КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно
Всего книг в библиотеке - 339920 томов
Объем библиотеки - 386 гигабайт
Всего представлено авторов - 136656
Пользователей - 75848

Последние комментарии

Впечатления

yavora про Михайлов: Изгой-8: Свет во мраке (Фэнтези)

Автор решил по быстрому свернуть серию. Потому кто был мега крут получает по соплям. Те кто еще круче гибнут. Дабы не собирать армию ГГ становится супер мега попа крут. Одним махом всех побивахом

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kutuzov_01 про Абсолют: Идеальная Клятва (Фэнтези)

Хочу разочаровать читателей, здесь нет никакого бояръ аниме, нет здесь и попаданцев (все местные). Книга слишком "утяжелина" различными описаниями, по этому приходиться читать продираясь через текст. Кому нравятся манга в таком стиле, добро пожаловать...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Льер Дитрим про Дроздов: Реваншист (Альтернативная история)

Книга оставила самые приятные впечатления. Если и были рояли, то играли они гармонично, и вступали вовремя. Засиделся почти до утра, уложившись в 6 часов, чего со мной уже давненько не случалось)

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
IT3 про Сабаев: Подкидной в далёкой галактике. Дилогия (Боевая фантастика)

автор заметно прогрессирует по сравнению с "колосом".сюжет повествование можно выразить фразой:
"когда татарин родился,еврей заплакал."правда к эве имеет отношение весьма косвенное,но читать интересно.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
ивановамфрия про Стивенс: Реставратор (Ужасы)

Хороший мистический детектив, приправленный намёком на романтические отношения. Читается легко (наверное, в большей степени заслуга переводчиков). Сюжет динамичен и не утомляет. Рекомендую для отдыха.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Легенда про Каргополов: Путь без иллюзий: Том II. Теория и практика медитации (Философия)

Бесплодное мудрствование - это, пожалуй, про самого автора точно сказано. Было бы смешно читать это напыщенное чтиво для доверчивых неофитов, если бы не так грустно оттого, что кто-то может и повестись на все это. Берегитесь, друзья, подобных воинствующих профанов. Такие профессиональные компиляторы вносят свои "поправки" в материалы настоящих мастеров своего дела, а потом присваивают себе лавры. Нужно учитывать, что эти знания уже отличаются от оригинала в силу недалекого понимания любого такого профана, походя и невзначай кидающего по отношению к традиционным практикам фразы типа "я лично считаю это не важным". К тому же, большинство разобранных в книге практик вообще можно делать только под руководством настоящего учителя и уж точно не по этой книге из-за обилия ошибок в ней.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
андрей 50 про Земляной: Отработанный материал (Боевая фантастика)

По моему какая то ерунда.Планета на которой живёт горстка людей,зарабатывают на жизнь разведением пушного зверя,которого разводят и выпускают на волю.А потом на него охотятся.И есть некая корпорация,которая втихую занимается химическим оружием.Появляется сосланный умирать на этой планете,спецназовец.Которому в пещере один гениальный врач делает пересадку лёгких от одного плохого человека.И донор и сам Гг остаются в живых.А потом Гг находит хим.лабораторию разоблачает корпорацию.Я просто не могу понять как на планете,где нет техники,кроме снегоходов (там почти всегда зима)и живёт горстка людей,можно найти то что очень хорошо спрятано.У нас библиотеку Ивана Грозного сколько ищут и ни хрена,а он за полгода на дне океана нашел.Мне не понравилось,продолжение читать не буду,только время тратить.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Неучтенная пешка (fb2)

- Неучтенная пешка 577K (скачать fb2) - Aнmapec (Aнmapec)

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Aнmapec

Неучтенная пешка.

Аннотация:

Первоначальное название вещи – “Везунчик”, оно как нельзя лучше иллюстрирует содержание. Но так как его уже забили, пришлось вымучивать что-то левое. Поэтому кратенько о чем сей шедевр: эта история о пападанце в мир меча и магии, путь которого пролегает через косяки роялей. Но те, что стыдливо прячутся за кустами, он не замечает, будучи несколько апатичным и не желая лезть, а те, которые нагло стоят посреди леса парень в силу возраста, некоторой наивности, незнания мира и слишком большой веры в книги, считает нормальным явлением. Мир то другой, может так и должно быть, чтоб рояли как деревья росли?)

Вещь написана под влиянием одной манги и одного фика, откуда и затырена идея. Кто читал и то и другое заметит явное сходство, а кто не читал – замечательно!

Возможно, произведению будет присуща некоторая абсурдность и нелогичность, хотя постараюсь этого избежать)

Обновление от 10.02.12. Главы 7-8

Пролог.

– Ты – Избранный! – патетично воскликнул странного вида парень, заступая мне дорогу. Вот, блин, чудики пошли! Ни здрасте тебе, ни как дела спросить, сразу в лоб – и какую-то чушь.

– Да ну! – лениво удивился, приостанавливаясь и настороженно оглядываясь. Фиг их знает, этих психов, вдруг они тут косяками планируют. – И куда ж это меня избрали?

– Ты должен спасти мир! – все с тем же нездоровым вдохновением возвестил этот му...чудак в нелепой, нежно-зеленого цвета, одежде. А заостренные уши выдавали в нем большого и нездорового поклонника творчества Толкиена.

Я рассмеялся.

– Ну надо же! Мир спасать? Этот что ли?! Да фиг бы с ним! Пусть хоть в тартарары катится!

Мальчишка – а только сейчас заметил, что он чрезвычайно молод, лет 18, не более – вылупился на меня своими светлыми зенками, растеряно моргая. Затем обернулся назад, тихим, но ясно слышимым шепотом, спрашивая:

– А это точно тот? Что-то больно он злобный для Героя.

– Боги указали на него, – прозвучал такой же “тихий” ответ. – А боги не могут ошибиться.

Я тут же стряхнул всю расслабленность, настораживаясь. Словно из воздуха, рядом с первым мальчишкой соткалась фигура второго. И, несмотря на то, что этот был одет в те же дурацкие шмотки, в нем чувствовалась грация и сила хищного зверя.

– Кто вы такие? – холодно потребовал, живо сканируя окрестности в поисках еще каких неучтенных сюрпризов.

– Ты нам не веришь, – даже не спросил, а констатировал факт новый участник разговора. – Что ж, видимо, придется провести наглядную демонстрацию. Амир, забираем его так. В нашем мире объясниться будет легче.

“В НАШЕМ мире?”, – только и успел мимолетно удивиться, приготовившись дать отпор наглецам, как вокруг закрутилась воронка, и мир исчез.

Этот мир.

Отрывок из репортажа.

Сегодня в 3 часа дня в городе Эн группой несовершеннолетних лиц был взорван подвал жилого дома, в результате чего случился пожар. Погибло три человека, проживающих на первом этаже, тело одного из жильцов так и не было найдено. Пока он считается пропавшим. Если кто-нибудь знает что-либо о...


Несколькими годами ранее, где-то в ненаходимом замке, висящем посреди Ничто.

– Ну, так как? – лениво развалившись на воздухе, спросил жабоподобного вида малый, успешно совмещавший как должность мелкого божка у дикарей отсталого мира, так и пост немалой силы демона у главенствующей цивилизации мира другого. – Играть то будем? А то скучно чего-то.

– Кому скучно, а кому и не очень, – раздраженно пробурчал, не отрываясь от бумаг, благообразного вида седобородый старец. – Знал бы, что так много работы предстоит, ни в жизнь бы не подался в Верховные боги. Да еще и единоличные.

– Не ворчи, Старик, – пророкотал густым басом мелкий, похожий на хитрого ребенка демон. Один из самых сильных и самых жестоких среди присутствующих. – Тебе ли жаловаться? Пусть работы много, зато и сил ты гребешь немерено.

– Вы еще подеритесь, горячие парни, – насмешливо пропела шикарная, блондинистая красотка с рельефной фигурой – богиня плодородия нескольких миров. – Каждый из нас и так знает о вашей пламенной любви друг к другу. Не стоит напоминать о ней лишний раз. И между прочем, Жабенок поднял правильную тему. Мне тоже скууучно! Играем?

– Ну, давайте сыграем, раз никто не против, – покладисто согласился огневолосый гигант, по привычке проигнорировав мнения всех кроме своей ненаглядной. – Планету выбираем как обычно, или есть предложения?

– А давай твою? – азартно предложила красотка. – Ну, помнишь ту, где мы проводили первую игру? Отметим, так сказать, юбилей.

– О, действительно, – пропищала маленькая лисоголовая девочка, не отрываясь от лизания круглого леденца. – Эт ж будет 10 игра.

– Танатос, так Танатос, – согласился гигант.

– А с этой планеты будем ферзей тянуть, – ткнула девчонка вперед. Там тут же закрутилась модель зелено-голубого шарика.

– Обоих? – удивился жабоподобный. – Зачем обоих? Злодея мы обычно из местных выбирали.

– Так юбилей же! Да и пророчество правдивее получится. Легче объяснить, почему Героем должен оказаться чужак, – поддержала своего брата блондинка.

– Так все согласны? Ищем пророчицу?

– Ага, – ответил нестройный хор.

Там же, те же. Сразу после переноса героя.

– Воооот дебииил, – раздраженно прорычал Маленький Демон. – Огненный, ты где такого тупого мага откопал?!

– А что такое? – удивился гигант. – Вроде все нормально сделал. Героя забрал? Забрал. А что объяснение отложили до прибытия, так ничего страшного.

– Да я не об этом, а вот об этом! Ты посмотри! Посмотри только! – малыш экспрессивно тыкал пальцем в какую-то точку, видимую лишь этим существам. – Этот полудурок умудрился неправильно портал настроить! И вместе с Героем захватил лишнего персонажа!

– Ого! – прозвучал тихий, спокойный голос. – Неучтенный игрок?

Находящиеся в комнате Высшие разом повернулись в сторону говорившего. Среди них всех, имевших хотя бы одну примечательную особенность, тот смотрелся лишним – слишком уж типичным был: человек как человек, среднего роста, с голубыми глазами, русыми волосами, виднеющимися залысинами, круглым, простецким лицом и носом картошкой. Даже голос обыкновенный! Неудивительно, что “старики” относились к нему настороженно.

– А знаете, – неторопливо произнес “человек”, вглядываясь в голограмму молодого парня, – на правах новичка, я, пожалуй, поставлю на этот “неучтенный фактор”.

– Уверен? – голосом хрипловатым, до такой степени сексуальным, что встало у всех присутствующих мужчин, спросила блондинка. – Ему никто из нас помогать не будет, да и тебе не позволим. Он случайная фигура в этой игре. Думаешь, долго протянет?

– Вот и посмотрим, – спокойно улыбнулся мужчина, доставая из воздуха бокал с темно-бордовым вином. – Вот и посмотрим.

Остальные поморщились – слишком давно они не нуждались в материальном, и не просто не использовали, но и считали дурным тоном, когда кто-либо в их присутствии напоминал о своем (и их) прошлом. Однако новичок слишком недавно стал Высшим и не хотел отказываться от старых привычек. Тем более на мнение окружающих ему всегда было плевать.

– Ладно, – своим извечно ворчливым тоном подвел итог Старик. – Подготовка закончена. Со своими ставками разобрались? Кто играет за черных, кто за белых? А то потом менять будет поздно. На неучтенного больше никто поставить не хочет?

Все отрицательно мотнули головами.

– Ну и отлично. Тогда – начнем игру!

...

Бывают такие миры, где очень мало магии. Мало, но она есть. И бывают такие казусы, когда в таких мирах рождаются сильные и талантливые маги. Рождаются, но использовать свой потенциал не могут. Практически не могут.

– Ох, простите, – расстроено пробормотал мальчишка лет десяти, только что врезавшийся в молодую девушку и испортивший её великолепный наряд.

“Моё первое свидание!”, – мысленно ахнула она, в каком-то ступоре тоскливо рассматривая безнадежно испорченное платье. Мальчишка также тоскливо смотрел на скользящий по ткани батончик эскимо, который ему теперь было не суждено съесть. Да и тетя счас по ушам надает. “Сматываться надо!”.

– Я не хотел, – покаянно прошептал малыш. – Простите.

И быстро-быстро почесал дальше.

– Да чтоб тебя,.. – чуть не плача, яростно начала девушка, но, вспомнив, что желать несчастий нехорошо, да еще и такому малышу, однако не сумев сдержать гнев, зло закончила, – ...удача не оставляла!

Светлые проклятья, даже будучи светлыми все равно остаются проклятьями. И порой бывают похуже темных, отличаясь от них большей креативностью. Тем не менее, и те и другие, и даже благословения, мало стоят в тех, бедных на магию Мирах: мелкие досадные неприятности, мелкие счастливые совпадения. Или буквально притягивающиеся мелкие беды, из которых, благодаря лишь удаче, выходишь невредимым. Да, там это проклятье мало чего стоило, но лишь только человек попадет в насыщенный магией мир, как оно начнет работать в полную силу. Однако в другом мире печать его на человеке не каждый сможет увидеть. Даже среди Высших.

...

– Это будет чертовски занимательное зрелище, – усмехнулся Новичок, пригубив свое любимое вино.

Первый город – Номии.

Глава 1. Ряд счастливых неудач.

Дорога перед трактиром. Кондар Двойной Удар, временно безработный.

Кондар медленно, пошатываясь, шел по улице. Он был пьян, расстроен и взбешен, а мелкий, противный дождь раздражал еще сильнее. Какого хорга! Он, демоны всех побери, сам Кондар Двойной Удар, первый человек, сумевший в рукопашную победить Алавара! Он силач, он знаменитость да он просто чертовски крутой мен! Да сам граф Розонти когда-то не побрезговал разделить с ним чашу вина! Так какого же хэша эти демоновы трактирщики смеют вести себя так с ним?! С ним! С самим Кондаром Двойной Удар!

– Гнилые стервятники, – раздраженно шипел благородный пьяница заплетающимся языком. – Всего то и попросил пару кувшинов вина в долг, а уж как развопились, как развопились! Я ж не задарма, я ж отдам. Когда-нибудь... может быть... Ну и что, что уже должен? Всего то пару тришей*! Не так это и страшно! Ненавижу!

С каждым словом, каждым нетвердым шагом мужчина распалялся все больше и больше. К тому же, скрытая за пеленами туч приближавшаяся к полнолунию луна делали из, в общем, довольно безобидного человека дикого зверя. Тщательно подавляемые в другое время кровожадные инстинкты вырывались из-под контроля. Хотелось рвать и метать. Ну, или просто набить кому-нибудь морду. Именно поэтому, словно из земли выросшая фигура огромного незнакомца воспринялась Кондаром подарком богов. С негромким рычанием, дико звучавшим в устах человека, он бросился вперед.


Взгляд со стороны.

Трактир, общий зал. Борн, трактирщик.

Борн привычно стоял за стойкой и лениво полировал очередной кинжал. Но когда его взгляд останавливался на впечатляющей фигуре одного из посетителей, тяжело вздыхал. Борн был очень совестливым негодяем. Эта пакость – совесть – мучила каждый раз, когда он, по своему обыкновению, совершал что-нибудь подленькое. Иногда, когда особенно страдал от укусов стражницы его порядком обветшавшей морали (почему-то зачастую это случалось с похмелья), даже подумывал о том, чтобы стать добропорядочным гражданином, держателем добропорядочного трактира. Но деньги! Деньги, чтоб их. Эти милые сердцу кусочки желтого металла, что согревают душу и один вид которых заставляет утихнуть голос совести. Вот и в этот раз, предав очередного друга, Борн страдал при виде его массивной фигуры, по традиции, заседающей именно в его трактире. Он даже подумывал о том, чтобы запретить Джавду приходить в его заведение, дабы тот своим видом не провоцировал излишнюю активность поганки. Однако сделать так, значит лишиться постоянного клиента. И дохода! Пусть маленького, зато стабильного. Нет, на это Борн пойти никак не мог! Потому предпочитал молча страдать, втайне даже гордясь своей выдержкой.

“К тому же, – успокаивал себя, – он сам виноват. И он, и его жена. В конце концов, женился бы как все, по расчету, а не любви, и не было бы проблем. Или коли б Элен научилась придерживать свой острый язычок, помня, что теперь она не дочь купца, а жена Джавда – ничего бы не произошло. Так что моя вина тут маленькая!”.

Однако совесть такие жалкие аргументы не устраивали, и она пилили, кусала, визжала и царапалась. Вредная часть души!

“Ушел бы он скорей!”, – тоскливо проныл про себя Борн.

Тут, прерывая его унылое самобичевание, неожиданно открылась входная дверь. “Кого это несет? Кому в такую мерзкую ночь дома не сидится?”, – удивился мужчина, поднимая взгляд на вошедшего. И испуганно замер.

Такого посетителя он не ожидал и не жаждал, даже если тот озолотит его с ног до головы: высокий, худой парень, абсолютно голый, если не считать белую повязку на бедрах, с мокрыми черными волосами, оттеняющими нереальную белизну кожи, странно-красивым лицом и алыми глазами. “Демон, – ужаснулся Борн. – По мою душу?!”.

Странный посетитель остановился на пороге с равнодушно-высокомерным выражением на лице, и окинул зал презрительным взглядом. “Убьет!”, – мысленно же ахнул Борн, не в силах даже закричать – так испугался.

– Ты кто такой будешь? Чего разгуливаешь посреди ночи в подобном виде? – услышал трактирщик грозный голос того, о ком только что размышлял. “Куда?! Хотя... Это же Джавд. Он нас точно спасет! Давай, прогони его!!!”. Люди в трактире, почувствовав поддержку знаменитого Джавда, немного расслабились и стали смотреть уже не столько испуганно, сколько угрожающе.

“Демон” перевел свой страшный взгляд на того, кто осмелился с ним так разговаривать и... неожиданно улыбнулся, помахав правой рукой. А в руке той... Борн даже глазам своим не поверил. “Он что, самоубийца?! Демон ли он или Темный бог – Джавду все равно, он подобного не простит. Но Красноглазый то шустр!”. Борн поймал себя на том, что чувствует восхищение пополам с немалой толикой зависти. В свое время он тоже пытался оказывать Элен знаки внимания, однако напрасно. А этот удостоился, значит. “Как она с ним не испугалась то?”.

Его предсказание сбылось быстро – с яростным рыком Джавд сорвался с места, бросившись на обидчика. Правда тот данного момента дожидаться не стал, заранее проворно скрывшись за дверью. “Все равно трындец тебе, паря”, – даже с каким-то удовлетворением констатировал Борн, и тут увидел, что сбежавшей то был не так прост. Вместо того чтоб запереть дверь и драпать со всех ног, он открыл её прямо перед Джавдом. Тот подобного не ожидая, вылетел на улицу на всей скорости. Дверь захлопнулась.

Это стало первым звоночком.

Второго, правда, не последовало. Вместо него зазвучал набат, когда через пяток минут в трактир зашел здоровый и невредимый (хотя и грязный) чужак. Постояв немного на пороге, он насмешливо посмотрел вокруг и, не соизволив сказать и слова, величественно проследовал на второй этаж. Ошалевший от такого поворота событий и подобной наглости Борн в полной прострации остался стоять внизу.

Пришел в себя далеко не сразу, да и то благодаря помощи со стороны: хлопнувшая за ушедшим посетителем дверь заставила вздрогнуть и очнуться. Пару минут он наблюдал за вытекавшим из трактира людским ручейком, а потом не выдержал и тоже рванул – было ужасно любопытно узнать, что же случилось с далеко не самым последним бойцом их города.

“Лучше б я этого не видел”, – тоскливо подумал Борн. Джавд, конечно, не считался лучшим, тот же Хромой Гиз его вполне уделывал. Но ведь и слабаком далеко не был! И чтобы его с такой легкостью, за такое время и до такой степени!

“С этим демоном лучше не связываться”, – только и успел сделать вывод из увиденной картины мужчина, как один из самых нетрезвых посетителей предложил отомстить чужаку за старину Джавда. Остальные, также не отличающиеся особой здравостью мысли, крик поддержали. А Борна, как хозяина, назначали предводителем священного похода. На его робкие возражения следовало неизменное: “Наше дело правое, нас больше и мы победим!”. Против пьяной толпы не попрешь – это трактирщик уяснил давно. Потому, как не был против, пришлось возвращаться в трактир и неохотно топать на второй этаж. Там, углядев полуоткрытую дверь и страстно надеясь, что ему повезет, и чужак или сбежал, или находится в другой комнате, Борн решительно постучал.


Трактир, общий зал. Джавд, средневековый бизнесмен.

Джавд любил свою жену. Конечно, в этом не было ничего необычного, не он первый испытывал столь возвышенное чувство ко второй половинке и не он последний. Но существовал ряд примечательных особенностей, которые делали Джавда объектом беззлобных и безобидных (во избежание потери важных частей тела) шуток. Джавд не просто любил, он боготворил и обожал свою жену. И столь трепетное отношение этого огромного, грубого, изукрашенного многочисленными шрамами (полученными не во всегда благородных драках) и не страдающего особо добрым нравом малого к милой малышке выглядело действительно примечательно. Рядом с этой невысокой, стройной, хрупкой красавицей высоченный, похожий на дикого зверя мужик вел себя будто малый ребенок перед строгой мамашей. Но самым примечательным в их паре было то, что и Элен была влюблена в своего мужа. В этом факте не сомневался никто. Даже он сам. А что еще, как не любовь, могли заставить молодую, славящуюся на весь города своей красотой девушку, дочь богатого и преуспевающего купца пойти против воли отца и выйти замуж за голодранца и разбойника? Нет, остепенившись, он бросил свое недостойное занятие. Он занялся честной работой, он из кожи вон лез, продвигаясь к вершинам в желании дать своей ненаглядной ту жизнь, к которой она привыкла. И пусть он был еще на середине пути, но для него и это был немалый подвиг. Их брак был идеалом, мечтой для многих, сидящих в этом трактире неподалеку от Джавда или за одним столом с ним. Ему завидовали и... сочувствовали. В бочке меда их счастливого супружества была разлита большая ложка дегтя. Джавд бешено, неистово ревновал свою красавицу жену. Ревновал к каждому мало-мальски привлекательному мужчине, находившемуся около неё в пределах видимости.

Никаких претензий своему сокровищу, разумеется, не предъявлял. И даже не потому, что, несмотря на скандал с их свадьбой и более чем прохладные отношения родителей, старшие братья Элен по-прежнему души в ней не чаяли, хоть и с трудом, но смерившись с её выбором. Что, однако, не помешало бы им по косточкам разобрать Джавда, стань он причиной хотя бы одной слезинки, скатившейся по щеке обожаемой сестренки. Нет, намного больше их, Джавд боялся того, что его малышка просто уйдет. Бросит его. И поэтому он не упрекал её ни словом, ни взглядом – да и повода она не подавала – вымещая страх и ярость на потенциальных ухажеров (большинство из которых даже помыслить боялось о заигрывании с Элен).

Из-за этой ревности Джавд и был сейчас так хмур. Буквально несколькими минутами ранее прибыл Неско – сынишка их повара – и принес неприятную весть. На ночь глядя к ним в дом заявился Харан – кузен Элен. Будучи человеком робким, и можно даже сказать трусоватым, Харан не то, чтобы заигрывать, он смотреть то в сторону Элен опасался. И не будь погода такой мерзкой, а постоялые дворы в связи с предстоящими праздниками переполнены, ноги бы его не было в логове этого страшно человека, которого кузина не знай за какие заслуги сделала своим мужем! Ведь, по мнению Джавда, Харан обладал единственным, но весьма значимым недостатком – был неприлично красив. И сейчас ревнивый муж сидел угрюмей некуда и поспешно допивал последнюю кружку пива, про себя проклиная её размеры. Больше всего сейчас хотел бросить все и бежать домой, но нарушить правило* не смел даже он. Потому сидел, давившись пил ставшее неожиданно безвкусным вино, когда дверь трактира неожиданно открылась, и на пороге возник человек, одним своим видом заставивший ошеломленно замереть. Человек – мужчина – был почти полностью гол, и только вокруг бедер висела белая, пушистая тряпка. Как ни странно, сухая, хотя черные волосы мокрыми прядями спадали на лицо, ясно показывая, что пришел он все же с улицы, где шел дождь. Незнакомец был довольно высок и строен, но телосложением хлипок. “Однако красивый”, – скорее по привычке оценил Джавд, так как все еще прибывал в ступоре. Между тем странный посетитель обвел зал красными(!), будто тормское вино, глазами. “Демон!”, – практически единодушно вздрогнули все в зале, включая бесстрашного Джавда. Но последней тут же очнулся, и, устыдившись своей слабости, решил проявить инициативу. Медленно приподнимаясь из-за стола, довольно грозно, но по возможности вежливо, спросил:

– Ты кто такой будешь? Чего разгуливаешь посреди ночи в подобном виде?

Алый взгляд замер на лице Джавда, отчего тот малость струхнул. И тут этот странный не-пойми-кто неожиданно разулыбался, начиная зачем-то махать правой руке. Видимо от растерянности, Джавд не сразу распознал смысл его действий. Но когда увидел, что именно держит негодяй в машущей руке... Браслет. Очень необычный, очень редкий, можно сказать, единственный в своем роде. По слухам этот браслет – простой черный ремешок, сделанный из непонятного вещества и прицепленный к нему цветок из драгоценных камней – неоцененный гений-маг достал из другой реальности. Джавду даже вспоминать не хотелось, каким образом он смог раздобыть эту редкость. Но ради своей Элен он был готов на все. Именно этот браслет он дарил, прося её руки. И сейчас данная редкость непонятным образом оказалась в руках красавца-незнакомца.

Непонятным образом?

С быстротой молнии в голове Джавда пронеслись, соединяясь в цепочку, мысли о том, что он должен был приехать только завтра, что кузен Харан нагрянул совершенно неожиданно, что красивый мужчина стоит на пороге трактира практически голым и нагло трясет перед лицом браслетом Элен, хвастаясь своей... победой?

Страшная правда обрушилась на голову Джавда стотонным молотом, придавив. От нахлынувшей боли он застыл, не в силах шевельнуться. В относительную здравость мысли его привел стук закрывшейся двери. Закрывшейся за спиной незнакомца. “Сбежал?!”. Боль сменилась бешенством, застилавшим глаза красной пеленой. “Ах ты!..” – с глухим рычанием мужчина бросился вперед, рассчитывая своей силой сшибить слабое препятствием между собой и осквернителем. Но дверь, которая без сомнения должна была быть заперта струхнувшим скотом, самым подлым образом распахнулась прямо перед его носом. Не ожидавшей подобной подлянки, Джавд, не сумев затормозить, вылетел в дождливую ночь. Слетел с крыльца, пробежался по грязной дороге и со всего маху долбанулся лбом в бок стоявшей неподалеку повозки. Раздался глухой звук, перед глазами замелькали звездочки, мужчина упал на землю.

Он лежал в грязи, смотрел в черноту над собой, а по щекам холодными дорожками бежали капли то ли падающего дождя, то ли скупых мужских слез.

“Как она могла?”, – с горечью думал он, пережидая адскую боль в голове. Наконец сознание более-менее прояснилось, и Джавд, уже никуда не торопясь, с трудом сел. Оглянулся на освещенное тусклым факелом крыльцо трактира и с удивлением разглядел там мнущуюся фигуру щуплого и какого-то даже жалкого парнишки. “Что же она в нем нашла?”, – недоумевал Джавд, всматриваясь, но тут, будто отвечая на вопрос, парень поднял голову и посмотрел прямо на Джавда. Красивое лицо скривилось в гримасе превосходства, и утихнувшее было бешенство вспыхнуло с новой силой. “Ах ты, песий сын”, – мысленно взревел рогоносный муж, стремительно вскакивая. Но тут же поскользнулся на раскисшей от дождя дороге. Пока он восстанавливал равновесие, наглый совратитель чужих жен скрылся в трактире. “Врешь, не уйдешь”, – зло подумал, уже собираясь броситься вдогонку, как дорогу преградила громоздкая человеческая фигура, будто бы соткавшаяся из самой ночи прямо перед его носом. Джавд уже хотел было протянуть руку и по-простому отодвинуть нежданное препятствие, как оно, по-звериному зарычав, бросилось на него...


Трактир, комната на втором этаже. Келмер, маг из запрещенного ордена “Восходящая звезда”.

Сказать, что он меня раздражал, значит не сказать ничего. Он злил, доводил до бешенства. Подумать только, какая наглость! Сидит за моим столом (ну ладно, не совсем моим, но ведь мною же оплаченным) в моей одежде, ест мою еду, пьет мое(!) вино, и при этом осматривает убранство моей комнаты с таким презрительным видом, что кулаки чешутся разбить оный. Будто я виноват, что мне досталась такая! У меня достаточно средств, чтоб занять поистине королевские покои! Но в преддверии праздников вся голытьба, все эти ничтожные крестьяшки сорвались со своих жалких наделов, рванувшись в ближайший город, и свободных мест стало просто не найти. Я и это то выбил с великим трудом! А чужак видите ли еще и недоволен!

Как же хотелось бросить в него что-нибудь чрезвычайно пакостное, однако я понимал, что не сделаю этого. Поблескивающие из-под косматых ресниц ярко-зеленые, будто изумруд, глаза с вертикальным зрачками лучше чего бы то ни было удерживали от необдуманных поступков. Вот и приходилось сидеть, судорожно сжимая кулаки, скрежетать зубами в бессильной ярости и недоумевать, как же я, такой умный и дальновидный, мог угодить в столь удручающую в своей нелепости и ужасности ситуацию. А как все хорошо начиналось!..

Весь Эшендвиль готовился к празднику. Что и неудивительно, не всякий год, да и даже десятилетие, на престол всходит новый король. А именно коронация и должна была случиться через три дня. Конечно, Номии не тот город, который соизволит посетить в своем традиционном путешествии по стране новоиспеченный монарх, но жители городка все равно наводили марафет, и каждый с затаенной надеждой думал: “А вдруг?”. Мне были смешны эти раболепные чаяния жалких, ничтожных людишек, но именно настоящий город лучше всего подходил для задуманного. Здесь был аномальный магический фон, что затрудняло любой вид чаровства, однако оно же и гарантировало относительную незаметность его. А такой сильный маг как я мог и не бояться аномального фона.

Я знаю, что я несколько самоуверен, но, будучи умным, всегда все просчитываю. Вот и в этот раз, я продумал каждую мелочь, и все должно было пройти идеально. Все и прошло бы идеально, если бы этот олух не влез!

То, что комнату будет найти сложно, я предполагал заранее. И даже подыскал альтернативный вариант на случай, если бы все же её выбить не удалось. Но мне повезло. По крайней мере, так я подумал тогда. Сейчас я думаю совершенно иначе, но уже поздно, во времени, к моему сожалению, двигаться я не умею.

Так вот, комната была найдена, ханиш налит в бокал. Еда заранее заказана и выставлена на отодвинутый к стене стол, тран расстелен на полу. Вызывая демона такого уровня, я не решился самостоятельно чертить знаки. Малейшая ошибка или неточность и все – покойник. Потому то тран проще и надежнее, да и сам материал, используемый в нем, помогает удерживать демона. Конечно, если кто увидит у меня эту вещь, то тут же и постарается убить, однако пока мне везло, чем я нагло пользовался. В общем, тран занял свое место на полу, ие расставлены в нужном порядке, засов на двери, как и положено по технике безопасности, снят. Если что пойдет не так – легче убежать. Конечно, не всегда успеешь, но все же хоть какой-то шанс. А от незваных гостей на пороге вычерчена вязь алро.

Оглядевшись и убедившись, что ничего не пропустил и не забыл, глубоко вздохнул и поджог ие. После чего и начал сам ритуал...

Как я и предполагал, на весь у меня просто не хватило сил, хотя в любом другом месте никаких проблем не возникло бы. Но здесь пришлось прерваться практически перед заключительной частью.

Вообще, Джер – вызываемый демон – довольно необычен. Один из самых сильных в пантеоне, он считался идеальным исполнителем для определенного рода дел (а именно устранения высокородных, хорошо защищенных от иных демонов или убийц, господ), но и в Срединный мир вылезать чрезвычайно не любил. Потому для его вызова использовался один из самых сложных ритуалов. И если для других демонов, как правило, требовалась жертва плотью (кровь мага, кровь девственницы, младенца или же трупы зверей или людей), то вытащить в этот мир Джера могла только одна жертва – жертва магией. Именно для того мне понадобился ханиш. После проведения основной части ритуала мне требовалось отдохнуть хотя бы пол часа и тщательно поесть определенных продуктов, дабы восстановить хотя бы малую часть магии, а затем встать в круг и выпить ханиш, который увеличивал количество магии и способствовал её стихийному выбросу. После чего следовало быстро выйти из круга.

Именно последнее действие было той частью ритуала, из-за которого он считался таким сложным. Правильно выбранный момент ухода – когда жертва дошла до адресата, а он еще не успел проявиться – был решающим. Поспешишь, придется начать сначала, опоздаешь, оставшись в сдерживающем круге – от тебя даже клочков не останется. Причем, точно высчитать время было невозможно, приходилось полагаться на интуицию. И именно из-за этого меня так и ценили в ордене. Я просто знал тот момент, когда необходимо было выйти из круга. Но даже я, проведший не один такой ритуал, всегда боялся и нервничал. И старался оттянуть последнюю часть на как можно более долгий срок.

Это меня в результате и погубило.

Я сидел, отдыхал, неторопливо вкушая, когда совершенно неожиданно ударила боль от порванной вязи алро, ошеломив меня на мгновение, и тут же дверь распахнулась, впуская незнакомца.

С трудом ударными темпами вернув себе способность соображать, я уже приготовился напасть на вторженца, но тут мне удалось его разглядеть и от необычности вида (мокрые черные волосы, красные глаза, практически полностью голый, покрытый мурашками и грязный!) я вновь застыл в ошеломлении на полсекунды. На целых полсекунды. На решающих полсекунды.

Окинув быстрым взглядом комнату, незнакомец тут же заметил и расстеленный тран, и пепел от уже сгоревших ие, и бокал ханиш, который я так по глупому предусмотрительно поставил сразу в центр круга. Не долго думая (мне даже подумалось, не думая совсем) парень стремительно прошел в центр, и прежде чем я успел осознать, что происходит, залпом выпил полный стакан зелья. А потом мир взорвался – меня окатила такая огромная волна дикой, стихийной магии, что, захлебнувшись в ней, я банально потерял сознание.

Когда я очнулся и сумел относительно прийти в себя, то первым делом проверил резерв. И с восторгом понял, что он практически полон! “Ну, теперь то ты попляшешь, сволочь! Поплатишься за сорванный ритуал! Да ты знаешь, сколько я корячился!”, – с раздражением подумал я и, даже не потрудившись встать на ноги, лишь приняв сидячее положение, принялся выискивать пакостника. Много времени это не заняло, увидел я его буквально в следующее же мгновение, а увидев, по ставшей традиции, ошеломленно замер. Но теперь уже от наглости незнакомца. Этот хоргов выкормыш, стоя ко мне спиной, рядом с выпотрошенным моим рюкзаком одевался в МОЮ одежду! “Ну это уже ни в какие ворота!”, – аж задохнулся я от возмущения, судорожно придумывая, чем НАСТОЛЬКО пакостным мне его одарить, как парень, будто что-то почувствовав, обернулся. Дикие, лиловые глаза посмотрели в мои, проникая, казалось, в душу, и я испуганно замер. Мозги прояснились окончательно и ко мне вдруг вернулись воспоминания о предшествующих моему позорному обмороку минутах. С нехорошим предчувствием я посмотрел на тран и с ужасом понял, что самые ужасающие предчувствия оказались верны – в середине круга невозмутимо восседал небольшой пушистый зверек...

Джеры во многом очень странные демоны. Если остальные бывают тем сильнее, чем они больше, то у этих все наоборот – самый большой джер является и самым слабым в их среде, а чем меньше, тем он могучее. Стоящий сейчас в середине круга был самым маленьким из взрослых, который, по-моему, только возможен.

“О, боги!”.

Сказать, что я испугался, значит, ничего не сказать. Да настолько сильного демона мой тран и минуту не удержит! “ОН призвал сюда это чудовище?”, – с ужасом думал я, переводя взгляд на жуткого колдуна. И – вздрогнул. Лиловоглазый парень, как и я, смотрел на демона. Но при этом... улыбался. А затем сделал такое, отчего я чуть повторно и весьма позорно не отправился в обморок. Он медленно, неторопливо подошел к одному из самых страшных демонов пантеона – тот поднял мордочку, с презрительным любопытством взглянув на человечешку – и... вошел в круг. То, что он после этого дикого действа остался целым, можно объяснить только одним – демон тоже был ошарашен действиями человека. Но дальше – больше. Этот полудурок, не остановившись на одном безумии, присел перед чудовищем на корточки и нежно что-то проворковав (я таким голосом только с девушками разговариваю!) осторожно... погладил его по голове. Как какое-нибудь домашнее животное. Он что, не понимает, с кем имеет дело?!

В общем, на этом я выпал из реальности. Уже словно через какой-то туман наблюдая за тем, как псих чешет демона за ушком. Как демон в ответ мурлычет от удовольствия, как сумасшедший берет Джера на руки, не переставая поглаживать, и поворачивается ко мне. Стоит. С демоном на руках. Смотрит на меня. Я зажмурился. Открыл глаза – стоит. У меня гул в ушах, и перед глазами как-то все расплывается, но его вижу отчетливо. Стоит по-прежнему. Вновь зажмурившись, помотал головой. Открыл глаза. Стоит. Подумав, опять зажмурился. Но теперь головой интенсивно закачал вперед-назад. Остановился. Открыл глаза. Посмотрел. Стоит.

И улыбается.

Эта улыбка оказала действие обрушившегося за шиворот ведра холодной воды. Эта снисходительная, насмешливо-презрительная улыбка. Да как он смеет!

От накрывшего бешенства и стыда в мозгах мигом прояснилось, я покраснел и вскочил на ноги. И понял, что незнакомец что-то мне говорит – голос красивый и мелодичный, но слова совершенно непонятны – одновременно надвигаясь на меня. Я замер.

Я знаю, я сильный и, главное, умный маг. Я смог бы его сделать. Уверен, что смог бы, но под взглядом этих лиловых глаз я позорно замер, будто кролик перед арной*. Ноги задрожали, и я не смог устоять, грохнувшись на стоящий рядом стул. А незнакомец невозмутимо подошел и сел на другой, ровно через стол от меня. Затем, опять одарив мимолетной презрительно-насмешливой ухмылкой, пододвинул ближе мою тарелку и невозмутимо принялся за еду. И вот результат.

Я сижу за столом. В бессильной ярости сжимаю кулаки и скрежещу зубами, смотря как это (нецензурщина) расправляется с едой, купленной на мои кровные денежки. Страх перед ним давно прошел, и я б разделал его как та же арна кролика (ведь мой то резерв полон, а он растратился на призыв!), но сверкающий зелеными, будто изумруд, глазами с вертикальными зрачками джер, так уютно пригревшийся на руках психа, сдерживал любой порыв. Все что мне оставалось – молча беситься.

А незнакомец невозмутимо сидел за моим столом (ну ладно, не совсем моим, но ведь мною же оплаченным!) в моей одежде, ел мою еду, пил мое(!) вино, и при этом осматривал убранство МОЕЙ комнаты с таким презрительным видом, что так и хотелось ему банально, слово чернь какая-то, вмазать. Кулаком.

Ну если не ему, то хоть кому-нибудь. Чтобы выместить душившую меня ярость, а то еще немного, и я просто помру. Задохнусь от избытка чувств.

И тут, словно боги услышали молитву – к нам постучали. И в данный момент меня совершенно не волновало кто.

Радостно вскочив, за мгновение пересек комнату, рывком открыв дверь. За ней собралась толпа мужиков во главе с этим наглым трактирщиком, содравшим с меня за грязную комнатенку целый триш.

“Вот сейчас он и заплатит”, – в предвкушении оскалился я, даже не попытавшись вслушаться в те слова, которые мне втолковывали. Давно рвущийся с пальцев факербол* наконец-то был выпущен на свободу. Однако хоргов трактирщик оказался не так прост, несмотря на неожиданность атаки, успел увернуться. Огненный шар ожег парочку человек за его спиной и врезался в стену. Стена вспыхнула, а до меня с некоторым опозданием добежала мысль, что кидаться факерболами в помещении – не самая хорошая идея. Однако больше я ничего подумать не успел – видимо у ушлого трактирщика был какой-то артефакт, так как в голове взорвалась адская боль, а потом на меня опустилась тьма...

Через какое время очнулся, я даже не представляю, однако чувствовал я себя паршиво – голова болела, тошнило, а перед глазами летали мушки. Но все эти вещи отошли на задний план, когда я понял, что, во-первых, связан, во-вторых, догорающее невдалеке здание есть тот самый трактир, в котором я недавно снимал комнату, и, в-третьих, прямо надо мной навис разгневанный трактирщик, от драгоценного заведения которого при моем посильном участии как раз сейчас остаются одни головешки. “Будут бить”, – понял я. И ведь напророчил!..

В следующий раз очнулся уже в тюремной камере, в одних обносках вместо своей прекрасной одежды, без денег, артефактов и других полезных вещей, бывших у меня с собой, но зато с антимагическим обручем на голове и в компании подозрительных личностей, от которых плохо пахло. “Кажется, я попал!”, – тоскливо подумал, судорожно придумывая способ, который поможет мне остаться живым, невредимым и не обесчещенным.


ГлавГерой – как оно было на самом деле.

“Чесно слово, ничего ж не сделал – только вошёл...”.

Эта фраза, сказанная замечательным персонажем в одной потрясающей старой комедии, пришла на ум сразу, как только увидел обстановку. Я ведь правда ничего не успел сделать. Только войти...

