КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 348634 томов
Объем библиотеки - 403 гигабайт
Всего представлено авторов - 139800
Пользователей - 78082

Последние комментарии

Впечатления

kiyanyn про Соколов: Мифы об эволюции человека (Научная литература)

Не знаю, что скажут специалисты, а для неспециалистов написано очень и очень неплохо.

Крайне рекомендовал бы к прочтению всяким креационистам, прежде чем позориться на разных форумах публично :)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
юлина про Смирнова: Вязание на спицах (Хобби и ремесла)

Несмотря на то,что издание давнишнее и многие фасоны одежды устарели,все же техника вязания,узоры остаются вполне современными.Книга написана просто и понятно для желающих научиться интересному искусству вязания.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
юлина про Калогридис: Алая графиня (Исторические любовные романы)

Интересная книга от Джинн Калогридис.В ней рассказывается о страшном 15-ом
веке,о знаменитых семействах Италии-Сфорца,Медичи,Борджа,о заговорах,сражениях,интригах.Герои прорисованы тщательно,сразу представляешь каждого из них.Написано сочно,незатянуто,временами даже хотелось больше подробностей,но уж как есть.Сюжет разнообразный-тут тебе и история,и мелодрама,и мистика,и конечно,душевный мир человека-его надежды,чувства,искания.Об одной из главных исторических героинь-Катерине Сфорца, снят фильм-"Катерина Сфорца-римская львица".

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kemuro про Тайниковский: Противостояние. Книга первая (Фэнтези)

Выскажу свре мнение, как мне гг моральный урод, ладно мс, но отношение с людьми( интересно с кого он брал пример или на кого походить хотел). Сам сюжет и изложение не нов, осилил порядка 80 страниц, дальше не стал, читать про такого гг нет желания.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
андрей 50 про Иванов: Сердце Пармы, или Чердынь — княгиня гор (Историческая проза)

Прочитал уже пару недель назад и всё не мог придумать как написать отзыв о книге.Так и не надумал,а высказать очень хочется.В двух словах,книга "бомба",читается очень легко,интересный и познавательный экскурс в старину.Читайте и получайте удовольствие от книги.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
yavora про Бородин: Звезды и стрелы - Книга полностью (Современная проза)

Ну такое. Постапокалипсис начала 19-го века США. Мистика. Развивтие сюжета без логики. Мы шли шли потом убили шамана, шли шли потом кораблю нашли. и т.д.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
yavora про Astrollet: МагоИскин (Боевая фантастика)

Сложилось такое ощущение что писал Поселягин под псевдонимом. Тот же "пространственный карман" в который прячутся космические корабли скафандры оружие и т.д. (как он туда еще звезду смерти не засунул). И та же примитивность мышления ГГ круче самых крутых во всех галактиках, НО пытается осчастливить одну семью в деревеньке. Дюже вумный с тысячелетним опытом но ведется как лох. С наивностью ребенка засвечивает МЕГА редкие артефакты и потом удивляется а что это его грабют.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
загрузка...

Действие с умом (fb2)

- Действие с умом (а.с. Проект «Поттер-Фанфикшн») 782K, 230с. (скачать fb2) - Void-Chord Pirate

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



VoidChord Pirate Действие с умом

Публикация на других ресурсах:

Обращайтесь в лс.

Примечания автора:

Первая работа о попаденце. Так что может и скорее всего будет коряво. Всеми силами попытаюсь не опускаться до образа всемогущего мага в обычной девчонке. Приложенные силы=результат. Все что описывается это не Мэри Сьюшная блаж, а вполне себе обычная наглость и тщеславность. Знать больше, выглядеть лучше и т. п.

*спойлер* В фф опровергается маглорожденность ГГ.

Доркас Медоуз — лишь упоминание, но персонаж канонный(Темный Лорд самолично убил её) была членом ОФ первого состава. Объясню почему она. Факт что Лорд сам её порешил, говорил о немалых волшебных способностях волшебницы.

Мёрк-ОМП. На первых порах для повествования не имеет никакого весу, а в дальнейшем будем посмотреть.

«Не существует такой вещи как бесстрашие, Саймон. Пока человек не безумен. Люди, которых называют бесстрашными, просто умеют хорошо скрывать свой страх, а это ведь совсем другое дело.»

25/02/16 — № 19 в жанре «Даркфик»

27/02/16 — № 11 в жанре «Даркфик»

28/02/16 — № 10 в жанре «Даркфик»

Часть 1

Проснуться от жуткой головной боли — не лучшее начала дня, скажу я вам.

Определить, что за на фиг мнилось нереальным.

Все тело как-то неестественно сдавливало. Подняться представлялось невозможным. Хотя приложив немало усилий я все-таки смогла сесть на краешек кровати и кое-как осмотреться. Судя по всему была глубокая ночь. Лунный свет освещал незнакомую мне комнату. Покопавшись в голове я так и не смогла понять, как я оказалась здесь, и где в принципе находилось это «здесь».

Почувствовав, что все-таки силы у меня имеются я поднялась и зажгла свет. Оказалось, я нахожусь в определенно детской спальне, в которой не по детски много книг.

Подойдя к стеллажу у стены, я провела рукой по корешкам книг и обомлела. Взгляд пал на руку. Моя рука моей не являлась. Взгляд вниз, на себя и я чуть ли не выпала из реальности. Это не моё тело! Я это не я!

Я в тушке какой-то девчушки. Судя по запримеченному мной дневнику на столе. Имя этой девчушки-Гермиона (такие не двусмысленные ассоциации однако).

Хм…Забавно. Может сплю. Да нет. Сны, на то и сны, что окружающая среда является изменчивой, и никогда не является стабильной. Во снах ты не можешь видеть все детали досконально, так как все постоянно меняется. Я в теле какой-то девчонки. Это константа.

Ну попала, так попала.

Подойдя к зеркалу вообще пожалела, что решилась взглянуть. На меня из зеркала взирало не особо лицеприятное чудо. Волосы во все стороны, аля я у мамы дурочка. Зубы немного портящие мое представление о прекрасном. Передние резцы явно были длиннее положенного. Но на лицо смазливая. Толк будет. Нет ничего непоправимого.

Самым важным на данный момент было узнать, кто я есть, наверняка.

Я читала о попаденцах. И насколько помнится, то по закону жанра у них есть доступ к мыслям тела в которое они попали. Но тут кое-какое «затруднение». Чертовски сложно сконцентрироваться, когда в голове полный сумбур. Так, так. Немного сосредоточенности. Какие-то чертовски странные ощущения. Анализ местонахождения.

И вот.

Гермиона Грейнджер. Отроду 11 лет, но вскоре стукнет 12. Родители дантисты.

«Отлично». Поттерианы только не хватало на мою больную головушку.

Прямо таки злая шутка небес.

Последним МОИМ воспоминанием было падение. Хм… Видимо что-то пострадало таки в МОЁМ организме, коль итогом падения стала смерть.

Вообще круто.

Теперь мало того, что не дали помереть спокойно, так еще и в Мир Гарри Поттера засунули.

А еще и сознание услужливо подкинуло воспоминание о постной мине Макгонагалл, что пришла, со столь счастливым известием. «Ваша дочь — волшебница!»

Мда уж… Судьба и при Жизни, то не особо меня жаловала, а тут и подавно.

Так.

Боже, как эта Грейнджер еще не померла. Головные боли у неё почище моих будут то. Бедняга. А все её зубрежка.

А подумать то нужно, проблема крупная, если не сказать гигантская. Я НЕ чувствую «соседства». Неужели бренная душа неубиенной малышки Грейнджер решила сдаться без боя. Или еще что. Но нет. Мысли упрямо отказывались выстраиваться, в более менее адекватную цепочку рассуждений.

Ничего не оставалось.

И я поразмыслив улеглась спать.

Последней мыслью перед тем как я отрубилась (пардон, но никак иначе сей факт не обзовешь), что нужно что-то достать от головной боли. Это же нереально выдержать.

Утро меня несказанно порадовало. Ну как. Если это вообще возможно в моей ситуации. После ночи убойного сна, я проснулась и как ни бывало, ни головной боли, ни сдавливания в теле, но и мысли целостной кучкой укладываться не желали.

Утро к тому же выдалось солнечное, будить меня пришла мама Грейнджер. Мол. «Собирайся, сегодня важный день».

Ну да. Чёртово первое сентября. Угораздило же, подпортить самый долгожданный день в жизни ребенка. Гермиона, в меру такой упивающийся знаниями ребенок, дождаться не могла. Столько всего перечитала о Хогвартсе. Да я и без её знаний скажу, пиздец меня там ждет.

Ой. Чуть не забыла. Мелькнула мысль, что сущность Гермионы улетучилась вместе с магией. Нужно проверить. А то вдруг что. Не порядок.

Вещи мои были уже собраны. Заблаговременно упакованы и уложены в чемодан.

Да, Грейнджер явно прихватила с собой доп литру. И зачем это. В Хоге библиотека есть же, пожалуй ради неё одной стоит стремиться туда попасть. Да и тем более, что у этой девчушки могли быть за книги, что не обнаружатся в общем доступе в Хогвартсе? Глупо же.

Спасибо тебе, Гермиона. Ты успела кучу всего назазубривать, ну как назазубривать. Просто запомнить. А заучка то читтер. Фотографическая память у неё. А еще нос задирала, мол самая умная. Мной, точно, такая ошибка допущена быть не может, не к чему это. Ну или совсем чуть-чуть. Некое самодурство и самолюбие мне в коей — то мере присущи. Отрицать бесполезно.

Куча всяких «плюшек» присутствовало, в сущности все что будет изучаться на первом курсе, уже находилось в моей головушке, вот только систематизации знаниям не хватало. Не плохо, не плохо. Но все же стоило бы девочке, поднапрячься, да с расчетом на будущее, поглядеть, авось, какие косметические чары есть, мало ли что в Хоге, потребуется. Ладно. В этом, пока и матушка может помочь.

И вот. Половина одиннадцатого. Вокзал Кинг—Кросс. Мои волосы, довольно-таки длинные, к слову, уложены таким образом, что бы волнами ниспадали на спину (матушке пришлось побыть в роли укротителя, гриву мою присмирить не так просто то было). Я конечно понимаю, что я в теле одиннадцатилетней, но это не принуждает меня выглядеть, как черт знает кто. И да, я попросила маму Грейнджер, ну не могу я её признать своей, что бы та что-то поделала с моим лицом, и в итоге мне накрасили ресницы, так хоть не была похожа на серую мышь, коей являлась Гермиона на данный момент. О, одежду которую, предполагалось, я надену, я не надела, более того, даже не притронулась к ней. Я отдала выбор белой рубашке и черной юбке, плюс какие-то туфельки. Так забавно. Мозги вроде бы взрослые, а вот из-за детского тела нужно держать марку. Не особо отличаться от остальных.

Так вот. На вокзал меня привезли родители, которых я тут же отправила восвояси взяв тележку и став дожидаться, кого бы вы думали, Гарри Поттера, на платформе 9/10.

Вот и он. Его уже покинули родственники и мальчик стоит в полной растерянности. Да уж, мама Ро не приврала, родные его действительно не докармливали, как минимум и одет он был в одежду ну намного больше его самого, да и помимо несоответствия в размерах, выглядела одежда, как видавшие долгие годы обноски.

Я уличила момент, еще до того как Поттер подошел и спросил о платформе 9 ¾ у охранника.

Я оказалась рядом с ним и шепнула, при том не опуская дружелюбную улыбку с лица (что стоило немалых усилий, была я в прескверном настроении да и угрюмая задумчивость мне более свойственна, нежели доброжелательность).

— 9 ¾?

В глазах паренька я заметила радость. Ну да. Рад любой помощи.

— Я помогу. Пойдем.

Нам просто необходимо было попасть на платформу раньше чем объявятся Уизелы. Я все-таки думаю не спроста они к Гарри еще с самого начала прицепились. Да и сами посудите, на кой черт, пусть они и маглолюбы (хотя если судить по дикости их поведения вне магического мира, то маглов любили те на расстоянии) им заявляться через «вход», для по большей мере магловских отпрысков. Да еще и на всю мощь орать о том, какие маглы противные (говорю же, маглолюбы). Нужно что-то с этим поделать.

Мы с Поттером уже подошли к барьеру разделяющему две платформы.

— Идем просто в стену.

Мальчик-который-выжил нервно сглотнул, но решив не подавать виду, кивнул мне, давая знак, что он понял.

Я уже слышала громогласный голос Молли Уизли с её сетованиями на маглов. Слава богу, еще мгновение и мы с Поттером уже стоим на платформе 9 ¾.

Алый паровоз, ну прям как по книге, стоял около платформы, заполненной людьми. Знак сверху гласил «Хогвартс экспресс», одиннадцать часов. Позади осталась арка отделанная железом.

Я решила не стоять на месте, Уизли должны были сейчас появиться.

— Идем, — улыбка для Гарри, который вертел головой на все стороны, пытался все рассмотреть.

Дым поднимался над головами болтающей толпы, в то время, как кошки всех цветов вились там и тут между ногами. Первые вагоны уже были заполнены учениками, некоторые свешивались из окон, что бы поговорить со своими семьями, некоторые боролись за места. Я наравне с Гарри толкали свои тележки дальше по платформе в поисках свободного места. Прошли мы и мимо Невилла жалующегося бабушке, что вновь потерял свою жабу.

Мы продирались сквозь толпу, было здесь и сборище людей вокруг Ли Джордана с его страшилищем в ящике, нашлось пустое купе в конце поезда.

Я знала что примерно сейчас заявятся близнецы и предложат помощь чего допустить было нельзя. Пока Гарри заносил клетку с совой Буклей в купе, я рискнула и применила Вингардиум Левиоса (тут в помощь проштудированная Гермионой литература, и мои личные, с позволения сказать, воспоминания). И вот уже чемодан Поттера вместе с моим покоится, в выбранном нами купе.

Получилось весьма неплохо, Поттер смотрел раскрыв рот. Но тут явились близнецы.

— Магия вне школы, для несовершеннолетних волшебников, строго запрещена, — в один голос продекламировали рыжие, а затем залились хохотом. Странно как это они друг за друга фразы не заканчивали, а просто в один голос что-то сказали.

Кстати все вокруг тоже поглядывали на меня явно с немалым удивлением и заинтересованностью. Ну да. По мне же видно — первогодка. А тут палочкой прям на перроне машет.

Я лишь фыркнула и преспокойно ответила.

— Думаете Министерство Магии следит за каждым ребенком, не колдует ли тот? — на меня явно смотрело уже большинство стоящих вокруг, — Правило это было придумано, что бы уравнять в правах, как чистокровных, так и маглорожденных. Мол безопасность для всех. Ибо магией ты можешь воспользоваться, если у тебя в доме имеются взрослые волшебники, потому что Министерство фиксирует сам факт применения магии на определенном участке, а не факт применения оной кем — то конкретным. Хотя не стоит забывать, и про «архивы» палочек. К тому же, могу предположить, что если чистокровных детей поддерживает родовая магии, то о маглорожденных такого сказать нельзя. А ребенку небезопасно обучаться магии без поддержки так сказать со стороны. Магия Хогвартса в помощь нам.

Когда я договорила на меня буквально вылупившись смотрели, как и родители, так и ученики стоявшие вокруг.

А я лишь развернулась и пошла в наше с Поттером купе. Гарри сел у окна, оттуда, он наблюдал за появлением всей семьи Уизли. Я же демонстративно не смотрела в ту сторону. Слышала как близнецы напали на Артура Уизли по поводу только что услышанного от меня. Тут мне закралась мысль, что быть может Уизли младшие лишены колдовства дома, так как вряд ли подпитка родовой магией для Предателей Крови вообще имеет место быть.

Поттер перевел взгляд на меня. Я сидела напротив.

— Откуда ты знаешь?

— Мистер Поттер, могли бы быть и покрасноязычнее, — я ухмыльнулась, а вот мальчик вздрогнул когда я его назвала по фамилии.

— Ладно, — я смягчилась, видя, что Гарри был явно всем сегодня удивлен, — Во-первых, по нормам этикета следует представиться (смутно я себе эти нормы представляла, девочка явно не удосужилась приобретением книг подобного контекста). Я Гермиона Грейнджер, — сделала паузу, давая возможность представиться Гарри.

— Я Гарри Поттер.

Мальчику было понято, что я и так знаю, кто он, но все-таки искорка благодарности за то, что я не воспевала ему дифирамбов, у него в глазах блеснула.

— Ну так вот, отвечу на твой нескладный вопрос, — я послала Поттеру одобрительную улыбку, а то он совсем растерялся, — знаю я, потому что, мне показалось это очень важным и я разузнала побольше, — вот так, совсем просто ответила я. На что получила кивок от Гарри, он видимо согласен, что это информация очень важная. Хотя Гермиона так не посчитала, и почему — то задвинула «кусок» с этой инфой на задворки сознания, откуда он был благополучно мной выцеплен.

— А почему все остальные смотрели, как будто и не знали об этом? — о святая непосредственность.

— Ну, думаю все потому, что они и не знали, да и это как бы тайна. Негоже что бы дети даже думали о таком. А может и знали, да не осознавали. Какая разница? Тут как, не знание истины, от ответственности не избавляет.

— Но ты рассказала во всеуслышание.

— Ну да, — я улыбнулась. Мне было приятно таким образом немного пошалить, ведь это выльется в немалую проблему для Министерства Магии. Представьте, как им потом выкручиваться, а точнее выкапываться из завалов уведомлений о незаконном использовании магии несовершеннолетними. Не предусмотрительно правда… Не подумала я, когда языком трепала, что это может сподвигнуть Министерство на тотальный Надзор.

Я так углубилась в размышления, что и пропустила момент, когда прозвучал свисток. И все оставшиеся на платформе дети ринулись в поезд.

Поезд тронулся.

Гарри решил завести беседу.

— Ты из семьи волшебников?

Ну конечно он так подумал, ведь я точно зазнайка Грейнджер, сыплю знаниями о магии. Только вот кичиться грязнокровностью я даже не думаю. Понимаю, что это явный минус. Сожалею, что закинуло меня волей Судьбы, или еще кого, в тельце маглокровки. Сила явно не за ними.

— Ну, я из семьи маглов. Это явный минус в магическом обществе. И не стоит особо афишировать, то что ты неотесанный болван, ибо не взращен на волшебном лоне — молчание. Да мальчика явно смутило сказанное мной, — Поттер, я ведь знаю, ты тоже из магловской семьи, но ты полукровка. Твои родители они..

Только я хотела уже нормально поговорить с Гарри, что бы его не могли обмануть, опередить всех обывателей, как дверь купе сдвинулась, и вошел Шестой рыжий.

— Можно к вам? — спросил он, указывая на то, что в купе нас только двое, — везде занято (ой, чую врет как дышит).

Гарри посмотрел на меня, я качнула головой в неопределенном жесте, который можно трактовать и как согласие в частности, и переместилась на сиденье рядом с Поттером, таким образом освободив место напротив. Мальчик сел. Он глянул на Гарри, затем быстро отвернулся к окну, притворяясь, что не смотрел. Я увидела что нос рыжего был испачкан.

Поттер только хотел вернуться к заинтересовавшему его разговору. Как пришли близнецы.

— Эй, Рон.

— Слушай, мы собираемся пойти в середину вагона — у Ли Джордана гигантский тарантул.

— Да, — пробормотал Рон.

— Гарри Поттер? — поинтересовались мальчики, а Поттер не уследил и на миг на лице проскочило страдальческое выражение, — мы еще не представились? Фред и Джордж Уизли. И это Рон, наш брат. А ты? — обратились они явно ко мне, как будто только сейчас заметив.

— Гермиона Грейнджер, — колючий взгляд для близнецов и презрение для Рона. Забавно.

— Ладно.

— Увидимся позже.

— Пока — сказал Рон.

Близнецы закрыли дверь купе за собой.

— Ты действительно Гарри Поттер? — выпалил Рональд. Гарри лишь кивнул. Отчего — то ему больше хотелось говорить со мной, чем с парнем.

Пресекая разговор мальчиков, я достала из сумки салфетку и протянула её Уизелу.

— Вытри нос.

Злость. Именно со злостью посмотрел на меня рыжий. Интересно. От Поттера это тоже не скрылось.

Пока Рон отирал нос он начал говорить.

— И у тебя действительно есть — ну знаешь… — он указал на лоб Гарри.

Гарри явно стало не особо приятно, но он откинул назад челку, показывая шрам. Рон пристально смотрел.

— Это где Сам-Знаешь-Кто?

— Хватит, — мое спокойное шипение, — Во-первых, эти расспросы весьма грубы и некультурны, Во-вторых, Сам-Знаешь-Кто, действительно? Волан-де-Морт. Это его имя, — я была абсолютно спокойна, можно было даже сказать, что мне скучно. Но Рон чуть не подпрыгнул на месте, когда я назвала по имени Темного Лорда.

Но заткнулся.

Гарри смотрел на меня заинтриговано. И решил спросить.

— Почему ты назвала его по имени. Даже Хагрид, не осмелился сразу назвать имя, волшебника убившего моих родителей.

— Гарри, Гарри, хочешь совет. Не слушай никаких там Хагридов, Дамблдоров. Мне кажется ты обязан знать кто и почему убил твоих родителей. А их глупая боязнь перед именем, ну что ж, их право. Ведь все-таки Темный Лорд был одним из величайших волшебников, он творил великие дела.

— Великие, но ужасные, — шепотом договорил Гарри. Ну да, Олливандер точно так же сказал.

— Ой, кстати, — я достала палочку и поднесла к очкам Гарри. Именно Гермиона же в книге их починила, — Окулус Репаро.

Поттер снял очки и посмотрел на них. Совсем как новые.

— Нужно будет запомнить это. На будущее, — улыбнулся Гарри, — Гермиона, раз ты из семьи не волшебной, то о магии узнала совсем недавно?

— Да, — как-то задумчиво кивнула я, — получила письмо и узнала, что волшебница.

— Я из чисто волшебной семьи, — встрял в разговор Уизли.

Но и мной, и Гарри он был проигнорирован.

— Кстати, Поттер, — мальчика ничуть не волновало, такое мое шутливое обращение к нему. Он видел, что никакого злого контекста в это «Поттер» я не закладываю. А я это специально. Пусть знает, что и друзья могут так его называть, — тебе нужно будет попросить кого — нибудь из старших, научить тебя заклинанию подгонки одежды по размеру, — я сказала это совершенно беззлобно, искренне желая помочь. Ибо Гермиона о таких заклинаниях не читала даже, — или эльфов в Хогвартсе попросить.

— Хорошо, — Гарри понимал, что я добра к нему и не злился на излишнюю прямоту, — это одежда моего кузена, дядя и тетя у меня не плохие, но все-таки, донашиваю я все за Дадли.

Опять Рон встрял в разговор. Да что ж ты будешь делать.

— У меня пять братьев, и я всю жизнь за ними донашиваю одежду, — что я, что Гарри смотрели на Рональда и слушали того чисто из вежливости, — У меня старая форма Билла, старая волшебная палочка Чарли, и старая крыса Перси.

Да уж, знают по чем бить. Гарри добрый мальчик, был обделен в детстве, и может сочувствовать неудачникам. Хм. Явно так его дружбу Рон Уизли и заслужил. Надавил на жалость. Ну уж нет. Так не будет.

— Ты знаешь, Рон. Пусть у тебя и не новые вещи. Зато ты не обделен семьей, жаловаться грех.

Неужели я нашла верные слова, что бы заткнуть Уизли, да и Поттера в порядок привести. До него дошло. О неужели. Мама Ро, сделала из Гарри тугодума какого — то. А так ничего, нормальный вроде.

Пока ми разговаривали поезд выехал из Лондона. Теперь он летел мимо полей, где паслись коровы и овцы. В купе царила тишина. За окном мелькали поля и дороги. Около половины первого в коридоре что-то прогрохотало, улыбающаяся женщина сдвинула дверь нашего купе и спросила не хотим ли мы чего.

Рон залился краской, но пробормотал о том что у него с собой, я предложила Гарри часть своей провизии, благо я то знала наперед что именно так и поступлю. И в итоге мы купили всего лишь, по пару Шоколадных Лягушек, Котелковые Кексы, и Бобы Берти Боттс с Любым Вкусом.

Сперва было съедено по бутерброду, а затем открыты Кексы, Рональда тоже угостили. Чисто из вежливости. Пришла пора Шоколадных Лягушек.

— Что это? — спросил Гарри обращаясь ко мне, — Они ведь не настоящие, нет?

— Нет. Посмотри какая там карточка внутри, — ответил Рональд, к которому вообще не обращались.

Я улыбнулась и пояснила растерявшемуся Гарри.

— Внутри, в Шоколадных Лягушках есть карточки, для коллекционирования — знаменитые волшебницы и маги.

Поттер развернул свою Шоколадную Лягушку и вытащил карточку. Ясно понятно, что это был наш дедуля.

— Так это Дамблдор! — сказал Гарри.

— Не говори мне, что ты никогда не слышал о Дамблдоре, — выкрикнул Рон.

О Боги, держите меня семеро. Я уже готова убить этого мальчишку.

Походу Уизли был по фигу тот факт, что Поттер из мира МАГЛОВ. Он блин не жил у волшебников. Или просто Шестой непроходимо тупой.

— Гарри, Дамблдор — директор Хогвартса, переверни и прочитай сзади, так вот. Этот дедуля считается величайшим магом современности, особенно его знают, как победителя Гриндевальда в 1945 году, — видя непонимающий взгляд Гарри, мол кто такой этот Гриндевальд я продолжила, — Гриндевальд как ни странно был другом и соратником Дамблдора, он ратовал за то, что бы собрать воедино все три Дара Смерти. Бузинную Палочку, Воскрешающий Камень и Мантию Невидимости и использовать их во «Благо». Ну об этом как-то потом, — что странно, на меня с интересом смотрел не только Поттер, но и Уизли, — Так же Дамблдор открыл двенадцать способов использования крови дракона и известен благодаря роботе в алхимии в соавторстве с Николасом Фламелем, единственным создателем философского камня. На твоей карточке, — я указала на предмет в руках Гарри, — так же написано, что Дамблдор любит музыку и боулинг.

Гарри перевернул карточку и увидел, к своему удивлению, что лицо Дамблдора исчезло.

— Он ушел!

— А ты что думал, он будет торчать здесь весь день? — сказал Рон. А я и не против. Я лучше объясню на счет фотографий, — Он вернется.

— Мистер Уизли, будьте более понимающим. В мире в котором выросли мы, люди остаются на фотографиях и картинах.

— Правда? — изумился Рональд.

— Правда. Это у вас здесь дурдом, что и фотографии движутся, и картины живые, нарисованные персонажи бегают из рамы в раму. Да и еще и разговаривать могут.

Я послала Поттеру мягкую улыбку, а тот опустил глаза и вновь стал рассматривать карточку. Дамблдор вернулся обратно и сейчас ласково улыбался ему.

Мы с Поттером открыли Бобы с Любым Вкусом. Предложили немного и Уизелу конечно и теперь просто сидели поедая эту престранную гадость.

Сельская местность, теперь мелькающая в окне, становилась все более дикой. Ухоженные поля закончились. Теперь шел лес, реки, и темно — зеленые холмы.

В дверь нашего купе постучали, и вошел круглолицый мальчик. Ну конечно Невилл в поисках драгоценной жабы. Казалось Лонгботтом сейчас разревется.

— Извините, вы совсем не видели жабы? Я потерял её.

— Невилл, — обратилась я к нему, зная наверняка, — так ведь? Садись с нами. Твоя жаба найдется. Потом когда наш багаж будут забирать из поезда и жабу твою найдут.

Гарри ободряюще ему улыбнулся и протянул пачку с Бобами Берти Ботсс.

— Я Гарри Поттер, — представился Мальчик — который — выжил, когда Невил уселся рядом с Роном, теперь у него в руках был последний Котелковый Кекс и несколько конфет.

— Ты… — мальчик явно растерялся.

— Он, — улыбнулась я, — Гермиона Грейнджер.

— Рон Уизли, — как-то обреченно пробубнил рыжий.

Мальчик был явно обеспокоен и Гарри решил его подбодрить.

— Невилл, не беспокойся, твоя жаба обязательно найдется.

— Да, вот смотри, — неужели Уизел понял когда ему следует что-то говорить, а когда нет, — у меня крыса Короста, он может умереть и ты не увидишь разницы, — вытаскивая на свет божий Питера Петтигрю с отвращением проговорил Рональд, — я попытался вчера перекрасить его, что бы сделать его чуточку интереснее, но заклинание не сработало. Я покажу. глядите.

Он порылся у себя в сундуке и вытащил уже не новую волшебную палочку. Она была местами отколота и на конце блестело что-то белое. Ах да, торчащий волос единорога.

— Солнечный свет, маргаритки и масло, глупая крыса пусть перекрасится.

Рыжий взмахнул палочкой, но ничего не случилось. Короста осталась серой и крепко спящей. Тут два варианта и не пойму какой верный. Либо заклинание чушь, либо на анимага просто не действует, что скорее всего правда.

— Рон, ты ведь понимаешь, что это не настоящие заклинание? — спросила я.

Уизли явно смутил мой тон.

— А ты что можешь то? — как-то по-детски обижено пробурчал мальчик.

— Ну… — я действительно призадумалась, что бы такое сделать, не сильно сложное, но и не глупое. Левиосу и Репаро в моем исполнении уже видели. — Ладно.

У окна стоял стакан. Взмах палочкой. «Агуаменти». И струйка воды ринулась из палочки и на половину наполнила посудину.

Да, мальчишки конечно оценили. Даже Рон. Но сказать он ничего больше не посмел.

— А на какой факультет вы хотите попасть? — поинтересовался Невилл.

О вот тут то рыжий и оживился. Ох ты ж ё моё.

— Мои родители были на Гриффиндоре, — сказал Гарри, как-то отстранено.

Я решила вмешаться что бы прямо сейчас покончить со всей этой мурой.

— Понимаете ли, дело не в том, куда вы хотите попасть. Лично я не попаду на Пуффендуй. Не подойду я им. Там нужна честность, трудолюбие, верность, и несомненно пусть и негласно, доброта. Хотя, если хотите знать мое субъективное мнение, на пуффендуе скрываются очень загадочные личности. Спокойные, вроде безобидные, но не зря же символ их факультета барсук — спокоен пока его не растревожишь, тогда мало не покажется. Когтевран уж куда предпочтительнее: ум, мудрость, остроумие, творчество, чувство юмора важно. Когтевранцы это нейтральная сторона. Но все-таки им не чуждо порицание. Если ты странный тебя там примут, но серьезно воспринимать не будут. Гриффиндор и Слизерин, два враждующих факультета, Годрик Гриффиндор искал в своих студентах храбрость, благородство, честь, тогда как Салазар Слизерин стремился найти хитрых, решительных, амбициозных, находчивых, порой жадных до власти.

Рональд хотел меня перебить, но ему шикнул Гарри, которому было очень интересно. И я имела возможность продолжить.

— Если подумать, то что значит вражда между Гриффиндором и Слизерином? Некоторые считают их, так сказать двумя сторонами одной медали, — когда я это говорила дверь купе сдвинулась и в проходе показался сам Малфой, все конечно обратили на него внимание, но так как я продолжала вести свой монолог далее, никто ничего Драко не сказал, — Дамблдор был на Гриффиндоре. Волан-де-Морт же учился когда — то на Слизерине, — я абсолютно не обращала внимания на то, что все напряглись, — бытует мнение, что если Слизерин твой факультет — ты обязательно темный волшебник.

— Но так и есть — это все что успел выкрикнуть Уизли, я наложила на него Силенцио, и он слава богу утих, хотя губы все равно двигались.

— Никому невдомек, что становиться или не становиться темным магом это персональный выбор каждого, точно так же и Гриффендорец, и Когтевранец может быть на темной стороне. Да не уж то вы думаете, что тому же Дамблдору не известны темномагические заклинания? Ха ха трижды. А то, что по сказаниям сам Мерлин учился на Слизерине вам ничего не говорит? Вражда беспочвенна. И глупа. Ведь по уровню знаний Слизеринцы никогда не уступали Гриффам, скорее наоборот. На Гриффиндоре царит хаос, а вот Змеи умеют держать марку. Мне лично кажется, что вражда между этими двумя факультетами заложена со времен основателей, так как и Годрик, и Салазар искали в своих учениках не столь уж разные качества. Оба хотели иметь решительных, находчивых, с чувством собственного достоинства. Коего у Слизеринцев в избытке. Так как большинство учащихся на этом факультете аристократичного происхождения. «Чистота крови превыше всего». Не так ли Мистер Малфой? — обратилась я к мальчишке застывшему в проеме двери, за спиной у него возвышались Крэбб и Гойл.

Теперь все позволили себе обернуться к незваным гостям.

— А вы, позвольте узнать? — чрезчур уважительно обратился Малфой ко мне. Воспитание. Эх, ну да. Стоит вот только узнать этому белобрысому, что перед ним грязнокровка…

— Я думаю, лучше не стоит. Вы ведь пришли увидеть Поттера? — моя усмешка покруче чем у Малфоя, надо же. Он смутился.

Понятное дело что Гарри узнал Малфоя, как только тот явился. При первой же встречи, как помнится Драко опростоволосился.

— По поезду ходят слухи, что в хвосте поезда, в этом купе Гарри Поттер. Мы с тобой уже виделись. Помнишь? — не верится Малфой и улыбнулся. Ну, ну.

— Да. Помню.

— Я Драко. Драко Малфой, — Рон хотел что-то сказать, но заклинание все еще не позволяло ему.

Драко окинул взглядом наше купе и вдруг вспомнил, что не представил свою свиту.

— Это Винсент Крэбб и Грегори Гойл, — сообщил Драко, так как будто и не столь важно это. — Невилл, привет.

Мальчик только кивнул в ответ, Малфоя это устроило.

Наверно спасибо тому, что на рыжем было заклинание немоты, он и не привлек внимание блондина.

— Приятно познакомится, Гарри, — Драко протянул руку Поттеру для рукопожатия и Гарри ответил ему. Я действительно ликовала в душе. Сломала канон. Получила какое — то мрачное удовольствие от сего факта.

— Мне тоже приятно было познакомиться.

Малфой уже собирался уходить, как бросил.

— Вам, лучше одеть форму, совсем скоро будем на месте.

Как только Малфой со свитой скрылся, я сняла с Уизела заклятье немоты. Но тот не спешил возмущаться, только бухтел себе что-то под нос. Гарри выглянул в окно. Там уже совсем стемнело. Он едва разглядывал горы и леса под темно пурпурным небом. Поезд кажется замедлял ход. Невилл покинул наше купе, что бы пойти переодеться.

Когда мы натянули мантии, через поезд эхом пронесся голос.

— Мы прибудем в Хогвартс через пять минут. Пожалуйста, оставьте багаж в поезде, его отнесут в школу отдельно.

Честно, только сейчас осознаю. Оно. Детская, совершенно глупая и нереальная мечта, сейчас воплощается в жизнь.

Я прихватила свою волшебную палочку. Как же без неё теперь. Никуда.

Мы присоединились к толпе набившейся в коридоре. Поезд замедлил ход и наконец остановился. Люди выходили на небольшую, темную платформу. Слава Богу я постаралась на славу и мы вышли одними из последних. В то время, как Малфоя, который лез вперед всех, не затоптали только благодаря его свите. Хагрид возвышался над первокурсниками держа в руке огромный фонарь.

— Эй, новички. Сюда. За мной — больше нет новичков? Потопали! — Хагрид вопил так, что стой мы рядом с ним, а не в конце строя, оглохли бы напрочь.

Рональд увязался за нами хвостиком. Как пиявка просто.

Скользя и спотыкаясь, мы следовали за этим чертовым Хагридом, вниз по узкой крутой дорожке. Что за бред они придумали. В такую холодину на лодках плыть. Кошмар. Тут было так темно со всех сторон. Я не выдержала и достав палочку шепнула.

— Люмос.

На конце палочки загорелся огонек, который прекрасно осветил нам с Гарри ухабистую дорожку под ногами. Впереди на пару человек шел Невилл, еще дальше, даже в темноте, от света фонаря поблескивали волосы Малфоя.

— Через секунду вы увидите Хогвартс, — сказал Хагрид через плечо, — сейчас только повернем.

Послышались громкие вздохи. Ну да. Конечно. Это же Хогвартс. Монументальный замок. Не менее, чем оборонный форт. Следуя в конце и мы наконец — то увидели его, оказавшись у Черного озера. Наверху высокой горы, на другой стороне стоял, сверкая окнами в звездном небе, огромный замок с башенками и башнями.

— Нокс, — скомандовала я палочке и огонек на конце потух.

Все вокруг меня, во все глаза пялились на этот замок. Ах. Ну чего так долго. Я уже начала стынуть от холодного ветра, пронизывающего насквозь.

— Не больше четырех в лодку! — сказал Хагрид, указывая на флот маленьких лодок, стоящих в воде у берега.

Понятное дело, что за нами увязался Рон, а также Невилл подошел к нам.

— Все сели? — закричал Хагрид, который сидел в лодке один.

Я всегда задавалась вопросом, он явно весит больше чем четыре первокурсника, как его лодка то выдерживает. Вот скажите на милость, каким таким образом можно заколдовать судно, что бы оно не тонуло под весом этого получеловека. И с чего тогда, не заколдовать все остальные лодки, что бы помещалось больше четырёх человек.

— Отлично, тогда-ВПЕРЕД!.

Флот маленьких лодок тронулся, скользя поперек озера, гладкого как стекло. Все молчали глядя на большой замок наверху. Он возвышался над нами, пока мы подплывали ближе и ближе к утесу, на котором он стоял.

— Опустите головы! — крикнул Хагрид, когда первые лодки достались скалы; понятное дело мы все нагнули головы, и маленькие лодки пронесли нас через занавес плюща, который прятал широкий проход в скале. Мы проплыли по темному туннелю, который казалось вел прямо под замок, пока не достигли подземной гавани, где вскарабкались на камни.

— Эй, ты там! Это твоя жаба? — сказал Хагрид, проверявший лодки, пока мы выбирались.

Ну отлично жабу нашли. Порядок.

— Тревор! — завопил Невилл счастливо, протягивая руки за этим существом. Гадость. Как такое можно назвать питомцем. Аквариум ей нужен. Неужели Невилл понесет это чудище с собой на распределение. Не порядок.

— Простите, мистер Хагрид, а не могли бы вы приглядеть за жабой, пока Невилл будет проходить распределение, — я увидела в глазах мальчёнки, прижимающего к груди жабу, отблеск негодования и смущения.

— Животных значит любите? — глаза жучки доброго лесничего заблестели.

— Д..да, сэр, — Невилл явно трепетал страхом пред этим структурно могучим добряком, — я бы был признателен, если бы вы приглядели за Тревором.

Жаба была успешно передана из рук в руки. Казалось, вместе с жабой Лонгботтом передал и свое излишнее волнение, видимо оно касалось именно того, что он эту самую жабу потерял.

Затем нас повели по коридору, из которого мы вышли на ровную, важную лужайку справа в тени замка. Поднявшись по ступенькам нас собрали у огромной, дубовой входной двери.

— Все здесь? Никто не потерялся?

Хагрид поднял свой гигантский кулак и три раза постучал в двери замка.

Я вот думаю. Да, понятно, на каретах ехать не вариант, не известно кто сможет увидеть фестралов, а кто нет. Пугать маленьких детишек сразу же, видимо на это мозгов взрослых магов хватило. Но разве нет способа по проще доставить первокурсников из Хогсмида в школу. Ну эльфы к примеру. А почему нет. Один эльф — один ребенок. Прикольно же. Хотя вот как бы это сказалось на здоровье малой прислуги. Выяснить!

Дверь сразу распахнулась. А там за ней нас поджидала Макгонагалл. Некоторые струснули при виде её сурового лица. Ну да. Минерва не тот человек, которого можно было бы позлить. Но это что-то сродни образу. В глазах её, все равно, видны, не знаю как пояснить, покровительственные нотки в сторону «угодных», ну и колкие взгляды «недостойным». В сторону того же Малфоя она кидала просто убийственные такие себе взгляды. А губы то как мастерски поджимает.

— Новички, профессор Макгонагалл, — сказал Хагрид.

— Спасибо, Хагрид. Я их забираю.

Она широко распахнула дверь. Вестибюль был просто огромный. На стенах горели факелы. Средневековый стиль. Прям ностальгия о мире Меча и Магии. А потолок поднимался так высоко, что его не было видно. На верх вела мраморная лестница. Я передернулась от мысли, сколько же лестниц в этом замке. Недолюбливаю я их. Мягко говоря.

Мы конечно же последовали за профессором Макгонагалл по вымощенному каменными плитами полу. Справа остался Большой Зал, где все уже с нетерпением ждали начало пира.

Профессор Макгонагалл привела нас в пустую комнату, где по — идее, мы должны дойти до «кондиции». Эх, бедных детей (а их немало в Большом Зале) из — за каких-то там новых першаков, лишают права приступить к трапезе. А также этих самых першаков мучают поздним вечером, голодных и замерзших. НЕ ПОНИМАЮ! Отказываюсь понимать. Почему распределение нельзя как-то модифицировать, сдвинуть, что-нибудь, да придумать?! Все столпились, все ближе и ближе к друг другу, нервно озираясь вокруг. А мне то, что. Я стояла у стены и могла лицезреть весь сей бедлам со стороны, так сказать. Сейчас Макгонагалл говорит приветственную речь, потом уходит, типа нужно, что-то там подготовить, потом привидения ничуть не смущаясь пугают нас. Все по сценарию пройдет. Ну как обычно. Не сомневаюсь.

— Добро пожаловать в Хогвартс — правила профессор Макгонагалл, — Банкет по поводу нового семестра скоро начнется, но прежде чем занять места в Большом Зале, вы будете рассортированы по факультетам. Сортировка — очень важная церемония, потому что, пока вы в Хогвартсе, факультет будет чем — то вроде вашей семьи. У вас будут занятия с учениками вашего колледжа, вы будете спать в факультетской башне и проводить свободное время в гостиной.

Ну да, Минерва. В башне. Вообще — то в башне только Когтевран да Гриффиндор будет. Слизеринцам достанется промозглое подземелье, а вот у Пуффендуйцев покои рядом с кухней. Эх. Да еще и это — «факультет»=«семья». Как бы не так. А что Обитатели других «семей» родней не могут быть. так-с куда-то не туда. Это настрополение, что дружить как бы предусмотрено чисто в факультетской общине, и никаких тебе заверений, что дружба межфакультетская тоже важна.

Но Макгонагалл не собиралась замолкать.

— Четыре факультета носят названия Гриффиндор, Пуффендуй, Когтевран, Слизерин. У каждого факультета своя история, каждый выпускал выдающихся волшебников и волшебниц. Пока вы в Хогвартсе, ваши успехи будут приносить вашему факультету очки, в то время как нарушение правил будет вести за собой их потерю. В конце каждого года факультет с наибольшим количеством очков будет удостоен Кубка Школы, это большая честь. Я надеюсь, вы будете хорошими учениками на каком бы из факультетов не оказались.

— Церемония сортировки пройдет через несколько минут в присутствии всей школы. Я предлагаю вам привести себя в порядок пока вы ждете.

Её взгляд пал на испачканный нос Уизли.

Невиллу с мантией я заблаговременно помогла.

Гарри пытался пригладить волосы.

— Брось, и так хорошо, — постаралась подбодрить его я. Не скажу же, что бесполезно пытаться.

— Я вернусь, когда все будет готово, — сказала Макгонагалл, — Пожалуйста ведите себя тихо.

Она оставила нас. Вот и к чему было это «привести себя в порядок»? Каким образом позвольте узнать? Зеркала в данном помещении не наблюдалось. А как оценить масштаб бедствия не имея понятия как ты выглядишь.

Поттер нервничал.

— А как сортируют по факультетам? — спросил он у меня.

Но вмешался Уизли.

— Какой — то тест я думаю. Фред сказал, это очень больно, но думаю, он шутил.

Я оглянулась и увидела, что все были испуганы не меньше Поттера.

— Распределяющая шляпа, — спокойно сказала я, — одевают её тебе на голову и она определяет куда тебя послать.

Все облегченно вздохнули. Но только не рыжий. Он был зол. Но тут случилось то, что заставило всех подпрыгнуть чуть ли не до потолка. Только меня это не тронуло. Тут я как-то призадумалась. Шляпа ведь разумный артефакт, который обладает памятью, сознанием, умом в конце — то концов. Вопрос КАК? Основатели заложили в Шляпу параметры, которые помогают ей определять кого из детей на какой факультет послать. как-то в прошлой, кхм… да, прошлой жизни, стыкалась с мнением, что Шляпа это общий симбиотичный крестраж Основателей. Как по мне, так бред полнейший. Но тем не менее, что же тогда.

Тем временем двадцать приведений просочилось через заднюю стену. Жемчужно — белые и прозрачные, они скользили по комнате, болтая друг с другом и не глядя на нас. Казалось они спорили. Лично я не прислушивалась и даже не смотрела в их сторону. Но все остальные следили за каждым их передвижением и ловили все произнесенное ими.

— Проходите, — сказал строгий голос. — Церемония сортировки сейчас начнется.

Профессор Макгонагалл вернулась. Одно за другим привидения исчезли в противоположной стене.

— Постройтесь в линию, — приказала профессор, — и следуйте за мной.

Я встала за Драко, как странно, что его прехлебатели встали впереди него. А сам Малфой обернулся и УЛЫБНУЛСЯ мне. О боги. Мне это потом боком вылезет. За мной встал Гарри, Невилл и только потом Рон.

Мы вышли из комнаты, через вестибюль, сквозь двойные двери в Большой Зал. Это было очень странное, но в тоже время великолепное место. Его освещали тысячи, тысячи свечей, порхавшие в воздухе, над четырьмя столами, за которыми сидели остальные ученики. На столах сверкали золотые тарелки и кубки. На другой стороне зала стоял еще один стол, куда же без него, за которым сидели преподаватели. Профессор Макгонагалл провела нас к столам так, что мы оказались стоящими в ряд лицом к ученикам и спиной к преподавателям. Сотни лиц, напротив нас, все они казались бледными фонарями в мигающем свете свечей. Здесь и там серебрились приведения. Я заметила, что Гарри поднял взгляд к черно — бархатному потолку усыпанному звездами и шепнула ему.

— Он заколдован, что бы выглядеть как небо снаружи.

На лице Поттера расцвела улыбка восхищения. Да, потолок произведение искусства, не думаю, что нынче кому под силу такого размера зачарование. И правда магия сквозила везде в этом огромном замке. Даже стены благоухали чистой энергией волшебства. Это просто неописуемо.

В это время профессор Макгонагалл ставила стул на четырех ножках перед новичками. Наверх она положила высокую волшебную шляпу. Краем глаза я заметила как усмехнулся Малфой. С высоты своего высокого мнения о себе, я подумала, что усмехнулся он от того, что я оказалась права.

Шляпа была в заплатках, с обтрепанными полями и ужасно грязная. Но честно, мне просто не терпелось надеть её. Интересно, я, как и Гермиона, тяну и на Когтевран и на Гриффиндор. Или все-таки я иной человек. Я хотела бы к змеям. Но меня там не примут. Грязнаякровь.

Тогда лучше уж Гриффиндор. Не думаю, что там будет много отличников. А мне хотелось бы быть таковой, и выгодно выделяться на фоне других. Но на Когтевране было бы не просто.

Шляпа дернулась. Шов на тулье разошелся и шляпа запела.
Я сконцентрировалась только когда услышала:
Не спрячете вы в голове своей место,
Что мудрая Шляпа не сможет найти.
Примерьте меня, и скажу я вам честно,
В какой из колледжей вам стоит пойти.
Быть может для вас Гриффиндор предназначен,
В стенах его храбрые сердцем живут,
Он рыцарством, мужеством, силой означен,
И все гриффиндорцы отвагой слывут.
А может вам Пуффендуй предначертан-
Для верности и справедливости дом.
Готов пуффендуец учиться усердно,
Терпением брать и тяжким трудом.
Вас ждет Когтевран, веселый и мудрый,
Здесь самый смекалистый собран народ,
Проворный, находчивый и остроумный
Хорошего друга в любом тут найдет.
Быть может вам стоит пойти в Слизерин,
И там обучаясь, науки постичь,
Его ловкачи найдут сотню причин
Любыми из средств своих целей достичь.

Когда шляпа закончила петь, весь зал разразился аплодисментами. Забавно. Наверное шляпе так скучно весь год, так сказать от звонка до звонка, что она только песенки эти и слагает.

Я обратила внимание, что Рон что-то шепнул Гарри, а тот только закатил глаза.

Я стояла меж двумя мальчиками. От одного веяло холодной уверенностью, а второй сотрясал воздух своей нервозностью.

— Ты можешь попросить шляпу, — шепнула я Поттеру в ухо, что бы никто больше не услышал.

Мальчик действительно удивился, и даже как мне показалось он немного успокоился.

Профессор Макгонагалл тем временем выступила вперед, с длинным свитком пергамента в руках и инструктировала.

— Когда я назову ваше имя, вы наденете шляпу и сядете на стул, — она уверилась в том что все поняли, окинув каждого взглядом, — Аббот, Ханна.

Для нее хватило и минуты.

— Пуффендуй! — крикнула шляпа.

Стол пуффендуйцев приветственно зааплодировал.

— Бонс, Сюзанна

— Пуффендуй!

— Бут, Терри!

— Когтевран!

Второй слева стол разразился аплодисментами; несколько человек встали и пожали Терри руку.

Так распределили: Броклхерст Мэнди — Когтевран, Браун Лаванда — Гриффиндор, Миллисент Балстроуд — Слизерин, Финч — Флечли Джастин — Пуффендуй, Финниган Симус — Гриффиндор.

— Грейнджер Гермиона, — о вот и я.

Я подошла к стулу, натянула шляпу и опустилась на стул.

— Хмм, — сказал голос у меня в ухе. — Очень трудно. Слизерин был бы тебе в пору. — «Статус», на мою мысль, Шляпа только хмыкнула, — Видна жажда знаний, но..

«Знаний. Но не жизненная цель. Успеется.» — подумала я.

— Нет, не Когтевран, — казалось что шляпа откровенно веселится, — Пуффендуй не для тебя. А вот Гриффиндор. Даже не знаю.

«Уважаемая шляпа, я вам доверяю.»

— Жажда самоутвердиться, конечно… Хитрость. Ум. И смелости не отнять. Талант. Немного нахальности, это да. Амбициозность. Хм… Ладно.

«Уважаемая шляпа, давайте уже на Гриффиндор.»

— На Гриффиндор говоришь. Эх!

— ГРИФФИНДОР! — разразилась шляпа на весь зал.

Прежде чем я успела снять шляпу я услышала.

— Приятно было поговорить. Может как — нибудь еще повторим, мисс, — в этом одном мисс чувствовалось, шляпа знает-я не Грейнджер.

Когда я сняла шляпу и слезла со стула зал взрывался от аплодисментов, близнецы Уизли вообще свистели. Я услышала как Рональд страдальчески вздохнул. Но так же я видела и озадаченные лица у детей за другими столами. Видимо долго шляпа меня пытала.

Когда я подошла к столу и уселась меня принялись приветствовать. От кого — то даже услышала, «ну ты и долго».

Потом были Невилл, он оказался на Гриффиндоре. Конечно же Малфой — Слизерин. И после череды фамилий вот оно.

— Поттер, Гарри!

По залу пошли шепотки «она сказала Поттер?», «Гарри Поттер?»

Но Гарри было не до того видимо, он уже надел шляпу и сидел на стуле. Именно сейчас Поттер умолял шляпу «Только не Слизерин». Эх. Каков глупец. Глядишь попал бы на Слизерин, то Дамблдор бы к тебе не приставал.

Когда Поттер наконец — то снял шляпу и нетвердой походкой двинулся к нашему столу ему хлопали громче всех. Перси понятное дело выразил уважение пожав ему руку, а вот близнецы скандировали на весь зал «Нам достался Поттер». К слову Поттер занял место между мной и Невиллом, так что бы наверняка отгородится от всех остальных. В особенности от Рона Уизли, который, как я заметила, порядком ему поднадоел.

Напротив нас сидел Почти Безголовый Ник. Кстати Гарри по глупости и правда выдержал похлопывания того по руке. Мне от одного взгляда на приведение становилось холодно, а тут прикасаться, бррр.

Мой взгляд упал на стол Слизерина. Ух. Лучше бы я туда не смотрела. Я застала Драко Малфоя за разглядыванием меня. За что мне все это.

Зрительный контакт. И я увидела что у засранца Малфоя пусть и серые, прямо — таки цвета металлик глаза, в данный момент в них плескалась радость. Интересно что он мог увидеть в моих глазах. Ибо отводить глаза он не собирался. Но тут к нашему столу подлетел Рональд, он на Гриффиндоре, кто бы сомневался. И тут назвали Блейза Забини на что Драко среагировал. И только тогда перевел взгляд с меня.

— Слизерин.

Ничего удивительного.

Профессор Макгонагалл свернула свиток и забрала Шляпу.

Альбус Дамблдор, как же я его люблю, просто всем сердцем, такой искусный… лицемер, поднялся на ноги. Он широко улыбнулся, как будто ничто не доставляло ему большего удовольствие, чем видеть всех нас здесь.

— Добро пожаловать! — сказал он. — Добро пожаловать в Хогвартс! Прежде чем мы начнем банкет, я бы хотел произнести несколько слов. Вот они: Простофиля! Плакса! Чудак! Прищепка!

— Спасибо! — он снова уселся. Все хлопали и смеялись. Ну да. Образ этакого сумасшедшего старика. Нормально что.

Гарри обращаясь к Перси спросил:

— Он — немного не в себе?

Я засмеялась. А вот Перси заважничал и начал возмущаться.

— Не в себе?! Он гений! Лучший волшебник в мире! Но чуть — чуть сумасшедший, да.

— Гарри! Дамблдор — это скорее всего тот человек, которого пусть и считают странным, но никто не может сказать, что он не в себе. Хотя вот я думаю иначе, дураки те, кто не отдают должного директору, — я шептала Гарри на ухо, что бы никто не услышал более, а Рон все больше вскипал. Как же так. Верно. Ведь именно он должен был стать другом Гарри Поттера.

Потихоньку все начинали накладывать себе еду. Тут была целая куча всего. Ну знаете. Есть люди мечтающие не в Хогвартсе учиться, а жрать здесь. Поттера можно понять, вряд ли его потчевали деликатесами, но манеры имелись и у него. Невилл аккуратно кушал, для него не в новинку, а вот Уизли младший просто свинтус какой — то.

— Как все превосходно выглядит, — грустно сказал Сэр Николас глядя на стэйк.

— А вы не…? — подал голос Гарри.

— Я не ел почти четыре сотни лет, — сказало приведение. — Мне это, конечно, ни к чему, но иногда жаль. Думаю, я не представился? Сэр Николас-де Мимси-Порпиньон к вашим услугам. Домашнее приведение гриффиндорской башни.

— Я вас знаю! — внезапно вскрикнул Рон, с набитым ртом, — Мои братья говорили о вас — вы Почти Безголовый Ник!

— Я бы предпочел, что бы меня называли сэр Николя-де Мимси… — высокомерно начало приведение.

— Почти безголовый? — начал было Симус Финниган, но я встряла в разговор.

— Оставьте сэра Николаса в покое, — прошипела я. Меня откровенно начинало бесить все это общество. Тут было тааак шумно. И как ни странно, но мое шипение подействовало. Все заткнулись, а Невилл так даже вздрогнул.

