КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 346911 томов
Объем библиотеки - 400 гигабайт
Всего представлено авторов - 139245
Пользователей - 77603

Впечатления

DXBCKT про Калугин: Пустые земли (Боевая фантастика)

Начало этой книги ярко жизнеописывает страдание с большой буквы, в отсутствие столь привычных и казалось бы обыденных вещей, как еда, вода, безопасность и пр. С самого начала книги начинается «некое хождение по мукам», которое открывает в ГГ доселе неизвестные стороны и позволяет ему прикоснуться к тайнам «Мамы-Зоны»... Вторая часть — продолжение вечного похода и выполнение ответственного задания, выполняя которое, ГГ и его спутники влипают в еще более «гиблые обстоятельства» и совершают казалось бы невозможное для того что бы выжить... И да — лучше всего ее слушать, а не читать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Измеров: Задание Империи (Альтернативная история)

На манеже все те же: все та же неторопливая поступь сонного и казалось бы такого знакомого города, на сей раз представленного в очередном «альтернативном варианте». Опять очередная неспешность в описании всего и всея, новые игры и приключения, акклиматизация и выявление, новые цели, прогрессорство и засылка... на этот раз не в очередную паралельную реальность, а к «проклятым капиталистам» у которых очередной раз «все пошло не так». В целом не рекомендовал бы данную книгу (как и всю СИ в целом) любителям экшена, крутого прогрессорства, встреч со Сталиным и К. Нет конечно все это в какой-то мере «имеет место быть», но... лучше читать ее «на бумаге», устроившись дома на диванчике, поскольку здесь собственна важна лишь атмосфера «очередного варианта», а не сами «приключения на ниве шпионства или любовных утех». Помню начав читать данную СИ в электронном виде, очень быстро забросил ее (примерно после первой книги), забраковав как неудачную... Сейчас же по прошествии времени купив всю СИ «на бумаге», неторопливо вычитываю ее и нисколько не жалею о потраченных деньгах.... В конце концов — это стоило пару несъеденных багетов или одного сэндвича... А так посмотрю и сердце радуется: почти вся СИ послушно выстроилась в ряд, и лежит себе дружненько на полочке...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Плетнёв: Последний довод павших, или Лепестки жёлтой хризантемы на воде (Научная Фантастика)

Не совсем люблю читать книги выходящие за пределы моего любимого жанра - но все же осилил себя и.... прочитав примерно 200 страниц еще раз убедился в своей правоте, поскольку наслаждаться 2000-ми страниц в стиле АИ честно говоря нет никакого желания. Кроме того я сначала действительно пытался разобраться «а кто это у нас такой дерзкий» что начал сходу бомбить штаты что.... так ничего и не понял. Какие-то яппы, причем ладно бы «паралельноудаленные» (из другого мира), но нет — воскрешенные (неведомо кем) для того что бы.... для того что бы... В общем как раз на моменте выяснения этих обстоятельств я книгу и закрыл.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
юлина про Конопницкая: О гномах и сиротке Марысе (Сказка)

Замечательная книга,просто жемчужина детской литературы,особенно с иллюстрациями Г.Спирина.В ней рассказывается о волшебном народце гномов-легкомысленном,но благодарном Хвоще,справедливом Короле гномов,также о других существах-коварной лисе Сладкоежке,важной лягушке Вродебарине,музыканте-кузнечике-маэстро Сарабанде,и о реальной нелегкой жизни самоотверженной сиротки Марыси,суровом Петре,который один растит своих сыновей,и многих других.Такие герои словно оживают,и остаются в душе на всю жизнь.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Blazzy про Найтов: Гнилое дерево (Альтернативная история)

А почему у вас что ни открой - "заблокировано..."
если так подряд всё блокировать, пропадает весь смысл в данном сайте! Какой прок от сайта, позиционировающего себя, как крупная библиотека, а когда хочешь взять книгу почитать - а вот хрена тебе! Там на полке только корешок с названием, а внутри все страницы выдраны...

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
Игорь М. про Каргополов: Путь без иллюзий: Том I. Мировоззрение нерелигиозной духовности (Философия)

Как и большинство других новоиспеченных учителей последних лет, этот также не имеет духовных основ, только еще этим и бравирует. Его "медитирующее" по собственной системе сознание вовсе потеряло чувствительность и отдалилось от естественности,а красивые слова о интуитивной мудрости остаются словами, и иллюзии никуда не уходят, а просто видоизменяются. Без учителя невозможно вырваться из их пут. Вот и автор нафантазировал всего, но на самом деле всё пустое и не имеет ничего общего с истиной.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
vetlana про Молотов: Визиты в СССР (Альтернативная история)

Ну а зачем вы, горе-комментаторы, читали пиратскую копию, спёртую с самиздата, где лежал недоделанный черновик? На халяву позарились, вот и пожалели! Настоящая книга, готовая к изданию, в которой нет указанных недостатков, теперь называется "Отпуск в СССР" и выкладывается официально автором на ресурсе Лит-ера. Впредь не читайте халяву. Один вор выложил, а другие позарились, любители авторов обгадить!

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
загрузка...

Назад в будущее (fb2)

- Назад в будущее (а.с. Зург (Ворх Росс)-5) (и.с. Вселенная eve-online (миры Содружества)) 1296K, 339с. (скачать fb2) - Владимир Геннадьевич Поселягин

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Владимир Поселягин Назад в будущее

Старик стоял напротив, и недовольно рассматривая меня, ожидал ответа на свой возмущённый вопрос. Про то, что я спас его от скинов он, похоже, успел позабыть.

— Ага, — ухмыльнулся я, заканчивая с наградами, и меняя магазин в пистолете. — Так бы я тебе и сказал. Сразу бы побежал историю править. А оно мне надо? Я тебе говорил, помнишь ту букашку? Нельзя вмешиваться в историю.

— Всё равно нехорошо.

— Ну этот теологический спор мы оставим на потом. Как сам? Это ты меня почитай больше пяти десятков лет не видел, для меня прошло всего несколько часов, так что интересно как ты жизнь прожил. Работорговцы с тобой не связывались?

— Было дело, — скривился, старик, быстро стреляя глазами, оглядевшись. — Идём отсюда, сейчас милиция приедет. Все силы стянут на твою стрельбу, поговорить не дадут.

Мы направились к углу здания, многие из прохожих, что стали свидетелями данного происшествия, провожали нас взглядами, да и становилось их всё меньше и меньше. Умные, а главное опытные, не хотели влезать в это дело, да и я в своём спортивном костюме и короткой стрижкой напоминал типичного быка, а сейчас они в немалом авторитете.

Именно в этом здание, которое мы огибали, и жил Алексей. Адрес не совпадал с тем, что был у него в письмах, вернее номер дома, улица та же, но я не особо удивился. Сам дом можно считать элитным, сталинской постройки с высокими потолками. Такие давали чиновникам, которые стояли достаточно высоко. Рассматривая дом, я покосился на идущего рядом достаточно бодрого спутника и поинтересовался:

— Войну кем закончил, полковником? А на пенсию кем вышел? Небось, генералом? — при последних словах я ехидно ткнул его локтём в бок.

— Угадал, войну действительно полковником закончил. Командиром танковой дивизии.

— Подожди, — остановил я его, отойдя к своей «девятке», достал с заднего сиденья рюкзак, к которому была прикреплена импульсная винтовка, а так же спортивную сумку. Уже местную, в ней были все трофеи, включая оружие. Тоже местное.

— Ну вот и всё, — вернулся я к нему. — Идём.

— Машина откуда? — поинтересовался тот, когда мы повернули к дверям подъезда.

— Трофей. У братков отобрал, — достаточно коротко прояснил я. Старику этого хватило, сам додумал остальное.

Раскланявшись с бабульками, я следом за Алексеем, ну вот не могу его на вы называть, для меня он так и остался тем вихрастым лейтенантом из прошлого, прошёл в лифтовой холл и двинул к лестнице, как и хозяин квартиры, проигнорировав лифт. Он тут был. Мы поднялись на четвёртый этаж, где мой спутник открыл ключом запор и прошёл в большую прихожую, пропуская меня.

— Немного пыльно. Как моя хозяйка две недели уехала на дачу, так и прибраться некому. Внучка иногда только забегает.

— Ага, — усмехнулся я. — А тебе генеральское достоинство тряпкой не даёт поработать?

Старик предпочёл сделать вид, что не слышал меня, как и смешка. Сняв уличную обувь и пиджак, повесив его на вешалку, тот, шаркая пятками тапок, направился на кухню, продолжая держать в руках авоську с покупками. Та пережила и нападение скинов, и моё появление, поэтому открыв холодильник, Алексей стал выкладывать продукты на полки. Да и было их там, как я заметил не так и много. Пакет молока, с десяток яиц, сыр, и полкруга сырокопчёной колбасы. Видимо деньжата у генерала водились, раз может покупать такие продукты, да ещё в такое время. Сама квартира у Алексея оказалась приличной, четырехкомнатной. Пыли, на которую тот сетовал, я как-то не заметил, а так заметно ухоженной она была. Видимо хозяйка у генерала действительно была в наличии, не вдовец.

Свои вещи я занёс в комнату с собой, в гостиную. Она была просторной, так что мы с удобством устроились за круглым столом, и пока чайник на кухне закипал, стали общаться. Про себя я мало говорил, раз и тут, особо и сказать нечего, планы тем более не выдавал, а вот слушал Алексея с немалым интересом.

— … тогда повезло, был санитарный эшелон и шёл он на Москву. В общем, меня как тяжёлого отправили в столицу, прямо в поезде сделав операцию. Тяжело было, хорошо родители, узнав на четвёртый день, что я тут же, в Москве, приехали, мама помогала ухаживать. Только из-за неё выкарабкался. Часто прокручивал тот мой первый бой. Стыдно. Тогда было стыдно и сейчас. На одной силе воли и помощи родителей выкарабкался. Надо сказать это было моё первое и последнее ранение. Дальше всю войну до Берлина ни одного ранения не получил. Про лёгкие, то есть царапины я не говорю. Без них никак. Тем более танкисту… — старик вздохнул и, прервавшись на пару минут, сходив на кухню и вернувшись с подносом, где стояли кружки и чайник, а также вазочка с печеньем, снова устроился напротив и продолжил. — Ты как-то спросил, не находили ли меня работорговцы. Я правду сказал, нашли.

Хрумкая на удивление вкусным печеньем я с немалым интересом слушал того, делая мелкие глотки чая, настоящий в крутую сваренный кипяток.

— … очнулся, стоят надо мной, на своём языке говорят. Снаружи ночь, в палате темень, однако трое других раненых, что у меня в палате лежали, не проснулись. Те голос не повышали, но не опасались, что их услышат. Мне уже легче было, так что мама моя на тот момент дома была, санитарок тоже в палате не было. Ночь. Я сразу понял кто они, хотя видел только силуэты. Потом они мне ввели какое-то средство, укололи в шею, что за препарат не знаю, и стали допрашивать. Насчёт тебя вопросы задавали, правильные. Всё что знал, сказал. Не мог никак противиться, наверное тот препарат действовал.

— А то, что я планировал нашу будущую встречу? — заинтересовался я с некоторой тревогой. Работорговцы и маркер могли поставить на нашу встречу.

— Про это нет. Отвечал только на конкретные вопросы, химия их так действовала, а такой вопрос они не задавали. Узнав всё, что им нужно, они ушли. Даже сеть не выключили, видимо не посчитали нужным. Ох как я их благодарил потом за это дело… Из госпиталя я вышел с наградой, получил медаль за «Отвагу». Это меня комбат наградил за бой с диверсантами. В госпитале уже награждали, повезло, что бумаги дошли куда надо. Редкий случай. Что с батальоном я узнал только после войны. Сгинул во время следующего наступления немцев. Бросили в лобовую атаку на наступающие колонны, что прорвались в наши тылы. Все коробочки пожгли. Встречал я позже очевидцев… Когда вышел из госпиталя как раз началось зимнее наступление под Москвой. Нас до выписки чуть не эвакуировали, так что знал, что немцы у столицы стоят. Попал в первую гвардейскую таковую бригаду Катукова. Про него уже не раз по радио говорили, так что я поминал про него с твоих слов. Попал во второй батальон. Частично он был вооружён «тридцатьчетвёрками», которые я, честно говоря, не знал, но часть были «двадцатьшестыми» с ремонта. Вот там я и получил роту. Семь танков под началом было. Уже через четыре дня после госпиталя, только освоился как первый бой. Участвовал в боях по уничтожению Истринской группировки немцев. Хорошо сидели, я там два танка потерял, один вместе с экипажем… Нейросеть действительно очень хорошо помогала, это я тебе как опытный пользователь скажу. Во время кратких отдыхов или стоянок я все силы бросил на изучение «КВ» и «тридцатьчетвёрок». После того как наступление под Москвой заглохло, это пригодилось. Бригада была отведена на переформирование и пополнение. Там я получил звание старшего лейтенанта, орден «Красной Звезды» и роту «КВ» под командование… Ты советовал пойти в штабные. Поначалу как-то не сложилось, всё в боевых частях. Харьковскую катастрофу застал капитаном, командиром тяжёлого батальона, с двумя орденами и двумя медалями на груди. Было за что. Мы кончено не были на острие удара, но немалая тяжесть немецкого прорыва легла и на нас. Мой батальон держал переправу и держал крепко. Три дня держал. Двадцать две атаки, как мы потом насчитали, выдержали. Когда переправа потеряла своё значение, ночью смогли два оставшихся «КВ» на понтонах переправить на наш берег. Остальные были потеряны в бою, те что не горели мы сами поджигали чтобы они врагу не достались. Не смотря на то, что обе машины были повреждены, у одной так башня была заклинена, но ходовая в порядке, а так же что часть личного состава сохранил, и позволило мне избежать трибунала. За эту оборону я орден «Боевого Красного Знамени» получил. Да и заметка была, ещё бы, перед позициями моего батальона немцы оставили почти сотню своих танков, сгоревшие и подбитые. Над позициями было сбито восемнадцать самолётов. Это точно, с учётом того что семь я лично сбил из «ДШК». К концу войны мастером-зенитчиком стал. Даже «фокеры» ссаживал к изумлению подчиненных. Тут я тоже прославился, как уникальный специалист.

— Серьёзно, — покачал я головой.

— Это да. С учётом того что на момент занятия нами позиций у переправы в составе батальона было четырнадцать танков, причём два не на ходу, на буксире тащили, размен в нашу пользу… Потом была Курская дуга. Я тогда уже майора получил, и как раз был направлен в оперативный отдел штаба танкового корпуса. Молодой, всего две недели в штабе… Там была допущена ошибка в планировании и танкистами одной из бригад понесены серьёзные потери. Бригада фактически перестала существовать. Свалили на меня, нашли крайнего, как ты говорил в прошлом… Потом командиром танка был, штрафником. Лишили всех наград и четыре месяца воевал в отдельном штрафном танковом батальоне. Командиром танка, потом командиром взвода, к концу срока был уже командиром роты. Одиннадцать раз машины терял, в обгорелом комбинезоне выбирался наружу, столько отличных парней погибло… Искупив, вернул всё честно заработанное, включая два ордена полученные будучи штрафником, и дальше в боевые части. Единичный случай моей штабной работы так ею и остался. Героя я получил, когда мой тяжёлый полк «исов» первым ворвался во Львов. Тяжёлые бои там были. Потом тяжёлая бригада, и под конец войны, получил дивизию, как раз ту, куда и входила бригада, которой я последние полгода командовал. В моих частях были самые минимальные потери в людях и технике, а это очень ценилось. Все подразделения, даже те, что уходили в рейд глубоко в тыл противника имели при себе всё необходимое. Я всегда правильно высчитывал всё, что им может понадобиться. Более того даже воздухом, транспортными самолётами забрасывал рейдовым группам всё необходимое. У меня обычно их одновременно действовало от трёх до шести. После войны я остался в Германии. Женился уже после возвращения, как раз через четыре года, когда у меня только-только первенец родился, генерал-майора получил и ушёл на корпус…

В это время пискнул сигналом планшет, что я положил на стол под левую руку. Мельком посмотрев на картинку что тот выдавал, я с весёлой улыбкой повернулся к хозяину квартиры:

— Быстро менты нас нашли. Видимо нашлись доброхоты, да и соседки твои, что у парадной сидят, язык не прятали.

— Милиция? — встревожился старик, пытаясь заглянуть на экран планшета.

Повернув ему так чтобы было видно, я прокомментировал увиденное.

— Когда мы проходили лестничную площадку, я прикрепил на площадке две мини-камеры, менты их не видят, а вот я их вполне. В камерах были так же детекторы движения, вот те и сработали. Сейчас это пока обычные сотрудники милиции, видимо стараются незаметно вывести других жителей квартиры, блокируя нашу дверь. Где мы находимся, они благодаря вашим соседям знают прекрасно. А сейчас мы ждём спецназ, что будет штурмовать квартиру, сами менты не будут, да и не их это работа, для этого специальные подразделения есть… Ладно, пока они не подъехали, продолжим общаться. Время ещё есть.

— Это проблемой для тебя не будет? — кивнул тот на экран планшета, возвращая его мне.

— Тут вам нужно беспокоиться, могут и завалить при штурме, с ментов станется. Ничего, я сделаю так, чтобы вы были переведены в стан заложников, перед уходом, а то больно спокойно мы шли по двору, как старые знакомые. Операм что опрашивали ваших соседей, об этом не могли не сообщить, слишком в глаза бросается… Продолжим?

— Пожалуй, — кивнул генерал.

Тот продолжил свой рассказ, и как раз добрался до своей второй встречи с работорговцами, как нам снова помешали. Пискнул планшет и я рассмотрел, как на площадке готовиться выбивать дверь штурмовая группа. Шторы я в гостиной закрыл, но уверен и через окна попробуют войти.

— Я сейчас, — быстро сказал я Алексею и, подхватив «ТТ», направился скорым шагом в прихожую, поглядывая на экран планшета который продолжал держать в руках.

Как только двое бойцов, сосредоточились у соседской двери напротив, видимо для разбега, похоже, никто рвать дверь Алексея не хотел, предположу массой решили её выбить, дверь хоть и монументальная на вид, но шансы у парней были, однако я не дал. Сверяясь с видом камер, я поднял пистолет и дважды выстрелил сквозь дверь. Два выстрела и пули снесли с ног обоих бойцов, каждому попадание в бронежилет. На площадке тут же началась суета, но бойцов вытащили, они тяжело шевелились, матерно ругаясь на плитке площадки. Пробитий броников не было, и те кроме контузий внутренних органов серьёзных травм не получили.

— Эй, у меня тут заложник! Хозяин квартиры! Будет штурм, я его убью!

Вот так переведя Алексея в стан заложников, да думаю, его и так им считали, я быстро побежал обратно, не обращая внимания на попытки какого-то из офицеров втянуть меня в беседу. Дело в том, что я услышал шум в других комнатах квартиры, причём со звоном стекла, многочисленным звоном, видимо с выстрелом, бойцы или сами, или по приказу, по верёвкам стали штурмовать через окна. Двое уже были в квартире, так что я сходу вырубил их, третьего, что возился на подоконнике, я втащил сам, так же вырубив его. Он застрял в раме. Вот к четвёртому едва успел, открыв дверь, я ушёл от очереди, и броском вкатившись в спальню, с нижней позиции выбил ногой автомат у бойца из руки и вторым ударом отшвырнул на кровать. Тот как от батута отлетел обратно, удержавшись на ногах, встав в боксёрскую стойку, но и я уже был на ногах. Против меня, не смотря на отсутствие имплантов и сети, он был не боец, знания-то и моторика движений остались, так что я просто поднырнул под его замах, пробив по почкам, и вырубил по затылку. Крепкая голова. Пришлось снять каску и добавить, а то он зашевелился на полу. Подхватив его за рукоятку эвакуации на жилете, и потащил в гостиную, там связал всю четвёрку спиной друг к другу. Качественно связал. В одну общую кучу, так приглядывать проще.

Что я могу сказать об Алексее в эту минуту? Да в принципе ничего, он как попивал чай, сидя за столом, так и пил, невозмутимо рассматривая эту вакханалию. Ни одного целого окна, кроме кухонного не было. Пыль в квартире теперь была, это я и под присягой могу подтвердить, жаль, что и по моей косвенной вине. Хозяин только слегка ёжился от заметного сквозняка. Так что, связав спецназовцев, я сбегал прихожую, заодно сообщив тем, что были на лестнице, что у меня прибавилось заложников из их товарищей, принёс ему пиджак. Тот, что с наградами.

На сквозняк я не обращал внимания. Шторы, не смотря на то, что частично они были сорваны с петель, продолжали закрывать нас от любопытных взглядов, я о снайперах снаружи, и мы продолжили беседу. Причём оба делая вид, что нам всё это вокруг побарабану, как будто такое каждый день по тыще раз. Кстати, в спецназовцах я как-то разочаровался. Нет, по подготовке они были вполне на уровне, в спектре своих задач подготовка была высокой, однако привыкнув, что в будущем, этот самый «ОМОН» будет одет в однотипную форму, амуницию, и иметь современное оружие, я обнаружил, что подразделения девяносто пятого года разительно различаются от тех, что будут в будущем. Мало того что них форма была разнотипной, у большей части «флора» разной степени потасканности, а у одного так вообще городской камуфляж, об единообразности тут похоже и не слышали. Да что это, ни у кого не было не то что наколенников, а это шутка необходимая, даже налокотников не было, каски-сферы через одного, остальные просто в шапочках были. Ещё и на четверых было всего две небольших радиостанции с гарнитурами. Это что на всех не хватает, получается? Мрак. Оружие тоже не впечатляло, три «АКСу», и один «Кедр». Ещё у троих были «Макаровы». Вот и всё. Автоматы и пистолет-пулемёт я расставил у стены с открытыми прикладами, остальную амуницию включая радиостанции, свалил в стороне. Оставлять отпечатки пальцев я не боялся. Ещё когда отбил машины у братков, обработал подушечки пальцев специальным составом, так что отпечатки не оставались. Даже в таком случае я старался не рисковать.

Как бы то ни было, но бойцы были связаны, двое вроде начали приходить в себя, маски я с них снял, снаружи явно шло экстренное совещание, что делать дальше, ну а мы общались. Сейчас Алексей как раз про вторую встречу с работорговцами описывал.

— … новенькие видимо на Земле. Они про меня ничего не знали. Хорошо один из них русский знал, я думал наш, переметнулся сука, оказалось нет, какими-то своими средствами выучил, а сам из Содружества, как ты и говорил. В общем, долго мы не общались, выяснив всё, что им нужно, поудивлялись конечно, они сволочи отключили мне сеть и ушли.

— Хоть не убили, — проговорил я.

— Да, хотя бы не убили, — как эхом сказал старик.

— Так ты значит, без сети столько протянул? Это сколько получается?

— Да почти тридцать лет. Двадцать семь, если быть точным.

— Включить?

Вот тут Алексей задумался, причём надолго. К тому моменту, когда он очнулся от явно тяжёлого размышления, и кивнул, тихо сказав «давай», пришли в себя и остальные бойцы «ОМОНа». Под их взглядами я вытянул из планшета шнур, воткнул его в разъём на руке Алексея и активировал сеть. Кстати, те самые мини-камеры на лестничной площадке из него были. Планшет у меня на руках был пятого поколения, причём армейский, офицерский. У него была небольшая открывающаяся ниша на боку, вот там на заводе производителе укладывается с десяток камер, примерно на такие же случаи. Правда, в моём планшете оставалось три камеры, кто-то ими пользовался. Но главное они были рабочими, и я использовал две из них, одна осталась в запасе. Те-то две я вряд ли смогу снять. Хотя почему нет, сниму, есть одна идея как уйти.

Тут стоит отвлечься, чтобы немного прояснить ситуацию с сетью Алексея. Ранее я об этом не упоминал. Общий, язык Содружества, Алексей, конечно же, не знал, однако всё описание и меню на рабочем столе сети и в разделах было на нём. Тогда, когда изучал его в капсуле, то я поменял интерфейс, влив на сеть знание русского языка. И все символы, сменились на русские буквы, что позволило Алексею достаточно свободно пользоваться нейросетью. Он об этом даже не подозревал. Не думайте, что эта программа для нейросетей была написана мной, это не так, нашёл на рабочем месте программиста работорговцев с захваченного судна. Там были программы для адаптации разных языков, но я взял именно русский. Когда вторая группа работорговцев поработала с сетью Алексея, скачав все записи, они невольно, или специально удалили эту программную установку по русскому языку. Так что, активируя сеть и разобравшись в настройках, я снова её установил, благо копия осталась на моём планшете.

— Я сейчас войду в управление доктора сети и настрою его на полную диагностику организма с последующим лечением. Во многом он поможет, ещё лет двадцать протянешь.

— Хорошо, — кивнул Алексей, наблюдая, как я быстро работаю с настройками его сети.

В принципе я сказал ему правду, действительно поработал с доктором сети, однако так же скачал архив записей «под протокол» что тот накопил за свою жизнь. Будет интересно посмотреть те, где были записаны бои.

— Кстати, у тебя память сети переполнена, — сказал я ему. — Импланта памяти у тебя нет, а память сети не бесконечна. Советую часть записей, из тех, что неактуальны, удалить.

— А помнишь, как мы с тобой в сорок первом тех немецких диверсантов уничтожили? — вдруг с повлажневшими глазами спросил Алексей, пока я продолжал копаться в настройках его сети.

Видимо после активации сети тот активировал запись с дрона, которую я вёл, вот и вспомнил. А вот вся четвёрка бойцов, что молча сверлили нас взглядами, насторожились, развесив уши.

— Я тебе и тогда и сейчас говорю что ты идиот. Это кто же поднимает в атаку бойцов на изготовившегося к бою противника? Скажи спасибо, что несколько стрелков-танкистов были опытными, видимо повоевали. Как упали, кто где стоял, так и поддержали вас огнём. Если бы не они, покрошили бы вас. И ты бы не отделался двумя пулями в живот. Да ты и сам с таким-то опытом это понимаешь.

— Понимаю, от этого и вдвойне обидно. Молодым был. Что там, летёха-зелёный, что впервые прибыл на фронт, да ещё когда наши отступали, даже драпали, а немцы наступали.

— Что есть — то есть. Кстати, готово. Улучшение почувствуешь через пару дней, что-то ты под запустил себя. Капсула бы помогла, да нет её пока.

Отсоединив шнур, я вернул его в планшет, а последний оставил рядом, со включённым экраном, камеры на лестничной площадке-то продолжали работать. Кстати, там пополнение прибыло. Только не пойму, то ли ментовский спецназ, то ли контора. Больно снаряжение добротное. Хотя вряд ли, меньше часа прошло с момента неудавшегося штурма, рано что-то им.

— А помнишь того старшину нашего батальона, что диверсанты перехватили перед нашей атакой? — продолжал вспоминать Алексей.

— Помню, такой крепыш невысокий, перетянутый командирскими ремнями. В светлой почти белой гимнастёрке со старшинской «пилой» в петлицах. Помниться тогда ещё немцы сработал под патруль, остановив машину вашего батальона, водителя на нож взяли.

— Точно, он. Я ведь потом его встретил и знаешь где? В колонне военнопленных. Летом сорок четвёртого. Власовцем сука оказался. Мы у моста стояли, я из «виллиса» вышел, ноги размять пока артиллеристы тяжёлого дивизиона переправу пересекали, ну и поглядывал на них. Старшина морду прятал, надеялся я его не узнаю, а я узнал. Крикнул бойцов из личной охраны, те вывели его наружу, тогда я и убедился, что не ошибся. Он-то меня сразу узнал, вот и пытался пройти незаметно, в форме немецкого ефрейтора был, без власовских нашивок. Ну я его в особый отдел нашего корпуса и отдал, меня как раз особист их сопровождал. Ну а те и вытянули из него всё что можно, да по приговору военного трибунала и шлёпнули. Сам я на повешенье не был, потом от того особиста узнал подробности. Он тварь через месяц в плен попал, после моего ранения, в конце сентября. Я его не осуждаю, всё же не сам подняв руки к немцам драпанул, со слов очевидцев отстреливался до последнего, контуженным попался, а вот в лагере сломался, за лишнюю пайку и пошёл служить к немцам. Вот такие дела.

— Каждый получает то, к чему стремится… Ну что Алексей, пора прощаться? — спросил я и посмотрев на него неожиданно улыбнулся. — Гляжу на тебя, а видеться тот молоденький лейтенант-танкист, которого встретил в сорок первом в брянских лесах.

— Отбился от тех, что тебя брал? — так же вставая, поинтересовался тот.

— Можно и так сказать. Хотя вернее просто сбежал, бой мне был не выгоден, результаты непредсказуемы, да и не в форме я, как в принципе и на данный момент, так что там был только один выход. Тот, при котором очень быстро пятки сверкают. Как говорил мой инструктор по рукопашному бою, лучший приём самозащиты на его памяти, это попеременные удары подошвой ног о землю с быстрым удалением от противника. Всегда стопроцентный результат.

Алексей задумался на миг, прикидывая, что это за приём. А вот пара бойцов из «ОМОНа» зафыркали, пытаясь погасить усмешки. Сразу поняли, о чём я.

— Ладно, Лёша, хотя мы с тобой уже давно не виделись, но пора и честь знать. Чую тут скоро будет шумно и чтобы не довести дело до больших жертв я первым уйду.

Алексей, на лице которого висела грустная улыбка, поднялся и мы обнялись. Нам не нужно было слов прощания, лишь перед уходом, когда я надевал рюкзак, застёгивая ремни на груди, тот спросил:

— Что им говорить? — кивнул он на с всё большим интересом слушающих нас бойцов.

Особо мы при них голос не понижали, да и не стеснялись говорить о своём. Мне лично было всё равно, похоже, такое отношение к происходящему было и у Алексея.

— Да что хочешь.

— А про работорговцев? — ткнул тот пальцем в потолок.

Бойцы синхронно проследили взглядами, куда тот показывал, и вернулись к заинтересованному наблюдению за нами. В этот раз уже больше настороженно наблюдая.

— А думаешь, они не знают? Я вот более чем уверен, что знают. Хотя бы подозрения имеют.

— Всё же я им ничего не скажу. Нашим подумал бы, прикинул, но наши закончились с Перестройкой. Этих я за своих не считаю.

— Убеждённый коммунист значит? — усмехнулся я, поправляя рюкзак и примериваясь к сумке, бросать что либо мне не хотелось. Хомяк не давал, тот, что жабу задушил.

— Да, — с вызовом ответил тот. — А у тебя как?

— Даже не сочувствующий, более чем не сочувствующий… Ну, что пора.

Мы обнялись, каждый понимая, что скорее всего эта встреча последняя. Я с ним встречался скорее из любопытства, к чему приведёт такое моё вмешательство, а Алексею я был воспоминанием из прошлого. То, что сеть снова активировал, это так, приятный прощальный подарок. Покидая гостиную, выходя в коридор, я кивнул на молчаливых бойцов, причём так чтобы те слышали:

— Развяжешь их через пару минут. Кстати, извини, что лямки от штор на верёвки порезал.

— Пустое. Поторопись, пока штурм не начали.

— Не успеют.

Быстро подойдя к входной двери с полицейским парализатором в руке, я на ходу настроил его на максимальную мощность и теперь стены и кирпич мне не мешали. Причём настройка была такова, что потеря сознания, будет кратковременная. Минут десять, это позволит мне достаточно быстро удалиться далеко. Подумав, я поставил на пять минут. Если какое рыботорговое судно находится на орбите, то возможно корабельный искин мониторит связь, с интернетом тут пока туго. Если информация о таких странных симптомах при захвате с потерей сознания дойдёт до него, то он может донести её до бандитов. В принципе это меня тоже устроит, можно было бы Алексея использовать как наживку. Но не хотелось. Поэтому и собирался проскочить кольцо оцепления незаметно без применения силы.

Облучив лестничную площадку, достав до холла внизу. Я спокойно открыл дверь и, захватив камеры, перешагивая через лежавших бойцов, поспешил вниз. Облучал широким лучшим, так что захватил все лестничные пролёты, даже кажется, достав до подвала, поэтому препятствий не встретил, все кто мог оказать сопротивление лежали в холле. Естественно выходить через парадную дверь я не собирался, там ментов больше чем блох на собаке, да и снайперы на противоположном здании, окна квартиры Алексея выходили как раз на ту сторону, поэтому спустившись на первый этаж, я небольшой отмычкой открыл один замок, одной из квартир, но дверь всё равно оказалась заперта. Потом вскрыл второй замок, снова стоит как монолит. В двери оказалось врезано четыре замка, дивясь на такое недоверие к людям жильцов, я, наконец, попал в квартиру, запер дверь снова на все замки, хозяев эвакуировали, были видны следы торопливых сборов и, подойдя к окну, что выходило на проезжую часть, как раз туда, где я и грохнул скинхедов, выглянул наружу. Народу тут было не сказать что так много, натянуты ленты, загораживающие места гибели юных недорослей, которых активной пропагандой превратили в нацистов, однако серьёзных препятствий я не видел. Сотрудники милиции, что находились в оцеплении, были простыми патрульными, у некоторых кажется, даже кроме дубинок никакого оружия не имелось.

Отметив что Алексей скорее всего уже начал освобождать «омоновцев», я открыл створки, прикинув куда бежать и выпрыгнув на улицу, даже перекат делать не пришлось, тут невысоко, полтора метра, и быстро побежал ко входу магазина из которого недавно выбегали скины, его даже не закрыли. Видимо моё появление поначалу пропустили, и только когда я начал пересекать пустую проезжую часть, раздался первый крик тревоги. Однако помешать мне не смогли, если кто и подумывал открыть огонь, то я бежал излишне быстро, тем более не прямо а, сбивая прицел, из стороны в сторону, да и людей на улице всё же хватало. Так что кроме криков и приказов остановиться ничего не летело мне вслед, а ну угрозы я просто проигнорировал.

— Доброго вечера, — улыбнулся я миловидной продавщице, что стояла за прилавком, с интересом изучая товар. Оказалось, это был несколько специализированный магазин, то-то мне странной вывеска показалось.

В таких магазинах отоваривались байкеры, рок-музыканты, ну и скины. Где ещё можно приобрести шипастый ошейник, или ту же куртку с шипами. Армейские берцы, высокие ботинки на толстой ребристой подошве тут тоже были. А заметив мотоциклетный шлем в форме головы инопланетянина из первого фильма «Хищник», я с восхищением кивнул. Для девяносто пятого года товар в магазине радовал разнообразием и качеством.

Быстро покрутив головой туда-сюда, я подбежал к девушке, спросив у неё:

— Чёрный выход там?

— Д-да, — неуверенно пролепетала та.

— Спасибо.

Надо быть всегда и во всех ситуациях вежливым, это было как раз в моём характере, так что скользнув за прилавок я по узкому коридору, цепляя сумкой стены, добрался до другой двери и, выбравшись в тихий дворик другого квартала, скрылся через арку, выбежав на проезжую часть. Сам я москвич во втором поколении, так что столицу знал хорошо, но где находился сейчас, представлял примерно. Подняв руку, останавливая «волгу»-такси, закинул багаж на заднее сиденье и плюхнулся рядом.

— Гостиница «Москва». Побыстрее, я тороплюсь.

Водитель молча кивнул и стартанул с места, вклинившись в не такой и плотный поток. Чуть позже, когда Москву заполонят иномарки, машин будет куда больше и пробки в Москве станут настоящим бичом, но пока с этим было проще. Когда мы поворачивали на ближайшем перекрёстке, я рассмотрел, как выбежало несколько человек, через ту арку, через которую я выходил. Почти все они были в форме. Не успели. Я заблокировал магазинную дверь чёрного входа, пока открыли, или пока оббежали, дало мне фору уйти.

Конечно же, адрес пункта назначения я назвал просто так, мне туда не нужно было. Главное чтобы водитель как можно быстрее уехали с той улицы, так что когда мы покинули район, въехав в другой, я осмотрелся, и сказал водителю:

— Шеф, тормози. Отбой с гостиницей. Вон тебе за ложный вызов.

Водила спокойно принял пачку купюр, тут было в три раза больше чем требовалось оплатить поездку до гостиницы. Так что мы спокойно расстались и тот был не в претензии. Для меня деньги были в принципе привычны, я через это проходил, но иметь несколько миллионов на кармане, ведь купюры были тысячными, слегка веселило. Вместо десяти рублей — десять тысяч, вместо ста — сто тысяч. Вот такие деньги. Не деньги — фантики.

Подхватив багаж, я направился к ближайшей подворотне. Походив по кварталу, найдя дом, подготовленный к сносу, зашёл в загаженный подъезд и, морщась от вони, нашёл более-менее чистую квартиру. Там скинул свой спортивный костюм. Попалился он, достал из сумки свёрток с одеждой и переоделся, только кроссовки остались прежними. Вместо костюма теперь я ходил в синих джинсах по размеру, и лёгкой серой летней куртке. На голове небольшая серая кепочка.

Перед выходом машинально выглянув в окно, лишённое стекла, тут же отшатнулся назад. На улице стоял старый облезлый милицейский «бобик», а рядом трое ментов-патрульных с укороченными автоматами на длинных ремнях. Они опрашивали явного бомжа, и тот им что-то отвечая, тыкал грязным пальцем в дом, где я укрывался. Да, эти всё примечают. Не повезло, быстро на меня вышли. Менты были профи, сами в дом не полезли, а стали вызывать по рации дежурного. Уже тут я сработал с помощью планшета врубив встроенную в него глушилку. Та не особо мощной была, но для рации в «бобике» хватило, и свалил из дома через окно противоположной квартиры, пока менты не догадались послать одного-двух присмотреть за другой стороной. В общем ушёл. А менты быстро работают, не ожидал даже. Надо свалить отсюда как можно быстрее пока район не перекрыли.

Поймав машину, я поехал за МКАД. Мне нужен был район Солнцевской группировки. Где как не там искать братков, которые смогут полноценно ответить на мои вопросы. Деньги были, не сказать что много, но хватало. На документы точно хватит. Мне нужны были легальные, паспорт, права. До появления работорговцев, нужно было устраиваться в этом мире и это делать с документами как-то проще. Добравшись до центра района, я честно расплатился с частником, и осмотрев полупустынную улицу, энергично двинул по улице на ходу заглядывая через проезды или арки во дворы домов. Мне нужна была временная машина, и я искал себе приличную тачку. В прошлом я бы спецом по ретро-автомобилям, реставрировал их, свой автоцентр был, так что тему знал. Кстати, через две недели у меня того, Валентина Азенштейна состоится свадьба с моей будущей супругой, которая уже носила под сердцем нашу дочь.

В этот раз вмешиваться в свою ту прежнюю жизнь я не намерен. Мне бы с планеты быстрее убраться, а там дальше видно будет. К моменту когда тот идиот поляк перенёсся вместе со мной к началу второй мировой войны, я уже вернусь и приберу бесхозный байк и свой корвет Древних. Коды доступа к обеим единицам техники у меня остались на съеденной нейросети, но надеюсь когда эта хрень исчезнет и я смогу установить нормальную сеть, воспользоваться ими. Как ни странно, коды сохранились в моей памяти, так что с этим проблем не было. Тут главное дождаться, всё же двадцать лет до нужного момента, даже чуть больше.

Приметив трёхлетний чёрный «бумер», стоявший во дворе, явно комерсу какому-то принадлежит, и тачка люксовая, и место в дворовой иерархии не самое простое, я снял того с сигнализации, сел в машину, убрав в багажник рюкзак с сумкой, запустил движок и спокойно выехал со двора. Время было вечернее, двор фактически пуст, кто-то у ракушек-гаражей в дальнем конце двора возился, так что если кто меня и видел, то только из окон. Отметив, что бак практически пуст, я доехал до заправки, где заправил полный бак и покатил дальше.

— Хм, у них что план «Перехват» в действии? — пробормотал я, заметив на крупном перекрёстке несколько гаишных машин усиленных бойцами спецназа. Шерстили всех подряд, так что я свернул в первый попавшийся двор, там развернулся и, выехав обратно на улицу, поехал в противоположном направлении. Похоже, нашей с Алексеем встречей я всколыхнул всех кого мог.

Приметив достаточно дорогой ресторан, у которого стояло несколько иномарок, и явных братков в малиновых пиджаках, я улыбнулся ностальгии, особенно золотые цепи на мощных шеях привлекали внимание. Кто круче, у того толще и пиджак малиннее. Из машины я не выходил, припарковался недалече и стал ждать. Всякую шушеру, что не представляла интереса пропускал, мне нужен был серьёзный клиент. Наконец от ресторана отвалил чёрный «мерседес» и в сопровождении внедорожника охраны направился по проспекту в сторону соседнего района. Судя по суете у ресторана и часто отъезжающим машинам, похоже, там только что закончилась сходка, ну или встреча серьёзных деловых людей, и они начали разъезжаться. Мой клиент это заведение покинул одним из первых, за ним я и поехал.

Перехватить кортеж труда не составило. Я это сделал прямо в городе, на одной из тихих улиц, где не было даже гаишников, не говоря уж о простых патрульных. Прохожие были, но и только. Как только те встали на красный свет светофора, остановился рядом, осветив парализатором джип охраны, пятнадцать минут поспят, ну и сам «мерседес». Выскочив на улицу, мой «БМВ» стоял на соседней полосе как раз у «мерседеса», так что подскочив к нему, дёрнул дверцу, они все оказались заблокированы, а стёкла что не удивительно, забронированы. Пришлось воспользоваться отмычкой, потеряв полминуты. Дальше закинул тело авторитета на заднее сиденье «бумера» и, прыгнув на своё место, с визгом шин скрылся в переплетении улиц. Свидетелей хватало, но никто не вмешался, более того достаточно быстро рассосались и мне не мешали. Кстати, в салоне машины ещё был интересный такой и явно не пустой дипломат достаточно крупного размера, я его тоже забрал. Авторитет выходил из ресторана без него, это я точно помнил, значит, он лежал в машине. Кто ценные вещи оставит в машине? Поэтому особой надежды на ценности в дипломате я не рассчитывал. Но по весу не пустой, тяжёленький.

Дальше просто, отъехав подальше, загнав машину в один из тихих двориков Москвы, уехал я не так и далеко, припарковался и, перебравшись на заднее сиденье, открыл небольшой кофр, который заранее достал из рюкзака. После того как у меня исчезла из-за неизвестного вредоносного образования нейросеть я ещё на судне работорговцев озаботился получением разных препаратов на руки. Некоторые имели очень специфичную начинку, применяемую только при допросах. Так что, взяв один шприц, я ввёл его в руку авторитета. Тот как раз зашевелился, приходя в себя от действия парализатора, так что я приступил к допросу. Минут десять хватило. Кстати, я попал в яблочко, тот знал даже несколько контактов, где можно заиметь не только фальшивые документы, но и вполне реальные, проходящие по всем базам. Планшет вёл запись, так что норма.

Морда лица этого авторитета мне казалась смутно знакомой, поэтому я не мог не поинтересоваться кто это, с некоторым изумлением узнав, что общался с самим «Сильвестром». Именно он держал Солнцевскую группировку. Через пять минут тот уснёт под действием препаратов и последние несколько часов позабудет, сотрутся они из его памяти. Ну а чтобы свести к реальности его пропажу, я вложил в левую руку вырубившегося авторитета, черный кружочек. Ту самую «чёрную метку» из «Острова Сокровищ». Намёк он и его люди поймут, и пусть гадают, кто им её подкинул. Для меня это было идеальнее заметание следов.

Вот с дипломатом я не прогадал. Открыв его, тут не сложно, номерной замок с кодом, посмотрев на брикеты стодолларовых пачек, тут миллиона два на первый взгляд, и перекидал их в рюкзак. Оставив дипломат рядом с телом Сильвестра, стал быстро собираться.

Забрав вещи, я оставил авторитета лежать на заднем сиденье машины, через часок очнётся, и направился в сторону выхода со двора на проезжую часть. Свои опечатки в салоне я не оставил, так что думаю, следов не найдут. Нужная информация есть. Главное влиться в местное общество, устроиться, хотя можно и без этого, тишком, а дальше будем ждать. Насколько я знаю, работорговцы уже перешли от свободной охоты к конвейерному отлову аборигенов. Они организовали несколько офисов по наёму специалистов, обещая там сумасшедшие деньги за работу и отбраковывали желающих, а их ох как хватало. Так что, снимая уровень интеллекта, они выбирали крупицы золота из плевел. Вот мне и надо найти такие фирмы и пройти через их оборудование. Думаю с моим интеллектом у меня все шансы пополнить криокапсулы с рабами. «Рег» с остальным имуществом пока оставлю на планете, спрячу, а в остальном планы те же. Это наипростейший способ выбраться в космос, на мой взгляд, так же и самый действенный и быстрый.

Широко шагая по улице, та была засажена зеленью, так что прогулка была приятна глазу, и душе. Люблю зелень. Да и воздух, тут не смотря на близкую проезжую часть, был заметно свежее. Так вот, шагая по улице, рассматривая вывески, прохожих, да и сам город, всё же настальжи, я размышлял. Нужно найти хорошую берлогу и на время отлежаться, так сказать прийти в себя, хотя в действительности я был отнюдь не на пределе, и обдумать последние события, что со мной случились. В принципе остаётся только проанализировать, так как всё что уже произошло, не изменишь, но анализ нужен для дальнейших своих шагов. На первом месте я считал приобретение личностных документов, некоторые планы без них осуществить будет очень сложно. В тот же офис работорговцев лучше идти с документами, чем без них.

Подумать нужно было много о чём. Например, с развалом Союза много людей осталось фактически ни с чем, а там ведь очень ценные спецы, буквально выброшенные на улицу и перебивающиеся кто чем. Порядочные, воспитанные старой империей. Может она мне и не нравилась в чём-то, но в одном я её уважал, не смотря на некоторую гниль, смогла взрастить очень хорошее и честное поколение. Гниль прорвалась во власть и всё порушила, но в чём виноваты остальные? Фактически на этих кадрах можно создать в Содружестве свою корпорацию. Задел неплохой. Сколько мне нужно людей? Тут стоит прикинуть, в этом я пока полный ноль, нужно учиться и учиться. Так вот существуют разные корпорации, в некоторых всего по десятку человек, в других миллионы. Да я тоже могу создать корпорацию в миллион сотрудников, только это такие вложения, не всякое государство в Содружестве потянет. В принципе я потяну. Планета Зтов, артефакты с неё вполне мне позволят с нуля создать корпорацию. Честно скажу, направление деятельности пока не имеет значение, разберёмся, вплоть до того что в диком космосе отобью себе пиратскую планету и организую там колонию. Проблема в том что, имея необходимые знания из баз знаний, я не имел опыта руководства. Одиночками не в счёт. Знаю, что я в этом ноль, и знаю, что мне нужен опыт. Поэтому в моих планах пройдя через работорговцев, добраться до империи Антран и устроиться там пока мелким чиновником поднимая свой уровень, ну и занимая каждый раз кресла всё выше и выше. Корпорацию я, скорее всего, создам, нужно же мне на чём-то руку набивать, но только как владелец, директора и управленцы будут наёмными специалистами, на их плечи ляжет развитие корпорации, а я, работая на государства, буду параллельно перенимать их опыт.

Как видите, планов у меня действительно хватало. Прежде чем вернуться обратно в будущее я должен получить опыт создания и управления будущей Империи созданной на осколках того что сейчас называется Содружество. Без него в будущем мне делать нечего, чтобы быстро и качественно создать своё государство как я размечтался ещё там, в будущем, мне просто необходим этот самый опыт. Это позволит избежать тех ошибок, которые мы в будущем позволить себе просто не можем. Слишком дорого они нам будут стоить.

Вот об этом я и размышлял, размашисто шагая по тротуару в тени аллеи, придерживая одной рукой спортивную сумку на боку. Рюкзак как находился за спиной, так там и был. Всё при мне как говориться. Причина прервать анализ своих планов была в том, что я приметил нужный дом, где и проживал один из спецов по документам. Сильвестр сообщил, что он так же занимается и реальными паспортами и правами, что проходят по всем базам. Зайдя во двор, я осмотрел на такой уж и длинный ряд автомобилей. В принципе был будний день, вечер, но двор был фактически пустынен. Всего восемь машин на двор на мой взгляд маловато… Хотя для девяносто пятого возможно и нормально.

Те машины, что часто используются, сразу бросаются в глаза, а вот чуть в стороне стоял жёлтый лупоглазый «запор». Судя по слою пыли и приспущенным шинам им уже давно никто не пользуется. Осмотревшись, с одной стороны ряд машин скрывали гаражи, с другой деревья, двор был озеленён, не обнаружив свидетелей, я подошёл к «запору», быстро открыл багажник, уложил свои сумки и закрыл его. Никто ничего не видел, а пара школьников, у которых были каникулы, не успела вывернуть из-за угла ближайшего гаражного бокса, чтобы что-то заметить, я уже шёл им на встречу. Подойдя к нужному подъезду, мельком осмотревшись, пока тихо, в основном дети да старики вокруг, шагнул в темноту первой площадки.

Поднявшись на второй этаж, я посмотрел на два оборванных проводка оставшихся от звонка. Предполагалось стучать, но это слишком просто. Соединив оголённые проводки, я услышал в квартире трель звонка. Сделав несколько звонков, я остался ждать на месте. Шаги я хорошо расслышал в квартире, хотя хозяин квартиры явно старался красться, чтобы не издать не шума, но с моим идеальным слухом, это ему не помогло. Да и пол был скрипучим.

— Кто? — настороженно спросили с той стороны.

Встав так чтобы меня можно было рассмотреть в дверной глазок, я сказал:

— Я от Посла.

Опрашивая Сильвестра, я естественно спросил у него от кого лучше представляться, сообщать его имя я не собирался, палево, вот тот и назвал несколько уважаемых в их братии людей, которых Антон, спец по документам точно знал и уважал. Посол, личный порученец главы Солнцевских, входил в этот список. Да его все знали.

Такого ответа действительно хватило, щёлкнул замок, и невысокий тщедушный мужичок в очках с толстыми линзами, посторонился, пропуская меня в квартиру. В мятых трениках с пузырями на коленях и клетчатой рубахе, вкупе с очками, он напоминал затрапезного инженера какого-нибудь НИИ, что перебивался с хлеба на воду.

— Что-то случилось? — спросил я у него. — С чего так тихаришься?

Тот сопроводил меня в гостиную своей небольшой двухкомнатной квартиры и, усадив на диван, нехотя пояснил, в чём дело. Всё оказалось до безобразия просто. Тот не смотря на своё вид, кстати, обстановка в квартире была вполне не плоха, приобрёл импортный автомобиль. «Ауди» пяти лет, но смотрелся та, как только с конвейера. Перегнали ему из Германии. В общем, поездить тот успел пару недель, пока его не отжала банда малолетних отморозков, просто отобрав. Тот снова пересел на «москвич», на котором ранее ездил, ну и стуканул куму-то из солнцевских, те пообещали разобраться и найти беспредельщиков. Сам Антон в бригаду не входил, но услуги охотно оказывал, так что защиту имел, платил так сказать за крышу. Машину отобрали вчера, вот тот и ждал новостей.

Эти его дела меня не касались, да и тот просто выговорился такой не справедливости, так что, прояснив все непонятки, он поинтересовался причиной моего прихода.

— Легализоваться хочу. Нужны реальные документы. Паспорт, свидетельство о рождении, права, при возможности военный билет с отметкой о прохождении службы. По годам лет двадцать, но никак не выше.

— Хм, — задумался тот и, достав блокнот, стал его перелистывать. — Обычно мы с нариками работаем, подохнет кто от передоза, труп в морг как неопознанный, а документы нам, у меня там свои прикормленные люди, целая сеть. Но тебе чистые документы нужны, я правильно понял?

— Точно.

— Есть один вариант, как раз на твою тему. Дембель. На Кавказе служил, в военном билете отметка, что он участник боевых действий. Права есть, он по специальности в армии был водителем.

— Интересно, — действительно заинтересовался я. — Все документы в наличии?

— Да, он весной демобилизовался. Одним из последних, то есть пару месяцев назад. Через военкомат прошёл, паспорт получил, и пошёл в загул. Бывает такое, срываются. Две недели назад в драке у входа в ночной клуб его прикололи ножом. Уже похоронили как неизвестного, а мне достались все его документы. Он детдомовский, но насчёт квартиры, а она у него была, забудь, мы её уже продали, так что только документы, причём без прописки, вполне официально выписали его перед продажей.

— Как меня могут вычислить?

— По военному билету если только. Как ни странно приводов в милицию тот не имел. Личное дело в военкомате храниться, но за отдельную оплату мы сменим фотографию там на твою. Есть такие возможности. Потом сослуживцы, ну и фото армейской службы. Мы их на его квартире нашли, по детдому ничего, даже фото не было. В принципе всё, если сильно засветишься, всё равно вскроется, а так лет двадцать по ним проживёшь и тебя никто не найдёт.

— Нормально. Сколько за всё, включая фото в военкомате?

Тот достал калькулятор и быстро защёлкал им. После чего осмотрел меня и спросил:

— Ты из солнцевских?

— Нет, скорее союзник.

— Значит без скидки… Получается… Две тысяч четыреста долларов. Можно рублями.

— Нормально, — согласился я.

Такие деньги у меня были, спасибо браткам, а вернее тому коммерсу которого они чморили у озера, уверен деньги были его. Отсчитав две с половиной тысячи долларов, лишняя сотка за скорость, я передал их Антону. Тот проверил доллары, у меня осталось около семи штук бакинских, пока хватало. После этого тот достал аппаратуру, развернул стенд, чтобы у меня за стеной был белый фон и с сомнением посмотрел на футболку. Куртку я скинул, не особо скрывая оружие. Подумав, тот принёс чемодан из соседней комнаты и, открыв его, подобрал мне рубашку. В этой рубашке тот меня и снял. Фото пошло на паспорт. В другой рубахе, немного в клетку, изменив фон на более тёмный за моей спиной, тот поработал расчёской и сделал второе фото. Эта фотография уже на права. Дальше мы готовились сделать фото для военного билета. Антон действительно был профи, и считал, что везде должно быть разные снимки. Кстати, заглянув в военный билет, я обнаружил, что бывший его владелец чем-то был похож на меня, тоже блондин, кстати. Похож, но всё же не я.

Для фото на военный билет я надел чёрную водолазку. Наконец фотосессия была закончена, и Антон сообщил, что ему понадобится часа два на всю работу. Я могу пока прогуляться или подождать тут. Я выбрал подождать. Снаружи уже давно стемнело, так что, устроившись на диване, я стал смотреть телевизор. Два часа это на сами документы, замена фото в личном деле не быстрая процедура, скорее всего, сделают всё в ближайшую неделю. Так Антон сообщил, оказалось, у него был свой человек, причём в нужном военкомате, как раз сотрудник секретной части.


Время тянулось долго, муть что показывали на всех каналах мне быстро надоела, разве что новости прослушал, чтобы знать обстановку в мире, после чего выключил телевизор и прилёг на диване, прикрыв глаза. Антон скрипнул половицей, выходя в зал со стопкой документов, свидетельство о рождении он мне уже передал, да и не было там ничего такого, а сейчас закончив работы, принёс паспорт, права и военный билет.

— Клей уже нормально подсох, можешь рассматривать спокойно.

Я даже удивился, работа действительно была проделана очень качественно и я не заметил каких либо косяков. Убрав всю пачку во внутренний карман курки, пожал руку Антону, мне понравилась качество его работы и уже практически в полночь покинул квартиру. Первый этап преодолён. Деньги есть, документы тоже, теперь нужно где-то найти спокойную берлогу. Саму Москву я для этого даже не рассматривал, вот окраины самое то, особенно те районы, где ещё сохранились частные дома, частная застройка можно сказать.

Забрав свои вещи из багажника «запора», которые вполне благополучно дождались меня, я вышел на улицу и стал ловить попутку. Ментов на улице хватало, но мне удалось избежать их внимания и, поймав частника, доехать с ним до ближайшей гостиницы. Там снял номер, сунув женщине-администратору сто баксов, и та даже паспорт спрашивать не стала, так заселила. Наконец-то нормальный душ и постель.


Проснулся я ближе к десяти утра, через пару часов номер сдавать, так что пора вставать, снял я его на ночь. Приняв душ, я почистил зубы, у меня был свой набор, из Содружества и, сдав номер, покинул гостиницу, направившись в сторону проезжей части, мне нужно было машину поймать. В гостинице, не смотря на то, что там было кафе на первом этаже, завтракать я не стал, использовал солдатский сухпай из своих запасов, так что был сыт и бодр. Голод с тем вирусом, что в меня проник, уничтожив сеть и импланты, поглотив их, не проходил, и я постоянно хотел есть. Не всегда это нормально получалось сделать, с попаданием в это время, так что мои запасы выручали, жаль только что они быстро таяли, но полностью устраивали своей высокой калорийностью. Однако сколько бы их не было, похоже, придётся переходить вскоре на местную пищу.

Частник вывез меня в частный сектор, и высадил на перекрёстке. Вот так прогуливаясь по улице разглядывая дома, я нет-нет да подходил к некоторым калиткам, уточнял у хозяев, что возились на своих приусадебных участках, не продаётся ли какой дом. Продавались, и довольно много, четыре были. Но все они уже давно не жилые и мне не подходили, силы придётся для восстановления прикладывать, что, конечно же, меня не устраивало. Мне нужен был добротный и крепкий дом. Не обязательно кирпичный, деревянный тоже подходил. Тем более район был газифицирован, что тоже хорошо. Повезло мне ближе к обеду, старичок, что шёл от магазина с авоськой, остро взглянул на меня, осмотрев с ног до головы, и медленно протянул:

— Ну я подумываю продать. Дочка давно к себе в Ленинград зовёт. Вдовая она, с ребёнком одна, тяжко ей.

— Хотелось бы посмотреть, что у вас за дом.

— Это можно. Сам я профессиональный строитель, хотя и на пенсии, так что дом добротный, будь уверен.

— Каменный?

— Хэх, какой же строитель будет жить в каменном доме? Это я про нормального строителя, — захмыкал тот, пока мы шли к его дому. — Изба у меня из сруба. Настоящая, на каменном фундаменте, сто лет простоит, ничего не будет. Я знаю, сам там всё делал.

— А что ещё на приусадебном участке?

— Сам он огорожен, есть гараж, тоже деревянный, два сарая и банька. Банька новенькая, в позапрошлом году старую снёс и свежую поставил, из липы. Тропинки кирпичом выложены, дом обшит и покрашен. Газ есть, телефон, вода и канализация, всё имеется. В доме санузел, унитаз и душевая, хозяйка покойная потребовала сделать, вот я и сделал.

Мы подошли к нужному участку, со стороны улицы тут был обычный штакетник, как и у всех, а вот со стороны соседей и сзади участка глухой забор. Правда старик сказал, что к соседям слева идёт калитка, но ею он уже давно не пользуется. Раньше там его друзья жили, но схоронили, сейчас чужие люди живут, нелюдимые. Тот открыл калитку, и мы прошли в сад, тут действительно вела выложенная кирпичом дорожка к крыльцу дома. У него была застеленная со всех сторон веранда, а сам дом, был не самым большим. Думаю в нём, если не считать веранды, квадратов сто будет.

— Сколько квадратов. Сто?

— Девяносто восемь. С верандой, сто двадцать два, веранда у меня большая, — ответил тот, закрывая калитку на вертушок и следуя за мной к крыльцу. — На будку не смотри, в прошлом году старый пёс помер, а нового я всё не заведу. Есть две кошки, мне хватает.

Сам участок был таков. Если встать у калитки, через которую мы прошли на усадьбу, то тут всё было в тени яблоневых деревьев. Как такового нормального двора тут не было, были ворота в штакетнике, открыть и можно загнать машину под яблони, там было свободно, с некоторым трудом, но две машины уместятся. Справа, соприкасаясь с участком соседей, находился даже на вид крепкий такой гараж. По размеру там свободно встанет «Волга», большой гараж. К нему ничего не соприкасалось, дальше справа шёл забор, и утыкался явно в баню, не сказать что большую, но и не маленькую, среднюю. Тут старик не обманул, новенькая. За ней были хозпостройки, один дровяной сарай, как я узнал, там хранились дрова для бани, во второй хранился сельхозинвентарь и был погреб. Слева построек не было, забор доходил до участка соседей, что находились сзади. Слева забор зарос ухоженной малиной, да и других фруктовых и ягодных деревьев там хватало. Картошка была высажена за домом. Вот перед домом, в тени сада стоял вкопанный самодельный столик и лавки. Судя по утоптанной земле вокруг, старик вечера предпочитал проводить тут. Над столом был сделан навес и там висела лампочка. Нормальное место для отдыха.

Осмотрев участок, под комментарии хозяина, мы прошли к крыльцу. Тут же разделись, сняв обувь, и двинули дальше. Оказалось, веранда была разделена на две комнаты, в одной для отдыха всё было, старый диван, стол в углу, половики, на окнах старая тюль. В другой что-то вроде кладовки, для хранения разных вещей. Даже продовольствия. Пройдя с веранды в дом я, осмотрев большую комнату. Это была и задняя комната, и кухня и столовая. Дом состоял из двух срубов. Как я понял классическая постройка. От других её отличает лишь качеством исполнения. Тут же был отгорожен окрашенный в белый цвет фанерой, тот самый санузел. Заглянул, всё чисто и сделано качественно. Из задней кухни мы через единственную дверь прошли в зал. Зал тоже был от сруба до сруба. Перегородок не было.

— Тут раньше перегородки были, у дочерей свои комнаты имелись, но когда они замуж повыходили, а жена представилась, снёс всё, ремонт косметический сделал. Теперь какие просторы. Люблю просторы, — пояснил хозяин.

— Да. Мне они тоже нравятся, — согласился я.

Мы со стариком были невысокого роста, фактически схожи, однако потолок был высок.

— Два с половиной метра?

— Точно, — кивнул тот. — Это я клоп, а жена у меня была сто девяносто три метра. Тренером была в спорткомитете, пловчиха.

— Понятно.

Мы осмотрели подпол, там хранилась немного картошки и солений, да и вообще подпол был на весь дом, большой. Соленья в подвале и другие запасы старик оставлял. Спустившись с чердака, осмотрел внимательно гараж, пустой, и хозпостройки. В общем, дом и участок мне более чем понравились. Гараж был пуст, но судя по следам, совсем недавно там стоял автомобиль, от него резина осталась, и кажется, это была именно «Волга». Значит, старик реально решил перебраться к дочери и по-тихому распродаёт имущество.

— Понравилось, — честно сказал я, отряхивая руки, испачканные после изучения погреба. — Сколько просишь за всё, а то цену так я и не услышал? В долларах сумму говори, а тот я в миллионах путаюсь.

Старик пока мы общались, уже знал, что я только что дембельнулся, начал играть новую легенду, так что явно размышлял сколько запросить. Изучая другие выставленные на продажу дома, я по ним примерно цену домам знал, но у старика дом стоил куда дороже. Он был прав, сюда душа вложена.

— Двадцать тысяч долларов, — наконец выдохнул тот.

Я удивлённо поднял брови, запрошенная цена была завешена почти в два раза, однако я только кивнул.

— Договорились. Когда съедите?

— Да завтра меня уже тут не будет. Но сразу предупреждаю, часть мебели и вещей я заберу.

— Не проблема, — согласился я.

Мы прошли в дом, я подхватил свой багаж, что всё ещё лежал на ступеньках крыльца и пока старик подготавливал документы для продажи дома, нам с ними к нотариусу идти, я вскрыл одну пачку денег взятых у Сильвестра и почти сразу заподозрил нехорошее. Ранее нормально осмотреть их у меня не было времени, а сейчас оно появилось. Посмотрел их на просвет и сразу всё понял.

— Твою мать, — пробормотал я. — Фальшивые.

Давать старику такие купюры я не хотел, тот мне понравился, правильный дед, и подставлять его так мне претило. Значит те семь штук, что у меня были, отдам в качестве аванса, а остальные завтра. Закинув пачки с фальшивой валютой обратно в рюкзак, я достал нормальные баксы и пошёл договариваться об отсрочке. Версию что не вся сумма у меня на руках его удовлетворила, и тот взял аванс из семи тысяч, написав расписку. Деньги и оформление мы оставили на завтра. Взяв ключи от гаража, я оставил там свои вещи, заперев их, и поспешил покинуть этот район. Снова частник и практически центр города.

Где взять деньги я знал прекрасно. Ещё не зная о долларах в дипломате, я узнал у Сильвестра о личных нычках, не могли они у него не быть. Действительно было, почти два десятка. Они были в разных городах, или в разных районах Москвы, но я ехал на отдельную его нычку. Там, как сообщил Сильвестр, был тревожный чемоданчик. Проще говоря, средства для срочного бегства. Пара стволов, тысяч сто долларов, рубли, сменная одежда, запасные документы. В общем, всё что нужно. Даже ключи от машины, что на платной стоянке стояла. Нычка находилась в однокомнатной квартире девятиэтажки. На второй этаж я поднялся по лестнице, отмычкой открыл дверь, никаких меток тут не было, так что действовал спокойно. Прошёл в зал, вытащил из-под старого дивана такой же старый чемодан и, вытащив из него пятьдесят тысяч баксов, вернул остальное на место.

Из квартиры, спустившись вниз, я поехал на авторынок, своё средство передвижение становилось уже актуальной проблемой. В этот раз удалось поймать такси. Так что доехал вполне нормально. Паспорт был при мне, как в принципе другие документы, так что проблем я с этим не видел. Покинув такси, я углубился в дебри авторядов. В принципе время было полуденное, все нормальные тачки расхватали утром, так что остались или дорогие, или развалюхи. Прямо у входа мне попался мужичок, что продавал годовалый «Чероки». Я вообще-то хотел седан брать, «бумер» или «ауди», но в принципе внедорожник тоже пойдёт, хотя и не поместится по высоте в гараж. Фигня, и в саду постоит, ничего ему не будет. Меня устраивала высокая проходимость этой машины, а так же достаточно высокий класс, такие машины все знали и можно сказать уважали. Если потребуется, и седан возьму, туже «девятку». Гараж как раз для неё подойдёт.

В общем, осмотрев машину, в авариях она не была, точно говорю, движок и ходовая в порядке, а в салоне новой кожей пахнет, я быстро понял, почему джип никто не брал, цена высокая. Однако я уплатил требуемую сумму, двадцать пять штук даже на мой взгляд, дороговато, однако ничего, сняли машину с учёта, и я даже успел не только зарегистрировать её, но и номера получил. С хозяином бывшим уже распрощался. Так что, устроившись на водительском сиденье, машина была люксовая, максимальной комплектации, поехал на Черкизовский рынок. Нужно сменку закупить. Тот ещё работал, так что не проблема. Подъехал, поставил машину на сигнализацию, и направился за покупками. Час по рынку ходил, пару раз возвращаясь к машине, чтобы убрать приобретения в большой и вместительный багажный отсек.

Когда всё что нужно было в машине, я вернулся к ней с сумкой, где были мелкие покупки и, сняв с сигнализации, устроившись на сиденье, покатил к дому, которой собирался приобрести. Что мне сразу не понравилось, так это машина, неотступно следовавшая за мной от рынка. Ранее её не было, да и слежки я не фиксировал, хотя проверялся очень тщательно. Пришлось уйти в сторону и, припарковавшись у первого же попавшегося дома направиться в подъезд ближайшей кирпичной пятиэтажки. Вот там, через подъездное окно, естественно из глубины, чтобы меня не засекли, я стал наблюдать за хвостом. Уже через пару минут зло сплюнул. Все версии рухнули как карточный домик. Это оказались банальные угонщики. Видимо код с моей сигнализации они уже успели снять, так как молодчик лет двадцати пяти на вид, уже возился на водительском сиденье, пытаясь добраться до проводов. Его напарник, что продолжал сидеть в их зелёной «девяностодевятой», нажал на сигнал клаксона, предупреждая напарника о том, что я выскочил из подъезда, но было поздно. Выдернув его за ноги из машины, даже вырубать не пришлось, тот головой об асфальт приложился, не успев сгруппироваться, я спокойно достал «ТТ» из-за пояса, причём так чтобы это видел напарник и присел у тела. Приставил ствол ко лбу угонщика, прикрылся второй рукой, чтобы на меня не брызнула кровь, выставив открытую ладонь. Естественно я играл и стрелять не собирался, ещё не хватало так палится. Сделав вид, что решил не стрелять, убрал ствол, и сломал обе ноги угонщику. Его напарник уже скрылся в клубах пыли, так что, бросив поломанного напарника на асфальте, я покатил домой. В этот раз слежки не было. То, что угонял машину кто-то левый, это понятно, видимо на новизну машины купились. Если бы старый хозяин участвовал, ключи бы у них точно были, не лезли бы под приборную панель. Я уже привёл там всё в порядок.