День начинался обычно – со звонка будильника, который привычно проигнорировал, продолжая сладко дрыхнуть. Но будильник подбирал специально для себя, звонить он не прекращал, пока я не соизволил встать и дойти до гостиной, где предусмотрительно оставил это адское устройство. Затем, с трудом разлепляя глаза, поперся в душ.

Сейчас я живу один и халатом себя не обременяю, но и голым – даже находясь в одиночестве – разгуливать не привык. Вот и сегодня из ванны выходил с обернутым вокруг бедер полотенцем.

“Ну, хоть что-то!”.

Это было моей второй мыслью, когда, захлопнув за собой дверь, поднял голову и увидел вместо своей уютной комнаты просторный зал, наполненный незнакомыми людьми в странной одежде. Комнату освещали факелы, “незнакомые люди”, застыв соляными столбами, единодушно таращились на меня выпученными глазами, и стояла ну просто оглушительная ти-ши-наааа. Впрочем, трудно кого-либо из них осуждать. Представляю, как бы повел себя я, если бы сидел в ресторане и мирно обедал, а тут – бац! – открылась бы дверь, и к нам вломился непонятный голый тип с одним лишь полотенцем, обернутым вокруг чресл. Невозмутимым в такой ситуации остаться довольно сложно. Хотя мне на месте “непонятного голого типа” тоже не сладко. Мало того, что зал не слишком то смахивал на ресторанный, больше напоминая средневековый трактир (как их показывают в фильмах), так и мысль, что оказался здесь подозрительно-чудодейственным способом несколько... смущала.

На этом моменте мои панически-отрывчатые размышления и прервали.

Огромный бугай, сидевший за столиком не так далеко от входа, начал что-то втолковывать, одновременно приподнимаясь. Подсознание с прискорбием отметило, что язык незнакомый, сознание же обратило внимание на интонации. Которые, в общем, сложно было назвать угрожающими, но своей излишней эмоциональностью и экспрессивностью они несколько напрягали. В результате анализа и родилась в моей голове третья, столь же гениальная, как и остальные, мысль: “Улыбаемся и машем!” (опять цитата, но откуда не помню). Именно этому совету решило последовать тело. Растянув губы во всю доступную им ширь, я, показывая дружелюбие, судорожно замахал правой рукой. Результат оказался странным: начавшие было к тому времени отмирать люди вновь оцепенели, а бугай застыл на пол пути. И все как один теперь смотрели на поднятую в воздух ладонь. Мне бы перестать лыбиться, но громила, застывшей в полуприсяде над столом, выглядел настолько комично... В общем, я решил от греха подальше отвернуться и тоже уставился на свою руку. Недоуменно моргнул. И? Ничего особенного, только детская резинка для волос, зажатая меж пальцами. Я, конечно, просто про неё забыл (помнить о подобных мелочах, оказавшись в столь странных обстоятельствах несколько затруднительно), а то переложил бы в другую руку, но все равно ничего необычного в ней нет.

Эту резинку оставила у нас в ванной племянница.

Когда праздновали мой день рождения, то расшалившаяся сестра решила устроить бой тортами. Её дочь с восторгом включилась в забаву. В результате голову ей пришлось мыть у нас. Вот в ванной резинка и осталась. Она была у Нины любимой, потому после, дома, мою сестренку мучили непрекращающимися истериками на тему: “Верните. Это вы, нехорошие редиски, украли мою драгоценность!”. Но, несмотря на все, и сестра, и я постоянно забывали проклятую резинку. Сегодня утром она попалась мне на глаза, и я решил вынести её в гостиную, подумав, что там будет труднее забыть про неё. Но вместо гостиной оказался здесь, а драгоценность племянницы, соответственно, со мной. И сейчас, рассматривая её, начал потихоньку приходить в себя. Ступор в мозгах, изредка разрывающийся идиотскими, короткими репликами-мыслями, наконец, пропал. В голове, после совершенно дурацкого: “Может резиночка волшебная?”, появилась относительно здравая идея: возможно, если попал сюда, выйдя из ванны, то, выйдя из этого места, вновь могу оказаться дома? Да, идея не шедевральна, но попробовать стоило. И я попробовал.

Меня ждало жестокое разочарование. Вместо комнаты, как надеялся, оказался на улице. Причем ясный день сменился на промозглую, дождливую ночь. И очень-очень холодную. Быстро замерзнув в своем чересчур легком одеянии, решил, что ждать обратного чуда бесполезно, а, еще немного промедлив, могу отморозить себе все самые важные части тела. Так что, плюнув на все, решительно потянул на себя тяжелую дверь, желая как можно скорее оказаться внутри. Там конечно слишком многолюдно для моего экзотического наряда, но хотя бы тепло.

Однако моему чаянию скоро сбыться было просто не суждено. Не успел и шагу ступить внутрь, как из дверного проема вылетело чье-то тело. От неожиданности выпустил ручку, и дверь с глухим стуком закрылась, а я со все возрастающим недоумение и беспокойством следил за тем, как незнакомец слетел с крыльца, пролетел по двору и с глухим стуком треснулся головой о какой-то громоздкий предмет, который в темноте распознать не смог. “Драка у них там случилась, что ли?”, – удивился. Человек же, громко вскрикнув, упал. И остался лежать.

Я забеспокоился.

– Эй. Вы там как? – негромко окликнул неизвестного. Ответа не получил. Забеспокоился сильнее. Черт! Выходить в дождь и грязь (на крыльце то меня хоть козырек защищал) совершенно не хотелось, но и оставить пострадавшего просто так тоже не мог.

– Вот черт, – тоскливо пробормотал и сделал первый шаг. Он же и последний, так как умудрился поскользнуться на непонятной субстанции и вниз по лестнице буквально съехал. Хорошо хоть смог удержать равновесие, не упав, а присев – в результате только изгвоздил в грязи ладони и ступни, да чудом удержавшееся на бедрах полотенце вымокло под дождем.

Стало еще холоднее.

С трудом подавив в себе крепкие выражения, резко выдохнул, поднимаясь. Посмотрел в сторону пострадавшего. Ничего не увидел, слишком темно вокруг. Там он или ушел пока я катился?

Ноги мерзли, ветер продувал, дождь обливал, мне было мерзко, ужасно холодно и так неистово хотелось плюнуть на все, повернуться и вернуться обратно в тепло трактирного зала! Однако вот просто так бросить возможно нуждающегося в помощи человека совесть не позволяла. И я стоял, переминаясь с ноги на ногу, не решаясь ни вперед идти, ни вернуться. Но тут спасение пришло, откуда не ждали. Буквально из темноты, со стороны проулков, вынырнул мужчина. А тут и пострадавший очнулся. Сначала сел, а потом и на ноги поднялся.

Не в силах больше терпеть пытку холодом, я обрадовано рванул в помещение, решив, что раз встал, значит все в порядке. А если проблемы и есть, то прохожий поможет.

Оказавшись в комнате, первые мгновение просто наслаждался обступившим теплом и пытался не слишком сильно стучать зубами. И только потом, заметил, что в трактире (буду уж пока что его так называть) вновь стоит оглушающая тишина. И все посетители опять смотрят на меня, с еще более дикими выражениями на лицах.

Не люблю пристальный к себе интерес!

Передернув плечами, я поежился. Огляделся. И, увидев лестницу, не выдержал – рванул к ней. Особых идей по дальнейшим действиям не было, просто хотелось скрыться от всеобщего внимания. В голове полный кавардак от происходящего, самого все еще трясет от холода: в общем, я просто сбежал. Сам не заметив, как оказался на втором этаже.

Внезапно поняв, что теперь в одиночестве, но в совершенно незнакомом мне месте, растеряно огляделся. Коридор и двери, двери по бокам. Все деревянное и какое-то запущенное на вид.

Тихо вздохнув, прошелся до конца коридорчика. Упершись в стену, повернул назад, сделал пару шагов и, остановившись перед первой попавшейся дверью, осторожно потянул на себя. Как ни странно, но она с легкостью поддалась, открываясь. Я вошел и тут же в глаза бросился стоящий на полу бокал вина.

К любителям выпивки вообще-то не отношусь, но мне все еще было холодно, дрожь не проходила и существовала большая вероятность, что заболею. В общем, попросту говоря, решил, не будет ничего плохого, если позаимствую у хозяина один бокальчик вина.

Просто еще от шока из-за “перехода” не отошел, иначе такую глупость бы не подумал. И не совершил. Но в данный момент думать оказался не в состоянии.

Вино по вкусу оказалось... сногсшибательным.

Тот, кто пробовал пить чистый, неразбавленный медицинский спирт (мне как раз приходилось – по дурости, на спор, потому и могу сейчас сравнивать) поймет, что почувствовал, залпом выдув эту гадость. Но если там был обжигающий огонь, то тут в мой организм будто попал не менее обжигающий холод. По началу то разница не особо заметна, но после возникло такое ощущение, словно заживо превращаюсь в ледяную статую. И пришло буквально физическое ощущение того, как ошметки еще остававшегося в организме тепла вытекают из тела.

На несколько мгновений просто застыл, ошеломленный нахлынувшими впечатлениями, а потом в голове мелькнула мысль, что если ничего не сделаю, то действительно превращусь в ледяную скульптуру. Надо согреться!

Первым делом почему-то рванул к кровати, кажется, собираясь закутаться в одеяло. Но, приблизившись, заметил открытый мешок с лямкой, из которой вываливался край черных штанов. Не задумываясь, стал одеваться. И по мере того, как на мне появлялась одежда, холод отступал – то ли она действительно помогала, то ли просто эффект от “вина” стал проходить. Как бы то ни было, натянув последнюю часть – что-то вроде короткой приталенной куртки из легкой материи – я почувствовал себя совсем хорошо. Разве что сильно есть хотелось – так сильно, что термин “жрать” звучал бы уместнее – и клонило в сон. Но сначала еда.

Задумчиво оглянулся в поисках пищи и... встретился взглядом с невысоким мужчиной, которого ранее не заметил. Видимо оттого, что мужчина почему-то сидел на полу.

“Хозяин!”, – догадался, замерев в смущении. До меня дошло, как неприглядны мои действия: ворвался в чужую комнату, буквально с порога вылакал чужое вино, затем, не теряя времени, распотрошил чужой мешок и облачился в чужую одежду. И собирался (вообще-то до сих пор собираюсь, сил нет терпеть) слопать чужой ужин. “Он меня убьет, – обреченно решил, понимая, что и сопротивляться то не имею право, виноват же, – ну или в лучшем случае сдаст властям”.

Однако хозяин комнат не выглядел рассерженным, скорее... озадаченным, что ли. Задумчиво оглядев меня, он перевел взгляд в сторону. Посмотрев туда же, увидел, что посередине небольшого коврика, лежащего на полу, как раз там, где совсем недавно стоял злополучный бокал, теперь сидел мелкий пушистый зверек. Размером с небольшую кошку, тем не менее, по виду он больше напоминал песца. Жирнинького такого, лоснящегося песца, только расцветка презабавная – черно-белыми полосами, как палка у гаишников. Однако мордочка вся белая и такая умильная, что сам не заметил, как заулыбался. Ну бзик у меня на пушистых животных! Особенно белоснежных! Ничего не могу с собой поделать – вот и сейчас словно без участия сознания двинулся к песцу. Присел рядом:

– Ах, какой же ты красавец, – восхищенно проворковал. – Не возражаешь, если поглажу тебя?

И осторожно протянул руку, дотрагиваясь до пушистой головы. Зверек не возражал, только с любопытством смотрел на меня ярко-зелеными глазами. А после того как почесал его за ушком, то звереныш совсем разомлел, прикрыл глаза, замурлыкал, будто кошка. Не выдержав, взял его на руки. И только после вспомнил о хозяине комнаты и этого великолепного зверя. Обернулся.

Мужчина сидел с каким-то усталым видом, закрыв глаза. Но, видимо почувствовав мое внимание, открыл их, посмотрел на меня.

– Эм, – неловко выдохнул я, чувствуя себя весьма неуютно, – вы меня извините, я тут ваши вещи без разрешения взял. Но по некоторым независящим обстоятельствам, я оказался в незнакомом месте совершенно без средств и, как вы, возможно, заметили, даже без одежды. Вы не будете против, если оставлю вашу себе?

Сидящий на полу мужичина помотал головой. Я обрадовался. “Кажется, мне чрезвычайно повезло, на моем пути оказался добрый и великодушный человек!”.

– А можно присоединиться к вашему ужину? – наглея, робко спросил. Мужчина интенсивно закивал. Благодарно и несколько смущенно улыбнувшись, не в силах терпеть, двинулся к столу. Благородный незнакомец поспешно вскочил, покраснев. “Наверное, он чувствует себя неловко оттого, что встретил меня сидя на полу”, – догадался я. А когда подошел, он опустился на стул, приглашая присоединиться. Не заставляя себя упрашивать, сел напротив и, пододвинув к себе тарелку, принялся за еду, стараясь не слишком спешить и действовать аккуратно. Но подкармливать устроившегося на моих руках зверька не забывал.

Чтобы не смущать гостеприимного хозяина, старался не глядеть пристального на него, а осматривал комнату. Тем более мне действительно было любопытно. Однако я пытался выглядеть невозмутимо и не показывать своего любопытства.

Так и проходил наш ужин, в спокойствии и тишине. Правда последняя уже стала напрягать, и я начал подумывать, что бы такого спросить, когда случилось нечто непонятное.

Началось все с простого стука в дверь.

Видимо хозяин апартаментов ждал гостей, потому что и глазом моргнуть не успел, а он уже у открытой двери стоял. С моего места не было видно, кто пришел, его спина все загораживала, но я слышал голоса людей – судя по всему, посетителей оказалось несколько.

А что произошло дальше, и не понял. Мой гостеприимный хозяин так и не произнес ни слова, просто в какой-то момент его спина исчезла из поля зрения, а дверь закрылась. Затем послышались многочисленные, и, как мне показалось, рассерженные крики.

Растерявшись, застыл на месте, не зная, что дальше делать. “Дерутся они там, что ли? – панически размышлял, забыв про еду. – Может ему помочь надо?”.

На этой мысли, наконец, удалось немного прийти в себя. Действительно, у человека, который мне так помог, возникли какие-то проблемы, а я сижу здесь, даже не попытавшись прийти на выручку!

Мне стало стыдно. Поспешно вскочив, бросился к двери, стремительно её открывая и,... отшатнувшись от возникшего перед глазами невероятного зрелища.

Трактир горел. Хорошо так горел, словно проскипидаренный. На лестнице виднелись спины убегающих на первый этаж людей, а у моих ног лежало бессознательное тело моего спасителя.

“Вот черт!”.

Пересадив Песца (кажется, уже и имя ему дал) на плечи, таким образом, освободив руки, попытался поднять мужчину. “Ух и тяжелый!”.

Кто там говорил, что в критических ситуациях сила увеличивается? Да нифига подобного!

Я эту тушу (а с виду не такой и большой) поднять то конечно поднял, но к тому времени по лестнице спасаться стало уже поздно. Втащив его в комнату, захлопнул дверь – хоть какое-то препятствие – панически огляделся в поисках выхода. И практически сразу наткнулся взглядом на окно.

“Отлично!”.

Побежал, посмотрел. Не слишком высоко, но второй этаж все-таки. Так просто не спрыгнешь, тем более с бессознательным телом на плечах. Хорошо хоть Песец тихо сидит и практически не мешает. И легкий он какой-то, впрочем, сейчас мне это только на руку.

Так, теперь необходима веревка. На ум тут же лезет простыня. Оглянувшись на кровать, первым делом увидел дорожный мешок “хозяина” с довольно приличной длины лямкой. Но все равно недостаточной, так что обойтись без простыни не получится.

Соорудив на скорую руку что-то отдаленно напоминающее веревку, с сомнением её осмотрел, но на более приличную альтернативу просто не оставалось времени: огонь добрался до комнаты и удушливый дым существенно мешал дыханию. Так что быстренько обвязав мужчину, я недолго думая, перевалили его через подоконник.

А подумать то не мешало бы!

Когда этот груз упал, я чуть вслед за ним не навернулся! Слава богу, тело просто не прошло в оконный проем. Но долбануло меня знатно!

Кое-как придя в себя, приступил, наконец, к спасательной операции. Спускал этого тяжеловеса долго и муторно, а когда он, наконец, достиг земли, руки у меня дрожали. Однако на отдых просто не было времени, я уже практически не дышал, и жарко становилось, как не знаю где. Хорошо хоть привязать край “веревки” к ножке громоздкой (и кажется даже приколоченной к полу) кровати догадался заранее. Теперь мне оставалось только выползти в окно и спустится, что я и сделал. Правда, без приключений не обошлось – руки то практически не держали. Терпел сколько мог, но уже ближе к земле все же сорвался. Хорошо довольно удачно, на что-то относительно мягкое.

Только через пару секунд отупевший от усталости я догадался, что “относительно мягким” оказалось тело спасаемого мною человека. “Ой, – смутился, – надеюсь, ничего ему не повредил... и надеюсь, он ничего об этом не узнает”.

Передохнув буквально пару мгновений, я вновь со с трудом сдерживаемым стоном вскочил на ноги. Оставаться здесь было опасно.

Узел на “веревке” при спасении затянул так, что развязать её не смог бы при всем желании. Пришлось резать, благо у мужчины на поясе висел кинжал, которым пользовался еще в комнате. А потом тащить его по земле (поднимать уже сил не осталось) подальше от горящего здания. Хорошо, что от дождя земля размокла, превратившись в грязь, все мне легче. Кстати, самого дождя не было, он закончился. Только дул резкий, холодный ветер.

Оттащив тушу на безопасное расстояние, я сел прямо на него (все равно ничего не чувствует) и стал наблюдать на разворачивающееся передо мной грандиозное зрелище. Честно говоря, вживую вижу настоящий пожар в первый и, очень надеюсь, последний раз.

Через пару минут, решив, что отдохнул достаточно, снова поднялся, направляясь к стоящей и наблюдающей за пожаром толпой. Может, кому помощь нужна?

Меня несколько удивляло, что никто даже не пытался бороться с огнем. Странно как-то, но видимо на то были причина.

Подошел ближе и с досадой убедился, что говорят все на неизвестном языке. “Вот же блин!”.

Никто на меня внимания не обращал. Оглядевшись, понял, что, кажется, сильно пострадавших нет, только в отдалении, на досках лежит громоздкое тело. Подошел и с удивлением осознал, что этим кем-то оказался тот самый громила, который первым заговорил при моем появлении в трактире. И раны у него странные – не ожоги, а словно от ударов. “Затоптали что ли?”, – недоумевал я, осматривая внимательнее.

Мужчина дышал с трудом, и раны на теле не казались опасными, а вот на голове...

Мне очень хотелось помочь незнакомцу, но, к сожалению, не мог. Я и разбирался то в этом так себе, да и то лишь потому, что у меня мама хирург. Но сам ничего не мог.

“Прости”, – покаялся и... вздрогнул, почувствовав на себе пристальное и нехорошее внимание. Оглянувшись, увидел, что вся толпа, только недавно любовавшаяся на пожар, теперь направляется ко мне, что-то усиленно скандируя. Вообще в их криках не слышалось угрозы, но различного рода инвентарь в руках немного настораживал.

Я встал, раздумывая, что делать. С одной стороны совершенно не хотелось оставаться наедине с толпой, которая непонятно ко мне относится, да еще не зная языка. С другой, если сейчас побегу, за мной могут броситься, даже если до того ничего подобного не планировали, а просто подчиняясь инстинкту: раз бежит, надо догнать. “А раз догнали, то надо побить. Не зря ж бегали”.

Ничего толкового не придумав, просто повернулся к ним спиной и пошел вперед. Сам не зная куда.

За мной так никто и не последовал. Видимо все же все себе напридумывал.


Взгляд со стороны.

Дорога перед догорающим трактиром. Борн, бывший трактирщик.

Борн тупо смотрел, как Судьба наказывала его медленно, но неумолимо уничтожая дело всей его жизни. Этот трактир принадлежал еще его деду, потом перешел к отцу, а вот на нем самом прекратил свое существование. Испарился.

“Что мне теперь делать?” – недоумевал мужчина. Вся его жизнь крутилась вокруг этого места: детство, юность, зрелость – все проходило здесь. Он был уверен, что и старость будет встречать тут же, как дед и отец до него. Но здание сгорело.

Его трактир сгорел.

Его жизнь сгорела.

“Что же мне теперь делать?”.

Ответа не было.

“За что?!”.

Ответа не было. Только огонь, ставший посмертным для всего его, Борна, упорядоченного и налаженного существования.

В каком то забытьи он беспомощно оглядывался, пока неожиданно не заприметил знакомую фигуру. Демон за это время умудрился раздобыть одежду и пушистого, странной расцветки домашнего питомца, но это точно был он. Он!

– Смотрите, – в ярости закричал Борн. – Этот чужак мало того, что убил Джавда, так еще и грабит его!

Наблюдавший за бесплатным представлением собравшийся вокруг народ обернулся сначала к кричавшему, затем проследил за указующей рукой и, увидев представшую картину, глухо заворчал. Похватав подвернувшее под руку оружие, все единой стеной двинулись на чужака. Тот спокойно и неспешно оглянулся, окинул всех насмешливым взглядом, повернулся спиной и неторопливо и величественно стал уходить.

Преследовать его никто не осмелился. Все как-то единодушно решили сначала посмотреть, что же там с Джавдом. И к своему удивлению поняли, что умирающий не только не преставился, но кажется даже рана на голове перестала быть смертельной. “Вылечил он его что ли? – недоумевал Борн. – Так он чародей?”.

А чуть позже трактирщику подвернулось тело бессознательного мага. “Дак ты не сгорел, сволочь!”, – злорадно подумал Борн.

______________________

*Триш – золотая монета этого королевства.

*Правило – по древним поверьям, ставшим традицией, считается, что если не доел, не допил что-либо находящееся на столе и ушел, значит, замышляешь что-то скверное против сотрапезников.

*Тран – небольшой коврик с уже вычерченным узором необходимым для различного рода призывов или ритуалов, сотканный из специального материала.

*Ие – небольшие свечи со специальными добавками нужными для проведения ритуалов.

*Арна – что-то вроде волка, только вид более кошачий).

*Факербол (первоначально это была опечатка, но после повторного прочтения показалось забавным оставить такое название)) – огонь факербола отличается от файербола тем, что потушить его невозможно пока он не уничтожит то, на что первоначально попал.

Глава 2. Огненный мститель.

I.

ГлавГерой. Как оно было.

Так я и брел медленно и печально по незнакомым ночным улицам. Радовало одно: ни есть, ни спать не хотел, но то, что оказался в чужом городе совершенно один (не считая Песца) без денег и знаний языка откровенно пугало. Хорошо хоть теперь одет был.

Мелькнувшее было предположение о нереальности происходящего, тут же отпало. Ни на бред, ни на сон это не походило.

Однако вскоре хандрить устал, и мысли свернули в другую сторону:

“А вот интересно, почему тот парень в трактире меня отлично понимал, а я всех остальных – нет? Здесь моя заслуга или его? Может, я попал в другой мир, а он оказался магом, который волшебным образом понимает любой язык?

Не дай Бог мое предположение окажется верным! Идея угодить в другой мир не прельщает, даже если тот магический. А уж если “маг” понимал меня только благодаря своим способностям, то это вообще полный отстой. Не настолько я везуч, чтобы встретить второго такого же, а значит, с обычными жителями непременно возникнут сложности.

Эх. А как было бы классно будь все как в некоторых фэнтази-книжках – автоматически получить знание языков этого мира при переходе. А заодно и письменности.

Ох, мечты, мечты. Но какой же русский не любит халявы?

Хотя если все-таки встречу еще одного мага, может он сможет каким-нибудь волшебным способом обучить меня? Правда, учитывая, что платить нечем, даже если моя совершенно дикая гипотеза об ином мире и наличии тут магии окажется состоятельной, ничего мне не обломится. А жаль.

Кстати, интересно, как там тот “маг”? Надеюсь, местные жители ему помогли. А то я как-то безответственно поступил, убежал, о нем даже и не вспомнив”.

Вот так думая ни о чем и бродил в ночи, пока не почувствовал что-то... необычное. Остановился, недоумевая, огляделся, прислушиваясь к себе в попытках распознать, что не так. И вскоре дошло – Песец пропал. Вроде недавно сидел на моих плечах, а сейчас нету. А когда убежал, я не заметил.

“Ну вот, – окончательно расстроился, – теперь действительно совершенно один”.

Тяжело вздохнув, осторожно двинулся дальше. Ночь выдалась совершенно безлунной, зашел я в совсем уж какие-то темные улочки – не видно было ни зги, и постоянно боялся запнуться обо что-нибудь, навернувшись в грязь (одежда то у меня мало того, что подаренная, так еще и единственная). Но как оно всегда и бывает по закону подлости, чего боишься, то обязательно случиться.

Так произошло и в этот раз.

В какой-то момент показалось, будто сзади надвигается что-то опасное, и вместо обычного осторожного шага со страху сделал резкий рывок. Разумеется, запнулся о подвернувшийся под ноги камешек и полетел. Над головой что-то просвистело, я уперся рефлекторно вытянутыми руками в оказавшееся впереди препятствие, и, резко выпрямившись, стремительно обернулся, прижавшись спиной к стене. Не зря.

“Вот блин, – тоскливо проныл, – это что, судьба услышала мои стенания на собственное одиночество и решила пожалеть? Так лучше бы обошелся и без подобной “поддержки” проведения! Чтоб еще когда-нибудь позволил себе пожаловаться!”.

Передо мной стояла группа мужчин занимающихся, судя по виду, одним из видов древнейшей профессии.

Грабежом.

Их лиц толком не видел, но одежда не отличалась роскошью, а парочка дубинок и несколько ножей да кинжалов в руках у этих... гм, “прохожих” наводили на печальные мысли.

Один из них, стоявший дальше всех, что-то сказал. Разумеется, я его не понял, но другой повторил, экспрессивно потрясая руками в районе поясницы. Удивленно взглянув на талию, увидел широкий пояс. А в книгах часто говорилось, что в средневековье именно в таких прятали монеты. “Значит, деньги у меня есть”, – одновременно и радостно (все ж не бедняг), но больше огорченно (сейчас то грабят) подумал я. Поднял взгляд на, судя по поведению, теряющих терпение бандитов, безнадежно вздохнул и, неторопливо отвязав пояс, кинул им. Что-то звякнуло.

“Деньги есть. Надеюсь, они все же не будут меня убивать”.

Не то, чтобы такой уж трус (хотя вообще страшно до усрачки), но драться то не умею. Совсем.

Если уж начистоту, то отношусь к виду задротов классических. То есть все игры прохожу сразу на сложном, а вот в реале и семи раз подтянуться не смогу. Вот такой вот задохлик.

Но почему именно я попал во все это дерьмо?!

Между тем грабителей звяканье явно обрадовало. Стоящий ближе всех потянул пояс на себя, поднимая, но видимо сделал это как-то неловко, или я так неправильно завязал, или оно так было предусмотрено конструкцией, однако монеты стали выпадать. Одна за другой, сверкая золотом в свете факельного огня. Целую секунду мы все любовались этим монетопадом, пока держащий пояс не попытался поймать одну. Тут бандитов словно прорвало. С неясными криками и рычанием все бросились к моему поясу, лишь последний, тот, что с факелом, замешкался.

Дальше произошло чего-то совсем непонятное – они вдруг начали падать, один за другим. Причем ни стонов, ни криков просто валятся без видимых причин. Правда, мне почудилось, будто из пояса выстреливали темные сгустки, проникая в тела людей, но, наверное, привиделось от шока. Даже зажмурился. А когда открыл глаза, передо мной предстала дикая в своей сюрреалистичности картина: выроненный упавшим мужчиной факел удачно воткнулся острой стороной в грязь, так и оставшись стоять, и теперь гордо освещал застывшие в разных позах вокруг пояса тела и кучкой лежащие в грязи золотые монеты.

От подобного зрелища на меня напал ступор, сознание куда-то уплыло и дальше функционировал бессознательно, наблюдая за своими действиями словно со стороны: как медленно подошел к живописной группе, как собрал деньги, обтирая грязные монеты об одежду ближайшего тела (и понимание, что это скорей всего труп, меня не остановило!), как оглядывался в поисках того, куда бы их ссыпать (пояс брать в руки не захотел даже в таком состоянии). Мой взгляд упал на подвешенный к поясу одного из лежащих разбойников мешочку. Откуда-то пришло понимание, что это и есть местные кошельки. Подойдя, негнущимися пальцами с трудом развязал завязки на кошельке и, начиная подниматься, встретился взглядом с владельцем. От осознания того, что меня поймали на воровстве, во мне всколыхнулась такая волна стыда, что мигом пришел в себя.

В голове заметались беспорядочные мысли:

“Блин, что делать?!”

“Может назад выбросить?”

“Уже поздно”.

“А вообще-то они первые напали, так что сами виноваты!”,

“Точно, они первые, значит, имею право на моральную компенсацию. Ему ж не жалко маленького мешочка?”.

“Хотя если это действительно кошель, там деньги могут быть”.

“Не. Деньги воровать нехорошо”.

“Если есть, надо отдать”,

Придя хоть к какому-то умозаключению, развязал мешочек и заглянул внутрь. Там действительно что-то поблескивало. Не думая, высыпал содержимое прямо на живот мужчины – он проводил монеты ошалелым взглядом – и закинул на освободившееся место свое золото. Тщательно завязал “кошель”, затем, немного повозившись, нашел то место на поясе, куда его можно прицепить. После чего, улыбкой попросив прощения у своей “жертвы”, скоренько ретировался с жуткого места.

Быстрым шагом прошел несколько улиц, пока в голове не прояснилось в достаточной степени, чтобы понять – необходимо отдохнуть. Просто посидеть в спокойном месте, может перекусить чего-нибудь и даже выпить (в книгах пишут, помогает в подобных ситуациях). Вспоминать об оставленных позади трупах решительно не хотелось. Однако они все время вставали перед глазами, отчего к горлу подступала тошнота. Но я держался, разве что был, наверное, зеленого цвета. Но никто этого сейчас увидеть не мог. Даже я.

“Интересно, у них тут круглосуточные заведения бывают?”.

II.

Взгляд со стороны.

Притон. Жезал, заместитель вождя.

Этот посетитель приковал всеобщее внимание сразу. Сначала тем, что, не будучи членом Гильдии, осмелился прийти сюда, хотя каждая подзаборная собака знала какими большими проблемами это чревато. Затем высокомерным и независимым видом, с которым шел меж столиков, несмотря на отнюдь не доброжелательные взгляды окружающих. И лишь в последнюю очередь замечались нечеловечески-алые глаза – глаза то ли демона, то ли (вероятнее) Проклятого.

Дав на себя полюбоваться, молодой человек приостановился посреди зала, осматриваясь в поисках пустующего места. Несмотря на плохую погоду, трактир, как и всегда, был заполнен, и лишь один столик в углу пустовал. Столик, который “принадлежал” бессменному вот уже какое десятилетие вождю их Гильдии – Хромому Гизу. Разумеется, Жезал тут же подскочил к наглому идиоту.

– Эй, – грозно прикрикнул, – ты какого хэша сюда уселся?! Это место забито для Хромого Гиза! Так что если не хочешь неприятностей – проваливай!

Чужак неторопливо поднял голову, презрительно посмотрел прямо в лицо бандита и высокомерно приказал:

– Эля!

Жезал оторопел. На его памяти никто не осмеливался с ним так себя вести... никто, кроме тех, кто был сильнее и осознавал свою силу.

“Что-то он больно наглый! А на вид полный дохляк. Маг? Тогда один на один лучше не связываться. Но и отступить при всех – потерять авторитет. Придется провернуть свою обычную шутку!”.

Кивнув, Жезал быстро прошел к бару, наполнил кружку лучшим элем (шутить надо всегда с шиком!) и отнес на стол. Дождался, когда чужак сделает первый глоток, и ласково произнес:

– За этот эль с вас все ваши деньги, господин.

Чужак не прореагировал, наслаждаясь напитком. Жезал нахмурился:

– Эй, бабки гони, говорю! Напиток дорогой, тебе явно не по карману, так что выгребай все что есть: триши, лемилл*, хиты*!

Чужак, наконец, очнулся и полез в карман. Жезал, предвкушая поживу, ухмыльнулся. “Не так уж он и крут”. Однако когда парень положил “плату” на стол, то бандит аж поперхнулся от неожиданности. “Браслет Элен?! Так это её человек? Она додумалась нанять кого-то?”

Чужак поднял голову и насмешливо посмотрел на бандита. У того внутри все заледенело от взгляда алых глаз. “Дьявол, я конечно не трус, но я его боюсь! Вообще, это дела Гиза, вот пусть сам и разбирается!”, – решил Жезал, стремительно отходя. Народ глухо загудел, не понимая, почему прервалась любимая забава, но заместитель вождя не обратил на это никакого внимания. Он целеустремленной двигался к своему боссу, который уже какое-то время находился в общем зале, рассматривая странного посетителя.

Подойдя к нему вплотную, Жезал шепнул:

– К тебе посланник от Элен.

Тот кивнул, неторопливо двинувшись к “посланнику”. По тому, как он шел, Жезал сразу понял – разговора не будет. Гиз решил валить непонятного чужака. “Ну, ему виднее. Не зря же он получил свое прозвище*”.

Бесшумно подойдя со спины (несмотря на свою хромоту, вождь Гильдии умел двигаться фантастически тихо), он уже приготовил удавку, как чужак резко встал, затылком ударив убийцу. Тот тихо взвыв, упал. “А не такой уж красноглазик и слабак. Но не на того попер!”.

Стремительно обернувшись, чужак окинул насмешливым взглядом лежащего мужчину, и тихо произнеся что-то, выплеснул содержимое своей кружки прямо на вождя. А потом еще и “уронил” тару прямо на Гиза.

“Во нахал! – даже восхитился наглостью Жезал. – Но теперь ему точно кабздец”.

С закаменевшим от бешенства лицом Гиз утерся, поднялся и в по-змеиному стремительном рывке кинулся на обидчика.

Однако чужак оказался быстрее.

Подавшись назад, тот оперся спиной о столешницу, ударил ногой в многострадальный подбородок противника и, сделав кувырок, встал с другой стороны стола. Гиз остался лежать. Со своего места Жезал не мог понять, просто потерял сознание или убит.

Такого поворота событий не ожидал никто. Хромой Гиз, первый боец их города оказался повержен с ужасающей легкостью. Причем в его собственном логове.

“Это невозможно!”, – ошалело думал Жезал.

А чужак меж тем неторопливо развязал кошелек, достал один триш и положил на стол – весь трактир следил за его непонятными действиями круглыми от обалдения глазами. Впрочем, когда следующим на свет явился риан*, логику действий понял каждый. И каждый застыл соляным столбом, не в силах оторвать взгляд от страшного предмета.

Когда и как чужак ушел, Жезал не понял. Он словно закаменел.

“Я его явно недооценил”, – казалось через века пришла первая относительно здравая мысль. За первопроходецей тут же прорвалась вторая: “А чего я собственно застыл? Драпать надо придурок, пока можно!!!”.

Не заморачиваясь на то, чтоб добежать до двери, рванул к ближайшему окну. И успел! Практически в последний момент успел, вылетев наружу как раз перед взрывом.

Чуть позже он стоял на улице под пронизывающими порывами ветра и наблюдал, как черное пламя* уничтожает самое страшное для обывателей заведение их города.

“А ведь теперь я вождь гильдии, – внезапно дошло до него. – Убит не только Хромой, но и многие другие. Сейчас в нашей среде начнется разброд, а значит, мое главенство оспаривать никто не решится. Просто никто ничего предпринять не успеет, так неожиданно все случилось. Главное действовать быстро!

И когда все закончится, надо будет выпить за здоровье красноглазого демона, чтоб мне его никогда не видеть! И к Элен лучше больше не приставать – себе дороже”.


ГлавГерой, как оно было на самом деле.

Мне пришлось идти довольно долго, и уже подумывал, наплевав на сохранность единственного имеющегося комплекта одежды, сесть прямо на землю, как удача, наконец, улыбнулась. Впереди замаячил свет. Подойдя ближе, понял, что свет в окошках.

“Даже если это частный дом, постучусь и попрошусь на ночлег. Вдруг мне повезет, и попадутся добрые люди, которые не откажут?”.

“Хм... А почему раньше так не сделал?”

“А, языка ж не знаю. Да и нехорошо будить людей посреди ночи”.

Однако упражняться в искусстве разговора жестами не пришлось, заведением оказался трактир, на что ясно указывала с трудом различимая вывеска над входом.

“Отлично!”.

Недолго думая, открыл дверь и вошел. Помещение встретило меня теплом, вкусным запахом пищи (и когда только успел так проголодаться?) и гулом голосов. Несмотря на позднее время, трактир был полон.

“Отлично! Значит, на меня никто внимания обращать не будет”.

Это я поторопился обрадоваться. По мере того, как шел, гул становился все тише и тише, пока не исчез совсем – а головы всех присутствующих повернулись в мою сторону.

“Ну что опять? – с тоской подумал. – Теперь то ведь одет! Не по моде что ли?”.

Тут до меня дошло, что есть одна особенность, которая всегда при мне. Просто я уже отвык от подобных взглядов, слишком давно вне дома таскаю цветные линзы. Которые остались еще там, в моей квартире!

“Черт!”.

Я полуприкрыл глаза, привычно пытаясь таким образом скрыть их цвет, но, как и всегда, безуспешно. Буквально кожей чувствуя на себе взгляды, прошел на средину комнаты и тут, как всегда не вовремя, пришла эпохальная мысль: “А ведь если я попал (в то, что попал, уже мало сомневался) в какое-нибудь средневековье, то и сжечь могут. Как демона”.

От обрушившегося ужаса, замер. Но тут же вспомнил, что нахожусь посреди зала заполненного людьми. Которые возможно именно в данный момент обдумывают, каким способом ловчее скрутить злокозненного демона.

“Так, стоп! Только не паниковать. Прекрати панику! Главное вести себя как можно более непринужденно. И не показывать страха!”.

Я медленно осмотрелся в поисках столика с таким видом, будто только для этого и остановился. И к своей радости углядел один свободный как раз в темном углу. “Отлично!”. Ужасно хотелось убежать из этого места, но я заставил себя демонстративно неторопливо пройти к выбранному месту. Хотя коленки дрожали, выдавая меня с головой.

Очень надеюсь, никто этого не заметил!

Когда уселся, почувствовал себя значительно спокойнее: кажется, никто хватать меня не собирался. Вид у всех был скорее удивленный, чем угрожающий.

“Вот и хорошо!”.

Как оказалось, рано обрадовался! Не успел устроиться, а надо мной уже возник официант, что-то резко спросив. “Вот черт! Я ж языка не знаю! Как заказ делать?!”.

Но видимо в стрессовых ситуациях мозги лучше работают:

– Хйер!

Кажется, что-то именно с таким названием заказывал один из посетителей, когда я только вошел. Очень надеясь, что произнес слово правильно (и вообще произнес то, что надо, а не по матери послал), вопросительно воззрился на официанта. Тот окинул меня удивленным взглядом (видимо все же не совсем верно), но кивнул и, развернувшись, потопал за заказом.

Я вздохнул с облегчением. Ну что ж, хотя бы на пару минут можно расслабиться.

Заказ мне принесли довольно быстро. Этим таинственным “хйером” (вот же название придумали!) оказался напиток подаваемый в высокой, наподобие пивной, кружке, но в отличие от того же пива, без пены и цвета... гм... детской неожиданности. А запах от него исходил!

С сомнением покосившись на ЭТО, все же решил, что отступать поздно, да и не в моем положении артачиться. В общем, набравшись храбрости, все же сделал глоток. Дряяяянь!

“Да уж, название соответствует!”.

Пытаясь очухаться от “вкусового нокаута”, не сразу заметил, что официант мне что-то втолковывает. Хорошо хоть успел уловить еще одно уже слышимое здесь слово “лемилл”. По моим прикидкам, это означает то ли “деньги” вообще, то ли название монеты. Беда в том, что даже приблизительно не знал какой именно, но с другой стороны золотые везде считаются самого большого номинала, и мои должны в любом случае прокатить. Так что полез за финансами. Однако в волнении по инерции полез в карман.

“Черт, не туда!”.

Но, к своему изумлению, что-то нащупал.

Любопытство – одно из главных моих пороков. Не удержавшись, это что-то вытащил. И с удивлением увидел в руках Нинину резиночку.

“Хм, а я думал, потерял её”.

Положив вещь на стол, попытался вспомнить, когда же её туда сунул. Но мои размышления прервал странный звук, издаваемый официантом.

“О точно! Плата!”.

Судорожно вспоминая, где лежат деньги и с какой стороны прицеплен долбанный кошелек, одновременно вскинул глаза на мужчину, собираясь заверить, что сейчас расплачусь, деньги есть, подождите секунду и... застыл, когда дошло, что без знания языка ничего сказать не могу.

“Дебил! Что же делать?!

Стоп, а чего паникую? Сейчас достану монету и...”. Ни додумать мысль, ни что-либо сделать не успел. Трактирный слуга внезапно развернулся и пошел прочь.

Я проводил его удивленным взглядом.

“Чего это он? Решил, что я неплатежный, и пошел звать вышибалу?”.

Еще целую минуту, которую продолжал тупо сидеть, осознание смысла этой мысли добиралось до сознания. А когда добралось, в горле резко пересохло. Забывшись, схватил ближайшую кружку, делая полный глоток.

“Надо ухо...”.

И тут все вкусовое богатство “замечательного” напитка ударило по моим рецепторам. Судорожно проглотив субстанцию, я застыл, выпученными глазами уставившись в одну точку. В голове осталась только одна мысль: “Вода! Мне нужна вода!!!”.

Подстегиваемой данным желанием резко вскочил, стремительно развернувшись спиной к столу и... и удивленно уставился на падающего мужчину, которого случайно сбил.

Резкий грохот его падения привел меня в чувство.