— Спасибо, мисс, — учтиво кивнуло мне приведение, — итак новенькие, я надеюсь, вы поможете нам выиграть межфакультетское состязание в этом году? Гриффиндор никогда не терял кубок так надолго. Слизерин уже пять лет держит первое место. Кровавый Барон стал просто невыносим — он привидение Слизерина.

Кстати о Кровавом Бароне, он, как и сэр Николас сидел за столом своего факультета, расположился он рядом со старостой девочек, которая то и дело вздрагивала.

— А когда он перемазался в крови? — с интересом спросил Симус.

— Мы никогда его не спрашивали, — сказал Почти Безголовый Ник деликатно.

— Мистер Финниган, — тихо обратилась я к Симусу, что бы никто за соседними столами не услышал, — конечно любопытство не порок. И я пожалуй могу ответить вам на счет Кровавого Барона. Вот только не известно мне доподлинно правда ли, — все сидевшие рядом с нами притихли, а сэр Николас даже подался вперед, — история Кровавого Барона связана с Еленой Когтевран, дочерью Кандиды, более известной как Серая Дама, призрак факультета Когтевран соответственно, — я сделала паузу. Так для пущей таинственности. — Однажды в приступе бешенства Кровавый Барон убил свою любимую, а когда осознал, что же он совершил — покончил с собой. Думаю кровь отсюда.

И я как ни в чем не бывало продолжила трапезу.

А вот мои соседи явно пребывали в ступоре. Ну не важно.

Когда все съели столько, сколько смогли, остатки еды исчезли с тарелок, которые заблестели как прежде. Через секунду появились десерты.

Я не особо была голодна, но взяла немного мороженого, в этот момент как раз зашел разговор о семьях.

— Я 50/50, — делился Симус, — мой папка магл. Мама не говорила ему, что она ведьма, пока они не поженились. Представьте какой у него был шок.

Все засмеялись.

— А ты, Невилл? — спросил Рон.

Боже Уизли, да ты то везде лезешь.

— Меня воспитала бабушка, она ведьма, — спокойно сказал Лонгботтом. — Но в семье долго думали, что я родился сквибом. Мой дядя пытался застать меня врасплох и выжать из меня хоть чуточку магии — он столкнул меня с пирса в Блэкпуле, я почти утонул — но пока мне не исполнилось 8, ничего не случалось. Однажды дядя Агли пришел к ужину, я высовывался из чердачного окна, и он держал меня за ноги, а когда тетя Энид передала ему маренгу, он случайно меня выпустил. Но я не упал, а запрыгал по саду к дороге. Они все жутко обрадовались, а бабушка плакала от счастья. И надо было видеть их лица, когда я получил письмо — они боялись, что во мне слишком мало магии, что бы учиться здесь. Дядя Агли так обрадовался, что подарил мне жабу.

Я заметила, что Поттер взглядом бегает по лицам преподавателей. За Высоким столом ничего интересного не было, хотя. Я хотела увидеть Снейпа. Я все понимаю. Ребенок бла бла бла, первокурсница, но мозг то у меня далеко не детский.

Хагрид пил из своей чашки, этого великана я тоже не понимаю. Зачем такое вообще к детям подпускать. Профессор Макгонагалл разговаривала с Дамблдором. Квиррелл в нелепом тюрбане говорил со Снейпом. И кстати о нем. Ничего у него не сальные волосы. Просто черные до такой степени, что свет преломляется, и волосы блестят. Крючковатый нос и бледная восковая кожа очень подходили образу Ужаса Подземелий. Ох черт, это же Поттер будет не Квиррелла подозревать, а Снейпа. Я вот не пойму зачем Дамби взял Квиррелла на должность преподавателя ЗОТИ. Да хоть бы тот же Снейп научил бы большему. Тем более, как будто он не чуял, что профессор живет в своем теле не один. Злости на него не хватает.

В момент когда я не мигая смотрела на Снейпа, тот смотрел на Поттера, у которого как раз вовремя так заболел шрам. Пока Гарри уверял Перси что с ним все нормально, и слушал, что Северус Снейп хочет место профессора ЗОТИ, я таки встретилась взглядом с профессором зельеварения. Знаете. Это такое чувство. Как будто ледяные клешни схватили сердце. Глаза полные тьмы, в которых плескалась ненависть что ли, блеснули и стали пустыми. Еще пару секунд Снейп удержал взгляд на мне, но я не шевельнулась даже. Хотя наверное он рассчитывал, что я убегу из Большого Зала с воплями. И это удивление у него пусть и на мгновение, но отразилось на лице. Потом он отвернулся.

Наконец, десерты исчезли, и профессор Дамблдор опять поднялся на ноги. В зале стало тихо и без каких-либо усилий со стороны директора.

— Гм, — еще несколько слов после того, как все наелись. У меня есть, что сказать вам в начале этого семестра. Новички должны запомнить. Лес — запретное место для всех учеников. И некоторым студентам постарше, тоже не стоит этого забывать, — оп такой наезд на Фреди с Джорджем, хах, — Мистер Филч, завхоз, также просил меня напомнить, никакой магии в коридорах на переменах. Тренировки команд по квиддичу начнутся на второй неделе семестра. Всем, кто хочет попасть в команду следует обратиться к мадам Хуч. И, наконец, я должен вам сообщить, что в этом году коридор в правом крыле на третьем этаже закрыт для всех, кто не хочет умереть очень болезненной смертью (Напугал кота картошкой. Ну кхм. У него перед очками — половинками разместился целый стол отважных зевак гриффиндорцев.).

Гарри засмеялся, а вот я просто демонстративно фыркнула.

Пока Перси шептал Поттеру, Дамбино продолжал вести монолог. Даже от его голоса веяло этакой слащавостью, хотелось тут же принять душ. Ибо становилось неудобно — липко. Тут скользнула мысль, что неспроста, может влияние какое, шибко тонкое. Приспать бдительность и прочее разное.

— А, теперь, перед тем, как идти спать, давайте споем школьный гимн! — о боже, в голосе Дамблдора было столько радости, что даже можно было поверить, мол ему это все доставляет удовольствие.

Директор взмахнул палочкой, как будто пытаясь согнать муху, устроившуюся на её конце, и с неё слетела золотая ленточка, которая протянулась над столами и начала закручиваться, как змейка, в слова.

— Выбирайте свою любимую мелодию. Начали!

И зал наполнился какофонией.

Я демонстративно игнорировала этот балаган и просто рассматривала всех вокруг, в поле моего зрения попал Слизеринский стол, за которым откровенно веселились, а так же обратила я внимание и на профессорский стол. Мадам Стебль запевала активнее всех, не отставал и Флитвик, Хагрид явно перебравший подбуркивал время от времени силясь не уснуть. Макгонагалл просто растягивала губы, мол я пою, пою. Снейп замер как изваяние, даже не удосужившись сделать вил, что он поет. Квиррелл. А хрен с ним с Квирреллом, там наверное ему Воландеморда такие дифирамбы поет что кошмар.

Меня откровенно все это веселило. И я просто начала хихикать.

Все закончили петь в разное время. Уизли, те которые близнецы, пели очень медленный похоронный марш, а Дамби махал палочкой в такт, пока они допевали последние строчки. Когда они закончили, директор хлопал громче всех..

— Ах, музыка, — сказал он, вытирая глаза. У него наверняка, как и у меня кровь из ушей сейчас пойдет. Мууузыка. Ахахха да, да, — Она выше магии, которой мы здесь занимаемся! А теперь спать. Бегом!

Мы, первокурсники Гриффиндора, последовали за Персивалем, сквозь болтающую толпу, прочь из Большого Зала, вверх по мраморной лестнице. Я хотела спать. Но это было скорее от того, что день выдался невероятно долгим, чем от общей усталости. Люди на портретах мимо которых мы проходили шептались, и даже тыкали в нас пальцами. Дважды Перси провел нас коридорами спрятанными за раздвижными панелями и висящими гобеленами. Мы остановились внезапно. Связка палок порхала в воздухе перед нами, и когда Перси сделал шаг вперед, они начали кидаться в него. Дело ясное Пивз.

— Пивз — прошептал Перси нам, — Полтергейст, — он повысил голос, — Пивз покажись.

В ответ понятное дело неприличный звук.

— А может мне сгонять за Кровавым Бароном?

Хлопок, и маленький человечек со злым лицом, темными глазами и большим ртом появилась в воздухе, он сидел, скрестив ноги, и держал связку палок.

— Ооооох! — прокудахтал он со злостью. — Малышня! Как забавно!

Пивз ринулся на нас, все кроме меня и Перси пригнулись.

— Убирайся, Пивз! Или Барон об этом узнает, клянусь! — прорычал Перси. Вот я правда не понимаю, чего полтергейсту боятся обычного привидения. Ну что он ему сделает. Мертвый ведь. А Пивз дух хаоса, ему по статусу шалить положено, на то и полтергейст. Но все же безобразие, такую пакость изгнать, наверняка, плевое дело. Вот почему кто — нибудь из профессоров не побеспокоился…

Пивз показал ему язык и пропал, на прощание попытавшись бросить палки Невиллу на голову, но тот стоял рядом со мной, так что он быстро был стащен с места крушения палок.

— Опасайтесь Пивза, — предупредил нас Перси, когда мы снова пустились в путь. — Кровавый Барон — единственный, кто имеет над ним власть, нас, префектов, он вообще не слушается. Вот мы и пришли.

В конце коридора висел печально известный портрет Полной Дамы.

— Пароль?

— Капут Драконис, — ответил Перси, и портрет качнулся вперед, открывая круглую дыру в стене. Мы все пролезли сквозь нее. Оказались в комнате отдыха, уютной, круглой, уставленной мягкими креслами.

Перси показал девочкам и мальчикам двери в их спальни. Мы поднялись по винтовой лестнице — нашли свои постели: три кровати под темно — красными бархатными пологами. Я делю комнату с Лавандой Браун и одной из сестер Патил. Убей не помню Падма или Парвати на Гриффиндоре.

Благо, что девчушки были слишком уставшие, что бы говорить, они натянули пижмы и забрались в постели, я же не торопилась. Подождала пока обе уснут. И тут зе заметка на будущее. Изучить сонные чары. Помогут. Я взяла мантию с капюшоном и выглянула за дверь, путь был чист. К счастью в гостиной Гриффиндора уже никого не было. Думаю, если кто и отмечал возвращение в Хог, из старшекурсников, делали это они у себя в спальнях. Мне удалось выбраться из — за портрета, даже не растревожив Полную Даму. Это удача. Хотя все же кажется, какие — нибудь сигнальные чары имели место быть. Ну просто если их нет, я разочаруюсь напрочь в умственных способностях волшебников.

Эх. Нужно подумать насчет Карты Мародеров. что-то мне подсказывает, что она еще у Филча. Главное схлопотать наказание и попасть к нему в кабинет, а еще договориться с…а с кем бы договориться. Может с сэром Николасом, или Пивза привлечь. Нужно будет подумать.

Эх, как жаль, что Мантия Невидимка собственность Поттера. Да, и достанется ему лишь под Рождество. Сейчас бы она мне не помешала.

Я кралась по коридорам замка, максимально тихо, если мне что-то мерещилось я тут же пряталась в тень или в нишу.

Вот такими перелазками, ни разу не заплутав, я добралась до третьего этажа, а вот и дверь в запретный коридор. Слава богам, что замок как будто вымер, портреты спали, а факелы были затушены. Что удивительно, я кралась без использования Люмоса, я все прекрасно видела и в темноте.

Так. Вот оно. Дверь. За ней по — идее сидит Цербер. Что ж ну совсем безоблачная перспектива.

Интересно, а ловушки уже стоят? Я тролля сама не потяну.

Я открыла дверь и немного прифигела. Трёхголовый пес сидел рядом с люком и не мигая смотрел, кто же решил его проведать. Авось праздничный ужин подоспел.

Я начала напевать незамысловатую колыбельную, не спеша продвигаясь, а щеночек то не привередливый, глазки уже начали слипаться. Песик улегся на лапы, и к моей огромной удаче, даже не закрыл люк своей тушкой. Хороший песик. Нужно будет тебе косточек принести. Или лучше мяска. Не смогла себе отказать в удовольствии потрепать за ушком ближней от меня головы. Что поделать. Люблю всякую приятную живность. А Пушок, — комок меха. Очень приятного на ощупь. меха.

Не прекращая напевать. Открыла люк. Люмос в помощь. Прыгать я не решилась, разумно посудив, что где-то здесь должен быть обычный спуск, и оказалась права, имелись скрытые ступеньки. Тут меня осенило и как же я буду от туда выбираться. Ладно. По одной проблеме за раз. Надеюсь песик все так же будет мирно сидеть на своем месте и не перекроет мне выход. Я оставила люк открытым и полезла внутрь.

Как же усиленно я себя благодарила за догадливость о ступеньках. Так как прыгни я вниз, я бы все себе переломала. Дьявольские силки отсутствовали.

Что ж я двинулась дальше.

Все таки чего я хотела. Первое сентября. Вряд кто — то мог предположить, что кому — то взбредет в голову посетить Запретный Коридор в первую же ночь. Хоотя. Были же Уизли. Но они ведь не самоубийцы. Откровенно веселили меня такие мысли.

Вот уже и комната, где по идее должен летать ключ. Но.

Но тут ничего нет. Есть метла правда. На полу лежит. А дверь ведущая дальше и вовсе распахнута настежь.

Тут везет. Главное что бы и с троллем подвезло. Ладно. Нет и шахматной доски.

А вообще может Дамби пока не запер сюда камешек то. Хотя, тогда на фига Пушок.

Так нужно дойти до конца, а потом делать выводы.

Тролля к счастью в следующей комнате не обнаружилось. Но меня уже начала одолевать усталость. Стены давили. Это никак не третий этаж. Это подземелье какое — то. Весьма мрачные и пугающие.

И зелий также не обнаружилось в следующей комнате.

Вот и пункт назначения. Все до боли прозаично. Зеркало к сожалению, или быть может к счастью, отсутствовало. Ну, а что, я ведь не имела 100 % уверенности, что столь манящий артефакт обманется, моими «добрыми намерениями». Дамблдор наверняка, неплохо так прокачал базовые параметры стеклышка. Раз сумел заключить предмет внутри «Еиналеж» с рядом условий. Невольно вспоминаются Сумеречные охотники…

Но все-таки, мне было бы весьма интересно увидеть свое тайное желание. А еще и до кучи проверить, а может и были мои намерения, по поводу камня, благими.

Факт в том, что предстал предо мной, обычный сверток на постаменте. Никаких охранных мер. Слишком просто. Подозрительно как-то.

Но что мешает мне сейчас дел наворотить, а уж потом разбираться что к чему? Верно. Ничего.

О Слава, Великой Глупости!

И вот уже маленький сверточек удобно устроился в кармане моей мантии.

Да, будь я постарше, то исхитрилась бы и оставила подмену, так сказать. Но за неимением навыка и знаний сделать сие не представляется возможным. Так что, будем надеяться на силу Магии, что засунула меня в тело этой девчонки, и уповать на «дуболом» мод. Ничего не знаю, ничего не слышал.

Не знаю, как я выбиралась из этого места. Но все было как во сне. Пес не загородил мне выход конечно. И с радостью уснул, когда я начала петь. Но удача не особо благоволила мне далее.

Когда я была уже на подходе к Гриффиндорской башне. Меня сцапал Филч.

Кошмарный Филч.

Потащил в свою конуру, причитал все что он меня накажет до конца года, трали вали, и еще эта миссис Норрис. Нет, я конечно люблю кошек, но это чудовище. Оно мяукало, как будто соглашалось со всем сказанным завхозом. Поганая тварь. И помыть бы её не мешало, да расчесать. Но свои комментарии я решала оставить при себе. до поры, до времени.

Когда мы оказались таки в, эм… что это вообще, не кабинет, а подсобка какая — то, Филч как завел свою шарманку.

— Ученикам строго запрещено покидать факультетские гостиные после отбоя. Сейчас только найду бланки. Мы тебя оформим.

Я только сидела и усмехалась. Ну да фигово. Но круто в тоже время. Схлопотала наказание в первый же вечер.

Сама себя зауважала.

Ну конечно уважала бы больше, не попадись я. Вот это да, вот это мастерство. А так.

Приятно грела мысль о том, что Философский камень уже со мной, а сейчас мне влепят наказание и я смогу пойти немного поспать.

Но ни тут то было.

Над этой конурой как что-то бабахнуло, я от неожиданности подскочила аж. А Филч подорвался и вместе с миссис Норрис слинял, сказав что бы я ждала. Красота вообще.

Так. Это отличная возможность. Ну сколько времени у меня есть. Пара минут.

Так, так, так. Полки. Куча коробок. О целая коробка для братьев Уизли. Интересно. Так мне не до этого. Карта Мародеров. Карта Мародеров. Где были мозги Дамби оставляя такую вещь у Филча. И где были мозги Уизлов, когда они нашли карту. Чёрт. Ну с Дамблдором всё ясно, у дедушки наверняка есть что-нибудь наподобие карты да по круче.

А вот, пыльная коробка. «Особо опасные вещи. Изъято у учеников».

Оно или нет. Есть всего пара минут.

В коробке находились всевозможные вещи. Тут были почему — то несколько клинков. К ним я прикасаться не стала. Фиг его знает что оно такое. Подозрительного вида сверток. И да. Удача на моей стороне. Почти на дне. Обнаружилась она. Карта. Я сунула это дело за пазуху, быстро задвинула коробку на положенное ей место, и плюхнулась обратно на стул, приняв безмятежный вид. И как раз во время. Филч вернулся.

Этот стариган шипел себе что-то под нос о Пивзе, которого в пору выдворить из Хогвартса, что сделать можно. Серьезно. Пусть он и поселился тут из — за присутствующего состояния хаоса и раздора. И вот я думаю, что будь Филч, чуть более сговорчив, он бы мог надавить на того же Дамблдора и потребовать изгнать эту мерзопарость из замка.

Ну ладно. Мне даже было жалко старичка, который все пытался меня запугать. И сетуя, что заточение в подземелье для особо нерадивых учеников отменили, и что не подвешивают уже. Я только пыталась скрыть усмешку, впрочем безуспешно. Ведь все равно, что бы там мне Филч не назначил, я с этим справлюсь. А вот то что фортуна явно мне сегодня благоволила, я просто не могла не радоваться. Заполнив на меня какую — то бумагу. И ворча, что ему придется наверняка готовить для меня отдельную коробку, если так и дальше пойдет. Что вызвало у меня смешок. Который явно не порадовал старого пердуна и он меня вышвырнул сказав, что договорится с кем — то из профессоров, что бы наказание я отбывала у них.

Вот взаправду, кажется сегодня и Филч тяпнул рюмашку, больно он разговорчив.

Я вернулась в гостиную факультета с лучезарной улыбкой на лице. Полная Дама все возмущалась, что я так рано её разбудила. Ну ничего. Я же не возмущалась, что вообще не спала.

Странно одно, думалось мне, что Филч должен был отвести меня к МакКошке, она же люлей мне выписать обязана. Или все потому что, просто нет надобности в декане. Балов у факультета пока что нет, снимать нет чего. А отработки и завхоз неплохо назначать умеет.

Сегодня мне компанию составлял Гарри. И везде где бы мы не проходили раздавалось шушуканье.

«Вон, смотри». «Где?» «Рядом с зубастой девочкой» (обидно однако).» «В очках?» «Ты видел его лицо?» «Нет, ты видел его шрам?»

Шепот буквально преследовал Поттера. С того самого момента, как он покинул свою спальню, и выйдя в гостиную поздоровался со мной.

Стоит заметить Рональд был явно разозлен, что Гарри не давал ему за собой увязаться, то есть не давал прикоснуться к славе.

Передвижение по замку было очень забавным. Поттер смущался и одновременно сердился от такого повышенного внимания к его персоне, на что я только шутливо кланялась ему и выписывала реверансы. Его это забавляло.

Ученики высовывались из классов, вставали на цыпочки, что бы посмотреть на Гарри Поттера, несколько раз ходили по коридору взад перед, что бы еще раз окинуть взглядом.

У парня сдавали нервы. Он не мог сконцентрироваться на своей единственной задаче — запомнить дороги в кабинеты. Опять же я шутила, что ему нет нужды запоминать, когда он жаловался. На что он шипел в ответ. А я всего лишь говорила, что я всегда покажу ему дорогу если нужно.

Словом. Как оказалось. Хогвартс весьма интересен и за счет всех этих своих запутанных путей. Здесь было сто сорок две лестницы (до хрена много!): широкие и длинные, узкие и шаткие; некоторые, например, в пятницу, могли привести тебя в другое место;, а кое — где были исчезающие ступеньки, которые просто надо запомнить и перепрыгнуть. Потом еще были двери, которые не открывались, если их вежливо не попросишь или не пощекочешь в определенном месте, и двери, которые дверями не являлись, а только притворялись, а на самом деле были твердыми стенами. Да уж, запомнить было трудно, но посильно. Все вокруг двигалось, прибывало в движении. Люди с портретов ходили друг к другу в гости, привидения скитались по замку, чем не особо радовали первокурсников, да и остальных по видимому тоже. Сэр Николас с радостью помогал, указывал Гриффиндорцам дорогу.

Шуточки Пивза некоторым дорогого стоили. Он мог сбросить на голову мусорное ведро, выдернуть ковер из — под ног, забросать мелом или незаметно подкрасться сзади, схватить за нос и крикнуть «Попался!»

Я была готова, что магия это тебе не пустой звук, и нужно усердно трудиться, что бы чего — то достичь. А вот Поттер поначалу думал, что это всего лишь взмах палочкой и забавный стишок. Но когда нам пришлось изучать ночное небо в телескопы каждую среду в полночь, заучивать названия разных созвездий и движение планет. Три раза в неделю в оранжереях за замком у нас была Травология и нам приходилось учить, как выращивать странные растения и зачем они вообще. Гарри просто взвыл от всего навалившегося на него. Но я помогала. Как же иначе. Не без подколов. Но все же. А История Магии это просто нечто, единственный предмет преподавателем коего являлось привидение. Его урок был чисто для поспать. Так как уже через десять минут занятия слушало его от силы человека три. Все остальные были в глубоком забытие. И я вот думаю. Зачем нам такой преподаватель, который просто бубнит в слух, все что написано в книге, слово в слово. Не ясно. Пожаловаться кому, что ли. Может в ММ написать заявление, мол так и так, профессор не квалифицированный, либо с ним что-то сделаете, либо другого пришлите. Ну это уже на поглядеть оставим.

Я знаю — не хорошо. Но каждый раз видя профессора Флитвика, он преподавал Чары, я просто не могла сдержать улыбки. Ему приходилось взбираться на кипу книг, что бы видеть класс из — за своей конторки. От души посмеялась, кстати, смеялась только я, остальные поджали губи и неодобрительно кивали мне, когда на первом занятии профессор Флитвик делая перекличку дошел до Поттера, издал радостный писк и рухнул на пол.

Профессор Макгонагалл являла собой прямую противоположность. Она начала нагружать нас, не успели мы за парты сесть на первом занятии. Кстати до этого, она уже успела выловить меня в коридоре и отчитать, по поводу ночных прогулок и балы отнять не преминула. Странная дама. Сама со своего же факультета балы сняла. И видела же, что меня ничуть не трогают её методы.

— Трансфигурация — один из самых сложных и опасных предметов, которые вы будете изучать в Хогвартсе. Любой, кто вздумает лодырничать у меня на занятии, будет выгнан и не вернется. Это было предупреждение.

Потом был этот концерт с трансформацией стола в свинью. А еще говорят, что свинья самое НЕ магическое животное.

Мы сделали кучу сложных записей, ну как сложных. Поттер рядом пыхтел над своим конспектом. А потом нам выдали по спичке, дав задание сделать из нее иголку. Окей.

Ближе к двадцатой попытке моя спичка стала серебренной и заостренной, Макгонагалл продемонстрировала её всему классу. что-то там добавила по баллам. Но мне было не до того. Я принялась помогать Гарри. И как ни странно. К концу занятия и он справился преобразовав свою спичку. К тому времени, у меня уже имелось с десяток иголок. Гриффиндору конечно надбавили балов. Из всего класса справилась только я и Поттер. Неплохо.

А, ну да. Уроки Квиррелла. Как же они всех разочаровали. Но я четко для себя решила на первом же занятии, что немного погодя буду тренироваться помаленьку. Пожалуй Выручай Комната сгодится.

Но все-таки пришлось терпеть и урок Квиррелла и разговоры недовольных учеников после. Даже обида появилась. Волан-де-Морт мог бы и разжалобиться на пару интересных заклинаний или хотя бы историй. Ну почему нет же. Или тот же Квиррелл. О вампирах хоть бы рассказал бы. Эх.

Да уж, пятница была весьма долгожданным днем для меня.

Хотя. Ну не очень что бы. После того, как Филч меня поймал в первую же ночь в Хогвартсе, я обзавелась и камнем, и картой, но и наказанием меня нагрузили. Отработки у Снейпа. За моей спиной гриффиндорцы перешептывались что я умудрилась, Во-первых, получить отработки даже учиться не начав, Во-вторых балы с меня таки стрясли и порядочно. Но тут возбухать никто не стал, как балы сняли так и начислили обратно. Самое забавное, я вот этого не понимаю. Да если бы у тебя лично балы снимали, а не с общего счета, который еще и не понятно на кой — ляд ведется. Вот что дает то, что в конце года факультет заполучит такой желанный Кубок? Ну потешим декана, ну может ей надбавку к зарплате дадут, за хорошее руководство молодежью. А нам то что? Именно нам. Усердным школярам. Мы получаем балы, что бы самоутвердиться. Но когда балы считают общей кучей, тут как-то не особо имеешь возможность выделится. Как ни странно.

О раздолбаях… Фред и Джордж пожали мне руки, и признали что-то вроде «достойной». Ой. Клоуны.

Так вот. Пятница. Все первокурсники были в предвкушении.

— Сегодня что у нас? — спросил Гарри у меня за завтраком.

— Две пары со Слизерином, Северус Снейп их декан.

Я преминула сказать, о том что он всегда отдает предпочтение слизеринцам, но это сделал Рональд, мать его, Уизли. Ему так и хочется науськать Гарри против змей.

— Он всегда им подсуживает, — возразил Рон.

— Хорошо бы Макгонагалл подсуживала нам, — сказал Поттер.

Я конечно изумилась.

— Поттер, да и ты Уизли, вы понимаете с какой целью Снейп им подсуживает?

Конечно молчание, им не хотелось лезть в спор, так что они просто ждали продолжения. Молодцы однако.

— Подсуживает он им не просто потому что он их декан. А потому что слизеринцев терпеть не могут все остальные преподаватели, то есть поощрений от них ждать не приходится. Даже если заслужили. Это гриффиндорцы любимчики чуть ли не у всех. А теперь, когда ты Гарри здесь, то и подавно.

Так получилось, что мою речь услышали не только за нашим столом, но и до когтевранцев долетели обрывки.

«Неужели гриффиндорка за слизеринцев вступилась»

Вот это было сказано во всеуслышанье, пусть в зале и было шумно. Время завтрака как никак. Но за столом Гриффиндора смолкли.

Ну круто.

Я спокойно окинула сидящих рядом со мной Гриффиндорцев. Слизеринцы поглядывали на наш стол, а конкретно на меня. Реакции от меня не дождались. Хотя всем явно хотелось услышать, как я буду отрицать факт защиты. Даже за преподавательским столом воцарилось молчание, и взгляды опять — таки пали на наш стол.

Странный завтрак однако выдался.

Мы с Гарри поели и поднялись со своих мест, когда мы выходили, я слышала четкий шепот за нашими спинами. Кто — то хотел меня уму разуму научить. Ну что ж молодцы, рискните.

Когда мы вышли из Большого Зала наступило время почты.

Букля не нашла Поттера в зале, так что письмо ему передал Невилл. Ответ Гарри решил написать потом.

Нас ждал урок зельеварения.

Уроки зельеварения проходили внизу, в одном из подземелий. Там было холодней, чем в замке, и неуютно даже без заспиртованных животных, которые стояли по стенам в стеклянных банках. Но сама для себя я решила, что здесь весьма атмосферненько.

Ну да, Снейп начал урок с переклички, и не упустил возможности обратить внимание всех, на то, что ему до фени Поттер.

— Ах, да — сказал он мягко, дойдя до фамилии Гарри, — Наша новая знаменитость.

Некоторые слизеринцы хихикали, но Драко Малфой и его свита не были среди этих некоторых.

Глаза зельевара были холодны и пусты, наводили на мысли о темных туннелях, но когда в поле его зрения попала я в них сверкнула злость что ли.

— Вы здесь, что бы в совершенстве овладеть тонким искусством приготовления снадобий, — начал он. Знаю не хорошо, но от его голоса я просто плавилась. Он говорил практически шепотом, но я ловила каждое его слово, — Так как здесь практически нет дурацких размахиваний волшебной палочкой, большинство из вас решит, что это не волшебство. Я не ожидаю, что вы и в самом деле поймете красоту нежно булькающего котла с его блестящим ароматом, хрупкую энергию жидкости, которая движется по венам, очаровывая разум, обостряя чувства… — о чувствах. Четко осознавалось, что профессор любит то чем занимается, не понимаю откуда это желание преподавать ЗОТИ. И правда ли это вообще, — Я могу научить вас, как разлить по бутылкам известность, как заваривать славу и даже как закупорить смерть — если вы не похожи на ту компанию болванов, которую мне обычно приходится учить.

Тишину можно было резать ножом. Рон пытался поймать взгляд Гарри, но тот упорно смотрел только на профессора. Я же расслаблено сидела и разглядывала всех вокруг. Сейчас начнется.

— Поттер! — сказал Снейп внезапно-Что я получу, если добавлю порошок корня златоцветника к настою полыни?

Ну так не интересно. Я специально еще вчера вечером заставила Поттера прочитать все что ему сегодня понадобится. И вот оно.

— Усыпляющее зелье, сэр, настолько сильное, что так же оно носит название «Напиток Живой смерти», — было видно что Снейп немного поостыл. Но тут же обратился к Уизелу, который посмел хихикнуть, глядя на профессора. Идиот.

— Уизли, — рявкнул зельевар, Рональд чуть со стула не слетел, меня определенно радует этот день, — где вы будете искать безоаровый камень?

Тишина.

— Я не знаю, сэр.

— Кто — то знает?

По ходу никто кроме нас с Гарри.

Я подняла руку, спокойно, не так как канонная Грейнджер.

— Грейнджер, — Снейп решил Поттера не трогать, судя по всему просто напросто видя, что тот ответ прекрасно знал. Так что спросил меня.

Я достала из внутреннего кармана мантии базоаровый камень. Я логично посудила, что это выглядит очень пафосно. Мол всегда наготове.

— Вот. Безоаровый камень. Этот камень является противоядием от большинства ядов. Извлекают его из желудка козы.

На меня вскинули взгляды некоторые ученики, хотя слизеринцы в большем составе кривили губы, думая скорее всего, что я просто выскочка.

Снейп мягко спросил.

— Позвольте поинтересоваться, мисс Грейнджер, зачем вам базоаров камень с собой.

— Мне казалось я уже пояснила.

Пауза. Скептицизм от Снейпа.

Ну что ж.

— Безоар — камень, который является противоядием от большинства ядов. Вот зачем он мне с собой.

Профессор ничего не ответил. Просто как будто сплюнул:

— Пять очков Гриффиндору.

— Паркинсон ответьте в чем разница между борецом и капюшоном монаха? — глаза Панси стоило видеть. Она явно растерялась. Не ожидала вопросов от Снейпа на первом же занятии.

Мы с Поттером преспокойно себе принялись записывать, то что уже прозвучало. О напитке живой смерти и безоаровом камне.

— Я не знаю, сэр.

Снейп заметил, что мы с Поттером усердно водим перами по пергаменту и взъелся.

— Вы мисс Грейнджер, и вы мистер Поттер считаете себя настолько умными, что бы не слушать?

— Извините, сэр — выдавил из себя Гарри. А я успела подхватить.

— Мы просто конспектируем услышанное, — я очень нарывалась, но сказала это таким тоном, как будто это само собой разумеющийся факт.

Снейп вскипел.

— А остальные почему не записывают — рявкнул он, — может вы мисс Грейнджер и по поводу бореца с капюшоном монаха, нам ответите, — казалось Снейп так хотел, что бы оказалось, что я не знаю.

— Конечно, профессор, — улыбнулась я. Честно у всех челюсти поотвисали. Что бы профессору Снейпу отвечать и при этом улыбаться, нужно мозгов напрочь не иметь, — Борец и Капюшон монаха, это одно и тоже растение, которое более известно, как аконит.

— Пять очков Гриффиндору, — небрежно кинул Снейп, а затем гаркнул всем остальным — записывайте.

Затем профессор разбил всех на пары. Учеников Гриффиндора и Слизерина было неравное количество. Оставалось трое. Я, Малфой, и Уизли.

Уизли остался один. Я попала в пару к Малфою. Гарри сегодня вызвался помочь Невиллу. А я лично проследила, что бы он мог это сделать. Сегодня нашим заданием было смешать простое зелье для лечения нарывов. Снейп дрейфовал по классу в своей длинной черной мантии, следя как мы взвешиваем сухую крапиву и растираем змеиные зубы, критикуя всех, кроме нас с Малфоем, ну и в меньшей мере Поттера с Лонгботтомом. Снейп как раз привлек внимание, как мы с Малфоем искусно поджарили рогатых слизняков. А у слизеринца были знания, он делал все не так как в книге, а немного иначе, и Снейп оценил.

Но тут облако кислотно — зеленого дыма наполнило подземелье. Ронни умудрился расплавить котел. Его раствор растекся по полу прожигая дыры в башмаках некоторых учеников. Через несколько секунд весь класс стоял на стульях. И как ни стыдно, даже мы с Малфоем. А мы сошлись на том, что Рональд рукожопый кретин. И дружно над этим хихикали. Тем временем Уизел, облившийся раствором, когда лопнул котелок, выл от боли, в то время как его ноги и руки покрывались большими красными волдырями.

— Идиот! — прорычал Снейп, взмахом волшебной палочки заставляя раствор исчезнуть. — Я надеюсь ты не добавил иглы дикобраза, перед тем как снять его с огня?

Ронни захныкал, когда волдыри вскочили на носу.

— Отведи его в больничное крыло, — зашипел Снейп на Симуса стоящего ближе всего к Уизли.

Мы с Малфоем тихо переговаривались, когда Снейп обратился к Гарри.

— Поттер, почему ты не сказал ему, что нельзя класть иглы? Думал, будешь превосходно смотреться на фоне его ошибки, да?

— Нет, профессор. Во-первых, не моя обязанность следить за Рональдом, Во-вторых, он должен сам научиться внимательности, пару раз так ошибется, и будет уже более бдительным.

И Снейпа, и меня если честно искренне удивил такой ответ Гарри.

Профессор оставил эту тему, до конца урока было вроде бы более менее спокойно.

В конце занятия Снейп обратился ко мне.

— Мисс Грейнджер, задержитесь, — ну да. Время отработок узнать нужно.

Когда все вышли я встала перед преподавательским столом, за которым восседал декан Слизерина.

— Да, сэр, — я сказала это, только что бы подчеркнуть, я готова слушать.

— Ваши отработки. Вы должны являться сюда в семь вечера каждую пятницу на протяжении двух месяцев, — я еле сдержалась, что бы не присвистнуть. Это чертовски много. Я все понимаю. Первокурсник, после отбоя. Да еще и в первую же ночь в Хогвартсе. Но что бы меня «отучить» бродить по ночам хватило бы и пары недель. Но в место этого, только скупое:

— Да, сэр. До свидания.

Получив кивок от профессора я вышла из кабинета, за дверью меня ждал Поттер.

Когда мы поднялись из подземелий, мы как ни странно были в приподнятом настроении. Мы с Гарри умудрились заработать для Гриффиндора несколько балов у Снейпа на первом же занятии. И все были явно воодушевлены таким положением дел, даже позабыв о неудаче Рональда.

— Я не ожидала от тебя такого взрослого ответа, Поттер, — сказала я, по мне было видно, что я рада, что Гарри повел себя именно так со Снейпом.

— А ты мне так и не рассказала, за что тебе назначили отработки, — Поттер явно смухлевал, и перепрыгнул на другую тему. Хм, вот и на фиг ему сдался Гриффиндор.

— Ну знаешь, хотела оценить прелесть ночной прогулки по Хогвартсу, — и такой мечтательный взгляд.

— Ты просто обязана мне рассказать подробнее.

Тут за нашими спинами из подземелий, как раз появился Малфой.

— Поттер, что тебе должна рассказать Грейнджер? — мы обернулись и увидели довольную ухмылку на лице слизеринца.

— Рассказать где она шлялась в первую же ночь по прибытию в школу. Её сцапал Филч.

Сейчас передо мной стояли Гарри и Драко сложив руки на груди, позади них замерли Крэбб и Гойл.

— Да, Грейнджер, поведай нам. Про тебя даже на Слизерине легенды начали пускать. Мол ты сразу в бой. Решила в первую же ночь помародерствовать.

У меня от удивления брови так и подскочили. Понятное дело мою ночную вылазку долго мусолили в Гриффиндоре, да и Когтевранцы не отставали. Но что бы слизеринцы. Даже смешно.

— Так, спокойно. Мы тут у всех на виду, — решила я успокоить бравых молодцев, мы то стояли чуть ли не посреди холла, — придет время я вам все расскажу, — как-то таинственно прошептала я.

Странно, но это успокоило, как Гарри, так и Малфоя, который даже перестал подозрительно щуриться.

— Вы куда? — поинтересовался Драко.

— Да, Хагрид позвал.

— Тот который лесничий? — скривился Малфой.

— Да, да. Я знаю Малфой, тебе такое не по нраву. Но отказываться от приглашения не вежливо.

— И во сколько?

— В три, — морща нос ответила я.

— Нам нужно обсудить, что это было на уроке. Снейп дал балы Гриффам. Это же сенсация.

Драко вошел в наш строй и мы двинулись по направлению к Большому залу.

Когда мы вошли все смотрели исключительно на нас. А мы да бы шокировать публику еще больше, как потом признается Драко, двинулись к слизеринскому столу.

Мы уселись, я посредине между Драко и Гарри. Как ни странно, но никто из слизеринцев и словом не обмолвился, что чем — то недоволен. Мы сидели спиной к стене, Гойл и Крэбб сели по обе стороны от нашей компашки. Так как напротив нас никто не сидел, мы могли наблюдать за вытянутыми лицами гриффиндорцев, которые смогли лицезреть эту удивительную картину.

Не особо то мы обращали внимание на всех вокруг.

— Так вот. Почему это Снейп вдруг стал балы раздавать, — начал Драко.

— Ну не просто ж он их раздавал, мы заслужили. Слизеринцы и то больше нашего получили, — провадил Поттер.

— Малфой, ни уж то у тебя есть какая — то теория, — я подозрительно посмотрела мальчишке в глаза. Там просто плескались озорные искры, — я же вижу, что есть.

Драко ехидно заулыбался.

— Конечно, есть. Грейнджер, обижаешь.

— Ну, — Поттер с его нетерпимостью.

— Я тебе не кобыла Поттер, не нукай мне тут, — осадил того Малфой шутливо, — так вот. Вы не думаете, что Снейп вас переманивает?

— Переманивает? — удивился Гарри.

Я лишь закатила глаза.

— Малфой, твой крестный, — сказала я уже шепотом, а то мало ли кто слушает, еще подумает, что не то. Драко конечно удивился услышав как я назвала Снейпа. Он не особо разглашал сей факт, знали единицы, — сам переманен на сторону «добра». Вряд ли возможно сманивать кого — то находясь на одной и той же стороне. Ну теоретически, — добавила я.

Я честно не знала, как там Гарри. Хочет он обучаться чему — то темному или нет, но скорее нет чем да. Он же весь из себя такой положительный. Но я уже сейчас намеревалась в будущем изучать вещи запрещенные, так что к светлой стороне себя зачислять не спешила (хотя в стане светлых проще упрятаться). Но то, что Снейп явно не злой было фактом, хотя и почти никому не известным. Или у него выбора не было, что честно мне было бы более приятно осознавать.

Малфой только усмехнулся.

— Грейнджер, вот хоть галстук свой съем, но не поверю, что ты такая белая и пушистая, коей хочешь казаться.

Я медленно поднялась из — за стола, моему примеру последовал и Гарри, напоследок я шепнула Малфою прямо в ухо, так что бы никто не услышал.

— Всегда просчитывай, кем в будущем может стать твой собеседник, — и дьявольски усмехнулась. Это была одна из тех откровенно ужасающих улыбок. Я заметила, что когда мы с Гарри уходили от слизеринского стола, на нас бросали взгляды, но увидев мое выражение лица сразу отводили взгляд.

Без пяти три мы с Поттером покинули замок и направились к Хагриду. Кстати Гарри написал ответ тому, как только мы оказались в гостиной Гриффов.

Маленькая деревянная хижина, в которой обитал Хагрид стояла на опушке Запретного Леса. Арбалет и пара галош валялись на крыльце.

Когда Поттер постучал в дверь мы услышали скрежет когтей и несколько громких «гав». Потом донесся голос Хагрида.

— Назад, Клык, назад.

Большое заросшее густой бородой лицо Хагрида показалось в дверном проеме.

— Секунду — сказал он. — Клык, назад, кому сказал.

Он впустил нас удерживая за ошейник огромного черного волкодава. Внутри была только одна комната. Запах стоял престранный. С потолка здесь свисали фазаны, медный чайник кипел над камином, в углу стояла огромная кровать, застеленная лоскутным одеялом. Ну да. С милым рай и в шалаше. Ахахха. Ну да. Милыми в Хагридовском понимании были всякие ужасные звери. Отлично.

— Чувствуйте себя как дома, — сказал Хагрид, отпуская Клыка, который было ринулся ко мне, но моя нога его слава богу остановила.

— Это Гермиона, — сказал Гарри Хагриду, который лил кипяток в огромный заварочный чайник и выкладывал на тарелку кексы с характерным каменным стуком.

— А где тот рыжий, Уизли, что около тебя все время крутился? — ну да, Хагрид, вопрос в точку. Теперь ясно. Не спроста этот Уизел околачивался около Гарри. Значит и друга Дамби ему назначил, и ментора в виде тебя. Ну что ж.

Хагрид тем временем смотрел на меня.

Я и бровью не повела, лишь окинула полувеликана насмешливым взглядом.

Кексы похожие на бесформенные кучки с натыканным в них изюмом, мы с Поттером даже не притронулись к ним, пока Гарри рассказывал о наших первых занятиях.

Клык улегся на полу и распустил слюни.

Каждый раз когда мой взгляд падал на это чудовище, по ошибке названое домашним питомцем, я в отвращении кривилась.

Гарри поведал и об уроке у Снейпа. И как котел Уизела взорвался. Я скрывала смешки в чашке с чаем. Но тугодум Хагрид заметил и явно был не в восторге.

Так же не понятно зачем Поттер ляпнул о том, что меня наказали в первую же ночь в Хогвартсе. Хагрид сказал, что слышал об этом. Но не знал, кого именно подвергли наказанию.

Гарри заметил кусочек газеты лежавшей под чехлом для чайника. Это была вырезка из Ежедневного Пророка: Последние новости об ограблении Гринготтс.

Поттер правильно посудил, что не стал расспрашивать Хагрида. Я даже удивилась с чего бы это. Ну да ладно.

Когда мы возвращались в замок, до ужина и моей отработки был еще час. Я была задумчива. Все таки интересно почему еще не подняли тревогу, что камень пропал. Может что-то не так.

Но у меня хватило ума, что бы взяв Гарри за рукав оттащить в сторону кухни. Пройти на которую можно было лишь зная как. Натюрморт у гостиной Пуффендуйцев. Груша была ключом.

Так как ужин мне сегодня не светил, я решила, что наведаться к эльфам будет не так уж невежливо. И оказалась права. Эти чудные создания с огромными ушами и не маленькими глазами услужливо предложили нам парочку бутербродов и по куску шоколадного торта. Так же смилостивившись угостили нас горячим шоколадом вместо извечного противного тыквенного сока. Который к слову мне абсолютно не пришёлся по душе, и я вечно стремилась заменить его чем — то, да хоть бы и обычной водой.

Покидали кухню мы в приподнятом настроение, все что успела я перед наказанием сделать, это сходить в комнату и переодеться. Надела свою одежду, вместо чопорной школьной формы. Выбрав брюки и свитер. Подземелья это вам не курорт. А так же сменив школьную мантию, на ту в которой кралась ночными коридорами Хогвартса в прошлый раз. Полностью черную без любых знаков отличия с глубоким капюшоном. Слава Богам мне не встретился никто из Гриффиндорцев, когда я выскользнула из спальни и поспешила в подземелья. Опаздывать нельзя. Да и так видеть никого не хотелось. Так как всем хотелось прочитать мне мораль по теме — со слизеринцами дружбу водить нельзя.

Бедный Гарри. Бросаю его один на один со всем этим. Но Поттер молодец. Он забился в библиотеку сказав что-то о том, что хочет кое-что разузнать. Ладно. Флаг ему в руки. Тем более он пообещал все рассказать. И привлечь меня к ответу. Во как он выразился.

За размышлениями я и не заметила, как погрузилась в холодный мрак подземелий. Если днем тут горели факела, то сейчас они были уже притушены. Видимо студенты Слизерина отлично передвигались и в темноте.

Но для меня это не было особой проблемой. Я быстро добралась до кабинета зельеварения. Зашла после того как постучав, услышала разрешение входить. Я пришла ровно в семь. Заметила досаду во взгляде Снейпа, когда он на меня зыркнул. Видимо ему хотелось прикрикнуть на меня, да пока нет за что.

— Рецепт на доске. Ингредиенты, вы знаете где, — что-то царапая на пергаменте проговорил Снейп.

Я замерла. Так и хотелось спросить, «что простите». Он шутит что ли. А как же столь страшное мытье котлов. А тут нужно сварить лишь зелье.

Ладно. Я решила не пререкаться. Хотя мой ступор не скрылся от профессора, он вызвал злорадную ухмылку у того.

Я записала все что мне нужно на пергаменте, лежавшем на столе, приготовленном специально для меня. Правда или нет. Но говорили, что Северус Снейп это преподаватель очень коварный и смышленый. Он дает рецепт в начале урока, но в процессе проведения этого самого урока некоторые ингредиенты исчезают с доски и самые невнимательные студенты проваливаются.

Сегодня от меня требовалось приготовить «Рябиновый отвар». Между прочем из программы второго курса. Идиотизм.

1 пинта сока мурлокомля

2 капли слизи флоббер — червя

7 клыков чизпурфла

Жала веретенницы

Веточка мяты

Сок ягод бум

Тушенная мандрагора

Капли медовой воды

Слизь мозга ленивца

Капли лунной росы

Порошок из кореньев асфоделя

Измельченный бадьян

Кора волшебной рябины

Лепестки моли

Кровь саламандры

10 хребтов рыбы — льва

Рог единорога

Аконит

Ну что ж. Сложно. Наверняка что бы жизнь медом не казалась.

Я крутилась и вертелась у этого котла, четко следуя указаниям в рецепте. Что бы досконально.

Было чертовски жарко. Я сняла мантию. Все таки не на уроке же.

Уже на половину зелье было готово, как сам Северус Снейп пришел по мою душу. Один взгляд на мое зелье.

— Вы сейчас добавили сок ягод бум?

— Да, сэр.

Профессор ничего не ответил лишь кивнул и встал рядом с котлом. Он стоял не шевелясь, вот таким вот изощренным образом действуя мне на нервы. Но я держалась. Чего уж там. Стойко выдержала это испытание. Я догадываюсь, что не из вредности он навис над душой, а просто следя, как бы мое зелье не взорвалось от какой — нибудь допущенной ошибки. Ведь на уроках, профессор успевал вовремя словить за руку нерадивого ученика, что такой идиот, даже следовать рецепту не может. Снейп простоял поблизости вплоть до того момента, как я взяв бутылочку зачерпнула зелье и поместила его в сосуд. Он забрал ее сразу же. Приказав мне убрать рабочее место.

Ну да, а то я не знаю. Ушла бы. Все так и оставив.

Я очистила котел одним простым Экскуро. Чем вызвала подозрительный взгляд Снейпа. А что. Неужели думал в ручную убирать буду.

Я сложила оставшиеся ингредиенты на место. И когда мое рабочее место имело идеальный вид, я накинув мантию подошла к столу профессора.

— Оценку за зелье узнаете на следующей отработке.

— Да, сэр.

— Мне интересно. Ходят слухи, что вы с мистером Поттером сегодня почтили слизеринский стол своим присутствием, — боже как же он презрительно морщился. За что мне это.

— Было и такое, — как можно более сдержанней.

— Вы пропустили ужин, мисс Грейнджер, — какая ему вообще разница.

— Я поела до того, как пойти на отработки. А теперь извините. Уже поздно. Спокойной ночи.

Я не дожидалась ответа. А скорее тирады от Снейпа я просто юркнула за дверь и скрылась в тени подземелий.

Часть 2

И вот. Я вновь крадусь по замку. Прячась в тени. Да я прекрасно сознаю, что если меня и увидит кто, я скажу правду. Отработка у Снейпа. И от меня отстанут. Но все таки наличие официальной отмазки не умоляло того факта, что я до нелепого не скрытна. На самом деле. Будь я осторожней, тише, а самое важное не столь самонадеянной и самоуверенной, учитывай я все риски, я просто не допустила бы такой глупости, как быть пойманной. И теперь мне выпал шанс попрактиковаться.

Совсем скоро я оказалась в гостиной Гриффиндора. Учитывая, что за окном уже была непроглядная темень, а стрелка часов стремилась к 10. Сюрпризом для меня конечно стало то, что Гарри оставался в гостиной. Это меня немало обеспокоило.

— Что, Поттер, не спится? — я сказала это абсолютно безэмоционально, плюхнувшись на диван рядом с ним.

— Тебя ждал, — Гарри явно был погружен в свои мысли куда глубже, чем я могла предположить. Так как ответил он мне каким-то замогильным тоном и даже не сводя затуманенного взгляда от огня в камине.

— Ну, понимаешь же. Профессор Снейп.

— Да. — Поттер наконец — то очнулся и взглянул на меня. В его зеленых глазах отчетливо виднелся не один вопрос. Ну что ж, интересно.

— Я вся во внимании, — меня не мало заинтересовал тот факт, что с Гарри как-будто слетела маска мягкости и он стал весьма сконцентрированным, взгляд его теперь излучал не тупой интерес ко всему вокруг, а такой себе целенаправленный и осмысленный.

— Помнишь ту вырезку, про Гринготтс у Хагрида?

— Да.

— Так вот. Речь там шла об попытке ограбления.

— Именно.

Мне прекрасно известно, к чему это все ведет. Но фиг там. Я не позволю Дамблдору с самых малых лет натаскивать мальчика на геройства. Он не будет игрушкой, в руках манипулятора…ну, в руках Дамблдора.

— Это был день моего рождения. И мы с Хагридом тогда были в Гринготтсе, именно в этом хранилище. Он забирал там нечто для директора. Сказал, что это важное дело Хогвартса.

— Угу.

— Это был маленький потрепанный сверток. И понятное дело, что Хагрид не сказал, что в этом свертке лежит.

— Да.

— Зачем кому то пытаться украсть этот сверток? И как случилось так, что именно в этот же день, ранее, Хагрид этот сверток забрал из банка? Он говорил о том, что Гринготтс самое безопасное место, за исключением Хогвартса.

— Пожалуй.

— Я хочу расспросить об этом Хагрида.

Повисла пауза. Гарри явно ждал, что я либо поддержу его такое решение, либо попробую отговорить.

— Ну, Гарри. Если ты решил поступить именно так. Я тебе не буду мешать. Думаю лесник не особо умен и обязательно, иначе и быть не может, выболтает тебе что-то. Сперва немного, потом еще немного и так ты сможешь сложить крупицу к крупице и все узнать. Но.

— Да, Гермиона. Но что но? — Поттера явно нервировало мое спокойствие. Просто таки убийственное спокойствие, в то время, как он от нетерпения еле на месте усиживал.

— Но. Ты ведь понимаешь. Что это нечто в духе смертельно опасного приключения. И главное глупостей не натворить. Если директор решил спрятать этот таинственный сверток в школе, значит у него на то были свои основания. Думаю, что защита тому предоставлена немалая. Также могу предположить, что этот сверток находится в запретном для посещений крыле третьего этажа. Я предлагаю подождать, подумать. А потом разом, какой нибудь хитростью выманить из Хагрида все что ему известно. Идет?

— Думаю ты права.

— Вот, вот.

— Так, что там на счет твоих отработок? Расскажешь? — Поттер всего лишь интересовался, разумно посудив, по — видимому, что давить на меня бесполезно. Но у него явно была надежда услышать захватывающий рассказ.

— Ну, Поттер, ты ведь знаешь, да? Я расскажу когда придет время. А теперь спать, — я улыбнулась ему во все тридцать два зуба и ушла к себе.

Ночь предстояла быть напряженной. Именно сегодня после полуночи я решила отправиться на поиски диадемы. Одного из крестражей.

Четко решила для себя, что все крестражи должны принадлежать мне.

Дневник, Кольцо, Медальон, Диадема, а вот с Чашей проблем не оберешься. И нужно что-то придумать для Поттера. Так. С этим потом.

Была уже глубокая ночь, когда я таки решила действовать. Часы показывали половину второго. Как раз достаточно времени, что бы ни в чем себе не отказывать. Я поднялась. Заправила постель и оделась. Уже собираясь выходить, я вспомнила о Карте Мародеров. Ну не зря же я её хотела заполучить, а вот испытать её шанса пока что не выпадало.

Я достала из дальнего угла чемодана, в котором припрятала свое богатство, старый кусок пергамента, и выскочила из комнаты в общую гостиную.

К счастью у нас на факультете нет полуночников, и кого — то в гостиной встретить ночью просто невозможно.

С этим мне явно везет.

Я развернула Карту и произнесла:

— Торжественно клянусь, что замышляю шалость и только шалость.

И сработало! Начала прорисовываться сама карта.

«Господа Лунатик, Бродяга, Сохатый и Хвост, поставщики вспомогательных средств для волшебников — шалунов с гордостью представляют своё новое изобретение — Карту Мародёров»

Вот точка с моим именем. Хм. Все по своим спальням. Филч на первом этаже. Дамби не спится. Ой, бедненький. Снейп в своих покоях. Ну, ладно. В путь. Вроде бы никого нет. Так что.

Я тихо выскользнула из — за портрета Полной Дамы. Честное слово. Бардак какой — то. Не картина, а просто кладезь лени. Толстушка не проснется даже если стадо слонов мимо пройдет. Бедлам. Все еще надеюсь, и одновременно боюсь, что может профессора не так глупы и навесили хотя бы какую — нибудь сигналку на выход.

Ни разу не заплутав я без происшествий досталась до восьмого этажа. Ну как без происшествий. Я всячески старалась не упасть, не потеряться и убедить себя, что мне и без Люмоса все хорошо видно.

Выручай комната если это правда, находится на восьмом этаже, напротив портрета Варнавы Вздрюченного, ирония. Избиваемого троллями, которых он пытался обучить балету.

Но так как в данной ситуации единственный свет доступный мне, это лунный, то шансы разглядеть картину были нулевыми.

