он дёрнулся.

И вдруг перекинулся, я был сброшен на пол и приземлился на четыре ноги, то есть лапы. Он зарычал. Хм...

Я понимал, что битвы не будет, он в волчьей ипостаси чувствует во мне лидера, доминанта, старшего. Но сейчас я также чувствовал его волка, сильный, и что-то странное, через несколько минут я понял что это.

Ярость. Вновь обретённая свобода и ярость. Ярость оттого, что он не смог меня победить, но теперь ему этого не сделать.

Ох, же ты, Луна-прародительница! Я зарычал, Лео заскулил.

- Перекидывайся! - строго сказал я, снова становясь человеком. Он сделал это, глаза были в слезах, и они, того и гляди, прольются. - Лео, тебе нужно учиться укрощать его. - Мягко сказал я, притягивая его к себе.

- Я стараюсь, но это так сложно, сложней, чем тест по истории. – прохныкал он.

Я улыбнулся. Мой Лео.

Он принял душ, а я снова переоделся, и мы спустились в столовую, папы и Фрэнсиса не было. Я волновался, вся эта история с Лео, всколыхнула во Фрэне воспоминания. Очень тяжёлые воспоминания о его обращении.

И в свете событий этих дней я не представляю, как он пережил всё это совершенно один.

Дверь открылась, и в столовую вошёл мой отец, сел и взял вилку, меланхолично покручивая её, он о чём-то сосредоточенно думал.

- Пап? - он ответил не сразу.

- Что, сынок?

- Что случилось?

- Ничего. - Односложно мой отец отвечает только в тех случаях, когда он расстроен.

- Где Фрэнсис?

- Уехал. Сказал, что хочет проверить дела на фирме и, собрав вещи, уехал.

- И ты отпустил?

- Хью, я не вправе его удерживать.

- Ты вправе! Он твой муж, он твой партнёр!

- Хьюберт! - отец впервые посмотрел на меня. Глаза красные, воспалённые. - Он имеет право на выбор, он сказал, что ему нужна передышка, что он слишком... что он чувствует себя слишком напряжённым в нашем обществе.

- Папа, ему пришлось пережить такое, я его понимаю, но ведь с ним в такой трудный период не было никого. Но сейчас, когда ему трудно, и воспоминания выплыли наружу, ты можешь помочь ему. Быть рядом.

- Я, вообще-то, источник этих неприятных воспоминаний. - Грустно ответил он.

- Пап, поезжай за ним, будь рядом, даже если он не захочет.

- И когда ты вырос, сынок? - улыбнулся мой отец.

- Несколько дней назад, когда помогал моему партнёру стать одним из нас.

Лео рядом дёрнулся и прижался ко мне. Я погладил его по волосам и краем глаза увидел, как отец стремительно покидает столовую.

- Всё будет хорошо? - тихо спросил Лео.

- Конечно, они взрослые люди, разберутся. Как ты?

- Мяса хочу. С кровью.

- Отлично.

- Хью, прости за то, что хотел сделать в комнате... Я сам не знаю, как так получилось, я чётко понимаю, что ты доминант, но волк внутри просто воет от негодования.

- Успокойся, я всё понимаю. Ешь.

Я подвинул ему тарелку с кусками мяса, он сглотнул и, чуть поморщив носик, принялся за еду.

Да, нам ещё многое предстоит, но мы начали вместе и обязательно пройдём этот путь.

Я подскочил от воя. Прислушался. Звук шёл из ванной. Я медленно встал и направился туда.

Лео сидел на полу и был в крови.

- Лео! - я бросился к нему, упал на колени. Обнял, его трясло. – Подожди, сейчас.

Я включил воду и настроил горячую, попытался поднять его, но он забился под раковину и свернулся там в комочек, поскуливая.

Ах, Луна! Это не Лео!

Я протянул руку, а он только ещё больше сжался.

- Так, иди сюда. - Строго сказал я.

Он повернул голову и посмотрел на меня, в глазах с вертикальными зрачками был страх и отчаянье. - Иди сюда, не бойся. Ну, что с тобой делать, волчонок? Иди.

Я не понимал, почему он не перекинулся, а потом, увидев кровь, понял, Лео пытается противостоять внутреннему волку, то есть, просто-напросто пытается удержаться в состоянии человечности. Глупый. Я присел на колени и погладил его по голове. Он взвыл, но выбрался из укрытия и протянул ко мне руки.

- Вот так, мой хороший. Давай сполосну тебя, что ты тут застрял, позвал бы меня, разбудил, я бы помог. Ну, что ты за волк, Лео, самостоятельным ты будешь потом... Когда вырастишь. - Он проскулил. - Конечно, вырастешь и будешь бегать со мной по лесу, ловить зайцев.

Я поставил его под воду и встал сам, сбрасывая пижамные штаны на пол.

- Лео, солнышко, давай, иди ко мне. - Он повернулся. В глазах паника. - Ты можешь, давай. Я так люблю тебя.

Он покачал головой, поднял когтистую руку и провёл ей по моей щеке. Завыл.

- Хью, - проскрипел он.

- Ну, пообещай мне, как только почувствуешь что-то не то, сразу буди меня.

- Я испугался.

Я видел, как зрачки становятся нормальными, круглыми, как исчезают когти. Он подался вперёд и тихо зашептал: - Он такой сильный, но такой дурак.

- Лео, маленький, вообще-то, он твой внутренний волк.

- Я дурак. Хью, пожалуйста... ммм...

Я сначала опешил, а потом понял. Как только мой парень потёрся об меня своим возбуждением. - Докажи нам, что ты наш доминант!

- Лео, это может быть не очень хорошо... - но он уже не слушал, опустился на колени и вобрал в себя мой член наполовину, застонал, оторвался, облизал головку.

- Приятно, до умопомрачения приятно... Возьми меня.

- Лео, - я уже плыл.

Резко повернул его лицом к стене, он с готовностью расставил ноги. Я, почему-то, знал в тот момент, когда входил в него, что это правильно. Резко, несдержанно, импульсивно.

- О! Да! - застонал он, выгибая спину и подмахивая мне попкой. Я зарычал. - Хью, ещё!..

Я знал, что так правильно, поэтому вышел из него и, повернув к себе лицом, подхватил его под бёдра и резко вошёл в совершенно несопротивляющееся мне тело.

- Я твой Альфа, ты меня слышишь!?

- Да! - рыкнул он, запрокинул голову, ударяясь затылком об кафель. - Да!

- Прекрасно!

Я продолжал входить в него, теперь, после обращения, вообще можно было не беспокоиться о ранах и о продолжительности полового акта. Мы просто раздирали кожу друг друга и трахались, пока не начали скользить на собственной крови и сперме.

Я знал, что будут последствия этого, но не знал, что так скоро. Вынося его из ванной, почти без сознания, я ощутил, как он дёрнулся в моих руках и открыл глаза.

- Хью, у меня плохие новости.

- Что случилось? - обеспокоенно спросил я.

- Я хочу ещё. - Краснея и отворачиваясь, призналось моё блондинистое чудо. - Сильно.

- Лео, маленький, это будет чревато последствиями.

- Затрахай меня.

Я положил его на кровать и навис сверху. И вдруг понял, что происходит. Улыбнулся.

- Этого не произойдёт, ты будешь снизу. Даже если я буду измотан до полусмерти, ты будешь снизу... - и впился в его красные губы.

Его выгнуло. Он обвил меня ногами и руками.

- Да, так, так...

- Лео, не заставляй меня привязывать тебя к кровати и вырубать.

- Хью!

- Сопротивляйся уже... Ты человек-оборотень! А не сучка с течкой!

- Аааа...

Его эрекция была каменной, и он тёрся ей об мою, он просто сходил с ума от каждого своего действия, а я вместе с ним.

В комнату влетел отец, за ним Фрэнсис и завершал процессию дед.

- Мать моя... лысая хохлатая... - Фред.

- Ничего себе! - Фрэнсис.

- Мальчики! Это уже слишком!

Мой отец попытался нас расцепить, да не тут-то было, Лео зарычал и ещё сильнее впился в меня когтями.

- Не надо! Нет! Мой! Хью! - я обнял его и перевернулся, он оказался сверху и, извернувшись, просто сел на мой член. - Оооо, дааааааааа!..

- Я такого не видел никогда. - Дед.

- Я бы не хотел видеть! - Фрэнсис.

- Так, валите все отсюда! - заорал я.

- Хью, он хочет доминировать?

Отличный вопрос, отец, в тот момент, когда я вхожу по самое основание в тугое тело моего парня, а он извивается и стонет от моих сильных толчков, прелестно просто.

- А то я не понял! Вон пошли! - они медленно вышли и тихо закрыли дверь.

- Великолепно! - застонал Лео.

- Ты пришёл в себя? - прорычал я, хватая его за бёдра и делая финальные толчки.

- Почти. Так хорошоооо...

Я успел присесть и подхватить его под спину. Он потерял сознание. Аккуратно уложил его на кровать и вздохнул. Люблю его. Всего. Я прикрыл его одеялом.

Так, а теперь надо пойти и поговорить с этим идиотами за дверью.

Я оделся в халат и резко открыл дверь, три смущённые мордашки были мне ответом.

- По-моему, подростки у нас мы. Вы что себе позволяете!?

- Хью, это так эротично. Даже низ живота сводит. - Дед.

- У тебя, старая перечница, что, секса нет? - повернулся я в его сторону.

- Есть, но не такой горячий, свидетелем, которого, я стал сегодня, внучок! - захохотал он.

- Было так жарко... - тихо проговорил Фрэнсис.

- Вы что, с ума сошли? Фрэн, от тебя не ожидал.

- А я тоже, между прочим, хочу сверху, Браин!

- Нет.

- Как всегда.

- Это уже просто смешно. Что вам надо?

- Мы испугались, почувствовали, что ты не в порядке. - Серьёзно проговорил мой отец.

- Я был растерян, вот и всё... Лео как с цепи сорвался.

- Это он пытался нащупать слабое место, сынок.

- Но не нащупал. - Ехидно от Фреда.

- А что ты, кстати, тут делаешь, дед?

Мы плавно перешли в гостиную рядом с моей спальней, точнее, не совсем гостиная, скорее будуар. Тоже спальня, только без кровати, с мягкими подушками на полу и бархатными пологами, создающими такое ощущение, что из их тени выскользнет какая-нибудь роскошная танцовщица, хотя скорее для нашей компании - танцор, не повезло деду.

- Привёз новости.

Я хмыкнул.

- Ну, и что там происходит?

Мы расселись на мягкие подушки, я запахнул полы халата, дед, увидев мой маневр, хмыкнул, но от комментариев воздержался. Его лицо было серьёзным, я немного насторожился.

- В общем-то, все, кто остался жив на той поляне, учатся в твоём колледже, на несколько курсов старше. Двое в больнице в шоковом состоянии, а вот третий меня заинтересовал сразу. Ни шока, ни испуга почти. Я нарыл кое-что. Он сын охотника. В связи с тем, что вся покойная, и не очень, компания была пьяна, он сразу не понял, кто перед ним, а вот потом. Потому, как зашевелились охотники, понятно, что парень не воздержался от рассказа в кругу семьи. И у нас, мой дорогой внучок, проблема, они знают, как тебя зовут.

- Имя ещё не повод. - Попытался возразить я.

Мой отец сцепил руки в замок и положил на согнутое колено, Фрэнсис устроил голову у него на плече, тихо слушал.

- Проблема. Они, конечно, пока не догадались, кто ты, но у них в этой их «Спасём мир от волка», или как-то так, есть примерные списки наших имён. Конечно, там пока стоит имя только Фреда и моё. Но кто сказал, что эти защитники прав людей на безопасную жизнь, не сложат два и два. - Тихо и спокойно проговорил отец.

Я нахмурился.

- Что делать, мы пока не можем вернуться, Лео не контролирует себя. Нас раскроют сразу. - Я прислушался, Лео ещё спал.

- Я думаю, вас нужно переправить в лесной домик.

- Пап, мы учимся, между прочим.

- Я думаю, после обращения и принятия волка, Лео станет намного спокойней и рассудительней, и вам легко будет нагнать упущенное. А вообще, можно взять академический отпуск. Пусть всё уляжется, а вы немного отдохнёте в лесу. - Мягко закончил он.

Я заметил, что Фрэнсис поглаживает его сомкнутые пальцы, это выглядело так интимно и прекрасно.

- Опасно, Браин, отправлять их одних в лес. Вдруг что-то случится, и помощи у них не будет. - Тихо проговорил Фрэн.

- Возможно, Фред, ты смог бы поехать с ними? - обратился к деду мой отец.

- Идея хорошая, но чревата последствиями. Подумай, охотники выходят на фамилию Дорквуд. Старший представитель в мире - я. Но я бесследно исчезаю со своим внуком и его близким другом. Куда они поползут с вопросами и не только? К тебе, мой дорогой.

- Я уж как-нибудь справлюсь с кучкой охотников на моей территории, отец.

- Хью убил семь человек. За последние лет пять - это первый массовый убой людишек оборотнем. Охотники теперь землю будут рыть носом, но найдут его. Так что ты, возможно, будешь в осаде. Да, Дорквуд-холл частная территория, но я что-то ни разу не слышал, чтобы этих недоспасателей что-то останавливало, а уж такой пустяк как частная территория и подавно. Они же, как японские камикадзе. Главное, побольше утащить наших за собой.

Я молчал.

Мне было о чём подумать, пусть отец всё ещё частично передаёт мне права, но я будущий герцогом. И сейчас они очень тонко дают мне право выбора. Правильного выбора.

Если подумать, то тот домик - наш единственный шанс скрыться, о нём мало кто знает. Ну, коты знают, потому что там небольшая стая рядом живёт. Но они не выдадут. Всё же мы хоть и разные, но оборотни.

Если дед поедет с нами, есть несколько причин не допустить этого. Первую он озвучил, пропасть просто так - это лишнее внимание. А вторая, я просто не выдержу его в маленьком домике в гуще леса. Мы перегрызёмся раньше, чем Лео научится контролю.

И что делать?

Они смотрели на меня, я выплыл из своих дум.

- Мы поедем вдвоём. Там ловит связь, если что-то случится, я позвоню, но я постараюсь, чтобы не случилось. Это и в моих интересах, мне не нужен свихнувшийся партнёр. А вы тут приструните охотников. Не знаю, мне казалось, совет кланов тоже следит за их популяцией. - Я улыбнулся. - И уж самого герцога Рочестера они могут и вытащить из осады, если, конечно, она будет.

Отец смотрел на меня с гордостью, дед ухмылялся, а Фрэнсис вдруг подался вперёд и обнял меня.

- Ты так изменился, Хью. С появлением Лео ты стал настолько собранным и осторожным. Рассудительным. Настоящим будущим герцогом. - Улыбаясь, проговорил он мне в макушку.

- Спасибо, Фрэнсис. Ой! - я дёрнулся, он выпустил меня из объятий. - Лео! Я поговорю с ним, и мы дадим вам окончательный ответ! Не беспокойте нас... - вылетая за дверь, крикнул я.

Вслед мне летел смех.

Я открыл дверь, он лежал на кровати, раскинув руки и ноги, смотрел в одну точку. Как только я вошёл, он повернул голову, я столкнулся с синими искрящимися глазами с вертикальными зрачками.

- Хьюююю... это невозможноооо... - я чувствовал его желание.

- Что случилось, Леонардо? - плавно приближаясь, спросил я.

- Я не могу справиться с собой, хочу тебя в себе... до боли.

- И что ты предлагаешь?

Я уже поставил одно колено на кровать, облизнул губы. Его тело было совершенным, без единой царапинки и раны, гладкая светлая кожа с ореолами розовых сосков.

- Хочу, долго и страстно, стонать под тобой.

- Подо мной? - уточнил я.

- Мы смирились - ты доминант. Но я хочу тебя сейчас в себе, пожалуйста.

Он протянул руку и развязал мой халат, шёлк плавно съехал с плеч, когда он потянул за один край. Я медленно накрыл его руку и поднёс к губам, поцеловал. Он следил за моими движениями и сглотнул, когда мои губы коснулись его тонких пальчиков. - Хью.

- Я, прежде всего, люблю тебя.

- Я знаю. Теперь точно знаю, чувствую. Как себя. Так странно... И умопомрачительно приятно. - На грани слышимости проговорил он.

- Я хочу, чтобы ты держал в узде своего волка, Лео.

- Я стараюсь.

Я наклонился над ним, его глаза блестели, и он начал тяжело дышать.

- Сейчас мне нужно поговорить с тобой, а потом мы займёмся любовью.

- Хорошо. - Его выгнуло от моей близости, но он сумел сдержать порыв тела.

Я коротко рассказал ему разговор с взрослой частью нашей семьи. Теперь нашей. Он внимательно слушал, время от времени ёрзая подо мной, но стараясь не касаться слишком явно.

- Так что ты думаешь по этому поводу? - спросил я, когда закончил излагать.

- Возможно, это вариант, уехать и спрятаться в глуши, но я боюсь за тебя.

- Всё будет хорошо, я обещаю. - Он улыбнулся.

- Они за дверью.

- Я знаю. Эти извращенцы просто невозможны.

Мы тихо рассмеялись, и я накрыл его смеющиеся губы. Было так приятно касаться его и знать, что он твой до самого конца. Твой и только твой.

- Хью, я прошу...

- Сейчас, хороший мой. - Я немного отклонился и громко крикнул. - Мы согласны на переезд в домик! И свалите из-под двери, вы нам мешаете!

Послышался громкий смех и они ушли.

А я вернул всё внимание своему партнёру, который, изнемогая, расставил ноги для меня...

Домик в лесу встретил нас пылью и грязью. Я вздохнул и удобнее перехватил Лео, как только мы сели в машину деда, который всё-таки вызвался нас доставить, его вырубило. Это и понятно, мы занимались сексом до самого вечера.

Лео всё просил и просил, а я не мог отказать. В конце нашего марафона я уже доводил его ртом и руками, потому что он хотел, но уже не мог.

Дед занёс наши чемоданы.

- Ох, придётся убираться тут.

- Да. Давно мы не отдыхали здесь. Ты останешься или полетишь сразу обратно?

- Полечу, лучше не привлекать внимание. А то знаю я этих охотничьих шавок.

- Дед, будь осторожен. Я не хочу, чтобы с твоей старой задницей что-то случилось.

- Всё хорошо будет. Помочь тебе тут? - искренне спросил он.

- Нет, я думаю, когда Лео выспится, нам будет чем заняться, а то мы просто измотаем в постели друг друга.

- Осторожнее, Хью, я умоляю тебя быть благоразумным.

- Я не сделаю ничего, что подвергнет опасности Лео.

Он улыбнулся и, похлопав меня по плечу, вышел, аккуратно прикрыв дверь.

Да, в домике надо было убираться. Я чихнул. Срочно.

Это был двухэтажный дом с чердаком, в котором была оборудована моя комната. На первом была маленькая гостиная, с камином и пыльным ковром. Бр. Кухня, оборудованная достаточно новой техникой, я помню, здесь даже где-то была кофеварка. На втором - три спальни, небольшие, но уютные, если пыль везде убрать.

Я легко поднялся на чердак. Здесь прошло моё детство. Не совсем, конечно, но я обожал на лето выбираться сюда. Здесь много моих старых игрушек и даже где-то лежит тетрадка со стихами. Я улыбнулся, обязательно нужно показать её Лео.

Одной рукой скинул с гамака пыльный плед и положил Лео туда, он свернулся клубочком и блаженно вздохнул.

Ладно, начнём, пожалуй, отсюда...

Через два часа меня отвлёк от чтения моей заветной тетрадочки грохот. Я выглянул из-за дверцы шкафа.

- Мать моя Луна-прародительница!

Я улыбнулся, считай, инициация прошла успешно.

- Лео, ты что, упал? - зажимая рот рукой, спросил я.

- Нет, взлетел, черт, а что ж так грязно! Где мы?

- В домике в лесу.

- Где ты?

- За шкафом! - и рассмеялся.

Он влетел в закуток, где я сидел, и упал прямо на меня. Улыбнулся.

- Ты знаешь, что ты весь в пыли?

- Ага.

- А знаешь, что я не могу с собой справиться, когда ты так близко и так доступен? - понижая голос с каждым словом.

- Ага, но ты помни, нам ещё убирать большую территорию.

- Я помню. А ещё помню, что твой отец и Микаэль положили нам полный чемодан еды. Я голоден.

- Мой белый волчонок голоден?

- Хью, ты такой забавный сейчас, в этой милой паутине. Что ты тут делаешь?

- Разгребал мусор и нашел тетрадку со стихами.

- Ты пытался убраться?

- Конечно, я же не могу позволить нам спать в грязи, - у него заурчало в животе, - и не могу позволить тебе голодать. Так что слезай, и пошли, посмотрим, что там припас для нас Микаэль.

Но он лежал и смотрел на меня, глаза постепенно менялись и, как только вертикальный зрачок занял место обычного, он рыкнул и впился мне в губы.

- Хью, - сквозь поцелуй.

- Ты же хотел есть! - прошептал я, когда он начал стаскивать с меня свитер.

- Успею.

Я вдруг понял, что он опять куда-то уходит. Точнее его место занимает волк.

- Отпусти! - но он уже не мог остановиться, рыча и срывая с меня джинсы, изо рта потекла слюна. Ох, это плохо. - Лео!

Мне пришлось откинуть его, и он, приземлившись на четыре лапы, взвыл.

- Так опять, да? Ты человек! Контролируй его! Идиот, вы голодные сейчас! Хочешь разорвать меня! Попробуй!

Я перекинулся и прыгнул на него, мы покатились по полу, он взвыл и отскочил. Я смотрел прямо ему в глаза, не отпускал. Лео заскулил, лёг на пол и положил на лапы голову.

Я перекинулся и подошёл к нему, погладил по голове. Шерсть была такой мягкой, как его волосы. Белоснежной, как снег в Альпах или вот здесь, в этом лесу, зимой на рождество.