Старик меня встретил настороженно, видимо подумал, что я все деньги, отложенные на дом, в машину вбухал, так что когда я загнал машину во двор, под деревья, и прошёл с ним в дом, тот просиял, получив оставшуюся сумму. Не пришлось ждать до завтра. По пути я купил продукты, так что мы поужинали. Сам старик, пользуясь тёплой погодой, предпочитал спать на диванчике на веранде, а я вот устроился в зале. Сам дом старик превратил жильё для одного, что меня полностью устраивало, поэтому и решил приобрести избу.


Следующим днём мы решили все вопросы, пару часов и я стал действительным хозяином дома и участка. Потом, пока старик, наняв машину, готовился съехать, я проехался по всем организациям, перерегистрируя коммунальные услуги на себя. Воду, газ, телефон и естественно электричество. Успел всё к полудню. Задолженностей у прошлого старика по платежам не было.

Старик задерживаться почему-то не стал, как выяснилось он уже купил билет на вечерний поезд до Питера, который упрямо продолжал называть Ленинградом, а так же багажное место. Всё что он решил забрать, было погружено в старенький «газон», поэтому, не теряя времени, мы простились. Водку я не пил, но полстакана выпил, отмечая и сделку, и отъезд старого хозяина. Кстати, он мне оставил мотоцикл «Восход», который я не сразу приметил под брезентом в гараже. Тот, оказывается, был не на ходу, да ещё и без документов, что меня нисколько не волновало. Да и мебель в доме осталась почти вся. Тот забрал только памятные единицы, которые мне всё равно были не нужны. Так что докупать практически ничего не следовало, разве что цветной новый телевизор с пультом, старый, чёрно-белый мне не нравился.

Посмотрев как «газон» медленно переваливаясь на выбоинах, выбрался на асфальт и куда бодрее покатил дальше, пока не скрылся за углом, я вернулся на свой участок, закрыв калитку и открыв багажный отсек джипа, стал переносить челночные сумки с покупками в дом. Несколько комплектов нового постельного белья были убраны в шкаф, одно я сразу расстелил на двуспальной кровати, сняв старое бельё. Полотенца в санузел, мыло, зубные щётки и остальные рыльно-мыльные принадлежности. Даже десяток рулонов туалетной бумаги сложил в кладовке. В общем, с последними покупками, дом сложно считать жилым. Холодильник старенький, надо будет заменить, был полон, да и поужинал я со стариком и водителем «газона» которого пригласил к столу, так что, решив занять себя, направился в гараж.

К полуночи я раскидал «Восход» на запчасти, отметив требуемые запчасти, что нужно будет купить. Восстановить его было не сложно, чем я и собрался заняться, двухколёсная единица мототехники мне точно пригодится.

Помывшись в душе, тут были электрический титан для разогрева воды, я направился в зал, где завалился на кровать. День был заметно суматошный, но всё что планировал, сделал, а это не могло не радовать.


Утром следующего дня, после плотного завтрака, убрав всё за собой, я решил приняться за генеральную уборку. Вчера это ещё нужно было сделать, да как-то пролетел с ней. Первым делом я решил вывезти весь тот мусор, что копился старыми хозяевами годами, считавшееся ими ценными, что они не хотели выбрасывать. Для меня же этот мусор, и никакого сожаления от того чтобы от него избавиться я не испытывал. Выскочив в одних шортах на улицу с полным ведром грязной воды, я замер, и от удивления тряхнул головой. Двор был пуст, мой «чероки» исчез.

— Урою, — едва слышно пробормотал я, и уже громче выругавшись, направился обратно в дом, оставив ведро на крыльце. Потом домою.

Ничего ценного в машине не было, я имею виду оборудование Древних или Содружества, всё хранилось дома, но тачку я всё равно собирался вернуть, из принципа. После первой попытки ограбления, я сделал так, чтобы этого не повторилось. Нет, с сигнализацией я не поработал, хотя и стоило, да и времени не было. Нет, я просто сунул в машину маячок, так что найти её, даже если утопят в Марианской впадине, для меня не проблема, что уж про территорию Москвы говорить.

Быстро собравшись и вооружившись, я прихватил планшет, и не вызывая такси, это возможный след, направился к выходу с улицы. Тут рядом магистраль была, что на МКАД вела, там я и поймал попутку. Сигнал планшет ловил чётко. Как не удивительно, но машина находилась не так и далеко. Мне труда не составило договориться с водителем, чтобы он подбросил до нужного места. К моему удивлению, «чероки» стоял открыто, видимый глазу со всех сторон. Он стоял на платной автостоянке, причём номера были не мои. Машина точно моя, маяк был в ней, планшет это уверенно показывал.

— Отстойник, — понятливо кивнул я.

С прищуром посмотрев в сторону будки охранника, тот не мог не быть в доле, а если даже и не был, журнал регистрации, меня интересовал он. Подойдя к будке, машин не было и охранник скучал внутри сторожки я открыл дверь и, не обращая внимания на то, что тот вставал, пытаясь сказать, что тут закрытая территория, как я пробил ему дважды в грудь кулаками, а потом мощно двинул правой ногой в живот. Отскочив от кирпичной стены, тот растянулся на грязном заплёванном полу, а я спокойно взял журнал и пролистал его. Есть, ночью машину поставили на стоянку. Вырвав лист, где была указана моя машина, потом второй под ним, чтобы убрать оттиск, я открыл шлагбаум и прошёл к джипу. Сигнализация пискнула штатно, вот ключом не воспользоваться. Пришлось заводить с помощью проводков, как это делал угонщик.

Почти два часа пришлось пробыть в фирменной автомастерской, где мне качественно привели машину в порядок, даже код сигнализации сменили. Сперва документы сверили с номерами на машине, к счастью родные госномера обнаружились в багажнике, а потом и за работу принялись. Вопросы не задавали, и так понятно, что угнать машину пытались и раз она всё ещё у меня, попытка была неудачной.

Вернувшись обратно к себе, я расставил камеры вокруг дома, теперь они и машину контролировали, после чего продолжил наводить уборку. В этой недолгой эпопее только одно порадовало, я остановился у книжного киоска и прикупил несколько пачек разной газеты. Мне нужны были объявления, пора было искать работорговцев.

К вечеру, перед ужином я закончил с уборкой. Упадка сил не было, а вот довольство проделанной работы было. В полдень я сорвался до ближайшей жилконторы и заказал машину для вывоза мусора. Машину не прислали, трактор прикатил телегу, оставив её у калитки. Вот в неё я и сносил весь мусор. Телега полна, завтра заберут, а во дворе ещё одна куча и отнюдь не меньше. Ничего, завтра всё увезём. После ужина, ничего мудрить не стал, пожарив колбасы залив их взбитыми яйцами, я занялся газетами. Быстрый просмотр колонок объявлений мне мало чего дал. Подчеркнул четыре адреса, что вызывали сомнения, вербовщики, похоже, работали, но работорговцы ли это не понятно, пока не сунешься, не узнаешь. Тылы у меня прикрыты, если проверят, я реально местный житель, дом, машина, документы в порядке, не зацепишься. Разве что при проверке в капсуле, та покажет реальный возраст, который не совсем совпадал с тем, что был указан в паспорте. Однако и тут можно найти объяснение вроде прибавленных пары лет. Тем более бывший детдомовский.

Сколько может быть ложных фирм по вербовке работников, где работали люди работорговцев, не знаю, не скажу. Думаю во многих крупных городах России, ну и за границей, но то, что в Москве точно есть, в этом я уверен. Осталось найти. Завтра прокачусь, изучу все четыре адреса, что вызывали у меня подозрения, слишком щедрые обещания давали, там посмотрим, а пока гадать не будем.

Когда стемнело, я принял душ, после чего лёг спать. Завтра если не повезёт с адресами, нужно будет прокатиться по магазинам, купить новый телевизор, стиральную машину и, конечно же, холодильник. Жалоб на тот «Мир» что стоял у меня на кухне, не было, работает, уже хорошо, но он маленький. Больших запасов не сделаешь. Поэтому и требуется приобрести холодильник большего объёма, чтобы часто не мотаться в магазин.


К сожалению, утром пришлось поменять свои планы. Притарахтел трактор и, прицепив телегу, покатил на свалку. Перед отъездом тракторист сообщил, что вернётся часам к десяти за второй партией, тут не так и далеко катить, час туда, час обратно. Так что я остался его ждать, чтобы не метаться по Москве в разные стороны. Нужно сначала одно дело закончить, прежде чем за остальные браться. Нормально позавтракав, без спешки, я надел робу, в которой и проводил уборку дома и стал выносить мусор на улицу, складируя его в две кучи. Когда прибыл трактор, кучи заметно уменьшись, соседи, видя более-менее целые вещи с моего разрешения всё разобрали. Сосед слева, старик, утащил раму велосипеда. Других деталей не было, но пусть забирает.

Перекидав мусор, и отпустив трактор, тот своё дело сделал, я вернулся в дом, пополоскался в душе, завтра суббота, нужно будет баньку натопить, я собрался, оделся стильно и дорого, всё с черкизона, после чего выгнав внедорожник на улицу, покатил по первому адресу, тому что был ближе. Отъехать даже на квартал не успел, как пискнул планшет, охранная система, настроенная на крупные цели, что появятся у меня на участке, тут же засекла чужого. Остановив машину на обочине, я взял планшет и стал изучать парня, что перебравшись через забор, быстро шёл к дому, настороженно крутя головой.

— А я тебя знаю, — постучав согнутым пальцем по экрану, задумчиво пробормотал я. — Ты тот напарник поломанного мной угонщика. Хм, ясно. Удивительно только то, что ты меня нашёл. Адрес-то вряд ли появиться в адресной книге быстро. Да и слежки не было… Нужно прояснить этот вопрос.

Внедорожник с визгом шин, поднимая клубы пыли, развернулся и полетел обратно. Разогнать тяжёлый джип мне не составило труда, поэтому у дома оказался быстро. Оставив машину у калитки, я быстро скользнул на свой участок и с ходу от входа облучил дом парализатором. Судя по шуму падения успел. Связав ворога, нашел, как тот попал в дом. Через окно на кухне. Угонщик, осторожно отжав чопики на окне, открыл его и уже шуровал внутри. Дальше было просто, вернув стекло на место, я загнал задом внедорожник во двор, закинув тело в багажный отсек, и покинул территорию Москвы. Опасения груз у меня не вызывал, даже если гаишники остановят. Ничего, до лесополосы добрался нормально, там и допросил угонщика, использовав препараты.

Всё оказалось на удивлении банально. Этот хмырь жил через три дома от меня и проходя вечером с подружкой по улице, к своему удивлению увидел ту машину, угнать которую им с напарником несколько часов ранее не удалось. Последний к тому же попал в больницу. Тот метнулся к своей машине, достал сканер, а как стемнело, отключил сигнализацию, завёл машину и перегнал её в отстойник. Решил заняться ею чуть позже, на следующий день. Угонщики были не сами по себе, а входили в достаточно крупную банду. Но тут левачили, заказ у них был на чёрный «чероки». Вот и попались. Особо жалеть парня я не стал. Груз на шею и в ближайшее озеро отправил учить лягушачий язык. Мне свидетели ни к чему. Да и бесило постоянное их вмешательство в мою личную жизнь. Тут это любого взбесит.

Причина, почему он забрался в дом, тоже не удивила. Проснувшись к обеду, после ночной работы, тот к своему удивлению обнаружил угнанную у соседа машину на месте, а звонок сменщику на автостоянке дал информацию, что сторож находится в реанимации, состояние крайне тяжёлое. В общем, решил проверить на кого они полезли, обыскав дом. Вот так и закончился его жизненный путь.

Из-за этого идиота я не успел на два адреса, но два других посетил. В одном месте пустышка, фирма уже съехала, во втором случае не то. Кстати, изучив помещение, где находилась ранее вербовочная контора, я вдруг обнаружил явно случайно потерянный коннектор. На Земле такие штекеры не использовали, они для работы с оборудованием Содружества. Опоздал. Видимо срок работы этой вербовочной конторы истёк и они исчезли. Думаю, скоро снова появятся под новой вывеской и в другом районе. Что же, будем искать. Да и помимо штекера я на линолеуме обнаружил характерный след от упоров медкапсулы Содружества. Правда, назначения не знаю, у всех капсул упор для станин одинаковы, но думаю это диагностическая капсула. Что ещё это может быть? Наверняка выдают за современное заграничное устройство вроде томографа. Думаю, такое объяснение прокатит, и желающие получить высокооплачиваемую работу будут без проблем ложиться в неё. Ну а кто откажется, для тех станнеры есть и парализаторы. Желание будущих рабов, думаю, работорговцев не волнует.

В отличие от контор, дорогие магазины, особенно в элитных торговых центрах, которые в последний год начали появляться то тут, то там, работали допоздна. Заехав в один такой, оставив машину на подземной парковке, я на лифте поднялся на верхний этаж, который весь занимал магазин электроники и стал прогуливаться, изучая предоставленный товар. Первым делом я выбрал стиральную машину, актуальная для меня вещь. Потом холодильник, микроволновку, кухонный комбайн. Под конец добрался до телевизоров, взяв один вместе с видеомагнитофоном. Не видеодвойку. Не то чтобы он мне нужен был, но пусть будет. Тут даже компьютеры были, но я брать не стал, ни к чему. Менеджеры что оформляли покупки, записав адрес, обещали что завтра в десять утра, все покупки будут доставлены до места назначения, более того с грузчиками прибудет мастер, он всё и установит, проконтролировав.

Поужинав тут же в ресторане, я позволил себя снять, по виду это была или бизнес-вумен или учительница, но для учительницы на ней были слишком дорогие тряпки, думаю тут первое. В общем, разрядка мне тоже была нужна и мы тут же в небольшой гостинице провели отличную ночь. Когда я утром покидал номер, то даже не вспомнил, спрашивал, как мою партнёршу зовут или нет. Мимолётная встреча и нас обоих она удовлетворила, во всех смыслах этого слова.

Когда я подъехал к дому, там уже стояла грузовая машина. Открыв дом я показал установщикам, что и где ставить, и мастер, когда грузчики все перенесли, вскрывая коробки, стал всё устанавливать. Ему пришлось менять все розетки в доме, старые были, но не подходили под новую технику. Оплаты за эту работу была отдельная, я уплатил и тот поменял вообще всё розетки. Запас у него был свой. Кстати, пришлось автоматы электросчётчика менять на более мощные, старые не держали новую электротехнику. Ладно хоть проводка была нормальной. К обеду всё было установлено и испробовано. Когда мастер сказал что можно поставить спутниковую тарелку, и хоть импортные каналы смотри, я заинтересовался, и согласился на установку тарелки. Мастер, использовав мой телефон, созвонился с кем нужно, и сообщил, что только вечером сможет её поставить. У него была ещё одна установка, а вечером взяв нужное оборудование, он сам подъедет, сам же и договор оформит.

Заперев дом, я отправился по двум другим адресам. Пустышки. Пообедав в одном из кофе, двинул на авторынок. Нашёл, хоть и с большим трудом нужные детали для мотоцикла, даже новую резину. Масла, другие смазки взял, десятилитровый бочонок бензина. В общем, закупил всё что нужно. Потом посетил радиорынок, там тоже неплохо затарился и поехал домой, за рулив по пути на бензоколонку, а то бак почти пустой. Кушал внедорожник будь здоров, правда и машина у меня практически не стояла.


Вечером, когда подъехал мастер, я уже почти собрал мотоцикл. Движок давно не запускали, поэтому я его перебрал, поменяв прокладки, свечи и провода. Сейчас он тарахтел на малом газу, я лишь изредка делал перегазовку. Проблема была с ходовой, и вот как раз я её восстанавливал. Пока мотоцикл тарахтел в гараже, я вышел во двор на сигнал автомобильного клаксона, на ходу вытирая руки от смазки, мастер подъехал на своей белой «восьмёрке», встречал его. Немного запоздал, но не критично. Мы быстро составили договор, а вот дальше затык, я сказал ему, что сам установлю, мол, специалист. Оставляйте оборудование и идите. Тот думал, что я собираюсь зажилить деньги за установку, это отдельный тариф, но я уплатил по нему, так что недоумевающий мастер-установщик ушёл. Причём не сказать что не довольный. Он так несколько часов бы провозился, а тут и заплатили и свободное время есть.

Мастер уехал, а я занёс коробки и тарелку спутниковой антенны на веранду, оставив там их. Вернувшись в гараж, продолжил ремонт. Когда закончил уже темень начало, но меня это не остановило, выкатил мотик наружу и прокатился вокруг квартала. Новенький глушитель вполне нормально работал, не сильно оглушал окрестности. Всё нормально работало. Раньше, в прошлой жизни во времена счастливого детства у меня был мотоцикл, другой, «Минск», но у дружков «Восходы» были, даже два. Так что, совместно ремонтируя, я изучил эти машинки очень хорошо. Фара горела, стоп-сигнал тоже, как и поворотники, тормоза срабатывали как надо, да и мотор рвал с места. Нормально.

После обкатки загнав мотоцикл в гараж, я запер его и прошёл в дом. Там на кухне вскрывая коробки, укладывал оборудование и тарелку на стол. Потом принёс сумку, в которой были радиодетали с радиорынка, и стал творить. Уже к полуночи у меня был готов самодельный, но от этого не ставший маломощным радар. Пассивный, уловить излучение трудно, как от микроволновки оно. Тарелку на фронтон завтра подниму, и испробую. Конечно, суда работорговцев я на орбите не увижу, тем более вряд ли они там, с резким скачком техники на Земле, это уже опасно. Скорее всего, за Луной прячут. Но я на это и рассчитывал, если на орбите над Москвой появиться челнок или бот, я узнаю. Мой радар маскировку челноков не пробьёт, но мне это и не надо. Всё равно из наличного оборудования нормальный радар я не соберу. Нет, он будет контролировать воздушные потоки. Работорговцы прилетают ночью, это точно, днём их могут увидеть, поэтому, как только радар уловит, что воздушные потоки вклинился какой-то инородный предмет, планшет тут же издаст сигнал. Это всё что я мог сделать из наличного оборудования. Главное отсечь полёты местных самолётов, а там разберёмся. Не думаю, что местная техника садится или взлетает вертикально вверх на большой скорости, так что разберёмся.

Закончив паять, я проверил, как оборудование взаимодействует и, убедившись в его работоспособности, завтра точно увидим, принял душ и завалился спать. Завтра, всё завтра.


Утро встретило меня не ласково, пока чайник стоял на плите, разогреваясь, а на сковородке доходила яичница с колбасой, огонь под ней я уже погасил, вышел на крыльцо, рассматривая хмурое небо, затянутое наполненными водой тучами. Дождь вот-вот должен был хлынуть, похоже, накрылась медным тазом установка самодельного радара. Не хотелось бы быть молниеуловителем, во время работы. Всякой может случить. Раз так, пока не погода, продолжим поиски офиса работорговцев. Кстати, самое то для работы работорговцев даже днём. Тут я поёжился, поправил накинутую на голое тело олимпийку, на улицу я вышел в одних трусах, и вернулся домой. В тёплый, но главное мой дом.

Кстати, на счёт него. Как прикрытие он подходил идеально, делал меня вполне благополучным жителем, под которого глубоко копать не будут. С работорговцами план сработает, я был уверен. Да и почему ему не сработать? Дело тут в другом, с моей пропажей всё новое имущество будет просто на просто потеряно, а дом мне нравился и вот так вот бросать его не хотелось. Так что у меня в голове так и мелькали мысли как оставить наследников. Неплохая идея оставить его как наследство. Найти адвоката, намекнув ему что, мол, за мной охота идёт и, похоже, скоро я попаду в руки недругов. Тех же мнимых братков, для примера. Мол, буду отзваниваться ему раз в месяц, а если контрольное время пройдёт, тот поднимет всех на мои поиски. Ну и когда время пройдёт, например месяц и я не буду найден, то согласно моему завещанию, всё имущество отойдёт… Вот кому отойдёт я пока не знаю. В принципе найду, кому помочь, нормальных людей хватает, обманом выкинутых из квартир, домов, тех же погорельцев возьми. Главное найти тех, кто мне нравиться. Кому не жалко имущество оставлять.

Позавтракав, я собрался, прихватив зонтик, среди покупок он был. Снаружи по железной крыше дома уже барабанил дождь, шум, капель, по металлу, по листьям деревьев, издавал неповторимую какофонию приятную слуху. Мне вообще шум дождя всегда нравился. Выйдя на крыльцо, тут навес над ступеньками был, запер дверь и, открыл зонтик, он был без кнопки, длинный за вроде трости, чёрный, да ещё с рукояткой в виде львиной лапы. Понравился своей брутальностью, вот и взял. Пройдя по выложенной кирпичами вместо брусчатки тропинке до калитки, я открыл ворота из штакетника, приходилось створки приподнимать, чтобы они не цепляли землю и, выгнав машину, закрыл их. Вернувшись в машину, тарахтевшую на малом ходу, закрыл зонтик, положив его на пол у пассажирского сиденья, и включил отопление, а то что-то стёкла запотевать начали. Потом включив все мосты, и тихо скользя в грязи, направился к углу улицы. Всё хорошо с моей улицей, тихо, спокойно, соседей вообще не слышно, но вот асфальта нет, он был на улице что пресекала нашу метрах в двухстах от моего особняка.

Добравшись до асфальта и выбравшись на него, за полчаса ливень хорошо так промочил почву, если даже мой «чероки» скользил и, включив фары, тихонько направился в центр города. Вот сейчас я уже не жалел что выбрал внедорожник. Правда он мне со своими вездеходными данными пригодился только сейчас, двести метров проехать, и то меня занесло в колею, на седане я бы там встрял, а так только дал газу и спокойно выехал. Да и бордюры при парковке теперь не мешали, что тоже удобно.

Добравшись до Нового Арбата, припарковал машину у «Московского Дома Книги». Ливень ещё больше усиливался, редкие прохожие с трудом прикрывались зонтами и плащами, поэтому останавливаться мне у киосков было влом, а тут всё равно проезжал мимо. Пришлось выполнить чуть ли не акробатически трюк, чтобы открыть дверь и одновременно зонд. Добежал до дверей входа нормально, но всё равно немного промок. Купив пачку свежей прессы, завернув её в полиэтиленовый пакет, я вернулся в машину, и пока та урчала мотором на малом ходу и шелестела вентилятором печки, стал изучать колонки. Треть газет были сегодняшними, остальные этой недели, но их я пока не читал. Часть объявлений были мне знакомы, в других газетах видел.

В этот раз я отметил карандашом аж девять адресов. Сложив газеты, бросив на заднее сиденье, поехал по первому адресу. Делать всё равно нечего, изучу. Я даже в офисы не заходил, использовал планшет для пассивного сканирования. Если где будет работать оборудование Содружества, сканер планшета его засечёт. Конечно, есть защита от сканирования, но не думаю, что работорговцы её используют. Они тут монополисты, чтобы кто-то использовал такой сканер, он должен быть из Содружества, а бандиты контролировали планету плотно и чужаков уничтожали на месте. В моей памяти был только один единичный случай, когда шальной пират добрался до Земли, спасаясь от патрульного крейсера, нахватал рабов, включая Артёма и сбежал. Правда этого пирата потом нашли работорговцы и уничтожили вместе с кораблем, чтобы координаты планеты не выдал. Вернее все это произойдёт лет через пятнадцать.

В том, что они не используют защиту от сканирования, я убедился очень быстро, уже на третьем адресе. Планшет ясно показал, что на первом этаже, где и сдаются помещения для офисов и где заняла три дня назад новая фирма «Вестник», есть семь источников излучения. А такое излучение даёт только оборудование Содружества. Планшет даже выдал мне их ТТХ, оказалось, оно у него было. Говорю же военный планшет, крутая штука, одна память запредельная, а уж сколько программ было установлено на заводе производителе, включая те что для сканирования и распознавания сигналов.

Если бы не потеря сети, я бы дистанционно смог бы взломать электронные предметы что работали в офисе работорговцев, а через них даже нейросети, но не сейчас в инвалидном состоянии. Тут снова накатило чувство голода. Но я опытный, у меня с собой пакет с бутербродами, так что жуя один, запивая чаем из термоса, я отслеживал все источники сигналов. Ломать я их даже не пытался, могут засечь. Все семь далеко не перемещались, три были постоянно на месте, а вот четыре других видимо были переносными девайсами вроде планшетов и коммуникаторов. Тут появился восьмой сигнал, он приближался по одной из улиц. Наконец у офиса припарковался серебристый внедорожник. «Ланд-Ровер». Из него выпорхнула молоденькая фигуристая девица в брючном белом костюме и, прикрывшись папкой от дождя, добежала до входа, где был навес. Отряхнувшись, она прошла внутрь здания. Судя по перемещениям восьмого сигнала, девушка и есть представительница работорговцев. По ТТХ излучения, у неё был гражданский коммуникатор, но с расширенными функциями. Фактически это был военный коммуникатор, устаревший и после конверсии выставленный на продажу как гражданский. Всё оборудование имело разных производителей, мешанина можно сказать. Для Фронтира это обычное дело, так что передо мной стопроцентно нужные мне работорговцы.

Ещё около часа понаблюдав за работорговцами, я покинул место парковки. Ведь не только я, но и они могут меня засечь, если проведут сканирование, но видимо им такое даже не приходило в голову и ни одной попытки я не засёк. Единственно, что было два сигнала ушедшие на орбиту. Упустить эту группу я не боялся, сбегав в здание отлить, ливень из шквального перешёл в затяжной дождь, заодно узнал, сколько сидит в этом помещении новая фирма. Уборщица что мыла пол в туалете, сказала, что третий день. Быстро они отсюда не уйдут, так что время есть. Для подтверждения на всякий случай проехался по другим адресам. Там уже пустышки. Потом стал кататься по старым адресам, нашёл два, где ранее располагались работорговцы. Там находя уборщиц, повезло застать на месте, показывал им снимки девицы из внедорожника, они были плохими из-за дождя, но те все уверенно её опознавали, мол, секретарша начальника. Похоже, в Москве работает одна группа, и видимо этого хватало. В одном месте они сидели месяц в феврале этого года, на другом, так же месяц, август прошлого. Причём то помещение где я их чуть было не застал, они так же занимали месяц, соответственно и тут будут сидеть не меньше. Вполне достаточно времени, чтобы решить свои дела и прийти можно сказать на заклание.

Уже под вечер, добравшись до офиса, он был закрыт, но те три стационарные источники излучения оставались на месте, а вот остальные исчезли, но появилось с десяток других, я поехал домой. Стационарные источники планшет определил легко, медкапсула, это точно она, потом встроенный в стол комп, и что-то медийное, вроде галопроектора с режимом присутствия. А новые источники излучения, это датчики, похоже, перед уходом последний сотрудник активировал охрану. Она тоже была смонтирована из оборудования Содружества.

Вернувшись на свою улицу, обедал я в одном из кафе, но всё равно хотелось есть, бутерброды закончились, под мелким дождём, чуть ли не с заносами я добрался до своего участка. Другие автовладельцы, совсем разбили дорогу, так что спасали только не самые лучшие вездеходные качества «чероки». Открыв ворота, загнал внедорожник во двор и, закрыв всё, прошёл в дом. Там всё в норме было, а если бы кто забрался внутрь, я бы быстро узнал, у меня тоже хоть и самодельная, но охранная сигнализация с камерами наблюдениями была. Поставив на плиту закипать кастрюлю, отсчитав из своих запасов пельменей ручной лепки необходимое количество, занялся собой. Тут недалеко находиться столовая, причём не частная, там лепят эти пельмени и вкусные и мне нравиться. По вкусовым качествам они ближе всего к домашним.

Пока пельмени доходили, я успел и себя привести в порядок, и душ принять. Поужинав, продолжил заниматься своим самодельным радаром, рассеяно слушая что-то бормочущий на кухне телевизор. Я его на кухне поставил, ни к чему он мне в зале. Похоже, с радаром я дал маху. Ни к чему он мне теперь, офис найден, не требуется их в небе искать. Пришлось возвращать всё к первоначальному виду. Чуть позже у меня заработали спутниковые каналы. Работа-то по установке плёвая.

Потом до полуночи тренировался с «Регом», повышая своё мастерство. Не смотря на отсутствие имплантов и сети Древних, моё боевое мастерство не сильно понизилось. Нет, оно, конечно же, упало, тем более без сети некоторые функции перестали быть доступными, но я всё равно оставался с этим оружием в руках, очень опасным. Даже способен расковырять из бронескафа десантника в тяжёлой броне. Если один на один победа будет за мной.


Баню я вчера пропустил, поэтому решил затопить её сегодня, в воскресенье. Да и какая разница, когда топить? Я сам себе хозяин, хочу — затоплю, не хочу — не затоплю. Вон, душ есть. Пока чайник вскипал на кухне, я в одних семейных трусах, а что, я у себя дома, натаскал в баню дров и, используя прикупленную газету, такая муть, что даже на подтирку не пойдёт, затопил баню. Проверил заслонку и осмотрелся. Баня состояла из трёх частей. Сам старик, похоже, был большой любитель попариться, и делал её под себя. Я в принципе тоже не был чужд этой истинно русской забаве. В общем, сначала был предбанник, утеплённый, там лавки и стол, можно посидеть и пиво попить, на стенах сруба висели многочисленные заготовленные веники. Я уже один дубовый отобрал, положил отмачиваться в тазик с кипятком. Из предбанника дверь вела в саму баню с печкой, тут было две невысокие скамеечки, парочка тазиков, мочалки, ковши и всё остальное для помывки, бак с нагретой водой тут же. Печка стояла к правой стене, чуть ли не прижимаясь, а вот слева была врезана дверь, что вела в парную с пологом и каменкой. Полог ступенчатый, ширины хватало, чтобы сидеть или лечь по одному человеку. Все окна вели во двор. Их два, из предбанника и бани, а в парной было электрическое освещение.

Убедившись, что дрова занялись, можно перестать подкладывать газету, я прикрыл дверцу печки, и направился домой. Чайник уже кипел, так что, заварив свежего чая, пока он доходил, нарезал шесть бутербродов, сверху сыру и докторской колбасы и все это по очереди в микроволновку, больше трёх за раз не влезало, надо было большую брать. Но ничего и так поел чаю с бутербродами, где изумительно пахла горячая колбаса и растекающийся по краям сыр. Ум за ум съешь, как моя бабушка говорила.

После завтрака, подкинув поленьев в печку, я закрыл её, пусть доходит, сел в машину, дождь ночью закончился и сейчас с неба морило солнышко, успев подсушить землю, но ещё пока не совладав с лужами. Нормально выехав на асфальт, я поехал закупаться. Заехал в гипермаркет, запас продуктов пополнил, а что он у меня реально как трубу улетал. Потом немного погулял в парке Горького, мороженого с придвижного лотка поел, в киоске вкусного лимонада попил, и только потом направился обратно. Баня была готова. Натоплена так что волос трещал, так что сложив покупки в холодильник, я приготовил запасное бельё и пошёл париться.

Оторвался, как говорится от души, почти четыре часа с тремя заходами и просидел, что уж говорить про пять бутылок пива да под воблу, что в предбаннике уговорил. А что, завернулся в простыню и давай наяривать, причём ни в одном глазу, потом всё в парилке с потом выгонял. В общем, и веником поработал, и отдохнул душой и телом. Не-е, всё же хороша банька, даже жаль будет с ней расставаться, а придётся.


Утром в понедельник я был на своём боевом посту, сидел в машине недалеко от офиса работорговцев, снимая на планшет всех, кто работал в нём. К вечеру у меня были снимки всех. Их и оказалось всего четверо, три мужика и уже виденная девка. Собрав нужную информацию, я поехал в парк Горького. В прошлой жизни я тут редко бывал, с дочерью если только когда, всё занят был, работа, семья, а тут прогулявшись вчера, солнце, девушки красивые, вот и решил повторить, понравилось мне.

Уже когда завечерело, у центрального фонтана я вдруг увидел молодого офицера, вернее бывшего офицера. Парень лет двадцати пяти с лейтенантскими погонами и голубым беретом на голове сидел на скамейке, а рядом лежали аккуратно сложенные костыли. В глаза бросалось, что одной ноги у него нет. На груди сверкал эмалью боевой орден нового государства, что возник из пепла Советского Союза. Он просто сидел, и чуть прищурив глаза, смотрел на фонтан, его лицо было таким умиротворённым, как будто он медитировал. Даже не хотелось его беспокоить и, судя по движению других отдыхающих, они так же решили не трогать парня.

Я застыл, размышляя, машинально разглядывая его, пришла мне тут одна мысль, как вдруг обнаружил, что тот тоже смотрит на меня. Причём настороженно, видимо что-то уловил в моём взгляде. Чуть помедлив, я направился к нему. С каждым шагом моё движение становилось всё более и более уверенны. Я принял решение, и оно меня вполне удовлетворяло. Подойдя, я приветливо кивнул и спросил, подбородком указав на свободное место на лавке.

— Можно?

— Садись, — коротко ответил тот, продолжая изучать меня. Видимо что-то во мне привлекло его внимание.

— Валентин, — протянул я руку.

— Артём, — спокойно ответил тот на рукопожатие.

— Ничего что на ты?

— Можно.

— Ты на меня так смотрел, немного странно. Не прояснишь в чем дело? А то я ловлю на себе взгляды прохожих, патрули тормозят, документы проверяют. Что не так?

— Ты видел, как гепард ходит, переливаясь из одного положения в другое? В тебе что-то похожее, опасное, как от хищника готового к броску. По движению вижу, что ты опытный рукопашкник. Самбо?

— А-а-а, — задумчиво протянул я, сообразив, наконец, в чём дело.

Раньше нейросеть контролировала мои движения, я мог даже режимы ставить и, например, машинально изображать хромоту или сутулость, но с пропажей сети эта функция пропала, и движения я уже не контролировал, всё делая машинально. Нужно теперь присматривать за собой. По крайней мере, когда я не один.

Заметив, что тот продолжает вопросительно смотреть на меня, пояснил последний вопрос:

— Самбо не изучал, но любого мастера этого вида боевой борьбы уделаю на раз, даже против группы выйду. Называется этот стиль боя, специализированный бой, собравший в себе всё лучшие из других стилей, при этом он постоянно совершенствуется.

— Когда повестка придёт, или ты из этих, что косят?

— Повестка была уже, два месяца как дембельнулся.

— О как? — по-настоящему удивился собеседник. — По виду не скажешь. Где служил.

— Двести первая мотострелковая. Водилой на «бэтре» был.

— Таджикистан, — понимающе кивнул тот. — Как там?

— Да нормально, — нехотя ответил я, демонстрируя нежелание продолжать эту тему. — Стреляют… Слушай, чего я подошёл. У меня проблемы, но я их сам решу. Я не знаю где находиться представительство ветеранов вооруженных конфликтов. Скажешь адрес, думаю, он тебе известен.

— Да, знаю. Проблемы серьёзные? Помочь?

— Сам справлюсь, — серьёзно ответил я. — Спасибо.

Артём продиктовал адрес и телефон Совета Ветеранов, я запомнил на слух, после чего ещё раз посмотрев на парня, вдруг спросил у него:

— Слушай, Артём, если бы тебе дали выбор, плохо жить, но с обеими ногами, или никак, но с одной, чтобы ты выбрал?

— Конечно же первое. Прочувствовать роль инвалида я успел вот так, — слегка ударил он себя по горлу.

— Тогда есть предложение. Я знаю, как тебе вернуть потерянную ногу, но сразу скажу, вернуть её не в моих силах, и о нашем разговоре молчать.

— Будет забавно послушать, — криво усмехнулся тот, как-то не хорошо посмотрев на меня.

— Не рефлексуй, — поднял я руку и из наплечной небольшой сумки достал планшет. — Смотри в этот глазок, и мысленно сосчитай до десяти, а потом обратный счёт… Ого, погрешность туда-сюда пять процентов, но прибор показывает что у тебя интеллект в сто пятьдесят три единицы. Очень даже неплохо.

— Что это? — удивлённо спросил тот, наблюдая, как я убираю датчик, что снимал с глаза нужные показания, внутрь планшета. Он ещё много что скрывал в себе.

— Скажи, на Земле есть такое оборудование? — показал я планшет.

Тот не отрывая глаз, смотрел на картинки что я крутил на планшете. Даже ему было видно, что техника слишком совершенная для уровня Земли.

— А я думал, ты хочешь сказать, что маг какой-нибудь там степени, встречал я этих шарлатанов. Каждый за определённую мзду обещал помочь. Космос значит? Я понял это по твоим словам «на Земле».

— Да, я не землянин, если ты хочешь это спросить. Сама ваша планета находиться в такой глубине дикого космоса, что тут никого не было тысячи три лет, даже исследовательские суда не добираются. Не спрашивай, как здесь оказался я, почему пришлось покидать повреждённый корабль, и почему его потерял. Да я всё потерял. Однако нашёл чуть позже возможность вернуться. Чтобы пояснить тебе некоторые моменты, дам более обширную информацию. Далеко отсюда есть людские государства, что входят в альянс называемый Содружества. Там проживает столько людей, что подсчитать их не могут до сих пор. Между нами и государствами что входят в Содружество, находятся дикие пространства, их занимают кланы пиратов, бандитов и работорговцев. Эти места называют Фронтиром. Все люди кто не мог найти себя, авантюристы, любители приключений, или кто попал под пристальное внимание правосудия, бегут на Фронтир. Там можно всё, закона там нет. Не думай что Содружество идеальное. Например, в некоторых государствах существует рабство, вполне официально. Рабы ходят в ошейниках. Или в другом детская проституция. Правда это государство уже исключено из состава Содружества, но это ничего не меняет, все педофилы разных стран стекаются туда, чтобы там жить. Мерзко, понимаю, но это государство не трогают, слишком в удобном для обороны месте оно находится. Правда, презирают все. Те же таможенники других государств шмонают корабли из этой республики разбирая их до винтика… Ну не важно, суть ты понял.

— Более-менее, — кивнул тот, с большим интересом слушая меня.

— Так вот, корабли пиратов и работорговцев ходят по дикому космосу и ищут планеты вроде вашей Земли, а их поверь много. Так вот когда я у вас освоился, то смог случайно узнать что ваша планета вот уже как полторы сотни лет принадлежит одному клану работорговцев. Не делай такое недоверчивое лицо, статистику по пропавшим людям читал? От этого всё. Работорговцам нужны крепкие мужчины, их продают в солдаты-рабы, или имеющих высокий интеллект, красивые девушки в секс-рабы, кстати, красивых парней ждёт тоже-самое. Тоже ценные рабы. Самую большую цену дают по интеллекту. У тебя сто пятьдесят два, это возможность пилотировать как лёгкие, средние, так и тяжёлые корабли. Реакция у тебя тоже неплоха. Тебе самая дорога в пилоты.

— Это так много?

— Обычный среднестатистический гражданин любого государства Содружества имеет уровень интеллекта в восемьдесят-сто единиц. Вон тот бык, думаю не выше семидесяти единиц, — указал я на братка, что ругался из-за сдачи с продавцов киска «Газ-Вода». — Они могут работать на самых простейших работах с не такой высокой зарплатой. Ассенизаторы, охранники и остальные схожие направления. Сто — сто двадцать, это уже лучше, техники по ремонту, корабельные техники, медики, чиновники… Список довольно большой. Выше ста, это уже специалисты, что могут получить хорошую профессию. А то и не одну как обычно бывает и высокие зарплаты. Только люди, у которых индекс интеллекта выше ста двадцати, так называемый пилотский минимум, могут пилотировать космические корабли, так что тут ты в шоколаде благодаря своим родителям. Самые крытые, это те у кого уровень интеллекта выше двухсот единиц, он называется инженерный минимум. Там такие специалисты как учёные, врачи и, конечно же, инженеры разных направлений. Это самые высококвалифицированные специалисты. Элита.

— Ты из неё?

— Да, — просто сказал я.

— Это я сразу понял.

— Хорошо. Естественно в космическом мире сделано всё, чтобы облегчить работу людям. Для этого создали импланты, их называют нейросети. Фактически это размером с арбузное зёрнышко суперкопьютер внедрённый в голову. У меня такой был, но по независящим обстоятельствам я его утерял. К нейросетям можно присоединить усиливающие импаланты. Например, с имплантом силы, ты сможешь поднять камень в полтонны, причём без проблем… Хотя нет, не поднимешь, кости не выдержат, вот если кости укрепишь, тогда и тонну осилишь. Там от сети и импланта зависит. На скорость реакции импланты, на память, даже медицинские есть, что будут контролировать твой организм. Предохранять от тех же ядов. Хоть килограммами цианид ешь. Но это всё усиливающие импланты. Главная всё же нейросеть. Она тоже бывает разных специализаций. Пилотские, медика, техника, боевые, учёные, для чиновников. И самые дешёвые, которые ставят бесплатно, соответственно и самые слабые. Самые крутые — универсальные, в них совмещены все другие направления, но стоят они такие астрономические суммы, что простые люди приобрести их просто не могут. Если заключишь контракт с какой корпорацией, тебе поставят, только отрабатывать её будешь лет тридцать.

— Да я уже глубоким стариком к этому моменту буду.

— В Содружестве живут до двухсот лет. У меня модернизированный организм, такую же процедуру, если ты попадёшь в нормальное государство проведут и тебе… Продолжу. Сами импланты и нейросети подразделяются на поколения, старые и свежие. Например, армейцы использую десятого-одиннадцатого поколения, гражданским их иметь запрещено. У гражданских могут быть максимум седьмого и ниже, то есть чем ниже тем хуже.

— Это понятно.

— Раз понятно, то продолжим, тем более я почти закончил. Конечно же, у работорговцев есть свои сети. Для рабов. Например, тебе их не поставят, ты считаешься ценным специалистом, значит, получишь нормальную сеть, но с тем же имплантом подчинения, чтобы не думал о побеге и работал за еду на хозяина. Есть рабские ошейники, что следят за рабами и болью наказывают, но думаю, тебе это не грозит, как я уже говорил ты из ценных специалистов, а о них заботятся, работорговцы деньги считать умеют. Правда тут от людей всё зависит, смотря какой хозяин тебе попадётся. Теперь, когда я немного просветил тебя, поясню. Работорговцы тут, и работают в большинстве крупных городах планеты, в Москве тоже есть. Я их уже вычислил. Работают под контору найма работников для заграницы. Действуют так, объявляют о наборе с шикарными условиями и зарплатой, и лохов что выстраиваться у дверей, прогоняют через приборы. Вроде того что я тебе в глаз светил. Те кто им подходит, усыпляют и замораживают, крио-сон, если тебе понятно такое понятие. Набрав определённое количество «работников», транспортное судно с рабами внутри совершает первый прыжок по своему маршруту. Такое судно берёт за раз от трёх до десяти тысяч, всё зависит от размеров судна, и количества капсул крио-сна… Я не слишком заумно говорю?

— Нет-нет, всё понятно.

— Хорошо, я почти закончил. Покинуть планету я могу обычным способом, под видом раба. Легенду я себе уже сделал, документы погибшего на днях дембеля купил, то есть проверку выдержу, если что, хотя я и сомневаюсь, что она вообще будет. Когда меня вывезут во Фронтир или в одно из государств, там освобожусь и всё, я дома. Сами привезут. Теперь по тому, для чего я это всё говорю. Медицина в Содружестве такова, что конечности отращивают на раз. Так что у тебя есть выбор, или последовать моему примеру, если пойдешь, я постараюсь тебя освободить, самому это очень сложно, если конечно на судно работорговцев не наткнётся патруль нормального государства, они работорговцев очень не любят и давят. Тогда вас освободят и даже дадут гражданство, дальше крутись, как хочешь.

— А это дорого отрастить ногу? Может работорговцам это будет невыгодно?

— Да… — досадливо махнул я рукой. — Стоишь ты если на доллары перевести, тысяч сорок, а ногу восстановить пятьсот баксов. Плёвая, хоть и долгая процедура, недели две тебе её будут отращивать. Я же говорю, работорговцы деньги считать умеют, возьмут. Пока летим, чтобы не терять время, тебе её раз десять вырастить успеют.

Артём задумался, уйдя глубоко в себя, то что я ему сказал явно перевернула всё его представление о мире. Такие новости. Я его не торопил, пусть подумает, вместо этого прогулялся до киоска и вернулся с двумя бутылками лимонада. Парень по-моему даже не заметил то что я отходил, до того задумался. Взяв протянутую полулитровую и уже открытую бутылку лимонада, Артём присосался к ней, выдув буквально за несколько секунд всю сладковатую и газированную жидкость. Хорошо я его новостями припечатал, раз он так это всё воспринял.

— Вопросы есть? — спросил я, когда он немного пришёл в себя.

Мимо процокали каблучками две девушки лет семнадцати на вид и мы синхронно проводив их глазами, вздохнули. Прелестницы. Хм, а меня ведь где-то там, в будущем, две будущие жены ждут. Тоже совсем молоденькие и хорошенькие.

— Ты сказал, что не с Земли. А по-нашему шпаришь так, что не отличить?

— Хм, этой темы мы пока не касались, раз пришло время, объясню. Помнишь компьютеры в головах?

— Нейросети.

— Точно. Они ведь не просто так. Теперь представь себе такое дело, пожилой мастер, специалист высшего порядка, шестой разряд, таких специалисты на Союз было не больше сотни. У него снимают память и разбивают её на куски, каждое кусок-умение получает своё название и ценность. Называются они базы знаний. Например, мастер был любителем рыбалки, и на его умениях и знаниях была сформирована база знаний «Подлёдный лов» третьего ранга. Про ранги потом объясню. Он плохо умел ездить на велосипеде, но умел, на этом формируется база по «Обслуживанию и управлению транспортного средства типа „Кама“», первого ранга. А его основная специальность, та по которой он получил мастера, название придумывать не буду, но сформируется база знаний шестого ранга. Из памяти каждого человека можно сформировать от сотни до тысячи баз. В зависимости от разносторонних знаний таких людей. Причём снимать такие слепки можно не у всех, природный барьер, который оборудование преодолеть не может. Один из десяти тысяч по статистике может пройти эту процедуру. Я вот могу. Теперь по рангам. Первый ранг — общеобразовательная база, равняется знаниям десятилетнего ребёнка. Второй ранг — это уже уровень окончания школы, причём снимается память у отличников, соответственно изучивший базы, после небольшой практики, так же становиться отличником. Третий ранг — это уровень профессионального училища. Четвёртый — института. Пятый — уже опытный специалист. Шестой — профи высокого класса. Седьмой… таких очень мало. Всего девять рангов баз, но я ничего не слышал о тех, кто их выучил и сейчас объясню почему. Человек с уровнем интеллекта, например в восемьдесят единиц, будет учить базу первого уровня, чуть больше суток. Второго ранга — почти две недели. Третий — три месяца. Практически недостижимый им четвёртый около года. Пятый, около четырёх с половиной-пять лет. При использовании медикаментозного разгона время сокращается на четверть, а то и на треть. Ты, например, будешь учить база знаний, первый ранг — часа четыре. Второй едва ли двое суток. Третий — дней десять. Четвёртый — чуть больше месяца, пятый — около четырёх с половиной. Опять-таки с разгоном время уменьшается. Именно поэтому, как я думаю, ты догадался, так ценятся люди с интеллектом. Чем он выше, тем раб дороже.

- А пилотом как стать?

— Заинтересовала эта профессия? — понятливо кивнул я. — Тут тоже свои сложности. Нужна нормальная сеть, никак не ниже пятого поколения, иначе современные корабли водить не сможешь. Кораблями среднего класса, их ещё крейсерские называют, ты не сможешь управлять, даже если тебе поставят сеть. Для этого нужно изучить пакет баз по управления малого, и после изучения сдать экзамен на сертификат пилота малого корабля. После сдачи, ты можешь загрузить пакет баз для пилотирования среднего корабля, изучить их, сдать экзамен на пилота среднего корабля. Сдать не имея сертификат на управление малого не сможешь, не допустят до сдачи. После этого если есть необходимость, можно купить и закачать пакет баз пилота тяжёлого корабля, изучить и так же сдать на сертификат. Без этих сертификатов искусственные интеллекты кораблей и судов не допустят тебя к управлению. Это естественно в пространствах освоенных систем Содружества. На Фронтире с этим проще. Умеешь, так лети, сертификаты там никого не интересуют, даже искинов. Их ломают предварительно, убирая этот запрет. Ах да, забыл сказать. В каждом пакете до двадцати специализированных баз знаний. Для малого, чтобы получить сертификат, нужно поднять их не выше второго ранга. Да и то не все. У среднего, из двадцати баз, половина четвёртого, остальные третьего и второго. Для тяжей, почти треть шестого, остальные пятого и четвёртого. А теперь мысленно прикинь сколько нужно учить.

— Ахренеть, — протянул тот, явно мысленно прикидывая. — Это же годы учёбы. А работать когда? Теперь понятно как ты наш язык выучил.

— Ну, тут уже жить дольше будешь, время на учёбу появиться. Да и про разгон не стоит забывать, сейчас без него базы не учат, — усмехнулся я. — Так что, тебя устраивает мой предложение прошвырнуться по Содружеству?

— Прежде чем дать ответ, скажи, зачем я тебе? Только не говори, что хочешь помочь инвалиду.

— Не буду, — согласился я. — Есть интерес, как же без него? После возвращения в Содружество я собираюсь создать свою корпорацию, и мне нужны надёжные люди. Думаю после подобных приключений я смогу тебе доверять. Например, возглавишь службу безопасности корпорации, или ещё какое направление. По интересу и возможности.

— Всё хорошо, я очень даже желаю отправиться в такое путешествие, не смотря на то, что это поначалу придётся делать с ошейником раба, однако есть и препятствия для этого. Мои родители и сестра. Я ведь не могу их взять собой.

— Тут сам решай. Могу лишь подсказать оставить записку что, например, завербовался заграницу. На работу, где как раз нужны, такие как ты. Напиши, что долго не сможешь дать о себе весточку. Когда-нибудь у тебя будет свой корабль, тогда сможешь вернуться. Только есть одно условие, в ближайшие двадцать лет, возвращаться тебе нельзя. Есть причины. К окончанию этого срока сам поймёшь почему.

— Чёрт, — тот немного растерянно почесал бритый затылок, рассеянно улыбаясь. — Знаешь, а я согласен. Когда ещё такая возможность будет. Ты даже не представляешь, как хочется снова встать на обе ноги и просто пробежаться.

— Почему же, представляю. Я сейчас чувствую себя таким же инвалидом как ты. Если бы мной не были утеряны сеть и импланты, я бы не заморачивался с рабством. Просто перебил бы их, захватил корабль и улетел в Содружество.

— Ты и такое мог? — удивился тот.

— Мог и делал, причём не раз. Люблю я путешествовать по диким пространствам и Фронтиру. Авантюрист, если ты не понял.

Мы встали и направились к выходу с парка, уже начало темнеть. На ходу Артём, постукивая костылями, спросил:

— Слушай, Олег, а что бы ты делал, если бы я не согласился?

- У меня в левой руке был зажат тюбик со спецпрепаратом. Слегка кольнул в ногу и всё. Минут двадцать сна и полная потеря последних полсуток. Не вспомнил бы ты меня.

— Круто. А я всё равно уверен в своём решении. Когда ещё такой шанс будет.

— Да ты я смотрю тоже авантюрист, не зря мы с тобой повстречались. Если бы не это, я бы даже не подумал брать с собой компаньона.

— Понятно. Теперь объясни, что мне делать чтобы не вызвать подозрения у приёмщиков в офисе работорговцев.

— Это да. На тот момент ты должен забыть всё, о чём мы с тобой говорили. Зайдёшь в офис, представишься, в общем, ведёшь себя как кандидат, который ничего не знает…

Пока мы шли к парковке, я тщательно просвещал Артёма в план как подставиться под интерес работорговцев. Кстати, Артём пойдёт в офис через четыре дня, я же в последние дни работы в этом помещении. У напарника на этой парковке оказалась машина, серая «девятка», вот в ней он и начал устраиваться на водительском сиденье. Когда я стоял у открытой двери машины, тот спросил:

— А если мне память просканируют?

— Насчёт этого можешь не волноваться. У работорговцев древнее оборудование, а то что снимает память, очень дорогое. В современных капсулах это всё встроенное, но у работорговце только старьё. Третьего, редко четвёртого поколения. Так что веди себя как обычно.

— Ладно, завтра созвонимся.

Пожав Артёму руку я проследил, как он уехал, то что у него одна нога, ему особо не мешало, он даже не стал переделывать отцовскую машину. Вздохнув, началась фактически заключительная, хотя и растянутая фаза операции, я направился на дальний конец парковки, где стояла моя машина.


К обеду следующего дня я поехал по адресу, где располагался Совет Ветеранов. Там у них был свой адвокат, тоже из ветеранов, так что мы быстро ставили моё завещание, заверив его. Так же указал контрольные звонки, если их не будет, через месяц завещание должно вступить в силу. В общем, всё отписал.

Закончив с этим делами, поехал к Артёму, уже созвонился с ним. Не домой, встретились на нейтральной территории. Это было молодёжное кафе в том же районе где и жил Артём. Тот меня уже ждал, так что сходу поздоровавшись, я щелчками привлёк внимание официантки, которая была занята у крупной кампании молодёжи, и недовольно на неё поглядывая, жестом подозвал. Мне хотелось, есть и пить. А когда я это хочу и мне мешают, встают на пути, то я становлюсь раздражительным и злым.

— Позволишь? — взял я стакан Артёма с томатным соком и одним махом выпил. Действительно пить хотелось.

— Бери, — запоздало отреагировал он, когда я уже возвращал пустой стакан обратно.

— Гадость, томатная паста водой разбодяжена.

Официантка была одна на весь зал, помимо нас были и другие клиенты жаждущие сделать заказ, но группа из шести парней, по виду студентов, и двух девушек, не давали ей уйти. Только та записывал заказ, и собиралась отойти, как её перехватывал другой студент и делал свой заказ. Мне кажется, они так просто издевались не только над ней, но и над нами.

— Эй, молодёжь. Вы тут не одни, сделали заказ и сидите, ждите его, — рыкнул я в их сторону.

Артём не вмешивался, лишь с интересом наблюдал за дальнейшим развитием ситуации, сегодня он в гражданке был.

— Сам сиди и жди.

— Отвали.

— Ещё учить будет… — посыпалось с той стороны.

— В обхамели, — удивился я, слитным движением покидая столик и быстрым шагом направляясь к группе молодежи. Девушка-официантка ещё была тут, так что, взяв её за талию, поднял и поставил за своей спиной.

Осмотрев наглецов, судя по зрачкам, большая часть была под кайфом, что-то вроде лёгкой травки, я закончил осмотр и тихо сказал:

— Собираем манатки и валим. Быстро.

— Чё-ё?! — начал привставать ближайший, но от моего удара сел обратно, а от второго сполз под столик в явно невменяемом состоянии.

Тут вскочили остальные и тут же стали нарываться на мои молниеносные удары. Диван был красного цвета, полукруглый, со столиком в центре, так что восемь человек могли рассесться свободно. Однако как я смог под него забить шесть крепких и отнюдь не маленьких парней, я даже сам не понимал. Смог и всё. Девки поначалу в шоке сидели, молча, но под конец одна вскочила и попыталась вцепиться в лицо. Два удара и под столом стало семь тел. Пришлось попрыгать на девке чтобы её туда забить.

— Тоже рискнёшь? — рыкнул я второй девке, но та лишь отчаянно замотала головой.

Повернувшись к официантке, она как стояла за спиной с большими глазами на пол-лица, так и стояла, я взял её за локоть и привёл к своему столу.

— Не люблю хамов, — пояснил я Артёму, и надиктовал девушке, которая уже очнулась, свой заказ.

— Сильно побил? — спросил тот, когда официантка ушла, по пути принимая заказы от других клиентов.

— Даже без травм.

— Если милицию вызовут, могут привлечь, — неодобрительно покачал тот головой. — Да девку зачем кошмарил? Как только рука поднялась.

— С милицией я разберусь, — беспечно отмахнулся я. — А с девкой всё просто, когда на меня нападают, мне начхать какого он пола и бью всегда в полную силу. Вон, второй девке предложил тоже попробовать на меня налететь, да та сразу обделалась. Ну её… Ладно пока несут заказ, давай кое-что сделаем. Покажи ладони.

— Что это? — спросил Артём, когда я открыл небольшой флакончик со встроенной в крышку кисточкой и стал ею мазать ему ладони.

— Флакон? Тут на рынке купил, забавная штука. С клеем тридцать тысяч рублей, без — десять. Прикупил пару пустых.

— Мажешь чем?

— А, ты про это. Если проще, то некоторые компоненты, которые дают лёгкий, и главное не смертельный радиационный фон. Сейчас вытри руки о салфетку.

— Зачем это надо? — заинтересовался тот.

— Я не успел вскрыть всю сеть этой конторы, особенно хочется выяснить, как они рабов выбирают и куда вывозят, а мой сканер на планшете фон на твоих руках увидит, и я прослежу, куда твою бессознательную тушку повезут. Работорговцы тебя в капсуле будут сканировать, интеллект проверять. Скорее всего, полную диагностику тела делать не будут, думаю, капсула настроена только на проверку уровня интеллекта, поэтому они не заметят мой маркер. А даже если заметят, подумают что ты сам где-то вляпался, раз они на руках… Не дрейфь, всё в норме будет. На, посмотри на планшет и запомни лица всех работников этой конторы, опознаешь, значит, попал куда нужно.

В это время принесли мой заказ, я был занят, показывал Артёму, как листать страницы. Причём из-за официантки ещё и прибор пришлось прятать, а когда я посмотрел на то, что она принесла, то зло зашипел:

— Найду планету, где нет укропа и буду там жить. Всё у вас на Земле хорошо, но я ненавижу укроп, а у вас сволочи повара его везде добавляют. Сейчас пойду на кухню и заставлю повара все запасы укропа сожрать, лопнуло моё терпение. Ведь все блюда, падла, изгадил!

— Да подожди… — пытался остановить меня Артём.

— Сиди тут и листай страницы на планшете, реально довели.

Встав, я быстро направился на кухню. Вышел оттуда минут через сорок, и махнул руками, стряхивая с них воду. Кстати, группа молодёжи уже исчезла, они и до моего отбытия на кухню шевелись, пытаясь разлепить слипшийся пельмешек под столом. А сейчас свалили. Однако и милиции в зале не было, вот это странно.

— Уходим, — подойдя к столику, скомандовал я.

— Убил?

— Нет, но после полутора килограммов укропа у того аллергия красными пятнами по всему телу пошла. Я уже скорую вызвал. По крайней мере, я на кухне наелся, отомстил, поэтому пребываю в хорошем настроении. Можно сказать белый и пушистый.

Мы покинули зал кафе, и сев в свои машины, направились в другое место, наша беседа ещё была незакончена. Ну и выяснилась причина опоздания наряда. Мне попался милицейский «уазик», что чихал, дёргался, но медленно ехал в сторону кафе. Такими темпами ещё минут пять телепать.

* * *

— Вы нам подходите, — улыбнулась мне девушка, что приняла от меня заполненные опросные бланки. — Однако прежде чем дать окончательный ответ вы должны пройти медицинское освидетельствование. Не волнуйтесь, это недолгая процедура. Наш врач находится за этой дверью, если вы нам подходите, то пройдёте в кабинет начальника для заключения контракта, выйдете через другую дверь, если нет, вернётесь сюда… Следующий, пожалуйста.

Для чего та говорила более громким голосом, чем нужно, это понятно, чтобы другие слышали, но я уверен, что выйду я не через другую дверь, а вынесут меня в мешке.

— О, а что это за аппарат? — удивлённо спросил я, проходя в кабинет врача, делая вид, что впервые вижу капсулу Содружества. Как я и думал, диагностическая. Да ещё третьего поколения.

— Последняя американская разработка, производит полное сканирование организма, — отрываясь от заполнения каточки, посмотрел тот на меня поверх очков. — Снимите обувь и ложитесь в капсулу.

Возражать я не стал и лёг в капсулу, меня даже раздеться не попросили, да я и так знал, что этого не требуется.


Просыпаться было тяжело, однако крышка крио-капсулы уже была открыта, и мне в лицо орал какой-то звероподобный негр, в легком десантном бронекостюме третьего поколения. Я даже его принадлежность не сразу распознал, инкассаторы с такими ходили. Меня была дрожь после разморозил, и было реально холодно и холод шёл откуда-то изнутри меня. Мысли текли медленно, нужно было прикладывать усилия чтобы принимать какие-то решения или вообще шевелится. После криоразморозки это нормальный эффект.

— Лен, ты ему точно закачал знание общего? — крикнул тот кому-то не виденному мной.

— Урезанную базу, но поставил, уже должен понимать.

— Мясо! — снова заорал тот мне. — Встать!

Я смог подняться и встать на ноги, хотя меня и шатало от слабости, последствия разморозки. Ничего, это быстро пройдёт. После чего тот погнал меня по узким коридорам к выходу, где напоследок отвесил пинка. Ничего, я тебя запомнил. Небольшим ручейком обнажённые мужчины и женщины уже вливались в полноводную реку, что стремилась по широкому коридору в сторону шлюзовой транспорта. Когда мы её прошли, я понял что мы на какой-то станции. Тут со стороны ко мне пробился широко улыбающийся Артём. Он меня первый углядел. Причина такой радости была понятна, шёл тот на двух ногах. За время полета, похоже, его привели в порядок.

— Что-то не так? — первым делом спросил он, заметив мою настороженность.

— Всё не так. Не должны нас в общую кучу были смешивать. Кажется, нас сливают всем скопом. Действительно что-то не так… Да не куксись так, прорвёмся.

Поглядывая по сторонам, мы достаточно быстрым шагом двигались в середине потока. По краям идти мы не дураки. Там стояли охранники-конвоиры и дубинками пытались заставить толпу бежать. По примерным прикидкам тут было тысяч пять рабов, да и то было видно не всех. Правда, пока ещё ничего не понимающих, не отошедших от крио-капсул, пребывающих в шоке от всего происходящих. Самых медлительных на их взгляд, охранники били электрическими разрядами, в дубинках были разрядники. Да нет, они всех подряд лупцевали. Несколько человек, что более-менее пришли в себя, бросились на охранников. Произошло это не одновременно, да и было не согласованно, так что ничего у них не вышло. Разве что один перевитый мышцами здоровяк съехал кулаком своему охраннику так, что тот его потом долго пинал, выбивая душу. Артём не дёргался, я предупредил его что так и будет. Охранники выискивали лидеров и тех, у которых была склонность к побегу. Убить раба не дали, всех пострадавших медики, судя по ошейникам тоже рабы, погрузили на носилки и куда-то увезли. В такой ситуации многие мужчины показали свою сущность, они проталкивались вглубь колонны, выталкивая самых слабых, в основном это женщин, если ещё долго будем бежать, то по краям останется один женским пол, а кого бить, охранникам было всё равно, и делали они это, как я уже говорил, с немалым удовольствием. Дубинки не замедляясь, поднимались и тут же обрушивались на чьи-то обнажённые спины и плечи.

Двигались мы с Артёмом опытно, медленно, но делали вид что бежали, вроде как трусцой, так мы не привлекали к себе внимания, взгляды охранников с безразличием скользили по нам. Когда мы уже продвигались по транспортному коридору станции, углубившись на станцию на полкилометра, мы достигли первого перекрёстка, где колонну раздваивали. Такие же охранники с совершенно такими дубинками-разрядниками в руках, и с такими же зверскими лицами, старательно распределяли колонну, чтобы в оба коридора уходило равное количество людей.

— В левый, — определился я.

Мы смогли уйти в левый коридор и продолжили бежать. Артём, дыхание которого пока не сбивалось, мне чтобы сбить дыхание это постараться надо, спросил на бегу:

— Где мы?

— Это космическая станция. Рухлядь третьего поколения. Относиться к классу больших грузопассажирских станций. Произведена, между прочим, в государстве, где официально разрешено рабство.

— Почему левый коридор?

— Судя по обозначениям на стенах мы в старом секторе, нас через грузовую шлюзовую с судна выгнали. Палуба «Б». Если бы вправо побежали, оказались бы на палубе где заводом производителем сделаны боксы для содержания рабов. В общем, бежать оттуда нереально, тем более с нашими теперешними возможностями. Левый коридор ведёт в сторону складских палуб. Скорее всего, там самодельные боксы для содержания рабов, может это содержание и будет хуже, но и шансы свалить повышаются.

— Так ведь это станция работорговцев, как мы сможем от них скрыться, если мы находимся на их территории?

— Видишь тот квадрат на стене? — указал я на стену, мимо которой мы бежали.

— Нет, ничего не вижу.

— Тут нужен опытный взгляд. Поверь, он там есть, как суслик. Это вход в технические коммуникации. Укроемся там, нас с собаками не найдут, они всю станцию пронизывают. Там дальше сориентируемся, как свалить. Но бежать нужно до того как нам наденут рабские ошейники или установят импланты подчинения. Я-то выкручусь, с тобой будет сложнее.

— Может сейчас рвануть?

— У тебя спецключ для открытия люков и входов в коммуникации есть? Вот и молчи, ключ нужен или какой его заменитель.

Общаться мы старались тихо, чтобы другие земляне не услышали, если кто приближался, замолкали. Не успели мы добежать до складов, где находились боксы для рабов, как вдруг забеспокоились охранники, и из динамиков искин стал передавать сообщение о вторжение в систему Антранского флота, передавая приказ начальника службы безопасности занять боевые посты.

— Чего это он орёт? — прокричал Артём.

— Ты что, общий ещё не освоил?.. Понятно. Это искусственный интеллект станции, сообщает о том, что её атакует флот Антрана.

Шок от этого громкого приказного голоса был для и так ошарашенных рабов слишком большим ударом, так что многие просто сели на корточки, закрывая голову руками. Бегущие сзади натыкались на них и образовывалась куча мала. Не смотря на активное махание охранниками дубинками, ситуация не менялась. Часть охранников рванули в другие коридоры, ловя паникующих рабов, или под этим видом просто сваливая, однако с нами осталось трое.

— А вот теперь наше время, — повернулся я к Артёму. — Мои два слева, твой правый… Берём.

Перескочив через груду тел, я обрушился на ближайшего охранника. Не смотря на то, что тот был в спецназовском бронекостюме пятого поколения, да ещё с полностью активным с загерметизированным шлемом, это его не спасло. Сбитый с ног моей тяжёлой тушей, я всё же нордовец, тот зашевелился на спине, пытаясь перевернуться, чтобы подняться, но я не дал. Щёлкнула застёжка ножен виброножа у него на бедре и клинок вошёл подмышку, самое слабое место у этих бронекостюмов. К тому же быстро ремонтируемое. Восстановить костюм труда не составит. Вскочив, я хотел было заняться вторым охранником, но тот уже был погребён под грудой тел рабов. Отшвырнув девчушку, что с трудом своим весом удерживала его правую руку, я так же вогнал клинок ему подмышку. После этого бросился на помощь Артёму. Тут было плохо, охранник отбивался вполне успешно, и уже сменил свою дубинку на нейротик. Перед ним лежала куча обездвиженных тел, включая Артёма. Неройтик в руках охранника продолжал свистеть неисправным поршнем, выдавая импульсы, и куча перед ним росла, однако против ножа тот ничего не смог сделаться, нож пролетел шесть метров, что нас разделяли, и вошёл тому в глаз, пробив бронещиток шлема.

Медлить я не стал, нож ещё летел, а я уже бросился к заваленному телами Артёму и, ухватив его подмышки, оттащил к стене, где было куда свободнее от людей. Туда же оттащил убитого мной первым охранника, другие уцелевшие и не лишённые подвижности земляне обыскивали трупы охранников, снимая всё, что было прицеплено, явно не понимая, что это и для чего им. Главное чтобы было. Сняв аптечку с пояса охранника, я приложил её к шее Артёма. Буквально секунд через десять тот зашевелился и прохрипел:

— Чёрт, никогда так хреново не было. Чем это меня?

— Полицейский ручной нейротик. Используется для подавления мятежей, бунтов, ну или просто несанкционированных митингов. Устаревший, сейчас такие не используются, сняты с вооружения полиции. Признано комиссией общечеловеков как опасное и варварское оружие. Полежи, сейчас легче будет.

Что странно, к нам старались не приближаться, моего охранника не трогали, что позволило мне снять с него бронекостюм, и закрепить на спине, завязав рукава под подбородком. Ботинки и шлем я сунул внутрь костюма, броник был встроенный.

— Почему не одеваешь? — удивился Артём.

— Управляется нейросетью. У тебя она есть? Вот и у меня нет. Тем более наверняка придётся ломать управляющий блок, чтобы снять привязку с прошлого хозяина. У всех охранников оружие и бронекостюмы с привязкой, чтобы рабы во время бунта воспользоваться не могли, это правило которое работорговцы стараются соблюдать, они у них кровью пишутся. Так же и с оружием. Не смотри что в кобурах, воспользоваться не сможешь. Только хозяин. Вот с виброножом охранник допустил ошибку, зря взял. Как себя чувствуешь? Идти сможешь, нам уходить надо?

— Да.

Я помог Артёму подняться, коридор уже был очищен, все остальные разбежались, других охранников тоже не было, так что, подставив напарнику плечо, и мы достаточно быстрым шагом направились к повороту.

