КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно
Всего книг в библиотеке - 336177 томов
Объем библиотеки - 375 гигабайт
Всего представлено авторов - 135163
Пользователей - 75478

Впечатления

kiyanyn про Элтон: Слепая вера (Современная проза)

Очередная антиутопия, но существенно более близкая к нашим реалиям. Экстраполированный до абсурда мир Интернета...

Не хочется спойлить, так что - ни слова о сюжете :) Хотя достаточно предсказуем, и что "убийца - садовник", было понять достаточно легко.

Словом, в общем-то, вполне читаемо, и весьма неплохо.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
SubMarinka про Балканский: Ким Ир Сен (История)

Ким Ир Сен:
"Пусть даже небо упадет на землю, но мы не свернем с избранного пути."
Какое это несчастье для страны!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Sorri925 про Макара: Билет в страну дождей (Альтернативная история)

Зацепила книга!! Прочитал запоем.. Добрая и наивная...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
yavora про Упоров: Мертвый Ренегат (Боевая фантастика)

Мда... Как заметил один из читателей а именноDXBCKT "большинство книг о попаданцах смакуют собственно переживания самого ГГ, его чаяния и стремления к изменению"..во второй книге этого уж слишком.ГГ который всех посылает на каждом углу заявляет что он эгоист и волнует только собственное выживание ..короче "нагибатель" в кубе. При этом еще что называется и звезду поймавший и краев не видящий. Вырежем пару тысяч человек .." а и мне плевать что обо мне будут плохо думать я просто хочу тишины". Вторая часть произведения с художественной точки..это...самокапания..теория магии со всех боков и многочисленные бла бла бла.. потом 2-3 страницы бум бац сфера сжег.. НО перед этим вам подробно на паре страниц расскажут о том или ином заклинании.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Хабибов: Дивизия особого назначения. Пограничники бывшими не бывают! (Альтернативная история)

Немного стандартная история про очередного нестандартного попаданца чем-то напоминающая СИ Храмова «Сегодня-позавчера». ГГ такой- же напрочь отмороженный тип, вечно куда-то бежит стреляя на ходу, собирая вокруг себя хабар, личный состав, любимую женщину (из будущего) и внимание врагов. Конечно все описанные успехи (практически ежедневные пинки нацикам в тылу) кажутся неправдоподобными (так и кажется что наконец обозлившиеся потерями фрицы наконец соберут ягдкоманду, да и выловят всех по лесам) если не брать (по утверждению самого автора) во внимание два довода: мобильность (ударил убежал) и распи...дяйство первых дней войны (когда поиск и отлов партизанских групп еще не «был поставлен на поток»). В целом впечатления от книги положительные, тем более что (как и у Храмова) ГГ не перестает всех удивлять своими задумками и колким словцом. Единственно в начале книги все несколько портит тупость ГГ, никак не понимающего «где и что», а так же «подаренная ему супер способность» перезагружаться (типа предвидеть будущее или «перекручивать момент») которой к концу книги он пользуется все реже и реже. А так в общем хорошо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Шекли: Координаты чудес (Научная Фантастика)

Я уже когда-то заметил что восприятие «читающего бумажную книгу» человека, внезапно отошедшего от долгой привычки к электронным книгам, несколько меняется. Ну во первых это ощущение собственности и некая «обреченность» (раз уж я потратился на эту книгу, то и буду вынужден дочитать ее до конца, даже если там окажется полное «гамно»). В самом деле начав читать ее E-book, ты уже удалил бы ее после первых страниц и перешел бы к более «вкусным» (понятным, знакомым и пр) книгам. Но в «бумажном варианте» критика (в силу воплей «внутренней жабы» о потраченных деньгах) априори заметно снижена и ты готов терпеть те «многочисленные несоответствия своим устаканившимся предпочтениям» (если книга все же, действительно не окажется исключительным «гамном»). Так что бумажный вариант все же более «толерантней» (если можно привести такое сравнение) к художественной сути произведения. Второй довод- это второй шанс. Положа руку на сердце вряд ли многие из нас, составившие нелестное мнение об уже «брошенной в начале» книге вряд ли к ней вернутся. Да и зачем — если выбор электронной библиотеки столь огромен. А вот бумажный переплет еще некоторое время «помаячив перед глазами» рано или поздно может быть подвергнут повторной инвентаризации и прочтению. Конечно недостаток последнего варианта - цена (зачастую безбожно завыщенная), да и тот факт что только немногие книги действительно заслуживают что бы их покупали. Но вот если соблюсти все эти критерии — покупка стоящей книги и ее простое «нахождение на полке», «в чистую» превосходит всю бесплатность и доступность электронных книг (по моему субъективному, ни к чему не обязывающему мнению).

Рейтинг: -3 ( 1 за, 4 против).
DXBCKT про Ищенко: Коррекция (Альтернативная история)

Обычно большинство книг о попаданцах смакуют собственно переживания самого ГГ, его чаяния и стремления к изменению того или иного исторического процесса, а так же «охи и ахи» местных по этому поводу. И обычно итогу данных изменений посвящается лишь пара строчек в конце книги (по типу: и жили они долго и счастливо.... поедая яблоки на Марсе). Таким образом большинство книг в данном жанре сосредоточены собственно на процессе изменения, а их конечный результат (в зависимости от пожеланий автора) подразумевается автоматически и наступает неизбежно. Так же в большинстве книг по умолчанию имеется некая легкость «для того или иного колебания» (по типу нашел точку бифуркации — «раздавил бабочку», а там все само пошло как надо) и многочисленные персонажи легко меняют учебники истории, раз за разом объясняя «тупым вождям» их «очевидные» ошибки. Да и можно еще добавить всяких приключений для экшена... Данная же книга получилась на удивление многопланово и учла многие моменты для которых в других книгах порой «просто не остается место». Понятно конечно что необходимые для этого условия несколько чрезмерны: то что ГГ раз за разом «ведут» из прошлого в постапокалиптический мир будущего, потом обратно в еще раннее прошлое, и мнимое бессмертие ГГ и их удачливость. Однако по прочтении всей книги все это перестает иметь значение, поскольку на первый план выходит не это, а наши перспективы в случае образования подобного варианта БП (большого пии...ца). Хочется всей душой верить что все наши явные просчеты и явные глупости вызваны лишь маскировкой и подготовкой к чему-либо подобному... В противном случае нам будет очень обидно... совсем, совсем недолго.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
загрузка...

Шестерёнки апокалипсиса-2 (fb2)

- Шестерёнки апокалипсиса-2 (а.с. Нужно больше древесины!-2) 410K (скачать fb2) - Ярослав Георгиевич

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Шестерёнки апокалипсиса (Нужно больше древесины!)-2


Глава 1

— "Крыша" "Броне"! К вам идут собачки и толстяк! Пока не видят!

— Принял! Сколько собак?

— Дюжина.

— Попробуем сами, не раскрывайтесь.

— Удачи!

Сердце забилось. Началось! Кинув быстрый взгляд на манометры, Валера подбросил дров в одну из топок. Паровой броневичок, казалось, еле полз. Остовы машин, постоянно встречающиеся на пути, ещё больше замедляли движение, но жутковатого вида отвал отрабатывал своё существование на все сто.

Старый асфальт во многих местах вспучило корнями, поверху валялся разнообразный мусор. Сделанное из инкассаторского автомобиля и двух стройботов сооружение заметно раскачивалось, переваливаясь с одного колеса на другое, будто не по городской улице ехало, а по лесной просеке. Но — оно всё же ехало!

Брошенные дома смотрели на всё это пустыми окнами, в которых, скорее всего, уже никогда не загорится электрический свет. Битые стёкла, пыль, обвисшие грязные тряпки занавесок, темнота помещений за ними, всё это создавало обманчивое ощущение безжизненности. Но Валера знал — где-то там, за толщами серого бетона, бурлит чужая жизнь. На краю раскопанного и разорённого кладбища стоит поселение, кишащее мерзкими некромантскими тварями, что не дают общине спокойно жить. И наконец настало время показать им, кто здесь хозяин!

Позади остались долгие споры по поводу того, стоит рисковать или нет. Потом — ещё более долгое обсуждение операции. И — конечно же, сама подготовка. Решение, что нужно воспользоваться технологическим прорывом, казалось логичным. Ведь нежить тоже развивается, и через какое-то время может догнать, или даже перегнать в развитии людей. А в том, что они не отступят от своего и не прекратят пакостить, не сомневался никто: набеги на базу, и даже налёты, в самом прямом смысле, повторялись с известной регулярностью. Покоя от некромантов и их подопечных не было, практически ни одна вылазка за стены родного двора не обходилась без хорошей драки.

Конечно, полученная благодаря разведке Валеры и его товарищей информация поставила с ног на голову всё представление об окружающем мире. Поощрение контактов с амазонкой-"эльфийкой", демоном, и прочими существами, явно указывало — те или то, кто затеял всё это, очень одобряют мирное решение вопросов. Но как это претворить в жизнь в случае с некромантами, когда при каждой встрече те без предупреждений атакуют, не желая вступать ни в какие переговоры? И стараются утащить трупы твоих товарищей к себе в логово, чтобы сожрать, или, ещё хуже, сделать из них каких-то жутких зомбей?

В общем, после вялых попыток наладить хоть какое-то общение — установленные щиты с надписями и поясняющими рисунками твари поломали и растоптали, на белые флаги не реагировали, живыми в плен не давались — было окончательно решено: надо валить. Ведь в ходе долгих рассуждений и поиска логики во всём окружающем был сделан и ещё один важный вывод. Вывод о том, что те таинственные похитители, кто переместил людей в окрестности странного города-муляжа, окружённого гнездовьями различных непонятных существ — они, несмотря на поощрение контактов, явно подталкивали всё же к созданию именно боеспособных общин. Союзы и договоры с представителями других рас, конечно, хорошо поощрялись, но предоставлялись все возможности и для силового решения вопросов.

Заветный технологический прорыв обеспечило сразу несколько факторов. Самое главное — закончившееся улучшение Командного Центра, как все уже называли Комплекс Коллективного Усиления, расширило возможности по постройке доступных зданий. В отсутствие Валеры Денис взял умение, позволяющее ограниченно управлять Комплексом, и когда всем миром наскребли заветные пять тысяч энергии — запустил апгрейд. О чём, кстати, никто из скинувшихся заветными единицами не пожалел. Потому что наконец появилась возможность получать нормальное оружие, а не только те ножи, мечи и эти дурацкие — пусть и убойные — боевые молоты!

Правда, выдавалось опять не всем, и только после постройки Мастерской. Так, пулемётчик Дядя Фёдор остался ни с чем, как и пришедший с разведчиками гренадёр Рома. Им, как и гражданским, достались только пистолеты. Настоящие "винтовки" получили лишь Михаил, Анатолий, Кристина и… бабка Семёновна, причём последняя — укороченный вариант, но со здоровенным, устрашающего вида штыком.

Всё выданное оружие люди называли старыми, привычными названиями, но по сути оно им не являлось. И пистолеты и винтовки стреляли высокоскоростными энергетическими сгустками, которые против ожиданий при попадании в мишень не прожигали насквозь, а просто с немалой силой отбрасывали и "отключали". Эксперименты на кошечках, то есть мёртвых "собачках", показали — при попадании в конечность твари, при отсутствии внешних повреждений, она перестаёт работать. Попадание в голову или же в тело — смертельно.

Расстраивали только дистанции, на которых это чудо-оружие работало: било оно не дальше ста метров для "винтовок", и ещё меньше для пистолетов. Также, наверное, излишне говорить, что принцип действия этих штуковин никто так и не понял. Разобрать, как в случае со зданиями, получалось только до определённой степени — на некоторое количество неделимых агрегатов неведомого назначения. Заряжалось всё "патронами", металлическими циллиндрами, которые скорее являлись некими батарейками. Хотя после использования и вылетали из оружия в отработанном виде, очень похожем на обыкновенные гильзы.

Кроме оружия, появилось наконец-то и то, чего так недоставало всё это время — связь. Правда, данную опцию получилось активировать лишь после возвращения и успешного воскрешения Валеры, когда инженер покопался в настройках и доступных улучшениях Командного Центра и остальных зданий, что открылись после апгрейда. Теперь каждый получил возможность переговариваться с любым другим членом общины, причём, без каких бы то ни было лишних приспособлений. Просто, желание поговорить вызывало появление приватного, или широковещательного канала, гарантированно работающего на всех расстояниях, на которые экспериментаторы могли себе позволить отходить от базы.

Этого очень не хватало на момент появления на базе спасшей Валеру Веры. Ведь будь тогда связь, можно было бы сразу отозвать "карательный рейд", отправленный к демонам. Правда, Михаилу и ребятам удалось действительно потрепать рогатых издалека, набить себе сколько-то энергии, и возвращались обратно они хоть и подавленные — товарища-то, как думали, спасти не смогли, оставшиеся после его "гибели" браслеты не обнаружили — но и с некоторым удовлетворением. Но, всё равно, риск осуществления подобной затеи был велик, судьбу "фашистов" все помнили хорошо.

Кстати, о последних. Среди набранного на поле боя хлама обнаружилось несколько браслетов, конечно же — чёрного цвета и с рунами "ss". А Валера, в облике бесплотного призрака бродивший по Базе в ожидании воскрешения, в какой-то момент с удивлением приметил две тени, нерешительно мнущиеся в сторонке. Пригляделся повнимательнее — ну реально, свиньи свиньями, ещё и в форме. Слетав к Вере в госпиталь, он объяснил ей проблему, очень попросив передать информацию остальным.

В результате чего, в Алтаре в очереди на воскрешение появилось несколько браслетов конкурирующей фирмы, для эксперимента. Просто узнать: получится, не получится, и если получится — то что. Подобный опыт для нескольких членов общины уже имелся, волшебное сооружение могло воскрешать в один момент только кого-то одного, но попавшие внутрь браслеты консервировало, снимая ограничение на двадцать четыре часа, и тем самым спасая попавших в очередь от "развоплощения".

Поэтому, двух человекоподобных свинов воскресили. Репутации на удивление хватило, и цифры "коэффициента расположения" отображались достаточно высокие — видимо, учитывалось их значение среди "своих". Со спасёнными попробовали пообщаться, но получилось не очень, и их просто отпустили. Получив вожделенные пять тысяч энергии и робкую надежду на то, что удалось заполучить союзников против демонов, а может, и ещё кого-то. Правда, тот ещё вопрос был, кто из всех этих странных народностей, уже обнаруженных в округе, менее отвратителен и более дружелюбен. По всему выходило, что очень многие из них фактически паразитировали на людях.

Демоны — попросту жрали, использовали рабский труд, и насаждали среди пленников свои порядки. Освобождённые девушки, пусть не сразу и не с очень большой охотой, всё же раскрыли секрет — зачем рогатым женщины. Их воспитывали в соответствии с "понятиями" рогатых — топчи, грызи и бей ближнего своего. Отбирай еду, чтобы поесть, бей, чтобы тебя не били, и так далее. Когда "обучение" кончалось, следовал обряд инициации. После прохождения данного обряда, в который, в том числе, входило убийство другого пленника, обязательно следовала беременность, рождение рогатого малыша, и превращение в демоницу. Причём, вынашивание и метаморфоза происходили просто с ураганной скоростью, буквально на глазах.

Некроманты, в свою очередь, "всего лишь" использовали трупы для своих грязных дел. Если бы не жертвоприношения и то, что они разведали местоположение Базы уже в первые дни, и впоследствии регулярно наведывались туда с визитами, с этими тварями можно было бы как-нибудь смириться. Ведь кладбище, рядом с которым выросло поселение, наверняка тоже было бутафорским — как и весь остальной город. Но нет, не сложилось…

Про "фашистов" известно ничего не было, и это беспокоило. Жутковатые поросята-гуманоиды легко могли оказаться теми ещё заправскими душегубами. На фоне всего этого "эльфийки" выглядели просто сущими агнцами. Вернее, выглядели бы — если бы не томящиеся у них в неволе пленники. Пусть вызволить их пока возможности не было, но Валера, Михаил и Рома единодушно забились сделать это, как только смогут. Не говоря уже о том, что несколько человек из числа бывших "сокамерников" неплохо дополнили бы коллектив общины, людей ведь всё так же не хватало.

Спасённые из лап демонов девушки отлёживались и откармливались в госпитале, под чутким контролем Марины и Юли. Вилен Александрович оказался ещё хоть куда, несмотря на возраст и глухоту. Ему наконец смогли объяснить, что делать с браслетами и как, и дед выбрал себе специализацию — "слесарь". После получения достаточного количества энергии для запуска "омоложения" он тоже лёг в стационар. Семёновна и проштрафившийся интендант завидовали чёрной завистью, но первая нужна была на ногах во время операции, а второго — просто-напросто наказали.

Сама подготовка к операции "Х" шла максимально быстро, но без спешки. Несколько вылазок для обеспечения достаточного количества дров, потребных на возрождение — если будут потери. Пристрелка оружия, в том числе и на "псевдоживых"

мишенях, и совместные тренировки — чтобы хоть друг по другу не палить. Освоение новых возможностей, запуск всех необходимых улучшений — отрыв в технологиях должен был быть максимальным, особенно учитывая, что некроманты сами клювами не щёлкали и уже выпестовали каких-то летающих тварей, рассыпающих премерзкие ядовитые споры, и нечто, мимикрирующее под людей. Далее следовала долгая и тщательная разведка, самыми традиционными методами. Хотя Валера и предлагал себя убить, чтобы побродить в облике призрака по вражескому лагерю, ему отказали — слишком рискованно. Ну и, наконец, самое главное — создание импровизированного броневичка, как основной единицы для прорыва вражеских укреплений.

Кристина с прикрытием из Семёновны должна была работать с крыши, в качестве снайпера. На пробных стрельбах девушка показала прекрасные результаты, лучше, чем у кого бы то ни было. Веру, как способную видеть то, что скрыто от других, поставили наблюдателем. Остальные вошли в экипаж броневика: Денис и Валера, взявший улучшение на управление стройботами — водителем и кочегаром; Михаил и Анатолий — стрелками; Тимур, Карен, Рома, Евген и Дядя Федя — десантом.

Но все эти приготовления были позади, а теперь настал момент, которого все так ждали и боялись. Они выкатились из-за угла, прямо навстречу трусящей куда-то по своим делам "небольшой" группировке из дюжины "собачек", мерзких неживых тварей, похожих больше на лысых тощих обезьян, и "толстяка" — массивного неуклюжего гиганта, значительно выше двух метров ростом, страшного в ближнем бою.

С лёгким шипением вперёд полетели светящиеся сгустки, Михаил с Анатолием зарядили с двух стволов. Сначала — в мелочь, эти при удачном попадании дохнут с одного раза, и потом больше не доставляют проблем. Потом — в здоровяка, которого так просто не разберёшь, но зато идти ему долго, да и цель хорошая, удобная…

Нежить сориентировалась быстро, "собачки" рванулась навстречу. Прежде, чем добежали до броневика — потеряли двоих, ещё пару ранило. Заблаговременно высаженный десант во главе с двумя танками уже на ближней дистанции быстро разобрал остальных. Доковылявшего вразвалочку "толстяка", изрядно продырявленного издалека, взяли сразу с двух сторон: Тимур ступил навстречу и с богатырским замахом приголубил своим молотом, а сразу следом за ним — Карен добавил двуручным мечом. Этих двух ударов вполне хватило, чтобы отвратительная нежить опала на землю бесформенной вонючей кучей.

Броневичок аккуратно подвинул тушу в сторонку, проехался по трупам "собачек", и десант споро запрыгнул обратно внутрь, под защиту металла и пуленепробиваемого стекла.

— "Крыша" "Броне"! Оживление на базе!

— Кого видно?

— Пять летающих тварей, куча собак, под сотню, два богомола, шесть толстяков, три катапульты и с дюжину некромантов! Все в вашу сторону!

— Летуны вперёд не вырываются?

— Нет!

— Плохо! Первыми выбиваем их! Стрелять только после нас, когда собьём минимум двух! — роли и возможные варианты течения боя были расписаны заранее, но дотошный Анатолий решил лишний раз напомнить всем, как и что следует делать.

— Да!

— Денис! Ждём, когда высунутся, сдаём назад!..

— Знаю!

— Народ! Не выходим, пока всех летунов не побьём!

— Да помним, помним…

Очень скоро из-за угла появилась бегущая, машущая крыльями, ковыляющая и ползущая масса. Некроманты и их армия не заставили себя долго ждать… Опять зажужжали энергетические сгустки, стрелки сконцентрировали огонь вокруг подвижных "летунов". К сожалению, попаданий было не так много — но они всё же были. Мелькающие в воздухе твари, больше всего похожие на скатов, ускорились, происходящее им это явно не понравилось. То ли забив на приказы "начальства" в плащах, то ли наоборот подчиняясь им — летучая нежить устремилась вперёд, к броневику.

Выстрелы сверху, из двух стволов, добавили переполоху. Семёновна скорее всего палила наугад, а вот Кристина стреляла метко. Энергетические сгустки из её винтовки один за другим вонзались в крылатые туши, заставляя их дёргаться, с трудом выравнивая полёт. Вот одна рухнула на землю безжизненной кучкой тухлой плоти, вот вторая… Третья… К броневику подлетели только две, да и те лишь бесполезно рассыпали свои ядовитые споры — все заслонки оказались быстро задвинуты, и вражеская атака фактически прошла впустую.

Но твари об этом не знали, они лишь увидели, что странная металлическая штука перестала больно плеваться. А вот сверху подобные "плевки" продолжали сыпаться… Замолотив в воздухе крыльями, "скаты" начали подниматься вверх, чтобы разобраться с ещё активными обидчиками.

— "Броня"! Они взлетают!

— Сообщите, когда поднимутся на уровень…

— Уже!

Заслонки, закрывающие амбразуры в наваренных на крыше башенках, вновь открылись. Огонь по летучим тварям усилился, и до крыши, где засели Кристина с командой поддержки, никто из врагов не добрался.

— Всех выбили!

— Ура! — раздавшийся внутри броневика многоголосый вопль чуть не заставил оглохнуть. Атака с воздуха была самой главной проблемой, которую следовало решить в первую очередь.

— Не расслабляемся! "Крыша", с вас катапульты!

— Уже работаем!

Условно названные катапультами странные костяные штуковины, со своей мерзкой способностью бить на большие расстояния, являлись второй по важности целью. По сути, они единственные представляли серьёзную опасность броневику. Собачек можно было просто давить, они разве что были способны задавить массой, закидать телами, а толстяки двигались медленно и при должном терпении вполне себе расстреливались издалека. Ещё, неприятными были похожие на богомолов штуковины, нечто среднее между собачками и толстяками, но этих, к счастью, оказалось совсем немного.

— "Броня" "Крыше"! Там катапульты далеко?

— За углом, ещё метров сто. Собачки оторвались, сейчас завернут…

— Принял. Десант, наружу! "Крыша", дай знать, когда появятся!

— Да! — после небольшой паузы: — Одну разобрала!

Опять раздалось громкое "Ура!", но теперь уже не внутри броневика, а, в основном, снаружи. Бегущих навстречу собачек и ковыляющих позади богомолов теперь встречали лишь две винтовки и огонь из пистолетов — находящиеся на крыше сосредоточились на "тяжёлой технике", которая ещё тащилась где-то за углом.

Вновь сшибка. Могучие удары Карена и Тимура, размахивающих своим грозным оружием легко, как тростиночками, размазывали тех, кто проскакивал сквозь плотный рой летящих навстречу энергетических сгустков. Валеру так и подмывало выскочить и присоединиться, ведь броневик всё равно пока стоял, но он понимал — нельзя.

— Ещё одну развалила! Последняя сейчас завернёт! И толстяки! Готовим сюрприз!

Сюрпризом была заблаговременно притащенная наверх куча битого камня и прочего строительного мусора, готовая полететь с высоты девятого этажа с ускорением в один "жэ", и держащаяся лишь на нескольких верёвочках. Мужчины замаялись всё это таскать на крышу, тем более незаметно… Но данная уловка, по сути, была главным козырем против нежити. План заключался в том, чтобы заманить в ловушку, объезжая здание, и попытаться накрыть наиболее опасных противников. А потом ездить по улочкам, не подпуская близко оставшихся, и расстреливать их изнутри броневика и с крыши, все выходы на которую перед операцией, само собой, надёжно закупорили. Толстяки туда подняться не смогли бы, а мелюзга не отличалась особой физической силой. По всем прикидкам, пробиться сквозь придавленные сверху люки нежить не смогла бы.

— Пошло! — крик Кристины был полон азарта. Если честно, Валера переживал — как же это будет, участие женщины в настоящей боевой операции. Но, судя по всему, в данном случае все опасения оказались напрасными.

Раздался характерный звук, с которым камни бьются в полёте друг о друга, и только-только завернувшая за угол масса нежити оказалась накрыта пыльным облаком. Что там с ними, кого приложило окончательно, кого нет, кого вообще не задело — понять было сложно. Да и стало не до того, чтобы разбираться в этом — требовалось отрываться от "собачек" и откатываться подальше, на новую позицию…

Как оказалось, сделать это не так просто. Все стрелки, как уговаривались, сосредоточили огонь на площади перед броневиком, но количество "собачек" оказалось слишком велико, чтобы отсечь их всех таким образом: на место только что убитых тут же вставали новые.

— "Наблюдатель" всем! Вторая группа нежити выбежала с базы, идёт в обход!..

— Млять!

— С пол сотни собачек, четыре богомола и некроманты! Толстяков, катапульт, скатов нет!

— Всё равно, млять! Резерв, огонь! Надо оторваться!

Тревожно ожидавшие до этого техник с инженером распахнули дверцы, каждый со своей стороны, и тоже начали палить из своих пистолетов. С их помощью, наконец, удалось чуть расчистить пространство перед броневиком, так, чтобы десант получил возможность быстро запрыгнуть обратно — сначала стрелки, в конце — Тимур с Кареном. Валера с Денисом тоже быстро юркнули внутрь, через двери водителя и пассажира, и тут же активировали каждый своего сройбота, что в виде отдельных агрегатов были встроены в машину. Броневик начал медленно сдавать назад. И, конечно же, всё это время огонь из башенок и с крыши не прекращался ни на секунду.

— Сюрприз сработал! Остался один толстяк, пять в плащах, и эти ваши "собаки", — неожиданно раздался голос Семёновны, видимо, больше следившей за тем направлением, чем стрелявшей.

— Ура!..

"Собачки", безжалостно и безнаказанно расстреливаемые из четырёх стволов, бросились за броневиком следом, догоняя отъезжающий за угол неведомый агрегат. Пусть они и двигались быстрее паровой машины, но скорость, с какой твари дохли, почти уравнивала шансы.

— Вас обходят! Давайте назад, скорей!

Валера уже и так лихорадочно забрасывал дрова в топку, одно за другим, в надежде выжать из двигателя всё что можно. После этого возгласа постарался ещё больше ускориться — но ощутимого прироста скорости это не дало.

— Не успеваете! Они уже сейчас завернут!

— Млять! Денис, вперёд! Десант, наружу!

Раз отступить не получалось — приходилось использовать по максимуму все возможности. В том числе, отвал и сколько-то лошадей паровичка. Да и бить врага лучше по кусочкам, а не когда он вокруг, со всех сторон наседает.

Разогнавшийся броневичок прошёл по "собачкам", как каток по асфальту. Твари бились о стёкла, словно гигантские комары-переростки, пытались забраться на крышу, врезались в стены — но не могли причинить серьёзного вреда. Единственной относительно серьёзной неприятностью стало прокушенное колесо, машина сильно просела на один угол и начала заметно трястись.

Десант не отставал от техники, расстреливая с таким трудом добываемые обоймы. Ведь на производство каждой уходило по пол кило металлолома и с десяток деревянных чурбачков… Вот кончились "собачки", прямо перед броневиком оказался медленно ковыляющий "толстяк" со свитой некромантов. Один колдун сделал что-то своим посохом, чёрная молния ударила в неповоротливую тушу… И та внезапно ускорилась! Вбирая в себя одну за другой молнии, "толстяк" начал шагать всё быстрее и быстрее, вскоре уже несясь навстречу со скоростью хорошего автомобиля.

Все стрелки, само собой, сосредоточились на этом новом противнике. А в это время сзади нахлынула обходившая с другой стороны группа врага, собачки вперемешку с "богомолами". Десантники были готовы к этому, развернулись и встретили их лоб-в-лоб. Но всё равно, без огневой поддержки с крыши и из броневика силы оказались явно неравными. Одна тварь ранила Тимура, тот выронил свой молот, но выхватил пистолет из кобуры на поясе и разрядил всю обойму в упор, всё же прикончив противника. Рядом кто-то завалил Дядю Федю, сначала дико закричавшего, а потом как-то внезапно вдруг замолкшего…

Толстяк же, не обращающий внимания на выстрелы, врезался в броневик и просто перевернул его, опрокинув на бок. Тяжёлая машина задавила несколько собачек и Карена. Угли из топок просыпались наружу, тут же запахло палёным. Валера мимолётно порадовался, что теперь имеет доспехи. Дальше думать было уже некогда — кое-как выбравшись из беспомощно вращающего в воздухе единственным целым колесом чудо-автомобиля, он тут же кинулся в свалку, сбив собачку со спины Ромы и отправляя пинком в полёт ещё одну, пытающуюся утащить тело Дяди Феди.

— "Броня"! Вы их почти сделали! Давайте, чуть-чуть осталось!..

Валера как-то даже не сообразил тогда, что кричат, дошло уже позже. Навстречу летела жуткая клешня "богомола", чудом удалось уклониться в самый последний момент. Выстрел в голову чудовища, ещё и ещё… Тварь упала, а парень откинул схватившую за руку "собачку", врезал окованным сталью коленом ещё одной, что пыталась подступиться — прекрасно зашло, морду свернуло на бок… Перезарядился, теперь этой в голову, потом той… И вот — всё позади! В очередной раз оглядываясь в поисках следующего врага, Валера не увидел никого. По крайней мере, живого. Они остались одни посреди усыпанной трупами улицы.