Когда я оказалась на месте, ну как, я точно не знала, пришла ли я куда нужно, но внутреннее чутье подсказывало, что да.

Я не замешкалась, так как любое промедление могло стоить мне вновь быть пойманной.

Четко зная, что мне нужна комната где все спрятано я трижды прошла взад перед у скрытого входа. И о чудо, как будто это было неожиданным, в стене появилась дверь, за которой я не преминула тот час скрыться.

Описать всю громадность комнаты в которой я очутилась, просто не возможно. Пред мной предстали коридоры сформированные из всякой всячины. Искать что-то здесь не зная наверняка, что именно — дело четное.

Но я, слава богу, знала.

Так что я не теряла времени, хотя спешить то в общем было не куда, двинулась, как мне казалось, в верном направлении. Моим ориентиром были все шкафы, кстати, коих было не мало, но не шибко то и много. Я медленно продвигалась в поисках бюста. По идее это должен был быть шкаф со стоящим на нем бюстом, какого — то волшебника. И к моему преогромнейшему удовольствию, я наткнулась взглядом именно на шкаф с бюстом. Ха — ха.

Пару минут на то что бы осмотреться и вот уже диадема у меня в руках. Да уж предметец не очень то уж приятный. Какая — то пугающая энергия от него исходит. Да по фиг. Крестраж же. Наверное это одно из его действий. Темные эманации или еще что. Это была такая себе невзрачная, померкшая корона что ли, с гравировкой, пожалуй именно она разве что могла указать на какую — то принадлежность к Когтеврану. «Ума палата — дороже злата.»

О. Нужно будет познакомиться с Луной в будущем году. Хочется мне побывать в гостиной Когтевранцев, уж очень сильно. А точнее не побывать просто так, а именно попасть в неё, разгадав загадку.

Когда диадема преспокойно лежала себе во внутреннем кармане рядом с картой, я все таки решила еще немного осмотреться.

Ведь это вам не просто помойка, это место куда людям приходило в голову что-нибудь да спрятать. Заметка на будущее, нужно будет тут по шастать, может что интересное отыщу. Точно отыщу.

Я обратила внимание на стол с книгами, к слову. Взгляд мой так же упал и на шкаф стоящий рядом со столом, а еще чего душой кривить, на трон позади. Ну да. Трон уж очень привлекательный экспонат, но я не о том. Шкаф. Накрытый тканью, которую я сдернула и закашлялась от всей той пыли на меня свалившейся, но не суть. Если я ничего не путаю, то это тот самый ШКАФ. Безусловно нужно испортить его. Обязательно. Сперва уверится что это он, а уж затем испортить. От беды подальше. Там же именно в этот шкаф засунули близнецы, какого — то слизеринца. Нет, нет. Не должно подобного произойти. Нужно подумать.

Но тем временем я уже собралась с мыслями и вернулась к книгам на столе. И опять же таки полистав их немного, я поняла, что вот оно. Именно то, что мне нужно. Помимо исписанных книг по зельеварению, ЗОТИ и чарам, я обнаружила чьи — то тетради с записями, судя по всему владелец книг и тетрадей был один и тот же, так как заметки в книгах и записи в тетрадях сделаны одним и тем же почерком.

Здесь была тьма тьмущая разных заметок по поводу не известных мне заклинаний. Видимо не один Снейп был любителем поэкспериментировать. Тут так же имелись записи и по зельеварению, усовершенствование зелий школьной программы, а так же и большое количество вне школьного материала. Но. Что больше всего меня впечатлило и обрадовало. Здесь имелись весьма и весьма интересные записи. В том числе я наткнулась на упоминание о крестражах. А также, было приведено несколько ритуалов(как я поняла запрещенных, но нужных). Изучить!

Я решила, во что бы то ни стало эти книги теперь должны перекочевать ко мне в чемодан.

Под столом я обнаружила кожаный рюкзак. Что ж сойдет. Все не поместится, ну что же. Сделаю несколько ходок.

Эх, выучится бы побыстрее и овладеть заклинанием расширения. Такие многие полезные заклинания недоступны в силу возраста и скудных сил. Печально. И несправедливо.

Но. Мне оно и не понадобилось. Я засунула руку, что бы достать из рюкзака, вещи лежащие в нем, но меня будто громом поразило, я погрузила свою руку достаточно глубоко, но вещи так и не нащупались, в итоге я просто решила сгрузить книги и тетради с пергаментами со стола в сумку и не заморочиваться.

Когда я вот таким вот способом запаслась, я водрузила рюкзак на спину и сверилась с картой, что оказалось весьма кстати. Филч как раз прохаживался неподалеку. Так что я приняла решение отсидеться. И плюхнулась на трон, что мне так приглянулся.

Я заняла себя тем, что стала следить за точками на карте, наблюдала за всеми подряд.

У нас на Гриффиндоре все спали, никто не бродил, чего нельзя было сказать о Когтевране. Там больше десятка людей ошивалось в гостиной. А вот Пуффендуйцы особой деятельностью, как и мои сокурсники, не отличались. Лишь Сьюзен Боунс сидела на кухне. Откуда узнала ведь.

Макгонагалл у себя. А вот Снейпу, похоже, не спится. Его точку я заметила в одном из коридоров подземелий недалеко от Слизеринских покоев.

Дамблдор по прежнему прохаживался у себя в кабинете. Интересно он уже знает, что камня нет, там где он его оставил. Или он узнает под Рождество, когда решит, что неплохо было бы спрятать камешек в зеркале. Будем поглядеть.

Мысли перекинулись к Поттеру. Он, к слову, преспокойно спал в комнате рядом с Уизелом и его крысой — вовсе не крысой.

Нужно и об позаботиться в будущем, обязательно.

Ой, ой, ой сколько всего нужно.

О, а вот и Филч смылся. Убёг куда-то чуть ли не галопом. Интересно с дома пишут.

Мда уж. Мне бы мантию невидимку. Карта это конечно хорошо, но все равно боязнь вот так выходить, не зная кого встретишь только открыв дверь, никуда не девалась.

Но явно фортуна на моей стороне, так как и вышла я без происшествий и в башню Гриффиндора добралась тихо мирно. Уже серело за окном, не за горами рассвет.

В комнату к себе я так же попала без особых трудностей. Браун и Патил спали крепким сном, эх как же я им позавидовала.

Но сама переодевшись опустилась на кровать. Сон в мои планы не входил, как говорится отосплюсь на том свете. А вот полистать хотя бы что-то из записей странного ученика, уж очень хотелось. Я достала из заранее запрятанного в чемодан рюкзака первую попавшуюся тетрадь. И за изучением её же провела все время оставшееся до подъема.

Сегодня утром. О новость. Просто не могу. Появилось объявление о том, что с четверга начнутся занятия по полётам, для нас, первогодок.

И сразу же посыпались истории ото всех, между прочим пересказывались они в разных вариациях и не по одному разу, как же они классно летают и как сложно было удирать то от самолета, то от вертолета и тому подобное.

Гарри нервничал. Ну да, а кто бы нет. Он совсем недавно узнал, что есть такая игра Квиддич. Понятное дело, что дела обстояли куда лучше, так как перед Малфоем опозорится он уже не боялся, но теперь он просто боялся опозорится. Час от часу не легче. Все эти рассказы подавляющего большинства, о том что видели те они с детства на метле, явно не шли на пользу ни Поттеру, ни Лонгботтому(честно негодую, как так и почему он на Гариффиндоре, ему с его наклонностями к травологии прямая дорога к Хафлам).

Я же просто не знала как себя вести. По идее книжная Грейнджер боялась полетов на метле, как огня. Ну, а я же вообще ничего не чувствовала по этому поводу. Подумаешь. Пока не попробуешь не узнаешь, что и думать то обо всем этом. Но все таки смущало кое-что. как-то это уж слишком магически. Пренебрежение всеми законами физики. Может оно то и круто, но будь я в своем уме, я бы выше двух метров от земли не поднималась. Ну тут уж как-то да будет. Как помнится именно я, должна помочь Невиллу наставлениями, советами вычитанными из книжек о квиддиче. Ну черт.

Не собиралась я и слова проронить про полеты, больно оно мне надо, но вот помочь все таки нужно было.

Но сейчас не об этом.

Такая потеха.

На завтрак в Большой Зал явился Рональд.

Об его успехах в зельеварении знала чуть ли не вся школа и можно было услышать злостные смешки, когда он проходил по залу. Но тем не менее он, как-то краснея и бледнея все таки дошел до места где сидели мы с Невиллом и Гарри, и уселся неподалёку, видимо решив, что сохранить дистанцию будет самым благоразумным.

Ой, а передать словами как скривило от злости, кажется, всех до единого гриффов, когда к нам подплыл Малфой, со своей свитой и они преспокойно уселись рядом со мной. Но вякать негоже было, что ни говори, но старшее поколение грифов предпочитало разборки со своими устраивать так сказать в более интимной обстановке, за закрытой дверью. И вот уж точно нам с Поттером выпишут пару претензий и предьяв, мол мы такие бяки змеек на груди решили пригреть.

— Утро доброе, мистер Малфой, — шутливо поздоровалась я, отвесив учтивый кивок белобрысому.

— Утро доброе, мисс Грейнджер, — с напускной серьезностью ответил Драко, — мистер Поттер, мистер Лонгботтом, — кивок в сторону мальчиков, что сидели как раз напротив нас.

— Какими судьбами, мистер Малфой, — как-то игриво, что ли, поинтересовался Гарри.

— Да, вот, решил узнать ваше мнение по — поводу проводимого в четверг урока полетов, — Малфой явно хотел продолжить, но я его перебила.

— Нет, Драко, — чуть чуть ярости, но дружелюбие при том осталось, — только не начинай насчет того, какой ты классный летун. Мы оценить все равно не сможем. Ни Невилл, ни Гарри, ни уж тем более я, ни разу на метле не сидели.

У Драко, ясное дело, на лице проступила слащавая ухмылка.

— Я понимаю, на счет тебя и Поттера, но Невилл, неужели ни разу.

Лонгботтом только помотылял головой из стороны в сторону.

— Малфой, — мне нравилось протягивать фамилию слизеринца, уж больно приятной она была, — вот не начинай. Я кажется знаю, что нам нужно, — я шепнула последнюю фразу Драко на ухо.

Он кивнул понимая, что это такой намек «к действию».

Я кое-что придумала, но не знала получится ли, но все равно.

Мы подали знак Гарри и Невиллу, что бы они шли за нами, а Малфой сказал своей свите не идти следом. Мы поднялись и под тяжелыми взглядами Гриффиндорцев двинулись прочь из Большого Зала.

Когда мы уже поднимались по ступенькам, я уверилась, что рядом никого нет и начала выкладывать по факту все что надумала.

— Так, мы сейчас кое — куда пойдем. Но прежде я должна взять с вас троих клятву, — я ткнула пальцем в каждого из замерших передо мной мальчиков по очереди, — поклянитесь в том, что вы не расскажете никому о том месте, что я вам покажу.

Я получила только полные интереса взгляды и напряженное молчание.

— Поверьте, у меня есть полные основания, что бы просить вас поклясться, — я улыбнулась, по тому, что Лонгботтом и Малфой явно подумали не о простой клятве, а о чем — то более надежном. Вот идиоты однако.

— Не волнуйтесь. Я не заставлю вас приносить Непреложный обет и всякое в таком духе.

Мальчики нервно хихикнули, но все таки выдохнули с облегчением, а Поттер явно ждал разъяснений. Для него абсолютно все было неясным.

Я развернулась и продолжила путь наверх. Гарри, Невилл и Драко двигались в след за мной, не отставая.

Днем было куда проще двигаться, чем ночью и вот уже через пару минут мы стояли у портрета Варнавы Вздрюченного на восьмом этаже.

Мои спутники явно были в замешательстве.

Я надеялась, на то, что моя задумка сработает. Очень надеялась.

— Пообещайте, что бы вы не увидели сейчас, это останется в тайне. Вы не расскажите никому.

Мальчики подумав, кивнули.

Я прошла три раза у стены туда обратно, мы и в правду отчаянно нуждались в помощи, так что Выручай комната проявилась.

В стене прорисовалась тяжелая дубовая дверь с железными ручками. Поттер, Малфой и уж тем более Лонгботтом стояли раскрыв рты, так что мне пришлось просто таки втянуть их в комнату закрыв за нами дверь.

Убранство комнаты впечатляло. Выполнена она была в цветах, сложно поверить, Гриффиндора — Слизерина. Пол был мягкий, как будто выполнял роль огромной подушки. У стен были кое — где шкафы с книгами, картами, фотографиями. Потолка даже не было видно, в этой залитой светом комнате, казалось, потолок напрочь отсутствовал. А сами размеры комнаты поражали. Здесь нашлись подушки, по — видимому заменявшие кресла. А так же в дальнем углу был раскрытый шкаф, в котором нашлись метлы!

Мальчики рассыпались по комнате рассматривая что тут есть.

— Так, Малфой, теперь ответь честно, — я обращалась именно так немного грубовато к Драко, что бы он не выделывался, — ты умеешь летать, или приврал?

— Умею! — возмутился блондин, — Отец нанимал мне учителя и тот научил меня. Конечно умею, что за глупости!

Я явно задела слизеринца, на что в общем — то и делалась ставка.

— Сможешь нас научить? — уже более ласково что ли проговорила я, что бы умаслить мальчика.

Глаза Драко торжествующе блеснули, а Поттер с Лонгботтомом уже подошли к нам.

— Смогу. А то.

— Хорошо.

— Правда? — удивился Невилл.

— Конечно.

Я уже отошла от них и не особо слушала восхваление Малфоем себя любимого, и уверения, что он даже Лонгботтома на раз два научит.

— Акцио, метла.

И вот у меня уже была метла. Мальчики удивились конечно, что я просто не пошла к шкафу, и не взяла её, а призвала. Ну что ж. Это все таки не просто проявление лени, или я выделываюсь, просто хотелось проверить, а могу ли я это. И все. Главное, что моя манипуляция послужила мальчикам сигналом — пора приниматься за дело.

Драко как можно громче начал говорить, он наверняка думал, что я не знаю, как заставить метлу слушаться и уж тем более заставить меня слушать его. Но я не особо нуждалась в уроке для новичков, я знала — главное уверенность. Вот моя метла уже в воздухе вместе со мной.

Отлично.

Малфой поразился. Он явно нервничал, так как Невилл не самый простой ученик. Но вот спустя пол часа, Гарри и даже Невилл поднялись в воздух.

Драко был явно доволен собой. А мне абсолютно наскучили полеты. Это не так уж и круто. Хотя. Быть может если бы мы были на улице… Комната была достаточно большой для обучения полетам, но развернуться в ней по настоящему не было возможным.

Когда мы закончили с обучением, мальчишки довольные, разгоряченные успехом ринулись за мной прочь из Выручай — комнаты. По ним было видно, что им хотелось бы знать, что это за комната такая. Но спросить никто не решался. Малфой похоже понимал(да скорее всего, знал наверняка), что побывал только что в Выручай Комнате. Но всем было ясно, как день — не время и не место для вопросов. Мы вернулись в свои гостиные. Студентов в школе было мало, так как подавляющая часть учащихся сейчас лежала на травке у озера. Нежась под лучами осеннего солнышка.

Все следующие дни вплоть до четверга протекали в обычном режиме. Рон предпринимал все новые и новые попытки подружится с Гарри. Ну как подружиться. Скорее требовал, что бы Поттер принял его в круг своих друзей.

Что и не удивительно. Видимо ему просто жизненно необходимо было знать, что же мы делаем целыми вечерами в библиотеке за самым дальним столом, да еще в компании слизеринцев.

Мне, как я и предполагала устроили чуть ли не бойкот, из — за общения с враждующим факультетом, но самое странное эти нападки ограничивались только мной. Ни Невилл, ни Гарри, и слава богу, не попали под катерогию — изменник.

Что стало для меня абсолютным шоком, так это то, что близнецы Уизли по какой — то только им ведомой причине вступились за меня. Да, да. Именно. Офигела я просто конкретно.

Но я им отплатила. Не люблю, знаете ли, в долгу быть, тем более у таких балбесов.

Во вторник они были на грани того, что бы их сцапал Филч и не единожды, а целых четыре раза. И все эти четыре раза я спасала их задницы. В итоге один раз подставившись. И мне навесили еще одну отработку у профессора зельеварения, в добавок к мои двум месяцам.

Мне не по наслышке было известно, что ни Фреду, ни Джорджу в этой четверти попадаться уже было нельзя, иначе, вызов родителей в школу, взыскание, и запись в личное дело. До чего еще никогда не доходило. Они там что-то умудрились уже отчебучить, в начале года.

Ну надеюсь только, что Уизли не забудут моей доброты, и помогут мне в скором времени.

Так же мне предложили дополнительно заниматься Макгонагалл и Флитвик. На их факультативах. Флитвик посчитал меня почему — то способной в чарах. Из — за того, наверное, что я применяла заклинания, которые мы разбирали только в теории. А Маккошка вряд ли бы прохлопала ученика, тем более с ее факультета, который сходу выполнил бы задание.

Это конечно очень заманчиво, и я попросила времени, да бы подумать. Все таки факультативы требуют дополнительной траты времени, а у меня и так его было слишком мало. Вот бы был факультатив по ЗОТИ. Эх. Профессор Квиррелл. Нужно что-то придумать и здесь. Но все по порядку.

Кстати, всех просто выбешивало то, что мы, Я, Невилл, и Гарри, как ни в чем не бывало мило общаемся с Малфоем. Тот делился с нами последними новостями, и сладостями, когда мы подсаживались к ним за стол. Слизеринцы не понимали, что вообще Драко удумал общаясь с гриффами, но не возникали. А вот мои сердешно любимые Гриффиндорцы, во всю глотку кричали о том, что зло, в лице меня, коему место на Слизерине, но никак не на факультете храброго Годрика, сманивает на темную сторону Поттера и Лонгботтома. (Невероятно прозорливые твари.) Я в ответ лишь кровожадно скалилась и злобно хохотала. Что пугало всех до дрожи — как я успела заметить. Ну да этакий спятивший бобер недоросток(с зубами определенно нужно что-то делать).

В четверг утром, мы все дружно успокаивали Невилла. Сегодня Малфой вместе со своей тарелкой, приземлился рядом с нами за завтраком. И как ни странно именно он уверял Лонгботтома в том, что тот справится на полетах превосходно.

Сегодня Невиллу сова принесла маленький пакетик от бабушки. Он открыл его и показал нам стеклянный шарик наполненный каким-то белым дымом. Ну да, отличный подарок БАБУЛЯ, еще один способ занизить и так не высокую самооценку парнишки.

— Это напоминалка, — заметил Малфой.

— Угу. Бабушка знает, что я все забываю, — пояснил бедный Невилл, — а это штука напоминает, если забыл что-то сделать.

— Да, да. И если забыл дым покраснеет, — добавил Драко, — вот. Ты что-то забыл Невилл! — не вопрос. Нет. Утверждение.

— ОЙ. — только и выдавил из себя Лонгботтом.

Гарри заинтересованно наблюдал. Они как обычно сели с Невиллом напротив маня.

Малфой же всегда занимал место рядом со мной.

Невилл так и не вспомнил, что он удосужился забыть. Я подбодрила его, мол если забыл, значит, не важно. Не сказать же мне, что бы он выбросил к чертовой бабушке, этот недоподарок. Нет, Невилл очень дорожил, что жабой, которая теперь к слову жила в этаком террариуме, который Невилл заказал по каталогу зоо магазина из Лондона, по моей таки наводке. Ну не дело это, что жаба вечно теряется. А теперь я уверенна Лонгботтом будет нервничать из — за того, что теряться будет эта напоминалка.

В половину четвертого все гриффиндорцы первогодки ринулись на площадку для первого летного урока.

Мальчики не подавали никаких признаков нервозности и вот уже нервничать начала я.

Сегодня был ясный день, дул легкий бриз, и волны перекатывались по траве, когда мы спускались к ровной лужайке, расположенной напротив Запретного леса, деревья которого мрачно покачивались вдалеке. Чудное место. Хотелось бы там побродить. Но вот перспектива встретить огромного паука не радовала. Я арахнофоб почище Уизела. А интересно, будет ли лес таким же мрачным после того, как пауков в нем не станет? Хм. По идее это же заповедная территория. Не порядок.

Слизеринцы тоже уже были здесь и двадцать метел были разложены аккуратными рядами на земле. Стоит отметить, что метлы видали полеты еще. да той же бабки Невилла. Интересно. Ведь в Выручай — комнате мы тренировались на довольно таки неплохих метлах. Нужно может сказать кому, что такое добро пропадает. Драко подмигнул нам, дав понять, что все нормально.

Тут появилась эта приславутая мадам Хуч.

Вот мне интересно. Невилл тогда не мог совладать с метлой. Она что сделать ничего не могла? Её никак Конфундусом шарахнули.(Или просто опохмел.) А эти ястребиные глаза. Вот и причина её туповатости. Она пьяна. Перегаром так и несет. Отлично.

— Ну чего ждете? — завопила женщина. У меня уши по закладывает скоро от такой манеры обращения со студентами преподавателей.

— Становитесь каждый около метлы. Давайте, пошевеливайтесь.

Отлично. Старые метлы. Прутья во все стороны. Замечательно. И никто не пошевелился да бы прикупить пару новых метел в школу. А на каких интересно летают да те же Уизли в квиддич.

— Вытяните правую руку над метлой, — скомандовала Хуч, — и прикажите ей ВВЕРХ!

— ВВЕРХ! — крикнули все. У нас, то есть у меня, Драко, Гарри и Невилла получилась сразу же.

Пока мадам Хуч показывала, как держать метлу, что бы она не выскальзывала из руки и ходила от ученика к ученику поправляя, я все думала. А невербально можно заставить метлу подняться? Ну просто взять и подумать ВВЕРХ. А не кричать на неё.

И вот.

— А теперь, когда я дам свисток, оттолкнитесь от земли как следует, — сказал она, — держитесь метлы крепко, поднимитесь на несколько футов, а потом обратно вниз, слегка наклонив метлу. По моему свистку — три…два. один!!!

Свисток.

И все дружно оторвались от земли. Но Уизел летел все выше и выше. Мы уже все опустились на землю и твердо стояли на ногах, а мадам Хуч орала.

— Вернись парень!!!

А Ронни только выше и выше поднимался. Белое, как мел, лицо, что даже веснушек не заметить. Взгляд вниз. И тут Уизли соскакивает боком с метлы и…

— Аресто Моментум, — я была готова к подобной ситуации, но как бы мне хотелось избежать этого.

Все лица обернутые ко мне, я только закатываю глаза и отхожу подальше в сторонку. Мне немного поплохело. Я конечно почитала об этом заклинании и попробовала, но сейчас я в него вложила куда больше силы чем при тренировках. Так что меня немного штормило.

Хуч несется к лежащему на траве Рону, невредимому конечно.

А вот бедная метла поднимаясь все выше и выше дрейфовала в сторону Запретного леса.

— Ну давай парень, поднимайся, все в порядке, — сказала Уизелу Хуч и затем обернувшись к нам.

— Что б никто из вас не двигался, пока я отвожу этого мальчика в лазарет! Оставьте метлы, где лежат, или вылетите из Хогвартса раньше, чем успеете сказать квиддич! Давай дорогой.

Ронни опираясь на мадам Хуч чуть ли не рыдая поковылял прочь. Едва только они скрылись.

Малфой удивился.

— Вот, это номер.

— Предатель крови шандарахнулся с метлы, — заливаясь смехом Панси Паркинсон.

Драко только покривился но говорить ничего не стал.

— Паркинсон, у тебя такой чудесный смех, — заметила я, с напускной очаровательностью. Слизеринка поверила и аж просияла. А Малфой прыснул в кулак. Ну да. «Чудесный». Такой же, как и ты сама, солнышко.

— Поттер, гляди, что я притащил, — Драко достал из кармана мантии желтый теннисный мячик. Я улыбнулась поняв, что он задумал.

— Эм… — а Гарри явно не понял.

Белобрысый расплылся в слащавой улыбке.

Разговоры прекратились и все взгляды приковались к этим двоим.

— Поймать сможешь а, Поттер?

Глаза Гарри засияли.

— Думаешь не смогу, Малфой?

Драко вскочил на метлу и взлетел. Можно было услышать ахи в толпе, да Малфой на метле зрелище восхитительное. Летал он хорошо.

Поднявшись до верхушки дуба, он крикнул:

— А давай ка узнаем, Поттер!

Гарри схватился за метлу.

Все почему — то взглянули на меня, а потом прожогом на Поттера.

Гарри взобрался на метлу, оттолкнулся посильней от земли и взмыл вверх. Казалось, что паренек в своей стихии. С легкостью управлялся с метлой. Девчонки визжали. И я решила отойти от них и вовсе. Решила попытаться поднять метлу невербально. Ну должно же хотя бы это получится, пока мои мальчики будут развлекаться. Невилл с упоением смотрел то на Гарри, то на Драко.

В небе там шла прелюдия к веселой игре, под названием Малфой поможет Поттеру стать ловцом у Гриффов. Вопрос — расстроит ли это слизеринца потом. Хм.

Оба получали удовольствие от происходящего. Все взгляды направлены на них. Показушники. Что Малфой, что Поттер.

Гарри нагнулся вперед и крепко схватился за помело обеими руками, метла рванулась к Малфою, как копье. Драко увильнул, Гарри выполнил резкий разворот кругом, все так же крепко держа метлу. Все аплодировали.

— Лови, если сможешь! — крикнул Драко, высоко подбросив мячик, и спикировав вниз к земле. Поттер наблюдал, как мяч поднимается и начинает падать. ОН наклонился вперед и толкнул метлу вниз-в следующую секунду он уже набирал скорость в крутом пике, догоняя мячик. Крики «зрителей» были просто ужасающе оглушающими. Гарри протянул руку и поймал мячик в полуметре от земли, как раз вовремя, что бы выровнять метлу, и мягко приземлиться на траву.

Все понятное дело тут же начали скандировать «ГАРРИ ПОТТЕР!».

Я видела, как Гарри хлопают по спине Невилл и Драко, они конечно посмотрели в мою сторону, мол почему это я к ним не иду. Но именно в этот момент невербальное ВВЕРХ сработало и древко метлы легло мне в руку. У мальчишек глаза округлились, ведь губами я не двигала и уж точно не произносила это злосчастное ВВЕРХ вслух. Но у них не было возможности подойти и расспросить меня. К ним бежала профессор Макгонагалл. Ну вот. Как раз во время. Поттер аж задрожал. Я только ухмылялась, что вызывало праведное негодование у Малфоя, который то и дело бросал на меня взгляд.

— Еще никогда, за все время в Хогвартсе… — профессор Макгонагалл онемела от шока, и её очки гневно блестели. Вот как они делают так, на пару с Дамблдором. Очки у них что ли какие не такие.

— Да как ты посмел — ты ведь мог сломать себе шею…

— Он не виноват, — от Драко этого уж точно не ожидали. Даже сам Поттер. А вот у Макгонагалл казалось сейчас глаза вылезут из орбит. Вот тебе и неприязнь лев — змея. Кто тут еще змея.

— Вас, мистер Малфой, никто не спрашивал.

— Но, профессор..

— Хватит! Поттер следуйте за мной.

Гарри поплелся за профессором, а растерянные Драко с Невиллом подошли ко мне.

Я увидела, что ли сожаление, на лице у Малфоя.

— Малфой, неужели ты хоть на секунду мог подумать, что пресвятого Поттера исключат за подобное?

Я говорила так, что бы слышали только те, кому эти слова предназначались, то есть Малфой и Лонгботтом.

Драко явно удивился моему тону и вообще тому что я сказала.

— Его отцу наверняка спускали с рук и не такое. А тут же Поттер, заставивший Темного Лорда сгинуть, — я не без удовольствия отметила, что оба мальчика вздрогнули при упоминании Волан-де-Морта, — не волнуйтесь. Наш Гарри не только, не получит наказание, его наоборот поощрят. Макгонагалл все никак не успокоится, что Слизерин вот какой год подряд нас обходит, — как бы между прочим проговорила я, — и сами посудите, у нашей квиддичной сборной отвратительный ловец.

Я не сказала более не слова. У Драко с Невиллом конечно были вытянутые лица. Но они опять таки не успели ничего сказать. Хуч пришла и сказала нам как бы проваливать.

После ужина мы все вчетвером собрались в Выручай — комнате, только в другой вариации, это была обычная гостиная с камином, диваном и креслами. А еще у стены с камином обнаружился мой трон(!). Комната видимо поняла(?) что он мн по вкусу. Я когда увидела лишь усмехнулась.

— Да ты шутишь! — Гарри только что закончил рассказывать нам, что случилось, когда он ушел за профессором Макгонагалл, — Ловец? Но первогодкам никогда.

Малфой явно прибывал одновременно и в праведном гневе, и в радостной эйфории. Он уселся в одно из кресел, в то время, как Гарри и Невилл расселись на диване, а я стояла и смотрела в зачарованное окно. Здесь открывался замечательный «вид» — лес, озеро. Такой мрачный но вдохновляющий пейзаж.

— Ты должно быть, будешь самым молодым игроком столетия, — заметил Лонгботтом.

— Так мне Вуд и сказал.

Малфой был потрясен, и просто не знал что говорить, по этому просто сидел и таращился на того.

— На будущей неделе я начинаю тренироваться, — сообщил Гарри, — только это секрет. — он посмотрел попеременно на всех нас, особо задержав взгляд на Драко, а тот лишь закатил глаза.

— Гермиона знала, что так и будет, — как-то туманно заметил Невилл.

Вот же идиот. Вот мне взаправду кажется, что с Луной в будущем они найдут общий язык.

Теперь взгляды обратились ко мне. А я то что? Ничего.

— Да. А еще я хочу знать о метле, — не преминул добавить Малфой.

— Во-первых, я не знала. Но можно было догадаться, ты же Поттер, это у тебя в крови, — на меня уставилось три пары заинтересованных и ничего не понимающих глаз, — твой отец играл в квиддич, и твой отец был сорвиголовой, думаю ему и его друзьям и не такие вещи сходили с рук. Во-вторых, что ты там хотел знать, — это я уже сказала обращаясь к Драко, — а, метла. Невербальное ВВЕРХ.

Под пристальными взглядами я прошла и уселась на трон рядом с камином.

— Ты ведь знаешь это? — поинтересовался Гарри, — ты пугающая. Пугающе странная я бы сказал.

— Сочтемся на том, что это комплимент. Ведь в ином ключе я твои слова воспринять все равно не смогу, — и злая такая ухмылочка.

Малфой продемонстрировал нам свою коронную ухмылочку. Гарри только покачал головой. А Невилл. Ну. Это же Невилл.

Когда мы часом позже оказались в Гриффиндорской гостиной, я шла по средине между Гарри и Невиллом. Сзади на нас налетели близнецы, втиснувшись по обе стороны от меня, схватив меня при этом под руки. И обратились к Поттеру, которого веселило мое комичное положение.

— Здорово, — сказал Джордж, — Вуд нам рассказал. Мы тоже в команде-Отбивающие.

— Точно говорю, в этом году мы возьмем кубок по квиддичу, — сказал Фред, — Мы не выигрывали с тех пор, как ушел Чарли, но в этом году команда будет отличная. Ты, должно быть, хорош, Гарри, Вуд только что не прыгал, когда рассказывал нам.

— Ну да ладно, нам пора, Ли Джордан утверждает, что нашел новый секретный проход из школы.

— Спорю — это тот самый, за статуей Грегори Вкрадчивого, который мы нашли в первую же неделю.

Близнецы хотели отходить от нас, но я показав жестом Гарри и Невиллу проваливать быстренько нагнала Уизли.

— Кхм. Мальчики.

На меня уставились два пары заинтересованных глаз.

— Да, мисс..

— Грейнджер..

— Ну, простите, что отвлекаю, но я хотела узнать, на каких метлах вы летаете?

— Что..

— Прости..

— Метлы. На каких метлах вы летаете? Ну играете ж вы в квиддич.

— На чистометах.

— Да, на чистометах.

Явно их смутил мой вопрос. Выбил из колеи.

— Я тут кое-что обнаружила. В школе имеются неплохие метлы.

— Те на которых вас учили летать?

Хм. Забавно, подрастеряли свою привычку друг за другом говорить.

— Нет, конечно, вы что идиоты что ле?

— Мы идиоты? — в один голос воскликнули близнецы.

— Я вам расскажу потом где можно посмотреть что имеется в закромах. А теперь вам пора, — я заметила за спинами Фреда и Джорджа фигуру Джордана.

И я не давая как либо среагировать парням, просто развернулась и пошла к себе в обитель. Там меня ждали мои драгоценные учебные пособия.

Еще было много времени до отбоя. И видимо рыжие близнецы будут гулять допоздна.

Я решила именно сегодня кое-что предпринять. Это самое то.

Я спустилась в гостиную, когда та уже порядком опустела. Внимательно следя за входом, я ждала, когда соизволят явится близнецы. Карта лежала в комнате, в чемодане. Но я ни на миг не сомневалась, что они до сих пор шляются где-то с Ли Джорданом. Не иначе.

Вот. Вот оно. Открылся проход. И крадучись пролезли Фред, Джордж и Ли. Ну меня они не увидели. Я сидела у стены в кресле и листала книгу по зельям, тень скрывала меня весьма кстати. Но у меня не было намерения услышать нечто для моих ушей не предназначенного, так что вышла из тени и обратилась к близнецам.

— Фред, Джордж, можно мне с вами поговорить, — мой взгляд говорил сам за себя. И они явно не глупцы, поняли, и отослали Джордана из гостиной прочь.

— Мы вас слушаем, — промолвил, как-то сладко Фред.

— Мисс Грейнджер, — добавил Джордж.

— У меня для вас есть интересное предложение.

— Еще что-то столь же интригующее?

Глаза засияли у обоих. Я видела, что они хотят говорить в их излюбленной манере, так что сразу же продолжила.

— Я изложу вам кое-какие условия, а вы главное не перебивайте, — получив два утвердительных кивка, я продолжила, — я хочу попросить вас, кое-что сделать, взамен я проинформирую вас о так сильно интересующих вас, тайных проходах из школы, ну и метлы покажу вам, конечно.

Тут они кажется впали в экстаз и явно были не способны воспринимать информацию более.

Я замолчала. И молчала до тех пор, пока они не вернулись с небес на землю и не спросили о том, что же они должны были сделать. Даже попытались пошутить на счет, не замышляю ли я кого — то убить.

— Мне нужна крыса вашего брата, — я спокойно выложила свое единственное условие.

— Что?

— Короста? — удивился Фред.

— И зачем тебе она?

— Об этом вы также сможете узнать. Это дополнительный бонус.

Фред было хотел что-то спросить.

— Нет. Скажите сразу если вы не хотите помочь мне. На любые ваши вопросы я отвечу только после того, как крыса будет у меня.

— Брат, — произнес Джордж обращаясь к Фреду, — я все равно её никогда не любил.

— Вот, вот, — заметил Фред, — и старая она.

И в один голос они произнесли:

— Крыса будет. Когда нужно?

— Завтра утром.

— М — м–м…ладно, — протянул Фред.

На том и порешили.

Завтра посвящу день Питеру.

Сегодняшняя ночь так же не обошлась без прогулки. Скрываемая черной мантией с помощью Карты я без проблем добралась до Выручай — комнаты и попросила у той чулан с метлами. Ну и получив запрошенное я выбрала шесть неплохих метел(в команде семь игроков, но Поттеру и так метлу подгонят), я сложила свою «добычу» в неприметном заброшенном классе, на том же таки восьмом этаже. Запечатала дверь всем, что знала. От Филча подальше. Да и мало ли, кто еще любопытный…

Утро началось весьма бодро, пусть и встала я намного раньше остальных. Я заняла место в гостиной и стала ждать. Через десять минут, появились полностью одетые близнецы. У Фреда в руках была спящая Короста.

— Отлично.

До завтрака оставалось минут сорок. По идее учителя уже проснулись и у них было утреннее собрание. как-то мне довелось о нем слышать.

— Если хотите все узнать. То милости прощу за мной.

И Фред, и Джордж сегодня были необычайно серьезны и молчаливы. Передав мне в руки крысу, которая ужас что за животное и которую я держала как можно крепче, при том следя за тем что бы та не проснулась. Мы двинулись в сторону так называемой учительской.

Мальчики шли немного позади меня, как будто охрана.

В коридорах стали появляться первые ученики.

Подойдя к дверям учительской, постучал Фред, и приоткрыл для меня дверь. Я без церемоний вошла. И услышала возгласы преподавателей «Мисс Грейнджер! Уизли!»

Макгонагалл было хотела начать тираду что мы её прервали. К слову братья зашли за мной и закрыли дверь. Они тихо мирно стояли себе позади меня.

— Профессор Макгонагалл, мне нужна ваша помощь. И нет это не терпит отлагательств, — я сделала самое обеспокоенное выражение лица, из вообще возможных, и никто из профессоров, коих тут было не мало(почти все, за исключением директора, и профессора Грабли — Дерг), не усомнились в том, что дело безотложное.

— Мне нужна ваша помощь, — при этом я взяла крысу за хвост, что ей явно не пришлось по вкусу, — я решила, что раз вы анимаг, то вы имеете в своем арсенале заклинание которое может вернуть обернувшемуся человеку его подобие.

Тут все замерли уставившись на извивающуюся крысу у меня в руке. А тварь, почуял неладное. Но я заранее подготовилась. На моей руке была надета перчатка. А хвост я сжимала достаточно сильно, что бы ни в коем случае не упустить жертву.

— Мисс Грейнджер, позвольте узнать, с чего вы взяли, что это анимаг? — подал голос Снейп.

А, милый профессор. Эти глупые вопросы.

— Давайте так. Вы мне помогите сперва, либо подтвердить мои опасения, либо же опровергнуть их. А уж тогда последуют либо мои объяснения, либо же мне до конца веков моих не смыть этот позор клеветы.

И явно посудив, что я права, Макгонагалл таки подошла ко мне с вытянутой, наставленной на крысу, палочкой. Короста визжала уже безостановочно, крутясь и барахтаясь; её маленькие черные глазки лезли из орбит.

Я ухмылялась, все преподаватели смотрели на развернувшуюся картину с недоверием, а близнецы Уизли уже стояли впритык ко мне с какими — то ни читаемыми лицами.

В момент, все кругом озарилось бело — голубой вспышкой из палочки Минервы; на какую — то секунду крыса зависла в воздухе, её черное тельце бешено извивалось, и тут она с негромким стуком упала на пол. Сверкнула еще одна слепящая вспышка и тогда…

Как будто мы наблюдали за ростом дерева в замедленной съемке. Проклюнулась и стала увеличиваться голова, появились побеги — конечности. Еще миг-и на том месте, где только что была крыса, стоял человечек, скрючившийся от страха и заламывающий руки.

Я не ждала пока все присутствующие отойдут от шока, и тут же запульнула в Петтигрю «Инкарцеро». Чем вызвала новую волну ахов и вздохов. Близнецы Уизли отлетели к двери, как ошпаренные.

— Пожалуй, я думаю, не помешало бы вызвать Авроров, и думаю, что допрос нашей крысы при помощи Веритисариума покажет, что мистер Блэк за зря 11 лет в Азкабане то пробыл, — как бы невзначай бросила я, усаживаясь на свободный стул во главе стола.

Но даже мои слова не побудили преподавателей к действиям. Они все еще пялились на представшего перед нами коротышку, жидкие бесцветные волосы растрепаны, на макушке лысина, толстый, ну просто до не могу, кожу как будто натянули на нем. Вид облезлый, но все таки удовлетворительный. что-то от крысы сохранилось в остром носике, в круглых водянистых глазках. Питер прерывисто дышал и связанный не имея возможности и пошевелиться, бросал взгляды на всех в комнате попеременно, а когда натыкался на меня, то оскаливал передние зубы.

Снейп первым оттаял.

И как мне показалось, чуть дрогнувшим голосом выставил близнецов за дверь.

Те особо не сопротивлялись, они были словно прибиты новостью.

И профессор Макгонагалл пришла в себя. Она давала поручения. Некоторых, особо впечатлительных учителей отправили в Большой Зал на завтрак, Флитвик пошел вызывать Авроров, а Макгонагалл уже стояла у камина намереваясь позвать Дамблдора.

От чего — то на меня бросали какие — то странные взгляды.

Пока все суетились, ко мне подсел Северус Снейп. И тут как будто ожил Петтигрю.

— Северус, Северус, дорогой, я ведь тебя никогда не обижал. Я ни в чем не виноват, только хотел выжить. Блэк обезумел. Хотел меня убить. Так же как… — я не дала договорить ему, добавив еще и «Селенцио». А то ей богу, достал. Плюс он явно давил на больное зельевару.

— Простите, сэр, но мне не в мочь слушать ложь этой крысы более, — я сказала это обращаясь к Снейпу, который выглядел весьма удивленно.

— С чего же вы, простите, взяли, что это ложь, — вкрадчиво поинтересовался профессор.

— Потому что, Питер был хранителем, сэр, — это все что я сказала, больше ничего не добавив, но лицо Северуса вытянулось, и он был явно намерен выпытать все что я знаю. Но тут из камина появился Дамблдор, к моему удивлению, сопровождаемый Фаджем.

— Господи, боже, — промолвил Фадж снимая с головы причудливую шляпу впившись взглядом в Питера Петтигрю.

— Питер Петтигрю, — севшим голосом произнесла Минерва.

— Мисс Грейнджер, — обратился ко мне Дамблдор. Мне стоило просто титанических усилий не скривиться, — я так полагаю, это вы обнаружили анимага в крысе мистера Уизли.

Я никак не отреагировала, чем вызвала всеобщее недоумение. Ну к чему давать ответ на риторический, как по мне, вопрос. К тому времени в кабинете осталась Минерва, Северус и ново прибывшие. А вот и Флитвик вернулся, сказал, что-то по поводу того, что Авроры вскоре прибудут.

А что касается меня. То теперь за неимением на что еще отвлечься, все уставились на меня, видимо ожидая объяснений.

Корнелиус Фадж решил сыграть в доброго дяденьку и подсев ко мне с другой стороны, оказавшись напротив Снейпа, промолвил:

— Деточка, с чего вы вообще решили, что крыса это анимаг.

— Я не деточка, сэр. И отвечать я не намерена. — у всех брови просто взлетели вверх, — Здесь, — с нажимом добавила я.

Чем заставила Фаджа вздрогнуть. Хм. Странная реакция на 12 летнюю. Ладно.

Министр поднялся и пошел посоветоваться, кто бы сомневался, с Дамби.

А Снейп злобно начал шептать мне, так что бы до ушей Макгонагалл не долетало не единого слова. По — моему глупо. Кажется, кошки не обделены чутким слухом.

— Что вы удумали мисс Грейнджер. Это лучший вариант для вас, отвечать на все вопросы в присутствии преподавателей. Мы если что сможем пресечь все попытки засыпать вас каверзными вопросами.

— Спасибо, конечно, сэр, — со злобной ухмылкой ответила я, особо выделив это «сэр», — Но я не доверяю ни единому человеку в этой комнате. Я считаю, что Питер не на столько умен, что бы придумать как же спастись. У него был советник.

На этих моих словах в глазах зельевара блеснула ярость.

— Хорошо, мисс Грейнджер, мы можем задать вам несколько вопрос вне Хогвартса? — обратился ко мне министр.

Получив от меня кивок, Фадж продолжил.

— Вашим сопровождающим настаивает быть Альбус.

— Нет, спасибо, директор, я уж лучше сама, у вас и так дел невпроворот — улыбочка Дамблдору, — Или я не могу сама, министр? Нужен взрослый?

— Ну по правилам, вас кто — то должен сопровождать, — ответил Дамблдор.

— Тогда быть может профессор Снейп, или профессор Флитвик не откажутся, и помогут мне. Раз мне самой нельзя?

— А чем вас не устраивает кандидатура Альбуса? — вскипела Минерва. Кошку явно задело, что её я даже в расчет не взяла.

— Знаете, министр, со всем моим уважением, раз дело складывается именно таким образом, то может мне и вовсе без провожатого?

— Нет. Исключено. Если вы позволите, Альбус, я проконтролирую, — вызвался, слегка резко и рьяно профессор Снейп.

— Вот и хорошо, — поняв что ситуация нормализовалась улыбнулся Фадж.

— Извините, но вы будете ждать пока Питера Петтигрю заберут Авроры? — поинтересовалась я у Фаджа, и получив утвердительный кивок продолжила, — тогда можно мне сходить пока в Большой Зал?

Всех явно поразили мои мысли в данный момент. Идиоты. Неужели только о еде думают.

— Я думаю, что вы можете сходить в Большой Зал, мисс Грейнджер, профессор Снейп пойдет с вами, и потом вы сразу же через камин перенесетесь в Министерство Магии, — ответил, что странно, за Фаджа, Дамблдор.

Я вышла из кабинета бросив взгляд на Питера. Да уж. Крыс. Придется мне из — за тебя навраться. Лишь бы Веритисариумом не опоили.

Не успели мы с зельеваром отойти от учительской, как тут показались Авроры. Ну что ж отлично.

Вот только проблема конечно, что профессора мне навязали. До Большого Зала путь не близкий, а он явно собирается меня пытать.

— Вам есть что скрывать, мисс Грейнджер? — поинтересовался, даже не глядя на меня, Снейп.

— Не думаю, что в моём возрасте есть что скрывать, профессор.

— Как вы узнали?

— Не понимаю о чем вы, сэр.

— Не валяйте дурака, как вы узнали, что крыса Уизли — это Питер Петтигрю, — я удивленно посмотрела на зельевара. До того, как все увидели, что крыса-Питер, я и словом не обмолвилась кто же именно анимаг в обличье крысы. Снейп явно заметил мой взгляд и добавил с нажимом, — ВЫ знали.

— Будем считать, что это ваша догадка, насчет моего ЗНАНИЯ. Я не опровергаю, не подтверждаю.

— Почему вы сказали, что Блэк не виновен?

— Не он был хранителем. Не он погубил кучу людей.

— По вашему это дело рук Питер Петтигрю, этого прихлебателя?

— Вы, профессор, явно не внимательно слушали меня, — я помотала головой в знак не одобрения, — Советник.

Это все что я успела сказать. Мы вошли в Большой Зал. Никто особо не обратил внимания на нас. Только некоторые студенты увидев, что рядом со мной идет Снейп, отводили испуганные взгляды.

Снейп явно не намеревался следовать за преподавательский стол, за которым к слову велась оживленная беседа, но как только заметили наше появление в зале, все разговоры стихли и каждый преподаватель внимательно следил за мной.

Я подошла к близнецам Уизли, которые сидели тише воды, ниже травы, уткнувшись взглядами в свои тарелки.

Я положила свои руки, на плечо одному и другому. Они аж вздрогнули. Я села меж ними. Снейп остался стоять в проходе, прожигая дырку в моей спине своим взглядом.

— Ваша, оплата, — я протянула листок сложенный пополам, который до этого преспокойно лежал у меня во внутреннем кармане. Они даже не отреагировали.

— Ты знала?

— Знала, — как будто эхом спросил Фред.

— Я обещала вам немного информации, а не всю. Это, — я потрясла листочком, в котором были описаны все ходы из школы, да приписка, где им метлы искать, — единственное, что сейчас вы можете получить.

Я всунула листик Фреду в руку и поднялась из — за стола.

До меня донеслось, как Ронни сетовал, что Коросточка пропала. Украли, ироды, мол.

Я бросила взгляд на Снейпа и прошла дальше, к месту где сидели мои мальчики. Драко со свитой, тоже сидели здесь.

— Профессор, — удивились все в один голос завидев позади меня профессора.

Снейп кивнул и остановился. Я села рядом с Малфоем.

— И вам, доброе утро, мальчики! — у меня была улыбка на все тридцать два.

— Где ты была? — спросил Невилл.

— Почему Снейп с тобой? — поинтересовался Гарри.

— Профессор Снейп, Поттер, — поправила того я. И наблюдая за реакцией рассмеялась.

— Так, я не на долго. По видимому меня сегодня не будет.

Пресекая вопросы я добавила.

— Все, все. Все потом.

И схватив тост я поднялась и удалилась из Большого Зала вслед за Снейпом.

Пока мы со Снейпом добрались до его покоев, из которых профессор решил переместиться в Министерство при помощи камина, он всего лишь один раз попытался что-то спросить, на что я ответила резким «Услышите позже. Потерпите, профессор».

Когда мы перенеслись, мы оказались в таком печально известном атриуме. Волшебники сновали тут туда сюда. А мы продирались сквозь толпу к охране, где нам предстояло встретиться с министром.

Снейп до этого проронил только:

— Нельзя им позволить применить к вам Веритисариум.

Профессор был абсолютно серьезен. Я понимала. Нельзя. Действительно. Никак нельзя. Не тех силёнок я, да и ум не тот, что бы тягаться с «Сывороткой Правды». Пока что. Хотя было бы интересно попробовать. Но не время и не место для экспериментов.

А вот уже и протянувший ко мне руки Фадж. Ой, ой, ой. А Крауч, что здесь забыл. Мне пожали руку все присутствующие. Вот не честно. Нужно репетировать устрашающий вид. К Снейпу никто свои лапищи не тянул, побаивались видимо. Ну да, как тут не вздрогнуть то, от одного взгляда на эту мрачную мину. Или брезговали ПСом.

Нас провели к лифтам. Мою палочку даже не проверили. Видимо то что я «гость» министра давало преимущества. Я же гость верно? Надеюсь, что у них хватит ума ничего ребенку не предъявлять. Да и что можно предъявить то?

В лифте были только я, министр, Крауч и Снейп. Ох, профессор, он недоверчиво поглядывал на двух мужчин рядом со мной.

Да уж. Чиновники.

Оказались мы на втором уровне. И нас со Снейпом повели прямиком к штаб — квартире мракоборцев.

О. Встретил нас в просторном кабинете, никто иной, как Скримджер. Занимательно. Как по мне, но даже этот мракоборец был бы лучшей кандидатурой на место министра, чем Фадж.

— Доброе утро, министр, Барти, Северус, — мракоборец пожал руки мужчинам, даже зельевара не испугался. Кстати выражение на лице Снейпа явно доставило его. Профессор так скривился, как будто лимон проглотил.

— А — а–а, мисс Грейнджер, предполагаю, — я не приняла его руку, даже более того, поступила немного нахальнее, прошла и села, на приготовленный явно для меня стул, даже не дожидаясь приглашения. При том сохраняя ухмылку на лице. Ну вот хотелось мне чего — то безрассудно гриффиндорского, что могу поделать. Идиотка. Нееет. Гриффиндорка. От такой мысли ухмыльнулась еще гаже.

О комнате. Здесь в центре поставили стол, по одну сторону один стул, а по другую три. Позади стула предназначенного мне, у стены, был еще один, явно для Снейпа.

— Руфус Скримджер, — бросив на меня недоверчивый взгляд представился мракоборец.

На что получил оскал от меня.

— Очень приятно.

Мое поведение вызвало ухмылочку у Снейпа.

Ну ничего. Сейчас я так бомбану, что всем не до ухмылок будет.

Когда мои интервьюеры уселись напротив, а Северус Снейп подтянул свой стул и сел рядом со мной, началась интервенция. Забавненько.

— Мисс Грейнджер, — обратился ко мне Скримджер, который занял место посередине, — сегодня утром вы появились на совещании преподавателей школы магии и волшебства Хогвартс, — он сделал паузу, давая мне возможность подтвердить, хотя бы кивком. Но я никак не отреагировала, а просто скучающе рассматривала гриву волос этого Руфуса.

— Мисс Грейнджер, — как-то ласково обратился ко мне Фадж.

— Можно ли сократить количество допрашивающих меня людей?

Меня действительно беспокоило, что напротив сидел еще и Крауч. И моя заявочка, очень удивила всех находившихся в комнате мужчин.

— Вас кто — то не устраивает? — поинтересовался как-то ехидно Скримджер.

— Да, мне кажется, что, что бы узнать от меня нечто важное, было бы достаточно Вас, мистер Скримджер, и Вас, господин министр, — абсолютна неуместная наивная улыбка от меня.

Недоумение отразилось на лицах мужчин. Ну да, по сути комичная ситуация, двенадцатилетняя гриффиндорка решила продиктовать им свои правила.

— Даже так? Мистер Крауч вы не против? — обратился к Барти старшему министр.

Крауч явно был обескуражен и взбешён, но поделать ничего не мог, только поднялся и не прощаясь вышел.

— А можно ли поинтересоваться, мисс Грейнджер, чем вам не угодил мистер Крауч, — по — видимому искренне заинтересовался Скримджер. Снейпа тоже этот вопрос очень волновал, так что он даже подался немного вперед.

— Ах, я просто как-то ощущаю, что мистер Крауч не особо хороший человек, веет от него, неискренностью, пожалуй.

Лица моих интервьюеров вытянулись, ну а реакцию Снейпа я просто видеть не могла, так как он откинулся на спинку стула, и повернись я, моему взору могло открыться нечто пугающее в его взгляде. А дураков здесь нет, так что, я неподвижно сидела и ждала когда уже начнут спрашивать по существу.

— Мистер Скримджер, может вы поторопитесь с расспросами, понятно что уроки сегодня я пропустила, но у меня еще и отработки, на них мне опаздывать никак нельзя, — я слышала смешок, который издал Снейп, а мужчины напротив просто втупили свои взгляды в меня.

— Да, так, мисс Грейнджер, — продолжил мракоборец там где прервался, — вы с крысой, появились утром в учительской.

— Да, мистер Скримджер, а еще там были Фред и Джордж Уизли, знаете ли, — я лучезарно улыбаясь пролепетала, — давайте я продолжу сама, так будет интереснее и быстрее.

Получив утвердительный кивок от Скримджера и Фаджа я продолжила. Я чувствовала, что Снейп напрягся, неужели думал, что я буду сейчас сыпать фактами, да такими, что после мракоборцам придется проверять меня сывороткой. Нет, нет.

— Утром, заполучив крысу, с помощью, это важно, близнецов Уизли, мы отправились на собрание преподавателей, я заимев подозрения решила их проверить, я полагала, что знания Минервы Макгонагалл и присутствие других учителей в случае, если мои опасения оправдаются, будут не лишними. А подозрения собственно. Крыса не поддавалась магическим манипуляциям. Ну самым простым. Вроде изменения цвета. Я обратила на это внимание еще в Хогвартс — эксперссе. И решила почитать. Выяснила, что если к трансфигурации анимаги, склонны что ли, то на иные магические манипуляции они просто не реагируют. Ну и еще, странное мое самочувствие в предчувствии данной конкретной крысы. Недоброе предчувствие. Что ли. Обзовите как вам более нравится(маги к таким вещам очень чутки, и не пренебрегают предчувствием, по мере своих сил пытаясь прислушиваться к шестому чувству). Так, я в сопровождении близнецов Уизли, — я четко осознавала, что профессор зельеварения кривится при каждом упоминании рыжих, но так было нужно, хотя бы близнецам Уизли хорошую славу создам, они отчего — то импонируют мне, — объявилась в учительской, и попросила профессора Макгонагалл с помощью заклинания проверить крысу, не анимаг ли это, и в ходе событий, крыса таки оказалась анимагом, Питером Петтигрю. Предупреждая ваш вопрос, нет я не догадывалась, что крыса это Питер. Но сопоставив это и факт того, что известно о его «смерти» я посмела предположить, что Сириус Блэк не виновен.