— А остальные? — кивнул Артём на два с половиной десятка землян, что остались лежать на покрытии пола коридора.

— У тебя есть возможность им помочь?

— Не думаю.

— Ну и молчи, самому тошно. Если флот возьмёт станцию, то освободит их… Стой тут.

До пересечения коридора мы не дошли, встали у едва заметной крышки люка в техническую шахту. Охранник кончено не техник, пустые ножны виброножа, фактически единственного оружия, которым я могу пользоваться, только вернуть его не получилось, подошли вместо спецключа. Я снял три защёлки и, снимая четвёртую, пробормотал:

— А что, можно.

Открыв шахту, я велел Артёму залезать в нее, а сам побежал к куче парней и девчат. Там ухватив два ближайших тела за руки, волоком тащил их к шахте и передавал Артёму. Тут была длинная горизонтальная шахта, причём достаточного размера, должно хватить места людей спрятать. Вернувшись во второй раз, приметив крупного мужчину, я прижал к его шее аптечку, будет помогать, да и остальных обошёл, после чего стал перетаскивать остальных. Коридор был пуст, но один раз пришлось упасть на пол, над нами прошуршала средняя грузовая платформа с парой пиратов на борту, но они на нас не обратили внимания, видимо эвакуировались. Я лишь пожалел что потратил препараты из аптечки на того первого здоровяка, остальным могло не хватить. Тот ещё не отошёл от действия нейротика, и когда платформа пролетала, не отреагировал на мой крик всем лечь, платформа снесла ему полголовы, забрызгав содержимых лежавших рядом несостоявшихся рабов. Я лишь сплюнул и продолжил работу.

Под конец, последние из оставшихся в коридоре, уже ковыляли до шахты сами. Там я закрыл крышку, и мы остались в темноте шахты. Кстати, достав из разгрузки фонарик, включил его, осветив забитую обнажёнными людьми шахту.

— Хорошо охранники тут упакованы. Даже фонарики с полным зарядом.

Тут, те кто знал русский, а их было где-то треть от общего количества, сразу стали задавать вопросы, сообразив что мы что-то знаем, но на них зашипел Артём, призывая к молчанию, сообщая что мы находимся в космосе, на космической станции работорговцев. Ох, лучше бы он промолчал. Нас не нашли, только потому что коридор как был пуст, так им и оставался. Похоже, это был резервный слабо используемый транспортный коридор. Но я не хотел тут оставаться, датчики на перекрёстке работали и искин наверняка засёк, куда мы делись. Это коммуникации он практически не контролировал, а вот коридор это да. Когда пираты освободятся, то наверняка пошлют если не людей, то дроидов нас отловить.

— Внимание, слушаем меня! — громко сказал я, перекрывая гам, и когда стало заметно тише, продолжил. — Нас тут могут найти, поэтому наш шанс уйти по шахтам как можно дальше. Я иду первым, остальные за мной. В некоторых местах будем передвигаться на карачках, или вообще ползти придётся фактически в темноте, следуя за отсветом моего фонарика в темноте. Назначьте замыкающего. Артём старший, командуй.

Люди прижимались к кабелям, чтобы я мог протиснуться дальше по шахте. Выбравшись на свободное место, я пополз дальше. За мной пыхтя, двигались две девушки, за ними остальные. Добравшись до вертикальной шахты, я велел девушкам ждать, они оказались голландками и не понимали меня, к счастью среди освобождённых оказались полиглоты и перевели им. Спустившись на шестьдесят метров, я стал светить вверх, чтобы людям было удобно спускаться. Ага, как же. Если семь девушек, что насчитывалось среди спасённых, в темноте не стеснялись того что обнажены, то когда я стал подсвечивать им снизу, сразу как-то застеснялись, пропуская вперёд парней.

Ждать я не стал и пополз дальше прокладывать дорогу, так что пришлось Артёму в полной темноте помогать женщинам спускаться. В общем, когда мы все собрались у следующей вертикальной шахты, первый же вопрос Артёма был:

— Может, обойдём?

Ему явно не понравилось в темноте уговаривать и помогать девицам. Хотя я не понимаю, чего он терялся, темнота, и поцелуй можно соврать, и облапать. Попробуй докажи что это ты. Шучу, конечно, однако в чём-то напарник прав. С таким довеском мы далеко не уйдём. А до лётной палубы, где стоят маломерные суда, ещё два километра ползти по этим коммуникациям. Тут или от довеска избавляться, но сутки ползти не хотелось, или что-то другое придумывать. В общем, когда мы обрались у этой второй вертикальной шахты, я скомандовал:

— Привал, отдохнём минут десять. Чтобы не замёрзнуть предлагаю прижиматься друг к другу, чтобы сохранить тепло.

В шахтах действительно было заметно прохладно, да что прохладно, холодно. Учитывая сквозняк, почти на всех станциях, многие технические шахты используются как воздуховоды, задубеть тут можно как нечего делать. Когда мы передвигаемся, ещё ничего, а вот в такие остановки можно даже простыть. Мы же полностью обнажены были. Да и металл вокруг холодил, многие грели руками ноги, особенно подошвы. Пара человек успели сбить подошвы до крови о металл. Неженки попались. Как бы не захромали, это плохо.

Ко мне перебрался Артём, и шёпотом спросил:

— Что сейчас происходит, как думаешь?

— Сам понять не могу. Сначала судя по вибрации стреляла артиллерия станции, потом перестала и с того момента тишина. Даже предупреждение искина затихло… Знаешь, всё это похоже на вирусную атаку искинов, хм только вот провести её можно изнутри станции. Дважды был перепад давления, а такое может быть при принудительной стыковке кораблей.

— Я ничего не чувствовал.

— Станция большая, это сложно уловить, но можно. Только штурма внутренних помещений я не ощущаю, а ощутил бы при подрывах штурмовыми группами переборок, чтобы углубиться внутрь станции. Это всё должно быть, множество мелких деталей показывающих, что идёт захват, только ничего подобного нет, это и беспокоит… Думаю, нужно на разведку идти. Одному, чтобы остальных не подставить.

— Если ты пойдёшь, то что с нами будет? — резонно возразил напарник. — Никто эту станцию не знает,

— Это так, но и отправить я никого не смогу, заблудиться в момент. Один пойду. Держите фонарь и давайте по-тихому за мной.

— А если разминёмся?

— Это вряд ли, от вас столько шума, что найти вас будет не трудно.

Оставив группу, она медленно двинула за мной, а я, увеличив скорость почти в три раза, быстро перемещался по шахтам, пока не выбрался в вентиляционный колодец. Попытка добраться до административного сектора не удалась, были опущены перегородки. Оказалось модуль, где мы находились, был блокирован со всех сторон, штатная процедура на случай возможной разгерметизации. Вернувшись к группе, та свернула не туда, и удалялся, а так догнав, сообщил, что нашёл неплохое место, чтобы пересидеть некоторое время, после чего повёл их за собой. Это действительно было отличное место.

Когда мы перебрались в вентиляционную шахту и добрались до нужной решётки, что под потолком выходила в небольшое помещение, заставленное не пустыми стеллажами, то замерли, вслушиваясь в тишину вокруг. Я аккуратно снял решётку, сигнализацию замкнул, чтобы та не подала сигнал, после чего повиснув на руках, мягко спрыгнул на пол. Дверь тут была обычная, без возможности герметизации. Вот через щель снизу и проникал в помещение свет, позволяя рассмотреть хоть что-то, однако когда я появился в помещении, то сработал датчик движения и зажегся свет. Меня это не обеспокоило, сигнализации на этом действии нет, разве что искин отметит нештатное срабатывание датчика, и всё, такое бывает, тревогу не вызывает.

— Давайте осторожно, — помог я спуститься двум парням-шведам, что постоянно держались вместе, и пока они помогали остальным, в помещение действительно было теплее чем в шахтах, я быстро осматривал кофры на стеллажах, ящики и разные баулы.

— Есть, — тихо, но радостно шепнул я, сбрасывая на пол со стеллажа большой баул.

— Что это? — стараясь восстановить дыхание, по-русски спросил сидевший рядом мужичок, имевший отвратительную физподготовку, животик, но вроде из наших. Правда, выяснилось чуть позже, что я ошибся. Не наш, украинец оказался, а как маскировался-то под своих. Правда проблем я от него так и не дождался.

— Это технические комбезы предназначенные для ношения на космических объектах, то есть имеющие средства спасения, вроде встроенного скафандра, слабенького, но всё же… Артём, иди сюда.

Уже все спустились в помещение. И так не самое большое, оно стало совсем тесным, так что покинувший шахту последним, Артём сразу же протиснулся ко мне.

— Что?

— Комбезы нашёл, технические, но со встроенным скафандром. Для их использования нейросети не нужны, возможно ручное управление. Зови женщин, буду показывать, как одевать, остальные им уйдут. Комбезы с подгоном, к тому же без половой принадлежности.

Когда мы, наконец, собрали всех женщин вокруг, я демонстративно достал из баула небольшой полиэтиленовый свёрток и, вскрыв его, расстелил комбез, достав ботинки с ребристыми подошвами. Сперва я надел комбез, благо батареи на его поясе были полны, и тот подогнулся под меня. На поясе был небольшой пульт с сенсорным экраном. Потом надел ботинки и тоже подогнал их по размеру, демонстрируя, как они сращиваются с ботинками. После этого я помог Артёму облачиться, и следом всем женщинам и девчатам. Хоть стесняться перестанут. Последний комбез отошёл ближайшему мужчине, считай повезло.

Когда закончил, свой полицейский бронекостюм свернул и вместе с ботинками убрал в пустой баул, закрепив его на спине. Это мои трофеи. А так как я не имел денег, то если нас освободят, такую возможность исключать нельзя, это имущество припишут ко мне. При освобождении рабов такое прокатывало, и считалось вполне нормальным.

— Ещё одежда есть? — поинтересовался кто-то из толпы мужчин.

— Я не знаю что это за помещение, но догадываюсь. Похоже склад конфиската, столько разнообразного барахла. Однако одежда есть, могу выдать, если согласитесь. Нормальной уже нет, только эти жёлтые рабские комбезы, встроенного скафандра нет, простейшая одежда. Без автоподгонки. Разве что у ботинок она есть.

— Да что угодно уже. Лишь бы согреться и срам прикрыть.

У нас в комбезах уже климат-контроль работал, я его всем девицам и Артёму настроил, дальше сами разберутся, читать и говорить на общем могли уже почти все, разберутся по меню управления. Доставая со стеллажей нужные предметы я одел почти всех, только для троих не нашлось одежды, но я им выдал оделяла, нашёл тут пять упаковок. Так что они в них кутались как в тоги. По моей просьбе все спасённые ничего на стеллажах не трогали, мало ли что там может быть, так что, обходя стеллажи, я провёл ревизию.

— Ну да, склад конфиската и есть, — уверенно сказал я, закончив работу. — Причём, скорее всего охраны какого-то заведения, клуба или борделя. Оружия нет, видимо хранят в другом месте, а тут то, что забыли посетители, или что у них конфисковали, выплаты за что-то, например.

Насчёт того что лучше при себе иметь какое-то имущество Артём был согласен, так что мы с ним отобрали ему баул, и набили как мой так и его планшетами, коммуникаторами и разными девайсами. Все это было самым дорогим, что лежало на стеллажах. Самое ценнее наверняка охрана прибрала, так что тут лежало реальное барахло. После нас и остальные стали мародёрить, часто консультируясь у меня, что за предметы они находили. Мне не жалко, вполне спокойно пояснял. Когда тот мужичок с Украины притащил кристаллы с базами данных, как только я их пропустил? Оживившись, я честно ему сказал, что тот возможно выиграл в лотерею, это очень дорогие предметы. Один из планшетов с почти разрядившейся батареей я использовал, чтобы посмотреть, что на кристаллах. Пять баз знаний, две второго ранга «Электроника корабельных систем», пятидесятилетней давности. Третья «Юрист республики Ломея» второго ранга. Четвёртая «Ракетчик» четвёртого ранга, но было ей лет двести. Пятая тоже древняя, «Химия». В общем, всё оказалось барахло, теперь понятно, почему их тут бросили. При этом базы каких-то денег стоили, что я и сказал огорчённому владельцу. Ещё он принёс контейнер с таблетками, там их было не меньше сотни.

— Лучше выкинь. Наркота. Наверняка бракованная раз её не прибрали.

Когда все собрались, половина стеллажей пусты были, мы подтащили один к вентиляционному входу, чтобы по нему подняться наверх, как вдруг дверь распахнулась, и там возник боец в тяжёлой чёрной штурмовой броне, со стрелковым комплексом в руках. За спиной у того толпились ещё бойцы, и виднелись макушки боевых дроидов. Рассмотрев на нагрудной платине эмблему четвёртого флота империи Антран, я почувствовал, что мои губы раздвигаются в широкой улыбке. Почти сразу я поднял руки вверх, показывая остальным, чтобы повторили мой жест и громко сказал на общем:

— Не стреляйте, мы беглые рабы. Когда заваруха началась, сбежали через вентиляционные шахты, — заметив, что пара парней и Артём напружинились, снова в рабство они явно не хотели, я снова добавил на общем. Его уже все понимали. — Это хорошие парни. Те, что давят работорговцев. Выполняйте всё, что они прикажут, и не делайте резких движений.

— Выходите, — кивнул сержант, что нас рассматривал. — А ты умник идёшь за мной. Нашему офицеру СБ, что в режиме онлайн наблюдал за вашим обнаружением, очень заинтересовала такая осведомлённость у дикого.

— Я не дикий, я с Норда. Получилось так, что в рабство попал.

— Ну-ну. Шагай, там разберёмся.

Всю группу повели куда-то в сторону, а вот меня отдельно конвоировал один из бойцов, сержант в подразделении остался, к неизвестному эсбисту. В голове я мысленно прокручивал что говорить, то что не с Земли не прокатит, я это сразу понял, поэтому и сообщил что с Норда. Вот так пока мы шли, и чего платформу не использовать, быстро бы долетели? С другой стороны эта пешая прогулка по станции вполне позволила выбрать линию, которую стоит придерживаться. В коридорах часто встречались колонны пленных работорговцев, которых конвоировали в сторону шлюзовых. Странно, что так много пленных. При штурме чего только не бывает, но обычно штурмовики работорговцев в плен не берут, ничтожное количество выживает. Кажется, я догадываюсь, в чём дело, и раз я прав, это уже совсем другая тема.

Меня привели в диспетчерский модуль, вот уж где я насмотрелся на следы боя. Тут бандиты просто так не сдались и сопротивлялись ожесточённо, видимо верхушка главарей тут засела. Большая часть разрушений уже были убраны, чтобы не мешали, тела вынесли, и сейчас тут работали офицеры и сотрудники СБ. Вот к одному из них меня и подвели. Я сразу понял, что он тут старший и, не смотря на то, что на его бронескафе не было знаков различия, кроме эмблемы флота, думаю, он был в звании майора, возможно полковника.

— Господин майор, — сказал штурмовик, что меня конвоировал. — Задержанный доставлен.

— Попрошу говорить — освобождённый раб, — поднял я палец.

К освобождённым рабам было другое отношение. Более мягкое, так что я старался настаивать на этой теме. Ведь действительно кратковременно рабом был, не врал ничуть.

— Свободен боец, — сказал майор, повернувшись к нам, и осмотрел меня. — Кто таков?

Я сразу понял, рассмотрев его лицо через просветлённое бронестекло шлема, что тот тоже с Норда. Мы своих сразу распознаём, тот меня тоже думаю, опознал как нордовца.

— Ворх Росс. Отец с Норда. Я всем говорю, что с Норда, но я там никогда не был, да и вообще в Содружестве не бывал. Родился и вырос на Фронтире. Станция Прана-Семь. В шестнадцать лет завербовался на судно вольного торговца помощником техника. Сети не имею и не имел, мне восемнадцать всего два месяца как исполнилось, не успел поставить. Наше судно ушло в дикий космос, там нарвались на пиратов. Долго они нас гнали, пока мы не совершили слепой прыжок. В общем, оторвались и выяснили что заблудились. Вышли к заселённой планете. Там по кораблю отработали ракетами. Щит нам раньше сбили, все противоракеты были потрачены, так что защищаться было нечем. Нападение было неожиданным, никто не успел среагировать. Мне повезло, я менял обшивку кресел в спасательной капсуле, и искин посчитав, что я пытаюсь спастись, выстрелил капсулу. Оказывается, за спутником в режиме маскировки прятался средний транспорт. Мне удалось на спасательной капсуле сесть на планете. Капсула утонула в болоте. Предполагаю, что я единственный из экипажа что выжил. Почти год жил на планете, которая называлась Земля. Вычислил работорговцев и решил вернуться. Думал, вывернусь как-нибудь и сброшу ошейник с шеи. Однако тут вы. Это даже лучше. Дальше. Официально заявляю, в Содружество я не собираюсь, меня полностью отстраивает Фронтир, гражданства не хочу. На мне ничего нет, я не числюсь ни за какими правонарушениями, соответственно не подсуден. Прошу высадить меня на ближайшей нейтральной станции. Я не был ни пиратом, ни работорговцем, ни просто бандитом, обычный житель Фронтира. Всё имущество, что на мне и в бауле, добыто мной во время бегства от работорговцев. Это всё.

— Хм, шпаришь как по писанному, — хмыкнул майор. — Приложи руку к сканеру.

Это была стандартная процедура, я позволил взять у себя образец ДНК, и снять отпечатки пальцев. У эсбэшников были обширные базы, а тут дошло до того что майор связался со своим кораблём и через оборудование гиперсвязи уже с центральным офисом своей службы в империи. Однако ничего он так и не нашёл, я действительно не числился в их архивах.

— Ты чист, — коротко сказал майор, отключая свой планшет на который поступала информация, и как бы невзначай спросил. — Отец из центральных Россов?

— Не знаю. У меня фамилия матери. Я отца никогда не видел, только голограмму. Она у меня в каюте осталось на уничтоженном торговце.

— Сирота?

— Да. А что, это имеет какое-то значение? Мне больше шестнадцати лет, я совершеннолетний.

Я старался вести себя, не выбиваясь из образа и судя по задумчивому майору, мне это удавалось. Как они взяли станцию, я даже спрашивать не стал, так как и сам догадался, и если озвучу своё предположение, будет очень плохо. Мало того что я выбьюсь из образа, соответственно эсбэшники так просто меня не отстанут, да и подставлю их до того, что им придётся меня ликвидировать как свидетеля. А дело всё в том, что наше судно, что везло крио-капсулы с рабами, скорее всего, было взято на абордаж. Не знаю, там или экипаж поменяли, или как-то их заставили сотрудничать, но те изменили свой обычный маршрут и направились к этой станции. Дальше просто, думаю, капитан на подлёте сделал выброс в торговую сеть станции, что привёз свеженьких рабов да ещё многие с высоким интеллектом, и продаёт их. Кто купил не знаю, вполне возможно владельцы станции, или просто забрали нас всех, чтобы отправить в боксы до аукциона. Не важно, главное, что благодаря нам на борт станции был доставлен вирус. Скорее всего, среди рабов затесалось несколько человек из диверсионных подразделений флота. Может и через охранников или экипажа. Главное что вирус был запущен и станция благодаря ему выведена из строя, что позволило в вести в систему остальные подразделения флота. Надо сказать блестяще проведённая операция, и я готов был рукоплескать, но как-то не хотелось. Именно благодаря вирусу штурмовики так легко взяли станцию и флотским не пришлось вскрыть её оборону. Ещё бы, работорговцы заперты в разных секторах, искины работают на флотских, знай собирай и на тюремные транспорты отправляй.

Конечно же, использовать вот так рабов это преступление, причём по законам даже империи Антран, соответственно об этой части операции никаких рапортов не было и не будет. Скажут, что повезло, работорговцы не оказали сопротивления, а тут ещё на станции несколько тысяч рабов освободили. Чем не герои? Вот я и молчал в тряпочку, хватит и того что разобрался во всех непонятках. Главное сейчас чтобы майор не отказал забросить на нейтральную станцию, в империю я пока отправляться не хотел, от слова совсем. Эсбэшник может отказать и будет прав. Они не такси. Попадётся что по пути, хорошо, высадят, а нет, так до конечной цели буду с ними. На станции не оставят это точно, её явно готовили к сворачиванию, слишком много инженерных дроидов было в коридорах, пока меня вели сюда, чтобы это было просто так. Да и понять флотских можно, тут не только удачная операция, но и взятое относительно целым оборудование, а такие станции, тем более большие, стоят ой как много и уйдёт она быстро, даже такое старьё. Наверняка по документам её не проведут, продадут частным порядком, цена такая, что хватит на призовые всем. Похоже, это не первая схожая акция, слишком уверенно и привычно действовали.

— Попутных бортов нет, — обломал меня майор, проверив по сети можно меня подкинуть или нет. — Придётся с другими освобождёнными отправляться с нами на приграничную планету Ферра-два.

— Хоть так, — вздохнул я. — Благодарю, господин майор.

Про Артёма я не забывал и уже прикидывал, как с ним соединится, а тут меня повели обратно, так что я надеялся, пообщаться с ним лицом к лицу. Больно нас быстро нашли и особо обговорить наши дальнейшие шаги, мы не успели.

Довольно быстро выяснилось, что пообщаться у нас быстро не получиться. Когда я обратился к офицеру что меня регистрировал на борт, пытаясь узнать на нём ли Артём, тот посмотрел по базам, они у них общие были, и сообщил что Артём и остальные ещё полчаса назад загрузились на другое судно. Оно сейчас маневрирует в системе, где формируется конвой, что пойдёт обратно в империю. Как раз к планете Ферра-2, где и дислоцировался в основном флот, имея там базы.

Делать нечего, покивав, конвой идёт в одно место, и в пункте назначения я встречусь с Артёмом, там, на месте обсудим дальнейшие шаги, так что, зарегистрировавшись, я прошёл на борт транспортника. Это был чисто десантный корабль, однако даже простые штурмовики проживали вполне компактно и с комфортом. Конечно, рядовые бойцы имели кубрики на четверых, но это не казармы на сотню харь, так что реальный комфорт. Меня заселили в одну каюту с тремя бомжеватыми мужиками из бывших рабов. Один из них душ принимал за шторкой, остальные ждали своей очереди, судя по запашку, хозяева не честно давали тем возможность привести себя в порядок. Рядом с душем гудела стиральная машинка, стирая рабскую робу одного из соседей, другой одежды у них пока не было. Этим ещё повезло, вкалывали на хозяев с ошейниками на шеях, я видел характерные потёртости у них. Другим, тех кого взяли живыми, их прогоняли через хирургические капсулы. Думаю, конвой тут задержится ещё на пару суток, пока не проведут часть освобождённых через капсулы, удаляя им импланты подчинения, и рабские нейросети. Жуткие штуки. Землян на этом судне как я понял, не было. Все они не имели нейросетей и проверку прошли быстро, когда их естественно собрали. Как мне сказал офицер на входе, их до сих пор по закоулкам отлавливают. Так вот, почти все земляне были на первых загруженных кораблях и сейчас транспортники загружались по остаточному принципу. Уже из местных, освобожденных, тут же в карцерах сидели и работорговцы. Кого-то через проверки СБ прогоняли, некоторые рабы имели тёмные истории в своей жизни, кто-то через капсулы проходил, или одиночек вроде меня приводили, так что наш транспорт довольно медленно пополнялся.

Когда я зашёл в каюту, то наткнулся на настороженные взгляды, попутчиков. Открыв шкаф, обнаружив пустые полки, мои попутчики не озаботились что-нибудь поднять с пола станции, налегке были, положил баул и, осмотревшись, одна койка была пуста, лёг на неё и сказал соседям:

— Меня зовут Ворх Росс. Из жителей Фронтира. Освобождён из рабства. Если не будете лезть ко мне, долетим до пункта назначения нормально.

— Тут крыс нет, — оскорбился худой мужчина с тонким немного лисьим лицом. — Я Гнат Ал, станционный техник. Часа два назад меня вырубили из шокера когда я по приказу хозяев оборонял энергоустановки. Очнулся чуть позже без ошейника и свободным.

Вот двое других представиться не посчитали нужным. Но Ал их знал и сообщил что один оператор грузовой платформы, им так же хозяева станции владели, третий частнику принадлежал, капитану одного из судов, что на момент атаки был пристыкован к станции, корабельный техник. Специалист энергетик. Это он принимал душ. Мужики, битые жизнью, у кого-то на родине семьи и родители остались, так что они надеялись вернуться домой. А некоторая заторможенность была из-за действия ошейника, вернее, последствия его действий, через неделю другую они должны прийти в порядок.

Тут пришло сообщение что меня вызывает привлечённый сотрудник СБ, что находиться на борту. Пришлось топать к нему. Вот он меня допрашивал долго, больше часа, составляя досье. Вроде нигде не прокололся и ушёл от него вполне довольным. Чуть позже тот и соседей стал вызывать по очереди.


Не смотря на мои сомнения в надёжности соседей, никаких попыток ограбить они не предпринимали. Мы три дня простояли у станции, после чего вместе с конвоем отправились в империю Антран, к её пограничной планете Ферра-2. Лететь до неё недели три, поэтому я решил заняться делом. Среди команды всегда имеются те, кто готов с некоторой скидкой прикупить интересные вещи. У меня в основном барахло было, но кое-что интересное всё же имелось. Например, проверяя планшеты, два были сломаны, но один я смог реанимировать и скачать память у второго. В общем, на одном из сломанных планшетов была такая коллекция порно, что даже у меня мельком просмотревшего заголовки, волосы зашевелились. Везде. Причём там было всё, гомо, традиционный, лесби, даже зоо, и секс с инопланетянами. Все виды, и в таких количествах, что я понял. У меня на руках настоящее богатство. Любителей этой хрени хватало, значит можно продать за неплохие деньги. Пока мы стояли у станции, добирая пассажиров, я скорешился с некоторыми военными матросами, всё же транспорт был флотский, и вышел на третьего офицера судна. Это оказался тот самый офицер, что в мой приход проводил регистрацию.

Скука, во время полётов разбавляемая учёбой в капсулах может довести любого, так что искали интересы и интерес к порно это ещё не самое страшное. Бывает и хуже. В общем, Берг, как звали офицера, был именно таким ценителем. Любителем, правда, не коллекционер, но главное мог просветить меня насчёт найденной мной коллекции. Именно Берг выступил посредником, он знал тех, кого может заинтересовать мои файлы. Так что пока мы эти три дня стояли у станции, борт нашего судна посетили с три десятка человек, которым я сбрасывал копии своих файлов. Именно Берг мне продал банковский чип главного банка империи и на него любители сладенького переводили деньги. Сам Берг взял свой процент копиями порно. В общем, за эти три дня я заработал порядка четырёх сотен тысяч кредитов. Даже всю остальную мелочь распихал среди матросов. Штука всего получилась, но зато от барахла избавился. Теперь имея деньги я могу поставить себе и Артёму вполне нормальные сети, даже что-то на базы ему останется, вот на усиливающие импланты его уже не хватит. Да не суть.

Дальше ничем особо полёт не запомнился. Разве что я попытал дока медсекции насчёт возможности купить у него вторичную пилотскую нейросеть. Наверняка ведь в загашнике есть такая сеть, причём военного образца и того же поколения, но тот вид имел загнанный. Даже в полёте с рабами дела имел, так что только послал. Ну и ладно. Я всё равно что-нибудь придумаю.


Когда мы прибыли в систему Ферра-2, то почти сутки маневрировали, пока не стабилизировались на орбите и нас не начали по очереди приглашать к стыковочным шлюзам, куда подходили челноки Центра беженцев, чтобы спустить на бетонные плиты названного Центра. Он находился на поверхности. Я не возражал насчёт Центра Беженцев, рассчитывая там встретиться с Артёмом, хотя бы узнать, где он. Пропустить Центр тот не мог, и по любому в местных базах должен был мелькнуть.

Наконец загруженный челнок отошёл от транспорта и начал спускаться на поверхность. Видимо снаружи была непогода, но для челнока это не страшно, пару раз слегка тряхнуло, и наконец, произошло касание опор бетонных плит. Нас пригласили к выходу, посоветовав поторопиться, на это район надвигался циклон, и мы поспешили покинуть борт челнока. Тут же ещё выяснилось, что снаружи была глубокая ночь, но это нормально, в таких случаях Центр работал круглосуточно, принимая новых людей, желающих стать гражданами империи.

Пришлось даже бежать, придерживая баул. Тот был не пуст, не у всех матросов были наличные деньги чтобы что-то купить, хотя некоторые и расплачивались как раз наличкой. Так что был обмен. Я взял офицерскими пайками. Уж не знаю, где они их взяли, так что в бауле было сотня солдатских пайков и два десятка офицерских. У большого ангара, рядом с которым сел наш челнок, кстати, он уже взлетал за следующей партией, были открыты хорошо освещенные створки ворот, так что я рванул туда и успел до того, как крупные капли начинающегося ливня забарабанили по каркасу ангара и плитам посадочной площадки.

Влетев внутрь я посмотрел на охранника в бронекостюме что следил тут за порядком и направился к одному из шести столов, за которыми сидели местные чиновники проводящие регистрацию. К каждому было по несколько человек в очереди, ведь перед нами уже было несколько челноков, да и чиновники сидели не только в этом ангаре. Ладно, постоим. Встал там, где очередь была самой короткой.

Поправив баул, я осмотрелся, нет, никого знакомых не вижу и стал терпеливо ожидать своей очереди. Пока она длилась, я достал единственный электронный девайс, что при мне был, и включил его. Флотский технический планшет шестого поколения. Это не трофей от работорговцев, просто боцмана транспорта заинтересовал мой бронекостюм и он обменял планшет на костюм со всем обвесом. Проблемы со снятием привязки владельца и ремонтом повреждения были его, но как ни странно мы оба остались довольны обменом и считали, что не прогадали. Выхода в сеть у меня не было, нужно было оплатить тариф для выхода в Галанет и, кстати, тут в ангаре было несколько терминалов. Наличка у меня была, поэтому сказав стоявшему за мной мужчине, что я сейчас вернусь, всё равно очередь двигалась не так быстро как бы хотелось, и сходил к терминалу опустив в приёмник несколько пластиковых купюр, тоже от матросов с транспорта, оплатил абонемент на месяц. Из терминала вылезла карта с номером абонемента и, вернувшись на своё место в очереди, передо мной осталось двое, я занялся делом. Выбрал что-то вроде земного браузера, скачал его, это было бесплатно, после чего активировал абонемент, привязав его к своему планшету. Завёл почту, сразу поставив фильтр на спам, и занялся просмотром последних новостей по системе. Мне, как не имеющему местное гражданство будет разрешено находиться в системе от десяти до тридцати дней, после чего предписывалось покинуть территорию империи. Так что требовалось узнать, что сейчас тут происходит.

Я даже не сразу отреагировал, когда спина впередистоящего мужчины исчезла и, сделав машинально шаг, оказался перед чиновником.

— Имя, родовое имя, гражданство, — скучающим и откровенно усталым голосом сказал тот, даже не подняв голову, чтобы посмотреть на меня.

— Ворх Росс. Гражданство не имею.

— Дикий значит. Желаете принять гражданство?

Вопрос был, конечно, интересный, но пока я сюда летел, всё успел обдумать. Да, меня интересовало гражданство Антрана. Всё же именно на её территории через четыреста с лишним лет я попаду в это тело. Тогда майору я не сказать что соврал, но в сомнениях был, сейчас их не было. Собирался устроиться чиновником? Антран — это самое то. Я узнаю об этих территориях всё что можно, чтобы развернутся в будущем.

— Какую языковую базу бандиты вам установили? Полную или урезанную?

— Читать умею, — понял я подоплёку вопроса.

Чиновник быстро заполнил бланк заявления соискателя гражданства и, изучив его, я поставил свою виртуальную подпись, просто приложив к экрану большой палец. Завтра будет собеседование, диагностика в медцентре Центра Беженцев, и уже потом по этим данным меня официально зарегистрируют как нового гражданина с нулевым социальным статусом. Тут только одно меня беспокоило, скорые события, в которых я буду участвовать с двумя своими знакомками Олей и Жанной. Ведь тогда незаконно и без моего желания провели регистрацию гражданином. Но ведь ДНК одно, данные, отпечатки и даже лицо тоже, и то что я сейчас пройду всё это и меня внесут в базу, то в будущем при регистрации должно было вылезти то, что такой человек существует. Хм, думаю, как раз вылезло, но вот обратил ли тот чиновник на эти данные? Думаю, нет, он меня просто хотел продать, однако по стечению обстоятельств вместе со мной был отправлен на далёкую планету добывать артефакты Древних. Помниться я ему прямо там, на судне корпорации головёнку-то и свернул.

Когда регистрация была закончена, я задал вопрос:

— Скажите, вы можете дать информацию о моём знакомом, он тоже должен быть тут и возможно прошёл регистрацию заявления чуть раньше.

— Сообщите его данные.

— Артём Солодов.

— Восьмой жилой блок, одиннадцатый этаж, комната шесть. На проходной свяжитесь с ним, без разрешения жильца в блок, где вы не живёте, вас не пропустят.

— Понял, спасибо.

Освободив место следующему в очереди, я направился к выходу. Снаружи был поток, но к счастью выходить на улицу не требовалось, все здания соединялись подземными туннелями. Изучив схему туннелей перед спуском вниз, я довольно кивнул, всё в порядке и, спустившись, направился к восьмому блоку. Кстати, я думал тут высотки, раз одиннадцатый этаж. А это оказывается одиннадцатый подземный этаж.

Добравшись до нужной проходной, тут был электронный привратник, на большом сенсорном экране набрал нужную комнату, вбив данные Артёма, и отправил ему вызов. Ответил тот быстро, на экране он был по пояс, немного растерянно улыбнулся, даже как-то виновато, когда меня увидел.

— Ясно, — сразу всё понял я. — Контракт подписал? С кем?

— СБ. Двадцать лет.

— Ёб. Я же предупреждал.

— Перспективы, — вздохнул тот.

— Твою же… Ладно, давай допуск, пообщаемся.

Пискнула дверь и я направился к лифту. Уже через пару минут проходил в двухместную комнату. Судя по застеленной второй кровати, Артём пока проживал один. Тот быстро описал, как его умудрились завербовать, гражданство он успел получить сегодня в обед, а завтра отбывал в учёбку. Даже не смотря на мои предупреждения, тот всё же повёлся на сладкие речи вербовщика. Понимая, что ничего не изменить, мы немного посидели, и попрощались, уже навсегда. Тут наши пути дорожки разбегались.

Чиновник что меня регистрировал, прописал меня в общей казарме, пока медцентр плотно занят, но когда я пройду его, будет видно по уровню интеллекта перспективный я кадр или нет. Добравшись до своей койки, запер баул в тумбочке рядом, и направился в столовую, нужно подкрепиться. Обидно, конечно же, что Артём слетел, ну да ладно. Попробуем поставить пилотскую сеть, если монстр что в меня вселился её не сожрёт, отправлюсь на Фронтир, добуду корабль и слетаю на Землю, нужно забрать свои вещи, прикопанные на участке, и отправиться на планету Зтов. Вот после этого, когда будут деньги от продаж артефактов можно подумать и о своей корпорации и, конечно же, о работе. Интересовала меня работа именно гражданского чиновника, попробую устроиться в одно из министерств, а так в планах поработать во всех, чтобы стать разносторонне развитым специалистом. Тут главное пережить завтрашний день, я помню реакцию врача, что проводил мою диагностику. Снова быть проданным не хотелось, в общем, повоюем.


Ночь прошла вполне нормально. Один раз просыпался из-за шума, в дальнем конце нашей казармы возникла потасовка, но быстро прибывшие охранники её быстро утихомирили и увели дебоширов с собой. Конечно, Центр Беженцев работал и ночью, то есть круглосуточно, но работал на приём, чтобы получить гражданство, нужно было ждать дня. А то, что я спокойно выспался, тут мне просто повезло с очерёдностью. Дело в том что собеседование с сотрудником имперской СБ мне назначено на девять утра пятнадцать минут, на посещение медсекции в очередь был поставлен на десять утра, в одиннадцать у нас в конференц-зале номер семь на шестом подземном этаже пройдёт общеобразовательная беседа с чиновником Центра. Он объяснит куда мы попали и что нас ждёт, тогда же слово возьмут вербовщики Флота, Армии, СБ и гражданские чиновники. А вот представители разных корпораций слова в Центре не имели, работали они в основном буклетами и рекламой, хотя их представители так же тут имелись, сидели в своих кабинетах, но во время собеседования они тоже находились в зале. Просто молча сидели в ряду вербовщиков. Это мне Артём рассказал.

Будильник в планшете сработал в восемь, так что, позевывая, встал, сделал лёгкую зарядку, чтобы разогреть мышцы, потом сходил в общий санблок, где принял душ, привёл себя в порядок, и направился в столовую. Оттуда уже к нужному кабинету, где мне было назначено на пятнадцать минут десятого. Вскоре из кабинета выпорхнула молоденькая девица и, увидев меня, широко улыбнулась и бросилась обниматься. Я её сразу узнал, помнил, это девица была среди тех, кого мы с Артёмом водили по шахтам. На ней, как и на Артёме до сих пор был тот же технический комбез. В принципе на мне тоже. Голландского я, конечно же, не знал, но это не мешало нам пообщаться на общем, так что сидя на длинной лавке с мягкой сидушкой, мы делились новостями. То что она вышла из того самого кабинета куда мне как раз нужно было, меня не беспокоило, до назначенного времени было ещё шесть минут, а раньше входить не стоило, всё равно выгонят и строгим голосом заставят ждать. Я это дважды наблюдал тут, в коридоре. Всего кабинетов с сотрудниками СБ тут было восемь, так что очередников в разные кабинеты хватало.

Девица тоже, как и я высадилась ночью, поэтому гражданство принять ещё не успела, однако в отличие от меня в медцентре уже побывала, там её продиагностировали и обещали после принятия гражданства сделать какие-то уколы, мол, после этого она проживёт долго. Про это я был в курсе, ну и осмотрел карту ФПИ, что та показала. Уровень интеллекта сто тридцать три, вполне неплохо. Девица оказалась вполне бойкой и утром уже подобрала себе работу. То, что мы находились черт знает где, её особо не волновало. А устраивалась та в частный медицинский центр. Контракт на десять лет, должность врач третьей категории. Нейросеть и базы за счёт частников. Я даже удивился, десять лет это не так и много. Вот и та была довольна, другие предложения были хуже. Та успела сказать, что работать будет тут на Ферра-2, однако заметив, что подошло моё время, попрощался с довольной девушкой и прошёл в кабинет сотрудника СБ.

Собеседование прошло тяжело. Уж больно плотный поток вопросов, причём было видно, что тот подготовился. Однако на некоторые вопросы я просто пожимал плечами не собираясь отвечать, я не на допросе и по законам той же империи Антран отвечать был не обязан. Главное на основное ответил. Среди прочих вопросов, следовали довольно подробные, например, знаю я ли таких-то людей на станции Прана-7, но и тут я вывернулся, сообщив, что прожил там не так и долго, около года, после чего завербовался на судно торговца. А до этого жил на Парно-4. Вот тут подготовленных вопросов не было и пока этот момент пропустили. Так что, выходя из кабинета, я с некоторым облегчением вздохнул. Собеседование в принципе я прошёл, это было видно, как-то больше не хотелось проходить через подобные испытания.

Заметив, что уже опаздываю в медцентр, моё время подходит, рванул в сторону лифтового холла. Там меня перехватил охранник. Оказывается, быстро помещаться по Центру запрещено, система наблюдения фиксирует и реагирует. Дальше пошёл быстрым шагом. На две минуту опоздал, но медик что подготавливал для меня капсулу этого похоже так и не заметил. Он провёл очистку капсулы после прошлого пациента, и не став менять картриджи, видимо препаратов в них хватало для моей диагностики, велел ложиться на мягкие валики капсулы. Разделся я полностью, всё с себя снял. В этот раз проведут диагностику не только интеллекта, а полную, всего тела, отмечая проблемные участки. Как крышка капсулы закрылась, я лишь расслышал шипение газа и вырубился.


Когда я очнулся, крышка как раз поднималась, только вот рядом с моим медиком стояло ещё двое, причем, судя по значкам на рукавах их белых медицинских комбезов, это были врачи. Женщина третьей категории, мужчина даже первой. Кажется, в таком медцентре врач первой категории должен быть один, а именно галвврач.

Нисколько не удивляясь их появлению, я что-то подобного ожидал, легко покинул капсулу и, взяв протянутый медиком комбез, стал одеваться. Подгонять его по моей фигуре не требовалось, он и так подогнан был. Врачи за мной наблюдали молча, с большим интересом поглядывая на экран компа капсулы. Похоже, что-то они там интересное нашли. Неужели этот солитер, что в меня проник, стал видим? Мельком глянув на экран компа, я с некоторым облегчением вздохнул, нет, ничего не видно. Однако этого же взгляда хватило понять, что их так заинтересовало. Нет, не уровень интеллекта, хотя такие уникумы как я это вообще редкость, однако с этой партией освобождённых рабов был не один десяток людей с инженерным минимум, я их конечно переплюнул, однако выделялся не этим. Сейчас поясню. Жители Земли с малых лет дышали разными примесями, что были в воздухе, которые оседали в их органах и при диагностике эти отложения были отлично видны, у меня же было чисто. Да и вообще картинка, что была выведена на экран компа, ясно давала понять, что моё тело можно назвать идеальным. Что в принципе было правдой, всё же проходил лечение в капсулах Древних, а они нечета капсулам Содружества.

— Молодой человек, вы можете объяснить нам такой феномен с вашим телом? — спросил главврач. — Мало того что вы за последние три года первый с таким уровнем интеллекта, так ещё и ваше тело совершенно чистое. Такое бывает только у клонов.

— Стоп-стоп, — поторопился я остановить его. — Сейчас разных ужасов надумаете. Всё куда проще, чем вы думаете. Знаете что такое медкапсулы Древних, империи Зтов? Хозяину торгового судна досталась одна такая в качестве оплаты. Рабочая. Я на судне был самым бесполезным. Да ещё без нейросети, вот меня в неё и сунули, протестировать. Жребий сволочи кидали, наверняка обманули, я ведь тогда новичком был, а экипаж старый, сработавшийся. Вот после этого я стал таким чистым. Это уже потом ясно стало, когда я попросил нашего судового медика мне удалить волосы подмышками. Он протестировал и удивился. А вот капитан был долен, у себя в каюте капсулу держал, один ею пользовался. Другим платно и за огромные деньги, не все могли себе такое позволить, из нашего экипажа никто.

— Почему ты о ней ничего не сказал? — быстро спросил фактически забежавший капитан СБ, что вёл ранее мой опрос.

— А вы не спрашивали, — возмутился я. — Да и что толку, всё равно она вместе с судном взорвалась.

— Так, ещё что про артефакты Древних знаешь?

— Ну так… помогал нашему специалисту, немного тему знаю. Например…

— Подожди. В три часа дня придёшь ко мне на повторное собеседование, я пододвинул очередь.

— Ладно… Ей, где моя карта ФПИ?

Следователь ушёл, а врачи, выдав мне ещё горячую карту из компа капсулы, предложили пройти более углублённое исследование, но тут уже я отказался, мне подопытным кроликом быть не хотелось. Сунув на ходу карту в карман комбеза, тот был специально под неё, и поспешил покинуть этих вивисекторов. Двое то ладно, а вот главврач, похоже, был ещё и учёным, настаивал в основном он.

В конференц-зал я прибыл одним из последних, заняв свободное место у входа, к сожалению, посещение было строго обязательным, приход фиксировался на входе, и стал без особого интереса слушать директора на небольшой сцене, прокручивая то, что было в медцентре. Информация насчёт знания некоторых артефактов Древних я выдал дозировано. То, что я, похоже, самый крутой специалист в этом деле, знать никто не должен, не выпустят. Это официально запрещено в империи рабство, а так придумают какое-нибудь правонарушение и посадят на крючок. Вот как мелкий специалист, что нахватался верхов, это можно, глядишь, пару баллов прибавят в мою социальную полезность, штука нужная. Вон, капитан, когда меня опрашивал в прошлый раз, интересуясь планами на будущее, записал, что я планирую начать карьерную лестницу государственным чиновником, но не сразу, семейные проблемы решить надо. По ним он ничего не уточнял.

Когда балабол на сцене закончил, начали произносить краткие патриотические речи представители государственных образований. Было видно, что эти речи писали профессиональные психологи, всё что надо, даже изменения тембров голосов и выражения лиц, подыгрывало им. Хорошо говорили, даже у меня возникло желание подписать с ними контракт, причём со всеми сразу.

— Специалисты, — с невольным уважением пробормотал я. — Молодцы.

В отличие от других слушателей, которые когда эта встреча закончилась, протянулись к выходам. Там были терминалы, через которые можно узнать, кто и в какой кабинет записан, для принятия гражданства. Мне этого не требовалось, я остался сидеть пока остальные медленно через четыре выхода покидали зал, достал планшет, он крепился на бедре, и вошёл на официальный сайт Центр Беженцев. Найдя себя, двадцать минут назад заходил, тогда я в списках ещё не значился, узнал, что мне нужно в два часа десять минут быть на семнадцатом административном этаже, в восьмом кабинете. Было забавно, но в Центре беженцев на каждом этаже нумерация кабинетов начиналась сначала.

Отметив, что время ещё есть и можно пообедать, я направился в столовую. Дальше достаточно быстро и вполне торжественно у меня приняли присягу, это обязательно, и официально сообщили, что я теперь гражданин империи Антран с одним балом социальной полезности. Ага, балл от эсбэшника за желание работать в госструктурах.

Сам обед пролетел быстро. Да и что там за обед, каша, выбор из трёх блюд. Пищевой синтезатор, по крайней мере, нашей столовой, где питается три этажа, был разработан для даунов. Меню из трёх блюд и три кнопки чтобы выбрать из них. В принципе блюда были питательными, но все три каши, разные. Напитки, вот их больше было, четыре. Однако почему-то в синтезаторе не было выбор супов, то есть первого. Потом я направился к кабинету, где должна пройти регистрация меня как гражданина. Раньше это делалось торжественно в большом зале, однако сейчас из-за большого количества освобождённых, эта процедура была заметно упрощена. Это всё на официальном сайте было описано, я не поленился в столовой полистать, посмотреть.

Чиновник что проводил регистрацию, когда закончил, перешёл уже к делу. Он мне вернул изменённую карту ФПИ, где было внесено, что я теперь гражданин империи Антран с одним баллом социальной полезности.

— Как указано в вашем личном деле вы хотите начать карьеру чиновника, так ли это? — начал тот свой опрос.

— Да, — просто ответил я. — Однако сразу хотелось бы уточнить. У меня есть нерешённые дела, а так же некоторые долги. Долги не денежные, больше моральные. Я бы хотел их решить. После этого да, хотелось бы поступить на службу. Причём я собираюсь стать разносторонним специалистом, и даже если буду спускаться чуть ниже по карьерной лестнице, не страшно, главное получить опыт работы в разных министерствах.

— Хм, интересное стремление, — согласился со мной чиновник. — Вы можете заранее подписать контракт, с отсрочкой. Когда вы планируете начать работать?

— Через год, но лучше через полтора, чтобы у меня был резерв времени на решение своих проблем. Сразу предупрежу, эти проблемы касаются лично меня и никаким боком не коснуться империи Антран. Так же добавлю, что нейросеть и базы знаний я приобрету и изучу сам.

— Большой разрыв во времени, — что-то просматривая на экране встроенного в стол компа, покачал головой чиновник. — Вакансии за это время не раз могут быть заняты… Вот, есть резерв в министерстве транспорта. То есть вы будете просто в резерве, а когда контракт начнёт действовать, вас уже на месте определят. Вы сможете выбирать, подходит вам такая работа или нет. Правда тут есть одна небольшая проблема…

— Слушаю.

— Вы собираетесь сами приобретать сеть и базы знаний, но должности в министерстве разные, соответственно подобрать вам нужный пакет сложно, всё же вы будете в резерве, и куда вас направят через год не известно.

— Не думаю что это проблема, — пожал я плечами. — Есть же стандартный пакет баз, сам тип сети тут не так важен, я вообще универсальную планирую ставить. А уже при оформлении на место, докуплю те базы что нужно и, совмещая учёбу с работой, подниму нужные знания.

— Да вы правы, есть такой стандартный пакет баз. Правда, типы нейросетей довольно жёстко прописаны, но универсальные в них входят. Так что, будем подписывать контракт?

— Вышлите мне его на почту, изучу.

Тот быстро поработал с компом, и скинул мне на почту копию договора. Открыв файл, я стал вдумчиво его изучать, изредка иронично поглядывая на чиновника. Наконец закончив читать, я отключил планшет и сказал:

— Если у меня не было ранее нейросети это не значит, что я не знаю законы и уж тем более не умею читать. Судя по договору который вы прислали, контракт на десять лет, хотя мы говорили о пяти, мои данные в него внесены верно, это не отнять, но почему внесена договорённость что мне поставят найросеть и базы знаний за счёт министерства, что я должен отработать отдельно? И уж пункт о том, что работать должен начать через месяц после установки сети и закачки баз, это ни в какие ворота. Я уже отправил сообщение своему куратору от СБ в Центре, с комментариями. Более задерживаться у вас не хочу. Если вы так нагло обманываете людей, то желания общаться с вами я больше не имею.

— Подождите. Это стандартный контракт, я только внёс в него ваши данные, даже не я, а комп автоматически, когда копировал контракт.

— Что-то я не припомню, чтобы в инструкциях для сотрудников Центра Беженцев было упоминание о том, чтобы договора высылались новым гражданам не оформленными. Более того, в инструкциях жёстко прописано то, что контракты должны предъявляться для осмотра в полностью готовом виде, у вас на инстинктах уже должно это быть вбито, не отправлять не готовый контракт. Эта информация находиться в открытых источниках на официальном сайте Центра Беженцев. Да, я согласен, если бы я не глядя подмахнул его, доверившись вам, то быстро обнаружив это, ещё тут, мог отказаться от контракта, оформив его как ошибку. Редкость такое, но бывает. Однако покинув Центр Беженцев, добиться правды будет тяжело с долгими служебными тяжбами, только к тому моменту мне уже поставят нейросеть и я буду работать по специальности, отрабатывая долг.

— Поверьте, это действительно ошибка, — досадливо поморщился тот. Официально приношу свои извинения. Я очень устал и допустил этот казус. Поверьте.

— Да я верю, почему нет? — согласился я. — Для того чтобы продать меня министерству, это слишком грубая работа, а вот с усталостью её связать можно, вполне логично. А прессовал я вас по той причине, чтобы вы прочувствовали этот момент. Попадётся кто не такой внимательный как я или рассеянный, подмахнут и здравствуй добровольное хоть и случайное рабство… Именно так, я не продёргиваю. Ладно, подписывать ничего я действительно не буду, но резерв этого министерства буду иметь в виду. Всего хорошего.

Чиновник явно испытывал досаду из-за такого прокола, он действительно допустил грубую ошибку, нельзя присылать на осмотр не оформленный контракт, это у них в подкорке сидит, а тут такой промах. Да в принципе я даже рад, вот и уцепился за него, сползая с этой скользкой темы насчёт работы. Уверен и эсбэшник ещё её коснётся, упускать уникумов им нельзя, вернее инструкция требует приложить все силы, чтобы тот согласился работать на государство. А у меня такой уровень, что я могу и учёным быть. Только как-то не хочется. Причём тот, кто поспособствовал подписанию контракта, получит серьёзную премию, опять-таки размеры зависят от уровня единиц интеллекта подписавшего. Со мной кто-то мог сорвать джек-пот. Судя по искренней досаде чиновника, он на это сильно рассчитывал, да со своим промахом пролетел.

Время уже подходил к трём, поэтому я заторопился к кабинету эсбэшника. Раз назначено нужно идти, хотя после получения контракта я был фактически вольной птицей. Вербовщики тоже мимо, именно чиновник что проводил мою регистрацию, должен был способствовать их интересам, от них он потом тоже получил бы долю. Добравшись до нужного этажа, а чуть позже и до кабинета, я привычно сел на лавку, а ничего так, удобные, со спинками и стал ожидать. До назначенного времени осталось двенадцать минут, подождём.

Когда я прошёл в кабинет, внутри увидел не только уже знакомого капитана, но ещё одного сотрудника. Оказалось его пригласили для проверки моих знаний. Тот после опроса капитаном подал мне свой каталог с фото разных артефактов Древних. Я должен был пролистать его, более трёх тысяч предметов и опознать хоть что-то. Так они будут знать, что я знаю. Как я понял, в списке были фото самых распространённых артефактов. Интерес эсбэшников был не праздный, артефакты до сих пор до конца не изучены, я бы даже сказал, что они только начали их изучать, как слепые щенки тыкаясь в разные стороны. Среди жителей Фронтира хватает спецов такого уровня, которых в империи единицы, так что добыть хоть какие-то сведенья, для ученых, что занимаются артефактами, это одно из самых острых желаний. Слишком уж они медленно двигаются в изучении. Сначала я пережил недолгий опрос капитан, тот интересовал, что ещё было у капитана вольного торговца. Кстати, они о нём слышали, как и то, что тот пропал. А я от балды выбрал судно, он пропало в подходящее время. Тут главное чтобы внезапно не вернулось, всю игру мне поломает.

Перечислив ему все артефакты известные мне, что находились на борту. Я занялся каталогом. Из всего списка я опознал сотню предметов, озвучив их. Причём оказалось, что два были не изучены и что это такое учёные не знали, а теперь с моих слов это стало известно. Причём я чуть не на пальцах показал, как их активировать. Это были анализатор пищи, и книга. Да-да, книга. Только текст был в виде голограммы. Среди списка я обнаружил и капсулу, вроде той что пользовался на планете Зтов, так что уверенно ткнул в шар. К моему удивлению и этот номер фото числился неизвестным. Его вообще считали за дроида в транспортном положении. В принципе да, много из техники в транспортном положении имеют вид таких шаров и неопытный взгляд их не различит. Хм, а не подставился ли я, так легко опознав капсулу? Пришлось добавить, что именно я её распаковывал и выводил на режим работы, а так же обслуживал. Вернее помогал спецу. Прокатило, хотя сотрудник что вёл опрос и предложил всё же посетить их ближайший исследовательский центр и помочь учёным активировать капсулу. Я пообещал подумать, в принципе можно, но только когда будет свободное время, не сейчас. Правда, когда мне сообщили, что оплата за активацию колеблется от двухсот тысяч до полумиллиона, я уже серьёзно задумался.

В общем, со мной поработали почти два часа, я диктовал всё, что знаю об этих артефактах. Одним словом показал себя с хорошей стороны, не специалист, которого надо хватать и тащить в исследовательские центры, но человек понимающий, и главное помогающий. Кстати, тоже не бесплатно, за опознание каждого предмета выплачивалась небольшая премия в пять тысяч кредитов, так что я заработал на этом пятнадцать. Надо было больше опознать, но да ладно.

Покинув кабинет эсбэшника, я заторопился к выходу, оставаться в Центре не хотелось, да и планы были обширные. Спальный зал, где я ночевал, был по пути, так что, забрав баул, вышел с территории Центра, где уже ждал глайдер службы такси и, забравшись в него, назвал адрес здания корпорации «Нейросеть». Стоит проверить, что у меня там с паразитом. Я не был ВИП-клиентом корпорации, поэтому пришлось совершать посадку не на крыше здания, а внизу на парковке. Но и так нормально, после оплаты такси, я прошёл в здание и направился к конторке, где стояла девушка-менеджер. Не дошёл, другая девушка перехватила. Ей я сообщил, что хочу поставить недорогую пилотскую нейросеть, не ниже пятого поколения. Та передала меня продавцу, и уже с ним мы выбрали нужную сеть. Не хочу платить за то, что возможно будет съедено. Так что такие покупки придётся делать только для проверки, продолжает жрать паразит их или нет.

Дальше я лёг в хирургическую капсулу, а уже через шесть часов заходил на борт частного грузопассажирского судна, где у меня был выкуплено место. Это судно шло на Фронтир, на одну из нейтральных станций, что мне было нужно. Уже на следующий день, когда мы были в гипере, я только ругнулся, обнаружив за ночь исчезновение нейроразъёмов на кистях рук и пилотского разъёма на затылке. Паразит не дремал и ел всё, что я ставил в тело. Чёрт, дело совсем швах.


Шёл одиннадцатый день полёта, три дня назад я поставил вторичную сеть в медбоксе судна, купив у местного медика. Решив, что когда-нибудь паразит наесться, не зря же он их растворяет, я и решил скупать вторичку и ставить. На судне я это мог сделать только один раз, иначе как объяснить снова чистый затылок? Да никак. Естественно результат был на следующий день тот же. Мне пришлось не показываться на глаза медику. А то он заметит исчезновение нейроразъёмов.

Так вот, на одиннадцатый день, привычно потянувшись на своей койке своей одноместной каюты, зевая после сна, я вдруг обратил внимание, что в углу зрения есть какая-та аномалия, вроде запятой, посмотрев на неё и у меня перед глазами развернулся рабочий стол, заметно отличающийся от продукции корпорации «Нейросеть». Но не это главное, символы, что были на ней, я имею ввиду письменность, была мне совершенно незнакома.

— Зашибись, так этот паразит всё-таки нейросеть Сеятелей. И что мне с ним делать?.. Хм, будем разбираться методом тыка.

Я немного поработал с нейросетью, но единственно, что хорошо научился делать, это сворачивать и разворачивать рабочий стол. Время завтрака было, а из-за этого парази… нейросети постоянно хотелось есть. Видимо шла настройка организма, так что я оделся и поспешил в небольшую столовую, где питались пассажиры. Команда питалась отдельно. Там с самым возможным задумчивым и отстранённым видом поел и поспешил обратно. Если эти одиннадцать дней полёта я провёл в скуке и в небольшом спортзале транспортника, то теперь каюту оставшиеся шесть дней практически не покидал. Первым делом я отметил мигающую красную полосу и каюту-то надпись, тоже мигающую. Нетрудно было понять что это какое-то тревожное предупреждение, а из-за того что желание постоянно есть не прекращалось, становиться понятно что это аварийное предупреждение что сети чего-то не хватает. Хотя может, я и не правильно называю её, может это полноценный симбиот?

На пятый день мигающая полоса немного потускнела, но главное что проснувшись утром пятого дня с момента активации сети Сеятелей, я вдруг понял что отлично понимаю надписи на рабочем столе. Похоже, мне провели обучение письменности Сеятелей и возможно языку. Правда желания поговорить на мёртвом языке у меня не возникло, попытался и не смог. Значит, не закачали или ещё не выучил. Красная полоса оказалась уровнем работоспособности симбиота. Как это правильно называется, не скажу. Нужно найти спецификацию и изучить её, однако уже по полосе видно, что симбиот работает на грани, то есть конструкторов ему едва хватило, чтобы запустится. Получается моя идея с кормёжкой симбиота нейросетями Содружества, была верна. То есть формирование симбиота было на тридцати шести процентах, и суда по крайней зоне, нужно срочно давать подпитку. Насчёт обычной еды не скажу, не знаю, как сильно это помогает, но скачки по росту симбиота после установок нейросетей явно есть.

Быстро сбегав позавтракать, я вернулся к себе в каюту. Однако полежать поизучать рабочий стол и меню управления симбиотом мне не дали, да и большая часть функций симбиота были блокированы. Мы прибыли в пункт назначения и по внутренней сети было объявлено, что через час будет производиться высадка, на данный момент судно маневрировало вблизи станции «Лагано», именно до неё я и приобретал билет. С трудом заставив себя закончить изучать симбиот, уже из того что я краем изучил, хватало понять, что штука очень крутая, причём настолько, что… пугала меня. Быстро собравшись, я покинул каюту и скорым шагом направился к шлюзовой. На схеме корабельной сети уже было указано, через какой шлюз будет производиться высадка. Я даже стал поторапливать себя. Как подкормить симбиот, чтобы он продолжал рост, я скорее догадывался, думаю, версия насчёт разложения нейросетей Содружества на составляющие и поглощение их, помогает симбиоту Сеятелей расти. А раз так, то стоит посетить местные медсектора и установить новые нейросети. В смысле вторичные.

Никакой таможни тут не было, просто терминал в шлюзовом холле, так что я следом за другими пассажирами, их было семнадцать вместе со мной, кто тут сходил, прошли регистрацию, и стали спокойно расходится в разные стороны, кому куда надо. Я успел через планшет зарегистрироваться в местной локальной станционной сети, и узнал что на станции одиннадцать медучреждений, из них три принадлежат хозяевам станции. Появилось желание сразу рвануть туда и установить сеть, любую, даже самую простую, симбиот её поглотит. Я на миг задумался и достал планшет. Найдя приличную гостиницу, вызвал робокар и, дождавшись его, покатил на автоматическом аэроцикле к гостинице.

Причина не лезть в местные медцентры была банальна. Мои единицы интеллекта. Даже в империи был шанс нарваться на мерзавца, который проверяя тебя, не даст проснуться и прямо в капсуле продаст работорговцам. А что, зашёл так в государственную больницу, или частную, и очнёшься с ошейником раба на Фронтире или в соседней империи, где официально разрешено рабство. А этот медик просто подчистит следы и всё. В принципе вполне реально. Естественно СБ и полиция их стараются отловить и давят как могут, но это в империи, тут с этим думаю ещё хуже. Кончено если бы меня кто подстраховал, то никаких проблем, а вот одному опасно, ещё как опасно.

Торговая сеть станции была платной. Пока не заплатишь, не войдёшь, поэтому на терминале холла гостиницы я приобрёл абонемент на месяц. Номер снял на пару дней. Так как задерживаться тут я не планировал, в смысле в гостинце. Мне нужен был своё номер. Кстати, когда проходил в номер, заметил, что через два от меня заселяется медик с судна, мы приветливо кивнули друг другу.

Зарегистрировавшись в торговой сети, я сделал запрос по продаже медоборудования, мне нужна была хирургическая капсула. Всё же я врач и легко справлюсь с ручной настройкой даже капсул третьего и четвёртого поколения. Так же интересовала оптовая покупка вторичных сетей, и съём на время ангара или другого подходящего помещения.

Медоборудование было представлено или откровенным барахлом первого поколения, или ушатанных до такого состояния третьего, что работать они просто не могли. Нет, были и вполне неплохие экземпляры, целых два. Однако они продавались комплектно, с другими капсулами, и денег у меня на это уже не хватало. Отметив несколько позиций, нужно подумать, я занялся вторичными сетями. Тут было с выбором куда лучше. Отметил больше двух десятков позиций, которые стоит посмотреть. В смысле подумать над приобретением. Потом занялся поиском подходящих помещений для временного жилья. От ангара после недолгого просмотра я отказался. Стал искать что-то другое, пока не наткнулся на предложение покупки, именно покупки бывших технических помещений, и просили для станции совсем недорого. Приобретение двести тысяч кредитов. Зато помещение вполне ничего, порушено, конечно, изношено, но по квадратам прилично. Примерно шестьсот квадратных метров на три комнаты. Сделав бронь на эту заявку, кстати, странно, она висит в сети уже два месяца, изучали покупку несколько тысяч человек, но никто не приобрёл. Это меня заинтересовало, и я стал искать информацию по тому лоту. Нашёл не сразу. Видимо хозяин лота нанял хакера, чтобы он её подтирал, однако свежую информацию тот удалить не успел. В отзывах последний клиент возмущался, как его пытались кинуть. Там был взрыв, и продаваемые помещения фактически не существовали, восстанавливать всё надо с нуля. В общем, тоже тут пролетаю, бронь снял. Чуть позже нашлась техническая мастерская из двух помещений в сто пятьдесят квадратов, и я договорился с владельцем об её аренде на два месяца, завтра утром встретимся и перед заключением договора я посмотрю, подходит мне мастерская или нет. Главное, что как и у всех технических мастерских туда была подведена усиленная энергошина. С тем энергопотреблением что предстоит, она насущная необходимость.

Отложив планшет, хватит по сети лазить, завтра продолжу, я, наконец, вернулся к изучению меню рабочего стола симбиота Сеятелей. Заходил в разные разделы и читал сопутствующую информацию по этим разделам. Были даже сноски на более подробную, я бы сказал разжёванную информацию. После трёх часов изучения симбиота, до полночи по моим внутренним часам провозился, на станции был полдень, я, наконец, нашёл описание той штуки, что была в моей голове. Конечно, Сеятели были людьми, и ничего людского им было не чуждо, но всё же они были другими. У них была своя жизнь и свои моральные понятия, которые изучая их, я не понимал. То есть Сеятели были таковы, что многое естественное для них у меня понимания не находило, и похоже так же было бы в обратную сторону если бы они не вымерли. А симбиот был просто «Резервным командным симбиотическим центром для старших офицеров Флота». Это самый близкий перевод, что я мог сделать. Проще говоря, это был аварийный комплект, устанавливался он аварийным установщиком, как раз та самая морская звезда-медуза. Ничего сложного, прижимаешь к телу, и симбиот выпускается. Время установки, роста и запуска сорок минут. Только я, то есть моему телу требовалось лежать в специальной установочной жидкости, которая должна была поглощаться телом. То есть симбиот должен был установиться за сорок минут, если бы я лежал в специальной жидкости, а иак он бедный на всё шёл, чтобы продолжать установку. Это и усиленное питание, вот почему мне так жрать постоянно хочется, и поглощение нейросетей. Кстати, моя идея с установками сетей Содружества, с последующим соответствующим ростом симбиота Сеятелей не нашла своего подтверждения. Симбиот конечно поглощал сети, однако для него это было не совсем то, вынужденно поглощал. Причём тут же была опись компонентов для той самой жидкости, её можно и самому намешать, но проблема в том, что я не знал, как эти компоненты обозначены в химии на языке Содружества. Это может означать что угодно. К сожалению надписи компонентов, не имели пояснений, видимо они были общеизвестны. Нужно изучить базу «Химия» Сеятелей. Вот такая фигня, теперь непонятно что делать дальше, но оно ясно, идея с установками сетей провалилась. Нужно что-то другое думать.


Не открывая глаза, я поморщился, голова буквально раскалывалась. Подняв руку, чтобы потереть правый висок я вдруг звякнул наручниками и с ужасом почувствовал что-то холодное на шее. Открыв широко глаза, обеими руками ухватился за горло, ощупывание показало, что это точно рабский ошейник. Чёрт и голова болит как будто меня траванули химией. Наверное, запустили в номер газ и спеленали бессознательное тело. То-то потолок не тот. Да он вообще не станционный, покрытие корабельное. Похоже, меня успели продать и перевести на чьё-то судно. Совсем весело. Испуг у меня был больше от неожиданности, быстро уняв дыхание, успокаивая сердце, я сел и осмотрелся. Был я уже в стандартном жёлтом комбезе раба, на руках наручники, длинная цепочка вела к кольцу у стены. Помещение было что-то вроде карцера. Лежал я на койке, на шее ошейник, ноги босы, но ботинки стояли у койки. Вот в принципе и всё. А ах да, судя по гулу, на корме работали разгонные двигатели, значит, станция стремительно удалялась от нас, если вообще мы не в промежуточном прыжке набираем скорость для следующего. Тут поди угадай. С присутствием ошейника на шее, было странно, что на мне ещё наручники, вот они вызывали недоумение. Любой человек не сможет сопротивляться воздействию ошейника, поэтому наручники явно были лишними, однако я пристёгнут, да ещё к стене подвели цепочку. Странно.

В принципе особо похищение и изменение статуса меня не беспокоило. Я и так собирался поискать и добыть себе корабль, не знаю что это за лоханка, если подойдёт, сделаю своей. Так что планы мои не сильно были нарушены, вывернемся, уж в чём в чём, а этом я был уверен на все сто. Не знаю, сколько мне времени на это понадобится, но справимся с любой напастью.

Время для меня потерялось с потерей сознания. Посмотрев на камеру в углу, я потёр затылок и лёг на место, прикрыв глаза, раз есть возможность и время, то будем дальше изучать и осваивать симбиот. Приметив, что ещё одна функция сети открылась, давая мне доступ, я стал изучать, что вообще может этот симбиот. Уже через полчаса я шокированный лежал, пытаясь пригладить вставшие дыбом волосы. Я, конечно, не всё понял, всё же знаний жизни Сеятелей не хватало, но получается, когда симбиот выйдет на полный режим работы, я буду уметь многое, после тренировок и практики естественно. Так вот, одно из новых появившихся незначительных функций тела, для примера… Ну вот возьмите земной фильм «Терминатор-2. Судный день». Там был Терминатор из жидкого металла. Да, в будущем я смогу делать так же, расплываться в лужу, менять обличье и протекать по разным коммуникациям. Оружие моё тело, как тот Терминатор я мог превращать руки в мечи, причём такой остроты, что способен резать корабельную тяжёлую броню линкоров, что уж про переборки говорить. Однако это в будущем, а сейчас я раб и ожидал своего хозяина. Ой дай мне сил дотерпеть до того мгновения когда сеть развернётся полностью, за всё поквитаемся. Ещё одно, сеть аварийная, соответственно подобие баз знаний тут были в архиве, он пока блокирован, процентов роста симбиота не хватает для открытия, однако когда туда будет доступ, я буду учиться, и первым делом как использовать симбиот. Я хочу о нём знать всё.

