КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно
Всего книг в библиотеке - 336177 томов
Объем библиотеки - 375 гигабайт
Всего представлено авторов - 135163
Пользователей - 75478

Впечатления

kiyanyn про Элтон: Слепая вера (Современная проза)

Очередная антиутопия, но существенно более близкая к нашим реалиям. Экстраполированный до абсурда мир Интернета...

Не хочется спойлить, так что - ни слова о сюжете :) Хотя достаточно предсказуем, и что "убийца - садовник", было понять достаточно легко.

Словом, в общем-то, вполне читаемо, и весьма неплохо.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
SubMarinka про Балканский: Ким Ир Сен (История)

Ким Ир Сен:
"Пусть даже небо упадет на землю, но мы не свернем с избранного пути."
Какое это несчастье для страны!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Sorri925 про Макара: Билет в страну дождей (Альтернативная история)

Зацепила книга!! Прочитал запоем.. Добрая и наивная...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
yavora про Упоров: Мертвый Ренегат (Боевая фантастика)

Мда... Как заметил один из читателей а именноDXBCKT "большинство книг о попаданцах смакуют собственно переживания самого ГГ, его чаяния и стремления к изменению"..во второй книге этого уж слишком.ГГ который всех посылает на каждом углу заявляет что он эгоист и волнует только собственное выживание ..короче "нагибатель" в кубе. При этом еще что называется и звезду поймавший и краев не видящий. Вырежем пару тысяч человек .." а и мне плевать что обо мне будут плохо думать я просто хочу тишины". Вторая часть произведения с художественной точки..это...самокапания..теория магии со всех боков и многочисленные бла бла бла.. потом 2-3 страницы бум бац сфера сжег.. НО перед этим вам подробно на паре страниц расскажут о том или ином заклинании.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Хабибов: Дивизия особого назначения. Пограничники бывшими не бывают! (Альтернативная история)

Немного стандартная история про очередного нестандартного попаданца чем-то напоминающая СИ Храмова «Сегодня-позавчера». ГГ такой- же напрочь отмороженный тип, вечно куда-то бежит стреляя на ходу, собирая вокруг себя хабар, личный состав, любимую женщину (из будущего) и внимание врагов. Конечно все описанные успехи (практически ежедневные пинки нацикам в тылу) кажутся неправдоподобными (так и кажется что наконец обозлившиеся потерями фрицы наконец соберут ягдкоманду, да и выловят всех по лесам) если не брать (по утверждению самого автора) во внимание два довода: мобильность (ударил убежал) и распи...дяйство первых дней войны (когда поиск и отлов партизанских групп еще не «был поставлен на поток»). В целом впечатления от книги положительные, тем более что (как и у Храмова) ГГ не перестает всех удивлять своими задумками и колким словцом. Единственно в начале книги все несколько портит тупость ГГ, никак не понимающего «где и что», а так же «подаренная ему супер способность» перезагружаться (типа предвидеть будущее или «перекручивать момент») которой к концу книги он пользуется все реже и реже. А так в общем хорошо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Шекли: Координаты чудес (Научная Фантастика)

Я уже когда-то заметил что восприятие «читающего бумажную книгу» человека, внезапно отошедшего от долгой привычки к электронным книгам, несколько меняется. Ну во первых это ощущение собственности и некая «обреченность» (раз уж я потратился на эту книгу, то и буду вынужден дочитать ее до конца, даже если там окажется полное «гамно»). В самом деле начав читать ее E-book, ты уже удалил бы ее после первых страниц и перешел бы к более «вкусным» (понятным, знакомым и пр) книгам. Но в «бумажном варианте» критика (в силу воплей «внутренней жабы» о потраченных деньгах) априори заметно снижена и ты готов терпеть те «многочисленные несоответствия своим устаканившимся предпочтениям» (если книга все же, действительно не окажется исключительным «гамном»). Так что бумажный вариант все же более «толерантней» (если можно привести такое сравнение) к художественной сути произведения. Второй довод- это второй шанс. Положа руку на сердце вряд ли многие из нас, составившие нелестное мнение об уже «брошенной в начале» книге вряд ли к ней вернутся. Да и зачем — если выбор электронной библиотеки столь огромен. А вот бумажный переплет еще некоторое время «помаячив перед глазами» рано или поздно может быть подвергнут повторной инвентаризации и прочтению. Конечно недостаток последнего варианта - цена (зачастую безбожно завыщенная), да и тот факт что только немногие книги действительно заслуживают что бы их покупали. Но вот если соблюсти все эти критерии — покупка стоящей книги и ее простое «нахождение на полке», «в чистую» превосходит всю бесплатность и доступность электронных книг (по моему субъективному, ни к чему не обязывающему мнению).

Рейтинг: -3 ( 1 за, 4 против).
DXBCKT про Ищенко: Коррекция (Альтернативная история)

Обычно большинство книг о попаданцах смакуют собственно переживания самого ГГ, его чаяния и стремления к изменению того или иного исторического процесса, а так же «охи и ахи» местных по этому поводу. И обычно итогу данных изменений посвящается лишь пара строчек в конце книги (по типу: и жили они долго и счастливо.... поедая яблоки на Марсе). Таким образом большинство книг в данном жанре сосредоточены собственно на процессе изменения, а их конечный результат (в зависимости от пожеланий автора) подразумевается автоматически и наступает неизбежно. Так же в большинстве книг по умолчанию имеется некая легкость «для того или иного колебания» (по типу нашел точку бифуркации — «раздавил бабочку», а там все само пошло как надо) и многочисленные персонажи легко меняют учебники истории, раз за разом объясняя «тупым вождям» их «очевидные» ошибки. Да и можно еще добавить всяких приключений для экшена... Данная же книга получилась на удивление многопланово и учла многие моменты для которых в других книгах порой «просто не остается место». Понятно конечно что необходимые для этого условия несколько чрезмерны: то что ГГ раз за разом «ведут» из прошлого в постапокалиптический мир будущего, потом обратно в еще раннее прошлое, и мнимое бессмертие ГГ и их удачливость. Однако по прочтении всей книги все это перестает иметь значение, поскольку на первый план выходит не это, а наши перспективы в случае образования подобного варианта БП (большого пии...ца). Хочется всей душой верить что все наши явные просчеты и явные глупости вызваны лишь маскировкой и подготовкой к чему-либо подобному... В противном случае нам будет очень обидно... совсем, совсем недолго.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
загрузка...

Жизнь Цитрина (fb2)

- Жизнь Цитрина 770K (скачать fb2) - Екатерина Юрьевна Васина

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



История 1. Судьба совпадений

***

— Страгон рыгистый, — ругательство эхом повисло в комнате, которая печально вздохнула в ответ. Показалось, конечно. Но он бы обязательно вздохнул, рискни учинить над ним подобное непотребство. Когда-то нежно-золотистые стены сейчас были выкрашены в пронзительно-красный с лиловыми разводами, пол весь в каких-то блестках и бумажках, на круглом бесформенном кресле фривольно раскинулись прозрачные женские трусики. И, как апофеоз, через экран, встроенный в стену, огромными буквами протянулась непристойная фраза.

— Свет, какого черта ты позволил сотворить такое с собой?

Из разукрашенной стены медленно выплыли ярко-синие глаза. Внутри переливался холодный чужой интеллект.

— Твой брат имеет ко мне доступ, и я не могу причинять ему вред согласно клятве, заключенной с командиром. К тому же это не причинило мне неудобство, а последствия я сейчас уберу.

— А почему ты раньше не убрал? — возмутился собеседник, запнулся и вдруг поинтересовался. — Ага, понял! Ты хотел, чтобы я все это увидел и повлиял на отца, да? Чтобы он забрал жетон доступа у Велика!

— Ты такой же умный как и командир, — в голосе Света скользнуло уважение, которое у корабля было очень и очень трудно заслужить. — Что будет сегодня?

— Уходим в междумирье, — собеседник корабля наблюдал как очищаются стены и пол, мебель занимает положенное ей место, а экран снова становится чистым и гладким. — Забросим зонды наугад в пять миров, а там посмотрим.

— Какая-то конкретная цель?

— Нет, просто хочу посмотреть, не найдем ли что-нибудь интересное для Биоцентра.

Синие глаза обвели взглядом ставшую безупречной комнату и с легким чавканьем втянулись в стену.

— Убью гада, — вполголоса произнес в пространство мужчина, усаживаясь в кресло и наконец-то расслабляясь. Вот так всегда: стоит на день оставить корабль без присмотра, как неуемный братец устраивает тут вертеп. Сколько раз он уже говорил, что надо отобрать у поганца жетон доступа, но отец с матерью уперлись, заявляя, что не будут никого ущемлять в правах.

«Он просто еще не наигрался, — добавляла мать в таких случаях. — И потом, корабль не возражает. А если случиться что-то серьезное, то мы тут же примем меры. Аргент, ну прекрати сердиться на него!».

Эта фраза так ясно прозвучала в его голове, что Аргент недовольно поморщился. Ладно, в конце концов, мать их баловала и балует с самых детских лет. Но если он сразу понял, что подобное ему не на пользу, то Велизар продолжал беззастенчиво пользоваться ее добротой. Мужчина сердито прищурил темно-карие глаза. Ему досталось все лучшее от внешности родителей: рост и телосложение от отца, темные волосы, которые он обычно коротко стриг — от матери. Классические черты лица и мягкая улыбка успели свести с ума немало цитринок, но пока ни одна не задерживалась в его сердце надолго. Да Аргент и не спешил заводить серьезные отношения, отдавая все силы науке и изучению других миров. Он ушел в «свободные ученые», решив поставлять Биоцентру Рубеллита как можно больше интересных экземпляров.

Зато младший братец явно пошел характером во вторую сущность отца. Причем ухитрился унаследовать только отрицательные черты, оставив за бортом все остальное. Эти вечные эксперименты над собой, над друзьями, гулянки и постоянная смена женщин. К тому же Велизар родился с телепатическим даром, который весьма успешно развивал и лелеял. Пожалуй, это единственное, к чему он относился серьезно. На все остальное второй сын Дайны и Дамиана смотрел с поистине королевской небрежностью.

К тому времени как «Святозар» нырнул в междумирье, Аргент прекратил мысленно пытать брата, твердо решил отобрать у него жетон и вошел в лабораторию. В ярко освещенном помещении, заставленном кожистыми аппаратами и длинными столами, на которых чего только ни стояло, суетились трое ученых. Все ненамного старше Аргента, которому месяц назад исполнилось двадцать три. И все пылающие энтузиазмом и жаждой открытий.

— Свет, запускай зонды в первую пятерку, — Аргент ногой подтянул к себе стул на колесиках и с наслаждением плюхнулся, задрав ноги на ближайший стол. — Коллеги, присаживайтесь, сейчас будем смотреть кино!

Корабль завис в междумирье. Когда-то, еще будучи совсем маленьким, Аргент спросил у отца, как выглядит междумирье. На что получил короткий ответ: никто из живых никогда не видел этого места. Лишь «Святозар» мог свободно перемещаться в этом странном пространстве и отыскивать сияющие точки миров. Вот и сейчас: пять прозрачных шаров выстрелили из носовой части корабля и устремились к заложенным целям. В то же мгновение большой экран в лаборатории вспыхнул мягким светом, разделенных на пять секторов. По одному на каждый мир.

— Берете каждый по сектору, а я возьму два, как самый жадный, — скомандовал Аргент, потирая в предвкушении руки.

Холодный утренний ветер заставлял покрываться кожу противными мурашками, ерошил непривычно короткие волосы и выжимал из глаз слезы. Хотя, возможно, дело было вовсе не в ветре. А во всей ситуации, сложившейся на этом пологом холме, с ровной долиной с одной стороны и густым лесом с другой. Мокрая трава давно промочила брюки до колен и те неприятно липли к коже, усиливая холод. И рукоять кинжала казалась куском льда, который медленно вымораживал руку.

«Мне так холодно, — Эрика старалась не дрожать. — Неужели я никогда не согреюсь?»

Она выпрямилась, не показывая нахлынувшей слабости. И встретилась взглядом с серыми глазами. Их обладатель уже некоторое время наблюдал за ней, сощурившись и заложив пальцы за широкий пояс. Грива рано поседевших волосы свободно трепетала под порывами ветра, который, казалось, не причинял мужчине никакого дискомфорта.

— Ну давай, — даже улыбка отдавала жестокостью. — Покажи всем, что ты моя дочь. Пройди испытание.

Эрика незаметно сглотнула и покрепче ухватила кинжал. Сейчас она находилась на вершине холма, в окружении молчаливых зрителей. А впереди возвышался столб: самый обычный, плохо оструганный, с привязанным к нему молодым парнишкой. Почти всегда в качестве жертвы Испытания используются пленники, но иногда случается и такое. Эрика парнишку знала. И даже дружила с ним, с самого раннего детства. Но законы ротанцев жестоки: не можешь драться — умрешь. А уж человеку с травмами обеих колен и подавно не выжить. Эрика бросила взгляд на отца: ведь он специально дал ей эту жертву.

— Пожалуйста, — слова срывались с губ, уносимые ветром. — Не надо. Дай мне другого!

— Не заставляй нас ждать. Я и так уже слишком разочарован.

От этих слов все сжалось внутри. Да, она слабая, она не может видеть чужую боль, бледнеет при виде крови и любит спасать жизни, а не забирать. Но от этих холодных слов почти бегом добралась до столба.

— Прости, — кинжал стал медленно подниматься. Друг молчал: он все понимал, и даже не осуждал ее. Это норма и это закон. Да, именно по закону она сейчас убьет близкое ей существо и станет, наконец-то, гордостью семьи.

— Нет, — кинжал опустился. — Нет, не хочу…

— Эрика, прекрати… — зашипел пленник. — Ты не посмеешь!

— Мы же… — она откашлялась, голос зазвучал неожиданно громко, когда девушка обернулась к зрителям. — Мы же высокоразвитая раса! Зачем нам этот дикий обычай, который ломает душу?

Она подписала себе приговор этими словами. И прекрасно знала это, но в глубине души все же теплилась надежда, что не посмеет…свою родную дочь…

— Все, — слова ударили хлесткой пощечиной. — Мне надоел этот цирк, ты провалила Испытание, дура!

Она даже не заметила как кинжал вылетел из его руки, пронесся мимо ее лица и вонзился в горло жертве. Парень дернулся и обмяк.

— Папа! За что?

— Ты — следующая, — рука с тяжелым золотым браслетом приглашающе повела в сторону.

Круг разомкнулся, образуя узкий проход. Она знала, что будет потом. И поэтому бросилась бежать. Быстрее и как можно дальше. Пока есть время, пока они набираются азарта. Отбежать и попробовать открыть проход в безопасный мир, если у нее получиться.

Но ей не дали достаточно времени. И первый же камень больно ударил под коленку…

— Аргент, у нас тут кое-что интересное, — голос Ярина отвлек от задумчивого созерцания картин двух незнакомых миров. Мужчина отвел глаза от синего леса, который подозрительно напоминал отрубленные гигантские уши.

— Ну?

— Посмотри, похоже здесь разборки.

— И что? — молодой ученый неохотно подошел и глянул через плечо напарника. По экрану двигались мелкие фигурки: одна впереди, а остальные неумолимо нагоняли.

— Увеличь изображение.

Картина послушно приблизилась. Темноволосая девчонка в серых брюках и майке убегала от толпы. Прихрамывала, падала, но снова вставала. А когда камень ударил в плечо, то даже не поморщилась, а лишь прибавила скорость, закрывая голову.

— Что за мир? — поинтересовался Аргент, и, не дожидаясь ответа. — Свет, давай туда. Как войдем, сразу оглушай всех, заодно и новое оружие опробуем. А девушку не трогай.

Нет, ее точно не собирались отпускать живой. И уже сто раз могли бы убить, но вместо этого растягивали удовольствие. Это назывались «Охотничьи гонки». Загнать жертву до такой степени, когда она упадет без сил. И только тогда положить конец ее мучениям.

Над головой свистнул очередной камень. Да, так гораздо веселее, наверное, даже ставки делают в какую часть тела попадут или не попадут. Эрика всхлипнула сухо, без слез, и попыталась бежать быстрее. Но тут что-то ударило в ногу, чуть выше щиколотки. Острая боль заставила подогнуться колени, и девушка упала, задыхаясь и ловя ртом воздух. Кажется, она не успеет убежать.

— Папа, не надо… — только и смогла прошептать, видя как приближается высокая фигура.

Они успели как раз вовремя. Аргент еще успел заметить как высокий седоволосый мужчина замахивается ножом на съежившуюся девушку, а потом «Святозар» активизировал свое новое оружие: совместную разработку Аргента и Дамиана. Звуковые волны пронеслись над травой, оглушая всех, кто попадал в зону их поражения. И лишь зажмурившуюся Эрику, по приказу корабля, они обогнули.

Аргент нетерпеливо ждал возле открытого шлюза, пока один из касты воинов спускался вниз. Небольшой кораблик, напоминавший толстую бабочку с кожистыми крыльями, завис над лежащей девушкой. Из брюха «бабочки» выстрелили два тонких щупа с удобными захватами. Осторожно отодвинули седоволосого, который оглушенный упал прямо на свою несостоявшуюся жертву, а девушку подняли и потащили внутрь «Святозара».

— Я сам, — Аргент буквально выхватил ношу из рук подчиненного. И вдруг получил по щеке маленьким, но твердым кулачком. Даже в голове зазвенело. А очнувшаяся незнакомка ойкнула и виновато прижала руки к губам.

— Я не причиню вам зла, — Аргент мельком подумал, что может появиться синяк. — Вы в безопасности.

— Я знаю, — тихо отозвалась девушка. Аргент слегка удивился: пусть и с акцентом, но она разговаривала на языке павшего много лет назад Альянса. Ладно, все потом…

Незнакомка вдруг тихо охнула и прикусила губу.

— Нога, кажется, она сломана, — тихий голос, а в светло-зеленых глазах дикая боль. Пальцы сжались вокруг тяжелого золотого браслета, слишком широкого для женского запястья. Очевидно, нападавший потерял его, когда упал на землю.

— Я отнесу вас в медицинский отсек, — Аргент осторожно перехватил почти невесомую ношу и снова услышал тихий стон.

— Наверное, плечо вывихнула, — улыбка у девушки вышла несколько виноватой. — Извините…

— За что? — изумился Аргент, спеша по широкому золотистому коридору. — Давайте поговорим когда вас подлатают, хорошо? Кстати, могу я узнать ваше имя? Я — Аргент, один из трех командиров этого корабля.

— Эрика, — глаза у девушки закрывались от резко накатившей слабости и осознания, что все позади.

В медотсеке их уже ждали. Эрику моментально освободили от изодранной окровавленной одежды, и аккуратно положили в мерно гудящую прозрачную трубу, вросшую одной стороной в стену. Тоже из недавних изобретений. Аппарат сканировал тело, выявляя мельчайшие повреждения и тут же назначая лечение.

— Ждана, запусти полную проверку, — Аргент встал за спиной коротко стриженой синеглазой брюнетки. Та лишь пожала плечами и послушно ткнула нужную кнопку. Гудение чуть усилилось.

— Аргент, может, отойдешь, — нерешительно попросила врач. — Все-таки она из другого мира, неодета, а тут ты. Может, у них нельзя смотреть на обнаженных женщин?

— На корабле действуют законы Цитрина, — спокойно ответил мужчина, не сводя глаз с капсулы. — К тому же меня больше интересует ее физическое состояние нежели внешность.

Почти не соврал. Но разглядывая тонкое обнаженное тело, невольно обращал внимание на мелочи. Темные густые волосы до плеч обрезаны криво, словно отхватили наспех чем-то острым. Тонкие длинные пальцы с обломанными ногтями, на ребрах и плечах застарелые синяки, бедро пересекает тонкий шрам. И довольно симпатичная. Тонкие брови вразлет, слегка курносый нос и дивные глаза: светло-зеленые, чуть вздернутые к вискам, в окружении длинных черных ресниц.

— За что же тебя так, — задумчиво пробормотал Аргент и услышал голос Жданы.

— Мы закончили, командир. Очень интересные результаты, — врач смотрела на экран, втопленный у основания капсулы. — На данный момент из свежих повреждений у нее трещина в правой ноге, вывих плеча, многочисленные синяки и гематомы от ударов, голова не задета. Но это не все. Много застарелых синяков, запястье левой руки было сломано и неправильно срослось, то же самое с ключицей.

— Лечите все. И позовите меня, когда она придет в себя.

Ждана только кивнула. Она уже набирала команды для лечения.

Эрика проснулась так же резко, как и заснула. Последнее, что она запомнила, перед тем как ее погрузили в лечебный сон, это теплые карие глаза, с участием наблюдавшие за ней сквозь толстое стекло капсулы. Девушка приподнялась на локтях, оглядываясь и гадая, куда же ее перенесли. Комната поражала. Особенно в сравнении с серыми стенами и спартанской обстановкой ее закутка в огромном, похожем на муравейнике доме. Эрика, открыв рот, засмотрелась на стены, выложенные из красновато-бронзового камня, на потолок, к которому прилепились светильники в виде бабочек. Тонкие простыни под цвет ковра, который раскинулся перед просторной кроватью. И самое главное: ощущение тепла и покоя. Она уже забыла, что можно испытывать такие чувства. Неужели это правда, и больше не придется вздрагивать и бояться сделать что-то не так?

Или здесь ее ожидает что-то более страшное?

Эрика, перестав улыбаться, поспешила соскочить с кровати. И лишь сейчас осознала, что полностью раздета. С нее сняли абсолютно все, до ниточки. Лишь золотой браслет лежал на столике и посверкивал в лучах светильников. Девушка огляделась в легкой панике и тут заметила халат, висящий на спинке кровати. Длинный, из пушистой светло-зеленой ткани, он ласково окутал плечи, даря ощущения уюта. Потуже затянув пояс, Эрика подошла к окну. За тяжелыми шторами скрывался вечерний город. Он раскинулся внизу, как на ладони: ярко-освещенный, огромный и притягательный. Куда она попала? Почему эти люди спасли ее, и даже вылечили. Что с нее потребуют за это? Человек, которого она видела, показался очень добрым. Но Эрика прекрасно знала, что внешность бывает обманчива.

Выход из комнаты закрывала дверь, напоминавшая надкрылья жука-бронзовки. Массивная, чуть выпуклая, переливчато-зеленых тонов. Ни ручки, ни кнопки не наблюдалось. Только странная выпуклость на стене, по которой девушка и ударила. Без результата. Выпуклость спружинила под пальцами и вернулась в прежнее состояние.

— Эй, меня кто-нибудь слышит? — Эрика постучала по двери. — Я проснулась и мне хочется увидеть хозяев этого дома!

С другой стороны раздался ответный стук. Но дверь никто открывать не собирался. Эрика слегка удивилась, но снова постучала, в каком-то забавном ритме.

— Я бы хотела знать где нахожусь? — предприняла она новую попытку. Но в ответ опять раздался веселый перестук. Словно невидимый собеседник пытался подобрать мелодию. Эрика решила принять игру, и застучала в ответ. Теперь они перестукивались по очереди, в каком-то веселом и озорном ритме.

— Это весьма забавно, — через некоторое время заметила девушка. — Но я хотела бы поговорить, а не перестукиваться словно узники в камерах.

Ей показалось, что за дверью ехидно хихикнули. Это почему-то возмутило.

— Послушайте, вы там! Откройте и перестаньте смеяться! — она с силой забарабанила кулаками по двери. А та вдруг резко отошла в сторону, роняя девушку…в объятия пламени.

***

Нет, при ближайшем рассмотрении это оказался парень. Но об него можно было смело обжечься, решила Эрика. Весь в отблесках красного: от стоячего воротника длинного плаща до кончиков высоких узких сапог. Рубиново-алые волосы волной спускались до пояса, открывая бледное лицо. Изящные черты лица, словно вырезанные умелым скульптором, черные брови веселая ухмылка и витая ярко-красная татуировка, спускающаяся от виска к щеке. Но больше всего поразили глаза: темные, с красноватым отливом — они словно проникли в самую глубину души, желая найти, разглядеть и разворошить самое ценное. Эрика инстинктивно отступила, желая разорвать невольные объятия.

— Так вот какую птичку поймал мой братец, — у незнакомца оказался звонкий веселый голос.

Сравнение с птицей почему-то обидело. И Эрика усилила сопротивление.

— Еще и трепыхается, — парень сильнее притянул ее к себе, и вдруг посерьезнел. — А почему я не могу прочесть тебя?

— Потому что я не книга, — пропыхтела Эрика. Незнакомец ее достал. И своим поведением, и странными взглядами, и дурацкими вопросами. Поэтому девушка пальцами нащупала на плечах парня болевые точки и нажала. А потом, отскочив в сторону, с удовольствием понаблюдала как этот странный тип трясет руками и громко ругается.

— Ты чего, психованная? — парень жалобно помахал руками, потерявшими чувствительность.

— А зачем ты меня трогал?

— Да ты сама на меня свалилась! — заорал красноволосый. — Змея ты! Ядовитая!

— Я змея? — задохнулась от возмущения девушка. На голову парню готовы были обрушиться самые ужасные ругательства, но громкий окрик моментально разрядил обстановку.

— Велизар! — в конце широкого коридора появились трое. Сердце вдруг екнуло и забилось в бешеном ритме. Она уже слышала этот голос там, на корабле.

— Отойди от моей гостьи, — темноволосый широкоплечий парень дружелюбно улыбнулся Эрике.

— Аргент, — заорал в ответ Велизар. — Она меня повредила! Родители, вы только посмотрите! — и он снова затряс руками.

— Хватит устраивать клоунады, — жестко перебил жалобные вопли мужчина средних лет. Глядя на него, сразу становилось понятно, в кого пошел Аргент. Та же широкоплечая сильная фигура, спокойный голос и прищур глаз. Взгляд Эрики метнулся к его спутнице. Высокая темноглазая брюнетка с искренним любопытством прислушивалась к спору и ухмылялась. Из-под копны волос выглядывали острые кончики ушей. А еще Эрика с легким трепетом заметила небольшие клыки. Так, дело принимало очень интересный оборот. Она уже встречала подобных этой женщине. Там, в другой жизни, где не было боли и унижений.

Тем временем, Велизар внял словам старшего брата и отца.

— Ладно, ладно, я просто повеселить ее хотел.

— Это что? — вопрос вырвался сам собой, когда Эрика увидела как красноволосый спокойно поправляет и без того безукоризненную прическу.

— Это то, — передразнил Велизар. — Ты реально думала, что меня этими нажатиями надолго выведешь из строя?

— Ну да, — растерянно пролепетала девушка. — Минимум — на пару часов.

— Так, хватит, — Аргент счел за лучшее решительно вмешаться в разгорающийся по новой спор. — Ты — пошел соблазнять своих дам, а ты — пошли и поговорим.

— И пойду, — похоже Велизар всегда оставлял последнее слово за собой. — Мама, можно я потом у тебя считаю о чем вы там разговаривали?

Нахально подмигнув Эрике, красноволосый гордо удалился по коридору. Машинально отметив, что движется он весьма грациозно, девушка вопросительно глянула на Аргента. И снова едва не утонула в сияющем тепле карих глаз.

— Ну, как ты уже догадалась, это мой младший братец. Он телепат, и поэтому немного…странный. Но в душе очень добрый.

Эрика сочла разумным промолчать, хотя была в сильных сомнениях по поводу доброты Велизара.

— А это мои родители, — продолжал Аргент. — Дамиан и Дайна. Отец является одним из трех правителей Рубеллита — это город, где ты сейчас находишься — и имеет титул Сиятельного. А мама…ну мама у нас особенная женщина.

— И эта особенная женщина приказывает найти укромный уголок и поболтать, — с легким смешком отозвалась Дайна. В отличие от Дамиана, выряженного в зелено-золотые одежды, она щеголяла в простых брюках и безрукавке с распахнутым воротом. Эрика невольно позавидовала плавным женственным очертаниям ее фигуры. Сама она часто критически смотрелась в тусклое зеркало, мечтая и о большой груди, и о воркующем голосе. А в результате так себе: ни рыба ни мясо. Эрика не понимала, что аккуратная спортивная фигурка порой выглядит куда лучше аппетитных форм.

— Пошли, — Аргент протянул девушке руку, и они поторопились за ушедшими вперед Дайной и Дамианом. По дороге он кратко рассказал о Цитрине — одном из самых сумасшедших и ярких миров, ушедшего по тропе гротескных биотехнологий. В качестве примера Аргент продемонстрировал некоторые части интерьера резиденции. При виде крабокактуса Эрика едва не запрыгнула мужчине на руки, а тонкие вертлявые курьеры с прозрачными жесткими крыльями привели в необычайный восторг. Ей понравилась диковинная кожистая мебель, такая мягкая и бархатистая на ощупь. А внезапно распахнувшийся в стене переливчатый огромный глаз заставил взвизгнуть. Аргент рассмеялся, но тут же взял себя в руки и поспешил извиниться.

— Просто я вижу все это с рождения, а тебе, наверное, страшновато.

— Ну не то, чтобы страшно, — призналась Эрика, опасливо косясь на двух стражников: смесь человека и ящерицы. — У нас довольно развита технология, но она по большей части военная, а живем мы…скромно.

Через высокую арку, они прошли в просторное светлое помещение. Высокие окна и пушистый зеленый ковер, в котором ноги утонули по щиколотку. Эрика уже заметила, что в основном преобладали зеленые, золотые и бронзовые цвета.

— Садись, — кивнул Дамиан на диван, опускаясь в кресло напротив. Дайна привычно устроилась у него на коленях. Так ей было гораздо удобнее. А Аргент сел рядом с Эрикой. От него сразу пошла невидимая волна тепла и покоя. Девушке даже захотелось свернуться клубком и замурлыкать. Но вместо этого она выпрямилась и, сложив руки на коленях, вопросительно уставилась на Дамиана. Значит, ее спас сын правителя. Ну ну…

— Расскажи нам о себе, — почему-то первой заговорила Дайна. — Почему с тобой так жестоко обошлись?

Эрика невольно вздрогнула. Перед глазами опять встали разъяренные лица тех, кого она пыталась считать своей семьей. Пыталась, но так и не смогла.

— Не бойся, — почувствовал ее страх Аргент. — Теперь ты в безопасности. Расскажи все, пожалуйста. Тебе сразу станет легче.

А ей и так легче от одного взгляда в темные глаза. Ощущение тепла и света, которых она так долго была лишена.

— Я родилась в Альянсе, — начала девушка рассказ. — И жила там до пяти лет, с мамой. А потом… — голос прервался, Эрика несколько секунд отчаянно боролась со слезами. — Извините, но мне очень сложно рассказывать.

— Может, Велизара попросим? — вполголоса поинтересовалась Дайна у мужа. Аргент неловко гладил Эрику по голове, а та пыталась загнать слезы подальше.

— Не попросим, — раздался мрачный голос. Велизар возник под аркой, промаршировал, не обращая внимания на вопросительные взгляды, и небрежно опустился на ковер.

— Мне девушки надоели, — пояснил он, поджимая под себя одну ногу в остроносом сапоге. — Хочу послушать о чем вы будете беседовать с этой нечитаемой. Отец, тут я вам не помогу, у нее не разум, а сплошная стена. Единственный вариант: вы ее оглушите, сознание расслабиться и я попробую в него влезть. Но за успех не ручаюсь.

— Не надо меня оглушать!

— Никто тебя не тронет, — пообещал Аргент, посылая братцу предупреждающий взгляд. Велизар фыркнул, но промолчал.

— В общем, когда мне исполнилось пять лет, то меня похитил мой отец, — уже спокойнее продолжила Эрика. Помогло вбитое с детских лет умение держать себя в руках. Просто ненадолго расслабилась от добрых слов и взглядов.

— Он из расы ротанцев. Их мир не принадлежит к Альянсу. Он входит в состав Свободного Содружества. В нем десятки миров, и они общаться друг с другом через зафиксированные порталы. Ротанцы живут за счет войн. Их нанимают за деньги, но они могут переметнуться к тому, кто предложит больше. Ни чести, ни долга, ни сострадания. Города Ротана серые и мрачные, очень многое спрятано под землю. Везде железная дисциплина, за малейшее нарушение — суровое наказание. Из нас вылепляют идеальных бойцов, которые ценят только деньги и кровь. Если нужен ребенок, то подбирают здоровую пару. На стороне дети рождаются крайне редко. Ротанцы не любят смешанной крови. Но отец не смог устоять перед моей матерью, встретив ее где-то в необитаемом мире, куда она прибыла просто отдохнуть, — Эрика посмотрела на Дайну. — Она полукровка, как и вы.

— Я поняла, — кивнула та. — В твоем запахе есть зов крови. Значит, полукровки теперь могут свободно иметь детей?

— Да. В общем, отец как-то узнал, что я родилась, и ухитрился пробраться в мир Альянса. Мне не говорили подробностей как удалось провернуть похищение. Но однажды я заснула в своей комнате, а проснулась на Ротане. Мне объяснили, что я — как дочь старейшины — отныне принадлежу к одному из кланов. А потом начали мучить. Тренировки, тренировки и еще раз тренировки. Мне ломали кости, ставили синяки, запирали в карцер за малейшее нарушение. Обращались хуже, чем с остальными, мотивируя это тем, что во мне слишком много мягкости. Не знаю, зачем отец вообще решил забрать меня. Мне сказали, что ротанцы никогда не оставляют своих детей на стороне, дескать, чтобы кровь дальше не смешивалась. А потом настало Испытание. По поверьям, каждый молодой ротанец должен убить жертву, чтобы через эту кровь обрести силу и крепость духа. Тех, кто не проходит, убивают. Долго. Гоняют и бьют всем, что попадется под руку.

Велизар издал тихий звук, словно подавился. Но продолжал разглядывать потолок с таким видом, словно только что его обнаружил.

— Мне предназначили в жертву единственного друга. — продолжала монотонным голосом Эрика. — Я не смогла его убить. За что последовало немедленное наказание. Знаете, иногда мне кажется, что отец с самого начала знал, что я не выдержу испытания. И просто выполнял свой долг. К тому же моя боевая трансформация…смех один.

— Боевая? — заинтересовался Дамиан.

— У каждого ротанца есть вторая ипостась. Она отражает сущность его души, — Эрика замялась. — У отца это огромный двухметровый скорпион с двойным жалом.

Аргент тихо присвистнул: картина получилась впечатляющая.

— А у тебя с этим делом, очевидно, возникли проблемы? — мягко поинтересовалась Дайна. — Кстати, а от своей матери ты что-нибудь унаследовала.

— Только возможность перемещаться между мирами. А со второй ипостасью…сначала отец онемел, а потом разозлился. Но ничего не мог поделать.

— Покажешь? — поинтересовался Аргент. Эрика вздохнула и с сомнением покачала головой.

— Ну не знаю…

— Мы не будем смеяться, — Дамиан подумал и добавил угрожающим тоном. — А тому, кто хоть чуть фыркнет, я дам ремнем по заднице.

— Это он про меня, — довольно сообщил Велизар. — Да больно надо!

— Ну хорошо, — девушка немного отодвинулась от Аргента.

Надо было лишь немного развязать пояс, чтобы вторая ипостась не запуталась в халате.

Никто не увидел чего-то сверхнеобычного. Просто вдруг на месте девушки неуловимо быстро появилась…совершенно белая собака. Круглые темные глаза-бусинки уставились на временно онемевших людей. Белая шерсть топорщилась на пушистой острой мордочке, острые уши забавно шевелились, а длинный пушистый хвост несмело подметал диван.

— Это твоя боевая ипостась? — по мнению Дамиана ничего опасного в этом милом животном не было. Аргент осторожно провел рукой по голове преобразившейся Эрики, чувствуя какая мягкая у нее шерсть.

И тут раздался хохот. Это крепившийся Велизар не выдержал. И, спасаясь от гнева родителей, поспешил выбежать из комнаты, продолжая заливаться хохотом и приговаривая.

— Взвод боевых песиков! Ой, не могу!

Дамиан недобрым взглядом проводил непутевого сына и успокаивающе обратился к Эрике, которая, уже в человеческом облике, спешно натягивала халат на плечи.

— Не обращай внимания, я потом поговорю с ним.

— Не надо, — отмахнулась девушка. — Я его понимаю. Сама долго смеялась, когда поняла в кого перекидываюсь.

— А по мне, так очень милая ипостась, — отозвалась Дайна. — Ты же сказала, что она отражает внутреннюю сущность? То есть ты белая и пушистая?

— Местами…если меня не клюют, — в тон отозвалась девушка. — Что со мной будет?

Сиятельный и его жена переглянулись, потом дружно уставились на Аргента. Тот несколько растерянно взъерошил волосы, понимая, что раз спас девушку, то в некотором роде взял ее под свою ответственность.

— Эрика, тебя будут искать?

— Возможно, — пожала та плечами. — Я случайно унесла браслет, которым отец сильно дорожил.

— Думаю, тебе пока лучше остаться здесь. Со временем все утихнет, мы сможем отыскать твоих родных и прощупать ситуацию.

— А что я буду делать? — вырвалось невольно. Аргент неожиданно озорно улыбнулся, на миг приобретя сходство с братом.

— Возьму тебя под свою ответственность. Пощады не жди.

Счастье вдруг накрыло мягкой пушистой волной. Глядя в дружелюбные глаза нового знакомого, видя улыбки тех, кто ее окружал, Эрика вдруг отчетливо поняла: прежняя жизнь закончилась. Впереди будет что-то новое. Плохое или хорошее неизвестно, но пока что она в полной безопасности.


История 2. Старая сказка

***

— Ты давно здесь?

Эрика чуть повернула голову, продолжая одним глазом коситься в сторону заинтересовавшего ее зрелища. Шаги Аргента она услышала задолго до того, как он задал вопрос.

Все таки воспитание Ротана принесло свои результаты: почти сломало морально, но зато укрепило физически.

— Где-то с час, а что?

— Сегодня у тебя первая экспедиция как полноправного члена моей команды, — Аргент встал рядом, облокотившись о низкие перила. Узкий балкон, на котором они стояли, опоясывал большое светлое помещение, накрытое сверху прозрачным куполом. Внизу, по темному упругому покрытию, в завораживающем танце боя двигались двое мужчин. Взлохмаченная коса одного горела на солнце алым пламенем. Да и сам он наводил на мысли о существовании живых сгустков огня.

— Отец часто тренирует вас?

— Велизара — да. Со мной он предпочитает проводить время в лабораториях Биоцентра, — Аргент с удовольствием подставил загорелое лицо солнечным лучам, льющимся сквозь купол. Происходящее внизу его мало интересовало. Эрика невольно скользнула взглядом по развитой фигуре собеседника, обтянутой простой темной футболкой и такими же брюками. Сложен как воин, копия своего отца, но лишь внешне. А на деле — ученый до мозга костей, не любящий ничего, связанного с насилием. Ну ладно, у нее отвращение появилось в результате жизни на Ротане, а у него? Или это врожденное, которое невольно заставляет выбрать что-то более гуманное? Эрика знала, что в свое время Аргент прошел воинское обучение, особых успехов не показал, но навыки сохранил, после чего полностью погрузился в исследования других миров. А самой девушке признался, что учился искусству боя только из-за понимания, что должен уметь постоять за себя в случае необходимости.

— Вы очень разные, — Эрика вновь вернулась к наблюдениям за сражающимися. Худощавый гибкий Велизар двигался легко и стремительно, стараясь как можно ближе подобраться к Дамиану.

— Велизар был…зачат немного по-другому, — уклончиво отозвался Аргент. Эрика удивленно округлила глаза: это как по-другому? Но ученый сделал вид, что не заметил немого вопроса. А девушка уже успела понять: если не захочет, то не расскажет. Это не Велизар, который на волне настроения может выплеснуть все и сразу. Да, младший брат ее спасителя и правда огонь: яростный, сумасшедший, меняющийся. Он даже дрался с каким-то злым азартом, словно пытался кому-то что-то доказать. Эрика как-то отстраненно подумала, что перевес явно на стороне хладнокровного и собранного Дамиана. И, словно в ответ на ее мысли, Аргент проговорил.

— Отец для него серьезный соперник. Обычно Велизар без стеснения лезет в голову противника и просчитывает все возможные движения. С отцом такой номер не прокатывает, его сразу щелкают по носу. Ну и плюс опыт…Ладно, Рики, черед двадцать арнов жду тебя у «Святозара».

Потрепав девушку по плечу, Аргент ушел с балкона. Эрика только вздохнула, машинально переводя арны в привычные на Ротане минуты. Да, от всех привычек сложно избавиться. Тем более за такой короткий срок. Две недели. Всего четырнадцать дней прошло с того дня, когда Аргент спас ее от неминуемой расправы и привез на Цитрин. И все это время она училась жить заново, без обид, застарелых страхов и ежедневных побоев.

— Как тебе удалось выдержать и не стать такой, как остальные? — поинтересовался Аргент три дня назад, когда они прогуливались по саду, разбитому на крыше резиденции правителей Рубеллита. Девушка с восторгом рассматривала удивительные гибридные растения и снующих между ними поливальщиков, похожих на больших тараканов с хоботом. На вопрос Аргента ответила не сразу, а лишь спустя почти минуты размышлений.

Не знаю. Возможно, все дело в сказке?

— В сказке?

— Ну да, — девушка рассеянно тронула разлапистый синеватый лист, нависший над тропинкой. — Я ведь почти ничего не помню до…Ротана. Так, обрывки какие-то. А сказка врезалась в память. О двух братьях, полюбивших красавицу. Один совершал ради нее подвиги, мчался по первому зову и совершал все, что бы она ни попросила. При этом ничего не требуя взамен. Окружающие сначала удивлялась, а потом начали откровенно смеяться над тем, как слабая девушка вертит таким сильным мужчиной. А второй брат сделал по-другому. Дождался, пока красавица отправит своего верного поклонника на поиски очередной забавы, и захватил город. А вместе с ним и девушку. Силой заставил выйти за себя, взял управление в свои руки и сделал все, что его возлюбленная не ускользнула. Город стал неприступной крепостью, руки своей жене он заковал в цепи, чтобы она никуда и никогда не сбежала. А сам постоянно был рядом с ней, ожидая, что вот вот она улыбнется ответит на его чувства. Но красавица не полюбила его, сказав, что ее тело, возможно, и принадлежит захватчику, но вот душой она любит того, кто никогда не пытался взять ее силой. Кто ни разу не причинил ей боль, не унизил, не пытался оправдать свои низкие поступки любовью, — Эрика вскинула на притихшего собеседника прозрачно-зеленые глаза. — Понял, да? Боль и насилие никому не приносили радости. В том числе и тому, кто распространял их. И я не хочу причинять страдания, становиться одной из ротанцев.

И сейчас, глядя на двух сражающихся мужчин, Эрика невольно вспомнила тот разговор. Красавиц здесь поблизости пока не наблюдалось, а вот два брата в наличие имелись. И, кажется, она даже знала кто из них кто. Аргент на злобного захватчика ну никак не походил. Зато младший…девушка до сих пор не могла простить ему обидный смех по поводу своей боевой ипостаси. И даже испытывала чисто детское желание подстроить какую-нибудь пакость. Эрика замечталась, представив как отрезает Велизару его волосы, оставляя на голове топорщащийся красный ежик.

— Эй, на балконе! — противный голос вывел из радужных грез. Эрика заморгала и поняла, что тренировка уже закончилась, Дамиан куда-то исчез, а Велизар встал прямо под балконом и противно ухмылялся.

«Плюнуть бы ему на макушку» — размечталась девушка, но вслух произнесла.

— Чего тебе?

— Скучаешь? — красноволосый вытер блестевшие плечи широким полотенцем. — У нас еще есть время до отбытия корабля. Не хочешь поспарринговатьсся?

Эрика неопределенно пожала плечами: драться с Велизаром ей не хотелось. Из опасений повредить что-нибудь местному ловеласу. Да, да, ее уже успели просветить по поводу младшего сына Сиятельного и его многочисленных дам. Самое забавное, что никто не держал на Велизара зла: все его пассии искренне любили донжуана и не пытались выдрать друг другу волосы. Эрика подозревала, что противный телепат просто внушает все, что нужно, несчастным девушкам.

— Струсила, да? — с сочувственным видом продолжал Велизар, так и не добившись ответа. — Или стиль боя незнакомый?

— Мы не успеем нормально размяться, — разжала Эрика губы. — Уже пора идти к кораблю.

Красноволосый отбросил полотенце в сторону и пренебрежительно махнул рукой.

— Расслабься, все мы успеем. Ты главное в песика не превращайся, — радостное хрюкание. — А то я тут в конвульсиях скончаюсь от смеха, а тебя обвинят в убийстве.

«Оно состоится, если ты не заткнешься» — девушка улыбнулась в ответ, мысленно снимая с собеседника скальп особо извращенными способами. Вот ведь гад, в его присутствии как-то забывается тот факт, что она не любит насилие и боль. И то, и другое, очень хочется применить по назначению.

— Мне не нужно превращаться в песика, чтобы надрать тебе уши, — фраза словно вылетела сама собой, девушка даже прикрыла рот, ошарашенная собственным заявлением. Черт, она же так отвечала только тем, кто доставал ее на Ротане.

Велизар радостно заржал, наблюдая за ней. Солнце рождало на его голове алое безумие, отсвечивающее в глазах. Эрика молча откинула перегородку на лестницу и почти сбежала вниз. На ходу расстегнула куртку, отбросила в сторону, оставаясь в простом топе и легких брюках бирюзового цвета. После Ротана она не могла насытиться разноцветной одеждой. Когда-то криво обрезанные мечом волосы теперь прятала в хвост, дожидаясь пока отрастут заново.

Эрика и не думала легкомысленно относиться к предстоящему поединку. Она уже успела оценить то, как двигается Велизар. Опасный противник, да еще и играющий по своим правилам. К тому же, в отличие от нее, красноволосый всегда тренировался с удовольствием.

Удар…нырок…алые волосы хлестнули по шее, когда Эрика едва успела уйти с линии захвата. Велизар в свою очередь увернулся, прищурив глаза и продолжая оценивать противника.

