КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 347315 томов
Объем библиотеки - 401 гигабайт
Всего представлено авторов - 139401
Пользователей - 77701

Последние комментарии

Впечатления

Cyriak про Каргополов: Путь без иллюзий: Том I. Мировоззрение нерелигиозной духовности (Философия)

Книга не понравилась, чересчур самоуверенно и пафосно, и по сути ничем не зацепила, сказки про левитации и медитации пишут все кому не лень и не жаль своего времени, серьезных исследователей можно по пальцам пересчитать да и то они не из современных, а тут еще и афоризмы про дерьмо - ну просто прямое указание на местоположение автора которое ему необходимо срочно осознать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
yavora про Вав: Эллар [СИ] (Фэнтези)

У кого-то уже было про тварь которая питается молитвами прихожан. "Бывшие Боги" то бишь операторы. ГГ сколотивший команды в стиле ноева Ковчега "Смешались Эльфы орки люди гномы, Дроу" надеюсь появятся и вампиры ну и (если уж автор возьмется за проду), выше перечисленные явные кандидаты на "Новых Богов"

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
yavora про Капитонов: Тайна серого клана (СИ) (Фэнтези)

Этакое легкое возвращение к первой части в стиле Дюма "Двадцать лет спустя". Насколько более или менее понравилась первая часть.настолько же было смешно пролистывать 2,3.4 где наш ГГ вошел в режим "БОГ" ну и обсуждает крутые темы "под водочку с огурчиками ..эхь хорошо пошла" со всякими там императорами и королями.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ASmol про Сабаев: Семья безопасности (Альтернативная история)

Таки тот случай, когда надпись "книга заблокирована по требованию правообладателя", не вызывает отторжения. Друже пишущий, то бишь автор, у тебя с одним хероином, не всегда ладится, а ты на семью из трёх существ, на цельную ячейку общества замахнулся, причём хреново замахнулся, можно сказать "замах на рубль, а удар на копейку" ...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Zefeer про Каргополов: Путь без иллюзий: Том I. Мировоззрение нерелигиозной духовности (Философия)

В этой книге критика Исуса Христа просто нелепая. Разбирать личность Христа с точки зрения Евангелия - символичного по сути текста - это просто верх невежества (о духовности и говорить нечего). Чувствуется желание автора задеть верующих людей. Так же бросается в глаза самовлюбленность автора, он очень гордится тем что он практик медитаций и считает себя большим знатоком восточных учений. Хотя я подтверждаю, то что было написано в комментариях ранее: ощибок и искажений в этой книге масса, традиционные учения перевираются. Скорее всего практика такая же кривая как и теория.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Отто про Корсуньский: Главное — выжить (СИ) (Боевая фантастика)

Правильное название книги половина дела,надо было только добавить-пока читаешь

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
kiyanyn про Русаков: Потерянный берег. Дилогия (Постапокалипсис)

Психотерапевт нужен. Для запятых. Им плохо, они места себе не находят.

Буквы часто тоже.

В принципе, было бы написано грамотно - думаю, вполне читалось бы (если бы еще и диалоги были не такие деревянные). А так, одолев процентов 7-8, больше читать не могу. Глаза спотыкаются!

Необразованность и неграмотность - грустное следствие реформы образования :( Кстати, в этом году на международной олимпиаде по математике команда России уже скатилась на 11 (одиннадцатое!) место.

Скоро разучимся не только писать, но и читать...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Судьба покинутой души (fb2)

- Судьба покинутой души (а.с. Академия Познаний-3) 660K, 343с. (скачать fb2) - Fallenfromgrace

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Fallenfromgrace Судьба покинутой души

Пролог


 Северный Дальний Предел, замок Повелителя


 Тихая и спокойная ночь оказалась для него спасением. В последнее время единственным желанием серого кардинала демонов стали мирные часы сновидений, которые не могли обеспечить ни приходящие в постель любовницы, ни гномьи снадобья, щедро поставлявшиеся из Центрального Предела. Стоило только Аурону зайти за горизонт, а демону смежить веки, к нему являлась она. И неизменно смотрела с любящей улыбкой на лице, которую не могли стереть ни крики, ни пожелания скорой гибели. Она отвечала, не меняя выражения, что и так давно мертва, а он, Ваал, медленно сходит с ума, и расплата наконец-то нашла своего адресата. Великий обманщик пытался душить женщину, вьевшуюся в память хуже всякого недуга, но в ответ получал лишь насмешку, загорающуюся в больших серых глазах златовласки. И каждый раз, когда демон опускал руки в бессилии, она приближалась и неизменно гладила его по волнистным черным волосам, предлагая отправиться с собой, чтобы наконец-то оказаться вместе. Этого зова повелитель обмана вынести уже не мог: просыпался в холодном поту, обнаруживая рядом очередную спящую в постели девушку. Но сегодня что-то пошло не так...

 Когда Ваал открыл глаза и бросил взгляд в сторону распахнутого окна, лучи Аурона вовсю заливали просторную спальню. Нетипичность пробуждения заставила демона шумно вздохнуть и снова сомкнуть веки, дабы убедиться в том, сон ли это и не станет ли хуже при второй попытке устроить себе бодрствование. Но когда взору снова представилась солнечная комната, мужчина протер глаза и поднялся, принимая сидячее положение. Что же с сегодняшним утром было не так? На позвоночнике почти сразу почувствовалась миниатюрная женская ладошка, и Ваалу против воли стало приятно это ощущение чужой кожи на себе. Повернувшись к сегодняшней спутнице и желая продолжить ночную встречу, демон застыл, не в силах сдвинуться с места и с ужасом взирая на ту, что лежала совсем рядом. Большие серые глаза, золотые волосы, взгляд, полный немого обожания...его кошмар сбылся наяву, не иначе! А ведь он запретил приводить в свою спальню девушек такого типа внешности. Кто ослушался приказа и явно нарывался на казнь?!

 Отмерев, демон резко развернулся всем корпусом, наваливаясь на прикрытую лишь тонкой простыней женщину и не без удовольствия отмечая промелькнувший в глазах той ужас:

 - Откуда ты взялась? Говори! - а ведь он вспомнил. Она появилась не как обычно и не ждала его в постели, когда Ваал вернулся вечером после заседания в тронном зале. Она пришла уже в сумерках и сразу скользнула к нему под бок - теплая, мягкая, нежная... Происки врагов?! Но кто мог знать о женщине, родившей ему Эсхаала? Это ведь было более пятисот лет назад!

 - Г-господ-дин... - пролепетала девица, и гримаса страха исказила кукольное личико. Губы начали подрагивать, словно перед готовой разразиться истерикой, и Ваал не смог справиться с порывом, укрепляя в нежном сознании животный ужас перед своей персоной: прижался к податливым губам в грубом поцелуе, сминая, кусая их до крови и с радостью слушая стоны боли, которыми отзывалась девушка на его дикие ласки. Кто бы ни решил с ним поиграть, обратно получит свою игрушку испорченной, и одними лишь синяками девица точно не обойдется...

 - Отец, прекрати! - ворвался в наполненное похотью сознание Ваала резкий баритон. Отстранившись от своей пассии, кудрявый брюнет обнаружил на пороге спальни пылающего злостью Эсхаала. Сын стоял и прожигал отца взглядом, словно тот бездумно покусился на неприкасаемую святыню. - Ты делаешь ей больно!

 - Перешагивая порог этой комнаты, она знала, на что шла, - спокойно возразил Ваал, стирая с губ кровь недавней любовницы, а саму ее вышвырнул из постели, замечая одновременно, как при этом сверкнули злобой глаза сына. Нагота девушки никак не отозвалась в сознании: несколько часов назад он успел изучить это тело досконально. Ночь прошла, и разделившая с ним ложе тоже исчезала вместе с ней. Просто сегодня делала это со слезами на глазах и бережно укутанная простыней, предоставленной Эсхаалом. Странно, ведь раньше Ваалу несвойственны были приступы бешенства... Что ж, все когда-то случается впервые.

 Проследив, как закрылась за неудачливой возлюбленной дверь, демон перевел взгляд на отпрыска:

 - С чем пожаловал в такую рань?

 - Силь вернулась из Академии Познаний и хочет тебя видеть, - сквозь зубы процедил Эсхаал и тут же покинул спальню.

 Его плоть и кровь. Любимое и нежно лелеемое дитя, возмужавшее и ставшее великолепным воином. Так похожее на мать... великие демиурги, сколько же ему осталось мучиться?

 Когда Ваал был собран и появился в тронном зале, Силь нетерпеливо выстукивала каблучками по мраморному полу. Все ее поведение выдавало нервозность и огромное желание поделиться добытыми на празднике Ингермона новостями. Не будь она безнадежно одержима идеей отомстить дракону... да, ее ждало бы великое будущее. А так - несколько столетий, проведенных в сжигающей саму себя ненависти. Потому что она никогда не доберется до мальчишки.

 Прервав рассуждения, Ваал опустился на трон, привлекая внимание магини, бросившейся почти сразу к нему. А этот раз не было ни единого намека на насмешливость: глаза Силь лихорадочно блестели. Склонив голову набок, тень Повелителя дал знак начинать повествование.

 - Я видела друида, - не стала тянуть девушка, как-то странно сотрясая головой. Такого Ваал раньше за ней не замечал, а потому решил полюбопытствовать:

 - Он применил против тебя созидательную магию, и теперь ты не в состоянии себя координировать? Поэтому я не наблюдаю ходячее дерево здесь? - неприкрытая насмешка прозвучала в словах, и Силь зло сузила глаза:

 - Возникла проблема...

 - Почему же ты ее не решила? - удивился демон. - Ты, бившая себя в грудь и считавшая, что никого сильнее тебя в мире не сыскать?

 - Она случилась неожиданно. Друид оказался с целителем и демоном. А все они - связанными с новой ученицей Златоглазого.

 - Что значит - связаны? - сменил гнев на милость Ваал. Неужели в этой Академии стало происходить что-то интересное?

 - Поцелуй силы, - отозвалась Силь. - Насколько я поняла, шестеро носят метку девчонки.

 - Тебя одолела... девчонка? - демон даже приподнял брови в неподдельном удивлении.

 - Она появилась неожиданно, - не стала отнекиваться магиня. - Какой-то сильный менталист, даже иллюзию мою уничтожила, причем не самым деликатным способом - голова до сих пор трещит.

 - Что с Повелителем? - прищурился Ваал: новости Силь пришлись не по душе.

 - Нормально, - кивнула девушка. - Эта Валь знает, за какие дергать ниточки.

 - Кукловод, - усмехнулся демон обмана, и прекрасное лицо полуэльфийки скривилось:

 - Ненадолго, раз имеет большое значение для Арегвана.

 - Ты все не успокоишься... - шумно выдохнул Ваал.

 - Не успокоюсь, - упрямо ответила блондинка. - Она привязала к себе друида и еще пятерых. И меня заставила скрываться - ненавижу.

 - Она нам нужна, - невзирая на гневный комментарий девушки, ухватился за промелькнувшую мысль демон.

 - Только если ты обещаешь после всего отдать ее мне, - моментально успокоилась Силь, смотря на Ваала выжидающе.

 - Как только разберемся, что делать с друидом, - кивнув, согласился демон. - Поймаешь девчонку - откроется прямой путь к нему.

 - Сначала надо понять, каким именно менталистом она является, - покачала головой Силь. - Дай мне кого-нибудь из асуров для более быстрого перемещения.

 - Лучше возьми Эсхаала, - распорядился кудрявый брюнет. - Ему полезно будет проветриться.

 Силь кивнула, соглашаясь с решением демона, и отправилась прочь из тронного зала. А Ваал еще долго смотрел ей вслед, вспоминая, однако, ту, что так нелепо покинула сегодня его покои.



 Глава 1


 Северный Срединный Предел, поселение троллей рядом с Академией Познаний


 До чего ж забористой вещью оказалась гномья настойка! Я поняла это, когда меня схватили под белы рученьки и сопроводили в таверну в деревне троллей, располагавшуюся рядом с Академией. Объяснили подобную выходку тем, что "Валька, когда еще вместе соберемся - с твоей-то идейной головой!" Идейной в том смысле, что ногам покоя не давала. Я спорить не стала, тем более что меня заверили, что первое удачное испытание непременно нужно отметить, иначе "плохая примета, учиться станет труднее". И так эти прозрачные намеки наше студенчество напомнили, тем более что парни в один голос уверяли, что никакого опьяняющего эффекта зелье гномов не носит ("да как ты могла про нас такое подумать!"), что я согласилась и даже сама пошла в таверну, где предполагалось провести последний вечер перед началом занятий, то есть условное воскресенье. Захватила с собой и Делину, несмотря на то, что Амина и Киара тоже присутствовали, чтобы не так скучно было сидеть одной с первого курса. Нет, Май с Эланиэлем, конечно, тоже наличествовали, но из девчонок младшего возраста поначалу предполагалась только я. В общем, когда мы уже расселись по местам за большим дубовым столом, а не кто иной, как Марик, которого я радостно поприветствовала, помахав рукой, взялся нас обслуживать, поняла, что идея взять с собой знакомую, так здорово включившуюся в идею обустройства кабинета семейного быта, оказалась замечательной. Все потому, что думая, что никто за его реакциями не наблюдает, на девушку периодически бросал задумчивые взгляды Даюс. И характер его интереса лично мне сразу стал понятен.

 - Ты тоже это видела? - шепнула мне на ушко Киара, когда заметила плутовскую улыбку, появившуюся на губах. Она, как и я, имела прекрасную возмжность за демоном наблюдать. Я посмотрела на веселье, зажегшееся в глазах девушки с примесью крови оборотней, и нам не оставалось ничего другого, как синхронно кивнуть вместе головами, пряча готовый сорваться с губ смех. Похоже, мы только что решили, что место Юрина за нашим столом теперь твердо занято...

 Ситуация усугубилась тем, что Одуванчик, который, только узнав, куда мы собираемся, сразу же примкнул к компании, напившись-таки гномьей настойки и ощутив, похоже, крылья за спиной, отправился к барной части таверны, где попросил у большого внушительного тролля лютню. Ох, ты, похоже, у нас намечался еще и музыкальный вечер! Ну а разжившись музыкальным инструментом, парень зашагал в сторону небольшой импровизированной сцены, откуда и начал играть веселую песню о бродячих музыкантах. Веселую - потому что Делину он потащил с собой, и поначалу смущавшаяся было выступления девушка, зажегшаяся задором одногруппника, сочным и густым меццо-сопрано повела вокальную партию. Мама, что в этот момент творилось с Даюсом! Он вцепился в сиденье стула, на котором сидел, так, что побелели костяшки пальцев. Ой, подумала я и снова переглянулась с Киарой. В ответ мне на ушко шепнули следующее:

 - В Делине примерно четверть крови оборотней. Если она выберет себе мужчину - это на всю оставшуюся жизнь... - и в этот момент я как никогда желала девушке свое счастье обрести именно с Даюсом. А уж когда певица со сцены сошла, зато оставшийся на ней музыкант начал играть весенний вальс, показанный мне Арегваном, мы не удержались и отправились танцевать. Все, кроме Эланиэля: эльф заявил, что останется на месте и будет сторожить занятый нами стол во избежание интереса к месту со стороны новоприбывших.

 Я смотрела, как решительно поднялся с места Даюс, и понимала, что демон своего шанса упускать не намерен. А уж когда Делина, немного краснея, согласилась принять его предложение потанцевать, осознала, что дело, что называется, в шляпе. Какая же красивая из них получилась пара: он, высокий, стройный и белокурый, в контрастной черной форме боевиков выглядевший особенно эффектно и сейчас прожигающий спутницу темным взглядом с синей каймой по краю радужки, и она, с насыщенно-каштановой гривой, изумрудными глазами особенно темного оттенка и надевшая по случаю выхода в "свет" красивое белое платье. Я даже прослезилась, надеясь, что и прекрасный житель Дальних Пределов вскоре станет пристроенным в надежные женские руки. То, что они надежные, я после окончательного убранства нашего кабинета домоводства не сомневалась: Делина все дела доводила до конца с непривычной тщательностью и скрупулезностью.

 - Валь, ты чего? - неожиданно ласково посмотрел на меня Май, которому выпало быть моим кавалером в сегодняшнем вальсе.

 - Да так, - растроганно прошептала я, утирая подступившие слезы. - Просто счастлива и радуюсь!

 Мне действительно было прекрасно от ощущения того, что сегодня настолько замечательный вечер. И не гномья настойка была в этом виновата, совсем нет! Конечно, радужные единороги и разноцветные круги чужой ауры, начавшие меня окружать спустя пятнадцать минут после первого глотка из стакана, поначалу навели на некоторые мысли, но потом стало так хорошо, что я и думать о странном алкогольном эффекте выданного нам напитка забыла. Странном - потому что спросила у всех за столом, как они себя чувствуют. И все хором ответили (даже прибывший, как и я, из другого мира Хайджи), что никаких изменений, кроме повышенной работоспособности. Ясно...значит, на некоторых иномирянок даже гномья настойка действует сродни валерьянке на кота... ну и ладно! Веселиться - так на всю катушку! Тем более что Май, как оказалось, прекрасным партнером является. Почему бы не оторваться, как следует, в последний отдыхательный вечер?

 К товарищам мы с Маем вернулись одними из последних. Даже Даюс даму своего сердца уже сопроводил на место. А я, разгоряченная, повеселевшая и почти избавившаяся от наполняющих голову мыслей, залпом выпила находящийся на столе стакан, не сразу поняв, что в наше отсутствие его вряд ли наполнили бы соком или травяным чаем. И, только почувствовав знакомый компотный вкус, обещающий обернуться новой порцией розовых слоников, поняла, что танцы были последним активным времяпровождением сегодня, а уж домой точно придется возвращаться с чьей-нибудь помощью. Ладно, будем надеяться, что Амину решит проводить прощенный после истории с ночным рандеву Хайджи, а уж он-то доставит до места назначения нас обеих.

 - Ну, Валька, ну, дает... - почти с восхищением присвистнул Одуванчик, глядя, как быстро исчезла из налитого стакана настойка - да-да, это была именно она, а я со своей наивностью предположила ее наличие в самую последнюю очередь, не обратив внимания на насыщенно-бордовый цвет. Мало ли, может, здесь тоже где-то вишенки произрастали, да?

 В общем, когда пришло время садиться, сделать это я смогла, опять же, только с поддержкой Мая, глупо хихикнув оттого, что друиду пришлось помучиться с моими не слушающимися руками, которые по воле разума так и тянуло к его длинным ушкам. Меня наградили укоризненным взглядом, с трудом, однако, сдерживая улыбку, и сообщили, что ничего крепче сока Древа Познания я больше пить не буду. Тет-а-тет, естественно, чтобы никто не знал о нашем маленьком секрете. Я усиленно закивала головой, и Хайджи, сидевший рядом с Даюсом напротив меня, хмуро заметил:

 - Златоглазый нас убьет...

 - Да нет, - не согласился демон, окидывая меня насмешливым взглядом, - сначала помучает, убьет потом.

 - Надо огорошить его какой-нибудь сногсшибательной новостью, - предложил хвостатик.

 - Например? - заломил бровь блондин.

 - Скажите, что место дракона стало вакантным, - ухмыльнулся Вондар, проницательно глядя на меня. А я краснеть не стала, даже несмотря на то, что фраза прозвучала очень двусмысленно. Нет, окружающие, скорее всего, поняли ее, как надо, то есть вспомнили, что Юрина больше в шестерке нет. Но я-то по глазам волка видела, что он имел в виду то, кого именно на место Огнекрылого можно пригласить. Нет, вслух, конечно, о своих подозрениях оборотень не скажет никому, в том числе и мне, но его красноречивые взгляды говорили сами за себя. И сейчас мне даже казалось, что он учуял запах Арегвана на моем теле, хотя после того, как...я не раз и не два усиленно очищалась в душе. Боже, подозрительность не доведет меня до добра...

 - Да мы в два счета подберем ему замену, - фыркнул телепорт, пытливо глядя на меня. Что поделать, драконенок ему никогда не нравился. - Так ведь, Валь?

 И тут во мне что-то словно щелкнуло. Ну и ударившая в мозг настойка, естественно, свою лепту внесла...в общем, как удалось ровно подняться из-за стола, я не поняла. Как окинуть всех хитрым взглядом - тем более. Но проснувшийся внутри бес заставил растянуть губы в загадочной улыбке и тихо произнести:

 - А я его уже нашла... - и под аккомпанемент немого удивления всех собравшихся ребят отправиться туда, где за барной стойкой трудился Марик.

 Передвигаться приходилось достаточно медленно, так что путь от нашего стола до места, где заседал знакомый тролль, занял приличное количество времени. Поэтому то, как постепенно отмирали позади парни и их спутницы, я слышала. А еще злое "не трогай ее" Амины тоже уловила. Она, скорее всего, предостерегала Хайджи от попытки вернуть меня за стол. И очень вовремя. Потому что, сделай он это, я могла бы по поводу Златоглазого тут же расколоться. Чего мне совсем бы не хотелось. Тем более что после долгого прощения боевика, устроенного на следующий день после нашей с Хайджи вылазки в покои дракона, это выглядело бы неестественным. Узнай хвостик о том, что Амина в принципе в курсе всех моих злоключений, даже тех, о которых он и сам не подозревает, не думаю, что отреагировал бы нормально. В общем, подводить подругу я точно не собиралась. Вот почему нужно было протрезветь как можно быстрее.

 Марик колдовал над каким-то заказом, и по единственному посетителю его вотчины я догадалась о заказчике. Но внимания не обратила, потому стала терпеливо дожидаться, когда парень (если, конечно, двухметровое нечто темно-коричневого цвета так можно было назвать) освободится, чтобы своей просьбой поделиться. Когда, наконец, тролль протянул находившейся поодаль женщине стакан с жидкостью непонятного цвета (еще один суперкоктейль?) и заметил меня, я вежливо улыбнулась:

 - Здравствуй, Марик.

 Он немного растерялся. Видимо, оттого, что вживую нам общаться ни разу не приходилось, а тут была явно неподходящая обстановка, так что замешкался и выдал спустя некоторое время нерешительное:

 - Здравствуй...Валя.

 Я растянула губы уже более заразительно, ощущая, как неловкость постепенно оставляет тролля, а потому доверительно сообщила:

 - Марик, а нет ли у вас чего-нибудь такого, что могло бы нейтрализовать действие гномьей настойки? - и, видя, что парню смысл просьбы непонятен, пояснила. - Дело в том, что она странно на меня подействовала. Опьяняюще, - добавила я, чтобы совсем уж расставить все точки над i, и заметила лукавый огонек, блеснувший в глубине глазок-бусинок. - А у меня занятия завтра начинаются, - сделала жалостливое лицо, чтобы в суть моей проблемы вошли как можно скорее.

 - Понял, - кивнул Марик. - Сейчас что-нибудь придумаю, - внезапно подмигнули мне, и так приятно стало от этого мимолетного внимания. Вспомнились даже слова Дусиры о том, что он хотел предложить мне стать его невестой. Хороший тролль. Жаль только, что мне уже окончательно и бесповоротно нравится совсем другой мужчина.

 Вихрь воспоминаний накатил неожиданно. Не стоило про Арегвана думать. Но что поделать, сейчас такое состояние, когда полет мысли ничем не ограничивается, а значит...значит, можно и сопоставить факты. Тем более что Марик пока занят моим заказом, а значит, задержаться у стойки еще придется.

 Юрин говорил, что дракона нужно поразить в самое сердце. Судя по тому, что именно к Златоглазому я летала во время астральных путешествий, произошло это гораздо раньше того момента, как я сломала его блок. Но когда? Мы же до отлета в Южный Предел не общались даже! Когда? Когда же произошло это дурацкое запечатление?

 Память услужливо подкинула сразу два воспоминания. Во время первого дракон вызволял меня из сознания стоящего неподалеку Марика. И тогда был тот самый единственный взгляд, который можно было списать на удивление от моих действий. Все дело в том, что я попросила о помощи сама, пребывая еще в мозгу тролля. И вот тогда-то Арегван и рассматривал Марика так, словно пытался увидеть что-то доселе неизвестное.

 Второй случай - перед самым отлетом Златоглазого, когда он весьма экстравагантным способом решил навестить меня, будучи в своей второй ипостаси. И тот насмешливый взгляд я помню до сих пор. Нет, тогда он уже совершенно точно знал мою историю, ко всему прочему, успев прочитать и мысли, сопровождающие собственное появление. Тогда он уже был во мне заинтересован...неужели произошло что-то, свидетелем чего я не являлась? Не мог же Златоглазый в троллевом сознании меня обнаружить! Боже, как же стала раскалываться голова...

 - Бодрящий чай, - Марик возник передо мной, как черт из табакерки, и я с благодарностью взглянула на него. - Оживляет даже пьяных троллей, - подмигнули мне, вызвав волну теплоты по отношению к сыну Дусиры.

 - Большое спасибо, - с улыбкой отозвалась я. - Ты самый настоящий фей!

 - Нет, - смутился внезапно Марик. - Феи живут у гномов... - после чего отошел, а я, не торопясь вливать чай внутрь, продолжила размышления.

 Хорошо, допустим, Златоглазому все же удалось каким-то образом увидеть в сознании троллесына мою частичку. И первый шаг на пути к тому, чем закончилось наше с ним знакомство на данном этапе, был сделан. Первый шаг...черт возьми! До чего же пьяному мозгу было приятно вспоминать о том, что случилось. Надеюсь, сейчас мой блок нигде не сломается и никто из присутствующих не увидит воспоминаний, от которых по трезвости пылали бы щеки...ну, Валя, ты и устроила!

 Куда я попадала, очутившись рядом с ним, первые два раза? Наверное, в сами Южные Пределы. Если учесть, что у него там живет мама, скорее всего, тот кабинет, где заседал дракон, был его рабочим. И оттуда он и перенес любовь к тяжелым и темным зеленым шторам...а вот третий раз? Где мог находиться Арегван в спальне?

 Интуиция подсказала - это было место в Центральном Пределе. А судя по тому, что произошло это почти по возвращении, направлялся дракон как раз в Академию. И, не будь у него демонических генов, ни разу бы не смог меня к себе призвать...интересно, сам он хотя бы догадывался о том, что в астральной проекции целиком и полностью черного цвета? Что за тайна такая, которую усиленно старалась скрыть Гаянэ? Поговорить бы с ней...хотя я уверена, что сейчас с этой задачей успешно справляется сам сын. Боже, как же шумит в голове...

 - Проблемы? - раздался откуда-то сбоку хриплый женский голос, когда я выпила стакан с чаем до дна. Я повернула голову, с облегчением обнаруживая, что видения радужных единорогов отступили, оставив перед взором только действительно существующие объекты, и посмотрела на задавшую вопрос посетительницу, с любопытством разглядывающую меня. А-а, та самая, что передо мной заказала у Марика напиток, вспомнилось в продолжающем шуметь мозге. Теперь бы найти чего-нибудь от начинающейся похмельной мигрени...

 - Голова не проходит, - с тяжело дающейся улыбкой ответила я. Незнакомка усмехнулась:

 - Жалость-то какая...я думала, все гораздо быстрее произойдет, - видя, как я нахмурилась, женщина добавила: - Никогда не знаешь, какой эффект случится от сочетания снотворного порошка с гномьей настойкой. И совет на будущее: не стоит залпом выпивать незнакомое и явно не тобой заказанное. Мало ли что туда успеют подсыпать...

 Надо же было такой глупой оказаться...и ведь никто даже внимания не обратил на внезапно появившийся стакан. Просто потому, что у остальных они тоже были полными. Это что же, меня усыпить решили?! С трудом концентрируясь на женщине и чувствуя, что начинаю судорожно цепляться за столешницу, напрягла зрение, переходя в измененное состояние. Серебристая аура! Силь!

 Когда сознание уже начало меня покидать, услышала, словно издалека:

 - И последний совет, Валь. Не приближайся к Арегвану!

 Тут уж меня такая злоба взяла, что я собрала последние силы и зло прошипела:

 - Перебьеш-шься! - а сама мстительно подумала: и приблизилась, и дотронулась, и так, что вряд ли теперь кто-нибудь еще осмелится. Зараза белобрысая!

 Силь, находившуюся под иллюзией, этот ответ взбесил, и она, кажется, собралась свои претензии предъявить уже в более личной форме, однако в этот момент я пошатнулась, что не осталось незамеченным для ребят за столом, и ускользающим сознанием успела отметить, что рядом тут же возник Хайджи. Благодарно улыбнувшись и отмечая, как быстро скрывается из таверны девушка-волшебница, я позволила обмороку окончательно овладеть сознанием. Только вот последнее впечатление, почему-то, врезалось в память настолько, чтобы там остаться. И я, надо сказать, очень этому удивилась. Все потому, что ограничивалось оно одним-единственным взглядом. Ярко-голубым, участливым и явно за меня волнующимся. А еще там были золотистые брови и копна волос такого же оттенка. Ангел? А Силь ведь говорила, что это всего лишь снотворное. А еще - что с гномьей настойкой оно может дать неожиданный эффект. Эх, посмотреть бы на крылышки... жаль только, если больше не увижу Арегвана...

 Видимо, подсознание решило сыграть со мной злую шутку...потому что первым, что я почувствовала после своего импровизированного обморока, было именно присутствие дракона. Ощутимое такое присутствие...в области поясницы, шеи и вообще...кажется, повторялся какой-то отрывок из нашего общего прошлого. Во всяком случае, руки Арегвана точно что-то подобное уже проделывали, да и сидела я на знакомых коленях. А ощущения от медленного путешествия мужских пальцев по позвоночнику снизу вверх повторились в точности: опять пробрал озноб до самых костей, захотелось прижаться еще теснее и повторить то, что мы совсем недавно творили в спальне, укрытые от внешнего мира тяжелыми темно-зелеными портьерами. И стон, тихий и привычный, сорвался с губ, и руки вновь взметнулись к недлинным волосам, чтобы зарыться в них и почувствовать мягкость подушечками пальцев...и душа воспарила к самым небесам. А голова покоилась на плече Арегвана, и где-то совсем рядышком должен был находиться прокушенный участок его плеча...и я отстранилась от желанной кожи, чтобы заглянуть в любимые глаза. И каково же было мое удивление, граничащее с изумлением, когда вместо ожидаемых черных, почти сливающихся со зрачком радужек я увидела пылающие золотом и алыми всполохами драконьи глаза. И все выражение Арегванова лица не предвещало мне ничего хорошего: он явно был настроен на то, чтобы добиться от меня ответа.

 - Валя! - словно в подтверждение моих мыслей прорычал мужчина.

 Когда попыталась вырваться из его объятий, сделала только хуже, потому что Арегван завершил то, о чем я так мечтала с самого начала этого неповторимого сна. Не смогла удержаться, простонала сквозь плотно сжатые зубы, когда приняла его, а он будто не ощущал происходящего между нами, потому что в дальнейшем яростном шепоте не слышалось ни грамма страсти:

 - Я все равно узнаю то, что ты от меня скрываешь, Валя! - а после думать я уже не смогла, отдаваясь на волю эмоций, которые будил во мне Златоглазый. Улыбалась сквозь слезы, потому что, наверное, больше всего на свете хотелось повторить с ним те давно минувшие минуты единения, и продолжала слушать, какими именно способами он добьется от меня правды. Все ясно, мое извращенное подсознание просто решило вытащить наружу еще один страх. Страх того, что Арегван когда-нибудь узнает, каким именно способом вернулся в мир Пределов... Только поняв это, забилась в руках удерживающего меня дракона. Нет, я ни за что и никогда не позволю ему самому об этом догадаться. Нет. Я сказала, нет! Последнее практически прокричала ему в лицо, когда он собирался яростно меня поцеловать, и...проснулась.

 - Тебе самой-то не надоело постоянно оказываться в моем корпусе? Я уже начинаю подумывать о том, чтобы закрепить за тобой эту комнату, - прозвучал в тишине насмешливый голос, который я узнала сразу. Глаза распахнулись мгновенно: Ифиэль! Интересно, она...слышала хоть что-нибудь из того, что я во сне произносила? Судя по тому, как даже в сумраке сверкали от веселья голубые глаза целительницы, ничего сверхъестественного я не допустила. Кстати, который сейчас час?

 - Долго я была без сознания? - голос от звучащих в нем хриплых ноток показался чужим, но я быстро прокашлялась, а потом еще и чая освежающего выпила, который оказался на тумбочке рядом с кроватью. Голова продолжала болеть, но уже не так интенсивно, как при встрече с Силь.

 - Если считать от вашего пиршества в таверне троллей... - задумчиво посмотрела в темное окно Ифиэль, - несколько часов. Сейчас ночь, а утром тебе нужно будет на вторую пару к Арегвану.

 - Утром? - уставилась я на нее.

 - Утром, - кивнула эльфийка. - Второй триместр не сможет начаться без тебя. Благодари изменения в расписании - первой пары с Андо не предвидится, он будет завтра.

 Изменения я, конечно, поблагодарила, только вот...встречаться с драконом после такого жаркого сновидения? А выстоит ли аудитория от моих неприличных мыслей?.. Я протяжно вздохнула, и Мальвина грустно улыбнулась:

 - Как-то не по-человечески у тебя знакомство с Пределами началось. И продолжается. То в обморок падаешь, то теперь вот - зельями тебя поить вздумали...ребята так толком и не поняли, что с тобой приключилось. Но без сознания ты была, надо сказать, для снотворного такой силы на удивление мало.

 Я бы тоже проспала дольше, не будь в моих фантазиях одного бурного воспоминания...

 - Это...была Силь, - замешкавшись на мгновение, узнает ли Ифа по одному имени личность указанной студентки, произнесла я. Увидев понимание в сверкающем даже в темноте взгляде, продолжила. - Она сказала, что было бы интересно посмотреть на эффект от гномьей настойки и снотворного.

 - Вот как... - проговорила Ифа, мрачно глядя на меня. - А еще что-нибудь было? - и я не знала, стоит ли посвящать эльфийку в последнюю просьбу магички. Но, возможно, именно она смогла бы что-нибудь прояснить.

 - Силь предупредила, чтобы я не приближалась к Арегвану. Мне кажется, она отомстила за праздник Ингермона, когда я заставила ее снять иллюзию... - тут же добавила я, чтобы не ощущалось личного подтекста в словах. - Болезненно заставила.

 - Интересно... - отозвалась Ифа, поднимаясь со своего стула и приближаясь ко мне. Сев на постели, стала медленно стягивать перчатки. Я поневоле напряглась. - Значит, Арегвану придется отрабатывать нападения его прошлой ученицы на нынешнюю. Так сказать, возвращать долг жизни, - послышался легкий смешок, и мне тотчас подмигнули. Кажется, я догадалась, что именно имеет в виду глава корпуса, а потому смутилась: она-то не была до конца в курсе, что именно я для дракона сделала. - Болит? - кивнув на голову, заботливо поинтересовалась она.

 Я кивнула, не медля:

 - Не так, как перед потерей сознания. Но все равно чувствительно.

 - Значит, последний рывок, - улыбнулась Ифиэль. - Не переживай: сиделка на остаток ночи у тебя будет отменная.

 И я ей почти сразу поверила: лучше Ифиэль и Дусиры не мог бы быть никто. Как же я ошибалась...

 Мне снова снился Арегван. Только на этот раз я смотрела на него словно со стороны, а потому прекрасно видела, как осторожно, боясь разбудить, входит он в ту самую палату, что граничила с его местом нахождения, пока сам дракон лежал без сознания. И как сзади его проникновение в комнату сопровождает ехидный комментарий Ифиэль "отрабатывай плохие методы воспитания студенток, дракон", после чего дверь закрывается, а мы остаемся одни. Что имела в виду эльфийка? Недостаточное обучение меня как подопечной? Так ведь менталистика у меня идет совсем неплохо - по крайней мере, мне так казалось. Может быть, медленно где-то, но уж точно верно. А может, она подразумевала действия Силь?... А Златоглазый вообще-то вправе здесь находиться? Целители, все-таки, странный народ. Или Ифа просто решила хоть одну ночь провести без забот обо мне, доверив заботам Арегвана. Ее тоже понять можно...

 Дракон, тем временем, тихо преодолел разделяющее нас расстояние. Присел на краешек постели, осторожно дотронулся до руки, чем вызвал мое непроизвольное шевеление. Отдернув кисть, еще немного посидел без движения. А потом, не сдержавшись, я точно это знала, провел кончиком пальца по боковой линии лица ото лба до подбородка. И это стало огромной стратегической ошибкой: стоило ему прикоснуться, как моя рука тут же накрыла его сверху и инстинктивно прижала к себе, а сама я повернулась на бок так, чтобы еще дополнительно придавить ее к матрасу. Ой, мама, кажется, у меня выработалась привычка к этому дракону ластиться... Недоуменно посмотрев на обнаглевшую конечность, Арегван попытался освободиться, что меня крайне развеселило. Я-то знала, что у него ничего не выйдет, у меня привычка с самого детства сохранилась: намертво вцепляться во все, с чем доводилось спать. Чаще всего страдал плюшевый медведь Аркаша. Но он по праву считался королем постели, кроме него я туда и не брала никого, в общем. А теперь, кажется, нашлась грелка посущественнее...

 Вскоре и дракон понял, что, не разбудив меня, вырваться не сможет. А дальше стоило рукоплескать его находчивости. В том смысле, что сбылась мечта землянки о том, чтобы греться ночью живым теплом. Златоглазый скинул тапочки, нагнулся, обеспечивая более тесный контакт со своим телом, отчего я его отпустила, взял бессознательную тушку больной на руки, устроившись на кровати полулежа, и расположил так, что моя голова покоилась у него на плече, а руки оказались на груди и пояснице. Как-то слишком тяжело вздохнув, он, видимо, вспомнил наши объятия на хрустальном мосту, а потому спустя некоторое время вступил в полноправные обязанности обогревателя. И, кажется, мое тело не протестовало вовсе. Оно еще крепче прижалось к любимому преподавателю, всем своим видом показывая довольство сложившейся ситуацией. Арегван втянул воздух, словно принюхиваясь к моим волосам, стремительно выдохнул, а потом я расслышала его хриплый выдох:

 - Ох, Валя...

 До чего же хороший сон приснился мне во второй раз...

 Когда глаза открылись окончательно, а дрема покинула до следующей ночи, в палате, конечно, никого, кроме меня, не оказалось. Подавив порыв острой необходимости ощутить Златоглазого рядом и заодно отругав себя за это, поднялась с постели, выглянув в окно. И поднявшийся Аурон навел на смутные сомнения...да-да, они издалека начали меня терзать. Мысль о том, что опять опаздываю на пару с менталистом, догнала оцепеневшее сознание уже в процессе того, как я стремительно одевалась и отмечалась у Ифиэль, что все в порядке, и я направляюсь покорять новые вершины. Вдогонку эльфийка посоветовала резких движений не делать, потому что последствия ее исцеления еще могут дать о себе знать, но куда там! Валя бежала к Арегвану практически на крыльях мечты...мечты о том, что второй раз все-таки получится не услышать пару насмешливых комментариев в свой адрес. И, то ли провидение меня услышало, то ли просто звезды расположились под нужным углом, но дверь аудитории, в которой должна была проходить пара, пока оставалась открытой. Значит, дракона на месте еще нет. И звонка я не слышала. Да! Да-да-да! Я успела! Забежала внутрь, дыша, как паровоз, остановилась и, увидев Мая с Эланиэлем, сразу мне помахавших, не удержалась: вскинула руки со сжатыми кулаками вверх, чуть не крикнув во всеуслышание любимое сленговое "йес!", ограничившись только молчаливой пантомимой, демонстрирующей огромное облегчение. Когда же все студенты подарили мне вагон недоуменных взглядов, а на ум пришла идея, что все-таки что-то не так, я услышала сбоку от себя голос, заставивший сердце пропустить удар:

 - Ну, вот все и в сборе. А мы боялись, что после вчерашнего посещения троллей проснуться вовремя вы не сможете, Валь.

 И вот тут-то я и сглотнула. Все дело в том, что в голосе Златоглазого, который, кажется, дверь оставил открытой только из-за меня, послышались те самые хриплые нотки, которые мне сегодня снились ближе к утру. Нет, показаться в очередной раз глупой я уже не боялась - обезьянка она и есть обезьянка, кстати, неплохое для меня прикрытие оказалось - но реакция собственного тела на звук драконова приветствия...испугала. Губы, изогнувшиеся в счастливой улыбке, проконтролировать не получилось, но выход из положения нашелся почти сразу же:

 - Отрадно видеть вас в добром здравии, милорд Златоглазый. Простите, увлеклась, не думала, что вы уже пришли, - с этими словами, понимая, что еще секунда-другая - и вся моя конспирация полетит к чертям, я опустила руки, развернулась в сторону двери и закрыла ее, после чего вознамерилась прошествовать на свое место на камчатке к уже заждавшимся друзьям, которых Ифа вчера, наверное, отпаивала не одним литром какого-нибудь местного заменителя валерьянки: слишком уж сильное облегчение читалось на лицах. Но меня остановили:

 - А уж мне-то как приятно видеть первый курс в полном составе после первого испытания! Валя, так может, не будете торопиться к остальным? - а когда я снова на Златоглазого посмотрела, для меня словно остановилось время. Все дело в том, что существо настолько неистово к нему стремилось, что пришлось даже пару раз одергивать себя, потому что неконтролируемое желание броситься живому и здоровому дракону на шею наверняка не только им одним воспринялось бы неадекватно. Я даже ногти с силой в кожу погрузила, сжав руки в кулаках, лишь бы не терять связь с реальностью. Спас затягивающееся молчание раздавшийся, словно из ниоткуда, звонок, и я, тряхнув головой, поинтересовалась:

 - Что вы имеете в виду?

 - Замечательно, - словно получив мое согласие, кивнул бодрый мужчина, и мне в этом действии что-то определенно показалось подозрительным. - Тема нашего занятия - чтение мыслей и способы защиты от него.

 Занавес. Он опускался с характерным зубовным скрежетом...

 - Что такое, Валь? - как-то чересчур спокойно поинтересовался Златоглазый.

 - Н-ничего, - запинаясь, замотала я головой. Спасение пришло оттуда, откуда не ждали. - Просто миледи Милосердная просила резких движений не совершать.

 - Так вы сейчас грубо нарушаете ее предписания, - насмешливо вздернул бровь дракон, а я...почувствовала, что надо смываться. Очень надо. Желательно - куда-нибудь в Южный Предел. - А чтение мыслей вообще не подразумевает каких бы то ни было движений, - мне показалось, или сейчас в словах дракона прозвучал скрытый намек? Мозг, мозг, ну почему ты стал плавиться тогда, когда так нужен, просто жизненно необходим? И я сглотнула снова. - Подходите ближе: будем строить иллюзию вашего сознания.

 Что? Он сейчас поиздеваться решил, да? Какая иллюзия? Там же сплошная мысль о том, что мне нельзя показывать под самыми жестокими пытками! И дракон, как назло, на мгновение спиной ко мне повернулся, а я...вспомнила, как эту спину обнимала. Разряд тока прошиб от кончиков волос до пальцев на ногах. Боже, дай мне силы...

 - Смелее, Валя, - жестом пригласил меня занять место рядом Арегван. Нет, не Златоглазый...даже в таком виде - добродушного и немного ироничного преподавателя - он больше не виделся мне посторонним. Мама, что же я наделала? - Я не кусаюсь, - и это было правдой. Кусалась, как раз, я...

 Но я мужественно подошла, что было встречено добродушной улыбкой:

 - И не бойтесь, - почти шепнули мне, во всяком случае, я готова была биться об заклад, что никто в аудитории этого не слышал. - Я, даже не дотрагиваясь до вас, чувствую, как вы дрожите.

 Самая лучшая ложь - та, что основана на правде. Немного не договорила - и тебе уже верят. Я собралась с духом и тихо, почти как это ранее проделал Арегван, призналась:

 - Мне...стыдно. И неловко. Что вы столько времени были вынуждены провести без сознания...из-за меня.

 Он улыбнулся так, что я огромным усилием заставила себя не смотреть на губы, которые совсем недавно ощущала на себе, и произнес:

 - Я уверен, будь у вас возможность, вы непременно ринулись бы спасать меня, Валь.

 Я вздрогнула от этих слов. Словно сложилась в голове картинка, заставившая вмиг обостриться инстинкт самосохранения. Он знает! Он точно все знает...как? Неужели вспомнил? Я ведь отправила демона в спячку, он не должен просыпаться, пока у Арегвана не случится неожиданный всплеск эмоций. Сейчас он настолько спокоен, что даже не верится в это: ровное золото глаз переливается насмешливым блеском - его явно забавляет ситуация, в которой я оказалась - поза расслаблена по максимуму. Ничто не предвещает бурных разборок, которые я себе навыдумывала за время, что провела в общежитии в ожидании возвращения дракона из Южного Предела. Всего-то четыре дня, но за этот промежуток я успела накрутить себя настолько, что теперь даже тени собственной боялась. Из общей череды напряженных будней выделился только вчерашний вечер, потому что хоть немного, но разгрузил сознание. Жаль, что закончился плачевно...

 - Все нормально, Валь, - с доброй улыбкой продолжил менталист, - каждый из нас поступил так, как считал нужным. Никто ни на кого не в обиде, - он кивнул в подтверждение своих слов, разворачиваясь к аудитории и прерывая наш небольшой междусобойчик. А у меня промелькнула безнадежная мысль о том, что его слова - да Богу в уши...ну и казнь моя пока отложилась. Нет, это все происки воображения, которое во всех словах Арегвана искало скрытый смысл. А дракон ничего необычного на самом деле не имел в виду.

 - Итак, уважаемые студенты, сейчас мы с вами на примере Валентины убедимся, как именно менталист приступает к чтению мыслей, - обвел взглядом аудиторию дракон, затем снова повернулся ко мне. - Готовы, Валь?

 Я окончательно пришла в себя и хмуро посмотрела на мужчину. Проверила наличие привычного блока, отметив, что при каждом следующем слове Златоглазого щит обрастал все новыми слоями, словно знал, с чем придется столкнуться. Мрачно усмехнулась про себя: не позволю читать свои мысли, какими бы они ни оказались. И твердо ответила:

 - Готова.

 Ко всему была готова, кроме ощущения подушечек его пальцев на висках...тело снова пробрала дрожь, но короткое "не отвлекайтесь, Валь" заставило настроиться на новый лад. Где-то сбоку замерцала дымка иллюзии, и я знала, что сейчас Арегван проделает очередной фокус, чтобы попытаться мои мысли показать остальным. Но это отмечала лишь небольшая часть сознания. Основная же была занята разглядыванием золотисто-оранжевой радужки, сейчас спокойно и с любопытством поглощенной мною. Арегван смотрел, не мигая, словно пытался проникнуть в мой мозг, и мягкое поглаживание где-то на границе восприятия я ощущала, силясь не улыбаться. Просто вспомнилось, что бессознательная часть мужчины так ласково вряд ли стала бы действовать...только произошло все это в прошлой жизни. И сейчас мне во что бы то ни стало следовало ее от вездесущего дракона сберечь.

 Когда зал потрясенно ахнул, я резко отошла от дракона и замерла. Неужели? Неужели что-то увидел? Но косой взгляд в сторону зависшей над полом иллюзии сомнения развеял: коллективному взору представилось непонятная объемная субстанция шарообразной формы знакомого мне медово-фиолетового цвета, внутри которой метался небольшой шар красного оттенка. Переведя непонимающий взгляд на преподавателя, я молча потребовала объяснений.

 - Ну что же вы, Валя, - вздохнув, покачал головой Арегван. - Весь урок перевернули с ног на голову...

 Брови взлетели сами собой:

 - А что я сделала?

 - Блок не снимали? - поинтересовался Златоглазый, и я энергично замотала головой. - Аккуратнее с резкими движениями, - спрятал улыбку в уголках губ мужчина, чем я невольно залюбовалась. - Все-таки, предписание... - с намеком напомни мне. - Итак, уважаемые первокурсники, только что вы имели возможность лицезреть последствия очень сильного блока, стоящего на сознании Валентины. Она этому обучилась еще в первом триместре на нескольких индивидуальных занятиях, которые каждый из вас также посещал по своей специализации. Видите, - обойдя меня по дуге и встав рядом с иллюзией, начал демонстрацию полученных данных мужчина, - это - кокон Валиного блока. Он, как и вся ее аура, выполнен в фиолетово-золотых оттенках. Так ее дар защищает сознание от чужих проникновений. Будь он не таким сильным, мы смогли бы, возможно, услышать или увидеть обрывки мыслей, находящихся на его поверхности. Но щит слишком объемный, я бы сказал, почти физический, - бросив взгляд в мою сторону, добавил Арегван, - а потому никакие мысли нам доступны не были.

 - Что же тогда это такое? - поинтересовался кто-то из предпоследнего ряда.

 - Это - главенствующая на данный момент эмоция, которую позволил увидеть блок, - улыбнулся дракон, почему-то хитро на меня посмотрев. - С чувствами нам пока еще рано знакомиться, поэтому с вашего разрешения я эту тему опущу. Спасибо, Валь, - наконец-то отпустили меня, - вы были замечательным примером для второй части лекции. Но давайте все-таки начнем сначала. Делина, теперь попробуем с вами.

 Подмигивая попавшейся навстречу девушке, я, как никогда, испытывала облегчение от того, что тет-а-тет со Златоглазым закончился. Кто знает, как бы я отреагировала, задержи он мое лицо в своих руках чуть дольше. И вообще, теперь надо быть на порядок осторожнее. Да, точно, именно так я и буду делать. А пока...я поднялась к Маю и Эланиэлю, с радостью принявшим меня, и парой фраз убедила в том, что самочувствие в порядке. Вскоре все мы увлеченно наблюдали иллюзию, снятую уже с незащищенного сознания Делины. Увидев промелькнувшее внезапно лицо Даюса, я только улыбнулась: все у них будет хорошо. А вот с тем, что я сумела скрыть от Златоглазого, еще предстоит разбираться. И тебе, милый, об этом лучше пока не знать. Потому что я сама не уверена в том, что видела в ту памятную ночь внутри твоего существа.


 ***


 Распустив первый курс, сам Златоглазый покидать аудиторию не торопился. Сегодняшнее поведение Вали вкупе с добытыми с помощью телепатии данными и повеселило его, и заставило крепче задуматься над будущим. То, как нервно она реагировала, конечно, можно было бы списать на туманное объяснение о стыде, которое девушка пролепетала, собираясь с мыслями и думая, приближаться к дракону или нет. Зато дальнейшее развитие событий внесло явный раскол в то, что она говорила, и то, что на самом деле испытывала. Он ведь не зря замял тему с отсвечиванием эмоций. Иначе пришлось бы говорить всему потоку о той, которая в данный момент владела девушкой целиком и полностью. А так...тема с чувствами будет обсуждаться в следующем учебном году, Валин пример позабудется для всех. Для всех, кроме него...

 Желание. Вожделение. Доминирующая над сознанием страсть. Он видел подобную картинку у нашедших свою пару драконов или дракониц. Все они, словно обезумевшие, начинали нелогично вести себя рядом со своей половинкой. И сам Арегван, только увидев появившуюся в аудитории Валю, испытал...необъяснимое облегчение, наверное. Да, именно так это можно было назвать. Соседство с ней ночью - это одно, пусть и достаточно приятное действие. Но видеть студентку, как она сама выразилась, "в добром здравии", оказалось неожиданной необходимостью. Студентку ли, шепнула неожиданно интуиция, услужливо подкидывая картинки из ставшего еженощным кошмаром сна. Во всяком случае, теперь Златоглазый был уверен в том, что в Валиных мыслях стоит разобраться. Слишком уж неоднозначно реагировала на него девушка.




 Глава 2


 Северный Дальний Предел, замок Повелителя, тронный зал


 - Силь перестаралась с заданием, - раздраженно произнес Эсхаал в тишине огромного мраморного зала.

 - Что такое? - приподнял бровь Ваал. - Девчонка жива?

 - Благодаря стараниям своих подопечных, - кивнул ему сын. - А твоя магиня решила добавить снотворного порошка в бодрящую гномью настойку.

 - И какой же был эффект? - приподнял уголок губ демон обмана.

 - Насколько я понял, обморок, вызванный головной болью, - поморщился сын. - Есть подозрение, что это неисследованное действие на иномирян с даром менталиста.

 - Девчонка - не из Пределов? - почти восхитился Ваал. - Тогда я тем более хочу ее.

 - Силь ее уничтожит, - покачал головой золотоволосый демон, и Ваалу на мгновение показалось, что он видит ту, что была матерью мальчика.

 - Не раньше, чем та сослужит нам службу, - опомнившись, возразил ему отец. - А пока отправляйся обратно и проследи, чтобы наша иллюзионистка не наделала глупостей.

 Эсхаал не ответил, молча развернувшись и с пасмурным выражением лица удаляясь из тронного зала. Ваал смотрел ему вслед ровно до того момента, пока в голову не пришла идея, с кем можно посоветоваться по поводу сложившейся ситуации.

 - Приведите Минмэй в мои покои, - распорядился демон, вставая с трона и направляясь к себе. В ответ облаченный в кожаные доспехи асур коротко кивнул.

 А слышавший приказ отца демон снова покачал головой. Но здесь в нем пока нет нужды. О старшем из рода Аал было кому позаботиться. А вот защитой иномирянки от поползновений полубезумной иллюзионистки стоило подумать всерьез. С этими мыслями молодой человек пулей выскочил из дворца, используя данную ему способность - мгновенные перемещения на большие расстояния - в полной мере.

 - Почему только рядом с тобой отступают мои кошмары, Минмэй? - задумчиво вопрошал Ваал, когда ему на плечо опустилось облако золотистых волос. Он нашел девушку после того, как Эсхаал вывел ее из дворца. Не смог больше расстаться, чувствуя в ее присутствии странную болезненную необходимость. И каждый раз, вызывая к себе спутницу из смежных комнат, испытывал нечто сродни облегчению, с особым удовольствием перекатывая на языке короткое девичье имя.

 Она всегда появлялась, словно окруженная ореолом света. Может быть, всему причиной стала копна длинных вьющихся волос, которую после каждой встречи он нещадно спутывал, получая наслаждение от раздосадованных стонов, что все это придется расчесывать - да, постепенно тихоня набралась милой наглости ставить это в вину Ваалу - после которых он с улыбкой предлагал помочь в нелегком деле приведения золотистой гривы в порядок, что все равно оборачивалось плачевными последствиями. Может быть, однажды оброненное вслух предположение о судьбе демонов, которое она прокомментировала, зародило в душе главного обманщика робкую надежду на то, что все...еще сможет быть хорошо. Он не знал. И в будущее заглядывать боялся. А потому тайно лукавил, неизменно начиная встречи со своего кресла, в котором мягко утопал, ожидая, когда Минмэй плавной походкой завершит путешествие, остановившись напротив него и уже уверенно устраиваясь сверху. В такие минуты короткая ночная сорочка оголяла красивые бедра, на которых почти сразу же оказывались его руки, вжимая в себя как можно крепче и ожидая, когда на обоих останется минимум одежды, чтобы окончательно соединиться. Вот и сейчас, ощущая под ладонями мягкое податливое тело не сопротивляющейся более девушки, он переместил их на поясницу спутницы, ласково поглаживая и физически ощущая охвативший ее трепет.

 - Возможно, потому, что тебе, наконец, дали второй шанс? - хрипло ответила откуда-то сбоку девушка, целуя его кожу на предплечье.

 Предположение отозвалось тупой болью в сердце. Помолчав, Ваал отстранил златовласку от себя:

 - Таким, как я, вторых шансов не дают, Мина. Такие, как я, заканчивают жизнь в одиноком сумасшествии.

 - Если ты не будешь гнать меня прочь и позволишь хоть немного облегчить одолевающие тебя сомнения, я никогда не уйду сама, - серьезно ответила девушка, ласково проводя тонким пальчиком по линии смоляных бровей. - Любой, даже самый отпетый мошенник и вор, имеет право на искупление вины, если в ней раскаивается.

 - Моя вина давно погребена под слоем земли и пыли, - горько отозвался демон, и взгляд его, Мина видела это, затуманился. - И мне жить с ней, пока демиурги не решат, что дни обманщика, наконец, сочтены. Только с тобой, почему-то, приходит забвение, и я не чувствую себя настолько подлым, насколько являюсь на самом деле.

 Вместо ответа Минмэй подалась вперед, а затем направила руки демона под сорочку, призывая избавить ее от мешающей дальнейшей встрече преграды. Сверкнув глазами и возвращаясь к привычному состоянию, Ваал безропотно выполнил просьбу. Лишить демона одежды уже не составило труда.

 - А теперь поцелуй меня, - тихо, но непреклонно приказала Мина. - И забудь обо всем снова.

 В этот раз ее любили особенно трепетно и нежно.


 ***


 Я чувствовала себя чужой на этом празднике жизни. Стоя в дверях актового зала и не решаясь зайти внутрь, хотя торжественная речь Тариуса Мудрого должна была вот-вот начаться, я смотрела на веселящихся студентов и не разделяла их радости. Да еще и откуда ни возьмись взявшийся ветерок неприятно холодил оголенную спину, отчего создавалось ощущение, что Амина с Киарой, предложившие мне нарядиться именно так, нарочно решили незадачливую знакомую заморозить.

 Нет, платье вышло шикарное. И когда я в условный четверг появилась на пороге нашей с соседкой комнаты, меня ждал неожиданный, но, безусловно, приятный сюрприз.

 - Валя, ты идешь в этом - и никак иначе! - решительно заявила Амина, видя готовое появиться на лице скептическое выражение.

 - "В этом" - это в чем конкретно? - полюбопытствовала я, иронично подняв бровь.

 - Вот! - подруга, вместе с Киарой что-то скрывавшая за спинами, внезапно сделала шаг в сторону от моей кровати, открывая вид на разложенный там материал, и продемонстрировала творение инженерной мысли девушки с примесью крови оборотней. А я подошла поближе и решила оценить предложение по всей строгости закона.

 На мой вкус платье оказалось слишком откровенным. Полностью оголявшее плечи и ключицы, оно не предусматривало бретелек, а потому у меня создалось ощущение, что при любом мало-мальски активном движении грудь точно из него выпрыгнет. Но Киара заверила в обратном, убедив, что фирма ширпотреба не выпускает, в чем мне при первой же примерке удалось убедиться. Длинное, белое, волнами расходящееся книзу и окантованное зелеными лентами на поясе и подоле, оно удивительно шло мне, несмотря на сочетание цветов, которым я раньше не пользовалась. Амина, увидев меня в наряде для посвящения, даже присвистнула и сказала, что уж после этого я точно без пары не останусь. Хотя, конечно, я отлично понимала, кого именно она имела в виду.

 Навязчивая идея свести нас со Златоглазым к концу недели стала выводить из себя настолько, что при любом малейшем намеке на дракона я или затыкала уши, или меняла место дислокации таким образом, чтобы не оставаться в опасной близости от Амины. Не знаю, возможно, она тоже по-своему обладала даром предвиденья, но лично моя интуиция упорно молчала, не делая никаких прогнозов на будущее. Однако, увидев платье и решительное выражение лица подруги, я внезапно ощутила порыв поквитаться за все, что за неделю благодаря соседке успела испытать, учитывая еще и несколько пар, после которых терпение все больше грозило кануть в лету. Поэтому, отыгравшись на Амине, я справедливо решила, что самой мне от этой мелкой пакости станет легче. Реализацию же идеи подсказал вошедший спустя некоторое время после меня Хайджи. Точнее, его стандартная переливающаяся на солнце форма боевика.

 Как только я увидела направившегося к девушке телепорта, в мозгу вспыхнула яркая картинка того, в чем бы безупречно смотрелась Амина. А уж в том, что старшие курсы не преминут посетить торжественное мероприятие, даже не приходилось сомневаться. Делина даже лично пригласила Даюса, который с восторгом согласился. И вот я, наблюдая Амину с Хайджи, внезапно метнулась к шкафу с тетрадками и в несколько мгновений нарисовала на листе папирусной бересты то видение, что пришло в голову. Амина со скепсисом наблюдала за моими действиями, Киара - с любопытством, и только хвостик, в мозг которого я послала картинку, хитро улыбался, всем своим видом демонстрируя, что целиком и полностью поддерживает идею.

 А нарисовала я короткое по фигуре платье-футляр в китайском стиле. И, чтобы оно было в комплекте с нарядом Хайджи, ткань непременно должна была быть похожа на ту, из которой шили форму для боевиков. Почти наш шелк, только немного шершавый на ощупь. Киара, кажется, задумку поняла, потому что из своих запасов тут же предоставила материал нужной выделки, но никак не могла разобраться с воротником-стоечкой. Говоря, что в Пределах такого не делают, а потому она не может нормально это представить. Каково же было наше удивление, когда платье появилось, словно из ниоткуда, а Хайджи перевел потрясенный взгляд на меня:

 - Невозможно! Пределы забрали мою способность творить по зову воображения... Валь, ты ничего не хочешь рассказать?

 Я только пожала плечами, несмотря на бурную радость оттого, что дар к телепорту вернулся в полной мере: в конце концов, я не шутила, когда сказала всем, что пустующее место в шестерке теперь занято. Значит, полноценная связь дополняет и развивает способности каждого? Что ж, милорд Златоглазый, спасибо вам за то, что все-таки решились на отчаянный шаг и позволили своей душе занять приличествующее ей положение. Кстати, о Златоглазом. Я подняла не терпящий возражения взгляд на Амину и безапелляционно заявила:

 - Если хотите, чтобы я надела то, что вы предлагаете, Амина пойдет вот в этом, - и кивнула на лежащий на кровати соседки наряд. - Тем более что это своего рода подарок от Хайджи, - добавила я, хотя по лицу подруги и так видела, что та согласна.

 Появление пары из моей соседки и хвостика произвело на остальных неизгладимое впечатление. Пожалуй, их по праву можно было назвать открытием года. И вроде бы ничего лишнего или кричащего в том, как эти двое выглядели, не наблюдалось, тем более что Хайджи вообще был в форме, черный чеонгсам Амины - вполне приемлемой длины, чуть ниже середины бедра, а уж тянущийся почти от самого глухого воротника до живота серебристый дракон и вовсе намекал, чьим землям и стараниям обязана своим существованием Академия, но, тем не менее, то, как рядом со своим мужчиной расцветала девушка, заставляло невольно сосредотачивать на ней внимание. А еще мне показалось, что Амина в кои-то веки перестала сдерживать рвущееся из нее обаяние. Демоническая кровь - страшная вещь, а уж смешанная с эльфийской - и тому подавно. Во всяком случае, я думала именно так, поскольку застала себя за плохо контролируемым любованием соседкой. И шарм ее только увеличивался, стоило руке Хайджи оказаться на тонкой талии в бережном поддерживании или осторожно подхватить спутницу под руку. Остальным-то это видно не было, но я заметила, как стремится к спутнику девушка всем своим существом. И это напомнило собственное болезненное желание оказаться рядом с Арегваном. Кажется, лишь драконы и демоны обладали порывистостью в отношении возлюбленных, по крайней мере, эти знания я почерпнула из лекций Амаринэ. Но, судя по Амине, это распространялось и на эльфов тоже, хотя, вполне может быть, всему виной была, опять же, капля крови, дарованная когда-то спасенному предку.

 - Ну, что же ты? - на талию опустилась теплая рука Эланиэля, заставляя оторваться от одолевающих мыслей и вздрогнуть. - Смелее, это ведь наш праздник, Валь.

 Я улыбнулась эльфу, отмечая, что мы с ним используем в сегодняшних нарядах одни и те же оттенки зеленого, а потому вполне можно будет считаться парой, и кивнула, позволяя увлечь себя к остальным веселящимся студентам. Вот-вот должно было начаться выступление ректора. На небольшом возвышении, заменяющем сцену, уже находилось несколько преподавателей, наиболее часто встречающихся нам на парах. Декан боевиков, к слову, отсутствовал, но Эланиэль предупредил, что Скалоподобный вообще такие мероприятия не переносит, предпочитая отдавать пальму первенства Стремительному, а я стала разглядывать тех, кто к веселью все-таки решил присоединиться. И если от вида улыбающихся Дальновидного и Ифиэль захотелось разделить хорошее настроение, то добродушный, но вместе с тем не перестающий контролировать обстановку в зале Златоглазый, сейчас сверкающий взглядом получше любого фейерверка, заставил испытать желание спрятаться за спину Эланиэля. Но ускользать было поздно, потому что в поле драконьего зрения я уже попала. Пришлось вежливо улыбнуться, получая еле заметный кивок в ответ, и только сильные уговоры помогли телу не пойти в сторону мужчины с необыкновенным взглядом. Напасть какая-то. Я же из немагического мира. Со мной эти штуки со связыванием действовать не должны. Или это так ведет себя метка после близкого контакта с ее хозяином? Вопросы роились в голове, словно пчелы, но одно я для себя решила точно: сегодня к Златоглазому не приближаться даже на пушечный выстрел. Иначе мне будет плохо.

 Зал, тем временем, притих, и я оторвала взгляд от фигуры, полностью перехватившей внимание. На сцену прошествовал Тариус Мудрый в своей неизменной мантии, поднимая вверх руку с раскрытой ладонью и призывая студентов сосредоточиться. А затем начал приветственную речь о том, как рад и он, и весь преподавательский состав тому, что первокурсники успешно прошли первое триместровое испытание. Причем говорил мужчина достаточно тихо, по крайней мере, я могла судить это по не сильно раскрывающимся при дыхании легким, однако за счет какого-то магического воздействия я слышала все фразы так, словно он разговаривал со мной, стоя совсем близко. Потом догадалась: именно это и было причиной сосредоточенности Златоглазого. Именно он занимался трансляцией слов ректора к каждому из присутствующих студентов. В который раз поразившись многогранности драконьих талантов, я вернулась мыслями к ректору.

 Он говорил, что предстоит еще много трудов для того, чтобы мы хоть немного приблизились к понятию познания. Оглядев остальных, я поняла, что все слушают внимательно и соглашаются с авторитетным мнением главы Академии. Действительно, его интересные пары и ненавязчивая манера донесения знаний сыграли свое дело, позволив преклонновозрастному мужчине завоевать доверие и расположение всех студентов, начиная с первого курса. Я постаралась охватить всех преподавателей сразу, и по сердцу разлилась теплая волна благодарности за то, сколько сил и терпения они вложили в неоегкое дело нашего обучения. Конечно, с точки зрения науки Земли любая дисциплина, кроме, пожалуй, основ семейного быта, была достаточно эфемерной применительно к человеку века технического прогресса, но здесь, в Пределах, это самопознание делало из нас по-настоящему сильных магов.

 Речь главы Академии постепенно сходила на нет, и заключительными аккордами его выступления стали слова о том, что студентом Академии Познаний считается по праву тот, кто ощутил на себе волшебное действие средоточия нашего учебного заведения, а именно - его сердца. И пока говорил Мудрый, я не заметила, как на сцену поднялся Май. Так вот почему я не разглядела его поначалу, стоя в дверях зала и выискивая остальных из нашей теплой компании. А потом произошло настоящее чудо. И без того приглушенное сияние свечей погасло, заменившись рассеянным золотистым мерцанием откуда-то сверху. Подняв голову, я обомлела. Там, на высоте в несколько человеческих ростов, на увитом лианами Древа Познания потолке, распускались никогда до этого не представавшие на обозрение оранжевые цветы. И с их раскрывающихся бутонов, словно капли живительной влаги, медленно стекали вниз удайи...

 - Они появляются лишь раз в год - именно на посвящении, - шепнул на ухо Эланиэль, не без восторга наблюдая, как медленно опускаются ближе к студентам уже знакомые мне светлячки. - Ради одного этого зрелища стоило поступать в Академию, правда, Валь?

 Я кивнула, не в силах найти достойного ответа, потому что была согласна с Элом, как никогда. Картина была настолько прекрасной, что дух захватило, а внимание сосредоточилось целиком и полностью на приближающихся к нам бабочках. Переход в измененное состояние случился, словно само собой разумеющееся действо, и я с удовольствием смотрела, как удайи медленно, но верно соединяются с аурами присутствующих первокурсников. Немного, по одному-двум светлячкам каждому ученику, но как же красиво выглядело это воссоединение. Так вот, оказывается, что значило быть посвященным в студенты. Это означало стать принятым Древом Познания. И словно золотой дождь осыпался на всех нас сверху, подчиняясь велению друида.

 Май смотрел на притихших студентов со светлой улыбкой всепрощения и безграничной любви. Как будто сам в этот миг был проводником воли дерева, дарящего новым детям безграничную свободу и силу. Когда наши взгляды встретились, выражение в больших темно-коричневых глазах сказало мне гораздо больше, чем могли донести слова. Он и сам ощущал величие и таинство момента. Я даже догадывалась, почему именно этот маленький мальчик стал новым хранителем дерева. Ради вот этого недолгого момента. Ради того, чтобы видеть детский восторг на лицах оттого, что видят сказку, подаренную Академией.

 - Древо Познания приняло вас, уважаемые студенты. Мы рады вашему решению обучаться именно здесь, - немного хрипло прозвучал голос друида в установившейся тишине, и стоявший рядом с ним ректор положил руку на плечо моего древесного друга. Кажется, торжественная часть на этом должна была завершиться. По крайней мере, я чувствовала отпускающее тело напряжение и даже начала дышать спокойно. И правда, Тариус Мудрый сказал еще несколько слов о том, что этот вечер принадлежит нам, и пожелал удачи в его проведении. После чего со сцены удалился, а оставшиеся преподаватели, помахав нам руками, растеклись по залу.

