КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 348634 томов
Объем библиотеки - 403 гигабайт
Всего представлено авторов - 139800
Пользователей - 78082

Впечатления

kiyanyn про Соколов: Мифы об эволюции человека (Научная литература)

Не знаю, что скажут специалисты, а для неспециалистов написано очень и очень неплохо.

Крайне рекомендовал бы к прочтению всяким креационистам, прежде чем позориться на разных форумах публично :)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
юлина про Смирнова: Вязание на спицах (Хобби и ремесла)

Несмотря на то,что издание давнишнее и многие фасоны одежды устарели,все же техника вязания,узоры остаются вполне современными.Книга написана просто и понятно для желающих научиться интересному искусству вязания.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
юлина про Калогридис: Алая графиня (Исторические любовные романы)

Интересная книга от Джинн Калогридис.В ней рассказывается о страшном 15-ом
веке,о знаменитых семействах Италии-Сфорца,Медичи,Борджа,о заговорах,сражениях,интригах.Герои прорисованы тщательно,сразу представляешь каждого из них.Написано сочно,незатянуто,временами даже хотелось больше подробностей,но уж как есть.Сюжет разнообразный-тут тебе и история,и мелодрама,и мистика,и конечно,душевный мир человека-его надежды,чувства,искания.Об одной из главных исторических героинь-Катерине Сфорца, снят фильм-"Катерина Сфорца-римская львица".

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kemuro про Тайниковский: Противостояние. Книга первая (Фэнтези)

Выскажу свре мнение, как мне гг моральный урод, ладно мс, но отношение с людьми( интересно с кого он брал пример или на кого походить хотел). Сам сюжет и изложение не нов, осилил порядка 80 страниц, дальше не стал, читать про такого гг нет желания.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
андрей 50 про Иванов: Сердце Пармы, или Чердынь — княгиня гор (Историческая проза)

Прочитал уже пару недель назад и всё не мог придумать как написать отзыв о книге.Так и не надумал,а высказать очень хочется.В двух словах,книга "бомба",читается очень легко,интересный и познавательный экскурс в старину.Читайте и получайте удовольствие от книги.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
yavora про Бородин: Звезды и стрелы - Книга полностью (Современная проза)

Ну такое. Постапокалипсис начала 19-го века США. Мистика. Развивтие сюжета без логики. Мы шли шли потом убили шамана, шли шли потом кораблю нашли. и т.д.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
yavora про Astrollet: МагоИскин (Боевая фантастика)

Сложилось такое ощущение что писал Поселягин под псевдонимом. Тот же "пространственный карман" в который прячутся космические корабли скафандры оружие и т.д. (как он туда еще звезду смерти не засунул). И та же примитивность мышления ГГ круче самых крутых во всех галактиках, НО пытается осчастливить одну семью в деревеньке. Дюже вумный с тысячелетним опытом но ведется как лох. С наивностью ребенка засвечивает МЕГА редкие артефакты и потом удивляется а что это его грабют.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
загрузка...

Однако, здравствуйте. Грейнджер[СИ] (fb2)

- Однако, здравствуйте. Грейнджер[СИ] (а.с. Аватар (noslnosl)) 1004K, 303с. (скачать fb2) - noslnosl

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



noslnosl Однако, здраствуйте. Грейнджер. (Серия Аватар)

Глава 1

Просыпаюсь и чувствую что–то не так. Что? Не открывая глаз, тянусь правой рукой к паху. Чрево Тиамат, опять девушка? Я же вписывал в условия — вселение в мужское тело! Как так вышло?

Открываю глаза и оглядываюсь вокруг. Сверху потолок, выкрашенный в белый цвет, белые стены и запах стерильности. Значит больница. Этого следовало ожидать.

Тянусь к мане, и меня накрывает чувством эйфории. Слава блестящим яйцам Жиробаса, я маг, точнее волшебница! Значит, сменить пол не составит проблем.

Провожу диагностику организма, сломано два ребра и трещина в ещё одном, сотрясение мозга, небольшие кровоизлияния внутренностей, но явно раньше было всё гораздо хуже. Заметно, что магия активно тратится на восстановление организма. Хм, а запас–то маны у меня детский, в прямом смысле этого слова, да и тело тоже детское. С таким низким КПД организм будет восстанавливаться очень долго.

Использую магию воды и полностью исцеляю себя, но тем самым опустошаю резерв. Исцеление заняло очень много времени, целых семнадцать минут. Раньше такая ерунда заняла бы у меня секунду.

Поднимаюсь, осматриваю себя. На мне надета больничная пижама белого цвета, ноги босые, тапочек нигде не видно. Ладно, и так дойду, хотя полы холодные, что весьма неприятно. Иду к окну, отдергиваю шторы. За окном ярко светит солнце. Погружаюсь в медитацию и преобразую солнечный свет в ману. Процесс движется отвратительно медленно, но за пятнадцать минут полностью заполняю резерв, а всё потому, что резерв очень маленький. С полным резервом можно продолжить править организм. Ложусь обратно на койку, закрываю глаза и, используя магию воды, восстанавливаю память девочки, тело которой занял.

Чрево Тиамат! Жёваный Крот! Да чтоб вас всех Ктулху в Рьльехе драл миллион лет!

Пожалуй, стоит объяснить, почему столь экспрессивно выражаюсь и вообще кто я такой.

Этой ночью случилось невероятное. Жила себе спокойно девочка одиннадцати лет, слушалась родителей, хорошо училась в школе, пока во время прогулки на неё не набросилась собака, самая обычная дворняга. Всё бы закончилось благополучно, благо отец был рядом и собаку бы прогнал, но это была не обычная девочка, а маленькая необученная волшебница, и именно в этот момент у неё случился выброс стихийной магии, собаку отбросило, словно невидимым пинком. Но собака вылетела на проезжую часть, из–за чего водитель старенького Мини Купер дернул руль и объехал собаку. Собаку–то он объехал, а вот одиннадцатилетнюю девочку сбил, и отец не заметил повторной опасности, отвлекшись на собаку, не успел отбросить с пути автомобиля дочку.

Казалось бы, ну бог с ней девочкой, при чём тут я? А оказалось всё сложно и одновременно просто. Просто, потому что девочка умерла и её душа отделилась от первой оболочки, то есть тела. Но она была волшебницей и её магия до конца боролась за жизнь. Сложно в том плане, что я архимаг, точнее аватар архимага из иного мира. Я не обладаю силой себя мага, лишь знаниями.

Недавно я провел испытания, разослав множество своих аватаров по параллельным и перпендикулярным мирам, которые должны были вселиться в мужчин находящихся в состоянии комы, а прожив жизнь в этих мирах, вернуться к основе и слиться с ней, передав накопленные знания и силу. Должно быть закралась какая–то ошибка или произошло вмешательство извне, и меня вселило в женское тело. Но к такому не привыкать, поскольку раннее я уже имел опыт жизни в девчачьей тушке, но то была полная реинкарнация и я обладал всеми своими знаниями и силой, приобретенной в прошлых жизнях, тут же, только то, на что способен владелец тела. Благо мне повезло занять тело магически одаренной. А учитывая поголовно проклятую наследственными проклятьями аристократию, повезло дважды, поскольку занял тело обретенной, хоть и без магических даров, зато и без проклятий.

Но самое забавное, что мир, в котором я оказался, мне отчасти знаком. Ну как, отчасти. Я дважды жил в параллельных отражениях аналогичного мира в общей сложности более трёхсот лет, я называю их «миры Хогвартса». Вначале я был Томом Марволо Редлом, долгие годы изучал таинства магии, занимался прогрессорством в магической части мира, занимался бизнесом, но в итоге погиб от руки правнука, а мою душу он изгнал из родного мира. Душу притянуло к крестражу со схожими показателями с моей душой в параллельный мир в тело Гарри Джеймса Поттера. На этот раз тоже пришлось немного заняться благоустройством общества, но не столь масштабно, лишь взял под контроль магическую Англию, потом забросил это дело и занимался исследованиями, пока не погиб в эпицентре ядерного взрыва. Тело девушки мне тоже знакомо, она поступала одновременно со мной на учёбу во времена жизни Гарри Поттером, но на другой факультет. Нетипичная ТП… Других слов у меня нет. Вначале я пытался её просвещать, подарки дарил, раскрыл глаза на реалии мира, но это оказалось крайне не благодарным занятием, поскольку девушка оказалась крайне упёртой и узколобой. Мозги были забиты всяческим мусором, а сама девушка считала себя самой умной, всех остальных варварами и идиотами. Традиций не почитала, устраивала всяческие глупые движения, на подобии магловских в стиле «убей бобра, спаси дерево», только по круче, «освободи домовика и плати им зарплату»! Это же надо додуматься, освобождать духов, опутанных клятвами и установками! Я ей честно всё объяснил, но это бессмысленно, поскольку был воспринят как лжец.

В общем, мир знакомый, страна тоже, старая загнивающая Англия, нынче на дворе май 1991 года и зовут меня Гермиона Джин Грейнджер.

Чем заняться в этом мире? О! Тут осталось очень много всего интересного, на что не обращал раньше внимания. Во–первых, магия времени. Я просто обязан изучить Хроноворот! Во–вторых, надо найти Фламеля и на всякий случай вырвать ему гланды через анус. Есть у меня вполне обоснованные подозрения, что третью мировую, после которой меня приголубило атомным взрывом, устроил именно он, чтобы подзарядить очередную горстку философских камней. Он же был и виновником второй мировой войны, это без сомнений. Другой вопрос, куда ему столько этих камешков? Неужели придумал интересный способ применения камушка? Может он как–то силу себе качает? В третьих, я хоть примерно и представляю процесс призыва и формирования домовика, но настолько в общих чертах, что повторить не смогу, а это значит, надо научиться их призывать. Иметь преданных, пусть и туповатых слуг, очень полезно.

Как дальше жить и что делать с вознёй за власть у местных? Предыдущие жизни не способствовали росту желания облагородить общество, на этот раз не собираюсь ни с кем делиться своими знаниями. Вновь строить отношения с Луной, моей женой из второй жизни в мире Хогвартса, с самого начала боюсь, не потяну. Да и не та эта Луна, а из другого мира. Я уже привык к взрослой девушке, которой давно перевалило за сотню, а тут будет соплюшка, которой сейчас десять лет. Как быть с Дамблдором? В прошлый раз я полез во все разборки исключительно потому, что жил в теле политически важной фигуры, и Дамблдор мне мешал лично, обворовывал. В общем, нам было с ним не по пути. Представители второй группировки мне нужны были для заполучения крестражей, которые я приспособился поглощать, для увеличения силы. Кстати, подвиг можно будет повторить! В принципе, если не высовываться, то можно не обращать внимания на местную возню. Вот если ко мне полезут, то Аваду в лоб и трансмутировать тело в ману! Может силы у меня и не те, но зато знаний на всю магическую Англию хватит.

В палату зашла медсестра и, заметив бодрствующего меня, побежала за доктором. Потом был осмотр, доктор, который удивился моему аномально быстрому выздоровлению, и хотел задержать на недельку, для исследований. Пришлось Легилименцией внушить ему, что он хочет немедленно меня выписать и сразу забудет обо всех странностях.

Легилименция давалась с трудом, наверное, в дальнейшем проще использовать для внушения магию воды, но для этого надо контактировать с человеком. Магия воды, знания о которой я позаимствовал у Зверобога, была очень мощной и эффективной. Что называется, при минимальных вложенных силах, максимальный эффект, в общем, то, что нужно.

Через три часа за мной заехала мама Гермионы, Моника Грейнджер, в девичестве Уилкинс. К тому моменту при помощи метаморфизма потихоньку полностью сменил пол на противоположный, и поправил зубы, поскольку передние резцы довольно некрасиво выпирали вперёд. Раньше смог бы сделать подобную процедуру моментально, но с маленьким резервом пришлось подолгу и понемногу издеваться над собой. Это словно собаке хвост купировать не сразу весь, а по миллиметру за раз. Хоть и крайне больно и неприятно, но отключив болевые ощущения, справился с задачей.

Подойдя к зеркалу, теперь мог различить вместо девочки, с недавно начавшимися набухать грудями, худенького симпатичного одиннадцатилетнего мальчика, с похожей на Гермиону внешностью. Большие и выразительные тёмно–карие глаза, густые каштановые спутанные волосы, опускающиеся ниже плеч, густые брови. Единственное значительное отличие от прежнего тела можно было разглядеть между ног. В принципе, наряди прежнюю Гермиону в мальчишеские вещи, убери волосы и она была бы вылитый пацан.

И как мне теперь себя называть? Хотя, если бы тут говорили на Русском, тогда бы пришлось задумываться над этим, но в Англии ещё сильны Римские традиции наименования, и имя на местном наречии звучит Хермион, то есть подходит как мальчику, так и девочке. Только второе имя, Джин, не вписывается в концепцию. Вообще система раздачи вторых имён в Англии полностью бредовая, так что можно смело заявлять, что мои родители чудоковатые, решили дать такое странное второе имя в честь дальнего родственника и никого это не удивит. Родителям тела придётся внушить, что у них всегда был мальчик, а им просто нравилось думать, что у них девочка, наряжать как девочку, но тут они взялись за ум, и исправились. В магловской школе тоже придётся промыть мозги.

Моника забрала меня из больницы и отвезла на пятидверном бело–серебристом хэтчбеке Ровер 200 до дома на окраине Лондона.

Дом выглядел довольно неплохо. Двухэтажный коттедж с округлым передним фасадом, выкрашенный в белый цвет, явно по штукатурке. Рядом с домом пристроен гараж, к которому ведёт подъездная дорожка. Перед домом дорожка, ведущая от калитки до входной двери и выложенная декоративным камнем, примерно пять метров в длину и полтора метра в ширину. Справа от дорожки несколько метров пространства, покрытого газоном до соседского заборчика, высотой примерно метр двадцать. Слева от пешеходной дорожки место для автомобиля перед гаражом. Сзади коттеджа небольшой внутренний дворик в пару соток, огороженный высоким забором, примерно два с половинной метра. Слева к соседскому забору примыкает кирпичное строение, начинающееся через метр от гаража, судя по виду, это капитальный сарай или нечто подобное, размером она примерно три на семь метров, если бы это было не отдельное здание, то можно было бы подумать что это продолжение гаража.

Внутри дома на первом этажа вначале небольшая прихожая, из которой попадаешь в коридор. Впереди лестница на второй этаж, слева от которой находиться ванная комната, справа зал с камином, слева кухня–столовая. На втором этаже ванная размером поменьше и три спальни, две из которых большие и одна маленькая. Большая спальня, находящаяся над каминным залом, это родительская. Вторая большая спальня, максимально удаленная от родительской, находящаяся в противоположном конце дома над кухней, моя. Третья не используется, считается гостевой.

Я сразу обработал Монику заготовленными ментальными закладками. Пока она ехала на машине, это было делать опасно. Теперь она думает, что я мальчик и переживает, что они, родители, пытались воспитывать как девочку. Завтра мне предстоят поездки за пацанской одеждой. Отец появиться лишь поздно вечером, так что придётся подождать с обработкой второго обитателя дома.

Поднялся в теперь свою спальню, в которой раннее жила девочка Гермиона. Это оказалось довольно милое помещение. Слева от двери находиться большой трехстворчатый шкаф, белого цвета. Напротив двери большое окно со шторами фиолетового цвета с белыми узорами. Комната выполнена в светлых тонах, стены покрашены в светло–голубой цвет. В правом крайнем углу стоит двуспальная кровать, накрытая светло–голубым пледом. Возле кровати и напротив неё в виде буквы «Г» стоят книжные шкафы, изготовленные из покрашенного в белый цвет ДСП и полностью заполненные разнообразными книгами. Перед кроватью в ногах стоит сундук, декорированный обивкой из сиреневого цвета бархатной ткани. Рядом с книжными шкафами, напротив входной двери и перед окном, установлен большой письменный стол белого цвета, примерно полтора метра в длину и семьдесят–восемьдесят сантиметров в ширину. У стола с правой стороны тумба с четырьмя выдвижными ящиками. На столе стоит большая регулируемая настольная лампа. Стены украшены коллажами в виде цветов из цветной бумаги, наклеенных на холст и вставленных в рамочки. Эти картины Гермиона делала на уроках труда в младшей школе. В комнате идеальный порядок, все книги выставлены по темам и алфавиту. Чувствуется рука перфекциониста.

Вечером обработал ментальными закладками отца Гермионы.

Родители работают стоматологами в своей частной клинике, с ними ещё один парень, является врачом и совладельцем. В принципе родители довольно обеспеченны, но Гермиона их дома практически не видела, поскольку они почти живут на работе, уходят рано, возвращаются поздно. Раньше, до того как девочка пошла в школу, они старались работать посменно и больше внимания уделять дочке, но теперь она фактически заботится сама о себе, разве что еды Моника всегда готовит с запасом и готовить Гермионе не приходилось, только разогревать готовое в микроволновке. В школе девочку из–за её характера, желания доминировать над окружающими и привычки указывать всем на их недостатки, а также, за то, что её постоянно хвалят учителя и ставят в пример, никто не любил. На улице у соседей нет детей даже примерно её возраста, так что дружить ей не с кем. В итоге она много читала, других развлечений в этом времени нет. Происходи всё лет на двадцать позже, и вместо чтения книг, она бы зависала на блогах ЖЖ, смотрела мультики про волшебных пони и общаясь с виртуальными друзьями, а так, начитавшись книг, считала себя умнее окружающих, старалась всем это продемонстрировать, из–за чего вызывала лишь негативную реакцию.

Следующий день Моника посвятила совместным походам по магазинам, нам предстояло накупить множество вещей. Много не брал, только самое необходимое и недорогое, ведь дети быстро растут. Помимо магазина одежды забежали в магазин строительной техники, где не удержался и приобрел небольшой деревообрабатывающий станок, дрель и набор для обработки древесины. Там же неподалёку был магазин стройматериалов, где приобрёл различной древесины, крепежей и саморезов, морилку, лак, растворитель и кисточки.

Дома оккупировал строение во дворе, действительно оказавшееся капитальным сараем. Поскольку новую одежду пачкать было неохота, оделся в девчачьи шмотки, из тех, что больше похожи на пацанские, то есть надел джинсы, блузку и свитер. Навёл в сарае порядок, из досок, лежащих там же, соорудил столярку. На столярке закрепил станочек и принялся за вытачивание заготовок под волшебные палочки из различной древесины. Больше вечером ничего не успел, поскольку был загнан домой.

На следующий день меня направили в школу, где обойдя всех взрослых, совмещая наработки из Легилименции и магию воды, внушил, что Гермиона Грейнджер продолжает ходить в школу. Теперь достаточно будет раз в год приходить контролировать, на момент обновления состава учителей и в семнадцать лет прийти за дипломом.

Полдня коту под хвост. Придя домой, пообедал и приступил к нанесению рун на палочку.

Первую заготовку запорол, вторую тоже и лишь третью сделал к середине третьего дня как положено, к вечеру четвёртого дня сделал второй экземпляр. Затем при помощи трансмутации сделал отверстия внутри палочек, куда поместил пряди своих волос, пропитанные моей кровью. Сами палочки ещё неделю вымачивались в специально сваренном зелье, в основе которого была моя кровь. Благо, что с помощью магии воды манипуляции с кровью безопасны, поскольку не надо делать разрезов, а потерянное почти мгновенно восстанавливается, достаточно попить и немного магии, а самое хорошее, что в этом нет ничего неприятного, как например, когда режешь себя ножом или сдаёшь кровь медсестре. Потом осталось покрыть палочки морилкой и лаком. К концу мая я обзавелся двумя превосходными палочками среднего уровня, которыми смогу пользоваться лишь я. Одна хороша для трансфигурации, другая для чар и целительства.

Следующее, что сделал, накупил в аптеках и магазинах множество необходимых ингредиентов. В сантехническом приобрёл фильтры для воды и сварил особое зелье, которое профильтровал. Далее пополнил домашнюю аптечку ранозаживляющей мазью, кроветворным, бодроперцовым зельем и прочими полезными в домашней аптечке.

Третьего июня поехал в тату салон. Пришлось взять под контроль тату мастера. Он зарядил мое зелье в тату пистолет и по моему чертежу нанёс две татуировки на плечи в виде переплетающихся линий, образующих одна волшебную палочку, вторая нож разведчика.

Вернувшись домой стал готовить ритуал, который сумел провести только через пару недель. Я изготовил на местах татуировок небольшие подпространственные карманы, в которые поместил и привязал в одну волшебную палочку, во вторую нож, который предварительно покрыл напылением серебра, зачаровал на прочность и способность противостоять нежити. Теперь по желанию волшебная палочка или нож, или оба, будут появляться в моей руке или исчезать назад в место привязки. Раньше я такого не делал, поскольку имелись более продвинутые варианты хранения, но ни нанороботов, ни прочего в наличии нет, а делать долго и неохота.

Дальше стал готовиться к Хогвартсу. Изготовил небольшую сумку с чарами расширения и облегчения, взяв за основу обычную брезентовую сумку цвета хаки, похожую на сумку почтальона, с одной лямкой на плечо. Зачаровал артефакт в виде простенького кулона со стеклянным шариком внутри, сделав многомерный карман для одного предмета любого размера. Внутрь многомерного кармана поместил небольшой контейнер, размером 2х 2х 2 метра, потихоньку трансмутированный из земли. Изготовил Таганок, работающий за счёт расщепления топлива в ману и способный работать в любом месте. Кидаешь полешко, и его хватит на пару лет работы Таганка на предельной мощности. Далее приступил к изготовлению сундука–жилища. Тут я разошелся на славу, превратив сундучок, с внешними габаритами восемьдесят пять сантиметров в длину пятьдесят пять сантиметров в ширину и полметра в высоту, в помещение размером сорок квадратных метров. Внутри разместил большую душевую с гидромассажем, баню, джакузи, санузел. Также большую студию с книжными полками, шкафами, двуспальной кроватью, письменным столом и небольшой кухней. Зачаровал и установил пластину–синтезатор пищи, в которую пока не были занесены матрицы блюд, но она была рассчитана на две сотни наименований. Работал сундук на генераторе маны, в котором был помещен во вложенном подпространстве запас воды на сто лет работы, с условием постоянного проживания, расходования воды, еды и так далее. Естественно, зачаровывать было ещё куда дальше, но этим планировал заняться во время учёбы.

Двадцать шестого июля закончил зачаровывать сундук, а на следующий день, принимая душ, почувствовал применение магии поблизости.

Раздался стук во входную дверь. Поскольку сегодня была суббота, а в клинике родителей дежурил третий совладелец, то оба родителя были дома. Мама открыла входную дверь, и послышался знакомый женский голос, упоминающий моё имя. Макгонагалл, я узнаю её из тысячи, уж больно противная дама с характерным голосом. А уж как она манкирует своими обязанностями, это неописуемо.

— Хермион, сынок, тут к тебе пришли, спускайся.

Вытираюсь полотенцем, в темпе одеваю джинсы, футболку и спускаюсь вниз.

В гостиной стоит Макгонагалл. Она одета в длинную серую шерстяную юбку и пиджак в тон к ней, под пиджаком темно–коричневая блузка под самое горло. На лице надеты круглые очки, а светлые с проседью волосы собраны в хвост. Не понятно, есть же множество зелий, при желании волосы можно сохранять естественный цвет волос хоть до глубокой старости. Неужели с начальника берёт пример? С ним–то всё ясно, он специально придерживается имиджа чудаковатого старика, хотя я один из немногих, кто знает, что бородач уже давно слетел с катушек из–за изготовления крестражей, и это ни разу ни имидж.

— Добрый день. Полагаю, вы Хермион Джин Грейнджер? — Обратилась ко мне Макгонагалл строгим тоном. — Я заместитель директора школы магии, чародейства и волшебства Хогвартс, Минерва Макгонагалл. Пришла рассказать, что вы являетесь магом и приглашены на обучение в нашу школу.

— Замечательно. Приветствую вас мисс Макгонагалл. Расскажите, что по оплате обучения.

— Вы что же, даже не поинтересуетесь по поводу доказательств существования магии? — Удивилась дама.

— Это к родителям. Я давно знаю, что обладаю паранормальными способностями.

Макгонагалл достала волшебную палочку и трансфигурирует вазу на камине в шкатулку, затем возвращает назад. Родители были шокированы, как и моей фразой до этого. Далее кошка вручила мне письмо из Хогвартса.

Письмо и на этот раз было с «шапкой», само восхваляющей бородача с перечислением километров титулов. Да если бы я все свои титулы и достижения перечислял, этого письма не хватило бы. Самовлюблённая тварь. Вот почему мне опять хочется его прибить?! Может потому, что он разваливает образование в стране? Или потому, что использует в своих махинациях детей? Скорее второе меня бесит больше всего.

— Тут много покупок, которые сложно представить, где покупать. Например, приложенный список ингридиентов. И вы так ничего не сказали по поводу оплаты.

— Ах, да. Поскольку вы маглорожденный, то ваше обучение оплачивает министерство магии. А Покупки вам придётся совершать за свой счёт. Тут примерно на сто галеонов. В одном галеоне около пяти фунтов.

— Понятно, значит надо не меньше тысячи фунтов брать. Мисс Макгонагалл, скажите, а волшебники умеют читать мысли?

— Да, некоторые могут, это называется Легилименция, но это незаконно.

— Когда это преступников останавливали законы? Не смешите мои тапочки.

Кошка нахмурилась. Должно быть, не привыкла, чтобы детишки свободно вступали в диалог, ещё и свои комментарии вставляли.

Родители собрались, взяли денег и мы поехали на машине к бару Дырявый котёл. Гадкое местечко, та ещё дырень. Сколько не хожу, никак не могу привыкнуть к подобной антисанитарии и входу в Косой переулок, через загаженный задний двор.

— Запомните, чтобы попасть в Косой переулок, необходимо постучать волшебной палочкой вот по этому кирпичу три раза.

Кошка постучала по указанному кирпичу, и кладка разошлась в стороны.

Вообще, интересный способ открытия входа. Надо бы потом разобраться, что за чары наложены, возможно, в будущем реализую подобный принцип открытия дверей на космическом корабле.

Родители удивлялись всему, я же морщился, разглядывая «маглов с палочками». Эти люди родились сразу с магическим даром и так бездарно используют его, большинство не развиваются. А уж то, что им нравиться жить по средневековым укладам, ходить в неудобной одежде, жить в некомфортных условиях — никак не укладывается у меня в голове. Что за глупое неприятие всего магловского, только потому, что оно магловское? Прямо как Латвия воспринимает в штыки всё русское. Типичный комплекс маленького человека.

Кошка повела нас к банку, большому белокаменному зданию.

— Это гоблинский банк, самый надёжный банк магической Англии. — С гордостью произнесла Макгонагалл.

— То есть, вы хотите сказать, что в магической Англии есть ещё банки?

— Эм. Нет, гоблинский единственный. — Смутилась Кошка.

— Да уж, легко считаться самым–самым, будучи единственным банком в стране. — Скептически рассматриваю табличку над дверьми, пытающуюся внедрить мне в голову заклинание–установку и разбивающуюся об Оклюментный щит.

Интересно, а откуда в этом мире взялись гоблины, великаны, кентавры и прочие магические расы? Коренные ли они жители или гости из иных миров? Интересная задачка, неплохо было бы это выяснить.

Родители обменяли фунты на галеоны, примерно две тысячи фунтов. Макгонагалл повела нас в магазин Оливандера.

Оливандер появился неожиданно со спины, попытавшись напугать нас.

— Минерва Макгонаглл, пихта и сердечная жила дракона, девять с половиной дюймов, жесткая.

— Добрый день, господин Оливандер.

— Полагаю, вы привели мне нового клиента? Ну что же, молодой человек, мы сейчас вам подберём палочку.

Он впихнул мне в руки палочку и тут же вырвал её назад, затем сунул ещё одну, третья подошла и стала сыпать искрами.

Етить–колотить! Вот зачем он накладывает эти идиотские чары, рассыпающие искры, если палочка подходящая? Хотя да, для детей выглядит эффектно, память на всю жизнь.

Мое каменное выражение лица, без единой эмоции, вызвало в Оливандере чувство неудовлетворенности, он то ожидал в очередной раз напугать и удивить клиента, а тут, ноль реакции.

— Виноградная лоза и сердечная жила дракона, десять и три четверти дюйма, очень гибкая. Не волшебник выбирает волшебную палочку, а палочка волшебника. — Многозначительно протянул Гаррик. — С вас семь галеонов.

Ага, конечно, сто раз. Палочка, всего лишь концентратор, артефакт и не более того, этот бред только с детьми и недоучками прокатывает. Ты мне, мастеру артефактору и чар, будешь заливать всякую ерунду. Это как если бы в магазине бытовой техники мне продавец–консультант заявил бы: «Это не человек выбирает микроволновку, а микроволновка выбирает человека»!

Тут на палочке маяков, хоть попой кушай. Модуль, передающий в министерство магии о применении магии вне определенных мест, модуль, записывающий какие были применены последние двадцать заклинаний.

— Подберите прочный поясной чехол для палочки и набор по уходу.

Всё заказанное было быстро найдено.

— Вот, замечательный чехол, как раз по длине вашей палочки, сделан из драконьей кожи. А вот набор для ухода. Итого, с вас одиннадцать галеонов.

Выйдя из лавки Оливандера.

— Ну что же, вы теперь знаете, где находится Косой переулок, дальше сами сможете закупаться по списку. Хермион, к письму приложен билет на Хогвартс–экспресс, он отходит первого сентября из Лондона с вокзала Кингс — Кросс с платформы девять и три четверти в одиннадцать часов. Вход на платформу находиться между платформами девять и десять, ближе к десятой. На этом я с вами прощаюсь. — Макгонагалл откланялась.

— Всего доброго, мисс Макгонагалл. Рад был с вами познакомиться.

Когда старая Кошка удалилась.

— Да, сынок. Всё же мне кажется, что маги немного не от мира сего. — Протяжно произнёс отец.

— Папа, ты так мягко выражаешься. Они полностью и безвозвратно сумасшедшие. Я кстати тоже немного с поехавшей крышей. Большая сила не накладывает большой ответственности, как выражался один герой мультфильма, а конкретно бьёт по мозгам, причудливо изменяя восприятие мира.

Мы приобрели набор учебников, причем бывших в употреблении, поскольку они были раз в пять дешевле, по сути, учебники мне были не нужны, а также телескоп и прочую мелочевку. Котел брать не стал, поскольку у меня уже был набор замечательных трансмутированных котлов из нержавеющей стали и золота.

Английские маги до сих пор пользуются оловянными котлами — это в голове не укладывается, олово же токсично и известно об этом ещё со средних веков. То, что трансмутированные котлы не несут в себе природного заряда магии, для большинства зелий даже полезнее. Вот серебряный котел пришлось бы покупать, поскольку для зелий, варящихся в подобной посуде необходимо как раз самородное серебро.

В лавке ингредиентов задержался, потратив большую часть денег, взятых родителями Гермионы, остальная сумма ушла за набор артефактора. Мантии тоже не стал покупать, я их спокойно трансмутирую из любой ткани.

Теперь трансмутация даётся уже нормально, поскольку смог перевести на рефлекс преобразование материи в ману. Точнее, я выделил небольшой поток сознания, управляющий преобразованием материи в ману и автоматизирующий раскачку ауры, и убрал его на периферию сознания. Теперь у меня постоянный приток маны. Ману скидываю в бездонный накопитель с многомерным карманом, который я зачаровал в виде небольшого кристалла обернутого в силикон, и по старой привычке вживил в себя. Вначале закачиваю полную ауру маны, затем сливаю восемьдесят процентов маны в накопитель и начинаю преобразовывать солнечную энергию или окружающую материю, лучше всего получается с водой, чуть похуже с солнечными излучениями, хуже с землей и более плотными веществами. Закачав полную ауру, вновь сливаю, но уже семьдесят процентов и так повторяю с шагом в десять процентов. Начиная от пятидесяти процентов, делаю шаг в один процент. Дойдя до слива одного процента маны, пытаюсь накачать в ауру маны больше, чем она вмещает, что приводить к тому, что мана начинает вырываться наружу. Немного продержав так, делаю перерыв на два часа, а потом начинаю упражнения заново с резкого сливания восьмидесяти процентов маны. Тем самым прокачиваю седьмое начало: увеличиваю вместимость ауры и скорость пополнения маны, а также скорость преобразования материи в ману. Этими упражнениями прокачал ауру на шестьдесят процентов за пару месяцев, если отбросить естественный рост резерва в результате взросления. Ещё пара месяцев в таком темпе и смогу подвешивать в ауре сразу два заклинания. Один полный цикл упражнения вначале занимал около десяти часов, и занимайся я самостоятельно, а не в фоновом режиме, то пришлось бы сутками посвящать всё время лишь этому занятию. За пару месяцев не смотря на увеличившийся резерв, время выполнения упражнения сократилось до девяти с половиной часов.

Перед поездкой приобрёл большой запас продуктов, из которых собирался готовить блюда для снятия с них матрицы и помещения образца в походный пищевой синтезатор или как назвал его Олег Бритва — «Доску самобранку».

К школе трансмутировал мантии и большой набор одежды из особой ткани. Все мои вещи были уложены в контейнер, который в свою очередь помещён в кулон на шее. Волосы я решил отращивать, поэтому на настоящий момент они доставали до середины лопаток.

Первого сентября принял душ, при помощи чар высушил волосы и заплёл в косу. На ногах у меня были тканевые брюки песчаного цвета под широкий ремень, по виду напоминающие брюки киногероя Крокодила Данди. На пояс надел широкий ремень коричневого цвета из драконьей кожи, на котором закрепил чехол с волшебной палочкой с правой стороны и ножны с ножом разведчика, зачарованным мощными чарами отвода глаз, с левой стороны. Ножны были изготовлены из той же драконьей кожи. Сверху на мне была надета белая льняная рубашка, заправленная в брюки и с закатанными рукавами. Две верхние пуговицы рубашки были расстёгнуты и открывали вид на серебряный кулон в виде сферически выпуклого с одной стороны круга покрытого рунами и диаметром три сантиметра. Кулон висел на довольно толстой веревочке черного цвета. Дополняла композицию жилетка песчано–коричневого цвета из кожи дракона. На ногах были обуты коричневые сапоги из кожи дракона. Вся одежда была мной сделана лично и зачарована. Кожу дракона приобрел по случаю в Косом переулке, она оказалась довольно недорогой, если сравнить к примеру с кожей крокодила или питона, а вот уже изделия из неё, тем более зачарованные, стоили прилично. Ну а дальше оставалось при помощи постоянной трансфигурации сделать нужную мне одежду, обувь и аксессуары, наложить ряд чар, улучшающих комфорт и дающих небольшую защиту. Для полного комплекта на голове покоилась шляпа, как у того же киногероя. Можно сказать, я косплеил Крокодила Данди! А всё началось с того, что пару недель назад посмотрел по телевизору этот фильм и он мне в очередной раз понравился, хоть немного и отличался от виденного в моём первом мире. Сразу после просмотра фильма родилась идея моего нового имиджа.

Уже без десяти десять утра мы с родителями моего тела стояли перед входом на платформу девять и три четверти. Мама меня обняла.

— Сынок, чаще пиши нам. Хорошо учись, мы с папой тебя любим.

— Постараюсь, но ничего не обещаю. Я слышал, что Хогвартс одна из худших школ магии в мире, хотя ещё лет пятьдесят назад всё было не столь печально.

— Может, тогда не поедешь туда?

— Не выйдет. Если бы вы почитали местные законы, были бы серьезно удивлены. Оказывается, люди без магического дара не имеют никаких прав, а одаренные обязаны пройти обязательное обучение. Вам просто сотрут память, забудете, что у вас когда–то вообще был ребенок, или же внушат, что вы сами отправили меня в школу.

— Но почему ты нам раньше не сказал об этом? — Возмущенно спросил отец.

— А смысл? Чтобы вы зря переживали? Ладно, пойду на этот волшебный паровоз, займу место, пока самые козырные не разобрали.

— Удачи, сынок. — Пожелал отец.

— Счастливого пути. Пока. — Дополнила мать.

— Эм. Простите, но я случайно услышал, что вы говорите про волшебный поезд. Вы тоже едете в Хогвартс? — Спросил меня мальчишеский голос со спины. — Подскажите, где находится вход на платформу?

Оборачиваюсь и впадаю в ступор от открывшегося вида. Передо мной стоит худой мальчик, примерно ровесник моего тела немного ниже меня ростом. Он одет в хороший джинсовый костюм именитого бренда, состоящий из джинсов и куртки. Рукава джинсовой куртки закатаны и на левой руке видны аккуратные без излишеств на вид простые механические часы, если бы не одно но — это настоящий Патек Филипп в корпусе из белого золота. На ногах обуты туфли из драконьей кожи, на голове надета джинсовая бейсболка с надвинутым на лоб козырьком, из под которой выбиваются густые чёрные волосы. Из под козырька кепки с худощавого лица на меня внимательно сморят два ярко зелёных глаза. В руках он держит саквояж из кожи дракона, явно с расширенным пространством. Я сразу узнал, кто это, ведь сложно не узнать самого себя. Сложно прожить полтора века в теле Гарри Поттера и каждый день видеть в отражении зеркала своё лицо, и вот так взять и не узнать Гарри Поттера, столкнувшись с ним на вокзале.

Странно, но по описанным «видящими» писателями сценарию, он должен выглядеть как заморенный голодом нищий, с горой вещей. Как раз такой вид был у меня на первых днях жизни национальным героем магической Англии в аналогичном возрасте. Тут же вижу перед собой уверенного в себе юношу, пусть и выглядящего как ребенок, но ребенком точно не являющимся.

— Добрый день. Вы абсолютно правы, я еду в Хогвартс. Вход на платформу находится в двадцати сантиметрах от вашей пятой точки в стене слева от меня и соответственно, справа от вас. Я как раз распрощался с родителями и собирался пройти на платформу. Предлагаю составить мне компанию в этом занимательном путешествии.

— Ваше предложение весьма заманчиво. С удовольствием принимаю его.

Киваю родителям и спокойно захожу в переход на платформу. Со стороны смотрится, словно я с невозмутимостью иду на стену и захожу в неё. Поттер выпрыгивает следом и врезается в мою спину.

— Извини. Мне страшно было так идти, вот и разбежался немного. — Покаялся Поттер.

— Ерунда. Хотя как по мне, то с разбегу о стену биться больнее, если бы она оказалась настоящей. — Улыбаюсь, стараясь не рассмеяться. — Предлагаю занять купе, пока есть свободные.

А на платформе уже было достаточно много народа. Многие с домашними животными, большинство провожали родители. Паровоз уже стоял с раскрытыми дверями вагонов, сверкая яркими красками. Мы забрались в предпоследний вагон и заняли купе посередине вагона. Гарри достал из саквояжа книгу История Хогвартса, положил её на столик и задвинул саквояж под сиденье.

— Гарри. — Коротко сказал парень, протянув мне руку.

— Хермион. — Так же коротко ответил, пожал протянутую руку и слегка кивнул.

В ответ на представление, Поттер выпучил глаза и уставился на меня, как на инопланетянена.

— Грейнджер? — Тихо сказал он.

— О! Я вижу, вы обо мне наслышаны? Именно. Хермион Грейнджер, сын четы стоматологов не одаренных магически.

— Значит, не канон. — Прошептал Поттер на русском языке.

— Абсолютно верно. Чую, каноном тут и не пахнет. — На том же языке отвечаю попутчику. — А вообще, у нас довольно интересная компания. Микро — Ковбой. — Киваю головой на Поттера. — И Китайская копия один к двум Крокодила Данди!

— Ты и русский язык знаешь?! Тоже попаданец? — В голосе Поттера чувствуется обреченность и в тоже время, некоторая надежда.

— Тоже. Попаданец. Ты вообще как умудрился тушку героя занять?

— Не знаю. Умер у себя от рака, а очнулся в этом теле на полу в середине лета.

— Вернон грохнул?

— Да. Как угадал?

— У тебя защита на разуме хорошая?

— Хм. Даже так! Лучшее, что можно купить за деньги.

— Хреново, но лучше чем ничего. Под клятву о неразглашении без моего согласия, могу рассказать.

Поттер задумался. Через некоторое время, что–то решив для себя, кивнул своим мыслям.

— Хорошо. — Гарри достал палочку. — Я Гарри Джеймс Поттер, клянусь магией, что не разглашать информацию, поведанную мне во время данной поездки в этом купе Хермином Грейнджер, без его разрешения. — Над палочкой Поттера произошла вспышка света, сигнализируя о срабатывании клятвы.

Достаю волшебную палочку и накладываю на купе чары конфиденциальности, защищающие от прослушивания и подглядывания.

— Вижу, дополнительную литературу по клятвам ты изучил, похвально. Ну что же, тогда слушай. Я уже не первый раз попадаю, можно сказать, профессионал в этом деле! Бывал на твоём месте в той же тушке, что ты сейчас, только в параллельном мире. Примерно также попал по дате. Вернон забил пацана до смерти, но его магия до конца боролась и притянула ближайшую душу. Даже пожил с размахом некоторое время, грохнул бородача, своего министра протащил, стал уровень образования поднимать, глупые законы отменять. Только бесполезно, у бородача крестражи тоже наклепаны, поэтому и чудит, хотя многим кажется что притворяется, а у него крыша на самом деле улетела. В банке был? Выписку брал?

— В банке был. — Печально подтвердил Поттер.

— Я как узнал, сколько он добра и денег скомуниздил, сразу товарища ещё больше невзлюбил. Провел расследование, и такое всплыло, что мама не горюй. Целенаправленное уничтожение аристократии, понижение уровня образования. В общем, идёт планомерный геноцид руками самих же магов. Это чтобы с каждым поколением маги становились тупее. А работает он по указке своего долгоживущего учителя, Фламеля. Тот вторую мировую устроил, чтобы зарядить горку философских камней. А вот сейчас я допер, что это была лишь разминка, поскольку потом будет третья мировая с уничтожением человечества.

— С чего ты взял про третью мировую? — Перебил рассказ Поттер.

— Ну, так, я был свидетелем оной, пока не оказался в эпицентре ядерного взрыва. — Криво усмехаюсь. — И скажу тебе как на духу, приятно в этом мало.

— А нафига это Фламелю?

— Полагаю, он разработал какой–то ритуал, требующий большого количества жертв, скорее всего, хочет стать поистине бессмертным или что–то типа того. А чтобы никто не догадался, что тут замешан ритуал, а это не просто масштабные магловские разборки, сейчас идёт подготовка с понижением уровня образования. Вот такие пирожки с котятами, коллега попаданец.

— Пи…ц. Да ё… … мать! Это какой–то… — Ещё долго и вычурно на русском языке выражал эмоции Гарри Поттер.

— Полностью с вами согласен, коллега. Как дальше будем жить? Жить, дружить, мёд пиво пить, или обливейт и разбежимся каждый за своим роялем?!

— Эм. Хермион. Ты же получается, уже магом был и должен заклинания знать?

— Знаю, умею, практикую.

Тут в нашем купе раскрылась дверь и в неё заглянула рыжая голова парня, нашего ровесника с испачканным носом. Конечно же, я сразу узнал Рона Уизли, хоть и виделся с ним очень давно.

— Здесь свободно? — спросил он Гарри, указывая на сиденье, на котором сидел я. — В других вообще сесть некуда.

— Рыжий, нагло без стука врывается, показательно по–нищенски одет, словно родители забыли заклинания починки и чистки одежды, к тому же нагло врет. Ни за что не поверю, что все места в поезде заняты. Отгадай, как его фамилия? — Обращаюсь к Гарри, игнорируя вторженца.

— Уизли, конечно. Только они подходят под это описание. — Ответил Гарри.

— Мой друг, ты как всегда проницателен. Ты сам пошлёшь лжеца или мне рассказать ему путь в глубины Рьльеха в задницу Ктулху?

Тут в купе заглянули два одинаковых с лица молодца, тоже рыжие, но постарше. Близнецы из того же семейства Уизли.

— Братишка, у тебя всё в порядке? — С нажимом спросил тот, что стоял справа, и посмотрел на меня угрожающе, поигрывая волшебной палочкой, зажатой в правой руке.

Он этим взглядом меня прямо таки взбодрил и разозлил. Это же вызов, причём такой, что уступи сейчас и житья не дадут.

— Уизли, забирайте своего родственника и валите отсюда. Увижу вас ещё раз или задержитесь хоть на секунду, прокляну. Вы поняли, предатели крови?! — Экспрессивно выдаю в адрес вторженцев.

— А ты ещё кто такой? — С вызовом спросил второй рыжий клон.

— Я давал вам шанс, сами виноваты, второй раз не повторяюсь.

Да, пусть они дети, но я их семейку не выношу ещё с прошлой жизни, да и ведут эти ребята себя не как дети, а как террористы. Сколько людей от их издевательств, которые из–за большого покровителя называют шутками, пострадало. Заготовок заклинаний у меня не было, поскольку в ауре держал только личную защиту. Быстро могу использовать чары или магию воды. Остановил выбор на магии воды и кинул во всех трёх Уизли заклинание, вызывающее понос на восемь часов, чтобы до конца поездки с толчка не слезли. Естественно, невербально. Они находились близко от меня, так что достаточно было перенести запрограммированную частичку воды на передачу необходимых воздействий за счёт магии пациентов, для этого подошли капельки моей слюны. Моего совсем слабенького телекинеза в этом теле хватило, чтобы донести до адресатов микро капельки запрограммированной слюны.

— Ой. — Сказал один из близнецов и схватился за живот. После чего бегом ломанулся в сторону туалета.

Затем мы услышали бурчание животов у остальных двух индивидуумов, и они рванули вслед за братом. Это ребята зря, туалет–то в вагоне один, а значит, им придётся бежать дальше…

— Ты чего сделал?

— Я? Ничего. — И подмигиваю. — Ты как свидетель сможешь это подтвердить, разрешаю! Кажется, у них проблемы с животами.

Гарри всё прекрасно понял и рассмеялся. Заодно получил разрешение к данной клятве, ответить на вопросы по данному инциденту.

— Думаешь, будут докапываться?

— Конечно, Уизли же под крышей бородача.

— Ты с ними не слишком жестоко? — Поинтересовался Гарри.

Обновляю заклинание конфиденциальности.

— Для ответа на этот вопрос, позволь узнать, чем ты в прошлой жизни занимался, сколько лет было?

— Меня Сергей зовут, точнее звали. Работал программистом, жил в Питере. В тридцать лет нашли рак, причем быстро растущий, в общем, за пару месяцев сгорел, страдал сильно. Под конец только рад был умереть. На дворе был две тысячи двадцать третий год, когда отъехал.

— Серёг, понимаешь, мы живём не в мире розовых пони и не в утопии, а самом настоящем мире. Волшебная палочка многофункциональный инструмент, воспринимай её как автомат Калашникова, совмещенный с болгаркой, дрелью, токарным станком и кучей прочего. Любой ребенок с волшебной палочкой, это уже не ребенок, а вооруженный индивид, как исламский террорист с АК 74 в руках. Представь, что ты едешь в поезде по Афганистану, и к тебе в купе по приказу командира вламывается трое вооруженных автоматами ребят, ты будешь их воспринимать как детей или как вооруженных людей?

— Пожалуй, второе.

— Тогда, заканчивай воспринимать себя как магла и начинай думать как маг. Ты вообще в курсе, что тебе по приезду, скорее всего, просто и незатейливо бородач может подправить память, выяснив правду? Если хочешь жить нормально, то придется отбросить брезгливость и по уши запачкаться в крови. Так и так, спокойно жить тебе не дадут.

— Да я понимаю. Но как то непривычно.

— Ну, я поначалу тоже терялся. Ты себе зрение вылечил или линзы купил?

— Линзы. Я был в Мунго, там сказали, что зрение не получится вылечить.

— Если хочешь, сейчас поправлю глаза. А по приезду, могу полную диагностику организма провести.

— Как? Ты что, был целителем покруче Мунговских? — Удивился Гарри.

— Не скажу что круче, но целителем был и в Мунго работал. Выше подмастерья Целителя не поднялся, но! Я отучился в МГУ на генетика и развивал дар метаморфизма, который у тебя, кстати, врожденный и, позанимавшись лет пять–семь, ты бы сам смог себя вылечить. На основе знаний обычных людей и стыке метаморфизма изобрел свой тип лечения. Так что да, кое в чём я буду покруче Мунговских, полагаю, сейчас бы мастера целителя получил запросто.

Гарри вынул линзы, и я при помощи магии воды исцелил его зрение.

— Шикарно! Я вижу даже лучше, чем в линзах! Ну, ты и кудесник! Слушай, может знаешь, как от крестража во лбу избавится?

— Конечно. Способов масса. Самый суровый, тот, что хочет применить бородач, Аваду в лоб. Но ты этого, скорее всего не переживёшь. Второй способ, самый вкусный — при помощи ритуала поглотить крестраж. Некоторое время будет колбасить, но это даст небольшую прибавку магической силы и возможно кое–какие знания Тома перепадут. Ну, ещё можно просто и незатейливо сделать сепуку, провести обряд экзорцизма, разработать ритуал, при помощи которого перенести крестраж на другой предмет.

— А почему же Поттера никто не вылечил?

— Серёг, ты сам понял, что сказал?

— Да… Что–то туплю по жесткому. Ясно же, что бородач всё подстроил.

— Ну, вот, сам всё прекрасно понимаешь.

— Сможешь провести обряд поглощения?

— Без проблем. В ближайшие выходные до выручай комнаты доберемся и всё сделаем. Но, чур, второй крестраж мой! Тоже хочу серпентарго заиметь.

— Договорились! А это, правда, что в подвале школы обитает гигантская змея, убивающая взглядом?

— Ага. Василиск Слизерина. Я на нём однажды катался верхом, забавные ощущения, словно пытаешься устоять на гигантской скользкой макаронине.

— У тебя случаем яйки не из титана? Я бы кирпичами ходил, только об одной мысли о подобном развлечении.

— Не зарекайся, у магов крышу только так сносит. Совет бывалого — не обращай внимания на мелкие закидоны, не опасные для окружающих. А вообще, для говорящего на языке змей василиск не опаснее ужа. Опасны лишь фамильяры других магов, которые тебя попросту не будут слушаться, например, змея Реддла.

— Хермион, ты на какой факультет собираешься?

— Сам–то как думаешь?

— Райвенкло?

— Стопроцентное попадание!

— Я тоже туда собирался, но не знаю, бородача не насторожит ли это?

— Ну, ты парень, даёшь! То, как ты одет и ведёшь себя, насторожит даже Хагрида, а бородач глупцом не является. Если хотел не высовываться и плыть по течению, то с тактикой ты промахнулся.

— Печально. Кстати, Уизли нас прервали, я как раз хотел спросить, научишь меня парочке заклинаний?

— Запросто. Вообще магу для хорошей жизни надо знать не так уж и много заклинаний. Заклинание постоянной трансфигурации, Империо, Авада Кедавра, Обливейт, Конфундус, парочку щитов и владеть аппарацией ну и парочку нелетальных атакующих чар, которые даются на уроках. С этим набором можно выжить и даже очень комфортно жить. Если хочешь большего, рекомендую напроситься в личные ученики к Флитвику, он всё же профессиональный преподаватель и научит многому лучше меня, плюс поможет корочку, подтверждающую знания, получить.

Я достал из пакета термос с чаем, бутерброды, сладости, журнал с кроссвордами. Трансфигурировал из журнала пару чашек, разлил чай, и мы с Гарри перекусили.

— Слушай, Хермион, я думал, что Гермиона, как и по книге будет девушкой, а ты парень. Ты сам–то как оказался в таком положении?

Говорить правду не горел желанием, мало ли как дело повернётся.

— В прошлой жизни ритуал один провел, в результате которого должен был отправиться в параллельный мир, ну вот меня и закинуло сюда. Вообще, по условиям меня должно было вселить в мужское тело, находящееся в коме, ещё живое, но уже лишённое души. Последние условия сработали как и положено, а вот насчёт мужского промашка вышла, меня забросило в тело девочки.

— Что! Так ты, девушка? — Удивленно воскликнул Гарри.

— Нет, я всё же маг целитель. Хоть это было сложно и болезненно, но я сменил пол почти сразу, как оказался в этом теле.

— Возможности магии не перестают меня удивлять! — Восхищенно произнёс Гарри.

В коридоре что–то прогрохотало, улыбающаяся женщина сдвинула дверь в наше купе и спросила: — Что–нибудь перекусить, мальчики?

Я в отрицательном жесте покивал головой в стороны, глядя на Гарри и произнёс: — Я ничего из этого не ем.

— Даже не знаю. Дайте пару шоколадных лягушек. — Гарри протянул мелочь продавщице, расплатившись за шоколадки.

Поттер осторожно развернул конфету и едва удержал попытавшуюся удрать лягушку. Потом откусил ей голову и с отвращением на лице стал жевать.

— Фу лять, она шевелиться! Как эти маги жрут такую гадость? Ещё и шоколад не лучшего качества.

Гарри раскрыл широко рот, высунул язык и стал языком двигать по сторонам, словно проветривая.

— Хорошо, что ты Бетти — Ботт не взял, туда вообще гадость кладут, наподобии ушной серы. Я поэтому волшебную еду не ем. Неприятно, когда твоя еда шевелится во рту и пытаеться сбежать. Хоть и могу питаться живыми ящерицами, но это не значит, что получаю от этого удовольствие. Блин, да меня до сих пор мутит от вида поедания шоколадных лягушек и драже с чудо, какой гадостной начинкой!

— Где же ты раньше был? — Возмутился Поттер.

— Ну, знаешь ли, если кто–то к своим тридцати годам так и не научился читать невербальных знаков, это не моя проблема. Я тебе кивал, мол, не стоит оно того?

— Ну да, было такое…

— Тогда, какие претензии?!. Ха–ха–ха, — рассмеялся я. — Видел бы ты свою рожу, когда ел этого шоколадного монстра.

Гарри тоже рассмеялся.

За окном мелькала сельская местность и постепенно становилась все более дикой. Ухоженные поля закончились. Теперь шел лес, петляющие реки, и темно–зеленые холмы. В дверь нашего купе постучали, и вошел круглолицый слегка полноватый мальчик. Казалось, он сейчас заревёт. Я узнал Невила Лонгботтома.

— Извините, — сказал он, — вы совсем не видели жабы?

Что значит совсем? — Подумалось мне.

— Эм. Какую жабу ты имеешь в виду, конкретную или в принципе? — Задал парню вопрос Гарри.

— Мою жабу, Тревора, — сказал мальчик, — Я потерял ее! Она постоянно убегает!

— Хермион, ты можешь что–то сделать?

— Да. — поворачиваюсь к Невилу. — Парень, у тебя остались какие–то вещи Тревора?

Он молча крутит головой в стороны, прикрыв глаза.

— Нет?! Ну ничего, попробуем так.

Трансфигурирую из кружки мел и черчу на столе гексограмму заключенную в круг. Во внешние треугольники шестиконечной звезды вписываю руны призыва сущности, в места между вершинами и кругом вписываю уточняющие условия: пределы расстояния нахождения сущности, видовая принадлежность, имя Тревор.

— Явись, сущность в виде жабы, по имени Тревор, находящаяся в этом поезде. Своей силой призываю тебя! — Произношу слова якоря, вливая ману в ритуал. Происходит вспышка, небольшой хлопок и в центре магической фигуры появляется небольшая коричневая жаба.

Оба зрителя смотрят на творимую магию, раскрыв рты и выпучив глаза.

— Тревор, ты нашёлся! — Обрадовано восклицает мальчик, хватает жабу и прижимает к себе. — Спасибо вам! Спасибо! — Радостно восклицает он и покидает наше купе.

— Даже не представился. Но полагаю, это Невил Лонгботтом. — Произнёс Поттер.

— Малец просто растерялся. Он затюканный гиперопекой бабушки. Она у него не зря носит прозвище Железная Леди. Но, по крайней мере, он в отличие от прочих постучался, а это уже большой плюс к карме.

— Согласен. Судя по увиденному, остальные маги не отличаются воспитанием. — Утверждающе кивнул Гарри.

— Глухомань…

— Слушай, мне как–то стремно называть тебя Хермион, всё время с той канонной девчонкой зубрилкой ассоциируется. Может как–то по–другому можно? — Спросил Поттер.

— Да мне в принципе всё равно, хоть дубом назови. Можешь по первой букве звать, Эйч. Только не обижайся, когда в ответ буду звать тебя ЭйчПи!

Гарри рассмеялся.

Я решил поддержать атмосферу веселья, надел шляпу, сдвинул её слегка вперёд и дурачась, хриплым голосом произнёс: — Эйчпи, ты подоил всех коров на своём ранчо?!

— Да, Эйч, выдоил всё до последней капли. Только, кажется, коровы немножко поломались, потому что я так старался, что вымя в руках осталось! — Таким же хриплым голосом ответил Гарри.

Мы вместе рассмеялись, поскольку кривляния мелких пацанов, коими мы и являлись внешне, со стороны казались очень забавными.

В этот момент дверь купе открылась снова. В купе бесцеремонно без всякого стука и приглашения вошли три мальчика, ровесники наших тел. Один из них был бледный худой парнишка с гладкими платиновыми волосами, заострённым лицом, холодными серыми глазами и острым носом. Ну, конечно же, это был Драко Малфой. Он смотрел на меня с большим интересом. Двое других, его сквайры, Крэбб и Гойл. Винсент Крэбб — полный и плотный, с круглым щекастым лицом и короткими, подстриженными под расчёску темными, почти черными волосами. Высокий, ростом скорее соответствующий тринадцатилетнему возрасту, с широкой шеей. У некоторых первокурсников талия чуть уже его шеи будет. Грегори Гойл — плотная, но не толстая фигура, ростом почти не уступающий своему приятелю Крэббу, карие глаза, вытянутое лицо с массивными чертами, шатен с вьющимися волосами и короткой прической, напоминающей «площадку». Все они были одеты в мантии классического кроя.

— Это правда? — спросил Драко. — Все говорят, что в предпоследнем вагоне поезда в этом купе едет Гарри Поттер. Это ты, не правда ли? — Спросил он, глядя на меня.

— Как ты угадал? Невероятная проницательность! Это из–за шляпы, да?! — С долей сарказма в голосе, отвечаю пареньку.

— Это Крэбб и Гойл, — сообщил бледный мальчик беззаботно. — И мое имя Малфой, Драко Малфой.

Настоящий, ну почти настоящий Поттер, улыбается и старается не засмеяться, прикрывая улыбку правой ладонью. Он фыркнул, сдержав смех.

— Думаешь у меня странное имя? Нет нужды спрашивать кто ты, судя по одежде — Грязнокровка! — Скривившись, будто съел лимон, глядя на Поттера произнёс Малфой.

Он вновь повернулся ко мне: — Ты скоро обнаружишь, что некоторые семьи волшебников — значительно лучше, чем другие, Поттер. Ты не должен общаться с людьми третьего

сорта. Я могу помочь тебе в этом.

Он протянул мне руку для рукопожатия. Не спешу пожимать её.

— Ну что же, Драко, раз ты не знаком с сарказмом, огорчу, но ты немного ошибся. Позволь представиться. Меня зовут Хермион Грейнджер, обретенный, уполномоченный представитель рода Котоура. Ну и позволь представить моего попутчика, которого ты только что смертельно оскорбил — Гарри Джеймс Поттер, чистокровный маг, наследник рода Поттер. А теперь, нам очень интересно узнать, откуда у тебя информация про местонахождение героя магической Англии? Эта информация была секретной, и никто в поезде об этом не знал! — Произношу спокойным тоном, глядя на Малфоя. — Чей ты шпион Драко? Ты работаешь на Дамблдора? Кто приказал тебе втереться в доверие к Поттеру? Чего добиваешься? — Давлю серией вопросов.

— Что? Нет, я не шпион! Чтобы Малфои шпионили для Дамблдора, не бывать подобному! И вообще, впервые слышу, что за род такой, Котоура?! — Возмущенно пропищал Драко, сорвавшись на фальцет.

— Так это и ежу понятно, что не знаешь. Иначе сложно представить, чтобы некто, зная о нашем роде, стал бы о нём пренебрежительно отзываться. И вообще, вы, Англичане заперлись в своей стране, как в раковине и не суёте носа за границу острова. Пусть хоть кто–либо из вас троих назовёт хотя бы пять магических родов не из Англии и Гарри Поттер подарит победителю шоколадную лягушку! — Подмигиваю Поттеру.

Вся троица посетителей зависла, судорожно соображая. Примерно с минуту в комнате стояла тишина.

— Пойдёмте! — Зло прошипел Малфой на своих сопровождающих, и утащил их прочь из купе. Остановившись в тамбуре, Драко развернулся: — Я был бы осторожнее на твоем месте, Грейнджер, — сказал он медленно, растягивая слова. Затем обернулся к Гарри: — Если ты будешь также не разборчив в выборе своих друзей, пойдешь по пути своих родителей, Поттер. Они тоже не смогли определиться вовремя. Держись рядом со сбродом вроде Грязнокровок, и

сам станешь таким.

— Малфой. — Крикнул ему в спину, прежде чем он успеет удалиться. — Ты только что своей угрозой записал свой род в черный список рода Котоура. Так что можешь забыть о первоклассных целителях и снятии родовых проклятий с себя и своих потомков. На всякий случай, я письменно уведомлю главу вашего рода, кого и за что следует за это благодарить. Официально предупреждаю, следующая твоя выходка приведёт к объявлению вашего рода кровными врагами рода Котоура.

Парень молча удалился, стараясь держать спину ровно, но явно было заметно, что он дрожит от адреналина, гуляющего по крови. Неплохо я его взбодрил.

— Гарри, я вот никак не пойму, Малфои своего отпрыска ничему не обучают? Как вообще можно назвать грязнокровкой человека, у которого на руках часы стоимостью как половина их родового поместья?

— Слушай, Эйч, я сам в шоке! Кстати, что за род такой, Котоура? В книге такого не было. — Поинтересовался Гарри.

Обновляю чары конфиденциальности.

— Ну, так мы и не в книге живём, а в реальном мире. А вообще, просто Фамилия одного Японского четырехсотлетнего архимага из прошлой жизни. — Посылаю Гарри улыбку. — Даже если тут и живёт такой, думаю, он не будет против самозваного родственника, тем более, мы с ним действительно в родстве, поскольку моя сестра Котоура. — Вот так причудливо подал коктейль, замешанный на правде. Ощущаю себя безумным воплощением Рен-ТВ.

Гарри рассмеялся: — Ловко ты его! Я и сам поверил в сильный род, стоящий за тобой. А ничего, если выясниться, что такого рода нет? Малфой вроде влиятельный. И что за сестра?

— Гарри, если честно, плевать. Как говорил один вымышленный персонаж: «Нет человека, нет проблемы». Я уже являюсь полноценным магом, хоть пока и слабым. При желании могу устроить геноцид не хуже Дамблдора и в Хогвартс еду исключительно за новыми знаниями. А сестра, ты же понимаешь, что параллельные миры все разные, даже если в чём–то и похожи. В каждом что либо, да отличается.

— Понятно. У меня сестры нет, если не считать за такового избалованную свинушку Дадли, так что в этом у нас большая разница. И вообще, куда тебе столько знаний? — Удивился попутчик.

— Настоящий маг развивается и учиться на протяжении всей жизни. В этом мире накоплено столько магических знаний, что для изучения всего не хватит и тысячи лет. Вообще, я по натуре ученый–исследователь и постоянно стараюсь узнать что–то новое. Не люблю, когда мешаются всякие интриганы, политики, просто недоброжелатели и пытаются убить, оскорбить или обокрасть. Опыт подсказывает, что врагов надо уничтожать сразу и безжалостно, иначе враги уничтожат тебя. Вот тебе, например, идеальным вариантом было бы собрать вместе бородача, всех его активных сторонников и сторонников змеемордого, и подорвать всех к чертям взрывчаткой мощностью в несколько килотонн.

— О! Эйч, твои речи, как бальзам на душу! Только боюсь, реально этого не осуществить. — Поттер печально вздохнул.

— В жизни нет ничего не осуществимого. Даже галактику можно положить в карман, было бы желание.

— Да ты оптимист! Слушай, Эйч, я не заметил у тебя сумки, кроме пакета с едой и термосом. Ты что, едешь без багажа?

— Нет. Расширенное пространство. Только в отличие от сумки, подобной твоей, я использую для этого кулон. — Демонстрирую кулон на шее.

— Что, и так можно? — В очередной раз удивился попаданец.

— Да. Только один минус, в такой тип многомерного кармана можно поместить лишь один предмет, зато большой. У меня там контейнер объёмом восемь кубометров, забитый барахлом. Но сам понимаешь, захоти достать что, и для этого понадобиться помещение побольше, чем подобное купе.

— Так надо же будет балахон местный одеть. Как их? Мантии! Вот ептинский–птерадонт! Придумают же, в такой неудобной одежде ходить! Ты же не пойдёшь в этом наряде?

— Мантию трансфигурирую, да хотя бы из того же журнала. — Киваю головой на изодранный журнал, в который превратился мелок и чашка. На столе на месте где чертил ритуал призыва жабы вместо мела теперь рваные кусочки бумаги. — На вечер хватит, а завтра переоденусь. Да и почему считаешь, что не пойду в этом наряде? Чем я хуже Дамблдора, что не могу эпатировать общественность?! Вообще, терпеть ненавижу эти мантии, действительно неудобная одежда. Во всём остальном мире маги одеваются нормально, по последней моде обычных людей или в традиционную одежду для своего географического региона, лишь Английские маги вот так вот извращаются, чтобы отделить себя от простых людей.

Через поезд эхом пронесся голос: — Мы прибудем в Хогвартс через пять минут. Пожалуйста, оставьте багаж в поезде, его отнесут в школу отдельно.

— Вот это заболтались, за окном уже темно и пора одевать балахоны. — Произнёс Поттер.

Я действительно трансфигурировал мантию из журнала, влив побольше магии, чтобы хватило часов на пять. Получившуюся мантию накинул на плечи. Поттер извлёк из саквояжа свою мантию из Шёлка, полученного из паутины акромантулов. Крайне неудобная в носке, скользкая, но при этом очень дорогая ткань. Хотя в зачарованном виде, носить можно без проблем. Поскольку мантия сидела на Поттере замечательно, не пыталась соскользнуть, то можно было угадать именно вариант с наложенными чарами, то есть ещё более дорогую статусную вещь. Но вот джинсовую куртку, думаю он зря снял.

— Да уж, Поттер, в мантии за сотню галеонов сложно будет не привлечь внимания бородача.

Поезд замедлил ход и наконец, остановился. Люди выходили на небольшую, темную платформу. Дети дрожали на холодном ночном воздухе.

— Брр. Ну и холодина. — Произнёс Поттер, обхватив себя руками за плечи.

Я наложил согревающие чары на Поттера, затем на себя.

— Гарри, конечно, без джинсовой куртки в мантии ты смотришься лучше, но как по мне, пусть лучше помру от стыда, чем от переохлаждения!

— Да если бы я знал, что тут такой дубак, то забил бы на мнения всех магов, вместе взятых. Спасибо за заклинание, с ним действительно теплее. Это что, согревающие чары?

— Они самые, родимые. В Хогвартсе без них, печки–буржуйки и валенок жизнь не мила, особенно зимой!

— Блин — Клинтон! Я теплых вещей почти не взял, только свитер и пуховик.

— Это Шотландия, детка! Тут морозы не хуже чем в Росии, а какие ветра и полное отсуствие центрального отопления в старинном, продуваемом ветрами замке. Умм… Просто прелесть! Уверен, ты оценишь!

— Блиин! На что я подписался? Хочу домой… — Простонал Поттер, резко склонив голову к земле.

— Дома лучше! — С улыбкой резюмировал я.

Затем над головами учеников, качаясь, появилась керосиновая лампа, и мы услышали раскатистый голос: — Эй, новички! Сюда! Как ты, Гарри? — Обратился полувеликан в нашу сторону.

Большое волосатое лицо Хагрида сияло над морем голов. — За мной — больше нет новичков? Потопали! Новички за мной!

Скользя и спотыкаясь, дети следовали за Хагридом вниз по узкой крутой дорожке. Вокруг было ужасно темно, со всех сторон выделялись более плотные темные тени толстых и высоких деревьев, что было довольно пугающим. Никто не говорил и все шли в полной тишине. Были слышны звуки нескольких падений. Невил Лонгботтом всхлипнул пару раз.