Непонимание и недоверие. Вот что отразилось на лицах магов сидящих напротив меня. Северус Снейп подался ближе к столу, и теперь был максимально напряжен.

Так как ни он сам, ни Фадж со Скримджером не понимали ход моих умозаключений. Честно, не будь я собой, то сама бы себя не поняла, логика, и как минимум несколько деталей, важных, в моей цепочке суждений отсутствовали.

Вся сложность ситуации заключалась в том, что этим магам, я не могла никак аргументировать тот факт, что Петтигрю был хранителем тайны Поттеров. В отличии от Снейпа. Ему достаточно просто сказать что так и есть.

Но ситуация решительно не хотела разрешаться.

И я решила сделать еще ход.

— Я думаю, что перекрестный допрос Петтиргю и Блэка покажет, что мистер Блэк НЕВИНОВЕН, чего нельзя сказать о Петтигрю. Именно такая крыса как он, могла бы предать Поттеров, и прислуживать Волан-де-Морту. Ах, да, наверняка стоит просто взглянуть на его левое предплечье, — при этих моих словах, Снейп вздрогнул и по воздуху как будто прошелся статический разряд. Меня даже передернуло.

Странно, но опять же таки, такие взрослые мужчины, а и те туда же, вздрогнули при упоминании Темного Лорда, только Снейп не сплоховал, ну разве что его аура стала еще чернее и тягостнее.

Пока шло выяснение всех деталей, а именно самого строения моих умозаключений, я откровенно заскучала, а Снейп был просто вне себя, его этот идиотизм с переспросами по тысячу раз жутко бесил. А что ж не ясного, я говорила, что все мои умозаключения проистекают из газетных вырезок и устных пересказов истории(тут я подстраховалась. В Хоге действительно имелись газетные вырезки по данному вопросу).

Закончили мы только когда заглянул Крауч, и сказал, что Блэк и Петтиргю доставлены, и все ждут только Фаджа и Скримджера.

Видимо эти чиновнички понимали, что только допрос сразу и Сириуса, и Питера поставит все точки над и.

И только когда нас со Снейпом уже хотели опустить Скримджер спросил:

— И все таки, мисс Грейнджер, чем вам мистер Крауч не угодил?

Мужчины замерли ожидая что же я отвечу, а я перевела взгляд на главу мракоборцев и поджала губы, размышляя сказать или нет. И как это доказать.

— Я не могу вам как — либо аргументировать свои мысли по поводу мистера Крауча, так что озвучивать их не стану, но хочу поведать вам нечто иное.

Секундное удивление, но тут же уверение, что так и быть, ничего страшного, это и так понятно.

— В Запретном лесу живет семейство страшнейших тварей. Пауков. Так сказать взрощены в любви нашего лесничего, я смею предположить, что лес без акрамантулов будет куда более приятным, — сама новость, что в Запретном лесу такие твари огорошила взрослых волшебников, даже Снейп как-то замер, — не могли бы вы ликвидировать этих тварей оттуда, они портят лес. Может поместить их куда — нибудь в изоляцию, все таки столько бесценных ингредиентов, — мои глаза блеснули. А позади послышалось сдавленное фыкранье.

— Мы разберемся с этим, мисс Грейнджер, непорядок, — заверил меня Фадж.

Любезная улыбка для министра.

Я рассказала вроде бы все, что нужно было, а не поджимай время у Скримджера с Фаджем они бы меня до утра не отпустили бы.

Когда министр и Скримджер поспешили нас таки покинуть, предоставив нам со Снейпом самим возможность выбраться из Министерства, мы наконец — то могли покинуть этот злосчастный кабинет.

И каковым же было моё удивление, что в коридоре нас поджидал никто иной, как глава семейства Уизли. Сам Артур — сплошное — дружелюбие-Уизли, боже, у меня бы на его месте от такой натужной улыбки челюсть свело бы.

Было видно, что и Снейп не шибко то рад встрече. О, а его ухмылка, когда Уизли протянул руку для приветствия и сквозь зубы процедил «Северус».

О да, Уизли не случайно ошивался под кабинетом, это читалось в его взгляде, неприкрытое негодование.

— Мисс Грейнджер, предполагаю, — он еще и лапы свои мне посмел протянуть. Я проигнорировала его желание пожать мою руку, только презрительно скривилась.

Да, я все понимаю, я грязнокровка, которая задирает нос, и думает о себе черти знает что, но. Чёрт, семья Уизли — семья предателей крови. И дураки те, кто вообще рядом с ними ошивается, ну за редким случаем. Это тебе не просто маглолюбы.

Снейп и бровью не повёл, а вот Уизел занервничал, и неумело попытался скрыть свою растерянность, что вызвало ухмылку на моем лице, которая ничуть его не успокоила. Видимо с ним себя так никогда не вели. Хах. Ну что ж.

Но, к сожалению, такое моё поведение, никак не умерило его пыл.

— Вы просто страж нашего покоя, не могу поверить, что крыса прожившая в нашей семье столько лет, и не крыса вовсе, а анимаг, тем более Питер.

Конечно Артур пытался себя вести непринужденно, да чего уж, подумаешь, всего лишь, такие тупые, что за 10 лет, не смогли понять, что крыса вовсе не крыса то, уж не верю я, что все так просто.

— Мистер Уизли, — обратилась к мужчине я, Снейп стоял позади меня, готовый в любую минуту уходить, — я не испытываю к вам доверия. Ибо вы за столько лет не могли уличить того, что крыса ваша, вовсе не крыса. Хотя изумлена, неприятно, к слову, на доме любого уважающего волшебника имеется комплекс наложенных охранных чар, и для выявления анимагов в частности. Я не собираюсь скрывать мою антипатию к большинству членов вашей семьи, из числа уже мне знакомых, — мой взгляд был холоден, и Уизел начинал закипать, Снейп не встревал в разговор, видимо понимая, что не его ума дело, но все таки, видно откуда у Ронни это нелепое рефлекторное проявление, чуть разозлится или еще что и уже весь красный как свекла, мистер Уизли просто таки как самовар вскипал, разве что пар из ушей не шёл, пока.

— Мистер Уизли, вот только не нужно этого праведного гнева, по — видимому, в вашей семье близнецы самые смекалистые, ибо только от них мне довелось услышать, что с крысой что-то не то.

Я не стала договаривать, не горела желанием выслушивать бредни Уизела старшего. Я просто двинулась прочь, по направлению к лифтам. Снейп понятное дело не заставил себя ждать и последовал за мной.

— И что это было, позвольте узнать, мисс Грейнджер? — накинулся на меня со своим коронным шипением профессор, как только дверь лифта сомкнулась за нашими спинами.

— Может конкретизируете, что именно вы имеете ввиду? Тот фарс в кабинете, или вы спрашиваете об Артуре Уизли? — поинтересовалась я поймав колючий взгляд зельевара.

— Пожалуй обо всем сразу, — кажется Снейп с его убивающей мрачностью был настроен решительно и открутиться не вариант. На этот счет у меня уже заготовлено кое-что.

— Давайте так, вы подумаете над тем, что именно вы хотите узнать, точно сформулируете интересующие вас вопросы и зададите мне их во время отработки, сегодня.

Снейп был явно не доволен тем что я так ответила, но ничего поделать не мог, либо так, либо никак и он прекрасно это понимал, что вынудило его пойти у меня на поводу.

На том и порешили.

Странность нашего возвращению в школу заключалась в том, что вернулись мы не через камин, а совместно трансгрессировали. Честно. Было страшно.

Это была моя первая трансгрессия и по ехидным замечаниям жуткого профессора я заключила, что справилась неплохо, что его удивило, ведь как это было сказано, «перемещение далось мне легко». Да, блять, меня чуть шиворот навыворот не вывернуло, какое там легко, но я ничего не сказала, лишь усмехнулась.

К нашему возвращению занятия уже были окончены и студенты рассредоточились по территории замка, кто устроился на лужайке, кто в большом зале, смех, вот то, чем был наполнен воздух этого вечера, звонкий смех.

Мы не прощались со Снейпом, просто я покинула его, когда он направился, как я думаю на ковёр в Дамблдору, что было бы резонным.

Только я пошла в сторону мраморной лестницы, что бы пойти наконец — то в башню Гриффиндора, переодеться, и заняться своими делами. Так много нужно… но я даже в мысли свои толком не успела погрузиться, на меня налетели Драко и Гарри, которые жаждали объяснений.

Ну конечно.

Думаю, в Хогвартсе уже начали всякие истории слагать, что же приключилось.

— Где ты была весь день? Почему с тобой был Снейп? — в один голос затараторили мальчики.

— Так, так, потише, не здесь, — я многозначительно обвела взглядом холл, в котором было всего пару человек, но их взгляды были прикованы к нам.

— Пойдите на кухню. Добудьте еды у эльфов. Встретимся на восьмом этаже.

Время, что мне выдалось, пока Малфой с Поттером пошли за провизией я использовала с умом. До моих отработок осталось три часа, и я поднялась таки в башню Гриффиндора, что бы переодеться, прихватить тетрадь по зельеварению, карту и я не забыла взять учебник и тетрадь неизвестного ученика, что так удачно мне подвернулись под руку в Выручай комнате. С тем что я обнаружила тогда, у меня все не было времени разобраться. А практические занятие отличное подспорье пользоваться «доп. материалами».

Когда мы встретились на восьмом этаже, к Поттеру с Малфоем добавился Лонгботтом. Оно и к лучшему.

Я прошла трижды напротив нужной стены и появилась тяжелая дубовая дверь. За ней оказалась запрошенная мной комната, типичная слизеринская. Честно, хотелось проверить выдержку моих гриффиндорцев, выдержат ли они это. И как оказалось, мальчики очень даже гармонично смотрелись в слизеринских покоях, и чувствовали себя как дома так сказать, чуть ли не так же, как и Малфой наслаждались этой атмосферой пугающей роскоши.

Когда мы расселись и поделили еду, а парни то проглоты, я весь день не ела, да не особо то и хотелось, а вот у них недавно был обед, но они все равно нахватали еды, столько, сколько смогли.

Никто не проронил ни слова, они ждали моего хода, ну что ж похвально.

— Сегодня меня не было в школе, как вам известно, так как утром произошло разоблачение крысы Уизли, это оказался анимаг, Питер Петтигрю, который был Гарри, другом твоих родителей, и я смею предположить, что именно он, а не Сириус Блэк был предателем, и раскрыл тайну местонахождения твоих родителей Темному Лорду. Что послужило соответственно смертельным приговором им же.

Когда я произнесла это у Поттера на лице одновременно отразилось горе, непонимание и интерес. Малфой же застыл, и в его таком каком — то не детском взгляде читался скептицизм и претенциозность. Смотрел он на меня с прищуром. Видимо мое обращение «Темный Лорд» все таки немного напрягло его. Да, Драко, уж мне то не знать, что даже в столь малом возрасте, эта тема тебе близка. Вот она, чистая кровь. Или просто Люциус уже дрессирует своего наследника определенным образом. А Невилл просто выпучил на меня свои глазки и не мигая смотрел, его поразило видимо, именно то, что я посмела такое сказать.

— Сириус Блэк? — все что смог выдавить из себя Поттер.

Ах, ну да.

Мой недочет.

У нас еще не было возможности это обсудить.

— Гарри, ты знаешь, что твои родители погибли от руки Темного Лорда, тогда как ты остался жив, предположительно благодаря жертве твоей матери, а Волан-де-Морт исчез, но не думаю, что погиб. А все это произошло, так как кто — то, Питер, если тебе угодно, предал их и выдал тайну о местонахождении укрытия. Хотя все считали хранителем тайны Сириуса Блэка, близкого друга твоей семьи, а также твоего крестного, за что его осудили и отправили в Азкабан. Азкабан — магическая тюрьма, охраняемая дементорами, — пояснила я увидев недоумение во взгляде Поттера, — Но думаю, что в аврорате с этим разберутся буквально сегодня, при перекрестном допросе Сириуса и Питера. А еще мне кажется было бы неплохо разобраться с идиотом предложившим обезопасить твою семью так и никак иначе. Фиделиус это конечно хорошо, но не когда хранитель тайны человек в доме не живущий. Плюс отсутствие плана отхода…странно все это. Подозрительно. При том, что Джеймс Поттер был аврором, насколько мне было известно, — взгляд на Малфоя, и его утвердительный кивок, — значит, что опасности почему — то твои родители в сложившейся ситуации не видели. Это то и удивительно.

Гарри и Невилл были слишком впечатлены, что бы что-то говорить.

— Как ты узнала? — ну конечно Малфой, менее впечатлительный даже в стрессовых ситуациях. Удивительно, как же его выдрессировали, ну дальше больше.

— Я не знала, я просто предположила на счет крысы — анимага, — для мальчиков иная стратегия нежели для Снейпа, — и оказалась права, я подозревала, что крыса могла быть Питером, ведь что после него осталось? После его «смерти»? Не знаете? Палец. Всего лишь жалкий палец. Этот трус отрезал его и обратился в крысу, обыграв при этом всем подставу для Блэка. Но я думаю он недостаточно умён, что бы самому всё это придумать и провернуть, а Темный Лорд вряд ли бы придумывал план спасения для крысы, а вот кто — то на стороне «добра» вполне мог. Тем более не сам же он, по чистой «случайности» попал в семью одного из членов Ордена Феникса.

Эта тирада была озвучена мной не случайно, а вполне намеренно, скорее для Малфоя, чем для Поттера. Я прекрасно понимала, что Драко призовут к ответу, Люциус в частности, и он будет обязан рассказать все что знает, и лучше если это будут мои слова, а не его догадки.

Печально то, что на одну и ту же ситуацию мне пришлось подобрать три разные лжи. Министерству я не доверяла, что бы рассказать историю более полную, мальчикам нельзя было пока что знать некоторых аспектов, а вот Снейпу. надеюсь я не ошибусь с выбором сторонника.

— Как же все сложно, — выдохнул Невилл.

— А Сириус..? — запнулся Поттер.

— Он твой крестный и думается мне, что так же, опекун, — ободряюще улыбнувшись повторила я, как раз ложа кусочек кекса в рот, выглядела я возмутительно спокойно. В то время, как мои друзья были очевидно встревожены.

— Кто скажет Ронни, что его столь любимая крыса, не крыса вовсе — решил пошутить Малфой, что бы хоть как-то разрядить обстановку.

Мы просидели с мальчиками в Выручай комнате вплоть до половины седьмого, им нужно было собираться на ужин, а мне на отработки. Пока мы общались, мне удалось узнать, что мои мальчики успели уже вляпаться по самое не могу, и сегодня у Драко Малфоя и Рона Уизли магическая дуэль. Вообще замечательно. Нет, стойте это просто кошмарно. Мало того, что Уизли вряд ли мог по знаниям дать фору Драко, а Малфой то церемониться с ним вряд ли будет, точнее, вообще не будет. Так как теперь, помимо той фигни что Малфой и Уизли наговорили друг другу, Драко может надавить еще и на то что крыса Уизли — предатель Питер Петтигрю.

Этот день складывается хуже не куда.

Когда я спускалась в подземелья, направляясь к кабинету зельеварения, я все обдумывала, что не плохо было бы составить компанию Гарри и Драко в полуночной дуэли, и плевать что по сути то, оговорено только присутствие «дуэлянтов» и их секундантов, скажу что я Швейцария, и что только я смогу помочь если кто — то из этих придурков пострадает.

В кабинете зельеварения я заявилась раньше положенного времени. За 15 минут до начала отработки. И решила, что можно зайти без стука. Наверное, все таки, мне просто повезло, так как кабинет был чудесным образом пуст. Я уселась за первой партой, призвала то что мне понадобится на… наверное стоит назвать это уроком, или занятием, уж точно не отработками. Я думала, что сегодня меня опять ждет приготовление рябинового отвара, так как в прошлый раз я сделала все точно по рецепту, а Снейп явно требовал не этого. Вряд ли он стал бы тратить время и ингредиенты, на тупое следование рецепту.

Как раз было время полистать затрепанный учебник, что я прихватила с собой, пролистывая его я наткнулась на рецепт «Рябинового отвара», сверила со своим собственным, записанным в тетрадь и нашла некоторые различия. Забавно, что правки были внесены от руки, явно владельцем учебника, в духе Принца Полукровки. Я подавила смешок. И принялась листать теперь тетрадь. Вот, я нашла и здесь этот рецепт, у меня была возможность только пробежаться взглядом по странице, так как двери распахнулись и явился Снейп.

О Боги, что за недовольный взгляд у Снейпа, ах, он не ожидал меня увидеть, занимательно, сам то пришел за минуту до семи.

— Мисс Грейнджер, вы ведь знаете, что ученикам запрещено находиться в кабине в отсутствие преподавателя, — от чего — то прищурившись поинтересовался профессор.

— Да, сэр, пожалуй мне известно об этом, но в свое оправдание скажу, что я просто посудила, что лучше выслушать ваши причитания о том, что ученикам нельзя находится здесь в ваше отсутствие, чем замерзнуть и заболеть, сидя в коридоре на полу.

Снейпа удивило что я произнесла свою «речь» скучающим тоном, но в тоже время язвительно. Странный сегодня профессор однако. Сам то не более приятный человек, чего других судить берется.

Оу, я почувствовала нечто странное, я смотрела в глаза Снейпа и вот оно, проникновение, этот мудак решил мысли мои подглядеть. Кхм… и судя как поменялось его выражение лица, он увидел, что я подумала в этот момент. Неловко. Но все таки, я же и не собиралась его пускать в глубинные мысли, он мог подглядеть только насущные.

— Вы ведь знаете, профессор Снейп, что это вроде как неприлично? И на сколько могу судить незаконно.

Мужчина ничего мне не ответил, но все таки поубавил обороты и перестал пытаться проникнуть мне в голову. И на том спасибо.

— Рябиновый отвар. Рецепт вам известен, — презрительно фыркнул Снейп. И отвернулся ко своему столу.

О как раз время просмотреть рецепт из тетради неизвестного.

Так. Так. Все так же, вот только пропорции и способ готовки модифицированы. Я призвала все нужные мне ингредиенты и приспособления, еще один котел, как ни странно. Снейп стоял упершись задом о свой стол и наблюдал за моими манипуляциями, я не смотрела на него, но чувствовала он следит за каждым моим движением, за тем как я сфокусирована на чтении учебника, но все таки ему видимо не нравилось, что я не метушилась, не бегала за ингредиентами. Я уловила, что он испытывает заинтересованность в том что бы узнать, на чем же я так сосредоточена, потому я не отрываясь от чтения, не поднимая глаз на профессора спрашиваю прямо в лоб.

— Профессор, можно ли поинтересоваться, по каким критериям вы оцениваете приготовленные зелья? Верно же, что не по точности следованию рецепту.

Я не смотрела на Снейпа, но могу поклясться, что его брови сейчас взметнулись вверх, но он немедля ответил. Не преминув уколоть словом.

— Мисс, не уж то думаете, что ваше прошлое зелье было идеальным, а я просто предвзят? — все таки, дьявол, смотрит в корень проблемы, — Я смотрю, на точность следования рецепту, конечный результат, но более предпочтителен, так сказать, творческий подход, — от такого честного и прямого ответа я немного стушевалась и впилась взглядом в зельевара, мне показалось или Снейп просто таки смягчился говоря о зельях, вот еще один показатель, он любит это.

— Да, я догадалась, еще в прошлый раз, что вы хотите не просто тупого следования рецепту, а отдачи процессу, так сказать «следуй чувству», — опустив голову обратно к странице учебника произнесла я.

Я не уверена, что Снейп понял что я имела ввиду, но не суть дела важно. Он все так же таращился, следил за тем, что я делаю, пока я медленно следовала «чувству». Когда отдаешься готовке, то ты просто интуитивно чувствуешь что и когда нужно делать, я видела логику во всех заметках неизвестного, я не боялась что-либо испортить, я ведь учусь и тем более Снейпу не нужно досконально сделанное по рецепту зелье.

Я немного вздрогнула, когда поняла что зельевар стоит у моего стола и следит за процессом, при том бросая взгляды на закрытые потрепанные учебник и тетрадь.

— Мисс Грейнджер, вы обещали пояснить, что за чертовщина сегодня происходила.

Ну наконец — то.

Я не отрываясь от готовки просто вздохнула и обратилась во слух.

— Как вы узнали об анимаге в крысе? И не говорите что интуиция.

Я пару секунд молчала, не потому что не знала что сказать, просто ждала момента когда будет можно на минуту отойти от котла.

— То есть вам не достаточно тех аргументов, что я привела в аврорате? Сэр, я вам кое-что покажу, но сперва вы должны поклясться, что информация об этом чем — то и обо всем связанном с этим чем — то не выйдет из стен этого кабинета и плюс, вы не посмеете забрать у меня это что-то.

Я посмотрела прямо в глаза мужчины, не знаю что он увидел в моих глазах, но он напрягся.

— Какого рода клятву вы предполагаете?

— Сэр, я хочу что бы мое доверие к вам было оправдано, и просто вашего честного слова мне будет достаточно.

Я понимала что рисковала, и делала это умышленно. Ну не смешно ли, если первокурсница станет требовать непреложный обет, или клятву жизни или тем более магии. Нужно усыпить и так обострившееся внимание, к моей персоне.

— Я обещаю, сохранить то что вы мне покажете в секрете, — через пару секунд произнес Снейп, и помедлив добавил, — и забирать это что-то у вас я не посмею.

— Вы понимаете, что обсуждать это ЧТО-ТО с кем — либо(тут такой толстый намек, что этот горе шпион мог поделится мыслями с директором)вы не имеете права-я посмотрела в глаза зельевара и кивнув сама себе, полезла во внутренний карман мантии, где лежала, дожидаясь своего часа Карта Мародеров.

Глаза Снейпа округлились, когда он увидел старый пергамент у меня в руках. Он только открыл рот, что бы что-то произнести, как я развернула карту, положив на парту и произнесла:

— Торжественно клянусь, что замышляю только шалость.

Карта начала прорисовываться, а профессор подходить все ближе. Я чуть отступила, что бы дать возможность Снейпу осмотреть карту. Он увидел приветствие мародёров, конечно он знал их прозвища.

— Ты… — зашипел Снейп, резко обернувшись ко мне, не знаю что, но что-то не дало мне сейчас струсить и отскочить от мужчины, я чертовски испугалась его, злость, вот что плескалось в его глазах, — откуда это у тебя?

— Я украла её у Филча, у него целая коробка конфискованных вещей в подсобке.

Я решила рубить правду матку, так сказать, что бы хоть здесь моя ложь, как снежный ком не скапливалась, тем более Снейп поклялся не выдавать информацию связанную с картой. Так что.

Казалось у зельевара сейчас искры из глаз посыпятся. Я бы засмеялась, если бы не была в столь серьезной ситуации.

— Карта Мародёров. На ней ты увидела Петтигрю.

Не вопрос, нет. Профессор утверждал.

Я даже не обратила внимания на то, что Снейп позволил себе такую фамильярность, как обращение на «ты».

Я кивнула в знак согласия, но тут же одернула себя, Снейп же не смотрел на меня, значит нужно ответить в слух. Я молилась лишь бы голос не дрогнул.

— Именно, — в горле пересохло.

Так, с этим всем чуть о зелье не забыла, я подошла к котлам и продолжила готовку, что еще делать то. Я резонно посудила, что зельевар, когда захочет завести разговор сам спросит меня, о том, что его там интересует, а пока что ему нужно время. Северус Снейп видимо все таки слишком крепко держится за свое прошлое, былые досады и обиды не отпускают его до сих пор.

Какое — то время я проделывала свои манипуляции с зельем в полной тишине, пока не услышала, что профессор начал шуршать картой. И тут же раздался его низкий голос:

— Но это не проясняет всего. Во-первых, откуда тебе известно о Петтигрю, — злость и отвращение слышны в голосе, — Во-вторых, как ты смогла сделать столь блестящие умозаключения лишь увидев его на карте.

Я все думала уместны ли в данной ситуации шутки, или если я пошучу, Снейп Авадой в меня запульнет.

Решила не рисковать, мало ли что там на уме у зельевара.

— Ну я не знаю, как вам объяснить, просто мой мозг проанализировал информацию, которая была в моем распоряжении, о Блэке, и о том в связи с чем он попал в Азкабан. Ну и как-то так, картинка сложилась сама по себе.

Я думала, что задохнусь, серьезно, от того взгляда, которым меня одарил Снейп, воздух как будто выбили из моих лёгких. Если бы взглядом можно было убить, поверьте, я была бы мертва.

Я и сама понимала, что объясняюсь весьма коряво и по существу ничего не говорю и меня не мало волновало то, что Снейп может из — за моего вранья, ну или недосказанного, снова предпринять попытку воспользоваться легилименцией. На секунду проскочила мысль, что пора начать обучаться окклюменции и Поттера подключить к этому.

— Что, — профессор запнулся, видимо успокаиваясь и беря над собой контроль он вновь вспомнил о субординации, — мисс Грейнджер, вам известно о семействе Поттер, событиях десятилетней давности, Темном Лорде.

Признаюсь, последнее меня немного смутило, но я решительно не показывала этого. Я продолжала «работать» над зельем, не зря говорят, когда врет человек, для него проблематично сосредоточится на двух действиях одновременно.

Я бросила взгляд на Снейпа, который так и стоял сжимая Карту в руках,

— Профессор, я не думаю что в моем распоряжении была такая информация, который не владели бы Вы, — я говорила тихо, так как и нужды в громкоговорении не было, Снейп ловил каждое мое слово.

Но мои «ответы» все его не устраивали, и я отчетливо видела как сжал челюсти зельевар, видимо начинал закипать.

Я открыла тетрадь и начала листать её, что бы убедиться в правильности своих действий с зельем и продолжила. Я сказала почти тоже самое что и мальчикам несколькими часами ранее в Выручай — комнате, разве что позволила себе пространное дополнение о Мародерах, былых временах и так далее. Но тут уж я решила себя потешить видом взбешенного профессора. Ясное дело он последний человек при котором стоило бы упоминать этих самых Мародеров, но все же. Мне тоже нужно удостовериться в истинности моих знаний и догадок. А подтверждения им можно сыскать только практическими путями.

Видимо Снейп был не в самом лучшем расположении духа, так как когда я закончила с зельем и подошла к профессору вручая колбу с образцом и пергамент с описанием и наблюдениями, он меня как-будто не заметил, посмотрел сквозь меня. Только через пару мгновений до него дошло «отмереть» отобрать, а иначе не назовешь, у меня протянутые для него вещи и кинув при этом Карту Мародеров на парту, пулей улететь в смежную комнату с кабинетом зельеварения, предполагаю он скрылся в своем кабинете.

В гостиную я вернулась как только покончила с приведением в порядок своего рабочего места, не оставлять же после себя жуткий беспорядок. И вот начало 10, отбой был еще в 9, и как бы в коридорах появляться ученикам сейчас уже было нельзя.

Не успела я ввалиться в проем за картиной Полной Дамы, еле придерживая свои вещи при себе, книги так и норовили выскользнуть из рук, как тут же была сцапана в объятья. Хм. Поттер с ошивавшемся рядом Лонгботтомом решил порадовать «отличной» вестью. Мне и братьям кроликам, за разоблачительную операцию против Петтигрю впаяли поощрительные баллы, виде ли те, столь юные а уже успели Министерству прислужить. Ага, как же. Как я поняла по сбивчивым рассказам Гарри, Дамблдор получил письмо от Фаджа, что как выяснилось Сириус Блэк был ошибочно обвинен, а на самом деле злодеем был Питти. О боги, какая же неожиданность.

Но моё чутье подсказывает, что для директора, который кстати дал мне 60, а близнецам по 10 баллов, это сюрприза не составило. Просто отказываюсь верить.

Так что ж Поттер и Невилл схватив меня под руки потянули к дивану у камина, где по обе стороны в креслах расселись братцы Уизли, ну те что близнецы. Они были немного не веселы, вот интересно папаня их уже поведал им о нашей «приятной» встрече. Обидно если теперь Фред и Джордж восстанут против меня.

Часть 3

…Да уж, после таких ночей, я теперь ярая поборница порядка и противница шастанья по ночному замку…

После того как я объявилась в гостиной Гриффиндора мне предстоял недоразговор с близнецами Уизли, из которого и следовало, то ли я дура, то ли гениальна. Тут уж не поймешь. Сердились они на меня за мой разговор с Уизли — старшим, и это четко было видно, и неугомонно хотели выведать ОТКУДА я узнала то, что послужило платой за их «услуги». И все распинались, что метлы, которые они таки вызволили из заброшенного класса на восьмом этаже, просто отменные. Невилл и Гарри сперва нервно ерзали рядом со мной на диване, а вскоре скрылись у себя в спальне, шепнув мне, что в половине 12 встречаемся здесь же. Ну да, идиотская дуэль, вот нужно же им это.

Решила ни в коем случае не допустить участия Невилла в этом балагане, нам же нужен план на случай провала. как-то свои задницы прикрыть. Вот пусть и будет гарантом нашей неприкосновенности.

Так вот, близнецы в свойственной им, специфичной манере решили меня разговорить, но я лишь ехидно ухмылялась, да, кивала, мол «не время», да «потом все узнаете, будьте терпеливее», и наслаждалась довольно улыбаясь, когда они закипали от таких моих слов.

Ну итогом, все же была их капитуляция, они сдались, но думаю блефовали, решив все же дождаться того самого «времени», когда я им все расскажу, хотя по мне, они надеялись придумать план, что бы разговорить меня. Ну да ладно. Видимо обиды были забиты. И меня покинули в одиночестве в гостиной. Велев долго не засиживаться. Хах. Очень смешно. Чья бы корова мычала.

Было уже 11 часов. И гриффиндорская башня погружалась в сон, думаю в спальне мальчишек ни Рон, ни Гарри с Невиллом не спали. Уверена они были в предвкушении. Интересно, кого же Ронни подговорил стать его секундантом. То ли Дина, а может Симуса. Дураки конечно они, если согласились подыграть Уизелу. К добру это не приведет.

Ну я была в «экстазе». Конечно. Видимо мне этих идиотов из передряги, что их сегодня наверняка ждет, еще придется вытягивать. Хотелось уже, что бы это чертово время до дуэли пронеслось незаметно. Будь, что будет. Экспромты никогда мне не удавались. Ну пойдем на авось, как говорится.

Но делать то нечего. Еще целых пол часа. В спальню идти бессмысленно. Вдруг усну, и пропущу самое интересное. Не порядок. Черт, о Пушке то я забыла.

— Слиппи, — ну попробуем эльфа позвать.

— Да, мисс, — о вот и ушастое нечто.

Улыбка эльфийке.

— Слиппи, милая, можешь мне принести кусок мяса. сырого.

— Да, мисс, — хороший народец, эльфы. Эх, в прошлой жизни мне такого бы. Слиппи скрылась, с глаз долой с характерным хлопком. И уже через минуту на столике рядом со мной появился шмат мяса. Хм. И что поделать то с ним.

— Акцио, рюкзак.

Еще пару мгновений и вот рядом со мной лежит, теперь уже мой, рюкзак. Нда…пакет бы мне. Пошуршала во внутреннем отделении рюкзака и наткнулась на газету. Сойдет. Завернула в нее мясо и отправила прямиком в рюкзак. Сегодня в ночное путешествие отправлюсь с багажом.

Время до половины 12 еще было. Делать что-то нужно. Тут вспомнила об учебнике с тетрадью по зельям, да и о Карте, что лежали позади меня на диване.

Единственным источником света, на данный момент в гостиной был камин, который уже горел не так ярко, как прежде, догорал, но тепло исходившее от огня согревало, казалось не только тело, а даже душу.

Я улеглась на диван и принялась за учебник. Все тот же. Знаю, что все тетради, да и учебники, спрятанные в моем рюкзаке, принадлежали единому владельцу, почерк ведь был везде одинаковый, заметки в книгах, записи в тетрадях, но мне до сих пор ни разу не встретилось имя бывшего владельца этого скарба.

Так странно. Всегда должна быть подпись. Вот и сейчас лежа и размышляя над этим, мне пришла в голову весьма странная идея. А что если подпись не видна как все прочие записи, а сделана чем — то вроде чарм — чернил, что видны только если навести на них палочку.

В тот момент я задалась целью, и стимулом была хоть призрачная надежда все таки узнать, кто же он Принц — Полукровка № 2. Самой смешно становилось. Спустя несколько минут бесцельного вождения палочкой по форзацам я совсем отчаялась, что-либо отыскать.

как-то неаккуратно, уже и не мня на успех, ткнув в первую же страницу книги, где было указано лишь название, палочкой, я замерла. Вверху страницы на пустом месте появилась подпись, «Собственность Валенстайна Мёрка». Я усмехнулась про себя, как же глупо «Валенстайн Мёрк» очевидно же, что не грязнокровый, а какой — то «важный».

В тот момент мне не дали заплутать в собственных размышлениях, все мои мысли сменились предстоящим сумасшествием. По ступенькам со стороны спален мальчиков пихаясь спускались Поттер, Лонгботтом и Уизли с Симусом. Честно, час от часу не легче.

Все что мне оставалось так это подскочить на ноги, да шикнуть на этих остолопов, они же так весь факультет перебудят.

Я заблаговременно спрятала Карту Мародеров во внутреннем кармане мантии. Сегодня она сослужит нам службу, я в этом была просто уверенна.

— Ты! — зашипел на меня Рон, Симус и мои мальчики притихли за спиной этого рыжего недоразумения, — Поттер, ты собрался вести целую делегацию с собой на дуэль?! — ах, этот мелкий говнюк еще и сказать что-то смог. Удивил.

— Нет, Рональд. Невилл возвращайся обратно в постель, — я не дала Гарри ответить Рону, лишние склоки нам не нужны.

Лонгботтом явно колебался, но все таки ничего не сказав, развернулся и поплелся обратно в спальню. Поттер метал молнии взглядом. Ну ничего, подумаешь. От Невилла все равно толку никакого.

— Вот и ты теперь за ним отправляйся. Спать, — Рон хотел от меня избавится. Как заслышала его слова, непроизвольно у меня на лице расцвела хищная усмешка.

— Уизли, в твоих же интересах, что бы я присутствовала, на этой «дуэли», иначе тебя будут отскребать со стен Зала Наград.

Ну да, необдуманные слова, но все же того стоили, Рон весь покраснел и зло пыхтеть начал, думая как бы мне ответить. Поттер явно повеселел, а Симус совсем смутился. Странный малый однако. Чего это обычно такой балабол, сегодня молчит.

— Стоп. Рон, пока ты не вскипел окончательно. Внесу ясность. Я-Швейцария, — я больше ничего не говорила, ну надеялась что все и так ясно. Но не тут то было. Поттер и Финниган поняли что я имела ввиду, а вот Уизли выглядел по истине бестолково, он не знал что это значит. Я еле сдержалась что бы не сделать жест рука — лицо и принялась разъяснять.

— Уизли. Я-Швейцария. Так как я буду в этом балагане сохранять нейтралитет… То есть, — мало ли вдруг и это он не поймет, лучше пояснить, — я не буду ни на твоей стороне, ни на Малфоя. В случае неприятности с одним из вас я возьмусь за решение проблемы. Помогу что бы там ни было.

Все на что сподобился рыжий это кивок головой да странный взгляд брошенный сперва на меня, затем на Поттера. И он схватив Симуса вылетел из гостиной.

Гарри стоял как-будто обухом по голове получил, выпал из мира сего. Пришлось потянуть его за рукав халата.

— Поттер, пошли.

Я отодвинула портрет Полной Дамы и мы с Поттером легко пролезли сквозь открывшийся лаз.

— Зачем ты идешь?

О, неужели Поттер ожил.

— Шшш. молчи, даже шепот может навлечь на нас беду.

На том и покончили.

Но удача сегодня нам сопутствовала. Портрет был пуст. Это хорошая новость. Нас не засекла Полная Дама. Вопрос в том, была ли она на портрете, когда из гостиной вылетели наши однокурсники.

Неслышно прошли мы по коридорам, испещренным полосками лунного света, лившегося из высоких окон. На каждом повороте я двигалась настороженно, ожидая столкновения с Филчем или Миссис Норрис, но нам везло. Мы пробежали по лестнице на четвертый этаж и на цыпочках дошли до Зала Наград. Рон и Симус прятались за массивным стеклянным шкафом с кубками, видимо надеясь, что он их скроит. Хрустальные шкафы с призами поблескивали там, где их касался лунный свет. Кубки, щиты, блюда и статуи мерцали серебром и золотом в темноте. Как только мы вошли в зал, я отчетливо услышала вздох облегчения, Симус и Рон явно были очень напряжены. И тут же за нами в комнату прошел Малфой. Он кивком головы поприветствовал Поттера, и удивленно взглянул на меня. Явно меня тут не ждали. Вот и Рон с Симусом вперед вышли.

Я поняла что церемониться Уизли не намерен, и остановила его жестом.

— Комнату стоит осмотреть. Я знаю что здесь два выхода. Значит мы вполне можем запечатать их. Ну или хотя бы один из них, главный. В случае чего Филч не сможет войти, он же сквиб. Плюс заглушающие чары не помешают, — я пока говорила, воплощала в жизнь произнесенное. Видимо сейчас все присутствующие поняли, хорошо что я здесь и стараюсь обезопасить их «мероприятие».

— Надеюсь ты знаешь правила магической дуэли Уизли, — Драко был уж через чур самоуверен. Ну хотя вопрос по сути. Стоит помочь оговорить условия.

— А то нет, — вскипел Рон. Его злило, что Малфой зарывается.

— Так, мальчики, спокойно. Подойдите, — я стояла посреди комнаты и надеялась, что по обе руки от меня встанут эти оболтусы, так оно и было, — Рон, Драко сражаетесь до оглушения, тот кто проигрывает, потом очнется в Больничном крыле, я за этим прослежу, и будете выкручиваться как вам угодно потом, но сейчас вы дадите клятвы. Не только вы, но и Гарри, и Симус тоже поклянутся.

Все четверо присутствующие вскинули на меня настороженные взгляды.

— Да, что вы так смотрите, обычные меры безопасности.

И да, мои условия с клятвой приняли, и она тут же была принесена, клялись в том, что ни один из парней не расскажет никому о том, что сегодняшней ночью происходило в Зале Наград, не посмеет пожаловаться, либо раскрыть личности находящихся этой ночью здесь.

— Теперь же. Правила. Только магия, — я посмотрела на Рона, — никакого физического контакта.

Ну да, с этого Уизли станет в кулачный бой полезть.

И видимо я не ошиблась, хах, Рон разочарованно вздохнул. И мне даже показалось, что надежда на выигрыш погасла в его глазах.

— Я жду от вас честного сражения, — вот уж не ожидала я, что произнесу это так злорадно.

И вот. Поклон, десять шагов, и тут же из палочки Уизли полетело Ступефай. Умело использованное Драко отзеркаливающее и вот Рон отброшен со своей позиции. Еще одно Ступефай уже от Малфоя и Рон в отключке.

— Так. Неожиданно, что все так быстро кончил… — договорить я не смогла. Кто — то подергал за ручку главного входа. Бурчание. Черт, — Филч.

Мальчики растерялись не зная что делать.

— Второй выход. Сейчас.

Кинутое мной в Уизли Мобиликорпус и вот мы уже как можно скорее бесшумно и стремительно побежали ко второй двери. Было слышно, что Филч еще стучится в главную дверь. Выход чист. Гарри, Драко и Симус в оцепенении двигались за мной по длинной галерее, заставленной доспехами, перед нами я левитировала бесчувственную тушку Уизли. Стуки и бормотание стихли, и тишина, висела звенящая тишина. Внезапно Симус бросился бежать, хорошо Малфой во время среагировал и удержал Финнигана от падения на один из доспехов. Не дай бог нам такой шум поднять.

Но тут другой стимул. Мы услышали простое «Мяу!».

И не сговариваясь рванули вперед по галерее. Гарри все оглядывался не преследует ли нас Филч, Симус с Драко бежали впереди, я не отставала, а над нашими головами плыл по воздуху Ронни. Мы завернули за угол, пронеслись по одному коридору, потом по другому, продрались сквозь гобелен и оказались в скрытом проходе, пробежали по нему и выскочили рядом с кабинетом чар, который находился до фига как далеко от Зала Наград. Но сути дела это не меняло. Филч нас преследовал, и все тайные ходы он то знал наверняка.

— Я думаю, мы оторвались, — сказал Гарри, тяжело дыша, облокотясь о холодную стену и вытирая лоб. Финниган согнулся вдвое, тяжело дыша и что-то бормоча.

— Вот это пробежочка, — пытаясь отдышаться, решил пошутить Малфой. Ну да, в своем репертуаре.

— Нам нужно вернуться в гостиные. А Рон должен оказаться еще в больничном крыле. Филч наверное был занят ночным обходом, вот и зашел в Зал Наград. Сам открыть дверь не смог, значит пошел за кем — то из преподавателей. Могу спорить, что он взял к себе в компанию декана Слизерина, — отвечая на немые вопросы в глазах мальчиков я добавила, — ну я бы на его месте взяла его. Ой, да потом объясню. Пошли.

Но вот это оказалось не просто. Не прошли мы и дюжины шагов, как заскрипела дверная ручка, и тут перед нами предстал Пивз. Да уж. Удача от нас точно отвернулась. Он нас заметил и издал восторженный вопль.

— Пивз, — протянула я, — помолчи сейчас, и потом я тебе помогу жестоко подшутить над кем — нибудь, договорились?

Пивз притих, и подлетел ближе ко мне.

— Ах, бродите в полуночный час, малыши — первокурсники? — прошептал Пивз, — Ай — яй — яй. Поздно ночью шляться — грех — скоро вас поймают всех.

— Пивз. Больше не повторяю. Либо ты не выдаешь нас и потом рассчитываешь на «сотрудничество» со мной, либо проваливай сейчас же, но жди подложенной тебе «свиньи».

— Я должен сказать Филчу, должен — заявил Пивз ангельским голоском, но глазки его зло поблескивали. — Это же ради вашего же блага. Но мисс Грейнджер, ваше предложение слишком заманчиво. Я сохраню это в тайне. А пока бегите.

Пивз только сказав это рванул по коридору в противоположную от нас сторону. А мы бросились в конец коридора, где уперлись в дверь-и она оказалась заперта.

— Вот и все! — простонал Финниган, — Наша песенка спета! Это конец! — чуть ли не завопил он, когда мы уже могли расслышать шаги на другом конце коридора.

Я толкнула в плечо Малфоя.

— Давай, Алохомора!

Малфой воспринял это за приказ и повторил заклинание стукнув по замку палочкой. Замок щелкнул, дверь распахнулась-и мы проскользнули внутрь, быстро захлопнув дверь. Мальчики припали к двери прислушиваясь, а я уронила Рона на пол. А то достало уже концентрироваться удерживая его.

Мальчики прислушивались к происходящим за дверью, что как раз дало мне время стащить с плеч рюкзак и выудить от туда угощение для пёсика. Он не спешил поднимать шум, и лишь заинтересованно рассматривал лакомство.

За дверью Филч пытался у Пивза узнать куда мы убежали. А Пивз вопил, что никого не видел и вообще не понимает о чем говорит старый маразматик. Весело однако.

О вот и Симус среагировал, начал Гарри за рукав дергать. Ох, вот и до них дошло, что оказались мы не просто в запертой комнате, а в запретном коридоре на третьем этаже.

Лица мальчиков стоило видеть, когда они увидели перед чем мы сейчас стояли. Пушок. Ну такое. Чудовищный пес с огромными глазами, который заполнил собой все пространство от пола до потолка. С тремя то головами. Ах, какое чудесное создание. Протянул крайнюю левую голову аккуратно принимая подношение.

Пока чудовище отвлеклось на поглощение вкуснятинки, я протянула руку и потрепала главную голову пса за ушком. Пёс мне по нраву и отвлекать его от мальчиков сущее удовольствие. Мои храбрецы уже вывалились за дверь. Опять же я кинула в Рона Мобиликорпусом, уж что-то больно долго Уизли в отключке, и вышла в след за мальчиками, закрыв за собой дверь. Видимо Филч поплелся искать нас еще где.

Ох уж это спринтеры, лишь бы побегать.

Я не побежала за ними, логично предположив, что Малфой побежит к себе в серпентарий, а «храбрые» львы понесутся в гриффиндорскую башню.

Уже к тому времени, когда я появилась в гостиной факультета, после посещения больничного крыла, мадам Помфри кстати очень удивилась висящему в воздухе рыжему мальчику, когда вышла из своей комнаты, Поттер с Финниганом обсуждали псину, что её держат в школе, и что же она такое там охраняет. Вот же блядство, и как эти мелкие оболтусы заметили люк под лапами этого монстра. Ох уж Малфой, наверно это он такой внимательный, не иначе.

— Где ты была? — набросился на меня Поттер.

— У тебя что черная дыра вместо мозга, говорили же, — я посмотрела на Мальчика — который — выжил как на слабоумного. Но нет, он не понял. — Ну как же. Рон. Больничное крыло.

— Ты что, Рона в больничное крыло заперла??? — вскочив с кресла вскричал Финниган.

— Ты еще громче крикни, знаешь. Не все проснулись еще, — хмыкнула я.

— Пес сидел на люке, — выдал Поттер, отстранено смотря неведомо куда, его взгляд был абсолютно расфокусирован.

— Я знаю. Но сейчас, я бы советовала вам идти спать. Хватит вам на сегодня приключений.

Слава Богу не слова о том, что у меня таким чудесным образом появился кусок мяса, да бы песика отвлечь, не прозвучало. Покинула я гостиную под возмущенными взглядами мальчиков, они видимо ожидали ночи обсуждений сегодняшнего происшествия. Ну уж нет, я люблю по трещать, но спать я все таки люблю больше, тем более я себя в этом деле неплохо так ограничивала в последнее время. Не хорошо. Организм растущий же.

Все о чем я могла думать пока ворочаясь в постели пыталась уснуть — как же все хитро придумано. Ведь знала и где мы, и что за запертая дверь. И я четко осознавала куда мы бежим, могла изменить траекторию, но такая мысль даже не посетила. Все же я была готова, к подобной подставе. Но мне как-будто разум затуманили. Не знаю. Просто магическим образом тянуло именно туда. Как будто нас в эту «ловушку» тащили. Неспроста. Да, и теперь Поттер радостно бросится решать загадку. Что же охраняет пес, и кто это «что-то» хочет украсть. Почему не покидает чувство, что все это заранее спланированное. Наверняка директор постарался. Но что же с камнем. Не к добру то, что его еще не ищут. А ведь пропажа наверняка уже обнаружилась.

Утром, мы появились в Большом зале раньше остальных учеников и были там одними из первых. Малфой уже был здесь. И как только завидел нас, тут же оказался с нами за столом. К слову, гриффиндорцы явно были не ранними пташками. Мы были единственными представителями этого факультета в зале сейчас.

Тут же началось посвящение Невилла во все подробности вчерашней ночи и были россказни о том, какими же «храбрыми» проявили себя его друзья. Н-да… Потом дружно поржали над Роном, что все веселье проспал. И тут взял слово Поттер. Что мол знает он, что пес хранит. Малфой начал предположения и догадки строить, а я лишь скучающе гоняла по тарелке кусочек омлета, вот абсолютно не занимала меня тема разговора.

Странно вот что, Невилл выразил непоборимое желание поглядеть на псину. Неожиданно, скажу вам.

Спустя пол часа, когда зал постепенно стал наводняться учениками, разговоры поутихли и сменились более будничными темами.

Вот и Финниган за столом появился, одарил нашу компанию странным взглядом, но сказать что-либо не решился.

К тому времени, когда в зале объявился Рон, по праву сторону от меня сидели близнецы Уизли и втянули меня в спор об посетившей их светлой идее новых леденцов, вызывающих жар. Согласитесь тупая идея. В обычном мире, да, это было бы гениально. Но тут, преподаватели сразу раскусят, что нет у вас никакого жара.

Наверно Рон чувствовал себя преданным, так как одарил братьев нехорошим взглядом. А на нас вообще побоялся смотреть. И не зря. Ехидство и злорадство затопило лица Поттера и Малфоя. Вот и с кем я дружу. Идиоты.

В тот день я покинула мальчиков на произвол судьбы и все свободное время проторчала в библиотеке, отыскала книги по косметическим чарам, подыскала нужное и понеслась в Больничное крыло. Там под наблюдением медсестры, которую удалось уговорить побдить мои магические эксперименты с внешностью, под предлогом, что если я что напутаю, то я уже в Больничном крыле и большой суеты не будет.

Итог, поразил всех. Что уж тут говорить, я решила что гулять, так гулять. Мало того, что зубы теперь у меня(наконец — то) не напоминают бобровские резцы. Хоть улыбаться не страшно. Можно не бояться убить людей одним взглядом на мой оскал. Волосы сменили свой цвет. Отныне я гордая блондинка. Да уж, не обессудьте, но так намного, Во-первых, интереснее, Во-вторых, красивее. До Малфоя мне конечно далеко, но не так что бы прям уж слишком. Мадам Помфри воодушевилась моими экспериментами и решила помочь мне, подкинув идею сделать мои карие глаза, янтарными. И собственно это она и осуществила.

Общий эффект всех моих преображений даже меня немного удивил. Я слов не имела, что бы описать увиденное в наколдованном специально для меня зеркале.

Моя задумка пришлась по душе и медиковедьме, она отжала у меня книженцию с заверениями, что она мне скоро её вернет. Забавно. Я взамен попросила книжку по медицине, там заживляющие, костевправляющие. И книжка была мне выдана, как ни странно. Видимо рассудок у мадам Помфри, в предвкушении собственных, изменений затмился.

Да уж, мое появление стало ну не фурором, но точно неожиданным. Пока я не села рядом с Малфоем(сегодня ужинали за слизеринским столом), мальчики и не признали меня видимо. Так как я видела, что Драко уже было дернулся высказать мне, что он думает о том, что к нему посмела подсесть невесть кто. Ох, и забавно же выглядели мордахи моих друзей, определенно этого выражения на их лицах я НИКОГДА не забуду.

Неделя прошла на удивление спокойно. Мальчики все никак не могли привыкнуть к новому моему амплуа. Немудрено, я нынче выгляжу как какая — нибудь слизеринка, наподобие Гринграсс. А я засела в библиотеке, завела полезные знакомства с некоторыми старшекурсниками с Когтеврана. Узнала, что у нас в школе изучают руны только ради галочки, так сказать. Учат читать руны, но практическое применение не проходят. Печально. Только индивидуальные занятия, с особо рьяными и одаренными учениками, ну как индивидуальные, самостоятельные, а так только совета спросить можно. Узнала, что многие очень недовольны все темы же преподавателями истории и ЗОТИ, оба ни на слово от книги не отходят. И толку к ним ходить на уроки, спрашивается? Да, никакого. Все равно когтевранцы сами себе «пропитание»(ну знания новые) находят.

Пришло время книжки, что я выцыганила у медиковедьмы, я выписала от туда пару интересных заклятий, которые потом можно применять, как в исконном виде, так и немного изменив. Чего стоило только заклинание с помощью которого, ломали кость, да бы правильно срастить её. Немного фантазии и конечный итог многих поразит. Вдохновения на подобные эксперименты я зачерпнула из записей Валенстайна, у него и на что покруче можно было наткнуться. Но печалило то, что к большинству заклинаний пояснения дано не было, то есть их нужно было проверять на практике, что пока было невозможным, вот я и решила заняться самостоятельным изобретением и поисками полезных, как по мне, но членовредительских, для других, заклинаний.

Все было спокойно. Меня устраивало такое течение дел. И моё спокойствие будоражили разве что разговоры о нашем «приключении», выяснении все новых деталей, таковой мальчики посчитали мои знания о том как пса обезвредить. И что бы вы думали. Только эти придурки узнали, что если запеть или заиграть что-нибудь, пес уснет, они потащились туда снова, прихватив с собой Невилла, жаждущего приключений. Видимо боком вышла опека его бабушки, точнее, чрезмерная опека, все, Невилл понял, что такое свобода. А как известно, свобода опьяняет. Ну я и подсказала мальчикам, что бы пустыми не ходили, пусть песика покормят, ну хотя бы вкусняшку за посещение оставят. Тут опять таки Малфой со своей «внимательностью», выдал вопрос о котором я уже забыла беспокоится. Откуда у меня мясцо в прошлый раз было. Решила не отвечать. Только окинула взглядом, мол «ну ты идиот». Ну правда, пусть поразмыслит. Пару умственных манипуляций и в одну картину сложится все. Ну или хотя бы вывод о том, что о псине я знала заранее, так как была там уже.

Так вот, где-то неделю спустя, после того ночного недоразумения. Утром совы влетали в Большой зал как обычно, но все сразу обратили внимание на узкий сверток, который несли шесть ушастых сов. Мальчики подле меня так же как и все умирали от желания узнать, что же там такое в свертке, и как по команде изумились, когда «посылочка» рухнула пред нашими лицами, смахнув на пол МОЙ бекон. Пока эти безобразные совы улетели, Гарри в руки упало еще и письмо. Малфой уже был рядом с нами, покинув свой завтрак за слизеринским столом. Додумался Поттер. Сперва письмо вскрыл.

Драко стоял за Гарри и видел что написано в письме, по его реакции было видно это именно то, о чем я подумала. Поттеру Нимбус прислали. Ну конечно.

Ну да, не мудрено, мальчики подорвались со своих мест, и поспешили удалиться из зала, я даже не думала идти за ними. Все что нужно узнаю и потом, от них же.

В моей школьной жизни ничего особенного не происходило вообще.

В общем все было не плохо.

Рон отстал от нас, пусть и пытался достать Гарри в тот день когда ему Нимбус прислали, но и в этом потерпел фиаско покруче дуэльного. Симус помалкивал на счет нашего приключения и обходил нас стороной, вот и ладно же.

А вот мои мальчики просто лучились счастьем, мне кажется это они так Поттера в его квиддичных начинаниях поддерживали.

С тех пор как Гарри метлу получил, он как-будто обозначил себе ориентиры. Домашняя работа, учеба, тренировки. А еще он и на наши посиделки в Выручай — комнате время подыскивал. Ему и Невиллу мы с Драко помогали с выполнением домашки, часто засиживаясь в библиотеке. На потоке я и Малфой были лучшими. Ну да, я к такому не стремилась, но видела, что для Драко это важно, ну предполагаю, не так для Драко важно, как для Малфоя — старшего.

Я не покинула свои индивидуальные занятия, и пока мои дорогие друзья разбредались кто куда, я запералась в Выручай комнате и тренировала все подряд, начиная от стандартного набора заклинаний школьника, до тех что были указаны в учебниках и тетрадях Мёрка. К слову, я подтвердила, что все книги и тетради, что попали ко мне в собственность принадлежат именно ему. Пометка собственности всегда была в одном и том же месте, над названием, на самой первой странице.

О Снейпе и моих отработках. Ну, поведение конкретно этого преподавателя вроде как изменилось в лучшую сторону по отношению ко мне, он даже советы начал давать, как правильно готовить то или иное зелье, и что именно мне стоит усовершенствовать в моих действиях. Варила я самые разные составы. Профессор не смотрел на то что я первокурсница, так сказать, он гонял меня по всем зельям вплоть до пятого курса. Но я не смела жаловаться. Заметила и сама, что стала лучше чувствовать. Да, именно чувствовать зелья. В своем поведении Снейп не выказывал никакого отклонения от нормы. То есть, он не поднимал со мной разговоры, ни о Питере Петтигрю, ни о Поттерах, ни о моей Карте Мародеров, ни о чём либо, что не касалось бы учёбы. Просто сделал вид, как будто ничего не произошло. А я и рада. Засыпала его вопросами самого разного характера. От того как именно лучше всего подобрать пусть к совершенствованию того или иного зелья, можно ли усовершенствовать отдельно взятый ингредиент, где что берут и когда всего это лучше делать. Не боялась высказывать мнение по тому или тому процессу. И бросалась в жаркие споры с отстаиванием личной точки зрения. Спасибо Мёрку, я расширила свое поле зрения и могла мыслить многопланово. Снейп для вида фыркал, мол недоволен тем что возится с «необразованной» девчонкой. Но отвечать мне бросался с не меньшей пылкостью.