— Вы дожали их! Почти никого не осталось!

Последнее неудивительно. Ведь операцию начали точно после очередного нападения нежити на базу людей в городе. Численность тварей должна была быть минимальна.

Быстрый взгляд вокруг — Денис, без своего привычного стройбота, Рома, Михаил, Анатолий, Евген и Тимур — последний с безвольно повисшей рукой. Пусть у них теперь нет броневика, но сил ещё должно было хватить для окончательной зачистки богомерзкого поселения.

— "Крыша" "Броне"! Начинаю работать по базе! — и после небольшой паузы: — Хотя, какая вы теперь броня…

— Дожмём их! Ура!.. — раздался дружный вопль. Они всем скопом кинулись вперёд, в сторону некромантского логова.

Глава 2

— Ты сделал всё, что было возможно. Никто не смог бы больше.

— Знаю… Всё равно, паршиво.

Валера посмотрел в жёлтые Верины глаза. И понял, что от этого ему становится ещё более скверно. Ведь их цвет до попадания в лапы демонов был другим… Что они сотворили с нею? И что ещё, кроме этого, успели сделать? Твари…

В столовой было непривычно пусто. После похода к логову некромантов "в живых" осталось всего несколько человек. Из них один, Рома, лежал в госпитале, а вторая, Кристина, согласилась не уходить с крыши — следить за передвижениями врага. С одной стороны, конечно, логичнее было бы оставить там Веру, которая могла общаться с призраками и получать от них более достоверную и подробную информацию. Но — тут главным козырем стала винтовка. Пусть и с последними пятью патронами.

"Старшее поколение", в лице интенданта и Семёновны, сидело за соседним столом. Тоже о чём-то тихо переговаривались, интендант ещё и мерзко стучал ложкой по стакану. Смысла беседы было не разобрать, но интонации не оставляли сомнений — эти тоже не в своей тарелке, переживают за общее поражение.

Рядом, на полу, лежал пёс, вывалив язык из раскрытой пасти и глядя на хозяина преданными глазами. С тех пор как Валера видел его в последний раз, зверь заметно вымахал. Крохотный забитый щеночек, каким он казался когда-то, превратился в здоровенную собачину, почти с кавказца размером. Во внешнем виде тоже имелись заметные сходства с данной породой: короткая, тупая морда, жутковатые, немаленького размера клыки, выглядывающие из-за будто бы надменно приподнятой верхней губы, густая шерсть, толстые мощные лапы. Только цвет, тёмно-серый, ни на что не похожий, и необычайно умные глаза делали зверюгу какой-то особенной, совершенно не такой, как все привычные собаки.

Когда инженер впервые вышел на люди, после обретения новой жизни на "Алтаре" — этот телёнок едва не сбил его с ног, обмусолив лицо своим шершавым языком. Наверное, если бы не "Базовое общее улучшение", точно опрокинул бы.

По словам девушек, которые заботились о животном в отсутствие законного владельца, он никого и ни во что не ставил. Но при этом, когда его не трогали, не проявлял никакой агрессии. Милостиво позволял себя кормить-поить, гладить, даже чесать, легонько вилял хвостом в благодарность — но на любые попытки ограничить свободу, не задумываясь, показывал клыки. Пока он был маленьким, никто не воспринимал это всерьёз. Но когда члены общины обнаружили, что как-то незаметно произошло это "за время пути собака могла подрасти", и по двору ленивой трусцой бегал уже не маленький пушистый комочек, а здоровенный оковалок — его начали даже побаиваться.

Валера сам наблюдал всё это как-то раз, пока в виде бесплотного призрака носился по двору и окрестным домам, стараясь с пользой использовать появившуюся возможность исследовать все щели и закоулки. На его глазах пёс со значительным видом подошёл к стоящему без водителя статуей Джамшуту какому-то, задрал лапу, и принялся поливать его мощной струёй. Анатолий, оказавшийся рядом и проявивший гневным возгласом неудовольствие осквернением коллективной собственности, был встречен свирепым оскалом, злобным блеском глаз, и низким, утробным рычанием. В какой-то момент показалось даже, что всё, схватит сейчас ружьё — и беда пёсику. Но — пронесло, Лесник успокоился… В конце концов, собака своим лаем не раз и не два поднимала тревогу, когда дозорные ничего подозрительного не замечали, вероятно даже спасая тем самым общину.

Вот и сейчас, пёс навострил уши в сторону входа в столовую. Открылась дверь, зашли трое — Евген, Марина и Юля. И с их приходом в помещении собрались практически все члены общины, оставшиеся на ногах, кроме дозорных — двух пацанов, Иры и Кати, которых поставили следить за округой.

— Ну что, медицина, как там парень? Починили? — повернулся в их сторону Семён Павлович, отвлекшись от своей собеседницы.

— Вылечить такое в наших условиях невозможно… Говорила же, давайте построим это здание, "Госпиталь" которое. Наверняка, пригодилось бы сейчас… — Ответила, грустно улыбнувшись, "главный врач": — Но… Так как у нас тут всё не совсем по-человечески, раны заживают с огромной скоростью — думаю, сам оклемается. Когда — не скажу.

— А дедушка? — это уже Валера, имея в виду Вилена Александровича.

— Пока — пластом. Учитывая, что "омоложение" — процесс долгий, думаю… Да что думать, уверена на все сто — не скоро он встанет. Ну и сразу скажу — девочки почти в норме уже. В принципе, можно бы выписать… Но, думаю, пусть полежат. Будет не лишним, скорее, в психологическом плане. Они такого натерпелись…

Валера осторожно посмотрел на Веру — подумал о том, что ей бы тоже не помешало. Та поймала взгляд и легонько улыбнулась: мол, понимаю, но не нужно, всё в порядке. Вообще, девушка заметно ожила за последнее время, что не могло не радовать. По сравнению с тем, какой она была при их первой встрече, бывшая пленница теперь выглядела совершенно нормальной, просто излишне задумчивой и грустной. И, в отличии от остальных, её сразу взяли в оборот. Ведь никто больше не мог похвастаться таким специфическим "Умением", как способность видеть невидимое.

— То есть, у нас пока минус два, так? Весело…

— Ничего весёлого. Что делать будем?.. У кого-нибудь мысли есть?

Повисла тяжкая тишина.

— Ну, наши же говорят — их браслеты твари в свой "Алтарь" утащили, так, Вера?.. — неуверенно начал интендант. — Можно не спеша восстановиться, собрать силы, и отбить…

— Какое отбить, вояка? — грубо прервала речь дедка Семёновна, видимо, продолжая их давний спор. — Почти всей общиной не смогли побороть, а сейчас, жалкими остатками, одолеем? Да не выход это, не выход! Договариваться надо, с чертями окаянными… У нас же целый мешок браслетов ихних есть, нешто не согласятся?

Валера с благодарностью посмотрел на бабулю, по сути озвучившую его собственные мысли. Да, единственным возможным выходом виделось попытаться выторговать у некромантов браслеты товарищей. Вот только, получится ли наладить контакт? Учитывая полное бесплодие всех предыдущих попыток.

— Идти должна девочка, вот что я думаю, — продолжила тем временем Семёновна, — раз она у нас такая, с духами говорящая…

А на этом месте то, что бабка говорит, Валере резко перестало нравится, и он резко перебил её:

— Никуда Вера не пойдёт. Пойду я, решил уже.

— Что, куда? Ты единственный, кто со всем этим справиться может, — Семён Павлович аж вскочил с места, обводя рукой стену столовой и подразумевая то, что находится за нею — Комплекс Коллективного Усиления и остальные здания. — Без тебя мы все тут сдохнем! Какое такое пойду, придумал тоже…

— Вот-вот! Тоже, нашёлся герой! То, что один раз от чертей убёг, ещё ничего не значит!..

— И всё-таки, пойду! А её не пущу. Не обсуждается. И у меня ведь есть… Некоторый опыт. Да и физические данные лучшие из всех нас. Если что, реально убегу!..

— Ёмана, да чего ты, а? Пусть она и правда сходит, — неожиданно громко поддакнул большинству, как он думал, Евген.

— Ч-что? Что ты сказал, а? Может, напомнить, кто первый стрекача дал? Оставив остальных самих разбираться?..

— Так а я чё, я ничё… Как понял, что кабздец, так и побежал… Не дохнуть же там зазря, ёмана!..

— Зазря… Нет, конечно. Вот только я успел и сумку с трофейными браслетами схватить, и Ромку вытащить…

— Ну молодец. Возьми пирожок. А я не успел, и чё?

— И ничё, сиди да молчи. Противно…

— Народ, а, народ! Давайте поспокойнее, может? Мне кажется, одному туда идти и глупо, и опасно, — спокойный голос Марины заставил всех замолкнуть. — Вам виднее, конечно. Но мне кажется — отправлять на убой Валеру или Веру… И глупо, и жестоко.

— И какие твои предложения? — это спросила за всех Семёновна.

— Вера с Кристиной, как и во время операции, смотрят с крыши. А Валера, может, с Евгением, может, ещё с кем… Идёт договариваться. Нормально же вроде, нет?..

— И если что, то всех накроет? Ну-ну…

— А у нас варианты есть? Если наших не спасём — мы так и так пропадаем.

— Нет, ну у нас же манна эта самая в теплицах растёт? Растёт. Водичка есть какая-то. Двор укреплён. Отбиться…

— Да не сможем ничего. Первые же демоны, или амазонки, или фашисты, или кто угодно, кто припрётся, оставшихся раскидают только так. И будете в лучшем случае дерево эльфячье удобрять… — Валере идея почти понравилась: — Короче, я согласен. Только если Вера на крыше будет, в безопасности.

— Конечно, только так! Ну так что, решено?

— Годится. Только надо бы мне… На всякий случай ресурсов заготовить. Патроны нужны, если не вернусь, чтобы вы тут хоть какое-то время протянули…

Было заметно, что многим идея понравилась, несколько человек кивнули — пока интендант не озвучил очевидное:

— У нас людей нет на нормальную вылазку.

— Пойду один. Нежить сейчас не страшна, сами раны зализывают. Белые, крысоволки — в округе вроде как повыбили мы их. А остальные забредут если, значит, забредут… Буду разбираться.

— Нет, не пойдёт так, — было видно, что Палыч задумался о чём-то. — Эх, ладно, была не была. У меня в тридцать второй квартире тайник. Натаскал туда железяк всяких, антикварных, красивых. Жалко которые… Но раз такие дела, давайте-ка их на патроны пустим. Не стоит оно всё же того, железо холодное. Чтобы ради него людьми живыми рисковать…

Все с удивлением уставились на старичка, а тот опустил очи долу, да с таким смиренным видом — что любой монах бы позавидовал.

— Семён Павлович, да вы просто кладезь сюрпризов, — усмехнулась Марина. — Ну раз так, так за чем тогда встало? Мальчики, давайте, сделайте Кристине и нашей боевой бабуле патронов побольше. Да и себе тоже, и нам, пистолетных. Надеюсь, не пригодятся…

На этом все быстренько разбрелись, заниматься нехитрыми приготовлениями. Валера невольно подумал — непривычно без зануды Анатолия, который каждому нарезает конкретные задачи и объясняет что и как делать. Кто бы мог подумать, что такого может не хватать?

Но нормально подготовиться не получилось, и все с таким тщанием лелеемые планы полетели к чертям. В самый разгар работы, в момент запихивания в "пепелац" зингеровской швейной машинки, пришло широковещательное сообщение:

— Это Крстина! Они пытаются ко мне забраться! Тут один богомол и собаки"!.. А-а-а-а!..

— Держись, мы к тебе! — Валера решил взять инициативу на себя, и ответил за всех. — Народ, я вперёд, вы сзади — одной группой! Не разбредайтесь, двигайтесь осторожно! Пошли!..

— Стой, куда!..

— Я убегу, если что! Давайте!.. — последнее он проорал уже на ходу.

И начался бешеный бег по пустым безжизненным улицам. Валера нёсся сломя голову, сжимая в руках одно из самодельных копий, с выданным "Казармой" ножиком в качестве наконечника. Тугие карманы оттягивало приятной тяжестью несколько обойм, и винтовочных, для Кристины, и своих — для пистолета, что успели всё же изготовить. А рядом громадными прыжками нёсся лохматый питомец, после "воскрешения" хозяина не отпускавший его ни на шаг. Валера пытался заставить его остаться — но не преуспел, а время было слишком дорого, чтобы возиться с отчаянно рвущейся следом псиной.

Как ни старались, они всё же не успели. Хоть и оставили далеко позади остальных — Евгена, Семёна Павловича, Веру и Семёновну. Последней фразой из уст отважной девушки было:

— За мной богомол!.. Лезу по пожарной лестнице, догоняет…

После этого больше никаких сообщений не доходило — ни в одну сторону, ни в другую. И начало вкрадываться нехорошее подозрение: они бегут уже не для того, чтобы спасти — а для того, чтобы отомстить.

У памятного дома, рядом с которым ещё недавно кипела битва, всё ещё валялись тела. "Водители тухлятины", как насмешливо и довольно метко прозвал некромантов Дядя Федя, не имели возможностей собрать настолько нужный им ресурс. Видимо, просто некому было этим заниматься… "Рабочих рук" резко поубавилось.

И, тем не менее, один "богомол" для грязного дела всё же нашёлся. Валера успел увидеть, как он тащит за собой безвольное тело. Может, Кристина даже ещё сохранила искру жизни… Включить интерфейс браслетов, чтобы проверить наверняка, попросту не было времени. И расстояние было слишком большим для того, чтобы что-то сделать. Парень бессильно остановился у самой границы посёлка нежити, там, куда можно было ещё безопасно подойти.

Дальше начиналась зона, "простреливаемая" агрессивно вьющимися псевдорастениями. Из-за них в прошлый раз и полегла вся команда. Разведчики так и не смогли понять, для чего нужны какие-то новые некромантские "строения", похожие на небольшие холмики. Решили, что это какие-то очередные твари зреют, и нападать нужно поскорее — пока они не "вылупились". Но всё оказалось совсем не так, и в момент приближения людей эти мерзостного вида наросты развеяли все заблуждения относительно своего предназначения. Они вспучились, вытянулись вверх, превращаясь в некое подобие вертикально вкопанных в землю змей, и встретили пришельцев разъедающими всё и вся плевками и мощными ударами массивных "голов".

Ни винтовочный, ни пистолетный огонь не приносили никакого результата — вьющиеся в воздухе кишки просто игнорировали их. Бесполезным оказалось и рубить их вручную, даже ножами. Быть может, что-то смогли бы сделать молот Тимура и двуручник Карена, но оба "танка" к тому времени уже выбыли из игры, первый частично, второй — полностью. И нападавшие сами не заметили, как почти полностью полегли на подступах к вражеской твердыне.

Валера тогда выжил только благодаря всё тому же "Базовому Улучшению", которое сказалось и на улучшении реакции. Всякий раз получалось увернуться, хоть и в самый последний момент, и даже покинуть опасную зону, каким-то чудом успев подхватить ещё шевелящегося Рому и сумку Анатолия с браслетами, своих бойцов и вражеских. Ещё очень помогла огневая поддержка с крыши. Кристина доставала до края посёлка нежити, хоть и била на пределе возможностей винтовки, и не позволяла никому бегающему, прыгающему или ползающему подбираться к последним выжившим. Равно как и к трупам остальных, кому не так повезло — ровно до того момента, пока не кончились патроны…

И сейчас Валера стоял почти на том самом месте, где происходила та памятная схватка, еле-еле сдерживая желание броситься вперёд, разорвать всех на куски, спая своих. Здравый смысл всё-таки твердил — надо успокоиться, не кидаться в омут с головой. Так ничего не решишь…

Пёс, на удивление, послушался команды и остановился рядом с хозяином. Было видно, что ему очень не нравится вся эта неживая мерзость: зверь морщил нос и скалил клыки, шерсть на загривке встала дыбом. Вытянутая вперёд, вдоль земли, голова, и напружиненные лапы будто сигнализировали о готовности в любое мгновение соваться на бег. Валера скользнул по питомцу взглядом и невольно залюбовался им, но совсем мимолётно. Всё же, основное его внимание было приковано к Кристине, которую страшное существо, будто вышедшее из самых жутких кошмаров, тащило в сторону жертвенника. Сомнений в последнем уже не оставалось.

— Всем-всем, это Валера. Они схватили Кристину, тащат к камню, где приносят жертвы…

Мысли бешено метались в голове, мозг лихорадочно пытался найти какой-то выход. Что делать? Как быть? Есть ли разрешение этой, вроде бы, безвыходной ситуации?..

Внезапная молния озарения заставила вновь метнуться с места, уже в направлении от вражеской базы.

— Это опять я! Пытаюсь оживить броневик!

У некромантов почти не осталось живой силы, главной и единственной опасностью для землян оставались странные защитные сооружения. Уничтожить их обычным оружием, судя по всему, было практически невозможно. Но оставался броневик, пусть и изрядно потрёпанный! Если получится починить и завести его, хоть даже и в половину мощи… Глядишь, и выйдет раскатать супостатов.

Перевернуть повреждённую машину оказалось тяжело, но возможно. С почти слышимым треском в мышцах и зверским криком Валера опрокинул металлическую коробку на колёса, и, чуть переведя дух, забрался внутрь.

В горячке боя никто даже не стал смотреть, что с броневиком. Тогда казалось — вот она, победа, уже практически в руках… Анатолий пытался организовать всех, но его никто не слушал. А сейчас от того, насколько столкновение с "толстяком" повредило всё здесь внутри, зависел последний шанс на спасение Кристины. А возможно, и остальных. Что-то подсказывало — если на обмен браслетов некроманты и пойдут, то живую пленницу отдадут вряд ли…

Оба стройбота, по частям встроенные в броневик, оказались вполне на ходу. Чего нельзя было сказать о самом фургончике, в котором появились изрядные вмятины, и, самое неприятное — сохранилось лишь одно-единственное целое колесо. К счастью, запаска имелась. Валера быстро нырнул за домкратом и споро переставил на передние, ведущие оси, диски с целыми покрышками.

Закинув в топки дров, и подлив из припасённых канистр воды, парень пробежался взглядом вдоль имеющихся вокруг в некотором количестве брошенных автомобилей. Целью был поиск подходящих под донорство колёс. К счастью, таковые обнаружились. С усмешкой подумав, что может участвовать в соревнованиях по скоростному скручиванию, Валера отвинтил и перекатил к броневичку два вроде подходящих колеса, от какой-то изрядно потраченной временем газели. Их установка и хотя бы минимальная подкачка заняла ещё сколько-то времени, что заставляло скрипеть зубами — ведь каждая минута задержки могла стоить Кристине очень многого.

К этому времени, наконец, подбежали остальные. Выглядели не очень, долгий бег явно был в тягость старшему поколению, да и Вера с Евгеном заметно запыхались.

— Я поеду, попробую отбить!.. Вы тут оставайтесь!..

— Куда ты один-то, чего удумал, сорванец? Одного точно не отпущу, а то за вами глаз да глаз нужен…

— Ладно, ладно! Но остальные — точно остаются, с вас там толку будет мало!.. А так, если что, ещё можно будет что-то сделать…

Вера сделала шаг вперёд и протянула памятную сумку, с браслетами.

— Это лучше себе оставь! Если мы не выживем — попробуете обменять. А так, если нас завалят, без вариантов вообще будет…

— Хорошо. Будь осторожен…

— Это вряд ли. Но попробую. Бабуля, вы там готовы?

— Какая я тебе бабуля, сорванец? Готова, поехали…

— Поехали!

Управлять броневиком одному оказалось крайне неудобно: раз в несколько минут приходилось перебегать от одного стройбота к другому, активируя их, бросая на это время органы управления фургона, а помимо этого — требовалось ещё и подбрасывать дрова, следить за приборами паровых машин… Да и пёс, которого опять не удалось отвадить и оставить в безопасности, первое время мешался под ногами — пока не сообразил лечь в сторонке.

Неудивительно, что ехать получилось кое-как, не единожды броневик врезался в стены и прочие препятствия, один раз даже пришлось сдавать назад из-за совершенно неожиданно преградившего дорогу фонарного столба. Необходимость высокой концентрации для управления уже скоро повлекла за собой глухое раздражение, ошибки начали происходить всё чаще… И перед самым выездом из-за угла, когда уже должно было открыться логово нежити, Валера волевым усилием остановил броневик, как не хотелось поскорее броситься на приступ. Никто спрашивать ничего не стал, даже всегда острая на язык Семёновна. Видимо, всё понимали.

Позволив себе отдохнуть не более минуты, Валера начал снова — не глядя на показания приборов, запихал в топки столько дров, сколько получалось, уже не жалея технику. Активировал обоих стройботов-тягачей — и направил машину вперёд. "Перезагрузка" сознания, вроде, помогла — вывернуть получилось достаточно аккуратно.

— Вижу плохо, но тварей мало. Пока не стреляю… — Семёновна, устроившаяся в одной из башенок, доложила оперативную обстановку. Будто чувствовала — Валере было совершенно не до рассматривания чего бы там ни было, он опять крутился как белка в колесе.

— Попробую наехать на ближайших змей! Пока не высовываться, по ним не стрелять!

Броневик, вильнув несколько раз, на всех парах направился к медленно вспучившемуся и поднявшемуся змеиным телом наросту. Максимальная скорость, развиваемая машиной, была с точки зрения родившегося в двадцатом веке слишком мала — но фургон всё же ехал.


Кишка встретила ползущую на себя железку плевками. Вьющаяся, с идущими от основания утолщениями и волнами, она будто бесновалась от невозможности остановить непонятного для себя противника. Хотя, на самом деле, ядовитые выделения причиняли немалый ущерб — передняя часть машины скоро покрылась проплавленными отверстиями, и в стекле, и в металле. Но — машина ехала, не сбавляя хода.

Ещё немного — и всё бы закончилось плачевно, очередной плевок достал бы Валеру или какие-нибудь важные агрегаты… Но они уже практически доехали. Последовал удар змеиноподобной "головы", проломивший стекло. А затем, ещё один — это броневик наехал на препятствие и начал продавливать его отвалом, пробуксовывая колёсами.

Сначала казалось — ничего не выйдет. "Голова", бывшая на самом деле просто утолщением с отверстием на конце, начала остервенело бить сверху по крыше и башенкам, удары оказались настолько сильными, что мяли и корёжили металл. Но вот резкий толчок — и гибкое тело безвольно опало, а нечто, бывшее когда-то инкассаторским фургоном, продолжило свой победный путь дальше!

Издалека донеслись крики товарищей, они следили за происходящим. Даже Семёновна заорала что-то восторженное! Они смогли сделать это, прорвали вражескую оборону! Как же хорошо, что тварь не сообразила плеваться в колёса, и ей не хватило ума или меткости целить всегда в одну точку…

— Я разворачиваю машину, буду на следующую наезжать задом!

— Хорошо! Разворачивай, я смотрю…

— Да! Зеркала есть, но так надёжнее…

Активация стройботов, проверить топки — дрова ещё не прогорели, повернуть один рычаг вперёд, другой назад — фургон начал разворачиваться. Имея только боковые зеркала, целиться в очередную тварь задом было не очень удобно, комментарии бабки были очень в тему. Броневик ненадолго застыл, после чего Валера дал полный ход.

Некроманты будто опомнились, погнали остатки собачек и того самого последнего богомола наперерез, понимая, что готовится нечто для них не самое радостное. Но тут наконец включилась Семёновна, и шипение улетающих вдаль энергетических сгустков дополнило характерное пыхтение паровых машин и скрип подвески.

Вторую "змею", несмотря на бросающуюся со всех сторон нежить, тоже получилось задавить. Скорее всего, вся задняя оконечность броневика теперь представляла из себя решето — спереди-то хоть как-то защищал отвал и наваренные на стёкла решётки.

А потом броневик опять, в который уже раз, опрокинули. Колдуны в плащах применили старый приём, с ускорением одно из своих существ. "Богомол" влетел в машину, не так сильно, как "толстяк" в прошлый раз — но всё же ощутимо. Как бы там ни было, двое из трёх "защитных сооружений", если их так можно было назвать, были уже уничтожены! И, прикрываясь от оставшейся "змеи" другими зданиями, вполне можно было добраться и до жертвенника, на котором уже успели растянуть Кристину, и до здания, где хранились браслеты погибших.

Резко распахнув дверь, оказавшуюся сверху, Валера выпрыгнул наверх — держа в одной руке копьё, а другой ещё в полёте выхватывая пистолет. Спасибо "Усилению" — раньше о таких трюках парень не мог и мечтать. Следом, могучим прыжком, выпрыгнул пёс, не желая отставать от своего хозяина. Мимо пролетел энергетический сгусток — это Семёновна, несмотря на все потрясения, продолжала отстреливать лезущих со всех сторон "собак". Богомол издох сразу после удара — видимо, ускорение не проходило даром.

Валера быстрым взглядом пробежался по окружающему пространству, в поисках целей. И вдруг, уже подняв пистолет для выстрела, заметил некоторую странность. Твари пятились! А сзади них стоял один из некромантов, с посохом над головой. На конце посоха вяло трепыхалась белая тряпка.

Глава 3

Который день моросил дождь, иногда ненадолго прерываясь, иногда — наоборот, усиливаясь до крепкого, добротного ливня. Блестели мокрый асфальт и трава, белым шумом шелестели мириады капель, довольно урчали и гремели водосточные трубы. В небе суетливо толкались жирные тучи, нещадно подгоняемые жестокими на высоте ветрами. Температура, судя по ощущениям, была немногим выше нуля — но ниже не опускалась даже ночью, снег не выпадал, лужи не замерзали.

Из-за непогоды не было видно ни летающей тарелки, ни странного "пустого" неба. Даже безжизненный город вокруг будто стыдливо прикрылся водяной завесой, отступил куда-то далеко. Всё окружающее казалось почти нормальным, земным, иногда даже можно было представить себя дома…

Община жила своей жизнью, медленно и постепенно восстанавливаясь после "мёртвых войн", как в шутку обозвали противостояние с некромантами. Все старались делать свои дела под крышей — выходить в непогоду совершенно не хотелось. Печка в "кают-компании", той самой комнатке в детском саду, которую обжили ещё с первых дней, топилась без перерыва — и в основном все обитали именно там, игнорируя обилие жилплощади вокруг. До необходимого минимума (причём, не только из-за непогоды), урезали все вылазки за древесиной и металлом, за водой никто даже не предлагал ходить — её и так было некуда девать. Дозорные, несмотря на почти полностью герметичные комбинезоны и накопленные в приличных количествах плащи, дождевики и тёплые вещи, заступали на дежурства очень неохотно. Торчать часы на продуваемых всеми ветрами балконах, ещё и в условиях плохой видимости, было тем ещё удовольствием…

Алтарь работал без перерыва, воскрешая по очереди погибших товарищей. После Карена, которому повезло — его браслет сначала подобрал Анатолий, когда спортсмена придавило броневиком, а затем уже вынес Валера — воскресили Дениса, как самого полезного и нужного человека. Обоим хватило коэффициента общественного расположения с лихвой, и процесс возрождения прошёл без проблем. На третий день настала очередь Анатолия…

Все посмеивались: мол, этого-то можно и последним. Но, тем не менее, никто не оспаривал пользу для общины от человека, добровольно взвалившего на себя бремя ответственности, тратящего свои силы и нервы на попытки наведения хоть какого-то порядка. И поэтому в специальную выемку между двумя "вечными огнями" установили именно его браслеты, сразу после того, как по ступенькам вниз сбежал немного ошалевший от повторного рождения Денис.

Запускал процесс Валера, на этот раз выполнявший обязанности капеллана, жреца, шамана или неизвестно кого. После помещения браслетов в предназначенные для них отверстия перед глазами высветилось знакомое сообщение, незначительно отличающееся от уже виденного:


Активация процесса возрождения физической оболочки Защитника, позывной — Стена!

Коэффициент общественного расположения: 85 %.

Внимание! Активация возможна только при величине коэффициента общественного расположения не меньше 85 %!


На этом моменте стало очень беспокойно. А ну кто её знает, эту штуковину непонятную! Вдруг она как-то по особому граничные условия обрабатывает?

Но следующее сообщение развеяло сомнения:


Активация: успешно!

Времени до возрождения физической оболочки: 23:59:56.


Валера мимолётно подумал, что, небось, сам "Лесник" не слабо перетрухнул. Буквально прошёл по лезвию, ещё чуть-чуть, и сорвался бы! Конечно, неприятным сюрпризом оказался то факт, что этого Анатолия любят и уважают настолько мало. В конце концов, он выполнял в общине свою, достаточно важную роль. Интересно стало: если бы среди "попаданцев" затесался дантист — был бы у него хоть какой-то шанс на реинкарнацию? Несмотря на столь важный и нужный род деятельности?

Также мелькнула мысль, что если у кого-то будет заведомо не хватать репутации — можно просто оставить его браслеты в алтаре, и пусть себе болтается в виде призрака вокруг… Подсматривает за девками в бане, или ещё где. Хоть какая-то альтернатива небытию.

А баня в общине действительно появилась! Под неё приспособили одно из помещений бывшего детского садика. Туда даже завели тёплую воду из чёрной цистерны, установленной на крыше — правда, при почти минусовых температурах за бортом эта система не функционировала, приходилось греть воду в вёдрах и кастрюльках.