Я зажёг и подвесил в метре над головой шарик Люмоса, и мы с Гарри спокойно шли по освещенному пространству. Рядом с нами пристроилась Дафна Гринграсс и Невил Лонгботтом, прочие дети тоже старались быть поближе к свету. Дафна, невысокая худенькая блондинка, с распущенными волосами, спускающимися чуть ниже плеч, заколотыми парой простых заколок и с милым личиком. В свете люмоса её серо–голубые глаза блестели на белоснежном лице. На фоне страшных Англичан, Гринграсс можно было смело присудить звание королевы красоты среди детей её возраста, а помня, какой красавицей она вырастет в будущем, я даже задумался о ней, как о возможной супруге. Когда Дафна поскользнулась на скользкой ступеньке, я придержал её за руку, на что получил в благодарность кивок, и так придерживая, довёл девушку до самого низа.

— Через секунду вы увидите Хогвартс, — сказал Хагрид через плечо, — сейчас, только повернем.

Послышалось громкое «Ооооох!».

Узкая дорожка внезапно вывела на край большого черного озера. На верху высокой горы на другой стороне стоял, сверкая окнами в звездном небе, огромный замок с башенками и башнями.

— Не больше четырех на лодку! — сказал Хагрид, указывая на флот маленьких лодок, стоящих в воде у берега.

Оказавшись на причале, девочка удостоила меня долгого изучающего взгляда.

— Добрый вечер, мисс Гринграсс. Позвольте представиться, Хермион Грейнджер, обретенный, представитель рода Котоура, известных в узких азиатских кругах высококлассных целителей и артефакторов. Для друзей просто Эйч.

— Хмм. Дафна Гринграсс. Но, кажется, вы и так это знаете, мистер Грейнджер. Не представите своего приятеля? — Дафна перевела взгляд на Поттера.

Я посмотрел на Поттера, тот слегка покачал головой по сторонам в жесте отрицания и сделал зрачками полный оборот, указывая на большое количество лишних ушей.

— Мисс, Гринграсс, я бы с удовольствием представил вам этого юношу, но пусть имя моего приятеля до поры останется в тени. Это станет сюрпризом вечера. Вы сами поймёте потом, почему.

Мы погрузились на лодку вчетвером: Я, Поттер, Гринграсс и Лонгботтом.

— Все сели? — закричал Хагрид, который сидел в лодке один. — Отлично, тогда — ВПЕРЕД!

И флот маленьких лодок тронулся, скользя поперек озера, гладкого как стекло. Все молчали, глядя на большой замок наверху. Он возвышался над нами, пока подплывали ближе и ближе к утесу, на котором стоял замок.

В третий раз учувствую в этом шоу для первокурсников, и каждый раз оно цепляет.

— Опустите головы! — крикнул Хагрид, когда первые лодки достигли скалы.

Все, кроме меня и Поттера, как стадо баранов нагнули свои головы, и маленькие лодки пронесли нас через занавес плюща, который прятал широкий проход в скале. Если уж полувеликан Хагрид, ростом выше трёх метров проплыл не нагибаясь, то одиннадцатилетние дети в полный рост даже стоя на плечах друг у друга прошли бы без проблем по этому темному туннелю, который, казалась, вел прямо под замком. В итоге мы достигли подземной гавани и вскарабкались на камни.

— Все здесь? Никто не потерялся? — Воскликнул Хагрид, поднял гигантский кулак и три раза постучал в двери замка.

— Сова, открывай, медведь пришёл. — Тихо хриплым голосом прокомментировал я это действие.

Поттер и Гринграсс, держащиеся от меня поблизости, прекрасно расслышали комментарий и оба рассмеялись. Ну, соотечественник точно про Винни — Пуха мультик смотрел, а вот то, что Гринграсс знакома с творчеством Алана Милна, для меня стало сюрпризом.

Дверь сразу распахнулась. За ней стояла высокая темноволосая колдунья в одежде изумрудно–зеленых тонов, на голове у неё была надета остроконечная шляпа. У нее было очень суровое лицо и губы, сжатые в узкую полоску. Если кто не понял, речь идёт о Минерве Макгонагалл.

— Новички, профессор Макгонагалл, — сказал Хагрид.

— Спасибо, Хагрид. Я их забираю.

Кошка широко распахнула дверь. Вестибюль был таким огромным, что в нем спокойно бы уместился средний Английский коттедж. Потолок поднимался очень высоко, его не было видно из–за отвратительного освещения факелами, висящими на стенах и зачарованных на вечное горение магическим пламенем. Огромная мраморная лестница вела вверх.

Мы последовали за старой Кошкой по вымощенному каменными плитами полу. Было слышно жужжание голосов из двери справа из главного зала, где собралась вся остальная голодная свора школьников. Но Кошка по старой школьной традиции психологической обработки детей перед ментальным считыванием распределяющим артефактом, привела всех в пустую маленькую комнату. Напуганные и голодные дети столпились, стоя ближе друг к другу, чем стояли бы обычно, нервно озираясь вокруг.

— Добро пожаловать в Хогвартс, — сказала профессор Макгонагалл. — Банкет по поводу нового семестра скоро начнется, но прежде чем занять места в Большом Зале, вы будете рассортированы по своим факультетам.

Сортировка — очень важная церемония, потому что, пока вы в Хогвартсе, факультет будет чем–то вроде вашей семьи. У вас будут занятия с учениками вашего факультета, вы будете спать в башне вашего факультета и проводить свободное время в гостиной. Четыре факультета носят названия Гриффиндор, Пуффендуй, Райвенкло и Слизерин. У каждого факультета своя история, каждый выпускал выдающихся волшебников и волшебниц.

Пока вы в Хогвартсе, ваши успехи будут приносить вашему факультету очки, в то время как нарушение правил будет вести за собой их потерю. В конце каждого года факультет с большим количеством очков будет удостоен Кубка Хогвартса, это большая честь. Я надеюсь, вы будете хорошими учениками, на каком бы факультете вы не оказались.

Церемония Сортировки пройдет через несколько минут в присутствии всей школы. Я предлагаю вам привести себя в порядок, пока вы ждете.

Ее взгляд задержался на мгновение на плаще Невилла, сбившемся на левый бок, и на испачканном носе Рона.

— Я вернусь, когда все будет готово, — сказала профессор Макгонагалл. — Пожалуйста, ведите себя тихо.

Она вышла из комнаты.

— Видели, как правильно надо запугивать? Обработка, прямо как в гестапо. Сейчас ещё призраков запустят для полноты восприятия. Стандартная раскачка эмоций, для лучшего считывания памяти распределяющим артефактом. — Тихо поведал для Гарри и заинтересованной Дафны.

Гринграсс с уважением взглянула на меня.

— Ага. А отсутствие наказаний за поступки, не считать же таковым снятие баллов, будет рождать чувство безнаказанности и может твориться такой беспредел, что даже представить страшно. — Добавил Поттер.

— А как они сортируют по факультетам? — спросил чернокожий парень с коротко подстриженными жесткими кучерявыми черными волосами у Рона Уизли. Похоже, что парень маглорожденый, как же его зовут, кажется, Томас Дин.

— Какой–то тест, я думаю. Фред сказал, это очень больно, но я думаю, он шутил.

Ребята разговаривали довольно громко, и мы с Поттером тихо посмеялись.

Несколько человек вскрикнули.

— Вот и призраки. Постановка разыграна четко, сейчас призраки будут агитировать нас на свои факультеты. — Тихо говорю Гарри и Дафне. Они внимательно всматриваются в заднюю стену, как и прочие дети.

Двадцать приведений просочились через заднюю стену. Жемчужно–белые и прозрачные они скользили по комнате, болтая друг с другом и не глядя на новичков. Казалось, они спорили. Похожее на маленького толстого монаха привидение говорило: — Прости и забудь, я говорю, нам надо дать ему второй шанс…

— Мой дорогой Фриар, разве мы не дали Пивзу все шансы, какие он заслуживал? Он марает нашу репутацию, а ведь он даже не привидение — эй, что вы все здесь делаете? Привидение в кружевной рубашке и трико, словно внезапно заметило первачков. Никто не ответил.

— Новенькие! — сказал толстый Фриар, улыбаясь. — Сейчас будут сортировать?

Несколько человек безмолвно кивнули.

— Надеюсь увидеть вас в Пуфендуе! — сказал Фриар. — Мой старый факультет, знаете ли.

— Проходите, — сказал строгий голос Минервы. — Церемония сортировки сейчас начнется.

Профессор Макгонагалл вернулась. Одно за другим привидения исчезли в противоположной стене.

— Постройтесь в линию, — приказала новичкам профессор Макгонагалл, — и следуйте за мной.

— Похоже, в Пуфендуе слишком много народа, вон как пытаются отвадить от поступление на него людей, послав агитировать привидение, которое скорее напугало детей, чем уговорило. Хотя, казалось бы, у всех одинаковая программа обучения, только условия проживания разняться. Самые лучшие, конечно же, в Слизерине, но у Пуффендуйцев огромный плюс — кухня под боком, так что они довольно неплохо пристроились. — Негромко просвещаю внимательных слушателей, к которым присоединился Невил Лонгботтом.

Мы вышли из комнаты, через вестибюль, сквозь двойные двери в Большой Зал.

— А что в Гриффиндоре? Я слышал, там учатся храбрецы! — Неуверенно спросил Невил.

— Скажем так, на Слизерине учатся аристократы и люди, имеющие склонность к политике и большому бизнесу, на Райвенкло будущие ученые, целители, артефакторы и так далее, на Гриффиндоре хулиганы, и неуравновешенные личности, будущие авроры и просто бездельники–авантюристы, на Пуфендуе все остальные, это факультет для простых ребят, обычных работяг. Например, тем, кто выращивает магические растения, он подойдёт идеально. — Намекнул на специализацию рода Лонгботтома.

— То есть ты собираешься на Райвенкло? — вычленила главное из моей речи Гринграсс.

— Угадала, красавица. Артефактору и целителю там самое место.

Дафна слегка смутилась, но постаралась не показать виду.

Мы оказались в главном зале, его освещали тысячи зачарованных свечей, порхавших в воздухе над четырьмя рядами столов, за которыми сидели остальные ученики. На столах сверкали золотые тарелки и кубки.

На другой стороне зала, стоял еще один стол, за которым сидели преподаватели. Профессор Макгонагалл провела новичков к столам так, что они выстроились в ряд лицом к ученикам и спиной к преподавателям. Сотни лиц, напротив них, казались бледными фонарями в мигающем свете свечей.

Поттер стал разглядывать потолок, на котором была наложена иллюзия неба снаружи, словно крыша была прозрачной.

Профессор Макгонагалл поставила стул на четырех ножках перед новичками. Наверх она положила высокую волшебную шляпу. Шляпа была в заплатках, с обтрепанными полями и ужасно грязная. Потом шляпа дернулась. Шов на тулье разошелся и шляпа запела.

По окончании пытки отвратительным пением артефакта зал разразился аплодисментами. Шляпа поклонилась всем четырем столам и опять замерла.

Я раздумывал, как бы так изучить артефакт. Интересно, сколько раз уже был в Хогвартсе и даже не додумался разобраться с этим артефактом, а это ведь жуть как интересно. Любопытно, что там? Вложенные отражения души, на подобии крестражей? Запечатанный дух или демон? Или всё же полноценный искусственный интеллект?

Народ начали вызывать по списку. Стоял и думал, какими чарами воздействовать, ведь снятие матрицы на артефактах позволит только изучить разум артефакта, но не воссоздать структуру. Да и времени понадобиться много.

— Грейнджер Хермион. — Произнесла Макгонагалл.

Я спокойно вышел к табурету и сняв свою шляпу, не нашёл куда её повесить. Достал палочку и невербальным заклинанием Вигардиум Левиоса, заставил зависнуть свой головной убор в воздухе, после чего сел на табурет. Минерва надела распределяющую шляпу мне на голову.

— Так, молчать. — Приказал шляпе. — Пока я тебя не исследую хотя бы немного, даже не смей меня распределять.

— Хмм… Тут всё понятно. Но мы вообще–то на распределении. — Донеслось от артефакта.

Влага есть почти во всём, что нас окружает, поэтому я использовал свой пот, как проводник и через него снял информационную матрицу с распределяющей шляпы.

— Ну вот, а ты боялась. И ничего не сломал. Так, сама признаешься, что ты, или мне придётся и дальше исследовать самому? В тебя запечатали демона или духа? Или создатель сделал слепок шести начал своей души? Или всё же грамотно реализованный искусственный интеллект?

— Райвенкло! — Громко выкрикнула шляпа. — И снимите меня с этого безумного ученого, пока он не разобрал меня на нитки. — Истерически заверещал артефакт.

С меня сняли распределяющую шляпу. — Нет, нет, нет! Артефакт вынес слишком поспешное решение, я ещё не до конца его исследовал! В смысле, он должен ещё подумать, может меня надо распределить на другой факультет. — Громко сказал я, обращаясь к Макгонагалл.

— Молодой человек, пройдите за стол своего факультета, не задерживайте церемонию. — Сурово произнесла Кошка.

Народ в зале дружно заржал, после чего раздались дружные аплодисменты со всех столов, но громче всего аплодировали за столом факультета Райвенкло.

Забрал подвешенную в воздухе свою шляпу, водрузил её на голову и направился к столу воронов. Проходя мимо обеденных столов, до меня доносились фразы: «Ну, точно Райвенкловец», «Такого не припомню, чтобы распределяющая шляпа испугалась быть разобранной на нитки», «Вы слышали, безумный ученый».

Когда прозвучало: — Поттер, Гарри! — Гарри выступил вперед.

Внезапно по залу побежал шепот. «Она сказала Поттер?», «Гарри Поттер?»

Чрево Тиамат! Мне однажды прошлось пройти через это. Как же раздражают эти фанаты. Надеюсь, Серёга выдержит.

— Слизерин! — Выкрикнула шляпа.

— Вот это Поттер отжёг. Красавчик! — Протянул я вслух.

В зале на мгновение создалась тишина, так что мой голос прозвучал как выстрел. Стол Слизерина разразился аплодисментами, я присоединился к ним. Почти все Райвенкловцы и несколько Пуффендуйцев присоединились к рукоплесканию. Лишь за столом Гриффиндора стояла абсолютная тишина.

Да, Серёга, похоже не так прост, как хотел показаться. Надо держать с ним ухо востро. Очень не хватает Легилименции, я хоть в теории и практике замечательно подкован, но вот ментальные силы настолько ничтожны, что их ещё тренировать и тренировать. Надо будет попробовать читать мысли через съём информационной матрицы при помощи магии воды, очень перспективное направление. Минус пока только один, требует контакта с пациентом. Как по мне, так зря Поттер в Слизерин пошёл. Поддержки он там не получит, а вот использовать захотят многие. Проблем на свою пятую точку он заработал много, но это его жизнь. Полагаю, на этом наши пути могли бы и разойтись, поскольку я ему недвусмысленно намекал, что могу помочь. Было бы мне на самом деле лет, насколько выгляжу, то точно топнул бы ногой и сказал ему в лицо, чтобы искал на своём Слизерине себе сторонников и пусть они ему сами крестраж выковыривают. А так, просто посмеялся над глупостью тридцатилетнего парня, ищущего приключений там, где не надо. Но если я могу пережить такие приключения, которые могу найти на свои вторые девяносто, то у него с этим проблемы. Магией не владеет, влиятельных покровителей не имеет, если не считать меня. И то, в данный момент мне проще прибить его, чем возиться, как с ребенком. В ближайшее время от данного персонажа ожидаются лишь сплошные неприятности, и ни капли профита.

Кстати, Лонгботтом таки прислушался к моему, опосредованно выданному мнению, и поступил на Пуффендуй. Дафна, как и в прошлом, поступила на Слизерин.

Альбус Дамблдор поднялся на ноги. Он широко улыбался ученикам, как будто ничто не доставляло ему больше удовольствия, чем видеть их здесь. Хотя я был уверен, что его сейчас корёжит от вида Поттера и выбора оным факультета. Наверняка, решил, что в парня вселился Воландеморт. Ох, чую, бородач ему мозги завтра распотрошит. И если полезет в воспоминания о поездке в поезде, то получит или овощ пускающий слюни или магла при смерти, вместо героя мага. Забыл Серегу на будущее предупредить, что давать магические клятвы не стоит, может так аукнуться, что совсем не хорошо будет, мягко говоря.

— Добро пожаловать! — сказал директор заведения. — Добро пожаловать в Хогвартс! Прежде чем мы начнем банкет, я бы хотел произнести несколько слов. Вот они: Олух! Пузырь! Остаток! Уловка! Спасибо!

Он снова уселся. Все хлопали и смеялись. Ну, прямо секта или финансовая пирамида. Выходит тело, несёт бред, все радостные и довольные. Как могут маги отдавать своих детей в школу, в которой им промывает мозги старый бородатый мозгоклюй? Не понимаю!

Как хорошо, что в бытность в теле Гарри Поттера я не видел всего этого бреда. У нас директором был Лорд Гринграсс, и он подобного маразма не допускал. Всё–таки руководить учебным заведением должен психически здоровый человек, а не повредивший духовные оболочки недоработанными ритуалами сумасшедший политик.

Как обычно, на столах появилась еда, и оголодавшие за день дети приступили к поеданию.

— Это ночной дожор — всем выйти из сумрака! — Воскликнул и приступил к поглощению пищи.

Народ за столом на меня неодобрительно посмотрел, приняв за сумасшедшего. Да, я всё же нахватался от бывшей жены Луны Поттер — Лавгуд, дурных привычек, как например, эпатировать публику. Ну, а что вы хотели? Сложно не перенять каких–то привычек у человека, с которым прожил под одной крышей около ста тридцати лет.

На дворе сейчас ночь. Диетологи не рекомендуют есть после шести часов вечера, но где диетологи, а где Английские маги? Что делать, если в паровозе нет вагона ресторана, дети за время поездки успевают основательно проголодаться. Поезд прибывает поздним вечером, потом детей дополнительно маринуют церемонией распределения, уже ближе к полуночи начинается ужин. Ну, прямо новый год, когда гости садятся за стол ближе к полуночи, за тем отличием, что на следующий день не выходной, а надо вставать рано утром на учёбу.

Пенелопа Кристал, нынешняя староста Райвенкло, по завершении ужина собрала всех первокурсников и сопроводила в гостиную. Старосты проводили нас в гостиную Райвенкло. Пенелопа была хороша собой, но не скажу, что блистала. Обычное кругловатое лицо, плотно сбитая фигура, небольшая грудь, длинные блондинистые волосы до лопаток и серые глаза. Она довольно высокая для девушки, примерно метр семьдесят пять сантиметров. На фоне большинства Англичанок её можно назвать красивой, но вот попади она в Россию, и на фоне многих красавиц станет обычной простушкой. Из тех стран, в которых пришлось жить, с красивыми девушками хуже, чем в Англии, только в Японии. Там вообще большая часть представительниц слабого пола похожа на борцов с Кавказа. Низкие, плотно сбитые, кривоногие и волосатые, к тому же с маленькой грудью.

Роберт Хиллиард, второй староста Райвенкло, как не странно не забил на свои обязанности, как товарищ, сменивший его в следующие года. Он собирался толкнуть перед засыпающими детьми речь. Сколько помню, почти все старосты парни забивали на свои обязанности, сбрасывая всю ношу на девушек. Как это говориться? Настоящий джентльмен всегда уступит дорогу девушке, несущей шпалу.

Поздравляем! Я — староста Роберт Хиллиард, и я рад приветствовать вас на факультете Райвенкло. Наш герб — орёл, который парит там, куда другие не могут подняться. Цвета нашего факультета — синий и бронзовый. Наша гостиная располагается на вершине башни Райвенкло за дверью с зачарованным молоточком. Из арочных окон нашей гостиной видны озеро, Запретный лес, поле для квиддича и теплицы.

Без всякого хвастовства хочу сказать, что на нашем факультете живут умные волшебники и волшебницы. В отличие от других факультетов, которые имеют скрытые входы в гостиные, нам они не нужны.

Другой интересной особенностью Райвенкло является то, что наши ученики — настоящие индивидуальности. Некоторых из них можно даже назвать чудаками. Но зачастую Гении не идут в одну ногу с обычными людьми, и в отличие от некоторых других факультетов мы могли бы сказать, что на наш взгляд у вас есть право носить то, что нравится, верить в то, что хотите и говорить то, что чувствуете.

Что касается наших отношений с другими факультетами: вы, наверно, слышали о Слизерине. Не все они плохие, но лучше быть начеку пока вы не узнаете ученика Слизерина достаточно хорошо. Согласно их давним традициям они делают всё возможное, чтобы победить. Поэтому будьте внимательны, особенно на матчах по квиддичу и экзаменах.

Ах, да, приведение нашего факультета — Серая Дама. Остальные ученики считают, что она никогда не разговаривает, но она не прочь поговорить с райвенкловцами. Её помощь особенно полезна, когда вы что–то потеряли или потерялись сами.

Уверен, вы будете хорошо спать. Наши спальни находятся в башенках, отходящих от главной башни. В комнате стоят четыре кровати, накрытые шелковыми, пуховыми одеялами небесно–голубого цвета, а свист ветра в окнах очень расслабляет.

Меня поселили со старыми друзьями, которые пока оными не являются, да мы даже не были пока ещё знакомы: Терри Бут, Майкл Корнер и Энтони Голдстейн.

Тони Голдстейн, коротко стриженный голубоглазый блондин, что крайне не типично для представителей его национальности, то есть евреев. Чистокровный маг, с массивными чертами лица и слегка выдвинутым вперёд подбородком.

Майкл Корнер, магически довольно сильный полукровка. Кареглазый темноволосый шатен, с длинными волосами, почти до плеч. У него мягкие округлые черты лица, широкий нос и уже в таком возрасте серьезный взгляд.

Терри Бут, чистокровный маг. Самый низкий из нашей компании, но лишь на пару сантиметров ниже меня. Каштановые волосы, стриженные под горшок, серо–зеленые глаза, вытянутое, слегка округлое лицо. У него какая–то врожденная проблема или родовая травма, связанная с лицевыми мышцами, отчего парень не может улыбаться и выглядит немного туповатым. Но на самом деле он очень умный парень, умеющий и любящий смеяться, просто не может этого выразить в виде улыбки.

Я могу спать всего пару часов в сутки, а магия воды позволят не утомляться так, как детям моего возраста, даря невероятную выносливость. Отвоёванное у сна время планировал посвятить изготовлению артефакта, который позволит говорить тем, кто к подобному не приспособлен. Артефакт будет выполнен в виде каппы, поскольку речь должна идти изо рта. Планирую посылать на лекции Доппеля, а сам в это время буду шерстить библиотеку, вызванную в выручай комнате. Самостоятельно посещать лекции, предназначенные для детей ни разу не тянет.

Познакомился с парнями, после чего они попадали на кровати и почти сразу уснули. Я выгрузив в опустевшей гостиной контейнер, достал необходимые предметы, перенёс вещи в комнату, задёрнул полог и до четырёх утра изготавливал артефакт.

Глава 2 часть 1

Проснулся в шесть утра, соседи продолжали сладко спать. Спустился в сундук и приступил к написанию письма Люциусу Малфою.

Главе рода Малфой, Люциусу Малфою.

Приветствую вас, уважаемый глава рода Малфой, Люциус Малфой. Пишет вам Хермион Грейнджер, обретенный, член рода Котоура, официальный представитель рода и исполняющий обязанности главы рода на территории магической Англии. Скорее всего, вы не слышали о нашем роде, поскольку он родом из Японии и его глава, архимаг Харри Котоура, не любит публичности. Но в узком кругу наш род известен, как лучшие целители, которые могут снимать заковыристые родовые проклятия и первоклассные артефакторы. Враги нашего рода, если бы остались в живых, могли бы добавить, что Котоура сильные демонологи, и некроманты.

Данным письмом уведомляю вас, что первого сентября в поезде Хогвартс–экспресс ваш наследник, Драко Малфой, в сопровождение Винсента Крэбба и Грегори Гойла, посетили купе, в котором я ехал в компании наследника рода Поттер.

Ваш наследник ворвался в наше купе без стука, словно его воспитанием никто не занимался, но конечно, это не моё дело, кто и как воспитывает наследников. Он обратился ко мне с речью, о том, что выяснил, будто в этом купе едет Гарри Поттер, и принял меня за оного. Я, допустив нотку сарказма, поинтересовался у юноши, как он догадался, что я, это Гарри Поттер, но видимо, юноша не распознал сарказм, а дважды оскорбил наследника Поттер. Вначале обозвав того Грязнокровкой, затем произнеся мне речь о том, что некоторые семьи лучше других, и своей речью вновь оскорбил наследника Поттер, назвав его человеком третьего сорта. После этого я представился, как положено и поинтересовался, каким образом юный Малфой заполучил секретную информацию о месте нахождения наследника Поттер и не является ли он сторонником Дамблдора, на что получил лишь часть ответа, заверение, что ваш род не является сторонниками оного персонажа.

А вот затем, ваш наследник оскорбил уже меня, назвав Грязнокровкой. Полагаю, всё проистекает от неверного обучения. Если же и глава рода Малфой не в курсе, напоминаю, что Грязнокровки — это маги, рожденные в результате близкородственных браков, и Обретенные никоим образом к ним не относятся. Я не буду говорить, насколько глупо оскорблять исполняющего обязанности главы древнего и сильного рода, это ваша привилегия, на которую никоим образом не претендую.

Вашего наследника я сразу же официально уведомил, что отныне род Малфой внесён в черный список рода Котоура и всем его членам будет отказано от любого вида услуг, оказываемых представителями нашего рода. Также, официально предупредил, что следующая подобная выходка со стороны представителей рода Малфой в сторону представителей рода Котоура и его подопечных, приведёт к объявлению вашего рода кровными врагами рода Котоура. О чем письменно уведомляю вас, как главу рода.

Надеюсь, что данное уведомление не вызовет недопонимания между нашими родами и дальнейшего обострения конфликта. К сожалению, не могу поступить иначе, поскольку родовой кодекс четко прописывает определенные действия, которых не могу избежать.

С уважением, исполняющий обязанности главы рода Котоура на территории магической Англии, Хермион Грейнджер.

Далее зачитал заклинание создания доппеля. Почти десять минут на заклинание, но оно того стоит. Доппель получился качественным, хоть и не идеальным, примерно в треть моих сил. Передаю ему зачарованную капу и официальную волшебную палочку.

— Ты знаешь что делать. Расскажи о своих дальнейших действиях.

— Да. Вначале наложу на себя дезиллюминационные чары, после завтрака покину сундук, сниму маскировку и направлюсь на занятия. Буду, не привлекая к себе внимания изображать примерного ученика. В конфликты не вступать. С соседями постараться подружиться.

Ну вот, проверил артефакт воспроизведения речи. Работает замечательно. Совсем не заметно, что говорит не сам доппель, а артефакт. Только говорит доппель без эмоционально. Ну, идеала не существует, пусть окружающие думают, что я странный, мне от этого ни горячо, ни холодно.

Спустился в столовую. Время ещё только половина седьмого и в Большом зале было всего несколько старшекурсников, которые с удивлением смотрели на первокурсника. На завтрак эльфы подали постную овсянку с вареными сосисками и тыквенный сок. Ну и гадость! Неужели у них не осталось еды со вчерашнего пиршества? Это что, экономия на продуктах питания? В итоге не стал есть предложенную пищу, развернулся и пошёл назад в комнату.

Спустился в сундук и приготовил нормальный завтрак — пожарил яичницу с помидорами и беконом, выложил на блюдо и снял матрицу напрямую в Доску самобранку. К сожалению, заклинание приходилось начитывать и это заняло времени намного дольше, чем приготовление блюда, семь заклинаний по восемь минут зачитывания, итого целый час ушел на снятие матрицы с одного блюда. К тому же, приходилось чарами разогревать яичницу, перед каждым снятием матрицы, чтобы на выходе получить горячее блюдо. Зато раз потратил некоторое время на готовку и снятие матрицы, а затем можно в любой момент получить такую же яичницу. Ну, разве что материализованная пища не несёт в себе заряда маны, оттого для одарённых кажется слегка пресноватой. В любом случае это будет лучше овсянки на воде.

Когда я выбрался, время было уже без двадцати десять утра, и доппель вместе с остальными первокурсниками уже ушёл на учёбу. Я же пошёл к совятне, откуда отправил письмо Люциусу Малфою.

Затем направился в выручай комнату и вызвал склад вещей. При помощи чар левитации забрал диадему Райвенкло вместе с бюстом, на который она была надета. Покинул помещение и вызвал ритуальный зал с рисунком ритуала для поглощения крестража. Четыре часа утомительного ритуала завершились и я сел прямо на месте от накопившегося напряжения и усталости. Вызвал контейнер из многомерного кармана и принял укрепляющее зелье и ещё полчаса приходил в себя.

Время было ещё только два часа дня, появляться в коридорах во время учебы не рекомендуется, а кушать хочется. Вышел из выручай комнаты, вызвал библиотеку со всеми книгами, побывавшими в замке и удобной мебелью. Развалился в кресле, достал из контейнера хлеб, колбасу и кофе. Трансфигурировал турку, заклинанием Агуаменти наполнил водой турку и сварил литр кофе. Поедая горку бутербродов и попивая отменный кофе, приступил к изучению литературы по магии времени.

Не заметил, как наступило время ужина. С сожалением отложив книгу, про маховик времени, пошёл в Большой зал ужинать. Удобная всё–таки вещь, эта выручай комната. Зал виртуальной реальности с твердыми иллюзиями, это нечто. Странно, что такое смогли реализовать маги тысячу лет назад и не способны повторить потомки. Вообще, надо будет следующим пунктом, посмотреть принципы работы этого зала. Хотя я и могу реализовать аналогичный на своих принципах, но возможно и даже, скорее всего, узнаю много нового.

В Большом зале на ужин собралась вся школа. Многие уже успели поесть. Встретился взглядом с Серёгой Поттером, кивнул ему, получил ответный приветственный кивок. Он один из многих, кто уже поел и собирается покинуть зал.

Сажусь за стол и только приступил к ужину, как успел заметить, что Поттера на выходе перехватил староста Слизерина и что–то говорит. Так–так, любопытно. Стараюсь прочесть по губам и смог различить только «Дамблдор». Хм. Выходит бородач решил пригласить героя на головомойку специально после ужина, чтобы больше времени было для ковыряния в голове избранного. Чего и следовало ожидать. Следующим могут пригласить меня, скорее всего уже завтра.

Ну что же. Пошёл он в жо… В смысле у меня недочитанная книга по маховикам дожидается, а Поттер сам нарвался. Если выживет, память с помощью магии воды я ему верну.

Вернувшись в выручай комнату, прочитал всю информацию по маховикам времени, имеющуюся в Хогвартсе. Закончил в половину шестого утра. Информации оказалось не очень много, а вернее сказать, совсем мало. Я чуть голову себе не сломал, обдумывая принцип реализованный местными магами и сопоставляя с известной мне информацией.

Самое забавное, что маховик времени, это не совсем чистое путешествие во времени. Артефакт выступает в качестве якоря из будущего в прошлое через инфосферу. Физически переместиться в прошлое нельзя, можно перенести только информацию. Пользователь артефакта проецирует в прошлое своего аватара, созданного по принципу фрагментарной трансфигурации, полностью копирующей тело. То есть человек не переноситься в прошлое, а создаёт в прошлом своего клона, в который переноситься копия сознания, при этом клон воспринимает себя оригиналом. А тело в настоящем разрушается, давая энергию для воссоздания в прошлом, при этом душа переходит в тело в этот же момент, когда трансфигурированное тело достигает данного временного потока. Выходит, что изменений во временной поток не вноситься, поскольку во временной ветке уже существует два персонажа с одной душой на двоих и поэтому, они почти не могут смертельно повредить друг другу, точнее, один из них. Например, лицо друг другу набить можно, как и более ранней версии убить своего клона. Но в таком случае, он фактически совершит отложенное самоубийство. Если двойник оказался в прошлом, значит, оригинал обязательно доживёт до момента самоубийства и отправит клона в прошлое.

Есть несколько ограничений. Путешествие на срок до шести часов назад и невозможность использования маховика в течение суток после использования. Возможность путешествовать не более шести часов назад, связана с мощностью маховика времени, это как радиостанция, которая способна отправить сообщение на километр, а уже за этим расстоянием будет слышно лишь шипение. Были опыты создания мощного стационарного маховика времени, но тут вылезла другая проблема, почему ограничение выставлено на шесть часов максимум. Маховик работает за счёт магии пользователя, а силы среднего мага хватает именно на такой срок отправки, а при более дальних сроках всё сработает, Но! Тело создастся, но вот сжигается уже на мана, а прана, а потом, если не хватает праны, то сжигаются прочие духовные оболочки и так, пока не останется лишь четвёртое начало, затем прана созданного тела, дошедшего до этого времени. То есть маг отправил в прошлое на год назад клона, но тем самым фактически спалил свою душу. Клон прожил параллельно со своим телом этот год, пока была цела душа. Дожил до момента, когда душа была уничтожена и всё, пришел конец. А если энергии души было мало, то начнётся откачка праны от клона на завершение ритуала, и тело, находящееся в коме, начнёт на глазах стареть. А вот почему в течение суток можно пользоваться только раз, не совсем понятно. Предполагаю, что это встроенная артефакторами «защита от дурака» рассчитанная на одного и того же пользователя, точнее, ориентирование на пополнение магического резерва среднего мага естественным образом, чтобы дурни не спалили себе душу путешествуя слишком часто.

В общем, Маховик времени очень опасная вещь! Вообще, ритуалы, где необходимо совершить самоубийство и задействовать душу, не могут быть безопасными по определению, а если ещё задействованы такие сферы как время и инфосфера, то вообще, пишите завещание перед каждым использованием Хроноворота, товарищи…

Поспав пару часов тут же в выручай комнате. Проснувшись, привёл себя в порядок чарами. Подключился к доппелю, приказал сидеть в сундуке, затем спустился на завтрак, зевая во весь рот, чуть ли не сворачивая челюсть.

На завтраке встретился взглядом с Поттером, но он меня проигнорировал, взглянул вскользь, словно мы не знакомы, поэтому пришлось есть в темпе, чтобы успеть перехватить Гарри. Заметив, что Поттер покидает стол, бросил недоеденный завтрак и направился вслед за ним, нагоняя. Рядом с Поттером шёл Малфой в сопровождении Крэбба и Гойла.

— Поттер. Погоди, есть пара вопросов. — Громко окликнул парня, догнав компанию слизеринских первокурсников.

Четверка парней обернулась и уставилась на меня. Малфой глядел с презрением, Кребб и Гойл уставились тупыми, ничего не выражающими взглядами, а Поттер непонимающе.

— Грязнокровка! Знай свое место! Ты разве не видишь, что Поттер общается со своим кругом, где не место, таким как ты! — Растягивая слова, произнес младший Малфой.

— Поттер, ты меня помнишь? — игнорируя блондинчика, прохожусь Легилименцией по мозгам Гарри. Благо, после ритуала поглощения крестража легилименция даётся намного лучше.

— Эм. Простите, к сожалению нет. Мы знакомы? — Произнёс Поттер.

Вижу, что Малфой пытается что–то вякнуть.

— Молчи смертник, ты уже и так объявил войну роду Котоура. — Кидаю в белобрысого невербальное беспалочковое Силенцио, чтобы не слышать больше речей мелкого глупца, подписавшего себе приговор слишком длинным языком. — Котоура своих слов на ветер не бросают. — Обращаю внимание вновь на Поттера. — Поттер, фильм матрица помнишь?

— Да, помню, неплохое кино.

— В каком году он вышел, тоже помнишь?

Поттер задумывается и хватается за голову: — Черт! Как башка трещит! — Говорит он на русском.

— Так вот, друг мой любезный, твой мозг перепрошили, как краденый телефон. Если хочешь вернуть воспоминания, найди меня после занятий. — Обращаюсь к Поттеру на том же языке. — Ты сможешь найти меня в гостиной Райвенкло.

— Понял. — Поттер кивнул и, держась за голову удалился.

Обратил внимание на Малфоя. Он стоял и пытался что–то сказать, естественно это у него не получалось. Он размахивал волшебной палочкой и пытался пантомимой и жестами что–то показать своим тупым приспешникам, но даже я не мог понять, что он пытался донести до окружающих, что уж говорить об этих ребятах. Вокруг стал собираться народ и смеяться над кривляньями блондина.

Я удалился в свою комнату и поменялся с доппелем. Расслабился в горячей джакузи, залипнув на полтора часа, одновременно с этим смотря старую комедию со Шварценеггером. Для меня старую, для этого времени фильм вышел недавно. Во время обустройства сундука, установил пару видеодвоек и затарился видеокассетами, потом умудрился настроить нормальную работу и подачу электричества, путем преобразования оного из маны.

Надо придумать, как мстить Малфоям. По–хорошему надо весь род выпилить. Там этого рода — три члена. Но мне Нарцисса нравится, приятная девушка. Жалко её, пострадает фактически ни за что, из–за сына имбецила. Может превратить Драко в девушку? А что, получается интересный ход. На Малфоях висит проклятье, которое не позволяет рождаться в семье более одного ребенка. Они смогли частично обойти проклятье, так чтобы рождались мальчики, поскольку девушка фактически уходит в другой род и на этом род Малфой по факту прервётся. По их родовому кодексу главой рода может быть только мужчина. В общем, получается, что превратив единственного наследника в девушку, я не настрою против себя всю аристократию, что было бы выпили род под корень, и в тоже время по факту прерву их род без всякого кровопролития!

Ха! Да мне надо–то всего три часа. Только вот как выманить мелкого, чтобы на эти три часа остаться с ним наедине?

Ну, щегол, ты у меня познаешь все прелести бытия девушкой! Я тебе покажу, что такое месячные, и даже сделаю бесплатное приложение — усилю боли и прочие неприятные ощущения во время ПМС! Может ещё сделать, чтобы оргазм вместо удовольствия приносил боль? Или наоборот, был слишком бурным, чтобы не просто в девушку превратить Драко, а в нимфоманку?

После джакузи, решил творить кулинарный шедевр. На кухне предпочитаю готовить после принятия ванны голышом, это словно придаёт плюс десять к кулинарии. Такую привычку заимел во время семейной жизни с Луной. Она бывало вломиться на кухню и давай приставать, искать мозгошмыгов ниже пояса, пачкать мой любимый фартук и одежду. Через несколько лет решил, что чем каждый раз пачкать хорошие вещи, лучше буду готовить обнаженным, ибо душ принять так и так придётся в случае интимной близости, а потом как–то вошло в привычку. Ещё в первом воплощении маглом я замечательно готовил, а за долгие годы жизни кулинария стала одним из моих хобби и была отточена до высочайшего уровня.

Долго шаманя у плиты, приготовил кастрюлю вкуснейшего борща, с идеально измельченными и высчитанными годами опыта ингредиентами. Его запах был настолько восхитителен, что вызывал обильное слюноотделение. Наложил большую порцию с крупным куском отборной говядины, добавил ложку сметаны, покрошил зелени и в таком виде стал снимать матрицу. После первого заклинания, чуть не захлебнулся слюной, в итоге понял, что подобную пытку не выдержу. Налил вторую порцию борща и съел. Сытым процесс пошёл гораздо легче и когда, наконец снял матрицу, манящий запах борща сделал своё дело и я не сумел отказать себе в удовольствии съесть вторую порцию. С трудом, но сумел впихнуть её в себя. После расслабляющей ванны и вкусной пищи меня разморило, на языке осталось приятное послевкусие борща, слегка пощипывая вкусовые рецепторы. Живот натянул веки, а кровать стала манить своим горизонтальным положением. Кто я такой, чтобы противиться зову кровати? Я прилёг, взял в руки книгу очередного незнакомого фантаста, скорее всего пишущего лишь в этом мире и, читая, стал потихоньку клевать носом, пока не уснул.

Проснулся ближе к вечеру от зова доппеля. Его староста, почему–то Гриффиндора, Перси Уизли, пригласил пройти в кабинет директора. Вместо ужина! Оказалось, что только что у школьников закончились занятия. Доппель был запрограммирован в нестандартных ситуациях спрашивать у меня инструкции, вот и разбудил запросом.

— Грейнджер, ты меня слышишь? Пошли к директору. — Повторил Уизли доппелю.

— Уизли, тебе надо, ты и иди! Если я из–за тебя не попаду на ужин, то напишу жалобу в попечительский совет, что староста Гриффиндора, пользуясь своим служебным положением издевается над первокурсниками, моря их голодом. — Передал через доппеля.

— Грейнджер, ты смеешь угрожать старосте? — Злобно проорал на меня Уизли.

— Уаааа. Помогите, этот дядя меня обижает! Позовите профессора Флитфика! Он меня сейчас побьёт! Он хочет оставить меня без ужина! Спасите меня от этого страшного Гриффиндорца! — Громко заверещал я через доппеля, имитируя плачущего ребенка, растирая ручками невидимые сопли.

Самое интересное, под моим прямым управлением артефакт воспроизведения голоса вполне демонстрировал эмоции и все оттенки человеческой речи, так что номер удался на славу.

На нас обернулись посмотреть все, кто был в коридоре в этот момент, в основном это были первокурсники Райвенкло и Пуффендуя, и они попятились от Уизли со страхом в глазах. Я расслышал, что кто–то за углом наткнулся, судя по голосу на Пенелопу, нашу старосту за которой пытается ухаживать Уизли, и этот кто–то только выдал историю, как злобный Гриффиндорец старшекурсник, пристаёт к нашему первокурснику! Уизли замер в шоке, не зная как поступить.

Я сижу на кровати смеюсь и вытираю слёзы, выступившие от смеха!

На сцене, то есть, в коридоре решительно и быстро шагая, появляется Пенелопа.

— Уизли, ты что творишь с моими первокурсниками? — Грозно вопросила она, сжимая в правой руке палочку.

— Ну, я, это, директор… — Протянул растерянный Перси.

— Он… Он… Он хотел меня куда–то утащить и сказал что не позволит ужинать! — Всхлипывая и показательно задыхаясь, словно от истерики, магией воды зачаровав дорожку, имитирующую слёзы, экспрессивно выдал доппель. — Этот дядя меня напугал! — Захожу за спину Пенелопы и судорожно вцепляюсь в подол её мантии.

Стараюсь доппелем имитировать испуг, сутулю плечи и высовываю из–за спины девушки пригнутую к полу голову.

Девушка инстинктивным жестом левой руки приобнимает меня.

— Уизли! Ты совсем страх потерял? Приставать к первокурсникам! Я то, думала, ты нормальный парень. — Злобно и презрительно выдала девушка.

Уизли, похоже, собрался с мыслями и выдал: — Но меня директор Дамблдор попросил проводить проводит мальчика в его кабинет…

— Что? Директор? Но почему тебя, у Райвенкло есть свои старосты. — Растерялась девушка.

— Насиловать будет! — выдал управляемый напрямую доппель. — Я слышал, директор любитель маленьких мальчиков, он ко всем так притворно приторно обращается «Мой мальчик», а я маглорожденый, никто не заступиться! Потом сотрёт память, и что я буду делать с поруганной честью? Всем известно, что Уизли сторонники Дамблдора, вот и этот, водит маленьких мальчиков и оставляет наедине со взрослым мужчиной… Без профессора Флитфика никуда не пойду! Пенелопа, не отдавай меня этому плохому дяде, пожалуйста!

Староста задумалась и видно, что мои слова она приняла как возможный и вполне реальный вариант. Даже напряглась и как–то по особому зверски, как энтомолог на бабочку взглянула на Уизли. Даже меня накрыло аурой ужаса через связь с доппелем, что уж говорить о Уизли. Он что–то пискнул, сорвавшись на фальцет, на подобии «мне пора» и быстрым шагом удалился.

В коридор на шум выглянул Квиринус Квирел, у которого оказывается только что был крайний на сегодня урок первокурсников Райвенкло и Пуффендуя. Похоже, он там стоял с самого начала, но не вмешивался. Он оглядел коридор, видимо выясняя, кто распространяет столь темную ауру и молча удалился в класс.

Пришлось покинуть комнату. Под дезиллюминационными чарами дошёл до места, где должна пройти группа с доппелем. Затем активирую амулет отвода глаз, и кидаю в доппеля аналогичные чары. Он накладывает на себя дезиллюминационные чары, обмениваемся палочками, и он удаляется в сундук, я скидываю маскировку и продолжаю путь с Райвенкловцами.

Пенелопа проводила нас до Большого зала, а сама пошла доложить о происшествии профессору Флитфику.

Давно я так не развлекался. Да ради такого веселья можно и потерпеть неудобства, в виде холодного слабо благоустроенного замка и кучи спиногрызов вокруг.

После завтрака ко мне подошёл Флитфик.

— Здравствуй, Хермион. Мне сказали, что тебя звали к директору? Знаешь зачем?

— Да, профессор Флитфик, такой высокий рыжий парень с Гриффиндора. Он подошел, ухватил меня за руку и куда–то потащил. Я испугался. — Шмыгнул носом и плаксивым тоном продолжил. — Он сказал, что отведёт меня к директору, я сказал ему, что хочу кушать. Тогда тот парень стал угрожать мне, и я испугался. А потом вспомнил, что нам в магловской школе говорили про педофилов, что они специально слащаво говорят, ну прямо как наш директор. И тут мне стало ещё страшнее. Я ведь ничего плохого не делал, зачем ещё маглорожденного мальчика будут в тайне вести к директору? — Выдаю последнее уже на повышенных тонах.

В Большом зале наступила тишина. Моё выступление имело оглушительный успех. Если кто ещё не знал о происшествии, то теперь вся школа в курсе.

— А ещё! — Я наклонился к профессору Флитфику и сказал громким шёпотом, так что все слышали, — Поттер вчера побывал в кабинете директора, и сегодня он меня не вспомнил, и у него заболела голова, когда я упомянул о нашей поездке! А мы с ним всю дорогу в школу вместе общались. И я точно понял, что директор Дамблдор стёр ему память! Поэтому я к директору ни за что не пойду без вас, профессор Флитфик! Вы же защитите меня? А может лучше сразу позвать Авроров? Я слышал, они могут разглядеть следы стирания памяти!

— Не бойся, Хермион, иди со всеми в гостиную, я сам схожу к директору, выясню, зачем он тебя вызывал. — Со сталью в голосе, стараясь внешне оставаться добродушным, произнёс маленький профессор.

По залу начались перешептывания, народ с радостью принялся обсуждать новую тему о странных наклонностях Дамблдора.

Ну а теперь стоит серьёзно задуматься, что мне делать с Дамблдором? Этот гад не остановится, он тут царь и бог, а значит, будет пытаться распотрошить меня.

Есть варианты, жаль, что могу удерживать пока только одно заклинание в ауре.

У входа в общежитие Райвенкло стоял Поттер.

— Привет, Поттер. Меня ждёшь? — Киваю головой парню.

— Привет. Да. Ты говорил…

— Не здесь. Вокруг много ушей. Иди за мной. — Прерываю словоизлияния товарища.

Мы пошли и забрели в один из заброшенных классов. Поттер с подозрением посмотрел на меня.

— Поздно пить Боржомы, когда почки отвалились. Нечего во мне дырку глазами сверлить, лучше смотри мне в глаза.

Поттер посмотрел в глаза, я активировал легилименцию и взял его за руку. Легилименцией нащупал посторонний грубый, но сильный блок, явно поставленный директором. Ну и бог с ним. Взываю к воде, содержащейся в Поттере, и пробуждаю память, заблокированную недавно. Дополнительно убираю последствия грубого вмешательства директора, в виде кровоизлияний в мозг.

— Ох! Ептель! Что же я маленький не сдох! — Прохрипел Поттер, схватившись за голову.

— Ничего, ещё успеешь. Бородач тебя уже всего прочёл и знает кто ты на самом деле. Думаю, про меня тоже что–то узнал. — Но уверен, что ничего из того, что рассказывал в поезде, поскольку ты, парень, не пускающий слюни овощ и всё ещё маг. Но говорить, конечно, тебе этого не буду.

— Этот старый (дальше идёт крайне экспрессивное выражение эмоций, которому сложно подобрать более культурные ассоциации)! Вот кто он! Да чтобы Ктулху засунул ему в задницу все щупальца и со всем старанием простимулировал простату!

— Рад, что ты всё вспомнил и стал самим собой. В том числе, оценил твою просвещённость в именах демонов из легиона Лэнга. — Произношу, дождавшись перерыва в выражении эмоций. — Кстати, меня сегодня собирались также перепрошить, еле отбрыкался. С бородачом надо что–то решать, иначе житья не даст.

— Да я лично его готов завалить! Это же надо, он мне всю личность стёр, оставив воспоминания только этого забитого пацана!

— О! Серёга, ты никак обрёл супер способности? Или может быть, изучил убойное заклинание? Чем бородача мочить собираешься «лично»?!

— Это я погорячился. Ты прав, в этой тушке пока ничего не могу. — Печально сказал он.

— Зато попонтовался. Дорогие шмотки, дерзкое поведение, поступление на политически не грамотный факультет. Красота! Прямо как самый настоящий школьник или архимаг. Ты к какой категории себя относишь? — С долей сарказма в голосе, окунаю товарища в ошибки.

Поттер печально вздыхает: — Да… Похоже, что школьник. По крайней мере, понимаю, что недалеко по уму ушёл. Всё думал, что в сказку попал, а тут оказалось полное погружение в реальность по экспресс методу Альбуса Персивалыча. Спасибо тебе, Эйч. Зря я тебя не послушал, дёрнул меня чёрт на этот Слизерин польститься. Теперь эта белобрысая вша хвостиком за мной таскается и мозги клюёт. Нацист недоделанный: чистокровные, грязнокровки, а мой папа то, а мой папа сё! Тфу, епта! Так и хочется прибить этого избалованного мажорика!

— Так это, в очередь, господа. Ты же слышал, я уже объявил его семейству кровную вражду.

— Да ладно! Я думал, ты шутишь. — Удивился Поттер.

— Серёга, волшебники с такими вещами не шутят. Ты вообще старайся не давать клятв и обещаний, потом не знаешь, когда и где аукнется. И старайся говорить правду, многие маги чувствуют ложь.

— И что? Грохнешь пацана?

— Есть более изящное решение. Хочу превратить его в девушку, только как–то надо выманить и остаться часа на три–четыре в уединённом месте.

— Ну, ты зверь! Не хотел бы я становиться твоим врагом! — Уважительно произнёс Поттер. — Я в деле! Ты же сумеешь ему подтереть память?

— Обязательно. Без этого никак! Так, ладно, пора закругляться, меня ещё может ожидать разборка с бородачом. Предлагаю в субботу после завтрака встретиться у выручай комнаты. — Трансфигурирую бумагу и карандаш из подручного хлама и черчу план, как дойти до выручай комнаты. — Ты заманиваешь Драко. Проведём сразу два ритуала, ты будешь поглощать крестраж, а я менять пол Малфою. Только учти, ритуал длиться четыре часа, поэтому сходи перед этим в туалет и лучше поменьше пей перед этим. Начав, нельзя будет прерываться.

— Понял. Уж четыре часа как–нибудь выдержу. — Махнул рукой Поттер.

— На самом деле четыре часа, это ерунда, приходилось проводить ритуалы и подольше. Да, кстати, не спеши. Поклянись, что не расскажешь никому информации, полученной от меня, без моего согласия.

— Но ты же сам недавно сказал, чтобы я не клялся?

— НУ вот как изучишь оклюменцию, тогда и не будешь клясться. Или хочешь меня подставить под удар бородача?

Поттеру ничего не оставалось, кроме как принести клятву.

Мы разошлись по своим общежитиям. На подходе к входу в общежитие воронов на мне рассыпалась личная защита от прилетевшего сзади заклинания. Пригибаюсь как можно ниже к полу, одновременно с этим разворачиваюсь назад и призываю палочку с плеча. Посылаю в предположительное место нахождения врага заклинание Силенцио максима (заклинание немоты, накладываемое на область), если это школьник, то, не владея невербальной магией, станет не опасен. Замечаю две рыжеволосые фигуры с зажатыми волшебными палочками.

— Так вот кто решил меня подкараулить. Ну что же братцы однояйцевые, молитесь своим богам, быть врагом рода Котоура вредно для кармы.

Близнецы развернулись и попытались сбежать, но я выпустил по каждому невербальный Пертификус тоталус. Подошёл к замершим близнецам, связал каждого заклинанием Инкарцеро. Вызываю контейнер и помещаю в него близнецов Уизли. Убираю контейнер в многомерный карман. Разворачиваюсь и вместо общежития иду в выручай комнату, одновременно с этим отдаю приказ доппелю подменить меня.

И что мне с этими хлопцами делать? По–хорошему, за такое подлое нападение существует только один выход, смерть. Мне как раз необходимы маги или демоны для магического жезла. Только вот для призыва демонов я пока слабоват, точнее призвать–то запросто, а вот победить, это уже вилами по воде писано. Нужна противодемоническая цепь, а её изготовлять крайне неприятно. Но смерть или пропажа двух учеников, да ещё чистокровных и сторонников директора, поднимет такой шум, что могут и докопаться. Кто вступал с ними недавно в конфликт? Ах, Грейджер! Ну мы сейчас допросим его, используя Веритасерум. И хоть мне эликсир правды по барабану, при помощи магии воды могу по желанию игнорировать действие любых зелий и эликсиров, по крайней мере, пока в сознании. Да, в этом существенный минус жизни без вживленного биокомпа с искусственным интеллектом.

Если не убивать, то, что с ними делать? Может попробовать использовать наработки из ментальной магии? А что, идея весьма недурна, и заклинание проверю в действии, и приобрету пару послушных рабов и шпионов в стане врага.

Подойдя к выручай комнате, представил матричное ментальное заклинание Печать раба в ритуальной форме, потому что, во–первых, начитывать его очень долго, во–вторых, я пока не способен удержать подобную конструкцию, не хватит сил. Благо, я предусмотрел подобный поворот и при помощи искина перевёл все известные заклинания в ритуальный вид, после чего изучил и запомнил. Не будучи опытным менталистом, никогда бы не сумел воспроизвести и удерживать в голове столь сложную конструкцию.

Захожу в помещение, достаю из контейнера обоих Уизли. Вначале обыскал их, экспроприировал волшебные палочки и карту Мародёров. По очереди укладываю близнецов в центр ритуальной схемы и внедряю им ментальные закладки. После проведения ритуала, закрепляю закладки при помощи магии воды, дублируя систему.

Уизли смотрят на меня, как преданные псы, ловя любое моё желание. Будь у них хвосты, то оба завиляли бы ими.

— Будете ещё нападать на меня? — Спрашиваю близнецов.

— Нет, господин! — Одновременно воскликнули эти тела.

Развязываю их.

— Кто я?

— Наш господин!

— На что готовы вы пойти ради меня?

— На всё! Мы готовы отдать за вас жизнь и выполнить любой приказ, господин!

У близнецов небольшая ментальная связь, которую они развили. В общем, эти парни, что называется на одной волне. И когда они вот одновременно отвечают, немного бьёт по психике.

— Приказываю вам: вести себя прилично, прекратить издевательства и шутки над людьми, начните прилежно учиться, ведите себя естественно, как и раньше, чтобы никто ничего не заподозрил. Ко мне без нужды не подходить, делать вид, словно мы незнакомы. Обо мне никому никакой информации не разглашать. Понятно?

— Понятно! — В две глотки вновь выкрикнули рыжие.

— Свободны. Заберите свои инструменты, и разойтись по местам проживания. — Возвращаю им волшебные палочки.

— Есть! — Опять гаркнули. Близнецы забрали концентраторы, развернулись и покинули помещение.

И где теперь ещё найду пару магов для жезла? А ведь могли быть полезными. Хм… Полезные и сразу два… Квирел! У него же две души, своя и Воландеморта. Если заключу обоих в жезл, то крестражи станут бесполезны. Порушу большую часть планов бородача одним действием. Сложно воскресить мага, чья душа запечатана. А маг он довольно сильный, по шумерским меркам за среднего сошёл бы. Это значит, что только с души Воландеморта я получу профит, как если бы с двух–трёх средних демонов, они всё же больше силовики, чем маги, а возни с Воландемортом гораздо меньше. Пусть этот тип и моё отражение в параллельных мирах, но души то у нас разные, а значит и люди мы совсем разные, пусть и были наши истории очень похоже.

Какая прелесть, две души не слабых магов и сразу в одном месте, как я сразу не догадался так их использовать? И директор не особо удивится пропаже главного злодея, решит, что рыбка чего–то испугалась и уплыла…

Стоит подготовиться к визиту. И точно не буду заниматься этим сегодня, и так перевыполнил план по добрым делам и дико вымотался.

Директор ко мне больше никого не прислал, видать, Флитфик за меня заступился и вставил фитиля бородачу. Даже примерно представляю себе эту картину: «Альбус, йопёрный балет, пачку тебе в зад, зачем моего студента вызвал? Ах, просто поговорить? А по школе слухи ходят, что ты с детишками развлекаешься. Конечно, верю, что навет. Только моих студентов даже не думай вызывать на разговоры в одиночестве, исключительно в моём присутствии и по делу, и нечего детей лишать ужина ради своих прихотей! И что за история, со стертой памятью у Поттера? Ты что, возомнил себя богом и не подсудным?» И сидит теперь бородач в панике и думает — как узнали? Что делать? Как планы скорректировать? Пусть помучается бессонницей.

Вообще, Флитфик мужик мировой. Мне замечательно помог, обучил на мастера чар и дуэлингу. Всегда всем помогает, если надо, за студентов впрягается. А за его спиной стоит гоблинский клан, а это значит, бородач не посмеет катить бочку на Филиуса. Так что на какое–то время я прикрыт. Но бородач найдёт, как докопаться. Думаю, пара дней у меня точно есть.

Этой ночью я нормально выспался в постели в общежитии, вместе с парнями. Полноценный восьмичасовой сон, это восхитительно!

Глава 2 часть 2

Позавтракав в Большом зале, удалился в выручай комнату, а на занятия запустил доппеля. Вначале вызвал комнату–склад. Наложив на себя Протего, при помощи Акцио призвал серебро, затем золото. Собрал всё серебряные и золотые монеты и вещи в контейнер в многомерном кармане. Пару горстей серебряных монет рассовал по карманам. Вышел и вызвал ритуальный зал с гексограммой, заключенной в круг. Диаметр магической фигуры составляет сотню метров. Внутри треугольников гексограммы были вписаны необходимые для облегчения зачарования руны.

Достал из карманов монет примерно грамм на пятьдесят и постоянной трансфигурацией раскатал их в прямоугольный лист тонкой фольги. Фольгу поместил в центр магической фигуры.

Затем потратил несколько часов на создание пяти своих доппелей. Разместил доппелей на вершинах магической звезды, сам занял шестую точку. Поскольку с доппелями можно координировать действия, словно единым организмом, для подобной синхронной работы они даже лучше более сильных магов, работающих каждый сам по себе.

Применив к фольге заклинание увеличения, увеличил в размерах её в несколько десятков раз. Закрыл глаза и благодаря рунам, нанесённым в гексограмму, я видел словно сверху. Застыв в такой позе на целых семь часов, исполнял функции принтера, выжигая тонкими потоками магии на фольге руны и напитывая их маной. По окончанию уменьшил фольгу до первоначального размера, отменив заклинание увеличения. Напитав магией и упрочнив материал, скатал из получившейся фольги многослойный браслет. Уплотнил магией до монолитности. Взял браслет в руки, выпустил немного крови и обмазал его своей кровью, чтобы произвести привязку к пользователю.

Получившийся артефакт предназначен для парализации на физическом и духовном уровне, работает по принципу действия глаз василиска, то есть фактически, погружение тела в стазис. Местные маги считают, что василиск превращает свои жертвы в камень, это несколько чудно. Зачем животному, превращать потенциальную еду в несъедобный камень? Василиск делает живую консерву, погружая жертву в стазис. Использовал тип артефакта, накапливающий ману из пространства, но и с возможностью запитать его от мага или накопителя. Накопленной энергии хватит на один удар, нанесенный на расстояние до сотни метров и способный парализовать хоть призрака, хоть мага. Копиться мана в условиях Хогвартса примерно сутки. Запитал атртефакт напрямую от вживленного накопителя маны, тем самым получил возможность палить из него, как из пулемёта. Направление заклинания задается через ладонь руки, на которую надет браслет, поэтому хоть дальность действия и довольно приличная, но точность стрельбы не превышает двадцати метров, а метров с пяти могу попасть наверняка. Огромный плюс данного заклинания, это скорость воздействия и незаметность. В отличие от медленных и визуализированных чар магов, это заклинание летит со скоростью света и невидимо в визуальном спектре. Конечно же, к артефакту была добавлена обратная функция по снятию стазиса, иначе какой смысл был бы заморачиваться с парализацией, если можно сразу убить противника?

Закончив работу над артефактом и надев оный на руку, я понял, что очень хочу в туалет. И кушать. И пить. И в душ. А ещё спать и девушку в кровать!.. В общем, почти десять часов без еды, питья и похода в санузел, проведенных в постоянном напряжении магических и ментальных сил, и постоянной концентрации, вымотали меня капитально.

Доппелей поместил в контейнер, чтобы потом не клепать новых, выбежал, представил туалет и забежал в появившуюся комнату.

— Ааа. Кайф! — Расплылся я от удовольствия, опустошив организм.

Слушая бурчание живота, направился в свою комнату.

— Привет парни. — Поздоровался с соседями. В комнате были только Голдстейн и Бут.

— Эйч, а ты разве только не зашёл в сундук? — Спросил Энтони.

— Тони, ты всё–таки заметил! — Расплываюсь в улыбке. — Но вы не выглядите удивленными.

— Так значит, мне не показалось. Как ты это сделал? — Горя глазами, спросил Энтони. Бут тоже заинтересовался.

— Дезиллюминационные чары и чары отвода глаз. Смотрите. — Произвожу движение палочкой и произношу: — Дезиллюминейт! — Становясь невидимым.

— Потрясающе! — Воскликнул Энтони.

— Круто! — Подхватил Терри. — Но это же чары старших курсов! Как ты их выучил?

— Терри, я таки тебе скажу, это не старшие курсы. В школе такие чары почти не изучают. Только в аврорате, на продвинутых чарах или при личном ученичестве. — Прищурившись, произнёс Голдстейн. — Но мне тоже интересно, где ты этому научился и можешь ли научить нас?

— Где и как научился, не скажу, не потому, что вам не доверяю, а поскольку в школе как минимум три взрослых легилимента постоянно шерстят головы школьников и от вас ничего не зависит. Скажу лишь, что это было до школы, сейчас лишь отрабатываю. А вот научить, могу. Могу так же порекомендовать записаться на дополнительные уроки продвинутых чар к профессору Флитфику.

— О, может, сейчас покажешь?! — нетерпеливо воскликнул Бут.

— Терри, давай через час. Я так вымотался за день, сейчас пойду приму душ, выпью чашечку кофе и приступим, окей?

— Ну ладно. Мы подождём. — Кивнул Терри.

— У тебя, что, в сундуке душ? — Удивился Голдстейн.

— Да. Ещё баня, джакузи, спальня, небольшая кухня. Пойдёмте экскурсию проведу. — Отправляю доппелю команду стать невидимым.

Парни зашли вслед за мной внутрь сундука.

— Обалдеть! Ну, у тебя тут и хоромы! Теперь понятно, почему ты тут столько времени проводишь. Да у меня комната дома в несколько раз меньше, чем твой сундук изнутри. — Восхитился Голдстейн.

— Да, Эйч. Своя отдельная комната в общежитии, это круто! Хотел бы я себе такую. Иногда очень не хватает уединения. — Прокомментировал Бут.

— И, таки, сколько стоит такое удовольствие? — Заинтересовано спросил Голдстейн.

— По цене материалов и месяц работы грандмастера артефакторики, главы рода и архимага по имени Харри Котоура. Вы же знаете, что я хоть и обретенный, но являюсь членом рода Котоура?

Голдстейн присвистнул.

— А почему так дёшево? — Спросил Бут.

— Терри, ты уверен, что распределяющая шляпа не ошиблась, направив тебя на Райвенкло вместо Пуффендуя или Грифов? — Обратился к нему Голдстейн. — Тебе же всё практически сказали, остаётся, таки, сложить два и два. Эйча приняли в иностранный род, где глава рода архимаг и грандмастер артефакторики, который сделал ему подарок. Такие вещи за деньги не продаются и не покупаются, только если очень сильно повезёт, но тогда они будут стоить бешеных денег.

— Повезло тебе! — Понимающе протянул Бут.

— Ага. Ребят, я вас не гоню, но всё же хотелось бы немного побыть наедине.

— Ах, да. Извини Эйч, мы пойдём. Будем ждать мастер класс по чарам. — Энтони взял за руку непонимающего намеков Бута и повёл на выход.

Вначале поужинал. Тратить время на готовку не было сил, поэтому материализовал на Доске самобранке тарелку борща. После еды принял душ, переоделся в свежую одежду и сварил кофе. Взяв в одну руку три чашки кофе с молоком, в другую печенье, перешёл в общую спальню.

— О, кофе с печеньями! — Воскликнул Бут, увидев меня. — Спасибо Эйч.

— Пожалуйста. — Улыбнувшись, ответил мальчишке и вручил каждому по кружке напитка и выложил печенье.

Вообще–то, изначально планировал всё это для себя. Люблю запастись кофе и вкусностями, и почитать что–либо, будь то научная литература, либо фантастика. Вот и сейчас планировал показать парням чары, и, попивая кофе следить за правильностью исполнения. Как–то не догадался, что ребятам тоже захочется пить и кушать. Но не поделиться с детьми, было бы по жлобски с моей стороны.

— А где Майкл? — Действительно, время уже позднее, а парня всё нет.

— В библиотеке. — Ответил Голдстейн. — Скоро вернётся, ведь библиотека вот–вот закроется и скоро отбой.

Вначале продемонстрировал движения заклинания Дезиллюминейт. Но понял, что оно слишком сложное для ребят. Заклинанием постоянной трансфигурации выровнял часть одной из стен общей спальни, спаяв каменную кладку в единый монолит. Затем спустился в сундук и призвал контейнер. Из контейнера извлёк таганок и набор цветных мелков.

— Вот парни. Не скажу что шедевр артефакторики, но сам придумал и воплотил данный артефакт, как раз специально для проживания в Хогвартсе! — Ставлю к одной из стен между своей кроватью и кроватью Голдстейна таганок.

В этот момент вернулся Корнер.

— Привет Майкл. — Здороваюсь с парнем.

— Привет. Что это? — Спросил Майкл. — Похоже на стальную печь.

— Это и есть стальная печь, но работающая не за счёт сгорания дров, а за счёт магии. — Демонстрирую заинтересованным детям, как работает артефакт.

— А зачем тут дрова? — Поинтересовался Голдстейн, открыв дверцу печки.

— Для работы артефакта требуется довольно много маны, и если в Хогвартсе и аналогичных по концентрации маны местах её концетрации хватит, то в остальных местах, то есть почти во всем остальном мире, артефакт работать не будет. Этот недостаток я решил за счёт использования топлива. Дрова, это топливо, но можно использовать что угодно в качестве топлива, хоть стакан воды поставь, хоть кусок металла. Но вместо того, чтобы топливу быстро сгореть, как это происходит в обычных печах, небольшое количество атомов топлива будет распадаться, выделяя море энергии, которая преобразовывается в ману.

— Атомы? Это что–то магловское, да? — Поинтересовался Корнер.

— Точно. Это понятие из магловской науки под названием физика. Всё в мире состоит из мельчайших частиц, не видимых невооруженным взглядом — молекул. Молекулы в свою очередь состоят из ещё более меньших частиц — атомов. Атомы состоят из ещё более мелких частиц, атомного ядра и электронов. Атомы настолько прочны, что их очень сложно разрушить, но если всё же суметь это сделать, произойдет мгновенное высвобождение огромного количества энергии. Вы слышали про атомную бомбу?

Бут покачал головой в отрицательном значении. Голдстейн с Корнером повторили за ним.

— Маглы нашли способ расщепить атомы, и на основе этого сделали оружие, самое мощное оружие на планете — Атомную бомбу! Самые первые, слабые бомбы, американцы в 1945 году скинули на два японских города, Хиросиму и Нагасаки, в результате чего уничтожили оба города. Вы только вдумайтесь — одним взрывом, целый город! Помимо этого, маглы путем расщепления атомов получают электричество, на так называемых атомных электростанциях. Те маги, что используют знания, почерпнутые из магловской науки, получают самые поразительные результаты, изобретают новое. Те же, что презирают всё магловское, так и живут прошлым, изучая тоже, что и их деды. Хотя это не относится к нашей Англии, у нас и старые знания чуть ли не каждый день запрещаются, я уж молчу о запрете всего магловского и соответственно, деградации магических наук и отставания от маглов в развитии. Почти нигде в мире нет подобного бреда, как у нас в Англии, например США, Россия, Япония — все используют магловские наработки, предметы, технику, одежду и ничего, развиваются.