А еще, я пару раз посетила факультативы по трансфигурации и чарам, и пришла к неутешительному выводу. Мне там чертовски скучно и неуютно. Нет, Флитвик, все так же восхищался тем, что я такая способная. А вот МакКошка бросала на меня самые что ни на есть прожигающие взгляды, когда я конкретно задолбалась придуриваться неумехой и начала выполнять задания на уровне далеко не первого курса. И спустя время я начала сама заниматься лишь время от времени подходя с заинтересовавшими меня вопросами. У Флитвика узнавала об артефактах, домашних чарах(сперва он удивился, видимо забыл что дело с маглорожденной имеет, а потом стушевался и дал мне книжечку с весьма полезными заклинаниями). Зачем это? Ну хотя бы потому что, Гарри вечно перепадала пара кексов от Хагрида, и как оказалось эту каменную выпечку можно даже есть, только если знать как сделать её мягкой и горячей. Весьма полезно. А артефакты. Да заинтересовалась этим хотя бы потому что, было чертовски интересно. Все покоя Карта не давала. Интересная вещица. Я даже к Макгонагалл смогла найти подход и подкатывать с вопросами. Что её просто необыкновенно распаляло и она пускалась пусть в сдержанные, но весьма интересные объяснения. Еще, в связи с моими весьма занятными вопросами, темы эти выносились и на всеуслышание, то есть обсуждались на факультативах, вот тогда я туда заглядывала.

Вот в таком более менее размеренном темпе и прошли мои первые два месяца в школе магии и волшебства Хогвартс.

Знала я, что скоро вся моя нормальная жизнь будет похоронена в метафорическом гробу знания. Вся проблема в том, что я могу что-то сделать, ибо владею информацией и не собираюсь бездействовать, пусть угроблю свою, ну не свою, жизнь.

И вот оно. Отправная точка. 31 октября. Этим утром все ученики Хогвартса проснулись от восхитительного запаха печеной тыквы, струившегося по коридорам.

Сегодня на уроке Флитвик объявил, о такой долгожданной практической части. Поттер с Невиллом еле на месте усидели, когда услышали, что мы будем отрабатывать поднятие предметов в воздух, они мечтали об этом с тех самых пор, когда профессор продемонстрировал левитацию на жабе Невилла. И к слову, пыл мальчиков не поумерило, а скорее умножило заклинание Мобиликорпус примененное мной к Уизли «той ночью». Они все выпытывали у меня что да как, и могу ли я их научить, на что я отвечала «только когда сподобитесь на Вингардиум Левиосу». Ну в принципе, я могла их научить, но мало ли как им взбредет в голову такую вещь применять.

Профессор разделил на пары всех в классе, вот только меня обделил. Знал ведь, что я уже давно и не такое умею.

Гарри с Роном, Невилл с Симусом, ну да, нашел кого с кем поставить, профессор.

Гарри и Рон не были довольны партнерством, ведь Уизли давно прошел стадию «попытаться подружиться» и перешел к открытой вражде. Ну как открытой. Считаются ли всякие шепотки за спиной, и пакости сделанные из под тяжка? Вот. Вот. Только на такое и горазд.

— И не забудьте то изящное движение запястьем, которое мы отрабатывали! — пропищал профессор Флитвик, как обычно взбираясь на кипу книг. — Резкий взмах, вверх и вниз, запомните, вверх и вниз. И, конечно, очень важно правильно произносить слова — никогда не забывайте о волшебнике Баруфио, который сказал «с» вместо «ф» и оказался придавлен к полу здоровенным быком.

Мое перо летало под потолком класса и я имела возможность наблюдать за манипуляциями учеников, за соседними партами. Симус как ожидалось поджег перо, и Невиллу пришлось тушить его с помощью шляпы. Кстати перо Невилла подрагивало от его взмахов, и еще чуть — чуть и взлетело бы.

У Уизли с Поттером все было ни чуть не лучше. Рон махал своей палочкой так, что гляди глаз кому грозил выколоть.

И вот. Перо Гарри после очередной Вингардиум Левиосы взлетело и поднялось на четыре фута. Рон втупился взглядом в Гарри и покраснел, видимо злился, что у Поттера получилось, а у него нет.

— Молочина! — закричал профессор Флитвик, хлопая в ладоши. — Посмотрите все, у мистера Поттера получилось!

Мое перо спустилось к перу Гарри и начало кружить вокруг, я хотела так показать, что поддерживаю друга.

До конца занятия Рон прибывал в чрезвычайно мрачном настроении. А когда и Невилл смог отлевитировать свое перо к потолку, то Уизли разве что молнии не пускал, а так был чернее тучи.

Из класса мы с Гарри и Невиллом вышли чуть раньше Уизли и его прихлебателей, и шли как раз перед ними, но они похоже нас не замечали. Так как только оказавшись в коридоре, Уизли начал возмущаться, мол все Поттера любят, все им восхищаются, а он просто выскочка, и друзья у него шлак, это он решил перед Дином Томасом и Симусом Финниганом меня с Невиллом попустить.

Я резко остановилась, моему примеру последовали и мальчики, тут же в нас врезалась эта жуткая троица, и не дожидаясь пока Рон раздуплит что к чему, я врезала ему в нос. И четко слышала как тот хрустнул, пролилась кровь.

Я ничего не объясняя и не слушая развернулась и спокойно пошла на следующий урок. Слышала вслед правда брошенное «грязнокровка», ну что спорить то, такова и есть.

Рон не пришел на следующий урок и не показывался весь день. Честно моей радости не было предела. А когда близнецы Уизли поведали мне, что их братец сидит в Больничном крыле и боится нос от туда высунуть, так как все кто слышали брошенное им «грязнокровка», в том числе и рыжие близнецы, поклялись поквитаться с ним, настроение мое можно было приравнять к эйфории.

А эйфория как минимум удвоилась, когда мы все вместе вошли в Большой зал, где праздничные украшения вытеснили все мысли и об Роне, и о чем бы то ни было, даже тревога о предстоящем сегодня сумасшествии покинула меня. Тысяча летучих мышей выпорхнули внезапно из стен и потолка и черной тучей пронеслись над столами так, что пламя свечей в тыквах затанцевало. В ту же секунду на золотых блюдах появились угощения, как на банкете первого сентября. Стоит ли говорить, что сегодня мы предпочли все вместе демонстративно расположиться за слизеринским столом, сей выкидон очень напряг преподавателей. Казалось у некоторых не то что глаза на лоб полезут, головы по взрываются, Макгонагалл порадовала, я даже взволновалась, как бы пар из ушей у старой кошки не пошёл.

Я не особо налегала на еду, не хотелось, а вот друзья мои уплетали за обе щеки. Но тут в зал, задыхаясь, вбежал профессор Квиррелл. Ну что ж представление начинается. Этот идиот в перекошенном тюрбане и с выражением ужаса на лице, тоже мне препод ЗОТИ, Тролля «испугался». Все буквально впились взглядами в него, следили как он добрался до кресла Дамблдора, оперся на стол и выпалил:

— В подземелье — троль — думал надо вам сказать, — и упал в «обморок».

Тут поднялся невообразимый гвалт.

Пока все шумели, а Дамблдор не предпринял попытки всех успокоить я ухитрилась послать в профессора ЗОТИ Пертификус Тоталус, что бы не слинял. Слава Мерлину, сидящие по оба бока от меня мальчики мало обращали внимания на мое поведение.

Вот и Дамблдор пустил несколько пурпурных фейерверков, чтобы установилась тишина.

— Префекты, — громко объявил он, — отведите свои факультеты в башни, сейчас же!

— Сдурели что ли, там по замку тролль гуляет, а вы вздумали выставить нас из такого безопасного Большого зала в коридоры? — наивно изумилась я.

В полной тишине после приказа Дамблдора мои слова прозвучали как гром среди ясного неба. Столами пошли шепотки.

— Мисс Грейнджер, — зашипела на меня Макгонагалл, — вы все сами слышали.

— Я не сдвинусь с этого места, и вообще да Гриффиндор и Когтевран в безопасности в башнях, а вот Слизерин с Пуффендуем не особо. Или вы не слышали «в подземелье тролль».

Столы Пуффендуйцев и Слизеринцев взорвались возгласами тех до кого дошел смысл.

— Префекты!! — гаркнул, а иначе и не скажешь, Дамблдор.

Тут Перси, наш староста факультета и бросился исполнять веленое.

Слизеринцы не сдвинулись с места, а вот пуффендуйцы покинули Большой зал сразу за Гриффиндором.

Как ни странно Когтевран остался за своим столом сидеть. Видимо они и сами понимали логичность моих недодоводов.

Но профессора откровенно наплевали, на то что мы не подкорились. Я наблюдала за общей обстановкой в зале, не обращая внимания на разговоры моих друзей, не ожидала я услышать от них что-нибудь важное.

Главное, что Квиррелл, все так же лежал возле преподавательского стола обездвиженный. И видимо пытался скинуть заклятие, да не тут то было. Я вложила в Петрификус Тоталус побольше силёнок чем обычно на него требовалось.

Флитвик стоял у стола своего факультета. Снейп, что ни странно склонился над Квирреллом и быстро просек, что тот ни в каком ни в обмороке, но делать ничего не стал, а выпрямился и подошел в столу Слизерина.

Дамблдор и Макгонагалл покинули Большой зал сразу же, видимо и не думали, что кому — то, мне, вздумается перечить словам о Великого Светлейшего Мага.

Пока там разворачивалась баталия, в чем я уверена, почти на сто процентов, мы преспокойно сидели себе в Большом Зале, будучи полностью уверенными в своей безопасности.

Гарри, Невилл, Драко и еще пару слизеринцев спорили о том, кто мог протащить тролля в Хогвартс. В то время, как оставшиеся в зале преподаватели подходили к ученикам и спрашивали все ли нормально. Ну да, хороша тактика. Видела я и взгляды Снейпа направленные на меня, мол «с вами я еще разберусь». Ой, больно нужно. Некоторые ученики ходили по залу в ожидании новостей, кое — кто из когтевранцев развернули жаркую дискуссию с их деканом, по теме троллей.

Я же решила все таки сходить проверить Квиррелла.

Пользуясь отвлеченностью всех своими мыслями и беседами я подалась к преподавательскому столу, как тут же рядом со мной материализовался декан Слизерина.

— Это ваших рук дело, мисс?

— Вы, что, профессор, я в жизни бы с троллем не управилась бы. Ваши домыслы смешны.

Готова поклясться, что в данный момент зельевару хотелось, Во-первых, сделать жест рука — лицо, Во-вторых, придушить меня.

— Нет, я о том, что профессор Квиррелл подвергнут заклятью оцепенения.

— Ну как видите, профессор, я только подошла к профессору Квирреллу, — сказала я приблизившись к этому идиоту, — и пока не имела возможности оценить его состояние.

Нет, точно, Снейп видел, что меня забавляет его злить, и от этого злился еще больше. Потому просто смолк, как бы давая мне возможность оценить состояние Квиррелла.

А я так и поступила, наклонилась над застывшим телом, очевидно было, что это не обморок, но все же.

— Пожалуй просто профессор Квиррелл слегка растерялся, он не думал, что может встретить тролля в замке. Думаю у него шок, — я не скрывала того, что издеваюсь над терпением зельевара, ну просто что он мне может предъявить. Что я пульнула в профессора Петрификусом, так не докажет же, ну разве что палочку проверить мою, да на это разрешение нужно. А так, какие у меня могли быть мотивы. Разве что я считала Квиррелла ужасным профессором, так в таком случае, как мне Петрификус помог бы решить эту проблему тут Авада нужна.

Я боковым зрением заметила, что дверь для учителей, сбоку от профессорского стола отворилась и в проходе появилась Макгонагалл. Я одним движением палочки отменила Петрификус и Квиррелл зашевелился.

После этого последовали муторные разговоры о том, что тролль в школе непонятно откуда взялся, что непонятно почему ученики целых двух факультетов воспротивились решению директора отправить их по гостиным. Тут Флитвик помог и развил мою мысль о том, что это полнейший идиотизм, выставлять учеников из зала вполне себе безопасного, в то время, как неведомо где по замку шастает тролль. И не зря, как оказалось, и это ни сказать, что бы опечалило меня, у тролля была жертва. И кто бы мог догадаться, Рональд Уизли был обнаружен на третьем этаже без сознания, видимо шел на праздничный ужин, как же он мог пропустить такой пир.

Тролля накаутировали преподаватели, что с ним дальше будет не уточнили.

Квиррелл после того как пришел в себя и понял, что все пропустил выглядел удрученно, а Снейп бросал все те же подозрительные взгляды на меня.

Ну что я могла сказать «потерпите, профессор, скоро все узнаете», так он бы в меня Круциатусом запустил бы, лишь бы это «скоро» наступило сейчас.

Когда мы уже уходили из зала, к слову меня, Невилла и Гарри взяла под конвой Макгонагалл, я только и успела шепнуть Малфою, что бы немедленно написал отцу о произошедшем и отправил воспоминания.

Ну вот, нас препроводили прямо до портрета Полной Дамы и почему — то прочитали лекцию, что за друзьями, кхм. Роном, нужно было следить, мол мы виноваты, что он пал жертвой тролля. Все закидоны, мол Рон нам друг мы коллективно отринули, но покивали из вежливости, когда нас отчитывали, мол «директору перечить нельзя».

Замечательно.

Ну и вот после такой головомойки нас наконец — то пропустили в нашу же собственную гостиную.

Сегодня была ночь действий. Я знала точно.

Полночь. Все веселье в гостиной поутихло и если кто еще праздновал Хэллоуин, то за плотно закрытыми дверями спален, и то старшекурсники.

Накинув поверх теплого свитера и плотных черных штанов мантию я спустилась в гостиную. Сверилась по карте и убедилась, что никто мне не помешает. Снейп на мою радость сейчас был совсем недалеко от гостиной Гриффиндора, видимо ночное дежурство. Еще раз сверилась с картой, просчитала в уме. И вот я уже у поворота за которым наткнусь на зельевара.

Шаг вперед и вот я врезалась в него. Ну отлично.

— Мисс Грейнджер. Ночная прогулка. Минус..

Я не имела права его перебивать, но все же.

— Есть разговор. Важно. Очень.

Я смело смотрела в глаза Снейпу, да страшно, да он видел, что меня пугает его взгляд. Зато честно. Не скрылось от меня, что после моих слов зельевар изменился в лице. Пару пасов рукой и как я поняла меня скрыли дезиллюминационные чары.

Пару минут почти бега на грани падения, и вот дверь личного кабинета декана Слизерина захлопывается за нашими спинами. Чары сняты.

Снейп внимательно смотрел на меня, и не намеревался заводить разговор первым. Оно и к лучшему.

— Вы должны дать клятву.

— Мы уже это проходили, — холодно ответил зельевар.

— Более надежную клятву. Если я буду знать что хоть одно слово из наших с вами разговоров дойдет до директора Дамблдора, я говорить не стану.

— Что вы знаете о директоре такого, что боитесь его.

— Я знаю достаточно, что бы не верить ни единому его слову, но никак не боятся, скорее опасаться.

Видимо мое заявление немного покоробило Снейпа. Но все же он протянул мне руку. Пару минут. И вот нас связывает нерушимая клятва, что все что Северус Снейп узнает от меня, и чего бы это ни касалось, никогда об этом не будет донесено профессору Дамблдору, или кому-либо из окружения Дамблдора. Что ни в коем случае мое знание не будет использовано во вред мне. То есть воспользоваться информацией, что Снейп получит от меня, мне во вред он не сможет, Магия не позволит.

Видно было, что профессор жутко не доволен, что его связали по рукам и ногам клятвой. Так что я не хотела еще больше накалять обстановку.

— Да, это я бросила в Квиррелла Петрификус, — я решила при разговоре смотреть глаза в глаза, если нужно и в мозг разрешу залезть, не глубоко только, — вы бы и сами, пожалуй, лучше не сделали. Знаю, вы его подозреваете, правда вот в чем — не знаю. Но могу сказать в чем он виноват. В том, что разрешил подселиться к себе в тело Тому Реддлу. Ну знаете Лорду Волан-де-Морту. Так пустяк. И кажется наш уважаемый директор знает об этом.

Погодя я увидела, что реакции от Снейпа никакой нет, чуть забеспокоилась, что скрывать, но все таки решила продолжить.

— И тролля он выпустил да бы была возможность пробраться в люк, что его милый песик стережет на третьем этаже, в коридоре, в который ученикам ну никак нельзя. А все видимо потому, что директор Философский камень додумался в школе спрятать. Ага, наверное это столь же «хорошая» идея, как и Поттеров под Фиделиусом прятать, без заготовленного плана к отступлению… — а вот продолжить мысль мне профессор не дал, появилась такая долгожданная реакция, он схватил меня за горло. Ну отлично. А я и не рыпаюсь. Скотина, больно же.

— Откуда тебе все это известно, мерзкая девчонка, — шипит покруче змеи какой. И вот оно, вторгся в мой мозг. Так, так. Будем петь песни мысленно. Пару куплетов Рождественских колокольчиков и вот хватка на моей шее ослабевает. Видимо достало мысленное пение слушать, а по существу ничего нет то.

— Простите, мисс Грейнджер.

— Профессор, это пустые извинения. Мне все равно до них.

Я даже не смотрю в сторону Снейпа, но чувствую, что он прожигает меня взглядом. Ну да, какая — то малявка извинений его не приняла.

— Так, вот. Профессор Снейп, я к чему это. Ну вы ведь Пожиратель Смерти.

Я невинно взглянула на зельевара, а тот явно вне себя от злости.

— Бывший, — ну вот, шипение.

— Вам то поди известно. Бывших не бывает. Бывают только мертвые.

Молчание.

— Так вот. Я решила поделится с вами, так как на секунду посмела предположить, что вам неугодна ни светлая, с позволения сказать, сторона, ни темная. Так вот, я предлагаю что ли нейтральную сторону. Ну. Я вам информацию, а вы мне совет, что делать, да как.

К тому времени, как я заставила себя договорить эту фразу я уже не смотрела на профессора, я потупила взгляд в пол.

Только сейчас, пожалуй, я поняла, насколько же убога эта попытка найти сторонника в лице Снейпа. Он же отвергнет, а я даже Обливиэйт вряд ли смогу наложить.

— Чего именно вы хотите?

По голосу было слышно, что профессор уже откровенно устал, скорее от жизни, чем от этого разговора. Слишком большая ноша.

— Что? — удивился зельевар.

Я видимо и не заметила, что последняя фраза была произнесена мною вслух.

Но то ведь правда.

— Слишком большая ноша, — повторила я.

Снейп до сих пор смотрел на меня недоуменно.

— Я имею ввиду, что у вас и так на плечах лежит большой груз ответственности, я просто не имею ни малейшего права скидывать на вас еще большую ношу. Как по мне, то на вашу долю вам достаточно и двух манипуляторов, Дамблдора и Темного Лорда, ныне неактивного, но все же. Это не честно по отношению к вам. Простите.

Я развернулась и хотела было уходить. Ведь правда, чем я думала. Наверное минутный порыв слабости. Мне так хотелось разделить с кем — то эту участь «знания», это такое бремя. Мне был нужен совет, нужна помощь. Но это так не честно, не честно по отношению к профессору, ему не нужны еще большие проблемы.

Но дверь не поддалась и не отворилась.

— Неужели, вы, мисс Грейнджер, хотели уйти и оставить меня без ответов?

Я повернулась лицом к этому Ужасу Подземелий и таки да, сейчас он оправдывал это прозвище, стоял чернее тучи, сложив руки на груди, а его взгляд, все равно что плиту бетонную на тебя уронили, дышать невозможно нормально, ледяной ужас сковывал цепями сердце и чувствовала я себя отнюдь не уютно под таким тяжелым взглядом.

— Нет, профессор. Вы можете задать свои вопросы.

— Откуда вы знаете?

— Но сперва очертим границы. Я не обязана пояснять откуда я знаю что — либо. Просто знаю, примите как данность, что я знаю все.

— Все? Да не уж то, — Снейп вскинул бровь в не доверительном жесте.

— Спросите.

— Пожиратели. Кого вы знаете еще?

— Вы. Двойной недошпион, шпионили для Темного Лорда на стороне Дамблдора и наоборот, но все таки вы приверженец «света» по своим личным мотивам, которые таки не оправдались. Люциус Малфой, отец Драко. Один из внутреннего круга. Думаю описывать каждого нет нужды. Просто назову имена. Вроде, Беллатрисы Лестрейндж, в девичестве Блэк, её мужа, Рудольфуса, был у того брат еще, что ли, увы запамятовала как именовали того. Долохов, Крауч — младший, Гойл, Крэбб, Кэрроу Алекто и Амикус, Руквуд, Макнейр, Яксли, Розье, Эйвери и конечно же Питер Петтигрю, но тот был лишь пешкой, не думаю, что он был в числе приближенных.

— Квиррелл?

— Временное вместилище Темного Лорда.

— Вместилище значит.

— Ну да, к слову. Быть может знаете, у Тома Реддла было несколько крестражей. Вот почему он всего лишь развоплотился при попытке убить Гарри, а не сгинул на веки вечные то ли от Авады в него отскочившей, то ли от отката магического. Тут уж как посмотреть.

Профессор явно был не в себе, у него даже взгляд потерянный был.

— Профессор, может достаточно на сегодня потрясений. Мы еще успеем поговорить. Я думаю.

Снейп слабо среагировал на меня, лишь кивнул и взмахнул рукой на дверь, отпирая её.

Уже засыпая той ночью я думала, а не совершила ли я главную ошибку. Доверилась кому — то. Ведь к ответу меня все таки приставят. Практически наверняка.

Утро первого ноября порадовало событием. В школу, прямо к завтраку, заявился весь Попечительский совет в полном составе, во главе с Лордом Малфоем. А директор то, не оповестил их о событиях прошлой ночи, видимо даже не планировал. А то как же, тролль в школе, не порядок, кто виноват — директор. А ему это никак не нужно. Тем более у него и на другом фронте не спокойно, как я поняла. Против Дамблдора проводят разбирательство. Как это Сириус Блэк даже без разбирательства был заключен в Азкабан. А директор то наш-Верховный Чародей Визенгамота. Насколько мне известно, дело идет к лишению Дамблдора всех должностей, кроме директорской. Но такими темпами и с подобными накладками и с этой должности он скоро слетит.

Когда эта шумная компания удалилась в кабинет директора, для выяснения всех обстоятельств дела, за наш стол подсел Драко.

— Я сделал как ты сказала, — зашептал мне на ухо слизеринец, — еще и нескольким людям на факультете посоветовал поступить так же.

Я ничего не ответила ему, лишь одобрительно улыбнулась. Этот парень еще не столь испорчен, но у него все еще впереди.

Когда с завтраком было покончено, мы привычным составом, а это я, Малфой, Поттер, Лонгботтом и Крэбб с Гойлом позади нас, двинулись на выход из Большого зала. И кто бы мог подумать, преградил нам путь сам Малфой — старший.

Вот каковы мои шансы сейчас просчитать, поведал ли Драко отцу о том, что дружит с грязнокровкой, или мне в пору вооружаться и готовиться к нападению.

— Драко, — кивок сыну. Видно было, даже сквозь маску холодности, что Люциус Малфой прибывал в хорошем расположении духа. — Мистер Поттер, Мистер Лонгботтом и мисс Грейнджер я полагаю.

Знаете что, это день моей смерти, наверняка, со стороны входа в замок появился, кто бы вы думали. Сириус Блэк. И он перебил Малфоя своим приходом. Его сопровождал по видимому сотрудник Министерства.

— Гарри, — ну конечно Блэк сразу разобрался кто есть кто, но вот было видно, что ему прям не терпелось обнять крестника, да вот Поттер же как бы не знал кто он такой, просто какой — то дядька.

— Мистер Блэк, — произнес по — моему слегка высокомерно Малфой — старший.

— Люциус, — вот дает, даже не глянул в сторону Лорда, Блэк.

А Гарри то обомлел походу, замер, стоит и таращится на Блэка что на призрака. Пришлось толкнуть немного Поттера вперед. И он угодил прямо в объятия своего крестного и вроде расслабился.

Как ни странно, но это «семейное» воссоединение прошло под покровительством Лорда Малфоя. Он разобрался в ситуации и похлопотал, что бы Поттера и, с какого — то перепугу, меня освободили от занятий, что бы мы могли побыть с Сириусом. На моем присутствии настоял Блэк. Видимо знал, кому обязан своей свободой.

На этом сюрпризы не закончились, Люциус Малфой лично вызвался быть «наблюдателем». Он отправил министерского работника восвояси и сам перебрал на себя его функции.

И вот, пока все были на занятиях, нас с Гарри предоставили двум, с позволения сказать, взрослым. Ну да, один 10 лет отсидел в Азкабане, явно умом повредился, иначе и быть же не может, а другой явно не наш сторонник и обожатель, скорее наоборот.

Местом для «посиделок» я предложила Выручай комнату, я запросила обычный кабинет с двумя диванами, парой кресел и камином. Ничего лишнего. Даже от моего любимого трона пришлось отказаться. А то мало ли что обо мне подумают еще.

Сперва Сириус рассказал о событиях последних двух месяцев. По газетам нам было известно, что все это время шло разбирательство, во время которого Блэк сидел не в Азкабане, а пребывал в Мунго, где проходил восстановительную терапию. Говорю же, 10 лет Азкабана, по соседству с дементорами даром не пройдут.

Оказалось, что на Блэка было оказано некое воздействие, и что он явно не раз подвергался коррекции поведения. Нам не стали разъяснять что и к чему, но Люциус многозначительно посмотрел на Блэка, давая понять, что они обязаны будут поговорить об этом тет — а–тет.

Поведал нам Сириус и о том, что отныне он оправдан и восстановлен в правах. Что теперь в его собственности дом на площади Гриммо. Полуразрушенный особняк Блэков. Еще кое-какая собственность и никого близкого. Но он надеется, на то что Гарри станет ему сыном. Так как по документам то, Блэк и так является магическим опекуном мальчика, но Сириусу не хотелось бы принуждать крестника к тому что ему не мило.

Тут Малфой поспешил напомнить, что его жена Нарцисса все еще родственница Блэка, а еще Беллатриса и Андромеда.

А Блэк принялся оправдываться, мол вряд ли они захотят с ним дела иметь, его то изгнали из рода, но родовые имения признали его в правах наследника.

Тут было зануднейшее уверение Малфоя, что Нарцисса очень рада будет свидеться со своим братцем, пусть и двоюродным, а Андромеда, при упоминании её, Лорда Малфой уж прям так не изящно кривился, примет Сириуса с распростертыми объятиями, она ведь тоже была выжжена с семейного древа.

Мне кажется все это тягомотное выяснение что по чем было устроено только для Гарри, который сидел и слушал мужчин с открытым ртом. С моей же стороны не было ни малейшего признака заинтересованности, оно и понятно, мне и так все известно. Так что на меня не обращали внимания, и оставили как есть. Но что-то мне подсказывает, что меня просто посчитали необразованной грязнокровкой, вот и не обращали на меня внимания. Что меня удивило, и неприятно, скажу я вам, что Блэк, был все таки чистокровный аристократ до мозга костей, и он, как и Малфой — старший, счел меня лишь необразованной грязнокровкой. Я сидела и смотрела на огонь в камине. Сейчас было время для этих павлинов, как по мне, так они судя по всему, соревновались между собой, кто сможет завладеть вниманием Поттера в полной мере.

Когда пришло время обеда мы очень «дружно» двинулись в сторону Большого зала, Блэку и Малфою было разрешено оттрапезничать за преподавательским столом.

Вышло так, что по коридору мы шли по двое. Гарри с Сириусом впереди шли и обсуждали как классно будет, ели Поттер приедет на зимние каникулы к Блэку, и что меня тоже нужно уговорить приехать, идея исходила от Гарри, но по — моему, Сириус считает, что у него предо мной долг жизни, вот и терпит.

Меня из размышлений вывел голос Лорда Малфоя, который шел рядом со мной.

— Мисс Грейнджер.

— Лорд Малфой.

— Значит вы дружите, — губы этого белобрысого скривились в презрительной ухмылке, — с моим сыном.

— О, вы заметили. Определенно дружим.

Я не смотрела на Малфоя, просто шагала себе вперед.

— Я рад, — запнулся, видимо такие слова непросто произнести, — что Драко заводит дружбу с ребятами, с другого факультета.

— А вы, наверное хотели сказать, с ВРАЖЕСКОГО факультета, — я взглянула на Малфоя, открыто усмехалась над ним, и он видел это, но ничего не сказал, — не волнуйтесь, Лорд Малфой, будь Распределяющая шляпа чуточку по настойчивее, то я бы была на Слизерине, да и Гарри тоже, насколько мне известно.

Вот тут то у Малфоя челюсть прям до пола отвалилась.

Благо Поттер, который заметил, что мы стали отставать повернулся и окликнул меня, что бы я поторопилась, спас меня от ответа.

В Большой Зал мы влетели, а иначе не назовешь, в самый разгар обеда. У Сириуса было энергии побольше чем у нас с Гарри, вместе взятых, и он верно вспомнил свои школьные годы. Пребывал в отличном расположении духа.

Блэк обнялся с Поттером и пошел к столу преподавателей, Малфой скорчив недовольную мину прошествовал за ним. Ну да, как будто его самого не веселило то, что перед тем как зайти в зал и стать серьезным, Сириус чуть ли не до потолка от радости прыгал, он был ну очень счастлив.

Мы заметили, что Невилл сидит за слизеринским столом рядом с Паркинсон и мило беседует. Драко всем своим видом показывал, как же ему тут скучно и что людишки вокруг его раздражают. Но как же он поменялся в лице, когда наткнулся взглядом на нас спокойно идущих к его столу. Я могу твердо утверждать, Малфой просто засиял.

Самая веселя часть этого обеда, это, когда до Люциуса и Сириуса дошло, что мы с Поттером сидим не за столом Гриффиндора, а за слизеринским.

Честно, мы с мальчиками когда слышали долетавшие до нас отрывки фраз «безобразие», «да, почему никто ничего не делает», мы просто покатывались со смеху, а потом еще и с реакции Блэка и Малфоя — старшего на наш дружный смех.

Ну вот. Рутина. Ноябрь. Похолодало. Горы вокруг школы приобрели льдисто — серый цвет, а озеро превратилось в кусок холодной стали. Каждое утро, теперь, земля покрывалась инеем. С тех пор, как я побывала в Министерстве и обмолвилась о пауках живущих в Запретном лесу и чьи они «питомцы», Хагриду предъявили обвинение, но бучу решили не поднимать, а всего лишь уволить недотепу, а пауков ликвидировать, чем и занимались на протяжении 2 месяцев. Хагриду предоставили место в заповеднике с опасными магическими тварями, как раз ему по вкусу. И теперь он был лишь нечастым гостем на территории Хогвартса.

Сезон игры в квиддич начался. Время Поттеру блистать. В субботу первый матч. Гриффиндор против Слизерина, и как решить за кого болеть. Невозможно же. Да если по чести, то и не интересно мне это. Вот схожу один раз и больше ни ни. Тут то повод есть. Интересный матч предстоит. Я подсунула Поттеру книгу «Квиддич сквозь века», пусть мальчик просвещается.

За день перед первым матчем я отправила две записки в полёт.

Одна была для Снейпа и гласила:

«Квиддич. Вероятно опасно. Я делаю первый шаг сегодня.».

Я знала, что Снейп не только без проблем получил мою записку, а что и понял её смысл.

Второе же послание я отправила Квирреллу.

«Я знаю. Не вздумайте делать что-либо во зло Поттеру. Иначе Том Марволо Реддл не на долго останется в тайне. Я могу помочь.»

Последнюю фразу писала скрепя сердце, но ссоры с Темны Лордом, ну недоЛордом, мне ни к чему.

Опять же я проследила, что бы Квиррелл получил мою записку. Он был напряжен, но все таки предупрежден.

Позже мы вчетвером стояли на перемене в холодном внутреннем дворике. Я вызвала яркий голубой огонь, который можно было переносить в кувшинчике и мы стояли лицом к нему, согреваясь. Я поясняла мальчикам такую не скрытность тем, что я не боюсь наказания, и по правилам, колдовать нельзя в коридоре, а вот о дворике ни слова. Да и по поводу волшебства в коридоре имелась лазейка. Прямым текстом прописанная в Уставе Школы. Колдовать можно в целях самозащиты. Мы обязаны уметь защитить свою честь, жизнь и достоинство.

Правда мы немного напряглись, когда через двор прошел Снейп. Мы вчетвером прекратили свои разговоры, Поттер с Лонгботтомом напряглись, а мы с Малфоем словно и не заметили профессора. К несчастью, что-то в нашем поведении привлекло внимание Снейпа, и он подошел поближе. Он сделал вид, что костра перед нами нет, но все равно искал к чему бы придраться.

— Что это у тебя, Поттер? — это был «Квиддич сквозь века». Гарри протянул книгу.

— Библиотечные книги нельзя выносить из школы(вот же змей, почти тот же довод, что и про огонь), — сказала Снейп. — Дай её сюда. Пять очков с Гриффиндора.

— Да он на ходу правило это выдумал, — зло пробормотал Гарри, когда Снейп пошел прочь.

— Ой, да ладно тебе Гарри, ну видишь же, за огонь ничего не сказал, хотя уверена, Снейп то мог что-нибудь этакое придумать.

Драко прыснул со смеху, и Невилл его поддержал, от чего и Поттер расслабился.

В гостиной этим вечером было слишком шумно, так что мы составили компанию Драко в библиотеке. Заняли мы дальний стол в углу под стеллажами, так что заметить нас было сложно, но мы могли спокойно наблюдать за всеми кто был в библиотеке.

Я просматривала домашку Гарри по чарам и кое-что подсказывала Невиллу. Я не была строга с ними. Разрешала списывать, если так им хотелось, но всегда указывала, что им лучше переделать, да бы работы не были одинаковыми.

Гарри не мог себе места найти, его просто трясло перед первым матчем, и я понимала, что ему хотелось вернуть свою книгу, она бы его успокоила перед завтрашним днем.

— Я скоро приду, ждите. — кинула я мальчикам и пошла на выход из библиотеки.

Я решила свершить доброе дело и помочь другу. Чего мне стоит у Снейпа книгу забрать.

Я здраво посудила, что Снейп может быть в учительской. Туда я и направилась.

Я остановилась перед дверью учительской и постучала, нет ответа. Постучала и вошла. И тут сцена. Квиррелл вжат в стену, а Снейп принял самый что ни на есть ангельский вид сделав шаг в сторону от напуганного преподавателя.

На моем лице расцвела глумливая усмешка.

— Мисс Грейнджер, вы что-то хотели? — будничным тоном поинтересовался зельевар. Даже бровью не повел гад, вот только я заметила что уголки губ его дрогнули, когда он заметил мое выражение лица.

— Да, профессор Снейп, можно ли вернуть книгу, что вы у Поттера забрали, а то он от волнения перед игрой скоро в обмороке окажется. Ему бы нервишки успокоить, а книга поможет, наверняка.

— Книга поможет только в том случае, если вы Поттера приложите ней по голове, — насмешливо произнес Снейп, протягивая мне «Квиддич сквозь века». Его похоже не особо заботил Квиррелл все еще стоящий у стены.

— Ну это будет моим планом Б.

Заливаясь звонким смехом я удалилась из учительской, да бы не мешать беседам взрослых людей.

Я заявилась в библиотеку с напускной печалью на лице. Да вот Малфой, засранец, сразу понял что я придуриваюсь.

— Достала ведь, — хмыкнул он и окинул меня взглядом странным. Клянусь, у него в глазах плясали смешинки.

— Как? — только и смогли выдать из себя Невилл и Гарри.

— А так. — протягивая Поттеру книгу, ответила я.

— Ну серьезно. Как смогла? — поинтересовался Драко.

Я, наложив заглушающее, рассказала мальчикам о сцене, что я её застала в учительской. И взяла с них слово не говорить никому. Понимаю, что беспечно было делиться таким с друзьями, ну уж очень забавным я посчитала этот случай.

Совершенно нежданно, негаданно, разговоры вернулись к теме наших «приключений». И мальчики начали выдвигать весьма разумные теории. Мол, а что если Снейп, обвиняет Квиррелла в чем — то, и это что-то, то что Квиррелл тролля выпустил погулять в Хэллоуинскую ночь. И непонятным, совершенно непостижимым мне образом мальчики единогласно решили, что Квиррелл — зло. И что тролль прогуливался в замке не просто так, а был отвлекающим маневром.

Расходились мы по гостиным все со своими мыслями. Я пошла спать думая, как же я могла не доглядеть, что эти оболтусы не глупые, а весьма даже умные.

Все Малфой на них влияет. Точно. Он подбивает их на мысленную активность. Помогает им найти «путь к свету». Вот же.

А еще в голову закралась мысль, а что мог подумать Квиррелл о таком моем общении со Снейпом. Странно все это. И догадался ли профессор ЗОТИ кто именно был автором послания. Если да, то нужно действовать. И быстро.

Рассвет следующего дня выдался очень ярким и холодным. Большой Зал был наполнен запахом жареных колбасок и бодрой болтовней учеников, ожидавших интересную игру.

Сегодня Драко по понятным причинам завтракал за своим столом, так, что мы с Невиллом сели по обе стороны от Гарри, защищая от надоедливых приставал, что проходу ему не давали со своими советами и мнениями. Я так поняла по разговорам близнецов, что для всех станет сюрпризом, что наша команда выступит всем составом на новых, ну иных в общем, лучших метлах. Так Вуд решил, который к слову, когда узнал, кто метлы подогнал, чуть ли меня не в обе щеки расцеловал.

— Поттер, тебе надо хоть что-то поесть.

— Я ничего не хочу.

— Я упрашивать не намерена, — а ведь и правда, не нянька ему, не мое дело.

— Я просто не голоден.

— Гарри, тебе понадобятся силы, — сказал Лонгботтом, — противники всегда стараются вывести из строя Ловцов.

— Невилл это не помогает, — усмехнулась я, глядя как побледнел наш герой.

К одиннадцати часам дня вся школа, казалось, начала стекаться к стадиону. Мы с Невиллом и Гарри пришли к трибунам одними из первых. Поттер, выслушав наши слова поддержки, сразу же удалился в раздевалку. А мы с Лонгботтом по быстрому натянули полотно на гриффиндорскую трибуну.

«Поттера в президенты» — гласила надпись на полотне. Хорош сюрприз для Гарри, ему нужна поддержка. Снизу под надписью, Малфой помог нарисовать большого льва — символ Гриффиндора, я заколдовала все это дело так, что краски отливали немыслимыми огненными оттенками.

Мы распрощались с Невиллом, он поднялся на трибуну факультета, а я заняла выжидательную позицию у противоположной трибуны.

Ой чует мое сердце недоброе. Я не наблюдала за игрой. Я изредка прислушивалась к комментариям Ли Джордона, славный малый, ну не зря же с ним близнецы Уизли дружат.

Я знала, что Вуд дал отмашку Поттеру, держаться в стороне до того времени пока он не заметит снитч. И вот когда я услышала слова «не снитч ли это» от комментатора я напряглась и сгруппировалась, теперь расслабляться было нельзя. Пока в считанные минуты на поле поднялся невообразимый шум я стала пробираться на трибуну, где расположились рядом Снейп с Квирреллом, видимо это план зельевара, держать Темного Лорда поближе. Ну что ж умно. Взгляд на метлу Гарри и да, таки зачарованна, начала дергаться, пару мгновений и перестала. Тут я перевела взгляд на преподавателей. Квиррелл лежит без чувств. Отличный план профессор.

Интересно, сильно осерчает Волан-де-Морт, что Снейп позволяет себе такое поведение, как бы потом боком не вылезло.

Эпичный момент, когда Поттера чуть не вырвало снитчем я узрела уже находясь на земле, и я была одной из первых кто подбежал к нему с приветствиями.

Мы уже не слышали причитаний Маркуса Флинта, что Гарри не поймал, а чуть не проглотил снитч. Были мы уже все вчетвером в Выручай комнате и эльфы приготовили нам чай. Я поделилась с мальчиками секретом, что если попросить чего — либо у эльфов, они очень даже может быть исполнят твою просьбу. Вот только нужно знать имя эльфа. С чем проблем не было, имена самых сговорчивых эльфов нам стали известны еще при первом же посещении кухни.

— Это все Квиррелл, ведь так? — выдал Малфой, — я видел. Он проклинал твою метлу, Гарри.

— Но его приложил Снейп. — тут же как-то, радостно, что ли, выкрикнул Лонгботтом.

— Но все таки, я то тут при чем? Квиррелл хочет украсть то, что охраняет тот пес на третьем этаже. С какого перепуга ему меня в лепешку расшибить удумалось.

За подобными размышлениями я и оставила мальчиков буквально через пол часа. Никто не возражал, все знали, что все равно ведь не объясню, куда и зачем иду.

Недолго думая я зашагала по направлению к подземельям, благо по школе никто не шастал, Карта показывала, что основные скопления учеников были в факультетских гостиных. Ну да, как же ленивым студентам упустить шанс отпраздновать что-нибудь. А вот Снейп расхаживал у себя в кабинете, взад перед.

Оказавшись перед дверью декана Слизерина я призадумалась, а что я здесь вообще делаю, что скажу. Но подумать мне профессор не дал. Видимо мои мысли слишком громкие, что дверь передо мной распахнулась и взору предстал Снейп грозно на меня глядящий. Вот интересно, кого он ожидал увидеть за дверью, смерть что ли. Решил её напугать.

Я не дожидаясь приглашения, чуть отодвинула профессора с прохода и зашла в кабинет, сев на место для посетителей, перед снейповским столом.

— Мисс Грейнджер, вы случайно головой не ударялись.

— Не знаю. Наверное, если бы я ударилась сильно, я бы даже не запомнила, так что вероятность очень даже высока.

Снейп немного под офигел от сказанного мной. Сама в шоке. Ну надо же было ляпнуть хотя бы что-то.

— Значит, вырубить Квиррелла, было лучшим планом по спасению Поттера. А ведь знаете, профессор Снейп, мальчики вас в божество уже возвели, — немного преувеличила, ну не суть.

Но видимо, зельевар еще пребывая в шоке от прошлой моей речи, совсем потерялся и присел в свое кресло, удивленно взирая на меня.

— Что вы там уже вашим друзьям насочиняли.

— Профессор, я не думаю, что с вами нужно что-то сочинять, — я многозначительно подняла бровь, глядя на неутешного зельевара. Он спрятал лицо в ладонях.

— Профессор, а вам что по вкусу быть непризнанным героем, так что бы о ваших добрых поступках узнали только постскриптум, — это был даже не вопрос, скорее нахальное предположение. И на такое мое предположение Снейп ответил каким-то невнятным бормотанием.

Я сидела и наблюдала за этой чудовищной сценой, пала маска Снейпа. Неужели ему сложно быть и в моем присутствии сволочью. Что такого я умудряюсь говорить, что даже зельевару не по себе. Надо поразмыслить и никогда так больше не делать. А то если даже Северусу Снейпу не по себе, то я в беде.

— Зачем вы пришли, мисс Грейнджер.

— О, наконец — то, что-то внятное.

Колкий взгляд тут же пущен в меня.

— Ну ладно. Да, вот думаю сходить к Квирреллу, но пока не могла понять с какой стороны подойти к нему, а теперь понимаю. Идти на пролом нужно. С вами то сработало.

Опять лицо в ладони спрятал.

— Профессор Снейп, сейчас не время для ваших самокопаний. Подумайте над проблемой насущной. Что мне делать?

— Вы о чем мисс Грейнджер, — видно было что я порядком поднадоела Снейпу.

— О том, что сейчас важно решить как поступить. Предложить Темному Лорду сотрудничество, или все таки выступить против него.

Так. А вот ребром вопрос ставить было не лучшей идеей. Снейп посмотрел как на умалишенную.

— Что — о–о, мис-с Грейндже — ер, — зашипел на меня зельевар.

— Вы все прекрасно слышали сами. Мне нужен совет.

— Я не даю подобного рода советов.

— Ну хорошо, давайте зайдем с другой стороны. Я вас не трогала столько времени, мы не разговаривали, но, вот пришло время, — я поднялась на ноги и встала перед столом профессора сложив руки на груди, — Дамблдору известно о том, что Том Реддл решил обрести бессмертие создав себе несколько крестражей. Я уверена что, под чутким руководством Великого Светлого Мага строилась личность нового Темного Лорда. Заметьте, предыдущий Темный Лорд, в лице Гриндевальда так же формировался бок о бок с нашим дорогим директором.

Я заметила, что Снейп хочет вставить какой — то свой едкий комментарий и тут же пресекла его попытку.

— Помолчите, профессор. Сперва вы выслушаете. Гарри Поттер является крестражем Темного Лорда, частичка души Тома Реддла в ту ночь в Годриковой Впадине была помещена в маленького мальчика, который в ту же ночь осиротел. И почему — то, вот сейчас в голову пришло, кого осудили за предательство Поттеров и раскрытие тайны хранителя?

Я сделала паузу, что бы профессор ответил мне.

— Блэка и осудили.

Я не дала договорить Снейпу.

— Вот именно. И все наплевали на тот факт, что он был КРЕСТНЫМ Гарри, магическим крестным, я уверена. А что гласят правила.

— Крестный не может нанести вред ни ребенку, крестным которого он является, ни родителям его же, — подхватил мою мысль Снейп и даже с кресла подскочил.

— Вот именно, профессор.

— Кто — то должен был догадаться же.

— Не думаю, что кому — то было дело до этого. А ныне уже оправданный Блэк вряд ли станет копаться в делах минувших.

Воцарилась минутная тишина.

— Но так, профессор, мы отклонились от темы. Я к чему это. Веры Дамблдору нет. Он не станет рыпаться, пока Гарри следует увеселительному плану старого маразматика.

Снейп удивленно на меня взглянул.

— А что вы так смотрите, профессор. Как будто, сами не догадались, что Квиррелла до сих пор не ликвидировали, как особо опасного, только потому что директор хочет да бы Поттер спас мир еще раз, выдирая из лап Тёмного Лорда философский камень.

Вот сейчас Снейп упал обратно в свое кресло и воззрился на меня.

— Но суть даже не в этом. Понятное дело Дамблдор не добрый дедушка, ему я не доверяю. Но и пенять на то, что Тёмный Лорд солнечный зайчик не приходится, знаете ли.

После этих слов я и сама свалилась в кресло. Просто сил уже не было. Кто ж знал. По ходу дела, наш дорогой профессор зельедел, энергетический вампир, как минимум. Он так и тянет силу из собеседника. Просто морально выматывает. По хуже дементора думаю будет.

Часть 4

Время идет. А ничего не меняется.

Все течет своим чередом.

Быть может сейчас, сию минуту, что-то меняется, но мы просто не можем узреть этого изменения, оно ведь ничтожно мало, чуть осезаемо.

Приближается Рождество.

За время прошедшее с нашего «разговора по душам» с профессором Снейпом прошло уже довольно много времени. Тогда он отговорил меня от необдуманных поступков. Посоветовал плыть по течению, и никаких телодвижений не предпринимать. Было видно, что самому мужчине нужно обмозговать все услышанное. Но меня и такой совет устраивал. Понимала, что раньше зимних каникул к Квирреллу и приближаться не стоит. Сперва нужно решить что сделать с Гарри. Пару идей имелось. Но все же. Будем посмотреть.

Учеба. С учебой все хорошо. Я с Малфоем до сих пор помогаем Невиллу и Гарри, когда они в том нуждаются. Так как я отринула возможность посещать факультативные чары и трансфигурацию, я занимаюсь самостоятельно. Все без изменений. Выручай комната по прежнему мой дом, моя крепость. А ведь догадывается ли кто, что если четко сформулировать свою нужду в предложение, то комната преобразится. Я имею ввиду то, что я теперь много времени провожу в своей «личной» библиотеке. Видимо все книги принесенные в Выручай комнату оставаясь здесь, могут служить «наполнением» для любого воплощения комнаты.

Интересно что у меня все-таки есть одно дополнительное занятие. Профессор Снейп решил, наверное, поощрить меня, а я считаю это именно поощрением, никак не наказанием, и выписал мне индивидуальные занятия зельеварения. Хотя думаю истинный мотив Снейпа это что-то вроде «от беды подальше». Мол чем больше я загружена учёбой тем меньше времени у меня на опрометчивые поступки. Я знала, что именно таков его мотив, так как уж очень сильно он напирал на меня и ругал по чем зря, за то, что я отказалась посещать занятия Флитвика и Макгонагалл. Они видите ли все уши ему прожужжали, что такая способная ученица их променяла на неугодного Снейпа, который, где это видано вообще, взял на индивидуальное обучение ПЕРВОКУРСНИЦУ ГРИФФИНДОРКУ. Непорядок. Всем ведь известно, что злой профессор, гроза подземелий, индивидуально муштрует только своих змеек слизеринских и то, шибко способных.

Что бы отделаться от сетований зельевара я в корректной форме, избегая упоминаний, где я видала занятия подобные, постаралась объяснить, что мне не по уровню факультативные занятия. Мне там просто на просто скучно. И пояснила, что там (на чарах и трансфигурации) так же как и с зельями, я уровнем выше чем кто-либо из первогодок. А что бы, так сказать, практически доказать свои слова. Я поинтересовалась у профессора, не известно ли ему, где я могу поискать заклинания наподобие мной изобретенного, ну переделанного, из обычного Ecclesia костелома. Я если честно и не предполагала, что мышь на которой я демонстрировала свой вариант этого заклинания, по жестче так сказать, умрет от болевого шока, так как разом у неё будут сломаны все кости. Снейп был в ярости, что ли, но все что я вынесла для себя из его длинной речи, это то, что в подобных делах зельевар не советник, его видимо смущала жестокость. Но после этого случая Снейп умолк и не капал мне на мозги.

Все это время, Гарри поддерживал плотную переписку с Лордом Блэком, теперь его так надобно именовать, он решился и все же попробовал надеть кольцо Лорда, род принял его, но для нас он по прежнему просто Сириус.

Не забывала я и о своих «родителях», писала им пару раз, они даже отвечали мне. Но по письмам было заметно, пусть меня по ту сторону и любили, быть может даже скучали по мне, но времени на меня у моих родителей не было. Как Гермиона с таким справлялась. Ну я решила им и не надоедать.

На эти каникулы, я знала точно, мне есть куда податься. Нас с Гарри пригласили сразу в три поместья.

Одним декабрьским утром, Хогвартс проснулся погребенным под несколькими футами снега. Озеро замерзло, а близнецов Уизли наказали, что они, такие молодцы, заколдовали парочку снежков летать вокруг Квиррелла и стукать его сзади по тюрбану. Преодолевая непогоду в это утро, нам с Гарри совы таки доставили почту. Я получила официальное приглашение на каникулы сразу от Блэка, Лонгботтомов и Малфоев, а вот Гарри пригласили еще и Уизли. Не ясно на кой — черт им это надо было. Но Поттер даже не притронулся к письму от них, явно опасаясь нет ли на нем проклёна.

Все никак не могли дождаться начала каникул — ведь если в Большом зале и гостиных гудело пламя каминов, то продуваемые сквозняками коридоры обледеняли, а в окна классов стучался ветер. Хуже всего было в подземельях, на занятиях по зельеварению. Здесь у всех изо рта валил пар, и все старались прижаться поближе к своему котлу, похоже потеряв всякий страх обжечься. Но как ни странно, перед нами такой проблемы не предстало. Еще в начале месяца, когда я смекнула, что замок это просто каменная глыба и она никак не хочет нас согревать, а как раз таки наоборот, я обратилась за советом к профессору Снейпу. На одном из дополнительных занятий я поинтересовалась, не может ли он подсказать мне простенькие согревающие чары, и где я их могу найти. Не то что бы я не искала в библиотеке, или в Выручай комнате, я даже посмотрела учебники Мёрка, но натыкалась только на сложнейшие формулы, а этого нам не надо. Быть может есть что попроще. Не такое энергозатратное. И самое странное, что зельевар мне помог с этой проблемой, он показал самую простую, из известных ему, формулу согревающих чар. И теперь ни я, ни мои мальчики не мерзли. Им ведь не составило труда выучить это простенькое заклинание, повторяя за мной. Оставалось только не забывать обновлять чары и все.

— Я уже жду не дождусь, когда вы придете ко мне на каникулах, — сказал на одном из уроков зельеварения Драко. Приглашения подобное нашим с Гарри были доставлены и Невиллу конечно же.

— Да, да. А еще бабушка так хочет познакомится со всеми вами, так что и у меня вы обязаны побывать, — подхватил Невилл радостное настроение Малфоя.

Да уж планов невпроворот на эти каникулы. Близнецы Уизли взяли с меня слово встретится с ними в Лондоне. Вот же еще. У них там на это Рождество обещается семейное сборище. Чарли из Румынии приезжает, Билл тоже домой приедет. И Фред с Джорджем не упускали возможности пройтись по списку шалостей, что они заготовили на день грядущий. Ой не завидую я их родным. Огребут же по полной. В связи с открывшимися реалиями. Близнецы могут без зазрения совести колдовать и дома.

Выйдя из подземелий после зелий, мы обнаружили, что коридор перегорожен огромной елкой. Из — под неё выглядывали две здоровенные ноги, и доносилось громкое пыхтение, ясно говорившее, что за елкой находится Хагрид.

— Нельзя ли пройти? — голос Малфоя нарочисто неторопливый. Ну, а что не грубит же он.

— А где слово, пожалуйста, — встрял Рон. Вот кто его тянул за язык.

Малфой закатил глаза и зыркнул на рыжего.

— Уизли, я не намерен с тобой пререкаться, ты моих сил не стоишь.

Рон кинулся на Драко, но в этот момент на лестнице появился Снейп.

— Уизли!

Рон отступил от Малфоя.

— Драться в Хогвартсе — против правил, — вкрадчиво произнес Снейп. — Отработки у Филча, мистер Уизли, сегодня.

Мы с Малфоем, а за нами и Гарри с Невиллом, протиснулись мимо дерева, сбивая иголки. Я лично не скрывала ухмылки.

— Я до тебя доберусь, Малфой, — прошипел нам в след Рон, — скоро доберусь.

Нам оставался один день до каникул, багаж уже был упакован и мы с чистой совестью могли бездельничать.

Пройдя мимо Большого Зала мы увидели, что Флитвик с Макгонагалл занимаются украшением зала к рождеству. Но нас это не особо заинтересовало, так что мы двинулись прямиком на кухню к эльфам. Они всегда были рады нашей компании, тем более, что кухня — одно из самых теплых и уютных мест замка.

Примерно час мы провели за обсуждением всякой чепухи.

На обед мы естественно не пошли, ведь мы и так были в обители пищи Хогвартса, так сказать.