 - Потанцуем? - подмигнул мне Эланиэль, когда я как раз заканчивала наблюдение за исчезающими удайями. А освещение оставалось все таким же рассеянным благодаря пылающим на высоком потолке цветам дерева. Похоже, кто-то решил устроить студентам интимную обстановку. Я радостно улыбнулась и вложила ладонь в предложенную руку эльфа, после чего мы отправились танцевать под национальную мелодию красивых ушастиков. Да-да, вечер с традиционными фигурами рас Пределов стал входить в свои права. Вечер условного воскресенья...сегодня он был нашим!

 Одуванчик играл на лютне великолепно. Ему помогали еще двое парней-менталистов, один из которых вооружился дудочкой, а второй задавал ритм на бубне. И все это дополнял чудесный голос Делины, на которую все смотрели с восторгом. Она пела глубоко, душевно и с огромным удовольствием, рассказывая под удивительно созвучных между собой парней героические эльфийские сказки времен сооружения хрустального моста гномами или то, с каким трудом оборотням, например, с их животной частью натуры пришлось становиться частью магического общества мира Пределов. Драконы в сказаниях народов мира выглядели мудрыми и рассудительными правителями, которые всюду старались сеять добро, и, надо сказать, получалось у них неплохо, судя по тому, что мест, где пришлась ко двору их помощь, оказалось огромное количество. Но больше всего мне понравились истории о демонах.

 Мы как раз танцевали с Даюсом, когда Делина запела о странствующем в поисках возлюбленной одиноком сердце, проводящем дни в ожидании момента, когда же на него снизойдет великая любовь и счастье. И о том, как, только обретя любовь, демон тут же ее теряет, разлученный со своей избранницей внезапно обрушившейся на драконов и демонов войной. Как же грустно было слушать, что в итоге оба влюбленных погибли, и как же не хотелось верить в несчастную судьбу двух объединившихся сердец. Я настолько растрогалась и прониклась моментом, что даже отстранилась от блондинистого демона и отошла в сторону, не желая, чтобы кто-нибудь увидел мое состояние. Что-то было знакомое во всей этой истории. Что-то, что я уже видела или слышала. А потом догадалась: это ж практически история родителей Арегвана. Только мало кто знает, что мать его на самом деле осталась в живых. Это что же получается, его отец умер? Чувство потери заслонило все остальные, когда я подумала, каково это было бы узнать, что отец не смог сдержать обещание, потому что переступил границу мира живых. И я постаралась успокоиться и начать думать только о любимом драконе.

 Всю неделю после памятного пробуждения от двух приятных для организма снов свободное время было посвящено поискам информации о том, могли ли в принципе существовать на свете союзы демонов и драконов. В некоторых древних хрониках, любезно предоставленных милордом Аскордом, я действительно обнаружила документально подтвержденные факты наличия именно этих межрасовых семей. Но потомки от такого союза неизменно становились демонами. Как и говорила на паре, посвященной Дальним Пределам, Амаринэ. Саму Грозную, кстати, я не преминула спросить насчет союзов демонодраконов, тем более что она к ним имела непосредственное отношение. И даже стихийница заверила меня, что дети от демонов всегда будут демонами. Но я же видела перед своими глазами совершенно противоположный пример! Ох, попадись мне этот шутник-демиург, что сыграл в кости и допустил такую оплошность, я бы ему высказала...но вот про то, что пример оказался перед глазами, говорить явно не стоило...

 Когда свет внезапно померк, и я в первые мгновения испугалась обступившей со всех сторон темноты, не сразу догадавшись перейти на зрение, способное видеть ауры, словно издалека стали доноситься легкие первые аккорды той самой песни, что когда-то напевала Одуванчику для того, чтобы использовать на посвящении. Голос Делины звучал сейчас особенно душевно и глубоко, и я даже повернулась в ту сторону, из которой он раздавался. Когда к нему присоединился звучный тембр парня с лютней, я почувствовала, что душа уплывает навстречу их слаженному дуэту. Распадается на миллионы осколков, совсем как тогда, во время путешествия по области ментала. Я снова становилась Вселенной в отдельно взятом уголке Пределов, натягивая невидимую нить связи с домом прямо отсюда. И до чего же прекрасно это ощущалось.

 Прикосновение к оголенной пояснице обожгло неожиданно, заставив предпринять инстинктивную попытку отстраниться и испытать желание сродни тому, что возникает от незнакомого человека, пытающегося нарушить область личного пространства. Когда же мне не дали уклониться, развернув к себе и позволив целое мгновение вечности любоваться переливающейся яркой аурой, я перестала сопротивляться, понимая, что теперь спрятаться не выйдет. Мужская рука взяла ладонь в плен, и над ухом раздался голос с еле уловимыми хриплыми нотками:

 - Потанцуете со мной, Валь? - и, отклонившись от почти прижавшего меня к себе дракона, я не смогла сопротивляться зрелищу реагирующей на малейшее мое движение ауры.

 - Конечно, милорд Златоглазый. С удовольствием...

 - Вам понравились песни наших народов? - спустя некоторое время нарушил неловкое молчание дракон, и я снова вздрогнула от неожиданности, потому что сейчас очень хотелось...отгородиться от него. Но раз уж понадобилась Златоглазому светская беседа...ладно.

 - Да, - тихо отозвалась я. - Они наполнены глубоким смыслом. Почти как героические сказания нашей Земли.

 - Вы тоже что-то такое Нойдену предложили? - сначала растерялась от звука незнакомого имени, а потом вспомнила, что привыкла называть парня Одуванчиком, потому и не признала сначала. Смутившись оттого, что сама выбрала далеко не патриотическую вещь, подумала, однако, что терять мне нечего, а потому почти спокойно ответила:

 - Нет, милорд Златоглазый...понимаете, в нашем мире в данный момент нет господства темы бесстрашия и отваги в музыке. Каждый, кто ее сочиняет, обычно пытается выразить через мелодию то, что творится у него на душе.

 - Интересный подход, - аура Златоглазого вспыхнула на мгновение ярче, а может, мне это просто показалось, потому что продолжил мужчина голосом, уже не выражающим напряжения. - А ваша - о чем?

 - Ну... - задумалась я, одновременно осознавая, как Делина с Одуванчиком начинают припев во второй раз, и попыталась передать хотя бы приблизительный перевод. - О том, чтобы небо привело странника домой. И о том, что дома его будут ждать, несмотря... - а дальше из горла вырвалось только непроизвольное шипение, после чего я вскинула глаза на дракона.

 - Надо же... - задумчиво протянул он. - Почти как в моем сне...

 - Ч-что? - как можно спокойнее попыталась произнести я, но меня начало выдавать волнение. Волнение от ощущения его пальцев, медленно путешествующих по позвоночнику от поясницы к лопаткам. Что он сделал? Как догадался? Запрещенный прием! Нечестно! Благодаря небо за то, что светильники выключены, я закусила губу и склонила голову. Надо успокоиться. И ни за что не признаваться. Никогда.

 - Валя, и как вы вообще умудрились обучаться у миледи Грозной? - насмешливо поинтересовался Златоглазый. - Плохо, очень плохо...

 - О чем вы? - действительно не поняла я.

 - О том, что драконы прекрасно видят в темноте, - раздался над самым ухом вкрадчивый шепот. - Попалась! - уже торжествующе добавил он.

 Мгновенно вспыхнувшая злость придала силы, и я из объятий дракона вырвалась. Попалась? Меня что, в ловушку загоняли? Ну, уж нет! Что же, выходит, я всю эту неделю зря переживала, а этот...этот...ящер шелудивый все вспомнил? Мама! Страх был второй эмоцией, побудившей из зала скрыться. Пытаясь не потеряться между аурами знакомых и не очень существ, я сломя голову неслась к выходу. Уйти, исчезнуть, испариться - вот все, чего хотелось в данный момент. Нервно бегающие по всему телу мурашки не давали нормально скоординировать движения, и несколько раз пришлось споткнуться, так что я заодно и платье, в котором удирать было совсем непросто, прокляла до кучи. А когда, наконец, выбежала в относительную безопасность коридора, уже не размышляла: рванула к нашему корпусу. Лишь бы не попадаться больше на глаза тому, кто явно ждал от меня ответов...

 Прохладный вечер Пределов с заходящим Ауроном встретил меня на стене между общим и ментальным корпусами. Не допуская ни единой мысли, я летела в родные пенаты, чтобы спрятаться в одной из аудиторий и переждать бурю, потому что Златоглазый точно стал бы искать меня в общежитии. Подходящее место нашлось, когда я спустилась на второй этаж и забежала в небольшое помещение, на проверку оказавшееся комнатой для практических занятий. Мысль о том, что медитации можно было проводить и здесь, а не на крепостной стене, была задушена паникой, понемногу улегшейся, когда я закрыла дверь изнутри и прижалась к ней, постепенно сползая вниз. Боже, неужели Арегван догадался?..

 Секунды текли, складываясь потихоньку в минуты, но я потеряла им счет. Просто сидела на полу, спрятав голову в подтянутые к туловищу колени, и пыталась выровнять дыхание. Когда это, наконец, удалось, а я вернулась в реальный мир и огляделась, захотелось подойти к окну, во что бы то ни стало, и вдохнуть свежего воздуха. Порывистым движением распахнула ставни и вобрала полную грудь кислорода, упираясь ладонями в подоконник и опустив голову. Тело продолжала бить нервная дрожь. Она пробирала до корней волос, а каждая минута осознания того, что мгновения недельной давности теперь известны не только мне одной, только добавляла страха. Когда же я повернулась в сторону открывающейся двери, сердце окончательно ушло в пятки: там стоял Арегван, пронизывая меня рассерженным прищуренным взглядом.

 - Валя, худший балл по расоведению, - словно и не прерывался наш диалог в актовом зале, процедил мужчина. - От драконов убегать нельзя.

 - В-вы обещали, - попыталась напомнить я, заодно и себя приводя в чувство. Бесполезно...

 - Я обещал не тащить сокровище в пещеру, - согласился дракон. - Но, кажется мне, сокровище само там оказалось, а, Валь? Может, восполните пробелы в моей памяти?

 - О чем вы? - заикаясь, спросила я, одновременно чувствуя, как Златоглазый начинает мягко прощупывать мое сознание. Мысли читать? Без разрешения? Мы так не договаривались! И обуявший с новой силой страх внезапно придал мрачной уверенности, тогда как дракон продолжал пристально наблюдать за мной. Кажется, он наткнулся на блок, потому что сердито выдохнул и снизошел до объяснений:

 - О том, как именно я вернулся в сознание после того, как вытащил тебя, девочка, - но я упорно молчала, не собираясь отвлекаться от защиты, и Арегван продолжил. - Путешествия по астралу запоминаются, тебе ли не знать, Валя? - то, с какой интонацией он перешел от вежливого обращения к личному, неожиданно сладко отдалось во всем теле, и пришлось даже встряхнуться, чтобы прогнать накатившую истому. - А у меня - провал в памяти, - между тем покачал головой мужчина. - И каждую ночь сон о том, как мы... - он запнулся, и меня пробрала дрожь, а на щеках появился предательский румянец, который не остался незамеченным, - ты...возвращаешь меня, - тут же поправился Златоглазый. - Я должен знать, Валя. Должен, понимаешь?

 Я продолжала сохранять молчание, стиснув зубы, потому что давление на мозг грозило стать невыносимым. Как ему удается спокойно разговаривать во время того, как пытается прочесть чужие мысли? У меня еле получалось концентрироваться на одном только блоке от сильнейшего воздействия, такого, что в глазах начали появляться искры.

 - Валя, я сильнее, - предупредил дракон, приближаясь, и я снова закусила губу. А потом стало больно. Голову пронзили тысячей мелких осколков, словно внутри кто-то, совсем не щадивший меня, взорвал бомбу, и в то же самое мгновение я почувствовала, как по верхней губе стекает что-то мокрое. Проведя ладонью под носом, обнаружила, что это кровь, и разлилась еще сильнее. Вот так, значит? На войне все средства хороши? Сузила глаза подобно тому, как это сделал Арегван, и яростно прошипела:

 - Второй раз из-за тебя кровью истекаю...

 - Что? - внезапно удивился Златоглазый, растерявший всю свою собранность и явно не ожидавший злой реакции.

 - Хочешь все узнать, Ар-регван? - растянула я его имя, не без удовольствия наблюдая, как реагирует на звук моего взбешенного голоса мужчина, прикрывая веки на долю секунды. - Ну что же ты? Не останавливайся... - прошептала я, в несколько шагов преодолевая разделявшее нас расстояние и замечая, как от последних слов судорожно выдыхает Арегван. А поцелуй получился сам собой.

 Только оказавшись рядом с ним, поняла, что никакими силами оттащить себя обратно уже не смогу. Руки обвили шею, пальцы зарылись в мягких волосах, уже привычно массируя голову, а ощущение его губ отозвалось волной облегчения, разрушая возведенные блоки, позволяя нам обоим, наконец, достичь желаемой цели: мысли стали доступны каждому. И если Арегван тут же устремился те самые требуемые пробелы восполнять, не забывая яростно и, наверное, совсем непривычно на мой поцелуй отвечать, то я полетела туда, где, казалось, сосредоточилась вся надежда на спасение. Туда, в пещеру, о которой так долго мечтала. К демонической части драконьей души, любившей меня безусловно. Одновременно ощущая, как смыкаются на талии и болезненно прижимают к себе горячие руки Златоглазого...

 Огненный купол пылал, как никогда. А я, не медля ни секунды, подбежала к пустующему трону, который заняла почти сразу же, ощущая, как из глубин сознания начинает вырываться темная сторона любимой души. И тут же припала к сформировавшемуся из дыма мужчине, раскрывшему руки и заключившему меня в объятия. Защити, молила я его, помоги и вспомни, что тот, кто сейчас обнимает меня снаружи, рожден, чтобы оберегать, а не причинять боль. Помоги ему. Молю тебя!

 Демон только крепче прижал к себе, после чего я почувствовала, как начинаю растворяться вместе с ним. Пещера таяла, а сама я стала сливаться с реальностью, сообщив все необходимое понимающему меня черному силуэту. Почему-то после единения с той, спящей половинкой я словно получила силы, чтобы сопротивляться настоящему Арегвану. А потому действительность встретила с поистине непостижимым удивлением, неожиданно разбуженная громким и протяжным стоном. И совсем не принадлежавшим мне...

 Я сидела на преподавательском столе, исступленно целуя Арегвана, расположившегося меж моих разведенных бедер и прижимавшего меня к себе за ягодицы, которые он, не переставая, ласкал под тканью задравшегося платья. Инстинкт подсказал обхватить дракона ногами, прижавшись еще теснее и с упоением ощущая охватившую его страсть, а руки беспорядочно гладили широкие плечи и спину, забираясь под ткань гладкой рубашки, которую он надел на посвящение. От которой у меня, в том числе, закружилась голова. Когда же его губы от меня, наконец, оторвались, начав путешествие по шее к груди, не сдержалась уже и я, простонав от охватившего все тело жара. И вот это-то и стало роковой ошибкой.

 Арегван словно очнулся от наваждения: руки тут же покинули мои бедра, а сам он испустил обреченный вздох. Я, все еще не в силах привести ощущения в порядок, тяжело дышала и ждала продолжения. А дальше произошло то, к чему я, как ни странно, оказалась готова больше всего: дракон сделал шаг назад, сжал кулаки и лишь потом открыл глаза, чтобы пронзить меня пылающим яростью взглядом. Золотисто-оранжевым взглядом, на краях которого поселилась черная кайма...

 - Узнал? - прошипела я, сводя колени и спрыгивая со стола. Жертвой я себя не чувствовала, напротив: испытала именно ту гамму ощущений, которая была мне чрезвычайно необходима, а потому и нашла силы не строить из себя оскорбленную невинность. И мое решение только подстегивалось нарастающей злобой, которой сейчас искрился взгляд напротив. - Или хочешь все, до малейшей подробности, Арегван? И что теперь, когда воочию убедился? Исключишь из Академии?

 Он несколько раз глубоко вздохнул, прикрывая веки, не теряя, однако, ни капли напряжения, потом сверкнул на меня глазами и тихо проговорил:

 - Уходи.

 Я мрачно усмехнулась - глупый дракон - и решила подлить масла в огонь зарождающейся ненависти:

 - Что же ты? Или уже передумал?

 - Вон! - крикнул он так, что я подпрыгнула на месте, чуть не оказавшись на столе снова. - Убирайся вон!

 После этого мне уже не требовалось повторения, и я, стиснув зубы и подарив Златоглазому на прощание презрительный взгляд, обошла его по дуге, от всего сердца хлопнув дверью кабинета. На душе поселилось непривычное спокойствие, но по лестнице до этажа общежития я поднималась уже не спеша. Просто была уверена, что вдогонку никто не последует. Не таков был характер Арегвана: он сначала предпочитал подопытную мышь изучить. А я сейчас явно сломала все шаблоны. Кто знает, какие он испытывал чувства по отношению ко мне, пока не проснулась демоническая половина, в любом случае я бы о них не узнала. Потому как "преподаватель-ученица" в его жизни уже было и закончилось, надо сказать, не очень красиво. Судя по тому, как сейчас пыталась Силь снова угнездиться в его судьбе. А уж то, что совершила я, и подавно почву из-под ног выбило. Нет, теперь Златоглазый затаится... а если принять во внимание еще и страх демона, касающийся того, что его не смогут принять таким, какой он есть, то и вовсе постарается наши встречи свести к минимуму. Черт!

 Ну почему у меня все не так, как у людей? Другая бы сейчас лила слезы и обвиняла мужчину в том, что наворотил дел и выгнал в не самой вежливой форме, а я иду и методично продумываю пути дальнейшего развития событий. Ну что со мной не так? Где ярость, где ненависть, где боль и обида, в конце концов? А потом я поняла, почему стала настолько спокойной. Все дело в том, что до сих пор остались ощущения его рук на теле и губ, неистово терзающих мои губы. Все дело в том, что делал это не демон, а именно дракон. Все дело в том, что это именно дракон отпустил себя на волю, стоило мне сделать первый шаг. Ну и кто тут из нас попался, милорд?

 Усмехнувшись уже радостно и понимая, что путь до комнаты как раз закончился, я сняла праздничное платье в несколько движений. Тело приятно ныло оттого, что почувствовало себя желанным. Кажется, я все-таки ничем не лучше Силь. Потому что явно начала входить во вкус при одной мысли о том, как бы еще раз совратить дракона. И осознание этого, даже перед самым сном, никак не желало стирать с губ счастливую улыбку.



 Глава 3


 Северный Срединный Предел, Академия Познаний, корпус целителей


 Они появились, словно из ниоткуда, и напали, когда их никто не ждал...а как прекрасно начиналось утро.

 - Признавайся, девка, что натворила, - проницательно наблюдая за тем, как я уплетаю завтрак, изрекла Дусира. - Да я никогда не поверю, что ты после вечера посвящения внезапно вспомнила обо мне, - насмешливо изогнула бровь троллемама, подбивая на дальнейшие откровения.

 - Вот вам крест! - в подтверждение своих слов действительно изобразила знамение, отчего удивление овладело лицом добродушной женщины.

 - Что это? - спросила она, невольно подаваясь назад и сверкая на меня недоверчивым взглядом. - Какой-то ритуал?

 - Нет, что вы, - заверила ее я, - просто так у нас усиливают правдивость своих слов.

 Весь вид Дусиры показывал, что мне ни на грамм не поверили, а я предпочла больше не оправдываться. И пусть основной причиной, побудившей на завтрак не ходить, являлась, конечно, вчерашняя некрасивая сцена с Арегваном, по троллемаме я тоже успела соскучиться. Да и что говорить, вид сердобольной матушки Марика как нельзя лучше отвлекал от тех кровожадных мыслей, что с утра начали роиться в голове. Потому что когда с мозга спала розовая пелена, пришлось столкнуться с суровой действительностью.

 Златоглазого хотелось убить. Медленно и с удовольствием. Чтобы больше не добивался варварскими методами тех ответов, которые ему, в сущности, ни к чему. Единственным плюсом информации, которой он теперь располагал, я видела только то, что дракон осознанно сможет подготовиться к встрече со своей демонической частью. Как ни крути, а знание о дополнительных силах должно натолкнуть его на мысль о том, что себя стоит контролировать немного больше, чем раньше. Иначе на его пути может встретиться менее упертая студентка, чем я, и кровотечением из носа дело уже не обойдется. О том, как выгонял из кабинета, вспоминать не хотелось...потому что желание пойти и разобраться увеличивалось на несколько порядков сразу. В теперешнем благоразумии Арегвана я, однако же, не сомневалась. Тем страшнее было осознавать, что, по-хорошему, меня очень скоро должны вызвать в деканат и сообщить о том, что обучение прекращается...так, во всяком случае, мне думалось до тех пор, пока над цитаделью Академии Познаний не прогремел мощный взрыв.

 Первой мыслью после того, как очнулась от мощной ударной волны, была та, что чудом не оказалась погребенной под камнями. Хотя, подняв голову, обнаружила, что ни единый элемент стены, окружавшей комнату со всех сторон, не пострадал, а Дусира прикрыла меня своим мощным телом. Очнувшись, она замотала головой, и мне даже показалось, что женщина-тролль ничего не слышит. В это самое мгновение в голове раздался встревоженный голос Эмманиэль: "Всем преподавателям и студентам собраться на первом этаже административного корпуса!" - и впервые я слышала в звучном густом тембре панические нотки страха. Ох, если уж наша блондинистая секс-бомба так переволновалась, что же...что же происходит вообще? Пока Дусира поднималась и принимала решение вести меня туда, куда всех направила секретарша ментального факультета, я не сдержалась - отправила часть сознания в путешествие вдоль внешнего периметра, чтобы узнать, что же все-таки стряслось.

 Стена между ментальным и общим корпусами не пустовала. На ней собрались почти все наши преподаватели с большим резервом, а еще студенты-боевики и несколько менталистов, и одним из первых в глаза бросилось напряженное выражение лица Арегвана. Он держал обе руки над головой и шептал что-то сквозь зубы. По отдаленным кусочкам фраз догадалась, что автором распростертого над Академией щита является именно он. Физическая преграда для того, что чуть было не погубило всех нас...как он успел?

 - Иногда я готов благодарить демиургов за то, что ты периодически сходишь с ума и не спишь ночами, а по утрам еще и оказываешься в том месте, где нужно, чтобы отразить атаку, - хмуро глядя на Златоглазого, поделился соображениями Андо. - Но потом я вспоминаю, что, не обучи ты это чудовище всему, что знал сам, подобного в принципе бы не случилось.

 - Это уже не я, - сердито отозвался Арегван. - А то, что она спуталась с демонами - целиком и полностью ее решение. Я учил Силь созидательному применению ментальной магии, а не боевому.

 Так вот оно что! Арегван приближение ученицы застал и предотвратил первое нападение...а сейчас сдерживал то, что должно было служить завесой от дальнейших ударов. Я присмотрелась и постепенно стала различать расходящееся от его рук своего рода поле, в которое постоянно врезались разные по объему шары непонятной энергии. Что эта Силь творила? Откуда столько силы в одной полуэльфийке?!

 - Что ей нужно? - вступил в разговор Скалоподобный, который до этого времени высматривал скопившуюся вокруг Академии пыльную волну. Похоже, тут не один иллюзионист постарался, мелькнула у меня мысль, но увидеть что-то сквозь непроходимую пелену оказалось невозможным. Черт, сюда бы все сознание. Все...догадка озарила в то же мгновение, как Арегван тихо признался:

 - Сказала, что хочет видеть мою нынешнюю ученицу. И посмотреть, на что та способна.

 - И почему я не удивлен? - фыркнул Стремительный. - На твою Сазонову тут вообще спрос.

 - Найдите ее. И не дайте выйти за пределы Академии, - не обращая внимания на сарказм подопечного, бросил декан боевиков. - А с Силью этой мы разберемся. Я позову еще студентов - боевики наверняка соскучились по практике.

 После этих слов оба боевика подскочили к краю крепостной стены и в мгновение ока перемахнули через нее. Такое на моей памяти совершал только Вондар, когда узнал, что привязан ко мне. Откуда-то снизу послышался крик Алезона, призывающий учащихся старших курсов. Похоже, к Академии подошло приличное количество демонов. А в пределах досягаемости остались Златоглазый и Дальновидный, причем наш декан со стены явно собирался уходить. Я, кажется, даже догадывалась, по какой причине. А потому стала срочно возвращаться обратно в тело, к Дусире, которая уже довела меня до административного корпуса.

 В холле было многолюдно, некоторые первокурсники испуганно жались друг к другу, но все с ожиданием смотрели на Тариуса Мудрого, стоящего на возвышении мраморной лестницы. Когда же к нему присоединился вернувшийся со стены Эрикен, я напряглась: сейчас будут искать меня... Ректор поднял руку в предупреждающем жесте и обратился к аудитории:

 - Уважаемые студенты, без паники! Я понимаю, как сложно вам в данной ситуации совладать с собственным страхом, но вспомните: вы прошли первое триместровое испытание, а значит, уже чего-то, да стоите. Прошу отнестись к новости хладнокровно и сделать все от вас зависящее, чтобы помочь по своему направлению магической деятельности. На Академию было совершено нападение, последствия которого в данный момент нейтрализуются общими силами боевого и ментального факультетов. Прошу соблюдать спокойствие и не покидать пределов административного корпуса как самого отдаленного от мест столкновений. Если ваша помощь может понадобиться представителям факультета целителей - вы отправляетесь под их ответственность, но в любом случае - соблюдайте спокойствие! Атака была неожиданной, но ничего непоправимого не случилось. Да помогут нам демиурги! - с этими словами он прижал правую ладонь к груди, после чего поклонился слушателям. - Прошу Валентину Сазонову с первого курса менталистов подняться в ректорат, - и глава Академии замолчал, покидая облюбованное место, а я еле-еле успела спрятаться от цепкого взгляда Дальновидного, рыскающего по толпе. Нет, нельзя было показываться, нельзя, и тут я почему-то была согласна с интуицией.

 Новый взрыв, от которого сильно дрогнули стены, а паника в рядах студентов увеличилась, отвлек внимание декана менталистов. Он сплюнул на пол и бегом направился в сторону выхода на стену, ведущую к общему корпусу. Очень правильное решение: если Арегван не сможет держать купол, то телекинетик, умеющий отражать даже малые удары, ему очень пригодится. Женщины-преподаватели и те, кто справился с первым страхом, принялись успокаивать более впечатлительных соседей. Дусира от меня тоже отвлеклась, собирая способных к целительству студентов, и как раз этим я и решила воспользоваться. Никого из своих мальчишек вблизи не обнаружила. Жаль, тогда не пришлось претворять план в жизнь самой...дверь из корпуса наверняка уже забаррикадировали, через нее путь на внешнюю границу стены был заказан. Значит, оставалось окно...не могла, не могла я наблюдать, как по вине одной неразумной магини рискует погибнуть целая Академия. Арегван силен, но и его возможности не безграничны, пусть я и верю ему безоговорочно. А вот если Силь нужна я, она меня получит. Злую и желающую крови. Кажется, я нашла, куда направить свою неудовлетворенность.

 На проверку блестящая идея оказалась достаточно провальным занятием: отыскав в одном из кабинетов первого этажа открытое окно и выглянув наружу, я поняла, что совершенно не представляю, как спрыгнуть с примерно четырехметровой высоты, чтобы ничего не отбить и хоть немного попытаться не искалечиться. Драгоценные минуты утекали сквозь пальцы, и я начала всерьез опасаться, что если не сейчас, то уж точно в следующую минуту кто-нибудь от Арегвана непременно войдет в дверь и затащит меня в деканат. Не иначе, небо услышало мои молитвы, потому что снизу внезапно раздался немного насмешливый голос:

 - Не правда ли, замечательная погода для прогулки под огнем враждующих группировок, юная леди?

 Повернувшись на звук голоса неожиданного вопроса, я и вовсе обомлела: на меня смотрели чистые и совершенно непередаваемые по красоте глаза того самого ангела, который начал чудиться мне в таверне троллей перед самой потерей сознания. Так значит, я все-таки не сошла с ума и он существует! Потом, когда первое удивление схлынуло, а я постаралась рассуждать здраво, недоверчиво отозвалась на почти предложение:

 - Вы-то сами что делаете под окнами приличного учебного заведения в столь опасную минуту?

 - Опасна минута для тех, кто на той, - он указал в направлении раздающихся взрывов и лязга оружия, - стороне сейчас противостоит демонам и магам-иллюзионистам. Хотя, впрочем, достаточно вывести из строя зачинщицу, и большая часть нападающих сразу же исчезнет, - подмигнули мне очаровательные и почти святые глаза. Догадка незаметно подкралась к сознанию. - Да-да, основное войско, защищающее иллюзионистов, подпитывает именно Силь - это иллюзии, - кивнул молодой человек в подтверждении моих мыслей.

 - Зачем вы...все это мне рассказываете? - смутилась я отчего-то. Нет, ангельская красота меня совсем не привлекала, я свой идеальный вариант уже нашла и менять не собиралась ни за что на свете, но настолько полная подача информации, надо сказать, пугала не на шутку.

 - Вы разве не за Силь собрались? - пристально и серьезно посмотрели на меня, несмотря на кажущуюся внешнюю безмятежность. - Я могу вам в этом помочь, - с этими словами мужчина с длинными золотистыми волосами, сегодня убранными в хвост, отошел от стены и расставил руки, словно готовясь меня поймать.

 - Так почему не помогли Арегвану, когда напала Силь? - возмутилась я на слова незнакомца.

 - Милая девушка, - покачал головой тот, - я всего лишь скромный беглец, во мне и сотой доли запаса Златоглазого нет, - с прискорбием сообщили мне. - Но вот сделать так, чтобы незаметно доставить вас к Силь, я смогу. А Арегван, будьте уверены, с щитом и без нашего вмешательства справится.

 - Почему вы мне помогаете? - все еще не решаясь поверить интуиции, продолжала допрос я.

 - Хочу знать, зачем сила иномирянки внезапно понадобилась повелителю демонов, - просто ответил тот, и я нахмурилась еще больше. - Не беспокойтесь, я не причиню вам вреда. И в случае необходимости обеспечу защиту.

 Ноги меня уже не слушались, забираясь на подоконник и свешиваясь наружу. Как оказалась в объятиях золотоволосого симпатяги, предпочла не думать вообще. Но на всякий случай решила предупредить:

 - На мне есть метка другого демона.

 - Не беспокойтесь, - окинули меня насмешливым взглядом с мелькнувшей по краю радужки серой полосой, - я не чиню злоключений для женщин своих собратьев.

 Еще один демон на мою голову! Мама дорогая...

 - Валя, - зачем-то представилась я, находясь на руках у молодого человека. Хотя какой он молодой? У этих дальнепредельцев возраст не определишь, пока дату рождения не спросишь.

 - Вы так же вежливы, как и любопытны, - поддела меня ангельская ехидна. У них что, расовое свойство такое - над попаданками издеваться? - Эсхаал из рода Аал.

 - Без прозвища? - зачем-то уточнила я.

 - Не заслужил, - просто улыбнулся мужчина. - Быть может, с вашей помощью мне и удастся этого добиться, - подмигнули мне, а в следующее мгновение на своей шкуре пришлось ощутить, что у демонов означает быть беглецом.

 Чертов Эдя Каллен! Вот кем на проверку оказался Эсхаал. Доли секунды не прошло, как мы с ним смогли наблюдать разворачивающееся зрелище противостояния, сопровождающееся ударами клинков разделенных по разные стороны баррикад. Здесь я увидела и своих мальчиков, и Андо с Алезоном, и даже Дальновидного, который отшвыривал подступающих к нему демонов точными взмахами руки. Я же вырвалась из рук демона скорости, чтобы почти сразу же прислониться к каменной и - на мое счастье - абсолютно недвижимой поверхности стены, чтобы унять подступившую к горлу тошноту и закрыть глаза, пытаясь бороться с головокружением. Когда же вернулась к Эсхаалу, мне снова подарили веселый взгляд:

 - Хорошо, что догадались принять удобное для наблюдения положение, Валь. Смотрите сами и оцените обстановку, - демон кивнул в сторону боевых действий, и я, отошедшая от первых последствий виртуозно-быстрого перемещения, смогла наконец-то выглянуть из-за угла корпуса менталистов.

 Зрелище предстало, надо сказать, устрашающее. Да, я увидела, что наши, чуть ли не играясь, справляются с подступившими к Академии демонами, но на месте одного поверженного тут же возникало двое новых.

 - Иллюзии? - недоверчиво прошептала я, и Эсхаал отозвался почти сразу же, одобрительно глянув на меня:

 - Схватываете на лету, Валя. Поскольку Силь в размерах резерва почти не ограничена, а копировать некоторых дэвов не в состоянии, несмотря на приличное обучение в Академии, она решила взять количеством, поэтому скоро здесь будет немереное скопище асуров, а вашим товарищам не поздоровится. Понимаете, к чему я веду?

 Я кивнула:

 - Ее нужно остановить...

 Со мной тут же согласились:

 - Логично. Присмотритесь. Что вы видите за полосой демонов и противостоящих им преподавателей и студентов? Правильно - именно там находятся двенадцать магов-иллюзионистов, которые и создают эффект нападения на Академию. К нашей большой радости, бывшая ученица еще питает нежные чувства по отношению к вышколившему учебному заведению, а потому для того, чтобы выдавить вас наружу, привлекла только иллюзию. Хотя Златоглазому, - Эсхаал указал пальцем вверх, - сейчас не позавидуешь.

 - Почему...вы мне все это рассказываете, Эсхаал? - я снова попыталась найти ответы на мучившие вопросы.

 - У Силь на вас какой-то зуб, - без обидняков поделился наблюдениями золотоволосый демон. - Мой отец сказал следить за вашей безопасностью, поскольку Силь...свойственно увлекаться, - мягко обозначил намеки на явное сумасшествие девушки демон. - А я, в довершение всего, еще и не разделяю его взгляды, поскольку...в Академии друзья и у меня, - очаровательно улыбнулся молодой человек. - Сейчас очень удобное время для того, чтобы подобраться к Силь как можно ближе. Основной удар приняли на себя Златоглазый и ваши студенты, она находится за линией противостояния одна - я проверял, - успокоили меня, и я снова безоговорочно поверила. Интуиция, когда-нибудь ты не доведешь меня до добра... - Вы готовы рискнуть, Валя?

 Слова сорвались с губ быстрее, чем я успела об этом подумать:

 - Готова...

 - Значит, держитесь крепче, - снова улыбнулся Эсхаал, подхватывая меня на руки.


 ***


 Зрелище противостоящих иллюзиям студентов приводило Силь в неописуемый восторг. Ну, надо же, как интересно повернулась судьба: когда-то обучавшая ее Академия теперь оборонялась против своей же ученицы. Тряслась под напором мнимых ударов, хотя любой из них мог бы вполне стереть в порошок один из донжонов, а несколько точных бросков не оставили бы здесь камня на камне, гнула почти физический щит и все-таки не сдавалась. Несмотря на то, что Златоглазый уверенно держал удар, магиня была довольна устроенным представлением. Оборона точно отсекла Арегвана от боевых действий, иначе он в два счета справился бы со всей ее выдуманной армией. Зато теперь она почти с удовольствием могла наблюдать мужчину, тратящего все силы на работу ее магов-иллюзионистов, стоящего на стене и в лучах восходящего солнца кажущегося необъяснимо-прекрасным. Она многое отдала бы за то, чтобы в свое время так же, как и сейчас, он тратил все силы на нее. На нее, которую он в упор не замечал, продолжая относиться как к обычной студентке и не обращая внимания на влюбленные взгляды маленькой девочки. Ваал зря думал, что Златоглазый нужен Силь для плена. Нет, она больше не любила. Ей нужна была месть.

 Увидеть его коленопреклоненным. Осознавшим тягость вины перед ней. Склонившим голову перед ее силой. И если для этого нужно было, попутно исполнив задание главного демона Дальних Пределов, вытащить из Академии девчонку, она это сделает.

 "Силь, прекрати! - раздался в ее сознании рычащий голос Арегвана. - Остальные не виноваты в том, что произошло между нами..."

 - А не то что, милорд Златоглазый? - выкрикнула, смеясь, девушка, зная, что дракон и без ментальной связи ее услышит. - Опять заставишь читать поэмы? Лишишь дара? Упечешь к людям? Что? Что ты можешь сейчас, Арегван?! Ни-че-го! - с новой силой начала драть горло она. - Так что вытаскивай свою Валю сюда! И дай мне, наконец, увидеть, что она собой представляет!

 - Не кричи так громко, - раздалось в нескольких шагах от магини. И на месте, где до этого царила пустота, появился Эсхаал, несущих на руках ту самую Валю. Силь в бешенстве сжала кулаки: даже Ваалова сына она уже оприходовала! Черная злоба стала подниматься из самых глубин души, когда глаза случайно выцепили то, что заставило понемногу начать успокаиваться: отпуская девушку с рук и несознательно проводя пальцами по тонкому плечу, Эсхаал вызвал бурю негодования со стороны Арегвана. Этого не видел никто, но Силь за многие годы общения со Златоглазым научилась оценивать малейшие оттенки настроения внешне всегда спокойного дракона. Златоглазый явно ревновал. И губы Силь растянулись в предвкушающей улыбке.

 А Валя тем временем поблагодарила принесшего ее к магине демона. Подняла на Силь большие карие глаза.

 - Прекрати буйствовать, Силь. Я пришла.


 ***


 Когда я увидела ее вблизи, то поразилась, насколько хорошо выглядела магиня спустя столько лет после окончания Академии. Надень она короткую ночнушку из моего видения, распусти волосы вместо толстой эльфийской косы - и я бы подумала, что Арегвана Силь собирается брать совсем не штурмом. Сколько минуло с тех пор, а девушка ни капли не постарела. Меня пронзило сожаление - я не думала, что со своим происхождением смогу прожить так же долго, как и блондинка напротив. К тому же эльфийская кровь долгожителей...она сделает свое дело. А я...всего лишь человеческое дитя, мой век недолог, нам свойственно быстро и неожиданно умирать. Да, в любом случае мне бы не стать Арегвану парой в этом дурацком мире Пределов. Так что все поступающие проблемы - решить. И возвращаться домой, где меня ждут и любят. Незаметно прощупала ее - о, кажется, к новой встрече девушка подготовилась. Этот блок просто так не пробить. По крайней мере, без ведома хозяйки точно.

 - Смелая девочка, - похвалила меня Силь. - Эсхаал, оставь нас. Обещаю - она не пострадает.

 - Я бы не был в этом так уверен, - покачал головой златовласый демон.

 - Я думаю, Силь имеет в виду, что у нас с ней есть некоторые общие темы для разговора, которые стоит обсудить без свидетелей, - обратилась я к спутнику. - Не бойтесь. Я надеюсь, после того, что вы мне рассказали, Силь не станет мне вредить.

 - И все же я рискну остаться, - светло улыбнулся демон. Кажется, это и стало его роковой ошибкой. Силь, резко взмахнув рукой, материализовала еще одного асура - такого же, что сейчас сражались с академическими студентами - и направила его на Эсхаала. То, что златовласка этого низшего загоняет, я не сомневалась, но в случае победы Эсхаал рисковал обзавестись уже двумя противниками...кажется, стимулов заставить Силь прекратить бесчинства стало еще больше.

 - А это - чтобы нам точно не мешали, - усмехнулась девушка, и я почувствовала, как нас обеих накрывает прозрачным экранирующим куполом диаметром в несколько десятков метров, отсекая даже от сражающегося с асуром Эсхаала. Промелькнула мысль, что такой же щит сейчас распростер над Академией и Арегван. Когда болезненно сжалось сердце, не смогла удержаться и оглянулась. Даже с такого расстояния мне было понятно, что дракон, не мигая, смотрит на меня... До чего ж непонятный этот Златоглазый! От себя гонит, а стоит только удалиться на достаточное расстояние, как следит изо всех сил...драконы!

 - Физический? - предположила я, поворачиваясь обратно и не собираясь отрицать очевидных достоинств иллюзионистки.

 - Догадливая, - похвалили меня, и я решила, что для исполнения плана придется сыграть на гордости Силь. А это будет ох, как нелегко...надеюсь, Ифа сможет потом восстановить меня.

 - Не зря же у Златоглазого училась, - подмигнула я насмешливо, замечая, как дернулся глаз Силь при упоминании Арегвана.

 - Поэтому он сейчас так пристально за нами наблюдает? - прищурилась магиня.

 Я только плечами пожала, стараясь сохранить невозмутимость:

 - Кто этих драконов разберет.

 - Только со мной тебе все равно не тягаться, - с оттенком превосходства заметила Силь. - Против ритуалов на крови, увеличивающих силу менталиста, еще никто не выстоял. Я сильнее тебя.

 И вот тут стало понятно, что магиня, сама того не подозревая, дала мне карты в руки. А потому я склонила голову набок, улыбнулась краешками губ и обманчиво-спокойно произнесла:

 - Златоглазый тоже так говорил.

 И пока Силь раздумывала над ответом, перед глазами пронеслось все, что после того замечания Арегвана произошло. С трудом подавив желание обернуться и чувствуя необъяснимую и не принадлежащую мне тоску в районе сердца, сглотнула, но, тем не менее, дождалась реакции полуэльфийки.

 - И что же ты сделала? - полюбопытствовала она. А любопытство, как известно, ничем хорошим для кошки не обернулось...

 Я улыбнулась гораздо шире:

 - Поцеловала! - и не без удовольствия отметила, как налились кровью глаза Силь. Уж этого она точно не простит...

 Всю глупость своей идеи я поняла, только когда стало ясно, что на это задание Силь умудрилась не захватить холодного оружия. Видимо, настолько уверилась в прокачанном чьей-то кровью резерве, что окончательно слетела с катушек. Но как же я была этому рада именно сейчас! Потому что и без колюще-режущих сюрпризов она владела телом не хуже смертоносного инструмента. Моей задачей было не распалять ее, отвечая на многочисленные выпады, а уворачиваться, как когда-то и учил меня Андо. Ну, правда, боец из меня никудышный, а вот трус, боящийся за свою жизнь, вполне себе ничего. Поэтому я старалась, как могла, и убегать от девушки было совсем не стыдно и не зазорно. Правда, когда растрепалась коса, став болтаться позади ненужным грузом, уходить от преследования стало значительно тяжелее. Но и Силь, правда, в своем кафтаноподобном одеянии тоже малость подустала. Что, однако, не помешало ей во время одной из предпринятых попыток все-таки ухватить меня за длинные волосы. Я вскрикнула, когда она с силой дернула косу на себя, и полетела на землю, больно ударившись бедром, так что даже джинсы падения не смягчили. Нога нещадно заныла, и я схватилась за нее обеими руками, чтобы хоть как-то унять боль. И именно в это самое мгновение голову резко дернули назад, а я снова вскрикнула.

 - Ну что, доигралась, девочка? - спросила взбешенная поклонница Златоглазого, нагибаясь надо мной. - А знаешь ли ты, каково это было - идти к нему темными коридорами, опасаясь даже собственной тени, чтобы только сказать, что чувствуешь...

 - Предлагать себя взрослому мужчине, который в твоих услугах не нуждается? - тут уж и меня понесло, и остановиться в данный момент было нереально. - Не трудись объяснять, Силь, я все это еще на празднике Ингермона видела, вплоть до цвета твоей особенной ночной рубашки. Как, ты думаешь, я твою иллюзию сняла? - волосы снова нещадно потянул вверх, так что пришлось оторвать руки от больной конечности и подняться на руках вслед за рукой Силь. - Тебе самой-то не стыдно оттого, что в свое время наделала? - продолжала изобличать я все более звереющую магиню.

 Звонкая пощечина заставила голову откинуться в сторону, а перед глазами заплясали радужные круги, и я снова ощутила внутри отклик, который без всяких сомнений отнесла к чувствам Арегвана. Черт, каково же это - наблюдать за тем, как над знакомым тебе человеком издеваются, пусть он и сам послужил причиной чужой ненависти? На мгновение перед глазами промелькнул обугленный Май, и я, кажется, состояние Арегвана наконец-то осознала. Но нет, не время было для того, что я задумала, а значит...терпи, Валя, терпи!

 - А сама-то, - поморщилась вдруг Силь. - Не удивлюсь, если ты на Златоглазого еще хуже вешалась.

 - А хочешь увидеть, как это бывает с обоюдного согласия? - ответ мне не требовался: чудовищную жажду я увидела в глубине глаз девушки, несмотря на закипающую внутри злость. Поэтому, пусть существо и отчаянно протестовало, не желая делиться воспоминаниями, я позволила блоку на мыслях приоткрыться. Именно так и никак иначе. Поднырнуть под установленный Силь ментальный щит можно будет, только если сама она отвлечется на что-то, что поколеблет ее веру в себя. А таковым могло служить лишь то, что было связано с Арегваном Златоглазым. И этим отвлекающим маневром могла стать только наша совместная ночь...то, чего сама Силь никогда бы не добилась. Глядя, как начинают слезиться ее глаза, и понимая, что сейчас она словно сама переживает то, что произошло со мной при возвращении дракона, я медленно, но верно искала лазейку в ее сознании. В какой-то момент девушка не выдержала и, смахнув ставшие злыми слезы, прошипела:

 - Паразитка! Я тебя уничтожу...

 - Не сможешь, - поморщившись от боли в бедре и нещадно сжимаемых волос, ответила я. - Ты обещала Эсхаалу.

 - Плевала я на этого папенькиного сынка! - прорычала Силь. - Ты отняла у меня все самое дорогое! Готовься к смерти...

 Вот тут он и произошел - тот самый переломный момент. Для нее, для меня, для всех окружающих. Не знаю, до какой степени бешенства успела дойти Силь, но глаза ее окончательно налились кровью, а я поняла: сейчас или никогда! Душой овладело странное спокойствие, до того знакомое, что в какой-то степени я даже ему обрадовалась. С ним будет не так страшно, как без него...рука сама собой взметнулась к щеке магини, и в этот момент для нее все было решено. Блок я снесла, только получив доступ к телу противника. Изучение воздействия с применением прикосновений для меня не прошло даром. А потом уже знакомой тропой направилась туда, где находились способности девушки...

 Я рвала все нити магии, невзирая на истошные крики бившейся в моих руках полуэльфийки. Никогда, никому и ни за что не позволю поднимать руку на тех, кто мне дорог. Моя семья неприкосновенна. Мои друзья - под нерушимой защитой...жаль, что ты этого не поняла, Силь. По мере того, как все меньше связей становилось в чужом сознании, хозяйка все больше заваливалась набок, в конце нещадной процедуры смотря на меня покрасневшими из-за лопнувших в белках капилляров глазами. И я видела внутри нее картину того, с какой бы радостью она сама меня задушила. Сколько злости. Сколько отчаяния и ненависти. И ради чего...ради одного не поддавшегося дракона...а теперь что? Полное лишение способностей. Обрывки нитей я разрушила, они никогда не поддадутся восстановлению, сколько бы с ними ни работали целители. Все-таки разум - материя слишком для них тонкая...

 Оторвав руку от лица Силь, перекатилась на спину и замерла рядом с ней. То, что магиня в глубоком обмороке, я уже догадалась. Очнется - наверняка будет рвать и метать...и меня, скорее всего, в своем списке врагов запишет на первое место, подвинув даже Златоглазого. Но это будет потом, все потом. А сейчас...поспать бы и подлечить ногу. Чувствуя, как сама начинаю приближаться к состоянию противницы, услышала потихоньку ускользающим сознанием:

 - Валя, вам помочь? - кажется, асур рядом с Эсхаалом исчез вместе с завершением магии Силь, а сам золотоволосый дэв поспешил на помощь. Я открыла глаза и незаметно улыбнулась:

 - Лучше Силь помогите. Когда очнется, потеряет доступ к способностям.

 - Это вы с ней так? - неверяще спросил Эсхаал.

 - Да... - закашлявшись, подтвердила я. - Я кукловод - маг-менталист, способный управлять чужими сознаниями.

 - С вами опасно иметь дело, - без тени страха, тем не менее, поделился наблюдениями демон. - Кажется, отец зря решил привлечь вас к служению демонам.

 - Я никому не служу, Эсхаал, - честно призналась я. - Единственное, чего мне хочется - это возвращения домой.

 - В Академию? - живо поинтересовался демон. - Я мигом вас доставлю.

 - Нет, - возразила я, смотря в ярко-голубое небо Пределов, почти такое же, как и глаза сидящего сейчас рядом со мной мужчины. - Совсем домой...а вы лучше обеспечьте Силь нормальное пробуждение.

 - Но хотя бы помочь вам подняться разрешите? - с надеждой спросил демон.

 - Да, - еле заметно кивнула я, после чего почувствовала его руки на пояснице и под коленями, а вскоре уже сама стояла на ногах, держась за больную и наблюдая, как аккуратно обращается с находившейся без сознания девушкой Эсхаал. - А ответить на вопрос можете, пока еще не исчезли?

 - Все, что пожелаете, - улыбнулся ангелоподобный демон.

 - Вы сказали, что вы из рода Аал, - начала я. - Но разве роды в Пределах не ограничиваются двумя последними буквами имени?

 - Ограничиваются, - на меня посмотрели с добродушным видом, которым психиатры обычно встречают клинических больных. Еще бы, еле живая, хромая на ногу, а все туда же - за знаниями. - Но если матери - единственные, кто может давать имя ребенку - хотят усилить влияние рода отца, то увеличивают сходство в именах до трех букв. Мое имя именно таковым и является, Валя. До скорой встречи, - мне подарили почти восхищенный последний взгляд, после чего я на своем опыте могла убедиться в том, что у демонов означает быть беглецом, направляющимся со своей ношей в Дальние Пределы. Что ж, Силь, надеюсь, мы больше никогда не встретимся. Прости, если обидела, но выбора не оставалось...

 Вместе с возвращением в реальность вернулась и ноющая боль в бедре. Знатно меня все-таки приложило. И откуда такая громадная силища у тонкой полуэльфийки? Пока пыталась себя хоть немного пожалеть, начала разворачиваться, не сдерживая стонов от приносящей неудобства конечности, чтобы попробовать доковылять до Академии. Остальным сейчас не до меня, им стоит отдохнуть от боев с вымышленными асурами. Интересно, схватили ли этих двенадцатерых иллюзионистов, которых притащила Силь? Ох, кажется, не суждено было моим планам сбыться...

 Он стоял против солнца, и в лучах Аурона даже темные волосы отливали золотом, что уж говорить о привычном академическом костюме черного цвета. Брови сошлись на переносице, побелевшие губы сжаты в плотную линию, под глазами залегли круги. Не спал всю ночь? Бедный... И только радужки привычно сияли огненно-золотым, а по краям с них медленно сходила черная кайма. Я неловко улыбнулась, пытаясь изобразить цветущий вид и готовность идти до Академии бодро и весело, но первая же попытка переставить ноги обернулась полным крахом. Меня подхватили под руки, сделав широкий шаг навстречу...

 - Глупая. Безмозглая и безголовая, - обычно ровный голос сейчас прерывался беспокойными нотками, а я слушала и не могла насытиться, просто кивая, соглашаясь с каждым словом и одновременно ощущая шероховатость академической формы, становящуюся доступной при каждой попытке потереться об нее щекой. А еще руки Арегвана зарылись в мои волосы и мягко поглаживали кожу головы, словно убаюкивая и даря безграничное чувство покоя. Кажется, я начинала понимать, что значил тот эмоциональный отклик, который я ощутила, стоило Силь поднять на меня руку. Может, не так все печально с драконом, как я себе представляла? - Она могла убить тебя, Валя.

 - Могла. Я видела это в ее сознании, - спокойно отозвалась я, чувствуя умиротворение и защищенность в теплых драконьих объятиях, лишь на мгновение сжавшихся при упоминании бывшей ученицы. - Силь бы меня задушила. Так что выбора не было... осуждаешь?

 - Нет, - искренне ответил он куда-то в мои волосы, а я решилась на следующий вопрос:

 - А ты бы...переживал? - и затаила дыхание.

 Меня отстранили от груди и пристально посмотрели в глаза:

 - А ты как думаешь? - и впервые в голосе прорезались сердитые нотки.

 После того, что было вчера? Мне бы очень хотелось верить, что сильное потрясение способно изменить отношение к человеку, но...не у пятисотлетнего дракона и не в мгновение ока, к сожалению. И пусть сейчас кажется, что на меня не только аура реагирует, но и блеск в глазах становится ярче, но...факты остаются фактами, а прошлым вечером еще и явно указали на дверь, и забыть это просто так пока не получалось. Как бы ни хотелось продлить мгновение тесного объятия.

 - Мне...к целителям надо, - озвучила я свои мысли. - Простите, милорд Златоглазый, я вас больше не задерживаю, - и, окончательно от дракона отстранившись, поковыляла к пункту назначения. Самостоятельности хватило ровно на три шага. Потом мир как-то странно покачнулся, а я снова, как и немногим ранее с Эсхаалом, почувствовала себя в чьих-то руках. Только вот взгляд у их хозяина был сердито-золотистым и не сулил ничего хорошего при попытке сопротивления. Не говоря ни слова и вообще сделав вид, что меня тут нет, Златоглазый взял на себя обязанности почетного телохранителя попадающей в сплошные неурядицы попаданки. Я спорить не стала, тем более что так было и удобнее, и теплее. Только молча устроила голову на плече Арегвана и, постепенно уплывая в долину сна, с удовольствием вдыхала запах любимого мужчины.



 Глава 4


 Северный Срединный Предел, Академия Познаний, общий корпус


 С тех пор, как я вышла от целителей последний раз, парни, словно сговорившись, в одиночестве меня больше не оставляли. Фееричное зрелище возвращения Златоглазого со мной на руках имели счастье наблюдать все пятеро оставшихся снаружи Академии привязанных ко мне существ. Естественно, вывод они сделали единоличный: Валя, вляпавшаяся в очередную авантюру и еле унесшая из нее ноги, заслуживает того, чтобы получить телохранителя. После коротких комментариев дракона, чем именно Валя заработала сильный ушиб бедра, они, наверное, покрутили бы пальцем у виска, если бы знали, что есть такое выражение своих мыслей по отношению к собеседнику. В общем, я смирилась...не спорить же с такой оравой мужчин?

 В тот условный понедельник занятия для всех, конечно, были отменены в связи с введенным чрезвычайным положением. Иллюзионистов Силь, ответственных за обстрел Академии, схватили и передали суду драконов, который в данном мире действительно являлся самым гуманным и справедливым. Посланцы Атиуна Огнекрылого в рекордные сроки переправили мятежников вглубь империи, и дальнейшая судьба невезучих магов меня, естественно, не сильно заботила. То, что обезврежена Силь, вселяло надежду, что, возможно, скоро мои скитания закончатся. Потому что оставался еще один повод для опасений: отчисление по намеку Златоглазого. Хотя, если задуматься, домогавшуюся его магиню он ведь доучил. Но то же была неудачливая девушка...я-то начатое завершила. Словно в ответ на мои размышления, в один из последующих лекционных дней после пары Дальновидного (а дипломатия у нас планировалась на весь первый курс) декан попросил меня задержаться. Тревожный звоночек раздался в голове, но я ничем не выдала беспокойства. Эрикен же вежливо улыбнулся и пригласил следовать за собой:

 - Будет серьезный разговор, Валь. Не для посторонних ушей. Идем в приемную.

 Он смутно напоминал готовящегося к отчислению нерадивой студентки главу ментального факультета, точнее, не напоминал вообще, но я все равно внутренне собралась и молча прошествовала за ним. В приемной необычно воодушевленная Эмманиэль поприветствовала меня легкой улыбкой, чего не делала в принципе ни разу. На ум приходили сотни возможных вариантов развития дальнейшего сценария, но ни один не воплотился в жизнь, поскольку, только шагнув внутрь кабинета полудракона и успев наткнуться взглядом на единственное присутствующее там существо, я вздрогнула от неожиданности, рассеяно выдав:

 - Здравствуй...те, Эсхаал.

 Симпатичный демон, до этого разглядывающий открывающийся из окон деканского кабинета вид на хрустальный мост, повернулся со светлой улыбкой на лице, и я снова подумала, что в Пределах точно не хватает ангелов:

 - Здравствуйте, Валя. Как ваше здоровье? - мужчина кивнул на ногу, и я понимающе хмыкнула:

 - Спасибо, хорошо. Как...Силь?

 - Не так хорошо, как вы, но в подземельях демонов можно сносно существовать некоторое время, - без тени иронии отозвался златовласый. А для меня это явилось шоком:

 - Как?!

 - Она ослушалась приказа и причинила вам вред, - пояснил Эсхаал. - А также лишилась способности творить иллюзии, что очень сильно ударило по авторитету моего отца.

 - Ваш отец - Повелитель демонов? - предположила я.

 - Вот ради этого мы вас и вызвали, Валь, - вступил в диалог с хвостатым симпатягой Дальновидный. - Поэтому присаживайтесь - разговор предстоит долгий.

 - Я не совсем понимаю, как я могу быть связана с отцом Эсхаала, кроме того, что он зачем-то приказал Силь привести меня в Дальние Пределы.

 - Ну, Сазонова, это тебе даже я объяснить смогу, - в кабинет заявился Стремительный, сразу поравнявшийся с Эсхаалом и крепко обнявший демона. - Дружище, ты первый из потомков великих герцогов, ступивший на территорию Академии Познаний! Это дело надо отметить, - с намеком продолжил блондин, но Эсхаал хитро улыбнулся и возразил:

 - Прости, Андор, но на этот вечер у меня более интересные планы.

 А я, почему-то, под ехидный смешок интуиции поняла, почему именно сегодня Эмманиэль светится изнутри...но вместо желания высказать догадку вслух произнесла очевидное:

 - Так, значит, друзья в Академии - это милорд Стремительный, да?

 - Валя, вы столь же догадливы, сколь и прекрасны, - улыбнулся голубоглазый демон, и я в очередной раз испытала огромное желание стукнуть его чем-нибудь тяжелым по светлой голове. Хотя потом от идеи отказалась, потому что видеть счастливую Эмманиэль, отчего-то, хотелось больше.

 - Так вот, возвращаясь к нашим ойкудакам, Сазонова, - снова обратил на себя внимание Стремительный. - Вы, похоже, в играх высших можете стать переходящим призом, - заметил он, а затем скептически добавил. - Вот только не говори мне, девочка, что не заметила интереса со стороны ин Гелеврия Домна, а затем и Огнекрылого! - тут мне возразить было нечего, правда, не больно-то и демонстрировал свое расположение император драконов, даже если он и был. А вот эльф - да: эльфа я и сама собиралась опасаться. - То, что о тебе узнал фиктивный Повелитель демонов, было лишь вопросом времени. А у него, знаешь ли, тайная страсть к студенткам-менталисткам из нашей Академии. Я надеюсь, ты догадываешься, о ком я говорю, - подмигнул мне Андор.

 Я неуверенно кивнула, а потом задала вопрос, возникший по мере повествования физрука:

 - Почему фиктивный?

 - Потому что, не сломай вы способности Силь, демоны никогда не узнали бы о том, что ведущий их на битвы с драконами Повелитель является иллюзией. А заправляет всем на самом деле мой отец, - поведал Эсхаал.

 - Я не совсем понимаю масштабы катастрофы, - тихо отозвалась я, покачав головой, хотя сама уяснила одно: война была выгодна именно отцу Эсхаала, а не настоящему Повелителю. Интересно, сколько лет Силь поддерживала успешную иллюзию Владыки демонов?

 - А я думаю, Валь, вы немного лукавите, - подарил мне насмешливый взгляд Дальновидный. - Но, так и быть, свое видение ситуации вам обрисую, тем более что, возможно, некоторые детали нам поможете дополнить именно вы.

 Я только ответила хмурым выражением лица, и Эрикен улыбнулся:

 - Не переживайте, уважаемая студентка. Просто с самого вашего появления меня никак не оставлял вопрос о том, для чего же демиурги послали вас в этот мир. Еще ни одно попадание извне не обходилось для нас без последствий, только вы с Хайджи пока никак не проявляете себя. Да-да, не удивляйтесь, - видимо, оценив мой скептический вид, особенно с учетом всех провернутых дел, повторил наш декан, - телепорт с усеченными возможностями и девушка с резервом большим, чем у любого известного нам мага, вполне претендовали на звание пустышек портального прыжка. Однако... - мужчина выдержал эффектную паузу. - Ваши действия с Силь заставили по-новому взглянуть на сложившиеся устои нашего мира.

 - Что вы имеете в виду? - насторожилась я, и декан хитро улыбнулся, почувствовав зарождающийся во мне интерес.

 - Что вы помните из наших лекций о противостоянии драконов и демонов, Валя? - задал он наводящий вопрос.

 Я попыталась ответить максимально честно:

 - Войне между Срединным и Дальним Пределами около пятисот лет. В первые две сотни вооруженные столкновения носили наиболее серьезный характер, потом стали сходить на нет. В данный момент имеют место периодические вылазки демонов на территории драконов, ставящие своей целью развязать междоусобицы и начать очередной виток войны, но, насколько можно судить, драконы на провокации не поддаются.

 - Совершенно верно, - одобрительно глянул декан. - Но я имел в виду немного не то, Валь. Что вы знаете о начале противостояния между демонами и драконами?

 - Ничего, - немного поразмыслив, ответила я. - Этот вопрос не освещался.

 - В точку, - кивнул декан. - Хотите узнать некоторые новые сведения из истории Пределов, Валя?

 Наверняка мои глаза загорелись лихорадочным блеском, поскольку ответа Дальновидный так и не дождался, продолжив:

 - Вижу-вижу, хотите. Так вот! Доподлинно известно, что перед самым началом войны демоны и драконы готовились к подписанию договора о сотрудничестве, по которому одни обязались обучать дэвов в Академии Познаний, другие - обеспечивать безопасность торговых путей по морю на всей площади Великого Океана, где бы они ни располагались. Пираты, Валя, в те времена приносили большие убытки государствам: гномы, отправляя свои суда в Северный Предел, несли огромные потери, люди, соответственно, по аналогичной причине, тоже, а возможностей драконов на всех не хватало, поскольку именно они были в силах противостоять негативным элементам. Об этом узнал тогдашний Повелитель и предложил услуги жителей своего государства. Драконы откликнулись с радостью. И вот окончательный вариант договора двух государств и доставлял своему Владыке Алькор Верный, личный посланник и преданный друг.

 - Алькор Верный? - задумчиво проговорила я. - Названия родов ведь не повторяются, так? - испытующе посмотрела я на декана, а затем, получив подтверждение, перевела взгляд на боевика. - Ваш отец?

 Тот лишь молча кивнул, а Эрикен продолжил:

 - От охраны Алькор отказался, поскольку был искусным воином и препятствий не боялся. Дело в том, что сотрудничество с демонами было давней мечтой драконов. Их сильная раса всегда немного снисходительно относилась к остальным.

 - Почему? - недоуменно поинтересовалась я.

 - Потому что у демонов рождаются только мальчики, - пояснил Дальновидный. - И поэтому они считают себя по праву великой расой. Никто с ними, надо сказать, и не спорил особо: драконы не столь тщеславны, эльфам и оборотням вполне хватало того, что у них на тот момент происходило. Что уж говорить о магах, - криво улыбнулся он. - Вот поэтому-то искреннее желание помощи, инициируемое самими демонами, и было горячо поддержано. Но что-то пошло не так.

 - Что именно? - спросила я, и нехороший холодок прошелся по сердцу.

 - Отца убили, - спокойно ответил Стремительный, и я вздрогнула. - Договор так и не подписали. Более того, мы склонны думать, что существовало еще что-то, что должен был узнать Владыка. Поскольку после новости о смерти Алькора Верного он почти сразу же объявил драконам войну, и никакие увещевания его не остановили.

 Он замолчал, а я все пыталась переварить в голове услышанное. Справиться с потрясением не получилось, а потому вопросы вырвались сами собой:

 - Убили? Как? За что? Почему? Кто... - а вот ответ на последний я получила почти сразу же.

 - Мой отец, - громом среди ясного неба раздался голос Эсхаала.

 Я несколько мгновений переводила взгляд с одного демона на другого, не веря, что они с такой-то предысторией, судя по всему, являются лучшими друзьями. Сомнения разрешил спокойный голос Стремительного:

 - Дети не виноваты в том, что совершали их родители. И обвинять детей - значит, дать волю слабости, не увидев сути проблемы.

 - А я бы и сам хотел знать, почему отец решился на столь нечестный поступок. Ведь вред он причинил семье моего лучшего друга, - добавил Эсхаал. - Вред - и невосполнимую утрату.

 - А чтобы хоть немного приблизиться к разгадке тайны, нам и нужны вы, - пользуясь возникшей заминкой, пока оба демона понимающе переглядывались, вставил декан ментального факультета. - Разрушив иллюзию Силь, вы, Валя, предотвратили и намерение Ваала захватить территорий драконов от имени Повелителя. Девушка окончила нашу Академию чуть более двухсот лет назад, и есть все основания полагать, что все это время именно она проецировала изображение Владыки для простых воинов-асуров. До ее знакомства с Ваалом Повелитель практически не выходил за пределы территории дворца. Мы опасаемся, что на самом деле с ним могло случиться что-то ужасное, поскольку наши родственники еще не забыли доброту и щедрость последнего главы Дальнего Предела по отношению к драконам.

 - Его могли попросту убить, - заметил Стремительный. - Или отравить и бросить где-нибудь в подземелье. Судя по тому, что пользовались именно его иллюзией, он может до сих пор быть жив. Только находиться где-нибудь на границе со смертью.

 Я вздрогнула: на ум пришли слова Ифиэль о том, сколько столетий сможет пролежать Арегван, если ему вколоть определенный вид яда. Слишком уж похожая ситуация складывалась, если до конца верить словам нашего физрука...

 - Вы можете проникать в сознания троллей, Валь - это недоступно ни единому живому существу Пределов, - продолжил Дальновидный, и я, кажется, поняла, к чему он клонит. Существо замерло в странном предвкушении, словно ожидая, подтвердятся догадки или нет. - Если Повелитель мертв, мы узнаем это и сможем сподвигнуть демонов на воцарение нового взамен иллюзии, с которой всех обманывал Ваал. Если Повелитель жив, вы сломаете любой его блок, в каком бы состоянии демон ни находился. И сможете, наконец, узнать причину, по которой мы пятьсот лет не можем со всей искренностью принять демонов в дружные ряды народов нашего мира. Мы отчаянно хотим окончания войны.

 - Понимаю... - задумчиво кивнула я, обдумывая все детали предложенного задания. - Вот только...

 - Асуры на местах сражений сейчас находятся в замешательстве и в большинстве своем отказываются поднимать оружие против драконов, - сообщил Эсхаал. - Великие герцоги осаждают дворец, чтобы потребовать у отца объяснений. Сумятица - идеальное время для того, чтобы знакомыми тропами провести вас туда, где, как мы думаем, может содержаться Повелитель. Проводником стану я - палаты Владыки я знаю, как свои пять пальцев. Что скажете, Валь?

 И в этот момент одновременно произошли два события: дверь позади меня с шумом открылась, послышалось чье-то сбивчивое дыхание, но я не обернулась: интуитивный ответ уже срывался с языка. Поэтому то, что на совет прибыл именно Златоглазый, стало известно лишь тогда, когда мы практически одновременно озвучили свои мысли:

 - Эрик, это безумие!

 - Согласна... - и в то же мгновение, вздрогнув, я подняла глаза, точно зная, с чьим разъяренным взглядом встречусь. А он смотрел на меня со смесью тоски и отчаяния. Но, видимо, осмыслив суть моего ответа, резко переменился в лице, посмотрев на Дальновидного уже сердито.

 - Я на это не пойду, Эрик, - к Златоглазому почти вернулось спокойствие. - Она совсем ребенок для таких предприятий.

 Да мне почти двадцать один год! Мне по нынешним законам уже алкоголь покупать можно. Хотелось еще и насупиться, словно обиженному ежику, потому что в постели со мной, да и потом тоже, этот упертый дядька меньше всего о возрасте думал. Но поток внутренних осуждений дракона прервал ледяной, совершенно мне не знакомый тон декана:

 - Это уже не имеет значения, Арегван. Валя согласилась. Не сделаешь ты - никогда не поздно попросить у императора тех десятерых иллюзионистов, что мы недавно поймали. Да, эффект будет не совсем тот, но нам ведь и не нужно полного попадания в цель, верно? - не хотела бы я такому Дальновидному перейти дорогу...даже Златоглазый, кажется, проникся, потому что шумно вздохнул и опустился в соседнее со мной кресло, опустив голову на ладони так, что лицо скрыла волна темных волос, в которой тут же захотелось зарыться руками, но усилием воли я остановила чешущиеся пальцы.

 - Хорошо, - медленно протянув слово, отозвался спустя несколько минут дракон. - Но я тебя предупреждал.

 - Будешь контролировать, - спокойно ответил ему декан. - Валя, простите, что оторвались от основной темы. Итак, давайте продолжим. Занял ли кто-нибудь место Юрина в вашей связке?

 Соврать я бы не смогла, поэтому просто молча кивнула, чем, надо сказать, Дальновидного очень удивила.

 - Так быстро?.. - пробормотал декан.

 - Я отправлялась в еще одно астральное путешествие после...того, как меня вернул милорд Златоглазый, - тщательно подбирая слова и пытаясь не покраснеть, ответила я. - И в этом путешествии оставила поцелуй силы на том демоне, что должен был быть со мной изначально.

 - Даже так? - брови декана взлетели вверх. - Это может облегчить нам задачу, Валя! Скажите, пожалуйста, вы знаете что-нибудь о местонахождении того демона, что должен был стать шестым в вашей связке?