— Но министерство же зачем–то запрещает магловские вещи, значит так надо? — Поинтересовался Голдстейн.

— Именно! Значит это кому то надо. Причём не народу, а конкретным магам у власти, которым выгодно такое положение вещей! Знаете, зачем всё это делается?

— Нет. — Синхронно произнесли слушатели.

— Потому что глупыми и необразованными магами проще управлять! Умные маги вредны для нынешних властей, поскольку могут задавать умные вопросы. Например, а почему эти маги наделённые властью, говорят, что всё магловское плохо? Но при этом едят еду, выращенную маглами, одевается в одежду, изготовленную из магловских тканей. И что они вообще будут делать без маглов? Где возьмут еду, если маги не умеют её выращивать? Допустим, умный Райвенкловец может зачаровать сундук так, что превратит в полноценный дом, поставит где–нибудь в глуши, наложит на него скрывающие чары, и потом его не найдёшь! Не можешь найти мага, значит, не можешь его контролировать и не можешь взимать с него налог. Нет налогов, не на что жить правителям, которые учились не так хорошо и не могут или не хотят обеспечить себя сами. Зато они прекрасно умеют воровать деньги из казны! Поэтому, чтобы пополнять казну, чтобы было что украсть и положить в свой карман, правителям не нужны умные и сильные маги, а необходимы тупые и неумелые! Вот так вот, ребята!

Дети задумались. Они конечно ещё малы, но надеюсь, хоть что–то полезное осядет в их головах.

Дальше использовал выровненную поверхность стены в качестве школьной доски, мелками нарисовав на ней движения палочкой для заклинания Дезиллюминейт.

С утра провёл диагностику и приятно удивился. Поглощенный крестраж дал прибавку к магическим силам, и я могу удерживать уже два заклинания. Вначале было желание нашептать вторым заклинанием тоже Личную защиту, но решил подвесить Исцеление.

После завтрака вновь отправил на занятия доппеля, а сам пошел в выручай комнату.

— Серпенсортиа. — Говорю заклинание, и из волшебной палочки появляется гадюка.

— Ссмея. Ты меня понимаешь? — Шиплю змее.

— Да, говорящий. — Прошипела в ответ змея.

Развеиваю её заклинанием Випера Эванеско.

Значит, с поглощением крестража мне достался дар к серпентарго, в два раза выросла сила и удалось заполучил склонность к легилименции. Шикарно! Обожаю халяву, особенно если за это мне ничего не будет. Кстати, у меня в коллекции появилась рабочая диадема Райвенкло! Между прочим, историческая ценность.

Весь день возился с расшифровкой информации, полученной из воды распределяющей шляпы. Ничего не добился. Необходимо полноценное исследование артефакта, а не попытка сотворить исследовательский суррогат на коленке на виду у всей школы. Пообедал бутербродами, а на ужин решил спускаться в Большой зал.

На очередной лестничной площадке меня атаковал полтергейст, выглядящий как маленький человечек в яркой одежде. На голове у него была надета шляпа с бубенчиками, а на шее красовался оранжевый галстук–бабочка. Естественно это был Пивз. У него были злобные чёрные глазки и широкий рот.

— Грейнджер–денжер, получи! Хихихи! — Произнёс Пивз, метнув в меня водяную бомбочку, наполненную чернилами.

Личная защита рассыпалась, но ни капли чернил не достигло меня. Вскидываю руку с браслетом, который я решил назвать Браслет Василиска, по методу воздействия, и атакую полтергейста. Дух замер в стазисе.

Хмм. А полтергейст довольно сильный, даже сильнее большинства местных магов. Он успел серьезно прокачаться за время жизни в замке. Решено!

Достаю контейнер, ширина лестницы позволяет это сделать. Извлекаю жезл и зачитываю заклинание поглощения сущности. Заклинание долгое, поэтому зачарование жезла первым демоном самое сложное, а тут подготовленный пациент под наркозом, да ещё и доброволец с доставкой до адресата!

— Сегодня что, ханука или мой день рождения, что такие подарки сами падают в руки?! — Произношу вслух, радостным тоном.

Пятнадцать минут зачитывал заклинание, затем ударил навершием посоха в полтергейста, тем самым активировав поглощение. Десять секунд удерживаю жезл, пока полтергейст не был полностью поглощён. Убираю жезл в контейнер, а контейнер в многомерный карман. На лице расплывается довольная улыбка, как у кота, объевшегося сметаны. И тут встречаюсь глазами с Дафной Гринграсс, стоящей на лестнице сверху. За контейнером мне её не было видно, зато она меня видела. Довольная улыбка сменяется на хищный оскал и я уже призвал в правую руку палочку с предплечья собираюсь наложить Обливейт.

— Я никому ничего не расскажу. — Поспешно, немного испугано произнесла девушка.

— Дафна, здравствуй. — Вновь возвращаю на лицо улыбку. — Обстоятельства не позволяют сказать, что рад нашей встрече, но и не могу отрицать, что ты мне симпатична. Предлагаю вместо обливейта взаимовыгодный магический контракт. С твоей стороны молчание, с моей исцеление тебя от бесплодия. У тебя десять секунд на принятие решения, время пошло.

— Откуда ты знаешь? — Удивлённо спросила девочка.

— Дафна, хоть официально я Грейнджер, но реально Котоура. Ты же не спрашиваешь, откуда я знаю древне Шумерское заклинание? Вот и не стоит задавать иных глупых вопросов. Твой ответ?!

— Да! Я согласна на контракт!

— В таком случае, иди за мной.

Захожу в первый попавшийся пустой класс, накладываю на дверь запирающее заклинание, чары конфиденциальности и мощные чары отвода глаз. Призываю контейнер, достаю пергамент и составляю двухсторонний магический контракт.

Контракт.

Данный контракт заключён между Хермион Грейнджер (Котоура) и Дафной Гринграсс. Дафна Гринграсс обязуется в течение следующих ста лет хранить в секрете и никоим образом не разглашать информацию о Хермион Грейнджер (Котоура), которой стала свидетелем на лестничной клетке в школе магии Хогвартс пятого сентября 1991 года.

Хермион Грейнджер обязуется применить все свои возможности для исцеления Дафны Гринграсс от бесплодия. В случае невозможности исцеления пациентки, обязуется заменить исцеление, на искусственное выращивание ребенка Дафны Гринграсс.

На нарушителя контракта будет наложен штраф в виде превращения внутренних органов в тлеющую серу.

Контракт может быть расторгнут по обоюдному согласию сторон.

Магические подписи сторон.

— Хермион, а обязательно превращать внутренние органы в серу? — Испугалась Дафна.

— Конечно! Это же стандартная кара для нарушителей обетов в древнем Шумере. К сожалению, кроме нерушимого обета другие варианты контракта вот так сходу не припомню. Мы рискуем, причем заметь, я больше.

Мы оба подписали контракт магическими палочками, влив ману, достаточную для активации контракта.

Взмахом палочки очищаю одну из старых парт и трансфигурирую в кушетку.

— Дафна, ложись.

Она неуверенно, со страхом устраивается на кушетке.

Провожу стандартную медицинскую диагностику целителей этого мира. Найдя место дислокации болезни, активирую Исцеление из ауры. Подождав, пока заклинание подействует, провожу диагностику.

— Ну, что же. Давай взглянем на контракт. — Улыбаюсь и подаю Дафне руку.

— Тут пропала твоя подпись! — В панике восклицает девочка.

— Верно! Это значит, что я выполнил свою часть сделки, и ты теперь можешь иметь детей. Так что забирай контракт и закрой его в самом защищённом родовом сейфе. Ну, вообще, твой отец должен знать, что с этим делать.

— Темпус. — Произношу заклинание, показывающее время. В воздухе высвечивается 20–37.

— Вот это да! Мы с тобой неплохо так задержались. Дафна, ты тоже не успела поужинать?

— Да. — Тут у девушки забурчало в животе, и она покраснела от стеснения.

— Значит, придётся пойти на кухню, просить домовиков покормить нас.

— Ты знаешь, где находится кухня? — Дафна в очередной раз была удивлена.

— Да. Я много, что знаю. Не зря же шляпа распределила на Райвенкло.

— Безумный ученый! Да о тебе вся школа знает, не смотря на то, что ты первокурсник! Знаменитее тебя лишь Гарри Поттер. — Воодушевленно произнесла девочка.

Мы поели на кухне, эльфы надавали с собой выпечки, я не стал отказываться и набрал побольше, чтобы соседей угостить, да и сам выпечку обожаю.

Я проводил Дафну до входа в общежитие Слизерина, поскольку она в замке пока очень слабо ориентировалась, всё же только первая неделя учёбы.

— И что же у входа в общежитие делает студент Райвенкло? — Из–за спины раздался мягкий, низкий голос, в котором, впрочем, чувствовались стальные нотки. По голосу узнал Снейпа.

Оборачиваюсь и вижу его, Северуса Снейпа. Худой, среднего роста, с тонкими губами, которые кривила насмешливая улыбка, с бледной кожей, крючковатым носом и сальными, до плеч, волосами. На нём надета черная мантия.

— Добрый вечер профессор Снейп. Сопровождал заблудившуюся леди с вашего факультета. На этом позвольте откланяться, ибо скоро отбой, а я не горю желанием прослыть нарушителем. Всего доброго, сэр. — Слегка поклонился и направился к своему факультету.

В спину донёсся многозначительное хмыканье от Снейпа: — Поспешите юноша, отбой через десять минут.

Вот ещё, буду я бегать по коридорам, как первоклашка. Хотя я и есть первоклашка по местным меркам, но бегать меня может заставить только опасность.

По пути встретился с Квирелом. Среднего роста, голубоглазый парень примерно тридцати лет, одет он в черную мантию, а на голове намотан фиолетовый тюрбан.

— Юноша, вы почему не в своей гостиной, уже поздно. — Спросил Квирел без всякого заикания.

Блин, такой подарок бродит в одиночестве, а я забыл набросить Личную защиту и вообще ни одного заклинания в загашнике. Стоит его атаковать Браслетом василиска или лучше подготовится и потом наведаться?

— Добрый вечер. Позвольте заметить, сэр, должно быть, у вас недостаточные знания в области некромантии. Вы неправильно вселились в это тело. Надо было вначале изгнать душу владельца, а лучше лишить разума, затем при помощи ритуала поглотить духовные оболочки и изгнать бессмертное ядро. В таком случае, вы бы стали полноценным владельцем тела.

Квирел, а точнее Воландеморт, сейчас управляющий телом, напрягся, но не спешил атаковать, решив дослушать меня до конца.

— А философский камень поддельный, я уже проверял. Там прана овцы, она не подходит для людей и если использовать такой камень для приготовления эликсира, то отравитесь. Может, вам помочь? Могу вырастить гомункула и провести нормальный обряд воскрешения. В ответ мне потребуется от вас услуга, наказать одного из ваших рабов и парочка магов, для принесения в жертву, мне нужны души для магического жезла.

— Хермион Грейнджер, да? Ваше предложение довольно интересное. Но позвольте узнать, откуда у вас такие знания? — Насторожено спросил Воландеморт.

— Я являюсь членом рода Котоура. Наш род специализируется на данных направлениях.

Легилименцией отследил, что Воландеморт решил атаковать меня, у него за оклюментный щит вырвалась громкая мысль, что проще будет допросить при помощи Легилименции, заполучив знания моего рода. Поэтому, не задумываясь, парализую мага.

— Ну и зря ты так. И не говори потом, что я не предлагал мирного исхода. — Говорю статуе в тюрбане, замершей с волшебной палочкой в правой руке.

Что ещё было ожидать от неадеквата с покореженным ментальным телом? Вообще, мне было интересно проверить возможность переселения души в другое тело, но и первый вариант, с поглощением оболочек мага, тоже не отказался бы проверить. Но раз пациент так хочет занять место в жезле, то кто я такой, чтобы перечить воле суицидника?

Загружаю тело Квирела в контейнер. Блин, если так пойдёт дальше, мне понадобиться контейнер побольше. Уже некуда совать добро. Надо, наверное, организовать хранение в сундуках с расширенным пространством, в общем, организовать систему хранения основанную на вложенных пространствах.

Пришлось вновь посетить выручай комнату, одно из немногих мест в школе, где можно нормально заниматься магией, чтобы не собрать кучу свидетелей.

Вначале снял с Квирела матрицу, для изготовления доппеля. Поскольку искина нет, да и знаний новых от него не получить, то и ковыряться в его голове не вижу смысла. Повторил процедуру, как с Пивзом и поместил в жезл сразу две души. Причём души магов оказались довольно сильными, вместимость жезла на глазок стала примерно на пятнадцать заклинаний, что весьма недурно. Пивз дал самую большую прибавку.

И что делать с телом? И жезлом? Теперь имеет смысл жезл носить постоянно с собой, значит стоит сделать привязку к многомерному карману на теле, как у волшебной палочки и ножа. А с телом, это я что–то туплю.

Начинаю преобразование материи в ману, выбрав в качестве материи тело Квирела. За два часа полностью переработал его в ману, которой наполнил накопитель. Остался лишь тюрбан, который был каким–то артефактом, и волшебная палочка. Оба предмета сопротивлялись преобразованию.

— Темпус. — Высветилось 00–54. — Блин, уже час ночи.

Не охота ходить по замку без Личной защиты, поэтому зачитал и подвесил в ауру заклинание, решив, что одного будет достаточно. Поместил жезл в контейнер, вещи Квирела закинул в выручай склад и направился в спальню.

— Так–так, юноша. Бродим по ночам. — Раздался знакомый низкий голос Северуса Снейпа.

Оборачиваюсь и вижу «ужас, летящий на крыльях ночи».

— Знакомые лица. Вы же собирались не прослыть нарушителем или я плохо вас расслышал? — Саркастически заявил зельевар.

— Наконец хоть кого–то встретил. — Постарался изобразить облегчение. — Это не замок, а филиал инферно! Должно быть, помогать юным леди вредно для кармы, сэр. Я сам заблудился и уже который час брожу. Профессор, могу вас попросить сопроводить до входа в гостиную Райвенкло?

— Хм. Минус десять балов с Райвенкло, за нахождение вне комнат вне установленного времени. Пойдемте юноша, провожу вас.

Пошёл следом за Снейпом, стараясь поспевать за его широкими шагами.

— Профессор, скажите, пожалуйста, а эта глупая система начисления балов вообще работает? Школа нужна для получения знаний, и какая кому разница, сколько балов получит или лишится факультет? По мне, так если и важна оценка знаний, то исключительно индивидуальная.

— Хмм. Минус десять балов за вступление в диалог с преподавателем.

— Вот! О чём я и говорю. Вы снимаете баллы с факультета, а мне от этого ни горячо, ни холодно. Вот если бы мне директор, как Поттеру стер большую часть воспоминаний, тогда бы да, это серьезное наказание, ведь придётся заново учить столько всего необходимого. А так, ерунда какая–то. А не знаете, за что его так? Это стандартная практика для Хогвартса, ментально программировать и подпаивать зельями учеников? Я, конечно, ему помог, при помощи родового артефакта снял блоки заклинания забвения, но всё равно страшно. А как определять зелья в еде? Вы нам будете рассказывать на уроках или нам надо самостоятельно этим заниматься? А подливать зелья в еду, это особая программа по стимулированию тяги к знаниям и вырабатывание бдительности, чтобы ученики сами искали, как этому противостоять? А вы Легилименцией тоже стимулируете учеников к изучению Оклюменции, да? — Задаю вопросы скороговоркой, не давая Снейпу вставить слова.

Вот так вот! Загрузил его капитально, дал пищи для размышлений вагон и маленькую тележку. Получай фашист гранату в свою грядку!

В этот момент мы дошли до входа в общежитие воронов. Снейп не стал отвечать на мои вопросы, а конкретно задумался. Он развернулся и молча удалился.

— Ведра, бочки, корзины, котлы… А что можно наполнить пустыми руками? — Прозвучала загадка для входа в гостиную.

— Что угодно, чем угодно, кроме адаманта и в любых количествах, если использовать заклинание трансмутации и бесконечный источник маны. — Почти не задумавшись, отвечаю на загадку.

Вход в гостиную открылся. Снейп не успел удалиться далеко, услышав ответ на загадку, замедлил шаг и многозначительно хмыкнул.

Сегодня был просто невероятно успешный день, но черезчур насыщенный на события. Ещё недели не пробыл в Хогвартсе, а уже насобирал букет приключений на десятилетие. Чувствую себя, прямо как в отпуске. Никаких сверхсложных задач, простая, как топор магия. Ни тебе богов, ни архидемонов. Множество развлечений вокруг: хочешь, иди на цербера посмотри, хочешь, на василиска, желаешь заполучить душу темного лорда? Без проблем! Тут домовые эльфы, старинные артефакты, сам замок большой артефакт — исследуй, сколько душе угодно. А девочки старшекурсницы! Большинство хоть и страшненькие, но есть очень даже ничего, и думаю, многие будут не против необременительной интрижки. Да я словно попал в рай!

Может, попробовать себя в роли преподавателя? Вроде и в замке буду, и не будет тех ограничений, что сейчас. Хотя, появятся другие ограничения. Нет, нельзя! Вредно мне сейчас надолго превращаться во взрослого. Седьмое начало сейчас активно развивается вместе с процессом естественного взросления, и лучше немного подождать, каких–то двенадцать — тринадцать лет, пока магическая сила не закончит естественный рост.

Кстати, на эту особенность местных магов я как–то раньше не обращал внимания, поскольку в иных мирах приходится самостоятельно развивать резерв. А в мирах Хогвартса имеется какая–то генетическая предрасположенность местных магов. У них до двадцати четырёх — двадцати пяти лет происходит рост магических сил. Местные считают, что это формируется магическое ядро, но что это за зверь, как он выглядит и где находиться, так никто и не предоставил данных, лишь теории о существовании подобного.

На основе знаний из иных миров могу заявить, что магическое ядро — это миф. Местные маги генетически предрасположены к магии и первое начало, то есть физическое тело, толкает седьмое начало души на рост. За счёт повышенного магического фона третье и первое начала, то есть астральное и физическое тело, постоянно насыщаются маной и генетически предрасположенные к магии дети начинают сбрасывать излишки маны в седьмое начало, тем самым его раскачивая. За несколько лет седьмое начало души достаточно раскачивается и происходит спонтанная магическая инициация, сопровождаемая выбросом стихийной магии. Уже, будучи инициированными магами, дети начинают собирать больше маны, но поскольку не используют её, она накапливается, а поскольку дети эмоционально не стабильны, то испытывая сильные эмоции, неосознанно используют магию на интуитивном уровне, так называемая детская стихийная магия. Если начать детей обучать с самого детства контролировать свой дар, как ходить на горшок, разговаривать и так далее, то таких проблем можно избежать. Генетически предрасположенные к магии дети, живущие в местах повышенной концентрации маны, соответственно развивают магические силы быстрее своих сверстников, живущих в обычном мире, и имеют больше шансов на инициацию, как мага. Вот тебе и так называемое превосходство чистокровных — жизнь в более насыщенном маной фоне. Второе превосходство чистокровных, это родовые алтари накопители, на которых остаются отпечатки духовных оболочек предков, и соответственно, через алтарь передаётся магическая предрасположенность к «родовым дарам», то есть к тем способностям, что успели развить предки, и что оставило наибольший отпечаток в их седьмом начале. Обычно алтари настраиваются на автоматическое подключение потомков, но существуют различные уровни доступа. Например, при автоматическом подключении новорожденного потомка происходит ограниченный доступ к алтарю, идёт лишь дополнительная прокачка седьмого начала. Второй уровень доступа, так называемый ритуал Принятия в род. Скорость прокачки увеличивается, маг получает ограниченный канал подпитки от алтаря. Третий уровень доступа получает глава рода через специальный артефакт, как правило, перстень главы рода. Конечно, алтари дают много плюшек, но в основном лишь потомкам, а не изготовителю, в тоже время из–за ограниченного радиуса действия, привязывают магов к определенной территории, поскольку привыкнув получать постоянную дополнительную подпитку, маги чувствуют себя не очень хорошо, лишившись оной.

Наиболее активный рост организма ребенка происходит, как правило, в возрасте от одиннадцати до восемнадцати лет, именно поэтому одаренных детей в этом возрасте отправляют в школу магии. Магические школы, как правило, расположены на самых мощных природных источниках маны, а ещё дополнительно зачарованы на концентрацию маны внутри школы. Именно поэтому обучение организовано по типу интерната, ведь маги с их порталами вполне могли бы хоть каждый день отправлять детей в школу и обратно порталом. Именно поэтому, чистокровные, даже находясь в оппозиции к директору школы, продолжают отправлять своих детей в школу, поскольку проживший в школе маг в несколько раз сильнее мага, обучающегося на дому.

Додумавшись до всего этого, в голову пришла идея. Раз через родовой алтарь можно получать предрасположенность, значит, можно насильно внедрить оболочки других магов, то есть, попросту принеся их в жертву. Тем самым можно заполучить предрасположенность к другим направлениям магии. Но ведь наверняка, не я первый до подобного додумался? А ведь точно! Маг умирает на родовом алтаре, и что же, он будет делать это, даже не сопротивляясь? Да хрен там! Скорее всего, постарается напоследок, как следует проклясть. И куда пойдёт проклятье? Именно в родовой камень! Вот тебе и родовое проклятие для всех потомков. Скорее всего, многие семейства промышляли подобным, но потом прекратили, заметив последствия. Но явно прошло не одно поколение, пока нашли закономерность зависимости родовых проклятий от принесенных в жертву на родовом алтаре магов. Но чистокровные все равно продолжают ими пользоваться. Вроде и отказаться от халявных даров и дополнительной силы жалко, и проклятий не хочется. Хочется и рыбку съесть и на…

Уснул я в сундуке, оставив в общей спальне доппеля.

Всю пятницу провёл в сундуке, варя зелье для татуировки. Затем доппель под моим контролем наносил татуировку жезла на спину и привязывал его при помощи заклинания. За весь день ни разу не выглянул наружу из сундука. Завершив привязку жезла, забил его заклинаниями и убрал в подпространственный карман, а в своей ауре держал две Личных защиты. Вымотавшись за день, больше ничего не осилил и уснул.

Утром в субботу спустился на завтрак. После завтрака направляясь на выход из Большого зала, заметил Поттера, следующего за мной. Замедлил шаг, позволяя себя нагнать.

— Привет. — Поздоровался парень со шрамом на лбу.

— Салют, пионерам. Как жизнь молодая? — Идём неспешно рядом друг с другом.

— Да вот, вчера Снейп подвалил, интересовался, что со мной сотворил директор. — С задумчивым видом выдал Поттер.

— Ты, конечно же, рассказал правду?

— Почти всю, кроме того, как мне удалось вернуть память. Слушай, нафига ты поднял из этого шумиху, мы же могли по–тихому всё решить? — На лице Поттера была написано непонимание.

— Да? В таком случае, внимательно слушаю твой план по тихому выживанию. — Делаю паузу в ожидании ответа. Поттер молчит. Продолжаю. — Значит плана у тебя нет? Скажи, ты что, рос в эдемском саду в полной изоляции от реального мира? Главное правило выживания в случае нападения преступника, привлечь внимание окружающих любыми способами, то есть громко кричать, а затем быстро–быстро бежать. А те, кто молча терпят, как раз имеют нулевые шансы не подвергнуться насилию, их ограбят, изнасилуют или сделают иное из задуманного…

— Ты всё так логично говоришь. Но у меня в голове не укладывается, как так можно? На весь зал кричать, что директор педофил и стирает ученикам память. Блин, я бы не смог. — Поттер печально вздохнул.

— Вот именно поэтому тебе и стерли память. Безотказным быть вредно для здоровья, а подставлять другую щеку в ответ на удар, значит смириться с тем, что ты бесправный раб, а бородач твой хозяин. А я для своего выживания могу кричать и делать, что угодно, в том числе не стесняюсь проверять еду и питьё на зелья, что за тобой не замечал, хотя вроде умный парень и должен был бы догадаться. И как видишь, до сих пор не попал на индивидуальный приём промывки мозгов!

— Да я не стесняюсь проверять еду, просто забываю. — Тихо проговорив, потупился Поттер.

— Слушай, ну прямо как ребенок себя ведёшь. Неужели это тело так воздействует, что мозги отключаются или ты и в прошлой жизни себя так же вёл? — Приподняв бровь в стиле Снейпа, демонстрирую свое скептическое отношение к подобному безответственному поведению.

— Случай, Эйч, кончай мозги клевать и так тошно! Теперь, когда ты сказал, я понял, что дико туплю. Может ещё остались ментальные закладки?

— Маловероятно, я их хорошо почистил. А вот на зелья рекомендую провериться. Обратись к Снейпу, он хоть тебя и недолюбливает, но он твой декан, так что должен помочь.

— Кстати, помнишь, мы договаривались на сегодня провести… — Начинает произносить Поттер, но я его обрываю.

— Тихо ты, не в коридоре. Хочешь, чтобы все узнали? — Замечаю, что в отдалении за нами движется Драко Малфой, должно быть решил проследить за нами. Он сейчас спрятался за углом. Вот и рыбка клюнула, осталось подсечь на крючок. — И вообще, пойдём кое–куда, покажу кое–что секретное. — Слегка повысив голос, так, чтобы мелкий Малфой точно расслышал, сказал Поттеру.

Поттер на меня подозрительно посмотрел, но пошёл.

— Ты чего это про секреты заговорил. — Шепотом спросил он.

— За нами Малфой увязался, тебе не придётся его приводить, он сам до места дойдёт. — Так же шёпотом отвечаю Поттеру, и на лицо наползает хищная улыбка.

— Понял. — Кивнул головой Поттер.

Поднявшись на восьмой этаж, подошёл к необходимой картине и пожелал ритуальный зал с двумя магическими ритуальными рисунками. Один для поглощения крестража, второй, обычная гексограмма для повышенной концентрации, наподобие той, с помощью которой зачаровывал браслет.

— Вот, Поттер, именно эту комнату я хотел тебе продемонстрировать.

— Эйч, неужели это та самая, «комната по желанию»? — Потер фонтанировал не поддельной радостью и интересом.

— Именно.

Резко разворачиваюсь, делаю несколько стремительных шагов к лестничной клетке и направляю в притаившегося на лестнице Драко Малфоя парализацию из Браслета василиска.

Заклинанием Левикорпус перемещаю парализованную тушку в выручай комнату.

— Что ты с ним сделал? — С испугом спросил Поттер.

— Сам как думаешь? — Обернувшись, с сарказмом спрашиваю Поттера.

— Превратил в камень.

— Серёга, ты когда–нибудь камни видел? Это, похоже на камень? — Показываю на статую имени Малфоя.

— Ну, не очень. Но, надеюсь, ты его не убил? — испуганно спросил Поттер.

— Блин, ну как с такими кадрами работать? Серёга, ты ведёшь себя, как кисейная барышня. Убил, не убил, какая разница? Он тебе что, брат, сват, ты чего переживаешь?

— Да нет, просто страшно.

Я взялся правой рукой за голову, тяжело и протяжно выдохнул воздух. — Так, спокойствие, только спокойствие. Поттер, помнишь я тебе говорил, что маги стараются не врать? Так вот, вспомни, что я тебе говорил по поводу планов на белобрысого?

— Ты собирался его в девчонку превратить. — Не понимая, к чему веду, ответил шрамированный.

— Так вот, скажи, на кой мне превращать в девчонку труп и заниматься сложными схемами по заманиванию, когда убить проще тупо наложив на любого студента Империо и приказав отравить Малфоя?

— То есть, ты его парализовал?! — В голосе Поттера появилась надежда.

— Ну вот, и года не прошло, как до тебя дошло. Может прав Снейп и ты реально тупой? Чтобы такая простая мысль дошла, пришлось чуть ли не лекцию прочитать. И кстати, ты меня своим неверием оскорбил. Разве я давал повод сомневаться в своей честности? Я вожусь с тобой, только потому, что мы земляки и изначально ты мне был симпатичен, но это твоё поведение начинает реально напрягать. Может, если мне не доверяешь, тебе стоит поискать другого помощника?!

Поттер подавился воздухом и закашлялся. Откашлявшись, он побледнел и судорожно сглотнул. — Слушай, Эйч… Я тут подумал. Ты, это, извини меня, пожалуйста. Если обидел тебя ненароком, прости. Честно, не хотел тебя оскорбить. Не представляю, кто бы мог ещё так помочь, как ты, а я, как последний глупец, строю из себя неженку. Извини. Дурак, виноват, исправлюсь!

— Лады, замяли. Знаешь, считаю, что тебе надо пройти посвящение кровью. Грохнуть какого–нибудь маньяка в контролируемой обстановке, чтобы потом в экстремальной ситуации не бояться применить силу против нападающего. Узнав тебя поближе, уверен, случись что, и ты до последнего будешь бояться применить волшебную палочку по назначению.

— Ну, раз надо, то видимо придётся. — Расстроено произнёс Поттер.

— Так, хватит устраивать Санта Барбару, становись в центр вон той магической схемы.

Поттер прошёл в центр ритуала поглощения крестража.

— Я сейчас активирую ритуал. Твоя задача оставаться всё время в сознании и в случае атаки на свой разум, не позволять его захватить. Помни, в своём разуме ты царь и бог, способный на всё. Просто заключи врага в стальную сферу и приставь, например, трубочку для коктейля и будто выпиваешь лишь силу, словно сок, а мякоть, то есть всё негативное, не проходит через трубочку. Ну, или как тебе удобнее. Задача ясна?

— Да. Нет. — Поттер покивал головой сначала в знаке согласия, затем отрицания.

— Понятно. Тогда, поехали. — Активирую ритуал.

Отхожу ко второй схеме и кладу в центр гексограммы заключенной в круг, Драко Малфоя. Достаю из контейнера пятерых доппелей, расставляю на вершинах звезды, сам занимаю оставшуюся вершину. Снимаю с Драко стазис и парализую заклинанием Петрификус Тоталус. Затем усыпляю, обезболиваю и начинаю операцию по перемене пола.

При помощи магической фигуры и пяти доппелей мне удалось справиться всего за полтора часа. Хотя с другой стороны, говорить «всего» про полтора часа, при том, что мог проделать подобное лишь моргнув глазом, как–то…

Стираю Драко воспоминания с момента окончания трапезы. Вывожу его в коридор, накладываю Конфундус и отправляю в гостиную Слизерина.

Пока дожидался окончания действия ритуала Поттера, успел перекусить бутербродами и почитать фантастическую книгу. Окончив ритуал, Поттер потерял сознание.

Молодец, что продержался до последнего, значит, сила воли есть. А вот с магической силой у него не очень. Хотя я тоже в первый раз потерял сознание.

Кое–как напоил его нужными зельями и просмотрел память. Убедился, что он остался самим собой. А вот с ментальной защитой у парня худо. Бородач порвал природную защиту, затем ритуал потрепал, теперь у него ментальное тело слегка повреждено и я ничем не могу помочь. Если сам после ритуала поглощения буду восстанавливаться несколько месяцев, то Поттеру понадобиться не меньше года, чтобы прийти в норму.

Отнес Поттера в больничное крыло. При пересечении дверного проёма сработала сигнальное заклинание и почти тут же явилась Поппи.

— Что случилось? Рассказывай всё. — Помфри уложила Поттера на кушетку и стала проводить стандартную диагностику.

— Магическое истощение, вызванное ритуалом экзорцизма.

— Что?! Вы что, проводили ритуал экзорцизма? Кто вас надоумил на подобное?! — Сурово произнесла Помфри.

— Поппи, почему вы не устраиваете медосмотр всем школьникам? Не знаю, куда ты смотрела и не уверен, что ты специально допустила это по приказу бородача, но напоминаю, что как целитель, ты должна была помочь мальчику, чего не сделала. Я хоть имею всего лишь степень целителя подмастерья, и то заметил, что у мальчика в шраме дух подселенец. Раз официальные представители школы не занимаются лечением, то решил лично провести ритуал экзорцизма. И как можешь заметить, вполне успешный. Есть недочеты, мальчику надо год восстанавливаться с минимальными нагрузками и потрясениями, ибо директор пару дней назад грубо заблокировал мальчику большую часть воспоминаний, низведя его интеллект до уровня шестилетнего ребенка, причем сделал это очень грубо, повредив ментальные оболочки. Я сумел восстановить воспоминания по горячим следам, но, похоже, мальчика накачали ещё и зельями, так выводить их тебе. Не знаю, что это за школа такая, где над детьми руководство проводит такие эксперименты, но если в ближайшее время авроры не арестуют эту сволочь, я лично вырву душу бородача! И заодно всем его сообщникам! Ты меня поняла, «целитель»?!

— Что?! Директор не мог сделать подобное. Он же светлый маг! — Удивилась Помфи.

— Светлый маг? Ты что, белены объелась или вы тут не умеете видеть ауры? Ах, да. Точно не умеете! Так вот, ваш директор, судя по следам в ауре, сделал себе как минимум три крестража и основательно повредил ментальное тело, из–за чего сошёл с ума.

Помфри недоверчиво и с ужасом уставилась на меня.

— Судя по твоему виду, ты знаешь, что такое крестраж и что для его изготовления надо лично убить человека. Ну и как, думаешь, после такого остаются светлыми?

— Откуда ты всё это знаешь? Ты же всего лишь ребенок!

— Я член рода Котоура. Мы специализируемся на целительстве, артефакторике и некромантии. Но про последнее я тебе не говорил, окей?

— Всё поняла. Спасибо за информацию, господин Котоура.

— Пожалуйста. Оставляю пациента на ваше попечение.

Я же объявил кровную вражду с родом Малфоев, а не с одним мелким парнишкой. За плохое воспитание наследника должны отвечать в первую очередь родители. К тому же хотелось раздобыть очередной крестраж.

Покинул Хогвартс через тайный ход и едва пересёк антиаппарационный щит, аппарировал в Лондон. При помощи метаморфизма принял вид двадцатилетнего Тома Реддла и трансмутировал мантию под новые размеры.

Найдя знакомую гостиницу, неподалёку от площади Гриммо, наложил на администратора Конфундус и арендовал номер люкс. В номере настроившись на ментальные оболочки поглощенного крестража, вычленил отпечатки от остатков связей с рабскими клеймами. Разобравшись с метками, и вычленив отпечаток рабского клейма Малфоя, переключил его канал на себя и активировал метку при помощи заклятий и паролей на серпентарго. В этот момент у Малфоя бледная метка Упивающегося смертью должна была ярко налиться темным светом и болезненно отдаться в плече.

Сажусь в кресло. Даю Малфою немного времени, рассмотреть клеймо и посылаю вызов немедленной явки по метке. Через полминуты вновь посылаю сигнал, приправляя болевыми ощущениями. Ещё через полминуты раздаётся хлопок аппарации и напротив меня появляется Люциус Малфой. Он одет в чёрный балахон с капюшоном, а на лице надета явно в спешке трансфигурированная маска. Малфой запыхался, бедняжка, наверное, мантию искал и в спешке надевал, вон она какая вся мятая.

— Мой, Лорд! — Люциус падает передо мной на колени. — Я готов служить вам.

— Люциус, мой скользкий друг, прикажи своему домовику принести мой дневник.

— Добби.

Раздался хлопок аппарации и появился домовой эльф, весь забитый, дерганный и не ухоженный. У меня дежавю, кажется, что–то подобное уже было? Ну да, в бытность Гарри Поттером.

— Принеси дневник, с надписью Том Марволо Реддл.

Добби пропал и вернулся с крестражем местного Воландеморта. Раздобыть дневник оказалось проще, чем отнять конфетку у ребёнка. Люциус забрал дневник и передал мне.

— Добби. Свободен. Мой, Лорд, вы довольны? — Спросил Люциус, вновь бухнувшись на колени.

— Нет, Люциус. Как думаешь, кто и с какой целью воскресил меня?

— Не знаю, мой Лорд.

— Представь себе, воскрешает меня мелкий некромант, первокурсник Хогвартса и знаешь, что он просит меня в ответную услугу за новую жизнь?

Люциус судорожно сглотнул и хрипло произнёс: — Не могу знать, мой Лорд.

— Он попросил превратить жизнь одного моего подданного в ад. Пока ты гадаешь, что это за подданный и за что он получил такое внимание, я лучше сам расскажу. Оказывается, мальчик представитель очень сильного рода и его оскорбил наследник одного рода, обозвав, смешно сказать, Грязнокровкой. Он вынес главе рода предупреждение, что второе подобное оскорбление выльется, как и предписывает кодекс его рода, в объявление кровной вражды…

Люциус побледнел, став белее мела.

— Что же ты, Люциус, наследника не воспитал, как следует? Почему твой отпрыск спустя всего лишь пару дней вновь оскорбил тем же словом этого человека, зная о последствиях?!

— Простите, мой Лорд! А можно как–то загладить вину перед родом Котоура?

— О! Мой скользкий друг, так ты даже знаешь название рода, значит, письмо от мальчишки всё же получил? — Спросил я и тут же послал в Малфоя заклинание: — Круцио!

Продержав заклинание десять секунд, и понаблюдав за судорогами Малфоя, прекратил.

— Думаю, можно и договориться. Да. Только вот сына у тебя больше нет, Люциус…

Малфой побелел ещё сильнее и схватился за сердце.

— Да, сына нет. Теперь у тебя есть дочка, и боюсь, это необратимо. Котоура слишком хорошие целители.

— Так выходит, Драко жив? — С надеждой спросил Люциус.

— Я бы сказал, жива. И да, Круцио. — Посылаю очередное заклятие боли, продержав ещё десять секунд. — Это за проявленное неуважение к своему сюзерену. А теперь слушай меня внимательно. Если хочешь жить и чтобы я не исполнил свою часть сделки с мальчишкой, делай что хочешь, плати любые отступные, но договорись с этим парнем. И надеюсь, у тебя хватит мозгов, даже не думать причинить ему какой либо вред, иначе вашему роду не позавидует никто. Глава рода Котоура достанет почти любого с того света. Рассказать тебе, что может сотворить маг, способный воскрешать и убивать сколько угодно раз по своему желанию, или сам догадаешься?!

Малфой в очередной раз судорожно сглотнул и стал ещё бледнее. Не думал, что у живого человека может быть столь инфернальный вид, словно у несвежего покойника.

— Круцио! — На этот раз продержал заклинание в два раза дольше. — А это за то, что меня воскресили не мои сторонники, а какой–то левый персонаж! Свободен.

Люциус с трудом поднялся на ноги и, едва держась на ногах, воспользовался порт ключом. В таком состоянии ему действительно не стоит использовать аппарацию.

Хоть душу отвёл и свёл искусственно раздутый мной конфликт с Малфоями к капитуляции с их стороны, должной сопровождаться пополнением моего бюджета. Ах, как приятно на мгновение почувствовать себя темным лордом. Плюс крестраж, в хозяйстве вещь весьма полезная.

Глава 3

В Хогвартс успел вернуться к ужину. После того, как поел, ко мне подошла Минерва Макгонагалл.

— Мистер Грейнджер, идите за мной. — Произнесла она.

— Куда, профессор Макгонагалл?

— В кабинет директора.

— Профессор Макгонагалл, вынужден отказаться. Без сопровождения профессора Флитфика никуда не пойду.

— Вы смеете мне возражать? Минус десять балов с Райвенкло. Немедленно идёмте со мной.

— Без сопровождения своего декана, отказываюсь посещать потенциально опасные места.

— Мистер Грейнджер, минус двадцать балов с Райвенкло и назначаю вам отработку у Агруса Филча. Если немедленно не пройдете со мной в кабинет директора, вас исключат из школы! — Сурово произнесла она.

— Замечательно. Я согласен на исключение. Наконец, смогу поступить в нормальную школу магии, Дурмштанг или Американскую академию магии. Но без сопровождения своего декана не пойду в кабинет этому некроманту, почему–то считающемуся в вашей стране светлым магом.

— Мистер Грейнджер, да как вы смеете оскорблять Директора! — Яростно воскликнула Макгонагалл. — Минус пятьдесят балов с Райвенкло и три месяца отработок у Филча!

— Вы не последовательны. Только что обещали исключить, а вместо этого назначаете отработки. В любом случае, без декана Флитфика, отказываюсь выполнять ваши незаконные требования!

Макгонагалл схватила меня за руку и потащила в сторону выхода. — Да как ты смеешь, наглый мальчишка, не подчиниться приказу?! Я тебя всё равно отведу к директору!

С первого раза, как и со второго у неё не вышло схватить меня. Старая Кошка, чтобы ей в аду сделали на пару градусов погорячее, разрушила обе Личных защиты этими действиями.

— Спасите! Помогите! Вызовете авроров! Нападения учителя на ученика! — Громко и звонко, визжа во весь голос, заорал я. — Аааа… Помогите! Спасите! Не имеете права!

Во мне начала подниматься злость. Какая–то ведьма, смеет поднимать руку на меня, архимага! Очень хотелось проклясть ведьму, но моя месть будет более изощренной! Сейчас в горячке так могу проклясть, что магичка сразу кони двинет, я же хочу, чтобы она страдала.

Ну что же, раз меня так настойчиво приглашают в гости, то стоит раз и навсегда поставить точку в вопросе противостояния с бородачом. Начинаю зачитывать заклинание личной защиты, опираясь ногами, чтобы растянуть время. Меня затащили в кабинет директора. Макгонагалл так упорно тащила меня и вцепилась в руку с такой силой, что сломала её. Пришлось отключить болевые рецепторы и начать экстренное лечение магией воды. За время пути успел начитать только одну Личную защиту.

Едва оказавшись в кабинете, не дожидаюсь нападения, и сразу посылаю серию из трёх ударов с Браслета василиска в сторону бородача. Поворачиваю руку и одно заклинание посылаю в Макгонагалл и ещё одно в феникса.

Вышло, что не зря послал сразу три заклинания в директора, от одного он увернулся, второе угодило в стол, и лишь третье его парализовало. Кошку парализовало сразу. А вот на феникса чары не подействовали. Кажется фениксы и василиски, естественные враги, значит, они могут защититься от подобного. Плохо.

Феникс телепортировался из клетки, налетел на меня и попытался выклевать глаза. Личная защита разрушилась от его наскока. Птица пошла на второй заход. Призываю жезл и активирую на птицу, покрытую пламенем, заклинание Солнечная Сеть — создающее сеть, что связывает противника, заготовленное как раз для удержания полуматериальных существ, таких как джинны и фениксы.

Пока феникс пленён, активирую из жезла печать поглощения и прислоняю навершие жезла к фениксу, опутанному яркими огненными линиями. Птица яростно курлыкает, под конец пытается сгореть, но у неё ничего не выходит, поскольку печать справляться и жезл пополняется новым жильцом.

Проверяю вместимость жезла, а она выросла более чем в два раза, до тридцати одного заклинания. Оказывается фениксы очень неплохие наполнители для магического жезла!

Забавно, но все обитатели портретов спят, явно директор подготовился и убрал лишних свидетелей. Точно что–то нехорошее собирался со мной сотворить.

Два часа заняло снять с директора и Макгонагалл матрицы, затем создал их доппелей. Осталась проблема с коммуникацией, поскольку разговорная капа у меня лишь одна. Вызвал доппеля из сундука, он подошел к кабинету директора под маскировкой. Вставляю каппу в рот доппеля Макгонагалл. Допросить доппеля будет быстрее, чем пытаться вычленить мысли из матрицы, раз этак в миллион! Обновил чары на портретах.

— Зачем директор звал меня?

— Не знаю. — Безэмоционально, но слава блестящим яйцам Жиробаса, голосом Макгонагалл, ответил доппель.

— Передай капу доппелю бородача.

Доппель Макгонагалл отдал капу доппелю Дамблдора.

— Что Дамблдор хотел со мной сделать?

— Применить Легилименцию и скорректировать личность. В случае опасности, убить во время учебного года, инсценировав несчастный случай.

— Сколько у Дамблдора крестражей и где он их хранит?

— Крестража три. Все хранятся в спальне директора, в шкатулке, стоящей на тумбочке у кровати.

— Как и кому Альбус собирался передать крестражи?

— В случае его смерти феникс должен был отнести шкатулку поверенному, тот должен был вручить крестражи под видом наследства. Рональду Уизли деиллюминатор, Джинерве Уизли экземпляр книги «Сказки Барда Билля». Гарри Поттеру снитч, который он должен был по плану поймать, вступив в команду по квиддичу ловцом.

— Спальня и шкатулка защищены заклинаниями? И активированы ли они сейчас?

— Спальня защищена, шкатулка нет. Защита активирована.

— Ты можешь деактивировать защиту?

— Да.

— Деактивируй защиту.

Доппель отключил защитные чары. Кстати, у него сейчас моя третья волшебная палочка, а палочку директора, ту самую бузинную, считающуюся одним из даров смерти, я взял себе для исследования.

— Где сейчас находится профессор Флитфик? — Спрашиваю у доппеля, когда тот закончил деактивировать защиту.

— Дамблдор, чтобы было проще добраться до тебя, организовал для Флитфика приглашение на собрание международного дуэльного сообщества, Флитфик удалился после обеда и вернётся только вечером в воскресенье.

— Вот, старый жук. — Восхищенно–злорадно вырвалось у меня.

Не думал, что он так быстро всё придумает и организует. Чувствует почти вековой опыт интриг. Пока нормальные маги думы думают, исследуют, изобретают, эта сволочь интриговал, устраивал войнушки, политические игрища…

Рука, наконец, перестала болеть и восстановилась. Чет ступил, надо было Исцеление наложить, а я магией воды лечился. Хотя, надо последнюю активно разрабатывать, уж больно полезная вещь. Шумерской магией и так владею, так что магию зверобога освоить на высоком уровне будет всяко лучше.

Пришлось задержаться в кабинете и зачаровать две разговорные капы для доппелей. Закончил их создание лишь под утро, вымотавшись, словно вагон с углём разгружал.

Затем почесав в затылке, махнул рукой и потратил ещё полчаса на создание хорошего качества доппеля Квирела. Ему отдал капу своего доппеля.

Приказал доппелям вести себя как оригиналы, максимально естественно, полностью их подменяя, естественно без всяческих интриг, максимально себя посвятив своим обязанностям. Минимум контактов с другими преподавателями. Дамблдора вначале подумывал использовать для влияния в визенгамоте и на мировой арене, но дважды подумав, решил, что мне нафиг не сдались эти дрязги, и приказал ему отписаться и официально отказаться от этих должностей. Вместо этого, приказал доппелю бородача вплотную заняться школой, начать повышать уровень образования.

Забрал крестражи Дамблдора, бузинную палочку, распределяющую шляпу. Всё загрузил в контейнер, в том числе и тела противников в стазисе. Да, от Макгонагалл такого не ожидал. Хотя она давно была крайне предана Дамблдору, так что ничего удивительного, что лично водит к нему детей на промывку мозгов. Не зря она мне не нравилась.

В своей спальне оказался лишь в семь утра, упал в свою кровать и вырубился.

— Эйч. Эйч, вставай! — Услышал сквозь сон голос Голдстейна.

— А?! — Вопросил в пустоту, я резко сев в кровати и раскрыв глаза. — Что? Кто? Где?! — Вопрошаю, не понимая, что происходит.

— Эйч, ты как? В порядке? — С неподдельным волнением спросил Голдстейн.

— Тони, что случилось? Сегодня вроде выходной.

— Уже обед, ты и так на завтраке не был, мы не решились тебя будить, поскольку Майкл сказал, что видел, как ты пришёл рано утром. Но если пропустишь обед, до вечера голодным проходишь.

— Спасибо, Тони. Я очень благодарен за заботу. Только прошу, пожалуйста, в следующий раз лучше меня не буди. У меня в сундуке небольшой запас продуктов имеется на подобный случай, а если совсем прижмёт, можно на кухню сходить.

— Ты знаешь, где находится кухня? — Удивленно спросил мальчик.

— Да. А вы что, не знаете? Уже целую неделю живёте здесь. Помнишь, недавно пирожков приносил? Как думаешь, где раздобыл?

— Да, мы думали, что тебе их родственники прислали. — Энтони почесал левой рукой в затылке и слегка покраснел.

— Если есть желание, могу вечером сводить вас на кухню. Вкусностями запасемся и будем хомячить, заодно узнаете, где находиться данное святое помещение.

— Это замечательное предложение! Я скажу парням. Кстати, что с тобой директор делал так долго?

— Поверь, тебе таких ужасов лучше не знать. Всё рассказать не могу, но часть попробую. Вначале Макгонагалл сломала мне руку, за которую тащила к кабинету директора и закинула внутрь, перегородив путь к бегству. На меня напал феникс, фамильяр Дамблдора. Это нереально страшно, когда пышущий огнём феникс пытается выклевать твои глаза! Я чуть кирпичами по большому ходить не стал! Хорошо, что у меня были защитные артефакты, один из них содержал заклинание против полуматериальных сущностей и спеленал феникса. Тот, чтобы освободиться, активировал самосожжение. Директор хотел при помощи легилименции прочитать мои мысли, напоить подчиняющими зельями и заложить ментальные закладки, но у него ничего не вышло. Что было дальше, не могу рассказать. Ты же в курсе, как работают обеты?

— Да, конечно. Родители заставляли учить про обеты и клятвы перед Хогвартсом. То есть, тебя заставили принести обет, о неразглашении какой–то информации? — Задумчиво протянул Голдстейн.

Чтобы откровенно не врать пацану, ничего подтверждать не стал, а продолжил речь: — В общем, воздействовать на меня не удалось, но итог ты видел. Кое как подлечился и замученный, уже утром приполз в спальню. Вроде, эти персонажи меня больше не должны трогать, но и лезть никуда я не собираюсь. Похоже, что директор многих школьников так обрабатывал. Зелья, ментальные закладки. Вот и дети ему полностью доверяют, в основном Гриффиндор, в котором декан его сообщница и ученица. Потом дети вырастают, и уже появляются взрослые сторонники…

— Какие страшные вещи ты говоришь. Надо будет написать родителям.

— Да, Тони, это не будет лишним. Только зря не бойся, ничего с тобой страшного не случиться. Потому что Котоура за подобные действия против меня выпилят и Дамблдора и всех его активных сторонников, так что можешь спокойно ждать нового директора. Надеюсь, нам найдут адекватного преподавателя трансфигурации, а директором станет Гринграсс или иной адекватный разумный.

На обеде вновь почувствовал себя Гарри Поттером. На меня вся пялились, показывали пальцем и шептались.

После обеда ка мне подошёл Поттер.

— Привет. — Поттер пристально всмотрелся в мое лицо, явно ища признаки оболванивания. Моей куцей легилименции, даже в пассивном состоянии, хватило, чтобы слышать через дырявую ментальную оболочку его мысли. «Обработал его бородач или нет? Вроде меня узнал, но мало ли, какие закладки вложили».

— Бригадир у нас хороший. Бригадир у нас один. Соберёмся всей бригадой, и?!. — Пропел я частушку на русском языке.

Поттер пробурчал что–то неразборчивое, немного стесняясь. Был различим лишь последний слог, — …дЫ ему дадим!

— Отзыв верный. Рядовой Поттер, докладываю: закладок нет, травмы залечены, опасности устранены. Учись дальше без страха. — На русском, дурачась, отвечаю Поттеру.

— В смысле?! — Воскликнул он. — Ты что… — Поттер замолк, поняв, что только мог сморозить глупость и посмотрел за преподавательский стол, где восседали все преподаватели, в том числе Дамблдор, Макгонагалл и Квирел. Лишь я знал, что это доппели, хотя, не факт.

— Кто знает. Кто знает… — Произнёс на русском многозначительно, растягивая слова, и поднял глаза к потолку.

— Я рад, что с тобой всё в порядке. И спасибо за помощь.

— Пожалуйста. Как насчёт прогулки, до больничного крыла?

— Хоть я только что оттуда, но с удовольствием.

Мы зашли в больничное крыло. На сработавшую сигналку, явилась Помфри.

— Добрый день мадам Помфри. Как ваши дела? — Спрашиваю у дамы.

— Мальчики, что случилось?

— Авроры так и не пришли. — Многозначительно протянул.

— Что? Какие авроры? Мальчик, о чём ты?! — С искренним удивлением спросила дама.

— Прошу прощения. Кажется, вам недавно стирали память. Порочная практика для учебного заведения, как по мне. Позвольте откланяться и считайте, что этого визита не было. — Улыбнувшись, совершил небольшой поклон, развернулся и, прихватив за локоть Поттера, удалился.

Завёл Поттера в пустой кабинет.

— Серёга, надо проверить целостность твоей черепушки. Смотри мне в глаза и не сопротивляйся.

Он печально вздохнул: — Опять башка трещать будет. — Но в глаза посмотрел.

— Легилименс. — Начинаю просматривать память.

На этот раз у него в голове вновь поковырялись, похоже после того, как отправил в лазарет и до того, как попал к директору в кабинет. На этот раз бородач не блокировал все воспоминания, а заложил более филигранные закладки, которые в течение пары месяцев изменили бы мировоззрение Сергея, на преданность Дамблдору и сделали бы его чуть тупее. Снимаю закладки.

— Лять. Лять. Сегын мен сыктым, джай ляо нызгын! — Заругался Поттер, схватившись за голову руками. — Что же я маленьким не сдох! Как больно.

— Серёга, ну что же ты так не осторожен? Опять тебя обработали. Закладки на вырабатывание преданности бородачу и понижение интеллекта удалил. Но тебе теперь года полтора вместо года придётся восстанавливать ментальную оболочку. Никаких серьёзных ритуалов, на подобии вступления в род, жертвоприношений, никаких приключений, мощных заклинаний, квиддича. Я тебе сейчас выпишу зелья и распишу, как принимать, закажи у Снейпа.

Трансмутирую из трухлявой парты лист бумаги, достаю из кармана шариковую ручку и записываю зелья для чистки организма от зелий внушения, для укрепления организма, для ускорения восстановления ментальной оболочки и график приёма на полгода вперёд.

— Держи. — Вручаю бумагу Поттеру.

— Ты пишешь, прямо как настоящий доктор, тут хрен что разберёшь! — Возмутился парень.

— Что значит, как настоящий? Я и есть настоящий доктор! — Наигранно возмущаюсь.

— Всё время забываю, что ты тоже попаданец, а не маленький мальчик с девчачьей косой. Что дальше?

— Дальше! Вечером я провожу своим соседям по комнате экскурсию на Хогвартскую кухню. А сейчас собирался немного поваляться в кровати, поскольку жутко вымотался за эту неделю и сегодня не выспался. — Проигнорировав подколку по поводу моей причёски. Как хочу, так и хожу.

— О! Я тоже хочу на кухню! Примешь ещё одного пассажира?

— Ага. Добро пожаловать на борт Райвенкло–кухня. Просим вас занять места, согласно купленных билетов. Рейс стартует в 21–00 от входа в общежитие Райвенкло. Авиалинии Грейнджер корпорейтед желают вам приятного полёта!

— Понял, не дурак, был бы дурак, не понял! Буду как штык в двадцать один нуль–нуль, возле входа в общежитие воронов. — Приложив ладонь к голове, отрапортовал Поттер.

Махнул рукой, в жесте «и так сойдёт» и двинулся в общежитие воронов.

Зайдя в гостиную, обнаружил Флитфика. Он как раз спрашивал старосту: — Где Грейнджер?

Староста заметил зашедшего меня, показал за спину Флитфика и сказал: — Да вот он, только зашёл.

Флитфик обернулся и вгляделся в меня: — Грейнджер, пойдёмте со мной.

Мы прошли до кабинета декана воронов. Меня усадили в кресло, сам Филиус сел за письменный стол, который больше напоминал немного подросшее Котацу, то есть японский стол, за которым надо сидеть на полу.

— Рассказывай. — Став чуть серьёзнее, приказным тонов выдал Филиус.

— Клятва о неразглашении без моего согласия в течение семи лет.

Флитфик немного задумался. Потом что–то решив для себя, понял волшебную палочку.

— Я Филиус Флитфик, клянусь магией и жизнью, что ни кому и никаким образом не передам информацию на протяжении семи лет без разрешения Хермиона Грейнджер, рассказанную мне Хермионом Грейнджер сегодня в этом кабинете.

Далее он наложил чары приватности.

— Я артефактами обвешан, как новогодняя елка игрушками. Котоура знал, куда отправляюсь, так что многое предусмотрел и проинструктировал. Но так, чтобы сразу такое случилось, меня к такому жизнь не готовила.

Флитфик молча слушает и внимательно смотрит. Да, он прекрасно может понять, если я совру.

— Вначале летом к Поттеру приходит вместо Макгонагалл Хагрид, что уже попахивает бредом наркомана. Затем к тщательно замаскированному Поттеру в поезде пытаются втереться в доверие Уизли. Затем финт повторяет младший Малфой. Как они узнали, где едет Поттер? Без поискового амулета тут явно не обошлось. Мы с Поттером сразу сошлись, ибо гораздо умнее своих сверстников, и нашлись общие темы. На следующий день Поттер меня не вспомнил. На контрольный вопрос про магловский фильм, ответил, но у него от этого действия разболелась голова. На фоне явного снижения интеллекта, как и учили, заподозрил корректировку сознания. Отвёл в свободное помещение и произвёл восстановление.

— Как так? — Подозрительно спросил Филиус.

— Изучал легилименцию, и имею степень подмастерья целителя.

Флитфик с огромным уважением посмотрел на меня, словно на другого человека и кивнул головой, мол, продолжай.

— Обнаружил множественные кровоизлияния в мозг, что говорит о топорной и грубой работе легилимента. У него были заблокированы воспоминания о большей части жизни и в разы снижен интеллект. Выяснил, что это у него после посещения директора. Подлечил и предупредил быть аккуратней с походом в гости. Дальше произошла знакомая вам история. Вчера столкнулся в коридоре в профессором Квирелом. Выяснил, что в него вселился злой дух.

— Что? Как это можно выяснить? — Филиус вновь удивился.

— При помощи духовного зрения можно разглядеть на астральном начале следы.

— Ты умеешь использовать духовное зрение? — Глаза Флитфика стали размером с блюдца… Ну, ладно, как очень маленькие блюдца. В общем, просто расширились от удивления.

Киваю головой и продолжаю речь: — Я предложил ему вырастить гомункула и переселиться, но профессор под управлением духа напал на меня. Пришлось запечатать дух.

— Возможно ли? Или нет… А может?! Да, такое могло случиться. — Поднял на меня глаза. — Скажи, Хермион, а как тебе удалось запечатать дух?

— Древне Шумерское заклинание. Но я не расскажу его. Секрет рода.

— Понятно. Не надо ничего рассказывать, я всё понимаю. А куда запечатал?

— В жезл. Только его тоже не покажу. У вас в Англии глупые законы и такой жезл считается темно магическим.

— Понятно. Продолжай. — Флитфик одобрительно улыбнулся.

— Вчера профессор Макгонагалл попросила пройти в кабинет директора. Я отказался, сказал, что пойду только в вашем сопровождении. Она стала заставлять меня угрозами. Сняла много балов, назначила много отработок и угрожала выгнать из школы. Я на это согласился и попросил последний вариант, но профессор Макгонагалл схватила меня за руку и насильно потащила в кабинет директора. По пути она сломала мне руку, за которую тащила.

Флитфик нахмурился и посерьезнел. — Что с рукой?

— Уже вылечил. — Продолжаю рассказ. — За это время она разрушила два моих защитных заклинания, предназначенные для защиты жизни. По пути успел наговорить одно защитное заклинание.

— Что за заклинание? — С профессиональным интересом спросил Филиус.

— Личная защита. Древне шумерское заклинание. Подвешивается в ауру и защищает почти от всего, но лишь один раз. Даже от Авады. Секрет рода, поделиться сами понимаете…

Филиус загорелся ещё большим энтузиазмом и стал подпрыгивать на месте от нетерпения. Но взял себя в руки и успокоился.

— Продолжай. Я понимаю и не прошу делиться подобными вещами.

— В общем, меня, напуганного, со сломанной рукой закинули в кабинет. Дальше заработал защитный артефакт. — Демонстрирую браслет.

Флитфик начинает рассматривать его. Достаёт волшебную палочку и проводит стандартную диагностику на наложенные чары. Потом цокает языком. — Хорошая работа. Что это? Никак не могут определить, что он делает и кто создавал.

— Создавал грандмастер артефакторики, архимаг Котоура. Парализует нападающего на меня. От Дамблдора и Макгонагалл меня защитил, парализовав их. А вот от феникса не смог. Птица напала на меня, и попыталась выклевать глаза, тем самым разрушив Личную защиту. Когда птица кинулась на меня вновь, я применил заклинание против подобных сущностей. — Вижу вновь загоревшийся энтузиазм Флитфика, при упоминании неизвестного заклинания. — Тоже секрет рода.

— Хорошо, хорошо. Я понял. Вы просто полны секретов, юноша. — Добродушно кивает Филиус. — И что случилось с птицей?

— Запечатал её в жезл. Если будут ещё, приглашайте, оказывается фениксы гораздо лучше душ темных лордов.

— Кхе. Кхе. Кхе… — Тёмных лордов?! — Поперхнувшись и откашлявшись, спросил до крайности удивленный профессор. — И где же вы встречали таковых, юноша?

— Я же вроде говорил? Профессор Квирел был одержим душой темного мага. Духа звали Том Марволо Реддл, по кличке Воландеморт. Я слышал, что несколько лет назад он был местным террористом и Темным лордом.

— Понятно. — Протянул Флитфик и как то так взглянул на меня, словно прикидывая, толи подвергнуть опытам, толи ещё что сделать. — Юноша, вы не престаёте меня удивлять. И всё это всего лишь за неделю учёбы. Что ожидать дальше? Призыва Архидемонов?

— Нет–нет. Что вы, я ещё слишком слаб, чтобы заниматься подобными глупостями. И противодемоническую цепь ковать пока не выдержу, слишком маленький и слабый ещё. Да и нет в Хогвартсе щитов, способных удержать таких монстров. — Я передёрнул плечами. — Бррр.

— Хм. Неужели вам приходилось видеть подобных сущностей?

— На меня как–то покушалась пара слабых демонов, еле отбился. Честно, впечатлений хватило с головой. А об архидемонах читал в книге своего учителя, это воистину монстры!

— А что случилось с Минервой и Альбусом? — Спросил Филиус.

— Эм. Скажем так, они получили то, чего желали другим. Теперь они должны ответственно относиться к своим должностям обязанностям, прекратить интриговать, и заняться поднятием уровня образования, а не его развалом.

Флитфик рассмеялся. — Ай да, первокурсник! Так им и надо! — Злорадно добавил он. — Всё с вами понятно юноша. Как вы смотрите на то, чтобы пойти ко мне в ученики?

— Извиняюсь, профессор Флитфик. Я бы с удовольствием, но у меня были другие планы, в которых не было пункта становиться мастером чар.

— Жаль. Такой талант редкость. Так, пожалуй, хватит с вас приключений. Пойдёмте, провожу до гостиной. И не беспокойся об отработках, я отменяю их.

Флитфик отвёл меня к общежитию воронов.

У меня нет ещё одной капы, чтобы отправить своего доппеля завтра на занятия. А может, его самого заставить сотворить себе капу? Тот первый доппель ещё не умеет оную делать, поскольку я её на ходу придумывал, а вот следующая партия из контейнера уже знают, как надо делать.

Спустившись в сундук, достал доппелей и поручил четверым делать капы, а пятому варить зелье Жидкий Империо. И что я сразу так не догадался? Не пришлось бы вчера всю ночь торчать в кабинете директора.

— Ну что? — Спросил Терри, зайдя в спальню.

— В девять вечера пойдём. — И замедленно картинно подмигиваю мальчишке.

В назначенный срок четверо парней первокурсников, провожаемые взглядами старшекурсников, вышли из гостиной в коридор. Там уже стоял ожидающий Поттер.

— Камрады! Позвольте представить, Гарри Поттер. — Показываю на оного ладонью. — Он составит нам компанию в нашем небольшом приключении. А это. — Поочередно показываю на представляемого. — Терри Бут, Майкл Корнер, Энтони Голдстейн.

— Приятно познакомиться. — Сказал Поттер. — Еврей блондин? Это что–то новенькое. — Удивился он.

— Ой. Таки не надо этих инсинуаций. Я таки нормальный еврей, это вы все какие–то неправильные. — Сказал Тони.

— Ты забыл добавить, вы таки неправильные Гои! — Пародируя акцент Голдстейна, сказал я.

Поттер и Голдстейн рассмеялись. Остальные дети ничего не поняли.

— Вот эту грушу надо пощекотать и она превратится в ручку. — Мы дошли до кухни, и я как раз показываю нужную картину.

Всей толпой заваливаем в помещение, наполненное чарующими ароматами. Внутри, помимо эльфов, обнаруживаем компанию из мальчишек первокурсников Пуффендуя, затаривающуюся выпечкой в промышленных масштабах. Дети, увидев нас, сконфузились и испугались, будто мы застали их на месте преступления. Я узнал Невила Лонгботтома. Второй, кажется Джастин Финч — Флетчли. Маглорожденый, брюнет с волосами, зачесанными набок и черными глазами. Между верхних передних зубов у него щербина. Третий мальчик, Эрни Макмиллан, чистокровный. Самый низкий из их компании. Блондин с короткими волосами, зачесанными направо и серо–голубыми глазами.

— Привет, славным представителям Пуффендуя! И отдельный привет тебе, Невил. Как поживает Тревор?

— Ой. Привет. — Сказал Невил. — Эм. Прости, но я не помню, как вас зовут. — Сконфузился и засмущался мальчик.

— О! Извиняюсь. Позвольте представиться. Я Хермион Грейнджер, это Гарри Поттер, Майкл Корнер, Энтони Голдстейн и Терри Бут.

— Приятно познакомиться. — Сказал Невил. — Я Невил Лонгботтом, это Эрни Макмиллан и Джастин Финч — Флетчли.

Когда мы все перезнакомились и домовики нагрузили всех едой. Особенно много домовые кружили вокруг Поттера.

— Фух! А мы испугались вначале. — Признался Невил. — Нас старшекурсники послали на кухню, и мы тут в первый раз. Так страшно!

— А чего бояться–то? Максимум что нам грозит, отработка у Филча. Тем более, вам тут идти всего десяток метров. По мне, так помахать шваброй или вытирать тряпкой пыль, совсем не страшно. Вот если бы за подобное били бы, тогда да, неприятно. — Пожимаю плечами.

— Согласен. Не вижу ничего страшного. Призраки и те страшнее. — Добавил Поттер.

Остальные на нас посмотрели, как на говорящие доспехи или осквернителей святынь.

— Ну, вы даёте! — Восхищенно высказал общее мнение Голдстейн. — Не бояться отработок у Филча, невероятно!

Переглянулись с Поттером и понимающе улыбнулись друг другу. У обоих во взгляде читалось «дети, ну что с них взять».

В понедельник, осознав, что без биокомпа довольно тяжело хранить заклинания, завёл свою книгу магии. После завтрака заказал по каталогам готовую зачарованную книгу с пустыми страницами, обычно используемую под написание родового кодекса, и хороший набор зачарованной готовальни и самопишущих перьевых ручек. У этой книги изменяется размер. В штатном варианте она может уменьшиться до размеров блокнота, а для записей её можно увеличить до формата А 2. Очень удобно для нанесения и черчения ритуальных чертежей. Плюс страницы добавляются по мере надобности и можно провести кровную привязку, чтобы никто, кроме мага и его потомков не видел написанного. Плюс множество защитных чар, наложенных на книгу.

После ужина ко мне подошёл Роберт Хиллиард, староста Райвенкло.

— Грейнджер, пойдём со мной, к декану Флитфику.

— Хорошо, Роберт.

Он проводил меня до кабинета Флитфика. Постучался, получил разрешения войти. Мы зашли внутрь. В кабинете находились Филиус Флитфик и Люциус Малфой. Ну, наконец, мои денежки притопали!

— Спасибо, Роберт. Можешь быть свободен. — Произнёс Флитфик.

Роберт кивнул, развернулся и покинул кабинет.

— Здравствуйте, профессор Флитфик. Лорд Малфой. — Киваю обоим, как положено по этикету с легким поклоном.

— Хермион, Лорд Малфой хотел поговорить с тобой. — Задумчиво произнёс Флитфик, не решаясь оставить нас наедине.

— Здравствуйте, юноша. Я бы хотел поговорить с вами, если возможно, наедине.