— Значит, не любишь драться? — он метнулся в сторону, красной молнией уходя от удара.

— Ненавижу… — Эрика почувствовала, что прием ушел в пустоту, тут же подсечка заставила грохнуться на колени. Руки оказались в жестком захвате.

— Но мечтаешь побить меня… — практически мурлыкнул Велизар на ухо. Девушка раздраженно дернула головой назад. Самый простой, но эффективный прием. Велизар зашипел от боли: затылок угодил аккурат под глаз. Эрика вырвалась…и дальше по залу стал метаться этакий огненно-темно-красный вихрь. Правда, недолго. Через несколько минут раздалось: «Твою ж, так нечестно!». И противники расцепились. Взлохмаченные, тяжело дышащие и с разгневанными взглядами.

— Слезь с меня! — Эрика спихнула Велизара и вскочила, с возмущением тыча в него пальцем. В другой руке болтался клок алых волос.

— Ты…ты…так нечестно! Ты поддаешься! Ни одного удара! Одни мягкие захваты!

— Извини! — покаянно отозвался Велизар, трогая уже бледнеющий синяк под глазом — Хочешь, исправлюсь? Ты волосы зачем держишь? Решила паричок сварганить или будешь каждый вечер любоваться на них и томно вздыхать?

Желание добавить второй синяк под другой глаз собеседнику стало почти непреодолимым. Но Эрика опять сдержалась.

— Ты — клоун. Думаешь, я не успела оценить тебя в процессе твоей тренировки с Дамианом? Сейчас ты сражался вполсилы!

Красноволосый изобразил смущение. Даже ресницами пару раз хлопнул.

— Ну, ты же девушка…

— Я не девушка!

— Что, уже?

— Велик, ты сволочь, — с чувством произнесла Эрика. — На ринге пол не имеет значение, а ты просто настоящая красная сволочь, которая все делает для собственного удовольствия. Ты прекрасно знаешь как мне тяжело вспоминать то, что было раньше, что такие вот тренировки вызывают лишь негатив…во всяком случае пока. И все равно вынудил меня на этот поединок!

— Да что ты говоришь? — улыбочка сошла таки с лица Велизара, который даже не обратил внимание на такое оригинальное сокращение его имени. — Ты, конечно, странная особа. Совершенно нечитаемая, замкнутая, спокойная. А внутри то все кипит, я это чувствую. Думаешь, своим отречением от всего, чем жила раньше, поможешь себе? Будет легче, если просто станешь все копить в себе, отрицая любую попытку вывести на боевые позиции? Да ты сама себя отравишь своими воспоминаниями. Легче станет, если выплеснешь все это и перестанешь прятаться за сочувствующими взглядами и улыбками. Никто не просит тебя быть злобной боевой стервой, но ты воспитана по воинским традициям, они уже часть тебя. И ничего с этим не поделаешь. Или так и будешь сидеть под крылышком Аргента и потчевать его сказками?

— Что тут такое? — голос сверху рассеял сгустившееся напряжение. Аргент, очевидно обеспокоенный, куда пропали эти двое, решил вернуться. Эрика мрачно посмотрела на Велизара, отбросила клок волос в сторону и пошла к лестнице.

— Через пять арнов вылетать, — в голосе Аргента сквозила укоризна. — Ну ладно, этот, — кивок в сторону не менее мрачного Велизара. — Но ты ведь дисциплинированная.

— Прости, пожалуйста, — Эрика и сама не понимала, что на нее нашло. — Такого больше не повторится, честно!

Аргент только вздохнул, заметив в зеленых глазах тщательно сдерживаемый страх.

— Эрика, я не собираюсь тебя наказывать. Просто на будущее: не поддавайся на его провокации. Телепаты — существа со странностями. Им нравится играть с людьми, нравится задевать их слабые места и смотреть на реакцию.

— Знаю, — вздохнула девушка. — И у него это чертовски хорошо получается.

Велизар досадливо сплюнул, глядя как эти двое уходят едва ли не под ручку.

***

В мире Ялауна «Святозару» уже приходилось бывать. Население там редкое, уровень развития довольно примитивен, но зато сами земли мира богаты на флору и фауну. Первый раз Аргент ограничился общим изучением и привез несколько видов флоры и земельных пород для тщательного изучения. Теперь он решил провести повторные испытания, и если все подтвердится, то можно будет начинать массовую добычу редких минералов. Тот факт, что местные жители могут быть недовольны, в расчет не принимался. Именно за этим Аргент и потащил с собой младшего брата. Велизар обещал выяснить как аборигены отнесутся к иномирному вторжению, и, в случае чего, вправить им мозги. Ну не всем, а самым главным.

— Думаешь, у него получиться? — Эрика поправила ремень светло-зеленого облегающего комбинезона. Аргент приподнял голову от огромного микроскопа, к которому они со Жданой прильнули на пару, едва не бодая друг друга.

— У Велизара? Можешь не сомневаться. Если этот раздолбай не обнимается с очередной девкой, то занимается самосовершенствованием. Два года назад он сумел победить в мыслебитве своего наставника, так что если кто здесь и справится, то только мой братец.

Девушка поморщилась, но смолчала. К тому же мысли о красноволосом скоро оказались вытеснены более приятными вещами. Хоть Эрике и передался дар открывать проходы в другие миры, она им почти не пользовалась. Для себя. Для других приходилось это делать, по приказу отца. Эрика задумчиво посмотрела на широкий золотой браслет. Ювелиры Рубеллита подогнали его под ее тонкое запястье. Правда, пришлось поменять застежку, но зато при взгляде на украшение девушка испытывала сложную смесь злорадства и радости. Отец очень дорожил этим браслетом, никогда не снимал его, а на ее вопрос, откуда он взялся, отшлепал так, что девушка тогда не могла сидеть несколько дней. Зато теперь украшение мягко переливалось в золотистом свете корабля. Теперь оно принадлежит ей. Не такая уж большая плата за все, что пришлось пережить.

Как входящей в состав охраны корабля, ей пришлось сойти с трапа одной из первых. «Святозар» вынырнул из междумирья и мягко опустился неподалеку от большого поселка. Одно- и двухэтажные дома преимущественно из красновато-золотистых толстых бревен, крыши покрыты обожженной плиткой угольно черного цвета. Много зелени и простора от раскинувшихся вокруг лесов и полей. Широкие дорожки между домами, и никаких заборов. В центре что-то вроде круглой площади, выложенной деревянным настилом. Эрика, поглядывая на командира взвода, отошла в сторону от трапа. В руке, дулом вниз, удобно лежал цитринский глушак. Так, что сразу и не заметишь. Вбитые с детства рефлексы срабатывали на автомате. Один из них: не зная противника, не показывай ему свое оружие, чтобы он не сумел найти способ обезвредить его. Тьфу, опять она о прошлом. Все, хватит, нельзя отвлекаться. Отец бы прибил. Чуть заметно встряхнув головой, Эрика быстрым взглядом осмотрела подошедших людей. Обычные — вот слово, которым их можно было описать. Такие лица стираются из памяти в первую же минуту после знакомства. Добротная легкая одежда (стоял знойный полдень), на головах шляпы или платки. И еще одно: у всех в глазах читался неприкрытый страх пополам с отчаянной надеждой. Здесь что-то случилось? Девушка боковым зрением увидела спускающихся Аргента и Велизара. Первый спокойный и сдержанный, а второй — ходячее пламя с нездоровым юмором. Они остановились неподалеку от Эрики, та навострила уши.

— Испуганы, — шепотом докладывал Велизар старшему брату. — Практически в панике. Нас они помнят и надеются, что мы поможем им разобраться… — короткая пауза. — С вампирами.

У Аргента едва глаза на лоб не вылезли. Впрочем, у Эрики тоже.

— Ладно, сейчас разберемся, — Аргент откашлялся и хорошо поставленным голосом произнес что-то на местном наречии. Эрика ничего не поняла, почувствовала легкий тычок в спину и рассерженно нахмурилась.

— Браслет включи, — раздалось шипение коллеги. Мысленно охнув, Эрика поспешила включить плоский широкий браслет, обвивающий левую руку. Портативный переводчик из органического материала. Попадая на руку очередному владельцу, включался нажатием единственной кнопки и вступал через нервные окончания в симбиоз с мозгом, посылая перевод непосредственно в него. И Эрика могла слышать так, словно абориген говорил на родном языке.

— ….и ночи уже три дня как стали опасными, — закончил свой рассказ, по-видимому, старейшина поселка, одетый красочнее других.

— Только ночи? — переспросил Аргент.

— Да, вампиры выходят по ночам, или когда солнце прячется за тучи, — старейшина посмотрел на слегка зеленоватое небесное светило.

Эрика прикусила губу: похоже, «развлекательная прогулка за всякой гадостью» — как изящно выразился Велизар — перестает быть таковой. А вот Аргент даже оживился при новостях о вампирах. И довольно переглянулся с братом.

— А если мы избавим вас от них? Что вы предложите взамен?

В толпе возникло замешательство. Селяне явно не знали. Что такого есть у них, чего нет у пришельцев.

— А я знаю, — продолжал Аргент доброжелательно. — Вы ведь знаете остальные близлежащие поселки? Отлично! Соберете совет старейшин, и на нем пообещаете нам в разработке земель. Ну как?

Толпа зашушукалась.

— Они согласятся, — лениво произнес Велизар, скользя внимательным взглядом по людям. — Они так боятся, что пойдут на любые сделки. Хотя старейшина сомневается, что другие поселения согласятся: вампиры есть только в этом районе.

— А мы парочку оставим в живых, — жестко усмехнулся Аргент. — И покажем. А заодно ты, Велизар, мягко внушишь им, что лучше согласиться, чем столкнуться с насильным вторжением.

Телепат ухмыльнулся и вдруг наткнулся на удивленный взгляд Эрики. Та смотрела на Аргента, словно видела впервые. С удивлением, шоком и даже легким уважением. Девушка уже решила, что он просто ученый с мягким характером, а тут такое…

— Братец, твой песик сейчас разрыдается от умиления! — ехидное выражение услышали только Аргент и Эрика. Та вспыхнула и отвернулась так, что волосы, затянутые в хвост ударили по щеке.

— Уймись, — тихо, но резко приказал Аргент. Пробормотав что-то, телепат успокоился.

— Мы попробуем выполнить ваши условия, — старейшина снова взял голос.

— А еще покажете нам того, кого поймали сегодня утром, — безапелляционно заявил Велик, в упор глядя красно-коричневыми глазами на мужчину. — Почему ты сразу не сказал о пленнике?

— Потому что Читатель Душ сам узнал обо всем, — подобострастно отозвался старейшина. Велизар засиял от удовольствия как ясно солнышко. Эрика только головой покачала, но сообщение о пленнике заинтересовало и ее.

— А зачем они поймали его, а не убили? — негромко поинтересовалась девушка у Аргента. Тот перевел вопрос старейшине.

— Он недавно был одним из нас, — последовал ответ. — И мы решили сжечь его, чтобы душа отправилась в царство за Гранью с миром.

Старейшина жестом пригласил следовать за ним. Оставив охрану у корабля, поманив за собой Эрику, пару солдат и Велизара, Аргент не спеша последовал в указанном направлении. Путь лежал недалеко, к дому старейшины. Возле него расположился большой амбар, сейчас уже наполовину пустой.

— Мы не запираем на замок, он все равно не выйдет на свет, — мужчина открыл заскрипевшую дверь, за которой раскинулась прохладная темнота.

А еще там кто-то прятался и тихо, то ли рычал, то ли поскуливал. Велизар чуть поморщился от того, что уловил. Эрика стояла рядом и щурилась. Машинально, стараясь хоть что-то рассмотреть, сделала шаг вперед. Тут же Аргент схватил ее за локоть и дернул к себе. А к порогу сарая прыгнуло нечто и тут же замерло, не смея пересечь черту, где начинался солнечный день. Вот теперь Эрика хорошо его рассмотрела. И сама невольно шарахнулась, почти врезаясь Аргенту в грудь.

— Это было человеком? — недоверчиво переспросила она. Собравшиеся вокруг закивали, а ЭТО взвизгнуло и убежало во тьму сарая.

— Сильнейший нервный срыв, — Велизар явно сканировал разум вампира — Напуган, зол, ничего не понимает и испытывает…муки…весьма болезненные. Нет, если это и вампир, то точно не такой, какие есть в Альянсе.

— Ага, там они…более симпатичные, — пробормотала девушка, вздрагивая. Коричневая кожа, вся в странных язвах, губы искривлены, обнажая десна и красноватые зубы. Глаза горят сумасшедшим огнем. Да такое если приснится, то заикой станешь.

— День назад покусали, — всхлипнула одна из женщин. — А он еще в доме заперся. Еле дверь взломали сегодня.

Из сарая послышался тоскливый вой.

— Он в шоке, — телепат продолжал изучать сознание вампира — У него сильные боли, отсюда и неадекватное поведение. Он не понимает, что с ним и хочет выбраться. Но боится, так как свет усиливает боль.

— Значит, превращение происходит не сразу? — Аргент внимательно вглядывался в темноту сарая. Вампир забился куда-то в угол и чуть слышно ворчал.

— Ну где-то за день….

— А где они прячутся днем?

— Мы не знаем. Наверное, где-то в темных местах…в пещерах. Мы не искали.

— Велизар, вытащи мне его на свет! — потребовал вдруг Аргент. Эрика подняла изумленный взгляд светло-зеленых глаз.

— Садизм прорезался? — вполголоса поинтересовался телепат. Жители замолчали, пораженные просьбой.

— Хочу кое-что проверить, — Аргент успокаивающе сжал плечо Эрики.

— Ну да, ты проверяешь, а я рискую здоровьем. — тихо пробурчал Велизар и покосился на сарай. Про здоровье он сказал ради красного словца. Почесав затылок, телепат зачем-то показал Эрике язык, и уставился в темноту сарая. Сначала там наступила тишина, затем раздался вой, а спустя несколько секунд показалась шатающаяся фигура.

— Пусть остановится на пороге, — Аргент знаком велел взять существо на прицел. А сам спокойно подошел к замершему и подергивающемуся вампиру. Эрика неотступно следовала за ученым, держа глушак наизготовку. И во все глаза смотрела на вампира. Тот мычал, по коже пробегала дрожь, но, сдерживаемый Велизаром, ничего не мог поделать.

— Вытащи на солнце…

Велизар хмыкнул, но просьбу брата выполнил. Удерживаемый железной волей телепата, вампир сделал два деревянных шага под солнечные лучи и завыл, отчаянно дергаясь. В солнечном виде отчетливо были видны рубцы и язвы, тонкая, словно пергамент, кожа и странно-красные белки глаз. Вампир выл, но вопреки легендам, в прах обращаться не спеши. Равно как и гореть. Судя по-всему, солнце причиняло нестерпимую боль.

— Твои язвы от солнца? — это Эрика обратилась вдруг непосредственно к вампиру, пока Аргент с интересом следил за реакцией. Тот вдруг перестал орать и вполне осмысленно уставился на нее. Словно негромкий голос пробился сквозь бездну ужаса и боли.

— Да… — почти прохрипел он и дернулся. — Помоги…

— Как? — Эрика дернулась к нему, но тут же взяла себя в руки. — Велик, убери его с солнца!

Как ни странно, но телепат послушался. Вампир, скуля, удрал внутрь сарая и затаился.

— Это не вампиры, — Аргент выглядел чрезвычайно заинтересованным. — Не знаю пока кто, но точно даже не близкие родственники, — он махнул рукой одному из солдат. — Пусть вытаскивают из лаборатории и медотсека оборудование. Будем изучать!

— А почему его не перенести на корабль? — подала голос Эрика, за что удостоилась удивленных взглядов двух пар глаз: темных и красных.

— Чтобы я тащил на корабль всякую заразу? — ученый покачал головой. — Нет уж, расположимся у старейшины в доме.

Старейшина, хоть его и не спрашивали, угодливо закивал головой. Да и вообще у толпы сразу поднялось настроение. Еще немного, и просто праздник начнется.

Аргент между тем продолжал командовать.

— Всем воинам рассредоточиться по периметру поселка. Ээээ…вампиров не убивать, а оглушать. Потом разберемся, что с ними делать.

— Я проверю место, где произошел прорыв междумирья…

— Эрика, это немного…

— Опасно? — девушка глянула на солнце. — До заката еще далеко, туч не видно, а идти всего минут двадцать. И к тому же постоять за себя я сумею. Все таки меня этому обучали…тринадцать лет.

Аргент покачал головой, но вынужден был согласиться. Велизар вообще не обратил внимания, поглощенный разглядыванием местных красавиц. Эрика мысленно пожелала ему надорваться в постельных утехах и не спеша направилась по дороге, к выходу из поселка.

Тропа уходила за пределы жилья, пересекала небольшую рощицу, а дальше начинались холмы, обросшие искривленными незнакомыми деревьями. Эрика спокойно шагала, отмечая каждый шорох. Интересно, почему произошел прорыв? Девушка имела крайне смутное представление о межмирных переходах. Когда ее спросили как ей это удается, Эрика смогла лишь сказать, что может чувствовать нити, за которые надо потянуть, и пространство одного мира откроет другой. А как происходят прорывы? Аргент ей пытался объяснить, но когда речь зашла о завихрениях эфира междумирья, Эрика потеряла нить рассуждений и замахала руками. Поняла лишь, что разрывы могут как моментально исчезать, так и держаться до нескольких часов. Этот, видимо, продержался достаточно, чтобы полезла всякая дрянь.

Она сама не поняла как почувствовала нужное место. Просто вдруг отчетливо поняла, что вон тот участок, между двумя деревьями, ей и нужен. С виду самый обычный, заросший густой травой, с гудящими над цветами насекомыми. Девушка подошла ближе и закрыла глаза, сосредотачиваясь на своих ощущениях. Было немного страшно: а вдруг не получится. Нет, надо откинуть все мысли, и попытаться вновь мысленно ощутить дрожащие нити пространства. В обычном состоянии гладкие и прочные. Эрика опустилась на колени, не открывая глаза. Со стороны казалось, что она медитирует.

И так увлеклась, выясняя координаты прорыва, что не заметила как изменилась природа вокруг. Как еще недавно безоблачное небо нахмурилось внезапно налетевшими тучами. И лишь тогда очнулась, открывая глаза, когда холодный, непонятно откуда взявшийся ветер, взлохматил волосы и швырнул в лицо пыль с тропинки. Эрика открыла глаза, несколько мгновений оглядывала потемневший пейзаж и, вспомнив об опасности, резко вскочила, оглядываясь.

И тут увидела его.

Вампир вылез из кустов и явно наслаждался наступившими сумерками. А заодно не сводил глаз с Эрики. Но нападать вроде не собирался. Тем не менее девушка попятилась, выставив глушак вперед, и размышляя на тему «а не сменить ли ипостась и не удрать поскорее». Ее сомнения разрешились, когда из леса вылезло еще пятеро вампиров. И все направились к ней. Да что ж это такое?! Эрика пару раз выстрелила из глушака, потом, увидев еще троих, решила все-таки покинуть поле боя. Миг, и белый пушистый песик стал убегать, уворачиваясь от загребущих рук и вампирских клыков.

" В кольцо зажимают» — девушка заметалась, ища лазейку. Вампиры все прибывали. Эрика уже последними словами ругала себя, что перекинулась, и теперь глушак зажат в пасти и стрелять из него проблематично. А еще она сделала открытие: вампиры двигаются очень быстро и ловко, когда их кожу не жжет солнце. Эрика в прыжке ускользнула от одного, второго, третьего. Прорвала сужающийся круг, и огромными прыжками поскакала в сторону поселка.

Чтобы едва не столкнуться еще с одной группой. Да откуда они повылазили? Эрика заметалась, просчитывая варианты выхода из ситуации. Оставшиеся позади вампиры уже буквально хватали ее за хвост. Девушка взвыла и…

— В сторону! — раздался крик. Заряд глушака пролетел над головой и поразил самого прыткого вампира. Остальные с рычанием развернулись в сторону Велизара.

— Быстро в поселок, идиотка, — рявкнул телепат. — Надо увлечь их за собой!

Эрика вдруг взвизгнула, но из собачьей пасти вырвался странный вой: за спиной Велизара нарисовался еще один вампир. И резво обхватил телепата за шею. Девушка бросилась на помощь, но парень уже сам вывернулся из захвата и бросился бежать, рявкнув.

— Отстанешь — помогать не буду!

Отметив, что вампиры бегут как-то слабее обычного, Эрика понеслась следом за телепатом. Догнала, а затем и немного обогнала его. На полном ходу влетела в поселок…и тут же увидела, как оглушающая волна со «Святозара» покрывает все пространство за поселком.

— Ты в порядке? — Аргент выскочил из укрытия и с размаху упал на колени перед девушкой, все еще пребывающей в образе собаки. Та заскулила и поспешно затрясла головой: мужчина выглядел искренне озабоченным.

— Тогда давай, возвращайся в человеческий облик, — Аргент накинул на нее светлую ткань, а сам продолжал рассказывать. — Велизар почувствовал, что там, куда ты ушла, стали скапливаться вампиры. Ну и решили подогнать их к поселку, и шарахнуть зарядом с корабля. Братец специально заставил их бежать медленнее.

— Фух…это было страшновато, — Эрика обернулась тканью. — Велизар, спасибо.

— Кушай на здоровье, — буркнул телепат. Он морщился и держался за шею. — Слушай, Аргент, а как ты думаешь, это зараза очень заразная?

— Пока не знаю, но через укус запросто передается.

— Ага, — Велизар подумал и добавил. — Ага…это…ты меня, пожалуй, изолируй куда-нибудь, — и убрал руку с шеи. Там протянулись три неровные, набухшие кровью царапины.

***

К вечеру гроза прекратилась, и на небе снова появилось солнце, предзакатными лучами лаская землю, окрашивая верхушки деревьев в красные цвета. Эрика со своим неуемным воображением сравнила их с окровавленными тушами и в расстроенных чувствах вернулась в дом старейшины, временно переделанный под лабораторию. Ни о каком возвращении на Цитрин пока не могло быть и речи. Аргент заявил, что не двинется с места, пока не выяснит, что такое происходит с местными вампирами. Велизару так вообще запретили подниматься на корабль. И теперь красноволосый телепат сидел в гостиной старейшины и лениво наблюдал как вокруг суетятся Ждана с Аргентом и взводом помощников. Больным Велизар не выглядел, довольным — тоже. Скорее равнодушным и сонным. Но ситуация моментально изменилась, едва он заметил в дверях тонкую фигуру Эрики. Велизар тихо охнул и моментально стал выглядеть а-ля «я самый больной в мире телепат»! Зеленые глаза тревожно расширились. Хоть это и сволочь, но все же пострадал из-за нее.

— Ты как? — девушка затопталась рядом. Велизар приоткрыл один глаз и снова тихо охнул, словно говоря, что гаже некуда. Эрика запаниковала.

— Это я виновата! — она всхлипнула от жалости к Велику, который с самым разнесчастным видом сидел в кресле. — Ну зачем пошла одна! Что мне для тебя сделать?! — девушка так расчувствовалась, что пустила слезу. И, конечно, не видела как тонкие губы телепата растягиваются в хитрой ухмылке. Он уже готов был произнести нечто крайне мерзкое, но подошедшая Ждана нарушила планы.

— Эрика, как там снаружи?

— Вампиры закончились, — девушка вытерла глаза. — Оглушенных сложили на окраине поселка и ждем дальнейших указаний. Ждана, а что с ним? Смотри, как ему плохо!

Доктор весьма скептически покосилась на телепата, который сидел с самым несчастным видом. Велизар же едва не поддался искушению, чтобы заставить сказать доктора то, что надо. Но…нет, так далеко его наглость еще не зашла.

— Странно, — ответ прозвучал несколько язвительно. — А по результатам анализов этот тип не только абсолютно здоров, но и имеет иммунитет к данной болезни!

Велизар увернулся от подзатыльника, которым его собиралась наградить разозленная Эрика и вышел из дома с оскорблено-невинным видом. От порога во все стороны шарахнулись местные жители.

— Клоун! — прошипела вслед Эрика и повернулась к Ждане — Ну и что это за дрянь такая? Она вылечивается?

— Вполне, но нужна сыворотка, — Ждана кивнула вслед телепату. — Но ее сделаем на основе крови нашего раздолбая.

— Почему у него иммунитет?

— Потому что его дурость в кои-то веки сослужила добрую службу, — это подошел Аргент, не отрываясь от планшета в кожаной оболочке. — Этот идиот обожает экспериментировать с внешностью, ища образ. А применяет не всегда только невинные краски. Нет, он любит сам изобретать и вкалывать себе генные модификации. Недавно вот опять что-то изобрел и теперь ходит довольный, говорит, что нашел свой образ. А ты думала, откуда у него такой цвет волос и глаз? Ладно хоть отец тщательно проверяет все то, что этот балбес сотворяет в лаборатории. В общем, из-за своих экспериментов у него вдруг появился иммунитет к этой болезни. Странно, конечно, но нам на руку, — ученый пошел куда-то дальше, сопровождаемый двумя помощниками. Те рысили позади и норовили заглянуть через плечо Аргента.

— А что это все-таки за болезнь? — вернулась Эрика к вопросу. Ждана вздохнула: она выглядела уставшей и невыспавшейся. Хотя прошло всего несколько часов.

— Болезнь характеризуется тем, что организм не может произвести основной компонент крови — красные тельца, что в свою очередь отражается на дефиците кислорода и железа в крови. В крови и тканях нарушается пигментный обмен, а под воздействием солнечного ультрафиолетового излучения или ультрафиолетовых лучей начинается распад гемоглобина. Небелковая часть гемоглобина — гем — превращается в токсичное вещество, которое разъедает подкожные ткани. И еще: ты, наверное, заметила, что кожа вокруг губ и дёсен гораздо жестче, в результате резцы обнажены до десен, создавая эффект оскала. Красные клыки и зубы от отложения порфирина на них. То же и с белками глаз, — Ждана покачала головой. — Существует очень похожая болезнь — порфирия. Но все эти симптомы характерны для ее поздней стадии, а здесь, как мы видим, процесс занимает от нескольких часов до суток. Слишком быстро…

— А кровь? Почему они пьют кровь? И зачем нападают?

— Я же говорю, странное здесь что-то творится, — Ждана устало потерла виски, манжет врачебного комбинезона задрался, обнажая запястье. Эрика успела заметить небольшие синяки, словно оставленные чьими-то пальцами, но доктор уже опустила руку. — Затронута психика, повышенная агрессивность, уверенность, что чужая кровь принесет облегчение. Ты узнала координаты мира, откуда они пришли?

— Да, уже передала Аргенту, а что?

— Да так…кажется, это искусственно созданный вирус.

***

— Пока поиски безрезультатны, — Дайна с сочувствием глядела на побледневшую Эрику. Та недавно вернулась вместе с Аргентом и Велизаром, который радостно демонстрировал всем «вампирские царапины» и орал, что обладает уникальным иммунитетом против зловещего вируса. Количество восторженных поклонниц росло в геометрической прогрессии. Аргент с Дайной переглянулись и поспешили на поиски Дайны, узнать, нет ли вестей из Альянса. Но полукровка порадовать не смогла.

— Возможно, понадобиться больше времени, — Дайна вздохнула. — Эрика, тебе плохо здесь? Понимаю, что тебе не терпится увидеть родных, но давай не будем спешить. Меня не оставляет смутное ощущение, что мы еще можем вернуться к истории с Ротаном. Здесь ты в безопасности. Живи и наслаждайся. А я, как только станет что-то известно, сразу сообщу тебе. Поработай пока с Аргентом, — она вопросительно глянула на сына. Тот кивнул.

— Конечно, это даже не обсуждается, — он потянул Эрику за собой. — Пошли, тебе надо расслабиться. Да и мне тоже.

— Я спать хочу, — вяло отбивалась девушка, все еще расстроенная новостями. — Во сне и расслаблюсь. Но Аргент, весело хмыкая, тащил ее какими-то разукрашенными коридорами. Пока они не оказались у широких дверей отполированных до зеркального блеска. Они медленно разъехались в стороны, на Эрику пахнуло ароматной влажностью.

— Это чего?

— Это бассейн, — Аргент подтолкнул ее. — Идем, уверен, такого ты еще не видела.

Помещение поражало. Потолок терялся в голубовато-золотистом тумане, плавающем на высоте пяти метров, свет лился из высоких ажурных светильников, художественно размещенных по всей огромной площади. А в центре помещения располагался круглый бассейн с прозрачной зеленовато-голубой водой. На дне перемигивались разноцветные лампочки, сверкала мозаика. Чуть в стороне, на низком столике, лежали полотенца, халаты и прочая атрибутика. Несколько изогнутых золотистых труб нависали над чашей бассейна. Эрика провела рукой по одной: теплая, словно немного пульсирующая. Скорее всего органика, как и многое на Цитрине.

— Нравится? — Аргент замер шагах в пяти от бассейна, с улыбкой разглядывая Эрику.

— Непередаваемо! — девушка схватилась за майку и вдруг смутилась. До дрожи, до комка в горле.

— А ты…ты тоже…будешь плавать?

— Нет, наслаждайся процессом, а мне будет достаточно массажа, — Аргент, несколько поспешно, как показалось Эрике, вышел из помещения. Девушка пожала плечами и непонятным разочарованием начала раздеваться. Браслет отца осторожно положила на пол, рядом с бортиком. Золотые бока мягко светились в уютном свете комнаты.


История 3. Прятки в тумане

***

Она огляделась, не понимая как попала сюда. Вокруг простирался ночной лес. Настоящий, глухой, с разросшимся подлеском. Под ногами шуршали желтые опавшие листья. Сквозь полуголые ветки с трудом пробивался лунный свет. От этого вокруг рождались странные пугающие тени. И почему-то, несмотря на отсутствие других источников света, все было видно. А это еще что?! Эрика с недоумением оглядела себя: длинное струящееся платье алого цвета. Открытые плечи и высокие разрезы по бокам, на шее кроваво-красное ожерелье.

Шорох сбоку заставил резко вздернуть голову. Никого.

И тут же он повторился, но уже справа. Что-то мелькнуло.

«— Беги» — прошелестели деревья.

«— Беги» — свистнул наверху ветер.

«— Поймаю» — шепнул кто-то…

Она сорвалась с места, подхватив подол платья. Застывшая между деревьев высокая фигура молча бросилась следом.

Эрика бежала, не замечая путающегося под ногами платья, не обращая внимания на ветки, пытавшиеся выдрать волосы и хлеставшие по лицу. В ушах свистел ветер, а в крови разгорался бешеный пожар. Адреналин разрывал тело. Но все быстрее и быстрее, чувствуя, как откуда-то изнутри поднимается дикий пьянящий восторг…

Корень попал под ноги и Эрика, обычно вполне ловкая, полетела рыбкой вперед. Приземлилась на четвереньки, и тут же сверху обрушилось что-то тяжелое. Ее перевернули и прижали к земле.

— Все, я тебя поймал!

— Поймал, — согласилась Эрика, пытаясь освободить схваченные над головой руки. Лицо поймавшего почему-то было сложно разглядеть. За его спиной, сквозь ветки, ехидно улыбалась луна. Девушка забарахталась, но почему-то сил не было. А преследователь наклонился ниже, по щеке скользнули мягкие волосы, а возле уха раздался знакомый шепот.

— Поймал, и уже не отпущу, малыш…

Эрика подскочила на кровати, круглыми глазами глядя перед собой и продолжая отбиваться от того, кто растаял вместе со сном. Потом огляделась и с облегченным вздохом повалилась обратно на подушки. Сон…всего лишь сон. Тонкие брови сошлись на переносице: только вот очень странный сон. И лицо…и голос…смутное ощущение, что они принадлежат хорошо знакомому человеку, но все подернуто дымкой. Эрика зевнула и перевернулась на другой бок. Некоторое время наблюдала, как за окном равнодушно сияют звезды. Им не было никакого дела до снов цитринцев и их гостей. Постепенно глаза закрылись, дыхание стало глубоким и ровным, а вместо предыдущих любовных кошмаров пришел обычный глубокий сон.

С утра все воспоминания окончательно развеялись. К тому же не было времени размышлять о снах, к которым Эрика всегда относилась скептически. Мало ли что может выдать подсознание. Поэтому девушка одним прыжком соскочила с широкой кровати и подбежала к окну. Первое время она никак не могла привыкнуть, что ей предоставлена огромная комната, да еще и с крытой террасой, откуда открывался вид на дворцовый сад, приютившийся между двумя крышами, на плоской площадке.

— Ну, с добрым утром, чудовище, — любезно поприветствовала Эрика свое отражение в зеркале. За три недели, проведенные на Цитрине, из глаз исчезло затравленное выражение, а на лице все чаще появлялась улыбка. Девушка с удивлением обнаружила, что у нее есть чувство юмора. Хотя это открытие омрачалось тем, что именно мерзкий младший брат Аргента и раскрыл его. Что ни слово, то ехидство и скрытые оскорбления. Пришлось учиться отвечать.

— Чтоб тебе сегодня крабокактус прохудившийся на голову приземлился, — пожелала телепату девушка и принялась за наведение красоты. Это заключалось в стягивании волос в хвост, натягивание брюк с жилеткой, на этот раз ярко-желтого цвета, и надевании золотого браслета. С последним возникли проблемы: застежка барахлила, а показать ювелиру все не находилось времени. Пыхтя и ругаясь, Эрика справилась с этим элементом наряда и пулей выскочила за дверь, в освещенный солнцем коридор жилой части дворца. Хоть порядки здесь царили более-менее свободные, но к завтраку требовалось явиться вовремя. И что самое забавное: каждый из трех правителей завтракал со своими семьями отдельно. А затем они уже встречались, приступая к своим обязанностям.

Широкий коридор впереди делал крутой поворот, а затем нырял под арку и перетекал в большую столовую. Эрика замедлила бег, чтобы ее не занесло, и тут услышала голоса. И невольно пошла совсем тихо, прислушиваясь.

— Знаешь, иногда мне кажется, что вы оба психи, — голос Велизара звучал непривычно серьезно и сердито. — Ну вот скажи мне, зачем ты на это идешь? Чего добиваешься?

Женский голос пробормотал что-то неразборчиво. Но ответ, похоже, еще сильнее расстроил телепата.

— Слушай, ну не верю я в то, что любовь может сотворить чудо! Ему нравится так жить, понимаешь? А тебе? Тебе нравится служить девочкой для битья и знать, что вместе вы не будете из-за нашей дурацкой кастовой системы?

Вконец заинтригованная Эрика и дальше продолжила бы подслушивать, но вовремя сообразила. Что если ее застукают, то стыда не оберешься. Поэтому, сделав равнодушное лицо, вышла из-за угла.

— Доброе утро, — она увидела стоявших у окна Велизара и Ждану. Женщина кивнула и быстро ушла, низко опустив голову и спрятав руки в карманы. Эрике показалось, что у нее на шее виднеется что-то темное, но взгляд Велизара заставил прикусить язык.

— Она расстроена?

— Со всеми бывает, — неприветливо отозвался Велизар, отворачиваясь. — А ты не лезь к ней, у нее сложная личная жизнь, поняла?

— С какой радости я буду к ней лезть? — удивилась Эрика. Со Жданой они и правда не были в таких близких отношениях, чтобы изливать друг другу душу. Велизар пакостно ухмыльнулся и ушел по направлению к столовой. Мысленно отрезав ему косу и пришив ее…к другому месту, Эрика с милой улыбкой последовала за ним. Утро определенно начиналось на тонизирующей ноте.

Они подошли уже последними, но, к счастью, не опоздали. Скользнув на свое место, рядом с Аргентом, Эрика быстро огляделась. Дайна и Дамиан о чем-то негромко беседовали, склонив друг к другу головы. Судя по слегка нахмуренным бровям полукровки, шел нешуточный спор. В котором она собиралась одержать победу. Велизар уселся напротив, надев на лицо невинное выражение. Эрика помрачнела от столь близкого соседства, но почувствовала прикосновение к руке теплых пальцев. Аргент покачал головой и с улыбкой подвинул высокий узкий стакан, наполненный светло-зеленой жидкостью. Решив игнорировать красноволосого телепата, девушка одним махом выпила странный сок и…закашлялась. По горлу пробежал огонь и взорвался где-то внутри. Велизар уткнулся в тарелку, плечи как-то подозрительно тряслись.

— Извини, — Аргент явно перепугался. — Я совсем забыл, что ты ни разу не принимала тонизатор.

— Ч-ч-чего? — прохрипела Эрика, понимая, что если сейчас выдохнет огонь, то не удивится этому. Дайна на миг отвлеклась от спора, убедилась, что все в порядке и снова исключила детей из зоны внимания. Дамиан вообще никак не отреагировал.

— Укрепляющее средство, — виновато пояснил Аргент. — Повышает тонус организма…

— Да уж, — девушка прислушалась к себе. — А я огнем не начну дышать?

Велизар отчетливо хмыкнул, очевидно представив эту картинку.

— Не начнешь, — успокоил Аргент. — Как себя чувствуешь?

Чувствовала она себя хорошо, и с каждой минутой все лучше. О чем не преминула сообщить Аргенту и с волчьим аппетитом набросилась на еду. Тонкие пластинки мяса, сыр, овощи, какая-то зелень — все оказалось сметено в мгновение ока. Да, тонизатор это вещь! Обычно она по утрам буквально запихивает в себя еду. Эрика оторвалась от опустевшей тарелки и огляделась, что бы такого еще съесть.

— Аргент, я растолстею! — на глаза попались круглые пирожные с шапкой взбитых золотистых сливок.

— Ты? — хохотнул мужчина. — Очень хочу на это посмотреть. Успокойся, вся еда переработается в энергию. Ты же помнишь, куда мы сегодня отправляемся?

Эрика помнила. Неделя прошла с тех пор, как они столкнулись в мире Ялауна со странным заболеванием. Всю неделю Аргент со Жданой изучали странный вирус, и, наконец, пришли к выводу, что он искусственного происхождения. Более того, Аргент утверждал, что технологии мира, откуда этот вирус пришел, очень похожи на цитринские. И рвался это проверить. Эрика, прикрыв глаза от наслаждения, откусила кусочек пирожного, попутно размышляя, с чем же столкнутся на этот раз. Ей безумно нравились экспедиции на «Святозаре». Она чувствовала себя нужной, а не каким-то отбросом, с которым возятся исключительно из чувства долга. И потом, Аргент…он такой…такой заботливый. Никто уже очень давно так о ней не заботился. Может, только мама, но она этого почти не помнит. Вздохнув, Эрика доела пирожное и тут поняла, что все еще сидит с закрытыми глазами. Черт, Велизар сейчас точно скажет что-нибудь, по его мнению, очень остроумное. Девушка открыла глаза, одновременно слизывая с губ крошки и золотистые остатки сливок.

И не сразу поняла, что вокруг что-то изменилось.

Нет, Дайна со своим Сиятельным по-прежнему спорили, но уже брали тона повыше. Аргент застыл рядом, словно каменный, и упорно сверлил взглядом светлую скатерть. А вот Велизар…телепат сидел и практически сверлил ее странным взглядом красновато-коричневых глаз. Смотрел куда-то в район губ.

— Что, крошка осталась? — Эрика даже провела пальцем по губам, проверяя. Велик судорожно выдохнул, а девушка вдруг вскрикнула.

— Аргент…больно! — пальцы ученого, по-прежнему державшие ее руку под столом, внезапно так сжались, что кости едва не хрустнули, превращаясь в осколки. Этого оказалось достаточным, чтобы Велизар едва заметно вздрогнул и мгновенно перевел взгляд на брата. Уже другой, сосредоточенный и немного сердитый. Хватка моментально ослабла.

— Прости, — выдохнул Аргент, разворачиваясь к Эрике. Та разлепляла побелевшие пальцы и сердито смотрела на него.

— Я…задумался…

— Да ладно, — у него был такой виноватый вид, что девушке стало искренне жаль. — Бывает, я иногда тоже как задумаюсь, так потом и не помню, что делала в это время, — попыталась она все свести к шутке. Не получилось. Аргент выглядел так, словно не руку ей сжал, а по меньшей мере пытался убить самым зверским способом. Едва на колени не падал. Велизар сидел нахохлившийся и сердитый. Теперь он не сводил глаз с брата. Дамиан и Дайна, наконец, обратили внимание на возникшее напряжение и прервали спор.

— Что на этот раз? — прищурился Сиятельный. — Опять ты доводишь нашу гостью? — вопрос адресовался Велизару. Тот изобразил возмущение.

— Да она сама кого угодно доведет!

Эрика потянулась ногой под столом и от души пнула телепата в лодыжку. Тот охнул, но сдержался. Правда одарил таким многообещающим взглядом, что девушка пообещала сама себе ближайшие несколько дней никуда не ходить одной. Иначе встретятся в узком коридорчике, и кому то точно настанет хана.

— Так, прекратили, — Дамиан показал сыну кулак. — Аргент, вы готовы?

— Со вчерашнего вечера, — кивнул ученый. Краски постепенно возвращались на его лицо.

— Хорошо, Велизара оставляешь здесь, он мне сегодня будет нужен.

— А меня никто спросить не хочет? — обиженно завопил телепат. Крик проигнорировали.

— Ладно. Возьму побольше шпиончиков…

— Но с вами полетим мама, — продолжил Дамиан. Полукровка улыбнулась и помахала рукой. Сам Сиятельный выглядел гораздо менее довольным. Он всегда крайне неохотно отпускал Дайну куда-либо без себя любимого.

***

— Прелесть! — возглас вырвался непроизвольно, едва они сошли с корабля. «Святозар» заверил, что в радиусе десятков километров нет разумных признаков жизни, а вот далеко впереди зафиксированы источники сильного биологического излучения. Поэтому, обернувшись непроницаемой маскировкой, корабль осторожно вышел из междумирья где-то на полыне, посреди густого леса. И теперь Эрика с Дайной, затянутые в зеленые комбинезоны, с восторгом оглядывались по сторонам. То и дело показывали друг другу отдельные, особо привлекательные, части пейзажа. Остальные внимательно оглядывались по сторонам, решая с чего начать.

— Какие бабочки… — Эрика завороженным взглядом проводила стайку ярких крылатых созданий. За ними шлейфом тянулась золотисто-изумрудная пыльца.

— А ты посмотри на цветы, — Дайна, с неменьшим восторгом разглядывала нежно-сиреневые и розовые бутоны, от которых в воздухе разливался тонкий аромат. Природа вокруг сияла и искрилась свежестью, юностью и счастьем.

— Мама, ты так и не ответила: зачем решила отправиться с нами?

Дайна с широкой улыбкой обернулась к Аргенту.

— Я просто захотела увидеть что-то новое. И мне хочется острых ощущений.

— А папа, полагаю, об этом не знает, — как-то слишком задумчиво пробормотал Аргент, глядя куда-то в сторону.

— Ну ну, — Дайна погрозила пальцем. — Не смей подводить свою мать. Я буду мирной и спокойной. Занимайтесь своими делами. Раз тут безопасно, то пройдусь по лесу. Обещаю ничего чужого не нюхать и не есть, — с этими словами полукровка не спеша направилась к деревьям.

— Ты правда отпустишь ее вот так? — не поверила Эрика. Аргент пожал плечами, продолжая что-то изучать в своем планшете. Стоявшая сбоку девушка видела только бесконечные цифры, мелькающие на бледно-зеленом экране.

— Почему нет? Этот район безопасен, а на крайний случай у мамы есть подкожный передатчик. К тому же она и врезать может, при желании. Так, а ты, милая, пойдешь со мной, — Аргент, наконец, оторвался от планшета и повертел головой, не понимая, куда подевалась девушка. Опустил глаза вниз и хмыкнул: рядом сидела, аккуратно обернув лапы пушистым хвостом, белоснежная собака. Пасть раскрылась, изображая улыбку, глаза искрились радостью.

— А одежду, значит, я теперь таскай, — беззлобно проворчал мужчина, поднимая комбинезон и перекидывая через плечо. Эрика в упоении свалилась на спину и завозила в воздухе всеми лапами.

— Пошли, — расхохотался Аргент. — Нам надо взять образцы почвы и просканировать. Будешь меня охранять.

Эрика ухмыльнулась, отчего мордочку перекосило самым зверским способом. И радостно поскакала впереди. Охранять! Он бы еще сказал маршировать вокруг с оружием наизготовку! Да «Святозар» еще на подходе засечет любого недруга и предупредит.

Как давно она не отдыхала вот так: подальше ото всех, в тишине и красоте. Дайна прислонилась к дереву, чувствуя его тепло сквозь ткань комбинезона. Вокруг царило буйство зелени и красок. Все пело, пищало и шуршало. Полукровка вздохнула, откидывая голову и глядя на переплетение веток над головой. Она любила Цитрин, не могла представить себе жизни без Дамиана. Точнее, нет, могла, но это была бы другая жизнь. А мальчики уже двадцать с лишним лет занимала почти все ее мысли. Дайна самокритично признавалась, что баловала и балует их. Когда родился Аргент, она могла часами сидеть возле его кроватки, боялась, что стоит отойти, и он исчезнет. Потом родился Велизар — очаровательный ангелочек с ярко-желтыми глазами. Дайна улыбнулась: многие считали ее младшего сына разгильдяем и бабником. Только она знала какой он бывает временами, и как тяжело красноволосому телепату каждый день ощущать чужие эмоции, отгораживаться от них.

Довольно громкий шорох в стороне заставил вскочить. Спустя несколько мгновений, проломив густые кусты, на поляну выбралось…выбрался конь. От удивления и восторга Дайна ухватилась за дерево. Просто красавец: бархатистая шкура переливается рубиново-красными оттенками, глаза горят, хвост похож на пламя. Полукровка моментально представила на нем Велизара и загорелась идеей поймать животное.

— Хоро-о-о-оший, — Дайна сделала крохотный шаг вперед. Конь фыркнул и благожелательно потряс гривой.