Когда мы ушли в гипер, это ощущалось легко, я пролежал ещё с полчаса, ползая по натуральной паутине сети меню симбиота. По сравнению с ней меню даже самой навороченной нейросети Содружества, это так, детская игрушка, мелочь. У симбиота, только открытых разделов было около десяти тысяч, в нейросети Содружества, их всего было восемьсот. Разница огромная. Нейросеть устанавливается на затылок клиенту, симбиот Сеятелей это всё тело владельца, и даже при девяноста девяти процентном его уничтожении, тело может восстановиться, вырасти до прежних стандартов. Я не говорю про старость и остальное, старость мне не грозит. Там ещё много что было, изучать и изучать, но что успел понять, то описал.

Наконец дверь ушла в бок, и в помещение прошёл мужчина, седой, и на удивление худой. В открытых дверях стояло два охранника в бронескафандрах с нейротиками в руках.

Сев на койке я лениво посмотрел на него и спросил:

— Кто меня продал?

— Медик с транспорта, — легко и сразу ответил тот. — Он такие высокие интеллекты и не видел никогда. Жадность взыграла. На станции не знал, к кому обратится, на меня в баре наткнулся и решил уточнить.

— Найду, урою.

— Я не платил, — холодно улыбнулся тот. — Допросил и отправил в конвертер.

— Почему это? — звякнул я наручниками.

— У нас от медика полные данные о тебе, включая установку вторичной нейросети, но ты пуст. Я не люблю сюрпризы.

Я лишь молча улыбнулся, но улыбка была такая предвкушающая, что рабовладельца передёрнуло, и тут ошейник парализовал меня, ударив болью. Это было очень страшно и больно, симбиот вопил строчками о перегрузках, но до конца дочитать я не успел, вырубился.


Дальнейший полёт не сказать, что был приятен. Я бы даже сказал, что он врезался в мою память на всю жизнь. Рабовладелец помимо владения рабами, а они на борту были, двух точно видел, один медика судового ко мне в камеру сопровождал, второй пищу носил, был всё же обычным торговцем Фронтира. Меня он планировал продать, я слишком дорого стоил, чтобы использовать мои возможности самому. А вот ошейник, особенно его болевой центр он использовал постоянно, как оказалось, чтобы добиться послушания, то есть сломать и передать новым владельцам тихого и немногословного раба выполняющего все поручения. Пока ничего не добился, при этом симбиот научился немного снимать воздействие ошейника, лучше бы «съел» его, поэтому я крепился и держался. Сил пока хватало, а вот долг к торговцу, пока не знаю как его зовут, рос и рос. Я жутко злопамятная скотина. Тут не ошибка, когда я мщу, я натурально превращаюсь в вурдалака, и мне всё равно какие средства будут использованы. Я реально собирался торговца уничтожить вместе семьёй, если у этого урода она вообще есть. Таким нельзя давать расплодиться.

Медика вызывать пришлось один раз, я тогда ползал по меню симбиота и случайно нашёл как управлять организмом, отключив сердце, на что ошейник тут же среагировал, отправив сообщение судовому искину, а тот уже поднял на ноги всех, ещё бы, самый ценный груз загибается. Тут, честно говоря, я и сам перепугался, так что пока оставил эти эксперименты в покое, просто изучал разделы и читал их специфику. Многие из этих разделов были взаимосвязаны, по функциям, контролю тела или каким другим возможностям. Чем дальше, тем больше я познавал возможности симбиота. Я уже как-то устал удивляться, даже восхищение и изумление иногда приедаются, так что в последние дни всё новые открытия встречались мной вполне нормально и осознанно. Я запоминал и прикидывал, как это всё можно использовать.

Летели мы восемь дней. Я, наконец, смог настроить нормально рабочий стол, под привычные мне рабочие столы нейросетей Содружества, часы теперь были, правда, почему-то деление было не привычным, двадцать семь часов в сутках. Пришлось вручную перестраивать, пока установка меня не удовлетворила. Поставил стандарт Содружества. Он практически совпала с Земным, привыкнуть было легко. Конечно, требовалась точная калибровка этих часов, но я это оставил на более позднее время, будет ещё возможность. Так вот, летели мы восемь дней, я полностью ушёл на изучение симбиота, мне никто не мешал, кроме разве что испытаний болью два раза в день, что выдавал ошейник. Есть я хотел постоянно, чем изумлял медика и капитана. Пищевого синтезатора в каюте не было, поэтому мне приносили солдатские пайки, кажется даже мои, из моего баула. Офицерские не давали, зажали. Капитан на третий день не выдержал и закинул запас пайков ко мне в каюту, так что пробелам с этим была решена и раб освободился, перестал мне носить еду. Вода в каюте была, в санузле. Пригодная к употреблению. А пайки я съел, сейчас от них ничего не осталось, и я уже подумывал связаться с искином и затребовать еды. Связать было легко, просто громко сообщить чего хочу.

Вчера под вечер восьмого дня я почувствовал лёгкое касание, мы явно стыковались с другим судном, большего размера. Или к станции, что было более вероятно. Правда, на моё положение это никак не повлияло. Думаю сейчас торговец, если на меня найдётся подходящий покупатель, устраивает торги или аукцион. Это логично, поэтому думаю всё так и есть.

Пришли за мной через два часа, я как раз поел, раб принёс два пайка, уже знают какие у меня аппетиты. Намекну, пол пайка хватает человеку, чтобы быть сытым весь день. Я ем три раза в день по два пайка каждый раз. Это ненормально, это понимал я и мой скажем так хозяин, я-то знал про симбиот, а вот тот нет и пребывал в изрядном удивлении. Думаю поэтому он, и постарается меня побыстрее толкнуть на сторону, не сообщая покупателям мелкие особенности на счёт меня.

Как я и предсказывал, всё так и было. Ко мне пришли и забрали, это были охранники торговца, его люди, по бронескафам опознал, по характерным вмятинам и потёртостям, они довели меня до шлюзовой, перед открытием створки сняли наручники, и перевели на борт стации. Всё же я оказался прав, судя по характерным воздуховодам, это была станция четвёртого поколения, среднеразмерная постройки империи Антран, шахтёрская. В принципе очень даже неплохо. Скорее всего пиратская, отбитая у шахтёров, четвёртое поколение конечно сильно устаревшее, но для Фронтира вполне зачётно. Тем более треть у них это второе, а то и первое поколение, совсем старьё со сбоившим оборудованием. В последнее время ситуация конечно выправляется, старые станции отправляются на переработку, заменяя их на более современные, однако я на одной станции первого поколения уже был. «Лагано» та самая откуда меня украли, была именно первого поколения, правда от неё остался один корпус, владельцы предпочитали просто модернизировать её, устанавливая более совершенное оборудование, но от этого ситуация не менялась, «Лагана» на всех картах всё равно числилась первым поколением.

Сразу за судовой шлюзовой, я и тип судна успел определить, меня в холле станции ожидало четыре охранника. О чём-то переговорив с охранниками торговца, приняв с рук на руки повели, за собой. Как я понял, продажа уже прошла, и это люди моего нового хозяина. Тут же за углом висела грузовая платформа, мы в неё загрузились и полетели в сторону центральной медсекции. Там меня осмотрели и положили в диагностическую капсулу, видимо проверяли уровень интеллекта, не доверяли данным торговца, он эти показания с меня снял, когда я был без сознания, траванутый химией.


Когда я очнулся, крышка капсулы как раз поднялась. Выбравшись наружу, вставая босыми ногами на тёплое покрытие пола, я едва успел поймать кинутый мне в лицо комбез, и поймал только один ботинок. После капсулы рефлексы немного сбоили от препаратов. Медик злорадно засмеялся, когда второй ботинок зацепил каблуком мне щёку. Быстро одевшись, пока тот общался с неизвестным абонентом, судя по почтению, с хозяином, я узнал, что торговец ошибся, продавал меня, указав в анкете, что у меня на две единицы интеллекта меньше, а тут стояла более точная капсула и она показала правильный вариант.

Меня уже ждали, в этот раз был один сопровождающий, он-то и повёл куда-то на нижние этажи. Почему-то сейчас меня не возили на платформе, видимо решили, что не барин. Да нет, барин, ещё какой барин, будущий император. Чтобы сократить путь сопровождающий охранник, а это был именно типичный охранник, поводырь рабов, как его ещё называется, повёл меня через сектор биологов, видимо модуль для содержания рабов был за ним. Биологи тут выращивали всяко-разное, но в основном съедобные водоросли и растения, что впитывали углекислоту и вырабатывали кислород. Я поглядывал на местных работников, двигавшихся по мосткам в защитных комбезах, в масках, и очках, те тоже на нас поглядывали, а замечая у меня на шее ошейник некоторые презрительно отворачивались, в основном те кто такие украшения не имел, из наёмных специалистов. Я был на самой нижней ступени социальной лестницы. Удивительно, но факт, у пиратов могли себе спокойно работать такие наёмные спецы. Не скажу что это редкость, обычное дело на Фронтире.

Вдруг перед глазами появилась надпись, выдаваемая симбиотом, тот через мои носовые рецепторы, к которым давно подсоединился, учуял компоненты для зелья, требуемого для установки симбиота. Вернее не полного зелья, а большинства его компонентов, что вполне хватит запустить некоторые функции симбиота и он перестанет работать в аварийном режиме. На мой бросок среагировать не успел ни сопровождающий, ни станционный искин, ему передали функцию отслеживания моего ошейника. Большой бассейн, мимо которого мы проходили, был наполнен какой-то булькающей зелёной консистенцией. Судя по мерам применения местными работниками средств личной защиты, херня бассейне явно опасная. Но симбиот продолжал сигнализировать, что это то что надо. Прыгай.

Рванув, я перевалился через бортик и плюхнулся в зелёную жижу, почти сразу меня скрутило от боли, но тут симбиот помогал, так что я рыча, но с закрытым ртом, чтобы эта гадость не попала в рот, стал сдирать комбез. Мне нужно чтобы жижа покрыла всё тело. Удалось спустить комбез только до колен и, шевелясь как червяк, добраться до середины бассейна, когда крепкие руки охранника схватили меня и поволокли к бортику, где толпились ботаники. Они меня отчаянно вырывающегося и приняли, а дальше я потерял сознание, так как видел, что когда брали меня за руку, кожа сползла как перчатка, жижа оказалась, была вроде концентрированной кислоты. То-то бронекостюм охранника дымился, когда тот выбирался из бассейна, глубина в нём везде была по пояс, что со мной произошло, я даже не представлю. Ну симбиот, ну сукин сын, нашёл куда сунуть. Болевой шок обеспечен, странно, что я ещё не загнулся, боль была жуткая.


Ругать симбиота я перестал, когда очнулся в капсуле реаниматора. Рабочий стол был открыт и уровень загрузки помощника скакнул с тридцати процентов за пятьдесят, и это за трёхминутное купание в кислоте. Очень даже неплохо, мне стали доступны ещё с полторы тысячи разделов, среди них и те, что имели в архиве знания по предметам, по классификации Содружества, базы знаний. Правда налюбоваться на уровень установки мне не дали, да и в разделах покопаться, до некоторых добраться у меня ох как чесались руки. Тот же медик что уже проводил диагностику, махнул рукой и грубо велел:

— Вылезай. Кожаные покровы восстановлены, всё восстановлено по приказу Хозяина. Всё по высшей категории.

Ошейник, в этот раз новый, не простейший тип, что у меня был раньше, оставшийся с торговца, а новейший, самый современный, находился на шее. В два раза тоньше был и почти не ощущался. Видимо старый посчитали неисправным, под его воздействием я мог шевелиться и совершать обдуманные действия, что и показывало его явную неисправность. Этот помощнее будет, однако и симбиот у меня сменил красную полосу установки на жёлтую, так что работал он уже не в аварийном режиме.

Тут я заметил на руках выходы нейроразъёмов и, подняв руку, нащупал на затылке пилотский разъём. Мне явно установили нейросеть, что у меня вызывало кривую усмешку. Кроме того что симбиот чуть поднимется в установке, ничего больше не произойдёт. Тому продолжали требоваться компоненты. Медик что немного отвлёкся, меня отслеживали взглядами два охранника от дверей, чтобы я ничего больше с собой не сделал, однако тут повернулся и, заметив, что я разглядываю себя, сказал:

— После восстановления я провёл операцию по установке инженерной сети шестого поколения, со всем пакетом имплантов. Цени. Ошейник снимут, как только заработает сеть и имплант подчинения, а пока так походишь. На сеть закачал базы знаний, потом посмотришь, всё инженерной направленности по специализации.

— Я думал, меня в искина превратят.

— Из-за этого в бассейн прыгнул? — оскалился тот. — Хотели, никто восстанавливать тебя и не собирался, однако, ты не подходишь, взяли образцы на пробу, идёт отторжение тканей. Так что в искины ты не годишься, однако Хозяину нужен инженер-станционщик. Ещё один. Будешь теперь в шоколаде, а теперь пошёл вон.

Честно говоря, я даже испытал облегчение, что в искина меня превратить не возможно, думаю, тут влияние симбиота помогло, так что выиграл немного времени. Правда ненадолго, симбиотом до окончания установки фактически управлять я не могу, соответственно уже через сутки, как исчезнет нейросеть, на меня обратят внимание.

После возгласа медика ко мне подскочили оба охранника и, ухватив под руки, потащили с собой, пока я под их попечением, они явно ничего сделать мне не дадут, вот когда сдадут, дальнейшая моя судьба уже не их проблема. Главное чтобы при них ничего не случилось. Те дотащили меня до жилого блока, как я понял рабского, но для ценнейших специалистов, и затолкнули в одну из кают-квартир. Это была двухкомнатная квартира, она вся была под наблюдением искина, однако уже такое жилище показывало, что статус у меня был достаточно высок. Честно говоря, я думал меня отведут к местному Хозяину, однако тот не посчитал это нужным. Подумаешь ещё один раб, хоть и с таким уровнем интеллекта.

Искин уже написал мне распорядок на неделю вперёд, включив туда активацию сети и учёбу в обучающих капсулах, в принципе остальные дни это как раз нахождение в капсуле, я решил последовать его приказам и, посетив душ, очень хотелось после медблока, набил желудок, лёг нагишом на кровать и совершенно спокойно заснул. То, что в комнате было три камеры наблюдения, одна станционная и две скрытые, меня нисколько не озаботило и не смутило. Выспался просто отлично.


Проснувшись утром, я смог убедиться в своём предположении, что сеть исчезнет, так и оказалось. Разъёмы исчезли. В моей квартирке был свой пищевой синтезатор, обстановка тут была стандартная, если хочется улучшить или дополнить то только своими силами и на свои средства, но синтезатор был. Поев, очень сильно хотелось, я снова лёг на кровать и стал изучать незнакомые разделы симбиота. Через шесть часов по распорядку мне следует прибыть в медсектор для проверки установки сети, потом ещё сутки отдыха и плотная учёба под разгоном, однако не думаю, что всё пойдёт по плану искина, местным я подложил некоторую свинью. Не думайте, что я об этом не размышлял, ещё как. Ведь как, пиратам может прийти в голову всё угодно. Для них я непонятное нечто, что поглощает сети и импланты, а ну как поглотит их? Кстати, этим комплектом имплантов установка симбиота скакнула ещё на четыре процента, что открыло ещё восемьдесят три раздела. Ха, думаю, торговец, что продал меня местному работорговцу, в тот же час слинял из системы, чтобы ему не передали большое «спасибо» от нового владельца раба.

Быть выкинутым за борт станции не хотелось, я пока ещё могу умирать, сами исследовать меня пираты вряд ли будут, разве что первичную проверку приведут, думаю, это будет ещё одна установка и отслеживание последствий. Только потом меня просто перепродадут, не сообщая о таком странном феномене. Убивать, возможно, не будут, всё же считать деньги они умеют, так что продадут и с них взятки гладки, как с того торговца. Правда это всё с учётом того что на борту станции нет учёных что мной заинтересуются, вот тогда да, хуже судьбы не придумаешь. Этих вивисекторов, не смотря на очевидную полезность, я не любил. Кажется наша неприязнь была взаимной.

Когда наступил срок выхода из каюты, мне об этом напомнил искин лёгким разрядом, что заставило выгнуться дугой, да уж, это не тот старый ошейник. Это пострашнее было. Вскочив, я оделся, так как продолжал шастать обнажённым, тело дышало, причём с установкой симбиота это чувство особенно заметно усилилось. Натянув комбез, я выскочил из своей «камеры» и попал в опытные руки охранников, что и дотащили меня до медсекции. Ох какое же было изумление у медика, когда тот меня рассматривал. А учёные у Хозяина всё же были…

* * *

— Тэк-с, — пробормотал стоявший рядом с капсулой доктор-учёный Ласс.

Запомнить имена всех нелюдей, что работали в этом небольшом, но на удивление хорошо оснащённом центре, за последние два месяца труда не составило. Я для них был никто, так, подопытный материал, так что при мне они не стеснялись разговаривать между собой и строить гипотезы. На самом деле этот центр занимался исследованиями артефактов Древних, у Хозяина это входило в пятёрку самых прибыльных бизнесов, что вели его люди, работорговля в эту пятёрку не входила. Она вообще на седьмом месте была. Учёные, узнав обо мне, возжелали исследовать, Хозяин, которого я так до сих пор и не видел, хотя и уверен, что тот меня знает и видит с помощью камер, разрешил, но запретил трогать голову. После всех экспериментов, как между собой обсуждали учёные, меня планировали восстановить и продать на сторону, отбить те деньги, что были уплачены.

Учёные противились, хотя за эти два месяца фактически не продвинулись в изучении, про симбиота они не узнали до сих пор. Сами не нашли, а у меня добиться признания не реально. С каждыми днём и экспериментов я учился, осваивал симбиот. Сейчас он благодаря тем же учёным был на девяноста четырёх процентах установки, шесть до конца, и тогда я перестану быть инвалидом. Учёные испробовали всё, что приходило им в голову, этот доктор, их старший, вообще придумал отрезать мне ноги по живому и наблюдать что будет, и ведь выполнил. Через три дня я умер, да и заражение началось. Ничего, в реаниматор положили и всё восстановили. Техника как я говорил, тут была очень даже неплоха, девятое поколение, откуда только взяли? Единственный диагноз, что мне ставили, это то, что моё тело может поглощать некоторое компоненты, не железо, уже проверили, а вот когда начали зашивать под кожу кусочки солдатских пайков, то на утро они исчезали, хотя раны и продолжали кровоточить. Сейчас я лежал привязанный к кушетке, и на мне было с три десятка пайков, некоторые были уже почти полностью поглощены, а вот некоторые ещё нет. Тело действительно их «ело», что меня в первое время удивляло ничуть не меньше учёных. Обнаружено это свойство больше месяца назад, сейчас интерес мне приелся. А учёным ещё нет, они изучали время поедания пайков телом, и контролировали его параметры, в общем, я был окружён таким количеством оборудования, что любой чих был заметен, причём за десять минут.

Это всё учёные, я уже отстранённо в последнее время наблюдал за их исследованиями, злость на них была, как и ненависть, но глубоко в душе. Я знал что при любой возможности их обязательно уничтожу, причём так же вивисекторски как и они со мной развлекались, отчего и расплывалось по душе тепло удовольствия-удовлетворения, помогая мне держатся. Поэтому особо не переживал, тем более вот уже как неделю никаких особых экспериментов они не проводили, хотя я чувствовал, что что-то готовят, мелькало нечто подобное в разговорах. Получиться или нет, всё гадали. Так вот, я больше был углублён в себя, изучая базы знаний Сеятелей. Например, чтобы уметь управлять симбиотом я должен был выучить немного-немало, а шестнадцать баз знаний. Размерами внутренних объёмов они были примерно одинаковыми, и я уже знал, сколько мне их все учить. Одну я учил шесть дней. С учетом, что по объёму они равнялись базам знаний Содружества в девятом ранге, время изучения на каждую тратилось просто мизерное. То есть с момента как я попал в руки учёных-вивисекторов, я ни на минуту не прекращал обучения, даже когда спал, если мне давали. Поэтому подсчитать, сколько баз удалось выучить, не представляет труда. Одиннадцатую базу я начал учить, вот такие дела, уже треть объёма изучил. Раньше, я в меню и разделках симбиота тыкался как слепой щенок, не понимая и полвины чего там к чему. Примерно полвины пояснений я понимал не правильно, в других всё было в порядке. В общем симбиот это очень крутая штука. Поначалу я думал, что перестану быть человеком, но оказалось, мои страхи были беспочвенны. Просто я мог менять своё тело. Хочешь, человеком буду, даже потомство без проблем заведу, хочешь стану вирусом, или киборгом из жидкого металла или другого материала, менять можно по выбору. Всё это я буду уметь делать. Пока не могу, это всё в следующих базах, но в будущем… Сейчас я в меню уже был вполне опытным пользователем, хотя и не профессионалом. До профессионализма не хватало всего ничего, выучить ещё шесть баз. Тогда я смогу использовать все функции симбиота.

В это время, выйдя из режима обучения, я стал отслеживать всё, что происходило в лаборатории, которую не покидал все эти два месяца, и обнаружил непривычную суету. Меня быстро отсоединились ото всех проводов и, облачив в новеньких инженерный комбез, старый технический который со мной столько прошёл, пострадал в бассейне. Учёные потом меня поливали кислотой, выжигая кожу, проверяли последствия ожогов, зачем я в бассейн прыгал. После варварских исследований учёных я постоянно попадал в реаниматор, но сейчас этого не требовалось, я был в относительном порядке, меня в последнее время не трогали. Охранники вели долго, у меня даже ноги стали подкашиваться, ещё бы, два месяца провести в горизонтальном положении практически не двигаясь, реаниматор только и спасал, однако последствия всё же были. Правда встроенного доктора симбиота я не включал, хотя он и запустился на девяносто процентах установки. Не хотел вводить учёных в возбуждение и форсировать их эксперименты, которые человеческими никак не назовёшь, скорее живодёрскими.

Сейчас же, быстро осмотревшись, я мысленно врубил доктора, и мне уже через минуту полегчало, так что дальше я шагал с охранниками уверенно. Что странно, меня снова привели к шлюзовым и передали с рук на руки новым хозяевам. По-другому смену обстановки пояснить я не смог. Видимо Хозяин станции уже устал ожидать результатов моих исследований, а внимание учёных теперь всё было не на артефактах, а на мне, вот тот и поспешил от меня избавиться. Надеюсь, когда симбиот встанет, эта встреча будет не последней. Новые и незнакомые пока охранники проводили в каюту и там заперли. Их действия отличались от прошлой продажи только тем, что с меня сняли современный ошейник и вместо него надели другой, уже старый, той же модели что был у торговца. С этим я легко могу бороться. Как в принципе и с прошлым, теперь я просто не замечал их попыток и считай ошейник у меня был не самым приятным украшением.

То, что меня выкупил перекупщик, стало ясно быстро, если бы меня купил рабовладелец для себя, то обязательно встретился бы со мной лично, чтобы показать власть, чтобы указать мне моё место, ну и чтобы я его запомнил. Обычная практика, а вот перекупщики таким делом не занимаются, про первого торговца вспоминать не стоит, тот по своим правилам пришёл знакомиться, изучить непонятный объект, у которого из головы сети исчезают. Учёные хозяина в этом тоже не раз убеждались, с десяток сетей мне поставили. Ну да ладно, дела прошлые.

Чуть позже, когда судно разгонялось для прыжка в гипер, меня отвели в медбокс, надо сказать так себе оборудование там стояло, третьего поколения, правда, проверить меня на уровень интеллекта было реально. Перекуп желал убедиться, что купил то, что нужно. Потом мы ушли в гипер и летели шесть дней. Видимо до следующей станции. Кормили меня в пути из рук вон плохо, отчего я исхудал, то есть никто не обращал внимания на мои просьбы, и приносили обычную норму, которой мне естественно не хватало и я начал стремительно худеть. Однако перекупу на это было видимо наплевать, тратить выше нормы он не собирался.


По прибытию на станцию, меня почти сразу вывели с корабля, а это был хоть и старый, но боевой крейсер и повели куда-то в сторону развлекательного центра станции, а сама станция относилась к типу больших. Причём построена в рабовладельческом государстве, со всеми положенными к этому аксессуарами и оборудованием, для содержания рабов. Именно в такую клетку меня и поселили. Три стены, и с одной стороны прутья. Клетка неплохая и главное одноместная. Пока вели по коридору, я смог убедится, что большая часть клеток были заняты. Как только охранники отошли, я подошёл к прутьям, потрогав их, не под напряжением, и обратился к несчастному напротив:

— Скажите, коллега, что тут происходит и где мы?

Однако получил только рычание в ответ и глухие фразы, идентифицированные мной по тону как ругань. Я зыка этого не знал и не понимал, что тот мне рычит.

— Не трогайте несчастного, это дикий с одного из миров диких пространств. Век каменный, как я по нему наблюдаю, ему даже общий не залили, видимо не посчитали нужным.

Неизвестный сидел в соседней камере и рассмотреть я его не мог, голова между прутьями не пролезала, зеркала в наличии не было, так что общаться мы могли только вот так, словами, не видя друг друга. Между прутьями разве что могла пройти кисть, а вот локоть уже не проходил, застревал.

— Вы кто и где мы? — тут же отреагировал я на голос неизвестного.

— Ах простите мои манеры, полковник флота империи Антран, Грег Ит.

— Ворх Росс, гражданин империи Антран с недавних времён. До этого гражданин Фронтира. Не повезло тут оказаться. Так всё-таки где мы?

— Это знаменитая Арена Фронтира, могли бы и сами догадаться.

— Может вам покажется странным, но я житель Фронтира никогда не слышал об этой знаменитой Арене. Да и странно, что полковника Флота вот так просто выставляют на бой, а я так понимаю всё и есть. Обычно таких людей как вы, обменивают.

Вот это явно удивило неизвестного собеседника. Он немного покряхтел, воспринимая мои слова и анализируя их и наконец, из него водопадом пошли ответы, что хоть немного прояснило обстановку:

— Конечно же, офицеры в моём звании меняются, однако взят в плен я был не в бою на службе, а в законном отпуске при абордаже моей личной яхты на территории империи. Во вторых, когда готовятся к Арене, а это происходит за две недели до начало двадцати пяти дней представлений, которые транслируются по всему Фронтиру и всем государствам, где разрешено рабство, начинают набирать «мясо». Тем Арена и знаменита, её смотрят все, даже многие в империи, слишком зрелищные бои, чтобы их пропустить. Да и тотализатор никто не отменял. Вот и получается, что гребут всех и сдают представителям и организаторам Арены. Бывает перед началом боёв, на станции собирается до двухсот тысяч рабов, около десяти тысяч разных опасных животных из диких миров, и даже киборги, что отринули в своей вере слабую человеческую плоть.

— Хм, наверняка и сами поигрывали на тотализаторе, — прикинул вслух я, на что полковник промолчал, подтверждая тем моё предположение. — Когда начнутся первые бои?

— Через четыре дня.

— Хм, понятно.

— Через три дня приём рабов закончиться, и специальные люди организаторов арены будут проверять, что за рабы им достались. Ты сам как боец чего стоишь? У меня стандартный пакет десантника четвёртого ранга.

— Сети у меня нет, не поставил ещё, только исполнилось восемнадцать лет, — пояснил я немного удивлённому полковнику. — Но троих, таких как вы уделаю без проблем. С малых лет изучаю боевые искусства.

— Вот уж не думал, что сам попаду на Арену, такая ирония судьбы…

В это время откуда-то не так и далеко отчётливо донеслись женские крики.

— Что это? — тут же напружинился я.

— Дальше женский отсек. Женские бои не менее зрелищные и не лишены некоторой красоты, так что и на них есть ценители. Среди женщин много добровольцев-свободных что записываются на бои, в принципе и мужчин тоже. Есть там и свои фавориты и Чемпионы. Я всегда ставил на Молота, зверь воин, из диких. У него даже сети нет и имплантов, он с планеты с тройным тяготением. А среди женщин всегда ставлю на Иезу-Властительницу, хотя как женщина она с последней Арены потеряла для меня свою привлекательность, хотя и красива чертовка, ух какая фигурка.

— А что она сделала?

— В бою «женщина против хищника семейства кошачьи», смогла скрутить его и совокупилась с ним при всех прямо на Арене, где транслировался бой в прямом эфире. Это видело несколько триллионов зрителей. Совокупилась не по инициативе зверя.

— Тьфу ты, я думал среди одних мужиков выродки есть…. Ладно, какие правила на Арене?

— Они всегда новые, но основной это один, победившие всегда в одном экземпляре. Мужчина-победитель, женщина-победитель, зверь-победитель, группа победитель и так далее. Остальные все проигравшие. Трупы. Не выживают, победитель должен добить соперника. Эти правила не меняются больше шестидесяти лет. Арена проходит раз в год.

— Я с вас хренею.

— Да заткнитесь вы, достали бубнить над ухом!.. — раздался вопль соседа из другой камеры, той что справа.

Посчитав претензии обоснованным, мы разошлись, я вернулся к койке и, попив воды из-под крана, лёг на неё, прикидывая и анализируя информацию. Вот Хозяин гад, видя, что перспектив со мной нет, просто передал представителям Арены. Может ещё и преференции, какие за это получил, с него станется. Не думаю, что он отдал меня просто так, для количества, сто процентов не в накладе, не тот человек. Я конечно Хозяина никогда не видел, но деловую хватку изучить со стороны успел. Как-то так в размышлениях не заметил, как уснул.


Первые сутки меня не трогали, хотя кормили как на убой, без возражения доставляя заказы. Причём любые. Понятно, что из синтезатора, но мне за два с половиной месяца солдатские пайки так надоели, что я любой еде был рад, так что оторвался. В этот раз пищу разносил дроид, на стене камеры висел коммутатор с сенсорным экраном, и там делались заказы, так что дроид носился по ним постоянно, к нему даже ещё двух подключали. Так что я в основном или тренировался в камере, или ел. Спал пять часов, и продолжал заниматься. Медленно, но я возвращался в свою форму. Посмотрим кто кого. Хм, установка скакнула ещё на один процент, осталось пять. Чёрт, что же меня в лаборатории не продержали? Я бы тогда дождался установки и… Тут желание дать ответ работорговцам и вивисекторам рисовала такие красоты мести, что я чуть слюной не захлёбывался. Нужно будет всё испытать, и прогнать их через те же круги ада, через которые прошёл сам. Око за око.

На второй день, ближе к вечеру, когда я принимал в пищу, вдруг прутья ушли в потолок и в помещение стремительно влетев, атаковал меня неизвестный мужчина в комбезе пилота. Мгновенно отпрыгнув в сторону, уходя от удара, сделав кувырок через голову, я пробил ему ногой в живот, но вокруг того вспыхнуло поле личного щита. Ничего себе, последние разработки Центральных миров. Встретить такое невозможно, но я встретил. Того мой удар лишь слегка оттолкнул и он довольно кивнул, сказав кому-то за спиной:

— Этого в седьмую категорию. Живчик, три круга может пройти.

Также стремительно покинув камеру, он двинул дальше и видимо стал проверять соседа. Досталось ему крепко. Соседа не того что полковник, он как раз с той стороны пришёл, а Ворчуна, как мы его с полковником прозвали. Когда неизвестные удалились дальше, я окликнул полковника, поинтересовавшись, что это было. Тот, кряхтя ответил:

— Проверяющий. Узнавал, каков ты в деле, даже по движению может определить уровень… Чёрт, мне ногой в живот пробил. Всё брюхо отбил, гад. Что он тебе сказал?

— Седьмая категория.

— Вполне неплохо, не профессионал, но боец-любитель с неплохими шансами. У меня восьмая категория.

- Понятно.

Где добыть компоненты для ускорения роста симбиота, я обнаружил случайно. Раз сто подходил к коммутатору общей сети заказов еды, и не сразу понял, что с помощью него можно сформировать обеды любой консистенции, это было реально. В камерах были не только люди и питались многие, особенно дикие, таким, что у других вызывало отвращение. Вот и я стал экспериментировать, делал заказы, и своим носом-анализатором определял, есть в блюде нужные компоненты или нет. Медленно, но дело пошло на лад. При этом я продолжал учиться. Одиннадцатую базу уже выучил, сейчас почти до половины поднял двенадцатую. Учёба шла, я узнавал о симбиоте всё больше и больше, что не могло не радовать, я становился опытным оператором.

Насчёт баз хотелось бы добавить, не смотря на то, что это был аварийный установщик, базы были резервными. Предполагалось, что они уже имеются у оператора-Сеятеля и тому требуется только сам симбиот. То есть хранились они в симбиоте просто на всякий случай. Правде, не смотря на то, что я выучил уже одиннадцать баз, никакой информации помимо использования самого сибиота в них не было, то есть те хрустальные палочки машин времени, как оставались мне неизвестными, так и остались. Тут-то и стояла проблема. В отличие от артефактов Древних, видимо потомков Сеятелей, их предметы не имели функцию вечного хранения, кроме особо необходимых предметов, видимо машинки времени и аварийный установщик ими являлись. А так, всё что принадлежало Сеятелям, то что они создавали на своих заводах, или выращивали, существовало не более двух тысяч лет, то есть в них изначально был заложено что через две тысячи те просто будут рассыпаться в песок. Вот в этом и беда, если и были у Сеятелей базы знаний, то не думаю что они уцелели, времени с тех времен прошло столько, ничего не сохранится… Кроме хрустальной машинки времени и авариного установщика. С ними мне повезло, но следующий предмет я могу искать столетиями…С другой стороны, когда симбиот запустится, стоит посетить Землю, вдруг тот сможет взаимодействовать с кораблём Сеятелей, который почему-то не рассыпался в пыль, вон сколько стоит. Хотя Землю я так и так посещу.

Так вот за два дня, я смог подобрать большую часть компонентов, две трети и отметив, что времени осталось крайне мало, выделил их в меню, совместил и мне принесли эту коричневую жижу на двух тарелках, вот в стакане был обычный фруктовый сок, надоела вода из-под крана. Там привкус был. Когда заказ доставили, я быстро скинул одежду, сосед напротив, дикий который так и не шёл на контакт, заинтересовано подошёл к решётке и стал меня рассматривать. А я, ухватив щепоть непонятной резко пахнущей кашицы, и стал растирать её по коже. Есть её я не мог, меня всего выворачивало от запаха:

— Это что, опять канализацию прорвало? — спросил из своей камеры полковник, когда я закончил обмазываться, подошвы ног только остались, и встал у стены, чтоб не привлекать внимания. По коридору постоянно кто-то ходил.

— Нет, это у меня. Традиционное национальное блюдо. Заказал через пищевой синтезатор. Не совсем то что нужно, но похоже. Помогает войти в боевой транс.

— А-а-а, боевые стимуляторы на Арене разрешены. Только ты особо не воняй, вон, как твой сосед напротив возбудился, так и носиться по клетке. Видимо и на него подействовал твой воняющий стимулятор.

— Пусть бегает. Надеюсь его завтра с началом боёв, первым отправят на ринг. Кстати, сколько их там?

— На арене шесть больших рингов для командных боёв и девять малых.

— Что-то маловато на двести тысяч рабов, и на десять дней Арены.

— А иначе зрителям неинтересно будет, одновременно несколько боев, где они хотят посмотреть. В записи это всё же не то. Тут всё рассчитано, бои будут идти постоянно, ни минуту отдыха. Так что будь уверен, всё уже давно разработано и доведено до автоматизма.

— Понятно.

Полковник пошёл прилечь, он набирался сил, а я так и стоял, прикрыв глаза. Учился, а вот жижа напоминала о себе, жгла кожу, однако терпимо и я терпел. Через шесть часов, устав стоять, я провёл рукой по обнажённой груди и не обнаружил хотя бы пятнышка жижи, зато установка скакнула на три процента, осталось два. Так что я тут же заказал себе поесть, всё так же хотелось, а потом сразу жижу. Когда её доставили, я уже поел и покрыл жижей только переднюю часть тела, после чего лёг на кровать, отдыхать тоже нужно. Вырубился я быстро.


Утром меня разбудил шум в коридоре, начались игры, похоже, прошли первые предстартовые бои, так сказать для затравки. Повели первых рабов на заклания. Почти сразу посмотрев после пробуждения на степень окончания установки симбиота, то что она так долго шла, не смотря на штатную сорокаминутную установку, на него никак не влияло. Похоже, то что я не намазал спину, сказалось, девяносто девять процентов. Не знаю кому как, а мне хотелось подойти и постучать по стене головой, своей головой. Вместо этого я взял себя в руки, и мысленно поблагодарив себя за терпение, снова сделал заказ и после доставки, обмазался. Потом уже и завтрак заказал. К вони я уже притерпелся и не замечал чем измазан. Насчёт подобных заказов особых запретов действительно не было, опытные пользователи могли как хотели комбинировать заказы, а не тупо нажимая на кашу или суп. Перед доставкой в одну из камер, естественно заказ проверяли анализатором, рабы разные бывают, и хитровыеб… Хитрые, в общем. Заказать таким способом яд, не трудно, но анализатор его не пропустит, так что моя жижа была проверена и признана умеренно съедобной, то есть отравиться ею практически не возможно. Снова устроившись на кровати, я прикрыл глаза, продолжая изучать базу. Когда придёт мой черёд, за мной придут, а пока я отдыхал.

Когда симбиот заработал, я сразу это почувствовал, так как изучил двенадцатую базу фактически за тридцать минут, специально посмотрев на время, подтвердил, тридцать три минуты. Почти сразу была поставлена на изучение следующая база, а я закопался в управляющих разделах. Ничего я пока не трогал, это может повредить, до момента изучения остальных баз, самое важное в конце. Учил я по специально составленному списку, проигнорировать его не получалось, другие базы просто не удавалось запустить на изучение, пока не выучу первую базу. Выучил её, получаю доступ ко второй и так до конца, до шестнадцатой.


За первый день моя очередь так и не пришла. Так что я спокойно закончил изучать базы, подивившись как после полной установки симбиота скорость изучения возросла. Нужно это будет отметить. Однако, к сожалению, весь пакет, который был в архиве симбиота, мной был изучен, больше там ничего не было. Так вот, когда на станции наступила «ночь» по внутристанционному времени, при этом Арена продолжила жить в прежнем ритме, бои не прекращались ни на миг, даже до нас сквозь переборки доносились вопли и гул зрителей что находились на станции. Интересно сколько их прибыло? Так вот, как только все базы были изучены, я стал учиться использовать симбиот.

До изменения тела пока не доходил, с этим чуть позже, делал другие вещи. К сожалению полностью себя проявить не удавалось, камера в коридоре была направлена на зарешёченную тёзку, так что я был на виду. Пришлось подумать, как избавиться от соглядатаев. Помогла, как ни странно та самая жижа, её немного осталось, весь заказ не потребовался. В общем, я набрал её и метко, с шести метров запулил в камеру, заляпав объектив. Рабы ещё не такого перед Ареной творили, так что ошейник не сработал, лишь дал кратковременный импульс боли, мол, мы всё видим, но трогать перед боем не будем. Правда ошейник стёк через всё моё тело, превратившееся в жидкий металл, и остался на полу когда я шагнул вперёд. К сожалению, с комбезом и ботинками произошло тоже-самое, то есть когда я превратился в жидкий металл, то вытек из него ручейком, снова превратившись в свою копию-киборга, но только совершенно обнажённого. Пришлось мысленно нарастить на себе копию комбеза и ботинок из собственного тела, чтобы не привлекать внимания. Честно говоря, функцией изменения тела было немного боязно пользоваться, но с каждым разом это было делать всё легче и легче, как говорится опыт приходит со временем. Наклонившись, я забросил комбез и ботинки на кровать, пусть там полежат. На полу они в глаза бросаются.

Когда через двадцать минут прикатил технический дроид, почему-то на колёсном ходу, я прошёл сквозь решётку и, подойдя к дроиду, в этом месте была мёртвая зона для других камер, коснулся рукой дроида и вернулся обратно. Помните, как Терминатор из жидкого металла решётки проходил? Вот и я так прошёл, всё же изменение тела работало, а я ещё сомневался, опасался перед прибытием дроида её использовать. Да и третий режим, вируса, тоже использовал. Превратил в вирус свою руку и коснулся ею дроида. Всё, тот уже мой, хотя искин станции, что им управляет, об этом пока не подозревает. Так же я могу захватить и станцию. Теоретически, пока не пробовал. Мой выход в нашем коридоре замечен никем не был, коридор пуст, видимо был краткий промежуток между играми, сосед спереди всё равно никому ничего не скажет, клетка соседа слева была пуста, даже не заметил, как его увели на Арену, а полковник ничего не мог видеть, камера справа была, а сам он дремал. Вот дикарь напротив немного беспокоил, забился в угол и дрожал, видимо его впечатлил мой вид проходящего через решётки. Он меня не интересовал, и я на него просто махнул рукой.

Подумав, я подошёл к коммутатору, и снова переведя руку в режим вируса, теперь она напоминала голограмму, коснулся экрана и на пару минут закрыл глаза, за это время дроид почистил объектив и удалился. Двух секунд мне хватило, чтобы взломать все тридцать семь штатных станционных искинов этой станции, и восемнадцать искинов отдельного кластера. Вот остальные искины я пока не трогал, доков, медсекции, складов, но и до них рука дойдёт. Сейчас же, пройдя к санузлу, я помылся под краном и, натянув, свой дорогой инженерный комбез лёг на койку, прикрыв глаза. Сейчас я был там, на всех Аренах разом, наблюдая за поединками. И чем больше наблюдал, тем большей злобой наполнялся. Была у меня идея выиграть с помощью симбиота в этих играх и стать всеми признанным Чемпионом, а посмотрев бои, расхотелось. С рабами дрались актёры, может и неплохо владеющими разными видами оружия, включая шипастыми дубинками, но для них бои игра, главное чтобы было зрелищно и кроваво. Вот только люди умирали по-настоящему. А они и играли, сотня рабов умирала в час в одиночных боях, и тысяча в боях в группе. Про животных я уж и не говорю.

Найдя себя в списках Арены на очередь в бой, обнаружил, что моя очередь только через три дня, в принципе, как и полковника, разница между нашими выходами в два часа. Картинка на камере уже показывала то, что я хотел. То есть прокручивала запись, что я в камере, ошейник, который подал сигнал о разъединение, отчего сюда направилась охранная группа, снова стал подавать нужный сигнал и искин вернул группу обратно. Все искины подчинялись теперь мне. Есть не хотелось, гонка с постоянным хотением есть закончилась, симбиот полностью установился, и я вернулся в норму по питанию. Я уже обдумал, что нужно делать дальше, поэтому скинув комбез, превратившись в ветерок-вирус, фактически в цифровую дымку в виде человеческой фигурки, став смерчем, который втянуло в крохотную вентиляционную решётку под потолком. Да, в таких вентиляционных шахтах можно было перемещаться только в таком виде, в реальном у меня тут даже рука бы не пролезет. Двигался к диспетчерскому пункту станции, мне нужен узел связи. Через него я хочу выйти на все корабли у станции в системе и заразить их искины. Хозяева Арены вот просто так отпускать я не хотел, однако и мелькать в сводках тоже, если только как беглец. Устрою побег с полковником и ещё с десятком других рабов в качестве свидетелей, захватив какое-нибудь судно, и рванём отсюда. А через пару дней станция будет уничтожена. Главное нам это не припишут. Хвосты тоже уметь подчищать надо.

Двигаться пришлось быстро. Смена ипостаси штука конечно замечательная, да я вообще в восхищении был, однако не долговечная. Да-да, что переход в стадию киборга, что переход в стадию вируса, долго продлиться просто не мог, и симбиот молодой, и оператор неопытный. Знания есть, опыта не хватает, поэтому на время использования был наложен программный запрет. Сейчас я буквально нёсся по внутренним шахтам коммуникаций, поэтому, когда за полторы минуты добрался до нужного сектора, я небольшим ураганом оказался в небольшом, но главное пустом от людей помещении, и перешёл в личную ипостась. Времени у меня было крайне мало, однако пояснить главное могу. Я действительно могу менять режим и характер тела. Основной — это личное тело и два дополнительных, появившихся благодаря симбиоту Сеятелей. Однако теперь плохая новость. Долго я в них находиться не мог, в главной ипостаси сколько угодно, а в дополнительных не более десяти минут в сутки, как я уже говорил, был установлен программный запрет, который, к сожалению, я не знал как снять, вообще не представлял. Причём на обе ипостаси выходило по пять минут. Это общее время десять минут. Базы знаний из симбиота выученные мной давали понять, что активными тренировками, то есть каждый день я должен использовать эти дополнительные функции изменения тела, однако скорость освоения не радовала. В год по предварительным расчётам время нахождения в дополнительных ипостасях будет увеличиваться на пятнадцать-двадцать минут. Да, в каждой бочке мёда есть своя ложка дёгтя, так и тут, функции просто шикарные, одного наложен временной лимит использования, вот такая фигня. Немного бесит, не без этого, но и с новыми функциями, даже с ограничением по времени применения, вещь восхитительная.

Вернувшись в своё тело, я зябко поёжился, свой комбез остался в камере, он с подушкой изображал спавшего человека под одеялом, это для проходивших зевак и работников станции, камера показывала то, что мне было нужно, так что для неё я был в камере. Помещение это я выбрал не случайно, малый арсенал СБ станции. Конечно же тут была охрана и сигнализация, и конечно же она функционировала, только вот ни боевые дроиды, ни сигнализация на моё появление никак не отреагировали, искин-то СБ под моим контролем. Быстро осмотревшись, я прошёлся между стойками, где стояли бронескафы шестого поколения, и довольно щёлкнув языком, превратил указательный палец в вирус и коснулся им самого навороченного бронескафа арсенала, думаю, он принадлежал командиру подразделения, снаряжение которого тут хранилось. Это был скаф «Империал-4К» седьмого поколения редкой командирской версии, причём в полном обвесе, с реактором на горбу, наплечной пушкой и оборудованием щита на запястье правой «руки». Про комплект дроидов-разведчиков, и оборудования для управления всеми подразделениями и говорить не стоит.

Что радовало, симбиот легко выполнял функции нейросетей Содружества, так что я вполне уверенно дистанционно контролировал стационарные искины станции, отслеживая все изменения, а так же взлом скафа и четвёрки универсальных боевых дроидов пятого поколения в арсенале. Режим вируса я включал на пару секунд, этого хватило, чтобы коснуться дроидов и скафа, если конечно быстро перемещаться. Про тикающий таймер обратного отсчёта применения дополнительных возможностей тела, я помнил. В общем, всё что было в арсенале я после недолгих размышлений перекодировал, теперь всё оборудование будет принадлежать мне, использовать его никто не сможет, поэтому запустив стоявший отдельно узкоспециализированный дроид для ремонта скафов и вооружения, используя его манипуляторы, стал загружать вооружение и снаряжение на две боевые бронированные малые платформы, усиленные станковыми тяжёлыми импульсниками, способными пробивать переборки.

Естественно всё не вошло, тут средняя грузовая платформа нужна, поэтому я мысленно отдал приказ управляющему искину пригнать к арсеналу автоматическую среднюю закрытую грузовую платформу. Пока её ждал, четыре минуты летела, я обдумал свои дальнейшие шаги. В принципе менять их пока не буду, кроме того что отберу себе будущий корабль, лучший из всего что есть, и подготовлю его к угону. Причём это будет мой корабль, судно для побега с полковником и другими свидетелями, будет другим, а мой корабль последует за нами. Я могу управлять им дистанционно, даже находясь на другом судне, включая наш совместный уход в гипер. Немного сложно, но я в себе был уверен. Это ещё не всё, мне требовалось решить проблему с нейросетью. Симбиот конечно хорошо, но для местных я должен иметь сеть, плюс мне как-то нужно учить базы знаний Содружества. Закачать их на симбиот практически не возможно, но лазейку я нашёл. Симбиот вполне может взаимодействовать с другим оборудованием, «есть» их уже не требовалось, сюда входят и нейросети. То есть я теперь спокойно могу установить себе любую сеть, а после того как управление ею возьму через симбиот никаких закладок и внешнего управления не будет. Тут можно и базы учить, и косых взглядов не будет, мол, сети нет, а столько знаешь и умеешь. Причём сеть нужно ставить официально, в корпорации «Нейросеть». Я там уже ставил, причину потери могу легко объяснить, мол, в рабстве удалили. Это ещё не всё, при смене ипостаси сеть остаётся в главном теле, но при этом могла быть использоваться при переходе в киборга или вируса. В общем, видите какая крутая штука сделанная Сеятелями. Мне вот нравилась. Что совсем хорошо, у симбиота не было даже зачатков разума, а то я в курсе исследований учёных Центральных миров Содружества, в попытках совместить нейросети и искины. Подопытные не справлялись, голос в голове бесил многих. Угадайте, как операторы звали таких помощников? Большинство «Шизами». Сеятели давно поняли, что это тупиковая ветвь исследований, поэтому если искин и использовали во взаимодействии симбиотом, то тот обычно был в виде браслета и носился на теле. Кто на ноге, кто на руке, кому как нравилось.

В это время створки арсенала распахнулись и внутрь влетела средняя грузовая платформа, с трудом уместившись на входе. Причём вся платформа в арсенал не вошла, стеллажи не давали, треть кормы торчало наружу. Однако штатным погрузчикам, что перемещались с платформой и входили в её комплектацию, это не помешало вынести весь арсенал, погрузив всё на платформу. В этот раз специализированного ремонтного дроида я не использовал. Редкая штука, мне самому пригодится, а заниматься с помощью него погрузками, это что микроскопом гвозди запивать. Сам я ещё в арсенале натянул на себя десантный комбез с интегрированным броником, накинув сверху подвесную систему, и отобрал оружие. В стороне стояло несколько боксов с новенькими игольниками и бластерами. Конечно, с оружием Древних они не в какое сравнение не шли, но у них было несколько преимуществ. Первые — они были. Второе — новенькие. Третье — не имели привязки владельцев.

Взяв в руки два бластера и игольник, дождался, когда у меня возьмут образцы тканей. Всё теперь это оружие мог применять только я. Снарядил и убрал в подготовленные кобуры. После этого сел в кресло оператора средней платформы, выгнав наружу в коридор, боевые вылетели следом, и мы процессий полетели на нижние этажи. Пришлось воспользоваться грузовым лифтом. Из-за ночи по внутреннему времени коридоры были в основном пусты. Летали другие платформы, а так люди или отдыхали или занимались своими делами. На Арене местных было мало, в основном билеты были выкупленными приезжими, я посмотрел списки. Почти миллион зрителей, что смотрели бои в живую. Станция могла вместить три миллиона человек, так что это не предел. Размеры у неё действительно были огромные. Арена, что тут ещё скажешь. А вот цены меня изумили, похоже на станции собрались одни богачи.

Куда лететь я знал прекрасно, искины подсказали. Хозяева Арены и некоторые их гости имели навороченные корабли. Причём высоких поколений. Один из них, самый лучший, принадлежавший гостю из центральных миров, был четырнадцатого поколения и принадлежал какому-то члену королевской семьи одного из государств Центральных миров. Естественно его присутствие тут не афишировалось, крейсер четвёртого ранга по классификации боевых кораблей Содружества, находился не снаружи, а в одном из ангаров станции. Там была своя охрана, часть экипажа и боевые дроиды, но мне это не помешало. Добравшись до места, я скинул комбез и, превратившись в вирус через вентиляционную систему попав в ангар долетел до него, мгновенно взломав все искины. Разницы я не почувствовал, что третье поколение, то четырнадцатое, взлом происходил за долю секунды.

Как только боевые системы корабля и дроиды были взяты мной под контроль, а в ипостаси вируса я был не больше одиннадцати секунд, сразу активировал боевые системы корабля. Одиннадцать секунд, именно столько мне понадобилось, чтобы попасть в ангар и, добравшись до корабля войти в контакт с искинами через внешний коммутатор шлюзовой, как тут же вернул себе главную ипостась, отдавая приказ искинам корабля, он назывался «Ал», на уничтожение команды. Оказалось, владелец корабля об этом позаботился, трусливая тварь боялась бунта. В общем, сработали закладки нейросетей, у управляющего искина крейсера были нужные коды и все шестеро членов экипажа умерли разом. Их мне не было жалко, успел просмотреть записи в памяти искина, скажем так не самые лучшие люди. Их хозяин был ещё тем ублюдком и, пользуясь мощью своего крейсера, останавливал суда на Окраинных мирах. Свидетелей не оставлял, искал развлечения, снимая с остановленных бортов женский пол. Экипаж ему помогал. Все трупы команды были пропущены через медблок корабля, там тоже было четырнадцатое поколение, оно стояло на вооружение флота Центральных миров. Из голов бывшего экипажа были удалены нейросети и импланты. Себе я ставить их не собирался, так как продолжал планировать пойти в скором времени на работу чиновником, но запас, особенно таких сетей, карман не тянет. Так что пока средняя платформа разгружалось, все трофеи шли в трюм, кстати, тоже не пустой, тела прошли через хирургическую капсулу и были одним комом перемещены в малый контейнер. Его планировалось сбросить в открытом космосе и уничтожить выстрелом из плазменной пушки.

Осматривая груз в небольшом трюме крейсера, я определил, что хозяин корабля был большой любитель поохотиться в диких пространствах на поверхности разных планет. Там был грузопассажирский челнок, грузовой ховер, несколько платформ для планетарного использования, охотничье оборудование, свёрнутый полевой лагерь повышенной комфортабельности, разнотипное оружие в чехлах, ну и охранные системы для лагеря. Всё не ниже двенадцатого поколения. Вот оружие заставило насторожиться. На дичь животного мира она не особо годилась, а вот на человеческого… Да, бывший хозяин крейсера мне нравился всё меньше и меньше. Как бы то ни было, но на удивление весь этот груз мне в будущем пригодиться, всё же на планету Зтов планировал слетать, да и на Землю. Так что только порадовался трофеям.

Разгрузившись, я отправил грузовую платформу обратно на место стоянки в автоматическом режиме, обе боевые были закреплены на стенах трюма крейсера, а сам, вызвав флаер-такси, полетел к диспетчерскому модулю. Пока я летел, причём незаметно для хозяев станции, они обо мне так ничего и не знали, я уже взял станцию практически полностью под контроль, стал искать разное нужное имущество и перемещал его в мой ангар, там груз оказывался в трюме крейсера. Когда тот оказался забит, уже в коридоры и склады самого корабля пошла погрузка. Когда тот был полностью загружен, баки с топливом тоже полны, я как раз добрался до диспетчерского модуля. Дальше шёл пешком и все створки передо мной открывались, даже те которые пропускали только основных владельцев станции. Когда я добрался до блока связи, то на минуту, гигантское время — стал вирусом, покинув через антенну борт станции. Нет, я не отправлял заражённые сигналы с корабля на корабль или суда, приштукованные к станции. Я сам был им, и перелетал с борта на борт. Только так я мог взять под контроль судовые и корабельные искины. К сожалению вот так удалённо это было практически не возможно. Я хоть и в образе вируса, должен быть на борту. И помогало мне перемещаться с борт на борт оборудование связи. В общем, за эту минуту напрягая все силы, я посетил порядка полутора тысяч судов и кораблей, что находились на парковках, или были пристыкованы к станции. Так же за эту минуту я побывал во всех ангарах, где находились суда или боевые корабли. В общем, ни одно судно способное покинуть этот сектор, в секторе не осталось. Без моего дозволение это никто не сможет сделать. Да пока никто и не собирался, всё же шли бои, все на Арене. Треть судов были пассажирскими, зрители на них прибыли, треть личные яхты.

Вернулся в камеру я на последних секундах, из десяти минут отведённых мне на эти сутки для перевоплощений. Почти сразу услышал, как меня окликает полковник. Судя по его тону, давно зовёт.

— Ты чего не отзывался? — с явной радостью в голосе поинтересовался тот. — Я думал, тебя на ринг отвели, нельзя так крепко спать.

— Сейчас, — шепнул я. — Ждите.

Буквально через минуту я высунулся из-под койки полковника и, посмотрев на него, тот изумлённо обернулся, сказал:

— Бежим, есть возможность.

Тут по моему мысленному приказу его скрутило болью, ошейник сработал, вернее искин заметив непорядок. Это всё так и должно быть, чтобы потом во время допроса в СБ империи все мелочи совпадали. Подскочив, я виброножом срезал ошейник, нож его брал, тем более из комплекта штурмовика, они мощнее. Полковник ещё был под воздействием облучения, хотя и в сознание, поэтому подхватив его за шиворот, затащил под койку и в прорезанное ножом отверстие уже в пустое пространство. На счастье наш блок был с краю, и тут были фермы крепления между модулями. Полковник уже очухался, поэтому уцепился за ферму и стал, перебирая руками и ногами, перемещаться за мной. Мельком посмотрев в сторону щели, что вела в мою камеру, как я выбрался из неё, он уже понял.

— Откуда нож? — хрипло спросил тот.

— Помните того проверяющего? Он, наверное, и не заметил, как пропал нож из его ножен, они были скрытого ношения. Притом я прятал его, пытался понять ищут его или нет. Когда убедился, стал спать под кроватью, занавесив одеялом. Охрана не отреагировала, и сегодня я прорезал отверстие. Но перед этим срезал ошейник. Видите, у меня такой же порез на шее, как и у вас? Кстати, держите платок, остановите кровотечение. Он, конечно испачкан моей кровью, но это единственное что я могу предложить.

— У тебя я смотрю уже подсох.

— Ещё бы. Я его шесть часов назад срезал. Вскрыл и соединил проводки. Замкнув некоторые. Если у охраны на пятнадцать минут тот и замолчал, так потом заработал. Он до сих пор у меня под кроватью лежит и охрана думает, что я там же.

— Хитро. А ты молодец.

— Одни уходить не будем. Нужно ещё кого-нибудь взять.

— Согласен.

— Проблема в том, что когда я осматривался тут, вывалился в какой-то коридор и столкнулся с местным бандитом. В схватке победил я, из технического люка прямо ему на голову свалился, тот и вырубился. Трофеев немного, однако есть корабельная карта-доступа. Я того бандита допросил, отключив ему нейросеть, чтобы он тревогу не поднял, ну и узнал, что ключ доступ к патрульному корвету приписанному к станции. Кодов к управляющему искину нет, он на карту заточен. Кто с ней пришёл тот и следующий капитан-патрульный. Немного не осмотрительно, но нам это на руку. Он полностью заправлен и до империи дотянет. Вот только я не пилот, техник хороший, согласен, но не пилот.

— Поэтому ты меня и вытащил.

— Не только, но из-за этого тоже.

— У меня есть сертификат пилота, даже для пилотирования среднего корабля, я же всё-таки флотский офицер, только у меня нейросеть отключена. Включить её должны были перед боем.

— Это не беда. Тут недалеко трофеи с того пирата, там его планшет, так что включим… Ну что полковник, будем ещё людей освобождать? Думаю, нам это зачтётся.

— Ещё как будем. Я вижу, ты тут усвоился. Командуй, вот на борту корвета уже не взыщи, командовать буду я. Кстати, что за модель?

— Наш, имперский пятого поколения. «Вулкан»

— Отличный корабль, — обрадовался полковник. — Я на таком начинал в училище. Вот только взять на борт может максимум двадцать шесть человек, при идеальном состоянии оборудования системы жизнеобеспечения, что думаю не так. Так что человек двадцать.

— Нормально. Ну что, проверяем камеры на удачу?

— Давай.

Мы выбрались в помещение, где у меня были сложены трофеи и лежал труп молодого парня-пирата. Там я с помощью планшета запустил полковнику сеть, так что он по моей просьбе сразу же включил запись наших действий. В принципе он и без моего напоминания её включил. Схватившись за оружие, тот раздражённо его бросил обратно, пискнув, игольник отказался подчиняться, была привязка к погибшему патрульному.

— Я потом сброшу привязку, — успокоил я офицера, собирая с собой всё, что было набрано. После этого мы вернулись обратно в межмодульное пространство.

Там мы подобрались к ближайшим камерам, я примерно прикинул, где должна быть койка, к счастью они крепились к торцевой стене одинаково во всех камерах, где мы и ползали по паутине металлических ферм, и сделал отверстие. Почти сразу резанул женский визг. Это я его ожидал, а вот полковник нет, он не думал, что мы окажемся в женском секторе. Естественно куда мы ползли я знал, более того согласовавшись со списком, я отобрал достойных людей, причём женского пола. Отправлять женщина на ринг это варварство. Из тех, что близко, остальные извините, не успею. Для полковника тревога была настоящей, а вот в реальности искин сообщал местным работникам, что идут плановые учения. Так что побег наш ещё не обнаружили, причём я был уверен, что не обнаружат, даже тогда когда мы уйдём в гипер. Хорошо это контролировать всю станцию. Местные хозяева без моего внимания чихнуть не могут, что уж говорить о контроле.

В камере, в которую мы пролезли, оказалось четыре рабыни, из диких да ещё женского пола, у них не было выходов нейроразъёмов нейросети. Одна заметив нас, испуганно завизжала, а остальные подхватили.

— Дикие, — мрачно сказал полковник, что просунул голову в отверстие, рассматривая камеру.

— И что, бросать их теперь?! — рявкнул я, перерезая ошейник уже третьей женщине, они все четверо бились в конвульсиях на полу, от воздействия ошейников. — У нас нет информации кто где сидит, на удачу идём.

— Да понятно это, — проворчал полковник. — Давай подавай первую, приму.

У всех женщин после использования виброножа, обставались на шеях характерные отметины, у нас с полковником были такие же. Пока я передавал первую, снаружи ревел сигнал тревоги, а в коридоре ботали ботинки охраны, очнулись остальные, так что дело пошло веселее. Общий те знали, их успели обучить, не смотря на то, что женщины заметно трусили, всё равно выполняли всё, что приказывал я и полковник. Об Арене им было известно, так что куда угодно, но не на смерть.

Нырнув в проделанное отверстие вслед за последней, я уцепился руками за ферму, под ногами была пропасть в несколько сот метров и, перебирая руками, пополз дальше.

— Быстрее. Пока охрана в отверстие не выглянула и нас не подстрелила, — поторапливал полковник девиц.

Я уже их обогнал и придвигался впереди, а он замыкал нашу небольшую колонну. Всё же с женщинами было сложно. Одна не сразу сообразила что внизу попасть, ещё бы источников света нет, в темноте, на ощупь двигались, кроме меня и полковника, у того нейросеть давала картинку, у меня симбиот, а когда осознала, вцепилась в ферму, пришлось отрывать, отгибая каждый палец. Этим не я занимался, полковник. Я решил ещё одну камеру вскрыть. Вот она была одиночная и там сидела леди Ангела, дворянка, гражданка нашей империи и врач по специальности. Это я знал ещё до того как прорезал отверстие в переборке. Хм, ещё четыре таких переборки и всё, батарея ножа разрядиться. Жаль у того пирата которого я выдал за капитана патрульного корвета, не было ножа. Пригодился бы. Если даже не он, обычный вибронож не прорежет эту переборку, а его источник питания, они тут взаимозаменяемые были.

Воткнув лезвие ножа в металл, я прорезал отверстие, отгибая его внутрь, после чего ужом скользнул внутрь. Леди лежала на койке, но так же билась от боли в ознобе. Аккуратно срезав ошейник, я передал её уже стоявшему у отверстия полковнику, тот принял и помог ей прийти в себя, похлопав по щекам, ну а я скользнул следом и снова двинул вперёд. Леди быстро пришла в себя и последовала за нами. Кстати, за спиной были видны отсветы фонарей, охрана пыталась пролезть за нами, но в бронескафах это было сделать достаточно сложно. Да и сканеры чтобы найти нас за переборкой слабо помогали с учётом того сколько людей находилось на станции. Скоро те взорвут переборки и окажутся тут, нужно поторопиться.

Следующая камера оказалась пуста, полковник выругался, и мы двинули дальше. Леди приняла командование над «бабским батальоном» как их прозвал полковник, так что те следовали за нами. Через сорок метров мы вскрыли следующую камеру, четырёхместная. Три имперки и одна жительница Фронтира. Срезав ошейники, передал первую пару полковнику, леди ему помогала, остальные две пришли в себя и сами последовали за нами. Осталась последняя камера, вскрыв её, снова обнаружил четверых. Тут когда девушки отправлялись за переборку, леди внезапно вскрикнула, одна из девиц была из её команды, они служили на одном имперском крейсере. Уходить я опаздывал, обширная корма четвёртой девицы застряла в отверстии. С той стороны её тянули, а с этой проталкивал я, когда прибежавший первым ближайший охранник пытался выстрелить в нас из нейротика. Однако брошенный не дрогнувшей рукой нож пролетел узкую щель между решётками и вошёл тому прямо в глаз, повредив мозговое вещество. Тут как раз удалось протолкнуть дверцу, да и та сама активно дрыгала ногами. Больше мешая мне, чем помогая. Так что высунувшийся в отверстие полковник, посмотревший на убитого охранника, зафиксировав его в записи, одобрительно мне кивнул и отодвинулся, позволяя покинуть камеру.

Дальше мы двинули вниз, спускаясь, а потом, добравшись до соседнего модуля, ушли в технические шахты. Между модулями с трёх сторон были видны отсветы, однако догнать нас не успели. Охрану привлёк я, да и вообще весь этот побег был срежиссирован мной, о нём теперь даже и владельцы знали, если уж играть в побег, то для правдоподобности со всеми спецэффектами. Единственно я притормаживал дроидов, иначе те давно бы нашли нас, и был бы последний бой. Что с учётом отсутствия оружия, было обречено на поражение ещё до начала боя. Шансов против дроидов у нас не было никаких.

— Оторвались? — тяжело дыша, в шахте согнувшись бежать, было трудно, спросил полковник.

— Да, успели уйти, — подтвердил я, останавливаясь у вертикальной шахты. Нам нужно было немного подняться вверх. С учётом размеров станции, совсем немного. Метров на триста.

Идти было трудно, так чтобы не вызывать подозрения, почему я вижу в полной темноте, включил экран планшета и светил им, неяркого поставленного на экономичный режим вполне хватило чтобы освещать дорогу. Присев у вертикального туннеля, я протянул планшет сидевшей сразу за мной леди Ангеле, пояснив на словах:

— Там есть программка для включения и выключения нейросети. Включите свою, программку я уже открыл.

Та быстро проделал эту процедуру, и помогла остальным, у кого были отключены сети. Всем кроме жительницы Фронтира, та оказалась вообще пираткой, о чем её сокамерницам было прекрасно известно. Однако и брать её с собой не стали, девица и сама не горела желанием идти с нами дальше, поэтому с нашего совместного разрешения скрылась в переходах. Девка бойкая, опытная, может шанс и есть. Те, что дикие, вели себя спокойно, им уже объяснили, что если те отправятся с нами, их перевезут в миры, где царит мир и порядок и им будет безопасно, поэтому от них проблем не было. Поверили. Большинство щеголяло в обычных рабских жёлтых комбезах, это у меня у одного был нормальный инженерный комбинезон, уж не знаю, почему мне его оставили, не переодели в рабскую робу, как это было с остальными. Трофейный комбез убитого пирата, кстати, пилотский, уже был на полковнике, он переоделся ещё там, у трупа хозяина, а вот остальные всё же выделялись, бросаясь в глаза.

Как только последней девице включили сеть, а пиратка скрылась в темноте, я сказал:

— Нужно торопиться, иначе блокируют возможность побега. Время играет не только на нас, но и на противника. Сейчас перебираемся на скобы вертикальной трубы, и поднимаемся наверх. Сразу предупреждаю поток воздуха встречный. Дальше будет легче. Всё, за мной.

Полковник ещё когда мы ползали по фермам между модулями пояснил остальным, что тут пока я главный, веду их всех к кораблю, поэтому слушались меня беспрекословно. Ухватившись за скобы, я стал достаточно быстро подниматься. Отдых не делал, мне это ни к чему. Наверху, выбравшись в горизонтальный туннель, минут через пятнадцать начал принимать первых девчат, те были на переделе, с полным упадком сил, так что, хватая за руки и за воротники роб, втягивал в тоннель, веля двигаться дальше, чтобы освободить место. Как ни странно даже женщины из диких миров смогли подняться. Остальные ладно, нейросети помогали, придавали сил, у тех двух у кого стояли импланты силы, вообще поднялись без проблем, немного, но им хватило, а те на одном страхе и адреналине поднялись, даже та трусиха, что высоты боялась, поднялась. Правда, забравшийся в шахту полковник выглядел бледным с мокрым от пота лицом.

— Далеко ещё? — завалившись на спину, хрипло дыша, спросил он.