— Профессор, могу вас попросить, организовать нам с мистером Малфоем место, где мы могли бы обсудить дела рода?

— Мистер Грейнджер, вы уверены, что моё присутствие не понадобиться? — Поинтересовался Филиус.

— Абсолютно.

— В таком случае, можете воспользоваться моим кабинетом. — Филиус встал и удалился. У выхода остановился. — Я вернусь через час, надеюсь этого времени вам будет достаточно. Если что, я в своём классе.

Киваю, показывая, что всё понял.

— Так вот вы какой, Хермион Грейнджер — Котоура.

Достаю палочку, от чего Малфой дергается и тянется за своей палочкой. Накладываю чары конфиденциальности. Малфой успокаивается и с большим интересом следит за моими действиями.

— Невероятно. В вашем возрасте столь филигранное владение сложными чарами. — От удивления у него проступили эмоции, разрушив маску неприступного аристократа.

— Бывает.

— Даже не знаю, как будем решать возникшую ситуацию. Я никак не ожидал подобного развития событий, посылая отпрыска в школу. От имени главы рода и родителя, приношу извинения за действия своего сына и хотел бы узнать, как можно уладить возникший конфликт? Можно ли вернуть моему сыну его прежний пол?

— Двенадцать миллионов галеонов отступных и я даже законсервирую вашего хозяина. Парнем Драко не сделаю, ищите других специалистов, поскольку правило номер раз «представители рода Котоура не оказывают никаких услуг роду Малфой» остаётся в силе, но кровной вражды не будет.

— Это слишком большая сумма. — Предлагаю миллион галеонов.

— По моим источникам, это всего лишь половина вашего состояния. Вполне адекватная цена за оскорбление рода сильных некромантов и демонологов. Обычно платой являются души и всё доступное состояние всех членов оскорбившего рода, но я ещё молод для подобных кровавых вакханалий, поэтому озвучиваю адекватную цену. Если не нравится, могу пригласить на переговоры господина Реддла.

Малфой побледнел. — Не стоит беспокоить господина Реддла. — Он задумался. — А если я заплачу эти деньги, могу быть уверен, что Реддл нас больше не побеспокоит?

— Конечно. Можете быть уверены. Мы как цивилизованные маги составим магический контракт.

В общем, мы ещё долго торговались, но все преимущества были на моей стороне. Старого бизнесмена не растрогаешь сказками, не просто так пару жизней подряд ворочал миллиардами, чтобы какой–то щегол мог меня разжалобить и раскрутить на скидку. В итоге Малфой согласился на мою цену, и мы заключили магический контракт.

Мне пришлось потайным ходом покинуть Хогвартс и аппарировать в Гринготтс, чтобы открыть счёт, то есть арендовать сейф, на который Малфой должен будет перевести наличность. Затем аналогично вернулся в замок.

Заказ пришёл лишь на следующий день в уменьшенном виде во время завтрака. Я с радостью отправился в сундук, поменявшись с доппелем. Разбил книгу на разделы, выделив под каждый по тысяче страниц, затем на подразделы. Выделил десяток страниц под нумерацию. Пронумеровал страницы до десяти тысяч. Первым разделом стал записывать готовые известные мне матрицы в ритуальном виде. Матрицы известных мне магов для изготовления доппелей и снятые с еды. Вообще, при записи в таком виде невозможно сохранить всю информацию, как она хранится в компьютере. Выходит, что сохраняются лишь ключевые показатели, а остальная информация берётся из всемирного инфополя. По крайней мере, я так себе это представляю, иначе не понятно, как вообще эти огрызки могут работать. Оказывается, рисовать ритуальные схемы при помощи зачарованной готовальни, не так уж и сложно. Просто для этого надо быть менталистом, четко представить и держать в уме схему, как с Выручай комнатой. Мысленно диктовать текст самопишущим перьям тоже прелесть как удобно. Простой школьник бы не справился, но для опытного оклюмента самое оно.

Вместо ожидаемых двадцати страниц в день, мне удалось заполнить сто страниц. Мог и больше, но отдыхать тоже надо, поэтому остановился на круглой цифре. Тем более, подошло время ужина.

Девять дней я проводил за работой над магической книгой. Всё это время в школе не происходило ровно ничего опасного. А на десятый день 19 сентября, случился день рождения моей тушки.

Я продолжаю носить с собой в контейнере парализованных Дамблдора и Макгонагалл. По логике, о смерти директора замок проинформирует всех остальных деканов, и доппелю закроется доступ в кабинет директора. Это будет весьма подозрительно. Так что придётся оставить этих голубков на сладкое до конца года. Доппель кстати за это время снял копии со всех книг, хранящихся в кабинете директора, при помощи обожаемой мною трансмутации. Вначале снимается матрица с книжного стеллажа, затем чертится ритуал и напитывается маной, тем самым материализуя книги.

На день рождения испёк пару сладких пирогов: первый — яблочный штрудель, второй — творожный–ягодный пирог с клубникой и черной смородиной. Снял с каждого пирога матрицу на Доске–самобранке и записал ритуальную схему матрицы в книгу заклинаний.

За обедом пригласил Поттера и соседей в честь моего дня рождения наведаться вместо библиотеки в нашу комнату на чай с пирогами и соответственно за ужином сильно не наедаться.

Девчонка Драко Малфой, увидев меня, в ужасе старалась скрыться куда подальше, отводила глаза и вообще, вела себя как прилежная леди. Только вот что странно, продолжала одеваться как парень и вести себя не как леди.

— Камрад Поттер, скажи, пожалуйста… — Обратился я к товарищу.

— Пожалуйста! — Не замедлил подколоть Поттер.

— Благодарю за оперативность. — Улыбаюсь и продолжаю. — Так вот, скажи, а леди Драко Малфой, так и продолжает жить в комнате мальчиков?

— Да. Я сам удивлён. — Подтвердил Поттер.

Поскольку наш разговор происходил в Большом зале, и мы не старались понизить голос, к тому же личность Поттера всегда притягивала внимание, то вокруг нас стала образовываться компания греющих уши школьников.

— Мне одному кажется, что юной леди не прилично жить в компании юношей и одеваться в мужскую одежду? — Растягивая слова, парадируя Драко, кидаю на означенного товарища многозначительный взгляд.

Все слизеринцы тоже посмотрели на Малфоя, ища подтверждение или опровержение моим словам. Остальные не отставали от змей. Те, кто глупее, посмеялись, посчитав за шутку, те, кто умнее, заново оценили меня и поняли, что это ответные действия на оскорбление. Стали смотреть на меня совсем иным взглядом, полным уважения и страха.

Кидаю на Драко взгляд, в среде аристократов означающий «знай, своё место, шавка» и Драко опустил глаза в пол, признавая моё превосходство. Должно быть, отец, наконец, ей промыл мозги, ну и становление из мальчика девочкой серьёзно ударило по психике.

— А ей быть девочкой больше идёт. Сразу стала вести себя тише, меньше достаёт окружающих. — Добил окружающих Поттер.

Вечером собрал соседей и Поттера, выставил из запасов соки и газировку, достал пироги и устроили посиделки в нашей общей спальне. Что хорошо у воронов, никто не возражает против гостей с других факультетов. Например, в Гриффиндоре и Слизерине такое невозможно в принципе, эти дикие дети живут по принципу хищной стаи, атакуя всех чужаков.

— Эх. Хорошо! Давно не ел домашней выпечки! Откуда у тебя такое чудо? — Спросил Поттер.

— Испёк. — Спокойно, отвечаю попаданцу.

— Ты умеешь печь пироги? Может, ещё и борщ умеешь варить? — Удивлённо спросил тот же товарищ.

— Конечно. Любой уважающий себя мужчина должен уметь вкусно готовить. Я прекрасно готовлю блюда из русской, английской и испанской кухни, и немного разбираюсь в японской кухне. — Смотрю на парня и не понимаю, как к тридцати годам можно было, не научится хотя бы варить борщ?!

— Был бы ты девушкой, я бы незамедлительно сделал тебе предложения руки и сердца. — Воскликнул Поттер, уплетая третий кусок пирога.

— Как хорошо, что я не девушка. Честно говоря, сделай мне мужчина подобное предложение и кто–то не пережил подобного…

— Понимаю и уважаю. — Кивнул Поттер. — Извини, что без подарка. Не готовился к подобному повороту.

— Да, Эйч. Прости, но мы тоже не подготовили подарка. Ты так неожиданно обьявил о дне рождении. — Потупился Корнер.

— Успокойтесь. Не в подарках счастье. Вообще предлагаю использовать мелки и доску для оставления важных сообщений и оповещений. Например, если у кого–то день рождения, за день до этого написать что–то на подобии: «господа соседи, завтра у меня день рождения, я ни на что не намекаю, а приглашаю вас после ужина на чай с плюшками».

Поттер обратил внимание на выровненную стену. — Ух ты! Классно придумано. А у нас нет таких ровных поверхностей на стене.

— Так и у нас не было. Это Эйч выровнял. — Произнёс Голдстейн.

— Как это ты сумел? — Спросил Поттер.

— Обычная постоянная трансфигурация. На пятом курсе будете проходить.

— Научишь? — Спросил Поттер.

— Да там всё просто. Возьми учебник по трансфигурации за пятый курс и отработай. Я сам так изучал, не сложнее обычной трансфигурации. Не понятно, почему такие полезные знания выдают столь поздно.

— Эх. Печаль беда. У меня нет учебников, кроме как за первый курс. — Печально вздохнул Поттер.

— Эх, Поттер. Помнишь, где мы проводили ритуал?

— Конечно. — Не понимая к чему веду, ответил он.

— Зайди туда и подумай о комнате, для того чтобы что–то спрятать. Потом заклинанием Акцио призови учебники за все года. Только Протего не забудь на себя наложить, что не завалило книгами.

— О! А таки где можно разжиться столь полезной литературой на халяву? Я таки тоже не отказался бы, да и думаю ребята тоже. — Голдстейн кинул на Бута и Корнера, те подтвердили, что тоже очень за.

— Я не знаю этих заклинаний. — Печально произнёс Поттер.

— Ладно, пошли все вместе. — Тяжело выдохнув, решил показать секретную комнату всей компании.

Отвёл ребят к выручай комнате и вызвал комнату склад. Мы зашли внутрь. Дети сильно удивились, увидев залежи вещей. Поттер тоже выглядел не лучше, хлопая глазами, он рассматривал обстановку.

— Протего. — Наложил заклятие на нашу группу. — Акцио учебники за все курсы.

Заклинание подействовало, и на щит Протего стала наваливаться гора книг.

— Сортируйте и набирайте себе необходимое.

Через некоторое время народ набрал себе полные комплекты учебников за все курсы, причем не этих новых с цензурой, а хороших старых. Мне всё это было не нужно, ибо уже пройденный этап, всё это изучено, но тоже набрал два набора книг, может дети появятся, им пригодиться.

— А как мы всё это потащим? — Задал грамотный вопрос Корнер.

Перед каждым возвышалось по три–четыре порядочных стопки книг. Накладываю на книги уменьшающие чары и чары уменьшения веса.

— Чары будут действовать пару часов. И кстати, отбой был уже час назад, так что накладываем на себя дезиллюминационные чары и расходимся по гостиным.

— Стыдно признаться, но я и эти чары не знаю. — Сказал Поттер, увидев, как все первокурсники Райвенкло накладывают на себя указанные чары.

— А я тебе говорил, Поттер, на какой факультет лучше всего поступать. Ты сам решил пойти к змеям. Вот и мучайся. Глупость должна лечиться естественным путем, в твоём случае через пятую точку.

— Блин. Так и знал, что ты когда–нибудь мне это припомнишь. Я уже тысячу раз пожалел о своём выборе. — Поттер неподдельно расстроился.

Накладываю на него чары дезиллюминации. — У тебя есть пятнадцать минут, пока чары действуют. Ничего не касайся, иначе слетят.

До общежития добрались без приключений.

Глава 4

Пожалуй, пора продолжить собирать коллекцию крестражей. Белла или Сириус? Сириус или Белла? Дамы вперёд, так что, с неё и начну.

Смотался в Лондон и в Лютном переулке приобрёл оборотное зелье. Вернувшись, подготовил в сундуке ритуал для создания и поддержания портала.

Сажусь в сундуке в медитативную позу и подключаю метку Беллатрисы Лестрейндж. По метке при помощи заклинания Связь из шумерской школы Ясновидения и Телепатии, телепатически связываюсь с Беллатрисой.

— Здравствуй, Белла. Узнаёшь?

— Мой Лорд! Это вы? — В этом мыслеобразе столько щенячьей радости напополам с крайней степенью удивления.

— Да, Белла, это я, Том Марволо Реддл. Надеюсь, Блэки тебя хорошо учили? В частности, что по телепатической связи невозможно соврать, поскольку это сразу почувствуется.

— Мой Лорд, я знаю, я верю, что это вы! Я так счастлива, узнать, что вы живы! — Радость из Беллы просто хлещет через край.

— Хо! А представь, как я рад этому факту. Тебе не надоело загорать на островном курорте?

— Надоело, ещё как надоело. Но куда деваться. — Теперь чувствую острую печаль.

— Я чую острую боль в твоих словах. Не печалься, а лучше готовься покинуть данное заведение. Через некоторое время транслирую тебе магическую фигуру, начерти её чем–либо на поверхности, стене или полу.

— Поняла, мой Лорд! — Образ от Беллы сопровождается бурей восторга.

Представляю в голове образ ритуального изображения простого маяка для телепортации и передаю его Беллатрисе, удерживая секунд десять.

— Белла, ты запомнила?

— Простите, мой Лорд, я запомнила фигуру, но не запомнила руны. — Печально поведала девушка.

— Ничего страшно. Начерти пока фигуру, затем ещё покажу, будешь чертить по частям.

— Ла, ла, ла. Ла, ла. Я черчу, гексограмму. Мой лорд меня скоро вытащит из этой вонючей дыры! Я заведу с ним много детишек! Ла, ла, ла. Ла, ла. Обведу её кругом. Да, темный лорд! Да, темный лорд! Возьми меня всю! Ла, ла, ла. Ла, ла. Забирай меня скорей, увози за сто морей! И возьми меня везде! А вот вписываем пентакль. Ла, ла, ла. Ла, ла.

— Белла, солнце, можно без подробностей? Я не разрывал телепатический контакт, чтобы потом заново не восстанавливать.

— Ой! Мой Лорд, вы всё слышали? — Белла пышет смущением.

— Конечно. Ты закончила?

— Да. Жду дальнейших указаний!

Передаю вновь картинку, подсвечивая руны другим цветом, чтобы выделить их.

Пришлось повторять ещё семь раз.

— Мой Лорд, я закончила.

— Умничка! А теперь отойди и жди спецэффектов. Ах, да, на всякий случай, чтобы ты меня не перепутала, я сейчас выгляжу как маленький мальчик с каштановой косой.

Достаю из контейнера Макгонагалл. Достаю жезл и активирую портал по наводке на маяк в камере Беллатрисы. Шагаю в портал, таща при помощи чар Старую Кошку.

Выхожу из портала и оказываюсь в каменном «мешке» два на три метра. В одном углу деревянные нары, прикрепленные к полу, в углу в полу дырка, типа санузел, а из стены бьет фонтанчик воды, как понимаю и для питья и слив для дырки. Запах стоит непередаваемый, точнее будет сказать — ужасающая вонь. Напротив меня в метре стоит Белла. Вид у неё ужасающий. Вся грязная, волосы колтунами, серого цвета, тоже грязные, одета в полосатую робу, типа мантия до пят. Глаза черные, безумные, зубы все пожелтевшие. Лицо выглядит иссохшим и похожим на череп, и она вся в крови. Посмотрев на пол, заметил, что магическую фигуру чертила своей кровью.

Белла могла лицезреть следующую картину. Вначале в камере завибрировал воздух, затем воздух пошел волнами, пока не превратился в круг, на той стороне которого была видна чистенькая двуспальная кровать и часть совсем другого помещения, как понятно, это жилая часть моего сундука. После чего в этот круг влетает неподвижная Минерва Макгонагалл, а следом за ней заходит маленький мальчик в мантии Райвенкло, в одной руке сжимающий обсидиановый жезл, в другой волшебную палочку.

Белла зловеще рассмеялась, увидев меня и Макгонагалл.

— Белла, ты там совсем с ума сошла? — Раздался крик из соседней камеры.

Прикладываю палец к губам, показывая, что стоит молчать.

— Да, мой Лорд! — Говорит она.

— Ну, всё, у Белки башню окончательно сорвало. — Раздался тот же голос из соседней камеры.

Вначале жезлом направляю в Беллатрису заклинание Исцеление. Снимаю парализацию с Макгонагалл и накладываю не неё Петрификус Тоталус. Затем подхожу к Беллатрисе и вырываю у неё волос. Она с интересом смотрит вначале, как её раны затягиваются, затем, за моими дальнейшими действиями.

Достаю из кармана флакон с оборотным зельем и кидаю в него волос Беллатрисы. На лице Лестрейндж выползает зловещая улыбка. Наверняка решила, что я грохну Кошку. На самом деле, всё будет гораздо веселее.

Спаиваю зелье Макгонагалл, и она превращается в Беллатрису Лестрейндж. Далее при помощи биомагии фиксирую этот образ. Теперь она не сможет вернуть свою внешность, навсегда оставшись в таком виде. Помимо этого, блокирую участок ауры, отвечающий за анимагию, нам же не нужны побеги из Азкабана? И лишь после этого на моё лицо выползает зловещая улыбка.

Беллатриса не выдерживает и начинает ржать во весь голос безумным лающим смехом.

На этом не останавливаюсь, и трансмутирую одежду Макгонагалл в робу, похожую на ту, что на Беллатрисе. И лишь после этого, подталкиваю Беллу в портал, и мы вместе удаляемся в мой сундук.

Оказавшись на территории Хогвартса, деактивирую портал.

— Ну, здравствуй Белла.

— Ах! Мой Лорд. — Она падает на колени. — Вы стали ещё сильнее за это время. Я так рада вас видеть.

— Душ и джакузи там. — Указываю на дверь в санузел. — Помоешься, и будем ужинать.

— Душ? Джакузи?! Ахах–ха–ха-ха! — Рассмеялась девушка. — Я десять лет мечтала об этом! — Беллатриса сорвалась с места, чуть ли не телепортировавшись в ванную комнату.

Пока девушка принимала душ, трансмутировал ей несколько комплектов одежды, банный халат и приступил к готовке ужина. На скорую руку пожарил котлет и сварил картошку пюре.

Из ванны вышла обнаженная Беллатриса. О боги! Век бы не видел этого ужаса. Вылитый узник Бухенвальда. Кости, обтянутые кожей, выпирающие ребра и тазовые кости, словно смотрю на анорексичку. Ещё у неё проблемы с кожей, она белая, как мел и сухая, от того, вся покрыта морщинами. Эта сорокалетняя женщина, сейчас выглядит как древняя старуха.

— Не нравлюсь?! — Печально толи спросила, толи констатировала девушка.

— На кровати одежда, но рекомендую надеть халат, после ужина буду тебя лечить, и вновь придётся раздеваться. — Стараюсь держать маску невозмутимости.

Белла вновь рассмеялась зловещим смехом. Ну, ничего, и тебя вылечим.

Беллатриса накинулась на еду, как дикарь, хватая котлеты руками и с удовольствием поедая всё в пределах доступности. Уплела всю горку котлет и всю картошку.

— Как вкусно! Невероятно! Я такой вкуснятины никогда не ела! Ваш домовик, просто прелесть! — Захлебываясь от радости вещала довольная Белла, в которую больше не лезло ни крошки. Она смотрела печальным взором на последнюю надкусанную котлету.

— Белла, у меня нет домовика. Я сам готовлю еду.

— Что? Вот эту божественную амброзию вы приготовили сами, своими руками?! О, мой Лорд, я вас обожаю всё больше и больше.

— Это всё замечательно, ты готова приступить к лечению?

— Всегда готова, мой Лорд!

На жезле уже были готовы заклинания целительской школы. Накладываю на Беллатрису по очереди заклинание Исцеление Сознания, Исцеление, Регенерация, Крепость суставов, Исцеление органов, Восстановление зрения. Наблюдаю, как на глазах девушка начинает выглядеть гораздо лучше, но она опять проголодалась, за счёт ускоренной регенерации.

Подхожу к Доске–самобранке и делаю тарелку борща, затем ягодный пирог. Ставлю перед Беллатрисой, и она вновь приступает к приёму пищи.

— Мой Лорд, вы не лорд, вы Бог! — Заявляет она, после употребления борща. — Не знаю, что это было за блюдо, но оно божественно! А то, что вы создали его при помощи магии, игнорируя законы трансфигурации Гампа, ничем иным, кроме как божественным чудом быть не может!

Хм. Вроде я ей сознание поправил, и сумасшествия там быть не должно. Хотя, отсидеть десяток лет в одиночной камере, питаясь хрен знает чем, да любой бы посчитал богом создателя тарелки борща!

Я задумался. Пациентке не помешал бы эликсир жизни.

— Белла, подожди, я сейчас смотаюсь за философским камнем и вернусь.

Приказываю доппелю Дамблдора забрать и принести мне философский камень. Встречаю оного у входа в общежитие воронов и возвращаюсь назад.

Сливаю с камня энергию животного.

Белла «горящими» глазами смотрит на знаменитое достижение алхимии.

Далее черчу на полу схему преобразования маны в прану, ставлю в центр философский камень и сливаю в ритуал почти всю накопленную накопителем ману, оставив на пару выстрелов из Браслета василиска. Тут же на глазах удивленной девушки делаю Эликсир жизни, Эликсир здоровья и Эликсир молодости. Да, всё оказывается просто, имея необходимые знания. Я столько лет мучился с алтарями, а можно вот так незамысловато всё сделать.

Протягиваю гостье эликсиры в обратном порядке. — Пей.

Белла безропотно пьёт.

— Господин, неужели, это Эликсир жизни? — Спросила Беллатриса, допив последнюю чашку.

— Молодости, жизни, здоровья. В общем, ты в ближайшие дни потихоньку помолодеешь на пять лет, полгода не будешь стареть и болеть. О камне никому не слова.

— Я буду хранить ваш секрет вечность, мой Лорд! — Гордо заявила гостья.

— Хотя, зачем ждать, пока само усвоиться? Всё время забываю о новых возможностях. Ложись на кровать и раздевайся.

Белла скидывает халат и ложиться на кровать, разлегшись в странной позе. Должно быть это эротичная поза, если бы она не исходила от аноксерички, то, наверное, это было бы так.

— Не паясничай, мы не сексом заниматься будет, а лечением.

Бела легла нормально, выпрямившись и положив руки вдоль тела.

Накладываю заклинание обезболивания и усыпляю девушку, затем, используя сплав биомагии, и магии воды начинаю творить. За счёт ударной дозы праны, содержащейся в её организме, мне удаётся омолодить девушку на двадцать лет, в аккурат до двадцатилетнего возраста. Заблокировал возможность сильного ожирения, поскольку уверен, после тюрьмы она будет есть много. Временно оставил ускоренный метаболизм на пару недель, чтобы девушка быстрее восстановила форму. Также, слегка изменил внешность девушки.

— Просыпайся, спящая красавица.

— Мой Лорд. Я себя чувствую, словно помолодела лет на двадцать. Только всё такая же худая. И опять хочу есть.

— Это естественно. Я решил не мелочиться и омолодил тебя на двадцать лет. Ещё сменил лицо, чтобы никто не узнал. Временно ускорил метаболизм, так что кушать будет хотеться много и часто, зато восстановишь форму не за полгода, а за пару недель, при обильном питании.

— Внешность? — Испугано спросила Беллатриса и рванула в ванную, должно быть смотреться в зеркало.

Через десять минут гостья вернулась назад и расплакалась. После чего упала на колени, обхватила меня за талию.

— Мой Лорд! Спасибо вам! Я не думала, что подобное возможно! Вы, мой бог, и никто более! Я жила лишь ради вас, надеялась, что вы вернётесь и спасёте меня. И вы вернулись, став сильнее и могущественнее, спасли меня и подарили вторую жизнь! Спасибо! — Заливая слезами, бессвязно говорила девушка.

— Ну, раз больше безумно не хохочешь, значит, разум тебе всё же вернул.

— Да? Действительно, больше не тянет смеяться. Мой Лорд, а вы будете освобождать остальных своих сторонников? — Боязливо спросила девушка.

— А надо? Ты скажи если да, тогда конечно.

— Мой Лорд, а можно маленькую такую просьбу? Вот если вы вдруг решите освободить своих сторонников, ну мало ли, вдруг… Можно Лестрейнджей не освобождать? — Беллатриса просто фонтанирует страхом, спрашивая это.

— Легко. Могу вообще больше никого не освобождать. И вообще, политика партии изменилась. Захват мира нам нафиг не нужен. Лорд изволит развлекаться и исследовать непонятные артефакты. — Посылаю Беллатрисе ослепительную улыбку.

— Спасибо, мой Лорд! Большое спасибо! — Обрадовалась Беллатриса. — А где мы сейчас находимся?

— Мы в Хогвартсе в спальне первокурсников Райвенкло, в моём сундуке с пространственным расширением.

— Но, в сундуке с пространственным расширением нельзя же использовать магию! Как мы до сих пор живы? — В ужасе воскликнула девушка.

— Это в обычном расширенном пространстве нельзя, этот же сундук я зачаровывал лично, использовав новшества в артефакторике, так что применять магию можно. И заканчивай называть меня «мой Лорд», а то спалишь маскировку к чертовой матери. Я теперь маглорожденый мальчик волшебник, Хермион Грейнджер, для друзей и близких Эйч. Понятно?

— Да господин. Простите, мне теперь называть вас господин Грейнджер? — Белла не особо удивилась.

— Зови Эйч. Я же могу считать тебя близким человеком? — Коварно улыбаюсь и слегка прищуриваю глаза.

— Конечно мой Лорд! Простите, то есть, Эйч! Ближе вас, у меня никого нет! — С энтузиазмом воскликнула девушка.

От моего доппеля приходит сигнал о внештатной ситуации. Его позвал на приватный разговор Поттер.

— Белла, погоди, я отвлекусь ненадолго.

Беру доппеля под управление. Мы находимся с Поттером в одном из заброшенных классов.

— Эйч, так я не понял, что ты сделал с Дамблдором? — Спросил Поттер.

— Серёга, меньше знаешь, крепче спишь. Или ты уже стал опытным оклюментом, способным противостоять Легилименции и сыворотке правды?

— Эм, нет. — Смутился Поттер.

— Тебе, зачем такая информация?

— Так ведь, бородач украл мои деньги! Я думал, может можно их вернуть. — Поттер в этот момент фонтанирует каким–то нездоровым энтузиазмом.

— Да не вопрос, легко. Подходишь к Дамблдору, накладываешь на него Империо и заставляешь вернуть деньги. Да, только не забудь, что он сильный ментальный маг и на него Империо может не подействовать. В общем, всё в твоих руках.

— Что? Но я думал, что ты промыл Дамблдору мозги и можешь заставить его вернуть деньги.

— Поттер, скажи честно, ты головой ударился и все мозги растерял, да? Если бы я мог добраться до денег бородача, то сделал бы это. Но в таком случае, ни с кем бы, не поделился. Ибо, с какого такого перепуга? Я всю работу сделал бы, а кто–то подошёл на готовенькое?!

— Но как же? Это же мои деньги! — Возмущенно произнёс он.

— Ну, во–первых, не твои, а Гарри Поттера. Ты всего лишь занял его тело. Во–вторых, долги принято спрашивать с должника, а не со своих знакомых. В третьих, ещё раз подойдёшь ко мне с подобными претензиями, можешь забыть о хорошем отношении.

Поттер с видом обиженного ребенка покинул помещение.

Да, какая–то нездоровая ерунда. Что это на парня нашло? Это же надо, сказать такое мне. Он что, совсем идиот? Это, вообще ни в какие ворота не лезет. Дважды спасаешь человека от превращения в овощ, пускающий слюни, а он вместо благодарности садится на шею и предъявляет претензии.

— Мой Лорд! Эйч? Ты в порядке? — Спросила Беллатриса, тем самым выведя меня из задумчивости.

— Да, Белла. Один не в меру наглый глупец пытался предъявить мне претензии. Этот Поттер, совсем берега попутал.

— Поттер? Ваш враг?! — Спросила девушка.

— Да какой из него враг? Не придумывай глупостей. Если ты про ту историю десятилетней давности, то забудь. Воландеморт был сумасшедший из–за проведенных ритуалов, да и вообще, это было глупостью, называться столь идиотским прозвищем. Будь я в своём уме, ни за что не взял бы себе подобную кличку. А Дамблдор всеми нами манипулировал, нашими же руками сокращая количество волшебников, заметь, самых сильных и умелых. Мы все были марионетками, которых дёргал за ниточки умелый кукловод.

— Но, как же? Вы же, Темный Лорд. — Удивилась девушка.

— Ну и что? Все мы были детьми, все учились в Хогвартсе. Бородач нас умело направлял. Кому–то в нужный момент подкинет книжку с темным ритуалом, сводящим с ума, кому–то подольёт зелье, где лично в мозгах покопается, не поленившись наставить ментальных закладок. В итоге из школы выходят те, кто ему нужен. Темный Лорд, ведущий аристократию на убой и группировка сильных магов организованная с его стороны. А в итоге все должны умереть, и останутся в живых лишь никчёмности, на подобии Уизли.

— Эйч, а нам, то есть мне, не опасно находится в Хогвартсе? — Поинтересовалась Беллатриса.

— В новом амплуа тебя никто не узнает. А если кто обнаружит, скажешь, что ты моя любовница. Только имя придётся придумать новое.

— Но чтобы мне поверили, я должна быть искренней. Как могу быть вашей любовницей, не переспав. — С намеком с попыткой изобразить эротичность произнесла Беллатриса.

— Отъешься сначала. Потом подумаем над этим вопросом. — Скептически оглядываю её фигуру.

Беллатриса смутилась. — Хорошо, мой Лорд. А какое имя вы мне дадите?

— Белла Котоура, из японского рода Котоура.

— А этот род не обидится, что мы используем его имя? — Задумалась девушка.

— Нет. Я исполняющий обязанности главы рода Котоура в этой части мира, так что не обижусь.

— Ой. А как так вышло, что вы маглорожденый и Котоура?

— Давно провёл ритуал, который должен был возродить меня после смерти. Мой дух должно было притянуть к мужчине находящемуся в состоянии комы. Но вышло так, что я вселился в маленькую маглорожденную обретённую, находящуюся в коме, душа которой покинула тело. При помощи магии удалось сменить пол на мужской, в результате я стал мальчиком, которого ты сейчас перед собой видишь. Ну, а как стал Котоура, пусть останется моим маленьким секретом.

— Мой Лорд! Так вы были девочкой?! — Беллатриса шокирована этим известием.

— Было дело. Да. Даже месячные застал. Бррр… На фиг такое счастье…

— Ха–ха–ха-ха… — Беллатриса залилась заливистым смехом, ни капли не похожим на её недавний сумасшедший лающий смех. — Темный Лорд, борющийся против маглов и маглорожденых, маленькая маглорожденная девочка! Аха–ха–ха-ха!.. — Отдышавшись, Беллатриса с молящими нотками попросила. — Господин, вы же не оставите меня одну? Я столько лет провела в камере в одиночестве, что боюсь оставаться одна вновь. Вдруг, снова сойду с ума?

— Мне надо посещать выручай комнату, я как раз собирался приступить к изучению распределяющей шляпы. Если желаешь, можешь составить мне компанию. Только прихватим с собой вот этот артефакт, для производства пищи. — Показываю на Доску–самобранку.

— Спасибо! — Обрадовалась девушка. — А вам разве не надо посещать занятия?

— Чтобы маскировка не страдала, надо. Но за меня это делает доппель.

— Доппель? — Удивилась Беллатриса. — Но разве их создание возможно? Это же утерянная древняя магия, о которой остались лишь сказки!

Молча ухмыляюсь.

Со следующего дня я в сопровождение хвостика, в виде Беллы Котоура посетил выручай комнату, которой заказывал различные исследовательские ритуальные круги. Снимал со шляпы матрицу, выяснял, какие чары на неё наложены. Допрашивал при помощи заклинания Конфундо.

За пару недель исследований выяснил, что шляпа создана на подобии технологии крестражей, только в более мягком варианте, вроде использованного мной для изготовления аватара. Сделал её Годрик Гриффиндор, но его знаний не содержит, лишь минимальный комплекс знаний, необходимых для распределения. Фактически, это чем то напоминает мой искин. То есть маг на основе своего сознания, выделив необходимые знания создаёт искусственный интеллект, которому описывает спектр задач и запретов. На шляпу наложен ряд чар, например расширенное пространство, в котором хранился меч Гриффиндора гоблинской работы. Чары левитации и телепортации в пределах Хогвартса. Чары укрепления, так, чтобы выполнять защитные функции от удара по голове. Ещё имеются чары восстановления материала, за счёт трансфигурации, но они выдохлись. Обновил чары, закачал побольше маны и трансмутировал свежей материи. В итоге Распределяющая шляпа стала выглядеть как новенькая.

Своими действиями и полученными результатами делился с девушкой, всюду следующей за мной и постоянно что–то жующей. Специально для Беллы каждый вечер набирал на кухне фруктов и выпечки, в количестве достаточным, чтобы накормить десяток человек. Немного откладывал соседям, остальное Белла съедала за следующий день. Спал я в общей спальне, предоставив сундук для гостьи.

— Господин, вы такой умный! Смогли разгадать секрет изготовления артефакта основателей! — Восхитилась Беллатриса. — Может, хотя бы сегодня вы составите мне компанию в постели.

Пробегаю взглядом по фигуре девушке. Она уже округлилась в нужных местах и перестала походить на заморенного голодом человека. Волосы приобрели свой природный цвет, став насыщенно черного цвета, при этом волосы вьются кудряшками, опускаясь до середины спины. Густые черные брови, подчеркивают утонченные черты словно кукольного милого личика юной девушки. В глазах больше нет безумия, зато появилось другое, фанатичная преданность мне и страсть во взглядах, кидаемых в сторону моей мелкой недоразвитой тушки. Хотя, преданность уже была раньше, так что получается, преданность определенному человеку, даже фанатичная, не считается сумасшествием. А из–за фееричного спасения из застенков, только увеличил привязанность девушки ко мне. А она стала весьма хороша. Молодая, безумно красивая и грациозная девушка, которой можно дать от восемнадцати до двадцати одного года. Я её несколько раз проверял и понял, что вылечив, убрал и родовые проклятье Блэков, передающееся от их алтарного камня и усугубившегося дополнительным вливанием от родового камня Лестрейнджей. Белла одета в черное воздушное платье, напоминающее коктейльное, на голове милая шляпка с небольшой вуалью, а на ногах черные туфли. Ей очень идёт черный цвет, очень контрастирует с белой кожей и сочетается с цветом волос и глаз.

Я раздобыл и скопировал у девочек журналы модной одежды и трансмутировал Беллатрисе запас из сотни платьев, шляпок, нескольких десятков туфлей, плюс теплые вещи, ночные рубашки и несколько десятков комплектов нижнего белья. Зачаровал ей отдельный сундук с расширенным пространством для хранения гардероба. Даже не сам зачаровывал, а учел прошлый промах и напряг доппелей изготовить сразу несколько десятков самых простых моделей сундуков по местным технологиям. Мне это не стоило почти нечего, кроме потраченного времени и сил, плюс стало неплохой тренировкой на воображение и работу с магией трансмутации. А Беллатрисе было очень приятно оказанное внимание. После этого она каждый день надевала новое платье.

По школе мы всегда передвигались под мощными чарами отвода глаз и набором из чар дезиллюминации и глушащих звуки.

— Белла, солнце. Теперь, когда ты выглядишь восхитительно, как и подобает прекрасной леди, я готов пересмотреть свои взгляды на совместную постель. Но тебя не смущает моя хилая тушка?

— Господин, вы для меня прекрасны в любом облике! — С эротичным придыханием ответила девушка.

— Хм. Есть одна загвоздка. Это тело пока не готово к подобным приключениям. Ну, ничего, надеюсь, метаморфизм поможет мне с этой проблемой.

Мы заперлись в сундуке, и я потратил часть накопившегося резерва на превращение своего тела на пяток лет старше. Закончив метаморфозу, мы с Беллой занялись безудержным сексом. В эту ночь мы так и не уснули, покувыркавшись до полудня следующего дня.

— Хорошего понемногу! — После этой фразы возвращаюсь к исходному состоянию. Единственное, что остаётся в наследство от преобразований, начавшийся раньше время процесс полового созревания.

— Господин, а вы не могли бы остаться в том виде? — Усталым голосом спросила довольная сверх меры Беллатриса.

— Нет, Белла. Ты должна знать, что сила мага растёт, пока он сам растёт. Именно поэтому одарённых детей отдают в школу магии, поскольку тут магический фон выше. Ты же не хочешь, чтобы я стал слабаком?

— Конечно, нет! — Возмутилась девушка.

— В таком случае, придётся потерпеть или наслаждаться тем, что имеется, то есть этой мелкой тушкой. Благо маленький физический возраст, тот недостаток, что со временем пропадает.

— Прошу простить, господин. Я не знала, что это может отразиться на вашей силе, иначе не стала бы просить от вас подобного.

— В принципе не особо отразится, просто я за ближайшее десятилетие естественным путём достигну силы, как если бы полвека посвятил тренировкам. Конечно, не особо страшно, но и терять подобное преимущество глупо.

Умолчал о том, что поглощая крестражи, за тоже десятилетие дорасту до силы архимага, что для большинства местных является запредельным уровнем. В прошлом мире я уничтожил крестражи Дамблдора, теперь понимаю, что сделал это зря. Мог бы получить часть его сил и родовых даров. Насколько понимаю, родовыми дарами Дамблдоров была склонность к ментальной магии и соответственно, умение общаться с магическими существами: русалками, фениксами. Иначе не понятно, как бы бородач смог заполучить феникса в фамильяры, и был таким сильным Легилиментом.

Кстати, прокачка ауры тренировками в пассивном режиме в отличие от летнего периода теперь происходит лишь во время сна. Днём приходится много пользоваться магией, поэтому на периферии сознания во время бодрствования работает лишь преобразование веществ в ману. И эти тренировки дали результат, теперь могу подвешивать в ауру сразу три заклинания, что скорее соответствует слабому взрослому магу, чем ребенку, тем более выросшему не на магическом источнике. Естественно все три заклинания, которые подвесил в ауру, были Личной защитой. У Беллы весьма развитая аура, она сильный маг, и осталась таковой даже несмотря на тяготы тюремного заключения, которые она вынесла лишь благодаря подпитке маной по тонким каналам от двух родовых камней. Подвесил ей в ауру на всякий случай четыре Личных защиты.

Проспав всего несколько часов, мы направились в Гринготтс. Смотрелись мы, словно старшая сестра и младший брат, бунтари по меркам магической Англии, поскольку одеты по магловски, не в мантиях, но по поведению явно из семьи аристократов. На мне был надет шикарный костюм тройка серого цвета в традиционном Английском стиле, похожий на костюм Джеймса Бонда в исполнении Шона Коннери. Костюм дополнял черный галстук и белоснежная рубашка с золотыми запонками, выполненных в виде орлов. Пиджак немного топорщился в районе левой груди, поскольку там, в кобуре на жилете покоилась волшебная палочка. На Белле было надето очередное черное платье, на этот раз закрытое с длинными рукавами и юбкой до самого пола, шляпка с вуалью и туфли на среднем каблуке. На плечах накинута черная кружевная шерстяная шаль, в черных поясных ножнах, изготовленных из драконьей кожи в стиль к платью, висит волшебная палочка. Узнай кто из магов, что эти «маглолюбцы» Тёмный Лорд и его ближайшая сподвижница, они бы выпали в осадок.

Мы без проблем зашли в банк, попали на приём к поверенному Лестрейнджей. Белла прошла проверку на подтверждение личности, и мы спустились в её сейф.

— Господин, вот чаша, которую вы хотели вернуть.

— Молодец, Белла. — Убираю чашу в контейнер. — Возьми денег на бытовые расходы. Надо будет приобрести себе жильё, но для этого я выпишу чек со своего счёта. Ты же не хочешь оповестить весь мир о своём триумфальном возвращении?

— Конечно, нет, господин. — Эмоционально ответила девушка.

— Значит, поместье Лестрейнджей для проживания отпадает.

Попутно убедился, что Малфой перевёл мне деньги и отключил его метку. Заодно оформил чековую книжку, для оплаты крупных покупок в фунтах. Конечно, услуга больно кусачая по цене, целый процент, но для меня с некоторых пор деньги всего лишь средство достижения цели, а не самоцель. В любой момент могу заполучить, сколько необходимо и потратить хоть всё до последнего кната.

Выйдя из банка, мы завернули в Лютный переулок. Я собирался пополнить коллекцию волос для оборотного зелья, чтобы, не используя метаморфизм превращаться во взрослого и заниматься любовью с Беллой. С этой же целью надо было закупить оборотное зелье. Ну и для экспериментов требовались ингредиенты в больших количествах.

— Смотри приятель, какие маглолюбцы забрели в наши края.

Нам дорогу перегородил бомжеватого вида мужчина, в старой потрепанной мантии. От него несло сивухой, лицо было заросшее двух недельной щетиной. Правой рукой он поигрывал волшебной палочкой. Второй персонаж был словно его брат близнец, за тем исключением, что его мантия была ещё более потрепанной, а борода была в три раза длиннее, и в ней застрял кусочек капусты.

Палочка с предплечья мгновенно оказывается у меня в руке, посылаю с неё заклятье в стоящего напротив персонажа. — Круцио!

Сбоку почти одновременно со мной раздаётся голос Беллы. — Круцио!

Два тела корчатся по земле, воя от боли. Я стою с выражением полного пофигизма на лице и удерживаю заклинание. Белла радостно смеётся над корчами и визгом, издаваемым противниками.

Спустя минуту прекращаю действие заклинания. Белла повторяет за мной.

— Это было весело. Мой Лорд! Может, повторим? — Восклицает она.

— Хм. Можно. Круцио! — Направляю повторно заклинание в только начинающего приходить в себя нападающего.

— Ха–ха–ха! Круцио! — Раздаётся голос Беллы сбоку от меня.

Через полминуты прекращаю действие заклинания.

— Белла, милая, прекращай. У меня есть более интересное заклинание.

Убираю волшебную палочку и призываю жезл. Начитываю на жезл два шумерских заклинания Растущей боли. Это занимает пару минут. Запускаю по заклинанию в смертников, пытающихся уползти подальше со скоростью улитки.

— Это заклинание, аналог Круцио, только намного лучше. Боль постепенно нарастает, не причиняя живому вреда и удерживая в сознании, при этом, не позволяя сойти с ума. И что самое приятное, не требует постоянной поддержки. От Круцио человек сойдёт с ума через полчаса, максимум через пару часов. От данного заклинания, называемого заклинание Растущей боли, человек просто помрёт от истощения, весь оставшийся срок до смерти испытывая во истину адские муки. Хотя если существо подвергаемое воздействию заклинания не будет скованно и обездвижено, то просто покончит с собой, не дожидаясь естественной смерти.

— Мой Лорд! Это потрясающе! Вы же научите меня этому заклинанию? Ну, пожалуйста! — Произнесла Белла.

— Позже. Пока нам пора покинуть это не гостеприимное место.

Пока мы развлекались, вся улица, словно вымерла. На ней не осталось никого. Хотя до этого здесь было вполне оживленно, множество торговцев и таких же мутных личностей, что верещат от боли, катаясь по земле, ну и просто прохожие маги.

Наплевав на осторожность, мы продолжили дальнейший поход по магазинам. Что удивительно, мимо нас дважды проходили патрули авроров, но упорно делали вид, словно не замечают. Они отводили в сторону глаза и старались поскорее пройти мимо нас.

Вот это понимаю, разумные люди с отлично работающим инстинктом самосохранения. В простом мире не каждый полицейский осмелиться тронуть без железобетонных оснований и приказа руководства, например миллиардера. Тут аналогия примерно такая же. Ни один аврор в здравом уме по собственной инициативе не полезет на респектабельно одетых магов, только что походя наложивших несколько темных проклятий и спокойно продолжающих совершать покупки. Исключение составляют сумасшедшие служаки, типа Аластора Грюма или если бы мы начали убивать всех подряд. В последнем случае им деваться было бы некуда, кроме как выполнять свои обязанности. Тут же всё предельно понятно. Идиоты напали на аристократов и получили по заслугам.

Мы направились в магловский Лондон в бюро по продаже недвижимости.

— Господин, а зачем мы идём к маглам? — поинтересовалась Белла.

— Белла, заканчивала бы ты с пренебрежением к маглам. Купим нормальный дом. Надеюсь, моё поместье ещё в продаже.

— Ваше поместье? У маглов. — Удивилась Белла.

— Увидишь.

Оказалось, моё старое поместье, в котором прожил долгие годы, как раз продавалось. Не задумываясь, приобрёл его. Тут же поехали туда.

Нашим глазам предстала большая территория, на которой росли деревья и ухоженный кустарник, всюду были выложенные брусчаткой дорожки. В глубине двора был расположен четырех уровневый кирпичный коттедж с большой кухней и столовой на десять персон. Шесть спален, семь больших ванных комнат, просторный кабинет, уютный зал с камином, в подвале дома расположен спортзал. Дом с мебелью и бытовой техникой, полностью готов к проживанию и оснащён центральным отоплением. К дому прилегает большой гараж на один большой автомобиль или пару микрокаров. Во дворе большой бассейн и небольшой гостевой домик.

— Ну как тебе?

— Неплохо для маглов. — Хмыкнула девушка.

— Выбирай любую спальню.

— Я выбираю вашу спальню, господин. — Проворковала Белла.

— Ну, уж нет. Выбери себе отдельную спальню. Ко мне, так уж и быть, можешь приходить, когда захочешь, но шмотки хранить будешь у себя в комнате и пока меня не будет, спать тоже будешь у себя.

— Господин, вы же не бросите меня одну в этом магловском доме? — С наигранным ужасом спросила Белла.

— Ничего–ничего. Немного магии, и выйдет замечательно магическое поместье.

— Но как? Тут же нет магического источника!

— Нет, значит сделаем.

— Господин, вы и такое можете?! — Крайне удивилась Белла. — Но это же считается невозможным!

— Из Азкабана сбежать, воскреснуть и создавать еду, тоже считается невозможным. — И нагло ухмыляюсь, говоря это.

Белла звонко рассмеялась на подобное заявление.

— Господин, ну может, хотя бы позволите ночами навещать вас? — Отсмеявшись, спросила девушка.

— Ладно. Сделаю тебе портключ в свой сундук и подвал дома. Но чтобы приходила, предварительно связавшись через зачарованное зеркало, которое тоже сделаю для связи. А на выходных постараюсь выбираться домой.

— Какие у вас дальнейшие планы, мой Лорд?

— У тебя есть доступ в дом на Гриммо двенадцать?

— Да. Я как Блэк по крови, могу пройти в дом на правах гостя. — Задумавшись, ответила Белла.

— Восхитительно! Значит следующим пунктом, нам надо будет посетить особняк Блэков и забрать один артефакт, медальон Слизерина.

Время было уже позднее, поэтому сегодня никуда уже не пошли. Знакомая кровать, ещё почти новая. Помню в другом мире, мы таки доломали её на второй год семейной жизни с Луной. На этот раз кровать подверглась суровому тест драйву нами с Беллатрисой. Мне пришлось два раза пить оборотное зелье с разными волосами. Какой же мерзкий вкус у этого зелья, зато нет таких побочных эффектов, как после использования метаморфизма и магии тратится на превращение гораздо меньше.

С утра мы отправились на площадь Гриммо. Поскольку оба знали адрес, то Фиделиус не сработал и мы спокойно прошли в дом. С хлопком появился домовой эльф, Кричер. Вид он имел потрепанный. На нём была повязана серая грязная наволочка, как майка «алкоголичка» и смотрелась вполне гармонично. Встреть такого персонажа на улице в России и принял бы за очередного забулдыгу. Много морщин, лысая голова с несколькими торчащими седыми волосами, опущенные длинные нос и уши. У него свисал морщинистый двойной подбородок.

— Хозяйка Белла вернулась домой. Кричер рад приветствовать хозяйку и её гостя.

— Похоже алтарь Блэков совсем плох. Возможно, он всю ману спустил на поддержание вас с Сириусом. Это же надо, довести домового духа до подобного состояния.

— Мой Лорд, насколько помню, Кричер всегда так выглядел. — Сказала Белла.

— Это плохо. Значит, Блэкам давно было пора изготовить новый алтарь, а от старого избавится. Это явный признак наличия большого количества проклятий. Из–за него все Блэки сходили с ума. Одна лишь, как её, твоя сестра, которая за маглорожденного вышла замуж?

— Андромеда?

— Да, именно. Благодаря тому, что её отрезали от родового алтаря, она стала более адекватной и дочка у неё родилась более здоровая, поскольку получила минимальный доступ к родовому алтарю. Ей передался в полной мере дар метаморфизма, но и проклятье тоже задело. Она тоже немного сумасшедшая, но из–за слабого канала, её это затронуло не так сильно.

— Вы говорите ужасные, хотя и интересные вещи, юноша. — Заговорил портрет Вальпурги Блэк, до этого внимательно следивший за нами. — Белла, неужели это ты? Если бы Кричер не сказал, я бы не за что тебя не узнала. Ты так молодо выглядишь. Кто этот юноша с тобой и как ты успела выбраться из Азкабана?

— Здравствуйте, тетушка Вальпурга. Это мой сюзерен, Темный Лорд Воландеморт. — Белла, увидев, что я поморщился при произнесении ей этого прозвища, исправилась. — Том Марволо Редл, но это секрет, поэтому он в настоящее время откликается на имя Хермион Грейнджер — Котоура. Он выкрал меня из тюрьмы и омолодил.

— Рада приветствовать Темного Лорда в моём доме, господин Воландеморт. — Запела соловьём Вальпурга. — К сожалению, не могу вас приветствовать лично, поскольку немножко умерла. Позвольте выяснить, что привело вас в мой дом?

— Я пришёл за своей вещью, украденную предавшим меня Регулосом Блэком. Медальоном Салазара Слизерина.

— Что? Мой сын украл что–то у своего сюзерена? Вы знаете, что с ним произошло? — С волнением спросил портрет.

Беллатриса напряглась. Ей была неприятна мысль, что её родственник вор и предатель.

— Могу лишь догадываться. Боюсь, что мальчика сгубила горячность юности и пропаганда Дамблдора о мифическом всеобщем благе, свете и прочей дребедени. Одно время я собирал предметы основателей, среди которых был медальон Слизерина. Затем спрятал их в разных местах, подстроив ловушки, в надежде заманить Дамблдора или его шпионов. Одной из ловушек была пещера, наполненная инферналами. В той пещере, позаимствовав у Регулуса вашего домовика, спрятал медальон. Вероятно, мальчик расспросил домовика и решил взглянуть на безделушку, но попал в ловушку и выбраться не сумел. Фактически попался в ловушку, поставленную для других людей, обокрал сюзерена и убился по глупости. А безделушку передал домовому эльфу, которую тот спрятал где–то в доме.

— Кричер! — Воскликнул портрет.

Раздался хлопок и появился домовой эльф.

— Скажи, то, что рассказал Темны Лорд, правда? — Визгливо спросила Вальпурга.

Домовик стал биться головой об пол. — Кричер плохой эльф. Он не смог сломать плохую вещь. Хозяин Блэки остался в той пещере и приказал Кричеру вернуться и уничтожить плохую вещь. Кричер плохой эльф, он не сумел сломать плохую вещь и не выполнил приказ хозяина Блэки.

— О, боги! Мой сын вор и предатель, убившийся по глупости. Другой предатель, предавший своего друга! За что боги так наказали мою семью?! — Завыла Вальпурга.

— Прошу извинить, леди Вальпурга, но ваш сын Сириус не виновен в том, в чём его обвиняют. Предателем был Питер Петтигрю, в смерти которого обвинили Сириуса. По моим сведениям, Дамблдор специально подставил вашего сына, чтобы тот не взял опеку над Гарри Поттером, для того, чтобы оформить опеку над последним на себя, чтобы разграбить сейфы Поттеров. Затем он хотел сделать так, чтобы Поттер стал наследником Блэков, и разграбить состояние Блэков.

Вальпурга завыла, как раненая волчица. — Дамблдор, сволочь. Если бы я могла добраться до тебя.

— Могу организовать. Например, вырву у него душу и привяжу к вашему портрету.

— Ты можешь это сделать? Темный Лорд, молю, если есть такая возможность, сделай, пожалуйста! — Взмолилась обитательница портрета.

— Не раньше лета. Пока он мне нужен живым.

— О! Ради этого я готова потерпеть. А вы могли бы вытащить из тюрьмы моего сына? — Спросила Вальпурга.

— Легко. Но какой мне в этом смысл? Он не мой вассал, даже скорее наоборот, ярый сторонник противоположной стороны. Давайте будем откровенны — что я буду иметь с его освобождения, кроме множества проблем?

— Белла, это же твой кузен! — Обратилась обитательница портрета к племяннице.

— Ну и что? Он действительно сторонник Дамблдора и получил от того свою награду за преданность. Могу с уверенностью заявить, что даже это не стало ему уроком, поскольку он обитает в Азкабане на том же уровне, где провела долгое время и я. Кроме неприятностей для моего сюзерена, освобождение Сириуса ничего не принесёт. Так что я против подобного.

— Предательница! Ты же Блэк! Где твоя солидарность?! — Закричала дама с портрета.

— Так, давайте решать проблемы последовательно. — Обрываю скандал с портретом. — Вначале я желаю получить назад свою вещь. Затем подумаем, что можно сделать с Сириусом. По идее, он давно мог бы сам сбежать, воспользовавшись своей анимагической формой. Собаке Дементоры ничего не сделали бы. Но будем откровенны, леди Вальпурга. Ваш старший сын настолько инфальтилен, что даже не может решиться на побег на протяжении уже десяти лет.

— Что? Сын анимаг? Я не знала. — Удивилась Вальпурга.

— Ха–ха–ха-ха! — Рассмеялась Белла. — Этот придурок мог давно сбежать, но до сих пор добровольно кормит Дементоров?! Мой кузен идиот! Аха–ха–ха-ха!.. — Продолжила заливаться смехом Беллатриса. — Аааа! — Белла вытерла выступившие от смеха слёзы. — Сириус! Вообще огонь! Это прямо таки шутка года! Мой Лорд, вам надо было в юмористы идти!

— Я жду. — Показательно хмурюсь.

— Кричер! Принеси Темному Лорду его вещь.

Домовик пропал и через мгновение появился медальоном Слизерина. Достаю контейнер и убираю туда медальон. Через плечо внутрь контейнера заглянула Беллатриса из под локтя Кричер.

— Мой Лорд! Я не ошиблась и у вас там действительно лежит парализованный Дамблдор?! — Удивилась Беллатриса. — И давно?

— Ну, да. Лежит. Пусть себе лежит. Есть не просит, места много не занимает. Пригодиться на что–нибудь. Когда за тобой на курорт забежал, он уже был там.

— Хи–хи–хи… Аха–ха–ха! — Заржала Беллатриса. — Есть, не просит! Места много не занимает! — Беллатриса не выдержали и села на пол, молча сотрясаясь от смеха. Отсмеявшись, она кое–как встала. — Господин, за время, пока мы не виделись, ваше чувство юмора стало в миллион раз лучше! Я восхищаюсь вами!

— До свидания, леди Вальпурга. — Откланялся портрету.

— До свидания, тетушка. — Проворковала Беллатриса.

Мы отбыли в моё поместье.

Глава 5

Беллатрису оставил жить в своём поместье. Вместо прислуги ей в помощь оставил десяток доппелей Дамблдора и Макгонагалл.

Вернувшись в Хогвартс, приступил к изучению всей доступной литературы по изготовлению родового камня. Весь смысл родового камня помимо указанных раннее функций — сбор маны из природного источника. Именно тип энергии и способ создания каналов ограничивает радиус действия родового камня. Естественно, используя свои наработки, и творчески переоформив идею, решил делать свой вариант родового камня.

Несколько дней только и занимался, что клепал доппелей. Несколько десятков из них были разосланы аппарировать по миру и вплавлять в скалы ритуальные чертежи преобразования солнечной энергии в ману, для передачи её на родовой камень. В качестве камня взял обычный булыжник, коих в Шотландии полно. Красиво его трансфигурировал в параллелепипед и припахал ещё несколько десятков доппелей. В выручай комнате вызвал ритуальный рисунок, аналогичный тому, который использовался для изготовления браслета. Только вместо гексограммы была использована двенадцатилучевая звезда Эрцгаммы, заключенная в круг. На вершинах звезды поставил по доппелю и дал им задачу наносить руны на многократно увеличенный камень по шаблону, чем они и занимались несколько недель. По окончанию прошел внутрь магической фигуры и произвёл инициацию кровью, настраивая камень на потомков. После приступил к следующему ритуалу — созданию искусственного интеллекта, на подобии имеющегося у распределяющей шляпы. По завершению, оставил доппелей ещё на неделю укреплять камень чарами. Далее камень был помещён в сверхпрочный кожух десятисантиметровой толщины из хром–графенового композита с противоскользящими насечками, который не мешал использованию магии, но зато защищал родовой камень.

Получившийся родовой алтарь является сверхёмким накопителем маны, которую собирает в многомерный карман, а значит, практически бездонный. Подпитка идёт от нескольких сотен ритуалов преобразования солнечной энергии в ману, раскиданных по всей планете. Фактически поступающая мана превышает в несколько раз мощность Хогвартского природного источника маны и часть маны можно направить наружу, имитируя природный источник. Он лишён недостатка родовых алтарей по дальности передачи маны, поскольку использует иные принципы, позволяющие игнорировать расстояние в пределах мира. Причём не планеты, а именно этого мира. К сожалению, без искина не сумел придумать, как сделать поддерживаемый канал и в иные миры, но решил, что этого и не надо. Добавил дополнительные функции, например, родовой камень также является и межпространственным сервером, позволяющим телепортироваться в любую точку на планете и в случае опасности эвакуировать подключенных по каналу разумных. Осуществляет телепатическую связь, на подобии телефонной! То есть можно телепатически позвонить любому известному подключённому к алтарю разумному, а можно, например, связаться с животным фамильяром или домовиком. За это отвечает искин.

Конечно, было бы глупо не использовать уже опробованные возможности по передаче «наследственных даров». Но проклятий для потомков не хотелось, поэтому придумал предохранитель. Во–первых, мага не обязательно приносить в жертву, для того, чтобы получить результат. Как показал опыт, для этого необходим аурный слепок, на подобии крестража, помещенный в родовой камень. Местные, ну, по крайней мере большинство точно, не знает иного метода, кроме как принести в жертву по особому ритуалу. Я же создал слепки для аватаров без этого, просто времени надо дольше. Во–вторых, маг не обязательно должен быть в сознании. Бессознательный маг не может использовать магию, значит, не может и проклясть алтарь. Исходя из этих данных, был разработан ритуал, а точнее схема снятия отпечатков с последующей фильтрацией через рунные круги под управлением искина.

Маг усыпляется и помещается на алтарь. Его удерживают в бессознательном состоянии и поддерживают жизнедеятельность уже встроенным для этих целей набором заклинаний. В это время идёт снятие аурного отпечатка и далее идёт выделение даров, отсев проклятий, оценка искином на безвредность и лишь затем встраивание дара в алтарь. В общем, неделя времени на обработку одного мага, зато никаких жертв и проклятий.

Как и у обычного родового камня идёт присвоение канала каждому новорожденному потомку. Для внебрачных детей, то есть первый уровень допуска, имеется ограничение по ширине канала, равное каналу рядового члена рода аристократов магической Англии. Пропускную способность каналов определяет искин исходя из возможностей организма. У принятых в род рядовых членов рода, канал может быть больше, чем у чистокровного главы нескольких родов, если те способны это выдержать. Размер канала увеличивается с ростом сил и теоретически почти не имеет ограничений.

Ограничения задаёт искин. При применении вредоносной магии членов рода друг против друга, отключая от канала нарушителя, и заново подключить может лишь администратор, то есть глава рода. Разрешены лишь бои с обучающими целями.

Алтарь можно использовать как обычный родовой алтарь накопитель, подключая домовых эльфов, защиту поместья, запитывать ритуалы и прочее.

Выйдя из выручай комнаты после последнего ритуала проведенного над родовым камнем очередным октябрьским вечером по пути в башню Райвенкло встретил факультетское привидение, Серую даму. Призрак выглядит как белокурая красивая молодая женщина в мантии, она полупрозрачна и парит над полом. Вид девушка имела довольно печальный, хотя обычно у неё на лице маска невозмутимости, не выражающая эмоций.

— Добрый день, леди, — поприветствовал я призрака. — Вы выглядите опечаленной. Позвольте поинтересоваться, что ввергло вас в уныние?

Призрак девушки замер, и она взглянула на меня заинтересованным взглядом. — Сударь, сложно не впасть в уныние. Ведь я уже которую сотню лет обитаю в этом замке. Разве это жизнь, в виде призрака? Так, существование. Ни на перерождение уйти, ни испытать физических наслаждений. — Печально поведал призрак.

Даже призраки умеют отчаиваться. Не припомню, чтобы когда–либо Серая дама вступала с кем–либо в диалог. А вообще, я многое упускаю, вот например призраки в больших количествах, они словно просят: «Ну, давай же! Исследуй нас!». Ну как можно устоять перед подобным воплем подсознания?

— Леди, замрите, пожалуйста, мне надо взглянуть на вас духовным зрением.

Активирую духовное зрение. Самое забавное, я в отличие от большинства магов, способных при помощи данного шумерского заклинания и его аналогов, способных видеть лишь две физических оболочки (физическую и астральную), а прочие анализировать по косвенным признакам, после ритуала по раскачке восьмой оболочки стал видеть, по крайней мере частично, прочие духовные начала. И что любопытно, я аватар, тоже могу видеть все духовные начала, не так хорошо, как астральное начало, но могу. Это как смотреть на хорошую армейскую карту и контурную карту нарисованную школьником по памяти.

Духовным зрением замечаю, что призрак имеет все шесть из семи духовных оболочек, естественно, кроме первой, то есть физического тела. От седьмого начала сумел не увидеть, но почувствовать канал подпитки от замкового источника, или вернее будет сказать, алтарного или же родового камня. То есть, выходит, что четвертое начало, бессмертное ядро, до сих пор при ней.

— Леди, если желаете, могу попробовать вас оживить. Ваша душа находиться в отличном состоянии, все начала целы. Достаточно лишь вырастить новое тело и провести ритуал привязки. Только пожелайте, всё в ваших руках. Или если устали жить, могу оправить вас на перерождение. Это довольно просто, но, к сожалению, в таком случае ваши духовные оболочки развеются, останется лишь голое центральное ядро.

— Юноша, вы действительно можете вернуть меня к жизни? — Удивилось привидение.

— Если бы не мог, не предлагал. Сейчас у меня появился мощный запас маны, благодаря законченному родовому алтарю, так что вполне по силам создать новое тело.

— Это было бы великолепно. Пожалуй, соглашусь на ваше столь щедрое приглашение. Но что вы потребуете в замен? — Спросила призрак.

— А что, у вас есть что предложить?

— К сожалению, ничего не могу вам предложить, кроме верной службы, — печально поведала дама.

— Это больше, чем ничего. Пожалуй, так и поступим, я вас оживляю, вы становитесь моим вассалом. Жду вас вечером в выручай комнате.

— Хорошо, юный маг, я приду. — Призрак поклонилась и улетела дальше.

На следующий день в выручай комнате создал сложнейшую магическую фигуру, которую запитал от своего родового камня, поскольку источник Хогвартса ритуал быстрого выращивания тела не вытянет. Используя своё ДНК, вырастил клона, как две капли воды похожего на меня в женском обличие, то есть на Гермиону Грейнджер, те же черты лица, карие глаза и каштановые вьющиеся волосы. Рост тела остановил на возрасте одиннадцати лет, ибо ману жрало в нереальных количествах. При этом тело было безжизненным, поддерживалась искусственная жизнедеятельность лишь благодаря ритуалу.

Открыл дверь помещения, за ним стоял призрак Елены Райвенкло.

— Леди, прошу. — Пригласил призрака в помещение. — Вселитесь, пожалуйста, в это тело.

Девушка подлетела и попыталась вселиться в тело клона. У неё ничего не вышло.

Чарами поднимаю тело и заставляю его зависнуть посередине призрака.

— Леди, замрите.

Призрак послушалась и застыла на одном месте. Зрелище было довольно пугающим. Загляни кто в данный момент в помещение, и обнаружил бы маленькую обнаженную девочку, висящую среди полупрозрачного призрака взрослой девушки в старинной мантии.

При помощи магии спиритизма, заставляю призрак слиться с телом. Выглядит, словно призрак ужался до размеров тела, и у клона стало два контура, один принадлежит материальному телу, второй прозрачный, повторяет физическое тело.

Призываю в руку жезл и направляю заготовленное заклинание привязки призрачной сущности к физическому телу и сразу за ним провожу ритуал стабилизации, полностью закрепляя душу в мире живых. Опускаю тело девочки на пол. У неё пропал призрачный контур, и это стала просто маленькая одиннадцатилетняя девочка. Она приземлилась на ноги и сделала судорожный вдох. После чего выдохнула и громко задышала, раскрыв рот.

— Кха, кха. — Закашлялась девушка. — Я уже и забыла, каково это дышать и говорить при помощи рта. — С придыханием, хриплым голосом сказала девочка.

— Потрясающе! Всё вышло даже лучше, чем рассчитывал. Леди, как вы себя чувствуете?

— Чувствую себя, словно живая! О, боги! Я действительно живая! — Воскликнула девочка и стала ощупывать себя. — Юноша, не могли бы вы призвать зеркало?

— Да, конечно. — Трансфигурирую ростовое зеркало.

Девочка осмотрела себя всю с головы до ног. Ощупала тело. Потом посмотрела на меня, затем вновь на себя и снова на меня.

— Мне кажется, или мы действительно похожи? — Спросила она.

— Вам не кажется. Я использовал свою кровь для воссоздания вашего тела. Так что мы имеем одинаковый набор ДНК. В жизни нас можно было бы назвать родными братом и сестрой.

Активирую духовное зрение и изучаю девушку. Странно, но канал от Хогвартса у неё не пропал и появился второй канал от моего родового камня, причём это был канал с максимальным уровнем доступа. Косяк, однако. Определение по крови приравняло наши уровни доступа из–за одинаковой ДНК, несмотря на различие Х и У хромосом. Забавно, вот так вот и выявляются баги.

— Вы нашли что–то интересное? — Поинтересовалась девочка.

— Да. Есть кое–что забавное. Мой родовой камень приравнял наши статусы. Вы заполучили статус главы рода наравне со мной!

— Это, довольно неожиданно. Простите, сударь, но мы так и не представились. Елена Райвенкло. — Девочка уважительно поклонилась и покинула магическую фигуру, подойдя ближе ко мне.

Трансмутирую полный комплект одежды и обувь на её размер. Недавно довольно неплохо натренировался делать это. Вручаю одежду девочке.

— Меня зовут Хермион Грейнджер — Котоура, глава рода Котоура в этом мире.

— В этом мире? — Удивлённо спросила девочка, в тоже время, продолжая одеваться.

— Да. — Отвечаю кратко, рубленной фразой и многозначительно молчу.

— Вы позволите вашу палочку? — Сказала девочка, одевшись.

Протягивая девочке вторую свою палочку, которую ношу в кобуре. Она принимает её, становится на левое колено и поднимает волшебную палочку вверх.

— Я, Елена Райвенкло, клянусь в верности своему сюзерену, Хермиону Грейнджер — Котоура, главе рода Котоура. Клянусь не причинить вред сюзерену или своим бездействием допустить, чтобы сюзерену был причинён вред. Обязуюсь повиноваться всем приказам, которые даёт сюзерен, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Условию. Клянусь.

Призываю волшебную палочку с плеча и произношу: — Я, Хермион Грейнджер, Эмблема Харри Котоура, Тома Марволо Реддла, Андрея Волкова, принимаю клятву Елены Райвенкло и принимаю Елену Райвенкло в род Котоура в качестве члена Рода. Отныне твоё имя — Елена Райвенкло — Котоура. Я сказал!