— Ты меня понимаешь? — опешила женщина. В ответ получила кивок. А затем странное животное и вовсе чуть согнуло переднюю пару ног, словно приглашая садиться. И вдруг пришло понимание, что все хорошо. И этот милый конь будет во всем ее слушаться. Как загипнотизированная, Дайна подошла, коснулась пальцами огненной шкуры, почувствовала нежнейший бархат…и вдруг одним прыжком взвилась на коня. Обняла за шею, чувствуя непреодолимое желание прокатиться на такой прелести. А тот словно услышал. Молнией скакнул в сторону и исчез, только ветки печально помахали вслед листьями.

Велизар скучал. Переговоры с правителями других цитринских городов закончились час назад. И не принесли для него ничего интересного. Телепат даже обиделся: ну хоть бы один оказался заговорщиком. И, сообщив отцу, что тут все чисто и скучно, Велик бесцельно побрел по коридорам резиденции. Потом как-то незаметно подцепил по дороге одну из местных красавиц и свернул к себе в спальню. И теперь, расположившись среди подушек на постели, наблюдал за великолепным танцем этой…Арраниты. Красавица двигалась, умело разжигая страсть, изящными жестами отбрасывала на спину золотисто-бронзовые локоны, многообещающе смотрела сквозь опущенные ресницы. А Велизар едва не хохотал, роясь в ее голове. Какие только гадости не прятались за очаровательной внешностью, какие только планы не строила Арранта на его скромную и обаятельную персону. Велизар этому уже не удивлялся, привык и только хмыкал, уловив матромониальные мысли в очередной женской головке.

Арранта между тем перешла к более активным действиям. Теперь она, гибко извиваясь, подкрадывалась к Велизару. Ярко-зеленые глаза сверкали, обведенные черным. А Велик вспомнил другие глаза: прозрачно-искрящиеся, цвета весенней зелени. И то, что Эрика вытворяла сегодня за столом. Неужели и правда не поняла? Телепат вспомнил как его неожиданно накрыла волна возбуждения. Интересно, а если и правда попробовать? Это может быть довольно забавно.

Погруженный в приятные мысли и ощущая на плече тонкие пальцы одной из любовниц, Велизар вдруг услышал далекий топот, а потом отчаянный вопль.

— Сиятельного мне! Как занят???

Узнав голос, телепат с интересом приподнялся, продолжая обнимать Арранту. Донесшийся глухой удар и звучные ругательства, заставили ехидно улыбнуться.

— Немедленно пропустите меня! — а он и не знал, что их гостья может так орать. — Дайна пропала! Слышите!

Побледнев, Велизар оттолкнул Арранту, и вылетел в коридор. Эрика стояла напротив закрытых массивных дверей, ведущих в смешанную часть резиденции. Весь дворец делился на четыре части: та, в которой жил Сиятельный с семьей, вторая и третья для его соправителей, а четвертая — та, где они собирались вместе для ведения дел и прочих политико-экономических проблем. Вот туда сейчас и пыталась пробиться Эрика, но проблема состояла в пяти дайрах — искусственно выведенных и модифицированных охранниках ящероподобной внешности, обладавших недюжинной силой и ловкостью.

— Велизар! — обрадовалась девушка, увидев подбегающего телепата. — Они меня не пускают! Ай…ты что?

— Как она пропала? — прошипел телепат, ловя ее взгляд и пытаясь что-то в нем прочесть. Не смог, разочарованно взвыл и затряс Эрику, как куклу.

— Прекрати, — девушка наступила телепату на ногу, услышала болезненное оханье и отскочила подальше.

— Извини, — телепат пришел в себя. — Нет, правда. Я уже сообщил отцу о случившемся.

Словно в подтверждении его слов, двери свернулись в стороны. Дамиан, с маской, сдвинутой куда-то на затылок, влетел в коридор, рявкнув дайрам, чтобы исчезли. Те кивнули и провалились под пол.

— Где? — Дамиан не кричал, но Эрика как-то непроизвольно спряталась за Велизара. А тот совершенно непроизвольно сдвинулся, получше прикрывая ее.

— Мы проверяли всю близлежащую местность, все было в порядке. Дайна отошла, сказав, что хочет побыть одна. И все, с тех пор мы ее не видели. Передатчик молчит. Она…словно сквозь землю провалилась…

Дамиан на мгновение прикрыл глаза, успокаиваясь. Велизар покачал головой: даже сквозь ментальные щиты до него долетели обрывки эмоций отца. Гнев, страх, желание найти непутевую жену и — тут телепат ухмыльнулся — запереть ее в спальне на несколько лет.

— Остальные где?

— На месте. Я открыла проход к окраине города…

— Сейчас откроешь прямо отсюда, — Дамиан хлопнул в ладоши и приказал кому-то. — Снять блокировку на пять минут.

Дайна открыла глаза и озадаченно уставилась на покрытый золотистыми разводами потолок. Где она? Почему в горизонтальном положении? И где остальные? Последнее, что помнила женщина — бешеная скачка через лес, а затем толчок…и все.

Браслет — переводчик вдруг ожил.

— Рад, что ты очнулись, — приятный мужской голос раздался откуда-то сбоку. Дайна резко села, не зная, чего ожидать. И готовая в любой момент дать отпор.

Небольшая комната, совершенно лишенная резких углов. Все мягкое и какое-то оплывшее. Светло-бежевые и желтые оттенки придавали комнате радостный вид. Дайна осторожно сползла с кушетки, выполненной в виде полураспустившегося бутона, не переставая с подозрением разглядывать стоявшего спиной к ней незнакомца. А он спокойно продолжал что-то переливать, звенеть и, не оборачиваясь, разговаривать.

— У тебя странная внешность, я не помню, чтобы где-то в записях встречались подобные экспонаты. И потом, кататься на сильване, это верх глупости. Он уже почти затащил тебя в подземные норы, когда я вас заметил.

Норы, сильваны? Дайна непонимающе моргнула и осторожно уточнила.

— Это было бы опасно?

— Опасно? Ты какой-то странный индивидуум, — незнакомец что-то перелил из одной колбы в другую. Дайна машинально отметила что он в темно-зеленых перчатках. Да и вся одежда растительных цветов. И очень странная фигура: всего «слишком». Слишком широкие плечи, очень тонкая талия, слишком блестящие иссиня-черные волосы, завязанные жгутом в хвост и спускающиеся ниже колен. Дайне вдруг стало страшно. Неприятное и почти забытое ощущение.

— Почему странный? — переспросила она, медленно сползая с кровати.

— Да потому что даже самые неудачные творения знают, что сильвана нельзя подпускать близко. Они зачаровывают и увозят к себе в подземные норы. А там и съедают.

Дайна вспомнила добродушную морду лошади и вздрогнула. Невольно покосилась в сторону полуоткрытой двери.

— Не советую, — в голосе прозвучала насмешка. — Мне без разницы сбежала ты из биолаборатории или из камер прилежания. А, может, одна из Неудачных.

С этими словами он обернулся. Оба со взаимным интересом принялись разглядывать друг друга.

Дайна никогда не встречала подобных существ. Правильные и какие-то мраморные черты лица, ослепительно-белая кожа и тонкие черные брови, взлетающие к волосам. Но самое странное…и немного страшное это глаза. Чуть больше человеческих, налиты сплошной чернотой. А в ней, словно прорез, белая щель зрачка.

— Мне надо возвращаться, — слова вырвались сами собой. Страх подступил ближе.

Мужчина нахмурился.

— Куда уйти? Тебе повезло, что я тебя нашел!

— И спасибо за это… — Дайна сделала многозначительную паузу. Ее поняли.

— Шахран…

— Дайна. Так вот, Шахран, меня наверняка уже хватились, — по какой-то причине женщина не хотела говорить всей правды. — И наверняка ищут. Поэтому будет лучше для всех, если ты покажешь мне место, где нашел меня. А дальше я сама.

Она не врала. Аргент наверняка ее хватился. И ее найдут по передатчику. Пальцы коснулись запястья и Дайна нахмурилась: там прощупывался тонкий шрам, которого до сих пор не было.

— Я удалил следящее устройство, — перехватил ее взгляд Шахран. — Тоже необычное, из какого ты города?

— Из далекого. Зачем ты его удалил?

— Чтобы изучить, — пожал мужчина плечами. — Не нервничай, пока у меня нет желания причинять тебе вред.

— Тут видимо ключевое слово «пока», — пробормотала Дайна, а вслух произнесла. — Значит, не отпустишь?

— Ты сама не сможешь уйти, если только у тебя нет мыслей расстаться с жизнью. Скоро придет Туман, а с ним те, кто убивает.

— Этого не было, — прокомментировала Эрика. Она с Дамианом и Велизаром только что пересекли границу между Цитрином и исследуемым миром. И тут же окунулись в густой молочно-белый туман. Он не оседал влажными каплями на одежде, и вообще, казалось, не был водяным. Просто колыхался вокруг, скрадывая очертания предметов в пределах полутора-двух метров.

А еще он сильно искажал звуки. Дамиан это отметил, когда рядом послышалось что-то топающее и пыхтящее. Рука сама собой выдернула из кобуры глушак, но Велизар, прислушивающийся к чему-то, вдруг отрицательно замахал руками. А спустя мгновение показались темные фигуры, вскоре превратившиеся в мрачных Аргента и десяток воинов.

— Ничего нового, — отчитался ученый под мрачным взглядом отца. — А этот туман глушит все сигналы. Даже корабль признался, что почти совсем «ослеп».

— Это вы все ослепли, когда разрешили ей уйти одной, — рявкнул Дамиан. Окружающие вздрогнули и опустили взгляды. Сиятельный пристально вглядывался в туман, словно пытаясь почувствовать жену. Невыносимой была мысль, что она где-то рядом, что ей, возможно, плохо, а он ничем не может помочь. Ругать Аргента он не собирался: слишком хорошо знал Дайну и понимал, что ей сын отказать просто не мог. Ничего, когда найдут, то он лично запрет ее в покоях и выпускать будет только под строжайшим собственным контролем.

— У нас проблемы, — Велизар вдруг весь подобрался. — Народ, маму я не могу уловить, а вот нас окружают кто-то очень симпатичные!

«Симпатичные» напали внезапно. Словно сам туман колыхнулся навстречу и выпустил нечто серебристо-белое и стремительное. Эрика с Велизаром прыснули в разные стороны. Аргента что-то ударило, он упал, но тут же вскочил и попытался ответить нападавшему. Дамиан открыл огонь, уворачиваясь от стремительных серебристых фигур, мелькающих повсюду. Кто-то из воинов вскрикнул и рухнул, за ним еще один…и еще. Эрика на лету перекинулась в собаку и с рычанием вцепилась в чью-то ногу. Ее подбросили в воздух, жалобный вой прорезал густоту тумана и девушка исчезла где-то в нем.

Внезапно послышался резкий окрик. И все прекратилось. Вокруг опять колыхался только туман.

— Что за… — Дамиан не спешил опускать глушак, окидывая всех собравшихся быстрым взглядом. Велизар морщился и держался за бок. Кто-то из воинов сидел, кто-то исчез, лишь немногие остались на ногах. Сбоку вынырнул Аргент с Эрикой на руках. Девушка, пребывая в собачьем облике, отплевывалась и терла морду лапами.

— Предлагаю прекратить бой, — послышалось из тумана. Говорили на языке цитринцев, но с сильным акцентом.

— Не мы его начали, — рявкнул Дамиан в ответ. — Где гарантии, что вы не нападете снова?

— Среди вас есть телепат, пусть просканирует мой разум, я даю доступ.

Велизар хмыкнул и замер на несколько секунд. Затем вдруг как-то расслабился.

— Все нормально, они нас просто перепутали с кем-то другим. А сейчас полны любопытства и жаждут пообщаться.

— Ну, хорошо, — Дамиан опустил оружие. — Выходите.

В тумане что-то мелькнуло. Что-то серебристое. А потом они вышли. Сразу несколько десятков.

— Оба-на! — замер Велик. В принципе замерли все. Эрика прекратила плеваться и прижалась к Аргенту.

— Мы не причиним вреда народу, который не питает к нам враждебных намерений, — мягко произнес тот, кто стоял впереди. Это он разговаривал из тумана. Незнакомцы оказались среднего роста, очень тонкие и бледные. Короткие серебристые волосы торчали в разные стороны, серебристые глаза словно светились в тумане. Все были одеты однотипно: облегающие серебристые одежды, наподобие комбинезонов.

— От лица народа тильвитов приношу свои извинения за наши поспешные действия, — идущий впереди мужчина слегка наклонил голову, обращаясь к Дамиану, явно чувствуя в нем лидера.

— Очевидно они были чем-то подпитаны, — столь же изысканно отозвался Сиятельный. Будто не он только что яростно и беззвучно дрался в густом тумане.

— Сейчас мы понимаем свою ошибку, — отозвался предводитель. — Вы ни капли не похожи на слоанов.

— А вы не встречали женщину? — вмешался Велизар. — Высокая, темноволосая, уши и зубы длинные и острые.

— Нет. Такой никто не видел.

— Она пропала незадолго до появления тумана, — добавил Аргент.

Тильвиты о чем-то пошептались.

— Да, — на этот раз слово взяла одна из женщин — Сильван поведал нам, что поймал женщину, подходящую под ваше описание. Но ее отбил слоан.

Дайне очень не нравилась сложившаяся ситуация. Судя по-всему, жители этой части мира были в курсе таинственного тумана. И высказывание удивления с головой выдало бы ее иномирское происхождение. А хотя…

— Разве туман простирается по всей территории?

Шахран пожал плечами.

— Не знаю, но я не слышал о местах, где его не было, — пугающие глаза не отрывали взгляда от полукровки. Та чувствовала себя все неуютней. Конечно, оглушить этого Шахрана и сбежать можно было уже давно. Но проблема заключалась в том, что Дайна понятия не имела в какую сторону ей бежать. К тому же настораживало заявление о каком-то тумане.

— Пошли, — Шахран, придя к какому-то мнению, неожиданно отстранился от стенки, которую до сих пор любовно подпирал. Дайна, ведомая любопытством, последовала за ним. За дверью короткого холла открылась улица, утопающая в тумане. Молочно-белом, колыхающимся, таком густом, что, казалось, из него можно лепить фигурки. Редкие темные силуэты то появлялись, то исчезали тут и там. И хотя туман скрывал почти все, Дайна сумела разглядеть массивы странных холмообразных построек. Вокруг домов и широких дорог, выложенных каменными плитами, росло множество деревьев. С одним из них полукровка едва не поцеловалась, когда оно внезапно вынырнуло из тумана. После чего пошла прямо за Шахраном. В тумане терялось даже время. Ей казалось, что они шли долго, прежде чем на пути возникла Стена. Именно с большой буквы. Темно-зеленая, массивная — она вырастала из земли и терялась где-то над головами. Дайна сделала шаг вперед, почти утыкаясь в нее носом, провела кончиками пальцев по поверхности. Теплая…ощутимо живая. Неужели здесь те же биотехнологии, что и на Цитрине?

Вдоль стены расположились прямоугольные прозрачные кабины, прикрепленные одной стороной к узким темными рельсам, уходящим вверх по Стене. Шахран поманил женщину за собой, зайдя внутрь одной из кабинок. Едва дверь за ними закрылась, как она быстро заскользила наверх. Дайна с интересом посмотрела бы на пейзаж внизу, но увы — все скрывал туман. А еще ей хотелось как можно скорее покинуть это странное место. От взглядов Шахрана впору было завыть и полезть на ближайшее дерево.

Стена оказалась не только высокой, но и широкой. По ней могли свободно разъехаться несколько цитринских повозок. Несколько существ, похожих на Шахрана, прогуливались, периодически указывая друг другу на что-то внизу.

— Смотри, — мужчина встал рядом. Дайна отодвинулась и честно посмотрела. Они поднялись выше тумана, он колыхался внизу, похожий на что-то белесое и противное. И был живым…да, внизу определенно что-то двигалось. Притихший было страх снова липкими щупальцами стал обвивать все вокруг.

— Что это?

— Наш мир, — последовал ответ. — Была война. Очень долгая и жестокая. Никто уже не помнил ее причины, все вокруг только и делали, что убивали. Оружие становилось более изощренным. В биолабораториях изготавливались новые вирусы и новые улучшенные модели бойцов. И однажды все вышло из-под контроля. Теперь остатки населения живут в тщательно укрепленных городах. Часть времени мы можем свободно перемещаться вне Стен, но бывают времена, когда природа вокруг сходит с ума и появляется вот такое. Туман приводит за собой тех, кто выжил и превратился в чудовищ. Мы пытались их убивать, травить, но они быстро приспосабливаются. А потом вместе с Туманом исчезают под землей.

Дайна как зачарованная смотрела вниз, когда ей на плечи легли руки, а над ухом раздался вкрадчивый голос нового знакомого.

— Не знаю откуда ты, но теперь, думаю, понимаешь, что иномирным здесь не выжить…

Полукровка шарахнулась в сторону. Но ее со смехом удержали.

— Тише, тише, я же не сказал, что желаю зла, — Шахран развернул женщину к себе, вглядываясь в лицо с изумленно распахнутыми глазами. — Тебе лично я зла не причиню. Ты забавное создание, таких у меня давно не было. Расскажи мне о своем мире. Если сделаешь это добровольно, то все будет хорошо, я возьму тебя к себе…

О, Дайна узнала знакомые интонации. Похоже, этот Шахран был таким же монстром как и Седрик из ее прошлого. Только на этот раз полукровка не собиралась доводить дело до крайности. Мило улыбнувшись мужчине, она прошептала.

— Ради вас… — и закончила. — Да ни за что!

И не дожидаясь пока до Шахрана дойдет смысл сказанного, резко ударила ногой ниже пояса. Самый простой и эффективный удар. Мужчина согнулся, а Дайна от души врезала по хребту, заставив свалиться на колени.

— Дами, спасибо за тренировки, — она прыгнула в кабинку, нажимая кнопку спуска. Верх Стены стал стремительно удаляться.

— Что еще за чертовы слоаны? — вопрос практически слился с невольным рычанием. Неимоверными усилиями Дамиану удалось взять себя в руки, понимая, что горячность сейчас ни к чему.

— Те, кто сделали этот мир гротескным кошмаром, — предводитель тильвитов слегка запнулся, подбирая слова. — Туман дает нам многие способности, в том числе мгновенно воспринимать чужие языки. Это было заложено…в программе.

При слове «программа» Аргент заинтересованно шевельнулся. Эрика на его руках пристально разглядывала тильвитов, еще не решив как к ним отнестись.

— Святозар разнесет любой город, — негромко проговорил Велизар, обращаясь к отцу. Тот покачал головой: вряд ли все так просто. Словно в ответ на его сомнения, снова раздался голос тильвита.

— Возможно, мы сможем договориться о сотрудничестве. Вы прибыли сюда на невероятном сооружении, которое далеко обогнало наши технологии. Помогите нам сломать город, а мы поможем отыскать вашу спутницу.

Дамиан лихорадочно размышлял. Да, корабль может стереть с лица природы любой известный ему город. Но они даже не знают, что здесь происходит. Не знают какие здесь города. И просто уничтожать его — верх безумия, учитывая, что местонахождение Дайны неизвестно. Значит, придется пойти на контакт. Дамиан задумчиво посмотрел на младшего сына: тот с интересом разглядывал хрупкую миниатюрную тильвитку.

«— Можешь им верить, — Велизар послал новой знакомой одну из своих ослепительных улыбок. — Они горят желанием сокрушить город. Никакого двойного дна, этим серебряным действительно досталось. Хотя, если подумать, тут обе стороны виноваты, но лучше принять их предложение. Те, из города — темные лошадки. Пусть все расскажут, а я пока вон у той милашки в голове покопаюсь и проверю, не расходятся ли у них мысли со словами».

Рассказывать стал сам предводитель, который представился как Лианэль.

— В нашем мире осталось около десятка городов, которые окружают Стены. Их невозможно преодолеть, они легко восстанавливаются и поглощают любого, кто не принадлежит слоанам и их рабам.

— Лопающие стены, — не удержался Велизар. — Круто!

— Раньше Стен не было, как и Тумана. Зато была война, очень долгая, выматывающая всех. Заводы и лаборатории работали только над новыми видами оружия. Солдатами вкалывали мутагены для улучшения сил прямо на полях боя. И однажды что-то произошло, какой-то сбой. Всего в одной лаборатории, которая разрабатывала новейшую биологическую смесь вирусов. Так появился Туман. С тех пор громкая война затихла, а вон скрытая продолжается. Слоаны в спешке вырастили Стены, разработки которых к тому моменту завершились. И отгородились за ними от всех, кого сами создавали для войн. Нас же бросили, решив, что Туман убьет нас.

— Погодите, — перебил Аргент. — То есть слоаны — те, кто вас создали. И это они сейчас прячутся в городах? Но почему им просто не придумать что-то, что уничтожит вас?

— Для этого надо уничтожить Туман, а с этим проблемы: он легко адаптируется. Вреда самим слоанам он не приносит, а в нас поддерживает жизни.

— Дела-а-а-а, — протянул озадаченно Аргент. Эрика на его руках только крутила головой: такого ей встречать не приходилось.

Руины мира, который вначале шел по пути Цитрина.

Но оказался слабее, и упал, сраженный своим же могуществом.

Дамиан вдруг впервые за много лет ощутил как внутри поднялась холодная волна ярости. Не его, а того, кто уже долгие годы был с ним единым целым. Но сейчас Норд внутри него буквально орал от злобы на жителей этого мира. Да и сам Дамиан не понимал всего, что тут происходило. Гротескный больной мир, его странные жители, а где-то его жена, одинокая и беззащитная.

«Это мама то беззащитная?» — хохотнул Велизар, уловил мысли отца. Дамиан погрозил ему кулаком: не подслушивай.

Аргент, помимо переживаний о матери, был занят и другими мыслями. Он уже успел взять пробы Тумана и пребывал в легком шоке от результатов анализа. Туман был разумным. Нет, он не шел на контакт, не мог рассуждать или строить какие-то планы. Но у него был интеллект, который до сих пор позволял выживать, а заодно и охранять тех, кто жил в нем. Что же такое должно было послужить катализатором, что прятали в лабораториях, если в результате родилось…Такое?

— Что может случиться с моей женой в городе слоанов? — тем временем спрашивал Дамиан, прикидывая возможные варианты проникновения за Стену. Эрика, спрыгнув с рук Аргента, старательно обнюхивала землю под ехидным взглядом телепата. Девушка не могла отыскать свою одежду и, самое главное, в разгар боя куда-то делся браслет. Словно в воду канул. А заодно и слушала разговор Лианеля и Дамиана.

— Смотря к кому она попала в руки, — отозвался тильвит. — Но скорее всего ее не убьют. Слоаны любят что-то новое.

Дамиан слегка побледнел, понимая, что имел в виду новый знакомый. Вспомнились эпизоды многолетней давности. Тогда он подоспел вовремя, а сейчас? Дайна, конечно, умеет постоять за себя, но она не воин.

— Отец, не переживай, — подошедший Аргент потрепал взгрустнувшую Эрику по голове. — Я, кажется, придумал способ разрушить Стену, но надо поговорить со Светом. А ты, пушистая, пойдешь со мной и станешь нормальным человеком.

— Ты решил устроить ей лоботомию и вставить подходящий мозг? — это подошедший Велизар услышал последнюю фразу. Оскорбленная Эрика подпрыгнула, рявкнула, укусила его за пятую точку и унеслась в сторону корабля. Аргент помчался следом, заверив, что через пять минут все будет готово.

Туман обступил со всех сторон, даря иллюзию безопасности. С ходу сбив какого-то прохожего, Дайна понеслась, не разбирая дороги. Все равно куда, лишь бы подальше от всего этого кошмара. Затаиться и переждать Туман, а потом решить, что делать дальше. Но к Шахрану она не приблизиться: от него такая аура опасности, что волосы дыбом.

Вокруг мелькали неясные тени. Кто-то проводил ее удивленным взглядом, но преследовать не стал. Под ногу подвернулся камень, полукровка упала и резво отползла под защиту каких-то деревьев. Там прижалась к стволу и замерла. Текли минуты…

— Решила поиграть? — раздалось вдруг не так уж далеко. Женщина еще плотнее прижалась к своему сомнительному убежищу.

— Ну давай, детка, поиграем. Мне это нравится…

— Блин, почему мне так везет на психов?! — беззвучно пожаловалась Дайна дереву. Как этот гад ее нашел? По следам что ли?

— Прячься, малыш, пока я тебе позволяю…

Дайну аж перекосило от подобного обращения. И стало как-то неуютно. Туман искажал звуки, и казалось, что голос Шахрана звучит со всех сторон. Что он все ближе и ближе. Словно все растаяло в белесой дымке, оставив ее и его. Разум говорил, что все в порядке, найти ее крайне проблематично. Чувства орали, что надо бежать подальше.

— Ох, Дамиан, лучше бы тебе поторопиться…

Эрика не разбиралась в науке, поэтому дальнейший разговор Аргента, Лианеля и Дамиана быстро ее утомил. Девушка выяснила самое главное: придется драться. Но ради Дайны, которая так хорошо отнеслась к ней, Эрика была готова перебить хоть сотню уродов. Правда, не во второй ипостаси. В ней она максимум покусала бы всех, как недавно сделала это в Велизаром. Тот, кстати, немного обиделся. Но девушка подозревала исключительно из-за того, что она зубами порвала красные кожаные штаны.

И расстраивал тот факт, что браслет пока найден не был, но об этом девушка пока не заикалась. Понимала — не время.

Аргент и Дамиан о чем-то горячо спорили, потрясая планшетами и какими-то пробирками. Синие глаза Света внимательно смотрели на происходящее. Корабль принимал участие в дискуссии, периодически вставляя дельные замечания. Эрика невольно засмотрелась на молодого ученого: темные волосы, красивый разворот широких плеч, весь такой…охваченный идеями. И от него идет настоящее человеческое тепло, которое согревает ее, заставляет прошлое покрываться дымкой. Интересно, а он сможет полюбить так же, как Дамиан? Или у него уже есть возлюбленная? Эрика за время пребывания в Рубеллите ни разу не замечала рядом с ним женщины. Хотя, может, у него есть любовница, с которой он видится только по ночам.

— Сейчас слюни потекут, — Велизар небрежно плюхнулся на соседний стул. Длинные ноги в узких сапогах задрал на ближайший стол, по счастью не заставленный аппаратурой.

— У тебя что ли? — парировала Эрика. — Так давно пора показать, что ты дебил!

— Какая прелесть, — умилился телепат. — Песик зубки показывает, — и, уже совсем другим тоном. — Мой тебе совет: не надо строить насчет моего брата любовно-интимные планы.

Эрика гордо промолчала, потому что знала: что бы она ни скажет, Велизар все извратит и найдет кучу новых причин для издевательств.

— И чего молчим? Я ведь серьезно!

— Ты бы лучше подумал о своей матери, чем сидеть тут и говорить гадости, — процедила девушка сквозь зубы. И вздрогнула, когда телепат одним движением оказался возле нее. С горящими глазами.

— Я только о ней и думаю, — в голосе похрустывал лед. — Даже сейчас, тратя свое время на тебя, я пытаюсь найти ее, но туман создает сильные помехи. И пока мы связаны ожиданием, пытаюсь хоть как-то достучаться до тебя!

— Зачем? — последовал вопрос. Аргент бросил на них взгляд, но увидел, что драки нет, и вернулся к проблемам.

— Зачем? — Велизар снова уселся, оказавшись напротив девушки. Очень медленно и весьма проникновенно оглядел ее с головы до ног. Эрика под откровенно раздевающим взглядом покраснела и разозлилась.

— Тебя еще раз укусить?

Темная брови телепата полезли куда-то к волосам, а на лице заиграла откровенная ухмылка.

— Ну я не против, Ри-и-ики, но только в более интимной обстановке.

Эрика молча встала, молча обдала его презрением и так же красноречиво оглядела от макушки до кончиков сапог.

— С тобой самая интимная обстановка превратится в балаган! — и ушла, не оглядываясь.

— Ты просто со мной наедине не оставалась, — обиженно заорал телепат вслед и буркнул уже себе под нос. — Так, на откровенное заигрывание огрызается. Проверим более утонченные методы, но только когда спасем маму.

Дайна не сразу, но догадалась, что Шахран специально провоцирует ее, желая разозлить и выдать себя. Поэтому полукровка перестала обращать внимание на всякую ересь, которую нес этот полоумный слоан, и попыталась трезво оценить ситуацию. Во-первых, туман частично скрывал ее перемещение, во-вторых, этот придурок ориентировался всего лишь чуть лучше нее. А вот дальше начинались проблемы. Выход из города наверняка существовал. Но где он находился оставалось тайной. Дайна отчаянно искала выход из положения. Похоже, пока только один имел более-менее реальные шансы на выживание: залезть на ближайшее дерево и отсидеться там до того момента когда Туман уйдет. А потом как-то выбираться из города. Полукровка едва не застонала от отчаяния: когда вокруг прояснится, то Шахран моментально найдет ее. Или кто-нибудь другой заинтересуется столь экзотической женщиной.

" Если выберусь из этой ситуации, то сделаю татуировку на лбу: осторожно, злой муж. И начну исправно выполнять супружеский долг хоть десять раз в сутки» — Дайна напряженно вглядывалась в белесую мглу тумана, стараясь разглядеть хоть что-то. Нет, так сидеть тоже не выход. Шахран в любой момент может на нее наткнуться. Дайна задрала голову, но веток не увидела. Наверное, слишком высоко. Полукровка не подозревала, что в это самое время к городу подходят множество тильвитов, а над ними реет замаскированный «Святозар».

«Святозар» получил четкие инструкции и, после недолгих споров и некоторых поправок, согласился с ними. Эрика, Дамиан и Велизар, под покровом тумана, спустились на небольшом летательном аппарате. Аргент остался на корабле, чтобы наблюдать за процессом разрушения стены.

— Велизар, ты ее чувствуешь? — Дамиан рассерженно тер кольцо, но оно в Тумане могло лишь сообщать, что полукровка где-то близко, а вот ментальные сигналы глушились. Аппарат осторожно, буквально наугад, опустился на землю. Все быстро, но осторожно выскочили, держа глушаки наготове.

— Есть… — прошипел вдруг телепат. — Она в ста метрах от нас справа. Ой…папа, бежим! — заорал он уже в голос, исчезая в гуще тумана. Дамиан и сам уже услышал женский крик. Побледнел и помчался следом. Эрика, конечно, от них не отставала.

Дайна все-таки решила попытаться подобраться поближе к Стене, раз уж на дерево залезть не получилось. Осторожно пригибаясь, она выскользнула из-за дерева, поминутно оглядываясь, словно ожидая будто из тумана вынырнет кто-то страшный.

И видимо фортуна сегодня забыла к ней заглянуть. Поэтому, едва сделав несколько шагов в сторону, Дайна сначала услышала звук шагов, рванула в сторону и покатилась по земле от резкого толчка.

— Все, детка, мне надоело играть, — Шахран уселся сверху, придерживая ее. — Сейчас мы вернемся в дом и как следуем побеседуем.

Дайна с ним была не согласна. А мужчине с трудом удавалось сдерживать беснующуюся полукровку. Все же многолетние тренировки даром не прошли, хотя сейчас Дайна уже не занималась с таким рвением как раньше.

А еще нельзя бить женщину на глазах ее мужчины.

Особенно если он очень зол и жаждет мести.

Шахран даже не понял откуда на него налетела темная фигура. Дамиан просто снес его в сторону, и оба укатились в туман.

— Мама! — Велизар помог Дайне подняться. Эрика с тревогой смотрела на нее, одновременно наблюдая, чтобы никто не решил вмешаться. Но в тумане слишком плохо видно, и маленький инцидент прошел незамеченным.

— Все нормально, — Дайна дотронулась до щеки и поморщилась. — Бывало и похуже. Где они?

Велизар потянул за собой. Дамиан и Шахран отлетели недалеко. Сиятельный от души повозил мужчину мордой по камням и теперь ласково спрашивал.

— Какой рукой ты ударил ее?

Шахран что-то невнятно булькнул, выплевывая кровь вместе с зубами.

— Пап, он не скажет, — кровожадно произнес Велизар. — Ты сломай ему обе руки!

— Может, не надо, — попыталась вмешаться Эрика, заработала недобрый взгляд от телепата и замолчала.

— А что, хорошая идея, — так же ласково продолжал Дамиан. — Ты кое-что упустил, дружок. Мою женщину могу трогать только я, а уж бить ее никому не позволено!

Эрика с Дайной чуть поморщились, когда в тумане раздался отчетливый хруст ломающихся костей. Шахран выгнулся и тут же потерял сознание от боли.

— А теперь уходим, — Сиятельный отряхнул пыль с комбинезона. — Сейчас здесь начнется светопреставление.

Уже летя на аппарате, они увидели как несколько тонкий лучей протянулись от «Святозара» к Стене. Да, она правда могла выдержать многое, но не была рассчитана на то, что по ней станет стрелять изобретение незнакомой и древней расы. Огромный монолит вздрогнул, в воздухе раздался стонущий гул, а затем…все стало обваливаться. Эрика вцепилась пальцами в подлокотник, глядя, как медленно огромные куски стены падают на дома, скрываются в тумане.

— Там внизу сейчас кошмар, — раздался тихий шепот над ухом. Это Велизар, сидевший за спиной Эрики, наклонился поближе, так что красно-алые волосы шелковой паутиной скользнули по шее девушки. Она дернулась как от удара током, но отодвигаться не стала, а только спросила таким же шепотом.

— А зачем? Ведь Дайну мы спасли.

— Аргент, когда проводил анализы почвы, обнаружил здесь множество месторождений атриумирана…

Эрика тихо присвистнула. Атриумиран — главная составляющая техно-магических кристаллов, все больше входящих в обиход Цитрина и союзных ему миров. Серебристый легкий металл, способный накапливать и удерживать в себе магическую энергию.

— Туман продержится еще месяц, — продолжал Велизар тем же интимным шепотом. — Поэтому тильвиты предложили отцу: мы помогаем разрушить город, а они помогут нам в добыче и разработке месторождений. Для них подземелья — дом родной. Слушай, а чем от тебя так вкусно пахнет?

— Псиной…

— Эх, Рики, Рики, — телепат пребывал в хорошем настроении. — Я, между прочим, тебе комплимент сделал.

Эрика обернулась, встречаясь взглядом с невинно моргающими глазами Велизара.

— Спасибо, но лучше оставь их для своих бабочек-однодневок. Я предпочитаю нечто другое, чем красивые слова.

— Что же?

— Действия, — Эрика заметила зарождающуюся улыбку. — А ты не ухмыляйся, пошляк, я говорю о действиях, которые несут с собой тепло и заботу, при этом не выпячиваясь, вот мол, я какой, делаю все ради тебя. Это должно происходить естественно, понял?

— Так я об этом и подумал, — хихикнул Велизар. — А ты о чем подумала, что я подумал? Ну и кто из нас пошляк? Слушай, а может ты подсознательно хочешь этого самого от меня?

— Да я лучше с троллем жить буду, — последовал милый ответ. После чего Эрика отвернулась, не желая продолжать беседу в том же духе.

— Точно, из вас выйдет идеальная пара. Будет тебе косточки кидать под стол, — прошипел уязвленный телепат.

***

Вечер, почти перешедший в ночь, благоухал нежными чувственными запахами. В саду резиденции, что раскинулся в жилой части Сиятельного, распустились цитринские желтые розы. И сейчас, в свете фонарей, они сверкали десятками миниатюрных солнышек среди темной листвы.

— Да, Аргент, ты был прав: здесь просто невероятно! — Эрика с восторгом крутила головой, глядя то на разноцветных бабочек, порхающих повсюду и испускающих ровный мягкий свет, то на кусты ристланника, которые сверкали множеством мелких белых цветов. Их лепестки словно светились изнутри. И Эрика не выдержала. Осторожно сорвала один и прикрепила к волосам.

— Не люблю рвать цветы, но…мне идет? — она заметила хитрую улыбку друга. — Что такое?

— Ничего, — улыбка сверкнула на смуглом лице Аргента. — Просто у нас считается, что если девушка наденет венок из ристланника, то в этот год она выйдет замуж.

— Ой… — Эрика поспешила снять цветок, повертела в руках и сунула его Аргенту. — Нет, с этим я, пожалуй, подожду.

— Конечно, — кивнул мужчина. — Всему свое время. Пойдем, сядем на скамейку?

Велизар под прикрытием кустов наблюдал как смеющаяся парочка направилась к мягкой скамейке, в нише из ползучего кустарника. Нет, он не следил специально. Телепат любил иногда полежать на поляне, под прикрытием кустов, подальше от всех этих мыслей и интриг. Рядом, как всегда, примостился таррак — небольшое существо, напоминавшее кошку, но с большими полупрозрачными ушами и жалом на конце пушистого хвоста. Велизар подобрал его уже давно, вырастил и воспитал.

— Они неплохо смотрятся вместе, да, Сэй? — телепат прищурился. Эрика макушкой головы достигала брату где-то до подбородка, и казалась рядом с ним тонкой и воздушной. Красивая пара…могла бы быть.

— Он слишком ее опекает, ты не находишь? — Велизар чуть подвинулся, чтобы видеть присевшую на скамейку парочку. — Он из нее оранжерейное растение сделает. Она ведь не такая, Сэй, я чувствую. Ей нельзя отгораживаться от своих страхов, их надо просто принять и перестать бояться, иначе они останутся моральной травмой. Ничего, Сэй, я попробую сделать это за него. Ее надо растормошить, а не обволакивать в заботу. Хотя…он ведь не может по-другому, правда? Ему легче разыгрывать перед ней братскую заботу, чтобы не сорваться. Ничего, мы присмотрим за ними…за ней…

Он увидел, как в руках Аргента появилась плоская коробка. Она перекочевала к Эрике. А потом девушка с радостным визгом бросилась мужчине на шею, держа в руках узкий красивый браслет. Ее золотой так и не был найден.

На этот раз был не лес, а странный лабиринт из темно-зеленого кустарника. А она бежала сквозь него, чувствуя, как по рукам и лицу хлещут мягкие шелковые листья. Опять в дурацком красном платье, на высоких каблуках, в которых то и дело подворачиваются ноги. А позади погоня. Она не слышит топота, но каждая клеточка, каждый нерв кричит о приближении чего-то опасного…

И волнующего…

Внезапно она уперлась в тупик, со всего размаху влетела в зленную упругую стену. И тут же услышала за спиной мягкий волнующий смех. Так близко? С какой же скоростью двигался ее преследователь? Эрика собралась обернуться, но ее вдруг вжали в стену, поднимая и удерживая руки над головой.

— Тихо, тихо, — по шее скользнули горячие губы. Девушка задергалась и попыталась пнуть нахала. Правда вышло как-то неуверенно.

— Я не причиню вреда, — новое обжигающее прикосновение. — Просто хочу побыть рядом с тобой.

Она узнала этот шепот. И собиралась уже возмутиться. Только вот…почему то дрожали и подгибались ноги, а внутри росло непонятное томление…

Эрика проснулась, хватая ртом воздух. Села на кровати и застонала, обхватив голову руками. Что с ней такое?

— Что со мной? — она посмотрела на подаренный недавно браслет, словно спрашивая у него совета. — Я схожу с ума?

Да, скорее всего. Потому что нельзя назвать верхом здравомыслия ее сны с наглым телепатом в главной роли.

Дамиан и Дайна мирно спали, не подозревая, что скоро все окажется на грани гибели. Полукровка улыбалась во сне, прижимаясь к мужу. А тот уже в сотый раз обещал, что больше никуда и никогда не отпустит ее без присмотра. Слишком велика вероятность, что Дайна снова найдет неприятности.

А золотой браслет провалился в норку какого-то мелкого грызуна и теперь спокойно лежал там. Его структура была нарушена, когда ювелир подгонял размер под руку Эрики…


История 4. Разочарование или не верьте телепатам

Она проснулась от собственного крика, захлебываясь и отбиваясь от оживших кошмаров прошлого. Сквозь собственный крик и бешеные удары сердца, услышала как кто-то ворвался в спальню и забилась в угол постели, кутаясь в одеяло. Ее трясло. Сквозь ресницы заметила огромную фигуру, склонившуюся над кроватью, и завизжала еще сильнее, пытаясь ударить.

— Тише, тише, — доносился сквозь дымку паники голос, но Эрика продолжала вырываться. Темнота, кто-то чужой, кошмары…

— Аргент, иди сходи за каким-нибудь успокоительным, — к первому ласковому голосу присоединился второй: слегка раздраженный и сонный. Паника, подпитываемая остатками кошмара, отступала, Эрика уже не вырывалась, а только тихо всхлипывала, прижимаясь к Аргенту.

— Сам сходи, — отозвался ученый, обнимая девушку и шепча что-то успокаивающее. Велизар замотал головой, отчего распущенные на время сна ало-красные пряди рассыпались по плечам и спине.

— Я не знаю где там у тебя и что. Еще отравлю ее, а потом она мне призраком будет являться!

— Аргент, не уходи!

— Я быстро, — шепнул ученый, осторожно высвобождая ворот наспех накинутой рубашки из пальцев девушки. Велизар с готовностью занял его место, однако Эрика попятилась, прижимая к себе простыню.

— Иди отсюда!

— О, грубит! — обрадовался телепат. — Значит, уже приходит в себя! — и, вдруг совсем другим голосом добавил. — Рики, что тебе снилось?

Девушку опять тряхнуло. Велизар тихо выругался и одним движением сгреб ее в охапку, подавляя слабые попытки сопротивления. А та вдруг затихла, обхватывая руками за шею и заливаясь слезами. Стало вдруг как-то все равно, что она сидит почти без одежды, в объятиях красноволосого ловеласа, который тоже одет по минимуму, в красные тонкие брюки. Эрика просто ревела самым постыдным образом, выгоняя остатки страха.

— Тихо, девочка, тихо, — неужели у него может быть такой голос. — Это всего лишь сон, ну что ты так испугалась. Ты же здесь, в безопасности. Сейчас придет добрый дядя Аргент и вколет тебе клеевую штуку, после которой ты будешь спать до самого утра.

Продолжая говорить какую-то глупость, Велизар осторожно ткнулся носом ей в волосы и вдохнул запах ванили — полюбившихся ей в последнее время духов. Ох, зря он это сделал. Сразу как-то остро ощутилось, что девчонка неодета, а простыня между ними почти сползла. Но тут Эрика опять всхлипнула, уже без слез. А телепат молча выругал себя уже в десятый раз за прошедшие три минуты.

— Ну, все, тихо, тихо, — он обхватил ее лицо, вглядываясь в светло-зеленые глаза, хотя в темноте их цвет было сложно разобрать. А вот слезы Велик разглядел. И почему-то представил весенний луг, залитый дождем. Сам обалдел от проснувшейся поэтичности и замер.

Эрика тоже замерла, не понимая, что это красноволосый так вытаращился. Так их и застал вернувшийся с капсулами успокоительного Аргент. Дальше девушка запомнила как к шее прижалась прохладная оболочка капсулы, а затем захотелось спать. Уже опрокидываясь обратно на подушку, услышала.

— Она не сказала, что ей приснилось?

— Нет, но расскажет…

Конечно, с утра стало безумно стыдно за ночной переполох. Разбудила всех своим криком, устроила истерику, обнималась с полуобнаженными парнями, будучи сама одетой в одну простынку. Но такие кошмары ее уже не мучили давно. Точнее — никогда до сих пор. Хотя бы потому, что раньше она жила в этом. И только ночь была спасением. Неужели теперь они будут мучить ее во сне. Честное слово, лучше бы опять Велизар приснился. Вспомнив о том, что ночью тут и телепат присутствовал, Эрика замычала от стыда и перевернулась на другой бок, не желая вставать и показываться на глаза. Нос уперся во что-то теплое. Почти горячее. Глаза распахнулись сами собой, девушка с легким недоумением уставилась на руку, перевитую небольшими, но весьма рельефными мышцами. Рука крепилась к широкому плечу, которое плавно переходило во все остальное. Все еще отказываясь верить своим глазам, Эрика разглядывала безмятежно спящего Велизара с подушкой в обнимку и зарывшегося в собственные волосы, горящие красным огнем в первых солнечных лучах. Да, увидеть такую картину с утра мечтала бы каждая девушка Рубеллита. Эрика же, обмирая от легкого ужаса, приподняла одеяло, одним глазом кося на красные штаны, висевшие на кресле. Спустя секунду сонную тишину комнаты разорвал крик.

— Велизар!!!

Телепат приоткрыл глаза, увидел разгневанную девушку и сонно улыбнулся.

— А, тебе уже лучше… — и перевернулся на другой бок, исключив Эрику из зоны внимания. Та несколько секунд хватала ртом воздух, онемев от возмущения.

— Как ты сюда попал? — только и смогла выдавить, наконец. Велизар, понимая, что поспать уже не получиться, со вздохом опять повернулся к ней. Эрика моментально прижала простыню к груди и мысленно пожелала, чтобы телепат самоуничтожился.

— Как я сюда попал? — деланно удивился Велизар, подпирая голову рукой. — Как и все — через дверь. А что?

— Ты почему без штанов? — перешла на зловещий шепот девушка.

— А ты уже посмотрела? Ай-яй-яй, и не стыдно?

Эрика тихо зарычала, понимая, что сейчас перекинется в боевую ипостась и просто его искусает. Понял это и телепат и покачал головой.

— Рики, не надо, я правда не делал ничего такого…хотя тебе бы понравилось…

— Велик!

— Ладно, — телепат сел, положив перед собой подушку. Эрика невольно еще раз восхитилась подтянутой рельефной фигурой собеседника. Ему бы еще характер получше, цены бы не было.

— Просто оставлять тебя одну в таком состоянии мы не решились. Вот я и решил пожертвовать собой. Ничего, ты даже не храпела и почти не пиналась.

— Почему ты, а не Аргент?

Улыбка на миг сошла с лица телепата.