Последние силы тот потратил, подталкивая в корму девицу, что двигалась перед ним, ту самую с большой жопой. Я слышал в эхе туннеля, что тот ей что-то про диету говорил или лечебную капсулу. Похоже полковник решил стать профессиональным диетологом.

— Нет, минут десять бегом. Полкилометра.

— Значит, минут двадцать, — сделал тот правильный вывод. — Идём, нечего отдыхать, это наш шанс.

Все поднялись, некоторые пошатываясь, последовали за мной. Больше вертикальных шахт не было, но в разные горизонтальные перебираться приходилось часто. Наконец мы были на месте, у нужного люка технического выхода, что вёл в широкий транспортный коридор у входа в нужный нам ангар. Между прочим, там находилось четыре «Вулкана», но ключ-доступ был лишь к одному, он же был ключом ко входу в ангар.

— Ну что? — перебрался ко мне полковник. — Тихо?

— Нет, слышу цокот манипуляторов дроида, и даже кажется не одного… О, платформа просвистела.

— Чёрт, коридор не пустой, — ударил тот по колену. — Сразу шум поднимут.

— А почему они должны поднять шум? — повернулся я к тому, в переборках были крохотные щели, так что худо-бедно мы видели друг друга, да и глаза давно адаптировались. — Мы с вами в комбезах, ошейников нет. Да на нас даже внимания не обратят. Когда приготовим судно к полёту, сходим за девчатами, постараемся выдернуть их незаметно, без свидетелей, если не получиться, сделаем вид что сопровождаем их.

— На охранников мы не сильно похожи, — возразил полковник, однако тут же добавил. — Но план мне нравиться. Выходи первый, на тебе инженерный комбез, не технический конечно, но не так привлечёшь внимания.

— Это точно.

Изнутри отогнув защелки, что держали люк и убрав его в сторону я выбрался наружу, осматриваясь. Встав на ноги, разогнувшись, люком прикрыл вход, но не закрывал. Коридор действительно был отнюдь не пуст, однако как только людей стало меньше, тут же шепнул.

— Вылезайте, господин полковник.

Тот выбрался и я закрыл люк. После чего мы быстрым шагом дошли до створки открытия люка в ангар. К сожалению, выход из технической шахты, самый близкий был именно там, где мы вылезли, были и другие, но если обходить, только времени потеряем, что нас волей неволей могут обнаружить. К облегчению полковника карта сработала и дала нам доступ в ангар, меня это не удивило, я сам программировал карту, чтобы та открыла шлюзовую в ангар и давала доступ на борт корвета с частичным доступом. Не полным, на всех кораблях, приписанных к станции, был частичный доступ.

Что делать дольше мы уже обговорили, полковник скользнул к одному из четырёх корветов, прошёл шлюзование и побежал в рубку, ему нужно запускать все системы, а я забрался в коморку техника, нашёл там универсальные инструменты и так же прошёл на борт. Не менее спешно, чем полковник. В тесной рубке, потеснив пилота, я демонтировал оборудование связи, вот и всё. Ведь как, если придёт сигнал со станции, искины ему подчиняться, а так нет сигнала, значит и не будет бунта искинов. Всё это для полковника, искины контролируемые мной такого сигнала не отправят. Рисковать я не собирался.

Дальше полковник продолжал запускать все системы. В принципе, те уже вышли на режим, когда можно лететь, однако он продолжал с ними работать, а я покинул борт корабля и, добравшись до шлюзовой ангара, вышел наружу. Там добрался до люка и постучал в него, после чего открыл и выпустил девиц. Те выстроились и спокойно, в колонну по одной прошли к ангару. Причём это могли наблюдать двое операторов-рабов платформ, но они ничего не сделали, как летели, так и летели по своим делам.

— Ну всё, корвет готов к бою и побегу, осталась одна проблема. Ангар можно покинуть одним способом, через внешние створки, а у меня на их открытие нет доступа, — сообщил полковник из рубки обернувшись наблюдая как беглецы расползаются по кораблю.

В рубке нас прошло четверо, втиснулись, причём я вообще стоял у входа. Полковник сидел в кресле пилота, сослуживица леди за креслом оператора защиты и артиллерии. В принципе она и на крейсере занимала эту должность, а вот леди присела на подлокотник её кресала, больше мест не было, корвет же.

— Я думаю вон то оборудование, что не входит в штатный комплект корвета, и открывает створки выхода. Вон щель для карты, — сообщил я полковнику.

— Да, — удивился пилот. — Я думал это оборудование свой-чужой.

— Не похоже.

Я уже успел заработать в нашей команде некоторую репутацию, так что полковник проверил мою идею. И о счастье, когда он сунул карту в приёмник, и активировал открытие, то началась откачка воздуха из ангара, а чуть позже дрогнув, начали расходиться створки. При этом параллельно я управлял своим трофеем четырнадцатого поколения. Тот тоже в режиме маскировки выскользнул из своего ангара, створки там тоже открылись, и полетел примерно в ту сторону, куда должен был драпать полковник, разгоняя корвет. Примерно всё так и получилось. Когда мы оказались в космосе и полетели на крейсерской скорости к окраине системы, стараясь не превышать, чтобы нас не приметили, на нас сначала не обратили внимания, это я попридержал диспетчеров, вернее искинов, а когда отреагировали, то полковник врубил форсаж и мы, разогнавшись, выйдя за действия глушилок, ушли в гипер. Чуть отстав за нами прыгнул и мой крейсер, его бывший владелец так и не обнаружил пропажу, да и со своим экипажем не связывался, не посчитав это нужным.

Всё уж удобно им управлять со стороны и дальности хватает. Даже присутствия на борту теперь не требовалось. Интересно, а какая у меня дальность прямого управления? Нет, я знал что в сто тысяч километров, что и требовало держать крейсер так близко, правда, за обнаружение его я не опасался, там настолько совершенное оборудование, что найти корабль было очень трудно. Единственно, что пришлось мысленно проводить расчёты перед прыжком. Координаты куда собирался прыгнуть полковник, я знал, видел, как тот их вбивал в пилотский пульт, рассчитав вместе с искином, однако крейсер был просто быстрее, вот и уравнивал скорости, чтобы выйти на одну минут раньше корвета. Тогда капитан не засечёт прокола пространства и успокоится. А по поводу дальности работы симбиота в сто тысяч километров по сравнению с сетями Содружества в километр, это действительно так. Но там дальность скачет, всё зависит от самого оператора, от его природных способностей. Разбег бывает плюс-минус десять тысяч километров, вот и хотелось поточнее узнать свою дальность прямого управления. Однако управляя крейсером, не рисковал, тот двигался в восьмидесяти тысячах километров от нас. Фактически дышал в дюзы корвету.

Как только мы ушли в гипер, весь корабль буквально взорвался криками радости и воплей счастья. Сбежали, смогли. Счастливо улыбаясь вместе со всеми, я устало привалился к переборке и сполз вниз. Играл, само собой усталости не было, но так психологический портрет составлялся. Вроде хорошо сыграл.

Потом мы три часа летели в гипере и после выхода, снова набрав, ушли в прыжок. Это полковник следы путал, чтобы пираты не успели рассчитать точку выхода. Там в системе они сто процентов знали, где мы выйдем и послали более скоростные корабли, как будто они были не под моим контролем, вернее привязка оборвалась, когда я в гипер ушёл, но искины выполняли мои приказы и не дали нас догнать. Но полковник и остальные естественно этого не знали, как и то, что с нашим уходом судьба всех искусственных объектов предрешена. Через тридцать часов станция превратится в огненный шар, я использовал реакторы для подрыва, за ней последуют уцелевшие суда и корабли, если они будут. Вот такой финт ушами. А на месте выхода уже ждал мой крейсер под полем маскировки, так что когда полковник снова разогнался, уже на полные четыре дня полёта, тот прыгнул следом. Выйти он должен за полминуты до корвета, так скроются следы, что мой крейсер вышел в той же системе, заглушенные возмущением пространства выходом в обычный космос корвета.


Дальше было одиннадцать дней полёта и четыре промежуточных прыжка в гипер. Крейсер так и не был обнаружен и по пятам следовал за нами. Сам полёт я занимался много чем, чтобы занять себя. Стал исполнять обязанности техника, сразу вернув на место оборудование связи, корвет был в идеальном состоянии, из-за этого я его и выбрал, так что работы особо не было, однако такая должность позволяла мне каждые сутки менять по пять минут свои ипостаси. Да, именно так, я учился. Ведь как, не зря были введены эти достаточно жёсткие правила. Когда я впервые вошёл в ипостась киборга, то чуть не сошёл с ума, близкое понятие, чуть не потерял себя. Если бы не изученные методики контроля в одной из баз симбиота, с подробными объяснениями чего меня ждёт, своё первое перевоплощение я бы не пережил. Да и осваивался больше на грани фола, потому как торопился, всё же всё висело на волоске. Вот так постепенно я и осваивал симбиот и свои новые возможности. Медленно, со скрипом, но дело сдвинулось. На одиннадцатый день, я уже уверенно манипулировал своими возможностями. Не как профессионал, и даже не как опытный пользователь, а как новичок повторяющий раз за разом знакомые движения. В общем, всё у меня впереди. Если я стану профессионалом в своих ипостасях, то думаю, через год уже спокойно смогу целые системы брать под контроль.

По поводу полёта и удобств тоже есть что сказать. Всего на борту было четырнадцать человек, хотя полковник говорил, что корвет может спокойно взять и двадцать. Может и взять, то спать будут друг у друга на головах. Жилой модуль корабля был крохотным. Рубка, три каюты, и кают-компания. Все каюты заняли женщины по четверо, полковник вполне нормально устроился в кают-компании, там диван был длинный, он мог вытянуться, ну а я устроился в небольшой технической кладовке-складе. Прямо тут на полу расстелил рулон специального материала используемого для утепления десять сантиметров толщиной, он помимо того что мягкий был, так ещё и холод не пропускал, а сверху одеяло из аварийного комплекта, вторым укрывался. Подушки не было, использовал для этого кислородный баллон, надуваемый, из спаскомплекта. На второй день ко мне пришла леди и осталась на ночь. Потом была её подружка, та что с того же крейсера. Это они меня так благодарили за спасение. Я не против, очень даже за был. Однако так как обе приходили ночью, и спать откровенно говоря давали мало, отсыпался я уже днём. Полковник лишь понимающе улыбался глядя на наши сонные не выспавшиеся лица. Сам он был женат и шарахался от подобных предложений, тоже понимал, что все наши действия будут рассматриваться под микроскопом, а он карьерист, зять генерала, ему таких проблем было не нужно.

Вот так вот и длился наш полёт, воды хватало, продовольствия тоже. В промежуточных выходах для последующего разгона особых проблем не было, во время третьего шарахнулись от какого-то шахтёра-старателя, не меньше чем он от нас. Однако ничего, ушли. Сейчас как раз готовились к пятому выходу, вернее даже шестому, если вспомнить тот трёхчасовой полёт. В этот раз нас обнаружили быстро, и ещё до того как полковник определился с помощью своего маломощного радара, я же получил все нужные сведенья от своего крейсера, он вышел из гипера за мгновение до нас. Так что патруль империи Антран, который находился в системе, видел выход корвета, то есть возмущения воспали с его выходом, а мой красавец крейсер отходил в сторону, чтобы не мешать полковнику устанавливать связь.

— Неизвестный корвет, говорит флаг-майор патрульной эскадры Четвёртого флота Империи Антран Гал Ричи. Приказываю заглушить двигатели и приготовиться принять досмотровую группу.

— Наши! — тут же заорал полковник, как только услышал вызов со среднего крейсера который видимо, выполнял обязанности флагмана среди тройки собратьев.

Пока остальные пассажиры радовались, полковник вышел на связи обрисовал ситуацию, торопя, чтобы нас быстрее досмотрели и приняли на борт. Мол, всё, домой хочется. Патрульные встретили его воззвание с пониманием, тем более он был старшим офицером, но всё равно досмотр провели со всей тщательностью. Однако проверка прошла нормально, звания офицеров на борту были подтверждены, так что нам подвели к борту патрульного крейсера, где и мы произвели стыковку. Нас расселили по каютам, обращались достаточно вежливо, и даже сообщили, что через четыре дня мы будем на территории империи. Флаг-майор решил воспользоваться удачей встречи с нами и закончить патрулирование раньше срока, они всего половину срока отрубили. Сам я уже видел, что патруль разгоняется для ухода в гипер, наш корвет как был пристыкован к борту флагмана, так и стоял там, он не мешал разгоняться. Сам я управлял своим крейсером, поэтому он последовал за нами в гипер.

Дальше обо мне не вспоминали в течение восьми часов, я успел посетить корабельную столовую, чтобы поужинать, хотя на борту был день, у нас было другое время, потом лёг спать. Всего шесть часов сна и меня разбудили вечером по внутрикорабельному времени на борту. Матрос что пришёл за мной, сопроводил к местному сотруднику СБ флота, тот сразу сообщил что я последний, потом он ещё с женщинами с дикой планеты пообщается, однако получив все сведенья, ему требовался я для уточнения некоторых мелочей. В общем, ничего сложного или проблемного не было, тот под запись просил рассказать, что со мной случилось с момента, как я покинул территорию империи. Как оказался на Арене, и как мы успели оттуда удрать до её взрыва и гибели всех кто был на борту. О взрыве оказывается, уже все знали. Вот я и рассказал о том, как прибыл нас станцию «Лагано» из империи, как попал в рабство, пропустив станцию Хозяина, и как меня продали на Арену. Потом и остальное. Мелких уточняющих вопросов было много, но я нигде не увиливал от ответа, отвечал полно и развёрнуто. В общем офицер, а это была женщина в звании капитана, только поблагодарила меня за спасение людей, оказалось все остальные говорили что если бы не я и не моё везение… Улыбнувшись, капитан проводила меня до двери и ещё раз поблагодарила.

Причины таких действия узнал, вернувшись в свою каюту, там меня ждала леди, уже потом, уставшие, устроившись на моей узкой койке, та и пояснила, что у капитана на Арене погиб отец. Наш побег, ну и уничтожение Арены, которое к счастью нам не приписывают, был ей как бальзам на душу. Единственно, что мне не понравилось, похоже, корвет и мой трофейный планшет тю-тю. Их собирались забрать для изучения. Не понимаю, а не проще всё скопировать и отдать трофеи нам? Оказалось можно, но чуть позже, опечатанные трофеи вернут через неделю другую после нашего возвращения в империю. Ждать мне столько не хотелось, поэтому я отказался от своих долей в пользу леди. Она явно на корвет глаз положила.

Дальше мы действительно летели четыре дня, пока не добрались до границы империи с Фронтиром. Я уже тут не раз летал и знал, что она активна, так что вышли мы за пределами действий глушилок гипера и за тридцать семь часов пересекли эту полосу безопасности называемую границей. Крейсер мой как шёл за нами, так и шёл, маскировка его была на столь высоком уровне, что станции слежения и диспетчерские модули его не видели, да и я был убежден, что не увидят, когда ещё на станции изучил его ТТХ. Потом ещё сутки полёта и вот она, планета Ферра-2. Снова я тут. В принципе чего ожидать, раз Четвёртый Флот базируется тут, соответственно и патруль вернётся на базу, то есть к Ферра-2.

Крейсер, когда мы вышли на окраине системы, по моему приказу остался там и отошёл к выработанному астероидному полю, укрывшись с краю, там не летают, так что шансы быть обнаруженным мизерные. Управляющий искин крейсера, обещал выполнить все мои приказы в точности, укрыться и ждать моего вызова. Демонстрировать корабль по понятным причинам я просто не мог. Тут ещё другая проблема возникла, оборотные средства, имея крейсер с таким грузом, я являлся очень даже обеспеченным гражданином империи, но вот так просто взять и из неоткуда получить деньги теперь не могу, думаю за мной скоро установиться пристальное внимание, будут наблюдать. Не по конкретному подозрению, просто на всякий случай, это вроде описано в инструкциях и базах знаний СБ.

Дальше, сразу после прибытия, нас разделили, после повторного опроса, это был не допрос, в имперской безопасности, больше старались узнать, что я видел, показывали лица разных людей на экране служебного планшета. Действительно познал одного, того парня что проверял меня на профпригодность в силовых методах и у которого я якобы украл вибронож. Так что уверено указал на него, пояснив где видел и как мы встречались. Мои слова восприняли без оживления, как будто зная, что я так отвечу. Хотя может и знали, уверен, что и полковник его опознал, он вроде как раньше меня тут побывал. Вот от встреч с прессой я категорически отказался, более того попросил эсбэшников поспособствовать в работе героизации полковника, пусть ему слава достаётся.

— Почему тебе это не интересно? — прямо спросил майор, старший следственной группы из пяти человек.

— Слава как монета из диких миров, имеет две оборотные стороны. На одной слава, на другой проблемы. Да и вам лучше, ещё бы, такой пиар Полковник Флота освобождается из рабства, по пути освобождает ещё несколько рабов, и бежит с Арены, захватив трофейный корвет. Можно так фильм снять, написав что по реальным событиям. Расширить наши действия, бои с дроидами и пиратами, штабеля трупов пиратов и геройский полковник со стационарным излучателем на плече, который гордо смотрит вдаль, есть там ещё живые пираты или уже перевелись?

Майор улыбнулся, явно ярко представив себе этот кадр, но быстро её погасил и спокойно пояснил:

— О тебе уже знают, не конкретно о тебе, но как об участнике. Просочилась информация. Мы ведь не изолировали офицеров.

— Ну тогда участник что желает остаться неизвестным, — подумав, предложил я.

— В принципе можно попробовать. Это уже наши проблемы, вот подпиши протокол и свою заявку на отказ в участии в официальном представлении вас наместнику, ну и остальное, там всё написано.

Бегло прочитав обе копии, убедившись, что ничего хитрого там нет, приложил большой палец к экрану, так я ставил свой виртуальный отпечаток. После этого меня отпустили, более того даже выдали бесплатно разовый билет на орбитальный лифт чтобы спустится на планету. Да уж, миллионер без денег. Нужно как-то заработать деньги, причём как можно быстрее. На челноке меня перевезли с военной базы на гражданский орбитальный терминал, с которого вниз спускались орбитальные лифты и высадили на лётной палубе. Денег у меня не было, чтобы на такси добраться до лифтового холла, поэтому потопал пешком. В принципе не так и далеко, за сорок минут дошёл, размышляя по пути. Размышления занимал только один вопрос, где взять деньги. Идея у меня была, сейчас как раз шёл к лифтам, обдумывая её на ходу. Помните встречу с одним сотрудником СБ, что прибыл в Центр Беженцев чтобы специально пообщаться со мной. Выяснить уровень моих знаний относительно артефактов Древних. Вот оно, как можно легально заработать деньги, и ведь не подкопаешься. Нет, я думал в образе вируса просто взломать банковские системы, однако после недолгих размышлений отбросил эту идею, пока не время. Опыта нужно набраться в этом деле. А то я ведь не просто новичок, ещё откровенный лох. Больше работал на шару, чем использовал профессиональные качества и отсутствующий пока опыт. Учится и учится, как завещал один земной революционер. На пиратах тренироваться буду, там и ошибки будет не так критичны.

Остановившись в лифтовом холле, я задумался, нужно связаться с представителями Центра занимающегося исследованиями артефактов Древних в системе Ферра-2. Где они находятся я не знал, но то что они есть, не центр а его филиал, был уверен. Тот сотрудник СБ проговорился. Может специально, а может и нет. В общем, нужно действовать. Осмотревшись, я стал прогуливаться, рассматривая прохожих или тех, кто шёл к кассам, чтобы оплатить проезд на лифте, если уже виртуально не оплатили, вот они меня и интересовали. Двое, к которым я подошёл просто послали, но молодой паренёк в комбезе техника, купил билет, тем более от официальной цены скидка была в пятьдесят кредитов, десять процентов. Он особо не торопился, а билет был хоть и разовый, но на пять суток, так что мы прошли в местный ломбард. Я хотел сначала в ближайший магазин электроники, но парень, узнав, что мне нужно лишь рассмеялся, сказав, что в этих магазинах товар втридорога толкают. Так что мы прогулялись до ломбарда, там я приобрёл вполне неплохой планшет четвёртого поколения, свежий, и даже программы обновлены, тут же оплатил абонемент для связи на месяц вперёд. С помощь планшета добрался до анонимного счёта в банке, там была мелочь, но зато на счёт техник перевёл остатки средств за билет, после чего мы у входа в ломбард попрощались, оба мы остались довольны сделкой. Парень направился по своим делам, а я на минутку зашёл в ломбард, приобрёл небольшую ношенную сумку. Штука нужная, пригодится. В неё я и убрал планшет, хотя на бедре было крепление для него.

Погуляв по коридору, целенаправленно, я по схеме шёл к ближайшему приличному кафе, где можно нормально поесть. А то ведь в последний раз лишь завтракал на борту крейсера перед высадкой на флотской базе. Там уж я и попал в цепки руки СБ. Кафе действительно оказалось вполне приличным, всё чисто, после заказа он был быстро доставлен, и насколько я понял, на приготовление пошли натуральные продукты. То-то такие завышенные цены. Однако ничего, поел, даже остался доволен и, попивая травяной отвар, не чай, но нечто схожее, с привкусом мелисы, стал искать центр, что изучает артефакты Древних. Как и ожидалось облом, организация секретная, в открытом доступе кроме их официального представительства на столичной планете ничего нет, в общем, найти не представляется возможным. Нет, думаю, он есть в сети, под каким-нибудь названием, вроде «Курьерская служба „Эша“». Поди попробуй её найди, на планете сотни тысяч разных организаций.

Забив просто от скуки в поисковой строке артефакты Древних, вышел на целую торговую сеть на Ферее-2. Оказалось это вполне легальный и открытый бизнес, коллекционеры только тут и тасуются, тут же бывают частые аукционы. Вот он Клондайк. Для поисков центра на крайний случай у меня был припасён контакт того сотрудника СБ, через него можно было попробовать, однако кажется я нашёл другой способ заработка. Осталось определить, как это сделать, выступить экспертом не получиться, меня никто не знал и никто не мог за меня поручиться в скудной среде местных коллекционеров, а они никого не пускают в свой круг, тем более человека с улицы. Значит, приобретение артефактов, рабочих, и последующая перепродажа их в уже запущенном виде, что поднимает их цену во множество раз. Насколько и сам не знаю, но точно дорого. Изучив, как идут продажи, вышел на пару местных торговцев, что сейчас находились в сети. Пообщавшись с ними, узнал, что никаких особых ограничений нет, хочешь, покупай, хочешь, продавай. Деньги на счету у меня были, но я как уже говорил крохи, все те средства, что имелись на банковском чипе, исчезли с моим захватом в гостиничном номере «Лаганы».

Одним словом у меня было полторы тысячи кредитов, на них можно месяц прожить в столице Ферры-2, где-нибудь на окраине, а вот лоты на торговом форуме в Галанете Ферры-2, меньше десяти тысяч цену не имели. Правда я быстро разобрался, что лоты под такими ценами, это те где артефакты были определены по своим значениям, или примерно определены, не уверены были торговцы. В общем, оставаться в этот разделе я не стал, а зашёл в «само-разное». Он так и назывался. Тут тоже продавались артефакты или всякая дребедень, выдаваемая под них. В общем, разный хлам неизвестного значения. Вот тут можно поработать, выискивая крупицы золота в разном мусоре. Тут были лоты, где за тысячу кредитов продавали тонну не осмотренного и не расфасованного товара. Нет, его конечно же сортировали, а всё что неинтересно, в этот кубовый контейнер.

Первая интересная находка оказалась в сто десятом лоте, я сначала стал просматривать полуторамиллионный список лота этого раздела. Если уже на первой тысяче такая находка, то что будет дальше? Нет, всё же хорошо быть экспертом такого уровня, единственным и неповторимым. Правда, найденный лот в продажу не пойдёт, не смотря на мизерную цену в сто девяносто девять кредитов, аккумулятор для боевых посохов спецназа Зтов мне пригодится. Он подходит для «Рега», тем более как я вижу находиться в транспортной упаковке. А то мой «Рег» что-то часто заряжать приходится после тренировочных боёв, и я тогда и сейчас грешу именно на встраиваемый аккумулятор. Не держит он энергию, время, похоже, повлияло. Стоит его поменять, и вот случайно такая находка. Ха, причём отмеченная торговцем, как «Неизвестный артефакт Древних». Да у него две трети лотов так были отмечены, а у него их было почти восемьдесят тысяч. Перекуп, наверное.

Забронировав этот лот, я продолжил листать список. Осматривая выставленный на продажу товар. Следующая находка отмечена под лотом номер три тысяч шесть. В этот раз находка могла пойти на продажу, если работает, что-то я не заметил на ней консервационной плёнки, и устройство вполне возможно было мертво. Это была медаптечка для комбезов производства империи Зтов, используемых на космических объектах, или объектах с агрессивной средой. Скорее всего, она пустая, даже уверен что пустая. Подумав, лот стоил тридцать семь кредитов, всё же не стал рисковать и продолжил листать. Буквально через четыре десятков лотов, ещё одна находка. Кстати, стоит отметить одну вещи, этот самый мусор, что продавался в разделе, где я изучал лоты, он был небольшого размера, максимальный размер не более кулака. Если больше то в нормальный раздел к коллекционерам и, несмотря на то, что он был отмечен надписью «Неизвестный артефакт Древних», стоил он от десяти тысяч и более. Думаю, тут местная торговая мафия работает, больно уж странно всё организованно.

Так вот следующая находка, это анализатор запахов и судя по консервационному покрытию на нём, вполне возможно рабочий. Стоил анализатор сорок два кредита. Тоже поставил на него бронь и пошёл дальше. За полчаса я нашёл с два десятка знакомых мне артефактов, но только три были годны в дело, от остальных мало что осталось, время постаралось, и агрессивная среда, судя по внешнему виду.

Сделав повторный заказ так понравившегося мне травяного настоя, а к нему сдобную сладкую булочку, я продолжил осваивать лоты. Нашёл чуть позже ещё два, тоже поставив на них бронь. После этого оплатил все лоты и, не смотря на то, что большая часть принадлежали разным хозяевам, курьер этой торговой сети, должен был доставить покупки по указанному мной адресу. Я и указал это кафе. К счастью даже доставка заказа на орбитальный терминал была бесплатна, я так понял, у курьера было что-то вроде проездного билета, чтобы пользоваться лифтом. Курьера я ждал почти два часа, продолжая рассматривать лот, или работая с планшетом. Четыре отметил, но покупать их уже не было средств. Последний лот из уже оплаченных съел триста кредитов, но покупка того стоила. Это был стальной шар с мой кулак. В другой раздел к большим ценам он не ушёл и продавался тут. Пофиг что это свёрнутый в транспортное состояние дроид-уборщик, главное я знал, как его запустить, а если он запустится, это деньги, и немалые.

У меня на счету оставалось пятьсот кредитов, с мелочью в виде пары кредитов. Эту сумму я не тратил, так как выкладка в торговой сети раздела по артефактам Древних только одного лота стоила именно пятьсот кредитов, правда лот мог висеть год, потом придётся доплачивать за следующий год аналогичную сумму. Хозяева с торговой сети даже на этом делают деньги. Продам один лот, заимею средства, и там дальше следующие толкну. Я пробежался по разделу, где выставлены лоты за десять тысяч кредитов, но ничего рабочего не нашёл, поэтому пребывал в сомнениях сколько ставить цену. Нашёл с десяток шаров с оборудованием разного значения, и цена за них была приличной, от шестидесяти тысяч до двухсот. Это отмеченные как неизвестные, а тут рабочий. Хм, если в полмиллиона назначу цену, эта цена будет нормальной? Посмотрим. Курьера я ждал не только по той причине, что он доставит заказы, а ещё по одной. Лоты не выставлялись вот так на шару, всё же торговый раздел был серьёзным, мало ли подстава, поэтому товар должен был отправиться на склад хозяев торговой сети, и только потом лот появлялся в сети и его могли посмотреть покупатели. Если они соглашались с ценой, то оплата шла на мой счёт, а артефакт к ним. По требованию покупателей хозяева сети даже могли провести экспертизу товара, но это за отдельную цену и платит покупатель. Если у продавца есть сертификат исследования артефакта экспертом, это заметно поднимает цену.

Когда прибыл курьер, это был парень лет двадцати двух-двадцати трёх на вид, в обычной одежде, не в комбезе, я изучил представленный товар, и подтвердил, что тот прибыл в полном комплекте, подписавшись в наряде по доставке.

— Вы торопитесь? — поинтересовался я у курьера.

— Время ещё есть, — заинтересованно ответил он.

— Я вам заказал местный настой и булочку, попробуйте, а я пока подготовлю товар, хочу выложить его в вашем торговом сайте.

— Под каким разделом? Нулевой, единица, двойка или тройка, где вы приобрели товар?

Разделы действительно имели нумерацию, и два из них которые я изучал, имел цифры два и три, я это тоже заметил, однако то что есть ещё два, был в курсе, но они были закрыты, требовалось авторизоваться, а мне на это банально не хватало денег. Именно на этих двух разделах и крутятся серьёзные клиенты, думаю там бы я снял самые сливки, однако чего нет того нет.

— Второй. Работающий артефакт.

Курьер округлил глаза и как-то неосознанно плюхнулся на стул, как раз к этому моменту ему принесли мой заказ. Парень оказался головастым и вполне вменяемым, тем более знал что хочет, за пять процентов от суммы продажи лота, он согласился мне помочь, так как знал внутреннюю кухню и оказал мне нужную помощь своими советами. Его немного расстроило, что я не авторизован, да и он был на нулях, потратился на днях, но и во втором разделе можно не хило продать товар. Жаль только в этих разделах, за исключением закрытых, нет аукционов. Сколько указана цена за столько и берут. В общем, узнав, что товар рабочий дроид, тот посоветовал ставить цену в два миллиона. Ценители найдутся и во втором разделе. Они туда часто заглядывают. Я согласился со всеми его советами и мы, фигурально выражаясь, ударили по рукам. Пока тот пил чай, с немалым удовольствием пробуя булочку, я вытянул из своего планшета шнур, взял один из лежавших на столе купленных мной артефактов древних, такую чёрную коробочку и, сжав её с двух сторон переломил-открыл.

— Это что? — заинтересовался тот.

— Набор переходников-штекеров, — рассеяно ответил я, пробуя на штекер планшета переходники, пока не подошёл подходящий.

В этот переходник я подсоединил к штекеру, подкатил к себе тяжёлый шар дроида и, найдя закрытое заглушкой отверстие, открыл и вставил переходник-штекер. После этого открыл планшет и запустил программу. До прихода курьера в основном я и убивал время, что писал простенькую программу для запуска активации дроида. В основном через этот переходник будет подаваться энергия для дроида. Питание подходило для дроида, сколько ему нужно он возьмёт. Как только заряда стало достаточно, дроид стал разворачиваться, что я стал снимать на планшет, продолжая подзаряжать дроид. Когда тот закончил проверку ходовой и всех систем, то замер в режиме ожидания, на своих шести манипуляторах, две рабочие клешни для уборки мусора я не считаю, они не для передвижения, а для специализированных услуг.

Курьер за моими манипуляциями следил огромными глазами, не понимая и половины из того, что я делаю. Из его рта вывалился мякиш непрожёванной булочки шлёпнувшись на столешницу, до того тот пребывал в некоторой прострации, даже не заметив этого. Наконец он закашлялся, забыл дышать и задохнулся, а тут отдышавшись и сделав глоток, восторженно спросил:

— Так ты спец?

— Не спец, но кое-что понимаю, — мотнул я головой.

Лот был уже составлен, снимки нужные подготовлены, и одним файлом я отправил всё зарегистрировать лот под своим именем, оплатив за лот пятьсот кредитов. Сумму за лот указал как два миллиона. Запись как дроид разворачивался из транспортного состояния и проводил проверку, систем тоже прикрепил. Отдав приказ через планшет дроиду снова свернуться в транспортное состояние, я поспешил отсоединить от него оборудование Содружества, у купленного бэушного планшета зарядка и так не на высоте была, а тут ещё этот пылесос из него тянул. После этого все покупки убрал в свою сумку, кроме дроида, товар как-никак.

Курьер забросал меня вопросами, но достаточно быстро отстал, заметив, что я отвечаю односложно, явно не собираюсь изливать перед ним душу, поэтому сменил тему:

— Не думай, что наши быстро зарегистрируют лот. Час ждать придётся, пока первое письмо в ответ не получишь. Сперва они выяснят кто из курьеров ближе всего к тебе. Это я, у них метки на общей карте. Отправят меня забрать твой лот. Я проведу проверку, в принципе уже провёл, после чего заберу товар. Причём товар должен быть комплектным. Это дроид, переходник и планшет с той самой программой запуском.

— Оп, а вот и ответ, — воскликнул я, когда планшет пискнул пришедшим сообщением. — Чёрт, лот выкуплен ещё до того как появился в сети… Точно, оплата на счету.

— СБ, — понимающе кивнул паренёк. — Сейчас сами сюда прибудут. Я сам с таким не сталкивался, год всего в компании работаю, но от других курьеров слышал о подобном.

— А они что, вас контролируют? — без особого удивления поинтересовался я.

— Ходят слух что не столько контролируют, а что мы принадлежим им, правда, при собеседование при поступлении на работу об этом не было сказано ни слова… А вот и они. Быстро.

Неспешно обернувшись, я заметил, как у входа в кафе остановилась не приметная, но явно бронированная платформа-фургон и её покинуло двое молодых мужчин, у одного был стальной чемоданчик. Он нёс его в правой руке. Оба предъявили удостоверения СБ, после чего произошла передача товара, так как оплата уже прошла. Я показал, как дроида разворачивать из транспортного состояния в рабочее, после чего отдал переходник и саму программу сбросил на планшет одного из офицеров, свой я отдавать отказался. Прямо на месте те проверили, как дроид работает, только через свой планшет, убрали покупку в чемоданчик, после чего тот офицер, что был постарше, шугнув курьера за соседний столик, подсел ко мне.

— Господин Росс, вы ведь приобрели в третьем торговом разделе не только этого дроида, но и другие артефакты.

— Возможно, — пожал я плечами, без особого интереса.

Средств мне хватало, и деньги мне были не особо нужны, что явно заметил эсбэшник, поэтому продолжил более мягким тоном:

— Если они рабочие, мы можем приобрести их за солидную цену. Нас интересует всё из артефактов Древних, что могут работать. Не поскупимся.

— Я ещё сам не проверял, поэтому не могу знать, что работает, а что нет.

— Мы подождём. Кстати, офицер Оран, что проверял вас в Центре Беженцев, сообщает, что ранее вы показывали знания по артефактам, куда как незначительные. Можете пояснить эту не состыковку?

— Без проблем. Мне показали каталог артефактов и спросили, что из них я знаю. Что знал, указал. Последние лоты в том каталоге указаны не были, можете проверить.

— Уже проверяют… Действительно, не было. Никто не думал что у вас такие разносторонние взгляды.

— Я просто нахватался немного, вот и пользуюсь этим.

— Хотелось бы снова предложить вам направиться работать в наши научные исследовательские центры.

— Вход копейка, а выход рубль? Нет уж спасибо.

— Не совсем понял вашу фразу, однако, наше предложение остаётся в силе. Советую серьёзно над ним подумать и принять правильное решение… Так что насчёт артефактов, что вы уже приобрели?

— Нужно проверить. Вы посидите пока тут.

Отойдя в сторону, закрыв своей спиной всё что делаю, от камеры снаружи внутри тоже закрылся и всё проверил, кроме аккумулятора, продавать его я всё равно не собирался, как ни странно всё было в рабочем состоянии. В основном это была мелочёвка, продажей которой заниматься не хотел, однако раз есть шанс сбросить, то почему бы нет? Вернувшись обратно за столик, я в ряд расставил все предметы и стал, указывая пальцем, объяснять, что к чему. Ну и цену назвал. Миллион за всё. Почти сразу указанная сумма поступила на мой анонимный счёт, их ещё называют номерными, после чего офицеры, забрав товар, покинули нас. Из пяти предметов, что я продал только два смог запустить, с помощью того же планшета и переходников, остальные являлись частями разного оборудования и без него не работали. Для количества брал.

— Ну как, всё прошло нормально? — поинтересовался курьер, как только сотрудники СБ вышли.

— В норме. Лови свой процент, — отправил я ему сто тысяч кредитов.

Это за два миллиона с которыми он мне помог, за последний миллион процента не будет, тут я сам работал, без подсказок. Тот радостный подтвердил получение сказанной суммы, свой номер счёта он заранее мне отправил, так что мы разошлись довольные друг другом и прошедшими сделками. Оба направились к лифтовому холлу, только разными путями. Тот куда-то заскочил явно потратить часть честно заработанного, а я, спустившись на планету, отправился к зданию корпорации «Нейросеть», пора купить и установить сеть с имплантатами. Ну и закупить пакет баз с базами знаний для работы чиновником. Планы, всё в планах. Дальше уже определимся на месте, что будем делать. Вернусь на борт крейсера и сначала на «Лагану». Перед полётом на Землю, нужно должки отдать. Особенно вивисекторам Хозяина, ну и его самого навестить, как без этого.

Проходя в прохладный холл здания корпорации «Нейросеть», я дождался, когда девушка-менеджер поинтересуется причинам моего появления у них, после чего сопроводила к старшему менеджеру, дорогими покупками занимался он, а универсальная сеть, тем более в сборе с имплантами, это очень дорого.


Выйдя в жаркое, душное лето Ферры-2, из кондиционного воздуха здания корпорации «Нейросеть» я мельком обернулся, с некоторым шумом вздохнув, энергично двинул в сторону парковки, придерживая висевшую на боку сумку. Климат-контроль комбеза заработал, остужая начавшее потеть разгорячённое тело, так что через некоторое время я почувствовал вполне терпимый комфорт. Я всё так же был в инженерном комбезе, с сумкой на боку, и уже без денег. В этой корпорации работают профи, умудрились меня на всю сумму растрясти, на счету осталось едва шестьдесят тысяч кредитов, на мелкие расходы. Приобрёл я действительно отличную сеть, седьмое поколение, уже началась продажа восьмого, но тут денег не хватало, причём приобрёл нейросеть с комплектом имплантов не просто седьмого поколения, а семь-плюс, что очень даже неплохо. Сеть универсальная, симбиот её уже освоил и осмотрел. Не в том смысле что «съел», как это было с прошлыми сетями, а в том, что я дал ему доступ и тот быстро её осмотрел. Общий язык тот знал, из моей памяти взял, так что изучив сеть от и до, сообщил, что обнаружил восемнадцать закладок, из них восемь тайных, программных. Я сам их убрал, мысленно войдя в управление, потом повторно пробежавшись симбиот, больше не нашёл средств доступа чужим к моей памяти, или к попыткам моего захвата, вернее захвата управления. Всё, нечем им меня перехватить, сеть теперь подчиняется только мне и симбиоту. Я ещё и сингалки поставил, чтобы в случае попытки взять мою сеть под контроль, те срабатывали, предупреждая.

Всего я в «Нейросети» провёл два дня. Установка, ну и сутки на адаптацию в лечебной капсуле, так что после выхода, успел осмотреть сеть и убрать закладки. И вот я удалялся от этого здания. В сумки небольшой кофр с пакетом универсальных баз знаний по направлению административной, и чиновничьей деятельности. Пятый ранг все. Сам комплект сети с имплантами был неплох, по сравнению с тем, что было ранее конечно не айс, но для маскировки вполне пойдёт. Тем более всё равно я их вскоре удалю, мне сети Древних как-то больше нравятся. Хотя с симбиотом это не критично, что сеть Древних, что сеть Содружества. Причина у меня сменить сеть с одной на другую лишь одна, с сетью Содружества я не могу взаимодействовать с оборудованием Древних, а вот с сетью Зтов, легко могу манипулировать и артефактами, и оборудованием Содружества. Да и сама установка мне требовалась лишь для галочки. Как это ни странно, но это так. Причина почему мне потребовалась эта сеть, чтобы в личном деле Имперской СБ, где обязательно появиться новая запись с номером моей новой сети, с последующим моим нахождением на территории империи не возникало проблем. Сети Древних, особенно высшего командования, могут легко менять свои внешние данные, то есть маскироваться под другие сети. В принципе и под сети Содружества тоже. Так что удалю эту, установлю новую Зтов, и вобью в неё номер только что установленной нейросети. Вот в принципе такой хитро выделанный план. Ну а пока не установил сеть Древних, выучу закупленные базы знаний, шутка нужная, пригодится в скором будущем.

Добравшись до парковки, тут был пешеходный переход, перешёл на другую сторону улицы и вошёл в Главный Банк империи Антран. Хватит левыми счетами пользовать, пора свой завести. С этим проблем не встало, взяли образец ДНК, и спокойно завели счёт, который я приписал к своей новой сети, почта там уже была прописана, ещё когда в здание корпорации находился, активировал её. На этот счёт перевёл все шестьдесят две тысячи сто шесть кредитов, что у меня были на номерном счёту. Менеджер предлагал несколько услуг, одна из них запрет на удалённое управление счетами. То есть, если мне приставят дуло пистолета к виску, то я смогу перевести только один кредит. Такой способ ко мне уже применяли, когда на станции у Хозяина был, пришлось им сознаться что просто не заводил лицевых счетов на себя, тем более сети не было, так что оставил бандитов с носом. Функция удобная, даже вполне, но я не стал её использовать, банально не посчитав нужным.

Покинув банк я выбрал недорогую гостиницу, пришлось покинуть центр столицы, тут недорогих просто не было и, добравшись до места, заселился. Снял на сутки с перечнем услуг. Первым делом отправил свой комбез на химчистку. Всё никак руки до него не доходили. Комбез мне ведь отдали не новым. Донашивал за кем-то, так что пусть отмоют. Да и так прибарахлился в местном магазинчике, в основном прикупил запас средств личной гигиены. Убрав всё в баул. Комбез у меня был не комплектный, аптечки не было, не все аккумуляторы в поясе, вот их я тоже приобрёл и, вставив специальные розетки на поясе, пока тот заряжался, поэтому, когда комбез принесли из чистки, отдел и запустил все функции. Вот теперь тот был полностью работоспособен.

Ночью прежде чем лечь спать, поставил учится первую базу из комплекта баз знаний, по чиновничью делу. К моему удивлению, проснувшись, я узнал, что база пятого уровня выучилась за четыре часа. Вот это скорости, молодец симбиот. Поставив учится следующую, закачав её в память нейросети, сдал номер и направился к холлу орбитальных лифтов. Хорошо тут, но у меня дела. А уж долгов сколько на территории Фронтира, и ведь всё отдать нужно, душа требует.

Поднявшись на орбиту, я направился в сторону лётных палуб. Там рядом были торговые ряды стоянок продаваемых судов. Пока поднимался и было время искал что-нибудь подходящее и мало габаритное в Галанете через нейросеть. Из всех предложений меня заинтересовали разведывательные двухместные машинки-шаттлы, крохотные, размером с «жигуль-семёрку». Те даже в шлюзовой крейсера могу поместиться, если вертикально поставить. А так и на броне может путешествовать, по габаритам в пространственный пузырь входит. В основном на продажу был выставлен хлам третьего поколения, но было и несколько четвёртого. Отметив несколько позиций, я и направился их смотреть. Там первый же торговец, видя, что мне три выставленных им образца шаттла не нравятся, у них был снят блок маскировки, вдруг спросил:

— Вы не желаете приобрести нулёвый разведывательный шаттл пятого поколения со всем наличным оборудованием? Шаттл всё ещё в консервационной плёнке.

— Сколько? — приподнял я правую бровь.

— Семьдесят… Пятьдесят пять тысяч кредитов, — поправился тот, заметив моё недовольное выражение лица. — Только для вас.

Мы прошли в отдельный бокс, где я действительно обнаружил новенький шаттл в консервационной пелёнке, видимо он был выкуплен со складов длительного хранения после конверсии. Сейчас конечно гражданские используют уже восьмое поколение, тогда как военные одиннадцатое, однако разведывательное оборудование, и другое что попадает в специальные списки, купить очень сложно, можно найти только четвёртое или третье поколение. Пятое не под запретом, просто его не найти. Этим торговцы и пользуются, продавая как мне сейчас их из-подполы, с наценкой. Шаттл такой стоит тысяч тридцать, тем более уцененный, а мне чуть ли не вдвое продали. Однако сам аппарат очень даже неплох, так что мы составили договор купли-продажи и я перевёл деньги торговцу, практически обнулив свой счёт. Тот с помощью погрузчика переместил шаттл ко входу в его ангар, и я спокойно провёл расконсервацию, вбив в комп данные что я и есть хозяин. К счастью регистрировать шаттл в местном филиале Гражданского Флота не требовалось, они шли как личные машины, вроде глайдеров и флаеров. Для подтверждения личной собственности хватит копии договора-купли продажи. Что мне в этих машинках нравилось, их не только можно использовать для подъёма на орбиту или при маневрировании в космосе, но и на поверхности, этот шаттл легко заметит тот же глайдер, а по лётным характеристикам, так ещё должен и превзойти. Маскировочное оборудование было в наличие, так что, забросив свою сумку в крохотный багажный отсек за спинками кресел, и устроившись на месте пилота, подняв шаттл над полом, я полетел в сторону лётной палубы, используя судёнышко как пассажирскую платформу. Там спокойно пролетев полкилометра по коридорам, вылетел наружу с лётной палубы и, связавшись с диспетчером, тот и сам вышел на меня, обругав, получив маршрутный лист, полетел в сторону астероидного поля.

На подлёте связался с крейсером, тот сразу же ответил. Использовать оборудование маскировки шаттла я не стал, против военных это не поможет, они его всё равно будут видеть, поэтому меня прикрыл своим маскировочным полем крейсер. Пока летел к нему со скуки вошёл в комп и убрал все закладки, их тут хватало. Шаттл я загнал в шлюзовую, действительно уместился, встав вертикально. Правда, когда давление в шлюзовой нормализировалось, пришлось приложить усилия чтобы выбраться наружу, неудобно было и, прихватив сумку, спуститься на ребристую палубу шлюза. Пройдя стандартную очистку, то есть дезинфекцию, я дождался, когда внутренняя створку отойдёт в сторону и прошёл на борт корабля.

— М-да, малость перегрузил, — пробормотал я, осматриваясь.

В некоторых местах двигаясь по коридору, приходилось прижиматься к стене, чтобы протиснуться мимо штабеля кофров, или перешагивать через баулы, однако рубка, моя каюта и кают-компания были свободными. Так что, добравшись до них, по пути закинув сумку в шкаф каюты, я не покидал рубку, пока крейсер, разогнавшись, не ушёл в гипер. Причём выйти должны были за границей. Оказалось глушилки гипера на границе на оборудование моего крейсера не действовали. Полезная опция. Путь мой лежал на «Лагану». Именно там я могу найти ответ, кто меня похитил, прибив медика, желавшего меня же продать. То есть потяну за ниточку пока не найду Хозяина, а то не знаю кто он и где находиться станция. Ох как я желаю с его учёными-вивисекторами пообщаться. Тут только одно тревожило, Хозяин был фигурой значимой, и вполне мог оказать на территории Арены в качестве ВИП-клиента во время подрыва станции. Вот этого не хотелось бы, сам желаю ему конечности вырвать, тем более комплект имплантов у меня был подобран с умом, имплант силы так же имелся, хватит его мощности, чтобы выдрать конечности из суставов. Если не получиться, в киборга перейду, и вырву, там вообще сил немерено, грузовой ховер подниму.

После того как крейсер ушёл в прыжок, я прошёл в каюту, разделся и принял душ, корабль пока будет мне временным домом, поэтому займёмся саморазвитием и учёбой. Кстати, для прыжка находится в рубке мне не обязательно, думаю это просто привычка. Может со временем удастся от неё избавиться.


Так и летел, базы проглатывались мгновенно и до выхода для промежуточного прыжка выучил весь комплект, вполне качественно усвоив материал. Тренировки я тоже не бросал, особенно в смене ипостаси, да я даже на борту патрульного крейсера их проводил, в шкаф забирался и там делал, а то в каюте замаскированная камера наблюдения оказалась.

Всё же крейсер был просто отличным, скорость передвижения не сравнить с теми лоханками, что тут летали. На грузопассажирском судне я летел до «Лаганы» больше двух недель, а тут шесть дней. Можно было одним прыжком, дальность полёта у крейсера было семь дней, однако сделал промежуточный прыжок сразу за границей. Вот после последующего я вышел на окраине системы. Лететь к станции трубя о себе, я не сбирался. Укрыв корабль на границе систем, пересел на шаттл и полетел к станции под режимом маскировки. Техник на одной из лётных палуб очень сильно удивился, его никто не предупредил о том, что кто-нибудь сядет на одно из мест парковки. Но ничего, подошел, узнал, что буду тут стоять пятнадцать минут, а полчаса стоянки бесплатно, развернулся и ушёл. Я же покинув шаттл, уходить вглубь станции мне не требовался, подошёл к информационному экрану, что висел на стене у входа внутрь станции, и незаметно превратив палец в вирус, быстро взломал станционные искины и просмотрел данные трёхмесячной давности. После этого вернулся в шаттл и полетел обратно.

Я хорошо помнил дату своего похищения, так что просмотрел архив диспетчеров, кто покидал борт станции в это время и в последующие трое суток. Было двадцать шесть кораблей, однако что за судно меня перевозило, помнил. Такой модели было два, просмотрел запись как команды обоих сходят на борт станции для отдыха, и сразу же узнал того кто мне нужен. С тех пор этот капитан на «Лагано» не был, однако уже то, что я знал, кого искать заметно облегчало мои поиски. Вот только где его искать, на «Лагано» я лишь вычислил, кто меня похитил, а не где он сейчас. С учётом того что за последние двенадцать лет этот капитан был на «Лагана» всего четыре раза, ожидать его тут не следовало, хотя метку для местных искинов я оставил, на всякий случай. Думаю полетать по разным станциям, где-нибудь, но я встану на следу этого вольного торговца Грегори Адамса, капитана «Арктики» грузопассажирского судна четвёртого поколения модели «Ласс». Этот козёл ещё и землянином оказался. Ничего, всё равно наши пути дороги пересекутся.

Вернувшись на борт крейсера, я почти сразу разогнался и прыгнул к самой большой на Фронтире торговой станции. Если где и удастся получить хоть какие-то сведенья об Адамсе, то только там, все вольные торговцы там пасутся, раз в год точно бывают. Из неприятных сведений полученных мной на «Лагане» это то, что Фронтир бурлил, причём по моей вине. Множество глав разных кланов, со своими приближёнными, семьями и челядью на момент боёв находились на территории Арены, вот обезглавленные кланы и бурлили, на вершины взбирались новые главари, так что Фронтир стал очень опасным местом, причём на ближайшие полгода. Тут не только борьба за освободившееся место, но и за территории. Ведь у многих были к соседям территориальные претензии.

Однако меня это пока не особо касалось, благодаря маскировке крейсера я добрался до «Торжка», так странно называлась эта гигантская станция, находившаяся в одноименной системе. Помимо неё в системе было ещё четыре. Судя по название главной, в название явно приложил руку землянин, причём русский. Не думаю что ошибся. Действовал по прибытию так же, укрыл крейсер в астероидном поле, в соседней системе было такое поле, где возились «землеройки», укрыл корабль подальше от них. Ну и на шаттле отправился к самому крупному торговому объединению на Фронтире. Почти двенадцать часов летел, судёнышко конечно отличное, но не скоростное, никак не скоростное. По прибытию, влетел на лётную палубу, но остановился лишь у местного сборщика налогов. Оплатил за пребывание на станции, налог разовый и имеет фиксированную цену. Причём платил, не покидая шаттл, лишь колпак поднял. Получив разрешение на своё пребывание на территории «Торжка», я закрыл колпак и полетел по транспортному коридору в сторону гостиницы, где у меня была бронь на номер. Пока летел к станции, как только вошёл в зону устойчивой связи, со скуки полазил в местного сети, вот и забронировал номер. «Торжок» это не «Лагана», так просто я быстро тут не развернусь со своим отсутствующим опытом, поэтому мне нужно место, где можно спокойно работать и номер для этого вполне подходил.

Добравшись до гостиницы, тут была своя проковка, одна из причин, почему я выбрал именно эту гостиницу, причём для клиентов бесплатно и, не смотря на завышенную цену номера, сам номер и место на парковке охранялись. Естественно бронь была не только за номер. Так вот, добравшись до гостиницы, я оставил шаттл на парковке и, прихватив сумку с личными вещами, прошёл к администратору, там зарегистрировался, оплатив за два дня, после чего прошёл в свой номер. Торговцы они и есть торговцы, на половине станций Фронтира действует только наличность или банковские чипы, переводят с них друг другу, а тут я спокойно пользовался недавно открытым счёт в главном банке Антрана. Более того, тут даже его филиал был.

В номере я сразу направился в душ, вроде комбез и поддерживает чистоту тела, но после двенадцати часов фактически в одной позе… Я лучше приму душ. Чуть позже устроившись на кровати, я стал изучать местную сеть, в остальном торговые позиции. Нашёл и рабский рынок. Он тут себе совершенно спокойно действовал. Однако «Торжок» зона свободной торговли и одно внутренних исправил станции, никакой работорговли на территории, так что рынок рабов был на одной из четырёх средних станций в системе. Немного покопавшись в сети, я решил заняться делом, тем более обсохнуть успел. Подойдя к небольшому экрану, что висел на стене, он использовался для заказа товаров или вызова прислуги и, превратив палец в вирус, коснулся экрана. Через четыре секунды «Торжок» был под моим полным контролем, это в обычном времени, а виртуале мне пришлось изрядно повоевать с искинами, еле справился. Особенно с теми что «био», их тут было большинство.

Так как искины были теперь под моим контролем, я вернулся к кровати, лёг на неё и, закинув руки за голову, сложив ладони под затылок, прикрыв глаза стал мысленно копаясь в файлах «Торжка». Причём у всех станций была общая сеть, что мне облегчало поиски. Отправив запрос по поводу судна «Арктика» я с радостным изумлением понял, что вот оно, повезло. Судно уже две недели как стояло пристыкованное к одной из средних станций под названием «Нивея». Команда отдыхала, тратя заработанное. На ловца и зверь бежит. Я-то думал, проведу проверку, соберу сведенья о судне, о команде и о капитане, а потом займусь артефактами, тут на этом можно серьёзно подняться, особенно с моим уровнем знаний, но нет, сразу нарвался на тех, кого искал, а это не могло не радовать.

Быстро собравшись, застегнул комбез и поспешно покинул номер. Я собрался вернуться, так что сумка с вещами осталась в нём. Запрыгнув на своё место в шаттле, дождался, когда закроется прозрачный колпак, крышка у шаттла, она же колпак для входа в судно, была прозрачной. Вполне удобно, тем более колпак был из бронированного стекла. Его и стеклом-то не назовёшь, столько намешано. Шаттл с положенной скоростью добрался до ближайшей лётной палубы, у меня под левой рукой был планшет, на нём работал навигатор, показывая кротчайший путь. Скорость старался не превышать, одно из правил станции. Штрафы тут драконовские. Мог, используя подчинённые мне искины летать как хочу, тревога не поднимется, однако свидетелей полно, привлеку к себе внимание, вот и не стал гонять. Вылетев наружу, получил от диспетчера маршрут до «Нивеи» и добрался до неё. На подлёте, наконец, догадался посмотреть, где капитан, и матюгнулся, тот уже неделю как был на «Торжке». Вот оно как, от радости мозги переклинило, и я почему-то решил, где команда там и он. Ладно, позже им займусь, команда у меня в планах тоже была на уничтожение. Мысленно через своих искинов отдав приказ на запрет «Арктике» покидать систему, да ещё метку на судно повесил, я долетел до «Нивеи» и в этот раз оставил шаттл на парковке.

Взломать искины этой станции труда не составило, взяв их под контроль, я определил, где находиться команда и, найдя мёртвую зону, где камеры меня не видят, с помощью спецключа открыл люк, ключ теперь всегда при мне, в кармане на рукаве находится, перешёл в технические коммуникации. По ним добрался до ближайшего бара, именно тут квасит второй день большая часть команды, из прошлого заведения их уже выгнали, а остальные разобрались кто куда. Потом поодиночке буду их отлавливать. Сняв с себя всю одежду, я сложил её аккуратной стопкой и рядом поставил ботинки. После этого перешёл в режим киборга и моё тело стало стремительно меняться, покрываясь чёрным хитином. Помните такой фильм, «Чужой»? Там туповатый космический монстр космолётчиков харчил в четырёх сериях, вот теперь в шахте пригнувшись, стояла полная его копия. Размер тоже совпадал. Только металла у меня столько не было, пришлось внутри полость сделать, вот размеры этим и увеличил.

Время стремительно утекало, поэтому убедившись, что монстр точная копия, массой тела вырвав люк в шахту, я рванул в сторону бара, игнорируя прохожих и свидетелей. Ещё про одну особенность в облике «монстра» стоило бы упомянуть, это ошейник раба на шее. Кадры атаки и последствий увидят многие, мне нужно, чтобы следствие пошло по ложному пути, чудище кто-то натравил, и именно на команду «Арктики». Головой пробив бронированное витражное стекло я ввалился в бар в россыпи крупных осколков и тут, как будто аплодируя, ударил в ладоши, только от этого «хлопка», сидевший за столиком крепкий пьяный боец в десантном комбезе, лишился головы, лопнула как перезрелый арбуз. Потом я рванул дальше. Одной рукой ухватил ещё одного десятника и, схватив его за ноги, стал бить им остальных. «Язык» и хвост, что так же разили команду «Арктики» пробивая тела, работали не останавливаясь. Я уже несколько раз разрывал тела над головой.

Большая часть посетителей за те пятнадцать секунд, что длилось нападение, успели свалить. К сожалению, среди них и трое из тридцати двух членов команды «Арктики», остальные остались здесь, все мертвы, умерли жуткой смерть, гарантия. Причём шестеро посетителей азартно палили по мне, и попадали, игольники, пара бластеров, и даже один пороховой пистолет, что грохотал громче всех. От бластеров оставались жуткие дыры, но они зарастали, так повредить мне было не возможно, так что стрелков я воспринимал как досадную помеху не более, однако не трогал. Лишь шугнул пару раз. Как только последний из команды «Арктики» перешёл в разряд изувеченных трупов я метнулся наружу, успел до прибытия боевой группы и, прихватив вещи, побежал по шахте дальше. Оказалось, бежать в облике чужого в таком полусогнутом виде получается куда быстрее, чем в человеческим. Тяжесть смещена была назад. Да и чем дольше бежал в таком образе, тем привычней мне становилось это делать. Вернувшись в тело человека, я переоделся и пошёл к холлу шлюзовой, где была пристыкована «Арктика», уцелевшие, созывая остальных, собирались там.

Когда те собрались, убедившись, что тут все, лишь капитана нет, тот получив сообщение, на челноке летел к «Нивее», я ударом лапы выбил крепление решётки на потолке и буквально свалился на группу взволнованных и испуганных мужчин и женщин. Четыре секунды, по стенам ползут кровавые разводы, всё забрызгано и ни одного живого, быстро поднявшись по стене, я нырнул обратно в люк, всё это видели местные с помощью камер, и стал удаляться, не забыв прихватить одежду. Найдя подходящее место, тоже, где не висели камеры, перешёл в главную ипостась человека, оделся и, покинув это не просматриваемое место, направился на лётную палубу, где оставался шаттл. Капитана можно было не ждать, получив сообщение, что вся его команда перебита неизвестным существом, тот с той же скоростью рванул обратно на «Торжок». То, что это месть не сомневался ни он, ни местная служба безопасности. Погибли только с «Арктики» и в живых оставался один капитан. Ох как он орал на местных брызгая слюнями, перетрусив, этот хвалённый покоритель космоса, обделывая жидким свой комбез, требовал защиты. Местные спецы пытались узнать у него кому тот насолил, но добиться ничего не смогли, паника у того быстро перерастала в истерику, он перестал соображать. А уж когда я отправил ему записи бойни в баре и в холле шлюзовой, тот побледнел и грохнулся в обморок. Хорошо челнок на автопилоте шёл, иначе врезался бы во что-нибудь. А этот гадёныш мне живой нужен, я должен знать, куда тот меня перевёз и кому продал, что это за Хозяин? В принципе даже если не получиться, остаётся ещё сама «Арктика», взломаю искины и сам узнаю. Так даже проще, но до капитана всё равно сначала доберусь, пока ему охрану серьёзную не обеспечили.

Спокойно добравшись до шаттла, воспользовавшись попутной платформой, время тратить не стоит и вылетел обратно на «Торжок». К этому моменту Адамса уже приняли на лётной палубе и направили в главный офис СБ «Торжка». Однако я спокойно вернулся на борт главной станции, долетев до своего номера. Убедившись, что никого тут нет и новых жучков кроме наличных не поставили, две камеры и два жучка показывали то что я хотел, а не что в действительность, тут разделся и, превратившись в вирус, через воздуховод быстро помчался в сторону главного офиса СБ. Я уже четыре минуту нахожусь в ипостасях, шесть минут осталось, надо поторопиться. Адамса уже провели через медбокс, обколов стимуляторами. Времени укладывать его в капсулу, не было, и начали допрашивать. В помещении было трое, два следователя и сам подозреваемый. Именно так. Его уже пытались расколоть, как он смог заказать свою команду. Видимо Адамс имел ещё ту репутацию, если его вот так с ходу начали колоть. Проникнув в закрытое помещение, я превратился в киборга и вырубил обоих следователей. С учётом того что я двигался с такой скоростью что обычный глаз за мной уследить не может, шансов у них не было. Снова став человеком, только повёл обнажёнными плечами, я подошёл к столу, за которым сидел разом поседевший Адамс и, наклонившись слегка к нему, спросил:

— Узнал меня?

— Узнал, ваше величество, — с ужасом глядя на меня, шлёпая губами, признался тот, да ещё столько раболепия в голос добивал, аж противно.

— Вот скотина, как раб, так ошейником бить, а как местами поменялись, так ваше величество… Не надейся, камеры под потолком не действуют, на помощь никто не придёт, на картинках идёт допрос и никто ничего не подозревает. Со звуком тоже-самое. Теперь урод, кому ты меня продал?

— Хозяину. Станция «Шарон», — сразу ответил тот.

— Имя хозяина?

— Никто не знает. Хозяин и Хозяин. Глава пиратского клана «Рабан».

Быстро просмотрев списки станций на Фронтире, я только выругался, мог и раньше его найти. Действительно владелец «Шарона» был обозначен как Хозяин. Уже семьдесят лет как та вместе с кланом принадлежат ему, серьёзный противник. Посмотрев на Адамса, я сказал:

— Ну что червяк, пора тебе за своей командой. Я уничтожил её, я же уничтожу и тебя. Око за око, бывший гражданин Голландии планеты Земля.

Тот с ещё большим ужасом стал наблюдать как моё тело меняется и превращаться в того монстра который и разорвал всю его команду. Не узнать его он не мог, попал в содружество после того как фильм вышел на экраны, видел его.


Когда штурмовая группа смогла взломать бронированную дверь, то внутри они обнаружили лишь двух следователей, что уже шевелились и приходили в себя, да куски мяса, разбросанные по полу, а на стене, забрызганной мелкими каплями крови, было написано на общем. «Месть». Кто это сделал было понятно по следам, подобные на «Нивее» уже встречались, а как монстр проник в строго охраняемое помещение и ушёл, было не понятно. Единственный вход и выход с трудом взломали, но в помещении уже никого не было.


Добравшись до своего номера, я снова стал человеком, кровь на мне не держалась при сменах ипостасей, но душ всё же принял. После этого надел комбез, и решив было сдать номер чтобы покинуть станцию, как узнал, искины сообщили, что СБ полностью блокировало «Торжок». Никто его не мог покинуть, да и попасть внутрь до окончания карантина тоже нереально. Причём для меня не проблема покинуть станцию, добраться на шаттле до резервной шлюзовой, по размеру шаттл внутрь войдёт, и дальше до крейсера, а потом полёт к «Шарону». Однако я на станции зарегистрировался под своим именем и мою пропажу обнаружат. Подозрения точно лягут, что мне не нужно. Тут шпионы на шпионе шпионом погоняют. Информация в Антран по любому уйдёт, значит придётся задержаться на станции и спокойно пройти проверку. Думаю карантин на неделю, не более, торговцы безопаникам не дадут ломать им бизнес, терпеть убытки. Так что неделя это максимальный срок, ну и кто себя выдаст, тот и хозяин того «монстра».

Пройдя к администратору, я продлил номер ещё на две недели, сообщив ему, что моё судно из-за карантина не может улететь, так что придётся задержаться. То, что карантин действует, было видно, номера быстро раскупали, никто из-за того что они случайно оказались в это время на станции спать в коридорах не хотел. Посмотрев на суету в коридорах, я вернулся в номер и, зайдя на торговую сеть, тут всё работало и действовало как обычно, стал искать, где находиться раздел с артефактами. К счастью, как на Ферра-2, тут также был отдельный раздел, посвящённый этому направлению. Более того, я могу с уверенностью сказать, что он был куда обширнее, чем в сети имперской приграничной планеты. Куда обширнее, раз этак в шесть.

Дальше я серьёзно занялся приобретениями лотов, начал с мелочёвки, счёт у меня практически пустой был, тысяч пять, так что начал с малого. Брал то оборудование, которое по моим прикидкам можно было оживить. Весь карантин я только и занимался что покупками с последующими перепродажами. Как я и думал, карантин сняли быстро, даже быстрее чем в моём анализе, за пять дней. За это время на моём счету покоилось триста семьдесят шесть миллионов кредитов. Я за последние дни перешёл на медкупсулы Древних, их на торгах в транспортном положении много выставлялось, а работающая капсула Древних, это всё же капсула Древних. За одну капсулу я просил сорок миллионов, причём картриджи для них я покупал тут же, а питание подсоединял от той же бортовой сети. Так что сумму набрал достаточно быстро. Про себя не забыл, купил два чёрных удлинённых ящика-контейнера. Судя по следам на них, даже резаком пытались вскрыть, однако не получилось, сверхпрочный материал не поддавался, а страх испортить груз, что находился в них, не давал использовать более серьёзные средства. Оба контейнера продавались всего по пятьдесят тысяч каждый, местные не знали что это такое. А вот я знал и купил. Внутри находились штурмовые дроиды-дроны империи Зтов «Богомол» последних модификаций. Они годились для использования как в космосе, в безвоздушном пространстве, так и на планетах, даже под водой, очень универсальные машинки. Внешне полные копии богомолов, даже цвет зелёный. Основана специфика бой на саблях, фактически дроиды-фехтовальщики, но и другое оружие у них было, плазменная пушка сверху корпуса, да и встроенный силовой щит имелся. Правда с учётом того что «Богомолы» без проблем вскроют любою броню своими саблями, пушка очень редко применялась. Да и скорость передвижения у них была опупенная.

Контейнеры я не трогал, оставил на хранение на платном складе гостиницы, если что доставить их до крейсера смогу, на шаттле предусмотрены держатели по бокам, должны подойти. Беспокоила только одна проблема, дроиды моей нейросети не подчиняться. Подумав решил воспользоваться возможностями вируса. В общем, запустить активацию дроидов, ну и вирусом взломав их коды приписать к своей нейросети. Должно получиться. А база знаний по управлению подобными боевыми машинами у меня была, даже до пятого ранга выучена, так что в них я спец, именно поэтому транспортный контейнер так легко и опознал. Да и продавали их вместе, одним лотом, вот и взял. Лот стоил сто тысяч. Даже не думал, оплатил и мне доставили заказ.

Естественно, что скоро меня вычислили, хотя я и шифровался. СБ быстро узнало что на «Торжке» находиться спец по артефактам Древних, а там дальше параллельно с поисками «монстра» и его хозяина, искали меня. Вчера, ещё до объявления о прекращении карантина нашли. Однако зря, даже читать контракт я отказался, честно сказал, что задержался на станции случайно, и экспертом становиться не хочу. Что надо я взял, остальное мне не интересно. В общем, поблагодарил представителя местных хозяев за возможность пополнить свой счёт и указал на дверь. Немного грубо получилось, но тот только кивнул, принимая мои слова, и покинул номер. Вот и всё, больше кавалерийских наскоков не было. Да и этот посланник действовал слишком нагло и напористо, почему и получил отлуп на словах.