Мальчики обрадовались возможности по бездельничать, ибо обычно я заставляла их то заниматься в библиотеке, то что-нибудь тренировать в Выручай — комнате, к слову, я не упустила возможности поднатаскать Гарри с Невиллом в некоторых заклинаниях. Решила, что все-таки лучше пусть побыстрее выучатся основному, тогда приступим к самому интересному, а то все учить в школьном ритме, не пойдет — слишком медленно. Малфой просто не нуждался в помощи. С ним явно занимались до школы, и все это объясняли, я думаю теоретически, а теперь он все хватал просто на лету.

Сегодня мне предстояло последнее дополнительное занятие зелий перед каникулами. С профессором мы заранее сговорились, что перенесем урок с привычных семи часов на пять. Так что, без пяти пять я уже стояла у двери в класс зельеварения. Согревающие чары исправно работали, так что мне в моем теплом свитере, штанах и мантии поверх, было очень даже комфортно в промозглых подземельях.

Опять я даже постучать не успела, дверь открылась сама. Мне ничего не оставалось, как войти в класс. Снейп сидел погруженный в проверку каких-то работ.

— Добрый вечер, мисс Грейнджер. Вы знаете. Рецепт на доске. Все как обычно.

— Да, профессор.

Я уже на автомате повторила свой каждоурочный ритуал. Я всегда сверялась с записями таинственного Валенстайна Мёрка. Не сказать, что зелья сделанные по его заметкам вводили Снейпа в неописуемый восторг, но что-то сродни этому он ощущал. Я до сих пор не уразумела почему он не понял, что я жульничаю и пользуюсь чужими записями, даже не таясь. А ведь зельевар десятки раз заглядывал в мой потрепанный учебник и никогда и словом не обмолвился, что что-то не так.

Все проходило как обычно. Урок, как урок. Снейп разве что сегодня более молчаливый и неактивный, он даже ни разу не ткнулся носом прямо в мои записи и не переспросил уверена ли я в очередности ингредиентов.

Когда колба с зельем на оценку уже стояла на профессорском столе, а мое рабочее место было убрано, я подошла, к все так же корпевшему над бумагами Снейпу.

Я попрощалась с молчаливым зельеваром и не услышав ни звука в ответ, тихо удалилась из аудитории.

Уже на следующий день Хогвартс — экспресс увозил нас прочь от школы. Мы всей компанией расположились в одном купе, в средине поезда и до самого Лондона обсуждали все что только можно было, приоритетной темой конечно были наши каникулы, и как мы их проведем вместе.

Честно, до сих пор не пойму, как это Дамблдор разрешил Гарри отлучку из Хогвартса на зимние каникулы. Поттер же должен был обнаружить «под ёлкой» мантию Невидимку и пойти исследовать школу ночью, и чисто случайно попасть в комнату с зеркалом Еиналеж. И что же теперь предпримет директор. Или может у Дамблдора все-таки кромешный завал. С должностей его к слову сместили, не оставив даже права на вето в Визенгамоте. Теперь остался дедуля только на директорском троне. А может уже заметил пропажу камня, и наконец — то схватился за голову. Не ясно…А может еще что приключилось.

В дороге к нам забегали Уизли, мы сговорились, что встретимся в Косом Переулке, через два дня. Как раз во время. Мне нужно подарки подобрать еще. Эх. Сложно.

На перроне нашу шумную компанию встретили горячо и радостно. Было видно, что чета Малфоев очень скучали по сыну, Августа Лонгботтом вообще Невилла чуть не задушила в объятиях (а где же та пенсионерка, ака аврор в отставке, что я так жаждала увидеть?) обычная встреча с бабушкой, хотя вот Сириус Блэк мог дать ей фору. Он сгреб нас с Гарри в охапку и чуть до смерти не затискал. Вот чему удивилась. Я то тут при чем. Потом было как бы официальное знакомство. Нас представили Нарциссе Малфой и Августе Лонгботтом. Те обрадовались, что у их чад такие друзья. Я не преувеличиваю, скорее даже преуменьшаю. Нарцисса Малфой видимо стала более эмоциональна под влиянием Сириуса, который теперь, к слову, наладил отношения и с ней, и с Андромедой. Даже смог примерить сестер, ведь они долгое время не общались. А тут такой повод. Раздолбай Сириус, общий, непутевый братец, которого нужно воспитывать. Вот и взялись они за него основательно. Тем более обоим женщинам скучно, отпрыски то в школе. Кстати о Нимфадоре. С ней пока что не вышло связь наладить, но я уповаю на будущее сближение. Нельзя такой кадр в загребущие лапы Дамблдора отдать.

После мы все распрощались и прихватив багаж ринулись кто куда. Малфои трансгрессировали, Леди Августа с Невиллом ушли через камин, их примеру последовали и мы с Гарри и Сириусом.

С вокзала мы через камин прошли прямо в «Дырявый котел», ага точно.

Ведь в дома под защитой вряд ли можно попасть через камин, по крайней мере, через чужой камин.

Я решила не уточнять у Сириуса, пусть мне и было любопытно. Я просто не была уверена, что вопрос вышел бы корректным. Ну мало ли, может что-то не то подумают еще.

Блэк просто упивался нашим с Гарри присутствием. Видимо до сих пор мужчине не хватает человеческого общества. Он просто не может надышаться свободой.

До Площади Гриммо мы добирались на этом дурацком «Ночном Рыцаре», хотя, по — моему, будь воля Блэка, то мы бы на метлах летели. Этот и такое может организовать.

Поездка была не самой приятной. Но, слава Мерлину, я знала секрет, всего то нужно приклеить себя к полу простеньким Коллошшо. Я посчитала, что в присутствие взрослого мага, тем более в этой магической колымаге, вряд ли засекут использование магии несовершеннолетним.

Сириус конечно же знал, что нужно делать дабы на пол не сваливаться, каждые пять минут, и видимо Блэк заметил, что я поколдовала, ибо уж слишком он лукаво смотрел на меня, взглядом «я все видел, все знаю, промолчу конечно, но не забуду».

Кстати Сириус не особо спешил помочь крестнику, бедный мальчуган, то и дело летел на пол со своего кресла. Ну и ладно. Выглядело это забавно, и не особо травмоопасно, так что и я Гарри помочь не спешила.

Зато за время дороги я смогла с Блэком парой слов перекинуться.

Старалась, как можно дружелюбнее и не подозрительно выпросить у него, что, да как. Мол, как живет, с кем дружбу водит. Сириус и рассказал, что большую часть времени проводит дома, на Гриммо, в компании одной из сестер Блэк. Попеременно, то с Нарциссой, то с Андромедой (которую к слову, ввели в род, но вот только в другую линию (нижнюю что ле), про себя отметила, что нужно почитать об этом, дабы не плавать в теме). А если не у себя дома, то составляет компанию Нарциссе в Малфой — меноре. Скрашивает одиночество сестры, ведь Лорд Малфой человек занятой, ему не до увеселения жены, а Драко в Хогвартсе. Так же Сириус сказал, что его отвадили от встречи с директором школы волшебства. Сёстры рогом уперлись, говорит, и даже поговорить с Дамблдором не дали.

После этих слов, мне расхотелось вести какие — то ни было беседы и Сириус переключил свое внимание на Гарри, который уже практически приноровился и не летел на пол при малейшем резком движении автобуса.

Ко мне в голову закрались темные мыслишки. Неужели Снейп, как-то смог обойти клятву, что в принципе возможно только при одном раскладе, но быть же такого не может. Неужели Снейп, каким-то образом смог Люциусу донести, что Дамблдору веры нет. Нет, не то что бы Люциус благосклонно относился к директору, все-таки, как никак они по разные стороны баррикад. Но сути дела не меняет. Вряд ли Нарциссе пришло бы в голову отговаривать Сириуса от разговора с Великим Светлым, значит это решение исходит от Люциуса, не будь у него веского повода он вряд ли бы так хлопотал. Блэк же ярый приверженец света и какие такие доводы могли его переубедить. А… А может, что там было о коррекции поведения, что обнаружили в Мунго. Еще там что-то про Обливиэйты. Вот он довод. Кому еще нужно было бы таким образом манипулировать Блэком, как ни директору, и быть может Сириусу просто указали на этот факт, вот он и усомнился. Интересно. Нужно разобраться.

Тем более, Андромеда, она ведь и сама сторонница Ордена, вот кому нужен был довод, для того что бы в директоре усомниться. Может именно так и сошлись сестры Блэк. Точно. Леди Малфой просто указала на то, что Сириус был в плену зелий, что его поведение и решения были продиктованы не его собственными мыслями.

Интересно. Раз Андромеда сделала шаг в сторону семьи. В сторону Малфоев. Пусть и родовитой, но все равно опальной семьи, со времен магической войны.

Может просто орденцы прознали, что Андромеда с семьей связи пытается наладить, и попытались отвадить от этого, а миссис Тонкс ополчилась, вот и не дала Сириусу с Дамблдором повидаться. Мало ли что.

Точно. Нужно основательно окопаться в информации и разобраться в ситуации. Ох, сколько же всего.

К тому времени, как мы добрались до постелей, что я, что Поттер, были чертовски уставшими. И сил хватило только на то, что бы в след за Кикимером пройти в свои комнаты. Даже сил отвечать на подколы Блэка, мол мы такие слабаки, а он надеялся на интересную компанию этим вечером. Ага, сам то бодр дяденька взрослый, крепкий, и еще насмехается над бедными детишками.

Для меня утро следующего дня началось рано.

Я сопровождаемая эльфийкой по имени Твинки, что Блэк приставил ко мне. А Поттеру досталось ушастое нечто, отзывающееся на имя Вестер. Что не скажи, но я не особо люблю этих существ. Да они конечно мощны, магией то не обделены, пусть и служат лишь прислугой волшебникам. Да, выглядят не особо привлекательно, но и то пустяки. Просто они сами по себе пугающее. Мало ли что им может в головушку то взбрести. Вдруг бунт учудят и своих хозяев во сне поубивают, а затем и сами харакири совершат.

Как я поняла, эльфы пробудились (не стала уточнять, где и почему спали), после того, как Сириус вошёл в Род и стал полноценным хозяином имущества Блэков (ну простыми словами, когда Бродяга пинту крови на алтарь Блэков пролил). Но больших подробностей узнать вчера не успела как-то, а с эльфийкой приняла решение, разговоров лишних не вести. Тем более, мало кому она потом может растрепать услышанное от меня.

А дом впечатлил, в хорошем смысле. Я ожидала того мрака описанного в каноне, но не было ни той пугающей и гнетущей обстановки, как и дом не выглядел нежилым. На оборот, поместье (а иначе эту хибару и не назовешь уже), как я поняла дом начал разрастаться. Уж не представляю я как это работает, но комнат по словам эльфийки, Во-первых, стало больше, Во-вторых, стали былые комнаты многим больше, чем были. Опять таки, всему виной Сириус, что не пожалел своей крови и сполна пролил её над родовым камнем (сердцем Рода, или что-то в этом духе, опять же, моих знаний что бы понять все это, уж точно не достаточно). Но как я поняла, это самое сердце Рода, было перемещено на Гриммо из Родового Поместья Блэков. Лично я вижу логику в таком поступке. В неспокойные времена, на какой стороне ты бы не находился, дом на Гриммо куда проще обезопасить, чем поместье.

А эльфийка, что мне с упоением рассказывала о семье Блэк, мол как она рада, что служит именно этому роду и какие великие её хозяева.

Я так понимаю это. Как можно было бы аргументировать эту безмерную радость и преданность эльфов своим хозяевам (и чем сильнее и знатнее род, тем лучше). Эльф должен откуда-то черпать магию. И я думаю, что быть может привязанный к роду эльф, и не один, черпает магию напрямик из рода, да несуразица. Но ведь понятно тогда. У этих существ присутствует интеллект, и они следуют не голому инстинкту, способны к умозаключениям (ну понимают же, когда провинились). А эльф изгнанный (которому одежду вручили), освобожденный (!), отлучается и от родовой подпитки, и на этой почве может слегка повредится умом. Все конечно занимательно, но нужно почитать что-то об эльфах. Пусть они и не такие занимательные и интересные, но и о них знать хотя бы что-нибудь, не помешает.

В этом доме меня больше всего заинтересовала библиотека, еще бы. Возможность прикоснуться к книгам, которыми даже в ЗАПРЕТНОЙ секции и не пахнет. А библиотека Блэков действительно поражала количеством фолиантов на полках.

Тут Твинки мне сгодилась. Она указывала к каким книгам «юной Мисс» прикасаться нельзя. Объясняла я себе это двумя способами. Первый — это что, Блэки не белые и пушистые и вполне возможно в библиотеке (а скорей всего так и есть) имеется не один и не два проклятых фолианта, плюс ко всему темномагическая семья это вам не шуточки. Книги в библиотеке, в большинстве своём по Тёмным Искусствам, Зельям, Ритуалистике, Артефакторике.

Я только и успела, что глаз на кое-какие тома накинуть, и тут Сириус решил, что не плохо было бы мне компанию составить, пока Гарри (этакий невежда) отказывается просыпаться. По правде говоря, положа руку на сердце, не знай я что тут такая библиотека, и сама бы сейчас десятый сон глядела.

Когда спустя десять минут мы уселись в кресла и Твинки подала нам чай, я завела разговор.

— Сириус, можно поинтересоваться, быть может ты сможешь посоветовать где я смогу прочитать о том что меня интересует.

— М? — Блэк выглядел задумчивым, но моя фраза его заинтриговала и он перевел взгляд на меня.

— Я подумала, а нет ли быть может какого теста, ну возможно ли определить состоишь ли ты в родстве с каким — либо магом, ну или вообще, проверить свою кровь.

Сириус мигом повеселел, и как-то насмешливо поднял бровь. Но я не дала ему возможности ответить.

— Лорд Блэк, а может есть какой способ провести диагностику и понять на полную ли мощь ты пользуешься магией. И что на счет какого — нибудь шибко хитрого ритуала дабы определить к чему у тебя есть способности. А может еще пару книг по рунам. Ты знал, что у нас в школе не учат применять их на практике? А я более чем уверенна (уверенна, видела пару заметок о применении рунной магии в записях Мёрка), что руны годятся не только для чтения! — на этой фразе, брови мужчины взлетели вверх в вопросительном жесте, что я успешно проигнорировала.

— Ох, Сириус, знал бы ты как сложно выловить в хогвартской библиотеке годную литературу, да по тем же традициям магического мира, которая объясняла как себя вести пришедшим из вне (такой толстый намек, что всем откровенно по фиг, как себя поведут маглорожденные, непривычные к миру магии, по попаданию в него). А книги интересного плана, вообще все заключены в Запретной секции! Ты знал? Невозможно прочитать даже про окклюменцию, — тут Блэк поперхнулся воздухом и поспешил все-таки мне ответь.

— Гермиона, все что есть в этой библиотеке ты можешь читать, я тебя не ограничиваю, наоборот поощряю (ну да, еще бы, я предполагаю, не интересуйся Мародёры всякой всячиной, они бы вряд ли доперли до анимагии и создания Карты), диагностику провести можно, в этом помогут книги по колдомедицине, — в то время как Блэк говорил, Твинки положила два фолианта на стол между нашими креслами, — Способности свои выявить так же возможно, — тут Блэк запнулся, — но об этом позже, идея меня заинтересовала и мы над этим подумаем еще.

— Так вот, — сделав глубокий вдох, поднося к губам чашку с чаем, продолжил Сириус, — на счет родства. Да, у нас в библиотеке есть то что поможет.

Тут же Твинки положила передо мной пухлую книженцию затянутую в тонкую кожу. Выглядела она довольно — таки потрепано.

— Все что нужно. Это пару капель твой крови. На первой же странице. И книга покажет кто есть в твоем роду, — было видно что Сириуса напрягает, что я маглоржденная о таком поинтересовалась.

Ну что я могу сказать, мне не дает покоя, что такая способная Гермиона, была всего лишь маглорожденной. Да, я предпочитаю думать, что тут есть нечто большее, чем просто родственные связи. Тем более, тот же Слизнорт спрашивал, а не родственница ли Гермиона тому Грейнджеру — зельевару. Нужно проверить.

— Спасибо. Но… — я не успела договорить.

— Да, да. Этикет и традиции магического мира, — на стол легли еще две книги, — и окклюменция… — опять — таки, Твинки положила еще одну книгу.

Я замолкла. Сейчас меня посетила мысль, но как бы её озвучить, да бы выглядело это не так подозрительно.

— Сириус, я увлекалась разными магическими историями… — Блэк усмехнулся, а я все так же бодро продолжила, — так вот, попалась мне история о том, что волшебник жил с двумя душами (да коряво, но я ребенок, не в моих обязанностях уметь доходчиво объяснять), — а Блэк то не понял, и все так же расслаблен. — Ну знаешь, что-то вроде, вторая душа не жила, а просто находилась в теле как в сосуде, не соперничая с душой героя.

Сириус все еще не понимал к чему это я.

— Так вот. Есть какие — то книги, про души, разделение душ, не знаю, подселение душ.

Нда…умею я не подозрительно. Ну по крайней мере Блэк выглядит как-будто на него ушат ледяной воды вылили.

— Гермиона, это очень темные структуры, — неужели показалось. Голос мужчины дрогнул.

— Сириус, но у тебя есть же книги на такие темы? Я же теоретик, мне нужно знать. А имело ли место быть такое в реальном мире, а не только в истории книжной.

Блэк ничего не ответил, только кивнул мне, дал отмашку Твинки, что бы та сложила на стол еще несколько книг по интересующим меня вопросам. Сириус поднялся со своего места и поспешил удалится из библиотеки, только на выходе пробубнев что-то «приятного чтения».

Книги по традициям и этикету я сразу же попросила Твинки отнести в мою спальню. Будет чтиво на перед сном.

Окклюменция. Ну пробежалась взглядом, отметила, что ничего нового не нашла при первом осмотре и решила прочитать более подробно на досуге. А ведь и правильно, все основное по окклюменции я уже успела вычитать в записях Мёрка и просить книги по защите разума толку то не было, но хотя бы для отводу глаз, мол обозначить источник моих знаний, на всякий случай.

Все фолианты в которых было упоминание о делении душ я отложила, разумно посудив, что их читать нужно, а не просто пробегать взглядом по ним.

Руны отложила с теми же выводами. Тут нужно углубленное изучение, тем более мне нужно кое-что конкретное.

Еще в это время Твинки нашла по моей просьбе книги с упоминанием принципа действия непростительных заклятий, в частности Круциатуса. И еще подобрала для меня книги с зельями, которые могут послужить в восстановлении от этого самого пыточного. Благо, эльфийка поняла что нужно «юной мисс» и мне не пришлось лишний раз распинаться.

Заклинание для диагностики, будем это так называть, я нашла довольно — таки быстро и выписав все что меня заинтересовало помимо этого из книги по колдомедецине, поспешила перейти к самому интересному, и пожалуй волнующему.

Ну да. Определение родства. Я думаю, Сириус, как и я пожалуй понимал, что на меня вряд ли сработает эта проверка. Но все-таки вот она, эта книженция у меня в руках. Это было нечто вроде дневника, чистого, незаполненного. Хотя и очень старого. На самом деле складывалось впечатление, что страницы были исписаны сотни раз, но написанное затем просто удаляли. Думаю так и было.

Я сидела в кресле, забравшись в него с ногами, в позе по — турецки. Дневник расположился у меня на ногах и я не медля ни секунды взмахнула палочкой порезав свою ладонь, кровь начала капать на первую страницу и поспешно впитываться. Я залечила руку и принялась смотреть на страницу, которая буквально мгновение назад была залита кровью. Ничего не происходило. Я уже, если честно, успела разочароваться и смериться. Но…

Всегда есть это но. И я скажу вам, была немало удивлена, когда на самом верху страницы про рисовалась надпись, моей же кровью было выведено имя «Гермиона Мёрк Медоуз». У меня успели глаза на лоб полезть. Даже я такого результата не могла ожидать, хотя своими фантазиями очень часто уплывала далеко от реальности. Да, взрослая, но сколько помню себя, такая уж у меня натура. Я иногда брежу.

От моего, как я думаю, имени начали разрастаться ветви, и на них по обе стороны вырисовалось «Сильван Анте Мёрк» и «Доркас Медоуз». Только сейчас я обратила внимание на фамилию. «Мёрк». Шутка что ле?

Я не следила за разрастанием «дерева» просто про себя отмечала, что напротив каждого имени имеется отметка «мертв/мертва». Мысли мои были далеко от библиотеки в доме на площади Гриммо. Я думала о том, что у девчушки Гермионы и родителей по сути дела не было то. Мне то ничуть не больно и не важно, но ей то. Какого это, когда те кого считаешь родными не особо то и пекутся. Ну как. Я не видела особого тепла, любви, уюта в конце концов в этой семье. Только долг, обязанность. А истинные родители, о которых девочка и не узнала бы никогда, были мертвы, точно так же, как и кто-либо из их семейства.

Возвращаясь мыслями на эту бренную землю я отметила, что. отец, пожалуй, Сильван, из чистокровного рода, понять это было не трудно ведь его родословная разрасталось все дальше и дальше, тогда как ветвь матери, Доркас, была полна лишь на половину. Мать Доркас была не чистокровной об этом свидетельствует отсутствие её родословной. Просто имя и все. А вот по отцу была какая ни какая ветвь. Но не важно. Суть одна. Чистокровный и полукровка.

От моих размышлений меня оторвали ввалившиеся в библиотеку громко препирающиеся Поттер и Блэк, что дети малые.

— Ну вот, Гарри, — начал Сириус, как только я отложив книгу со своей родословной на столик поднялась с кресла, — теперь я могу сказать, что важного. Кикимер!

— Да, господин, — пред наши очи явился эльф в поклоне, его нос касался пола.

— Кикимер, пергамент.

Вот эльф протянул Блэку запрошенное и исчез с характерным хлопком.

— Ну и что это, — начал было распаляться Поттер, он сегодня явно не с той ноги встал.

— Гермиона, ты говорила об определении способностей, так вот и определим.

Сириус двинулся к столу, а Гарри и я соответственно поплелись за ним.

Теперь вместо двух кресел стояло три. Мои книги были стопками сложены на краю, а поверх всех их лежал распахнутый дневник рода. Сириус подозрительно покосился на него, а затем на меня, на что я никак не отреагировала, просто заняв место предназначенное для меня. Гарри с Сириусом уселись тоже.

Блэк положил перед собой два абсолютно чистых пергамента и начал шептать что-то на латыни. Замечательно. Поттер сидел вылупившись (пардон, но иначе такой взгляд не назовешь, он кажется разодрать что меня, что Сириуса, был готов) на нас. Я целенаправленно пролистывала свои записи. Все что меня сегодня заинтересовало я конспектировала в тетрадь. И сейчас искала заклинание для диагностики, которое было помещено в блок с колдомедецинскими записями.

— Готово! Гарри руку.

Поттер протянул руку, видимо без задней мысли, и даже поморщится не успел, когда его крестный одним взмахом палочки сделал надрез на ладони, капнув кровью на пергамент и тут же залечив.

Меня же Блэку и просить не пришлось я сама протянула руку, да бы он повторил ту же процедуру, что и с Гарри.

Да уж, мальчик сидел и смотрел на нас неясным взглядом, ему то никто не объяснил, что вообще происходит.

В то время пока на пергаменте начали проступать надписи, Сириус ринулся объяснять крестнику, что только что они провели процедуру определения способностей. Мол, все к чему есть предрасположенность с рождения будет прописано на пергаменте.

Собственно так и вышло.

Пока Поттер вместе с Блэком вцепились взглядом в пергамент малого, я имела возможность ознакомится со своим.

Весьма лаконично.

Витиеватым каллиграфическим почерком на пергаменте было выведено несколько надписей.

Способность к зельеварению.

Ментальная магия — легилименция.

Тёмные искусства.

Боевая магия.

Огненные материи.

Некромантия.

Ритуалистика (кровная магия).

Если первые четыре пункта, более или менее, были мне ясны, то пятый вогнал меня в ступор. Какая такая, на фиг, огненная материя? А о Некромантии и подавно молчать стоило. В Англии это явный знак. Темный маг. Пха, ну да. А склонность к темной магии и боевке на сей факт что ли не указывает. А вот ритуалистика намекала. Будет туго. Большинство ритуалов (полезных), в Англии под запретом.

Но подумать не дали.

— Эй, Гермиона, что там у тебя, — севшим, как мне показалось голосом, поинтересовался Поттер.

Я ничего не ответила, а лишь протянула свой пергамент мальчику, взамен получив его листок.

Парселтанг.

Сопротивление тёмной магии, защита от тёмных искусств.

Боевая магия.

Ментальная магия — окклюменция (блокировано).

Метаморфия (скрытое наследие).

Артефакторика.

Анимагия.

Интересно с дому пишут.

Я подняла взгляд от пергамента и увидела, что Поттер с Блэком сидят уставившись на меня.

— Что? — резонно поинтересовалась я.

— Тёмная магия? Некромантия?! — не то спросил, не то констатировал факт Сириус.

— Ну и. Вы сами все прочли. Что за бред вообще. Темная. Светлая. Какая на фиг разница.

От моих слов мужчина подскочил на кресле. Видимо ему невдомек, такие мои суждения.

— Вот у Гарри вообще парселтанг, кто тут еще темный.

А вот на это Блэку не нашлось, что сказать. Вот только теперь на мужчину обрушились вопросы мальчугана, которому вообще неясно было о чём речь и он требовал разъяснений.

Пока Сириус придавался пространным росказням, и о парселтанге и Светлых да Тёмных я тоже думала. Думала, что со всем этим теперь делать.

— Сириус, ты мне подсказал заклинания для диагностики, но не мог бы ты их сам наложить?

Я решила погодя чуток, все-таки отвлечь внимание мужчины, а то он уже Гарри достал, если судить по виду последнего, он искал куда бы ему спрятаться.

— Мне?

— Да. Вот. — я подтолкнула к Блэку свои записи и ткнула в нужное заклинание. Тот не теряя времени направил палочку на меня «Virtutem Elymas» пару пасов рукой и мужчина немигающим взглядом уставился на меня.

— Ну что там, Сириус?

— Кхм. блок на магию. Начал рассеиваться, по достижению 12 лет, — на это я лишь кивнула, что-то такое я могла предположить, — наложен при рождении, заблокировано 60 %.

Видимо Блэка удивило это открытие, и он теперь косился на все еще открытый дневник рода (да, решила это так называть).

— Спасибо, — милая улыбка в сторону наконец — то отмершего Блэка, — теперь очередь Гарри.

— Д-да.

Поттер который все это время тихонько на нас таращился и офигивал видимо, зашевелился.

«Virtutem Elymas» от Блэка. Минута молчания. И тут Сириус подскочил со своего кресла, в глазах его плескался гнев (?). Да, именно гнев.

— За мной! — скомандовал мужчина, и схватил со стола мой дневник рода, прихватив нас с Поттером за руки понесся в сторону выхода из дома. Вот. Пару мгновений. Неприятное ощущение трансгрессии и мы стоим на Косой Аллее, перед банком Гринготтс. Замечательно.

Блэк не мешкая протащил нас к главному гоблину банка.

Я ничего не понимала. Но меня тут же перепоручили этому самому главному гоблину в руках которого теперь был мой дневник рода. Я ненавижу ничего не понимать, но именно в такой ситуации я и оказалась. Стою и хлопаю глазищами, в то время, как Поттера с Блэком уже и след простыл, они скрылись за дубовой дверью вместе с поверенным рода Блэк.

— Мисс Мёрк.

— Эм. наверное.

— Занимательно, — честно не будь я себе на уме, я бы подумала, что гоблин замышляет меня прибить прям на месте, такой кровожадный оскал у него сейчас на…лице образовался.

За невозможностью, что-либо прояснить сиеминутно, я покорно молчала, не выказывая никаких претензий, что мне ничего не желают объяснять, пока меня не провели в какой — то зал и усадили за стол. Тут же последовало требование моей руки, которую сразу же надрезали начав капать кровью на какой — то пергамент со штемпелем. Порез был залечен и наконец — то, ко мне обратились по человечески.

— Мисс Мёрк. Я Рикберт, поверенный рода Мёрк. Нас инструктировали на случай такого развития событий. Ваш отец позаботился.

— Кхм…мастер Рикберт, я если честно не особо понимаю, что к чему вообще.

— О, да, мисс Мёрк. Я вижу вы провели проверку своей родословной, — гоблин указал на лежащий перед нами на столе дневник рода, — а я провел более тщательную на подтверждение вами наследственности рода Мёрк.

Я сидела и сверлила недотепу гоблина, что решил мне нервы помотать, делая излишне длинные театральные паузы, презренным взглядом. Ну отец из рода Мёрк. Ну и что. Какая наследственность. Объяснений мне!!!

— Мисс Мёрк, ваш отец завещал все что имел неназванному наследнику, кровь которого была предоставлена банку, для того, что бы когда наследник объявится, признать его в правах. И вот этот день настал.

— Отлично. Что от меня — то требуется и чем для меня это выльется.

— Вы должны вступить в права наследницы, — говоря это (между прочем обращался ко мне гоблин, как к глупой девчушке, так как в его взгляде и голосе были нотки снисходительности, видимо только из — за такого мнения обо мне, мне и прощали некоторую фамильярность) гоблин открыл шкатулку, находящуюся так же напротив него, — это перстень Рода.

Дальше шло пространное повествование о том, куда и как глубоко в историю уходит Род этих самых Мёрков, которое я успешно прохлопала ушами, так как особого интереса не испытала. И вынырнула из собственных размышлений, о том, в какой же я жопе, только после слов «Мисс, вашу руку».

Ну я и протянула левую руку, тут же на средний палец было одето кольцо. Не то что бы я была пылкой любительницей украшений, но даже я оценила всю «мощь» моего нового приобретения, которое, как я поняла, теперь со мной вплоть до момента, передачи перстня новому наследнику. Это кольцо сразу же подобралось и стало как влитое.

Вот тут — то странность и закралась, как только перстень подстроился под меня, он засветился серебристым мягким светом, который обволок меня и тут же трансформировался в темное марево. Спустя минуты оглушающей тишины, что меня обволакивала тьма, начало проясняться, а предо мной обнаружилось парящее в воздухе зеркало. Гоблин как-то хищно поблескивал своими глазенками, и кивал мне, да бы я таки посмотрела в зеркало. Ну что ж. Сказать что я офигела или еще что это приврать. Один взгляд на себя, и меня накрыло. Появились звуки, я четко слышала как набатом в ушах отбивает марш пульс. Пожалуй я не была так поражена даже когда выяснилось, что я попала. С зеркальной глади на меня глядело нечто, явно пугающее, у меня даже волосы на макушке зашевелились. Иссиня черные волосы, которые плотной волной спадали нынче до талии. Черные как сам мрак глаза. Это были не туннели, это была пучина небытия.

Но на то да бы разобраться с происходящим мне не дали ни времени, ни возможности. Сразу завалив информацией и долгами по статусу.

Как мне удалось разобрать, из тех крох информации, чередуемых с охами вздохами поверенного семьи Мёрк, теперь на моей руке поселился перстень единственный в своем роде. Такого не было ни до не после создания этого украшения. Автор был неизвестен, и способ изготовления данного предмета роскоши так же не был принесен в массы. В качестве основного металла был взят рений, который как считалось, вообще невозможно применять в ювелирном деле, хотя это и был самый редкий металл в мире. Как я поняла, существует легенда, что мастер смог сделать этот перстень, только потому что, ему помогал дракон. Сути я не разобрала все же. Как мог помогать дракон? Но так же мне удалось понять, что камень, от которого взгляд было не отвести, тоже не простой. Сапфир цвета ночного неба. Если вычленить суть из рассказа мистера Рикберта, то обычно сапфиры преобладают в синих оттенках, и очень малый процент именно данного окраса (ночного неба). И вот тут последовали охи, мол именно такой перстень и только такой, никакой иначе, не смог бы послужить во истину темной семье.

Но как выразился гоблин это все лирика. Тут же перед моим носом скинули кодекс Рода. Дальше шли выяснения, что и сколько всего в моей собственности отныне и что с этим всем делать. Я как бы это странно не звучало, постаралась по — максимуму спихнуть с себя обязанностей, которых оказалось чертовски много, хотя бы до совершеннолетия (еле договорилась, поверенный с еще каким-то пронырой, хотели что бы я с малых лет (немедленно то есть!) впрягалась в управление делами насущными). Все что я могла сказать, что ни рухнули ж дела рода Мёрк, без точно определенного наследника до сего момента. Нет?! Вот еще шесть лет как — нибудь проживут сами руководя парадом. Но ни тут то было. Меня ткнули носом в тот факт, что в семье Мёрков совершеннолетие наступает именно в 14 лет. То есть про все на все (спокойная детская беззаботная (ага как же) жизнь, осталось менее двух лет). А уж по достижению так называемого совершеннолетия я обязана буду принять на себя все обязанности рода, уже не просто как наследник, а как Леди Мёрк. Я возглавлю свой род. Но то будет еще относительно не скоро, а пока меня все-таки заставили просмотреть все отчеты о проделанных за столько лет работах, сколько прибыли, каковы убытки, что там с недвижимостью, и эльфами.

Да, представьте. Я-рабовладелец. Тут я сказала свое веское слово, что с этим раньше лета я разбираться не намерена. Времени и так нет совсем. Я кажется огорошила гоблинов и тем, что указала им, в какое русло пустить процент денег. Ну, а что. Избитый ход всех попаданцев. Деньги из маг мира пустим в мир простецов. Я вот очень по Интернету скучаю.

К концу нашего тягомотного совещания меня прибили новостью, что теперь я официально Гермиона Мёрк (фамилию Медоуз, по матери, по указу самого отца, велено было упразднить). И теперь во всех магических документах моя фамилия именно Мёрк. Никакой тебе Грейнджер. С этим так же выяснилось, что мне нужен магический опекун, который будет заправлять делами. За неимением у меня такого, моим опекуном выступает поверенный рода, то есть, я дитя банка. Очень забавно. Зато это автоматически обязывает гоблинов помогать мне, а не ждать пока их о помощи попросят. Но я так поняла что этим скрягам выгода просто не бывалая припрет от опекунства надо мной. Ибо активы Мёрков во истину впечатляют. А еще и связи, что не мало важно. Но все-таки я считала осмотрительным афишировать мой так сказать статус. Но гоблин поверенный вразумил меня, так сказать, наставил на путь истинный. Мне нужны знакомства, и обычно именно обучение в школе и используют да бы эти самые знакомства завести, а статус маглорожденный общению с «достойными» не способствует.

Я было заикнулась о моей внешности, но мне указали на мое место так сказать, что раз я отныне Мёрк, то и нести «марку» должна с гордо поднятой головой. Страшное дело. Меня и так шугаются и не особо жалуют, как зло мировое. А отныне наверняка переведут в раздел зла вселенского. Хах, весело будет, однако. Опять же таки, все-таки надеялась ну хотя бы на разрешение для иллюзии, скрыть то безобразие кое — теперь я буду видеть каждое утро в зеркале.

Домой, ну к Сириусу, меня отпустили черти знает когда. Мне выдали портал, который был настроен таким образом, что я в любое время дня и ночи могу переместиться в банк только произнеся кодовое слово. С помощью которого я должна была перенестись в банк ближе к концу каникул и мне выдадут нечто именуемое набором наследника, который мой предусмотрительный родитель заготовил заранее. Этим самым порталом меня и отправили на площадь Гриммо. Появилась я точненько в столовой, где трапезничали Гарри Поттер, Сириус Блэк, Нарцисса Малфой и Драко Малфой.

Я даже не пыталась приземлиться нормально, я шмякнулась прямо — таки на ковер и даже не предпринимала попыток подняться. Слышала только, как кто — то (думаю Леди Малфой) тихонечко взвизгнула, и Блэк выругался. На меня тут же была наведена его палочка. Все взволновано наблюдали за явлением черта. А иначе и не обзовешь. Бледная, что сама Смерть. С черными всклокоченными волосами, и глазами в каких плещется тьма, да уж, я бы подобное явление не церемонясь на месте заавадила. А уж потом спросила, за коим надом в мой дом вторглись.

— И добрый день, таки, — буркнула я, таки поднимаясь на ноги, — Лорд Блэк, Леди Малфой, Гарри, Драко, — реверанс и я тихо удалилась на верх, где меня тут же встретила Твинки.

Пол часа на привести себя в порядок и вот я в гостиной. Теперь уже все расселись в кресла у камина и что-то обсуждали.

— Кхм…извините. Позвольте представиться, — ну да, а как еще быстро объяснить — то что за чертовщина происходит.

На меня уставились четыре пары заинтересованных глаз. Ну да, нынче выгляжу я весьма…специфически, вроде бы я, а вроде как точно уже не я. И я чувствовала некоторую напряженность в собеседниках, как будто они ощущали себя не в безопасности рядом со со мной.

— Гермиона Мёрк, — реверанс.

И вот реакция, так реакция. Сириус, Леди Нарцисса, и Драко сидят раскрыв рты, а Поттер смотрит то на них, то на меня как на идиотов. Сириус явно знал, что там у меня вышло при проверке дневником, но вряд ли думал что все так худо.

Ну и все что оставалось, так это потеснить Поттера в его кресле и начать объясняться. И взрослым по ходу моего рассказа потребовалось успокоительное. Блэку — огневиски, а Леди Малфой — зелье.

Вот так вот к известию о том, что на площади Гриммо поселился Светлейший Поттер, добавилась новость о том, что здесь же можно повстречать и Темнейшую Мёрк. Хотелось истерично смеяться, прямо в духе Беллатрисы.

Малфои в тот вечер пробыли у нас довольно долго. Так как Гарри с Драко унеслись в неведомом направлении, взрослые взялись за расспросы. И тут в осаду попала я. Слава Богу, мне палец в рот не клади, и я с горем пополам, но отделалась от нещадного допроса и поспешила скрыться в библиотеке.

Как выяснилось, что окопалась я там до двух часов ночи, так как приставленная ко мне эльфийка четко следовала моему приказу никого в библиотеку не пускать, меня не отвлекать. Вот и засиделась я допоздна.

Но. Огромное НО.

Я нашла ответы на интересовавшие меня вопросы.

И теперь пришла очередь взрослых впрягаться в поиск истины.

Да уж, второе утро началось впопыхах, я умудрилась не проспать, но все-таки подвисла и угробила уйму времени на чтении собственных записей, точнее на мысли, как бы сделать так, что бы все вышло как нужно. Но не суть. С этим позже. А пока Косая Аллея.

Блэк и Поттер утром ползали по поместью ака сонные мухи, я их и не трогала, только в 10 оповестила о том, что отчалила на прогулку.

Камином, через Дырявый Котел я таки ввалилась на Косую Аллею. С близнецами мы договорились встретиться у магазина Все для квиддича.

По-первах, чего уж таить, меня не узнали, да я даже не надеялась на подобное. А уж как ощутимо вздрогнули мальчики, когда я, подкравшись, схватила их под руки. Пришлось сразу успокаивать, мол я это, я. Просто вот такая теперь. Мёрк. Они немного замерли, когда услыхали фамилию моих праотцов, да зацикливаться на том не стали. За что я им очень благодарна.

Разговоры наши были пустяковы, буквально ни о чем, сперва они рассказывали, как же неописуемо весело прошел вчерашний день для их братцев. Скажу я вам, с такой родней, врагов не надо. Мне в красках расписали каждый из приколов, и реакцию того или иного обитателя Норы, на этот самый прикол.

Не обошлось конечно без колкостей с моей стороны и я как-то удосужилась подкинуть пару идей для издевательств над Персивалем. Я ему сочувствую, ну так, самую малость. Но внутренне задавака староста вызывал во мне ничем не объяснимое негодование, просто мое нутро не принимало этого человека. Без понятия что уж там за тараканы у меня в голове. Но… Пожалуй иногда меня посещали идеи, что Перси был бы не плохим Пожирателем, но увы и ах, вряд ли его заинтересуют идеи движения оных, не то воспитание и если честно маловато самостоятельности суждений. что-то все-таки на него повлияло, и иногда я даже думаю, что просто Перси хотелось лучшего. лучшей жизни, лучшей участи своей будущей семьи, лучшего будущего потомкам. Он не хотел становиться таким как Артур. И хотя бы это заслуживало какого никакого одобрения.

А все наши разговоры проходили во время размеренной прогулки по переулку. Мне по зарез нужны были подарки. Тем более, что на данный момент я могла позволить себе абсолютно любое изыскание, так как к деньгам на подарки от родителей, добавились деньги из, теперь моего, сейфа в Гринготтсе, на правах мисс Мёрк. Тем более эльфийка, что ее ко мне приставил Блэк, была только рада прислужить и таскать мои покупки на Гриммо.

Не имея времени оценить новое отношения Блэка к собственной персоне, мне иногда казалось, что домовик это некое подобие извинения, все-таки Сириус был тем еще засранцем, и вел он себя непозволительно грубо, пусть и думал что перед ним всего лишь неразумная грязнокровка, ну ничего теперь поостережется.

И искомое не заставило себя долго ждать.

Я приобрела комплект дневников в кожаном переплете, связанных протеевыми чарами, решила, что это неплохой такой подарок для нашей компашки. Это были четыре дневника, затянутые в тонкую зеленоватую мягкую кожу. В дневнике было от силы 400 страниц, но их можно было легко очистить.

В книжном я тоже кое-что прикупила, я по прежнему считаю, что книга лучший элемент подарка. И да, еще. Дарить одну вещь — всегда мало.

Лонгботтому нашлась прекрасная энциклопедия по Травологии. Заметила у него такую слабость и решила, а почему бы не поддержать паренька, раз у него больше любви к травкам и растениям, чем к тем же чарам. Тем более не будем лукавить, тут не просто любовь, а именно предрасположенность. В его присутствии даже самые злобные кусты присмеривали и чуть ли не ластились к его рукам.

Книжки для близнецов выбрались сами собой. Пока я выбирала книги для друзей, Джордж и Фред и себе книги смотрели, но как я поняла, денежное положение не позволяло им их приобрести, а глаза горели, руки чесались. Ну вот я и шепнула продавцу упаковать для меня комплект книг с шуточными заклинаниями и зельями.

Для Поттера обнаружилось пособие для ловца, как сказал продавец, то не особо ходовой товар. Оно и заметно, заперли фиг знает куда книженцию, вот никто и не покупает.

Не знаю почему, но решила забавно будет подарить нашему собственному Дракону книгу об этих самых драконах. И картинки то движутся и интересные вещи написаны. Что самое главное. Дано не только сильное описание, каждого из десяти видов, но и слабые места описаны, плюс фото и рисунки, как от руки, так и цветные. Очень красиво. Сама бы от такой не отказалась.

После недолгого разговора с продавцом я договорилась с ним о покупке одного занимательного экземпляра по зельеварению. Рукописного. Из личной коллекции продавца. Я сказала для кого она. И как ни странно, то продавец сразу нашелся в цене. И добавил, что наш школьный зельевар охотился за этой рукописью, да никак сыскать не мог. Думаю продавец и сам не смог бы сказать, что побудило его продать данный экземпляр, но видимо он что-то да увидел в моих глазах, раз и в цене определился.

Сириус. А вот тут и начинались проблемы. И как ни странно, то выручить меня решили близнецы. Мне презентовали тетрадь. Оказывается, что рыжики наслышаны о буйном нраве Лорда Блэка, и о его проказах в школьное время и для них было бы честью, да бы и он над их историями посмеялся. Может и идей каких — нибудь подкинул бы. Да, да, мне в руки попали сказания о «подвигах» юных Уизли. Я пару историй почитала. Забавное чтиво, скажу я вам.

Затем следовал марш бросок к Все для квиддича, там я сыскала для Поттера набор по уходу за метлой. Вспомнилось, что именно Гермиона подарила его в книге.

Правда ошибкой было тащить в этот магазин близнецов, мне их пришлось от витрины буквально отрывать, что дети малые.

О, а что было дальше…Я потащила рыжих в Мир. Серьезно. Через Дырявый котел прошли прямо в мир маглов. Ох, ты ж ё, как это было забавно. Не так как я ожидала, пожалуй. Оказалось эти балбесы не раз сбегали от присмотра матушки и выходили на свет божий. Но все же. Здесь они выглядели все равно что туристы.

Тут же были куплены поляроид, специально для меня, любимой, сразу же получены инструкции от Джорджа, о том как зачаровать сей агрегат, да бы он не пришел в негодность только оказавшись в зоне магического поля, по тихому скуплена часть магазина с приколами, пока близнецы прилипли к ассистенту продавца с разными вопросами, вынесено пол магазина со сладостями, ну тут должна сказать, я старалась выбирать с умом, так как сладости у простецов были куплены специально для взрослых. И карманы оказались набиты шариковыми ручками и карандашами, как только мы оказались в канцелярии.

Я с гордостью подумала, что день прожит не зря, когда за ручку с домовичкой переместилась в прихожую на Гриммо 12. Ведь я сделала самое важное! Я проронила зерно, которое в дальнейшем планирую взращивать. Зерно безбедного будущего для двух рыжих близнецов. Которые, как я выяснила опытным путем, могут быть не в меру серьезными, что вызывало некоторый когнитивный диссонанс, вот они и не показывали себя с такой стороны никогда на людях.

Время до Рождества пронеслось…ну очень быстро. После того, как Поттер вывалил на меня новость о том, что у него на магии стоял блок, который безопасно был снят, спасибо содействию гоблинов и колдомедику семьи Блэк, а еще, о ужас, у Поттера в теле обнаружили подселенца, слава богу неактивного, а просто запрятанного. И его, подселенца этого (ну вы поняли, осколок души Волди то) успешно слили с душой Гарри, без потерь, но не без «плюшек». Да, я удивилась, когда узнала о слиянии. Я о таком еще не прочла, но смысл был ясен. Блэк внес лепту в объяснения, мол, выгоднее было слить души, чем извлекать, так как мало ли. А осколок и так наделял нашего Гарри некоторыми способностями (парселтанг к примеру), значит сам начал «приростать», так что было бы не гуманно, и не безопасно разрывать уже имеющуюся связь. Вот так вот. И теперь Сириус вообще перестал отлипать от нас. Как он выразился, ему боязно не только за Гарри, но и за меня (What?). Оказывается, фамилия Мёрк — по умолчанию — мишень. Мол, пока я не столь великое зло лучше меня уничтожить, и если кто прознает про меня, то все пиши пропало. Ибо, опять же по умолчанию, было мнение, что Мёрк — зло во плоти. Ну и да ладно. Как будто я спорила бы, предоставь кто мне слово. Нет, врала бы я самозабвенно, но все-таки я понимала всю ЗНАЧИМОСТЬ моего нынешнего статуса и была не чужда тщеславности.

Все время до Рождества прошло в наших командных отлучках с Гриммо. То мы с Поттером и Блэком окажемся у Малфоев, где непременно пересечемся со Снейпом, то к Лонгботтомам нас нелегкая занесет, то у нас дом полон людей. Опять же таки, все неоднозначно реагировали на перемены в моей внешности и даже со Снейпа с Малфоем — старшим слетала на долю секунды маска, стоило им только взглянуть мне в глаза. Я не знаю, что там видели иные, но для меня в отражении моих глаз зияла пустота, что не могло ни пугать, но в тоже время я чувствовала некоторое зловещее чувство удовольствия, что лишь мой взгляд в столь юном возрасте производит такое впечатление. Но если верить Драко и Гарольду (да, мальчик отныне Гарольд, мать Сириуса сказала свое веское слово на счет плебейского имени) в моих глазах им чудились совсем странные вещи, и боль, и тоска, и отчаянье, но самое странное, что чувства эти были не моими, они принадлежали именно «зрителям».

В беготне, не в покое, но свой запланированный минимум я сделать успела, загрузила всех вокруг тяжелыми мыслями, в добавок к имеющимся, так как оказывается, да бы заполучить внимание взрослых, всего то и нужно фамилию и статус крови сменить (ну еще и внешность внушительную заиметь, чудится мне она по большей части повинна в том, что до меня решили снизойти). По поводу именно статуса…Лорд Малфой, поменялся в лице, когда меня вновь представили, взгляд брошенный на перстень, так у него видимо табун мурашек по коже пробежался. А Снейп, при том присутствовавший, возвел зенки к потолку, но все же не преминул окинуть меня странным взглядом, мол «все ясно». Как будто для него и не составляло труда понять, тьма изнутри вырвалась наружу, вот и все.

Так вот. Внимание все-таки я взыскала. Один раз завалившись в гостиную в Малфой — меноре, где собрались «дружной» кучкой, сразу Малфои, Снейп, Блэк и Лонгботтом, я как бы между прочем, без задней мысли выдала идею, что не плохо бы в школе бизнес делать. Мол, каков расход на зельеварении ингредиентов, а отдачи никакой. Впору зелья на «П» на продажу. Так с легкого плеча в пучину раздумий я нокаутировала Малфоя — старшего, Снейпа только разозлила, ну и на него нашлось оружие. Прямо под нос зельевару я сунула листок с рецептом зелья, уж очень интересным мне выдался эффект. И на правах ученика (личного!) позволила себе некую вольность в присутствии иных взрослых. А Снейп, как прочел, так и присел, переводя взгляд с меня на Августу Лонгботтом. Потом я посчитала за благо удалится, да бы не смущать народ, который не прочь покричать. Это я так говорю, что Августа Лонгботтом, решила чувства показать, когда узнала, что есть зелье вполне способное человека от последствий Круциатуса излечить. Не сразу, но все же, постепенно, в чувство привести. Именно восстановить, как-будто по кирпичику за ново складывая. Не самое светлое, но чего можно было ожидать от библиотеки Блэков, и думаю, будь у светлых такие ресурсы их бы уже давным давно пустили в расход.

Ну и вот, пока все были погружены в дела, да, да. Малфой — старший, решил таки навести справки, возможно ли воплотить в жизнь предложеньеце — то моё. Совет Попечителей подключился, это выгода то какая. Школа будет сама на себя деньги работать, и доля Попечителей сразу уменьшается. Кто — то же деньги в это дело гиблое вносит, а вы что думали? И всякие благотворительные взносы от выпускников плюс к тому. Откуда же. Обучение ведь бесплатное. И всякие там фонды для необеспеченных. А деньги предмет весьма не эфемерный. А о тех крохах от Министерства, так это даже не серьезно.

Ну так вот, выдался день до Рождества, когда нас отпустили погулять так сказать, всучили нам провожатых, Блэк и Леди Малфой, с сестрой Андромедой, и Нимфадорой, которая к слову уже перестала поправлять меня, когда я обращалась к ней именно так, и никак иначе.

И мы. Я, Поттер, Малфой и Лонгботтом. Передвигались по Косому, мы неделимой кучкой. Нимфадора шла рядом с нами, а взрослые чуть поодаль.

Как я поняла по метаниям мальчиков, то они все еще не полностью закупились подарками, так что, мы не пропустили ни единого магазина, пока наконец — то не приблизились к зоомагазину. Ну в общем, к месту скопления всякой животинки. И тут уж нам дали разбрестись.

Я решила — хочу питомца. Одиноко. И все же. Нужно мне что-то мрачное, страшное, пугающее. Не зря я Мёрк.

Потащила Поттера в сторону «серпентария» что ли, ну в отдел, где змеюки разные.

— А, что ж они все такие недовольные, — пробубнил себе под нос Гарри.

— Ну, Поттер, а ты какой бы был, сидишь себе, никто тебя не понимает, нет с кем поговорить, — я поймала взгляд Поттера, и красноречиво указала на клетку в которой расположился трехголовый змей красного оттенка. И мальчик прошествовал к указанной клетке, и тут началось.

Честно. Завидую. Вот так вот запросто со змеями толковать. Эх.

— Ой, забавный Рааш.

— Гарри, ну мне — то по чем знать, забавный он или нет, тут не я змееуст, — до Поттера как будто только дошло, хлопнув себя по лбу мальчик пояснил.

— Вот, смотри. Его Раашаахед, это рунеспур. Левая его голова составляет планы, решает, что Рааш будет делать, куда направится. Средняя голова — мечтатель. Правая же — критик. Она оценивает действия двух иных голов. И все время шипит проклятья в их сторону.

— Нда…представляю я себе манеру общения этого чуда.

Поттер прыснул и опять, что-то зашипел.

— Гарри, а не хочешь себе это чудо в питомцы?

— Что?

— Ну, как что? В питомцы. Ты змееуст ни тебе, ни уважаемому Раашу не будет скучно тогда.

Поттер мне не ответил, но глаза у того загорелись. Как раз вовремя, своим присутствием нас решил почтить продавец.

— Мистер., — «как вас там» мысленно обратилась я к продавцу — мы берем этого рунеспура.

— Но… — начал было продавец.

— Берем. — припечатала я.

Гарри хотел было возмутится, что я собираюсь платить, пока продавец помещал это чудовище в специальный контейнер.

— Поттер, считай это подарком, не знаю, на день рождения. А то подарок на Рождество уже есть. Пусть будет на день рождения.

Это успокоило мальчика, и он успокоился. А я заплатила за это чудище и отделилась от восторженного Поттера, что готов был меня убить своими речами о том, как он рад, я пошла к «отделу» с кошками. Так как магазин, был явно увеличен изнутри, то животных было весьма много и находились они в разных частях магазина, в таких себе «отделах».

Как только я приблизилась к самому первому книзлу, ко мне подлетел продавец. И начал щебетать, что-то о повадках его котов. Я обратила внимание на продавца только когда оказалась у клетки, а точнее глухого аквариума.

— Расскажите о нем.

Моя просьба удивила продавца, но он начал рассказ.

— Эм, мисс, это нечто необыкновенное, — ясно, небезопасное, подумала я, — это детеныш нунду, как бы сказать..

— Прямо, я поняла, что это нечто нелегальное, и опасное.

Продавец остолбенел, но потом улыбнулся и продолжил.

— Нунду, самый опасный зверь в мире. Жестокий убийца. Этот детеныш попал ко мне случайно, от моего друга. Вообще — то, мисс, на клетку было наложено заклинание, и никто не мог увидеть её.

— Видимо это не так, — усмехнулась я, — я беру его.

— Это..

— Нет, ВЫ не поняли. Я БЕРУ его.

Продавцу не потребовалось больше слов, и он с некоторой опаской «упаковал» бедное животное в переноску.

А животное выглядело действительно бедным. Этот котенок, а иначе и не отзовешься, выглядел совсем жалко. Я читала о нунду или мнгва в истории людей. В плане в прошлой жизни. Но это какой — то магический вид. Который несомненно намного опасней. Но этот котенок, серый, пушистый, и абсолютно беззащитный. Ему еще не время отлучаться от матери. Ох не время.

Когда, переноска была у меня в руках, а продавец, с горестным лицом принял плату я наконец таки присоединилась к остальной компании, которая по — видимому только меня и дожидалась. Блэк злостно зыркнул в мою сторону, я поняла — ему не пришелся по вкусу мой подарок его племяннику. Ну подумаешь рунеспур с ХХХХ рейтингом в КММ. Так мой нунду вообще ХХХХХ. И ничего. Пожалуй Блэку не стоит видеть моего питомца. И тот как на зло спросил:

— Что это там у тебя?

— Это важно? — коварно усмехнувшись вопросом на вопрос ответила я.

— Пожалуй.

— Ну вот, я выношу из этого магазина самое опасное животное в мире, — шутливым тоном пропела я и пошла на улицу.

Никто не напрягся, видимо, все же решили, что я пошутила, ну ну.

По возвращении домой, все оправились трапезничать, сегодня дом кверху дном будут ставить на Гриммо. А я извинившись поспешила к себе в комнату.