— Он не мог, — ответ получился слишком резким. Но объяснять что-то Велизар отказался. И вообще он, казалось, чувствовал себя вполне комфортно. Что нельзя было сказать об Эрике, до которой только сейчас дошло, что надо вставать и одеваться. А простыня одна. То есть, если она завернется в нее, то телепат останется раздетым, а если ее оставить, то придется самой щеголять неглиже.

— Ладно, я проснулась, со мной все хорошо. Может, ты теперь свалишь уже отсюда? — она сама удивлялась, какой у нее тон прорезается в разговоре с Велизаром. И эта ершистость. Но он сам провоцирует.

— Но я не хочу, — захныкал Велизар пытаясь потянуть простыню к себе. Эрика намертво вцепилась в свой край и снова зарычала.

— Ладно, ладно, я поговорить хотел.

— О чем?

— Ну, во-первых, я сделал себе кое-что новое. Нравится? — Велизар радостно продемонстрировал длинный раздвоенный язык.

— Ты окончательно спятил?

— А, во-вторых, — продолжал невозмутимо телепат. — Мне надо узнать, что такое тебе приснилось, если ты практически была невменяема. И шарахалась от нас, как…как от сураилей.

Девушка тут же замкнулась и с преувеличенным интересом принялась разглядывать тонкий узор на простыне. Словно в первый раз увидела.

— Рики, — мягко произнес Велизар. — Это не совсем нормально, когда такое снится. И это нельзя держать в себе, потом будет только хуже. Если хочешь, чтобы они перестали сниться тебе, то просто расскажи. Нельзя прятаться от страхов и замыкаться, нельзя копить их в себе. Потом начинают происходить ужасные вещи, можешь мне поверить. Я встречал людей, у которых мысли буквально изъедены негативом, который они хранили внутри себя. Застарелый страх, который мучает тебя…знаешь, он хуже язвы.

— Я ничего не коплю, — отрезала девушка, комкая тонкую ткань. — Все нормально, это бывает. Уйди отсюда.

— Ненормально, когда жизнерадостная девушка просыпается и кричит посреди ночи. Знаешь, что ты кричала? — Велизар помолчал несколько секунд и жестко продолжил. — Ты повторяла «нет, не надо» и «отпустите меня», и «папа, пожалуйста, прекрати это».

Эрик побледнела, даже слегка позеленела, под цвет постельных принадлежностей. Но упрямо молчала, лишь до боли прикусила губу. Так, что по подбородку потекла тонкая струйка крови.

— Так что, Рики, — Велизар не сводил с нее глаз. — Что он должен был прекратить?

Неожиданно он протянул руку и стер кровь с лица девушки. Та не отшатнулась, но ощутимо напряглась.

— Рики, я не могу прочесть твои мысли, а интуиция у меня паршивая. Скажи, пожалуйста. Мне не нравится твое состояние. Хотя…я подозреваю, в чем дело…

Последние слова Велизар произнес слегка изменившимся тоном. И вдруг резко рванул вперед, опрокидывая Эрику на спину, вжимая в матрас. Реакция последовала незамедлительная: дикий ужас в глазах, крик и отчаянная борьба. Велизар легко увернулся и вновь занял прежнюю позицию. А Эрика отползла в дальнюю часть кровати.

— Ты что, совсем офигел? — голос дрожал и прерывался.

— Тебя пытались изнасиловать, — с умным видом объявил Велизар. — Сумели?

— Н-н-нет…

— При чем здесь твой отец?

— Это была тренировка, понял, — закричала вдруг девушка. — Нас, девушек, учили защищаться от насилия, которого можно не избежать в плену или на допросе. Против каждой выставляли сначала одного, потом двух…трех. И знаешь, мы очень старались, потому что стимул был хор-р-роший: если проиграешь, то тебя и правда изнасилуют! Понял? А я была самой слабой в группе и почти проиграла! Только чудом сумела перекинуться и убежать. Пряталась три дня, прежде чем осмелилась показаться на глаза отцу. Он все это время был там и…и…и смотрел! — она упала на подушку и залилась слезами.

— Финиш, — пробормотал ошарашено Велизар. Встал, воспользовавшись тем, что девушка на него не смотрит и натянул штаны. Эрика продолжала плакать, но уже тихо.

— Знаешь, если мы когда-нибудь встретимся с ним…и ты решишь его убить…знаешь, я тебе мешать не буду, — с этими словами он вышел. Эрика оторвалась от подушки, в которую так старательно утыкалась, и уставилась на двери. Нет, поведение телепата невозможно было предсказать. Он менялся, словно направление ветра.

И осталось смутное разочарование от того, что не остался и не попытался утешить.

***

— Урод, мутант, засранец с манией величия, чтоб тебя самого ценного лишили, — такими словами Эрика поливала Велизара, сидя в ангаре возле «Святозара» и поджидая Аргента. В огромном сводчатом помещении, больше напоминающим органическую пещеру, слова разлетались гулким эхом. Техники и воины, то и дело проходящие мимо, с легким удивлением косились на хрупкую зеленоглазую шатенку, а та все больше распалялась. Кто дал право этому красноволосому рассуждать, что для нее хорошо, а что плохо? Эрика мысленно в очередной раз надела на голову Велизара ведро с помоями и насторожилась: в ангар вошел, а точнее, влетел Аргент. На сердце стремительно потеплело: ученый, как всегда, излучал ауру спокойствия и доброжелательности. Хотелось подойти и прижаться. Эрика даже мельком подумала, что окажись он с утра в ее постели, она не стала бы так возмущаться. Почему? Девушка признавалась, что Аргент ей нравится. Такой надежный и внимательный, он так старается оградить ее от всего плохого.

А Велизар наоборот сует свой нос в ее прошлое, еще больше растравливая воспоминания.

Эрика встала, дожидаясь пока Аргент подойдет к ней. Но ученый остановился в нескольких шагах, о чем-то оживленно споря со Жданой. Он и сероглазая коротко стриженая доктор только что вернулись из города, и даже не сняли с себя лорри. И с энтузиазмом выдирали друг у друга плоские объемно-голографические планшеты в кожистой оболочке. Эти устройства Эрике всегда напоминали расплющенных медуз, возможно, из-за тонких отростков, с помощью которых планшет можно было подсоединять к более массивным компьютерам.

Девушка ждала, нетерпеливо притопывая ногой, и невольно наблюдая за собеседниками. Вот они, наконец, пришли к какому-то компромиссу, Аргент решительно перечеркнул пальцем что-то на экране и вернул планшет доктору. Та коротко кивнула и собралась к кораблю, но ученый остановил ее, осторожно придержав за плечо. О чем-то негромко спросил. Ждана улыбнулась и покачала головой. Аргент настаивал, что-то негромко приказывая. Наконец, доктор сдалась и быстро оттянула в сторону высокий воротник темного комбинезона. Буквально на пару секунд и тут же попыталась прижать его как можно плотнее, однако Аргент осторожно удержал ее за руку. Все так же негромко сказал несколько слов, и только потом отпустил. Чтобы полностью переключиться на Эрику.

— Как ты себя чувствуешь? Извини, что с утра не зашел, но с восходом солнца пришлось уехать в Биоцентр. Эрика, что с тобой?

— Она опять с синяками? — ткнула девушка в сторону, где скрылась Ждана. Аргент слегка крякнул и потер подбородок в смятении.

— Так, что значит опять?

— Я уже несколько раз замечала их! И еще…слышала как твой чокнутый братец отчитывал ее. Она с кем-то связалась? С каким-то извращенцем?

— Это ее личное дело, — ответил ученый, сворачивая тему. — Так что с тобой случилось? Ты вся дрожишь от возмущения.

— Мидвей запретил мне отправляться с вами на разработки! — Эрика гневно покосилась в сторону начальника охранно-воинской части корабля. Тот и глазом не моргнул, продолжая за что-то распекать двух подчиненных.

— Знаю. Это я приказал ему.

— Что? Зачем? Я хочу!

— Нет, — отрезал Аргент. — Ты остаешься здесь и отдыхаешь. Сегодня как раз будет ночная ярмарка с участием торговцев из Альянса. Сходи, посмотри, редкостное зрелище.

— Я не хочу ярмарку. Я хочу с тобой! — Эрика вдруг осеклась и прищурилась. — Так, что этот гад тебе наговорил?

— Он не гад, Эрика, тебе правда надо сегодня отдохнуть.

— Да все нормально! — завопила девушка обиженно. — Не надо делать из меня жертву! Каждому может присниться кошмар!

— Все, Эрика, — Аргент покачал головой. — Это не обсуждается. Ты сегодня остаешься здесь, отдыхаешь и развлекаешься, — он вдруг обнял девушку и прижал к себе. — Всего на день. Я вернусь через двадцать циклов и все тебе расскажу.

— Я этому гаду его раздвоенный язык выдеру и в ухо затолкаю, — мрачно пообещала Эрика. Ученый вздохнул и вдруг…быстро нагнувшись, поцеловал девушку. Едва заметное прикосновение к губам. А затем Аргент быстро, практически бегом, пошел к кораблю. Девушка только изумленно моргала, прижав руку к губам и не понимая: почудилось ей или правда ее только что первый раз поцеловали. Пусть и очень быстро, словно боясь чего-то.

— Рики…

— Пошел вон…

— Рики, ну хватит уже!

— Еще одно слово и пойдешь делать новый язык.

— Рики, он мне в ухо не пролезет, я проверял!

— Всегда подозревала, что ты извращенец, — парировала Эрика, невольно улыбаясь. Долго злиться на телепата, особенно когда он застыл с таким умоляющим взглядом, было невозможно.

— Я хороший извращенец, — тут же поспешил заверить Велизар, уловив смену настроения девушки. — Рики, ну правда, неужели ты так и собираешься здесь сидеть?

— Почему нет? — Эрика широким жестом обвела немаленькое пространство гостиной со стеклянной стеной, за которой зажигались первые огни вечернего Рубеллита. — А если ты сделаешь милость и избавишь меня от своего присутствия, то все будет просто чудесно!

Велизар покачал головой, задумчиво попинал золотистые подушки, в большом количестве разбросанные по гладкому темному полу.

— Но ты не будешь в этом уверена, если не проверишь другой вариант?

— Это какой же?

— Пошли на ярмарку!

— Велик, — Эрика перестала разглядывать вечерний Рубеллит и уставилась на собеседника. — Что тебе от меня надо? Что ты до меня…короче, откуда такое внимание?

Теперь настал черед телепата удивляться и округлять глаза.

— Ты не поняла? Я за тобой пытаюсь ухаживать!

— Что?

— А что? — Велизар погладил себя по голове. — Я могу быть хорошим мальчиком. Хочешь проверить?

Девушка, изогнув бровь, критически осмотрела собеседника, словно видела его впервые в жизни. Взглядом прошлась по тщательно заплетенным волосам, мысленно поправила воротник приталенной темно-красной рубашки. На плече болталась зелено-золотая ленточка — знак кастовой принадлежности, на другом плече — сидела алая лорри и меланхолично моргала черными глазами.

«Красивый, — взгляд скользнул по радостной улыбке, которая так ему шла. — Слишком красивый…и ветреный. И наглый. Но повеселиться…черт, мне и правда не доставляет удовольствие тут сидеть».

— Ладно, Велик, пойдем. Но если что…

— Знаю, знаю, ты мне язык оторвешь и в ухо затолкаешь!

Возможно, не стоило поддаваться его обаянию. Возможно, она гораздо спокойнее провела бы время за каким-нибудь другим занятием. Возможно…но тут Эрика прекратила заниматься самоанализом. К чему? Она же сознательно сделала выбор, никто ее не заставлял. Девушка покосилась на идущего рядом с ней телепата: нет, точно никто. К счастью этот нахал не мог ни читать ее мысли, ни воздействовать на ее сознание.

— О чем задумалась?

— А почему мы не на летуне? — вспомнила девушка про ярко-красный аппарат Велизара, на котором тот любил гонять с огромной скоростью. Телепат замотал головой.

— Ни за что, дорогая, я хочу сегодня слиться с городом. А на моем летуне это будет проблематично. Мне сразу все начнут уступать дорогу.

— Мы что же, на метро поедем? — с легким отвращением поинтересовалась Эрика. Она до сих пор не могла привыкнуть к зрелищу студенистой массы, стремительно перемещающейся по рельсам.

— Зачем нам метро? — удивился телепат. — Тут полно другого транспорта. Ну…к примеру, вот этот, — он бросился к приземистому летуну с кожистыми бежевыми крыльями, одновременно потянув за собой Эрику. Та и пикнуть не успела, как ее впихнули внутрь, а затем они резко поднялись в воздух и, под возмущенные крики бывшего владельца летуна, выбежавшего из магазина, рванули куда-то вверх и в сторону.

— Велик! Ты с ума сошел? — девушка, перегнувшись через край, пыталась разглядеть обворованного беднягу, но внизу резво проносились уже совсем другие улицы, а по сторонам и сверху мелькали другие летуны. Порыв ветра от крыльев взъерошил тщательно причесанные волосы и сорвал с плеча зелено-золотую ленту, выданную телепатом. Та мелькнула в воздухе и исчезла.

— Рики, расслабься и просто наслаждайся дивным вечером! — с этими словами телепат, засунув руки по самые локти в нишу управления, на полной скорости развернул летуна и резко направил его вниз. Желудок у Эрики с такой же скоростью полетел вверх. Девушка позеленела и попыталась успокоить разбушевавшийся организм.

— Смотри, там внизу ярмарка! проорал неугомонный телепат. Выбившиеся из косы отдельные пряди весело трепетали на ветру. Наконец, заложив еще один крутой вираж, летун приземлился возле круглой центральной площади, возле круглой центральной площади, со всех сторон огороженную высокими домами и с ручейками разветвленных улиц, устремляющихся от нее в разные стороны. Здесь повсюду были растянуты гирлянды золотистых фонарей в форме полупрозрачных светляков. Огромные экраны из крошечных насекомых, подобных тех, которые Дайна когда-то видела на игрищах, висели на стенах домов или проплывали над головами, растянутые между летунами. А на огромном пространстве площади раскинулась шумная разноцветная и гомонящая ярмарка.

— Рики, куда пойдем?

— Не знаю, — только и смогла выдавить девушка. Зрелище зачаровывало. Оно манило, плясало перед глазами, словно пестрый безумный танец. Эрика то вытаращенными глазами провожала группу вампиров, то застывала перед прилавком с кинжалами и мечами. На синеватой стали огоньками переливались тонкие руны. А то замирала при виде невиданных животных, которые наполняли клетки. Бородатые гномы, изящные эльфы, мрачно-загадочные некроманты и множество магов. А были существа, которых девушка не могла узнать. То и дело оглядывалась, следя за кентаврами или совсем уже непонятными чешуйчатыми, разноцветными, разнолапыми созданиями. Перед глазами все кружилось, пело, плясало.

— Ой, — Эрика так и замерла возле одного прилавка. Там, на темно-синем бархате, торговец с любовью разложил свой товар: мерцающие таинственным светом украшения. Одно особенно притягивало взгляд: широкий серебряный браслет, словно сплетенный из тончайших нитей. А среди них сверкали крошечные изумрудные капли.

— Нравится? — Велизар стоял за спиной.

— Да так, — неопределенно протянула девушка. Торговец, заметив интерес, тут же заломил цену, одновременно расхваливая браслет.

— Пошли отсюда! — пришла в ужас девушка и поспешила отойти в сторону.

— Я сейчас, — крикнул Велизар. — Если что, найду тебе через лорри.

Эрика задумчиво почесала своей лорри подбородок. Велизар одолжил одну на вечер: маленькую светло-зеленую птичку, так хорошо гармонирующую с ее глазами. Появилось вдруг совершенно хулиганское желание: сбежать от спутника куда-нибудь и посмотреть, что он будет делать. Эрика даже сделала несколько шагов в сторону, смешиваясь с разномастной толпой. Неподалеку танцевали вуивиры — странные изящные создания с прозрачными крыльями. Девушка невольно засмотрелась на то, как они порхают над импровизированной сценой, в звуках нежной музыки.

И бывают же любители испортить хороший вечер!

Грубый щипок за пятую точку моментально вернул с небес на землю. Решив, что это Велизар и твердо решив намылить нахалу уши, Эрика развернулась и…уткнулась носом в чью-то грудь повышенной волосатости, проглядывающую из-под расстегнутой рубашки. Чуть выше обнаружилась зверская, но не лишенная привлекательности, физиономия в обрамлении черных растрепанных волос. И улыбка, обнажающая ровные белые зубы. Красно-синий пояс определял незнакомца к касте военных.

— Ну и? — Эрика сделалась какой-то задумчивой. Еще и Велизар как назло пропал.

— Иномирочка, — пробасил вдруг незнакомец. — Пошли со мной!

Эрика попятилась, замотав головой и надеясь, что мужчина свалит по-хорошему. Но тому видимо очень понравилась девушка. И огромная рука цепко схватила Эрику за плечо.

А дальше все произошло очень быстро.

Моментальный разворот, уход в сторону и страшный хруст ломающихся костей. Эрика проделала все виртуозно и на автомате. Единым слитным движением, в котором нет ничего лишнего. Так дерется машина, в которую вложили специальную программу. И только услышав крики вокруг и вой поверженного, она вздрогнула и в ужасе прижала руки к губам.

— Бежим! — ее дернули в сторону, перед глазами мелькнули красные волосы. Велизар куда-то тащил ее сквозь толпу. С места происшествия неслись крики, а с одной стороны уже мчались летуны силатов — местной охраны правопорядка.

Велизар и Эрика добежали до конца площади, телепат почти швырнул ее в первый попавшийся летун и направил его в один из переулков, сделав ручкой зрителям. Только попетляв и убедившись, что погони нет, он обернулся к девушке. Та сидела, обхватив себя за плечи и невидяще уставившись в одну точку.

— Рики, ты чего?

— Я же его чуть не убила… — едва слышный шепот.

— Глупости. Ты просто сломала ему руку, и, кстати, за дело. Нечего лапать всех подряд.

— Ты что, не понял? Я просто вовремя остановилась. Следующий удар должен был прийти в шею, — Эрика стукнул обеими руками по обшивке кресла. — Черт, черт, черт! Я же действовала на автомате! Понимаешь!

— Понимаю, что ты классно дерешься, — невозмутимо отозвался Велизар, следя за дорогой.

Девушка горько рассмеялась, подставив разгоряченное лицо ветру. Пусть треплет волосы, пусть обдувает кожу. И уносит с собой все плохое.

— Нет, Велик, просто это говорит о том, что прошлое меня не отпускает. Как бы я не старалась.

— Ну так может и не надо от него избавляться?

— Надо, я не хочу причинять боль.

— Зашибись, Рики, а так бы он причинил боль тебе! — Велизар, конечно, не стал говорить, что девушке ничего не угрожало. Просто ему нужно было показать Рики, что ее прошлое может сослужить ей службу. Что оно ей необходимо. Именно поэтому он взял под контроль одного из нетрезвых гуляк, и отдал ему приказания.

— А куда мы летим? — отвлеклась от угрызений совести Эрика. Летун миновал жилую шумную часть и сейчас бесшумно мчался над высокими деревьями с пышными кронами. Зеленый Центр — огромный парк Рубеллита, в котором можно легко заблудиться. Велизар таинственно улыбнулся и направил летуна на снижение, прямо на одно из деревьев. Спустя несколько мгновений они нырнули в пышную крону…прямо внутрь дерева. И мягко приземлились на площадку посреди небольшого помещения.

— Добро пожаловать в тайное убежище, — Велизар спрыгнул на пол. — Переждем здесь, а потом отправимся дальше.

— Что это? — Эрика с недоумением оглядывалась. Даже дотронулась до стенки, ощутив тепло дерева. Телепат поманил за собой и спустился куда-то вниз по крутой изогнутой лестнице, тоже деревянной.

— Велизар! — девушка поспешила за ним. — Куда ты меня притащил?

Внутри дерева оказалось три этажа. На втором расположились две спальни и узкий балкончик, который заканчивался лестницей на первый этаж. Там, в круглой гостиной, плавно переходящей в кухню, и обнаружился телепат. С довольным видом замерший возле стены, увешанной картинами.

— Это наше семейное древо, — скаламбурил он, давая девушке осмотреться. Эрика не спешила: провела пальцами по спинке дивана, тронула прикрепленный к стене светильник-бабочку. Несмотря на то, что дом пустовал, он не производил впечатления заброшенного. Все дышало домашним теплом. Золотистый неяркий свет смягчал очертания мебели, бросал тонкую сеть волшебства на все вокруг.

— Красиво, — девушка остановилась возле одной картины: несколько разноцветных лун на нежно-фиолетовом небе. — Откуда это?

— Не знаю, — Велизар подошел поближе, чуть склонив голову и приглядываясь к изображению. — Папа заказал картину по описанию мамы. Один из миров, где она побывала. Я его пока не встречал. Рики, ты успокоилась?

— Да, — девушка все еще не отрывалась от картины. — Этот дом такой…теплый. Будто живой.

— Мама тоже так говорит, — хмыкнул телепат. — Просто он…просто это место…черт…короче, с ним много воспоминаний. Папа прятал здесь маму, когда она впервые попала на Цитрин.

— Правда? — Эрика резко обернулась, едва не столкнувшись с телепатом, который к этому времени подошел совсем близко. И оперся рукой о стену позади нее.

— Ага, — голос у Велизара вдруг неуловимо изменился, стал напоминать тягучее густое вино. — Этот дом всегда давал убежище, когда это было необходимо. Здесь тебе нечего бояться, Ри-и-ики…даже самой себя.

Эрика покосилась на руку, замершую возле ее головы. Она оказалась в ловушке: за спиной стена, впереди — Велизар, в глазах которого странное выражение, отчего внутри что-то замирает.

Она ожидала привычного толчка ужаса, но его не было. Атмосфера дома, взгляд напротив, голос — все это создавало неизвестную прежде атмосферу.

Это никак не походило на утренний поцелуй с Аргентом. Там — едва ощутимое прикосновение. Здесь — мягкий жар, обнимающий, но не обжигающий. Эрика только охнула, ощутив губы Велизара на своих губах. Руки вдруг сами собой обвились вокруг шеи телепата, потому что в ногах появилась подозрительная слабость. А когда в дело вступил раздвоенный язык…тут голова закружилась. Девушка и не предполагала, что можно вот так плавиться от удовольствия.

Велизар не пытался ее раздеть или переместиться куда-нибудь в горизонтальное положение. Просто стоял, прижимая к стене, одной рукой зарываясь в темные волосы, и целовал. Так, словно сейчас ему это было необходимо, как воздух. Эрика, вся дрожа, уже совсем слабо понимала, что тут происходит. Она просто растворялась в поцелуе, в самой атмосфере, перебирала руками ярко-красные пряди волос. А в голове мелькали хаотичные мысли.

" А волосы у него такие мягике…»

" Наверное, именно этот поцелуй можно считать первым. С Аргентом что-то странное вышло. А ведь я думала, что он мне нравится»

«Да уж, если ты сейчас не остановишься, то этот красноволосый станет у тебя первым во всех смыслах»

Последняя мысль если не отрезвила, то заставила немного задуматься. К тому же Велизар, оторвавшись, наконец, от губ Эрики, стал неторопливо покрывать поцелуями шею, опускаясь все ниже. Это дезориентировало еще больше. От каждого поцелуя, к которому присоединялся раздвоенный язык, все тело пронзали сотни странных, но восхитительных вспышек.

— Велик, — вместе с именем вылетел непроизвольный стон. — А ты…ты можешь…кончиками…ай…кончиками языка…шевелить в разные…стороны?

Телепат так и замер, уткнувшись ей носом в район ключицы и жарко дыша. Эрика тоже замерла. А заодно мельком подумала: у кого из них сейчас быстрее бьется сердце? Лично у нее стучало как бешеное. Зато Велизар дышал тяжелее. Но вот он выдохнул раз…другой…и…затрясся от сдавленного хохота.

— Ты чего? — недовольно завозилась девушка. Велизар поднял на нее взгляд, в котором все еще горело пламя.

— Рики, ты права…надо подождать…до возвращения во дворец.

— Чего подождать?

— Того самого, — коварно улыбнулся телепат и хихикнул. — Тьфу на тебя, нельзя же так обламывать! У меня же воображение богатое!

— Чего того самого? — тут девушка поняла и покраснела, уподобившись шевелюре собеседника. — Ты что, с ума сошел?

— Не думал, что желание обладать женщиной приравнивается к сумасшествию, — Велизар на глазах становился прежним: веселым и слегка язвительным. А вообще, какой он? Эрика поймала себя на мысли, что совершенно не знает характера этого…соблазнителя. Велизар менялся мгновенно и кардинально, это слегка пугало.

— Иди ты к…сураилю!

— Не пойду, мне мужчины не нравятся, — Велизар склонил голову набок. — Ты уж извини, но ты меня привлекаешь больше сураиля.

Эрика покраснела и попыталась отпихнуть веселившегося телепата. Они так и стояли, прижимаясь друг к другу и к стене.

— Рики, подожди, — рука телепата нырнула в карман брюк и вытащила плоскую коробку. — Вот, это тебе.

Внутри оказался тот самый серебряный браслет с изумрудами. Они мягко замерцали в золотистом свете комнаты, переливаясь в расширенных зеленых глазах.

— Ты псих? — выдохнула девушка.

— А ты только сейчас это поняла?

— Не возьму! — Эрика решительно сунула коробку обратно.

— Ага, размечталась! — Велизар скрестила руки на груди. — Да расслабься ты, он мне совсем дешево обошелся…даром.

— Это как?

Телепат помялся, но потом с каким-то детским восторгом признался, что просто наспросто спер украшение. Эрика пришла в ужас и заявила, что браслет надо вернуть. Правда из рук она его так и не выпустила.

— И думать забудь, он твой, поняла?

— Ты его украл!

— Считай, что я взял с торговца налог за право торговать в Рубеллите, — парировал Велизар. — Все, хватит разговоров. Он даже не помнит уже об этой безделушке, я стер все воспоминания о ней.

Девушка подумала, что в последнее время браслетов в ее жизни становится все больше. И как их теперь носить? По очереди или вместе? Вот весело то: на одной руке подарок Аргента, на другой — Велизара. Ох, а что же теперь делать то? Как быть с Аргентом, который утром тоже вел себя странно. Эрика покосилась на телепата.

— Слушай, а…

— Даже не думай сейчас говорить, чтобы я все сохранил в тайне от своего братца, — неожиданно жестко проговорил Велизар. — Я тебе уже вроде говорил, чтобы ты не строила насчет него какие-то планы, — увидел возмущение, мелькнувшее на лице девушки, и тут же коварно улыбнулся. — Хорошо, я не скажу ничего до тех пор, пока мы не доведем начатое до конца.

— Размечтался, — буркнула девушка, ощутив, как при последних словах внутри что-то предвкушающе сжалось.

— Я не мечтатель, а реалист. В общем, полетели в резиденцию, — Велизар вдруг прищурился, видя, что Эрика все так же стоит. — Или хочешь продолжить прямо здесь?

От этих слов девушка пулей сорвалась с места и первой оказалась внутри летуна.

— А, — понимающе протянул телепат, не спеша следуя за ней. — Тебе тоже не терпится вернуться и продолжить уже там!

Эрика глухо застонала и сделала попытку постучаться головой о стенку летуна: ну что он за существо такое? Все обращает в свою пользу!

***

Велизар собирался срезать путь до резиденции, но Эрика настояла на том, чтобы вернуться на ярмарку и еще немного погулять. Если честно, ей было немного страшно от стремительно развивающихся событий.

" Я же не люблю его, — она покосилась на точеный и насмешливый профиль телепата. Красные волосы трепал встречный ветер, рубашка облегала сильное гибкое тело. — Нельзя полюбить существо, которое выводит из себя почти каждую минуту. А то, что я к нему чувствую, всего лишь физиология, которую он разбудил. Но целуется обалденно, этого не отнять. А что делать, когда прибудем в резиденцию? Ладно, на месте разберемся. Не будет же он меня принуждать, в конце концов!»

Велизар, словно в ответ на ее мысли, коротко глянул и послал такую улыбку, что внутри опять все задрожало. Ага, зачем ему ее принуждать, если она уже на пределе? Эрика отвернулась и постаралась думать о птичках. Ох…

— Мы лорри забыли!

— Завтра заберу, — Велизар направил летун на стоянку, возле площади. Ярмарка, несмотря на то, что время приближалось к полуночи, была в самом разгаре. Эрика огляделась, но все вокруг уже забыли о происшествии с ее участием. А Велик нетерпеливо потянул ее в толпу. Эрика же наоборот тормозила, то восхищаясь неведомыми фруктами, то застывая перед магами-фокусниками, а то таща телепата куда-то в сторону, где заметила очередное развлечение. Она тянула время, лихорадочно выискивая, чем бы еще полюбоваться. Велизар послушно кивал, восторгался, отпускал шуточки и даже никому не строил глазки.

— Рики, ты не устала? — поинтересовался он через довольно продолжительное время.

— Нет, — отчаянно замотала девушка головой. — Но пить хочу.

— Сейчас принесу! — Велик отошел к прилавку с напитками. Девушка тут же с подозрением огляделась, но на ее филейную часть пока больше желающих не было.

Зато на руку нашлись…

— Красавица, — седоволосая авгур с совершенно черными глазами ухитрилась появиться как-то незаметно. — Хочешь узнать будущее?

Эрика уже открыла рот, чтобы сказать «нет», посмотрела на спину телепата, который все еще ошивался возле напитков, и совершенно неожиданно для себя сказала «да».

— Руку дай, — потребовала авгур. Длинное серебристо-жемчужное платье придавало ей немного призрачный вид. Цепкими пальцами с длинными ногтями черного цвета она ухватила Эрику за руку и прикрыла глаза.

Чтобы в следующее мгновение широко распахнуть их, отшатываясь от нетерпеливо ожидавшей девушки.

— Уходи, — женщина даже попятилась.

— Эй, — забеспокоилась Эрика. — Ты чего там увидела?

— Ничего, — авгур отступала все дальше. — И деньги убери, — кивнула она на серебристые кружки в руках девушки. — Ничего я не возьму, уходи от меня!

— Так, что за шум, а драки нет? — за спиной авгура возник Велизар и тут же с подозрением уставился на затылок женщины.

— Она отказывается говорить то, что видела! — пожаловалась Эрика. Телепат слегка сосредоточился и явно удивился.

— Там сплошная темнота!

— И боль, — прошипела женщина, разворачиваясь к Велизару. — Читай меня, телепат, если хватит смелости. Там только темнота и боль.

— А у меня посмотри, — предложил вдруг телепат, протягивая руку и посылая перепуганной Эрики ободряющий взгляд. Авгур очень неохотно взяла протянутую ладонь.

— Ты из касты воинов…у тебя пять жен и двенадцать детей. Ты любишь розовых бабочек, и мечтаешь переспать с мужчиной!

— Ну надо же, все в точку! — Велизар сунул ей одну из монет и утащил Эрику к летуну. — Видишь, Рики, никакая она не предсказательница. Авгуры вообще слабы в этом деле, к тому же никогда нельзя предсказать судьбу со стопроцентной точностью.

— Велик, — девушка хихикала. — А что это она про тебя наговорила?

— То, что я ей внушил. Весело, да? Так что забудь об этом и не вспоминай. Тем более, — телепат выразительно подмигнул. — Нас ожидает более интересное занятие.

Остальной путь до резиденции прошел без происшествий. К концу полета девушка забыла о странном авгуре. Велизар прав: судьба любого существа зависит от него самого, можно предсказать лишь один из возможных вариантов событий.

В резиденции жизнь не затихала ни днем, ни ночью. Но Велизар и Эрика ухитрились пробраться в жилую часть Сиятельного, не попавшись никому на глаза. Здесь было тихо, почти все уже спали. Или занимались своими делами. Только в пустынных коридорах мелькали силуэты стражи или пробегающего крабокактуса.

— Жди меня в своей комнате, — Велизар быстро поцеловал онемевшую от возмущения Эрику и исчез за поворотом.

— А стриптиз тебе не станцевать, — проворчала девушка, размышляя как быть. Так задумалась, что споткнулась на ровном месте и выронила коробку с браслетом. Та проехалась по скользкому полу и улетела в нишу, образованную вырастающий из стены скамейкой. Чертыхаясь, девушка полезла за ней, радуясь, что в брюках, а не в платье. Треклятая коробка улетела далеко, пришлось полностью залезть под скамейку. И почти сразу Эрика услышала шаги.

— Ивили, а если нас застукают на стороне Сиятельного? — возле скамейки остановились две пары женских ног. Эрика смогла в подробностях рассмотреть узкие изящные туфли.

— Глупышка, все нормально. Ах да, ты же недавно при дворе. В общем, здесь есть тайный ход. О нем знают немногие и только женщины. Его сделал наш красноволосый милашка.

— Для нас?

— Ну да, а как ты думаешь мы попадаем к нему в спальню? Каждый раз минуя стражу?

— Он куда-то пропал, — пожаловалась первая. — А я так хотела сегодня побыть с ним.

— Еще побудешь, — отозвалась вторая. — Наверное, он повез развлекаться свою новую девочку. Я видела как он выходил вместе с почетной гостьей Сиятельного.

— Может, он влюбился?

— Вилера, ты спятила? — собеседница искренне рассмеялась. — Ты ее видела? И потом, Велизарчик сам как-то сказал, что не собирается жениться, а если и рискнет, то возьмет себе целый гарем. Он милый, правда? А та девочка…ой, ну ты же знаешь его штучки: он умеет ухаживать. Красивые слова, взгляды, романтические поступки. А потом ночь и она пополнит наши ряды. Помнишь Крисси? Ага, он так ее очаровывал! Романтика, сад под лунами, нежные слова…

Девушки еще немного поболтали, а потом ушли. Эрика вылезла из-под скамейки и почти побежала в свою комнату. Ее колотило.

Значит, вот как! Хотя о чем она думала! Ведт Аргент как-то упоминал, что Велизар очень любит женское общество, особенно в интимной обстановке.

Плакать не хотелось, а вот ярость перехлестывала через край. Ударив по открывающему устройству дверей, Эрика почти влетела к себе в спальню…

— Я уж думал ты заблудилась, — Велизар сидел на подоконнике. Рядом поблескивал изящный сосуд с чем-то темным и два высоких бокала. Сам телепат переоделся в черные брюки и белоснежную рубашку, по которой огненными прядями струились волосы. Эрика послала многообещающую улыбку…

Крабокактус пробегал на выход, когда из открытых дверей спальни раздался вопль. А спустя секунду вылетел Велизар, облитый вином с ног до головы. Следом выскочила взъерошенная собака, выплюнула клок черной материи, раздраженно рявкнула и скрылась за захлопнувшимися дверьми.

— Рики! — Велизар кинулся обратно. — Рики, что такое?

— Пошел к черту, — раздалось приглушенно из-за двери.

— Может, все-таки объяснишь?

— Я не пополню ряды твоего личного гарема. Я выбираю твоего брата, понял, придурок. А ты катись к своим девкам, а если приблизишься еще раз, то я…то я…

— Когда решишь, что ты со мной сделаешь, то дай знать! — пнув дверь еще раз, Велизар быстро ушел по коридору. Руки придерживали штаны, за которые Эрика его от души потрепала.

Сама девушка медленно съехала по двери на пол. Внутри было противно, словно наглоталась чего-то горького.

— Ну уж нет, — она тряхнула головой. — Этот мутант моих слез не стоит. Решено — Аргент, он хотя бы не такой…

Какой «не такой» она так и не сумела объяснить.


История 5. Такая разная месть

***

Когда-то здесь простиралась долина с кучками слоистых камней. А сейчас некто огромный вспахал все гигантской сохой. Вздыбленные пласты земли, обрывки кустов — все смешалось в одну пеструю кучу. Начинавшийся здесь лес превратился в коричнево-зеленую мешанину, уходящую за горизонт. Легкий ветерок шевелил уже начавшие вянуть листья, острый запах срезанной травы прочно поселился в воздухе. Эрика глубоко вдохнула его и покосилась на Аргента. Тот не верил своим глазам. Впрочем, никто не верил. Двадцать циклов назад все было в порядке, на этом месте шли разработки атриумирана. И висел туман, в котором бесшумно передвигались тильвиты. Теперь же только ветер гулял над развороченной долиной. И ни следа аппаратуры и людей. Словно корова языком слизнула. Исчез и туман.

— На глубине километра, в километре отсюда, замечены жизненные сигналы, — вдруг ожил корабль. — Все вокруг пропитано остаточным излучением биологического происхождения. Командир, оно частично совпадает с моим, но гораздо более…

— Злее, — это Велизар появился у выхода и задумчиво уставился на картину.

— Да, — подумав, согласился корабль и снова умолк. Видимо, стал переваривать информацию.

— Как? — потрясенно прошептал Аргент, но тут же спохватился, вспоминая об обязанностях командира. — Все слышали? Идем проверять, кто тут остался в живых. Оружие привести в боевую готовность. Свет, уходи в маскировку и будь наготове. Эрика, идешь со мной. Велизар, что ты ощущаешь?

Телепат пожал плечами.

— А фиг его разберет. Но живые есть, правда сильно раненные…

Аргент молча сошел по наклонному трапу с корабля. Девушка неслышно шла рядом, вместе со Жданой. Триста пятьдесят цитринцев, куча техники — все исчезло. Ни клочка, ни какой-либо детали. Лишь одни пласты вздыбленной земли.

— Девушки, ничего странного не замечаете?

Эрика прислушалась.

— Тишина?

Аргент кивнул.

— Даже птицы не поют. Вокруг не осталось ничего живого, кроме нескольких сигналов, — и обращаясь к воинам. — Ищите ход вниз.

Эрика поежилась: если исчезли даже насекомые, то здесь и правда произошло что-то ужасное. Корабль сообщил, что исчезли также все запасы драгоценной руды, словно кто-то разом вырвал их из-под земли. Аргент явно злился, но сдерживал себя в присутствии Эрики. Несмотря на ситуацию, по губам скользнула легкая улыбка: за прошедшую неделю они сблизились еще сильнее. И расставались только возле дверей ее спальни. Аргент свозил ее к морскому побережью, научил летать на планере, который представлял собой два огромных разноцветных крыла, а также показал еще кучу интересных развлечений. Но больше ни разу не пытался ее поцеловать. Более того, казалось, Аргент избегал длительных прикосновений, незаметно, но ловко уклоняясь от попыток Эрики повиснуть у него на шее или выкинуть что-то подобное. Это настораживало и, чего уж там, обижало. А ведь девушка предпринимала все, чтобы выкинуть из головы тот злополучный эпизод с ночной ярмаркой и Велизаром. Но видимо воспоминания оказались такими же вредными, как и красноволосый телепат, который по-прежнему снился ей. И сны становились все откровеннее, заставляя девушку просыпаться с томлением во всем теле и потом долго лежать, уставившись в потолок и успокаиваясь.

Погруженная в невеселые мысли о личной жизни, Эрика не заметила как отошла довольно далеко от остальной группы. И очнулась лишь когда земля под ногами поехала. С легким криком девушка исчезла внизу. Но не ударилась, а, успев сгруппироваться, приземлилась на каменный гладкий пол.

Наверху послышались взволнованные голоса. Над отверстием возникла голова, заслонив собой часть света.

— Пушиночка какая, — противный голос телепата. — Даже земля ее не держит!

Да, вот с Велизаром, в отличие от Аргента, дела обстояли все хуже и хуже. Поэтому Эрика со спокойной душой послала его как можно дальше по физиологически невыполнимому пути.

— Эрика, — к первой голове прибавилась вторая. — Ты в порядке?

— Да, — девушка огляделась. — Похоже, я нашла ход.

Наверху тут же зазвучали команды. А Эрика тем временем оглядывалась. Место, куда она провалилась, представляло собой небольшой круглый зал. От него змеились несколько довольно узких коридоров, укрепленных какими-то разноцветными подпорками. Где-то вдалеке каждого колыхался Туман. И еще свет…его излучали крохотные точечные светильники, вросшие в стены в огромном количестве. И пусть часть из них погасла, видимость все равно была приемлемой.

Вскоре выяснилось, что часть туннелей завалены. Поколдовав над планшетом, Аргент установил, откуда идут сигналы, хотя Велизар обиженно заорал, что и так мог указать, без всякой техники.

Шли молча, держа оружие наготове. Туман постепенно сгущался.

— Ратан меня задери, — пробормотал вдруг шедший впереди Аргент, а спустя секунду открывшуюся картину увидели и остальные

Эрика резко выдохнула, словно получила удар под дых.

— Черт… — пробормотал ошарашенно Велизар, созерцая картину. Десятки…нет, сотни тел на полу. И это в пределах видимости, остальное скрывали пласты Тумана.

— Найдите живых, — Аргент кивнул Ждане. — Выясни, кто пострадал меньше всех и позови меня.

Ждать пришлось недолго. Всего пять выживших, и лишь один из них в приемлемом состоянии. Эрика молча села рядом с Лианэлем, предводителем тильвитов, положив его голову себе на колени. Ждана захлопотала вокруг него, стараясь привести мужчину в чувство.

— Не знаю, что здесь произошло, — она следила как красно-черный, похожий на божью коровку, сканер медленно скользит вдоль тела тильвита. — Видите, на что похожи тела. Вряд ли выживет хоть кто-то.

Да, со всеми тильвитами произошло нечто странное: словно кто-то выпил из них жизнь, оставив сморщенные, резко постаревшие оболочки. Лианель сейчас напоминал древнего старика. Он с трудом, но все же пришел в себя, открыв помутневшие, когда-то серебристые глаза. И, кажется, никого не узнавал.

— Аргент, извини, — Ждана виновато развела руками. — Но его мозг поврежден резким старением. Тут я без нужной аппаратуры ничего не могу сделать.

— Зато я могу, — это Велизар отодвинул доктора, плюхнувшись на колени перед тильвитом. — Рики, держи крепче его голову…и не реви!

Эрика кивнула, сжимая пальцы на висках Лианэля. Она не ревела, слезы сами собой текли из глаз. Велизар осторожно положил руку поверх ее пальцев и прикрыл глаза. Тактильный контакт, как таковой, был ему не нужен: телепат и так знал к кому и как сильно залезать в голову. Но лишь так он мог, пусть и на короткое время, дотронуться до девушки. Хотя и понимал, что сейчас немного не время.

Эрика постаралась не дернуться, когда сверху ее руку накрыли длинные пальцы Велизара. Просто запретила себе думать о том, как они зарывались в ее волосы там, в доме-дереве.

" Хватит, идиотка, нашла о чем и где вспоминать!» — девушка покосилась на Аргента, следящего за телепатом.

А дальше все произошло очень быстро. Неизвестно, как действовал Велизар, возможно, не смог безболезненно проникнуть в разрушенное сознание. Только Лианэль вдруг резко дернулся, выгнулся дугой, а потом затих, обмякнув на полу. В тот же момент Велизар слегка отшатнулся, открывая глаза. Встречаясь на долю секунды со взглядом Эрики. Та вздрогнула: впервые увидела телепата откровенно напуганным.

— Что? — Аргент тоже заволновался.

— Мама… — телепат сжал виски пальцами. — Аргент, мама…мамочка…

Наверху все так же гулял ветер, переворачивая высохшую траву и гоняя мелкую пыль. По-прежнему ни звука. Впервые в жизни Эрика поняла словосочетание «мертвая тишина».

Они стояли возле ямы, которая привела их в город тильвитов. Слишком поздно. Никто не выжил, даже Лианэль умер, больше не приходя в сознание, несмотря на все усилия Жданы.

— Ну, — голос Аргента прозвучал резко в звенящей вокруг тишине. — Что ты там видел?

Велизар уже не выглядел так испуганно, как внизу. Эрика чуть не поддалась порыву погладить его по голове, как маленького.

— Их пытали. Что-то бестелесное… — телепат поморщился. — Извини, братец, мне сложно читать воспоминания через такую смесь боли и ужаса. Они не знали, что это, но оно забрало всю их энергию, их чувства. Но очень куда-то торопилось и поэтому некоторые выжили.

— Зачем их пытали?

Телепат вздрогнул.

— Оно думало, что тильвиты знают координаты нашего мира. И оно…оно очень удивилось, когда прочитало в их мыслях сведения о корабле, — Велизар немного помолчал. — Там было еще кое-что. Лианэль слышал чей-то голос, повторяющий мамино имя. Очень злой голос…

Тут уже пришла очередь Аргента побледнеть. Братья стали похожи на больных привидений и молча смотрели друг на друга.

— Знаешь, — ученый пришел в себя первым. — Давай еще раз посмотрим на город слоанов.

Город также радовал пустотой. Правда, тут не было высушенных тел слоанов. Зато нашлись цитринцы, в виде мумий. Они лежали между обломками Стены. Та, кстати, тоже иссохлась и теперь больше напоминала остатки чьего-то гигантского скелета.

— Кто-нибудь из них знал координаты Цитрина? — поинтересовалась Эрика. Аргент покачал головой: всех перевозили на «Святозаре», им ни к чему было запоминать координаты.

— Эй, пришибленные новостью, — подал голос Велизар. Он стоял возле одного из куска Стены. — Слушайте, у меня идея. Ведь это…невидимое…оно оставило какое-то биоизлучение, как сказал свет. Я могу попытаться считать информацию с него.

— Ты этого не делал раньше, — заметил Аргент.

— Ну, все бывает в первый раз, — отозвался телепат. — Хотя, многие и от первого раза бегут, сломя голову.

Эрика сердито покосилась в ответ, поняв подтекст. Нет, этот идиот неисправим. Тут вон какие проблемы, а он шутит. Велизар показал ей раздвоенный язык и опустился на колени, возле выбранного куска.

— Если, что оглушите меня.

— Зачем?

— Мало ли… — загадочно отозвался телепат и коснулся Стены. На несколько секунд. Задрожал и вдруг вскочил, сдавленно зашипев.

Горящие красным огнем глаза и сдавленное рычание, никому не добавили оптимизма. Аргент поднял руку, готовясь отдать приказ оглушить брата. Эрика с удовольствием подняла глушак, целясь Велизару прямо в ухо.