После окончания карантина, распродал те лоты, которые уже успел купить, активированными они действительно становились на порядок дороже. После чего пополнив свой счёт ещё на семь миллионов, это как раз за распродажу, передал курьерам товар и, сдав номер, направился к шаттлу. Он был в порядке, да и я за ним приглядывал, искины станции не дремали, так что, погрузившись, контейнеры с дроидами хорошо встали на держатели и полетел в сторону одной из лётных палуб. Отпускать меня вот просто так естественно никто не хотел, однако у местных была одна проблема, искины принадлежали мне и, конечно же, предупредили о попытке силового захвата. Так что в группу захвата влетела неуправляемая средняя грузовая платформа, размазав бойцов по стене, а я, облетев этот район стороной, добрался до лётной палубы и вывалился наружу, спокойно направляясь в сторону своего крейсера. С дополнительным грузом лететь придётся дольше, часа на два, не меньше. Получается четырнадцать часов полёта. Ничего, потерпим. Однако и тут меня просто так отпускать не хотели. Не сразу, но я обнаружил, что за мной идут два тяжёлых истребителя. С учётом того что их захваты спокойно выдержат шаттл и утащат его куда угодно, работать будут скорее всего тихо, без свидетелей. Система была перекрыта минными полями и разными артиллерийскими модулями и боевыми платформами, их контролировали искины «Торжка». Когда я вышел за эту зону и не торопясь направился дальше, вдруг одна из артиллерийских платформ запросила у истребителей запрос «свой-чужой», которого у них внезапно не стало, пропали. Те пытались панически уйти, отстреливая ложные цели, но было поздно, короткая артиллерийская дуэль, и от обоих истребителей остались лишь обломки. Правда те тоже зубры были кусачими, артиллерийская платформа была уничтожена.

Больше мне никто не мешал, так что за шесть часов дошёл до крейсера. Тот меня на полпути перехватил под дистанционным управлением, там уже перешёл на его борт и после недолгого, можно сказать короткого разгона мы ушли в гипер. Лететь до нужной станции далеко, почти восемь дней на моём «Але», так что подождём. Как только мы оказались в гиперпространстве, я покинул рубку и, пообедав, на станции не успел этого сделать, прошел в шлюзовую. Шаттл стоял тут, всё так же вертикально, отдельно были сложены техническим корабельным дроидом контейнеры. По внутрикорабельному времени, по которому я жил, сейчас был полдень, как проснулся на станции, распродал лоты, так и вылетел, поэтому решив, что силы есть, время тоже, занялся кофрами. Активировал открытие, и запустил мини-реакторы дроидов. Когда им в управляющие искины стала поступать энергия, ещё до того как те проверили все системы, я превратился в вирус и изучил их. Заодно и приписал себя как владельца. Вернувшись в свою ипостась, оделся, комбез упал на пол к ботинкам, когда я в электронный вихрь превратился, и стал дожидаться окончания активации дроидов. Те встали на нижние опоры и провели всю положенную диагностику оборудования. Я помогал, в кофрах были маслёнки и другие смазочные материалы. Всё проделал, всю техническую помощь оказал. Так что оба дроида подтвердили стопроцентную готовность. Отдав приказ на охрану меня и корабля, я направился к себе. Пока активировал дроидов, наступил ужин, поэтому и решил покушать. Хм, всё же хорошо, что с активацией симбиота тот жор пропал, сейчас я питался в обычной своей манере, три раза в день, завтрак, обед и ужин.

На «Торжке» я приобрёл порядка сотни разных баз знаний, причём вполне свежих, старше двух лет ни одной не было. Выбирал редкие специализированные базы, которые в империи никак не купишь. Для контрразведки, для спецопераций, служебные для СБ, разные производственные, и остальное. Закрывал пробелы в знаниях, а они у меня были. За восемь дней я выучил тридцать шесть баз знаний пятого ранга, двенадцать шестого и две седьмого. Проверял себя на возможности и на тяжесть постоянного обучения. Вообще усталости не заметил, учил и учил, симбиот помогал упорядочить знания в моей голове, чтобы ничего не потерялась, бывает такое без практики по выученным знаниям, но с симбиотом этого можно не ждать. Всё знаю и всё помню. Кстати, перед отлётом я всё же не сдержав любопытства, смог узнать, кто назвал станцию так странно, но с другой стороны точно — «Торжок». Оказалось не землянин, а вполне себе выходец из рабовладельческой империи, какой-то там культист который был против рабства и его свои же попёрли, вот тот и обосновался в этих местах лет триста назад, развернув станцию. Это уже после, его потомки со временем просто большую станцию превратили в гигантскую. А откуда название пошло, никто не знает, «Торжок» и всё тут. Местные вообще считали, что это сорт пирожных, что считается фирменным блюдом в кафе на станции.


Действовал я по старой схеме, оставил крейсер на границе систем, и стал думать, как попасть на борт станции. В принципе выбор был не такой и долгий. На шаттле даже с его маскировкой через минные поля я не пройду, подорвусь, так что тут только один выход. Моя ипостась в виде вируса. Оборудование связи на борту «Ала» крепкое, вроде должно выдержать меня, отправляя на станцию на их оборудование связи. Однако гробить связь крейсера не пришлось, уверен, что сожгу, когда отправлюсь по лучу на станцию, нашёлся другой выход. Как раз из гипера вышло два судна переделанных под пиратские рейдеры, вышли они далеко от минных полей и неторопливо направились к ним. Быстро добежав до шаттла, выкинув из него все, что можно снять и, поместив одного дроида в соседнее кресло, а второго в багажный отсек, ему пришлось сложиться, покинув крейсер, тот страховал меня со стороны, полетел навстречу пиратам. Хорошо, что дроиды небольшие, даже меньше меня, по плечо, уместились. На полпути отключил маскировку и, как будто только сейчас заметив их, стал убегать, под улюлюканье пилотов. Догнали меня быстро, выстрел поперёк курса и пришлось лечь в дрейф. Всё это под мат диспетчера со станции, я мог бы быть его трофеем, а тут двум остолопам повезло. Это не мои слова, он так о капитанах рейдеров говорил. Горе диспетчера было настолько велико, что он стенал до тех пор, пока в эфире отчётливо не прозвучала затрещина отвешенная старшим диспетчером. Это вызвало одобрительные выкрики команд рейдеров.

Как только я попал в захват транспортного луча и меня дотащили до трюма корабля, я дождался когда в нём появиться давление и, покинув шаттл прошёл к коммуникатору на переборке, ещё до того как открылась створка шлюзовой, выпуская пиратов, их было пятеро, и только у двоих имелись вполне приличные боевые скафы. Однако поздно, через коммуникатор я взял управление судном на себя, и две турели в трюме разнесли пиратов на куски. Это же происходило и по всему судну. Живых не осталось кроме капитана блокированного вместе с пилотом в рубке. Вот только оборудование им не подчинялось, и те не могли отдать сигнал тревоги, а очень хотели. Пройдя шлюзование, я побежал в рубку. Рейдеры пока я бежал, встав в колонну, я шёл вторым, и направились по фарватеру к станции. Капитан и пилот первого рейдера интересовались, кого удалось взять, искин судна играя пилота, мол, капитан вышел, сообщил, что на борту две юные красотки, которые буквально хотють их, бравых космических волков. На что пираты с первого судна называли его брехлом, и вообще издеваться так над боевыми товарищами грешно. В общем, в такой дружеской перепалке мы и шли к станции. Стыковки не было, встали на парковочной орбите. К этому моменту я уже побывал в рубке и опросил выживших. Ничего особо интересного те мне не поведали, обычная рейдовая группа, так что отправил их следом за командой. Только записи предварительно снял с сетей. Симбиот расстарался, он у меня вообще молодец. Лишь диспетчеру я под видом пилота сказал правду. На борту челнока оказался раб, правда, без ошейника, видимо как-то снять смог. Чей, неизвестно. Даже картинку раба отправил, видел этого чела на Арене. Так что на станции искали у кого раб пропал, да и шаттл тоже. В принципе рабов на борту много, да и таких машинок тоже. Конечно, разберутся местные быстро, что это всё лажа, однако мне нужно было выиграть время и я его выиграл.

Как только рейдер встал на парковку, я побежал обратно в трюм, там стоял обшитый бронелистами с малых кораблей, переделанный под штурмовой бот, челнок. Вот на нём я и добрался до станции, пока «пилот» на рейдере отвлекал внимание, сообщая, что на лётную палубу станции отправлен челнок с рабом, и капитаном. Как только челнок встал на опоры, сразу же начала открываться шлюзовая. Грузовая аппарель на челноке не работала, её заварили. После открытия, наружу вылетели оба дроида и ожидающая группа из шести бойцов-охранников и двух пиратов, мгновенно была порублена на фарш. Пока один уничтожал турели под потолком, успевшие сделать по выстрелу, не попали по таким шустрым целям, как второй зачистил лётную палубу. За десять секунд пробежался по палубе, что имела в длину двести метров, и уничтожил порядка тридцати человек, что тут находились. Техники, пилоты или пассажиры с челноков или ботов. Тревога уже била по всей станции, когда я прошёл к внутреннему коммуникатору на стене. Дроиды охраняли входы, так что работал я спокойно. Взяв искины под контроль, тревога сразу же стихла, после чего активировал внутреннюю связь и по всей станции разнеслось:

— «Ну что Хозяин, помнишь раба, которого ты отдал сначала учёным на два месяца исследований, а потом продал на Арену? Я вернулся. Кстати, Арену тоже я уничтожил. Я иду к тебе».

Двинув в сторону выхода, я мысленно отдал приказ искинам, активировать все оборонительные системы. Не внутри станции, там просто переборки опустились, блокируя всех на борту, а в системе. Почти сразу все оружейные модули подчинённые искинам «Шарона», открыли огонь по всем судам, что находились в системе, а минные поля уплотнялись, на них теперь не действовали запросы «свой-чужой». Вот так пока по системе шла бойня, я и шагал в сторону апартаментов. За учёных я был спокоен, они были блокированы в своём секторе, а дроиды охраны которые там были, вырубили их шокерами, чтобы те с собой что не сделали. Кто этих яйцеголовых знает. Так же освобождал рабов, вернее ошейники у них теперь не действовали, турели и дроиды по ним не стреляли, а вот по пиратам палили изрядно, постепенно сокращая их численность на борту станции. Более того, пока я прогуливался, своим самым лёгким шагом с не менее лёгкой немного мстительной улыбкой на лице, искины стали сообщать рабам куда бежать, а выводили они их на три судна стоявших в разных местах станции. Так что они медленно пополнялись. Ошейники по приказам искинов расстёгивались, падая на палубы. Я на миг превратился в вихрь и рванул в коммуникации, посетив все три судна и взломав коды доступа. Вернувшись на то же место, оделся, комбез когда я менял ипостась, снова свалился на палубу, и двинул дальше. Среди некоторых рабов были и пилоты, так что им скидывались коды. Вскоре все три судна, мне пришлось задержать их, чтобы последние рабы добежали и взошли на борт, отчалили и после недолгого разгона, глушилки гипера были отключены, ушли в прыжок в сторону империи Антран. Ну а я двинул дальше.


Надо сказать Хозяин меня удивил. Я ожидал увидеть толстенного борова, что уже не способен передвигать самостоятельно, а в апартаментах обнаружился, натурального вида дворянин, такую спесь, такое брутальный вид и такой разворот головы, это надо иметь в далёком прошлом благородных предков. Только взгляд, жёсткий, с ненавистью во взоре, показал, что передо мной тот, кто нужен, накапливающий в себе злости, чтобы порвать. Ну а я в образе Малыша, того монстра из фильма, весь в крови и кишках его семьи, людей и личной охраны, медленно подходил к нему. Челюсти монстра не позволяли выдавать человеческую речь, поэтому преобразился в себя, но киборга, поэтому сверху был комбез.

— Хочешь что-то сказать напоследок?

— Умри тварь, — только и выдал тот.

Почти мгновенно открылись ниши и две турели в личных покоях Хозяина открыли по мне огонь, уничтожив. Хозяин наблюдая за эти и захохотал, смеялся до того момента пока шарики металла не начали со всех концов помещения соединяться и из большой блестевшей лужи не стала проявляться человеческая фигура. Как только я снова стал самим собой, огорчённо покачал головой, сказал:

— Зря ты так.

Тот думал, что если имеет автономный модуль, своего искина и реактор, то всё у него под контролем? Нет, уже пребывая в этом модуле, я взломал искин, так что фактически из пушек я сам в себя стрелял. Просто издевался над этим мудаком.

Снова превратившись в монстра, я атаковал. Тот встретил меня ударом клинка, который непонятным образом оказался у меня в руке. Клинок просто великолепный, я потом когда отмыл его от крови, нашёл ножны и забрал себе. Вот только мои ипостаси на эти сутки всё, закончилось время. Так что выходил я из личного жилого хозяйского модуля уже в своём теле. На выходе подобрав свой комбез с ботинками, сложенными аккуратной кучкой и направился в сторону модуля, где находились учёные, их там, на месте охраняли мои «Богомолы». Ну, наконец-то те, которым я приготовил в отличие от остальных очень медленную и верную смерть. Пришла и их очередь.


Через восемь дней мой крейсер четырнадцатого поколения, разогнавшись, ушёл в гипер, а станцию начали сотрясать внутренние взрывы, пока она не превратилась в огненный шар. Да, я не такой спец как учёные, более грубо действовал, вот они и мёрли как мухи. Первый через три дня скончался, со снятой кожей обсыпанный солью, реаниматор не помог, не успели. А последний три часа назад отошел, это был старший центра исследований, доктор Ласс. Вот над ним я работал плотно. Вчера он сошёл с ума, но посчитав, что тот может притворяться, я продолжал. Сейчас умер. Вот теперь я летел к Земле, а на душе опустошение, вроде отомстил, а чувствую себя… Не знаю, как будто оплёванным. Вроде всё правильно сделал, но что-то гнетёт. Что?

Проанализировав своё состояние, я понял, что как раз вся причина в исполнение мести. Убить, тем отомстив, это нормально, но пытать и издеваться, как это делали учёные и бандиты со мной, оказалось мне это не по нутру. Дав себе обещание, что в следующий раз буду просто убивать, с минимальными мучениями, почувствовал, что это самое состояние уходит. И только тут я понял, что это был симбиот, так воздействовал на меня. А молодец, не даёт оскотиниться. Придя в отличное настроение, улыбнувшись, я покинул рубку и направился к себе. Последние дни я почти не спал, вот и решил дать себе выспаться, часиков этак сорок восемь. А может и больше, как получиться.

Пока ужинал, время по внутрикорабельному было именно ужина, ползал по настройкам симбиота. Ох и наворотили тут почившие Сеятели. Однако нашёл, где симбиот контролирует эмоциональный фон оператора, а так же его поведение. Например, то что я провёл учёных по тем же кругам ада, что они со мной делали, то я и с ними сделал, по шкале баллов симбиота, мой проступок был в красной зоне. То есть получается, что я переступил черту. Не скажу, что я согласен, так как был фанатичным последователем принципа око за око — зуб за зуб, но симбиот считал иначе. Вернее его создатели. Понятно, что моральные принципы Сеятелей отличаются от наших, поэтому подумав, я снизил контроль над своими действиями, чуть понизил и эмоциональный контроль, однако полностью не убирал.

Вот теперь я совсем в норме, и с немалым удовольствием закончил ужин. Убрав одноразовую посуду в утилизатор, почесал затылок, и решил, что пора разобраться в том беспорядке, что царил вокруг, нахапал много чего, но пора и списки составить, что конкретно у меня есть. А то хапал со складов по позициям, так что уверен, что погрузчики, когда работали, могли и левые товары прихватить, вот с этим и надо разобраться. Времени на это достаточно, восемнадцать дней лететь на моём скоростном крейсере. Так что сделаю. «Ал» конечно, отличный корабль, четырнадцатое поколение, я замечал в его оборудовании и в самой принципе постройки многое от Древних, похоже, те изучая, внедряли более совершенные разработки в своё оборудование, но до моего корвета, что дожидается в будущем, всё же крейсеру не сравнится. М-да, нужно будет, когда подойдёт время, взять на будущей работе отпуск и слетать за корветом. Забрать его и байк. Планы-планы.


Полёт действительно занял восемнадцать дней. Так что к окончанию последнего дня срока, как раз к ужину по внутрикорабельному времени «Ал» вышел из гипера, продолжая находиться под маскировочным полем. Я постарался выйти на краю системы, чтобы работорговцы меня не заметили, притормаживая передними маневровыми движками, стал сбрасывать скорость. Пассивный сканер охватывал почти всю систему. До Земли точно дотягивался и что странно, ни на орбите планеты, ни за Луной ничего и никого не было, ни одного судна сканер не засёк, поэтому я полетел к Луне. Раз есть такая возможность, то можно не прятать крейсер на границе систем, укрыв где-нибудь в астероидных обломках, а спустить его на спутник. Да, мой корабль согласно разработанному проектировщиками корпусу и двигателям, мог спокойно совершать посадки на планету, а тут спутник, там тяготение меньше.

Пока летел к спутнику, рассматривал Землю, сейчас над Россией властвовал день, и я отлично видел заснеженные поля и тёмные пятна городов, с артериями дорог.

— Зима, — задумчиво пробормотал я. — В комбезе не пойдёшь, а ничего подходящего у меня нет. На люди не выйдешь, а придётся… Ладно, до наступления темноты на глазок часов пять, поспим пока и полетим забирать своё добро.

Дальности хватало, чтобы полазить в пока слабеньком интернете, так что, убедившись, что до наступления темноты действительно не больше пяти часов, я подлетел к Луне к её тёмной стороне и обследовал сканерами поверхность. Металла хватало, но в основном обломки. Хотя нет, обнаружил челнок, вроде целый. Совершив посадку в километре от челнока, я убедился, что крейсер ровно встал на опоры, и покинул рубку. Сам корабль продолжал находиться под маскировочным полем, чтобы его не обнаружили. Энергии оборудование маскировки ело не так и много, поэтому я особо и не переживал, да и то что ресурс у него шёл вниз, тоже. Если что ещё добуду.

Среди трофеев, взятых на Арене, было достаточно много бронескафов, но я надел бронескаф тринадцатого поколения, из арсенала крейсера. Пройдя шлюзование, оттолкнулся и гигантскими прыжками побежал к неизвестному маломерному судну. Сперва бежать было неудобно, но уже на полпути приноровился и дальше не испытывал никаких проблем. Добравшись до челнока, обнаружил, что это скорее корпус, чем судно, причём дырявое как решето. Вокруг было полно стрелянных одноразовых пластиковых магазинов от разного оружия. Натоптано так же изрядно. Похоже, этот корпус использовался как мишень и тренировок для абордажа. Видимо «мясо» тут натаскивали.

Утолив любопытство, я теми же прыжками добежал до крейсера и, пройдя на борт, оторвав корабль от поверхности, отогнал его в сторону километров на триста, поставив в крупную воронку. Тут, даже случайно не обнаружат. Спать хотелось, поэтому понежившись в ванной, в апартаментах бывшего хозяина корабля всё было шикарно отделано, особенно джакузи, так что я часто тут принимал ванные. Уже потом направился спать, поставив будильник сети на подъём.


Утром, вернее для крейсера утром, я позавтракал и направился к шлюзовой. Там проверившись, снаряжение давно было готово, забрался в свой шаттл, и, взлетев, направился к Земле. В России была полночь, до планеты лететь меньше часа, так что достаточно быстро я спустился в ста километрах от Москвы и на бреющем полетел в сторону столицы. Когда внизу показался район с моим в прошлом домом, судя по горевшему свету на кухни, там кто-то жил и даже вполне себе не спал, я сделал два круга над домом и пошёл на посадку. Шаттл осторожно примяв метровой глубины снег, сел в огороде. Открыв колпак, я выпустил технического дроида, что во время полёта был ремнём закреплён в соседнем кресле. Манипуляторы у того были заменены на небольшой ковш и биту, пойдёт вместо лома, всё же нужно взломать промёрзшую землю. Неизвестный житель дома мог мне помешать, так что я использовал штатное оружие шаттла, благо носовая часть была повёрнута как раз в сторону освещённого окна. «Подавитель» вырубил всех, кто был в доме. Я, конечно, старался уменьшить заряд, но думаю и соседям досталось. Да ладно, всё равно спят, а тут крепче уснут, утром даже не заметят, что что-то было. Сам дроид под моим прямым управлением расчистил площадку и стал буром долбить землю. Удары были вполне громкие, в двух соседних домах загорелись окна. Колпак я опустил сразу как дроид покинул кабину, снова протапливая её, так что, приподняв шаттл, прицелился и «подавителем» подавил соседский интерес. Полрайона облучил, что позволило мне совершенно спокойно пробить шурф метровой глубины. Когда закапывал, что-то не припомню что на такую глубину, однако непромокаемый мешок был в порядке.

Посадив машину, я тут же покинул её, подбежав к дроиду. Открыв мешок, достал из него десантный рюкзак и всё что прятал, даже земное огнестрельное оружие, лишь фальшивых денег нет, они на чердаке дома в старом чемодане. «Рег» был тут же, сразу завладев им, почувствовал радость, исходящую от оружия, оно было счастливо, что я вернулся. Хм, симбиот Сеятелей явно мог улавливать даже такие эмоции. Надо запомнить. Пристегнув посох к креплениям на бедре, те для кобуры бластера были, но и для «Рега» подходили, я стал изучать остальные свои сокровища.

Все три хрустальные палочки машин времени Сеятелей, были тут же, однако когда я их взял в руки, проверяя, вдруг произошло необратимые. Они как будто мгновенно растаяли, превратившись в воду, вот только «вода» не стекла вниз, а впиталась в мои руки, и на самооткрывшемся окне рабочего стола симбиота высветилась надпись, что установка симбиота завершена полностью.

— Какое полностью?! — рассматривая свои руки, немного истерично спросил я. — Какой на хрен процент, если этот процент на максимальную высоту поднялся ещё на Арене?!

Злой на весь свет я собрал свои вещи, пока дроид закапывал яму и, присыпав её снегом, прошёл к шаттлу, убирая мешок в багажный отсек. Еле втиснул. Наконец дроид закончил, провёл чистку, и забрался на своё место, поднявшись на пару метров и отлетев в сторону, я врубил форсаж, придерживая шаттл тормозными движками, и разгонный двигатель потоком воздуха скрыл снегом мои раскопки. Правда, не перебарщивал, а то вообще сдую его с огорода.

Отлетев от Москвы, я стремительно поднялся на орбиту и, залетев за Луну, совершил посадку на спутник, неторопливо влетев в шлюзовую, где шаттл уже обосновался на постоянной основе. Пройдя в шлюзе чистку, направился к себе. За время возвращения я более-менее пришёл в себя, и подумав что причину исчезновения машин времени нужно искать в самом симбиоте, решил это проделать в спокойной обстановке собственных апартаментах на борту «Ала». Там, на месте, переодевшись, я был в десантном комбезе, а надел пилотский, раскидал вещи по полкам шкафа, лишь «Рег» был под рукой, заряжался. Распределив все свои вещи, я занялся посохом. Отключил его, извлёк старый аккумулятор и, сняв консервационную плёнку, вставил новый. Снова собрал и запустив. Почти сразу понял что «Рег» истощён, ни крохи энергии, то есть аккумулятор был пуст. Этого я ожидал и прикрепил посох к бедру, тот заряжался одним способом, энергией от тела. Это я ему и дал. Кстати, он сейчас будут из меня как пылесос энергию тянуть, надо поесть что-нибудь высококалорийное.

В кают-компанию я не ходил, питался тут же, в своих апартаментах, у бывшего хозяина стоял самый навороченный синтезатор, который когда либо видел, так что испробовать новое блюдо из него я всегда не против. Тем более их у него в меню около сорока тысяч, даже пища с диких миров есть, между прочим, пирожки с начинкой во множестве вариаций. Именно их я и заказал, с молоком.

Только после этого устроившись с удобствами в массажном кресле, активировав массаж, я, наконец, вошёл в управление симбиота. Где искать объяснения, не представляю, в базах знаний выученных мной ничего подобного не было, поэтому если где и искать, то только тут. А это долго, я уже говорил что разделов тут тысячи, поди пойми где нужная информация, а где нет, ну что ж, начнём с управления симбиотом, логично что ответ найти тут.


Потянувшись, я с удовольствием распрямил тело. Блин, пять дней я по четырнадцать часов в сутки сидел в этом кресле и искал ответ на свой вопрос. Улететь не мог, эти хрустальные палочки мне были нужны, а находил я их только в пирамидах на Земле, предположительно кораблях Сеятелей. Без них тот молодой «я» из будущего в прошлое не попадёт. Сперва я искал ответ по логике, не нашёл, после этого стал скрупулёзно просматривать все разделы по списку. Нашёл, не сразу, но нашёл, даже добавлю, чуть мимо не пропустил, не сообразив, что это то, что нужно. Ну например раздел под номером восемьсот три в котором было около сотни файлов, и в шестьдесят третьем файле, под названием «Адас аш», что означает «ветер перемен», и был ответ на мой вопрос. Ветер перемен на языке Сеятелей как раз и обозначало как время, я потому и чуть не пролетел, пока не сообразил, что это означает, зашёл в файл и вот оно, достаточно подробные пояснения о причинах, почему палочки изменили свой вид и впитались в моё тело. Оказалось при установке симбиота, у меня согласно заводским настройкам была активирована программа адаптации дополнительного оборудования. А эти хрустальные палочки как раз и числилось таким дополнительным оборудованием. То есть у меня по умолчание стояло согласие на загрузку любого дополнительного оборудования, в частности этого, машинок времени, вот те и загрузились и встали на боевой взвод. Хорошие новости — я теперь мог ими управлять и у меня есть три разовых возможности поменять время, уйти в прошлое или будущие. Ещё хорошо, я не улетел, значит, будем искать хрустальные палочки на Земле, шанс найти ещё есть. Плохие новости — палочки встав на боевой взвод не извлекаемые.

Войдя в настройки этой опции, я заблокировал приём машинок времени, теперь я спокойно смогу держать их в руках. Когда найду, конечно. По остальному оборудованию оставил всё прежне. Так же в файле была подробная инструкции по их использованию, и чего я раньше этот раздел не изучал? Тут было и по ручному применению машинок времени. В общем, как обучить будущего «я» мне известно, и как настроить ему машинку времени для определённого прыжка, тоже. Потом на рабочий стол нейросети вывел все три управляющие картинки машинок. Активируешь одну, определяешься в какое время надо, и уходишь. Три попытки.

Закончив с делами и настройками, я встал с кресла и направился в ванную комнату. Люблю поплескаться. Тем более вечером, сразу после водных процедур двину в спальню, посплю после этих поисков.


Утром, позавтракав, я мысленно вошёл в управление крейсером и чертыхнулся, на границе прямой видимости висела туша судна работорговца. Четвёртое поколение, достаточно тяжёлый тип, приближающийся по своим массогабаритам к крупнотоннажным судам. Как только шаттл покинет кратер, его засекут. Это точно. Приблизив изображение грузовика, я рассмотрел у него военный радар шестого поколения, там решётка характерная. Модернизированное судно. Точно засечёт, крейсер под своим маскировочным полем в безопасности, это так, а вот шаттл нет. Его маскировка против такого радара не пляшет, а радар работает, во время стоянки это штатная процедура. Да и оборудование «Ала» улавливает волны, которые изредка пускает радар, точно работает.

— Надо думать, — вздохнув, задумчиво пробормотал я, допивая тоник, завтрак я уже съел.

Пройдя в рубку, там возможностей больше, стал изучать запись искина что вёл наблюдение за округой, как судно вставало на стоянку. Кстати, похоже, его борт пока никто не покидал. Нет, на шаттле не подобраться. На челноке? Вот это вполне реально, всё же специализированный разведчик да ещё четырнадцатого поколения. Да я вокруг их антенн и радаров смогу крутится и те ничего не заметят. Решено, значит, челнок. Проникаем на борт, берём под контроль искины, после чего… Делаем так, чтобы они не видели как я использую шаттл. Нравилась мне эта неприметная кроха. Да, так и поступим. Тут только одна проблема, трюм. Нет, челнок закреплён на стене, в своих скобах, тут всё в норме, вот только трюм был забит так, что челноку покинуть его нет никакой возможности. Тем более, когда я проводил инвентаризацию, то складировал так, чтобы больше места освободить, что там его совсем не осталось. Только длинный и узкий коридор. Идти в нём придётся боком, чтобы плечи не застряли между штабелями. Однако добраться до челнока даже так нет никакой возможности, «тропинку» к нему я не делал. Выход тут один, освобождать трюм, чтобы дать возможность челноку покинуть его.

— Блин столько проблем из-за какого-то работорговца, — выругался я.

В общем, ничего я откапывать не стал, поленился, орудия крейсера шевельнулись, и дали полный залп, щит у работорговца был на двадцати процентах, противометеоритная защита, так что снесли его сразу, и в многочисленных внутренних разрывах туша стала терять орбиту. Приподняв «Ал» над кратером я продолжал бить, пока грузовик, развалившись на несколько кусков, не был уничтожен. Это меня не удовлетворило, поднявшись выше, добрался до кучи обломков и стал изучать их, работая биологическим сканером. Надо же, семь засечек. Вроде и выжить в этом месиве нереально, а всё же семеро живых есть. Несколько выстрелов и всё, никаких живых. Дальше я развернулся кормой к обломкам, так чтобы они были между мной и спутником, и дал форсаж разгонным движкам. Импульс толкнул обломки на планету и те стали падать, потянув за собой и мелкие. Облака мелочи ещё имелись, их я тоже несколькими импульсами отправил к поверхности, а то они так лет сто дрейфовать могут, пока не упадут. Работорговец уничтожен, а он точно работорговец, идентификатор судна был заблокирован, так что туда им и дорога.

— Вот и всё, было судно и нет его, — пробормотал я. — Пусть гадают, куда они делись, а когда на поверхности спутника найдут обломки, будут гадать, почему произошёл взрыв. Если вообще их найдут, поверхность Луны с этой стороны и так как свалка, фонит металлом.

Вернув крейсер на место в кратер, я перебрался на шаттл и кроме технического дроида с запасными манипуляторами, взял одного «Богомола». Боевой дроид, да ещё подготовленный для действий на поверхности, всегда пригодится. Небольшой запас продовольствия тоже был при мне, в рюкзак положил спаскомплект, у него были малые габариты, и на этом всё, грузовые функции этого малыша и так были завышены. Сам я в скаф не облачался. Был в комбезе штурмовика с интегрированным бронежилетом. Они были схожими с десантными, но ещё имели несколько дополнительных опций, в частности «хамелеон». Кстати, у «Богомола» с маскировкой тоже всё было в порядке. Оружия много не брал, бластер на бедре, игольник на груди, шокер на поясе. Ещё планшет прихватит, штука полезная, ну и ручной сканер, совмещённый с анализатором, помогает при поисках в земле. Берет до десяти метров в глубину. Классная штука, нашёл в запасах бывшего хозяина крейсера, не знаю ему он зачем, но раз имелся, включил в своё имущество. Пользоваться им было не сложно, не смотря на то что сканер был двенадцатого поколения, отчего и закрепил его на поясе. Как только воздух был откачен из шлюзовой, я вывел шаттл наружу и стал подниматься. Режим маскировки включён, вокруг никого, над Россией властвует солнце, но я летел в Египет, там как раз вот-вот наступит рассвет, нужно успеть.


Материя навеса слабо спасала от жаркого египетского солнца, вся поверхность вокруг как печь. Сейчас как раз курортный сезон, толпы экскурсий у пирамид ломали мне все поиски в пирамидах. Днём было их время, а вот ночью уже моё, правда и ночью сюда водят экскурсии, понаставили прожекторов, не подойти. В принципе в будущем будет ещё круче, но тогда туристический сезон закончился, вот я и работал спокойно, а сейчас сусликов в пустыне меньше чем этих любопытных сволочей с фотоаппаратами в руках. Один такой толстячок, кстати, из Америки, сегодня ночью отделился от группы и пошёл гулять самостоятельно. Увидел открытый вход, тайный, сам только обнаружил и, сдвинув камень в сторону с помощью дроида, копошился внутри, обнаружив ход дальше. Уже обнадёженный радовался, когда этот мудак включил вспышку на фотоаппарате как фонарь и стал спускаться вниз. «Богомол» что меня охранял, рванул к тому. Толстяк, увидев чудище, пискнул, когда лезвия шести клинков замерли у его тела, два у лица, почти касаясь кожи. Это я успел остановить дроида. Ещё что-то пискнув, тот завалился на спину в обмороке. Пришлось в быстром темпе его вытаскивать наружу и относить подальше, а также закрывать вход, маскируя наши следы. Я потом запускал дроидов-разведчиков в небо, три единиц входили в штатный комплект «Богомола» и были размером не больше шмеля. Вот разведчик и показал, что как рассвело, несколько часов назад, этот мудила водил за собой местных экскурсоводов и видимо часть группы, с которой приехал, пытался найти место, где видел вход. Однако днём с изменением обстановки всё вокруг выглядело по-другому, да и маскировку мы навели отличную, так что упорный толстяк ничего не находил. Наконец остальные не выдержали и направились к автобусу, видимо и так опаздывали, тот пометался и понуро пошёл следом. Ага, решил, что что-то обнаружил интересное. Обломишься. Правда через некоторое время, ближе к полудню, двое местных служащих в течение часа изучали место тайного входа, проходя мимо него в нескольких метрах, но так ничего и не обнаружив направились отдыхать, сейчас сиеста.

В Египте я уже шестой день. Пусто. К тем закладкам, которые найду в будущем, даже не подходил, менять историю не хочу, меня всё устраивает, поэтому искал новые. Работал плотно, технический дроид, жаль не дрон, помогал отлично, однако внутри, как и остальное оборудование замирал, и ни на что не реагировал. Вот «Богомолу» пофиг пирамиды, спокойно в них находился. Всё оборудование после того как побывало в пирамидах, было разряжено, заряжал от бортовой сети шаттла, туда же и дроида проволок когда он в пирамиде «умер». Еле дотащил эту тяжёлую дуру. Весь день заряжался, а потом я его внутрь просто не заводил, так что больше проблем не было. Да и пояс с орудием я оставлял снаружи, а не то снова разрядиться, так что внутри со мной всегда был «Богомол», подстраховывал, а не то кроме зубов и ногтей из оружия было разве что знание приёмов рукопашного боя и самый обычный клинок из монокристаллического лезвия. Тот, что взял трофеем от Хозяина. Он у меня на спине закреплён был. Намекну что это за клинок, это была сабля, точно такая же, как у моего «Богомола». Да, это оружие с дроида-фехтовальщика, видимо того же типа что и мой. Фактически вечное оружие, именно поэтому я его оставил.

Лагерь как разбил в одном месте, так и держал его. В оазисы лучше не соваться, там постоянно кто-то бродит, да и лавки, всякие закусочные рядом. Не самое приятное соседство. Хотя нет, среди местных выделялся один армянин, выделялся не только видом, а больше запахом, я когда учуял как пахнут его шашлыки, туристы их охотно брали, тоже захотел. Слетал в Каир, подобрал туриста моей комплекции, что гулял ночью по городу, вырубил шокером и раздел. Деньги в виде наличности были, так что я переоделся в его одежду и направился в прачечную самообслуживания. Там разделся, постирал шмотки, высушил, и вернулся в лагерь. На следующий день, в группе других туристов подошёл и купил две порции шашлыка, а они большие, еле осилил. С тех пор каждый день прихожу, всегда беру одну порцию. Тот заметил меня, запомнил вот и спросил по-русски, что я тут делаю четвёртый день. Пояснил, что живу в лагере автолюбителей, он дальше был, у меня свой дом на колёсах, вот и путешествую. Четвёртый день приезжаю сюда на рейсовом автобусе и смотрю красоты, гуляю. Тот объяснение принял и больше вопросов не задавал. Как он во мне русского опознал, не понимаю, пока тот сам не пояснил. Я ложку из стакана не убираю, когда чай пью. Оказалось все убирают, все народы, а вот у русских такая привычка оставлять её в стакане. Не замечал, для меня это естественно. Да и чего её убирать, не мешает. Хм, бред какой-то. Видимо шашлычник ответил мне тем же бредом, как и я про дом на колёсах на автостоянке. Правда, от общения тот не отказывался, всегда подходил перекинуться парой слов.

Посмотрев на часы, я их перевёл по местному времени, мне так удобно и, отметив, что пора к Айвазу, сейчас как раз экскурсии заканчиваются, тот время тоже знал и уже, наверное, насаживает первые шашлыки на шампуры, пока иду как раз успею к первым, до толп туристов. Тот мясо действительно готовил идеально, даже у меня, у гурмана, не было претензий, однако я не печалился от того что больше не попробую это яство, ещё как попробую, я слепки снял для своего пищевого синтезатора, так что на борту если захочу и шашлыков поем.

Встав и потянувшись, недовольно посмотрев на жарящее с неба солнце, поправил кепку с Микки-Маусом и энергичным шагом направился в сторону ближайшего оазиса. Днём передвигаться опасно, тут конечно пески, может кто увидеть или по следам найти, но мой лагерь днём охраняет «Богомол», а он чужих не подпустит. Сам я тоже серьёзно экипирован. На мне были широкие жёлтые шорты и раскрашенная гавайская рубаха на выпуск, вот под ней шокер и игольник, тяжёлое вооружение в виде бластера брать я не стал. Да и не особо он надёжен на поверхности планет, это не бластеры Древних. Поднявшись на песчаную «волну», спустился с бархана, мой лагерь был между двумя барханами, и двинул в сторону далёких построек. Пирамиды были левее. Вдали голубели воды Нила.

Ветер, когда набегал, стирал все следы, ночью он был, так что за мной тянулась цепочка следов, скоро они стали попадаться чаще и дальше уже было не понятно, откуда я пришёл. Добравшись до оазиса, я обнаружил что лотков, да и вообще торговцев стало куда больше, большая часть расстелили большие платки на песке и продавали разные мелкий товар, много хозяев верблюдов появилось, что катали людей за деньги. Стоянка машин увеличился чуть ли не двое.

— Привет. Что это тут за столпотворение? — поздоровавшись с Айвазом, спросил я. — Одну порцию и лаваш. Чай с лимоном… О, там у пальм я смотрю бедуины? Вчера не было.

— Здравствуй, — махая куском фанеры, тот раздувал угли в мангале, где шипя жиром, доходил шашлык. — Сейчас принесу… А это праздник у местных, сегодня поспать не удастся, всю ночь гулять будут. Завтра поздно начну работать.

— Это что тут всё в свету будет?

— Вроде да. Я тут меньше года работаю, прошлый праздник застать не успел, но говорят, ночь в прошлом году тут была великолепная.

— Понятно.

— Да ты никак расстроился? — подал тот тарелку с шашлыком, полив с краю кетчупа, и положив нарезанного лука пропитанного маринадом. Сверху половинка лаваша. Чай я сам взял.

— Да нет, так мысли свои.

Этот праздник ломал мне ближайшие планы. Подумав, я решил не изучать найденный вход, а слетать на «Ал», приведу себя в порядок, в ванной понежусь, а то воды тут совсем нет. Нил с его крокодилами и бегемотами меня не интересовал. Хм, а может на море? А что, найду пустой берег, он тут ещё должен быть, и купайся с удовольствием. Время ещё есть, сейчас поем, вернусь в лагерь, сверну его и полечу к побережью. На бреющем. Так я внимания не привлеку.

Поев, успел до того как столики были заняты шумными и крикливыми туристами, похоже итальянцы, и попрощавшись с Айвазом, направился к себе. Слежку заметил сразу, да тот особо и не прятался, двигался на вороном коне за мной, по виду бедуин, хотя может и артист что участвует в празднике. Перевалив за первый бархан, я стал подниматься на следующий, за ним и находился мой лагерь. Не успел я добраться до вершины, как тот снова показался на виду, с интересом за мной наблюдая. Тут уже и я его нормально рассмотрел. Мальчишка оказался, из-за одежд не сразу разобрался, думал просто тощий кочевник. Помню себя в таком возрасте, всё интересно, всё любопытно. Достав из-под рубахи игольник, выстрелил бронебойной иглой в круп коня. Тут метров сто пятьдесят, докинуть можно. Игла прошла на вылет, ранка мелкая, зарастёт быстро, однако больно, конь взбрыкнул и понёс пацана куда-то в сторону. Тот молодец смог обуздать его, направив в сторону оазиса, где был их лагерь.

Усмехнувшись, я поднялся на бархан и, скользя, осыпая песок вниз, создавая песчаную лавину, спустился к лагерю. Сборы много времени не заняли, уже через десять минут устроившись в шаттле, я взлетел и, поднявшись над барханом, полетел в сторону побережья. Больше сотни не гнал, высоко не поднимался, барханы проносились в метре под днищем шаттла. Пустыня, я лишь трассу пересёк, да и то когда там машин не было, и летел дальше. Вот оно и побережье.

Найдя пустынный пляж, песок крупный не совсем приятный для тела, да и в воду входить трудно, валуны с камнями, но меня это не остановило и я нырял часа два, после чего поплыл к берегу, сейчас офицерский паёк достану, и поужинаю, время уже подходило. А к пирамидам вернусь через пару дней, сейчас же устрою-ка я себе тут небольшой отпуск.


Осмотревшись, пока дроид открывал вход, в прошлый раз толстяк его не заметил, тот находился за камнем, который убирал в сторону, и начал по почти стёртым ступенькам спускаться вниз. Свет мне не нужен был, и так прекрасно вижу. В комнате с последнего раза ничего не изменилось, песок на полу, рисунки на стенах и следы копоти на потолке в тех местах, где были держатели для факелов. Хотя нет, на песке обнаружилась небольшая сумка и фотоаппарат. Когда мы вытаскивали толстяка, я на них не обратил внимания. Взяв барсетку, изучил её и понял почему толстяк так бегал, в отдельном запертом кармашке сумки у того были сложены документы. Хм, нехорошо получилось, надо бы вернуть. Кстати, а он не американцем оказался, хотя я был уверен в обратном, штаны у того постоянно сползали обнажая трусы раскрашенные в американский флаг, а по документам тот вообще канадцем был.

Оставив вещи у входа, заберу, когда уходить буду, и направился через один из проходов внутрь пирамиды, внимательно рассматривая надписи. Видел я конечно отлично, но уйдя в проход, зажёг принесённый с собой факел, до этого не зажигал, чтобы снаружи отсвет не увидели. Подозреваю в прошлый раз толстяк-канадец, поэтому меня и нашёл. Быстро пробежавшись по помещениям, их тут оказалось шесть, я нашёл три тайника, один пустой, и сразу два сюрприза, две хрустальные палочки и какая-то фигня, которая растворилась в моём теле. Больше всего та напоминала своим внешним данным что-то вроде початка кукурузы, только размером с большой палец руки. Порадовавшись найденным хрустальным палочкам, отметил, что симбиот снова сообщает о полной установке, позже посмотрю, что за оборудование заимел, когда на корабль вернусь.

На ходу убирая машинки времени в карман, я добежал до выхода, забрал сумку с фотоаппаратом, проследил, как дроид закроет вход и замаскирует его, после чего отправил вместе с «Богомолом» к лагерю. В этот раз тот у меня находился в новом месте, старое засвечено пацаном-бедуином. Я же направился в сторону освещённого огнями оазиса, вот та сторона пирамиды, где я нашёл вход, была слабо освещена, причина была в том, постоянно отказывали прожектора, причём как раз тогда когда я осматривал эту сторону. Совпадение, наверное, но я не в претензии, очень уж они мешали.

Айваз был на месте, я видел его у мангала, который дымил, четыре экскурсионных автобуса на стоянке ясно показывали, что без клиентов тот не останется.

— Доброй ночи, — поздоровался я. — Не думал, что ты до полуночи работаешь… Мне как обычно.

— Эта группа последняя, потом можно сворачиваться и ехать домой, я тут на окраине Каира живу. В десять встаю, жена уже всё приготовит и выезжаю к своему рабочему месту, к обеду, когда утренние экскурсии заканчиваются, готовы первые шашлыки. Держи чай… Кстати, был позавчера ночью на празднике?

— Нет, были уважительные причины не являться. Женщина.

— А я вот жену и обеих дочерей привёз, они в восторге были, до сих пор разговор о том, что тут было. Бои на саблях, фейерверки и ещё какие-то местные шаманские пляски.

— Понятно. Кстати, нашёл сумку и фотоаппарат. В сумке документы, канадские. Похоже, кто-то потерял, кому их отдать?

— А где нашёл?

— Вот у той пирамиды, слева на песке лежали.

— Тут Анхер за старшего, это же памятники. Сейчас крикну, и он заберёт находки.

Айваз, несколько раз махнул рукой, я не видел кому, мне мешала машина, тот видно не сразу рассмотрел, а потом не сразу понял, что зовут именно его, но всё же направился к нам. Мужчина действительно был форме служащего. Он опросил меня через Айваза, изучил находки и, посмотрев в паспорт, просиял. После чего поблагодарил, что передал находки им и убежал, там дальше было деревянное строение, вроде администрации. Видимо звонить, сообщать, что документы найдены.

Взяв салфетки, я вытер руки и, допив чай, сказал:

— Ну что, пора прощаться. Завтра дальше уезжаю, так что вряд ли встретимся.

— Прощай, — кивнул Айваз, мы пожали друг другу руки и разошлись.

Добравшись до лагеря, я поднялся на орбиту, и долетел до крейсера, а что делал армянин, не знаю, скорее всего, покормив туристов, свернулся и поехал домой. Рутина. Меня рутина убивает, и я люблю по этой причине приключения.

Когда основное было сделано, машинки времени снова на руках, я вздохнул с некоторым облегчением и задумался, пора принимать следующее решение. Плюнуть на свою корпорацию и сразу лететь к планете Зтов, или набрать команду? Вот и думаю. Раньше этой темы не касался, решив оставить принятие решения на более позднее время, и вот это позже наступило. Первое, по законам Содружества я могу нанимать любой персонал, сам обучать, или уже брать готовых специалистов, но было одно небольшое но. Жителей диких миров это не касалось, в законе ясно указано, набирать персонал на диких планетах нельзя, а это всплывёт, мне такое пятно на репутацию не нужно, тем более, если всё пойдёт как надо и я будут работать на госслужбе. Даже если я сейчас наберу персонал, заключу с ними договора, объясню что отправлю в космос… М-да, бред. Отсев будет огромным. То есть уже на начальном этапе встают такие проблемы, что связываться с вывозом землян как-то не хочется. Однако есть один не самый легальный выход, организовать корпорацию на Фронтире, на одной из независимых станций, где более-менее порядок. Как ни странно это довольно распространено, однако всё равно достаточно быстро СБ выяснит кому принадлежит эта корпорация и придёт с вопросами ко мне.

Да и с вывозом людей тоже проблемы, зря я тот транспорт уничтожил, как говорится все мы крепки задним умом. Поленился на абордаж его брать. Следующий ждать долго, полтора месяца, если не больше, у них тут вроде рейсы раз в два месяца.

Думал я довольно долго, принимая решение, и сколько не думал, тем больше понимал, что с землянами у меня ничего не выйдет. Раньше я об этом просто не знал, ну а когда выучил те базы знаний для чиновников, универсальный комплект, оттуда и получил такую информацию. Помогла, а то набрал бы так людей, привёз в империю и рудниками бы не обошлось. Нельзя вывозить диких с планет, даже если те дают своё согласие, в любом случае перевозчику инкрементируют одно, работорговля. Да ну нафиг мне такие проблемы. В империи людей наберу, оно так как-то надежнее будет, первичный капитан для этого у меня есть.

Вздохнув, я прошёл врубку, усевшись в кресло пилота, и запустил все системы. Поднявшись над Луной, разогнавшись, ушёл в гипер, мой путь лежал к планете Зтов. Скажу честно, если бы не нейросеть Древних, я бы туда не сунулся. Надеялся на «Торжке» приобрести всё необходимое, да ещё по смешным ценам, однако подходящих сетей не встречалось. Я не говорю, что их вообще не было, однако мне требовалась определённая, а такой среди лотов не повстречалось. Правда, не успел я всё посмотреть, даже четверти не осилил, карантин раньше закончился, да и перепродажами занимался, пополняя свой счёт. Помимо сетей мне требовались базы знаний, тот же считыватель и другое оборудование, включая медкапсулы. В общем, нормальное работающее оборудование. Такое на «Торжке» было, и достаточно много, однако с отсутствием сети покупать что-либо теряло смысл. Вот я и решил если что не найду на планете Зтов, вернусь на «Торжок» и докуплю остальное. Только сначала сеть найду, без неё мне на «Торжке» делать нечего. Как я уже говорил, оборудование, даже базы знаний Древних, с сетями Содружества не взаимодействовали, я бы не смог их запустить. Именно поэтому и базы знаний Древних не брал, смысл не видел, мёртвый груз.


Выйдя на границе систем, я осмотрел пассивным сканером охрану планеты, хм, чуть позже оборона будет куда солиднее, сейчас она маловата, хотя десять боевых кораблей, уже многое значит, а вот в стороне и станция разворачивается, та самая, где будет находиться администрация колонии и учёные. Было видно, что корпорация взяла планету под свой контроль совсем недавно и ещё толком не освоилась тут, хотя наращивание сил шло. Да и рабов доставляли вполне успешно, вот у среднего транспорта, который видимо, использовался как орбитальный терминал, стоял ещё один транспорт. Его борт то и дело покидали челноки, спускаясь на планету, а на встречу поднимались другие, с пустыми трюмами. Видимо свежий завоз. Нет, всё же надо будет навестить владельцев корпорации и её директора, очень уж руки чешутся порвать.

Осмотревшись, повёл крейсер к планете, прятать корабль в системе я не собирался, маскировки хватит, чтобы войти в орбиту и совершить посадку на планете. Главное не нарваться на работающее оборудование Древних, не хотелось бы получить от них подарочки. Хотя, если даже нарвусь не страшно, уж как выбраться с планеты способ найду, тот же корабль Древних найду и запущу. Хм, забавно, сколько у меня в будущем кораблей в разных местах припрятано, и ведь всегда думал, покидая их, что скоро вернусь. Что-то это скоро как-то под задержалось.

Всё же сблизившись с планетой, рисковать я не стал и, уйдя за спутник, стал спускаться, внизу был приличного размера кратер, где крейсер легко уместиться, туда и спускался, как вдруг взвыли все системы, и я мысленно управляя, дёрнул корабль, уводя его в сторону. Тут корпус сотряс страшный удар, и «Ал» падая начал разваливаться.

— Твою же мать, прямо на какаю-то хренову базу Древних садился! — орал я, в ипостаси киборга выбегая из рубки, пытаясь удержаться на ногах, гравитация ещё действовала. — Лучше бы на планету садился, идиот!

То, что с каждым днём тренировок в ипостасях время прибавлялось, конечно, радовало, но что давали мне эти дополнительные полторы минуты к тем десяти что были? Они давали мне то мгновение, тот шанс, что был не обходим. Так что удара о поверхность я ожидал спокойно, хотя и чувствовал смесь эмоций, которые буквально клокотали во мне. Да, киборги умеют испытывать эмоции, особенно, такие как я. Зная что падать было не так и далеко, видимо искин базы терпел до последнего, пока не дал залп, обнаруживая себя, так что пробитие состоялось в каких-то ста метрах от поверхности, тем более спутник был не большой и тяготение меньше земной Луны, именно поэтому долго удара ждать не пришлось. Да ещё радовало, что по кораблю больше не стреляли, он просто падал.

Удар я встретил, распластавшись в коридоре, не успев добежать до арсенала совсем чуть-чуть. Последнему рывку помешала внезапно засбоившая гравитация и мигание света, видимо проводка была повреждена. Почему крейсер не добивали, хотя у искина были все шансы дать второй, а то и третий залп, не знаю, но «Ал» под вопли искинов падал дальше только под скрежет разрушаемого корпуса, пока не настал он, удар. Правда, слабенький какой-то. Последующая тряска ясно показала, что упали обломки на склон кратера и заскользили вниз, гася скорость. Уф-ф, повезло.

От удара меня расплескало по палубе, но я быстро собрался в человека, и стал вручную открывать арсенал. Открыть я его мысленно приказал ещё когда покидал рубку, однако бронирована створка открылась всего на десять сантиметров, то есть рука лезет, а тело нет. Свет мигнув, пропал, так что действовал я на ощупь, да ещё в вакууме, воздух ещё при попадании ракет, мгновенно покинул борт, видимо повреждения были критичными. Жаль искины отключились, можно было бы попробовать провести диагностику. Попытавшись выйти на четыре универсальных технических корабельных дроида, получил отклик только от одного, остальные три не отвечали. Это не удивительно, я хорошо помнил что врезали нам в корму, начисто её срезав, а дроиды были там, кроме одного, тот находился в шлюзовой, в шаттле, я его так и не вытащил изнутри. Мой помощник в Египте.

Тот сразу сообщил что шаттл, как и шлюзовая получили критические повреждения, его самого спасло кресло в шаттле, тот до сих пор пристёгнут был. Так что взял на себя управление отправил осматривать корабль. А вот оба «Богомола» странным образом были в порядке. Те развеяли моё недоумение, прислав доклад. Оказалось когда последовал удар они закрепились на переборках и спокойно переждали падение. Техник уже обнаружил пробоину наружу, ещё бы кормы то не было, и я отправил «Богомолов» наружу, чтобы нас врасплох не застали. Всё же те боевики, и для них безвоздушное пространство так же привычная среда обитания. То есть не проблема было вести патрулирование вокруг обломков. Пока всё в норме, противника они не обнаружили.

Сам я уже давно перетёк в арсенал и забрался в бронескаф тринадцатого поколения, «Ратник» он назывался, командирский. Тут была возможность закачать воздух, вставлялись картриджи, так что в ипостаси киборга я пробыл всего две с половиной минуты с момента попадания первой ракеты, что продавила нам щит, вторая её снесла, а десяток товарок, дробили корпус. Сообщения техника не радовали, крейсер не восстановить, тем более экстренное глушение уцелевших реакторов, и замыкания привели к тому, что сгорела часть оборудования в рубке. Не знаю что с искинами. А вот трюм по виду цел, выглядит не пострадавшим. Я уже распрощался грузом, всё же трофеи, я их уже считал своими, а, похоже, многое уцелело. Для меня главное чтобы челнок уцелел, так как сомневаюсь, что эскадра, что охраняет планету, засекла этот обстрел и моё падение в кратер, однако работал всё равно с оглядкой.

Как только скаф штатно заработал и я вернулся в свою основную ипостась, человеческую, то сразу стал действовать. Конечно в арсенале разгром, всё попадало, что было не закреплено, мелочь, скафы и оружие были в шкафах и крепились плотно, а вот остальное летало по отсеку пока мы, падая на ровном киле, не встретились с поверхностью. Собирать всё, у меня не было времени, вот и стал действовать сразу, подошёл и, используя сервоприводы скафа, смог отодвинуть бронестворку достаточной ширины, чтобы протиснуться самому.

Выбравшись наружу скользкая по мелкому песку, скорее даже по мелким камням я поднялся из кратера наверх. Один «Богомол» поднялся следом, второй сторожил обломки. Почти два часа я проводил мониторинг орбиты на месте падения. Да, если бы обстрел был засечен, тут не протолкнуться от истребителей и кораблей прикрытия было бы. Значит, действительно не засекли. Дав ещё десять минут контрольного времени, это уже для самоуспокоения, направился вниз. Теперь можно особо не торопиться, скаф у меня с внутренним климат-контролем, находиться в нём я мог сколь угодно долго, пока картриджи имеются, а остальные приложится. Сейчас главное, пока особо не привлекая к себе внимание искина Древних, провести разведку этой базы, что меня обстреляла. Молчание искина, а я отправил несколько запросов короткими импульсами, не уловить тот не мог, нервировало. Вот это очень беспокоило. Потом разгружать «Ал», пока не достану челнок, уверен спрессованный грузом, он как раз уцелел и, забрав самое ценное, полечу на планету. На челноке совершенная система маскировки, думаю пригодиться. Единственно, весь груз забрать не смогу, особо в грузовой отсек челнока много не поместится. Хотя челнок был грузопассажирским, он относился не к малым, а средним маломерным судам, то есть был достаточно крупным челноком. Занимал четверть объёма трюма без малого.

Добравшись до корабля, я осмотрелся, обломки вокруг лежали густо, а остатки кормы с перекрученными разгонными двигателями виднелись вообще метрах в ста, там что-то умудрялось дымиться. Откуда, если кислорода нет? Видимо вытекшее топливо реакцию даёт с каким-то из элементов. Мысленно прикидывая, что это может быть за элемент, я стал искать, где может быть возможный вход на базе. Причём осматриваясь вдруг внезапно осознал, что кратер рукотворный и его явно произвели с помощью какого-то мощного оружия. У меня были флотские базы знаний по боевым кораблям Древних, однако тут было что-то другое, не то что применяли в империи Зтов. Видимо противник постарался, вот ТТХ его кораблей я не знал, чисто по Зтам.

«Богомолы» начали поиск входа на базу, это тоже было заложено в их программах, а я поставил задачу дроиду-технику запустить хотя бы один реактор и активировать искины. Сомневаюсь, что что-то получиться, но пусть стараются. Боевики безрезультатно искали вход в базу, пока по нулям, в принципе понятно, я при посадке просветил корабельными сканерами поверхность и ничего не обнаружил, однако пусть ищут. К трём дырам, откуда были залпом выпущены ракеты, я их не отправлял, смысла не видел, с базой кроме как кабелем те соединены не были, так что тут тупик. Пусть так ищут.

Первый результат из всей тройки был от техника, тот сообщил, что отремонтировать крейсер, хотя бы функционал запустить, нереально. Я отслеживал его действия и диагностику и был не согласен с дроидом, однако работы действительно было много, требовалось приложить немало усилий. Это уже бессмысленно. Ладно, раз запустить искины не получается, пусть пока откапывает трюм, и начнёт с левой стороны там три погрузчика стоят. Отклик от одного был, но он обездвижен придававшим его груза. Освободим, пусть трудится. Сейчас главное откопать створки шлюзовой, одна была под корпусом, и можно начинать снимать груз. Сначала я убедился, что остов хорошо укрепился на поверхности и сползать вниз не начнёт, после чего погнал дроида на расчистку. Пока тот этим занимался. Не обнаружив вход на базу, я отправил одного «Богомола» осмотреть шахты. Нужно определить тип, чтобы понять, что за база тут находится.

Уже через пару минут я ругался как сапожник. Мне не повезло нарваться на «кочующую» батарею. Если проще под землёй были зарыты ракетные комплексы, базы тут не было, они были полностью автономными. Однако времени прошло много, ресурс у них уже несколько раз должен был подойти к концу, возможно на консервацию вставали и так тянули время, однако когда слабенький радар пусковой засёк неизвестный корабль, то запустили все возможные ракеты. Это так, нами было обнаружено ещё четыре пусковых, которые не сработали и так и остались в снаряжённом состоянии. То ли крышка не отстрелились, то ли время. Для ракет это бич.

В общем, разобравшись, что базы тут нет, просто не повезло спускаться рядом с умирающей батареей, я уже вплотную занялся челноком. За полдня часть трюма была освобождена, запущен сперва один погрузчик, потом второй, его удалось реанимировать, вот третий восстановлению не подлежал, раздавило контейнером.

Челнок действительно был в порядке. Когда его освободили, я запустил все системы, и осторожно сняв с креплений, вывел наружу. Тут требовалась ювелирная работа, так остов крейсера, скользя по склону, заметно накренился, да фактически набок лёг, поэтому в челноке потолок и пол поменялись местами. Думаю, вы можете представить себе, с каким трудом я вывел челнок наружу, причём двигаясь на спине. Это уже снаружи перевернулся, работая маневровыми и встал на опору. Точнее сел на брюхо, так как те ушли в мягкую почву. Это нормально, вполне штатно. Дальше в небольшой трюм челнока стали загружать припасы, оборудование для развёртывания лагеря, обе боевые платформы, но не ховер. Он был практически цел, небольшого ремонта требовал, однако на планете тот мне был просто не нужен. Платформы и надёжнее, и бронированы лучше, и имели все шансы остаться незамеченными. Так что не будем занимать и так небольшой трюм судёнышка не нужным оборудованием.


Готовился я почти двое суток, пока не погрузил все необходимое на борт челнока. Все, что было выгружено, я вернул обратно в трюм «Ала» и, убедившись, что всё в порядке, пробный взлёт прошёл нормально, стал подниматься выше под режимом маскировки. Под этим же режимом добравшись до планеты, благополучно миновав сторожевые суда, стал спускаться на планету. Тут царила ночь и мне это помогало. Почти сразу со мной попытался связаться искин Древних, что контролировал эти земли. Пришлось сместиться сильно на север, иначе снова попал бы под обстрел. Нормально, ушёл из его зоны влияния и, совершив посадку посередине прерий, покинул борт челнока и пока «Богомолы» бегали вокруг, проверяя безопасность прилегающей местности, наконец, снял скаф и вздохнул свежего воздуха. Как же я этого ждал.

В это время «Богомолы» загнали крупное животное похожее на кроля, но вроде не оно и с моего разрешения принесли мне его. Пища есть, уже хорошо. Разводить костёр я не стал, освежевал добычу и убрал в холодильную камеру на борту. Раньше её не было, но в трюмном грузе «Ала» имелась, вот и поставил одну на челнок, другую на одну из двух боевых платформ. Скоро рассветёт, а днём я тут буду заметен как тот прыщ, поэтому вернувшись в рубку и оторвав судно от поверхности, полетел к ближайшему лесу, там, рядом поселение было, насколько я успел заметить с орбиты. Правда, те были далеко, километрах в ста. Действовал я по привычной схеме, нашёл овраг и отследил где он входил в лес, тут был природный коридор, прикрытый сверху листвой. Вот я, работая маневровыми движками, и загнал челнок задним ходом в этот коридор и поставил на опоры. Как только челнок встал, выпустил наружу «Богомолов» и стал с помощью технического дроида, трёх других найти так и не удалось, видимо погибли смертью храбрых, маскировать челнок, хотя его и так не было видно. До рассвета было часа три, так что почему бы не поспать? Благо каюта на борту была, и достаточно неплохая, правда на четыре человека, но я свернул три лишние койки и сделал её одноместной.


Утром выгнал наружу платформу, стал готовить завтрак. Моё внутреннее время не совсем совпадало с местным, однако время я уже перевёл, так что привыкну, раз рассвело, значит, завтрак, хотя по моему ведренному времени сейчас должен быть обед. Разница в принципе во времени не так и велика. Этот континент я выбрал заранее, тут я практически не работал, так что имелись все шансы найти что-то интересное, вот и сделал свой выбор. Пока заяц, а животное напоминало упитанного зайца, доходило на костре, надо бы замариновать, вкуснее было бы, но и так неплохо. Чудесный аромат прямо забивал нос, заставляя сглатывать голодную слюну. Так вот, пока дичь доходила, я в течение практически двенадцати минут менял ипостаси, учась ими пользоваться. То есть полетал и побегал по лесу, забираясь на высоты. Первая неожиданность, в ипостаси вируса покинуть планету я не мог, поднимался метров на сто и всё, понимаю, что дальше не могу. Не то чтобы силы не хватает, а как будто теряю под ногами опору. То есть не отчего отталкиваться. Решив отложить анализ этого феномена на потом, я вернулся к лагерю. Так-то я постоянно через него пробегал, тушку переворачивать, чтобы не прогорело, а тут вижу готово, и как раз время тренировок закончено, так что приготовив столовые приборы, сел завтракать. Набил желудок, остальное завернул в специальный пакет и убрал на платформу. Пакет не даст в течение трёх дней мясу испортиться даже на жаре, специальная структура, а холодильник не использовал по той причине, что это больше морозильник для морожения мяса, но и перевести его в режим холодильника тоже можно, однако пока не буду.

Прибравшись, всё что нужно уже было погружено на платформу, я взлетел и прямо днём полетел по опушке в сторону поселения. Хочу провести разведку. Наведаться в поселение, узнать у них насчёт артефактов. Если тут взаимодействие с орбитальниками налажено, так же как и в будущем, то есть шанс на что-нибудь обменять часть товара, что я вёз с собой. Те же офицерские пайки. Естественно местные уже привыкли к натуральной пище, тем более практически вся фауна была годна в пищу, однако при дальних походах такие пайки бесценны, поэтому думаю, они заинтересуют местных. Было оружие и простенькая броня. В общем, то что я считал не особо ценным, было складировано на платформе. Честно говоря, надежда на то, что находки у местных будут, всё же была. Да, я в курсе, что уцелевшие аппараты Древних обычно обстреливают такие поселения ЭМ-ракетами, отчего электроника Содружества сгорает, но от этого она не стала менее ценной.

Добравшись до поселения, когда стали встречаться следы присутствия людей и пеньки, я загнал платформу вглубь леса, собрал в мешок то, что может пригодиться и двинул к окраине. Пешком шёл, платформа была спрятана в листве на уровне второго яруса. Лезть вот просто так в неизвестное поселение не хотелось, поэтому я решил добывать языка. Нашёлся такой быстро, из бригады лесорубов, что заготавливали для срубов изб, стволы деревьев. В принципе я сел в средней полосе планеты, жара стояла знатная, лето, но думаю, зимой тут лежит снег и завывает вьюга, так что деревянные избы тут были кстати. Умыкнув одного мужичка субтильного сложения, он до ветру отошёл, быстро допросил и понял, что поселение мне не подходит. Это оказались отрицающие, если проще бандиты, воры и работорговцы. Они не искали артефакты, а отбирали их у других, для чего у них было несколько боевых команд. Рабы, рабыни, артефакты, всё это они забирали силой. Часть сдавали орбитальникам, получая с этого никоторые материальные ценности. То есть тем наверху плевать, чем занимаются в том или ином поселении, главное чтобы норма сдачи артефактов не понижалась. Да и само селение они захватили не так давно, лет семь назад и с тех пор укреплялись, расширяясь. Тын из бревенчатого частокола я видел, но думал он от диких животных, а оказалось от соседей защищаются, которых уже изрядно достали, там тоже были отморозки готовые любому открутить головёнку.

В общем виброножом добив лесоруба, жалеть не стоит, я побежал обратно к платформе. После этого облетел вокруг поселения, полицейским «ошеломителем» вырубая всех, кто работал там, потом двумя заходами вырубил всех в селение. Сканер показывал, что все кто был внутри селения, находятся без сознания, значит можно работать. Артефакты находятся в длинном бревенчатом здании, типа амбара. Внешники за артефактами прилетают раз в месяц, груз принимали на отдельной поляне в лесу, в последний раз были они одиннадцать дней назад. Надеюсь, что-то на складе осесть успело. Вроде должно быть.

Совершив посадку, я отправил вперёд дроида и тот стал обследовать створки. Подозрения лесоруба подтвердились, заминированы, причём детонатор натяжного действия. Разобрав крышу, дроид проник внутрь и стал осматриваться, передавая мне картинку. Сам я, покинув платформу, снял мину и так же прошёл внутрь помещения, преступая через тела охраны. Хм, что я могу сказать, хлам. Хотя конечно интересное было. Однако ни капсул, ни платформ, ни дроидов, ничего подобного, просмотрев мелочёвку даже сетей не обнаружил, зато кристаллов с базами знаний вполне хватает, да и считыватели были, вдвое так в консервационной плёнке. Забрав всё самое ценное на мой взгляд, я покинул амбар и осмотрелся. Не может быть, чтобы у такой крупной банды не было нычки. Снова платформу в воздух и сканером осматриваем земли вокруг. Под одним из домов обнаружились обширные пустоты, туда я и направился, тем более в пустотах отчётливо давал отклик разный металл.

В подвалах я обнаружил всё, что меня могло заинтересовать. Почти два десятка медкапсул разных типов и моделей, дроны. Как боевые, так и обслуживающие, даже несколько технических было. Грузовые платформы, боевые и пассажирские. Похоже, бандиты, правильно считая их ценностями, собирали эти стальные шары. Почти сотня их тут была. Всё это я в три этапа перевёз на челнок, благо, надеясь на такие вот находки, трюм до предела не набивал, да он вообще был наполовину пуст. Каждый раз возвращаясь, работал «ошеломителем», вырубая местных, те не успевали отойти к моему прилёту. Лесорубам не повезло, пока я летал, сюда до них добралась лесная кошка и, схарчив одного, утащила второго вглубь леса.

Наконец забрав всё самое ценное, я пролетел мимо села бандитов и направился к следующему поселению. В этот раз к тем, кто профессионально занимался поиском артефактом, к таким внешники если не каждую неделю, то раз в две точно спускались, было что забрать, ну и заказы зеков выполняли. По расценкам грабили нагло, конечно же, но деваться тем было просто не куда. Уверен у поисковиков такие же нычки были, вот тут я надеялся поговорить нормально, и просто договориться на осмотр и обмен.

У бандитов я отобрал комплект разной одежды, даже слегка замызганную робу зека, и после недолго осмотра грязных тряпок, совершил посадку у ручья, где и устроил стирку. Состояние вещей, особенно степень их загрязнения, меня не удовлетворила. Тут и провёл всю ночь, доел жаркое и лёг спать. К утру переодевшись в жёлтую робу зека, полетел дальше. Тут, похоже, недалеко осталось, следы присутствия человека начали встречаться. В этот раз я полетел прямо в селение, спокойно облетел пост с крупнокалиберным пулемётом и совершил посадку у самого крупного жилого здания, если глава поселения, где и жил, то только тут. Статус обязывал.