 Я чуть было не скосила взгляд на Арегвана, но вовремя остановилась: если он никому не признался, значит, на то были свои причины. Сделав вид, что растерянно размышляю, покачала головой:

 - Нет. Лично с демоном я не общалась, - и ведь не сказала ни слова неправды, несмотря на то, что соврала - и премного...

 - Значит, придется придерживаться изначального плана, - с сожалением покачал головой Дальновидный.

 - Что вы имеете в виду? - насторожилась я, одновременно краем глаза отмечая, как откидывается в кресле Златоглазый. Ой, что-то не понравилось мне его молчание...

 - Поначалу я не мог понять, почему совет Арегвана, переданный через Андо, вы восприняли совершенно неожиданным образом - то есть, нашли для себя шестерых защитников. А потом постепенно стал складывать мозаику вашей логики: вы попали в мир, который вашим разумом отторгался - и продолжает отторгаться - на уровне инстинктов. Вы используете магию, но вы в нее не верите, относясь к ней, как к забавной игре. Именно поэтому и решили, что сближению - и, соответственно, защите - поможет своего рода слияние с теми частицами волшебства, которые, на ваш взгляд, представляли наибольшую важность. Так рядом с вами появились дракон - символ огня, демон - тот, что связан с водой, эльф - воздушник и целитель в одном лице, друид - земля и растительный мир. Для большего успокоения вы привязали еще и оборотня - проводника по животному миру - и олицетворение борьбы с правилами - телепорта, пусть и ущербного, - он с хорошо скрываемым торжеством посмотрел на меня, но я спокойно встретила этот взгляд:

 - К Хайджи вернулись все его способности в тот момент, когда шестерка с приходом демона замкнулась.

 - Даже так? - неподдельно удивился декан. - Вы все больше меня поражаете. Но теорию это только подтверждает, хотя я замену огня на ментал не считаю особенно верной: все-таки, Юрин - маг с неплохим боевым резервом.

 Я только смущенно пожала плечами. Не говорить же менталисту, что у меня в шестерке теперь было существо два в одном, да еще и сидящее слева от меня. Но тут не выдержал Андо:

 - Эрик, мы прекрасно знаем, насколько ты красноречив, но давай ближе к делу!

 - Простите, - неловко улыбнулся декан. - Я лишь хотел сказать, что в предложении Эсхаала, несмотря на всю его авантюрность, вижу неплохой шанс на победу. Но победа возможна только в том случае, если вы, Валя, будете вместе со своей шестеркой. Все. Как один.

 Тут уж я не сдержала удивления:

 - Но я не смогу обеспечить присутствие демона, милорд Дальновидный!

 - А вам и не надо,- снисходительно заметил Эрикен. - Этим займется Арегван.

 Я перевела непонимающий взгляд на дракона, и мне нехотя пояснили:

 - Физическая иллюзия. Ничем не отличающаяся от действительности. Основанная целиком и полностью на всех воспоминаниях, связанных с ...демоном, - помедлив, закончил мой преподаватель. Я сглотнула. Просто представила, как информация об астральных путешествиях становится доступной какому-то другому менталисту. Видимо, Арегвана тоже эта новость остановила в самый последний момент. Если отбросить желание того, чтобы дракону мои мысли были небезразличны, то можно было вполне ограничиться фактом, что из картинки в моей голове кто-то мог узнать в демоне с черной аурой именно Златоглазого. По всей видимости, свою вторую половинку дракон отчаянно хотел скрыть. Что ж, кто я такая, чтобы тайну раскрывать...тем более его кандидатура на должность...воплощателя мечты подошла бы как нельзя лучше. Значит, так тому и быть.

 - Как это...будет выглядеть? - решила поинтересоваться я. Все же это немного смахивало на шизофрению: увидеть демона, на самом деле являющегося частью дракона, который, как и первый, очень часто мог бы находиться рядом.

 - Как один из наших с вами индивидуальных уроков, - пояснил Златоглазый, незаметно расслабляясь, а я подумала, что он на самом деле опасался моей реакции. С чего бы? Ведь демон, в отличие от дракона, меня безусловно любит, я ни за что не смогла бы от него отказаться... - Я прочитаю ваши воспоминания, а затем воссоздам по ним тело. И душу, - меня наградили пристальным пытающим взглядом, от которого захотелось спрятаться. Сейчас Златоглазый был как никогда близок к пробуждению своей половины...

 - Я готова.

 - Давайте отложим до вечера, Валь? - потер переносицу Арегван. - Я еще не совсем... отошел после Силь, - тихо признался он, и я понимающе кивнула:

 - Как скажете, милорд Златоглазый.

 - Ну, вот и отлично! - хлопнул в ладоши нарушивший установившееся ненадолго молчание боевик, подхватывая под руку Эсхаала. - Мы тоже подготовимся! - с этими словами Стремительный утащил златовласку в направлении приемной, и сын Ваала лишь успел на прощание помахать мне рукой. Я смущенно улыбнулась и будто кожей почувствовала исходящее от Арегвана неодобрение. Да что с ним такое-то?

 - У вас будет время, чтобы научиться работать всем вместе, в изначальной шестерке, Валь, - добавил к тому, что уже рассказал дракон, декан менталистов. - А уже потом будет принято решение о путешествии к границе с Дальними Пределами. Арегван, более не задерживаю. И спасибо, что все же согласился.

 Дракон коротко кивнул, молча поднялся из кресла и тоже кабинет покинул, не удостоив меня и взглядом. Обиделся, что ли? Интересно, на что в этот раз? А я все сидела и сидела, не решаясь начать еще один разговор, который волновал меня даже больше, чем решенная проблема драконов и демонов.

 - Вы что-то хотели, Валь? - правильно понял Эрикен, и я неуверенно кивнула.

 - Милорд Дальновидный... - просьба далась с трудом, а уж начать ее высказывать - и того сложнее. - Могу ли я надеяться, что в случае решения проблемы с Повелителем демонов мне позволят беспрепятственно вернуться домой? - видя небольшое непонимание на лице декана, я тут же пояснила: - Я имею в виду на Землю.

 - Валя? - нахмурился мужчина. - Вы уверены? Но как? Технология работы порталов до сих пор не изучена.

 - Она станет доступной в обмен на заверение, что вы меня отпустите, - пообещала я.

 - Вы же погибнете, - попытался воззвать к здравому смыслу декан.

 - Предпочитаю делать это на исторической Родине, - я пожала плечами, надеясь, что его подобное объяснение устроит.

 - Но ведь у вас здесь появились друзья.

 - Я обещала вернуться...

 - Вот как? - Дальновидный тяжело вздохнул. - Ну что же...мое слово у вас есть. И обещаю, что сделаю все возможное, чтобы никто другой вам также не помешал.

 - Спасибо, - тепло улыбнулась я, но по лицу Эрикена заметила, он собирается спросить еще о чем-то.

 - Валя? - голос Дальновидного вдруг утратил свою силу, а сам он как-то заметно сгорбился. - Откуда вам стала известна эта информация?

 - Я случайно перешла на ментальный уровень в одном из своих путешествий. Точнее - когда возвращала Мая, - не стала скрывать я. Рыжеволосый мужчина лишь покачал головой.

 - Вы рисковый человек, Валентина, - попытался искренне улыбнуться Дальновидный, и я поняла: переживает. Не за девушку, способную залезть в сознание Повелителя, а за Валю Сазонову, которую вечно приходится вызволять из непростых ситуаций. Осознание волнения Эрикена наполнило душу волной благодарности, и я светло улыбнулась в ответ:

 - Мне есть, у кого учиться. Милорд Дальновидный, - сразу же становясь серьезной, продолжила я. - Надеюсь, этот разговор не выйдет за пределы вашего кабинета.

 - Даю слово чести, - кивнул мужчина.


 ***


 Астарот обещал сорвать с Ваала шкуру перед тем, как окончательно обезглавить. Асмодей гадко улыбнулся и добавил, что в этом пожирателю душ поможет с удовольствием. Во дворце оказался даже Аббадон, который одним своим взглядом обещал превратить демона обмана в оболочку с постоянно гниющей жижей вместо внутренностей. Герцоги, однако, не пожелали прибывать к морочившему им голову соплеменнику в полном составе, слишком велик оказался резонанс в рядах асуров, отказавшихся и дальше воевать с народом Срединного Предела. Демоны - долгожители, и многие из них все еще помнили, сколько хорошего и светлого могло бы случиться, подпиши Дальний Предел договор с ближайшим соседом. Дэвы хотели учиться не только искусству боя. Дэвы хотели развивать свой дар, чтобы затем приносить пользу остальному миру. И что же вышло в итоге? Их надеждам на пятьсот лет пришлось кануть в бездну. Теперь же на территориях, подвластных самой сильной расе мира, царили хаос и беспорядок. Те, кто имел хоть какие-нибудь связи с остальными народами, поспешили на защиту знакомых. Но большая часть войска все также продолжала пребывать на территории, обозначенной последними столкновениями с драконами, там, откуда Ваал планировал начать торжественное шествие к Древу Познаний. Неужели все было напрасно? Неужели все его потуги освободить демонов от повинности всю жизнь находиться рядом с теми, кого навязала судьба, не увенчаются успехом?

 Когда закрылась дверь за последним уходящим герцогом, Ваал застыл на троне подобно изваянию. Мысли улетучились из головы, и только тело пронзила неудержимая и ничем не заглушаемая жажда, имя которой он знал вот уже несколько месяцев. Минмэй. Девушка, ставшая светом в конце темной пещеры, потихоньку выводящая его туда, где сиял созданный демиургами Аурон. Так ли плохо все грозило стать в его дальнейшей жизни?

 Нежные пальчики опустились на плечи и принялись разминать затекшие мышцы. На секунду вспыхнуло желание забыться и бросить все так, как есть. Но жажда оказалась сильней, и, дернув златовласку за руку, он поймал ее в свои объятия, чтобы спустя мгновение устроить на коленях, зарывшись в волнистый шелк волос.

 - Что я сделал не так, Мина? - прошептал на ухо девушке демон. - Почему они все отказываются признать мою правоту?

 Она прекрасно поняла то, что так отчаянно пытался сказать демон. Идею заполучить Древо Познаний Ваал успел рассказать, не забыв пригрозить, что она расстанется с жизнью, если кому-нибудь поведает о конфиденциальном разговоре. Мина грустно улыбалась и отвечала, что, как никогда по собственной воле не покинет его, так и никогда не раскроет его тайны кому бы то ни было постороннему. Только Мина с ним и осталась...предал даже Эсхаал.

 - Ты решил спорить с волей демиургов, Ваал, - тихо ответила девушка. - Разве ты был достоин этого?

 Ее ответ демону не понравился. Его будто окатило ледяной водой. Не слишком ли много на себя берет эта человечка? Не слишком ли много воли он стал ей давать?

 Она почувствовала, как окаменели объятия мужчины. Но сдаваться не собиралась. Отстранилась и посмотрела на него спокойным взглядом насыщенно-серого оттенка.

 - Могущественные демоны, правильно? Так ты рассуждал в те времена, Ваал? - она склонила голову набок и выгнула красивую бровь. - Вы настолько непобедимы, что впору даже подорвать авторитет тех, кто положил миру Пределов начало. Вы настолько умны, что вправе выбирать себе суженых. Но что бы вы стали с ними делать, Ваал? - милое личико заметно скривилось. - С теми, кого нашли без чужой инициативы? Почему ты считаешь, что затворничество избранных судьбой половинок не затронуло бы тех, кто пришелся по душе именно вам? Откуда ты знаешь, как можешь быть уверен, что и их не посчитали бы навязанными волей демиургов? Ваал, проблема ведь не в том, что выбор изначально делали за вас. Проблема в том, что вы, считая себя доминирующими магами, не замечаете ничего вокруг, кроме самих себя. И просто неспособны любить. А это непременно ведет к вымиранию. Вот и сделали боги для вас поблажку в виде даваемых свыше женщин. Ваал...задумайся. Что ждет демонов, если вы продолжите в том же духе?..

 Он слушал Мину с тяжелым сердцем. Великий герцог пытался осмыслить сказанное человечкой слово. Позор на его будущие седины...раньше он бы не позволил издать ни звука, кроме криков, что возможны в постели и тогда, когда он пожелал бы ее видеть. Теперь...теперь мучительно размышлял над тем, что предстоит ему в будущем.

 - Будь у тебя собственная воля...представь хоть на мгновение, Мина, ты бы тоже ушла, как и Эсхаал? - то, что сын после возвращения и заточения Силь отправился обратно в Академию Познаний, стало последним ударом. Почти сломало его, и только подконтрольная герцогу территория не дала окончательно опустить руки. Теперь, когда все знают о том, что трон Владыки на самом деле пустует, а сам он находится неизвестно где - врать Ваал умел очень убедительно - любой считающий себя в праве мог бросить шести главным демонам вызов. Если он будет в состоянии победить их - Дальний Предел поклонится новому Владыке. Такого Ваал не ожидал. Но стоило ненадолго поумерить аппетиты, занявшись налаживанием ситуации в стране.

 - Ты знаешь ответ на этот вопрос, Ваал, - пальчики одной руки переместились с груди демона, где так восхитительно согревали область сердца, на лицо, очертив скулы. - Я не по принуждению с тобой, а по доброй воле. Иначе ты не смог бы отыскать меня, не посетив территорию Южного Предела. И не обвиняй сына: он не предавал тебя. Просто сам ты рассуждаешь с позиции силы, а твой мальчик вырос и хочет знать больше. Он не производит впечатления изменника, Ваал.

 - Может, ты и его желаешь попробовать? - гневно сузил демон глаза, задетый столь бескорыстным желанием выгородить сына. Он и только он имеет право судить своего отпрыска или миловать. Но никак не безродная человечка, пусть и похожая на женщину, подарившую демону обмана потомство! - Для коллекции, так сказать. А, Мина? - выжидающе застыл демон.

 - Не говори сейчас того, о чем впоследствии пожалеешь, - спокойно встретила его выпад Минмэй, руку, тем не менее, с лица Ваала убирая.

 - Не пожалею. Больше - не пожалею, - холодно ответил демон, и девушка, не став спорить, спрыгнула с его коленей. Уходя, она ни разу не обернулась, хотя сердце обманщика замирало каждый раз, стоило изгибу бедер сбиться с плавного покачивания, словно в намерении нарушить привычный порядок вещей. Мина уходила не просто из дворца - покидала его и без того не сладкую жизнь. Но слово сдержала, оставляя не по своей воле.

 Холодный воздух готовящегося к очередной зиме мира окутал вышедшую из замка Повелителя демонов девушку с ног до головы. Она не чувствовала температуры - знала, что мучения долго не продлятся. И правда, стоило только отойти на небольшое расстояние, как рядом из воздуха возник молодой русоволосый парень с прищуром хитрых зеленых глаз, одетый совсем нетипично для Пределов. Он лишь покачал головой, увидев, в чем Минмэй вышла из дворца:

 - Опять? На те же грабли? Мина, ну сколько раз я говорил тебе, что не сможешь ты переделать этих закоренелых себялюбов! Посмотри хотя бы на своего Ваала - это как же надо ставить свои интересы выше остальных, чтобы прогнать от себя единственное бескорыстно любящее существо! Только не отпирайся - все я прекрасно видел, не первую тысячу лет здесь живу.

 Минмэй только грустно улыбнулась молодому человеку:

 - А у тебя есть что-нибудь теплое? Не подумала, когда уходила.

 Парень испустил обреченный вдох, материализуя из воздуха совсем не характерный для Пределов полушубок:

 - Не обращай внимания - последняя мода Земли, я сейчас на ней особенно помешан. Не бережешь себя, девочка, совсем не бережешь.

 - Обращаться к демиургу, который выглядит даже младше тебя - тоже достаточно рискованно, - заметила Мина, светлея лицом. На это парень только закатил глаза:

 - Опять? Опять поселила в сердце надежду? Женщины... - протянул он, накидывая полушубок и привлекая девушку к себе. - Пойдем, я тебя согрею, не ценят вас эти демоны совсем...

 - Постой...немножечко, - смущенно улыбнулась она. Не выдержала - развернулась и бросила прощальный взгляд на окно, являвшееся одним из принадлежащих спальне Ваала. А оттуда на нее с болью предательства смотрели невыносимые голубые глаза. Минмэй улыбнулась, повернулась к парню и прошептала:

 - Я верила в Ваала всегда. И ничто моей веры не нарушит. Ты видел, какой прекрасный у нас родился сын - неужели думаешь, что чадо недостойного смогло бы таким вырасти? Все мы ошибаемся. Но всегда должен быть кто-то, кто поддержит, несмотря на ошибки. Не ты ли сам вложил это в своих детей, Базилур?

 Парень ничего не ответил, только крепче сжал медленно согревающуюся девушку. Вскоре они пропали с глаз Ваала, будто их и не было, поселяя в сердце великого герцога еще большую тоску.



 Глава 5


 Северный Срединный Предел, Академия Познаний, административный корпус


 - Ты знаешь, я под страхом смертной казни обещал не рассказывать о том, что помогу Вале покинуть наш мир в случае успешного похода в Дальний Предел, - расслабленно делился информацией вконец разомлевший Дальновидный, пока ловкие пальчики Ифиэль массажировали его напряженную голову, путаясь в кудрявых волосах цвета огненного заката, доставшихся от отца.

 - И ты первым делом решил это упущение исправить, рассказав обо всем мне? - насмешливо отозвалась Ифа из-за его спины, и без визуального контакта ощущая, как нравятся декану менталистов ее действия. Она давно привыкла к тому, что некоторые возможности общения для них с Эриком ограничены. Даже сейчас, просто делая мужчине массаж, она находилась в перчатках, о чем иногда, надо сказать, искренне жалела. А еще - о том, что Эрик по зову собственного сердца отказывается замечать других женщин вокруг, предпочитая оставаться целиком и полностью с ней. Иногда она думала о себе как об ущербной личности, иногда радовалась природе своего дара. В случае с Валей, например, он не раз помогал вытянуть на себя все негативные последствия встречи с магией. Но порой, в такие моменты, как сейчас, эльфийка чувствовала острую необходимость в выражении чувств, которую не могла себе позволить, не принося при этом вред дорогому сердцу существу.

 - Я обещал, что информация не выйдет за пределы моего кабинета, - хитро ответил Дальновидный, а в следующее мгновение перехватил руку женщины и потянул на себя, заставляя обойти кресло и устроиться на коленях полудракона.

 Бурные эмоции не были свойственны Ифе, но чуть заметное подрагивание бровей Эрик смог бы отличить даже в темноте. Так глава целительского корпуса обычно интересовалась причинами, побудившими его совершить то или иное действие. И декан сдался в очередной раз. Ему не терпелось обсудить услышанное с женщиной, ставшей дороже всех на свете.

 - То есть теперь, чтобы просто узнать о ситуации с Валей, достаточно будет посетить именно эти четыре стены? - лукаво прищурилась Милосердная леди, чем вызвала огромное желание себя поцеловать. Хотя, если задуматься, оно не покидало Эрикена никогда. А в последнее время к этому добавилась еще и мысль об общих детях, которую никакими доводами рассудка не получалось вытравить из головы. - Ну и очередь же к тебе выстроится, - тихо протянула эльфийка, удобно ухватываясь руками за плечо Дальновидного.

 - За кого ты меня принимаешь? - делано возмутился мужчина. - Я ценю оказанное доверие и сообщаю о полученной информации только в самых крайних случаях.

 - И сейчас - тот самый крайний? - улыбнулась Ифа, продолжая поглаживать затылок декана свободной рукой.

 - Да... - ненадолго замолчал Эрикен. - Дело в том, что Вале известна технология работы порталов, милая...

 Неподдельное удивление было продемонстрировано сошедшимися домиком бровями, но эльфийка не проронила ни слова, ожидая дальнейшего развития событий.

 - И я подумал... - замялся Дальновидный. - Что, если мы с тобой ненадолго отправимся в ее мир, Ифа? Он ведь абсолютно амагичен. Ничто не сможет нам помешать...

 - И будем смотреть, как умирает наша студентка? - улыбка сменилась грустным выражением лица, но женщина, тем не менее, придвинулась ближе. - Я бы не хотела, чтобы настолько светлый человек уходил из жизни, Эрик, это точно омрачит наше счастье. А чем обернется возвращение в Пределы - при условии, конечно, что тот мир не породнится с нами - известно только демиургам, дорогой.

 - Мы сможем хотя бы поддержать ее напоследок, - предположил Эрик, встречая в глазах подруги одобрение.

 - Арегван расстроится... - заметила Ифа. - Мне кажется, он привязался к девочке и хотел бы, чтобы она осталась.

 - Арегвану, я думаю, она в первую очередь просила бы этой тайны не открывать, - покачал головой менталист.

 - Понимаю... - кивнула эльфийка. - Хорошо, я...подумаю, Эрик, - несмело вынесла свое решение женщина. - Осторожнее, - изогнула голову она, видя загорающийся лихорадочный блеск в глазах напротив, который обычно появлялся, если мужчина решил для себя что-то, от чего не собирался отступать. Кажется, слишком близкое нахождение друг от друга не прошло для Дальновидного незамеченным...

 - Я обещаю быть осторожным, - изобразил ангельское выражение лица маг. - Ты ведь мне доверяешь?

 - Я-то? - усмехнулась Ифа. - Конечно, доверяю. Просто не хочется снова оттаскивать тебя к Дусире: боюсь, на этот раз мне не хватит запала и сил.

 - Я успею остановиться, - пообещал Эрик, приближая любимое лицо к себе. И даже легкое покалывание, всегда означающее, что силы начали постепенно покидать его, не смогло заглушить долгожданного ощущения сладкого вкуса на губах. Именно так всегда ощущалась Ифиэль: сладким напитком, которым он все никак не мог насытиться.


 ***


 К Златоглазому меня сопровождал конвой, выражающийся в присутствии Эланиэля. Я уже успела поделиться утренними новостями, в том числе и тем, что сейчас будет происходить шизофреническое - об этом, конечно, пришлось умолчать - воплощение демона из шестерки, а чтобы Элу в голову не пришло никаких дополнительных вопросов, я зажгла парня перспективой в скором времени оказаться где-нибудь в пределах моего мира. Новость он воспринял с воодушевлением в той части, что обещанный переход все же состоится, и, конечно, еще несколько раз призвал меня к рассудку, говоря, что желание отправиться обратно домой равносильно самоубийству. Я понимала и принимала все его доводы, мой мозг отлично улавливал факты, но...интуиция настойчиво твердила возвращаться на Землю. Интуиция была тем чувством, с которым я не решалась спорить. А обстановка в Пределах, похоже, сама толкала меня к тому, чтобы вернуться.

 Остановившись у кабинета с надписью "Арегван Златоглазый", Эланиэль ободряюще потрепал по руке, после чего уверил, что обязательно дождется моего возвращения, и мягко подтолкнул к двери. Постучавшись и дождавшись разрешения войти, я с выдохом шагнула внутрь. Нет, в личных учебных апартаментах Златоглазого мне еще бывать не доводилось. Ну что ж, подумалось почти с улыбкой, все когда-то бывает впервые. Хотя, похоже, тут тяга к зеленому не оправдалась. Или кабинет до Арегвана просто занимал кто-то другой, а менталист решил не менять интерьера. Во всяком случае, светло-песочные занавески удивительно хорошо сочетались с темно-серым цветом камней, которые составляли стены. Все почти так же, как и у Эрикена, тот же стол, расположенный по центру между двумя большими окнами, делавшими комнату необычно-светлой, те же кресла для посетителей. Отличие составлял, разве что, плетеный деревянный диван, очень похожий на скамейку, стоящий справа от меня почти у входа и покрытый мягким ворсистым пледом, больше напоминающим шкуру какого-то из хищников этого мира.

 - Добрый вечер, Валя, - оторвавшись от бумаг, которые заполнял до удивления знакомой ручкой, явно стыренной у милорда Мрота, поприветствовал меня Златоглазый. - Вижу, вы уже определились с местом, - намекая на диван, кивнул головой мужчина. - Располагайтесь, я закончу и присоединюсь к вам.

 И сказано все это было таким официальным тоном, что мне до ужаса захотелось чем-нибудь зафитилить в упертого дракона. Пытался делать вид, что все нормально и ничего на посвящении не произошло? Ну что ж...

 Я глубоко вздохнула и приветливо улыбнулась:

 - Добрый вечер, милорд Златоглазый. И спасибо за предложение.

 Коротко кивнув дракону в знак благодарности, устроилась ближе к краю дивана и, стараясь обращать на него как можно меньше внимания, погрузилась в собственные размышления. Подумать действительно было о чем. Несмотря на все то, что рассказал о предстоящем задании Дальновидный, я плохо понимала, как вообще можно попасть на территории демонов, которые, по словам той же Амаринэ, отделены от остальной части Северного Предела непроницаемым магическим барьером. Кто и когда его соорудил, известно было, пожалуй, лишь демиургам, если только сами они не приложили к этому руку. Даже если с помощью Эсхаала попасть внутрь, где гарантия, что там нас сразу же не схватят? Да, у демонов разброд и раздрай, но это вовсе не означает, что внутри государства мы обнаружим то же самое. Да и сам сын того, кто все это затеял, - что он успел увидеть в жизни, пробегая по ней на огромной скорости? Где гарантия, что его информация окажется достоверной?

 Вся надежда только на то, что с нами отправится кто-нибудь более опытный. Как Андо, например. Или Арегван. Я мельком взглянула на него и не увидела за столом. Зато когда он обнаружился сидящим рядом со мной и пристально разглядывающим, непроизвольно вздрогнула. По телу прошлась волна мурашек от неожиданности драконьего приближения, но я постаралась унять ее, переведя дыхание. Один вопрос заботил меня в предстоящем действе. Но озвучивать его я не решалась.

 - Валя? - понял мое беспокойство Златоглазый. - Что-то случилось?

 - Меня...интересует один вопрос, милорд, - подбирая слова, пыталась обрисовать я проблему. - Зачем эта иллюзия нужна, да еще по моим воспоминаниям? Разве демон...не является частью вашего сознания?

 Он долго молчал, не отводя, тем не менее, взгляда. Мне казалось, обдумывает, какой из вариантов ответа предоставить. Наконец, когда оранжево-золотистое море начало выплескиваться из берегов, грозя оказаться заключенным в черную окантовку, дракон произнес:

 - Я этого не помню, Валь. Ничего не помню, даже того, что увидел, благодаря твоим воспоминаниям. Поэтому я не смогу в достаточной степени быть тебе помощником. Поэтому и нужен демон. Готова?

 Я лишь неуверенно кивнула, почти сразу же вздрогнув, стоило ладоням Арегвана оказаться на линии подбородка.

 - Не бойся. Хуже уже не будет, Валь, - с какой-то непонятной горечью добавил Арегван, и я расслабилась. Поэтому и нырнула в бушующее огненное море без особого труда и стеснения.

 Ощущение реальности, правда, от меня никуда не делось, пусть и чувствовала я себя так, словно опять находилась в сознании Арегвана. Однако все его предостережения слышались без труда, и каждому я пыталась следовать беспрекословно. Расслабиться - пожалуйста, дышать глубже - конечно, милорд Златоглазый. Вот только уверю себя в том, что руки у вас горячие из-за того, что память вы отрывочно считать решили.

 - Вы же...должны помнить две первых наших встречи запомнить, ведь это вы меня вызывали, Арегван, - почему-то именно сейчас, находясь с ним в тесном контакте и почти ощущая, как сливаются наши разумы, не хотелось подчиняться условностям в виде официальных названий. Златоглазый, кажется, это заметил, потому что где-то в глубине его глаз, для меня сейчас казавшихся бескрайним океаном, полыхнул особенно яркий огненный вихрь. Полыхнул - и тут же затих.

 - Я постараюсь скомбинировать все, что нам известно о демоне, Валь, - пообещали мне тут же, и в голову пришла шальная мысль, которой захотелось поделиться:

 - А я ведь...могу его пробудить. Окончательно. И ваша личность станет целостной.

 Еще один всполох, на этот раз почти черного цвета, и сиюминутный ответ:

 - Пока не стоит, Валь. Я боюсь, он окажется для меня слишком сильным, и я не смогу себя контролировать...

 Как именно не сможет себя контролировать дракон, я спросить не успела, потому что внезапно почувствовала странную исходящую от него нужду. Потребность в тепле и понимании. И желание вспомнить все взыграло во мне с новой силой. Встреча первая. Я просто прошу его о помощи, получая ее бескорыстно и безоговорочно. Темного мужчины, даже не знакомого со мной. Вторая - дотрагиваюсь до ауры в непонятном приступе любопытства, чем вызываю вспышку агрессии - сама виновата, добавить нечего. И третья встреча...во время которой я и получила метку. Тут действительность затуманивается, но я очень сильно надеюсь, что молчание Златоглазого не означает, будто я вспоминаю совсем не то, что нужно. И я пытаюсь воскресить оттенки своих ощущений. Я ведь тоже испытывала в нем потребность после того, как удовлетворила любопытство. И помню, как один тоненький жгутик навсегда соединил две совершенно разных судьбы. Ох, дракон, знал бы ты, чего мне иногда стоит вести себя рядом с тобой так, словно ничего не происходит. Знал бы ты, что...

 А губы у него все такие же горячие и мягкие. С удивлением обнаружив, как незаметно меня притянули к себе и теперь с упоением целовали, я и сама решила не останавливаться. Пусть все это происходит под влиянием момента - ну нельзя менталистам приближаться друг к другу настолько часто - но как же я этому моменту была рада. И блуждающим от основания шеи по линии подбородка пальцам, и оказавшейся под собственными руками коже, которую я ощутила, только отдавшись во власть эмоций, и...тяжелому вымученному вздоху, явно мне не принадлежавшему и заставившему медленно открыть глаза и встретиться с его, все такими же пылающими и яркими. Вот только успевшими обзавестись характерной каемкой. Стоило ли говорить, что демон всегда делает попытки проснуться, когда находится рядом со мной? Нет, не думаю, потому что исчезающая темная полоса могла говорить только о том, что дракон снова берет себя под контроль. Но отстраняться Арегван не собирался. Просто прислонился лбом к моему, сипло выдохнув "Валя..."

 - Не делайте ничего, о чем впоследствии могли бы винить или себя, или меня. Я помню...о законе прикосновений для магов нашей категории, - попыталась спасти неловкую ситуацию я, и в следующее мгновение ощутила шею одинокой без крепкого захвата Арегвана. Но отступать не собиралась. - Вам хватит информации для... Фантома?

 - Фантома? - все еще не придя в себя, тряхнул головой дракон.

 - У вас в мире ведь именно матери дают детям имена, правильно? - несмотря на жгучее желание приблизиться снова, спокойно поинтересовалась я. А над телом медленно возвращался контроль...

 - Да, Валя... - рассеянно проговорил Арегван, и я лишь кивнула в ответ:

 - Его будут звать Фантом! Потому что он рождается из моих воспоминаний, - объяснила я. - Могу я тогда идти, милорд Златоглазый? - и снова вежливо улыбнулась, как и в самом начале встречи.

 - Да, конечно, Валя, - хмуро глядя на меня, отозвался Златоглазый, и я послала ему еще одну заученную улыбку. Нет, не узнает. Никогда и ни за что...по крайней мере, пока сам от своих чувств будет отказываться. - Я сообщу вам о результатах в ближайшее время.

 Поднявшись с дивана и стараясь лишний раз на дракона не смотреть, я попрощалась и вышла за дверь, ни разу не сбившись с шага. Снаружи уже ждал Эланиэль, который и проводил на ужин в столовую. А ночью, как это и водится после размышлений об Арегване, мне опять снился долгий, почти бесконечный сон, от которого и не хотелось просыпаться, и тянуло избавиться поскорее.

 На том завтраке дракона не было. Зато ко мне подошла Ифа и попросила следовать за ней. Условное воскресенье началось необычно...и на этот раз, решив, что спутница у меня имеется, парни со мной не пошли.

 - Арегван закончил иллюзию, - пояснила эльфийка. - Мы подумали, что тебе стоит с ней встретиться.

 Я лишь неуверенно кивнула и продолжила движение, хотя действия стали воспроизводиться, как на автомате. Мы миновали дорогу до целительского корпуса через административный, и там, на этаже, где находился кабинет Милосердной леди, остановились в ожидании.

 - Почему именно здесь? - не стала скрывать интереса я.

 - Арегван работал ночью, - улыбнулась Ифа. - Я заставила его находиться под наблюдением, а потом и Фантома заодно осмотрела, попутно проверяя, помнит ли Златоглазый, где и что находится у демонов.

 - Осмотрела? - не поняла я. - Разве он не является иллюзией?

 - Является, - кивнула целительница. - Просто очень качественной: в наличии кровь, мышцы, мыслительная деятельность. Фантом является отдельной личностью, просто жизнь ему дали твои воспоминания, которые Арегван, скажем так, заложил в него сначала. Теперь он будет развиваться по только ему известному пути.

 - И...стареть тоже будет? - удивилась я. - И есть? И спать? И двигаться?..

 - Валя, - засмеялась женщина. - Прекрати нервничать. Твой демон получился очень симпатичным, и я удивлена, что он до сих пор не хотел сам с тобой встретиться. Подожди, сейчас все увидишь.

 Почти сразу же с этим со стороны больничного сектора раздались шаги, и я повернула голову в их направлении. Дверь одной из палат отворилась, и первым вышедшим оттуда существом оказался именно Арегван. Скользнувшую за ним тень я не сразу разглядела, а вот дракон привлек внимание залегшими под глазами кругами. Работал ночью - так Ифа сказала? Что ж, это было видно невооруженным глазом. Несмотря на заметную усталость, двигался дракон с присущей ему грацией, так что вскоре уже поравнялся с нами. Я не знала, что делать в этой ситуации, но, только посмотрев в огненные глаза, заметила в них удовлетворенность и облегчение. Словно работа, которую менталист проделал, пришлась ему по душе. Словно старания его не прошли даром. Арегван как-то непривычно надолго прикрыл веки, чтобы, вновь явив миру пламенный взгляд, почти шепотом поинтересоваться:

 - Валя?..

 Я еле заметно кивнула, давая согласие на встречу с демонической половинкой мужчины, и Златоглазый, сделав шаг в сторону, освободил мое внимание от своего присутствия. И вперед вышел он.

 - Ф-фантом? - неверяще переспросила я.

 - Валя, - отозвалась иллюзия, до боли похожая на реальность...

 Нет, он не был копией Арегвана. Нисколько. Возраст - молодой, если оценить по земным меркам, может, чуть старше меня. Студент последних курсов любого нашего университета. Симпатичный, гибкий, он чем-то неуловимо напоминал Хайджи, поскольку, наверное, волосы идентичной длины были собраны в хвост на затылке. Интересно, был ли когда-нибудь Арегван хоть немного похож на Фантома? Возможно, это более молодая версия Златоглазого, то, как тот выглядел в юности? Кто же знает, какую внешность ящерицы приобретают с совершеннолетием? И все-таки что-то было в нем такое, что...заставило сердце пару раз пропустить удар. То ли расслабленная поза, то ли спокойствие, волнами исходившее от демона, то ли...черные, как сама Тьма, глаза, смотревшие на меня с улыбкой. Неужели это и есть он?

 - Доброе утро, Фантом, - поздоровалась с ним Ифа. - Я надеюсь, ночь для вас обоих закончилась продуктивно.

 Еле слышные, почти неуловимые нотки хрипотцы проскользнули в ответе:

 - Спасибо, миледи, ваша забота так приятна. Милорд Златоглазый сильно устал, ему стоило бы отдохнуть.

 Боковым зрением я отметила, как недовольно прищурился после слов демона Арегван, но внутри ощутила только волну согласия с Фантомом. Возможно - а так подсказывала мне интуиция - изначальной целью демона и была подколка дракоши, но и резон в его словах точно имелся. И Ифа, похоже, тоже согласна была:

 - Я непременно этим займусь, - кивнула она, переводя строгий взгляд уже на Златоглазого. - Слышал, что тебе сказали, пациент? Пора в кроватку, - воркующим голосом закончила женщина, вызвав еще большее недовольство. Создавалось ощущение, что от мужчины все разом решили избавиться, стоило ему свое предназначение выполнить. Я только мысленно пожала плечами: кто его вообще просил усложнять задачу, создавая настолько живую иллюзию? Я ведь предлагала разбудить демона...не смог бы себя контролировать? Просто не знал, что значит слово "вместе"...

 - Валя? - отвлек меня от собственных мыслей голос Фантома, и, очнувшись, я обнаружила, что в коридоре больничного корпуса мы остались одни. Сейчас бы Дусиру сюда...почему-то с ним наедине я оставаться боялась. А уж когда он шагнул навстречу, и вовсе вздрогнула и попятилась назад, сама не зная, отчего испытываю странный охвативший душу трепет. Но уходить таким образом получилось недолго, и вскоре спина уперлась в каменную стену...

 - Валя... - снова произнес Фантом, и в его странных, почти сливающихся по цвету со зрачком глазах словно заплескалось черное золото. А в следующее мгновение меня порывисто обняли.

 Я не смогла сделать ответного жеста. Просто стояла, позволяя прижимать к себе, а руки плетьми висели вдоль тела, отказываясь принимать иллюзию мужчины, которого я успела полюбить. Как это возможно - находиться вдали от того, кто согласился отдать для тебя лишь малую свою часть? Потому что демон над Арегваном был не властен - это я знала точно. Демон был пассивной, пусть и достаточно мощной, составляющей личности Златоглазого. Хотя...демон был тем, кто дарил себя беззаветно, тем, кто понял и принял меня. Стоило ли отталкивать его с самого начала?

 - Ва-а-а-ль? - раздался тихий полухрип над самым ухом, и я невольно вздрогнула, ощутив, что именно с такими интонациями и именно этими звуками общался со мной Златоглазый, когда...когда я возвращала его. С того света. - Боишься? - понимающе продолжил Фантом.

 - Боюсь, - честно призналась я, и голос опустился до шепота.

 - Чего? - с удивлением почувствовала, как в его вопросе скользит улыбка. Демон? Надо мной? Издевался! Ну, хоть что-то у них с драконом оказалось общее...

 - Тебя... - ответила серьезно, тем не менее.

 - Ох, Валя, - сколько же раз ему нужно будет произнести мое имя, чтобы я привыкла к хрипотце, от которой, в противовес страху, начинала кружиться голова, и лезли не совсем приличные мысли?

 Фантом от меня отстранился, давая пространство для маневров, и ласково произнес:

 - Извини. Просто...соскучился. Ты же сама отправила меня в спячку - мне было немного обидно.

 - Я предлагала Златоглазому разбудить тебя, - тут же надулась я. - Это он отказался.

 - И правильно сделал, - еле заметно кивнул Фантом. - Представь, каково взрослому дракону пытаться обуздать новую силу, словно он только что вылупившийся птенец?

 - А драконы...вылупляются? - брякнула я, не подумав, чем вызвала широкую улыбку демона.

 - Вот за это я тебя и люблю, - и так искренне и беспрепятственно прозвучало его признание, что я снова вздрогнула от неожиданности, вызвав вздергивание иссиня-черной брови и насмешливый взгляд. - Он не признается. По крайней мере, пока.

 А я стояла, нахмурившись, и думала, как мне быть с этой ожившей шизофренией. Сидеть у него на коленях в той самой позе, которая стала у нас обоих излюбленной? Извращенка... Но тут Фантом в который раз поразил меня, когда, словно поняв ход мыслей, произнес:

 - Вместе?..

 Что-то сломалось внутри в это мгновение. Из-за одного изъятого камушка рухнула целая стена отчужденности. И я ни за что не смогла бы объяснить, почему позволила подобному произойти. Просто, наверное, это были те самые слова, которые требовались...

 Я посмотрела на его протянутую вверх ладонью руку, и слова сами сорвались с губ в тот момент, когда моя ладонь была бережно обхвачена длинными мужскими пальцами:

 - До самого конца.


 ***


 - Вызывал? - его пары закончились, и Арегван Златоглазый пришел по первому зову декана ментального факультета.

 - Да-да, заходи, - поприветствовал его приглашающим жестом Дальновидный. - Выспался?

 - Терпимо, - хмыкнул дракон. - Еще несколько четвертей цикла, и буду как новенький.

 - Златоглазый, твоя способность проспать все самое интересное в последнее время заслуживает награды, - сыронизировал маг, - но я позвал тебя не поэтому. Лучше тебе присесть.

 - Что-то серьезное? - насторожился Арегван, но совету друга все-таки внял, опускаясь по другую сторону приемного стола.

 - Я хотел бы узнать, как получилось, что иллюзия, созданная тобой для нормального функционирования шестерки, которую организовала Сазонова, как две капли воды похожа на выросшую копию тебя в детстве, - не стал ходить вокруг да около Дальновидный. - Ама, конечно, таких подробностей не вспомнит, но вот у меня отложились те моменты, когда род Ан и род Ен между собой особенно тесно дружили. Мы же вместе играли, Арегван. И не пытайся убедить меня в том, что взял произвольный образ: настолько близкую к оригиналу иллюзию не наделяют произвольной внешностью. А ты в то время как раз был похож на кого-то из родственников отца. И демон твой - тоже. Это потом внешность сменилась в сторону драконовых генов. Что это значит, друг?

 Златоглазый тяжело вздохнул, наклоняясь вперед и пряча лицо в ладонях. Он очень устал за последнюю половину цикла. Сначала Силь, потом Фантом...как же ему хотелось отдохнуть. Поэтому от близкого друга он не стал скрывать ничего:

 - Я не думал, улетая в последний раз в Южный Предел, что заблудшей душой, прилетавшей ко мне, окажется именно Валя...показалось, что какой-то студент, как иногда бывает, переоценил возможности и не в силах вернуться домой. А поскольку путь вел в Академию, я просто отослал ее обратно. Мне даже мысли в голову не пришло, Эрик...

 - Так значит... - но декан не договорил, поскольку признание Златоглазого только началось.

 - Второй раз ко мне заявилась та же душа. Причем времени прошло всего ничего, поэтому я и разозлился, поняв, что кто-то откровенно потешается, пытаясь поиграться в детские игры, чего ментал не терпит, - сцепив руки в замок, дракон откинулся на спинку посетительского кресла. - Я отослал душу прочь, сильно надеясь, что впредь она тысячу раз подумает перед тем, как избирать объектом своих шалостей именно меня. Но она пришла в третий раз, приняв форму девушки с чистой золотистой аурой, да еще и оказавшейся в моей постели. Ты знаешь, что это вообще очень редкий случай подобного взаимодействия сознаний? - дождавшись хмурого кивка, Златоглазый продолжил. - Это потом до меня стало доходить, что девушка не сама могла оказываться рядом, а инициатором встреч служил как раз таки я. А в тот момент разозлился настолько, что...поцеловал ее, - со стоном признался дракон. - Чтобы напугать окончательно, чтобы она больше не прилетала. Именно тогда и была поставлена метка.

 - Но ты же дракон, - не понял логики Дальновидный.

 - Дракон, - кивнул Златоглазый. - По крайней мере, если судить по наличию второй ипостаси. А метки ставлю, как демон...

 - Ничего не понимаю, - замотал головой Дальновидный.

 - Когда вы решили найти Валиного таинственного обожателя, она сама пришла ко мне ночью. Точнее, не пришла, а вызвала к себе. Представляешь, хотела предупредить, что ищут, - невесело усмехнулся дракон. - Именно тогда и стало понятно, что неизвестным элементом являюсь я сам.

 - Арегван, я все еще не понимаю, - развел руками Эрикен.

 - Я тоже не понимал, пока не слетал к матери после того, как Валя меня вернула, - вздохнул Арегван. Видя неподдельный интерес на лице Дальновидного, приподнял уголки губ. - С подачи твоей ненаглядной, кстати: Ифа намекнула, что иначе придется дать мне останавливающего жизнедеятельность яда.

 - Так вот почему вы с Валей очнулись почти одновременно, - догадался Эрикен, и Златоглазый согласился:

 - Именно тогда она и пробудила демона.

 - О чем ты? - нахмурился Дальновидный.

 - Я полукровка, Эрик, - задумчиво проговорил Арегван. - Иначе не обернулся бы за восьмую цикла до Южного Предела и обратно. И мать это подтвердила. Моим отцом является демон.

 - Кто? - сразу же ухватил мысль Эрикен.

 Дракон пожал плечами:

 - Мать сказала, что эта информация является излишней. Если уж даже та, что меня пробудила, не смогла этого узнать, пусть тайна останется тайной. Но я полагаю, это был очень сильный менталист. Судя по тому, с каким даром получился Фантом.

 - Как ты можешь быть полукровкой, если у тебя совершенно определенная вторая ипостась?

 - Хороший вопрос. Я не знаю на него ответа, как и мама. Она предположила только одно: поскольку вынашивала меня вдали от отца, во мне могли возобладать именно драконьи гены. Вспомни, как демоны относятся к своим избранным: они же ни на шаг от них не отходят, пока те носят ребенка.

 - Есть такое... - подтвердил Эрикен. - В голове не укладывается...стоп! К чему тогда вся эта затея с Фантомом? Я теперь себя дураком чувствую, что предложил воплотить демона, которым на самом деле являешься ты!

 - Я не могу обратиться ко второй своей половине по двум причинам, Эрик. Во-первых, Валя отправила ее в спячку сразу же, как обнаружила. То ли испугалась, то ли еще по какой-то причине - не знаю. Хотя и предлагала пробудить ее снова.

 - Но ты, судя по результатам, отказался... - заметил Дальновидный.

 - Из-за причины номер два. Рядом с Валей я не могу себя контролировать, Эрик, - сглотнул Арегван. - Когда она показала, как именно меня возвращала...я до сих пор эти синяки забыть не в состоянии.

 - Что? - с нажимом произнес декан, впиваясь пальцами в подлокотники своего кресла и сразу как-то собираясь. - Что ты с ней сотворил?!

 - То же, что и любой демон по отношению к избранной - сделал своей. Метка утверждена окончательно, - спокойно и осознанно сообщил Златоглазый, будто принял неизбежное, и нервное напряжение выдали только хриплые нотки в голосе. - До нее никто больше не сможет дотронуться, Эрик. А я чудовище.

 - Да брось, Арегван, - отмахнулся менталист. - Посмотри лучше в окно, - внезапно предложил он. - Не Валя ли сейчас направляется в сад вместе с твоей иллюзией? Разве скажешь по ней, что она тебя боится?

 - Первое время бегала, как ошпаренная. Пока не показала на посвящении все, в чем я успел принять участие...

 Когда дракон оказался там, где открывался неплохой вид на внутренний дворик Академии, застыл у окна, как приклеенный. Валя с детской непосредственностью показывала Фантому, как может проходить в обиталище Древа Познаний и обратно, увлеченно жестикулируя при этом. Демон с улыбкой следил за ее действиями.

 - Как долго ты будешь их тренировать? - спросил Дальновидный, стараясь не отвлекать друга от зрелища счастливой девушки. Кажется, главную проблему Арегвана он понял. Кажется, в их дружеской тройке собралось слишком много благородных мужчин. И если после совершенного Златоглазый не может заставить себя прикоснуться к девушке, думая, что та его опасается, пусть хотя бы воочию убедится, насколько в своих суждениях не прав. Вряд ли, конечно, это произойдет сразу. Но со временем...кто знает?

 - Если быстро наладят контакты с остальной группой - по минимуму, - продолжая следить за Валей, отозвался Златоглазый. - Самое главное - чтобы произошло принятие в коллектив, ты же знаешь. Если Фантому это удастся, считай, полдела уже сделано. Если Валя действительно получила дополнительные силы, приняв меня в круг, то это должно произойти даже быстрее, чем мы думаем.

 - Я надеюсь, теперь ты понимаешь, что твое присутствие необходимо? - имея в виду поход к демонам, спросил Дальновидный.

 - Да...наверное, да, - неуверенно кивнул Арегван, не отвлекаясь от своего занятия. Эрик знал, что в это время удобнее всего начинать медленное давление на дракона, поэтому продолжил:

 - Иллюзия, насколько бы качественной она ни была, все равно никогда не станет живой. Да и тебе, рано или поздно, со своей второй половиной придется столкнуться лицом к лицу.

 - Она совсем еще ребенок... - попытался тихо возразить дракон, но его прервали непоколебимым:

 - Этот ребенок отправился почти за грань миров, чтобы вернуть друида, а потом то же самое сделал и с тобой. Иногда мне кажется, что в некоторых вопросах она взрослее, чем все мы, вместе взятые, - как жаль, что нельзя было сказать дракону, на какое безумство решится этот "ребенок", если все-таки отыщет Повелителя демонов...впрочем, все менталисты в той или иной степени обладали связью с астралом, и в данный момент те проблески, что иногда чувствовал Эрикен благодаря матери-стихийнице, в один голос твердили оставить все, как есть. Возможно, он был с этим не согласен. Возможно, был и другой выход. Но в мире, созданном странными демиургами, и законы выполнялись непонятным образом. А потому Эрикен вздохнул так же тяжело, как недавно, сидя в кресле напротив, это делал Арегван, и вместе со Златоглазым продолжил созерцать открывшееся зрелище.

 Валя, словно почувствовав наблюдение, безошибочно посмотрела на окна кабинета Дальновидного. Скрытые тюлем, мужчины не шелохнулись, ожидая, когда девушка удовлетворит свою подозрительность. И только поведение Фантома заставило декана ментального факультета задуматься над тем, такой ли иллюзией является демон, каким его попытался представить Арегван. Потому что хвостатый парень в форме менталистов смотрел, будто сквозь ткань, за которой прятались преподаватели. И понимающе улыбался.



 Глава 6


 Северный Срединный Предел, Академия Познаний


 Хома был без ума от Фантома. Зеленый паршивец предал нашу любовь сразу же, как увидел иссиня-черные волосы парня-иллюзии. Он забрался на голову демона и отказался оттуда слезать, так что впервые в оранжерее мы провели достаточно много времени. И я все время переживала, что слишком тяжелый и откормленный ойкудак сейчас что-нибудь непременно сотворит с моим иллюзионистом, поэтому периодически пыталась воззвать к разуму будущего пушистого коврика. Да-да, я обещала превратить Хому именно в это произведение ткацкого искусства, если тот не отдаст мне Фантома. Зеленый свин реагировал весьма флегматично, зато натираться за счет чужих волос не переставал ни на минуту. Живой тюрбан на голове демона, надо сказать, выглядел забавно, и сам Фантом только потешался над моей заботой, чем очень напоминал своего пассажира, с той лишь особенностью, что мысли и выражения лица еще и озвучивал и комментировал. В общем, под конец я смирилась с тем, что эти двое на время наших посещений растительного царства станут не разлей вода, и препятствовать общению животного и демона перестала.

 Парни тоже на удивление спокойно восприняли нового участника шестерки. Поначалу, конечно, его откровенно дичился Вондар. И несколько настороженно присматривались Хайджи с Даюсом. Но все вопросы были решены на первой же общей тренировке у Стремительного, где нам устроили кросс по Хрустальным Воротам до той самой развилки, что являлась своеобразным началом для земель эльфов и оборотней. Я, естественно, развить мужскую скорость не могла, да еще вдобавок ко всему бежала по мне одной известной траектории, так что пару раз неосознанно пыталась представить себя Златоглазым, меняющим облик в движении...с моста падала, в общем. Так вот, Фантом с задачей моего спасения справлялся даже быстрее телепорта, так что разом заслужил всеобщее признание боевиков. Ну а Стремительный, ожидающий нас в конце испытания, хмуро оглядел новобранца и подозрительно заметил:

 - Кого-то ты мне напоминаешь, парень...

 Во время общих прогулок (да-да, возможности от меня отдохнуть, спихнув заботам Фантома, остальные безумно обрадовались!) демон рассказывал, что эта внешность - несколько стилизованное изображение выросшей версии Арегвана-малыша, когда тот еще мог передвигаться на четвереньках и не умел принимать вторую ипостась. Пока я звонко смеялась, Фантом с улыбкой продолжил, что мелкий Златоглазый совсем не был похож на маму, как сейчас, а потому эту внешность однозначно стоит считать наследием отца. В тот день я впервые обняла иллюзию по желанию сердца... С ним было безумно уютно. У нас даже вошло в привычку заплетать друг другу косы, при этом Фантом творил на моей голове что-то совершенно невообразимое, объясняя тем, что когда-то давно этому научился у эльфов Златоглазый, а он подсмотрел и запомнил. Я очень удивилась в тот момент: я-то считала, что демон был запертой частью сознания, не имеющей выхода наружу. На что получила интересный ответ, что без него дракон вряд ли бы мог хранить территории людей без магического воздействия. Неосознанно, но Златоглазый всегда обращался к своей скрытой половине...

 С прототипом, помимо лекций, мы пересекались редко. Некоторые задачи по посвящению меня в области более глубокого овладения ментальными науками взял на себя Фантом, поскольку память Арегвана, как оказалось, частично перешла к нему, и дракон с этим спорить не стал. Но все равно раз в неделю договорились встречаться и показывать то, чему я научилась. И мы с Фантомом принялись изучать тему, которая была интересна мне наряду с расщеплением сознания: многоточечное воздействие на разум других существ. То есть то, что и составляло основную часть возможностей кукловода.

 Сам Фантом влиянию никогда не поддавался, подмигивая и объясняя это тем, что есть некоторые вещи, которые маленьким девочкам вроде меня еще недоступны, чем вызывал очередной приступ бешенства, чего со мной до этого никогда не случалось. Иногда вообще создавалось впечатление, что он нарочно делает все от него зависящее с целью меня рассердить. Иногда кулаки прямо-таки начинали чесаться. Никогда не хотелось мне так расправиться со Златоглазым, как в те времена, когда меня умудрялась достать его демоническая составляющая. Как же много я о драконе не знала... И каждый раз, когда желание сомкнуть пальцы на шее донимавшего меня парня становилось нестерпимым, его гасили понимающим полунасмешливым взглядом, от которого хотелось лезть на стенку. Но такие моменты, конечно, были не слишком частыми. А еще они заставляли меня пытаться оценивать ситуацию трезвым умом. Ну а то, что под подрывной деятельностью Фантома явно что-то скрывалось, я поняла достаточно быстро. Пусть и продолжала вестись на провокации. А он все больше и больше привязывал меня к себе.

 - Зачем ты это делаешь? - спросила я в один из совместно проводимых вечеров, когда мы снова выбрались к Хрустальным Воротам и я блаженствовала, положив голову на колени Фантома и устремив взгляд в занимающееся алыми красками небо, в то время как проворные пальцы демона что-то вновь сооружали на моей голове. И пусть по глазам было видно: меня поняли, но уточнить посчитала не лишним. - Когда ты выводишь меня из себя, убить в очередной раз мне все равно хочется Златоглазого.

 Мне подарили снисходительный и чуточку насмешливый взгляд, а потом ответили:

 - Все правильно. Подсознательно ты все еще не можешь отделить меня от моего прототипа. Что является большой ошибкой.

 - То есть? - напряглась я, и Фантом продолжил:

 - Я демон, Валя. Не забывай этого. Какие особенности есть у демонов?

 -М-м-м... - задумалась я. - Повышенный магический резерв? Вторая ипостась напоминает человеческую, только более мощную? Нет? - удивилась я, увидев, как парень с улыбкой качает головой. - Что же тогда?

 - Коварство, Валя, - сжалился надо мной Фантом. - Демоны всегда поступают так, как того хочется им. Что касается всего остального, - он завел обычную песню, но меня это сейчас не волновало - слишком уж расслабленной я была. - Резерв у меня, конечно, неплохой, но как демон я все равно остаюсь слабым. Второй ипостаси у иллюзии быть не может, ведь она неспособна менять облик. Хотя ты и сама это знаешь, не так ли? Ну, из практического опыта, - подмигнули мне, давай понять, что намекают на один безбашенный поступок, связанный с импровизационным полетом одной студентки первого курса. Точнее, полетом, последовавшим за падением.

 - Коварство, говоришь? - медленно протянула я, жмурясь от удовольствия. - За такой массаж я готова простить тебе любое коварство.

 - Любое? - заговорщически вздернулась одна из бровей демона. - Совсем-совсем любое? И тебе даже неинтересно, что я сделал, чтобы утверждать подобное? - с притворным сожалением сообщили мне. - Ты какая-то неправильная женщина...

 - Я просто уставшая от всего женщина, - предприняла попытку слабой защиты я. - И сейчас мне совсем не хочется размышлять о том, какой ты коварный - для этого у тебя слишком умелые руки, - а спустя некоторое время пришлось открыть глаза, потому что Фантом в ответ так и не произнес ни звука. И снизу вверх я снова взглянула на плескающееся в его радужках черное золото. - Что...? - с легкой улыбкой спросила я, но вопрос так и остался невысказанным, потому что палец Фантома принялся очерчивать контуры моего лица.

 - Прости, что тебе через все это приходится проходить, - с горечью произнес демон. - Как бы я хотел видеть в твоей жизни только счастье и радость.

 - О чем ты говоришь? - легкость как ветром сдуло, и я напряглась, когда на меня посмотрели взглядом побитой дворняги.

 - Ему все равно придется принять то, что кровь разбавлена наследием Дальних Пределов, Валь...

 - И? - поторопила я.

 - И моя задача - сделать так, чтобы это произошло как можно быстрее.

 - Что ты сотворил? - севшим голосом спросила я, резко поднимаясь и с тревогой глядя на Фантома.

 - Эмманиэль вечером в Академии не будет, и Златоглазый попросил меня напомнить тебе, что сегодня мы идем к нему на очередную проверку, - виновато сообщили мне. - Только время уже давно вышло.

 - Фантом! - резко окликнула демона я. - Ну зачем?! Зачем все это? Ты же являешься его частью! Неужели вспышки гнева - это именно то, что нужно для пробуждения Арегвана?

 - Ему нужны сильные эмоции, - пожал плечами парень. - Иначе он никогда не станет тем, кем является на самом деле.

 - В последний раз, когда он стал тем, кем является на самом деле, мое кровотечение пришлось останавливать эльфийской целительнице! - не посчитала нужным умалчивать информацию я. Ну а что? Кто знает, как, учитывая мое явное расположение к Фантому, отреагирует на нашу самовольную неявку преподаватель?

 Демон нахмурился:

 - Я не знал...я видел только синяки, Валь.

 - Если посвящать вас обоих во все подробности моей личной жизни, шизофрения - которая и так налицо! - только усугубится! - уже кричала я, поднявшись на ноги и направляясь обратно к Академии. Он меня не останавливал. Видимо, несмотря на полученную информацию, все равно собирался претворить свой план в жизнь. Что ж. Тем хуже для него. Потому что после того, как я приму на себя гнев Златоглазого, достанется всем. Фантому - в первую очередь...

 Я неслась к нашим корпусам, словно меня подгоняли демоны, и с облегчением думала о том, как не согласилась идти с Фантомом до самой развилки моста. Хотя и теперь совершенно не представляла, где искать Златоглазого. Была у меня, конечно, идея...но, чтобы ее проверить, придется поднапрячься: измененное сознание еще не использовалось для того, чтобы смотреть сквозь стены.

 Забежав во дворик Академии и обогнув сад с деревом, я встала напротив той стены, что соединяла боевой и ментальный корпуса. Радужные волны перед глазами вмиг сместили акценты, и я начала отслеживать передвижение разноцветных аур студентов внутри. Как хорошо, что сейчас вечер и их там находилось не так уж и много. Сердце забилось в радостном предвкушении, когда знакомую, золотисто-оранжевую, я обнаружила именно там, где и надеялась увидеть: на вершине крепостного соединительного элемента. Позабыв обо всем на свете, я рванула к корпусу менталистов, чтобы по лестнице взобраться туда.

 Дверь на стену распахнула во весь опор. Поэтому на меня почти сразу обратили внимание, оторвавшись от созерцания туманной дымки Дальнего Предела и сосредоточив внимание на прибывшей студентке. Когда я неуверенно пошла вперед под пристальным пылающим взглядом и преодолела примерно половину пути к Арегвану, опиравшемуся локтями на каменный уступ стены, меня остановили холодным вопросом:

 - Возможно, вы больше не нуждаетесь в моем кураторстве, студентка Сазонова? - и сказано это было до того официальным и не терпящим возражений тоном, что я сразу поняла, откуда у Фантома эта способность бесить меня. Только Златоглазый, несомненно, искусством овладел в совершенстве, и я на миг порадовалась тому, что иллюзии до него еще учиться и учиться. - Возможно, следует назначить кого-то другого?

 - Нет, милорд Златоглазый, - твердо и не отводя взгляда, поскольку виноватой себя не считала, произнесла я. В конце концов, эти демоно-драконовы игры являлись субстанцией, в которую лично мне совсем не хотелось погружаться. - Я очень довольна вашим обучением. Сверх всякой меры.

 - Тогда почему же, позвольте поинтересоваться, - его голос потихоньку стал скатываться до рыка, и я невольно вздрогнула: чем сильнее становилось недовольство, тем быстрее нарастали эмоции, и задача Фантома все более упрощалась... - вы прогуливаете даже те недолгие встречи, на которые мы с вами условились, Валя? - то, что назвал по имени, вселило небольшую надежду, что, возможно, все еще обойдется, только вот внезапно вспыхнувшая черная полоска по краю радужки разбила мои надежды в пух и прах. И тут я и сама не выдержала, сделав по направлению к Арегвану еще несколько шагов.

 - Милорд Златоглазый, если хотите, чтобы я ходила на эти встречи, найдите способ сообщать мне о них лучшим образом. А то такое впечатление, что вы меня избегаете. Как будто испугались чего-то, - и со злым удовлетворением отметила, как вспыхнуло и без того яркое золото глаз. Но меня уже было не остановить. - А может, просто больше не хотите меня обучать? Так вы же знаете выход, - приблизившись к нему почти вплотную, сузила я глаза. - Я вам его уже предлагала, не так ли? - слова вырывались уже с шипением. - Давайте решим проблему полюбовно: и вам полегчает, и я перестану маяться дурью и наконец-то озабочусь более важными делами.

 Ответом было совсем уж злое рычание, которого я испугалась. А потом еще и к стене прижатой оказалась, почувствовав, насколько сильно дракона разозлила. А когда по обе стороны от меня опустились на камень мужские руки, поняла, что пути к отступлению отрезаны окончательно.

 - Более важными делами?.. - его теплое дыхание долетело до моего лба, но посмотреть в глаза менталиста сейчас я не решилась, предпочитая делать вид, что испугалась и потому зажмурила глаза. - Неужели есть что-то более важное, чем собственная безопасность?! - проревел он уже над моим ухом.

 Так и хотелось закричать: "Есть! Оказаться подальше от вашего дикого, пусть и магического мира, в котором каждый хоть в чем-то, да норовит меня использовать!" - но я сдержалась, решив дождаться окончания вспышки драконьего гнева. А Златоглазый продолжал заводиться.

 - Тебе нечего ответить на это, Валя? Неужели так сложно следовать простым правилам, которые действуют в Академии? - и вот тут я перестала делать вид, что меня в данной точке пространства не существует.

 - О какой безопасности идет речь, милорд Златоглазый? - резко распахнула глаза я. - О той, что следует соблюдать за стенами Академии, или о той, которой создается угроза изнутри? - только произнеся эти слова, тут же прикусила язык, но было поздно: руки Златоглазого разжались, а сам он на шаг отступил. Кажется, я надавила на чье-то больное место. Ничего не понимаю...

 - Валя... - как-то виновато произнес он, и бешенство вмиг покинуло мужчину.

 - Что - Валя, Арегван? - устало произнесла я, отбросив условности. - Разве я просила, чтобы меня в этот мир бросали на съедение волкам? Разве просила, чтобы вызывали в астральные путешествия и ставили метки? Чтобы, в конце концов, пытались убить при каждом удобном случае - да и кто? Ваши неудавшиеся поклонницы...а теперь ваша собственная иллюзия поставила своей целью с моей посильной помощью довести вас до состояния, при котором пробудится демон. Так какие простые правила мне нужно соблюдать, чтобы быть от всего этого огражденной? - склонила я голову на бок и почувствовала огромное облегчение от того, что наконец-то высказалась.

 Он стоял в шаге напротив, но мне казалось, что сейчас между нами образовалась непроходимая пропасть. И так захотелось ее заполнить, что я даже губу закусила от обиды и досады, хоть и понимала: то, что сказала дракону, ему было необходимо услышать. А от Златоглазого мои действия не укрылись, по крайней мере, скользнувший по губам взгляд я отметила, потому что сама в это время, не отрываясь, смотрела на него. Как там Лариска с ее природной симпатичностью заставляла парней делать то, что ей нужно? Похлопать глазками у меня все равно бы не получилось, потому что в отношении дракона возрастом в несколько сотен лет этот прием казался откровенно дохлым. И тогда я поручила себя рукам интуиции...а она заставила разделяющее нас расстояние преодолеть, положив ладонь туда, где неровными толчками билось златоглазое сердце. И поверх моей руки тут же почувствовала его - горячую и придающую уверенности в себе. Словно так и было нужно.

 - Извините, если была с вами излишне резкой, - спустя некоторое время, привыкнув к ощущению чужого тепла, наконец произнесла я. - Я правда порой не понимаю, для чего все это было сделано. И ничего из того, что пришлось совершить, не имело целью кому-то навредить, Арегван, правда. Я понимаю, на что вы злитесь, но, поверьте, я по-другому не могла - не видела иного выхода. Просто я не Силь - постарайтесь запомнить хотя бы это, хорошо? - ответ я увидела по глазам, а говорить Златоглазый сейчас, кажется, был не в состоянии. Поэтому осторожно высвободила руку, благодаря взглядом за оказанное доверие, и мягко поинтересовалась:

 - Можно мне идти? Просто я хотела сказать вам, что не по своей воле не появилась.

 Он с минуту пристально рассматривал меня, а затем кивнул:

 - Идите, Валь, - и, улыбнувшись на прощание, я отправилась к той же башне, из которой появилась, не оглядываясь и боясь снова встретиться с пылающим взглядом. Не знаю, пришли ли мы к взаимопониманию в этот раз, но очень хотелось надеяться на лучшее.

 Направляясь к себе, не раз и не два возвращалась мыслями к тому разговору, в котором открыла Златоглазому свое видение ситуации с пребыванием в Пределах. Неужели я действительно так думала? Неужели меня, и правда, все используют в этом мире? Ведь не может же безграничная доброта Ифы вылиться во что-то корыстное. Да, она намекала на спасение Арегвана, но я бы и сама дошла до этой мысли, меня только подтолкнуть оставалось в нужном направлении. А Дусира? А Дезира, наконец? Весь преподавательский состав делал все возможное, чтобы мне как можно комфортней чувствовалось в новой реальности. И им это с блеском удавалось: я почти стала здесь своей. А появившийся Фантом и того больше - создал иллюзию моей нужности для одного конкретного мужчины, который в этом никогда не признается. Бред ведь...но вот за то, что сотворил сегодня, демоняка ответит по всей строгости закона.

 Оказавшись у себя, поняла, что Амина снова решила остаться у Хайджи. Значит, со мной должен был ночевать кто-то из шестерки. А поскольку вариантов было немного, то силуэт сидящего на моей кровати Фантома, подпирающего кулаком подбородок, породил в душе мрачное удовлетворение. То, что доступ в нашу с Аминой комнату он получил сразу же, меня нисколько не стесняло: все-таки, узнав о метке, ребята тем более благодушно стали к нему относиться. И тем слаще казалась мне задуманная месть.

 - Валя? - полувопросительно посмотрел на меня парень, и по озадаченному лицу я поняла, что недоумение связано с тем, как именно я вошла в комнату. - Валя, что не так? - и чувство вины проскользнуло во взгляде, будя во мне еще большее желание поквитаться за то, что совсем недавно, на стене, меня, совершенно никого не смущаясь, у всех на виду прижимал Златоглазый.

 - Сильные эмоции, говоришь? - сузив глаза, процедила я, заставляя Фантома напрячься. - А сам-то ты на них способен?

 Куртка полетела на пол, когда я сделала первый шаг по направлению к парню. Майка последовала за ней, когда я почти поравнялась со своей кроватью. И вот, представ перед демоном почти обнаженной выше пояса, я с удовольствием отметила расширившиеся зрачки и мстительно улыбнулась:

 - А вот сейчас и проверим...

 Бюстгальтер земного покроя явно пришелся кому-то по душе, особенно в свете того, что сейчас располагался прямо на уровне глаз. Бросив на меня мимолетный взгляд, в котором отразились искры заходящего Аурона, Фантом поднял руки к моей талии, после чего мучительно медленно притянул к себе, вдыхая запах моей кожи и вызывая в том месте, которого коснулся носом, разбегающиеся по всему телу мурашки. Удовлетворительно хмыкнул, услышав выходящий сквозь мои зубы воздух, потом насмешливо произнес, ненадолго отрываясь от своего занятия:

 - Не передумаешь? А то Златоглазый об этом обязательно узнает...

 - Каким образом? - сквозь медленно захватывающий сознание туман все-таки решилась на вопрос я.

 - Ва-а-а-ля... - протянул он уже со знакомой хрипотцой в голосе, даря жаркий поцелуй моему животу. - Я же не вечен, Ва-а-а-ля... - а у меня от одного этого произношения стало совсем плохо с логикой. - Но точно приложу все усилия, чтобы полученные мной воспоминания стали ему доступны. Вот и спрашиваю: не передумаешь?

 - Сволочь... - с чувством произнесла я, понимая, что и тут меня умудрились обставить, но не в силах противостоять обаянию Фантома.