Но тут телепат тряхнул головой, словно отгоняя что-то. Глаза вновь приобрели мягкий красновато-коричневый оттенок.

— Ого! Вот это встрясочка!

Эрика разочарованно опустила глушак.

— Ты как? — а вот Аргент смотрел недоверчиво, и не спешил просить всех убрать прицел. Велизар усмехнулся.

— Жить буду. И даже танцевать. Так, давайте возвращаться. Дела еще хуже, чем мы думали!

***

— Все, Цитрин полностью блокирован от внешнего проникновения, — Дамиан быстрым шагом ворвался в гостиную. Она встретила его мрачными лицами. Особенно отличились Велизар и Аргент. У телепата наступил откат после сильного напряжения и считывания информации, и теперь он лежал на кушетке со страдальческим видом. Болела голова, настроение подкатывалось к депрессивно-мрачному, а вердикт срочно вызванных докторов был: не стоит вмешиваться, организм скоро сам придет в норму. Велизар в ответ послал их далеко и надолго. Дайна сидела рядом и ласково гладила младшего по безбашенной и, на данный момент больной, голове.

Аргент в оттенках мрачности ничуть не уступал брату. Но если Велизар делал это громко и на зрителя, то ученый страдал молча. Эрика сидела рядом и осторожно гладила его по плечу, радуясь, что мужчина не шарахается в сторону. Она знала, что Аргент страшно переживает за Дайну, и всерьез обеспокоен данными, которые поведал Велизар. А там было над чем задуматься. Телепат не стал пересказывать, а просто велел всем взяться за руки, а потом коснулся одного и передал то, что ощутил сам.

Злость, ярость, голод…упоительное ощущение свободы…желание поквитаться…и снова дикий голод, который заставил уничтожать все на своем пути….вытягивать жизненную силу из всего, что попадалось по дороге…

…боль…унижение и злость на тех, кто разрушил город…

…хочешь жить? Мне нужно твое тело…а ты получишь возможность отомстить…той женщине со странной, но восхитительной внешностью, из-за которой ты сейчас валяешься как сломанная кукла. Соглашайся, мне нужно твое соглашение, к сожалению я не смог избавиться от этой функции. У нас с тобой одинаковые цели…

…а для начала надо набрать сил. И найти координаты ее мира…

— Я пойду к Свету, — Аргент встал при виде отца. — Он уже должен был закончить перебирать всю имеющуюся на нем информацию.

— Я с тобой, — вскинулась Эрика. Ученый только коротко улыбнулся и кивнул.

— Дамиан, — прохрипела Дайна. — Мои ребра…

Сиятельный опомнился и ослабил хватку. Дышать сразу стало легче.

— Поаккуратней, — Дайна сердито обернулась на мужа, не забывая гладить Велизара по волосам. Тот в свою очередь уткнулся ей носом в колени и балдел.

— Отныне ты не выходишь за пределы Цитрина, — Дамиан был настроен крайне решительно. — Более того, ты не высовываешь носа из резиденции и повсюду, слышишь, повсюду за тобой следует охрана!

— А, может, сразу посадишь меня в клетку? — в тон ему поинтересовалась полукровка. Эрика с Аргентом невольно застыли на пороге, прислушиваясь. Даже Велизар прекратил постанывать и заинтересованно шевелил ушами.

— Надо будет — посажу, — парировал Дамиан. — Ты, кажется, не совсем понимаешь всю серьезность положения, милая. Так я тебе сейчас объясню. Тот смазливый извращенец, что хотел тебя трахнуть, сейчас стал носителем для чего-то очень и очень неприятного. И у них одна цель, точнее цель у твари, а твой поклонник постольку поскольку. Им нужен корабль, Цитрин и ты, в качестве бесплатного и приятного приложения. А теперь подумай, для чего. Он неимоверно жаждет сказать тебе спасибо за мужа, который его покалечил. Понимаешь? По его логике крайней оказалась ты. Бесконечное множество миров это не проблема, поверь мне. Рано или поздно они нас найдут. И до этого времени нам надо выяснить, что это такое вселилось в твоего приятеля!

— Он мне не приятель! — Дайна была искренне возмущена.

— Ну, вы тут разбирайтесь, — Аргент попятился, таща Эрику за собой. — А мы пойдем искать это самое нечто. Думаю, у Света найдется, что сказать нам.

— А ты учись, — гаркнул вслед ему Дамиан. — Иначе потом и вот эта зеленоглазая тебе так же на шею сядет!

— Она ее перегрызет, — буркнул Велизар, не умеющий оставаться в стороне. Эрика покраснела и теперь уже сама практически выпихнула Аргента за дверь. Телепат, приподняв голову, проводил парочку настороженным взглядом, наткнулся на выставленный кулак отца.

— Вот это видел? — «ласково» поинтересовался Дамиан. — И так всех девушек перепортил. Чтоб не смел, понял? У них вон все только начало складываться.

— Больно надо… — буркнул Велизар, отворачиваясь и принимаясь охать с удвоенной силой.

— А, может, они сами что-нибудь такое вывели? — Эрика спешила за Аргентом в сторону ангара с кораблем. Ученый шел в задумчивости, не обращая внимания на поклоны и взгляды вокруг. К счастью, в части резиденции, где размещался Сиятельный с семьей, народу всегда было немного. Слуги, ближайшее окружение, да девушки Велизара — вот и все.

— Что они в нем находят? — пробормотала Эрика озадаченно. — Хотя…если он так целуется…

— Что? — Аргент выпал из состояния задумчивости. — Кто где находится?

— Ничего, — девушка разумно не стала рассказывать о прогулке с телепатом. — Я говорю, может, слоаны вывели эту фигню, которая поработила их разум?

— Сейчас узнаем, сейчас проверим. Но вряд ли, ты помнишь, что Свет сказал?

— Ты про совпадение излучений?

Аргент начал что-то объяснять, Эрика внимательно слушала, даже глаза пошире открыла. Но ученый все же дураком не был.

— Так, милая, не стану утомлять подробностями, — он легонько щелкнул девушку по носу. — Просто могу сказать, что технологии слоанов, конечно, развиты, но до создателей «Святозара» им еще пахать и пахать.

— И? — вопросительно протянула Эрика. Они уже вышли во внутренний двор, и по широким плитам дороги направлялись к видневшемуся вдалеке круглому ангару. Девушка шла чуть позади и невольно любовалась красивым разворотом плеч собеседника и гордым загорелым профилем.

— Что и? Свет сам сказал, что остаточные излучения от этого создания схожи с его. То есть, возможно, их создавали одни и те же существа. Либо такие, кто владеет подобными технологиями.

— Мне сложно представить корабль, который вытворяет такое… — пробормотала девушка. Они вошли в ангар. «Святозар», похожий на вытянутую каплю, блестел под мягким светом.

— Почему корабль? Оно же бестелесное.

— Да я просто представила Света с клыками и хищно бегающим за животными, — хихикнула Эрика, и тут же испуганно посмотрела на собеседника: не сочтет ли он ее идиоткой?

Не счел. Коротко улыбнулся и исчез в глубине корабля. Сразу направился в лабораторию, где уже вовсю трудились трое помощников. Эрика привычно устроилась на столе, рядом с монитором компьютера, встроенного в стену. Аргент же углубился в изучение ровных строчек, бегущих по зеленоватому фону экрана.

— Да, Свет, — он первый заметил, как из стены, поверх монитора, «вылупились» ярко-синие глаза.

— Посмотри информацию, которую я нашел в самых первых архивах, — голос у корабля звучал бесстрастно и равнодушно. Глаза Света мазнули взглядом по насторожившейся Эрике и снова уставились на командира. Тот жадно просматривал схемы и текст. Пару раз взглянул на Света, словно спрашивая, не решил ли корабль пошутить.

— Аргент, что там? — Эрика со своего места пыталась разглядеть, что же так заинтересовало ученого. Но с наукой она была, мягко говоря, не в ладах.

— Пока не знаю, — промычал себе под нос ученый. — Свет нашел данные об одном эксперименте тех, кто его создавал.

— Они хотели сотворить пилота для нас, — вмешался в разговор корабль. — Вы же заметили, что мое управление не очень подходит для людей?

Эрика поморщилась и кивнула: Аргент ей показывал рубку управления. Небольшая комната без окон, пол и стены покрыты чем-то вязким и остро пахнущим, какие-то трубки, больше похожие на обрывки сосудов. «Святозар» сам управлял собой, подчиняясь командам Аргента.

— Пилот должен был обладать телепатическими способностями и не иметь постоянной формы тела, чтобы легко срастаться со мной, — продолжал Свет, но тут Аргент его перебил.

— А потом, как обычно, что-то пошло не так?

— Да, экспериментальный образец вышел из-под контроля, уничтожил лабораторию и исчез из нашего мира. Прошло несколько циклов, прежде чем он вернулся. Пилот сильно развил телепатический дар, и мог управлять разумом нескольких тысяч существ одновременно. Его сущность нестабильна, ему приходиться вселяться внутрь живых существ. Это сильно истощает носителей, но вместе с Пилотом они образуют своеобразный симбиоз. Он, поглощая жизненную энергию других, отдает ее носителям, а они служат ему.

— Данные из архива обрываются как раз на этом месте.

— Пилот хотел заполучить меня — на тот момент первую модель. И, как выяснилось, последнюю. Мне приказали уходить за пределы мира, как можно дальше. Что стало с моими создателями, я не знаю. Но думаю, что они смогли уйти, раз Пилот так и не обзавелся кораблем.

— Видимо, присосавшись к тебе, этот самый Пилот, обзаведется более крепким носителем, нежели остальные? И ему не нужна будет жизненная энергия остальных?

— Абсолютно верно, командир.

— Ого! — Эрика все это время слушала с открытым ртом. — Ого! Так это получается, Свет у нас главный попаданец? А Дайна то при чем?

— Нет доказательств, что это тот самый Пилот, — парировал Аргент. — Да, излучения совпадают. Но мне надо провести еще ряд анализов. А Ждана проверяет одного из тильвитов. Потом все сложим, и уже будем делать выводы. А мама…думаю, что и с этим мы разберемся. Главное сейчас: уберечь Цитрин от вторжения.

— Какие выводы? — возмутилась Эрика. — И так же все понятно!

Аргент только улыбнулся.

— Нет, милая, пока еще ничего неизвестно. Я должен все проверить, а только потом сделать выводы. Свет, сейчас полетим в Биоцентр.

— А я? — Эрика спрыгнула со стола, умоляюще заглядывая в темно-карие глаза собеседника.

— А ты вернешься в резиденцию.

— Я с тобой хочу!

— Эрика, я, скорее всего, пробуду в Биоцентре до утра. Что ты там будешь делать?

" На тебя смотреть» — хотела сказать девушка, но промолчала. Только добавила мольбы во взгляд. Но, Аргент, видимо догадался о ее мыслях.

— Эрика, лучше не надо…

— Почему? Ты там проводишь зверские эксперименты на невинных девушках?

Ученый, взявший стакан с водой, вздрогнул от таких предположений.

— Ничего себе, какие кровожадные предположения бродят в такой милой головке. Эрика, просто я не хочу, чтобы ты бездарно тратила время. А здесь тебя Велизар развлечет, — Аргент вдруг хлопнул себя по лбу. — Ох, надо напомнить отделу генетических мутаций, что пускать к ним Велизара строго запрещено. Отец не стал сообщать лично. Знаешь, что этот обормот захотел? Хвостик!

Девушка фыркнула от смеха.

— Хвостик?

— Ну да. Длинный, и с кисточкой на хвосте.

— Лучше скорпионий, — прошипела вдруг Эрика. — И пусть сам себя ужалит. Избавит многих от своего общества. Аргент, почему вы такие разные? Он просто омерзителен, а ты…ты такой милый, заботливый, внимательный, — она краснела все больше и больше. — Как же повезет той…на которой ты женишься.

Ученый только крякнул от последней фразы. И вдруг неуловимо-быстрым движением обхватил подбородок девушки пальцами, заставляя ее посмотреть ему в глаза. Эрика к тому моменту была пунцово-красной от смущения.

— Эрика, я польщен, что ты обо мне такого мнения, — он говорил тихим серьезным голосом. — Но поверь, я не настолько хороший, каким ты себе меня нарисовала.

— А смог бы плохой человек спасти совершенно незнакомую девушку и заботиться о ней? — так же тихо произнесла Эрика, не сводя с собеседника глаз.

— Не дели мир на черное и белое. Существует много оттенков, из которых и складывается внутренний человеческий мир.

Девушка хлопнула ресницами: с чего это Аргента потянуло на философию? А он продолжал.

— Если я так сильно забочусь о тебе, то лишь потому…что ты этого заслуживаешь. То есть, после всего, что пришлось пережить. Ты слишком…слишком…ранимая. И очень красивая, — эту фразу Аргент произнес, опустив взгляд на губы Эрики. Та замерла в предвкушении…

— Уходи, — ученый резко отпустил ее и отвернулся к экрану. — Возвращайся в резиденцию. Заодно, может, и Велизара отвлечешь от мыслей о хвосте.

— Я ему… — яростно начала Эрика, запутавшаяся в поведении ученого, но он перебил.

— Велизар хороший, просто слишком самонадеянный. И уверен, что может все. Иногда я боюсь, что это его погубит. Ладно, я разболтался что-то. Все-таки ты располагаешь к откровенности. А теперь, уходи.

Это было сказано таким тоном, что девушка не посмела ослушаться, и поспешила к выходу.

" Да что же это такое? — стоя в дверях ангара, она наблюдала как «Святозар» исчезает в голубом небе. — Ведь чувствую, что нравлюсь. Может, у него уже есть любимая? Но я никого с ним не видела. Или он просто боится меня чем-то обидеть? Да, наверное. Надо бы ему показать, что он не сможет меня обидеть. Нет, странный он. Хотя, конечно, сейчас, наверное, не время. Все-таки столько событий».

Спустя несколько часов

— Ты сам скажешь Сиятельному все результаты? — Ждана вопросительно смотрела на уставшего Аргента. Он три раза проверил все, под руководством «Святозара». И теперь как-то безнадежно разглядывал результаты на мерцающем экране компьютера. Доктор, проводившая исследования тела тильвита, тоже выглядела изрядно уставшей. За окном кабинета, который раньше занимал норд, уже сгущались сумерки. Голова трещала, и Аргент автоматически раздавил уже седьмую тонизирующую капсулу. Лекарство впиталось в кожу. Голове сразу полегчало, а в мышцы хлынула сила.

— Седьмая. Аргент, может, не надо?

— Ничего. Высплюсь, и все пройдет, — ученый потер виски. — Просто ночь и весь этот день были бешеными. А мне еще разговаривать с отцом.

Он откинулся на спинку кресла, всего лишь на секунду закрывая глаза. Пытаясь уложить в голове всю информацию, и гадая, что же делать дальше.

Тонкие пальцы пробежались по плечам, осторожно массируя.

— Спасибо, Ждана, очень мило с твоей стороны, — короткая пауза. — Можешь сегодня идти домой. Дальше я сам.

Пальцы слегка сжались, словно их хозяйка испугалась или огорчилась.

— Пожалуйста, можно мне еще остаться!

Аргент открыл глаза и, вывернув шею, посмотрел на подчиненную.

— Ты себя в зеркало видела? Марш домой, и чтобы я тебя до утра не видел!

— Нет! — Ждана сама не заметила как требовательно вцепилась в плечи ученого. — Пожалуйста, только не домой! Можно, я останусь здесь! Пожалуйста!

— Дамиан, ты скоро ко мне прирастешь, — несколько раздраженно заметила Дайна. Сиятельный в ответ только чмокнул ее в щеку, продолжая обнимать за талию. Подбородок он опустил ей на голову, и теперь с интересом следил за развивающимися баталиями этажом ниже. Вообще-то они собирались прогуляться в саду: туда Дамиан еще согласился отпустить бушевавшую полукровку. Но их отвлекли. В сад надо было подниматься по широкой полукруглой лестнице, которая пронизывала все этажи.

Чуть ниже, на ступенях, отчаянно ругались две личности. Эрика, сощурив глаза, наступала на Велизара, сжав кулаки. Тот незаметно пятился, но продолжал нагло улыбаться. Головная боль у телепата прошла уже давно, и он снова был готов к подвигам.

До слуха притаившихся родителей долетали фразы.

— Как ты смел подслушивать?

— А нечего было вслух разговаривать сама с собой. Ты в курсе, что это один из признаков шизофрении? — свою реплику Велизар сопроводил широкой улыбкой. Эрика тихо зарычала.

— И потом, — продолжал невозмутимо телепат. — Я просто дал совет. Ты вслух рассуждала как понравиться Аргенту, вот я и решил внести посильный вклад.

— Ты предложил мне побриться налысо! — зашипела Эрика. — И сделать татуировку на…на..

— На заднице, — услужливо подсказал Велизар. — И? А вдруг поможет?

В ответ Эрика выдала длинную витиеватую фразу, смысл которой сводился к некоторым физиологическим особенностям Велизара. Наверху, спрятавшись за колонной, Дайна уважительно приподняла брови: некоторые слова она услышала впервые.

— Мило, — Велизар выслушал пожелание до конца. — Я теперь понял, как буду называть тебя. Эрика-истерика, звучит, не находишь?

Он с улыбкой смотрел как девушка онемела от возмущения. Но лишь на мгновение.

— А ты…ты… — Эрика приподнялась на цыпочки, едва не упираясь носом ему в нос, и процедила сквозь зубы. — Маленький Велик залез на чердак. Всю ночь там сидел и теперь он дурак! То есть ты дурак! И бабник! И…ай! — она попятилась. А Велизар, с очень нехорошим блеском в глазах, боком стал подбираться к ней.

— Пошли отсюда, — шепнул Дамиан, увлекая жену дальше по лестнице. — Чувствую, это у них уже не первый раз.

Они бесшумно и быстро удалились, а зря. Пропустили самое интересное.

Все-таки, как ни злилась Эрика, а всерьез драться с телепатом не могла. Да и вообще ей особо выбора не предоставили. Она почти размахнулась, чтобы влепить нахалу затрещину, когда руку вдруг перехватили в полете. А в следующее мгновение Велизар одним рывком прижал ее к стене, впиваясь поцелуем ей в губы.

Мысли, вроде «убью» и «что он, идиот, делает» смешались с накатившей приятной слабостью в ногах и жаркими волнами. Она невольно ответила на поцелуй, закрывая глаза. Растворяясь в его руках, губах, загораясь внутренним огнем.

«Блин, что ж я делаю» — пришла в голову робкая мысль. Велизар, не желая останавливаться на достигнутом, уже вовсю резвился, лаская ее плечи и шею. С мысленным вздохом сожаления, Эрика наступила ему на ногу каблуком, и поспешно убежала, под сдержанные завывания горе-любовника.


История 6. Пожиратель миров

***

Цитринцы очень любят цветы. И стараются сажать их везде, где только можно. Поэтому все парки и аллеи в определенное время года благоухают нежными и тонкими ароматами. Но самое богатое разнообразие цветов — в резиденции Трех Правителей, в их личных садах. Прекрасные разноцветные клумбы, разделенные деревьями и светлыми каменными дорожками, ползучие растения, обвивающие ограждающие сад стены и распускающиеся огромными белыми и сиреневыми цветками. А в центре сада раскинулась большая пестрая клумба с цитринскими розами…из которой сейчас торчали лишь жалкие зеленые огрызки. Только солнце, которое уже подползало к горизонту, знало кто виновник этого преступления. Дамиан же остался к этому вандализму равнодушным, хотя и приказал разыскать виновника. Сиятельного сейчас не заботила клумба. Плевал он на нее, если честно. Что значат несколько сотен цветов, если весь мир под угрозой. Пусть пока и гипотетической, но что-то внутри подсказывало, что вскоре она станет вполне реальной.

Но еще страшнее мира потерять ту, что дороже всего на свете. Ту, которая последнее время бунтовала и не верила в грозящую ей опасность. Дамиан слегка нахмурился: но хотя бы Дайна вернулась к тренировкам, а Эрика ей в этом активно помогала. Она не любила драться, но тренировки — другое дело. Тем более, ради Дайны она готова была пойти против самой себя.

Прыжок…переворот…отскок в сторону, чтобы пропустить удар. Снова прыжок и резкий выпад вперед. Длинные шесты столкнулись с глухим стуком, над ними скрестились взгляды двух пар глаз: светло-зеленых и темных.

— Фух… — Дайна первой скинула напряжение боя. — Ничего себе у тебя подготовка.

— Какая есть. — Эрика поспешно отбросила шест в сторону. Больше она его в руки не возьмет, до следующей тренировки.

Они прозанимались часа три. Майка потемнела на спине, волосы слиплись от пота, который стекал по лицу.

— Спасибо. — Дайна потянулась за своим полотенцем. — Пошли в бассейн, там заодно и расслабиться можно будет.

Мельком прикинув, что если пойдет с полукровкой, то Велизар не посмеет появляться на пути. Эрика с восторгом согласилась.

Да, последние дни телепат откровенно обнаглел. Дошло до того, что за завтраком, подойдя к столу, он попытался ее при всех поцеловать. Девушка успела подставить тарелку с кашей, и Велизар едва не ткнулся в нее. После чего обиделся на целых полдня. А затем все началось по новой.

И Аргент, как назло, был занят по уши навалившимися проблемами. Что он делал, оставалось для Эрики загадкой. Но в резиденции он почти не показывался, а когда появлялся, то ограничивался улыбкой и тут же уходил к Сиятельному. Так и получалось, что большую часть времени Эрика, не сумевшая обзавестись знакомствами, невольно проводила с Велизаром. Нельзя сказать, что все было плохо. Иногда они почти мирно гуляли. Пару раз красноволосый опять подбил ее на поцелуй, после чего начал шептать какие-то глупости. Но девушка тут же вспомнила о подслушанном разговоре двух девиц, и позорно сбежала. А потом долго нарезала круги по тренировочному залу, чтобы физической усталостью вытеснить все мысли о телепате. Который, увы, начинал ей нравится все больше.

— …ты уснула? — голос Дайны вывел из задумчивости. Где витал вопрос «Аргент или Велизар».

— Я отвлеклась…

— Плавать пошли, — хмыкнула полукровка, скрываясь в кабинке для переодевания, стилизованной под круглую небольшую пещеру.

Прохладная вода сняла усталость и расслабила, настроив на мирный лад. Эрика, выслушав порцию жалоб на то, что «Сиятельный вконец стал параноиком» только хихикнула. Да, Дамиан, словно с цепи сорвался: Дайну сейчас мало куда пускали без сопровождения. Разве, что с ней или с сыновьями. И то в пределах резиденции. Дайна как-то не выдержала и ехидно заметила, что ее могут и в душе украсть. А ну как Шахран прокрадется через червяка-душ.

«Зато любит, — думала девушка, слушая разглагольствования Дайны. — Любит и беспокоится, потому и перестраховывается»

Да, ей тоже хотелось подобного. Хотелось, чтобы о ней тревожились, заботились…любили, в конце концов. Аргент в этом плане начал разочаровывать: он то ее избегал, то наоборот звал гулять, а то исчезал, вот как сейчас. Понятное дело, что девушка невольно начинала тянуться к Велизару, с его шуточками и безбашенным весельем, за которым проглядывала и заинтересованность ею, Эрикой. Хотя иногда хотелось его прибить особо зверским способом.

— Эрика, ну ты сегодня просто в прострации какой-то! — возмущенно воскликнула Дайна. — Я тебя во время тренировки вроде по голове не била. Что случилось? Тебя мой сын опять достает?

— Да…нет…не знаю, — девушка поспешно решила сменить тему. — Черт, я забыла сменную одежду, — она с отвращением посмотрела на ту, в которой тренировалась. Натягивать грязную майку очень не хотелось.

— Проблем то! — полукровка пожала плечами. На ней красовался длинный тонкий халат небесно-голубого цвета. — Иди как я. В конце концов, это жилая часть Сиятельного, а мы — его семья. И никто нам здесь не указ. Или ты предпочтешь идти в мокрой грязной одежде? Или, может, вообще голышом?

Последние два варианта Эрику точно не устраивали. Пришлось облачиться в ярко-зеленый халат, подражая Дайне. Ладно, если Велизар в очередной раз найдет над чем похихикать, то она ему язык вокруг шеи обернет и дернет как следует. Тут мысли перескочили на то, как он им ловко…целуется.

— Ты что-то покраснела? Не перегрелась?

Эрика мотнула головой, заодно выгоняя непрошеные мысли. Подальше, как можно дальше.

— Слушай, розами пахнет, — продолжала Дайна. Они проходили по коридору, из которого вели двери в личные спальни Сиятельного и остальных. В воздухе витал легкий аромат цитринских роз. Он словно невидимой вуалью окутывал разрисованные стены, статуи в углах и растения. Полукровка еще раз понюхала, пожала плечами и убежала в свои апартаменты воевать с Дамианом. Эрика тихо порадовалась, что Велизара поблизости нет, открыла двери в свою спальню и…замерла на пороге. В нос ударил густой влажный запах роз. Казалось, им пропиталась вся комната, в которой уже зажглись светильники.

— Что за… — девушка осторожно вошла внутрь, забыв закрыть двери. И настороженно оглядываясь вокруг. Все на месте, окна приоткрыты, но так, как она оставляла. Взгляд упал на кровать: светло-зеленое покрывало как-то странно бугрилось. Эрика очень осторожно подкралась, принюхалась, и вдруг одним движением резко сдернула тонкую ткань. Замерла, широко распахнув глаза.

На постели плотным слоем лежали розы. Только бутоны: желтые, голубые, розовые, белые — они источали тонкий дурманящий аромат. И полностью закрывали поверхность кровати. Покрывало выпало из рук Эрики, волной опустившись на пол. Но девушка не обратила внимания, ошарашено глядя на импровизированную клумбу. В голове застучали варианты: Аргент или Велизар, Велизар или Аргент. Ученый вернулся час назад, и она еще не успела с ним увидеться. Мог ли он совершить такое? Вполне. А телепат? Тоже мог, только тогда под розами вполне могут скрываться и шипы. Эрика осторожно разворошила рукой несколько бутонов, но ничего подозрительного не обнаружила. Только нежная мягкость лепестков, в которые так и хочется упасть.

— Что-то ищешь? — раздалось от дверей. Велизар застыл в проеме, облокотившись о косяк и чуть склонив голову на бок. Такой красивый, что просто дух захватывало. Красные пряди свободно рассыпались по плечам, обтянутыми темно-бордовой рубашкой со стоячим воротником. Темные брюки и неизменные высокие сапоги. Татуировка в приглушенном свете казалась почти черной.

— Это что такое? — Эрика хотела возмутиться, но вместо этого вопрос прозвучал как-то жалобно.

— Розы, — подумав, ответил телепат, не меняя позы. — Если хочешь уточнений, то розы с клумбы. Все ободрал!

— Нафига? — Эрика так и села, прямо в гущу ароматных лепестков. — Тебя же…кстати, что с тобой сделают?

— Пальцем погрозят, — отмахнулся Велизар, плечом отталкиваясь от косяка, и плавной походкой начиная приближаться. Хищник. Умный и опасный. Только сейчас какой-то задумчивый.

— А мне? — продолжала допытываться Эрика, глядя сверху вниз и готовая пнуть при малейшем намеке на очередную подставу. — Ты принес розы сюда, чтобы свалить все на меня?

Телепат вытаращил глаза.

— Н-н-нет, вообще-то это тебе.

Эрика тоже округлила глаза, и ничуть не хуже.

— М-м-мне? — что-то они оба заикаться начали.

В принципе дальнейшее поведение Велизара окончательно ввело ее в приятный ступор. Сделав еще два шага, телепат вдруг грохнулся на колени. Эрика подпрыгнула от неожиданности, но ее уже прижали к кровати, крепко обхватив за талию. И заглядывали в глаза.

— Ты такого мерзкого обо мне мнения?

Ох, какой у него может быть нежный голос. Девушка судорожно сглотнула, так как в горле вдруг пересохло.

— Ну ты это…сам заставляешь так про себя думать.

— Да, я дебил! — радостно признался Велизар. И вдруг уткнулся носом в колени девушки, начав сбивчиво бормотать.

— Я думал, что если буду над тобой так издеваться, то смогу выбросить из головы, смогу выставить тебя перед собой в смешном виде и забыть. Постоянно придирался, искал недостатки, а их нет, блин. Я после той ярмарки хожу как пьяный, мне на других девушек глубоко фиолетово, понимаешь? Они мне неинтересны, я их насквозь вижу, а рядом с тобой…ты такая…такая непробиваемая. Это одновременно хорошо и страшно. Страшно, что я сделаю что-то не так, и ты меня сейчас пошлешь. Пожалуйста, Эрика, ты почему-то мне очень нужна. Не знаю, что со мной, но я с ума схожу. Меня сейчас всего трясет от страха, что ты скажешь!

В комнате повисло молчание. Эрика сидела, словно громом пораженная, машинально перебирая пальцами огненно-красные пряди волос. Что сказать в ответ на этот монолог она не знала. И окончательно запуталась. Вроде, Велизар говорил искренне. Но помимо воли в голове всплывал подслушанный разговор. Это игра для того, чтобы приручить ее или все-таки телепат сам попался в любовные сети? Конечно, безумно хотелось поверить во второе. Эрике нравился Велизар, как бы она не отмалчивалась.

— Рики… — раздалось приглушенное откуда-то из районе коленок. Девушка продолжала сидеть, разглядывая красную макушку.

— Эй, ты чего? — телепат поднял голову и с интересом уставился на Эрику. — Онемела от счастья? — и тут же обхватил руками ее лицо, шепча. — Прости, прости, это я по привычке!

Новый Велизар желания погавкаться не будил, но вводил в ступор. Как вести себя в подобной ситуации Эрика просто не знала. Хотя бы потому, что раньше в ней не оказывалась.

— Мммм…Велик, ты понимаешь, что я не готова стать одной из многих твоих игрушек? Так что можешь смело вставать и отчаливать.

Телепат «отчаливать» не захотел, а вместо этого придвинулся еще ближе. Девушка уловила уже знакомый горьковато-свежий запах, который теперь прочно ассоциировался с той ночью.

— А кто сказал, что я хочу сделать тебя игрушкой?

— Ну…скажем так, я знаю, что ты очень хорошо ухаживаешь. И любишь очаровывать девушек.

— Ага, — не стал скромничать Велик. — Но я никому и никогда не дарил цветов. По мне так это вообще отрезанные половые органы растений. Но ты как то обмолвилась, что полюбила розы…

Так верить или нет?

— Все, Рики, ты победила, — шепот раздавался уже возле самых губ. — Не знаю, как тебе это удалось, но я буквально готов тебя съесть.

Это был нокаут. Возможно, будь Эрика опытней, она бы смогла удержаться и не потерять голову. Но жар, опаливший губы, а вслед за тем восхитительная волна, прокатившаяся по всему телу, заставили мозг временно перестать посылать разумные мысли. Как в тумане, не прекращая целоваться, она чувствовала, что ее опрокинули на постель, прямо на розы. Волосы телепата укрыли их от остального мира багряной завесью. Руки заскользили по плечам, опускаясь все ниже.

Нет, определенно она не знала этого красноволосого. Не подозревала, что он может шептать такие слова в перерывах между поцелуями. Халат улетел куда-то, словно сам собой, рубашка сгинула самой первой. В какой-то момент Велизар, чуть приподнявшись, и не переставая целоваться, стал стягивать и брюки. Вот тут то мозг решил о себе напомнить.

— Подожди… — Эрика затуманенным взглядом уставилась на Велизара, уперевшись рукой ему в грудь.

— Рики, — почти простонал телепат. — Я буду очень осторожным, правда! Я хочу быть с тобой не только в снах…

Волшебная атмосфера обиженно хрюкнула и испарилась. Эрика чуть нахмурилась, еще не осознавая слова до конца, продолжая автоматически скользить пальцами по груди телепата.

— В каких еще снах?

— Ну…ты мне снишься и все такое, — попытался вывернуться Велизар, мысленно откусывая себе чересчур болтливый язык. А Эрика быстро сложила «два плюс два» и взъярилась. Резко оттолкнула Велизара, и перекатилась на другую сторону кровати.

— Так это ты мне сны посылал? — она покраснела, вспомнив подробности многочисленных снов.

— А тебе не понравилось? — попытался прикинуться дурачком Велизар. Девушка медленно выпрямилась по другую сторону кровати. Одновременно натягивая на плечи подобранное покрывало.

— А ну, вон отсюда, извращенец! — стало обидно. — Почти поимел меня в моих же снах, без моего разрешения!

— Почему это извращенец? — возмутился Велизар. — Ты же в своих снах девушкой была, а не собакой!

— Иди отсюда! — прошипела Эрика, вздрагивая от представившейся картины. — И чтоб я тебя не видела больше. И розы свои забери! — она хлопнула рукой по кровати, подняв в воздух кучу разноцветных лепестков.

— Рики… — начал было телепат и наткнулся на презрительный взгляд. Палец девушки указывал в сторону дверей.

— Ри-и-и-ики! — умоляюще. Ноль эффекта.

— Рики! — предупреждающе. В ответ получил лишь демонстративный зевок: мол, иди ты, телепат…лесом.

— Ну хоть объясни, что тебя взбесило! Не вижу повода так себя вести! — взорвался Велизар. Эрика смерила его холодным взглядом, едва не приморозив к полу.

— Ах ты, бедненький, не понял, значит? Скажи, а тебе понравилось, если бы в твои сны нагло заламывались и соблазняли? Это при том, что наяву гуляли с другими девицами! Это подло, Велик! И мерзко!

— Да что ты мелешь? Я же тебя не насиловал! Все добровольно!

— Ты меня во сне… — Эрика осеклась и махнула рукой. — Короче, этот разговор не имеет смысла. Все, Велизар, нет тебе веры. Ты хитрый и гадкий телепат. Еще раз в своем сне увижу — уши вырву, понял?

— А почему не язык? — заинтересовался Велизар. — Ты же все к нему подбираешься! — он продемонстрировал раздвоенный кончик.

— Я тебя на нем повешу, — пообещала девушка. — Если ты еще раз попытаешься выкинуть вот такой номер. Твой брат никогда бы…

Теперь уже Велизар со всей силой ударил по кровати, на мгновение исчезнув в облаке лепестков. Он уже не улыбался.

— Да что ты о моем брате знаешь, а? Думаешь, он такой милый? Твое счастье, что он себя сдерживает!

— О чем ты?

Велизар осекся.

— Ни о чем, — он потер лоб, словно вспоминая что-то. Эрика мрачно ждала, пока он уберется из комнаты. А заодно мысленно сравнила свои отношения с качелями. То вверх, то вниз. И неизвестно: вылетишь ты в процессе очередного подъема или удержишься. Нет, не надо такого счастья, тем более все равно он бабник. И врун. Еще и брата оболгать старается. Девушка кашлянула, напоминая о своем требовании освободить комнату. Запах роз теперь казался приторным. Да, вряд ли она хоть раз понюхает еще одну.

Велизар повернулся к дверям: сердитый и слегка недоумевающий. Почти открыл их, но пальцы замерли в миллиметре от открывающегося устройства. Эрика услышала глубокий вздох, широкие плечи словно опустились, телепат повернулся к ней со страдальчески-решительным выражением на лице.

— Нет, не могу я, — он сделал два шага вперед, под удивленно-сердитым взглядом девушки. — Нас же тянет друг к другу, а ты придумываешь какие-то нелепые обвинения. Прости, Рики, но я сделаю по-своему!

Эрика невольно попятилась, но позади уже была стена и окно. Прыгать? С такой высоты это будет чистым самоубийством.

— Велик, возьми себя в руки, — попыталась она воззвать к разуму телепата. Драться с ним? В глубине души злость боролась со странным сожалением.

Велизар тем временем не стал огибать кровать, а прыгнул на нее и пошел, прямо по цветам.

— Я не хочу тебя калечить! — заорала Эрика, понимая, что никогда в жизни не сможет сражаться с ним всерьез. В противном случае, останется в проигрыше: телепат слишком сильный противник.

Велизар в ответ на крик лишь ухмыльнулся. Глаза горели каким-то нездоровым огнем. Эрика смерила взглядом расстояние до дверей, плюнула на гордость и, перекинувшись в собаку, рванула к выходу.

— Стоять! — телепат рыбкой нырнул следом. В прыжке ухитрился ухватить Эрику за кончик хвоста…и тут же отдернул руку. Клыки щелкнули, едва не отхватив пальцы.

Двери вдруг разъехались в стороны, пропуская двоих.

— Что тут, черт возьми, происходит? — Аргент машинально подхватил на руки скулившую собаку. Дайна с открытым ртом созерцала открывшуюся картину: золотистая комната, кровать в розах, Велизар на полу и полный кавардак.

— Так это ты…клумбу… — тут полукровка оглянулась на Эрику, которая прижималась к Аргенту и неожиданно разозлилась. — Велизар, вон отсюда! В мою комнату, живо, паршивец!

Телепат молча встал и вышел, даже не взглянув на Эрику.

— Я его накажу, — пообещала Дайна. — Совсем от рук отбился.

Собака тонко заскулила и положила голову на плечо ученому. Тот машинально почесал между ушами.

— Мама, я, пожалуй, на время отвезу Эрику из резиденции. Пусть успокоится.

— Куда? В Зеленый Центр?

— Да, а ты пока Велизару уши надери, — Аргент покачал головой и быстро вышел.

— Надеру, — полукровка еще раз окинула взглядом комнату, задержалась на розах. — А, может, и не надеру, а так, поругаю.

***

И опять был полет по ночному Рубеллиту, когда прохладный воздух залетает в полуоткрытую кабину, взлохмачивает шерсть и насвистывает в ушах. Только теперь она сидела внутри белоснежного летуна, и управлял им красивый смуглый мужчина. Который иногда протягивал руку и трепал ее по голове. Эрика вздохнула, положив морду на лапы: внутри было противно и холодно. Надо же, она почти поверила, что Велизар не такой скотина, каким казался. Но вторгаться в чужие сны, да еще с такими намерениями…девушке казалось, что ее просто использовали. Чтобы поразвлекаться.

Или все таки нет? Эрика вспомнила глаза телепата, когда он выходил из комнаты: нет, он не смотрел на нее, но взгляд…ощущение, что мир для него просто куда-то рухнул.

Нельзя ему верить, тут же возникла другая мысль. Он слишком импульсивный, слишком ветреный. Сегодня увлечен, а завтра перекинется на новую жертву.

Тоскливый вой вырвался сам собой из груди.

— Не плачь, — Аргент мельком глянул в ее сторону. — Все будет хорошо. Мой брат — идиот.

" Причем уже давно и безнадежно» — мысленно согласилась с ним девушка. Чтобы хоть как-то отвлечься, она стала разглядывать ночное небо. Крупные звезды и прозрачные, едва заметные облака. Изредка проплывали светящиеся щиты с объявлениями или рекламой. Красивый, немного сумасшедший мир. Велизар чем-то походил на него. Опять она думает о нем!

На этот раз ей показалось, что до дома-дерева они долетели очень быстро. Аргент посадил летун на площадку, вытащил Эрику и, не отпуская ее, спустился на второй этаж.

— Марш в комнату, под одеяло, — он строго указал на одну из дверей. — А я сейчас вернусь. Поняла?

Эрика только вяло кивнула. Вдруг накатила слабость, захотелось спать. Атмосфера дома расслабляла. Девушка вернулась в человеческий облик и плюхнулась на кровать, укрывшись едва ли не по самые уши. Кажется, даже заснула на несколько минут, потому что очнулась от тихих шагов. Высунув нос из-под легкого одеяла, увидела Аргента с каким-то бокалом в руках. И тепло залило всю, до кончиков ушей. Вот уж кто искренне заботиться о ней, ничего не требуя взамен. Велизар бы обязательно полез целоваться или чего похлеще. Эрика вспомнила его губы, разозлилась и рывком села, не забыв придержать одеяло на груди.

— Чего это? — получилось несколько грубо, но Аргент не обиделся.

— Ничего особенного, просто легкое успокоительное.

— Я не нервничаю, — девушка поправила волосы. — Все нормально. Спасибо, что…успели. Не знаю, что на него нашло. Аргент, не стоит совать мне это под нос, — она отодвинула бокал. — Правда, просто посиди со мной.

Эта невинная просьба, казалось, заставила ученого немного напрячься.

— Ты уверена?

— Ну да, — девушка искренне удивилась. — А что в этом такого? Посидишь, подождешь, пока я засну. Пожалуйста!

Аргент как-то беспомощно покосился на дверь.

— Ладно, как хочешь, — буркнула Эрика. — Ты прям словно боишься меня. Я ж не стеклянная, — она свернулась в клубок и отвернулась. Молча слушала, как Аргент потоптался возле дверей, затем нерешительно сделал шаг в сторону постели. Вот черт, что он там думает? Ей правда надо, чтобы он просто посидел рядом и все.

Ученый все-таки сделал выбор. Кровать едва заметно прогнулась под его весом, когда он сел от Эрики на расстоянии вытянутой руки. И замер, словно памятник самому себе. Только тихо звякнул о прикроватный столик стакан. И повисла тишина. Эрика не спала, сквозь ресницы разглядывая неподвижного Аргента. По-прежнему восхищаясь и сильной фигурой, и лицом, и поведением. Но вот чего-то не хватало. И девушка боялась признаться сама себе, чего именно.

— Да когда же ты уймешься! — она попыталась побиться головой о подушку, перепугав ученого. Тот одним рывком оказался рядом, перепугано спрашивая, что случилось.

— Все нормально. Просто поступок твоего милого братца сильно меня разозлил.

Аргент со вздохом тронул ее волосы. Девушка потерлась о руку, зажмурившись. И почувствовала, как та замерла на полпути.

— Ты меня боишься? — она открыла глаза и уставилась на ученого. Прямо в темные глаза.

— Нет, — последовал ответ. — Я боюсь себя.

— Себя? — Эрика звонко рассмеялась. — Как ты можешь бояться себя?

Аргент продолжал разглядывать ее. Печально и немного задумчиво.

— Давай спать, — решила девушка. — И не надо тут выдумывать. Ты просто замечательный. Не знаю, что там у тебя такое, чего ты боишься, но я тебе доверяю, — в подтверждении своих слов она залпом выпила содержимое бокала и упала обратно на подушки.

— Дите, — усмехнулся Аргент, но глаза как-то странно вспыхнули. Может, всему виной было сползшее с плеч покрывало. Эрикой вдруг овладело беспричинное веселье. Нырнув под одеяло, она внезапно пощекотала Аргента. Тот подпрыгнул, как ужаленный. Следующие несколько секунд они молча барахтались на кровати, пока девушку не скрутили и не придавили сверху.

— Ты…ты…боишься…щекотки? — Эрика едва могла выговаривать слова сквозь хохот.

— Ну извини, — ученый попытался пожать плечами, продолжая удерживать ее в захвате. Взгляд скользнул по лицу девушки, встретился с зелеными глазами, упал чуть ниже и неуловимо быстро потемнел.

На этот раз поцелуй не был легким. Но по-прежнему очень осторожным, словно ученый сомневался в правильности своих действий. Эрика ответила, но тоже как-то неуверенно. Наверное, это не совсем правильно, мелькнуло в голове. Ведь совсем недавно она едва не занялась с Велизаром…некоторыми вещами.

Всплывший в голове телепат и заставил ее прижаться к Аргенту. Пусть этот красноволосый бабник развлекается со своими девицами, а она выбирает его надежного брата.

Он как тот герой из детской сказки. Эрика закрыла глаза, стараясь почувствовать то же, что ощущала с Велизаром. Но…было приятно, и только. Она слегка расстроилась. И скользнула руками Аргенту под футболку. Это же он! Который ее спас! Эрика осторожно укусила ученого за губу, вспомнив, как это делал Велизар.

А потом выдуманная ею сказка кончилась…

Велизар от всей души врезал кулаком по стене. Та не шелохнулась, а вот телепат содрал кожу на костяшках пальцев. Но ему было все равно. Он метался по комнате, как дикий зверь. Дайна, сидя в кресле, только успевала следить за его хаотичными перемещениями.

— Ну что ей еще надо? — вопль вырвался откуда-то из глубины души.

— Может, не гнать коней? — полукровка с сочувствием смотрела на сына. Странно, но желание отчитать его куда-то исчезло. Велизар сам на себя не был похож. Весь, словно тугая пружина, глаза с нездоровым блеском, волосы взлохмачены.

— Куда не гнать? Она нелогична! Абсолютно! Я же вижу, что нравлюсь ей…и даже больше. Эти дурацкие сны еще…

— Действительно дурацкие, — холодно произнесла Дайна. — Как тебе вообще такое в голову пришло? Неужели не догадался, что если Эрика узнает об этом, то не скажет тебе огромное спасибо. Ты, дорогой мой, не просто проник в ее сознание, но и…практически соблазнил ее, без ее ведома. Учитывая, что наяву ваши отношения более чем натянуты. Я бы тоже по башке надавала.

— Но я не могу! — взвыл Велизар, останавливаясь посреди комнаты и запуская пальцы в волосы, еще больше взлохмачивая их. — Я весь горю, мама! Она, блин, у меня перед глазами. Постоянно! Я что, схожу с ума?

— В какой-то мере, да. Любовь — это всегда немного сумасшествие.

Телепат вдруг сел на ковер, рядом с креслом. Прислонился лбом к коленям Дайны, тяжело дыша.

— Бедный ты мой, — женщина потрепала его по макушке. — Ну просто второй Норд, честное слово.

— Мне страшно, — пробормотал Велизар. — Я не могу считать ее, не знаю, что она хочет. А хочу знать…все все…как такое могло случиться? Если я ее не получу, то не смогу дальше…ни с кем.

— А вот это выкини из головы, — Дайна отвесила легкий подзатыльник. — Женщин надо завоевывать, но только не таким нахрапом. И уж точно не Эрику. Как ты вообще мог сорваться?

— Да я всего лишь обнять ее хотел! И сказать…все, что чувствую.