Мне предстояло знакомство с моим «зверьком». Я не боялась. Пока эта мелочь пузатая сделать мне ничего не сможет, ну, а там посмотрим. Это будет прорыв, если у меня получится приручить это чудо.

Как только за моей спиной захлопнулась дверь я уселась на пол. И поставив перед собой переноску принялась доставать от туда котенка. Это был мальчик. Уж это я знала наверняка.

Я заблаговременно позвала Твинки, что бы в случае чего она меня спасла и/или выполнила свою прямую обязанность принесла еды этому чуду.

Во истину чудо. Самый обычный котенок. Ну правда размером с годовалого кота, пожалуй. Совсем сонное чудище. Я смотрела ему в глаза, удобно держа этот пушистый дымчатый комок на руках. Я не видела намерения нападать. И тем более. Я четко видела ошибку продавца. Нунду у магов это леопард. А у меня какой — то тигр. И как же смертоносное дыхание. Может метафора, в таком русле я и размышляла, пока подкармливала потихоньку малыша. Я еще не придумала ему имени. Но видимо до этого не долго. Котенок был голоден, и особо не брыкался, он если не с радостью принимал еду из моих рук, то с без каких-либо подозрений или недоверия.

Когда с трапезой было покончено, я поставила котенка перед собой и стала рассматривать. В слух размышляя, как бы это чудо назвать. А котенок, все так же находясь напротив неотрывно смотрел мне в глаза.

«Это мне нравится», — прозвучал у меня в голове голос.

«Берст? Тебе нравится?», — я даже не успела удивится. Я почему — то морально готовила себя к какой — нибудь фигне. И вот она. Фигня, в студию.

«Да. Берст.»

Котенок подошел и потерся о мою руку. Совсем, что настоящий кот.

«Это все повадки. Я из семейства кошачьих.»

«Я знаю Берст», — подумала я, почесывая кота за ушком.

— Слушай, слушай. А не хочешь быть совсем особенным?

«Это еще как?»

— Сделаем тебе стальные когти, — произнесла я, вынимая из рукава палочку.

«Моё мнение тебя уже не остановит», — констатировал голос в моей голове.

«Именно, милый Берст», — я чмокнула кота в нос и подняв палочку прошептала «Стилклоу».

Ну разве не милашка, подумала я. Будущая машина для убийств.

— А теперь пошли убь…удивим вусмерть моих друзей, — предложила я, выходя из комнаты, и придерживая дверь для кота, который для животного со стальными когтями, ступал тихо, почти беззвучно. Я чётко осознавала, что мой питомец не причинит вреда никому. пока я того не прикажу. Вот те номер, да?

Мы спустились вниз как раз к концу трапезы, и когда мы появились в столовой (в которой к слову за столом расположились, Леди Малфой, Миссис Тонкс, Мисс Тонкс, Лорд Блэк, Мистер Поттер, Малфой, Лонгботтом) никто из этой ватаги даже не обратил в нашу сторону взгляда.

«Это моё воздействие».

«Что, Берст?» — я тихо офигивала, кто — нибудь да обратил бы внимание, всегда обращают.

«Отвод глаз». — просто пояснил котяра, который уселся у моих ног когда я закрыв дверь застыла у входа.

— Кхм… — кашлянула я, что бы привлечь внимания, и в мою сторону сразу же обернулись семь пар изумленных глаз. А потом произошло странное. Четверо самых старших подорвались со своих мест оказавшись перед младшими и обножив палочки.

— Ну что вы, что вы? — наигранно удивилась, еле скрывая смех я. В то время Берст мысленно фыркая запрыгнул на мои руки. Стальные когти, мне были не страшны. Зачарователя они не ранили.

— Это… — начала было Нимфадора.

— Это всего лишь мой новый питомец.

— Но… — хотел было возмутиться Блэк.

— Нунду. Именно. Но я сомневаюсь, что это ИМЕННО нунду. Мой котенок не леопард, как видите, — и я демонстративно погладила котяру, против шерсти, демонстрируя, что шерстка серая с полосами под тигра.

— Они запрещены, — спокойно сообщила Леди Малфой.

— Нет, — увидев, что все четверо готовы возразить, — вернее да. Запрещены. Определенного раскраса, вида, специфики нунду. А это даже не ясно, что. Так, что. Я не думаю, что кто-либо посмеет сказать, что этот разумный зверь, который признал себя моим фамильяром, опасное существо, которое считается не приручаемым. Я думаю, на этом, эта тема исчерпана. И тем более, он уже мой, и пусть хоть сто раз запрещенный.

В конце концов взрослые смерились. Им же пришлось как-то принять тот факт, что фамильяром Поттера стал рунеспур, вот и с моим Берстом смирятся.

Я спокойно присоединилась к поеданию десерта и разговорам о сегодняшнем дне, Рождестве, и всем прочем. Заходил разговор так же и моем Берсте. Почему мол у него когти такие странные, и кто это вообще. Я охотно делилась, тем что считала интересным, взрослые дополняли нудными подробностями (запугивали в общем ребят, что бы котяру моего не трогали, а то он их слопает), рассказывали, что за заклинание я применила к коту и т. п. А котяра все смешно и как-то по — детски комментировал, кто ему нравится, кто нет, кто что-то дельное сказал, а кто фигню спорол. И в итоге, мне пришлось всем объяснять почему я неистово ржала (а иначе это не назовешь) сложившись пополам. И что же вы думаете. У всех челюсти отвалились, когда я выдала, что телепатически общаюсь со своим Берстом. Мальчики полезли с вопросами, а как, что, а взрослые сидели, как обухом пришибленные.

Ну ничего. Рутина миновала. Наступило Рождество. К слову. Пригласили нас всех его отмечать на баллу в поместье Малфоев. Вот так вот, всю шайку лейку, кучу провожатых и прочее прочее, снарядили на балл, толку в котором не видели ни я не Поттер, а Малфой и Лонгботтом, как-то странно пыхтели на наши возмущения, на фиг нам туда. Видимо они уже знали какая это скука смертная, но сказать не могли, статус высказываться в негативном ключе о подобных мероприятиях не позволял. Мы с Поттером так и поняв только злорадно поусмехались. Мы то знали что задумали. Да, не культурно, все-таки мы могла сорвать мероприятие, но мы притащили с собой своих питомцев. Так, как только, я вышагнула из камина, в платье, что его на меня напялили, жуть что, я его обрезала, и хотя бы ходить могла, Диффиндо в помощь. Поттер лишь обиженно сопел, его от фрака, в котором от смотрелся офигенно между прочем (когда я сказала ему об этом, он покраснел с ног до головы, но успокоился), я избавить не могла.

Нам разрешили прийти раньше, что бы наш вид могли оценить. И что бы в раз сотый нас проинструктировать.

Сириус, который уже понял, что отговорить нас от компании наших питомцев невозможно, разумно предпочел остаться у камина, когда мы предстали в центре комнаты, пред очи хозяев балла.

Нда… Нарцисса чуть в обморок не грохнулась видимо увидев, что я сотворила с розовым атласным платьем в пол, что они вручили мне с Андромедой. Неужели думали я ЭТО надену в люди. НЕТ. Теперь у меня было черное платья по колено. Колурум делов то. Но если Леди Малфой была поражена моим вопиющим надругательством над платьем, то Лорд Малфой застыл где ступал при виде наших с Гарри приятелей. У меня на руках восседал котяра. А вокруг Поттера обвившись и положив голову тому на плече расположился Рааш. Что пугало и восхищало одновременно. Поттер не стал уменьшать пока своего змея, так что это был 2 футовый трехголовый змей какого — то красного оттенка с черными полосами.

— Мисс Мёрк, Мистер Поттер, — из — за спин Малфоев вышагнул зельевар, не понявший видимо в чем заминка, и сам замер.

— Ой, да ладно. И вы туда же, профессор Снейп, — начала было я.

— Это рунеспур? — отмер Лорд Малфой.

— Это вопрос риторический что ле? — удивился Поттер, и змей у него на плече, что-то зашипел одновременно, как верно? двумя головами?. И тут Поттер ответил змеюке, челюсть Снейп приземлилась на полу, а Малфой только удивленно поднял брови, видимо этому Леди Нарцисса рассказала, о Поттере и зверюге и о манере их общения.

— Мисс Гр… — осекся отмерший зельевар, — Мёрк, это то что я думаю?

— Если вы думаете, что это мой фамильяр, то пожалуй вы правы.

Тут начались взаимные препирательства, во время которых меня все же вынудили признать, что у меня на руках расположился самый опасных зверь в мире, нда. только время потратили. Ничего интересного. Но от дальнейших расспросов нас как ни странно спас Невилл, что с бабушкой появился из камина. И тут же появился Драко и отконвоировал нас к себе в комнату. Ему между прочем пришлась по вкусу наша идея притащить питомцев, он считал это хоть каким — нибудь разнообразием, на торжестве скуки. Кстати бабушка Невилла так же успела заметить наших с Гарри питомцев, но вопросов задать не успела. И Слава Всевышнему.

— Драко, ну раз ты считаешь сие мероприятие торжеством скуки, то мы просто обязаны внести свою лепту в развеивание занудства на метр квадратный в этом поместье, — пафосно начал Поттер.

— А это значит… — выдерживая театральную паузу подхватила слово я, — вспоминайте все заклинания что вы знаете, которые нам могут пригодиться.

— Заклинания? Пригодиться? — послышался голос от двери. Мальчики, как и я ничуть не вздрогнули, а только недовольно перевели взгляд на дверь. В проходе застыли Нотт, Забини, Паркинсон и Крэбб с Гойлом.

— Именно, Нотт. Мы решили позабавиться. — отчеканил Драко.

— Хотите присоединяйтесь, — лучезарно улыбнувшись пропела я, и тут же на меня все недоуменно уставились, — но если нет, то ваше право сейчас же удалиться, — а вот тут уж улыбка сменилась кровожадным оскалом.

Так вот и сколотилась наша шайка лейка на данный вечер. Конечно сперва нам с Поттером пришлось натерпеться объяснений, откуда, зачем и что у нас за фамильяры. Тут свою лепту внес Забини, который все вместо нас своим дружкам пояснял, но в свою очередь задавал вопросы куда интереснее. Я себе сделала пометку, что с этим парнем обязательно нужно перекинуться парой слов тет — а–тет.

Вопрос моей странной внешности и как факт смену статуса постарались о минуть стороной, я так поняла, что это какое — то хитроумное внушение от родителей моих собеседников, так как дети ощутимо нервничали под моим изучающим холодным взором. Тоже мне слизеринцы.

Все бы ладно, мы бы и дальше продумывали свой «кровожадный» план. Я была исполнителем, но не генератором идей. К большому сожалению, пфф. нет, нет, я просто не обращала внимание при обучении, на бесполезные заклинания и так вышло, что в моем арсенале имелись только те, что можно применить во вред. Неловко вышло. Ну так вот, все бы ничего. Но тут постучался Лорд Малфой и попросил нас спуститься в главный зал, где уже собрались гости. Я так поняла, что Малфой — старший решил сыскать какой своей выгоды, в том, что в его поместье справляет Рождество сам Поттер, и еще почему — то в меня вцепился, Мисс Мёрк, Мисс Мёрк. Далась я ему. Ну подумаешь. Мёрк. Пф..

И так и вышло, что как только мы попали в бальный зал, меня с Поттером под белы рученьки потащили знакомиться с обывателями, гостями в смысле. И опять же таки, все при нашем виде впадали в ступор. Ну да. Шикарный Поттер. Экстравагантная типичная Мёрк (как я поняла из рассказов взрослого поколения). Все были почему — то наслышаны, что объявилась наследница Мёрк. И я порой ловила на себе циничные и расчетливые взгляды, ага ясно, решили посягнуть на меня, верно, наследников же женить нужно же. А еще и Берст вышагивал у моих ног, и разглядывал собравшуюся толпу, не забывая комментировать конечно. Я поняла-в этом весь он. И Гарри, со своим змеем. Тоже знаете зрелище не для слабонервных. Змейка то ядовитая. Ну по крайней мере одна из ее голов.

Но тут уж спасибо Берсту он меня спас. Отвод глаз. И вот уже после пятого знакомства я спокойно себе удаляюсь в сторону и принимаюсь химичить.

Первое что я сделала это пустила под своды зала птичек, а что. Я не могу действовать пока нет моей компании, а сделать что-то охота. И птички в моем исполнении мне угодны.

Единицы заметили, что к музыке добавились трели маленьких золотых птичек.

Пока хозяева балла не очухались, я создаю снег. Ну как создаю. Зачаровываю потолок на «трансляцию» осадков из вне. Метео Дискандо и все готово, с потолка падают белые пушистые снежинки. Которые растворяются, как только достигают уровня голов гостей.

По всему периметру зала расставлены свечи и обходя по кругу я плавно поднимаю их в воздух обычным Левиосо.

Тут уже не шалость. Я действую в угоду собственным вкусам. Сейчас можно ощутить Дух Рождества хотя бы. А то что, одна елка в стороне и все тебе.

«Берст, тебе нравится?»

«Да»

И кот замурлыкал сидя у меня на руках, пока я пробивалась сквозь толпу, ну как пробивалась, толпа сама расступалась завидев меня, чтобы найти своих друзей.

И нашла. Весьма печальных детей.

— Хэй. Что с вами, ребята? — я лучилась энергией, такое ощущение, что кошара у меня на руках был батарейкой и под заряжал меня.

— Что, что. Отец с крестным пошли искать того, кто сделал все это, — Драко красноречиво махнул рукой на потолок. Там в снегу резвились птицы, которым как я и думала все ни по чем. А в воздухе парили свечи. Десятки если не сотни.

— А ну тогда пожалуй они зря ушли, виновник то сам пришел, — подозрительно прищурившись выдал Нотт. И все уставились на меня.

— А я то что, — улыбнувшись пролепетала я, — им не понравилось да? Если так, то разве им было сложно Фините применить?

— Именно, — буркнул под нос Невилл.

— Твои чары они снять не смогли, — терпеливо пояснил Драко.

«Вот те номер. Берст, что бы это значило?»

«Я не знаю, леди.»

— Интересно. Давайте проверим.

На меня как на дуру уставились Забини, Нотт, и Паркинсон, а мои мальчики даже не удивились.

— На, — протягивая мне свечу проговорил Малфой.

— Левиосо.

И вот свеча парит перед нашей компанией. И все по очереди попытались отменить волшебство Финитой. Но ни у кого не вышло. Свеча все так же продолжала висеть перед нами в воздухе.

— Фините, — произнес холодный вкрадчивый голос у нас за спинами.

И что? И ничего. Свеча не сдвинулась, а пред наши очи вышагнул Снейп.

— Профессор Снейп, — лучезарно улыбнувшись обратилась я к зельевару. Берст, который сидел у меня в ногах зашагал по направлению к профессору. И все так и стояли с открытыми ртами когда мой котяра потерся о ногу мужчины и вернулся в прежнею позицию. Зельевар на все это время застыл, словно восковая статуя.

— Фините, — и свеча опустилась мне на руку. Только это мое Фините вывело из ступора всех кто находился рядом.

— Так вот, кто виноват в этом безобразии, — с облегчением, что ли произнес голос у меня за спиной.

— Простите Лорд Малфой, — я улыбнулась мужчине что поравнялся с нашей компанией, — но разве вы не находите, что так красивее?

Мужчина только неясно хмыкнул и подхватив зельевара (который имел слегка отрешенный вид) под руку двинул в сторону остальной толпы, которая к слову была очарована моим волшебством.

— И что это было, — шумно выдохнув процедил Драко.

Я ничего не ответила, лишь только стайка птичек созданных мной теперь кружились не под сводами зала, а над нашими головами.

Утро у нас выдалось поздним. Ночью, как только мы вывалились из камина, Твинки проинформировала меня, что подарки адресатам она доставила. Да, вот так вот я без зазрения совести использую рабский труд.

И сразу же, нас отрядили по постелям. И сам Лорд Блэк явно был не против выспаться.

Полдень, наконец — то дом на площади Гриммо оживал от сна. Да, оживал. Хочу такое сравнение, я лично этим утром оживала, ибо спала как убитая.

Тут же хлопок и Твинки сообщает, что Поттер с Блэком тоже начали подавать признаки жизни. Я даже не переодевалась. Так в пижаме, а собственно что? я и спустилась в гостиную, где была елка, под которой лежали подарки. Я даже не доходила до нее, тупо развалилась на полу, мой кошара поспешил занять позицию рядом со мной. Ну вот куда мне спешить. Подожду пока мужчины спустятся. Вот с такими мыслями стянув с кресла плед я и отключилась. Проснулась только когда услышала шипение. Это Берст защитить меня решил, когда Сириус хотел меня разбудить.

«Берст. Все нормально.»

«Да, леди.»

— Сириус, — я счастливо улыбнулась мужчине, который протянул ко мне руки, что бы поднять с пола.

— Ну и что ты здесь делаешь, крошка? — усмехнулся Блэк, когда я уткнулась ему в шею носом.

— С Рождеством, Сириус, — пробормотала я.

— И тебя, с Рождеством, милая, — сажая меня в кресло у камина произнес Блэк.

— Что я здесь делаю? Спустилась, когда проснулась. Увидела, что вас нет, Ну… и нашла, что ковер очень даже мягкий.

Сириус засмеялся, так тепло и по домашнему. И вот стало действительно больно. Я ведь и не задумывалась. Родители Грейнджер, это одно. Но кто мои родные, был же у меня кто — то. У меня настоящей. Я уже и не знаю как меня зовут, откуда я. Так странно, моя личность как-будто стирается. Я не считала это важным, но все-таки. У меня была семья? Я была счастлива? Почему я не расстроилась, когда очнулась в ином мире? Это значит, что меня ничего не держало дома? Что же не так? Одинокая слезинка скатилась по моей щеке, и я быстро ее смахнула. Но не достаточно. Блэк заметил.

— Что не так, милая? — спросил Блэк, присев у моего кресла и заглянув мне в глаза.

— Все хорошо, Сириус, — я еле это проговорила, сглотнув комок в горле.

Мужчина не поверил, но решил не лезть с расспросами.

— С Рождеством, — радостно завопил влетевший в комнату Поттер.

Пока Гарри обнимался с крестным, ко мне на руки влез Берст и принялся успокаивать. Действительно. Чего это я. У меня есть этот комок шерсти. У меня есть мои мальчики. Магия есть в конце концов.

Пришла пора открывать подарки.

Часть 5

Вот и каникулы подошли к концу, и вновь Хогвардс — экспресс везет нас в «родные» пенаты, к старому козлу манипулятору.

Этот самый козел пытался нам каникулы подпортить. Заявился в Рождество и чуть — ли не потребовал вернуть нас с Гарольдом «домой», ну то есть, в школу. На каких таких правах и почему он так и не ответил, вещал только о великой опасности. Что самое интересное попеременно, то для Поттера пророчил смерть от руки Пожирателя, то для меня убийство, чуть ли не планировал. Догадываюсь отныне мне в глаза директор смотреть не станет, так как я не пыталась особенно контролировать себя во время того, как он решил на меня взглянуть, и уж точно не знаю что он там увидел, но явно не что-то светлое и теплое, директор еле удержался от того, что бы отпрыгнуть от меня. Но суть не в том, а то страшно, что он действительно говорил о моем убийстве, так, как-будто это он его решил заготовить. И что странно в глаза это бросилось только мне. Все приняли речи директорские как должное. А к слову. Сам директор чуть не поседел (что невозможно более, да), когда пред ясны очи его предстала наша компания. Дело было на Гриммо. К нам на обед заглянули все наши друзья, с благодарностями за подарки, тут тебе и Тонксы, Малфои всем составом, Лонгботтомы о нас не позабыли, ну и мы до кучи с Блэком, а еще и Снейпе не позабыли (но тот предпочел упрятаться в уголок и не отсвечивать). Сидели себе спокойно в гостиной, а тут «дедуля» прискакал. И не то что бы он добавил хорошего настроения. Его корректно выставили за дверь, правда сперва всем пришлось пережить не меньше чем шок, когда директор бледнея, решил таки презентовать Гарольду Мантию Невидимости. Вот после этого директора мужчины (Тедд, Люциус, Сириус) и оттеснили в прихожую, и что уж они там выясняли неведомо (этакие плохие люди поставили чары конфиденциальности), но не беда, мне потом «по — секрету», тетя Вальбурга рассказала. Мужчинчики, директору великий список его грехов выставили, и пытались к ответу призвать, да не тут то было. Директор удила закусил и упал на мороз, мол не думали, что до такого дойдет (до смерти Лили и Джеймса), ну да, а то Волан-де-Морт плюшевый мишка и за просто так на них охоту объявил. Тоже мне. Ну зато после сего, меньше не скажешь, знаменосного Рождества, дом на площади Гриммо был торжественно закрыт ото всех у кого нет допуска, а допуск — то, был только у тех кто на Рождественском обеде и присутствовал. Мои демоны в душе на ластиться не могли, так их порадовало такое постановление дел, я наверное чуть ли не мурлыкала от радости, Берсту уподобляясь. Жаль директор не обратил на наших с Поттером животных никакого внимания. Может он быстрее эвакуировался бы из дома то.

Ну вот, пришлось вынырнуть из раздумий, кто — то попытался ввалиться в наше купе. Один взгляд на меня, и этот кто — то из слизеринцев позорно бежал. В купе мы сидели с Драко. Гарри и Невилл поплелись с близнецами, что-то там смотреть. Опять Ли Джордан какую — то гадость притащил.

— Да, тобой народ пугать, — не подумав удивился Драко. А обидно…

Я не ответила, просто отвернулась к окну.

А что я могу сказать. Ничего. Слава Мерлину, что хоть теперь я понимаю как управлять всем этим безобразием, но легче мне от этого не становится. Все что можно увидеть в моих глазах, когда я контролирую себя, это пустота. Пустота. И ничего больше. А это знаете ли, не менее пугающе.

Весь остаток каникул я училась. Примерно училась. А как же иначе. Мне не только нужно было разобраться с моим «наследием», но и много чего прочитать и понять. Взрослым было не до того. Гарольд подвергся всевозможным проверкам. Благо тому, что все так обернулось. Еще и бонусы для мальчика принесло. После «слияния» с крестражем, магический резерв Поттера увеличился, и ему стало куда проще магичить, ну не последнюю роль в этом сыграло снятие блока. Правда, весь остаток каникул мы все имели возможность наслаждаться выбросами магии в пространство. Мальчик пытался освоиться с полученной силой. О блоках кстати. Мой блок почти рассеялся, как объяснил мастер Рикберт, когда я пришла в банк за обещанным комплектом наследника. А так же, мне поведали, что ныне, я не подвластна легилименции. Вот как. И что тот, идиот, который попытается взломать мои разум легко может лишится своего. С чем это связанно, внятно объяснить мне отказались. Сказали обождать, а вот когда стукнет 14, гоблины будут просто обязаны посвятить меня во все дела и особенности. Ну и ладно.

Немало хорошего произошло так же. Вот с тем же Гарольдом, Снейпа буквально умоляли приготовить зелья для зрения, даже я что-то там вякнула, мол, вот будет видеть он лучше, авось и на зельеварении будет блистать еще ярче, но что-то мне подсказывает, что такой мой довод, наоборот отстрочил дату предоставления зелья.

Я так поняла что все было предрешено еще во время того, как Люциус сам решил попросить за Поттера. Я чисто случайно (нет, точно не случайно) подслушала, что оказывается, зелья Снейп варить и продавать не может, так как его «карьера» под протекцией директора. Зелья он может предоставлять только в больничное крыло и то, за спасибо. Ни тебе надбавки, ни прибавки. Я то разобралась что к чему, но информации маловато дабы, понять первопричины такого абсолютно глупейшего положения дел.

Нарцисса (именно по имени), помогала нам с Гарольдом разобраться с этикетом в общем и положенным для наследников поведением в часности. Это я только Мёрк, а вот Гарри «проходит по делу» сразу как наследник Поттер, Блэк, Певерелл и, барабанная дробь, Слизерин (по магии). Удружил ему Волан-де-Морт. Нужно скорее того возрождать да бы, с мальчонком чего не сталось. Насколько мне стало известно (не удержалась и пошепталась со своим опекуном, а он мне под чарами конфиденциальности рассказал, чуть ли не всю подноготную всех кто меня окружает), Том Марволо Риддл может претендовать сразу на три Лордства, при чем Лордом он станет, как и в МигМире, так и у простецов получит место в Палате Лордов. В МагМире, если свезет, то он будет 100 % Лордом Мраксом, чуть менее вероятно Лордом Певереллом, и вот уж доподлинно не известно Лордом Слизерином. И что примечательно то, факт лордства Певереллов перевешивает два остальных титула. В общем и целом все очень сложно и запутано, и самое интересное. Мой опекун негодовал! почему это Том не пришел в банк и не затребовал проверку крови, что делают все здравомыслящие люди. Но тут мы без слов сошлись с мастером Рикбертом, на том, что Риддл попервах выбрал покровительство не того человека. Сам Дамблдор ни разу не требовал для себя любимого вышеупомянутую проверку.

Ну все равно, как итог. Я еду в Хогвартс нагруженная новыми знаниями, новыми книгами и новыми целями. И до кучи я при новой палочке.

Опять таки в банке мне только содействовали и предоставили шкатулку с палочками, которые до того хранились в сейфе. И мне выпала возможность выбрать свою, истинную палочку. А то та что выбрала Грейнджер, весьма строптива, и мне пришлось её приручать, чуть ли не в прямом смысле слова. По началу она отбрыкивалась. Ныне я владелец палочки из бузины с костью огненного дракона в качестве сердцевины, и опять — таки мне поведали, что палочка моя закалена в пламени дракона. Вот тут мой мозг отказался воспринимать информацию. Дерево в пламени?! Как такое возможно. А гоблин лишь как-то таинственно улыбался мне, ну если оскал можно считать улыбкой.

А еще в банке меня огорошили действительно странным фактом, даже двумя. Во-первых, оказывается философский камень НАСТОЯЩИЙ!! Как только узнала это, схватилась за сердце и запричитала, что директор кусок идиота раз защиту на него не настроил. А вот тут узнала что, Во-вторых, защита была, по — видимому, и не плохая. Мол, если бы не принятие наследия, то я бы до весны не дожила. Надо мной висело проклятие. Темномагическое (говорила же, директор это вам не одуванчик). Но. Тут мне повезло и проклятие сыграло мне на руку. При перестройке моей магической составляющей, оно распалось и энергия что была в него заложена, поглотилось мной автоматически, что прибавило мне сил и выносливости и как результат, скорее всего у меня произошла какая — то мутация. Да, уж, неприятно, опять — таки. Но гоблины не взялись предполагать что там такое. А обнадежили, что как только лето настанет, я на неделю переселяюсь в ритуальный зал, и надо мной будут ставить опыты. ИМЕННО. Опыты! Но для меня пока опасности нет. Никакой. С меня невозможно считать след этого самого проклятья.

Самое для меня занимательное, когда я поинтересовалась у мастера Рикберта, а не смущает ли их тот факт, что камень краденый, да еще и из — под носа Дамблдора, и тем более камень собственность Фламеля. Меня уверили, что это сущие пустяки!!! Да, нравственность у них явно не в фаворе. Тем более как мне заявили, что камень можно использовать мне в помощь! А то я не знала?! Жизнь мне продлить. И вот тут самое шокирующее гоблины сами мне предложили изловчиться и напиток жизни заготовить. Когда я сказала, мол так и так, хочу темного мага возродить с его помощью. И после того опять — таки меня шокировали. Сказали, что если я достигну консенсуса с этим самым магом, и заручусь его согласием на это самое возрождение, то я просто обязана настоять именно на союзе, а не на подданстве, ну или вассалитете. Как выяснилось, то после своего совершеннолетия я смогу по соперничать с этим самым магом в числе вассалов. Как я поняла. У моей семьи вассальные клятвы передаются из поколения в поколение. Вот почему от моей фамилии трепещут. Есть рода впавшие в немилость перед родом Мёрк, а есть семьи под защитой. Опять таки мастер Рикберт уверил меня, что все мне объяснит, когда придет пора. Честно, готова гоблина этого расцеловать, я без понятия, что бы я делала без него. Наверняка, меня если бы не убили, то сцапали и воспитали «как положено». Так вот. О напитке жизни. Его мне заготовят с излишком, и в сейфе запрут, под арами сохранности. Все по уму. И уж тогда я могу что угодно с камнем делать. Тем более, что мне шепнул на ушко Рикберт, что формулу то, камня, сразу изыщут и запишут, и опять — таки ко мне в сейф запрут и если нужно будет в будущем, камень изготовить проблем не составит. А напиток жизни. Пф. Так это вообще смешно. Фламель то ли петух, то ли идиот. Он взял и в печать пустил рецепт этого самого зельюшка, мол все равно главного ингредиента ни у кого нет. Философского камня. Так что и беспокоиться не по чем.

А еще приятно вот что. Малфой. Тот что старший. Попытался заручиться моей поддержкой и доверием, все интересовался не нужно ли мне что. Ну в один момент он меня немножко в дурном настроении застал, вот и стребовала я с него обещание заверенное магией, что он мне когда время придет посодействует и без вопросов.

Сама не знаю, каким местом тогда думала. Но когда магия нашу договоренность закрепила Люциус струхнул. А оно и не зря. Я сама не знаю, для каких таких целей мне еще может понадобится поддержка Малфоя.

От моих размышлений меня не отвлекли, я даже не среагировала, когда в купе вернулись мальчики и принялись переговариваться с Драко, даже на предложение перекусить я не отозвалась. А все сидела и как-будто плавала на волнах собственных размышлений.

Не знаю, кто там заглядывал к нам в купе, а кто нет. Но когда пришло время выгружаться из поезда и следовать к каретам, я так и слышала позади шепотки. Все расступались перед нашей разношерстной компанией. Драко Малфой, наследник уважаемой и в тоже время поносимой на все лады фамилии. Гарольд Поттер, сирота, принятый под крыло Лорда темной семьи Блэк. Я. Неясно откуда появившаяся. Мёрк. От которой то и дело все стремятся отвести взгляд. Никто не хочет впасть в немилость. Непонятно как затесавшиеся в наши ряды третьекурсники гриффиндорцы, близнецы Уизли. И процессию нашу замыкают грузные скалы. Крэбб и Гойл.

Тот вечер не задержался в моей памяти, я в первых рядах покинула банкет по случаю возвращения в школу. Все вокруг меня раздражало и даже я чувствовала, что воздух вокруг меня потрескивал от напряжения. Магия рвалась прочь из меня. И сидящий рядом Поттер с близнецами и Ли Джорданом да кучи, автоматически подпитывались за мой счет, это единственный способ да бы не навредить никому за столом гриффиндора, если бы я не справилась со своей магией.

А вот следующее утро порадовало меня сразу же. Лаванда и…эта…Патил в общем, слиняли подальше от меня по направлению к деканским покоям. И тут мне в голову пришла мысль. А не зря ли шляпа хотела меня на Слизерин пихнуть, а я испугалась. Ну верно. Что мне было там в начале года делать, а теперь вроде как самое место там. Но нееет. Все не так просто. Не дождетесь. Я вас всех изнутри сгною. Что именно я в кубле змей. Иначе этих гриффиндорцев невежд и не назовешь.

Пока мы с Поттером спустились на завтрак меня все пытались задеть побольнее, но это по их мнению побольнее. А я ведь злопамятная, не забуду. Придет час и эти твари первыми подохнут. Пусть учатся жить. Умные, сидят и не вякают. Видимо понимают. Больше всех упорствовал Рон, хотя его друзья и не поддерживали его. И еще до завтрака Рональд отправился в больничное крыло под белы рученьки, ему успокоительное потребовалось. А всего — то взглянула на него не контролируя себя.

Эх, это они пока никто наших с Гарольдом зверей не видел. Ну как не видел. Видели, в комнатах. Но вот не задача. Видят иллюзию. Но через пару часов та падет. И вот тогда случится переполох. Так как у Гарри, на данный момент Рааш спрятан за иллюзией обычного удава не более полу метра, а у меня милейший рыжий полу — книзл.

Забавно, Снейп сказал, что в случае чего поможет нам с тем да бы вытребовать разрешение на содержание в Хогвартсе наших зверьков. Всего ничего попросил взамен. Когда Рааш линять начнет шкурку, да яда из левой головушки, а вот у меня он взамен тоже нечто решил выпросить, но оставил просьбу на данный момент не озвученной. Но я согласилась, пусть думает, что у него есть на меня рычаг давления, не думаю, что он что-то страшное потребует.

Самое приятное в сегодняшнем утре пожалуй то, что как выяснилось домовики приставленные Сириусом до сих пор при нас, так сказать. Вестер и Твинки теперь базируются на кухне, но прямые приказы могут получать только от нас с Поттером. Так что нам не нужно волноваться ни о наших вещах, ни о наших животных, которых как бы странно это ни звучало эльфы любят и кормят от души.

В связи с тем, что при нас теперь домовики, что все наши капризы выполняют, нас в полное и безраздельное пользование затребовал Драко, мол отныне мы обязаны сидеть за столом в Большом зале только с ним. Ну да, не оставим же мы друга в беде, самого, кушать ненавистную овсянку.

Да и мальчики, как-то сами для себя решили, что меня непонятно от чего и зачем защитить нужно. А слизеринцы именно та компания, что поспособствует. Ну да, не спорю. Тут трапезничать в разы приятней. Никто тебе в рот не смотрит и подавиться не желает. Ну может не в слух. И на том спасибо. И тем более, как так вышло даже думать не хочу, но все кто в моем «кругу», почему — то теперь в почете. Драко и Гарольд себе уважение заработали. А на меня почему — то старшекурсники слизерана внимание обратили. Ну да, оно и не мудрено. Все кто младше пятого курса решили даже близко ко мне не подходить. Так что, как так вышло, но теперь мы кушаем в сугубо «взрослой» компании, и разговоры поддерживаем только взрослые. Безумие одним словом.

Хотя безумнее некуда, казалось бы. Но как бы не так. Под конец завтрака заявились Лаванда и Патил на хвосте у декана Гриффиндора, и они чуть ли не плача вымаливали либо меня перевести на Слизерин, либо переселить желательно в подземелья, либо изничтожить и вообще отчислить. Ну в общем, теперь, не успев еще вжиться в образ мисс Мёрк, я уже обязана терпеть оскорбление моей чести и достоинства. И что его делать? Не будь устав Хогвартса переписан сотню раз, ни смотря на то, что он не преложен, я бы вызвала их на дуэль. Да вот, тут камень подводный закрался, таких на дуэль звать себя не уважать.

Макгонагалл на меня взглянула проходя по залу, о отшатнулась. Что же ты там дамочка заметила? Но явно, нечто хорошее (для меня), вот уже мисс Патил и мисс Браун заткнуты метким словцом, нагружены взысканием, и отправлены восвояси. И все это в мертвецкой тишине. Еще один взгляд Минервы на меня, и мой еле заметный кивок, та даже поежилась.

На том все интересности утра завершены. Зельеварение ничем особо интересным не отличилось. К сожалению. Но вот радость, Снейп подтвердил, что наши дополнительные занятия еще в силе. И более того теперь их будет целых два в неделю. В пятницу и во вторник, как обычно в семь.

А вот загадка и некоторая тревога закралась на ЗОТИ. В процессе всего урока я ощущала на себе тяжкий взгляд профессора Квиррелла. И все думала, с чем же это связано.

И вот, под конец:

— Мисс Гр…Мёрк, задержитесь, — прозвучало абсолютно без заикания, когда я уже собирала учебники в рюкзак.

— Да, профессор.

Только когда все покинули кабинет и дверь плотно закрылась за спиной Поттера, я решила подать голос.

— Вы, что-то хотели, профессор? — я без раздумий и сомнений глядела прямо в глаза Квирреллу, и понимала, что сейчас «управление» телом осуществляется не им. Не знаю, что видел мужчина у меня в глазах, но ему это нравилось, бесспорно нравилось.

— Мисс Мёрк, я заметил, что у вас есть некоторые способности, быть может вы хотели бы посещать дополнительные занятия? — а вот это было действительно неожиданно, признаюсь. На лицо сразу выплыла ухмылочка по противнее.

— Конечно, профессор, только вряд ли в школе позволено изучать то, что меня интересует, курса до шестого.

— В самом деле? — было видно что мужчину напротив забавляет этот разговор.

— Тем не менее, я поспешу принять ваше предложение, и буду надеяться, что вы поделитесь со мной какими — нибудь потрясающими знаниями, — и улыбка такая, обезоруживающая, — была бы благодарна только, что бы занятие не совпали с моими дополнительными по зельеварению.

— Конечно, мисс. Тогда в понедельник и среду. В семь.

— Спасибо, сэр. Сегодня тоже? — получив в ответ кивок, я поспешила распрощаться.

Смутно помню как прошел остаток дня, я просто таки желала что бы время пустилось вскачь быстрее, мне было чертовски интересно. А вот моим друзьям было непонятно, как можно ждать урока с Квирреллом, они считали его не в своем уме. Что ж в этом они были правы. Бесспорно.

как-то мимо меня прошли крики и визги всех в гостиной когда вечером я в компании Берста двинулись из комнаты по направлению к выходу, а Поттер тем временем выплыл из своей спальни «в обнимку» с рунеспуром. Думаю это будет веселый вечер. Нужно будет потом попросить воспоминания Гарольда посмотреть, наверняка, посмеюсь.

Но пока я вышагивала по коридору в направлении кабинета ЗОТИ, мне если честно было не до шуток. Пусть я и точно знала, что мысли мои посмотреть для Волан-де-Морта будет невозможно. Во-первых, слава наследственности, Во-вторых, комплект наследника это вам не хухры мухры. Драко такой носит, Поттеру такой напялили, да вообще любой слизеринец таким владеет. Для чистокровных это родовые артефакты, а вот у полукровок и маглорожденных кое-что по — проще, но не на столько по — хуже.

Берст решил помалкивать, он сосредоточился на отвлечении внимания. Я до сих пор не знаю всех особенностей своего любимого фамильяра. А вот тут странно. Как мне объяснил сам Берст, один факт того, что теперь мы связаны мысленно подтверждает факт связи хозяин — фамильяр, а вот взрослые пытались меня убедить, что для образования подобной связи нужен ритуал. Кстати, ритуал для образования такой связи провели над Гарольдом и Раашем. Что удивительно по настоянию самого змея. Гарри по секрету поведал, что Рааш настаивал на таком действе только ради того, что бы обезопасить мальца. Рунеспур может принять на себя опасное проклятие без вреда для себя, ну как без вреда. Одна из голов умрет, но что самое интересное она же и оживет спустя пару часов. Я пообещала, ну или пригрозила змею, что я возьмусь его изучать летом, ну это в том случае если сама после подобных опытов гоблинов на мне любимой выживу. Но понятное дело озвучила я только «угрозу». Нет зачем кому-либо знать о планируемых мной летних приключениях. Все святы уверены, что, что бы мне не предложили, к примеру поездку во Францию (Малфой с Блэком уже сговорились), я соглашусь. Ага, как же. Думаю, что летом меня вряд ли сможет кто сыскать.

Вот так вот, заняв себя отвлеченными мыслями я без страха смогла пройти до кабинета самого страшного темного мага, сколько там? последнего столетия.

И постучав вошла, придержав дверь, для моего любимого кошары.

А вот тут случилась заминочка. Сперва профессор поперхнулся воздухом, когда прел его очи предстали вот такие прекрасные мы, а потом он молниеносно выхватил палочку из кобуры. Пришлось тормозить решительного мужчину.

— Профессор, вы не против если мой фамильяр побудет на нашем занятии? — И глаза такие, честные честные, наивные наивные. Да. Не будь мои глазищи порождением тьмы, авось и вышло бы. Но тут…

— Д-да…мис — с–с Мёр — к–к, м — м–ожет.

И профессор присел обратно за свой стол, давая нам с Берстом возможность устроиться.

«Лгун же.»

«Да, Берст, лгун.»

«Нужно за ним следить. Опасный.»

«Да, мой дорогой. Опасный.»

Вот такой вот диалог мы успели состроить пока я размещалась за первой партой, напротив учительского стола. А Берст разлегся на подушке, начарованой для него на полу.

Нельзя сказать, что профессор не проявил интереса к нашим с питомцем действиям. Он скорее был немного обеспокоен и удивлен. И что-то себе в уме там прикидывал, такой сосредоточенный вид он принял.

— Что ж, мисс Мёрк, — отмер наконец — то этот экземпляр, — я могу научить вас осень многому, но должен вас предупредить. В данный момент, на кабинет наложены особые чары конфиденциальности и обсудить с кем — либо, кроме меня, проходящее за этой дверью вы не сможете, как бы не хотели.

Вот, уж не удивил, это точно. Я уже наизусть знаю формулу этих самых чар. Подобными пользуется мастер Рикберт, как чем — то обыденным, когда мы с ним заводим беседу.

Не увидев от меня никакой реакции, профессор, ну или нет, продолжил, но уже более вкрадчиво.

— Вы сможете постигнуть, некоторые тайны магии, поймете, что же лежит в основе деления магии на светлую и темную, — тут я не выдержала и фыркнула. Тоже мне. Мне известно пару десятков предположений по поводу этого самого деления, спасибо знаниям из прошлой жизни, но вот беда, мне известен и правдивый вариант. И когда он мне открылся, честно скажу, я была разочарована. Вот разочарована и все. Нет никакой магической подоплеки. То ли мир такой тупой, то ли маги позабыли свои истоки и прописные истины и теперь двигают эту ахинею, как правду, уж не знаю. Но стало ясно. Мир — болен.

Квиррелл заметил что я наконец — то вынырнула из собственных размышлений и после некоторой паузы продолжил.

— Я могу поведать вам все, что вашей душе угодно.

— Отлично. Было бы неплохо, профессор. А то уровень образования ныне оставляет желать лучшего, — спокойно провозгласила я. Вот так «ненавязчиво» стоит прояснить некоторые моменты, да бы сразу расставить приоритеты и акценты. Все таки не стоит забывать. Передо мной не просто профессоришка Квиррелл, передо мной сам Лорд Волан-де-Морт.

— К примеру, мне вот интересно, с чего это в нашей «Любимой» школе, отсутствует столь полезная дисциплина как Ритуалистика. Не уж то, некто боится, что кто — то смекалистый возьмет…и не знаю, Темного Лорда воскресит.

Да это было опасно. Но все же. Чем не весело. Пусть и опасно. Мужчина напротив дернулся, оскалился и подался вперед. Тут же среагировал Берст и оказался у меня на коленях вперив взгляд в мужчину.

— Ну, что вы, профессор, право. И вам и мне известно, что помимо чар конфидеуса, на ваш кабинет наложены и чары отрезающие все пути к прослушиванию.

Мужчина взял себя в руки и свободно уселся в преподавательском кресле впившись заинтересованным взглядом в меня. Радует, что говорю с образованным человеком, знает, что лезть ко мне в мозг смерти подобно. Я усмехнулась. Мысль слишком забавная. А вот Дамблдор наверняка уже попытался бы, и наткнулся на неприятный сюрприз. Невежда. Мало того, что сам неуч, так еще и в массы несет свое неуцтво.

— А вы знали, профессор, наш достопочтенный директор пытался самостоятельно постичь тайну философского камня и изготовить напиток Жизни. Да вот беда, он паршивый полукровка, которому и пытаться не стоило. Фламель умен. Он еще помнит.

Думала у мужчины напротив глаза из орбит выпадут, вот так вот не вежливо.

Ну, а что. Гоблин — опекун, это бесспорно самое лучшее, что со мной случалось за всю мою жизнь. Ох, как же эти существа директора нашего не любят. Как по мне, то слишком много чести для этого. Пф… тратить нервы на этого невежду. Но чего о нем только не знают гоблины. Это бесценно. Посоветовали мне когда-нибудь, сыскать встречи с Николя. Гоблины его уважают. Он умен, и чтит традиции. Он все еще помнит…

— Мисс Мёрк. Вы ведь понимаете о каких вещах вы сейчас говорите?

— О бесспорно. О директоре, и о том, какой же он. мм…непредусмотрительный? Защитить камень всего лишь проклятьем. Правда смертельным…

Вот. Мужчина дернулся.

— Смертельным? Вы умираете?

— Наверняка, медленно, с каждой минутой… все мы умираем, — я усмехнулась, как напрягся мой собеседник. А понимает же, что у меня украсть камень посложнее чем у директора теперь. Уж я то, несомненно, постаралась.

— Мисс Мёрк, — с нажимом произнес Квиррелл.

— Не волнуйтесь, Мой Лорд, — вот еще одна удочка. Рыбка поймана. Возликуйте.

— Мои аплодисменты, мисс Мёрк, — мерное шипение сзади Квиррелла, приказ для мужчины-Сними.

И вот Квиррелл повернулся корпусом на кресле и теперь расположился затылком ко мне. Взмах палочки и тюрбан лежит на столе. Я все так же расслаблено сижу и поглаживая Берста по шерстке взираю на это нечто. Там, где должен быть затылок Квиррелла было лицо, страшное, но а чего стоило ожидать. Мертвенно — белое, вместо ноздрей — узкие щели, как у змеи. Но глаза, глаза нечто невероятное — ярко — красные.

— Лорд Волан-де-Морт значит, — улыбнулась я. Нет, точно, нужно напроситься на прием в Мунго, у меня абсолютно ненормальные реакции на опасные ситуации.

Вот и Темный Лорд подвис. Явно от неожиданности. Ну, а я что? Я принялась вещать.

— За философским камнем значит охоту открыли? — я пустила Берста на парту, да бы он улегся как барьер между мной и «злом», а сама развалилась на стуле, — Вот неудача, я его уже сцапала, а до кучи и смертельное проклятье. Но я не претендую. Я даже помочь готова. Что вам там нужно. Ресурсы? Время? Место? Могу предоставить.

— Чего ты хочешь взамен? — зловещий шепот.

— Да, в принципе ничего особенного. Хочу вписать свое имя в историю, но тут я как-то сама потом. А от вас. Хочу заполучить наставника в вашем лице.

Ситуация была настолько патовая, что видимо даже у Лорда нервы сдавать начали. Он начал истерить. Глупо смеяться подвывая, как будто с горя. Ну вот. И как быть? «Aequanimitas», «Ingenium». И Лорд замолк. Да, видимо никто себе не позволял ранее Волан-де-Морта зачаровывать.

— Простите, — и потупила взгляд. Ну, а что еще сказать то?

— Что это было? — просипело лицо.

— Успокоительное, — съехидничала я.

Но видимо не прокатило. Смотрит теперь на меня Лорд Волан-де-Морт излишне свирепо.

— Ну… Это правда было успокоительное и заклинание для остроты ума… Вы их не знаете, наверняка, я так понимаю это выдумка моего отца… И я вот решила на вас попробовать, — и взгляд такой невинный… Нда… Ну, а что, честность наше все.

И видимо, честности от меня и не ожидали. Так как Волан-де-Морт собственно вздохнул так, как порой Снейп вздыхает от моих выходок. Обреченно, что ли.

— Сэр, ну чего вы. Я вот вам помочь хочу. Только совет, — зря я с таким энтузиазмом, человек передо мной воззрился на меня…обижено что ли, — ну это. только не прибейте на месте, — нервный смешок, это уже напрягает, страшненько мне, — крестражи все-таки стоит…того…соединить.

Честно, если бы Берст не сидел на стреме, и не отпугивал Темного Лорда, меня бы уже задушили. Вот так… По магловски. Но нет же. Мужчина передо мной застыл как изваяние. А в глазах боль и страх.

— Ну я думаю, один могли бы оставить, как якорь, на всякий случай. Только вот хранить его необходимо определенным образом. Раз уж он не в живом человеке, а в предмете. Так как тот осколок, что был в Поттере…ну обезвредили, да из него и возродиться не возможно было бы, а так, — пожалуй если бы мог, то сейчас Волан-де-Морта сердечный приступ схватил бы.

— Ребенок, ты кто вообще? — как-то осторожно и обреченно прошептало лицо.

— Я…да так. Вот помочь хочу.

Много слов еще тогда было сказано, много вздохов услышано, но пожалуй все воспринято трезво. Сейчас, топая по коридору к Гриффиндорской башне, с Берстом на руках, я воздавала благодарности праотцам и отцу в частности. Что отец владелец тетрадей и книг что я нашла в Выручай — комнате, я даже не сомневалась, Валенстайн его Волан-де-Морт Риддла. А собственно за что благодарность то. За то самое заклятье остроты ума. Сам Тёмный Лорд признал, что только оно и спасло его от смертоубийства. Но вот требование мне выставленное, явно было сделано уже когда заклятье выветрилось. Печально. Хотя нет. Очень даже весело. И интересно. И самое классное. Исполнимое и такое желанное для меня требование.

А вот следующее утро поразило суетой. Ну как. Поразило всех кроме меня, Поттера и Малфоя. Да собственно тех кто суетились. как-то разом вышло так, что узнав о том, что я буду просить дать мне, что-то вроде акдем. отпуска и разрешить сдать экзамены экстерном. Поттер тут же выдвинул и свое требование. ПЕРЕВОД. Вот отмочил малый. Услышал, как его соседи по комнате упрашивают Минерву оказать влияние на противного Поттера со змеюкой, и что собственно пусть катится на факультет змей раз и сам такой. А Поттер возьми да ляпни. Что он и сам желает себе подобной участи. И закрутилось. Тут же решили разобраться со вторым вопросом, так как первый посложнее. А самое то, что Люциус и Сириус примчались в обнимку с адвокатом с самого утра, по моему требованию. Письмо было отправлено на ночь глядя. Да не беда же! Засунули нас всем скопом в кабинет Дамблдоровский. И нас с Драко и Невиллом даже не заметили. Или просто сделали вид, что не заметили. Ну не суть. Главное не выгнали. Тут и деканы были вызваны. Слава Мерлину только Северус с Минервой, думаю большего количества людей кабинет директорский вряд ли осилил бы. Шляпу Поттеру на голову тут же нахлабучили и пары секунд не прошло:

— СЛИЗЕРИН! И говорила же!

И вот тут не к делу декан Снейп решил поязвить.

— Вы еще мисс Мёрк перераспределите, до комплекта.

А я что, ничего. К Поттеру подлетела. Шляпу с головы содрала и на свою головушку поспешила водрузить.

«Поняла», — подумала я.

«Поздравляю!», — возрадовалась шляпа, — СЛИЗЕРИН!

Вот тут то было и смешно и горестно. От вида в основном, наших достопочтенных преподавателей — деканов. Минерва на лицо посерела, а Снейп то, СНЕЙП, по моему в нем так и кипело негодование.

— О, теперь думаю, вряд ли проблемы с подписанием бумажек будут, ну с теми что профессор Макгонагалл отказывалась подписывать. Для профессора Снейпа в радость меня не видеть, хоть сто лет, — а я что? я собственно ничего. Правду матку!

И вот тут как гром среди ясного неба нервный смешок Блэка, горестный вздох директора, возмущенное пыхтение Минервы, да дергающийся глаз декана.

А вот мальчики, умнички такие поспешили ретироваться. И Блэка до кучки, до кучки прихватили. И началось. Ох, что началось. Крики, шипение, все это полито сарказмом, и холодные факты от адвоката. Страш-ш–но…

Как апофеоз. Прибыли мои опекуны. Ну как. Мой поверенный, мастер Рикберт, да какие — то его шестерки. Вот и запрятавшись за его спину я и взирала на все это безобразие.

И всего то нужно было, что веское слово опекуна. «Семейные обстоятельства». Вот все и сели там где стояли. Ну да… Я как-то и не подумала сказать всем ближним своим, что собственно мой поверенный стоит чуть ли не на самой верхушке иерархии клана. И что, что выглядит молодо. Так он и не стар!

Итог, мне дана неделя для подготовки. Ну хотя, это больше неделя для подготовки профессоров. Вопросы состарить, задания придумать. Ну и пусть. Зато всего две недели и я буду условно свободна.

Предупредила гоблинов, что нужно начинать открывать мой основной дом, тот что не разрушен. Думаю нам с Лордом, да еще парочке людей будет удобно там. А гоблин то, гоблин, и чего он такой радостный. А зараза, решил не пояснять, сказал, позже узнаю. И не место для разговоров серьезных — школа.

Ну вот. День как-то так и промелькнул. Наши с Гарольдом вещи сразу же после согласия директора с решением шляпы, были перемещены в спальни Слизерина. Невилл все сокрушался, что мы его одного покинули, но его близнецы в обиход взяли. Вот молодцы. Лонгботтому советовали и саму бежать. На Пуффендуй. И пытались для Августы план убеждения придумать. А мы то с Поттером дома наконец — то. В Слизерине. что-то там с комнатами напридумали и как итог, за мной закреплена комната на одного человека (ну, а что?), мне не стыдно было выклянчить такое. И теперь комната закреплена за мной. Как только я там оказалась сразу же наложила все чары что с ходу смогла вспомнить. Самое главное на дверь. Бессрочный определитель привязанный к тетрадке. Всегда буду знать кто ко мне заглянул в мое отсутствие. Ну и пару штук разных «заглушек» и утепляющих. Жуть конечно. Но комната была уже убрана так как мне нравится. Уютно и тепло. Спасибо Твинки. И для Поттера сделали исключение, не смотря на свободное койка — место. Его с Драко отдельно поселили. Тут уж Малфой постарался.

Я оставила Берста на попечении Драко, в гостиной, а сама потопала на дополнительные по зельям. Беда с этими дополнительными, ужины пропускать. Но и плюс. Ем сама, все что душе угодно, не выходя из комнаты.

Тук-Тук. Дверь распахнулась передо мной, даже приглашения на вход не прозвучало.

— Профессор Снейп, — пройдя в помещение поздоровалась я.

— Мисс Мёрк, — как-то не буднично прошипел декан. Решила глянуть что там с ним не так. Я уже привыкла в его присутствии в пол глядеть. И ему спокойней и мне не так странно.

А картина то совсем странная. Стоит упершись задом о стол, руки сложены на груди, а магия вокруг бушует. Вот уже дверь захлопнута и наложено невербально запирающее. Силен…

— Профессор? — спокойно произнесла я. А внутри все сжалось, что я уже сделала не так? В чем виновата? Странная реакция, да и желание. Просить прощения. И только так.

А вот стало дурно, мужчина двинулся по направлению ко мне, неся за собой всю бурю своих эмоций.

— Мисс Мёрк, — шипит еле сдерживая гнев, — что вы творите, — чуть слышно.

Я задержала дыхание лишь бы не пропустить не слова. А шестеренки крутятся крутятся. Что его делать то? Повторить номер, что с Лордом на ура прошел? Нееет. Тут меня прибьют и глазом не моргнув. А меж тем опасность все приближалась.

Мое сознание просто кричит о спасении.

— Фоэдус… — смотря прямо в глаза профессору шепчу я. И помогает. Магия, что дышать не дает рассеивается. как-будто разжижается. Я наконец — то позволяю себе вздох и на моей шеи сомкнулась ладонь декана.

— Что это было? — ледяной голос и ладонь на моем горле еще чуть сжимается. Дискомфортно. Но терпимо.

— Спасла вас, я думаю. Вы могли выжечь себя, — упрямо смотрю глаза в глаза. Я не вру. Нет. Я волнуюсь. Снейп один из тех, кому позволено многое по отношению ко мне.

Какой — то нервный смешок в ответ мне. И ладонь покидает мое горло. Нет. Меня точно не хотели убить. Испугать.