Не менее важными для жизни общины являлись столовая и кухня, где в основном готовились и съедались различные блюда на основе поставляемой "Амбаром" манны. Растению очень нравилось обилие влаги, почти весь внутренний двор быстро превратился в некое подобие рисового поля — болото и торчащую из него непонятную ботву, с белыми шариками на стеблях. Дикорастущая манна уже давно покинула стены теплиц, что соорудили на случай заморозков, и теперь, буквально за несколько дней, расползлась по округе. Голодная смерть, как и обезвоживание, никому в ближайшее время точно не грозили. Чего не скажешь об атрофировании вкусовых рецепторов…

Сбор урожая, регулярные дежурства, вылазки с целью поиска металла и древесины (за которой приходилось отправляться всё дальше и дальше), обустройство быта и игра в карты по вечерам надолго стали основными занятиями практически всех членов общины — за исключением только Дениса и Валеры. Круг задач этих двоих включал совершенно иные проблемы. Инженеру и технику предстояло разбираться с наследием "мёртвых войн": довольно широким спектром последствий, как положительных, так и отрицательных.

После того, как Валера увидел некроманта с белой тряпкой на посохе — он ни секунды не колебался. Остановился сам, успокоил разошедшуюся Семёновну, и вступил в переговоры. При отсутствии знания языка и при наличии явно сильно отличающихся менталитетов, это, конечно, становилось той ещё задачей, но Валере было не привыкать — в конце концов, со "своей эльфийкой" он как-то сумел объясниться. Получилось и сейчас.

Конечно, потом было много споров — вышло бы или нет дожать остатки нежити, вызволить товарищей, и сровнять поганое гнездовище раз и навсегда с землёй. Как бы там ни было — то, что это являлось очень большим риском, признавали все. Община могла как выиграть и избавиться от опасного конкурента, так и лечь почти вся в последнем бою, оставив лишь немногих "гражданских" на базе, без прикрытия и возможности помочь остальным.

И ещё один момент перевешивал все доводы несогласных. Во время боя основное количество энергии набили два "танка", Тимур с Кареном, и стрелки — Анатолий, Михаил, Кристина и Семёновна, последняя — меньше всех, потому как много, часто и с удовольствием мазала. При этом, осталась в живых и, следовательно, сохранила полученное, только женская половина. Валера в бою почти не участвовал, и "заработал" совсем чуть-чуть. Немного лучше дела обстояли у Ромы.

Карена придавило броневиком, и энергия из его бреслетов, видимо, просто рассеялась. Дядю Федю обнулила какая-то собачка, потом уже её метким выстрелом снял Анатолий, которого, в свою очередь, замочила змея защитного сооружения, на подступах к лагерю нежити. Подобная участь постигла и всех остальных, кроме Валеры, Ромы, Кристины и Семёновны. Передалась ли заветная энергия стационарным, вроде как не особо живым, убийцам, и можно ли было её получить обратно — неизвестно, потому как то, что Валера проехался по "змеям" на броневике, не принесло ему ни одной единицы сверх того, что парень уже успел набить во время недолгого участия в бою.

Итого получалось, что в серьёзном плюсе от битвы с нежитью оказалась только Кристина, остальные же либо остались со своим, либо получили совсем немного — не больше того, что можно было поднять на обычной охоте на белых, крысоволков и прочих тварей. Причём, девушка, когда её потащили к жертвеннику, поступила самым правильным способом — врубила улучшение нервной системы, что повлекло за собой отключение сознания и болевых рецепторов. Поэтому "богомол" дотащил до залитого кровью камня бесчувственную тушку, еле дышащую и с замедленным пульсом. Находчивая красавица тем самым полностью избавила себя от неприятных ощущений, а ввиду того, что в конце эпопеи её ещё и спасли — получила одно из полезнейших для стрелка усилений. Ну и некроманты сразу потеряли к ней всякий интерес — видимо, мучить им нужно было живых и в сознании, остальное пользы не приносило. Сколько у Кристины осталось энергии, никто не знал — спросить её не получалось, отходняк продолжался довольно долго. Не исключено даже, что девушка под шумок запустила и что-то ещё, раз уж всё равно угодила в госпиталь.

В таких условиях получение двадцати тысяч за заключение мирного договора с некромантами становилось просто царским подарком, помимо всего того, что само по себе вытекало из этого. А энергия была нужна. Следующий апгрейд Комплекса Усиления требовал уже пятьдесят тысяч энергии, а ведь помимо этого имелось множество различных полезных бонусов, которые можно было запустить в каждом из вспомогательных зданий.

То, что у тех же некромантов имеются летающие твари, давало надежду на появление возможности строить какие-нибудь самолёты на будущих уровнях развития. Правда, специализацию пилотов браслеты никому не предлагали, но учитывая индивидуальные наборы направлений развития почти у каждого — можно было надеяться, что просто нужный человек ещё не попался. На то, что община будет пополняться, все рассчитывали довольно серьёзно, никто не собирался оставлять сородичей-пленников томиться в плену демонов и амазонок. А также, быть может, у фашистов с нечеловеческими лицами, и прочих народностей, ещё "не ведомых науке". К тому же, был ещё шанс найти где-нибудь одиночек — кто сумел выжить, но не прибился ещё ни к какому анклаву.

По поводу нежити, после долгих размышлений, в том числе и с участием призраков, все утвердились во мнении: этот народ развивается очень быстро, но сам по себе не очень силён. "Собачки" один на один сильно уступали людям, да и сами некроманты не являлись такими уж сильными бойцами. "Толстяки", "богомолы" и летуны могли доставить неприятности — но имелось подозрение, что людям Комплекс Усиления может в будущем подкинуть тоже что-нибудь полезное, и наверняка гораздо круче, хоть и дороже. Поэтому, присутствовал определённый оптимизм в отношении дальнейшего развития, многие грезили о танках, самолётах и шагающих роботах. Не говоря уже о почти наверняка существующей вероятности разжиться пулемётом и чем-нибудь убойным для Ромы.

Исходя из этого, первым и основным по значимости последствием договора с нежитью являлось появление кучи энергии, которую нужно было придумать куда и как девать — копить, или тратить на получение всех возможных уже сейчас плюшек и усилений.

Сам договор предполагал обмен браслетами, "всех на всех", выдачу Кристины, и отход людей с территории лагеря нежити. После этого наступали мир-дружба, одни не трогали вторых, а вторые первых. Вплоть до того, что Валера и полномочный представитель некромантов разделили сферы влияния в городе: ровно посередине между двумя общинами появилась воображаемая линия, с каждой стороны от которой хозяйничали только те, кому принадлежала конкретная территория.

Но помимо этого имелась ещё и другая сторона вопроса. Особой веры некромантам не было, а учитывая плачевное состояние общины, временную потерю значительной части личного состава, и нахождение — пусть и недолгое — призраков противника на территории святая святых, человеческой базы, требовалось срочно заняться укреплением обороноспособности общины. Опять же, броневик, прекрасно показавший себя в деле, пришлось бросить — кустарно сделанная техника в конце концов не выдержала всех издевательств, и повторно "поставить её на ноги" уже не получилось. Толкать вручную тяжеленный бронированный фургон до базы, когда на руках была бесчувственная Кристина, а позади — дружелюбные лишь очень условно некроманты, не представлялось возможным. Поэтому стояла ещё и задача по поиску и созданию замены, с устранением всех недостатков предшественника.

По просьбе Валеры все, находившиеся пока в обличьи призраков, в дополнение к обычным, живым, дозорным, во все глаза следили за округой и занимались поиском слабых мест в обороне поселения. Были намечены установка дополнительных решёток и баррикад в подвалах и на нижних этажах, перепланировки коммуникаций и ходов, перетаскивание и переориентация требушетов, и много тому подобного…

И большинство из описанных работ могли выполнить только Валера с Денисом, лишь изредка имевшие возможность привлекать помощников. Они пахали просто не переставая! Благо, внутри кабины стройбота было почти всё равно — дождь или снег снаружи. Почти — потому что требовалось подбрасывать дров и доливать воды, а для выполнения данных операций требовалось всё же выбираться наружу.

Призраки обнаружили в одном из ближайших домов лебёдку, при помощи которой появилась возможность поднимать тяжести на крышу. С её помощью одного из стройботов, с немалым трудом, затащили наверх, и он теперь вовсю орудовал там.

С рекордными скоростями появились новые требушеты, готовые обрушиться вниз мешки с мусором, и оборудованные из телефонных будок, детских беседок и обрезанных автомобильных кабин наблюдательные пункты. Появились решётки и ограждения, предназначенные для того чтобы хоть как-то защищать находящихся наверху от возможного появления вражеских летунов.

Не менее активно работа кипела внизу. Почти все, повально, занимались укреплением баррикад. Не забывали перекрывать и обнаружившиеся кое-какие подземные коммуникации. Наваривать решётки и стальные листы на окна и потенциально опасные места всегда звали — догадайтесь, кого? Да, всё верно. Они же таскали тяжести и создавали самые серьёзные и непроходимые завалы, на наиболее серьёзных направлениях.

Время от времени приходилось выбираться за дровами и металлом. Если последнее ещё можно было как-то насобирать по округе, то древесина имелась только за границей города, в лесу. Каждый такой выход — хоть теперь и стало гораздо спокойнее — по старой привычке превращался в настоящую войсковую операцию.

Поэтому неудивительно, что Валера каждый вечер еле доползал до постели и валился замертво. Он принципиально спал у себя, в квартире — несмотря на холод и необходимость подниматься по лестнице. Ощущение собственного жилья полностью перебивало все минусы, а одиночество скрашивал всюду следующий за хозяином пёс. Эта его привычка, а так же цвет шерсти, и дали ему в конце концов имя. Все "Бобики" и "Шарики" не прижились, но когда кто-то в шутку назвал собаку "Тенью" — кличка оказалась будто собственной, родной. Зверь даже почти сразу стал отзываться на это.

А ещё вскоре выяснилось, что отчаянно устающий инженер общины и пёс, щеголяющий теперь металлическими браслетами на передних лапах (что они ему давали, и давали ли — спросить возможности не имелось), оказались не единственным жильцами в казавшейся заброшенной квартире…

Сначала Валера думал, что ему кажется. Тем более что Тень, который благодаря звериному чутью и слуху являлся почти идеальной сигнализацией, вёл себя абсолютно спокойно. Но эти странные звуки из-под кровати, вызывавшие беспокойство, начали повторяться, а один раз, открыв глаза ночью, парень увидел лезущее к нему снизу жуткое НЕЧТО…

В первое мгновение он обмер от страха, но потом быстро сориентировался и схватился за всегда лежащее рядом оружие. Тварь тут же с жалобным писком метнулась обратно. Валера спрыгнул вниз, резким движением поднял кровать ткнул под неё стволом пистолета. Разбуженный беспокойством хозяина пёс встал рядом, вздыбив шерсть на загривке и непонимающе оглядываясь.

Под кроватью действительно обнаружилось существо, размером с очень большую кошку или со среднюю собачку. Если бы не способность видеть в темноте — разглядеть его было бы сложно, так как тварь была плоская и очень хорошо мимикрировала, приклеившись к кровати снизу. Всё это вызвало воспоминания о мерзких плотоядных "пакетах", охранявших Комплекс, и пробуждало желание сразу и кардинально расправиться с "сожителем".

Но Тень подошёл к кровати, равнодушно понюхал существо, и, всем своим видом выражая полное безразличие, отошёл в сторону, бросив кости на специально для него постеленный коврик. Тварь тоже не выказывала какой бы то ни было враждебности, и мелко дрожала. Даже маскировка начала постепенно сходить, начали проявляться густая чёрная шерсть, большие, навыкате, глаза, рожки, и мелко стучащие друг о друга зубы.

Не отводя в сторону пистолетного дула, Валера сделал несколько шагов к шкафу, решив, что уж застрелить лохматого всегда успеет. Достав пару припасённых на чёрный день сухарей, конечно же, сделанных из манного хлеба, кинул их в сторону кровати.

Существо долго не решалось пошевелиться, но, наконец, убедившись в отсутствии непосредственных угроз, сползло на пол и медленно приблизилось к сухарям. Обнюхав и обследовав их со всех сторон, переместилось обратно на исходную позицию, нагло тем самым заявив — это жрать не буду!

Валера пожал плечами и вытащил из шкафа банку кильки в масле. Быстро вскрыв её, не убирая при этом пистолет далеко, положил одну рыбину на кусок газеты и пристроил рядом с сухарями.

Тварь вновь какое-то время выжидала. Но кода всё таки решилась исследовать угощение, стало ясно — рыба ей по нраву! Под укоризненным взглядом Тени, который сам был бы не прочь подкрепиться, вся килька из банки перекочевала в брюхо ненасытного существа, и даже сама жестянка оказалась вылизана до блеска.

К сожалению, никаких сообщений об энергии за "приручение" или "контакт" не выскочило. Но, тем не менее — как неведомое существо, так и Валера успокоились в отношении друг друга, и началось их вполне нормальное совместное сожительство.

Выселить тварь из-под кровати не получалось, как и отвадить её скрестить по ночам и вылезать иногда наружу, пугая своим кошмарным видом. Но никакого злого умысла и желания навредить за всем этим не угадывалось, выбравшись и посидев какое-то время на бортике кровати, существо всегда уползало обратно, вниз. Конечно, было сложновато привыкнуть к такому, тем более — неясно было, ни чем неведомая зверушка питалась всё время до этого, ни когда делала это. Но ничего, свыклись.

Появление нового представителя местной фауны, которого обозвали "подкроватником", вызвало немалое оживление. Больше никто ничего подобного не наблюдал, заполучить сожителя повезло только Валере. Даже тараканов и обычных крыс никто нигде не встречал — последние попадались только в виде переростков-крысоволков.

Ввалившиеся всем скопом в квартиру люди, начавшие рассматривать и громко говорить, довели несчастную тварюгу до такого состояния, что от её дрожи начала трястись и ходить ходуном вся кровать, в которую зверь вцепился четыремя лапами. Поэтому его оставили, а основное обсуждение увиденного отложили на вечер, на время ужина.

Все, и "живые" и "призраки", собрались в столовой — первые, чтобы подкрепиться, а вторые — просто за компанию. Вере, как всегда, приходилось работать переводчиком между "миром мёртвых" и обычным, нормальным. Девушка относилась к своим обязанностям ответственно, никогда не отказывала — удовлетворяла даже самые пустяковые, казалось бы, просьбы. И заслужила этим то, что "сухарь" Анатолий, когда вышел из Алтаря, первым делом сделал не что иное, как пошёл благодарить её. Благодарить за то, что эти тяжёлые для них дни — попробуйте, полетайте в виде бесплотного духа, без гарантии быть возрождённым — была с ними.

Но "подкроватник" обнаружился ещё до момента реинкарнации Лесника, и в столовой в живом виде сидели только Валера, Денис, Рома, Карен, Евген, Семён Павлович, Семёновна, Ира, Катя, Юля, Марина с ребятами, Вера и все пять спасённых из лап демонов девушек. Вилен Александрович с Кристиной всё так же валялись в госпитале, а Михаил, Тимур, Дядя Федя и Анатолий пребывали в бесплотном состоянии.

— Домовой это, наверное, — приговаривал Семён Павлвич, сам себе кивая головой. — Что это ещё может быть-то?

— Да нет же, он всегда под кроватью сидит, вылезает лишь иногда… Больше никуда не ходит. Вон, я ж попросил наших призраков присмотреть за ним, пока меня не было. Он всё время так внизу и просидел, спал причём, гадёныш… А как я пришёл, проснулся, шебуршаться начал.

— Кокнул бы ты его, ёмана… Вылезет ночью, задушит…

— Тебя забыл спросить, — Валера был зол на Евгена за его поведение в последнем бою, и попытки отправить на переговоры Веру. Гопник это будто чувствовал, и постоянно нарывался.

— Эй, эй, ты чё, полегче! Я же просто сказал. Охота самому подставляться, на здоровье…

— Анатолий просит передать, чтобы высказывались по существу, и не устраивали базар, — бесстрастно вклинилась в разговор Вера, разом заткнув глотку говорящему. — И что, по его мнению, держать рядом с собой представителя потенциально опасной фауны — это в высшей степени легкомысленный поступок.

— Да знаю, знаю я… Но вы же сами всё видели. Что бы тут вокруг нас ни было, настоящий мир, просто кем-то переделанный, или какой-то муляж — те, кто всё это создавали, заточили его на поощрение мирного решения вопросов. Это очевидно же.

— Очевидно-то очевидно… Но если ты попал в лапы демонам, или этим вашим амазонкам, или твой товарищ туда попал… — Семён Павлович пожал плечами, мол — ну вы же сами всё понимаете.

И правда, обсуждения того, как бы вызволить пленников, фактически не прекращались всё это время, с разной интенсивностью. Каких предложений только не было…

А Валера вспомнил, как он договаривался с некромантами. Тогда пришлось проявлять чудеса изобретательности для того, чтобы объяснить по сути своей простую вещь — что пока они ведут изматывающую и истощающую войну друг с другом, которая сжирает все ресурсы, и в ходе которой всё равно не получается взять верх ни одной стороне, вот эти — "с рогами", или те — "с сиськами", копят силы, и рано или поздно придут взять своё. И куда логичнее обеспечить себе безопасные тылы, встать "спиной к спине", и разобраться со всеми вокруг. А не сидеть с выбитыми почти под ноль воинами и разрушенными оборонительными сооружениями.

Неизвестно, насколько некроманты прониклись этой идеей, но нежить и правда перестала появляться в окрестностях человеческой базы. Иллюзий, конечно, никто не строил, в планах было установить стационарные посты наблюдения за границей, но для этого пока не хватало человеческих ресурсов.

Была и ещё одна мысль, которую Валера пытался донести до повелителей нежити. Он намекнул, что можно бы устроить совместный набег на кого-нибудь третьего… Неизвестно, насколько такое вообще получилось бы осуществить, учитывая стойкую неприязнь людей к мертвякам, странные повадки и системы ценностей некромантов, и вопросы разделения трофеев. Но — это был хотя бы шанс, попытаться отбить что у демонов, что у эльфиек, сидящих там в заточении.

По поводу демонов — парень с неприятным удивлением понял, что согласился бы отдать союзникам, буде они согласятся на совместный поход, почти всех пленников-мужчин. Недолгое наблюдение за поведением этих мутных товарищей, за тем, как они не колеблясь кидались друг на друга по наущению хозяев, вырывали куски, с готовностью втаптывали в грязь товарищей по несчастью, вселило в сердце стойкую неприязнь. Валера не представлял себе появление подобных персонажей в их общине. Оправдания что они не виноваты, что просто обстоятельства так сложились, для него не существовало. Если ты скатился до состояния животного — виноват в этом только сам.

Те же девушки-пленницы, как выяснилось, просто молча бойкотировали рогатых. На все требования тех избивать друг друга, отбирать еду, пакостить прочими способами, просто всё делали наоборот… Это было тяжело, это было страшно, но — удалось же продержаться какое-то время, сохранить человеческий облик! А там и спасение подоспело.

И эти пять ведьмочек неожиданно оказались очень сплочённой и дружной командой. На того, кто даже не обижал, а просто случайно чем-то задевал одну, тут же кидались все остальные. Острые на язык, не боящиеся никого и ничего, они вошли в общину самостоятельной неделимой единицей. И любовь красавиц к Роме совершенно не была помехой — они просто делили его, как общий ресурс.

Валера ничуть не ревновал и не парился по этому поводу, просто удивлялся немного. Тем более, ему тоже спасибо сказали, все пятеро, и намекали на возможную благодарность. На что парень ответил, совершенно честно — что его сердце занято, после чего был понят и благословлён.

Но Рома… Конечно, ещё во время плена было заметно его простое отношение ко всему, что женского пола. Он постоянно пытался общаться с амазонками, не смущаясь их холодностью, да и с другими пленницами. Опять же, рассказывал много историй про свои любовные похождения, которые казались тогда просто хвастовством…

Но смотря, как наконец вновь привёдший в порядок свою экзотичную причёску панк уходит к себе, да не один, а в обнимку сразу с несколькими "ведьмочками", становилось понятно — нет, этот парень не врал. Возможно, даже преуменьшал и умалчивал что-то.

Конечно же, данное положение вещей нравилось не всем. Карен как-то застукал этого ловеласа за подкатыванием к красавице Кате, и высказал неудовольствие по этому поводу. Мол, те-то ладно, ты их спасал в конце концов из плена, да и стрёмные они все какие-то. Но уж наших-то девок не трогай! Рома тоже за словом в карман не полез. На самом деле, подраться он любил ничуть не меньше, чем покувыркаться в постели. И потасовка вышла знатная, растаскивали этих двоих едва ли не всей общиной. Ведьмы, само собой, в первых рядах — причём, беспорядка от этого было больше, чем хоть какого-то толка.

Панк, когда всё закончилось, жёстко отчитал свой "гарем" — мол, не лезьте не в своё дело, когда не просят. Да и вообще, когда мужики дерутся — бабам место в сторонке. Но позволил всё же извиняющимся красавицами увести себя под ручки в госпиталь, а потом и домой. Откуда потом пол ночи слышались охи и стоны.

А Карен долго ещё ходил мрачный, скрипел зубами, но ничего поделать не мог. По результатам драки выяснилось, что даже покалечить толком соперника у него не получилось, несмотря на всю прокачанную силу.

Валера наблюдал за всем этим с лёгким беспокойством, ему не хотелось конфликтов среди своих. Но поведение Ромы, да и вообще его взгляды на жизнь ему очень импонировали, и парень с неудовольствием стал замечать, что в чём-то даже стремится быть похожим на своего друга. В том, что они друзья, никаких сомнений не было — после всего, что пришлось пережить. Даже Тимур теперь попал в разряд "своих", несмотря на не самый простой характер и начальную взаимную неприязнь.

— Так обсуждали же вроде всё это, товарищ интендант, — подал голос Денис. — Что нужно и так, и так. Золотая середина. С тем, с чем можно договориться — будем договариваться. А остальное мочить. Иначе зачем бы нам все эти пуляющие штуки давали?.. Феерверки пускать?

— Так не с кем там договариваться…

— Успокойся ты, старый. И правда, обсуждали же! Всё бы вам, мужикам, драться да в войнушку играть… — довольно привычно осадила своего деда Семёновна. То, что у этих двоих вась-вась, тоже было ясно уже даже самым ненаблюдательным.

— Да всё верно же, и первое, и второе. Со всеми другими фракциями надо договариваться, но с позиций силы! Будем слабы и беззащитны — никто даже слушать не станет, загребут в какое-нибудь рабство, и всё, — Валера пришёл на выручку старику, и из мужской солидарности, и чтобы подчеркнуть именно то, что ему казалось правильным. — Но когда вот такие вот существа, вроде Тени, — пёс, лежавший рядом, поднял голову и навострил уши, — и того "подкроватника", то с ними можно и нужно нормально, по человечески.

— Так тебе же даже энергии на этот раз не начислили за него! Ни контакта, ни приручения не было!.. — Семён Павлович не унимался.

— А вы всё делаете только за что-то? Если вам гарантированно за это ничего не дадут — и пальцем не пошевелите?..

Дед поперхнулся словами, которые хотел сказать, и начал беспомощно озираться — мол, ребята, что это он за фигню глалолет? Но встретив жёсткий взгляд Семёновны, ещё и покачавшей головой, совсем стушевался и замолк.

— Короче, народ, всё, это не обсуждается! Квартира моя, тварь там живущая — так получается, тоже. Сожрёт меня, значит, сам и виноват. Закрываем тему, ладно?

Так на том и порешили, и "подкроватник" остался мирно сосуществовать с инженером и его псом. И, как потом оказалось, это позволило избежать одной довольно неприятной ситуации…

Глава 4

Михаил медленно и осторожно, будто сам ещё не до конца поверил, что снова может ходить по земле, спустился по ступеням "Алтаря". Словно пациент, наконец вставший на ноги после долгой болезни, или — как новорожденный, делающий свои первый шаги.

Тут же на него с двух сторон налетели Валера c Рома накинув на плечи какую-то простыню и сжав в крепких объятьях. Следом подоспели и все остальные, свободные от дежурств. Возвращение товарища "с того света" каждый раз праздновалось и отмечалось всей общиной, как в первый раз. У многих на глазах блестели слёзы — особенно у представителей старшего поколения. Наверняка вспоминали тех, из своей прошлой жизни, кому такого счастья не выпало. И сейчас искренне радовались за получивших возможность обмануть Костлявую.

Даже думать не хотелось, что было бы, погибни все эти люди на самом деле, окончательно. Суровый, рассудительный Вождь Большое Ухо, как его все начали звать с лёгкой руки Ромы, вернее — с языка. Карен, молчаливый и суровый, у которого никогда не понятно было, что на уме — но всё же свой. Человек, с которым ты дрался бок о бок, не может быть чужим. Денис, всегда готовый помочь, парень с золотыми руками и ясными мозгами. Делающий всё с душой, зачастую даже лучше и в больших объёмах, чем требовалось. "Лесник" Анатолий, страшный зануда, любитель пафоса и напыщенных фраз — в котором, однако, временами проскакивало что-то человеческое и даже симпатичное. Он будто специально дистанциировался от всех, создавал какую-то непроницаемую стену. С точки зрения управления, быть может, так оно и надо было… Заносчивый Тимур, хитроватый Дядя Федя… Валера в какой-то момент представил их всех, лежащих в гробах, с навек застывшими лицами — и ему стало жутко не по себе. Всё-таки, как же хорошо, что этот мир давал второй шанс!

Торжественно встретив вернувшегося из-за Черты, все постепенно возвращались к своим делам. День ещё не закончился, до вечернего ужина и отбоя оставалось несколько часов, за которые можно было успеть сделать очень многое. Бездельники в общине отсутствовали, а если и встречались — умело маскировались. Или, может, общая деловая атмосфера заражала всех, поголовно. Не исключено, что просто все понимали — они работают для себя, от них самих зависит их же качество жизни, а быть может — и сама эта жизнь. Даже Евген, который, казалось бы, по складу характера должен был отлынивать только так — даже он, засучив рукава, вовсю вкалывал на стройках, разборках и плантациях.

Но Валера с Ромой остались, не пошли никуда. У них к старому товарищу было дело, и тот был в курсе. Все втроём, они отправились в столовую.

— Наконец-то, опять почувствую во рту вкус еды! У меня уже слюнки текут!.. — Индеец был возбуждён и непривычно разговорчив. Что немудрено — повод для этого был, и весомый.

— Погоди ты, неугомонный. Ещё не время ужина!

— Да я заново родился, мне можно и нарушить! Эй, кто там! Стеша!.. — Михаил позвал одну из ведьмочек, дежурившую на кухне, ненадолго мелькнувшую в зоне видимости. — Солнышко, есть ли чего перекусить, а? Так хочется еды человеческой, знаешь… Хоть печеньку какую…

Загадочно улыбнувшаяся девушка исчезла за дверью. И почти сразу же появилась вновь, да не одна — с подружками. Двое из которых на руках несли самый настоящий торт, здоровенный, с торчащей посередине свечкой!

— Думали попозже это сделать, при всех… Но, раз уж так сложилось — вот, держи, спаситель наш! Это тебе от дев благодарных, из страшного плена вызволенных! — будто по писаному, выпалила одна из ведьмочек, Лена. Не иначе — готовила речь заранее, репетировала…

Валера вдруг с удивлением обратил внимание на нарядные костюмы красавиц — ведь девушки были гораздо более чем симпатичны, причём — все. После того как все ведьмы, в том числе и Вера, подключились к общей сети, Комплекс так и не признал их полностью: у ведьм вообще не получалось хоть как то взаимодействовать с ним, и самое главное — получать снаряжение. Выручало только то, что стандартные комплекты, комбинезоны и ножи, выдавались без ограничений. Девушки из "стареньких" просто получали по несколько штук, ведь чудесная материя прекрасно садилась и обтягивала, достаточно было хотя бы примерного сходства фигур.

Так что ведьмочки все были экипированы и вооружены, хотя бы и только ножами. Но предпочитали они всё же одеваться в обычную, человеческую одежду, кропотливо собранную с бора по сосенке. Вообще, Валера думал — после всего пережитого они будут долго приходить в себя, стараться избегать внимания сильного пола, и так далее… Но всё оказалось строго наоборот — все пятеро будто соревновались в том, кто откровеннее и соблазнительнее нарядится, стабильно притягивая к себе взгляды всех без исключения представителей мужской половины анклава.

И это в обычной жизни. Сейчас же, ради празднования второго рождения одного из тех, кто их спас, красавицы просто превзошли себя — какие-то платья, корсеты, неведомо где добытый макияж, туфли на каблуках, сапожки… Где только умудрились добыть всё это богатство?..

Вообще, уже давно планировались походы в глубь города, не как обычно, ради удовлетворения насущных проблем — добычи съестных припасов и дерева с металлом, для ненасытного Комплекса — а с целью вынести магазины со всевозможными второстепенными, но такими необходимыми в быту вещами. Нужны были одежда, посуда, бельё, всевозможная хозяйственная мелочёвка, да и просто всем хотелось уже нормально обустроить свою жизнь, не просто выживать.

Но пока свободных людей и дней для этого просто не было. Первоочередными задачами, которые постоянно откладывались, были рейд на стройбазу, где остался покалеченный бульдозер, и разведка — к демонам, амазонкам, поселковым, вглубь города… Но даже это откладывалось. Поэтому, приходилось пока довольствоваться лишь тем, что давал Комплекс, и найденным в близлежащих домах. И ведьмочки, видимо, воспользовались этим по-полной.

Михаил, видимо, тоже прибалдел от всего этого. Вскочил, задул свечку, потом бросился расцеловывать всех пятерых. Долго рассыпался в комплиментах, кроме внешнего вида красавиц, конечно же, нахваливая и великолепный торт. По куску этого чуда кулинарии выдал всем присутствующим, и те согласились — да, действительно, годно получилось. Появились ещё люди, откуда-то, будто по волшебству, возникли звенящие бутылки…

Но тут Индеец резко встал и помахал рукой, привлекая внимание.