- Лео, я люблю тебя, но ты пойми, я не позволю тебе доминировать. Я люблю тебя и такого. Ты для меня самый сильный на всём свете. - Он фыркнул, но так и оставался в волчьей форме. - Это правда. Ты для меня в тот момент, на поляне, был важнее всего. Ты был самым дорогим. Я бы убил любого, кто попытался бы причинить тебе вред. Ты не представляешь, как я в душе обрадовался, когда ты спросил меня об обращении. Я бы уговорил отца. Я бы пошёл против его мнения. К сожалению, только он мог обратить тебя. Ты такой красивый, мой белый волк. - Я сел и уткнулся в его шерсть лицом.

Он медленно перекинулся.

- Прости. Я не могу пока совладать с ним, когда он чего-то сильно хочет. - Очень тихо проговорил он.

- Я не могу понять этого, Лео. Но я тоже буду учиться понимать тебя. Пойдем, поедим?

- Да, а то мне очень хочется.

Мы спустились вниз.

Лео внимательно осматривался и принюхивался к новым запахам.

- Пыльно, - морща нос, проговорил он.

- Да, жуткая грязь, мы в прошлом году не ездили сюда. А так, каждый год на Рождество. Я помню: отец разжигал камин и они с дедом пили вино, а я какую-нибудь жутко вредную шипучку, а потом мы втроём бегали по заснеженному лесу. Я был маленький и всегда отставал от них, а отец всякий раз возвращался и за загривок нёс меня туда, где ждал дед. Это было такое чудесное время...

- Ты скучаешь по этому времени? - он обнял меня со спины.

- Да, немного. Отец сейчас занят и работай, и Фрэнсисом... я не думаю, что через несколько месяцев он станет свободней и вспомнит о нашей традиции...

- Мы можем провести Рождество здесь вдвоём. Хочешь?

- С удовольствием.

Он отошёл от меня и среди нескольких пакетов отыскал пакет с едой.

- Нюх стал просто потрясающий.

- Да, со временем научишься улавливать некоторые эмоции по запаху.

- Правда?

Мы сбросили скатерть на пол и расположились на столе. Лео достал мясо, завёрнутое в фольгу, оно было не прожаренное. И я заметил, как он сглотнул. Я достал нож, помыл его под краном, предварительно открыв вентиль. Здесь на первом этаже была небольшая ванная, а вот в подвале была сауна. Нужно только всё убрать и здесь спокойно можно жить.

Еды в лесу хватает.

Мы сидели и уплетали мясо.

- Вкусно.

- Ага, знаешь, у меня пристрастия так резко поменялись. Я вот раньше мясо не ел, а о сыром вообще даже не думал.

- А как же корейское мясо ХЕ? - улыбнулся я.

- Ой, не напоминай, помнишь, сколько я после него не мог смотреть вообще на еду!?

К Лео вернулось веселье. Он снова улыбался и был такой родной, что я не удержался и, обняв его, поцеловал. - Хью? - непонимающе спросил он.

- Я скучал по тебе.

- Я же был с тобой всё это время? - удивленно.

- Нет, всё это время я смотрел, как тебя ломает твоя одержимость, всё это время я был на грани срыва. Всё это время я боялся, что ты, в конце концов, не откроешь глаза. - Я замолчал.

Он уткнулся в мою шею.

- Прости. Я иногда такой тугодум.

- Иногда? - я погладил его по волосам.

Мягкие.

- Всегда.

- Мне действительно было страшно.

- Я понимаю, Хью. Теперь всё будет по-другому, теперь мы с тобой на равных. Теперь ты можешь не бояться за меня, и я всегда смогу постоять и за тебя тоже. Нет, ты не думай, мы понимаем, что ты доминант, просто защищать тебя - самое главное для нас.

Я обнял его.

- Ты полностью слился?

- Почти. Он ещё пытается что-то там возникать, но справляться каждый раз всё легче. Это благодаря тебе.

- Нет, Лео, это только твоя внутренняя сила. Твой характер.

- Надо убраться, да? - через некоторое время спросил он.

Я лишь кивнул.

Мы решили разделиться, я пошёл доделывать то, что начал, а Лео пошел вниз. Договорились встретиться на втором этаже.

Через четыре часа, мокрый от пота и немного умаянный однотонной работой, я спустился по лестнице, вытирая перила.

Прошёл в первую комнату и застыл. Застыл от вида, открывшегося мне.

Лео стоял на карачках, джинсы закатаны до колен, без свитера, с голым торсом. Влажные волосы и дорожки от пота, губа закушена. Старательно намывал пол.

Я перевёл взгляд на кровать, она была застелена чистым бельем.

«Другие комнаты подождут», - решил я мысленно.

И мягко, чтобы не спугнуть моё счастье, подкрался к нему. Опираюсь о его попку уже давно вставшим членом. От такого вида у кого не встанет.

- Ой, Хью, я не заметил, - и застыл. - Хью? - игриво.

- Да, мой волчонок? - я провёл руками по его спине.

- Нам бы в ванную...

- Потом... ты же помыл пол? - я немного резко толкнул его на только что вымытую поверхность.

Он не сопротивляясь, расставил ножки.

- До блеска. И готов испробовать его прочность.- Немного нервно расстёгивая джинсы, ответил он.

- Такой несдержанный... - я скинул влажную футболку.

И тоже дрожащими руками расстегнул пуговицы на джинсах.

Мы снимали влажные джинсы, смотря друг другу в глаза, он первый отбросил свои, я поспешил за ним. Накрыл его собой, Лео немного поёрзал, устраиваясь поудобнее на голом полу.

- Я и не думал, что ты так прекрасен, когда работаешь, - зашептал я.

Он же запустил руки мне в косички и развязал узел, они тяжёлой копной рассыпались, я рукой откинул их на спину.

- Обожаю, когда они распущены.

- Я знаю.

- Возьми меня.

Мы прошлые сутки только тем и занимались, что любили друг друга, поэтому я лишь сплюнул на свой член и плавно вошёл в его прекрасное и нежное тело.

Лео выгнул спину и закричал. Мы несдержанно двигались навстречу друг другу. Он захватил моё лицо руками, на которых появились когти, и просто укусил за губу. Я резко вошёл в него, подтянул на себя, он опоясал меня ногами и руками, встал, легко держа лёгкое тело Лео на весу.

- К стене, - зашептал он.

Так я и сделал, облокотив его на стену, поддерживая за бёдра, проникая так глубоко, как мог, я любил его.

- О! Хью... так хорошо...

- Да. - Резко вышел, аккуратно поставил его на пол и повернул к стене лицом. - Прогнись, волчонок.

Он послушался сразу, видимо, действительно они смирились.

Я немного подождал и снова вошёл, амплитуда была просто нереальная, если бы один из нас был человеком, то давно бы уже истекал кровью.

Ещё несколько толчков и я вжал тело Лео в стену, а он царапал деревянные панели, на пол падала стружка. Кончаем, громко и несдержанно выкрикивая имена друг друга. И это для меня самая сладкая музыка.

Мой Лео медленно повернулся и с сияющими глазами проговорил охрипшим голосом:

- Люблю тебя и хочу на кровати!

Я лишь расмеялся, ну, и вторые сутки, почему бы нет?..

Я проснулся, потому что не чувствовал тёплое тело рядом. Прислушался, было тихо. Резко встал.

Он стоял около окна и смотрел на улицу. Волосы чуть встрёпаны, тело немного изменилось, стало белее рельефным и подтянутым. И от копчика хвост. Пушистый, белый волчий хвост.

Интенсивно помахивая им, Лео касается стекла.

- Леонардо? - тихо прошептал я, обнимая его.

Он не вскрикнул от испуга, он уже давно заметил, что я проснулся.

- Я не могу уснуть, меня тянет туда. - Тонкие пальцы с острыми когтями проходят по стеклу.

- Глупый, это зов природы, точнее твоего волка. Хочешь первую охоту?

По телу прошла дрожь, он повернулся и, смотря на меня почти безумными, с вертикальными зрачками, глазами:

- Очень, мой Альфа.

Я улыбаюсь.

- Только от меня далеко не убегать. И слушаться во всём!

- Я буду! Буду послушным волчонком только, пожалуйста, пойдём на улицу. - Хвост начал работать быстрее.

- Хорошо.

Мы перекидываемся и просто как две стрелы вылетаем на улицу.

Я чувствую его эйфорию, но в тоже время настороженность. Он сначала носился просто хаотично, но прошло буквально с полчаса, и Лео начал принюхиваться. Я уже уловил запах нескольких зайцев и даже одной косули с детёнышем.

Но Леонардо пока путался, я спокойно стоял на опушке и ждал его, он вылетел и застыл. Улавливал запах зайца на другом конце поляны, тот тоже учуял нас и попытался сбежать. Лео кинулся за ним, через десять минут принес мне тушку. И, виляя хвостом, перекинулся в человеческую ипостась.

- Это просто великолепно, Хью! - я сидел около окровавленного тельца и смеялся.

Он такой непосредственный, мой Лео.

- Лео, не устал? - нежно спросил, хотя знал ответ, разве это чудо может устать.

- Нет! Можно я ещё...

- Конечно. Только недалеко, тут граница с котами, так что, будь осторожен.

- Да, этот тонкий отвратительный запах перебивает всё.

- Необходимо научиться отрешаться и чуять только то, что нужно. Они метят территорию специально, чтобы никто из других оборотней не мог подойти слишком близко к прайду. У них там сейчас самый период пополнения. Самки котятся.

Он удивлённо посмотрел на меня.

- Ты чуешь это? Или просто знаешь?

- Чую.

Он даже рот открыл.

- Как?

- Моё обоняние немного лучше, чем у тебя, но со временем ты научишься.

Он грустно вздохнул.

- Мне понадобилось много времени, чтобы учуять, сквозь запах кошек, кролика.

Я улыбнулся.

- Чудо, это заяц.

Он насупился.

- Кролик, заяц... какая разница!

- Никакой, всё еда.

Он рассмеялся..

- Я поймал для тебя ужин! - прыгнул мне на шею и поцеловал в губы, слегка кровавый привкус, дурманил. - Хью... мммм.

- Нет, мой волчонок, побегай ещё.

- Ладно. - Быстро согласился он.

И, перекинувшись, убежал с поляны, но я чётко чувствую его след. Немного пряный от возбуждения и такой тонкий аромат от шерсти. Мой Лео.

Моё чудо носилось по лесу, а у меня вскипала кровь. Я сорвался с места и быстро нашел его на очередной поляне, он резвился там. Влетел и в шутку напал на него, начали возиться. Чуть прикусил ухо, он ответил мне почти тявканьем и тоже почти нежно прикусил загривок, от восторга сам не выдержал, перекинулся. Устроился на мне.

- Это просто потрясающе. Я никогда не ощущал ничего подобного. Это можно сравнить только с сексом. Только с сексом с тобой. Ты не представляешь, Хью Дорквуд, как я тебя люблю!

Я уже в человеческом виде, перевернулся под ним и поцеловал в мягкие губы.

- И я тебя люблю, Лео.

- Хью, почему волку так важна свобода? - прошептал он, отрываясь от меня.

- Это пошло ещё от обычных волков, тех, которые не могли перекидываться в людей. Они жили стаями, охотились. И им нужна была свобода. А мы их потомки. Ты должен чувствовать это. Свобода для тебя, как воздух. Ты поймёшь потом, что в квартире ты долго находиться не сможешь, тебе нужен будет лес и его свобода. Особенно в полнолуние. Полная луна делает нас чувствительными и к ласкам тоже. Мы как будто оголённые провода. Плохо тому оборотню, у которого нет пары. Они в полнолуние сходят с ума от возбуждения.

- Нам повезло. - Промурлыкал Лео и потерся об меня всем телом. - Так странно, Хью, я просто схожу с ума от вожделения. Хочу тебя постоянно...

- Это нормально. Энергию от обращения нужно куда-то девать, мой отец очень сильный оборотень. Пока ты не растворишь его яд в себе, так и будет продолжаться. Ты будешь как сучка... - он рыкнул. - Моя сучка.

- Всё горит. Невозможно. Так хочу тебя!

Я схватил его за бёдра и резко вошёл. Он выгнулся. Я не двигался, и Лео тихо зарычал.

- Это тебе наказание, любимый.

- За что? - удивился он.

- За попытку доминирования.

Я приподнял его и снова резко опустил на себя. Он взвыл! А я почувствовал резкое приближение кошки. О! Ну, только не сейчас! Я точно знал, что мы на своей территории. Они тоже это знают, так, кого сюда тащит любопытство!?

Я задвигался быстрей, Лео опустился на меня, лёг и тоже задвигал бёдрами.

- С ума схожу по тебе! Мой!

- Твой!

Видимо, от пробежки и небольшой охоты, он переполнен эмоциями. И быстро кончил. Скатился с меня и я, не думая о приближающейся кошке, подтянулся и резко вошёл в его ротик. Лео только открыл его шире и захватил мой член в плотное кольцо губ. Это было здорово.

Но кошка уже была за соседними деревьями. Молодой самец. Так вот кого сюда притащило любопытство. - Глубже бери, любимый.

Я двинул бёдрами на встречу, а Лео приподнялся и начал помогать рукой. Я кончил ему на лицо и плавно опустился рядом, начал слизывать сперму.

- Мы не одни? - тихо спросил Лео.

- Да, - не отвлекаясь, ответил я.

Леонардо тихо зарычал. А кот источал любопытство.

Я закончил с лицом и перешёл на шею. Увидел, что у Лео от нетерпения даже хвост появился.

- Тихо, чудо. Нападать на него - смысла нет, он наш ровесник, может, помладше. Эй, котяра, выходи уже! - крикнул я, прижимая Лео к земле.

Кот медленно вышел из-за деревьев и встал, как изваяние самому себе.

- Ты знаешь, на чьей земле находишься? - властно, как мой отец, спросил я. Лео дёрнулся. - Тихо, волчонок. - Прошептал я ему на ухо.

Кот перекинулся, перед нами на поляне стоял мальчишка лет пятнадцати в драных джинсах и майке, волосы взлохмачены, глаза подведены и серёжка в ухе. Всё это я рассмотрел за считанные секунды.

- Знаю. - Звонко ответил он. - А ты и есть Хью Дорквуд?

Он знает даже кто я, интересно, откуда?

- А если и так, то что? - мальчишка делает несколько шагов к нам. Лео дёргается. - Лео, успокойся.

- Он подозрительный и пахнет от него странно.

Да, согласен, запах, как от домашнего кота. Сытостью.

- Да ничего, просто хотел посмотреть на хозяина-волка здешних земель.

А вот это уже вообще неправда. Хозяин здесь мой отец.

Я услышал «это» первый и прикрыл Лео собой.

Выстрел оглушительный. Мальчишка кот перекинулся и прыгнул на ветку ближайшего дерева.

Мы перекатились и встали на четыре лапы вдвоём. Лео скалил зубы, а я почувствовал боль. Пуля только задела, но что мешает попасть ей ещё раз.

Охотник пока затаился, но либо он дурак, либо сумасшедший. Скорее второе. Потому что у него домашний кот-оборотень, состоявший с ним в сексуальных отношениях. От этого охотника так и пахнет котом. Фу.

Мы срываемся вдвоём, только Лео сорвался в сторону охотника, я рычу, но он не обратил на меня внимания, побежал прямо на него. Я перекинулся и закричал:

- Лео, мать твоя Луна! Сюда, я сказал!

Он уже вообще не соображал. Я чувствовал это. Меня ранили, а он сходил от этого с ума. Защитить. Это единственная мысль у него сейчас.

Я вытер кровь с плеча и завыл. Обернулся и побежал к коту на дереве. Если этот охотник, хоть пальцем тронет моего партнёра, я разорву мальчишку на клочки!

Мальчишка самодовольно сидел на дереве, он что, думает, оборотень-волк не лазит по деревьям? Идиот!

Я легко с земли запрыгнул на ветку, на которой он сидел, и схватил его руками за шкирку, спрыгнул и потащил по направлению к охотнику и Лео. Мальчишка дернулся, перекинулся, но я перехватил его за волосы и продолжал тащить.

- Отпусти! Ханс!

Ага, значит, этого смертника зовут Ханс.

- Я убью тебя быстро, если перестанешь орать!

Мальчишка начал биться и дёргаться сильнее.

А я застыл, услышав визг. Вой и тишину.

Лео!

Перекинул кота на плечо и бросился туда, где моя любовь.

Он лежал тихо, не шевелясь, и из раны на голове, между мягких, белых ушек, текла красная кровь.

Охотник ухмылялся.

- Ну, что, убийца, сейчас ты поплатишься за то, что мой сын лишился семерых друзей.

Он наставил на меня ружьё. Самое обычное, любят они эти вот старые ружья. И я понимал, что передо мной папаша того парня. Папаша, который трахал кота-оборотня.

Я поставил кота перед собой, он уже не сопротивлялся, понял, что в любом случае ему не жить. Охотник хмурился, но ружье не опускал.

- Думаешь, меня остановит это?

- Видишь, жалкий ты коврик, ему плевать на тебя. Он всё равно будет стрелять.

- Твой любовник убит!

Я не реагировал, и они оба были удивлены. Ну, откуда им знать, что я чувствовал их эмоции и ощущал, что Лео ещё дышал.

- Он моя Пара. А вот твой любовник - труп! - проговорил спокойно и резко движение руками, ломая шею несчастному котёнку, который думал, что человек - это последняя ступень эволюции. Оборотень - это последняя ступень эволюции, дружок, но ты никогда об этом не узнаешь.

Рывок и я, волк, волк, который убьёт любого за свою пару! Волк, который на своей территории! Волк, который хочет мести за кровь!

Я просто прыгнул на охотника, и он не справился с моим весом, неспособный какой-то. Его кровь хлестала из раны на горле.

Я просто сел рядом в человеческом виде и смотрел, как он умирал.

- Никогда не знаешь, где тебя настигнет смерть.

Он пытался зажать рану на шее руками, но у него не выходило. И с последним вдохом он умер, я слышал, как остановилось у него сердце.

Встал и подшел к Лео, он уже в человеческом виде. Ранен, сильно. Глупый мой.

Подхватил его на руки и понес в домик.

Видел, как на поляну выходили кошки прайда, они тихо стояли и смотрели на нас.

У Лео все волосы в крови, а я абсолютно не эмоционален сейчас. Внутри меня трясло от волнения, и я сорвался на бег. Вбежал в домик, поднялся на второй этаж и положил Лео на кровать. Нашел джинсы и телефон. Дрожащей рукой набрал номер.

- Да, сынок?

- Папа, Лео ранен в голову. Охотника я убил. Мне помощь нужна.

- Хью! Мы будем через десять минут. Я возьму вертолёт. Фрэнсис! - прокричал папа, кидая трубку.

Сесть тут негде, нужно будет его на носилки положить как-то.

Я медленно и аккуратно одел его в джинсы и оделся сам. Он дышал очень редко, и сердце билось медленно.

- Если ты умрёшь, я сойду с ума. Если ты посмеешь оставить меня одного, я залью кровью все дома охотников, убивая и детей тоже... Лееееоооо! Я люблю тебяяяяя! - это вой.

Просто через всё моё существо. Я не знаю, что будет со мной, если он не выживет. Взял на руки лёгкое тело и понес на улицу.

Вокруг дома сидели кошки. Наблюдали.

- Почему он не приходит в себя!? - я был спокоен.

Сам не пойму, но мысли были чёткие, и мне совсем не хотелось впадать в истерику. Хотелось крови.

- Хьюберт, он только начал синхронизироваться со своим волком. Регенерация ещё не совсем правильная. Царапины и укусы при сексе - это одно, а вот такая рана... Нужно время, - вкрадчиво проговорил мой отец.

Фрэнсис подошёл и обнял мои напряжённые плечи.

- Хью, тебе нужно в душ и отдохнуть. - Нежно проговорил он.

- Я приму душ и вернусь, мне нужно поговорить с тобой, отец. - Твёрдо сказал я и вышел за дверь.

В комнате было тихо и пусто. Мы устроили Лео в отдельной комнате чуть дальше по коридору, врач-оборотень лишь развёл руками. Сказал, что если не очнётся через сутки, то не очнётся никогда. Я тогда лишь стоял и смотрел на него, и мне захотелось крови. Нет, не этого несчастного доктора, а охотников. Всех охотников!..

Выйдя из душа, я надел чёрные джинсы и белую футболку, сверху накинул тонкую чёрную кожаную куртку. Сапоги. Подошёл к зеркалу и собрал несколько косичек у висков, заколол заколкой с гербом Дорквуд. Остальные оставил распущенными. Я покажу им, что значит - волк без партнёра и что значит - волк из семьи Дорквуд без партнёра! Ррррр.

- Что? - немного опешил мой отец.

- Я хочу на Совет Кланов. - Спокойно сказал я.

- Причина?

- У меня, по-твоему, нет причин? - я понял, что начинаю злиться.

- Есть. Но это личная причина нашей стаи. Что мне сказать на Совете, сын? - серьёзно проговорил он.

Фрэнсис хмурился.

- Я хочу крови охотников.

- Хью...

- Я хочу, Луна их побери, крови! - я оскалился. - Я хочу разрывать их плоть до тех пор, пока Лео не откроет свои прелестные синие глаза!

Отец обнял меня.

- Я понимаю, родной мой. И мы отправимся на Совет.

- Когда?

- Сегодня вечером. Нужно же ещё собрать его. Только, Хью, я хочу тебя предупредить: они могут не согласиться на бойню. Совет возглавляют такие старые оборотни, что я сомневаюсь в их лояльности.

Я вскинул голову.

- Нужно, чтобы Фред был с нами.

Я впервые хотел видеть деда в полной боевой готовности.

- Я позвоню. - Тихо проговорил Фрэнсис.

Я решил скоротать время у постели моего любимого.

Он был такой бледный, и губы белые. Черты лица немного заострились, но сердце билось. Пусть медленно, но отчётливо. Рана на голове была глубокой, но уже покрылась тонкой кожицей. Я погладил его по светлым прядям и уткнулся в шею. От него пахло жасмином. Я вымыл его этим гелем.

- Лео, - прошептал я в его нежное ушко, - ты для меня всё. Если через сутки ты не откроешь глаза, я затоплю Нью-Йорк кровью охотников. Я сделаю это, потому что я волк.

Я поднялся только тогда, когда за мной пришёл отец и сказал, что мы едем на Совет Кланов. На самом деле, я не был уверен, что смогу убедить в правильности моего желания Совет. Отец прав - это личное дело стаи.