После последнего слова из наших волшебных палочек вырывается синие магическое пламя и устремляется друг к другу, третий язык пламени устремляется из установленного тут же Родового камня. Языки пламени сливаются и окутывают нас обоих и родовой камень, образуя неправильный треугольник, после чего начинают наливаться яркой синевой и внутри треугольника, словно горит синие пламя, при этом, не причиняя нам никакого вреда. Затем происходит яркая вспышка, и пламя втягивается в наши тела и родовой камень.

— Это было невероятно! Никогда не наблюдала подобных эффектов от клятвы. — Восхищенно сказала девочка.

— Да, весьма забавный эффект. Это заработал разум родового камня и использовал свои инструменты для закрепления клятвы. Интересный эффект. Позволь поинтересоваться, какой дар был у твоего прежнего рода?

— Дар к ментальной магии. Я не ослышалась? Господин, вы сказали «Эмблема»?! — Елена, наконец, переварила мою речь.

— Именно.

— Но, Эмблема же бывает лишь у богов! — Воскликнула девочка. — Вы, что, бог?

— Ну что ты. Эмблему, она же аватар, может сделать и маг, только для этого надо быть достаточно сильным, не слабее Архимага. Конечно, Эмблемы богов более совершенны и сильны, зачастую тоже являются богами или в худшем случае Зверобогами. Я аватар архимага, ступившего на путь высшего мага. Хотя, возможно к настоящему моменту уже и являюсь богом, сложно сказать.

— Это как? — Удивилась девушка.

— Видишь ли, у людей, и магов в том числе, семь духовных начал, так же называемых духовные оболочки. У высших сущностей — демонов, ангелов, джинов, фениксов и прочих — восемь духовных начал. Восьмое начало отвечает за бессмертие. У богов девять духовных оболочек. Теоретически маг способен заполучить восьмое, и даже девятое начало, став долгожителем и соответственно богом, что не раз было доказано на практике. Моя основа заполучил восьмое начало. Когда рассылал аватары в иные миры, как раз параллельно занимался созданием домена в своей душе, где основа является творцом и богом. К настоящему моменту основа должен был завершить ритуал и домен должен расти ближайшие тысячелетия, превращаясь в полноценный мир. То есть с одной стороны, вроде бы и бог, но только в пределах домена, с другой стороны, всего лишь очень сильный маг–долгожитель.

— Невероятно! То есть, ты полубог! — Утвердительно сказала Елена.

— Почему полубог?

— Ну как же? Джины, демоны и ангелы, разве не приравниваются к полу–божественным сущностям?

— Конечно, нет. Полубоги — это дети от физического воплощения богов, которые, как правило, обладают восьмой духовной оболочкой. Примерно из той же серии долгожителей, обладающих восьмым началом, что и перечисленные, но фактически это отдельная категория. Называть меня полубогом, всё равно, что сказать про кентавров, что они люди, ведь и люди и кентавры обладатели семи духовных начал.

— Оу! Понятно. — Задумалась Елена. — Простите, господин, но что делать дальше?

— В смысле? Конкретизируй, пожалуйста.

— Ну, я же теперь вновь человек, и имею вид ребенка. Я помню, что для жизни в физическом теле надо есть еду и где–то жить, и поскольку уже не являюсь призраком, то не могу находиться на территории Хогвартса. — Лицо девочки отобразило печаль.

— Не беспокойся. Ты же теперь Котоура. Сейчас отправимся в наше поместье, познакомлю со своей наложницей, выделим тебе спальню.

— Спасибо, господин. Это честь для меня, служить вам. — Девочка низко поклонилась.

Беру Елену за руку и отдаю искину Родового камня команду на телепортацию нас на территорию поместья.

Мы оказавшись во дворе поместья неподалёку от бассейна, возле которого в шезлонге загорала обнаженная Беллатриса. Белла заметила нас.

— Мой Лорд! Вы, наконец, решили навестить меня! — Воскликнула радостная девушка и покинув шезлонг приблизилась ко мне и встала в метре от нас, с интересом разглядывая Елену. — У нас гости?

— Привет, Белла. Не холодно загорать в конце октября?

— Ну что вы, мой Лорд, я наложила на себя согревающие чары. — Ответила Беллатриса. — После островного курорта так не хватает солнца, что даже скудное осеннее за радость.

— Познакомьтесь. Это, Белла Котоура, бывшая Беллатриса Лестрейндж, бывшая Блэк, мой вассал и любовница. — Показываю рукой на оную. Беллатриса слегка покраснела, на слове «любовница». — Белла, это Елена Котоура, бывшая Райвенкло. Мой вассал и можно сказать, хм, сестра. Да, пожалуй, это наиболее близкое определение. Она будет здесь жить.

— Господин! Вы что, оживили призрак Серой дамы?! — До крайности удивилась Беллатриса.

— Да. Господин даровал мне вторую жизнь, за что я ему весьма признательна. — Вместо меня ответила Елена.

Обе девушки уставились на меня с любовью и восхищением во взглядах.

— Кстати, Белла, как тебе удалось использовать согревающие чары без палочки? — Заинтересовал меня насущный вопрос.

— Отчего же без палочки, очень даже палочкой. Купила в Лютном на следующий день после вашего отъезда. Вы обещали меня навещать и сделать порт ключ в свою спальню, но так и не выполнили своих обещаний! — Обиженным тоном сказала Беллатриса.

— Белла, порт ключ готов, лови. — Вытаскиваю из кармана перстень, зачарованный под порт ключ в мой сундук. — В своё оправдание хочу сказать, что был всё это время занят.

Отдаю мысленный приказ, и алтарный камень появляется в метре от нас.

— Белла, как ты думаешь, что это? — Показываю на Родовой камень.

Девушка обходит вокруг параллелепипеда.

— Кусок металла. Не могу понять, что это? — Пожимает плечами Беллатриса.

— Эх, ты! Троль тебе по артефакторике! Чтобы ты знала — это наш Родовой камень в защитном кожухе из прочного металла.

— Вы сделали Родовой камень? Всего за три недели?! — Удивилась Беллатриса.

— Как, за три недели? — Так же удивилась Елена. — Это же невозможно! — Затем задумалась. — Хотя, для такого мага, как вы, господин, думаю, это было несложно. Прошу простить, что сомневалась в ваших способностях.

— О да! Хвалите меня полностью. Обожаю это! — Расплылся от удовольствия.

Действительно обожаю, когда хвалят мои таланты. Получаю от этого просто невероятное удовольствие. Креол так же кайфует, когда его хвалят, но в отличие от него, не ведусь на «слабо». Должно быть, это норма для архимагов, нам несмотря на груз прожитых лет, опыт и силу, тоже необходимо признание заслуг и искреннее восхищение нашим талантом, как и прочим людям. Даже несмотря на то, что сейчас де факто архимагом не являюсь, всё равно продолжаю считать себя таковым.

Родовой камень разместил в подвале, переоборудовав спортзал в центральную заклинательную комнату. Подключил к алтарю Беллатрису, сразу на второй уровень допуска, то есть, приняв в род.

— Господин, но без магического источника Родовой камень бесполезен. — Скептически поведала Беллатриса, наблюдая за размещением артефакта.

— Ага. Именно поэтому, я создал по всему миру множество слабых искусственных источников маны, перерабатывающих в ману солнечную энергию и перенаправляющую оную в алтарь.

— То–то я чувствую новый магический канал причём очень мощный, мощнее вместе взятых Родовых камней Блэков и Лестрейнджей. Но почему тогда не ощущается повышенный магический фон?

— Всё потому, что пока наш Родовой камень работает в режиме накопителя. Затем, после установки защиты, чтобы не было утечки маны, он начёт работать в режиме природного источника маны, насыщая территорию поместья. В таком режиме, насыщенность маной территории нашего поместья будет в три раза выше, чем в Хогвартсе. В общем, идеальные условия для вырастания детей в сильных магов.

Призвал разосланных по миру доппелей, итого набралось четыре десятка, и дал им команду зачаровывать поместье. Указал схему размещения, где и какие чары разместить, и указал запитать от Родового камня. Искин возьмёт на себя функцию управления защитным периметром.

— Господин Эйч, вас так много. — Радостно воскликнула Беллатриса. — Это всё ваши доппели? — Уже более печально поведала она.

— Доппели? Ох ты, мой бог! — Воскликнула от удивления Елена, увидев толпу доппелей. — Даже в моё время доппель магия считалась утерянной. Господин, вы поражаете меня снова и снова!

— Да, мои доппели. Они будут занимается установкой защитного периметра. В одиночку бы я провозился лет десять — пятнадцать. Через пару месяцев периметр способен будет противостоять даже сущностям, равным по силам слабому богу. Можно будет установить в пределах территории поместья любую погоду. Затем на всякий случай поместье будет превращено в Коцебу.

— Коцебу? Что это такое? — Спросила Елена.

— Мне тоже интересно это знать. — Добавила Беллатриса.

— Коцебу — древне-Шумерский артефакт, представляющий собой летающее поместье.

И в ответ тишина. На лицах дам полное офигивание. Пока они удивлены, прощаюсь.

— Так, ладно. Всем пока, я в Хогвартс. — Не дожидаясь ответа, телепортируюсь в замок.

Не успел расслабиться в джакузи, как собирался, от доппеля Дамблдора, оставленного изображать директора, поступил сигнал о ЧП. Подключаюсь и наблюдаю Гарри, мать его, Поттера в больничной палате, над которым только что прекратило усиленно чаровать колдомедик.

— Поппи, что с мальчиком? — Спрашиваю через доппеля.

— Директор, с ним будет всё в порядке. Но восстановление займёт не меньше месяца. Как вы вообще могли додуматься поселить в школе цербера?! — Гневно воскликнула она. — Рано или поздно подобное должно было произойти. Цербер, в школе полной детей! Директор, вы совсем выжили из ума! — Распалилась она.

Настоящий директор уже убежал бы под фиктивным предлогом.

— Ох, Поппи, мне жаль. Совсем вылетело из головы. Должно быть совсем старым становлюсь, да. Цербера прикажу сегодня же убрать. И, наверное, мне уже пора на пенсию. Да, в конце этого года уйду на заслуженную пенсию, оставлю пост более молодым. — Печально поведал доппель колдомедику. — Так, что там с юношей произошло?

— Что произошло? Это мне у вас надо спросить! Мальчика доставил Северус, он был подран цербером. Слава богу, что остался жив! Слюна цербера не позволяет использовать для исцеления магические средства, поэтому заживать всё будет долго и на теле останутся шрамы.

Идиот! Ему же тридцать лет! Какого хрена он поперся к церберу? — Подумал я про Поттера. — Неужели хотел приватизировать философский камень?

Легилименцией через доппеля считываю воспоминания Поттера. Действительно, этот утырок решил украсть философский камень и полез в полосу препятствий на третьем этаже. Он, представьте себе, раздобыл где–то гитару, натренировал один бой и полез к церберу. Собачка даже от подобной отвратной игры на инструменте уснула, но Поттер прекратил играть, чтобы открыть люк, собачка проснулась и немножко погрызла парня. Благо, не успела серьёзно потрепать.

Как–то упустил момент, с подготовленными Дамблдором приключениями. Трёхголовая собака, внизу пара троллей, ловушки в подвале.

Пошёл разбираться со всем этим. Заблокировал сигналки, должно быть установленные Снейпом. Заглянул в комнату с цербером, и обнаружил гладкошерстного черного трёхглавого пса, два с половиной метра в холке. Все три головы зарычали на меня, звук был настолько сильный и пугающий, что пробирало капитально. Хотелось сходить по большому булыжниками и убежать подальше. Как Поттеру не хватило мозгов, чтобы полезть сюда? У него, что, чувство самосохранения полностью атрофировано?

Активирую духовное зрение и оцениваю магическую силу пса. Аура у него на уровне сильного мага, но духовные оболочки словно троятся. Странно, но вполне годится для запечатывания души в жезл.

Призываю жезл и трансмутирую цепи из хром–графенового композита и телекинезом связываю цербера. Это временно–трансфигурированными такую животину не удержишь, из–за мощной ауры, развеивающей магию, а натуральными материалами сколько угодно. Притянул цербера к земле, заблокировав головы, пасти, лапы и хвост. Впаял концы цепей в камни пола и стен. Собака распласталась прижатая к полу и громко заскулила. Активирую заготовленное заклинание поглощение души и прикладывая к средней голове цербера. Через десять секунд средняя голова обмякает, а заклинание продолжает работать. Ещё спустя десять секунд обмякает правая голова. Лишь полминуты спустя от начала действия заклинание, третья голова перестаёт подавать признаки жизни.

Обалдеть! Это что выходит, у цербера было три души, работающих синхронно в одном теле? Это невероятно! Наверняка чей–то эксперимент, причём маг или маги, сделавшие это, должны неплохо разбираться в магии душ. Жаль, нынче таких специалистов не осталось.

Проверяю жезл и его вместимость выросла до 43 заклинаний. Ещё немного и наступит предел удержания для жезла и для дальнейшего роста вместимости придётся переделывать жезл в посох. Мне надо довести вместимость до шестидесяти, чтобы была достаточной для любого из самых мощных шумерских заклинаний — Дланей.

Иду к троллям, по пути уничтожая всё, что может представлять опасность для детей, кроме растения, оно пригодится Помоне.

Дойдя до помещения с Троллями, оцениваю их и признаю негодными для запечатывания в жезл. Посылаю в каждого по заклинанию Авада Кедавра. Огненная преграда оказалась ерундовой, обычный Щит льда, вызванный неспешно начитанным кратким шумерским заклинанием всего за пять секунд, позволил спокойно её преодолеть. Забираю зеркало Еиналеж для исследований, помещаю в контейнер и телепортируюсь в свою спальню.

Отдаю доппелю директора приказ, тот вызывает Снейпа и даёт ему команду разделать на ингредиенты цербера и троллей. Снейп был в шоке, но всё же пошёл выполнять поручение.

На следующий день изготовил одноразовый блокиратор магии, рассчитанный на десять минут работы. Извлёк Дамблдора из контейнера, надел на шею и активировал блокиратор магии, снял с него паралич. Сразу же оглушил Ступефаем, обездвижил Петрификусом Тоталус и связал Инкарцеро. Силой влил в глотку зелье Жидкий Империо, после чего отменил прочие чары.

— Сколько у тебя денег? — Спрашиваю бородача.

— Четыреста пятьдесят семь миллионов галеонов, — Механически ответил Дамблдор.

— Где они хранятся?

— Все деньги лежат в родовом сейфе Дамблдоров.

— Где находятся артефакты и книги, украденные у иных родов?

— Тоже хранятся в родовом сейфе.

— Где находится мантия невидимка Поттеров?

— Там же, в родовом сейфе.

Восхитительно! Все богатства и в одном месте. Это сколько он нахапал? Выходит, больше четырёх миллиардов долларов! Нехило так дедушка пограбил английских магов!

— Веди себя естественно. Мы сейчас направимся в Гринготтс в твой сейф. Приказ понял? Повтори!

— Вести себя естественно. Отправиться с тобой в Гринготтс в родовой сейф.

У меня было заготовлено десяток шприц–тюбиков с отфильтрованным зельем Жидкое Империо, на случай, если гоблинский водопад снимет действие зелья, ну и вообще, не зря же его варил.

В компании Дамблдора телепортировались на приемную площадку перед Гринготтсом. Вошли в здание банка. Подошли к стойке.

— Добрый день. Чем могу помочь? — Ухмыльнулся гоблин за стойкой.

— Добрый день. — Мягко сказал Дамблдор и улыбнулся гоблину. — Я желаю посетить свой сейф.

— Конечно, мистер Дамблдор! Сию минуту. — Сказал скалящийся гоблин.

Нас проводили к тележке. Долгий и быстрый спуск. Вот мы пересекаем водопад, я в этот момент сжал в руках шприц–тюбик и прижал к плечу Дамблдора, делая вид, словно пытаюсь за него удержаться. Внимательно наблюдаю за ним и замечаю, что его взгляд начинает меняться на более осмысленный. Незамедлительно ввожу дозу Жидкого Империо. Бородач ничего не успел сделать и его взгляд вновь заволокло.

Гоблин высадил нас у сейфа Дамблдоров.

— Что же, я покидаю вас, господа маги. Вызовите меня как обычно, активировав артефакт вызова тележки. — Гоблин умчал на своей тележке дальше.

Вот это сервис. А у меня ключ требуют, гоблин присутствует рядом, хоть и не заходит в помещение. Вот что деньги животворящие делают. Насколько помню, такой сервис доступен при хранимых суммах от сотни миллионов галеонов, или владельцам старинных сейфов.

— Зайди внутрь сейфа и дай мне разрешение на вход. — Приказываю бородачу.

Дамблдор прикладывает ладонь к рунному кругу на двери, и после сканирования дверь открывается.

Захожу в помещение и понимаю, что я тут могу застрять надолго. Огромное по размерам помещение, заполненное книгами, сундуками с золотом, драгоценности, множество артефактов. Чего тут только нет! Хорошо, что заранее зачаровал сундуки с расширенным пространством.

Призываю контейнер, достаю из него пять своих доппелей, постоянно носимых с собой с момента ритуала производства Браслета василиска. Достаю сундуки с расширенным пространством и отдаю доппелям команду собирать всё добро в сундуки.

Пришлось ждать несколько часов, пока они запакуют в расширенные сундуки всё, вычистив сейф Дамблдоров под чистую.

Из сотни расширенных сундуков осталось всего три десятка пустых. Единственная вещь, оставшаяся в сейфе неприкосновенной, родовой кодекс и перстень главы рода Дамблдоров. Убрал всё в контейнер, который поместил в медальон.

Покидаем помещение, бородач запирает сейф, и вызываем тележку. Через пять минут прибывает тележка с гоблином. Опять приходиться пересечь водопад, который смывает действие подчиняющего зелья. Да сколько можно! Пришлось вколоть уже второй шприц–тюбик Жидкого Империо.

Какая всё же полезная вода у гоблинов в водопаде. Я успел набрать немного на пробу для исследования.

Покинув Гринготтс, с площадки для аппарации перед банком мы телепортировались в Хогвартс, прямиком в мой сундук, где вновь парализовал Дамблдора Браслетом василиска и засунул в контейнер.

Я задумался, стоит ли попробовать вылечить Поттера? Со стороны логики и здравого смысла, этого делать не следует, поскольку он сам заслужил свои травмы. Но вот со стороны исследователя, интересно проверить, будут ли на нём работать не зелья и местные целительские чары, а шумерские заклинания, или же повреждения наносимые слюной цербера, аналогичны нанесённым при помощи адаманта, то есть травмируют душу. Исследователь во мне победил.

Захожу в вотчину мадам Помфри, и почти сразу она встречает меня.

— Добрый день, юноша. Что случилось? — Спросила она.

— Добрый день, мадам Помфри. Я слышал, у вас есть интересный пациент, с повреждениями, нанесёнными цербером. Хочу проверить, будут ли работать мои целительские заклинания.

— Юноша, вы что же, это лазарет, а не испытательный полигон! И вообще, по какому праву вы считаете, что имеете право заниматься целительской практикой? — Гневно произнесла она.

— Как всё плохо. Вы, наверное, не помните, но я уже однажды вам говорил, что имею степень подмастерья целителя. Так что имею полное право заниматься целительской практикой. Это мой долг, как целителя, попытаться помочь пациенту, а не как вы выразились, устроить испытательный полигон!

— Простите юноша, но я действительно подобного не припомню. Вы действительно подмастерье? В столь юном возрасте. Как то не верится. — Скептически поведала Помфри.

Мне кажется, или в моём прежнем мире, она была добрее? Может Дамблдор ей с закладками в голове напортачил.

— Мадам Помфри, полагаю, вам необходима помощь профессионала, для выявления ментальных закладок, нивелирования их действия и восстановления заблокированной памяти. Позвольте профессионалу в данной области вам помочь.

— Что? Юноша, вы хотите сказать, что ещё и легилимент? Не шутите так. — Грозно произнесла она.

— Чрево Тиамат! Женщина, не зли меня! Если я сказал, что помогу, значит, помогу, и мнение пациента тут ничего не решает! Ступефай! — оглушаю медика беспалочковым заклинанием.

Заклинанием телекинеза перенёс Поппи на кушетку.

— Легилименс. — Произнёс заклинание, направив на неё палочку.

При помощи легилименции и магии воды снял все закладки и восстановил воспоминания. За всё время работы таковых заблокированных воспоминаний нашлось довольно много. Затем при помощи магии воды почистил организм дамы от шлаков. Призываю жезл и на всякий случай внедряю ментальные закладки на преданность и доверие к моей персоне. Это в прошлой жизни мы были учитель и ученик, сейчас же мы незнакомые люди, мало ли, решит Поппи сдать меня аврорам за какие–либо подозрения, а так, у неё подобные мысли появятся в последнюю очередь.

Смотрю на пожилую даму, и в голове зарождается мысль. — А что если, нанести на тело мага рисунок, допустим татуировку в виде ритуала–печати преобразующего ману в прану, по типу, как заряжал философский камень? Запитать татуировку от канала родового камня, сделать ограниченную пропускную способность, подающую прану в количестве, достаточном чтобы не стареть и не болеть, и распределить печать на отдельные потоки, соответствующие эликсирам на основе праны. То есть один поток будет отвечать за поддержание молодости, второй, за поддержание здоровья. Третий, единовременная печать для омоложения. Это требует расчётов, но в принципе не вижу особых сложностей, даже без компьютера, вручную рассчитаю всё за месяц. Теоретически получим вечно молодого мага, обладающего отменным здоровьем. Хотя, пожалуй, стоит добавить третий участок печати, ответственный за ускоренную регенерацию при физических травмах. Но в таком случае желательно либо сделать таковой с накопителем, а это значит со встроенным философским камушком, либо просто сделать возможность увеличения канала маны в случае травмы.

— Ну вот. А вы боялись. — Улыбаюсь шокированной пациентке, пришедшей в себя. — А знатно бородач у вас в голове покопался, по разу, а то и паре раз в год обливейтил. И как вы это терпите?

— О, боги! Я всё вспомнила! Но как? Считается же, что старые ментальные блоки невозможно снять. — Удивилась целитель.

— А маглы считают, что магии не существуют и что же, нам тоже считать так же? — Саркастически заявляю в ответ.

— Прошу прощения, мистер Грейнджер, или лучше говорить, Котоура? Я не буду мешать вам, заниматься пациентом. Вот Дамблдор, вот старый жук, я тебе покажу! — Потрясая кулаком, произнесла целитель.

— Второе привычнее, так что лучше Котоура. Мадам, Помфри, прошу вас не вмешиваться в разборки с директором. Когда я вам предлагал решить вопрос правильно, через власти, вы совершили глупость, теперь же поздно качать права и призывать власть. После того, как этот человек напал на меня, он фактически подписал смертный приговор, вынесенный родом Котоура. Сделайте вид, что я вам ничего не говорил, и вы ничего не знаете, но будьте уверены, в следующем году в школе появится новый руководитель.

— Ну и детишки пошли! Воюют со старыми интриганами. А я, между прочим, большую часть жизни проработала под руководством этого человека, хотя и считала его порядочным. Эх. Делайте что хотите, но только обещайте, что никто посторонний не пострадает! А моё дело людей лечить, так что не буду вмешиваться в ваши дела.

— Мадам Помфри, вы чудо! Не беспокойтесь, всё будет осуществлено в лучшем виде. Кстати, я хочу попросить вас участвовать в эксперименте.

— Что за эксперимент, юноша? — Вопросила она.

— Мне только что пришла в голову идея ритуала, омолаживающего организм, по принципу действия философского камня. Мне понадобится около месяца на расчёты ритуала, предлагаю вам поучаствовать либо в качестве подопытной, либо свидетеля целителя, способно заверить работоспособность ритуала.

— Хм. Опыт подсказывает, что это не лучшая идея, испытывать новые заклинания на себе. Вы собираетесь поделиться своей разработкой с сообществом целителей? — Поинтересовалась Дама. На её лице было написан профессиональный интерес к новой разработке в области целительства.

Прикинул в уме проведение подобного ритуала силами магов. Выходит, для омоложения на год понадобиться сила из круга, состоящего из сотни магов средней силы. Поскольку аристократы с родовыми камнями не факт, что согласятся участвовать в подобном ритуале, то заменить количество качеством магам будет сложно. То есть, эта процедура будет стоить нереально дорого, ибо собрать несколько десятков раз по сотне магов, которым в ритуале придётся выложиться по полной, удовольствие не из дешевых. Выходит, что этот ритуал останется уделом богачей. То есть, перенаселения на планете случиться не должно. В принципе, мне не жалко ритуала, по крайней мере, в урезанном виде, исключительно вариант с омоложением.

— Возможно. В принципе, не против поделится своей разработкой. Но в таком случае нам понадобиться ещё два мастера целителя, для подтверждения мною квалификации мастера целителя, в случае успешного проведения ритуала.

— Месяца точно будет достаточно? На какое число приглашать коллег? — Поппи слегка нахмурилась.

— Давайте возьмём время с запасом. Назначайте испытание ритуала на рождественские каникулы. Можете подыскать подопытного.

— Хорошо юноша. Я успела убедиться в вашем профессионализме и поручусь за вас в гильдии. Вы как, способны осмотреть ещё одного пациента? — Прищурившись, спросила Поппи.

— Точно, Поттер. Пойдёмте к нему.

Подхожу к койке Поттера. Отзываю волшебную палочку, так и удерживаемую в руке и призываю жезл.

Активирую духовное зрение. В принципе, духовные оболочки целые. Значит, выходит яд, содержащийся в слюне цербера, воздействует на тело.

Накладываю заклинание Исцеление. Оно действует, но в крайне ослабленном виде, после чего вообще прекращают работать. Остатки слюны, которые попали в рану, развеивают ману, как привнесенную заклинанием, так и самого мага. Довольно интересный эффект.

Хм. Слюна, это же вода? Пробую исследовать её при помощи магии воды. Исследование показали, что слюна цербера не просто яд, а яд на подобии действия эликсиров, то есть в структуре воды прописывается определенная матрица действий, в данном случае, «развеять ману». То есть, церберов выводили специально, для противостояния магам или существам с регенерацией на основе маны. Скорее всего, у него есть какой–то орган, производящий алхимическое воздействие на слюну.

При помощи магии воды, очищаю информационную матрицу слюны цербера.

— Исцеление. — Вербально активирую заклинание из жезла.

— О! Раны затягиваются. Это невероятно. — Воскликнула Помфри, словно студентка первокурсница. После чего взглянула на меня с уважением. — Не подскажите, что вы сделали, коллега? — Без всякой иронии спросила целитель.

— Произвёл анализ слюны цербера. Оказывается, она имеет структуру, свойственную эликсирам. Эта структура выполняет одну функцию — «развеять ману», то есть препятствует регенерации основанной на магии. — Я произвёл алхимическое воздействие, для нейтрализации эликсиров, что деструктурировало слюну цербера, сделав оную не опаснее слюны простого пса. После этого, как вы могли заметить, заклинание сработало.

Поппи уставилась на меня, словно на божество. Складывалось ощущение, что на меня сейчас будут молиться.

— Позвольте спросить, почему столь образованный юноша учится на первом курсе и зачем вам вообще Хогвартс? — Некоторое время спустя, Поппи очнулась и задала столь каверзный вопрос. — И вы же не ребёнок, верно?

— Вам честно ответить или придумать что–нибудь?

— Конечно, честно! — Спокойно сказала Поппи.

— Мне интересно исследовать замок и артефакты находящиеся тут. Уже разобрался с распределяющей шляпой и сумел повторить, и даже улучшить принцип создания аналогичного искусственного интеллекта в артефактах. Насчёт возраста вы правы и одновременно нет. С одной стороны, мне на самом деле двенадцать физических лет. С другой стороны, что вы знаете про реинкарнацию?

— Реинкарнация? — Поппи задумалась, затем кивнула своим мыслям. — Это многое объясняет! То есть, это не первая ваша жизнь?

— Вы абсолютно правы, — улыбаюсь даме, подтверждая её догадку. — Как понимаете, никто не спрашивал маглорожденного юношу, хочет ли он учиться магии и нужно ли ему это. Меня поставили перед фактом. Вы же знаете, в таких случаях либо учишься, либо стирают память и блокируют магию. Устраивать войну всей магической Англии, ради сохранения своей личности я не желал, а именно это бы произошло, откажись я от обучения в школе. В общем, я спас вашу страну от очередного Темного Лорда, которым не стал!

— Кха, кха, кха! — Закашлялась Поппи, выпучив глаза. — Довольно откровенно! Я вас понимаю и постараюсь помочь, чем могу. — Успокоившись и отдышавшись, произнесла она.

Идея получения мастерства, то есть официального признания, захватила меня. Фактически, после этого я смогу в любой момент без всяких ЖАБА бросить школу магии и никто не посмеет предъявлять претензий, поскольку это будет и признанием магических способностей и совершеннолетия. Я четко уверен, что больше пары лет мне тут делать нечего, к тому моменту всё исследую, а потом находиться среди детей не вижу смысла. Скрываться или вступать в конфронтацию с властями магической Англии затея конечно забавная, но бесполезная, и даже вредная. На любой хитрый болт найдётся хитрая гайка. Пришибёт случайно какой–нибудь псих, на подобии Муди и прощай жизнь аватара.

На следующий день разбил решение задачи по расчёту ритуала на подпункты, создал десяток доппелей и вместе с теми пятью, что ношу с собой, посадил за расчёты в сундуке. В итоге в помещение ступить было некуда, поскольку все свободные поверхности были заняты доппелями. Мне периодически надо будет к ним подключаться и корректировать действия, задавать новые задачи. Но это гораздо проще и быстрее, чем считать самому.

После обеда навестил Поттера. Зная Поппи, был уверен, что раньше вечера его не отпустят и будут наблюдать за состоянием здоровья.

Поппи, увидев меня, кивнула и махнула рукой в сторону ширмы с кроватью Поттера. Кивнул в ответ и пошёл к парню.

— Привет. — Улыбаясь, вхожу за ширму к Поттеру.

— Привет. — Ответил удивленный Поттер. Он сидел на кровати и читал учебник по чарам.

— Я не буду спрашивать, зачем ты полез к церберу, потому что уже понял, что ты идиот. Потому что не возможно в твоём возрасте, будучи нормальным человеком, совершать такие поступки. — Ещё шире улыбаясь, поведал это Поттеру.

— Ты зачем пришёл? Только чтобы поиздеваться? — С кислой рожей ответил парень.

— Не только. Решил проконтролировать, как прошло моё лечение. Если бы не мои наработки в целительстве, валяться бы тебе месяц с полным багажом ощущений от ран.

— Так это ты меня вылечил? А я ещё удивлялся. Мне вначале сказали, что раны нанесенные цербером не лечатся, а на следующий день уже проснулся здоровым. Спасибо.

— Пожалуйста. А теперь, доктор сделает кое–что важное. — Призываю волшебную палочку. — Обливейт! — Направляю в Поттера заклинание. — Ты забудешь всё, связанное с Хермионом Грейнджер. Ты не имел с ним никаких контактов и ничего о нём не знаешь и не желаешь знать.

Фух. Такие тупые кадры с опасной тягой к приключениям мне в знакомых не нужны, тем более, если они владеют конфиденциальной информацией связанной со мною.

На выходе меня встретила Поппи с укоризненным взглядом.

— Ну и зачем ты так с мальчиком? — Спросила целитель.

— Он слишком много знал обо мне. Доверился не тому человеку. — Пожимаю плечами. — По первому впечатлению показался разумным и адекватным, тем более, он тоже перерожденец и уже не ребенок. А оказалось, что он идиот, думающий жопой вместо головы! Такие носители личных тайн мне не нужны.

— Жестоко. Я бы даже сказала сурово. — Но легкая улыбка, выдавала, что Поппи со мной согласна. — Значит, взрослый парень. — Зло улыбнулась целитель. — И зачем он полез к церберу, тебе известно?

— Решил украсть философский камень. — Спокойно говорю, словно о безделушке.

— Философский камень? В школе? Откуда?! — Удивилась Поппи.

— Директор притащил бракованный, одолженный у Фламеля. Хотел закрутить интригу с воскрешением Волдеморта. Он поспособствовал вселению духа Воландеморта в мужчину и решил приманить того, пустив слух про спрятанный в школе камень. Затем по плану собирался стравливать оного с Гарри Поттером, после чего посмотреть, что из этого получиться. Потом победителя либо добить и вновь повысить популярность или погладить по головке и окончательно обокрасть родовые сейфы.

— Я чувствую, что ты говоришь правду. Но выходит, что директор сошёл с ума? — Задумчиво произнесла Поппи.

— Уже давно. Это, знаешь ли, прямое последствие создания крестража, а у бородача их сразу три. После каждого он сходил с ума всё больше и больше.

— Я не знала подобных подробностей. — Нахмурилась Поппи. — Значит, он опасен для детей! Надо быстрее его остановить. — Взволнованно произнесла она.

— Не беспокойся об этом. Уже всё улажено.

— Ладно. Полагаюсь на твоё слово. И почему у меня такое ощущение, что мы были знакомы? — Спросила целитель.

— Хм. Хорошее ощущение, а самое главное, правильное. Во вселенной существует множество миров, некоторые миры очень похожи, различаясь в деталях. Я раньше жил в таком параллельном мире и ты, точнее твоё отражение в том мире, была моим личным учителем. Именно под твоим руководством я получил степень подмастерья в целительстве.

— Вот оно как! — Удивленно произнесла дама. — Тогда понятно, почему ты мне всё рассказываешь. Личное ученичество накладывает большой отпечаток и не может быть без доверия учителя и ученика. Поэтому ты предложил мне омолодиться? Благодарность учителю?

— Да, Поппи, ты как всегда проницательна. — Улыбаюсь и уважительно киваю.

В ответ получаю многозначительное хмыканье и удостаиваюсь совсем другого, изучающего и одобрительного взгляда.

— Жаль, в этой жизни мне не досталось столь талантливого ученика. Судя по всему, ты уже давно достиг степени мастера и перерос учителя. — С печальной улыбкой поведала целитель.

На этом мы расстались.

Глава 6

Азкабан и Дементоры, объевшиеся душ магов заняли все мои мысли.

Что вообще представляют собой дементоры? Это же не демоны, но поедают души? Найдя информацию по Азкабану, выяснил, что раннее на этом острове проживал темный маг–экспериментатор и дементоры, это похоже результат его эксперимента. Зачем ему такие существа? Вывод напрашивается один, они были созданы для ловли и сохранения душ магов. Ба–хионь, вырабатываемая поглощенными душами идёт на поддержание жизнедеятельности дементоров. Значит, если это существа для ловли душ, значит, должен существовать механизм их извлечения. А может не существовать.

Для меня важно иное — тысячи душ магов, на протяжении пяти столетий казнённых путем выпивания дементорами души! А это значит, я могу поместить души в посох и сделать его очень мощным, как если бы поместил нескольких богов или архидемонов. Тысячи душ магов чуть ли не сложнее раздобыть, чем душу архидемона, а удерживать в посохе их будет легче, из–за того, что каждая душа довольно слаба по отдельности. А тут, мне предоставили их практически на блюдечке. Жезл не выдержит такого количества душ, поэтому пора приступать к изготовлению посоха.

Поглощенный Зверобог дал в результате ауру для удержания заклинаний, по мощности как полтора десятка архимагов. Если каждая душа будет слабым магом, способным удерживать в ауре три простых заклинания и этих душ должно быть не меньше пары тысяч, то профит должен составить в районе шести тысяч простых заклинаний или сотни дланей! Да этот посох должен будет получиться даже в разы круче, чем мой прошлый, с заключенным Зверобогом! И это я ещё по минимуму прикинул…

Мне даже не надо искать механизм высвобождения душ, поглощу вместе с дементорами и всего–то делов.

Одновременно приступил к изготовлению посоха и ловушек для дементоров на основе заклинания Солнечная сеть, для удержания подобных сущностей и ловушки душ. Затем останется переместить дементора из ловушки душ в посох посредством ритуала. Поскольку точное количество дементоров неизвестно, то буду считать, что их не меньше тысячи. Решил делать десять тысяч подобных одноразовых ловушек. Их кстати можно использовать и для ловли призраков, джинов, фениксов и аналогичных сущностей, так что если останутся лишние, то пригодятся.

Месяц пролетел незаметно и так же незаметно проходили выходные, в компании Беллатрисы, являвшейся ко мне согреть постель. К концу ноября у меня был готов проект ритуала по омоложению и родовой татуировки по поддержанию здоровья, жизни и ускоренной регенерации травм. Так же был готов обсидиановый посох, с которым слил жезл. Пришлось увеличивать татуировку жезла на теле, превращая её в татуировку посоха, для привязки посоха к телу. К тому же сделал привязку посоха к душе. В случае моей скорой смерти, он попадёт к основе, но я постараюсь максимально оттянуть данный момент.

Основная функция посоха — это удержание в себе потусторонних сущностей. Посох способен вместить в себя множество сущностей, в том числе архидемонов и богов, но поначалу планирую брать не качеством, а количеством. Все души, находящиеся в посохе — рабы, у которых можно вызнать всё, что они знали при жизни, если они это ещё помнят, и я могу делать с ними все, что угодно, вплоть до разрушения душ на составляющие. Разрушение душ не работает на существ с восьмой и девятой оболочкой. С помощью посоха можно поглотить ману у какого–либо существа или вещества, то, что я делаю сам. Набалдашник посоха можно использовать для наблюдения за чем–либо или переговорами с кем–либо. Работает в диапазоне планеты. С помощью посоха можно найти то, что нужно пользователю, по принципу магического зеркала. Посох может изгибаться под любым углом и атаковать, подчиняясь лишь моей мысли. Я могу мысленно контролировать свой посох, даже не касаясь его. Если его попытается коснуться чужой, то он вмиг ощутит раскалённый жар или холод, что пробирает до костей. Набалдашник посоха может стать намного тяжелее за долю секунды, что позволяет наносить во истину ужасающие по силе удары. Посох усилен, за счёт заключенных душ. Чем больше душ внутри него и чем они сильнее, тем прочнее посох и тем сложнее его разрушить. Посох оснащён искином, на основе разработок используемых в биокомпе и родовом камне. Находясь постоянно со мной в магической привязке, посох постепенно становиться крестражем по щадящему варианту. Лет через двадцать, посох сможет воскресить меня, именно меня, эмблему, так что я обрету некоторое бессмертие.

Изначально была проблема по вместимости посоха, ограниченная примерно четырьмя сотнями душ, именно поэтому Креол старается поглощать сильных сущностей. Я же обошёл этот момент путем постройки самоподдерживаемого и саморазвиваемого домена внутри посоха на основе расширенного пространства и использования части сил самих душ для укрепления и роста домена внутри посоха. Вот это была самая сложная и кропотливая работа. Теперь фактически вместимость посоха стала безграничной, при условии, что сразу поглощать богов не буду, пока домен не окрепнет настолько, чтобы сдержать оных, но в перспективе, должен выйти мега посох, который фактически будет являться частью меня. Не забываем про привязку к физическому телу, которую улучшил при помощи дополнительного ритуала.

Вообще, то, что эмблема, может иметь крестраж, поначалу мне казалось дикой ересью, но подумав, пришёл к выводу, что магия сама по себе ещё тот бред, поэтому решил рискнуть и все выкладки показали, что всё реально осуществимо. В данном случае выходит, словно не крестраж крестража, а словно растягивание моих духовных оболочек на два тела — физическое человека и посоха. Фактически, со временем я смогу телепортироваться к посоху в любое место или наоборот призвать оный, почти, откуда угодно. Либо при опасности смогу перенести сознание в посох и воссоздать новое тело. Осталось всего ничего, поглотить тысчонку–другую душ магов и прожить лет двадцать–тридцать для закрепления эффекта.

Самое забавное, я добился того, до чего не додумались ни шумерские маги, ни Основа. Поскольку имеется постоянная связь с посохом, и он находиться на моём теле, пределах моей ауры, то мне нет нужды призывать посох, чтобы применить заклинание. Фактически он словно становится продолжением меня, будто использую не посох, а свою собственную ауру. Будучи слабым магом, если окружу себя аурой посоха, вполне могу сойти за архимага, это пока…

Надел на себя мантию с капюшоном, маску как у Пожирателей смерти и Следующие две недели клепал доппелей в таком виде. А тем доппелям, что уже имелись, поручил создание простых одноразовых артефактов, защищающих от воздействия Дементоров. Итого две сотни доппелей и столько же защитных артефактов, которых хватит на час работы. Пришлось в Выручай комнате трансмутировать большой контейнер, куда помещал доппелей.

Ещё один артефакт изготовил лично — небольшая клетка для удерживания анимагов. Она после помещения внутрь анимага запаивает выход и создаёт поле, не позволяющее обратится в человеческую форму. Плюс усиление конструкции, автоматическая поилка самозаполняющаяся водой и рунный круг, приложив к которому лапу, анимаг активирует создание еды, для которой снял матрицу с нескольких нарезанных овощей и горки злаков, место в углу клетки настроенное под санузел, с наложенным заклинанием эванеско, срабатывающим, когда там нет живых организмов, но есть что либо. Внутри разместил колесо для бега, жёрдочки параллельно и перпендикулярно. В общем, снаружи такую клетку сможет взломать, а значит открыть, только подготовленный маг, но никак не школьник.

Девятого декабря подошёл к близнецам Уизли во время обеда.

— Добрый день, молодые люди.

— Здравствуйте, господин. — Синхронно произнесли однояйцевые и поклонились.

Их реакция не вызвала ровным счётом ничего у остальных школьников, все уже привыкли к кривляниям близнецов Уизли.

— Следуйте за мной, — направляюсь к ближайшему пустующему классу.

Зайдя в класс, накладываю на него чары Приватности. Достаю контейнер и извлекаю из него клетку.

— Для вас есть специальное задание. Сделайте колдографии с крысой Рона на плече, так, чтобы была видна её лапа без пальца. Затем, не вызывая подозрений у крысы и брата, поместите крысу в вот эту клетку. Учтите, крыса обязательно попытается сбежать, поэтому примите все меры предосторожности. Затем доставите колдографии и крысу мне.

— Так точно, господин, — сказал Фред, — разрешите выполнять?

— Всё сделаем в лучшем виде, господин, — сказал Джордж.

На следующий день я стал обладателем крысы–анимага в клетке и пачки колдографий, где близнецы Уизли позируют с грызуном на плече. Клетку с крысой закинул в малый контейнер, который оставил в своём сундуке. Место в многомерном кармане кулона занял большой контейнер с доппелями, которым вручил по сорок ловушек душ и по защитному амулету от воздействия дементоров.

Тоже надеваю защитный амулет, балахон и маску, рассортировываю по карманам ловушки душ и телепортируюсь на территорию Азкабана.

Извлекаю контейнер, раскрываю створки, и оттуда выходит две сотни доппелей. Убираю контейнер назад в многомерный карман.

— Понеслась веселуха! — Говорю громко вслух, — Вы знаете что делать, мои верные воины! Вперёд и принесите мне побольше душ!

Доппели рассредоточиваются на небольшой территории. Два десятка доппелей остаются охранять меня, остальные несутся вперёд.

Человек вне камеры и без специального опознавательного амулета, это законный корм дементоров, поэтому все эти твари, почувствовав меня, начинают слетаться со всего острова. Как только они приближаются ближе, доппели начинают атаковать их. Вокруг начинают происходить яркие вспышки света, и вокруг дементоров появляются окутывающие их сети, словно созданные из солнечного света. Затем дементоров засасывает, и светящаяся сеть пропадает, а тусклые камешки начинают светиться голубоватым светом. Свет — это индикатор о наполненности камня душ и чтобы их было легче найти.

Дементоры, осознав опасность, пытаются улететь от опасного места, но у каждого доппеля в ауре было три заклинания: Левитация и две Личных защиты. Используя левитацию, доппели нагоняют и запечатывают дементоров.

Пока доппели заняты, призываю волшебную палочку: — Акцио заполненные камни душ. — Ко мне начинают слетаться светящиеся камни, с запечатанными душами дементоров и магов, поглощенных ими.

Начинаю движение к зданию тюрьмы. Достаю колдографию близнецов Уизли с крысой на плече, сворачиваю самолётиком, накладываю на неё чары, которые подобны Акцио наоборот и самолётик уносится в камеру к Сириусу Блэку. Это должно будет простимулировать его на самостоятельный побег.

Оставшиеся дементоры попрятались в замке, и выковыривать их становиться тяжелее, поэтому отзываю доппелей. Вновь использую акцио.

Гружу всё и всех в контейнер, который убираю и телепортируюсь в Поместье, где выгружаю доппелей и приказываю им, присоединится к своим коллегам на территории поместья.

Передо мной из телепортации появляются Белла и Елена.

— Мой Лорд, вы решили навестить своё поместье. — Спросила Белла и рассмотрела удаляющуюся толпу в балахонах и масках. Затем рассмотрела моё одеяние. — Вы что, развлекались? А почему не позвали меня?! — Обиженно засопела девушка.

— Здравствуйте, господин. Рада вас видеть. — Поклонилась Елена.

— Здравствуйте, мои хорошие. — Развеиваю маску и балахон в ману. — Да вот, проводил небольшую акцию по усилению магической мощи.

— Расскажите? — Поинтересовалась Белла.

— Пойдёмте в дом. — Говорю девушкам и направляюсь в поместье.

Доппель Макгонагалл подал нам свежезаваренный чай и сладости, мы расслабились за небольшим кухонным столиком на четырёх человек.

— В общем, я решил запечатать души дементоров в свой посох. — После непродолжительно молчания, выдаю девушками новости. Они ахнули. — Для этого наклепал доппелей и отправился в Азкабан. Запечатал в ловушки душ кучу дементоров, но не всех, некоторые успели спрятаться в замке.

— Мой Лорд, дементоры испугались вас?! — Восхищенно с придыханием произнесла Белла.

— Не мудрено, они же разумные существа. — Пожимаю плечами. — Для дементоров, я ужас, летящий на крыльях ночи, я их ночной кошмар…

Беллатриса радостно рассмеялась.

— Ну, а теперь самое приятное. — Призываю волшебную палочку. — Невербальными чарами раскрываю форточку. — Акцио заполненные камни душ. — В окно влетают светящиеся камни из контейнера и сваливаются горкой возле меня. — Так девочки, берём и считаем камни, укладываем в трансмутированные коробки по сто штук.

Тут же трансмутирую пару десятков небольших коробочек.

Некоторое врем спустя.

— Итого, тысяча семьсот семьдесят три камня душ с дементорами внутри. — Произнесла Елена.

Я обтекал в экстазе от открывающихся перспектив и истекал слюной. Хотелось прям сейчас приступить к переселению жильцов в посох.

— Господин, уже поздно, может, уделите внимание своей «любовнице»?! — Проворковала Беллатриса, выводя меня из фантазий.

— А, что, где? — Спрашиваю, оглядываясь по сторонам. Елена покинула нас, и мы на кухне остались вдвоём.

— Господин, я говорю, возьмите меня, прямо здесь, на этом столе! — Беллатриса полезла домогаться до моей тушки.

Блин, так мне не дадут спокойно заняться магией. Пришлось выполнить просьбу дамы. После секса собрал камни душ в одну большую коробку и направился в подвал к Родовому камню.

Позвал нескольких доппелей и приказал нанести на пол рисунок ритуала по переносу постояльцев из камня душ в посох. Призвал посох и установил его в приёмный круг, возле круга передачи поставил доппеля, который должен будет класть следующий камень душ и активировать ритуал. Первый камень положил сам и активировал ритуал. Около минуты длился он, ещё секунд десять уходило, чтобы положить новый камень и активировать ритуал. После процедуры изъятия камень душ рассыпался пылью. Значит, процедура затянется часов на тридцать.

Покинул заклинательный зал и направился к Беллатрисе, дабы уже осознанно как следует скинуть последствия нервного напряжения.

***Интерлюдия***

В каменной камере два на три метра с небольшим решетчатым окном сидел черный худой пёс со свалявшейся шерстью и странными глазами, не соответствующими простой собаке. Он встал и взволнованно прислушался. Снаружи творилось что–то странное, черные тени дементоров вначале покинули территорию замка и пугающее чувство, постоянно довлеющее над псом, на время отступило. За окном к завыванию ветра вплелся страх дементоров. Пёс впервые почувствовал, что не люди испытывают страх перед дементорами, а даже совсем наоборот, дементоры испугались кого–то.

Тут в окошко камеры влетел бумажный самолётик. Пёс принюхался. От бумаги пахло человеком и химией. Пёс чихнул, почесал задней лапой за ухом и обратился в человека мужского пола. Мужчина был худой, кожа словно обтягивался скелет. У него были грязно–серые длинные спутанные волосы и такая же неухоженная борода с усами, впалые черные глаза. Под грязью на некоторых участках можно было рассмотреть, что волосы изначально имели черный цвет. Лицо мужчины было испещрено мелкими морщинами и обветрено. На нём была надета серого цвета в темно–серую полоску грязная рубаха и штаны из грубой ткани. Он взял в руки бумажный самолётик, развернул его и обнаружил, что это колдография, изображающая двух одинаковых с виду подростков с рыжей шевелюрой, одетых в мантии с нашивками Гриффиндора. На плече одного из подростков сидела облезлая жирная крыса. Можно было различить, что у крысы не хватает на одной лапе пальца.

— Он в Хогвартсе… — Во весь голос взвыл мужчина. После чего засунул колдографию за пазуху. — Убью, тварь!

Мужчина встал на четвереньки и обратился в прежнего черного пса. Он стал протискиваться через прутья решетки двери камеры. Потихоньку, ему удалось это сделать. Затем черная собака побежала по тёмным коридорам древнего замка, ставшего тюрьмой. На пути собаке не попалось ни охранников, от испуга перед взбесившимися дементорами, в данный момент запершихся в помещениях для проживания охраны и окруживших себя Патронусами, ни дементоров, которые старались спрятаться и забраться как можно дальше. Собака смогла покинуть замок, после чего пустилась вплавь через морской пролив, отделяющий остров от ещё большего острова, под названием Великобритания.

Некоторое время спустя черный худой мокрый пес выполз на пустынный берег и упал обессиленный.

***

День спустя. Утро.

Спускаюсь в компании дам в подвал. Доппель неподвижно стоит, на полу в одном из ритуальных кругов гора пыли от рассыпавшихся камней душ, в другом кругу висит мой посох. Беру посох в руки и ощущаю его «Мощь»!

— Чрево Тиамат! Это нечто! Такого успеха не ожидал! — Восхищённо восклицаю, поглаживая посох. — Моя прелесть! Это вам не жалкое кольцо всевластия! — Зачитываю парочку заклинаний и по примерным прикидкам вместимость посоха возросла до шестнадцати тысяч простых заклинаний, либо двести шестьдесят пять — двести шестьдесят шесть дланей! Это уровень слабого бога как минимум.

Мы втроём направились кухню, по пути общаясь.

— Мой Лорд, у вас всё получилось, как задумано? — Спросила Беллатриса.

— О да, Белла! Даже лучше, чем было задумано. Теперь меня какой–то жалкой ядерной бомбой не убьёшь! Аха–ха–ха-ха–ха! Ах–ха–ха-ха–ха–ха!.. — Зашёлся я в приступе зловещего смеха. — Это вам не плюшки к чаю воровать, тут силища, с которой потягаться согласиться не каждый!

— Господин, а откуда у вас такой посох? — Спросила Елена.

— Конечно же, сделал. Как может быть иначе? Такой посох можно только создать, ибо переподчинить отнятый у другого мага невозможно.

— Я правильно понимаю, что в посох надо помещать души магов или магических существ, и это позволяет хранить заготовки заклинаний, которые можно использовать сразу? — Сказала Елена.

— Удивительно, но ты сделала абсолютно верные выводы лишь по косвенной информации. Всё обстоит именно так.

— Но как это поможет уберечься от мощных чар или магловского оружия? — Спросила она же.

— Мы с посохом связаны. Я могу подвесить сотню заклинаний Личной защиты, защищающей от всего, а от продолжительной атаки можно использовать прочие специализированные защиты. Пока будут лопаться Личные защиты, хватит времени активировать специализированные щиты.

— Что за Личная защита? — Поинтересовалась на этот раз Беллатриса.

Мы разместились за обеденным столом в зале, доппели уже накрыли стол и как только мы появились в столовой, подали завтрак.

— Древне — Шумерское заклинание, защищающее от всего, но лишь один раз и недолго. Я такие постоянно подвешиваю на вас по три штуки сразу.

— Погодите, господин, а случаем при срабатывании не приходит такого ощущения, словно вокруг рассыпалась какая–то сфера? — Спросила Беллатриса.

— Да, именно так ощущается срабатывание Личной защиты.

— Понятно, — протянула она.

— Белла, расскажи, как ты это узнала? — Спросила Елена.

— Ну, я шла и ударилась мизинцем об ножку обеденного стола, но боли не было, и никаких повреждений не получила. В этот момент, вокруг меня словно что–то рассыпалась какая–то сфера. Я решила провести опыт и уже намеренно ударила мизинцем об ножку. Вновь не было боли и чувство рассыпающейся сферы повторилось. Я в третий раз ударила… — Беллатриса замолчала и слегка покраснела. После чего продолжила уже тихим стеснительным голосом. — А на четвёртый раз размахнулась как следует, и вот тут почувствовала всё!

Мы с Еленой слегли от смеха и ржали минут пять.

— Теперь понятно, почему ты целый день хромала пару недель назад. — Отсмеявшись, сказала Елена.

— А я думал, где ты умудрилась найти приключения, чтобы ухайдокать сразу три Личных защиты, когда вчера обновлял их! — Весело произнёс я.

Беллатриса развернула газету и уткнулась в неё, спрятав от нас лицо за страницами прессы.

— Белла, солнце, а это случаем не Ежедневный Пророк? — Адресую девушке вопрос.

— Да, господин. Это именно он. — Ответила она, всё ещё пряча от нас лицо за газетой.

— Откуда у нас подобная пресса? — Продолжаю интересоваться происхождением газеты.

— Выписала в Косом переулке разной прессы с доставкой совами, чтобы быть в курсе происходящего в магическом мире. Приказала доппелям доставлять прессу за завтраком… Ох! Сириус! — Воскликнула она. — Ну, кузен, вот даёт!

— Что там интересного? — Проявляю интерес к написанному.

Елена навострила ушки и тоже заинтересовалась.

— Слушайте. — Произнесла Беллатриса и зачитала вслух выборочные моменты из статьи.

Сириус Блэк на свободе!

Сегодня Министерство магии сообщило, что Сириус Блэк — самый опасный преступник за всю историю тюрьмы Азкабан — сбежал из тюрьмы и до сих пор не пойман.

— Мы делаем всё возможное, чтобы найти Блэка, — заверил утром министр магии Корнелиус Фадж, — И призываем волшебное сообщество сохранять спокойствие.

Некоторые члены Международной федерации колдунов недовольны тем, что Фадж сообщил о происшедшем премьер–министру маглов.

— А как бы вы поступили на моём месте? — заявил Фадж, известный своим раздражительным характером. — Блэк сумасшедший. Он опасен, как для волшебников, так и для маглов. Премьер поклялся, что о волшебном происхождении Блэка не узнает ни один магл. А если и узнают, сочтут за репортёрскую утку.

Маглам сообщили, что у Блэка есть пистолет (железная дудка, которой простецы убивают друг друга). Волшебное сообщество опасается повторения бойни, устроенной Блэком двенадцать лет назад. Напомним, тогда Блэк одним проклятием умертвил сразу тринадцать человек.

— Тут ещё забавная колдография кузена с тюремной табличкой. — Добавила Беллатриса. — Всё же спустя десять лет, ему хватило мозгов, наконец, сбежать!

— Скажем так, его кое–кто к этому простимулировал. — Скромно заявил ваш покорный слуга.

— Господин, это… Вы? Что вы сделали? — Спросила Беллатриса.

— Когда наведался на курорт, где разводят замечательных дементоров для моего посоха, послал Сириусу колдографию с изображением его приятеля в аниформе в компании юных Гриффиндорцев, в смерти которого обвинили твоего кузена. Полагаю, мысль о мести простимулировала твоего инфантильного родственника на активные действия. Эх… — Печально вздохнул, облокотился подбородком на подставленную левую руку, посмотрел в потолок и расплылся в счастливой мечтательной улыбке. — Вот бы там осталось ещё много дементоров, желательно откормленных душами.

Беллатриса рассмеялась. — Не думала, что кто–то будет рад дементорам. Если бы не видела этого лично, ни за что бы, не поверила! Мой Лорд, вы сейчас мне напоминаете ребенка, мечтающего о новой игрушке. — Беллатриса ухватила меня за щечки и умильно потрепала за них, затем притянула меня за щёки ближе к себе и поцеловала. — Господин, вы такой милый, когда мечтаете, так бы и затискала.

— Вот же… Белла, я не плюшевая игрушка, не стоит так усиленно эксплуатировать мои щёки. — Спокойно поведал девушке. От её действия щеки слегка горели, и должно быть были красноватыми. — Где это видано, чтобы Темных Лордов тискали за щёки! Это возмутительно!

— Простите, мой Лорд! Не удержалась. — Без капли раскаяния заявила Беллатриса. — Вот бы посмотреть, чем занимается мой глупый кузен.

— Можно попробовать.

Беру в руку посох, который был прислонён к стене рядом со мной. Посылаю мысль «покажи мне Сириуса Блэка». Появляется динамическая картина: автомобильная дорога, по краям от неё местами заросшие пожухлой травой участки и нагромождение камней. Вдоль дороги бежит черная грязная худая собака с черной сваленной шерстью. Вывожу изображение в виде иллюзии, чтобы всем было видно.

— Вот Сириус. Бежит вдоль дороге. — Указываю свободной рукой на пса.

— Какой худой и грязный. У него оказывается аниформа пса, ну прямо вылитый Грим. Бедный кузен. Он что, так и собирается на своих лапах добираться до маглов? — Произнесла Беллатриса. — Где это он?

— Судя по пейзажам, где–то в Шотландии. По идее он недалеко успел удалиться от Азкабана. — Уточняю я.

— Может, поможем собачке? — Спросила Елена с выражением сострадания.

— В принципе можно. Заодно испытаю на нём своё новое изобретение в области целительства.

— Господин, а можете взять нас с собой или оставить изображение.

Привязываю трансляцию изображения Сириуса Блэка в столовую и отзываю посох в его место на моём теле. Привязываю звуковой канал с посоха.

— Оставляю вам трансляцию происходящего, а когда окажусь там, то появиться и звук. Не вздумайте при Сириусе назвать меня «мой Лорд», это относится к тебе Белла!

Беру со стола булочек и телепортируюсь в сотне метров от собаки за подходящим валуном, стоящим неподалёку от дороги. Появившись, дожидаюсь пробегающего мимо пса.

— Собачка. — Окликаю его. Пёс остановился. — Ты не устала бежать? Может, хочешь покушать. — Демонстрирую псу полные руки булок.

Пёс радостно завилял хвостом и один раз гавкнул, вроде как, подтверждая, что не откажется от бесплатного угощения. Он подбежал ко мне, виляя хвостом.

Скармливаю псу все булочки.

— Ты без ошейника, но понимаешь людей. Собачка, неужели хозяева бросили тебя?

Пёс гавкнул и облизал мне руку.

— О нет, лучше так не делай. Ты же парень, а я предпочитаю исключительно девушек. К тому же, от тебя ужасно несёт мокрой псиной. — Говорю псу. — Ты вообще как, никуда не спешишь? А то могу пригласить к себе домой — откормлю, подлечу. Обещаю, что кастрировать не буду.

Пёс при слове «кастрировать» слегка заскулил, сделал шаг назад и подозрительно на меня посмотрел.

— Я же говорю, что не буду.

Пёс завилял хвостом, подошёл ко мне ближе и обнюхал. После чего стал осматриваться вокруг.

— Пёсик, ты чего? Неужели ищешь транспортное средство?

Собака кивнула головой.

— Не старайся, всё равно не найдёшь. Мы телепортируемся ко мне в поместье.

Пёс вопросительно на меня взглянул.

— Ну, аппарируем, если тебе так понятнее. Я, знаешь ли, волшебник! — Гордо расправив плечи, заявляю псу.

Пёс насторожился.

— Ты чего, собачка? Боишься телепортироваться? Не бойся, это не больно и безопасно. Даже безопасней езды на зачарованном магловском автомобиле.

Пёс с опаской приблизился ко мне. Отдаю команду Родовому камню на телепортацию нас в гостиную.

— Дом, внести визитёра в гостевой список и предоставить соответствующий доступ. — Вслух говорю команду Родовому камню, чтобы Сириусу было понятны мои действия.

Пёс стал осматриваться и обнюхивать обстановку.

Тут через комнату проходит доппель Дамблдора, пёс замирает и плюхается на задницу. Никогда не видел, чтобы у собаки были такие большие и удивлённые глаза, к тому же разинутая в удивлении пасть.

— Пёсик, ты чего так удивился? Это всего лишь доппель, слуга вместо домового эльфа. Не обращай внимания, он выполнен в виде директора местной школы магии. Представляешь, этот маг лет десять назад натравил на семью своего же подчинённого, Джеймса Поттера, местного бандита, якобы Тёмного Лорда, а на самом деле он им сам манипулировал. Приказал Питеру Петтигрю предать своих друзей, за что обещал ему сохранить жизнь. — Пёс перевёл на меня неверующий взгляд и стал внимательно слушать. — Потом подставил второго своего подчинённого, Сириуса Блэка, он, кстати, недавно бежал из Азкабана, об этом сейчас даже по магловским новостям рассказывают. И знаешь зачем?

Пёс отрицательно помотал головой.

— Да это же очевидно! Чтобы не допустить опекунства над Гарри Поттером. Он оформил опеку на себя, и разворовал состояние Поттеров. Самого Поттера отдал маглам в семью сестры матери, где над ним издевались всё это время, били и использовали в качестве раба.

Пёс зарычал.

— Это мне сам Поттер рассказывал. Мы с ним вместе учимся, только на разных факультетах. Подходил даже как–то спрашивал совет, как с Дамблдора вытрясти свои деньги. Я посоветовал наложить империо и приказать вернуть, но он отказался. Странный парень, а ещё на Слизерине учиться.

Пёс удивился, узнав, что крестник учится на Слизерине.

— Ну вот, а потом, Дамблдор планировал устроить Сириусу Блэку побег, свести с Поттером и сделать так, чтобы Блэк оформил завещание на Поттера. А затем убить Блэка, чтобы как опекун, добраться и до состояния Блэков! Как по мне, так гениальная схема. Если бы только директор не напал на представителя рода Котоура, у него всё могло получиться. Это я, если что, Хермион Грейнджер — Котоура. Ну, так вот, он и его ближайшая соратница Макгонагалл напали на меня, пришлось защищаться, после чего всё выяснил при помощи магии. А, потом я пробрался на остров Азкабан и подкинул Сириусу Блэку фотографию Питера Петтигрю в аниформе крысы, чтобы простимулировать к бегству.

Пёс на этой фразе встрепенулся и пролаял нечто вопросительное: — Аув?!

— Крысу поместил в клетку–артефакт и она у меня с собой. И я знаю, что ты и есть Сириус Блэк. Так что превращайся и сам иди в ванную, я не собираюсь мыть взрослого мужика!

Пёс превратился в Сириуса Блэка. Грязного, вонючего, больного мужчину.

— Так это оказывается тебе обязан свободой. — Хрипло сказал он. — Ну, спасибо.

— Пожалуйста. Пойдём, покажу твою спальню. — Провожаю Блэка до гостевой спальни. Показываю ванную комнату. — Пока приведи себя в порядок, я подготовлю одежду. Переоденешься, за дверью будет ждать доппель, он проводит тебя в столовую.

Трансмутирую одежду под размер Сириуса: пять комплектов нижнего белья, столько же пар носков, лёгкие кожаные туфли, осенние полуботинки, тапочки, костюм тройка, галстук, джинсы, четыре футболки — три простых однотонных белого, синего и черного цвета, а четвёртая черная с изображением портрета Сириуса Блэка с тюремной табличкой из недавнего выпуска Ежедневного Пророка, но неподвижный, две классические рубашки и пара клетчатых рубашек под джинсы, осеннее пальто, фетровая шляпа, мантия, пару ремней и современный спортивный костюм. В ванной есть полотенце и банный халат для гостей, поэтому подобных вещей трансмутировать не стал.

Мысленно вызвал доппеля Дамблдора, поскольку его уже видели, оставляю у двери караулить Блэка. Дал указание доппелю Макгонагалл, дежурящему на кухне, приготовить плотный обед.

Ещё нескольким доппелям даю команду на подготовку в подвале ритуала по превращению маны в прану.

Спускаюсь в столовую и вижу, что дамы наблюдают за иллюзией принимающего душ Сириуса. Выключаю трансляцию.

— Ну, так не честно. На самом интересном месте. — Произнесла Беллатриса.

— Наблюдать за кузеном, принимающим душ?! Белла, это не нормально. Тем более после тюрьмы было бы на что смотреть. — С ухмылкой заявляю Беллатрисе.

Елена залилась румянцем.

— Тут всё равно делать нечего. — Пожала плечами Беллатриса. — А я бы на твоём месте предложила кастрировать! — Перевела она тему.

Елена звонко рассмеялась.

— Что будем говорить парню? Ты раскроешь инкогнито или всё же не будем стирать тридцатилетнему ребёнку память? — Спрашиваю у Беллы.

— Вот ещё! Если догадается, сам, то ладно, а так я Белла Котоура! — Фыркнула Беллатриса.

Через некоторое время в столовую вслед за доппелем Дамблдора зашёл Сириус Блэк. Он одел джинсы, туфли и футболку со своим портретом. Блэк подравнял бороду и она стала аккуратной.

— А чего он такой молчаливый? — Сириус кивнул в сторону доппеля.

— Это всего лишь твёрдая иллюзия, они не умеют говорить. Сириус, присаживайся за стол. Позволь представить, это Белла Котоура. — Киваю в сторону Беллатрисы. Затем указываю на девочку. — А это Елена Котоура, моя сестра. На следующий год пойдёт в Хогвартс. Наверное. Может быть. Если захочет.

— А если не захочет? — С интересом спросил Блэк.

— Тогда не пойдёт. — Пожимаю плечами.

— Ха–ха–ха! — Сириус зашёлся в лающем смехе. — Логично.

— А это, Сириус Блэк. — Показываю на оного персонажа.

— Приятно познакомится, мистер Блэк. — Тихим голосом произнесла Елена.

— Да, мистер Блэк. Я тоже рада. — Беллатриса сказала это таким тоном, будто наоборот, вовсе не рада и скорчила лицо, словно откусила пол лимона.

— Прошу простить, дамы. Где же мои манеры. Рад знакомству. — Блэк слегка поклонился. — Простите, мисс Белла, а у вас случайно в предках не было Блэков?

— Случайно, нет, — ответила Беллатриса и улыбнулась хищной улыбкой. — К чему вы это спросили?

— Вы просто очень похожи на мою кузину в юности. — Блэк передернул плечами, словно от холода. — И даже улыбаетесь схожим образом.

На стол подали готовые блюда, и на некоторое время наступила тишина. Мы с девушками лишь слегка перекусили, а Блэк вовсю налегал на пищу, пока еда в него не перестала помещаться.

— Фух. Это было невероятно вкусно. Давно так хорошо не ел. — Произнёс Блэк.

— Ах! Как я вас понимаю, мистер Блэк. — Произнесла Беллатриса, должно быть, вспоминая свой первый день после освобождения.

Блэк заметил на столе пророк, раскрытый на странице с его колдографией. Он кивнул на неё: — А вы, смотрю, не боитесь принимать у себя в поместье преступника.

— Ну что вы. Нам всем прекрасно известно, что вы никакой не преступник, а всего лишь оболганный глупый человек, не способный защитить свои права и сбежать раньше. — С сарказмом произнесла Беллатриса.

— И всё же, вы так похожи на мою кузину, что просто мурашки по спине бегут. — Блэк в очередной раз передёрнул плечами.

— Не беспокойтесь мистер Блэк. Мы знаем, что во всём произошедшем виноват лишь один человек и его фамилия Дамблдор. — Говорю я, отслеживая реакцию. И замечаю положительную. То есть Блэк не бросился на защиту бородача и даже не дёрнулся, а вполне адекватно воспринял информацию, даже зубами поскрипел со злости и сжал кулаки.

— Кстати, вы говорили, что у вас гостит мой приятель, Питер. — Блэк расплылся в хищной улыбке, став в этот момент очень похожим на злую Беллатрису.

— Да, есть такой. Пройдёмте в гостиную, тут не достаточно места.

В гостиной извлекаю контейнер из которого достаю клетку с крысой. Контейнер убираю в медальон.