— Я очень благодарен, дорогие мои! Действительно, очень приятно. С тех пор, как был маленьким, наверное, никто не дарил мне такого подарка…

Глаза Михаила предательски заблестели. С видимым усилием он взял себя в руки, улыбнулся, оглядел всех и продолжил:

— Но я хотел с ребятами поговорить по делу… Мы обязательно вернёмся и присоединимся. Обещаю. Только чуть-чуть попозже, ладно?..

Они втроём встали и вышли из-за стола. Валере показалось, что ведьмочки имели вид немного обиженный и насупленный… Стало даже как-то неудобно. Будто у детей конфету отобрали.

Выйдя на улицу, в мелкую морось и хлюпающую под ногами жижу, они отошли в сторонку.

— Как вы только с ними справляетесь… Ну и оторвы! — восхищённо протянул Индеец.

— Да ничего вроде, не жалуемся… — Рома пожал плечами настолько деланно безразлично, что все трое засмеялись в голос.

— Это точно. Даже в мире мёртвых не спастись от того шума, что вы там производите! Надо бы, первоочередной задачей для всей общины, звукоизоляцию в твоей хате сделать…

— Ну, могу им носком каким-нибудь рот затыкать… — опять пожал плечами любимец женского пола, и совершенно непонятно было — шутка это, или всё на полном серьёзе.

— Да уж будь добр, сделай что-нибудь. Ладно, народ, хватит растекаться мыслью. Первое, что хочу сказать — вы молодцы, что решили и сделали всё до возвращения Анатолия. Он там просто бесновался… Но сделать ничего не мог.

— Представляем. Ну да ничего, полезно, — у Ромы не заладилось с Лесником с самого начала. Свободолюбивая натура панка была против любых проявлений власти и попыток управления, он являлся действительно самым настоящим анархистом. А Анатолий, в свою очередь, не терпел, когда кто-то выбивался из строя и отказывался шагать в ногу.

— Ладно, спокойнее, Ром. Всё-таки, не перегибай палку. Кое в чём я с ним полностью согласен. Вот расскажи, например, Валера, про ведьм. Зачем было столько им сливать?..

— Ну, они же беззащитны почти… Оружия — только ножики, доспехи получить не могут… Надо было хоть как-то поднять шансы девочек, если что. Ну и шесть пар глаз полезней, чем только одна.

— Это тоже понятно… Но я бы подождал с этим. И чем плохо — сидят на базе, дела мирные делают, нос свой никуда не суют? И не нужно им ничего такого!..

— Миш, ну ты что, нашего Валеру не знаешь? Он всем всё раздаст, даже если те сопротивляться будут. А потом догонит, и ещё добавит…

— Вот в том-то и дело. А ты-то на что? И остальные? Должен же был хоть кто-то голосом разума стать?.. О, вот и Денис! Наконец, все в сборе. Давай сюда, дружище, мы тут соображаем на троих. В прямом смысле… Но это не долго, потом пойдём торт жрать, алкоголем запивать, на ведьмочек любоваться…

— Видал, видал я этих ведьмов ваших, нарядились как на свадьбу, причём на чужую, — Денис жизнерадостно усмехнулся, останавливаясь рядом с остальными. — Ну и как оно, Большое Ухо, после такого перерыва в бренном существовании?

— Знаешь — неплохо, неплохо… Обратно не тянет.

— Уж наверное…

— Вот. Но не об этом мы. Во-первых, хотел сказать — молодцы мужики, что те двадцать тыщ всем раздали. Ведь, как было когда-то совершенно справедливо замечено — кадры решают всё. А если есть возможность прокачать их, кадров этих, да ещё и довольно быстро… Это куда круче всех танков, самолётов, пулемётов и всего, что нам может Пепелац выдать. К тому же — вот кончится железо, или отключит кто головастый нам эту штуковину, что будем делать? А своё, родное, оно никуда не денется…

— И мы так подумали. Но не всё же раздали, что-то и на Комплекс пустили.

— Так всё знаю, следил. За каждым вашим действием следил, просто сказать не мог. Но вот сейчас, наконец, могу это сделать. По всем пунктам согласен, всё вы правильно сделали, ребята. Но это было во-первых.

— Да мы все ждём его, твоего во-вторых.

— А во-вторых — надо срочно в разведку идти. Вот просто едва ли не прямо сейчас.

— Так решили же вроде? Ждём, когда все возродятся, и будет всё? Нельзя же лагерь без прикрытия оставлять. И идти тоже следует сильной группой, чтобы каким-нибудь эльфийкам не попасться…

— Так я слушал вас, когда решали, помню. Все доводы, с обоих сторон. И всё же — надо отправляться именно сейчас. Нежить пока можно не бояться — мы хорошенько их потрепали. Да, развиваются быстро, восстановятся наверняка, если уже не восстановились — но против укреплённых позиций всё равно ничего не смогут сделать. Тимур вольётся в наши ряды уже завтра. Дядя Федя, если по чесноку, не такая уж и большая помощь. Пока пулемёт себе не достанет, его в расчёт не берём. Объективно — базу вы укрепили, я контролировал. Все углы излазил — мышь не проскочит. Тут беспокоиться нечего. Бояться надо другого — недостаточного количества информации и замедления в развитии. Нам просто жизненно необходимы сведения об окружающем мире. Нужно понять, что там с остальными соседями, попытаться найти новых, может даже людей. Нужна энергия. Так как добывать её, как оказалось, лучше мирным путём, расточительно не пользоваться такой возможностью. Ну и никто не отменял простого набивания фрагов, если вдруг встретим враждебных тварей — а мы их встретим наверняка. Но это второстепенное. Главное — знания, и понимание, как можно подняться. Когда возвратимся — используем всё добытое по-максимуму, сразу ложимся улучшаться. Чтобы к следующему рейду не бояться уже никого и ничего.

— Звучит разумно… Считай, меня убедил. А то что-то засиделся я тут, — Рома воинственно ударил кулаком в ладонь, попрыгал, размял шею. — Правда, сейчас не пойду… Тортик там, девочки…

— Да сейчас никто и не предлагает… И, если честно, я вообще не думал тебя брать.

— Ну уж нет! Я не саквояж, который можно взять, а можно нет… Так что иди ты, Миша, далеко и в жопу.

— Ладно, ладно, успокойся. Просто объективно с тебя проку было бы больше тут…

— Какой тут прок? Железяки таскать, лес рубить? Да это пусть лучше вон тот, Карен, занимается. Он здоровый, и мозгов для такого много не нужно…

— Роман, закругляйся. Так скоро народ всем анклавом соберётся, и тебя за периметр выкинет. Доиграешься… Нет-нет, молчи! Хочешь, поговорим об этом потом. А сейчас, давайте решим главное. Я считаю, надо выступать завтра уже, утром, край — днём. А то и так больше недели сидим, как слепые котята. Кто его знает, что там, в большом мире, творится?.. Денис, что думаешь?

— Ну так факт необходимости разведки, это же не новость. Начнём её на день-два раньше, думаю, не страшно. Какой состав? — Денис ответил задумчиво, явно что-то прикидывая про себя.

— Идти должны мы с Валерой, так как уши и глаза. И ещё потому что наш инженер очень хорошо себя показал в плане налаживания контактов. Роман вон напрашивается, опять… Надо нам кого ещё? Для усиления? Я думаю, только какую-нибудь из ведьм. Следить за тем, что мы увидеть не сможем.

— Разумно, хотя и не хотелось бы. Но сойдёт. Карен, Евген?..

— Не, должен же кто-то базу охранять.

— Я бы Кристину взял, огонь девка, — Рома мечтательно закатил глаза, — но она, негодница, до сих пор в госпитале прохлаждается…

— Мало ведьм? Ты у нас по ним спец. И, кстати, кого бы посоветовал?

— Так, Валера не хочет пообщаться, с зазнобой-то своей? Она мне самой адекватной кажется…

Все посмотрели на инженера, который старался казаться невозмутимым. Судя по ухмылкам, получилось не очень.

— Знаете, я бы не хотел. Пусть это цинично… Но мне было бы спокойнее, если бы она осталась на базе, а мы взяли кого другого.

— Кто бы сомневался… Ладно, давайте, Стешу возьмём. Она такая… Ну…

— Роман! Мы выбираем не по размеру сисек, жопы или чего ещё!

— Так я и говорю!.. — с деланной обидой продолжил Роман, тем не менее, довольно блеснув глазами — именно на такой эффект он и рассчитывал. — Она такая живенькая, сообразительная. Изобретательная…

— Нам это неинтересно. Хорошо, иди договаривайся со Стешей. Завтра подъём с третьей смены часовых, собираемся и выступам. И пошли уже, там торт без нас сожрут.

В столовой к тому времени уже набралось порядочно народу, ведь слухи по общине разносились быстро. Всем, как бы они ни готовы были самоотверженно работать, всё же хотелось в жизни какой-то разрядки и праздника. Опять же, усталость накапливалась. Но беззаботную атмосферу веселья очень резко обрубили разведчики, не откладывая объявившие о своих планах — чем заставили всех резко примолкнуть. Кроме Анатолия, который просто зашёлся в бешенстве.

— Миша, ну ладно эти, молодёжь горячая! Но ты-то, мля, куда! Вы вообще все умом тронулись? Ладно, один раз вернулись. Чудом! Чудом вернулись! Так вы теперь опять лезете, да ещё и тащите нашего, прошу заметить, единственного инженера! Опять всё то же! Ничему не учатся!..

— Успокойся и послушай. Одна из целей похода — посетить стройбазу, и разведать, как там Валерин дружок. Попробовать его уговорить присоединиться, или другой какой профит с него получить. И у меня сильное подозрение, что кроме Валеры это никто сделать не сможет. Тут ясно?..

— Так вот и сходите, на стройбазу и обратно!..

— Нет, это не всё, только начало. Продолжаю. Я же тоже не зря всё это время проводил. Ещё до "Мёртвых войн" запустил "Обнаружение засад" и "Следопытство". Оно уже вполне себе работает и хорошо повышает шансы группы. Наличие ведьмы, которая сможет распознавать духов и прочих невидимых, защитит от неожиданностей с той стороны. Думаю, в лапы амазонок так глупо больше не попадёмся, как в первый раз. Далее. Рома, хоть и не хотел я брать его, на самом деле у нас тоже парень хоть куда. Прокачал "Ножевой бой", помимо рукопашки. Смотрел тренировки, впечатляет! Опять же, у нас всех теперь доспехи, шлемы, аптечки, связь, даже гранаты, пусть световые и дымовые, но всё же. А Валера — из нашей компании просто самый остроглазый, выносливый, быстрый и физически развитый, да и опыт кое-какой имеет. Но в его отношении это не главное. Хочу напомнить — у нашего инженера пока лучше всего получается выходить на контакты со всеми этими неведомыми чудиками, представителями других видов. А эти дела, наверное, до сих пор принесли общине больше пользы, чем всё остальное вместе взятое. Уж не знаю, есть в этом заслуга конкретно Валеры или нет… Но, в любом случае — даже удача его нам не помешала бы. И эта "эльфийка" ещё, если вдруг встретим — договорятся…

— И, тем не менее, это пока единственный инженер общины. Напомнить, как его потеря повлияет на всех нас?

— И да, и нет. Что касается управления Комплексом — многие функции дублируются у Техника, это мы тоже обсуждали. В самом крайнем случае, Денис запустит улучшения ещё в кое-каких ветках, и в этом плане анклав ничего не потеряет. Потеряет другое — да, Валера может многое сверх стандартного набора. Те же расчёты прочности "на глаз", проектирование, глубокое понимание и анализ технических систем, захват вражеских зданий. Но — приходится рисковать…

— Знаешь что… — задумчиво протянул Анатолий. — Мне кажется, это у тебя просто мозги после возвращения с "того света" на место ещё не встали…

— Всё обдумано, ещё пока призраком был.

— И всё равно. Предлагаю переговорить обо всём завтра, когда от эйфории, что вернулся к жизни, отойдёшь. И когда будет видно, что трезво рассуждаешь, а не на эмоциях пургу гонишь. Да и недаром же в сказках говорят, утро вечера мудренее. Сам я пока тоже подумаю, так сразу не могу согласиться. А сейчас всё, закрываем вопрос. И давайте уже ужинать! Я там про торт какой-то краем уха слышал… Хвалили вроде… А то сожрут ведь, не поделятся!

Предложение Лесника понравилось всем, особенно последняя его часть, и получили всестороннюю единодушную поддержку. Началось весёлое застолье, которое напоминало бы многие другие… Если бы не тосты "за возвращение из мира мёртвых", странные костюмы большинства — и в повседневной жизни, и во время работы все уже привыкли носить комбинезоны — и многочисленные мелочи, да и не совсем мелочи, которые постоянно напоминали о том, что за мир вокруг. Хотя, люди уже давно привыкли, и хорошенько расслабиться это никому не мешало.

Еда, хоть манна сама по себе была безвкусная, радовала разнообразием и экзотичностью. Варёная манна с тушёнкой, манный хлеб с джемом и паштетом, салат из свежих побегов манны с щавелем, суп из манны… Пусть набор продуктов был сильно ограничен, повара-ведьмочки постарались выжать из него максимум. Судя по всему, ради одного из своих любимцев они извлекли из закромов все заначки, какие только смогли найти. Семёновна, которая была ответственной за кухонные дела, хмурилась, но ничего не говорила.

Также, конечно, на столе присутствовало и спиртное. Валера с лёгким беспокойством подумал, что, со всеми этими воскрешениями, пьянки превратились в ежедневную практику. Избегали их только те, кому по счастливой случайности выпадало в это время хранить покой остальных товарищей, ответственно — или безответственно — всматриваясь во враждебную темноту. В самом дворе, где вечером зажигалось целых два фонаря, запитанные от построенной ещё Денисом электростанции, было как-то по-домашнему уютно и спокойно… И люди с готовностью поддавались этой иллюзии нормального мира. А может, просто делали вид.

Самым шумным и весёлым, по обыкновению, был Семён Павлович. Дедок всегда зажигал, как в последний раз — правда, ровно до тех пор, пока не отрубался. Но этот момент никогда не наступал быстро, и до него успевало произойти многое…

Но на этот раз старикан превзошёл себя. Уже слегка пошатываясь, но ещё достаточно твёрдо, он удалился со значительным видом… И вернулся с настоящим аккордеоном в руках!

— Да ну! Неужто, и сыграть сможешь?

— А вот и смогу!

— Классно! Ну так давай, слабай нам что-нибудь, на гармошке этой!

— Сам ты гармошка, неуч! Это — ак-кор-де-он! Вершина эволюции музыкального инструмента!

Семён Павлович устроился у стеночки, на табуретке, довольный и явно весь в восторге от себя любимого, начал потихоньку… И стало ясно, что он не просто умеет играть, а весьма даже неплохо это делает. Радостные возгласы раздались со всех сторон, публика оказалась очень благодарной. Пара ведьмочек даже пустилась в пляс, обнявшись…

Валера огляделся. С одной стороны от него сидел Рома, с той самой Стешей на коленях. Видимо, вводил в курс дела и готовил к грядущим подвигам. С другой — Михаил о чём-то оживлённо общался с Денисом. Обоим явно было неплохо.

Взгляд не задержался на них, пробежался дальше… И, наконец, обнаружил, кого искал. Вера сидела с задумчивым видом и крутила в руке полупустой бокал. Рядом, будто специально, имелось свободное место.

Не прошло и пары секунд, как Валера плюхнулся на стул рядом с девушкой. Она повернулась к нему, ухмыльнулась, и как-то немного нервно сказала:

— Что, герой, вспомнил наконец?.. А то, обещал-то — гулять, по заведениям водить…

— Ни секунды свободной… — Валера с некоторым удивлением смерил Веру взглядом: такой он её ещё не видел. Красавица была уже слегка навеселе, глаза блестели — видимо, это как раз и объясняло нетипичное поведение.

— Да конечно, прямо так, ни секунды…

— Ну, секунда может и была. Может — две. Да хоть десять даже, толку? Я ж с утра и до вечера, потом сил никаких, только до кровати доползти… Кто бы другой сказал, не поверил бы. Вчера дежурил, позавчера не успели всё до темноты, ночью доделывали… — парень не стал говорить, что на самом деле просто хотел дать ей прийти в себя, получше забыть все пережитые ужасы. Очень боялся напомнить что-нибудь не то, разбередить старые раны… И одновременно — не хотелось навязываться. Хотя, случаев пообщаться или хотя бы полюбоваться на Веру издалека, он не упускал никогда. Необходимость видеть её каждый день стала просто физически ощутимой.

— Ну-ну, так себе, отговорочки-то…

— Хорошо, как скажешь. Так себе — значит, так себе. Виноват. Как искупить?

— Вон, дедушка вроде медляк сейчас играть будет… Намёк ясен?

Повторять не пришлось. С готовым вырваться из груди сердцем, бешено колотящимся от радости, с гремящими в ушах воображаемыми фанфарами, Валера притянул эту самую желанную на свете женщину к себе — и быстро, но крепко поцеловал. И только после этого встал, увлекая за собой.

Семён Павлович и правда заметно сбавил темп и загадочно улыбался. До этого он наяривал что-то развесёлое, едва ли не разрывая свой инструмент на две половинки, задорно дополняя извлекаемые из него звуки чуть хрипловатым голосом, неожиданно сильным и приятным. Сидящая рядом Семёновна пожирала дедка, обнаружившего в себе неожиданный талант, горящим взором. Казалось, она вот-вот набросится на него прямо здесь, при людях, или ударит по голове чем-нибудь тяжёлым, схватит за шкирку и утащит к себе в берлогу…

Чуть поддатый народ, казалось, напрочь позабыл про усталость, тут и там образовывались и медленно кружились стихийные парочки. Всё это до боли напоминало старые фильмы про войну, и чисто внешне, и в каком-то смысле внутренним наполнением. С атмосферой старины странно контрастировали футуристические костюмы и пистолеты на поясах у многих — привычка ходить с оружием прочно входила в жизнь. Всё это создавало сюрреалистичное впечатление, что прошлое и будущее смешались, будто некая машина времени собрала в одном месте представителей разных веков…

Крепко, но мягко сжимая горячие Верины пальцы, Валера вывел её на свободное пространство. С явной неохотой отпустил, но тут же обнял за талию, аккуратно, как самый хрупкий фарфор. Ладони ощутили под тонкой тканью платья живое тело, чуть вздрогнувшее и напрягшееся от прикосновения. Девушка даже еле слышно застонала… Тут же всё внутри сжалось, вернулись все страхи и беспокойство. Как она, что у неё там внутри? Прямой взгляд в необычные жёлтые глаза, такие близкие, большие… И будто слегка испуганные. Молнией мелькнула догадка — она же просто внешне хорохорится, пытается выглядеть дерзкой и независимой. Но на самом-то деле, всё совсем не так.

— Всё хорошо?

— Да, — лёгкая, благодарная улыбка. — Всё хорошо…

Не до конца поверив, он всё же притянул девушку к себе. Вера положила голову ему на плечо и легонько прижалась, позволяя увлекать себя в медленном движении. От близости и доступности вожделенного кровь ударила в голову. Одновременно хотелось утащить это сокровище куда-нибудь, в укромный уголок, для логического продолжения, и с другой стороны — наоборот, было желание, чтобы это состояние блаженства и неопределённости, предвкушения чего-то прекрасного, продолжалось и продолжалось.

Ничего вокруг для Валеры сейчас не существовало. Звуки аккордеона, слова какой-то песни звучали фоном, доходили до сознания будто сквозь какую-то завесу, так же как обрывки разговоров и мелькающие вокруг тени людей. Танцевать парень никогда не умел, тем более не представлял, как делали это в старину и под такую музыку. Но сейчас было достаточно просто медленно перетаптываться, как на школьной дискотеке.

— Эй, а медляк-то кончился! — голос Ромы выбился из общего фона и заставил обратить на себя внимание — махнуть рукой. Отпускать из ладоней внезапно угодившее в них воплощение неземного счастья не было ни сил, ни желания.

Они продолжили кружиться, не обращая внимания на то, что совершенно не попадают в ритм. Валера осторожно, с готовностью в любой момент отступить, начал поглаживать Верины спину и плечи, сознательно не опускаясь ниже. Она опять легонько задрожала, но при этом ещё теснее прижалась, возбуждённо дохнув в шею…

Было очень тревожно переступить некую черту, за которой можно невольно причинить боль. Но если какие-то проблемы и имели место — девушка либо уже справилась с ними, либо старалась не показывать этого внешне. Слишком уж недвусмысленно она вела себя… Или — Валера вообще ничего не понимал в женщинах.

И как он ни старался сдерживаться, остатки осторожности и здравого смысла просто смывало, сметало мощным потоком желания. Музыка играла, Семён Павлович пел, а они всё кружились и кружились. Только одна назойливая мысль на задворках сознания не отпускала Валеру, и даже заставила в какой-то момент легонько, про себя, усмехнуться — что слишком всё замечательно, чтобы быть правдой. По закону подлости, всегда так. Когда тебе очень хорошо, и кажется, что вот он рядом, тот неземной кайф, ради которого можно и умереть — в самый ответственный момент возвращаются родители, девушка закатывает истерику, переливается ванная, случается ещё что-нибудь… Список напастей и неожиданных "радостей" у каждого свой.

Но, с другой стороны — должно же когда-то быть иначе? "Может будет хоть день, может будет хоть час, когда нам повезёт?"… Будто вторя этим мыслям — раздался тихий Верин шёпот. Таким чувственным голосом, от которого будто ток прошёл по телу, а волосы зашевелились:

— Пойдём к тебе…

Никаких слов, никаких сомнений: на такие предложения не принято возражать. Валера просто молча взял девушку за руку и повёл за собой. Веселье вокруг уже достигло своего апогея, но никакого сожаления по поводу того, что приходится уходить, не было.

Оставив позади спёртую атмосферу, наполненную запахами спиртного и застолья, они вышли в "предбанник", где Вера накинула на плечи плащ, а уже оттуда — на улицу. В лицо ударила мелкая водяная морось и ночная прохлада. Валера почувствовал, что его спутница чуть дрожит, и крепко прижал её к себе — чтобы хоть как-то согреть.

Быстро оставив позади двор, где мрак кое-как разгоняли украшенные гирляндами капель фонари, они нырнули во тьму подъезда. И только дверь за спиной закрылась — Вера резко развернулась и буквально набросилась на слегка опешившего парня, не обращая внимания на свой упавший на пол плащ. Её жадные губы, с лёгким послевкусием выпитого алкоголя, впились в его, а руки, будто слепо тыкающиеся во всё подряд незрячие щенята, хаотично заскользили по поверхности защитного комбинезона.

Валера опомнился быстро, прижал девушку к стене — и тут же обеспокоенно отстранился: она опять тихонько застонала. Увидел закрытые в экстазе глаза, блеснувший белыми зубками требовательно приоткрытый ротик… И успокоился — нет, тут всё в порядке. Можно продолжать.

И он продолжил, накинувшись на неё, как голодный зверь, уже без оглядки и не в силах сдерживаться, заставляя Веру стонать вновь и вновь. А потом просто подхватил на руки и побежал наверх, спасибо новым способностям — и выносливости, и ночному зрению.

Незапертая дверь распахнулась пинком. Тень, спавший в прихожей, выбежал, помахивая хвостом — но сейчас было не до него. Парочка ввалилась в спальню. Щёлкнула щеколда, запирая любопытному псу путь внутрь. Вера, поставленная на ноги, вновь кинулась, исступлённо целуя и гладя, и одновременно неловко пытаясь избавить Валеру от комбинезона. Повинуясь лёгкому нажатию хозяина, великодушно пришедшего на помощь красавице, его чудесная одежда опала. Платье девушки, стянутое через голову, тоже полетело на пол, следом — бельё. Блеснувшее в темноте белизной тело предстало во всей красоте, в таком виде, в каком и запомнилось парню по их совместному пути из логова демонов. Да, пусть тогда она была истощена, кожа исцарапана — но даже в тот раз казалось, что нет никого прекраснее. Всё внутри опять сжалось, от переполняющего желания уберечь, спасти, отмотать назад и отменить все те ужасы, что девшке пришлось пережить…

Тем временем, они переместились на кровать. Вера ловко извернулась, не дав подмять себя. Легонько толкнула Валеру на подушки, оказавшись сверху… И в руке её сверкнул нож.

Глава 5

Два бледных пятна света колебались на потолке, причудливо играя тенями. Ураганные порывы ветра нещадно мотали тоскливо скрипящие фонари, где-то там, на улице, барабанили в окно дождём, тоскливым зверем завывали в вентиляции. Даже не капли — настоящие потоки воды стекали по оконному стеклу, сплошными волнами. Погода разошлась не на шутку, и в такой момент казалось настоящим чудом, что есть где укрыться от такого её буйства.

Вера вся поникла, будто сдувшийся воздушный шарик. Плечи опустились, спина сгорбилась. От былой неистовой распущенности и отчаянной чувственности не осталось и следа. Сейчас девушка явно стеснялась своей наготы — хотя и понимала, что поздно с этим что-то делать. Просто старалась стать меньше, сжаться в точку, будто невзначай, незаметно прикрывалась руками.

— Ну и как это понимать?

Ресницы её задрожали, на щеках появились два тоненькие мокрые дорожки. Валера отбросил нож в сторону, резко сел, одним движением оказавшись рядом, и крепко прижал горемыку к себе. Утёр пальцами слёзы, поцеловал в лоб. Наклонившись, внимательно вгляделся в глаза. Совершенно нормальные сейчас, если не считать цвета.

— Так и будешь молчать?

Вместо ответа, девушка спросила сама:

— Это был подкроватник?

— Да.

— Не думала… Такой страшный…

— Жутковат. Сам, когда увидел — чуть кирпича не отложил.

— В детстве боялась… Что под кроватью… Со светом засыпала. Сейчас… Как в детство снова… Будто маленькая… Так страшно…

Валера молча слушал, не торопил. И не напоминал, что спрашивал совершенно другое. В нём не было сейчас ни злости, ни обиды, разочарование от неудачно завершившегося вечера он просто запинал сапогами в самый дальний уголок сознания. Остался только растущий с каждым подобным эпизодом счёт. Счёт к тем, кто сотворил всё это. И желание разобраться, что же всё-таки случилось.

— Прости, миленький… Прости меня… — девушка совсем расклеилась. Крепче вцепившись обеими руками в Валеру, зарылась лицом ему в грудь, будто стараясь спрятаться там от своего стыда и страха.

— Всё хорошо. Ничего же не случилось. Но ты должна рассказать… Рассказать всё. Чтобы мы могли разобраться.

— Я… Я боюсь…

— Знаю. Я тоже. Очень. За тебя. Но я рядом, и в обиду не дам. Что бы там ни случилось, мы с этим справимся. Поняла? Ну, давай. Знаю, это не просто, в другой ситуации ни за что не стал бы приставать с таким… Но — сама понимаешь, надо. Иначе ничем не смогу помочь тебе. Да и самой, наверное, легче станет… Так что давай, не бойся.

Вера всхлипнула, будто в последний раз попытавшись спрятаться — а потом отстранилась, как-то враз успокоилась. Решительно посмотрела Валере прямо в глаза.

— Хорошо, я готова. С чего начинать?

— С чего хочешь. Но лучше… Лучше по порядку. Давай, солнце, я с тобой…

И она начала рассказывать. Даже слишком подробно, начиная с такого момента, про который у Валеры даже и в мыслях не было спрашивать. Но он всё так же не прерывал, лишь иногда задавал уточняющие вопросы. Слушал прерывистую, с паузами, задумчивую речь, куда более привычную, чем то возбуждённое и наполненное чем-то животным шептание. И честно признавался себе, что не может решить — какая именно девушка ему нравится больше. В обоих ипостасях было что-то по-своему привлекательное…

История Веры была такова. Странное свечение в небе девушка увидела, когда выходила из здания института, с Витей, давним товарищем, с которым повезло сначала учиться в одной школе, а потом — стать ещё и однокурсниками. Задрав головы к небу, они оба уставились на неведомое явление… И точно так же, вдвоём, появились на полянке в каком-то лесу.

Выбирались долго, случившаяся на второй день непогода очень сильно подкосила. Тёплых и непромокаемых вещей ни у кого не было, с поиском укрытий тоже не повезло — вскоре после начала дождя стало всё равно, под деревом стоишь, или нет, лилось везде одинаково. Поспать удалось совсем немного, прямо на земле, пока небеса ещё не разверзлись. После же пришлось прилагать все усилия, чтобы не околеть от холода. Сначала, прижавшись друг к другу, они пытались хоть как-то согреться, следуя принципу, что один индеец под одеялом замерзает, а двое — нет. Одеяла при этом, понятное дело, у них не имелось. Когда немного посветлело — решили отправиться дальше в путь, согреваясь в процессе ходьбой.

Холод и снег оказались следующим испытанием. Стало совершенно очевидно, что останавливаться нельзя — это стало бы равносильным гибели. И они шли и шли дальше, несмотря на то, что сил не оставалось и дико хотелось есть. Долго было даже не найти места, чтобы ненадолго остановиться передохнуть… В конце концов, под вечер вторых суток блужданий, они нашли хоть какое-то прибежище в корнях вывороченного дерева. С трудом заставив себя насобирать мокрых веток, чтобы не спать прямо на голой земле, они отрубились там. И, наверное, можно считать чудом, что смогли потом проснуться, хоть и сильно простуженные и ослабленные.