Мы доехали быстро. Здание, в котором собирался Совет, было одним из особняков, принадлежавшим главе Совета. Вообще он тут и жил в глуши и тиши, вдали от городской жизни.

Фрэнсис немного нервничал, он хоть и видел членов Совета на свадьбе, но за полгода так и не побывал лично на этом мероприятии.

Тёмным коридором мы прошли в обычный бальный зал. Тут стояли столы буквой «H» за главным сидели три дряхлых оборотня. За остальными расположились Альфы стай и прайдов. Все разговаривали между собой, и как только мы вошли и заняли свои места, восстановилась тишина.

Тот оборотень, что сидел посередине, не вставая, проскрипел:

- Мы сегодня собрались на внеплановом Совете Кланов, по личной просьбе семьи Дорквуд. Так как они уже прибыли, мы просим их озвучить эту просьбу.

Я думал, будет говорить мой отец, но он лишь кивнул мне. Понятно. Я встал. Ученье моего деда я помнил хорошо.

- Приветствую вас. Меня зовут Хьюберт Дорквуд, я будущий Альфа стаи Дорквуд. И, в общем-то, это лично моя просьба. - Я замолчал. Крайний старец также проскрипел:

- Так озвучьте нам её, юноша.

Я про себя назвал его неприличным словом.

- Недавно на меня и моего партнёра напали несколько человек. Я, защищая партнёра, убил семерых. Нескольким удалось уйти живыми. Оказалось, что один из выживших приходится сыном охотника. Мы с моим дедом решили, что нам с партнёром легче будет переждать весь этот кипишь в родовом поместье. Но оказалось, что охотники настроены серьёзно и уже вычислили наши имена. Мой отец решил отправить нас с партнёром в лесной домик рядом с прайдом Захари. Спустя сутки нас вычислили с помощью котёнка-оборотня. Охотник ранил моего партнёра. Я убил охотника и котёнка. Мой партнёр может не очнутся... Я хочу кровной мести. - Я сглотнул.

В помещении была тишина. Старые оборотни скривились.

- И что же ты хочешь? Уничтожить охотников? - ухмыляясь, спросил средний.

- Да. - Просто ответил я.

- Один? - уже смеясь. - Самые сильные из нас умирают от их пуль, волчонок. Что ты один можешь?

Я молчал, но голову не опустил, и смотрел в бесцветные глаза этого старого оборотня.

- Они сильны, у них всегда преимущество...

- Что? - не смог удержатся я. - Преимущество в чём? Они просто люди!

- Они нужны, волчонок. - Не унимался старый пень.

- Нужны? Кому?

- Для равновесия и, конечно, для естественного отбора...

- Вы в своём уме? - совершенно спокойно спросил я. Все молчали. - Охотники пошли от тех, кто впервые, увидев человека-оборотня, взял вилы. У нас с ними всегда была война, не на жизнь, а на смерть. Кровь лилась рекой до тех пор, пока мы не решили скрыться, и они почувствовали себя последней ступенью эволюции! Они всего лишь людишки! Мы оборотни, нам дана сила выбирать, кто останется жить, а кто умрёт. Мы занимаем высокие посты, потому что лучше людей, умнее, сильнее. И у нас поколения опыта. Ты, старый пень, мне сейчас хочешь сказать, что от их организации ты получаешь деньги в свой карман. Так я спрошу: А не зажрался ли ты, глава Совета Кланов?

Я не выдержал и перевернул стол одним движением руки. Меня трясло.

- Хью! - попытался мой отец.

- Я не замолчу! Мой партнёр умирает из-за того, что я всего лишь последовал зову крови. Кто люди для нас? Еда! ...* всего лишь еда, и из-за еды я должен терять того, кого люблю!? Охотники такие же люди, просто они взяли и пришили себе на рубашки знаки отличия. Сами! Я оборотень, и если вы не дадите своего согласия, я сам пролью ту кровь, которой жаждет моя сущность. Помешать мне вы, старые стельки, не сможете! Я убью, не задумываясь, любого. Для меня сейчас важен только мой партнёр. В общем-то, я сам не знаю, зачем разговариваю с вами и ставлю вас в известность о своих действиях... хотя нет, теперь знаю, чтобы в следующий раз вы думали, что на деньгах этих ублюдков наша кровь. Кровь тех, кто выбран Луной. Если через сутки мой партнёр не очнётся, я буду вырывать глотки...

Я развернулся, и уже у самой двухстворчатой двери меня догнали аплодисменты.

Я обернулся, хлопал кот. По залу пошёл шепоток «Кира».

- Хорошего щенка вырастил, Дорквуд. Даже я в своей жизни ни разу не оскорблял главу совета и не называл его стелькой. Это круто. Вообще, если, по сути, щенок прав. Единственное, Хью. У этих стелек нет партнёров, они настолько боялись за своё положение, что не озаботились счастьем, так что они тебя не поймут. А вот те, у кого есть партнёр, понимают. А я давно что-то не точил когти о плоть охотников.

- Кира! - возмутился стоящий рядом с ним парень.

- Ну, любимый, хочу развлечений... Крови и плоти, элитной жратвы! - я увидел, как побледнели члены Совета, а Кира осклабился, показывая белые клыки.

- Я с тобой пойду. А то натворишь дел, - вздохнул парень.

Кира развернулся и обнял его.

- Крисссс, я тебя обожаююю! - Фрэнсис закатил глаза.

- Так, нас уже шесть. - Подвёл итог мой отец.

Я стоял и боялся вздохнуть. Вдруг отодвинулся стул, и встал мужчина, на вид как скала.

- Восемь. Я и мой партнёр согласны на эту бойню. А уж если сам кот Кира идёт, то я вообще остаться в стороне не могу.

- Не ожидал от тебя, Кодон. - В очередной раз проскрипел средний глава Совета. - И от тебя, Дорквуд. Конечно, мы могли бы запретить, но молодая кровь слишком сильна. Эх, деньги жаль. Но ничего, найдём другой источник дохода. Луна с вами!

Мы договорились ровно в это же время встретиться у нас во дворе, потом самолётом до Нью-Йорка, ну, а там по наводке наших уважаемых стелек. Конечно, понятно, что это не единственная крупная компания-прикрытие охотников. Но одна из крупнейших.

Всё оставшееся время я провел с Лео. Губы стали чуть розовее, но он не приходил в себя, когда пришёл Фрэнсис, я наклонился и поцеловал прохладные губы.

- Знай, я люблю тебя. Фрэнсис позаботится о тебе.

Я повернулся к нему. Он лишь обнял меня.

- Будь осторожен.

- Буду. Ты пожелал папе того же?

- Да. У нас всё хорошо, не переживай. Он просто боится за меня больше, чем за собственного сына.

- Будет лучше, если с Лео останешься ты.

- Всё будет хорошо, Хью, он очнётся к твоему возвращению.

- Спасибо.

Я вышел во двор. Кира вилял пушистым хвостом, рядом с ним стоял Крис и хмурился. Видимо, у них непростые отношения. Кодон и его партнёр, молодая волчица с каштановой гривой волос, что-то тихо обсуждали. Дед нервно прохаживался по дорожке. Отец, увидев меня, немного криво улыбнулся. Нервничает.

- Все по машинам. Мы специально отправляемся чуть раньше. Вдруг наши стельки захотят предупредить охотников. - Потёр ручки мой дед. - Давно у меня не было приключений, а всё твой блондин!

Я не ответил на подначку, мне, почему-то, казалось, что нас ждёт не приключение.

А просто бойня. Но мне нужна эта кровь.

Здание напоминало обычный офисный центр из стекла и бетона. За стойкой ресепшена сидела девушка и пилила ногти.

Мой отец решил, что будет намного лучше, если на этаж мы зайдём тихо.

- Извините, милая леди, как мне найти мистера Честера? - она округлила глаза.

- Кого? - её сердце забилось так сильно, что мы все переглянулись.

- Мистера Честера. Бориса Честера, - повторил мой отец.

Девушка ещё больше занервничала. Кира отодвинул моего отца и, привалившись к стойке и пройдясь когтями, оставляя на поверхности несколько рубцов, проговорил:

- Послушай, куколка, я, как и мои друзья, слышим тебя и чувствуем. Твоя нервозность говорит о том, что нам солгали. И это, видимо, пароль. Но я бы на твоём месте, куколка, не делал глупостей, а просто проводил нас в логово охотников на оборотней. - Она побледнела. - Быстро! - рыкнул Кира.

Девушка взвизгнула, но вскочила и побежала к лифтам, нервно нажала кнопку.

Мы стояли и ждали лифт.

- Глупо, конечно, но они, видимо, всё же, попытались оставить себе этот источник... дохода. - Прошипел Крис. - Может, сместить их? Что думаешь, Кодон? Сядешь за стол главы Совета Кланов?

- Хм... Их всегда было трое.

- Это потому, что у них не было партнёров, а так их должно быть шесть. - Со знанием дела ответил мой дед.

- А это прекрасная идея, - вдруг прорычал Кира. - А то я устал уже от стонов моей дочери. Буду главой Совета! - Крис рыкнул и прикусил плечо своей пары, я улыбнулся.

Только оборотни могут вот так решить всё, когда бедная девушка-секретарь чуть в обморок не падает. Лифт, наконец, открылся. Мы вошли, она нажала на третий этаж.

- Только на третьем, куколка, или ещё есть подпольные конторки? - промурлыкал Кира.

- Четвёртый, там находится кабинет директора. - Прошептала она под взглядом жёлтых глаз с вертикальными зрачками.

Когда лифт открылся, мы вышли, девушка хотела уже нажать на первый этаж, но Кира резко провёл рукой, казалось, в воздухе, но девушка недоумённо открыла рот и упала. Голова покатилась в коридор.

- Силён! - с восторгом проговорила волчица. - Значит, слухи о тебе не врут, Кира?

- Какие такие слухи, Фиолана?

- Котик, я тоже не просто так занимаю место рядом с Кодоном.

- Докажи! - азартно рыкнул Кира, оборачиваясь и кидаясь в правый коридор, волчица не отставала.

Крис пожал плечами и перекинулся, мягко побежал в левый.

- Так, я думаю, что я и Хью пойдём на четвёртый этаж, а вы тут. - Спокойно проговорил Кодон.

Отец и дед синхронно кивнули и, перекидываясь, побежали по большому главному коридору.

Послышались первые крики. Рык.

- Кира и Фи азартные ребята. Пойдём, Хью, думаю, что честь пустить кровь их главному охотнику принадлежит тебе.

- Спасибо.

- Не благодари меня, волчонок. Твоя речь была просто потрясающа. Никто ещё не слышал такого в зале Совета Кланов. И Кира прав, даже он не допускал такую вольность. Хотя вот твой дед Фред однажды в лицо главе высказал всё, что он думает о нём. Было весело. Особенно цвет лица главы... - с мечтательной улыбкой проговорил Кодон. - Мне жаль твоего партнёра, и я надеюсь, что Луна не оставит его.

Я улыбнулся.

- Я благодарен тебе.

Он сжал моё плечо, и лифт как раз открылся. На площадке перед ним было три человека.

Я видел такое впервые. Кодон перекинулся в прыжке и повалил сразу троих, перекусывая глотку одному и разрывая остальных лапами.

Я решил не отставать и тоже перекинулся и побежал к красивым тёмным дверям, там, по запаху и сердцебиению, было шесть человек.

Перед самой дверью я остановился и перекинулся обратно. Толкнул двери, они без труда отворились.

Да, это был зал для совещаний. За большим дубовым столом сидел подтянутый мужчина средних лет. Его отличал характерный запах. Он пах нами, нет, оборотнем он не был, но от него несло нашей смертью.

На меня удивлённо уставились шесть пар глаз.

- Что Вам нужно, молодой человек? - спросил меня этот убийца.

- Ваше имя? - тихо спросил я, подойдя к столу, за которым сидели остальные трупы.

- Стивен Корнел, Вы, между прочим, в моём офисе. - Он нахмурился.

Я легко запрыгнул на стол и пошёл к нему. Я знаю, сейчас мои серые глаза были звериными, и он, наконец, это увидел, и у него сбилось дыхание.

- Неприятно познакомится, Стивен, меня зовут Хьюберт Дорквуд. Я оборотень. И я - твоя смерть.

- Оборотень. Они совсем, что ли, обалдели, присылать детей.

- А меня никто не присылал, Стивен. Я здесь потому, что один из твоих подопечных ранил моего партнёра и сейчас ты прольёшь свою кровь, оплачивая его страдания. - Я продвигался медленно, кто-то из сидевших за столом достал пистолет, также как и этот Стивен достал его и направил на меня. Я улыбнулся. - Я рождённый, Стивен, и твои пульки мне не страшны. - Очень медленно сказал я.

Адреналин кипел просто невозможно. Кровь бурлила. Я слышал, как он боится. Убивает нас всю свою жизнь исподтишка, а сейчас, смотря мне в глаза, боится.

Он выстрелил, я принял пулю в плечо, чуть скривился, и она, со страшным стуком, в тишине, упала на стол. Он округлил глаза.

Я передёрнул плечами и, перекидываясь, кинулся на него. Рвал и разрывал его плоть. Вся моя боль выплёскивалась сейчас, я взвыл, мне вторили. Сейчас мы были как стая. Как одно целое - у нас одна цель. Убить.

Остальные пять человек были просто едой. Я был опьянён кровью, когда меня, почти невменяемого, подняли на руки и понесли, я был весь в крови.

И я был спокоен.

- Ну, что ж ты, волчонок... молодой ещё.

Я услышал быстрые шаги.

- Хью! - мой отец.

- Всё нормально с ним, Браин, он просто перенасытился кровью.

- Давай его сюда, Кодон.

- Не переживай, из него получится превосходный Альфа. Замена тебе.

Они рассмеялись, а я прикрыл глаза и провалился в кровавую эйфорию.

Я очнулся только в машине, понял, что проспал весь перелёт.

Прислушался к себе и понял, что чувствую себя превосходно. Огляделся. Крис спал на плече Киры. Тот был доволен до неприличия просто. Фи тоже спала на плече партнёра. Дед тихо о чём-то разговаривал по телефону. А я спал на коленях отца.

- Как ты?

- Нормально. Даже лучше. Надеюсь, это будет другим охотникам уроком.

- Нет, Хью, боюсь, это будет очередной повод для охоты. Но зато мы очистили город от падали.

- И это радует.

- Жаль только за это медали не дают. - Посмеиваясь, проговорил Кира.

Я улыбнулся. Мы, кстати, все были в крови, но это нас не беспокоило.

Меня волновало другое. Лео...

Попрощавшись и назначив сами себя главами Совета, мы разбежались.

Я влетел в свою комнату, скидывая одежду, и вдруг остановился. У окна, лицом ко мне, стоял мой любимый.

- Лео, - прошептал я, сделал несколько шагов и заключил его в объятия.

Он уткнулся мне в плечо и просипел:

- Стоило почти умереть, и ты меня бросаешь.

- Нет. Никогда.

- Кровью пахнет.

- Я...

- Я знаю, Фрэнсис мне поведал о вашей экспедиции. Пообещай, что в следующую такую вот прогулку по лесу, ты меня к себе привяжешь.

- Обещаю, любимый.

Он тихо вздохнул.

- Не нужно было так рисковать, Хью. Тебя могли убить.

- Нет, Лео, я же рождённый. И я просто до зубного скрежета хотел этой крови. Как одержимость.

- Луна-прародительница! Ты моя одержимость и я больше не хочу просыпаться без тебя. И что ты там мелешь о крови, меня не касается. Я люблю тебя! И не переживу, если тебя не будет! - он впился в мои губы. - Мой любимый!

Твой.

И наша с тобой одержимость, видимо, вылилась в самое нежное, страстное, всепоглощающее чувство на земле. В любовь.

И пусть у нас впереди ещё много всего. Мы обязательно пройдём всё это вместе.

И я ради тебя переверну весь мир. Также как ты, я верю.

Мой одержимый!

Конец.


4. В стае


Мягко ступая по влажной траве «Тьфу, ненавижу сырость! Где мой родной асфальт!?» принюхиваясь к запахам и слегка морща тёмный нос, я крался по лесной опушке.

Огибая огромные стволы деревьев, точа об их шершавую кору свои острые когти, я пробирался к маленькому домику. Вообще, мне здесь нравится, ну не всё, но в большинстве своём да.

Свобода, природа, птички...

Я слегка встряхнулся и превратился в человека.

- Крис, ты слишком задумчивый сегодня. Что-то случилось? - чуть с хрипотцой насмешливый голос окликнул меня.

Кира. Моя Альфа. Ррррр.

- Всё превосходно. И можешь слезть с дерева, я сытый!

- Какие мы сердитые... Ириска, что же случилось, от тебя сбежал кролик, или медведь оказался слишком костлявый?

Всё шутишь, да? Ладно.

- Кира! В конце-то концов, если притащил меня в лес, мог бы обеспечить своим вниманием!

Он спрыгнул с ветки дерева, на которой сидел, и, схватив меня, прижал к стволу ближайшего дерева, страстно поцеловал. Я плавился от его грубости и сводящей с ума силы. Моё тело без него не могло, а вот разум до сих пор пытался оттолкнуть...

Две недели назад.

- Кира...

- Крис... тебя было так просто найти, как будто и не прятался вовсе, - нагло проговорил он.

А я шокировано сглотнул, сломанный карандаш вылетел из пальцев. Он искал меня? Он здесь! Я был на седьмом небе от счастья и хотел кинуться к нему на шею, но вдруг вспомнил наше расставание, и всё. Меня как будто выключили.

Я откинулся в кресле и мягко, тягуче проговорил:

- Плохо искал? Или в прайде столько дел, что целых два месяца не мог выкроить для Ириски и минуты времени? - он нахмурился от моих слов.

Интересно, а чего он ожидал, что я действительно кинусь к нему на шею с воплями «Люблю тебя, Кира!», я уже один раз ему это сказал, и после этого два месяца сходил с ума в одиночестве.

- Придумывал, что сказать тебе, чтобы не сразу получить по лицу, - совершенно серьёзно проговорил он.

А мне захотелось разразиться смехом. Ведь я так и не придумал, что ему сказать, и сейчас могу только защищать своё израненное сердце от ещё одной ненужной кровоточащей царапины.

- Придумал? - равнодушно спросил я.

Он ухмыльнулся:

- Я знал, что будет непросто... ты не желаешь мне помочь?

- Я сделал всё, что мог. Теперь твоя очередь, - я чувствовал себя очень паршиво, совершенно не так я представлял нашу встречу.

Но, видимо, мы слишком похожи, чтобы уступить лидерство.

- Я Альфа, не забывай. Но я пришёл сюда не выяснять отношения, а исполнить нашу договорённость.

- Какую? Не ту ли, про заповедник? Так вот, уважаемый Альфа... покиньте мой кабинет! - я увидел, как Кира сузил потемневшие глаза.

Я знал, что пожалею об этом, но я не могу просто пасть к его ногам. Не так сразу, и если он не захочет бороться, что ж, значит, моя любовь действительно была ошибкой.

- Котёночек, ты слишком груб.

- Я, возможно, вёл бы себя по-другому, если бы некоторые Альфы не были столь взрывоопасны и могли дослушать до конца мнение других.

- Крис, не показывай мне свои клыки. Выдеру! - шипяще пригрозил он.

- Зачем ты пришёл сюда, Кира? - очень спокойно спросил я.

Сам не пойму, почему так боюсь сделать шаг навстречу этому коту. Но внутренний голос настойчиво твердит мне, что сдаваться так просто - очень глупо.

Поэтому я с каким-то удовольствием наблюдаю за реакцией Киры на мой вопрос. Он ещё сильнее хмурится, и я вижу, как он сжимает руку в кулак, а острые когти вспарывают кожу на ладони.

На тех нежных ладонях, которыми он ласкал моё тело. Как же я соскучился по нему, но сейчас я не могу, очень хочу, но не могу показать ему свои истинные чувства.

С одной стороны - это здорово, что он пришёл, но с другой - прошло уже так много времени, по какой причине он не пришёл раньше?

Не мог найти слов, но слова должен был искать я, а ему достаточно просто поцеловать меня. Я украдкой вздохнул.

- Уходи, Кира. Давай просто забудем о тех двух днях в нашей жизни, ведь это просто.

- Забудем? - прорычал он.

- Да. Ты сказал, что пришёл сюда не выяснять отношения, а без выяснения, мне кажется, мы ни к чему не придём.

- Выясним, - он плавно встал и подошёл к двери, закрыл её на замок изнутри, повернулся и резко дёрнул жалюзи вниз. - Сейчас мы всё выясним, Крис. Я сейчас разложу тебя на этом столе, и ты подчинишься!

- Попробуй, - я тоже медленно встал и задвинул стул ближе к столу.

Да, места маловато для двух разъярённых кошек, но что уж поделать.

Прощай компьютер и дорогая подставка под ручки...

Он прыгнул первый, попытался укусить меня за загривок, не вышло, я отпрыгнул и пружинисто приземлился у стены за столом.

Он рыкнул и кинулся ко мне, пытаясь прижать меня к стене, не вышло, я просто упёрся лапами в его грудь. Кот зарычал, глаза сверкали, как фонари на ночной улице.

Да, Кира был в ярости, а я, почему-то, был спокоен, до тех пор, пока его хвост не смёл со стола все бумаги вместе с монитором.

После я плохо помню, что случилось...

Мы сидели под окном, и пили из бутылки коньяк, подаренный мне одним из клиентов. Кабинет был похож на... да ни на что он был непохож, так,... осталась только картина на стене и всё.

Кира сделал большой глоток из бутылки и отдал её мне, я тоже сделал глоток, посмотрел на него.

- Надо промыть и перевязать, - хрипло сказал я.

- Пустяк, само заживёт, - также хрипло ответил он.

Вообще, после нашей стычки, в кабинет ломились мои коллеги, но, услышав рык Киры, прекратили. Он очень невежливо послал их отдохнуть и не лезть в чужие дела. Если бы это была другая фирма, меня бы, наверное, уволили, но Шон был прекрасным человеком, именно человеком, наверное, с большой буквы. Поэтому быстро всех разогнал по кабинетам, а мне через дверь сказал, что убирать бардак я буду сам.