– Ох, извините, – покаянно пробормотал, протягивая руку для помощи, забыв, что в ней так и зажата кружка. Содержимое которой и выплеснулось на лежащего. От понимания содеянного мои пальцы ослабли, и чертова емкость выскользнула, приземлившись на правое колено мужчины.

“Твою мааать”, – тоскливо провыл, заторможено наблюдая, как мужчина с каменным выражением лица вытирается, как медленно садится, поднимается на ноги (“Мне конец!” – понимаю) и бросается на меня так быстро, что успеваю только отшатнуться.

А за мной стол. О котором в волнении забыл.

Как получилось дальнейшее, сам не понял. Просто ударившись, повалился назад, перекатился спиной через столешницу, по дороге больно долбанувшись ногой, и встал с другой стороны. “Ну нифига ж себе я даю!”, – ошалело подумал, с недоумением рассматривая валяющегося на полу недавнего противника. Когда и кто его так, не понял, но, судя по сгустившейся в трактире атмосфере, драпать надо по-любому. И чем скорее, тем лучше. Вот только выпустят ли меня теперь?

“Необходимо их чем-нибудь отвлечь! Лучше всего деньгами!”.

Осторожно, стараясь не делать резких движений, развязал кошелек. Достал одну монету и положил на стол. Затем другую, тоже положил. Эта вторая отличалась от первой – цвет немного зеленоватый и размер больше. “Значит круче”.

Оглядевшись, заметил, что действительно, все только на неё и смотрят. “Отлично! Значит дальше можно не разоряться”. Ненавязчиво завязав кошелек, быстро сунул резинку обратно в карман и, стараясь не спешить, потопал к выходу.

Меня никто не останавливал.

“Главное не бежать, главное не бежать!” – как мантру твердил себе. И ведь выдержал! Но стоило только захлопнуться за мной двери, как так чесанул, как никогда до того не бегал.

Правда, надолго меня все равно не хватило. Уже минут через тридцать, прислонившись к стене здания, заполошно дышал. А когда восстановил дыхание, навалилась такая усталость! Даже несмотря на то, что вроде бы недавно встал. Но видимо череда странных, необычных событий вымотала окончательно.

Но посетить еще раз местный трактир как-то опасался. Вследствие чего пришлось довольно много побродить, прежде чем наткнулся на подходящее место: то ли чей сад, то ли парк. Первоначально хотел свалиться прямо там, ноги уже держали с трудом, но трава оставалась мокрой, а заболеть не хотелось. Так что решил пройти немного вперед. И не пожалел! Буквально через пару-тройку метров наткнулся на стену сарая. И окно было открыто!

Не задумываясь о том, что влезаю на частную собственность, с трудом пролез в маленькое окошко. Внутри, как и ожидалось, оказалось темно. Пробравшись на ощупь, наткнулся на мягкую поверхность и даже с тряпкой наверху. Которая отлично должна была заменить одеяло.

“Великолепно”.

Быстренько скинув с себя одежду, со счастливым стоном свалился, сразу же и уснув.

III

Взгляд со стороны.

Дом губернатора. Хесия, жена губернатора.

Хесия ненавидела этот дом. Этот похожий на сарай дворец, над которым смеялся весь город. Боги, ну за что вы наградили её мужем, у которого ни грана вкуса! Как он мог поверить тому проходимцу, называющему себя великим архитектором, и позволить построить это убожество! Да еще и доверить ему же внутреннюю отделку!

Хорошо хоть спальню ей удалось отстоять и обставить по собственному вкусу. Теперь в этом “пристанище нечестии” (как за глаза называли дом губернатора в народе) существовало хоть одно помещение, в котором можно было отдохнуть и расслабиться. И главное, остаться одной. Её муж предпочитал спать в других местах и с другими женщинами, лишь под утро заходя для того, чтоб переодеться – человеку его положения необходимо было соблюдать хотя бы видимость приличий. Так что на завтрак они спускались вместе.

Впрочем, Хесию такое положение вещей вполне устраивало, особой любви к мужу она не питала, а “плотские утехи” после нескольких экспериментов её не прельщали – больно, муторно и никакого толку. Да и зачастую на всякую ерунду не хватало ни времени, ни сил. Чтобы там не думали простолюдинки о завидной и легкой жизни жены губернатора, дел у неё было дьявольски много.

Вот и сейчас после трудного дня, когда ей пришлось сначала следить за подготовкой к балу, а потом на нем же следить за порядком, одновременно развлекая гостей, сил хватало лишь на то, чтобы добраться до своей комнаты, скинуть платье и забраться под одеяло. Она даже свет включать не стала, а уж звать служанку и вовсе не подумала – так устала. Но когда с блаженным вздохом улеглась в кровать и заерзала, устраиваясь, пожалела о своей беспечности. Очень сильно пожалела.

Испугано замерев, Хесия судорожно размышляла – в её постели действительно притаился неизвестный или ей почудилось? Осторожно протянув руку, пощупала.

Есть! Кто-то теплый и живой! И кажется даже мужчина.

“Муж? – гадала. – Да вроде не должен, он же сейчас с теми рыжими близняшками развлекается. Значит чужой. В моей постели?! Мама...”.

Судорожно вдохнув, Хесия уже открыла было рот, чтобы заорать, но тут незнакомец, глухо заворчав, повернулся к ней лицом и сонно посмотрел прямо на женщину. От взгляда страшных алых глаз у неё крик замер в глотке. А затем и вообще пропала возможность позвать на помощь по техническим причинам. Пробормотав что-то вроде: “тебе не спится, милая?”, странный чужак закрыл губы мягким, нежным поцелуем. Хесия аж онемела от шока, чувствуя, как чужой язык ласкает губы, проникая внутрь, а чужие руки скользят по телу, освобождая от остатков одежды.

По её телу.

А потом все мысли из головы вылетели и с губ вновь рвались крики, но теперь она сама кусала ладони, чтобы сдержать их. И где-то на задворках сознания скользили мысли о том, что теперь она понимает тех дам, что так любят подобные приключения...

Утром Хесию разбудил яростный нечеловеческий визг. Поморщившись, она осторожно выглянула из-под одеяла: у входа стоял её собственный муж и, хватаясь за шпагу, орал как недорезанная свинья. “Чего это он?”, – лениво удивилась женщина, томно потягиваясь. Но тут одеяло зашевелилось без её участия, и Хесия испуганно застыла. В памяти моментально воскресли события прошедшей ночи. “Так он что, не ушил? – с ужасом осознала она свое положение застигнутой за изменой жены. – Мамочки...”.

Однако её нежданный любовник, кажется, подобных волнений не испытывал. Досадливо морщась, он неторопливо поднялся и, не соизволив прикрыть свою наготу, двинулся куда-то с зарытыми глазами. “Лунатик что ли? – удивилась женщина. Парень как раз врезался в стенку и только после этого открыл глаза. – Странный какой. Но хорошо хоть красивый – а то ночью толком его и не разглядела”.

Незнакомец между тем, не обращая внимания на хозяев, неторопливо прошел к тазу с водой и умылся. Только после соблаговолил посмотреть на женщину, с которой провел ночь. Потратил незначительно время на изучение, затем огляделся и, найдя то, что хотел, принялся одеваться.

В костюм губернатора.

И Хесия и сам её муж были шокированы подобной наглостью. “Ну, он дает”, – подумала женщина, не знаю, чего в ней больше – восхищения от подобного нахальства или гнева от такого неуважения.

Облачившись, незнакомец задумчиво осмотрел губернатора, затем внимательно изучил одежду, даже проверив материал, после чего поднял с пола у кровати какие-то тряпки – видимо его собственный наряд – и аккуратно сложил его на месте бывшего сейчас на нем. Лицо губернатора в этот момент стоило видеть! Хесия чуть не лопнула, сдерживая смех. Но тут незнакомец неторопливо двинулся к кровати, и ей сразу стало не до веселья. Женщина замерла, не понимая, что он собирается сделать и как ей реагировать, если её тайные предположения окажутся верны. Однако надежды разбились вдребезги, когда на прикроватный столик легли две золотые монеты.

Две монеты. Стандартная плата для женщин легкого поведения. Два хита для дешевой шлюхи, два лемилл для элитной проститутки в хорошем борделе – это знала даже она. А он оставил ей два золотых.

Высоко оценил, значит.

“Ах ты сссскотина”.

От накатившей ярости и защемившей сердце непонятной боли аж в глазах потемнела. Может, потому она не сразу заметила, что чужак уходит. Еще немного и он исчезнет из её жизни.

Исчезнет навсегда.

Исчезнет безнаказанным! Безнаказанным за свое оскорбление. Не думает же она, что эта пародия на мужчину – её муж – сейчас стоящая у двери и сжимающая шпагу трясущимися от страха руками сможет защитить её честь. Да лучше б он вообще оружие в руки не брал! Не позорился! Тоже ей аристократ!

Резко перегнувшись с кровати, достала из шкафа в прикроватном столике огневик*. Этот артефакт ей на свадьбу подарил дядя для всяких непредвиденных и опасных случаев. Хесия посчитала, что сейчас как раз такой. Однако воспользоваться им не успела.

Стоило только навести его в спину чужака как он, будто что-то почувствовав, резко обернулся. Посмотрел на оружие в руках женщина потом – на неё саму, затем неторопливо двинулся вперед. Ей бы стрелять, но Хесия отчего-то застыла, не в силах пошевелиться, не в силах оторвать затравленного взгляда от неторопливо приближающегося мужчины.

Он опять её разочаровал.

Подойдя к своей оставленной одежде, пошарил в карманах и, достав что-то, показал ей. Хесия не сразу узнала предмет. Но когда поняла, что парень держит в руках, из неё будто все силы вытянули – она обмякла, не в силах сопротивляться, злиться, ненавидеть.

“Браслет Элен? Она же никогда с ним не расстанется! Так гордится редкой штуоквиной!

Никогда? Если только не...

Этот человек от Элен? Боги мои”

Осталась только боль. Ей никогда еще не было так плохо.

Когда и куда делся таинственный незнакомец, она не заметила.


ГлавГерой. Как оно было.

Вообще, в книгах в таких ситуациях герой или спит без снов или (реже) мучается от кошмаров. Я же наслаждался одним из самых приятных снов подростков – эротическим. Мне снилась моя бывшая, и все было настолько реалистично и клево, что после всего заснул вторично, но уже во сне...

Разбудил меня звук собственного будильника. Этот пронзительный адский вой я ни с чем не перепутаю!

Недовольно заворчав, попытался спрятаться под подушкой. Куда там! Специально для себя же подбирал, зная о своей лени.

Пришлось подниматься и с закрытыми глазами переться в гостиную, где я обычно и оставлял будильник. Но вместо привычной двери врезался в стенку.

“Хм. Странно”.

С трудом разлепив глаза, сонно осмотрелся, увидев, что это не моя квартира. “Я у бабушки ночую?”.

Так, мне надо умыться. Кто-то просыпается только после чашечки кофе, а на меня подобное освежающее действие оказывает простая холодная вода. Примененная снаружи. У бабушки нет ванной, только баня (деревня же), однако, зная об этой моей особенности, она...

“Во, нашел!”

... всегда по утрам приносит в мою комнату таз с водой и чистое белое полотенце. Так было и сегодня.

Утреннее умывание оказало на меня привычное тонизирующее действие, и я пришел в себя достаточно, чтобы, оглядевшись вновь, понять – это не дом моей бабушки. И, разумеется, не моя квартира. Это вообще незнакомое место!

“И где я?”.

Тут в голове со скоростью экспресса пронеслись воспоминания о вчерашнем, таком странном, что с трудом верится в его реальность, дне. “Но все равно не понимаю. Как из сарая, в который забирался, оказался в этой богато обставленной комнате?!”.

Однако тут мой взгляд достиг того места, где провел ночь, и лишние мысли из головы вымыло.

Это действительно была кровать с белым чистым бельем, мягким матрасом, теплым даже на вид одеялом из-под которого выглядывала симпатичная брюнетка, таращась на меня круглыми от удивления глазами.

“И я спал с ней рядом?”, – ужаснулся. Но тут до меня дошло, что сейчас стою перед дамой в весьма неприглядном виде – голый.

В панике оглядевшись, заметил лежащие на каком-то пуфике аккуратно сложенные мужские вещи и бросился к ним.

То, что вещи чужие, понял лишь полностью одевшись. Хотя данная одежда подходила мне больше моей предыдущей, бывшей большеватой.

“А на мне сейчас чье тогда?”.

Ответ на этот вопрос получил быстро. В виде неясного рычания, донесшегося откуда-то сбоку. Повернув голову, увидел и его источник. Им оказался совершенно незнакомый (что и неудивительно) мужичок. Действительно комплекцией схожий со мной, только лицо рыбье какое-то: вытянутое, зубы выдаются вперед, глаза большие и выпученные, лопоухий с редкими клоками рыжеватых волос на голове.

“Муж, наверное”, – догадался я, не отрывая взгляда от тонкой и острой шпаги, которую мужичок сжимал трясущимися от ярости руками.

“Сейчас меня будут убивать!”.

Честно говоря, даже успел смериться со своей участью. Раз пять успел – мужичок почему-то не сдвинулся с места.

“Может сбежать смогу?”,

Но мысль, что я, если уж называть вещи своими именами, украл одежду (пусть и случайно) не давала мне покоя. Тем более как раз в этот момент углядел свою собственную, мятой кучкой валяющейся у подножия кровати. Однако переодеваться сейчас было бы уж совсем глупо!

“Интересно, они на обмен пойдут?”

Я задумчиво осмотрел то, во что оказался облачен. Даже материал пощупал.

Эти вещи явно были дороже подаренных мне тем великодушным “магом”.

“С доплатой, конечно”.

На этой мысли вспомнил о кошельке, так и оставшимся привязанным к поясу теперь видимо уже моей бывшей одежды.

“Денежки то надо бы забрать!”.

Осторожно, стараясь не делать лишних движений, двинулся к кучке мятой материи. Неторопливо поднял ей, вернулся обратно и. расправив, аккуратно сложил на том же самом пуфике. Но кошелек, предусмотрительно, оставил себе. Подумал. Посмотрел на мужа, на жену, и так же медленно и осторожно двинулся к кровати. У изголовья стоял ночной столик. Именно на него и положил две золотые монеты – доплата за костюм. А затем той же неспешной походкой направился к двери, молясь про себя, чтобы перегораживающий её мужичок меня выпустил. Я вообще не понимал, отчего меня еще не прирезали.

“Видимо в этом мире живут очень миролюбивые люди!”.

Но на середине пути неожиданно вспомнил об оставшейся в кармане старых брюк резинке. Резко обернулся и... замер, увидев, что симпатичная брюнеточка наставила на меня какую-то непонятную палку. Вещь мне неизвестная, но держала она её как оружие.

“Вот блин!”.

Целую секунду раздумывал, не плюнуть ли на все и не сбежать. Оттолкнуть этого хлюпика с пути не составит труда, а там может и ускользну, но...

Эта жалкая детская резиночка, стоящая практически копейки, принадлежала моей любимой племяннице Нине. Она оставалась единственной нормальной вещью в этом сошедшем с ума мире. Единственным, что связывало меня с домом. Единственным напоминанием о родных мне людях.

“Я не могу её потерять”, – с неожиданной ясностью понял, стиснув зубы, решительно направляясь к одежде. Быстро достал необходимую мне вещь, обернулся к женщине и, постаравшись улыбнуться как можно более дружелюбно, показал резинку ей. Женщина сразу как-то расслабилась, обмякла.

Я перевел дыхание.

Оказывается, рано обрадовался!

Вновь обернувшись к двери, увидел, что мужичок, до этого державший свою шпагу как палку, теперь встал в позу. Наверное, фехтовальную. Выпускать он меня явно не собирался. И как-то резко расхотелось идти через данный выход.

Но на мое счастье на глаза попалось открытое маленькое окошко. Не теряя времени, вылез через него, тут же оказавшись в том самом саду, где хотел заночевать. Тут до меня дошло, почему в темноте принял дом за сарай – несмотря на богатую внутреннюю отделку, снаружи оно выглядело весьма непрезентабельно. Но долго любоваться этим урод... архитектурой времени не было. Вдруг там муж очнется? И я быстренько потопал.

Вскоре сад закончился, начались какие-то постройки.

А потом притопал к конюшне.

“А конь мне бы не помешал. Судя по всему, желательно убираться из города, а то вдруг муж ревнивый и не поверит, что у меня с его женой ничего не было?

Интересно, здесь коней продают?”.

Поколебавшись, все же преодолел чувство робости и зашел внутрь.

Меня обступил полумрак и непередаваемый запах навоза, сена, шорох, стук переступаемых копыт и тихое ржание стоящих в стойлах лошадей. Я медленно прошелся вдоль, внимательно рассматривая животных. Один из них очень приглянулся – серый, с густой гривой. Он не выглядел броско, но... в общем мне просто понравился. Сам не знаю почему.

Я подошел ближе, жалея об отсутствии угощения. Протянул руку, осторожно погладил по морде. Конь лишь тихо фыркнул в ответ, принимая ласку. Как и ожидалось, он оказался очень спокойным.

Резкие слова, совершенно нежданно раздавшиеся за спиной, заставили подпрыгнуть от неожиданности и стремительно обернуться.

Передо мной стоял мужик. Маленький, тощий, потрепанный, он взирал на меня с мученической миной страдающего от похмелья и что-то выговаривал. Что именно, разумеется, не понял.

“Как бы узнать, он продавец или просто конюх?”.

Подумав, я достал золотую монетку и показал мужику. Тот заткнулся. Еще минутку подумав, кинул золотой кругляш ему и демонстративно хозяйским жестом положил ладонь на морду коня. Вопросительно воззрился на мужичка. Тот оглядел животное, меня, изучил монету в своих руках и, удовлетворенно кивнув, отправился на выход. Я обрадовался. “Значит, он действительно продавец и монетки оказалось достаточно!”.

Быстро осмотревшись, нашел седло и сбрую. Вообще-то насчет этого мы не договаривались, но мужичок же ничего не сказал против, так что я подумал – она входит в комплект.

Со всем этим перемещением мне повезло в одном – с лошадьми обращаться умею. И ездить на них тоже. Не как кавалерист конечно, но тоже вполне неплохо. Все же раньше все каникулы у бабушки в деревне проводил, там и научился. Сложно было не научиться, когда моя двоюродная сестра ездила так, будто родилась на лошади. Ну не падать же в грязь лицом? Пришлось осваивать все премудрости. А потом меня это даже увлекло. Вот только последние два года все не удавалось съездить к бабушке. Но как тут же убедился, на навыках это не сильно отразилось. Так что вскоре гордо скакал по городу на собственной лошади.

А уже через пять минут выехал к городским воротам.

“Это я удачно – плутать не пришлось!”.

Вообще-то мне поесть не мешало бы, но оставаться дольше в этом городе посчитал для себя небезопасным. Да и местные трактиры произвели на меня не самое благоприятное впечатление.

“Ничего, от отсутствия завтрака еще никто не умирал”, – решил, переходя в галоп.

Вот так, на полной скорости, провожаемый ленивыми взглядами стражников, я и выехал из города.

Когда городские стены скрылись из вида, придержал лошадь, перейдя на тихую рысь. Спешить было некуда – я вообще не знал куда еду, зачем и что же вообще делать дальше.


Взгляд со стороны.

Конюшни губернатора. Юи, конюх губернатора.

У Юи сегодня был паршивый день. День отдачи карточных долгов. А свои последние деньги он как раз вчера и проиграл. До зарплаты еще целый месяц, а те люди очередной отсрочки ему точно не дадут. Так что Юи был в плохом настроении и по доброте душевной жаждал поделиться им со всеми окружающими. Однако предусмотрительные слуги, уже который год работающие бок о бок с Юи, знали его слишком хорошо и не желали попадаться под горячую руку. Так что приходилось жертве азарта переживать жизненные неурядицы в одиночестве. Что злило еще больше. Потому, когда он увидел как какой-то наглец или даже вор зашел в хозяйскую конюшню, то чрезвычайно обрадовался: “Хоть подерусь”.

Однако, последовав за странным типом и рассмотрев его внимательнее, конюх поостерегся сразу нападать – уж больно платье на нем было дорогое. Вот и ограничился криком в спину, советуя незваному гостю выметаться пока цел. На крик “гость” неторопливо оглянулся и Юи, даже в полумраке конюшни разглядев красные глаза, как-то потерял весь энтузиазм. “Может ну его? Позвать охрану и не лезть самому?”

Но тут чужак, будто поняв, о чем думает конюх, полез в кошель и достал монету. Показал Юи. Убедившись, что тот разглядел её наилучшим образом, кинул монету конюху.

Тот ошалел. Удивленно посмотрев на незнакомца, хозяйским жестом поглаживающего чужого коня, осмотрел предложенную плату. Золотой триш это слишком мало для покупки такого коня, но для подкупа одного конюха, остро нуждающегося в деньгах, более чем достаточно. “Я ничего не видел, я ничего не слышал”, – подумал Юи, разворачиваясь и топая восвояси.


Город, ворота. Стражники.

Тихое туманное утро, в которое так сладко лежать в кровати, нежась и зная, что никуда вставать не надо. К сожалению, подобное безделье удел редких счастливцев, у которых выходной или которые выходят сегодня в дневную смену. Им же, кому выпало сторожить ворота в утреннюю, оставалось зевать и наслаждаться прохладной тишиной и безлюдностью утренних улочек, отсутствию перед воротами толп желающих войти и как следствие отсутствию возможности подзаработать.

Неожиданно эту тишину разбил стук копыт несущейся лошади. Коя вскоре и промчалась мимо ворот на полном скаку, не удостоив стражников своим вниманием. Впрочем, седок отнесся к ним с тем же наплевательским пофигизмом.

– Слушай, – осторожно сказал первый стражник второму, провожавшему всадника таким же ошалевшим взглядом. – Мне показалось или действительно кто-то все-таки умудрился украсть знаменитого Серого губернатора?

– Знаешь, – медленно прогудел второй. – Мне почудилось то же самое.

– Ну, с одной стороны это хорошо, – задумчиво отвечал первый. – Я все же выиграл этот казавшийся безнадежным спор. Но ведь скоро тут будет разгневанный губернатор, требующий отправить погоню за вором. А за тем, кто посмел и сумел увести Серого гнаться не слишком хочется. Надеюсь, мне это удовольствие не предстоит.

– Это точно, – согласился с ним напарник.

Губернатор заявился через два часа. А еще через половинку часа все те же стражники наблюдали выезд своих товарищей на поимку вора.

“Надо бы не забыть вечером стребовать свой выигрыш”, – подумал первый, провожая отряд сочувственным взглядом.

____________________

*Лемилл – серебряная монета этого королевства.

*Хит – медная монета.

*Гиз – небольшая змея, в народе прозванная “тихой смертью” за способность убивать мгновенно и незаметно. Отчего-то является символом хитрости)

*Риан – магическое взрывное устройство (артефакт). Радиус поражения и магическая начинка могут быть разными. Использовать невоенными структурами или неработающими на государство (наемникам) запрещено.

*Черное пламя – то же пламя, что и у факерболов, просто любителями работать по ночам придан нужный цвет. В народе ошибочно бытует мнение, что черное пламя сжигает не только тело, но и душу. Запрещен для использования гражданским населением.

*Огневик – магическое оружие, стреляющее маленькими файерболами. Внешний вид как у стандартных волшебных палочек). Использоваться может только людьми, чей магический дар не достаточен для самостоятельного создания фаерболов, но достаточен для активации артефакта. Не запрещен.

Глава 3. Красиво уйти.

I.

Пока моя лошадь неторопливо шагала по дороге, покачивающийся в седле я пытался найти ответ на сакраментальный вопрос: что делать? Однако в голову лезли какие-то совершенно идиотские мысли, вроде сожаления о том, что не беру в ванную плеер. Отсутствие музыкального шумового фона пагубно сказывалось на моей сосредоточенности. Тишина дороги с её стуком копыт идущей лошади, редким фырканьем все той же животины, жужжанием насекомых, чириканьем птиц – все это напрягало и отвлекало. Но я все равно пытался, вопрос то был чрезвычайно важным. Однако мои жалкие потуги сосредоточиться оказались прерваны весьма странным способом.

Прямо перед глазами неожиданно возникло краснокожее огромное чудище с жуткой мордой. Конь резко остановился, став на дыбы, я судорожно вцепился в повод, старясь удержаться в седле. Каким чудом это удалось, сам не понимаю.

Кое-как успокоив свое капризное транспортное средство, огляделся. Никаких чудовищ поблизости не наблюдалось. “Может, привиделось с голодухи? Надо бы поесть. Где вот только?”.

Ответ углядел буквально через километр неспешного хода – впереди замаячило какое-то строение. Подъехав ближе, убедился, что действительно трактир. Заехал во двор, с наслаждением спрыгнул с лошади (все же отвык от подобного удовольствия), привязал её к стоящему тут столбику (про себя лишь и надеясь, что все делаю правильно), прошел внутрь.

Внутри было малолюдно (чему обрадовался – может хоть в этот раз все обойдется без приключений?), тепло, темно и грязно.

“Н-да, не лучшее место. Но выбирать не из чего, придется довольствоваться. Главное не забыть припасов в дорогу купить”.

Постояв на пороге и привыкнув к полумраку, прошел к выбранному месту, сел. Ко мне тут же подскочила рыжеволосая, дородная женщина в грязно-сером платье:

– Чего изволите, мристе? – спросила.

– Что-нибудь мясное на ваш вкус, – машинально ответил... и только после до меня дошло, что мало того, что понял, так еще и сказал! И кажется на том же языке – по крайней мере, женщина бодро умчалась на кухню.

“Или не совсем том”, – грустно подумал, когда через пару секунд передо мной поставили огромную миску с серой зернистой субстанцией, в которой виднелись кусочки чего-то черного и морщинистого.

– Каша с мясом, – возвестила женщина и гордо удалилась. Мне же осталось только сидеть и приходить в себя. “Ну-у, ладно. Каша так каша. Не в моем положении привередничать”.

С подозрением оглядев предложенную ложку (вроде чистая) осторожно приступил к еде. Оказалось необычайно вкусно! Вот только насчет мяса женщина солгала. Или сама ошиблась? Каша была с грибами. Если не ошибаюсь, рядовками.

Пока ел, лениво размышлял над тем, отчего вдруг исчез языковой барьер: “В том городе какой-то свой диалект? Или действительно все попаданцы автоматически обучаются языку нового мира, но этот процесс несколько растянут во времени? Блин, теперь и не разберешься никак. Да и черт с ним – понимаю и ладно. Вот только об этой загадке мне беспокоиться и не хватало!”.

Съел я все в рекордные сроки, но толком не наелся. И все равно хотелось мяса. Поэтому, когда служанка подошла вновь и спросила:

– Ну, как вам?

Ответил:

– Спасибо, было очень вкусно! Но знаете, каша с грибами это конечно замечательно, однако я по-прежнему хотел бы съесть чего-нибудь мясного. Может у вас есть пожаренный поросенок, птица какая, окорок, отбивная...

Тут увидел вытянувшееся лицо служанки и неуверенно закончил:

-... э-э-э, может котлетки?

По-моему она побледнела.

“У них проблемы с мясными продуктами?”

– Ну ладно, нет так нет. Может, тогда вы мне принесете...

Хотел было сказать про чашечку кофе, но вовремя вспомнил о том, что здесь вряд ли найдется такой продукт. “А чего ж тогда можно заказать из напитков? Вино? Хм, что-то не хочется мне вновь пробовать их винные изделия. Может тогда пиво? Или эль? В фэнтезийных книжках они всегда или этот самый эль или вино, и пиво иногда...

Нет, не стану рисковать. У них тут какие-то странные отношения с алкогольной продукцией, да и пиво у меня сейчас ассоциируется с той чертовой “хйерью”. Обойдусь чем-нибудь более простым”

– Принесите мне воды, пожалуйста. Желательно кипяченой.

– Хорошо, мристе.

Через секунду она поставила передо мной все ту же пивную кружку, но теперь с водой. “У них другой посуды вообще не предусмотрено?”.

– Два лемилл.

А я по-прежнему не знал, что такое этот “лемилл”, и по-прежнему надеялся, что в одном золотом этих леминллов несколько.

– Сейчас, – согласился, поспешно залезая в кошелек. Но все же к таким кошелька я не привык! И к таким деньгам. Всегда не любил мелочь! Достать то достал, однако этот кругляш буквально из пальцев выпал. “Вот блин!”. Я поспешно бросился за ним, и тут над головой что-то просвистело. А затем раздался треск и стол, за которым совсем недавно мирно ел, развалился на две части.

Все еще сидя на полу, с монетой в руках, ошалело наблюдал за тем, как неизвестный мне громила поднимает огромный топор, которым только что разрубил мой стол, и надвигается на меня.

“Мне конец!”, – отчетливо понял. И за этой первой, упаднической мыслью, на меня нахлынула такая жажда жизни. Такая злость на все это несправедливое проведение, которое выкинуло в дикий мир и посылает людей, без всякой причины нападающих на меня.

“Да чтоб ты сдооох!!!”, – мысленно заорал, вкладывая в этот вопль все свое отчаяние, всю ярость и страх, все неимоверное желание жить.

Громила взорвался. Просто взял и разлетелся на маленькие, кровавые ошметки. Меня окатило водопадом крови, кишками, мелкими частями тел, кажется даже мозгами – а все, о чем мог думать, это что костюм у меня единственный.

Где-то там вдалеке кричали, кто-то что-то говорил – я не слышал, честно. В каком-то забытьи поднялся на ноги, бессмысленным взглядом уставился на служанку и сказал:

– Чистая одежда есть?

Немного помолчав, добавил:

– И ванна.

А дальше мир куда-то исчез.

Очнулся я в незнакомой маленькой комнатенке, пол у которой был залит. Неподалеку стояла лоханка, заполненная красной водой. На мне самом же оказались потрепанные, но чистые и незнакомые штаны да длинная рубашка.

– Еще чего-нибудь желаете, мристе?

Удивленно посмотрел на миленькую девчушку, присевшую передо мной в неумелом книксене. По крайней мере, у актрис из фильмов получалось лучше.

– Нет, ничего, благодарю.

Я медленно вышел из комнаты, спустился в общий зал, пересек его, ни на кого не глядя, вышел во двор, отвязал коня, вскочил в седло и пустил его в галоп.

А минут через десять меня накрыло.

Резко дернув поводья, остановил коня и только и успел скатиться с него да вылететь на обочину, как меня буквально вывернуло наизнанку. Меня рвало, по щекам текли слезы, а перед глазами стояли картины то взрывающегося человека, то летящего на меня топора, то валящихся на землю тел и падающих, падающих в свете огня золотых монет. Я отплевывался и ревел. Потом отполз немного дальше, ревел и орал в небо:

– Почему, почему, почему?!!!!

“Почему все это дерьмо валиться на меня?!”.

Мне было плохо.

Мне было страшно.

Мне очень-очень-очень хотелось домой.

В общем, у меня случилась форменная истерика.

Когда немного успокоился, то почувствовал себя таким уставшим, что, свернувшись калачиком, уснул прямо там, на обочине дороги.


Взгляд со стороны.

Придорожный трактир за городом. Эврин, трактирщица.

Эврин не сразу поняла, кем именно является этот посетитель. Одет был не так, как рассказывали “беглецы”, а словно сеньор какой, да и шел со столь величественным видом, будто весь мир принадлежит ему. Вот и не признала. И только после того, как спросила, чего желает, а тот, отвечая, поднял взгляд, увидела алые глаза и поняла – тот самый. Тот, кто убил её брата. Её великого непобедимого брата.

“Мяса тебе, (нецензурщина)?! Будет тебе мясо, хоргов выкормыш!”.

В отличие от брата Эврин старалась не использовать силовые методы при решении проблем, а действовала тонко и изящно.

Каждый знает, что грибы ядовиты и никто добровольно их есть не станет. Но не каждый знает, что есть определенный вид, который при должной обработке по вкусу напоминает пережаренное мясо берпута*. Правда Эрвин все равно подстраховывалась и подавала грибы с гарниром. Но и блюдо, в котором использовались эта редкая “приправа” значительно дорожало. “Два лемилл” – именно столько стоила ядовитая порция. Эрвин любила сначала подать блюдо с мясом, а затем подойти и на вопрос о счете ответить: “Два лемилл”. А затем наблюдать за изменяющимся выражением лица человека, который понимает, что его отравили.

Её любимая шутка. Много раз опробованная схема, в которой не было сбоев. Но в этот раз произошла досадная накладка.

Нет, страшный посетитель с удовольствием съел и кашу и грибы. Однако когда Эрвин спросила о впечатлениях, выдал:

– Спасибо, было очень вкусно! Но знаете, каша с грибами это конечно замечательно, однако я по-прежнему хотел бы съесть чего-нибудь мясного. Может у вас есть пожаренный поросенок, птица какая, окорок, отбивная, может котлетки?

“Он знал? – с бешеной скоростью пронеслось в голове Эрвин. – Заранее припас противоядие? Он действительно так опасен, как о нем говорят!”. Но больше её испугали последние слова жуткого посетителя. “Котлетки” – так в их среде называли останки тех безумцев, кому Гильдия по тем или иным причинам мстила. А мстить она могла очень жестоко.

“Предупреждение?”.

Когда красноглазый чужак заказал вместо вина или эля просто кипяченую воду, Эрвин убедилась – предупреждение. Она принесла требуемое и даже назвала плату в те самые два лемилл, впрочем не испытывая обычного удовольствия. А потом случилось неожиданное. Один из тех, кто вчера был в том злополучном трактире и потерял дорогого человека в черном огне, как раз спустился вниз. И увидел виновника своих бед. И решил отомстить – также грубо, как это только и могут мужчины. А Эрвин убедилась в том, что предупреждение Красноглазого не было пустым звуком – расправился с он нападавшим кроваво. И что действительно маг, как предполагали некоторые, тоже убедилась. Причем сильный маг.

Эта картина навсегда останется в её память как самое страшное воспоминание: окровавленный, испачканный внутренностями жестоко убитого им человека красноглазый демон безразлично смотрит на неё и равнодушно спрашивает:

– Чистая одежда есть? И ванная.

Все на что хватило Эрвин – это приказать слугам натаскать воды в одну из свободных комнат и найти любой чистый костюм. И стоило только страшному незнакомцу скрыться на верхнем этаже, как её вырвало прямо на пол собственного трактира.

Так страшно Эрвин не было никогда.


Аркрмриртрырврурфроргрэрлрярдрурнрербрюр-Рр, джер.

Он ненавидел вызовы в плоскость срединных. Как, впрочем, и большинство его соплеменников, да и асуров* вообще, за исключением редких извращенцев. Но если другие племена мирились ради возможной платы, то джеры пытались избежать призыва всеми возможными способами. Однако даже среди них он отличался ярой нетерпимостью к подобным “развлечениям”. Пережив в раннем детстве парочку не самых легких от не самых умных магов, он стал одержим идеей получения силы достаточной, чтобы суметь противостоять любому вызову. И добился своего! Теперь вызывающий должен оказаться не только достаточно сильным, но и настолько же безрассудным, чтобы высвободить всю свою магию. А остаться без сил рядом со страшным демоном не каждый безумец решится. Хотя ничего опасного как раз нет – вызванный демон не может причинить вред вызывающему без согласия последнего. Однако те жалкие недоучки об этом даже не знают! Они не понимают, что делают и как это функционирует. Просто пользуются чужими наработками, повторяя их слово в слово, символ в символ, словно попугаи. Жалкие существа! Но устарелость формул не мешает их эффективности – если тебя захватило, а сил противостоять нету, попадешь в Ворота Вызова как миленький. А, проходя через них, автоматически соглашаешься с контрактом, по которому обязан выполнить один приказ вызывающего взамен оговоренной платы. Плата у этих консерваторов также, кстати, разнообразием не блистает. А уж задание некоторые от большого ума дадут такое, что без вреда для них самих его никак не выполнишь. Чем, кстати, многие асуры и пользовались, дабы проредить число вызывальщиков и запугать остальных. Помогало! Но в случае с джерами, которых в силу их особенностей и возможностей использовали как наемных убийц, такая халява не грозила. И именно в силу тех же особенностей их пребывание на плоскости срединных было столь мучительно, что никакая, даже самая щедрая плата не прельщала, да зачастую и не покрывала затрат. Однако ж контракт, Хора его побери! Не обойдешь и не объедешь – остается только делать все, чтоб не попасть в Ворота. И надо сказать пока что он отлично справлялся с этой задачей.

До сего дня.

В общем, ему просто не повезло. В вызывающих оказался редкий недоучка и умудрился вбухать уйму сатла*, в результате ворота, проявившиеся прямо перед его носом, оказались такого размера, что уйти не успел. Вот и стоит посредине круга призыва, сожалея, что долбанный вызывальщик оказался достаточно шустрым, чтобы исчезнуть из круга вовремя и закрывающимися воротами его не разорвало в клочья – такие случаи довольно часты.

Оказавшись в подобной ситуации, джер не блистал радужным настроением, будучи чрезвычайно зол – и на себя, так глупо вляпавшегося, и на наглого мага. Но делать нечего, вызов состоялся, контракт подписан и оставалось только набраться терпения и постараться пережить болезненное пребывание на этой плоскости.

Однако через мгновенье с удивлением констатировал, что пребывание не настолько уж и болезненно. И даже комфортно в чем-то. Действительно, по комнате клубилось столько высвобожденного сатла, который словно доспех облегал, защищая от режущей атмосферы плоскости. А когда срединец подошел ближе и дотронулся до джера, то направленные строго на него потоки стали столь интенсивны, что асур аж замурчал от удовольствия.

“Оказывается, бывают и нормальные вызывающие”, – лениво думал, совершенно расслабляясь, когда его взяли на руки, и источник стал ближе. Однако это не помешало ему почуять опасность для своего срединца исходящую от второго, также находящегося в комнате. Так как потеря столь щедрого дарителя ему совершенно не импонировало – да и просто любопытно было, для чего же его вызвали – то пришлось послать предупреждение. Которое поняли правильно и ненужных действий предпринимать не стали.

А потом этот странный срединец умудрился удивить его еще больше. Он, конечно, не частый гость на этой плоскости, но все ж рассказы своих соплеменников слушал внимательно и в них не разу не упоминали о том, что тут принято кормить материальной пищей. “Он меня что, за своего питомца принял?”, – возмутился джер. Однако... однако попробовать на что похожа по вкусу еда средницев хотелось. Но вдруг это вредно? Ведь никто же не ел? Некоторое время он еще колебался, осторожно принюхиваясь. И все же не выдержал! Сначала лизнул, распробывая. Толком вкуса не почувствовал, но вроде ничего противного. “А! Была не была!”, – мысленно бесшабашно махнул хвостом и взял с пальцев предложенное угощение.

Результат оказался непредсказуемым!

Если судить по ощущениям, то только что, приняв пищу из рук вызывающего, он заключил новый контракт! Однако испугаться не успел, быстро поняв, что этот не такой жесткий, как при переходе врат, он не требует подчинения или исполнения каких-либо обязательств. Единственное, теперь джер не мог причинить вред действием или бездействием своему вызывающему. Но и тот, кажется, был обязан подчиняться тому же правилу. “Какой странный контракт, – удивлялся джер, задумчиво съедая предложенное угощение – оказалось не так уж плохо. – Когда вернусь домой, надо будет в библиотеке посидеть, может, найду что-нибудь”. Однако для возврата необходимо было выполнить поручение. А с этим наблюдались проблемы – вызывающий не торопился что-либо приказывать. И если поначалу несколько разомлевшего асура это не сильно беспокоило, то когда они зачем-то вышли из наполненной сатлом комнаты, и единственной защитой осталась лишь та “дымка”, которая окружала мага, но становилась с каждым минутой все тоньше и тоньше, джер занервничал. И решил пойти на незначительную хитрость: покопаться в мыслях срединца и, найдя там хоть что-то отдаленно напоминающее желание, исполнить его, закрыв тем самым контракт. Раз уж сам маг не чешется!

Однако с реализацией хитрого плана возникли технические трудности: прочитать мысли объекта удавалось с трудом. Мало того, что помехи, так и еще язык странный. Но джер не терял надежды.

Первый раз забрезжила возможность на освобождение практически сразу после начала реализации Великого Плана – вызывающий довольно сильно пожелал вылечить одного из срединцев. “Не мой профиль, ну да ладно”, – обрадовался асур, однако как оказалось рано – вызывающий и сам отлично справился с лечением. Это чрезвычайно расстроило, так как находиться на этой плоскости бытия становилось все более и более неуютно. Так что джер уже не стесняясь копался в мыслях мага в отчаянной попытке найти хоть что-нибудь подходящее. И нашел! Конечно, не просто не по его профилю, а даже не по его возможностям, однако асур посчитал данный факт незначительным препятствием. На собственной плоскости у него было достаточно должников, которых можно было запрячь под это дело. Так что, не теряя времени, скользнул домой.

Однако торопиться исполнять пожелания срединца не стал. Сначала, как и собирался, наведался в библиотеку – с непонятным контрактом хотелось разобраться как можно скорее. Результат поисков его удивил, но и успокоил. Так что к одному задолжавшему представителю племени иэр* направлялся со спокойной душой.

– Привет, Хис! – воскликнул, бесцеремонно вламываясь в ту комнатенку, которую тот гордо именовал кабинетом. – Давно не виделись. А я вот за долгом пришел. Ты мне рад?

– Здравствуй, Рр, – без всякого энтузиазма ответил Хис, поворачиваясь в сторону нахального джера. – Ты беспардонен как всегда. Не виделись мы и правда долго, однако честно тебе скажу – я был бы счастлив, если бы и дальше ты обходил мой дом стороной.

– Сколько раз говорил – не смей сокращать моё имя! – мигом взъярившись, зарычал джер.

– А ты мое, – пожал плечами, казалось бы нисколько не впечатленный иэр, – меня зовут Хсмн До, не забывай.