Моё наглое и внезапное появление, местных естественно заинтересовало, однако когда начал собираться народ, тут и там мелькали женские лица, я совершенно спокойно сидел на платформе и уже доедал офицерский паек, поглядывая на аборигенов. Весь мой вид демонстрировал мирные намеренья, вот сидел и ждал главу. Кстати, что-то народу на столь большое селение маловато, видимо в поиске часть граждан. Тут недалеко были развалины города Древних, видел его, пролетая окраиной, им там с него кормиться ещё долго, если не столетие, так что селение действительно богатое.

— Ты кто? — вышел вперёд крепкий мужчина лет шестидесяти на вид, в действительности тому могло быть все сто пятьдесят, внешний вид соответствовал.

— Торговец, — с лёгкой ленцой ответил я. — Меняю свой товар на ваши артефакты. Меняю оборудование Содружества вроде этой платформы и части груза.

— Со всем вооружением? — делая вид, что его не заинтересовало моё предложение, спросил тот, почесав щетину на подбородке.

Тонкий ствол в оружейной башенке тот не мог не видеть, а зная, какое это мощное оружие, устоять явно не мог, однако правила встречи гостей, а такие тут ввели уже лет десять назад, обязывали принять меня подобающе. То есть не налетать и не грабить, если я сам такого повода не дам. Пока не давал, а уступить такую нужную платформу согласился легко. Так что тут только обмен.

Главы в поселении не было, тот отправился к соседям решать рабочие вопросы, будет только через три дня, поэтому за старшего был тот самый боец из охраны, оказавшийся командиром сотни. Он мог принимать решения для обмена, торговцы тут бывали, так что повёл меня к амбару, жадно поглядывая на мою платформу и жалуясь на ходу что удары дронов Древних участились и большая часть того что они заказывали внешникам, оседало на руках мёртвым пластиком.

— Это не проблема. Дам вам экранирующую материю. Её контрабандисты используют, ЭМ-излучение эту материю не пробивает.

— Да я знаю, что это за материя, сам ею не раз пользовался в бытность свою контрабандистом. Вот про то, что та ещё и от электромагнитного излучения ракет Древних защищает, не знал. Только её тут нет, как у тебя оказалась?

— Нашёл сбитого контрабандиста в горах, там же и платформу потом вернул в строй. Вот и нашёл в обломках, а как-то укрываясь от удара дронов, спрятался под ней. Часть оборудования сгорело, то что было снаружи, а что со мной было, уцелело. Так и стал ею пользоваться.

— Сколько материи продашь? — деловито спросил тот, останавливаясь у входа в амбар и махнув рукой, велел распахнуть створки.

— У самого мало, — отрезал я. — Чехол для платформы дам, этого хватит.

— Жаль, мы бы нашили таких чехлов для других электронных вещей.

— А в чём проблема? Запросите эту материю у внешников, не думаю, что они откажут. Закупят сколько нужно и привезут. Если уж работорговлей замарались, то и с пиратами свяжутся, именно они гонят эту материю на своих лабораториях.

— Да, надо будет напрячь их, пусть на самом деле ищут и доставляют. Ну что, будешь смотреть? — указал тот широким взмахом руки на стеллажи. — Заходи и смотри.

Они были фактически полны, видимо скоро ожидалось прибытие внешников чтобы всё забрать. Выбор был и я собрался осмотреться в амбаре.

— Зайду-зайду, — мотнул я головой. — Только людей от моей платформы отгони, у меня там под брезентом два боевых дроида Древних. Причём в активном состоянии. Кто коснётся платформы или моих вещей сразу атакуют. Слышал про «Богомолов»?

— Нет, не слышал. Дроидов Древних мне встречать доводилось, правда, в полуразобранном состоянии. После работы пушки или крупнокалиберного пулемёта там мало что остаётся.

— Тогда припомни, те что фехтовальные. На шестилапых прямоходящих насекомых сильно смахивают.

Глаза у сотника начали вылезать из орбит, видимо, что это за машинки он знал прекрасно потому как развернулся и стал немного визгливо орать. Было очень шумно, однако своего тот добился, площадь опустела и жители разбежались, выглядывая из-за домов и проулков. Видимо норов сотника был крут, если его так слушались.

— Точно не атакуют? — немного успокоившись, поинтересовался тот.

— Если меня не тронете или мои вещи. Пока они в режиме ожидания, я их контролирую.

Сотник косо посмотрел на меня и заинтересованным тоном, с примесью ехидства, спросил:

— А может и нет никаких дроидов, на пушку берёшь?

Почти сразу брезент отлетел в сторону и один из дроидов, второй остался на месте, на среднем ходу, чтобы его бег мог уловить обычный человеческий глаз, понёсся к сотнику, тот снова успел выпучить глаза, когда клинки замерли у его тела.

— Убедился? — негромко спросил я, посмотрев вслед убежавшей охраны склада с артефактами.

— Есть такое, — сотник осторожно сделал шаг назад и, убедившись, что дроид остался на месте, вытер выступивший на лбу пот, и с нервным смешком сказал. — Шуточки у тебя.

— Надеюсь сейчас мыслей про необдуманные поступки не возникают?

— Сейчас нет. Это же машины для убийства. Да я вижу их живём в первый раз. Хотя встречаться приходилось, однажды. Единственный шанс, пока убивают других добежать до границы охраняемой зоны, они её не переходят. Никто естественно этих границ не знает, поэтому, когда люди распадаясь на несколько частей, начинают падать, только и остаётся что бежать в обратную сторону. И бежим пока есть сил, даже если далеко убежали от этой границы, всё равно остановиться не можем, такую жуть они на нас нагоняют.

— Познавательно, — коротко сказал я. — Но я прибыл к вам не за этим. У вас есть специалист или тот, кто отвечает за хранение?

— У нас тут натуральный профессор, который многое знает из оборудования Древних, кое-что даже смог запустить в ручном режиме. Внешники несколько раз пытались его переманить, но тот остался с нами.

— Любопытно. Тогда вызовете его и сообщите, что мне нужна специализированная корабельная хирургическая медкапсула последнего поколения Зтов, грузовая платформа, средняя, ну и нейросеть «Диверсант». Всё транспортном состоянии, то есть в консервационной плёнке. В поселении бандитов я не нашёл требуемого, много чего было, но всё не то. В городе, который вы чистите, должны были остаться спецсклады СБ. Там много что интересного найти можно, включая такую редкость как сети диверсантов.

— А вы и у них побывали? — удивился сотник. — Не обижали?

— На платформе стоит полицейский «ошеломитель». Так что, узнав, что это бандиты я их усыпил и взял что мне было нужно. Включая схрон.

Тут сотник, запрокинув голову, натуральным образом заржал. Отсмеявшись, пояснил причину веселья:

— Они нас уже достали. Высадят наблюдателей, и как посёлок максимально опустеет, вызывают своих, вот те и устраивают налёт.

— А если поисковиков далеко не уводить?

— Они их сопровождают, так что сразу предупреждают, что готовиться засада, да и мне кажется, у них тут несколько человек есть, что сливают информацию. Несколько намёков на это было.

— Вполне может быть… Так где ваш профессор?

— Человечка послал, должен уже подойти. Да вон он шагает.

Обернувшись, я пострел на седобородого старика, лет двухсот на вид, тот проходя мимо моей платформы, лишь покосился на нее, а вот дроида осмотрел со всем вниманием. При этом не сбавляя шага.

— Это все профессора так одеваются? — тихо сбросил я у сотника, кивнув на балахон учёного.

— Нет, он в нём огород вскапывает, говорит удобно. Видимо с приусадебного участка сдёрнули. Тот ещё и биолог, выводит новые виды плодовых деревьев.

— Интересный старичок.

Когда профессор подошёл, не здороваясь, он почти сразу зацепился со мной языком. Причём я так же активно включился в общение и двое охранников, что сопровождали ученого, и сотник явно почувствовали себя лишними. Сотник с полчаса терпел, пока не прервал нас:

— Так что, профессор, есть у нас то, что нужно торговцу?

— А что ему нужно? — удивлённо поинтересовался тот, оборачиваясь.

— А о чём вы болтали полчаса?! — прорычал взбешённый сотник.

— Так, знаниями мерились, — смутился профессор. — Надо сказать, уровень знаний юноши довольно высок.

— Ещё бы, — буркнул я.

То, что у профессора ранее стоял симбиот Зтов я понял не сразу, дошло бы, но тот это чуть позже сам сказал. Ему его удалили вместе с нейросетью перед спуском сюда. Всё бы хорошо, но знания по оборудованию Древних у него были отрывочны, в отличие от меня, так что запускать некоторое оборудование он мог. Единственно медициной Зтов не владел, а теперь уже и не овладеет, поэтому нейросеть поставить и не мог. Языка Зтов он тоже не знал, так отрывочные знания из баз знаний. Напомню, мне учить язык и письменность Зтов пришлось специально.

Я описал повторно, что мне нужно и тот пару раз кивнул, сказал:

— В этом хламе подобного нет, нужно в тайный схрон идти.

При этих словах сотник застонал, посмотрев на небо, явно горюя, что профессору слово «тайна» явно не знакомо. Правда, препятствовать не стал, да ещё сам сопроводил. Вот там я нашёл всё, что мне необходимо, причём достаточно быстро, со мной даже россыпью кристаллов с базами знаний поделились, причём их перебрали, старик мог это делать, запуская вручную считыватель Древних.

Первым делом я поставил разворачиваться технического дроида, именно дроида, а не дрона, то есть машинка для космоса. Пока тот это делал, я общался с профессором. После активации дроида он вынес наружу всё, что я отобрал, обмен совершён и, освободив платформу от своих вещей, я передал её счастливому сотнику. Причем, как и обещал с чехлом. Защиту тот проверил достаточно быстро, наблюдатель на вышке заорал и начал бить в колокол, понимая тревогу, так что платформу, которую уже затолкали в один из сараев, накрыли защитой. Дрон Древних мелькнул на границе леса, но ракета рванула над головой. Неприятные ощущения надо сказать, от излучения как будто мурашки по всему телу. После удара ЭМ-ракетой, проверка показала, что платформа на ходу. Испытание ткань контрабандистов выдержала. После этого два бойца загрузились на платформу, та была переведена на ручное управление и улетели по неизвестному мне маршруту. А я наблюдал, как разворачивается грузовая средняя платформа. Дроид ей помогал. Отдельно были складированы вещи, что мне пригодятся, даже хирургическая медкапсула тут была, причём именно корабельная.

Мы сидели на веранде дома профессора, и пили чай, общаясь. Надо сказать вполне себе ничего постройка, крепкая и качественная, общество о своём ценном специалисте явно заботилось. Попивая тонизирующий напиток, мы общались, пока платформа проводила активацию, это займёт не один час, часов пять, если быть точным, всё же та относилась к среднему классу. Немного обменявшись мнением о ситуации с этой планетой-тюрьмой, придя к общему выводу, что хозяевам корпорации нужно оторвать головы, я внезапно для хозяина спросил:

— Знаете, я могу запустить одну из ваших капсул и провести установку нейросети Древних. По отдельной тарифной сетке естественно.

— Предложение очень щедрое, однако, удаляли мне симбиот грубо, варварски, так что установить мне симбиот снова не возможно, травмы капсула Древних не лечит. Да, я запустил в селении медкапсулу, как я понял, она лечебная, однако процесс необратим даже для неё, да и возраст. Также я прогнал через капсулу всех кто находиться в селении. Никто не подходит под установку сетей или симбиотов. Показатели низкие, те их убьют.

— Жаль, а я планировал получить в качестве платы с десяток медкапсул в транспортном состоянии. Ну или ещё чего.

Тут я прыжком и кувырком ушёл в рывок с веранды. Там где я только что сидел, образовалась дыра в полу, и меня обдало жаром высокотемпературной плазмы. Стул испарился, часть стола как и настила, более того выстрел стационарного импульсника сжёг профессору одну ногу. Между прочим, он не профессор, это его местные так называли, житель Фронтира, был взят на пиратском борту и из тюрьмы империи Антран отправлен сюда. Что-то я отвлёкся. Мгновенно уйдя в ещё один прыжок, сменив ипостась, я дистанционно вошёл в управление платформы, всё же у меня был административный доступ, я оставил себе лазейку как взять платформу под контроль, и сразу оружие перестало стрелять, и платформа пошла на посадку. На платформе бесновалось несколько человек, было видно, что они пытались вернуть управление, однако было поздно, один из «Богомолов», тот, что был вблизи, уже запрыгнул на неё, и завертелась мясорубка. Подойдя к трупам, я поднял за волосы отрубленную голову и предъявил её шокированному событиями сотнику, быстро прибежавшему на шум.

— Глава? — спросил я.

— Да, — коротко ответил тот.

— Хм, а я его знаю, — подняв голову выше, повернул её лицом к себе, изучая. — Похоже, когда ваши полетели за ним, надеясь перехватить по пути, то скинули со своих сетей записи моих переговоров и тот меня тоже узнал. Странно, что он вот так атаковал, тёрок между нами вроде не было, да и прошло с тех пор лет пятьдесят, даже чуть больше.

Так и было, глава селения был тем самым здоровяком из работорговцев, что в сорок первом на Земле ловко взял мой челнок на абордаж, и мы даже обменялись с ним парой слов. Я тогда свалил с помощью машинки времени, оставив его с носом, но не думал, что доведу его до такого состояние, что он решит добраться до меня любым способом и уничтожить. Говорю же, ничего такого не было, чтобы довести его.

Отшвырнув голову, я пытался выяснить у сельчан, может, кто знает, почему он меня атаковал и тяжело ранил профессора, однако никто ничего сказать не мог, все приближённые его находились на платформе, кроме одного зама, но он, скорее всего с караваном идет, возвращая тот в селение. Долго опрашивать селение я не стал, а спустился в глубокий подвал и помог настроить лечение профессора. Капсула после диагностики потребовала медкартриджи, я их вставил и пошла работа, мало того что ему ногу отрастит, так ещё и омолодит. Да и травмы на затылке уберёт. Может он настроить на леченее капсулу и не мог, так мне это раз плюнуть. В ручную естественно, не мог я пока через сеть работать, через симбиот удавалось, но постоянно терял контроль, срывалось управление, поэтому мне и нужна сеть Древних, да ещё редкой модели «Диверсант». Уже нашёл, у меня в нагрудном кармане лежат две таких сети, получил их в оплату за платформу и тяжёлое вооружение на ней. Кстати, платформу забирать не стал и её, очистив от трупов, помыв, отогнали обратно в сарай. Разве что теперь к куче моих вещей в середине площади, которые охранял один из боевых дроидов, больше никто близко не подходил. Теперь все реально боялись моих «Богомолов». Да и я их работу видел впервые. Надо сказать жуткое впечатление.

Убедившись, что лечение идёт как надо, я поднялся наверх и посмотрел, как идёт разворачивание платформы Древних. Надо было малую разворачивать, она быстрее бы активировалась. На час быстрее, но всё же. Мы чуть пообщались с сотником и после того как платформа развернулась, я с помощью технического дроида погрузился на неё, вещи имею в виду, боевые дроиды сами поднялись, и мы полетели в сторону где шёл к селению караван. Пока летели, я модернизировал платформу. Специально набрал блоков среди трофеев поисковиков. Поставил мощный сканер, армейский «подавитель», одноразовые ракетные зенитные пусковые «земля-воздух» против дронов Древних, они на корме крепились, ну и увеличил мощности компа за счёт подключения дополнительных боков.

Именно благодаря сканеру и удалось найти караван. Быстро получилось, минут через двадцать после отлёта. Облучив всех аборигенов «подавителем», сел рядом и отправил дроидов вперёд. Найти главного тут труда не составило, вколол ему нейтрализатор из аптечки и когда тот очнулся, я его допросил. Это действительно был помощник главы. Он знал, почему меня хотели убить. М-да, не думал что стану причиной столь трагичных событий, но тот сам в работорговцы пошёл, так что поделом. Скажем так этого хмыря наказал глава клана, что опекал Землю. Чем-то он ему мешал вот и воспользовался случаем, сделав крайним за то, что упустил меня. В общем, было тому, за что меня ненавидеть, плен, рабство, каторга, побег, снова каторга, ещё один побег и вот эта планета-тюрьма завершила его жизненный путь. Ну да ладно, судно, которое я припрятал в Солнечной системе, они нашли дальше искать не стали и корабль Древних не обнаружили, что не могло не радовать. В общем, застарелая ненависть и тот не справившись с собой, решил уничтожить меня во что бы то ни стало. Переклинило, одним словом. Вот и вся суть дела. Оставив людей у каравана, сами придут в себя, полетел к челноку. Дело сделано, всё что нужно при мне, так что займёмся запланированными делами. Пока летели, я активировал разворачивание капсулы. Подсоединял её к питающим шинам платформы уже у челнока в полной темноте. Однако ничего в ручную проверил её, достал медкартриджи, они были среди обменного товара и, зарядив хирурга средством очистки, прогнал его и вставил уже комплект нормальных медкартриджей. После этого настроив «Богомолов» на параноидальный режим охраны, лёг в капсулу, не забыв положить в приёмник комплект нейросети с симбиотом «Диверсант».

Дальше капсула удалила сеть с имплантами Содружества, удалила грубо, не сохраняя их, я всё равно их собирался выкинуть, они должны исчезнуть, и после недолгого восстановления, всего десять часов, последует установка уже комплекта Древних. То есть операция должна занять не более полутора суток.


Когда крышка капсулы поднялась, я привстал и осмотрелся. Всё в норме, я у челнока. Вокруг тишина, та тишина которая возможна у леса, значит всё в порядке. Рабочий стол сети Древних уже был, так что, полазив в настойках и сменив время на местное, я нашёл идентификатор сети, вернее систему маскировки и вбил в него данные по той старой моей нейросети. Всё, теперь норма, нейроразъёмы на кистях рук и на затылке остались на прежнем месте, хотя Зты их не использовали, это я из оборудования Содружества не удалил их, так для вида оставил. Теперь любая попытка и обследование покажет, что у меня стоит нейросеть Содружества с таким-то идентификатором, проверят по архивам и убедятся, что та стоит именно у меня.

Я так и лежал на валиках капсулы, занимаясь настройками, поэтому закончив с первичными делами, легким движением покинул капсулу, и надел уже ставший немного привычный грубый и царапающий кожу жёлтый комбез зека. Да-да, раз я на планете, то стоит решить вопрос с артефактами. Наберу их как можно больше, угоню судно на орбите, пока не решил какое и, загрузив его трофеями, нужно не забыть спутник посетить и остальное забрать, после чего отправлюсь в империю. Продам судно на одной из станций Фронтира, там это обычное дело. Погружу в контейнеры имущество, приобрету легальное судно и полечу в империю. Имущество на арендованный склад, а вот потом полечу вправлять руки и головы в нужную сторону хозяевам корпорации… Хотя нет, пока трогать их нежелательно, неизвестно как это отобразится на будущем, всё же через семнадцатью лет я тот молодой появлюсь на этой планете. Правда, быстро покину её, но вот такое отношение к себе терпеть не хочу. Так что когда тот «я» с планеты свалит на своём курьере, я и прихлопну хозяев корпорации. Вот так будет правильно и справедливо.

Застегнув комбез, я активировал пищевой синтезатор, что также установил на платформу и, войдя мысленно в управление капсулой, стал просматривать, как шла операция. Вот теперь взаимодействие с любым оборудованием Древних стало очень простым действом, не то что с сетью Содружества, даже с помощью симбиота было трудно. Вон сколько намучился, пока привыкал к управлению «Богомолом». После завтрака, время было утреннее, проверил как ситуация в лагере, всё было в порядке, дроиды бдели, с помощью обоих дроидов, Древних и Содружества, перекидал последние трофеи в трюм челнока, отметив мысленно что управлять обоими дроидами, хотя между их технологиями огромная пропасть, было легко и ненапряжно.

Потом собравшись, вылетел по следующему адресу. Я от сотника узнал, где какие поселения бандитов находятся, это было известно, связь между поселениями была устойчивой. Так что куда лететь я знал. Посетив одно поселение, забрав из схрона всё самое ценное, то что ценно на мой взгляд, потом ко второму, третьему и четвёртому. Всё путешествие заняло у меня почти трое суток, причём один раз пришлось лететь к челноку, платформа уже перегружена была, всё свободное место артефактами было занято. В общем, с четырёх банд я серьёзно так прибарахлился, да под землю можно не лезть, не рисковать здоровьем.

Про тренировки я не забывал, причём прошёл диагностику в хирургической капсуле, и та показала, что никаких изменений не замечает, человек есть человек, а когда я перешёл в ипостась киборга, вот тогда и запаниковала, засылая мне, предупреждающие сигналы и пытаясь меня усыпить, решила вернуть всё на место своими силами. Пришлось возвращаться в человеческое тело и отдавать приказ на открытие капсулы. Потом читая запись диагностики, дошёл до пиковой нагрузки. Это когда я в ипостась киборга перешёл, вот тут капсула уверенно заявила, что вместо челнока вдруг внутри неё оказался кусок металла, причём он ещё и двигался. Н-да, и капсула Древних не могла разобраться в особенностях симбиотов Сеятелей.


Следующий месяц я работал очень плотно. Посетил селения бандитов на всех континентах, причём в некоторых меня встречали огнём, видимо слух пошел, что их схроны кто-то чистит, да и внешники забеспокоились, до них не могла не дойти информация обо мне. Так что летал теперь в основном ночью, благо установленное оборудование скрыта с курьера Древних, что я нашёл в одном из бандитских схронов, давало отличное прикрытие. Вот днём я не летал, не рисковал, хотя мог. Маскировка была отличной.

Три недели назад я провернул очень тонкую операцию по покиданию этой планеты. Вернее я провёл подготовительные работы. Но от этого легче не становилось. На словах всё просто, хотя на деле было довольно тяжело, да и то с моральной стороны. В общем, узнав где будет очередная передача артефактов внешникам, я поступил просто, пока шла передача подлетел в виде вируса, меня не видели и, проникнув внутрь грузового бота через открытую аппарель, совершено спокойно взял судно под контроль. После этого спрятавшись в реакторной и перешёл в человеческую ипостась. Дальше больше, когда бот поднялся на орбиту и влетел на крохотную лётную палубу, взял под контроль искины старого судна используемого на орбите в качестве орбитального терминала. Станцию, которую вводили в строй, ещё не достроили. Не знаю, кто её собирал, но назвать этого неуча инженером, язык не поворачивался. С другой стороны, может он по неизвестным мне причинам тянул время, что тоже вполне может быть, так как станция собиралась по всем правилам. И не поймёшь. Я бы за это время станцию три раза собрал и разобрал. Правда, если инженерный комплекс в одном экземпляре, тогда да, всё сходится, поэтому и столько времени на разворачивание тратится.

Так вот, взяв под контроль искинов судна, я узнал, когда будет следующий транспорт что забирает и увозит артефакты, тот бывает раз в три месяца и следующий приход через три недели. Тогда я поступил так, следующим днём бот должен спуститься к другому селению, поэтому переночевал в одной из свободных кают судна, и утром незаметно проник на борт. Внизу, пока шёл приём артефактов, я покинул бот и, отлетев подальше, вернув человеческую ипостась, голышом побежал в ту сторону, где была прошлая площадка. У меня там платформа осталась. Бежал больше для здоровья, так как благодаря возможности симбиота работать на дальние расстояния не проблема, уже давно вызвал платформу, и дистанционно управляя ею, гнал к своему местонахождению. Оттуда метнулся к челноку, загрузился, только платформа осталась на месте стоянки, её никак не загрузишь на челнок и под режимом маскировки ночью поднялся на орбиту. Терминал подчинялся мне, маскировка у челнока отличная, поколение высокое, так что сторожевые суда ничего не заметили. А я произвёл стыковку, все добытые мной артефакты сложил в пустой средний контейнер, дроиды-погрузчики работали аврально. Едва половину занял. После этого отправился на спутник и в три приёма перевёз всё что уцелело и нет, но можно починить, даже частично разукомплектовал оборудование крейсера, доставил всё на борт терминала, заполнив контейнер и к нему ещё один средний. В архиве терминала они были помечены как пустые, а я поставил отметку что полные и их требуется погрузить на грузовик. Сам челнок загнал в третий контейнер, после чего на следующем боте внешников вернулся на планету, и вот последнюю неделю кайфовал. Делал набеги на бандитов, платформа у меня без дела не висела, даже жаль бросать будет, ну и просто отдыхал, тропики, море и тёплый песок. Хорошо отдохнул.

Сегодня как раз прибыла эскадра из трёх судов, скоростное грузовое судно и два крейсера охранения. Получив сообщение об их прибытии, те как и другие пробудут в системе два дня и отправятся назад, я решил что сутки можно отдохнуть, и завтра подняться на орбиту. Время ещё было. Пусть поработают и сами загрузят судно для меня. Так и сделал, хорошенько отдохнул, последние сутки, и полетел на платформе к одной из площадок, где на бот будут грузиться артефакты, сейчас шёл очередное аврал сбора артефактов, чтобы загрузить судно до предела. Так вот грузовик уже сутки грузился, трюмы его пополнялись контейнерами, оба крейсера тоже были пристыкованы к терминалу, когда я добрался до бота. Дальше я уже действовал по-другому. Всё же решил забрать платформу. Бойцов в бронескафах и поисковиков вырубил «подавителем», скафы с них снял, бросил тут же, старьё, забрал артефакты сельских, погрузил платформу в трюм бота, как раз вошла, и взлетел. Тревогу никто не поднял, да и некому было поднимать, все были обездвижены «подавителем» с платформы. Поднявшись на орбиту, загнал бот прямо в открытый зев одного из трюмов, тут откачали атмосферу, и перегнал платформу в один из средних контейнеров. Потом отдав приказ судовым искинам терминала, пронаблюдал, как этот контейнер направили на борт грузовика. Бот я поставил на лётной палубе и, превратившись в вирус, взял под контроль искины как крейсеров, так и грузовика. Чем больше я работал в этой ипостаси, тем легче мне было это делать. Опыт нарабатывал.

Ещё через сутки все три корабля покинули систему и полетели по маршруту, скрывался я в одной из пустых кают грузовика. Та группа, что занималась сбором артефактов и лишилась бота, пытались выйти на связь через оборудование связи главы посёлка, они у всех были, но я блокировал этот сигнал, так что не смогли они ни с кем связаться эти сутки, а потом уже было поздно, мы ушли в прыжок. Крейсера были принудительно выведены из прыжка уже часов через шесть, грузовик вот через пять, однако экипаж это не особо волновало, он был к тому моменту мёртв. Ничего не поделаешь, на войне как на войне. Да и было их всего шестеро. Сбросив их тела за борт, я сменил курс и направился к «Торжку». Если где и есть возможность запутать следы, так это только там. Мне точно нужно сменить судно.


Добирался до «Торжка» я почти два месяца. Тут и достаточно большое расстояние сказалось, и то что разбалованному более современными кораблями, это судно мне казалось непроходимо медленной галошей. В принципе не только казалось, я искренне так думал. Однако эти два месяца я тоже сиднем не сидел. Мало того что по ночам учил базы знаний, благодаря симбиоту Сеятелей учил их очень быстро, шокирующе быстро, так днями, изредка откладывая время на тренировки ипостасей, я перебирал артефакты. Что мне самому пригодится, отдельно, что мусор в другие контейнеры. На терминале, учёные корпорации первичный отбор уже произвели, было легче, но всё равно среди отобранных ими «ценных» артефактов встречался и мусор, или наоборот. Вот так вот я и тратил своё время. С сетью Древних оборудование и скаф диверсанта снова стали мне доступны и ходил я теперь только в них, оружие, даже «Рег» радовался тому, что его обновили. Как ни странно, но за эти два месяца я полностью перебрал артефакты. В шести средних контейнерах хранились мои вещи и всё самое ценное из артефактов, а главное работоспособное. Остальное хлам на продажу. В моих планах было, добравшись до «Торжка», незаметно продать всё, судно и трофеи, но сейчас я решил, что прятаться не буду. Близкое понятие того что было в моих планах, вызвать огонь на себя. Сыщики корпорации, когда будут искать судно, выйдут и на «Торжок» и на меня. В империи, где я в скором времени планирую работать, найдут быстро, но я их буду ждать. Работать я реально собираюсь, как уже не раз говорил, однако остринки не хватало, чувства опасности отменять не хочу. Если предъявят что, отмажусь, пришлют убийц, размажу. Хоть какое-то разнообразие внесу в свою жизнь вовремя службы. Вот в принципе и всё, тренировки не только в ипостасях, но и в реальном теле, переборка артефактов, всего два дня как закончил, немного осталось до финишной черты, ну и отдыхал, когда была такая возможность.

Грузовик вышел на окраине системы, тут уже действовал контроль и почти сразу со мной связался диспетчер, запрашивая причину появления в системе. То, что идентификатор судно не работал, его не волновало совершенно, тут с треть таких было, а то и больше. Сообщив, что прибыл с товаром, полные трюмы артефактов Древних, добавил, что продаю оптом за половину рыночной стоимости, судно тоже выставляются на продажу. Именно поэтому тот дал не парковочное место, а стыковочный шлюз. Пока я телепал к станции, тут реально было много народу, одних кораблей и судов под пять тысяч, стал готовиться выложить общий лот в сети станции. Не потребовалось. На меня почти сразу после связи с диспетчером вышел торговец-перекуп, он и предложил выкупить артефакты вместе с судном. То есть особых проблем с этим не было. Отправив тому полный список с артефактами, ТТХ судна, и цену за всё, окрылил торговца, просил я действительно мало, так что на мой счёт в Главном Банке империи пришла названная мной сумма. Тот пытался поторговаться, но мне это было не интересно, поэтому пресёк торговлю. Цена есть, снижать не буду, назвал я двести миллионов кредитов. За всё. Именно эта сумма и легла мне на счёт.

После стыковки, отправив свои контейнеры с имуществом на арендованный склад, погрузчик уже уехал, дождался нового хозяина артефактов и судна, после чего стал показывать ему всё. Проверив на выбор несколько контейнеров, тот хотел было подписать договор купли-продажи, но я заставил его осмотреть остальные контейнеры. Тот «под протокол» заявил, что претензий ко мне не имеет, и мы оформили продажу. В принципе она и так была уже оформлена, сейчас это документально подтвердили. После этого подхватив баул, там мои личные вещи были сложены, и направился в гостиницу. С грузовиком всё, тот мне теперь не принадлежал, отдал вместе с грузом довольному торговцу. Тот реально счастлив был, мало того ценный груз, так ещё и судно пятого поколения, по местным меркам очень даже прилично.

Оформившись к гостинице, заселился в номер и первым делом через искины станции проверил как там мой груз. Пока в норме. Разве что меня предупредили, что хозяева станции сейчас решали, что со мной делать. Терять такого ценного спеца они не хотели, ещё дурачок сам вернулся, но и то что я хакер, а это они поняли, так же настораживало. То есть ломали голову как меня по-тихому и гарантированного взять живым. А как склонить к сотрудничеству они придумают, тот же ошейник раба никто не отменял. Послушав их переговоры в зале для совещания младшего владельца «Торжка», я криво усмехнулся.

— Хотите ошейники рабов? Будут.

С контейнерами всё было в норме, искины подтвердили это, даже поставили охранять два охранных дроида, ну а я занялся делом. Сначала просмотрел список продаваемых кораблей и судов. Выбор был большим, порядка пяти сотен единиц, однако или откровенный хлам, или за ним такой криминальный шлейф тянется, что брать его, себе вредить. В общем, почти пять часов ползал по сети, но подходящего не нашёл. Подумав я поинтересовался, идёт ли кто в ближайшее время в империю. Нет, в ближайшую неделю никто не шёл, но через четыре дня грузопассажирское судно направлялось на «Лай», станцию неподалёку от границ империи, там рейсы в Антран постоянные, улететь в империю можно легко. Забронировав себе каюту на судне, а также места под свои контейнеры на обшивке, трюм уже занят был и, получив подтверждение, перешёл на сайт по продажам артефактов. Время было целых четыре дня, вот я и занялся прежним бизнесом


Эти четыре дня я провёл не без интереса, и даже с огоньком. На вторые сутки, когда продажи у меня шли многими миллионами, владельцы забеспокоились и начали сначала слать ко мне своих эмиссаров, а когда поняли, что мне их предложения не интересны, стали действовать уже по-другому. После первой же группы захвата, они отправились в утилизаторы, я купил в сети шесть ошейников рабов, усыпил через вентиляцию всех трёх владельцев и их ближайших помощников, надел на них ошейники, к счастью много бегать не пришлось, все они жили в коттеджном элитном городке в самом центре станции. Правда, это не помешало мне незаметно их вывезти и отправить на соседнюю станцию, где были загоны с рабами. По пути снял с них в хирургической медкапсуле Древних все нейросети и импланты, и незаметно загнал в самый большой загон крупнейшего торговца рабами, прописав их в списках рабов, поставив отметку что они профессиональные проституты из борделей. Мужчин обслуживают. Те когда пришли в себя от наркоза пытались приблизиться к охранникам и сообщать им, что, мол, являются хозяевами системы и потребовать их выпустить. Однако искины станции, которые я также взял под контроль делать этого не давали, только кто задумает что сказать, сообщить о себе, у него сразу немели губы и их било током. Уже через сутки наученные своим опытом сидели и молчали в тряпочку. Одного помощника со смазливым лицом уже купили в бордель, остальные ждали своей участи. Ну что я могу сказать, на что боролись на тот хер и напоролись. Правда что с ними было дальше не знаю, контейнеры мои погружены, я сам заселился в каюту судна, и оно, покинув систему на разгонных, после долгого разгона, ушло в гипер.

Владельцев насколько я знал на момент моего покидания системы, уже искали, паника была в верхах. Поэтому предположу, что в загоне их обнаружат и опознают, всё же лица не менял, однако сам я буду в это время очень далеко. Ну а я улетал довольный. На данный момент, после четырёх дней плотной работы мой капитал в банке составил больше миллиарда кредитов, но до миллиарда ста миллионов уже не дотягивал. Совсем чуть-чуть не дотягивал.


Полёт прошёл без происшествий, что удивительно, если учесть через какие места мы летели. Тут грузовые суда только караванами ходят, да под охраной наёмников, пиратов слишком много, но видимо капитан использовал не хоженые системы и таким образом избежал внимания пиратов, ну или у него была проплачена дорога через их территории. Возможно и так. Однако как бы то ни было, уже через семнадцать дней судно стыковалось со станцией. Дальше я взял под контроль искины, это становилось делать всё легче и легче, после чего арендовав свободные склады сроком на десять лет, отправил контейнеры на них. Везти артефакты в империю было бы глупо, а тут нейтральная территория, пусть хранятся. Подчистив следы своего вмешательства, оплатил за аренду за весь срок, я посмотрел выставленные на продажу корабли и суда. Не нашёл ничего заслуживающего моего интереса и выкупив билет на ближайший рейс полетел в империю. Борт был имперский, поэтому двинул вглубь империи. Добраться до столичной планеты Антрана труда не составило, всего две пересадки. Так что уже через несколько недель я был на месте. Летел не на шару, на одной из планет, где и была пересадка, я отправил во все министерства своё резюме, первой ответило как ни странно министерство двора Императора. Посмотрев на предлагаемые условия, дивясь что недавнего гражданина Фронтира берут на должность заместителя начальника отдела по контролю за оборотом средств, видимо проверку через СБ я автоматически прошёл, и поставил свою виртуальную подпись. Почти сразу пришло сообщение, куда я должен прибыть, и кто теперь мой начальник. Изучив в сети про министерство двора, я особо много не нашёл, а про отдел где собираюсь работать, так совсем ничего. Или недавно образовали, набирая сотрудников, или он секретный. Судя по тому что к пятилетнему контракту было приложен контракт от СБ, где с меня бралась подписка о неразглашении, так и есть, отдел неафишировался. Ну а контракт от СБ меня не особо волновал, обычная схема для чиновников госструктур. После подписания контрактов, мой рейтинг сразу поднялся на десять баллов, дальше с каждым годом он будет повышаться настолько же.

Когда судно пристыковалось к одному из трёх орбитальный терминалов столичной планеты, да, тут было три орбитальных лифта над разными континентами, я собрал вещи и покинул каюту. Все мои вещи были в бауле, я даже был не в скафе и уж тем более не в комбезе Древних, а в обычном пилотском комбинезоне производства Содружества. Все артефакты Древних, которыми я пользовался, находились у меня в бауле. Ну и разные мелочи необходимые во время путешествия.

Когда я покинул шлюзовую лайнера, а добирался до столичной планеты на пассажирском лайнере в каюте первого класса, то проходя рамку, услышал сигнал и таможенник что сидел за оборудованием чуть в стороне, встрепенулся.

— Господин Ларин. К сожалению, могу сообщить, что для посещения столичной планеты империи Антран, требуется иметь гражданам империи рейтинг безопасности не меньше пятидесяти единиц, а у вас всего одиннадцать. Прошу вернуться на борт судна.

— Всё так и есть, у меня действительно рейтинг безопасности одиннадцать единиц. Однако это не касается служащих госструктур, — ответил я и отправил копию договора на работу.

— Прошу меня извинить. Всё подтвердилось, вы имеете право находится на терминале и на планете. Могу так же добавить, что вам следует перебраться на терминал номер три, мы находимся на первом. Там спуститесь на лифте на планету. Это и будет столичный город планеты, там и находиться место вашей работы.

— Благодарю.

Посмотрев в сети и убедившись, что таможенник прав, я вызвал такси и полетел на лётную палубу, там уже ожидал арендованный челнок. На нём я и добрался до нужного терминала, а там на такси до лифтового холла, где и спустился на поверхность. Был поздний вечер, поэтому решив отправиться к месту работы завтра, взял такси и полетал к гостинице. Шиковать не стал, беря императорский люкс самого дорого гостиничного комплекса в столице, взял полулюкс. Тоже дорогой, но очень даже приличный. Восемьдесят тысяч кредитов в сутки.

Заселившись в номер, я взял полотенце и пошёл изучать какие тут есть процедуры, они входили в оплату номера. Пройдя через массажёра, поплавав в бассейне, мне привели в порядок причёску, сделали маникюр, и даже более того, одежда у меня была для космоса, вызвали настоящего портного и тот снял мерки. Взял два лёгких летних костюма, и рабочий, обещали доставить к утру готовый заказ. Пока хватит, потом докуплю, контакт портного у меня сохранился. Обувь заказывал отдельно, показав эскизы костюма, тоже обещали прислать обувь к утру под расцветку одежды.


Утром, после завтрака, оставив баул в номере, номер мой до позднего вечера. Тут система такая, когда заселился, ровно через сутки и должен выселится. В общем, после завтрака, я примерил костюм, обувь и, пройдясь, остался доволен. Не зря заплатил такие сумасшедшие деньги, оба спеца были профи. Одежда практически не ощущалась. Кстати к костюму прислали и три комплекта нательного белья из невесомого материала, похожего на шёлк. Заперев номер, оставив баул в номере, я на лифте поднялся на крышу небоскрёба гостиничного комплекса, там уже ждал глайдер принадлежавший отелю и меня повезли к месту работу. Там, отпустив глайдер, прошёл через охрану и, узнав через внутреннюю сеть министерства, где находиться нужный отдел, тот оказался в первом крыле, направился туда. Начальника не было, секретарша посоветовала посидеть подождать, скоро должен быть. Это «скоро» вылилось в два часа ожидания, но начальник действительно прибыл, мы с ним пообщались. Прежде чем окончательно меня взять, тот хотел встретиться в живую, чтобы узнать о работнике побольше. Так что я получил добро, и свой кабинет, где буду работать. Отдельный, с тамбуром, где можно посадить секретаршу, места хватало.

Приступить к работе я должен через три дня, меня уже оформили, так что, освоившись в кабинете, посидев в кресле, я направился к местному особисту, тот уже прислал вызов. Общение у него заняло больше часа, тот по мне информацию и так имел, теперь задавал больше насущные вопросы по своей тематике. То есть по министерству. Поговорили нормально, вежливо и без эмоций. Потом я направился в кадровый отдел. Меня уже внесли в базу и сейчас давали допуски. Помимо этого, выдали комплект баз знаний пятого и четвёртого ранга, по специфике моей работы, всё же я больше знал общий курс. Забрав коробку с базами, сотруднику отдела кадров сказал, что дома на сеть залью, хотя в помещении стоял стационарный считыватель. Не объяснишь же им что контакты на моих руках не настоящие, а всего лишь имитация. Заливаю базы знаний на свою сеть, я с помощью считывателя Древних. Тот любые базы берёт, что Древних что Содружества. Бесконтактный считыватель.

Закончив со всеми делами, пошёл знакомиться с сотрудником, к которому меня прикрепили на три месяца в качестве стажёра. Как я и думал, в отделе кадров узнал, как новичка меня будут гонять «по объектам» и сотрудник к которому я шёл, как раз был из таких.

Это был молодой мужчина, инспектор Ким Олд, для двухсотлетней продолжительности жизни тридцать лет практически ничто, он легко пошёл на контакт и когда мы познакомились, задумчиво протянул:

— Так ты уже четыре часа у нас в отделе, а до сих пор не понял чем мы будем заниматься?

— По названию понятно, что за контролем средств?

— Это из названия понятно. Нет. Наш отдел это скорее контроль качества, соответствует ли потраченные средства результаты. Мы лишь составляем отчёт, дальше решает начальство. Прибыл на объект, посмотрел всё, оценил, это хорошо, что у тебя инженерные знания имеются, составил отчёт и всё, по твоей работе закончено, получаешь следующее направление и летишь проводить комиссию там.

— На аудит похоже. Только технический.

— Правильно сказал, он и есть. Однако помотаться по всей империи придётся.

— Работа интересная, спору нет, — согласился я. — Только ведь тут и подводные камни имеются. Проверяем мы работу людей, а они бывают разные.

— А ты не дурак, — с уважением протянул Ким. — Всё правильно. Хочу сразу тебя предостеречь, никогда не бери взятки и подарки, не соглашайся провести вечерок с женщинами и тому подобное. Люди, которых мы проверяем, очень изобретательны. Не знакомься во время работы ни с кем, могут быть подставы.

— Медовая ловушка?

— Отличные слова, именно так. Лучше потерпеть и расслабится тут, в родных пенатах… Да, мне тебя ещё учить и учить. Тебе три дня дали осваиваться и жильё подыскивать? Значит обустраивайся, советую северный пригород, там жильё недорогое. И аренда и покупка.

— А вон тот домовой комплекс высоток? — ткнул я пальцем в окно. — От него до места работы идти минут пятнадцать неспешным шагом.

— Да ты знаешь, сколько там квартиры стоят? Лучше не знать… Хотя прикинут ты стильно и дорого, если деньги есть, приобрести можешь, однако в первое время от дорогих покупок всё же стоит поберечься, у нас антикоррупционный отдел не дремлет. Место у нас хорошее, уже троих на взятках поймали.

— Я достаточно обеспечен, чтобы ни в чём себе не отказывать, — едва заметно улыбнулся я.

— А работать зачем тогда пошёл? — удивился Ким.

— Опыт, мне интересно работать чиновником. Пять лет отработаю у вас и в другое министерство перейду. Хочу универсалом стать.

— Нормальные планы, — согласился тот. — Ну что, жду через три дня? Базы учи, знания пригодиться, будь уверен. Начни с «умение манипулировать людьми». База специфичная, но вовремя проверок пригодится.

Тут кто-топ позвонил на настольный комп Кима, так что попрощавшись, я покинул кабинет Кима и, проследовав к выходу, вышел наружу. Пока шёл по коридору, вызвал такси, так что быстро добрался до гостиницы. Там в номере с помощью считывателя Древних залил базы в память нейросети и, поставив фоновое изучении рекомендованной базы, пятый ранг в фоном режиме может учится четырнадцать часов, а в активном час, вошёл в сеть и, узнав кто продаёт квартиры в так понравившемся мне домовом комплексе, вызвал их менеджера. Когда тот прибыл, мы полетели смотреть квартиры. Свободные имелись, так что есть из чего выбрать. Квартиры мне понравилось, однако после недолгого осмотра мой выбор упал на целый этаж на восемьдесят третьем этаже, подготовленный специально для проживания одного человека. То есть этаж одной из четырёх высоток соединённых на сотом этаже тамбурами переходов. Специальный ключ-доступ и лифт остановиться на моём этаже. Кроме меня в апартаменты никто не сможет попасть. Всё хорошо, но эти апартаменты из десятка помещений стоили пятьдесят семь миллионов. Выкупил я апартаменты со всем оснащением и дроидами. То есть квартира уже была полностью обставлена и вполне удовлетворяла мои запросы. Тут был большой тренировочный зал, помимо капсул виртуальных тренировок, были обычные треножены, штанги и блины. Медбокс. Бассейн, это хорошо, размерам олимпийцы позавидуют. Рабочий кабинет, спальня, две гостевые комнаты, кухня, можно готовить натуральные блюда, а если нет времени, то имеется очень дорогой и навороченный пищевой синтезатор. Обеденный зал с видом на дворец императора. В общем впечатляло. После оформления, когда я стал владельцем дорогой недвижимости, проехался по магазинам, свои вещи из номера забрал и закупил всё что мне нужно. Свежих продуктов набрал, убрав их в стазис-камеру на кухне. Первым делом приобрёл три универсальных охранных дроида девятого поколения, взломанные искины дроидов, теперь не имели закладок и увеличили возможности охраны моей собственности. Другие дроиды имелись, но я их тоже перепрограммировал и убрал закладки. У апартаментов был свой искин пятого класса десятого поколения. Тут так же убрал закладки. Даже в небольшом медбоксе, где стояли обучающая и лечебная капсулы, провёл проверку и убрал закладки из компов капсул.

Следующий трое суток я обустраивался. Узнав, что у меня есть два места на парковке, они входили в стоимость апартаментов и принадлежали мне, озаботился приобретением летательного средства. Одна парковка находилось под зданиями, крупный летательный аппарат туда не загонишь, по массам не пройдёт, а вот открытая площадка, хоть бот держи, главное чтобы в границы места умещался. С ботом это не реально. Значит нужно брать хороший флаер, бронированный, с вооружением и большой дальностью, и что-то вроде спортивного глайдера. Надо же мне будет как-нибудь развеяться, вот и буду их использовать, на природу слетать или ещё куда.

Сказано-сделано, направился в офис по продажам глайдеров. Выбрал модную спортивную машину, она меня устраивалась по своим качествам. Оформление долго не заняло, и я перегнал глайдер на парковку под зданиями. Оставил его там под охраной службы безопасности домового комплекса и собственной сигнализацией. Насчёт флаера я решал недолго, были гражданские аппараты, но я решил брать армейскую машину после конверсии. Узнал где они продаются, это было далеко в соседнем городе, туда и полетел на нанятом глайдере. Выбирал до самого вечера, пока не остановился на «Тритоне» седьмого поколения. Универсал, может летать и плавать, подводой, как подлодка. Приобрёл его, оформил и перегнал на открытую парковку. Габаритами вошёл тютелька в тютельку.

Время ещё оставалось, закупался продовольствием, замариновал мясо, еле уксус нашёл, и подготовил выпивку. Не знаю, проставляются ли тут новые работники, однако я не собирался нарушать традиции.


Утром к началу рабочего дня я был у нужного кабинета, однако Ким уже был на месте. Заметив, что я поморщился, он сказал:

— Не ругай себя за опоздание, ты вовремя. Меня моя теперь уже бывшая девушка выставила, я в кабинете ночевал. Завтра вещи на квартиру буду перевозить. Года полтора назад купил себе отличную «трёшку» с видом на Гей-парк. Жил мало, переехал к девушке, тут пешком пару минут, удобнее.

— Понятно, — кивнул я.

Тот показал мне материалы и начал помогать вникать. Пока общались, я изучал материалы, то есть уже готовый отчёт, причём почему-то полугодовой давности, узнал, почему меня прикрепили к Киму. Так-то инспекторов в отделе более сотни, большинство в разгоне, выполняют задания. Сам я по служебной иерархии стоял выше Кима, зам начальника отдела, это уровень моего интеллекта помог занять такую должность. Однако замов у начальника пять, я буду шестым и все заняты. Начальник, получив молодого зама, как и других, решил пропустить меня через жернова службы, начав с инспекторов, чтобы я знал, в чём заключается работа. Уже потом, я буду заниматься в основном электронно-бумажной работой.

Сам Ким всего пять дней, как вышел из отпуска, он пока приводил в порядок дела, вот я ему и помогал, с интересом изучая выводы, полученные из отчётов. Много интересного узнал. Например, как люди имеют своё кусок пирога, причём действуя по закону. До вечера мы смогли привести часть дел в порядок, с моей помощью работа заметно ускорилась, пообедали в кафе в соседнем здании и продолжили. Кстати, в министерстве была своя столовая, бесплатная, но кто хочет питаться натуральной пищей, вокруг хватало кафе. Без проблем поесть можно было.

Вечером, отослав приглашение всем знакомым мне в отделе людям, кадровику, начальнику отдела и Киму, пригласил их отметить начало моей работы, ну и приобретения жилья. Я успел слетать на глайдере домой, перегрузить всё во флаер и подлететь ко входу. Как раз приглашённые выходить начали, начальник отдела согласился пойти отмечать. Причём секретаршу прихватил. Это правильно, человек нужный, я как-то её пропустил. Мы на флаере поднялись над районом, облетели императорский дворец стороной, там полёты были запрещены и, поднявшись до двух тысяч, полетели к одному живописному месту, я его с помощью спутников нашёл, не хочу загаживать природу. Народ был впечатлён, пока угли доходили, они разбрелись вокруг, с некоторым шоком изучая природу, полевые цветы под ногами, небольшой водопад, видимо давно не были в лесу. Полянка отличная. Чуть позже, когда шашлыки дошли, разложил закуску и открыл первую бутылку.

Одним словом, отметил я знатно, получив благодарность от начальника отдела, его развезло. Видимо доктора сети отключил, давненько он так не отдыхал. Остальные так же оттянулись от души, особенно шашлык их привёл в восторг. Давненько им не приходилось подобного пробовать. Так как адреса мест проживания я узнал заранее, то развёз их, сдав на руки членам семьи или просто оставляя в квартирах. Ким и секретарша проживали одни, занёс домой и оставил на кровати. После этого я полетел к себе, там прибрался, а после душа, направился в спортзал. Тягая штангу, блины по пол тонны с каждой стороны, зато потеть начал, хорошая тренировка. Ещё сто раз отжав тонну от груди, я поставил штангу на место и опять в душ. Лишь потом направился спать.


Следующие два дня мы находились в отделе, заканчивая с делами Кима, тот оказался несколько небрежен в документации. Потом нам дали распоряжение отправляться на Зорию, да-да, ту самую Зорию, где в будущем я очнусь в этом теле. Задача стояло сравнить расходы по разворачиванию грибных ферм и сравнить с результатом, то есть обычна аудиторская проверка. Кстати, узнал, кто даёт там это задание. Да замы моего начальника отдела и дают, но за подписью министра, у других министерств были свои аудиторские проверки, вот только мы были проверяющие над проверяющими. То есть, по словам Кима ему не раз приходилось перепроверять после других аудиторов. Бывало, находил несоответствия.

Собрались мы быстро и вылетели на Зорию. Думаете нам дали курьер? Ага, сейчас, на попутном лайнере полетели, ладно хоть билеты оплачивалось министерством, причём по статусу, Ким не мог претендовать выше чем третий класс, а вот мне был доступен второй как заму, не смотря на мою стажировку. Шиковать я не стал и взял третий класс, так что мы проводили время вместе. Кадрили свободных девчат и проводили с ними время. До прибытия к месту работы такие вольности позволительны, обычно люди, которых проверяют, не знают что к ним пребывает аудитор, это всегда неожиданно, а вот обратно, лучше поберечься, подвести могут по вкусу и на крючок посадить. Всему этому я и учился, Ким оказался действительно отличным наставником, а документация… у всех бывают недостатки.

Насчёт курьеров, они у министерства были, с десяток, но использовались, когда требовалась срочная проверка, а так как у нас было рутинное задание, даже простенькое как я понял, вот и отправили обычным и как сказал Ким привычным этапом. Сама проверка прошла на удивление гладко, всё соответствовало документам, видимо тут был донос или что-то подобное, однако никаких накладок мы не нашли, хотя я и старался под насмешки Кима. Инспекторам шли премии за обнаружение каких неточностей, особенно за обнаружение воровства, вот Ким и насмехался, поминая эти премии. Кстати, я зам, мне эти премии не грозят.

Вот когда шли обратно, был один случай, который стоит помянуть. Естественно у лайнера были вскрытые мной искины, так что усилив безопасность своей каюты третьего класса, на шестой день полёта я очнулся от того что искин отвечающий за безопасность судна сообщил о попытке взлома. Он и своей судовой полиции этот же сигнал отправил, но среагировал я куда быстрее. Это был хакер, достаточно опытный. Работал из своей каюты, во втором классе. Спецы по взлому, вернее поиску тех, кто ломает, искали хакера, но не там где нужно, защита у него была превосходной, столько ложных адресов, однако в ипостаси вируса я его быстро нашёл и через искина сообщил, где он находится. Когда отряд судовой полиции штурмовал каюту, стараясь взять хакера живым, я уже спал. Вот так вот закончилась мой первый аудит. В принципе и вспомнить нечего.

* * *

Следующие месяцы прошли у меня достаточно познавательно и вполне интересно. После окончания стажировки, Ким мог и раньше её подтвердить, но раз три месяца то три месяца, правила такие, я стал работать уже сам. Работал в основном у себя в кабинете. Часть потока начальник отдела перенаправил мне, основная задача анализ, ну и свои задания мне давал. Следующие дни так и потянулись рутиной, утром на работу, обед полчаса в кафе, снова работа до вечера, потом или куда на природу, или девушку снимал, а бывало, просто отдыхал. Выходные были два дня в декаду. Для встреч с противоположным полом я прикупил недорогую двухкомнатную квартиру, красиво её отделал, вызванный дизайнер постарался, получилось отличное любовное гнёздышко. В свои апартаменты в небоскрёбе я никому не показывал и никого туда не приглашал. Не люблю гостей в своей берлоге, особенно тех, кто навязывается и выглядит подозрительно.

Как ни странно анализ поступающих сведений дал мне обширную практику в этом направлении. Я изучал поступающую информацию по направлению работы отдела и если находил несоответствия, давал заявку отправить на то или иное предприятие инспектора. Как отметил начальник отдела, все мои заявки были с подарками. Проще говоря, везде инспекторы что-то да находили, получая за это премии. Дошло до того, что инспекторы, которым доставалась моя заявка, уже заранее знали, что что-то там да найдут. Начала выстраиваться репутация. Сегодня также был вполне погожий день, на широте столицы было вечное лето, климат такой, так что носил я всегда летнюю одежду. Как раз наступил обед, когда я вышел из министерства и направился в дальнее кафе, оно мне нравилось живыми официантами, и отличным меню.

То, что рядом летит глайдер, я поначалу не обратил внимания, углубившись в размышления, похоже ещё два места нашел, где требуется аудит, но информацию нужно перепроверить, есть некоторые сомнения.

— Господин Росс? — окликнули меня.

Покосившись, я обнаружил, что рядом у кромки пешеходной дорожки, но над проезжей частью, с моей скоростью двигается глайдер. Дверца со стороны пассажира была открыта, ушла в пазы, и я мог хорошо видеть мужчину по земному лет срока на вид, с сединой на висках. Что меня насторожило. Сам он хорошо был одет для столицы, а вот пилот глайдера был в десантном комбезе. Не ходят тут так, значит только что с орбиты.

Закончив осмотр неизвестного, у меня это заняло меньше секунды, я спокойно кивнул:

— Да, я Росс. Если вы хотите записаться ко мне на приём, то это бессмысленно, посетителей принимает только начальник отдела.

— Нет, господин чиновник, — показал тот руку с бластером в ней. — Это нам бы хотелось поговорить с вами.

— Вот оно как? — приподнял я левую бровь. — Что-то не быстро ваши хозяева из корпорации отреагировали.

Я был совершенно спокоен, знал, что убить меня очень сложно, хотя и возможно, ну и ещё вызвал помощь. Да, эти неизвестные за мгновение до того как обнажили оружие, врубили мобильную глушилку нейросети, однако как и у всех в отделе у меня был чип для поднятия тревоги. Мощный чип, его хватит, чтобы пробить блокирование глушилки, однако одноразовый. Всё просто, соединяешь указательный палец и большой, подушечкой к подушечке, и через пять секунд непрерывного держания срабатывает тревога, сотруднику нужна помощь. Чип сгорает и если пальцы кольнуло болью, значит, сработал, у меня кольнуло. Всё же инспекторов не только подкупают, их похищают и убивают, так что меры безопасности писаны кровью.

— Не знаю, про какую корпорацию вы говорите, но мы к ней не имеем отношения, — показал седой кривую усмешку. — Не стоило уважаемых людей отправлять в рабский загон, да ещё с отметками протитутов. Зато что некоторое владельцы успели побывать под клиентами, тебе стоит ответить.

— А-а-а, — я даже хохотнул от озарения и неожиданности. — Так вы от владельцев «Торжка»?

— Именно.

— В первый раз о них слышу.

— Лезь в машину, клоун. Они оплатили твою доставку и очень желают тебя видеть самолично.

— Хорошо-хорошо, только не стреляйте, — поднял я руки.

Это не для похитителей, я уже рассмотрел флаер с бойцами, вот и показал, что вызов был по делу. Случайные срабатывания тоже случаются.

— Опусти руки, идиот, и лезь на заднее сиденье, — зашипел седой, и выскочил из глайдера, убрав оружие под пиджак. Мой удар отбросил его к гладеру, а я уже катился в сторону, уходя за урну.

— Стайс, спецназ на подходе-е! — орал пилот за штурвалом глайдера, видимо заметив помощь, а тот, перевалившись через багажный отсек машины уже упал на дорожное покрытие.

Сам глайдер пытался взлететь, но не успел, снайпер, что свешивался сбоку флаера, находясь в люльке, из своего мощного стрелкового комплекса расстрелял двигатель машины. Пилот выскочил наружу, открывая огонь из бластера, но его практически сразу разорвало пополам. И тут же сверху стали приземляться бойцы, покидая десантную аппарель флаера, их было с десяток, они же проверили трупы. Седой был мёртв, я знал, как бить, ну и сам глайдер. Причём второй флаер охраны погнался ещё за одним глайдером. У седого была подстраховка, видимо в прикрытие оставил.

— Вы в порядке? — поинтересовался ближайший боец, когда всё стихло. — Можете встать, безопасно.

Встав, я осмотрел свой испорченный костюм и только выругался:

— Не пообедал, так ещё весь измарался.

Найдя командира спецназовцев, поблагодарил его за помощь, быстро и вовремя появились, стал отвечать на его вопросы. Думаю, причина нападения этой группы в будущем всё равно выясниться, так что отвечал честно, чтобы потом на вранье не поймали.

— К службе это не имеет никакого отношения. Привет из прошлого. Это всё что я могу сказать лейтенант, — такой фразой ответил я на его вопросы. — Единственно, что могу добавить, заказчики владельцы станции «Торжок» на Фронтире.

Лейтенант этим объяснением вполне удовлетворился, знал, что меня чуть позже следки допрашивать будут, и пошёл к прибывшим полицейским, стрельба в столице империи, да ещё на виду у императорского дворца, это нонсенс, тем более пилот глайдера успел натворить дел. Во флаер он не попал, но три сгустка плазмы из его бластера проделали дыры в стенах ближайшего здания и снесли вывеску стилиста. Там пожар уж погасили, но дым ещё шёл. Заметив журналистов, сначала их камеры, что снимали место боя, поспешил вернуться обратно, отряхиваясь на ходу. В шкафу кабинета у меня был запасной комплект одежды, переоделся, сделав заказ на обед в нашу столовую, я могу на адрес кабинета делать заказ, и продолжил работать.

Поработать мне дали три часа, я успел отметить места, где обнаружил неточности, отправить их начальнику, тот уже мне вполне доверял и подписал, лишь мельком пробежавшись. Он их поставил в очередь на проверку. Инспекторов не хватало на всё, как на днях мне сказал сам начальник отдела, уже половина инспекторов работала только по моим заявкам. Ничего сейчас готовилось ещё шесть инспекторов-стажёров, так что людей прибавиться. Ну а то что на мои заявки была очередь, так это понятно, премию ещё никто не отменял.

Когда дверь отворилась и в кабинет первым вошёл особист нашего отдела, я лишь поднял голову, открываясь от экрана компа, мельком посмотрев на него, а вот когда следом за молоденькой девушкой с надменным лицом зашёл начальник отдела, поправил манжеты рубахи, пиджак висел на спинке кресла, и встал. У нас было принято, как в земной армии при появлении начальства вставать. Не особо напряжное требование, но попадал под неё только тот, кто стоял для меня выше, то есть начальник отдела, министр и его замы, особист был по должности равен моей.

Почему тут появился особист это понятно, недавнее событие ещё не успело выветриться у меня из головы. А вот начальник что тут делает?

— Я просто поприсутствую, мне по инструкции положено.

Под подобные случаи я ещё не попадал, поэтому о таких правилах не знал. Хотя некоторые инспекторы попадали в поле зрения особиста, и тот вёл их допрос. Всегда один, начальник никогда не присутствовал, а тут изъявил желание.

— Лейтенант Арайн, — представилась девушка, показав мне какое-то пластиковое удостоверение с имперским гербом и её фото. — Следователь по особо важным делам прокуратуры столицы. Мне поручено вести дело о нападении на вас и нанесению ущерба имуществу города.

— Ворх Росс, заместитель начальника отдела по контролю за оборотом средств, министерство двора. Прошу, присаживайтесь.

У меня был небольшой т-образный стол, так что особист и следователь сели и стали подготавливаться к опросу, раскладывая на столе необходимое им вещи, планшет и средства глушения, видимо опасались, что у меня в кабинете жучки. Нет их, сам активно чищу кабинет от вредителей. А вот начальник отдела подошёл к огромной интерактивной карте на стене, куда поступает обычно свежая информация. Сейчас там отображалось нечто другое, я не успел убрать, и опытный начальник отдела сразу отметил несоответствия.

— Ворх, настолько я понимаю, на этой стройке идут аферы одна за другой.

— Можно и так сказать, — посмотрел я на начальника, перестав разглядывать снежную королеву. — Я за этим объектом уже две недели слежу, косяк за косяком. На любом моменте можно прихватить ведущего инженера стройки.

— Так в чём дело? — удивлённо посмотрел тот на меня.

— Да я считаю, что этого инженера не наказывать и не штрафовать, и уж тем более не под суд нужно отдавать, а вообще награждать. Профи, да ещё ответственный и влюблённый в своё дело специалист.

— Не понял?

— Вы пролистайте на начало стройки там сопроводительные документы на неё, и подписанный генеральный план стройки. Причём подписывал план сынок директора корпорации, он только университет закончил. Этой стройкой занимается государство совместно с частной корпорацией, поэтому информация по ней идёт так же нам. Сынок директора, слабо понимая в документациях и расчётах, не глядя подмахнул генеральный план строительства. Классический развод. Что он натворил, понял не сразу, но успел сообразить, или помог кто, вот он и драпанул на Фронтир. Сейчас он в имперском розыскном листе, это я его туда добавил, почему-то местные не озаботились. А его поручитель, как раз этот старый и опытный инженер. Сбросить с себя этот рабский ошейник он не может, вот и впрягся в работу. То есть генеральным план составлен так, что выполнить строительство фактически не возможно. Конечно, можно попробовать изменить генеральный план, внести дополнительное финансирование которого так не хватает, с нашей стороны возражений нет, соответствующие документы имеются, но корпорация против. Она в это совместное строительство вложило всё, и дать больше просто не может, лимиты кредитов у неё тоже выработаны, вот и ожидает конца строительства. Разрешить государству увеличить финансирование тоже не может, тогда процент её акций резко упадет, но это она тоже не пойдёт. Тупик. Получается ведущему инженеру, чтобы закончить строительство, кстати, так же необходимое империи приходится идти на разные ухищрения, как раз выводимые на экран. По-другому он строительство закончить не может, а это нужно сделать. Посмотрите на его закупки три дня назад.

— Он что, из своего кармана платит за материалы? — изумился начальник, найдя нужную информацию.

— И это не первый случай.

— Заинтересовал меня этот проект, я скопирую информацию? — листая страницы, спросил начальник.

— Да, пожалуйста.

Тот стал копировать файл себе на сеть, а лейтенант, они с особистом внимательно слушали нашу беседу, дождавшись, когда мы, наконец, закончим обсуждать один из моментов нашей работы, спросила:

— Господин Росс, что вы можете сказать по нападению кроме того что уже сообщили командиру группы спецназа?

— Вы уточните, что именно хотите знать, я добавлю.

— Вам известно имя Агрет Росс?

— В первый раз слышу. Судя по фамилии, эта женщина мой однофамилец.

— Это мужчина, — уточнила лейтенант.

Уточнение было к месту, имя действительно двоякое, их носят как мужчины, так и женщины.

— И всё же, этот человек мне не знаком.

— Он так же известен как Технарь.

— А-а-а. Хакер? Так бы и сказали. Да, я знаком с Технарём. Имя и фамилия мне его были ранее неизвестны.

— Где именно вы познакомились?

— На территории торгового сектора Фронтира Торжок, на борту одноимённой станции. Он мне предложил свои услуги, я согласился, мы оба нашим кратковременным сотрудничеством остались довольны. Он выплаченной суммой, я выполненной работой.

На самом деле этого Технаря я в глаза не видел, но знал о нём, и когда владельцев «Торжка» загонял в рабский загон, оставил следы на логах что вели к этому однофамильцу. Сработала закладка, вот только откуда это известно лейтенанту, она об этом никак не может знать. Подозрительно.

— Это хорошо, что вы не отрицаете знакомства с преступником, объявленным в имперский розыск.

— О том, что Технарь обвялен в розыск, я узнал сейчас от вас, — совершенно спокойно пояснил я.

Деваха молодая, пыталась поймать меня в примитивную ловушку. Особист и начальник отдела это тоже заметили и с некоторой иронией посмотрели на лейтенанта. Та едва заметно поморщилось, тоже поняла, что сработала грубо, молодая пока, не опытная. Начальник отдела вообще с откровенной иронией следил за опросом. Он был всецело на моей стороне. Не смотря на мой более высокий интеллект, на его место я не стремился. Сразу предупредил, что кресло зама для меня не более чем трамплин для следующей работы, причём в другом министерстве, тот сообразив, что я его не подсиживаю, мне это просто не нужно, благоволил ко мне.

— Хорошо. Цель вашего найма этого специалиста?

— Заказ владельцев системы Торжок. У меня с ними возникли серьёзные трения, и я опасался за свою жизнь. Я законопослушный гражданин и убийство не приемлю, поэтому заказ имел другой подтекст. Были попытки прислать ко мне группы захвата. Меня собирались превратить в раба. Разозлившись на владельцев я заказал Технарю сделать с ними тоже-самое, что и они со мной планировали. Тот справился. Деталей не знаю, однако он время от времени присылал информацию по владельцам. Они сидели в рабских ошейниках в загоне для рабов. Что было дальше не знаю, я покинул систему. Считаю что ответными действиями владельцам Торжка, полностью удовлетворённым. Они получили то, чего хотели сделать со мной. Сегодняшнее нападение было связано с этим случаем. Старший из нападающих сам это признал. Копию записи «под протокол» я отправил командиру группы спецназа. Думаю, копия у вас есть.

— Да есть. Что вы имели в виду в записи, говоря, что ожидаете нападения от корпорации? Что это за корпорация и почему вы ждёте нападения с её стороны?

— Я не только отдавил ноги владельцем Торжка. У меня врагов хватает. Среди них есть и корпорации. Это весь ответ на ваш вопрос. Больше не будет. Что-то ещё?

— Да, — лейтенант поработала с планшетом, видимо искала нужную информацию, хотя я думаю, тянула со временем, чтобы собраться с мыслями. — Вы прибыли из Фронтира, заключили договор и, прибыв на столичную планету империи, купили очень дорого движимое и недвижимое имущество. Нам стало известно, что пополнение вашего счёта шло с Фронтира. Вы можете это объяснить?

— Да. Я их заработал.

— Вот так просто за несколько месяцев? — та тоже улыбнулась. Смотри-ка, а улыбаться она умеет, очень красивая улыбка, вот только полная превосходства.

Особист как раз с некоторым презрением глянул на следователя, он-то как раз пробил всё не подходя ко мне и не надоедая вопросами. Просто проверил счёт, так и знал, что они это могут легко сделать, увидел, откуда трансакции, что от разных людей, хотя и не законопослушных, и вопросов не задавал. Крючок слишком мал для меня, а наживки так совсем не было. Особист подобные вопросы приберёг на потом, а эта девица влезла не в свою епархию.

— Можете не отвечать на этот вопрос, — сказал он мне.

— Почему же. Отвечу. Ответ будет тем же, я их действительно заработал. На продажах артефактов Древних, там обширный рынок этого товара.