— Прошу. — Ставлю клетку на журнальный столик.

— Питер. Ну здравствуй старый друг! — Хищно произнёс Блэк и придвинулся поближе к клетке.

Крыса громко заверещала и стала метаться по клетке.

— Мистер Блэк. Прежде, чем вы начнёте развлекаться, предлагаю оказать вам медицинскую помощь. В подвале нас ждёт готовый ритуал. И огромная просьба, не стоит пачкать кровью моё поместье, заберёте приятеля к себе домой на Гриммо и развлекайтесь сколько душе угодно.

— Вы даже про дом знаете? А я впервые услышал про род Котоура… Да, дела… — Задумчиво произнёс взявший себя в руки Блэк. — Он же никуда не денется? — Сириус кивнул на крысу.

— Нет, конечно. Клетка добротно зачарована против превращения анимага, упрочнена и не имеет дверцы. Только ломать при помощи магии или магловскими инструментами, что крысе как понимаете не под силу.

— Жди приятель, я скоро вернусь. Ведь скоро? — Спросил, почему–то Беллу, Сириус.

Он, наверное, решил, что раз она выглядит старше, то и будет проводить ритуал. Наивный чукотский юноша.

Спускаемся в подвал всей компанией. Девушкам интересно посмотреть на мою работу.

— Мистер Блэк, раздевайтесь и ложитесь на спину в центр Эрцгаммы. — Говорю Сириусу и становлюсь у одной из вершин двенадцати лучевой звезды.

Блэк посмотрел на девушек, но они и не подумали покидать помещение, а я не гнал. Потом что–то решив для себя, он спокойно раздевается, занимает указанное место и спрашивает: — А разве не мисс Котоура будет проводить ритуал?

— Нет, с чего бы? У неё пока недостаточная квалификация. — Пожимаю плечами. Похоже, это может стать вредной привычкой, надо работать над собой.

— Эм… А разве у тебя достаточная квалификация? — Спросил меня Сириус.

— Через пару недель защищаю мастерство по Целительству по поручительству Поппи Помфри.

— Мой… Господин! Вы нам этого не говорили! — Удивлённо и в тоже время обвиняющим тоном сказала Белла.

— Запамятовал. Сама знаешь, столько дел. — Отвечаю Беллатрисе. — Мистер Блэк, левую ногу правее, чтобы не задевать рисунок. Да–да, вот так. Замрите, закройте глаза и расслабьтесь. — Призываю в руку волшебную палочку и направляю заклинание сна. — Сомнус. — Отзываю палочку.

— А что делает эта фигура? Мне совершенно неизвестна подобная схема. — Донеслось от, до этого молчавшей Елены.

— Это схема преобразования маны в прану, то есть жизненную энергию. Действие подобно воздействию эликсиров на основе философского камня, но в отличие от эликсиров, образуется неструктурированная прана не производящая никаких определённых воздействий. Такая прана годится для любого живого существа. Эликсиры же узкого спектра действия и предназначены для приёма определенным биологическим видом. Это значит, что ритуал лишь наполнит организм пациента праной, а уже целитель направит её воздействие в нужное русло: лечение, омоложение, изменение пропорций тела и так далее. Но! Помимо этого, я собираюсь использовать заклинание из школы биомагии, чтобы нарастить плоть, как это делают метаморфы, то есть, путём преобразования маны в материю.

Девушки меня внимательно слушают и наблюдают за действиями.

Активирую ритуал, и пока идёт насыщение тела пациента праной, призываю посох и начитываю на него ряд целительских заклинаний. Закончив с заклинаниями, отправляю посох назад, чтобы не мешался.

Призываю с левой руки нож, активирую заклинание Телекинез и, телекинезом управляя ножом, надрезаю Сириусу ладонь. Возвращаю нож назад на руку и активирую заклинание Изгнание Заразы, чтобы очистить кровь Блэка от зелий, ядов и прочих посторонних примесей. Далее направляю Исцеление Сознания, дабы исцелить от безумия. Вообще, эти заклинания, как по мне, это вершина целительства древнего Шумера. До сих пор нечто подобное встретил лишь у водного Зверобога, а у прочих школ магии нет средства для борьбы с сумасшествием. Следом отправляется серия из заклинаний: Исцеление, Исцеление органов, Крепость суставов. Благодаря огромному количеству праны в организме пациента, восстановление здоровья идёт невероятно быстрыми темпами. Последним направляю заклинание школы биомагии Пластическая Операция и начинаю изменять тело пациента, убирая худобу, наращиваю мышцы, до уровня тренированного спортсмена с упором на розовые волокна. Остатки праны направляю на омоложение.

В посохе были заготовлены восемь заклинаний для снятия матрицы, поэтому крайним действием над Сириусом стало снятие с него матрицы. Просто на всякий случай, ну и его доппелей сделать.

В итоге на полу вместо бомжеватого дистрофика, выглядящего лет на пятьдесят, на полу лежит мускулистый молодой человек, с ухоженной бородой.

— Мой… Господин! А мне вы так тело не поправили! — Возмущенно произнесла Беллатриса, заметив, что я закончил, и с интересом стала разглядывать Блэка.

— Тогда у меня не было родового камня, от которого можно было запитать ритуал. Той магии, что была в накопителе, мне едва хватило, чтобы омолодить тебя. — Призываю волшебную палочку. — Энервейт. — Направил заклинание в Сириуса, чтобы привести его в сознание и отозвал палочку.

— Что? Уже всё закончилось? — Спросил Блэк.

— Есть такое дело. Да. — Призываю волшебную палочку и трансфигурирую часть стены в зеркальную поверхность. — Можете взглянуть на себя.

Блэк лёгким и грациозным движением оказался на ногах, чему крайне удивился. Посмотрел в зеркало и замер, выпучив глаза и приоткрыв рот.

— Это кто? Что, неужели, я? — Спросил он. Стал ощупывать себя. — Но как?

— Новая разработка в целительстве. Поздравляю, мистер Блэк, вы первым испытали её на себе. Для прочих это будет стоить нереально дорого. Не меньше пары миллионов галеонов.

— Обалдеть! Спасибо. Большое вам спасибо, господин Котоура. — Блэк уважительно поклонился. — Я многим вам обязан.

Должно быть, прочистка крови и мозгов положительно сказалась на нём.

Затем Блэк оделся, и мы поднялись наверх в гостиную. Блэк двигался как хищник, перетекая по полу не отрывая высоко ног. Чувствовалась в нём небольшая боевая подготовка. Вообще, он же аврором был, плюс боевиком Ордена Феникса. И там и там Грюм нещадно гонял.

— Ну что, Питер? Вот я и вернулся. — Хищно улыбаясь, обновленный Блэк приблизился к клетке с крысой.

Крыса вновь заверещала и продолжая издавать пронзительные звуки забилась в дальний угол, обгадившись по пути.

— Мистер Котоура, вы не будет против, если я покину вас со своим приятелем? — Спросил Блэк.

— Конечно. Но лишь после принесения клятвы о неразглашении моей роли в вашем освобождении и не разглашении информации, полученной вами в этом доме.

Блэк в замешательстве охлопывает карманы. Понимаю его замешательство, он пытался найти не существующую палочку. Призываю и протягиваю ему свою палочку. Он взял её в руки, поднял вверх.

— Я, Сириус Орион Блэк, клянусь магией и жизнью, что ни каким образом не разглашу информацию о причастности и роли господина Хермиона Грейнджер — Котоура в моём освобождении, а также ни каким образом не разглашу информацию, свидетелем которой стал в этом поместье. Клянусь.

Из палочки вырвалась вспышка, подтверждающая клятву. Блэк вернул мне палочку.

— Вас телепортировать на площадь Гриммо одиннадцать, мистер Блэк? — Спрашиваю у оного.

— Да, было бы неплохо. — Согласился он и взял в руки клетку с крысой. — До свидания, мистер Котоура, леди. — Поклонился всем по очереди Блэк. — И большое вам спасибо за помощь.

— Всего хорошего. — Прощаюсь с ним.

— До свидания, Сириус. — Проворковала Беллатриса. — Не будь идиотом.

— Всего хорошего, мистер Блэк. — Поклонилась Елена.

Отдаю приказ искину Родового камня и Блэка вместе с клеткой телепортирует по указанному адресу.

Глава 7

Оставшееся до рождества время провёл в поместье, только и, делая, что забивая посох заклинаниями. Даже по длани заготовил. И то, забил память посоха всего на десять процентов, хотя занёс в память все известные шумерские заклинания, самые часто употребляемые в множестве экземпляров. В общем, будет мне занятие на ближайшее время — пополнять посох заклинаниями.

За день до назначенного испытания заклинания, оно же защита мастерства по целительству, которое состоится в Цюрихе, мне пришло откровение. Ведь использовали же шумерские маги даже сверхсложные чары, те же длани, в виде заклинаний, которые можно поместить в готовом виде в посох или жезл. Так почему я всё время топчусь вокруг ритуалистики? Это было удобно в окружении артефактов в лабораторных условиях, у меня же теперь основная мощь заключена в посохе. Значит нет нужды заниматься ритуалом и доводкой вручную преобразований, а стоит изобрести заклинание в шумерском форме, даже не изобрести, а перевести парочку ритуалов, ряд целительских заклинаний и автоматизировать действия по омоложению. В результате должно получиться заклинание, полностью излечивающее от всех болезней, от сумасшествия, очищающее от ядов, токсинов, зелий, отращивающее конечности, омолаживающее до определенного возраста, допустим двадцать пять лет и приводящее тело в идеальную форму. То есть заклинание должно воссоздать состояние организма на пике формы.

Возьмём для примера старика, бывшего спортсменом. Организм убит химией, множество хронических заболеваний, ноющие старые травмы и никаких былых мышц, лишь свисающая кожа на их месте. Направляем на него это заклинание и получаем на выходе абсолютно здорового двадцати пяти летнего юношу на пике формы, когда он максимально травил себя допинговой химией и побивал олимпийские рекорды. По потреблению маны и занимаемому объёму такое заклинание потянет на Длань, а вот по массовости воздействия, нет. Даже и не знаю, считать подобное заклинание Дланью или нет? Пожалуй, что нет. Когда закончу разработку, назову пафосно, на подобии Великое исцеление Котоуры!

К настоящему моменту доппели закончили установку защитного периметра и бездельничали, поэтому загрузил всю четверть тысячи доппелей расчётами по новому заклинанию и отбыл в Цюрих, а точнее, вначале в министерство магии, где в назначенное время перед входом в министерство встретился с Поппи. Она как всегда была одета в старомодный медицинский наряд, напоминая миссионера или сестру милосердия из конца прошлого века. Я же надел классический серого цвета костюм тройку с белой рубашкой и галстуком, плюс пальто в цвет к костюму и вязанная шапка.

— Здравствуй, Хермион. Ты готов? — Сказала Поппи.

— Добрый день, мадам Помфри. Я как пионер, всегда готов!

Мы международным камином перенеслись в Швейцарию. Мы оказались в местном министерстве магии, где у нас зарегистрировали волшебные палочки. Я официальной всё равно не пользуюсь, хотя на время каникул забрал её у доппеля, подменяющего меня в школе.

Поселились мы в магловском отеле из рекомендованных министерством магии Швейцарии для иностранных волшебников. Замечательный пятизвёздочный отель в пригороде Цюриха, бывший раньше замком. В оплату здесь принимали галеоны и не удивились одежде Поппи.

— Добрый день. Чем могу помочь? — На английском с небольшим акцентом обратилась к нам девушка с рецепшена. Симпатичная голубоглазая брюнетка среднего роста к коротким каре, одетая в фирменную форму портье, белая рубашка, чёрный приталенный пиджак и бейджик с именем «Джессика» на груди.

— Здравствуйте, мы бы хотели снять два недорогих номера на три две ночи. — Сказала Поппи.

— Извиняюсь, мадам Помфри, мы же приехали на защиту моего мастерства, так что позвольте возьму расходы на себя. — Не дожидаясь ответа, обращаюсь к девушке за стойкой. — Джессика, у вас есть люкс, с двумя спальнями?

— Да, мистер. — Ответила сотрудница гостиницы.

— В таком случае организуйте нам этот номер на да двое суток.

— Но это же очень дорого! — Охнула Поппи.

— Мадам Помфри, не беспокойтесь, я могу позволить подобное. Вы и так много хорошего для меня сделали, позвольте взять на себя часть груза. — Мило улыбаюсь ей.

— Ох. Ну, если вы так говорите. — Согласилась Поппи.

— Простите, как мне к вам обращаться? — Спросила Джессика.

— Поттер. Гарри Поттер. — Говорю на автомате.

— Тот самый, Гарри Поттер, из Англии? — Удивилась девушка.

И тут, я понял, какую глупость только что сморозил.

— Шутка! И маленькая проверка. А то ваше министерство рекомендовало эту гостиницу, а мы даже не знаем, можно ли говорить о магии. — Посылаю девушке улыбку. — Меня зовут Хермион Котоура.

Мне стало интересно, как так — маг и работает на рецепшене в гостинице. Активирую духовное зрение и смотрю на девушку. Первое что замечаю, слабо развитые контуры седьмой оболочки. Понятно, значит, девушка Сквиб. То есть её развитие было достаточно медленным, чтобы к моменту взросления обрести магическую силу. Сейчас она находится на уровне слабого ученика, а для местной магической школы, рассчитанной лишь на сильных одарённых и не предполагающей саморазвития, это считай её потолок.

— Ой. Господин Котоура, у вас глаза светятся. — Сказала Джессика.

— Вы смогли это рассмотреть? Интересно. У вас неплохие задатки шамана, если без подготовки смогли рассмотреть активированное Духовное зрение. И сил вполне хватит для работы с духами. Не подумывали сменить профессию?

— Ой. Что вы, я всего лишь сквиб. — Печально поведала девушка. После чего оглянулась по сторонам, должно быть, выглядывая начальство, ведь на работе не положено вступать в диалог с постояльцами.

— Европейская школа магии ущербна в плане саморазвития магов. Она предназначена лишь для обучения сильных одарённых использовать «дар». Рекомендую обратить внимание на азиатские школы магии, у них существуют практики, способные даже у магла инициировать и развить магический дар. Только для этого придётся всю жизнь посвятить тренировкам и саморазвитию, но уверен, вы лет за пятьдесят вполне способны достигнуть уровня среднего Европейского мага.

Нас проводили в номер.

— Это правда, то, что ты сказал девочке? — Спросила Поппи.

— Да. Я сам вначале был маглом, но долгие и упорные тренировки привели к тому, что пробудил дар и сумел унести в следующую жизнь воспоминания. В следующей жизни уже родился полноценным магом. Как раз из выбившихся из самых низов магов, которые упорно тренируются, развиваются, учат и изобретают новое, выходят самые сильные и опытные маги.

— То есть, если сквибов тренировать, то они могут стать магами? — Уточнила Поппи.

— Вообще–то, сквибы и есть маги, просто слабые и развитие у них идёт в разы медленнее, чем у привычного нам по Хогвартсу окружения. Но, они такие же люди, поэтому насильно их не заставить тренироваться, для этого необходимо желание и упорство. Вы же сами понимаете, что посвятить упорным тренировкам полвека, это не семь лет с леньцой помахивать деревяшкой. Люди к тому моменту постареют. Поэтому большинство тех же Сквибов просто отбросят подобную идею, как глупость и проживут жизнь обычного человека. Живи люди лет по двести — триста, тогда бы большинство Сквибов занималось развитием дара, а так, весьма сомнительно. Лень сильнее человека.

— То есть, это у вас не вторая жизнь? — Осознала Поппи. — Боюсь спросить, сколько же вам лет.

— Не так уж и много. А лучше действительно не спрашивайте. Всё равно не отвечу.

— А как так вышло, что у вас всего лишь звание подмастерья в целительсвте? — Поинтересовалась Поппи.

— Нельзя объять необъятное. После практики в Мунго, я изучал магловскую медицину, а затем занимался научными исследованиями в области генетики и артефакторикой. Вам знаком термин «генетика»?

— Конечно! — Слегка возмутилась Поппи. — Я, в отличие от снобов не отрицаю возможностей магловской медицины и вообще, целители пользуются магловской медицинской литературой и достижениями, в частности, анатомическими справочниками. Ты же должен это знать?! — Поппи подозрительно на меня посмотрела.

— Поппи, ты забываешь, что миры могут серьёзно отличаться и то, что для меня в прошлой жизни было нормой, в этой может быть совсем иначе, в том числе и обучение целителей.

— Прости. И раз уж мы коллеги и не понятно, кто кого старше, то предлагаю общаться неформально, а то как–то непонятно выходит. — Улыбнулась дама.

— Согласен. Это вполне разумно. Я и сам путаюсь в обращениях, забывая о том, как нынче выгляжу.

— Ты говорил, что даже маглы способны стать магом, но как же так? У них же нет магического ядра! — Поппи перешла на профессиональную тему.

— Это интересная тема и довольно обширная. Предлагаю посетить местный ресторан и обсудить всё в приятной обстановке.

Некоторое время спустя за столиком ресторана, окруженном чарами приватности.

— Значит, магического ядра не существует, а магия зависит от седьмой оболочки души, и у обычных людей она находится в спящем состоянии? А одарённые дети, генетически предрасположены и раскачивают седьмое начало? — Задумчиво произнесла Поппи. — Инетересная теория, но боюсь, никто в неё не поверит.

— Поппи, эта теория подтверждена практикой и веками исследований. Например, я могу духовным зрением разглядеть контуры духовных начал. А что такое магическое ядро? Никто его не видел, не щупал. Это всего лишь неподтвержденная и бездоказательная теория, которую приняли на веру.

— Я тебе верю. Но вот старые снобы поднимут на смех. — Произнесла Помфри.

— Вот поэтому я и не собираюсь, ни с кем делится подобной информацией. Разве что с потомками и личными учениками.

— Но то, что ты рассказал мне про родовые алтари и генетическую предрасположенность к магии, которая влияет на развитие дара… Это невероятно и открывает глаза на многое. Вообще, твоя теория превосходно вписывается в реалии, но противоречит множеству многих бездоказательных теорий, например, липовые представления о превосходстве чистокровных. Выходит, всё их превосходство получено при помощи родового алтаря и удачного расположения поместья. Ну и большой вероятности рождения одаренного ребенка. Выходит, что детей можно учить использовать магию с самого детства, и это не приведёт к перегоранию магического ядра, поскольку такового не существует. Но вот что странно и не вписывается в твою теорию, почему же маги, которые перенапряглись. Лишаются магических способностей?

— Почему же не вписывается? Всё логично. Есть несколько типов повреждений: Первый, психосоматический. Маг перенапрягает седьмое начало души, в голове образуется подсознательный блок, и маг сам себе на подсознательном уровне запрещает использовать магию, веря, что потерял способность использовать магию. Второй тип, повреждение души. Они могут быть из–за запредельных нагрузок, неправильных ритуалов, на подобии создания крестражей, повреждений сильными магическими существами — богами, демонами и прочими, либо артефактами, специализированными заклинаниями. Это может быть как седьмое, так и иное начало — ментальное или астральное. До восстановления седьмой оболочки не стоит применять магию, поскольку это всё равно, что раскрывать края едва начавшей заживать раны.

— А есть средства, способствующие ускоренному восстановлению духовных начал? — Спросила Помрфи.

— Должны быть, но я таковых не знаю. Есть средства, способные косвенно повлиять. Например, поспособствовать восстановлению прочих духовных оболочек можно воздействуя через тело, насыщая его избыточным количеством праны. Избытки праны пойдут на прочие оболочки, а поскольку это энергия более высокого уровня, чем Ба–хионь и мана, то легко конвертируется в нужный тип энергий и ускоряет восстановление.

— Прана, это жизненная энергия? Верно? — Задумчиво спросила Помфри. — И как её добыть?

— Я знаю два способа её добыть. Первый, совершенно секретный, за знания которого убьют любого. Философский камень. По факту, это накопитель узкого спектра праны. Заполняют его в основном путём убийства представителей своего вида, поскольку конвертация праны в другой тип обладает низким КПД. Как ты думаешь, зачем Фламель устроил вторую мировую войну?

— Что? Как Фламель? Причём тут он? Это же был Гриндевальд. — Удивилась Помфри.

— Ой, не смеши мои старые тапочки. Гриндевальд кто? Любовник Дамблдора. Дамблдор кто? Ученик Фламеля. Вот тебе и цепочка. Фламель даёт ученику наказ развязать масштабную войну, чтобы под шумок зарядить философские камни. Ученик задуривает мозги любовнику, и когда всё получается, отходит в сторонку. Затем зачищает следы, убирая Гриндевальда, и даже проворачивает всё так, чтобы получить с этого максимальный профит. В итоге Фламель зарядил камни, а Дамблдор получает конфетку от учителя, в виде власти над магической Англией, ну или чем там Фламель мотивирует.

— Ох! Всё так складно выходит, что невозможно не поверить. — Помфри шокирована. — Не зря я никогда не любила политику. Одна сплошная грязь и гниль! А какие ещё способы получения праны?

— Второй способ, ритуал преобразования маны в прану, разработанный мной. Именно его я буду демонстрировать. Тут минус в другом, необходимо просто нереальное количество маны. Я для этого использую мощный родовой камень, а вот простых магов понадобиться примерно сотня, чтобы омолодить человека на год или насытить организм аналогичным количеством праны.

— Тот самый ритуал, который ты будешь завтра демонстрировать? — Спросила Помфри.

Киваю, подтверждая.

— Что же у тебя за родовой камень, если его мощность соответствует тысяче магов? — Удивлённо спросила Помфри.

— И не такое в жизни случается. Бывает, маги оперируют, гораздо большими объёмами энергий.

— А твой ритуал работает? — Задумчиво протянула Поппи.

— Да. Ты, наконец, решилась занять место пациента?

— Знаешь, пожалуй, да. — Поппи согласилась стать не только свидетелем, но и наглядным пособием. — Глупо отказываться от молодости. Жить в старом теле, даже будучи магом, не самое приятное занятие.

На следующий день.

Мы добрались до местного магического госпиталя. На рецепшене, выяснив по какому вопросу мы явились, нас тут же сопроводили в подвал в заклинательную комнату. В комнате перед заклинательным залом, нас встретило трое магов.

— Поппи, здравствуй. — Сказал один из них на Английском с лёгким Французским акцентом. Высокий старик, на вид лет шестидесяти, что для магов может быть как сотней, так полутора сотнями лет. Седой с короткой стрижкой ежиком, гладко выбритый. Глаза серые, взгляд пронзительный и циничный, свойственный профессиональным целителям.

— Жуль, здравствуй. Рада тебя видеть. — С улыбкой на лице Поппи поприветствовала этого товарища. — Приветствую вас, господа целители. — Поппи слегка поклонилась прочим магам.

— Здравствуйте. — Сказал второй маг с немецким акцентом и дважды кивнул головой нам обоим по очереди. Он выглядел лет на сорок, был среднего роста. Блодин с зачесаными назад волосами средней длины. У него были серо–голубые глаза и квадратный, выдающийся вперёд волевой подбородок.

— Рад приветствовать вас. — Сказал со странным акцентом на английском третий персонаж. Высокий худой брюнет с короткой прической под расческу и карими глазами. На вид ему было около тридцати пяти — сорока лет. Судя по перстню, он является мастером ритуалистом, единственный не являющийся целителем в этой комнате. В отличие от остальных двух магов, одетых в белые магловские больничные халаты, он был одет в простой черный костюм двойку с небрежно повязанным галстуком и был в не наглаженной рубашке. Что говорит о том, что жены и домовика у него, скорее всего, нет, либо жена уехала далеко.

— Добрый день господа экзаменаторы, коллеги. Хермион Котоура. — Кивнул каждому.

— О! Вы тот самый юноша, ради которого мы сегодня собрались?! Рад! Рад вас приветствовать. Юные таланты, это всегда так замечательно. — Произнёс самый старый маг–целитель. — Позвольте представиться и представить экзаменаторов. Я Жуль Бенуа, грандмастер целитель.

Охренеть! Целый грандмастер?! Никогда их в живую не видел. Это круче, чем я или же нет? Ему должно быть не меньше ста пятидесяти лет. Я уставился на него во все глаза и активировал духовное зрение. Что было замечено всеми присутствующими и вызвало повышенный интерес к моей персоне, но все сдержались от вопросов. Ничего странного не обнаружил. Простой маг, чуть выше среднего уровня. Значит очень опытный целитель, грандмастера просто так не дают.

— Это, Франц Финке, мастер целитель из Германии. — Продолжил переставлять магов Жуль, указав на блондина. — И Семён Попов, мастер ритуалист из России.

— Приятно познакомиться, господа. — Говорю на английском и перехожу на русский, обращаясь к Попову. — Как там союз, уже развалился?

— Всё плохо. — Печально на русском сказал Попов. — Вы неплохо говорите на русском, юноша. Кто–то из родителей из наших?

— Просто знаю много языков. — Улыбаюсь всем. Затем перешел на английский. — Ну, не будем тянуть кота за я… хвост. Я подготовил плиту с нанесённым рисунком, чтобы не тратить пару дней на его нанесение, надеюсь, размер вашего зала достаточен.

— Зал за этой дверью, проходите. Как будет всё готово, позовите нас, а мы пока пообщаемся.

Вообще, идея носимого с собой готового ритуала пришла мне в голову неделю назад, пока в перерыве отходил от однообразной заготовки заклинаний. Трансфигурировал каменную плиту и послал доппелей нанести на неё чертёж ритуала. Ещё несколько доппелей зачаровали дополнительно ещё четыре многомерных кармана, так что теперь на шее носил ожерелье из пяти побрякушек с многомерными карманами.

Вручил каждому по выжимке из научной работы с описанием ритуала. Саму работу с полным описанием вручил Поппи, как куратору. Зашёл в зал. Он действительно был неплох. Квадратное помещение около ста пятидесяти квадратных метров, четырёх метровые потолки. Выгрузил в центр плиту с ритуалом. Она была круглой и заняла место диметром десять метров. Единственный, кто зашёл за мной, ритуалист. Он с удивлением наблюдал, как я достал плиту буквально из воздуха и телекинезом положил её на пол.

— Господа. Можем начинать. — Позвал магов, выглянув в предбанник.

— Так быстро? — Удивился немец. — Ну что же, вперёд.

Все зашли в помещение. Ритуалист фотографировал схему с разных ракурсов фотоаппаратом Зенит со вспышкой. Закончив, должно быть отщёлкав всю плёнку, он убрал в карман пиджака фотоаппарат и достал из другого кармана, альбом для черчения и карандаш. Похоже, его карманы зачарованы на расширение пространства.

— Молодой человек, командуйте. — Сказал грандмастер.

— Поппи, раздевайтесь и ложитесь на спину в центр магической фигуры, не касаясь линий рисунка.

Помфри разделась и выполнила мои требования.

Усыпляю Поппи чарами, призвав волшебную палочку.

— Господа, пациента следует разместить и усыпить либо иным образом обездвижить. Убедитесь, чтобы пациент не пересекал линий магической фигуры.

На этой фразе ритуалист фыркнул, чуть не рассмеявшись. Но остальные воспринимали меня вполне серьёзно. Ну, правильно, для ритуалиста это звучит как истина, техника безопасности вбитая на уровне рефлексов.

— Сейчас я подключаюсь к родовому источнику и запитываю от него ритуал. — Проделываю указанные действия. — Обратите внимание на самую крупную руну в вершине треугольника Эрцгаммы. — Когда все обратили на руну внимание. — Это руна приёма маны, она нанесена в каждую вершину. Ману направлять необходимо именно в неё. — Направляю ману в нужную руну, и ритуал активируется.

— Я чувствую, просто запредельный поток маны. Такой не от каждого источника можно получить. Как планируется работа магов без мощного источника? — Задал вопрос грандмастер.

— Хороший вопрос, господин Бенуа. Планируется, что ритуал будет проходить поэтапно и участвовать будет множество магов. По одному направляющему магу становится на вершину звезды. Ещё по два — три мага размещается за его спиной и передают ему ману, которую он направляет в руну. Итого от тридцати шести до сорока восьми магов задействуются одномоментно. Сорок восемь средних по силе магов способны произвести преобразование маны в прану, в количестве достаточном для полугода жизни человека. Затем эту ману надо направить и либо исцелить, либо омолодить пациента. Направляет ману тот маг, кто стоит у данной вершины, у которой стою сейчас я. Она отличается от прочих тремя рунами «направление», расположенными каждая у края треугольника. — Указываю на нужные руны. — Правая руна направляет накопленную прану на ускоренное исцеление. Левая, просто насыщает организм пациента праной, что порой необходимо для поддержания жизнедеятельности либо для ускорения исцеления от темных проклятий, потери способности оперировать магией и аналогичных случаев, либо для поддержания жизни. Например, не обязательно собирать ковен, а достаточно нескольким магам ежедневно подзаряжать ритуал и установив тонкий канал напитки, держать пациента в постоянном насыщении праной. Третья руна, ближе к центру, активирует омоложение организма.

— И какую руну вы сейчас собираетесь активировать? — Спросил грандмастер.

— Естественно, оздоровления, то есть правую. Перед тем, как пациента омолаживать, его обязательно следует сперва исцелить, иначе вся прана направленная на омоложение будет потрачена по большей части напрасно. Например, прана, которой хватило бы для омоложения на десять лет, для больного человека будет потрачена для омоложения на год. Хотя если бы направить прану запасом на пару лет жизни на исцеление болезней пациента, то той же энергии хватит для омоложения на восемь лет.

Три часа спустя.

— Ну вот. Достаточно, я прерываю действие ритуала. — Комментирую свои действия вслух.

В центре Эрцгаммы лежит молодая красивая девушка, ещё недавно бывшая пожилой леди. Её волосы остались седыми. Хотя уверен, дальше они будут расти уже её природного цвета, как в юности. Эти волосы будет достаточно отстричь.

Призываю волшебную палочку и направляю в Поппи заклинание. — Энервейт. — Отзываю волшебную палочку.

— Поппи, оденьтесь. Мы подождём вас в предбаннике. — Сказал я девушке.

— Невероятный результат, коллега! — Сказал грандмастер целитель и от души пожал мне руку. — Даже не буду спрашивать, не потратили ли вы весь запас маны родового камня для данной демонстрации. — Ухмыльнулся он.

— Я бы дал вам звание мастера ритуалистики незамедлительно, но, к сожалению это экзамен на мастерство целителя. Но знайте, в случае если возникнет желание, я поручусь за вас, коллега. — С улыбкой сказал Семён Попов на русском и пожал мне руку.

— Да… Герр Котоура, это было фантастически! Никогда не видел подобных преобразований. — Произнес воодушевлённый Финке.

В предбанник зашла лучащаяся счастьем юная девушка.

— Ох! Как же приятно ощущать себя молодой! — Радостно произнесла Поппи. — Спасибо, Хермион. Твой ритуал просто чудо! Не зря я на него согласилась.

Поппи трансфигурировала зеркало и стала любоваться собой. Так продолжалось около двух минут. Все мужчины с интересом занимались тем же самым, то есть рассматривали Помфри. Затем целители стали её обследовать чарами.

— Поппи, ты абсолютно здорова. — Сказал Бенуа. — Если найду такую толпу магов. То обязательно пройду через аналогичную процедуру. — Затем он обратился ко мне. — Юноша, позвольте вручить вам заслуженный перстень.

Бенуа вручил мне перстень мастера целителя. С гордостью надеваю перстень на средний палец правой руки, и он подстраивается под размер.

— Простите, коллега, а что вы планируете делать с плитой с нанесённым ритуалом? — Спросил Бенуа.

— Нужна? Если да, оставляю вам.

— Хм. Да, нужна. Придётся сделать ещё один ритуальный зал, но ничего, справимся. Да. Спасибо вам за существенный вклад в медицину. — Грандмастер мне вновь пожал руку и долго её тряс. — Да, такой юный талант! Невероятно. Юноша, непременно обращайтесь ко мне, если понадобится помощь! Я вас всенепременно поддержу!

— Господа, как вы смотрите на банкет, по поводу получения мною мастерства? Приглашены все присутствующие, можете так же взять по несколько сопровождающих. — Оглашаю приглашение.

— Хм. Да. Традиция. Конечно, мы все придём. Вы уже знаете, где будете отмечать? — Спросил грандмастер.

— Да, я арендовал банкетный зал в гостинице, в которой мы проживаем.

— Ну что же, раз так, то давайте отправимся немедля. Все успели проголодаться за время проведения ритуала. — Резюмировал Бенуа.

В ресторане некоторое время спустя.

— Эх. Всё же великолепная работа. Шедевр ритуалистики! — Сказал подвыпивший Попов. — Знаешь малой, я тебе помогу. Соберу пару знакомых, свожу к твоему булыжнику в больничный подвал. Ты мне свой адрес черкани, если получится, гильдия ритуалистов пришлёт тебе перстень мастера прямо на дом. Нам пациенты и сборища не нужны, если и так всё на виду. Вот схема, вот результат!

— Спасибо, Семён. За мной не заржавеет! — Черканул адрес своего поместья.

Кто же знал, что у ритуалистов всё так скоро решается? Уже через неделю ко мне прибыл курьер из министерства магии с перстнем мастера ритуалиста. Надо будет отблагодарить Семёна, хорошее дело сделал.

В школу не стал перемещаться, а остался в поместье рассчитывать новое целительское заклинание, идея которого пришла незадолго до защиты мастерства, вовсю эксплуатируя доппелей. Интересно, а сами Шумеры использовали доппелей для расчётов и вычислений, этакий аналоговый искин с распараллеленными задачами?

Семнадцатого сентября пришёл сигнал от моего доппеля в Хогвартсе о внештатной ситуации. Подключаюсь к доппелю.

Нахожусь в зельеварне, напротив стоит Северус Снейп.

— Так что с вами не так? Сейчас узнаю! — Произносит он. Направляет на доппеля палочку и произносит: — Легилименс.

Етить–колотить. Грубый ментальный импульс вторгается в моё сознание и застревает в оклюментных щитах.

Развеиваю доппеля, имитируя эффект работы порт–ключа.

Одеваюсь в школьную мантию.

— Господин, куда вы в таком виде собираетесь? — Спросила Беллатриса, заметив нестандартную для дома одежду.

— В аврорат. Хочешь со мной?

— Конечно. Вы его будете брать штурмом? — Хищно улыбнулась Беллатриса.

— Не совсем. Буду писать заявление на Снейпа за применение незаконной легилименции к школьникам. А ты, как старший член рода поприсутствуешь и устроишь скандал.

— Скандал! — Вдохновенно–мечтательно с придыханием произнесла Беллатриса. — Ах! Люблю–люблю! Господин, я мигом.

Через несколько минут мы с Беллой телепортировались к аврорату. Зашли в здание и подошли к дежурному.

— Кому я могу подать заявление за нападение на моего мальчика? — Грозно спросила Беллатриса.

— Эм. Мисс, расскажите мне, что произошло. — Сказал молодой парень в красно–черной аврорской мантии.

— Сегодня моего мальчика выдернуло аварийным порт–ключом из школы Хогвартс. На него напал профессор зельеварения Северус Снейп! Представляете, этот пожирательский подонок назначил Хермиону отработку, на которой применил Легилименцию. — Беллатриса достаёт колбу с подготовленными мной воспоминаниями. — Вот воспоминания!

— Это серьёзное обвинение, мисс. Пойдёмте, провожу вас к господину Скримджеру. — Произнес дежурный аврор.

Нас проводили к указанной личности.

В кабинете нашим взглядам предстал мужчина в возрасте за пятьдесят лет, рыжевато–коричневые длинные волосы до плеч, желтовато–карие глаза. Лицо его было морщинистым и суровым. Он был одет в мантию классического кроя из дорогой черной ткани.

— Добрый день, господин Скримджер. Тут леди по серьёзному вопросу. — Сказал дежурный.

— Проходите, присаживайтесь. — Нахмурившись, произнёс глава аврората. — Что у вас случилось?

— Добрый день, мистер Скримджер. — Сказала Беллатриса. — Меня зовут Белла Котоура, моего мальчика Хермион Грейнджер — Котоура. Он учиться на первом курсе школы Хогвартс на факультете Райвенкло. Сегодня сработал экстренный порт–ключ, который перенёс его домой. И что бы вы думали, произошло? Этот пожирательский выродок Снейп, применил к моему мальчику Легилименцию! Нет, вы только подумайте, профессор школы устроил отличнику специально отработку в своём классе, чтобы применить к нему Легилименцию!

— Хм. Это серьёзное нарушение. Но обвинения школьника против профессора, без свидетелей… — Начал говорить Скримджер.

— Что?! — Громко завопила Белла. — То есть, слов чистокровного юноши уже не достаточно? Вы что, желаете, чтобы вновь вернулось средневековье, и мы сами разбирались с этим? Да не проблема! Род Котоура будет только рад положить на родовой алтарь врагов рода и всех, кто препятствует законности! — Хищно улыбнулась Беллатриса.

От её визга у меня болели уши, но благо, не только у меня. Скримджер морщился и скрипел зубами. Интересно, с каких пор я стал чистокровным юношей? Вроде ещё недавно был вполне себе обретённым.

— Да вы знаете, что завтра же, всё это появиться в прессе?! — Белла выставила на стол флакон с воспоминаниями. — Это воспоминания Хермиона! Благо, мы не маглы, и воспоминаний достаточно, чтобы подтвердить все обвинения. И если вы не хотите работать, то на меня будет работать пресса и иностранные наёмники!

— Спокойно, леди. Мы во всём разберёмся. — Попытался успокоить Беллатрису Скримджер.

— Что? Вы пытаетесь заткнуть мне рот?! А не много ли вы на себя берёте, мистер Скримджер? Сколько вам платит Дамблдор, что вы не желаете связываться с его собачками? — Беллатриса распалилась и вошла во вкус.

Чувствую, она так может ещё долго нервы трепать. Да, с её темпераментом и так долго не было где поскандалить. Я такого не люблю и сразу бы по метке шибанул, показывая её место, если бы мне попыталась устроить скандал, и она это понимает, а тут законный повод.

Дальше я не слушал, отрешившись от криков.

Некоторое время спустя.

Выходим из аврората с довольной Беллатрисой. Она просто лучится от счастья, а на лице расплылась улыбка, которой позавидовал бы Чеширский кот. Зато весь аврорат стоит на ушах, а нас провожают злыми взглядами, как исчадий ада.

— Господин Хермион, куда теперь? — Довольным голосом, чуть ли не мурлыкая, спросила Беллатриса.

— В Ежедневный Пророк к Рите Скитер. Устроим ей эксклюзивное интервью, как ты и обещала Скримджеру.

— Ох, господин, вы меня балуете. Такой неожиданный подарок — на законных основаниях поскандалить в аврорате! — Промурлыкала мне на ухо Беллатриса.

В редакции Ежедневного Пророка.

— Здравствуйте. Я Рита Скитер. Мне передали, что вы ищите меня для эксклюзивного интервью. — Сказала нам дама в очках и кислотно зеленом костюме — куртка и юбка в обтяжку, с темно зеленой сумочкой из кожи дракона. У неё были вьющиеся жёсткие волосы цвета платиновые блонд. Лицо было слегка вытянутым к низу с тяжелой челюстью, губы были накрашены ярко красной помадой, брови выщипаны в тонкие полоски, при улыбке были видны три золотых зуба. У неё были большие мужские руки, c острыми, подобными когтям, ногтями, которые покрыты пунцовым лаком. — Пойдёмте за мной.

Нас привели к столику, заваленному бумагами. Рита притащила от другого стола несколько стульев и усадила нас, сама села за стол, достала из сумочки Прытко пишущее перо и блокнот.

— Рассказывайте. — Хищно улыбнувшись, скомандовала Рита.

— Ах. Рита, Здравствуйте. Я Белла Котоура, — Улыбнулась Беллатриса. — Хермион, милый, сам расскажи тёте журналистке, что произошло. — Сказано это было с лёгкой, не различимой посторонними, издёвкой в голосе.

— Добрый день, мисс Скитер. — Киваю девушке. — Сегодня профессор Северус Снейп назначил мне отработку по надуманному поводу. Когда мы остались наедине в кабинете зельеварения, он… Он…

Рита подобралась и с предвкушающей улыбкой уставилась на меня во все глаза. — Он домогался до тебя?

— Он наставил на меня свою большую палочку и применил ко мне Легилименцию! — Стараясь не заржать, что выглядело как раз наоборот, словно трясусь от сдерживаемой истерики, поскольку от сдерживаемого смеха меня слегка потряхивало.

— Ах. Профессор Хогвартса использует на школьниках Легилименцию! — Мечтательным голосом произнесла Скитер. — И что же было дальше?

— Дальше меня экстренным порт–ключом выдернуло в родовое поместье. — Киваю Беллатрисе, продолжить.

— А потом мы пошли в аврорат. — Подхватила Белла. — И вы представляете, эти бездельники хотя и признали серьезность преступления, но не захотели работать. Представляете, что мне заявил глава аврората, Скримджер? Этот козёл сказал, что слова и воспоминания маленького волшебника, ничто против слов пожирателя смерти, работающего преподавателем! Зачем нам вообще нужен аврорат, если он не работает должным образом, не борется с преступниками?!

— Аврорат не хочет работать! Какая прелесть. У вас есть ещё что–нибудь интересное? — Сказала довольная Скитер. Её перо уже настрочило текста на приличную статью.

— В другой раз, мисс Скитер. Если желаете, могу присылать вам письма с интересными событиями в школе. — Говорю даме.

— Какой чудесный мальчик. Буду вам признательна юноша! — Улыбнулась, блеснув золотыми зубами Скитер. — Большое спасибо, что пришли ко мне. В следующий раз, если случится что–нибудь интересное, обязательно зовите меня сразу.

В кафе Фортескью.

Сидим с Беллатрисой, кушаем мороженое, пьём кофе. Белла очень довольная, расслабившись, откинулась на спинку стула.

— Что, Белла, сделала гадость, на сердце радость?! — Подмигнув, с улыбкой спрашиваю у девушки.

— Господин, вы так точно подметили. Действительно, чувствую себя великолепно. Почаще берите меня на подобные развлечения.

— Белла, в отличие от тебя, мне подобные мероприятия не приносят удовольствия. Ну, по крайней мере, не всегда.

Утро следующего дня.

Мы втроём завтракали в столовой.

— И всё же, мне как–то непривычно использовать доппелей. Домовые эльфы привычнее. Доппели какие–то безэмоциональные и молчаливые. — Произесла Беллатриса за чашкой утреннего кофе.

— Не знаю, мне нравится. Доппелям я по крайней мере могу доверять. Они или тебе подчиняются или нет, но ты сразу это чувствуешь. Никакой излишней инициативы. А что творится в голове домовика, поди попробуй разберись.

— Может, заведём одного домовика для сравнения? Проведём эксперимент, что лучше, доппели или домовик. — Произнесла Елена.

— А для чистоты эксперимента добавлю доппель домовика. — Задумавшись над предложением, сказал я.

— Хорошая идея. — Согласилась Елена.

— Вообще я собирался в скором времени заняться изучением домовых эльфов. Но пока есть незавершенная тема, оставим домовых на будущее. — Сказал девушкам.

— Почему? Можно же совместить. — Сказала Беллатриса.

— Белла, солнце, я уже давно понял, что совмещать исследования не эффективно, если только они не пересекаются. Тут же две совершенно разные темы, целительство и домовики. Вот закончу разработку своего заклинания, тогда посмотрим.

Доппель принёс свежий выпуск Ежедневного пророка. С нетерпением беру его в руки и на первой странице статья за авторством Риты Скитер под названием «Профессор Хогвартса совершает противозаконные действия с учениками, куда смотрит Аврорат»!

Статья была написана в классическом стиле Скитер, поливая Снейпа и авроров отменными помоями. Там было написано, что в итоге Снейпа всё же задержали авроры.

Доппель вновь принёс корреспонденцию. На этот раз это было письмо на моё имя от Визенгамота. Газета пошла по рукам, я же раскрыл и прочитал письмо. Это оказалось приглашение в суд над Северусом Снейпом в качестве потерпевшего и свидетеля обвинения, назначенного на одиннадцать утра.

— Белла, одевайся. Нам надо к десяти быть в министерстве магии. Состоится суд на Снейпом. — Решил попасть на заседание на час раньше, на всякий случай.

— Так быстро? Странно это, — удивилась она.

— Сам удивлён. Наверное, чьи–то интриги. Явно не Дамблдора, значит, скорее всего, Фадж или наши бывшие соратники мутят воду. Малфой на меня в обиде, к тому же с Северусом дружен, так что может быть, это он подсуетился.

— С чего это Малфой на вас обижен? — Удивилась Белла.

— Ах, да. Ты же не знаешь этой истории. Твой племянник, Драко, не придумал ничего лучше, чем несколько раз смертельно оскорбить меня.

— Надеюсь, он остался жив? — Спросила слегка напряженная Беллатриса.

— Да, Белла. Только не он. Она. Теперь у тебя племянница Драко, милая белокурая девочка. А с Малфоя я стряс половину состояния в качестве отступных за то, что род Котоура больше не будет мстить Малфоям. Нарциссу было жалко, поэтому не стал убивать их.

— Спасибо, мой Лорд. Вы весьма великодушны. Этот напыщенный павлин никогда мне не нравился, но Нарцисса моя сестра, а Драко, какой бы не был, а всё же племянник. — Тут же Беллатриса рассмеялась. — Точнее, племянница! Но так даже лучше. Уж лучше милая девочка, чем идиот мальчик!

В десять мы прибыли на заседание суда, как и ожидалось, оно началось на час раньше. Старая уловка с переносом времени и оправкой совы с предупреждением в последний момент, хоть и незаконна, но в Англии отчего–то проходит на ура. Мы успели нормально зайти в зал и разместиться на скамье.

Место главы Визенгамота занимала Амелия Боунс, что меня несколько удивило. Каким образом интриги повернулись, что верховной судьёй стал адекватный человек? Доппель Дамблдора занимал место одного из судей. Ну да, с должности верховного судьи через доппеля Дамблдор ушёл, а обычное место в суде осталось.

На месте обвиняемого сидел Северус Снейп и злобно сверлил меня взглядом. Я послал ему довольную улыбку и активировал метку пожирателя. Снейп схватился за плечо.

Дальше начался цирк. Выступление обвинителя и защитника, зачитывание обвинений. Просмотр судьями моих воспоминаний, выступление эксперта, подтвердившего подлинность воспоминаний. Наконец меня вызвали на место свидетеля.

Хм. Похоже тут место особое, будет понятно лгу я или говорю правду.

— Расскажите, что произошло между вами и Северусом Снейпом. — Спросил обвинитель.

— На отработке в классе зельеварения я наблюдал, как в мою сторону Северус Снейп направляет волшебную палочку и произносит заклинание «Легилименс», после чего почувствовал как прогибаются мои Оклюментные щиты от ментального вмешательства в разум. Затем оказался у себя в поместье.

— Спасибо, у меня больше нет вопросов. — Сказал обвинитель.

— У защиты есть вопросы к свидетелю? — Спросила судья.

— У защиты нет вопросов.

— Иди на своё место мальчик. — Мягко сказала мне Амелия Боунс. — На свидетельскую скамью вызывается директор школы Хогвартс, Альбус Дамблдор.

И из–за этого меня вызывали? Да хватило бы и флакона с воспоминаниями.

Доппель сел на место свидетеля. Я взял его под частичный контроль.

— Скажите, господин Дамблдор, вы знали, что ваш подчинённый использует на детях легилименцию. — Спросил обвинитель.

— Да. Но раз никто из детей не жаловался, то считал это не существенным нарушением. В наши времена сложно найти мастера зельевара, согласного преподавать в школе.

Какой ор поднялся после этого в зале суда. Просто непередаваемо.

— То есть, вы знали о незаконных действиях подчинённого, но ничего не предприняли? — После того, как судья ударами молотка привлекла внимание и успокоила зал, продолжил задавать вопросы обвинитель.

— Почему же, предпринял. Я ему говорил, что не стоит поступать с детьми плохо. Но раз человек не послушал руководство, то пусть отвечает за свои дела, как и положено по закону. — Сказал доппель.

Снейп с такой злостью уставился на доппеля Дамблдора, что умей он стрелять лазерами из глаз, точно испепелил бы.

— Господа судьи, все вы слышали, что это не первый случай использование Северусом Снейпом незаконной легилименции на детях. У меня больше нет вопросов к директору Дамблдору. — Улыбнувшись, произнёс обвинитель.

Дальше опять продолжился фарс и тягомотина. В пятнадцать часов был оглашён приговор, по которому Северуса Снейпа посадили на два года в Азкабан и пожизненно запретили заниматься преподавательской деятельностью. Снейп был шокирован. Присутствующий Люциус Малфой, тоже был в шоке. Он думал, что Дамблдор в очередной раз прикроет задницу своего человека.

Когда Снейпа уводили из зала суда, я передал по метке максимально возможную боль, и его скрутило от боли. Лежа на полу, он с удивлением посмотрел на меня.

Прерываю боль, улыбаюсь как можно шире и подмигиваю Снейпу. Встретившись глазами, посылаю ему мыслеобраз «Надеюсь, тебе понравятся остатки дементоров, предатель! Если не сдохнешь в тюрьме, тебя ожидает очень неприятная жизнь на воле, Дамлдоровская шавка, покусившаяся на своего Лорда»!

Снейп судорожно сглотнул. Набрал в лёгкие воздух и закричал во весь голос: — Хермион Грейнджер, это Воландеморт! Он вселился в этого мальчика! Поверьте мне. Посмотрите на мою метку, она проснулась!

— Ха–ха–ха-ха! — Громким детским смехом рассмеялся я. — Похоже, профессор Снейп сошёл с ума.

— Северус, ты совсем обнаглел, наговаривать на ребёнка, после того, как совершил над ним злодеяние! А я тебе доверял! — Укоризненно произнёс доппель Дамблдора под моим руководством, задорно блеснув половинками очков.

Все с отвращением уставились на Снейпа.

Беллатриса просверлила Снейпа таким злым взглядом и выхватила палочку. Мне пришлось ухватить её за руку, чтобы не наделала глупостей.

— Заткните ему рот и уведите уже. — Сказала Боунс аврорам.

Через доппеля Дамблдора стал свидетелем разговора между Боунс и Скримджером.

— Что там с Сириусом Блэком? — Спросила Боунс.

— Не нашли никаких следов. Он словно сквозь землю провалился. Все считают, что он уехал за границу, лишь Фадж дурит. Думает, что он обязательно пойдёт охотиться за Гарри Поттером в Хогвартс. Уже который месяц усилены патрули в Хогсмите и в Косом переулке, народ воет и тишина. — Ответил Скримджер.

— А что с пропажей дементоров? Не выяснили, как это удалось? — Поинтересовалась Боунс.

— История вообще тёмная. В Азкабане обнаружили несколько артефактов, как рассказали в отделе тайн, это какие–то странные ловушки душ. Кто–то переловил три четверти дементоров, предположительно тот, кто освободил Блэка. Как по мне, это гораздо важнее, чем сам Блэк.

— Несколько боевых групп разных стран не смогли совладать с дементорами и это в те времена, когда маги были сильнее, а тут, кто–то смог почти всех пленить. Удивительно. — Произнесла Боунс.

— Хах. Кстати, был и забавный казус. Охранники Азкабана рассказали, что Беллатриса Блэк окончательно сошла с ума. Она теперь считает себя Минервой Макгонагалл и постоянно кричит об этом. — С усмешкой сказал Скримджер.

Всё это слушал, будучи в поместье и передал дословно девчонкам. Беллатриса долго смеялась, услышав про Макгонагалл.

Глава 8

К концу января пара доппелей закончили производство особого зелья с мельчайшими частицами философского камня. Этим зельем всем членам рода Котоура были нанесены Татуировки ритуальных рисунков преобразователей маны в прану. Поскольку краситель содержал частицы философского камня, то татуировка накапливала в себе излишки праны, на случай недоступности родового камня. Накопленной в татуировке праны было достаточно для того, чтобы не стареть в течение пары лет или исцелить серьёзные повреждения. В обычное время преобразованная прана шла на поддержание организма от старения, на подобии действия эликсира молодости, точнее, эта функция активируется по достижению нами возраста двадцати четырёх — двадцати пяти лет. Ну, а пока, прана постоянно шла на поддержания идеального здоровья.

Девушки предпочли нанести татуировку на спину, и у них во всю спину была нанесена звезда Эрцгаммы вписанная в круг и исписанная рунами. Рисунок очень напоминал ритуал, за который получил два мастерства, за исключением добавочных элементов, в виде ещё одного внешнего круга с рунным модулем диагностики здоровья и автоматизации воздействий. Мне пришлось наносить татуировку спереди на живот, немного захватив грудь и бока. Теперь был почти весь изрисован, поскольку на спине, пятой точке и частично левом бедре, был изображен мой посох, на правой руке волшебная палочка, на левой нож.

— Господин, а можно мне так же привязать волшебную палочку, как у вас? — Спросила Беллатриса, после процедуры нанесения татуировки.

— Конечно. Только надо будет тебе сделать нормальную палочку, без дополнений сторонних мастеров с твоими волосами и кровью. Потерпи, сейчас активирую ритуал.

Вливаю ману в точку активации на татуировке Беллатрисы, и ритуал начинает работать, перерабатывая ману из канала от родового камня в прану. Чтобы проверить правильность работы ритуала, активирую духовное зрение и вначале впадаю в ступор. У Беллатрисы две души.

— Не понял! — Произношу вслух.

— Господин, что случилось? — Дернулась Беллатриса.

— Погоди, сейчас всё скажу.

Призываю волшебную палочку и накладываю на девушку диагностические чары. Перепроверяю результат. Ещё раз перепроверяю.

— Ну что там? Эйч, ты чего молчишь? — Спросила Беллатриса, слегка взволнованным голосом.

— Вставай и одевайся, всё работает.

Дождался, когда Беллатриса оденется, и выдал: — Белла, солнце, у меня есть хорошая новость.

— Так скорее расскажите её мне. — С улыбкой произнесла Беллатриса.

— У нас будет ребёнок. Точнее у тебя от меня.

— Что? Это ты сейчас пошутил? — Спросила шокированная Беллатриса.

— Нет. Я трижды провёл диагностику. Ты на втором месяце. Странно, что ты ничего не заметила.

— Вообще то, я заметила задержку, но не придала этому значения. Думала, что после Азкабана и омоложения такое норма. Но, это что, выходит у нас и правда будет ребёнок?! — Начало доходит до девушки. — Уиии! — С визгом Беллатриса радостно запрыгала по комнате.

— Не думал, что в двенадцать, ну или уже будет тринадцать биологических лет, стану отцом.

— А я не думала, что когда–либо вообще смогу стать матерью. — Радостно произнесла Беллатриса. Потом грустно опустив голову, добавила тихим голосом. — После того проклятья, которым Лонгботтомы ворвавшиеся к нам в поместье устроили мне выкидыш, я не могла иметь детей. Ну и после нескольких лет Азкабана маги тоже не могут иметь детей… Надеюсь, их никогда не вылечат!

— Забудь. Единственный, кто мог бы помочь вернуть Лонгботтомов из состояния овощей к норме, это я. Ты же понимаешь, что не стану делать подобного с такими гадами, что нападают на беременных девушек, даже если это сделано по приказу?

— Конечно. — Слабо улыбнувшись, произнесла девушка. — Теперь надо подготовить детские вещи. А ты знаешь, кто будет?

— Процентов девяносто, что девочка.

— Значит надо переделать соседнюю с нами комнату в детскую спальню. Заказать детских вещей на девочку, изготовить комплект детских артефактов… — Беллатриса увлеклась планированием дел.

— А ещё не забудь получить от меня рекомендацию по питанию. Хотя, и без тебя справлюсь, проинструктирую доппелей. — Тихо произнёс я, и громче добавил. — И не вздумай много колдовать и таскать тяжести! Как целитель, запрещаю перенапрягаться.

— Хорошо. Господин. — Со счастливой улыбкой произнесла Белла и поцеловала меня.

На следующий день я наконец убедился, что духовные начала в полном порядке и приступил к ритуалу поглощения крестража. На этот раз выбрал крестраж Дамблдора, самый первый из Деиллюминатора.

За четыре часа поглотил крестраж. Во время ритуала меня несколько десятков раз дергал доппель с сообщением о внештатной ситуации, причём один из находящихся в доме, но поскольку мне нельзя было отвлекаться, пришлось дождаться окончания ритуала.

Подключился к доппелю и считал его воспоминания.

Да, дела. Я то, думал, а чего это Беллатриса ко мне не пристаёт с просьбами изучить шумерские заклинания, а девчонки, причём обе, уже нашли себе учителя. Я же приказал доппелям подчиняться девушкам, чем они и воспользовались. Приказали одному из доппелей обучать их магии. Ну, доппель подошёл к делу ответственно и начал обучать, как следует, начав с древне-Шумерской магии. А сейчас Белле вдруг приспичило выяснить про меня личную информацию, а вот разглашать такую, было строго запрещено кому–либо, вплоть до самоуничтожения.

— Чрево Тиамат, женщина, ты что, решила меня убить? — Спросил я Беллатрису, быстрой походкой выходя из–за угла.

— Что? Почему вы так решили, мой Лорд?! Я бы никогда не пошла против вас! — Белла была крайне удивлена моим заявлением.

— Но ты всё же активно старалась! Начнём с того, что доппелям запрещено делать определённые действия, например, разглашать кому–либо информацию обо мне или делать что–либо, что может навредить мне. В такой момент доппель шлёт мне запрос о внештатной ситуации, требуя разъяснений, как ему поступить. А теперь представь, я провожу многочасовой сверхсложный ритуал, где отвлечься, значит умереть и в этот момент меня десятки раз дергает сообщением доппель! Поэтому спрашиваю ещё раз, ты намеренно решила меня убить? Неужели, информация про моё прошлое, дороже самой жизни?!

— Мой Лорд! Простите, пожалуйста. Я не знала, что это настолько опасно. — Беллатриса расплакалась.

— Чрево Тиамат! Да что за беда с этими женщинами? Я понимаю, ты беременная, гормоны, но меру тоже надо знать. Больше не смей лезть к доппелями с подобными вопросами.

— Хорошо, мой Лорд. — Немного успокоившись, Беллатриса спросила. — То есть, вы не против, что мы учимся магии у вашего доппеля.

— Нет, конечно. Учитесь на здоровье, всё меня меньше дёргать будете. Если бы был против, то просто запретил бы подобное. Глядишь, лет через сто — двести до уровня архимага дорастёте.

— Но мы к тому моменту будет старухами. — Печально поведала Беллатриса.

— Белла, ну нельзя же совсем мозг отключать. Как вы станете старухами, если через четыре–пять лет ты и чуть позже мы с Еленой, попросту перестанем стареть? Пока цел родовой камень и питающие его ритуальные схемы, мы в теории, можем жить неограниченно долго. Стоит лишь опасаться насильственного лишения жизни.

— Простите, господин. Я забыла об этом. Вы так внезапно появились и удивили своим заявлением. Простите, я действительно не хотела причинить вам вред. Я вас люблю больше, чем кого бы то ни было!

— Забыли. Но на будущее запомни, во время сложных ритуалов не отвлекать меня, даже если начнётся очередная ядерная война. Просто поставьте щиты посильнее, но меня не отвлекать. Исключение, разве что, прорыв с демонического плана с вторжением или атакующий поместье бог, архидемон или аналогичной силы сущность.

— Господин, а что вы будете делать со Снейпом? После суда времени прошло уже прилично, а вы ничего по поводу него не предприняли. — Перешла на другую тему Беллатриса.

— А что, с ним надо что–то ещё делать?

— Но, ведь он вас предал! — Возмутилась девушка.

— Ах. Это. Ну, с кем не бывает? — Пожимаю плечами. — Можно немного поиздеваться над ним. В принципе, он как раз немного промариновался в тюрьме, но наверняка держится бодрячком и считает себя героем, пострадавшим за правое дело.

— О! Вы что–то задумали? — Спросила Беллатриса.

— Да. Есть одна идейка. Заставлю Снейпа осознать, что он зря переметнулся на сторону Дамблдора.

— Вы разрешите присутствовать при этом?

— Нет. Ты слишком горяча и к тому же беременная. Я устрою вам трансляцию, как в прошлый раз.

— Ну, хоть так. И когда собираетесь заняться этим? — Спросила Белла.

— Завтра.

С вечера слил воспоминания доппеля Дамблдора, которые были не хуже его собственных, во флакон. Смонтировал полуторачасовой ролик, из которого выходит, что именно Дамблдор виновен в смерти Лили Эванс и Джеймса Поттера, что Воландеморт был марионеткой Дамблдора, и с такой логикой, что Воландеморта там и близко не было, а куда он делся, сам директор не знает, но думает, что сбежал из под его власти. Но Дамблдор всё равно объявил Воландеморта мертвым. Ну и реальные причины, зачем он это сделал, то есть, ради денег, власти и разрушения магического мира. Ну и длинный видеоряд, как Дамблдор несколько десятков раз жарит Снейпа в зад и много раз стирает ему память, и несколько раз корректирует память.

Далее делаю Думосброс, но одноразовый. Он основан на доппель технологиях, то есть фактически твёрдая иллюзия, которая развеется, как только мана в ней закончится. А хватит его примерно на сутки.

Утром следующего дня.

После завтрака помещаю Думосброс с флаконом воспоминаний в контейнер из той же материальной иллюзии, который размещаю в многомерном кармане. Вывожу на стену изображение, словно взгляд с моих глаз, также вывожу звук и всё это транслирую в виде иллюзии на стену в гостиной. Девушки заставили журнальный столик вкуснятиной и расположились на диване в ожидании развлечений.

Посылаю поисковый сигнал по метке Снейпа и фиксирую его местонахождение. Телепортируюсь в его камеру. Оказавшись в камере, сразу обнаруживаю Снейпа, лежащего на шконке, одетого в новенькую полосатую робу, аналогичную той, что была на Сириусе.

Снейп обнаруживает меня, дёргается, но я парализую его шумерским заклинанием, пущенным из посоха через свою ауру. В отличие от заклинания с браслета, погружающего в стазис, это работает аналогично Петрификус Тоталус, то есть органы чувств, продолжают действовать: глаза видят, уши слышат. Невербальными чарами сотворёнными палочкой устанавливаю Снейпа таким образом, чтобы он меня хорошо видел. Накладываю на камеру чары приватности. На всякий случай, кладу у двери камеры три ловушки душ.

Дементорам запрещено входить в камеры, но ловушке достаточно будет, если таковой приблизиться хотя бы на расстояние полутора метров, и стены для ловушек не преграда.

Поднимаю палочку вверх и произношу: — Клянусь магией, моё имя Том Марволо Реддл. Клянусь. — Происходит вспышка подтверждающая, что клятва принята. Продолжаю: — Клянусь магией, я, Том Марволо Редл, не приближался к дому Поттеров в октябре тысяча девятьсот восемьдесят первого года от рождества Христова. Не убивал Лили Поттер, в девичестве Эванс, не убивал Джеймса Поттера. Клянусь. — Вновь вспышка подтверждает сказанную клятву. После чего направляю палочку на Снейпа и с улыбкой посылаю в оного заклинание: — «Круцио!».

Снейп бешено крутит зрачками, но не может ни кричать, ни шевелиться, ни потерять сознание.

Прекращаю действие заклинания и отменяю паралич. От этого Снейп валится на пол камеры и несколько раз дёргает правой ногой, как если бы к ней привязали невидимую верёвочку и дёрнули несколько раз.

— Что, предатель, считал себя героем, пострадавшим за правое дело? — Нагло ухмыляюсь. — Решил, что смеешь лезть в дела Темного Лорда, червь? Ты грязь, даже ещё не понял, насколько попал. Чтобы ты хотя бы немного осознал своё положение, оставляю тебе небольшой подарок.

Вытаскиваю из многомерного кармана контейнер из твёрдой иллюзии и развеиваю его. На полу камеры остаётся Думосброс и флакон с воспоминаниями.

Прежде чем телепортироваться, призываю невербальным Акцио камни душ и направляю в Снейпа палочку: — Круцио! — Держу заклинание пару минут, наблюдая, как Снейп извивается. Он дико громко кричит, под конец срывая горло. Прекратив заклинание, произношу: — Я не прощаюсь, Северус, а говорю, до свидания! — И с гадкой улыбкой на лице телепортируюсь домой.

Оказываюсь в гостиной. На стену продолжает идти трансляция, но уже из камеры Снейпа, поскольку перед отправлением подвесил передающее плетение там, в углу камеры.

— Господин, это было великолепно. Но не слишком ли мало Круцио? — Обратилась ко мне довольная Беллатриса.

— Вполне достаточно. Я же не маньяк, чтобы наслаждаться подобным. Применяю исключительно по делу и для мести. Это раньше Воландеморт был сумасшедшим. Теперь же эта кличка осталась в прошлом и стараюсь быть разумным магом. Как показывает опыт, осторожные и разумные живут гораздо дольше сумасшедших беспредельщиков.

— Мой Лорд, таким, как сейчас, вы мне нравитесь гораздо большего старого. Но я люблю вас и верна в любом виде! — С восторженным придыхание заявила Беллатриса.

— Спасибо, Белла. Ты мне тоже нравишься.

— Господин Эйч, а что за воспоминания вы дали Снейпу? — Донеслось от Елены, продолжающей смотреть на проекцию.

В этот момент в камере Снейп уже встал на четвереньки и просматривал воспоминания.

— Это он зря в такой позе и на камнях разместился. Вам девушки явно будут понятны последствия подобного стояния на четвереньках в течение полутора часов. — С усмешкой произношу, следя за реакцией девчонок.

Беллатриса рассмеялась, рассмотрев, какую позу я имел ввиду. Елена слегка покраснела.

— Да, колени и поясница у него после такого будут болеть. — Детским голосом донеслось от Елены. — Но вы так и не ответили на заданный вопрос.

— Поскольку Снейп всё равно будет в этой позе торчать долго, могу вместо камеры запустить запись, приготовленную для него.

— Давай. — Быстро выкрикнула Беллатриса.

Елена просто кивнула.

Вывожу на экран. Вначале начинаются воспоминания Дамблдора с разных встреч и раздача приказов, разоблачающих его как «кукловода всея Англии», затем помогла его милая привычка, вслух обсуждать дела с Фениксом. Он много чего рассказал, словно каялся на проповеди. Начиная о том, как сделать из хорошего мальчика Тома, Темного Лорда, а потом убрать его, как разграбить и убить пару десятков семей аристократов, как уничтожить магическое образование, как убить Поттеров и забрать их состояние, какой хороший мальчик Северус и что стоит его забрать себе и жахать, жахать, жахать пока задница не задымится…

Потом я ушёл, оставив девушек смотреть этот ужас в одиночестве, поскольку начался видеоряд от первого лица, около получаса гомосятины с участием Снейпа, с последующим стиранием оному памяти. Это я ещё взял только кусочки из каждого раза.

— Тфу. Ну и гадость. Грёбаные содомиты! Чрево Тиамат, чтобы вам Ктулху своими щупальцами очко взбалтывал! — Отплёвывался я, стоя на крыльце.

Что–то так курить захотелось, что даже странно. Уже давно, очень давно не курил сигарет, а тут после такой гадости, захотелось забить противным вкусом табачного дыма гадостное чувство ненормальности и чуждости, возникшее при мысли о содомитах.

Телепортировался в косой переулок, прошёлся и нашёл лавку, торгующую алкогольной и табачной продукцией. Зашёл внутрь. Внутри лишь один посетитель, мужчина представительного вида с ярко выраженной тёмной аурой, явно некромант, причём сильный, уровня магистра. Брюнет с длинной косой до пояса, напоминающей мою косу. Одет в дорогую классического кроя мантию из шерсти единорога, увешан различными артефактами. В общем, редкий гость в магической Англии. Кинув на него взгляд и оценив, решил не обращать внимание.

— Кубинские сигары есть? Хорошие. — Спрашиваю у продавца. Мужчины с коротко стриженными русыми волосами, на вид лет сорока с карими глазами. На нём надета классическая современная мантия из простой ткани.

— Да, юноша. Но вы не слишком молоды для подобной покупки? — Спросил он.

Кладу руку на стойку.

— Сюда смотри. — Глазами показываю на руку. — Что видишь?

— Перстни. — Спокойно сказал мужчина и пожал плечами.

— Ты что, маглорожденый? — Выплёвываю вопрос, словно выношу приговор. Не смотря на то, что ниже ростом, смотрю на мужчину, словно сверху вниз или как на кусок навоза прицепившийся к подошве обуви.