– Да твое имя выговорить невозможно, – возмутился джер.

– А твое – запомнить! – отрезал Хсмн. – И давай закроем эту тему!

“А то еще разозлишься и побьешь”, – мысленно закончил.

– Так что ты там насчет долга говорил? – поспешил перевести разговор.

– Да я тут случайно под ворота попал, – поморщившись, нехотя признался джер.

– Ты? – удивился Хсмн. – Как умудрился?

– Маг сильный попался. Сильный и наглый. Впрочем, это неважно. Главное, мне теперь надо исполнять его пожелание, а я физически это сделать не могу. Так что ты должен это сделать за меня.

– Должен? – мягко переспросил иэр.

– Конечно, – с полной убежденностью в своей правоте ответил джер. – Раз мой должник, значит должен.

– Ладно, – тяжело вздохнул Хсмн, по опыту зная, что отвертеться все равно не удастся. – Так что там пожелал твой крутой маг?

– Узнать все языки нашего мира. И письменность заодно.

– Он с ума сойдет, – безразлично уведомил Хсмн До, вновь отворачиваясь. Он считал, что разговор окончен. Однако следующее заявление этого странного представителя племени джеров, заставило вновь обернуться к собеседнику.

– Так сделай так, чтоб не сошел!

– С чего вдруг? – удивился Хсмн.

– Потому что он мой друг.

От такого утверждение у иэра рога в другую сторону завернулись*.

– Он кто? – ошалело переспросил асур, надеясь, что ему послышалось.

– Друг, – невозмутимо подтвердил джер. – Он меня едой угостил.

– Ну и что?!

– А, ты тоже про это не знаешь! Вот и мне пришлось хорошенько в библиотеке порыться, а ответ нашел в старых-старых фолиантах. Оказывается, была такая раса среди срединцев, которая заметила, что если поделиться своей едой с асуром, то между ними возникает особый вид контракта, по которому ни одна из сторон не может каким-либо образом навредить другой. И этот контракт имеет приоритет перед всеми последующими. А называется он – дружеский. Так что, если с этим человеком по твоей вине что-нибудь нехорошее случится, то мне будет очень плохо. Однако ты до этого плохо уже не доживешь. Понял? Ну, работай тогда.

И махнув на прощанье хвостом – случайно сбив при этом на пол последний оставшийся стакан любимого напитка – наглый джер ушел.

– “Работай тогда”, – тихо передразнил иэр, осторожно, дабы не пораниться, поправляя когтем среднего пальца очки на переносице. – Качок тупоголовый! А как работать то?!

Хсмн не лгал, когда говорил, что если вложить в голову срединца все языки мира, да еще включая и письменность, ни один мозг этого не выдержит. Однако решения найти было надо.

И он его нашел!

Вместо обучения он прицепил прямо к астральному телу объекта переводчик. Повозиться с ним пришлось, конечно, да еще и для закрепления передатчика смотаться в срединный мир (заодно и любопытство удовлетворил – посмотрел на друга знаменитого Аркрмриртрырврурфроргрэрлрярдрурнрербрюр-Рр), но он справился.

Все же он гений!

II

ГлавГерой. Как оно было.

Проснулся я от голосов. С трудом открыл глаза, потягиваясь, сел – от лежания в неудобной позе на земле все тело затекло. А еще ужасно хотелось пить. И немного есть.

Широко зевнув, задумчиво осмотрелся: судя по всему, спал не так уж и долго – солнце только недавно перешагнуло зенит (часа три-четыре, если судить по моему миру). К тому же, к моему сожалению, утренний туман исчез, а вчерашняя пасмурная погода сменилась на солнечную яркость дня. Это плохо – с солнцем у меня отношения сложные.

Будильником же послужил разговор стоящих вокруг парней: четверо нависали, а один с моим конем замер чуть в отдалении.

– Добрый день, – машинально поприветствовал незнакомцев хриплым ото сна голосом. И скривился – мало того, что изо рта пахло так, что чувствовал даже сам, так еще и от жажды язык казался пухлым и тяжелым. – Извините, у вас воды не найдется?

Парни переглянулись, и после недолгого колебания один из них отцепил от пояса флягу. Протянул мне.

Поднявшись, взял, благодарно кивнув, отошел чуть в сторону. Прополоскал рот, напился и даже умудрился ополоснуть лицо. После чего почувствовал себя в достаточно степени человеком.

– Благодарю, – сказал, с признательной улыбкой возвращая практически пустую флягу владельцу.

Парни вновь переглянулись.

– Да не за что, – смущенно, как мне показалось, ответил доброхот, даже сделав шаг назад.

– А вы кто будете? – вперед вышел худощавый, но жилистый, рыжеволосый человек. Видимо старший в этой компании.

– Я? – несколько растерялся. И что ответить? Пришелец из другого мира? – Да я... Я просто путешественник. Хожу вот, по городам и весям, смотрю, как люди живут, себя показываю.

Откуда эти “веси” взялись, сам не понял, просто ляпнул первое пришедшее в голову. И тут же подумал: “А почему бы и нет? Почему бы действительно не заделаться простым путешественником? В конце концов, я же даже не представляю, чем могу заняться здесь, куда приткнуться. Да и не знаю этот мир! А так похожу, на людей посмотрю, узнаю, как и чем тут живут, может, и найду место для себя. Или дорогу домой... К тому же другой мир, да еще и волшебный, должен таить в себе много чудес”,

– Хороший у вас конь, – неожиданно вмешался в разговор стоящий в отдалении.

– О? – удивился я. – Ну-у... спасибо.

– Отличный просто, – не обращая на меня внимания, продолжал нахваливать странный парень (“Наверное, он как раз из тех, кого называют заядлыми лошадниками”, – решил я). – Примечательный.

Примечательный? Разве? На мой взгляд, конечно, не плох, однако ничего выдающегося. Но, справедливости ради, надо признать, что не так уж хорошо разбираюсь в лошадях. Вот моя двоюродная сестра, она да. А я лишь верхушек нахватался – совсем уж умирающую клячу от еще способной возить отличу, и только. Тем более, в этом мире могут быть и какие-то особенные критерии ценности. Так что возможно и примечательная, да.

Вот только это плохо. Примечаться мне как раз и нежелательно. Конечно, с моей внешностью затеряться в толпе и так не светит, но...

Тут в голову пришла любопытная идея.

И я сказал:

– Если она вам настолько понравилась, могу обменять на вашу.

Парни в который раз переглянулись.

– Обменять? – так радостно, что даже я сам заулыбался, воскликнул “лошадник”.

– Ага, – кивнул. Конечно, если она действительно такая примечательная, то неплохо бы и доплату содрать, а то чувствую мне сейчас сбагрят полудохлую клячу. Но он выглядел таким счастливым, что я просто не смог заикнуться о деньгах! Да и собственно не знал ни расценок, ни их платежеспособности, так что, пусть будет как будет. Конечно, за своего я заплатил целый золотой. “Легко пришли, легко ушли”, – этой поговоркой постарался в зародыше придушить жабу. Получилось не очень, но...

– Тогда я оставлю тебе своего коня, – и парень махнул рукой на дорогу. Проследив за его движением, увидел группу коней. И одну лошадь в отдалении. “Ну не сильно я и ошибся”, – уныло подумал, пытаясь изобразить на лице.... Хотя бы нейтральное выражение.

– Спасибо.

Я неторопливо подошел к теперь своему “транспорту”, проверил подпругу, немного ослабил, осмотрел еще раз. Вроде все в порядке. Вскочил в седло, обернулся за следившими за мной парнями:

– А вы не подскажите далеко ли до города?

– Не слишком, – невозмутимо ответил старший, – лье восемьдесят.

“Лье, – удивился я, – почему лье? И вообще, восемьдесят лье – это сколько?”. Но переспрашивать не решился.

– Благодарю, – улыбнулся.

Лошадка неторопливо тронулась вперед. Недолгие и неуверенные попытки ускорить её шаг ни к чему не привели: как шла неспешно, так и продолжала идти. Пришлось смириться...


Взгляд со стороны.

Натан, человек неопределенной профессии.

Сначала они заметили одиноко пасущегося коня. Причем первым заметил Трин.

– Смотрите, лошадь! – удивленно воскликнул он.

– Ого. Да ты никак нашел замену своей кляче! – засмеялся кто-то из группы, и смех тут же подхватили все остальные. Трин даже не обиделся – успел привыкнуть за время их совместных дел. Над его лошадью насмехались постоянно. Честно говоря, он бы и сам с удовольствием сменял эту сумасшедшую скотину, но ни одного придурка, согласного её купить, найти не мог. А деньги на приобретение второй все никак не скапливались: то в кабаке слишком много растратишь, то в борделе лишнего оставишь, то проиграешься. Вот так то туда, то сюда и опять на мели. В общем, копить не получалось – а нормальную лошадь хотелось. Может поэтому шутку сотоварища он принял всерьез и принялся выискивать глазами владельца коня. Замечательного коня, надо признать – Трину он понравился с первого взгляда.

Владельца они заметили только когда спешились. Развалившись на куцей травке, тот преспокойно спал. “Странное место выбрал для отдыха”, – удивился Натан, рассматривая молодого, бледнокожего парня в бедной, но опрятной одежде. Зато с кошельком, в котором, кажется, даже что-то имелось.

– Может нам его того, – осторожно предложил Ольт. – Пока спит. Заодно и неплохую коняшку приобретем.

Натан не успел ответить – парень заворочался, повернулся на спину и сел, открывая глаза.

Красные глаза.

Последнее обстоятельство и удержало Натана от поспешных решений. Да и Ольт, когда странный парень попросил у того воды, как-то особого пыла не проявил.

– А вы кто будете? – спросил Натан, решив прояснить хоть что-нибудь.

– Я? – переспросил красноглазый. – Да я просто путешественник. Хожу вот, по городам и весям, смотрю, как люди живут, себя показываю.

Смысл последнего словосочетания до Натана дошел не сразу, а значительно позже, уже после того, как они неожиданно бескровным способом приобрели “замечательного коня”, а Трин наконец избавился от так надоевшей ему клячи, и даже после того, как их поймали стражники за кражу знаменитого губернаторского Серого, которым оказался “замечательный конь”, и посадили в камеру. Именно там, когда он ходил из угла в угол под раздраженными или равнодушными взглядами сокамерников, понося “сраного красноглазика” и расписывая, что именно сделает с тем, когда поймает, ему и разъяснили, что значит “показывать себя”.

– Если ты про того самого красноглазого белокожего демона, что совсем недавно погулял по нашему городу, то не советую связываться. Себе дороже.

– Почему это? – резко остановившись, Натан зло уставился на полу-знакомого мужика лет тридцати.

– Да потому. Не по зубам он тебе! Ты для него ж так, букашка. Это ж страшный человек! Неужто не слышал о его похождениях? О них же весь город гудит.

– Да меня последние два дня тут не было, – нехотя признался Натан, – а когда приехал, то сразу сюда и попал. Причем безвинно! А все эта сука красноглазая!

– Ну да, этот может. Я как о своей встрече с ним вспомню, так аж дрожь пробивает! Надеюсь, более никогда не свидимся.

Разумеется, Натана заинтересовала эта встреча, и он уговорил её рассказать. Впрочем, мужик, который представился как Хидан, не сильно и артачился.

– В первый раз я с этим страшным демоном повстречался сегодняшней ночью. В эту ночь мы с ребятами не промышляли – хотя некоторые по привычке захватили инструмент – а спокойно шли в наш Притон*. Погода то мерзкая! Ни одна собака, кроме коллег, на улицу не вылезет. Так что представь наше удивление, когда впереди увидели непонятного типа, идущего в ту же сторону! Одет тип вроде был неплохо, так что решили поприжать его немного. Орн, да будет Хора* к нему благосклонна, попытался ударить его со спины. И ты представь, он увернулся! Не глядя увернулся! Я даж заопасался, что не на того поперли, однако, когда тот без особых возражений отдал полный золота пояс, успокоился. Откуда ж мне было знать, что как раз перед нашей встречей он мага грабанул – тот, кстати, в соседней камере сидит – а пояс зачарован оказался. И тут ему попадаются такие лопухи как мы! Вот и вскрыл поясок то нашими телами. А когда все полегли, спокойно собрал деньги, украл мой кошель, при этом, представь, оставив мне ту мелочь, что там была. Побрезговал сволочь! До сих пор перед глазами картина стоит, как, презрительно разглядывая меня, он ссыпает хиты прямо мне на живот. А потом кладет туда свои деньги уходит. Ух, как я обрадовался, что жив остался! Богам помолился и побрел дальше, решив, что после всего просто необходимо выпить. И представь, стоило только переступить порог Притона, как первым кого углядел – тот самый красноглазый. Я аж чуть не драпанул! Однако заметил, что к нему направляется Хромой Гиз, и остался. И не зря! Ах, как красиво демон уделал вождя.

– Красноглазый победил Гиза?! – не поверил Натан.

– Сам удивился. Но говорю ж, это было красиво. Может, ты не знаешь, но когда Гиз сильно бесился, то терял всякое представление об осторожности. Вот на этом чужак его и подловил: сначала довел до бешенства, унизив, потом вырубил одним ударом. А затем вытащил риан, и я не стал дожидаться дальнейших событий – свалил. Через минуту трактир уже горел черным пламенем. Так что нет у нас больше Притона. И Хромого Гиза тоже нет. Как и большей части его сторонников – все сгорели. Только Жезал остался. Поговаривают, он собирается возглавить Гильдию.

– Ну ничего ж себе, – ошеломленно покрутил головой Натан. Его в городе не было то всего пару дней, а тут такое.

– Но знаешь что самое интересное, – наклонившись вперед, понизил голос Хидан. – Я тут с одним охранником пообщался, он по секрету сообщил, что в городе ходят слухи, будто после того как красноглазый уничтожил наш притон, то отправился в дом губернатора. И провел ночь там, в постели губернаторши и вместе с ней! А утром оставил на столике два золотых в качестве платы и свалил, украв Серого.

– Ну насчет последнего я в курсе, – хмуро ответил Натан.

– А еще поговаривают, что перед тем как появиться в Притоне он заявился в заведение старины Борна. Абсолютно голый! Там умудрился до полусмерти избить Джавда, обокрасть остановившегося на ночь мага и спалить сам трактир. А потом зачем-то вылечил самолично избитого идиота и ушел. И везде демонстрировал знаменитый браслет Элен, жены Джавда. Сечешь?

– Ах, вот оно что, – понимающе покивал Натан. Травить Элен Гильдия начала, когда он еще был в городе, и тогда же до него дошли слухи, что заказ на жену Джавда был как раз от жены губернатора. – Значит, это её человек. А ты, наверное, прав – мне с ним лучше не связываться.

– А я о чем, – кивнул Хидан.


Где-то в тюрьме.

Темная мрачная комната, каменные грязные стены, узкое зарешеченное окошко, сквозь которое пробивается солнечный свет, на грязном полу грубый деревянный стол, один стул, один подозрительно скрипящий табурет. И в этой комнате двое – на стуле вольготно расположилась закутанная в плащ фигура, на табурете испуганно застыл Келмар.

– Вы понимаете, неуважаемый, что своими действиями не только сорвали операцию, но и подорвали авторитет нашей организации? – негромко, но внушительно выговаривал закутанный. – Скажите мне на милость, дорогой маг, за каким же надом вам так приспичило спалить эту злосчастную забегаловку.

– Это не я! – поспешно выдохнул “дорогой маг”, судорожно облизывай в раз пересохшие губы, – то есть я, но... я не виноват! Это все он! Тот хоргов демон. Вломился. Вмешался в ритуал и захапал себе джера!

– Хотите сказать, он приказал вам уничтожить трактир?

Ничего подобного Келмар сказать не хотел. Но тут же схватился за подсказанную отмазку.

– Да! Это все он... он там вроде мстил тарктирщику.

– Может быть, – безразлично сказал тот, что бы в плаще. В принципе это соотносилось с данными, что он узнал. – Но даже если дело обстояло так, вы же понимаете, что это вашей вины не умаляет, а даже наоборот. Вы хоть представляете, какой урон нанесли репутации нашей организации? Мало того, что не справились с порученным делом, так еще и позволили непонятному типу диктовать вам условия. Вот зачем вы ему подчинялись?

– Ну у него же был джер, – жалобно выдохнул Келмар.

– И по чьей вине демон оказался в его подчинении, а не вашем?

– Простите, – опустил голову маг, понимая, что, кажется, для него наступили не лучшие времена.

– Такой последователь как вы, умаляющий величие нашего Ордена и позорящий нас нам не нужен... Но с другой стороны, у вас есть ряд достоинств, наличие которых позволило нам на первый раз отнестись снисходительно к вашему просчету. Поэтому мы вас простим, но если подобное повторится еще, то выкручиваться будете сами. Это понятно?

– Да.

– Вот и отлично, – закутанный в плащ незнакомец поднялся с места. – Тогда идемте. Пора покинуть это негостеприимное место.

– А... А тот демон? – осмелился спросить Келмар.

– Не беспокойтесь. С ним мы разберемся сами, без вашего участия.

___________________

*Берпут – зверек похожий на панду, только серой расцветки и меньшего размера. Селиться предпочитают парами, в которой один ведущий, а другой ведомый (в смысле не семейная пара, а пара семей, живущих рядом).

*Притон – прозвище, которое жители города дали трактиру, ставшим обычным местом сбора членов Гильдии.

*Хора – в разных религиях она выступает как дух, как богиня или как святая. Сходятся в одном – после смерти именно она взвешивает дела души и служит проводником в мир мертвых, в зависимости от решения, проводя по одной из двух троп. Славится своим своеобразным чувством юмора.

*Асуры – название демонов для своего вида)

*Сатл – та сила, субстанция, энергия, с помощью которой производятся магические действия.

*Иэр – название одного из племен асуров.

*”Рога в другую сторону завернулись” – просто образное выражение иэров. Что-то вроде нашего: “от удивления челюсть упала” или “выпал в осадок”.

Послесловие от автора,

которое читать не обязательно. Оно о тех событиях, которые внести в текст не удалось или, на мой взгляд, они оказались лишними. На сюжет никак не влияют, просто поясняют некоторые моменты, и может немного подробнее показывают описываемый мир. Если вам это не интересно – смело пропускайте).

– О грязи и чистой одежде. Для особо придирчивых).

Если кого заинтересовало, как же в самом начале наш герой одевался в чистую одежду, будучи грязным, то вспомните, что у него с собой было мокрое полотенце.

– О сгоревшем трактире.

Если кого заинтересовало, почему соседей не обеспокоил пожар ближайшего здания, учитывая к тому же дувший сильный ветер, то ответ – страховка. Да, в том мире, несмотря на его средневековость, тоже есть страховые компании. Но так как мир магический, то страхование у них более “прикладное”: на здания накладывается защита, которая препятствует случайному или не совсем возгоранию. Однако, к сожалению, против магического огня она не спасает.

– Факербол.

Первоначально это была опечатка, но после повторного прочтения слово понравилось)). Если кому интересно – переводится как “шар факира”). Назван так, потому что именно факиры “изобрели” этот вид магического огня.

– Браслет Элен.

Если кому интересно). Этот браслет в действительности является детской резинкой, которую один маг умудрился вытащить из нашего мира в тот. Да-да, копией той, что так нравилась девочке Нине). После переноса на ней оставались очень любопытные эманации, и за браслетом стали охотиться местные магученые. Однако эти эманации вскоре развеялись, для магов браслет потерял ценность, но за время охоты в народе уже считался ценной и дорогой вещью. На самом деле ценность он имеет лишь в глазах редких коллекционеров, да и то не сказать, чтобы очень большую.

– Излечение Джавда.

(сюда же относится и “взрыв” одного любителя топоров) Как это получилось у нашего не знающего о своих способностях героя? Подробно об этом будет дальше по тексту (во второй части вообще-то)), так что тут кратенько: стихийные выбросы магии).

– Элен и Джавд.

Кому любопытно, что дальше стало с их семейной жизнью. А все, в общем, хорошо для них закончилось – после травмы головы Джавд потерял память о событиях того вечера. Конечно, по городу ходили слухи об измене Элен, но донести их до Джавда ни один самоубийца не решился. Сама Элен почему-то эти слухи отнюдь не спешила развеивать.

– Грибы.

Почему ядовитые грибы не причинили вреда герою? Объяснение опять таки будет дальше по тексту, но думаю многие уже догадались. Просто некоторые продукты, которые ядовиты для местных, безопасны для героя и наоборот.

– По поводу Серого.

Почему воровство Серого вызвало столько удивления? Все просто. Этот конь действительно дорогой и редкий, что бы не думал герой. Поэтому, когда его приобрел губернатор, то опасаясь воров, пригласил ведьму, которая наложила очень хитрое заклятье. После этого его несколько раз пытались украсть, но в руки конокрадам сам конь не давался, и все заканчивалось весьма печально для воров. В народе считалось, что только очень сильный маг мог украсть этого коня. Именно поэтому стражники не пылали энтузиазмом, ловя вора.

Кстати, все догадались, почему это заклятье не сработало на ГГ и тех “обменщиков”?)

И еще. Будучи по натуре довольно недоверчивым, губернатор ко всему прочему поставил и стандартную магическую сигналку. В том мире им является “маячок”, который ставится, как правило, в подковы лошадей. И если какая лошадь внезапно пропала, то найти её можно быстро. Так что местные конокрады являются к тому же и неплохими кузнецами или же работают в паре с кузнецом, имеющим “переносную” кузню (впрочем, богатые коневладельцы довольно изобретательны и смена подков не всегда помогает). Поэтому каждая неподкованная лошадь вызывает подозрения у стражников – это как у нас машина без номеров).

Если есть еще какие вопросы/непонятные моменты – спрашивайте).

Описание приключений в первом городе закончено!

Город второй – Линар.

Глава 4. Дуракам вход воспрещен.

I

ГлавГерой. Как оно было.

Моя лошадка неторопливо шагала по дороге. Изредка предпринимаемые неуверенные попытки ускорить её ни к чему не приводили: как шла неспешно, так и продолжала идти. Пришлось смириться. Но в результате, день уже клонился к вечеру, а мы так никуда и не приехали. Только поля с редкими деревцами и кустами сменились на полноценные деревья, и скоро по обочинам “вырос” настоящий лес. Для меня это стало настоящим подарком – кроны давали неплохую тень, и я смог вздохнуть с облегчением.

Как же ненавижу свою белую и слишком чувствительную к лучам солнца кожу!

В общем, мое неспешное путешествие можно было даже назвать приятным, если бы не одно удручающее обстоятельство – за все дорогу не встретилось ни одной живой души. А встретилось бы – засунул куда подальше свою нерешительность и попросил покушать. Есть хотелось все сильней, да и жажда мучила неслабо. В том трактире то так и не купил еды.

Впрочем, о том трактире вспоминать не хотелось.

Не везет мне с этими заведениями! А ведь путешественнику, которым стал, без них никак...

Тяжело вздохнув, постарался устроиться в седле удобнее, оглядываясь по сторонам. Солнце скрывалось за горизонтом, окрашивая небо алым, и пора бы подыскивать место для ночлега.

Однако моим намерениям не суждено было сбыться.

Только я зацепил взглядом что-то подходящее и хотел остановиться, как эта наглая скотина, до того тащившаяся с усталым видом идущей с работы многодетной матери-одиночки, неожиданно встрепенулась, прянули ушами, вытянув морду в сторону леса, пару раз нюхнула и... сорвалась с места. Да на такой скорости, на который её и благородный рысак фиг догонит! Лучше б она так по дороге шпарила! Но нет, ей приспичило по лесу погонять – даже слезть теперь не мог, так как невзирая ни на какие мои действия, сволочь не останавливалась. Все, что оставалось – пригнуться, и молиться, чтоб сумел пережить эту скачку.

Эта сумасшедшая ночная гонка запомнится мне надолго! По идее следовало бы закрыть глаза, но во мне что-то переклинило, и я заворожено смотрел на пролетающие мимо стволы, на будто бы убегающую назад землю, на причудливые силуэты веток, бьющих меня по бокам и голове.

А потом увидел мелькавший впереди свет. Сквозь свист ветра в ушах прорвался звук голосов.

А потом эта невежливая скотина вылетела на поляну, ворвавшись на чью-то стоянку, между делом перепрыгнула небольшой костер – хорошо хоть там в этот момент ничего не варилось – и поскакала дальше. Остановилась она через пару секунд, да так резко, что в седле удержаться не смог, вылетев, перелетел через её голову, сделал в воздухе сальто, приземлился на ноги и, чувствуя, что тащит, сделал кувырок вперед.

Кувырки мне всегда хорошо удавались. Правда в таких экстремальных условиях, на земле, в лесу и темноте делаю его впервые.

“Повезло, – подумал, все еще не веря, что все кости целы. – Удачно приземлился”. Посидел, переводя дух, встал и пошел смотреть, что же стало причиной этой сумасшедшей скачки. И что увидел? Животина мирно стояла у ручья, опустив морду к воде, и пила. Бедную лошадь просто измучила жажда. С одной стороны отлично её понимаю, с другой – прибил бы.

– Ну зачем так то? – неизвестно у кого спросил, глядя в лес перед собой. Лес ответил уханьем совы.

Подавив вздох, печально покачал головой: “Хорошо, что все хорошо заканчивается” – и, пройдя чуть выше по течению, также принялся утолять жажду. Ну и умылся заодно.

А потом мы вместе с ней топали обратно на поляну, к огню и свету. “Надеюсь, дрекольем или копьями меня встречать не будут”. Но все обошлось, картина, представшая передо мной, была вполне мирной: костер, около которого, не отрывая от него взгляда, на бревнышке сидел высокий, худощавый старик в серой хламиде (“Маг, небось”, – промелькнула мысль), рядом с ним застыла симпатичная темноволосая женщина с котелком в руках, по другую сторону костра на расстеленном одеяле расположилась рыжеволосая девочка, а позади стоял единственный вооруженный здесь человек – невысокий, но мускулистый мужик, лысый, однако с шикарной рыжеватой бородой. В руках он держал топор.

– Гм, – я смутился под прицелом всеобщего внимания, – извините, моя лошадка сильно пить хотела.

А в ответ тишина. Так и стояли – они смотрели на меня, я на них, ожидая вполне определенных слов.

– Да ничего, ничего, – первой очнулась женщина, – все нормально.

И снова воцарилось безмолвие.

“Что ж они такие тормознутые”, – тоскливо подумал.

– Ну, – снова проявила инициативу женщина, – может... может присоединитесь к нашему костру? По ночам ходить в одиночестве опасно.

“Ну наконец-то!”.

– О, благодарю вас, – заулыбался, – с радостью приму предложение. Только вы не подскажите, куда могу пристроить свою лошадку?

– Я провожу! – вскочила на ноги девочка.

– Ниим! – грозно окликнул мужик. Но пигалица лишь отмахнулась.

“Кажется, я ему не нравлюсь!”.

– Веди, – улыбнулся ей.

Пока мы ходили, расстановка у костра незначительно изменилась – рыжебородый пропал, зато вместо него появился невысокий худой парень, с каким-то ассиметричным, некрасивым лицом, но при этом вид был... располагающий, что ли. Мне он сразу понравился, но, приглядевшись, я заподозрил, что парень болеет: нездоровый блеск глаз, бледность, общий утомленный вид. Даже жаль его стало.

– Присаживайтесь, – пригласила женщина, – есть будете?

– Спасибо, да.

Мне передали тарелку с уже знакомой кашей только без грибов и, вновь поблагодарив, принялся за еду, стараясь не показывать, как же сильно на самом деле проголодался. Но, кажется, не слишком получалось.

Когда с едой было покончено, и мы все пили отвар из трав (надо будет спросить название), старик, прокашлявшись, ворчливо сказал:

– Может быть молодой человек представиться.

– Ох. Простите мою невежливость, – смутился, – меня зовут, э-э-э... Корн.

– Корн? – переспросил старик, – какое... занимательное имя.

Я поспешно укрылся за своей кружкой.

Разумеется, Корн – не мое настоящее имя, это сокращение. Но я привык представляться всем так, и даже пояснять, что это прозвище тоже привык. Просто не люблю выделяться, а моя мама обладает весьма... своеобразным чувством юмора. Нет, ну если моего отца зовут Иван, то это же не повод называть меня Корней! Она хоть подумала, какие сложности ждут её сына с таким именем?! Кто б знал, как мне надоели “остроумные” шутки по этому поводу! Ну просто каждый считает своим долгом что-нибудь да выдать! “Правда в этом мире про Чуковского никто и не знает, – с некоторым опозданием дошло до меня. – Но не исправляться же теперь? Да и привык к этому прозвищу значительно сильнее, чем к имени”.

– А вас как зовут? – чтобы скрыть собственное смущение, поспешно спросил. Они представились: старик назвался Хирт, женщина оказалась Миррой, больной парень – Гендором. Затем Хирт спросил о роде моего занятия. Я ответил, что путешественник, в свою очередь, интересуясь, чем занимаются они “если это не секрет, конечно”. Оказалось, не секрет, а эти странные люди являются кем-то вроде то ли ученых, то ли археологов – не разобрал толком. В общем, тут поблизости есть странная скала, в которой время от времени на неопределенный срок появляется пещера, причем пещера необычная – поначалу не отличаясь от других, дальше она приобретает вид искусственно созданной. Вот эти люди её и изучают в попытках узнать секреты древних. Почему создание пещеры приписали именно пока что непонятным мне древним (переспрашивать постеснялся) не понял, но решил – им виднее. Вот только зачем тут девочка? Чья-то дочь?

– А вы не хотите прогуляться по пещере? – спросила эта самая девочка.

– Ниим, думаю, не стоит, – мягко сказал женщина.

– Почему же? – удивилась Ниим. – Мне кажется, нашему гостю будет интересно посмотреть творение Древних. Правда же?

– А разве мне туда можно? – усомнился я. – Вы действительно пустите на такой важный объект практически незнакомого человека?

– Можно-можно, – покивала искусительница, – нет там уже ничего особо секретного.

– Ну если никто не возражает,... – протянул. Мне действительно было жутко интересно посмотреть на таинственное полумагическое сооружение “древних”. Но я справедливо сомневался, что ребенок может выдавать разрешения на посещения таких объектов. Однако, к моему удивлению, больше никто возражать не стал.

-... тогда с удовольствием, – улыбнувшись, закончил фразу.

После разговор свернул на иные темы, в которых я больше прислушивался, чем участвовал. Ничего интересного, правда, не узнал, беседовал они о чем-то сугубо своем, рабочем – какие-то заклинания, какие-то расчеты. Я вежливо держал морду кирпичом, радуясь уже тому, что меня не трогали.

Впрочем, и этот разговор продлился недолго, вскоре все начали укладываться спать. Так как у меня не было спальника, одеяла или, на худой конец, хотя бы плаща, пришлось обходиться так. В результате спал плохо, встал рано и не выспавшийся. Все остальные дрыхли, лишь Мирра – единственная тут женщина – поднялась в то же время и приступила к приготовлению завтрака. Чтобы уж не быть совсем наглым нахлебником, вызвался ей помочь. Вообще-то я терпеть ненавижу готовить, но, в силу необходимости, умею весьма неплохо. Есть захочешь, и не так мучаться будешь.

За общим занятием мы разговорились и немного сблизились. Хотя говорила, конечно, больше она. И опять никакой полезной информации – все больше о своем, о бытовом. Но и мне отмолчаться не удалось.

– А откуда вы пришли, Корн? – поинтересовалась как бы между прочим, помешивая суп в котелке. Такой простой, казалось бы, вопрос, а мне усиленно пришлось соображать над ответом. Про другой мир решил даже не заикаться – на всякий случай – но название того городка, из которого пришел не знал. Осталось пожимать плечами.

– Да так, – неопределенно пробормотал, и, на мгновенье оторвавшись от нарезки какого-то неизвестного мне корнеплода, махнул в ту сторону, где впервые появился в этом мире. – Оттуда.

– Вот как? – с непонятным выражением посмотрела на меня женщина. – И как там?

– А как там может быть? – удивился. – Город как город: дома, улочки, люди. Трактиры.

Подумав немного, добавил.

– Хотя жители немного дикие. Нападали на меня без всякой причины, – от воспоминаний о разлетающемся на куски бугае меня передернуло, и я постарался быстренько выбросить их из головы.

К счастью как раз тут к нам подошла проснувшаяся Ниим и разговор увял сам собой.

II

ГлавГерой.

После завтрака меня проводили к той самой пещере. Сопровождать вызвались только Ниим и Мирра, да и то лишь до входа.

– Пройдешь до конца, повернешь чуть вправо, на стене должны быть закрашенные точки. Нажмешь так, так и так, откроется проход. Ну а дальше сам. Запомнил?

– Ага, – кивнул.

– Тогда удачи, – улыбнулась пигалица, – вот возьми на всякий случай. Вдруг решишь применить.

Как-то пакостно хихикнув, вручила мне круглую “пипетку”, похожую на ключ от домофона, и уже зажженный факел. На этом мы расстались.

До указанной стены оказалось совсем недалеко. Вот те “закрашенные точки” искал значительно дольше. Оказалось, не в ту сторону отошел и несколько обманулся в своих ожиданиях. Мне то думалось, их раскрасили ярким цветом: белым, желтым, красным, наконец. Но эти умники – видимо для конспирации – выбрали черный, который на итак темных от копоти стенах пещеры заметить было трудно. Но я справился. Нашел. Нажал в показанной последовательности – раздался тихий шорох, и часть стены справа отошла куда-то вглубь. Из открывшегося проема в пещеру полился тусклый свет, добавляя в дрожащую темноту багровых красок. Стало страшновато – я судорожно сглотнул. “Но ведь Ниим сказал, тут безопасно. Значит, и сама лазила – так чем я хуже?”.

Сделав резкий вдох, решительно шагнул вперед.

И оказался в круглом, будто большая труба, коридоре. Стены и пол были сделаны из то ли какого-то особого металла, то ли неизвестного мне вида очень прочного пластика. Короче, материал сплошь незнакомый, но точно не камень. Освещался коридор тусклым, беспрестанно мигающим красным светом (при нем плохо было видно, поэтому факел решил не тушить). Вообще, вся обстановка напоминала фильм о космическом корабле, терпящем аварию – только нудного, режущего уши воя не хватало.

“Потрясно! Может это и есть инопланетный космический корабль? Больно уж похож. А снаружи как скала потому, что так у него защитное маскирующее поле выглядит.

Но как мне повезло! С детства мечтал о подобной находке и тут на тебе! А как повезло этим “археологам” наткнуться на подобную редкость! Только отчего они мне вчера про постройки каких-то древних толковали? Не могут же они посчитать, что вот это чье-то там старое убежище. На вид то умные люди!

А может их древние как раз в космос и умели выходить?! Ведь мелькнуло в разговоре что-то о великой войне, после которой многие знания оказались утеряны. Но неужели до такой степени утеряны?!”.

Пока размышлял на отвлеченные темы, скучный коридор неожиданно закончился. Дверью. Закрытой. И настолько похожей на результат измышления фантастов от космоса, что я окончательно убедился в предназначении этой штуки. Ничем иным, кроме межпланетного летолета это просто быть не могло!

“Круто! Только как мне дальше то пройти?”.

Во многих фильмах и игрушках панель, открывающая дверь, была сбоку. Присмотрелся – действительно есть серый, небольшой (размером с обычную книгу) прямоугольник. Дотронулся рукой – он загорелся мягким синеватым светом. А рядом зажглась красная точка. Ну тут бы и дурак догадался, что делать! Приложил выданный пигалицей ключ – на синем экране монитора возникли кнопки с какими-то знаками и поле для ввода выше.

– Кого демоны притащили в неурочное время?! – буквально со всех сторон раздался грозный, низкий рык – я аж присел от неожиданности. – Убью нахеррр!

И вслед за этим, не давая мне толком испугаться, мелодичный женский голос пропел:

– Добро пожаловать на звездолет “Вечность на краю”. Мертвый экипаж в лице все еще функционирующего бортового робота Аэлита приветствует гостя. Чтобы подтвердить свое право входа, пожалуйста, введите код.

– И если хоть в одном значке ошибешься – убью нахеррр! – тут же вмешался Яростный.

– Время для ввода ограничено, пожалуйста, не медлите, – невозмутимо продолжала мелодичный напев Аэлита.

– Опоздаешь хоть на секунду, и я тебя съем. Ха-ха-ха! – не унимался второй.

– В вашем распоряжении осталось...

– Три, два, один! Время вышло – молись заррраза!

-... секунд, – невозмутимо закончил женский голос, и наступила тишина.

– Э-э-э? – умно выдал растерявшийся я. И что теперь делать? Кода то, разумеется, не знаю. Быстро драпать отсюда пока не поздно или подождать и посмотреть, чем все закончится? Осторожность вопит одно, любопытство твердит иное. И кого слушать?

Пока разбирался в своих внутренних голосах, выделенный лимит времени закончился – синий экран замерцал красным и через пару секунд погас.

– Сожалею, – мягко выдал красивый женский голос. – Но вы не смогли подтвердить свой статус гостя, потому доступ на наш великолепный, замечательный, шикарный и просто непревзойденный звездолет закрыт.

– Но я тебя все равно съем!

– Однако, дорогой гость, вам чрезвычайно повезло.

– Как смертнику! Ха. Ха. Ха! – совсем уж каким-то потусторонним тоном провыл Грозный, после чего из динамиков послышался шорох, звук глухого удара, тихий скулеж и невозмутимый голосок Аэлиты продолжал:

– Смерть последнего члена экипажа была зарегистрирована ровно 350 лет назад и в силу вступила директива под номером триста сорок восемь дробь тринадцать, пункт а-е. Пожалуйста, назовите свое имя и видовую принадлежность.

– Корн, э-э-э, человек.

– Отлично! Пожалуйста, встаньте на желтый круг.

На полу тут же появился светящийся тусклым желтым светом круг. Ну мне не сложно – я встал. Переждал, пока меня осветят лазеры (вначале, правда, чуть не выпрыгнул, но все же сумел удержаться).

– Первичные данные сняты, спасибо за сотрудничество, – после окончания процедуры, возвестил женский голос. Желтый круг погас, а вот экран вновь загорелся синим. Но теперь там была картина какой-то комнаты.

– Чтобы пройти дальше, вам необходимо найти код. На все выделен час времени. Удачи!

Голос затих.

И что теперь?

Подошел ближе к экрану, задумчиво рассмотрел картинку, осторожно ткнул пальцем в диван. Он увеличился в размерах, и сбоку появилась стрелка. Ткнул стрелку – вновь вид комнаты, но стрелка не исчезла. Ткнул – вид поехал в бок.

Хм. Что-то мне это напоминает...

В общем, разобрался довольно быстро. Оказалось – обычная мини квест игра. Некоторые загадки, правда, потребовали определенных знаний, но моих школьных вполне хватило. (“Прям “защита от дураков”, – подумал). Отыскал бумажку с кодом в сейфе. Зазвучала барабанная дробь и вновь открылась панель с кнопками. Ввел код, раздался взрыв, красный свет на мгновенье вспыхнул ярким зеленым – я уж подумал в агрегате чего закоротило и приготовился к смерти – но тут все вернулось в норму, и только тот гнусный голос, что обещался меня съесть, провозгласил:

– Поздравляем, ё! Теперь вы стали обладателем нашего замечательного звездолета “Вечность на краю”. Желаете что-нибудь сказать?!

– Чего? – тупо выдохнул, пытаясь осознать ситуацию.

Это типа шутка такая?

– Замечательная речь! – торжественно возвестил гад. “Еще и издевается!”. – Поздравим же нашего финалиста. Аплодисменты, дамы и господа!

И под грохот зазвучавших буквально со всех сторон оваций дверь открылась. Тоже точно так, как в фантаст фильмах – “лепестки” просто разошлись в стороны. И стоило мне набраться храбрости и переступить порог, как надоевший гром оваций стих, сменившись мягким, мелодичным голосом.

– Добро пожаловать на борт космического звездолет “Вечность на краю”, новый хозяин. Ответственный – бортовой робот Аэлита. Желаете сменить голос или имя?

– О-о-о... нет. Меня все устраивает.

– Возможно, желаете сменить название звездолета?

– Нет-нет, все и так отлично.

– Тогда пройдите, пожалуйста, в ди-камеру. И не забудьте оставить ценные вещи в камере хранения.

Негромкий шорох и еще одна дверь в дальнем конце комнаты открылась – а та, что позади наоборот закрылась.

Я огляделся.

Небольшого размера круглая серая комната. Лишь на одной из стороне расположены небольшие такие ячейки. Двери у них были приоткрыты.

“Ценные вещи, значит”.

Сняв кошелек, в который сунул Нинину резинку, положил в одну из ячеек. Закрыл дверцу – по краю вспыхнул красный огонек. Попробовал вновь открыть – фиг там. Попытка найти кнопку или понажимать на огонек ничего не дала. “Ну ладно, может она потом откроется”, – решил. И прошел дальше.

Стоило только вступить в маленькую кругленькую комнатку, которую первоначально принял за лифт, как дверь за мной с тихим шорохом захлопнулась, и голос Аэлиты провозгласил:

– Пожалуйста, закройте глаза, рот и нос и задержите дыхание на пару секунд.

“Чего?!”, – удивился, тем не менее, поспешно выполняя инструкции. Только-только нос зажал, как по мне со всех сторон ударили струи воды.

“Твою мать!”.

Хорошо хоть длилось изуверство не так долго. Как раз когда уже начал задыхаться, вода бить прекратила, но с тех же сторон меня окатило теплыми парами воздуха. Однако и это вскоре закончилось, и задохнуться я не успел. Но когда открыл глаза, меня ждал пренеприятный сюрприз: одежда испарилась.

“Вот черт! Не везет мне с ней! С каждым новым комплектом что-нибудь да произойдет. Где б найти неубиваемый экземпляр, а?”.