- Кончилось... - меланхолично заметил я, поднимая бутылку.

Бар уцелел только потому, что находился в стене, но, чувствую я, недолго ему оставаться целым.

Я попытался подняться и сходить за другой бутылкой, но сильные пальцы сомкнулись на моей руке. Кира дёрнул меня на себя, и я оказался на его коленях.

Застыл. Тепло, как же тепло и приятно быть так близко к нему.

- Я прошу тебя поехать со мной.

- Я уже ответил тебе на вопрос два месяца назад, ты посчитал, что я лгу. Что изменилось сейчас? - я смотрел в его жёлтые глаза и не мог оторваться, привычка всегда держать себя в руках и прятать чувства помогала мне сейчас, но я знал, осталось совсем немножко, всего один поцелуй и я разревусь на его груди.

- Я хочу, чтобы ты был рядом.

Почти признание, да, Кира?

- Я не хочу. - Очень тихо ответил я.

- Ложь.

- Что ты сделал, чтобы я пошёл за тобой? Внезапно появился, разрушил все принципы моей жизни и исчез также внезапно, как и появился. Оставив на моей стене четыре борозды от когтей. Хотя нет, ты ещё подарил мне надежду на свободу! - я не кричал.

И с каждым моим словом, он снова начинал злиться.

- Что ты хочешь, чтобы я сказал тебе? Что люблю!? - я напрягся. - Зачем мне лгать тебе, и неужели тебе мало того, что нам хорошо вдвоём?..

А мне мало. Действительно мало, мало того, что я страдал два месяца своей жизни по оборотню, которому, в сущности, всё равно, кто в его постели, так я ещё умудрился очень сильно, почти всепоглощающе, влюбиться в эту особь.

- Мало. - Одними губами проговорил я.

- Ты - моя Омега, ты - моё завершение, не смогу без тебя уже, понимаешь? - прорычал он, отбрасывая меня на остатки стола.

Я не успел подняться, он накрыл меня собой и впился в губы. Это был конец, я попытался отстраниться, но Кира прижал мои руки к полу. - Не сопротивляйся, Крис, я сильнее тебя, я твоя Альфа.

Я не мог выдержать этого, мне так хотелось отдаться ему, но я опять вспомнил, что только и слышу об «Альфах и Омегах», ни слова о любви. Мне стало больно, а его губы как будто прожигали меня, клеймя.

Я так сильно люблю его, но, похоже, что Киру это не очень волнует.

Он целовал мою шею, прикусывал кожу и почти мурчал от удовольствия, а я сходил с ума от его действий.

И заметил слишком поздно, что по щекам текут слёзы досады. Я резко отвернулся, чтобы он не увидел моей боли, вытекающей солёными брызгами. Чёрт! И когда я так вляпался.

- Крис? - прошептал он мне в ухо. - Давай оставим все разговоры на потом... я так хочу тебя.

Ну, вот опять, я тоже хочу, но всё это не то, Кира!

- Нет. Всё это бессмысленно, Кира, зачем я тебе в прайде?

- Чёрррт! Крррис! Да пойми ты, в конце-то концов, ты мой! - заорал он и отлетел от меня к окну, сел на подоконник. - Ты показался мне нормальным, здравомыслящим оборотнем, но чувства слишком испортили тебя. Что стоит хоть на немного пойти мне на уступки, просто побудь со мной в заповеднике. Просто посмотри, какая у меня жизнь, и просто, если тебе понравится, останься со мной. Я же не прошу тебя ложиться под меня! Только, если ты захочешь сам!

Как же тебе объяснить, что я хочу!

Всё слишком сложно. Для меня. А для Альфы Киры всё очень просто.

- Хорошо, я поеду с тобой в «Белые горы», но с одним условием, а лучше с перечнем условий.

Я знаю, мне будет больно, я знаю, что совершаю очередную ошибку, но моя сущность хочет быть ближе к этому котяре.

- Давай свои условия, но помни, что дело тут не в любви. Пойми, я Альфа...

Дальше я не слушал, зачем, если всё, что он скажет, и так уже понятно и выучено мной, просто раньше я не замечал этого. Он любит только свою сестру. Всё остальное для него делится на - нужное и нет. Я вхожу в категорию «нужного», пока, конечно.

Что будет дальше? Никто не знает, даже он сам.

Кира соскочил с подоконника и прошёл к двери:

- Я буду ждать тебя при въезде в заповедник в пятницу вечером. До встречи! - и, махнув рукой, вышел.

А я так и остался сидеть в куче щепок и деталей от компьютера. Зашёл шокированный Шон:

- Боже праведный, Кристиан! Ты как? - он подлетел ко мне и, падая на колени, начал ощупывать меня, проверяя на повреждения.

И я не выдержал и разрыдался, как маленький ребёнок. Чёртов Кира!

Я запер дверь. Окно. Выключил свет и улёгся на полу в своей кошачьей ипостаси. Мне было плохо. Я понимал, что это должно случиться, что, когда он придёт, если придёт, мне будет больно.

Но, что мне будет так плохо, я не предполагал. Глаза щипало, поэтому я и лежу на полу вот так, ведь кошки не плачут. А я так устал плакать.

Мой хвост безжизненно лежал на ковре, сил не было, хотя хотелось кушать и пить.

С недавнего времени я попытался что-то изменить в себе и начал с пищи. Теперь в моём сокровище не только мясо, но и другая еда, и даже овощи. Я понял, что люблю морковь и редиску. А ещё мне нравится белый французский хлеб. Я вздохнул и перевернулся на другой бок, перекинулся.

- Кого, интересно, я обманываю? Только себя. - Да, говорить сам с собой я тоже начал совсем недавно. - Он не поймёт меня.

А я, наверное, никогда не пойму его и что тогда мне делать в его прайде-стае? Изображать великую любовь к природе я всё равно не смогу, ну да, я люблю природу, но не до такой степени, чтобы слиться с ней.

Тогда, что мне делать рядом с ним?

Что он там говорил: я смогу делать всё, что мне захочется, бегать, где захочу. Но нужно ли мне всё это без него? Без его чувств ко мне?

Я, почему-то, решил, что он меня любит, отчего-то мне показалось, что я что-то значу для него. Почему я так решил? Отчего вбил себе в голову, что эти два дня, что мы провели в моей квартире, что-то значат для него? Одни вопросы.

Я встал с ковра и пошёл в ванную, стоя под душем, я пытался выкинуть все «вопросы», крутившиеся в голове. Не хочу думать. Я так устал за сегодня, что думать просто нет сил. Но мысли и воспоминания всё равно мелькали перед внутренним взором. Нет!

И я просто сполз на дно кабинки в слезах, я так люблю его, я так хочу, чтобы он был рядом, так желаю, чтобы он обнял меня. Его сильные руки снились мне по ночам, его губы я представлял наяву, я совсем запутался. Единственное, что я точно знаю - я влюбился в кота Киру.

Он отказал мне, нет, не совсем так, он просто оставил меня на два месяца. Два месяца ада на самом деле.

Но у меня есть гордость, пусть она просыпается нечасто. Но может быть сейчас ей как раз и пора проснуться, стиснув зубы, показать, на что я способен и чего стою.

Нужно ли? Я вышел из ванной как раз в тот момент, когда зазвонил телефон:

- Да? - мне даже не хотелось шокировать собеседника на том конце провода.

- Кристиан? Не узнал... Это Фрэнк. - Я шокировано уставился в стену. - Алло.

- Ты что, ошибся кнопкой быстрого набора, хотя подожди, в твоём телефоне вообще не должно быть такой кнопки, под которой забит мой номер!

- Да нет, просто хотел, вот, пригласить тебя посидеть где-нибудь.

- Фрэнк, ты заболел? - я всё больше впадал в ступор.

- Кристиан, мне жаль, что у нас так плохо было раньше, я понимаю, мы с тобой из разных видов, но, ты знаешь, мне бы хотелось иметь такого друга, то есть не иметь, а...

- Стоп. Ты сейчас где?

- Перед твоим домом, у тебя свет не горит и я подумал, что заходить – не очень вежливо, особенно, без приглашения, да и вдруг ты не один... я решил позвонить.

- Поднимайся, - и я повесил трубку. Вообще странно, что он позвонил через столько времени, да и что с ним, я не интересовался.

Он волк, другой вид. Это он правильно подметил.

Забегая в комнату и натягивая чёрную майку и спортивные штаны, я мельком взглянул на царапины на стене. Чёрт!

В дверь раздался звонок.

- Привет! - тот, кто стоял на пороге, только отдалённо напоминал Фрэнка Карстона.

- Карстон?

- Нет, теперь я Дорквуд. - Он протянул ухоженную руку, я оторопело пожал.

Он выглядел потрясающе, чёрные джинсы, идеально обтягивающие стройные ноги, футболка белого цвета с ярко красной надписью и сверху кофта насыщенного синего. Очки, но не такие дешёвые, что были раньше, а стильные и идущее ему, и улыбка. Потрясающая открытая улыбка. Его любят, вдруг понял я. - Пригласишь, или мы будем на пороге?

- Проходи, присаживайся и рассказывай, что привело тебя в дом одинокого кота? - я ухмыльнулся, так как улыбка чуть спала с лица Фрэнка.

- Блин, совсем забыл, что ты такая ехидина, но это приятно. Почему одинокого? - присаживаясь на диван, спросил он.

- Ну, вот так вот. - Уклончиво ответил я, не рассказывать же, что от слишком быстрого признания меня бросили.

- Где Кира? - я удивился перемене в его поведении, он нахмурился и стал серьёзным, ни тени веселья.

- Что значит, где Кира? В заповеднике, конечно, бегает, веселится. Он же Альфа, - а вот последнее было сказано с такой горечью, что я сам себе дал мысленно пинка.

- Понятно... значит, он не пришёл?

- Пришёл. Откуда ты знаешь, что он должен был прийти? - опомнился я.

- Месяц назад у меня состоялось свадьба, и Кира, как Альфа своего прайда и член совета, был приглашён, - я смотрел на Фрэнка и не мог сказать ни слова. - Так вот, на торжестве у нас с Кирой состоялся разговор о тебе, я думал, он хотя бы задумается о том, чтобы прийти и поговорить с тобой, Кристиан.

Я вздохнул.

- Два месяца он не вспоминал обо мне, а сегодня вдруг пришёл в офис, где я теперь работаю, и мы подрались. Разгромили всё в кабинете, но, ни к чему не пришли.

- Крис, я не должен был влезать в ваши отношения, но я чувствую себя немного обязанным тебе. И хотел, как лучше.

- Да, я, если честно, был очень удивлён, увидев тебя.

Мы переместились на кухню, и я сделал чай. Вот так просто говорить с кем-то о том, что тебя беспокоит, так сложно, да ещё одно то, что напротив меня сидит волк, немного нервировало, но мне нужно было хоть с кем-то поговорить. - Ты смирился с сущностью? От тебя идёт очень уверенный аромат.

- Да. Мне помогли. А я и не знал, что коты чувствуют аромат. Забавно, правда, как поменялась наша жизнь?

- Чувствуем. Забавно. Ты сказал, что ты теперь женат?

- Ну, скорее замужем. - Он смущённо улыбнулся. - Браин Дорквуд - мой муж и моя Альфа.

- Дорквуд... что-то слышал, но лично не знаком. Я не появлялся на Совете ни разу, хотя приглашения были. Ты же знаешь, я рождённый оборотень и по закону кланов должен был появиться на Совете, как только первый раз перекинулся. Но так получилось, что я бежал из родного города и потом решил скрываться. Нет, не скрывать свою сущность, как раньше делал ты, а именно скрываться, по ночам гуляя по городу, поэтому, что у них там происходит, я не в курсе. И приглашение твоё не получал.

- А я отослал его к Кире, думая, что ты с ним. Почему нет? – спокойно спросил Фрэнк.

Я снова вздохнул и запустил руку в волосы.

- Слишком поспешил с признанием...

- Кристиан, ты признался Кире в любви? - он сделал глоток из чашки.

- Да и понял, что сделал, только потом, когда он уже хлопнул дверью.

Я снова печально улыбнулся и вдруг понял, что мы впервые вот так просто разговариваем, без ехидства и надрыва. И мне даже нравится это.

- Мне жаль, Кристиан, - серьёзно сказал Фрэнк.

- В этом нет твоей вины, да и моей тоже. Просто, слишком рано, или ему просто это не нужно. - Фрэнк протянул руку и аккуратно пожал мне пальцы в знак поддержки.

Я поднял голову и улыбнулся ему... и застыл.

- Интересно, стоит мне оставить тебя одного, как ты тут же находишь компанию, да ещё какую! Щенка Дорквуда!

Фрэнк развернулся на голос и медленно отпустил мою руку.

На подоконнике вальяжно сидел Кира, пушистый хвост плавно раскачивался из стороны в сторону. Я вздохнул очень тихо и попытался взять себя в руки, а вот, сколько он услышал, я не хотел знать. И, собственно, как он вошёл, ведь окно я закрыл?

- Кира, входят, вообще-то, через дверь, - тихо сказал я.

- Сегодня мне удобнее через окно, - насмешливо.

- Кира, тебе не кажется, что это не очень вежливо - являться ночью в чужой дом без приглашения? - чуть растягивая слова, спросил Фрэнк.

- Вообще-то, это моя территория. Если ты не знал, а своё я защищаю очень хорошо, - хвост начал раскачиваться интенсивней.

- Я не об этом, Кира. Как ты знаешь, у меня есть Альфа.

- Так и иди к ней, мой тебе совет! - прорычал он.

- Не нужно устраивать свалку щепок из моей квартиры, Кира. Фрэнк, давай я тебя провожу.

Попытался спокойно разрешить нарастающий конфликт я. Фрэнк поднялся и плавно пошёл к двери, Кира следил за каждым его движением.

- Ты уверен, Кристиан? Я могу остаться.

- Нет, не нужно, ты же видишь, он в ярости.

- Крис, если будет нужно, да даже просто поговорить... вот мой номер, - он протянул мне визитку и вышел за дверь, я мягко прикрыл её.

И медленно повернулся к источнику моих мук.

Кира устроился на диване и серьёзно смотрел на меня. Глаза горят, губы сжаты, когти на руках царапают обивку дивана. Я улыбнулся и вдруг вспомнил, что я же всегда жил один, мне не с кем было скрасить вечера.

- Выпьешь? - любезно проговорил я.

Хвост Киры замедлил своё движение.

- Выпью, - но глаза всё также жёлтые щелочки.

Я прошёл к бару, он недавно появился в моей квартире, потому что я начал пробовать различную пищу, а по телевизору говорили о вине, которое подходит под разные блюда, и мне захотелось попробовать не только кисло-сладкий вкус моей любви, но и сладкую палитру послевкусия желания.

Я наполнил два бокала красным вином, один подал Кире, а второй поставил на столик около кресла, сел в него, запрокинул ногу на ногу и посмотрел на своего любимого.

- Что привело тебя ко мне снова? До пятницы ещё два дня, - опять два дня и он опять в моей квартире.

- Я слишком грубо повёл себя с тобой сегодня утром. Хотел извиниться, - когти вдруг исчезли, и он мягко поднялся и подошёл ко мне, сел в моих ногах и тихо проговорил: - Крис, я взбесился, когда ты начал так со мной разговаривать, как будто и не ждал меня.

- Почему я должен был ждать? - тихо спросил я.

Мне хотелось упасть перед ним на колени и просить его... Так, чтобы он остался со мной не в качестве Альфы, а просто, как любящий меня!

Он поднял на меня глаза и, улыбнувшись, как-то слишком зло прорычал:

- Конечно, с чего тебе ждать меня!

- Кира, это ты хлопнул дверью, не я.

Он продолжал сидеть на полу около моих ног, хвост снова интенсивно двигался по ковру.

- И за это я тоже должен извиниться. София так орала на меня потом, когда узнала причину нашего ухода, но вернуться я не смог. Сразу не смог.

- А хотел ли? – тихо спросил я.

Мне нужно было это знать, ведь я страдал, ожидая его обратно в свою жизнь.

- Хотел, - просто ответил он.

Сильные пальцы обхватили мою лодыжку и чуть сжали. Большим пальцем он погладил мою щиколотку и, чуть улыбаясь, повёл рукой выше.

В глазах Киры было море страсти и всего капля здравого смысла. Я понимал, что, если сейчас не скажу ему нет, мы снова переспим, так ничего и не решив. Ведь у меня тоже сносит крышу от его близости и действий. Он уловил мой протест, но не остановился. - Не сопротивляйся мне, Крис.

На губах моей Альфы блуждала улыбка всё понимающего человека. Эм... кота. Да, именно кота, потому что он привстал и тихо зашептал мне в губы: - Хочу тебя больше, чем разговоров...

А мне снова стало больно. Что я хотел от него, поговорить? Какой бред…

- Я не хочу. Как ты вошёл в мой дом, Кира?

- Через окно, - он продолжал ласкать мою ногу рукой, поглаживая и разминая, я не реагировал.

- Оно было закрыто.

- Хм... ну да, ты его закрыл, как пришёл с работы... Я здесь давно, Крис. Я хотел поговорить, но как только касаюсь тебя, не могу думать ни о чём, кроме твоего тела подо мной.

Он улыбнулся шире и накрыл мои губы своими губами, не так как в офисе, а мягко. Такой нежности я не ожидал от него и немного растерялся, приоткрыл губы. Он воспользовался этим, сразу углубляя поцелуй, лаская мой язык своим. Внизу живота потеплело, и я отстранился, отворачиваясь и тяжело дыша. – Крис?..

- Не хочу.

- Кого ты обманываешь? Я же чувствую твою реакцию на меня. Я знаю.

- Что ты знаешь? - я дёрнулся и обернулся, попадая в плен жёлтых глаз с вертикальными зрачками.

- О твоей привязанности.

- Это называется любовь, Кира, но я думаю, что ты не очень хорошо знаком с этим чувством.

Он убрал руку с моей икры и вдруг, схватив меня за бёдра, стянул к себе на колени. Я оказался в плену его тела, не только глаз.

Он обнял меня и прорычал в шею:

- Я не верю в любовь, Крис. Мне сложно объяснить тебе это, но ты моя Омега, ты для меня намного больше, чем просто любимый, как ты не поймёшь?

- Судя по твоему поведению, не скажешь, что я что-то вообще значу для тебя! Отпусти! - последнее я прокричал.

И попытался вырваться, не получилось, он повалил меня на ковёр и прижал к полу мои руки.

- Крис, перестань вести себя так.

- Как?!

- Как глупый котёнок! Я пришёл! И забираю тебя в стаю!

- И что, теперь я должен быть благодарным за это!? - меня это бесило.

Я всю свою сознательную жизнь жил один. Что он хочет, интересно? Явился и сказал, что он моя Альфа, и всё, этим всё сказано! Ненавижу!

- Крис! - зарычал он.

Я чуть сжался под ним, я так устал от его взрывов. Но, в отличие от утра, он просто уткнулся мне в плечо и проговорил-прорычал: - Я пытаюсь держать себя в руках, но ты мне никак не помогаешь, а только ещё больше злишь, - вздох. - Я соскучился, - тихо.

А я лежал под ним и таял. Знает ли он, как играет на моих чувствах и как разрывает моё сердце на мелкие кусочки своими острыми когтями?

Я немного повернул голову и потёрся щекой о его волосы, мягкие, а говорят, что у людей со злым и тяжёлым характером жёсткие волосы. Да и сама форма у Киры пушистая и мягкая, я помню.

Мой мягкий и нежный зверь.

- Кира, я так устал.

- Не сопротивляйся мне сейчас... я прошу.

- И что же будет, если я не стану сопротивляться?

Он хмыкнул и приподнялся с меня, подхватил на руки и понёс в спальню.

- Я нежно возьму тебя.

- Я не хочу, - прошептал я.

Он уложил меня на кровать, лёг рядом, я отвернулся от него и перекинулся, скрутился в комочек и прикрыл лапой нос. Закрыл глаза, чтобы не видеть разочарования на лице любимого, я знаю, что не нужен тебе, Кира.

Он вздохнул, встал. Я думал, он уйдёт, а он просто выключил свет в комнате и вернулся. Кровать прогнулась под его весом, и тёплые руки обняли моё гибкое тело.

- Спи, Ириска, - со вздохом сказал он, погладив меня между ушами.

Тёплые пальцы прошлись по гладкой шерсти, по носу и снова зарылись в мягкую шерсть на голове. Он так и продолжал меня гладить, пока я не уснул.

Проснулся я от звона будильника, ведь работу никто не отменял. Протянул руку и выключил его, потянулся, и меня накрыло разочарование - я был один.

Постель ещё приятно пахла им. На душе было пасмурно, я уже два месяца не видел там солнца, так что ничему не удивился, а просто встал и пошёл в душ. После душа, открыв шкаф, я задумался - чёрные джинсы или синие? Взял синие и зелёную футболку. Здорово, что я больше не работаю на Карстона, а то бы костюм меня сейчас просто удушил.

Выйдя в гостиную, я остановился, почувствовав запах еды!

Ворвавшись на кухню, я снова остановился, только уже от шока:

- Кира? - он стоял и помешивал что-то в кастрюльке.

- Доброе утро, Крис, - как ни в чём небывало, сказал он.

- Что ты делаешь? - хотя спросить я хотел другое, но решил, что лучше буду вести себя как он.

А он улыбнулся и, выключив плиту, подошёл ко мне, чмокнул в губы и прошептал на ушко:

- Завтрак для тебя, Ириска... порылся и обнаружил, что у тебя полно разной еды, не только мяса.

- Да, последнее время мне нравится всевозможная пища, даже овощи.

Он сделал «пфр» в моё ухо и дотронулся до мочки горячим язычком. Мы стояли так близко друг к другу, а я не мог себя заставить обнять его, хотя очень хотел.

Я испугался, немного, его отсутствия в кровати с утра, но, увидев его на кухне, снова потерялся. Я хочу, чтобы так было всегда, чтобы он был со мной!

- Крис?

- Я думал, что ты ушёл, - он притянул меня к себе за талию и погладил по голове, прям как ночью. Я замурлыкал.

- Я не мог уйти снова.