 - Демон, Валя, демон, - короткий смешок породил новую волну мурашек, а в следующее мгновение с помощью умелой подсечки я оказалась сидящей верхом на Фантоме. В нашей излюбленной позе. И благодаря глубокому поцелую почти не почувствовала, как и бюстик оказался отдельно от моего тела...

 Пока его губы настойчиво исследовали грудь, я стащила с демона жгут, скрепляющий шевелюру, и зарылась пальцами в шелк длинных волос. Чего-то мне в этой ситуации не хватало. Чего-то, что позволило бы отключиться полностью и отдаться процессу с головой. Как в прошлый раз. Тем более что все прикосновения Фантома к моей коже были до боли знакомыми. Как будто и не он меня обнимал. Когда поняла, наконец, что именно необходимо, накрутила волосы парня на кулак и с силой потянула назад, вызвав продолжительный стон, от которого завелась еще больше, и заставляя поднять голову вровень с моей. Ответ на вопрос, способен ли Фантом на сильные эмоции, я получила сразу же: он плескался на самом дне темных, как сама ночь, глаз и озвучивания не требовал. Зато с моих губ слетел вопрос, идущий от самого сердца и облаченный в хриплое сопровождение голосом:

 - Вместе?

 Фантом как-то странно посмотрел на меня, на мгновение, показавшееся мне вечностью, замер, а затем я почувствовала его пальцы, с нажимом прошедшиеся по позвоночнику снизу вверх, и глаза от удовольствия прикрылись сами собой. Именно в это мгновение над ухом раздался горячий шепот:

 - До самого конца! - и руки перестали меня слушаться, потому что стянули верхнюю часть робы парня, пробежавшись пальцами по гибкому телу, после чего я снова к нему прижалась, уловив тихое признание: - Люблю тебя.

 Последние слова взорвали существо изнутри, и следующему поцелую я отдалась без остатка, краешком сознания ощущая, как бережно и осторожно Фантом подхватывает мое безвольное тело и укладывает спиной на кровать, устраиваясь сверху и любуясь открывшейся картиной. Получив относительную свободу, я зажила собственной жизнью, обхватив ногами парня и выпуская на свет хриплые и просящие звуки вместо нормальных слов. Демон не медлил; проложив дорожку поцелуев от шеи до живота, несколько мгновений рассматривал змейку на джинсах, потом хитро произнес:

 - Всегда мечтал стащить их с тебя. Слишком уж обтягивают...

 В ответ я могла только застонать, когда почувствовала, как прохладный вечерний воздух получает доступ к низу живота, в то время как Фантом, приподнявшись, ловко стягивает остатки денима с моего тела. Когда следующий поцелуй оказался уже за линией трусиков, которые были подцеплены ладонями и ненамного стянуты вниз, я вместе с очередной выпущенной порцией воздуха изогнулась, требуя большего, и на мгновение подумала о том, будет ли секс с Фантомом считаться изменой по отношению к Златоглазому. И в это самое время демон, как назло, хмыкнул в самом интересном месте, а затем, подняв на меня, пусть и затуманенные страстью, но со вполне улавливаемой в них хитрецой, глаза, произнес:

 - Ну как, проверила?

 Разочарованный стон сорвался с губ раньше, чем я начала ощущать возвращение рассудка, и только и получилось пробормотать:

 - Фантом, ты...ты...

 - Демон? - ухмыльнулся он. - Да, милая, я это знаю...

 - Я тебя ненавижу, - от всей души прошептала я, ощущая не утратившие страсти поцелуи на животе, груди и, наконец, губах. - Ненавижу больше всего на свете...

 - Ничего, - удовлетворенно глянув на меня, отозвался парень, не собираясь останавливать короткие ласки и аккуратно возвращая трусики на место. - Я буду любить за двоих - с тобой это совсем просто делать. Ну, скажи, ведь не было у тебя еще ни разу такого захватывающего раздевания перед сном, а, Валь? - и снова хитро посмотрел на меня.

 Ответить я не смогла ничего - только разочарованно застонала в сотый раз.

 - Это самый обломный из всех обломов, когда-либо обламывающих обломщиков, - когда, наконец, появилась способность рассуждать здраво, на манер Пинки-Пай ответила я.

 - Валя, ты не представляешь, как сложно все это дается, - с тяжелой улыбкой признался Фантом, все еще возвышаясь надо мной и качая головой после того, как я предприняла слабую попытку все-таки завершить начатое, проведя ногой от его икр к ягодицам. - Только не здесь, девочка моя. Хватит с тебя академических кушеток.

 - То есть? - свела брови я, потому что мимика пока еще отказывалась слушаться, несмотря на заведенные до предела нервы.

 - Тогда, когда следовало проявить осторожность, я был несдержан, - напомнил демон, гладя контур моего лица. - Поэтому наш следующий раз, я обещаю, доставит тебе настоящее удовольствие. И никаких жестких простыней, обещаю. Ва-а-а-ля, - предостерегающе сощурился он, когда я сжала сомкнутые вокруг его торса ноги. - Не хулигань. Ты же не хочешь быть доведенной до предела и неудовлетворенной снова? - но мне все равно доставило непередаваемое удовольствие ощущение того, как на Фантома действует близость.

 - Шкура, - тихо, но решительно заявила я.

 - Что? - не понял парень, нахмурившись.

 - Если ты сейчас думаешь о мягких перинах и какой-нибудь дорожке, усыпанной лепестками цветов - забудь, - добавила я. - Я хочу шкуру и источник открытого огня рядом. Желательно - камин.

 Фантом ненадолго задумался, потом его лицо озарила плутовская улыбка:

 - Кажется, у меня на примете есть одно такое место. Только чтобы попасть туда, тебе придется стать моей женой окончательно.

 Тут уже я насупилась, как воинственный ежик, за что получила по поцелую в каждую образовавшуюся морщинку:

 - Спи, чудовище мое, - после чего захват ног ослабили, и Фантом скатился с меня и устроился позади, разворачивая спиной к себе и материализуя из воздуха красивое цветастое покрывало, на ощупь оказавшееся мягче всего того, что мне пришлось пробовать в жизни. - Сладких тебе снов, - после чего на моей груди появилась майка, как две капли воды похожая на ту, что я отшвырнула, зайдя в комнату, а рука Фантома успокоилась тогда, когда оказалась лежащей на моем животе, даря ни с чем не сравнимый трепет и вместе с тем медленно, но верно погружая в пучину сна. И уже уплывая на границу с реальностью, я снова услышала его еле различимый шепот:

 - Люблю тебя.

 Утром я проснулась первой и, пользуясь тем, что некоторые до ужаса живые иллюзии еще пребывают в мире грез, осторожно выскользнула из-под руки Фантома. Подняв с пола джинсы, вчерашнюю сброшенную майку, почистила все заклинанием из курса бытовой магии и, скинув воплощенную, надела уже свою, родную, чтобы выйти из комнаты. Путь мой лежал в душевые, которые вчера под действием момента были проигнорированы, зато сейчас пришло понимание, что пробуждение рядом с женщиной, от которой, возможно, исходит не самый свежий запах, не будет одним из замечательных. Уже внутри столкнулась с Аминой, которая окинула меня удивленным взглядом. Зато когда на выходе мы, облаченные в полотенца, направились к раздевалке, раздался дружный визг, потому что кроме нас там оказался еще и бодрый и веселый Фантом. В руках он держал мою майку, бросил мимолетный взгляд на Амину, меня же встретил широкой улыбкой:

 - Не кричи, вчера я уже рассмотрел все, что только можно. Лучше одевайся, мы на завтрак рискуем опоздать. Я подожду снаружи, - и, протянув вещь мне, скрылся за дверью.

 - Ни слова, - предупредила я Амину, и та ошарашено кивнула. Правда, опомнившись, решила все-таки поинтересоваться:

 - А если нет, то что?

 - Скажу Хайджи, что ты перед Фантомом в одном полотенце дефилировала, - отозвалась я с усмешкой, уже натягивая майку поверх бюстика и досадуя, что не прихватила куртку: это в душевых тепло было, а снаружи-то уже ощущалось дыхание осени. Но, как оказалось, мой спутник продумал и это, поскольку, выбравшись из раздевалки, я обнаружила его подпирающим стену с моей курткой на плече.

 - Пойдем, - набрасывая ветровку мне на плечи и проследив, чтобы я ее надела, как следует, распорядился демон, после чего мы опустились на этаж со столовой. А я перед самой дверью не выдержала и, развернув его лицом к себе, поцеловала.

 - С добрым утром, - пожав плечами и обойдя демона по дуге, прошествовала внутрь, успев заметить промелькнувшую на его лице довольную улыбку.

 Завтрак проходил в уже привычной обстановке: парни обсуждали предстоящий переход в дальние Пределы, и Хайджи заметил, что смог бы, скорее всего, перенести нас сразу же в место нынешней дислокации драконов, которые, несмотря на разброд в рядах демонов, продолжали держать оборону, пусть явных нападений после исчезновения лжеповелителя и не было. Требовалась тренировка, и как уж разговор у них вылился в то, что совершенно необходимо снова побывать в деревне троллей, только на этот раз всем мужским составом ("Демоняка, мы тебе не кого-нибудь, а Валю отдаем, мы должны быть в тебе уверены!" - в один голос заявили парни), я даже не успела заметить. Но, надо сказать, я даже успокоилась немного, поняв, что какой-то из вечеров проведу без пристального наблюдения. Что мне теперь-то в Академии грозить могло? Ну, кроме Златоглазого, конечно...

 Преподавательский сектор, кстати, был на удивление оживлен. Они тоже о чем-то явно дискутировали, но ловить на себе периодические взгляды дракона я не переставала. Поэтому когда время завтрака подошло к концу, а Фантом отправился в подсобку к Дусире - относить наши пустые чашки и тарелки, что делал с завидной регулярностью - я вздохнула с облегчением. Правда, почти сразу же после этого повисла необычная тишина. Я оглядела всех и отметила, что явно стала предметом внимания со стороны сидящих напротив парней, а Амина даже зажмурилась и головой замотала. Не сразу поняв, в чем дело, даже решила переспросить:

 - Что?

 - Валь, ты бы это...прикрылась, что ли, - осторожно заметил Даюс, ну а дальше мне объяснять уже не было нужды. Просто внезапно стало холодно, и ткань куртки начала ощущаться отчетливей.

 Сволочь. Гад. Проходимец! А я-то еще подумала, что он заботу проявляет. А он...сунул мне в раздевалке очередную иллюзию! Паразит! Я почувствовала, как щеки моментально запылали, и дрожащими от гнева руками принялась судорожно застегивать пуговицы куртки, чтобы зрелище выглядывающего в связи с развеявшейся майкой бюстгальтера черного цвета не стало доступно никому, кроме участников нашего стола. И вот в это самое мгновение как раз и вернулся Фантом:

 - Ох, Валя, такую красоту прячешь. В Пределах настолько красивого кружева не увидишь...

 - Фантом! Ты... - взревела я на всю столовую, уже не заботясь о приличиях и вскакивая с места с намерением отомстить за то, что меня только что выставили полуголой перед ребятами. А этот хмырь только разулыбался во весь рот, нагло ответил: "А я там уже все видел!" - и припустил из помещения, пользуясь тем, что я с продолжающими алеть щеками тщетно пытаюсь застегнуться и потому медлю с погоней. Когда, наконец, мне это удалось, я рванула к выходу вслед за развевающимся черным хвостом. А вытянувшиеся лица товарищей провожали меня с нескрываемым потрясением.


 ***


 - Мне показалось, или сейчас наш иллюзорный демон проделал с Сазоновой тот же трюк, что и Арегван, когда мне только-только исполнилось пятнадцать, а ему вдруг захотелось проверить, есть ли у меня грудь? - заломив красивую бровь, внезапно изрекла Амаринэ.

 - Что? - притворно-сердитым голосом отозвался Стремительный. - Ты рассматривал грудь моей женщины, дракон?!

 - Не переживай, милый, у меня и в пятнадцать магия была сильна. - успокоила его стихийница. - А все-таки как же похожи эти демонодраконы...

 Златоглазый поперхнулся, после чего, не в силах справиться с кашлем самостоятельно, послал благодарный взгляд тому, кто отвесил ему хороший удар в спину. Добровольцем оказался Дальновидный, ехидно смотревший на автора иллюзии и без слов сообщивший, что он обо всем этом думает. Однако вслух произнес только:

 - Эх, молодость...

 Арегван перевел взгляд на студенческий сектор, успевая застать картину стремительно краснеющей Вали, вскочившей из-за стола и быстро застегивающей куртку, из разреза которой, благодаря удобному углу обзора, мелькнула полоска черной кружевной ткани. Медленно сглотнув и почти ощущая на себе насмешливый взгляд Эрикена, он в который раз попросил демиургов дать ему сил на то, чтобы справиться со своими мыслями, пока не будет найден Повелитель демонов. Поскольку сам дракон в расчетах впервые глубоко ошибся, и появление Фантома нисколько не облегчило задачу нахождения от Сазоновой на почтительном расстоянии. Сны продолжались. Сны, в которых она являлась ему в том же белье, что сейчас успело выхватить благодаря зоркости зрение. И руки начали постепенно вспоминать, как это белье в порыве несдержанности ощупывали тогда, на вечере посвящения в студенты... Златоглазый в который раз воздел глаза к небу, надеясь, что хоть эту его молитву услышат, послав сил и терпения.


 ***


 Я видела, как он махнул на лестницу в башню, ведущую на крепостную стену и корпус менталистов. Не уйдешь, подумалось мне, и я ускорилась, мысленно благодаря Андо за то, что все время обучения в Академии нещадно гонял вокруг цитадели и выкрикивал жизнеутверждающие лозунги. Убью. Четвертую. Все неиспользованные вчера части тела оторву к далекой матери! Ну, каков нахал, а? Перед всей столовой меня дурой хотел выставить? Как же хорошо, что парни заметили первыми...хотя какой конфуз! Щеки снова запылали, но затем смущение обратилось новой порцией злости. Дело в том, что я выбежала на стену и никого там не обнаружила. Фантом не мог убежать так далеко, просто не мог! Я бы непременно успела увидеть его скрывающийся в соседней башне хвост, а тут было совсем пусто. Но потом он и сам обнаружился, когда я почувствовала, как стремительно меня разворачивают откуда-то сзади, а затем прижимают к себе начавшее бешено сопротивляться тело.

 - Спряталс-с-с-ся, гад... - прошипела я, встретившись с наглющими демоновыми глазами, с удовлетворением наблюдающими за моими попытками вырваться. - Ненавижу! - в который раз повторила я.

 - Я же уже говорил: с тобой несложно любить за двоих, Валь, - покачав головой и расцветая лукавой улыбкой, ответил Фантом. - Хотя-а-а...что-то мне подсказывает, что от ненависти до любви у нас с тобой совсем недолгая дорога! - а в следующее мгновение мои руки крепко прижали к мужской груди, так, что вырваться уже не было возможности: хватка у парня, несмотря на гибкость, оказалась медвежьей. Голову притянули ближе с той лишь целью, чтобы обрушить на губы сметающий все сомнения поцелуй, и я даже застонала с досады: нечестно демон играл! Нечестно! Потому что мысли опять грозились покинуть голову, а ведь был еще только завтрак! И ночь вчерашняя сразу в голову пришла, и то, что губы Фантома могут со мной сделать - тоже. Поэтому главный посыл демона я поняла и сопротивляться перестала. Спустя несколько мгновений прекратился и поцелуй.

 - С добрым утром, - с шаловливой улыбкой поприветствовали меня, и я огромным усилием воли подавила желание ударить демоняку по чему-нибудь наиболее дорогому:

 - Это что в столовой - вместо приветствия было?! - требуя объяснений, снова начала заводиться я.

 - Небольшое привлечение внимания, - подмигнули мне. - Валя, я же говорил: я не вечный...

 - И сам сократить срок своей службы решил, да? - прищурилась я недобро. - Я тебе не верю. Не стал бы ты так меня перед Златоглазым подставлять.

 - Да он сам давным-давно такой же фокус с Грозной проделал! - выпалил внезапно демон, и я почувствовала, как у меня округляются глаза. Кажется, поверить в то, что когда-то дракон мог позволять себе столь невинные шалости, было не под силу. - Ну ладно, не поэтому я увлекся... - внезапно сознался демон, и снова виноватое выражение появилось на красивом лице. - Просто после вчерашнего держать себя в руках, когда на тебя половина боевого факультета смотрит голодными взглядами, оказалось тяжело. И я просто показал всем, что к тебе не стоит подбивать клинья...

 - Один шаг, - внезапно задумчиво проговорила я.

 - Что - один шаг? - не понял Фантом.

 - У нас говорят, что от ненависти до любви - один шаг, - просветила я демона. - Как и в обратную сторону, - со значением добавила тут же, чтобы особо не обнадеживать.

 - Ох, Валя, - знакомым движением к моему лбу прижался лоб Фантома. - Я не настолько терпелив и в силах держать себя, как это делает мой прототип, - добавил он виновато.

 А я против воли начала улыбаться, потянувшись к его губам. И поцеловала, чувствуя, как слабеет хватка, а я сама уже в силах обнять его шею и прижаться еще сильнее.

 - Как-то слишком быстро миновала твоя злость, - со смешком заметил Фантом, когда поцелуй прекратился. - Неужели я такой обаятельный? - и гордо задрал нос вверх.

 Я только глаза закатила на это - натуральный мальчишка! - и, схватив его за поднятую к небу часть тела, ехидно заметила:

 - Будешь и дальше меня выставлять идиоткой - найду более чувствительную часть тела. И покалечу, - кивнула в подтверждение своих слов и с удовольствием отметила, как смысл потихоньку доходит до демона. - Пошли, Отелло. Пары начинаются, - потом мы, взявшись за руки, неспешно отправились в сторону корпуса менталистов уже вместе.

 А через несколько дней узнали, что Златоглазый дал добро на то, чтобы отправляться к демонам.



 Глава 7


 Северный Срединный Предел, таверна в деревне троллей, вечер перед телепортацией


 Андо был чрезвычайно доволен подготовкой своего лучшего ученика. На днях они собрали пробную группу студентов, численно равную составу, который должен был оказаться на границе земель демонов и драконов: Валя, шесть ее мальчиков-ойкудакчиков, Арегван, показывающий дорогу Эсхаал и сам Стремительный - и с блеском завершили проверку. Император драконов был поражен столь необычному применению дара, а сила Хайджи, несомненно, возросла после того, как Валя замкнула круг своих защитников, что не могло не радовать боевика. Он плохо представлял, как эти парни смогут помочь на землях демонов, сейчас находящихся в раздрае, но раз Эрикен был всеми руками за именно такую расстановку игроков - кто он такой, чтобы спорить со стратегом. Проскакивала, конечно, у демона мысль, что число сазоновских помощников удивительным образом сочетается с количеством великих герцогов, только вот Ваала он не собирался уступать никому. Ваал его и только его. И ему придется ответить за смерть Алькора Верного. Тем более в свете аферы, что тот умудрился провернуть на землях Дальнего Предела. Надо отдать должное, обманщиком он считался по праву и каждый раз только подтверждал свое позорное звание. От досады Стремительный даже сплюнул на пол, чем заработал смешок подошедшего к стойке с напитками и закуской Эсхаала:

 - Неудачный вечер? А я-то думал, твоя прекрасная компания способна осветить любое, даже самое скучное времяпровождение.

 Пожалуй, Андо слишком увлекся мыслями о мести во время ожидания их с Амаринэ заказа. Расторопный тролль обещал принести все по высшему классу, однако, видимо, задерживался на кухне. Кажется, Стремительный догадывался, что послужило причиной заминки: те самые листочки мяты, которые его огненная любовь всегда просила положить сверху на политый глазурью кусочек пирожного, и которые, как назло, никогда не имелись в наличии при появлении пары Грозная-Стремительный в таверне. Поэтому, скорее всего, наиболее мелкого - и быстрого - помощника поварихи сейчас отправили за растением, а сами не показывались, чтобы не снискать чужого гнева. Хорошо, что Андо догадался предложить спутнице прохладительных напитков для более комфортного ожидания, а уж то, что они повстречали здесь Эсхаала с Эмманиэль, оказалось большой удачей: мужчины могли пообщаться, чего не удавалось из-за насыщенного расписания подготовки к прыжку, а женщины - вести неспешную беседу, пока кавалеры занимались добычей пропитания. Что, собственно, и делала парочка из магини и эльфийки, вот только Андор не мог не замечать периодически бросаемых в его сторону взглядов с аметистовым блеском. Взрослая девочка, а ревнует, как маленькая, несмотря на то, что его сердце уже давно и безоговорочно принадлежало ей...

 - Моя компания заставляет забывать обо всем на свете, если выбирается со мной куда-то помимо Академии, - с легкой улыбкой произнес Андо, подмигивая своей женщине. Где-то сбоку веселились парни Сазоновой, причем в этот раз в полном составе, даже иллюзию с собой захватили. Странно, что девушки с ними не было, не потому ли Златоглазый не принял предложение последний вечер провести в веселой компании? И заодно его, Стремительного, морально поддержать...но Арегван, словно чуя жареное, остался в стенах Академии, и теперь Андо с несвойственным ему волнением ожидал, когда же будет готов заказ, втайне благодаря троллей за то, что заранее не озаботились мятой. Эсхаал, кажется, волнение друга понял:

 - Так отчего же ты столько времени сидишь вдали от нее? - проницательно заметил он.

 - Я... - начал и тут же прервал сам себя Андо, но другу, похоже, объяснение и не требовалось:

 - Ты знаешь, что не все демоны имеют по одному ребенку, Андор? - усмехнувшись оттого, что полностью завладел вниманием друга, послал светлый взгляд в сторону Эмманиэль золотоволосый демон. - Меня этот вопрос беспокоил с начала сознательного возраста. Как только случайно увидел на базарной площади двух резвящихся и как две капли воды похожих друг на друга мальчишек. Я тогда забросил все дела и следил за ними, пока они не вывели меня к дому со старой поломанной черепицей, из которого как раз выходила навстречу мать. Я плохо спрятался, и меня тоже заметили, и в тот момент, ты знаешь, Андо...мне улыбнулись так ласково, как никогда и никто в жизни. Даже на обед пригласили, не зная, что я сын великого герцога. Просто я тогда был опрятно одет, но положения ничто не выдавало. И вот там, когда вернулся и отец семейства, я рискнул задать единственный интересующий меня вопрос: почему? Почему у этого мужчины и этой женщины детей двое, а не один? Они оба тяжело вздохнули, начав разговор с того, что подросших мальчиков придется разлучить. Чтобы, не дай демиурги, никто не узнал о том, что они братья. Один из них действительно потом отправился в земли Аббадона, второй остался с родителями. Так вот, однозначного ответа на мой вопрос мне так и не дали. Супружеская пара просто переглянулась и засветилась от одного взгляда друг на друга. Понимаешь, к чему я веду, Андор? А затем мужчина сказал мне, что не силен в вопросах рождения демонов, но свою жену, несмотря на увещевания родственников в том, что женщина является в доме чем-то недостойным и бесправным, всегда любил и почитал. Так что рождение второго сына считал свершившимся чудом. Ты помнишь, Андо, историю моих родителей? - видя еле заметный кивок со стороны Стремительного, Эсхаал продолжил. - Я тогда подумал, могло ли что-нибудь измениться, признайся мой отец в том, что в самом деле любит мать. Отрекись он от навязанных обществом принципов. Что было бы, если бы демоны перестали свято верить в то, что женщин им выбирают демиурги?

 - Сложный вопрос, - покачал головой повелитель металла.

 - Вот поэтому я и был так долго один, Андо. Хотел удостовериться в том, что мой разум и мои чувства не будут находиться в противостоянии, когда я встречу женщину своей мечты, - в это время как раз появился тролль с выполненным заказом, и Эсхаал принял из его рук поднос, причитающийся им с Эмманиэль, напоследок добавив. - Подумай хорошо: есть ли в твоей душе противоречия, когда ты смотришь на свою женщину?

 Когда Эсхаал от него отошел, а тролль принес заказ Амаринэ, Стремительный по-новому взглянул на трилистник, собранный из мяты, вершащей любимое пирожное магини. Демону вдруг показалось, что в таком исполнении она может отказаться от десерта. Поэтому он пригладил зеленые лепесточки так, как, ему показалось, будет лучше, и уже потом отнес Грозной.

 Вечер прошел замечательно. Они изредка поглядывали на решивших проверить Фантома на прочность сазоновских бывалых парней, внутренне посмеиваясь и одновременно радуясь, что у них учатся такие замечательные студенты, а еще уютно побеседовали и даже умудрились потанцевать под зажигательно-ударную музыку тролльих бубнов. Амаринэ улыбалась, но нет-нет, да и окидывала его настороженным взглядом. Стремительный был непривычно задумчив и иногда терял нить разговора, все больше и больше приводя спутницу в замешательство. Когда же, наконец, они, уже вдвоем, отправились обратно в Академию, женщина позволила себя обнять, потому что в вечереющем воздухе Пределов слышалось отдаленное дыхание зимы, потому что демон рядом был удивительно теплым, потому что...потому что ей казалось, что это их последний вечер. И вот, уже подходя к стенам цитадели, ставшей всем домом, Грозная не выдержала и с силой отстранилась от Андо, сверкая не пролитыми в глазах слезами:

 - Если ты скажешь мне быстро и коротко, что это все, я даже не обижусь и постараюсь забыть то, что между нами было. Не стесняйся, Андор, я готова.

 - Что? - не сразу поняв, о чем именно толкует женщина, моргнул демон.

 - Ты весь вечер задумчив и неразговорчив, что-то сотворил с моим пирожным, да еще и у стойки провел намного больше времени, чем обычно, - пожаловалась женщина. - Признайся, Андо: твоя мать узнала, что ты встречаешься с магиней, и настояла на том, чтобы ты отказался от этих отношений?

 От колоссального потока недоверия Стремительный поначалу растерялся. Потом внимательно посмотрел на Амаринэ и свел брови. То, что он собирался ей сказать, совсем не вязалось с выводами, сделанными стихийницей, и мужчина поначалу не знал, как вывести разговор в нужное русло. А потом его осенило.

 - Ама, ты подумала, что я решил тебя бросить? - в искреннем недоумении, растеряв весь свой серьезный вид, спросил демон.

 - А что еще я должна была подумать? - горячо воскликнула стихийница. - На меня не действует твое обаяние, я двести лет морочу тебе голову...

 - Значит, все-таки морочишь, дорогая? - опасно блеснули глаза демона, и Амаринэ тут же прикусила язык. - Так может, все-таки перестанем играть в игры и поговорим серьезно? - а в следующую минуту ее крепко обняли, приблизившись в мгновение ока и оправдывая данное когда-то прозвище. - Женщина, ты измотала мои нервы так, как ни с одним демоном не поступала ни одна человеческая избранная. Ты заставила остаться в этой демиургами забытой Академии, тогда как у меня на родине мать и огромные земли, которыми нужно управлять, а я тут, как проклятый, срываю горло на студентах. И ты до сих пор продолжаешь отравлять мое существование одним своим видом, когда смотришь, прищурившись, с укором, думая, что я не замечаю твоих ревнивых взглядов, - наконец замолчав и оставшись довольным видом сконфуженной женщины, Стремительный закончил изобличительную часть своей тирады. - Но Амаринэ, - он поднял ее лицо за подбородок, заставив смотреть прямо в глаза и откровенно любуясь, как в свете вечернего Аурона блестят ее огненные волосы, - эти двести лет, что мы с тобой знакомы, стали самыми счастливыми в моей жизни. Потому что рядом с тобой пропадает моя тяга к одиночеству. Потому что хочется, наконец-то, увидеть свое продолжение с твоим решительным взглядом и моими волосами. И чтобы оно бегало по замку с криками и будило всех, кто там находится. Я хочу, чтобы у нас с тобой была семья, такая же крепкая, как у моих и твоих родителей, Ама. И чтобы в ней всегда было счастье. И дети. Я хочу, чтобы у нас с тобой были дети, милая.

 Она неверяще смотрела на него:

 - Ты же бабник, Стремительный.

 - Неправда - мне просто нравится тебя дразнить, - невозмутимо отозвался Андо, прижимая к себе еще крепче.

 - У демонов не может быть больше одного ребенка, - продолжила в том же духе женщина.

 - Я готов проверять это каждую свободную минуту, - не остался в долгу Андор.

 - У меня тяжелый характер...

 - И я за двести лет успел в этом убедиться, поверь мне, - легкий поцелуй достался ее виску. - А еще с тобой не страшно ходить в разведку.

 - Не страшно? Тебе? - уставилась на него женщина, совершив стратегическую ошибку и растеряв бдительность; похоже, демону надоело терпеть детские возражения, а потому их поток прекратили самым действенным способом - поцелуем. И пока одна рука Стремительного обнимала потихоньку тающую Грозную, другая потянулась в карман плаща, доставая оттуда блестящую серебристую цепочку. Когда магиня очнулась, было уже поздно: на ее руке защелкнулся брачный браслет. Она возмущенно воззрилась на демона, не в силах ничего сказать, но в ответ получила непоколебимое:

 - Женщина, прекрати со мной препираться. Отныне и навсегда все твои проблемы решаю я. А теперь пошли спать. Я до ужаса хочу провести эту ночь со своей невестой!


 ***


 - Неужели? - зоркость, приобретенная от отца-дракона, позволила Дальновидному увидеть на запястье возвращающейся в Академию под ручку с Андором сестры свежезастегнутый брачный браслет. - Не может быть! - обреченно вздохнув, добавил он.

 - Что такое? - с улыбкой наблюдая почти детскую обиду на лице мужчины, вышла из тени Ифиэль и тоже устремила взгляд в окно. Они любили проводить спокойные тихие вечера, когда никто не мог помешать, в кабинете Эрикена и наблюдать за возвращающимися парочками. Сейчас в поле зрения телекинетика попала, похоже, Грозная леди.

 - Амаринэ выходит замуж, - коротко пояснил Дальновидный, переводя взгляд на спутницу. - Теперь она не оставит меня в покое...

 - Какая замечательная новость! - хлопнула в ладоши, выходя из образа спокойной рассудительной женщины, эльфийка. - Только не замечаю с твоей стороны особого энтузиазма.

 - Она меня съест, - пожаловался декан менталистов. - Она всегда мечтала, чтобы я женился первым и прекратил доставать ее своей чрезмерной опекой...

 - Зато теперь о ней есть, кому позаботиться, Эрик, - заметила Ифа. - Радоваться надо.

 - Она меня съест, - повторил Эрикен. - И будет обгладывать косточки до тех пор, пока я не обзаведусь семьей сам.

 - Так давай найдем тебе подходящую спутницу на роль второго члена семьи, - без обидняков и со странным воодушевлением предложила женщина, заставляя менталиста тут же нахмуриться и пронзить ее негодующим взглядом:

 - Чтобы я слышал это от тебя в последний раз, Ифиэль. Ты прекрасно знаешь, как я отношусь к идее создания полноценной семьи. Замечательно - если ты, наконец, согласишься стать моей женой.

 - Вот именно - полноценной, - сделала ударение на последнем слове целительница. - Со мной она по определению не может быть таковой.

 - Мы это уже обсуждали, - покачал головой мужчина. - И я продолжаю ждать твоего положительного ответа.

 Ифиэль нахмурилась, словно проводя в голове сложные аналитические операции, потом вздохнула почти так же, как это ранее делал Дальновидный:

 - В свете приближающихся событий...хорошо, я подумаю в этот раз тщательнее.

 - В свете приближающихся событий? - не понял поначалу Эрикен. - А, ты имеешь в виду завтрашнюю телепортацию.

 - И мне совсем не нравится состояние Арегвана, - теперь уже серьезно произнесла Ифиэль. - Особенно учитывая то, что он здоров физически, как и любой нормальный дракон.

 - М-м-м... - Дальновидный устремил взгляд на улицу, охватывая сестру с демоном, направляющихся к общему корпусу, а затем посмотрел на застывшую в тени тоннеля между ментальным и общим корпусами мужскую фигуру, к которой медленно, но верно приближалась вторая: женская, хрупкая и передвигающаяся осторожно. Так, словно боялась к первой подойти. - Лучшее лекарство сейчас как раз на пути к нашему златоглазику.

 - Что ты имеешь в виду? - насторожилась эльфийка.

 Дальновидный удивился:

 - Неужели ты посылала к нему Сазонову, чтобы та вернула его в сознание, без всякой задней мысли, милая? - а дальше он не без удовольствия наблюдал постепенную смену выражений на лице женщины, от потрясения до неверия.

 - О чем ты? - наконец взяв себя в руки и продолжая изображать невинность, произнесла с достоинством Ифиэль.

 - О том, например, что с твоей легкой подачи наш дракон уже и не дракон вовсе, а полукровка с демоном, - загадочно сообщил декан менталистов, понимая, что поймал Милосердную леди на крючок любопытства, с которого она уже не сорвется.

 - Как это? - и правда, заинтересовавшись, приблизилась к нему эльфийка.

 - Ближе, Ифа, - поманил ее пальчиком менталист, и женщина подчинилась. И лишь ощутив легкий поцелуй в волосы и приготовившись дать отпор снова нарывающемуся на упадок сил Дальновидному, услышала, как все было на самом деле.


 ***


 Это злой рок, подумалось мне, когда вечер перед телепортацией к драконам я решила посвятить бродилкам по корпусам в одиночестве. Фантома стащили в троллью деревню остальные парни, но перед уходом, поцеловав на прощание так, что перед глазами заплясали звезды, он иронично предсказал, что скучно мне точно не будет. Я еще хмыкнула, покивав головой на манер китайского болванчика и сделав вид, что поверила ему, зато теперь поняла, насколько оказалась неправа, пропустив слова демона мимо ушей. Потому что, как назло, в коридоре между общим и ментальным корпусами мне встретился Златоглазый, который, к моему вящему удивлению, в соседнее поселение не отправился. Хотя я и слышала, что туда сегодня много кто намылился. И ладно бы, если я просто прошла мимо, поздоровавшись и сделав вид, что все так и должно быть, но ведь не могла судьба оказаться по отношению ко мне настолько благосклонной.

 - Вам плохо, милорд Златоглазый? - сердобольность пересилила желание сматывать удочки, возникшее при первом же взгляде на опершегося спиной о стену дракона. Глаза его были закрыты, голова задрана кверху. Создавалось впечатление, что ему внезапно стало плохо, и он решил найти твердую поверхность, которая могла бы служить ориентиром вертикали. Ну, или кровь из носа пошла...на этом мои скромные медицинские знания по ОБЖ, конечно, заканчивались, но пройти мимо Арегвана в данный момент я не могла.

 Кажется, зря я это сказала, потому что, только услышав мой голос, Златоглазый шумно вздохнул и хрипло проговорил:

 - Тебе сейчас лучше уйти, Валя.

 Мне? Черта с два я сейчас уйду. Помахал красной тряпкой перед быком, называется...ему же плохо, это и невооруженным глазом видно было, поэтому я, сделав крошечный шажок вперед, осторожно поинтересовалась:

 - Может, позвать Милосердную леди? Она сможет вам помочь, милорд.

 - Валя, уйди... - с угрозой в голосе повторил дракон, а я только разозлилась больше: как, опять? Опять выгоняет, потому что не знает, что со мной делать? Возможно, это было с моей стороны весьма опрометчивым решением, особенно если учесть факт того, что я сама совсем недавно назвала его внутренней угрозой Академии, но...бросать живое существо без помощи - нет, я так поступить не могла.

 Нахмурившись и оказавшись напротив Златоглазого, я решительно возразила:

 - Не уйду. Пока вам не станет легче.

 Лучше б я этого не говорила... испугаться просто не хватило времени, потому что внезапно открывшиеся глаза дракона, в которых огонь яростно боролся с темнотой, отвлекли от его действий, а очнулась я уже тогда, когда сама оказалась на месте Златоглазого. Прижатой к стене, то есть. А кто-то большой и теплый шумно дышал в том месте, где моя шея плавно переходила в плечи, рождая в душе смятение и трепет.

 - Ч-что вы делаете, милорд Златоглазый? - все-таки решила поинтересоваться я, хотя зуб на зуб не попадал оттого, что творилось от действий дракона с организмом.

 - Прямо сейчас? - как-то странно мурлыкнул на ухо Златоглазый. - Наверное, обнюхиваю вас.

 - А это нормально вообще? - севшим от неожиданного признания голосом просипела я.

 - Хм-м...наверное, все-таки нет, - и вот готова биться об заклад, в голосе сейчас прозвучала улыбка! Я застонала с досады:

 - Слишком много демонов на одну меня...

 - Что? - внезапно оторвался от своего занятия мужчина и посмотрел на меня. Удивительно, но темнота постепенно радужку покидала. Неужели моя близость так подействовала?

 - Я готова мириться с собственническими замашками Фантома, но если еще и вы начнете...не знаю, что сделаю! - решительно заявила я, после чего стала свидетелем кардинальной смены выражения лица дракона. Он улыбался! Причем так, что сразу захотелось огреть чем-нибудь тяжелым!

 - Валя, я же говорил вам о сокровищах... - в голосе снова послышались урчащие нотки. - А теперь вы просто имеете возможность испытать все это на практике, - после чего явно пьяный дракон предался интересующему его намного больше занятию. Продолжил нюхать, то есть. Очешуеть!

 - Ну, знаете, - попыталась высвободиться я, но не тут-то было: оказавшиеся на его груди руки, попытавшиеся драконью махину отодвинуть, тут же были перехвачены горячей ладонью, отчего контакт с кожей Златоглазого стал еще сильнее, и я тихонечко завыла. Это ему тут напряжение сбрасывать можно, а мне-то каково от такой близости? И кого потом, спрашивается, в растлении преподавателей в очередной раз обвинят! - Я надеюсь, вы никаких более изощренных действий в общественном коридоре не планируете? - постаралась придать тону деловой оттенок я.

 В ответ шею обдало горячим дыханием от смешка:

 - Валь, успокойтесь. Постойте так еще немного. С вами мне...становится намного легче.

 - Я еще ребенок - надеюсь, вы продолжаете об этом помнить! - воинственно заявил "еще ребенок", вызвав в драконе неконтролируемую волну беззвучного хохота, от которой сама я, отчего-то, стала успокаиваться. По крайней мере, меня не собирались обвинять во всех смертных грехах. Ну а что стоит и, уткнувшись в мое плечо, обнюхивает...так все мы не без изъяна!

 - Боюсь, я бы об этом забыл, если бы...вспомнил все, - с заминкой проговорил Златоглазый, и я очень обрадовалась тому факту, что Аурон уже заходит, а потому на лица сами по себе отбрасываются красноватые отблики зари. Иначе скрытый в его словах намек надолго вывел бы из равновесия. - Вы не самый подходящий момент для помощи выбрали, Валь, - упираясь руками в стену по обе стороны от меня и освобождая от своего захвата, наконец-то отстранился он. - В моменты, когда...просыпается новая сила, ее трудно контролировать. Но с вами...это почему-то удается легче.

 И посмотрел при этом так странно, что я смутилась. А потом испустила обреченный вздох - вспомнились слова Фантома - и сама, без чьей-либо подсказки, преодолела отделяющий нас друг от друга шаг.

 - Валя? - удивленно спросил Златоглазый. - Что вы...?

 - Исполняю волю вашей дражайшей иллюзии, - пояснила я, стоя вплотную к нему. - А именно сталкиваю нас практически нос к носу, - с этими словами я обняла его, прижавшись щекой к груди, и замерла, стараясь ощутить малейшие изменения в сердцебиении и с каждой новой минутой ощущая, как все медленней и медленней отдаются о ребра его гулкие удары. - Только учтите: если нас застанут в этой компрометирующей позе, вам придется на мне жениться. Потому что учиться с клеймом совратившей преподавателя студентки я не стану.

 Откуда-то сверху послышался смешок, после чего я почувствовала смыкающиеся вокруг меня руки и зарывающиеся в волосы пальцы:

 - Даю слово, Валь, - и произнес он это настолько искренне, что я вздрогнула: я-то всеми силами пыталась вывести разговор на шуточный лад. - Только тут возникает одна загвоздка...

 - Какая? - тихо поинтересовалась я.

 - Вам придется сопровождать меня до самых покоев, - и опять в голосе дракона послышалась улыбка. Вот...расчетливый ящер! - Демон и правда утихает, когда вы рядом.

 Я даже хмыкнула - ну да, вспомнить хотя бы проверку Фантома на наличие сильных эмоций, тот точно тогда успокаивался рядом со мной - и тяжело вздохнула:

 - Пойдемте, милорд. Ребенок напомнит вам, что значит засыпать без кошмаров.

 Меня тут же отстранили от себя, взяв за руку, и с решительностью, совершенно не свойственной опьяневшему существу, повели в сторону преподавательского этажа общего корпуса. Когда мы оказались в нужном коридоре, сознание обуял почти животный страх: навстречу шла донельзя счастливая парочка Стремительный-Грозная, и я по инерции попыталась вжаться в стену, получив со стороны Златоглазого насмешливо-снисходительный взгляд:

 - Валя, неужели вы думали, что я не смогу позаботиться о благополучии собственной студентки?

 Смысл слов дошел до меня только тогда, когда демон со стихийницей проследовали мимо, совершенно не заметив нас. Переведя ошарашенный взгляд на Златоглазого, я услышала только короткое объяснение:

 - Иллюзия невидимости и полог тишины, - и если первое я еще худо-бедно могла организовать, то второе изучалось не меньше чем на четвертом курсе Академии. Даже мои боевики этого еще не умели, пусть и могли снизить громкость разговора до минимума.

 - Валя, вернитесь ко мне, - попросил внезапно Златоглазый, и я подскочила: так близко к моему оказалось его лицо. - Кажется, я нашел способ держать ваше сознание постоянно рядом, - удовлетворенно хмыкнул мужчина, смотря на меня так, словно только что провел удачный эксперимент.

 - Какой же? - догадываясь об ответе, тем не менее, спросила я.

 - Нарушение области вашего личного пространства, - озорно подмигнули мне. Нет, он точно под шафе. Просто временами. И не везде.

 - Может, с настойками вышел перебор? - предположила я, пока мы заходили внутрь покоев Златоглазого, и, встретившись с откровенным недоумением во взгляде, пояснила. - Такое ощущение, что вы пьяны, милорд.

 - Я и сам удивлен. Мне кажется, это переизбыток силы, - улыбка вышла вымученной. - Когда тебя разрывает на части противоречивое желание одновременно прочесть мысли всех на территории империи драконов, попутно выжигая своим умением чужие сознания, и стремление не причинять никому боли - это сложно. Я помню, как боролся с этим, будучи подростком, но все дело в том, что способности моих родителей оказались идентичными. Накладываясь друг на друга, они резонируют, Валь, и совсем не прочь выйти из-под контроля.

 - Простите, - повинно склонив голову, пробормотала я. - Я не думала, что мое инстинктивное желание сломать ту пещеру с блоком обернется настолько плачевными последствиями, правда.

 - Ва-а-а-ль... - и снова хриплые нотки в голосе заставили поднять на него глаза. Арегван смотрел с нежностью. И ни капли осуждения не было в его улыбающемся взгляде. - Вы не виноваты. А для меня это своего рода новый виток прохождения испытания страхом, вы не находите? Так что теперь вы по-своему прикрываете мне спину. В конце концов, разве вы не в ответе за тех, кого приручили?

 - Как это? - удивленно вскинула брови я, после чего вновь оказалась в захвате.

 - Ваш запах - это первое воспоминание, пришедшее ко мне после пробуждения, - признался дракон, чем поверг меня в неимоверное смущение. - И сейчас он меня удивительным образом успокаивает.

 - А вы всем курируемым студенткам такие вещи говорите? - попыталась обратить все в шутку я, но почему-то добилась только сердито прищуренных глаз:

 - Только тем, что отваживаются возвращать меня с того света.

 Язык я прикусила сразу же, как по заказу покрывшись ровным слоем румянца, и Златоглазый удовлетворенно хмыкнул, видимо, решив добить окончательно:

 - Где спальня, помните? - насмешливо вздернутая бровь, конечно, свидетельствовала об изрядной доле юмора в словах, только вот блеснувшие пламенем глаза позволили лишь молча кивнуть в ответ, и, надо сказать, такая реакция самого менталиста вполне удовлетворила. - Отлично. Подождите меня там.

 - А вы куда? - беспомощно наблюдала я за тем, как меня оставляют на границе прихожей и гостиной.

 - Нет, вы, конечно, можете пойти со мной в душ... - начал дракон, приоткрывая неприметную с виду дверь, за которой оказался вполне себе небольшой кусочек общего корпуса. - Вот только уверены, что готовы отвечать за последствия? Тем более учитывая тот факт, что завтра с утра я буду вести себя совершенно по-другому, Валь...

 - Я вас в спальне подожду! - выпалила я и под тихий смех дракона прошмыгнула в комнату направо.

 - Очень правильное решение, Валя! - понеслось мне вслед. Пожалуй, нет. Не готова я еще к виду Златоглазого под душем. Хотя...нет уж, отставить подобные мысли!

 Первым, что бросилось в глаза, было тяжелое темно-зеленое покрывало, которое почти сразу же захотелось снять с кровати. Что я и сделала, аккуратно свернув и переложив его на столик рядом. Разобранная постель вызвала знакомую дрожь в коленях: совсем недавно я сюда забиралась... Потом поняла, что состояние вызвано скорее открытым окном, из-за которого мне и стало холодно. И я направилась туда, чтобы закрыть его на задвижку. Но та, как назло, располагалась так высоко, что пришлось, скинув тапочки, лезть на подоконник. С которого я благополучно почти свалилась из-за того, что, прокопошившись долгое время, так и не смогла задвинуть засов, оказавшийся для меня слишком тугим. Слава Богу, подоспел после душа Златоглазый. Он-то и подхватил падающее с высоты тело студентки Сазоновой.

 - Ваша забота о моем самочувствии весьма трогательна, Валь, - насмешливо улыбнулся дракон, но я его юмора не разделяла, поскольку имела счастье упираться руками в несколько обнаженную грудь. Он даже не потрудился как следует одеться после душа! Я уже молчу о влажных волосах и глазах, сияющих озорством - черта с два он не понимал, что творит в данный момент! Неужели все пьяные драконы так себя ведут?.. Неужели завтра это будет привычный и невозмутимый Златоглазый?!

 - На пол поставьте, - велела я и мигом была сгружена с мужских рук, а меня продолжали разглядывать все так же насмешливо, как и раньше. - Я условие выполнила: до покоев вас довела. Теперь можно идти?

 - А как же кошмары, мучающие драконов? - посмотрело на меня с тонной наивности пятисотлетнее драконье дитя.

 - Знаете, я даже боюсь спрашивать, чем вы их лечили, - на миг изумилась я непосредственности одаренного новой магией Златоглазого. Настолько, что забыла, что продолжаю стоять рядом в непозволительной близости. Этим очень нагло воспользовались: сграбастали в объятия, после чего быстро поменяли место дислокации с окна на кровать, поставив меня рядом и ожидая, видимо, когда же я начну выполнять роль грелки. Сглотнув, я только во все глаза наблюдала, как укладывается ближе к середине мужчина, а потом жестом зовет к себе.

 - Да вы с ума сошли, - потрясенно пробормотала я, усиленно тряся головой в знак несогласия.

 - Значит, вы в кровати ложитесь только тогда, когда заранее приглашения не поступает, - сделал свои выводы нахальный дракон, но уж точно не мой преподаватель менталистики. Я даже возмутиться как следует не смогла. Да что такое со Златоглазым?! Он все больше напоминал мне Фантома. - Учтите, без сказки на ночь путь из моих комнат вам заказан.

 Я только беспомощно осмотрелась в поисках подмоги, а потом меня осенило:

 - Я не могу забираться на чистое белье в уличной одежде! - потому что логических доводов о том, что мы все-таки не в тех отношениях состоим, чтобы разлеживаться вместе, сейчас явно бы не услышали.

 - Тоже мне, проблема, - поморщился Арегван, материализовав из воздуха сорочку на манер той, что выдают девчонкам с нашего факультета. - Переодеться, так и быть, можете в гостиной, - вот уж спасибо за разрешение! - Иллюзия стойкая, - уверили меня, и я, не переставая качать головой и не веря в происходящее, поплелась исполнять указание.

 Кошмар...это какой-то кошмар, навязанный мне неадекватным преподавателем. И самое главное, я ведь отчетливо понимала, что нельзя оказываться настолько рядом с ним, иначе это грозит необратимыми последствиями. Нет, дракона я не боялась: даже сейчас, в странном расположении духа, он вел себя на редкость корректно. Боялась я как раз таки себя...решение пришло неожиданно: выйдя из спальни, я вместо переодевания решила драпануть к входной двери, пользуясь расслабленным состоянием одного преподавателя, и как можно скорее оказаться у себя. Каково же было мое удивление, когда спасение в прихожей Златоглазого отказалось открываться. Заклинание наложил?! Так вот что значило это его "путь заказан"? Ну...дракон! Специально все подстроил? Ничего, кое-как левитировать я умею, а окон в его апартаментах целых два! Будет приставать - покажу, на что способна бытовая магия...

 Переодевалась с настоящим остервенением. Одежду складывала аккуратно - на случай, если придется убегать впопыхах. И с каждой минутой решительность возвращаться к Златоглазому таяла. Каково же было мое облегчение, когда я вернулась из гостиной переодетой и обнаружила Арегвана спящим. Вся злость мигом растаяла, на смену ей пришло что-то, давно почти забытое, и я подошла ближе, не в силах побороть желание полюбоваться им сейчас хоть немного. Видимо, устал. Устал сильно, раз отключился, только оказавшись рядом с подушкой. Присела на краешек кровати, провела кончиками пальцев по линии его лба, отводя набежавшие на глаза пряди волос, и поняла, что очень зря это сделала: рука Арегвана тут же поймала мою, прижав ладонью к губам и даря легкий поцелуй. А потом, словно это происходило каждый вечер, меня потянули на себя, заставляя улечься рядом. Невозможный дракон. Мне теперь оставаться до самого утра и служить плюшевым мишкой? А как же вернувшийся с отмечания Фантом? Или он все это предвидел, раз сказал, что мне будет весело? Приступ рыка был задавлен на корню, поскольку будить только что уснувшего Златоглазого мне, почему-то, не хотелось, поэтому, смирившись, я решила дождаться, когда настанет фаза глубокого сна, чтобы хотя бы опробовать отодвинуться, не встретив при этом сопротивления. Но, кажется, в части реализации моих планов этот вечер был испорчен безнадежно.

 Даже спящим Арегван продолжал обустраивать спальное место: очень скоро меня притянули еще ближе и укрыли одеялом, не выпуская из объятий. Потом, все так же находясь за гранью реальности, шепнули: "Спи...". А я...послушалась. Потому что, честно говоря, устала бороться сама с собой. И пусть сейчас дракон был немного пьян и действовал на инстинктах, такой Златоглазый однозначно нравился мне больше. Кажется, в этом состоянии я могла наблюдать успешный тандем драконьей и демонической половинок. Главное - чтобы совместные ночевки не вошли в привычку. А пока можно попробовать устроиться поудобнее. Уснула я, повернувшись к нему лицом и зарывшись пальцами в шелковые локоны, а поцелуй на ночь, пусть и совсем немного, но удостоился ответного движения драконовых губ.

 Утром, проснувшись, я обнаружила практически семейную идиллию, поскольку моя тушка почти целиком устроилась на продолжавшем спать драконе. Самое интересное, облачена она была в гораздо более откровенный предмет гардероба, нежели было предоставлено перед сном, и мне пришло в голову поблагодарить демиургов за то, что из возраста Фантома Арегван все-таки вырос. Зато наряд этот позволял ладони Златоглазого пропутешествовать туда, где заканчивается спина и начинается выпуклость совершенно другого порядка, удобно устроиться и периодически ее поглаживать. Я смутилась. Бешено смутилась. Одно дело - пробуждаться с иллюзией в одной постели, совсем другое - со взрослым мужчиной, который накануне вечером говорил тебе разные глупости вследствие упоения собственной силой. Выход я увидела только один: бежать. Что и сделала, аккуратно освободившись из захвата теплых рук. Надеюсь, он будет думать, что ему все приснилось. А я ромашка. Всю ночь провела у себя. Боже, какой кошмар...второй раз отсюда удираю!

 Рекорд удивления был преодолен, когда, на цыпочках выйдя из комнаты Златоглазого, я столкнулась...с Фантомом! Парень, как ни в чем ни бывало, обнял и подарил утренний поцелуй, на мой ошарашенный вид сказав лишь одно:

 - Я знал, что ты будешь здесь. Выспалась?

 Я только и смогла, что кивнуть в ответ, после чего, накинув на нас обоих иллюзию невидимости, демон преспокойно зашагал в сторону общежития менталистов. Смущенно-романтический настрой, созданный прошедшей ночью, постепенно исчезал: нам нужно было готовиться к телепортации. Но моя шизофрения от этого точно не желала становиться легче.



 Глава 8


 Северный Срединный Предел, граница с владениями демонов


 - Валька! - проорал где-то рядом знакомый обрадованный голос, и я поняла: сейчас что-то будет. Что-то будет, потому что услышала, как сзади сердито выдохнул Фантом. А спустя мгновение осознала, что будет еще и что-то фееричное, потому что оказалась в крепких мужских объятиях, за которыми последовал привычный смачный поцелуй. Фантом меня убьет...да-да, кажется, это будет что-то из разряда "ходила ль ты к мужчинам, Дездемона..." Но я с улыбкой оторвалась от Юрина, замечая, как тот снова подносит ладонь к рассеченной губе и как где-то рядом саркастично хмыкают парни.

 - Руки от нее убрал, - тихо, но непререкаемо произнес Фантом, оказываясь между мной и драконенком и (по крайней мере, так мне показалось) воинственно настроившись против младшего Огнекрылого.

 - Демоняка? - изумленно произнес Юрин, а потом расплылся в еще большей улыбке. - Так это ты на мое место пришел! - и тоже обниматься полез, а вот я бы сейчас рядом с Фантомом стоять побоялась. Мой хвостатик, однако, на удивление не успел сориентироваться, правда, дракона быстро от себя отцепив и процедив:

 - Это ты несправедливо занимал чужое.

 - Да-да, это после того, как ее обессилевшую душу спас от полного растворения, - с готовностью закивал Юрин, вид которого при этом выражал одно слово: выкуси, демоняка. И я поняла, что эти двое точно никогда не подружатся...

 - А ты все никак не успокоишься? - выглянула из-за плеча демона я, посылая драконенку укоризненный взгляд, и Юрин смутился. Надо же, похоже, что-то еще и произошло, раз помимо дружеского расположения мне демонстрировали явное расположение.

 В сектор, курируемый самим императором драконов, нас перебросили после того, как, телепортировавшись в условленное место, мы узнали, что на данный момент ситуация с демонами изменилась в корне. Дело в том, что противостояние с Дальними Пределами велось по шести направлениям по числу возглавляемых великими герцогами военных отрядов. Сколько демонов было в каждом, не знаю, не женское это дело - воинов считать, но, судя по тому количеству магов и драконов, что успело промелькнуть перед моими глазами по эту сторону столкновения, пока мы искали свой последний оплот - немало. В точке телепортации нас ждала небольшая группа, которая и объяснила, что ночью на сторону Срединного Предела полностью перешел сектор, ранее бывший подконтрольным Ваалу и в связи с "невыясненными обстоятельствами" наиболее часто служивший местом дислокации Повелителя-призрака, растаявшего в тот самый момент, когда я расправилась со способностями Силь. Таким образом, появился своего рода коридор, охраняемый выступившими за нас асурами, ведущий в самое сердце Дальних Пределов - пропускному пункту, единственной двери во владения демонов. Если нам удастся пройти по этому пути до нужной точки, мы сможем попасть на земли самого Владыки. Дело оставалось за малым: успеть до того момента, как остальные демоны обнаружат предательство шестой части своих войск. Поэтому времени было не так много.

 Лагерь Атуина Огнекрылого располагался в центральной части нового островка, занятого драконами. Оттуда мы на лошадях должны были преодолеть оставшееся до земель демонов расстояние, после чего предстояло пересечение самой границы: непроходимого для магии и физической материи барьера, куполом обнимающего Дальние Пределы, который, по слухам, был выстроен самими демиургами. Очень невыгодная, если задуматься, постройка: а вдруг демоны, все, как один, решились бы на внезапное бегство? И что тогда? Толпа удирающих асуров ринулась бы в небольшие ворота? Может быть, не с целью обороны придумывали такую защиту для демонов боги? В любом случае, надолго задуматься над этим я не смогла, слишком мало времени у нас ушло на две телепортации. А теперь и вовсе не предполагалось с мыслями оставаться наедине: с Фантомом я еще худо-бедно могла испытать состояние одиночества - он не мешал, если видел, что я ухожу в себя - а с Юрином этот фокус вряд ли бы прошел. Впрочем, поводом к расстройству это явно не станет: по парню я соскучилась - и очень. Все-таки, похоже, даже недолгое нахождение в армии пошло на пользу. Во всяком случае, вести себя он стал гораздо проще и с удовольствием со всей нашей компанией поздоровался. Перед тем, как попасть в плотное кольцо сопровождающих драконов, я успела мельком оглядеть пришедших из-за границы боевых действий существ, не забывая особенно быстро расстаться с картинкой Златоглазого. Вот уж кого точно сейчас хотелось обходить за километр. Знай я его чуть хуже, никогда бы не смогла догадаться, в каком Арегван бешенстве. Однако то и дело вспыхивающие в его глазах янтарные искры не могли скрыть от меня истинного положения вещей. Дракон рвал и метал. И виной всему оказался Фантом.

 Утром, когда проводил меня обратно в корпус, на завтрак не пошел, предупредив, что питаться ему, в сущности, необязательно, точнее, делать это в привычные живому организму промежутки времени нет нужды, а потому в столовой присутствовала вся теплая компания, исключая моего иллюзорного демона. И все бы ничего, если бы в глаза не бросалось отсутствие еще одного члена будущей экспедиции. А уж интуиция услужливо подсказала, чем именно могут заниматься два интересующих меня мужчины, по факту являющиеся единым целым. И правда, отправившись после завтрака к целителям, я обнаружила порхающую вокруг недовольного Арегвана Ифиэль, от которой дракоша всеми силами пытался избавиться, что ему, в конце концов, особенно учитывая мое неожиданное появление, удалось с блеском. Это потом, уже решив все интересующие меня вопросы с эльфийкой и отыскав потирающего скулу Фантома, я узнала, что дружественная встреча закончилась нехилым ударом в челюсть. А причиной всему оказалось одно известное только Фантому обстоятельство: некоторая связь между ним и Златоглазым, образовавшаяся в результате того, что созданную иллюзию менталист все-таки наделил частью своих возможностей.

 Путем нехитрых расспросов с привлечением отвлекающих маневров в виде недолгого массажа и поцелуев я узнала, что Фантом специально отправился в таверну с парнями, зная, что определенные его состояния на Златоглазом отразятся. Естественно, он располагал информацией, что сам дракон остается в Академии, так что разгулялся с мальчиками на полную катушку. Оказывается, будучи заточенной, его часть сознания изучала некоторые поведенческие реакции и копила свою базу знаний. И сейчас сочла просто необходимым теорию проверить на практике. В общем, Фантом пил, а Златоглазый пьянел. А в таком состоянии его демоническая половина начала просыпаться. Я попалась под горячую руку совершенно случайно, но пока на глаза менталисту попадаться не стоило. Меня совет вполне устроил. Ведь даже дракон предупредил заранее, что утром станет вести себя, как и прежде. Кажется, Арегван тоже догадался о некоторой связи с собственной иллюзией, вот и метал молнии взглядом. А довольный Фантом только и делал, что обнимал меня по поводу и без, раздражая донельзя взвинченного прототипа. Когда же я спросила, почему он ведет себя так вызывающе, просто улыбнулся и сказал, что когда-то этой возможности он точно лишится, а потому должен использовать по максимуму. Стоило ему произнести эту фразу, как мои пальцы замерли.

 - О чем ты говоришь, Фантом? - оторвавшись от его плеч и обойдя вокруг, посмотрела я прямо в глаза демона.

 - До пробуждения Арегвана осталось недолго, - спокойно пояснили в ответ. - Необходимость во мне исчезнет.

 - Я...не хочу, чтобы ты уходил, - губы вдруг задрожали, стоило только представить, что это любящее существо тоже меня оставит.

 - И не надейся, - озорно подмигнул парень. - Ты от меня теперь никогда не избавишься.

 А потом поцеловал на виду у всех, и мне показалось, как на это зрелище в душе отозвался сердитый отклик Арегвана. Внешне же тот продолжал оставаться невозмутимым. Поэтому никак не отреагировала и я.

 Добираться к границе антимагического купола на лошадях было решено из-за того, что драконы опасались подвоха. Нет, в демонах, перешедших на их сторону, сомнений не было, тем более что все они, как оказалось, уважали Эсхаала даже больше, чем отца, поскольку ангелочек оказался не в пример сильнее, а сила - единственное, что ценили выходцы из Дальнего Предела. В довершении всего те самые маги-иллюзионисты, которых поймали при осаде Академии, когда мы с золотоволосым встречались с Силь, в качестве наказания за проступки были привлечены к созданию картины того, что на территориях, подвластных Ваалу, все спокойно. Что, опять же, дарило крупицу времени до момента узнавания, что в действительности с сектором произошло. В общем, пока ничто не предвещало бури, но драконы, естественно, этим не обнадеживались. Поэтому, лишний раз перестраховываясь, старались не медлить со временем.

 Пока двигались к наспех разбитому полевому городку, Юрин посвящал нас в подробности исторического, как сам он сказал, момента, во время которого полчища демонов увидели рассеивающуюся иллюзию Повелителя. Оказывается, в том столкновении участвовал и сам юноша, а потому рассказывал, что называется, из первых уст.

 - Знаешь, Валь, мне с самого начала этот Владыка странным показался, - делился дракоша впечатлениями, идя, как и Фантом, рядом со мной. Преподаватели и Эсхаал вырвались вперед, а парни шествие замыкали. - Несмотря на то, что почти каждый демон знал его в лицо, он мчался на коне, будучи почти полностью укутанным в темное покрывало, и только и было слышно, как воинственно он выкрикивает лозунги типа "убить драконов!" Я еще подумал, может, он какой-нибудь ставленник смерти? Может, менталисты и это могут? Ты же сознание отключать умеешь, - с детской обидой напомнили мне, - где гарантия, что совсем разрушить голову не в состоянии?

 - Если б ты сам первым не лез, ничего бы такого на себе не испытал, - резонно заметил Фантом, - а так, дракон, извини: все твои беды - последствия собственной глупости.

 - Теперь-то я это осознал, - кивнув, неожиданно согласился Юрин. - Особенно после того, как увидел опадающую с вороного коня мантию Повелителя демонов. И остальных, застывших в недоумении. А когда привезли магов, покушавшихся на Академию, и они рассказали, как именно все произошло, демоны, все как один, решили, что ты подарила им новую надежду. Иллюзионисты ведь не стали скрывать никаких подробностей - для облегчения собственной участи. А воевавшие не первое десятилетие устали от кровопролития, пусть и не постоянного. Поэтому разоблачение Владыки восприняли с криками восторга, представляешь, Валь?

 - Ну вот, а все считали демонов бездушными и не способными на чувства существами, - довольно громко проговорила я, надеясь, что кое-кто, для кого мое информативное сообщение предназначалось, все-таки услышит.

 - Демоны благодарят вас за то, что подарили нам веру в светлое будущее, Предназначенная леди, - неожиданно раздался сзади звучный голос одного из дальнепредельцев, включенных в конвой, да так, что я остановилась, как вкопанная.

 - Как вы сказали? - молниеносно обернувшись, я уставилась на того дэва, что произнес последние слова. - Как вы меня назвали?

 - Предназначенная! - вдруг выкрикнул кто-то сбоку от нас, и драконы, составляющие основной костяк сопровождения, расступились, словно по команде, а я столкнулась с несколькими сотнями любопытных и жадных взглядов. Как оказалось, за разговором совершенно не заметила, как мы оказались в лагере, и теперь все демоны, что слышали рассказ Юрина, как один, сосредоточили свое внимание на мне. Они были всюду: асуры, которых я раньше не видела и теперь могла насладиться зрелищем красивых сложенных кожистых крыльев, дэвы, по большей части находящиеся рядом с драконами - и все они, все перешептывались с выражением странного благоговения на лице. А потом инфрмация о той, что развеяла иллюзию фальшивого Повелителя, пошла от ближних рядов к дальним, и произошло то, чего я ожидала меньше всего: демоны, все как один, опустились на одно колено и склонили головы.

 - Это знак почтения той, что положила начало дружбе с Дальними Пределами, - пояснил Юрин, а стоящий по другую сторону Фантом, словно почувствовав охватившее меня оцепенение, прижал крепче к себе.

 Но мое внимание было сосредоточено совсем не на жесте признательности асуров и дэвов. Напугал совсем другой факт. Как? Как они могли подарить мне то самое прозвище, которого я страшилась больше всего на свете?..

 - От судьбы не уйдешь, как бы ни пыталась, - словно прочитав мои мысли, шепнул на ухо улыбнувшийся краешком губ Фантом. После этой фразы я перевела взгляд на мужчину, в свое время от меня отказавшегося. А он застыл почти в том же состоянии, что и я, словно только что открыл глаза на истину, до сих пор остававшуюся недоступной. И выражение мрачной решимости без труда читалось в пылающих золотисто-оранжевых глазах...

 - В нашем мире, стоя на коленях, мужчина обычно предлагает женщине руку и сердце, - оторвавшись, наконец, от созерцания Златоглазого и высвободившись из объятий Фантома, показала я язык, не желая соглашаться с тем, на что меня попытались обречь. - Так что, считай, я могу переиграть твою судьбу прямо сейчас, - хитро подмигнула я демону, на что меня удостоили снисходительного взгляда:

 - Не обольщайся, Валь, но перед женщиной демон встанет на колени только в одном случае: если она продемонстрирует свою силу.

 - Ох, ну да, конечно, - развела руками я, притворно оскорбляясь, - вы же демоны, куда вам до чужих обычаев...

 - Демон-то, может, и не предложит руку и сердце на одном колене, зато дракон...дракон - запросто! - широко улыбнулся Юрин, который нашу перепалку слышал от начала до конца, после чего последовал примеру сотен жителей Дальнего Предела, еще и поцеловав тыльную сторону моей ладони.

 - Др-ракон, ты нарываешься, - предупредительно заметил Фантом, глядя на явно затеявшего клоунаду парня с рубиновыми отсветами в глазах.

 - А ты береги свою женщину, демон, - на мгновение посерьезнев, заметил бывший Огнекрылый. - Иначе твоя невозмутимость станет светом Аурона, показавшим дорогу к Вале для кого-нибудь другого.

 - Так, молодежь, кончайте задираться, - Стремительный как никогда оправдал свое прозвище, быстро приблизившись к нам и призывая к порядку. - Не время сейчас в остроумии соревноваться. Окажите лучше почтение императору драконов.

 Наконец-то я смогла оторваться от противостояния, пусть и шуточного со стороны Юрина, и оглядеться. Сопровождение из драконов и демонов привело нас почти в самое сердце раскинувшегося посреди степной местности палаточного городка. Хотя, конечно, высоким, в несколько человеческих ростов, шатрам сложно было подобрать какой-то земной эквивалент. Они располагались в виде концентрических окружностей, общим началом которых являлся главный, самый большой, в котором, я полагала, и находился Атуин Огнекрылый. Догадка подтвердилась спустя некоторое время, когда тяжелый полог откинулся, и император драконов выступил на свет звезды Пределов пред наши ясные очи. Не став тратить время на расшаркивания, решительно подошел к группе и поприветствовал:

 - Давно не виделись, уважаемые обитатели Академии Познаний. Жаль, что снова встречаемся при не самых удачных обстоятельствах, но время не ждет. По нашим подсчетам и донесениям шпионов, Ваал вскоре должен покинуть дворец Повелителя демонов и отправиться именно сюда. Вероятность того, что иллюзия, скрывающая лагерь, продержится достаточно долго, а демоны сыграют свою роль, пока вы будете пробираться к входу, конечно, велика, но, тем не менее, до появления великого герцога чуть меньше четверти цикла.

 - Самый худший расклад? - Стремительный, который все еще был рядом с нами, включился в диалог.

 - Сил хватит, чтобы противостоять демонам, в случае обнаружения нашей дислокации, - коротко ответил Огнекрылый. - Более подробно с планом действий предлагаю разобраться внутри, - с этими словами он указал на центр военного поселения, куда сразу же направились все воины. - Валя, думаю, вам это будет неинтересно слушать, поэтому могу предложить пока обустроиться в отведенном для вас месте...

 - Мы ее проводим, - ко мне подошли Эланиэль и Май, давая знак Фантому, что он тоже может идти с Атуином. Демон кивнул и, бросив на меня прощальный взгляд, который я поддержала слабой улыбкой, отправился к месту обитания императора.

 В одну из палаток, находящихся во втором ряду от центральной, нас отвел молодой асур. Распахнув полог и извинившись, что для женщин отдельного места не предусмотрено, сказал, что скоро будет обед, а нас на него непременно позовут. Находиться вне лагеря можно, но желательно делать это только в районе водоема, поскольку иллюзия невидимости, накинутая на место, ближе к концам могла давать сбои. С этими словами нам показали карту с примерными границами раскинувшегося над палаточным городком лагеря, чтобы мы понимали, в какой стороне лучше не появляться. Заодно я успела рассмотреть всю охваченную противостоянием территорию, напомнившую мне коробку из-под конфет, разделенную на шесть разных вкусов. На границе одного из таких мы как раз и находились. Дорога же на Дальний Предел казалась чем-то, до чего можно подать рукой. Но в душе поселилось ничем не убираемое ощущение тупой боли, что добраться до границ владений демонов нам придется, заплатив высокую цену.