Потом потеплело, распогодилось, и стали донимать тучи кровососущих насекомых, от которых было не спастись нигде. Мошкара бросалась в лицо, лезла в нос и уши, волдыри покрыли все открытые участки кожи. Это было настоящей пыткой, учитывая крайнюю степень измождения Веры и её спутника. Ещё и лес со временем начал пугать — он оказался наполнен жуткими звуками, треском, скрипом, уханьем, как любят показывать в фильмах, постоянно казалось, что кто-то смотрит в спину. Но они брели всё дальше и дальше… И после долгих дней блужданий столкнулись наконец с людьми, с разведчиками "поселковых".

Те быстро доставили найдёнышей к себе на базу, где их худо-бедно обогрели и накормили, дали каких-то таблеток. Сам Главный контролировал процесс. Тогда казалось, что это в нём говорит просто человеческое участие и желание помочь… Но, как вскоре оказалось, мотивы у такого поведения оказались совершенно другие, гораздо более корыстные.

Но вначале Вера совершенно искренне была благодарна этому человеку, который с уверенным видом командовал своими подчинёнными, которые выгляделии потерявшимися и растерянными. Именно он, так как никого соображающего в медицине вокруг не оказалось, выбрал какие именно лекарства дать найдёнышам. Он обеспечил их жильём и теплом, выделив квартиру в двухэтажном деревянном доме и обеспечив дровами для печки. Он распорядился принести поесть и тёплой одежды…

— Ну давайте, приходите в себя. Привыкайте, обживайтесь. Только, сразу предупреждаю — жизнь у нас тяжёлая, придётся работать. Кормить за так никто не будет. Окажетесь полезными — всё у нас сложится хорошо.

И тогда Вера, несмотря на полное истощение, моральное и физическое, постаралась улыбнуться этому человеку — олицетворению своего спасения. Потом она много раз проклинала себя за это, считая, что не улыбнись она тогда — всё сложилось бы иначе.

— Мы отработаем, и постараемся быть полезными вам, — сказала девушка, за них обоих. И даже эта фраза, как она поняла потом, прозвучала в какой-то мере двусмысленно… Главный же просто хмыкнул и ушёл. Но — потом возвращался, проведать и узнать как дела, и делал это вновь и вновь. Вера не видела в таком внимании ничего предосудительного… Пока в какой-то момент они не остались наедине, и дядька просто и без обиняков не потащил её в постель.

Сопротивляться оказалось бесполезно — силы были слишком не равны. Взывать к голосу разума — тоже. Главный тогда уже чувствовал себя вполне комфортно, вместе с прикормленными приспешниками узурпировав власть в общине, слов отказа он не воспринимал. Поняв, что добром получить своё не получится — ни секунды не колеблясь и совершенно не расстраиваясь по этому поводу, этот человек перешёл к насилию.

Широко афишировать свои забавы царёк крохотного государства всё-таки ещё не решался, и старательно затыкал своей жертве рот. Но Витя всё же услышал сдавленные и приглушённые крики, прибежал на помощь… И ничего не смог сделать. Ведь Главный стал вожаком стаи не на пустом месте, и старательно собирал с остальных "дань", используя её на своё усиление. Кстати, для улучшений он забирался в свою ячейку в Казарме и запирался там — чтобы, пока будет беззащитен, никто не пробрался и не расправился с ним…

А потом Веру держали, а Витю били. Жёстко, без тормозов, чувствуя себя совершенно безнаказанными и пьянея от крови. И "слегка" перестарались. Девушке с этого момента стало просто всё равно. Ей казалось, что свои последние слёзы она пролила над телом своего друга, почти брата…

Про то, что остальным членам общины рассказали, якобы они шпионы — Вере, само собой, никто не доложил. Но она видела, что все воспринимали отношение к ней со стороны Главного и правящей верхушки общины как нечто само собой разумеющееся, и даже не думали как-то препятствовать им. Сбежать удалось только благодаря помощи какого-то паренька, поставленного сторожить пленницу, и пожалевшего её. Про дальнейшую его судьбу девушка ничего не знала, и совершенно закономерно беспокоилась о своём благодетеле.

Но тогда она убежала, не думая ни о чём кроме того, чтобы оказаться подальше от этих нехороших людей, в руки которых не повезло угодить. Но — попала из огня да в полымя. Плен у амазонок стал следующим испытанием, очередным ударом судьбы.

Конечно, там оказалось несравненно комфортнее, чем в зиндане поселковых. Никто не трогал, кормили хорошо, присутствовали собратья по несчастью, с кем можно было бы при желании пообщаться… Но сам факт того, что она опять не могла распоряжаться своей судьбой, просто растоптал остатки воли. Тоска по Вите, по потерянному навсегда нормальному миру, отсутствие хоть каких-то надежд на спасение захлестнули с головой, девушка впала в полнейшую апатию. Хоть как-то выйти из неё помогла экзекуция Валеры, когда девушка впервые обратила внимание на него.

Вера видела, что парень заметил это её внимание и сострадание, то, что скорлупа, которой обросла израненная душа пленницы, ненадолго дала трещину. Были оценены все знаки внимания и неуклюжие попытки ухаживать. Даже более того — возникло лёгкое желание ответить на них. Но всё это было отвергнуто, ввиду полной бесперспективности. То, что судьба не готовит им ничего хорошего, сомнений у девушки уже никаких не было.

Потом её продали демонам. Жалкая попытка Валеры помешать обмену заставила сердце вновь болезненно сжаться. Неужели опять кто-то погибнет ради неё? Но Веру увели, так и не дав возможности узнать судьбу отчаянного смельчака, бросившегося с одним лишь жалким перочинным ножиком на амазонок, повелевающих живыми хищными корнями и владеющих непонятной "магией". Сама же Вера из "эльфийского курорта" попала в лапы тварей, будто вышедших из самых жутких кошмаров, или какой-нибудь особо мрачной компьютерной игры.


Поведение рогатых полностью соответствовало их внешнему виду. Твари оказались жестокими и кровожадными, их забавляли чужая слабость и страдания. Но из троих конвоиров один не проявлял к пленнице никакого интереса. Конечно, как она поняла потом — ему было попросту не до того. Будь демон здоров, веселился бы с остальными… Но он просто шёл, погружённый в себя, и заметно хромал.

Судя по всему, дотянуться до глубоко вошедшей в ногу большущей занозы это существо само не могло, а обратиться к сородичам, как и к пленникам, не позволяли какие-то религиозные соображения. Учитывая то, как это племя любило высмеивать слабость, это казалось вполне понятным.

И неизвестно что нашло на Веру — возможно, захотелось хоть чего-то светлого в этом осточертевшем океане мрака и жестокости. На привале она просто молча подошла к демону и, не без некоторого труда, избавила его от страданий. Тот никак на это не отреагировал, хотя браслеты, уже тогда надетые на запястья девушке и, не спрашивая, определившие её как "ведьму", сообщили о каком-то контакте и единицах энергии.

После этого оставаться в неволе Вере осталось относительно недолго. Спустя какое-то время тот самый демон пришёл, забрал её, и потащил за собой. Девушка подозревала самое плохое… Но рогатый просто отвёл пленницу подальше от лагеря, отпустил, и, развернувшись, пошагал обратно. На этом их общение закончилось.

Но не закончились Верины злоключения… Ведь, вновь получив свободу, она снова не смогла ею воспользоваться. Стараясь убраться подальше от омерзительного логова рогатых, девушка раз за разом снова возвращалась к нему. Будто кто-то водил и путал, или некий невидимый поводок держал, не давая уйти. Конечно же, первой мыслью было — что это злобная шутка демонов.

И тогда, в отчаянии не зная, что делать с этим, девушка впервые начала разбираться с возможностями своих браслетов. Обнаруженное там "Колдовское Зрение" показалось чем-то, что сможет помочь развеять морок…

Тут Валера прервал рассказ, и попросил рассказать поподробнее про то, что всё же предлагают ведьмам на выбор чудесные устройства красного цвета. Вера, чуть замявшись, начала перечислять, вызвав озвученным перечнем некоторое удивление. Ведь, кроме нескольких "нормальных" пунктов, включавших "травничество", "зельеварение" и "язык животных", список в основном включал всё возможное и невозможное для повышения привлекательности и соблазнения противоположного пола, имелся даже гипноз. Остальные, не завязанные на это "умения", просто терялись на фоне обилия подобных штучек.

В конце концов девушка зарделась, явно смущаясь от того, что приходилось говорить. И просто замолкла.

— Ну что ты? Мы же так и не дошли до самого интересного…

— Именно… Самое… Оно только начинается.

— Не хочешь говорить?

— Не хочу… Но надо… Расскажу. Была ни была… Ты мне понравился, ещё там… Жалела, что никак нельзя… Потом увидела, поняла, что живой… Пусть не совсем… Но можно вернуть. Стало сразу так легко… Чувствовала, что хоть кого-то могу спасти… Отплатить… Я рада, что получилось… Но тут, на базе… Сначала думала, влюблена просто. Смотрела на тебя, и внутри… Как жидкий металл растекался. Так хотелось… Никогда такого не было… Ты ещё игнорировал… Так старательно… Улыбался, на расстоянии держался… Тяжело было… Хотелось всё сильнее, ни о чём не могла думать… А потом… Потеряла контроль. Всё помню, что делала… Но тогда это была будто не я… Пила вроде немного… Нож на тумбочке увидела — рука сама собой схватила… Так захотелось… Захотелось его в тебя воткнуть. Если бы не перехватил… Беда случилась бы… И я была не я, пока не вылез этот твой… Подкроватник… Увидела, испугалась… И будто очнулась… Прости меня, миленький… Не хотела…

— Да всё, всё. Прошло же уже… Или нет?..

— Прошло…

— Вот и хорошо… Хотя ничего хорошего. Не можешь больше ничего вспомнить?

— Всё сказала…

— Может, ты какие-то "умения" брала? Там жертвоприношение, ещё чего?

— Брала только… Подтягивание фигуры… Очистку кожи… Отбеливание зубов… Соблазняющее поведение… Тебе понравиться…

— Глупенькая. Ты и так мне нравилась, с самого начала, без всей этой хреноты.

— Спасибо…

— Лучше бы что-нибудь более полезное прокачала… Там силу богатырскую, или скорость супермэнскую… Ладно, не будем об этом. Вернёмся к ножу и к тому, что ты… Что-то внутри тебя хотело сделать. Точно это желание возникло только после того, как увидела его? Раньше не хотела?

— Точно… Будто что-то включилось…

— Да… Я когда увидел эти твои глаза, затуманенные чем-то и совсем безумные… Это было страшно.

— Прости…

— Говорил же уже, закрыли тему. Твоей вины, что попалась к демонам и на тебя напялили эти штуки, нет… А я уверен, это из-за них всё.

— Из-за них…

— Вот. А раз так — нужно думать, как тебя от бяки этой избавлять… Может, просто срезать их?

— Не знаю… Боюсь…

— Вот и я, если честно. Кто знает, как всё это работает? Вдруг… Тебе плохо станет без них?.. Или взорвутся?

— Наверное, надо… Я могу опять…

— Да ничего. Просто спрячу все ножи и буду следить. И ничего не случится. Даже если и убьёшь меня, я же в браслетах, смогу возродиться… Так что не страшно.

— Нет, страшно…

— Ну ладно, страшно. Но не очень. Ты всё рассказала? Честно-честно?

— Всё…

— А с другими девочками общалась на эти темы?

— Нет…

— А мне кажется, надо бы. Сейчас — точно такой момент настал… И надо бы с Ромой перетереть. Чтобы он все ножики свои тоже попрятал…

— Наверное…

— Наверняка! Ладно, пошли, заскочим к нему прямо сейчас. От греха подальше. Ты если хочешь, посиди пока тут…

— Нет, пойду… А если узнают… Если узнают, не прогонят?..

— Пусть только попробует кто-то. Ты — под моей личной защитой. А если что… Уйдём вместе. Но такого не будет.

— Спасибо…

— Не бойся. Разберёмся с напастью этой, и с тобой, и с остальными девочками, — Валера улыбнулся, стараясь казаться уверенным. Но, на самом деле, на душе у него скреблись кошки.

Глава 6

— Да, хорошенько он нас, — крякнул Михаил.

— Угу. Мордой в какашку, как щенят нерадивых… — поддакнул Рома.

— Ну, что заслужили. Ведь кругом прав, — добавил своё слово и Валера.

И это было действительно так. На утреннем совещании, где, как все думали, будет решаться только вопрос состава разведгруппы, Анатолий устроил форменный разбор полётов. И хорошенько досталось всем!

Для начала, Лесник предложил всем восстановить в памяти "победоносный" первый поход в гости к нежити. Напомнил что, когда и как происходило. Причём, сначала были скупые похвалы — то-то сделали хорошо, то-то вовремя, там-то не растерялись. В общем, молодцы…

А потом — пришла пора красочной картины из жизни животного мира, под названием "дикие бабуины с камнями, палками и воинственными криками штурмуют укреплённые позиции противника". Анатолий и сам повинился, что не смог совладать со стихией и остановить остальных, но при этом не забыл ядовито заметить, что просто не ожидал от взрослых вроде бы и адекватных людей такого, не представлял, насколько всё в плане дисциплины и выучки плачевно.

— Если бы знал заранее, никогда не согласился бы на операцию, — говорил он, — . Поскакали на вражескую базу, как дикие бабуины, не проверив оружие и не перегруппировавшись! Броневик, который, как оказалось, можно было в одиночку на колёса поставить и завести, бросили! Попёрлись толпой, как дикие бабуины, не выделив ни передовую группу, ни основную огневую, ни тыловой дозор! Если бы послушали меня, а не ломились с воплями вперёд — попали бы под удар не все сразу, а только кто-то один… Наконец, нарвавшись на заграждение начали — да-да, как дикие бабуины — отмахиваться чем ни попадя! Прямо там, где попались! Никакого грамотного отхода за зону поражения, никакой грамотной стрельбы… Ведь как бы эти "змеи" головами ни махали — хвосты-то у них фиксированы! Вместо того, чтоб пытаться попасть в мечущуюся точку, стоило свести огневую задачу к поражению стационарной мишени… Глядишь, сосредоточив огонь, смогли бы и пережечь эти шланги! А так сами подставились, и меня, офицера в запасе, между прочим, в этот блудняк втянули…

Под конец дядька просто махнул рукой — мол, что я вам говорю. Скользнув взглядом по пристыженно замолкшим членам общины и продолжил дальше.

— Но это ладно. Пройденный этап. Что мы имеем дальше? Пока я в отключке, вернее — в виде призрака бесплотного, решением меньшинства, и при молчаливой поддержке большинства, они раздают всю энергию. Нет, ладно, согласен — решение само по себе не самое глупое. Хотя бы не просто так всем выдавали, а составляли какие-то планы, выясняли, кто чем может быть полезен, раздавали строго сколько нужно, ну хоть это сделали… Но всё равно. Не делается так. Ведь нам надо и Комплекс развивать, и вообще как-то внешнему миру противостоять. Ну и далее… Далее они заявляют, что собираются в разведку. И тащат с собой нашего ценнейшего кадра, фактически, только потому, что он "удачлив" и хорошо с местными ладит. Ребята, это уже ни в какие ворота…

— Ну, мы же уже ходили в разведку… Сработались, как-никак…

— Вот именно. Личные предпочтения встают выше здравого смысла. А это — плохо! Ну ладно, к этому ещё потом вернёмся. У нас есть тут ещё кому пистон вставить. Как называется, когда почти все наши новенькие скрывают от остальных то, что с ними творится? Между прочим, молчат про вещи, которые могут быть опасными для всех. Это нормально, вы считаете? Короче, народ, у меня уже просто руки опускаются. Мы сейчас должны решить, что у нас тут — анархия, когда каждый делает, что захочет, и как захочет, или мы всё же хотим выжить все вместе и вместе же выбраться отсюда. Если решаем, что анархия, я — с огромной радостью, между прочим — снимаю с себя все добровольно взятые полномочия, и пусть всё катится в тартарары. Не нужен мне этот мартышкин труд. А если всё же нет — нужно придерживаться определённых правил. Ведь недаром у тех же индейцев есть вождь, который в мирное время просто уважаемый гражданин племени, а как война — все ему подчиняются. Потому что даже самые последние дикари понимают: для достижения цели, векторы устремлений всех членов коллектива должны быть направлены в одну сторону, а не куда кто захочет! И в критических ситуациях, когда промедление смертельно, нужно просто слушаться. Если на тебя нападает тигр, а одна твоя нога хочет плясать, вторая бежать, руки — вообще жопу чешут — думаете, у вас получится от него убежать? Нет! Нельзя так, понимаете? Не сейчас, не в таких условиях! Короче! Если найдётся желающий всем этим заниматься, заставлять всех делать то, что надо, а не то, что они хотят, выслушивать жалобы от каждого второго, получать шишки и офигевать от свалившейся ответственности — флаг им в руки. Я-то всё равно с этого ничего не имею. Вон, даже Комплекс этот поганый, но всё же честная штуковина, показал — не любите вы меня. Ну так давайте кто-нибудь другой всем занимается, а? Только решить это надо сейчас, всем вместе, и потом чтобы не было недовольных. И все должны починиться общему решению и не выёживаться. Давайте, народ! Утвердим какую-никакую конституцию, и будем придерживаться определённых правил. Хотя бы. А потом уже и с остальным можно решать…

И начались долгие и бурные обсуждения… Как говорится, "не хочешь работать — устрой совещание". Хотя, и без этого никак — ведь у каждого в голове своя собственная модель действительности, не всегда ей соответствующая, и зачастую значительно отличающаяся от подобных моделей в головах других людей. Какой-нибудь папуас-язычник свято верует в то, что если не принесёт в жертву ухо убитой антилопы — не будет дождя. Кто-то уверен, что если чёрная кошка перешла дорогу, случится беда, кто-то — что образа на приборной доске уберегут от аварии… А помимо этого, у каждого одно и то же слово вызывает разные ассоциации. Кому-то скажут круг — он представит геометрическую фигуру. А другой, в кожаной кепочке и трениках, ответит — да, знавал я Мишаню, даж автограф есть!

Всё это проявляется, когда дело доходит до коммуникаций и нужно донести кому-то что-то. Вроде ты говоришь, вроде тебя понимают, вроде все довольны. А потом вдруг, спустя время, выясняется: то, что ты говорил, поняли совершенно превратно. Вместо стула сделали табуретку о трёх ножках. "Но она же стоит!"… Чтобы такого не было — нужны очень подробные объяснения, в том числе и очевидных вроде бы вещей. И не последнюю роль играют совещания, позволяющие ближе познакомиться с тем, что в голове у тех, кто делает с тобой одно дело…

Дебаты длились долго, всех порядком утомили. В конце концов, предсказуемо решено всё же было оставить "боевым вождём" Анатолия, а основные бытовые вопросы решать на общих сходках, открытым голосованием.

Мишу, Рому и Валеру в разведку всё же отпустили, но только на новой инкарнации броневика и с обязательным дополнительным усилением. Кристина, неожиданно для всех вставшая на ноги, оказалась полна энергии и горела жаждой свершений. Никаких вредных последствий от продолжительного "отдыха" не наблюдалось, а имелась значительно прокачанная скорость реакции, улучшенное как у Валеры зрение, "Точная стрельба", "Быстрая стрельба", и "Быстрая перезарядка". По всей видимости, в том бою девушка набила порядочно "фрагов". А возможно, копила и до этого.

Маршрут предполагался только до стройбазы, с целью проведать, как там жертва сражения, с возможной эвакуацией её, и последующим возвращением обратно. Остальные вылазки предполагалось производить уже без инженера, которому хватало работы на базе. В том числе и в импровизированной мастерской, устроенной в притащенном целиком жестяном гараже — там стоял наполовину собранным ещё один броневик.

— Не вешайте носы, мальчики! — Стеша выпорхнула из "здания думы", в которое временно превратился бывший детский садик, и весело сверкнула глазами. — Нас же отпустили? Отпустили. Вот и прогуляемся!

Разговор с ведьмами был самым сложным в это утро, но сильно успокоил Валеру. По крайней мере, после того, как им рассказали историю про Веру и нож, вся пятёрка довольно искренне удивилась. По их словам — ни у кого из них подобного желания не возникало. Хотя возникали другие, и довольно часто…

Видимо, красавицы не очень задумывались над тем, что же с ними творится — или боялись признаться себе в том, что с ними что-то не так. Быть может, списывали изменения в привычном поведении на пережитый стресс и радость от освобождения.

Про то, что произошло с Верой, вроде бы в шутку сказала Лена — но её гипотеза выглядела довольно реалистичной, и была принята, по крайней мере Валерой, за рабочую:

— Так она ещё дольше бы терпела! Мы тоже на стенки лезть начинаем, когда давно не…

В общем, все ведьмы вроде не горели желанием перебить остальных членов общины, подчинить их гипнозом и переколоть ножами. Одновременно, с другой стороны тоже не было воплей "сжечь" и "на костёр". Все помнили, что пришлось пережить новеньким, и сами девушки тоже, несмотря на видимую беззаботность, явно тяготились всем происходящим. Но — надо было как-то жить со всем этим…

— Даже не прогуляемся, а прокатимся! У Валеры тачка, родаки ключи оставили! Ща в ларёк за пивом заедем… — хохотнул в ответ Рома, шлёпнув не успевшую увернуться Стешу по пятой точке. И напел противным голосом: — "Винище взяли? Взяли! А тачку взяли? Взяли! А тёлок взяли? Взяли! Тогда погнали!".

— Фу, мерзкая песня. А за тёлок я тебе устрою… Нас теперь Вера научила, как с вами вести себя! Ух, запоёте!..

Валера с рассеянной улыбкой посмотрел на веселящегося товарища и ведьмочку, и пошёл собираться. Вскоре к нему присоединились и остальные. Надо было сделать много: подготовить небольшой лёгкий прицепчик, нагрузить туда сухие дрова и воду для броневика, собрать обоймы для пистолетов и винтовок, холодное оружие, нарисованные пристроенными к делу девушками плакаты и указатели для всяких "потерянцев". Также, проверялось и перепроверялось всё штатное снаряжение — огнетушители, ремкомплект, палатка-шатёр, топоры и пилы, запаски…

Но всё сделали довольно быстро, и не было ещё полудня, как Валера, крепко обняв и поцеловав на прощанье Веру, вскарабкался внутрь стоящего под парами броневичка. Михаил, главный в отряде, забрался в кабину и устроился рядом. Кристина, подхватив свою винтовку нового образца, с удлинённым стволом, скрылась в башенке. Остальные — полезли в кузов. Машина медленно тронулась с места, выезжая наружу со двора. Это была первая серьёзная вылазка с тех пор, как разведчики вернулись от лагеря демонов.

Валера немного мандражировал, всё же опыт предыдущей разведки был не самым удачным. Все попытки убедить себя в том, что на этот раз должно закончиться нормально, как-то не работали. За каждым поворотом мерещились враги, готовые наброситься на ползущую медленной черепахой машину.

— Ничего, боец. У самого внутри неуютно, мягко говоря. Это нормально… — сидящий рядом Михаил верно уловил состояние парня, и ободряюще хлопнул по плечу. — Давай, главное, по сторонам смотри. Из города выедем, я пойду спереди, слушать буду.

— Не боязно, из брони-то вылезать?

— Боязно, конечно. Но — надо. Я там полезней буду… Если что, браслетики мои подберёте уж думаю, ладно? — тон Индейца был шутливым, но за ним угадывался серьёзный посыл. Ведь фактически браслеты и Алтарь повязывали всех, превращали в своеобразное боевое товарищество, где каждый зависел от каждого. Случись что — и бросить тело павшего товарища, не забрав браслеты, становилось равносильным убийству.

— Даже отвечать на это не буду. Сам всё знаешь, — и после небольшой паузы: — Знаешь, а у меня же прав нет…

— Ну что скажу. Бойся гаишников!

— Вот сейчас и подумалось. Если тут у нас есть даже свиньи-фашисты. Почему бы не быть где-нибудь свиньям-гаишникам? Как думаешь?..

— Почему именно свиньям? Может, зебрам лучше?

— Ну, они откормленные обычно такие…

Так, за разговорами "ни о чём", время летело быстрее. Хотя следить за окружающей обстановкой никто не прекращал. Город, его разведанная часть, почти закончился. И там была первая запланированная остановка. Валера припарковался рядом с обнесённым забором красным кирпичным зданием. Там, внутри, гнили остовы всевозможных тракторов, поливалок и прочей уборочной техники.

В этом месте планировалось сделать нечто вроде перевалочной базы и "место сбора" для тех, кто придёт по указателям. Причём, последнее делалось вовсе не из-за того, что не хотелось сразу раскрывать местоположение основного поселения. Хотя, конечно, и это тоже повлияло. Но, на самом деле — пройти мимо превратившегося в настоящую крепость дома и не заметить, что, в отличие от окружающих построек, он серьёзно обжит, мог только слепой. Опять же, набеги нежити, "ночная эльфийка" Валеры, та, которую он видел как-то раз, когда дежурил, и ушедшие возрождённые на алтаре фашисты, всё это явно говорило о том, что если кто-то ещё и не знает, где обосновались люди — то это демоны, да может ещё какие-то до сих пор неведомые фракции. Да и те, скорее всего, временно.

Резон для создания базы был немного другой. Учитывая наличие в городе всевозможных опасностей в лице пусть и изрядно подвыбитых, но всё же частенько встречающихся "белых", крысоволков, и, вероятно, нежити, логичнее казалось, чтобы "найдёныши" или "переговорщики" забаррикадировались на какое-то время в надёжном и хорошо защищённом помещении, и дождались отправленного к себе отряда. Просто в целях обеспечения безопасности. Ведь не факт, что у набрёдших по указателям будет оружие и возможность дать отпор какой-нибудь зубастой мерзости.

Кроме того, некий запас продовольствия, боеприпасов и снаряжения, вкупе с крепкими стенами, могли стать также и последней соломинкой для спасающихся с основной базы, случись там что-нибудь. Все надеялись, что ничего такого не будет — но когда Анатолий предложил рассмотреть подобный вариант, никто не стал возражать, что он имеет право на жизнь, и не нашлось дураков обвинять Лесника в излишней паранойе. Стычка с некромантами отрезвила многих.

Поэтому, для начала был сделан и хорошенько замаскирован тайник "для своих". Затем, уже открыто, были разложены кое-какие припасы, канистры с водой, некоторые медикаменты, одежда, одеяла и прочее, что могло понадобиться пришедшим по указателям. Везде расклеили листки с инструкциями. На крыше, под наскоро сооружённым навесом, пристроили запас сухих дров, щепы и спички, чтобы разводить сигнальный костёр, видимый с фишки на основной базе. На всякий случай были перепроверены решётки на окнах, а также заложены баррикадами все двери, кроме одной. Убедившись, что всё довольно крепко и надёжно, заперли единственную оставленную не заваленной дверь, самую крепкую, на здоровенный амбарный замок. Ключ спрятали неподалёку, в наскоро сооружённом тайничке, а фанерку с описанием на русском и английском, как его найти, прибили к самой двери. На этом обустройство форпоста "Уборочный" посчитали завершённым, потратив на всё про всё пару часов, и отправились дальше. Следующей остановкой должен был стать уже посёлок, где когда-то нашли Вилена Александровича.

По ходу движения пришлось несколько раз останавливаться на заготовку дров — объединённая топка броневика, питающая сразу два "приводных механизма", снятых со стройботов, оказалась жутко прожорливой. В такие моменты, понятное дело, часть группы работала, а часть сторожила.

На одной из остановок группу нагнал небольшой сюрприз. Прибежал запыхавшийся Тень, со свисающей с шеи перегрызенной верёвкой. К счастью, с базы ответили, что у них всё в порядке, а отсутствие собаки они просто успели заметить. Возвращаться назад, чтобы отвести пса, естественно никто не стал. Так группа разведчиков неожиданно пополнилась ещё на одного ушасто-глазастого члена. Если честно, в душе все этому только порадовались.

Муравьёв по дороге не встретилось, как и кого бы то ни было ещё, и к вечеру броневик остановился недалеко от брошенного не так давно посёлка. Вперёд отправилась разведка, из Михаила, Валеры и Тени, которая ничего подозрительного не обнаружила — всё выглядело совершенно безжизненным и брошенным, как и раньше. После этого пыхающее паром и дымящее трубой чудо сумрачного инжернерного гения Валеры и Дениса торжественно вкатилось внутрь. Остановиться решили в одном из дворов, где имелось достаточно дров, просторный двор и высокий забор, закрывающий от любопытных взглядов поставленную внутри технику.

Ночёвка прошла без эксцессов, и на следующий день, с утра, установив на въезде в посёлок указатель, разведчики выехали дальше — в сторону стройбазы. Её кое-где поломанный синий забор встретил радушно распахнутыми воротами, и почти девственно чистым внутренним двором. Судя по всему, внутри уже кто-то побывал, и выгреб всё, до чего смог дотянуться. Не исключено, что это поселковые сумели всё же туда добраться, и довершили начатое Валерой и отрядом Николая. Брошенного бульдозера на том месте, где его оставляли, не обнаружилось.

Михаил недолго изучал следы, после чего показал следовать за собой. Разведчики углубились в лес, и в густых зарослях кустарника нашли куцую груду металлолома, в которой можно было с трудом узнать остатки старого Валериного знакомца. К сожалению, признаков жизни всё это не подавало, и большая часть деталей, видимо, отсутствовала. Но всё равно куски бульдозавра, как окрестили странное существо, погрузили на прицеп — с целью разобраться с ним, что это вообще такое, и, быть может, всё же попытаться реанимировать.

На этом миссию можно было считать завершённой. Погрузив на прицеп, чтобы место зря не пропадало, разных стройматериалов, из тех что лучше сохранились, разведчики выдвинулись обратно. Скорость заметно упала, броневичок еле вытягивал, иногда даже приходилось выходить и толкать. Пару раз Валере приходилось заниматься ремонтом ломающихся агрегатов. Поэтому дорога домой вышла значительно дольше и тяжелее, и на базу они прибыли уже в темноте.