- Кира, я понимаю, у тебя много обязанностей, много забот, у тебя, в конце-то концов, младшая сестра. Я понимаю, что никак не вписываюсь в твой обычный ритм жизни, и я поеду с тобой в заповедник с условием.

- Каким? - он не рычал, а всё также гладил меня по волосам и спине.

- Я не останусь с тобой там навсегда, только до тех пор, пока сам не решу уйти.

- Крис, я уже говорил, если понравится, то сможешь остаться, если нет - то нет.

И всё, это всё решило в один миг. В один миг, об одно слово, мой мир снова разбился, и его заволокли тучи. Вот так просто он даёт мне понять, что не держит меня, а как же его слова о том, что я его Омега? Его завершение? Ложь.

Я опустил голову на его плечо и вздохнул. Ладно, я уже смирился, что ничего не значу для него. Я поеду и попытаюсь пожить его жизнью, раз он не желаешь понять мою.

- Ладно, мне на работу пора, - Я отстранился от него, а он как-то хмуро смотрел на меня.

- Крис, что ты сейчас решил для себя?

- Просто, в твоих словах я получил подтверждение своих мыслей на этот счёт. Вот и всё.

- Тааак, как обычно, да, Крис? Всё, поговорим после завтрака, садись. Я тебя никуда не пущу на голодный желудок!

- Что? - я даже немного опешил от такой резкой смены темы.

- Сядь, - спокойно сказал он.

Я сел, до работы мне на машине ехать почти час, ещё пробки, но отказать ему я не смог. Сел за стол, он поставил на него две тарелки и наложил каши. Обычной овсянки.

Я шокировано поднял на него глаза. Он улыбнулся и, показав ложкой на мою тарелку, проговорил:

- Приятного аппетита, Кристиан.

- Спасибо.

Вот это да! Вкусно!

Мы ели молча, но я чувствовал, как разрастается во мне любопытство:

- Кира, а ты надолго?

- На пару дней, у меня в городе дела, кстати, не подбросишь меня до метро?

- Хорошо. А что за дела?

- У Софии день рождение. Мне нужно найти именно то, что она хочет, или привезти тебя, но я подумал, что если я выполню сразу все её желания, то буду прощён, - я опустил голову и грустно улыбнулся. Он её любит. Даже пошёл на такие жертвы, как разговор со мной, ради неё. Ради её прощения. - Ириска, я пошёл на это не только ради Софии, но и ради себя тоже.

- Хм... да, я и не надеялся, что ради меня, не переживай.

- Кристиан! - зарычал он, но быстро взял себя в руки. - Ну, скажи ты мне, неужели, если бы ты ничего для меня не значил, я бы мучился два месяца, подбирая слова к нашей встрече? Неужели, я бы стал уговаривать тебя поехать со мной, только ради себя?

- А я не знаю, Кира, я только и слышу от тебя: «Ты моя Омега!». Я, почему-то, думаю, что ты вообще не понимаешь, что я тебе говорю - люблю тебя! Спасибо за завтрак, - я встал и вышел в гостиную.

Он нагнал меня через секунду и, схватив за руку, развернул и поцеловал. Просто без слов, впился мне в губы, жёстко и почти кусая.

Остервенело, продолжая целовать меня, он расстегнул мне ремень и ширинку, опрокинул меня на спинку дивана и, заломив руки, укусил за шею. Я пытался вырваться, закричал:

- Кира, нет!

- Да, Крис. - Совершенно спокойно проговорил он. - Ты лишил меня этого вчера, сегодня я возьму то, что принадлежит мне.

- Кира!!!

Но он не слушал меня, он просто одной рукой стянул с меня боксеры и, сплюнув прямо мне на дырочку, подставил головку и рывком вошёл...

Я закричал...

Он держал мне руки и резко входил в меня, мне было больно несколько минут, а вот потом я понял, как же я скучал, как хотел, как я сходил с ума от его силы!

Его движения изменились, как только он понял, что сопротивления с моей стороны не будет, отпустил мои руки. Я схватился за спинку дивана и толкнулся сам на его член.

- Ах...

- Мой маленький котёночек! Иди ко мне, иди...

Схватив меня за талию, он резко вошёл по самое основание, я лишь открывал рот от амплитуды его движений. Как же было хорошо, пусть немного не по своей воле, но это было так прекрасно.

Грубо, несдержанно, потрясающе.

- Кира! - ещё пару толчков и я излился на пол.

Он подхватил меня и сел в кресло со мной на руках. Я чувствовал его твёрдый член в себе и чуть сжался, чуть привстал и сел на него опять. Мне было мало, я два месяца страдал по нему, по его ласкам и его страсти.

- Повернись ко мне, хочу видеть твои глаза, - тихо попросил он.

И я сделал это, встал, скинул джинсы с бельём, повернулся к нему лицом и снова сел на его, всё ещё эрегированный, член.

Он обнял меня и впервые застонал: - Как же я скучал по тебе... мой...

Опираясь о его плечи, медленно покачиваясь, я ловил кайф, глаза в глаза, без спешки. Кира держал меня за талию, но позволял самому вести. В его глазах, сейчас тёмных от возбуждения, было столько невысказанной нежности, что я тонул в ней.

Тонкие сильные пальцы окольцевали мою эрекцию… вверх-вниз. Я выгибаю спину и кончаю в его руку, а он в меня, заполняя меня своей спермой, такой горячей, такой нужной мне.

Я пришёл в себя не скоро и понял, что опоздал на работу. Моя голова лежала на плече Киры, он обнимал меня и прижимал к себе так, как будто боялся, что я исчезну.

- На работу опять из-за меня опоздал... - проговорил он.

- Ничего, Шон понятливый.

- Тогда, я могу вообще тебя не отпускать? – насмешливо мне в волосы.

Он провёл рукой по моей спине вниз и несильно шлёпнул по ягодице.

- Нет, на работе всё равно появиться надо, сегодня должны стол привести и остальную мебель.

- Прости за разгром на работе. Я был в ярости.

- А сейчас?

- Ещё пару раз и я буду шёлковый и пушистый... - ухмыльнулся он.

Я поднял голову с его плеча и посмотрел в смеющиеся глаза моего любимого.

- Ты и так пушистый.

Он не успел ничего сказать, я просто заткнул его поцелуем. Мягко прикусил нижнюю губу и отстранился. Он улыбался, а в глазах была нежность.

Я люблю его, но решил для себя больше не говорить ему об этом. Поэтому, тоже просто улыбнулся. Пусть так.

Я высадил Киру около метро.

- Увидимся вечером? - вдруг спросил он.

Я хотел промолчать, но не смог сдержать врождённое ехидство:

- Моя квартира ведь твоя территория. Тебе решать.

Он ухмыльнулся и, нагнувшись к окну, тихо проговорил:

- Увидимся вечером, - пружинисто и по-кошачьи плавно пошёл к входу в метрополитен.

Я ещё немного посидел в машине и отправился на работу.

- Кристиан! Ты как? - взволнованно спросил меня Шон.

На самом деле, он классный босс. Таких ещё поискать нужно.

- Всё в порядке. А мебель ещё не привезли?

- Да какая мебель, иди-ка ты домой и отлежись, мы сами справимся и мебель твою поставим. Иди-иди, - и меня просто вытолкали за дверь.

Я не хотел идти домой, мне просто там нечего было делать, поэтому я послонялся по магазинам и присел в одном из кафе. Чай был действительно вкусный, конечно, не такой, как я люблю, но всё же.

Я сидел и думал о прошедшем утре. Что теперь делать? Понятно, что Кира считает себя правым, то есть вправе. Вправе так поступать со мной, прикрываясь этой своей Альфой. Но мне не очень нравится всё время спорить с ним, я тоже просто хочу быть счастливым.

Я боялся все эти два месяца давать себе думать о нём в том ключе, в котором я думаю сейчас. Он для меня очень много значит, я сам не понимаю, как допустил его так близко.

- Мечтаешь? - промурлыкали рядом со мной.

Я поднял голову от чашки и встретился с жёлтыми глазами Киры.

- Кира, что ты тут делаешь?

- Пришёл к тебе на работу, а там этот Шон, выпроводил меня со словами не искать тебя, так как тебе нужно отдохнуть. Я по запаху шёл. Грустишь или мечтаешь, не пойму.

- Мечтаю и грущу, - с улыбкой ответил я.

- Крис, может, помечтаем вместе?

Я смотрел, как он протягивает руку и накрывает мою, улыбается.

- Что, хочешь опять потрахать меня? - с ехидством спросил я.

- Зачем же так, Крис, ты сам готов отдаться, так ведь? - и слегка сжал мои пальцы.

А я и рад бы согласиться, но внутри меня мой кот встал на дыбы. Я свободный кот, и я точно знаю, что никому не позволю подчинить себя, угу, никому кроме него. Мне захотелось вырвать руку и убежать. Только сейчас мне негде прятаться, у меня не осталось убежища. - Чего бы ты хотел сейчас? - вдруг спросил он и нежно погладил своим большим пальцем моё запястье.

- В парк, - ляпнул я.

- Покормить уточек? - ухмыляясь, спросил котяра.

- Угу.

- Хорошо, а потом ты сделаешь так, как я скажу.

Я нахмурился.

- И что я должен буду делать?

- Потом.

И он, расплатившись за мой чай, плавной походкой направился к ближайшей булочной. Купив несколько простых булочек, он отдал мне одну и, приобняв за талию, повёл в парк. Я был в шоке.

- Кира, ты странно себя ведёшь, - прошипел я.

- Почему? Ну, давай будем считать, что у нас свидание. Хочешь? - я затормозил и вывернулся из его объятий. Мне хотелось и плакать, и кричать, а он просто обнял меня снова, притягивая к себе, и тихо на ухо прошептал: - Расслабься и наслаждайся.

- Кира...

- Я хочу, чтобы ты понял, я не чудовище. И я тоже умею ухаживать. Давать, а не только брать.

Я вдруг и, правда, расслабился в его руках и, уткнувшись в его плечо, замурлыкал. Он погладил меня по голове и, поцеловав в висок, взял за руку и потянул вглубь парка к озеру.

Странно, наверное, мы смотрелись со стороны. Два взрослых мужчины с булками кормят уток и смеются, как мальчишки.

Мы бегали по парку друг за другом, играя, как котята.

- Попался! - воскликнул я, прижимая Киру к дереву.

- Всё, сдаюсь. Ты, между прочим, моложе! Мог бы подыграть старому коту... - обиженно надувая губы, проговорил он, обнимая меня.

- И насколько я моложе старого кота? - спросил я, утыкаясь лицом в изгиб его шеи.

- Хм... года на четыре, может три. Смотря, сколько тебе полных? - гладя меня по спине, спросил он.

- Двадцать семь, - прикусывая мочку его уха, промурлыкал я.

Его запах сводил с ума.

- Значит на четыре. Крис, ещё минута и я не смогу себя остановить. - Он опустил свои руки на мою попу и сжал, притягивая меня ещё сильнее.

- Не нужно останавливать.

- Это природа на тебя так влияет? - промурлыкал он, накрывая мои губы мимолетным поцелуем.

- Нет. Ты.

Я уже не мог контролировать себя и дышал через раз, потёрся сам о его давно вставший член.

- Кристиан... - от того как он простонал моё имя, я готов был кончить. - Остановись... Или я сейчас тебя на плечо закину и к машине отнесу.

- И возьмёшь меня в машине? - муррр.

Интересно, это действительно природа или я просто расслабился?

- Крис, не думал, что обычная прогулка так на тебя подействует, но знаешь что? - довольно спросил он.

- Что?

Но он не ответил, а действительно подхватил меня и закинул себе на плечо, отправившись на выход из парка. Люди оборачивались и шептались, но Кире было всё равно, я нервничал, первые пять минут, а потом расслабился.

Если ему хочется тащить меня так, то пусть. У самых ворот он поставил меня на землю и мягко накрыл губы, но мягкость долго не продлилась, через секунду он укусил меня за язык и прорычал:

- В машину!

Я развернулся и пошёл к машине, думая о том, что ждёт меня дома.

Я старался не думать о последствиях нашей прогулки, я узнал Киру немного с другой стороны. Он может просто расслабляться и не всегда думает только о себе.

Мне сложно судить о нём, ведь те два дня, что мы провели вместе, совершенно не раскрыли его, возможно, я и влюбился в его агрессию, в его страсть, в его тело.

Теперь я хочу узнать его на самом деле, хочу, чтобы он раскрылся для меня. Посмотреть, насколько он пушистый не только снаружи, но и внутри.

Доехали быстро, даже, несмотря на пробку на дороге, Кира сосредоточенно о чём-то думал, и мы промолчали всю дорогу, войдя в квартиру, я хотел, было, пойти на кухню, но сильные руки удержали меня на месте.

- Кира, есть не хочешь?

- Не совсем есть, но это тоже голод. Я очень голоден. - Он говорил отрывисто и с каждым предложением стягивал с меня вещи.

- Интересно, почему соседи ещё не позвонили в полицию?

- Не отвлекайся, - Он просто надавил мне на плечи, и я оказался на коленях перед его расстёгнутой ширинкой. - Давай.

- А волшебное слово? - ехидно спросил я, поглаживая сквозь ткань боксеров его член.

- Быстрее? - также ехидно спросил он.

- Нееет, - протянул я, чуть спуская джинсы с его бёдер.

- Возьми? - поглаживая меня по голове.

- Неа, - снимая с него нижнее бельё.

- Отсоси? - почти не контролируя себя, спросил он.

- Почти, - облизывая головку его члена, невнятно проговорил я.

- Пожалуйста... - простонал он.

- Оно самое...

Но больше мучить себя он мне не дал, просто насаживал мой рот на свой член, я расслабил горло и взял так глубоко, как мог. Он застонал от удовольствия.

Мне нравилось, что я могу вот так вызывать в нём такие реакции. Он запутал пальцы в моих волосах и трахал меня в рот. Ему нравилось моё подчинение, но в тоже время нравилось, что я немного сопротивляюсь.

Я обхватил его руками за бёдра и притянул к себе, прошёлся языком по всей длине его члена. Чуть сместил руку и хотел погладить между половинками, но Кира зарычал:

- Только попробуй, я ещё за прошлый раз тебя не отшлёпал.

Я не расстроился, мне, почему-то, хватало и того, что я имел, не обязательно укладывать его под себя, можно сделать по-другому.

Я обвёл языком головку и обхватил её губами, пососал, причмокнул и привстал, также медленно губами по прессу и его потрясающим кубикам.

Ещё немного вверх, языком по соскам, он тяжело дышал, я обхватил его член рукой и сжал у основания, Кира зарычал.

Выпутался из джинсов и, подхватив меня на руки, целуя, понёс на кровать...

Вот так. Оказывается, управлять гордой Альфой так просто.

- Ещё! - закричал я.

Кира рыкнул и зашипел:

- Ненасытный котяра!

Он в очередной раз сменил позу и, уложив меня на живот, развёл мне ноги коленом и резко вошёл, я выгнул спину и закричал от наслаждения. Он упирался руками по обе стороны от моей головы, и я чуть подался вправо и укусил его за запястье, потом зализал укус и начал облизывать его загорелые пальцы один за другим. Кира застонал и, накрыв меня своим сильным телом, зашептал:

- Крис, что ты творишь, ты сведёшь меня с ума... остановись. - Я чуть приподнялся, и он застонал снова. - Хочешь так? Ладно...

Он лёг на кровать и потянул меня на себя, оседлав его бёдра и легко приняв в себя член, застыл. Еле переводя дыхание, я просипел:

- Великолепно... - я сделал несколько движений вниз-вверх.

Он сжал мои бёдра руками, останавливая от движения. Я улыбнулся и, наклонившись, поцеловал его. Просто прикоснулся к губам, мягко, почти без страсти. Этот контраст завершил наш забег.

Его выгнуло и, крича, мой любовник кончил, закатив глаза и упираясь затылком в кровать.

Я не смог сдержаться, его вид совершенно не способствовал этому, мне хватило нескольких пассов рукой, и я излился на его грудь. Наклонился и слизал капли спермы, прикусил сосок и, пальцами размазывая своё семя по его гладкой коже, заурчал. Мне было хорошо. Очень.

- Крис, что с тобой? - сипло, спросил Кира.

Я хотел сказать, что люблю его, но вовремя остановил сам себя.

- Я соскучился. Этого мало? Мне не хватало твоего члена. Муррр.

- Ириска... - он притянул меня к себе сильнее и впился в губы.

- Я думаю, что старый кот не переживёт третий раунд.

- Ты прав. Но за «старого кота» будешь отшлёпан!

- Только и обещаешь.

- Хочешь? - как-то странно спросил он, поглаживая мою попку.

- Не знаю. Но попробовать не отказался бы.

Я смотрел в его довольные глаза, при моих словах они сверкнули нездоровым интересом.

- Ириска хочет порки? - довольно протянул он. И шлёпнул меня по заду.

А это действительно приятно, если это его руки.

- Хочу, только не ремнём... возможно, руками.

- Мммм, не возбуждай меня сновааааа...

- И не думал, - я резко скатился с него и пошлёпал в ванную.

На самом деле, секс с ним не просто блаженство, а какое-то волшебство. Понятно, конечно, что мы с ним не люди и боль чувствуем по-другому, как бы притуплено и запоздало, но это и есть перчинка в сексе с оборотнем. Люди чаще не выносят боли, только те, кто действительно видит в ней наслаждение, мы же наносим раны, да, просто кусаемся во время секса для остроты и для того, чтобы партнёр понял, кому он принадлежит.

Конечно, через несколько часов или даже минут все укусы и царапины заживут, но сам процесс просто восхитителен.

Я ополоснулся и как раз выходил, когда Кира вошёл в ванную. Голый, загорелый, сильный и потрясающе красивый. Моя Альфа.

- Что? - приподняв бровь и блеснув жёлтыми глазами, спросил он.

- Ничего. Есть хочешь? - я достал чистое полотенце из шкафчика и подал его.

Он взял его и, притянув меня к себе, поцеловал.

- Это снова провокационный вопрос?

- Нет, я предлагаю поужинать, - улыбнулся я.

- Вообще-то, не отказался бы. И можно мне позвонить от тебя? - заходя в кабинку, спросил он.

- Конечно.

Сегодня на ужин я решил сделать заказ, готовить самому было просто лень, а уж после такого секс-марафона и подавно.

Поэтому, сделав звонок в один из моих любимых ресторанчиков, я накрыл стол скатертью и поставил несколько свечей, положил белые тарелки, потом убрал и выбрал другие, с синими листочками по кайме. Достал новые вилки, сам не знаю зачем, но вдруг подумал, что пусть будет романтический ужин.

Вздохнул. Пошёл, одел вместо халата джинсы и белую футболку. Вроде и не официально, но и не совсем уж по-домашнему.

В дверь позвонили как раз тогда, когда Кира закончил принимать душ, я расплатился и, быстро раскрыв заказанные блюда, выложил на тарелки.

Зажёг свечи и нервно встал около стола, не зная, куда деть руки. Кира вошёл на кухню и остановился, улыбнулся, плавно подошёл ко мне и, приобняв за плечи, подцепил кусочек мяса с тарелки, промурлыкал:

- Романтик... мне приятно.

Я повернул голову в его сторону и, также как он, довольно промурлыкал в его ушко:

- А мне-то как... садись.

Вечер обещал быть просто потрясающим, также как весь прошедший день рядом с ним.

- Ты хотел позвонить? - тихо спросил я, сделав глоток вина.

- Позже, - он улыбнулся чуть влажными губами, - Крис, может, поедем пораньше в заповедник?

- Мне завтра нужно появиться на работе, но я могу уйти пораньше.

Он удовлетворённо улыбнулся, отложил вилку и очень странно посмотрел на меня. Я тоже отложил вилку и отставил бокал. - Что?

- Ты изменился за эти два месяца, нет, не внешне, скорее внутренне. И мне нравится.

- Когда ты хлопнул дверью, я решил, что мне нужно поменять что-то в себе. И я сделал это, - медленно сказал я, прищуриваясь.

Зачем он снова завёл этот разговор? Внутри всё сжалось.

- Я не умею просить прощения, Кристиан.

- А ты действительно сожалеешь, что ушёл?

Он встал со своего места и, подойдя ко мне, присел на корточки. Не знаю, нервничал ли он, но у него снова был хвост, который медленно ходил туда-сюда.

- Да, - после долгой паузы услышал я, и он повернул меня вместе со стулом и положил голову мне на колени.

Я знал, чего он хочет. Запустил пальцы в его короткие мягкие волосы и погладил, он замурчал. - Мне было не по себе после твоего признания, не понимал, для чего так усложнять всё.

- Не понимал? Сейчас понимаешь? - я продолжал мягко гладить, он урчать.

И я уже знал, что он ответит.

- Нет. И сейчас не совсем понимаю. Для меня ты всё. И мне кажется, что этого достаточно, достаточно для того, чтобы просто быть со мной. Я всё время забываю, что ты жил вне стаи, что ты не знаешь, что такое Альфа для Омеги… - он поднял голову, моя рука соскользнула и безжизненно упала мне на бедро. Я прикрыл глаза. Не хотелось говорить, мне хотелось убежать к себе в комнату и прижаться к стене с четырьмя царапинами, и плакать. Но... - Крис?

- Что, Кира? - устало спросил я, вставая и составляя тарелки в раковину, потушил свечи.

Он рывком поднялся и обнял меня со спины, уткнулся носом в волосы, вздохнул.

- Не спеши. Прошу, просто пойми меня сейчас. Ты мне нужен. И это не просто слова, это скорее инстинкты. Я бы никогда не пришёл сам, если бы ты не был мне нужен.

- Нужен в качестве кого? – сипло, от подступающего кома в горле, спросил я. Мне хотелось сейчас разорвать его на куски!

Нужен? На фига, спрашивается? В качестве кого?

- Пока в качестве гостя в стае, в качестве моей Омеги в моём доме, в качестве моего... - он замолчал.

Вздохнул и повернул меня к себе лицом. Я знал, что он видит, я был на грани срыва сейчас, только не знаю ещё, буду ли я плакать или кричать и царапаться. - Крис.

- Молчи, Кира, иначе мы снова подерёмся, и будет больше крови.