 - Ты втрескалась в иллюзию! - безапелляционно заявил Эл, когда полог за ушедшим асуром закрылся.

 - И что ты предлагаешь на это отвечать? - выгнула бровь я, внутренне смешавшись и предпочитая в связи с резкостью тона эльфа занять оборонительную позицию.

 - Мы всего лишь хотим сказать, что, пусть Златоглазый и создал этого демона, он остается иллюзорным, Валя, - как можно мягче стараясь донести смысл слов эльфа, объяснил Май. - И в любой момент может исчезнуть. А мы даже близко не представляем, где может находиться реальный мужчина, с которого лепили Фантома по твоим воспоминаниям.

 - Ты считаешь, привязываться не стоит? - я повернула голову в его сторону, сжав губы. Ох, если бы они только знали, о чем просят.

 - Я считаю, нужно найти демона, Валь, - улыбнулся друид и, словно чувствуя мое состояние, подошел ближе, обхватив гибкими пальцами мою руку. - Ты же знаешь, мы всегда на твоей стороне. И желаем тебе только добра. Просто опасаемся, что тебе может стать слишком больно. Мне бы не хотелось, чтобы ты снова испытала чувство потери.

 - И мне тоже, - кивнул в такт Маю Эланиэль. - Фантом, конечно, отличный товарищ, но он не вечен, Валь. Не делай из него половинку для своего сердца. Мы же не слепые и видим, как вы друг к другу относитесь.

 - Это так заметно? - расстроилась я.

 - А показательные выступления Фантома, как ты считаешь, не могут натолкнуть на мысль, что этот демоняка уже считает тебя своей собственностью? - изумился моей наивности эльф. - Валя, да из-за него к тебе ближе, чем на десять шагов, никто больше не подойдет.

 Видимо, я сотворила что-то чересчур умильное на лице, еще и покраснев до самых корней волос, потому что парни начали дружно смеяться, и в таком расположении духа мы и отправились осматривать выделенные апартаменты. Эх, мальчишки, что бы я без них делала...

 Походных вариантов кроватей, то есть жестких дубовых поверхностей, покрытых не очень толстыми матрасами, роль которых исполняли как раз куски плотной ткани наподобие войлока, оказалось на удивление семь. Парни единогласно приняли решение поселить меня на ту, что находилась ближе к центру и была окружена остальными. Хмыкнув и выгнув бровь, спросила, собираются ли меня и ночью охранять, на что получила две пары прищуренных глаз, выражение в которых можно было примерно толковать как "женщина, твое место на кухне". Больше замечаний по поводу решений коллективного разума я не делала, благополучно наблюдая, как постепенно заполняется палатка захваченными из Академии вещами. У меня за плечами был заблаговременно собранный рюкзак, в котором, благодаря стараниям Киары, появился запасной комплект земной формы одежды, созданный, правда, из альтернативных видов тканей Пределов, поскольку джинсы тут отродясь не видели. Как же хорошо, что существовала бытовая магия! Как бы иначе я спокойно могла сушить белье в присутствии одних только мужчин?

 С улыбкой подумав об этом, вместе с парнями принялась разбирать несколько сшитых благодаря девушке Вондара сумок, заботливо принесенных внутрь нашего временного жилища добросовестными асурами. Хотя мне порой казалось, что они лишний раз готовы прийти к нам, лишь бы поглазеть на меня. И это их повальное коленопреклонение...ну что я, в сущности, сделала? Поставила на место зарвавшуюся великовозрастную, но, несмотря на это, глубоко застрявшую в детстве магиню? И это - целый огромный повод наградить меня откровенно пугающим прозвищем? Не знаю. Не понимала я тутошних демонов...

 Чуть позже под предводительством на этот раз дэва мы отправились по безопасной дороге к тому самому разрешенному водоему, о котором говорил Атуин. На деле же это оказалась достаточно глубокая, пусть и не самая широкая, речушка, по берегу которой росли симпатичные кусты высотой почти в человеческий рост. Только увидев проточную воду, я чуть не завизжала от восторга. И пусть температура в связи с наступающей осенью оставляла желать лучшего, я радовалась тому, что доступ к главному ингредиенту, могущему сделать меня чистой, получен. Только вот смутное ощущение беспокойства снова прокралось в душу, чем испортило окончательно и без того не слишком радужное настроение. И, смочив тряпицу в реке, чтобы вытереть после дороги шею, я вместе с парнями и сопровождающим демоном отправилась обратно.

 Встречал нас уже Фантом, задумчиво оглядывающий приближающуюся к лагерю процессию. Не дойдя до него нескольких шагов, ускорилась и попала в заранее распахнутые объятия, слыша сзади обреченные вздохи Эланиэля, но поделать с собой ничего не могла: Фантом уже стал частью моей души. Как можно было заставить себя от этого отказаться?..

 - Вы с Юрином не убили друг друга? - отвлекаясь от грустных мыслей, постаралась придать лицу непринужденное выражение. Теплая рука тут же оказалась на моей шее, притягивая ближе, а к губам прижались губы Фантома.

 - Нет. Но соскучиться я успел! - сообщили мне неожиданную новость, так что брови сами собой поползли вверх. Мне показалось, или в его словах я услышала плохо скрываемую ревность? А я-то думала, демоны будут выше этого...

 - Я не узнаю вас в гриме. Кто вы? - насмешливо спросила я, копируя интонации режиссера Якина.

 - Не знаю, о чем ты, но в данный момент я буду тем, кто оттащит тебя на суровый армейский обед, - видимо, не позволив сомнениям взять над собой верх, от меня ненадолго отстранились, чтобы затем взять за руку и отправиться за отошедшими на некоторое расстояние парнями и дэвом. Подумать только - сомневающийся Фантом. И что послужило тому причиной? Неужели Юрин? Да он должен был давно все прочитать по моим мыслям: и об отношении к драконенку, и о самом себе. Надо же...а я-то думала, моему демону никогда не станут известны бесы Арегвана. Не знаю, почему, но захотелось его поддержать именно сейчас. Просто быть рядом и не отходить ни на минуту, особенно в свете того, что ехать к границе с Дальним Пределом было решено завтра. Поэтому я поступила в соответствии с желаниями интуиции и до самого вечера не покидала Фантома.

 А потом меня мягко увлекли в сторону от взмывающего ввысь костра, туда, где господствовали тени от шатров, и предложили отправиться к реке. При этом глаза Фантома странно блестели, а в руках он держал одну из сумок, что мы брали с собой для телепортации. В груди замерло сердце, и я осторожно кивнула, хотя, кажется, догадывалась, что именно затеял демон. Нет, романтического ужина не предвиделось. А завтрашняя переправа, пусть и под иллюзией, могла обернуться неизвестным исходом. Зато сегодня...сегодня вся ночь наша и ничья больше. Я нерешительно улыбнулась, сжав теплую руку парня, и мы отправились уже знакомой тропинкой к неширокой, но шумной водной артерии.

 До места назначения шли молча. Меня вдруг сковало странное смущение, хотя, казалось бы, бояться причин не было, тем более что в Академии чуть было не случилось то, чего я желала всем сердцем. А здесь природа, из звуков - только бег потока, и тот, кого ты желаешь видеть рядом больше всего на свете. Ну, почти тот...

 - Валь? - внезапно остановился Фантом, когда мы не дошли до реки всего несколько шагов.

 - Да? - искренне улыбнулась я: продолжающееся растерянное состояние удивительно шло парню, и я невольно залюбовалась размытыми в вечерних тенях чертами его лица.

 - Можешь пообещать мне одну вещь? - посерьезнел демон.

 - Если это в моих силах, - подумав, ответила я, и, кажется, такой ответ Фантома удовлетворил. Он развернулся и продолжил путь к водоему, окончательно замедлившись только на пологом берегу, почти у самой кромки воды.

 - Ох, демиурги, забыл совсем... - покачал он головой, отходя дальше от мокрого песка. - Ты же замерзнешь.

 - Подогреем, - пожала я плечами. - Проблем-то, - и улыбнулась, щелкнув пальцами. - Бытовая магия творит чудеса!

 - Погоди, - остановил меня Фантом. - На проточную воду затратишь сил больше, чем нужно. Сейчас, - и с этими словами он материализовал две непроходимых заслонки шириной с русло реки, поставив вертикально на расстоянии приблизительно десяти метров друг от друга. Они были прозрачными, словно сотканными из воздуха, и Фантом хитро улыбнулся:

 - Ваш персональный бассейн готов, Предназначенная леди, - после чего шутливо поклонился.

 Я почему-то разозлилась: опять это дурацкое прозвище! Подошла к Фантому и, что было силы, толкнула его за плечи:

 - Не смей меня так называть! Я никому не нужна! - и хотела уже идти обратно, но споткнулась о брошенный Фантомом мешок и чуть было не упала. Вовремя перехватившие меня руки вмиг развернули и прижали к горячему телу:

 - Думаешь? А что, если я скажу тебе, что ты заблуждаешься и с самого начала была предназначенной?

 - Кому?! - закричала, уже не скрывая ярости, я. - Кому, если от меня отказались - и не единожды!

 - Мне, дурочка. Мне. Только я никак не могу позволить себе полюбить тебя, - и с этими словами любые дальнейшие попытки сопротивления были пресечены, потому что к моим губам прижались в жестком и почти болезненном поцелуе. Поначалу я вырывалась, пытаясь высказать свою точку зрения по этому вопросу, потом успокоилась, расслабилась и постаралась выкинуть ненужные мысли из головы. А когда почувствовала, что с меня стягивают куртку, остановилась и все-таки от объятий демона освободилась.

 - Мыться! - скомандовали мне, тем не менее, раздеться самостоятельно не позволив, а заодно скидывая одежду и с себя. Смущение было вытеснено смехом оттого, с каким серьезным видом Фантом вытаскивал из сумки мыло, наверняка позаимствованное у Мрота, потому что вид его залихватских панталон - это было что-то с чем-то!

 - Что? - сердито зыркнули на меня, пытаясь понять причину нездорового веселья.

 - Ты...такой забавный в этих штанах! - не выдержала я и согнулась в три погибели. Ну а что, мое белье не в пример симпатичнее. К тому же, от смеха становится гораздо теплее, пока ожидаешь разоблачения Фантома.

 - Снять? - недобро прищурился демон, потянувшись к резинке на поясе, и я замахала руками:

 - Ну, уж нет! Нет-нет-нет! А вдруг там еще что-нибудь, гораздо более ужасное? - я притворно вытаращила глаза, и черед смеяться пришел к Фантому.

 - Валя...ну, Валя! - хохотал он, приближаясь ко мне и хватая на руки, не обращая внимания на высокочастотные визги. - Да не кричи ты - всех демонов соберешь в округе! - и я тут же прекратила вопли, схватившись за шею парня и думая, что сейчас-то и наступит холодное погружение.

 Но, как оказалось, Фантом предусмотрел все: опускали меня в почти горячую воду, а когда я поинтересовалась, откуда такой сервис, мне со смешком сообщили, что бытовой магией не только студенты Академии Познаний обладают. А потом развернули спиной к себе и принялись усиленно намыливать кожу от линии волос до поясницы и смывать ее. В сознание меня вернул поцелуй в основание шеи, а затем я почувствовала, как под ткань бюстгальтера проникают чьи-то ловкие пальцы, уверенно расстегивая крючки сзади. Я вздрогнула:

 - Фантом...

 - Не бойся, - успокоили меня. - Я создал круговую иллюзию, мы отрезаны от внешнего мира, - и я позволила стащить с себя верхнюю часть оставшегося гардероба, которую Фантом точным броском отправил к лежащей на берегу одежде. А меня развернули лицом к себе, обнимая и притягивая так, что я практически забыла дышать от ощущения чужой кожи рядом со своей. - Так вот...что касается моей просьбы...

 - Да?.. - слова давались с каждой секундой все тяжелее, но нить разговора я старалась не терять.

 - Найди моего отца, Валь! - его серьезный голос совсем не вязался с действиями, потому что я внезапно оказалась сидящей на бедрах Фантома, инстинктивно обвивая ноги вокруг него, чтобы не упасть. - Я не верю, что он просто так мог оставить мать...

 Я зажмурилась, попытавшись привести голову в порядок, освобождая от тумана, что царил там благодаря демону, и посмотрела на парня почти трезвым взглядом:

 - Давай найдем его вместе.

 - Это на случай...если вдруг мы разминемся, милая, - легкий поцелуй отвлек от его рук, которые теперь путешествовали по бедрам. Я тяжело выдохнула:

 - Если ты продолжишь в том же духе, то очень велика вероятность полного отключения моего рассудка.

 - Так может, мне этого и надо, - прошептала хвостатая зараза, которую я обнимала за плечи, пытаясь удержаться.

 - Может, сначала все же договорим? - простонала я, понимая, что последнюю деталь одежды с меня даже не станут снимать, просто отодвинув лишнее.

 - Найди его, Валь, - зашептал демон на самое ухо. - Все проблемы Арегвана идут от этого: он боится полюбить тебя, потому что думает, что оставит так же, как это сделал отец. Ты знаешь, что женщины демонов вдали от своих мужчин постепенно угасают? Мать в очень плохом состоянии, поэтому он часто посещает Южные Пределы. Надо найти отца - это ее вылечит. И я надеюсь, что он избавится от своих страхов и позволит себе наконец-то стать счастливым с тобой. Потому что любовь к тебе - это лучшее, что может с ним произойти.

 Я почему-то заплакала. Слишком уж знаковой казалась сейчас его речь, когда я была готова стать с Фантомом единым целым. Как будто он решил побыть со мной напоследок. Как будто...прощался, что ли. Только подпустив эту мысль, сжала его бедра еще крепче и, пользуясь моментом, свободным от поцелуев, прошептала:

 - Не уходи...

 - Куда же я от тебя уйду? - с растерянной улыбкой посмотрел на меня Фантом.

 - Ты так говоришь... - всхлип вышел сам собой. - Я тебе не верю...

 - А так? - и в то же мгновение я почувствовала, как один его палец проникает под ткань трусиков, а сам Фантом хитро смотрит на то, как медленно я начинаю сходить с ума с самого начала.

 - Еще! Не верю... - требование заканчивается стоном, когда мое желание исполняют до конца. Но теперь этого мало. Мне нужно больше... - Нечестно! - пожаловалась я, в то время как руки Фантома творили со мной все, что заблагорассудится.

 - Что именно? - промурлыкал демон, явно наслаждающийся ситуацией.

 - На тебе слишком много одежды! Снимай, - очередная просьба орвалась с губ, и меня ненадолго прекратили терзать, занявшись штанами. А потом внезапно обрушилось оно - ничем не контролируемое беспокойство, заставляя мигом включиться мозг. И Фантом тоже это почувствовал, по крайней мере, по напрягшимся мышцам и окаменевшему телу я поняла, что сейчас мы с ним настроены на одну и ту же тревожную волну.

 - Не дадут спокойно отдохнуть, - вздыхая, пробормотал демон, но я, все еще не веря, что это случайная встреча, спросила:

 - Что такое?

 - Здесь кто-то есть, - пояснил мне демон, целуя и осторожно отпуская мои ноги на песочное дно реки. - Оденься, пока я проверю, кто это может быть.

 - Не ходи один, - затравленно прошептала я. - Пожалуйста...

 - Валя, - укоризненно прошептали мне. - Ну, ты что? Здесь же десять магов иллюзию навесили.

 - Фантом! - со всхлипом позвала я, но он уже вышел из воды и направился в сторону по одному ему известному направлению. А вскоре и вовсе скрылся в кустах, росших по берегу реки.

 Оставшись в одиночестве, я первым делом вышла на воздух и быстро высушила вещи. Сердце стучало как ненормальное: оставлять Фантома одного я не хотела совсем. Когда же я была одета и готовилась отправиться вслед за ним, послышался шорох с той стороны, откуда мы с ним пришли на реку. Приглядевшись, я различила очертания двух направляющихся ко мне силуэтов. Один из них окликнул меня:

 - Валя, все в порядке? - и я со вздохом облегчения узнала Юрина. Догадаться в личности второго не составило труда, стоило ему только подойти ближе: слишком уж зло сияли его золотые глаза, когда он оглядывал место, которое мы с Фантомом выбрали для отдыха. Два дракона удивительно слаженно действовали, подходя ко мне и проверяя, все ли в норме, потому что, видимо, выражение моего лица говорило совершенно об обратном.

 - Фантом... - со все больше накатывающим страхом пробормотала я.

 - Что? - насторожился Златоглазый.

 - Там, - я указала направление, - там кто-то был. Он пошел проверять.

 - От нас - ни на шаг! - решительно заявил Юрин, и я только и смогла, что кивнуть, порывисто вздохнув. Идти пришлось недолго. Вскоре навстречу послышался шум приближающихся шагов и злое шипение, и из кустов вынырнул донельзя довольный Фантом, который тащил на буксире яростно сопротивляющуюся...Силь!

 - Валя! Смотри, какую я нашел добычу! - радостно воскликнул он. То, что произошло дальше, для меня навсегда останется кошмарным сном...

 Увидев меня с облегченным выражением на лице оттого, что Фантом жив и здоров, Силь разом скривилась и, зло сплюнув на землю, яростно прошептала:

 - Спишь сначала с одним, потом привечаешь другого? Девка продажная! Это тебе за то, что лишила меня надежды! - с этими словами она невероятно быстрым движением вырвала одну руку из захвата и, достав откуда-то из потайных ножен кинжал средней длины, яростно направила его в живот Фантома.

 Сдавленно охнув, парень отпустил ее, упав на землю на колени, что позволило бывшей магичке вырвать кинжал, сопровождающийся болезненным стоном демона.

 - Гномий клинок... - обреченно прошептал Юрин, готовясь, похоже, атаковать Силь, но Златоглазый его предостерег:

 - Заденешь Фантома. Погоди!

 Я не слушала их обоих. До мозга донесся только еле слышный всхлип, и отдаленной частью сознания я поняла, что это вырвалось из моего горла. Я словно осталась один на один с Силь, и цель была ясна и понятна: освободить Фантома из ее лап. Магии ее больше не лишить. Значит, остается забрать только жизнь. Выжечь это поганое сознание к чертям...

 Я никогда не слышала такого истошного крика. Кровь текла из носа девушки, не останавливаясь, но она упорно не желала выпускать из руки клинок. А потом, страшно взглянув на меня, превозмогая боль и разрывающее голову воздействие, прохрипела:

 - Ты отняла то, что дорого мне, я заберу то, что стало дорогим тебе! - а потом я поняла, что значит на самом деле выражение "гномий клинок". Сталь легко рассекла воздух на последнем замахе Силь... а я завопила, что было силы, когда голова Фантома отделилась от тела. Сознанием овладел животный ужас, и я уже не понимала, что происходит вокруг, только продолжала смотреть на выражение боли, застывшее на любимом лице. Связки захрипели, кричать больше не не было сил, однако, словно сквозь туман, до меня донесся голос Юрина:

 - Не смей, Валька, не смей! Убив ее, ты станешь такой же, как и она сама! Прекрати!

 И я его послушала, продолжая беззвучно рыдать и наблюдая, как иллюзия моего любимого человека, умерщвленная единственным способом, годным для смерти демонов, начинает таять в воздухе. Потом забилась в удерживающих меня объятиях молодого дракона и, наконец, вырвалась, упав на колени рядом с тем местом, где раньше лежала голова Фантома. Где-то сбоку раздался ошарашенный голос Силь:

 - Что? Что это такое? Чьей он был иллюзией?!

 - Моей, - раздался холодный голос Арегвана, а потом я почувствовала, как меня подхватывают на руки и прижимают к горячей груди. Сил разбираться в том, кто это сделал, больше не было. Фантом тоже оставил меня. Я снова одна...

 - Ты больше никогда не будешь одна, - раздался уверенный шепот Арегвана в моих волосах, но ответить я не успела, потому что пелена обморока плотно окутала сознание.



 Глава 9


 In your eyes I could see

 Our hopes and our future,

 Now we must let go.

 Must let go, must let fade away

 Or we can rise and fight...


 MARTA JANDOVA VACLAV NOID BARTA - HOPE NEVER DIES


 Южный Предел, одно из человеческих поселений, дом Златоглазого


 Мне снился Фантом. Он почему-то улыбался и напоминал, что вместе с его смертью Арегван должен наконец-то соединить две враждующие половинки своей личности. А еще после этого вместе мы сможем все, что угодно, даже остановить войну между демонами и драконами. Потому что на самом деле мир построен на взаимной любви, которую так не хотят признавать эгоистичные жители Дальнего Предела. Вдруг он начал странно стучать костяшками пальцев по своей голове, не реагируя на мои слова, словно ушел в себя, создавая при этом звук, похожий на кидание маленьких камушков в оконное стекло, и я стала просыпаться. То, что казалось непонятной реакцией Фантома, на деле действительно вышло стуком в окно, и я открыла глаза.

 Где это я оказалась? Что за незнакомое помещение? Небольшое, но ужасно уютное, со светлыми стенами и мягкой мебелью, словно создано из моих воспоминаний кантри-интерьера. Иллюзия? А укрыта я тем самым цветастым одеялом, что материализовывал Фантом в одну из наших совместных ночевок в Академии...и вечер за большим окном, а отсюда есть дверь в еще одну комнату, из которой слышится треск поленьев. Камин? Неужели?.. Где же я оказалась, черт возьми?!

 Стук повторился, и я повернула голову в ту сторону, откуда он доносился. Не окно, а целая стеклянная дверь в человеческий рост открылась взору. Занавешенная тюлем почти из моей реальности. Точно иллюзия. Кто постарался? Арегван?..

 Сорочка белого цвета, в которую я была облачена, явно относилась к выделке мастеров из Пределов. Недешевая. Красивое тонкое кружево на груди, легкая струящаяся ткань, волнами расходящаяся к коленям. Эльфийская работа - вкрапление золотых нитей невозможно было не заметить. Но развить эту тему не дал раздавшийся в третий раз стук, звучавший уже с нотками нетерпения.

 Я слезла с кровати и, как была, отправилась открывать. По ту сторону окна оказалась красивая женщина с мягкими чертами лица, но почти полностью седыми волосами, доходившими до пояса. Молодое лицо - и бездна опыта в глазах. И брови седые-седые, словно смерть целовала красавицу. Оттого-то особенно неестественными казались на лице сияющие золотисто-оранжевые глаза. Такие же, как и у Арегвана. Неужели?

 - Ну, что уставилась? - знакомый по подсознанию дракона голос насмешливо обратился ко мне, и по губам женщины расползлась лукавая улыбка. - Так и будешь на пороге держать или все-таки внутрь впустишь?

 - Гаянэ... - изумленно прошептала я, стоило только открыть дверь. - То есть простите - миледи Прекрасная!

 - Ты и об этом осведомлена? - удивленно вскинула брови мать Златоглазого. - Умная девочка. Хвалю. И давай без церемоний - после того, что ты сотворила с моим сыном, мы можем считаться почти семьей, - просто заявила женщина, бывшая когда-то наследницей императора драконов.

 Я смотрела на нее со смесью благоговения и трепета в душе: что за менталист! Такой блок соорудила в сознании сына...

 - Девочка, а ты нормальная? - внезапно скептически посмотрела на меня Гаянэ, размещая принесенную с собой корзину на столе рядом с балконной дверью.

 - В каком смысле? - не поняла я.

 - Смотришь, как на живое ископаемое, а мне всего восемьсот лет, - заметила драконица. - Вот я и думаю, а все ли у тебя в порядке? Может, сын о тебе чего-нибудь не знает?

 - Я просто ваш блок вспомнила, - не стала скрывать я. - Пришлось попотеть, чтобы разобраться в том, как его снять.

 - Думаешь, оно того стоило? - выгнула бровь Прекрасная. - Мой сын теперь, чтобы оградить тебя от бед, несется через все Пределы сюда за день и ночь. А потом еще два раза по столько же не приходит в себя, восстанавливаясь. Что в тебе такого?

 Я бы обиделась, если бы смысл слов драконицы не дошел до сознания тотчас же.

 - Что?! - воскликнула я, подпрыгивая на месте. - Мы в Южном Пределе?

 - Именно, - кивнула женщина. - Я принесла вам с Арегваном поесть. А еще хотела предупредить: из дома лучше не выходи, пока не приведешь моего сына в чувство. Он, конечно, сказал пару слов о том, что побудило его предпринять столь длительное путешествие, но меня это мало волнует. Зато здоровье Арегвана - даже очень. Особенно в свете того, что теперь ему необходимо примирить дракона и демона, раз уж ты оказалась настолько сильной, что сломала мой блок. Хотя предварительно могла бы подумать о том, чем может обернуться существование диаметрально противоположных сознаний внутри одного существа.

 И вот тут я взбесилась окончательно:

 - Об этом надо было размышлять, когда с демоном ребенка делали! - нет, это не вырвалось случайно, и стыдно мне за свои слова не было. Потому что хуже я Арегвану от моих действий не становилось, наоборот - он начал дышать полной грудью. Я это знала.

 Меня с минуту молча рассматривали с выражением неподдельного изумления на лице, а потом с улыбкой проговорили:

 - Кажется, я поняла, что он в тебе нашел. Но учти - без него не выходи. Я хочу видеть сына здоровым. И счастливым. Ваши комнаты смежные. Надеюсь, у тебя все получится, - последнее пожелание она произнесла с особым ударением, после чего, не дав мне смутиться в своем присутствии, развернулась и ушла все той же балконной дверью. Жаль, не выйти наружу и не посмотреть, что это за строение. Уж точно не замок, характерный для Северных Пределов. Впрочем, так ли это важно, когда я знаю, что где-то здесь есть Арегван, и сейчас он без сознания?

 Я заглянула туда, где дверь была открыта, обнаружив нечто вроде кабинета со столом и действительно камином, сейчас зажженным и распространяющим ленивое тепло вокруг себя. Непорядок, подумала я и машинально приблизилась к порталу, подкинув в топку еще несколько поленьев, лежавших тут же, в специальном ящике, видимо, предназначавшемся для дров. Пока занималась делом, не обращала внимания, как тепло стало ногам, а потом, опустив голову, судорожно выдохнула. Нет, не плакать, тем более что свое обещание Фантом так и не выполнил, подумала я и опустилась на лежавшую у камина мягкую и теплую шкуру цвета сгущенного молока. Кулаки сжали длинные волоски, голова опустилась, а плечи затряслись в беззвучных рыданиях. Он ведь обещал, что будет знакомить с матерью только тогда, когда я стану законной женой. Чьей? Его? Растаявшей иллюзии, конец которой положила воздыхательница прототипа? А с чем в итоге осталась я? И почему он ушел именно тогда, когда я больше всего в нем нуждалась?..

 Спать буду здесь, решила я, а потому из соседней комнаты сразу перетащила подушку и тот самый цветастый плед. Сегодня будет ночь воспоминаний, а завтра я переверну эту страницу своей жизни. Вот только Арегвана верну. Он не виноват в том, что некоторые желания сердца идут вразрез с велением разума...

 Дверь в смежную комнату была скрытой. Как если бы мы с драконом были чопорными супругами, не ночевавшими в одной комнате и встречающимися только для того, чтобы произвести на свет потомство. Я грустно усмехнулась, почему-то подумав, что руку к этому приложила Гаянэ. Интересно, это время сделало ее такой или она всегда отличалась решительностью выражений и характера? Я открыла последнюю преграду на пути к Арегвану и, определив его местонахождение, затворила за собой, отрезая нас от внешнего мира. То, что здесь произойдет сегодня, здесь и останется.

 Камина в этой спальне не было. Странно, особенно если учитывать, что температура в Южном Пределе была почти такой же, как и в Северном, и, только сейчас прокручивая в голове произошедшие события, я ощутила, что стояла, встречая Гаянэ в дверях, мелко дрожа от холода, а сама женщина была в плотном плаще и, скорее всего, неудобств не испытывала. Возможно, Златоглазый просто предпочитал спать в холоде? А делами занимался как раз с небольшой долей подогрева... Черт, стоило надеть на себя еще что-нибудь, с досадой подумала я, ведь опять обидно будет, когда невыносимый дракон очнется и заведет песню о нравах и соблюдении приличий. Но отступать было поздно. Меня манила широкая кровать, в центре которой лежал Арегван.

 Хорошо, Прекрасная леди, что вы вовремя ушли. Хотите видеть своего сына живым и здоровым - лучше вам не знать, как именно я буду помогать ему в этом. Хотя, чего уж там лукавить, мне и самой не по душе, когда Арегван без сознания. Это словно лишиться чего-то важного, чем успела обзавестись, находясь в Пределах. Возможно, все дело было в пылающем взгляде, возможно, в постоянном присмотре за мной. Но это то, что делало меня живой. Как удайи от дерева. Как уверенность в мальчиках. Так и радость оттого, что где-то рядом бродит целый и невредимый менталист.

 Его лицо расслаблено, он словно спит и видит никак не действующий на подсознание сон, в который мне бы не хотелось вмешиваться. Но что сказала про Арегвана мама? Он двое суток не приходит в сознание? Нервное истощение так бы не выглядело...это какой-то внутренний процесс, долженствующий происходить без стороннего вмешательства. Возможно, как раз сейчас происходит попытка подружить дракона и демона. Я не стану мешать. Просто проверю, все ли нормально...

 Второй раз соприкосновение с телом Арегвана происходит гораздо легче. После Фантома я даже ощущаю сходные реакции своего организма, как если бы сейчас со мной была иллюзия. Но нет, дракон реален, он просто спит. Как бы мне хотелось хоть раз проснуться с ним рядом. Допустив эту мысль на мгновение, я грустно улыбаюсь, а потом кладу ладони на скулы дракона. И целую. Сознание впускает меня без труда.

 Пещеры нет, нет и огненного марева вокруг, к которому я привыкла. "Я почти закончил", - раздается знакомый голос с немного насмешливыми нотками в моей голове, и я вздрагиваю. Не так-то просто встретиться с тем, кого похоронила после того, как видела отсеченную от туловища голову. Но тьма передо мной сгущается, материализуясь в гибкое тело, и только пылающие огненные глаза, загорающиеся на молодом лице, отличают его от того Фантома, к которому я успела привязаться.

 "Я же говорил - мы больше не расстанемся, - снова слышу я голос, но пока не понимаю, как именно он общается. - Думай, Валя, думай о том, что можешь сказать. Арегван так пока не умеет - я имею в виду, заставить общаться астральные тела - но это лишь вопрос времени".

 Мне хочется сказать ему все, что я думаю о подобном легкомысленном поведении. Конечно, он ведь иллюзия, он не смотрел на то, как на глазах убивают дорогое ему существо. Он не видел мрачной решимости на лице будущей убийцы. И не знает, что такое - вырвать сердце из груди, потому что та половина, которая отвечала за его жизнь, внезапно умирает...

 "Прости, Валя, - морщится тот, кто для меня успел стать призраком. - Но так было нужно. Нужно, чтобы Арегван увидел твое истинное к себе отношение. Прости, что из-за меня пришлось испытать на себе все это. Но я говорил тебе: моя задача - сделать так, чтобы дракон принял демона. После твоего обморока Арегван на это согласился".

 Что? Что он такое сейчас говорит? Подстроил? Заставил меня пережить потерю близкого существа? Хладнокровно?! Это что же, выходит, он и Силь туда затащил сам?

 "Нет, Валь, - объясняет демон, - Силь послал ее непосредственный начальник в качестве последнего шанса на восстановление доброго имени. Магиней ей уже не стать, но сохранение жизни девушки было под большим вопросом. Когда я заметил ее, то обезвредил без труда. Про кинжал в ножнах мне было известно еще до того, как она собралась им воспользоваться. А потом все произошло само собой: достаточно было позволить девушке высвободить руку, ее ярость сделала все, как нужно. Не увидь она тебя рядом с Арегваном почти сразу после того, как была со мной у реки, она бы не обезумела. А так ее даже не пришлось подталкивать. Прости, Валь...сейчас объединение демона и дракона находится на завершающей стадии. Спасибо тебе...за это".

 Значит, еще и использовал? Мои чувства, мое отношение, мое расположение? Подлец...гад...ненавижу.

 "Валя, ты неправа..." - шепот призрака в голове не останавливает бурлящие мысли. Была бы я в физическом теле - заскрипела бы зубами и дала в морду, здесь же такой возможности нет. И поток чистой ярости вырывается из золотистого образа, устремляясь к Фантому с одним лишь желанием: уничтожить. Того, кто умело сыграл на чувствах, в моей жизни быть не должно. Рассеять. Растворить...

 "Спасибо, последний этап завершен благодаря тебе..." - слышу я последние слова Фантома и понимаю, что его исчезновение, его расщепление и было необходимым условием слияния обеих сторон личности. Арегван принял своего демона полностью. Теперь это одна неделимая личность. Словно в подтверждение моих мыслей, пространство вокруг взрывается огненной волной, от которой у меня радостно замирает сердце, несмотря на укоренившуюся в нем боль от признания Фантома. Арегван никогда меня не использовал. Он всегда пытался оградить. Защитить. Надеюсь, я когда-нибудь смогу отплатить ему тем же.

 Алое зарево плещется вокруг меня, и я понимаю, что пора возвращаться. Прощай, Фантом. Твоя половинчатая демоничность мне не по плечу. И я рада, что ты больше не станешь живым существом...здравствуй, Арегван! Как же я тебе рада...

 Я вынырнула из чужого сознания, одновременно ощущая неистовые поцелуи любимого мужчины. Это что же, я все время на него так действовать буду? Разбудив пожар внутри, подстегну к решительным действиям? Но это же...неправильно. И это должно быть обоюдным решением и разума, и души. Однако под напором Арегвана я все равно не смогла бы ничего предпринять. Поэтому просто отдалась во власть стремительно разгорающегося желания, запустив руки в его волосы и вжимаясь в крепкое тело. А когда его руки оказались на пояснице, и дракон перекатился на постели, оказавшись сверху, обняла его ногами, ощущая, как скользнула по обнажившемуся бедру горячая рука, и застонала от предвкушения.

 Знала ведь, что язык мой - враг мой. В случае со Златоглазым это правило, пожалуй, следовало бы распространить на любые звуки, издаваемые организмом. Потому что в то же самое мгновение, как я подала голос, Арегван надо мной замер, а потом и вовсе отстранился, открывая пылающие огненные глаза, на краю которых навсегда поселилась черная кайма. Да, я была уверена, что именно таким способом Фантом оставил о себе память. Но Арегвану это только придавало изюминку.

 - И все-таки по поводу отсутствия приглашения я оказался прав, - яростно выдохнул мужчина, а я вздрогнула от сквозившей в его голосе неприязни. Неужели и сейчас против? Посмотрела в глаза, с застывшей в них странной звериной тоской и отчаянием. Что опять держало Арегвана в узде? А потом, кажется, догадалась: последний поступок собственного демона. То, как тот использовал меня в своих целях. Но особенно то, что рассказал все это мне, заставив отреагировать яростью и испепелить себя до основания. Кажется, новый виток страхов обрушился на голову Златоглазого. Ну, уж нет. Не в этот раз, милый. Теперь справляйся сам. Я слишком много за последние несколько дней испытала...

 - Слезь с меня, - тихо, но безапелляционно проговорила я, отпуская его туловище из захвата ног. Златоглазый подчинился беспрекословно, перекатившись на бок и молча позволяя мне подняться с постели. Неспешно направившись к разделяющей наши комнаты двери, не выдержала и у самого порога обернулась, злясь на него за то, что ничего не делает, чтобы остановить меня:

 - Когда же ты поймешь, упертая чешуйчатая ящерица, что я все это совершила по своему и только своему желанию? Случись с тобой что - сделала бы еще раз. Потому что ты больше не посторонний. Ты родной. И спасать тебя, пока это в моих силах, я буду снова и снова, независимо от твоего к этому отношения. Потому что своих родных и близких обижать не позволю никому.

 И пусть слова раздавались на удивление спокойно, внутри бушевала неукротимая буря, выход которой я придумала, только оказавшись по ту сторону двери. Направившись в кабинет, зло распустила волосы, проредив их пальцами и не догадавшись, что в соседней спальне попросту может находиться гребень, кое-как бросила на пол рядом с собой и улеглась на шкуру, не забыв прикрыться цветастым покрывалом. Нет, никого я вспоминать не буду! Сегодня я буду спать. А завтра проснусь и потребую вернуться обратно в Северный Предел. Мне Повелителя искать надо. А драконы пусть сами разбираются со своими проблемами. Слишком много ящеров на мою бедную голову...

 Странно, но заснула я практически мгновенно. Видимо, на признание Фантома и последующее его уничтожение потратила слишком много сил. Что ж, значит, так было нужно. Значит, так тому и быть.


 ***


 Дракон продолжал смотреть на дверь, закрывшуюся за девушкой целую вечность назад, хотя на деле прошло не так много времени: за окном потемнело самую малость. Он запомнил и по-детски обиженные губы, и ярость, плескавшуюся в глазах, хотя произнесенные последними слова были спокойны и хорошо обдуманы. Ни капли страха. Ни тени неуверенности. Она уже давно не боялась его. Родной? Свой? Как может быть близким существо, став принадлежать которому, она рискует, подобно его матери, закончить свои дни в резервации людей с седой головой в самом расцвете сил? Хрупкая человечка... пусть и сильнейший маг из тех, что ему доводилось видеть. Сколько она сможет прожить без пагубной зависимости от демона, к которому уже воспылала чувствами? Или к дракону, сейчас это уже не имело значения. Он пытался держаться вдали от нее, потому что знал: настанет день, когда он может воплотить поступок своего отца. По зависящим от него обстоятельствам или нет, кто знает? Дэвы, как никто другой, повторяют судьбы своих предков. А девчонка просто не осознает, каково это - быть избранной демоном... Ее ведет слепое доверие интуиции, и она совершенно не осознает того, что астрал - это всего лишь наполненная желаниями демиургов материя, и сейчас, похоже, создатели не на шутку решили поиграть с его терпением. Сейчас, кажется, схватку они выиграли, потому что дракон, сам того не желая, двинулся вслед за девушкой к небольшой смежной двери, бесшумно открыв которую и не обнаружив пропажу на постели, догадался пройти дальше. Да, благодаря иллюзии некоторые воспоминания уже стали для них общими. И тот факт, что неживой демон обнимал его женщину, пусть и писался с него самого, заставлял рассудок мутиться от всепожирающей ревности. Она его. Только его. И никому он не позволит больше прикоснуться к ней, даже тому драконьему сосунку, который явно нарывался на неприятности. Чертово демоново наследие...

 Вид спящей у самого камина девушки в пух и прах рассеял все планы мести тем, кто покусился на его сокровище. Длинные волосы разметались по подушке, а оттуда - на шкуру, явно избранную в качестве сегодняшнего места для сна. Он помнил...помнил то, что Валя говорила насчет этого. И воспоминание отдалось во всем теле волной неугасимой жажды, подтолкнувшей дракона осторожно присесть рядом со спящей, перекинув руку через ее тело и таким образом открыв доступ к обращенному к камину лицу. Оно было расслабленно. Девушка вымоталась и явно уснула сразу же, как голова коснулась подушки. Последствия ментального истощения он мог определить без ошибок...и некрасивая сцена с добивающей свое дело иллюзией всплыла в памяти, пройдясь ножом по сердцу. Такую любовь девчонка хотела? Беспринципную, не останавливающуюся ни перед чем на пути к достижении цели? Глупый человеческий ребенок...

 Но и эти мысли улетучились из головы, стоило глупому ребенку перевернуться на спину, представая перед самыми очами дракона с чуть приоткрытыми, словно зовущими его одного губами. Не думая о том, что делает, он опустился на руках ко рту девушки и осторожно прикоснулся к нему в поцелуе. А потом почувствовал, как на шее смыкаются маленькие теплые пальчики, своевольно начавшие путешествие дальше по волосам и неосознанно притягивающие к себе ближе. Дракон оторвался от добычи. Он больше не сомневался в том, что является для него настоящим кладом. Тем, что он будет охранять даже ценой своей жизни. Это сокровище и наивысшая ценность сейчас просыпалось оттого, что его лишили желанного поцелуя. Сонные глаза раскрылись, а когда в них пришло осознание, кто нарушил покой и сон девушки, мужчина решил дать последний шанс к отступлению. Потому что дракон не неволит свою женщину. Он ее боготворит.

 - Что же мы творим, Валя? - хрипло произнес Златоглазый, надеясь услышать сердитую тираду в ответ.

 Но сияющая улыбка заспанной девушки стала для него окончательным приговором.


 ***


 Похоже, не только у Златоглазого срабатывал инстинкт прижимать к себе, стоило мне только оказаться в его сознании. Когда очнулась я, обнаружив руки самовольно обнявшими его шею, а дракона со страдальческим выражением на лице смотрящим на меня, поначалу подумала, что это сон. Но дрема постепенно проходила, а Арегван никуда не исчезал, и приоткрытая смежная дверь заставила сердце радостно заколотиться. Неужели? Неужели в его голове что-то прояснилось? А уж прозвучавший после этого вопрос и вовсе заставил губы изогнуться в счастливейшей из улыбок.

 - Может быть, любовь? - не собираясь отводить от него взгляда, предположила я. И, кажется, это стало началом разрушения всех стен, которые Златоглазым когда-то были по отношению ко мне возведены. Потому что стон, сорвавшийся с его губ, а затем стремительное приближение и поцелуй стали тому ярким подтверждением. Он все еще опирался на ладони по обе стороны от меня, но как же необычно и непривычно было чувствовать его добровольную близость. Когда же одна из оказавшихся подо мной рук Арегвана потянула наверх, я болезненно застонала.

 - Что такое? - оторвавшись и смотря потемневшими глазами, теперь напоминавшими расплавленную бронзу, тревожно спросил Арегван.

 - Волосы... - улыбнулась я, откидываясь обратно. - Прижал. Больно...

 Он перевел осоловевший взгляд на вторую руку и тут же отдернул. А в следующее мгновение меня легко определили на любимое место. Бедра Арегвана, то есть. И в качестве компенсации за причиненные неудобства поцеловали. До полного отключения мозга. Когда руки запутались в моих волосах снова, а губы обрели свободу, я не сразу осознала, что собирается делать Арегван. А потом по уверенным движениям поняла: плетет косу...в груди словно разорвался комок боли, накопленный за время отчуждения и непонятных отношений, и я не смогла сдержать слез, глядя прямо в глаза дракона. Он нахмурился - озадачился реакцией, и я попыталась успокоиться, а когда длина заплетенных волос позволила шевелиться, наклонилась к основанию его шеи, где легко прикусила кожу, вызвав продолжительный вдох мужчины, больше напоминающий шипение сквозь зубы. Пока его руки были заняты, я восполняла недостаток в поцелуях, и к концу заплетания губы Златоглазого заметно припухли, что не могло не вызвать моей озорной улыбки. К тому же почти вся кожа его спины для меня не осталась неисследованной, и пальцы покалывало от предвкушения дальнейших действий. На меня посмотрели с укоризной, но я только прикусила губу и выгнула бровь, зная, что сейчас он точно никуда уже не денется, а потому можно делать все, что захочется. Следующим пунктом в списке значились очень мешающие в данный момент спальные штаны...

 Инициативу не одобрили, вместо этого сместив внимание на действия мужских рук: они, начиная с бедер, забрались под разметавшуюся по ногам рубашку, прошлись по ребрам, вызвав вместо привычного желания скинуть их из-за щекотки новую волну мурашек, а затем виртуозно быстро стащили с меня самый большой предмет гардероба. Я успела только охнуть, схватившись за плечи Арегвана, от нахлынувшей внезапно стыдливости прижавшись грудью к его груди, отчего воздух с шипящим звуком вышел из легких: слишком большая площадь соприкосновения тел породила импульс, отозвавшийся в мозгу настоящим взрывом.

 - Что-то мне это напоминает... - прохрипел на ухо Златоглазый, и я уловила в его интонациях совершенно точно довольные нотки. Тяжело выдохнув, ответила:

 - Что?.. - а в следующее мгновение поняла, что кто-то реализовал мечту Фантома не снимать с меня белья: дракон приподнял меня над собой, а потом быстрым и четким движением опустил обратно.

 - Нашу любимую позу, - ответили мне с хитрой улыбкой после того, как я перестала шипеть от неожиданности, и глубоко поцеловали, одновременно разрывая оставшееся белье.

 Я охнула от неожиданности, попыталась спрятать лицо у него на плече, потому что внезапно стало стыдно и неловко за ту самую любимую позу, которая у нас с драконом всегда случалась. Этим тут же воспользовались в своих интересах, и первое движение внутри меня совпало с переменой положения: подхватив под ягодицы, Арегван опустил меня на шкуру, до упора оказавшись внутри, вынуждая протяжно застонать и, закрыв глаза, откинуть голову назад. Мысль о том, когда он успел избавиться от штанов, потонула в вихре ощущений, которые он заставил меня испытать, когда мучительно долго заводил мои ноги себе на поясницу. А каждое следующее слово для большей убедительности подтверждалось очередным глубоким толчком:

 - Невозможная...невыносимая...несдающаяся...глупая женщина! - последнее он почти прорычал, получая в ответ лишь согласные тихие стоны. Сейчас я готова была сказать ему, что угодно, лишь бы не останавливался. - Не могу без тебя, Валь...моя! - перешел Арегван на совсем грудные звуки.

 Глаза широко распахнулись, встретившись с его пылающим взглядом, а я эхом повторила за ним:

 - Твоя...

 Следующий поцелуй и особо сильные движения заставили окончательно потерять голову, и, только оторвавшись от Арегвана, я, наконец, смогла закричать во всю силу легких, слыша спустя мгновение, как ко мне присоединяется и мой - теперь я совершенно точно могла сказать это - мужчина. Несколько бесконечно долгих мгновений меня разглядывали сквозь прикрытые ресницы, затем Златоглазый опустился ближе, снова целуя, а потом попытался выйти из меня, на что я ответила уверенным движением бедер, противодействующим этому, и хрипло пробормотала с улыбкой:

 - Не-а...

 - Ва-а-а-ль? - не понял Златоглазый, и я лениво пояснила:

 - Сбежишь, дракон...у тебя сейчас очень удобное положение, чтобы это - ох! - задохнулась от еще одного движения я. - Это осуществить... - простонала под конец, не выпуская мужчину.

 - Боюсь, теперь тебе придется смириться с тем, что я никуда не сбегу, - довольный реакцией на внеплановую активность, сообщил Златоглазый. - Я тебя теперь из-под земли достану. И верну. Если вдруг решишь сбежать.

 - Обещаешь? - почему-то именно на этих словах защемило сердце, но сейчас, в момент единения, совершенно не хотелось думать о причинах, спровоцировавших подобные мысли.

 - Даже не сомневайся, женщина. Ты теперь вся моя, - еле заметно кивнул Арегван, и я позволила покинуть свое тело, застонав в самый последний момент и получая довольную и понимающую усмешку в ответ. А потом, когда оказалась лежащей на груди Златоглазого, а разум наконец-то начал возвращаться, не удержалась от подколки:

 - Милорд, а ведь вы все-таки соблазнили студентку...

 - Сама виновата. Нечего было привлекать столько внимания и сразу, - невозмутимо отозвался дракон. - Спи, чудовище. После копания в моей голове я удивлен, как ты еще не отключилась. А утром продолжим, - пообещали мне, и я, лениво растягивая губы в улыбке, которую Арегван уже не видел, заснула у него на груди, ощущая мерные стуки наконец-то спокойного драконьего сердца.

 И мы продолжили. Причем слова Арегвана стоило принять на веру сразу же, поскольку в его понятии утром оказалось то время суток, когда Аурон только показался из-за горизонта. То есть я-то по определению продолжала спать и видеть сны. Правда, в определенный момент они резко сменили направленность. С лирической на вполне конкретно-определенную, при которой начало покалывать все тело, отчего все же пришлось проснуться, протяжно застонав в искреннем негодовании и получая в ответ веселый мужской хмык. Постепенно догадавшись светлеющим разумом, что пришло то самое время, которым мне грозились накануне вечером, я одновременно ощутила движение пальцев Арегвана вдоль позвоночника, приводившее меня в наибольший трепет. От поясницы к шее, перемещаясь неторопливо и со вкусом, они одновременно и будили, и приводили в расслабленное состояние. Не выдержав, я мурлыкнула, ощущая, как усиливается воздействие, и повернула голову, все так же лежа на груди Златоглазого и почему-то стесняясь открыто смотреть ему в глаза:

 - Доброе утро...

 - Доброе, - хрипотца из голоса дракона никуда не ушла, что меня приятно порадовало и добавило еще одну причину в список того, чтобы проснуться. - Ва-а-а-ль? А почему в твоей комнате стоит корзина с продуктами и маминым любимым пирогом?

 Тут уж я окончательно пробудилась, рывком подняв голову и встречаясь с почему-то хитрым взглядом Арегвана:

 - Миледи Прекрасная заходила...вчера. Ты еще не проснулся.

 - И принесла пирог, от которого тут же приходит чувство сытости? - скептически приподнятая бровь была мне ответом.

 - Я не смотрела, если честно, - покаянно взглянула я на мужчину. - Она практически с порога заявила, чтобы я не выходила из дома, пока не приведу тебя в сознание, - и опять скрылась у него на груди, радуясь, что очередную порцию смущения дракон не заметит.

 - Прямо так и сказала? - задумчиво отозвался Арегван, заканчивая путешествие по моей спине и зарываясь пальцами в волосы. На расслабляющий массаж головы тело отозвалось очередной порцией мурашек.

 - Ну да...

 - Ва-а-аль? - в голосе послышались коварные нотки. - Кажется, я еще не совсем вернулся в сознание. Мне надо снова помочь, - решительно заявили мне, вызвав приступ праведного гнева, так что я даже собралась изумленно зыркнуть на липового больного. Но, встретившись с глазами, снова ставшими бронзового оттенка с неизменной черной каймой по краям, я почему-то покраснела и еле слышно прошептала:

 - Пирог совсем остынет...

 - Валя! - укоризненно посмотрел невозможный мужчина. - С драконом под рукой о подогреве можешь не беспокоиться. Давай лучше займемся вопросами здоровья, - после чего подмигнул и притянул ближе, на практике показывая справедливость своих слов. А еще за следующие несколько часов я узнала, что в вопросах того самого подогрева драконы - по крайней мере, мой точно - отличаются умом и сообразительностью. В том смысле, что скучать обоим было совершенно некогда.

 Когда мы, уже одетые в свои комплекты, в которых прилетели из Академии (в обмен на несколько поцелуев мне доверили эту страшную тайну), вышли из домика, Аурон вовсю сиял в зените. Гаянэ сидела за столом в беседке рядом с домом, с тревогой глядя на окна комнаты сына. Когда же мы оказались в поле ее зрения и женщина увидела Златоглазого живым и невредимым, она переглянулась с ним, молча кивнув - похоже, им двоим такое общение было понятно - а потом встала из-за стола и, подойдя ко мне, порывисто обняла:

 - Спасибо, - только и прошептала она, когда я, беспомощно глядя на Арегвана, неуверенно ответила на объятие. - Я рада, что у сына появилась настолько преданная женщина...

 После ее слов я ощутила укол совести: несмотря на то, что ради Арегвана готова была сделать все, что угодно, одно обстоятельство все-таки осталось невыясненным. Именно оно неявно, но все-таки тревожило. Однако в светлый момент понимания между нами совсем не хотелось о нем вспоминать. Поэтому я лишь прошептала ответное "спасибо", после чего, отстранившись от меня, женщина ехидно поинтересовалась:

 - Как пирог? - бьюсь об заклад, она уповала на то, что никто из нас двоих в корзину даже не заглянул. Кажется, я догадывалась, откуда появилось в Златоглазом его добродушно-ироничное отношение к окружающим...

 - Кстати, я сейчас за ним схожу, - без тени смущения отозвался Арегван, напоследок подмигнув мне, словно напутствуя с мамой не тушеваться, а то, что мы сейчас наблюдали, было в порядке вещей. Я ненадолго зажмурилась, подтверждая, что посыл поняла, и осталась наедине с седовласой женщиной. В памяти вспыхнул последний разговор с демонической половиной Златоглазого, интуиция услужливо подсказала тему для дальнейшего разговора.

 - Гаянэ, вы знали о том, что ваш сын создавал иллюзию заблокированной части своего сознания? - решила прояснить еще один оставшийся невыясненным вопрос.

 - Нет, - покачала головой драконица, пристально глядя на меня. - Арегван немного рассказал перед тем, как заснуть.

 - Фантом... - скрипя сердце, произнесла я, - сообщил мне о том, что переживает о демоне, что является отцом Арегвана. Он просил меня отыскать его, чтобы вам было легче жить. Ведь женщины без своих избранников теряют силы быстрее и умирают раньше, чем им было отпущено судьбой...

 - Я ни о чем не жалею, Валя, - покачала головой Гаянэ. - Что было, то прошло. И, честно говоря, даже если этот мужчина когда-нибудь покажется на моем пороге с намерением объяснить причины, по которым не вернулся, как обещал, я не уверена, что смогу этот разговор допустить. Пятьсот лет - немалый срок, ты, как человек из иного мира, должна это понимать. Тем более пятьсот лет, прошедшие с того момента, как я отправила гонца с вестью о рождении любимого и долгожданного сына. Это не просто удар по чести, девочка. Это удар по живому, который до сих пор не зажил. Я не думаю, что найдется причина, способная его загладить, пусть оно и не воспринимается так же остро, как и раньше. Драконы легко прощают - но никогда не забывают.

 - Простите, - я подошла ближе и взяла драконицу за руку. - Простите, что напомнила о неприятном.

 - Ничего, милая, - тепло улыбнулась Гаянэ. - Я рада, что в глубине души он переживает. Но это мой выбор, который меня вполне устраивает. Тем более после того, как я увидела, что стал по-настоящему счастливым сын. Ты видишь, что делает разорванная любовь с драконами. Подумай тысячу раз перед тем, как решишься на самое главное в своей жизни безумство, - она смотрела на меня в упор, и создавалось ощущение, что заглядывает Прекрасная леди в самую душу. Словно видит съедающий меня страх. Словно знает условие, о котором я просила декана менталистов...

 - Пирог готов к употреблению, - разрывая контакт наших взглядов, вернулся из домика Арегван. - Боюсь, надолго мы остаться не сможем, потому что потеряли достаточное количество времени, чтобы Ваал успел на свои земли вернуться.

 - Очень опрометчиво с твоей стороны было тащить девушку сюда, а не, скажем, в замок деда, - ехидно заметила Гаянэ, но ее укол восприняли совершенно спокойно:

 - Зато вы теперь знакомы и даже не убили друг друга, - я невыносимо покраснела при этих словах, словно вчера, при первой встрече, Арегван незримо присутствовал рядом. - Да и демона в моем сознании Валя наконец-то растворила.

 - Растворила? - насторожилась Гаянэ. - Каким образом?

 - Испепелила, - пожала плечами я. - У меня есть связь с удайями Древа Познаний.

 - Нет, девочка, я не о том говорю, - возразила драконица. - Я спрашиваю, КАК ты смогла творить ментальную магию на территории, где она в принципе невозможна?

 Мы с драконом синхронно посмотрели сначала друг на друга, потом обратно на Гаянэ.

 - Я как-то не задумывалась над этим, - пожала плечами я. - Но я ведь не одна была в сознании Арегвана: Фантом тоже каким-то образом ожил.

 - От тебя и подпитался, - как само собой разумеющееся, объяснила женщина. - Только вот откуда силы взялись у тебя самой?

 Я почувствовала себя, словно на уроке Егорушки, когда он задавал один из провокационных вопросов, требуя от нас демонстрации образного мышления. И поняла, что, как и тогда, ответить особо нечего.

 - Может, это связано с тем, что Валя иномирянка? - предположил Арегван.

 - Ее мир амагичен, - не согласилась Гаянэ. - В Южном Пределе она должна была бы стать таким же человеком, как и я сейчас, - с этими словами драконица нахмурилась, тяжелая складка залегла между ее бровей. - Если только не принесла на хвосте из своего мира кого-то, кто тайком следит за тем, чтобы с ней все было хорошо.

 - О чем ты? - нахмурился Арегван.

 - Ты ведь говорил в прошлый свой приезд, что Валя обладает необычным даже для Пределов магическим резервом. А сама она при этом прибыла из мира, даже не помышляющего о волшебстве. Как же, в таком случае, девушка за столь короткий промежуток времени смогла превратиться в сильного менталиста?

 - Не томи, - поторопил ее сын.

 - Демиург, милый. К этому приложил руку демиург, - подсказала Гаянэ.

 - Уверена? - глухо проговорил Арегван, мрачнея на глазах.

 - Я бы даже сказала, что Валя является носителем крови одного из них, - неутешительно резюмировала свою речь Прекрасная леди.

 В повисшей тишине раздался отчетливый скрип зубов Златоглазого. Я даже вздрогнула, посмотрев на него.

 - Что? - не выдержала, спросила, потому как обычно пылающие глаза метали молнии, крылья носа усиленно вздымались, а желваки то и дело появлялись на скулах.

 - Не позволю богам вершить твою судьбу, - глухо отозвался дракон.

 - Утащил сокровище в пещеру и теперь будет корпеть над ним и сдувать пылинки, - улыбнулась реакции сына Гаянэ. - Хотя тут я твою задачу могу заметно облегчить: защищать придется явно от Базилура - в его духе творить такое с созданиями нашего мира.

 - За что? - вздрогнув, прошептала я, мигом теряя все хорошее настроение, и Арегван, поставив пирог на стол, мигом оказался рядом, заключая в объятия, от которых стало намного спокойнее.

 - Значит, ты была ему нужна, - пожала плечами драконица. - Тем более если дело касается крови...демиурги просто так ею не разбрасываются. Ты уже сделала многое для этого мира. Благодаря тебе мы можем думать о том, что демоны и драконы когда-нибудь начнут жить в мире и согласии. И ты примирила две половинки сознания моего сына между собой. Арегван уникален - пока. Кто знает, как решат воспользоваться этим фактом создавшие нас демиурги.

 Дальше разговаривали мало: Гаянэ зорко следила за тем, чтобы перед дальней дорогой мы с Арегваном плотно подкрепились. Особенно много сил, конечно, требовалось дракону, поскольку подвиг с преодолением огромных расстояний до Северного Предела он рассчитывал повторить, вернувшись обратно за сутки. Что, правда, потом стало бы с ним, я не бралась даже загадывать, однако Арегван, будто поняв мои тревожные мысли, ободряюще обнял и сказал, что после моего лечения сил ему хватит даже на то, чтобы свернуть горы. Невыносимо покраснев, я толкнула явно смеющегося надо мной дракона, после чего мы пошли прощаться с Гаянэ. Путь до границы немагических владений можно было преодолеть до конца дня, нас любезно согласился доставить до островов, с которых начинались владения гномов, один из местных жителей. А оттуда Арегван планировал лететь прямо к Дальнему Пределу.

 Прощаясь с Гаянэ, я тепло обняла женщину, за сутки успевшую превратиться из язвительной драконицы в добросердечную и подтрунивающую маму для нас с Арегваном.

 - Будь рядом с ним, что бы ни случилось, Валя, - напутствовала меня под конец Прекрасная леди.

 - Вы не боитесь, что я могу прочитать ваши мысли и узнать, кем на самом деле является отец Арегвана? - с легкой улыбкой поинтересовалась я, хотя ничего такого предпринимать не собиралась.

 - Ты добрая девочка, - внезапно Гаянэ приложила руку к моему лицу. - Ты не станешь ворошить груз прошлого. Если вдруг придется когда-нибудь услышать его имя, знай, что отцом моего мальчика был Алейван Благородный. Надеюсь, свое прозвище он оправдывает до сих пор, пусть и поступил с нами так, как мы того не заслуживали.

 Я снова притянула к себе Гаянэ, после чего, попрощавшись и направившись к Арегвану, попала в его крепкие объятия. После рассказа седовласой женщины сомнений у меня не осталось: отца Златоглазого нужно непременно найти. Потому что эта женщина до сих пор его любит, что бы ни говорила. А после истории родителей Арегвана расставаться с моим драконом не хотелось вообще, и я только сильнее к нему прижалась. Рядом с ним теперь был мой дом. Крепость и надежда на светлое будущее. Так, не расставаясь, мы и добрались до прибрежной части Южного Предела. А отплывая на корабле в сторону угодий гномов, я смотрела на удаляющуюся землю людей, понимая, что наши с ней пути никогда больше не пересекутся.



 Глава 10


 Центральный Предел, таверна в портовом городе гномов


 Границу с Центральным Пределом мы пересекли ближе к вечеру. Сердечно поблагодарив доставившего нас паромщика, отправились в таверну, где Арегван обычно ночевал перед тем, как встать на крыло, чтобы лететь до Северного Предела. Распорядившись насчет ужина и поднявшись в отведенную комнату, мы попросили нагреть воды для того, чтобы помыться после тяжелого дня, проведенного в океане. Морской болезнью, как оказалось, я не страдала, так что просто не могла не удовлетворить интереса, касающегося насыщения организма новыми впечатлениями. Златоглазый только усмехался, глядя, как жадно я охватываю взглядом бесконечные морские просторы, и молча обнимал, когда становилось особенно холодно. Его присутствие усмиряло поселившуюся в сердце тревогу, но до конца, кажется, уйти ей было не суждено.

 - Что случилось, Валь? - спросил он меня, когда мы почти подплыли к гномьим берегам.

 - Не знаю, - не стала лукавить я. - Плохое предчувствие, просто не могу объяснить, с чем оно связано...

 - Необязательно совершающееся зло, - со знанием дела ответил дракон. - Это когда исход события еще не предрешен, но один из вариантов уже существует в астрале.

 - Не хочу об этом думать, - я развернулась в кольце его рук и обняла, что было силы. - Хочу, чтобы все было хорошо, Арегван.

 Меня поцеловали в макушку и принялись растирать продрогшие плечи и руки. А потом мы сошли на берег.

 Когда ванна была перенесена в отведенные нам покои, а я с улыбкой узнала в них те самые, в которых оказывалась благодаря желанию Арегвана, меня без возражений сунули в почти горячую бадью и хорошенько отогрели. Сразу почувствовав прилив сил, я помогла вымыться и Арегвану, что, кажется, сподвигло его на более решительные действия. В общем, особую прелесть в отсутствии одежды я успела прочувствовать, когда мы упали на широкую кровать, а разгоряченная кожа в тысячу раз острее, чем прошедшей ночью и утром, чувствовала на себе прикосновения любимого мужчины. В перерывах между поцелуями, изгибаясь от его ласк, пыталась предостеречь от чрезмерного расходования сил - это я всю дорогу домой могла спокойно проспать, Арегвану же придется бодрствовать целую ночь - однако меня прерывали самым наглым образом, заявиляя, что для перелета и дальнейшего поднятия сил существует гномья настойка. А сейчас ему просто необходимо снова почувствовать меня рядом. Желательно - совсем рядом. Желательно - без всяких преград. Спорить я не стала. Только не с мужчиной, которого любила больше жизни. И, поощряя любые его действия, отвечала со всей накопившейся страстью. Изгибалась так, чтобы быть ближе к его коже, обнимала, словно в последний раз, и дышала в унисон, понимая, что способность получать воздух у нас с Арегваном одна на двоих - отныне и навсегда.

 Потом, когда я, расслабленная и умиротворенная, вырисовывала круги на груди и животе Арегвана, мы договорились, что на время перелета меня погрузят в сон - чтобы по возвращении в Северный Предел была полной сил и энергии. Если найти Повелителя предстояло в ближайшее время, нужно было хорошо подготовиться. Я согласилась скрепя сердце, но Арегван клятвенно обещал, что разбудит сразу же, как покажутся верхушки лагеря Атуина Огнекрылого. Придя к соглашению, мы пробыли в постели еще немного - просто чтобы запомнить каждый изгиб любимого тела.

 - Знай я, что после примирения с тобой все окажется именно так, ни за что и никогда не сбежала бы после твоего возвращения, - жаловалась я дракону, когда было принято решение одеваться и собираться в путь.

 - Знай я, что ты всеми правдами и неправдами будешь отнекиваться от возвращения, никогда не полетел бы с тобой в Южный Предел, - поддел меня Арегван, и я в праведном негодовании уставилась на него, сидящего на краешке постели и надевающего поверх своей майки уже привычный пиджак. Сама-то я успела нацепить только белье, поэтому выглядела акция, наверное, достаточно забавно, но, тем не менее, не выразить ноту протеста я просто не могла.

 - Что ты имеешь в виду? - сердито прищурившись и придав себе грозный вид, спросила нахохлившаяся студентка Академии Познаний. Вместо ответа мне протянули руку, которую я, не раздумывая, приняла, и, пользуясь доверчивостью одной чересчур наивной дамочки, дернули на себя, вынуждая сесть на хитро улыбающегося дракона верхом.

 - Только то, милая, что в таком виде ты очень рискуешь еще раз опробовать на себе все прелести нашей любимой позы, - загадочно сообщили мне на ухо, удерживая одной рукой за поясницу, вторая же аккуратно начала путешествие вниз по позвоночнику. Так-так-так, неужели опять собрался рвать белье? А ведь то, что презентовала мне Гаянэ, было таким красивым...в общем, когда дракон дорвался до нужного места, а я, сглотнув, постаралась сохранить нахохленный вид, из общего насупленного состояния выделилась только скептически приподнятая бровь:

 - Чур, кружево оставить невредимым! - после чего руки сами потянулись к его шее.

 Дракон против не был. Только за. И наш отлет задержался еще на час. Это потом я поняла, что Арегван просто не хотел отключать мое сознание искусственно, а потому воспользовался вполне естественным способом, при котором я еле держалась на ногах от усталости, когда мы уже отошли достаточно от поселения, чтобы Златоглазый мог обратиться. Устраиваясь удобнее на его шее, я подумала, что это пока организм молодой и неокрепший, а вот лет через пять я непременно дам ему фору по выносливости. И пусть не рассчитывает на пощаду. Подумала и почувствовала, что сердце снова сжалось от необъяснимой тоски. Она на мгновение отрезвила рассудок и прогнала подступающую дрему, но только до момента, пока меня не накрыло теплым куполом иллюзии и не разморило окончательно. Верх над остальным одержало чувство безопасности, и я благополучно провалилась в манящую бездну беспамятства.

 Мне снился маленький мальчик. Красивое округлое личико, желто-оранжевые глаза, светящиеся любознательностью, и если бы не волнистые темные волосы с шоколадным, а не иссиня-черным отливом, я бы подумала, что вижу маленького Арегвана. Но кудряшки были явно мои, поэтому...сердце вновь сжалось от непонятной боли, когда я поняла, что вижу нашего со Златоглазым сына. Нашего...маленького дракончика, который должен будет родиться сильным магом. Ох, почему же одна мысль об этом принесла мне столько страданий? И почему где-то на периферии сознания, словно отзвуком эха, послышался счастливый драконий рев?..

 Просыпалась я под тот же звук, издаваемый глоткой Арегвана. Жаль, что дракоша еще не мог разговаривать в состоянии астрального тела, так пробуждение прошло бы более приятно. Но я не жаловалась - выспавшемуся человеку вообще грех было даже думать об этом. Я просто поцеловала чешую на загривке крылатого ящера, чувствуя, как откликается Златоглазый всем существом на невинную искреннюю ласку. Люблю тебя, дракон. И буду любить, несмотря ни на что.

 Началось постепенное снижение. Как и обещал, Агерван разбудил тогда, когда под нами стали проплывать шпили драконьих городов, которые мы преодолевали за несколько минут. Скорость полета казалась запредельной, сердце замирало в груди от одной только мысли, что, не накинь Арегван на меня иллюзию, я бы наверняка не удержалась и спланировала на один из минуемых нами поселков. Но магия Златоглазого, призванная меня защищать, исправно охраняла хрупкое людское дитя. И как же от этого было радостно. Большой несокрушимый алый дракон, отдавший сердце маленькой человечке. Будет время - напишу об этом героическую поэму!

 Вот началась степная местность, где-то в этом районе должен был располагаться лагерь Атуина. Каково же было мое удивление, когда вместо нескольких рядов концентрических окружностей мы обнаружили догорающие остатки шатров. Стиснув зубы и не желая верить в то, что произошло что-то ужасное, я вся обратилась в поиск. Найти мальчиков. Они не должны были пострадать!

 Первым нашелся Хайджи. Судя по его перемещениям, он работал для кого-то очень быстрой мишенью. Уходил от преследования? Что тут произошло? Не понимаю... От телепорта пришла волна облегчения, когда он меня почувствовал, и я отследила примерное направление, в котором можно было искать. В противоположной стороне отыскались Даюс с Вондаром. Они явно схватились с кем-то, кто был сильнее их в поединке, но проигрывать уж точно не собирались. Май и Эланиэль были заняты помощью раненым. Раненым? На лагерь напали? Кто это сделал? Я попыталась отыскать и Юрина, пользуясь тем, что когда-то давно мы были связаны. Слабый, но ответ пришел: драконенок находился где-то в гуще событий. Ну же, Арегван, скорее снижайся...

 Златоглазый последовал моему совету, словно сумел прочитать мысли. По пришедшему затем отклику я поняла, что парни нас заметили. А вот то, что открылось глазам, не умещалось ни в какие рамки. Похоже, Ваал пришел не один...