И тут появилась еще одна мысль.

“А волос то меня не лишили заодно?!”. Поспешно схватился за голову – нормально, на месте.

На всякий случай еще и волосок выдернул, чтоб убедиться. И выяснил, что поганые сюрпризы не окончились. Волосок оказался белым. Выдернутые для проверки другие по цвету не отличались.

– Чертова водичка! – зло пробормотал.

Мне всю краску смыло! Как я теперь на глаза той компании покажусь? Заходил брюнетом, выйду блондином. К тому же, насколько успел понять, светловолосые люди тут редки. Я вообще еще ни одного не встретил. Много рыжих, достаточно немало темных и шатенов, а вот русых и блондинов нет.

“Хотя, если подумать, на фоне того, что зашел одетым, а выйду голым, цвет волос не так уж важен. Может в корабле какую одежонку отыскать смогу? У капитана там или еще где”.

Пока все это обдумывал, двери, ведущие из “ди-камеры”, открылись. Тяжело вздохнув, вышел, без особой надежды огляделся в поисках одежды и как ни странно нашел мягкий пушистый халат и тапочки.

– Пожалуйста, пройдите в медотсек для полной проверки, – попросила Аэлита.

– Это куда?

Вместо ответа с шорохом открылась одна из двух дверей. Не возражая, вошел, оказавшись в коридоре.

Так и шел. Вперед, вперед, пока не замечал открытую дверь, куда и входил. Попытки отворить другие ни к чему не привели.

Чтобы добраться до медотсека, пришлось не только поплутать по коридорам, но и спуститься. “А кораблик то большой!”, – даже удивился я.

Наконец бесконечное хождение закончилось в просторной, стерильно чистой и ослепительно белой комнате, уставленной множеством непонятных приборов. Крышка одного, чрезвычайно похожего на гроб для великана, открылась.

– Пожалуйста, прилягте в саркофаг, – мило попросила Аэлита. Отказать ей я не смог, и с тяжелым вздохом лег.

Крышка закрылась.

– Стандартная процедура проверки довольно продолжительна. Советую поспать.

– O`кей, – с таким условием согласился с превеликим удовольствием. Так как ночью толком выспаться не удалось, подремать сейчас часок был совсем не против.

Через какое время разбудил вкрадчивый голос бортового компьютера, даже не знаю. Да и слово “разбудил” не совсем подходит – меня лишь выдернули в полудрему, нудным голосом зачитали длинный список неисправностей в моем организме, под конец сообщив, что умираю, так как умудрился подцепить местную заразу, не опасную для аборигенов, но смертельную для меня. После чего вежливо так поинтересовались, а нужно ли все это лечить?

– Ага, ага, на твое усмотрение, – сонно пробормотал, вновь погружаясь в сон.

Окончательно проснулся от резкого звукового сигнала. Куда там моему будильнику!

Подскочив, шандарахнулся головой о крышку “гроба”, повалился назад, взвыв, после чего сквозь застилавшие слезы наблюдал, как неторопливо поднимается крышка. “А Аэлита то стервочка”, – подумал, однако, опасаясь говорить это вслух. Лишь спросил сдавленно:

– Закончила?

– Да, – благосклонно сообщил женский голос, – теперь вы здоровы в достаточной степени, чтобы владеть нашим звездолетом.

– Вот как? – мигом заинтересовался. – Значит, могу полететь на другую планету?

Перспективы открывались отличнейшие!

– Боюсь, что нет, – невозмутимо обломала меня Аэлита. – Во-первых, звездолет нуждается в ремонте, который весьма затруднительно сделать без квалифицированного специалиста, во-вторых, энергии еле-еле хватает на существование в законсервированном состоянии, и уже через двадцать лет её не станет хватать даже на создание простейшей иллюзии вокруг, и, в-третьих, без капитана я не имею права разрешить полет.

– А разве я не капитан? – удивился.

– Нет, вы – владелец звездолета.

– И что, капитаном быть уже не могу?

– Разумеется, можете, если сдадите соответствующие экзамены.

– И кому должен их сдавать?

– В обычных условиях – соответствующей комиссии. Но в экстремальной ситуации, к которой данная вполне соотносится, экзамены могу принять и я, так как обладаю соответствующей квалификацией. Однако, Владелец Корн, смею вас уверить – сдать вы ничего не сможете. Боюсь, что у вас недостаточный уровень знаний.

– Вот как, – расстроился. Еще бы! Космос внезапно оказался таким близким, но при этом все таким же недоступным.

– Однако если есть желание, вы можете попробовать получить нужный уровень знаний. У нас на звездолете обширная библиотека и там много материалов по интересующим дисциплинам. Разумеется, без помощи квалифицированных преподавателей это будет трудно, но при достаточном упорстве, думаю, вы осилите необходимый минимум, хотя скорее и за более долгий срок.

– А сколько обычно продолжается учеба на звание капитана?

– От пяти до семи лет по времени Искрина.

– Ого! А Искрин – это что?

– Это материнская планета создавших меня и корабль людей.

– Понятно.

Семь лет (а мне возможно и больший срок понадобится) – это конечно долго. Но, судя по всему, я в этом мире на всю жизнь застрял. А потратить на мечту каких-то жалких десяток лет не жалко! Некоторые и всю жизнь на это гробят.

Но тут вспомнил кое-что важное.

– Подожди! Ты же сказала, что кораблю требуется ремонт и энергия. Так что, даже если стану капитаном, улететь мы все равно не сможем.

– Вы могли бы получить минимальный уровень знаний и для механика. У меня достаточно законсервированных роботов-ремонтников, им только нужна энергия. А я уже выяснила, на этой планете можно найти необходимый мне источник.

– И что это?

– Вы получите необходимую информацию в процессе обучения.

– Ну, как заешь, – пожал плечами. – Только насчет этих твоих книг. Они не слишком громоздкие? Знаешь, я не собираюсь тут сидеть все десять лет, а таскать с собой большие объемы будет затруднительно.

– Не беспокойтесь об этом.

– Хорошо. Может, тогда покажешь мне, где находится библиотека? И да, я был бы весьма благодарен, если бы для меня нашлась какая-нибудь подходящая для похода одежда.

– Раз вы собираетесь отправиться в путешествие по этому миру, думаю, ТРОН подойдет лучше всего.

“Трон?”, – мысленно удивился, но переспрашивать было лень. Все равно скоро своими глазами увижу.

Кстати, насчет глаз. Когда поднялся из медостека, с удивлением понял: ставшая привычной за последние годы близорукость исчезла! “Круто!”, – мысленно порадовался.

До библиотеки добрался значительно быстрее, чем шел в медотсек. Но само помещение удивило: нет того огромного пространства, к которому привык дома. Наоборот: маленькая невзрачная комнатенка, всего лишь один стол, с десятком вдвигающихся ящиков, пара кроватей, один диван, четыре кресла – вот все убранство.

– Считыватели в двух верхних ящиках – тех, что окрашены в желтый; “книги” в остальных, – сообщила Аэлита.

Открыл “желтый” ящик, увидел аккуратно разложенные ободки. Вытащил один, рассмотрел. Широкий, достаточно большой, чтобы надеть на голову и с пустым “гнездом” посередине. А в нижних ящиках оказались небольшие продолговатые серые коробочки, на которых серебристой краской мелкими буквами было нацарапаны различные названия вкупе с авторами. Открыл одну такую коробочку, а там кристалл, по размеру как раз подходящий, чтобы вставить в “гнездо”.

– И как этим пользоваться?

– Берете в руки футляр с комом, – голосом терпеливой няньки принялась объяснять “бортовой робот” – и проводите по надписи. Видите, она увеличивается? Теперь вы можете прочесть, что написано на коробочках сбоку. Вам нужны три из них: “Подготовительные курсы для поступления в Изорбашскую Космическую Академию”, “Продвинутые лекции для продвинутых студентов факультета космомех” и “Все, что нужно знать будущим капитанам звездолетов”.

Порывшись в ящичках, с трудом, но нашел нужные.

– Откройте “Подготовительные курсы” и достаньте ком, вставьте в гнездо.

Сделал, как указывала Аэлита – попав в “объятья”, кристалл мягко засветился.

– Дальше надеваете считыватели...

Я надел.

– ... и закрываете глаза. Должно появиться заглавие. Появилось?

– Ага, – только и смог выдохнуть, ошеломленный возникшими из ниоткуда словами. Открыл глаза – все исчезло. Закрыл – на черном фоне большими белыми буквами “Подготовительные курсы для поступления в Изорбашскую Космическую Академию” и ниже более мелкими “далее”.

– Мысленной командой нажимаете строчку “далее”,... – продолжала инструктаж Аэлита. Чтоб не мучиться, представил себе курсор, который и “навел” на требуемое слово. Оно замигало, и перед закрытыми глазами появился новый лист, с оглавлением.

– Дальше выбираете необходимый вам пункт и “нажимаете” его таким же образом... Что ж, вижу, вы разобрались, – удовлетворенно произнесла Аэлита. – Теперь, чтобы вставить другую книгу, вам достаточно открыть глаза и вынуть ком из гнезда. Так как считыватель автоматически настроился на вас, пока вы не прочтете данную, никто другой этого сделать не сможет. Справились? Великолепно, Владелец. Теперь вы умеете обращаться со считывателями.

– Спасибо, конечно, но, Аэлита, ты не могла бы не обращаться ко мне так?

– Простите, но вы не дали никаких указаний на этот счет, потому я приняла стандартную форму обращения. Желаете изменить?

– Да.

– И на какую?

– О... м... называй меня Корн.

Подумав, с усмешкой дополнил:

– Мистер Корн.

– Поправка принята. Есть ли еще какие-нибудь пожелания?

– Пожеланий нет, а вот вопрос имеется, – произнес, умещая в широких карманах футляры с “комами”. – Складывающиеся считыватели у тебя есть? Комы то я как-нибудь размещу, а вот эти ободы ума не приложу куда положить.

– Вы можете взять стандартный рюкзак разведчика.

Я задумался над предложением. Но вынужден был его отклонить.

– Спасибо за предложение, но знаешь, то, что выйду отсюда в другой одежде будет достаточно сложно растолковать, а уж объяснять ждущим снаружи археологом, почему выношу из объекта их исследования какие-то вещи, да еще и не желаю их отдавать, по мне совсем нереально. Так что лучше и не показывать.

– Понятно. Тогда откройте маленький ящичек сбоку. Там находятся складывающиеся считыватели. Но должна предупредить, они более хрупкие. Старайтесь обращаться с ними по возможности осторожно. И даже возьмите еще одни для страховки.

– Хорошо-хорошо, не волнуйся так. Где этот ящичек? А вот нашел... кстати. У меня есть еще один вопрос. Удовлетвори мое любопытство. Та голосовая пантомима, что встретила меня на входе, она нормальна?

– Да. Запись на случай исполнения директивы под номером триста сорок восемь дробь тринадцать, пункт а-е, стандартна. Однако в среде звездолетчиков считается, что если её не взломаешь и оставишь неизменной, обязательно случится несчастье. Но капитан нашего корабля был человеком насквозь материальным и в приметы не верил. Он запретил менять запись. Поэтому, уже после случившейся катастрофы, единственный оставшийся в живых член экипажа – второй механик – перед тем как уйти в мир в поисках источника энергии изменил и запись для исполнения директивы под номером триста сорок восемь дробь тринадцать, пункт а-е, и “запись встречи”. А так как космомехи, особенно выпускники ИКА, славятся своим странным чувством юмора, запись приобрела такие черты. Я удовлетворила ваше любопытство, мистер Корн?

– О да, спасибо. Куда теперь?

– Куда прикажете. Может быть, желаете осмотреть корабль?

– С удовольствием побродил бы тут несколько дней. Но, – тяжело вздохнул, – меня наверняка уже ждут на поверхности. С моей стороны будет весьма некрасиво заставлять волноваться людей, оказавших мне помощь. Да еще и разрешивших посетить корабль.

– Как пожелаете, – согласилась Аэлита, – тогда вам сейчас вперед, до лифта. А потом наверх на два этажа.

Так, следуя указаниям бортового робота, дошел до маленькой комнатки, одна из стен которой была зеркальной, а вдоль другой стояли шкафы. На их дверцах горел зеленый огонек. Здесь окончательно убедился в том, что вернул свой природный цвет волос – белый.

Вздохнул. “Ну чего уж теперь”. Прошел к ближайшему шкафчику, попытался открыть. К моему удивлению никаких трудностей не возникло, стоило лишь коснуться дверки, как она бесшумно испарилась. Заглянув, внутри увидел манекен, наряженный в странную одежду.

– Это и есть трон? – догадался, безумно надеясь на ошибку.

– Да, – в который раз обломала меня Аэлита. “Может в халате пойти? – мелькнула паническая мысль. – Все лучше, чем в этом”.

Однако видимо моим мнением никто интересоваться не думал: с шипящим звуком, отчего-то в клубах белого пара, манекен выехал вперед и... исчез. С тихим шорохом одежда кучей свалилась на пол.

– Ну ладно уж, примерю, – уныло пробормотал, поднимая данный шедевр дизайнерского искусства. Оделся, посмотрел на себя в зеркало и ужаснулся. Все оказалось куда хуже ожидания! Мало того, что это убожество облегало меня так, что можно было проследить буквально каждый самый маломальский рельеф тела. Мало того, что кололось в самых неожиданных местах – шее, лопатках и ягодицах – так еще и оказалось телесного цвета! “А вот на девушке костюмчик бы круто смотрелся”, – невольно подумал, но тут взгляд вновь упал на отражение, и я продолжил паниковать.

“Нееет, в таком не выйду! Ну блин! Почему у этих инопланетян не нашлось чего-нибудь более привычного или приличного?”. Перед мысленным взором возник образ любимой домашней одежды: потертые джинсы и длинная черная футболка с нарисованным на груди черепом. И тут же мои глаза в шоке распахнулись на доступную лишь анимешным героям ширину: непрезентабельный костюмчик как-то потек, смазался, заискрил – и вот я уже одет в привычные джинсы и футболку.

“Ничего себе!”, – мысленно присвистнул, изменяя костюм на рокерский прикид. Затем “оделся” в официальный костюм-тройку, во фрак с бабочкой, в рыцарские латы, и даже в любимый красный плащ Данте...

В общем, минут десять игрался, пока не надоело. После чего решительно превратил свой чудо наряд в тот непрезентабельный, в котором вошел в звездолет, только еще внутренних карманов понаклипал, куда и рассовал комы да считыватели.

– Ну все, я готов, – возвестил наконец.

– Не совсем, – не согласилась Аэлита. – Вы забыли заглянуть на верхнюю полку.

“Верхнюю полку?”.

Вновь пройдя к тому же шкафчику, заглянул в верхний отдел, который при первом осмотре проигнорировал. Там нашел обыкновенного вида коробочку и рюкзак. После недолго колебания (жаба ныла и угрожала, но я нашел в себе силы остаться непоколебимым!) оставил его лежать на месте, а вот коробочку достал. Открыл. В ней находился странный браслет (словно несколько патронов тонкой проволокой соединили вместе) и простое по виду серебреное кольцо – без всяких камней, просто широкий ободок.

– Что это?

– Браслет – мини-аптечка. Вы ведь отказались от рюкзака, значит большую взять не сможете. А данный браслет за длинными рукавами вашей рубашки никто не заметит. Кольцо же – определитель ядов. Насколько я смогла понять, вы также не являетесь коренным жителем этой планеты, поэтому советую проверять всю употребляемую вами еду. Ведь то, что является безвредным для местных жителей, может оказаться смертельным ядом для вас. Но имейте в виду, кольцо обязательно должно быть на пальце – только так оно может распознать, какому виду организма должна быть безопасна пища. Цвет опасности – красный. Возможность ошибки примерно ноль целых одна десятитысячная процента.

– Спасибо, – поблагодарил, браслет одевая сразу же – действительно не видно – а вот кольцо пока пряча в карман. Не хотелось бы, чтобы меня обвиняли в воровстве.

После чего, видимо подчиняясь приказу Аэлиты, открылся выход. Сначала я попал в маленькую комнатенку, где меня обдало паром, а затем вышел в “прихожую” – ту самую комнату, где оставил свой кошелек. Только теперь на дверцы ячейки горел зеленый огонек, и открыть её уже не составляло труда. Но когда увидел свои вещи, то сначала даже усомнился, что они мои: кошелек выглядел новее. Однако, взяв в руки и присмотревшись, понял, что он просто стал чище, словно кто-то постирал и погладил. Заглянул внутрь – монетки и резинка на месте и на первый взгляд в порядке.

“Надо бы деньги также по карманам распихать, безопаснее будет, – подумал, привязывая его к поясу, – но потом сделаю”.

Закрыв дверцу, кинул последний сожалеюще-прощальный взгляд вокруг и, не оглядываясь более, быстро пошел к выходу.

III

Лес у Утеса Хыф. Ниим, специалист по иллюзиям.

Он ворвался в мою жизнь как смерч, так же стремительно и неожиданно смертельно: когда его лошадь выскочила на нашу стоянку, я чуть не умерла от удушья, подавившись кусочком орешка, которые втайне таскала. И никто даже не попытался мне помочь! Все как застыли в тех позах, в которых их застало вторжение, так и стояли, лишь ошалело таращась в сторону кустов, где скрылся таинственный всадник. Только папаня успел схватить оружие – в свое оправдание могу сказать, что мне не до того было – впрочем, ему и положено, воин как никак, пусть и на пенсии. Впрочем, и он не знал, что делать дальше, растеряно замерев.

Так и стояли, пока из-за тех самых кустов вновь не появился он. Необычный, таинственный, очаровательно-злодейской наружности: бледная кожа, темные волосы, красные глаза. Прелесть!

Извинившись за вторжение и свалив все на лошадь, он замолчал, заставив всех занервничать еще больше. Я буквально кожей ощущала сгущающуюся атмосферу, возрастающее напряжение, готовность папы защищать, готовность Хирта ударить чем-нибудь простым, но разрушительным. И тут как всегда влезла Мирра в попытке разрядить обстановку. Получилось у неё плохо и занервничав еще больше она не нашла ничего лучше, чем пригласить его переночевать с нами. Мне показалось, у папани от ужаса сбритые волосы дыбом встали!

– О, благодарю вас, – мягко выдохнул злобный нарушитель нашего спокойствия, устрашающе улыбнувшись. Всеобщее облегчение прокатилось волной по нашему маленькому лагерю! Ведь эти слова – стандартное начало, за которым всегда следует вежливое: “но я занят/мне нужно спешить/нет”. Однако дальше этот человек сказал: – С радостью приму предложение. Только вы не подскажите, куда могу пристроить свою лошадку?

И я поняла, что влюбилась! Так тонко, так изящно издевнуться над всеми, это надо уметь! Даже у меня так не получается! Да я по лицу видела, что у этого старого козла Хирта чуть сердце не остановилось!

Хотя жалко, что не остановилось. Я тут одно заклятье интересное из его же книжечки вычитала – испытала бы под видом помощи. Не судьба.

Но парень точно мой герой! Хотя это конечно не значит, что сможет избежать моих шуток. Поэтому, когда он поинтересовался о роде наших занятий, я под злобными взглядами остальных (кроме разве что Гендора, которому как всегда все было по барабану) рассказала. И невинно так предложила ему прогуляться по пещере. Мирра – вот же добрая душа – попыталась меня остановить, но не преуспела. Правда в этот раз она на удивление не старалась.

Корн (кстати, действительно забавное имя – его родители были оригиналами) согласился. Что ж, завтра повеселимся!...

На следующий день, после того, как мой герой скрылся в пещере, я поставила на вход небольшую ловушку. Безобидную и оттого практически не заметную. А на обратном пути поинтересовалась у Мирры:

– Вы утром так мило беседовали. Что ты о нем узнала?

– Ничего важного, он на удивление скрытный. Сказал только, что пришел с севера.

– Откуда? – я аж остановилась.

– С севера.

– И... И как там?

– Он сказал, что, как и здесь, дома, города, трактиры. Только, говорит, люди дикие – нападают без причины.

– Вот как, – безжизненно произнес, словно из-под земли выросший, Гендор. Я аж подпрыгнула от неожиданности! Умеет же человек подкрадываться! – Значит, он побывал в тех землях.

– А только ли побывал? – незаметно появившийся рядом Хирт выглядел озабоченны.

– Думаешь, он родом с севера? – удивленно выдохнул, выныривая из-за ближайшего дерева, папа.

А кто-то говорил, у него срочные дела. Что за сходку они тут устроили?!

– Вы нас подслушивали?! – праведно возмутилась я.

– Не лезь во взрослые разговоры, девочка, – презрительно глянул на меня Хирт.

Ненавижу! Старый козел!

Окинув его разъяренным взглядом, резко сорвалась с места, почти побежав вперед.

– Ниим! – догнал меня яростный окрик отца. Замерев, мгновенье подумала, и решила, что игнорировать себе дороже. Обернулась:

– Да, папочка? – самым милым голоском, на какой способна, проговорила.

Но на него это как водиться не подействовало. Эх, слишком хорошо меня знает.

– Убери это немедленно! – гневно выдохнул.

– Что именно? – удивилась.

– Это! – папа ткнул рукой в сторону старого мага, и я с удовольствием рассмотрела дела волшебства своего: копна седых длинных волос сменилась шерстью, благообразная, шикарная борода козьей бородой и такие милые рожки украсили его голову.

– Ох, папочка, – сладко пропела – я бы с удовольствием от ЭТОГО избавилась, но никак не получается! А как раздражает, как раздражает!

Мирра закашлялась, Гендор – о чудо – соизволил улыбнуться, а папаня покраснел.

– Не утруждайте себя, уважаемый Жендор, – спокойно сказал старый пердун и щелкнул пальцами.

Ничего не произошло.

Я ликующе улыбнулась. Он раздраженно взглянул на меня, и радужки его глаз пожелтела.

Я сникла. Иллюзия это конечно не его специальность, но двести лет опыта никуда не денешь. Однако к моей тайной гордости он разбирался со структурой не менее 10 минут! И все это время я могла наслаждаться истинным видом старого козла.

После этого происшествия, о моем милом Корне они больше не упоминали, углубившись в свои магические взрослые разговоры. Мирра и Хирт спорили по поводу того, как именно открыть дверь и пройти внутрь сооружения древних, Гендор отмалчивался, папаня как всегда предлагал радикальные варианты, но его никто не слушал. А я лениво гадала, дошел ли Корн до той самой двери, рискнет ли он использовать артефакт, который ему дала. Если нет, моя шутка может не иметь того успеха, на который рассчитываю.

Когда день перевалил за полдень, начала волноваться. Чего он так долго?

– А нашего любопытного все еще нет, – словно прочитав мои мысли, Хирт оторвался от схем, которые обсуждал на пару с Миррой, и посмотрел на меня. – Надеюсь, он сознание от страха не потерял, услышав рев демона.

– Он же не Мирра, – пожала плечами, хотя уверенности не чувствовала. – Он мужчина.

Мой герой не может оказаться таким трусом. Но где же он?

После прошествии еще двух часов волноваться начали все, каждый строя предположения одно ужаснее другого, и только Мирра высказывала полные робкой надежды мысли, что может он просто ушел.

А еще через час, когда уже собралась в пещеру смотреть там ли он и что с ним, а Мирра с папаней меня усиленно отговаривали, наконец, появился. Я даж поначалу испугалась. Но тут убедилась, что моя ловушка сработала как всегда идеально, и настроение взлетело вверх.

– Корн! – воскликнула, изображая беспокойство. – Тебя так долго не было! Что с тобой случилось?! Ты встретился со злобными демонами? Тебя прокляли?!

– Что? О нет, что ты. Никаких демонов не было. Но простите, что задержался, заставив вас волноваться. Я не хотел.

– Ты не использовал тот артефакт, что мы тебе дали? – поинтересовался Хирт.

– Артефакт? А-а-а, тот ключ. Использовал. Нельзя было?

– Можно, мы же тебе дл того его дали, – быстренько вмешалась я. А то еще испортит мой спектакль! – Но Корн, если тебя не прокляли стражники-демоны старого хранилища древних, то тогда почему у тебя волосы белые?! Ведь всем известно, белые волосы – первый признак проклятья.

– О?

Он зарылся пятерней в свою шевелюру.

“Хм, а ему даже идет этот цвет, – промелькнуло у меня в голове, – такой милый очаровательно-высокомерный и злобный демон получился”.

– Не беспокойся, Ниим. Это не от проклятья. Это натуральный цвет моих волос.

– Что? – тупо переспросила, не сразу поняв, о чем он. – Натуральный?

– Ну да, он у меня с рождения такой.

Резким движением рассеяв иллюзию, уставилась на него.

Ничего не изменилась.

“Не может быть... Это что? Моя любимая шутка провалилась?”.

Не может быть! Какого хорга?! Это шутка срабатывала всегда! Даже Гендор испугался. А уж папаня так вообще учудил – сбрил волосы на голове раньше, чем успела сообщить, что пошутила. До сих пор не могу понять зачем. Правда, позже он утверждал, что сделал это потому, что с волосами его голове жарко.

Ага. Череп так греется, так греется, что мозги кипят и не работают. Придумает же!

Но каков гад этот Корн, а?

– Значит с детства? Как... занимательно, – усмехнулся Хирт, насмешливо поглядывая на меня.

“Грррр”.

– Но ты же был брюнетом! – воскликнула Мирра, прерывая мои только зарождающиеся планы мести. Только я не поняла пока, кому именно.

– Это была краска, – признался Корн, задумчиво поглядывая на остатки нашего обеда. – А там её смыло.

– Смыло? Чем?!

Ага, мне тоже интересно. В пещере нет воды!

– Ну-у, я так подумал, это что-то вроде какого-то дезинфицирующего раствора, избавившего меня от бактерий. Он и вещи растворяет, не только краску. Э-э-э, ну то есть все нужные вещи я, конечно, оставил в предыдущей комнате.

– Предыдущей комнате? – переспросил Хирт, вмиг становясь серьезным. – Постойте, Корн. Вы хотите сказать, что смогли пройти внутрь?

– Ну да. А вы не смогли? – удивился он, но тут же тихо пробормотал: – Ах, о чем я спрашиваю, конечно, не смогли.

И чуть громче пояснил:

– Видимо вы не сумели преодолеть защиту.

– Защиту?

– Ну да, “защиту от дураков” – так я её назвал.

– Защиту... Что простите?

– Ну, это я в одной книге вычитал, сказочной. Там говорилось об умирающей цивилизации, которая оставила наследие для следующих жителей, запрятав его в специальные схроны. Однако так как для дикарей оно стало бы опасным, то поставили защиту. Защиту от дураков – только имеющий определенный уровень интеллекта человек смог бы её преодолеть. Вот и тут что-то похожее: чтобы войти, необходимо было разгадать загадку. Потому так и назвал. По аналогии, понимаете.

И тут я не выдержала.

Я расхохоталась так, как не смеялась в своей жизни никогда. Я каталась по земле, били руками, дрыгала ногам и не могла остановиться.

Хирт О Шиндж, лучший ум континента, признанный гений современности столько бился над этой загадкой. Чего только не перепробовал! А оказалось, он не мог справиться с защитой от дураков! С защитой, которую с легкостью прошел красноглазый, беловолосый мальчишка!

– Ой, не могу, – стонала я. – Ой мамочки...

Стоило только взглянуть на лицо заносчивого старика, и смех рвался с новой силой. О, демоническая сила! Да только за одно это я готова простить ему то, что он не попался на мой розыгрыш!...

В этот день, когда Корн, наконец, добрался до вожделенной еды, его забросали вопросами о сооружении древних. Только уязвленный старикан отмалчивался. Наверное, если бы не мой смех, он бы не отреагировал так остро. Но я ни чуточки не жалею!

Правда Хирт не много потерял, Корн ничего интересного не рассказал, отговариваясь тем, что не успел побродить, ничего не брал и ничего даже не трогал. Попытка выяснить способ преодоления защиты также ни к чему не привела – он мастерски уходил от ответа, при этом многословно отвечая.

А когда вечером принялся помогать Мирре с ужином, и оказалось, что парень еще и готовить умеет, я убедилась – он мой идеал!

За ужином же и сообщил, что утром уезжает. Как наши всполошились! Единственный ключ к внутренним покоям сооружения древних хочет удрать? Разве могли они это позволить? И его наперебой принялись уговаривать остаться. Даже старый хрыч включился в этот процесс.

Но Корн не соглашался ни в какую.

– Я ценю вашу доброту, – высокомерно цедил он, насмешливо улыбаясь, – но не хочу вас затруднять.

Я вновь чуть не расхохоталась! Губы пришлось кусать, чтоб сдержаться – но два раза за день это уже не прикольно.

Однако как он их! “Ценю вашу доброту”. Ха. Да Мирра аж покраснела от стыда и замолчала. Остальных это, правда, не остановило, впрочем, они напрасно старались. А утром Гендор сделал Корну неожиданное предложение: дождаться каравана, капитаном охраны которого он был, и продолжить путь вместе. Караван должен проходить мимо через два дня.

– Если ты там капитан, то что делаешь тут? – заинтересовался мой герой.

– На нас внезапно напали. В сражении меня ранили, до города я бы не дотянул, а Мирра хороший целитель.

– Понятно, – сказал Корн и задумался. – Знаешь, я согласен. Через два дня значит?

– Да.

– Отлично. Тогда договорились.

“Подговорили”, – подумала я, но не сказать, чтоб была так уж рассержена. Своих я понимала.

А чуть позже выяснилось, что пещера не появилась. Такое иногда случалось, и никто особо не взволновался.

Никто кроме Хирта. Старый дурак что-то явно почувствовал.

На следующий день пещеры опять не было, и люди стали беспокоиться. Вполне возможно, что она, как это уже бывало, опять пропала на неопределенно долгий срок. Расспросы Корна со стороны наших приобрели уж совсем маньячный характер, и он рад был убежать, хотя бы и просто в лес в поисках дров. Но при этом как он отвечал! Я весь день наслаждалась его тонкой игрой. Его мастерскими, такими вежливыми, но при этом такими изысканно-издевательскими репликами...

А уже ночью отчего-то внезапно проснулась. Было тихо и никакой опасности не чувствовалось, но заснуть вновь не получалось, и, подчиняясь тихому шепоту инстинкта, я зачем-то направилась к пещере, да еще и накинув на себя иллюзию.

Я пришла как раз вовремя, чтобы увидеть, как перед стоящим Корном в стене утеса появляется вход в пещеру. Как он проходит и как ход зарастает за ним. Задумавшись, посмотрела на небо, затем на землю, выбрала местечко получше и села его ждать, так и не сняв иллюзию.

Как умудрилась заснуть, сама не заметила.

Проснувшись, не сразу поняла, где я. Было тепло и уютно. И я с трудом заставила себя открыть глаза. Только увидев над собой лицо Корна под странным углом, догадалась, что он несет меня в лагерь. Вот он чуть склонился, по мне мазнул взгляд алых глаз.

– Девочкам не стоит спать на холодной земле, – негромко произнес. – Это вредно для здоровья.

– Учту, – согласилась. И немного подумав, спросила: – А ты не хочешь взять меня в жены?

Он аж споткнулся от такого заявления! Чуть меня не уронил, но удержался, хоть и остановился. А я тихо смялась, рассматривая выражение его лица.

Он поставил меня на ноги.

– Раз проснулась, думаю, сможешь и сама дойди.

– Ты не ответил, – лукаво взглянула на него.

Он помолчал немного. Затем сказал:

– Если к тому времени как ты станешь достаточно взрослой для меня, я не встречу другую девушку, то тогда женюсь.

– Обещаешь?

– Обещаю.

– Смотри! Я запомню, – пригрозила, накладывая иллюзию невидимости. – Не смей обманывать!

– Ну что ты, все честно – улыбнулся Корн. Просто чуть-чуть приподнял уголки губ, а у меня неожиданно защемило сердце. Он вдруг показался таким одиноким! Как я после смерти мамы. “О чем только думаю!” обругала себя, и, накладывая вторую иллюзию, скрадывающую шум, бросилась прочь.

Вернувшись в лагерь, закуталась в одеяло, пытаясь унять дрожь.

Оказывается, я так замерзла!..

Весь следующий день наслаждалась обществом своего героя и его тонкой игрой. Но вечером пришел Гендор и сообщил, что караван прибыл, и они разбили лагерь у дороги, а им с Корном лучше заночевать там, чтобы утром никого не задерживать. Тот не возражал. Так и не узнавшие ничего путного остальные приняли известие об уходе Корна без энтузиазма, но и не особо огорчившись. Видимо поняли тщетность своих усилий.

Они с Гендром быстро собрались и вместе ушли. В закат. Даже романтично как-то.

– Какой пугающий парень! – задумчиво произнес стоящий позади папа. Видимо он тоже провожал их взглядом.

– Да, он потрясный. – согласилась. И немного помолчав, добавила: – Хочу за него замуж.

За спиной раздался сдавленный хрип и какой-то грохот.

Я обернулась.

– Что-то не так, папочка? – невинно поинтересовалась, с трудом сдерживая смех – столь забавно выглядел мой отец.

Глава 5. По дороге.

I

ГлавГерой. Как оно было.

День с самого утра был ярким и солнечным, поэтому я ехал хмурый и недовольный, с тоской оджидая того момента, когда лес закончится, и мне придется страдать под солнечными лучами. А если верить людям, в обществе которых ехал, событие это должно произойти скоро. Однако, несмотря на всё, старался пользоваться случаем – впервые в этом мире еду в обществе, да еще доброжелательно настроенном. Вот и пытался, не вызывая к себе подозрений, расспросить об окружающем мире. Но из разговора понял одну главную вещь: разведчиком мне не быть, выуживать нужные сведения категорически не умею. Но все ж какую-то малость разузнать удалось.

Итак, королевство, в котором очутился, называется Эшендвиль. Угодил в праздничную пору: недавно умер предыдущей король и на престол собирается вступить его наследник. Как раз завтра начнутся торжества по этому поводу, потому мы спешим добраться до города (хотя “спешим” это конечно громко сказано – моя милая лошадка даже не подумала ускорить шаг, но из-за тащившихся позади телег, я не отставал). Город, в который едем, называется Линар. Насколько смог понять, он довольно большой, богатый, стоящий на пересечении трех торговых путей. Город купцов.

А вот название того, в котором оказался по прибытии в этот мир, так и не выяснил, поэтому на стандартный вопрос: “А ты откуда идешь?” – пришлось, как в случае с Миррой, лишь махнуть рукой по направлению.

– И как там? – последовал незамедлительный вопрос. Вот блин, и почему им всем это интересно? Да как там может быть?!

– Город как город, – пожал плечами, – обычные дома, обычные улочки, обычные жители, разве что чуть более агрессивные, чем надо бы. Ну и бобры шастают. Надоедааают.

– Бобры? – удивился мой собеседник. – Какие бобры?

Знать бы самому какие! Они у меня с языка сорвались вследствие никак неискореняемой привычки глупо шутить. Ну и раздражения.

– Да обыкновенные гигантские бобры, – делая морду кирпичом, поясняю. – Маленькие такие, размером с ладонь, но зубастыеее. Надоели всем жутко! Грызут и грызут, грызут и грызут! Деревьев им не хватает, так они повадились из домов бревна выгрызать на свои плотины.

– Бревна? Деревья? Так они не людей грызут?!

Я ошалело уставился на своего собеседника:

– Конечно, нет! Они же вегетарианцы!

– Кто? – не понял парень.

– Травоядные животные, – кратко пояснил.

– А-а-а, – сказал он и отвалил – видимо переваривать информацию. Я вздохнул с облегчением и тут же подкатил к ехавшему все время рядом Гендору с очередным вопросом. Но этот тип оказался на удивление немногословен! Ужас какой-то. В результате из всей полученной у него информации полезной можно посчитать лишь то, что после официальных праздников и собственно самой коронации новоиспеченный король со свитой поедет осматривать свое королевство – традиция такая. Не встретиться бы случайно! Но вроде не должен, не настолько я невезуч.

Еще узнал, что маги тут действительно существуют, что какой-то примитивный вид книгопечатания у них известен, однако для печатания именно книг он несколько неудобен, и пока что используется лишь для выпуска газет. Одна такая, можно сказать собственная, существует и в Линаре. Но при всем этом самым продвинутым транспортом является карета, конь и дракон. Магических аналогов самолетов и автомобилей не изобрели, до воздушных шаров тоже то ли не додумались, то ли не посчитали полезным, железная дорога и паровоз даже не предвидятся. Вот такой облом.

Зато ходят слухи, что где-то на юге появился Темный Властелин, который собирает войско и, кажется, хочет завоевать весь мир (нафиг он ему сдался, интересно?). Еще ходят слухи, что вестринские эльфы достали-таки где-то Избранного Героя и теперь, судя по всему, предсказание Кштарской Девы будет исполнено и миру не избежать второй войны боб... в смысле Добра со Злом, хотя они и после первой так до конца не оклемались.

“Не вовремя я сюда угодил, – понял, услышав последнее известие. – Вот только в мировую войну мне вляпаться не хватало! Хотя может все обойдется? Мало ли кто чего там предсказал? А слухи, они всего лишь слухи и есть”.

Немного успокоившись на этот счет, принялся задумчиво посматривать то на небо, то на лес, то на людей вокруг. Между прочим, время уже перевалило за полдень, а мы ведь с самого утра едем. Не то, чтобы я устал, просто у меня стали возникать определенные... хм... желания. А элементарно остановиться, слезть и рвануть в лес казалось невежливым. “Ладно, еще чуть-чуть потерплю”, – решил...

Чуть-чуть продлилось на час не меньше, и я начал подумывать, что ну её нафиг мою учтивость и вежливость. Без неё легче живется.

– Слушай, Гендор, – не выдержал, в конце концов, – когда мы будем на обед останавливаться?

– Часа через два. А что?

– Да нет, ничего-ничего, – просто еще два часа я не выдержу! – только тогда приотстану немного.

– Как пожелаешь.

Кивнув, отъехал на обочину и, старясь выглядеть не слишком спешащим, пошел в лес. Через пару метров решив, что отошел достаточно (черт бы побрал мое воспитание и стеснительность!), решил свою проблему и поспешно направился назад. Наверное, излишне поспешно! В результате запнулся и не упал только потому, что рефлекторно схватился за ветки. Ветка оказалась с ягодами. В результате все руки в красных потеках, да еще и кожу содрал! “Блин!” – мысленно ругнулся. Ну не об одежду же вытирать? Пришлось поумерить пыл и дальше идти осторожнее. А когда добрался до своей мирно пасшейся лошадки, увидел, что мимо проезжает уже конец нашего каравана. “Быстро я”. Подойдя к лошади, взял флягу с водой и, старясь действовать экономно, помыл руки.

– Что это у вас?

Прозвучавший сверху голос заставил вздрогнуть. Подняв голову, увидел Андра – весьма любознательного паренька, который постоянно крутился рядом со мной. Вежливо ему улыбнулся.

– Ничего особенного, просто был несколько неосторожен и запачкался.

– Ах. Вот как, – произнес он и, потоптавшись с минуту около, поехал вперед. Автоматически проводив его взглядом, вернул флягу на место и полез в подаренную мне “археологами” сумку, решив, что раз обед еще не скоро – а кушать хочется уже – то можно и поискать что бы похавать в пути. И сразу же наткнулся на гроздь ярко-красных ягод, по внешнему виду похожих на черешню, только у них кожура намного плотнее.

– О, точно!

На них я наткнулся вчера, когда помогал “археологам” искать дрова для костра. Выглядели они настолько аппетитно, что чуть не попробовал одну! Однако вовремя вспомнил об опасности и определителе ядов. Беда в том, что кольцо так и не удосужился одеть, а руки заняты дровами и уже набранными ягодами. Решил оставить на потом, принес, сунул в сумку и забыл.

“Вот сейчас и проверю”, – решил, воровато оглядываясь. И увидел, что конец каравана уже еле виднеется впереди.

– Ох, ё! Со скоростью своей лошадки, я ж их месяц догонять буду!

Поспешно натянув колечко, вскочил на своего тихохода. А эта сволочь как втопит ни с того ни сего! Чуть не слетел с этой заразы!

“Какого?!! Она что, опять от жажды мучается?!”.

Чтоб удержаться, пришлось выбросить ягоды. “Блин, а с виду такие вкусные! Но жизнь дороже”. Вцепившись обеими руками в повод, я терпеливо ожидал, когда она добежит до места своего желания, по опыту зная – остановить её в принципе невозможно.

Замедлилась – почти встала – опять же внезапно, я еле в седле удержался. Перевел дыхание, огляделся и... встретился взглядом с офигевшим моим маневром Гендором. “Ну и накой она сюда так спешила?!”.

– Эм, – сказал, не зная как оправдать свое (вернее той пакостницы) поведение. И ляпнул первое, что на ум пришло, лишь бы перевести внимание с себя: – А что, разбойников у вас много?

– Разбойников? Да не так, чтобы очень, но бывает. Правда, на этой дороге они редко нападают – если только какие гастролеры забредут.

– Вот как? Это хорошо. А то место тут очень уж хорошее для засады. Лес по краям густой, поворот. А вон то дерево как раз так удобно стоит, если его свалить, преграждая доро...

Замолчав на полуслове, так и не закрыв рот, широко открытыми от шока глазами наблюдал, как то самое дерево, на которое указывал, с жалобным скрипом заваливалось на дорогу. С грохотом, подняв пыль, упало. Раздалось ржание резко затормозивших лошадей, крики успокаивающих их и готовящихся к битве людей, какие-то команды. Бойцы перегруппировывались, повозки отводили назад и окружали бойцами.

А нападения не происходило.

Все застыли в ожидании.

А нападения не происходило.