- Ты злишься... ты такой красивый сейчас... - он выдохнул мне это прямо в губы, прежде чем накрыть их своими губами.

Целовал, так тягуче и сладко, что я не выдержал и, чуть подпрыгнув, опоясал его талию ногами, притягивая за шею к себе.

Он подхватил меня под ягодицы и понёс к дивану. Уложил на него и, тихо заурчав, прикусил мне нижнюю губу. - Завожусь от тебя с пол-оборота...

А я не против.

- Мммм, мне бы твои проблемы.

Он улыбнулся и, стягивая с меня футболку, проурчал:

- Отшлёпаю.

Но ничего такого он сделать не успел, мой телефон нас и прервал. Я потянулся к трубке, которая лежала на столике перед диваном:

- Ты будешь гореть в аду, и никто тебе не поможет, если не повесишь трубку! - весело проговорил я.

- Слейтер, вот теперь я тебя узнаю! - также бодро ответил Фрэнк. - Как там дела у вас, есть жертвы?

- Нет, всё в порядке.

Я фыркнул, Кира сощурил глаза и наклонился, поцеловал меня в пупок, высунул язык и поласкал его внутри, я втянул живот, было и щекотно, и приятно.

- Я просто беспокоился, вот и решил позвонить, вчера это было бы глупо, а сейчас самое время отвлечь вас друг от друга. Точно всё хорошо?

- Фрэнк, всё прекрасно, спасибо, - Кира поднял голову от моего живота и скептически приподнял бровь.

- Ладно, не забудь, что если что-то пойдёт не так, ты всегда можешь обратиться ко мне.

- Спасибо, Фрэнк.

- Всё, не буду отвлекать вас, наслаждайтесь.

И он первый повесил трубку, я тоже нажал на отбой и кинул её на пол.

- Почему этот щенок звонит тебе? - прошипел Кира, нависая надо мной, прикусывая кожу на моей шее.

- Он волновался обо мне, - Я ахнул от его манипуляций.

Одной рукой Кира сжимал моё плечо, другой зарылся в волосы и потянул, открывая себе больше доступа.

- Какое он имеет отношение к тебе? - ещё укус.

- Просто мы пообщались, ты же должен был слышать наш разговор, раз был в квартире...

- Был и слышал, а ещё я видел, как этот щенок Дорквуда сжимает твои пальцы!

- И что?

Я сначала подумал, что он ревнует, потом отбросил эту мысль. Ведь он ко мне ничего не чувствует, значит, ревновать тоже не может.

Кира рыкнул:

- Ничего. Мне это не нравится, вот и всё.

Снова укус, но уже чуть ниже.

- Он замужем.

Я всем телом потёрся об него. Мы были и пресыщены нашим марафоном, и возбуждены. Конечно, я понимал, что сил на полноценный секс не хватит, что мы измотаем друг друга лаской и это было в новинку. Ведь Кира ласкал агрессивно, несдержанно.

- Я был на его свадьбе! - прорычал он.

Снова захватывая в грубый поцелуй мои губы. Рука, державшая моё плечо, спустилась вниз по боку и поднырнула под спину, прижимая моё возбуждённое тело сильнее. - Это не отменяет моего вопроса о том, что ему нужно от тебя? - оторвавшись от моих искусанных губ, хрипло спросил он.

- Возможно, он просто, в знак благодарности за пробуждение... - договорить я не смог, он просто рывком перевернул меня на живот. Спустил джинсы, вырывая пуговицы, и шлёпнул мне по ягодице.

Я застонал.

- Я обещал. Я заставлю тебя забыть о нём и даже выкинуть ту бумажонку, которую он тебе сунул в руки! - ещё шлепок.

Я оперся на руки и встал на четвереньки, подначивая, чуть повилял задом. Он рыкнул и укусил меня за ягодицу.

- Кира!..

- Ты сводишь меня с ума, я уже говорил. Почему ты никак не поймёшь, что ты просто мой! И, если ты посмеешь, хоть на ком-нибудь остановить свой взгляд, я разорву этого несчастного идиота на куски. Даже не посмотрю, что он Омега Дорквуда!

- Кира, пожалуйста, я не могу сейчас снова...

Он вдруг успокоился и нежно погладил меня по ягодицам, потянул за руку на себя и просто обнял. Я всхлипнул, кончая ему на живот, тяжело дыша, а он гладил меня по спине.

- Прости, я, по-моему, приревновал тебя.

Я застыл в его руках и, не веря, поднял голову и встретился с абсолютно янтарными глазами моего любимого. Приревновал?

- Ты, что? – хрипло спросил я.

Кира вздохнул.

- Я собственник, Крис, - совершенно спокойно проговорил он. - А ты мой.

- Я не вещь. А ревность - это совсем другое.

- Криссс... я знаю, к чему ты клонишь! - он прижал меня ещё крепче к себе и простонал в губы. - Не хочешь мне помочь?

- Нет. - Я оттолкнул его от себя и засмеялся. - Это тебе наказание за ревность и угрозы в сторону Фрэнка.

- Ну, всё, если ты считаешь, что так ведут себя те, кто уважает свою Альфу, ты ошибаешься! - он вскочил с дивана, поправляя стояк в джинсах. - Накажу!

- Хм... сначала подумай над своими чувствами! А уж потом над моим наказанием! - я отпрыгнул от него, вбегая в комнату и закрывая дверь.

Кира пару раз стукнул по ней, потом глухо проговорил:

- Что за детский сад.

Я не мог ответить, он бы всё равно не услышал меня, так как в этой комнате была спальня молодой пары с ребёнком. И слышно только то, что происходит в гостиной и остальной квартире, а вот, что происходит здесь - нет.

Не знаю уж, как они это сделали, но теперь, чтобы что-то сказать, мне придётся открыть дверь.

А я пока не могу унять своё сердце от бешеного ритма. Он меня ревнует!!!

- Ревнует меня... - тихо прошептал я. - Не может быть!..

- Открой дверь, я уже успокоился, - через пару минут проговорил Кира.

Я приоткрыл дверь, и он просто толкнул её на меня, я отпрыгнул, перекидываясь, и оказался на кровати. Перекинулся снова и остался сидеть на коленях.

- Обманщик, - игриво проговорил, глядя в глаза моей Альфе.

В его глазах бушевало пламя.

- Где это я обманул? - стягивая с себя футболку, спросил он.

Его тело такое совершенное, эти кубики пресса сводят меня с ума. Хочу касаться его. Сейчас.

- Во всём.

Он расстегнул ширинку, спустил джинсы и перешагнул их, выпутываясь.

- Я скажу только один раз. Больше повторять не буду. Ты мой.

Он сделал ещё пару шагов к кровати.

- Как мне это расшифровать? - улыбаясь, спросил я, тоже стягивая джинсы до конца.

- Правильно, - отрывисто прорычал он.

- Поможешь? - он повалил меня на кровать и впился в губы, они уже слегка болели, но это было потрясающе приятно.

- Нет, - оторвавшись от меня, прошептал он. - Попробуй сам. А я подожду и посмотрю, что получится. А теперь спать!

Я обвил его шею руками и мягко коснулся губ.

Я обязательно расшифрую это твоё «Ты мой!», подожди, моя Альфа.

Я проснулся от тихого голоса Киры. Прислушался.

- Не переживай, малышка, я скоро приеду и обниму тебя. Да. Люблю тебя. - Он повесил трубку и вздохнул.

А я застыл. Так легко он кому-то говорит о своих чувствах, так легко произносит эти слова для кого-то, но не для меня. Я сжал челюсть, чтобы не завыть от отчаянья. Мне было больно. Опять.

Кровать прогнулась, и ласковые руки обняли меня, Кира прошептал:

- Ты спишь? - либо он не заметил, что я не сплю, любо просто проверяет.

Я повернулся в его руках и яростно впился в его губы. Я ревновал! Ох, как же я ревновал его сейчас ко всем, к стае, к его сестре, к заповеднику, и к тому "абоненту", с которым он разговаривал.

Он оторвался и прошептал тихо мне в губы. - Вижу, что не спишь... Как насчёт завтрака, а потом ты на работу, а я по делу, а позже встретимся и поедем в заповедник?

- Согласен., - пробубнил я, выпутываясь из его объятий и уходя в душ.

Краем глаза я заметил непонимание на лице моей Альфы.

Хм, не только у тебя, Кира, бывают приступы ревности!

Я встал под упругие струи воды и печально вздохнул. Ревность? Так глупо. Конечно, он не понимает, почему я ревную, хотя его ревность тоже мне непонятна, ведь, если он ко мне ничего не чувствует, так зачем ревновать? А если чувствует, то что?

«Ты мой!» - как его Омега? Как его партнёр по постели? Как его игрушка?

Я снова вздохнул, намылился гелем для душа, смыл. Вообще думать не очень хотелось, а то я боялся, что меня захлестнёт отчаянье. Опять.

Если не думать, то всё пойдёт прекрасно: и он, и я будем счастливы. Он - от того, что я поехал в заповедник, я - от того, что он рядом, и неважно в каком качестве.

А если чуть задуматься, то всё летит в бездну. Не хочу. Я снова хочу обмануться, как глупая девчонка, увидевшая принца, и неважно, что этот принц ничего собой не представляет. Плохо.

Я вылез из душа, подошёл к зеркалу и начал бриться, лезвие легко скользило по коже. Меня всегда успокаивал этот процесс, монотонность движений и некий риск. Бритва была старой, опаской, я ее в антикварном магазине купил. Если даже порежусь, всё равно быстро заживёт. А мне доставляло это занятие огромное удовольствие.

Сильные пальцы мягко отвели лезвие от моей щеки, Кира повернул меня к себе, наши глаза встретились, и он поднёс лезвие к моей коже, провёл, не отводя глаза.

Я смотрел в эти жёлтые омуты и думал о том, что пойду за ним, пойду, даже если не нужен. Мне хотелось сказать ему о том, что он ошибается и может мне доверять, что я люблю его и это не пустой звук. Но я молчал.

Чуть повернул голову на бок, чтобы ему было удобнее меня брить.

- Крис, что ты хочешь спросить? - он отложил лезвие, я вытер остатки пены с моего лица полотенцем.

- Ничего.

- Я же вижу.

- Знаешь, если я сейчас начну спрашивать, мы опять поругаемся, накинемся друг на друга и разнесём в щепки мою квартиру. И как следствие - я опоздаю на работу. Так что, нет, я ничего не хочу спросить. – спокойно ответил я.

Он улыбнулся.

- Я с Софией разговаривал, - вдруг сказал он совершенно спокойно.

Взял полотенце и начал вытирать мне волосы. Я зажмурился. Он ответил на незаданный вопрос так легко. - Она переживает за тебя.

- Кира, а зачем ты это мне говоришь? - мне действительно стало интересно.

- Потому что твоя ревность очень странно проявляется, ты даже не пожелал мне доброго утра. А мне хотелось.

Он говорил так спокойно, и не был похож на того раздражённого кота в моём кабинете. Сейчас передо мной стоял совершенно счастливый кот, с налётом грусти в глазах от того, что его не поприветствовали с утра.

Я обалдело смотрел на него одним глазом, так как он до сих пор вытирал мне волосы, и полотенце закрывало половину лица. Я скинул его и, подавшись вперёд, накрыл его мягкие губы, он обхватил меня за талию руками и прижал к себе.

Я тут же оторвался от него, а то я знаю, к чему это может привести. Он не выпустил меня из объятий, а тихо проговорил в волосы:

- Я хотел, чтобы ты спросил. Я бы ответил.

- Мне пока очень сложно понять тебя и уловить момент, когда можно задавать вопросы без последствий. –

Он фыркнул:

- Это редко случается, обычно только после секса.

Я дёрнулся из его объятий.

- Это так странно звучит, Кира!

- Я имел в виду не то, о чём ты подумал.

- Да откуда ты знаешь, о чём я подумал?

- О том, что, чтобы задавать мне вопросы, мои коты в прайде со мной спят! – рыкнул он.

Я поднял голову и пристально посмотрел в его глаза. В них было просто шальное веселье.

- Это правда?

- Кристиан, какого ты обо мне мнения! Просто шикарно! - рассмеялся он.

- Кира! Это правда? - я уже не сдерживал свою ревность.

- Нет, Ириска, это полная чушь! Почему-то, это работает только с тобой. Ты так сильно раздражаешь меня своими вопросами, но также быстро можешь успокоить одним поцелуем, а после секса с тобой я становлюсь похож на котёнка. И мне хочется ластиться и просить, но ты как будто не замечаешь этого. - Он вздохнул.

А я смотрел и не мог поверить. Просить? Кира? Это что-то новенькое.

- Доброе утро. Я пожелал, теперь могу спросить?

- Можешь? - он ухмыльнулся и немного ослабил руки, но не выпустил из тёплого кольца.

- Почему ты так сопротивляешься моим чувствам? Чего ты боишься? - я затаил дыхание.

Он прикрыл глаза и отвернулся от меня, убирая руки.

Ага, Кира...

- Криссс... ладно, я не боюсь, просто мне это не нужно. - Он не смотрел на меня, и мне было отлично видно, как он напряжён. Нервничает. И врёт.

- Ложь.

- Хорошо, нужно, но не так, как тебе, - а в глаза не смотрит.

- Кира, посмотри мне в глаза.

- Что? - он повернулся и смотрел абсолютно спокойно, если бы не жилка на виске и не биение сердца, я бы так и не понял, что он нервничает.

- Почему ты сейчас, говоря это, так нервничаешь?

- Крис, прекрати, тебе не идёт эта роль «Психолога для кота». И я не нервничаю, Крис, я прошу тебя не делать выводов, тем более неправильных.

- А мне кажется, правильные выводы я уже сделал. Не пойму только, почему ты бежишь от самого себя? - странно, но мы не кричали.

Просто стояли в ванной и разговаривали, стояли очень близко друг от друга, и эта близость была так завораживающе прекрасна.

Его глаза были чуть грустные, а дерзкая ухмылка была всего лишь маской. Руки он положил в карманы джинсов и чуть раскачивался с пятки на носок, пытался сделать вид, что ему всё равно, но выходило плохо.

Слишком близко. Я слышу его учащенное сердцебиение.

- Ты ведь ничего обо мне не знаешь, котёночек. - Он прикусил нижнюю губу острым клыком. - Я зверь, убивающий за дерзость.

- Хм... в таком случае, я уже должен быть мёртв раз пять. – хмыкнул я.

Он тоже хмыкнул.

- Ты - это другое... - и он осёкся.

Застыл, а сердце его забилось как сумасшедшее.

- И что это значит? Сейчас прикроешься своей Омегой? Не выйдет.

А он не стал прикрываться, просто наклонился и поцеловал чуть грубо, но так приятно.

Потом, правда, развернулся и вышел из ванной, пробормотав что-то про дела и встречу со мной вечером.

А я стоял и прижимал руки к губам и улыбался как дурак. «Ты мой!» - это почти «я люблю тебя!» в исполнение Альфы Киры.

На работе все от меня шарахались, потому что я был просто в прекрасном настроении, съездил на два объекта и написал три отчёта и даже вечно-радостный Шон, при моём приближении, мерк.

- Крис, ты в порядке? - озабоченно спросил он.

- Прекрасно всё! Погода на улице просто превосходная, птички поют и улетают на юг! А я просто счастлив! - пропел я.

- Слейтер, может, в отпуск? - мило так предложил он. - На улице декабрь месяц, какие птички?

- Неа, я просто в понедельник буду не с утра, а к обеду, и сегодня уйду в обед, ладно?

- Ладно. И кому мне быть благодарным за твоё прекрасное настроение!? - весело спросил Шон.

- Кире! - и я убежал в свой обновлённый кабинет собираться, а то уже время к обеду подошло, а я и не заметил!

Моё настроение, и, правда, было потрясающим, впервые, за два месяца ожидания и одиночества, мне хотелось смеяться просто так.

Я был так безгранично счастлив!

Подъезжая к дому, я увидел Киру с двумя пакетами. Он стоял около подъезда и читал книгу. Название гласило «Мой Принц». Любовный роман? Кот Кира читает любовный роман?

Я упал на руль и рассмеялся. Ох, великая тайна Луны!

Он не замечал меня, и я, выйдя из машины, тихо подошёл к нему и вкрадчиво спросил:

- Интересное чтиво?

Он дёрнулся и прикрыл книгу, но убирать не стал, хотя попытку сделал, но, поняв, что я уже видел название, вздохнул:

- Очень. О столетней войне между...

- И о любви? - не дав договорить, спросил я.

Мне было весело.

- И о любви, - согласился он.

- Учишься? - игриво.

- Пытаюсь, - улыбаясь, ответил он.

Наклонился и убрал книгу в пакет, из другого достал что-то и протянул мне. Я взял и посмотрел на него внимательно, Кира отвёл глаза.

- Что это?

- Открой, - тихо, почти одними губами проговорил он.

Я открыл коробочку и выпал в осадок. Моё сердце замедлило бег и потом опять пошло, но уже очень быстро.

И раны, нанесённые, так сильно болевшие, одна за другой начали заживать. И дышать стало так тяжело.

В коробочке, оббитой чёрным бархатом, лежало колечко, гладкое, золотое, с маленькой гравировкой на внутренней стороне. «Мой». Я смотрел и не мог сказать ни слова.

Кольцо? Мне? Подарок?

Я задышал чаще и поднял глаза на Киру, сипло спросил:

- Это мне?

- Да, - не поворачиваясь, произнёс он.

- Кира?..

Он вздохнул и повернулся ко мне.

- Пожалуйста, Кристиан, не усложняй. Это тебе. Ты для меня - всё.

С этими словами он взял кольцо и надел мне на безымянный палец левой руки. Я поплыл.

- Кира!.. - прошептал я и повис на его шее, как девчонка, получившая кольцо от своего принца.

Он обнял меня и поцеловал в щёку.

Я был по-настоящему счастлив.

Что стоит добиться от него настоящего признания в любви? Посмотрим.

Заповедник встретил нас тишиной, нет, не той тишиной, как в склепе, а тишиной настоящего леса.

Машину я оставил на стоянке, вещей я взял немного, не планировал оставаться здесь надолго, мне в понедельник на работу.

Кира хмыкнул, когда понял, что я не собираю чемодан, а беру просто обычную спортивную сумку.

За воротами недалеко нас уже ждали, парень с копной каштановых волос и с жёлтыми глазами.

Я напрягся, когда этот тип пожал Кире руку.

- Вил, это Кристиан - моя Омега. Крис, это Вил - моя Гамма. – представил нас Кира.

Вил улыбнулся как-то пошло и руку не протянул, мне стало не по себе.

- Добро пожаловать в прайд, Кристиан. - Улыбка стала просто плотоядной.

Но я тоже не из шёлка сделан, и, если я городской кот, это не значит, что не смогу постоять за себя и постоянно буду прятаться за спиной Киры.

Кстати, Кира флегматично стоял рядом. Ах, так? Ладно!

- А мне как приятно, Вил... не представляешь! – промурлыкал я.

Они оба напряглись, Кира обернулся и посмотрел на меня очень зло, а вот этот Вил передёрнул плечами и, развернувшись, перекинулся, побежал по еле заметной тропе вглубь леса.

- Что это было? - прошипел моя Альфа.

Не нравится? Отлично.

- Я поздоровался.

- Не смей мне наводить смуту в прайде! Они же из-за тебя передерутся, если заподозрят, что между нами ничего нет.

- А ты не давай повод.

- Я? - удивился он.

- И будь внимательней ко мне, а то стоишь, лицо отрешённое, а у него улыбка плотоядная, я утёр ему нос, в чём проблема? - вот так.

- Крис, я Альфа, мне нельзя показывать свою слабость. Иначе в моём прайде очень быстро найдётся желающий занять моё место, понимаешь?

Я понимал, но не смирился.

- Я что, не должен ни с кем общаться?

- Конечно, ты можешь общаться, просто пока они будут всячески тебя проверять, пожалуйста, будь благоразумен. Не делай глупостей, а я постараюсь объяснить им, кто ты для меня.

Интересно, как ты собираешься объяснять кому-то, кто я, когда сам для себя ещё не решил этот вопрос? Или решил?

Я посмотрел на кольцо у себя на руке. Решил ведь, правда, Кира?

Он больше не сказал ни слова, перекинулся и, нетерпеливо перебирая лапами, рыкнул. Я вздохнул и тоже обернулся, подхватив сумку в зубы, побежал за ним.

Мне было странно ощущать незнакомые запахи и слышать непривычные звуки.

Моя сущность немного нервничала и настороженно принюхивалась к окружающей обстановке. Лес нам не нравился. Это я понял сразу, возможно, со временем мы привыкнем, но сейчас я морщил нос, всё больше отставал от Киры.

Он не останавливался и не ждал меня, конечно, я смогу его найти, но не сразу.

Я остановился и, опустив сумку в траву, перекинулся.

- Кира! - крикнул я.

Он резко остановился и в несколько прыжков вернулся назад, обернулся, непонимающе посмотрел и подошёл ближе.

- Что случилось? - в его голосе была забота, но жёлтые глаза горели нетерпением, и сам он весь излучал раздражение.

Интересно, а что он хочет от меня?! Мне не нравится здесь.

- Мне не нравится здесь, - озвучил я свои мысли.

- Крис, подожди немного, в прайде обстановка почти не отличается от городской, а дома есть всё для удобства. Тебя пугает лес? - он подошёл еще чуть ближе, протянул руку и погладил меня по щеке.

- Не пугает, мне просто неуютно.

Я поплыл от неожиданной ласки. Посмотрел на него, он так подходил этому месту, был его частью, в своих чуть драных джинсах и футболке защитного цвета.

Я пригляделся к нему, в его глазах, в глубине вертикальных зрачков, была нежность, я тонул в ней.

- Крис, я понимаю, что ты городской кот, я пригласил тебя сюда, чтобы показать, как я живу, если тебе не нравится что-то, ты просто можешь сказать, и я постараюсь исправить это, если, конечно, это будет в моих силах.

Он обнял меня и притянул к себе, я сделал полшага к нему и, обвив его шею руками, впился в губы. Мне хотелось прямо тут, среди деревьев, отдаться в его сильные руки, мне хотелось ластиться и мурчать.