 Все драконы и демоны, занявшие их сторону, были рассредоточены по местности и постепенно оттеснялись к империи. Пришедшие из-за границ асуры и дэвы явно превосходили количеством и были настроены решительно. Я перешла в измененное состояние сознания, чтобы охватить картину в целом, и больше всего в таком положении мне запомнились шесть демонов, светящихся особенно ярко. Кажется, это были те самые герцоги, о которых нам рассказывали на расоведении. Где-то среди них ведь должен находиться и отец Эсхаала... Ох, эта шестерка была, пожалуй, самой сильной - не зря их считали вторыми после Повелителя. Я видела, как отскакивают, словно неживые куклы, от них раненые демоны, маги и драконы, и сердце при виде этого зрелища сжималось все сильнее и сильнее. Чем мы могли помочь? Стало невыносимо стыдно оттого, что, возможно, пока мы с Арегваном выясняли отношения в Южном Пределе, здесь разворачивалась самая настоящая битва. Но интуиция, почему-то, резко возразила против этого суждения. То, что произошло между нами, должно было случиться. События шли по только им известному пути...

 Мысль пришла неожиданно. Я открыла Арегвану сознание, показывая картинку, которая могла бы спасти войска драконов, неожиданный громкий рев стал мне ответом: Златоглазый согласился помочь. Затем, отыскав мальчиков и передав каждому из них похожие мыслеобразы, я стала следить за тем, как постепенно благодаря Хайджи пропадают с линии огня драконы, Вон и Даюс утаскивают раненых подальше от линии сражения, где им уже помогают Май и Эланиэль. Сама же я занялась тем, в чем еще никогда не практиковалась на таком большом скоплении народа: расщепила сознание и малые частички себя отправила к тем демонам, что не желали сдаваться. Они, словно послушные куклы, повиновались моей воле, дезориентируясь в пространстве и отступая назад под крики немого удивления великих герцогов. Их я не тронула - предоставила Арегвану заниматься наиболее сильными демонами. Давай, милый. Фантом не зря говорил о том, что переломным моментом в ходе долговечного противостояния станет именно наше воссоединение. Теперь и я поверила в это. Вместе мы сможем все!


 Огромный алый ящер, планируя над местом сражения, раскрыл физический щит над войсками драконов, помещая их под невидимый прозрачный купол и оберегая от атак демонов, часть из которых взяла под контроль хрупкая девушка, сидящая на его загривке. Снижаясь на максимально допустимую для полета высоту, он разинул пасть, извергая столб жидкого пламени, уничтожающего непримиримых врагов, и образовал свободный коридор, закаленный каменной тропой, между двумя враждующими группировками изначальных существ древнейшего из миров. Демоны взирали на махину с благоговением, имперцы - с улыбками облегчения. А те, кто заметил спутницу чудовища, шестым чувством понимали, что именно явилось причиной, побудившей его встать на крыло и положить конец давней вражде. Потому что сердце дракона, существующее вне его тела, обернулось новой звездой для целого мира. Сердце дракона стало голосом свободы для остальных.

 Шесть великих герцогов выступили вперед, готовясь отразить удар чудовища, необычного даже для драконов Срединного Предела. Снижаясь, он опустился в самом центре образовавшегося из-за его пламени каменного плато, почему-то покорно склоняя морду к поверхности земли. А затем крыло отстранилось от туши, уподобляясь пологому склону, и с хребта ящера спустилась странно одетая девушка, в которой один из генералов Дальнего Предела - покровитель лжи и обмана, являвшийся зачинщиком пятисотлетней войны - признал ту самую иномирянку, которой так стремился завладеть. Девушка, почувствовав под ногами твердь, не спешила отходить от дракона, обойдя его лапы и приблизившись к морде, а затем невесомо поцеловала, неслышно что-то шепнув. В то же самое мгновение дракона охватило золотое сияние, и герцоги поняли, что сейчас миру явится его человеческая ипостась.

 Свет померк, осталось лишь сияние Аурона, и рядом с девушкой герцоги увидели мужчину, тут же притянувшего хрупкое тело спутницы к себе. Связана, связана с кем-то из шести защитников, почему-то с горечью подумал лжец и обманщик, и в то же самое мгновение сквозь ощущаемый всеми демонами щит прошли еще пятеро молодых людей. Один из герцогов, мрачный повелитель бездны, побывавший не в одной сотне битв, шумно вздохнул: осознал, что дракон силен настолько, чтобы создать изменяемый по воле владельца купол. Что ж, хотя бы это его свойство было достойно того, чтобы не убить выскочку тут же на месте. И выслушать, судя по решительному выражению на лице.

 Пара из девушки и дракона стала медленно приближаться к выступившим перед остальными демонам, и вскоре вся шестерка не смогла сдержать ошеломленного вздоха: радужка идущего к ним мужчины была двухцветной, а черная кайма, обрамляющая золото глаз, свидетельствовала о наследии кого-то из Дальнего Предела.

 - Полукровка! - выдохнул демон отчаяния, и остальные неосознанно приняли боевые ипостаси.

 - Мы пришли с миром, - тихо, но непримиримо заявил дракон. - Прекратите распри между нашими народами.


 Видеть воочию боевые ипостаси великих герцогов оказалось страшным делом. Я неосознанно прижалась к Арегвану еще теснее, когда стоящие напротив нас дэвы разом сменили обличие, увеличиваясь в размерах и меняя цвет кожи в соответствии с оттенком ауры каждого. Самым темным из них и, похоже, самым сильным, оказался стоящий почти напротив нас мужчина с жестким выражением лица, на которого я обратила внимание из-за скользнувшего во взгляде уважения к силе Златоглазого. Сейчас он застыл каменным изваянием и, похоже, ожидал с нашей стороны следующего удара. Но мы действительно не собирались воевать. Мы хотели долгожданного мира и согласия.

 - На каком основании вы смеете заявлять подобные вещи? - прогремел, несмотря на музыкальность тембра, голос демона песочного цвета, когда за нашими спинами я почувствовала присутствие остальных парней. Не оборачиваясь, поскольку ощутил их так же, как и я, Арегван ответил:

 - На том, что Повелитель, ведущий войска на битву с драконами, оказался созданной по наставлению одного из вас иллюзией, а где находится сейчас настоящий, неизвестно никому, кроме того, кто ввел вас в заблуждение.

 - Амдусциас, задумайся! - прозвучал сзади голос подоспевшего к нам Стремительного. - Ваал водил вас за нос пятьсот лет непрекращающейся войны, неужели вам самим не надоели бесконечное кровопролитие?

 - У нас была достаточная для войны причина, - отрицательно покачал головой сильнейший из демонов.

 - Какая же? - поравнялся с нами Стремительный.

 - Драконы убили наследника Повелителя, - произнес тот, глаза которого, как две капли воды, были похожи на глаза Эсхаала. Кажется, я нашла зачинщика этой длительной войны...

 Красивый брюнет со спускающимися за спину волнистыми волосами чем-то напомнил всех наших голливудских звезд. По крайней мере, я бы, не задумываясь, сделала его сразу и Суперменом, и Зеленым Фонарем, и даже немножко Тони Старком. Про Росомаху я тактично умолчу, но до мутанта Ваал немного не дотягивал в плечах. И слишком уж равнодушно смотрел на то, как вновь заводятся драконы после сказанных им слов.

 - Неправда! - грозно ответил Атуин Огнекрылый, который тоже подошел к нам. - Драконы никогда бы не покусились на здоровье ребенка! Драконы ценят жизнь выше всего на свете.

 Его речь заставила меня приглядеться к Ваалу внимательнее. Синяя аура демона лжи и обмана поразила своей скудностью и постепенным умиранием. Дэв явно испытывал страшные душевные муки. А еще...еще его, почему-то, обнимало странное серебристое свечение, почти такое же, как я видела у Силь, только это был явно не цвет ауры, а что-то, полученное извне.

 - Он верит тому, что говорит, - я посмотрела на Арегвана, ожидая, когда дракон обратит на меня внимание. - Но он явно не в себе. Этому демону нужна помощь...

 - Лгунья! - разозлился Ваал, но поток готовой сорваться с его уст брани бесцеремонно прервали поднятой вверх рукой:

 - Астарот! - и к темно-коричневому, наисильнейшему из шестерки подошел такой же высокий, но ужасно худой товарищ, после чего начал разглядывать Ваала.

 - Отчаяние, - сделал он неутешительный вывод, флегматично глядя на того, кто его вызвал.

 - Абаддон, вас дурачил сошедший с ума демон, - сквозь зубы процедил Андо.

 - Теперь я это вижу, - покачав головой, согласился властелин бездны. - Но факт остается фактом: Повелителю сообщили, что его наследник погиб. Ты не хуже меня знаешь, Андор, что значит для нас оказаться лишенными надежды на будущее.

 - Позвольте ступить на территорию ваших владений и найти Повелителя, - заговорил Арегван. - Мы подозреваем, что Ваал не только спрятал его, но и лишил возможности самостоятельно изъявлять волю. Если сознание отсутствует, мы сможем вернуть его. Или, по крайней мере, попытаться узнать, где находится наследник.

 Абаддон задумался, вместе с ним притихли и остальные демоны, в отсутствие Повелителя сохраняющие порядок в Дальних Пределах. Ваал напряженно следил за развитием событий, и я неосознанно потянулась к нему частичкой разума, пытаясь выяснить причину, по которой с демоном произошла столь разительная перемена. Незаметно миновав барьер воспоминаний, окунулась в пучину отчаяния. От силы переживаний пошатнулась, молча благодаря нахмурившегося Арегвана за поддержку, и увидела. Увидела, наконец, что стало с демоном обмана.

 - Женщина. Золотые волосы, большие серые глаза. И маленький голубоглазый мальчик на руках. Эсхаал? - я очнулась от чужих переживаний, даря любимому уже осмысленный взгляд. - Ваал сам себя наказывает. Его мучит огромное чувство вины. Он убил эту женщину? - содрогнулась я от внезапно накатившей истины.

 - Женщина - мать Эсхаала, - с горечью ответил Андо, посмотрев назад. Очевидно, золотоволосый сейчас находился где-то там. - Ваал замучил девочку до смерти после того, как родила сына. Она умерла в подземельях.

 - Не смей! - взъелся на меня синекожий брюнет. - Не смей говорить об этом! - пошел он прямо на Арегвана, отодвинувшего меня за спину.

 - Только попробуй, - угрожающе сделал шаг навстречу дракон, но в это самое мгновение демон остановился и посмотрел на Златоглазого с неприкрытым безумием в глазах.

 - Контакт нарушен? - произнес он странную фразу и, не дождавшись ответа, продолжил. - Да здравствует контакт! - с этими словами Ваал щелкнул пальцами. - Хотели найти Повелителя? Ищите!

 Не знаю, что произошло дальше, но меня вдруг окружила непроглядная тьма.

 Стало бы страшно, если бы я инстинктивно не перешла в измененное состояние, смотря на мир в окружении ауры и света. Боже, вот это защита! Я даже у Арегвана такой не видела...неужели это и есть Повелитель?

 Небольшое помещение, в котором я оказалась, помимо меня содержало еще одного постояльца. Только вот находился он без сознания, поэтому поначалу обуявший меня страх начал постепенно угасать, уступая место любопытству и исследовательскому интересу. Поскольку в непроглядной тьме я не могла ничего видеть, а астральное зрение в этом вопросе было плохим подспорьем, комнату я обошла на ощупь. Пять шагов в ширину, шесть в длину - не так уж и много, причем вдоль одной из стен находилось что-то вроде каменного постамента, на котором и лежало бездыханное тело. Самое ужасное, что я не нашла ни единого намека на дверь. Такое ощущение, что это была погребенная под землей могила. Не давая повода плохим мыслям, я опустилась на каменный пол и только там обнаружила, что откуда-то снизу слабо, но поступает кислород. Уже хорошо - не умру от недостатка воздуха. Неужели мужчину держали здесь целых пятьсот лет?

 В том, что это Повелитель, я перестала сомневаться, лишь бросив мимолетный взгляд на ауру незнакомца. Несмотря на то, что мужчина лежал без малейших признаков сознания, грудь равномерно вздымалась, свидетельствуя как минимум о состоянии глубокого сна, а аура была насыщенно-черного цвета. Даже интуиция не пыталась вносить коррективы в мое решение - это действительно был Владыка демонов. Как же угораздило его здесь обосноваться? Неужели Ваал изобрел какое-то место, недоступное остальным, и смог заточить здесь Владыку? Странно, очень странно...

 Стоило его разбудить, но я опасалась первой реакции проснувшегося демона. И это была одна из самых безобидных причин, по которым я не рвалась в бой за сознание Владыки. Главной же являлся физический щит, обтянувший мужчину, словно вторая кожа, и на ощупь казавшийся сделанным из драконьей чешуи. Не случись мне быть пассажиром Арегвана, ни за что бы не догадалась, на что похожа иллюзия такого порядка. Даже тот щит, что сейчас развернул Златоглазый над драконами, не шел ни в какое сравнение с творением спящего демона. Я опасалась, что сквозь него пробиться не смогу.

 Пока я стояла над телом Владыки, в голове крутились шестеренки мыслей, в результате чего, не брезгуя прибегнуть к помощи интуиции, я сделала вывод, который жутко не понравился. Находиться в таком состоянии он мог все пятьсот лет войны. Объявить ее - да, был способен и сам, поскольку умерший ребенок - вполне достаточный повод, чтобы возжелать раскромсать всех, кто покусился на наследие демона. А вот обмануть расстроенного Владыку вряд ли стоило бы большого труда, особенно если этому предшествовало долговременное ожидание счастливой новости. Спрятать тело - и того проще, когда ты сам являешься покровителем обмана. Но вот ребенок... Где искать этого наследника? Почему именно драконы должны были убить его? И как все пятьсот лет причина могла оставаться не озвученной? Неужели демоны настолько ценят субординацию, что ни разу не проговорились драконам? Или все это прикрывалось отказом подписания договора о сотрудничестве? Сколько же вопросов, на которые я вряд ли смогу найти ответы.

 Жаль, что сотворение огня нам пока недоступно. Это дисциплина не первого и даже не второго курса. И почему Златоглазый занимался со мной одним менталом? Он же дракон, мог бы, в конце концов, научить поджаривать пироги и зажигать светильники. Как бы пригодилось сейчас это умение...

 Тяжело вздохнув, я присела у постамента, используя щит Повелителя в качестве подушки. Мысли в голову лезли самые разные, но ни одна не могла натолкнуть на решение проблемы, которое бы подсказало, как отсюда выбраться, при этом еще и оживив Владыку. Ногам в удобных предельных тапочках становилось постепенно холодно, а вот голова, на удивление, продолжала оставаться в тепле. Когда же я, наконец, поняла причину, по которой это происходило, обомлела: моя голова, сама не ведая, как, погрузилась внутрь щита! И теперь грелась от той одежды, в которой находился спящий мужчина. Что за чертовщина? Мама дорогая! Я вскочила со своего места, словно ужаленная, и еще некоторое время с опаской рассматривала в свете ауры большую фигуру лежащего передо мной демона. Крупный, высокий, мощный. Самый сильный менталист в Дальних Пределах. Наверняка с почти неисчерпаемым резервом. Если я сумею достучаться до его сознания, просто погрузившись в щит, где гарантии, что мне тут же не выжгут собственное? В любом случае...уговор дороже денег. И интуиция молчит. Значит, стоит, по крайней мере, попробовать. С этими мыслями я приблизилась к переливающемуся черному мареву, осторожно определяя ладонями местоположение головы. Расположив руки на висках, я стала ждать того момента, когда получу доступ к телу, скрытому почти драконьей броней.

 Аура демона поддавалась неохотно, но потом, когда я все-таки нырнула внутрь, эмоции и воспоминания нахлынули, подобно лавине. Я задохнулась от ощущений - столько всего пришлось испытать этому мужчине. Детство, юность, первая влюбленность, увиденная его глазами...подчинение шести герцогов, настроенных крайне недоброжелательно в связи с тем, что он изначально зарекомендовал себя как сторонник сотрудничества с драконами. Справедливый дэв, благородный. Я видела и момент одной из деловых встреч с представителями Срединного Предела. Видела чужими глазами Дикурана Золотого, тогда еще являвшегося императором ящеров. Красивый дед у Арегвана - волевое лицо, зоркий и цепкий взгляд, представительная фигура...таким и должен был быть первый среди мудрых и справедливых долгожителей.

 Сердце пропустило удар, потом забилось в неровном ритме. Первое увлечение осталось далеко позади, а сменившая его единственная любовь затмила все, что было до этого. Красивая темноволосая женщина, молодость и сила которой поначалу привлекли демона, но далеко не кроткий характер вызвал жгучую волну ненависти, в конце концов, обернувшейся всепоглощающей страстью. Никогда бы не подумала, что так можно любить. Прощать, ждать, верить и надеяться, боготворить и желать задушить одновременно. Если что-то подобное испытывал при виде меня Арегван... как мне было жалко моего дракона, выдававшего эмоции только пылающим взглядом!

 Сердце обливалось кровью, когда я продолжала смотреть историю жизни Владыки. Женщина понесла, и это обернулось великой радостью. Он готов был обнять весь мир, всю...Вселенную, которой стала для него единственная любовь. Расстались...глупо! Но обещали встретиться, как только родится ребенок. И планы и мечты гордого отца, его надежды...по щекам потекли неконтролируемые слезы. В этот момент я поняла, насколько была обречена сама. Выбора мне не предоставят. Все плохие предчувствия получили свое подтверждение, обнажившись перед ожидающим меня будущим. Прости, Арегван...этот мужчина важнее для Пределов, чем одна маленькая попаданка. Прости, милый...

 Гонец...он так ждал этого гонца. Перед глазами проносились воспоминания об Алькоре Верном, которые я продолжала просматривать, боясь оторвать от Повелителя руки и смахнуть слезы, нескончаемым потоком льющиеся из глаз. Как же жаль было всесильного демона, отдавшего жизнь и будущее в руки своей любимой. Как же жаль того, что Ваал сыграл на его глубоких чувствах... Алькор не вошел в тронный зал, как рассчитывал Владыка. Вместо этого появился запыхавшийся демон обмана, весь в крови и с выпученными глазами.

 - Милорд! Алькор из последних сил пересек границу наших угодий.

 - Где он? - ощутив, как замирает собственное сердце от плохих предчувствий, грозно спросил Повелитель.

 - Погиб, - горестно прошептал Ваал, и даже Станиславский поверил бы в искренность этих слов. - Но перед смертью просил передать вам страшные вести...

 - Говори, - прорычал Владыка, рывком поднимаясь с места и приближаясь к повелителю лжи.

 - Ребенок умер при родах...женщину отправили в Южный Предел, поскольку она потеряла все магические способности, пытаясь произвести наследника на свет. Мне так жаль, милорд...

 - Он не мог умереть... - голос сорвался на хрип, и мужчина почувствовал, как покрывается испариной, а сердце обращается в камень от принесенных Ваалом вестей. Не таким он видел свое будущее, совсем не таким...что же произошло? Почему за любовь пришлось платить слишком высокую цену?

 Владыка, пошатнувшись, направился, куда глаза глядят, позже обнаружив себя вглядывающимся в темноту Дальнего Предела, из-за которой не было видно земель драконов, у настежь открытого окна. Погиб...умер наследник, а вместе с ним исчезло и светлое будущее.

 - Договор с драконами расторгнуть, - раздался сухой голос первого демона. - Войну...объявить. Они...заплатят за то, что сделали с нами.

 - Выпейте, милорд, - участливо предложил ему Ваал хрустальный бокал вина, и Повелитель, не глядя, влил в себя терпкую жидкость. - Сейчас вам это не помешает.

 Слишком поздно он понял, что в напиток было что-то подмешано. Но головокружение и потеря координации не помешали в последний момент поставить максимально мощный щит, чтобы с телом ничего не случилось. И...да, попросить помощи у той, которую любил больше жизни. Она откликнулась сразу же - несмотря на то, что находилась слишком далеко, чтобы примчаться. И тоненькая струйка силы отныне стала поддерживать жизнедеятельность Владыки. Последним, что я ощутила, выныривая из чужого подсознания, была огромная жажда жизни. Я не могла проигнорировать его крик о помощи.

 Я вспомнила последнее посещение Ифиэль перед телепортацией. И невзначай брошенный любопытный вопрос: есть ли лекарство от яда, который она собиралась дать Арегвану, не сумей тот проснуться? На меня посмотрели так, словно поняли больше, чем я пыталась узнать. Но ответ дали. Сильное потрясение. Сильная эмоция, способная перевернуть сознание. Кажется, я знала, чем могла бы разбудить Повелителя...

 Слезы постепенно высыхали, несмотря на сжигающую душу горечь. Поток чужих воспоминаний прекратился. Пришло время для услуги с моей стороны. Знаете, Повелитель, вас обманули. Сделали это бесстыдно и беспринципно. Знаете, милорд, я могу вам помочь...вот только вы как были демоном, так и останетесь. А демоны...они всегда идут к своей цели, не так ли? Любовь, пожирающая их сердце, способна вмиг обратиться пеплом, стоит только понять, что начатое дело не осуществлено до конца. У вас ведь было столько планов на наследника, правда? Ну что ж...

 И я стала делиться своими воспоминаниями. Радостными, грустными, откровенно пугающими. Новая волна боли пронзила существо: я собственными руками зарывала будущее под слоем тверди, поднять который мне будет уже не под силу. Восстанет Повелитель - необходимость во мне пропадет. Боже, как же все это грустно. Прости, Арегван...

 Аура Владыки внезапно вспыхнула ярким светом удай. Кажется, частичку моей силы решено было передать главному демону. Кажется, я догадалась, почему меня признали неопасной. Метка...черная метка избранной, которую ничто уже не смогло бы смыть с моей ауры, сыграла свою заключительную роль.

 Он вскочил с места своего долгого заключения в мгновение ока, сжав мое горло и молниеносно впечатывая в каменную стену рядом с собой. Вскрикнув от боли, я схватилась за руку, продолжавшую перекрывать доступ к кислороду, с каждым мгновением все больше приближавшую меня к потере связи с реальностью. Астральное зрение схлынуло, и мир снова погрузился в темноту. Пронеслась шальная мысль, что, возможно, так будет даже лучше, чем потом собственноручно вырывать живое сердце из груди. Возможно, все к этому и шло...

 Кажется, мой дальнейший всхлип привел мужчину в сознание окончательно. Сквозь алое марево начинающегося обморока скорее ощутила, чем увидела, что где-то рядом зажегся небольшой светлячок. Меня продолжали держать за горло, но, узнав в потенциальном нападающем женщину, Владыка ослабил хватку. Когда способность дышать нормально вернулась, а я встретилась с глазами демона напротив, то уже поняла, чье лицо там увижу. Пусть думает, что слезы текут от несправедливо причиненной боли. Он никогда не узнает, что вместе с ними я хороню свою последнюю надежду...

 Собраться. Собраться, в конце концов. Я подняла руку, вновь приблизив пальцы к виску Повелителя. Тот вздрогнул, начиная просматривать мои воспоминания, и в черном взгляде напротив стала загораться бешеная надежда. Жив...вы живы...и он тоже...

 Стены вокруг начали рушиться. Вынужденная тюрьма доживала свои последние мгновения. Как хорошо все-таки оказаться рядом с чудовищно сильным менталистом...ну а когда восстановилась связь с внешним миром, я, не медля ни секунды, позвала на помощь.


 ***


 Когда исчезла Валя и он перестал ее ощущать, стоило больших усилий сдержать свою злость под контролем. Жива, жива, ревела интуиция и советовала не рубить с плеча. А огненная сущность внутри, как назло, сговорившись с демонической, требовала крови. Покуситься. На. Самое. Дорогое. Сокровище. Дракона! Мог только самоубийца... Арегван окинул Ваала тяжелым взглядом, после чего обратился к Стремительному:

 - Я его убью. Но перед этим предлагаю осуществить свою месть, - Андор только кивнул в подтверждение, после чего обе стороны стали свидетелями начала поединка, в котором сын Алькора Верного пришел отомстить за несправедливо убитого отца. Арегван сосредоточил внимание на Абаддоне:

 - Вы похитили мою женщину. Верните ее.

 - Мы не отвечаем за действия других генералов. Только за самих себя.

 - Давайте попытаемся договориться, пока поступок одного из вас не привел к новому витку противостояния, - дорогу готовому сорваться Златоглазому преградил Атуин Огнекрылый. - Драконы готовы поручиться за всех: мы не трогали наследника. Мы просим от имени всей нашей нации обеспечить доступ к вашему Повелителю. Если есть необходимость помощи - готовы предоставить лучших менталистов. Пора прекратить эту кровопролитную войну. Арегван, - уже к нему обратился император, - я даю тебе слово, мы найдем девушку. Но сейчас не время ставить свои желания выше остальных. Нам нужно прекратить пятисотлетнее непонимание.

 - Нам нужно предоставить гарантии того, что наследник жив, - непримиримо заявил Абаддон, и рядом с ним оказались еще четыре герцога. - Мы услышали вас и готовы пойти навстречу. Но наследника необходимо показать.

 Сила вырвалась под напором злости. Где-то глубоко внутри он ощутил непреодолимую жажду убийства. Обсуждать мир, когда его сокровище может подвергаться риску? Такого Арегван допустить не мог. Ощущая, как существо заполняет демоническая сила, он отошел от Огнекрылого и в одиночку направился к герцогам:

 - Пока вы упорно не желаете идти на компромисс, моя избранная может погибнуть. Если потребуется, я достану Вашего Повелителя из-под земли, и вы мне не помешаете.

 Герцоги рассредоточились вокруг, готовые атаковать в случае необходимости. Драконы застыли, понимая, что вмешиваться в поединок не стоит. Когда Златоглазый сделал еще один шаг по направлению к Абаддону, к нему кинулся демон отчаяния, Астарот. В то же мгновение исход поединка был решен: все шесть герцогов, включая Ваала, которого дракон все-таки перехватил у товарища, оказались у его ног. Прижатые к земле и не сводящие с него изумленного взгляда, они не могли допустить даже мысли о том, что в бою всех шестерых победил даже не демон - дракон! А тот, кто совсем недавно спускался с неба алым чудищем, заговорил с расстановкой и чувством:

 - Подтверждаете ли вы мое право ступить на землю Дальних Пределов, великие герцоги? Это в ваших же интересах.

 Непреложная истина была законом для тех, выше которых в землях демонов был лишь Владыка: сила решает все. И тот, кто заставил их соприкоснуться с землей, удерживая одним лишь усилием воли, был достоин того, чтобы обойти мощнейших слуг территории за щитом, чтобы добиться исполнения своих желаний.

 - Ты можешь идти на наши земли, дракон, - не без презрения вымолвил Абаддон, и остальные скрепя сердце согласились с ним.

 А потом произошло необъяснимое: из шестерки внезапно исчез телепорт. Мгновением позже вместе с его появлением в душе разлились неконтролируемая радость и облегчение.

 - Прекрати демонстрировать силу, Арегван. Ты показал, что достоин моего наследия, - раздался хриплый и до боли знакомый мужской голос. Он помнил его. Помнил. Оттого-то и стало потрясением его неожиданное появление после того, как хозяина голоса - выдуманного им демона - уничтожила его же ученица.

 Златоглазый поднял голову, оторвавшись от созерцания лежащих на земле герцогов и одновременно ощущая, как его воздействие нейтрализуется извне. Заметив того, кто освободил шестерку, дракон не сдержал шумного выдоха.

 Перед ним на расстоянии двадцати шагов стояла повзрослевшая копия Фантома. Более мощная, с превосходством во взгляде и точно знающая себе цену. Позади демона с развевающимся черным плащом находились Валя и телепорт. Жива - было первой мыслью дракона, а потом он заметил на ее лице широкие дорожки недавно высохших слез. Когда же девушка легко скользнула в его объятия, прижавшись всем телом и тихо прошептав "я вернулась, Арегван", он, движимый облегчением и неизвестно откуда накатившей усталостью, медленно перевел взгляд на того, кого привела вместе с собой любимая.

 - Здравствуй, сын, - промолвил Повелитель, и Златоглазый не сдержал очередного тяжелого вздоха. На миг ему показалось, что эмоции Вали, ставшие причиной горьких слез, нашли отклик и в его душе - неосознанный, но вполне определенный - но тут же скрылись под напором того чувства, что она снова рядом. И внезапное явление отца, и одновременная демонстрация того самого наследника, которой требовали великие герцоги, показались лишь каплей в бесконечном океане Пределов. Потому что рядом было его своевольное сердце. А вместе они смогут преодолеть все преграды.



 Глава 11


 Северный Предел, граница владений драконов и демонов


 Арегван прижимал к себе, словно не видел тысячу лет. Так, будто я исчезала совсем не на несколько мгновений. И его близость дарила то самое успокоение, которое я растеряла, погрузившись в воспоминания Повелителя. Сам спящий красавец в данный момент вел активные переговоры с Атуином Огнекрылым - видимо, решил быстро наверстать упущенное за пятьсот лет вынужденного заключения. Я спрятала лицо на груди Златоглазого и лишь изредка вслушивалась в то, что происходило вокруг. Нужно было восстановить дыхание после возвращения из каменной тюрьмы, а еще...еще попытаться по максимуму быть рядом с Арегваном. Теперь, когда я точно знала, чем обернется наш с ним союз из-за действий Владыки демонов, времени катастрофически не хватило бы на то, чтобы осуществить все задуманное. Теперь нужно было спешить жить и любить.

 Император и Повелитель, кажется, пришли к взаимному соглашению. К этому времени все шесть герцогов уже стояли рядом с первым демоном Дальних Пределов, причем Ваал выглядел так, словно готовился к смертной казни или, на худой конец, пожизненной каторге. Драконы предложили свои услуги по возможному наведению порядка на разбушевавшихся землях демонов, герцоги категорически не согласились, объяснив это тем, что войско, видевшее появление истинного правителя, бунтовать не станет, а вернувшись обратно домой, каждый из армии дэвов и асуров донесет семье и соседям светлую новость о том, что смутные времена наконец-то миновали. Драконы признали правоту слов герцогов, но, тем не менее, предложение оставили в силе, из-за чего гордые демоны почти оскорбились, но все-таки решили промолчать.

 Затем, разошедшись, оба правителя занялись насущными проблемами. Кажется, подписание мирного договора было перенесено на более позднее время, но все-таки должно было состояться, что не могло не радовать. Атуин отправился к своей армии, Алейвана - да, теперь мужчину спокойно можно было называть по имени - я чувствовала где-то рядом.

 - Ваал, - раздался его непререкаемый голос, - за то, что совершил, ты достоин мучительной смерти. Лишив меня ребенка, ты обрек себя на такую же участь... Такой великий герцог мне не нужен. Я приговариваю тебя к изгнанию с территорий Дальних Пределов. Отныне и до моего решения ты будешь помогать Южным Пределам выживать в мире без магии. Надеюсь, ты в полной мере прочувствуешь беспомощность, которую я ощущал на протяжении пятисот прошедших лет.

 Я не отходила от Арегвана, но тяжелый вздох Ваала не услышать было невозможно. А еще по его воспоминаниям я знала, что где-то в Южном Пределе должна была находиться другая девушка - та, что скрашивала его будни совсем недавно. Та, которую он отпустил, испытав напоследок чувство жгучей ревности из-за того, что та буквально растворилась в воздухе у него на глазах. Глупый демон - еще глупее, чем сам Повелитель, подумалось мне, но вслух я, конечно, ничего такого не сказала. Пусть разбираются сами. Я всего лишь человек. Ну, почти...

 - Андор Стремительный, - похоже, Благородный лорд решил за сегодня успеть много дел. - Я помню преданность твоего отца. Он служил мне верой и правдой. Я помню твои заслуги перед Дальними Пределами. За то, что совершил Ваал, цены не назначить, но я хотел бы видеть рядом с собой только проверенных мужей. Согласен ли ты стать шестым великим герцогом?

 Вот тут я не выдержала: повернула голову в ту сторону, где, по моим подсчетам, должен был находиться наш физрук. Это ж какое предложение! Шестая часть суши в управление, живущие на ней люди! Возможность защищать их, в конце концов... Посмотреть действительно было на что: Стремительный подобрался, на лице отразилась серьезная внутренняя борьба. Мне почему-то подумалось, что не о должности сейчас размышляет демон, совсем не о ней. И, кажется, я даже знала причину этого. А если так, то сейчас должно было раздаться согласие с условием...

 - Повелитель, это великая честь для меня, - поклонился блондин, делая шаг навстречу.

 - Владения Ваала отныне принадлежат тебе, - удовлетворенно отозвался отец Арегвана. - Надеюсь, ты с достоинством будешь править на них.

 - Буду делать все возможное и невозможное, - кивнул Андо. - Будет ли мне позволено ненадолго покинуть Дальний Предел, чтобы закончить дела в Академии Познаний?

 - Конечно, - без промедления согласился Повелитель. - Я жду тебя с докладом о состоянии земель, Андор. Сын... - на этом месте он замешкался, и мне показалось, демон подбирает нужные слова, чтобы произнести то, что я уже видела в его подсознании: Дальнему Пределу нужен был наследник. И Арегван уже доказал, что достоин этого звания, поскольку склонил перед собой всех герцогов, а сила была в данном случае единственным решающим фактором. - Я хотел бы пригласить тебя с... - давайте, Повелитель, скажите все, что думаете обо мне... - твоей женщиной... - браво, Алейван! Теперь я знаю, почему Гаянэ больше не хочется с вами общаться. - Провести во дворце хотя бы цикл. Мне нужно представить тебя как Наследника трона.

 Ну что ж...первый шаг на пути в пропасть был сделан. Поэтому я не посчитала нужным поворачиваться. Я дитя иного мира, мне ваши церемонии...до лампочки, гражданин распорядитель бала...

 - Мы согласны, - глухо ответил Арегван, но я почувствовала, как при этом остановилось на мгновение его размеренно стучащее сердце.

 Думаю, после этого Владыка в окружении пяти герцогов от нас отошел, а я подняла лицо на Златоглазого и сказала:

 - Хайджи может помочь им добраться до замка в кратчайшие сроки, - и почти сразу же телепорт отделился от остальной группы, чтобы проследовать к демонам. До меня доносились обрывки их разговора: верно, кому-нибудь стоит просто представить в памяти место, где все хотели бы оказаться. А нынешние способности Хайджи вполне смогут осуществить переход, тем более, если в группе окажется такой менталист, как Благородный.

 - Валя, спасибо... - напоследок поблагодарил меня глава демонов, и я ответила сухим кивком, все-таки посмотрев на него. Наш разговор с Повелителем переносился на ближайшее будущее.

 - Я правильно сделал, что согласился на его предложение? - спустя некоторое время спросил Арегван, продолжая сжимать в объятиях. А мне роль плюшевого мишки сейчас представлялась самой лучшей: я только пошевелилась, потершись головой о драконью грудь и как бы говоря, что все хорошо, и вслух произнесла именно то, что и было нужно:

 - Конечно. Я уверена, за этот цикл ты сможешь сблизиться с отцом, как никогда. Ты ведь понимаешь, что он не виноват в том, что оставил вас с матерью.

 - Умом понимаю, Валь, - его подбородок оказался на моей макушке, и я совсем счастливо улыбнулась. - А предчувствие плохое...

 - Не думай о плохом, пожалуйста, - попросила я его. - Смотри, у нас получилось закончить войну. Как и предрекал Фантом.

 - И теперь нам до конца жизни видеть его перед глазами, Валь... - тяжело вздохнув, ответил Златоглазый.

 Тебе, милый. Тебе видеть его до конца жизни. Меня рядом с тобой не предполагается...

 - Я думаю, это небольшая цена за восстановление мира в Северном Пределе, - попыталась отшутиться я, но Арегван попытку не оценил, сжав мое лицо в ладонях и тревожно посмотрев в глаза:

 - Ты плакала...испугалась, когда там оказалась?

 - И да, и нет. Просто твой отец неожиданно проснулся и немного потаскал меня за шею, - улыбнулась я, после чего пришлось продемонстрировать покалеченную часть организма.

 Арегван нахмурился, потом прервал зрительный контакт, оглянувшись назад.

 - Эланиэль, можно тебя? - позвал он эльфа, почти сразу же оказавшегося рядом. Тот, увидев мою шею, только покачал головой, тут же бережно прикладывая к ней руки. Спустя некоторое время все неприятные ощущения пропали, а я уже не говорила с хрипотцой, благодарно улыбнувшись парню.

 - Ты настоящий волшебник.

 - Конечно, - кивнул с готовностью Эл. - Ты поэтому целый гарем и собрала. Ума только не приложу, зачем тебе дался водный демон.

 Я не смогла придумать дальнейшего ответа, зато с ним нашелся Златоглазый:

 - Помнится, при первоначальном сканировании Вали заметил я одну нехитрую процедуру, принятую в мире людей. Джакузи называется...

 Эланиэль, конечно, ничего не понял, зато я покраснела, как маков цвет, снова пряча лицо на груди Арегвана. Как он вообще обо мне такое мог подумать? Джакузи? С привлечением Даюса? Да никогда!

 Подтянулись остальные, и я, вынырнув из спасительного тепла дракона, нерешительно им улыбнулась.

 - Значит, вот чьей иллюзией оказался Фантом, - Хайджи возник из воздуха, похоже, выполнив поручение Арегвана, и Златоглазый согласно кивнул на замечание. - Повелитель доставлен во дворец. Просил передать, что ждет вас с распростертыми объятиями.

 - Так и сказал? - хмыкнул мой дракон, и телепорт улыбнулся с непередаваемым озорством:

 - Я в общих чертах мысль озвучил...

 - Ну что ж, - Арегван оглядел всех подошедших. - Если Повелитель рассчитывает увидеть наследника на своих территориях, ему придется потерпеть несколько увеличенный состав экспедции. Как вы относитесь к полевой практике на территории Дальнего Предела, уважаемые студенты? - при этом в его глазах промелькнула еле уловимая хитринка, но я почему-то сразу пожалела и Владыку, и все земли демонов сразу. Потому что Вондар однозначно будет носиться по широким равнинам вместе с другими волками, Даюс - испытывать русла рек на водоизмещение, Хайджи...что предпримет телепорт, я даже боялась представить. Только очень сильно надеялась, что обратно мы вернемся живыми и невредимыми, иначе девчонки меня со света сживут.

 - С удовольствием! - ответили хором студенты, и Арегван, переглянувшись с все еще остающимся рядом Андо, сейчас наблюдающим за потерянным Ваалом, вытянул вперед руку. Все положили свои поверх нее. И вскоре на границе территорий демонов и драконов нас уже не было: телепортация к замку Владыки началась.


 ***


 Он давно уже проводил взглядом исчезнувшего вместе с малышней Арегвана. Давно не слышал позади удаляющихся шагов Атиуна и все равно продолжал оставаться в этом странном месте, где после приземления Златоглазого песок обратился камнем. Следил за потерявшим все в одно мгновение Ваалом. И сам размышлял о том, каково будет нести на своих плечах бремя великого герцога Пределов. Отец бы им гордился: какой скачок демонов из рода Ор - с верного посыльного до одного из сильнейших дэвов. Видел Андор, конечно, и выгоду Повелителя, поскольку тех, кто умеет управлять металлами, не так уж и много на свете. А в нем дар проснулся почти сразу после смерти отца. До этого - мелочи...но все они в итоге привели к тому, в кого превратился молодой демон, чтобы по праву заслужить свое прозвище.

 Видел он и то, что Владыка пожелал оставить верного товарища подле сына. Какая ирония судьбы: столько лет просуществовать бок о бок с драконом и только сейчас наконец-то осознать, почему порой замирало в приступе благоговейного трепета сердце, когда тот с демонической решительностью шел вперед. Он видел это в друге с самого знакомства. Но только сейчас окончательно убедился. И выросший без отца дракон наконец-то займет свое место по праву. А мелкая...мелкая оказалась настолько несгибаемой, что пошла против всех правил, чтобы оказаться рядом с Златоглазым. Ох уж и выйдет из них парочка...хотя...Дальнему Пределу давно нужна была встряска. Кажется, веселье начнется с самого представления Наследника. Андо не выдержал - хмыкнул, растянув губы в предвкушающей улыбке. Будущее начинало менять свои цвета на вполне радужные.

 - Смеешься, щенок? - раздался неподалеку надтреснутый голос Ваала. - Весело тебе?! - а в следующее мгновение повелитель металла увидел, как в его сторону несется бывший великий герцог, каким-то образом успевший раздобыть оружие. Хотя чего было сомневаться: совсем недавно оно, скорее всего, было в руках у кого-то из тех, кого похоронил в своем пламени Златоглазый. Андо развернулся молниеносно. В поединках он промедлений не допускал...

 Ваал в бешенстве наблюдал, как отпрыск рода Ор играючи превращает меч в его руках в жалкое подобие оружия: клинок под действием силы хозяина металлов разделился на несколько десятков лент, которые, словно так и было суждено, заветвились между собой, превращаясь в его руках...в букет невесты. Сам Стремительный все это время напряженно следил за действиями подчиненной ему стихии, под конец с удовлетворением отметив, что работа вышла поистине великолепной. Ваал рассвирепел окончательно:

 - Решил напоследок поиздеваться?!

 - Решил напомнить о том, чего в твоей жизни так и не случилось, великий герцог, - строго заметил Стремительный, глядя, как злобно отшвыривает его произведение искусства Ваал и как идет на него уже врукопашную. Полубезумный демон лжи и обмана не был страшен для блондина, все его выпады Андо предугадывал еще до того, как Ваал о них думал.

 - Моя жизнь кончена! - взревел противник. - Все мои мечты пошли прахом из-за вашей тесной компании!

 - Возможно, в этом есть некоторая справедливость, ты так не считаешь? - даже не запыхавшись, совершив обманный маневр с подсечкой, Стремительный захватил горло бывшего герцога, а самого Ваала поставил на колени, медленно лишая кислорода все меньше и меньше сопротивляющееся тело.

 - Убей меня - поступи по справедливости... - прохрипел Ваал, уже видя цветные круги обморока перед глазами, и в это самое мгновение Андо его отпустил. - Что же ты, щенок? Не хочется марать об меня руки? Или трусишь?!

 - Не хочу тебе уподобляться и оставлять ребенка без отца, - покачал головой Андо.

 - Эсхаал уже не ребенок! - взвыл поверженный отец золотоволосого демона с хриплыми нотками в голосе, продолжя оставаться коленопреклоненным и бешено взирая на победителя.

 - А кто сказал, что я имею в виду Эсхаала? - склонил голову Андо, и в то же самое мгновение Ваал почувствовал, как мимо него пронесся на огромной скорости сын. Когда же он посмотрел туда, где остановился отпрыск, замер, не в силах сказать ни слова от потрясения.

 На руках Эсхаал держал его последнюю надежду. И девушка не видела никого, кроме Ваала, и никого, похоже, замечать не собиралась. Когда же сын опустил ее с рук, все существо бывшего герцога пронзило словно молнией, отчего тот сгорбился, приложив кулаки к груди и стараясь восстановить дыхание. Стремительный с траектории движения Минмэй отошел, и теперь ничто не стояло между Ваалом и девушкой. Он поднялся на коленях, со смесью ужаса и благоговения наблюдая, как к нему медленно идет та, к которой необъяснимо тянуло до этого, и к которой сейчас его привязал неумолимый зов крови. Сомнений быть не могло: девушка беременна. И цикл с момента их последней встречи уже минул...она понесла от великого герцога Дальнего Предела! Как? Как это могло случиться? Ведь вот он - законный наследник - стоит поодаль и с сомнением наблюдает за удаляющейся от него ношей. Переживает? Боится, что Ваал с ней что-нибудь сотворит? Как же это возможно, когда Мина, сама того не ведая, одним своим появлением перевернула с ног на голову его привычный мир?

 Ваал не мог побороть в себе смущение при виде подошедшей к нему и легкой, как пушинка, златовласки. Она смотрела на него сверху вниз без тени превосходства: было в ее взгляде, пожалуй, огромное облегчение от наконец-то состоявшейся встречи.

 - Я скучала, Ваал...знаешь, как давно я по тебе скучаю? - промолвила она, и это стало последней каплей в чаше терпения герцога: он со стоном притянул к себе любимое существо, уткнувшись лицом в живот девушки, в чреве которой - он уже не сомневался в этом - уже начал расти его второй ребенок.

 - Мина...как же это возможно? - с болью в голосе прошептал он, чувствуя, как глаза начинает щипать, словно в них оказался песок. В следующее мгновение, ощутив в волосах ее ласковое поглаживание и устремляясь к нему, как к самой желанной ласке, демон зажмурился от удовольствия. Когда же поднял глаза, чтобы встретиться со взглядом девушки, завыл раненым зверем. Он наконец-то все понял...

 Иллюзия спадала постепенно, словно издеваясь над ним и оставляя неизменными только волосы и глаза. Да и как он сам не замечал столь поразительного сходства? Как не придал значения похожести имен? Еле заметная сеточка морщин вокруг глаз, нисколько не портящая воздушности образа...грудь чуть больше, именно такой она и была после окончания кормления Эсхаала. Святые демиурги...к нему с того света вернулась ОНА...

 - Как возможно, что великий герцог вдруг смог всем сердцем полюбить человечку? - непривычные для Минмэй - и такие характерные для НЕЕ - хриплые нотки в голосе словно вернули в ту, самую незабываемую в его жизни ночь. Ночь, когда, намеренно принося боль, он в ответ получал только крики наслаждения. Ночь, в которую глупая человечка подарила ему вместе с сыном частичку своей души. Демиурги! За что ему все это?!

 Сарказм в голосе и не вяжущееся с этим ласковое поглаживание сломали последние барьеры в сознании герцога: ОНА, это была именно ОНА! Вернулась к нему с того света и теперь решила забрать с собой? Что же это? Что творится в мире Пределов?

 Ваал как-то странно захрипел, затем глаза его закатились, а в следующее мгновение, потеряв сознание, демон мешком свалился к ногам обнимавшей его совсем недавно девушки. Эсхаал мигом оказался рядом с уже привычной на вид матерью и с сомнением произнес:

 - Думаешь, стоило до этого доводить? Ты на него, как снег на голову, свалилась. Эти игры демиургов лично у меня вызывают одно отвращение...

 - Это было условием Базилура: он сохраняет мне жизнь, но взамен хочет видеть лицо Ваала, когда тот узнает о втором ребенке.

 - Так это действительно правда? Демону достаточно просто полюбить, чтобы иметь возможность зачать не одно дитя? - к ним подошел задумчивый Андо, с любопытством разглядывающий воскресшую из мертвых мать Эсхаала.

 - Просто? - улыбнулась женщина, и в глазах ее отразилась вся мировая тоска и одновременно надежда на будущее. - Непросто любить, когда знаешь, каким подлецом может быть мужчина, избравший тебя матерью своих детей. Непросто простить, когда у тебя отнимают единственного и желанного ребенка, а потом еще и бросают в темницу, словно ты отработанный материал. Непросто продержаться сотни оборотов Аурона на одном только упрямстве, пытаясь и себе, и целому творцу этого мира доказать, что твой мужчина способен на исправление... поверьте, милорд, любить - это совсем непросто. Впрочем... - она склонила голову набок, и Андо показалось, что смотрит женщина в самую его суть. - Мне кажется, вы знакомы с этим не понаслышке, так ведь?

 Стремительный растерялся под насмешливым взглядом больших серых глаз. Ему, почему-то, показались детскими играми погони за Амаринэ и ее постоянное бегство от замужества. Сейчас, в свете рассказанного матерью лучшего друга, он по-новому стал рассматривать все ревнивые взгляды своей нареченной. Нет...больше ждать нельзя, только эту женщину он хотел видеть рядом с собой.

 - Вы святая... - только и проговорил вслух повелитель металла, вызывая, как ни странно, на щечках женщины чуть заметный румянец.

 - Просто когда заключаешь договор с демиургом, а потом спишь столько, что не единожды пересматриваешь собственную жизнь, начинаешь по-новому оценивать свои мысли и поступки. Поверьте, это не дается без труда, милорд. Это делается через боль и кровь. Ломать себя не так-то просто.

 - Вам кажется, Ваал способен хотя бы на небольшую часть ваших страданий ради него? - с сомнением глядя на бывшего герцога, поинтересовался Стремительный.

 - Базилур сказал, что потеря сознания будет хорошим знаком, - мягко улыбнулась женщина. - Очнется - станет привыкать к обычной человеческой жизни: Южный Предел ждет его с распростертыми объятиями.

 - Уже знаете новости, связанные с появлением Повелителя? - брови боевика взметнулись кверху.

 - Когда у вас такой быстрый сын, поверьте, привыкаешь воспринимать информацию с его скоростью, - пояснила златовласка, беря Эсхаала под руку.

 - И все-таки вы святая... - пробормотал, не в силах бороться со смущением, Стремительный.

 - Просто у меня есть надежда на то, что Ваал перестанет бороться с собой. Наш второй сын, - с этими словами она с нежностью погладила свой живот, - главнейшее тому подтверждение.

 - И что вы намерены делать теперь? - как новый герцог, забеспокоился о судьбе своих подданных Андо.

 - Исполним поручение Владыки: мама с отцом переберутся в Южный Предел. Никто не отменял изгнания, - покачал головой Эсхаал.

 - А ты? - поинтересовался Стремительный. - Надеюсь, ты не сомневаешься, что родовой замок и прилежащие к нему земли полностью остаются за вашим родом?

 - Я был бы очень признателен, если бы ты подсказал хорошего управляющего для всего этого счастья, друг мой, - улыбнулся Эсхаал.

 - Не станешь там жить? - вновь удивился Андо.

 - Я с некоторых пор планирую занять твое место в Академии Познаний, - хитро прищурился Эсхаал. - Тем более что ваш декан явно оценил мои способности...

 - Подсидеть решил, значит, - покачал головой Андор, тем не менее, не скрывая веселости взгляда.

 - Нового-то герцога Дальнего Предела? - усмехнулся сын Ваала. - Подсидишь тебя теперь, как же.

 - Эх, студентки, студентки-то мои... - горестно вздохнул демон со снежными волосами.

 - Поступят под мое чуткое руководство, - сладко улыбнулся Эсхаал.

 - Я бы не обольщался на этот счет, - вернул его с небес на землю Андор. - С твоей эльфийкой придется держать ухо востро.

 - Эльфийкой? - внезапно вступила в разговор Минмэй. - Эсхаал?.. Я чего-то не знаю, милый?

 Золотоволосый демон одарил товарища говорящим взглядом, но Стремительный ответил ему не менее красноречивым пожатием плечами: мол, прости, друг, не знал, что у вас еще остались секреты друг от друга. Эсхаал снисходительно покачал головой, после чего обнял мать за плечи и ласково прошептал:

 - Знаешь, я расскажу тебе об этом в Южном Пределе...

 - Договорились, - кивнув первенцу, согласилась женщина.

 Андор подождал, пока Эсхаал доставит обоих родителей к кораблю, ведущему в Центральный Предел, в который раз поражаясь выдержке и скорости парня. На душе у него в этот момент было светло и тепло. Кажется, грустная сказка Эсхаала вполне рассчитывала закончиться на хорошей ноте. Ну а ему...ему предстоит решить еще одно важное дело перед тем, как окончательно вступить в новые обязанности. Ох, только б Амаринэ не свалилась в обморок...

 Новый великий герцог повернулся в сторону Срединного Предела. Душа без труда подсказала нужное направление. У драконов он попросит только коня...а дорогу ему укажет сердце.


 ***


 Седьмой день после телепортации группы магов подходил к концу. Извечная пятерка, сегодня не досчитавшаяся двух постоянных участников посиделок, расположилась в кабинете декана менталистов. Эрикен и Ифиэль привычно подшучивали друг над другом, пытаясь растормошить Аму, но стихийница сохраняла сосредоточенное выражение лица. Началось это после восьмой цикла, когда в Академию прибыл Эсхаал и сообщил, что войну все-таки получилось остановить, что большую роль в этом сыграла, как и предрекал Эрикен, менталистка-первокурсница, по совместительству оказавшаяся еще и избранной Арегвана Златоглазого. Удивление в разной степени овладело всей командой преподавателей, однако Грозная, располагавшая информацией по минимуму, сделала закономерный вывод:

 - Согласитесь - Ри с самого начала относился к Вале не так, как к остальным! Это даже слепому Андо было видно... - при этом Грозная как-то разом осунулась, словно сама от себя не ожидала произнесенного имени. Она попыталась узнать у золотоволосого демона хоть что-нибудь о Стремительном, но в ответ получила лишь новость, что Андор больше преподавать в Академии Познаний не будет. Никому не было заметно, как в это самое мгновение женщина потемнела лицом и отправилась в свои покои, где с присущей ей страстью выпустила пар на все, что попалось под руку. В голову лезли самые плохие мысли. Что позабыл, что бросил или решил остаться с Арегваном по долгу службы...что просто играл с ней все время, пока они были вместе. Похоже, Амаринэ так и не научилась доверять своему демону до конца. И неохотные комментарии Эсхаала о том, что Андор сам все расскажет, воспринимать отказывалась. Когда расскажет? Когда решит жениться на ком-нибудь еще?..

 - Не надо так сильно переживать, Амаринэ, - устав, наконец, изображать веселость, обратился к ней Дальновидный. - Ты же слышала Эсхаала: все закончилось хорошо и скоро Андор сам сюда приедет, чтобы рассказать все от первого лица.

 Ама стояла у окна, открывающего вид на Хрустальные Ворота. Прицепилось же сазоновское определение...хотя, надо сказать, ей оно безумно нравилось. Не отрывая глаз от зрелища, она спокойно заметила, несмотря на смятение в душе, вот уже восьмую часть цикла не покидающее ее:

 - Хорошие новости принято сообщать заранее. Лично же едут с плохими.

 - Ты видишь будущее в темных красках, - брат оказался рядом, и боковым зрением стихийница заметила, как отрицательно он качает головой. - Где твое хваленое предчувствие, Грозная? - подтрунивая на женщиной, усмехнулся он.

 - Не до этого... - отмахнулась Амаринэ, замирая на полуслове. Сердце пропустило удар, а ноги сами собой понесли ее прочь из кабинета, когда на все попытки получить объяснение она ответила лишь коротким "потом!" Путь ее лежал к общему корпусу, на этаж, где находились покои преподавателей. В ее...ее собственные покои! Да что же это такое?

 Отворив дверь и подозрительно оглядываясь, Амаринэ зашла внутрь, тут же отрезая себя от остального мира захлопнувшимся деревянным полотном. Комнаты были залиты светом заходящего Аурона, и, пройдя гостиную, оказываясь в спальне и никого там не обнаружив, она уже начала думать, что просто показалось. Вдруг откуда-то сзади почувствовалось знакомое тепло, а потом ее прижали к чужому телу до боли любимые руки, в то время как в волосах, зарываясь и вдыхая полной грудью ее неповторимый запах, оказался чей-то любопытный нос. От неожиданности Амаринэ охнула, и ее почти сразу же развернули лицом к тому, кто так бессовестно ворвался в покои в отсутствие хозяйки. И только увидев любимые ледяные глаза, она позволила себе выдохнуть с облегчением, а потом, уже не скрывая слез, ответить на глубокий поцелуй Андо.

 - Переживала? - насмешливо подмигнул демон, стоило только оторваться от податливых губ, за что сразу же был удостоен ощутимого броска через всю спальню, который Амаринэ осуществила с помощью внезапно поднявшегося ветра. Приземлился Стремительный аккурат на кровать. Оценив смекалку любимой, расплылся в довольной улыбке:

 - Милая, существование порознь явно вытаскивает на поверхность скрытые грани твоей фантазии!

 - Сволочь, - с чувством выплюнула Амаринэ, и в демона полетела молния, от которой тот чудом увернулся, выставив перед собой щит, преобразованный из металлической мелочи, которую только успел почувствовать в комнате стихийницы.

 - Полегче, дорогая! - попытался отшутиться Андо. - Нам еще детей с тобой рожать!

 - Детей? - еще больше вспылила женщина. - Детей?! - взвилась она окончательно, переходя на крик, и Андо даже залюбовался разъяренной и донельзя прекрасной невестой. - Каких детей - ты больше не преподаешь в Академии Познаний!

 Демон не зря получил свое прозвище: воспользовавшись тем, что женщина после выплескивания эмоций устроила себе передышку, он стремительно подскочил с кровати и в одно мгновение перехватил фурию за талию, после чего швырнул на мягкую перину, тут же наваливаясь сверху и фиксируя ее руки над головой. Амаринэ бешено вырывалась, когда Андо хитро улыбнулся:

 - Вот об этом-то я и хотел с тобой поговорить, любимая.

 Но, видимо, сейчас на общение он совсем не был настроен, потому что вместо объяснений предпочел снова заткнуть стихийнице рот - и слишком поздно осознал скоропалительность своего поступка. Уже тогда, когда, согнувшись пополам, тихонько постанывал в стороне от выползшей из-под него магини. Что поделать, удар у Грозной был не из слабых...

 - Ама, дети! - отвернувшись от женщины и с трудом пытаясь скрыть готовую осветить лицо улыбку, делано возмутился демон.

 - Ифа тебя подлечит, - фыркая и проводя в порядок одежду, возразила стихийница. - Вернешься в Дальний Предел - найдешь, с кем заводить потомство.

 - До чего ж ты упертая! - взревел неожиданно Стремительный, так что Амаринэ вздрогнула, а потом поняла, что в том состоянии, в котором на сей раз ее пригвоздили к постели, она разве что сможет обнять ногами торс демона. Хорошо, временное поражение она, так и быть, допустит. Но победа в этой битве еще окажется в ее руках...

 - А как я должна была себя вести после того, как Эсхаал сказал, что ты приедешь и сам мне все объяснишь? - эмоционально заерзала под Стремительным женщина, пытаясь все-таки освободиться от захвата, и демон почувствовал, как терпение и способность разговаривать постепенно его покидают. - Для чего ты приехал? Чтобы расстаться? Давай, делай это быстрее, - она выдохнула последнюю фразу и отвернулась.

 Андо не разозлился. Только заулыбался еще шире. Освободив одну руку, а второй пытаясь удержать запястья невесты, он повернул к себе пылающее праведным гневом лицо. И сверкающие аметистовым блеском глаза сейчас казались ему прекраснее всего на свете.

 - Я приехал, чтобы рассказать тебе о том, что больше не смогу преподавать в Академии, - он нежно очертил овал лица Амаринэ, провел пальцем по губам. - Потому что мне предложили несколько другой круг обязанностей, милая.

 - Каких же? - заговорщическое выражение лица мужчины никак не вязалось в ее голове с предстоящим расставанием, так что успокоение, пусть и медленно, но приходило на смену бешенству.

 - Повелитель предложил мне место великого герцога Дальнего Предела, Ама. И я бы хотел, чтобы отныне и навсегда ты разделила со мной эту честь. Стань моей герцогиней, пожалуйста.

 От неожиданности Амаринэ совсем невежливо раскрыла рот, но теперь уже не сопротивлялась, когда демон снова начал неистово целовать. Напротив, вырываться моментально прекратила и, издав тихий стон удивления, выгнулась так, чтобы прижаться всем телом к обнявшему ее жениху. То, что должно было происходить в дальнейшем, они знали в мельчайших подробностях: руки стихийницы получили долгожданную свободу, чтобы почти тут же оказаться на шее мужчины, занявшись завязками просторной белой рубашки. Освободив от нее Стремительного, Амаринэ застонала еще сильнее:

 - Я так за тебя боялась! А ты...даже...не соизволил...ничего...о себе...рассказать! - шептала она в перерывах между охами, когда демон освобождал от верхней части гардероба ее саму. Корсет был любимой деталью одежды. Сегодня он даже позволил себе шалость, разорвав эту твердую тряпку прямо на женщине, получая ни с чем не сравнимое удовольствие от ее возмущенных визгов. Ну, уж нет. Такое тело прятать...больше не позволит! Да еще и других при этом совращать своими изгибами. Нет уж, Амаринэ Грозная будет его и только его женщиной!

 - Это потому что ты упрямое драконье дитя, не желающее верить мне на слово, - тут тяжело задышал и сам Стремительный, потому что шаловливые пальчики того самого упрямого дитя стали ловко освобождать его от штанов. Не получится у них сейчас разговора...как и не получалось ни разу, если поблизости оказывалась кровать. Эта женщина была словно создана для него, и потому противиться ее воле и желаниям демон был не в состоянии. Слишком сильно влилась она в его кровь, слишком глубоко проросла в сердце и заняла мысли и чувства. А по-детски непосредственная злость заставляла по-новому ощущать себя, потому что его ревновала такая красота!

 Демон пах дорогой. Она почувствовала это, стоило только снять с него рубашку. И новая волна смущения и стыда за собственное неверие прошлась с головы до ног. Она скорее инстинктивно, чем подумав, призвала в спальню небольшую тучку, из которой их с Андо тут же окатило, отчего демон почти натурально зарычал:

 - Женщина, ты решила поиздеваться надо мной? - но Ама извернулась в его объятиях, стаскивая штаны до конца, после чего быстро прошлась пальчиками по уставшим после долгого - она в этом не сомневалась - переезда мышцам.

 - Что, старичок, слишком сильно охладился, да? - и почти тут же заверещала, когда голый Стремительный подхватил ее на руки, чтобы потом поднести к стоящему рядом с кроватью креслу и, стащив оттуда плед и швырнув на пол, грозно проворчать:

 - Сейчас ты будешь очень долго отвечать за свои слова, драконья дочка! - а потом ей и правда пришлось отвечать. Долго, громко и почти все время с того момента, как она и сама оказалась обнаженной. Впрочем, ей все безумно понравилось. И Ама любила моменты, в которые позволяла себе доводить Андо до крайней степени бешенства.

 Много позже, уютно устроившись в его объятиях, она, наконец, смогла прочистить горло после хриплых стонов и почти вразумительно поинтересоваться:

 - Ты это серьезно, Андо? Повелитель действительно сделал тебя герцогом?

 - Арегвану нужна будет поддержка, - зарывшаяся в ее волосах рука демона принялась массировать кожу головы, расслабляя и без того уставшее тело. - Он справился с прежним составом и теперь имеет все шансы на передачу власти из рук Повелителя.

 - Но нужно ли ему это? - задумчиво прошептала Амаринэ, целуя грудь своего мужчины. Спустя долгое мгновение его судорожного вздоха послышался, наконец, ответ:

 - Это покажет только время. И у меня его не так много, Ама, - а потом она снова оказалась лежащей на спине с возвышающимся над ней Стремительным. Похоже, ответ он собирался получать не самым достойным способом. - Поэтому я снова спрашиваю тебя: согласна ли ты стать моей герцогиней?

 - Я подумаю, - хитро улыбнулась она, пользуясь моментом, когда разум еще не полностью сдался под напором чувств, а потом присоединилась к своему демону снова.



 Глава 12


 Северный Дальний Предел, дворец Повелителя. Месяц спустя


 День представления Наследника неумолимо приближался. Я не могла сказать, что этот факт чересчур тяготил меня: на фоне того единодушия, которое возникло у нас с Арегваном за прошедший месяц, даже мысль о возвращении домой подернулась поволокой забвения и отошла на второй план. Я чувствовала, что нужна ему сейчас, как никогда. Он даже не отпустил меня в собственные покои, любезно предоставленные Повелителем, объяснив это тем, что не может оставаться в замке в одиночестве. Стоял и смотрел на меня потерянными глазами, когда мы выслушали речь Владыки о том, что до официального объявления нам стоит жить порознь. Мне, честно говоря, было все равно, потому что ночные перебежки друг к другу вряд ли кто-нибудь смог бы отменить, однако нежелание дракона расставаться, почему-то, отдалось теплом в сердце. Хотя, конечно, в замке Повелителя к этому отнеслись крайне отрицательно. Средневековые замашки вдали от Академии Познаний были сильны в существах мира Пределов, как нигде и никогда. Еще бы: незамужняя девушка, да еще и в покоях будущего Повелителя ...беда, что и говорить! При этом никто уже не вспоминал мать Эсхаала, находившуюся под иллюзией и достаточно долго остававшуюся единственной любовницей Ваала, занимавшего крепость до этого. Видимо, старый служащий состав сменили полностью - я не знала. Мне не было до этого дела. У меня перед глазами стояла картина растерянного Арегвана вечером первого дня после нашего прибытия к Повелителю.

 Все время, что мы находились вместе с мальчишками, а Арегван исполнял роль преподавателя-экскурсовода, он вел себя вежливо и доброжелательно, с легкой ноткой юмора, по которой я выделила его с самого первого занятия, обернувшегося моим постыдным опозданием. Нас сопровождал кто-то вроде смотрителя замка, и к его информации Златоглазый неизменно добавлял свои комментарии, от которых становилось уютнее в этом новом и незнакомом месте. Повелителя мы в тот день не видели: он отправился в один из шести секторов подвластного государства, но меня, если честно, это только успокоило. Просто разговор, который непременно должен был состояться, снова откладывался, и пусть я и чувствовала себя самой настоящей трусихой, облегчение было сильнее порицания. Я могла спокойно и не заботясь о том, что сейчас-то меня вызовут на приватный разговор, разглядывать окрестности и наблюдать, кто именно обитает в замке Повелителя. А посмотреть действительно было на что, особенно после Академии Познаний с ее привычкой рядить студентов в одинаковый гардероб. Здесь, конечно, сохранялось что-то вроде униформы для обслуживающего персонала (назвать этих существ именно слугами не поворачивался язык, поскольку нас предупредили, что все работают по своей воле и получают причитающееся жалованье), но встречались и те, кто заехал по делам или на заранее обговоренные встречи. Что сказать, мода Дальних Пределов сильно отличалась от того, что я привыкла видеть у драконов. Особенно здесь, почему-то, выделялись женщины: они носили яркие одежды и предпочитали большое количество украшений. Смотритель коротко заметил, что Повелитель, несмотря ни на что, продолжает оставаться свободным (как и наследник, прочитала между строк я), из чего был сделан вывод, что все дамы поголовно решили перехватить внимание двух известных мне мужчин. В них обоих я, почему-то, не сомневалась: Арегван не отходил от меня ни на минуту, Повелитель же, думаю, вряд ли смог забыть Гаянэ. Ну а что до сих пор с ней не встретился - так это было вопросом времени. Все-таки дел по обустройству государства предстояло еще великое множество. Однако я слышала, что приглашение на посвящение Арегвана в наследники для Прекрасной леди все же было отправлено.

 Вечером, когда все разбежались, а нам были показаны раздельные покои (в противоположных концах коридора со спальнями для гостей - ну что за тонкий намек!), Арегван сделал вид, что сопровождает меня, чтобы попрощаться на ночь. А потом просто зашел в мою комнату и, бесцеремонно подхватив все приготовленные для иномирянки вещи, отправился прямиком к себе. Переглянувшись с ничего не понимающей и приставленной ко мне, видимо, помощницей, я только пожала плечами, предоставив ей исключительное право разнести по замку новость о том, что тут планируется начало нового греха. Сама же с понимающей улыбкой последовала за драконом, осознавая, что после ночи у Гаянэ и совместного полета до Дальнего Предела так же, как и Арегван, не желаю больше расставаться.

 Улыбка растаяла в то же мгновение, когда я увидела утратившего свою невозмутимость любимого. Плотно прикрыв дверь его покоев, развернулась и просто спросила:

 - Что случилось?

 Арегван бесшумно подошел к застеленной кровати и, сев на шкуру для ног на полу, откинул голову на боковину, закрыв глаза. Пока я приближалась к нему, сидел без движения, однако, стоило мне оказаться рядом и присесть на краешек постели, тут же переложил голову мне на колени и приглушенно произнес:

 - У меня плохое предчувствие. Нам здесь не место, Валь.

 Я запустила руку в его волосы ставшим уже привычным движением, сняла жгут, удерживающий пряди, и прошлась массирующим движением по голове. От Арегвана пришел едва слышный облегченный стон, и я улыбнулась, не останавливая нехитрую ласку:

 - Это просто первые впечатления. Вот увидишь - у нас все получится.

 Он не стал отвечать, просто потянул к себе, и вот уже я оказалась у него на коленях, как когда-то давно, в прошлой жизни, когда мы с ним летали к Хрустальным Воротам. На виске почувствовался осторожный поцелуй Арегвана, после чего я, улыбнувшись, обняла мужчину за шею и продолжила массировать голову. Дракон прикрыл глаза, почти натурально мурлыкая, и тихо произнес:

 - И что бы я без тебя делал?

 - Ой... - притворно задумалась я. - Какой сложный вопрос...не летал бы, как сумасшедший, в Южный Предел и обратно? Не терялся бы в закоулках собственного сознания? Не влюбился бы в упертую студентку? - выдавала я версию за версией, видя, как расслабляется его лицо, а улыбка становится все шире и радостней.

 - Если смотреть на проблему под этим углом, то наше знакомство кажется мне и вовсе замечательным, - притянули меня к себе и поцеловали. - Я бы никогда не принял решение начать нагло считывать иномирянку, - а потом пересадили уже лицом к себе, так что я с удовольствием и удобством стала отвечать на ласки своего дракона. - И танцевать на стене мне бы тоже никогда не пришло в голову...

 - Серьезно? - удивилась я, получая согласный кивок и довольно улыбаясь. - Тогда, конечно, я очень полезное приобретенное сокровище, - решила напомнить о драконьем мериле важности.

 - Бесценное, - охотно согласился Арегван. - Кто же оставит сокровище так далеко от себя? - состроил бровки домиком пятисотлетний малыш, при этом еще и попытавшись принять вид оскорбленной невинности.

 - Только тот, кто не понимает, как важно для дракона его сокровище, - не выдержав, засмеялась я над намеком на Повелителя, решившего соблюсти все нормы приличия.

 - Ну и как тебе подобное бдение моей чести? - выгнул бровь явно напрашивающийся на пинок ящер.