— А выглядело… — Дайна подумала и не стала продолжать. — В общем, Велизар, отправляйся спать. Утром встретитесь и поговорите.

Внезапно Велизар замер. Спина напряглась, а пальцы вцепились в кожистую обивку кресла. Лишь на мгновение, а затем…

— Чер-р-рт, — он вскочил, напугав Дайну. Та непонимающе смотрела на сына.

— Я идиот! — Велизар включил крохотную рацию, вживленную в ухо. Такие носили все, кто работал со «Святозаром».

— Ждана, ты где? — выслушал ответ и застонал. — Быстро, быстро иди к моему летуну! Мы в Зеленый Центр! Да…опять…

— Что такое? — Дайна ничего не понимала.

— Мама, летим со мной. Рики…кажется, попала!

Эрика не знала, что огненно-красный летун на полной скорости мчится к ее убежищу. Она вообще сейчас не могла думать. Страшно, когда разрушаются сказки, а прекрасные принцы превращаются в чудовищ. Еще страшнее, когда тот, кому ты доверяла, поворачивается к тебе обратной стороной, меняясь до неузнаваемости.

Наверное, в этом не было ничего страшного.

Возможно, кому-то это даже нравилось.

Но у нее перед глазами моментально встали картинки из прошлого. Четкие, словно отпечатанные яркими красками. К горлу медленно, но верно подползла паника. Неужели придется драться не на жизнь, а на смерть? Но как? Эрика рванулась, едва не вывихнув запястья. Когда ее успели приковать? Она помнила, как сухо щелкнул замок широких наручников, а потом начался кошмар. Она кусалась, царапалась, орала — без толку. Милый и внимательный ученый превратился во что-то невообразимое.

— Прекрати! — она все еще пыталась достучаться до него. Ей удалось отпихнуть его, теперь главное — опять не подпустить близко.

— Сама виновата, девочка, — голос она тоже не узнавала. — Я старался избегать тебя.

— Я же тебя возненавижу! — Эрика с ужасом следила за тем, как он перебирает «орудия». Остановился на длинной красно-черной плетке. В голове по-прежнему не укладывалось, что это происходит наяву. Словно кошмарный сон, который вот-вот закончится. И Аргент опять станет прежним.

Не стал. Свистнула, рассекая воздух, плетка. И жгучая боль обожгла плечи. Эрика завопила. Она пыталась перекинуться в собаку, но наручники оказались живыми, и тут же сжались кольцами вокруг лап. К тому же во второй ипостаси лежать в такой позе было неудобно и больно, пришлось вернуться в человеческий облик. Как раз, чтобы почувствовать второй удар…за ним третий.

" Не отвлекайся на боль. Думай, как освободиться и обезвредить»- Эрика сжала зубы, чтобы не заорать. Идея с освобождением от наручников сразу отпала: они реагировали на малейшую попытку высвободить запястья. Значит, надо подпустить Аргента ближе и вырубить. Может, когда очнется, то в голове прояснится. Получив пятый удар, Эрика закатила глаза и сделала вид, что хлопнулась в обморок. Сквозь опущенные ресницы следила, как ученый медленно опустил плетку и с явным недовольством уставился на кровать. Ага, значит, ее обморок не планировался. Эрика наблюдала, как плетка легла на стол, а сам Аргент подошел ближе с графином в руках. Спустя мгновение на голову девушки обрушился целый водопад холодной воды, а сама она резко двинула ногой, целясь ниже пояса.

Почти попала, в последний момент ученый увернулся, и удар пришелся на бедро. Аргент снова отошел на безопасное расстояние и явно задумался. Эрика бешено сверкала глазами. Обидно, до слез обидно, что так жестоко ошиблась.

Опять взвилась в воздух плетка…чтобы вдруг покатиться с глухим стуком по полу. Сам ученый замер, а от дверей раздался вопль.

— Да что здесь творится? — Дайна с ужасом смотрела на происходящее.

— Аргент! — Ждана, оттолкнув Дайну, подбежала к ученому, усадила в кресло. Тот с глухим стоном схватился за голову, пытаясь прийти в себя после ментального «пинка» Велизара. Эрика еще сильнее задергалась в кандалах, не понимая, как доктор вообще осмелилась подойти к этому психу.

— Придурок! — Велизар бросился к девушке, по дороге двинув брата по затылку. Не удержался и добавил еще «мозгомойку», от которой у Аргента едва глаза на лоб не вылезли.

— С-с-стоять! — шипение, разнесшееся по комнате, так не походило на обычный мелодичный голос Дайны. — С-с-сели все и объяс-с-с-нили, что здес-с-сь проис-с-сходит!

— Ой… — Велизар поспешно опустился на кровать, рядом с Эрикой, которая спешно завернулась в одеяло. — В мамочке вампир прос-с-с-…тьфу, проснулся. Советую всем послушаться.

Небольшая комната, погруженная в золотистый полумрак, приютила пятерых. Эрике все это напоминало какую-то нелепую постановку, в которой она играла саму себя. Все они рассредоточились в разных углах: Аргент сидел в кресле, погруженный Велизаром в сон. Ждана примостилась рядом, на полу, держа ученого за руку и не сводя с него огромных серых глаз. При взгляде на нее у девушки шевелились пока еще неоформленные подозрения. Сама она, кстати, прислонилась к спинке кровати, стараясь не смотреть на болтавшиеся тут же наручники. Велизар попытался было подвинуться поближе и предложить свой красный плащ, но получил такой взгляд, что решил не рисковать. И скромненько уселся на край постели.

Дайна мерила шагами комнату, и пыталась подобрать слова.

— Так…начнем с тебя, — она ткнула пальцем в Велизара. — Почему ты решил, что Эрике угрожает опасность?

— Ощутил отголоски мыслей Аргента, — неохотно отозвался телепат, теребя кончик алой косы.

— И так испугался? — полукровка прищурилась. — Сынуля, а почему у меня подозрение, что это уже не в первый раз, а?

— Ну откуда же я знаю… — вяло откликнулся сынуля, глядя куда-то в сторону. Дайне он врать не любил. И она это прекрасно знала.

— Ты знал о его…странностях?

— Ну, у каждого свои слабости…

— Слабости? — рявкнула Дайна на всю комнату. — Идиот безмозглый! Ты знаешь, что меня в свое время один вот такой едва не убил?

— Так пострадавших не было, — робко вякнул телепат. Он сильно побледнел, при упоминании о прошлом Дайны, видимо представил картинки. — Аргенту это нравится. К тому же…ээээ…как бы это сказать…ну я старался ему психику в этом плане подлатать и не смог. А обращаться еще к кому-то, представляешь, какие слухи поползли бы по Рубеллиту?

Дайна посмотрела на Эрику.

— Я удивляюсь, как они до сих пор не появились. Девочка, покажи отметины.

Девушка замотала взлохмаченной головой, еще сильнее закутываясь в легкую ткань.

— Ой…прости, — полукровка поморщилась. — Просто удивлена отсутствием слухов. Ты же знаешь, как быстро они распространяются по резиденции.

— А они и не могли появиться, — раздался тихий голос Жданы. — Аргент никого не трогал, он прекрасно знал о своих…предпочтениях, они ему нравились, он даже не пытался как-то бороться с этим. В конце концов, каждый имеет право на выбор, тем более, если это не несет вреда окружающим.

— Но едва не нанес…

— Сама виновата! — Ждана вдруг с неприязнью покосилась на Эрику. — Аргент старался избегать ее, а она бегала за ним!

— Я не бегала! — заорала девушка. — Он сам вел себя странно!

— А ума не хватило догадаться, что лучше держаться подальше? Тебя же Велизар предупреждал!

— Буду я его слушать! — Эрика прищурилась. — Так вот откуда синяки? Что, два извращенца нашли друг друга?

— Я его люблю! — завопила Ждана, вскакивая. — И мне это нравится! А ты знаешь, что такое любовь, дурочка малолетняя, которая путает заботу и это чувство! Да он на тебя плевать хотел, специально Велизара подталкивал, чтобы тот тебя очаровал. Только как удержаться, когда ты целоваться полезла?

Что? Сердце пропустило удар, а потом забилось быстро и нервно. Странно, а она думала, что больнее уже не будет.

— Ты…ты действовал по указке брата?

— Нет, — возмутился Велизар. — То есть, сначала, а потом сам попался. Мама, скажи ей!

— Сам разбирайся, не маленький. Все, товарищи заговорщики, пощады не ждите, поняли? Все трое!

Эрика тем временем, подобрав полы одеяла, сползла с кровати и решительно пошла к выходу.

— Рики, стой! — Велизар бросился следом, но остановился, наткнувшись на презрительный взгляд зеленых глаз.

— Гадюшник какой-то, — тихо произнесла девушка. — Идите вы все…далеко и надолго, — с этими словами она вышла. Только простучали торопливые шаги.

— Доигрались? — Дайна последовала за ней. — Эрика, подожди! — а через секунду. — Стой, негодная девчонка!

Велизара словно волной смыло. С гулко колотящимся сердцем, предчувствуя что-то недоброе, он обегал весь дом, выскочил наверх, где в кроне прятался узкий балкончик. И Дайна, и Эрика исчезли. Летуны никуда не делись, мысленно полукровка тоже не обнаруживалась. Значит, оставалось одно, со вздохом Велизар сосредоточился, вызывая образ отца.

«Папа, я понимаю, что ты сильно занят, но у нас проблемы. Мама и Рики сбежали в другой мир».

***

Она приземлилась в жесткую траву, испугав насекомых и каких-то мелких птиц. Куда прыгнула, зачем? Пока было неизвестно, просто хотелось убежать подальше от всего этого. Глупо? Возможно, только видеть телепата и его братца Эрика пока не хотела. Самое интересное, что на Аргента ни особой злости, ни обиды не было, а вот ростки жалости шевелились. Зато телепат…внутри все горело от обиды. Почему-то то, что он действовал по указке брата, причиняло неимоверную боль.

— А ну стой! — знойное марево, поднимающееся над травой, колыхнулось, на мгновение мелькнуло размытое изображение Цитрина, и показалась весьма рассерженная Дайна.

— Ты чего это вздумала? — полукровка остановилась перед Эрикой. Та поднялась, придерживая сползающее покрывало.

— Хочу побыть одна, — она не стала добавлять, что при нахождении в одной комнате с Велизаром появлялось сильное желание оторвать ему некоторые важные части тела.

— И решила сделать это с размахом, — Дайна осмотрелась. Эрика невольно последовала ее примеру и вынуждена была согласиться. Вокруг, насколько хватало глаз, простиралось поле. Над высокой жесткой травой, достигавшей девушкам почти до подбородка, звенели насекомые, в белесом небе застыл раскаленный блин солнца. Где-то вдалеке угадывались смутные очертания гор и лесной полосы. В нескольких километрах поднимались холмы, поросшие кривым лесом. Жарко, душно, в общем, не самое подходящее место для размышлений.

— На самом деле я открыла переход наугад. Слушай, а как ты меня нашла?

— Малявка, — фыркнула беззлобно Дайна. — После перехода пространство еще некоторое время схлопывается, я научилась нащупывать эти точки. Вот вернемся, и я тебя научу.

Эрика тоскливо смотрела поверх травы. Пахло полынью и еще чем-то резким и горьким. Хороший запах, как раз под ее настроение.

— Я не вернусь…

— Да? — несколько ехидно поинтересовалась полукровка. — Ну и куда же ты собираешься? В Альянс? Искать родню? Так ты даже имени своей матери не помнишь, будешь подходить и спрашивать у каждого встречного? Не дури, Эрика, нам пора возвращаться. Дамиан с меня шкуру сдерет…хотя, нет, это он тебе всыплет за то, что потянула меня за собой!

— Тогда ты возвращайся, а я не хочу, — Эрика побрела, раздвигая жесткую траву.

— Ладно, — Дайна ее догнала. — Дуреха, ты в одном одеяле собираешься отправиться куда глаза глядят? Хватит страдать, давай пошли домой.

— Я узнаю Великовские интонации, теперь понятно в кого он.

— В меня? — искренне удивилась Дайна. — Нет, он копия Норда, поверь! Эрика, что там произошло, а?

— Да ничего особенного, — девушка все не останавливалась, а полукровка решила ей не мешать. Пусть лучше выговориться сейчас, успокоиться, а потом она ее вернет обратно.

— Мы просто целовались, потом он меня опрокинул на кровать, я поняла, что не хочу, что это неправильно и попыталась вырваться. А он не отставал. А затем как-то ухитрился защелкнуть наручники, и еще говорил, что раз я так сильно этого хочу, то он не будет больше сдерживаться…Дайна, не шипи ругательства, я даже на него не сержусь. Скорее, на себя. Ведь Аргент старался держаться от меня подальше, а я дура сама лезла к нему. Так что он в этом случае не виноват.

— Они оба виноваты! — рявкнула Дайна. — А Велизар вообще отдельный разговор! Я ему уже несколько раз говорила, что он слишком много берет на себя, но нет, мой милый мальчик считает, что умнее многих, если не всех.

Они обе замолчали, продолжая куда-то брести. Только Эрика то и дело дергала покрывало, когда оно цеплялось полами за траву. Каждая думала о своем. Только вот через некоторое время Дайна насторожилась и принюхалась.

— Замри!

Эрика остановилась и с легким удивлением покосилась на замершую полукровку. У той аж ноздри раздувались, верхняя губа чуть вздернулась, обнажая клыки. Девушка прислушалась: вроде все как обычно. Снова посмотрела на Дайну.

— Мы не одни, — едва слышно шепнула полукровка, ругая себя на чем свет стоит. Теперь к запаху трав и жары примешивались люди. Они прятались вокруг и следили. Пока просто следили.

Эрика лихорадочно соображала, что делать. Портал открыть не успеют, тут сосредотачиваться надо. Шепотом спросила у Дайны сколько человек, полукровка жестами показала, что очень много. Как они только смогли подобраться? Хотя если они живут здесь, то, наверное, это не проблема.

Дайна взглядом указала Эрике на покрывало. О, еще одна проблема, хотя, может, и нет. Близкое общение с Велизаром принесло свои плоды: девушка представила, как будет драться в натуральном виде. Кого не побьет, тот помрет от счастья при виде женского тела. Едва не хихикнув, Эрика все-таки решила не проверять свои догадки и быстро перекинулась в собаку. Это произвело неожиданный эффект.

Из травы раздалось изумленное покашливание, а затем чей-то визгливый голос прокричал на незнакомом языке. Дайна завертела головой, автоматически становясь в боевую стойку. Глушак уже давно был в руке.

Внезапно из травы вынырнули высокие фигуры. Эрика ощетинилась и глухо заворчала, прикидывая куда лучше вцепиться и как уворачиваться от длинных копий, что дрожали в руках аборигенов. Дайна не шевелилась. Внимательно смотрела на того, кто вышел первым, угадав в нем лидера. Все местные жители оказались как на подбор рослыми, здоровыми и светловолосыми. Из одежды только короткие, до колен, штаны и наручи с металлическими нашлепками. Кроме копий Эрика и Дайна заметили ножны, в которых прятались короткие кинжалы, а у некоторых за спинами красовались лук и стрелы. Интересно, на кого они тут охотились? Или просто им «повезло» наткнуться на какой-нибудь местный отряд? Если честно, Эрике не хотелось этого знать.

Старший, белокурый гигант со шрамом через всю левую часть груди, внимательно посмотрел на тихо рычащую Эрику и…плюхнулся на колени. Остальные резво последовали его примеру. Теперь девушки с немым изумлением видели перед собой множество загорелых спин, по большей части расписанных шрамами.

— Чего это они? — пробормотала озадаченно Дайна. Эрика помотала головой, не имея возможности говорить в собачьем облике.

— Может, у них тут с женщинами напряженка? — продолжала рассуждать Дайна. — И они нам поклоняются. Или…хотя, нет, они все на тебя смотрят!

Тем временем старший из аборигенов, с немым обожанием глядящий на белоснежную собаку, что-то проговорил на лающем языке. Эрика неуверенно вильнула хвостом.

— Мы не понимаем! — Дайна покрутила в воздухе руками, в одной из которой по-прежнему был глушак. Абориген подумал, наморщил лоб и вдруг заговорил на другом языке, с ужасающим акцентом, запинаясь на некоторых словах. При первых же звуках Эрика едва не села на хвост, нырнула под покрывало и встала уже вместе с ним, в человеческом виде.

— Дайна, они говорят на языке ротанцев! — она помолчала и добавила. — Он меня только что поприветствовал…

Воин продолжал смотреть на Эрику. Остальные по-прежнему изучали землю под ногами и ладонями.

— И вам мой привет, — Эрика тщательно подбирала слова. — А откуда вы узнали, что я, это я?

Вопрос, казалось, удивил мужчину.

— Только подобные тебе имеют две сущности, дочь Победителей!

— Ну это они еще наших оборотней не встречали, — пробормотала Дайна, которой ошарашенная Эрика все переводила. — Чья ты дочь?

— Победителей, — эхом отозвалась девушка. — Ничего не понимаю, — она снова обратилась к блондину. — Нуууу….я…очень рада, что мы увиделись, но мы спешим, так что мы пойдем, наверное.

— Великолепная, ты не хочешь увидеть статую, которую наши рабы воздвигли в честь освобождения нашего народа из-под гнета Пожирателя Миров?

Эрика и Дайна быстро переглянулись.

— Пожирателя? — осторожно уточнила девушка. — Бестелесная тварь, уничтожающая все живое и использующая людей в качестве носителей?

— Приятно. Что вы помните о своей пустяковой победе, — отозвался блондин.

— Ага, — Эрика дернула Дайну за рукав. — Слушай, надо идти с ними. Расспросим что да как там с этим Пожирателем. Чего-то я ничего не понимаю. Они меня с кем-то спутали. Может, узнаем, как эту заразу можно победить? Тогда и от Дамиана не влетит!

— Влетит, — мрачно отозвалась Дайна. Ей отчаянно не нравились взгляды, которые периодически бросал на нее блондин. — Только он сначала выслушает, а уже потом начнет устраивать разборки. Ладно, кажется, они настроены проводить дочь Победителей едва ли не под конвоем. А портал я при таком скоплении открыть не смогу.

И они пошли, в окружении воинов, куда-то в сторону высоких холмов. Блондин, представившийся, как Зэйран, размеренно шагал рядом, с почтением косясь на Эрику. Изредка взгляд голубых глаз перескакивал на злую Дайну и сменялся откровенным вожделением. Полукровка едва не шипела, но пока что сдерживалась, желая узнать, что здесь такое происходит.

До холмов пришлось идти долго. Но зато девушки узнали, что случайно наткнулись на патрулирующий отряд, что в этих местах сейчас неспокойно. Так как местный правитель поссорился с соседом, и теперь почти каждую неделю происходят короткие, но жестокие стычки. Рассказать что-то конкретное о победителях Зэйран не смог, заявив, что память о великой победе хранят все потомки, но вот подробности знает лишь сам правитель Тулпан. Эти знания передаются по наследству, чтобы в тот день, когда Победители вернуться, народ не посрамил своей отсталостью и невежеством. Эрика слушала, кивала, а глаза округлялись все больше. Пока что из разговора, щедро сдобренного комплиментами, она поняла одно: этот таинственный Пожиратель, скорее всего, и есть тот, кто учинил расправу над тильвитам. Таинственный Пилот, вышедший из-под контроля создателей «Святозара». Кто такие Победители, и почему ее упорно причисляют к ним — оставалось загадкой.

С вершины холмы внезапно открылся совершенно иной пейзаж. Долина здесь оказалась аккуратно распаханной и разбита на ровные квадратики полей. Небольшие горстки домов постепенно скапливались в пригород, который обрывался у толщи каменной стены. За ней, как объяснил Зэйран, и находился город-крепость небольшого государства Виллена. Очень небольшого, как ехидно отметила про себя Дайна, успев привыкнуть к мегаполисам Цитрина.

Пройдя мимо полей, под любопытными взглядами крестьян, они пересекли пригород и вошли за стену через распахнутые деревянные ворота. Узкие улицы, прибитая пыль под ногами, двух- и трехэтажные дома из желтоватого камня и дерева. Дайна мельком подумала откуда они привозят камень: горы находились довольно далеко, и затраты были бы неимоверные.

— Вот статуя победы, великолепная, — выдохнул вдруг Зэйран, едва они вышли на широкую площадь, приспособленную для рынка. В центре возвышалась грубо сработанная каменная скульптура: полумужик — полунасекомое держал в руках гигантское широкое кольцо.

— Офигеть, — пробомотала Эрика. — Дайна, ты хоть что-то понимаешь?

— Ага, — кивнула та. — Здесь пробегали мутанты Цитрина…шучу. Ничего я не понимаю. Пошли к этому правителю и расспросим.

— Вы восхищены? — Зэйран внимательно прислушивался к незнакомой речи.

— О да, — Эрика кашлянула. — Скажи, как долго мы будем ждать аудиенции правителя?

— Ни минуты. Ведь мы столько веков ждали вашего прихода. Тулапн будет горд, что именное ему выпала подобная честь.

— А… — только и смогла сказать Эрика. Больше до дворца они не проронили ни слова.

Дворец расположился в центре города, перед небольшим кусочком свободного пространства, окруженного двухэтажными приземистыми зданиями. Эрика уже заметила, что здесь все было каким-то грубым и тяжеловесным, включая жителей. А сверху по-прежнему калило солнце, от которого можно было найти сомнительное спасение лишь в тени домов.

Сам дворец оказался невысоким, а по сравнению с резиденцией в Рубеллите, так и вовсе крошечным. Он словно растекался в стороны, возвышаясь вверх всего на три этажа. С боков и сзади к нему примыкал высокий резной забор — тоже каменный — за которым можно было разглядеть верхушки деревьев. У входа, наверху широкой лестницы, замерли несколько воинов, стандартно белокурые и почти раздетые. Эрика несколько ехидно подумала, что она тут, со своим покрывалом. Не сильно выделяется из общей массы. Завернулась посильнее, надеясь, что наряд похож на тогу, и медленно стала подниматься по ступеням.

— Я его убью, — прошипела Дайна, пользуясь тем, что местным язык цитринцев незнаком. — Эта тварь белобрысая с меня глаз не сводит. Будто не ты, а я какая-то там чья-то дочь!

Эрика скосила глаза в сторону Зэйрана: блондин и впрямь с крайне плотоядным выражением на лице разглядывал полукровку. Та зевнула, продемонстрировав клыки. Со стороны Зэйрана донесся едва слышный восхищенный вздох.

— Придурок, — буркнула Дайна.

— Хочешь, я скажу, что у тебя есть муж, который любит ломать руки соперникам? — хихикнула Эрика. Полукровка задумалась, но отрицательно качнула головой.

— Этим его не напугаешь. Наоборот — еще примется доказывать, что лучше Дами, придется драться.

Они уже вошли внутрь дворца и сейчас проходили широким, но низким коридором. Грубо обработанные стены, в нишах факелы, хотя сквозь прорезанные окна проникало достаточно света. Встречные провожали любопытными взглядами. Эрика отметила, что и женщины тут рослые, с длинными светлыми волосами и загорелой кожей.

— Прошу, — Зэйран махнул рукой, и страха открыла тяжелые деревянные двери. Ведущие в тронный зал. Постаравшись придать себе как можно более равнодушно-величественный вид, Эрика поддернула сползающее покрывало и смело шагнула внутрь.

Огромное помещение, оказалось заполненным народом. Каждый метр пространства был украшен золотом и бронзой. На этом фоне деревянные потолочные балки смотрелись странно и грубо. Впрочем, как и узкие незастекленные окна. На стенах горели факелы, распространяя приторно-сладкую вонь. Сам правитель Тулпан неподвижно восседал на разукрашенном троне, не сводя глаз с Эрики. Та отвечала тем же.

— Бр-р-р-р, — раздался шепот Дайны. — Чудовище перекаченное!

Девушка была с ней согласна. Тулпан с трудом умещался на троне, но не по причине избыточного веса. Каждый сантиметр его тела был обвит непомерно развитыми мышцами. С загорелого жесткого лица на мир взирали голубые глаза, светлые волосы, стянутые в хвост, падали на спину. И одет правитель был как-то скудновато: широкое золотое ожерелье-кольцо и белая юбка до колен — вот и все.

Зэйран оставил девушек и подошел к правителю. Эрика и Дайна быстро переглянулись: местных обычаев они не знали, но тот факт, что воин не стал кланяться, а просто спокойно приблизился к трону, навевал на мысли, что Зэйран занимает не последнее место в дворцовой иерархии. Дальнейший диалог ввел девушек в состояние легкого шока.

— Что случилось, сын мой, ты прервал патрулирование, — в низком голосе правителя слышались признаки зарождающейся бури. — Что за дев ты привел с собой?

— Прости, отец. Но мы нашли одну из потомков Победителей.

— Отец? — прошипела Эрика. — Да они ж ровесники!

— А по мне можно сказать. Что у меня двое взрослых сыновей — дебилов? — парировала Дайна.

Тулпан, тем временем, неожиданно просиял и с каким-то благоговением уставился на Эрику и Дайну.

— И которая из них та, что осветила нас своим присутствием и дала надежду на свершение задуманного?

— Вот, — Зэйран указал на Эрику. Та не шевелилась, чувствуя на себе десятки острых, как уколы иголкой, взглядов. А сын, склонившись к уху отца, быстро прошептал несколько слов.

— Прекрасна, — выдохнул Тулпан. Руки стиснули подлокотники трона. — Невероятна прекрасна.

— Спасибо, — пробормотала Эрика. — А вы неплохо знаете наш язык.

— Он священен для нас, — правитель сиял как солнце. — Мы учим его с тех пор, как твои предки освободили нас из-под гнета Пожирателя миров.

— Та статуя…на площади, она меня впечатлила. Только вот выглядит…

— Мы не знали как изобразить сразу две сущности Победителей, и решили слить воедино. А форму, куда пленили Пожирателя, увеличили, потому что нет победы более значимой для нашего народа.

— Форму… — пробормотала задумчиво Эрика. — Вы о гигантском кольце? Да, оно очень…большое. А как…

— Все потом, — Тулпан встал, знаком призывая к тишине. — Сейчас служанки помогут тебе облачиться в праздничный наряд, и я представлю тебя своему народу. А время для бесед мы найдем после церемонии…

— Какой еще церемонии?

— Бракосочетания, — правитель смотрел восторженно и одухотворенно. — Было поверье, что однажды с небес спуститься дочь Победителей, она разделит ложе с правителем и народ ирайя породниться с Победителями. Наше могущество станет расти не под дням, а по часам. Все страны слоняться перед нами!

Эрика в немом ужасе оглянулась на Дайну. Тулпан понял этот жест по-своему.

— Не волнуйся, моя будущая жена, твоя спутница не будет оставлена на произвол судьбы. Мой сын так воспламенился желанием к ней, что решил взять ее своей десятой женой.

Девушка едва не зажмурилась, ожидая взрыва негодования со стороны полукровки. Но к ее удивлению Дайна молчала. Эрика недоверчиво покосилась на нее: полукровка мило улыбалась правителю.

— Не спорь, — процедила она сквозь улыбку. — Сейчас мы ничего не сделаем. Но Дамиан уже наверняка в пути.

Вслед за Дайной, Эрика бросила быстрый взгляд вниз, на тонкий серебряный ободок кольца, охватывающий безымянный палец полукровки.

Дамиану не пришлось долго гадать, почему и как Дайна сбежала с Цитрина. В его кабинете, в резиденции, оба сына и Ждана с виноватым видом выложили абсолютно все.

Фразы, которыми затем Сиятельный награждал их, цензурой не блистали. Особенно досталось Аргенту: «Ну ладно, этот имбецил, он младше и дурнее, но вы оба! Ученый и врач! Хоть понимаете, к каким последствиям ваши извращенные удовольствия могут сейчас привести? Когда ситуация и так нестабильна!»

Красноволосый «имбецил» только вздохнул, а Аргент даже не стал возражать против такого бесцеремонного потрошения личной жизни.

— Каждого потом в кабинете… — Дамиан глубоко вздохнул и рявкнул так, что со стола смело пару кристаллов. — Выдеру на хрен!

Велизар с Аргентом переглянулись и опять вздохнули: возразить им было нечего.

— Все, марш на «Святозар»! — Дамиан быстро пристегнул кобуру с глушаком, провел рукой по волосам, стянутым в хвост.

— А ты так и полетишь? — осмелился вякнуть Велизар, намекая на роскошный зелено-золотой плащ, струящийся до самого пола. Сиятельный молча посмотрел на сына, одним движением отшвырнул плащ в сторону и, рыкнув еще раз для острастки, вылетел из кабинета.

Корабль привычно ушел в междумирье, где и замер, ожидая дальнейших распоряжений. Они поступили почти сразу: прозондировать мир, в котором сейчас находились Эрика с Дайной. И доложить обо всем, что покажется интересным. В ожидании результатов, Дамиан рассеянно потирал кольцо и не забывал кидать многообещающие взгляды на сыновей. Те скромненько сидели в углу лаборатории и не сводили взглядов с многочисленных экранов. Велизар зачем-то пинал ножку стоявшего тут же стола, отчего многочисленные приборы на нем жалобно дребезжали. Дамиан вытерпел ровно минуту, а затем пообещал сыну настучать ему по голову с такой же амплитудой.

— Ну что я сделал? — заныл телепат. — Всего-то хотел девушке в любви объяснится!

— Да ты что? — зловещим шепотом отозвался Дамиан. — Хорошо ты ей объяснялся, раз она сначала с твоим братом убежала, а потом и вовсе из нашего мира ноги сделала, вместе с твоей неугомонной мамочкой.

— Это я виноват… — попытался вмешаться Аргент. Он и Велизар демонстративно друг на друга не смотрели. Ждана вообще застыла у дверей, стараясь поменьше обращать на себя внимание.

— Вы тут все виноваты, — мрачно сообщил Сиятельный. — Потому и отвечать будете за свои ошибки…каждый. И эти, — он неопределенно мотнул головой куда-то в сторону. — Тоже у меня получат. Каждая в отдельности и обе разом.

— Лупить будешь? — оживился Велизар, но встретился взглядом с темными глазами отца и затосковал.

— Тебя — да. На вашем месте я бы очень надеялся, что эти дурехи не ввязались никуда.

— Командир Дамиан, — ожил вдруг корабль. — Зонд вернулся. Я отправляю результаты на монитор.

«Достали, уроды» — Дайна мрачно оглядывала помещение, куда ее привели. При этом полукровка не забывала мечтательно улыбаться. Это выглядело вполне естественно, так как в уме женщина медленно и с наслаждением отрывала Зэйрану все, что только можно. Да что ж это такое, второй раз за короткий срок ее пытаются отобрать у мужа. Дайна медленно пошла вдоль завешанных коврами стен. Замершие у дверей воины напоминали идеально вылепленные статуи. Видимо, Зэйран не был уверен в искренности своей будущей жены и предпочел перестраховаться. Дайна сильно подозревала, что Эрика сейчас находится примерно в такой же ситуации.

Полукровка кинула взгляд на окно: грубо прорубленное в стене отверстие с каменной узорчатой решеткой. Света через него проникало мало, и помещение в основном освещалось факелами. Дайна поморщилась: слуги что-то добавляли в горючую смесь, и комната вся пропахла тяжелыми ароматическими запахами.

Дайна развернулась и неторопливо пошла обратно, кончиками пальцев едва задевая плотный ворс ковра. Остается наедятся, что Эрика сумеет разговорить этого Тулпана до того как явиться Дамиан и разнесет тут все к чертовой матери и бабушке. А она ему с удовольствием поможет.

— Я похожа на дичь, — Эрика жестом отправила служанок прочь из комнаты. Жаль, что с замершими возле дверей воинами нельзя было поступить так же. Они, правда, отводили глаза, пока девушке помогали искупаться и переодеться в легкие белоснежные одежды. Но выходить отказались, заявив, что это все для безопасности будущей жены правителя. Эрика сильно подозревала, что Тулпан просто банально опасается побега новоиспеченной невесты.

Жених словно почувствовал, что о нем думают. И возник на пороге, сияя радостью в смеси с легкой настороженностью.

— Ты готова, невеста моя?

— Морально — нет, — Эрика встала посреди варварски роскошной комнаты, уперев руки в бока. — А где доказательства, правитель, что ты чтишь моих предков?

— Разве тебе недостаточно доказательств, прекраснейшая?

— Каких? — Эрика сама удивлялась своей наглости. — Статуэтка и умение объясняться на моем языке с ужасным акцентом? А историю своего освобождения вы хорошо помните? Я должна быть уверена, что вы на самом деле нас помните и любите, прежде чем дать вам наше могущество.

Если честно, внутри она дрожала от страха. Тулпан оказался выше на полторы головы, и девушке искренне казалось, что рядом с ней стоит пышущая жаром скала.

Но правитель не рассердился. Более того, он счел ее требования вполне разумными. И присел на кушетку, расположившуюся посреди комнаты, спиной к окну. Жестом предложил Эрике присоединиться. Девушка, поколебавшись, села напротив, на одну из больших подушек, подогнув под себя ноги.

— Свободны, — после короткого приказа воины бесшумно исчезли за дверью.

— Что ты хочешь знать, своенравная?

— Хочу знать, как хорошо вы помните момент освобождения, — Эрика мило улыбнулась, показав ямочки на щеках.

Тулпан сел в торжественную позу, выпрямив спину и гордо глядя куда-то поверх головы Эрики.

— Я изучил все записи своих предков. Там в подробностях описывался этот чудный миг, когда темная пелена, сковывающая по рукам и ногам, спала. Предки снова могли управлять своим телом, могли видеть окружающий мир и чувствовать дуновение ветра. Они оказались на плоской долине. Там не росла трава, вся земля была покрыта огромными трещинами, словно язык умирающего от жажды. Предки чувствовали себя слабыми. Словно злые духи высосали из них саму жизнь. А неподалеку стояли дивные существа, которых они прежде не встречали. У одного из них, подобного гигантскому насекомому с жалом, в клешнях сверкал золотой браслет. И в него втягивался Пожиратель. А потом все невиданные существа вдруг обратились в людей, подобных нам. Были они полностью обнажены, но никого это не смутило, потому что Победители были неотразимы в своем величии и красоте. Они вернули моих предков на родину, дав им что-то, отчего силы вернулись. А сами исчезли, забрав с собой золотой браслет, в котором томился Пожиратель. Что с тобой, невеста моя, — встревожился вдруг Тулпан. — Ты сильно побледнела. Мой рассказ расстроил тебя.

— Не-а, — Эрика попыталась улыбнуться. — Просто я тронута, что вы так чтите память о нас.

— Это честь для моего народа, — правитель встал. — Приготовься, моя будущая жена. Скоро мы встретимся с тобой у камня любви, который свяжет наши судьбы навеки.

Эрика только вяло кивнула. Она плохо слышала последнюю фразу. И даже не разозлилась на вернувшуюся стражу. В ушах шумело, а в голове набатом били слова: «…в клешнях сверкал золотой браслет». Не надо было быть гением, чтобы соединить вместе все кусочки головоломки. Лишь одна часть оставалась неизвестной. И Эрика пока не могла найти это недостающее звено.

Глухой стук вывел из трансового состояния. Оба стражника валялись на ковре и не подавали признаков жизни. Резко обернувшись, Эрика увидела, как каменная ажурная решетка окна распадается на части под тонким светлым лучом. Спустя несколько секунд в проеме мелькнуло смуглое лицо Дамиана. Сиятельный легко спрыгнул на пол, быстро оглядев помещение.

— Все нормально? Чего дрожишь? Давай выбираться. Открывай портал на Цитрин. Для тебя и Дайны я снял блокировку.

— А она…

— Она в безопасности, — Дамиан прислушивался к чему-то в коридоре. — Ну, открывай быстрее!

Они как раз исчезли в окне портала, когда в комнату вошли служанки. И разразились испуганным визгом, привлекая внимание всех.

За несколько минут до побега Эрики, Зэйран направлялся в сторону комнаты, где разместили его будущую десятую жену. Он уговорил отца провести двойную церемонию бракосочетания и теперь спешил лично проводить Дайну к камню любви. Пребывая в мечтах о будущей ночи, Зэйран дернул на себя богато разукрашенные двери. И нахмурился, не заметив стражи. Зато его возлюбленная находилась в комнате, насквозь пропитанной приторно-сладким запахом. Она зачем-то задернула тяжелые шторы, погрузив комнату в красноватый полумрак. А сама сидела, сжавшись в комок, возле дивана.

— Где стража?

— Они меня раздражали, — тихо ответила будущая жена, не поворачивая головы, скрытой под роскошным ало-золотым платком.

— В следующий раз спрашивай моего разрешения, — Зэйран втянул застоявшийся воздух и вдруг почувствовал непреодолимое желание поцеловать прелестницу. И решил не отказывать себе в этом удовольствии.

— Пора, милая, — голос мужчины полился медом — Только подари мне один поцелуй, молю тебя!

И стал медленно приближаться. Девушка уже совсем сжалась, отворачивая голову. Ничего, скоро перестанет бояться. Весь в грезах и с затуманенным разумом, Зэйран присел рядом и слегка коснулся спины пальцами.

— Ну не надо бояться, я же не страшный, — мужчина подвинулся совсем вплотную. — Ну же, красотка, подари мне поцелуй! Всего один. Я просто пылаю от страсти!

— Да, милый! — хрипло проворковала невеста, разворачиваясь и сбрасывая накидку. Обалдевший Зэйран успел заметить красновато-коричневые глаза, татуировку на щеке и ехидную улыбку. А затем выстрел глушака обеспечил ему некоторое время отдыха.

— Будем считать, что ты грохнулся в обморок от моей неземной красоты, — доверительно сообщил ему Велизар, сбрасывая с головы платок и вылезая из платья. — Мама, ты как?

Из-за широкой спинки дивана показалась Дайна. Она там удобно устроилась в компании оглушенной стражи.

— Все?

— Ага, — телепат нежно потрепал Зэйрана по голове. — Вот противный, целоваться лез. Ладно, уходим через портал.

— А Святозар?

— Я уже сообщил ему, чтобы он возвращался на Цитрин.

***

Чуть выпуклые матовые двери кабинета Сиятельного не пропускали ни звука. Ожидающие своей очереди могли шуметь сколько угодно. Но вместо этого смирно сидели на кушетках, расставленных вдоль стен, и разглядывали мозаичный пол под ногами. Периодически по комнате пролетал чей-нибудь печальный вздох.

— Вот черт, — Дайна оперлась подбородком на сложенные друг на друга кисти рук. — Последний раз я себя так чувствовала в школе, когда стекло разбила.

— Камнем? — поинтересовалась Эрика.

— Нет, лбом директора…

Велизар со своего места хихикнул, но как-то неуверенно. И с опаской покосился на двери. Словно ожидал, что сейчас оттуда выскочит разъяренный Сиятельный. Аргент и вовсе никак не отреагировал. Они с Эрикой избегали смотреть друг на друга. Правда девушка ухитрялась иногда наблюдать за ним. Ученый выглядел напряженным, то и дело тоскливый взгляд обращался в сторону дверей кабинета. Там как раз находилась Ждана.

И в конце концов ученый не выдержал.

— Вел… — не просьба, а скорее зависший в воздухе обрывок фразы. И короткий взгляд на брата. Тот понял и глубоко вздохнул.

— Ну ладно, уговорил. Отец на нее не кричит, а очень спокойно и предельно вежливо объясняет, что она редкостная дура, раз позволила потакать твоим желаниям. И ему, конечно, глубоко фиолетово, чем вы там ночами занимаетесь, но данный инцидент он просто так не оставит. Ээээ…все…теперь она плачет. Нет, Ар, прости, но лучше потом сам у нее все спросишь.

Аргент, бледный как привидение, только кивнул. Пальцы сжались в кулаки. До скрипа и боли. Опять повисла напряженная тишина.

Ее прервал Велизар. Телепат вообще не умел долго молчать. Поэтому стал рассказывать как они на «Святозаре», невидимые и неслышимые, долетели до дворца. А там он, Велик, отвел всем глаза, и спокойно проник во дворец. Вместе с Дамианом, разумеется.

Слова разбивались о каменное молчание остальных. Правда Дайна пробормотала, что сынуля как всегда молодец. Аргент его не слышал, а Эрика сердито сверкнула глазами и снова принялась изучать разноцветную мозаику пола. От этого занятия ее оторвала фраза телепата.

— Кстати, тебе не идет белый цвет, Рики, — Велизар сидел напротив, чуть прищурившись и оглядывая девушку с ног до головы. Она до сих пор щеголяла в длинном белом платье из тонкой материи, закрывающее ее от горла и до кончиков пальцев на ногах. Дамиан не дал никому переодеться, а сразу потащил на разборки.

— Не нравится — не смотри, — буркнула девушка, вызвав негодование собеседника.

— Как это не смотри! А я хочу смотреть! Тебе идут яркие цвета, так же как и мне. Поэтому, как только все это закончится, сразу же переоденешься в то ярко-зеленое платье, в котором я видел тебя два оборота назад.

Девушка продемонстрировала фигу и отвернулась. Дайна прикусила губу, чтобы не расхохотаться самым непедагогичным образом. По-хорошему, ей надо было одернуть зарвавшегося сына. Но полукровка решила посмотреть развитие событий. Как выяснилось, зря…

— Да и вообще тебя без присмотра оставлять нельзя, — продолжал рассуждать Велизар, не видя, как загораются глаза Эрики. — Решено: переезжаешь в мою комнату. Или я в твою…ну потом договоримся.

— Ты совсем свихнулся? — девушка подпрыгнула от такого заявления.

— Велизар, заткнись, — посоветовала Дайна. Аргент тоже бросил осуждающий взгляд, но тут же вернулся к наблюдению за дверью.

— Почему заткнись? Из-за ее выходки вы чуть не стали женами этих варваров!

— Если бы ты не приперся со своими розами, то ничего бы не было! — зашипела Эрика, вставая к кушетки.

— Да ну? — телепат тоже встал. — Если бы ты выслушала меня, дорогая, то точно ничего бы не случилось!

— Буду я слушать всяких, кто влезает в чужие сны! Бабник!

— Недотрога!

— Псих!

— Песик!

— Хватит! — рявкнула Дайна. Одновременно с этим двери кабинета разъехались в стороны. Мимо пробежала заплаканная Ждана, затем выглянул Дамиан.

— Так, вы двое, — он ткнул пальцем в Дайну и Эрику. — Живо за мной. А вы сидите и не двигайтесь. Если в следующий раз опять будет шумно…короче, лучше не искушайте.

Двери снова захлопнулись. Совершенно бесшумно, но Эрика красочно сравнила их с капканом, какой ей приходилось встречать у ротанцев. Они любили расставлять огромные железные ловушки на животных. А потом добивать их, зажатых острыми зубьями капканов.

Здесь их добивать не собирались…вроде бы. Если только морально.

Дамиан прошел к широкому столу в дальнем конце просторного кабинета, обставленного в зелено-золотых тонах и изобилующего компьютерами и информационными кристаллами. На голову Эрики едва не свалился черно-красный жучок, занимающийся сортировкой информации по разделам. Затем все кристаллы убирались в специальный прозрачный ящик, сверкающий в углу кабинета.

— Итак… — голос у Дамиан стал опасно-вкрадчивым. Он оперся руками о гладкую бледно-зеленую поверхность стола.

— Дамиан, — полукровка сделала шаг вперед, чувствуя себя провинившейся школьницей. — Ты только не волнуйся. У нас просто потрясающие новости. Мне правда Эрика в общих чертах успела шепнуть, но это просто…

— У меня тоже потрясающая новость, — все тем же тоном продолжал мужчина. Не сводя взгляда с жены. — Отныне ты никуда не выходишь из резиденции, пока ситуация с пилотом не разрешится в нашу пользу…

— Но я…

— Заткнись, детка, мне надоело гонять за своей женой, которая не понимает своим спинным мозгом всей опасности положения, — он перевел взгляд на притихшую Эрику. — Причем в последнее время делает это не одна.

— Так мы… — попыталась вступить в разговор девушка.

— Вы обе будете сидеть в резиденции для общей безопасности, — чуть повысил голос Сиятельный.

— Да послушай ты!

— Нет, это ты меня послушай! — взорвался Дамиан. — Я тут пытаюсь защитить тебя, а ты удираешь следом за девчонкой, в какой-то дикий мир. И в каком виде я тебя нахожу? В качестве кандидатки на роль десятой жены сынка местного правителя!

— А ты не рад, что десятой? — попыталась схохмить Дайна. Эрика то открывала, то закрывала рот, пытаясь вклиниться в беседу и сообщить то, что ей удалось узнать.

— Я не рад, что моя жена, — Сиятельный подчеркнул слово «моя». — За двадцать с лишним лет так и не накопила мозгов, чтобы уметь вовремя остановиться.

— Хватит! — заорала Эрика, сама ужасаясь своему поступку. — Я узнала о Пожи. о Пилоте, а вы тут ругаетесь!

Дамиан мгновенно перекинулся на нее.

— Что ты узнала, девочка? — по его тону можно было догадаться, что если сведения окажутся не очень важными, то на ее голову обрушится сильнейшая кара.

Эрика и рассказала. В подробностях. Дамиан задумался, складка между бровями, которая всегда появлялась, когда он злился, исчезла.

— Ладно, я поговорю с Аргентом на эту тему. А вы, обе, отправляйтесь в свои комнаты.

— И встаньте в угол на горох, — буркнула Дайна.

— Можешь и так, — Дамиан взял жену за локоть и потащил на выход, кивнув Эрике следовать за ними.

— Теперь вы! — рыкнул он, выглядывая в комнату за дверями кабинета. Дайна с Эрикой переглянулись и почти бегом поспешили подальше от Сиятельного. Велизар тоскливо посмотрел им вслед, тяжко вздохнул и шагнул навстречу расправе, следом за Аргентом.

С ними Сиятельный не церемонился. Несколько раз обозвав обоих «озабоченными имбицилами» и «разбалованными оболтусами», Дамиан присел на край стола и мрачно уставился на сыновей. Те замерли посреди кабинета. Велизар с напускным интересом наблюдал, как в углу с хранилищем кристаллов летают сортировщики.