Я успокоился и закрыл рот. “Видимо это просто совпадение. Дерево, вероятно, само упало, нечего беспокоиться”. И тут заметил, что серебристое кольцо окрасилось в красный, а одна из ягод оказалась раздавленной и прилипла к ладони. “Все же ядовитые! Какая жалость”, – подумал, убирая с ладони ягоду. Хотел уже выбросить, но меня отвлек голос Гендора:

– Так говорите, хорошее место для нападения? И что же разбойники должны сделать, после того как преградят путь?

Посмотрел на него – спокойный, невозмутимый, только меч в руке выдает его готовность биться. “А чего меня то спрашивать? Как будто разбираюсь в разбойничьей стратегии! Да и все равно уже ясно же, никого не будет”.

И, вспоминая фэнтези книжки, неуверенно предложил:

– Сначала стреляют лучники, затем нападают в рукопашную.

“Наверное”.

– Интересно, что же задержало их сейчас?

– Может, с лучниками возникли непредвиденные проблемы? – пошутил я, улыбнувшись. “Или же разбойников просто нет, а дерево само упало”, – хотел добавить, но с резким свистом пролетевшая буквально у моей щеки и воткнувшая в землю стрела не дала.

– А-а-а, – умно протянул, не отрывая удивленного взгляда от стрелы.

– Сдавайтесь и мы оставим вас в живых! – хрипло провыл кто-то из леса. – Нам нужен только товар!

Ответили ему в несколько голосов. И ответ был сплошь нецензурный.

– Сами напросились! – сделал вывод Хриплый, и стрел стало больше. Правда, попадали они редко, зачастую просто не долетая. А потом раздался вой и со стороны леса на нас понеслись люди – стрелы тут же прекратились, видимо те снайперы просто не рисковали, опасаясь попасть в своих.

На мою долю тоже достался враг. Можно сказать мой первый враг – не считая того убитого в детстве бандюка, о котором ничего не помню. И надо признаться хоть самому себе, что вот этого своего первого-второго встретил отнюдь не героически. Я просто тупо сидел и смотрел на приближающегося вооруженного и желающего убить меня человека. Смотрел как баран на новые ворота, только руки от страха бессильно разжались. Самое забавное, что моя лошадка также не проявила никакого беспокойства, лишь кося пофигистичным взглядом.

Время, казалось, растянулось.

Человек орал.

Человек бежал с топором наперевес.

Бежал на меня.

Но не добежал.

И нет, меня спас отнюдь не Гендор, который, несмотря на вроде бы разгорающийся бой, так и не сдвинулся с места, оставаясь рядом. Просто когда бандиту оставалось буквально пару шагов, из земли неожиданно вырос кол и пронзил его насквозь. По ушам резанул резкий, полный боли и страданий крик, кровь полилась вниз по стволу, окропляя землю.

А я сидел. И тупо смотрел на посаженного на живой кол еще живого человека, тело которого разрывали вырастающие из него ветки.

Меня затошнило, в ушах зазвенело, и мир стал куда-то исчезать, но тут мимолетная колющая боль в запястье мгновенно привела в себя. А через мгновенье окружающее словно подернуло дымкой. Я все еще видел все вокруг, все понимал и воспринимал. Но теперь это было словно смотреть ужастик. Вроде и страх и ужас, но ведь не по настоящему. Поэтому, услышав жуткие крики откуда то сзади и посмотрев, воспринял зрелища того, как живых людей раздирают на клочки вырастающие с невероятной скоростью прямо сквозь них деревья, довольно спокойно.

Это слишком нереально, чтобы быть правдой. А раз не правда, так чего переживать.

– Дорогу перегородило, – задумчиво констатировал.

– На день всего, – пожал плечами Гендор. – Эти деревья дольше не живут. А вот то, что мне и подраться теперь не удастся, обидно.

– Почему не удастся? Их же не всех перебило.

– Потому что остальные – уже не бойцы.

– Да?

Лениво оглядевшись, увидел, что действительно многие оставшиеся в живых бандиты побросали оружие, а те, кто еще сражался, были морально деморализованы и не могли оказать достойного сопротивления.

– Какие впечатлительные разбойники, – пробормотал, не совсем понимая, где, когда и что говорю. Жутко хотелось спать. Широко зевнув, посмотрел на Гендора:

– Впрочем, бойцы тоже что-то слишком долго возятся. Вон там впереди уже и очаг сопротивления собирается.

Я ткнул рукой в сторону кучкующийся вокруг небольшого, но крепкого мужика с огромным тесаком в руках народ. Они даже, кажется, создавали какое-то военное построение. Не слишком в этом разбираюсь, но уж стояли больно правильно, системно, что ли.

– И с этими, наверное, долго копаться будете... Чего-то вздремнуть захотелось!

И как только прозвучали последние слова, одно из деревьев со скрипом и треском ломающихся по дороге веток упало на дорогу.

Прямо на ту самую кучкующуюся группу.

За обсуждением стратегии и в пылу они слишком поздно заметили опасность. Не успели укрыться. Крики, раздавленные тела, кровь вокруг. Я взирал на все это с пофигистичным видом в конец обдолбанного* придурка. А там, окруженный ветками, с растерянным видом остался стоять чудом избежавший даже царапины главарь.

– Как... точно, – прокомментировал произошедшее Гендор. – интересно, с чего бы оно упало?

– Может Гигантские Бобры погрызли? – лениво пошутил, подавляя зевок. – Так когда у нас остановка на обед будете?

– ... Позже я думаю, – с некоторой заминкой возвестил мой спутник. – А пока пойду, займусь наведением порядка.

– Конечно, – блаженно улыбнулся. – Не буду мешать, постою в сторонке.

И отъехав на обочину, слез с лошадки. Отпустил ей пастись, а сам сел на траву в позу лотоса и с ликом Будды стал созерцать лес. Зачем не знаю. Просто в мозгах что-то в очередной раз переклинило.

А потом я, кажется, так сидя и уснул...


Дорога. Андр, любопытный воин.

Андру он не понравился с первого взгляда. А чего в нем могло нравиться? Беловолосый и красноглазый, явно Проклятый. И чем этот человек так заинтересовал Гендора? А то, что интерес был, Андр не сомневался. Это было видно невооруженным глазом. То, как их командир наблюдал за чужаком, то, как смотрел иногда с недоумением и удивлением, то, что вообще общался, хотя всем известно, что разговорить Гендора практически невозможно. Такого молчуна еще поискать! Но ради Проклятого он делал исключение. Почему? Не из-за самого проклятья же!

И Андр, сжигаемый любопытством, тоже стал наблюдать за чужаком. Он крутился рядом, пытался расспрашивать о жизни. Но Корн оказался на удивление скрытным, о себе практически ничего не говорил, а то, что нашел нужным сообщить, Андр посчитал ложью. Ну не мог же, в самом деле, поверить в то, что кто-то прошел Проклятые Земли и остался в живых? “Хотя как раз проклятому там и место”, – зло думал, слушая байку о непонятных гигантских бобрах. Чушь то какая!

“Не хочешь говорить и не надо!”, – сердито размышлял отъезжая в сторону, но недалеко, чтоб не пропустить разговор чужака с Гендором.

Корн был необычным. Это и раздражало и притягивало, потому Андр старался не упускать его из вида, подслушивать разговоры. Однако пока ничего интересного не вызнал, не считая скрытности и того, что парня интересовал окружающий мир. Андр начал скучать. Но в какой-то момент заметил, что Корн занервничал, стал поглядывать то на солнце (проверял время?), то в лес, то на их караван.

“Что он задумал?”, – недоумевал Андр.

– Слушай, Гендор, – как раз в этот момент обратился к капитану Корн, – когда мы будем на обед останавливаться?

– Часа через два. А что?

– Да нет, ничего-ничего, только тогда приотстану немного.

– Как пожелаешь.

“Куда это он? – недоумевал “шпион”, наблюдая за тем, как шустро, но стараясь не привлекать внимание, чужак спешит в лес. – Что ему могло там понадобиться?”. Идти следом не решился (хотя соблазн был), но подождать остался. Впрочем, возвращение Корна не слишком то прояснило дело. Он просто прошел к лошади, достал флягу и стал мыть руки. “Кажется, я понял, зачем он ходил”, – подумал Андр, посмеиваясь над собой и своими выдумками. Но тут подъехал ближе и увидел то, что не вписывалось в теорию. Корн не мыл руки, он смывал с них кровь.

– Что это у вас? – не смог сдержать изумленного возгласа. Проклятый поднял голову, увидел парня и снисходительно улыбнулся. “Ну до чего же наглая у него улыбочка!”, – раздраженно подумал Андр.

– Ничего особенного, – меж тем безразлично ответил Корн, – просто был несколько неосторожен и запачкался.

– Ах. Вот как, – пробормотал Андр. Постоял немного, но, поняв, что если останется и дальше рядом, то это покажется подозрительным, поехал вперед. Ехал неспешно, время от времени оглядываясь. В результате увидел, как Корн несется за ним, разбрасывая что-то на дорогу. Что-то было мелким, но это все, что “шпион” смог рассмотреть. Секунду Андр боролся с любопытством, но потом решил не возвращаться, а поскакал вслед за Проклятым. Догнал вовремя, чтобы услышать пророческие слова:

-... вон то дерево как раз удобно стоит, если его свалить, преграждая доро...

И тут дерево свалилось, преграждая дорогу. Целую секунду Андр приходил в себя от шока, потом достал меч, собирался рвануть к своему месту в обороне, но, увидев, что ни Гендор, ни Корн никуда не спешат, тоже решил остаться. Конечно, он не имел права пренебрегать долгом в угоду любопытству, и все же сделал это. “Я всегда знал, что из меня получится плохой воин”, – подумал, прислушиваясь к разговору. Никто из них его почему-то не замечал. Ну или не счел стоящим внимания.

– Так говорите, хорошее место для нападения? И что же разбойники должны сделать, после того как преградят путь? – спросил Гендор, после значительного ожидания, в котором атаки так и не произошло.

– Сначала стреляют лучники, затем нападают в рукопашную, – уверенно заявил Проклятый.

– Интересно, что же задержало их сейчас? – заинтересовался капитан.

– Может, с лучниками возникли непредвиденные проблемы? – пакостно улыбнувшись, предположил Корн. И тут Андра озарило! Он сопоставил нервное поведение Проклятого, его поспешный поход в лес, кровь на руках и те слова: “был несколько неосторожен и запачкался” – замечательно вписывались в озарение. “Так он знал о засаде? Почему тогда никому не сказал?!”.

Лучники у разбойников все же появились. “Жалко, что не со всеми “возникли непредвиденные проблемы”, – подумал Андр, – но эти явно с луком не слишком дружат. Вот мазилы!”

– Сдавайтесь и мы оставим вас в живых! – надрывался кто-то в лесу. – Нам нужен только товар!

С предложением никто не согласился, и бандиты полезли в рукопашную. Андр приготовился защищаться, впрочем, не выпуская чужака из поля зрения. Ему было интересно, что тот покажет. Судя по тому, что обожающий сражения Гендор не сдвинулся с места – ни ему одному. И первый противник для Корна не заставил себя ждать.

Однако тот встретил его на удивление равнодушно – просто сидел и скучающе смотрел. “Он что, так и позволит себя убить, ничего не предпринимая?”, – недоумевал Андр, но тут заметил, что кое-что чужак все же предпринял. Спокойно лежащая рука разжалась и на землю упала раздавленная ягода. “Не может быть! Мне же привиделось? Это же не то, о чем я подумал?!”.

Но, когда захотевшего напасть на Корна разбойника разорвало прорастающее дерево, убедился – то. А затем ужасающий крик возвестил, что не только этого постигла столь незавидная участь. Те, что напали со спины, сейчас умирали, разрываемые ветками скорорастущих деревьев.

“Так вот, что он там разбрасывал! Хаэш!”.

Изобретение свихнувшегося во время первой Всемирной Войны мага Жизни, гения, разработку которого так никто и не смог повторить. Лишь изредка в дикой природе встречались ягоды этого растения. Хаэш был знаменит тем, что если рос в естественных условиях, то ничем не отличался от обычных растений (разве только семена падали на землю уже после того, как мякоть ягод сгнила). Но если недозрелые ягоды каким-либо образом оказывались на земле, и кто-то неосторожный наступал на них, разрывая оболочку, то дерево вырастало с неимоверной скоростью, раздирая такого неосторожно на клочки. Ну или следующего за ним – скорость прорастания зависела от степени зрелости ягод.

Но больше самого применения грозного оружия, Андра поразило то, с каким равнодушием Корн наблюдал за делом своих рук. Парень видел, что даже Гендору, на все королевство известному психу, было не по себе, а у этого на лице полное спокойствие и безмятежность. Почти светский разговор с капитаном вызвал мучительную тошноту. “Он чудовище”, – понял парень, а упавшее на разбойников дерево, причем упавшее так, что главарь, которого следовало допросить, остался невидимым, добило окончательно.

– Как точно, – прокомментировал произошедшее Гендор. – интересно, с чего бы оно упало?

– Может Гигантские Бобры погрызли? – лениво пошутил Проклятый, подавляя зевок.

“Неужели это он? – с суеверным ужасом смотрел на чужака Андр. – Да, демоны все побери, кто такой этот парень?!”.

II

ГлавГерой. Как оно было.

Разбудил меня Гендор, чем я был весьма недоволен, так как все еще хотел спать, безумно хотел пить, а в голове бродил какой-то туман.

– Мы расчистили дорогу. Нам пора, – доложил мужчина. Не проснувшись толком, лишь кивнул, соглашаясь.

Лошадь, словно понимая мое состояние, не выкаблучивалась и спокойно стояла, пока на неё залезал. После сна в неудобной позе ноги затекли и двигались с трудом, потому действо растянулась надолго. И наверняка повеселило всех окружающих, но мне было плевать.

Шла моя лошадка привычно неторопливо, её ход убаюкивал, и я провалился в полудрему, с одной стороны уже наслаждаясь какими-то дурацкими цветными снами, с другой слыша голоса, фырканье, стук копыт, скрип телег.

На этот раз очнуться меня заставило внезапное изменение в шаге лошади. Тряхнул головой, прогоняя остатки сна и замер, прислушиваясь к ощущениям – лошадь заметно хромала. Остановил её, соскочил.

– Что случилось? – спросил подъехавший Гендор.

– Подкова сломалась, – уныло ответил, рассматривая ногу лошади. Отпустил. – Здесь где-нибудь поблизости кузница есть?

– Да. Если проедешь по этой дороге, – кивнул на довольно широкую тропку, – подъедешь к деревне. Там должен быть кузнец. Но тогда дальше тебе придется ехать одному.

Я задумался. Ехать одному не слишком хотелось... с другой стороны, может оно и к лучшему. Это на караваны, да отряды разбойники нападать любят, а на одиночку то глупо. Тем более и взять кроме полудохлой клячи с упрямым характером и практически пустого кошелька у меня нечего. В конце концов, смотря на мою одежду и лошадь, никто не заподозрит, что в кошельке золото.

– Хорошо, – принял решение. – Тогда здесь мы и расстанемся...

Через пару часиков, отдав лошадь в руки кузнеца, сидел за грубым и не особо чистым столом, неторопливо грыз жесткое, что твоя подошва, мясо (чье оно интересно?) и наделся, что на этот раз неприятности меня минуют. А то надоело уже! Тем более тут как раз и место такое хорошее: никаких тебе головорезов, никаких подозрительных взглядов в мою сторону. Благодать!

Правда и посетителей не так много: большая группа, сидящая за сдвинутыми столами, парочка около двери, явный аристократ посреди зала и странная личность в наиболее темном углу. Почему странная? Да рассмотреть его не получается, лицо словно размывается. Я даже сначала подумал, близорукость вернулась, но всех остальных и все остальное вижу хорошо. Вот же непонятка!

Так и сидел, наслаждаясь тишиной и спокойствием (вздрагивая от каждого шороха), изредка посматривал на странного посетителя и размышлял о том, что денег у меня остается все меньше и меньше. Как бы заработать, если ничего не умею? Ну, в смысле, ничего полезного тут.

Резкий стук открывшийся двери заставил вздрогнуть и вынырнуть из размышлений. С опаской покосится на вошедших. Однако рассмотрев их, в шоке замер. Орки! Настоявшие орки! Зеленые, клыкастые и большие! Клыки мелкие и аккуратные, глаза круглые и черные, волосы прямые, но тоже черные, кожа светло-оливоковая, каждый такого размера, что любой бодибилдер обзавидуется! “Все ж я в фэнтази попал. Значит и эльфы где-то ходят? А хоббиты водятся или они не обязательный антураж?”.

Тем временем первый из вошедших стал сканировать зал, и я быстро перевел взгляд на пережаренную подошву неизвестного животного: смотреть так пристально на человека невежливо. Даже если этот человек орк. “Интересно, они нормально-разумные или варвары какие? Выглядят аккуратно, одеты как боевой отряд, лица достаточно умные. Ну... у некоторых”.

Последняя мысль возникла из-за того, что мой взгляд упал на остановившегося рядом с моим столом в компании двух товарищей орка. Лицо у него оказалось круглое, клыки мелкие, сам скорее полный, чем мускулистый и больше всего почему-то напоминал человека с задержкой в развитии: вид добрый, но без признаков разума.

– Э, здравствуйте, – удивленно произнес, с любопытством и недоумением рассматривая их.

– Привет, – неожиданно хриплым и грубым голосом ответили мне. – Ты тут один весь столик занял, а честным воинам и присесть негде!

Я осмотрелся и к своему изумлению понял, что свободных мест действительно нет. Пока размышлял о заработках, людей прибавилось, но основную массу составляли все те же орки, которых оказалось достаточно много, чтоб занять все места. “Войска тут какие учения поблизости проводят что ли?”, – удивился, одновременно кивая тройке подошедших ко мне:

– Можете сесть рядом, я не возражаю.

“Хотя могли бы и повежливее разрешение спросить”, – подумал.

Они переглянулись и уселись. Так как в связи с резким наплывом посетителей, все разносчицы вкупе с хозяином оказались заняты, им пришлось ждать. Я же с сомнением рассматривал свое мясо, задумчиво попивая архет (так назывался тот травяной напиток, к которому приучили археологи) и раздумывал, не выбросить ли эту гадость. Но ведь жалко! За него деньги платить! С другой стороны, желудок не казенный, а с третьей я вроде как голоден. В общем, осторожность и забота о здоровье боролись с жадностью и голодом. Последние отчего-то побеждали, когда эту войну прервал вопрос одного из орков:

– Кто такой?

Я поднял удивленный взгляд. “Это он так пытается куртуазную беседу начать?”,

– Человек, – просветил, – зовут Корн. А вас?

– Я Хамр, он Хирм, а этот Хмыр.

Я невольно улыбнулся.

– Приятно познакомится, – вежливо сказал. И поддерживая разговор, спросил:

– Вы здесь учения проводите или кого-то преследуете?

– Это не твое дело! – неожиданно зарычал тот, что до этого молча сидел справа. Как раз Хмыр.

– Не моё, так не мое, – пожал плечами и вновь вернулся к созерцанию “подошвы”. Но теперь на сторону “выкинуть к чертям” прибавилось заманчивое “и свалить отсюда побыстрей, а то орки какие-то неадекватные”.

– Ты что, нас не уважаешь?! – теперь возник сидящий слева, Хирм кажется.

“Они что, напились в каком-то другом месте? А по ним и не скажешь”

– Да мне на вас плевать, – честно признался, – я же вас не знаю.

– Что сказал?! – возмутился Хмыр и пальцами согнул серебренную монетку, которую держал в руках. С уважением покосился на неё.

– Круто, – искренне восхитился. – Вам бы в цирке выступать. Только зря наверное так с денежкой поступили. Или у вас и такие в оплату принимают?

Орк растеряно посмотрел на серебряный комочек, ранее бывшей деньгой, затем жалобно на Хамра. “Неужели он у них предводитель?”, – мысленно поразился.

– Это была наша последняя монета, – тихо пророкотал тот. – Теперь за еду заплатить будет нечем.

– Неужели? – непритворно изумился. – Вы что с одной монетой на троих ходите?

– Мы сильно поиздержались, – хмуро буркнул Хмыр. “Точно где-то пили”, – сделал вывод я. И неожиданно мне стало их жалко. Не знаю почему, но эти огромные, хмурые зеленые люди напомнили мне детей, которые с трудом выклянчили у родителей сладости и по неосторожности тут же их профукали.

– Давайте я вас угощу, – вздохнув, предложил. Ох уж эта моя не к месту возникающая доброта!

Но все же сделанное людям добро вознаграждается! Это я понял после того, как, обменявшись взглядами, окри приняли мое предложение и назаказали подошедшей разносчице кучу всего. И им принесли нормальную, съедобную еду! Весь стол ею заставили. Вот же они обжоры! Впрочем, я от зеленых не отставал, после пытки “подошвой”, нормальная пища показалась манной небесной.

За едой, да еще под заказанное орками вино, которое мне тоже пришлось употреблять (вполне нормальное, кстати, а не тот ужас, что пробовал по прибытии), дабы не обидеть новых знакомых, мы разговорились. Я рассказал им свою краткую биографию, (“Путешественник, хожу по городам, мир смотрю”), они поведали о себе. Рассказывали увлеченно, поговорить, особенно выпив, явно любили, а мне было ужасно интересно слушать о разных событиях в жизни средневековых воинов.

Однако сообщенные ими уже под конец трапезы сведения заставили насторожиться.

– Так говорите, ищите преступника, о котором известно только то, что у него странная внешность? – переспросил, задумчиво пятерней лохматя свои белые волосы.

– Ну да, – пьяно качнулся орк и икнул.

“Что-то мне это не нравится, – подумал. – В местную ментовку попадать не хочется, даже если и не виновен – фиг их знает, как они дознание проводят. Надо валить пока не поздно”.

– Да. Не повезло вам, – посочувствовал, про себя подыскивая неподозрительные причины драпануть. – По такой ориентировке фиг кого найдешь. Вот, например, человек сидящий за тем столом вполне подходит.

– А что с ним не так? – удивился самый трезвый в их компании орк. Хамр.

– Да он расплывается, – пояснил. – В смысле не видно его четко, будто когда смотришь, зрение резко ухудшается.

Хамр обернулся и посмотрел на того человека.

– Я его нормально вижу.

– Да? – непритворно удивился, и посмотрел туда же. – А у меня расплывется, будто на нем надет артефакт призванный скрыть черты лица. Вроде и не пил много. Видимо, надо пойти проветриться. Извините парни, я ненадолго.

И обрадовавшись, что нашел повод – хоть и сомнительный – поспешил вылезти из-за стола и пойти к двери. К моему удивлению, несмотря на ясность в мыслях, меня существенно пошатывало. “Ничего, на улице протрезвею”, – решил. И тут краем глаза увидел направляющегося ко мне трактирщика. “Ох, блин, я ж не заплатил!”, – дошло, и резко сменил направление движения. Наверное, излишне резко! Меня повело и, чтобы не свалиться, раскинул руки, попытавшись удержаться за что-нибудь. В результате “что-нибудь”, оказавшееся неудачно подвернувшимся парнем, свалилось вместе со мной. Причем я сверху.

“Простите!”, – хотел повиниться, но не успел, резкий удар по лицу, от которого очумел слегка, не дал и слова молвить. Затем меня оттолкнули, я бухнулся спиной на грязный пол, помотал головой, приходя в себя, осуждающе посмотрел на драчуна. И увидел, что тот направил на меня руку, а на ладони светится подозрительный огненный шарик. Честно говоря, не совсем понял, что это и зачем, но на всякий случай ударил ногой, сменяя направление “указующего перста”. В результате сорвавшийся огонек полетел куда-то вглубь трактира. Там что-то качественно вспыхнуло, меня обдало волной жара и тут же все устаканилось. А я сидел и ошалело смотрел на агрессивного типа, у горла которого, не давая ему больше рыпнуться, застыл меч подоспевшего орка. Другой в это время сноровисто связывал агрессору руки.

“Че-то я не понял, что здесь произошло, – подумал. – Но и фиг с ним, главное обошлось. Однако трактиры точно ненавижу!”.

И тут подлетел трактирщик. Я уж приготовился лезть в кошель, но вместо требования платы он начал кланяться, приговаривая:

– Спасибо. Спасибо вам, мристе, вы так помогли. Вы буквально спасли мой трактир!

– Спас? – тупо переспросил. Но тут в мозгах немного прояснилось.

– Спас, – повторил более осмысленно, расплываясь в радостной улыбке. – Значит, мне причитается награда?!


Трактир. Харам, орк.

Харам был зол. Их отряд возвращается с трудного задания, которое они умудрились выполнить практически без потерь, а им тут пришедший гонец передает новое: поймать преступника мага, о котором известно только что у него странная внешность. “Раз уж вы все равно проходите по тем местам”, – говорилось в приказе. Но ловить преступников это не их дело! Их этому не обучали. Так что не будет ничего удивительного, если выполнить задание им не удастся. Нет, он не собирался игнорировать приказ – каким бы дебильным тот не был – и если им на пути попадется кто-нибудь со странной внешностью, то он обязательно его проверит.

К несчастью Харама, такой попался в первой же деревне, сразу, как они вошли в трактир. Белые патлы, красны глаза, одежда бедная, морда высокомерная – кто уж может быть страннее? К сожалению, еще в этом трактире Харам углядел одно знакомое лицо, которое мигом испортило итак дрянное настроение – Китано Охия, виконт Раж. Этот, по мнению Харама, явно свихнувшийся от безделья графский сынок занимался дурацкой деятельностью – собирал слухи и писал о них на бумаге, которая называлась газетой. Оную газету он распространял по городу, и героический орк был уверен, что если он попытается без всякого следствия, основываясь лишь на “странной внешности”, скрутить беловолосого, завтра об этом узнает весь Линар со всеми его окрестностями. И Харама вряд ли похвалят за своевременное выполнение приказа. А уж если, не дай Гром, тот окажется не магом и не преступником, то можно и зарплаты лишится. Так что пришлось отряжать неразлучную троицу на проверку беловолосого, а самому топать к виконта, который оказал честь и пригласил грязного орка за свой стол. Впрочем, орк со спокойной душой обошелся бы и без оной чести. Есть с аристократом. Что может быть ужасней? Да от необходимости соблюдать их хоргов этикет любой взвоет! Но отказать виконту не мог, пришлось нехотя тащиться. В принципе, несмотря на то, что троица не отличалась особым умом, проблем у них возникнуть не должно. Запугивать, а потом допрашивать им приходилось довольно часто, так что опыт был. Тем более, особых усилий для запугивания тратить не приходилось, орков и без того опасались – репутация у них была соответствующая. Но все равно сел он так, чтоб видеть своих подчиненных – мало ли чего натворить могут.

Однако кажется все было в порядке. По крайней мере, за стол беловолосого уселись. Правда Харама насторожило, что объект не выглядел испуганным и, кажется, сам их пригласил. Но последнее наверняка лишь казалось, такого, чтоб человек в своем уме пригласил за свой стол орков быть не могло. Тем более агрессивно настроенных орков. И все же эти две странности напрягли. Но когда он заметил, сколько и чего позаказали его подчиненные, успокоился. На свои деньги они бы так роскошничать не стали. Но тут, словно задавшись целью лишить его спокойствия, беловолосый опять повел себя нетипично. Нисколько не расстроившись тем, что его разоряют, с энтузиазмом включился в обжираловку, кажется даже наравне с его подчиненными.

“Да что там у них происходит?”. Харам аж извелся от любопытства, но покинуть общество виконта не смел. Последней каплей, склонившей чащу весов с попытки быть вежливым в сторону любознательности, стали те виновато-умоляющие взгляды, которые начал посылать ему Хамр. Извинившись перед виконтом, орк встал и двинулся к проблемным подчиненным. Но по мере того, как подходил, и его слуха достигал разговор, происходящий за столом, он злился и удивлялся все больше и больше. Эти тупицы, вместо того, чтоб выяснять подноготную беловолосого, разливались соловьем, рассказывая о себе! И только Хамр изредка пытался направить разговор в нужное русло, но беловолосый уверенно пресекал эти попытки, возвращаясь к личности и делам окров. “А этот малый опасный противник. Недооценил я его!”. Однако тут Харам услышал такое, что посторонние мысли вылетели из головы: придурок Хмыр умудрился рассказать о том, что они занимаются поисками преступника. Харам поспешно схватился за меч – если беловолосый и есть тот самый, то вполне может решить прорываться с боем. Однако тот его разочаровал.

– Да. Не повезло вам, – лениво произнес, зарываясь пятерней в волосы. – По такой ориентировки фиг кого найдешь. Вот, например, человек сидящий за тем столом вполне подходит.

– А что с ним не так? – удивился Хамр. Харам его поддержал – человек был вполне обычен, одет как наемник, рыжий, худой.

– Да он расплывается, – милостиво пояснил подозреваемый. – В смысле не видно его четко, будто когда смотришь, зрение резко ухудшается.

Хамр обернулся и осмотрел указанного человека.

– Я нормально его вижу.

Харам тоже видел его нормально, а один хитрый артефакт показывал, что никакой скрывающей личину магии не применялось. Орк задумался. С одной стороны это очень походило на то, что беловолосый просто хочет отвести от себя подозрения. Но действует глупо как-то. Или он выдал первую попавшуюся на ум версию, в надежде, что недалекую орки её проглотят, а сам он в суматохе улизнет?

“И все же стоит проверить”, – решил Харам. Беловолосый как раз намылился куда-то уйти, но на его счет орк не переживал, просигналив сидящим у дверей захватить его, по возможности без сломанной мебели. А сам двинулся к указанному посетителю. Харам был практически уверен в виновности беловолосого, так что этому собирался лишь задать парочку вопросов. Для очистки совести. Но видимо тот его намерений не понял и дожидаться мирных слов не стал. Когда орк был уже рядом и приготовился открыть рот, его атаковали тарелкой. Хорошо, что пустой. От импровизированного снаряда Харам увернулся, от последовавшего за ним факербола тоже, но уже чудом. “Хана трактиру, – подумал, в стремительном рывке приближаясь к буйному посетителю и метким ударом в челюсть вырубая его, – надеюсь, никто из моих под огонь не попал”. Неожиданно позади что-то вспыхнуло, осветив трактир, и орка обдало волной жара. А внешность нападавшего после потери сознания изменилась, став и правда странной: цвет кожи как у орков, уши как у эльфов, волосы розовые, а в остальном обычный человек. “Хаск*! Неудивительно, что артефакт применение магии не заметил”.

Обернувшись, Харам с удивлением понял, что ничего не горит, никто не пострадал, лишь ближе ко входу двое его подчиненных вязали какого-то парнишку, а рядом сидел свободный беловолосый и на все это смотрел.

– Эй вы, шуруйте сюда! – позвал неразлучную троицу. И пока двое вязали бессознательного хаска, Хамр рассказывал начальнику, что же тут случилось.

– Корн...

– Кто? – перебил Харам.

– Ну этот, беловолосый, его Корн зовут. Так вот он пошел к выходу, наши приготовились его вязать. Но он, словно что-то почувствовав, резко повернул. Затем толкнул как раз вскочившего парня, которого сейчас вяжут и нож, которым тот целил в вас, улетел в сторону, никого не задев. Они упали, парень оттолкнул Корна и вознамерился его поджарить, но тот ногой ударил по руке, в результате огненный шар полетел не в беловолосого, а вглубь трактира, врезался в тот, от которого увернулись вы, они вспыхнул и исчезли. Все.

“Значит он мне жизнь спас”, – понял Харам. Ему нестерпимо захотелось набить беловолосому морду, но особых причин не было, а без причин при виконте было неудобно. Так что он пошел благодарить.

Однако, приблизившись, понял, что беловолосому не до его благодарностей. Как раз в этот момент тот оживленно торговался с трактирщиком. Прислушавшись, орк понял, что выторговывает парень награду за спасение трактира от возгорания. Бесплатность съеденного обеда уже выторговал, и теперь они спорили о количестве наличных. “Вот жук!”, – с неприязнью подумал Харам.

_____________________

*Меня вот тут заинтересовал вопрос, а все ли поняли, почему герой внезапно стал воспринимать мир как кино, или этот момент нужно пояснять?

*Хаэш – что-то вроде магичеки-ботанической мины.

*Хаск – малочисленная раса, редко покидающая место своего обитания. Практически каждый представитель метаморф.

Глава 6. Город.

ГлавГерой.

В город входил уставший, разбитый, еле волоча ноги. Все же не привык к таким длительным пешим прогулкам! Может и зря я лошадку продал по дороге каким-то неизвестным торопыгам? С другой стороны, эта скотина своим необоснованным упрямством мне все нервы вымотала, а так и от неё избавился, и денежки добыл. Немного, правда, но хоть что-то. Однако в результате пришлось идти всю ночь пешочком. Ночь, потому что днем солнце уж слишком допекало – видимо тут лето – и предпочел переждать его лежа под кустиками. В результате у ворот города оказался ранним утром, ужасно вымотанный и голодный – все припасы умудрился съесть на привале.

Устало взглянув на стражника, ответил на стандартные вопросы: “Кто? Куда? С какой целью?”, выдал потребованный хит (заодно выяснив, что это та мелкая медная монетка; значит серебряная “лемилл”, а название золотой пока не знаю) и прошествовал в город. “Ну наконец добрался до населенного пункта! Теперь бы найти место, где отдохнуть можно! В трактир отчего-то идти не хочется”.

Задумчиво оглядевшись, пошел по самой широкой дороге, стараясь держаться у домов, тротуаров то нет. Несмотря на раннюю пору, народу на улице оказалось довольно много, и все такие веселые, улыбающиеся, нарядные. “Ах да. Сегодня же в королевстве праздник”. И практически все идут в одну сторону. Немного подумав, решил двинуться со всеми.

Людской поток вывел на огромную площадь, где проходила, по-видимому, ярмарка: много лотков с различной, в основном уже готовой или тут же готовящейся едой; дальше палатки с игрушками, украшениями, нарядами; сладости, продававшиеся буквально на каждом углу; на уличных помостах выступали, борясь за зрительское внимание, актеры и гимнасты, жонглеры и факиры, иллюзионисты (первая магия, которую увидел) и даже фокусники, кажется (а может тоже какие волшебники, разве я разберу), ну и мошенники, разумеется. Шум, гам, плач детей, крики родителей, ссоры, призывы продавцов, шумные торги, редкие и робкие аплодисменты и только толкотни нет. Народу все же было маловато, видимо многие еще спали. Впрочем, на меня хватало.

Я лавировал между людей, неторопливо пробираясь вперед, подолгу останавливался у тех или иных артистов, кидал мелочь в шапки того, кого посчитал достойным: актеры и факиры понравились, а вот жонглеры и гимнасты разочаровали. Как и иллюзионисты. Нет, сначала видеть появляющуюся лишь по чьему-то желанию голограмму кажется крутым, но человек быстро ко всему привыкает, и сама возможность уже не так удивляет, а фантазия у выступающих оказалась слишком бедной, чтобы удержать внимание чем-нибудь другим. Хотя толпу, надо признать, они собрали порядочную. Видимо только я такой привередливый.

А вот выступление факиров это что-то с чем-то! Оно стоило и отданных денег и занывших от рукоплесканий ладоней. Так красиво...

В общем, ярмарка понравилась, доставляя наслаждение (правда сильно не хватало шариков, сахарной ваты и почему-то клоунов), однако через пару часов толпа начала утомлять. Тут сказалась и бессонная ночь, и голод, и просто по характеру я интроверт, долго большое скопление народа вокруг себя не переношу. Так что стал подумывать о том, чтобы купить еду и смыться в более спокойное место. Однако уйти не купив сувенира? Нееет. Это было выше моих сил.

“Так. Есть тут лавка с какими ненужными мелочами? Не то, не то, не то... о, что-то похожее!”.

Подойдя к мрачноватой на вид – особенно для праздника – палатке, прилавок которой был буквально завален даже на мой взгляд ненужной мелочью, задумчиво осмотрел предоставленное богатство. Продавец скользнул по мне равнодушным взглядом и продолжил лузгать семечки, сплевывая шелуху себе под ноги.

“Видимо, вид у меня слишком непрезентабельный. И все же, учитывая, что я единственный потенциальный покупатель, мог бы и повежливее быть!”

– Извините, – обратился к нему, разглядывая вещи, предназначение половины из которых не понял. – Вы не подскажите, что можно у вас приобрести?

– А чего вам надоть?

– Ну-у, я бы хотел приобрести какую-нибудь мелочь в память о вашем городе. Видите ли, я путешественник и долго тут не задержусь.

– В память? Чтоб запомнился чего ли? Тада шпионские палочки бери.

– Что?

– Шпионские палочки, говорю.

Он показал мне угольно-черный, сплошной, заостренный с одной стороны стержень. И тут же откуда-то достал небольшую дощечку.

– Вишь, – объяснил, – надоть посильнее нажать, провести, и линия остается. Потом считашь до десяти...

Он замолчал, лишь беззвучно шевеля губами – считал, наверное. И тут черная полоса, оставленная на желтой стороне дощечки “шпионской палочкой” стала исчезать. Мгновенье и нет её.

– И оно пропадает! – гордо возвестил продавец.

– Забавно, – улыбнулся я. – А вернуть-то её потом как-нибудь можно?

– А чего нельзя? Соком квагути полил, и оно опять появиться.

– Квагути? – переспросил.

– Ты чо, про квагути не знаешь? – удивился продавец. – Цветок енто такой. Хышный. Зверьками питается. А если отрастет, то и путника неосторожного закушать могет. Так его када очистишь и на полоски кромсать начинашь, он соком истекать начинат – будто кровью. Дык ево в таком состоянии на свету держать незя! Тут же портится сволота! Ево завернуть во что-то требутся, и так ко столу подавать. Вкусната, говорят! Дхилекатес! Но редкая зараза!

– А отдельно сок приобрести можно?

Продавец уставился на меня, как на придурка:

– А зачем отдельный сок?

– Да просто, – пожал плечами. “Если цветок действительно такой редкий, – думал в это время, – то вряд ли. Только зачем мне тогда этот карандаш? Толку то от него никакого! Разве что проиграться да выбросить... Но с другой стороны я же сувенир приобрести собирался – вещь изначально бесполезную”.

– Хорошо, вы меня уговорили, – улыбнулся. – Давайте вашу палочку. Сколько она стоит?

– Три хита, мристе.

“Интересно, что это за обращение “мристе”? Третий раз уже так обзывают, причем первый – когда я прилично выглядел, а сейчас прикид нищий и все равно. Может это из-за волос или глаз?”.

– Вот, возьмите. Спасибо.

Черный стержень брал в руки осторожно, но как ни странно, он не пачкал и следов не оставлял. Так что в карман штанов сунул его со спокойной совесть.

“Так. Сувенир приобрел, теперь покупаем покушать и валим в какое-нибудь тихое место, где эту еду можно будет употребить”.

Первый пункт плана выполнил довольно легко, накупив у одной бабушки пирогов да пирожков с разными начинками (пришлось и корзинку под это дело приобретать, да и кружку заодно), у молодой дородной женщины небольшую крынку молока приобрел и уже почти уходя – пару яблок. Все это предварительно проверял перстнем, но он оставался своего обыденного белого цвета.

“Так теперь осталось воплотить в жизнь пункт номер два. А это будет сложнее, города же не знаю. Но может повезет?”.

Уже выходя с площади, случайно приметил небольшого пацаненка с ворохом бумаги. Пригляделся – а он газеты продает. “О! надо приобрести! Интересно посмотреть”.

Газета стоила всего два хита, а пацаненок обрадовался, вероятно, продажа идет не очень хорошо.

Затарившись таким образом, вышел с шумной площади на тихую улочку. Пошел вперед в надежде набрести на тихий парк со скамейками. Или просто место, где можно посидеть.

Парка так и не нашел. Сплошные дома, улочки, улицы. Народу встретилось довольно много, в основном все шли в одном направлении – на ярмарочную площадь. Но были и спешащие в другую сторону. На меня ни те, ни другие особого внимания не обращали, что даже немного удивляло. Я привык, что без маскировки привлекаю лишний интерес даже у себя дома, что уж говорить об этих средневековых по моим меркам временах. Но то ли оказался таким невнимательным, то ли люди в этом мире более... уважительными. Как бы то ни было, подобное положение мне очень нравилось. Если бы еще спать не хотелось так сильно, то вообще все было бы отлично. Голод, в общем, тоже донимал, но я заморил червячка, сжевав пару пирожков по дороге. Однако все равно мечталось позавтракать хотя бы в относительном комфорте.

Поплутав по городу примерно до обеда в таких размышлениях, неожиданно вышел еще на одну площадь. То есть, задумавшись о своем, вперся в самый центр, только после поняв, что в окружающем мире что-то изменилось, и очнувшись. Остановившись, растерянно осмотрелся: в отличие от “ярмарочной”, здесь было значительно пустыннее. И красивее – фонтаны, фонтанчики, красивые здания, окружавшие площадь.

И ни одного человека! Лишь в отдалении маячил мужик, одетый во что-то своим строгим, неброским, каким-то казенным видом уж очень напоминающее форму. “Местный полицейский, наверное”, – решил, даже испугавшись на мгновение, что по незнанию вышел куда нельзя. Однако, постояв и поняв, что выгонять не собираются, еще раз огляделся и понял, что это то самое место, которое искал. А ходить дольше уже выше моих сил! Устал неимоверно.

Так что, не сомневаясь больше, уселся на бортик красивого фонтана, около которого стоял, поставил рядом корзинку с едой, налил молока и принялся за обед.

Не знаю, с чего вдруг стал таким прожорливым, но схомячил всю еду, покупаемую вроде бы на два раза. Закончив, вытер лицо и руки платком (предусмотрительно приобрел на ярмарке) и решил еще немного отдохнуть, заодно изучив газету.