- Кира, - прошептал я.

Он отпустил меня и, улыбнувшись, спросил:

- Так лучше?

- Да, намного, теперь у меня есть маленькое желание, и я думаю, что удовлетворю его в прайде, в твоём домике...

- Возможно, - улыбнулся он.

Мы снова перекинулись, я подхватил сумку и побежал за своей Альфой.

На самом деле, я был в лесу не в первый раз, просто я не люблю природу.

Она, конечно, дарит свободу, но что делать с этой свободой в городском лесе из стекла и бетона? Что делать мне, если я не смогу быть здесь?

На самом деле, я не боялся предстать пред его прайдом, я всегда чувствовал себя уверенно при чужих людях.

Просто этот странный взгляд Вила и отрешённость Киры - оставили не очень хорошее ощущение в душе. Мне казалось, что Вилу неприятно то, что Кира привёл Омегу.

Возможно ли, что между ними что-то было или есть?

Я даже замер от неожиданности своих мыслей, странно, почему я раньше не подумал об этом? Почему мне не пришла в голову мысль о том, что у Киры, возможно, с его Гаммой и Бетой что-то есть?

Кира остановился, нетерпеливо помахивая хвостом, рыкнул.

Я поспешил его догнать, стараясь не думать о том, что только что накрыло меня.

Я такой дурак... Как можно было не допускать такого варианта, ведь Кира красивый, очень красивый, сильный, да, в конце-то концов, он Альфа. У него должно быть море почитателей и претендентов на постель.

Я даже зарычал от безысходности своих мыслей. Можно, конечно, допустить вариант, что я просто накручиваю себя, но этот взгляд Вила...

Вдруг деревья закончились, внезапно мы оказались на большой поляне, и я застыл справа от Киры.

Домиков на поляне было немного, всего с десяток. Маленькие и уютные. На краю поляны был колодец, около него было несколько женщин и котят.

Также было небольшое пространство под вспаханную землю, сейчас пустую, урожай уже давно собрали.

В центре был круг из камней, там тлели угли, круг был окружён поваленными деревьями, понятно, вечерний костёр.

Как только мы замерли на краю поляны, к нам бросился один из котят, Кира перекинулся и поймал на руки Софию.

Я тоже уже стоял в человеческом обличии и улыбался.

Он её так нежно обнимал и, гладя по голове, что-то спрашивал.

Девочка вдруг обернулась и кинулась ко мне на шею с воплем:

- Кристиан!!! Это самый дорогой подарок на день рождения! Спасибо тебе, что согласился приехать к нам!

Она была по-настоящему рада, и я вдруг отбросил все сомнения и просто подхватил и покружил её, она смеялась, болтая в воздухе ногами. Я поставил её на землю, а она обняла меня, утыкаясь в живот. - Я соскучилась по тебе, а этот упрямый кот не хотел ехать за тобой!

- Я здесь и я тоже скучал.

Она подняла на меня потрясающие глаза, они были не жёлтые, а скорее янтарные и я вдруг понял, что София - полукровка.

То есть, один из её родителей оборотень, а другой - человек. Я раньше не замечал.

Но у Киры глаза жёлтые, он рождённый оборотень. Возможно, что родители у них разные, но она так похожа на Киру.

Я замер. И, покачав головой, улыбнулся девочке в моих объятиях и, наконец, поднял голову.

На меня смотрели все, то есть весь прайд сейчас стоял около нас и изучал меня. Кто-то просто смотрел и улыбался, кто-то принюхивался, а вот некоторые взгляды были откровенно пошлыми, была парочка злых и настороженных.

Я повернулся к Кире, он не улыбался, и вообще прочитать что-то на его лице - было невозможно.

- Представляю вам мою Омегу - Кристиан Слейтер.

И всё, больше он ничего не сказал, просто подхватил мою сумку и пошёл в толпу оборотней.

Я и София остались стоять.

Девочка вдруг оторвалась от меня и крикнула вдогонку брату:

- Это нечестно по отношению к нему, Кира!

- Он сильный, справится! - не оборачиваясь, через плечо, ответил он.

Я понял смысл его слов только через три минуты, когда, оттолкнув Софию с дороги, на меня кинулся один из котов.

Я отскочил и в прыжке перекинулся, приземляясь уже на четыре лапы.

Круг оборотней стал больше.

Я огляделся, тот, кто напал, был очень знаком - Вил. Значит Гамма, где же Бета?

Ага. Бета была пушистой кошкой... кошкой с течкой. Интересно, они хоть понимают, что это меня не отвлекает, я гей. А вот её лучше сразу убрать, а то потом, когда они все вспомнят о моей ориентации, скажут, что Гамма был в невыгодном положении. Хотя, она и так в невыгодном положении.

Я улыбнулся, конечно, в кошачьей форме это выглядит как оскал.

Вил прыгнул, но Бета его оттеснила и прыгнула первая, умная кошечка...

Одним ударом лапы я отбросил её в толпу. В полёте она перекинулась, и её удачно поймали, смягчив падение, но больше не пустили в круг.

Молодцы!

Вил, разозлёно зарычав, бросился на меня, глупый, я свободный кот, я не такой, как ты!

Плавно ушёл от его когтистой лапы, он досадливо фыркнул. Попытался нанести мне удар сбоку, получил сильный укус за бедро, похромай немножко.

Толпа оборотней заулюлюкала в одобрении.

Против меня, возможно, устоит только Кира, и то, в моём кабинете мы остались на равных...

Вил кинулся ещё раз, уже сверху, я перевернулся и, захватив его передними лапами, прикусил глотку. Он притих, толпа тоже.

Я перекинулся и, дёржа его за горло уже руками, хрипло произнёс:

- Сдайся. Останешься жив!

Он дёрнулся, я сдавил горло. Вил перекинулся и посмотрел на меня потрясённо, хрипло выдохнул и кивнул.

Я отпустил его, встал. Толпа зааплодировала, я прищурился и увидел потрясённую Софию, она поняла меня правильно и, отступив, показала пальцем назад. Кира удалился недалеко.

Я ухмыльнулся. И, снова перекидываясь в прыжке, побежал за своей Альфой.

Я был зол! И сейчас ты, желтоглазый, упрямый, невыносимый, гордый и просто глупый Кира, почувствуешь мою злость!

Я кинулся на его прямую спину, он отбросил мою сумку, и через секунду я пропахал своими когтями землю, он стоял чуть справа.

Хм, так даже лучше!

Он был напряжён и его пушистый хвост интенсивно ходил туда-сюда.

Он прищурил глаза.

Нет, Кира, я не хочу драться с тобой в кругу, я хочу надрать тебе задницу в твоей кровати! Но сейчас весь твой прайд увидит, что меня нужно уважать, ты ведь сам этого хотел. Хотел, чтобы они уважали меня, не потому, что я твоя Омега, и ты со мной спишь, а потому, что я сильный кот!

Вот и получай, моя любимая Альфа!

Мы ходили по кругу, не нападая, а изводя соперника, выводя его из терпения. Кира порыкивал, его прайд стоял вдалеке и шептался.

Я не спешил, ведь как всегда не выдержит он, потому, что он, на самом деле, очень нетерпеливый и мягкий, потому, что он беспокоится обо мне, но никогда не признается.

Он прыгнул и повалил меня на землю, мы закрутились в клубке, я вонзил в него свои клыки, прокусывая плечо и заставляя рычать и дёргаться в попытке освободиться.

У него не выходило, тренировки на крысах, ага!

Он перетёк и, тяжело дыша, обнял меня за гибкое тело сильными руками, я не отпускал плечо, остался стоять на четырёх лапах, он лежал подо мной.

- Крис... я понял... отпусти... – хрипло прощшептал он.

Он не устал, нет, просто мои клыки в опасной близости он артерии и он боится.

А я полностью спокоен.

Он погладил меня по холке и тихо зашептал: - Прости, это было глупо... я виноват... ты сейчас вправе сделать мне больно... отпусти.

Больно сделать? Отличная идея!

Я плавно разжал челюсть и отпрыгнул от лежащего на земле поверженного вожака стаи.

- Я буду драть тебя всю ночь! – рыкнул я перетекая в человеческую ипостась.

Он хрипло рассмеялся:

- Кристиан... ты только что подверг мой авторитет сомнению, ты уделал Вила и мягко вывел из боя Карлу... и то, что ты хочешь, это драть меня всю ночь?

- Да, потому что что-то другое мне не нужно! - я подхватил свою сумку и протянул руку Кире.

Он проигнорировал её и рывком встал на ноги, придерживая рану на изгибе шеи.

Да, я был близок к убийству. Хм...

- Крис! - ко мне подлетела София и обняла. - Ты был великолепен! А с тобой, брат, я поговорю дома! - и так она это сказала, что я поёжился.

Интересно, и кто Альфа в этом прайде?

Я, конечно, понимал, что он мне поддался, так говоря, что он не способен сделать мне больно. Если бы он хотел, он мог убить меня голыми руками, даже не прибегая к своей форме. Он поддался. Почему? А возможно ли, что все потому, что он любит и я нужен ему здесь?

Как добиться ответов на вопросы? Я пока не знал.

Идя за Кирой и держа за руку Софию, я размышлял о том, что он даже не морщится, хотя кровь всё ещё идёт из раны. Кира...

Тут меня накрыло понимание, что я сделал несколько минут назад... я заставил гордого Альфу лежать на лопатках и просить отпустить себя!

Я!?

Но почему? Почему он решил, таким образом, меня ввести в стаю? Какой-то нестандартный подход, хотя я не очень представляю, как это «вхождение в стаю» по правилам.

А может, это из-за того, что я не совсем нормальный кот?

- Крис, а ты надолго? - вывел меня из раздумий вопрос Софии.

- На пару дней, мне в понедельник на работу.

- Жалко, а мы сходим на озеро? Я покажу тебе тарзанку и с другими котятами познакомлю, они, правда, уже от тебя восторге. У нас Вила не очень любят.

- Тогда почему он Гамма? - заинтересованно спросил я.

- Потому что сильный и выносливый, - ответил Кира, остановившись около маленького домика, с одной стороны поросшего мхом.

Он открыл дверь и подождал пока мы войдём, закрыл её на ключ. Домик был не очень большим, но уютным. Светлая кухня и две двери, явно в спальни его хозяев.

София сразу пошла на кухню и скрылась за квадратной аркой, Кира подтолкнул меня к одной из дверей.

Спальня была небольшой, с двуспальной кроватью и столом, на котором стоял ноутбук, в комнате были в основном чёрные и зелёные тона, и даже тюль на окнах был тёмно-зеленая.

Из спальни вела ещё одна дверь, явно в ванную. Правда, я сомневался, что тут есть водопровод. Я прошёл, бросил сумку около стола и заглянул в ванную, да, водопровода тут не было, но зато было чисто.

Я хмыкнул.

- Что? - тихо спросил Кира, подходя со спины.

- В туалет в лес? - улыбнулся я.

Кира пожал плечами:

- Чего ты ожидал, что я проведу сюда трубы, мы, между прочим, вообще здесь не должны находиться. И это заповедник. Было бы глупо протягивать сюда водопровод.

Он обнял меня и вздохнул.

В ванной было тесно, но отходить от него мне не хотелось, моя злость вдруг вся испарилась, и мне захотелось другого. Я медленно повернулся в его объятиях и посмотрел в жёлтые глаза с вертикальными зрачками, он плавно прикрыл их, и я, обняв его за шею, накрыл его губы, он не пытался взять инициативу в свои руки, только подчинялся.

Моя Альфа!

Чуть усилив напор, я раскрыл его мягкие губы и тут же отстранился, он непонимающе промычал.

- Нет. – покачал я головой.

- Почему? Хочешь помучить меня? - он открыл глаза и улыбнулся влажными губами. - Я бы очень хотел...

- Сегодня ты не имеешь права хотеть, Кира.

- Ладно. Чего хочешь ты?

Он очень легко принял правила игры, странно.

- Ты сегодня такой покладистый. С чего бы? - я чуть потянул его за короткую прядь волос, он отклонил голову.

- Я хочу загладить вину. Ты зол, я это чувствую. Я не хочу, чтобы ты злился...

Не договорил, я чувствовал, что он не договорил.

- Будет больно, Кира! Я тебе это обещаю, также больно, как было мне все эти два месяца без тебя, также больно, как мне было только что, в кругу твоего прайда!

Я оттолкнул его от себя, он с грацией кошки приземлился около кровати, оставшись стоять на коленях, но на меня не смотрел.

- Крис.

- Смотри на меня. – приказал я.

Он покорно поднял голову и посмотрел мне в глаза.

Я знал, что он подчинится, ведь сейчас здесь, за закрытой дверью, мы могли творить всё, что угодно.

В кухне грохнуло, умничка София громко щёлкнула замком, давая молчаливое согласие на мои действия.

Кира улыбнулся:

- Сговорились?..

- Просто ты был неправ и она это понимает.

- Я тоже, - тихо проговорил он.

Я подошёл к нему и присел рядом на корточки, посмотрел и мысленно усмехнулся.

Красивый. Любимый. И сегодня весь мой!

Я содрал с него окровавленную футболку и опрокинул на пол, хочу жёстко отодрать это прекрасное тело, помучить и насладиться.

Оседлав бёдра, завёл его руки назад и, наклонившись, укусил за шею. Он выгнул спину, зашипел. На мягкой, гладкой коже остался красный след. Ниже, по рельефной груди к соску, хочу кусаться. Прикусил вишнёвую бусинку, чуть оттянул зубами, тут же поласкал языком.

Кира задышал чаще. Хорошо!

Языком по солнечному сплетению, по кубикам пресса, ещё один укус над пупком, поласкать впадинку пупка. Мммм...

Я почувствовал, как удлинились когти, я знал, что на взводе, и тут намешано очень многое, и злость, и страсть - жуткий коктейль.

Молнию на джинсах я разорвал пополам и, стягивая их и приподнимаясь над его телом, был в полной уверенности, что подготовить его не смогу.

На Кире не было белья, и я очень обрадовался, увидев, что он возбуждён, я припал к головке его члена.

Он сам стянул одну штанину и раздвинул ноги. Я оторвался от его возбуждения и взглянул в лицо. Глаза прикрыты, но он смотрел на меня сквозь ресницы и очень отчётливо понимал, что сейчас ему не предоставят ничего, кроме жёсткого траха. И он рад.

Я накрыл одной рукой его член и погладил, второй расстегнул свои джинсы и освободил из плена одежды свою эрекцию.

Не говоря ни слова, смотря в его прикрытые глаза, я подставил головку к его маленькой дырочке и сделал одно движение вперёд, ещё толчок. Без смазки, на сухую, он прикусил губу, чтобы не закричать. Выдохнул.

Попытался расслабиться, но у него не выходило. Он царапал пол когтями, и его пушистый хвост метался у меня между ног.

Я улыбнулся, мне тоже было больно, но эта боль не шла в сравнение с его болью.

Люблю его, очень. Я вышел из его тела и, сплюнув на свой член, резко вошёл обратно, он не выдержал, закричал.

Я накрыл его губы и сделал несколько толчков.

- Луна-прародительница! Крис! - сквозь поцелуй прошипел он.

- Не нравится!? - задыхаясь от страсти, спросил я.

Он не ответил, так как я чуть подхватил его под колени и ускорил ритм, он уже не сопротивлялся, его дырочка плотно обхватывала мой член, и там, внутри, было горячо. Я от восторга вообще не мог соображать!

Сделав ещё несколько толчков, я покинул его горячее тело и, одним движением перевернув его и поставив на колени, вошёл снова.

Резко, несдержанно, он выгнул спину и, согнув руки в локтях, спрятал в них лицо.

Я не знал, сколько это продолжалось, но в один момент он сам начал отвечать мне. Подмахивая и прося не останавливаться, иначе он просто убьёт меня...

Мы очнулись на полу, точнее, это Кира лежал на полу, а я благополучно на нём.

Он вздохнул.

- Доволен? - тихо и хрипло спросил он.

- Нет.

- Крис, ты невыносим.

- Кто виноват?

- Я.

- Так что молчи. Я, кстати, тебя всего исцарапал.

- Неважно. Тебе хорошо?

Я уткнулся в его шею и счастливо улыбнулся.

- Да.

- Прекрасно, теперь сполоснуться и спать. Знакомиться с прайдом будешь завтра, да и поесть нужно...

- Кира, ты ничего не забыл? - я приподнялся и посмотрел в его прозрачные, счастливые глаза.

- И?..

- Ты мой на всю ночь.

- Криииисссс... давай лучше отдохнём, а мстить ты мне будешь завтра и послезавтра, и потом, всю оставшуюся жизнь, сколько захочешь!

Я хотел запротестовать, но тут до моего затуманенного оргазмом сознания дошло.

- Всю оставшуюся жизнь?

Он совершенно серьёзно посмотрел на меня и чётко сказал:

- Ты что, думаешь, я тебя отпущу?

Я не думал, я точно знал, что как сексуальный объект я с ним не останусь...

Да даже как его Омега!

Утро пришло истомой и ломотой во всём теле.

Я повернулся на кровати, желая увидеть свою Альфу, но Киры не было. Прислушавшись, я различил только отдалённые звуки проснувшейся деревушки. В домике на окраине поселения я был один.

Вздохнув, я устроился на кровати в форме морской звезды и расслабился.

Вчерашняя ночь очень много значила для меня, Кира подчинялся и был полностью мой и осознание этого подхлёстывало меня ещё и ещё. Я, скорее всего, не остановился бы сам, если бы под утро не пришла София и через дверь громко сказала нам, что уже достаточно.

Мне было стыдно перед сестрой моей Альфы, и где она была полночи, интересно?

Я снова прикрыл глаза и мечтательно улыбнулся.

Мне доставило такое наслаждение вся эта видимая бравада Киры, он показал себя вчера совершенно с другой стороны. Мягкий, податливый, просящий. Я был удивлён и возбуждён сверх меры.

То, что мы творили, я уже никогда не забуду. И, возможно, в унылые вечера буду вспоминать, как он кричал подо мной и извивался, моля двигаться резче. Возможно, что мне будет достаточно этих воспоминаний, а, возможно, я всё же смогу добиться от него признания своих чувств.

Этой ночью я так и не смог добиться от него признания. Моё сердце стучало так быстро для него, а он, смотря мне в глаза своими потемневшими очами, так и не произнёс «Я люблю тебя».

Я чувствую и вижу это, но мне так мало...

Дверь скрипнула, тихие шаги и характерный запах принадлежали Кире, я улыбнулся шире, он тихо открыл дверь и аккуратно поставил на пол два ведра.

Я повернул голову.

- Привет, - тихо сказал он.

На нём не было ни футболки, ни рубашки, только джинсовые бриджи. С мускулистой груди капали капли воды, скользя по гладкой коже, на которой ещё были следы от моих когтей и зубов, падая на пол, а некоторые исчезали за поясом бриджей.

- Доброе утро, Кира.

Я потянулся и повернулся на бок, подпёр голову рукой, он подошёл ко мне и присел на корточки около кровати.

- Я воды принёс, - а глаза такие тёплые, я такого взгляда ещё у него не видел, и этот взгляд... Интересно, это на него так дом влияет или же наша ночь? - сейчас подогрею, и примешь душ.

- Спасибо. Где София?

- Вообще-то она спит ещё, вчера до утра просидела у подруги из-за нас, теперь ей отоспаться нужно.

Он улыбнулся, оголяя острые белые клыки, я протянул руку и указательным пальцем провёл по его гладкой коже, от ключицы, на которой был красочный засос, до ярко-красного следа от зубов вокруг соска.

Он облизал губы.

- Нравится?

- Красиво.

- Не стоит продолжать в том же духе, твоё время кончилось, и ты использовал моё тело по максимуму вчера. Так что, если сейчас я захочу чего-то, то это будешь ты, Криссс! - прошипел он, потому что я не остановился, а, сделав резкий рывок, впился в его искусанные красные губы.

Вкусные, восхитительные губы моего любимого кота.

Он раскрыл их на встречу, совершенно противореча своим словам, и подался на меня всем телом. Забрался сверху, оседлав мои бёдра, и обнял, прижимая к себе и углубляя поцелуй. Отстранился, его глаза были с вертикальными зрачками, он улетал, и я это видел.

Зависимость, а, Кира?

Я улыбнулся.

- Пожалуйста, я прошу, – прошептал он.

- Просишь?

- Да. Остановись. Неужели ты не видишь, я полностью завишу от тебя сейчас... мне тяжело сопротивляться тебе.

- Кира, и тебе не нравится это?

Я сел, и он чуть отодвинулся, но не совсем слез с меня, всё также обнимая за шею.

- Не совсем, ты становишься для меня, как валерьянка.

Я засмеялся, не смог удержаться, уткнулся в его плечо и смеялся, до слёз.

Валерьянке можно не признаваться в любви, правда, Кира?

- Кира, это больно.

- Я не сказал ничего такого, Кристиан, я просто сказал, что ты для меня, как наркотик, самый желанный.

Я не ответил, а просто ещё раз накрыл его губы, и после он пошёл греть мне воду.

После импровизированного душа я немного взбодрился, а после сытного завтрака, включающего в себя кофе, я вообще почувствовал себя бодрым оборотнем.

Я оделся в обычные джинсы и белую футболку, Кира сказал, что после завтрака мы пойдём знакомиться с прайдом.

Если честно, мне не хотелось знакомиться с ними, я сам не мог понять почему, может, это по причине моего странного решения уйти после этих выходных?

Если, конечно, Кира не сделает ещё несколько шагов в мою сторону...

Он ждал меня на крыльце, на нём уже была рубашка, снова защитного цвета и всё те же бриджи.

Кира встал и подал мне руку, когда я вышел на крылечко.

- Я и сам могу.

- Знаю, но позволь мне помочь.

С чего вдруг?

Мы снова прошли тропинкой к основному поселению, мне было странно, почему домик Альфы стоит на отшибе, и я спросил об этом самого Альфу.

- Просто, раньше он принадлежал Альфе, которого я победил, и мы решили не менять традицию, а потом, это удобно, уединение иногда помогает сосредоточиться, помечтать в одиночестве. И к озеру ближе, София любит там гулять.

- Понятно, - тихо проговорил я.