— Радуйтесь, что эти две обормотки невольно спасли вас от безжалостной расправы своими ценными сведениями. Но к вашему воспитанию и поведению я еще вернусь. Как только все уляжется, — он пока исключил телепата из зоны внимания. Тот мысленно радовался.

— Значит так, — Дамиан обращался к Аргенту. — Мне, по большому счету, плевать где, с кем и как ты трахаешься. На слухи мне тоже фиолетово, я просто убью тех, кто будет их распускать. Прикрою тебя, если это понадобиться. Ты слишком хороший ученый, чтобы изолировать тебя от общества. А вот перед Эрикой будешь извиняться сам, понял? Делай что хочешь, хоть в ногах у нее валяйся, но чтобы она тебя простила. Твоя несдержанность…ты видишь, к чему она привела. А если будет подобное и в будущем? А если следующей жертвой станет, скажем, не неизвестная иномирка, а, к примеру, дочь второго правителя Ашера? Кому прикажешь в таком случае затыкать рот?

— Не будет, — разжал губы ученый. — Я не сорвусь.

— Женись на Ждане, — неожиданно мирно предложил Дамиан. — Ваши касты это позволяют, к тому же ты не являешься моим преемником, так что между вами вообще ничего не стоит.

— Я не хочу жениться, — по-прежнему ровным голосом отозвался Аргент. — Это может помешать моим исследованиям. И путешествиям. Поэтому пока что я не буду рассматривать семейную жизнь с ней.

— Не будешь? — Дамиан улыбнулся. — А придется. У тебя есть время, но оно, я надеюсь, скоро закончится. А теперь подожди, я сейчас закончу с этим недомозгом, и мы обсудим то, что узнали обормотки.

— Почему это я недомозг? — возмутился Велизар. Аргент, коротко кивнув, отошел в сторону и присел на узкий диван. Телепат недовольно переступил с ноги на ногу, чувствуя себя как под прицелом, под взглядом темных глаз отца.

— Почему, говоришь? — Дамиан глубоко вздохнул и рявкнул. — Да потому, что у тебя он работает до первой юбки, а потом отключается!

— Неправда! — возмутился Велизар.

— Правда, правда, ловелас недоделанный. Это из-за твоих выкрутасов девчонка психанула и выкинула такой финт. Тебя кто просил к ней в сны лазить? А кто давал разрешение обрывать клумбу с такими редкими цветами? Думаешь, если местные девки тебе на шею вешаются, то ты теперь можешь заарканить любую?

— Да я ее люблю…кажется.

— Ты каждую любишь, с которой кувыркаешься, — отчеканил Дамиан. — Все, разгильдяй, мне это надоело. Наукой ты не интересуешься, путешествиями — тоже. Дар употребляешь в основном для своих личных нужд. Всех девиц на своем пути портишь, ночами гуляешь неизвестно где, а когда берешь корабль, то «Святозар» потом оказывается в непотребном виде!

Велизар молчал с видом оскорбленной добродетели, а Дамиан продолжал его распекать.

— Я в двадцать лет уже летал на «Святозаре» и возглавлял его экипаж!

Телепат не выдержал и хрюкнул: богатое воображение услужливо подсунуло картинку с бородатым и седым отцом, который грозил палкой и пыхтел «Вот в наше время…»

— Па-а-ап, ну не все так плохо. Просто Рики немного нервная…я ее приручу.

— Ты идиот, — печально подытожил Дамиан, покачав головой. — Шумный и нахальный идиот, который думает, что приручить девушку так просто. Мне на твою мать потребовалось три года, чтобы она согласилась остаться со мной. А вот приручаю я ее до сих пор.

Велизар промолчал, но было видно, что он остался при своем мнении.

— Значит так, мой тебе приговор, — Дамиан взлохматил волосы, размышляя. — Никаких ночных гулянок, никаких девиц на моей территории. Увижу — прибью обоих. Аргент, возьмешь этого обалдуя к себе в помощники. Пусть выполняет любую работу, если что — сразу ко мне.

— А с Эрикой что делать?

— Разбирайтесь сами. Но учти: малейший намек на насилие и ты, мой милый, пожалеешь, что на свет родился. Понял?

— Понял, — буркнул телепат.

— Тогда можешь выметаться!

***

Как ни тянулся этот странный день, но и он подошел к концу, напоследок украсив небо красно-золотыми разводами облаков. Эрике они напомнили волосы того, кто последнее время слишком часто занимал ее мысли. И опять занимает. Девушка вздохнула и подтянула колени к себе, уткнувшись в них подбородком. Голова, казалось, взорвется от переполнявших мыслей. Они смешивались в огромный ком, который мешал заснуть, мешал расслабиться.

Интересно, сильно ли влетело братьям? И воспринял ли Сиятельный ее заявление всерьез? Дайна, которая на данный момент, громила свою спальню, утверждала, что Дамиан наверняка ухватится за эти новости.

Переносица чесалась, и Эрика потерла ее пальцами. Этот нехитрый жест помогал думать.

Браслет…золотой браслет, который огромное количество времени служил тюрьмой Пилоту, или Пожирателю. Каким образом он оказался у ее отца? Кто были эти существа, о которых рассказывал Тулпан? Куча вопросов и ни одного ответа. Логическую связку " ротанцы пленили Пилота» девушка отмела сразу. Нет у них подобных технологий сейчас, не было и раньше.

Негромко чавкнули двери, расходясь в стороны. Свет скользнул в комнату, и Эрика только сейчас поняла, что сидит в полумраке, забыв включить светильники. Небо за окном уже догорало багровыми искрами, выпуская на волю луну.

Огромный силуэт шевельнулся, переступая порог. Девушка вздрогнула, узнав Аргента, но с места не двинулась. Только хлопнула в ладоши, приказывая зажечься всем светильникам в комнате. Ученый же, как только вошел, сразу замер, слегка сощурившись от внезапно вспыхнувшего света.

— Извини, можно с тобой поговорить?

Эрика пожала плечами, внимательно разглядывая его. Отмечая бледность и круги под глазами, расстроенно-виноватый вид. Как большая побитая собака. В глубине души страх сменился жалостью…и все. Никакой обиды, никакого восхищения, которое появлялось, едва она замечала его издалека. Если что-то и было, то оно бесследно испарилось.

— Аргент, ты только не расстраивайся, — она видела как тяжело ученому. — Да, я напугалась, но не злюсь. Сама виновата, по большому счету. Ты ведь старался держаться подальше, а я вот не понимала в чем дело. К тому же ты мне нравился. Я же не знала, что вы со Жданой…

— Эрика! — полустон-полукрик. — Да ты меня сейчас ненавидеть должна! Я же…черт, ты же мне так доверяла! А я не сдержался.

— Да не ненавижу я тебя. Просто…обидно немного. Ну и страшно, но это пройдет.

Аргент продолжал стоять неподалеку от дверей и расстроенно держаться за голову, будто пытался оторвать ее.

— Ты правда мне нравишься…как человек, как девушка. Ты такая невинная, открытая, доверчивая. Ты не можешь не вызвать желания. И это меня пугает, поэтому я старался держаться с тобой, как с младшей сестрой.

— Аргент, — Эрика соскочила с кровати и подошла к нему. Ученый дернулся в сторону, но девушка ловко загородила путь. — Так, давай решим раз и навсегда. Я на тебя не злюсь, мы по-прежнему друзья, и больше не будем попадать в такие ситуации.

Неловкость, конечно, была. Как и страх, тугой пружиной то и дело толкающийся в груди. Эрика прекрасно понимала, что еще некоторое время будет вздрагивать при виде Аргента. Она хорошо запомнила, что его пальцы, которые так осторожно проверяли ее повреждения во время спасения, могут причинять боль.

Но так же она помнила какой он внимательный. И как искренне старался заботиться о ней.

— Друзья? — она осторожно дотронулась до его руки, загнав внутрь инстинктивный страх, улыбнулась, глядя прямо в темные тоскливые глаза.

Несколько секунд ожидания. Несколько ударов сердца…

— Друзья, — выдохнул Аргент. Он ожил прямо на глазах. Плечи расправились, исчезла бледность.

— Это еще не все, — сам он не шевелился. — Мы изучили твою информацию. «Святозар» отыскал остатки браслета. Это портативная пространственно-временная тюрьма. Очевидно, ее структура была нарушена и постепенно Пилот смог самостоятельно выбраться на волю. А сама технология изготовления браслета идентична технологиям создателей корабля.

— Ого! И как же он попал к моему папочке?

Аргент вздохнул и пожал плечами.

— Не знаю, но лучше выяснить это как можно скорее. Пилот сейчас набирается сил. А потом отыщет наш мир рано или поздно. И тогда придется плохо.


История 7. Вынужденная сделка

***

Тонкая цепочка с хрустально-зеленым камнем обнаружилась рано утром, за дверью спальни, в лапах у забавного розовошерстого существа. Рядом притулилась огромная корзина с одуряюще пахнущими цветами. Пятая за три дня. Эрика с немым укором посмотрела на зверушку. Та, тихо попискивая, терпеливо ждала, пока ее освободят от ноши.

— Опять, да? — цепочку пришлось забрать, вместе с корзиной. Розовая прелесть мигом унеслась по коридору, расправив прозрачные жесткие крылья. Эрика проводила ее долгим взглядом, закрыла дверь и со сложной смесью чувств уставилась на подарки. Ей казалось, что ее загоняют в ловушку: удобную, страстную, красивую. Медленно и неотвратимо.

Проблема в том, что это все равно ловушка, какой бы привлекательной она не казалось.

После разбора, устроенного Дамианом, прошло три дня. И за это время Эрика поняла: в покое ее оставлять не собираются. Пусть Аргент, следуя указаниям отца, загрузил Велизара работой по уши, телепат от своей цели не собирался отступать. Три дня назад он сделал робкую попытку переехать к Эрике в комнату, был изгнан с позором и мстительно притих. Ненадолго. После чего решил сменить тактику. Эрика даже тихо зарычала, сминая в кулаке нежные лепестки букета: телепат явно давал понять, что она никуда не денется от него. Несколько раз в день девушка находила под дверью подарки, подобранные со вкусом. Первый она выкинула в окно, попав по голове одной из фавориток своего ухажера. Второй отправился туда же. Третий — красивое кольцо — девушка с чувством скормила крабокактусу на глазах у Велизара. Четвертый подарок, оказавшийся роскошным букетом редких морских лилий, был порезан на мелкие кусочки и скормлен жукоподобному утилизатору мусора. Теперь вот встал вопрос, что делать с пятым подарком. Эрика задумчиво покрутила цепочку перед глазами, любуясь тем, как сверкают грани кристалла в утренних лучах. В голову пока что ничего не приходило.

«А, может, ну его…взять и простить?» — Эрика даже замерла, не веря, что это ее собственные мысли. И тут же внутри всколыхнулась волна возмущения: ну уж нет, она не сдастся. Ни за что!

— Вот возьму и оберну эту цепочку вокруг твоей шеи, — девушка представила перед собой ухмыляющуюся физиономию поклонника. — А потом затяну как можно туже. Ну не буду я твоей под таким давлением, не буду! Дурак ты, Велизар! Думаешь меня измором взять? Ничего, мы еще посмотрим, кто кого. Ты у меня за все заплатишь: и за сны эротические, и за то, что ухаживать начинал по просьбе брата, и…в общем, за все!

Так и не решив, что делать с подарком, Эрика кинула его на кровать и вышла. Но через минуту вернулась, и, схватив цепочку, подошла к зеркалу. Да, следовало признать: Велизар толк в подарках знал. Наверняка натренировался на многочисленных любовницах. Камень идеально подходил к светло-зеленым глазам Эрики. И соблазнительно покачивался в вырезе простой светлой туники.

— Черт, — простонала девушка, борясь с желанием надеть эту прелесть и не снимать. В последний момент все-таки сдержалась, бросила цепочку обратно на кровать и выскочила из комнаты.

В столовой, расписанной желто-зелеными тонами, витало легкое напряжение. Тон задавал Дамиан, который сегодня собирал всемирную ассамблею по поводу Пожирателя. До сих пор немного дувшаяся на него Дайна молча ковырялась в тарелке и поприветствовала Эрику улыбкой. А вот Аргент наоборот радостно взмахнул рукой и позвал девушку устроиться напротив. После того злопамятного вечера, эти двое, как ни странно, сблизились еще сильнее. Разумеется, духовно. Ученый признался Эрике, что со Жданой уже пять лет, что привязался к ней, но женится…это слово пугало его больше, чем Велизара. Девушка от души сочувствовала и ему, и доктору. Увлечение Аргентом прошло, оставив легкий оттенок грусти, который тоже в скором времени обещал рассеяться.

— Как дела? — девушка подвинула поближе блюдо с чем-то зеленым и желеобразным. С подозрением принюхалась и слегка потрясла тарелку. Масса заколыхалась, похожая на раздутую жабу. Аппетит резко уменьшился.

— Иногда я жалею, что нельзя растянуть циклы, — Аргент эту самую массу уписывал с нескрываемым удовольствием.

— А что вы… — тут Эрика резко замолчала, глаза прищурились, взгляд стал недобрым и цепким. Вилка в руках неуловимо поменяла положение. Так, чтобы при случае ее можно было вонзить в кого-нибудь. Аргенту не стоило гадать кто вошел в столовую.

— Доброе утро, Вел, — он обернулся к брату. Тот вежливо кивнул.

— Доброе утро, — и спокойно прошел на свое место, рядом с Аргентом, провожаемый настороженным взглядом Эрики.

" Ну как можно выглядеть так неотразимо» — девушка опустила взгляд, хотя облик телепата моментально отпечатался в мыслях. Опять Велизар щеголял во всем ярком и вызывающем: зеленые брюки, заправленные в черные сапоги и зеленая же рубашка. На ее фоне алые волосы, заплетенные в тугую косу, горели огнем. Телепат сел и о чем-то негромко заговорил с Аргентом. Эрика озадаченно мигнула: и все? Ни тебе приставаний, ни подколок? Он что, с утра головой ударился?

— Доброе утро, — Велизар поймал недоуменный взгляд зеленых глаз и улыбнулся. — Как спалось?

— Н-н-нормально, — озадаченно пробормотала девушка. Велизар чуть наклонился вперед, едва не попав кончиком косы в стакан с соком.

— Кошмары не мучили?

— Нет.

— А совесть?

Внутри змейкой шевельнулось подозрение, но девушка спокойно отозвалась.

— Так моя совесть чиста и спит в надежном месте.

— Заметно, — телепат наигранно-сокрушенно вздохнул. — Иначе бы ты прониклась сочувствием к несчастному влюбленному, который погибает без женского тепла.

— Что за влюбленный? — деловито поинтересовалась Эрика. Аргент притих, с интересом наблюдая за намечавшейся перепалкой. Дамиан на пару секунд отвлекся от тихой беседой с женой и мельком показал младшему сыну кулак. Тот старательно проигнорировал предупреждение.

— Да есть тут один. Такой красивый, умный, веселый, сексуальный. Ночами не спит…

— …с девками гуляет, — в тон ему подхватила Эрика. — По чужим снам лазает. Отвянь, телепат. Кстати, можешь взять свою цепочку и засунуть ее… — тут девушка прямым текстом уточнила куда именно. Велизар задумался.

— Нет, ты знаешь, это физиологически затруднительно. Но за одно свидание я готов пойти на такие жертвы!

— Хорошо! — обрадовалась Эрика. — Тогда ты сходи на свидание, а я отдам тебе цепочку.

— Так, — Дамиан поднялся из-за стола, сосредоточенный и слегка угрюмый. — Аргент, в Биоцентр, проверь последние результаты, которые я вчера велел разработать. Эрика с Дайной — по комнатам. Велизар — за мной.

Полукровка сердито посмотрела на него, но Сиятельный остался непреклонен: жена наказана и точка.

— Ну я тебе это припомню! — прошипела мстительно Дайна, подхватывая подол юбки и почти бегом выходя из столовой. Следом за ней, провожаемая взглядом красных глаз, поспешила Эрика. Не удержалась и на ходу показала Велизару язык. Тот в долгу не остался: ухитрился не только продемонстрировать свой раздвоенный язычок, но еще и облизнуться, едва не достав до носа.

— Зря бежишь, детка, — голос прозвучал совсем тихо. — От судьбы ты никуда не убежишь. Все равно моей будешь!

***

Маска облегала лицо, как вторая кожа, скрывая ненужные эмоции. За время правления и с помощью Норда, Дамиан научился их более-менее контролировать, но иногда именно эта золотая деталь одежды помогала скрывать неприемлемую реакцию. Правитель всегда должен оставаться спокойным и рассудительным, даже в самые трудные времена.

Один за другим, в большом амфитеатре, который блистал всеми красками, возникали фигуры с лицами, закрытыми разноцветными масками. Высокие и низкие, толстые и худые, человекоподобные и не очень — правители ста пятидесяти государств Цитрина прибывали на всемирную ассамблею. Не сами, нет — здесь присутствовали лишь их проекции. Вживую находились только Дамиан и соправители государства Рубеллита. Занимали центральную ложу, с которой можно было видеть всех. Дамиан искоса наблюдал за коллегами, если можно их так назвать. Они не знали, по какому поводу он настоял на ассамблее, но ответили согласием. И теперь, вместе с остальными, ожидали, что же за новость преподнесет им Сиятельный.

" Па-а-а-ап, — прозвучало в голове. — Все готово. Я тут поработал над ментальным щитом. Теперь, если Кроул решит сунуться тебе в голову, то он легко снимет первый слой и наткнется на спокойные мысли и искренне желание разобраться в ситуации. Двойной щит, пап, я гений?»

" Ты гениальный раздолбай» — откликнулся Дамиан, разглядывая низенькую пухлую фигуру Кроула, облаченного в синие одежды — правителя государства Адуляр, расположенного далеко на юге Цитрина. Кроул пока что был единственным правителем на Цитрине, который обладал даром телепатии. Дамиан позволил себе чуть улыбнуться: если повезет, однажды таких правителей станет двое. Правда, кроме семьи, никто не знал, что Велизар — телепат. Для его же блага.

Вскоре все огромное пространство амфитеатра заполнилось разноцветными фигурами. Все, как один, смотрели на центральную ложу. Все, его выход, Дамиан встал с сиденья, загнав прочь все намеки на волнение. Первый раз он собирал ассамблею. И от души надеялся, что план осуществится. Поправил крошечный магический кристалл, прикрепленный за ухом, и откашлялся.

— Правители Цитрина, — магически усиленный голос облетел все закоулки амфитеатра. Приглушенный гул моментально стих. — Я хочу объявить военное положение и предложить поставить на Цитрин общую блокаду от вторжения иномирного врага.

Правители некоторое время обдумывали ошеломляющую новость.

— А каковы причины такого заявления? — бархатный голос правителя государства Вердита, чье лицо закрывала ярко-синяя бесстрастная маска.

И Дамиан начал тщательно отрепетированную речь. В которой правда составляла сотые доли. Он говорил о расе, следы которых они находили в разных мирах, уровня которой они так пытались достигнуть, чей корабль они отыскали много лет назад. Рассказал о Пилоте, который по сути был тоже изобретением таинственной расы, о том, что он мечтает добраться до «Святозара». Также признался, что метод поимки существует, но потребуется время на его изготовление, а Цитрин пока что защищен не очень надежно.

— А зачем этому Пилоту нападать на Цитрин, когда есть другие миры? — поинтересовалась правительница Карниола, чья маска переливалась всеми оттенками сиреневого. — Ведь ему без разницы, чьей жизненной энергией поддерживать силы.

— Согласен, — раздался густой бас правителя государства Назион. — Если ему нужен корабль, то пусть забирает, и Цитрин будет в безопасности. А остальные мира разберутся и без нас.

— Но «Святозар» уникален! — это вступил один из ученых правителей, владевший государством Перидот. — На его основе, когда закончатся изучения, мы сможем создать множество подобных ему кораблей…с позволения правителей Цитрина!

— Мы уже дали свое согласие, — отозвалось цитринское трио.

Шум голосов наполнил своды амфитеатра. Кто-то напирал на то, чтобы отдать корабль Пилоту и забыть о проблемах, кто-то старался встать на сторону Дамиана, а были те, кто намекали, что можно и правителя Цитрина отправить вслед за кораблем. Сиятельный терпеливо ждал, давая коллегам высказаться.

— Правители, есть еще кое-что, — наконец, снова заговорил он, видя, что некоторые уже начинают хрипнуть. — Мы в своих разработках стремимся достичь уровня исчезнувшей расы. И, возможно, у нас это получиться. Мы сумели отыскать множество артефактов, которые когда-то принадлежали создателям «Святозара». Где гарантия, что Пилот не сочтет нас угрозой и не решит уничтожить? Просто так, чтобы обезопасить себя?

" Один-ноль в твою пользу, папа, — послышалось в голове. — Они в шоке. Теперь добей их»

— Ну ладно, — Дайна мерила шагами комнату. — Я не обязана сидеть в спальне словно…словно…словно в клетке!

— Не обязана! — с готовностью подтвердила Эрика. Она сидела на кровати, поджав ноги, и следила за хаотичными перемещениями собеседницы. Они обе уже успели погулять по саду, потренироваться в зале, пообедать, а Дамиан все не возвращался. Велизар тоже отсутствовал, чему Эрика тайно радовалась.

— В конце концов, почему я не имею права покидать резиденцию? — Дайна распалялась все больше и больше. Последнее время она замечала, что вспышки раздражения становятся чаще, а затухают медленнее.

— Ну он же о тебе заботиться…

Полукровка резко обернулась. Так, что темные волосы облаком взвились вокруг головы.

— Он…он…да он забыл, что я тоже живое существо, а не их долбанные Игрушки! В тирана превращается, — она упала на кровать, рядом с Эрикой. — Иногда мне кажется, что все то, что было между нами, куда-то исчезает, заменяясь на банальную привычку и чувство собственности.

Эрика почувствовала себя немного неловко.

— А мне казалось, что у вас любовь…

— Была, — Дайна вздохнула и вытерла одинокую слезу, скользнувшую по щеке. — Черт, что-то я расклеенная последнее время. Была любовь, только мне кажется, что правители любят только власть. А я так, приятное развлечение в свободное время. Он ведь даже не пожалел меня, а просто наказал и все. И вечером не…короче, взял и заснул.

— Ой, у вас посиделки? — нелегкая принесла Велизара. Он так и застыл в дверях, с нескрываемым любопытством разглядывая импровизированный девичник. — Мам, все, ассамблея закончилась.

— И, судя по тому, как ты сияешь, все решилось в нашу пользу? — сухо поинтересовалась полукровка. Эрика вообще отвернулась к окну, не желая ни видеть, не слышать младшего сына Сиятельного. Хотя нет, видеть хотелось. Предварительно вырвав ему слишком болтливый язык и промыв мозги.

— В нашу, в нашу, — телепат едва не напевал. С чего бы это?

— Ты весьма проворен, — за спиной Велизара возник Дамиан. Маску он уже снял, и она болталась в руке, переливаясь золотыми гранями. — Так, все за мной.

— Перетопчешься! — Дайна, оттолкнув обоих, рванула прочь по коридору, едва не свалив горшок с вьющимся растением.

— Я ничего не знаю! — отозвалась Эрика на немой вопрос. — Она тут уже час ходит злющая, как бесы.

— Оба идите к моему кабинету. И смотрите, не убейте друг друга по дороге! — Сиятельный, путаясь в зелено-золотом наряде, кинулся догонять буйную жену. Та уже успела добежать довольно далеко.

— Стой! Да стой же!

— Отвали! — полукровка вдруг охнула и прислонилась к стене, ожидая, пока коридор перестанет плясать перед глазами.

— Что с тобой? — Дамиан подхватил жену. — Что ты там устроила?

— Ничего! Мне надоело это идиотское заточение!

— Это ради твоей безопасности!

— Да? А если я с ума сойду от тоски? Тебе нужна сумасшедшая жена?

— Да скорее я с тобой свихнусь! — вспылил Сиятельный. Полукровка вырвалась из его рук и отошла в сторону.

— Ладно, извини, я вспылила, — тон стал мирным и более дружелюбным. — Пошли к тебе в кабинет и послушаем, что ты будешь задвигать. Кстати, любимый, а почему ты до сих пор не сказал девочке, что нашел ее мать?

— Так надо, — коротко отозвался Сиятельный, и вдруг моментально сменил тон на язвительный. — И что же мы такие грустные?

Оказывается, пока они разговаривали, их догнали.

Велизар, чья коса уже не была такой безукоризненной, а одно ухо наливалось краснотой, дернул плечом и пошел впереди всех. Дамиан вопросительно взглянул на сердито пыхтевшую Эрику.

— Ваш сын — озабоченный бабуин! — рявкнула та в ответ.

— Ну…это для меня давно не секрет.

— Эрика, а может мальчик и правда влюбился? — вспомнила Дайна разговор с сыном. Но девушка недоверчиво фыркнула и явно ее словам не поверила.

— Ладно, хватит, идемте за мной, — бросив еще один взгляд на Эрику, Дамиан взял жену под руку и потащил в сторону кабинета.

Внутри зелено-золотистого помещения с кучей мебели и органико-магической техники, уже дожидался Велизар.

— Говорю коротко и по существу, — Дамиан встал за стол, но садиться не стал. Остальные тоже застыли, рассредоточившись по кабинету.

— Мы поставим защитную блокаду от вторжений. Другая проблема: пришлось сказать, что это всего на две недели, так как прибор по уничтожению Пожирателя почти готов. И как только придет время, мы его запустим.

— Дами! Ты соврал?

— Дай подумать…да! Более того, о твоем участии ничего неизвестно, так же как и о том, что это подружка Велизара виновата в освобождении твари.

— Я ему не подружка! — Эрика поперхнулась и добавила уже тише. — Но я правда виновата. Но ведь кто знал?

— Об этом позже, — Сиятельный обвел всех уставшим взглядом. — Советую сесть, разговор будет долгим.

Собеседники послушно опустились кто на диван, а кто в кресла. Велизар сделал попытку сесть поближе к Эрике, та моментально пересела к Дайне.

— Милая, ты бледновата сегодня, — мельком отметил Дамиан. — Первый вопрос у меня к Эрике. Скажи, девочка, если мы захватим Ротан и попытаемся выведать все о браслете?

— Не выйдет, — тут же отозвалась девушка. — Всем ротанцам после совершеннолетия вживляют самоликвидатор. Мы не сдаемся в плен.

— Великолепно, — Дамиан потер подбородок. — А если их нанять?

— Нет, они работают только с Содружеством. Почему — не знаю.

— Ага…тогда остается только одно. Бери вот этого оболтуса, — кивок в сторону Велизара. — Берите «Святозар» и дуйте узнавать про браслет.

Эрика не сразу осознала фразу. Ей только показалось, что произошло что-то страшное. Извержение вулкана, цунами, нападение сураилей…

Зато потом дошло…

— Вы что, — губы почти не слушались от ужаса. — Да они же меня убьют!

— С Велизаром и кораблем? Не думаю.

— Да, со мной женщина в безопасности! — погладил телепат сам себя по голове.

— Клоунам слово не давали, — прикрикнул Дамиан. — Значит так, сейчас мы без истерик обсуждаем план, который в зачаточном состоянии есть у меня в голове. А потом вы дружно летите его выполнять. Чем меньше наделаете шума — тем лучше.

Спустя пять часов.

Карманный анализатор, похожий на кусок зеленого пластика со стеклом посредине, тихо пискнул, выдавая результат. Дайна присела на кровать, задумчиво разглядывая его. Беременна. Уже три недели. Теперь ее истерики вполне объяснимы. Бурная радость смешалась беспокойством и желанием все немедленно рассказать Дамиану.

Муж, словно почувствовав, что думают о нем, появился в дверях гостиной. Дайна едва успела спрятать анализатор в карман.

— Больше не будешь на меня рычать? — голос Сиятельного звучал устало. Между бровей залегла складка, а под глазами обозначились тени. Весь день сегодня прошел сначала на ассамблее, а потом в кабинете, где он обсуждал тонкости плана с Велизаром и Эрикой. Последняя попыталась устроить истерику, заявляя, что никуда не полетит. Пришлось успокаивать и едва не силком впихивать в корабль.

— Не буду, — жалость затопила Дайну всю, до кончиков ушей. Дамиану и так несладко приходиться, а тут еще она со своими буйными гормонами. Хотя…возможно, его обрадует новость? Полукровка наблюдала как медленно и устало раздевается муж. Как небрежно кидает на кресло золотисто-зеленый наряд, освобождает волосы от заколки и взъерошивает их. А заодно представляла его реакцию: радость, страх потерять и, как следствие, ее полнейшую изоляцию от всего. И оправдания: «Ну, милая, это для твоей же безопасности. Посиди-ка пока под замком и под стражей. Пока мы не разберемся со всеми проблемами».

— Дайна, — голос Сиятельного вывел из задумчивости. — Ты так на меня смотришь, будто прикидываешь что-то.

— Я? — полукровка пожала плечами. — Да так… — она красноречиво оглядела полураздетую фигуру мужа.

— Ну раз так, то давай спать, — Дамиан буквально упал на свою сторону кровати, зарылся в ворох тонких простыней, сладко зажмурившись. На попытку полукровки поцеловать плечо, простонал.

— Милая, завтра, у меня банально нет сил!

— А тонизатор выпить? — взвыла обиженная Дайна. В ответ раздалось посапывание крепко спящего человека. Поборов искушение укусить мужа за ухо, полукровка откинулась на подушки, обиженная и расстроенная. И тут же пришло решение: ничего она Дамиану не скажет. Не потому, что обижена за невнимание, а просто не хочет отягощать его и этим. Узнай Сиятельный, что ему надо защищать не просто жену, а беременную жену — точно с ума сойдет. А заодно и ее сведет.

Она услышала, как по громкой связи Велизар зовет ее на мостик. Но была не в состоянии встать и послушаться его. Забившись в угол золотистой каюты, Эрика обхватила колени руками и уткнулась в них лицом. Ее трясло. Ее начало трясти уже когда Дамиан объявил об этом безумном плане, но она держалась. Лишь один раз чуть не сорвалась. А сейчас, сидя в корабле и понимая, что назад пути в принципе нет, Эрика банально испытывала приступ тихой истерики. Воспоминания накатывали одно за другим, все яркие и жестокие. Ведь она тогда поверила Аргенту, что больше никогда не увидит своих мучителей, но ее обманули. Он советовал забыть все страхи, но она скоро столкнется с ними лицом к лицу. Эрика тихо взвыла, впиваясь ногтями в кожу ладоней. И услышала, как открываются двери в ее каюту.

— Мне тут Свет сказал, — и тут же совсем другой тон. — Рики, блин, тут все еще хуже!

Вот только красноволосого бабника ей не хватало! Сейчас точно съязвит что-нибудь по поводу ее состояния. И будет прав, между прочим! Девушка опять тихо заскулила, испытывая желание перекинуться в собаку и зарыться под одеяло. В надежде, что все пройдет мимо, как страшный сон.

— Рики, посмотри на меня, — Велизар плюхнулся на колени перед ней, заставил поднять голову.

— Больно! — Эрика почувствовала, как пальцы телепата сжали подбородок, фиксируя положение ее головы. Невольно встретилась с темно-красными глазами, такими блестящими и, кажется, встревоженными. Паника стала постепенно отступать, забирая с собой дрожь. Но до конца не исчезла, просто затаилась.

— Пошли, Рики, — почему у него такой…слишком красивый голос. — Не надо бояться того, с чем ты неизбежно столкнешься.

Неизбежно? Ее опять тряхнуло, едва представила лица из детства. Телепат нахмурился и вдруг прижал ее к груди, провел рукой по волосам, стянутым в узел. Эрика невольно вдохнула горько-свежий запах, который у нее теперь ассоциировался с чувствами к нему.

Да, увы, они были. Такие же горькие и смешанные. Неприязнь пополам с тягой, томление вперемешку со злостью.

Эрика задвигалась, принялась отодвигаться. С трудом, словно пыталась оторвать часть себя. Очень наглую и болтливую часть, которая совершенно ей не нужна.

— Рики, я твоих сородичей не знаю, — Велизар с неохотой отстранился от нее. Они так и стояли на коленях друг против друга. — Но мне кажется, что в таком состоянии ты мало что выиграешь в разговоре с ними.

— Да, ты прав, сейчас соберусь.

— Уж сделай милость, — прежним тоном отозвался Велизар. — Давай я тебя разозлю. И ты сразу станешь боевым песиком. Скажу например, что от тебя псиной пахнет…

— Врешь…

— Вру, — легко согласился телепат. — От тебя пахнет ванилью. Это так возбуждает…

Эрика тут же вскочила на ноги. Отряхнула темно-зеленый комбинезон, проверила застежку. Телепат хохотал, продолжая сидеть на полу. И глядел снизу вверх.

— Рики, ты такая смешная…ты зачем то упорно бежишь от того, что уже не изменить.

— Ты о чем?

— О нас.

— Нет никаких «нас», Велик, — отчеканила Эрика, чувствуя легкую грусть. — Нет и быть не может. Ты наглая самодовольная скотина, понял? Почему мы до сих пор не на Ротане?

— Я дал команду Свету прыгнуть на Ротан через двадцать арнов…то есть уже через десять. Тебе надо время, чтобы собраться с мыслями и силами. А насчет «нас», детка, все решено.

— Кем?

— Мной. А то ты долго будешь думать, сомневаться. А зачем? Мы ведь созданы друг для друга!

— Знаешь, Велизар, — Эрика задумчиво оглядела сидящего телепата. — А ведь ты прав…я разозлилась. Я так разозлилась, что сейчас готова всех голыми руками порвать. А тебя в особенности. Этого добивался? Тогда командуй своему кораблю, пусть прыгает на Ротан, я готова!

Она быстро вышла из каюты. Велизар радостно улыбнулся, вставать он не спешил.

— Злись, злись, тебе это сейчас надо. Хватит уже прятаться от своих страхов, Рики.

На Ротане день только перевалил за первую половину. «Святозар» коротко сообщил о погоде за бортом: ветрено, прохладно, вероятность дождя тридцать процентов.

— Ты уверена, что не стоит высадиться у самого города?

Эрика нетерпеливо мотнула головой. Она выглядела спокойной, может, чуть бледноватой, что подчеркивалось темно-зеленой тканью облегающего комбинезона. Волосы собрала в косу, как у Велизара. На поясе застыл глушак и короткий кинжал.

— Я тебе уже сказала, Велик, высадимся у портала. Они сразу поймут, что прибыли…мы.

— А как они поймут?

Девушка покосилась на разряженного в красное телепата.

— Там индикаторы жизни. Едва появляется кто-то чужой, как сигнал моментально подается на пульт в город. И высылается команда.

— То есть, мы дождемся этих высылателей и попросим доставить нас к твоему отцу?

— Ну да…

— И за разговором я внушу ему дружелюбие и разговорю на предмет ловушки для Пожирателя. Ну это при условии, что не смогу ничего найти в его воспоминаниях.

— Чувствую себя бычком на заклании, — вздохнула Эрика. Телепат посмотрел на нее и вдруг позвал.

— Рики…

Она посмотрела на него. Велизар выглядел необычайно серьезно, без своей привычной ухмылочки.

— Помнишь, я сказал: если ты решишь его убить, то я… не буду мешать, а помогу.

— Помню, — тихо отозвалась девушка, снова удивляясь резкой смене своего отношения к нему. Ведь совсем недавно готова была растерзать, а сейчас хочется подойти и прижаться. Чертов телепат все-таки как-то странно действует на нее.

— Тогда — пошли, — Велизар протянул руку, обтянутую алой перчаткой. Эрика секунду задумчиво смотрела на нее, потом осторожно положила сверху ладонь. Так «Святозар» и телепортировал их вниз.

И опять непрошенные воспоминания. Эрика невольно сжалась, очутившись на пологом холме, по колено в жесткой траве. За спиной возвышался портал: каменная арка высотой в два человеческих роста, с небольшим постаментом и пьедесталом в форме гриба. Впереди расстилались холмы и чахлые рощицы. Где-то там, за ними, лежал город. Единственный на весь мир.

— Они будут через несколько минут, — Эрика обернулась и заметила, что Велизар с интересом крутится вокруг арки портала. «Святозар» неслышимый и невидимый висел у них над головами.

— А как эта штука работает?

— Там есть кнопки с координатами, — девушка спокойно следила, как телепат тыкает в пьедестал, напоминая ребенка с новой игрушкой. — Не старайся, неправильная комбинация портал не откроет.

— Неплохо. А такие есть везде?

— В Содружестве? Да, только с их помощью можно перемещаться по мирам. В каждом мире несколько порталов, но здесь — один.

— И один город? На целый мир? Не жирно?

— Ротан ежегодно поставляет множество первоклассных наемников Содружеству, так что для них сделали исключение.

— А это техногенные миры?

— Скорее техномагические. Чем-то напоминают Альянс, но меньше магии.

— А когда все закончится, — Велизар спрыгнул с постамента и подошел ближе. Ветер играл полами красного плаща, выбивал из косы отдельные алые пряди.

— ….когда все закончится, ты вернешься в Альянс? Будешь разыскивать своих родных?

Эрика задумалась. Открыла рот для ответа, и…замерла.

— Летят, — палец ткнул в черные точки, быстро увеличивающиеся в размерах. Три фигуры на летательных аппаратах, похожих на мотоциклы без колес.

— Скучно одеваются, — отметил Велизар, чье зрение позволило разглядеть гостей еще до того, как они опустились перед ними. Серые костюмы, без единого украшения, коротко остриженные волосы, какие-то скучно-отрешенные лица. Эрика вся подобралась, быстро глянула на телепата: у того на лице сверкала широкая улыбка, а вот глаза смотрели прицельно и холодно.

— Рики, что-то я не понял, а твоя телепатическая непробиваемость не от отца?

— Не знаю, а что?

— Да так, кажется, наш план немного дал трещину. Я этих прочитать не могу.

«Эти» тем временем приземлились, на Эрику и Велизара нацелилось оружие, которым телепат моментально заинтересовался. Длинное дуло, обтекаемая рукоять и холодный блеск металла — Велизар был покорен и пообещал сам себе добыть хоть один образец. Эрика же всерьез обеспокоилась его заявлением о ментальной блокаде. Но спрашивать уже было поздно.

— Откуда? — рослый мужчина с узкими голубыми глазами скользнул взглядом по разряженному улыбающемуся Велизару, замер на Эрике. — Ты?

— Я прошу отвести меня к старейшине Пятого клана, Вольфу, — ровным тоном проговорила Эрика, не отводя взгляда от собеседника. Велик притих, пытаясь достучаться до сознания гостей. Ничего. Глухо, как и у Эрики.

— Решила покончить с жизнью? — иронично спросил мужчина.

— У меня для него новости, связанные с браслетом. Он поймет, — тот же спокойный тон. И неважно, что внутри все дрожит от ужаса. — Это дело общемировой важности.

— Сомневаюсь, что это спасет тебя. Ну да ладно, — мужчина кивнул остальным. — Садись ко мне, а твой дружок к кому-нибудь еще.

«Святозар» бесшумно последовал за ними. Его присутствие немного успокаивало Эрику, которая вцепилась побелевшими пальцами в металлический поручень перед собой. От встречного ветра не очень спасало переднее стекло и шлем, который ей небрежно бросил водитель. Скоро волосы растрепались и залепили рот. Девушка отыскала взглядом другой аппарат, на котором летел Велизар. Телепат балдел, не обращая внимания на ветер.

Город вынырнул из-за двух холмов, серый и строгий, как костюмы встречающих. Эрика слишком хорошо помнила его, и мечтала забыть. Но как можно забыть о тринадцати годах жизни в этих серых стенах. И вот она, отплевываясь от волос, щуря слезившиеся глаза, смотрела, как снова приближается Ротан — единственный город этого мира, похожий на скопище странных муравейников. Все ротанцы делились на множество кланов. И жили в прямоугольных широких домах, соединявшихся между собой переходами. Они отделялись от других кланов монолитными стенами с огромными поднимающимися воротами. В центре таких импровизированных крепостей находилась летная площадка, чуть дальше располагались тренировочные крытые и открытые залы. Магазины, больницы, развлекательные заведения были общими и окружали мини-крепости со всех сторон. И множество летательных и наземных аппаратов, снующих повсюду.

Пятый клан располагался почти в центре. Летная площадка, на которую они приземлились, с трех сторон ограждалась двухэтажными стеклянно-металлическими ангарами, а с четвертой от нее вела дорога к жилым строениям. Эрика очень надеялась, что ее дрожь не сильно заметна. Просто сдержать ее, при виде собравшихся людей, просто не представлялось возможным.

Что-то теплое ткнулось в спину, скользнуло по руке и сжало плечо. Это Велизар встал рядом, внимательно оглядывая собравшихся. Паника снова отступила. Девушка вспомнила о Свете и выпрямилась, не отводя взгляда от высокого голубоглазого мужчины с копной седых волос. Остальные шли серым невыразительным фоном.

— А кто…с кем ты тогда сражалась? — раздался тихий шепот над ухом. Одновременно телепат радостно улыбался, демонстрируя верх дружелюбия.

Да, эти тоже выбивались из общего фона, но не так ярко, как отец. Эрика чуть заметно кивнула в сторону трех высоких крепко сложенных парней, чуть постарше Велизара. Телепат задумчиво прищурился и как-то особенно проникновенно им улыбнулся.

— Я признаться не поверил, что ты осмелилась явиться, — Вольф прекратил разглядывать дочь. Та пожала плечами.

— Да мне уж больно проводы понравились…потом долго вспоминались.

— Хочешь повторить? — взгляд голубых глаз сместился ей за спину, уперся в Велизара. Тот радостно помахал рукой. — И, похоже, решила это не одна. Это еще кто? Твой спаситель?

— Ага, — раздался радостный голос Велизара. — А заодно и жених вашей прекрасной дочери!

Эрика онемела и с возмущением обернулась к телепату.

— Ой, милая, — спохватился тот. — Ты хотела сохранить все в тайне? Наверное, тогда и про беременность говорить не надо…ну вот, сболтнул!

— Беременность? — Вольф посмотрел на побагровевшую дочь. — А…ну да, чем же она еще могла расплатиться за свое спасение, кроме как покувыркаться с тобой.

— Ну спасал то ее не я, а моя команда, — признался телепат, привлекая Эрику к себе. — Но расплачивалась она только со мной.

Эрика сменила цвет лица на нежно-зеленый и в мыслях кастрировала Велизара особо зверским способом. Она не понимала, что за игру он тут ведет. Но одного он точно добился: от злости куда-то пропал страх.

— Ну и что ты явилась? — Вольф обратился к дочери. — Назови причину, по которой я не могу убить тебя сразу, шлюха.

Пальцы телепата сжались, стискивая талию девушки. Но она осторожно высвободилась из объятий и сделала шаг вперед.

— Ты кое-что потерял, в тот день, — голос прозвучал как-то пискляво. — Золотой браслет, который оказался у меня. Он…сломался.

— Вот как, — Вольф пригладил волосы. — И, я так полагаю, кое-что вырвалось наружу?

— Да…и виновата в этом я.

— Ты стала виноватой в тот день, когда родилась, — рявканье повисло в воздухе. Эрика вздрогнула, но не отступила, хотя внутри все сжалось от страха.

— Хотя время…время, — внезапно успокоился ее отец. — Все стареет, даже подобные вещи. Браслет уже пора было заменить. Его структура начинала разрушаться, он ветшал, иначе застежка не сломалась бы и я бы его не потерял. А ты, идиотка, видимо решила сохранить его, как трофей? Или как память? Подогнала по своей тощей руке? Молодец, всегда была дурой.

— Подождите, — Велизар решил прервать поток оскорблений. — Ваша дочь, конечно, умом не блещет, но у меня вопрос: что теперь делать то?

— А меня волнует, что вы будете делать? — Вольф пожал плечами и зевнул. — Убейте их.

— Стоп! — заорал телепат. — Мы к вам с мирной делегацией! То есть с мирными переговорами! Мы выяснили, что из браслета вырвалась субстанция, называемая ранее Пилотом. И теперь он уничтожает миры, набираясь сил, чтобы потом ударить по нашему Цитрину.

— А чего он вас так невзлюбил? — заинтересовался Вольф.

— У нас есть корабль, который он давно ищет. Ну и технологии… — Велизар подмигнул Эрике. Та ответила мрачным взглядом и решила таки продолжить его речь.

— Есть ли другой способ уничтожить этого Пилота? Откуда у тебя этот браслет? Подумай сам: ведь Пилот может прийти и сюда! И что вы будете делать?

— Поймаем в новую ловушку, — пожал плечами Вольф. — Предки же не были идиотами, и оставили несколько. Ну все, хватит, ты, парень, можешь убираться так же, как и пришел. А ты, Эрика, получишь то, что заслужила. Тварь негодная…

— Сам ты… — начала девушка, но Велизар ее перебил.

— Так вы меня отпускаете? Какая радость! Я ведь сражаться то совсем не умею, я ж ученый. А его вы тоже отпускаете?

Небо над зданиями внезапно потемнело. Вольф вместе с остальными подняли головы и неверяще уставились на темно-золотистое брюхо «Святозара», зависшего аккурат над жилищами пятого клана.

— Мне уничтожить здания? — холодный голос пронесся над домами.

— Пока не надо, — покачал телепат головой. — Вот видите, Вольф, мой друг очень привязался к Эрике…души в ней не чает, так сказать. И ему не нравится то, что вы хотите с ней сделать.

Вольф с интересом разглядывал «Святозара».

— Неплохой ход, — выдал он, наконец. — Себя вы обезопасили. И что дальше? Попробуете силой выбить данные?

Эрика мечтательно вздохнула: именно таким был изначальный план. «Святозар» сдержал бы их, а Велик тем временем порылся бы в голове Вольфа и допросил бы его. Увы, план дал трещину с самого начала, едва выяснилось, что все ротанцы телепатически неуязвимы. Теперь приходилось импровизировать, надеясь, что дальше все пойдет, как надо.