На наши, зачастую произведения искусства, это не походило. Во-первых, никаких цветных красок, однотипный темно-синий цвет, во-вторых, шрифт кривоват, колонок нет вообще, статья пишется на целый разворот, наличие полей по краям ощущается весьма слабо, часто текст залезает за них. Заголовки выделяются только тем, что пишутся посередине, и только оригинальное название – “Газета” – выделено большими буквами и написано курсивом. Приглядевшись, понял, что от руки. Еще позабавило, что на самом последнем листе, внизу, рукописная же подпись “барона Охия, владельца сего издания”. Это типа вместо “лично проверено, неположенных статей не замечено”? Фиг их поймешь.

Само же содержание оказались даже интересным. Хотя, подозреваю, потому что все смотрелось такой экзотикой! Весь первый разворот был, разумеется, посвящен главному событию – коронации. Да и не только первый, вся тематика, все новости в большей степени касались этой темы: предположения, светские сплетни, мнения горожан (в основном восхвалительные), сведения по поводу проведения праздников, посвященных этому “величайшему за последние десятилетия событию”. Лишь практически в конце были три заметки на другие темы: первая повествовала о большой драки в трактире “Малый стол” с участием, как я понял, весьма достойных и значимых граждан города; вторая сообщала, что полторы недели назад из тюрьмы сбежал страшный преступник, наемный убийца, покусившийся на жизнь какого-то там высокопоставленного герцога, и вообще бандит, разбойник и просто нехороший человек Роко Антони; последняя же заметка рассказывала об упорно ходящему по городу слуху, что здесь гастролирует знаменитый Сорийский вор, Одре Хват, известный своей удачливостью и неуловимостью (насчет неуловимости не совсем понял, так как в этой же газете давался его портрет, правда, нарисованный от руки, подозреваю, местными художниками с чьих-нибудь слов, а потому непонятно насколько достоверный). Именно ему приписывают такие вызвавшие резонанс в народе кражи, как – и далее следует внушающий уважение работоспособностью этого воришки список. Под конец автор статьи призывает к повсеместной постоянной бдительности, осмотрительности и осторожности. А также уверяет, что местные правоохранительные органы во главе с самим кем-то-там (на имя не обратил внимания) носом землю роют и, конечно же, не допустят, обязательно спаймают и вообще не волнуйтесь, “спите, граждане, в Багдаде все спокойно”. Ну а на самой последней странице разместили неинтересные мне и не слишком понятные списки цен на те или иные товары, какие-то сравнения, графики – в общем специфическую и необходимую лишь определенному слою населения информацию.

“Ну да, город же купеческий”.

Смачно зевнув, свернул изученную газету и посмотрел на небо: синее, солнечное и не облачка. “Вот блин, руки и лицо потихоньку начинают “гореть”. Как бы ни не хотелось, придется идти и искать трактир, снимать номер и поспать, наконец”.

И все же остался, решив еще немного посидеть. В конце концов, нужно же проиграться с приобретенным сувениром? Достав из кармана палочку, еще раз внимательно осмотрел, пытаясь понять, из чего же она сделана. Понять не удалось, видимо что-то очень местное и мне просто незнакомое. “Так, на чем проверить?”. Разумеется “площадкой для эксперимента” стала газета. Сначала хотел прямо на первом листе нарисовать чего-нибудь, но покосился на ходящего по периферии площади полица... то есть полицейском, который время от времени смотрел на меня, и решил не рисковать. Мало ли, вдруг они это действо коронным преступлением посчитают. Ну его нафиг.

Так что открыл последние страницы. Сначала просто бездумно чиркал, наблюдая, как мои кружки и кружочки исчезают. Затем мне это надоело, и я несколько подправил единственное имеющееся “фото”. Успел даже полюбоваться результатом, прежде чем оно пропало. После этого на полях написал: “С наилучшими пожеланиями. Корн”. Пригляделся – и с удивлением понял, что буквы, мною выведенные, не принадлежат русскому алфавиту, а использовал те, которые употребляются в данной газете. Обалдело пялился на слова, пока они не пропали. Подумал и ниже, целенаправленно стараясь писать на родном, вывел: “Корней”. Получилось!

“И что это значит? И главное, как оно получается? И почему?!”, – задался вопросами. Ответа не нашел, мысленно плюнул, сунул “карандаш” в карман, газету кинул в пустую корзинку и посмотрел на небо. “Поздновато уже, и спать страсть как охота! Глаза закрываются”.

Тут то мне в голову пришла интересная мысль. Быстро оглядевшись, приметил к счастью так и не ушедшего представителя закона (наверное, пост у него тут), и решительно направился к нему. Подойдя, приветливо улыбнулся:

– Здравствуйте, – сказал, – извините, не могли бы вы мне подсказать?

– Что?! – резко и недовольно выдохнул он.

– Еще раз прошу прощения, но не знаете ли кого-нибудь в городе, кто дома сдает? Или комнаты? Желательно недорого и ненадолго.

– Чего?! – с таким удивлением выртаращился он, что я даже смутился.

– Ну, комнаты, дома, квартиры сдает кто-нибудь?

Полицейский лишь головой мотнул отрицательно.

– Вот как? – разочарованно выдохнул. – Может, тогда подскажите, как добраться до ближайшего, опять же желательно недорого трактира?

– Туда, затем при первом повороте направо, пропустить два поворота и на третьем налево, прямо, прямо и дойдете до “Зажравшегося свина”.

– Спасибо за помощь, офицер, – улыбнувшись забавному названию, поблагодарил человека. Захватив по дороге корзину (не оставлять же здесь, еще оштрафуют), потопал в указанном направлении. По мере того, как отходил от площади, людей становилось все больше и больше. И идя с корзинкой в руках, я чувствовал себя чрезвычайно неудобно. “Кому б её сплавить? -думал. – Согласен даже бесплатно, все равно она мне досталась недорого”. И тут подвернулся шикарный случай избавиться от мешавшей вещи. Когда выходил из-за угла, как всегда задумавшись о чем-то постороннем и выпав из реальности, на меня налетела спешащая женщина. Я повалился, она удержалась на ногах, но полная сумка упала, и различные фрукты рассыпались по земле.

– Ох, простите, – поспешно сказал, поднимаясь, – давайте вам помогу.

– Да что вы, не стоит, – залепетала женщина, но я лишь улыбнулся приветливо:

– Ничего-ничего. Мне не сложно.

– О, ну если вы настаиваете, – тут же согласилась.

Однако вскоре выяснилось, что сумка еще и порвалась. Тогда то мне и представилась возможность на законных основаниях избавиться от надоевшего предмета. На все возражения ответил, что “это моя вина, позвольте её искупить хоть так”. Еще одним заслуживающим внимания инцидентом стало то, что, собирая какие-то неизвестные мне фрукты, по виду похожие на картошку только красные и гладкие, заметил, что стоит их взять в руки и кольцо краснеет. “Хм... это они только для меня, или же просроченный продукт какой? Предупреждать или не стоит? Наверное, она все же лучше знает, что ядовито, а чего нет”.

И все же собираясь уходить, произнес:

– Знаете, вы эти фрукты, – кивнул в сторону подозрительных, – на всякий случай проверьте на ядовитость.

– Чего?.. – начала было она, но не желая расспросов, быстренько смылся, махнув на прощанье рукой.

Дальше идти стало несколько веселее: никаких раздражающих предметов не осталось, людей много, но не так, чтобы раздражали, солнышко, чтоб его, пригревает. Музыки только не хватает... Ну и так ничего. Можно шагать и любоваться местной архитектурой. А она того стоит!

Видимо я шел по богатому району и каждый частновладелец издевался над своим домом по-своему. Особенно поразило одно, стоящее практически на перекрестке. Больше всего оно напоминало уменьшенную в несколько сотен раз копию стандартного небоскреба: такая же прямоугольная башня, застекленная, но этажей на пять не больше.

Вот когда с любопытством рассматривал этот домик, позади и послышался топот копыт. Поначалу не обратил внимания, всадники тут постоянно туда сюда ездят, да и карет не так чтоб мало, извозчиков разных тоже – главное на проезжей части не стоят и все будет нормально. Но как раз около меня топот затих, а подозрительно знакомый голос за спиной произнес:

– Здравствуй, Корн.

Обернулся – а там Гендор в незнакомой компании.

– О, привет! – разулыбался я. – Как дела?

– Да все нормально, – пожал он плечами, – а ты как?

– Тоже ничего. Вот только сегодня до города добрался.

– Так долго?

– Пешочком же, – постарался оправдаться. – Лошадь то еще по дороге продал.

– Вы продали вашего знаменитого коня? – тут же заинтересовался один из его спутников. Взглянув на которого заметил знакомое лицо.

– О, Андр, здравствуй. Да продал.

– И за сколько?

Я назвал цену.

– Сколько? – переспросил он каким-то сдавленным голосом. Я повторил.

– За вашу лошадь?!

– Ну да. А что, сильно продешевил? Ну я не силен во всех этих торговых делах.

– Вот как, – пробормотал Андр, кажется, собираясь еще что-то спросить, однако Гендор опередил его:

– А здесь что делаешь?

– Да вот иду к трактиру “Зажравшийся свин”, заодно любуясь архитектурой.

– “Зажравшийся свин”? Почему именно туда?

– Да я тут спросил совета, мне сказали это хороший и недорогой трактир. А что?

– Просто это довольно дорогой и имеющий дурную репутацию трактир, – вмешался в разговор Андр.

– Правда? Печально, – расстроился я. – У меня не слишком много денег.

“Да и даже в спокойных деревенских трактирах со мной какая-нибудь дрянь приключается”.

– Вы можете пока поселиться у меня, – предложил Гендор.

– Действительно? – обрадовался. – Это было бы отлично! Благодарю за приглашение, барон!


Дом. Кохинор, глава стражей порядка.

Кохинор вежливо пригласил гостя к столу, мысленно досадуя и радуясь одновременно. Радуясь тому, что, наконец, достал любимое блюдо и теперь может им насладиться. Досадуя же оттого, что гость появился так не вовремя, и теперь его придется угощать. Не то, чтобы Кохинор был жадным человеком, просто делиться не любил. Тем более достать квагути действительно было делом не легким, а тут приходится задаром отдавать такую редкость практически незнакомцу основываясь только на каких-то дурацких законах гостеприимства. Это было обидно и досадно, но деваться некуда. Кохинор держал маску, улыбался, приглашая разделить с ним обед и очень расстроился – впрочем, не показывая этого – когда приглашение оказалось принято.

Человек, которому посчастливилось наслаждаться редким деликатесом, не приложив к этому особых усилий, был Кохинору толком незнаком. О разговоре с ним просил один старый знакомый, мужчина опрометчиво согласился, а этот, за которого просили, приперся так некстати. И не выгонишь, обещание то уже дано. Вот и приходилось держать на лице приветливое выражение, мысленно морщась.

По обоюдному согласию, важные разговоры решили оставить на послеобеденное время, а пока же наслаждаться трапезой. Первое блюдо поглощали в молчании, лишь изредка перебрасываясь ничего не значащими фразами. И только хозяин время от времени бросал пытливые взоры на своего гостя, пытаясь понять, что во внешности последнего так его настораживает. Ну не борода же и длинные волосы? Несмотря на то, что сейчас царила привитая новым королем мода на короткие прически и бритые подбородки, очень многие придерживались старомодных взглядов на свою внешность. И все же что-то Кохинора беспокоило в этом незнакомце. Однако, что именно сказать не мог.

Когда принесли второе блюдо, гость и хозяин наконец смогли найти интересную для обоих тему, и разговор пошел более оживленный, а подозрения Кохинора начали понемногу утихать.

Третьим блюдом внесли долгожданный деликатес. Увидев тарелку с которым Кохинор почувствовал непреодолимое желание убить своих слуг. Каким-нибудь особо зверским образом.

Еще с месяц назад, когда появился только намек на возможность достать редкое, но столь любимое начальником стражников лакомство, он заказал специальную бумагу, в которую блюдо предстояло заворачивать. Эта бумага, пропитанная соответствующими чарами, сохраняла вкус наиболее полным, да и в чисто эстетическом плане выглядела намного привлекательнее тех обрывков – Кохинор присмотрелся – газеты, в которую оказалась завернута некоторая часть еды. “Даже бумагу разворовать умудрились, сволочи!”, – в тихой ярости подумал Кохинор, кидая выразительные взгляды на слуг. Недолгий молчаливый разговор, и понятливые слуги положили обернутые в газету кусочки на тарелку хозяина, а в специальную бумагу перед гостем. Выставлять себя в еще более худшем свете перед посторонним Кохинор не собирался.

Развернув первую порцию, мужчина принялся с потрясающей скоростью её уничтожать. Есть приходилось быстро, так как с каждой проведенной на свету минутой блюдо портилось. Однако когда порция оказалось съедена, взгляд Кохинора приобрел задумчиво-удивленный оттенок. Клочок бумаги, в котором была завернута еда, оказался вырезкой статьи об одном разыскиваемом преступнике, имя которого кто-то обвел в кружочек. После второй порции удивления стала больше – он увидел портрет оного преступника, только рыжие вьющиеся волосы оказались закрашены темными прямыми линиями, а также пририсована борода и усы. Мужчина кинул быстрый взгляд на гостя. “Похож”, – вынужден был признать. Третьей же порцией чуть не подавился. Когда еда исчезла, на клочке бумаги стало возможно разглядеть надпись: “С наилучшими пожеланиями. Корн”.

“Как о нем и говорили, – думал Кохинор, попивая вино. Аппетит пропал окончательно, – смелый и дерзкий малый, к тому же довольно удачливый. Но это какой же наглостью надо обладать, чтобы прийти в гости ко мне? Интересно, что же ему у меня понадобилось? Впрочем, это еще выясню. Как и со старым другом поговорить успею. Гораздо интереснее, кто мой таинственный доброжелатель. И главное, как этот доброжелатель умудрился провернуть такую операцию?!”.

Тут, прерывая его мысли, в комнату ворвались стражники. Гость явственно напрягся.

– Что-то случилось, господин Кохинор?

– Ничего особенного, дорогой Одре, – несколько рассеяно ответил хозяин. – Просто у меня неожиданно возникли неотложные дела. И я подумал, что эти люди...

Договорить он не успел, так как “дорогой гость” сделал попытку сбежать, впрочем, провальную. Очень скоро он оказался связан и с антимагическим обручем на голове.

– Как вы догадались? – спросил, с яростью глядя на хозяина дома.

– Отведите его в камеру, мы с ним чуть позже побеседуем, – проигнорировав вопрос, приказал Кохинор подчиненным. – Только смотрите не упустите! Головой отвечаете. А ты, Раен, идешь со мной.

Стражи потащили своего пленника на выход, а стоящий все это время на некотором расстоянии от них молодой человек кивнул и направился вслед за хозяином. Который, выйдя из зала, отправился в ту часть дома, где бывал довольно редко – в вотчину слуг.

Появление господина на кухне произвело среди персонала фурор. Стоило только им углядеть кто прибыл, как они вскочили, растеряно глядя на работодателя. Главный повар побледнел.

– Кто готовил квагути? – ни на кого не глядя, поинтересовался Кохинор. Теперь побледнел первый помощник повара.

– Я, – несмело признался, делая осторожный шаг назад. Ледяной взгляд Кохинора остановился на его лице.

– Почему некоторые части были завернуты в газету?

– Простите, господин, – сделал героическое усилие помощник, чтоб не грохнуться на колени, а остаться стоять прямо. – Но приготовленная специально бумага неожиданно закончилась. А цветок уже был порезан. Пришлось срочно искать замену. А газета как раз лежала на столе.

– Как она там оказалась?

– Я не знаю, господин!

– Кто-нибудь знает, как газета оказалась на столе? И откуда она вообще взялась? Не помню, чтобы кто-то из вас любил читать это изделие Китано.

После долгого и нудного опроса, удалось выяснить, что газету принесла одна из служанок. Её в срочном порядка вызвали и потребовали рассказывать, откуда взялось злополучное издание.

– Так меня сегодня утром на ярмарку послали, фруктов купить, – испуганно затараторила она, – вы же просили на сегодня салат, а фрукты как раз закончились. Вот я и пошла. Купила. Самые лучшие выбрала, все как надо! А по дороге назад на меня демон налетел!

– Какой демон? – удивился Кохинор.

– Обычный, – пояснила служанка. – Но страшный. Глаза красным горят, белые волосы светятся, а уж клыки какие! Я как его увидела, так у меня руки и ослабли. Сумка упала, фрукты разлетелись. Я кинулась собирать, а демон давай мне помогать. Я так напугалась! А потом он взял и свою корзину мне всучил! Я отказывалась, но он как оскалится, клыки свои сверкающие показав, да как прорычит: “Не перечь мне!”. Я чуть в обморок не упала! Ну и не посмела ослушаться, так в корзине все и принесла!

– А газета откуда? – спросил Кохинор после недолго молчания поняв, что о сути вопроса служанка забыла.

– А. Так она в той корзине и лежала! На самом дне.

– А кроме угроз этот демон еще что-нибудь говорил?

Служанка замялась. Кохинор холодно взглянул на неё.

– Рассказывай! – приказал.

– Ну, он еще говорил, что свиши могут оказаться ядовиты. Но это ерунда, господни! Я же не отравилась!

И замолчала, вдруг поняв, что именно ляпнула и испуганно зажав руками рот. Кохинор предпочел оставить это заявление без внимания. То, что с кухни крадут всё, что могут безнаказанно унести, он и так знал. Ну так это общая проблема всех, кто имеет дело со слугами, тут уж ничего не поделаешь. Поэтому спросил о другом:

– Где сейчас эти свиши?

– Так повару отдала, – поспешно поведала служанка. Кохинор перевел вопросительный взгляд на повара. Тот тоскливо глядел на готовое блюдо с салатом.

– Мы проверили, господин, – уныло сказал он. – Как и положено, перед тем как приступить к готовке, свиши в числе остальных продуктов прошли проверку, ничего подозрительного обнаружено не было.

Кохинор кивнул, затем обернулся к своему помощнику, который во время разговора достал обрывке той самой газеты и положил в специальную коробочку. Теперь же, встретившись взглядом с начальником, понятливо кивнул и рядом с газетой оказался выуженный из салата кусок фрукта.

Более ничего интересного на кухне узнать не удалось, и вскоре оба мужчина покинули этот дом. Кохинор направился в тюрьму, желая побеседовать со своим недавним гостем, а Раен отправился отдавать содержимое коробочки на экспертизу...

А вечером глава стражей читал доклад экспертов. На обрывках газеты нашли слабые, затухающие следы ментальной магии. Какое именно воздействие она должна была оказать, выяснить не удалось, но об этом было не сложно догадаться и так.

То, что Кохинору на обед будут поданы квагути, наверняка знала большая часть слуг города – все же эта еда действительно была редкостью. Значит, оставалось только подсунуть саму газету на его кухню, и тут как раз вовремя подворачивается служанка. С бумагой сложнее, но, скорее всего, либо был подкуплен кто-то из слуг, чтобы бумагу украли в нужном количестве, либо каким-то другим способом убедился в её недостаточном количестве. Это не сложно. На газете наверняка находились привлекающие внимание чары – что-либо более сильное почуяла бы магическая охрана дома. Но и этих слабых чар оказалось достаточно, чтобы повар поступил так, как нужно было “демону”. То, что Кохинор не станет подавать гостю обернутые газетой куски, просчитать проще простого. И все же, это сидя в кресле и восстанавливая уже прошедшие события все кажется просто, однако продумать и реализовать в реальности наверняка не так легко, как кажется со стороны. Способности неизвестного доброжелателя к просчету и воплощению в жизнь подобных интриг вызывали уважение.

Как и способность добывать информацию.

В этом же отчете говорилось, что тот кусочек свиша, который направили экспертам, действительно имел чужеродную составляющую. Однако ни одна проверка на яды не показала бы опасность, так как вещество являлось вполне себе безобидным. Правда только в том случае, пока не вступало в реакцию с соком квагути.

“Надо бы пообщаться с этим демоном, – подумал Кохинор, – благо приметы у него запоминающиеся. Такого найти будет несложно”.

Город третий – Аркан.

Глава 7. Господин охотник.

I.

Лес. Темар, неудачливый собиратель трав.

День явно не задался. Нет, он был просто замечательным: солнечный, яркий. Птички пели, листья шелестели, жучки стрекотали и собирать нужные травы – за которыми он и отправился сегодня – было бы одним удовольствием, если бы не приходилось изображать птичку на насесте. А сидеть на этой ветке, между прочим, весьма неудобно.

Тяжело вздохнув, Темар покосился вниз. Узрел смачный зевок, демонстрирующий впечатляющий набор клыков во всем своем великолепии, и еще плотнее обнял ствол. А там внизу, уютно положив лобастую голову на мешок с собранными Темаром травами, лежала причина его древолазных тренировок.

Скай!

Милый такой зверек, немного похожий на кошку, только большой, когтисто-зубастый, рыжий в черных полосках и пушистый. Правда его мех был практически непрошибаем для любого оружия, за исключением лишь некоторых магических артефактов и самих заклинаний. Конечно, и у ская были свои слабые места. Целых два – глаза. Но туда ж еще надо попасть! А Темар никогда не отличался меткостью. Оставалось надеяться на то, что зверю надоест караулить парня и он уйдет...

Минута шла за минутой, час за часом, и надежда постепенно гибла. Скай не уходил. Он мирно лежал, изредка похрапывал, но стоило Темару слегка пошевелиться, тут же открывал глаза и смотрел на него, будто предупреждая, чтоб парень не делал глупостей. Он и не делал. Уныло сидел, смотрел на то, как постепенно наступает вечер, и понимал, что еще немного и свалится сам, так как руки уже не держали.

“Спасите меня кто-нибудь!”, – подумал тоскливо и посмотрел вниз, будто надеясь, что чудо случится. Ни то, чтобы он действительно в это верил...

Странный звук вдруг привлек внимание зверя. Приподняв голову, тот лениво приоткрыл одни глаз, глянув в ту сторону. Именно в этот в глаз и угодил болт, войдя практически полностью. Зверь вздрогнул, и тут же затих. Голова упала обратно на лапу.

“Не может быть!”, – вытаращился Темар. Тут руки разжались, и с каким-то невнятным писком парень полетел вниз, приземлившись на тело ская. Он, разумеется, не собирался проверять живучесть последнего таким экстремальным методом, просто держаться дальше и правда сил не оставалось.

Темару повезло, зверь действительно оказался мертв. Когда парень отошел от удара и смог вновь двигать своими порядком затекшими конечностями, то первым делом попытался вытащить свою сумку из-под мертвой туши. Не получилось.

“Ну и хорг с ней”, – мысленно плюнул и пошел в ту сторону, откуда прилетел арбалетный болт. Надо же было поблагодарить своего спасителя.

Он пришел как раз вовремя, чтобы увидеть, как незнакомый парень со странной внешностью с легкость расправляется с еще одним далеко не самым простым обитателем этого леса.

Сетевой волан был перевертышем. Первой его ипостасью являлся очень юркий зверек, убить которого затруднительно, но и сам он довольно безобиден. Вторая же – огромное, зубастое чудовище, очень сильное и практически неуязвимое. В обоих ипостасях уничтожить его чрезвычайно трудно, но в момент превращения на какую-то долю секунды волан становится чрезвычайно уязвим. Однако поймать момент, увидеть, просчитать и ударить именно в нужные доли могут только очень опытные охотники. И видимо этот беловолосый молодой парень из таких.

“Хотя выглядит не очень, надо признать. Одет в какие-то обноски, из оружия один арбалет. Но судя по действиям – он мастер-охотник. Вряд ли его к нам прислали по заявке, королевские так не одеваются. Скорее просто мимо проходил. Но как удачно! Надо заманить его в деревню и обо всем доложить старосте. Может, он как раз тот, кто нам нужен?”


ГлавГерой. Как оно было.

Изредка хрустя подворачивающимися под ноги веточками, я шел по лесу, проклиная ту минуту, когда вознамерился по нему прогуляться. Самое идиотское, что причин для этого не было. Просто вдруг захотелось пройтись, узнать есть ли отличия от лесов нашего мира. Отличий не нашел. Зато заблудился, порвал плащ, измазался и вконец задолбался. В результате вот уже скоро ночь, а я тут хожу и вздрагиваю на каждый шорох. Почему-то когда данная блажь в голову стукнула, о всяком хищном зверье не подумал. Да и вообще о возможной встрече с голодными хищниками вспомнил только когда темнеть начало. Зато теперь судорожно верчу головой и также конвульсивно сжимаю в руках маленький арбалет. Впрочем, когда его покупал, несмотря на все уверения продавца, особо маленьким он мне не показался, однако теперь я понимаю, что если встречу в лесу медведя или его местного аналога, от моего грозного оружия толку будет немного.

“Найду подходящую полянку и сразу же начну устраиваться на ночь. Выйти из леса уже никак не успею, а так может хоть костер разведу!”.

Чтобы немного отвлечься, стал вспоминать только утром покинутый город. В отличие от первого, этот мне очень понравился! Во-первых, никаких драк и проблем не возникло. Во-вторых, познакомился с милыми людьми, в-третьих, мне понравилась местная архитектура, довольно разнообразная и интересная. Правда удручало, что, несмотря на то, что город вроде бы считается большим, выставок, музеев или театров в нем не было. Но ярмарка и карнавал, на которых удалось побывать, вполне этот недостаток компенсировали!

Особенно карнавал. Впервые оказался на чем-то подобном. Помню, когда еще только вышел из дома, меня сразу же оглушила феерия красок и звуков. А уж когда мы вышли на главную улицу! Столько людей, столько веселья и музыки – это так захватывает! Я после вечера и ночи весь день отсыпался. А на следующий пришлось заниматься тем, что не люблю особо – покупками. Хорошо хоть с одеждой возиться не надо (не знаю, из чего сделана нынешняя, но она не марается, не мнется, всегда выглядит свежей и чистой, и в ней легко, никогда не жарко, никогда не холодно), еда и сумка также не доставили проблем. Но вот необходимость покупать оружие реально угнетала.

То, что вооружаться придется, я понял давно. Хотя сама мысль об отнятии чьей-то жизни удручает неимоверно, но ведь может оказаться, что другого выбора просто не будет. Пусть магическое, но это средневековье, а, если верить литературе, средневековье – время жесткое. Впрочем, я все еще надеюсь, что против людей мне его применять не придется. Уже имеющиеся на моей совести трупы итак давят неимоверным грузом.

Поразмышляв, понял, что как бы не хотел (а как ни странно, но я никак не хочу), чего бы не писали авторы различных фэнтези, но великим фехтовальщиком мне не быть. По крайней мере, в ближайшее время точно, а дальнейшая перспектива... ну фиг знает, хотя особого желания учиться нет. Я вообще хотел бы заниматься какой-нибудь сугубо мирной деятельностью. Как ни крути, война – не мое.

В общем, пораздумав чуток, остановил свой выбор на арбалете. Учиться, надеюсь, не так сложно и долго, и в ближний бой можно не вступать. Я даже потренировался немного, еще в городе. По-моему, получалось неплохо. Хорошо, что Аэлита зрение исправила! Еще, почти в шутку спросил у продавца оружие против нечисти, а он с невозмутимым лицом принес какие-то странные штуки. Повертел эти механизмы в руке, вопросительно уставился на продавца. Тот объяснил. Оказалось, эти полумагические самострелы предназначались для скрытого ношения, крепились на запястья, стреляли небольшими тонкими серебряными иголками. Ну надел, попробовал пострелять, только чудом не убил продавца. А он молодец! С такой невозмутимой каменной рожей посоветовал мне не разбрасываться патронами, так как сделаны они из чистого лунного металла и даже у него их немного. Я покивал, подумав, что учиться пользоваться этим оружием следует в безлюдных местах, спросил цену, ужаснулся, услышав ответ, хотел плюнуть, но... почему-то все же решил приобрести. Хотя это и съело практически все мои финансы. Так что теперь я на мели. Интересно, как мне подзаработать можно?

“О, кажется, нужная полянка нашлась! – неожиданно выйдя на пригодное для ночевки место, даже взбодрился чуток. – Сейчас дров найду, костер разведу...”.

Внезапно донесшийся с противоположной стороны поляны шумный треск и чье-то дыхание-сопение заставило вздрогнуть, палец рефлекторно надавил на крючок и болт, сорвавшись, улетел фиг знает куда, но не в сторону подозрительных звуков. Это был уже третий раз, когда таким образом теряю снаряд. “Так никаких денег на оружие не напасешься!”. Осознав, что неожиданно оказался безоружным перед неизвестной опасностью, принялся за перезарядку. Так как опыта никакого, а действовать старался как можно быстрее, получалось все медленно и неуклюже. Так что, когда поднял голову, думал увидеть несущуюся на меня зубастую смерть, а смог узреть лишь небольшого зверька, на задних лапках сидящего на противоположном конце поляны и с любопытством наблюдающего за мной глазами-бусинками. Плотно сложенный, похожий на какого-нибудь земного грызуна, разве размером побольше, с короткими конечностями, маленькими ушами и коротким хвостом. Окраска густого меха на спине буровато-серая с черными полосками, составляющими сеточку, на животе – белая. И выглядел он таким мягким и пушистым. Как и всегда при виде подобного меня замкнуло! Некоторое время просто умильно на него смотрел, затем, настолько сильно захотелось погладить, что, не выдержав, сделал шаг вперед. И тут зверек, что-то пискнув, скачками понесся на меня. И то ли привиделось, то ли еще чего, но вдруг увидел, как он расплывается туманом, из которого начинает проступать что-то зубастенькое и когтистое. Выстрелил больше от неожиданности, чем от испуга, а когда на землю упал пушистый, безжизненный комочек даже пожалел. Правда, меня тут же взяли сомнения, что это я виноват, так как стрел в теле зверька не обнаружил. Может, как обычно промазал, а он сам? От испуга?

– О! Волана убили.

Резко обернувшись и нажав на крючок, через секунду порадовался, что оружие не заряжено. А то убил бы ни в чем не повинного человека.

– Волана?

– Ну да, а вы не поняли, кого пристрелили? – произнес невысокий, моего возраста парень с густыми, вьющимися рыжими лохмами и проницательными серыми глазами. Правильные, но несколько грубоватые черты лица, небольшой пушок на щеках, одет в простую, по-видимому, удобную одежду, сейчас мятую, местами порванную и грязную. В руках держит лук, на поясе нож, ни стрел, ни колчана не видно. “Черт, а нож то я купить и забыл, – дошло до меня. -Ну и придуроооок!”.

– Это сетевой волан, – меж тем пояснил парень.

– Он опасный? – заинтересовался я.

– Смотря когда. Иногда и помочь может, иногда и глотку перегрызть – тут не угадаешь. Говорят, есть люди, которые их даже дома держат, в виде любимцев. Считается, что он может принести удачу, а может и наоборот сделать хуже, чем было, да еще и соседей натравить. Тут пока не поживешь, не угадаешь, – закончил лекцию. А, немного подумав, добавил: – но я бы не доверял.

– Понятно, – вздохнул, подумав, что завести своего зверька было бы не так уж плохо. В книгах попаданцы часто обладают каким-нибудь четвероногим спутником, а чем я хуже? И вообще, если подумать, какой-то я неклассический выхожу. Если не считать первого города, то пока никаких ужасных приключений не было, крутой репутации не приобрел, магических способностей не обнаружил, наставника ни по воинскому искусству, ни по волшебным наукам не встретил. И даже принцессу не спас!

Последнее, кстати, обиднее всего.

Может, сам во всем виноват? Вот если взять Гендора – отличный же воин. И отношения у нас неплохие. Попроси его, неужели отказал бы мне преподать несколько уроков? Но не попросил. Да и просто оружие покупал с превеликой неохотой. Ну не тянет меня учиться убивать! Вот если бы какой великий маг по дороге встретился... Хотя возможно все впереди.

– Меня, кстати, Темар зовут, – прерывая мои мысли, произнес парень.

– А я Корн. Приятного познакомится.

– Мне тоже. Ты охотник?

– Эм-м? Не совсем. Я путешественник.

– А. К нам в деревню идешь?

– Да я как-то эти места не слишком хорошо знаю. Если здесь поблизости есть деревня, то мне, наверное, лучше переночевать там, чем в лесу. Проводишь?

– Конечно.

“Ну вот. Иногда и мне везет”.

По дороге мы разговорились. Темар оказался веселым и болтливым малым, что мне очень понравилось. Для поддержания разговора достаточно было внимательно слушать, поддакивать, ужасаться/восторгаться в нужных местах и изредка вставлять незначительные реплики. Это давало возможность, не выбалтывая лишнего, много узнать. Впрочем, беседа велась в основном об обстановке в их деревне. Тут и узнал, что, блуждая, умудрился за один день выйти в совсем уж какой-то медвежий уголок, сбившись с того пути, что рассказал Гендор. Но это оказалось меньшим из неожиданно возникших проблем. Намного хуже то, что деревня, в которую так радостно топал, находилась поблизости от “проклятого места”. Одного из тех заповедников нечисти и мутировавшей живности, что осталось после битвы двух великих магов. Впрочем, жители давно привыкли к такому соседству и умели оказывать достойное противодействие. Но вот беда – недавно там завелся бармарт, существо весьма неприятное. Сильное, быстрое, ядовитое, питается людской кровь, невосприимчиво к обычному оружию и большей части простых заклинаний. Убить его можно только специальными заклятьями или же оружием из лунного металла. Одно в нем хорошо – существо это по характеру тот еще домосед и из оборудованного под себя логова выходить не любит. А вот то, что он заражает людей, которые становятся “упырями”, но при этом визуально отличить их от настоящих практически невозможно, чрезвычайно неприятно. Собственно, именно эти слуги и приносят своему хозяину пищу.

То, что жители стали пропадать как-то регулярно, заметили далеко не сразу. Но, даже заметив, понять, что именно происходит, не смогли, пока как-то совершенно случайно не поймали с поличным одного из упырей. Гада убили, потеряв при этом еще четверых (“дети” бармарта не такие неуязвимые, хотя и сильные), после чего и послали в ближайший город призыв о помощи. После чего им оставалось только ждать команду охотников, которая почему-то не спешила. И вот в эту ситуацию впиливаюсь я, такой весь героичный, красивый попаданец с по случаю купленным оружием для поимки нечестии. Нет, Темар не принял меня за одного из члена ожидаемой команды. Он просто почему-то решил, что я “свободный художник” по случайности забредший в их края.

Вообще, как он мне поведал, еще лет десять назад профессия охотника за нечистью была довольно популярна. Однако теперь она стала слишком опасной (выжила только самая живучая, а значит сильная разновидность тварей) и слишком малоприбыльной (неочищенных мест стало просто мало), потому Темар и посчитал меня истинным подарком небес для их деревни. Почему он ни с того ни с его решил, что я такой крутой борец со всякой дрянью, даже не знаю. Но сама перспектива не так уж и вдохновляла, так что мой бодрый шаг как-то сам по себе замедлился.

А я серьезно задумался.

Вспоминая, как всего с полчаса назад размышлял о странности моего попаданчества, раздумывал на тему: “А может все-таки?”.

Я по-прежнему не чувствовал себя выдающимся героем. Но раз оказался в этом мире, значит, для чего-то и кому-то это было нужно? Как там? “Если звезды зажигаются,...” – и далее по тексту. Нет, ну правда. Не зря же случилось такое по сути своей невероятное событие, как мое пришествие в чужой мир? Значит, возможно, какие-то скрытые способности и возможности есть? Так почему бы хотя бы не попытаться помочь местным жителям. Хотя бы попробовать проверить себя.

Ну не могу же я умереть, правда? Кто угодно – кроме меня...

В деревню мы пришли, когда стояла уже глубокая ночь. И я, честно говоря, сильно сомневался, что нас пустят. Но нет, Темар переговорил с кем-то и мы без особых проблем проникли внутрь. Даже странно, учитывая все, что слышал по дороге.

Встретила нас внушительная группа из шести человек, во главе которых стоял еще крепкий, бородатый, с жуткими, мертвыми каким-то глазами мужик. Одет побогаче других, но также... рационально, что ли. Удобная не стесняющая движения, крепкая и практичная одежда.

– Здравствуйте, – решил в кое то веки не забывать о вежливости.

– И тебе не болеть, – низким голосом ответил главный. – Добро пожаловать в нашу деревню. Меня зовут Арореан, я староста.

– Корн. Приятно с вами познакомиться.

Честно говоря, меня несколько удивило, что представился только один человек, но мало ли какие обычаи у местных.

– Темар сказал, ты охотник?

– Не совсем. Я больше путешественник.

– Вот как? Ну что ж, подробнее поговорим утром. Ночь – не лучшее время для решения такого рода вопросов. Думаю, вы устали с дороги. Не против, если приглашу вас переночевать в свой дом? Это место не отличается популярностью, и строить трактир никогда не было необходимости.

– Не беспокойтесь, все отлично. По чести говоря, я не слишком люблю трактиры.

– Для путешественника это странно.

Пожал плечами:

– Так получается, в тех заведениях мне не везет. Постоянно что-нибудь да случится.

– Ну что ж, тогда давайте вас провожу.

Благосклонно улыбнувшись, последовал за ним. Сопровождающая группа бодро потопала вместе с нами, включив в себя Темара.

Дом старосты оказался невысоким, этажа в два, крепким таким особнячком. Основательным я бы сказал. Никаких украшений, излишеств, простая архитектура. Внутри также все достаточно просто, рационально. И очень чисто. Сей порядок, судя по всему, поддерживала жена старосты, Агния, а помогала ей их старшая дочь, Лиан. Кроме того, был еще младший сын – паренек лет двенадцати – и маленькая собачка Рару. Вот и все семейство.

Представив меня домочадцам, Арореан провел наверх, показав выделенную мне комнату. Небольшая, минимум мебели – кровать, шкаф, маленький столик, одно окошко со ставнями, но без занавесок – выскобленные деревянные некрашеные отчего-то полы, чистое постельное белье. Сообщили о том, что если есть желание, могу сходить в баню, про ужин никаких упоминаний. Насчет бани с радостью согласился, насчет еды заикаться не посмел, хотя и был голоден. Ну ничего, сухпаем перебьюсь...

II

ГлавГерой. Как оно было.

Лежа чистым в чистой кровати, безмерно уставший от долгого дневного перехода и предельно разнеженный после бани, я смотрел на луну за окном и никак не мог уснуть. То ли из-за незнакомого места – хотя до того мне эта причина не особо мешала – то ли из-за мучающих размышлений и сомнений (а может, все дело было в банальном голоде).

Никто сегодня не говорил на тему охоты, со мной вообще мало кто разговаривал – в бане я мылся практически один, только Темар на некоторое время составил компанию, но и он быстро ушел. А потом я сразу поднялся в выделенную мне комнату и улегся спать. Вот только заснуть не смог, все гадая: предложат или нет?

И соглашаться ли мне?

Вообще-то, Темар что-то такое про плату упоминал, а средства как раз закончились. Но он еще и про опасность упоминал, а боевым действиям не обучен. Однако оружие то против нечисти есть? Будто предчувствуя что-то, приобрел.

Только пользоваться им не умею.

“Хм. А почему бы сейчас не потренироваться? – неожиданно подумал. – Как раз и узнаю, достаточно ли подготовлен для того, чтоб супермена из себя корчить. Правда, продавец предупреждал об экономии патронов, но ведь как этот агрегат заряжать показывал. Но это там мы были на открытом пространстве “полигоне”, а сейчас то в доме. Соберу, да и все. Все равно спать не хочется”.

Через минуту уже стоял посреди комнаты, присобачивая один из “наручей” на правую руку. Блин, фиг разберешься, что куда крепить, куда засовывать, как застегивать. Что ж так сложно то.

Уф, наконец, разобрался. Сделал. Теперь вспоминаем инструкции по применению: первым делом снимаем с предохранителя, затем направляем в сторону цели руку, отгибаем кисть, дабы не поранится и стреляем.

Только как, так и не врубился, хотя один раз получилось. Курка тут не было, вместо него использовался “мысленный посыл”. Но так, как жал кнопки на корабле – просто представляя себе курсор – тут не получалось. Мысленное нажимание на воображаемый курок, кнопку, мысленные же крики “огонь”, “вперед” и еще разной подобной фигни, воображение того, как иголка вылетает – все это просто-напросто не срабатывало. Насколько я помнил свои ощущения от одного единственного удачного выстрела (больше правда и не пробовал), должно быть что-то вроде выталкивания иглы. То есть не мысленные приказы, а будто ты действительно совершаешь действие, но используя не тело, а... ну волю, что ли. В общем, довольно сложно объяснить. Сделать еще сложнее.

Рука устала. Вздохнув, опустил, почесал другой в затылке.

Н-да, мне только на охоты и ходить с такими умениями. Разве что в качестве жертвы.

Ох, блииин.

Волевым усилием, волевым усилием... вроде такого что ли?

Резкий удар по запястью вроде как от слабого разряда тока, тихий, пронзительный свист, негромкий треск.

Ага, выстрелил таки.

Твою мать!!!

Ну хорошо хоть не в ногу себе! Не, ну только я могу умудриться два раза на одни и те же грабли наступить! В прошлый раз то все также вышло.

Вздохнув тяжело, посмотрел вниз, ожидая увидеть застрявшую в полах иголку. Но вместо этого разглядел лишь отверстие с выбивающимся оттуда тоненьким лучиком света.

Значит, это я в нижнюю комнату своим снарядом попал.

В жилую, видимо.

Твою жжж дивизию! А если зашиб кого?!

Резко рванув, вылетел из комнаты, поскакав к лестнице, затем на всей доступной скорости полетел вниз. У подножия остановился. Оглядываясь и пытаясь сообразить, а куда мне дальше то.

Ну не дай бог кого-нибудь покалечил! Я ж себе этого не прощу!

Тут из-за дверей вышла Лиан с пустым подносом в руках. Подлетев к ней и стараясь выглядеть не слишком взволнованным (получалось даже на мой взгляд не очень), поинтересовался не знает ли она где находятся мои комнаты. Кажется, вопросу она удивилась, но ответила утвердительно. Обрадовавшись, уточнил, знает ли, какая комната под моей.