Возвращение вышло не таким триумфальным, как могло бы. Ведь все уже знали последнюю новость — Дядю Федю не удалось воскресить. Молчаливый обычно дядька, вечно себе на уме, не набрал каких-то считанных процентов этого "коэффициента общественного расположения". И после неудачной попытки перерождения от него не осталось даже призрака, не удавшийся пулемётчик развеялся без следа.

За ужином, который специально откладывали до момента, когда все соберутся, была непривычно тяжёлая и мрачная атмосфера. Валере кусок в горло не лез, хотя до этого он был достаточно голоден. Тосты не чокаясь, стандартные в общем-то фразы о том "каким он был" и "что он для нас значил", неожиданно наполнившиеся смыслом, всё это пролетало мимо сознания. И парень сам не сразу признался себе: причина такого подавленного настроения была вовсе не в окончательной гибели товарища. Он просто вспомнил своих. Ведь не имелось даже возможности узнать, живы ли они. А если нет — оплакать их хотя бы таким образом…

От скверных дум отвлекла легонько тронувшая за руку Вера. Взгляд на неё, в удивительные и такие притягательные жёлтые глаза, заставил резко сменить направление мыслей.

— Как ты? Всё хорошо?

— Да… Вроде.

— Можно ножи не прятать?

— Нет!.. Нельзя!..

— Жаль, ну да ладно. Значит, сегодня ночуешь у меня?

— А… Э… Ты хочешь?

— Стал бы предлагать, если бы нет?

— Не боишься?..

— Говорил же, боюсь. Очень. А что делать?..

— Ну… Хорошо. Только мне переодеться надо…

— Не надо ничего. Пойдём, я устал, нет сил тут больше сидеть…

Смотреть, как остальные опрокидывают в себя стопку за стопкой, и правда уже немного надоело. Сам Валера пить не хотел, ему трёх пошедших неожиданно плохо "зарядов" хватило за глаза. Формально, какую-то дань уважения они вроде как отдали. Тем более, некоторые уже удалились, та же Семёновна.

С лёгким ощущением дежавю парочка вышла наружу, в сгустившуюся темноту. Дождь прекратился, небо "прояснилось", если можно так говорить относительно совершенно однообразного и однотонного серого цвета. Лишь лёгкие облачка выделялись на этом фоне тёмными барашками.

— Ты сильно устала?

— Н-нет… А что?..

— Да знаешь, что подумалось… В этом мире очень не хватает закатов. Но всё равно, можно подняться наверх, посмотреть на ночной город.

— Наверх?

— Да. На крышу.

Глаза Веры внезапно загорелись.

— Знаешь, я никогда не бывала на крышах! Пошли!..

Валера ухмыльнулся, и, подхватив не успевшую даже пискнуть девушку на руки, побежал наверх, богатырскими скачками, перепрыгивая сразу через несколько ступенек, и безошибочно находя в темноте, куда ставить ногу.

Перед подъёмом наверх, к люку, ему пришлось всё же поставить Веру на ноги. Не удержался и ненадолго притянул к себе напоследок. После чего вскарабкался по приставной лестнице на чердак, подал руку, и уже оттуда они выбрались дальше, на крышу. Над головой от горизонта до горизонта раскинулся не скрываемый больше ничем купол неземного и по-своему красивого неба. Внизу мрачной чёрной громадой угадывался город, все свои ужасы и опасности скрывший темнотой и кажущийся тихим и мирным. Где-то стрекотали кузнечики, пела одинокая птица…

Валера, довольно ухмыльнувшись, попытался обнять восхищённо замершую ведьмочку. Та отстранилась.

— Нехорошо… Такой день…

— День скверный, да. Именно поэтому надо сделать хоть что-то, чтобы он стал лучше. Или тебя нельзя трогать?

— Нет…

— Нет, нельзя, или нет, можно?

— Можно… А ты будешь только трогать?

— Нет, не только, конечно.

Крепкий поцелуй запечатал рот девушки, лишив её возможности что-то возразить. Спустя какое-то время она бросила сопротивляться и сама полностью отдалась сжигавшей её всё это время страсти. Веки в блаженстве опустились, пальцы жадно вцепились в Валерину спину, заскользив по ней. С большим трудом сдерживаемые стоны стали раздаваться всё громче и громче…

Вскоре ведьмочка уже извивалась, голая, лёжа прямо на крыше. Но тот, кто заставлял её голосить, взлетая на вершины блаженства, смотрел на всё происходящее холодными внимательными глазами, ловя мельчайшие признаки чего-либо противоестественного. Но внешне девушка выглядела совершенно нормальной, если не считать гиперчувствительности, того, что буквально на каждое касание она отвечала самым бурным образом.

Нечто странное обнаружилось совершенно в другом месте, снаружи. Сначала Валера думал, что ему мерещится… Но — нет. Вдалеке, за краем крыши, мерцал и трепетал слабый огонёк.

Глава 7

— Ну и что будем делать? — озадачил всех очевидным вопросом Анатолий.

— Что-что, спасать надо… — пожал плечами Валера, будто говорил о чём-то, что само собой разумеется. Кто-то кивнул в знак согласия, кто-то спрятал взгляд. Кто-то, наоборот, посмотрел жёстко и зло, явно имея что возразить.

— Ещё кто что думает?

— Мы только от "Мёртвых войн" оправились, и то не совсем, — высказал противоположную точку зрения Тимур. — К тому же есть ещё пленники у "эльфиек" и демонов. Не логичней будет сначала туда наведаться? Многие из тех, с кем мы "сидели", вполне ничего ребята. Может, и с поселковыми получилось бы контакт наладить, и с "сокамерниками", и с основной базой… Да и зачем новых врагов находить, когда со старыми не разобрались?

— Логично звучит, да. Ещё мысли?

— Дайте я скажу! Послушайте, что вам старшее поколение говорит! Нехорошо в беде своих бросать. Ведь все мы здесь свои, на одном языке говорим, хоть и из разных мест бесы всех похитили… Так что не по-человечески это будет, если оставим как есть… Если бы вас так вот утащил кто, а? Хотели бы, чтобы на помощь пришли, спасли? Я вот, как Валера считаю. Надо идти на них, давить погань мерзючую! Попытаться договориться можно, но так, чтобы кулак наготове был. Если не выйдет, хрясь в харю сразу, чтобы неповадно было! Людей русских в полон угонять, удумали же! Нет, нельзя спускать такое! А потом уже все вместе и к ельфами этим вашим наведаемся, и демонам рога обломаем… — Семёновна разошлась не на шутку. И своей горячей речью, видимо, убедила многих. Те, кто ещё сомневался, начали кивать — мол, права ты, бабка.

— А давайте всё-таки попробуем мирно разрешить вопрос? Там торговлю какую попытаться наладить, как с некромантами пытались? — внесла своё предложение вечно улыбчивая Катя, ярая противница кровопролития и решения вопросов силовыми методами.

— С оборотнями-то? Ну-ну. Мне кажется, будет такой же эффект, как с мертвяками…

— А что, Валеру отправим! Он в миг со всеми договорится…

— Инженера-то нашего единственного? Побойтесь бога, окаянные! Нет, с этими всеми тварями не договоришься, пока хвост им не прищемишь хорошенько…

— Да уж, если и пытаться договариваться — то имея в рукаве бронированный и козырь, с десантом внутри. Но знаете, если всё будет как в прошлый раз… Лучше сразу всем застрелиться, или идти сдаваться. Сразу предупреждаю: если решимся на силовую операцию — буду требовать самой жёсткой дисциплины, беспрекословного исполнения приказов… Ладно, давайте голосовать. Спасаем или нет. Частности уже после разберём. Сначала те, кто тут присутствует. Потом обойдём тех, кто караулит, и к Марине с Юлей заглянем, они всё новеньких выхаживают, — голосование по понятным причинам получалось чуть более долгим, чем просто подсчитать поднятые руки. Ведь требовалось опросить всех, кто в стихийно образовавшемся собрании участвовать не мог.

В итоге, результатом стало всё же решение идти выручать, принятое подавляющим большинством. После этого желающие и компетентные сели за обсуждение грядущей операции, а остальные либо остались слушать, либо разбрелись по своим делам. Для получения более подробной и актуальной информации позвали одного из найдёнышей, Владимира Анатольевича, или же просто Дока. Единственный взрослый мужчина из спасённых, он явно был ещё и самым адекватным и сообразительным из них всех.

Откуда они взялись? Да, всё верно, это на удивление быстро пригодилось подготовленное разведгруппой убежище. Кто-то даже активно подогревал паранойю, и так уже пустившую крепкие ростки в души многих: мол, не бывает таких совпадений, кто-то следил и специально засаду подготовил… Но проверить всё же решили, пусть и с предосторожностями. И, судя по внешнему виду седовласого моложавого дядечки и кучки женщин и детей, что жалась к нему — это вряд ли могла быть диверсионная группа.

Но первые восторги по этому поводу были преждевременными. Рассказанная в процессе сопровождения до базы, и повторённая уже там, внутри, для остальных, история, оказалась далеко не самой радостной. Найдёныши являлись не просто увидевшей указатели компанией, бесцельно блуждавшей и решившей присоединиться к другим людям. Нет, они были в каком-то смысле "погорельцами": имели свой Комплекс Усиления, базу, и лишились всего этого. Спастись смогли лишь немногие, кого сумел увести Док, как попросил называть себя тот единственный мужчина в компании. Остальных либо убили, либо взяли в плен атаковавшие поселение оборотни. И теперь предстояло попытаться отбить у зарвавшихся тварей пленников — благо, кое-какая информация об их логове имелась, так же как о повадках, количестве и прочем.

— Владимир Анатольевич. Мы тут, после совещания, решили попытаться спасти ваших людей.

Лицо Дока будто посветлело, хотя он и старался казаться спокойным и невозмутимым, его пальцы смяли шапку, которую он держал в руках

— Я не знаю даже, как и благодарить… Всё, что в моих силах…

— С благодарностями не спешите. Мы, конечно, постараемся сделать всё что возможно… Но — сами понимаете, если риск окажется слишком большим…

— Что вы, что вы! Конечно же, я всё понимаю… Но если всё же получится…

— Вот чтобы получилось, нам нужна самая подробная информация. Всё, что вы знаете о своих врагах. Мы должны знать, кто такие оборотни, их слабые и сильные стороны.

— Конечно… Оборотни эти, или вервульфы, или как их ещё называть… Никогда бы не подумал, что в жизни с подобным столкнусь! Сказки какие-то, вот честное слово! Потому уж, извините, не спец… Так вот, господа, что я говорил. Оборотни эти, могут быть в обличьи человечьем, могут — в зверином. Процесса превращения, и условий, никто не видел. Знаем только, что и днём могут перекидываться, и ночью, и луны в этом мире вроде нет… Вы спросите, как же мы поняли, что это одни и те же твари? А загнали как-то одну ихнюю в угол. Забежал туда волк, заходят следом — а там девица роскошная, голая. Видимо, на пощаду надеялась, так-то отбиться шансов не было… Но к тому времени уже нескольких наших сожрали. Так что, народ на взводе был. Как поняли, что это оборотниха… В общем, порешали её. Хотя зря, конечно, но не было никого там с ними, проконтролировать. А ребята-боевики, они все горячие. Сначала делают, потом только думают… В общем, не сложилось у нас с пленниками. А эти наоборот, так и норовили наших живыми брать. Уж не знаю, с какой целью — обычно-то отбивали, спасали… Только в последний раз не вышло. Но тут лучше по порядку… Можно водички только, горло пересохло?

Док глотнул воды из протянутой кружки воды, промочил платочком губы, прокашлялся и продолжил. То, как он докладывал, выдавало немалую лекционную практику. В прошлой жизни мужчина преподавал в Первом Медицинском в Питере, и своим видом соответствовал данному факту на все сто. Аккуратно одетый, причёсанный, с чистыми ровно подстриженными ногтями на ухоженных руках хирурга, безупречно вежливый — и это всё несмотря на то, что последнее время было для доктора явно не самым лёгким, и ему пришлось натерпеться. Как только появилась возможность, Док сразу постарался привести себя в порядок, и уже ничто не выдавало в нём еле спасшего свою жизнь беженца.

— Судя по всему, они ни серебра, ни чеснока, ни подобных таких штук не боятся. Святой воды не нашли, церкви ни одной не встретилось, да и попов в составе анклава не попадалось. Кресты тоже не срабатывали, ни нательные, ни какие другие. Ну, в общем, хоть в этом всё в мире неизменно… А оборотни — жутко опасные звери. Хотя, и не звери же… Крупные, больше кавказца, чтобы понятно было. Быстрые, сильные. Что самое неприятное — хитрые и коварные. Сколько раз мы попадались в засады, откуда только на нас не напрыгивали. Наши под конец уже даже бояться стали за пределы лагеря соваться, хотя эти друзья наши лепшие и внутрь тоже несколько раз пробирались…

— Можно вопрос? Как первый контакт произошёл — людей с этими оборотнями? Они сразу напали, или их спровоцировали?

— Ну, как произошёл самый первый контакт — тут, извиняйте, не могу сказать. Не исключено, что до нашего анклава им уже кто-то попадался. А так… Первый раз это случилось, когда напали на наших заготовщиков древесины в лесу. Прежде чем кто-то успел опомниться, загрызли несколько человек… Убежал только один, который обо всём и рассказал.

— Браслеты их нашли потом?

— А, вы тоже знаете про "Алтарь", да? Нет, браслетов обнаружить не получилось. К сожалению. Да и не знал ещё тогда никто про все эти штуки, искали просто тела, чтобы похоронить… Но даже и тех найти не вышло.

— Значит, есть вероятность, что оборотни их отнесли на свой "Алтарь", и держат в плену?

— Всё может быть, да…

— А какова была численность вашего анклава, со всеми убитыми-утащенными оборотнями?

— Шестнадцать. Безвозвратные потери — трое, и того нас оставалось ровно тринадцать, на момент когда напали оборотни.

— Ясно… И как это произошло?

— Напали внезапно, ночью. Это они кстати очень любят — в темноте видят и ориентируются прекрасно. Хотя, бывало, и днём схлёстывались. Но чаще ночью всё же — хитрые твари, видимо, стараются использовать преимущества перед людьми по-полной. Напали просто и без затей, задавили числом, пользуясь скоростью и эффектом неожиданности. Те, кто караулил, только успели поднять тревогу — а перекидыши уже тут как тут, люди кое-где до периметра добежать даже не успели. Очень быстро всё произошло.

— Как мы поняли, оборотни дерутся в виде волков, оружие не используют?

— Именно так.

— А каков у вас был технологический уровень на момент схватки? Каков личный состав, какие "профессии" выбирали ваши люди?

— Оружие — такого, как у вас, точно не было. Только один боевой молот на всех, у остальных — просто ножи. Поэтому все вооружались как могли… Ну и костюмы с доспехами этими, как у рыцарей средневековых. Относительно профессий… Главным был Дима Гвоздев, взявший стрелка. Он по жизни работал каким-то управленцем, увлекался хардболом и ещё чем-то таким, по молодости много играл в стратегии. Вот опять же, кто бы мог подумать, что подобное может пригодиться в жизни… По совокупности качеств он на должность главного в самый раз пришёлся. Жаль, ни до чего стреляющего мы так и не развились, глядишь, смогли бы использовать весь потенциал Димы получше. С людьми ему помогал работать Михалыч, бывший капитан милиции… Тьфу, полиции. Этот взял себе жандарма. Далее, Тор, Лёшка Молотов. Он… Был танком — самым полезным из группы. Хотя, по физическим данным, конечно, лучше бы взял эту специализацию кто поздоровее… Вася и Серёжа — штурмовики, Тимофей — пулемётчик, Стефан — канонир. Это, собственно, все боевики наши. Про мирных рассказывать?

— Конечно, нужна любая информация.

— Хорошо… Ваш покорный слуга, как вы уже догадываетесь, взял врача. Андрюша Рубцов — наш строитель, если бы не он, никакого развития этого самого Комплекса Усиления не получилось бы. Был ещё охотник, Айатас. Жаль, сгинул одним из первых в последней битве. Геройски… Девушки, они с нами пришли, вы знакомы уже. Лена ткачиха, Василиса — садовница. Ну и детишки. Это, собственно, и все мы. Были…

— У вашего войска неплохое ядро получилось. Странно, что так легко взяли вас.

— Да люди расслабились. Как-то в последнее время всё легко было, серьёзных проблем даже оборотни не создавали… Думали все, успокоились. Ан нет… Те, оказывается, затаились просто, копили силы.

Слушавшие Дока многозначительно переглянулись.

— Да уж, как бы нам тоже не ждать сюрпризов, от нежити или ещё кого…

— Главное, чтобы это произошло, когда мы будем дома. А лучше… Лучше всё же сделать это первыми.

— С некромантами у нас договор! — это не смог промолчать Валера. Как-никак, мир с нежитью был его рук делом.

— С Германией у Союза тоже был. И что?

— Всё равно нехорошо… Надо хотя бы дождаться, чтобы они первыми. Ещё, вдруг штрафы какие наложатся? Если так щедро кто-то начисляет целые тысячи энергии за заключение союзов, не будет ли обратного, за их расторжение?

— Хм, пожалуй… Ладно, это оставим на потом. Главное сейчас — так совершить вылазку, чтобы без базы не остаться.

— Да, свитков "Городских порталов" нам никто не выдавал… — Тимур очень "кстати" вставил реплику, на которую многие заухмылялись.

— Чего-чего не выдавал?

— В играх такие штуки бывают. Чтобы отряд, который где-то вдалеке бегает, мог мгновенно на базу вернуться.

— Так то в играх. Нам такой благости никто не подбросит.

— Ну так у нас же практически оно и есть, нет разве?

— Оно, да не оно… Ладно, народ, не отвлекаемся. Времени мало. Что сталось с вашим Комплексом Усиления и прочими зданиями — так понимаю, неизвестно?

— Никакой информации, да.

— Понятно… У оборотней были обнаружены какие-нибудь явно выраженные главари?

— Не заметили. Были особи крупнее других. Но связано это или нет с особым положением в стае — неизвестно.

— А где ваша база находится?

— В городе, вдоль его края надо идти несколько часов, если смотреть отсюда — то налево. Объяснять плохо, лучше план нарисую.

— Да, это верно, хотя бы примерный план не помешал бы. И ваши края, туда-то мы ещё и не выбирались…

— И мы тоже, в вашу сторону. А жаль… Быть может, если бы наладили контакт раньше, всё обернулось бы иначе… Ладно, вернёмся к нашей истории. А рассказывать там особо-то и нечего осталось. Когда стало ясно, что нас задавят — я, с одобрения главного, стал спасать женщин и детей. Насилу оторвались… Наши, кто прикрывал отход, падали один за одним. Всю дорогу готовился к тому, что нагонят нас, и придётся принять бой самому. Но — то ли след потеряли, то ли выйдут ещё… Так что, вам тоже надо бы быть предельно осторожными.

— Ну, мы и так настороже всегда. Но постараемся усилить меры. Ладно, у нас есть ещё вопросы… Сколько прошло с нападения оборотней на ваше поселение? Сутки уже есть?

— К сожалению, да… Мы уже достаточно давно в бегах. Понимаю, к чему вы клоните. Но, боюсь, павших уже будет не воскресить…

— Если оборотни тоже имеют свой "Алтарь", и ведут себя как наши некроманты — скорее всего утащили браслеты к себе. Вероятно — вместе с трупами. И на этот счёт можно не беспокоиться, если можно так сказать по поводу погибших, которые не факт что возродятся. И если они делают там что-то с пленниками. Так что — всё равно желательно поспешить. Про гнездо оборотней, что известно? Вы говорили, знаете, где оно?

— Да, примерно нам удалось определить. Спасибо нашему охотнику… Хорошо знал свой дело.

— И что известно про их логово?

— Вообще-то, только то, где оно примерно находится. В лесу, в нескольких километрах от нашей базы.

— Нарисовать сможете?

— Да, конечно, на карте ука… — Док внезапно застыл с отсутствующим видом, будто увидел призрака. Лицо его стало каким-то растерянным и даже немного испуганным.

— Что с вами?..

— Простите… Мне сейчас сообщение пришло. Знаете, как эти штуки выдают, — Док поднял вверх руки, на запястьях которых поблескивали браслеты. Самые обычные, "людского" цвета.

— Да, конечно. И?..

— Сообщение, что наш Комплекс Усиления уничтожен…

С улицы раздались заполошные крики, внутрь вбежала одна из пришедших с Доком женщин, растрёпанная и чуть полноватая блондинка:

— Владимир Анатольевич! Владимир Анатольевич! Вы тоже видели?

— Да, Леночка, да… Видимо, оборотни хозяйничают.

— Значит, наши уже точно… И Андрюша мой… — она разрыдалась, ничуть не стесняясь присутствующих.

— Спокойней, Леночка, спокойней. Нам тут говорят, что не всё потеряно. Вероятно, даже получится всех спасти. И Андрюшку твоего. Да сама же видишь, в сети ещё несколько человек, кроме нас…

— Спасут? Правда? Это правда? — глаза женщины загорелись такой надеждой, что невольно почти все, кто встречался с ними взглядом, отвели глаза.

— Правда, дама, конечно же правда. Хотя, раньше времени я бы не рискнул утверждать ничего… Но сейчас покиньте, пожалуйста, помещение, у нас тут совещание, как-раз по этому поводу, — казалось, Анатолий был так же равнодушен и холоден, как всегда. Но — голос его всё же слегка дрогнул.

— Хорошо, конечно, всё что скажете… — женщина поспешно удалилась, аккуратно прикрыв за собой дверь. Валера успел заметить, что снаружи маячила одна из ведьмочек. Видимо, из тех, кого приставили наблюдать за беженцами.

— Н-да… Ладно, продолжаем дальше. Можете ещё раз описать бой с оборотнями? И как вам так удалось спастись с женщинами? Было бы очень хорошо к рассказу присовокупить ещё и план на бумаге, базы вашей, да со стрелочками… Знаете, в школах такие обычно висят. Вот, держите.

Док взял пачку протянутых к себе чистых листов, карандаш, и быстро накидал схему. Все подошли ближе, чтобы рассмотреть нарисованное. Сразу стало тесно.

— Нет, так вы друг другу мешать будете. Лучше я вот сюда приспособлю… Все видят? Ага, прекрасно. Так вот. Бой… Наш комплекс располагался в индустриальной зоне. Там склады, и бетонные заборы с колючей проволокой поверху вокруг. Очень удобно, наш строитель, Андрей, чуть доработал — сделал изнутри мостки, поставил вышки, так что получилась настоящая крепость. Под жильё приспособили один из ангаров, вот здесь… А оборотни напали внезапно, с этой стороны, — аккуратный росчерк карандашом показал направление, — и сразу в большом количестве. Обычно их тактика совсем другая, больше похожа на волчью. Когда против кого-то одного превосходящими силами, напрыгивают со всех сторон, изматывают, стараясь при этом не подставляться… А тут — как бешеные бросились, лавиной, не жалея себя. Добежали до стены, и начали перелетать через неё, один за другим. Дозорного нашего смели с ходу, остальные едва-едва успели на тревогу прибежать… Потом мы заперлись в нашем ангаре, думали хоть там отсидеться. Но ворота не выдержали, расшатали их быстро, стену в двух местах проломили. Пришлось уже внутри… Хорошо, предусматривали возможность такого заранее, спасибо Диме. Там лестница была, на крышу. С неё можно перебраться было на соседний ангар, с того уже на другой, а уже оттуда можно было верёвочную лестницу прямо за стену спустить… Так и ушли. Бежали сломя голову, к счастью, все оборотни внутрь полезли, снаружи никого не оставили. Так ещё неизвестно, удалось бы уйти…

— Понятно. Теперь, можете подробнее ещё расскзать про дорогу, как к нам сюда шли? Что видели? Интересуют любые ориентиры, да и вообще всё приметное. И карту не забудьте нарисовать.

— Так в основном, описывать нечего. Спальные районы, всё везде очень похоже. Брошенные дома, битые стёкла… К счастью, ни на кого не напоролись, но явно там и зомби эти водятся, и собаки-мутанты, на крыс похожие. Дальше, ближе к границе города — видели большие торговые центры какие-то, можно на них ориентироваться, издалека видно. Ещё ближе сюда, стоит на холме бронепоезд, вроде памятника какого-то. И потом долго ничего интересного — дома, дома, дома…

— Любопытно. Так, с этим закончили… Рисуйте пока карту, укажите там где гнездо оборотней должно быть, мы потом ещё вернёмся к этому вопросу. Валера, Денис, что у нас с бронетехникой?..

— Тот броневик, что в разведку гоняли, срочно требует ремонта, — обстоятельно начал излагать техник, при молчаливом одобрении инженера. Говорить у него получалось лучше. — Там обнаружилась куча недоделок и косяков, которые проявились в процессе эксплуатации… В пути приходилось чинить несколько раз, соединение приводов паровиков с ведущими осями постоянно летело. Мы же его как придётся делали, из подручных… И чтобы до этих соединений добраться, приходится едва ли не всё разбирать. Неудобно очень. Ещё очленения трубок, что соединяют внешний бак с потрохами стройботов, кое-где подтравливают. Думали, так лучше и удобнее будет, когда один источник пара, а не два. Но система оказалось очень ненадёжной, не хватает инструментов и материалов нормально сделать… Да и навыка, чего уж говорить. Рычаги переключения передач на одном из ботов клинит, наверное, весь блок менять придётся. И это относительно первого броневика. Во втором, ещё кучу всего делать надо. Фактически, там только коробка корпуса есть, да кое-какие агрегаты к установке подготовлены… С учётом последних полученных знаний, полученных в ходе экспуатации первого броневика, желательно всё хорошенько переосмыслить, и не спешить бросаться всё доделывать. Чтобы избежать тех проблем, что у нас на предыдущей машине возникли.

— Сколько будет, привести первый броневик в порядок?

— Дня три…

— Это просто ремонт? Или со всеми доделками?

— С доделками.

— А если просто восстановить, как есть?

— Ну, тогда за день управимся…

— Вот давайте в таком виде.

— Есть вероятность, что не доедет.

— Будете на ходу чинить. Что делать… Времени у нас нет. Так, давайте дальше, что по "боевым" ботам?

— Есть два стройбота, усиленно бронированных и подготовленных для ближнего боя.

— Запас хода, так понимаю, у них не особо большой?

— Да. Можно взять одного на буксир, подцепить к броневичку. И завести уже непосредственно перед столкновением.

— Это лучший вариант. Ещё что-то есть, что мы должны знать? Нет?.. Тогда, ребята, давайте, вперёд! На вас подготовка техники.

Валера с Денисом, не сговариваясь, синхронно кивнули, встав со своих мест. Это действительно была их работа, то, что никто другой сделать не смог бы. А время на самом деле поджимало.

Выходя наружу, они столкнулись с Мариной.

— Ну, что там? — подозрительно тепло улыбнувшись, как показалось Валере, спросил у женщины Денис.

— Да осмотрели мы их, внимательно. И я с Юлей, и ведьмочки наши вокруг походили, поразглядывали… Порасспрашивали осторожно, всех старались по отдельности, конечно. И я считаю — всё нормально. Самые обычные люди, просто очень перепуганные и уставшие.


— Ну вот и нам показалось. Ладно, пошли мы работать…

Но у самого гаража их настиг звон тревожного колокола. И следом крик:

— Оборотни у стены!

Глава 8

Валера сглотнул. Несколько голых застывших тел, вперемешку мужчины и женщины — не самое приятное зрелище. Все оборотни после смерти почему-то приняли человеческий облик.

Подходить и разглядывать не хотелось. Этим занимались специалисты — Док, Марина и Юля ходили между убитыми, от одного к другому, осматривали, снимали браслеты. Женщины держали наготове пистолеты — хотя, конечно, это являлось излишней предосторожностью. Выживших не должно было быть, об этом свидетельствовали логи боя.

Оборотни почти сутки ходили вокруг Базы, вынюхивали, проверяли границы дозволенного, заставляя часовых раз за разом бить ложные тревоги, давили на нервы своим воем… И, наконец, всё же решились напасть. Немалую роль в этом сыграл Док, согласившийся побыть живой приманкой.

Быстрыми, могучими прыжками звери кинулись ему навстречу, видимо, не рассчитывая встретить какого-то серьёзного сопротивления. Наверное, уже представляли, как свежее человеческое мясо тает и истекает соком в их жутких пастях. Слюна у "зверей" текла ручьями, это было видно невооружённым взглядом. Но — ничего такого волкам-переросткам не светило… Кристина просто смела зубастых тварей своим огнём — не ушёл никто. Страховавшим её Анатолию, Семёновне и Михаилу даже не потребовалось помогать. Быстрая стрельба и быстрая перезарядка, полученные у браслетов, внушали уважение.

— Надо бы нам второй "Алтарь" построить… — Валера озвучил мысль, которая давно не давала ему покоя.

— Да уж, если выгорит эта идея со спасением, замучаемся в одном их всех возрождать… — в своей обычной манере усмехнулся Тимур, стоявший рядом и тоже разглядывавший поле недавнего боя. С заметной гордостью за свою женщину.

— Нет, я совсем не про это. Чтобы можно было браслеты вражеские за пределами Базы хранить. Ведь пока они у нас будут лежать, призраки всё разнюхают…

— Не разнюхают, на форпост отнесём и там запрём. Много увидеть не успеют. А потом — в арьергарде понесём, так, чтобы никакой возможности передать весточку не было, — Анатолий подошёл незаметно, без всякого стеснения вклинившись в беседу.