Но…пуганые мы, пуганые. Вот, такой вот удушающий жест, это уже нечто обыденное, как ни печально это сознавать. Но все еще будоражит.

Я часто нервирую декана Снейпа. А у всех есть предел.

Уф, я решила оставить мужчину сидеть за партой и смотреть в одну точку. Пусть. Пусть успокоится. А у меня дело. Вон. Бодроперцовое зелье. Видимо, без разницы, что еще и недели не прошло, как студенты возвратились в замок, уже болеют. Неправильно как-то. Хотя о чем это я. Вспомнить хотя бы Салазара Слизерина, который сам требовал да бы студенты в черном духе держали. как-то так же?

Думы то я думала, но руки то сами работали. Шинковали и дробили, выжимали и крошили. Ничего нового или необычного. Последнюю неделю до каникул, я то и дело варила бодроперцовое, да вот только не по рецепту профессора. Чем безусловно его раздражала.

Мое зелье получалось сродни глинтвейну. Ну вот не знаю, что меня побудило к такому, но я взяла и модернизировала стандартную рецептуру опираясь на записи отца. У него, к примеру, зелье пахло как душистая настоянная на перце чили настойка. Но как он писал, тут все зависит от желания, фантазии и собственно магии. Когда я впервые варила данное зелье я заболела и мне было немного дурно, и почему — то вспомнился именно глинтвейн, который так приятно было пить усевшись зимой у разожженного камина, в теплых шерстяных носках и с мужчиной под боком. Порой забываю, что была когда — то взрослой. Воспринимаю себя как есть. Говорила же. Константа.

Вот и вышло, что мое зелье, бодроперцовое, это такой себе глинтвейн. Вино, мед, терпкость трав, только горячее и как следствие легкость и некоторая дезориентировать. Ну зато пар из ушей не валит, и после него от принявших приятно пахнет. Это занимательно. Насколько зелье зависит от зельевара. Если память не изменяет, у того же Златопуста Локонса зелья пахли цветами и на вкус были совсем не гадкими. А вот у нашего зельевара все зелья такие терпкие и душистые. Пахнут травами. Как и он сам. Пахнет полынью и чем — то таким неуловимо сладким. Всегда когда он проходит мимо я вдыхаю и задерживаю дыхание, но определить что за запах сил моих не хватает.

Интересно…интересно…

— Что интересного, мисс Мёрк, — усталым тоном поинтересовался мужчина так и не покинув своего месторасположения.

— Да, нет, профессор, ничего интересного, — рассеянно вторила я.

— Зелье?

— А, да, с зельем все нормально, пару минут и глинтвейн будет…

Договорить я не успела, на меня воззрились черные очи. Ну и что я сказала такого? …А!

— Ой, ну в смысле, бодроперцовое зелье, да.

— Я так и понял, — холодно ответил Снейп подводясь из — за парты. Вот да, и как тело не затекло от обездвиженного сидения на протяжении столького времени?

Я оторвалась от своих мыслей и завершила приготовление своего зелья. Весь секрет лишь в том, что после того, как разлила по колбам нужно наложить заклинание которое не позволяет остывать содержимому. При том колба снаружи остается холодной. Первый блин вышел комом, когда я попробовала. Колба была раскалена чуть ли не до бела и я обожгла ладонь тогда. Ну ничего. Опыт. Вот что мне нужно. А как набирают опыт? Верно. Путем постановки опытов. Ну и что, что опыты я сама на себе ставлю? Не помру же? А вот Снейпу порой успокоительное приходилось пить из — за этих самых опытов моих. Тот случай с ладонью не исключение. Я ведь гордая. И помощи просить не привыкла. Вот и молчала. Как итог у меня на руке шрам. Так как, вместо того, что бы попросить профессора залечить рану, ну или хотя бы мазь дать, я дотерпела до конца занятия, разлив все зелье по колбам, в процессе найдя идеальное заклинание для сохранности температуры. А вот придя в гостиную, я перетрясла все свои запасы, нашла таки мазь и заклинание, все это я применила, но было поздновато. Шрам остался. И плюс к этому такой выверт организма, как болевой шок дал о себе знать. Весь следующий день провела с температурой. Благо суббота. Да нет же. Поттер выведал у моих «любимых» соседок что мне плохо, что я чуть ли не при смерти. Вывалил все это на Драко, а блондинчик полетел к крестному. И как итог. На пороге моей спальни, вскоре после завтрака появился зельевар, а за ним и мои друзья. Мда уж. Было неприятно. Никто не должен видеть моей слабости. А то была именно она.

До победного конца я молчала. А Снейп и не думал говорить. Если бы я не знала этого человека, я бы подумала, что он обиделся. Но. Именно я его не знаю. Но подозреваю тут явно чувство глубже. Не обида. Чувство темнее. как-будто я его предала. Но это не предательство. Он поймет. когда-нибудь, да поймет. Я спасаю ему жизнь. Да и всем кто мне дорог. Таким вот дурацким путем. Но спасаю.

Я удалилась из кабинета зельеварения, оставив за собой лишь батарею заполненных колб, но ни проронив не слова.

Дни до выходных пролетели быстро. А я и не жалела. Никому, кроме одного единственного человека в целом замке не было ясно что со мной и почему я ухожу. Но и тот единственный не понимал меня, просто не мог. Для Темного Лорда, поведение малолетней пигалицы никак не объяснялось. И он выжидал. А что я могла сделать? Вот именно. Ничего. Я терпела неискренние улыбочки на лицах Гарольда и Драко, и утешала себя, что им все равно будет лучше без меня. Зато Невилл, да и близнецы до кучи не отсвечивали. Своих проблем полно. А за слизеринцев переживала, но знала, все будет ладно, нужно время, может влезут в какую — нибудь интригу, что-нибудь новое узнают. Вон и сейчас они прибились к группке старшекурсников и увлеченно внимали «великим» умам современности. Декан Снейп не смотрел в моем направлении. А когда я случайно ловила его взгляд, там читался огромный холод и отстраненность. И опять же. А я что? А ничего.

Я была снята с занятий, отказала себе в удовольствии посещать Большой зал и все что я делала это читала. Вот так вот просто. Или вела беседы с Берстом. Мой хищник выходил в гостиную на разведку и всегда докладывал об атмосфере снаружи. Он же мне рассказывал, что каждый вечер заходит в гостиную декан окидывает взглядом всех и так же тихо и почти незаметно выходит.

А я все читаю.

Нет. Не готовлюсь к экзамену. И так знаю, что сдам. Без разницы. Я читаю фолианты, которым в школе не место. Но на их страницах что-либо увидеть могу лишь я. Наследница Мёрк. Я готовлюсь. Готовлюсь к тому что ждет Лорда. Предстоит многое. Я стараюсь почерпнуть как можно большее пока есть время. Да бы не совершить ошибку. Я вижу два пути. Пока мы все на распутье. Если все пройдет как я хочу, мы вступим на узкую дорожку в темном лесу, но будем иметь ориентир. А если все пойдет коту под хвост, вот тогда мы вывалимся на широкую дорогу в частополе, без единого ориентира.

Я выходила из комнаты лишь единожды, на свое «занятие» к Квирреллу. Мы пили чай. Никаких дел. Просто светская беседа. Но и она сказала больше чем кто-либо мог помыслить. Мы готовы.

И вот теперь. Я топаю, неизвестно зачем, на занятие по зельеварению. Берст решил пойти со мной. И в тиши подземелий я слышу лишь ветер, что здесь гуляет и цокот коготков моего верного друга.

Тук — Тук.

— Войдите, — холодное, равнодушное.

— Профессор Снейп.

И вот я направляюсь на свое привычное место. Берст ложиться на подушке, наколдованной для него невербально. Мы привычны.

Сегодня варим Костерост. Наверняка, кто — то из гриффов подрался, вот и нужно запасы подновить.

Опять тишина и только мерно булькающий котел. Я и не против. Лишь бы не этот убийственный взгляд. Тяжелый и обвиняющий. Но нет же, профессор, я ни в чем не виновата. Судить маленьких деток не положено. А я именно, что маленькая. Порой хочется быть таковой. Ребенком. Какие там Темные лорды и недовольные профессора зельевары. Нет. О чем вы говорите. Мне бы сказки читать и вздрагивать каждый раз, когда на меня шикают взрослые. Нет. Сами же понимаете. Н-е–в-о-з–м-о-ж–н-о!

— Что там невозможно, мисс Мёрк?

Что? Я в слух сказала? Быть не может! Точно ведь не в слух!

— Профессор…как вы смогли…эм. я не в слух это сказала, — заинтересованно спросила я, все-таки любопытство во мне может преодолеть любые обиды.

— Не вслух… — задумчиво произнес зельевар.

Ему и самому было известно о том, что прочесть меня невозможно. У нас был об этом разговор на каникулах, и я даже позволила попробовать, только не увлекаться, так как опасно. Помню Снейп тогда только снисходительно мне улыбнулся. И. И не смог. На том и позабыли.

А тут нечто иное. Интересно. Только вот я видела, что ответ на свой вопрос не получу. Видимо и по ту сторону ответа нет.

И я просто продолжила готовку.

Выходные потратила с пользой. С мальчиками. Собрала всех до кучи. И близнецов прихватила. Выпросила у Твинки гору сластей и засели в Выручай — комнате. Вот и пришла пора мне вещать. Я рассказала и о всех тайных ходах во всеуслышание, и о проходах по школе запрятанных, и благословила на ночные вылазки. Много было сказано. Весело было. Да вот все понимали. И я сама. Что бы я там не делала следующие пол года, где бы ни была. Вернусь я уже другой.

Следующая неделя прошла для меня в ритме стаккато. Так и положено. Экзамены, экзамены, удивленные профессора. Я делала все лишь бы меня отпустили из замка. Скорее. Скорее. Я ни на кого не обращала внимания. Никаких дополнительных. С Квирреллом толку не было. А со Снейпом в тягость.

Я спешила, как-будто у меня было недостаточно времени. Ловила на себе задумчивые взгляды директора и холодные декана.

Вот пятница. Последний экзамен. Мои вещи уже доставлены на Гриммо. Но я там не появлюсь. Все что мне нужно со мной. И портал. Он тоже при мне.

Как только наступит ночь Квиррелл покинет школу подобным же образом. И больше никто и никогда не увидит его.

А я пока здесь, стою и слушаю моих мальчиков. Они будут мне писать… И получать свои письма не вскрытыми обратно. Они будут по мне скучать…

Еще чуть — чуть, и я покину эти стены пропитанные магией, еще чуть — чуть. Точка не возврата.

Колкий взгляд декана мне в спину.

Время. Рывок. Вот оно. Передо мной только два пути, а позади пропасть.

Часть 6

Закрывая глаза, я как кошмарный сон проживаю все произошедшее со мной…

Пол года назад вступил в силу наш план.

Тогда был уже март. Позади остались каких-то три месяца в обществе, не совсем адекватного, злого и жестокого Темного Лорда. В ту пору он оправдывал свой статус. Было больно, страшно, но я терпела. Я все понимала, и как ни странно прощала. Я самолично закрыла любые пути к отступлению.

Тогда я в точности, как и Квиррелл (оболочка моего дрожайшего Темного Лорда), исчезли со всех радаров магического мира. Единственная связь поддерживаемая мной — связь с гоблинами.

Тогда, за окном стоял промозглый январь, а я проклинала свою жизнь, и все когда — либо принятые мной решения. Лорд отвоевал себе безраздельное пользование телом Квиррелла, а всего — то и нужно было, узаконить права подселенца, а самого профессора отправить за Грань. Но и здесь я помогла. И сразу же после этого подвига, возложила на свои детские плечи задачу по созданию персонального вместилища для Волан-де-Морта. Ведь от ныне у нас имелся срок. Пол года. Пол года до того момента, когда тело Квирралла перестанет поддерживаться душой поселившейся в нём.

И я принялась за дело. Попутно принимая щедрые «подношения» в виде профилактического пыточного или обычного банального Секо. Не страшно. Лорду невдомек, что его ученик уже успел превзойти учителя. Узнай Волан-де-Морт формулу моего костелома, вот тогда бы мне не поздоровилось. А так… Ну подумаешь. Еще один урок жизни. как-будто я не предполагала, что именно так все и будет. Он не в своем уме. Всего то. А раны от Секо. Залечивала невербально. У меня даже шрамов от них нет.

Но вот поистине ценно было то, что меня таки принялись учить. Пусть перемежая Круциатусом. Ничего страшного. Знания, что полились в меня прямым потоком, это щедрая плата. Они дополняли то что уже было мне известно, и помогали систематизировать узнанное ранее. И не важно, что даже мастер Рикберт смотрел на меня с жалостью, когда в очередной раз передавал партию зелий от последствий Круцио, сваренных, теперь уже, моим личным зельеваром. Я все прекрасно понимала, как и гоблин — опекун. Я тяну время. Такое нужное нам. Если бы не наша задумка раскрыть секрет философского камня и сварить таки эликсир жизни, я бы уже давно сотворила тело для Лорда. Но неужели я выйду из данной ситуации без собственной выгоды. НИКОГДА! Не бывать такому. И что самое смешное Лорд это прекрасно это понимал и быть может одобрял, но он боялся, от того наказывал.

Если быть откровенной, никому не пожелаю прожить так, как я прожила я целых три месяца. Когда в один из последних дней месяца гоблин передал мне не только зелье, но и камень. И весьма красноречиво взглянул на меня.

Пора.

И вот тогда все закрутилось с бешеной силой. Неделя и гомункул был готов. Душа была погружена в это уродливое тельце. Камень использован по назначению. Еще неделя и вот я стою в ритуальном зале в Гринготтсе, на уровне, куда обычные люди никогда не допускаются.

Лорд расположился у меня на руках, я абсолютно не ощущаю веса тельца что в ужасе застыло в моих объятьях. А все потому что, на столе из черного не обработанного мрамора лежит то, что стало причиной безумию. Крестражи. Здесь и диадема, и кольцо, и медальон, и дневник, который Лорд выманил у эльфа Добби ценой жизни этого маленького существа. Его разум пленили, и заставили подчиниться. Тем самым нарушив клятву верности хозяину и как результат потеря всех сил, и Лорд из великой доброты пощадил существо просто лишив его жизни. Пожалел. Даже крестраж из чаши был здесь. Гоблины знают как обойти свои же правила. Они не дураки. Далеко не дураки. Чаша прямо в сейфе Лестрейнджей была подвергнута принудительному изъятию крестража. И теперь он заключенный в природный алмаз, лежал на ряду со всеми иными ошибками великого Темного Лорда.

— Вам нужно выбрать один, — шепнула я Волан-де-Морту.

— Медальон. Забери. Храни его.

Сперва я замерла. Но тут же подумала, что пауза может быть расценена как оскорбление поспешила исполнить волю Лорда. Я признаюсь. Я не ожидала. И да. Я испугалась. Во мне нет уже, что испортить. Нельзя испортить, то что уже и так пришло в негодность. Мою душу крестражу не очернить.

Затем было самое страшное и интригующее. Нам предоставили ритуалиста, который согласился провести ритуал воскрешения. Как ни прискорбно, но этот самый ритуалист разовый материал. Его просто убьют в конце. Но это весьма экономно. Так за услуги плату взыщет только банк.

Все таки нет более способа обрести вновь полноценную жизнь для Лорда, кроме как ритуала с костью праотца.

Вот так и было, что в котел, в котором бурлил эликсир жизни была запущенна кость отца, в данном случае, отца рода Мракс. Плоть проводящего ритуал. Ну тут скорее заимствовалась магия. Но магия иного рода. Магия жизни. И ритуалист прекрасно знал свою участь. Смерть. А вот самое интересное. Кровь взяли у меня. Я могла бы возразить. Но. Огромное но, которого Лорд не знал. Еще одна выгода для меня. Лорд сам принял меня, как более сильного мага. Никогда. Какой бы силой он не обладал, он не сможет стать сильнее. Никогда, как бы сильно не желал, я не паду от его руки. Никогда, я не причиню вред ему.

Когда с этим было покончено, и Лорд как и положено занял место в котле, все изменилось. Мир вокруг изменился. Это в дело вступил ритуалист гоблин, именно он обладал силой, да бы соединить крестражи воедино в едином сосуде. Я чувствовала, что и крестраж занявший место у меня на шее, у сердца, рвется к воссоединению. Но нет. Все шло как нужно. Вот только видимо, бедный, несчастный Темный Лорд не ожидал, такого подвоха судьбы, и был несказанно удивлен открывшимся для него пределам боли.

А все кто находился в ритуальной комнате, все чувствовали. Здесь творилась сама Магия. Будь мать Магия против таких издевательств, вряд ли что и вышло бы. Но все мы чувствовали ЭТО. Чувствовали прикосновение великого. Комнату под сводами пещеры, наполняли не только крики вновь рожденного, эту комнату наполняла Магия.

Только спустя несколько десятков минут гоблин замолк, а с последними строчками катренов смолкли и вопли Лорда. Но. Самое страшное, для меня лично, было впереди. У меня тоже была участь в этом ритуале. И свое слово мне предстояло взять именно тогда.

Я зачитывала хорошо заученные строчки и холодела от осознания того, что творила. Мастер Рикберт сказал мне, буквально поставил перед фактом что я буду обязана поступить именно так, но я то знала. Томасу Марволо Мраксу, Лорду Мраксу, Лорду Певереллу, Лорду Слизерину, ой как не понравится творимый мной обет. Мне приказали окольцевать Темного Лорда. Именно так. Связать его магию с моей. Его жизнь с моей. Обязать передо мной. А также обязаться перед ним. И наши обязательства заверила сама Магия. Я чувствовала, как нити сплетают наши судьбы, я чувствовала, что мою душу привязывают к тому ошметку, что душой именует Волан-де-Морт. Именно в тот момент моя жизнь как-будто была закончена, толком и не успев начаться. Я понимала на что себя обрекла. Но я знала. Так нужно. Не хотела понять зачем и почему. Но так нужно. Кто — то должен был связать руки этому маньяку. И этим кем — то назначили меня.

Я с горечью могу вспомнить, как после того памятного дня, возрождения Темного Мага столетия, я была избита. Избита до полусмерти. Я ребенок. И против физического воздействия я бессильна, особенно когда магически повлиять не могу. И он не мог. Потому и бил. Я просто тихо плакала. Не умоляла. Нет. Понимала. Убить он меня бессилен. Хоть магией, хоть кулаком. Не сможет. Магия не позволит.

Обеты, которыми я нас связала, нерушимы. Это сродни истинному партнерству. Не в плане секса или чего — то подобного нет. Просто. Отныне нет ни ему, ни мне жизни порознь. Но и жизнь подле Волан-де-Морта…лучше уж смерть.

Он не мог понять. И до сих пор не может. Не знаю Поймет ли когда. Я очень надеюсь. Простит ли. Нет. Не думаю.

Я отрезала все пути к счастью не только для себя. Но и для него. Отныне и навсегда.

Теперь для Томаса Марволо Мракса не существует иных обетов, в точности, как и для Гермионы Мёрк. Мы не можем покинуть друг друга. У нас не может быть мужа или жены. Не может быть того, кому мы подарим свою любовь или что-то сродни этому. Теперь нас только двое. Тут вроде как и волен делать все что угодно, но разрешение спросить обязан. Я ненавижу это. Он ненавидит это. Но до кучи он ненавидит еще и меня.

Тогда. Той весной. Лорд мог стать счастливым, мог взять и обрести свободу. Жить. Дышать. Он стал богат, нельзя не признать — красив, его имя звучно, пусть и не произносится всуе. Он имеет путь обратно, так, на всякий случай. Все о чем он только мог мечтать. Но у него есть поводок. Маленькая бледная девочка, с глазами в которых плещется сама тьма. С глазами в которых он видит лишь пустоту. Девочка что владеет его душой.

Все время после ритуала я была максимально напряжена. Даже, когда Лорд поднимал на меня руку, я не давала себя радости расслабится. Я контролировала ту ярость, что плескалась внутри меня. Вот и результат, Лорд видел лишь оболочку. В глазах пустота. Ведь я просто хоронила его нервы. Он не хотел бы увидеть отражение своей же беззвучной ярости и бессилия. То что злило его больше всего.

Даже так. Возродившись. Он был заперт. И скован в движениях. Ценой великих усилий получилось напомнить. В этот раз он не будет сломя голову нестись с палочкой наперевес убивать маглов или кого он там предпочитал аваадить. Шаг за шагом он про шерстит ряды пожирателей, вычислит предателей, а уж за тем будет действовать длинным и муторным путем. Тем более на данный момент у него есть куда больше способов потеснить ненавистного им Дамблдора и пробраться к верхушке власти.

Так и пошло. Пол года. Пол года я выполняла роль немого дополнения к трону Лорда. Я присутствовала при каждом разговоре, будь то тет — а–тет с Люциусом, или собрание тех, кто уже прошел проверку и выказал лояльность к адекватному Темному Лорду. Пол года я стояла в тени, напялив черную мантию. Я слушала и слышала. Безжалостно выкрывая предателей для Лорда. Я видела. Просто знала. А он верил. Понимал, что не наврежу. Не смогу, да и не хочу. В ту пору он даже смягчился и руку на меня поднимать перестал.

Никто не знал. Помыслить не мог, кто же скрывается под капюшоном. И не думаю, что в планы Томаса входила раскрывать мою личность. Но вот он. Мгновение назад решил заглянуть в сознание Люциуса и тут рука заносится для пощечины. Капюшон слетает. Я замечаю, что Малфой стоит парализованный от шока, а я безразлично взираю на своего карателя. Красивый, высокий мужчина, на вид ему не дашь и тридцати, но в нем чувствуется сила, безудержная и обжигающая. Магия клубится вокруг него. Он никогда не пропускает момента показать свое превосходство. Этот прекрасный, черноволосый и синеглазый мужчина вновь заносит руку для удара. А я толком не отошла и от первого, чувству, как по губе стекает кровь. Я успеваю лишь инстинктивно слизнуть ее, как оказываюсь на полу, такой сильный удар по скуле.

Но я вижу, что моему личному мучителю уже не интересно. Он добился того чего хотел. Люциус отмирает и бросается ко мне. Видимо что-то для мужчины я и значила, раз он не боится. Адекватного, но все же Лорда. С него станется Круцио применить.

Я ничего не отвечаю на причитанию Малфоя. Все просто я их просто не слышу. Я поднимаюсь. Невербально магией поправляю и очищаю мантию, и накинув капюшон, занимаю положенное мне место, у трона Лорда Певерелла.

Уже вечером, когда я расположилась у камина с отстраненным видом Лорд пожаловал и снизошел до пояснения своих поганых действий. Видите ли, слуги что-то распоясались, плохо слушаются. А все потому что, головушки их заняты думами о моей скромной персоне. что-то там о Снейпе городил, которого обеспокоенный Малфой не смог засунуть куда подальше. А Снейп тот совсем сдал оказывается. И все на что горазд — заглядывать в стакан. Регулярно. И все на почве, поисков меня безвременно почившей.

Пока Лорд распалялся и веселился рассказывая мне истинные причины идиотизма своих подданных я тонула в своих мыслях.

Зачем кому — то меня искать? О… Может все в магмире решили поверить моим родителям вещающим о потере единственного ребенка? Ну так, глупо. То просто бумажка. И не так уж все страшно, насколько мне известно. Чете Грейнджер, еще в начале феврале передали документы, о том, что их дочь безвременно отбыла за Грань. Тело предоставить не может, ибо нет его. Несчастный случай с опытами. И самоуничтожение как результат. А маглам то что. Глупые! Ну и ладно. Они сейчас счастливы, живы здоровы, и насколько могу судить по последнему (действительно последнему, ну их на фиг) докладу от мастера Рикберта, мать семейства Грейнджер при надежде. Так что. Могу пожелать им только самого лучшего.

Но все-таки невольно возвращаюсь я к вопросу моих поисков. Спрашивается. Кому я там нужна? Ответ очевиден. Нет до меня никому большой разницы. А волнуются. Спрашивается почему? Я не понимаю.

И опять же таки. Сама я чего хочу? Нет. Не хочу я возвращаться в Хогвартс. Что не говори, но мне подле трижды лорда как-то уютнее, спокойнее и надежнее. Вот и ломай голову с чего такие чувства. Тем более. Обучение никто не отменял. И теперь адекватный Лорд стал в пять раз лучше излагаться плюс круцио в качестве профилактики отменил, да и похвалить, когда заслуживаю, не забывает.

Мелочь, а приятно. Признание учителя.

— …думаю теперь поуспокоятся твои близкие, ведь знают где ты.

— У меня нет близких, Томас, как не странно, но ты почитай самый близкий мой человек. А так. У меня только фамильяр и есть. И все.

Я удивила Темного лорда и это было заметно невооруженным глазом.

— И думаю с выводами ты ошибся, я более чем уверена, что с них станется свободу мне требовать. Пожалуй вряд ли кто, ну за вычетом Снейпа, могут подумать, что я виновата в том, что ты воскрес, ну вот так, — я шутливо взмахнула в сторону кресла в котором восседал Мракс.

С недавних пор, после того, как я смогла таки палочку из пальцев Томаса выбить, мне позволена некая фамильярность. Могу по имени назвать, и на ты обратиться. Но только в обстановке, как Том шутливо назвал «семейной». Да уж. Стараемся мириться. А что еще делать?

— Может и так. Скоро сентябрь… — задумчиво изрек Лорд.

— Пожалуй, скоро, — невпопад ответила я, развалившись на коре у камина. Мне уж никак не хотелось что бы сентябрь наступал.

— Чего так не весело то?

— А то ты не знаешь, — фыркнула я.

— Расскажи, — иногда казалось, что в ровном тоне повелителя земли проскальзывают детские капризные нотки.

— Да, Мой Лорд, — шутливо ответила я, специально поднялась на локтях и взглянула в глаза моему мучителю. Самое странное, как-то порыв решительности заставил опустить меня все блоки и на Лорда я смотрела сквозь тьму его души. Но. Я не увидела того, что ожидала. Не было не бессильной ярости, ни гнева. Было смирение. Я поспешила отвести взгляд. А Лорд напрягся. Он не ожидал.

— Я не хочу покидать наш дом. Мне и здесь хорошо и спокойно. Нет ни противных козлов манипуляторов, ни холодных вечно недовольных зельеваров. Как ни странно, но тебя мне достаточно.

Я вещала закрыв глаза. Вот так просто признала свои слабости и глупости. Я должна. Баш на баш. Я увидела слабость Лорда, тут же откупилась открытием своей дурости. Все честно.

— Уже поздно. Доброй ночи, Томас.

Тогда я покинула мужчину в глубокой задумчивости. Я еще не знала к чему может привести задумчивость Темного Лорда.

Утро следующего дня началось для меня более чем странно.

Я ощущала запах кофе. Но более меня волновал тот факт что меня куда-то несли. Тепло…

— Томас?

— Да.

— Куда ты меня тащишь?

Нулевая реакция.

Я пыталась себя успокоить. Не сделает же мне Лорд ничего дурного. Подумаешь захотелось ему снести меня в подземелья. Может я ему глаза мозолю. Вот и не хочет видеть более мою многострадальную персону.

Если бы я могла я бы наверняка испугалась.

Лорд Мракс занес меня в ритуальный зал. И это наверное вызвало бы у меня ну хотя бы нервный смешок, если бы не было так подозрительно странно.

— Томас, что происходит? — у меня нет сил даже подняться. Я так и сижу в центре начерченной на полу рунической вязи, куда меня усадил Лорд.

— Я вот думал. Неестественно это. Как в детском теле, может быть мало того что ум, а такая немалая выдержка и смиренность.

— Мой Лорд, что за…

— Не перебивай! — такой вот сосредоточенный Темный Лорд в придачу к ритуальному залу пугает, наверняка, сегодня моя шевелюра пополнится белесыми волосами.

— Не может тебе быть 12 лет, — все что мне оставалось делать это шумно выдохнуть на такое заявление. А что спорить? Так смысла нет. Я уже знаю, что будет сейчас происходить. Я узнаю эту вязь рун. Она не просто так усеяла зал сегодня. Ритуал внутреннего выявления. Хотелось смеяться. Истерить хотелось. Ну неужели? Неужели Лорд мог помыслить, что я не рассматривала этот ритуал как вариант. Мне бы не пришлось томиться в детском теле. Но я знаю. Для Мёрков этот ритуал смертельно опасен. Мое магическое ядро может просто не справиться с ускоренной перестановкой. Да и что там. Наверняка же мне не более двадцати лет. Так зачем ускорять рост моей оболочки. Я могу расти вместе с ней. Познавать новое.

Еще один непрошеный гость. А я только молча взираю.

В ритуальный зал вошел мастер Рикберт. Радует одно. Это значит мне не дадут умереть.

Я просто лежу на холодном полу и не реагирую не на какие обращения ко мне. Хотят ритуал? Вот пусть и проводят. Убьют меня? Вернусь с того света и отомщу.

Все действо я помню плохо. Я постоянно проваливалась в темноту, а когда выныривала то видела перед собой только тьму. Магия соткала кокон вокруг меня. И я не могла ни видеть, ни слышать никого из вне. Все шло так как положено, ровно до тех пор пока мое тело не сковала боль. Я кричала. Отчаянно. Я все думала, когда же мучение окончится. Но единственным ответом мне был мой же крик, от которого закладывало уши.

А потом тишина…

Очнулась я в тепле. На мягкой постели. Укутанная в одеяла. Во всем теле чувствовалась слабость.

Не раскрывая глаз, я чувствовала, что в моей комнате находится Лорд, ощущала его запах.

И в следующую минуту я получила подтверждение.

— Пей, — губ коснулось холодное стекло. Я сделала несколько глотков. Вода. А ведь и не поняла ранее, как сильно хочу пить.

— Твоя магия чуть не выжгла тебя до тла.

А то я не догадалась. Даже могу сказать — я знала, что так будет.

— Мастер Рикберт предполагал, что подобное может произойти именно потому, ритуал проводили у фамильного камня. Камня рода Мёрк.

Ну да, ироды, не пропустили возможности запитать эту глыбу. Весь по идее я уже стала совершеннолетней. Оболочка повзрослела, а гоблинам этого достаточно. И наверняка Рикберт специально настаивал на ритуальном зале дома Мёрк, как раз таки, что подобное самоубийство я должна была пройти в 14 лет. Отдать большу часть магии камню рода.

— Твой магический резерв пуст. Да бы восстановить его тебе понадобиться несколько недель.

«Берст». «Берст». «Берст, где ты ходишь».

«Здесь я».

Кошара запрыгнул мне на кровать. И я так же не открывая глаз принялась гладить его.

«Берст, дорогой, как думаешь, голыми руками я вряд ли смогу Томаса пристукнуть?»

«Совершенно наверняка. Сил не хватит. А ты хочешь..?»

«Нет, нет, Берст, — поспешила, как-то скомкано, заверить кота я, — я не хочу ему смерти»

«Ты слаба сейчас»

«И даже знаю, кого благодарить за это»

Я чувствовала, что Лорд по прежнему здесь. Сидит в кресле у моей кровати и наблюдает за моим «немым» диалогом с фамильяром.

— Томас, а разве у тебя не было фамильяра? Мне казалось был.

Не знаю, что сподвигло меня задать подобный вопрос, но мне показалось важным знать ответ.

— Был. Змея. Нагини. Её убили. Кто — то из Ордена Дамблдора. Уже давно.

— Прости.

Я не знаю, что такое терять фамильяра. Но я читала. Говорят это как потеря кусочка души. Я бы не смогла выжить с Лордом если бы не Берст.

— Ну и что там вышло? — поинтересовалась я, имея ввиду взросление своей оболочки. Я слышала, что голос мой стал более мелодичным и не таким по — детски писклявым.

— Почему ты не хочешь открыть глаза?

— Потому что это создает иллюзию отгороженности от внешнего мира. Мне так спокойней. Здесь только я, ты и Берст. Здесь нет никаких волнений.

— Ты боишься?

— Я чуть не умерла ради твоей прихоти.

— Прихоти?! — холодно поинтересовался Томас.

— А, прости. Твоей и моего опекуна.

Хм… Я видимо обидела Темного Лорда. Все что мне удалось услышать это звук отодвигаемого стула и хлопок двери.

И ничуть не чувствую себя виноватой! Они чуть не убили меня! С чего мне себя винить то?!

Ну не идиотка ли?

Пришлось подниматься.

И каков результат? Ну провели ритуал они? И что вышло? Нужно взглянуть.

Передвигаясь по комнате с закрытыми глазами и придерживаясь рукой стены я дошла до шкафа рядом с которым на стене расположилось зеркало в полный рост, в красивой золоченой раме.

Всего лишь усилие воли для того, что бы заставить себя взглянуть в зеркало.

И что же?

На меня взирает бледная девушка, уже не девчушка, а именно девушка. На вид лет 17. Все те же глаза. Да вот только в них уже нет былой пустоты, что открывалась предо мной, каждый раз, когда я глядела в зеркало. Тьма клубилась в моих глазах, зловеще сверкая, казалось во взгляде моем проскакивают кровавые молнии. Красиво. Лишь бы не так страшно. Порой я бы многое отдала, что бы место моей тьмы занял прежний янтарь, такой неживой, но теплый и родной. Бледное лицо, но тем не менее, припухлые губы выделяются алым пятном. Пушистые черные ресницы пусть и не скрывают пугающей тьмы, притягивают взор. Тонкие аристократичные черты лица. Исчезла детская припухлость. И не только в лице. Тело обрело подобие женственности, но я по прежнему не отличалась нормальным телосложением. Я казалась через чур хрупкой. Маленький рост, тонкие руки, несуразно тонкая талия. Я не была похожа на обычных людей. Было в моем облике нечто не от мира сего. Люди не могут выглядеть ТАК. И только подтверждала эту мысль грива длинных черных, света вороньего крыла, волос. На фоне мертвенной бледности, акценты расставлены были ну уж очень четко.

Ну и что ты будешь делать?

Чувствовала как сердце сжимается. Обидела Томаса.

Ну и что, что они с опекуном решили все за меня. Ну не хотели же они меня убить. Правда я на некоторый период лишилась магии. Я безоружна.

Но все же, наверняка, была причина поступить со мной так грубо. Силой взрастить тело.

Наверное, так я буду в большей безопасности. Отныне я не ребенок. И вряд ли мне простят детские поступки. Пришла пора соответствовать.

Часть 7

Я вижу свет впереди. Последние шаги осталось ступить, и вот уже мрачный лес выпустит меня из своих объятий…

Капитулировала. Таки да. Сдалась на волю победителя. Пошла просить прощения. И не чувствовала ни капли сомнения. Все верно. Так и должно быть.

— Мой Лорд.

Томас сидел в кресле у камина методично взбалтывая легким движением кисти янтарную жидкость в стакане. Он был задумчив.

— Томас прости, пожалуйста, — я присела на соседнее кресло и принялась ждать отповеди. Ноги меня все равно держать не хотели, и вряд ли я могла бы сделать милость Лорду и скрыться с глаз долой.

Так и сидели. В тишине. Радовало одно. Я чувствовала магию вокруг мужчины. Потоки магии Томаса окутывали все пространство вокруг него. И волей случая я попала в радиус действия его силы. И мне более ничего не нужно было. Буквально пару минут назад я чувствовала себя так тоскливо. В груди было пусто. Кровь еле двигалась по венам, а сейчас…рядом с Томасом я чувствовала, что магия внутри меня не мертва, просто ее недостаточно да бы поддержать меня. Дать опору и сил не сдаваться. Не знаю каким образом, но в данный момент опору я нашла в магии самого страшного мага последнего столетия. Сила его магии опьяняла как никогда прежде. И я приняла судьбоносное решение. Иначе не могла. Я видела выход и должна была воспользоваться возможностью…

Сейчас могу припомнить только моменты. Мое сознание было на грани отказа. Я действовала на голом инстинкте. Инстинкте выживания.

Опустилась на ковер у ног Лорда и устроила свою голову у него на коленях. Да он тиран и деспот, кровожадный маньяк. Но в первую очередь он мужчина. А я все еще помню, какого это быть взрослой и свободной в теплых объятиях партнера.

Видимо Томас и не обратил внимания, как рука его зарылась в мои волосы. Это приятно. Для тела это было в новинку, но я то помнила. Дрожь прошла по позвоночнику, и я прильнула к руке Лорда еще ближе. Я могла не волноваться. Я просто знала, не только меня узы толкают на такой шаг, мужчина тоже не в силах перечить магии. А я просто не хотела задумываться.

Уже и не помню, как обычный теплый поцелуй превратился в форменное безумие. И мягкий пушистый ковер у разожженного камина стал нашим первым пристанищем.

В ту ночь была поставлена еще одна точка. Обратного пути не было. Считай захлопнулась ловушка в которой отныне придется научиться жить.

В ту ночь я отдавалась и телом и разумом этому невероятному мужчине. Мой первый и точно знаю последний любовник. Я точно знала, что более никто для меня не приемлем. И страшно не было.

Я четко помнила предупреждение мастера, это односторонняя привязанность. После первой же общей ночи для меня перестанет существовать кто-либо еще в данном плане. Но не для него. Ему будет позволено многое, вплоть до того момента пока он не полюбит. А и я, и мастер, знали. Подобное невозможно. Не про него это.

Тогда я вымаливала себе прощение, просила извинить меня и за будущие прегрешения. Я отдавала свою жизнь на волю Лорда. И он если не знал точно, но понимал, понимал что отныне и навсегда он владеет не только моим телом, но и душой.

Но я не продешевила. Нет. Ни капли. В ту ночь не только я поддалась свободе, но и магия, моя и Лорда. Наша магия окончательно связалась. А самый большой выигрыш для меня на тот момент. Наша связь закрепила узы еще и в том плане, что отныне я в правду была сильнее Лорда. И я просила у него за то прощения. Отдавалась так страстно как только было мне под силу. Я умоляла извинить, за то, что сколько бы сильней не стал Лорд в будущем, всегда магия поставит меня над ним. Уравновесит.

Но та пора не была счастливой. Следующее утро я встретила у себя в постели. Мой резерв был полон. Воздух так и трещал от магии. Мой дом впитывал в себя все то что вылилось в атмосферу ночью. И я совру если скажу, что и меня это не делало сильнее и удовлетворенней.

То был день побед.

Побед для меня. Но поражений для Лорда. И не сказать, что его радовало положение дел.

То был первый раз, когда я вышла из тени, и более я не шагнула в нее ни на миг.

То был день, когда история сдвинулась с мертвой точки.

То был день, когда я осознала. Мы вскоре выберемся из лесной глуши.

Тогда исчезло любое воспоминания о девчушке по имени Гермиона Грейнджер. И на шахматную доску плечом к плечу с черным королем слупила Гермиона Мёрк.

Далее события разворачивались под напором обстоятельств.

Лето окончилось.

Лорд восседал в троне, а я вышла на тропу убийств.

Мне было откровенно весело. И моя безжалостность страшила Пожирателей. Лорд стал оплотом разума. А я действовала согласно интуиции. Тогда с политической арены исчезли все неугодные моему Лорду. Фадж подал в отставку и отошел в сторону, но всячески оказывал поддержку некоему Себастьяну Голсуорсли, тому человеку на коего пал выбор Лорда. Адекватный приверженец традиций, и человек с пониманием ситуации в Англии и перспектив этого болота в целом. Под руководством Люциуса, который всячески выказал свою поддержку своему «другу» Фаджу, который перешел на сторону Голсуорсли. За Фаджем перешли и его приспешники. А остальные и так были здесь. Дело осталось за малым. Оппоненты. Люди взглядов Дамблдора. Но самому директору было не до того. Кресло под задом его светлейшества начало активно раскачиваться. А всего то, до кучи проверок в Визингамоте, откуда его выгнали еще прошлой осенью добавилась проверка Международной комиссии магов, инициированная кандидатом в министры магии Себастьяном Голсуорсли. Тому было любопытно соответствует ли уровень образования в Хогвартсе мировым стандартам.

Так и была запущенна цепочка обрушения домино.

А когда зимой директор был выставлен с занимаемой должности, все как-то и не предали значения, что пожилой человек, как только ступил за пределы защитного купола школы скончался от сердечного приступа.

Не можешь убить магией, всегда можно применить магловский способ.

Так подумала я. И уверившись своими глазами в кончине достопочтеннейшего аппарировала прочь.

В то время как я объявилась в доме Мёрк, в гостиной расположились Лорд, Люциус и Снейп.

Я спокойно без малейшего стеснения или неловкости опустилась у ног Лорда. Я подумала, что атмосфера вокруг уж точно не деловая, а скорее дружеская и мне простят мою наглость.

Томас был и не против он довольно усмехнулся и тут его рука заняла уже привычное место в моих волосах.

Я не смотрела на мужчин на прочив. Но я кожей чувствовала, что за нашими с Лордом действиями напряженно следят. И нельзя сказать, что эта напряженность была приятной. Она напрягала.

За последние месяцы после той ночи, Лорд изменился. Он стал правда оплотом спокойствия и уверенной силы. Его подчиненные шли к нему за мудрым советом, он разрабатывал планы и строил стратегии, но последнее время он заскучал. Порой мне казалось, что он скучает по той, своей старой жизни, когда кровь лилась реками, по тому удовольствию что он испытывал отняв чью — то жизнь или причинив боль. А если банально, то он просто заскучал от того, что все чего он мог пожелать уже было у него в руках.

Ему было веселее добиваться власти, чем эту самую власть иметь.

И вот теперь, когда политический курс был выбран, и никто не сомневался, что в выборах на место министра победит именно Себастьян, Лорд принялся за веселье.

Я знала, что приняв титулы Мракс начал ремонт своих поместий, в финансах он стеснен не был. Ничуть. И теперь, когда поместья отстроены. Он каждую ночь исчезает из моего дома. И ночи проводит он не за игрой в скрабл, а в объятьях какой — нибудь очередной блондинки, рыжей или брюнетки.

Только единственное мне не понятно. Он уходит каждую ночь, но каждое утро он возвращается. Мой мозг отказывается понимать. И наверняка вскоре придется заговорить с Лордом и на эту тему. Мне неприятно. А хотя бы у себя в доме я хочу прибывать в уюте. И Томас мой уют злонамеренно рушит.

Но тем не менее, мне порой позволены вот такие вот выходки, вроде присесть у его ног и вместе молчать. А сейчас плевать даже, что мы не одни. Мне надоело, просто надоело. С чего бы моим когда — то, как я считала, близким так на меня смотреть? С ужасом. Я видела этот ужас уже много раз. Но тогда я сидела в соседнем от лорда кресле наравне с ним. А сейчас? Чем заслужен мной этот взгляд сейчас? Нет. Не хочу думать об этом. Просто пойду.

И я ушла. Пошла в самое безопасное место в доме. В библиотеку. Маленький диванчик в углу, мягкий плед, и кружка горячего чая. За что люблю домовых эльфов дома Мёрк — они не раболепные. Все равно что немые, когда это нужно. А сейчас особенно нужно.

Отлично. Почувствовала, что сквозь защитный контур прочь от моего дома перенесся Лорд и Люциус. Где это Снейпа они потеряли?

А вот и пропажа.

Ну почему всем всегда хочется порушить мой покой? Вот еще один плюс моему единственному любимому существу. Берст всегда знает когда нужно быть рядом, а когда даже на глаза не попадаться.

— Мисс Мёрк?

— Да… — заминка вышла, — кхм. профессор Снейп.

А не трусливый профессор то, я бы на его месте и не совалась в место где в воздухе так и кипит магия. Только так и могу расслабиться. И не могу сказать, что ощущать мою магию самое приятное чувство в мире. Но думаю профессор поймет, его магия почти созвучна моей, такая же тяжелая и темная, удушающая.

— Присаживайтесь профессор, — взмах палочкой и передо мной материализуется мягкое кресло обитое изумрудным бархатом на изогнутых ножках.

— Спасибо, — холод в голосе.

— Вы что-то хотели, профессор? — устало интересуюсь я.

— Я думаю обращение профессор уже можно и не применять. Все таки вы выше меня по статусу, — яд в голосе.

— Ах, ну да Северус-с. Какое мнение бытует среди Пожирателей? Дай — ка вспомню… Подстилка Лорда? — я тоже могу отхлестать словом Снейп, что бы вы и не сомневались. В глазах у мужчины заметна вспыхнувшая ярость. А это с чего еще?

— Значит правда, — холодно интересуется зельевар.

— Ох ты, Боже мой, вот вы мне ответьте, Северус, какое ваше дело? — а что еще сказать. Я не подстилка. Да кто в то поверит. Да и оправдываться нет ни сил, ни желания.

— Вы правы, никакое. А вы позвольте узнать, здесь обитаете? — а вот это уже наглость.

— Если вам интересно. Это дом Мёрк. А если еще более интересно. У Лорда есть свое поместье, даже не одно. И я не знаю почему он продолжает жить под моей крышей. Наверняка, на то есть причины, но пока у меня как-то не было времени поинтересоваться.

— Дом Мёрк значит. А что с вами стало? — как-то вкрадчиво поинтересовался зельевар после моей отповеди.

— Если вам так интересно ищите ответов у Лорда, он как раз вернулся. Наверняка, по вашу душу, — бесстрастным тоном ответила я и поспешила прочь из библиотеки, на выходе столкнулась с Мраксом, но так и не произнеся не слова удалилась в сторону кухни.

Я не знаю, что происходило за плотно закрытыми дверями библиотеки, но молодой эльф — домовик поспешил мне нажаловаться, на безобразное поведение моих гостей. Картеру пришлось убирать последствия погрома в библиотеке.

Как итог, я точно знаю, что я в доме не одна. Томас явно не покидал пределов защитного контура. А вот Снейп вылетел из дома своей летучемышенной походкой, как будто перца под хвост натрусили.

Не страшно. Это все их проблемы. Только такие мысли посещали меня, когда я засыпала у себя в постели. Ну я наверное, никогда не выучусь. Задумчивый Темный Лорд не к добру.

Очередное нервное утро в этом проклятом доме. Не поживи я уже порядочно в этом мире, я бы относилась к происходящим со мной вещам, как к глупой шутке судьбы.

Надо же так задолжать по жизни, что приятное субботнее утро было встречено в одной постели с угрюмым Мраксом, нагло рассматривающим меня.

Нет, мы порой просыпались вместе, в те времена, когда его еще устраивало мое общество на ночь. А это было довольно давно и не так уж долго. Но обычно просыпались мы в одной постели только в случае, если ночь была особо выматывающая. А я ничего такого не помню.

Пока мысли в моей голове лениво ворочались силясь просчитать, что тирану сегодня от меня надобно, Томас решил без обиняков поведать мне цель своего присутствия.

— Люциус вчера увидел наши с тобой узы. Он рассказал что это. Ты знала о последствиях? Ты знала? — с нажимом поинтересовался мужчина.

— Да, Томас я была посвящена во все подводные камни подобных обетов, — сонно потягиваясь протянула я.

— Почему ты мне не сказала?

— Ну к чему эти сложности? Томас, тебя что-либо не устраивает? Не думаю. Для тебя созданы все удобства по жизни. С чего тебе еще возмущаться? Может я тебе чего недодала. Так попроси.

Меня начинают раздражать разные предъявители. То Снейп сует нос куда не велено, то Лорд решает моральные вопросы решить. Да что за жизнь?

— Почему. Ты. Мне. Не. Сказала?! — а вот тут в пору напугаться. Но не страшно.

— Попробуй себе представь подобный разговор, пожалуйста.

Томас замолчал. Ведь и ему ясно, такие вещи не рассказывают с бухты барахты.

— Люциус сказал, что подобные узы есть в каждом роду, только за малыми изменениями. Я дума на мне ты из применила не от великой любви, или не для зачатия наследника своему роду.

— Ха, ну да. С наследником хороша идея. Я была бы не против. Да нет, Томас. Эти узы были платой за твое желание воскреснуть. Гоблины поставили меня перед фактом. Либо я накладываю эти узы, либо же могу идти искать помощи еще где — либо. Но не факт, что кто — нибудь смог бы возродить тебя правильно.

Неожиданно было то, что сразу после моих слов я оказалась в теплых объятьях. Томас отпустил свою магию, и я лежала уткнувшись в шею своему персональному мучителю, вдыхая горький запах кофе, и не имея никаких сил пошевелиться. Да и откровенно не хотелось, куда — либо сбегать из объятий этого потрясающего мужчины.

А дальше… вот дальше было интересно.

Пришло время «разделяй и властвуй». И это правило вписалось не только в политическую жизнь Томаса Марволо Мракса. Но и в семейную.

Лорд вразумел, что я действительно знала на что шла, узнал, что я всегда была честна, ну и еще немного хитра. Нужно было видеть глаза Темного Лорда, когда я призналась о наличии у меня эликсира жизни, да и вдобавок к тому самого философского камня. Вот тут мне открылась истинная сущность Лорда. Он весьма увлекающийся ученый. Как ни странно, но без малейшего сомнения Томас перепоручил бразды правления Люциусу, оставил за собой место Темного Кардинала, который в случае чего сможет выйти из тени и приструнить разбушевавшиеся массы, а сам окунулся в прочтение книг, создание артефактов и сотрудничество с моим личным зельеваром. А еще слава Мерлину, он смог разобраться в финансах не только своих родов, но и мой род вытянул из мрака. Как бы смешно это ни было, но так. Темный Лорд бизнесмен. Вот уж не думала. Ему это интересно. У него там свой заскок какой — то.

Ну не стоило и сомневаться. У него в мозгах тараканы похлеще моих будут. После того знаменательного утра, Томас ни разу не покинул мое поместье на ночь, даже более того. Он стал слишком мягок со мной. И если по правде, то обращался со мной как с умалишенной.

Что не мудрено. У меня правда мозги переклинило, я и сама ощущала что схожу с ума весьма избирательно. Становлюсь безумней и кровожадней. А вот Лорд наоборот лишается таких черт характера напрочь. Тут панику и забили. Магия на меня все беды перетянула. И Томасу пришлось уравновешивать это безобразие. Меня не велено было отпускать из поля зрения, и я должна была днями напролет находиться в периметре действия магии Лорда.

И вот тут был бонус для меня. Мало того, что меня решили утопить в доброжелательности и некоторой нежности что ли. Так меня теперь обучали всему подряд. Если раньше в моем ученичестве Лорд делал ставку на боевую магию, чары, и трансфигурацию, как-то что может защитить меня и помочь в военное время. Теперь меня начали обучать зельеварению, ритуалистике, даже поведали азы артефакторики. А вот обучать меня некромантии и магии крови отказались наотрез. И внятно вычленить причину мне не удалось. Сошлись на том, что это некоторая извращенная забота обо мне. И плевать, что по сути, отказали мне в изучении магии, к которой у меня предрасположенность. Но я только зловеще ухмыльнулась и сказала, что никуда не спешу. Ну, а что? Я ведь не спешу? Быть может буду как Фламель, умной умной, и все от того, что времени на жизнь прорва. Когда я это озвучила вслух, первый раз услышала как Лорд заливисто и как-то слегка истерически смеется. Сказал потом, что никогда в жизни так не смеялся.

И вот уже прошел год с того момента, как Себастьян занял пост министра.

Лорд все так же живет под моей крышей, а все потому что, я уперлась рогом и требую, да бы наследник моего рода появился под сводами именно поместья Мёрк.

Забавно, что с теми кто когда — то стали мне близкими, я все-таки поддерживаю отношения. Только немного иные.

С Драко, Гарри и Невиллом я вижусь, но что у нас общего? Верно. Ничегошеньки.

Стыдно признать, но я даже став по настоящему взрослой не покинула друзей мысленно. Мне доподлинно известно, что юный Малфой имеет некоторые виды, на будущего лорда Поттера. Невилл окопался на Пуффендуе и в ус не дует. Его же тогда таки перевели. Близнецы, а вот тут самое интересное. Они совсем не удивились, когда я заявилась к ним и предложила сотрудничество в будущем. Да еще какое мудреное. Оказала им честь. Предложила путь избавиться от клейма предателей. И что вы думаете? Мальчики явно не глупые. Подумали да согласились. А когда я озвучила свое предложение — принятие в малую ветвь рода Мёрк, то сперва впали в ступор, а затем кинулись обниматься. Вот тут вышло неловко. Томас решил предъявить право на свою «собственность» и попросил близнецов ручки то попридержать.

Словом. Так я обзавелась, ну можно сказать братьями. Магия заверила наш союз. И теперь у меня в семье наличествуют два мрачных мальчугана — близнеца. Их моя участь не обошла стороной. Тьма и их объяла. Но им по вкусу. Они и сами не порождение непорочности.

Вот в чем интересность. Я желанный гость у Блэка, он так и не остепенился, кобелина, даже не думает жениться! Вальбурга негодует и все просила мозги отпрыску на место вставить. Ну Лорд и помог… Правда своеобразным образом. И пришлось привлечь «жертву». Ну в общем. Как выяснилось, наш друг Себастьян накинул глазом на Блэка. Ну правда, там есть что возжелать. Ну, а мы с Томасом добрые. Тут оговорка, там оговорка, тут ритуал нужный указали. Как итог. Блэк был окольцован. Когда Вальбурга узнала, что на мужчине женился то. Наверно могла бы поседела, а когда я ехидно заметила, что нет ничего страшного. Магия благоволит союзу её сына, и моего друга Себастьяна (вышло так, что мы действительно подружились), а еще что и ритуал определенный был проведен при бракосочетании… оу, Леди Блэк готова была из мертвых восстать и расцеловать нас в обе щеки.

А все дело в том. Что мы с Томасом исхитрились, и отыскали ритуал, что поможет однополой паре иметь наследника, и даже наверняка, не одного. На нас правда посмотрели, как на сумасшедших ученых, когда мы предложили такой «эксперимент». Ну да ладно. Вышло же не плохо!

И насколько мне известно (Себастьян шепнул на ушко, по — секрету), Блэк скоро начнет округляться. Хах. Ну не мило?

И теперь мало того, что Себастьян обстоятельный политик, двигает нашу страну в светлое будущее, так он еще и счастливый семьянин. Блэк та еще штучка. Скучать не позволяет.

Малфои… А что собственно они? Живут себе, капиталы растят. Нарцисса за кузеном следит, там и Нимфадора скоро за муж выскочит, как ни странно, за нового главу Аврората, молодого и полного сил Джеймса Д'Аже. Андромеда нарадоваться не может подобной судьбе своей дочки.

Самое важное, Англия получила такой нужный для нее пендель. И вот теперь летит на встречу ветру и наконец — то может сделать спасительный глоток свежего воздуха.

Неужели вы думаете, что и у нас не все хорошо? Не сказка конечно. Но… Я вижу свет, и чувствую, что мрачный лес уже разомкнул свои объятья, что бы мы все могли сделать шаг, шаг в неизведанную мирную жизнь.

— fin~

Комментарий к

Вот и завершена столь странная работа. Лично я, не до конца понимаю как вообще все стало именно таким. Начинала писать с совершенно иной идеей, и планом повествования. Но что вышло то вышло. Тут уж ничего не поделаешь. Сюжет ушел именно в такую сторону. Может оно и к лучшему.

Спасибо всем кто читал и поддерживал. Действительно, это была немного напряженная и мрачная работа. Но. Опять же. Все идет от характера главной героини. Надеюсь вам понравилось, и вы не пожалели о потраченном времени. Те же кому не по нраву. Приношу свои извинение. И быть может прошу прощения за неоправданные надежды.

Всего доброго.

Lord пайк



Оглавление

  • Часть 1
  • Часть 2
  • Часть 3
  • Часть 4
  • Часть 5
  • Часть 6
  • Часть 7