– Ага, а вам зачем?

– Мне кое-что там забрать надо. Проводишь?

– Ладно, – покладисто согласилась, повернувшись и потопав обратно в ту дверь, из которой недавно вышла. Провела меня к еще одной, мило улыбнулась, сказала: “здесь” – и неторопливо удалилась. А я застыл, не решаясь войти.

Но ведь надо! Нечего трусить!

На счет три.

...

Три!

Тук-тук-тук!

Приоткрыв, заглянул:

– Извините, что прерываю.

Они сидели вокруг накрытого стола (на миг кольнула обида, но тут же одернул себя: я не дома, мало ли какие у местных законы гостеприимства!), четверо вопросительно смотрели на меня, пятый на застрявшую в полу серебряную иголку – даже отсюда её видел – и лишь примостившийся в уголке Темар сонно моргал.

– Еще раз прошу прошения, но я тут ... э... уронил кое-что, – кивнул на иглу. – Надеюсь, никто не пострадал в результате моей... небрежности?

Слова подбирались с трудом. В большей степени из-за еды (“Кушать хочется”), в меньшей из-за стеснения. Все же никаких трупов и истекающих кровью личностей, а значит все обошлось.

– Да нет, – после недолго молчания ответил Арореан (жадюга и крохобор!). – Все отлично.

– Я рад, – улыбнулся. Войти мне так и не предложили, а наглеть самому казалось неудобно. Но забрать то надо! Поэтому кивнул одному из них. – Тогда может быть вы подадите мне мою собственность?

Этого мужика выбрал потому, что он сидел ближе всех к той стороне. Все же старосту просить об услуге показалось неудобно. А этот к тому же выглядел таким мирным – кругленький, с добрым лицом.

Но видимо в оценке я ошибся. Посидев немного, видимо приходя в себя от моей наглости, высокомерно спросил:

– А почему это я должен вам прислуживать?! Я не ваш слуга!

“Вот скандальный тип!”, – мысленно поморщился, раздумывая, что делать дальше. Переадресовать просьбу другому или не рисковать нарываться на еще одного гордого скандалиста? Забрать самому? Просто плюнуть?

Выручил меня, как ни странно, мой не слишком гостеприимный хозяин:

– Господин охотник, может, одолжите на некоторое время этот... предмет? Утром я сам принесу.

С сомнением посмотрел на него, но артачиться не стал.

– Хорошо. Утром так утром.

И вновь кивнув всем на прощание, потопал к своей комнате. Больше экспериментировать с оружием не стал, просто решив, что если предложение все же утром поступит, откажусь от него. Здоровье дороже денег!

Но уснул все равно еще не скоро.


Дом старосты. Темар, свидетель.

Как Темар и предполагал, Арореану беловолосый не понравился. Действительно, его внешний вид не внушал особого доверия, но у деревни не было выбора – ситуация становилась все более катастрофичной, а вызванные охотники так и не появились. Бармарт становился сильнее, еще чуть-чуть и им просто-напросто придется уходить с этого места. Чего делать никто не желал. С другой же стороны, посылать кого-либо слабого на убой они также не могли себе позволить – лишние жертвы только сделают нечисть сильнее. Именно поэтому случился такой беспрецедентный случай: не состоящий в Совете парень присутствовал на собрании. Темара раз за разом просили описать то, чему он был свидетелем в лесу. От бесконечных повторений он уже наизусть рассказ выучил! А они, выслушав, спорили до хрипоты, обсуждая, посылать Корна разобраться или не посылать. Арореан, как уже говорилось, был против – беловолосый ему доверия не внушал. Хиарм – высокий седой и до чрезвычайности вредный, по мнению Темара, старикан – за. А так как он имел влияния чуть ли не больше самого старосты, остальные разделились практически поровну.

– Почему бы нам не довериться этому молодому человеку? – вещал Хиарм, расхаживая по просторной комнате. Остальная часть совета предпочитала сидеть за столом и поглощать угощения. – Пусть он попытается! Мы же все равно ничего не теряем.

– Зато в случае неудачи, слишком многое приобретает бармарт! – раздраженно ответил Арориан. – А я не думаю, что нам следует его усиливать до того, как прибудут королевские охотники.

– Ты недооцениваешь Корна. В конце концов, он же смог с легкостью убить двоих самых опасных зверей леса!

– Это была случайность! Просто счастливые совпадения! Но хватит ли ему удачи на то, чтоб одолеть бармарта?! По сравнению с которым даже скай безобидная зверюшка!

Именно в этот момент с легким треском и странным свистом над головой Хиарма сверкнул серебристый блик. А затем старика охватил синий огонь и, не успев даже вскрикнуть, он превратился в пыль. Через мгновенье она аккуратной кучкой на полу. Только после этого стала видна серебристая игла, на которую все присутствующие и уставились в немом ошеломлении.

Проходила минута. Другая. Третья. Никто так и не двинулся.

“И что это было?”, – мысленно спросил у проведения Темар, находя в себе силы отвернуться от кучки темного пепла. Все, что осталась от еще несколько минут назад вредного старикана.

Тут, будто отвечая на его мысленный вопрос, раздался стук в дверь. Никто не успел отреагировать, как с тихим, режущим нервы скрипом, она приоткрылась, и в проем сунулась беловолосая голова.

– Извините, что прерываю, – негромко произнес Корн. На него в молчаливом ступоре смотрели практически все члены Совета. Ну и Темар пытался осознать, что вообще происходит.

– Еще раз прошу прошения, но я тут уронил кое-что, – не дождавшись ответа, сказал охотник, кивнув на застрявшую в полу иголку. – Надеюсь, никто не пострадал в результате моей небрежности?

“Небрежности? Он непонятно каким образом вычислил упыря среди нашего совета. Убил его даже не заходя в комнату, и теперь с таким невинным видом интересуется, не пострадал ли кто?! Да он действительно крут! Ай да я, как мне повезло на него наткнуться! Если он все же сумеет уничтожить бармарта, то моя популярность в деревне поднимется. Как удачно!”

– Да нет, – тем временем настороженно отвечал староста. – Все отлично.

– Я рад, – этот странный охотник выдавил из себя снисходительную улыбку. И неожиданно резко кивнул на Сатара – рыжего, веселого толстяка, известного своим добрым нравом и готовностью услужить. – Тогда может быть вы подадите мне мою собственность?

Сатар замер, хотя и до этого особой подвижностью не отличался. Выпучил глаза на беловолосого охотника и, казалось, не знал что сказать. Темар удивился такой реакции. Ну да, Корн мог бы и сам взять свою иглу, а не указывать человеку старше него. Но с другой стороны, он ведь помог им найти предателя (если зараженного можно так назвать) в их рядах, так что можно и помочь.

– А почему это я должен вам прислуживать?! Я не ваш слуга! – неожиданно выдал Сатар, безуспешно пытаясь придать себе величественный вид. Темар насторожился – толстяк бы никогда так не сказал! И не одного его удивило такое поведение мужчины, Арореан тоже напрягся. Однако остальные пока еще ничего не понимали. “Черт, кажется, придется драться! И зачем я вообще на этот совет приперся? Давно уже удрать надо было, я же им все рассказал... Постойте. Если Корн попросил именно его, то значит, он понял, кто это такой! А раз понял, то может он его и убьет?”. Парень с надеждой воззрился на охотник. Но тот все также молча стоял все в той же позе и с насмешкой – по крайней именно так показалось парню – смотрел на толстяка. Без просьбы с их стороны он явно помогать не собирался. Темар покосился на старосту.... Нет, не попросит. Слишком гордый.

И словно в подтверждение своим мыслям, он услышал:

– Господин охотник, может, одолжите на некоторое время этот... предмет? Утром я сам принесу.

Корн посмотрел на старосту. Его губы скривились в мимолетной улыбке.

– Хорошо. Утром так утром.

И кивнув всем на прощание, исчез.

“Вот попал!” – тоскливо подумал Темар, доставая из ножен кинжал. Хотя против упыря он мало чем мог помочь.

А остальные члены совета, кажется, так ничего и не поняли. Староста же смотрел на толстяка, как змея на врага, разве что не шипя предупреждающе. Хотя, тот тон, которым он неожиданно сказал:

– Сатар. Подай нам, пожалуйста, оружие господина охотника, – вполне можно было спутать с шипением.

Толстяк не двинулся.

– Что такое? Не хочешь? Считаешь, что выполнить мою просьбу для тебя тоже зазорно? Иил, может, ты просто боишься дотронуться до лунного серебра?!!

Вот тут дошло и до сотальных, они вскочили из-за стола. Все, включая того, кто раньше был Сатаром. “Ну по крайней мере, если мы выживем, охотник точно получит это задание”, – подумал Темар, рванув к заветной иголке.


ГлавГерой.

Утром, после завтрака, на который все же пригласили, Арореан огорошил меня “радостным” известием.

Нет, ну я умиляюсь на этих простых людей. И какого, спрашивается, пол ночи размышлял над вопросом “идти или не идти”? Думал что-то, рассчитывал. А никто, оказывается, спрашивать не собирался. Милые люди просто поставили меня перед фактом, что вот они дескать подумала и решили – мне идти. И точка.

Я б конечно отказался и даже поскандалил (в вежливой манере, конечно, все же приютили и накормили), однако предоплату, не спрашивая, всучили заранее, так что проводить все вышеназванные действия стало как-то и неудобно. После чего опомниться не успел, как собрали скарб в дорогу и вежливо выпнули из деревни, отрядив в качестве проводника Темара. Блин, я даже позавидовал наглости этих людей. Но что теперь делать то?

“Охотиться?”.

К сожалению, больше ничего не остается. Хорошо хоть “патрон” отдали, как и обещались!

– Веди, Сусанин! – обратился к терпеливо ожидающему моего решению проводнику. Тот, не уточняя, почему, отчего и зачем обратился именно так, покладисто повел.

Глава 8. Охота в роли дичи.

I

Похождения ГлавГероя.

Темар-проводник разительно отличался от того, кто вел меня в деревню. И куда только девался болтливый парень? Вместо него рядом скользил собранный, настороженный охотник. Не знаю, как смотрелся, но чувствовал я себя рядом с ним просто жалко.

“И зачем во все это вляпался только?”, – с тоской думал с каждым пройденным километром, когда зелень леса и красота природа как-то мягко и незаметно сменялась неприятной глазу картиной: покореженные, мертвые деревья, черная, местами покрытая подозрительными зелеными лишайниками (я на них старался не наступать, впрочем Темар поступал также) земля, опускающаяся тишина, когда постепенно замолкают птицы, потом исчезают звериные звуки, жужжание насекомых, шелест ветра и шорох листьев. И скоро только наше дыхание, да звук наших шагов тревожили пространство вокруг.

“Жуткое местечко”, – думал, тщательно стараясь наступать в следы проводника. Он мне этого не советовал, но я решил перестраховаться.

Где-то к полудню, начиная уставать, тихим шепотом поинтересовался у Темара когда он планирует сделать остановку на обед.

– Скоро будет подходящее место, – невозмутимо ответил он, и я, вздохнув, покладисто затопал дальше.

“Подходящим местом” оказались три черных, но оставшихся стоять тесной группой дерева, чьи ветви переплелись в довольно таки удобные насесты. Я, конечно, сначала офигел, но потом решил, ему виднее.

Забираться, правда, было неудобно.

Вот там то, на вершине, заморив червячка парой бутербродов (Темар отчего-то есть не стал), вспомнил о том, что, во-первых, так и не вставил отданный патрон обратно, а, во-вторых, надо оружие с предохранителя снять. Поэтому, пока сидел в безопасном месте принялся перезаряжаться. Потом опять натягивал правый “браслет” – практика великое дело! – снимал с предохранителя. И только затем вспомнил, что неплохо бы и арбалет зарядить. До этого как-то не принимал его в расчет, а тут будто озарение снизошло: мне ж никто не говорил, что остальных обитателей этой погани можно убить только “лунным металлом”! Значит, может и пригодиться!

Минут этак через десять Темар решил, что отдых пора заканчивать. Не посмев возражать, полез следом. Но древолаз из меня, конечно, тот еще. Мало того, что спустился значительно позже своего проводника, так из-за своей неловкости чуть его не пристрелил! Внизу пришлось арбалет заряжать заново, смущенно пряча глаза. “Вот теперь он знает, какой из меня охотник”, – извиниться я почему-то побоялся, он на меня так посмотрел! Но ничего не сказал. Подождал, когда закончу, и вновь двинулся в путь. Я за ним.

Честно, после еще двух часов такого хода (в которые по случайности и неосторожности потерял еще два болта), мне уже хотелось, чтоб мы, наконец, добрались до чертового логова! Темар шел быстро, я не смел возражать, в результате вымотался как не знай что, с трудом скрывая свое состояние от спутника (ну стыдно же!). Не знаю насколько успешно.

В какой-то момент неожиданно понял, что идем не просто так, а по старой дороге. Постепенно редеющие последние часы деревья стали попадаться чаще. И выглядеть начали значительно живее, но так, что даже начал скучать по черным и искореженным: красные, иногда прорезаемые сетью фосфорически-зеленых прожилок стволы, серые, будто пепел, листья, зачастую изъеденные отвратительно жирными, грязно-белого цвета червями. На земле появился темно-красный и коричневый налет непонятной пыли, а также сначала редко, потом все чаще попадающиеся черные панцири наглых камекадзе-жуков.

Вскоре мы шли в окружении красно-серого леса, под ногами отвратная, черная, копошащиеся масса, изредка разбавляемая коричнево-бурыми проплешнинами, и мешает дышать противный, чуть сладковатый запах.

“Вот дерьмо же”, – в омерзении подумал, имея только одно, но страстное желание: повернуться и драпать отсюда со всех ног! Даже про усталость как-то подзабывать стал.

– И долго нам до логова? – в какой-то момент не выдержав, нервно спросил, даже забыв, что шептать надо.

– Скоро доберемся.

– Ну слава богу, – невольно вырвалось у меня. Поймав вопрошающий взгляд Темара, пояснил: – надоело идти.

Он кивнул и ускорил шаг. “Ну и зачем я это сказал?”, – мысленно взвыл.

Вскоре в окружающем пейзаже появились очередные изменения: на деревьях стали то тут, то там попадаться фрукты. По форме на удивление похожие на яблоки, только ярко-синего цвета и создающие впечатление светящихся изнутри. Поначалу просто с любопытством глазел, потом решил уточнить у Темара просто ли они ядовитые, или еще и с побочными эффектами. Однако не успел – именно в этот момент мой проводник резко остановился и, показывая на землю, произнес:

– Тут.

– Хм? – заинтересованно посмотрев, увидел копошащуюся массу жуков. Решив не показывать себя уж совсем чайником, сначала ногой смел все это в сторону, потом увидел плоский камень, перевернул его – а там дыра под землю уходящая. “Вот дерьмо!”.

Темар меж тем деловито доставал из своей сумки веревку и парочку факелов. Отдал один конец веревки мне, наказав привязать к ближайшему дереву. Внутренне нервничая, кивнул и пошел выполнять задание.

Под землю лезть не хотелось.

Завязав как можно крепче, не смог сдержать любопытство и все же сорвал одно яблочко. Проверил кольцом и вылупил глаза от удивления.

“Съедобно?! С таким то видом?! Да не может быть!”.

Но выкидывать не стал, спрятав в карман. Может, конечно, колечко и ошиблось, но все равно интересно. Пока не рискну пробовать, а там проконсультируюсь с местными и решу.

Между тем, Темар, прихватив оба пока еще незажженных факела и оставив сумку наверху, пополз вниз. Вздохнув, последовал за ним, правда, свою котомку захватив с собой. С канатами, кстати, также не слишком дружу, так что полз медленно, с тоской размышляя над вопросом: а как забираться то буду?

В общем, когда ноги коснулись горизонтальной поверхности, мой спутник уже стоял там с зажженным факелом. Который и передал мне. А затем бодренько так ухватился за канат и пополз обратно. Причем ошалевший от подобного поворота событий я не сразу заметил, что веревка загадочным образом поднимается вместе с ним. То есть они меня тут просто так оставили?! В жертву принесли что ли?!

“Недаром мне эти гады не понравились!”.

Что-то кричать, спрашивать и требовать я посчитал ниже своего достоинства. Поднял факел повыше и осмотрел место своего вынужденного обитания.

Первыми в глаза бросились человеческие скелеты и парочка полуобглоданных трупов. Голых отчего-то. “А я думал то чудовище кровью питается”, – подумал, пытаясь унять подступающую тошноту.

Вот сейчас очень хотелось и кричать, и звать на помощь, и умолять о спасении, но остатки гордости не позволили этого сделать, хотя и пришлось практически до крови прикусить губу.

“Хорошо, что хоть сумку с собой взял”, – попытался приободрить себя. Затем заметил на полу второй, незажженный, факел и, подняв, засунул за пояс. “А нож какой-нибудь так и не приобрел. Выживу первым делом куплю”.

Тут увидел ход, ведущий из этой небольшой, искусственной пещеры и, облизав пересохшие губы да судорожно сглотнув, двинулся вперед. Идти было страшно, но оставаться с трупами для меня оказалось страшнее.

Ход был низкий и узкий, местами приходилось идти практически на корточках. Двигаться пытался осторожно, дышать как можно тише. Я бы и факел потушил, но перспектива остаться без света ужасает больше, чем моя видимость на расстоянии.

Так прошло с полчаса – и это не ход такой длиннющий оказался, это я так медленно полз. Постепенно стал уставать бояться, напряжение спадало, хотя все равно старался не расслабляться. “И за что мне все это дерьмо?! А потому что сам дурак! Сразу надо было отказаться и не мучался бы теперь!”.

В какой-то момент, причем незаметно для меня, ход стал шире. Пока не превратился из лаза в полноценный коридор. А потом вообще вывел в настоящую, явно созданную природой, пещеру. А в пещере волк. На цепи. Цепь крепилась к скобе на стене.

Почему я был так уверен, что именно волк, а не собака? Не знаю, скорее интуитивное какое-то понимание. Волк смотрел на меня умными, бешенными глазами маньяка и совсем по-человечески щурился.

“Оба-на, – подумал, осторожно отступая обратно. – Что-то сомневаюсь, что это есть заявленный бармактототам. Больше похож на сторожа. И что мне с ним делать?”.

Неожиданно волк поднял голову и завыл. Я замер. Факел погас. Почему – не знаю, может некачественный, может “заряд” закончился, я в допотопной “технике” не разбираюсь.

Волк сразу же замолк и только глаза светились желтым. Милые такие огоньки.

“Надо драпать!”, – единственная мысль, оставшаяся в моей в миг отупевшей голове. И я рванул назад. Врезался во что-то мягкое, не удержавшись на ногах, упал, больно ударившись, взвыл мысленно – от страха горло пересохло и издать хоть какой-нибудь звук просто не удавалось – перекатился, слыша громкий звяк цепи, вскочил на ноги, чтобы увидеть надвигающиеся на меня желтые огоньки звериных глаз. Арбалет выпал из рук еще при падении, и все что оставалось, что мог придумать – вскинуть руку и выстрелить серебряной стрелой. Разряд в запястье, тихий свист, непонятный звук – и вой полный ярости и боли. Желтый цвет сменился красным, вой – рычанием, и теперь видел не только огоньки, но и сверканье белоснежных клыков прямо у моего лица. Проступали неясные очертания морды, лапы ударили по плечам, огромная туша навалилась, опрокидывая. Зловонное дыхание опалило лицо. Упав, больно ударился лопатками о каменный пол, и только и успел упереться одной рукой в морду, не давая вцепится в шею, и стрелять, стрелять, стрелять, слушая непрекращающийся рык-вой и скрежет от бьющих по одежде когтистых лап. Так продолжалось вечность, пока зверь, наконец, не затих, а до меня вдруг дошло, что большая часть атаки была агонией умирающего животного.

Меня трясло.

Двинуться не могу, лежу на полу, придавленный многокилограммовой тушей, задыхаюсь от невыносимо-странного запаха. Хотелось взывать подобно раненому волку, но лишь вздохнул, собираясь с силами.

И настороженно замер, услышав неподалеку тихий шорох. Огляделся – темно, никого не видно, ничего не слышно, но с какой-то самого пугающей ясностью понял, что не один. В голове всплыло воспоминание о причине первого падения, и сердце испуганно замерло.

Затаил дыхание, до боли вглядываясь в темноту. Пустую, холодную, непроницаемую темноту.

Шорох. Совсем рядом. Очень близко.

Где?!

Съежился, стараясь телом врага закрыться от неведомой опасности.

Где?!!

Тихий шорох у дальней стены пещеры, скрежет и... желтоватые длинные когти у самого лица.

– Ааааа!!!

Вылетел из-под казавшейся ранее неподъемной туши, рванулся, развернулся навстречу опасности, выстрелил – синий мертвый огонь охватил человеческую фигуру, высветил очертания, длинные желтые клыки на бледном полусгнившем лице, провалы выдавленных глаз. Яркая вспышка – и лишь пепел падает в затухающем синем свете. Угас. Тонкий звон упавшего снаряда.

А я все стрелял. Стрелял, стрелял и стрелял не в силах остановиться, хотя кроме той первой иголки патронов в моем оружии не осталось.

Мне никогда не было так страшно. Ни разу за всю мою недолгую жизнь.

Заполошно дыша, наконец, сделал над собой усилие – и зажал в кулак вытянутую ладонь. Усилием воли постарался унять бившую меня дрожь.

Не фига не получилось, но соображать начал. Первым делом поперся в сторону хода, помня, что там должен был остаться упавший факел. Хорошо хоть огниво в городе купить не забыл.

Наверное, это можно считать чудом, но факел нашел и даже смог зажечь его уже с десятой попытки. Поморгал, привыкая к свету, поднял повыше, осмотрелся. Тут же увидел упавший арбалет. Который и поднял. Перезарядил. И сразу почувствовал себя чуть более уверенно.

Итак, сначала необходимо собрать иглы, сколько смогу найти. Затем изменить костюм. Если во время боя с волком мне не привиделось со страху, то он кажется еще и в роли брони неплохо выступает. Так что надо бы сделать его максимально закрытым – прикрыть по возможности руки и шею. Капюшон бы еще, облегающий такой, но почему-то на этот изыск костюм не способен. Я уже пробовал, когда спасался от солнца – не получилось. Ну и последнее – воды выпить, а то в горле пересохло, да рюкзак подобрать. И дальше, на подвиги идти. Не охота словами не передать как, но другого пути то все равно нет.

План действий продуман, и я стал методично, по пунктам приводить его в жизнь. Где-то, по моему субъективному мнению, через пару часов, наконец, и все сделал, и отдохнул в достаточной мере, и настроился морально на предстоящие испытания.

Окинув напоследок труп так и оставшегося прикованным к стене длиннющей цепью волка, невидимый пепел неизвестной твари, тяжело вздохнул и неохотно поперся к заранее разведанному пути, который эти двое и охраняли. Ну, я так думаю.

II

Продолжение истории ГлавГероя.

Дальше опять был ход, то широкий, то сужающийся, но теперь кишащий разными тварями, хорошо хоть не слишком большими, однако довольно неприятными, надо признать: огромные, похожие на тараканов, жуки, жучки, огромные слизни, маленькие, но надоедливые червячки. Самое поганое, единственный вид противодействия который у меня был – это пробегать их как можно быстрее. А что еще остается, если ни меча, ни ножа, ни захудалой палки? Один непробиваемый костюм в моем распоряжении, да арбалет, снаряд которого старался беречь – как-то неожиданно для меня он оказался предпоследним. “Нет, все же воинская деятельность не для меня!”.

Так и бежал вперед. Передергиваясь от омерзения, когда под ногами слышался очередной хлюпающий звук от раздавленного жучка. Или на голову падал новый червяк. Последних старался оперативно сбрасывать вниз.

А потом пришел полный... трындец.

На моем пути оказался большой, и даже не просто большой, а огромный, перекрывающий весь ход червяк. Идти дальше стало невозможно, прорубиться было нечем, и я осторожно пятился назад, судорожно соображая как быть дальше.

Соображалось с трудом. Понимал только, что даже если выстрелю и каким-то чудом убью эту радость, будет только хуже. И? Тупик?

Меж тем червяк неторопливо, мне даже казалось вальяжно как-то наползал на меня. Я, пятясь, отползал, время от времени отпинывая лезущих под ноги остальных обитателей, да встряхивая головой, чтоб избавиться от падающих с потолка подарков. И тут увидел небольшое ответвление, этакую нишу сбоку. Подумал, посмотрел на червяка и решил рискнуть – пятиться мне надоело. Залез, скрючившись, стал ждать. Недолго в общем, но когда эта тварь поползла мимо меня, о своем решении пожалел. Когда прямо перед твоим лицом, чуть ли не задевая, медленно проходит блестящее и скользкое от склизких выделений, грязно-белое, изредка разряжаемое конвульсиями тело, даже закрытые глаза не помогают: отвратные, невыносимый едкий запах убивал, а шорох заставлял воображение рисовать картины проползающего мимо бока.

Как выдержал эту пытку сам не знаю, но переждал, дождался пока уползет подальше, посмотрел вслед и вылез, с трудом распрямляя скрюченное тело.

Червь оказался на удивление длинным.

“Сволочь”.

Идти дальше стало еще труднее. И не столько из-за того, что количество всякой мерзости на квадратный метр увеличилось, сколько из-за усталости. С трудом уговаривал себя не снижать темпа и двигаться быстрее, уговаривая себя же, что скоро этот лаз закончится или хотя бы расшириться, а там и до выхода недалеко. Хотя верилось в этот своеобразный аутотренинг с трудом.

Но как ни странно, он оказался правдивым. Еще с пол часа таких мучений, и сначала ход стал увеличиваться, вновь становясь пригодным для прохождения в полный рост, затем уставший и оттого отупевший мозг начал примечать, что живность вроде как убывает, а еще через часик вокруг меня вообще никаких жуков, тараканов и слизней, в коридоре неожиданно стало светлей (что, учитывая опять не вовремя погасший единственный факел, было очень кстати), вроде даже теплей и воздух улучшился. Чище стал что ли.

А затем, выйдя из-за угла и сделав один-единственный шаг очумело замер. Картина, представшая передо мной, оказалась необыкновенной, волшебной, сказочно-дико-ядовито прекрасной. Даже слов невозможно найти для толкового описания.

Это был лес. Застывший в веках каменный лес, состоящий из “деревьев” сталагмитов и сталактитов, тонких и более толстых, спускающихся и поднимающихся, составляющих хитрый лабиринт. И где-то между ними изредка “расцветали” “кусты” с тонкими, хрупкими “веточками” – серо-голубого, бурого и даже зеленоватого цветов. А на полу и стенах, причудливыми дорожками, составляющими различные узоры, росла непонятная красная плесень. Светящаяся плесень, отчего вся эта панорама была обрамлена желто-оранжевым, переходящим в адски алый, цветом. “Как в преисподнею спустился”, – подумал, не понимая, что чувствую – то ли страх, то ли восхищение. Но знаю одно, мне понадобилось немало душевных сил, чтобы все же сделать шаг вперед.

Я шел медленно и осторожно, стараясь не задевать особо хрупкий на вид антураж, и вздрагивая от каждого шороха. “Болтов” правда больше по глупости не терял. Научился более-менее обращаться с этим оружием, видимо.

Пройдя немного, вдруг увидел относительно чистое пространство – этакую “полянку” в этом каменном “лесу” – с удобными выступами, которыми можно заменить сиденья. Очень удачное для отдыха место.

Расположившись со всем доступным комфортом, мимолетно пожалел, что костер развести не из чего. Пришлось лопать сухпай – главное было не вспоминать обглоданные трупы на входе и усеивающие мой путь “зверьков”.

Так, не вспомнить, я сказал!

Подумаем о чем-нибудь другом. Например, что меня ждет дальше.

Или лучше не думать?

– Ай!

На щеку упало что-то маленькое, холодное и склизкое. А когда попытался его убрать – укусила, сволочь! И прицепилась же так, что не отдерешь!

– Убирайся, гадина, – сквозь зубы прорычал, наконец, с великим трудом отцепляя от себя это. Откинул, посмотрел, что за дрянь опять на меня свалилась. И содрогнулся от отвращения, судорожно вытирая щеку так, что чуть кожу не стер! Этот аморфный комок мерзости и описать то невозможно! У меня аж в глазах от гадливости потемнело, и тихий такой звон послышался. В руку, ближе к запястью, кольнуло. Я тряхнул головой, чтоб прийти в себя. Помогло.

И тут увидел, что эта дрянь на меня ползет.

Не связываясь, ударом ноги запулил её как можно дальше. И решил сваливать отсюда по-быстрому. Мало ли сколько тут этих глюков наркомана ходит? Да и вообще, выбираться надо бы из этих пещер! Мало того, что непонятной мерзости до черта, так они на меня еще и как-то странно действуют. Вот и в глазах вроде как двоиться начало.

Еще один укол.

Или кажется?

Быстро собравшись и закинув недоеденный бутерброд с сыром обратно в сумку, стремительно потопал отсюда. Стремительность, правда, довольно быстро сменилась тихим, осторожным шагом.

Все же в логове врага нахожусь. О чем не стоит забывать.

И часа через два спокойного шага, за который я даже расслабился, действительность напомнила о своем нерасположении.

Красный мох на стенах и полу становился все больше и “пушистее” на что я не сильно то и обращал внимания, даже радовался, дурак – светит лучше. Пока он не напал.

Гибкие тонкие нити резво распрямились из того клубка, который мигом перестал напоминать пушистый ковер. И как-то неожиданно оказалось, что нити не только тонкие, но еще и чрезвычайно длинные, и “когтистые”. И острые, по-видимому.

Десяток нежданных копий, рванув с земли, ударил в затвердевшую одежу. Броня выдержала. Я нет – и упал, тут же оказавшись опутан крепкими нитями с головы до ног.

– А-а-а! Отпустите меня, сволочи!!!

Рванулся – куда там, крепкие, прочные заразы.

И живые.

Они скользили по мне, опутывая все сильнее, царапали ладони и лицо, несколько пар окутывали шею, кажется, пытаясь душить – но костюм спасал и тут.

“Он бы мне еще сил прибавил!”, – в отчаянии подумал, пытаясь вырваться, но, сколько не бился, только сильнее запутывался.

Лицо и ладони стало жечь совсем невыносимо. Глаза закрыл, стиснул зубы, чувствуя, что нити лезут в нос и уши.

“Мамочка!”.

Выстрелил я как-то рефлекторно, сам не поняв как. Не знаю уж куда попал, но путы неожиданно расслабились, обмякли. Всего на мгновенье, но мне этого хватило, чтоб вскочить.

Получилось только сесть, да руки освободить.

То, почему я дальше сделал именно это, остается загадкой и для меня. Наверное, дело в том, что по какой-то странной случайности этот мерзкий мох сассоциацировался с “дьявольскими силками” из ГП. А, может, на меня просто напало вдохновение.

Чувствуя, как нити вновь ползут, начиная опутывать тело, достал огниво и с удивительной для меня сноровкой сумел поджечь эти дрянное растение. Оно вспыхнуло так, будто было проспиртованным – внезапно, ярко и синим пламенем.

“Твою мать!”.

Хорошо, что тогда этот костюмчик из корабля забрал!

Нити сразу потеряли ко мне всякий интерес, забившись, а я вскочил на ноги и рванул отсюда подальше. Сумка и арбалет так и остались где-то позади гореть вместе со “мхом” – искать их не было ни времени, ни особого желания.

Хотя воду было жалко. Надо в следующий раз фляжку на поясе держать, что ли.

Бежал я долго, очень долго, а вокруг меня вспыхивало и плясало синее пламя. Если б в своем состоянии мог обращать внимания на такие вещи, наверное, оценил бы красоту окружения. Но было как-то не до красот – выжить бы.

Так и не желавшая останавливаться кровь, да струящийся пот, застилали глаза, существенно затрудняя обзор. Так что, чего там впереди твориться и не смотрел особо. Потому, когда внезапно под ногами исчезла опора, а потом я грохнулся в воду, то чуть не утонул от неожиданности.

Было бы обидно, воды то оказалось по пояс всего.

Ну это я выяснил только когда существенно нахлебался оной (горькая дрянь!) и когда догадался все же встать на ноги.

Одно хорошо – кровь мне смыло. И даже попил. Надеюсь, никаких вредных личинок в озере не водилось.

Вздохнув и поняв, что бежать вроде как уже и не обязательно – ну пока какая-нибудь здоровенная рыба не выплывет, захотев меня сожрать – задумчиво огляделся, еле заметно морщась.

Раны на лице и ладонях существенно ныли.

Так, озеро, подземное. Довольно большое. А вода прозрачная, чуть зеленоватая, холодная. Но это чувствуют только незащищенные костюмом части тела, так что простуда мне не грозит. Хоть что-то приятное!

На тот берег, с которого сбежал залезать трудно (он высоко) да и не тянет что-то – судя по отсветам, там все еще горит. А другого берега как назло не видно. Темно. И озеро действительно большое. Попробовать переплыть?

А что остается?

Правда если там впереди тупик, это будет такая потрясающая подстава, что словами не описать.

Ладно, нефиг стоять и медитировать.

Тяжело вздохнув, погрузился в воду и поплыл.

Плавать я люблю, как правило, но сейчас никакого удовольствия – устал, все болит, кисти ломит от холода и опять кушать хочется, а нечего.

Что-то много жрать стал, попав в этот мир. Это от волнения или неожиданно свалившихся на меня физических нагрузок?

Впрочем, какая разница.

Плыть пришлось не так долго, как ожидал, уже через десяток минут уперся в стену. Но не успел расстроиться, как чуть сбоку, у самой воды, увидел край входа. Чтобы проплыть, пришлось нырнуть, однако наверху оставалось достаточно места, для того, чтобы мне не пришлось беспокоиться о воздухе.

Этот ход также длился недолго, после чего выплыл в другую, также большую пещеру на другую часть озера. Еще чуть-чуть и я выходил из озера на берег. Тут мне повезло, и лезть на стену не пришлось. Но темнота стояла такая, что ничего не понятно! Ничего не видя, наудачу пошел вперед, вытянув руки. Недолгий пологий подъем и уперся в стену. Проход пришлось искать чуть ли не на ощупь, тщательно гоня мысли о не существовании такого в принципе.

Нашел.

Облегченно вздохнул, напрягся, приготовившись к неприятным сюрпризам и, судорожно пытаясь вспомнить, сколько патронов осталось в “оружии против нечестии”, осторожно двинулся вперед.

Ход оказался аркой ведущей из одной большой пещеры в другую, огромную. Поначалу понять это можно было только по звукам и ощущению пустого пространства вокруг. И только где-то впереди мерцал свет.

Красный.

“Твою мать!”.

На всякий случай достав огниво и приготовившись поджигать все вокруг, осторожно двигался вперед. Чем ближе подходил, тем больше офигевал, не веря глазам. Остановился на границе света, с легким недоумением оглядываясь. Вот чего не ожидал увидеть, так это нечто подобное.

Комната. Обычная, женская комната, с кроватью, креслом, шкафом и трюмо, на котором даже находилось подобие зеркала из неизвестного мне отполированного до блеска материала, всякие безделушки на столиках, игрушки, ткани и ажурные, авангардные светильник на стенах. Ткани и светильники состояли из все того же странного “мха”, мебель из камня, кресло, в котором величественно восседала обедающая хозяйка, подозреваю, тоже из него, однако плотная “обивка” все тех же нитей не давал увидеть точно. В роли игрушек и статуи выступали застывшие до каменного состояния люди. Я первоначально даже не понял, что они живые, пока Темара среди них не углядел. “И как он то тут оказался?!”, – удивился, даже не порадовавшись такому незавидному положению предателя. Парня было жалко.

Себя, впрочем, тоже.

Кстати, о хозяйке и её обеде. Первая оказалось весьма эффектна: высокая, стройные ножки, мраморно белая кожа; изумрудно зеленые, длинные волосы струились по обнаженным плечам, прикрывая обнаженную фигуру, но не скрывая всех её немалых достоинств. Впрочем, “обед” также оказался неплох. Милая такая девчонка с короткими рыжими волосами, спортивной фигуркой, милыми чертами лица и полными губками расслабленно сидела на коленях хозяйки, бессильно откинув назад голову. Бледновата только, но, учитывая, что как раз у неё и пили кровь, присосавшись к шеи, в этом не было ничего странного.

Как только картина достигла моего сознания, вскинул руку, выстрелив. Через мгновенье рыжая лежала на полу сломанной куклой. А рядом с креслом стояла и приветливо улыбалась нереально алыми, полными губами хозяйка. Темные, глубокие глаза просто лучились доброжелательностью. Теперь, когда видел её лицо, она невыносимо напоминала “Ядовитый плющ” из игры о Бэтмане.

– К нам пожаловал гость, – проворковала, неторопливо двинувшись ко мне, – да еще такой симпатичный! Рада видеть вас.

Жалость к себе достигла невиданных высот.

Я даже не видел её движений! Лишь какое-то смазанное пятно, и вот она уже стоит. Будто телепортировалась!

Я обреченно смотрел, как медленно и неумолимо она приближается, не в силах оторвать взгляд, а мозг бился в решении не решаемой задачи: как могу убить кого-то настолько быстрого?!

“Я труп”.

А как жить то хочется! Но, видимо, не судьба.

– Какой скромный, молчаливый гость, – меж тем щебетала, стоя практически уже передо мной, – хотя другие в мою обитель не заходят отчего-то. Но именно такие как вы мне и по нраву. Позвольте же поприветствовать вас как следует, желанный гость!

С этими словами она взяла мою безвольную ладонь, поднесла к губам – я даже не сопротивлялся, равнодушно наблюдая – перевернула ладонью к себе и легонько прикусила непострадавшее от её растений место.

Ну как легонько? До крови, вообще-то. Выступившие алые капли которой с видимым удовольствием и слизала. Зрачки её чуть расширились:

– О, – выдохнула тихо, – какой необычный вкус у вашей крови, дорогой гость. Такой же необычный, как ваша внешность. Но и такой же прекрасный.

Меня обдало странным, приторным запахом.

– Ага, – тупо кивнул, стреляя.

Я не ожидал, что “иголка” попадет, не верил в это, действуя просто от отчаянья, от осознания, что что-то делать надо, иначе меня “выпьют” как ту рыжеволосую бедняжку. Ну не может она с её то скорость и реакцией не увернуться. Не такая же она дура, чтоб расслабиться рядом с потенциальным, пусть и слабосильным, врагом.

“Или такая?”, – подумал, провожая удивленным взглядом падающее тело. Лишь достигнув пола, оно вспыхнула знакомым синим пламене.

– Вот идиотка, – ворчливо произнес чей-то голос и, вздрогнув, посмотрел в его направлении. Там сидел седой, сгорбленный старик, которого первоначально принял за одну из “статуй”. Но нет, видимо этот мог двигаться, потому что сейчас качал головой, осуждающе бормоча:

– Воистину идиотка. Говорил ей: “не надейся только на свою неотразимость, обломаешься когда-нибудь”. Она лишь смеялась в ответ. Воистину дура! Ну ничего, зато я теперь свободен!

– А вы, простите, кто? – осторожно поинтересовался. Человек поднял голову, взглянув мне прямо в глаза:

– Ого, да ты говоришь на старо-линийском. Вот уж не ожидал встретить кого-нибудь, кто еще знает этот язык.

А я вдруг понял, что насчет возраста существенно ошибся.

И насчет человечности кажется тоже.

– Даже жаль убивать такого уникума, – лениво цедило это непонятное существо, изменяясь в демоноподобное чудовище, – но охотник должен умереть!

И неожиданно оказался рядом, внушительные когти проскрежетали по в который раз спасающему меня костюму. Однако сам удар оказался силен, меня откинуло назад, ударило о землю и даже протащило по ней по инерции. Только и успел резко выдохнуть, как увидел падающую с неба тушу. Попытка увернуться не увенчалась успехом. В результате еще один удар, выбивший из меня дух – аж в глазах потемнело, потому удар когтистой лапы, направленный в незащищенную голову, скорее почувствовал, чем увидел. Рефлекторно подставил руку, отдергивая голову и одновременно второй с зажатым в ней только что схваченным обломком ударил наугад, целя вроде как в голову.

Судя по вою и залившей мое лицо чужой крови, которая попала даже в рот, куда-то попал. Пользуясь ошеломлением врага, выпустил обломок, эту же руку приставил к груди, чувствуя слабые удары сердца, и выстрелил. Второй выстрел показал, что патронов больше нет, как и на другой руке.

“Если счас не сдохнет, мне капут”.

Он сдох. Причем быстро как-то, даже без агонии – прохрипел что-то и обмяк, стукнув головой мне по лбу. “Вот сволочь мстительная!”.

Я перевел дух. Попытался поднять тушу и выползти.

– А-а-а, бл.!!

Тут то и заметил, что рука, которой защищался от удара, адски болит. “Сломал он её что ли?”.

Пришлось, постанывая от боли и пытаясь сдержать слезы – итак ни фига не вижу – выползать так. Пользуясь одной рукой.

Судя по ощущениям, на эту казалось бы простую операцию ушло не меньше часа.

Хотя может и преувеличиваю.

Следующее, что сделал – потопал обратно к озеру. Ужасно хотелось умыться и избавиться от вкуса чужой крови.

Тьфу, гадость.

Дошел быстро, вход тоже долго не искал.

А после того, как умылся и напился, понял, что есть хочу просто невыносимо.

Но еды нет.

Даже пошарился по карманам в поисках забытого сухарика.

Нашел забытое подозрительно-синее яблоко. С сомнением оглядел его, еще раз проверил кольцом. “Надеюсь, ты не входишь в те проценты”, – подумал, решительно вгрызаясь.

Не осталось даже семечка, не говоря уж об огрызке, но все равно слишком мало, блин.

“Надо бы выбираться из пещер побыстрей”, – решил я, зевнул и... отключился, не заметив этого...