 - Твоей? Чести? - возмутилась я. - Златоглазый, не переигрывай, пожалуйста!

 - Ладно-ладно, - грудной смех был мне ответом. - И все же, Валь, нам с тобой здесь не место... - внезапно посерьезнел он.

 Ох, милый, хотела бы я, чтобы твои слова оказались правдой, только вот интуиция твердила совершенно другое. Место в этом огромном мире демонов для тебя вскоре будет строго определено. Только вот что случится с тем, которое кто-то захочет справедливо занять рядом?

 Вернувшийся Повелитель словно поставил перед собой цель разлучить нас с Арегваном. Теперь целыми днями они проводили вместе, то объезжая владения Благородного, то подолгу засиживаясь в кабинете отца моего любимого дракона. Там, как потом ближе к вечеру рассказывали мне - за ужином или, что уже стало привычным, в обнимку на чем-нибудь мягком - обсуждались предстоящие договоренности с ящерами и отложенную на пятьсот лет охрану торговых путей. Причем все мысли Владыки я, как ни странно, разделяла, а еще видела в них скрытое желание оказаться поскорее рядом со своей нареченной, понимая, как тяжело ему сейчас вырваться из водоворота навалившихся обязанностей. Со мной, как это ни странно, на контакт или открытый конфликт не шли, лишь изредка поджимая губы и качая головой, если Алейвану удавалось заметить удаляющегося с иномирянкой сына. Интуиция твердила, что это неспроста, но максимум, на который я была в данный момент способна, - это укрепление моего и очень большое желание не попадаться на глаза. Поэтому все свободное время, которого оказалось в достатке, я тратила на то, чтобы обследовать прилежащие к замку территории. Так что все рынки и бедные кварталы - в зажиточные я не совалась, там слишком быстро узнавали мое лицо, что, надо сказать, оборачивалось почти всегда холодно-вежливым кивком головы - стали для меня знакомыми и часто посещаемыми. Демоны и их избранницы оттуда были весьма приветливы - еще бы, к ним заходила сама Предназначенная леди, хотя я до сих пор своего прозвища дико стеснялась - так что прогулки, на которые я обычно захватывала кого-нибудь из ребят, всегда выходили светлыми и познавательными. Ведь откуда еще можно было узнать о жизни народа, как не из самых первых уст?

 А еще мы с Маем и Эланиэлем однажды набрели на дом местного целителя и предложили свою помощь. Надо ли говорить, как обрадовались участию менталистов из Академии Познаний после этого? В общем, за месяц добровольно выбранной работы мы еще и несколько десятков жизней успели облегчить, так что у народа имя Предназначенной леди ассоциировалось не иначе как с возвращенной надеждой.

 Вечером я, конечно, обо всем рассказывала Арегвану, в то время как он, обнимая меня так, словно мы расставались не утром, а тысячу лет назад, гладил мои волосы и вдыхал их запах. На все шутливые вопросы дракон неизменно отвечал одно: ему тяжело находиться вдали, особенно зная, что мог бы провести это время с гораздо большей пользой. Польза, конечно, начиналась еще во время его пространных разговоров, но я очень действенно и быстро их прерывала, и тогда мы обычно умолкали уже до самого утра.

 Вот и настал вечер, во время которого Алейван Благородный должен был представить знати Дальних Пределов своего сына и по совместительству наследника. Я сильно жалела, что под рукой нет Киары, которая могла бы непременно сотворить для меня платье, пришедшееся по душе, но Златоглазый попросил с этим не заморачиваться, сказав, что у него будет приятный сюрприз. С некоторых пор я перестала в нем сомневаться. Если Арегван сказал, значит, так и будет. Поэтому я просто ждала назначенного часа, в который дракон придет ко мне, показав обещанный подарок и заодно занявшись волосами (что стало еще одним поводом для сплетен, поскольку от услуг местных цирюльников я отказалась сразу же - лучше Арегвана мои волосы никто бы не смог заплести). Когда же меня усадили на кровать, принявшись расчесывать, а на колени положили два свертка, объяснив, что эта наша с ним одежда на сегодня, я, не раздумывая, сразу же вскрыла оба, узнавая в них ту самую папирусную бересту, так бережно охраняемую милордом Мротом в Академии.

 - Андо с Амаринэ прибыли, кое-что для нас с тобой привезли, - ласково прошептал Арегван после того, как я удостоилась поцелуя в макушку, и начал плетение, я же, расправившись с оберткой, замерла, не в силах бороться с потрясением.

 Руки сами собой потянулись к блестящей черной ткани, ставшей за время учебы знакомой до боли. Почти шелк, но было в нем что-то, отдающее теплотой, пусть и выглядел он поначалу холодным струящимся полотном. Именно из нее шилась форма для боевиков Академии, именно она и послужила основой наших с Арегваном нарядов на сегодняшний вечер.

 - Сдержанный черный? - я постаралась не выдать волнения в голосе, пока дракон занимался моими волосами, заплетая их в особенно сложную косу. - Это совсем не сочетается с тем обилием цветов, которое, я уверена, мы сегодня на празднике увидим.

 - Меня это не сильно волнует, - горячий шепот Златоглазого раздался у самого уха, и я вздрогнула от неожиданного выдоха, прошедшегося по обнаженной коже шеи. Когда же с головой закончили и неожиданно опрокинули меня на кровать, начав стягивать куртку, майку и джинсы, с которыми я даже здесь не расставалась, только и получилось, что уставиться в немом удивлении на своего дракона. - Что? - ответили мне невинным взглядом. - Мне не терпится увидеть тебя в этом. А остальные пусть знают, что моя женщина скромна и не собирается привлекать к себе чужое внимание, в отличие от всех тех, кого мы успели пронаблюдать за этот цикл.

 - Тогда удивительно, что ты вообще разрешил мне ходить по замку в джинсах, - заметила я, благополучно освобожденная от повседневной одежды. Зря, видимо, потому что меня тут же придавили к кровати навалившимся сверху телом, а нехороший блеск в глазах Арегвана подсказал, что начинается опасная тема для разговора. Но я не растерялась. - Половина здешних обитателей мужского пола совершенно точно рассмотрела мою филейную часть в мельчайших подробностях.

 - Твоя филейная часть и на меня произвела неизгладимое первое впечатление, - нагло улыбнулся противный ящер, а затем строго добавил. - Узнаю, кто покушался - выгоню отсюда к демиургам!

 - Др-р-ракон, - покачала я головой, растягивая слово и с удовольствием отмечая, как от этого довольно щурится Арегван.

 - Сокровище, - не остался в долгу мужчина, насмешливо целуя в нос, а потом будто вспомнил о чем-то важном, с сомнением глядя на меня. - Хотя знаешь, об одной черте здешней моды я бы все-таки побеспокоился.

 - Какой же? - почему-то с ужасом отозвалась я. Неужели и его не оставили равнодушными здешние законодательницы тряпок?

 - Губах, - расплылся Златоглазый в предвкушающей улыбке. - Губы должны быть яркими!

 Процесс приведения заявленной части тела к нужному состоянию мне понравился безумно. И даже скорые сборы после этого не уменьшили приятного послевкусия в душе.

 В зал с торжеством вела широкая мраморная лестница, в верхней точке которой мы стали бы заметны абсолютно всем, кто собрался на церемонии представления. Кажется, я поняла замысел Арегвана, но азартная жилка внутри была готова к любым безумствам. Я словно ощущала, что это последний вечер, который позволит оторваться по полной программе, и Златоглазый, кажется, мое настроение разделял. Во всяком случае, когда я, опьяненная быстрым одеванием, с шальной улыбкой глядя на него, застыла на самом верху белого мраморного сооружения, ведущего в общий зал, и не удержалась от ехидного замечания:

 - Нас же съедят! - ответом мне было лишь задорное подмигивание.

 - Пусть попробуют, - улыбнулся уголками губ мой дракон, после чего подхватил под руку и уверенно повел вниз. А я приготовилась к сотне устремленных на нас взглядов.

 Осматривая приближающуюся с каждым шагом толпу, я осознавала себя попавшей в какую-то неправильную сказку. Мужчины, прибывшие сюда, выглядели, надо сказать, строго и привлекательно, а вот женщины...я постаралась вызвать в душе хотя бы небольшой отклик доброжелательности, поскольку в море попугайных оттенков, в которые нарядились представительницы прекрасного пола, очень боялась свалиться в обморок - настолько пестрым оно выглядело. Амаринэ с Андо, прибывшие из Академии и почти сразу вычлененные мной из толпы, на общем фоне выглядели глотком свежего воздуха в накуренном и душном помещении, и я не удержалась от широкой улыбки, видя, с каким озорством разглядывает меня наш преподаватель-расовед. Да, Златоглазый однозначно угадал с цветом и произвел на всех неизгладимое впечатление. Мы точно станем героями вечера.

 Со скромностью, правда, мой дракон явно погорячился. Нет, спереди платье отвечало всем требованиям здешней моды: выше талии по фигуре, горловина лодочкой, длинные рукава, немного расклешенные на краях. Снизу оно расходилось приятными волнами, не стесняя движений и заставляя обладательницу чувствовать себя невесомой бабочкой. А вот сзади...хорошо, что Арегван все-таки заплел широкую косу!

 Кажется, не одной мне нравились прикосновения пальцев к позвоночнику. Кажется, одному увлекающемуся дракону тоже эти занятия пришлись по душе. Поскольку вырез на спине доходил почти до самой поясницы. Я бы даже на Земле не рискнула надеть подобное творение швейных мастеров, не то что в этом полупуританском обществе. Однако уверенно лежавшая на талии рука дракона вместе с разносившимися от каждого нашего шага по телу мурашками вселяла необъяснимую уверенность, и я спускалась, все больше и больше избавляясь от неловкости и смущения в душе.

 Арегван, словно чувствуя толпу готовых при любом неверном движении сорваться на нас хищниц, отвел прямиком под защиту мальчишек, которые, как и мы с драконом, сегодня также пожаловали в одной гамме. Я почти сразу же оказалась в их плотном кольце, перед этим, правда, услышав предупреждение, что покинут меня совсем ненадолго - ровно до того момента, пока Повелитель не закончит свою речь. Ну а то, что Арегван оставил невысказанным, я поняла и так, поскольку сама начала ощущать гнетущее чувство одиночества, стоило только от Златоглазого оторваться. Слава Богу, когда он удалился, к нам почти сразу же подошли два присутствующих здесь преподавателя Академии. Причем по блестящему на запястье Амаринэ браслету я догадалась, что все у них со Стремительным сложилось хорошо.

 - Да-а-а, - протянула стихийница. - Ну и устроили же вы заваруху, трепетно обожаемые нами студенты! Даже мое чувство прекрасного ни за что не смогло бы такое спрогнозировать.

 - Мы старались, - хитро улыбнулся Хайджи, переглянувшись со Стремительным. - Работали на благо двух народов Пределов, не покладая рук!

 Почему-то мне показался в его словах завуалированный намек на Грозную и демона, и чувство это только усилилось после того, как Амаринэ бросила в его сторону острый взгляд, но парни мои, кажется, были целиком и полностью с телепортом солидарны, так что спорить магиня не стала. Вместо этого все развернулись к той самой лестнице, по которой некоторое время назад мы с Арегваном спустились, где, поднявшись на несколько ступеней, стоял Повелитель. Подняв руку вверх, он призвал всех к вниманию, после чего, выдержав паузу, начал свою проникновенную речь. Особо не вслушиваясь, я улавливала основную суть, из которой следовало, что сейчас у демонов по случаю окончания войны и найденного Наследника большая радость. Дальше то, что сместило акценты в деловую плоскость - Владыка рассказывал о том, что Арегван имеет все права занять трон демонов, поскольку в честном поединке победил шестерых герцогов, что могут подтвердить многочисленные свидетели, в числе которых даже сам император драконов - я пропустила, предпочитая пройтись глазами по залу. Кажется, присутствовавший здесь Атуин кивком головы подтвердил слова Повелителя для присутствующих. Кажется, те, для кого этот жест был предназначен, его уловили. Кажется, все шло как по маслу. Если бы одна очевидная деталь не бросалась в глаза. А состояла она в том, что на праздник по случаю будущего воцарения сына не приехала мать...

 Сам Арегван на удивление спокойно отреагировал на то, что Гаянэ не присутствовала на приеме, а вот в состоянии Владыки я улавливала еле заметную нервозность. Нет, стоя рядом с моим драконом, он продолжал излучать силу и уверенность и, казалось, светился гордостью за то, каким вырос его единственный сын. Ну и что, что дракон, зато какой! Настоящий менталист, сохранивший честь рода и силой и дипломатией налаживающий контакты с человеческой цивилизацией. Ну и что, что связался с человечкой - это по недосмотру, правда ведь? А будь Алейван рядом, нашли бы Златоглазому нормальную невесту. Да и сейчас еще не вечер. Только вот ломался весь его четко продуманный план, разлетаясь без поддержки со стороны второго родителя, подобно карточному домику. И, помня эмоции Фантома, которые сейчас без труда читались на лице Благородного демона, я почти физически ощущала исходящую от него тоску по Гаянэ. Эх, Повелитель, вам бы к своей женщине ехать, а не приемы устраивать...

 Среди разношерстной толпы я внезапно наткнулась на блестящие озорством глаза с рубиновыми отсветами. С радостью узнав Юрина, я вырвалась из кольца окруживших меня мальчишек и быстро направилась в сторону бывшего Огнекрылого. Надо же, сегодня был первый раз, когда на меня не набросились с поцелуями, а галантно поцеловали руку, но даже этот небольшой знак внимания заставил дракона снова утирать губу.

 - Не успокоится твой Златоглазый никак, - покачал головой Юрин, зыркнув в сторону стоящего на возвышении Арегвана, которого уже представлял Повелитель, и сейчас с недовольством поглядывающего на нас.

 - Ты-то тут какими судьбами? - предпочитая не заострять внимания на старом конфликте, улыбнулась я.

 - До того момента, пока вы не спустились с Златоглазым с лестницы, представлял свою сестру как завидную невесту, - почти оскалился дракошка. - Теперь уже и не знаю, зачем нас вообще сюда притащили, Валь. Всем же и так видно, что Златоглазый избрал именно тебя.

 Меня прошиб холодный пот. Кажется, размах папочкиной подставы я начала понимать только сейчас. И месяц он просто давал мне передышку, чтобы потом нанести решающий удар. Значит, у Атуина еще и дочь есть, да? Мило, очень мило...

 - Это точная информация? - я хмуро посмотрела на Юрина, зная, что он согласно кивнет в ответ.

 - Точнее некуда, Валь. Повелитель даже встречался с отцом по этому поводу. Династический брак - вещь серьезная, ты должна понимать. Особенно когда у тебя сын дракон, а сам ты являешься демоном, воевавшим с их расой несколько сот оборотов Аурона.

 - Дела-а-а... - задумчиво протянула я, пытаясь к интуиции подключить еще и логику. Что-то не сходилось во всей этой истории. Что-то, что не давало мне покоя.

 - Моя сестра и сама не горит желанием идти замуж, тем более после такого публичного намека на отношение Златоглазого к тебе, Валь, - улыбнулся Юрин. - Мне кажется, Повелитель не в курсе, что происходит с драконом, когда тот выбирает себе пару, да и Златоглазого в свои планы еще не посвятил. Может, повторишь для него краткий экскурс, который я проводил для тебя за обедом? - с намеком произнес дракоша, и я не выдержала - рассмеялась, вспомнив тот разговор в столовой. С каким упоением Юрин рассказывал о том, как женщина поражает ящера!

 - О каком именно экскурсе вы говорите? - повзрослевший голос Фантома, раздавшийся сзади, заставил меня вздрогнуть и инстинктивно сжаться. Юрин, видимо, по старой памяти помнивший о необходимости защищать "сердце", сразу же преградил дорогу ко мне, вставая между нами с Повелителем, но я мягко придержала его за плечо, призывая остановиться. - Похвальное поведение, молодой человек, - продолжил между тем Владыка, когда я уже повернулась к нему лицом. - Но, быть может, в вас проснется великодушие, которое позволило бы мне станцевать первый танец с девушкой, в буквальном смысле слова вернувшей меня с того света?

 Юрин послал в мою сторону короткий взгляд, а я в это время нашла глазами Арегвана, который вместо того, чтобы выполнить обещание и вернуться ко мне, вежливо улыбался, беседуя с Атуином и стоявшей ко мне спиной девушкой, которая, я была больше чем уверена, именно сестрой младшего Огнекрылого и являлась. Дав дракоше добро на то, чтобы перестал опекать, я постаралась как можно приветливее поздороваться с Владыкой:

 - Бесконечно приятно слышать от вас подобные слова, Благородный лорд, - а вот издевку в голосе скрыть не получилось. Этим я дала понять, что общалась с Гаянэ и некоторые подробности его личной жизни успела узнать. Этим я стыдила его, что не отправился первым делом за своей любимой женщиной, предпочитая разбираться с государством.

 В глазах демона на миг промелькнула тоска, но, помня способность Фантома держать себя в руках, я нисколько не удивилась, когда на ее место пришло выражение твердой решимости. Поэтому, плюнув на явно оставившего меня на съедение собственному папочке Златоглазого, отправилась в танцевальный круг под звуки начинающегося весеннего вальса.

 - Прекрасно выглядите, Валя, - начал разговор Владыка, понимая, что я первой на контакт не пойду. Сложно сказать, сколько из нашего с Юрином диалога он успел услышать, но меня это совсем не заботило. Наоборот, так было даже лучше, складывались все условия для того, чтобы наконец-то прояснить все разногласия. - И выгодно отличаетесь от остальных дам. Даже у меня в глазах рябит от заявленного разнообразия.

 - Это затея вашего сына, - поймав глазами дракона, с очередным уколом в сердце обнаружила, как кокетничает с ним дочка Огнекрылого. - Он сказал, что хочет видеть меня скромной.

 - Затея явно удалась, - похвалил отец выбор Арегвана, и я не выдержала:

 - Милорд Благородный, давайте без предисловий? Простите мне мою дерзость, что не соблюдаю рамок приличия, но я дитя иного мира, а мы привыкли ценить свое время. Я думаю, вы поймете, что именно я имею в виду, когда задам единственный вопрос спустя месяц вашего бездействия - почему?..

 Мне показалась в ответном взгляде тонна уважения. Ценил собеседников, не любящих ходить вокруг да около?

 - Милая девушка, после этих слов я симпатизирую вам еще больше, поверьте, - легкая улыбка тронула губы Повелителя. - И видеть Арегвана рука об руку с сильнейшей менталисткой, которую я когда-либо встречал в жизни, было и приятно, и неимоверно гордо. Поверьте, я не лгу вам. Если хотите, могу даже открыть сознание.

 - Слишком много чести для человечки, - покачала головой я. - Простите мою откровенность, но я бы очень не хотела видеть подробности вашей договоренности с драконами, которую вы устраивали в то время, как мы с вашим сыном были счастливы.

 Казалось, оценивает он каждое мое слово. И с каждым в душе соглашается. Но натура Фантома...она давала о себе знать.

 - Валентина, вы должны понимать: я правитель целого государства, - начал все же издалека Алейван. - И я должен заботиться о судьбе своих подчиненных и всей страны. В том числе - через обеспечение сильной и несгибаемой власти. В том числе - через ее преемственность. И в этом смысле Арегван подходит на роль будущего правителя как никто другой: он силен, смел, способен договориться с кем угодно. Обладает прекрасной репутацией после своих заслуг в налаживании связей с Южным Пределом. Он идеальная фигура для того, чтобы встать во главе Дальнего Предела.

 - Демоны не примут дракона на троне.

 - У нас не принцип расовой принадлежности решает этот вопрос, - контраргументировал свои действия Алейван. - Власть подчиняется принципу силы. Пока нет никого, способного противостоять шести великим герцогам, правит тот, кто в свое время смог это сделать. Арегван смог. Он доказал свое право на трон. И именно поэтому необходимо, чтобы рядом с ним была достойная женщина.

 - Вы считаете меня недостойной? - почти оскорбилась я.

 - Напротив, Валя, - не согласился Благородный. - Увидев вас, я сразу понял, что именно так привлекло сына в иномирянке. Ваш несгибаемый характер и слепая преданность тем, кто рядом с вами. Чудесные качества. Я даже на ваши явные несоблюдения предписаний закрывал глаза, потому как видел: сын счастлив. И я ждал и верил, что все мои подозрения обернутся прахом.

 - О чем вы? - насторожилась я, чувствуя явный подвох, скрывающийся за ближайшим поворотом разговора.

 - Вы думаете, я нарочно усыплял вашу бдительность, целый цикл не считая нужным вступать с вами в диалог? Нет, Валя. Я ждал и надеялся, что ваши с Арегваном отношения выйдут на новый уровень.

 - Что вы имеете в виду? - хотя ответ на этот вопрос я знала и так. Просто, наверное, нужно было официальное подтверждение от Повелителя.

 - Дитя, Валя, - с тихой грустью ответил Алейван. - Я имею в виду дитя. Вы давно уже должны были понести от моего сына...

 Ну, конечно. Я помню это жесткое правило с урока Амаринэ. Нашел избранную - сделай так, чтобы она была беременна. Это касалось каждого демона. Только Арегван-то им не являлся.

 - Ваш сын - стопроцентный дракон, - не преминула возразить я. - У него нет второй боевой ипостаси.

 - Метки же, однако, он ставит, как настоящий демон, - парировал - правда, без особого энтузиазма - Повелитель. - И судя по тому, что я успел почерпнуть из ваших воспоминаний, сейчас вы должны были уже уверенно носить под сердцем ребенка моего сына. Ровно с той первой ночи, когда вы пробудили его демона. Однако этого не произошло.

 Меня бросило в краску оттого, что был упомянут столь личный факт из биографии, но терять все равно уже было нечего. А еще в сердце постепенно разливалась тоска, потому что с доказательствами мужчина, похоже, останавливаться не собирался:

 - Вы, конечно, можете уповать на то, что процесс смешения аур, происходящий с любым демоном, у вас начался достаточно давно - даже до первого контакта, поверьте - однако и тут я вынужден буду вас расстроить. При уровне ваших отношений вы должны были сиять равномерным трехцветным энергетическим полем, ваши же вкрапления черного, забранного от Арегвана, минимальны. Я бы даже сказал, что вы до сих пор выглядите, как человек, только что получивший метку демона.

 - И что это может означать? - тихо спросила я.

 - Будь вы истинной половиной Арегвана - недомолвки и недосказанности в паре. Пока они сохраняются, защитные механизмы оберегают демона от потомства. Но в вашем случае, боюсь, это может говорить только о том, что со временем страсть утихнет. Поймите, Валя, вы познакомились в стрессовой ситуации. Вы - дитя иного мира, диковинка, и демон Арегвана, которого тот неосознанно подавляет, мог просто поверить в то, что вы его судьба.

 - Думаете, раз уж я не являюсь половиной вашему сыну, ею обязательно станет принцесса драконов? - горько усмехнулась я, снова ловя себя на разглядывании Арегвана и той самой девицы.

 - Я не договаривался с Атуином Огнекрылым именно о семейном союзе, если вы об этом, Валя, - покачал головой Владыка. - Просто предложил создать ситуацию, при которой между ними мог бы возникнуть обоюдный интерес. Если Арегван девушкой не впечатлится, это не станет катастрофой. Мы просто продолжим искать дальше.

 - Ну а если сейчас не самое лучшее время для детей? - ухватилась я за последнюю соломинку.

 - Такой вопрос перед демоном не стоит, Валя, вас же учили в Академии Познаний, - грустно улыбнулся Благородный. - Посмотрите, к чему привело отсутствие наследника у меня. Пятьсот лет непонятной войны, возникшей на лжи и обмане ловко воспользовавшегося ситуацией демона. Вы хотели бы такой судьбы для любимого?

 - Нет, - я не могла отрицать очевидного факта, хоть и давил Повелитель на больные места. - Но почему вы решили говорить об этом именно со мной? Не проще ли было сначала выяснить все с Арегваном?

 - Когда вашим сыном является существо, рожденное от взаимодействия двух наиболее принципиальных рас мира Пределов, поверьте, прежде стоит заручиться поддержкой тех, кто в силах повлиять на него. Моего авторитета банально может не хватить. А вас он послушает.

 Послушает он меня, как же...и пусть в словах демона я видела резон, сердце упорно не хотело соглашаться. Оно обливалось кровью от одной мысли о том, что придется отрывать ставшего со мной единым целым дракона. Какой разговор? Арегван никогда меня не отпустит, слишком сильно любит. Ну, или думает, что любит. Совладать с нахлынувшими эмоциями было труднее всего, но я попыталась справиться, чтобы завершить разговор с Алейваном Благородным с достоинством:

 - Сколько у меня времени?

 - Завтра мы отправимся в резиденцию императора драконов, чтобы начать первую фазу возможного знакомства, - сообщил мне Повелитель. - Естественно, Арегвану я скажу, что необходимо подписать договор о торговом сотрудничестве, что совсем недалеко от истины. У вас в запасе будет два дня, пока мы не вернемся.

 - Что с остальными членами шестерки? - я постаралась придать разговору деловой оттенок, сухо роняя фразы. Хочет перекупить исключительные права на собственного сына - я ему задачу облегчать не собираюсь, так что завоевание авторитета ляжет целиком и полностью на отцовские плечи.

 - Они вольны оставаться на территории Дальнего Предела столько, сколько понадобится, - заверили меня тут же, только вот я сильно сомневалась в том, что парни решат самостоятельно что-нибудь на территории демонов решить сделать. - Все же ваша шестерка зарекомендовала себя с прекрасной стороны, и демоны не могут этого не отметить. Вам лично я предоставлю высшую степень благодарности, на какую только способен Повелитель демонов, спасенный отчаянной девушкой-магом.

 А ведь он уже совершенно спокойно говорил о шестерке. Значит, подсознательно считал, что Арегван больше с нами не останется. Значит, план продуман на столетия вперед, по которому Златоглазому суждено Дальними Пределами править. Ох, до чего же глупые демоны...от меня же просто попытались откупиться, прикрыв это якобы благодарностью. Ну что ж, меняется мир, но создают-то его все те же демиурги...переживем! И не такое переживали...только отчего же глухая тоска на сердце? И интуиция эта странная молчит, словно подталкивает не мешкать с решением вопроса. Это что же...мне действительно пора?

 - Простите, - искренне сожалея, посмотрел на меня Повелитель. - Я действительно был бы только "за", окажись вы избранной Арегвана по-настоящему. Как демон я не могу не оценить вашего потенциала и сыгранной в судьбе конфликта с драконами роли. Вы совершили то, что не удалось бы никому: вернули всем надежду.

 Так-то оно так, только вот откуда я эту надежду взяла? Кажется, вытащила из собственной груди, и теперь рваные края открытой раны обильно истекали свежепролитой кровью. Кажется, с этого самого мгновения началась моя медленная смерть.

 - Прощаю, - кивнула я, не в силах выдавить улыбку. Прощаю, но никогда не забуду. Потому что говорить-то вы научились мастерски, только ваши поджатые от одного вида нас с Арегваном губы я уже никогда не смогу стереть из памяти. На то вы и Повелитель демонов, чтобы вершить судьбы своих подопечных одним взмахом руки. - Могу я быть свободной? - намекнула я, что вальс-то уже давно закончился, а Алейван все еще не торопится отпускать меня из объятий, которые, если честно, никакого удовольствия не приносили.

 - Да, конечно, Валя, - мне показалось, что он смотрит на меня с затаенной грустью. Фантом тоже так поступал. Когда в очередной раз растаптывал мое сердце. Кажется, Арегван все-таки не с себя его писал. Уж больно много сходства виделось в иллюзии с Повелителем...

 Ощутив свободу от Благородного, я ненадолго прикрыла глаза, выпрямившись и пытаясь совладать с дыханием и подступающими к горлу слезами. Раз уж свою миссию я выполнила, уходить буду с достоинством. Смутное ощущение беспокойства коснулось сердца, когда я решила в последний раз посмотреть на все еще беседующих Атуина, его дочь и моего дракона. Не моего...пришлось отругать себя за привычку называть Златоглазого именно так, но потом я снова переключилась на созерцание троицы. Слишком уж добродушно вел себя Арегван. Он так не общался с незнакомыми существами. Вежливо, учтиво - но не с сердечной теплотой. Я мигом перешла на истинное зрение и далеко не тактично уставилась на происходящее в той части зала, где обитал император драконов. Тоска на сердце внезапно обернулась бешеной радостью. Ну что за женская натура...Но каков дракон! Каков составляющий часть его сознания демоняка! Это ж надо - на виду у всех оставить собственную иллюзию! Я разулыбалась, понимая, что стоит найти Арегвана. Обведя взглядом большой церемониальный зал, знакомой пылающей ауры не обнаружила. А в голове, словно вспышка, возникла картинка освещенной в приглушенном сиянии магических огоньков спальни, в которой мы проводили вместе последний месяц. И я отправилась туда. Потому что там, где я находилась сейчас, Златоглазого не было.



 Глава 13


 Северный Дальний Предел, замок Повелителя


 - Я думал, что уже не пробьюсь к тебе - такой сильный блок поставила! - пожаловался дракон, когда, наконец, мы оторвались друг от друга, и я с замирающим в груди сердцем наблюдала его почти по-детски насупленный вид. Поймали меня тут же, у бокового выхода, куда я направилась, чтобы остаться незамеченной для остальных. Эмоции, накаленные до предела разговором с Повелителем, заставили обнять Златоглазого со всей накопившейся страстью, на которую тот, не задумываясь, ответил сразу же, подхватив на руки и понеся уже знакомой дорогой. Да, путей к его покоям за этот месяц мы нашли немало, включая те, о которых, кажется, не подозревал даже Повелитель.

 - Прости, - покаялась я, улыбаясь и запретив себе думать о плохом. Не сегодня. Только не сейчас! - Танцевала с твоим отцом и не успела перестроиться.

 - Тебе есть, что от него скрывать? - невозмутимость Златоглазого как рукой сняло, а в глазах зажегся озорной огонек. Боже, как же я буду скучать по этим пылающим глазам! - Ва-а-а-ль? - в той самой манере, что сводила меня с ума, протянул дракон, словно чувствуя исходящую от меня подавленность. - Что случилось?

 - Испугалась, когда вместо тебя увидела иллюзию, - озвучила я одну из причин, терзавших душу. - Заревновала к драконице, только потом решив проверить, все ли с тобой нормально.

 На меня посмотрели с обидой в глазах:

 - И ты могла подумать, что я обращу внимание на кого-нибудь, кроме тебя? Женщина, кажется, я мало тебе говорил, что от меня больше не отвязаться... - с этими словами он толкнул дверь своих покоев, и мы почти ввалились внутрь. Я целовала его, как безумная, только бы не вспоминать о том, что говорил мне Владыка, только бы не протестовать против скорого отъезда из Пределов. Вместо грустных мыслей решила переключиться на насущные вопросы:

 - Почему ты вдруг решил создать иллюзию? И самое главное - когда?

 - Как только услышал, что завтра нужно отправляться к драконам на подписание торгового договора, - следующая улыбка Арегвана получилась грустной. - Я подумал, что два дня без тебя будут стоить того, чтобы оставить на приеме иллюзию. И побыть подольше вместе. Не могу без тебя, Валь... - меня опрокинули на кровать, чему я нисколько не сопротивлялась, и расположились рядом. - Ты совсем не слушала Владыку, - пожурили меня тут же. - Предпочла с Юрином разговаривать. Я все видел!

 - Я не сильна в политике, - попыталась оправдаться я. - Меня больше волновало то, что ты, даже стоя рядом с отцом, все свое внимание уделял мне.

 - Тебе это мешало? - нахмурился Арегван, после чего откатился, принял сидячее положение, отвернувшись от меня, а я почти сразу же поднялась следом, обнимая сзади и располагая ладони на груди, даже через ткань пышущей жаром. Мой дракон! Не отдам никому...

 - Нисколько, - уверила его я, целуя в плечо. - Наоборот, только добавляло присутствия духа. Но меня очень беспокоило твое состояние, когда отец объявлял о том, что ты его Наследник, Арегван...

 - Я здесь чужой, Валь, - его горячие ладони опустились поверх моих, отворачивая рукава платья и начиная гладить руки до самых локтей. - Сколько бы ни твердил отец о том, что здесь все вершит принцип силы, демоны, бывшие в зале, продолжали смотреть на меня с недоумением. Никто из них не понимал, как у такого сильного демона мог родиться, пусть и способный, но все-таки дракон? Да, отношения начинают налаживаться и никто в открытую не выразит противоречия, но для всех я ошибка демиургов, Валя. И на троне эту ошибку никто не сможет воспринимать с должным уважением. Демоны никогда не примут дракона, как бы отец ни пытался этого изменить. Даже после моей победы над шестью герцогами.

 Вот здесь терпеть я уже не могла. И это - боевой настрой, с которым венценосный папочка хочет видеть сына после того, как сложит с себя обязанности?

 Поблагодарив дракошу еще раз за то, что выбрал свободное от талии платье, я с упорством ежика перебралась на колени Арегвана, занимая привычное и удобное положение, так, чтобы состоялся контакт взглядов. Взяв его лицо в ладони и поймав растерянное выражение глаз, я уверенно произнесла:

 - Чихать я хотела на всех этих демонов и драконов, вместе взятых. Я знаю тебя настолько, насколько никому из них никогда не удастся. Я помню тебя алой громадой, которая, не стесняясь, читала мои мысли и даже не скрывала того, как ей от них становится смешно, - похоже, не одна я воскресила давние воспоминания, поскольку на лице Арегвана промелькнуло шкодливое выражение. - Я помню тебя обращающимся на Хрустальных воротах. И помню, как ты, зная, что я делаю это специально, не раздумывая, ринулся за мной со стены Академии. И везде - везде, Арегван! - тобой не сила руководила, а забота. И бескорыстное желание помощи. И борьбу с самим собой, когда глаза говорили одно, а губы - совершенно другое, тоже помню, - я невольно обратилась к предмету своих размышлений. - И...дракон ты, демон ли...это не имеет значения. Ты мужчина, который занимает мои мысли и чувства. Мужчина, который нагло ввалился в мою жизнь, чтобы навсегда остаться в сердце. Мужчина, которого я без памяти люблю.

 - Валя... - сокрушенно, словно услышал сакральную истину, прошептал Златоглазый, но я остановила готовые сорваться с его языка слова, прикрыв рот ладонью, к которой тут же прижались горячие губы. Больше мне разговаривать не хотелось. Поэтому я просто выдохнула:

 - Мой дракон, никому не отдам.

 "Мой дракон" улыбнулся одними губами, в глазах же его потихоньку начинало разгораться пламя. Наверное, отвлекшись на него, я не заметила, что, отвечая на поцелуи и ласки, оказалась без одежды сама, помогая Арегвану скорее присоединиться к себе; как, позволяя абсолютно все, чего хотелось нам обоим, плакала от счастья и одновременного осознания того, что этот вечер будет последним, а завтра придется заставить себя встать с постели, чтобы уйти из жизни любимого навсегда; как, ощущая везде безумные прикосновения, теряла голову и способность мыслить окончательно и бесповоротно. Сегодня я не лгала ни единым словом - я действительно полюбила этого мужчину так, как никогда и никого на свете. Сегодня я поняла, что значит быть половинкой чьей-то души.

 - Валя... - замерев внутри меня и смотря сверху осоловевшими глазами, прошептал Арегван. - Ва-а-а-ля... - повторил он, когда ко мне вернулась способность разговаривать.

 - Что? - хитро улыбнулась я.

 - Люблю тебя, - выдохнул он мне в губы почти перед самым поцелуем. - Не смогу без тебя...

 Я не ответила, просто прижалась сильнее, чтобы продлить ласку подольше и снова задуматься о том, как прекрасно ощущать его внутри себя. Нет, сегодня мы не будем думать о плохом. Сегодня наши сердца будут издавать одно звучание на двоих...


 ***


 - Это безумие, - строгий взгляд Даюса буквально пригвоздил меня к полу, когда я собрала утром следующего дня всех своих мальчишек и объявила, что, для начала, возвращаюсь в Академию Познаний, а там, если повезет, обратно на Землю. То, что повезет, я, конечно, говорить не стала, тем более что единодушной реакции (даже Эланиэль, собравшийся в мои провожатые, поддержал остальных) оставшейся со мной пятерки вполне хватило и так. - Что за неожиданное решение? Ты вчера светилась счастьем, спускаясь вместе со Златоглазым!

 - Тебе официальную версию или как на самом деле? - жестко ответила я. Вот уж чего не хотелось делать сейчас, так это оправдываться. - Повелитель не считает меня способной стать матерью достойного потомства для Златоглазого - такой ответ устроит? - сжала я челюсти, понимая, что к горлу снова подступают слезы.

 Нет, не получилось у меня с утра взять себя в руки. Потому что Арегван проснулся раньше и снова решил испытать на прочность мою силу воли. В том плане, что довел до того состояния, когда мозг отключается напрочь. Я не была против. Я никак не соглашалась отпустить его из постели. Но пришлось. А потом час провалялась, борясь с потоком начавшихся рыданий, обострившихся еще и при последнем обследовании покоев, которые мне выделили по велению Владыки. Дело в том, что там, на кровати, застеленной нежно-персиковым покрывалом, лежала резная деревянная шкатулка внушительных размеров, открыв которую, я и обнаружила высшую благодарность Владыки - по крайней мере, об этом говорила вложенная в нее записка примерно следующего содержания: "Этот набор я хотел подарить своей Прекрасной леди на рождение нашего долгожданного сына. Теперь знаю, что время безнадежно упущено. Надеюсь, вы поймете, насколько я ценю принятое вами решение, Валя. Это во имя всеобщего блага - и блага Арегвана в первую очередь. Думаю, вы осознаете, что, начни Арегван искать вас, не стоит помогать ему в этом. Простите еще раз, что все так вышло. Алейван Благородный". Записка от Повелителя демонов стала последней каплей, и вторая порция слез досталась красивому покрывалу. Я даже не рассматривала то, что было под письмом, но само послание от Повелителя инстинктивно прихватила с собой. А потом, успокоившись, стиснула зубы и отправилась искать парней.

 И вот теперь они стояли и смотрели на меня с немым удивлением в глазах после того, как пришлось сообщить все обстоятельства своего решения. Не знаю, как стоило поступить в данной ситуации. Сердцем я уже была в Академии. И разум, на удивление, в противоборство не вступал.

 - Златоглазый тебя убьет, - покачал головой Хайджи.

 - Он всех нас убьет, - хмуро добавил Даюс, - после того, как убьет тебя.

 - Это если успеет сообразить, на что я решилась, - не согласилась я. - А пока у меня времени в запасе до завтрашнего вечера. Так что вы или со мной, или без меня - я в любом случае возвращаюсь.

 - Шестерка нарушится, - сердито прорычал Вондар. Такой реакции я, честно говоря, немного удивилась, все-таки он в нашей компании обычно был самым немногословным и безэмоциональным. - И это еще полбеды - ты погибнешь у себя на родине, тебя ведь приняли Пределы!

 Я невольно растрогалась такой заботе, и дурацкие слезы опять показались на щеках. Ничего не могла с собой поделать, как ни уговаривала пытаться быть сильнее и выдержаннее.

 - Ты сейчас явно не добавляешь Вале уверенности, - мягко осадил его Май, и я благодарно улыбнулась ушастому другу. Что бы я без вас делала, мальчики... - Поступай, как считаешь нужным. Мы постараемся обеспечить тебя энергией через связь, насколько это будет возможно, Валя.

 - Я пойду с ней, - внезапно сознался Эланиэль, ввергнув, тем самым, остальных в шоковое состояние. - Продержу столько, сколько понадобится, у меня резерва под завязку. Да и настроиться на двоих вам будет гораздо проще, чем на одну Валю, пусть она и является связующим нас звеном.

 - Мы с Древом поможем, - кивнул Май. - Не бойся, возможно, ты проживешь на Земле положенный тебе с самого начала срок: дерево не забывает тех, кто помог его детям.

 Я опять начала реветь, кинувшись друиду на плечо, и где-то рядом снова заворчал Вондар, говоря, что женщины - самые непостижимые существа в мире. Но я-то знала, что мое решение вернуться только подстегивает его скорее оказаться в Академии Познаний. Потому что так сам он окажется рядом со своим сердцем. Как и остальные.

 Перед тем, как окончательно разойтись, чтобы собрать самые необходимые вещи - ребята не пожелали после такого поступка, пусть и главы демонов, что-либо оставлять в Дальнем Пределе - оборотень придержал меня за локоть и, пребывая все в том же хмуром расположении духа, произнес:

 - Прости. Я это не умею...договариваться по-человечески. Обидеть не хотел. Ты достойна лучшего. Не будь он Повелителем, давно бы нашел и загрыз.

 - Все нормально, - я улыбнулась через силу: сегодняшний лимит по слезоотделению явно был превышен. - Я тебя понимаю. Да и проблемы с Дальним Пределом никому сейчас не нужны: только-только все стало налаживаться.

 А потом меня неловко и коротко, по-мужски, обняли, и я снова не выдержала: с Вондаром такое проявление эмоций случалось впервые.

 - Я... скучать буду, Валя, - объяснил он. - А ты...не беспокойся. Тот, кто однажды решил для себя перестать быть одиночкой, никогда не вернется к прежней жизни. Он тебя найдет. Где бы ты ни оказалась.

 Пришел черед мне обнимать вихрастого парня. И, спрятав лицо у него на груди, я поблагодарила всех демиургов за то, что мне так повезло встретиться с мальчиками.

 Удивительно, но никто в замке не интересовался тем, почему вдруг наша шестерка ни с того ни с сего собралась на выход. Андо с Амаринэ, кажется, не выходили еще из отведенных им покоев, так что из самых близких знакомых с нами не было никого. Предупредил ли Повелитель слуг о том, чтобы не чинили препятствий с возвращением, не знаю, однако за ворота царства демонов мы прошли без проблем. Оттуда телепортировались к границе с драконами, где, миновав антимагическую стену, в последний раз взглянули на место, которое для меня обернулось крушением самых заветных желаний.

 - Чтоб им всем было хорошо, - сплюнул на землю Вондар.

 - Нет, дружище, ты не прав, - лукаво улыбнулся в ответ Даюс. - Пусть лучше им будет не просто хорошо, а весело. Когда Златоглазый вернется и не обнаружит Вали на привычном месте. Он, конечно, дракон, но драконить всех, кто попадется под горячую руку, будет, как настоящий демон, - водник даже сладко улыбнулся, представляя, наверное, масштабы разрушений, и тут я не смогла не рассмеяться - мои мальчишки были самыми лучшими на свете! Так что я со спокойной душой обняла их всех перед последним шагом обратно в Академию. А телепортация осуществила его в мгновение ока.


 ***


 - Милый, у меня галлюцинации на почве свободной пары или там действительно сейчас стоят все, кроме Златоглазого, кто у нас еще не появлялся после заключения мира с демонами? - недоуменно посмотрела Ифиэль из окон деканата ментального факультета. Не совсем поняв, о чем говорит женщина, Дальновидный поднялся со своего места и присоединился к ней, чтобы разобраться в ситуации, как следует. Присмотревшись, он помотал головой, не веря увиденному: во дворе Академии, рядом с садом Древа Познаний, действительно стояла, улыбаясь, исчезнувшая шестерка во главе с Сазоновой. Все ребята смеялись, глядя друг на друга, и, кажется, радовались возвращению. Столь быстрой транспортировке - не нужно было даже сомневаться - они оказались обязаны телепорту, сейчас выискивающему глазами кого-то на одном из верхних этажей общежития менталистов. Когда же отыскал, исчез из поля зрения, вернувшись в обнимку со старшей наследницей ин Гелеврия Домна, которая, радостно взвизгнув, кинулась на шею уже к иномирянке. Пора было разводить веселую компанию по углам, потому что сейчас они здорово рисковали нарушить спокойное течение занятий в Академии. Ну как же, герои, прекратившие войну, вернулись!

 Откинув тюль и послав ментальный сигнал вызова Сазоновой, Эрикен со строгим видом дал знак всем перемещаться в деканат. Спустя несколько мгновений компания уже располагалась в кабинете главы факультета.

 - И как это понимать? - без предисловий начал полудракон. Все, конечно, поняли, что имелось в виду, по-своему, и только Валя, кажется, знала, что под вопросом мужчина имеет в виду неполное возвращение группы. Она лучезарно улыбнулась, хотя радостная эмоция и далась через силу, и произнесла:

 - Я выполнила условия договора со своей стороны, милорд Дальновидный. Я возвращаюсь домой.

 Рядом шумно выдохнула Ифиэль, и мужчина прекрасно понял ее состояние. Помимо причины, побудившей внезапно обретенную половину их любимого дракона оставить того в одиночестве, для них обоих произнесенная фраза прозвучала, словно гром Амаринэ среди бела дня. Возвращается? Как? Домой? Они не могли в это поверить. Но Валя не пыталась развеять сомнения.

 Она стояла среди своих защитников, словно окруженная стеной заботы, хотя оба присутствующих в деканате преподавателя остро, будто собственное, чувствовали охватившее девушку одиночество. Что-то произошло во время пребывания на территории Дальних Пределов. Не прошла благополучно практика длиною в цикл в землях демонов.

 - Решение окончательное? - Дальновидный давно уже научился контролировать эмоции. А еще видел, как упорно к этому пытаются прийти другие. Валя направлялась как раз по этому пути...

 - Да, милорд Дальновидный, - кивнула с улыбкой девушка.

 - Ну что ж... - с сожалением посмотрел на нее Эрикен. - Пойдемте к порталу...

 - Может быть, немного подождете? - попыталась остановить их Ифиэль. Она, в отличие от менталиста, явного расстройства не скрывала.

 - Посидеть на дорожку? - помотала головой Валя. - Нет, у нас с Эланиэлем не так много времени. Хотя... - она задумчиво посмотрела на эльфийку и полудракона, потом сделала шаг по направлению к Хайджи. - У меня есть для вас прощальный подарок.

 Дальновидный нахмурился: то, что вместе могли проделать Сазонова и телепорт, почему-то, вызывало в нем тревогу. Поэтому все время, что Валя совещалась с хвостатым боевиком, он провел в напряженном рассматривании явно задумавшей очередную авантюру парочки. Потом, пристально посмотрев на Ифиэль, Хайджи внезапно блеснул глазами и, повернув голову к Вале, странно кивнул. Девушка молча подошла к Милосердной, затем одним ловким движением стащила перчатку с левой руки, успев дотронуться прежде, чем Ифа отдернула кисть.

 - Когда к нашей шестерке присоединился милорд Златоглазый, у каждого обострились способности, - пояснила Валя, поглаживая кожу ничего не понимающей целительницы. - К Хайджи, например, вернулась сила воображения в полном объеме, а потому сейчас он пожелал, чтобы вы могли дотрагиваться до тех, кто вам близок и дорог. Спасибо за то, что позволили мне почувствовать себя так, словно все это время я не уходила из дома.

 Ифиэль перевела потрясенный взгляд с Сазоновой на Дальновидного. В то, что совершили эти двое, не верилось никому. Когда же Эрик подошел к своей женщине и без всякого вреда для здоровья взял за руку, не ощущая привычного покалывания, которое обычно предваряло потерю сознания, они, переглянувшись и не сговариваясь, сжали девушку в объятиях. И пусть радости обоих не было предела, Дальновидный ощутил укол в сердце. Своим жестом Валя показала, что уходит навсегда.


 ***


 - Я с большим удовольствием посмотрю на то, как Златоглазый будет тебя убивать, - шипела на ухо Амина, когда большая толпа во главе с хмурым, несмотря на измененное состояние Ифиэль, Дальновидным направлялась в общий корпус для того, чтобы попрощаться со мной и Эланиэлем перед прыжком на Землю. Пальцы покалывало: несмотря на охватившую сердце тоску, мне не терпелось снова попробовать переход в действии, на этот раз уже в нормальном состоянии оценив прелести его работы. Посмотреть астральным зрением...отыскать белый символ - белый символ Земли! Как же хотелось домой. Прочь от этих не поделивших наследников демоняк, прочь от дурацких правил, что дракон не может встать во главе самой тщеславной из всех наций, которая и детей-то родить толком не в силах...прочь от этого дурдома! Назад в теплые мамины объятия. Залечивать Ларискины раны. Эланиэль ведь не только силой помочь может, к тому же, на Земле это и так не удастся...он и специалист по задушевным беседам. Я верила, как никогда, что у нас все получится. Но замечание соседки заставило на минуту остановиться, серьезно посмотреть на нее и предложить кое-что:

 - Хочешь сама видеть то, из-за чего меня, по твоему мнению, убьет Златоглазый? А потом я просто посмотрю на твою реакцию, Амина, хорошо?

 Та неуверенно кивнула, и путь мы продолжили, однако подруга то и дело спотыкалась, шмыгала носом и стирала с глаз набегающие слезы. Все дело в том, что частичка моего сознания сейчас показывала ей все, что произошло в Дальнем Пределе. Кудрявый и наполовину эльфийский ангел рядом со мной плакал с каждым мгновением все сильнее, а под конец и вовсе перешел на тихие рыдания. Хорошо, что мы отстали от остальных, хотя идущий ближе всех Хайджи то и дело бросал назад озабоченные взгляды. Я лишь грустно улыбалась: я не заставляла Амину ни о чем говорить.

 - Ва-а-а-ля...ну и...подлец же он! - с чувством выхохнула моя белокурая подруга, когда информационный поток в ее голове иссяк. - Но и ты тоже дура...сама убегаешь от своего счастья! С чего вообще этот спящий Повелитель взял, что на дракона будут распространяться глупые демонские правила? - и она снова выразительно хлюпнула покрасневшим носом.

 - Не знаю, с чего, милая, - искренне ответила я. - Но жизни он не даст, пока не найдет Арегвану достойную - и устраивающую его самого - замену.

 - Драконья принцесса-то - подходящая замена? - возмутилась сквозь слезы Амина. - Не знаю, не знаю, мама говорила, что она прыщи до сих пор на лице давит и смотрит на мужчин с затаенным вожделением во взгляде, словно хочет съесть.

 Я даже остановилась ненадолго:

 - Правда? Она скрытая нимфоманка? Бедный Арегваша... - и, переглянувшись, мы с Аминой одновременно и искренне расхохотались, обнявшись. - Я люблю тебя, милая, - прошептала я на ухо полуэльфийке. - Мне будет без тебя очень плохо.

 - Да брось, с твоим наивным видом ты быстро найдешь себе боевую подругу, которая станет сразу же отстаивать твои интересы, - замотала головой Амина. - Если она уже не появилась.

 - Есть, да, - подтвердила я, освобождаясь от объятий девушки. - Лариска за меня порвет любого.

 - Вот видишь, - тепло улыбнулась Амина, - я же говорю, ты такое впечатление производишь, что тебя сразу защищать тянет. Наверняка наш неприступный дракон на это и повелся...

 - Не знаю, - на этот раз я искренне хихикнула, пожимая плечами. - На что-то он точно запал...

 - Можешь не говорить, - внезапно отмахнулась Амина. - Надо будет, пожалуй, кое-что из увиденного с Хайджи попробовать - все-таки, пятисотоборотовый опыт не пропьешь, - мечтательно улыбнулась она, и только тут я вспомнила, что Амина-то от Златоглазого была без ума, а из-за моего раздрая доступ не только к разговору с правителем демонов получила...пока я заливалась ровной краской смущения, соседка все больше хитро улыбалась, потом, наконец, решила меня помиловать: - Да ладно, суккуб дракона всегда поймет, - и весело подмигнула, после чего мы последовали за остальными.

 - А откуда вдруг такая информация о принцессе? - вспомнились недавние слова подруги. - Твоя мама имеет доступ к императорскому дому?

 Амина кивнула:

 - Она один из придворных магов, Валь. Вот почему с отцом и познакомилась - присутствовала на одной из встреч. Ну а дальше ты, наверное, сама можешь догадаться: встретились, влюбились, разошлись.

 - А почему разошлись? - расстроилась я. - Тиранирель, конечно, весьма отталкивающее впечатление производит, но, может, я ошибаюсь? Или просто сказками демонов и драконов прониклась, что детей без любви не бывает?

 - Нет, Валь, эльфы этим не страдают, - объяснила Амина. - Отцу просто нашли выгодную невесту. Он и женился. Все остальное меня не волнует. Только вот первенцы у эльфов получают максимум силы, - внезапно злая улыбка исказила красивое лицо подруги. Я поежилась - уж больно она сейчас напоминала искушающего путника в пустыне демона. - Вторая его девочка - очень слабый менталист. Поэтому он за мной и гоняется - хочет пристроить к эльфийскому двору. Наивный: дитя стихийного мага никогда прислуживать не согласится.

 - А кто его вторая дочь? - полюбопытствовала я.

 - Ой, да ты с ней вместе учишься, - поморщилась Амина. - Противная сплетница Эйдалатриэль.

 Я поняла, отчего так передернуло подругу, потому что сама испытала гадостное похожее чувство. Однако тут же включился разум:

 - И что - она не подозревает, что на третьем курсе Академии обитает сводная сестра?!

 - Переживательница ты моя, - меня приобняли за плечи, - кто ж ей скажет-то? Если даже от папочки упорно это скрывают. Он один способен видеть оттенки силы, Эйде этот дар не перешел. Я же говорю - слабая она, глупая, а от факта моего существования еще и бесится. Хочет во всем быть первой...но ничего, тут ее мечтам сбыться не суждено. А теперь еще и папочка обломается, когда из-под его носа уйдет врачеватель, - усмехнулась Амина, имея в виду Эланиэля. - Вот только жаль, Валька, что при таких обстоятельствах, - жесткая складка залегла между красивых бровей. - Я успела к тебе привязаться. Здесь мало народа, который может дружить настолько бескорыстно.

 - Даст Бог, еще свидимся, - вспомнила я мамино напутствие перед дальней дорогой.

 - Я не верю в Бога, который позволяет любящим сердцам расставаться, - горько прошептала подруга, и я снова стиснула зубы, ничего не ответив, потому что, как никогда, в это мгновение ее позицию разделяла.

 А мы тем временем поднялись на этаж с библиотекой и, пройдя мимо, отправились в комнату с порталом. Открыв дверь, Дальновидный пропустил всех вперед, после чего отсек нас от внешнего мира, и в наступившей тишине я отчетливо услышала его шумный вздох.

 - Ты точно уверена, Валя? - тяжело спросил полудракон еще раз. - Мир Пределов не зря принял тебя в свои объятия - ты нужна нам, поверь, девочка.

 Я только кивнула в ответ, соглашаясь, но у меня был свой дом, к тому же, здесь я сделала все, что могла. Ну, почти все...но об этом я подумаю тогда, когда окажусь там, где можно будет спокойно поплакать.

 - У нас есть такое выражение, милорд Дальновидный: уговор дороже денег, - я мягко намекнула на неумелые попытки оставить меня в Пределах.

 - Ох, Валя, - Ифиэль, не обращая внимания на засилье учеников вокруг, заключила в крепкие объятия, зашептав на ухо: - Не знаю, что произошло у вас с Арегваном, но надеюсь, что это поправимо. Спасибо тебе, милая, ты самая добрая и отзывчивая из всех студенток, которых мне доводилось видеть.

 - Я тоже вас люблю, - улыбнулась я, борясь со слезами, чтобы не устроить очередную соленую реку в комнате, совсем для этого не предназначенной. Потом пришел черед Амины, которую я еще раз с удовольствием обняла. Мальчишки поступили проще: нас с Эланиэлем заставили вершить пирамиду из наложенных друг на друга ладоней, после чего сооружение неохотно разбили.

 - Пора, - приобняв меня, шепнул на ухо белокурый эльф. Я повернулась к сверкающей арке портала.

 Широкая символьная полоса завораживала. Она словно звала меня к себе, просила подойти и нажать на нужный знак, чтобы отправиться в далекое путешествие. Рядом стоял Эланиэль, и его поддержка была нужна мне в эту минуту, как никогда.

 - Валь, ты точно знаешь, как пользоваться порталом? - раздался из-за спины сомневающийся голос декана менталистов. - Мы не сможем помочь, если что-то пойдет не так.

 - Точно, - уверенно отозвалась я. - Когда возвращала Мая, случайно прыгнула из астрала в ментал. И там мне стала доступной эта информация. Каждому миру строго соответствует свой символ на арке портала. Белый цвет, сияющий в астральном спектре, обозначает Землю. Если к нему приложить руку, он считает ауру и пустит в ту точку пространства, которая вам необходима. Но для этого нужно нырнуть в достаточно глубокие слои информации. Это не всем под силу.

 - Лираэль смогла, - тихо отозвался Эл.

 - И мы сможем, поверь мне, - кивнула я, а затем перешла в измененное состояние сознания, чтобы найти нужный символ на ленте.

 И ничего...ничего не произошло. Она не сияла, как в прошлый раз, разными оттенками. Обычное каменное полотно смотрело на меня пустыми провалами глазниц. Словно кто-то нарочно замазал начертанные на глыбах знаки противной черной сажей, сквозь которую мне было не пробиться. Я даже дотронулась сияющей медово-оранжевой рукой до одного из звеньев в каменной цепи, чтобы тут же отдернуть ладонь: странное черное нечто тут же попыталось переползти на астральное тело, я лишь по счастливой случайности успела сгруппироваться и не позволить ему этого. Зато в груди, словно взрывной волной, раздался мощный драконий рев, и я вздрогнула, возвращаясь в нормальное состояние и с тревогой оборачиваясь на остальных. Парни приложили руки к сердцу так же, как и я. Амина и преподаватели непонимающе наблюдали эту картину.

 - Чертов хвостатый ящер, - сквозь зубы процедила я...

 - Что случилось? - обеспокоенно спросила Ифиэль.

 - Вы никогда не обращали внимания, заходил ли в эту комнату милорд Златоглазый после того, как проснулся? - имея в виду чудесное исцеление дракона, поинтересовалась я.

 - Было несколько раз, - кивнул Дальновидный. - Он тогда еще обмолвился, что сам хотел бы знать, почему его сюда так тянет.

 - Кина не будет, - выдохнула я. - Он запечатал портал...

 - Что? - вытаращил глаза наш декан. - Как ему это удалось?

 - Не имею ни малейшего представления... - злые слезы начали жечь глаза. - Но тут на каждом знаке находится его демоническая составляющая. И она не позволяет мне открыть проход в мой мир...

 - А то, что сейчас почувствовали мы? - хмуро спросил Хайджи.

 - А это я, кажется, напоролась на его охранку... - продолжать не хотелось, потому что ответ меня пугал до мурашек: если Арегван почувствовал попытку пройти порталом, значит...значит, мне скоро будет плохо.

 - Я же говорил, Златоглазый нас убьет, - повторил философски Даюс. - После того, как вдоволь поиздевается над Валькой. Но я бы перед смертью с удовольствием посмотрел на это, если вы не против.

 Парни разом заулыбались, хотя мне было совсем не до смеха. Слезы продолжали течь по щекам, и сейчас я, как никогда, осознавала смысл слов Арегвана о том, что теперь мне никуда не деться. В Пределах не спрятаться...найдет, отыщет даже в подземельях троллей. А я ведь просто хотела быть счастливой... чего под присмотром его дражайшего папочки никогда не случится.

 Ко мне внезапно подошла Амина. Такого серьезного выражения на ее лице я не видела никогда.

 - Ты точно решила? - спросила она, и в этот момент я была уверена: подруга что-то явно задумала. Я молча кивнула в ответ. Соседка повернулась к Милосердной леди:

 - Разрешите небольшой академический отпуск, Ифиэль? По неотложным обстоятельствам. Это дело, боюсь, сразу решить не получится...

 Боль отразилась на лице эльфийки, она словно поняла, что имеет в виду Амина, но в ответ моя Прекрасная Дама только коротко кивнула:

 - Конечно. Только постарайся вернуться побыстрее...

 - О чем это вы? - настороженно поинтересовался Хайджи.

 Вместо ответа Амина подошла к нему вплотную, беря за руку и подводя к нам с Эланиэлем:

 - Ты меня любишь?

 - Ты знаешь ответ на этот вопрос, - еще больше нахмурился телепорт.

 - А сможешь ли ты меня любить и дальше, когда столкнешься с тем, что составляет одну из двух половин скрестившихся во мне генов, Хайджи? - с горечью прошептала Амина.

 - Моего отношения к тебе не изменит даже Повелитель демонов, - жестко отозвался хвостатик.

 Девушка на миг просветлела, потом повернулась ко мне:

 - Считай картинку из моего мозга и передай Хайджи. Я смогу помочь с порталом...

 - Что ты имеешь в виду? - не поняла я, но Амина уже начала трансляцию, которую я, не особенно вникая в изображение, сразу же отослала Хайджи. Губы боевика на мгновение поджались, он с мукой посмотрел на любимую, но та ответила непримиримым покачиванием головы. Похоже, спорить с ней сейчас было бесполезно. И телепорт смирился.

 - Возвращайся. Пожалуйста... - прошептал на прощание Май, и я благодарно улыбнулась ему, услышав напутствие. А потом Хайджи обнял всех нас, и мир перевернулся...

 Цветочный луг с ярко-зеленой травой принял нас в свои гостеприимные объятия. Оторвавшись друг от друга и осмотревшись, мы не смогли не вдохнуть чистого свежего воздуха полной грудью. Даже в сравнении с землями драконов и Южным Пределом это место казалось сказочным. А еще в отдалении я заметила небольшой поселок и возвышающийся над ним белоснежный замок. Амина наконец-то выдохнула, зато Эланиэль заметно напрягся.

 - Эльфы - дети природы, Валь, - пояснила вдруг подруга. - Они ценят ее и стараются всячески поддерживать. Только взамен ведут себя порой хуже самого грубого тролля, мотивируя это страстью к прекрасному, но...надеюсь, ты не успеешь с этим столкнуться.

 - Мы у эльфов? - округлив глаза и еще больше удивляясь после того, как Амина в Академии сказала, что поможет, воскликнула я.

 - Да, - кивнула подруга. - Мало кто знает, но во дворце Владыки находится потайная комната с еще одним порталом в другие миры. Точки магической активности располагаются на каждом из континентов мира, кроме, конечно, Южного Предела. У эльфов и у оборотней они тоже есть. Даже у троллей.

 - Надо было рвануть в Срединный, - покачав головой, сказала я. - Тролли бы не отказали.

 - Зато эльфы задержат Златоглазого на границе, - возразила Амина. - У них с драконами четкий пропускной режим в конечной точке хрустального моста. Я ведь правильно поняла, что твою попытку уйти порталом в Академии он почувствовал?

 Я только и смогла, что согласиться, и Амина жестко добавила:

 - Вот и отлично. Здесь у нас хотя бы будет небольшая фора. А папочке давно пора повидаться с дочерью...



 Глава 14


 Северный Ближний Предел, территория эльфов


 Конечно, сразу к Повелителю эльфов мы соваться не стали. Амина объяснила, что, даже если Златоглазый догадается, куда мы рванули, время на размышления еще будет. Поскольку либо самый главный эльф, либо тот же Тиранирель, его первый придворный целитель, обязательно заинтересуются причиной столь неожиданного интереса дракона к зеленым землям. Зеленым - опять же, потому, что здесь раскинулся настоящий рай для эколога. И как только эту самую причину кто-то узнает, тут же начнут искать меня по всему эльфийскому острову. Так что пока не найдут, можно спокойно где-нибудь отдохнуть. Так мы и попали к родителям Эланиэля, которые, как оказалось, проживали совсем рядом с дворцом Повелителя. Мама Эла занималась декорированием помещений особенно красивыми цветами, папа следил за тем, чтобы туда исправно доставлялась вода. Оказывается, у эльфов во дворце была налажена такая же система, как и в Академии, то есть привычные ванночки и фонтанчики находились на каждом удобном шагу. Точнее, подобное ноу-хау являлось не чем иным, как скромным вкладом светлого двора в великое дело постройки Академии Познаний. Ну и достаточное условие для того, чтобы представители зеленой страны могли беспрепятственно поступать в наше учебное заведение. Я решила, что все это вполне соответствует справедливости, да и вообще товарные отношения Пределов весьма мне импонировали. Услуга за услугу, какими бы ни оказались просьбы. Жаль, что в этом плане эльфы были на редкость меркантильны...

 Я переживала за Амину и Эланиэля. Из-за меня они тоже могли попасть под удар. И если подруга была в состоянии противостоять чужим желаниям прибрать ее к рукам, используя способность нравиться всем и каждому, то врачеватель душ, бывший в эльфийской части Пределов на вес золота, очень рисковал остаться здесь навсегда. А это могло произойти сразу же, как Тиранирель увидел бы Эла. Не зря же ин Гелеврия Домна обнаружил на мне следы общения с необходимым ему существом. Поэтому свободное время, в течение которого друг делился с родителями особенностями национальной охоты в Академии Познаний, я посвятила тому, чтобы наложить на него максимально крепкий щит, сквозь который невозможно было бы уследить даже мельчайший намек на уникальную направленность дара.

 Сердобольная мама Эла накормила нас до отвала, и я, разморенная шикарным эльфийским столом, даже пожалела, что они с Дезирой не работают вместе. Эльфийка зарделась от похвалы, и я, выученная нашим фэнтези о том, что все существа этой расы являются сплошь напыщенными индюками, в который раз испытала чувство глубокого несоответствия реальности ожиданиям. Хотя оно и к лучшему: вера в нормальных людей не пошатнулась. А людьми они, так или иначе, для меня оставались все равно. Обрадованная тем, что попала из одних хороших рук в другие, я даже задремала ненадолго, правда потом оказалось, что вот так, положив руки на стол и опустив сверху голову, я пробыла немного больше, чем казалось изначально.

 Мне снилось знакомое и давно уже не виденное в грезах пространство, в котором обитало Древо Познания. Сегодня синева его была особенно глубокой, цвета насыщенного индиго, но с оттенком грусти и переживания. Она словно обволакивала меня, прощаясь навсегда. И я интуитивно поняла: дерево, пусть и не в силах исправить состояние привязки к миру Пределов, все же желает мне счастья и удачи, попытавшись, насколько это будет в его силах, продлить мою дальнейшую жизнь. Само оно выглядело особенно красивым, сияя и будто уговаривая запомнить себя именно таким - гордым, красивым, величественным. Когда я подплыла ближе, послала ему волну благодарности, и оно отозвалось взрывом золотых светлячков изнутри. Они парили повсюду, уговаривая меня остаться. Само же дерево, похоже, смирилось с тем, что придется расстаться. А потом...решило сделать мне небольшой подарок.

 На этот раз от Древа отделилась не стайка светлячков. Маленький отросточек, один зеленый листочек, окруженный золотистым сиянием, подлетел ко мне и завис на уровне глаз. Удивившись столь щедрому подарку, я инстинктивно, еще до того, как возникло желание спросить, для чего он нужен, потянулась к нему рукой. Росточек вмиг растворился в астральном теле, а дерево голосом Мая сообщило: "Теперь жизнь в тебе будет длиться долго..." А потом я почувствовала, как из пространства медовых мотыльков меня выталкивает обратно. И, открыв глаза, встретилась с тревожным взглядом Эланиэля.

 - Ин Гелеврия Домна пожаловал, - сообщил товарищ.

 Стряхнув с себя остатки сна, я поднялась из-за стола и отправилась к выходу из дома родителей эльфа. Там меня встретили Амина с Хайджи, которые наружу пока не торопились, прислушиваясь к доносящемуся с улицы разговору. Благо открытое окно в передней позволяло это сделать без всяких проблем. Диалог вел отец Эланиэля:

 - Милорд Тиранирель...какая честь для нашего скромного обиталища! Чем обязаны высокому визиту?

 - Мы знаем, что у вас находится студентка Академии Познаний, Валентина Сазонова. Дело в том, что на границе Хрустального моста ожидает разрешения на посещение наших владений Арегван Златоглазый - думаю, вам не нужно объяснять, кто это такой. На правах избранной пары он просит разрешения увидеть девушку. Но вы же знаете, что эльфам претит даже мысль о том, чтобы выдавать существ, которые своего места нахождения открывать не желают. Поэтому нам хотелось бы узнать и мнение самой Вали. Однако милорд Златоглазый передал кое-что для девушки. И просил, чтобы она как можно скорее с этим встретилась.

 По изменению положения Аурона мысленно прикинула время, которое понадобилось Златоглазому на преодоление пути от земель демонов к Академии, ведь не иначе как там он узнал, куда мы отправились с остальными. До чего ж сообразительный ящер...у меня было намного меньше времени, чем я думала. Последней каплей в чаше терпения, перекрывающей даже предостережение Амины не высовываться, стал душераздирающий знакомый писк снаружи, после чего в окно на скорости света влетело пушистое зеленое нечто и бросилось мне на грудь, подпрыгнув на невероятную для своего роста высоту. Хома!

 Как только он оказался в пределах досягаемости, сразу же успокоился, перебравшись на шею и чуть было не задушив. Засмеявшись и потискав мелочь, я позволила ему перебраться уже на голову. Будем считать, что это у меня теперь самое больное место, срочно требующее лечения, а Хома выступит местным шелковистым котиком... Ну, Златоглазый, ну...ящер противный! Не дает нормально вернуться домой. Знает, чем удержать меня в Пределах...переборов подступившие к горлу слезы, я, взглянув на Амину, покачала головой и двинулась к выходу.

 - Доброго вам дня, милорд ин Гелеврия Домна, - открыв дверь и выйдя на свет Аурона, сказала я. Не заметить алчного блеска в глазах белокурого эльфа, возглавляющего делегацию из трех существ, прибывших к дому родителей Эланиэля, было невозможно. Ну что ж, за проход сквозь портал придется заплатить. - Большое спасибо, что дали мне возможность поделиться своими соображениями по поводу приезда милорда Златоглазого.