— Ох уж эти дети аристократов. — Вздохнул мужчина. — Ребёнок, иди отсюда, я не хочу проблем.

Некромант бросил на мою руку вскользь лишь один взгляд, после чего кинул на меня уважительный взгляд, слегка поклонился и улыбнулся.

Поворачиваюсь к некроманту, улыбаюсь и кланяюсь в ответ.

— Добрый день, коллега. Редко встретишь нашего брата в такой дыре, как современная магическая Англия. Совсем нас местные боятся, и уважать перестали. Но чтобы перстень мастера не узнать, это вообще ни в какие ворота! — Произнёс я.

— А вы не пробовали их убивать и воскрешать, коллега? Я слышал, помогает. — Спросил мужчина, с ноткой сарказма в голосе.

— Пробовал. Не помогает. — Печально вздыхаю. — Они хуже маглов, те если не понимают, то боятся и просто атомную бомбу на голову кидают, а эти настолько тупы, что даже не понимают, что в любой момент могут стать наполнителем для посоха.

— Кха–кха–хка-кха. — Некромант разразился каркающим смехом. — Как метко! Наполнитель для посоха! Зовите меня Генри.

— Хермион.

— Мы с вами случаем не пересекались раньше? — Спросил некромант.

— Маловероятно. В вас видны Западно — Европейские корни, я же ранее обитал в Восточной Европе, Азии и новом свете.

— Можьет мы выпьем водки за встречу? — С небольшим, но ярким в некоторых местах акцентом на Русском языке произнёс некромант.

— О! Вы говорите по русски?! За последние триста лет редко приходилось практиковаться в этом языке. — На русском же, с небольшим акцентом, ответил явно уроженцу немецкоязычных стран.

Мы прошли с некромантом в бар в Лютном переулке. Заказали водки, закуски. Я купил тут же пачку сигарет и закурил.

Вот интересно, что делает старый некромант в Англии? Ему лет двести — триста, судя по ауре и местному прогрессу магов. Курортов вблизи нет, интересного особо тоже. Не на экскурсию же он приехал? Значит по делам. А какие дела у мага такого уровня? Скорее всего, разведать ситуацию, что тут за движуха происходит. Может такой человек быть сам по себе? Вполне может, но скорее всего он часть организации сильных магов.

— Я недавно в Англии, расскажите, что тут происходит? — На немецком спросил Генри.

— С Фламелем знакомы? — На немецком, но с акцентом, отвечаю ему.

— Хм. Только шапочно. Он ещё тот жук и репутация не хорошая в нашем кругу.

Слова, про «наш круг» подтвердили мои предположения по поводу организации.

— Этот жук затеял какую–то возню, причём уже давно и долгоиграющую. Через своего ученика Дамблдора и его содомита дружка Гриндевальда вначале полвека назад закрутил большую войнушку, как мне удалось выяснить, чтобы философских камней наклепать. Теперь вот плацдарм из магической Англии строит. Убивает образование у местных. По расчётам, он собирается в будущем ещё одну войнушку при помощи маглов устроить. Но на этот раз достанется всем. Похоже, этот жук нашёл какое–то нестандартное применения камням.

— Хм. Интересно. Мне он давно не нравился, но с такой точки зрения никто не смотрел. В прошлую войну всем мало не показалось, а уж если маглы жахнут тем, что имеют сейчас, несладко будет всем. — Задумчиво сказал Генри. — Откуда информация?

— Голову бородача распотрошил. Думаешь, мне нравится таким мелким ходить? Любовница вон, оборотное просит принимать, чтобы в постели с взрослым кувыркаться и не чувствовать себя растлителем детей.

— Кха–кха–кха-хка! — Заржал некромант. Затем отсмеявшись, сказал, — Ну и умная мысль тебе в голову пришла! К бородачу, как только не пытались подобраться, он в этой школе, как в консервной банке, хрен вытащишь не вскрыв. А оказывается, всего лишь и надо было в ребенка обратиться и пойти учиться!

— Вижу знатока. — Уважительно посмотрел на некроманта и одобрительно покивал головой.

— Значит, Фламель. — Многозначительно сказал некромант.

Дальше мы пили водку и болтали ни о чём. Просто байки, анекдоты, разговоры о политической обстановке в мире. Прощупывали друг друга. Снимать матрицу с мага не решился, он наверняка почувствует подобное воздействие.

После расставания мы остались довольные друг другом. У меня теперь имелись контакты для выхода на группу могущественных долгоживущих магов и полный карт–бланш на работу с Фламелем.

Вот что странно — это тело вроде росло без участия эликсира удачи, а всё равно везёт. Иначе не знаю, как назвать встречу с «таким» магом в обычном магазине и эту глупую тягу некурящего человека к табаку… Очень напоминает действие Феликс Филицис в ослабленном варианте. Может, прожив в теле, пропитанном зельем удачи, душе тоже что–то перепадает, а поскольку я часть души, то мне тоже будет везти, но как части, в ослабленном виде?! В принципе, идея жизнеспособная и это было бы очень хорошо.

Вернувшись домой, застал скучающих девушек. На иллюзии плакал Снейп.

— И долго он так? — Спрашиваю девчонок, кивая на иллюзию.

— Как только из омута памяти вылез. — Сказала Елена.

— Господин, вы что, пили? — Нахмурившись, спросила Беллатриса.

— Ага. Пока вы развлекались просмотром отвратительной содомии, мне интересный некромант попался, из клуба старичков «кому за двести». Пообщались с ним за мир во всём мире.

— Фуф. Что–то меня от запаха табака, что от тебя исходит, подташнивает. — Поднеся ладошку ко рту, сказала слегка побледневшая Беллатриса.

Немного посмотрев на страдающего Снейпа, почувствовал чувство удовлетворения от совершенной мести и спокойно отключил иллюзию. Пусть это станет ему уроком на всю жизнь, что не стоит без спросу лезть в голову мага, особенно если он кажется тебе подозрительным.

На неделе при помощи отработанной схемы татуировкой привязал Магическую книгу, в которую записывал заклинания и ритуалы. Саму книгу подверг ритуалу нетленности. Татуировка гримуара разместилась на спине за посохом.

Двенадцатого февраля закончил составлять словестную формулу для заклинания «Великое исцеление Котоура». Подвесил три десятка таких заклинаний в ауру. Каждое занимало место, как полсотни простых, лишь немного не дотягивая до дланей.

Вообще, словестную формулу по Шумерской школе магии сделать гораздо проще, чем рассчитать ритуал, где требуется математическая точность. Всё оттого, что каждое действие привязывается на определённый звук. Словно зачитываешь программный код, сделать то–то на звуке таком–то. Причём звуки можно брать любые. Собственно, магия слова, это скорее метод, нежели вид магии. Для использования магии при применении данного метода волшебник зачитывает некий текст, после чего вкладывает в него свою магическую энергию и, будучи уверенным, что это сработает, собственно, и создаёт какой–либо магический эффект. Но для привычного к математической точности человека и для возможности нормальной обратной конвертации в ритуальную форму, желательно применять чётко расписанный магический код на определённом языке магического программирования. Такой язык я составил ещё при жизни Гарри Поттером, но проблема была в том, что он был рунным. Большую часть времени я посвятил как раз составлению заклинания рунным программным языком в ритуальном виде, а затем просто перевёл в вербальную форму. Если бы создавал просто вербальную форму заклинания на древнем языке, типа шумерского, то потратил бы во много раз меньше времени, но опять же, перевести эту абракадабру в ритуальный вид уже было бы весьма проблематично.

Магия Слова обычно применяется всеми волшебниками, однако, опытные маги, которые посвятили себя другим дисциплинам, могут творить волшбу и без текста, который, в общем–то, служит лишь для убеждения самого мага в том, что волшебство реально. Однако, для создания действительно могущественных заклинаний или ритуалов, тексты обычно всё равно используются, ибо, в таком случае, вероятность того, что магия не сработает, практически сводится к нулю. Для того, чтобы заклинание получилось, волшебник должен верить, что оно сработает. Но заставить поверить самого себя в то, что какой–то текст может изменять реальность — не так–то просто, поэтому зачастую, волшебники составляют длинные и запутанные заклинания на древних языках, упоминая при этом богов или демонов, которые к данному заклинанию и не относятся вовсе. Конечно, после многократного повторения и убеждения самого себя, волшебник может сократить формулы и использовать краткие слова–ключи или же вовсе не использовать вербальные «костыли» и колдовать напрямую, используя лишь своё воображение и магическую силу. Помимо всего прочего, волшебник, разумеется, не способен создать буквально всё, что угодно. Любое действие затрачивает определённый запас магической энергии, вследствие чего, даже самый запутанный и длительный ритуал не превратит человека в бога или иное высшее существо.

Утром тринадцатого февраля за завтраком.

— Девчонки, сегодня иду испытывать новое заклинание. Кто со мной?

— Я–а–а-а! — Воскликнули одновременно Белла и Елена.

— После завтрака у вас полчаса на сборы и придумать, куда направимся.

Девушки нарядились. Бела пришла в шикарном закрытом черном платье, Елена в фиолетовом закрытом платье в старинном стиле. У обоих на голове красовались остроконечные шляпы в цвет к платью, а на поясах покоились волшебные палочки, это были палочки, которые по моему поручению им сделали доппели. Изготовил, как и себе по две палочки, одну они носят на виду, а вторую привязал через татуировку также, как и свою. Белла нанесла татуировку волшебной палочки, и соответственно сделала привязку на плечо правой руки, так же, как у меня. Елена не захотела наносить татуировку на руку, поэтому рисунком украсилось правое бедро. В качестве верхней одежды у девушек женские варианты пальто в цвет к платьям, а на ногах зимние сапожки.

Сам тоже после завтрака сходил и переоделся в полюбившийся костюм тройку серого цвета и пальто. На ноги обул полуботинки коричневого цвета из кожи дракона. В гостиной дождался девушек.

— Господин, мы одеты, но не готовы к торжественному выходу. — Печально вздохнула Беллатриса.

Приподнимаю правую бровь и молча жду продолжения.

— У нас даже нет никаких украшений. — Печально вздохнула Беллатриса.

— Конкретнее. Какие украшения вам необходимы? Какие камни и металлы, какого цвета?

— Мне изумруды и белое золото, Елене рубины и желтое золото. Серьги, кулон, кольцо, браслет.

— Ждите. — Разворачиваюсь и спускаюсь в ритуальный зал.

В зале на пол нанесена гексограмма без знаков, в общем, стандартная заготовка. Использую её как концентратор для трансмутации и запитываю напрямую от родового камня.

Трансмутирую Украшения. Беллатрисе делаю из украшения платины: по одному изумруду в красивой огранке по пятнадцать карат в серьги в виде змеек, изумруд в двадцать карат в кольцо в виде змейки, браслет делаю в виде Уробороса, змея, кусающего свой хвост, и украшаю сотней изумрудов по пять карат, кулон в виде круга с бриллиантом в двадцать карат по центру и шесть изумрудов по семь карат расположены вокруг бриллианта на равном удалении. Для Елены сделал украшения из золота: всё то же самое, но в виде орлов и с рубинами.

— Вот. — Вручаю девушкам побрякушки, выйдя в гостиную. — Теперь вы готовы?

— Да! Какая красота… — Восхищённая произнесла Беллатриса, рассматривая украшения.

— Красиво. — Тихо сказала Елена, взглядом пожирая украшения. Она брала по одному предмету в руки, и тщательно осматривала с блаженной улыбкой на лице, полностью отрешившись от мира.

Ещё через час мы, наконец, смогли покинуть дом. Пока девушки насмотрелись на украшения, пока покрутились у зеркала. Я тихо зверел и вместо исцеления, готов был испытать какую–нибудь из наиболее разрушительных Дланей.

Теперь вот стоим во дворе нашего поместья.

— Эйч, милый, а почему мы стоим? — Мурлыкающе спросила Беллатриса.

— Эм… В общем, я не знаю куда направится. — Честно признаюсь дамам.

— Как, куда? Конечно же, в Косой переулок! Хотя, по хорошему, стоило бы наведаться на приём к кому–либо. Мы же должны выгулять украшения?! — Произнесла Беллатриса.

— Хотя это женская логика, но она не лишена разумного начала. — Констатируя я, после чего активирую телепортацию на аппарационную площадку перед Гринготтсом.

Вначале мы прогулялись по Косому переулку. Девушки заходили во всевозможные лавки и занимались банальным шопингом. О цели нашего визита они совершенно позабыли. Я осознал, что сегодня испытать заклинание не получиться и смирился с бездарно потраченным временем.

Девушки получали массу положительных эмоций от совершения покупок, которые сразу же телепортировали в поместье.

Единственный, кому было плевать на шопинг в этой компании, был ваш покорный слуга. За три часа такого времяпрепровождения я отрешился от реальности и, абсолютно механически передвигался, раздавая приказы доппелям в поместье, наконец, начав переделку поместья в Коцебу и начав варку сложных зелий, на подобии Феликс Филицис. Вот что шопинг творит с мужиками. Откладываешь месяцами дела, откладываешь. В итоге, каких то три часа мотивируют делать что угодно, даже заняться отложенными делами, лишь бы не участвовать в этом кошмаре.

Из дел меня вырвало размытое предчувствие скорого происшествия. Обращаю внимание на реальность и замечаю, как оборотень лет тридцати на вид, одетый как солидный волшебник в классическую мантию черного цвета, проходя мимо Елены, быстро и почти незаметно стянул с неё браслет.

— Вот оно, развлечение! — Мысленно обрадовался я.

Активирую заклинание Щупальца, из школы телекинеза. У меня появляются два невидимых телекинетических щупальца регулируемой до сотни метров длины, которыми могу управлять, словно дополнительными руками. Хватаю щупальцами воришку, оборачиваю их вокруг оборотня в пять витков каждое, и резко сжимаю, ломая ему кости. Оборотень падает на землю кулем со множеством переломов, словно попал в камнедробилку.

Призываю волшебную палочку и произношу: — Акцио браслет Елены. — из кармана вора вылетает браслет с рубинами и летит в мою сторону. Ловлю его свободной левой рукой и вручаю Елене. — Леночка, ну что же ты не следишь за своими вещами. Держи.

— Спасибо, Эйч. А ты не будешь испытывать своё заклинание? Этот вор вроде бы подходит. — Сказала она.

— Ах! Точно! Заклинание! Я же собирался его испытать. — Направляю руку на оборотня и громко произношу: — Великое исцеление Котоура!

Поскольку происходит всё на улице, то вокруг нас собралась толпа праздных гуляк.

Оборотень вдруг начинает светиться оранжевым светом, это таким образом излишки праны визуализируются до момента полного использования. Свечение мгновенно исчезает и из тридцатилетнего куска фарша засунутого в человеческую шкуру, толпе предстаёт двадцатилетний юноша, более мускулистый чем был и пышущий здоровьем. Он недоумённо хлопает глазами и начинает с удивлением себя ощупывать. Вдруг парень срывается с места и пытается убежать, но тут же посылаю ему в спину заклинание из Браслета василиска и убираю в многомерный карман. Для зрителей это выглядело, словно юноша переместился порт–ключом, так что мне предъявить нечего.

Я же должен исследовать работу заклинания. Побочные эффекты, воздействие на оборотней. Не буду же делать это в спешке на виду у толпы народа? Тем более, никто не сможет сказать, что я убил или покалечил человека. Попробуй, докажи что он был оборотнем, если выглядел как маг. А если власти попытаются докопаться, на всё есть ответ. Где маг, покажите? Ах, нету? Множество магов видели как этот живой и здоровый, похожий на человека разумный ушёл, воспользовавшись порт–ключом, при этом все видели только как я использую целительское заклинание и призываю вещь, принадлежащую родственнице…

— Девочки, хватит прогулок, пора возвращаться домой. — Командным голосом, не терпящим возражения, говорю представительницам своего рода.

— Хорошо. — Кивнула Елена и взяла меня за руку.

— Всё–всё, закончила. — Произнесла Беллатриса и подошла ко мне поближе, после чего ухватила под локоть с другой стороны.

Телепортируемся в поместье.

— Так, я исследовать оборотня, мне не мешать! — Ставлю дам в известность и удаляюсь.

Трансмутирую в подвале на полу оковы из хром–графенового композита. Вынимаю из многомерного кармана оборотня, активирую хорошо показавшие себя телекенетические Щупальца. При помощи Браслета василиска снимаю с гостя паралич и обездвиживаю одним из щупальцев, после чего вторым щупальцем освобождаю воришку от одежды и всех побрякушек, оставляя полностью голым.

— Что вы со мной делаете? — Громко восклицает он. — Да вы знаете, кто я такой!..

Дальше пациент ничего не успел сказать, точнее пытался, но лишь хлопал ртом, потому что я наложил на него беспалочковый Силенцио.

Укладываю его и заковываю в виде звезды в кандалы, прикреплённые к полу. Теперь ему будет сложно пошевелится. Начинаю проводить диагностику.

Диагностика показала, что человек, а это уже человек, поскольку от Ликантропии не осталось ни следа и он больше не оборотень, обладает невероятной силой. У него большая часть мышц имеет розовые волокна, суставы и сухожилия усилены. Помимо силы, повышена скорость реакции, увеличено количество нервных волокон. То есть, он силён и быстр как оборотень в частичном обороте. Регенерация осталась тоже, как у оборотня, но уже в полном обороте при максимальной луне, то есть, просто запредельная для человека. Как побочный эффект — повышенный аппетит. Ему надо еды примерно в два раза больше, чем простому человеку его комплекции.

Тест на серебро не дал ничего, то есть, реакция как у простого человека и серебро теперь безвредно.

Заклинание работает, как и было задумано — человека полностью исцеляет от всего, омолаживает и возвращает идеальную физическую форму. Какие потрясающие перспективы открываются, это же фактически панацея! Никто до этого не мог исцелить оборотней, за исключением высших сущностей ну и неизвестных мне случаев…

Парень вначале дергался, пытался кричать. Но уже прошло три часа, как мы находимся в подвале и он перестал остро реагировать немного успокоившись. Снимаю с него матрицу, призываю магическую книгу и записываю матрицу оборотня в ритуальном виде для создания доппеля.

— Ну что, голубчик. У меня для вас две новости, хорошая и плохая. Начну с хорошей, я вас излечил от Ликантропии, вернул молодость и у вас остались все плюсы оборотня — повышенная сила, реакция и регенерация. — Делаю паузу, чтобы он осознал открывшиеся перспективы. — Плохая же новость состоит в том, что вы вор. И это было бы не так страшно, но вы украли у близкого мне человека. И хоть сейчас меня зовут Хермион Котоура, то раньше звали Том Марволо Реддл, но более известен был под прозвищем Воландеморт…

— Мой Лорд, вы ещё долго будете возиться с этим ничтожеством? Наложите на него то заклинание растущей боли и пойдёмте уже ужинать. Еда стынет. — Сказала зашедшая в подвал Беллатриса.

В глазах бывшего оборотня стоит непередаваемый ужас и понимание того, в насколько глубокую задницу он попал.

— О, юноша, позвольте представить, это моя правая рука, Белла Котоура, в прошлом Беллатриса Лестрейндж, ещё раннее Блэк.

Парень округлил в ужасе глаза и обоссался, в прямом смысле этого слова напрудил под себя лужу.

Беллатриса просто в экстазе от произведённого эффекта своего появления. Судя по её виду, она только что чуть не кончила…

— Фу. Ну, зачем же так остро реагировать. — Невербальным Эванеско удаляю выделения. — Я же ещё не огласил вторую плохую новость, да.

Парень пытается что–то сказать, при помощи Легилименции я его прекрасно понимаю.

— Я разве не говорил, что будет вторая плохая новость? Ну что же, бывает. Так вот, ты слишком много знаешь… — Делаю паузу. — В общем, полежи, подумай над смыслом жизни. Я зайду за тобой после ужина. Ну, или после завтрака. Как фишка ляжет. — Усмехнулся, посмотрев на поникшего парня, после чего ушёл ужинать.

Дальше было не до пленника, поскольку Беллатриса меня активно благодарила за подарки. Уснули мы лишь под утро.

Во время завтрака четырнадцатого февраля, на словах поздравил девушек с днём всех влюблённых и подарил по букету трансмутированных роз, ничем не отличающихся от настоящих, кроме насыщенности маной. После завтрака, а было это уже ближе к полудню, спустился в подвал. Под пациентом была куча отходов жизнедеятельности, и в подвале стояло непередаваемое амбре. Удалил всё лишнее, включая запахи.

— Когда не воняет, то намного лучше. — Сказал пленник.

— О, Пациент, да у вас никак Силенцио спало?! — Удивился я. Хотя, оно же было беспалочковое и невербальное. Так–то моё Силенцио по нескольку суток держится без чар отмены. — Ну как, что надумали?

— А что, у меня есть выбор? — Полным фатализма голосом ответил он.

— Конечно. Если вас съели, то всегда имеется как минимум два выхода. — С улыбкой произношу старую пословицу. — Мне лень решать твою судьбу, так что даю один шанс. Придумай решение, которое спасёт тебя и если оно мне понравится, то ты освободишься.

— Тёмный Лорд, молю простить меня за совершённую глупость! Если бы я знал, что это ваши дамы, я бы никогда не посмел даже подумать совершить что–либо против вас. Примите меня в свои ряды, и я буду верно служить вам. — Сказал парень.

— То есть, если бы это был чужой ребёнок, то ты бы так же обворовал его. — Хмыкнул я.

— Будь на то моя воля, я бы честно работал, но министерство магии душит своими законами, на работу устроится невозможно, а кушать хочется, вот и проходится воровать. — Поник парень.

Я переплёл пальцы и большими пальцами упёрся в подбородок, поднеся переплетенные ладони ко рту, задумался. — Хм… — Перевожу взгляд на парня и начинаю Легилименцией просматривать его жизнь.

В принципе, он не так уж и плох. Воровать начал недавно действительно от безнадёжности, после того, как авроры устроили очередную травлю оборотней, из–за чего ему пришлось уйти с работы грузчиком в магловском мире.

Как по мне, то, что творит министерство магии, полнейший бред. Оборотней наоборот надо припахать, дать работу, условия для жизни и заставить самостоятельно разбираться со своими преступниками, пригрозить вернуть, как всё было, если будет твориться беспредел. По моему, не сложно предоставить сотруднику раз в месяц три — четыре выходных на время полнолуния. Ведь, по сути, оборотни те же люди, только раз в месяц у них имеется проблема, причем она прогнозируемая, с точно известной датой и можно без проблем взять порядочных оборотней на контроль.

— Как всё сложно… Признаюсь честно, тебя проще убить. Обеты ведь можно обойти. Вдруг, ты почувствуешь себя рабом, и тебя это будет тяготить, и вместо воровства решишь убить меня или моих близких, или будешь гадить по мелочам? Зачем мне такие проблемы?

— Великий Лорд, я буду вашим самым преданным слугой! Даже не думайте, я никогда вас не предам. — Воскликнул юноша. Он даже сам поверил в свои слова, поскольку звучало это искренне.

— Эх. Все так говорят. Посмотри на меня? Многих ли соратников ты видишь рядом со мной? Стоило подстроить свою смерть и перестать творить беспредел, запугивая быдло, и лишь единицы остались преданными, остальные предпочли откреститься от своего Лорда, а некоторые с радостью перебежали на сторону врага. — Печально вздыхаю. — И как после этого доверять людям? Тем более таким, которые буквально вчера с радостью готовы были обокрасть маленькую девочку. Вот, скажи, у тебя есть совесть, воровать у сиротки бижутерию?

— Что? Бижутерию? — Удивился парень. — Выходит, что я совершил не просто эпическую глупость, а сделал это просто так? — Чуть ли не плача спросил он.

— Ха–ха–ха! — Рассмеялся я, наблюдая за реакцией пациента. — Ладно, давай попробуем. — Освобождаю парня от оков и призываю его одежду. После чего внимательно за ним наблюдаю.

Он садиться, растирает руки и ноги, после чего, не делая резких движений, медленно одевается, изредка поглядывая на меня.

— Скажи своё имя, возраст, образование. Как и когда стал оборотнем, какие водятся грешки. — Приказным тоном говорю парню, дождавшись, когда он оденется.

Парень вздрогнул, но собрался с мыслями и начал говорить, — меня зовут Джон Кендал. Родился семнадцатого июля тысяча девятьсот шестидесятого года. В возрасте пятнадцати лет был покусан оборотнем Фенриром Сивым. Закончил магловскую среднюю школу, что будучи оборотнем было сделать довольно сложно. На меня почти сразу вышли сотрудники министерства магии в сопровождении аврората, после чего узнал о магическом мире. Жить стало тяжелее, поскольку не мог, как раньше спокойно поступить в колледж, пришлось искать работу в магическом мире. Но с каждым годом становилось всё сложнее, поэтому ушёл назад в магловский мир. Работал то грузчиком, то разнорабочим. Но в последнее время авроры стали вылавливать честных оборотней в магловском мире. Эти гады не дают нормально ни работать, ни жить, пришлось воровать начать, чтобы было что поесть.

Чувствую, что всё сказанное правда и сходится с увиденным в голове.

— Значит так Джон, ты теперь магл, но со сверхспособностями, доступными оборотнями, хотя скорее больше тянешь на сквиба, пошедшего путём развития тела. Оборотнем ты не являешься ни на грамм, поэтому министерство магии над тобой не властно. Но это официально, не официально, ты и сам должен понимать, что никто не будет спрашивать у тебя справку о состоянии здоровья. Предлагаю тебе целых три варианта на выбор. Первый, стираю тебе память и отпускаю где–нибудь в Лондоне. Второй, делаешь себе сеппуку. Третий, то, о чём ты и просил, становишься моим слугой. Но в таком случае тебе придётся принести магический обет верности. В третьем варианте предоставляю пожизненно работу в зависимости от твоих знаний, навыков и сообразительности и зарплату, соответствующую должности, не ниже средней по Англии. Плюс бесплатное медицинское обслуживание. Если надо, оплата обучения. Плюс протекция и помощь рода Котоура для тебя и твоей семьи. Если необходимо, предоставление на льготных условиях жилья. Но! Требования соответствующие. Строгое хранение тайн рода Котоура, уйти со службы можно только вперёд ногами. Предательство закончиться не только твоей смертью, но и всей родни. К сожалению, это вынужденная мера для борьбы с предательством.

— Я согласен на третий вариант. — Сказал Джон. — Но вы ничего не сказали про пенсию. Она предполагается? — Подозрительно спросил парень.

— Если тебе сильно захочется постареть, скажешь мне, и тебе перестанут поддерживать молодость. В таком случае можешь спокойно выйти на пенсию по достижению биологического возраста, как и полагается по трудовому законодательству.

— В смысле поддерживать молодость? То есть, я буду вечно молодым, сколько захочу? — Удивился парень. — Но я же магл!

— А я разве не сказал? Да, все мои приближенные с недавних пор могут жить очень долго, оставаясь молодыми и здоровыми. И неважно, магл, маг или папуас с Новой Гвинеи, все люди одинаковые.

— В таком случае, я точно согласен! — С энтузиазмом произнёс парень. — Какую клятву произнести?

— Просто расслабься и не сопротивляйся. — Направляю на парня ментальное матричное заклинание Печать раба. Он слегка пошатнулся. — Читай текст на стене. — Вывожу текст клятвы в виде иллюзии на стену напротив.

— Я, Джон Кендал, клянусь в верности роду Котоура и своему сюзерену, Хермиону Грейнджер — Котоура, главе рода Котоура. Клянусь не причинять вреда членам рода Котоура и сюзерену или своим бездействием допустить, чтобы члену рода Котоура или сюзерену был причинён вред. Обязуюсь повиноваться всем приказам, которые даёт сюзерен, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат первому Условию. Клянусь.

— Я, Хермион Грейнджер — Котоура, глава рода Котоура, принимаю твою клятву, Джон Кендал. Служи честно.

Из алтаря поднимается волна синего пламени, которое накрывает нас, но не обжигает. Искин алтаря фиксирует клятву Джона, после чего пламя втягивается в алтарь, а у парня появляется небольшой канал маны идущий от родового камня.

Глава 9

Вместе с новым слугой прошли в столовую, где накормил парня.

— Ну что, Джон, расскажи, чем бы ты хотел заниматься? — Спросил я бывшего оборотня?

— Честно говоря, не знаю. — Задумавшись, произнёс он.

— Бывает. — Киваю головой. — Предлагаю для начала заняться вербовкой своих бывших товарищей по несчастью. Мне нужны преданные адекватные люди. Обещай исцеление от Ликантропии, работу, долгую жизнь и хорошую зарплату. Всяких отморозков и беспредельщиков не нужно.

— Понимаю. Хороших людей много среди оборотней и они ради нормальной жизни с радостью присоединятся к нашему роду. — Кивнул Джон.

— Это хорошо, Джон, что ты уже считаешь род нашим. Но ты же понимаешь, что это не всё? Я сам не собираюсь заниматься размещением людей, поэтому тебе придётся взять это на себя. Плюс необходимо будет отобрать боевых ребят, организовать из них небольшое боевое подразделение для охраны и отстаивание интересов рода.

— Вообще, многие наши занимались наёмничеством, воевали в странах третьего мира, так что можно подыскать уже готовых боевиков. — Сказал Джон. — А на что и как размещать людей?

— Я тебе выделю десяток доппелей, это мои иллюзорные копии, способные использовать магию, но не умеющие разговаривать и проявлять инициативу. Можешь ими распоряжаться, как подчинёнными. Ты знаешь, как работает империо?

— Да, приходилось слышать. — Кивнул парень.

— Ну, вот считай, словно это немые маги под империо. Соответственно и приказывать им надо четко и не двусмысленно. Выделю тебе денег, купишь большой участок земли, очень большой, я пошлю туда доппелей и они построят там закрытый коттеджный посёлок для персонала. По размещению не суть важно, поскольку использую порталы, но присмотри, чтобы всё было нормально, водоём, ландшафт. Тебе там тоже жить, учитывай это.

— То есть, каждому будет выделяться жильё? Свой коттедж? — Радостно спросил парень.

— Да. Я вроде бы говорил про льготное жильё? Буду сдавать в аренду за чисто символическую цену. В общем, займись этим. А пока иди, отдохни, доппель покажет тебе гостевую спальню. Мне надо кое–что подготовить.

Парня проводили в спальню, где он завалился спать. Даже оборотню сложно выспаться, будучи прикованным к холодному полу, так что это ему было необходимо.

Дал команду доппелям зачаровать медальон с многомерным карманам с возможностью привязки, как у меня.

В голове зародилась идея артефакта для связи. Первый аппарат сделал сам уже к вечеру, скинул схему изготовления доппелям и, дал доппелям команду на серийное производство. Технология связных артефактов была известна, производство простое. Самое сложное было программное обеспечение, которое в моём первом мире писало множество студентов, затем уже квалифицированных техномагов, я же просто обошёл этот вопрос, попросту устанавливая обрезанный искин на основе распределяющей шляпы, но вместо технологии крестражей использовал технологию твёрдых иллюзий или псевдо доппелей. В общем, это был, по сути не телефон, а многофункциональный аппарат, способный использовать слабую магию. Аппарат был сделан из красиво оформленной болванки в виде блестящего корпуса из хром–графенового композита с зеркальной поверхностью с одной стороны и матово черным покрытием с другой стороны, по виду, как сенсорный телефон. Заклинаний в него было вложено немного: ритуал, преобразующий солнечную энергию в ману, накопитель маны, чары, на подобии наложенных на капу для доппелей, для воспроизведения речи, и Чибик, то есть миниатюрный доппель внутри телефона, способный использовать магию, на которую хватит небольшого количество маны аппарата. Ну и естественно, возможность контроля и телепортации небольших объектов. Последнее для взимание абонентской платы, галеон в месяц. Кладёшь на телефон деньги в любой валюте, Чибик спрашивает подтверждение: «вы действительно хотите внести на счёт такую–то сумму», соглашаетесь и можете общаться, пока есть средства на счету. Деньги кончились, функции связи перестают работать. То есть основное предназначение связь между подобными аппаратами, но можно организовать не только голосовую, но и телепатическую связь между владельцами телефонов, как я делал это с Беллатрисой. К тому же, можно совершить небольшой ритуал поиска, например чтобы найти что–либо в радиусе десятка метров, ибо на большее не хватит маны аппарата. Можно при помощи телефона магичить по мелочи, на что хватит маны аппарата. Понятный интерфейс — то есть, касаешься пальцем экрана, появляется Чибик, ты ему говоришь что хочешь, он либо выполняет, либо говорит, что не может этого сделать. Зачем телефонная книга, если все адреса будут храниться в памяти Чибика? Просто говоришь: — «Хочу голосовую связь, с этим, ну как его, тот, который оборотнем раньше был и главный у босса», — и Чибик организовывает голосовую связь с Джоном Кендалом. Можно скинуть и посмотреть своё воспоминание, как в Думосброс, также можно сделать и с музыкой, после чего она останется в памяти аппарата, и слушать её, можно отсканировать книги при помощи чар (на это маны аппарата хватит), после чего читать их на экране телефона. К тому же, память устройства почти не ограничена. Даже и не верится, что подобную игрушку можно собрать буквально на коленке за полдня. Хотя, для того, чтобы повторить подобное, надо несколько сотен лет заниматься изучением и исследованиями в области магии и иметь обширный багаж знаний, но даже этого недостаточно, желательно ещё уметь творчески мыслить. Вот, например, как бы ещё можно было догадаться объединить доппель магию с артефакторикой, не умея творчески мыслить?

После того, как закончил делать первый экземпляр телефона, как по заказу проснулся Джон. Уже было время ужина, поэтому все обитателя дома собрались за столом. После ужина вручил Джону телефон.

— Парень, это устройство связи. Поскольку ты вырос в мире маглов, то будет просто разобраться. Это телефон, с него можешь позвонить или телепатически связаться с владельцем такого же аппарата. Управление простое, приложи палец к экрану.

Девчонки с интересом собрались вокруг парня и стали смотреть на новый артефакт.

Джон с опаской дотронулся до экрана. На зеркальной поверхности появилось изображение Чибика в балахоне с капюшоном и белой маске.

— Ой! Тут какой–то человечек появился. — Удивлённо сказал парень.

— Это Чибик, виртуальный помощник. Чтобы тебе было понятно, искусственный интеллект. Ты можешь отдавать ему голосовые или телепатические команды. Во втором случае необходим тактильный контакт, то есть для телепатического управления надо держать телефон в руках. Прикажи сменить вид Чибика на тот, который тебе больше нравится.

— А как? — Спросил парень

— Прикажи и представь желаемую внешность.

— Чибик, превратись в красивую девушку блондинку с большими сиськами. — Парень закрыл глаза и сделал такое выражение лица, словно пытается выдавить из себя кирпич.

— А чего у неё лицо расплывчатое? — Спросила Елена.

— Наверное, плохо представлял. — Сказал я. — Не тренированным людям сложно представить лица, поэтому идеальный вариант, смотреть на фотографию человека, внешность которого хочешь, чтобы принял Чибик.

Джон открыл глаза и посмотрел на экран телефона, что мы обсуждаем. — И правда, лицо не вышло и одежда какая то бесформенная. Можно я сейчас по другому попробую?

— Конечно. — Подтвердил я.

— Чибик, смени внешность на видимую мной. — Джон пристально посмотрел на Елену. Потом перевёл взгляд на телефон. — Получилось! — Радостно вскрикнул он.

— Один в один ты. — Сказала Беллатриса Елене.

— А что ещё он может? — Спросил Джон.

— Помимо основной задачи, связи, можно услышав музыку, залить воспоминание о ней сразу на прибор, потом слушать, можно залить свои воспоминания, потом пересмотреть, отсканировать книгу чарами, потом читать на экране. Можно применять слабые чары, например левитация небольших предметов, очистка от грязи одежды. В общем много чего. Все функции я и сам не знаю, поскольку ты первый тестер. Поручаю тебе вести дневник, где будешь указывать, и систематизировать, что при помощи аппарата можно сделать и что нельзя.

— А мне, я тоже такой артефакт хочу? — Сказала Беллатриса.

— И я! Я тоже хочу! — Воскликнула Елена.

— К полуночи у вас будут такие же. — Обещаю девушкам. — Теперь ты. — Обращаюсь к Джону.

Достаю медальон с многомерным карманом. Внутри разместил сундук с десятком миллионов галеонов.

— Это не просто медальон, это артефакт с многомерным карманом. Туда можно поместить один цельный предмет, но практически любого размера. Ты сможешь управлять им при помощи телефона. А теперь капни по капле крови на телефон и медальон.

Парень порезал палец столовым ножом и обмазал кровью указанные предметы. Провожу кровную привязку вещей к Джону.

— Ну вот, теперь предметы не будут работать в чужих руках и у тебя отнять их будет сложно. — С улыбкой говорю парню. — Надень на шею медальон и попробуй, вызови предмет, хранящийся внутри.

Джон надел на шею медальон и посильнее сжав в руках телефон, так, если бы он не был из сверхпрочного сплошного материала, а был каким–нибудь яблокофоном, то наверняка сломался бы, громко произнёс: — Появись вещь из медальона.

На полу комнаты в метре от Джона появился сундук.

— А что в сундуке? — Спросила любопытная Елена.

— Посмотрите. — Говорю любопытствующим.

Посмотреть содержимое сундука рванули все, естественно, кроме меня.

— Ах! — Ахнула Беллатриса. — Сколько тут?

Джон просто застыл как вкопанный, с отвисшей челюстью пялясь внутрь сундука.

— Десять миллионов галеонов. На представительские расходы. Не подведи меня, Джон.

— Да, господин! Я постараюсь. — Судорожно сглотнув, ответил парень.

— Ну, вот и славно. А теперь. Убирай сундук и можешь начинать выполнять порученные задания. — Слегка махнул правой кистью в плавном жесте от себя, словно барским жестом указывая «давай уже, вали отсюда».

— До свидания, мой Лорд! — Воскликнул парень, уставился на сундук и опять ухватился за телефон. — Сундук, уберись в амулет на шее! — Сундук тут же был помещён в многомерный карман на кулоне.

Доппель Дамблдора проводил гостя до ворот поместья.

На следующий день мне пришла в голову идея оптимизировать заклинание матрицы, то что это за дело, когда его надо использовать семь–восемь раз с корректировками для нормального снятия матрицы? Раньше, когда автоматизировал всё при помощи артефактов и был окружен искинами, это было не существенно, а теперь, вплотную занявшись магией слова, осознал, что это не так уж и сложно.

На этот раз я начертил во дворе огромный концентрационный круг, вокруг которого выставил сотню доппелей. Попробовал использовать их не как отдельные расчётные единицы, а в новом качестве. Погрузившись в медитативное состояние, через телепатическую связь словно распараллелил своё сознание на ещё сотню дополнительных потоков. Ощущения такие, будто мыслю в сто раз быстрее. В таком режиме за час медитации выполнил двухнедельные расчёты и накидал предварительную рунную схему. Таким образом, по два — три раза в день, занимаясь расчётами, за неделю подготовил ритуальный и словестный вид доработанного заклинания снятия матрицы. И то, большую часть времени пришлось возиться с расшифровкой Шумерской абракадабры на удобоваримый рунный язык программирования. Новое заклинание Снятие матрицы вышло чуть сложнее и занимало в три раза больше места в ауре, чем стандартное, но зачитывалось на минуту быстрее. Добавился блок повторного сканирования, повторяющего процедуру почти мгновенно десять раз, с автоматической корректировкой до идеала, а для качественной корректировки был добавлен урезанный искин, созданный на основе доппель магии.

На этом не остановился и подготовил улучшенную версию заклинания снятия матрицы. В качестве дополнения к улучшенной версии стало добавление маскировки чар от всех известных мне способов обнаружения при помощи магии, псионики, техники. Даже сумел прикрутить к этому заклинанию Фиделиус. Разработку улучшенной версии заклинания закончил лишь пятого апреля. Заклинание получилось таким сложным, что занимало место в ауре почти как Длань, пятьдесят семь простых заклинаний. Для сравнения, Длань Мардука занимает место, как шестьдесят простых заклинаний, Великое исцеление Котоура, пятьдесят. Зачитывать заклинание было довольно долго, пятнадцать минут кода. Теоретически, этим заклинанием можно незаметно снять матрицу с любого объекта, лишь ману подавай побольше. Запустив это заклинание в паре с заклинанием доппеля, можно сразу создать копию сканируемого объекта, не важно, будь то вещь или живое существо.

Заморочился с разработкой улучшенной версии заклинания снятия матрицы для возможности незаметно сканировать сильных разумных: магов, архидемонов и прочую братию. А то нехорошо вышло, например, когда с тем некромантом встретился. Та и подмывало его голову распотрошить, но это был бы дурной тон. Сам учу других, что лезть в голову мага без разрешения, очень вредно для здоровья, снимать матрицу традиционным путём, тоже не есть гуд. А вот незаметно действующее для сильного одарённого заклинание, это уже весьма полезная вещь.

Мне очень понравилось нетрадиционное использование доппелей, оттого следующей разработкой наметил создание артефакта на основе доппель магии, для создания псевдо искина для распараллеливания потоков сознания и тем самым, ускорения мышления.

Всё это время меня часто отвлекали по делам и просто так.

Вначале восемнадцатого января меня отвлёк от расчётов звонок смартфона. Смартфоны теперь были у всех членов семьи и ещё две сотни штук наклепанных доппелями лежали горкой в трансмутированной коробке в подвале. Доппели продолжали круглыми сутками производство телефонов, я подумывал создать побольше этих трудолюбивых иллюзий и открыть фабрику по производству смартфонов для магов, но с ограниченным функционалом.

Взял трубку, и из неё раздался голос Джона: — Алло, мистер Котоура, это Джон.

— Привет, Джон. Какие новости?

— Я нашёл участок земли, триста гектар всего в сотне миль от Лондона. Съездил, посмотрел, очень хорошее место. Недалеко есть асфальтовая дорога, на территории участка расположено небольшое озеро, имеется небольшой лес. Сам участок правильной формы километр на три, предназначен под застройку, оформление в частную собственность. Законная продажа от правительства.

— Тебе понравился участок? Что по деньгам?

— Да, мне участок очень понравился. Цена дорогая, девяносто семь пенсов за квадратный метр. Есть участки дешевле, но они либо неправильной формы и не такие хорошие, либо сильно меньше по площади.

— То есть, это чуть больше пяти миллионов долларов? Не думай, бери.

— Сэр, тут требуется ваше присутствие при оформлении, и я не знаю как расплачиваться галеонами.

— Джон, ты сейчас где? В людном месте?

— Сейчас да. А что?

— Джон, отправляйся в безлюдное место и позвони мне, телепортирую тебя в поместье, а затем отправимся в Гринготтс, через них всё оформим.

— Понял, сэр.

В общем, взяв всю свою кодлу девок, весь день посвятили делам. В результате к вечеру род Котоура обзавёлся земельным наделом, а на следующий день в министерстве магии оформил его как закрытую магическую родовую территорию.

Договорился с Джоном, чтобы он набирал сразу группу из тридцати оборотней, и лишь после этого связался со мной.

Затем мы посетили земли. Примерно прикинул план застройки, выделил возле озера место под строительства особняка для себя, место под коттеджную застройку.

Приехав домой, в течение недели планировал разбивку территории под застройку, размещение охранного магического контура, алтаря, питающего посёлок маной и аналогичного накопителя, вырабатывающего электричество по Английским стандартам. Подача электричества в дома планируется на приемный артефакт, как и разводка от артефакта к аналогичным розеткам и выключателям без проводов, работающих на основе магии пространства. Канализация тоже точечная в виде артефактных септиков при каждом доме, которые работают как маногенераторы, трансмутирую попавшую внутрь субстанцию в ману, дополнительно питая поселковый алтарь. Автомобильных и пешеходных дорожек, парковых аллей, место под магазин. Водопровод сделан на схожих с передачей электричества принципах, за тем исключением, что вода при помощи чар конденсируется из воздуха в огромные баки на окраине посёлка, с очисткой от вредных примесей и насыщением полезными недостающими трансмутированными солями. Доппели по моим мыслям работали чернорабочими архитекторами. Чертили планы как положено на трансмутированном ватмане, чертили по моим мыслям планы стандартного коттеджа.

Стандартное домовладение — это шесть с небольшим соток земли, участок двадцать пять на двадцать пять метров, и трёх уровневый коттедж. В коттедже три спальни, две ванных, кухня–столовая и большая гостиная. Цоколь является большим подвалом. К каждому коттеджу пристроен гараж на один автомобиль, имеется подъезд с двухполосной дороги.

Между домами расстояние пятьдесят метров, расположены они квадратами по тридцать четыре дома в два ряда по семнадцать домов. В это расстояние включена автомобильная дорога, шириной двенадцать метров, с расчетом на однополосное движение в каждую сторону и парковку в первом ряду автомобиля. Далее с каждой стороны дороги выделено две дорожки шириной три метра, пешеходная и велосипедная, плюс они разделены метром газона. Пешеходную дорожку и бордюр автомобильной дороги разделяет три метра, на которых вдоль дороги планируется посадить деревья. Со стороны велосипедной дорожки выделена аналогичной ширины зона под посадку деревьев. Через каждые двадцать метров пешеходную и велосипедную дорожки пресекают полутораметровая пешеходная и трёх с половиной метровая автомобильная подъездная дорога от дома к дороге. Вдоль дорог установлены фонари освещения, работающие за счёт магии, автоматически включающиеся при потемнении. В итоге должны выйти замечательные тенистые аллеи. Ещё по шесть метров остаётся в виде придомовой территории, которую хозяева могут облагородить по желанию, но с условием не портить внешний вид посёлка, то есть никаких строений вне своего двора, или засади газоном, деревьями, забетонируй или оставь как есть.

Поскольку дома планировалось трансмутировать доппелями, буквально из земли, не потратив на это ни кната, то не стеснялся с толщиной стен и материалами для коттеджей. Во–первых, стены подвала, они же фундамент, были толщиной в метр и изготовлены из гранита. Затем подвал утеплялся размещённым снаружи полуметровой толщины вспененным базальтом. Сам коттедж имеет простую форму квадрата, без изысков в отделке, размером десять на десять метров с толщиной стен пятьдесят сантиметров. Стены состоят из вспененного гранита и армированы сеткой арматуры из хром–графенового композита. Зимой в таком доме будет тепло, а летом прохладно. Для сравнения, чтобы добиться таких же показателей по удержанию тепла как в запланированном коттедже, если делать стены из кирпича, то их ширина должна быть более пяти метров! Перекрытия из аналогичного материала, что и стены дома, но толщиной двести двадцать миллиметров. Высота потолков два метра семьдесят сантиметров. Конёк крыши изготовлен из облегчённых металлоконструкций, состоящих из титан–графенового композита, плюс крыша утеплена трехсот миллиметровой толщины минеральной ватой из вспененного базальта. Крыша крыта металлопрофилем из крашенного хром–графенового композита. В общем, это строение на века, не горит, не подвержено коррозии, сверхпрочное, не боится землетрясений. Тройные стеклопакеты из армированных графеном стёкол и прочных композитных рам. Прочные двери, негорючий паркет во всех комнатах, полы под паркетом покрыты сто миллиметровой шумоизоляцией, как и межкомнатные перегородки. В ванных и на кухне выведены трубы из композита для подключения воды и канализации, в свою очередь подключенные к артефакту приёма воды от водонапорной башни и септику–артефакту. Один широкий вход в прихожей для приёма мусора, подключенный к септику. На него планируется установка хозяевами мусорного ведра или бачка. Из сантехники в доме имеется лишь унитазы. Электрика будет разведена по всему дому с не убиваемыми, зачарованными на прочность розетками и выключателями. Климат контроль будет осуществляться путём встроенных в пол и стены чар. Зимой полы и стены изнутри будут подогреваться, летом стены будут охлаждаться. В гостиной на первом этаже в стену будет вмонтирован простейший пульт с двумя клавишами «плюс» и «минус», плюс дисплей с показателем температуры воздуха внутри дома, где можно будет выбрать температуру от плюс одного до плюс тридцати градусов по Цельсию. В подвале регулятор температуры отдельный, чтобы можно было при желание разместить там винный погреб, например.

Отделки в домах нет, поскольку планируется, что сотрудники будут самостоятельно производить внутренний ремонт по собственному вкусу, для этого им под зарплату будут выделяться кредиты. Надо же людям куда–то деньги тратить? Пусть лучше отдают их мне. И если они будут помимо прочего ещё и должны, то это дополнительный способ привязать к себе.

Итого планирую разместить на территории триста сорок участков с коттеджами.

Помимо этого с краю посёлка идёт полоса леса шириной двести метров и протяженностью почти два километра. Там будут проложены дорожки, установлены лавочки, проведено освещение, в общем, лес облагородится и превратится в парк.

Пара гектар с края посёлка, у входа в парк, выделены под супермаркет с автомобильной парковкой, и водно–спортивный комплекс с несколькими бассейнами, отдельными залами с русской баней, турецким хамамом, джакузи, спа, современный спорт зал. Но водный комплекс не простой, вода в нём будет насыщаться праной, по своим свойствам становясь ослабленным вариантом эликсира здоровья. В супермаркете будет зона развлечений с баром, настольным теннисом, бильярдом, дартс, настольным футболом и хоккеем.

Территорию с края поселка с озером окруженным лесом, размером в квадратный километр, оставил под строительство школы магии, которую собираюсь законно у маглов оформить как закрытую частную школу. Здесь планирую детям вассалов преподавать стандартную магловскую школьную программу и теоретическую магию. Большой упор будет на практическое освоение Шумерских магических техник, техномагию и обучение теоретическим азам магии. Желающих взрослых из служащих рода Котоура, тут же будут факультативно обучать магии. Детские классы будут разделены по степени одарённости. Поскольку дети бывших оборотней, скорее всего, будут либо слабыми магами, то есть сквибами, либо простыми, но сильными людьми, то будет два направления обучения, для не одарённых и для одарённых. Простым детям будут больше давать полезных магловских наук, как в элитных лицеях и давать небольшую теорию по магии, у одарённых будет больше практики и магической теории, меньше магловских занятий. Учитывая, что доппелей могу наклепать сколько угодно, то наиболее одарённым детям могу позволить приставить личных учителей и обучать по индивидуальной программе.

С лучших учителей будут сняты матрицы, и их доппели будут преподавать магловские предметы. Доппели меня и прочих магов, как например Флитфика, будут учить магии. Если дети будут к одиннадцати годам настолько сильными магами, что их пригласят в Хогвартс, тоже неплохо, но такие случаи считаю, могут происходит крайне редко. Большинство же детей будут становиться сильнее в более позднем возрасте, к выпуску из школы, скорее всего, имеют все шансы стать магами уровня ученика по Шумерским меркам или подмастерья по местным стандартам, то есть, это на порядок лучше, чем большая часть выпускников Хогвартса.

Учитывая, что обучение будет начинаться с шести лет, и будет длиться двенадцать лет, то есть до восемнадцатилетия, то даже у маглов есть шансы стать магом, а уж у сквибов они почти сто процентные. Особенно если учесть, что организую в пределах своего посёлка магический фон раз в пять выше, чем в Хогвартсе, плюс каждому ребенку будет с самого детства организован гостевой канал от школьного алтаря, то есть вероятность, что даже маглы живущие в таких условиях могут стать магами.

В общем, это не просто выращивание с нуля преданных роду магов, и даже не добрый жест для своих сторонников, а эксперимент, растянутый на десятилетия! Иначе, я бы не стал заморачиваться с подобной ерундой, как школа магии.

Подошёл к делу с размахом, но без особой фантазии. Закончив с планами, направил сотню доппелей на строительство, остальные продолжали делать Коцебу.

Второй раз меня отвлекли в середине февраля. Джон привёл первую партию оборотней, среди которых были в основном женщины, дети и пара стариков. Все они были одеты по нищенски, а глазах было видно, что им не чужд голод. Я не халтурил, и просмотрел память каждого неофита. После одобрения провёл сеанс массового исцеления. После выздоровления на каждого установил ментальное заклинание Печать раба и принял магическую клятву на родовом алтаре.

Дальше так и пошло, только и успевал заряжать посох заклинаниями, раз в неделю, исцеляя по группе оборотней. Группы расселялись по готовым домам. Приходилось придумывать им занятие, ибо трудоустраивать на сторону не было смысла. Многие девушки были трудоустроены в построенный магазин с баром и оздоровительный комплекс. Последней приведенной Джоном группой, был отряд наёмников в полсотни рыл, из которых после сеанса исцеления–омоложения была организована служба собственной безопасности. Кредитовал долгосрочными безпроцентными кредитами на первоначальное обустройство.

Несколько самых сообразительных и образованных девушек из бывших оборотней образовали финансовый отдел рода и заняли должности по профессии: главного бухгалтера, экономиста и управляющей финансами рода. Теперь деньги на все расходы, зарплату и прочее, шли через них. Они были мне настолько благодарны за исцеление их с детьми, что влюбились до фанатизма. Без всякой легилименции при каждой встречи чувствовал, словно нахожусь в одном помещении с Беллатрисой, уж очень кидаемые на меня взгляды были похожи.

Помня, как меня однажды грохнули прямо в собственном поместье, к вопросу безопасности подошёл с размахом, вооружив охрану лучшими артефактами, какие мог изготовить. Артефактные доспехи, магические щиты и, зачарованное холодное и огнестрельное оружие. Всё с привязкой и предохранителями с невозможностью использовать человеку не принадлежащему к роду Котоура и невозможности применения против главной ветви рода. Экстренные порт ключи, маяки во всём, выдаваемом. Снимал матрицу и брал немного крови с каждого разумного, прошедшего через ритуал.

Все слуги обзавелись модной татуировкой в виде круга преобразования маны в прану и стали по факту долгожителями, ну по крайней мере, пока честно служат роду Котоура. Также каждому неофиту выдавался новенький смартфон, которых продолжали клепать десяток доппелей в прежних количествах.

В итоге, смартфоны поступили в продажу по цене в тридцать галеонов штука одновременно в магических лавках по всему миру в десятке стран, под маркой «Колдофон Котоура» с выгравированной сзади заглавной буквой «К». Но основной доход планировалось получить не с самого аппарата, а с абонентской платы. Первые три месяца связи бесплатные в качестве заманухи, затем за каждый месяц взимается абонентская плата один галеон в месяц. Учитывая неубиваемость аппаратов, кровную привязку к владельцу, который может в любой момент призвать телефон, влив со своей стороны ману в телепортацию, то можно рассчитывать на доход с каждого аппарата на протяжении примерно пятидесяти лет, а это уже шестьсот галеонов. Учитывая, что галеоны золотые, и их курс к прочим валютам постоянно растёт, в соответствии с ценой на золото, и такая схема уже была однажды опробована, то считаю подобное решение довольно удачным.

Десять процентов с продаж шло в магазины, в которых продавались колдофоны, и продавцам запрещено было поднимать на них цены.

Всю первую партию колдофонов раскупили в первую же неделю, и спрос на них вышел довольно высоким. Поскольку сорок восемь телефонов в сутки, это довольно мало, даже для слабозаселённого магического мира, то пришлось наклепать ещё сотню доппелей и увеличить производство аппаратов до пятисот двадцати восьми штук в сутки. По идее, во время повышенного спроса положено увеличивать цену, но я запретил подобное, поскольку не гнался за деньгами, прибыль и так была нереальной, поскольку затраты были лишь на логистику и потраченное на производство доппелей время.

Шестого апреля меня из задумчивости вывела Беллатриса.

— Господин, я понимаю, вы всё время заняты, но нельзя же всё время посвящать работе и исследованиям. — Сказала девушка. — Может, потрогаете мой животик?

— Животик? Да там ещё нечего трогать. Вот месяце на шестом… — На автомате произнёс я и задумался. — Знаешь, Белла, ты права, что–то я заработался. Со мной такое часто происходит. Казалось бы, несколько месяцев назад только и хотел, что получить новые знания о распределяющей шляпе, а уже раз, и строю свою школу магии, исцеляю оборотней от Ликантропии, организую свой боевой отряд…

— Господин, вы такой увлекающийся маг! — Восхищённо сказала Беллатриса. — Но я пришла к вам не просто так. Вам пришло приглашение на званный вечер в Малфой манор.

— Малфой? С чего бы этому типу присылать мне приглашение, если я его нагрел на половину состояния? — Удивлённо отвечаю девушке.

— Только не говорите, что собираетесь его отклонить! Я так хотела повстречаться с сестрой. — Нахмурив брови, взволнованно произнесла Беллатриса.

— Белла, с этого и надо было начинать. Ради тебя я даже готов сходить взглянуть на рожу этого содомита, Малфоя.

— Спасибо, господин! — Беллатриса села мне на коленки, обняла и страстно поцеловала. — Мне необходим новый наряд, Елену тоже стоит взят с собой, и вам не помешал бы новый наряд, а то ваш костюм уже истрепался. И лучше, если это будут покупные вещи из дорогих тканей.

— Тпру… Не гони лошадей. Раз надо по магазинам, значит пойдём. — В моём голосе отчетливо слышна печаль и обречённость. — Идите, собирайтесь.

Покупки в сопровождение десятка крепких парней из охраны обвешанных по уши артефактами, прошло спокойно, без попыток нападения, воровства, и даже просто никто плечом не задел, а все расходились по сторонам, пропуская нашу процессию. В общем, скукота…

Приём у Малфоев состоится только в воскресенье, понедельник был посвящён покупкам. Всю оставшуюся неделю я мастерил артефакт для распараллеливания потоков сознания и ускорения мышления на основе доппель магии. Брал шарик и помещал внутрь матрицу своего сознания, примерно как с колдофоном. Сделав сотню таких шариков, поместил их в расширенное пространство и запитал от родового камня. Проверив, что всё работает, изготовил и добавил к артефакту мощный накопитель маны, который в полностью заряженном состоянии способен питать артефакт примерно десять лет. Артефакт выполнил в виде массивного перстня Главы рода и дополнительно зачаровал как экстренный порт–ключ в поместье.

Двенадцатого апреля в воскресенье мы собирались отправится на приём в Малфой манор.

Я надел новый белоснежный костюм тройку из шерсти единорога, уж больно этот материал мне понравился, когда бухал с некромантом. Волосы заплёл косу, на этом подготовка к мероприятию завершилась. Девушки нарядились вновь в черное и фиолетовое платья, похоже, это их любимые цвета. Как по мне, платья почти не отличались от предыдущих, но ничего по этому поводу говорить не стал. Они надели те самые наборы украшений, которые недавно по быстрому трансмутировал. Хотя, нет, у Беллатрисы на этот раз платье было свободного кроя, скрывая живот. Обычно она предпочитает обтягивающие вещи.

— Девушки, вы выглядите великолепно. — С улыбкой сделал им столь редкий в моих устах комплимент.

— Спасибо, господин. — Произнесла Елена.

— Вы тоже выглядите замечательно, мой Лорд! — Гордо произнесла Белла.

В указанное время мы взялись за порт ключ и перенеслись в Малфой манор.

У портальной площадки нас встречал хозяин поместья в компании жены, Нарциссы.

— Добрый день, мистер Грейнджер. — С фальшивой улыбкой произнёс Люциус Малфой. — Рад, что вы откликнулись на приглашение.

— Приветствую хозяев поместья. Позвольте представить своих спутниц. Леди Елена Котоура и леди Белла Котоура. И да, мистер Малфой, я предпочитаю фамилию Котоура. Поскольку приглашение было на имя главы рода Котоура, а не мистеру Грейнджеру. — С улыбкой отвечаю мужчине.

— Рад знакомству, леди. — Слегка поклонившись произнёс Малфой. — Позвольте представить вам мою супругу, леди Нарциссу Малфой.

— Рад знакомству, леди Малфой. — Как положено по этикету обозначил поцелуй руки, без совершения оного.

Девочки сделали лёгкий реверанс и раскланялись с Нарциссой.

— Вы последние гости, так прошу пройти с нами в бальный зал. — Произнёс Малфой.

Кажется, приглашать последними, нормально и не считается оскорблением, а вот сказать об этом, уже оскорбление в среде аристократов.

— Что вы думаете по поводу приема? — Нейтральным тоном поинтересовалась Нарцисса, идущая рядом со мной.

— Ненавижу приёмы! Ненавижу Английский аристократический кодекс, доставшийся в наследство от бандитов и пиратов! Ведь только они говорят недомолвками, используя второй, третий и десятый смысл. Ну, ещё эльфы, которых ненавижу ещё больше, чем бандитский сброд. Как, например завуалированные оскорбления вашего мужа, на которые мне плевать. Но если честно, уже жалею, что не запихнул душу вашего супруга в свой посох. Если бы за вас не попросила сестра Беллатриса, которая теперь носит мою фамилию и ребенка, и вы не были мне симпатичны, как личность, то рода Малфой не существовало бы. Она кстати переживает, что вы её не узнали. — Окружив нас сферой, гасящей звуки, честно, эмоционально и достаточно громко поведал Нарциссе. — И вообще, я маг, у меня найдутся более интересные дела, чем шастать по приёмам, например, исследовать домовиков. Кстати, ваш, похоже, сошёл с ума. Может, отдадите мне на опыты?

— Эм, простите? — Спросила шокированная Нарцисса.

— Ну, вы спросили, я ответил. И да, я клал свой не столь уж и солидный пока прибор на этикет. После второй сотни лет все эти пляски кажутся детскими забавами, хотя некоторым и к тысяче лет не надоедает…

Снимаю купол. Люциус играет желваками. Отгораживаться чарами приватности, оставшись наедине с женой при муже, это оскорбление покруче, чем провернул он, завуалированно обозвав Грязнокровкой, назвав вместо Котоура, Грейнджер. Но, как я и говорил Нарциссе, мне плевать на этикет и кто там чего подумает. Оскорбиться, его проблемы. Проблемы негров, шерифа не имеют…

Нарцисса вначале замерла, хлопая глазами и переваривая сказанное, потом резко повернулась в сторону Беллатрисы и стала пожирать её глазами. После чего сглотнула и дрожащим, удивлённым голосом спросила, обращаясь к ней: — Белла?!

— Да, Нарси? Что то случилось? — С коварной улыбкой, ответила Беллатриса.

— О, боги! Это действительно ты! — Тихо прошептала Нарцисса, прикрыв ладонью рот. Потом ухватила Беллатрису за руку и потянула в глубь поместья. — Белла, пойдём, пообщаемся. Я так по тебе соскучилась. Расскажешь, что с тобой произошло.

Беллатриса в свой очередь, потащила за собой свою подружку, Елену. И вся дружная троица девушек скрылась с глаз гостей.

Люциус Малфой непонимающе провожал свою жену, хлопал глазами и не мог понять, что вообще происходит.

— Люциус, мой скользкий друг! Не грусти, лучше покажи мне свою красавицу дочку. — Шипящим голосом сказал я.

От такого Люциус вышел из прострации, вдруг резко побледнел, выпрямил спину, словно проглотил лом и замер, как кролик перед удавом. Он судорожно сглотнул ком и хриплым голосом тихо произнёс: — Мой Лорд?!

— Тише, тише. Нет тут никаких лордов. — Успокаивающим тоном говорю Малфою, как маленькому ребёнку. — Всего лишь маленький и скромный глава рода некромантов, демонологов, мастер целитель и мастер ритуалист, способный исцелить от любого проклятья или навечно превратить врага во что угодно. Например в облачко маны или розового пони… Так что, ты уж постарайся воздержаться от оскорблений. То, что я клал прибор на этикет, не значит, что в нём не разбираюсь, а чувство юмора у нас совершенно разное, могу ведь и не понять шутки. — Посылаю Малфою хищную улыбку.

Вот это его пробрало, видать мышцы от страха спазмами свело, бывает, хоть и очень редко. Малфой, поняв, что речь закончилась, двигаясь как робот, старательно удерживая остатки маски неприступного аристократа, двинулся куда–то вглубь поместья. Наверняка успокоительные зелья глотать вёдрами.

Интересно, оскорбляя меня, он на что надеялся? Что с улыбкой буду воспринимать всё как должное? Или из–за того, что выгляжу как ребенок, не догадаюсь, что меня оскорбляют? Вроде товарищ не дурак и должен был понять, что шутки у меня весьма специфические, как и месть. Или может, лишние деньги появились? А, понял! Он наверняка думал в стиле «мой дом, моя крепость»! Действительно, на своей территории маг гораздо сильнее, ибо поколениями родственники подготавливали чары, плюс родовой камень рядом. И возможно иной маг поостерегся отвечать в моём стиле, находясь в гостях. Но я уже успел оценить художества предков Малфоев, и честно говоря, не впечатлён. Мои, даже пассивные щиты, и не пощекочет, как следует. Самое опасное здесь, это домовой эльф и то, потому что логику сумасшедших сложно, почти невозможно просчитать. Но даже так, он что, попытался бы меня испепелить чарами, случишь неадекватно прореагировать на его демарш? Так ведь, общество не поняло бы подобного. Аристократ, атакующий гостей, это нонсенс. Да кто с таким вообще будет после этого иметь дела?

Пока думал, мимо меня прошёл незнакомый маг, что даже для такого болота, как магическая Англия, не удивительно, но вот для аристократического серпентария, более чем странно. Ростом примерно метр восемьдесят сантиметров, широкоплечий, плотного телосложения. Двигался как тренированный дуэлянт, перетекая по полу, словно хищник. Он был лысым и кареглазым, со злобным выражением лица и имел горизонтальный шрам на сантиметр ниже правого глаза. Одет был в удобный твидовый костюм и дуэльные туфли, чем отличался от большинства аристократов в мантиях и обычных туфлях.

Этот лысый маг, проходя мимо меня взял, и специально со всей силы попытался наступить на мою правую стопу, но его нога соскользнула и не причинила вреда. Это сработала Личная защита, рассыпавшись и суля мне дополнительные минуты на зачитывание заклинаний. От мысли об этом стало немножко грустно, и я печально вздохнул.

Маг на этом не остановился. Видя, что его манёвр не удался, он встал напротив меня и презрительно посмотрел сверху вниз.

— Что, ребёнок, нацепил взрослые цацки и считаешь себя магом? — С отвратительной ухмылкой гнусавым голосом сказал этот субъект.

Да понял я уже, понял, что меня провоцируют. — Подумалось мне. Мельком осмотрелся и увидел бледного Малфоя, делающего едва заметные отменяющие знаки этому лысому мужчине. Ну вот, всё становится на свои места. Меня решили выманить, пригласив на бал, и не просто так, а наняли бретера или как этот бандит от магии называется. В общем, классическая подстава, чтобы грохнуть зарвавшегося врага.

Улыбаюсь Люциусу Малфою и активирую Черную метку, послав по ней море непередаваемых ощущений. Он хватается за плечо и обреченно смотрит в мои глаза, чуть ли не плача. В это время меня этот лысый ходячий мертвец продолжает меня оскорблять.

— Ты разве не знал, что такие вещи положены лишь опытным и сильным дядям? Нехорошо брать папкины украшения! Ах, да! Твой же отец магл, а ты сам Грязнокровка! Признайся, где ты украл эти украшения?! — Гнусаво и громко вещал лысый.

Мне это надоело. Протягиваю левую руку в сторону лысого, он начинает радостно скалится и произносит: — Ути–пути, и что ты мне…

Дальше он ничего не успел сказать, поскольку я вырвал его душу при помощи заклинания из раздела некромантии. Да–да, именно вырвал душу! Оказывается у местных магов даже душа не закреплена в теле и её можно вырвать, как у простого магла! Надо будет моих девочек через ритуал закрепления души провести.

После того как вырвал душу из тела этого смертника, скормил её посоху, устроив небольшое представление.

Народ вокруг мог наблюдать, как здоровенный, лысый маг в магловском костюме вначале подошёл к маленькому мальчику, тоже в магловском костюме, но явно из магических тканей, затем начал оскорблять ребенка самыми ужасными в среде местных магов оскорблениями. После чего ребенок с хищной улыбкой на лице протянул в сторону мага руку, и от мужчины отделилась его прозрачная копия, напоминающая Хогвартские привидения. Прозрачная копия лысого мужчины уменьшилась в размере под руку мальчика, став в два раза меньше, и повисла в руке ребенка, молча вереща, словно под действием Силенцио. В это же время тело мужчины стало мертвенно бледным и с громким грохотом, в полной тишине, воцарившейся в зале, рухнуло на пол.

Дальше у мальчика в левой руке появился блестящий хромом посох с большим круглым навершием. Посох был примерно полтора метра в высоту.

Мальчик поднёс дёргающуюся в его руке душу к навершию посоха и с улыбкой сказал: — Кушай мой хороший, кушай. Еда сама пришла к тебе. — После чего душу засосало в посох.