— Вот как? Какой ранг вы в этой специальности имеете? — теперь та взглянула на меня не без интереса. В первый раз с момента встречи.

— Не понял?

— В имперской классификации, знатоки артефактов Древних подразделяются на три класса по знаниям. Это — знаток, небольшие знания. Специалист — средние возможности. И эксперт — высший ранг в знаниях артефактов Древних.

— И много этих экспертов в империи?

— Это закрытая информация, — снова улыбнулась следователь.

— Хм-м, — задумчиво протянул я. — Пожалуй, специалист будет самое подходяще определение.

— Все специалисты работают на государство.

— Значит знаток, — легко поменял я своё мнение. — Это всё, или будут ещё вопросы?

— Последний, Когда вы работали по перепродажам артефактов Древних, вы сами запускали их, или вам кто-то помогал?

Вопрос был с подвохом, я это, к сожалению, не сразу заметил, обдумывая предыдущие вопросы, но к счастью на вопрос ответить не успел. Откинувшись на спинку кресла, я задумался, разглядывая девушку. Откуда та знает, что я заминался перепродажами именно работающих артефактов Древних? Вот она заноза, что теребила меня с момента как та вошла в кабинет. Сперва та своим видом внесла диссонанс, а потом и опрос пошёл не совсем так. Теперь всё было понятно. Хрена она какой следователь. Наверняка из комитета по контролю артефактов Древних. Был такой комитет, только контролировали они не артефакты, а как раз тех умельцев, что могли с ними работать и которых они уже успели классифицировать по рангам знаний. Вот она где порылась. Значит, тянули время, опутывая меня сетями, и выясняя всё досконально, особенно как работал на «Торжке». Последнее им вряд ли удастся, там я сработал чисто и подтёр всю информацию о себе. Единственно, что осталось, логи с моими данными в лотах продаж артефактов. Пришлось оставить, продавал я официально, по фиг кому, но официально. Если комитет получил эти логи, они поняли что я не знаток, и уж тем более не специалист. Думаю, и экспертов с моим уровнем знаний у них нет.

Закончив обдумывание всех этапов возможной работы комитета, я попросил:

— Извините, лейтенант, можно ещё раз взглянуть на ваше удостоверение?

Та спокойно достала его и показала, но когда я протянул руку, чтобы взять его, убрала обратно в карман, спокойно глядя на меня. Вот сейчас на следователя-стажёра она вообще не походила. Та ещё змея. Ловко играла.

— Не страшно, — улыбнулся я ей. — Я запомнил номер удостоверения… Хм, как и ожидалось оно не числиться ни за какими подразделениями. Более того вас вообще не существует.

— Умный, — протянула та, изогнув спинку хищно посмотрев на меня. — Ты ещё охрану вызови.

— Ты меня сама назвала умницей, сигнал ушёл двенадцать секунд назад. Они уже здесь.

В это время стена, где висел интерактивный экран, рухнула и в кабинет ворвалась штурмовая группа, это у них был резервный вход для проникновения, противник на него не сразу отреагирует. Ко всеобщему шоку ещё как отреагировал, вместо того чтобы сидеть неподвижно держа руки на виду как это делали мы с начальником отдела и особистом, никому не охота получать ботинками по почкам и рёбрам, бойцы потом извиняться, а сперва хорошенько пройдутся по телу. Так что чтобы этого избежать лучше не шевелится… не моргать… Да вообще не дышать. Так вот, действия девицы были неожиданно для всех, даже особист был в шоке, правильно отреагировал только спецназ, так и они шли по вызову, что в кабинете находится вооружённый противник и им дан код «один», то есть им разрешено действовать максимально эффективно, не обращая внимания на возможные разрушения. Стена для примера.

Когда стена начала заваливаться, девица, упав со стула на спину, и перекатившись к стене, вскочила на ноги с пистолетом руке. Да не просто с пистолетом, а «пробойником», это было понятно по баллону внизу рукоятки с жидким топливом. Бойцы спецназа, что влетали в кабинет были в боевых штурмовых скафах десятого поколения, вот только «пробойник» оставался «пробойником», ему эта броня тьфу. «Лейтенант» ударила очередью, широко взмахнув рукой, первую тройку просто перерезало, зацепив тех, кто шёл за ними. После этого та, выбив плечом дверь, вывалилась в коридор, а следом за ней полетели реактивные пули, кто-то из выживших бойцов поливал вслед девицы из стрелкового комикса. Кто ему вообще разрешил его с собой брать, он же здание насквозь прошибает, да ещё соседнее строения зацепит? Это понял и командир, видимо он уцелел, заорав прекратить огонь, но почти сразу уже орал обратный приказ, и теперь по девице били из трёх стрелковых комплексов. Мой приказ «один» позволял их использовать. А причина, почему капитан в ужасе орал и приказал стрелять из комплексов в том, что девица оказалась не совсем девицей. Я давно взломал местного искина, поэтому чихая от поднятой пыли, мысленно вошёл во внутреннюю сеть безопасности и видел, как реактивные пули первого стрелка, прошибая стены как картон, случайно зацепили убегающую девицу. Попадание действительно случайное, однако, попало ей в поясницу, перебив позвоночник. Однако это ту нисколько не смутило. Вскочив на руки, остальное тело свешивалось и текла какая-то коричневая кашица, та рванула дальше по коридору на приличной скорости. Люди на такое не способны, вот киборги да. Именно поэтому капитан, как и я подключённый ко внутренним камерам наблюдения, так и надрывался. Ещё бы, из пятнадцати бойцов штурмовой группы кроме него на ногах всего шестеро. Хорошо киборги стреляют. Наверняка сейчас всевозможные силы стягиваются к нашему министерству, а внутри тревога и приказ к эвакуации. Действительно звучит, с той минуты как раздались первые выстрелы.

В мой кабинет влетали следующие бойцы, двигалась дальше в коридор следом за киборгом, а в кабинете остались лишь два медика, помогая ещё живому бойцу. Двум, к сожалению, помощь не требовалась. Ещё пятеро раненых находились в соседнем помещении. Почти сразу прибыли носилки и раненых эвакуировали. В принципе трупы тоже.

— Ты как понял что это киборг? — прокашлялся от пыли особист. — Даже мою проверку она прошла и документы у неё чистые, отдел отслеживания артефактов Древних. А эту подделку, что она тебе показывала, я видел. Она работала под следователя, всё логично.

— Да ни черта он не понял, — расчихавшись, сказал сидевший рядом начальник отдела, стряхивая с себя слой бетонной пыли. — Не ужели не понял что он хотел запугать девицу, та его в тупик загнала… Кстати, ты какой код безопасности дал вызову?

— Первый. Предмаксимальный. Нулевой я не могу, не мой уровень.

— Это нормально. И код допустимый для применения такого мощного оружия, бойцов не накажут за применение, и тебя тоже. Повод для отдачи такого вызова слишком серьёзный. Я о киборгах, что делают у работорговцев, только слышал, но никогда не видел. Вы видели, как она на руках по коридору побежала? Посмотрите запись потом, жуткий вид.

— Всё, загнали, — сказал особист, видимо он через сеть был на линии штурмового отряда и отслеживал преследование киборга. — На парковке из тяжёлых регланов флаеров расстреляли. Та пыталась в канализацию уйти, не успела… Ох, сколько работы теперь будет, месяц ИСБ будет теперь нас трясти.

— Это да, — вздохнул я и достал из ящика тумбы стола три стакана и бутылку лёгкого вина. Плеснув во все стаканы, протянул подошедшим, и мы выпили, и пить хотелось и стресс снять. Никто даже не предполагал, что наш обычный опрос вот так закончиться. Да что они, даже я, отправляя вызов бойцам, собирался всего лишь пугнуть девицу. Неожиданность получилась для всех.

Особист бы прав. Уже через десять минут тут было не протолкнуться от бойцов, и даже гвардейцев императора, но заправлял всем ИСБ. Сейчас их сапёры вскрывали глайдер, на котором прилетела девица-киборг. По-моему мнению это опасно, проще отбуксировать его в сторону и там подорвать, но видимо сапёры на этот счёт имели своё мнение, если тот рванёт при буксировке, могут пострадать здания и жители, а тут видимо у них был успех. То, что глайдер минирован, было известно точно, мощные анализаторы с флаеров определили полный багажник взрывчатки. Правда, почему не произошло взрыва, никто не понимал, вроде заглушить сеть киборга не успели, могла отдать такой приказ, почему же промедлила? Сейчас такого сигнала не передать, всё глушилками окружено. Единственный ответ, внутри глайдера таймер и девица успела отдать приказ. Именно поэтому весь квартал эвакуировали, включая императорский дворец. Меня отправили на другую сторону столицы, не в центральное управление ИСБ, где допрос шёл до самого утра. Хотя какого утра? Дали чуть поспать в служебном номере, и продолжали.


Только через три дня от меня, наконец, отстали, и я впервые за это время увидел чистое голубое небо, и ощутил свежий воздух на выходе из офиса СБ. Встречал меня мой начальник, радостно улыбаясь. Обнял и, пригласил в свой служебный глайдер, машина поднялась и мы полетели куда-то в сторону министерства. Единственное желание было, душ, сменить одежду и поспать.

— Еле выдрали тебя у ИСБ. Пришлось министра подключать.

— Спасибо, — искреннее поблагодарил я начальство. — А то я удивился, почему мне по шестому кругу не начали допрашивать, а тут вот оно как. С меня ящик вашего любимого вина.

— Замётано.

— Куда мы летим, вроде министерство чуть в стороне? — покрутил я головой, определяя, где мы находимся.

— Нас временно переселили в другое здание. Крыло, где находился наш отдел почти полностью разрушено после взрыва глайдера киборга. В нём похоже таймер был, сапёры погибли. Ремонта на две недели, а терять нити нельзя, работа у нас ответственная.

— Это да.

— Тогда на допросе, ты правду сказал, что знаешь артефакты Древних?

Как и сотрудницам имперской СБ, я ответил точно так же:

— Я даже не знаток. Повезло, что среди выставляемого товара было то, что я хорошо знаю, весь его выкупил, запустил и перепродал. Доход с каждого проданного лота тысячу процентов. Мне хватало, и я больше этим не занимаюсь. Проверку у сотрудников СБ по своим знаниям я уже проходил и они были признаны незначительными, так что особо я их не интересовал, хотя и предлагали работать на них. Местные эсбэшники тоже на это напирали, подсовывали на подпись заявление на перевод в их центр изучения артефактов Древних.

— Зачем же не перевёлся? — с интересом спросил начальник.

— А зачем мне это? Перспектив нету, а у меня свои планы которые я менять не собираюсь. Только я не думаю что СБ остановиться на середине пути, чем-то я их заинтересовал и похоже напор на меня они усилят.

— Пусть только попробуют, мы ценных специалистов в обиду не дадим.

— А что, я уже ценный? Полгода ведь всего работаю, только освоился и во вкус вошёл.

— Можешь быть уверен, ценный. Ты уже два месяца как тянешь половину работы нашего аналитического отдела.

Глайдер пошёл на посадку, но начальнику было что ещё сказать, поначалу тот медлил, но всё же когда глайдер встал на опоры парковочной площадки у серой громады явно государственного здания, тот попридержал меня рукой, я уже собрался первым покинуть глайдер.

— Тебе, наверное, не сообщили, но твоей квартиры больше нет. Та девица-киборг, похоже, была не одна. Когда твои апартаменты начали гореть, и там что-то взрывалось, были вызваны пожарные и спасатели. Нашлось шесть трупов в бронескафах производства соседей. Работорговцы, похоже, серьёзно в тебя вцепились.

— Вот как? — удивился я и тут же мысленно вошёл на зарезервированный на анонима сервер, домовой искин из квартиры сбрасывал туда всю информацию.

За время пребывания у эсбэшников сеть мне была недоступна, во всём здание глушились нейросети, причём только у подозреваемых, видимо сами сотрудники с этим проблем не имели. В принципе я тоже мог пройти блокаду. Только зачем, чтобы те узнали по появившемуся в сети моему идентификатору, что я могу это делать? Нет уж, потерпим, вот и потерпел. Сами эсбэшники когда скачивали информацию с моей сети, пришлось пойти на ухищрение, нейроразъёмы-то у меня на руках не настоящие, подавал им на шнур информацию через тело, можно сказать дистанционно. Они же мне в сеть жучков запустили. Я их благополучно нейтрализовал и удалил, так что сеть у меня была в порядке. Она заработала, когда я вышел из здания ИСБ, однако сразу проверять сервер я не спешил, оказалось, нужно было проверить.

Запись штурма квартиры на сервере имелась, начальник дал мне минуту, чтобы прийти в себя от горя, это он так думал, а я просматривал запись. Сразу становилось понятно, что работорговцы, чей киборг повеселился у нас в министерстве, тут был не причём, как и его прикрытие, если оно вообще было. Нет, в квартиру проникло шесть бойцов в имперских бронескафах, причём именно нашей империи. Старший отправил домовому искину одним пакетом подписанным имперской СБ код подчинения. Только фигу, закладки были убраны и искину по хрену на коды, на его территорию проник враг и он начал действовать. Эх, были бы тут мои «Богомолы» ни кто бы ничего и не заметил, зашли шесть бойцов в квартиру и пропали, однако вышел настоящий бой, все три дроида погибли, впрочем, как и группа проникновения. СБ видимо решило воспользоваться случаем, я у них на допросах, прикрытие идеальное, подручные киборга тут повеселились, вот и отправили группу на мою квартиру. Не знаю, что они собирались найти, однако попалив засаду, и были уничтожены. Когда следом проникла вторая, искин ещё был живой, как и часть камер наблюдения, а вот все дроиды полегли. Эта группа провела зачистку, подрывным снарядом уничтожила искин, создала пожар и ушла. Теперь в квартире лежали элементы брони и части тел уже работорговцев. Классно подчистили.

— Да, — очнулся я от размышления. — Очень жаль. Мне эта квартира нравилась.

— Это нечего. Владельцы домового комплекса уже подобрали бригаду для ремонта. Наверняка тебе на почту приходили их письма с планами работ и суммой за ремонт.

Быстро просмотрев почту, я действительно нашёл все сообщения. Подтвердил их, перевёл сумму за полное восстановление, подписал контракт на ремонт и отправил об этом извещение. Всё это заняло едва три секунды, так что моего промедления начальник особо не заметил.

— Я знаю, уже ответил на их письма и оплатил ремонт. Только что ответили. Обещали сделать ещё лучше чем было. Тем более ремонт больше косметический, несущие элементы конструкции здания не пострадали. Да вообще никто и ничего не пострадало кроме моей квартиры и кустарника внизу, куда рухнули после взрыва обломки стёкол.

— Тебе есть, где жить?

— Да, конечно, — кивнул я. — Рядом с Голубым озером у меня квартира, там где центральный столичный заповедник.

— А она зачем?

— Девушек вожу, — пожал я плечами, пребывая в задумчивости, на что начальник хохотнут, и ткнул мне кулаком в плечо.

— Сейчас идём в здание, посмотришь свой временный новый кабинет, и даю два дня для отдыха. Потом снова вливайся в работу.

— У нас всё что временно то постоянно, так что в кабинете нужно обживаться основательно.

— Вот и обживайся, все твои вещи в кабинет уже перевезли. Твой кабинет в глубине крыла был и почти не пострадал, так что всё уцелело.

Начальник проводил меня до моего кабинета, наш отдел тут занял два этажа, плюс два подземных, так что места хватало, даже своя охраняемая парковка имелась. Пообщавшись со знакомыми парнями, что были на месте, с инспекторами, что были не на выезде, Ким как всегда с документацией возился, это его ахиллесова пята, но инспектор отличный. У особиста посидел час, у того своя работа, так что пришлось посидеть рапорт написать о произошедшем три дня назад. Нормально, прошло. Раньше не мог, в СБ был, а у тех своя работа и своя забота. Особист повеселел, рапорт этот ему давно требовался, мы распили бутылку с напитком похожим на ром, и расстарались. Я вернулся в кабинет и переставил всё там по своему, особенно вещи разложил, чтобы под рукой были.

После этого я направился к домовому комплексу, где у меня была квартира. Выбитые окна были закрыты с рекламой, чтобы внимание не привлекали, но внутри уже работали, раз уплатил, то требовалось закончить качественно и в срок. Я пообщался с одним из владельцев домового комплекса, тот выставил мне свои претензии, но я честно сказал ему, что не виноват. Перед начальником я не афишировал то что у меня есть запись боя в квартире и то как СБ подтирало за собой следы. Однако одному из хозяев высоток я небольшой кусок записи предъявил. Ох как он взвился в ярости, тут все работорговцев клянут, о терактах в столице империи по всем каналам трубят, а тут оказывается свои постарались. Я передал ему часть записей, сказав что никому жаловаться не буду, а если тот хочет поиметь дивиденды, то есть отбить затраты то может стребовать их СБ. Тот призадумался и сказал что посоветуется с юристом и другими домовладельцев, но насчёт источника записи обещал клятвенно молчать. Если что информацию передал один аноним из СБ.

Подставить таким образом СБ я решил сразу, этот домовладелец был настырный и неуёмный норов, он дело до конца доведёт и эсбэшникам крови немало попортит. Вот и пусть портит, меня сейчас заботило другое. Дело в том, что у меня в квартире был сейф, отличный, хрен вскроешь, особенно если время поджимает, но если у себя да в спокойной обстановке любой сейф можно открыть, даже такие не вскрываемые. Однако сотрудники ИСБ, когда проводили зачистку, забрали его с собой. Это произошло три дня назад, и надеюсь, что сейф ещё цел, хотя сомнения у меня призрачные, сто процентов уже вскрыли. В нём находились мои вещи, и я кроме оборудования и вооружения диверсантов Зтов имел глупость хранить там машинки времени. Идиот, и я это сейчас отчётливо понимал. Значит нужно как можно скорее посетить спецхранилище СБ Центрального Управления, и забрать свои вещи заменив их чем-то другим. Чем, я уже успел придумать. Именно поэтому я и отдал так свободно запись домовладельцу, там не было только того как выносят сейф. Пока он отвлекает внимание, я проверну свою операцию. Или как прикрытие сработает, что тоже неплохо.

То, что за мной имеются «топтуны» я был в курсе, засек, когда летел к новому офису нашего отдела. После того как написал рапорт, сообщил об этом особисту, тот похмыкал и обещал проверить. Видимо его поставили в известность, что за мной ведёт наблюдение ИСБ. Что ж, те ведут свою игру, но я буду играть по своим правилам. Пообщавшись с домовладельцем и отправив его в приподнятом настроении собирать других совладельцев, ну и юриста вызвал, говорю же неуёмный он, проверил, как идёт ремонт в квартире, и спустившись на подземную парковку, тщательным образом проверив глайдер. Надо же, три маяка, и даже заряд у центрального разгонного гравитатора. Заряд слабый, мне он не повредит, а вот машине без проблем, в результате неуправляемое падение и удар о землю. Обломков будет мало, трудно будет найти какие следы диверсии. Заряд я снял и переставил на глайдер того домовладельца, которому придал импульс работоспособности записью нападения. Тот этого точно не потерпит. Вот маяки оставил, не хочу насторожить наблюдение тем, что мне известно об их игрушках. Подставиться я не боялся, камеры под моим контролем, по ним я сходу сел в свой глайдер и, покинув парковку, полетел на свою вторую квартиру. Лететь долго, почти сотня километров, столица у империи крупной была тридцать шесть миллионов жителей. Когда я набрал на седьмом транспортном воздушном кольце скорость, камеры на парковке показали, как разнесло привод заминированного мной глайдера. Причём искин, что отвечает за охрану, тут же поднял тревогу, и показал запись, как двое ремонтников возятся с подорванной машиной. По его мнению, именно они и заложили заряд. Это так, я сделал небольшой фономотнтаж, который выявить практически не возможно. Те минировали мою машину и удалили запись у искина, а я её восстановил и оставил то, как они минируют уже глайдер домового владельца. Лица были засняты, те не опасаясь подставы, их особо не прятали. Более того, дистанционно взломав базы ИСБ, я обнаружил обоих в их картотеке внештатных сотрудников для особых поручений. Эту запись и данные минёров были отправлены домовладельцу. Вот теперь он взорвался. Судя по тому, как к высоткам начала слетаться пресса, удар по репутации ИСБ будет серьёзным. Тормозов у него не было, для чего я его и выбрал.

Всё же у ИСБ на случай если заряд не сработает, был резервный план, меня догнал тяжёлый флаер и массой своего корпуса пытался таранить. Похоже, эсбэшникам я перестал быть нужным, а работали тут они, или кто-то под них, что вряд ли. Если только какая конкурирующая спецслужба их подставляет. Не знаю, а гадать не хочется. Тарана я ловко избежал, и споро ушёл в нижние транспортные потоки. Флаер сбивая другие машины, рванул за мной следом, но сейчас безопасность в столице после последних терактов была накручена, да и я орал на всех диапазонах, что на меня было совершено покушение. Так что флаер тут же окружила туча полицейских машин и стали пробовать приземлить его. Ага как же. Тот был бронирован и полицейские со своим вооружением ничего не могли сделать, испульсники только длинные ссадины оставляли на броне. Они ожидали более серьёзно вооружённой подмоги, однако пилот флаер этого ждать не стал, катапультировался на небольшом аэробайке и скрылся среди переплетения улиц внизу. Как я чуть позже узнал, сгоревший байк нашли, а пилота нет. Мне пришлось снова давать показания, в этот раз полицейским. Те были злы как никогда, после катапультирования пилота, неуправляемый флаер врезался в корпуса фабрики, что производила дорогие ткани для высшего света, там сейчас пожары, которые до сих пор не могут потушить. Много химии было выброшено в небо столицы.

До квартиры я решил не лететь, убрал маяки и поставил глайдер на ведомственную парковку нашего отдела, после чего сменив одежду, ушёл от наружки. Выключил сеть и занялся делом. Уже темнело, я и так времени много потратил на подготовку, труднее всего было достать планы канализации столицы. Они постоянно меняются, совершенствуются и перестраиваются, так что нормальной схем не было, больше по удаче шёл. Первоначально я заселился в том же отеле, где ночевал в первый свой день пребывания в столице. Номер забронировал и заселился не под своим именем, а анонимом. Это было дороже на двадцать процентов, но такие услуги клиентам представляли, более того я попросил на два дня полностью изолировать мой номер и выставить охрану. Мол, опасаюсь за свою жизнь. Какое-никакое алиби теперь у меня было, номер я покинул в ипостаси вируса. Тренировок я не прекращал и теперь мог держаться в этом виде двадцать четыре минуты. Нормально.

В канализации вернул себе человеческий облик, оделся, тут была специально подготовлена одежда, и побежал в сторону, где находилось Центральное Управление ИСБ. Не добежал километр, начали попадаться охранные датчики всех видов, а дальше и боевые дроиды будут. ИСБ свою крепость охраняли надёжно. Однако ничего, на первой линии обороны разделся, перешёл в ипостась вируса и рванул вперёд. В таком виде меня никто не мог засечь. Добрался до входа в здание, нашёл там возможность доступа напрямую к искинам, и подсоединился. В здании стоял кластер искинов, он и управлял ИСБ. Было очень тяжело, такого сопротивления я не встречал до сих пор, восемь секунд их ломал, вечность. Однако всё же дело сделал и, сбегав за одеждой, теперь датчики на меня не реагировали, я их контролировал, вернувшись, прошёл в здание. Искины вели меня так, чтобы я не попался местным, а их тут хватало. Добравшись до спецхранилища, стал ломать его искин, он мне пока был не доступен. Кластер уже сообщил, что сейф вскрыт, показал запись, как это происходило в защищённом бункере спецтехотдела. Потом было недолгое изучение того что хранилось в сейфе и в последствии, то есть сутки назад, контейнер, где лежало моё имущество, был помещён в хранилище. Уже вызвали эксперта по артефактам Древних, утром он должен прийти и изучить находки. Это уже завтра произойдёт, то есть через десять часов, время было одиннадцать часов ночи.

Взломав искин хранилища, я вошёл внутрь и осмотрелся вокруг, взглядом профессионального хомяка. Раз уж попал сюда, нужно как-то восполнить потери за уничтожение моей квартиры, да и вообще за моральные издержки. А ценностей, которые меня могли заинтересовать, тут хватало. Ой как хватало. Небольшой дрон-погрузчик уже стоял рядом с кофром в манипуляторах, где хранилось моё имущество, искин подсуетился и вынес ко входу, но я прошёл мимо даже не взглянув на кофр, все три машинки времени были внутри, и по хозяйски осмотревшись, уперев кулаки о бока, задорно сказал:

— Ну что, приступим?

На самом деле я и пальцем не пошевелил, отошёл в сторону и присел в удобное кресло заведующего спецхранилищем, его не было, рабочий день закончился, и стал мысленно руководить. За счёт ИСБ было заказано шестьсот тонн самого лучшего и свежего навоза с ферм по выведению гархов. Наши земные свиньи, один в один. Экскременты их воняли так же, а если воды добавить, то вообще отлично. Кластер искинов ИСБ заказал двенадцать малых и дестяь средних контейнеров, которые и были доставлены на подземную парковку Управления. Там погрузчиками всё было вывезено из хранилища, всё, имею ввиду и стеллажи с рабочим местом завсклада. Это ещё не всё, я заглянул в спецгараж ИСБ, четыре мощных самых лучших флаера ушли в контейнеры. Запчасти к ним и сменное вооружение, топливные стрежни также не забыл. Потом пару броневиков, боевые платформы и походную криминалистическую лабораторию. В общем, загрузил средние контейнеры по максимуму. После чего контейнеры пошли на орбитальный терминал, курьерская служба доставки занималась этим, а вот в хранилище… Я поспешил покинуть его, зажимая нос, стали подавать жидкий навоз через технические отверстия. Шланги там прокинули. Дверь была закрыта, так что жижа заполнила хранилище под пробку. Дроны-уборщики подтёрли все следы и активно пользовались амортизаторами воздуха, чтобы убрать запах. Справлялись, но химии из моющих средств много извели. Хотелось бы видеть лица тех, кто откроет бронированные створки, и вся эта масса выльется в коридор. Да что хотелось, посмотрю. Специально камеры наблюдения развернул, так чтобы было видно.

Покинув управление, я так же незаметно вернулся в номер отеля, где выглянул, прося принести дополнительные одеяла, алиби для охраны подтверждал. А контейнеры на терминале не задержались. Я их сначала между терминалами по перемещал, чтобы следы запутать, а потом стал перемещать уже фантомы, так как контейнеры на одном из грузовых судов были отправлены на одну из имперских планет. Там снова сменив маркировку и судно, контейнеры отправятся на приграничную планету. А от неё уже на Фронтир, на станцию где у меня были арендованные склады. Арендую отдельный склад под чужим именем. Полёвая задача, тем более на станции была гиперсвязь и аренду я мог подтверждать и оплачивать из любой точки империи. Да что подтверждать, там искины были под моим контролем, так что когда контейнеры прибудут, вся информация о них будет подчищена. Вот так и была проведена моя спецоперация по тому, чтобы забрать свои вещи. Кстати, при возвращении кофр пришлось спрятать в канализации, в ипостаси вируса я бы с ним подняться наверх не смог. Заберу чуть позже. Тайник получился отличным.


Два дня я просидел в номере, но часто вызывая кого-то из прислуги, в основном из обслуживающего персонажа, стилиста, то бишь парикмахера, массажиста, этот ко мне два раза в день как на работу ходил, ну и других специалистов. Когда время подошло, я сдал номер и на глайдере такси направился к зданию, где теперь располагался мой отдел, а сеть врубил только когда подошёл к посту охраны. Почти сразу выяснилось, что на почте больше двухсот сообщений. На посту охранники сразу всполошились, и один повёл меня к особисту, начальник отдела был уже там.

Устроившись на стуле поудобнее, в расслабленной позе, я не скрывал своей довольной улыбки. Это не осталось без внимания.

— Где столько радости продают? Подскажи адрес, очень надо, — сказал особист, явно подготавливаясь к долгой беседе.

— Отель «Норвлок». Люкс. Массажисты, прелестные девушки, что скрасят ночь любому, выведут вас из депрессии и придадут вам отличное настроение. Я два дня прожил в отеле под анонимом, отлично отдохнул и готов к работе. Кстати, у них там великолепные спортивные комплексы двенадцатого поколения, советую. Всего сто шестьдесят тысяч кредитов в сутки номер стоит.

Начальник отдела изумленно крякнул, особист был более сдержан, только и спросил:

— И много кто тебя видел?

— Да все. Я ещё охрану нанял, чтобы меня там охраняли. Знаете ли, тот таран чуть не погубил меня, и я решил перестраховаться.

— Хм. Если твои слова подтвердятся, это снимет с тебя многие подозрения. ИСБ требует твоей головы.

— Это ещё за что? — удивлённо спросил я.

— У них там серьёзный скандал разгорается, разве не смотрел новостные каналы?

— Да я вообще в сети не выходил, заблокировал её, чтобы не мешали. Дали два дня в себя прийти, вот и отгулял их. Как видите не зря.

— Да у них там ещё помимо этого что-то в Управление случилось, второй день ассенизаторы работают. Правда, что случилось, не сообщают, но злые как черти.

— Ну а я тут причём? — пожал я плечами.

— Сегодня и проверим, причём или нет. Сейчас работай. Рабочее место не покидай.

— А обед?

— В столовую, она на минус первом этаже. Здание покидать запрещается.

— Ну ладно, — легко согласился я.

Начальник отдела остался в кабинете у особиста. Они там начали шептаться о своих делах, а я двинул к своему кабинету. По моему лицу блуждала улыбка, а перед глазами сеть, раз за разом прокручивала то, как вонючая и плохо смываемая жижа буквально сбила с ног четырёх человек. До сих пор ржу ни магу.

Особист явно не понимал что происходит, до него никто не доводил причины такого резко возросшего интереса ко мне. Когда я отключил сеть и исчез, следователи и оперативники ИСБ носом землю рыли чтобы меня найти, это они правильно догадались, кто подсунул тому недотёпе запись их провальной операции у меня в квартире. Потом резко их интерес угас, я вон спокойно добрался до отдела, пообщался с особистом, меня никто в его кабинете арестовать не собирался, и пошёл работать. Такие интересы и пренебрежения не могли его не заинтересовать, но к каким выводам он пришёл, мне пока было не понятно. Насчёт записи в моей квартире и особенно диверсии, ИСБ искали кто это устроил, и даже нашли, вот только совершенно других людей. Учусь я немного подставлять других. Когда я готовился к операции в комплексе зданий ИСБ, то невольно вышел на группу глубинной разведки империи работорговцев. Это их был киборг, которого бойцы погасили тяжёлым оружием флаеров. Вот я и слил эту группу, технично повесив на них все мои дела и подбросив улики. Особо я с ними не перебарщивал, а то ещё догадаются, что им лажу подбрасывают. Правда за группу ухватились цепко и азартно. В ней было ещё шесть киборгов, так что бои в столице и в её окрестностях были серьёзными. Почти сутки шли. Даже пару раз крейсер по поверхности долбил, пытался вскрыть заглублённый бункер. Он нашим был, ГО, просто работорговцы его выкупили и переделали под свою базу. Серьёзные бои шли, всех киборгов уничтожили, базу сильно разгромленную взяли, там и улики нашли. Вот с тех пор эсбэшникам я и стал неинтересен. Они специально столько шуму вокруг киборгов и разведки работорговцев подняли, чтобы тему с уничтожением моей квартиры заглушить и затоптать. Да и совладельца домового комплекса заставили заткнуться, какой-то компромат на него нарыли, ну и выплатили какие-то деньги, так что он больше не вякал.

Правда, император был зол, столько происшествий в империи, но при этом директору ИСБ официально выразил благодарность за отличную службу. А что ему ещё оставалось делать?

* * *

Кашлянув, я посмотрел влево и вправо, по коридору. Никого, это хорошо. Однако я медлил, что-то мне не нравилось, а вот что непонятно. Вещун разыгрался. Такое чувство характерное, как будто кто-то в спину смотрит. Недобро так, исподлобья. Я даже плечами невольно передёрнул, до того осязаемо это ощущение.

Сделав шаг назад обратно в тень тупика, задумался. У меня была назначена встреча, шерше ля фам как говорится. Илла мне очень нравилась, и у нас завертелось всё по серьёзному. Полгода назад месяц встречались и только перешли к серьёзному, не сексу, до этого у нас сразу дошло, а девушка согласилась ко мне переехать, как её в университете, где та училась на врача первой категории, приметил сын императора. Сам я отлучился на тот момент, летал на «Лай» где у меня находились склады с имуществом, всё же почти два года тут не был, перебрал, осмотрел, кое-что взял с собой и вернулся домой. Теперь мою квартиру охраняли «Богомолы». При возвращении Илла оказалась не в сети, я забеспокоился, начал искать и узнал, что её силой посадили в глайдер с имперским гербом. Имею в виду с гербом не самой империи, а императора что ею правит. Запись нашёл на университетском искине, камеры наблюдения зафиксировали, что контролировали территорию вокруг. Там чётко было видно, что Иллы пыталась сопротивляться, но её затолкнули в машину. Взломав искин дворца, я узнал, что Илла вот уже как две недели замужем, торжество было закрытым, в прессе информации было мало, кто невеста было неизвестно. Молодожёны укатили в медовый месяц на курортную планету.

В общем, фиговое у меня настроение было не передать, очень уж мне Илла нравилась, фактически любил я её. Углубившись в рутину работы нашего отдела, я чуть не проморгал возвращения молодожёнов. Вернулись так вернулись, ну и чёрт с ними. Однако буквально через несколько дней Илла сама меня нашла и бросилась в слезах на грудь. Замуж та не хотела, заставили. А теперь ничего сделать не может. Вот у нас и закрутилось снова. Четыре месяца как я являюсь любовником жены принца Айка, восьмидесяти шести лет отроду. Ему столько, не ей. Его, как поговаривали, сразила стрела любви, и в жене он души не чаял, а та его ненавидела и смотрела с отвращением, так что изменяла с удовольствием. Молодая семья жила в императорском дворце, так что я быстро протоптал тропу к ложу Иллы. Особенно когда её мужа не было. А так в большинстве встречались на конспиративных квартирах. В последние дни Илла говорила что, похоже, муж что-то подозревает, были изменения в настроении, и относилось это к ней. Как-то смотрел тот на неё не хорошо.

А сейчас я стоял буквально в двух шагах от их апартаментов во дворце и медлил. Что-то не так, а что не понятно. Искин дворца под моим контролем, если что не так, предупредит, хотя это крыло он не контролирует, высшая знать не любит когда за ними наблюдают, даже искины. Другие крылья, пожалуйста, но не это. Принц покинул Иллу часа два назад, но до этого я получил от Иллы сообщение, что можно приходить, её «маразматик» уходит. Та его всегда так называла, боялась она его и ненавидела.

Что же не так? Своим чувствам я вполне доверял, если предчувствие имеется, нужно обязательно обратить на это внимание, вот я и обратил. Сейчас меня и танком не сдвинешь, идти к комнате Иллы я уже передумал, засада не засада, но что-то не хорошо с этим делом. Задумавшись на миг, я кивнул сам себе и велел искину прислать ко мне дрона-уборщика, они тут работали. Как только подбежал дрон, я перепрограммировал его и мысленно управляя, отправил в апартаменты. Предчувствия меня не обманули, апартаментах находились в режиме ожидания два охранных дрона. Тело Иллы лежало на кровати, волосы цвета воронова крыла разметались на подушке, а на белоснежной шее отлично видные следы пальцев. Девушку задушили. Та лежала в соблазнительной позе, однако на лице был настоящий ужас. К кому она испытывала такой ужас, я знал прекрасно. Муж.

— Значит вот оно как? — едва слышно пробормотал я. — Убил жёнушку и засаду поставил? Решил на меня списать смерть жены? Ну-ну.

На уборщика охранники не отреагировали, даже то, что тот срезал у девушки прядь волос, не отметили, и уборщик вернулся в коридор, передав мне срезанные локоны девушки. Кто любовник его жены думаю принц знает хорошо, мы ведь до того как он её увидел и возжелал, не прятались и по контактам можно определить с кем та встречалась до Айка. Это уж потом мы секретились. Айк может и был мразью, но не дураком. Вернувшись в тупик, я открыл люк и спустился в подвал, потом на нижние этажи дворца, а там уже канализацию, после чего побежал по пешеходной площадке к выходу. Пользовался в этот раз я новым путём, мало ли на старом может ожидать засада. Сразу после убийства жены принц покинул дворец и понялся на орбитальный терминал, там находилась его личная яхта. Во дворце не успел достать, достану на орбите.

Убийства члена императорской семьи это очень серьёзно, значит мне нужно алиби. Что я сделал, прошёл в одно из кафе и просидел там пару минут, работая с планшетом, после этого покинул кафе, а мой фантом остался сидеть внутри. Нет, столик был пуст и обычные посетители фантома увидеть не могли, однако для камер наблюдения я как сидел, так и продолжал сидеть. Принца нужно валить как можно быстрее, это принципиально, чувство мести во мне так и бурлило. Да, похоже, я всё же любил Иллу, сам стараясь убедить себя в обратном. До сих пор помню её глаза. Она ожидала от меня действий, если бы я её увёз, она бы пошла со мной на край света, а когда поняла что на это не пойду, не бросила, но мстила в постели мужа как ему самому, так и мне. Только сейчас я начал это осознавать, как будто пелена с глаза начала сползать.

На орбиту я поднялся под чужой личиной, в оборудование Древних была возможность накладывать на себя чужое лицо, как в принципе и временно менять идентификатор. Добравшись до другого терминала, на орбите это сделать проще, чем лететь в атмосфере, сразу на флаере-такси полетел к ангару, где и стояла яхта принца. Он был на борту, как и часть команды, яхта ангар не покидала. Искины терминала давным-давно были мной взломаны, так что, добравшись до нужного ангара, я там разделся, перейдя в ипостась вируса и влетев в ангар через вентиляционное отверстие, взломал искины яхты и, вернувшись обратно в коридор, там оделся и направился к яхте. Створки ангара и створки шлюзовой яхты при моём приближении открывались, причём все кто находился на борту, об этом даже не подозревали. Также незаметно для экипажа я прошёл в апартаменты принца, но ходу сняв маску личины.

— Я знал, что ты придёшь, — сказал тот, как только я прошёл в спальню, где принц лежал в одном халате с мокрыми волосами и с бокалом вина в руке.

Общаться с этой мразью я не собирался и, не замедлив шага, направился к нему, мысленно отдавая приказ комбезу нарастить перчатки на руки, оставлять следы на шее этого Отелло я так же не собирался. Как он убил Иллу так и сам отойдёт в мир иной. Тот пытался панически отправить сигнал о помощи, но искины яхты блокировали исходящий сигнал, включив глушилку. Сам я мысленно отдал приказ нейросети принца блокировать его конечности. У того стояла нейросеть аж тринадцатого поколения, императорского двору их поставляли из Центральных миров, но закладки производители оставляли, а я их знал и мог управлять теперь телом принца. Ухватившись за его тощую шею, сдавил и удерживал так, пока нейросеть не указала, что клиент скорее мертв, чем жив. Как не чесались мои руки но принца я не убивал, следы на шее специально оставил, сравнят с теми что на шее Иллы и поймут, душили разные люди, размеры рук другие. Принц действительно был жив, но я сделал его полным идиот, мозг фактически мёртв, умеючи это не сложно. Восстановить в реаниматоре не получиться, это одно из тех ранений, которые они не лечат. Тот слабо дышал, пустив слюну уголком рта, а я, вложив ему в руку срезанные локоны Иллы, превратил палец в вирус и коснулся нейроразъёма на руке принца, стирая с неё всё что там было. Теперь не восстановить.

Потом подтерев все следы, покинул яхту, а чуть позже и терминал, вернувшись в тоже кафе, где я как бы просидел почти три часа и, заняв свой же столик, уже по-настоящему покинул кафе, причём столкнувшись на входе с парой парней в подпитии, завязалась потасовка и нас отвезли в полицию. Наряд рядом был вот и вмешался. Там быстро выпустили, никто ни к кому претензий не имел, и я направился к себе на квартиру. На душе было погано, утром был в отличном настроение, Илла мне сообщение прислала, что возможно сегодня будет «окно» и мы увидимся, а вечером я уже был у себя в апартаментах и лёжа в джакузи пил пиво, с грустью вспоминая свою девушку. Кстати, а не утрешнее ли сообщение окончательно подтвердило подозрения принца, и тот пошёл на убийство? Та обычно сообщения присылает после его ухода, а не до. Может, заставил её вызвать меня? Насчёт состояния аффекта не думаю, больше похоже на заранее спланированное убийство, однако теперь уже не докажешь.


Похороны принца Айка и его жены прошли пышно, официальная версия смерти, погибли во время экскурсии, отказали гиперприводы. Сам я на торжественную похоронную процессию посмотрел в новостях, отслеживая через симбиот и взломанные искины ИСБ и дворца, что там со следствием. Я был в числе подозреваемых, то что мы раньше были знакомы с Иллой не скрыть, однако алиби с кафе прошло нормально и с меня подозрения были сняты. Даже следователь не приходил, о том, что я был на подозрении, узнал от искинов и прямого подслушивания совещаний. Сейчас следствие вошло в тупик, но всё равно работа шла.

У меня же всё было по-прежнему. Со временем Илла и сама история с ней забылась, и я вернулся в норму. Встречался с девушками и жил спокойной жизнью. Когда срок контракта подошёл, нашёл отличное место в другом министерстве и заранее подписал с ними контракт. Тоже на пять лет. На новом месте работа была куда интереснее и разнообразнее, я стал замом генерального подрядчика империи. То есть все бункера ГО, обороны и складов на всех планетах империи это в моей юрисдикции, часто приходилось выезжать в составе комиссии, чтобы проверить тот или иной объект.

Внешне я не старел, как выглядел на семнадцать лет, так и выглядел, хотя уже было за тридцать. Проживая в империи и работая, я старался вести себя тише воды и ниже травы и постепенно интерес ко мне со стороны СБ угас. Однако я всё равно у них на заметке, чуть что, где накосячу, считай, снова привлеку к себе самое пристальное внимание. Вот так шло время, я матерел на своих рабочий местах и переходил на другие. Работа в разных сферах реально подняла мой опыт, и достаточно серьёзно, теперь я видел свои прошлые ошибки, когда начал формировать империю. Ошибка на ошибке. Я становился опытным крючководом и бюрократом. Когда начало подходить время забирал свои корабли, брошенные «на минутку» то там то тут, занялся этим. Коды к искинам помнил, а дальше вирусом полностью делал их своими. Чуть позже, находясь на Земле со стороны наблюдал, как старый поляк сломал хрустальную палочку, и тот «я» из прошлого перемесился с ним в сорок первый год. Вздохнув направился за байком, а потом и корветом, он не так и далеко от берега затоплен был. У меня был тяжёлый крейсер в системе, корвет легко вместиться в трюме. Покинув планету также незаметно, как и спустился, я вернулся на борт своего крейсера и вылетел в империю.

Отслеживая всё, что было с Ольгой и Жанной, помогал им чем мог. Когда у мужа Жанны возникли проблемы, решил их, подержав в трудную минуту. Отрабатывал я последний пятилетний контракт и считал, что узнал всё, что необходимо и дальше уже буду совершенствоваться сам. Я действительно стал вполне неплохим универсалом в госаппарате, что позволяло контролировать всё и вся. Если я стану императором, что-то уже особо и желания такого нет, то как либо обмануть меня будет сложно, я теперь знал все уловки чтобы покрыть свои грехи или грехи других. Опыт оно такое, наживное. Вот те, кто и наживал его, передавал этот опыт мне.

Земля уже давно была под рукой империи, Кремнев рос как бизнесмен и как человек, я был за него только рад и как мог, поддерживал. Именно я подсказал ему при нашей личной беседе, что вскоре ждёт Содружество и как к этому подготовиться. Когда подошло время, подготовил остов катера, спрятал в нём машинку времени и доставил в нужное время. Через несколько столетий, другой «я», только уже моложе, найдёт и этот остов, и машинку времени запропрограммированную на определённое время и тот перенесётся в прошлое. Все необходимые послания были оставлены и отправлены. В общем всё чтобы направить меня того молодого по моему жизненному пути было подготовлено и осуществлено. За последние двадцать лет я полностью усвоил симбиот, всё же базы знаний по его использованию были скорее поверхностными, я очень часто находил то, что не было в базах, там же нашёл и то, как программировать машинки времени, что и сделал.

Я серьёзно учился и готовился, однако и время начало подходить к назначенной точке. После долгих раздумий я решил воспользоваться тремя машинками времени, что находились на балансе симбиота и которые пока не тратил, чтобы отправиться глубоко в прошлое. Да, я собрался навестить Сеятелей. Уж очень они меня интересовали.

Когда подготовительные работы были завершены, все средства я перевёл Кремневу, тот знал что с ними делать, инструкции ему оставил и, устроившись на траве, я находился на Зории, на поверхности планеты, на мне было оборудование Древних, всё для диверсанта, а за плечами десантный рюкзак, чтобы в прошлом было всё под рукой. Взял только самое необходимое. Наконец набрав нужный год, активировал хрустальную палочку и… ничего. Почти сразу на рабочем столе симбиота появилось сообщение, что мощности машинки времени на такие расстояния не хватает. Тогда я подтвердил ту же дату, и одновременно активировал все три.

Дальше резко и внезапно наступила темнота, я не чествовал рук, не чувствовал ног, как будто тела нет, даже дышать не надо, но перед глазами загорелась красная надпись, почему-то на русском: «Перегрузка». Потом вторая: «Исходный код нарушен. Принято решение вернуть объект на первоначальный уровень. Код операции: Второй шанс». Потом третья надпись: «Вернуть объект к исходной временной точке».

Почти сразу я почувствовал, что всё тело горит огнём и меня бьёт током, натурально трясёт всего, после этого я сорвался, и безвольной тушкой, но хоть и на краю сознания, свалился с крыши. Где я? Кто я? Когда солнце заслонила голова зурга, более известного нам, как старик Краф, только широко распахнул глаза от изумления. Его же убили вместе с моими родителями и всеми сельчанами?!

— Ворх, ты зачем ко мне на крышу залез? Вон на руке волдыри ожога, — сердито выговаривал тот мне.

С трудом подняв руку, я с изумлением обнаружил, что это моя рука, но та, детская. Чёрт я только что перенёсся в тело Ворха Росса пяти лет от роду и похоже только что, забравшись на крышу дома старика Крафа, коснулся рукой открытого источника питания.

— Второй шанс? Перезагрузка? — хрипло закашлялся я от смеха под испуганные причитания старика.

Тот звал соседей, чтобы перенести меня домой. Сам он не мог меня поднять, на днях повредил руку, и та находилась в косынке. Что было дальше не помню, вырубился, однако одно осознал точно. Мне дали второй шанс и в этот раз я его не упущу, да и деревню нашу не дам уничтожить. Вся та круговерть была, похоже, подготовкой к тому, чтобы возродить государство, а возможно и Содружество. Мне действительно дали второй шанс.


Когда я очнулся и посмотрел на белёный потолок, уже подзабытый и такой родной нашей семейной избы, то только широко улыбнулся. Не привиделось. Жизнь играла во мне всеми красками, и не смотря на боль в левой руке где был ожёг, я чувствовал себя прекрасно и… свободно? Почти сразу появилась Лидия, четырёхлетняя белобрысая кроха, какая же она маленькая, а я её запомнил уже взрослой девушкой. Та, заметив, что я очнулся, радостно улыбнулась и, завопив на весь дом, что я открыл глаза, взмахнув косичками, резко развернувшись, выбежала из комнаты. Все, как и в прошлый раз, когда я очнулся, она себя вела так же. Разве что я на тот момент ничего не понимал и не знал языка. Год почти его потом учил, да ещё к старику Кофру в ученики зурга пошёл. Сейчас меня старик научить ничему не мог.

В тот раз я себя чувствовал очень фигово, едва шевелиться мог и потом долго отходил, а сейчас жизнь била во мне ключом, голова немного кружилась и болела, но я думаю это последствия удара электрическим током и падения с крыши. Повозившись, я сел, приподнять подушку и взбить её у меня уже сил не хватало, слабость присутствовала. Причём достаточно сильная. Из моих воспоминаний явственно, что сейчас Лидия приведёт родителей, отца Луца Росса и мою мать Тони Росса. Думаю, делать вид потери памяти не стоит, буду вести себя как ребёнок, это многое спишет, особенно несоответствия в поведении.

Причины моего возвращения к этому временному промежутку, мне были в принципе понятны, я отчётливо помнил своё желание отправиться к Сеятелям, и к чему это привело, а вот проанализировать всё просто не успел. Раздались тяжёлые шаги и в комнату, это была наша с Лидой детская, прошёл сначала отец, а потом и мать. Та вынашивала мою младшую сестрёнку Лизу и думаю скоро та появиться на свет. Три месяца осталось, после сезона дождей сестрёнка появиться на свет, а ещё через несколько лет родители осчастливят нас ещё одной сестричкой, Милой. Родители склонились надо мной, внимательно рассматривая. Между ними скользнула Лидия и взяла мою руку, на что я нежно погладил тыльную сторону её ладони.

— Как ты себя чувствуешь, Ворх? — спросил отец.

— Голова болит, — ответил я, и стал мысленно изучать себя. — И двигаться трудно.

— Главное не разбился. Сейчас мама тебя покормит, но впредь старайся вести себя осторожнее. Зачем ты на крышу старика Кофра полез?

- Не помню, — отвели я и сморщился.

Отец, только вздохнул и, велев матери мной заняться, вышел, сказав, что будет к вечеру, мама и Лидия остались. Чуть позже мне принесли поесть, оказалось, я действительно был голоден, и дали мне съесть сколько можно. Потом я стал подрёмывать, напала сонливость и мама вывела сестрёнку из комнаты, хотя та уходить не хотела, явно вознамерившись прилечь рядом со мной. Как уснул, даже не заметил.


Очнулся я ночью, окно было затемнено, однако желание посетить отхожее место было столь сильно, что я сполз с кроватки, у другой стены стояла ещё одна, там сопела носиком Лидия. Прокравшись мимо, я вышел в залу, бабушка спала на самодельном диване, и вышел на крыльцо. Дверь открывал осторожно, тут отец каждую ночь вешал сигнальную нить. Надо же, помню. Сняв её и сбегав к туалету, помочился на крапиву, после чего уже лёгкой походкой счастливого человека двинул обратно. Накинул сигналку и прошёл к кровати. Устроившись на ней, я закинул руки за голову и задумался. Спасть не хотелось, время, судя по положению звёзд, самая глубокая ночь, так почему бы пока все спят не поразмышлять? А проанализировать было что, сейчас, когда я перестал быть во власти симбиота Сеятелей, ко мне вернулось трезвое размышление. Да-да, только сейчас я начал осознавать, что практически с момента активации симбиота находился под его полным контролем. Когда контроля нет, сразу чествуется, был он или нет. Я помню всё что происходило со мной, как погибло село, как мы спасались с бабушкой и сёстрами, как я отправился в прошлое, а ещё ту изрядно запутанную неразбериху со множеством «я», которые руководили мной. Забавно, но всё это было. Потом я заполучил симбиота, и благодаря ему стал тем, кто сможет повести за собой людей, у меня и опыт, и знания, всё это осталось при мне, разве что сам симбиот исчез, что не могло не радовать. Потеря конечно большая, особенно с ипостасями, но честно говоря, быть рабом симбиота и иметь ипостаси или не иметь ничего, то я выбираю второе. Личная свобода мне была дороже. Сейчас я начинаю осознавать, что желание отправиться к Сеятелем, это был мой внутренний протест симбиоту, однако что-то пошло не так и вот я в своём, теперь уже точно своём теле Ворха Росса. С прошлым моим вселением изменения, конечно, были, однако несущественные. Например, то что я что-то побормотал когда с крыши свалился, этого я не помнил, старик Краф рассказал, а сейчас помню. Бабушки не было, когда я с крыши свалился, гостила у подружки в соседней деревне, под вечер только вчера приехала, когда я уже спал. Всё точно также. С тем, что со мной произошло, разобрались, теперь по планам на будущее. Свои знания не демонстрировать, вообще, лучше ничего насчёт этого не показывать. Это на первое время. А вот напроситься в ученики старику Крафу, это обязательно нужно сделать, чтобы хоть как-то легализовать свои знания. Склад ГО однозначно вскрыть, но о нём никому не сообщать. Не нужно этого, новую беду на село накликаю и сквады со всех сторон налетят. Что дальше? Нужно заиметь летательный аппарат, лучше челнок, и поднявшись на орбиту оживить старсейвер. Это планы на ближайшие пять лет. Часть из них по малолетству выполнить я не смогу и их придётся отложить. К сожалению.

Кстати, помниться бабушка, потом рассказывала, что в селе примерно в тоже время, когда я упал с крыши, случилась ещё одна беда, но в этот раз с трагическим концом.

— Вспоминай голова. Шляпу куплю, — едва слышно шепнул я, и потёр виски пытаясь вспомнить, что тогда бабушка рассказывала.

Так, через неделю после моего падения начался ливень, бушевала непогода почти три дня, все по домам отсиживались, друг к другу в гости ходили, чтобы хоть как-то скрасить вечера. Когда погода наладилась и природа забушевала буйным цветом, взрослые охотники пошли за добычей, тогда и отец ушёл. Шестеро парней лет тринадцати и четырнадцати лет, молодые охотники, обучение которых ещё продолжалось, решили так же испытать судьбу, и пошли к речке, в сторону деревни рыбаков, она тут недалеко была. Как раз бабушка там гостила, какие-то рецепты перенимала у знакомой. Так вот, они вышли на дорогу, где с трудом двигалась тяжело нагруженная машина, думали торговец ехали. Когда вдруг машина остановилась, из кузова посыпались вооруженные огнестрельным оружием бандиты и открыли огонь. Двое юных охотников успели убежать, один был ранен, да и какое у них оружие, ножи да луки со стрелами, три тела потом нашли там же у дороги, а один попал. Скорее всего, бандиты взяли его и продали в рабство. Потом выяснилось, что с речки у деревни рыбаков, где были постирушки, пропало две молодые женщины и три девочки. Думаю, они так же стали добычей бандитов. Больше о них никто ничего не слышал, как в принципе и о скваде. Так и не узнали, кто это был, хоть шанс выкупить своих был бы.

Обдумав всё что вспомнил, решил, что говорить о своих знаниях будущего не то что не стоит, натурально опасно. Да и просто глупо. Мальчишек отговорить идти в лес я не смогу, кто я для них, мелочь, что постоянно под ногами путается. Значит, придётся увязаться с ними и предупредить уже на месте. Шанс есть. Значит, у меня неделя, чтобы прийти в себя и хоть немного потренироваться, набраться сил. Чёрт, тут ещё женщины с девчонками из рыбацкой деревни. С ними как быть? Думай голова, думай. Хм, сознание ясное, а вот с думалкой проблемы. Неужели из-за того что я ещё развиваюсь, мой мозг пятилетнего малыша просто не способен переваривать такие объёмы информации, поэтому и тормозит? Похоже, что так. Ничего с возрастом это пройдёт, да и я развиваться буду, ещё как буду. Выхода другого всё равно нет.

Повозившись немного, лёг на бок и продолжил размышлять. С момента как я избавился от симбиота, как будто натурально пелена с глаз спала. Наверное, такое ощущение счастья чувствует раб, когда у него снимают ошейник и говорят, что тот теперь свободен, именно это счастье меня и переполняло. Последние годы я работал под каким-то едва уловимым давлением-контролем, смотрел на всё сквозь призму стекла, как будто не я проживал эту жизнь чиновника империи Антран, а кто-то другой. Иногда у меня были всплески не контролируемой активности, видимо я тогда чувствовал это давление и пытался вырваться, да куда там. Да и активность проявлял как-то слабенько, быстро теряя азарт и задор чего раньше никогда не было. То оргию устрою, а на следующий день уже разгоню всех, то гонки устрою с полицией. В общем, мелочь, встряхнуться пытался, однако как-то не встряхивался. Чем больше я находился в ипостасях, учась их использовать, тем меньше я чувствовал себя живым. Как-то вот так.

Одного хорошо, все артефакты Древних, те самые, что я отобрал у корпорации, да и вещички из спецхранилища ИСБ, всё это я всё же припрятал. Забрал со станции, прикупил древнее шахтёрское судно и спрятал внутри астероида. Там была пустая порода и никого он не заинтересует, поэтому в схроне я был уверен. Главное добраться до него. Ведь там нейросеть Древних для диверсантов. Тогда я купил две штуки. Одну установил, совместив с симбиотом, а вторая осталась в запасе и она должна быть в порядке. Древние нейросети Содружества ставить не стоит, фигня. Спущусь на склад, и когда буду заниматься трупами в лифтах, а вернее сетями в их головах, то потом пущу на продажу. Штука одна из самых ценных сейчас. Кстати, нейросети Древних можно ставить уже сейчас, ребёнку, а запускаются они в пятнадцать лет. Ждать не хочется, а придётся. Запустить сеть Зтов как нейросети Содружества не получиться. Там совсем другие принципы. Ну ладно, буду пользоваться планшетом или коммуникатором для управления оборудованием Содружества, пока хватит. Жаль так не смогу управлять оборудованием Зтов, только через нейросеть. У Зтов в ручную только медкапсулами можно управлять да платформами, это прописано в установочных программах. Специально сделали, чтобы ими могли раненые или покалеченные пользоваться. Да и удобство ручного управления было вполне на уровне.


Как заснул сам не заметил, вот только строю планы на будущее, ощущая натуральный душевный подъем, и уже утро, петухи за окном орут и едва слышно шумит бабушка на кухне. Хм, и Лидии нет, видимо, отправлена за утятами следить. Перевернувшись на другой бок, я спустил ноги и спрыгнул с кровати на пол. Кровать была на уровне моей груди, поэтому действительно приходилось спрыгивать. На самом деле это была не кровать, а сундук, сверху лежала перина, подушка и одеяло. Вот у Лидии была как раз настоящая детская кроватка, но та уж вырастала из неё, так что вскоре эту кроватку займёт Лиза, через год где-то.

Поправив длинную рубаху до колен, в которой спал, это такая детская пижама, я прошлёпал босыми ногами мимо кухни, поздоровавшись с бабушкой, та только шевелюру взлохматила, и спросила, как я себя чувствую.

— Хорошо. Можно мне с мальчишками побегать?

У Ворха было несколько приятелей одного с ним года, в той своей жизни я от них отдалился, после болезни, да ещё в ученики зурга пошёл, а тут легенда неплохая, можно ею пользоваться. Вот только с мальцами играть мне естественно никак не хотелось.

— Вот ещё, — возмутилась бабушка. — Только на ноги встал, как снова на улицу быстрее. Пока во дворе погуляешь, за птицей присмотришь.

— Угу, — вздохнул я и заспешил наружу.

Мать обнаружилась на заднем дворе, где был небольшой участок, та чистила овощи к обеду, а Лидия на улице пасла утят, общаясь с соседскими девчонками. Сходив в туалет и сделав свои дела, я дошёл до бадейки сделанной для полива, вымыл руки и сам умылся. Вытерся рукавом, ничего похожего на полотенце рядом не было.

— Ты смотри, как удары током действуют, — сказала с улыбкой мама, не переставая чистить клубни похожие на картофель. — Сам встал, сам умылся и даже руки помыл. Никогда такого не видела.

— Будем жить по-новому.

Оставив мать сидеть с открытым ртом, мысленно ругая себя, на автомате ответил, вернулся в дом, где получил свежую сдобную булку и полный стакан молока. До обеда часа три, хватит червяка заморить. Булку я не доел, а вот молоко всё выпил. Пить хотелось.

После этого до самого обеда я был во дворе, честно не покидая территорию нашего приусадебного участка. Да и одежду мне не выдали, а сам я её не нашёл, так что бродил своей длинной рубахе, да ещё босиком. Я забирался на ограду и перелезал её, бегал, прыгал и веселился, мама поначалу с тревогой поглядывала, но потом успокоилась. На самом деле я просто проверял себя, физическую форму и, понимая, что она не достаточная, под видом обычных мальчишеских попрыгушек, тренировался. Потаскал поленья в дом, сложив приличную кучку, к летней кухне дров натаскал и вот, так занимался.


Первые два дня меня действительно не выпускали, потом наша сельская лекарка осмотрела меня и разрешила гулять без ограничений, повязку только перед уходом сменила, смазав ожоги какой-то вонючей мазью. На Вишневского похожа по запаху. С бывшими приятелями я избегал общаться, однако те настырные, пришлось сделать так, чтобы те обиделись на меня. Победа в бою на кулачках осталась за мной, так что всё, враги на всю жизнь, что мне и нужно было, вот теперь можно гулять без лишних глаз. Отец в прошлом году мне подарил небольшой нож, повесив его на пояс, я так и ходил. Первые четыре дня, заново изучал село. Всё же столько лет прошло, однако заново освоился в нём быстро, даже успел поговорить со стариком Крафом, сделал предварительный заброс насчёт ученичества, пусть подумает. В прошлый раз удалось быстро его уговорить, а тут он мне проворящих вопросов не задавал, но остался сидеть с задумчивым видом.

Помня о скорой непогоде, я стал ходить к речке и, таская оттуда вязанки лозы, заготавливал материал для плетения корзин. Конечно, я пока слаб нормальные плести, но большие вполне, там силы прикладывать нужно меньше чем в плетении небольших корзин. Вязанки я таскал долго, до самой непогоды, когда тучи начали наползать на небо, всё убирал на чердак избы. Отец ворчал на это, не понимая для чего мне нужно столько ветвей. А для меня и работа на будущее и тренировка. Если в первый день я падал от усталости, то… и потом падал. Тренироваться надо.

С начала непогода мама с бабушкой начали заниматься солениями, заготавливая их на зиму. Вот чем мама занималась, приготавливала для соленья клубни, а отец пропадал в соседском ангаре всё время непогоды. Там были отличные коптильни, и добытое мясо коптилось, после чего оно отправлялось на ледник. Я же, не обращая внимания на темень снаружи и грохот грома со сверканиями молний, доставал вязанки с чердака и отобрав хорошие прутья, замочил и начал плести. Руки, которые этого пока не делали, занимались привычной работой. Иногда силы действительно не хватало, да что иногда, постоянно, но мне помогала Лидия. Вот уж кто не отходил от меня ни на шаг, и огромными глазами наблюдала за работой. Наконец корзина была готова. Единственно, что я ручки не сделал, для моих слабых пока пальцев это не посильная работа. Естественно мама и бабушка не могли не заинтересоваться проводимыми работами, вот и поглядывали, что я делаю, а когда к окончанию непогоды корзина была готова, похвалили меня, приласкали и забрали готовый продукт. Корзины в селе были в заметном дефиците, прошлый мастер умер лет шесть назад, не оставив смену, так что ту сразу приспособили для овощей. Получилась она большой, примерно литров на сорок. Нормально, проверка состоялась, знания действительно остались и я много что могу. Отец изрядно удивился, когда ему показали в доказательство, корзину. Осмотрел её, ещё больше удивившись тому, что та была не кривобокой, и задумчиво посмотрел на меня. Правда, мнения своего вслух не озвучил, лишь потрепал макушку. Это у него вместо спасибо было, или похвальбы.

В тот же день когда погода наладилась, я стал готовиться. Завтра решающий день, тот самый день, когда в оба населённых пункта, к рыбакам и к нам охотникам придёт беда. Сквад бандитов так погодя нанесёт урон по молодняку. Вот и стоит подготавливаться к этому. Весь день я готовился, заключалось это в том, что я прибрал котомку, а весь день копил провизию, откладывая хлеб. Старую флягу отца, тот новой пользовался, незаметно стянул. Одежда на мне была, даже обувь, сапожник, что на другом конце села жил на вырост сшил. Я в сапогах редко ходил, берёг, а тут они требовались. Обувка к счастью уже ношенная была. Так что утром следующего дня, дождался, когда отец уйдёт на площадь к точке сбора охотников, привычно намотав портянки, проверил, как сидит обувка и, вытащив из штабеля дров припрятанную котомку, побежал к выходу из села. Бежал в сторону рыбацкой деревушке. Тут же возникла проблема, Лидия выследила меня и бежала следом. Пришлось вернуть её домой и строго настрого велеть не ходить за мной. В каждых селениях были байки, чтобы пугать детей. Мол, не ходите туда, там ведьма живёт, или не ходи туда там болото топкое и русалки защекотят. Было и у села такое место, Чёрный Бор. Место действительно пугало своим видом и тишиной, и малыши боялись туда ходить. Такой же трусихой была и Лидия.

— Мне с тобой не страшно, — тут же ответила она, когда я «признался» куда иду.

— Мне одному надо. Смотри, никому не говори, что я ушёл.

— Хорошо, — надула та губы.

Проверившись, причём трижды, Лидия известная мастерица прятаться, но в этот раз видимо послушалась и за старшим братом и не пошла. Вообще дети охотников, как только начинают ходить, проходят науку, ходить по лесу, жить в нём и охотиться. Ворх и Лидия тоже эту науку проходили, ну я-то в прошлое своё попадание в это тело всё заново учил, после якобы потерянной памяти, но главное знания сохранились, поэтому я уверенно бежал по лесу, поглядывая по сторонам. Бежал как опытный боец, полкилометра бега, полкилометра пешком. Веса при мне немного, кроме килограммовой фляги, так что особо не стесняло. Однако всё же видимо последствия падения сказывались, я начал задыхаться, так что дальше шёл быстрым шагом. До деревни оставалось чуть больше километра, когда я услышал шум мотора на дороге. Она была метрах в пятидесяти левее.

— Хм, и молодая поросль, что считает себя охотниками, как раз сейчас из нашего села должна выйти. А бандиты видимо к деревне еду, шум сзади нагонял.

Дальше я бежал, всё же грузовик, а это был армейский ховер со складов длительного хранения гражданской обороны Зории, двигался быстрее. Когда я выбежал к реке и увидел двух женщин и девчат от шести до двенадцати лет что на мостиках занимались стиркой, со стороны деревни их скрывал густой кустарник, то набрал в лёгкие воздуха и пронзительно заорал:

— Бандиты. Прыгайте в воду!

Бандитов я видел, четверо перебежками сближались с прачками, однако мой крик помог и те не раздумывая стали прыгать в холодную воду, а я упал на живот, закрывая голову руками. Один из бандитов, сообразив, что добыча ушла, со злости выпустил по мне с десяток пуль из потрёпанного АК-автомата. Ещё у одного бандита был такой же автомат, у двух других дробовики. На меня посыпался мусор, но как выстрелы стихли, я по-пластунски ушёл в сторону и побежал вглубь леса. Чуть в стороне послышался запуск мотора, однако от деревни уже бежали мужчины, у рыбаков точно было с десяток дробовиков и вроде даже АК-автомат, так что затеялась перестрелка. Длилась она недолго и ховер стал удаляться. А я осторожно вернулся на опушку. Там деревенские осматривали двух убитых бандитов, а молодцы, шустро среагировали, деловито снимая с них оружие и всё ценнее. Трое помогали вылезти из воды стиральщицам. Двое несли раненого в деревню, у кустарника ещё один местный лежал, похоже, убитый. Вот так, спас пять дур что по сторонам не смотрят, в результате погиб местный житель. Всё должно быть сбалансированно. М-да.

Вздохнув, я побежал за ховером. Лес густой, шалопаи из моего села вряд ли слышали выстрелы, далеко, так что могут нарваться. Как я не бежал, напрягая свои и так не большие силы, ховер всё равно двигался куда быстрее меня. Один раз я расслышал, что звук перестал удаляться и шум мотора был ровнее как будто машина стоит, но потом стала дальше удаляться. Грузовик я не догнал, но добежав до того места где тот стоял, осмотрелся и пройдя по следам обнаружил на обочине за деревьями одного из бандитов. Или сам от ран умер или добили, всё ценное снято. А вот ботинки почем-то были на бандите. Хорошие, отличные можно сказать, с ребристой подошвой и шнуровкой. Помучившись со шнуровкой, я снял обуви и, связав её между собой, закинул на плечо. Тут за спиной раздался шорох, и я подпрыгнул, оборачиваясь и выставляя вперёд своё единственное оружие, нож. Это оказались ребята, которые частично должны были погибнуть в этих местах, частично выжить. Все шестеро были.

— Эй, малой, ты что тут делаешь? — удивился старший, его звали Чириком, он погибать должен был. Жил через два дома от нас, и отлично меня знал. В принципе остальные тоже. А малой это клички всех кто младше их возрастом.

— Бегал к рыбацкой деревне, хотел силки поставить. Видел, как бандиты к женщинам на мостиках подкрадываются, скрасть хотели. Я заорал, бандиты по мне стрелять начали. А тут деревенские прибежали. Стреляют, я спрятался. Потом за машиной бандитов побежал. Они тут останавливались, посмотрел, и бандита убитог