— Годно придумано, да. Но "Алтарь" второй всё равно не помешал бы.

— Кто ж спорит… Эта идея напрашивается. Но дорогой он. И жаль, сам Комплекс дополнительный не построить… Тоже было бы полезно, сделать резервную базу где-нибудь, — Лесник пожал плечами — мол, всё сказанное очевидно. И повернулся к Кристине, которая стояла с довольным видом, облокотившись на свою "винтовку". — Прекрасно отработала, хорошо стреляешь. Наверное, нам и пулемётчик не нужен, с таким-то снайпером. Только — слишком рано начала. Надо было подпустить поближе. И хоть одного в живых оставлять.

— Зачем? Они же все не говорящие.

— Уж поверь, пригодился бы. Ладно, чего уж. Надеюсь, у них нет дистанционной связи никакой, и остальные пока ничего не знают про судьбу собратьев… — Лесник повернулся к ходящим по полю боя. — Эй, Док, ну как? Знакомых лиц нету?

— Нет, к счастью, ни одного!

— Ну и прекрасно.

Валера тоже вздохнул с облегчением. Одно дело, когда приходится воевать просто с какими-то монстрами. Совсем другое — когда знаешь, что они были когда-то обычными людьми, такими же, как ты сам.

— Ну что, теперь ничто не мешает выступить. Все готовы?

— Так давно уже.

— Даю десятиминутную готовность!

Время до выхода пролетело незаметно. Валера вновь, уже привычно, прощался с Верой. Большие жёлтые глаза смотрели с грустью и тревогой. И эти чувства были обоюдными — имелся риск нарваться как в походе, так и на самой Базе. Пусть на время отсутствия "экспедиционного корпуса" остающиеся должны были поддерживать повышенную боеготовность, пусть встал уже наконец на ноги Вилен Александрович, пусть имелось усиление в виде вооружённой винтовкой Семёновны, а после долгих споров было решено не брать в поход одного из двоих — Дениса или Валеру — и жребий охранять дом выпал первому… Но массированное нападение, как на поселение Дока, такой гарнизон выдержать не смог бы. А свитков городского портала, как уже было сказано, людям никто давать не собирался.

Все осознавали риск. Но разговоров и споров не было — раз принятое решение не обсуждалось и не оспаривалось.

— Будь осторожен…

— Что мне будет… Ну, притащат браслеты, ну, пообщаюсь сутки только с тобой. Всюду профит! Лучше вы тут сами смотрите в оба. Кто их знает, и оборотни нас разведали уже, и некромантов не видать давно. Как бы не готовили очередную подлянку…

— Да уж… Возвращайтесь поскорее, — Вера передёрнула плечами.

— Как только, так сразу. Не забывай Ужастика кормить.

— Его забудешь… Буду на кухне спать, — Валера к тому времени уже переселил девушку к себе, не слушая её слабых возражений, основанных на всяких "а что о нас подумают". Просто перетащил её немногочисленные пожитки, и всё.

— Ха-ха… Ну как хочешь.

— Меня от одного вида его в дрожь бросает! Не смешно…

— Никто и не смеётся.

— Ты смеёшься.

— Ладно тебе. Ну мерзкий он с виду, да. Но ведь невинная же зверушка!

— Ага, конечно… Невинная… Тебя не будет, вылезет и съест меня! С него станется!

— Да не съест.

— Ну-ну. Вот вернёшься, найдёшь вместо меня рожки да ножки, и его рядом, сытого и довольного — по-другому запоёшь!..

— Не найду. У нас с ним договор! Мы его кормим, он нас любит.

— Любит?.. Это называется любит?!. Вылезает из-под кровати, пугает постоянно… Любит!..

— Ага. Да что ты так боишься-то?

— Я же говорила… Прямо как в детстве себе представляла, нечто такое, очень жуткое… Ну не знаю, это что-то, что не изжить.

— А сильно похоже, на ту буку из детства?

— Ну да…

Валера серьёзно задумался. И едва не проворонил команду к отправлению. Рассеянно чмокнув ведьмочку и крепко обняв её на прощание, метнулся к своему месту — за рычаги управления броневиком. Внутри уже ждали Анатолий, Док, Юля и Оля, последняя — одна из пятёрки спасённых ведьм. Первой целью являлся форпост, в котором планировалось загрузить браслеты убитых оборотней, и после этого машине предстояло следовать за тремя отрядами, двигающимися параллельно, в постоянной готовности прийти им на помощь. Такое построение позволяло, с одной стороны, не дать призракам оборотней вырываться вперёд и сообщить кому-либо ненужную информацию, а во-вторых — повышало вероятность не пропустить противника мимо себя, к базе.

Первый отряд состоял из Михаила, Евгена и Лизы, ещё одной девушки-ведьмы, им предстояло идти по центру — точно по той дороге, которой пришли Док и спасённые им. Слева, чуть подотстав, должны были двигаться Тимур, Рома и Стеша, вместе с Тенью, справа — Карен, Кристина и Лена. Отряды были подобраны так, чтобы примерно соответствовать друг другу по возможностям обнаружения засад и прочих неприятностей, и по боевой мощи. В каждом их них присутствовало по ведьме, для обнаружения неприятностей из "мира духов", и ещё одна, та самая Оля, сидела в броневичке — следить за призраками оборотней, чтобы они по пути не снюхались ни с кем.

Двигались осторожно, но довольно быстро. Перед тем, как встать на основной маршрут, сделали широкий круг вокруг базы, пройдясь почти вдоль самой границы с владениями некромантов. Ничего подозрительного не встретилось, нежить на глаза не попадалась. Все "белые" и крысоволки из ближайших окрестностей уже давно мигрировали, или же были истреблены — ведь на них охотились как люди, так и приспешники некромантов. Также, вполне вероятно, и другие фракции тоже. Это спокойствие и отсутствие признаков чьего-либо присутствия вокруг базы придало всем уверенности.

Дорога в сторону разорённого поселения оказалась, как и говорил Док, довольно однообразной. Сплошные брошенные дома, серые и одинаковые, в недрах которых не было заметно ни малейших признаков жизни. Броневик больше не ломался, вызывая опасения тем, что это произойдёт в самый неподходящий момент. Попытавшаяся спустя пару часов напасть стайка "белых" чуть взбодрила всех, но даже не заставила серьёзно притормозить — их вовремя обнаружили и снесли походя, силами одного из передовых отрядов.

Некоторое оживление вызвал бронепоезд. Он, как и говорил Док, стоял на невысоком холмике, чуть в стороне от основного маршрута, гордо щурясь вдаль стволами орудий. Валера долго провожал металлического красавца глазами, и настолько увлёкся, что чуть было не въехал в стену — спасла только маленькая скорость броневичка.

— Эй, за рулём, не спать!..

— Да не сплю… Просто…

— Понятно всё, что просто. Вернёмся сюда, посмотрим, что можно сделать… Но пока — нашими слабыми паровичками такое не сдвинуть. Тем более все его пушки нам бесполезны. Идея красивая — но, скорее всего, увы…

— Всё равно. Наверняка же, можно что-то сделать!

— Кто спорит! Но ты не отвлекайся от дороги. Потом мечтать будем.

Также, многих заинтересовали показавшиеся через какое-то время вдали блестящие стёкла каких-то торговых центров и офисных зданий. Что могло скрываться там, в их недрах, оставалось только гадать. И это будоражило воображение — ведь немногие магазинчики, которым не повезло оказаться в окрестностях базы, давно уже вынесли подчистую. В первую очередь, конечно, продуктовые — но и остальным хорошенько досталось.

Михаил поднял тревогу, когда время уже давно перевалило за полдень. Он периодически прикладывался ухом к земле, стараясь засечь возможное приближение противника. И это оказалось вовсе не излишней предосторожностью — в очередной раз повторив этот ритуал, разведчик расслышал топот множества ног вдалеке. Определить количество и расстояние было сложно, так же, как и направление. Но предупреждён — значит, вооружён. Передовые отряды заняли позиции в домах с одной стороны широкой улицы, откуда хорошо просматривались и простреливались все подходы, на достаточно приличное расстояние в обе стороны. Броневичок закатился в один из дворов, на время прикрывшись от посторонних глаз и заодно прикрывая тылы.

Вскоре показался враг, десятка полтора волков-переростков. Крупной рысью они выскочили с той самой улицы, по которой когда-то спасался Док с женщинами и детишками. Видимо, ориентировались по нюху, или ещё каким-то образом. Или просто не утруждали себя обходными манёврами и поиском новых путей. Так что предосторожность с двумя высланными в стороны отрядами оказалась излишней.

— Видим врага! Больше дюжины волоков, идут рысью, цепочкой! Самый крупный спереди! По той дороге, по которой отступали наши!

— Подпустить ближе! Подготовить светошумовые! Расстреливать, начиная с задних! Рукопашники, готовсь! — отдал команды Анатолий. Хотя, конечно, все эти действия тоже были обговорены заранее, и не раз. Каждый знал, что и в какой ситуации предпринимать. Но — Лесник, как всегда, перестраховывался, повторяя по нескольку раз прописные истины и рискуя ещё больше снизить свой коэффициент общественного расположения.

Огонь по оборотням открыли, когда они уже почти перебежали улицу, какой-то широкий проспект с полосками зелени по краям, метров двухсот от края до края. С середины этого открытого пространства тварям было некуда деться, брошенных машин оказалось на удивление немного.

Сначала им навстречу, наружу из заранее выбитых окон, полетели светошумовые гранаты. Несколько взрывов прозвучали почти синхронно, дезориентировав противника и заставив серьёзно замедлиться. Сразу после этого началась быстрая пальба из шести стволов. Рома, Евген, Карен и Тимур стреляли из пистолетов, Михаил и Кристина — из "винтовок".

Считанные секунды — и грозная волчья стая превратилась в жалкую кучку подранков и недобитков, которых методично расстреливали, будто в тире. Они бросились в последнюю самоубийственную атаку, видимо, осознавая, что выбора нет — ведь при отходе назад их положили бы всех, равно так же, как и при движении вперёд.

До домов, в угловых квартирах которых устроились люди, не добрался никто. Причём, едва ли не половину положила Кристина, хотя и остальные постарались на славу. Рома с притворным сожалением вздохнул:

— Вот как можно так метко и быстро стрелять?.. Так надеялся свой "ножевой бой" наконец испробовать…

— Ну извини, дорогой. У меня четыре улучшения, и всё на стрельбу заточено.

— Да понимаю, понимаю я. Риторический вопрос это был, во! Какое слово знаю…

— Народ, посидите тихо. Я выйду, послушаю… — Михаил ловко выпрыгнул прямо в окно, не задев острые зубы выбитых стёкол, отбежал подальше и приник всем телом к земле, приложившись к ней ухом. Полежал так, неподвижно, после чего встал и взмахнул рукой, давая добро выбираться и остальным — поблизости никого больше не обнаружилось.

Быстро собрали единственные трофеи — браслеты. Больше ничего полезного, кроме энергии, с убитых получить было нельзя.

— Призраки шушукаются о чём-то своём! — весело хохотнула ведьмочка-Оля, когда добычу загрузили в хранилище в броневике.

— А пускай, расскажут! Что их всех скоро ждёт!.. — кровожадно усмехнулся Тимур, принёсший браслеты.

— Всё равно помешать не сможем… Так что и правда, пускай дружков попугают. Будут знать, на кого можно прыгать, а на кого нет!

— Так, разговорчики. Мы только две группы уничтожили. Сколько осталось — неизвестно. Не расслабляйтесь, народ, вспомните, как нежить брали!

— Да ясно всё. Что же мы…

— Вот именно, что же вы. Опять, чуть что получаться начало, уже победу празднуют. Знаете, сколько народу после девятого мая сорок пятого полегло? Когда вроде уже всё было? Марш по местам, всем удвоить бдительность! Оля, следи за этими тварями во все глаза. Они очень опасны для нас.

Суровый Анатолий разогнал всех, вмиг пристыженно притихших. Но всё равно, подъём от удачно завершившейся стычки испытывали все. После рассказов Дока о хитрости и силе врага, разобрать без потерь и, по сути, особо не утруждаясь, два их отряда — это хорошо подняло боевой дух.

Сильно испортило настроение только прибытие в разорённое поселение, где предполагалось немного передохнуть и попытаться выяснить что-нибудь про выживших, хотя бы по следам. Застывшие лужи крови тут и там, хрустящие под ногами детские игрушки, какие-то раскиданные женские наряды, ошмётки тел, нет-нет да попадающиеся на глаза, уже слегка смердящие смертью… Оставаться в этом месте дольше минимально необходимого времени не захотел никто.

Михаил походил среди всего этого, после чего подошёл к Анатолию, безнадёжно махнув рукой и сообщив своё резюме:

— Ничего толкового сказать не могу. Асфальт, бетон, следов не видно. Судя по всему — ничего с собой не брали, просто крушили и раскидывали всё подряд. Продукты растащили звери, пара крысоволков убежала при нашем приближении. Остальное — всё осталось. Так что, если что, Док и прочие смогут потом сюда вернуться, собрать барахло… Если кто захочет, конечно. А так, предлагаю двигаться дальше. Тут ничего интересного нет, и задерживаться смысла не имеет никакого.

— Подождите, я только медикаменты соберу. Их не тронули, к счастью… — Док вынес две большие клетчатые сумки, с горкой набитые различными упаковками и пакетами, явно добытыми в окрестных поликлиниках, больницах и аптеках.

— Давайте, поможем…

Быстро собрав и закинув всё в броневик, каратели-спасатели двинулись дальше — уже напрямик, к гнезду оборотней. Все стали серьёзней, разговоры и смешки притихли. Михаил и Кристина внимательно всматривались и вслушивались в застывший впереди лес, Валера тоже старался крутить головой, хоть броневик и ехал значительно позади остальных — всё так же, страхуясь от возможности того, что призраки сообщат сородичам что-нибудь важное, ведь они могли подсмотреть многое.

Перед тем, как войти в лес, перегруппировались, отряды сблизились, собрались в единый кулак. Двигаться дальше приходилось по дороге — броневик и по ровному-то ехал еле-еле, что уж говорить о пересечённой местности, к тому же заросшей деревьями и кустарником. Добраться на колёсах до самого гнездовья никто не рассчитывал.

После очередного сеанса "прослушивания", Михаил сообщил:

— Слышу подозрительные звуки, на пять часов… Расстояние определить сложно. Далеко.

— Ясно. Медленно выдвигаемся в ту сторону, пока по дороге, потом свернём. Остановки каждые десять минут.

Спустя часа полтора Михаил сообщил, что источник шумов находится теперь строго перпендикулярно от тонкой полоски асфальта, по которой двигалась группа, глубоко в лесу.

— Ну что, народ. Придётся нам теперь разделяться. Валера и Оля, остаётесь в броне — двери не открывать, никого не пускать, ну, сами понимаете. Если мы не вернёмся — разворачиваетесь и едете обратно. Чтоб никакого геройства. А мы попробуем поискать подходы какие-нибудь, может, и получится подъехать…

Одиннадцать человек в сопровождении Тени, которого Валера с немалым трудом уговорил пойти с остальными, скрылись в лесу. Начались долгие часы ожидания.

Оля, миловидная худенькая девушка, устроилась на переднем сидении, на месте Анатолия. После нескольких недолгих попыток заговорить на разные темы — видимо, с целью отвлечься и развеяться — она подтянула колени к подбородку и замолчала, уставившись в окно, в одной ей видимые дали.

Сидеть в бездействии без информации о происходящем было очень тяжко. Когда, казалось, прошла уже бесконечность — хотя по часам на браслетах минуло всего каких-то жалких пол часа — Валера не сдержался и отправил запрос Анатолию, узнать, как у них дела. Получил сухой ответ, что всё в порядке. Ещё через пол часа — повторил это действие, и был послан непечатными фразами, с требованием не мешать людям работать.

Следующий запрос ушёл Роме. Тот ответил коротко и односложно: "Идём по лесу, Миша что-то слышит".

— Оль… А ты со своими связываешься?

— А как же. Постоянно связь держу…

— Ну и что там?

— Да ничего интересного. Призраков никаких нет, прочей нечисти тоже. Просто идут сквозь лес, на шум. Оборотни это, или что другое — неизвестно.

— Ясно… Сообщишь, когда что-то новое будет?

— Конечно, — и снова надолго замолкла. Валера даже подумал, что это ведьмочка мстит ему за то, что не стал с нею разговаривать. Короткий запрос Роме — "всё ок?", ответ "да", и снова долгая тишина и молчание… Которые нарушились очень нескоро. Оля всё же заговорила.

— Дошли до базы оборотней. Разведчики почти подобрались. Там всё под землёй, типа нор. Призраков видят издалека, есть люди, есть и не очень… Поэтому наши не показываются им. Мало ли, свои сообщат. Ещё — твари обеспокоены. Видимо, ждут нас.

— Спасибо! — Валера искренне поблагодарил ведьмочку. И лишь с огромным усилием удержался от того, чтобы отправить запрос Роме. Но тот проявился сам:

— Похоже, у оборотней проблемы. Ждут кого-то, с противоположной от нас стороны. Мы тоже ждём.

Прошло несколько часов и начало уже темнеть — что было весьма плохо, ведь хорошо видели в темноте только двое людей и пёс — когда Оля вдруг вскочила, вцепившись руками в сиденье, и возбуждённо повернулась к Валере:

— Муравьи! На оборотней напали муравьи!

Если до этого ждать было невыносимо, то после известия о том что там, в лесу, началось — градус напряжения подскочил до запредельных высот. Но — опять ничего не оставалось, кроме как терпеливо дожидаться тех крупиц информации, что получалось выдавить из находящихся вдалеке товарищей.

Внезапно заговорил Анатолий:

— Стена Глазу! Приём!

— Глаз Стене… Слышу, — Валера скривился, он не понимал смысла в этих дурацких правилах — ведь интерфейсы браслетов выдавали всю информацию о том, кто с тобой связался.

— Наших врагов атаковали гигантские муравьи. Силы явно неравны. Ждём, когда их завалят, нападём на победителей. Следующий сеанс связи через пол часа. Отбой.

Лесник отключился. А Валера задумался. Если их враги сцепились с какими-то своими врагами, это являлось очень хорошей новостью. Ведь и те и другие должны были изрядно потрепать друг друга, и задача по вызволению пленников становилась гораздо проще. Хотя, при этом — если бы победили муравьи, нападение на них могло развязать очередной конфликт, которого, возможно, и получилось бы избежать. Вдруг с ними получилось бы договориться?

Оля прервала размышления сдавленным охом.

— Началось. Оборотни режут пленников… Наши решили вмешаться.

Валера не сдержал матерного возгласа, который остался без внимания. И тишину нарушило только пришедшее спустя целую вечность от Анатолия:

— Задача по вызволению пленников и браслетов завершена. Подробности позже. Есть потери. И… Валера, извини. Твоего пса убили.

Глава 9

После окончания операции "Вервольф" события понеслись со скоростью хорошо разогнавшегося локомотива, сменяя друг друга, будто пролетающие мимо вагоны. Причём, хватало как хорошего, так и плохого. День за днём проносились, насыщенные событиями и тяжёлой работой, и не было времени остановиться и оглянуться назад, осмыслить происходящее. Постоянно приходилось решать сиюминутные проблемы, связанные с выживанием анклава, и о том, чтобы замахиваться на какие-то глобальные масштабные планы, вроде спасения ещё каких-нибудь пленников или проверки бронепоезда, никто даже не задумывался.

Как Валере рассказали по дороге назад, нападение на оборотней и вызволение пленников прошли как по маслу, и очень удачно сразу по нескольким причинам. Когда стало ясно, что некоторые вервольфы, несмотря на атакующих их сплошным потоком муравьёв, отбежали в тылы, набросились на пленников и стали зачем-то убивать их, Анатолий сразу дал команду атаковать. Кристина меткими выстрелами сняла двух тварей, прежде чем остальные опомнились, и бросились на своих новых противников.

Подтянулись резервы, возможно — самки и молодые волки, которых берегли от основной стычки. Но всё равно, мало не показалось. Тогда и Тень схватился сразу с двумя вервольфами, и никто не смог помочь ему — просто боялись задеть своего же. Пёс задушил одного из своих противников, но второй всё же добрался до его глотки… И пал после этого, разрубленный напополам. И на Евгена со спины набросился огроменный седой волк, окончив жизнь простого новгородского парня одним укусом — шея-то была не защищена. И Карена буквально задавили телами… Но — оборотней удалось раскидать, и прорваться к пленникам.

Вот тогда-то и случилось то, что позволяло посчитать вылазку успешной и оправданной, помимо вызволения из неволи людей. Группа Анатолия оказалась у кучки не надеящихся уже ни на что людей почти одновременно с муравьями. И вот тогда Лесник удивил всех, выйдя вперёд с опущенным оружием и поднятыми вверх руками, в одной из которых была отрубленная голова оборотня.

Это было рискованно, очень. Насекомые агрессивно шевелили жуткими жвалами, блестели фасетчатыми глазами, казалось, были готовы вот-вот броситься. Но Лесник начал говорить, вполне отдавая себе отчёт, конечно же, что его вряд ли понимают. Попробовал добавить жестов, кинул в сторону муравьёв голов вервольфа… Попытался объяснить, что они берут пленников, браслеты, и входят. И в конце концов усилия увенчались успехом. Двадцать тысяч энергии, капнувшие на счёт, подтвердили, что договор не трогать друг друга вступил в силу… И люди отступали, хоть и эскортируемые насекомыми, но так ни разу не вступили с ними в бой.

Само по себе возвращение на базу произошло штатно, без серьёзных проблем — если только не считать за таковую то, что броневик на пол дороги встал, неприятно хрустнув чем-то в своём чреве, и не получилось даже понять, что же именно у него отказало. Валера провозился с капризной техникой около получаса, причём, делал это при свете импровизированного факела за неимением ничего лучшего, после чего его буквально за шкирку оттащили от их с Денисом металлического детища. Анатолий волевым усилием решил двигаться дальше, бросив машину на произвол судьбы. И не оставалось ничего, кроме как подчиняться, как не хотелось послать Лесника подальше, на три, а может даже и не только на три буквы. Ведь проблему, казалось, вот-вот получится решить… Но — как говорится, уговор дороже денег, а все обещали на время операции беспрекословно подчиняться своему "боевому вождю".

Остальной путь до базы шли пешком, натирая плечи носилками с ранеными. Их было не так уж много — Тимура хорошенько порвали, Роме прокусили ногу, и он не мог идти, да ещё тяжёлыми оказались пара спасённых из лап вервольфов. Карен и Евген сопровождали остальных в виде браслетов. Так же как и Тень, героически павший в схватке с двумя оборотнями. Ведьмы подтвердили — пёс существует в виде призрака, то есть, теоретически, воскрешение для него доступно так же, как и для людей. Хотя — полной уверенности в этом не было.

Из плена удалось вызволить шестерых. Причём, всего двое оказались из поселения Дока, у остальных даже не было браслетов. Бывшие узники выглядели сильно потрёпанными и заморенными, хотя счастливое спасение очень сильно подбодрило и воодушевило их. Кажущиеся необычно большими на истощённых лицах глаза светились неподдельной радостью. Но, к сожалению, этого заряда хватило ненамного. Вскоре пришлось помогать ещё и им….

Как бы там ни было, само возвращение на базу прошло без эксцессов, уже где-то под утро караван устало втянулся внутрь периметра, оставив позади все трудности и опасности. И когда, казалось бы, уже можно было расслабиться после почти суток, проведённых на ногах, и часть вернувшихся отрубилась мёртвым сном — часовые подняли тревогу. Как выяснилось, это демоны разведали наконец дорогу к людским жилищам, и решили попробовать на зубок, что за орех такой непонятный неподалёку от их владений нашёлся…

Разгрызть твёрдую скорлупу рогатым оказалось не под силу, и они отступили, оставив при этом с пол десятка убитых, и, к сожалению, успев наделать делов. Выпущенный одной из "дальнобойных" тварей огненный шар порядком подпалил Семёновну, не спасли даже защитный комбинезон и доспехи. А одна из ведьмочек, Лена, всегда казавшаяся очень спокойной и рассудительной, внезапно будто взбесилась. Соскочив со стены, она бросилась вслед за отступающими, при этом размахивая самодельным копьём и издавая жуткие крики. Всё произошло так быстро, что никто не успел её остановить, и оставалось лишь побежать следом, на некотором удалении, потому что за взбеленившейся девушкой просто никто не поспевал. Она же, нагнав одного из демонов, хотела воткнуть своё оружие ему в спину — но тот будто почувствовал, увернулся, и пробил преследовательницу своей металлической рукой насквозь. Отбросив уже безжизненное тело, демон хотел было продолжить отступление, но сразу несколько энергетических сгустков пробили его навылет. Стрелков больше не останавливала опасность попасть в Лену…

Уж после этого, казалось бы, всё должно было устаканиться. Но на следующий день почти вся община свалилась с непонятным недугом. Температура под сорок, кашель, насморк, рвота с поносом, запредельная слабость, и ещё множество мелких симптомов — казалось, все напасти, какие только могут быть, свалились на людей одновременно. Док, Марина и Юля пострадали тоже, но самоотверженно пытались хоть как-то облегчить страдания остальных. Самое удивительное, что им помогали те четверо, кто, видимо, уже достаточно давно томился в плену вервольфов. По их словам, они уже переболели этой дрянью, и имели иммунитет… И, несмотря на то, что этим четверым самим нужна была серьёзная реабилитация, они старались изо всех сил, отплатить своим спасителям тем же.

В сложившейся ситуации было не до паранойи, к тому же, состояние бывших пленников было слишком красноречивым, как и искренняя радость от освобождения, которую очень сложно было бы разыграть. Поэтому, гипотеза с тем, что кто-то специально всё подстроил, была отметена как несостоятельная. Правда, многие до ужаса боялись что зараза может быть как-то связана с превращением в оборотней. Но эти опасения также были развеяны пленниками — по их словам, никто не чувствовал никаких позывов к тому, чтобы встать на четвереньки и выть на луну. Просто, видимо, вервольфы оказались сами по себе очень заразными, и общение с ними было чревато последствиями…

На будущее было решено всех новых "найдёнышей" отстаивать в карантине, во избежание. Но, к сожалению, столь здравая мысль пришла слишком поздно, и пришлось расхлёбывать последствия по полной…

К счастью, на период "болезни" общины никто не пытался напасть — иначе, последствия могли оказаться весьма плачевными. Но, хоть в этом повезло. К тому же, коллектив постепенно пополнялся воскрешаемыми товарищами. Первой очередью, конечно же, шли свои — Лена, Евген и Карен, последний — уже ветеран, побывавший за чертой второй раз, и пущенный в "Алтарь" вне очереди. После этого планировалось запускать браслеты убитых оборотнями, которых имелось десять штук — восемь оставшихся от людей из поселения Дока, ещё один оказался представителем поселковых, Вера узнала его, а один, если верить его словам, являлся "дикарём" — нашёл браслеты сам и ещё не успел прибиться ни к кому.

Итого получалось, что при самом благоприятном раскладе, если получится возродить всех, община увеличится до сорока шести человек, считая детей. Ведь после общения с живыми и с призраками, с последними — через ведьмочек, само собой, почти сразу удалось уговорить всех присоединиться. Выбора, по большому счёту, ни у кого не было — группа Гвоздева, в которую входил Док, лишилась своего Комплекса, базы, и стала беззащитной, "дикарь" и освобождённые пленники ничего не теряли, а поселкового убедил Рома, немного знавший этого товарища, расписав все расклады и почему сам сделал оттуда ноги, при этом, ничего не приукрасив, а рассказав чистую правду. Правда, объединяться в единую сеть с Гвоздевскими решили после воскрешения всех их людей, во избежание проблем с коэффициентом расположения.

Для Валеры весь этот период оказался довольно тяжёлым в эмоциональном плане, сразу по нескольким причинам. Первой было то, что он сильно переживал за пса — ведь непонятно было, как сработает "Алтарь" на собаку. Если он даже примет всё как норму и позволит запустить процесс корректно, как для людей — хватит ли пресловутого коэффициента общественного расположения, ведь не все в общине любили собак?

Помимо этого, парень впервые поругался со своей женщиной. Произошло это из-за сущего, по сути, пустяка — у него был жар, и он открыл окно, а Веру в этот момент наоборот знобило. После замечания ведьмочки, он всё сразу снова затворил, правда, при этом пробурчал что-то невнятно-матерное, ругаясь на судьбу и нечистоплотных вервольфов, разносчиков заразы. Вера приняла всё на свой счёт, но промолчала… Правда, начала с того момента всё делать назло, и в конце концов закатила небольшую истерику, получив на это довольно грубый ответ. Валере было просто хреново, и ему хотелось единственного — тишины и спокойствия. Хлопнув дверью, он закрылся на кухне, и так и остался обитать там, на диване.

Всё это вылилось в то, что эти двое не разговаривали друг с другом двое суток. Конец этого периода ознаменовало то, что чуть пошатывающаяся Вера, с лихорадочно блестящими глазами, постучалась и попросилась войти. Валера отворил и впустил её, думая, что сейчас будут извинения, или же, наоборот, новые упрёки… Но причиной появления ведьмы оказалось нечто совершенно другое.

— Твой друг хочет с тобой поговорить.

— Какой друг? — скрыть удивление от такого поворота оказалось сложно.

— Которого ты скоро пойдёшь воскрешать на "Алтаре"…

— А-а-а… — несколько разочарованно протянул Валера, сдержавшись, чтобы не ляпнуть, что никакие они не друзья. Евген последнее время жутко бесил его, и то, что сейчас опять влезал в жизнь инженера с какими-то непонятными просьбами, ещё и, видимо, оказавшись у него в квартире, не вызвало ничего, кроме раздражения.

— Дальше буду говорить только его слова. Слушай.