 Бровь Тираниреля дернулась вверх. Кажется, кто-то почувствовал, как быстро запахло жареным, и своего упускать не собирался.

 - Вам есть, что сказать? - елейным голосом поинтересовался он.

 - Конечно, - кивнула я. - Повелитель демонов, известный как милорд Алейван Благородный, с непоколебимой уверенностью заявил, что избранной для милорда Златоглазого я не являюсь. Поэтому мне бы не хотелось терпеть притязания младшего из рода Ан, я вполне доверяю авторитетному мнению старшего.

 - Вот как... - задумчиво протянул эльф. Кажется, он надеялся все-таки развести меня на услугу. Что ж, я такую возможность ему еще предоставлю. - Быть может, вам нужна временная защита?

 Я с огромным усилием подавила желание усмехнуться. Защита? От Златоглазого? Сейчас его останавливает только возможный дипломатический конфликт с закрытой территорией эльфов. Удостоверься он напрямую, что я здесь, и его ничто уже не удержит, пока не сожмет меня в объятиях, чтобы задушить. Поэтому я просто покачала головой, без предисловий перейдя к сути вопроса, требующего немедленного решения:

 - Нет, милорд. Мне нужно вернуться в свой мир через портал, находящийся на территории дворца вашего Повелителя. Вы можете это устроить?

 - Услуга за услугу, вы же знаете, - хищно улыбнулся Тиранирель. - Вам есть, что предложить?

 - Есть, отец, - из дома вышла оставшаяся троица, но заговорила только Амина. Я не оглядывалась, оттого-то выражение лица главного целителя ни на мгновение от внимания не ускользнуло. Он никак не ожидал, что вместе со мной повстречает и дочь... - Ты хотел меня видеть? Я к тебе пришла...

 Высокопоставленный отец колебался - неожиданное появление старшего отпрыска было не так-то легко осознать. Однако быстро взял себя в руки, чтобы почти сразу же отрицательно покачать головой:

 - Ты же знаешь, Аминорель: услуга оказывается лично.

 - Знаю, - Амина поравнялась со мной и утвердительно кивнула. - Но Валя не принадлежит миру Пределов. Я имею право представлять ее интересы.

 - Мир принял ее, - снова не согласился старший эльф. - И наделил силой. Представительство не годится. Однако я хотел бы тебя успокоить: ничего сверхъестественного мы от Валентины - в случае ее согласия на сделку, конечно - не потребуем. Только то, что она сможет сделать благодаря своим возможностям. Тем более что у нас, как и у нее, насколько я понимаю, не так много времени до того момента, пока еще можно что-то исправить...

 - Исправить? - тут уже заинтересовалась я, одновременно отмечая, как рядом с Аминой оказывается Хайджи, обнимая ее и давая Тиранирелю понять, что защитник у его дочери имеется - и неплохой, а со мной встает Эланиэль, также прикрывая в охраняющем жесте. Эх, мальчики, как же я буду по вам скучать... - Что вы имеете в виду?

 - Мы и сами уже собирались с визитом в Академию Познаний, - начал Тиранирель. - У нас случилась великая беда, и без помощи кукловода с ней не справиться.

 Вот это да! Вот это я понимаю - агентурная сеть! Он ведь знал обо мне только со слов Ифиэль, а Мальвина говорила, что я простой интуит и способна видеть ауры. Лицо вытянулось непроизвольно, настолько я была поражена фактом осведомленности мага, но готовые сорваться с языка оправдания были остановлены поднятой вверх ладонью:

 - Не спрашивайте, Валя. Просто ответьте на вопрос: устроит ли вас честная сделка? Вы помогаете эльфам, мы открываем вам доступ к порталу.

 В этот миг, как никогда, я поняла, что могу ему доверять. Не потому, что по природе своей эльф был честным лопоухим, а потому, что для него действительно настал критический момент, который он был не в силах предотвратить.

 - Согласна, - не колеблясь, ответила я, ощущая, как сжимается на плече хватка Эланиэля.

 Лицо эльфа расслабилось, и он уже более душевно произнес:

 - Значит, от лица придворного мага светлого дома ин Гелеврия Домна приглашаю вас посетить дворец нашего Повелителя.

 - Нас тоже придется пригласить, - не полезла за словом в карман Амина. - Мы Валю одну не отпустим.

 - Я думал, это и так будет понятно, - съехидничал высокий папаша. - После твоей-то жертвенной речи.

 Я заметила, как при этих словах скривилось лицо подруги, понимая, что с отцом им еще долго не прийти к взаимопониманию. Эх, почему все семьи не могут быть такими, как у меня и Эла?

 - Предлагаю проследовать к лошадям, - продолжил тем временем Тиранирель, отряхивая полы своего неизменного длинного плаща. Вообще одеты все три эльфа были почти так же, как и в первую мою негласную встречу с ними, когда пришлось наблюдать прибывшую делегацию из окон целительского корпуса. - Мы скоро доберемся до дворца.

 - Ну, уж нет, - покачала головой Амина. - Златоглазый скоро преодолеет все границы. Хайджи перенесет нас. Надеюсь, твои провожатые смогут добраться сами? - она кивнула на двух помощников позади отца. Оглянувшись на них, блондин сделал знак, чтобы уходили.

 - Хорошо, - согласился эльф не без скрежета зубов: было видно, что ему совсем не нравится следовать указаниям зеленой девчонки. - Тем более что я всегда за новые впечатления, которые точно обеспечит путешествие с телепортом, - прищурился мужчина, и я подумала, что, возможно, нет у него никакой агентурной сети. Для этого Эйдалатриэль достаточно просто оказываться в нужном месте и в нужное время. А она ведь очень любила околачиваться неподалеку. Где гарантия, что некоторые драки не провоцировались специально, чтобы потом сообщить папочке о потенциально сильных магах? Возможно, не такая она и дура, какой считает ее Амина. И отсутствие толкового дара вполне могла заменить природная наблюдательность...

 Я отрешилась от этих мыслей, когда увидела уже знакомо вытянутую вперед руку Хайджи, на которую сразу же водрузила свою Амина. Я последовала ее примеру, затем - Эл и Тиранирель. При этом старший эльф как-то странно на моего товарища посмотрел, а потом произнес:

 - Интересно...я совсем не чувствую вашего дара.

 Ох, кажется, кто-то перестарался с блоком...и теперь мужчина мог подумать что угодно о способностях Эланиэля. Друг заметно напрягся, но вида не подал, и это дало шанс исправить ситуацию.

 - Кукловод и такое может, - жестко произнесла я, намекая, с кем придется иметь дело в случае посягательств на Эла. Мне ответили чуть заметной снисходительной улыбкой: на этот раз Тиранирель ничего предпринимать не собирался, но дальше...только вот он не подозревал совсем, что этого дальше не случится, поскольку Эл отправится со мной на Землю. А посвящать его в свои планы я точно не собиралась.

 - Я восхищен вашими талантами, - преклонил тем временем голову главный целитель эльфийской части Пределов. - Жаль, что вы собираетесь закопать его в землю.

 - Так расположились звезды, - я пожала плечами, и Хайджи начал телепортацию. Спустя несколько мгновений мы оказались где-то в окрестностях дворца, но, почему-то, не у самого входа, а поблизости, и боевик усиленно затряс головой, тихо бормоча:

 - Ничего не понимаю...

 - Вы ведь настраиваетесь на образ того предмета, к которому хотите телепортироваться, правильно? - догадливо поинтересовался у него Тиранирель, и хвостатик кивнул в ответ. - Что ж, тут я вынужден немного вас огорчить: дворец Повелителя выглядит немного не так, как есть на самом деле. И ваше воображение вас не подвело. Это иллюзия, - указав на вид цветущего сада, раскинувшегося перед белокаменным зданием, находящимся от нас на расстоянии нескольких сотен метров, добавил он. - А то, что мы имеем сейчас, вскоре предстанет перед вашими взорами, - с этими словами он уверенно шагнул вперед по направлению к дворцу, и мы не сдержали дружного оха: Тиранирель просто растворился в воздухе.

 Первой очнулась Амина, призывая остальных последовать примеру отца, и мы все вместе тоже направились за главным целителем. Картина, увиденная за границей иллюзии, заставила вздрогнуть и застыть на месте.

 - Вы знаете, что составляет основу жизни в Эльфийских Пределах? - продолжил экскурсию в мир лопоухих Тиранирель, который вновь попал в поле зрения и ожидал, когда же мы придем в себя.

 - Взаимодействие жителей с природой, - безошибочно определила Амина, и отец удовлетворительно кивнул.

 - То, что вы видели за пределами территории дворца, есть результат кропотливой работы эльфов по улучшению своего места обитания. Магической работы, конечно. Здесь за благополучие и процветание целиком и полностью отвечает наш Повелитель.

 - Что же такого произошло, что он больше не в состоянии следить за природой? - потрясенно прошептала я, оглядывая окрестности.

 Понять, почему была наложена иллюзия, теперь не составляло труда: дворец и территория, прилежащая к нему, находились в совершеннейшем упадке. То, что из-за границы виделось огромным цветущим садом, на деле оказалось засыхающим скоплением высоких кустарников. Амина, подойдя к одному из таких, с легкостью оторвала иссохшую веточку от основного растения. Каждый новый шаг по превратившейся в пыль земле вызывал тучи соринок, взмывающих вверх, и создавалось ощущение, что мы находимся в странной пустыне, лишенной воды и солнца. Дворец в таком окружении выглядел, словно замок Дракулы, специально отталкивающий от себя случайных путников, а засилье темно-коричневого цвета выжженной растительности угнетало еще больше.

 - Наш Повелитель болен, и целители не в силах помочь ему. Мы пытались воздействовать на него даже группой, как делали с милордом Златоглазым, но ничего не вышло - он находится без сознания вот уже четвертый цикл, и постепенно вся территория дворца и его окрестностей приходит в упадок. Не зная причины болезни, мы не можем выбирать нового повелителя - нет гарантии, что с ним не случится то же самое. А поскольку обычные методы исцеления не помогают, мы сделали вывод, что беда случилась с сознанием. Вот и хотели просить помощи у вас.

 - Милорда Златоглазого вы чуть не убили своим зеленым кольцом, - поморщилась я. - Так что и Повелителю только хуже могли сделать. Сознание, говорите? Четыре цикла назад?

 Когда ин Гелеврия Домна кивнул, с интересом глядя на меня: видимо, переваривал брошенные вскользь слова об Арегване. Но мне сейчас было не до этого: я задумалась над тем, что могло произойти с главным эльфом четыре месяца назад. Это ведь как раз время моего появления в Пределах. Получается, вместе с тем, как я прошла переходом, сюда, в этот мир, выделилась какая-то энергия, раз Златоглазый сразу же полетел к матери бороться с последствиями. Эльфы находятся гораздо ближе, но пострадал у них один Повелитель. Какая-то особо тесная связь? Если беда с сознанием, вполне возможно, мое появление как-то отразилось на нем, причем отрицательно. Разорвались связи в сознании?..

 - Отведите меня к нему, - велела я, не заботясь о том, с какой интонацией прозвучал голос. Кажется, я догадалась, что с эльфом произошло.

 Наверное, как и в случае с демонами, определенный процент придворных о случившейся беде знал. Потому что по мере приближения к дворцу попадавшиеся навстречу эльфы приветственно кивали Тиранирелю, нас же оглядывали с недоумением на лице. Из этого я сделала вывод, что они привыкли видеть перед собой вполне определенных существ, в число которых новички явно не входили. Интересно, а родители Эла были в курсе творящегося за иллюзией природного безобразия? Они совсем не выглядели посвященными.

 - Как же вы все это время справляетесь? - удивленно наблюдая внешне чистые, но словно заброшенные проплывающие мимо постройки, спросила я. - Без помощи Повелителя?

 - Прикладываем к работе больше усилий, - вздохнув, ответил Тиранирель. - Как видите, без магии удается не все...

 Когда мы подошли непосредственно к дворцу, я поняла, почему раньше в лучах Аурона он казался мне сияющим. По всей поверхности белого камня, словно влитые, расползлись золотые лианы, очень напоминающие те, что принадлежали хозяину нашего сада и охватывали Академию изнутри. Стилизация Древа Познаний вперемешку с генетической предрасположенностью эльфов к нахождению среди роскоши? Во всяком случае, не признать удачность сочетания было невозможно. Эльфы явно привлекали к постройке жилища своего Повелителя гномов. Жить они точно привыкли на широкую ногу. Только вся эта красота без должного ухода постепенно увядала. Даже, казалось бы, совершенно не зависящее от магии золото, чувствуя общее настроение, блестело не так ярко, как могло бы на самом деле.

 Мы поднимались по широким мраморным лестницам, ранее, судя по увивающим их и постепенно засыхающим бурым вьюнам, бурно источавшим жизнь, на второй этаж, где, как я думала, и находились покои Повелителя. Похоже, мир Пределов особенным разнообразием в выборе мест отдохновения не отличался: все, что относилось к спальной части, переносили на более высокие этажи, снизу оставляя место для приемов. Ну что ж, и удобно, и стеснения не вызывало. И было очень похоже на наш мир. Все-таки, одни и те же демиурги творили.

 Многочисленные ванночки и бассейны заросли тиной, хотя вода в них, на первый взгляд, казалась чистой. Видимо, круг посвященных был достаточно узок, и на все рук не хватало. Ну что ж, я надеялась, что смогу, по крайней мере, попытаться решить эту проблему. Тем более это было в моих интересах, поскольку жар в груди все время, что мы с эльфом направлялись к Повелителю, только усиливался, и это могло означать только одно: Арегван злится без новостей, и злится все больше и больше. Надо было уходить. И уходить как можно скорее. А значит, стоило поторопиться с помощью главному остроухому.

 Наконец мы достигли его покоев. Тиранирель, не медля, открыл дверь, пропуская всех внутрь, и мы оказались в просторной светлой комнате, как и остальной замок, выполненной в бело-золотых тонах. На удивление меркантильная и коварная раса использовала в оформлении своего жилища цвета открытости и власти. Второму я не удивлялась, первое вызывало недоумение. Но об этом я думать не собиралась. Я подошла к постели, на которой лежало бессознательное тело главного эльфа.

 Так и есть: абсолютно здоровые кожные покровы, мерное дыхание, которое, скорее всего, поддерживалось лучшими целителями государства. Создавалось ощущение, что эльф просто спал, ну и что, что так долго. Возможно, все дело было в радужном сне, который не хотелось покидать. Но один взгляд на него разрешил все мои сомнения.

 Переход в измененное сознание произошел почти мгновенно. Я оглядела комнату и застыла в немом потрясении: столько времени прошло, а он здесь, здесь, так и остался, никуда не исчез главный эльф! Причем душа его по-прежнему была связана с телом и витала под самым потолком рядом с окном. Вот это да, вот это воля к жизни! Я искренне восхитилась силой Повелителя. Почему-то захотелось попенять Благородному на то, что сам он, даже не покидая тела, не захотел бороться с последствиями яда, предпочитая проваляться пятьсот лет в отключке. Стало обидно за Арегвана. И одновременно радостно оттого, что мой дракон рос в нормальной обстановке, не воспитывая свою демоническую часть благодаря самоуверенному папочке.

 - Ваш Повелитель почти в порядке, - не выходя из астрала, сообщила я Тиранирелю. - Но мне нужно будет некоторое время, чтобы вернуть его сознание обратно в тело. Пожалуйста, постарайтесь сделать так, чтобы в это время милорд Златоглазый не пересек границ эльфийского государства.

 - Он вообще не в курсе, находитесь ли вы на нашей территории, - успокоил меня отец Амины, и я, коротко кивнув, приступила к работе.

 Часть сознания неохотно отделилась от общей массы - этому эльфу я явно не доверяла - и поплыла к светящемуся нежно-зеленому шарику, тонкой ниточкой связанному с телом, лежащим на кровати. Я должна уговорить его вернуться. И помочь, во что бы то ни стало.

 Приблизившись, я облетела вокруг красивого яркого шарика, убеждая хотя бы сдвинуться с места. Народ нуждается в своем Повелителе. Земля страдает без своего хозяина...шарик, казалось, даже понял мои слова, но вот снижаться, чтобы попасть в тело, отказывался наотрез. У меня даже возникло ощущение, что ему...хочется поиграть! Наскучило правителю бремя несения ответственной службы, он и решил полежать? Вот...дите малое! Он тут четыре месяца развлекается, а окрестности дворца, значит, в упадок приходят? Ну, погоди у меня, рожа эльфийская, сейчас я надеру одно твое светящееся место!

 Я погналась за явно почувствовавшим грозящие неприятности комочком на полной скорости, одновременно ощущая, что оставшаяся большая часть сознания, руководящая телом, заставляет то злиться и ругаться.

 - Что такое? - спросил оторопевший Тиранирель. Мои ребята и Амина лишь недоуменно поглядывали на меня, смотрящую в одну точку. - Что случилось?

 - Повелитель ваш...случился! - зашипела я, которая находилась в теле. - Он устал и он ушел! - вспомнив одного нашего небезызвестного президента, добавила с чувством. Злость подскочила до критической отметки, когда я, наконец, осознала, что мое появление он использовал как весомую причину для того, чтобы якобы отойти от дел. И никак выброс энергии из портала, связанный с моим прибытием, не мог бы ему навредить! Позер! Фигляр! Эльф, одним словом!

 Со стороны Тираниреля послышался тяжелый вздох:

 - Вы...хотите сказать, что повелителю стало неинтересно править?

 - Я бы даже прокричала об этом, если бы он мог меня слышать, - сердито ответила я.

 - Надо его вернуть, - решительно заявил Тиранирель. - А дальше мы наставим его на путь истинный.

 - Очень на это надеюсь, милорд, - и в этот момент я как никогда верила в то, что говорила.

 Душа Повелителя была как раз в моих руках, если астральный захват вообще можно так назвать. Разозлившись, я с силой швырнула ее в тело, ощущая, как полностью восстанавливаются нарушенные связи в сознании. Кусочек моего вернулся к общей массе.

 - Все. Скоро очнется, - доложила я главному целителю, ощущая, как стремительно покидают тело силы. Странно, раньше такого не было...Эланиэль оказался рядом, словно чувствуя происходящие со мной изменения, и помог восстановиться. С благодарностью взглянув на него, я обратилась ко второму участнику заключенной сделки:

 - Я подожду, пока ваш Повелитель не откроет глаза. Надеюсь, потом вы исполните свое обещание.

 - Конечно, - заверил меня ин Гелеврия Домна. - Эльфийский народ благодарит вас. Вы вернули нам наше светило.

 Хорошо же светило, подумала я, настолько достали обязанности, что он решил сбежать от них, впав практически в летаргию. Тиранирель подошел к окну и неверяще уставился на картину, раскинувшуюся там. Заинтересовавшись, я оказалась рядом с ним:

 - Чему вы так удивились?

 - Вам нет нужды дожидаться пробуждения Повелителя. Взгляните на результат своей работы, Валь.

 Я высунулась из-за плеча отца Амины, поскольку своей мощной фигурой он загородил вытянутое и неширокое окно покоев почти полностью. Не удержалась - присвистнула: сад вокруг дворца, на который я обратила внимание, как только мы миновали иллюзию, оживал буквально на глазах. Иссохшие листья наполнялись жизнью, земля приобретала привычный насыщенный цвет. Природа и правда радовалась возвращению хозяина.

 - Красота... - не в силах скрыть восхищения, проговорила я. - Вы и правда волшебники.

 - Может ли наш народ сделать что-нибудь для вас, Валентина? - проницательно посмотрел на меня эльф. И я поняла, что это мой шанс. Нужно было отплатить подруге за оказанную честь выступать от моего лица перед Тиранирелем.

 - Прекратите преследовать свою дочь, пожалуйста. К вашему народу у меня нет никаких вопросов, а к вам будет только эта просьба. Примите Амину такой, какая она есть, примите наследие ее матери. И просто наслаждайтесь жизнью, не пытаясь привлечь на свою сторону - этим только больше оттолкнете от себя.

 На лицо эльфа набежала тень, и, кажется, похожее выражение я видела у Алейвана, когда разговаривала с ним о сыне. Все-таки, нынешние папаши мало чем отличались друг от друга. Только вот эльфийский, похоже, все-таки шел в ногу со временем:

 - Я обещаю, что не сделаю в отношении Аминорель ничего, что бы противоречило ее решениям и желаниям. Слово главы светлого дома ин Гелеврия Домна.

 В этот момент я посмотрела на подругу и заметила старательно смахиваемые из уголков глаз слезы. Слава Богу, и эту проблему тоже удалось решить. Почему я была так в этом уверена? Потому что видела выражение смирения в глазах старшего эльфа...так смотрят, когда понимают простую истину, до которой слишком долго не могли дойти.

 - Спасибо вам, - улыбнулась я Тиранирелю. - А мне пора.

 - Идемте, - кивнул эльф.

 Прямо из покоев Повелителя длинная винтовая лестница, скрывающаяся за потайной дверью, вывела нас куда-то в пещеры под дворцом. Как только мы ступили на каменный - на удивление не мраморный - пол широкой залы, освещаемой магическими огненными шариками, откуда-то сверху послышался громогласный драконий рев, от которого затряслись стены.

 - Не вовремя, - покачал головой Тиранирель, закрывая за нами точно такую же дверь, что была в покоях. - Ну что ж, до Повелителя ему еще придется добраться...

 - Златоглазый? - я почувствовала, что меня прошиб холодный пот.

 Ин Гелеврия Домна кивнул:

 - Он самый. Вы все еще уверены в своем решении покинуть мир Пределов?

 В ответ я только кивнула: менять планы точно не собиралась.

 - Ну что ж...вот он, - мне указали на зыбкую поверхность одной из стен, в которой безошибочно угадывалась гладь портала. Темной она выглядела потому, что проход явно запечатывали. Как совершить обратное действие, я прочитала еще в библиотеке. А астральное зрение подсказало комбинацию из нужных движений...

 Зала осветилась радужным сиянием. Белый символ моего мира замерцал еще ярче, стоило поднести к нему руку.

 - Там красиво? - имея в виду астральную картинку, поинтересовался Эланиэль.

 - Очень, - кивнула я. - Почти как на посвящении...

 Соприкосновение с атрибутом моего мира окрасило портал в белый цвет. Я взяла Эла за руку и повернулась к остальным:

 - Спасибо, что были все это время рядом. Я никогда вас не забуду.

 Амина спрятала лицо на груди Хайджи, телепорт слабо улыбнулся и поднял руку, помахав нам на прощание.

 Тиранирель перевел взгляд с парочки, остающейся с ним, на нас с эльфом:

 - В добрый путь...и спасибо вам, Валя.

 Когда мы снова посмотрели на белую блестящую поверхность, я отметила, что нужно закрыть проход, чтобы Златоглазый, найдя залу с порталом, не рванул следом. Почему-то в желаниях дракона я в этот миг не сомневалась. Небольшое повторное нажатие должно было сообщить сигнал об автоматическом схлопывании двери между мирами после того, как в нее войдут путешественники. Прощай, Арегван...

 Мы шагнули в белое марево как раз в тот момент, когда дверь из покоев слетела с петель. Лица своего дракона я уже не видела - проход закрылся. А нас затянуло в межмировую дыру, ведущую обратно на Землю.

 Когда я очнулась снова, Эланиэль крепко держал меня в объятьях. В ноздри ударил знакомый аромат весны вперемешку с запахами бензина и слишком яркого женского парфюма. Неужели? Неужели получилось?..

 - И это твой мир? - раздалось раздраженное ворчание Эланиэля над ухом, и я поняла, что он по достоинству оценил ароматы. Когда же эльф и того хуже - закашлялся - я подошла к нему и со всего размаха ударила по спине:

 - Ничего, Эл, привыкнешь! У нас все привыкают! Ты просто с мамой моей еще не познакомился - после этого все беды и несчастья покажутся детскими страшилками...

 Откуда-то сбоку раздался звук разбившейся об асфальт бутылки. Оглянувшись, я заметила пацанье, дрожащими руками сжимающее свои мобильники с явным желанием выложить увиденное на ютьюбе. Покачав головой и погрозив шпане пальцем, обнаружила, что мы каким-то чудесным образом оказались во дворе Лариски. Мысль зайти к подруге еще не оформилась, когда на весь двор откуда-то сверху раздалось истерическое восклицание:

 - Сазонова! Стой на месте, зараза брюнетистая!!!

 Я только и успела поднять голову на высоту пятого этажа, чтобы заметить, как спешно Лариска бросает бывшее в руках белье, которое, видимо, вешала сушиться на лоджии, когда ее короткая стрмжка с иссиня-черным отливом исчезла в окне. Я улыбнулась Элу, призывая к спокойствию:

 - Держись. Сейчас будет ураган...

 Из подъезда Лариска выбегала вся в слезах и соплях, вытирая рукавом домашнего свитера нос и постоянно мешавшую нормальной видимости воду, стекающую из глаз.

 - Сволочь! Зараза! Я тебя убью, Валька! Где ты так долго пропадала?! Я вся испереживалась! Дура!

 За что люблю Лариску - она никогда не лезла за словом в карман и совершенно не стеснялась присутствующих, если нужно было выразить свои мысли без цензуры. Поэтому, решив поберечь и так напряженные переходом в новый мир нервы Эланиэля, я подбежала к подруге и обняла, что было силы:

 - Сама дура, Лариска, - зашептала я в коротко стриженые волосы, чувствуя, как девушка срывается на рыдание. - Я только ради тебя все это и пережила. Я же обещала вернуться, помнишь? Я вернулась, Ларка, вернулась, - со стоном закончила я, чувствуя, как и сама начинаю истерить в ответ.

 - Валька! Валечка, милая моя! Прости-и-и меня... - завыла подруга, крепче сжимая меня в объятиях. И вот тут-то я не выдержала:

 - Совсем сдурела, Харитонова? Я ради тебя вернулась, а ты мне тут озеро Байкал устроила по приезде! Ну-ка собралась и взяла себя в руки, тряпка! - уже спокойнее добавила я, зная, что эти слова приведут Ларку в чувство. - Смотри лучше, какого я тебе эльфа привела! - гордо показав на Эланиэля, закончила я поток нотаций.

 - Я в слезах вся - неудобно так знакомиться, - пытаясь спрятаться за моей наимощнейшей фигурой, стушевалась Лариска.

 - Не дрейфь, подруга, - заверила ее я. - Эланиэль целитель, он и не то еще видел. Правда, Эл? - я повернулась к другу и только сейчас поняла причину его странного молчания.

 Все дело в том, что эльф - эльф, уши остались на месте! - стоял, как вкопанный, и прожигал взглядом Лариску, не в силах перевести внимания на что-то другое. Губы странно подрагивали, глаза будто боялись упустить из виду даже незначительную деталь встречи.

 - Лира?.. - наконец смог произнести он, и до меня дошло. Лариска...Лариска была жутко похожа на мать!

 - Валя, о чем он? - непонимающе проговорила подруга, и я положила руку на ее плечо.

 - Ой, Ларик, кажется, сегодня нам предстоит вечер откровений... - а сама повернулась к Эланиэлю снова и ответила. - Лера, Эл. В этом мире ее стали звать Лера. Валерия. А Лариса - ее дочь. Будем знакомы? - и счастливо улыбнулась.

 Кажется, мне действительно придется открывать брачное агентство. Потому что переход вынес нас обоих туда, где больше всего ожидали оказаться сердца.



 Глава 15


 Южный Предел, поселение людей


 Она заметила его еще на базаре. Трудно было не отметить взглядом мощную фигуру мужчины, бродящего среди продуктовых лавок в явном недоумении. А уж после того, как утром вместо сплошной седой копны она обнаружила первые появившиеся черные пряди...поняла, что скоро и за ней прибудут. Значит, Повелитель все же очнулся. Значит, не зря она перестала ощущать постоянный упадок сил. Пятьсот лет...пятьсот долгих лет, на протяжении которых она чувствовала себя хуже самого слабого человека, наконец-то оказались позади. Если к ней стала возвращаться сила, пусть пока выражавшаяся в постепенном изменении облика, значит, вынужденному изгнанию скоро придет завершение. Потому что вернувшаяся магия станет отрицательно сказываться на окружающих ее людях. Придется уезжать. Жаль, она успела привыкнуть к сменяющим друг друга человеческим поколениям. Жаль, но ничего не поделаешь.

 И вот теперь она получила визуальное подтверждение своих догадок: Алейван Благородный лично ступил на земли Южного Предела. Что же так долго торопился? Прибывающую силу она стала ощущать аж целый цикл назад. Весть о пробудившемся благодаря Предназначенной леди Повелителе вскоре после того, как произошло событие, облетела весь мир, и Гаянэ была страшно горда тем, что породнится с такой самоотверженной девушкой, как Валя. Арегван нашел себе достойнейшую пару. Тем страннее было видеть его отца в одиночестве. По крайней мере, было бы логичным предположить, что проснувшийся Алейван придет рука об руку с сыном. Ей было бы безумно приятно наблюдать эту картину. Но раз ожидания не оправдались, значит...Гаянэ, наблюдавшая своего демона из соседнего ряда, недобро прищурилась. Неужели включил демонское упрямство? Она решила подойти поближе и послушать, о чем будет говорить Благородный с торговцами.

 - Га-я-нэ, - устало повторял одно и то же Повелитель. - Ее зовут Гаянэ Прекрасная. Я ищу ее!

 - Ищите, - невозмутимо предложил ему торговец свежими лепешками, который драконицу прекрасно знал. Но нахальный вид не внушающего доверия мужчины, по которому безошибочно определялся демон, заставил строить из себя дурачка и мило улыбаться, предлагая господину самую свежую утреннюю выпечку. То, что перед ним стоял именно господин, сомневаться не приходилось, уж больно дорогим выглядел темный, переливающийся на свету Аурона плащ. Такую ткань не позволяли себе даже зажиточные ремесленники, она использовалась в основном для выездных мероприятий в Северном Пределе. Откуда торговец это знал? Да все от того же милорда Златоглазого, щедро делившегося информацией на своих обзорных уроках, которые проводил, когда выдавалась свободная минутка. Люди любили Арегвана. И мать его тоже, пусть она и была вынуждена находиться на их территориях временно. Поэтому выдавать Прекрасную леди какому-то заезжему, пусть и не без гроша в кармане, демону не собирались. Да и что он тут сможет, на антимагической земле? Расшвыряет пару-другую палаток? Так скрутит его десяток или два пришедших на подмогу мужиков. Но Гаянэ они отстоят.

 - Ты как разговариваешь с правителем демонов, человек? - взревел опешивший от возмутительного отношения Благородный.

 - В Южном Пределе не имеет абсолютно никакого значения, кем вы являетесь, - пожал плечами торговец. - Будь вы самим демиургом - да хранит их всех мироздание - все равно стояли бы с остальными на одной ступени. И не советую думать о разрушениях, - словно предупреждая дальнейшие действия Владыки, заметил мужчина. - У нас с этим строго: скрутят и посадят в темницу на четверть цикла. Доказывайте потом оттуда, что вы Повелитель демонов, сколько душе будет угодно.

 Алейван вконец растерялся, явно не ожидая подобного приема и людской предусмотрительности. Южный Предел за пятьсот лет его вынужденного исчезновения изменился до неузнаваемости. И то, что предстало глазам, совсем ему не нравилось. Но деваться было некуда: свое время он безнадежно упустил.

 - Мне просто очень нужно ее увидеть, - понурив голову и совершенно искренне признавшись собеседнику, вздохнул Благородный. Кажется, торговец горем проникся, собираясь уже дать хоть какую-нибудь наводку, но тут раздался скрипучий старушечий голос:

 - Не ищи здесь Прекрасную леди. Прекрасных Южный Предел отродясь не видел. Здесь живут только те, кто знает, сколько дней им осталось до конца.

 Демон обернулся в поисках хозяйки голоса, но никого не обнаружил. Чутье повело в сторону от оживленной рыночной площади, и только там, миновав торговые ряды, он увидел, наконец, удаляющуюся женскую фигурку, прикрытую копной длинных совершенно седых волос. Старуха? Голос принадлежал женщине в возрасте, а вот сохранившее все нужные изгибы тело явно не соответствовало годам. Подавленный неудачей, демон поплелся следом за необычной женщиной, сам не зная, почему. Он проводил ее до самого дома, держась на достаточном для того, чтобы его не заметили, расстоянии, отмечая, что живет незнакомка одна, раз несла тяжелую корзину с продуктами без провожатого, но, тем не менее, принимает помощь мастеровых, поскольку аккуратный небольшой домик с беседкой перед ним находился в отличном состоянии. Было видно, что справляться с делами ей нелегко, но подходить Благородный пока не решился: что-то держало его, не давая двинуться вперед, что-то, что совсем скоро должно было перестать тайной. Женщина, тем временем, остановилась передохнуть в беседке, после чего направилась в дом, из окна которого вскоре потянулся сочный аромат запекающегося мяса. Благородный почувствовал отделяющуюся слюну. А еще запах казался ему до боли знакомым, только вот откуда - он никак не мог вспомнить. Однако всплывшее из глубин памяти сравнение заставило застыть в удобном для наблюдения месте - в зарослях шипастого вьюна - и, чертыхаясь время от времени оттого, что в плечо или ногу впилась очередная колючка, продолжить ожидание.

 Вскоре его молитвы были услышаны, и женщина вышла из дома, неся в руках дымящееся блюдо, в котором было узнано мясо, запах которого и навеял демону воспоминания. Длинные пряди все еще закрывали лицо, однако, когда незнакомка небрежно откинула их назад, он не сдержал судорожного выдоха, потому что ни обилие морщин, ни напрочь седые брови не могли заглушить пронзительного пламени глаз. Золотисто-алого, того, что он пятьсот лет назад отпустил по своей собственной глупости, утешая себя тем, что защищает жену и будущего наследника от возможных притязаний демонов. Гаянэ! Что же с ней стало вдали от него? Откуда такое активное старение драконьего организма? Неужели во всем виноват он сам, не сумевший оказаться во время родов рядом?.. Благородный испытал огромное желание покинуть место своего пребывания и ринуться сразу к драконице, но подавил его огромным усилием воли. Теперь он знает, где находится его женщина. Сейчас он снимет жилье на ночь в какой-нибудь близлежащей таверне или постоялом дворе, а завтра...завтра со свежими силами отправится вымаливать прощение.

 Гаянэ не хотела его видеть. На следующий день она, как и всегда утром, пила травяной чай со свежеприготовленными булочками в беседке, отстроенной сыном собственноручно. И думала, глядя на дымящуюся чашку. После того, чему стала свидетелем на рынке, женщина стала почти уверена, что Благородный не просто так заявился в Южный Предел в одиночестве. Почему Арегвана не захватил? Раз Валя его пробудила, восставший Повелитель должен был благодарить девушку, как никого и никогда в жизни. Что же пошло не так? В любом случае, Арегван прилетит когда-нибудь. И расскажет все от начала до конца. Значит, у него пока более важные дела. Значит, сыну не до приездов. А она уже и сама поняла свою главную ошибку, исправленную, слава демиургам, Валей: от всего не убережешь. И очень часто самая страшная беда может оказаться великим спасением. Девчонка для Арегвана именно таковым и явилась. Вздохнув облегченно, она сделала еще глоток ароматной жидкости, поэтому набежавшая внезапно тень нисколько не смутила: глупо было полагать, что ее местонахождение не обнаружат.

 - С чем пожаловал? - не слишком вежливо поинтересовалась драконица, глядя поверх чашки на застывшего у входа в беседку Повелителя.

 - Пришел...за тобой, - с опаской, но, тем не менее, уверенно произнес Алейван.

 - Долго же ты ко мне шел, демон, - вздохнула Гаянэ. - Как думаешь, пятьсот оборотов недостаточно для того, чтобы устать ждать тебя?

 - Не знаю... - честно признался мужчина. - Для меня это время пролетело, словно миг. Я...хотел бы исправить все, что без меня произошло.

 - Твой миг обернулся для меня сам знаешь чем, - Гаянэ показала седую прядь, и Благородный поморщился: ему не нравилось то, что он сам же сотворил со своей женщиной.

 - Я надеюсь со временем вернуть тебе молодость, Гаянэ, - с горечью произнес он, но женщина лишь еще больше нахмурилась.

 - И ты думаешь, я вот так, сразу, позволю тебе снова появиться в моей жизни? Ты чересчур самоуверен, демон.

 - Я готов начать с малого, - твердо ответили ей. И, то ли жалко ей стало неприкаянного, то ли шевельнулось что-то в душе... Гаянэ поднялась с места и прошла в дом, откуда вернулась с большим ведром для воды.

 - С малого? Ну что ж, демон, поработай в качестве тягловой силы. Мне нужна вода для похлебки на обед.

 Конечно, она угостила его той самой сваренной похлебкой. Да и как было не накормить хорошо выполнившего свои обязанности работника. Ведь помимо принесенной воды Алейван наколол дров затупившимся топором, который предварительно еще и наточил. А потом почти хозяйским глазом прошелся по вещам, требующим ремонта, и вскоре у Прекрасной леди в доме не осталось ни одного сломанного предмета мебели. Она делала вид, что не смотрит на то, чем занимается Благородный, а сама вскользь из-под ресниц бросала на демона изучющие взгляды. И как же сейчас он напоминал Арегвана. Сын тоже всегда подходил к делу обстоятельно. Сын в этом явно пошел в отца...и все-таки, почему они не приехали вместе?

 Она мучила его молчаливой раздачей заданий четверть цикла. Потом поняла, что просто не может больше придумать работы, которую смог бы выполнить мужчина. Знакомые и соседи, имевшие привычку делиться сплетнями друг с другом и посещавшие местную таверну, видели уходящего оттуда утром Алейвана и возвращающегося вечером обратно, причем со стиснутыми зубами. Между собой они начинали посмеиваться и говорить, что Гаянэ завела себе личного Повелителя, а также делали ставки, насколько еще хватит демоновой выдержки. Благородный терпел. В конце концов, его женщина терпела гораздо больше. И целых пятьсот лет.

 За то время, что Владыка работал у Гаянэ, они успели завести традицию вечернего чая, после которого демон обычно прощался и уходил восвояси с неизменно тяжелым сердцем. Сегодня он ощущал что-то необычное. Интуиция, конечно, здесь не была развита так, как в магической части Пределов, но сегодня она была напряжена по максимуму. Благородный ждал серьезного разговора.

 Против обыкновения Гаянэ заварила какой-то другой напиток, который пах легкой нотой горечи, а на вкус оказался терпким и непривычным. Она объяснила, что, поселившись здесь и подружившись с местными жителями, стала помогать выращивать новые сорта растений. Это было одним из удачных экспериментов. А если еще добавить выжимку из огнелиста, получится божественно сладко. Потому и предложила сегодня попробовать новый вкус. Он не протестовал. С ее рук он готов был есть даже пыль с дороги. Тем более что продолжавшие темнеть волосы и постепенно разглаживающиеся морщинки говорили о том, что он правильно поступает, оставаясь рядом. Быть может, обычная магия здесь и не действовала, но связь между ними явно сохранилась. А еще...еще он догадывался, что может вызвать спонтанный всплеск силы Гаянэ, но об этом...об этом он пока боялся думать. За него, похоже, все давно решили демиурги.

 Гаянэ стояла на кухне и разливала заваренные в напиток зерна того самого растения, что вывели люди, по чашкам. Проходивший мимо Благородный достал с полки поднос, чтобы водрузить на него готовые к отправке в беседку чашки и терпеливо ждать там, когда женщина оденется теплее: это в доме она, как назло, позволяла себе щеголять в легком платье, больше похожем на сорочку, а на улицу всегда надевала накидку поверх. Но, признаваясь самому себе в том, что вид Гаянэ внутри дома ему нравится гораздо больше, чем снаружи, Благородный задавил на корню предложение беседы на кухне.

 Когда он снова проходил мимо, драконица не совсем удачно схватила одну из чашек, ручка которой отломилась, а содержимое вмиг вылилось на бедро, больно обжигая кожу и окрашивая платье в темно-коричневый цвет. Вскрикнув, она отшвырнула остатки посуды и принялась со стоном отлеплять промокшую ткань от ноги, дуя на пораженное место. В порыве эмоций совершенно забыла, что находится на кухне не одна, и только оказавшаяся у ног мужская фигура, задирающая подол, привела ее в чувство. Потом возникло новое - но уже никак не связанное с болью, когда на удивление прохладные губы демона оказались на мягкой коже, обеспечивая необходимое обезболивание. Она тяжело вздохнула, чем вызвала пристальный взгляд в свою сторону, в котором заметила разгорающееся желание, совсем не связанное с распитием чая в беседке. И почему-то облегченно подумала о том, что один сын у них с Алейваном уже есть, так что оставаться наедине с Благородным будет не страшно. А потом не сдержала стона, когда, полностью сняв боль с нежной кожи, губы демона двинулись выше.

 Увидев согласие в глазах Гаянэ, Благородный крепче прижал к себе ее тело, продолжив поцелуи уже на животе и одновременно наступая коленом на неудачно лежавший на полу осколок треснувшей чашки. Отшвырнув его и ощущая, как в волосах оказываются проворные пальчики драконицы, поднял голову, чтобы встретиться с давно забытым и до боли желанным пылающим взглядом.

 - С тебя новый сервиз, демон, - хрипло распорядилась женщина. - И полное возмещение моих страданий за все эти годы, включая сегодняшнюю травму.

 Жидкое пламя глаз заставило лишь молча кивнуть в ответ на выставленные условия, тем более что сейчас он, как никогда, был с ними согласен.

 - Где спальня? - спросил Алейван, быстро поднявшись и подхватывая любимую женщину на руки.

 - Там, - указала пальцем Гаянэ, позволяя унести себя в заявленном направлении.

 Потом, когда они, уставшие и умиротворенные, лежали вместе в спальне Гаянэ, а Благородный выводил на женской спине замысловатые узоры пальцем, очень не хотелось начинать тот разговор, который драконица запланировала за чашкой так и не состоявшегося кофе. Название для зерен она позаимствовала у Арегвана, который в один из прошлых визитов поведал ей о культуре жизни Земли - родного мира своей избранной. Гаянэ показалось знаковым именно такое именование растения. Да и, в конце концов, кто станет проверять?

 - Алейван? - впервые назвала она его по имени.

 - Да?..

 - Что ты натворил, Алейван? - не поднимая головы, покоившейся на груди демона, спросила Гаянэ.

 - В каком смысле? - делано удивился демон, но она слишком хорошо в свое время успела узнать его, чтобы не связать замершее на мгновение сердце с тем, что Благородный догадался о сути вопроса.

 - Почему приехал без Арегвана? В последний раз они с Валей уплывали отсюда с явным намерением пробудить тебя, что, судя по активным действиям некоторое время назад, им с блеском удалось. Что ты натворил такого, что сын не прилетел с тобой? - вновь спросила она.

 - У тебя...волосы потемнели, Гаянэ, - явное нежелание Повелителя разговаривать на эту тему начинало раздражать драконицу, и она подняла голову, сверкнув на мужчину гневным взглядом:

 - Алейван! Ты скажешь, наконец, почему Арегван не прилетел с тобой?

 - Мы...повздорили, - обтекаемо отозвался Владыка демонов, не прекращая, тем не менее, своего занятия со спиной Гаянэ.

 - Из-за чего? - насторожилась она.

 - Не смогли прийти к взаимопониманию, - еще более непонятно добавил демон, и драконица зарычала:

 - Благородный, ты скажешь мне или нет?!

 - Я...посоветовал Вале оставить Арегвана. Потому что за время их отношений она так и не смогла забеременеть, - признался несчастный демон.

 - Ты...что сделал? - угрожающе процедила Гаянэ.

 - Ты слышала, - с вызовом заявил Повелитель. - Я заботился о продолжении нашего рода! - беспомощно добавил он, видя, как все больше и больше заводится женщина.

 - И что ответил на это Арегван, когда узнал? - обманчиво-спокойно продолжила выведывать информацию драконица.

 - Что мне стоит озаботиться другими наследниками, потому что он на престол без девушки не взойдет.

 От последних слов женщина улыбнулась, проговорив:

 - Мой Арегваша! - а потом, оценив фразу в целом, зло прищурилась. - Так ты, значит, детей приехал делать, скотина двуипостасная?..

 - Нет, - все еще не понимая, насколько попал, замотал головой демон, и Гаянэ на мгновение залюбовалась длинными темными волнами волос, разметавшихся по подушке. - Я приехал за тобой. И мне нужна твоя помощь в наставлении нашего сына на путь истинный.

 - Какой такой путь? - Гаянэ уже не скрывала бешенства: вскочила с кровати, начав стремительно одеваться, в то время как демон с беспокойством наблюдал за ее действиями.

 - Он ищет способы вернуть Валю, потому что она успела вернуться в свой мир! А мне нужно, чтобы наследник не занимался глупостями! - как маленькой, объяснил ей Благородный.

 - Глупостями, значит? - зашипела женщина не хуже обратившегося дракона. - Глупостями? А ну, выметайся из моей постели, гад!

 - Что? - часто заморгал демон, не понимая, почему на него продолжают злиться.

 - Ты оглох? - взревела Гаянэ. - Выметайся! Вон! Вон из моего дома, пока не вернешь сына с его избранной!

 - Но Гаянэ... - усаживаясь на кровати и продолжая смотреть на любимую непонимающим взглядом, попытался усмирить ее Алейван, но ему больше не собирались давать слова.

 Женщина застыла в воинственной позе, поминутно оглядывая все исправленные демоном вещи, и зарычала:

 - Что? Что - Гаянэ?! Ты лишил своего сына единственной любимой, мотивируя это тем, что она не смогла понести! Ты, который собственную женщину обрек на скитания по миру без поддержки! Запомни, глупец, твой сын - дракон! Дракон, а не демиургов напыщенный демон! И твоя кровь отразилась только на его ментальных способностях! Ты знаешь, как тяжело драконам завести потомство?! Знаешь, не спорь, гад, сколько мы с тобой провстречались перед тем, как я почувствовала внутри новую жизнь! А какова вероятность потомства у наших рас, помнишь?! Вообще никакая! А у нас с тобой получилось! А ты взял и лишил сына счастливого будущего собственными руками! Подлец! Негодяй! Да лучше б я спокойно умирала в Южном Пределе, чем теперь, живой и невредимой, наблюдать, как мучится сын! А ты, - она снова устремила на него метающий молнии взгляд, - убирайся, пока я что-нибудь с тобой не сделала! - с этими словами она вылетела из комнаты, как ошпаренная, пользуясь всеми благами приобретенной снова молодости, а Алейван с тоской посмотрел ей вслед.

 Гаянэ рвала и метала. Крушила все, к чему прикоснулась рука демона - теперь ей было это под силу. Она даже была уверена, что на территории, где станет доступной магия, сможет снова ощутить, что такое давно забытый оборот. Ненавидела. Как же она ненавидела этого упертого самоуправного демона. Так испортить жизнь ее единственного и горячо любимого сына! Непростительно, глупо...непозволительная роскошь - разбрасываться женщиной, с которой Арегван пришел к настолько высокой степени близости! А этот...язык не повернулся назвать демона приличными словами. Этот пятисотлетний спец, похоже, выветрил последние остатки мозгов, пока валялся в своей усыпальнице!

 - Гаянэ, что ты делаешь? - пораженный оклик Благородного - да кто вообще умудрился дать ему такое прозвище? - остановил ее в тот момент, когда она как раз собиралась опрокинуть тот самый сервиз, что просила на замену. Найдя ему гораздо лучшее применение, драконица прицельно отправила посуду вместе с подносом, на котором та стояла, в голову демона, успевшего увернуться в самый последний момент.

 - Избавляюсь от всего, что ты соизволил потрогать своими противными лапищами! - закричала женщина. - Убирайся, пока не вернешь мне сына и девочку, ставшую дочерью!

 - Никогда! - впервые повысив голос за вечер, заявил оскорбленный в лучших чувствах демон. - Никогда я не опущусь до того, чтобы просить вернуться иномирянку!

 - Тогда пошел вон! - на пределе голосовых связок рявкнула Гаянэ, так что даже Благородный вздрогнул. Он ответил тяжелым взглядом:

 - Ты хорошо подумала? - угрожающие нотки нисколько не пугали. Она успела изучить этого упертого Владыку вдоль и поперек. Успокоится - поймет, что натворил... - Я не вернусь, Гаянэ.

 - Туда тебе и дорога! - с чувством воскликнула женщина, с мрачным удовлетворением наблюдая, как оскорбленный донельзя демон идет мимо, напоследок от души хлопая входной дверью. Как только его и след простыл, женщина вздохнула с облегчением: наконец-то! Знала ведь, с самого начала знала, что не просто так он спустя цикл заявился к ней в одиночестве. А уж дурную голову Алейвана знала еще лучше. Одно хорошо: молодость все-таки вернул, укрепив связь по новой и окончательно прерывая ту ниточку, по которой вытягивал силы все время своего сна. А это может значить только одно: время ее вынужденной ссылки подошло к концу, и она в любой момент может стать на крыло. Замечательно. Вернется в родовой замок, подготовит все к возвращению Вали. А уж то, что Арегван девушку вернет, Гаянэ не сомневалась. Не тот характер был у сына, чтобы считаться с якобы правильными решениями внезапно обретенного отца. А этот пусть помотается как следует, подумает. На горячую голову все равно ничего не решит. Может быть, потом...когда они с Валей, наконец, помирятся. Правда, в это, зная характер девушки, женщине верилось с трудом. Ничего...главное, жизнь налаживается!


 Наше время, Земля, полгода спустя после возвращения Вали.


 Бабье лето полноправно шагало по земле, золотя клены и березы и заставляя их красиво и медленно сбрасывать листья в парке Победы при малейшем дуновении ветерка. Мы с Лариской повадились каждое воскресенье, как примерные девочки, выходить сюда без сопровождения Эланиэля, чтобы подышать более-менее свежим воздухом, а еще посидеть на лавочке и поболтать ни о чем. Она говорила, что мне после чистого кислорода Пределов будет тяжело адаптироваться заново к нашему - выхлопному и вообще не пойми какому, так что в любом случае пешие прогулки пойдут на пользу. Вообще она как-то незаметно подхватила надо мной шефство, избавляя от кучи навалившихся проблем, возникших в тот момент, как на ютьюбе все-таки выложили запись о возвращении без вести пропавшей Валентины Сазоновой. Знакомые...репортеры...власти...я замотала головой, пытаясь отогнать не самые приятные воспоминания, и осторожно опустилась на скамейку, ожидая, когда ко мне присоединится Лариска, чтобы потом блаженно откинуться на спинку, прикрыв глаза и в уже привычном движении устраивая руки на чуть-чуть округлившемся животе. Все-таки, занятия у Стремительного не прошли даром, и мышцы у меня были в прекраснейшем состоянии. А Соль оказался самым спокойно растущим ребенком, которого я только могла себе представить. Да-да, та самая последняя ночь все-таки дала свои плоды...

 Вечер воспоминаний, который я обещала Лариске, состоялся только спустя несколько дней, потому что все это время на мое возвращение никак не могли нарадоваться родители, категорически отказываясь отпускать из дома. Я так и не повстречалась с Проходимцем - мама сказала, что за несколько дней до моего возвращения он странным образом исчез, сиганув в случайно оставленную открытой входную дверь. Она, конечно, погоревала, но ровно до того момента, как на пороге не появились мы с Эланиэлем, сопровождаемые зареванной Лариской, и даже вид странного зеленого существа, вольготно расположившегося на моей голове, не смутил закаленную астральными новостями от дочери женщину.

 - Свинотушкана в ванную, - только и сказала она, чем, похоже, изрядно обидела Хому. По крайней мере, тот демонстративно стал поворачиваться попой, стоило ей только оказаться в зоне досягаемости. А вот папу крайне зауважал.

 - Ничего-ничего, - спокойно говорила мама, - поживешь недельку без моего рагу - живенько залюбишь!

 Хома словно понимал всю величину грозящих ему неприятностей, поскольку шумно сглатывал в ответ, вызывая неизменную зловещую улыбку главной кормилицы жилища Сазоновых. Но мелкий пушистый гад совершенно точно поселился в мамином сердце.

 К Эланиэлю мама стала относиться, как ко второму ребенку, даже не интересуясь причиной, по которой он решил в опасное путешествие пойти со мной. Хотя мы уговорились, что отвечать будем примерно следующее: на всякий случай, мало ли что может случиться при обратном переходе. Ну и чтобы другой мир посмотреть. Уши у него, кстати, так и не исчезли, и я невесело шутила на тему того, что, когда он исполнит свой долг, сможет вернуться обратно с Пределы. Тогда, когда этого не слышала мама, конечно. Да и была во мне уверенность , что подаренная деревом сила все-таки поможет протянуть подольше, тем более что пока никаких внешних изменений не наблюдалось. Да, уверенность во мне была крепка...

 Я не раз спрашивала Эланиэля, как отнеслись к его решению покинуть Пределы родители. Он отвечал всегда одно и то же: они с пониманием отнеслись к зову сердца врачевателя душ. И пусть Лираэль не была для него любимой или избранной, беспокойная душа усидеть в рамках родного мира тоже не смогла бы. Ну а первые впечатления на Земле и так все решили...в общем, через три или четыре дня, когда мама посчитала, что мы откормлены достаточно, чтобы самостоятельно передвигаться по улицам, мы, оставив Хому (уши Эла и так могли стать большой причиной для удивления, несмотря на страсть народа к ролевкам) на попечение мамы, короткими перебежками добрались до Ларисы. Конечно, теть Леру предупредили через дочь заранее о наличии в количестве из двух гостей товарища с именем Эланиэль, поэтому на особо обморочное приветствие не рассчитывали, тем более что Лариска по телефону доложила, что мама доведена до нужной кондиции, чтобы быть готовой к встрече. Другое дело, что сам Эланиэль в купленных специально для случая джинсах, кроссовках, куртке и футболке чувствовал себя не в своей тарелке, но я заверила его, что у нас вряд ли дорогое его сердцу существо стало бы носить одежду Пределов. Да и знала я теть Леру. Таких стильных женщин, как она, еще поискать стоило. Не зря Лариска от нее хороший, пусть и слегка экстравагантный вкус приобрела.

 Дверь открыла баб Зина. Для нее мы приготовили коробку конфет, которую сразу же и вручили. Она, конечно, поблагодарила, а потом каким-то неверящим взглядом на Эланиэля посмотрела и вынесла вердикт:

 - Значит, правда...ох, бедная Лерочка...

 - Баб Зин, все нормально, - подошла я к старушке и приобняла за плечи. - Мы только в гости. Значит, вам теть Лера сказала все, как есть, да?

 - Что уши-то у нее раньше острыми были? - покачала головой, тем не менее, без капли неприязни, Зинаида Петровна. - Да, сказала. Ох, не знала я, думала, просто идеальная жена Севе попалась...

 - А она и есть идеальная, - подтвердила я. - Давайте лучше чай пить!

 Встреча двух соотечественников произошла на кухне, хотя сесть мы решили в большой комнате, которая для мамы и бабушки Лариски отводилась. Но Эл, смущенно поздоровавшись с подругой, сразу прошел туда, где находилась его Лира. Торжественное вручение торта Лариске доверили, естественно, мне, но мы, конечно, ничего резать не стали, мы в щелочку пошли подглядывать. Втроем, конечно. Еще бы баба Зина от такого зрелища отказалась!

 - Лира... - прошептал Эланиэль, застыв на пороге кухни.

 А она и правда была прекрасна в легком домашнем платьице. И улыбалась так лучезарно, что напомнила мне Ифу. Все же только у эльфов могла быть настолько тонкая и неуловимая красота. А наличие двоих из них в нашем мире, пусть один и приспособился к жизни в нем, несло вокруг гармонию и радость.

 - А ты мне теперь в сыновья годишься, Эланиэль, - журчащий голос тети Леры как никогда переливался всеми оттенками радости, и вскоре мы имели честь наблюдать их дружеское объятие. Нет, страсти в нем не было никакой. Я почему-то чувствовала, что ее бы смогла отличить сразу же. Это произошло совсем не так, как бывало у нас с Арегваном...да, бывало, но больше не повторится...

 Букет, предназначенный Лираэль, был оставлен на кухонном столе, а потом бережно определен в красивую высокую вазу. Мы с Элом долго искали в магазине хоть что-нибудь похожее на цветы мира Пределов, а в итоге оказалось, что лилии очень подойдут к моменту. Тетя Лера понимающе улыбнулась, а потом они с Элом присоединились к нам за столом.

 Тот вечер прошел хорошо. Эл, правда, горевал, что Земля все-таки приняла свою путешественницу, на что Лера-Лираэль ответила, не согласившись:

 - Здесь я нашла свое счастье, Эл. Пусть оно продлилось совсем недолго, но Сева стал моим светом в конце тоннеля - ты знаешь, здесь есть такое выражение. Вот Лариса... - она нежно посмотрела на дочь. - Ты знаешь, живя здесь, я пришла к одной истине: мне не стоило пользоваться порталом. Они не зря созданы демиургами: только по их воле возможно движение существ между мирами. Я самонадеянно преодолела границу, нарушив равновесие Земли, и пусть мир меня принял, он этого не забыл. Он напомнил мне о правилах тогда, когда скончался здоровый, казалось бы, по всем показателям муж. А родившаяся дочка никак не желала вписываться в правила.

 - Мам, ты о чем? - нахмурилась Лариска.

 - Если соберешься обратно в Пределы - забери ее с собой, - тихо проговорила тетя Лера.

 - Мам, ты что! - возмутилась девушка. - Я без Вальки никуда не пойду! Это я уже молчу про вас с бабушкой...

 - С бабушкой у нас состоялся семейный совет, - пресекла Ларискины попытки вставить свои пять копеек Лира - не тетя Лера, именно эльфийка.

 - Бабушка на стороне мамы, - кивнула тетя Зина, чем, надо сказать, меня сильно поразила. Все-таки, как ни редка женская солидарность, но явление ее поистине потрясающе.

 - Я нарушила равновесие - воронка захотела забрать тебя, - обращаясь к дочери, привела доказательство теть Лера. - То, что она забрала Валю, может объясняться лишь тем, что и она была в списке. Судя по тому, что вы рассказали, Валя свою задачу выполнила. Но это не значит, что Пределы отпустили ее. Вам нужно вернуться обратно.

 - Я... не смогу, - беспомощно отозвалась я. - Не выдержу повторного перехода. Вы и сами это знаете - у меня привязка на Пределы.

 - Знаю. Потому и говорю - возвращайтесь, пока есть возможность, - кивнула тетя Лера. - Я знаю Ифиэль: выйдите из портала в Академии - она сможет помочь. Успеет, я очень на это надеюсь...

 Эл покачал головой: если все было действительно так, как говорила Лира, и Лариса должна была занять ее место в Пределах, то время еще оставалось. Она могла прожить дольше, в то время, как я...

 - Ты вернулась умирать? - без обиняков спросила меня тогда теть Лера.

 - Я вернулась домой, - с грустной улыбкой ответила я.

 Больше о плохом мы не вспоминали. Рассматривали детские Ларкины фотографии, смеялись и плакали от радости, но я как никогда чувствовала себя на своем месте. Потом вскользь упомянули о планах на будущее, в которых у меня однозначно присутствовал университет. Эла решили выставить потерявшим память студентом не в себе - ну, чтобы документы сделать. Тетя Лера обещала с этим помочь - тем более что когда-то сама через это прошла. На том и разошлись, чрезвычайно довольные встречей.

 А еще, кажется, сбылась Ларискина мечта из моего астрального путешествия. В том плане, что заказанный ею эльфенок все-таки явно девушкой увлекся. Если со мной Эл был крайне обходительным и галантным, а еще, может, чуточку по-братски снисходительным, то Ларку явно выбрал своей Прекрасной дамой. Я поймала как-то понимающий взгляд тети Леры, в котором словно говорилось, зачем требовались все произошедшие с ней хитросплетения, и, надо сказать, была с ним полностью согласна. Я еще помнила ее, курящую на кухне и с совершенно потухшим взглядом - одна, сломленную моим исчезновением и отъездом Димки - и я больше не хотела видеть в ее глазах слез. Возможно, им с Элом действительно стоило в Пределы вернуться. Возможно, мне стоило поработать в этом направлении. Ведь во мне же было энергии под завязку: я чувствовала тонкую струйку силы, идущую от остальных мальчишек - спасибо Майчику, это наверняка смог провернуть он. Чувствовала тот самый росток дерева, питающий меня и дарящий возможность жить полноценно. Я видела только радостные перспективы.

 Через несколько дней на свой страх и риск пошла в университет. Еще не дойдя до деканата, натолкнулась на Егорушку, который с расширенными глазами схватился за сердце, хотя был еще вполне себе бодреньким дядечкой, а потом потащил туда, куда, собственно, я и направлялась.

 - Невозможно...нереально! - твердил он в перерывах между бессвязным бормотанием о параллельных мирах. - Валечка, с вас доклад по пребыванию там!

 Я честно обещала подумать на эту тему, но пока меня больше всего беспокоил вопрос о том, как отнесутся к моему появлению в ученом совете. Скорее всего, те полгода, что меня не было здесь, придется оформлять академотуском и возвращаться в самое начало второго курса, что, конечно, было не самым хорошим стечением обстоятельств, но все же лучше, чем вообще невозможностью восстановиться. Я была настроена решительно, и отказ декана бы не приняла. Однако никак не смогла скрыть потрясения, когда, выслушав сбивчивый рассказ и не раз прикладываясь к валерьянке с водой, наш Артемий Викторович, главный математик всех времен и народов, предложил мне просмотреть кое-какие бумаги, сделав предположение, что мои скачки между мирами могли обогатить способности интеллекта в двойном размере. На документах, предложенных деканом, оказалась незнакомая теория второго курса, которую наши успели пройти во время моего отсутствия. Что-то из дополнительных глав математического анализа. Но когда я, пару раз прочитав написанное, сходу решила несколько задач, декан хитро блеснул стеклами очков и объявил, что летние каникулы я посвящу тому, чтобы экстерном досдать все пропущенные экзамены. Душа пела. Душа не могла нарадоваться. Все же эти дурацкие переходы не прошли для меня даром...а любопытные взгляды однокурсников вызывали только легкие улыбки в ответ. Нет, ребята, так быстро вы от меня не избавитесь! Валя будет учиться с вами и дальше...

 А потом пришли они.



 Глава 16


 Наше время, Земля


 Сначала появились журналисты местного телевидения. Эпатажная ведущая вечерних новостей задала несколько компрометирующих вопросов, на которые я постаралась ответить максимально обтекаемо. Зная то, что иногда гнали в нашем эфире, мир Пределов совершенно не хотелось выставлять в плохом свете. Репортаж о "возвращенке Вале" засекли уже на центральном ТВ, и вскоре мне предложили даже принять участие в ток-шоу, но от такой сомнительной чести я решительно отказалась. Ведущий канал решил брать измором, и вскоре у меня под окнами стали дежурить их машины в надежде новых подробностей. Поэтому приглашению из администрации города, доставленному на спецтранспорте, я в какой-то мере даже обрадовалась. По крайней мере, посвященность государственных структур в мое местонахождение вселяло хоть какую-то, но надежду. Как оказалось, радовалась я рано.

 На приеме у мэра сидел очень странный человек в деловом костюме темно-серого цвета. По широкому развороту плеч и спортивной фигуре я предположила военного в штатском, и предчувствие усилилось после взгляда на застывшее лицо. Приехали мы с Элом, так что хотя бы присутствие эльфа внесло в мои расшатанные чувства небольшое успокоение. На встрече нам доходчиво объяснили, что возвращение из другого мира даже круче, чем первый контакт с инопланетянами, а потому нас обоих стоит тщательно обследовать на предмет иномирных вирусов. В ответ на мое замечание о совершеннолетии мужчина картинно выгнул бровь - такого выражения лица я, признаться, от военного не ожидала - и сказал, что карантин еще никто не отменял. А "ваш остроухий друг" и вовсе другой цивилизации принадлежит. Эх, и мне бы какого-нибудь завалящего адвоката сюда...ну или взрослого просто. Чтобы не казалась самой себе загнанной в угол напуганной мышью. Но я собиралась остаться на Земле на максимально возможный срок. Поэтому проблемы ни себе, ни Эланиэлю обеспечивать не собиралась. Так что пришлось согласиться.

 Обследование на предмет иномирных вирусов обернулось для нас литрами выкачанной крови, полным обследованием организма, а Эланиэлю даже какие-то соскобы с ушей брали. Когда он про это рассказывал с гадостным выражением на лице, я не выдерживала и хохотала от души, предупреждая, что земные врачи разительно от предельных целителей отличаются. Он только хмуро кивал в ответ. Ему безумно нравилась Лариска, и отступаться от нее он, кажется, не собирался. Вот уж точно история любви на все времена: ждал двадцать лет, чтобы дождаться выросшего ребенка...

 Через месяц после возвращения меня направили на УЗИ органов брюшной полости. Я, кстати, до сих пор так и не разобралась, кто санкционировал наши обследования. Но я все-таки, надо признаться, не сильно этого и хотела. Моей главной целью было мирное существование после возвращения. И ради этого я готова была отдать хоть почку на донорство. Поэтому на ультразвук пошла, не задумываясь.

 Женщина оказалась вполне приятной, сразу показала, что и как, даже поясняя любые свои действия и удовлетворительно заявила в конце, что никаких отклонений не видит. Предложила, правда, еще мочевыделительной системой заняться, и я призналась на тянущие ощущения внизу живота, которые периодически испытываю. Как-то странно на меня посмотрев и мигом домазав гелем указанное место, она несколько минут молча смотрела в монитор.

 - Ну и ну, Валентина Николаевна.

 Сердце сжалось от плохого предчувствия:

 - Что? Что там такое?..

 - Ваши четыре недели, девушка, - криво улыбнувшись, пояснила женщина-специалист.

 - Что-о-о? - не поняла я тонкого намека.

 - Срок беременности, говорю, четыре недели, - разложили по полочкам информацию.

 И я уронила голову обратно на кушетку. Значит, все-таки последняя ночь не прошла даром... Закрыв глаза, постаралась выровнять дыхание. Успокоиться. Не нервничать. У меня будет ребенок...

 - Я обязана доложить, что вы забеременели, находясь за пределами нашего мира, - с сожалением проговорила женщина. Так, словно это меняет что-то в моей жизни коренным образом. И, кажется. Ход ее мыслей я поняла. Зародышу просто могут не дать родиться...я ведь честно рассказала о населяющих Пределы существах. Кто знает, что могло выйти из ребенка, зачатого там, здесь, у нас на Земле. Так ведь?

 - Сколько у меня времени до того, как за мной снова приедут? - упавшим голосом проговорила я.

 - Сутки...может, чуть больше, - сочувствующе ответили на вопрос.

 Я только кивнула и, попрощавшись, кабинет УЗИ покинула. И разревелась, стоило только выйти из госпиталя, в котором нас с Элом исследовали. Слезы не унимались до самого дома, и я пыталась успокоить себя мыслью о том, что все будет хорошо. Что наш с Арегваном малыш не пострадает. Но не получалось...помощь пришла, откуда не ждали.

 - Валентина Николаевна? Валечка? - услышала я знакомый мальчишеский голос. Семенов! Мама родная! А я плачу...

 - Привет, Васенька, - улыбнувшись сквозь слезы, поздоровалась я. - Ну как твои дела с Леночкой?

 - Я нервничать перестал, Валентина Николаевна! - возбужденно заговорил парень. - Как только вы исчезли, меня словно обухом по голове: вы пропали, а я тут слабину даю! Я теперь так здорово читаю! Лена не нарадуется, - покраснел от удовольствия парень.

 - Я очень за вас рада, Вась, - улыбнулась я снова. И разревелась.

 - Так, Валечка Николаевна, пойдемте-ка к моей бабуле, - решительно заговорил парень. - Чайку попьем, и вы все расскажете, как есть. Она у меня человек старой закалки, она что-нибудь посоветует.

 Баб Нина после моего рассказа смотрела сурово. И долго. То ли не верила, то ли пыталась устаканить в голове факты. Потом, тяжело вздохнув, произнесла:

 - Что, и прямо любишь?

 - Да...

 - Дракона?

 - Да...

 - Он хоть красивый?

 - Он Златоглазый...

 Васенька весело фыркнул, словно пытаясь сказать "все женщины одинаковы", и теперь пригвождающий к стулу взгляд бабушки достался внуку. А потом, смилостивившись, она внезапно заковыляла к журнальному столику, на котором располагался телефон, и попутно дала Семенову указание:

 - Ну-ка, Васятка, Достань-ка мою волшебную записную тетрадочку...

 Волшебной тетрадочкой на деле оказалась толстая в кожаном переплете книга, которую Вася с особым трепетом вручил бабуле. Та, порывшись в ней со словами "где-то же он у меня был, окаянный...", внезапно остановилась где-то в середине и с улыбкой ткнула пальцем в страничку:

 - Ага, нашла! - после чего на удивление проворно набрала номер, поднеся трубку к уху. - Герочка? Герочка, ласточка, эта Нина Ивановна тебя беспокоит. Да-да, Семенова, миленький, она самая, помнишь меня? Очень рада, очень, Герочка. Слушай, золотой мой, чудят твои ребятки. Судя по дурной манере косить под западные спецслужбы - твой Орлов. Дай ему от меня нагоняй, пожалуйста. Вам Владимир Георгиевич что сказал делать с возвращенкой Валей? А? Помнишь? Наблюдать и не совершать никаких противоправных действий. Помо