Хотя что-то в его словах было странным, Кира не похож на оборотня, любящего одиночество. Он скрытен и немного замкнут, хотя я не замечал за ним мечтательности. Он скорее похож на человека слова и дела, на оборотня, который за свою семью убьёт любого. И мне тоже хочется войти в эту семью, но не как Омега его стаи, а как его партнёр. Любимый.

Мы подошли к одному из домиков, на крылечке сидела та девушка, Бета Карла, рядом с ней возились два котёнка.

- Карла, это Крис, познакомьтесь, - просто начал Кира.

Девушка встала и пожала мне руку, сильно так пожала.

- Меня зовут Карла, я Бета, но это ты уже знаешь. Я хочу сказать тебе спасибо за наш бой, ты поступил, как настоящий джентльмен, - она улыбнулась.

Девушка была красивой, с яркими жёлто-голубыми глазами и копной чёрных, волнистых волос, собранных в пышный хвост.

Мы ещё немного поговорили, она оказалась замужем за котом по имени Ян, который в данный момент был на работе.

Я удивлённо приподнял бровь, а она укоризненно посмотрела на Киру.

- У нас тут есть фабрика, ну, или маленькое производство, мы делаем консервы, ведь нужно как-то зарабатывать на жизнь стаи. И мясо у нас своё, на ферме работают полукровки, те, кто ещё помнит, как быть человеком. Киру туда лучше не пускать... - она засмеялась.

Пока мы разговаривали, к нам подошли несколько кошечек и скромно встали около Карлы, рассматривая меня. Я мельком оглянулся на Киру, он стоял, прислонившись к ближайшему дереву, и меланхолично рассматривал небо сквозь деревья.

Я про себя улыбнулся, за то время пока мы вместе, я немного научился его читать, сейчас он нервничает, скрывает, но переживает. А вот из-за чего, нужно узнать.

Я извинился перед кошечками и направился к нему, моя Альфа вдруг улыбнулся и, притянув меня к себе, поцеловал. Без страсти, просто коснулся губами, но я услышал разочарованный стон пришедших девушек. Понятно.

- Ммм, и что это было? - облизнувшись, спросил я.

- Ты моя Омега, но это не мешает им протянуть к тебе лапки, я обрубил всё на корню.

Ага, и не можешь сказать, что я твой, а вчера говорил. Кира!

Мы постепенно продолжали знакомство с прайдом. Я видел, как Кира всё больше становится бесстрастен и понял почему, только тогда, когда мы приблизились к домику Вила.

Тот стоял и криво улыбался.

- Ну и кто у нас теперь Альфа, Кира?! - громко спросил он.

- Точно не ты, Вил. Думаю, я представлю Криса твоему отцу.

- Зачем? - с вызовом спросил Гамма.

- Это традиция, Вил, - Кира отодвинул Гамму от двери и, открыв её, пропустил меня вперёд.

В полутьме домика я увидел кресло-каталку, в ней сидел пожилой оборотень и читал книгу. Когда мы вошли, он поднял жёлтые глаза и улыбнулся.

- Кира, мальчик, ты привёл мне того, кто, наконец-то, заткнул моего Вила за пояс?

- Здравствуй, Тео. Да, познакомься, это Кристиан, моя Омега. Крис, это Тео, он бывший Гамма.

Последнее Кира сказал очень тихо, так, чтобы услышал только я, но я видел, что Тео тоже слышал, но очень хорошо держал маску спокойствия.

- Кристиан, мне очень приятно, что ты посетил мой дом. Мы очень давно ждём появления Омеги для Киры. - Этот оборотень ощущался очень странно, я такого ещё никогда не чувствовал, как отец. Я улыбнулся и пожал протянутую руку. - Надеюсь, мой сын не доставил очередную неприятность?

- Нет.

- Возможно, вы захотите чаю? - улыбаясь, спросил Тео, я кивнул.

Так странно! Я очень давно не испытывал такого, в моей жизни не было взрослых людей, тех, кто мог вот так, по-отечески, улыбнуться и просто предложить продолжить беседу за чашкой чая. Кстати, очень вкусного чая.

Я видел, что Кира немного расслабился и даже начал посмеиваться над шутками Тео. А тот, продолжая расспрашивать меня о моей прошлой жизни, старался расшевелить свою Альфу.

Из рассказа самого Тео, из подтекста, я понял, что Вил виноват в его сегодняшнем положении, но отец ни в чём не винит амбициозного сына.

Когда мы покидали Тео, он на прощание шепнул мне:

- Борись, крепость почти завоёвана, осталась только одна тайна.

Я улыбнулся и поблагодарил его кивком головы.

Мы вышли на улицу, Вила не было, и я был ему благодарен за отсутствие, потому что не удержался бы и снова прыгнул на него.

И, возможно, на этот раз разорвал бы на куски.

- Ничего нельзя сделать с его ранами? - тихо спросил я Киру.

- Нет, мы пытались, но регенерация слишком замедленная из-за возраста и, когда мы его нашли, он почти умер. По закону стаи Вил должен был занять его место, так и получилось, но я лично потребовал боя. Он продержался три минуты, этого хватило, чтобы быть моей Гаммой. Я знаю, что Вил хочет стать Альфой, но пока у него недостаточно сил. То, что тебе сказал Тео перед уходом... правда. - Сказал Кира и ускорил шаг.

Я остановился и смотрел на удаляющуюся высокую фигуру.

Правда?

Одна тайна?

Я догнал его уже около ручья, куда он стремительно бежал, перекинувшись. Подбежав к нему, я мягко заурчал и уткнулся ему в шею. Кира вздохнул и опустился рядом с водой, лёг. Я лёг рядом и положил свою голову ему на спину, через некоторое время он тихо заурчал.

Я понимал, он уходит от расспросов, но долго это продолжаться не может.

Я подожду до вечера, мне нужно знать о тебе всё, моя любимая Альфа.

Примерно через полчаса на полянку рядом с ручьём выбежали котята. Они задорно рычали и валяли друг друга в жухлой траве и земле.

Кира повернул голову в их сторону и приоткрыл свои жёлтые глаза. Я видел, как он с какой-то печалью смотрит на Софию. Я догадывался, но гнал от себя эту догадку, не хотел думать об этом, но сейчас это бросалось в глаза, очень сильно.

Я немного сместился и прикусил ухо Киры, потянул, он рыкнул, отвлекаясь от котят.

Перекинулся почти одновременно со мной, улыбаясь, промурлыкал.

- Кристиан, ты последние время совершенно забываешь, кто из нас Альфа.

- М? - удивлённо промычал я.

Он подмял меня под себя и прошептал на ушко:

- Мне нравится это. Я впервые встречаю кого-то действительно достойного меня, дерзкого и сильного. Того, которому под силу подчинить кота Киру. - Всё это он тихо мурлыкал мне на ухо, нежно поглаживая меня по бедру.

Нет, это было не сексуальное действие, скорее ласка-игра.

Я поднял ногу, которую он гладил, и положил её ему на бедро. Притянул его чуть к себе и выгнул спину, он тихо зарычал, и его нежные губы накрыли мою шею.

Мы пресытились прошлой ночью, но явно ненадолго.

Котята продолжали играть в высокой желтой траве, которая нас и скрывала от них, они, конечно, знали, что тут присутствуют два взрослых кота, но пока не подходили.

- Расскажи мне... - тихо попросил я Киру, гладя его по мягким волосам.

Он чуть напрягся, но я не дал ему подумать, притянул к себе за талию и погладил по спине - успокаивая.

- Не здесь, - только и сказал он.

Я понимал, если моя догадка верна, то это напрямую касается Софии, а она тут вместе с котятами играет в салочки.

Он легко поднялся и подал мне руку, я на этот раз ухватился и легко встал, мы отряхнулись и пошли вглубь леса, София проводила нас немного нахмуренным взглядом.

Шли, молча, каждый из нас думал о своём, я не представлял, о чём думает Кира, но я думал о том, что боюсь услышать то, что он хотел рассказать.

Но я сам попросил, а он так просто согласился. Или не просто?

Мы подошли к поваленному дереву, здесь было очень тихо, даже звуки деревни оборотней не доносились, и очень красиво, на мой неискушённый взгляд. Дерево было с одной стороны всё в царапинах, явно кто-то точил когти.

Кира сел на шершавую поверхность, согнул одну ногу и обнял её руками, уставился в одну точку, явно собираясь с мыслями.

Я сел рядом и приготовился слушать.

Он долго молчал, потом прикусил губу и тихо, почти неслышно выдохнул, в царившей здесь тишине было слышно отчётливо.

И я положил руку ему на плечо и притянул к себе, он не сопротивлялся. Опустил ногу и обнял меня за талию одной рукой, устраивая голову у меня на коленях.

- Я любил её, - тихо начал он. - Мы встретились на последнем году учёбы в старшей школе, она была новенькой, я заметил её сразу. Красивая, стройная, с пышной грудью и очень общительная. Я влюбился почти с первого взгляда, а она ответила взаимностью... и пообещала мне свою девственность на выпускной. Обещание она сдержала. В ту ночь она и узнала, что я не человек, узнала и испугалась, сказала, чтобы я убирался из её жизни. Я был всегда гордый, а в семнадцать лет ещё и максималист страшный, я ушёл, хлопнув дверью, оставив её в слезах, испуганную. Поступил в институт и пытался забыть её, перебирая всех подряд: и парней, и девчонок. Примерно через восемь месяцев, однажды возвращаясь с шумной вечеринки, я почуял запах, странно знакомый. Он шёл из кучи мусора, я нашёл в ней свёрток с котёнком, моим котёнком... Сначала я не мог понять, откуда мог взяться мой котёнок, ведь все мои сексуальные связи были защищены, я сам всегда следил за этим, ведь я оборотень. Потом, спустя несколько дней, я вспомнил, от кого у меня может быть котёнок... Я принёс его домой, оказалось, что это девочка, я назвал её Софией.

Я затаил дыхание. Она не сестра ему, а дочь, но почему он скрывает от неё это?

Кира вздохнул и ещё тише продолжил:

- Я впал в ярость от своей догадки и пришёл домой к Валери, так звали мою любовь, она не стала лгать, а прямо сказала, что животные ей в доме не нужны и на кошек у неё аллергия! Я... разорвал её прямо в коридоре её чистенькой квартирки, когда я очнулся, весь в её остывающей крови, было поздно. Её больше уже не было, всё, что от неё осталось, это кисть левой руки с кольцом. Она вышла замуж. А я как будто умер в тот момент, когда увидел это кольцо и кровь на тонких мёртвых пальцах. Очнулся я только в заповеднике, на руках у меня была София. Меня приняли здесь без вопросов. - Он замолчал.

- Почему ты не сказал ей, что ты её отец? - тихо прошептал я в его волосы.

- Что я ей скажу, когда она спросит, кто её мать? - он уткнулся мне в живот лицом и тяжело вздохнул.

- Правду.

- Крис, ты слышишь меня? Я убил её мать, разорвал на куски... - он поднял голову с моих колен и посмотрел мне в глаза.

- Я слышу, но, Кира, ей четырнадцать и она считает тебя братом... это нечестно по отношению к ней.

- Мы все лжём, Крис. Даже ты солгал своим родителям о своей смерти. Мои же - умерли также от моей руки, и София это знает. Она говорит, что рада, что осталась жива в той мясорубке. Мой отец пил, потому что был жалким оборотнем, и бил нас с матерью, потому что считал, что это мы виноваты в его неудачах, мама до последнего боролась за нас, а я не выдержал, мне было двенадцать, когда, разрывая своего отца, я в порыве ярости убил маму. София простила мне убийство своих бабушки и дедушки, потому что, в принципе, они для неё ничего не значили. А как она отнесётся к тому, что её отец убил её мать?

- Ты не узнаешь, если не расскажешь ей об этом. В скором времени она догадается о том, что она тебе не совсем сестра, Кира. Она, в отличие от тебя, полукровка. И она начнёт задавать вопросы, что ты ей ответишь?

Он смотрел на меня, а в его глазах светилось отчаянье. Он сполз с дерева и сел рядом со мной, положил голову мне на колени и затих. Я поглаживал его по голове и думал.

Я не могу его ненавидеть, да и, в сущности, мне не за что его ненавидеть, он дикий кот. Он иногда впадает в ярость. Я тоже впадаю.

Конечно, у меня нет таких тайн, но я сделал в жизни тоже много чего неправильного. И обвинять его в том, что он боится признаться мне в любви, - глупо.

Я почувствовал, как по щекам текут слёзы, да, я оплакивал мою глупость. Что я могу поделать с тем, что он просто боится?

Я скажу ему это ещё раз, только раз...

Я съехал со ствола дерева и опустился рядом с Кирой на колени. Он поднял голову и с изумлением смотрел на мои слёзы.

Знал бы ты, Кира, сколько я плакал, когда ты ушёл, услышав моё признание. Теперь у тебя в распоряжении целый заповедник, убегай...

- Я люблю тебя, Кира. - Прошептал я, смотря в эти печальные жёлтые глаза.

Я увидел, как расширился чёрный вертикальный зрачок, но он промолчал. Я печально улыбнулся. Ну что ж, похоже, Тео ошибся. Крепость всё также держит оборону, а может, там, внутри, просто нет ничего, что могло бы откликнуться на мои слова.

- Крис... - я промолчал, просто подался вперёд и поцеловал его.

Он отвечал на ласку как-то по-особому нежно и перехватил инициативу, также нежно зарываясь мне в волосы руками и притягивая к себе.

Мы целовались в лесу, в тишине; я слышал его прерывистое дыхание, я слышал бешеное биение его сердца, но я чувствовал, что мне лучше больше никогда не видеть этого кота.

Я понимал его, но я также знал себя, мне нужно всё или ничего. Это всегда была моя проблема, я не умею жить наполовину, если он не хочет признаться мне в любви, то он не любит меня.

А это означает, что мне лучше уйти.

Уйти, сохранив эти чудесные воспоминания о нём, о его прайде, о его теле, о его нежности.

Я оторвался от его губ и, перекинувшись, кинулся к домику Альфы - забрать сумку и бежать к машине!

- Кристиан!!! - крикнул Кира мне вдогонку, но я не хотел его видеть.

Это конец.

Хорошо, что кошки не плачут, хорошо, что мы не можем в своей форме проливать эту бесценную солёную влагу.

Я влетел в домик, даже не перекидываясь, схватил сумку и кинулся обратно. Пролетел по тропинке и уже хотел свернуть на тропу к стоянке, как на меня кинулась чёрная тень, меня прижали к земле, и грозный рык разнёсся по всей округе.

Кира силы не жалел, он придавил меня всем своим весом к земле и прикусил за ухом. Моя сумка одиноко валялась в траве, я попытался вырваться из хватки, но Альфа держал крепко и рычал, не переставая.

Я решил показать ему, что мне больно, что я умираю от своей любви к нему, что я так устал, что, если он не захочет признаться мне, я уйду!

Я сделал резкое движение всем телом, и Киру, не ожидавшего этого, откинуло от меня, он приземлился на четыре лапы, потряс головой.

Я в это время встал и приготовился к новой атаке. Но он лишь сел на траву и смотрел на меня своими жёлтыми глазами.

Я знал, чего он ждёт, я, почему-то, всё о нём знаю - каждую его реакцию, каждое слово, каждый жест. Он - моё желание, моя боль, он моё всё. Но мне так хочется, чтобы и я для него был всем.

Я вздохнул и плавно пошёл к сумке, Кира рыкнул. Я знаю, что он хочет, чтобы мы ещё раз поговорили, но все наши серьёзные разговоры заканчиваются одинаково. Сейчас моё время хлопать иллюзорной дверью, Кира! И если ты не придёшь, значит, так тому и быть, значит, ты только говоришь, что я твоя Омега!

Я аккуратно наклонился к сумке, но её взяла знакомая ручка, я поднял голову, рядом со мной стояла София и держала мою сумку.

- Крис, не уходи. Если он сделал или сказал что-то, что тебе не понравилось, останься, и лучше надавай ему по заднице, но не уходи. Я прошу тебя.

София, малышка, если бы ты знала, что он делает со мной. Как моё, вроде начавшее заживать, сердце сейчас снова разрывается на части. - Крис?

Но я упрямо стоял в своей кошачьей ипостаси, я был весь напряжён, каждая клеточка моего тела дрожала в надежде на хороший исход, но разум говорил - бежать. Разум был прав, я знаю, но так хотелось послушать сердце.

Я смотрел в глаза Софии и нежно потянул ручку сумки на себя, она без сопротивления отдала. Я ткнулся лбом ей в бедро и повернулся уйти, но...

Кира стоял уже в человеческой ипостаси и, скрестив руки на груди, очень серьёзно смотрел на меня:

- Что ты делаешь? Ведь не в твоих правилах убегать, Крис! Что ты хочешь, чтобы я сказал тебе эти банальные слова? А ты не думал, что я уже много раз тебе показал, что ты мне нужен?! - он почти рычал, пушистый хвост резко ходил сзади, показывая, как не нравится Альфе вся эта ситуация.

Я сделал ещё один маленький шаг, Кира закатил глаза.

- Ладно, не понимаешь так! Я по-другому объясню! - с этими словами он просто сгрёб меня на руки и понёс обратно в домик.

Послышались аплодисменты, и София, улыбаясь, показала брату-отцу большой палец.

Он легко нёс меня, а я вдруг поймал себя на мысли, что наслаждаюсь его близостью, наслаждаюсь его лидерскими замашками.

Не удержался и замурчал.

Он вошёл в домик, прошёл в свою комнату и мягко опустил меня на кровать, я улёгся, сворачиваясь клубочком и пряча свой чёрный нос под массивную лапу.

Кира присел рядом и положил свою руку на мою голову, нежно погладил.

- Я столько хочу сказать тебе, Крис, но я не романтик. Я не знаю, как объяснить тебе, что ты для меня всё. Когда я говорю тебе об этом прямо, ты не воспринимаешь мои слова, когда я подарил тебе кольцо, ты так бурно отреагировал, что я уже обрадовался, что ты всё понял. Крис, зачем тебе эти трудности? Зачем тебе глупое слово «люблю»? Ведь я, по-моему, достаточно прямо сказал, что ты Мой кот. Но, если тебе мало, я скажу...

Он наклонился и погрузился лицом в мою чёрную шерсть, его пальцы зарывались в неё, и он застонал:

- Кристиан, если бы ты знал, как я сожалею о том, что не остался и не сказал тебе тогда в ответ то же самое. Твои слова напугали меня, я понимаю, что ты очень похож на меня, ты тоже лидер, ты кот-оборотень. Но, Крис, я всего лишь хотел быть уверенным, что то, что чувствую я – правда. - Тихо и часто зашептал он.

Я напрягся всем телом, мне было больно. Я знаю, что он любит меня, но вот уже в течение десяти минут говорит всё что угодно, но не простые три слова.

Я перекинулся, и он приподнял голову, наши глаза встретились, я не знаю, что было в моих, а в его была тоска.

- Крис... - и замолчал.

- Знаешь, Кира, я всё понимаю, но мне этого мало, я хочу знать наверняка! Хочу знать, что, когда я кричу под тобой, ты не представляешь какую-нибудь кошку! Хочу видеть в твоих глазах не холод отчуждения, а теплоту. Хочу быть единственным в твоей жизни! - он приподнялся и накрыл мои губы.

Вот об этом я и говорил, наши разговоры ни к чему не приведут. Он перешёл своими тёплыми губами на мою шею, немного прикусил кожу и зализал, я не хотел, но моё тело не слушалось разума.

- Я люблю тебя, Кира! - прошептал я, выгибаясь от его напора.

- И я тебя, мой ненасытный, упрямый, завораживающий, прекрасный котёнок, люблю... Влюбился, как только первый раз прикоснулся к тебе... Люблю, ты слышишь?!

Я слышал, но поверить не мог. Моя кошачья сущность готова была умереть от слов моей Альфы, а человек, более рациональный, хотел доказательств.

- Слышу, но не могу поверить...

Он рыкнул.

- Не усложняй, моя Ириска... не сопротивляйся и не усложняй, прошу, просто чувствуй.

- Кира, ты всё сводишь только к постели! - я попытался оттолкнуть его, но он снова рыкнул и стянул с меня джинсы чуть ниже, не расстегивая.

- Чувства и должны быть страстными, а где выражать страсть, моя Омега, только в постели... мой страстный котик...

С этими словами он поднял мне футболку и прикусил сосок, я закричал. Сам не могу понять себя, он только что признался мне в любви, а я только и хочу, что раздвинуть перед ним ноги.

Хочу отдаваться и брать...

Его руки ласкали мою кожу, языком он чертил только ему понятные узоры на моём торсе, меня начало трясти, от восторга и возбуждения кружилась голова.

- Кира.

- Не отпущу, не остановлюсь, не позволю, ты мой и останешься со мной навсегда... Если потребуется, привяжу к кровати! - прорычал он.

На самом деле, я был не против, бери. Я стянул футболку и джинсы сам, он схватил мою руку за запястье и втянул в рот мои пальцы, я прикрыл глаза. Мокрый язык прошёлся по среднему и указательному пальцам, вниз, по ладони к запястью, прикусил кожу острыми клыками, не до крови, а просто чуть игриво. От запястья, маленькими поцелуями до локтевого сгиба, прикусил, я открыл глаза и утонул в жёлтых омутах моей Альфы, он действительно сейчас дарил мне свою любовь, в чистом виде.

Я видел это чувство в его жёлтых горящих глазах, раньше я думал, что это просто желание, а сейчас я видел действительно настоящее чувство.

- Я люблю тебя. - Прошептал он и прикусил мне плечо.

Мне было сейчас достаточно, я чувствовал, что сойду с ума, если он продолжит в том же духе.

Приподняв бёдра, я обхватил его талию ногами и нетерпеливо поёрзал. - Ириска хочет?..

- Хочу.

- Да, это всё, что тебя сейчас интересует, и мне это нравится, мой страстный котёнок.

Я был согласен с его словами, мне хотелось его, очень сильно, до дрожи во всём теле, до стона, до крика.

Он расстегнул свои бриджи и, подставив сочащуюся головку к моей дырочке, плавно вошёл. Я притянул его ногами ещё сильнее и сам дёрнулся навстречу