Мальчик погладил навершие зеркально блестящего посоха освободившейся от призрака рукой и сказал: — Ай, молодец. Какой радушный хозяин в этом доме, не только о гостях заботиться, но и об их артефактах! Надо будет поблагодарить Люциуса за такой шикарный подарок. — Мальчик замер, словно прислушиваясь к чему то. — Что? Как это, дементоры вкуснее? Ну, ничего, мой хороший, в следующий раз попрошу для тебя приготовить парочку дементоров. Иди домой. — После этого посох пропал из руки мальчика.

В зале стояла гробовая тишина, казалось, что люди даже забыли, как дышать, боясь привлечь моё внимание. Хозяин поместья Люциус Малфой с перекошенным от боли и бледным лицом держался одной рукой за метку, другой за сердце.

Отменяю боль и развеиваю канал метки, временно убирая её с плеча Люциуса.

В этот момент в зале раздаётся громкий обвиняющий женский голос: — Мой Лорд, вы опять развлекаетесь без меня?!

Из–за дверей появилась Белла в компании Нарциссы и Елены. Фраза была явно авторста Беллатрисы.

На этой фразе вокруг меня словно образовался вакуум. Народ синхронно сделал три шага назад, сбившись в толпу и освободив большое пространство, в центре которого я стоял возле тела мага.

— Милая. В твоём положении такие развлечения противопоказаны. И, я всего лишь покормил посох! — Возмущенно говорю Беллатрисе, не обращая внимания на обтекающий народ.

— Вот, Нарси, видишь, он не только выглядит как маленький ребёнок, но и ведёт себя так же. — Возмущенно сказала Беллатриса сестре, показывая на меня пальцем. — А недавно пришёл домой бухой, воняя табаком. Говорит, бухал с каким–то коллегой некромантом! Нет. Представляешь, вонять магловским табаком и водкой! А меня с этого запаха так сильно начало тошнить, что просто жуть! — Нажаловалась на меня Беллатриса.

— Господин Котоура, вы не могли бы прибрать за собой? — Сохраняя маску беспристрастности, спросила Нарцисса.

— Ах! Простите, леди. Моя ошибка. Сию минуту! — Делаю небольшой взмах руки и обращаю тело при помощи трансмутации в невидимое облачко маны. — Дорогая, мы ещё долго будем в гостях? — Обратился я к Беллатрисе?

— Да, конечно, мы ещё с Нарси будем долго общаться. Ты что–то хотел? — Хищно улыбаясь, спросила Белла.

— Да, хочу пойти нажраться огневиски, раз он тут на халяву, и препарировать местного домового эльфа, если конечно последнее позволят хозяева.

— Господин, даже не думайте трогать чужое имущество, мы в гостях, ведите себя прилично. — Нравоучительным тоном поведала Беллатриса.

Елена наблюдала за нашей пикировкой с нескрываемой улыбкой и любопытством, словно смотрела на хлопающих тюленей или медведей катающихся на уницикле в цирке.

Народ кругом продолжал обтекать, хотя уже более–менее успокоился, и многие начали кидать в мою сторону кто заинтересованные, а кто подозрительные взгляды. Хотя многие продолжали боятся до ужаса, старались спрятать глаза и держатся на удалении.

— Мы пойдём в будуар, не шуми и веди себя хорошо. — Белла погрозила мне пальчиком и в компании Нарциссы с Еленой вновь покинули помещение.

Ко мне рискнул подойти лорд Гринграсс.

— Добрый день, мастер Котоура. — Произнеся это, Гринграсс уважительно кивнул. — Позвольте представиться, Джейкоб Гринграсс.

— Хермион Котоура. Рад знакомству. — Так же уважительно киваю в ответ.

— Слышал, вы собирались устроить налёт на Малфоевский огне-Виски? В хорошей компании пить веселее. — С намёком произнес мужчина.

— Согласен, Джейкоб! Зовите меня просто, Хермион и давайте уже трансмутируем нормальные кресла, столик и по человечески выпьем.

— Ваше предложение звучит весьма интригующе. Не могу с ним не согласиться. — С улыбкой ответил Гринграсс.

Мы с Гринграссом захватили выпивку и закуску, после чего разместились на балконе, наложив на область пространства, где находились, согревающие чары. Трансфигурировали пару кресел и столик, на который сгрузили добычу. Трансфигурировали роксы. Сидели, нормально выпивали, травили анекдоты.

Кроме него пока никто не рискнул. Так понимаю, что люди смотрят, выйдет ли Гринграсс от меня живым, и после этого решат, так сказать, эксперимент проводят. Нет–нет, а кто–нибудь и заглянет через окно, узнать, что творится на балконе, а уж от развеивающихся об чары приватности чар, если бы мана была видимой, то образовался бы туман.

Бутылку виски спустя.

— Чрево Тиамат. Вот что не так с женщинами? — Вопросил я.

— Это сложный вопрос. Тот, кто на него сумеет ответить, достоин наивысшей мировой премии! — Произнёс Гринграсс. — Кстати, Хермион, хотел тебя поблагодарить за дочь. Большое спасибо, что вылечил её!

— Пожалуйста. Обращайтесь, если что. Кстати, у тебя колдофон есть?

— Это новомодный артефакт для связи, на подобии связного зеркала? Нет. — Ответил Гринграсс.

— Сейчас, погоди. — Подключаюсь к одному из доппелей, производящих колдофоны. Ставлю метки на четыре колдофона. Прихожу в себя и призываю по меткам колдофоны. Пододвигаю по столу в сторону Гринграсса. — Подарок от производителя тебе и семье.

— То–то мне название показалось знакомым. Колдофон Котоура. То есть, это ты делаешь эти артефакты?! Забавная вещица. — Гринграсс стал крутить один из аппаратов в руке. — А как ими пользоваться?

— Вначале капнуть каплю крови, привязав аппарат. В таком случае кража и потеря не страшны, влив маны в перемещение можно призвать колдофон. Обращаться, как к живому портрету или домовому эльфу, просто приказывая, и артефакт выполнит приказ, если может. Например, для голосовой связи с владельцем такого же аппарата, нужно сказать в свободной форме, что–либо на подобии «Колдофон, позвони Джейкобу, с которым мы бухали виски».

Тут у Гринграсса зазвонил колдофон стандартным противным телефонным звонком, как на старых дисковых телефонных аппаратах.

— Для того, чтобы ответить, надо коснуться пальцем монитора, то есть блестящей поверхности колдофона и поднести аппарат к уху, после чего говорить.

Гринграсс поднёс палец к дисплею и на нём появился стандартный Чибик. Он с опаской взял аппарат в руку, поднёс к уху, причём зеркальной стороной от себя. — Джейкоб слушает.

Его речь приглушенно донеслась из моего колдофона. Я повторил действия Гринграсса, только взяв колдофон правильно и произнёс: — Ну, как то так! И для прекращения надо сказать «колдофон, конец связи». — После чего воцарилась тишина. — Ах, да, для того, чтобы больше узнать о функциях артефакта, надо сказать «колдофон, инструкция использования» или «как использовать колдофон» и Чибик, это нарисованный человечек, вам ответит, как говорящий портрет.

В таком виде, играющихся с телефонами, расслабленных с пустой бутылкой и стаканами, нас застала Беллатриса.

— Так вот ты где! — Сказал она. — Господин, нам пора отправлятся домой, а я вас обыскалась.

— Что? Уже так быстро? Я думал вы будете долго щебетать о своём, о девичьем.

— Да уже время четвёртый час, вы тут часа четыре как бухаете! Местный домовик сознался, что постоянно вам менял бутылки виски, чтобы ты был занят и не стал его препарировать. — Улыбаясь и стараясь не заржать поведала Беллатриса.

— Так вот оно что! — Радостно воскликнул Гринграсс. — А я думал, у меня с глазами проблемы или галлюцинации начались! Смотришь на бутылку, вроде половина была, отвернулся, а она уже почти полная!

— Ха–ха–ха-ха. — Не выдержала Беллатриса и заразительно звонко рассмеялась.

— Эх, хорошо посидели, душевно. Джейкоб, было приятно познакомиться.

— Взаимно. — Гринграсс пожал мне руку, после чего мы расстались.

Найдя Елену, мы телепортировались домой.

Глава 10

Неделя пасхальных каникул закончилась, и мой доппель как раз собирался сесть на Хогвартс–экспресс. Но не сумел, потому что его окружила команда из пяти авроров и наставили на него волшебные палочки.

Мне пришёл сигнал от доппеля о ЧП, незамедлительно подключаюсь к нему.

— Стоять, не двигаться! — Выкрикнул один из авроров, косоглазый лысый негр, с черными глазами и огромной золотой серьгой в левом ухе. Этого голубчика я узнал, не безызвестный Кингсли Бруствер.

Второго аврора тоже узнал. Джон Долиш, пожилой седой маг с неестественно голубыми глазами. Он чем–то напоминал бульдога, как внешне, так и исполнительностью. Насколько знаю, он цепная собачка министра, выполняет личные поручения Фаджа.

Остальные трое были незнакомы.

А сейчас попробую испытать новый способ применения магии слова. Обвожу мысленным кругом зону в которую попадают все авроры и запускаю свою разработку, заклинание Незаметное снятие матрицы, проводя оное через себя и доппеля.

Заклинание сработало, мне пришёл пакет информации. Осмотрел авроров, они ничего не почувствовали, это уже хороший показатель работоспособности заклинания. Ладно, авроров запомнил, так что, развеиваю доппеля. Достаю Гримуар и начинаю записывать матрицы этих магов.

В это время на вокзале Кингс — Кросс на платформе девять и три четверти творился бардак. Вначале большая группа авроров окружила маленького мальчика, первокурсника, угрожая ему волшебными палочками. После чего, этот первокурсник на мгновение замер и пропал, словно воспользовался порт–ключом. Авроры долго и громко матерились, привлекая к себе неодобрительные взгляды старших волшебников, провожающих детей на поезд. Они пытались что–то колдовать, должно быть, ища следы, ведущие к конечной точки телепортации, но у них ничего не получалось.

Спускаюсь в гостиную, там, на диване сидит Белла и пытается использовать медитацию для превращения вещества в ману. Увидев меня, она прервалась.

— Господин, у вас удивленное лицо. Что–то произошло? — Поинтересовалась девушка.

— Да, Белла. Представляешь, меня только что пытались арестовать авроры! Ну, точнее не меня, а моего доппеля, но это сути не меняет.

— Неужели из–за убийства того бретера у Малфоев? — Спросила Беллатриса.

— Наверное. — Пожимаю плечами. — Но ведь там убийства и не было, там было типичное самоубийство. Ведь подойти к сильному магу и начать оскорблять его, это равноценно прыжку с высокой башни или самому встать под удар молнии. Результат один и тот же.

— Вы абсолютно правы, господин. Но что теперь делать? Министерство магии и авроры теперь от вас не отстанут. — Сказала Беллатриса.

— Министерство магии, говоришь? Ну–ну. — На моё лицо наползла хищная улыбка. — Спасибо, Солнце, ты мне очень помогла. — Подошёл и поцеловал Беллатрису. — Позови на завтра Риту Скитер для интервью.

— Хорошо, мой Лорд. — Кивнула Беллатриса.

Расположившись в удобном кресле, призываю посох и начинаю забивать его ментальными заклинаниями. Остаток дня потратил, но заполнил посох приличным количеством Печатей раба.

Кто у нас имеет свободный доступ в министерство помимо чиновников? Дамблдор, доппель которого у меня имеется.

На следующий день беру одного из доппелей Дамблдора, снабжаю его разговорной каппой и отправляю в министерство магии. В течение дня обошёл все отделы, кроме отдела тайн и аврората, просил приватного разговора с начальником отдела, затем заместителем. На каждого установил Печать раба. Последним, вишенкой на торте, стал министр магии Корнелиус Фадж.

Доппель Дамблдора вечером зашёл в приёмную министра магии. В приёмной сидела Долорес Амбридж. Приземистая, довольно толстая и пухлая женщина, напоминающая своим видом большую бледную жабу. Ростом она настолько низенькая, что стоя она не на много выше, чем сидя, так как ноги слишком короткие. У неё широкое рыхлое лицо и короткая шея, глаза большие, круглые и немного навыкате, с кожистыми мешками, а рот широченный и дряблый с очень острыми зубами. Волосы Долорес полуседые, мышино–каштанового цвета, кудрявые и коротко стриженные. У Долорес толстые короткие пальцы–обрубки, на которых она предпочитает носить старомодные уродливые перстни. Она была одета в розовый пиджак и юбку, на месте груди красовался огромный белый бант.

— Мистер Дамблдор? Здравствуйте. Вы к господину Фаджу? Я сейчас ему доложу о вашем визите, обождите в приёмной. — Сказала Амбридж тонким, по–девчоночьи неустойчивым голосом с придыханием, который звучал ядовито и льстиво.

— Да, Долорес. Я обожду. — Сказал доппель.

Вскоре Амбридж вышла из кабинета министра магии.

— Мистер Дамблдор, проходите, министр ждёт вас. — Произнесла Амбридж.

Доппель вошёл в кабинет министра. За столом сидел Корнелиус Фадж. На доппеля уставились водянистые серые глаза с усталого озабоченного лица невысокого, но осанистого пожилого человека, у него были седые спутанные волосы. Одежда его являла собой необычную смесь: костюм в тонкую полоску, малиновый галстук, черная мантия и остроносые лиловые ботинки, на письменном столе лежал светло–зеленый котелок.

— Мистер Дамблдор, добрый день. Что привело вас ко мне? — Произнёс он.

— Корнелиус, здравствуй. Секундочку, я наложу чары приватности. — Через доппеля наложил на кабинет указанные чары. — Меня беспокоит, что авроры стали заниматься беспределом. Ты же слышал, что недавно на платформе девять и три четверти они напали на первокурсника? По–моему, это недопустимо!

В этот момент поймал взгляд Фаджа, подготовился и активировал установку Печати раба. Фадж замер в одном положении и стеклянными глазами смотрел. По завершении установки министр дернулся.

— Ты что со мной сделал? — Взвизгнул Фадж.

— Корнелиус, не беспокойся, сейчас всё объясню. Всего лишь наложил заклинание, связывающее тебя с тем самым мальчиком, Хермионом Котоура. Если с ним что–то случиться, то и связанным с ним людям будет очень плохо. Если он погибнет, то и связанные умрут. И да, ты ничего не можешь рассказать или сделать, что могло бы ему навредить. Попробуй.

— Да я сейчас авроров поз… — Выкрикнул Фадж и упал на пол, дико вереща от боли, как от Круцио. Так продолжалось секунд пятнадцать. — Нет, нет! Я не буду делать ничего плохого мальчику! — Выкрикнул Фадж и боль отступила.

Несколько минут он сидел, обхватив себя руками и приходил в себя, затем уставился злобным взглядом на, как он думал, Дамблдора.

— Зачем тебе всё это? — Злобно спросил Фадж.

— Корнелиус, как же, пострадал невинный ребенок, мой ученик, разве я мог остаться в стороне?

— Мне доложили, что этот невинный ребенок убил человека на глазах у толпы народа, используя темную магию! — Сказал министр.

— Ложь и навет. Если кого–то убили, то где тело? — Прищурившись, спросил доппель. — Это была невинная шутка, представление для развлечения гостей. Всего лишь иллюзии! А те, кто принял всё за чистую монету, глупцы! Как можно без доказательств, из–за шутки, нападать на главу сильного магического рода? Ты думал, что тебе подобное сойдёт с рук?

— Шутка? Но, мне сказали, что он рукой вырвал душу у мага и развеял его! — Неуверенно произнёс Фадж.

— Ха–ха–ха. — Рассмеялся доппель. — Ты сам–то понял, что сказал? Ты знаешь о существовании чар, способных на такое?

— Нет. — Опустив голову, произнёс Фадж.

— То–то и оно! Это же спектакль, а в реальной жизни маги на подобное не способны! Короче, делай что хочешь, но накажи всех участников этого балагана. Если подобное повториться, то ты на своей шкуре ощутишь без всяких предупреждений то, что недавно испытал.

— Я понял — Скрипнув зубами, через силу выдал Фадж, злобно прожигая взглядом Дамблдора. — Это всё?

— Да, Корнелиус. Счастливо. — Сказал доппель и развеялся.

Точнее, это я развеял доппеля, имитировав трансгрессию.

В этот момент к нам в поместье наведалась Рита Скитер, одетая как и в прошлый раз. Я сидел в кресле в гостиной, откуда только что руководил доппелем.

— Добрый день, мистер Котоура. — Кивнула она.

— Здравствуйте, мисс Скитер. Присаживайтесь. — Показываю ей в кресло напротив.

Рита вооружилась блокнотом и Прытко пишущим пером и сходу спросила: — Скажите, это правда, что вы убили мага на приёме Малфоев?

— Нет, конечно. — Улыбнувшись, отвечаю девушке. — Это всего лишь была невинная шутка, организованная лордом Малфоем. Всё было лишь спектаклем, призванным развлечь зрителей. Всё, от начала и до конца было качественными иллюзиями. Иностранный маг, которого я якобы убил, его якобы душа, вырванная голой рукой, всего лишь иллюзия, которые, как и положено иллюзиям развеялись не оставив и следа. Представление вызвало фурор в обществе. Я вообще искренне удивлён, что кроме лорда Гринграсса, все остальные поверили в реальность представления!

— Говорят, что вас за эту невинную шутку пытались задержать авроры? — С коварной улыбкой, чуя сенсацию, спросила Рита и в предвкушении облизнула губы.

— Скажу более, они даже не сказали, что меня задерживают и за что, а просто, окружив, как толпа разбойников. Представляете, какой испытал ужас, когда меня, маленького ребенка, окружила толпа взрослых магов, и без всякой причины направили волшебные палочки, стали угрожающе кричать?! Авроры не только не выполняют свои обязанности, но теперь стали творить беззаконие, пользуясь своим положением, нападать на невинных магов!

— Я заметила у вас на руке перстни мастера целителя и мастера ритуалиста. Расскажите, как столь молодой юноша сумел заполучить их? — Кинув взгляд на мою руку, и в предвкушении едва не пустив слюну, спросила Скитер.

— Мой род, Котоура, издревле специализируется на целительстве и артефакторике. Я уже давно изучаю данные дисциплины. В школе волшебства Хогвартс, мастер целитель Поппи Помфри отметила мой талант и, очень лестно отозвалась о моей разработке в области целительства и ритуалистики. Она предложила защитить мастерство в целительстве. В Цюрихе была созвана комиссия из мастеров различных направлений, возглавлял которую грандмастер целитель, и мои наработки были оценены на высшем уровне. Как видите, честно заслужил мастерство сразу в двух направлениях маги, став не только самым молодым за всю историю мастером, но дважды мастером!

— Расскажите, что это была за разработка? — Спросила Скитер.

— Это ритуал, благодаря которому без философского камня, человека можно исцелить от всех болезней, вернуть молодость и идеальную физическую форму.

— То есть, вы можете исцелить практически любого человека и омолодить? — Рита на самом деле удивилась на столько, что перо на мгновение перестало писать.

— Да, почти любого. Недавно провёл эксперимент на оборотнях и исцелил нескольких от Ликантропии.

— Исцеление от Ликантропии? Но раннее подобное считалось невозможным? Но, наверняка есть какой–то секрет. — Спросила Скитер.

— Секрета нет, есть небольшая проблема. Ритуал требует очень много магических сил. Для исцеления одного оборотня необходима сила примерно тысячи магов средней силы или потратить приличный запас из родового алтаря, на что как понимаете, мало кто пойдёт. Соответственно, ритуал крайне дорогой, поскольку бесплатно маги не готовы пойти на подобное.

— И сколько же стоят ваши услуги, если я, например, захочу поправить здоровье и вернуть молодость? — Спросила Скитер.

— Не для протокола, Рита. — Киваю на Прытко пишущее перо.

Дама останавливает перо.

— Для вас, бесплатно. В качестве аванса за ваши услуги. Если желаете, то можно устроить прямо после интервью.

— Конечно, желаю. Разве от подобных предложений отказываются?! — Воскликнула обрадованная Скитер.

Киваю на блокнот. — А так, услуга стоит от миллиона до десяти миллионов галеонов, в зависимости от того на сколько лет необходимо омолодить мага, от каких болезней или проклятий исцелить.

— Кхе–кха–кха. — Закашлялась Рита, поперхнувшись воздухом и забыв как дышать, выпучила глаза. — Ни чего себе! — Крайне удивлённо хриплым голосом, правда другими словами, крайне матерными, произнесла она. — А как же оборотни расплатились с вами? Не думаю, что у них есть такие деньги.

— Выполнил работу в кредит, и поскольку, они действительно не смогут заработать столько за всю жизнь, то устроил слугами к себе с пожизненной работой на род.

После этого провёл Риту в подвал, усыпил и выпустил из посоха Великое исцеление Котоура. Затем наложил Печать раба и снял матрицу. И лишь после этого разбудил Риту. Девушка стала выглядеть, просто великолепно. Привычно превратил часть стены в зеркало.

— Невероятно! У меня снова фигура и внешность, как в двадцать лет, а чувствую себя, словно снова семнадцать. Насколько хорошо не чувствовала себя никогда. Спасибо большое, господин Котоура. — С улыбкой, оторвавшись от зеркала, произнесла Рита Скитер. — Да за такое не мастера, а грандмастера целителя надо давать!

— Благодарю за лестный отзыв. Кстати, это вам, моя разработка, Колдофон Котоура. — Вручаю девушке колдофон. — Это специальная серия, исключительно для близких друзей рода Котоура, не требующая оплаты за связь. — С намёком подмигиваю девушке. — Для привязки капните капельку крови, а для того, чтобы узнать как использовать, скажите «Колдофон, инструкция пользования».

— Благодарю, господин Котоура. Значит, вы ещё и артефактор? Не планируете стать мастером артефактором? — Поднимаясь по лестнице наверх, спросила Скитер.

— Возможно. Хотя, честно говоря, к официальному признанию не особо стремлюсь. Но быть может, в будущем попробую защитить степень мастера ещё в какой–либо области. — Сделав небольшую пауза, резко сменил тему. — Кстати, у тебя очень интересная анимагическая форма. Как ученого, меня заинтересовало, насколько сильно отличается восприятие жука, от восприятия человека? — Делаю толстенный намёк на то, что знаю о её маленьком секрете.

— А? — Удивлённо воскликнула Скитер, споткнувшись о ступеньку. Поймав равновесие и взяв себя в руки, она ответила. — Довольно сильно.

На следующий день в Ежедневном Пророке вышла сенсационная статья за авторством Риты Скитер, где она воспевала меня, чуть ли не как божество. Самый молодой мастер сразу в двух областях, и юный гений, самых честных правил. Множество дифирамбов. Ну и естественно, от души поливала грязью аврорат, представив их в виде мировых злодеев, измывающихся над несчастным гением из–за устроенного спектакля с демонстрацией отличного владения магией иллюзий. Ещё была реклама колдофона. Рита так восхищалась аппаратом, что если бы у меня такого не было, тут же побежал бы покупать себе такой.

В общем, статья вызвала нехилый резонанс в обществе, разгневанный народ пошёл брать штурмом аврорат, чуть не разнеся его в щебёнь.

После выхода статьи, я получил огромное количество писем. Многие с заверениями от аристократов, что они ни–ни, а представление было шикарное, они то знали, но сделали вид что поверили и тому подобный бред. Много писем можно было сократить до: «Ах, поздравляем гения с мастерством», и «ох, как тебя жалко, маленький мальчик, подвергшийся нападением этих плохих авроров». Отдельно легла горка с предложениями брачных контрактов. Была и куча мошеннических предложений ведения бизнеса, в стиле «я знаю как быстро и много заработать, дай побольше денег». Не обошлось без чар и пропитанных зельями писем. Множество вариаций приворотного зелья.

Пришлось завести архив, где на каждого мага, в том числе и отправителей писем, были заведены дела. Все мошенники и отправители подозрительной корреспонденции были особо помечены.

Пока доппели разбирались с корреспонденцией и архивом, я спокойно проводил время в компании Беллатрисы и Елены.

— Солнце, я вижу, ты скучаешь. — Обратился я к Белле. — Почему бы тебе не позвать в гости Нарциссу?

— А что, можно? — Спросила она.

— Конечно. Ты же равноправный член рода. Можешь смело приглашать своих родственников и друзей. Хотя, не скажу, что буду рад видеть Люциуса.

— Мне самой его рожа противна. — Призналась Белла.

После того разговора, у нас в гостях стала часто бывать Нарцисса, а Беллатриса частенько отправлялась в гости в Малфой манор, навестить сестру.

На следующий день после выхода статьи, я оправил своего доппеля в Хогвартс. Он вновь стал изображать меня, как прилежный студент первокурсник посещая занятия.

Решил сделать перерыв, сменив вид деятельности. Вместо исследований сел за написание книги по магии. Но простой труд по магии делать было скучно, поэтому решил сделать «бомбу».

В конце апреля поглотил ещё один крестраж Дамлдора. Первый дал мне неплохую прибавку, и до поглощения второго крестража бородача, я мог удерживать в ауре четыре простых заклинания.

Через несколько месяцев, седьмого июля 1992 года, я держал в руках готовый черновик книги, на обложке было написано «Пути бессмертия. Автор Хермион Котоура».

В книге были описаны известные мне способы обрести бессмертие. Приведу лишь названия тем в оглавлениях книги:

1) Основы. Душа. Боги. Демоны. Джины.

1.1 Введение

1.2 Душа. Начала.

1.3 Боги. Виды, типы, способности.

1.4 Демоны и тёмные планы. Краткое введение.

1.5 Ангелы и светлые планы. Краткое введение.

1.6 Джины. Краткое введение.

2) Известные способы обрести бессмертие (долгожительство).

2.1 Философский камень.

2.1.1 Создание Философского камня.

2.1.2 Алтари для зарядки философского камня.

2.1.3 Эликсиры из философского камня: Жизни, Здоровья, Молодости.

2.1.4 Применение философского камня для экранирования Метода Котоура по раскачке восьмого начала.

2.1.5 Использование порошка из философского камня для нанесения магических татуировок.

2.2 Древне — Шумерский ритуал «Метод Джинов». Обретение эмуляции восьмого начала без обретения оного.

2.3 Ритуал «Перерождение». Возможность сохранить способность к магии и пробудить воспоминания об этой и следующих жизнях после реинкарнации души.

2.4 Метод Мардука. Раскачка восьмого и девятого начал путём перенаправление тьмы демонического плана через душу.

2.5 Метод Котоура. Раскачка восьмого начала при помощи Ба–хионь Зверобога.

2.6 Ритуал «Великое исцеление Котоура». Ритуальный аналог Философского камня.

2.7 Метаморфизм.

2.7.1 Родовой дар метамофизма. Развитие.

2.7.2 Методики развития метаморфизма без родового дара.

2.7.3 Рекомендуемые направления изучения для метаморфов и рекомендуемая литература.

2.7.4 Методики поддержания долгой жизни и исцеление при помощи метаморфизма.

2.8 Крестраж (Филактерия).

2.8.1 Классический метод изготовления крестража.

2.8.2 Безопасный метод изготовления крестража.

2.8.3 Методы уничтожения крестража.

2.8.4 Ритуал поглощения чужого крестража для увеличения магической силы.

2.8.5 Ритуал усиления родового алтаря за счёт поглощения крестража.

2.8.6 Ритуал поиска крестража по биологическим тканям создателя, либо другому крестражу.

2.9 Переселение в клона.

2.9.1 Артефакт для выращивания клона. Подробная инструкция по созданию и зачарованию.

2.9.2 Зелье для роста клона.

2.9.3 Искусственное оплодотворение с использованием магии.

2.9.4 Ритуал создания оплодотворённой яйцеклетки из крови.

2.9.5 Чары и ритуал для задания пола зародыша.

2.9.6 Ритуал переселения души в подходящее тело.

2.9.7 Ритуал закрепления души в новом теле.

2.10 Нанороботы. Теория создания и применения.

2.10.1 Теоретические методы создание наноробота путём сборки рунной цепочки на атомарном уровне.

2.10.2 Язык рунного программирования.

2.10.3 Типы рунных нанороботов.

2.10.4 Теоретический метод создание артефактного компьютера из нанороботов.

2.10.5 Теоретический метод создания целительского комплекса поддержания жизни и продления жизни.

3) Теоретические способы обрести бессмертие (долгожительство).

3.1 Менталистика. Псионика.

3.2 Рабство у высшей сущности.

Сижу в гостиной, рассматриваю единственный экземпляр свой книги. Ко мне подошла Беллатриса. У неё уже приличный живот, как–никак, а уже на восьмом месяце. Она заглянула на обложку фолианта.

— Пути бессмертия. Хермион Котоура. — Прочитала она вслух. — Дорогой, ты, наконец, дописал свою книгу! — С улыбкой произнесла она. — Теперь–то можно её уже почитать?

— Да, конечно. — Протягиваю Беллатрисе книгу. Если что, у меня есть снятая матрица, так что могу в любой момент воссоздать фолиант.

— Спасибо. А ты чего на неё так смотрел? — Сказала Беллатриса, присаживаясь на диван рядом со мной.

— Да, вот. Думаю, стоит такую бомбу распространять? Не сожгут ли меня на костре за такую бомбу?

Беллатриса усмехнулась, раскрыла книгу и вчиталась в оглавление. С каждой прочитанной строчкой у неё улыбка сходила с лица, а глаза всё больше увеличивались. Под конец Белла сидела с отвисшей челюстью.

— Да. — Протянула она. — Если содержание соответствует оглавлениям, то Авада Кедавра нервно мнётся в сторонке, как кисейная барышня! — Девушка с большим уважением посмотрела на меня, словно заново оценивая. — Я и не знала, мой Лорд, что вы знаете такие интересные вещи! — В голосе Беллатрисы было неподдельное восхищение.

В комнату зашла Елена, сжимая в руках толстый конверт.

— Мне пришло письмо из Хогвартса. — Сказала она.

— Замечательно. И какое решение ты приняла? — Спросила Беллатриса.

— Поеду учиться. Так у нас будет меньше проблем, плюс в школе есть интересные вещи, которые я хотела бы изучить. Будучи призраком, сложно делать многие вещи. — Сказала Елена. Затем увидела книгу в руках Беллы. — О! Господин, вы дописали свою книгу! А можно мне почитать?

— Конечно. — Киваю девушке.

Призываю гримуар, нахожу ритуальное описание матрицы книги и, вливая в него ману, активирую. Эту новую фишку добавил недавно, ибо надоело создавать доппелей, каждый раз используя заклинание длительного зачитывания. Теперь все записанные в книге ритуалы можно активировать подобным образом, что весьма удобно. На полу в метре от меня материализуется точная копия книги, сжимаемой в руках Беллатрисой. Поднимаю книгу и вручаю Елене.

— Спасибо, господин. — Сказала девочка.

— Стоп. — Сказал я. Обе девушки дернулись. — Да, я не вам, а своим мыслям. — Махнул рукой в сторону девчонок.

— И что же такое вам пришло в голову, господин? — Полюбопытствовала Елена.

— Да, вот, вспомнил, что у меня Дамблдор на шее болтается, и доппелей не развеял, они до сих пор в школе преподают и управляют оной.

— А разве это плохо? Вы же в своей школе магии так и собирались сделать. — Сказала Беллатриса.

— Думаешь? Но тогда, чтобы доппель продолжал подменять директора, я не могу грохнуть Дамблдора.

— Ну и не убивайте. Пусть так и болтается в многомерном кармане статуей. — Разведя руки в стороны, произнесла Елена.

— Логично. Спасибо за совет, Лена. — Посылаю ей теплую улыбку.

— Господин, так что вы решили по поводу книги? — Спросила Беллатриса.

— Пока подумаю над этим. С одной стороны, хочется сделать гадость Фламелю. Он столько лет хранил в секрете секрет изготовления Философского камня, а тут раз, и вся технология на блюдечке. С другой стороны, опасаюсь реакции магов. Но в моей школе магии она обязательно будет находиться среди основных ученых пособий.

— Кстати, что со школой? — Спросила Елена.

— Доппели продолжают строить и зачаровывать. Мне необходимо исследовать Выручай комнату, чтобы сделать аналогичное помещение у себя. Думаю, в следующем году уже можно будет набирать учеников.

Глава 11

— Господин, а вы как то говорили, что тело, в котором живёте, является маглорожденной волшебницей. — Произнесла Беллатриса. — А что стало с её родителями?

— Ой, блин! — Протянул я, хлопнув правой ладонью по лицу. — Я о них совершенно забыл! Писем не писал, на каникулы не приехал. Они, наверное, решили, что их сын пропал без вести… — Смотрю на пытающуюся что–то сказать Беллу. — Гусары, молчать! Меня нет. — Сказав это, телепортировался к дому Грейнджеров.

Так, канонная Гермиона вроде наложила на родителей Обливейт, чтобы они о ней забыли, чем я хуже неё? Поступить так же? Жалко людей. С одной стороны, не считаю этих людей своими родителями, но зачем им лишние переживания?

Постучал в дом. Дверь открыла мать Гермионы.

— Ох! Сынок, ты, наконец, вернулся! Мы уже столько всего с отцом на придумывали, думали, что всё, ты окончательно пропал. — Девушка разрыдалась.

На звуки вышел отец Гермионы.

Не дожидаясь развития драмы, блокирую этим людям память о том, что у них вообще когда–то был ребенок. Внушаю, что вещи в комнате принадлежать дальним родственникам, племяннице и племяннику из США, изредка гостивших у них.

Сделав неблагодарное дело, телепортируюсь домой.

Утром следующего дня проснулся один в своей постели, что показалось несколько странным. Обычно Белла не упускает шанса спать вместе, когда я дома. Судя по состоянию постели, её тут даже не было сегодня.

Приняв бодрящий душ, укутался в махровый халат, надел пушистые тапочки в виде медвежат, чарами высушил волосы. Поскольку чары кинул беспалочковые и весьма небрежно, к тому же не причесался, то прическа получилась довольно своеобразная, длинные волосы торчали на голове пушистой гривой. В таком виде спустился вниз, ведомый мыслью о чашке горячего кофе, а лучше две чашки, а ещё лучше ведро кофе, интересную фантастическую книгу и не трогать меня до самого вечера. Предаваясь подобным несбыточным фантазиям, узрел на диване в гостиной Беллу, она дочитывала мою книгу.

— Белла, солнышко, ты что, совсем не спала? — Спросил у девушки. Она подняла на меня глаза, после чего стало ясно, да, не спала. — Милая, в твоём положении, даже с подпиткой праной, подобного делать не стоит. — Слегка пожурил девушку, волнуясь за неё и ребенка.

— А, днём отосплюсь. — Махнула она рукой. — Зато, я прочла вашу книгу! Мой Лорд, это нельзя давать никому! Совсем никому! Это… Это… Это, даже затрудняюсь сказать что такое! Вас, нет, нас всех убьют, лишь выяснив, что владеем частью подобных знаний! — Взволновано произнесла девушка.

— Даже так? Я думал над этим и считаю, ты права. Пока не буду пускать книгу в серию. Буду выдавать избранным под строгие магические обеты.

— Скажите, а какие из ритуалов вы использовали? — Поинтересовалась Белла.

— Почти все из известных методов, кроме метода Мардука, на основе которого я разработал Метод Котоура и метода Джинов.

— Что?! Но, как?! — Спросила шокированная Беллатриса. У неё было столь забавное выражение лица.

Особо не обращал внимания, но, кажется, я стараюсь специально шокировать людей, чтобы насладится их лицами в момент удивления. Это действительно забавно.

— Белла, для тебя с момента расставания с Томом Реддлом прошло десять лет, я же жил в иных мирах, перерождался в других людей, менял тела. С момента, когда я был Томом Реддлом, прошло уже… — Я замер и стал считать на пальцах, сколько же лет прошло, комментируя тихо вслух, — Так, две тысячи сто тридцать пятый, минус тысяча девятьсот девяносто, этим я получается, сколько? Сто сорок пять. Так, в Японии с этими ускорениями времени до двенадцати, потом перестал считать. Сколько ещё тусовался до Зверобога? Ещё лет двадцать в мире с ускоренным временем. — Закончив считать, говорю Беллатрисе. — В общем, около ста восьмидесяти лет прошло с того момента, как был Томом Реддлом.

Посмотрев на девушку, заметил лишь огромные, как блюдца глаза. Сама девушка замерла в шоковом состоянии с открытым ртом.

— Ахшхым… — Попыталась что–то сказать девушка, но ничего членораздельно с первой попытки не вышло. Она повторила процедуру, показав указательным пальцем правой руки на книгу: — Ааа?! Ты и… — Глубоко вдохнув, Белла покрутила указательным пальцем в воздухе, словно наматывала на него невидимую нить и, остановив его, произнесла: — Да?!

— Белла, не знаю, что ты хотела сказать, но это действительно работает. Большая часть разработок, а именно: Философский камень, работы по клонированию и нанороботам, метаморфизм, было придумано и испытано мной. Каждый раз, я привносил что–нибудь новое.

— Мой Лорд! Я восхищаюсь вами! Вы действительно стали намного сильнее, чем раньше. А эти знания! Никогда бы не подумала, что кто–то один, способен разработать всё это! Невероятно.

— Спасибо, Белла. Ты же знаешь, лесть, моя слабость, уж больно на неё падок. Но это не значит, что я забыл о том, что ты просидела тут всю ночь. Давай, шагом марш в кровать, спать иди уже.

— Хорошо, мой Лорд. — С улыбкой сказала девушка. Она поцеловала меня, растрепала и так растрёпанные волосы, после чего удалилась в строну моей спальни.

К вечеру Беллатриса проснулась, и ужинали мы все вместе.

— Господин, а у вас случайно не найдётся несколько крестражей? — Поинтересовалась Беллатриса.

— Случайно нет, а специально, собрал небольшую питательную коллекцию.

— А вы со мной поделитесь? — С невинным видом поинтересовалась девушка.

— Зачем? Хочешь прокачаться?

— Да. Не отказалась бы стать сильнее.

— Хорошо, подарю тебе последний крестраж Дамблдора. Но поглощать ты его будешь не раньше, чем закончишь кормить ребенка грудью. Как ты могла узнать из книги, поглощение крестража немного травмирует духовные оболочки. Они быстро восстанавливаются и маг становиться сильнее, приобретая дары мага, чей крестраж поглотил. Но никто не изучал воздействие на организм беременных и кормящих матерей, поэтому во избежание лишних проблем, подожди с этой идеей.

— Спасибо большое! — Воскликнула Беллатриса. — А что, много у Дамблдора было крестражей?

— Три штуки. И предупреждая твой следующий вопрос, два я уже поглотил. Как выяснилось, родовой дар Дамблдоров — менталистика. Я хоть и так неплохой менталист, но после его крестражей стало легче использовать ментальные заклинания.

— Ага! Значит, поэтому Дамблдор так эксцентрично себя вёл, он не притворялся сумасшедшим, а действительно таковым и являлся. Он же делал крестражи по первому, опасному варианту? — Спросила Беллатриса.

— Да. В этом мире второго способа или не знают, или хранят ещё в большем секрете, чем первый.

— А остальные крестражи? — поинтересовалась Белла.

— Ошибки молодости. Один ты хранила и недавно передала мне.

— Чаша Пуффендуй! — Воскликнула Беллатриса. — Вот оно что получается. Это из–за крестражей вы вели себя несколько странно?

— В уме тебе не откажешь, так же как и красоте. — Посылаю девушке нежную улыбку.

Остаток лета решил посвятить отдыху, стараясь отрешиться от исследований. В качестве отдыха было избрано чтение книг. Для этого посетил магловский книжный магазин в поисках новой художественной литературы. Поскольку теперь в общественных местах хожу с охранной из десятка вооруженных бывших оборотней, то выглядел мой вояж по книжному довольно колоритно. Охрана нужна скорее для того, чтобы уберечь окружающих от меня, чем меня от окружающих. Охрана порой действовала несколько бесцеремонно, отпихиваю с дороги людей, на что обычно не обращал внимания.

Перед входом в книжный магазин стояла инвалидная коляска, в которой находилась девушка примерно двадцати пяти лет. В целом девушка была симпатична, длинноволосая голубоглазая блондинка с прической, собранной в хвост. Худая, с небольшой, но гармонично смотрящейся грудью. Мышцы на ногах атрофированы, отчего ноги худые. Одета она была с льняные серые брюки расшитые вышивкой в виде разноцветных лилий, сверху была аналогичная блузка с коротким рукавом. Пандуса на входе не было и было понятно её затруднение, должно быть, собиралась посетить магазин, но не может преодолеть препятствие в виде ступенек. Один из охранников собирался отодвинуть девушку с нашего пути в сторону, я вовремя засёк это.

— Стой. — Тихо, но четко командую, глядя на телохранителя. Он прекратил лишние телодвижения. Оборачиваюсь к девушке в инвалидном транспортном средстве, типа «коляска с ручным приводом»: — Девушка, вам помочь?

— Было бы неплохо. — Криво усмехнувшись и уничтожительным взглядом взглянув на телохранителей, произнесла она. — Только, боюсь, мне может помочь лишь Иисус. — Иронично закончила речь девушка.

— О, поверьте, я круче Иисуса! Тот был всего лишь полубогом, я же целая Эмблема! Вон, видишь, толпа апостолов всюду хвостиком ходит. — Показываю глазами на охрану, лихо подмигиваю девушке.

— Круче Иисуса, говоришь? Ну, если сможешь поставить меня на ноги, я буду молиться тебе, а не ему.

— Договорились! — С улыбкой отвечаю девушке.

Активирую маглооталкивающие чары, чтобы нас обходили и не обращали внимания, и чары, блокирующие выплески маны, по которым министерство магии отслеживает сильную магию и высылает авроров. Направляю на девушку руку.

— Великое исцеление Котоура! — Произношу вслух.

Девушку окутывает оранжевое свечение. Ноги наливаются силой, слегка подрастает грудь, тело становиться вместо худого, жилистым и мускулистым, словно девушка долгое время профессионально занималась спортом.

— Как там положено говорить? Встань и иди! — Громко говорю девушке.

Она встаёт, делает несколько шагов, после чего замирает с выпученным глазами.

— Господин Котоура, а как же статут секретности? — Спросил старший смены телохранителей.

— Проблемы негров шерифа не имеют! Кто придумал, тот пусть и соблюдает.

Охранник отстал от меня.

— Вот ещё, статуты напридумают себе. Я же не заставляю всех начинать утро с чашки кофе, лишь потому, что мне так нравится, так почему кто–то будет пытаться меня ограничить в использовании магии? — Тихо бурчу себе под нос, продолжая идти в магазин, попутно втягивая в накопитель разлитую ману и снимая чары.

— Боже, спасибо тебе! — Донеслось мне в спину. — Господи Котоура, я буду молится тебе в благодарность за спасение!

— Пффф… — Вырвалось у меня. — Это была шутка месяца. В кои–то веки не убил кого–то, а подарил здоровье. — Весело комментирую произошедшее.

Лежу на шезлонге у бассейна в своём поместье, читаю очередной фантастический рассказ, ранее не встречавшегося писателя. На соседнем шезлонге лежит Беллатриса. Елена где–то за домом тренируется с доппелем в Шумерской магии.

— Господин, а как мы назовём дочку? — Спросила Беллатриса.

Отрываюсь от книги и задумываюсь.

— Белла, ты же урождённая Блэк. Насколько в курсе, у Блэков традиция называть детей в честь звёзд или созвездий, так что и не отходи от традиции.

— То есть, ты не против традиционного Блэковского имени? — Спросила Белла.

— Конечно. Тебе же это будет приятнее, чем, если я назову дочь Русским именем.

— Да, спасибо господин. И всё же, как назвать? Может Вега? Или Бетельгейзе. — Рассуждает Беллатриса.

— Бетельгейз звучит недурственно. Можно сократит до Бет или Бети.

— Думаешь? Вроде действительно звучит красиво. Бетельгейз. А может, Кассиопея, ещё и в честь бабушки. — Задумчиво произнесла Беллатриса.

— Мне кажется, что Бетельгейз звучит круче, чем Кассиопея.

— Да, думаю это будет замечательное имя. Бетельгейз Котоура. — Произнесла Беллатриса.

Не вынесла душа поэта, то есть, не сумел просто валятся и читать книги.

Ближе к полудню семнадцатого августа мне взбрело в голову навестить Фламеля. Учитывая обнаруженную новую фишку доппелей, проводить мои заклинания через себя, я в принципе особо не рисковал. От решения до реализации у меня редко уходит много времени, так случилось и в этот раз. Отправил доппель Дамблдора под моим прямым управлением, что придавало ему плюс сто очков к реалистичности. Я так и не сумел решить проблему безэмоциональности общения доппелей без прямого управления.

Дамблдору было известен адрес проживания Фламеля. Один лишь момент, эта информация была, как и прочая информация про Фламеля, закрыта мощным магическим обетом о неразглашении. Только предусмотреть использование доппеля никто не сумел, и я спокойно всё у оного выяснил. Оказывается, Фламель живёт не так уж и далеко, в Девоншире. У него небольшой такой участок, всего девятьсот гектар земли, расположенной на лучшем в графстве магическом источнике. Территория поместья, ровный квадрат, с гранями длиной в три километра, накрыта Фиделиусом и множеством защитных чар и артефактов.

Прежде, чем идти в гости, использую доппеля в школе и через него по зачарованному зеркалу, хранящемуся у Дамблдора, связываюсь с Фламелем.

— Да, Альбус. Здравствуй. — Произнёс гладковыбритый двадцатилетний юноша с длинными черными вьющимися волосами.

— Здравствуй, учитель. — Киваю ему. Рад видеть тебя в здравии.

— Ты до сих пор выглядишь как старик. — Ухмыльнулся парень. — Ну что, помог тот камень, что ты просил недавно?

— Спасибо, учитель. Камень пригодился.

— Альбус, мы же договаривались, что ты организуешь слух, что мы с Пернелой лишились «единственного» камня, и погибли «устав от долгой жизни». — Саркастически произнёс юноша. — И что я таки вижу? Какой–то новый род Котоура вылез, а про меня наоборот, ходят какие–то странные слухи.

— Небольшие накладки, свойственные любой интриге. Пришлось немного сдвинуть и скорректировать игру, так что всё будет, как и договаривались. — Принимаю вид, словно это ничего не значащая ерунда. — А по поводу Котоура, боюсь, могу рассказать лишь при личной встрече, именно поэтому и связался с тобой. Нарыл по этому роду такую информацию, что даже не доверю собственноручно зачарованному кабинету. — Показательно двигаю глазами, давая понять, что не доверяю защите.

— Ученик, ты меня заинтриговал. Заходи в гости, я сейчас открою камин. — Произнёс юноша и отключил связь.

Доппель заходит в камин и перемещается в дом Фламеля. Его тут же парализует. Доппель словно попал в кисель из десятков парализующих чар. Он может двигать только зрачками. Но не это главное, а антимагическое поле, выпивающее всю ману, находящуюся снаружи мага. Поскольку доппель состоит из маны, то его существование затянется в лучшем случае на десятки секунд.

Ну, я же не надеялся, что всё будет просто? Маг, проживший семьсот лет, и попался бы на столь простую уловку, как поддельный Дамблдор? Хотя, попытаться стоило. Зато выяснил, что защита в доме этого мага не чета Малфоевской, и теперь известны точные координаты поместья Фламеля, которые забиты в память искина родового камня и никакой Фиделиус теперь не помеха.

— Ха–ха–ха. Очередной охотник за бессмертием?! Ну, и кто ты такой, милейший и что сделал с моим учеником? — Язвительно произнёс появившийся в пределах видимости уже увиденный мной юноша, Николя Фламель.

Направляю по каналу связи с доппелем ману, продлевая его существование, и активирую на Фламеле свою недавнюю разработку, заклинание Незаметное снятия матрицы.

— Хорошая защита. — Произношу через доппеля голосом Дамблдора.

Через доппеля провожу и запускаю серию заклинаний. Первыми наложил на доппеля и себя чары ускоренного течения времени, и в восприятии время словно стало двигаться в десять раз медленнее. Затем на территорию поместья Фламеля накладываю мощнейшие чары против магических способов перемещение: телепортация, аппарация, порт–ключи, камины.

Похоже, чары были адаптивными, или управлялись разумным артефактом или Фламель почуял угрозу, но доппеля атаковало сразу тридцать семь чар различной направленности, полностью развеивая его. Но поскольку всё это происходило для меня довольно растянуто по времени, то успевал активировать одно заклинание. Давно мечтал испытать его и если не оригиналу, то хоть копии отомстить за ту атомную бомбу.

Последними словами доппеля были: «Длань Шамаша»!

Длань Шамаша, это не одно заклинание, а целый комплекс заклинаний с регулировками, такими как, радиус действия заклинания, какие заклинания активировать, а какие нет. В космосе строится множество концентрационных линз, которые концертируют излучение Солнца на одной гигантской линзе. Наводясь на мага, в моём случае на доппеля, создаётся эффект, сопоставимый с эффектом солнечного протуберанца, как если бы он коснулся земной поверхности, но без радиационного заражения. Всё, в диаметре нескольких километров и в высоте, достигающей стратосферы, буквально уничтожается, разрушая всё и вся. Диаметр заклинания может достигать примерно тридцати километров. Поскольку заклинание наводиться на мага, то сам пользователь также подвергается воздействию данной колоссальной мощи. Но, из–за того, что в данный комплекс заклинаний, входит заклинание «Доспех Мороза», то он остаётся совершенно невредимым. Однако, после использования данной Длани у пользователя наступает состояние сверхусталости. Он буквально парализуется и не может совершать никаких действий, кроме произнесения слов, в течение нескольких дней.

Поскольку я не находился внутри сферы поражения, то и не активировал жрущую большую часть энергии защитную часть. Ну и диаметр заклинания ограничил территорией поместья Фламеля, то есть тремя километрами. Соответственно, особого перенапряжения заработать не рисковал. Хотя с учетом, что пока на архимага, на которого рассчитано данное заклинание, не тяну, то последствия будут.

В этот момент магловские приборы наблюдения взбесились и могли наблюдать, как из космоса на территорию Англии прилетел мощный протуберанец, диаметром три километра, выжигая стратосферу и почву. После этого в Девоншире остался идеально круглый кратер в виде цилиндра с оплавленной по краям и на дне землей, глубиной тридцать метров. А над Великобританией образовалась озоновая дыра.

Естественно, контакт с доппелем был разорван ещё до того, как поместье Фламеля было испепелено, но мана на ритуал активно шла, так что об окончании его действия я узнал одним из первых по навалившейся усталости. Теоретически, даже мне не удалось бы спастись в такой ситуации. Ни переместится, ни убежать, ни в землю закапаться — в общем, всё это либо не сработало, либо не спасло. Но на всякий случай оставил небольшое сомнение в полной смерти Фламеля. Вполне возможно, что у него был крестраж, а возможно и не один. Хотя, что там возможно, наверняка, я бы на его месте так бы и поступил. Поспрашиваю завтра об этом доппеля. Хорошо, что я сидел в кресле в гостиной, плохо, что сил не было даже чтобы говорить и я, решив, что всё равно нахожусь дома, и в комфортном положении, потерял сознание.

Проснулся в своей постели, рядом на боку сопит Беллатриса. Почувствовав мой взгляд, она проснулась.

— Господин. — Произнесла Белла сонным голосом и расплылась в улыбке. — Как вы себя чувствуете?

— Не очень. — Отвечаю очень тихим голосом, свойственным тяжелобольным людям, после того, как прислушался к своим ощущениям. — Вчера я использовал особо мощное заклинание божественного уровня, несколько дней ни на что не хватит сил. Только говорить и смогу. А использовать магию смогу лишь к концу лета. Так что, Белла, будешь кормить меня с ложечки и приказывать доппелям таскать меня на руках.

— Я буду кормить вас с ложечки? Уии! — Радостно воскликнула она.

Мы зашли на кухню. Вначале живот Беллы, затем сама она. Следом за ней, сидя на невидимом кресле по воздуху в кресле из гостиной влетел я. Это левитационными чарами доппель Макгонагалл по приказу Беллатрисы транспортировал меня в столовую. За столом уже сидела Елена, кушала яичницу и читала книгу, причем по обложке было видно, что это недавно приобретенная фантастика. Елена отвлеклась от книги на нас.

— Елена, отгадай — кто тут самая кормящая Темных Лордов Леди? — Спросила Беллатриса.

— Позволю предположить, что ты. — С хитрой улыбкой произнесла она.

— Да. Только сегодня и только сейчас, главный приз получает Беллатриса Котоура! — Донеслось от Беллы.

Десять минут спустя.

— И ложечку за смерть всех врагов от страшных страданий! — Произнесла Беллатриса, впихивая в меня очередную ложку с яичницей.

Если кто–то подумал, что это была первая фраза подобного толка, то он заблуждается. Это Шапито продолжается на протяжении всех десяти минут. Вначале я ел за муки каждого отдельного предателя, затем… Нет, я это даже не хочу вспоминать…

— Белла, заканчивай с едой. Дай мне глоток кофе и покушай сама. — Тихо говорю девушке.

— Хорошо, мой Лорд. — Произнесла Беллатриса и, напоив меня кофе, сама приступила к завтраку.

Елена всё это время наблюдала за бесплатным цирком, в виде кормления главы рода, как годовалого малыша. По окончанию представления она взяла свежий выпуск Ежедневного Пророка.

— Какая всё же удобная вещь, эти газеты. Раньше, чтобы узнать новости приходилось общаться со слугами, путешественниками или ходить в гости к соседям, теперь же обо всём можно прочесть и не надо общаться с противными тебе людьми. — Произнесла Елена, раскрывая газету.

— Что там интересного? — Спросила Беллатриса.

Елена стала вслух зачитывать статью:

— Маглы и маги в панике! Вчера прямо в центр Англии, буквально в нескольких милях от Лондона в графстве Девоншир с небес ударил луч света шириной в несколько миль и спалил всё на своём пути. После луча осталась ровная воронка цилиндрической формы с оплавленными краями шириной в две мили, глубиной около ста футов. Что было на месте, по которому пришёлся удар с небес, никто не может сказать. Министерство магии не смогло прокомментировать данное происшествие.

— Мы не знаем, было ли то природное явление или вражеская магическая атака, либо же испытание нового магловского оружия. — Заявил министр Фадж.

— Мы тесно сотрудничаем с маглами по вопросу исследования данной аномалии, ею уже занялся Отдел тайн. Я лично общался с премьер министром маглов по этому поводу и он заверил, что маглы не имеют никакого отношения к данному явлению. — Словно противореча предыдущему заявлению, сказал министр Фадж.

Также, он попросил магов не поддаваться панике.

— Ну и дальше идёт обмусоливание этой темы, интервью с множеством экспертов. — От себя добавила Елена.

— Мой Лорд, так это… — Радостно сказала Беллатриса и замолкла.

— Длань Шамаша. Одно из самых мощных заклинаний древнего Шумера, призванное выкашивать армии демонов и уничтожать города противников. И кто бы мог прибить Фламеля в его поместье таким изощренным способом? — Невинным тоном, по прежнему тихим голосом, спрашиваю под конец речи.

— Действительно. И кто бы это мог быть?! — Саркастически заявила Беллатриса и пристально посмотрела на меня.

— Господин, в газете не было ничего сказано про Фламеля и что было на той территории. — Как бы между прочим, но с намеком, что и она поняла, кто на самом деле устроил это файер–шоу, произнесла Елена.

— На минуточку представьте, что по изначальной задумке заклинатель должен наводить это заклинание на себя, то есть он находиться в эпицентре творимого ада. — Добиваю девушек.

— Но как же… Это что, заклинание последнего шанса? — Спросила Беллатриса.

— Нет. Просто ещё кастуется специализированный щит, который жрёт маны столько же, сколько и разрушительная часть. В полной версии я смогу воспроизвести это заклинание только став раза в два сильнее, и так же буду лежать пластом после этого.

— Мой Лорд, вы просто невероятны! — Восхищенно произнесла Беллатриса. — Я даже представить не могу, куда мощнее?

— Ну, вообще, это заклинание может иметь радиус и в десять раз больший. — Поведал девушкам.

— Ужасающая разрушительная мощь. — Произнесла Елена.

Глава 12

На следующий день я сам смог передвигаться по дому. Сил вполне хватало, чтобы писать, поэтому записал в дневник ритуальную схему доппеля Фламеля.

Смог использовать слабую магию лишь двадцать пятого августа. До того момента отдыхал, развлекаясь до сих пор обмусоливаемую газетами новость про луч с небес, читая книги и общаясь с девушками.

С утра, почувствовав, что, наконец, могу пользоваться магией, вызвал доппель Фламеля прямо после завтрака в присутствии девушек. Доппель Фламеля выглядел точно так, каким я его увидел.

— Такой молодой? Ему же почти семьсот лет! — Воскликнула Беллатриса.

— Елена, тебе сколько лет? — Подмигнув, спрашиваю у девочки.

— Больше, чем Фламелю. — С улыбкой произнесла милая девочка. — А вам, господин? — Спросила она.

— Меньше, чем Фламелю. — Стараясь не засмеяться, произношу в ответ. — Белла, солнце, так что тебя удивляет? Мы же волшебники.

— Ну, я просто думала, что раз Фламель и Дамблдор как–то связаны, а второй, выглядит как старик… — Смущенно поведала Беллатриса. — В общем, я ожидала увидеть старика! Тем более, на картинах он изображен именно как низкорослый старик с короткой бородой.

— Сколько крестражей у Николя Фламеля? — Спрашиваю о его доппеля.

— Двадцать штук. — Безэмоционально ответил доппель.

— Нечего себе! — Произнесла Беллатриса и спросила, — Как он не сошёл с ума?

— Отвечай на вопросы присутствующих здесь девушек. — Приказываю доппелю.

— Нивелировал последствия путём приёма эликсиров и ритуалов на основе философского камня. — Ответил доппель.

— Ты можешь раздобыть все крестражи? — Спрашиваю доппеля.

— Да. Трое суток. — Сказал доппель.

— На крестражи наложены проклятья?

— Да. — Вновь подтвердил мои опасения доппель.

— Ты можешь снять проклятья, не навредив себе?

— Да. — Ответил доппель.

— Сколько это займёт времени, если будешь приносить добытые крестражи по одному, сняв проклятия?

— От двух до трёх суток. — Ответил доппель.

— Принеси сюда по одному все крестражи Николя Фламеля, предварительно сняв с них проклятья. — Приказываю доппелю.

Доппель с хлопком аппарировал и появился через пять минут, принеся золотую корону, украшенную драгоценными камнями. Положил предмет на пол и вновь с хлопком исчез.

— Полагаю, нам остаётся только проверять предметы на проклятья, зелья и прочие сюрпризы, и наблюдать за растущей коллекцией. — С улыбкой поведал девушкам.

— Я думала, что будем сами охотиться за крестражами. А так, получается скучно и обыденно, что ли. — Произнесла Беллатриса.

— Ну да, беременная девушка, которая должна вот–вот родить и архимаг, который не может применять ничего мощнее простеньких чар, бегают по всему миру, собирая крестражи древнего сильного мага. — Одарив Беллатрису взглядом, полным скепсиса, спускаю её с небес на землю. — И зачем нам этот переключатель на мягкое место, если можно попросту заставить копию мага сделать за нас всю работу?

В подвале под моим чутким руководством доппели начали сооружать магическую фигуру, призванную при помощи крестражей притянуть душу Фламеля и удерживать её внутри, пока буду поглощать её при помощи посоха. Большой круг, внутрь его заключен равнобедренный треугольник, на вершинах которого расположилось по кругу, которые соединяют вершины треугольника и контур внешнего круга. Внутри треугольника вписан круг, внутрь которого вписана пентаграмма.

Пока находился в подвале, в столовой раздалось ещё два хлопка. Понявшись, обнаружил рядом с короной обычный камень размером с кулак взрослого мужчины. Таких камней полно по всему миру и они ничем не примечательны, и замаскировать крестраж под такое, это действительно умно.

Приказываю доппелям отнести крестражи вниз в ритуальной схеме. Хватило бы и одного, но два даже лучше.

Доппели укладывают корону и камень в круг, предназначенный в этой схеме для предметов–якорей души. Призываю посох, устанавливаю его в круг, предназначенный для поглощения души, где он совершенно спокойно зависает. При помощи магии воды вывожу из организма и капаю каплю крови на третий круг, тем самым активируя ритуал. Использовать магию Шумера я сейчас не в силах, так что пришлось импровизировать. Через пару минут в центре ритуального рисунка материализуется прозрачная копия Фламеля, его душа и её тут же начинает затягивать в посох. Душа безмолвно кричит, но потихоньку втягивается в навершие посоха. Становяться видимыми двадцать нитей, две из которых тянутся к крестражам в ритуальном рисунке и восемнадцать уходят в разные стороны, но большая часть в сторону Европы. Эти нити не позволяли посоху быстро поглотить дух. Обычно на поглощение души уходит не больше десяти секунд, с душой Фламеля процесс затянулся на три долгих минуты. Но вот, наконец, дух был поглощен, я забрал посох и убрал его на место на теле.

Не так страшен чёрт, как его малюют. Одно дело, когда ты вчерашний магл, только узнавший о магии, или, когда ты кабинетный ученый и бизнесмен, использовавший магию в основном в мирных целях, и совсем иное, когда перерос всё это, знаешь, что при желании и подготовке способен справиться и с архидемоном. На этом фоне всякие Фламели и ему подобные кажутся несущественной помехой.

Тридцатого августа у Беллатрисы отошли воды и я телепортировал её в клинику Мунго. Белла родила дочку. Я в очередной раз стал счастливым отцом.

Все заботы, кроме как о Белле и ребенке отступили на задний план.

Первого сентября Елена отправилась в Хогвартс. У неё намного лучше, чем у меня, выходит изображать ребенка. Девушка прислала письмо, в котором написала, что поступила на факультет Райвенкло, как будто иного следовало ожидать!

Маленький ребенок это не только радость, но и головная боль для родителей. Доверять ребёнка няням или ещё кому–то не горел желанием, но и желание исследовать домовых эльфов росло.

В середине октября у нас с Беллой состоялся разговор.

— Господин, я вижу, что вас что–то гложет, поделитесь со мной. — Сказала Беллатриса.

— Белла, понимаешь, я же собирался в сентябре составить компанию Елене и начать исследовать Хогвартских домовиков. Но не могу же оставить тебя одну с ребенком на руках?

— Всего лишь? Мой Лорд, вы же можете отлучаться на день, как муж, уходящий на работу и возвращаться вечером. — С улыбкой сказала Беллатриса. — Уж днём–то мы с Бетельгейз найдём чем заняться.

Девушка нянчилась с ребенком, как с самым дорогим на земле, из неё получилась замечательная мать.

Я стал днём перемещаться в Хогвартс и засиживаться в выручай комнате. Снял матрицы с нескольких домовиков.

Удалось выяснить, что домовые эльфы живые существа, целая раса. Мир эльфов и гоблинов постигло несчастье и чуть более трёхсот лет назад они пришли в этот мир вместе с гоблинами. В этой катастрофе эльфы потеряли всё или почти всё своё имущество, чего не скажешь о гоблинах. Голых и босых эльфов приютили тогдашние волшебники. В благодарность беженцы обязались выполнять всю домашнюю работу, не беря за это ни кната (отсюда — магический контракт), по крайней мере до тех пор, пока не заработают себе на одежду (это объясняет странное условие рабства домовиков). Возможно, эльфы продемонстрировали владение уж слишком сильной магией, поэтому волшебники из страха запретили пользоваться домовикам волшебными палочками. Благодарная признательность — самое крепкое и, главное, добровольное рабство.

Всё–таки даже миры Хогвартса серьёзно отличаются. В первом мире, когда я был Томом Реддлом, домовые эльфы были духами–контрактниками, которых призвали и связывали контрактом, придавали материальную оболочку, на подобии доппель магии, то есть попросту твердая иллюзия, поддерживаемая, пока дух–домовой эльф подпитывается магией. Разрыв контракта означал разрыв подпитки магией, и дух погибал или уходил на свой план бытия. Но в том мире технологии призыва домовиков были утеряны, или может быть, их попросту не было в общем доступе, да и не интересовался я ими. Как дела обстояли во время жизни в теле Гарри Поттера, не знаю, хотя как–то рассказывал маглорожденной волшебнице версию своего мира.

Домашние эльфы не принадлежат сами себе. Они — вечные, «наследственные» рабы какой–либо волшебной семьи. Исключение составляет колония эльфов Хогвартса, но разница состоит только в том, что эльфы Хогвартса являются собственностью не какой–то отдельной семьи, а всей школы. В знак рабства домовики не имеют права носить нормальную одежду. Наготу они прикрывают то наволочкой, то полотенцем, то просто тряпицей. Существует некий магический контракт между членами определённой волшебной семьи и принадлежащим этой семье домовиком. По этому контракту эльф не может (даже если очень захочет) ослушаться прямого приказа хозяина, не может раскрыть семейные тайны, не может покинуть дом навсегда. Контракт разрывается, если хозяин дал эльфу какую–либо одежду.

Вот так вот и обламываются люди. Хочешь изучить одно, а оказывается совсем иное. Но и в этой ситуации есть плюс — у эльфов своя самобытная школа магии, которую собираюсь изучить. У них имеется свой язык, на котором эльфы предпочитают общаться между собой, именно поэтому на английском они говорят так странно, словно слабоумные или иностранцы. Душа эльфов состоит из семи оболочек, при чём, у всех обследованных эльфов Хогвартса седьмая оболочка находиться в активном состоянии и сильно развита. Вообще складывается такое ощущение, что в их мире магический фон был гораздо выше, поэтому эльфы не особо и стремятся заполучить свободу от рабства у магов. Так они получают доступ к источникам магии, родовым камням, а будучи свободными им придётся удовлетворяться природным фоном, который для их расы слишком скуден. Если их обучить Шумерскому способу преобразования материи в ману, то горстка эльфов способна будет нагнуть всех магов мира, поскольку по силам они равны архимагу, ещё и живут долго, как сильный маг. К тому же, эльфы очень искусные маги. От завоевания человечества домовиков останавливает лишь странная нечеловеческая логика, кабальный магический контракт, запрещающий использование человеческой магии и убийство магов, и то, что они чрезвычайно мирный народ, в отличие от гоблинов. Хотя существовали и эльфы–воители, где–то даже сохранился полный доспех и оружие, сделанные на эльфа.

Вообще эта ситуация, когда архимаги прислуживают слабым магам, мне показалась настолько бредовой, что выяснив данный факт долго хохотал. В тот же день дома продолжало периодически пробивать на смешинку, что не осталось не замеченным Беллатрисой.

— Господин, вы сегодня так рано вернулись и постоянно смеётесь. Поделитесь, что такого забавного произошло? — Ерзая на стуле от любопытства, спросила Беллатриса.

— Белла, я исследовал домовых эльфов. Представляешь, почти каждый из них равен по силам архимагу! При этом, они служат магам, которые слабее их в разы. — Вновь не выдержал и до слёз рассмеялся. Отсмеявшись, продолжаю. — Представляешь, а некоторые маги их бьют, издеваются! Ах–ха–ха-ха! Это как прогулка под перекрёстными лучами Авады с полной уверенностью, что не зацепит. Просто аттракцион невиданной щедрости под названием «пни архимага» и останься жив!

— Это правда? — Побледнев спросила Беллатриса.

— Абсолютная. Ах–ха–ха-ха! — Вновь не выдержав, рассмеялся. — Сегодня лучший день за многие десятилетия, давно так не смеялся!

— А как же магический контракт? Он же не позволит причинить вреда хозяевам. — Спросила Беллатриса.

Из меня словно выпустили воздух. Стал издавать звук, как спускающийся воздушный шарик, — Пуффффф… — После чего сил на нормальный и громкий смех не осталось сил, и стал издавать тихие звуки, скорее напоминающие не смех и громкие вдохи со стонами. — Гаа! Гааа! Гаа–ха–ха-ха!

Сижу, уперевшись лбом в стол, уже молча сотрясаюсь от конвульсий. Минут через пять успокоился, собрался и постарался объяснить Беллатрисе.

— Магический контракт… Пффф… — Вновь не выдержал и пошёл на очередной круг смеяться. Немного отсмеявшись, продолжил. — Контракт легко можно обойти. Яркий пример, домовик сам себе внушает, что калеча хозяина, спасает его. Как думаешь, если такой домовик, внушив себе, что скинув мага с метлы с большой высоты, лишь слегка повредит ему, но тем самым спасёт, какие шансы выжить? Или, наприме