Ничего не осталось кроме как внимать тому, о чём вещал гопник устами девушки… И, дослушав до конца, Валера понял — настроение его резко изменилось.

Евген не закончил даже школу, у него было всего девять классов образования, не говоря уже о каких-то там ВУЗах или хотя бы техникумах. Но полным дураком он всё же не был, и одно с другим сложить мог. Повитав в облике призрака какое-то время и здраво оценив свои шансы быть возрождённым, этот товарищ нашёл смелость признаться самому себе — коэффициент общественного расположения у него будет вряд ли большим. А повторить судьбу Дяди Феди ему, само собой, не хотелось. Потому просьба Евгена оказалась предельно простой — оставить его браслеты лежать в "Алтаре", но не возрождать его. Хоть какое-то бытие, пусть и без плотских радостей, казалось гопнику куда лучшей альтернативой полному развоплощению…

Наверное, гвоздевские, "дикарь" и поселковый порадовались, что очередь для возвращения в бренный мир стала для них чуть короче. Но Валеру обуяли грустные думы, и отделаться от них он не мог довольно долго. Как всегда, отвлечься позволила работа, ведь уже на третий день болезни стало значительно легче, а вскоре остались лишь какие-то остаточные симптомы. Как медики не настаивали на постельном режиме для всех — разлёживаться и нежиться в постелях было недоступной роскошью, и пациенты один за другим вставали на ноги и включались в производственные процессы. Кто-то просто становился в дозор, кто-то отправлялся на поля манны, кто-то включался в заготовительные работы. Валера с Денисом просто запускали свои стройботы и отправлялись к лесу, всегда с небольшим прикрытием и тележкой для дров. Ведь на возрождение такой толпы людей требовалось просто немеренно древесины.

Вскоре к этим рейдам стали присоединяться женщины. В лесу нашлись ягоды и грибы, и пока мужская часть занималась тем, что превращала лесные массивы в поля с торчащими тут и там пнями, слабый пол ответственно собирал всё съедобное. Кроме того, Вера и Оля взяли себе весьма полезные умения: первая "травничество", а вторая "зельеварение", и вовсю собирали какие-то одним им ведомые травки.

Вскоре рацион общины стал гораздо более разнообразным, появились компотики из черники, настойки из брусники, клюквенные кисели, а так же грибы в различных видах. Что-то заготавливалось про запас, отведённая под кладовую комната просто обросла банками и связками с сушёными грибами. А энтузиасты в лице старшего поколения, Семён Павлович с Виленом Александровичем, даже соорудили самогонный аппарат и начали гнать из остатков различных продуктов, в том числе и манны, бражку, обзывая последнюю манным вином.

Чуть только боеспособная часть анклава достаточно оклемалась, был совершён рейд в сторону торгового комплекса и офисных зданий, которые видели по пути к разорённому оборотнями поселению. Внутри люди чуть не попались в западню к самому настоящему пауку-переростку, размером со средних размеров автомобиль… Двое вляпались в паутину и не смогли из неё сами выбраться. Жуткая тварь появилась почти сразу же, видимо, почувствовав колебания полупрозрачных канатиков, прочных и с большой палец толщиной. Паука еле-еле удалось расстрелять до того, как он добрался до добычи. Всё же, дальнобойное оружие давало членам общины огромное преимущество, хоть на этот раз они и прошли по грани — судя по количеству жуткого вида тушек, висящих в коконах из паутины, среди которых хватало и человеческих, многим повезло гораздо меньше.

Быстрая и очень осторожная разведка в торговом центре позволила понять, что там внутри таится немало полезного. По крайней мере, небольшой и совершенно не тронутый никем магазинчик позволил разжиться кучей всякого стреляющего. К сожалению, не настоящего огнестрела — но блочных луков и арбалетов должно было хватить на то, чтобы вооружить половину общины. Пневматические пулялки решили раздать детям и отложили для тира, чтобы практиковаться в стрельбе "на кошках", не расходуя дорогостоящий настоящий боеприпас.

Валеру в вылазку не взяли, как он ни просился — на этот раз жребий выпал Денису. Бронепоезд так и остался не обследованным, за недостатком времени. Понять, возможно ли его сдвинуть с места и как-то использовать, не представлялось возможным. Следующую экспедицию планировалось совершить именно для того, чтобы обследовать металлическую махину — но этому не суждено было случиться.

Сначала внезапно резко похолодало и небо нависло тяжёлыми, казалось, готовыми вот-вот обрушиться вниз потоками воды тучами. Но из рыхлых клубящихся в небесах тушек пошёл вовсе не дождь, а сначала град, побивший все манные посевы, а потом — самый настоящий снег. Резко, буквально за несколько часов, всё покрылось ростовыми сугробами. И из-за метели пришли новые, доселе невиданные людям враги.

В ту ночь тревогу подняли призраки, в большом количестве имевшиеся теперь на базе. Отчасти от нечего делать, отчасти — в надежде повысить шансы на возрождение, они ответственно патрулировали границы, удаляясь от "Алтаря" настолько, насколько это было возможно. Из-за этого даже временно было решено уменьшить количество обычных караульных.

— Это Вера! Тревога! Евген сообщает о приближении каких-то существ!

— Оля! Мне кто-то из новеньких говорит, с Южной стороны приближается кто-то!

— Это Михаил! Наблюдаю непонятное свечение! Сторона — Север!

Конечно же, при отсутствии солнца как-то ориентироваться, где какая сторона света, было невозможно. Попытки сделать компас из подручных средств не привели ни к чему — намагниченная иголка уверенно поворачивалась в сторону запитанных проводов, но при их отсутствии указывала в любую сторону, не выказывая предпочтений. После проведения опытов кто-то грустно пошутил, что раз планета, будь это изменённая Земля или что-то другое, без магнитного поля — скоро всем будет хорошо от последствий радиации… Так как счётчики гейгера нигде не попадались, отсиживаться под землёй вариантов не было, оставалось надеяться только на усиленную регенерацию, то ли подаренную браслетами, то ли вообще присущую теперь людям, да на предусмотрительность тех, кто всё окружающее устроил. Или — на то, что всё вокруг ненастоящее… Но, как бы там ни было, стороны света всё-таки назначили, чисто декларативно. Уж очень неудобно было без таких простых понятий общаться.

Разбуженные среди ночи, ничего не соображающие спросонья, все начали разбегаться по оговорённым позициям, со всех четырёх сторон образующей своеобразную крепость многоэтажки. Место Валеры было как-раз в одной из сплошных стен, и он успел туда добраться быстрее остальных — спасибо "усилению", которое не переставало радовать.

Пока поднятые тревожным сигналом люди занимали позиции, бежали к воротам и "стрелковым гнёздам" в стенах, Валера начал вглядываться в кружащуюся белую пелену. Сначала показалось — за сплошной стеной падающих с неба тяжёлых хлопьев блеснуло синим, где-то на грани того, что вообще можно было различить. К тому времени метель чуть подутихла, снег шёл куда более редкий и видно было довольно далеко. Вскоре удалось различить и проступающие контуры человекоподобных фигур, и зловещие пары синих огоньков — глаза.

Это были настоящие гиганты, метров четырёх ростом. Мощные торсы, толстые ноги и руки, отсутствие хоть чего-то похожего на лица, тяжёлая походка и жалобный скрип приминаемого снега — великаны вспарывали сугробы как ледоколы, медленно, но уверенно приближаясь к крохотному оплоту света и тепла посреди царства тьмы и холода.

— Кристина, заняла позицию у ворот. Вижу приближающиеся фигуры, три, огромные…

— Михаил. Ничего пока не вижу, но слышу, как что-то идёт…

— Вера, Евген говорит о четырёх существах, ростом с двух человек, белые, видят его! Направление — Восток!

У парня зашевелились волосы на голове, от страха перед неизведанным и от осознания того, что если пришельцы агрессивны и пришли с целью напасть, отбиться будет очень непросто!

— Анатолий, пытаюсь вступить в переговоры… — и спустя несколько томительных секунд: — Переговоры сорвались! Силовой вариант! Опасность дистанционных атак! Осторожнее!..

Что там и как произошло, получилось узнать только много позже. Лесник поднялся над стеной, с белым флагом, попытался криками привлечь к себе внимание неведомых созданий. В ответ одна из фигур размахнулась и кинула в него чем-то похожим на ледяное копьё, ещё и светящееся голубоватым светом — таким же, как и его глаза. Увернуться удалось, но осколками посекло всех окружающих — тонкие полупрозрачные иголки пробивали даже доспехи.

Валера затаился в одной из комнаток "нижнего пояса", как назвали наблюдательные пункты и по совместительству огневые точки, расположенные на уровне третьего этажа. Когда погода была хорошей — дозорные поднимались выше, на крышу, откуда было видно дальше и больше. Но в условиях снежной бури использовались посты, устроенные в квартирах внешнего периметра здания.

Руки потянулись к взведённому арбалету. Их было несколько, поставленных именно на такой случай… Для "пистолета" ещё было слишком далеко. Сзади послышались быстрые шаги, пригибаясь, подбежала припозднившаяся ведьмочка Настя, которой, видимо, выпало быть "вторым номером". Валера молча кивнул ей на вязанки стрел и на укрытие с края балкона. Девушка не заставила просить себя дважды, быстро юркнула под защиту металлических пластин, и развязав верёвочку, высыпала боеприпасы перед собой, замерев в готовности и с виноватым видом.

Всего две мысли успели пронестись в голове Валеры перед тем как он чуть приподнялся над краем балкона, прицелился, и выпустил первую стрелу. Первая — гордость за всех тех, с кем ему пришлось делить кров и трудности жизни. Пример Насти был показательным, но отнюдь не выбивался из общей картины. Никто не чурался работы, все готовы были в нужный момент выйти на стены, встав плечом к плечу, и защищать свою жизнь и свободу, никто не тупил, все понимали друг друга с полуслова… А вторая мысль была, само собой, о Вере. Которая тоже была где-то там, решительно замерла в каком-то укрытии, сжимая оружие, готовая драться наравне со всеми. Ведьмочка этой ночью дежурила, вместе с призраками охраняя покой поселения, и поэтому они были не вместе. Парень честно не знал — хорошо или нет, что сейчас её не было рядом…

Арбалет выстрелил, в то же мгновение сразу двое медленно, но уверенно шагающих великанов замедлились и синхронно размахнулись. Что они там делали дальше, Валера не смотрел — бросился плашмя на пол, логично предположив: что бы там не затевали таинственные враги, это не сулит ему ничего хорошего. Про то, какой ответ дали Леснику на предложение начать переговоры, парень тогда ещё не знал.

Два ледяных копья врезались в стену в том месте, где, к счастью, уже никого не было. Обклеенные бумагой стёкла находившейся позади комнаты провалились внутрь, гостеприимно пропуская снаряды в полутёмное помещение, и светящиеся сосульки разлетелись во все стороны, не причинив вреда. Опять же, Валера этого не видел — он уже приподнялся и, пригибаясь, юркнул по специальному проходу, пробитому к соседнему балкону, кинув на ходу разряжённый арбалет Насте и схватив сразу два других.

Быстро распрямиться, прицелиться, выстрелить… Предыдущая стрела или ушла в молоко, или не причинила никакого вреда. По крайней мере, как раньше, так и сейчас навстречу шагали три молчаливые фигуры. Вновь блеснули сверкающие снаряды, летящие навстречу — теперь, сразу три штуки. Один бессильно разбился о бетон балкона, второй пролетел внутрь квартиры, а вот третий врезался в стену и осыпал всё вокруг острым ледяным крошевом.

Валера почувствовал боль сразу в нескольких местах. И растекающийся вокруг ранений холод, гасящий эту боль и пугающий ещё больше… Стиснув зубы, схватил третий арбалет, и, вновь поднявшись, выстрелил.

И на этот раз чуть задержался, чтобы оценить последствия своей деятельности. В конце концов, не мгновенно же пришедшие из снежной бури твари перезаряжаются? Должны быть какие-то лимиты на снаряды? И Валера увидел, как попал. Скорее всего, как и в предыдущий раз, и до этого. Так кстати ослабевший ветер не сбивал полёт стрелы, из специально сделанных, боевых — а не тех тростиночек, что набрали в магазине. Она вонзилась в белоснежное тело будто из чистейшего снега, и застряла в нём, не причиняя никаких видимых неудобств великану. Который, не обращая на это внимание, как раз начал вновь замахиваться для броска.

Прыжок в укрытие, очередной дождь осколков… В последний момент выставленный кустарный щит, небольшой запас которых имелся в каждом наблюдательном пункте, смог задержать мерцающие сосульки. До такой степени, что они не смогли пробить доспех, хотя одна и вонзилась в руку. Но ранения от крошечных осколков, судя по ощущениям, были не особо серьёзными… Если не считать этого холода, что будто завладевал телом, расползаясь во все стороны.

Снаружи раздались грохот и звон, привлекая внимание, и любопытство пересилило осторожность — не дожидаясь перезарядки Настей арбалетов, Валера высунулся наружу. И невольно вскрикнул радостно — одна из фигур барахталась, пытаясь подняться, а в снежную белизну теперь вклинились тёмные предметы. Это наконец заработала артиллерия — выстрелил один из требушетов! И ведь попали! Не зря тренировались и пристреливались к ориентирам!.. Не зря развешивали снаряды, чтобы они по весу были примерно равны!

Одновременно, красиво подсветил снежинки энергетический сгусток, пробивший себе коридор в кружащихся снежинках, в сторону нападающих. Кто-то из владельцев "винтовок", позволяющих стрелять значительно дальше пистолетов, наконец добрался до своей позиции. Оставшиеся двое великанов тут же развернулись в ту сторону, и Валера воспользовался этим, выстрелив два раза подряд. В цель попала только одна стрела, но опять без видимых последствий. А вот очередной выстрел из "винтовки", судя по всему, добил барахтавшегося на земле — тот перестал двигаться совсем!

Поняв, что его теперь полностью игнорируют, "переагрившись" на лучше вооружённого соратника, Валера совсем потерял страх и, схватив блочный лук — гораздо более непривычное, чем арбалет, но куда более скорострельное оружие — начал посылать в сторону противника стрелу за стрелой, стараясь не слишком спешить, но при этом выдавать как можно большую скорострельность. Конечно, точность сразу упала, три четверти стрел проходили мимо, но всё же вскоре удалось навостриться, и бить немного точнее. Рядом молча встала Настя, методично разрядив по очереди все три арбалета. Откуда-то сбоку всё продолжали вылетать энергетические сгустки. Сверху с грохотом обрушилась очередная порция "картечи", вперемежку булыжников и всякого бытового мусора — к сожалению, на сей раз мимо. Но, наконец, вторая фигура упала на землю!

Крик "Ура!" застыл в глотке, выбитый пущенным последним из великанов копьём. Увлёкшись, Валера совсем забыл об осторожности, и поплатился за это. Лёжа на полу, смотря на падающие на лицо снежинки, и чувствуя растекающийся по телу холод, парень грустно ухмыльнулся. Похоже, ему грозило очередное перерождение.

Глава 10

После нападения "ледяных великанов", наконец, наступили спокойные времена — будто все забыли про крохотный оплот человечества, брошенный в этом недружелюбном мире. Внезапная передышка использовалась на все сто, для восстановления сил и повышения шансов на выживание общины. Правда, наученные горьким опытом, все постоянно были настороже, практически никогда не расставаясь с оружием.

Численность анклава медленно, но верно росла — старый "Алтарь" и построенная для ускорения процесса его точная копия работали без остановки. Постепенно восстанавливались и становились в строй вызволенные из плена — они все горели жаждой деятельности, как никто понимая цену бездействию и слабости в этом мире. Конечно же, всем им были выданы браслеты. Правда, с просьбой не спешить с выбором специализации, эти вопросы теперь по возможности решались коллективно, после долгих обсуждений и вдумчивого исследования и продумывания открывающихся возможностей. Никого ни к чему, конечно, не принуждали, но настоятельно советовали наиболее выгодные для всего коллектива направления, и, как правило, компромиссы находились, с предпочтением и поощрением тех, кто не выбирал ничего вообще — ведь неизвестно было, что потребуется в будущем. Так что, благодаря взрывному увеличению количества рабочих рук и потенциальных солдат получилось, наконец, хоть как-то разделить обязанности, хотя многое до сих пор требовало напряжения сил всех без исключения.

В первую очередь, всё боеспособное население было должным образом распределено по отрядам, с выделением командиров, и каждый день тренировалось по несколько часов под началом Гвоздева, воскрешённого одним из первых. Бывший глава ныне уничтоженного анклава, крепкий, рослый и чуть смешливый мужичок, внешне не выказывал никакого расстройства по поводу изменения своего статуса, много шутил и быстро завоевал расположение и авторитет почти у всех. Кроме, наверное, Анатолия, решения которого довольно часто и совершенно обоснованно критиковал.

Распределение боевых специальностей между членами анклава теперь выглядело следующим образом. Четыре танка — к Карену и Тимуру присоединились тот самый "Тор", Лёшка Молотов, тощий парнишка из Гвоздевских, который очень смешно смотрелся с тяжелым двуручным оружием, но, на удивление, с ним управлялся, и один из вызволенных пленников, Иван Маслобоев, угрюмый истощённый мужик, принципиально не бреющийся и очень редко открывающий рот. Над последними двумя немного посмеивались, так как больно говорящие фамилии были у обоих. Но, хоть новички и смотрелись на фоне крепышей-спортсменов более чем невыгодно, они очень старались по возможности не сильно от них отставать.

Далее шли четыре штурмовика, эта специализация оказалась тоже почему-то популярной. Компанию Семёновне, которую, наконец, отправили на долгожданное омоложение, составили двое "гвоздевских", и тот самый "поселковый", который, после успешного возрождения, не колеблясь отключился от своей старой сети и вошёл в новую, символизируя тем самым присоединение к анклаву.

Количество стрелков увеличилось до двух, и Гвоздь в свободное время факультативно занимался с Кристиной, дополняя полученные ею из браслетов навыки практическими советами и тренировками. Причём, хоть бывший глава анклава заметно отставал от девушки по части скорости стрельбы, и видел не так хорошо — он компенсировал дармовые навыки, полученные из браслетов, своим огромным практическим опытом. Эта парочка, фактически, всё свободное время проводила на организованном неподалёку от базы стрельбище, что стало причиной внезапно разгоревшейся ревности Тимура, которого сразу позабыли. До открытых конфликтов не дошло, но некоторая напряжённость осталась.

Из единичных направлений остались "Защитник" Анатолия, "Гренадёр" Ромы, "Разведчик" Михаила, а также "Пулемётчик" и "Канонир" двух новеньких, из всё тех же "гвоздевских", да "Жандарм" Михалыча. Последний, как выяснилось, имел в своих умениях возможность блокировать оружие своих, и всевозможные методы дознания и раскапывания правды. Многие его побаивались.

"Дикарь" попросил себя не возрождать. Никто не знал, как будет считаться коэффициент расположения для не подключённого ни к одной сети, он мог с равной вероятностью оказаться как сотней процентов, так и нулём. Человек решил не рисковать — и остальные к этому отнеслись с пониманием. Как показал последний опыт, наличие постоянно охраняющих базу призраков становилось едва ли не необходимостью.

Итого, численность основного боевого крыла получалась шестнадцать человек, из двадцати пяти вообще способных встать "под ружьё", и это не считая очень боевых ведьмочек, которых, тем не менее, почти насильно старались оградить от участия во всех потенциально опасных операциях. Хотя, гоняли на плацу всех и одинаково, не обращая внимания на пол и возраст, и в каждый отряд, который выходил за пределы базы, в обязательном порядке включалась одна из способных видеть "невидимое" девушек.

Выделенная из всего этого количества народа "воинская элита", из самых прокачанных и опытных, занималась и тренировалась сверх нормы, остальные же всё оставшееся время проводили за повседневными заботами. Хотя на вырубки, мародёрку и особо тяжёлые работы ходили все, в этом плане никаких привилегий не было. Любой отряд, покинувший территорию базы с хоть сколько угодно мирной целью, легко превращался в боевой — благо, всё габаритное оружие практически мгновенно появлялось и исчезало, повинуясь одной лишь команде, а ножи и пистолеты не сильно стесняли движения.

В хваткие руки Семёна Павловича попала часть людей, за которыми закрепили хозяйственные заботы. Денис с Валерой шли отдельной статьёй, они в основном занимались попытками довести до ума свои самопальные броневички и сделать из стройботов настоящих боевых дредноутов, хотя хватало и забот по управлению Комплексом и зданиями. Но проблемы строительства зданий теперь легли на плечи настоящего строителя, того самого Андрея, о котором когда-то плакала пухловатая Леночка. Будто контрастируя с её пышными телесами, он был тощим и длинным, как стрела крана, и постоянно и самозабвенно матерился, по поводу и без. Валеру это очень забавляло, но многие с ним из-за этого ругались, особенно когда рядом оказывались дети, которых внезапно стало как-то слишком много…

Вилен Александрович оказался настоящим мастером на все руки, и успевал помогать как Валере с Денисом, так и всем остальным, где только могло понадобиться. Заметно взбодрившийся, с почти восстановившимся слухом, он излучал оптимизм и жизнерадостность.

— Эх, хорошо-то как, ребятушки! Как заново родился, вот честное слово… — иногда можно было услышать, как он тихонечко бормочет себе под нос. Привычка говорить с собой, видимо, осталась в наследство от долгих лет глухоты.

Иногда, правда, помолодевший дед замирал уставившись куда-то в пустоту грустным задумчивым взглядом. Валера несколько раз ловил его на этом, и ему сразу становилось жутко тоскливо от столь сильного контраста с обычным поведением слесаря. Куда бы он ни смотрел, кого и что ни вспоминал, это явно было что-то не очень приятное…

Появился ещё машинист, который, правда, оказался бесполезным — стройботы подчиняться ему отказались. Садовница и ткачиха тоже пока не могли приносить практической пользы по своим направлениям развития, и на их плечи легли обычные женские заботы, в основном — готовка. Двое новеньких, подчинившись советам, не стали брать себе специализации, так же как и Катя, которая до сих пор оставалась в "резерве".

Ну и, конечно же, была выделена группа разведчиков, в которую на постоянной основе вошли Михаил, Кристина и Айатас, тот самый охотник из новеньких, из поселения Дока. По мере необходимости их усиливали танками, вечно рвущимся на свободу Ромой, кем-нибудь из ведьмочек, а иногда — Денисом или Валерой, на броне. В их обязанности входили в равной степени разведка и патрулирование ближайших окрестностей, а также, по возможности — охота. Появление в опостылевшем манном рационе настоящего мяса было воспринято очень положительно всеми без исключения, вегетарианцев не нашлось. Но, даже полностью освобождённые от прочих работ, разведчики еле успевали контролировать ближайшие окрестности и смогли совершить всего две дальние вылазки, к условному центру города и в сторону известных "вражеских" поселений. Что, тем не менее, принесло много очень интересной информации, которая, наряду с полученной после нападения "ледяных великанов", сильно изменила понимание окружающего мира. Правда, в весьма спорную сторону — казалось, число загадок и вопросов только растёт.

Через некоторое время после уничтожения всех великанов, которых, несмотря на устрашающие размеры и ледяные копья, остановили ещё на дальних подступах, была совершена вылазка с целью исследовать их останки. Валера, который всё же выжил, хоть потом и пришлось несколько дней проваляться в госпитале, тоже доковылял с целью удовлетворить жгучее любопытство в отношении пришедших из снежной бури противников. Или, что более точно — пришедших с бурей, потому что с убийством последнего врага снег и ветер, и так уже заметно ослабевшие, совсем прекратились, и даже начало понемногу теплеть.

И на эти останки действительно стоило посмотреть, хотя бы потому, что их не было. На месте гибели пришельцев остались лишь сугробы, без намёков на какие-то кости, внутренние органы, вообще что-либо. И всё ещё возбуждённые после схватки люди столпились вокруг, непонимающе и неверяще глядя на всё это.

— Нет, я, конечно всё понимаю. Но… Это уже слишком! — Рома ткнул пальцем в возвышающиеся перед ним груды снега. — Только морковок не хватает! Блин, мы дрались со снеговиками, народ! Это просто бред какой-то!

— Да уж… — поддакнул кто-то из столпившихся вокруг.

— Народ, не расслабляемся! По сторонам смотрим, могут быть ещё такие же… Столпились, как стадо баранов. И пустите специалистов вперёд!

— Тут, боюсь, не таких специалистов надо, — сокрушённо покачал головой Док, который и так стоял, по сути, в самом центре. — И я даже затрудняюсь сказать, каких именно. Очень надеюсь, что не психиатров.

— Да ну. Машины без начинки, дома-муляжи, гигантские пауки и муравьи вас не удивили, а снеговики — вдруг порвали шаблоны? По-моему, так мы уже давно сошли с ума… — Тимур ухмыльнулся и пнул снег, самый обычный снег… Который совсем недавно угрожающе приближался, тяжело шагая, и светился глазами недоброго голубого цвета.

— Да-да, точно! Я передачу смотрела, муравьи таскают капельки воды, целиком. А если они большие, как смогут это сделать? — это вклинилась Стеша, тоже сгорающая от любопытства, и заодно смотрящая за вражьими призраками. — Вон, кстати, браслеты. Что будем с ними делать? Алтарь-тюрьму так и не построили…

— Этих придётся, видимо, просто унести подальше и спрятать на сутки. Так, чтобы товарищи не вызволили. Если таковые, конечно, найдутся. Пусть и жаль, да…

— И всё же. Кто-нибудь объяснит, какого хрена тут происходит? — опять подал голос Рома, которого факт драки со снеговиками почему-то особо сильно задел. И вместо "хрена", он использовал куда более крепкое слово.

— Мне кажется, у меня есть мысль… — Валера решил наконец озвучить то, что глодало его уже довольно давно. Но его не услышали за общим гомоном, и пришлось повторить, уже гораздо громче. — Народ, послушайте! Может, бред конечно. А может, это всё и объясняет… По крайней мере, других вариантов не вижу, и после снеговиков сомневаюсь ещё меньше.

— Ого. Ну, давай, жги… — все действительно замолчали, с интересом уставившись на инженера.

— Мысль такая… Знаете, был ведь фильм ужасов, со снеговиком. И с гигантскими пауками. И с муравьями…

— Ты что же, хочешь сказать, что они, — Рома ткнул пальцем в небо, — насмотрелись человеческих фильмов, решили устроить сборную солянку из всего самого страшного?

— А это, — Валера тоже кивнул наверх, — тоже попадалось много где. Кого мы боимся больше, чем инопланетян? Я думаю, это такая же бутафория, как и снеговики, и пустой город, и всё прочее…

— Но привязка к фильмам, это как-то слишком странно и натянуто, вы не находите? — выразил сомнения Док.

— Я и не говорил про фильмы…

— А к страху, да? Все человеческие страхи — крысы, насекомые, зомби, инопланетяне, нечистая сила? — Денис говорил возбуждённо, не в обычной своей спокойной и размеренной манере. Явно, идея его сильно захватила.

— Да. Я задумался об этом, когда Вера объяснила свой страх перед подкроватником. Мол, в детстве сильно боялась чего-то такого, что живёт под кроватью, и может вылезти оттуда… Думаю, у каждого есть такая "бука", живущая в чулане, под крыльцом, или ещё где.

— И правда, выглядит правдоподобно. Что-то типа океана в Солярисе. Но… Это ужасно. Если кто-то настолько хорошо покопался в наших мозгах, чтобы доставать оттуда детские страхи…

— А что с этим? — кто-то из новеньких потряс руками, явно имея в виду браслеты. — И с тем, что всё так похоже на игру? Неужели кто-то так боится игр?

— Да хрен его знает. Может, именно это — настоящее. Хотя, больше всего на свете я всегда боялся ослепнуть… И браслеты порядком испытали меня, когда включил улучшение на зрение. Первые мгновения такой паникой захлестнуло… Никогда, наверное, так жутко не было. Весь разум растерял. Так что, наши Комплексы могут быть как настоящими, не вытащенными из мозгов, так и такими же "буками" из чуланов…

— Да уж… Перспективочки. Но, теория и правда правдоподобная. Предлагаю взять за рабочую, и на этом закруглить диспут, обыскать наконец "трупы", авось чего ещё кроме браслетов найдётся, и возвращаться под защиту стен, — вернул всех с небес на землю Анатолий, на этом закруглив беседу. Хотя, обсуждения теории Валеры потом возобновлялись, и не раз.

Что же касается того, что удалось выяснить разведчикам — когда они исследовали леса со стороны демонов, в одном из мест у всех синхронно высветилось сообщение:


Обнаружено активированное Место Силы! Для захвата, необходим физический контакт и уничтожение Сосуда!


Появившийся указатель вывел к большой поляне, которая оказалась обжита демонами. Посередине располагалась большая пылающая алым пентаграмма, вокруг хозяйничало несколько рогатых, трудились пленники — сомнений по поводу того, кому принадлежит этот "Сосуд", который необходимо уничтожить, ни у кого не было. Понаблюдав за всем этим издалека, помня о возможности наличия вражеских призраков, разведчики продолжили свой рейд — чтобы тягаться со столь опасными врагами, требовались куда более серьёзные силы, чем у них имелись. Да и отдельно оговаривалось, что они не должны ввязываться ни в какие конфликты, стараясь по возможности обходить всех вероятных противников стороной.

Появление этих загадочных "Мест Силы" сильно заинтересовало всех, уж больно соблазнительно звучало название. Не говоря о том, что демоны вряд ли стали бы тратить свои силы и время на использование чего-то бесполезного. Но, так как других подобных "Мест" в окрестностях до сих пор обнаружить не удалось, самым верным способом получения информации становился прямой конфликт с демонами…


(Продолжение следует…)


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10