— Зачем же силой, — она убрала руки за спину, чтобы никто не видел как трясутся пальцы. — Можно заключить договор.

— Испытание боем? — слегка оживился Вольф. — Вы два идиота, серьезно надеетесь выиграть?

— Ставки высоки, — пожала Эрика плечами. — Если победит он, — кивок в сторону улыбающегося Велизара. — То мы получаем ответы на вопросы, и вы отдаете нам ловушку.

— Слишком многого хотите, — а вот это выражение лица Вольфа девушке было хорошо знакомо. Сейчас отец прикидывал как извлечь выгоду из ситуации.

— Вам крайне необходимо все это, иначе бы ты не рискнула вернуться, — мужчина скрестил руки на груди. — Вот мои условия договора: вы оба будете сражаться с теми, кого выберу я. До смерти одной из сторон. Считай, что я дал тебе второй шанс пройти испытание. Если победит хоть один из вас — я отдам требуемое. Проиграете оба — извините. Это мои условия и я не собираюсь их менять.

Над площадкой повисла тишина. Эрика видела десятки взглядов, устремленных на нее: злых, презрительных, насмешливых — ничего другого здесь она и не ожидала. Для всех этих кланников она была беглянкой, дезертиркой, не прошедшей Испытания и приговоренной к наказанию.

— А ничего так, что моя невеста немного беременна? — в голосе Велизара не было злости — одно сплошное любопытство и легкая задумчивость.

— Пусть это послужит для нее дополнительным стимулом к выживанию, — ухмыльнулся Вольф.

— Ладно, — телепат сделал несколько шагов вперед, загородив Эрику собой. — Только я буду сражаться первым. Врукопашную или будет веселая перестрелка? — в голосе прорезались дурашливые нотки. Вольф чуть сдвинулся в сторону, насмешливо глядя на бледную Эрику.

— Ну а ты?

— А у меня есть выбор? — она удивилась, что может иронизировать. Внутри все заледенело. Опять холодно, опять страшно.

— Есть, — развеселился мужчина. — Вернуться на корабль и отчаливать отсюда.

Отчаливать? Да проще простого! Эрика и так уже была близка к тому, чтобы развернуться и бежать, бежать как можно дальше от этой молчаливой толпы, от вернувшегося кошмара. Единственное, что ее сдерживало — практическое отсутствие выбора. Ну убежит она и что? Как после этого жить дальше? Пилот рано или поздно нападет на Цитрин, исход в принципе уже известен, а во всем будет виновата она — струсила в нужный момент.

— Я буду сражаться, — словно издалека услышала свой голос. Велизар быстро оглянулся, шагнул и обхватил за талию, привлекая к себе. Стало чуть теплее. Но по-прежнему страшно. За обоих.

— Замечательно, — Вольф хлопнул в ладоши. — Ладно, парень, ты сражаешься первым, на нашем традиционном оружии. Вот твои противники, — по знаку, трое вышли из толпы. Губы Велизара сами собой разъехались в многообещающей улыбке. Это те самые, из-за которых девушка мучилась кошмарами.

А потом принесли тяжелый сундук, обшитый тусклым серым металлом. Внутри оказались — велизар с интересом наклонился — длинные зеркально-синие мечи с простыми черными рукоятками.

— Мы их не продаем, а изготавливаем только для себя, — Вольф кивнул на содержимое сундука. — Будете сражаться на мечах.

— Ух ты, какая прикольная штука! — телепат первым вытащил меч, неловко, словно какую-то палку. Эрике внезапно поплохело.

— Ты что, — она старалась говорить шепотом. — Никогда меч в руках не держал?

— Глушаки держал, кинжалы, — Велизар перечислил еще несколько видов оружия. — А таких прикольных вещиц не доводилось. Может, папа умеет с таким обращаться…

— Так, ты иди сюда! — Вольф без особой нежности оттащил Эрику в круг зрителей. Она попыталась вырваться, заработала затрещину и замерла. Велизар тем временем с интересом повертел лезвие перед глазами. На смешки противников не обращал внимания, протирая меч рукавом плаща и любуясь на свое отражение. Эрика снова попыталась дернуться, на плече словно сомкнулись стальные тиски. Такого она не ожидала, и не понимала, на что надеется телепат. Ему в противник достались настоящие закаленные ротанцы. Они с такими мечами обращались виртуозно. И эти красочные размахивания были сейчас не для показухи, а всего лишь проверка баланса.

— Начинайте бой, — слова над головой прозвучали громом. Эрика снова рванулась, хотя прекрасно понимала, что бесполезно.

— Да не дергайся ты! — поморщился отец. — Спешишь на ринг? Так успеешь еще. Я тебе приготовил очаровательного противника.

Пришлось девушке замереть. И смотреть на бой широко открытыми глазами, хотя отчаянно хотелось зажмуриться.

Трое парней медленно стали обходить Велизара по кругу. Уверенные движения, внимательные взгляды, мечи чуть подрагивают в руках. Велизар же с любопытством вертел лезвие перед носом, периодически дышал на него и протирал рукавом плаща. А потом любовался на свое отражение. И не видел, как подкрадываются со спины. Бой не строился на каких-то правилах. Главная цель — выжить.

— Осторожнее! — не выдержала Эрика и тут же замычала.

— Будешь орать — придушу, — спокойно предупредил Вольф, убирая руку от ее губ. Девушка скривилась и сплюнула.

Велизар обернулся на крик, лезвие полыхнуло на солнце, временно ослепив всех троих нападавших. Телепат быстро отскочил в сторону, неуклюже размахивая мечом. Эрика машинально отметила, что он старается держаться так, чтобы солнце служило защитой. А еще страшно хотелось закрыть глаза: девушка боялась в любой момент увидеть Велика убитым. А тот бегал по всей площадке, неуклюже размахивая мечом, с удивленно-испуганным выражением лица. Вот одному из троицы удалось подобраться ближе, сверкнул на солнце меч. Это был очень красивый и отточенный удар. Из тех, что вырабатываются долгими тренировками и многочисленными боями. Он вызвал восторженные крики, и почти сразу разочарованный свист: телепат увернулся. Буквально чудом, в последний момент, он отпрыгнул в сторону, едва не упав. А удар прошел мимо, отрезав алую прядь волос. Эрика укусила себя за руку, чтобы не сорваться на крик. Не обратила внимания на солоноватый привкус крови во рту. Сейчас она была там, на ринге, уворачивалась вместе с телепатом, чувствовала его страх и то, как быстро бьется сердце. И если бы не стальная хватка, от которой потом на плечах наверняка останутся синяки, Эрика выбежала бы туда, к нему.

Велизара пока спасало только чудо и реакция. Он перестал уворачиваться и прыгать, и бросился бежать по кругу, под улюлюканье распаляемой толпы. Для них сейчас это был самый настоящий цирк. А красноволосый пижон — клоуном, который в конце должен умереть. Он бежал по кругу, он отпрыгивал в стороны, он тыкал мечом наобум, стараясь снова ослепить противника. А те, понемногу зверея, теснили телепата со всех сторон. И, наконец, сумели окружить.

Велизар резко остановился и замер, держа меч в опущенной руке…

Дальнейшее вызвало у Эрики, да и у остальных, самый настоящий шок. Велизар ловко двигался между тремя противниками, а клинок в руках бешено вращался. Вот он на выпаде проткнул одного, клинок сверкнул, устремляясь к земле, но его подхватили. Телепат, не снижая скорости, двинулся к оставшимся, размахивая уже двумя мечами. Быстрые взмахи, ловкие выпады, гибкость, словно у него и суставов то нет. Красный вихрь прошелся по рингу, оставляя за собой только кровь и разрубленные тела. Замер, расслабленно опустив мечи. В повисшей тишине можно было услышать, как разбивались о серое плато ринга темные капли крови, падающие с клинков. Красные брызги попали на левую щеку телепата, словно украсили еще одной татуировкой. Эрика, почувствовав, что ее уже не держат, рванула вперед, едва не упала, но добежала до Велизара, остановилась в шаге. Тот медленно поднял голову, в глазах потухало багровое пламя.

— Неплохо, — голос был немного хриплым после боя. — Очень неплохо. Но они недооценили противника. Я с раннего детства тренировался на мечах с отцом, а он — лучший воин на Цитрине.

— Ты… — Эрика буквально протолкнула слова сквозь сжавшееся от волнения горло. — Ты с самого начала мог их убить?

Велизар улыбнулся неожиданно светло.

— Ну да, просто хотел изучить их тактику боя…ну и поразвлекаться.

— По…что?

— Хватит, — голос Вольфа разбил тишину на сотни снежинок, хрустящих и холодных. — Отойди в сторону. А ты, — кивок дочери. — Занимай его место. Будешь драться в человеческом или зверином обличье?

— В человеческом… — девушка взяла меч у телепата. Нагревшаяся от его ладони рукоять немного успокоила. — Кто будет моим противником…или противниками?

— Тебе хватит и одного, — Вольф медленно вышел на ринг, небрежно подобрав из лужи крови меч. — Будешь сражаться со мной…в боевой ипостаси.

Шаг за шагом, время вокруг тянется как странная жвачка с противным привкусом страха. Он оседает на языке, проскальзывает внутрь и будит панику. Хочется проснуться, в безопасности, как ей и обещали.

" Он меня убьет» — мысль толкнулась равнодушная и блеклая. Вольф поджидал, перекинувшись в боевую ипостась. Да, великолепен: прочный хитин, мощные клешни, изогнутый гибкий хвост, на конце которого острый крюк с каплей яда. Хорошо еще, что рост остался прежним, иначе Эрика непременно грохнулась бы в обморок. А так она продолжала идти, словно в замедленной съемке.

Радовало одно: Велизар при любом раскладе получит информацию и артефакт. Ротанцы, хоть и отморозки, но слово свое держали и будут держать. Девушка отыскала глазами телепата, тот отошел к зрителям. Выглядел он бледнее обычного, даже глаза словно выцвели.

«Прости, Велик, — девушка смогла выдавить резиновую улыбку. — Но, тут ты мне не поможешь»

Тут ей никто не поможет. А она не выстоит. Взгляд пробежался по гротескной фигуре, затянутой в хитин. Он ее сметет за считанные секунды, если только не произойдет чудо.

" А если я его убью, то вдруг мы не получим никакой информации? Вдруг только он знает то, что нам нужно»

Сознание вдруг затуманилось, поплыло. Девушке даже показалось, что она отключилась на секунду, так как в следующий момент обнаружила себя стоящей на четвереньках, а вокруг хохотала толпа.

— Ноги подкашиваются? — голос Вольфа стал скрипучим. Клешни звонко щелкнули в предвкушении.

— Да ни за что! — Эрика встала, ее повело в сторону. Велизар, бледный как больное привидение, стоял тихо, уставившись в одну точку. Его заметно шатало.

А Эрика не понимала, что с ней происходит. Ее бросало то в одну, то в другую сторону — к вящему восторгу зрителей. К тому же все сильнее ощущалось присутствие чего-то постороннего внутри головы. Ну вот, еще и с ума от страха сходить начала! Ее руки словно сами по себе схватили меч, мысли приобрели четкость, заглушая панику и страх. Нет, она боялась, панически, до дрожи, но что-то внутри нее действовало само по себе. И эти четкие логические цепочки, выстраиваемые при виде скорпиона — она так никогда не думала.

" Тише, Рики, — голос в голове. — Мне и так трудно удерживать тебя в своей воле»

Девушка в очередной раз споткнулась, вызвав хохот зрителей. Вольф нетерпеливо переступил суставчатыми лапами и гаркнул.

— Начинаем бой!

" Я тебя оглушил, пока никто не видел. Точнее на секунду создал дезориентацию в пространстве слабым залпом глушака, втайне от других. А теперь расслабься и доверься мне. Только не смей напрягаться. Иначе я вылечу и твой папашка тебя по плато размажет»

Вольф не собирался играть, он вышел на ринг с определенной целью — убить. Не будь Велизара, ему удалось бы это сделать в первые минуты. А так девушка ухитрилась уворачиваться, хотя несколько выпадов заставили ее пропахать животом и локтями поле ринга. Боковой удар клешней вспорол комбинезон на спине и оставил длинную рану. Девушка лишь коротко вскрикнула, перекатываясь в сторону. Терпеть боль, на время отсечь ее от восприятия — это она делать умела. Синяки, царапины — все потом. Она не мешала Велизару, которому и так едва удавалось держать ее тело под контролем. Вот еще один прыжок, клешни сухо щелкнули над головой. Девушка присела и подкатом ушла в сторону. Хвост ударил по голому полу. Еще и еще. Вольфу надоело возиться с Эрикой.

В широких каменных плитах ринга в одном месте образовалась узкая щель. Ее собирались заделать сегодня, но появление гостей несколько сбило планы. Эрика, получив еще несколько царапин и приложившись коленками о пол, добралась до нужного места. Сверху на нее устремился хвост, на конце которого ярко сверкала желтая капля яда. В последний момент Эрика дернулась в сторону, а хвост со всей силы ударил в плиты, расширяя щель, застревая кривым жалом. Девушка подпрыгнула, оседлала Вольфа и поднесла меч к горлу. В тот же миг Велизар выскользнул из ее сознания, тихо застонал, придерживая льющуюся от перенапряжения из носа кровь.

— Я тебя убью, — тихо прошептала девушка. Вольф перестал дергаться, осознав положение. Меч упирался в тонкую кожу между пластинами: одно движение и горло будет перерезано.

— Убей, — почти неслышный голос. Толпа замерла, ожидая дальнейших действий. Корабль не шевелился, сверкая брюхом.

— Нет, по закону я могу подарить тебе жизнь, как великому воину…а теперь скажи, признаешь ли ты себя побежденным? — лезвие меча надавило сильнее, на поверхность выдавилась капля темной крови.

— Признаю…

Эрика тяжело спрыгнула на пол, не обращая внимания на кровь, капающую отовсюду, чуть ли не из ушей. Вольф продолжал стоять не шевелясь, собирался с мыслями, что теперь, кажется, ему придется доказывать, что он способен удержать пост старейшины после такого поражения.

— Завтра в полдень, — наконец, он поднял голову с фасетчатыми глазами. — Жди у архива, я сдержу свое слово.

Вот теперь Эрика позволила себе, наконец, почувствовать боль и упала.

***

Больше месяца назад она уже просыпалась в этой прозрачной капсуле, словно приросшей к золотистой стенке корабля. Но тогда она чувствовала лишь пустоту и холод, а еще рос страх перед неизвестностью. Сейчас же Эрика открыла глаза с каким-то совершенно восхитительным чувством, словно что-то очень тяжелое исчезло с ее плеч, перестало давить. Полная свобода от страхов и застарелой обиды.

Верхняя часть капсулы, тихо щелкнув, отошла в сторону, давая Эрике выбраться. Пол под босыми ногами моментально подстроился под необходимую комфортную температуру. На теле не осталось ни единой царапины, девушка убедилась в этом, покрутившись вокруг собственной оси и задрав до подбородка короткий светлый халат. А еще проснулся голод пополам с угрызениями совести и возмущением. Ну с голодом Эрика справилась в первую очередь: «заморила червячка» стаканом сока из ооли, оставленным кем-то возле капсулы. Девушке эти прозрачные, с кислым привкусом ягоды пришлись по вкусу с первых дней пребывания на Цитрине. А вот с совестью и возмущением пришлось повозиться. Они разрывали примерно на равные части. С одной стороны — Велизар рисковал собой, спас ее и всю кампанию в целом, за что ему огромная благодарность, с другой — валял дурака на ринге, а она едва не поседела. Так и не решив, что ей собственно говоря делать, Эрика вышла в коридор. Тишина. И пустота. Команду они оставили в Рубеллите, за исключением пары-тройки воинов, но и те растворились в уютно-золотистых коридорах корабля. Интересно, а где сам телепат? Отсыпается? На Ротане сейчас глухая ночь, день выпал напряженным, так что девушка почти убедила сама себя, что Велизар дрыхнет в своей комнате. Испытав странное разочарование, решила отложить разговор на утро, и направилась к своей комнате. И все таки как здесь тихо, когда нет почти никого из команды. Только успела подумать об этом, как со стороны кают-компании раздались голоса. Разговаривали двое.

— Хочу вас предупредить, младший командир, что вы совершаете неприемлемый с точки зрения морали поступок.

— Да ладно, Свет, расслабься, с какой это радости? Я же ради безопасности, — голос Велизара звучал бодро и как-то подозрительно весело. Эрика приблизилась к распахнутым дверям, прислонилась к косяку, невольно прислушиваясь к разговору. Красные волосы телепата закрывали ей весь обзор. Велик что-то разглядывал и радостно вертел в руках.

— Я знаю прецеденты, и поверьте… — тут корабль замолчал. Синие глаза в стене уставились поверх плеча Велизара на Эрику.

— Ой, мы, кажется, не одни! — дурашливо пропел телепат, не оборачиваясь. Одновременно его рука на мгновение нырнула в карман черных штанов, пряча что-то. А ведь этого могло бы и не быть, иглой вдруг пронзила мысль. Окажись Велизар менее умелым, или менее умным. Про нее вообще разговора нет: смели бы в первые же секунды. Так что по сути, несмотря на некоторые моменты, телепат — герой дня. Эрика вдруг вспомнила свои ощущения на ринге и сухо, без слез, всхлипнула. Велизар моментально обернулся, единым слитным движением, с немым вопросом в красно-карих глазах.

Их разделяло каких-то несколько шагов. Три удара сердца…целая вечность. Эрика даже не поняла, кто первый сделал шаг. Просто ее вдруг обволокло тепло объятий, а щека сама собой прижалась к мягкой коже плаща. И снова мысль, бьющая через всю голову, прямо в сердце: а если бы…

— Рики, — Велизар приподнял голову девушки, обхватив пальцами подбородок. С интересом принялся разглядывать одинокую слезу, стекающую по щеке. А потом…потом просто прижался губами к ее губам, попутно языком убрав соленую каплю. Доказывая, что он живой, что все позади. А Эрика…она просто отдалась всем кипевшим внутри ощущениям. Тому, что пришлось пережить, огромное облегчение и радость, а также бесконечную нежность и благодарность к этому странному и такому непонятному парню. Только там, на ринге, Эрика вдруг с особенной ясностью поняла: они смогут быть вместе…если выживут. Шанс есть, и она попробует воспользоваться им, попробует поверить еще раз.

Ее опустили на широкую кушетку, в углу кают-компании. В груди сердце стучало так, словно вот-вот выскочит наружу. Эрика была уверена — его слышно по всему кораблю. Но не придавала этому значения: с ней происходило что-то странное. Нет, не так с ней делали что-то странное, а она поддавалась. Сама тянулась к Велизару, обнимая так, словно он был ей необходим, как воздух, как вода. Тихо ахнула, когда раздвоенный язык скользнул по шее, вниз, к животу. Вцепилась пальцами в алые волосы и выгнулась. Волны жара вдруг стали скапливаться где-то внизу, чтобы в какой-то миг взорваться. Она услышала свой крик, а потом потерялась в совершенно новых ощущениях. Окончательно утонуть не давали руки телепата. Эрика чувствовала боль, восторг и облегчение от мысли, что совершила что-то, к чему шла уже давно. И сквозь безумный стук сердца, свои стоны и громкое дыхание услышала тихие слова, произносимые срывающимся голосом.

— Ты моя, Рики. Моя…моя…

Эрика проснулась первой. С ощущением тихого счастья и приятной усталости во всем теле. Долго смотрела на спящего Велизара, даже во сне не выпустившего ее из объятий. Телепат тихо сопел, уткнувшись носом ей в плечо. Красив, прекрасно сложен, эксцентричен, но кроме этого было еще что-то…что помогло ему обратить на себя ее внимание. Интересно, что теперь будет? И как себя вести? И как будет вести себя он? Не удержавшись, девушка осторожно провела пальцем по татуировке, видневшийся из-под алой пряди. Глаза телепата распахнулись, руки стиснули пискнувшую девушку и дернули к себе.

— Это… — начала было Эрика, пытаясь высвободить руки, запутавшиеся в простыне, но ее заставили замолчать самым проверенным способом. А потом повторилось все, что было ночью. Только на этот раз медленно и очень нежно. В какой-то момент девушка решила, что не выдержит и расплачется, таким сильным восхищением светились глаза у Велизара. И когда все закончилось, он просто улегся сбоку и продолжил лениво играть ее волосами. Эрика решила не отставать и потянулась за длинной алой прядью. Если пропускать ее сквозь пальцы, глядя на свет, то все вокруг окрашивается в розово-красный оттенок. Она уже собралась это сделать, как вдруг внимание привлекло то, на что прежде не обращала внимания, не до того было. Серебряный отблеск на безымянном пальце правой руки. Тонкий ободок простого кольца. Раньше его не было.

— Это что?

Велизар соизволил перевести взгляд от ее лица на указываемый предмет.

— Кольцо.

— Сама вижу, что кольцо. Откуда оно?

— Я надел, — признался телепат. — Ты заснула первой. Хотел сделать сюрприз. Считай это официальным предложением.

Эрика округлившимися глазами посмотрела на него.

— Я что, твоя невеста? А меня спросить?

— Спрашиваю, — Велик зевнул. — Ты будешь моей невестой? Предлагаю два варианта: «Да» и «Да, но я минуту подумаю».

— А третий вариант не предусмотрен? — Эрика немного рассердилась. Нет, ей было безумно приятно, но ведь такое решение должны принимать двое. А не так, что один в форме ультиматума объявляет, что отныне они жених и невеста. Очередной взгляд, брошенный на кольцо, всколыхнул пока еще смутные подозрения. Эрика подумала и попыталась стянуть кольцо. То сидело, словно вросшее в палец. Прибавила силы — тот же результат. Вот теперь подозрения стали совершенно четкими.

— Засранец, ты что за кольцо мне надел?

Велизар со вздохом принял сидячее положение, понимая, что интимная атмосфера испарилась без следа. Эрика сидела, постепенно злясь все больше, и отчаянно старалась сдернуть кольцо с пальца.

— Рики, во-первых, прекрати насиловать палец, это бесполезно. Во-вторых, я тебе сейчас все объясню.

— Сделай милость!

— Я вчера буквально чуть не обесцветился из-за тебя, — Велизар состроил несчастное лицо. — Понимаешь, ты мне настолько дорога, что я хочу быть уверен, что в любой момент смогу прийти тебе на помощь! А это колечко сможет найти тебя, где бы ты ни была.

— Почему ты не спросил меня?

— А разве ты против? — широко распахнул глаза телепат. — И потом, мне не хотелось тебя будить!

— Не ври! — гаркнула девушка, хлопнув ладонью по подушке. — Ты мог отдать мне его перед…перед…ну перед этим…

— Перед сексом? — мурлыкнул Велизар. Глаза моментально потемнели, а от всей фигуры повеяло страстью и воспоминаниями о прошлой ночи. Внутри девушки отозвалось что-то в унисон, но…

— Не пытайся выглядеть демоном-соблазнителем. Ты не ответил, почему?

— Ты бы не согласилась.

— Правильно! Умничка! — Эрика даже похлопала в ладоши. — А знаешь почему? Потому что это очень напоминает собаку на поводке! Не хихикай, ты прекрасно понимаешь о чем я. Ты будешь знать где я, что делаю и с кем. Более того, ты насильно надел мне эту дрянь, прекрасно зная, что я буду против. Велик, тебя мое мнение вообще интересует?

— Конечно, иначе я давно бы своего добился!

— Велизар, — проникновенно произнесла Эрика. — Сними кольцо, пожалуйста, я же и так не против быть с тобой.

— Рики, — не менее проникновенно отозвался телепат. — Кольцо я не сниму, оно — залог твоей безопасности. Я не хочу, как Аргент, превращать тебя в оранжерейное растение, оберегая от всего. Но хочу быть уверенным, что в любой момент смогу прийти на помощь. Ты еще поймешь, что я прав.

— Ты собираешься на мне жениться? — напрямую спросила девушка. Велизар, уже потянувшийся к ней, замер и вернулся на место. Как-то нервно взъерошил и без того растрепанные волосы, на секунду отвел глаза в сторону.

— Конечно…со временем.

— Ясно. А почему невеста, Велик? Почему не наложница, к примеру? Или не рабыня, а? — девушка распалялась все больше. — Ты же этим кольцом меня просто пометил, не интересуясь, понравится ли мне это! Ты показал всем, что я принадлежу тебе.

— Прекрати. Я делаю это ради тебя!

— Тогда сними кольцо!

— Нет! Я не могу потерять тебя!

Девушка помолчала несколько мгновений, глядя куда-то в стену, рядом с кроватью. Интересно, почему так: только что было так хорошо, а теперь больно и обидно. Велизар ее не слышит, он уперся в свои доводы, не интересуясь больше ни чьим мнением. Телепат оказался глухим к той, которую полюбил. И полюбил ли?

— Ты уже потерял меня, — едва слышный шепот, Эрика сползла с кровати. Велизар рванул следом, наткнулся на ледяной взгляд и застыл, зеленые глаза сейчас напоминали листья подо льдом. Не сияли, как ночью, не искрились нежностью.

— Я не твоя игрушка, не твоя собственность, не твоя прихоть. Я живой человек, который сильно разочарован. Я думала…надеялась, что правда тебе небезразлична, а ты как маленький ребенок, ухватился за меня и пытаешься сломать.

— Рики, что ты выдумываешь?

— Выдумываю? — девушка уже у дверей яростно стукнула кулаком по стене. — Велизар, ты мне говоришь тут такие слова, а где доказательства? Что конкретно ты сделал для того, чтобы я стала твоей? Нацепил паршивое кольцо-клеймо? Да, спас меня, и я тебе безмерно благодарна. А что еще? Постоянно врешь, делаешь все по-своему, не слушаешь никого и ничего. Заваливание подарками и дешевые комплименты это не самый лучший подход, знаешь ли.

— Ты моя, — упрямо проговорил телепат. — Ты все равно моя!

— Нет. Я стану твоей, лишь когда сама приду, по своей воле…как этой ночью. Когда признаю это добровольно, без подтверждающих побрякушек и твоих воплей. У тебя был шанс, Велик и ты его потерял. Но подумай еще, может, поймешь, — девушка снова отвернулась к дверям. — И не надо меня останавливать, мне пора собираться в архив. Да и тебе тоже.

«Ну останови меня! — крикнула молча. — Останови, обними!»

Не остановил, только приглушенно выругался и упал обратно на подушки.

***

Наверное, Эрика заперлась бы в своей каюте или переколотила все в лаборатории, чтобы дать выход накопившимся противоречивым чувствам. Но внутри все словно покрылось коркой льда, толстой и мерзко холодной. Стоя под струями воды, девушка с остервенением терла себя мочалкой, пыталась смыть прикосновения прошлой ночи. Еще бы воспоминания как-то вытравить прочь из головы. Кольцо на пальце блестело ехидно и противно, напоминая об улыбке телепата, когда он говорил очередную гадость. Может, стоит отрубить палец? Эрика выключила воду и задумчиво посмотрела на руку, но потом все-таки отбросила подобные мысли. Пальцы ей еще пригодятся. Хотя бы для того, чтобы задушить новоиспеченного «жениха». Ладно, все потом, сейчас надо получить то, за чем они прибыли на этот трижды проклятый Ротан. Девушка застегнула темно-зеленый комбинезон до самого подбородка и бросила хмурый взгляд в зеркало, что круглым пятном распласталось на противоположной от душа стене. Вроде ничего не напоминает о том, что произошло. Правда, губы слегка припухли. Эрика поджала их, но тут же не выдержала и фыркнула, слишком уж забавное выражение получилось на лице. А в следующее мгновение стало не до смеха. Девушка вылетела в коридор и нос к носу столкнулась с хмурым телепатом. Тот, правда, сразу же просиял, едва увидел ее. И потянул руки. Эрика от объятий ловко увернулась и отступила так, что за спиной оказалось свободное пространство. Чтобы было куда убежать.

— Ты! — она обвиняющее ткнула пальцем в Велизара. — Ты!

— Я, — подумав, согласился телепат. — И что? В чем еще провинился? Слишком красивый и волнующий?

— Ты наглый! Что теперь будет? — Эрика покраснела, уподобившись волосам собеседника. — Я…забеременею? — последнее слово было произнесено шепотом и с легким ужасом. Воображение моментально подсунуло картинку: она с кучей детей, все орут и все красноволосые и умеют читать мысли. Эрика громко застонала, что вызвало громкий смех Велизара. Громкий и искренний, но не обидный.

— Что ты, Рики, я еще не готов стать папочкой. Вот, смотри, — он с готовностью задрал край тонкой красной футболки, обнажая ровные кубики пресса. Чуть ниже их красовалась темно-бордовая изящная татуировка, исчезала за ремнем брюк. Телепат молча ковырнул ее, ногтем поддев тонкий прозрачный квадратик, до этого незаметный.

— У нас такое носят и мужчины, и женщины. Противозачаточная пластинка, рассчитана на год. Так что расслабься.

Эрика кивнула и отвернулась по направлению к выходу из корабля.

— Ты со мной? — она надеялась, что голос звучит холодно и по деловому.

— Я всегда с тобой, — с готовностью откликнулся Велизар. — Когда вернемся, решим, ты ко мне переедешь или я к тебе…

— Ты кажется не понял, — устало отозвалась Эрика. — Пока не снимешь кольцо, не будет никаких «мы с тобой». Тебе придется прибегать к насилию, а в этом случае я тебя покалечу.

Татуировка на виске у телепата внезапно стала резче выделяться на побледневшей коже: верный знак, что Велизар разозлился. Но он молча шел рядом с девушкой. Так же молча вышел из приземлившегося «Святозара».

И только уже идя по оживленным улицам Ротана произнес.

— Не понимаю, почему ты обо мне такого плохого мнения? Я же без тебя не могу, я все сделаю для твоей безопасности.

Эрика вздохнула, может, оно и так, только вот от такой заботы горько и обидно. Ее не слушают, ее мнение ни во что не ставят. Девушка проследила взглядом за группой детей, маршировавших следом за наставником. Да, в детстве ее тоже не слушали, с ней не считались. Неужели так и будет продолжаться?

— Рики, ну чего ты молчишь? Ты меня обидела своими разговорами про насилие!

— Правда? — девушка изо всех сил старалась, чтобы голос звучал равнодушно. — А ты меня своими действиями не обидел?

— Конечно, нет! Это кольцо будет означать, что я выбрал тебя. Никто ведь не знает, из какого оно материала. Остальные будут видеть просто символ обручения, вот и все. А я всегда смогу знать, где ты и что делаешь, и не угрожает ли тебе опасность. Мама, между прочим, тоже сначала была недовольна, а потом поняла, что так для нее лучше.

Впереди показались полукруглые башни Хранилища истории. Пора было заканчивать ни к чему не приведший разговор.

— Все, Велизар, — Эрика увидела, что возле входа стоит Вольф. — Я тебе уже все сказала. Снимешь кольцо — появиться шанс.

Телепат раздраженно стукнул себя по голове, но возражения пока что решил не озвучивать: они подошли ко входу в Хранилище.

— Ты остаешься снаружи, — Вольф выглядел хмуро. — А ты — пойдешь со мной, — он ткнул пальцем в дочь и, не дожидаясь ее согласия, исчез в темноте широкого проема Хранилища. Эрика немедленно последовала за ним. Никакого подвоха она не ждала: ротанцы всегда держали свое слово, дорожа репутацией.

Шли долго. Широкими полутемными, без окон, коридорами, где стены рябили от незнакомых иероглифов. Молчание угнетало. Эрика мельком подумала, что им и правда нечего сказать друг другу. Но все же от одного вопроса не удержалась.

— Откуда все таки у тебя тот браслет?

Она не думала, что Вольф ответит. Однако тот, после напряженного молчания, нехотя отозвался.

— Он передавался из поколения в поколение. Многое было утеряно, но браслет всегда носили, помня о том, что он скрывает.

Из поколения в поколение? Кусочки головоломки стремительно складывались в единое целое.

— Я…потомок…

— Ты — дура, — как-то устало отозвался Вольф. — Какая разница кто и чей потомок, если от этого нет пользы? Все, мы пришли. Дальше иди сама, я буду ждать здесь.

Потом Эрика смутно помнила, что же произошло. Комната, в которую она шагнула, освещалась в центре массивными напольными лампами, в углах шевелилась темнота. Где-то у дальней стены можно было различить неясные контуры какой-то аппаратуры. А в освещенном центре стоял один из Хранителей: невысокий тонкокостный ротанец, облаченный в золотистые одежды. Девушка помнила, как он произнес глухим голосом, растягивая гласные.

— Пожиратель миров уже знает о ловушке, его будет сложно поймать в нее снова. Придется замаскировать. Ты готова?

Эрика кивнула…и медленно опустилась на пол, чувствуя, как потяжелело тело, а глаза закрылись сами собой.

Очнулась она уже в знакомом коридоре, поддерживаемая Вольфом. Тот, убедившись, что девушка пришла в себя и не упадет, моментально отошел в сторону.

— Где ловушка? — Эрика оглядела себя. Ничего не изменилось.

— У тебя, — Вольф немедленно пошел к выходу.

— Но ничего нет?

— Думаю, Хранитель хорошо замаскировал свой подарок, — по губам Вольфа скользнула злобная улыбка. — А теперь внимательно слушай: Пожиратель не имеет постоянной формы, он способен удерживать в своей власти несколько десятков, а в полной силе и сотен, живых существ. Что-то вроде спрута со множеством щупалец. Улавливаешь? У него всегда есть главный носитель. Только рядом с ним и активизируется ловушка. А чтобы он о ней ничего не прочитал в твоей голове, Хранитель не стал сообщать, где именно она находиться. Не волнуйся, в свое время она сработает как надо.

«Мне ее вживили» — поняла Эрика. Вольф на вопросы больше не отвечал, и, выведя ее наружу, тут же ушел, сухо посоветовав улетать с Ротана. Девушка и сама не собиралась задерживаться здесь.

— Не понимаю! — уже в сотый раз заявил Велизар. Они зашли на «Святозар». Голова у Эрики немного гудела, как после тяжелого и неприятного сна, в теле ощущалась противная слабость. Поэтому она прямым ходом направилась в медицинский отсек, восстановить силы. На фразу телепата ехидно отозвалась.

— Если не понимаешь, то лучше молчи о своем дебилизме.

— А если они обманули? А теперь сидят и ржут!

— Ты по себе судишь, Велизар, да? Ты бы так и поступил? — Эрика скрылась за дверями медотсека. Взбешенный телепат пнул стену, и быстрым шагом ушел вдаль по коридору. Его бесило нежелание Эрики принять его разумные доводы по поводу кольца, он почему-то считал, что она прекрасно все знает о новой ловушке, но из вредности не говорит ему. О своей неправоте во всей этой ситуации Велизар даже не задумывался, всерьез считая себя самым дальновидным и умным цитринцем за многие эпохи.


История 8. На каждого найдется управа

***
Наша жизнь — игра без правил,
Наши взгляды — как клинки.
Ты ошибся — не исправил…
Мы с тобою далеки.
Ты достал меня, мой милый
И твой голос, и твой смех,
Зубы сжав, собрав все силы…
…признаю: ты лучше всех…
Думаешь, что ты сильнее?
Как наивно, милый мой!
Я тобою не болею!
Слышишь? Коль не ты — другой!
Эта ночь, кольцо и ложь…
Ну, скажи, зачем, зачем?
В теле — трепетная дрожь,
Твои руки на плече….
Что теперь мне остаётся -
Плакать, прятаться, играть?!
Но однажды круг замкнётся,
От себя — не убежать…

Клара

***

— Идиоты! — слово, хлесткое, как пощечины мачехи, прозвучало в тишине золотисто-зеленой гостиной. «Идиоты» молча не согласились с этим заявлением, но перечить Сиятельному не решились. И друг на друга не смотрели.

— Полудурки! — новое ругательство заставило Эрику втянуть голову в плечи, а Велизар тоскливо посмотрел в сторону плотно закрытых дверей. Дайна молчала, но судя по выражению лица, ее мнение полностью совпадало с мнением Дамиана. Аргент, встав с кушетки, разглядывал кольцо, которое сунула ему под нос обиженная Эрика. И безнадежно качал головой: снять его он не мог. На Велизаре постепенно скрестились четыре негодующих взгляда.

А ведь несколько минут назад ничего не предвещало бури. Когда Велизар и преследовавшая его Эрика ворвались в гостиную, то Дамиан лишь благожелательно улыбнулся. Он и Дайна, которая временно не дулась на супруга, мило беседовали. Над двумя чашками, в форме тюльпанов, поднимался аромат цаски — темного тягучего напитка, вкусом напоминающего карамель с лимоном. Дайна вертела в руках пирожное и размышляла: так его съесть или намазать горчицей? Полукровка подозревала, что в последнем случае Дамиан моментально просечет ее интересное положение. А она все еще обижалась и не хотела раскрывать тайну. Поэтому с удовольствием отвлеклась на ворвавшегося сына и Эрику. А потом увидела кольцо на пальце девушки. И онемела. Молчала, пока Эрика рассказывала о результатах экспедиции, молчала, пока Дамиан задавал вопросы. А потом началось…

И продолжалось уже довольно долго.

— Я не идиот! — пошел в наступление телепат. — Просто я высказываю свои сомнения по поводу разумного поведения вот этой женщины, — палец уперся в Эрику. Та взглядом прожгла в Велизаре дырку. К сожалению, лишь мысленно.

— Именно поэтому ты идиот, — отрезал Сиятельный. — Мог бы догадаться, что она знает больше о народе, с которым жила тринадцать лет.

— А почему я идиотка? — робко поинтересовалась Эрика, одним глазом кося на манипуляции Аргента. Тот все еще пытался что-то сделать с кольцом.

— А у тебя это клиническое. Бабы дуры, не потому что дуры, а потому что бабы, — на самом деле Дамиан вовсе так не считал, но последнее время всплески настроения Дайны и хроническая, несмотря на тонизаторы, усталость дали о себе знать. Сиятельный чувствовал, что все чаще начинает раздражаться. И часто просто уходил из комнаты, чтобы не сорваться.

— Ладно, — Дамиан постарался успокоиться и потер переносицу, разглаживая складку, которая появилась совсем недавно. — Скажи мне, девочка, на каких основаниях мне верить тебе, что с ловушкой все в порядке?

— Что значит, на каких основаниях? — Эрика даже возмутилась. — У вас выбор есть? Я не раскрываю, где спрятала ловушку, лишь затем, чтобы о ней не узнал Пожиратель. Меня он не прочитает, а вот вас, если попадете к нему в лапы…

Дамиан задумался: к сожалению, такая возможность существовала. Как ни сильна была защита Цитрина, но рано или поздно Пожиратель ее пробьет. И до тех пор надо придумать как использовать ловушку. Сиятельный почувствовала, что головная боль, притихшая было час назад, запульсировала с новой силой.

— Когда ты успела спрятать ловушку?

— На это не надо много времени. Не волнуйтесь, я знаю свое дело.

— Будь ты на моем месте — давно бы с ума сошла, — отозвался Сиятельный. — Ладно, всем отдыхать, я подумаю, как заманить Пожирателя в ловушку. А ты, — он ткнул пальцем в сына. — Сними это чертово кольцо. Смотри, мать уже на грани обморока от твоего поступка.

Дайна и впрямь сильно напоминала больное привидение, но не столько из-за поступка сына, сколько из-за того, что старалась совладать с головокружением.

Велизар стрельнул взглядом на мать, тоже побледнел, но упрямо поджал губы.

— Не сниму.

— Что? — очень тихо поинтересовался Дамиан. Если он начинал говорить таким тоном, то все спешили убраться подальше. Телепат нервно сглотнул, переступил на месте, но упрямо повторил.

— Не сниму, — он несколько виновато стрельнул глазами в Эрику. Девушка слушала и не верила. Не хотела верить. Только вот уши заткнуть не получалось.

— Отец, — Велизар решил прибегнуть еще к одному доводу. — Ты ведь когда-то тоже надел такое же кольцо на палец мамы. И что, разве вы сейчас не счастливы?

Дамиан и Дайна переглянулись. Конечно, счастливы, вот только…

— Во-первых, я не горжусь своим поступком, во-вторых, там была другая ситуация, и, в-третьих, я снял это чертово кольцо. Только она все равно одела его обратно, — Сиятельный улыбнулся жене. — И это был уже ее выбор!

— Дами, оставь их, — Дайна решила вмешаться. Голова, наконец, перестала кружиться, и снова вернулось чувство реальности. — Ничего он не поймет, пока не испытает на собственной шкуре.

— Чего испытаю? — не понял телепат.

— Того как больно терять любовь из-за своего упрямства, — рявкнула полукровка. Вскочила с кушетки и почти бегом покинула гостиную.

— Так, валите все куда-нибудь и до утра не попадайтесь мне на глаза! — Дамиан выскочил следом за женой.

— Пошли, Эрика, прогуляемся, — Аргент потянул девушку за собой. На брата он посмотрел, лишь когда подруга выскользнула за дверь.

— Ну ты и придурок, — почти беззвучно выдохнул, глядя на младшего брата. — И чем ты лучше меня? Я хотя бы ей душу не калечил.

Над Рубеллитом все сильнее сгущались сумерки. Такие же, как внутри телепата. Равновесие…именно оно — залог психического здоровья телепата. И без того хрупкое, оно легко может покатиться по наклонной. Велизар всегда считал себя оптимистом, веселость и некоторая бесшабашность — щит, укрывающий от негатива и грязи, которые он так часто встречал в чужих мозгах. А теперь все это вдруг всколыхнулось внутри. Лишь на мгновение.

И чем он лучше Аргента…

«Глупости, — момент слабости прошел. — Я все делаю для ее безопасности. Рики скоро это поймет, просто надо дать ей время».

Дайна четко помнила, что она заснула. В своей кровати, заперев двери и рявкнув, что хочет побыть одна. Помнила, как тихо проплакала целый час, стараясь сильно не всхлипывать. Чертовы гормоны делали свое дело, скоро «интересное положение» станет невозможным скрывать. Дайна еще очень хорошо помнила, как натянула повыше легкое одеяло, погружаясь в сон.

И теперь стояла посреди темноты. В ней были проблески: то тут, то там, словно попадая под бледный луч света, появлялись и исчезали узловатые колонны. Под ногами — полукровка постучала ногой — зеркально-стеклянный пол. Дайна опустила голову и в очередной бледной вспышке света поймала свое расплывчатое отражение.

— Что детка, не хочешь поиграть со мной? — голос раздался со всех сторон. Влился в уши противной тягучей смолой. Дайна заоглядывалась, но только заметила вокруг белесые клочья тумана. Брезгливо отступила в сторону, придерживая край длинной юбки. Странный сюрреалистичный сон начинал пугать.

— На твоем месте я пришел бы добровольно, — продолжал голос насмешливо — Возможно тогда кто-то да уцелеет. Тебе, правда, такого обещать не могу. Ну же, твоя жизнь и корабль против жизни и процветания целого мира.

Полукровке показалось, что ее плеча кто-то коснулся. Резко обернулась…никого. Да, вокруг пусто. Но почему тогда ощущение чего-то чужого разлито в прохладном воздухе странного зала? Словно запах нафталина от вытащенной старой шубы. Такой же мерзкий и раздражающий.

Он вынырнул неожиданно. Вот только что перед ней никого не было, а в следующее мгновение знакомая фигура загородила весь обзор. Дайна завизжала и со всей мочи ударила. Кулак со шмякающим звуком во что-то врезался.

— Черт! — она подскочила на постели, тряся рукой. Напротив сидел крайне мрачный Дамиан и потирал скулу.

— Просто могла сказать, что я не вовремя…

— Это кошмар, — она заставила себя лечь обратно, повторяя, как заклинание. — Это просто кошмар, один из подсознательных страхов. Все в порядке, милый.

***

Цитрин напоминал зернышко, заключенное в алмазную скорлупу, невидимую, но необычайно прочную. Защитное поле, созданное с помощью технологии и магии, было неприступным даже для такого сильного ментала, как Пожиратель. И он бессильно облизывал множеством щупалец невидимую преграду, словно гигантский эфемерный спрут.

Но в каждой броне можно найти лазейку. Очень слабый сигнал, не расцененный как опасность, вполне может проникнуть за пределы защитного поля. Да, таким не наделаешь бед, но ведь достаточно легкого внушения. Даже не подчинения, а всего лишь нескольких нужных мыслей, чтобы все повернуть в свою сторону.

Эрика вернулась с прогулки окончательно разбитая и опустошенная. Аргент всячески пытался ее развлечь, болтая о том и сем, пересказывая последние новости, делясь планами. После происшествия в Зеленом Центре, он еще сильнее стал опекать девушку, чувствуя и вину, и ответственность. Эрика же слушала вполуха, размышляя, где же может быть ловушка. То, что она у нее, не было сомнений: ротанцы слишком дорожат своей репутацией. Узнай кто-нибудь, что они солгали, проиграв в честном поединке, и их просто станут игнорировать, предпочтя менее умелых, но честных. Вопрос в том, где это чертова ловушку. Девушка осмотрела себя всю, но ничего не обнаружила. А потом, уже чувствуя слабость и легкую головную боль, кое-что заподозрила. Но, конечно, скрыла от остальных. Зачем? Ее Пожиратель не прочитает, а остальных — запросто.

Аргент, наконец, проводил ее до спальни и, быстро попрощавшись, ушел. Стоять в полутемном коридоре было глупо, но девушка медлила, с недоверием оглядывая дверь. Вроде все как всегда, но внутри прозвенело предчувствие, от которого сердце запрыгало в сумасшедшем ритме. Поколебавшись еще некоторое время, Эрика все же нажала на выпуклость в стене, давая двери отъехать в сторону.

— Рики! — сидевший на широком подоконнике Велизар быстро подскочил к девушке.

— Ты что здесь делаешь? — возмутилась Эрика, злясь на то, что внутри вспыхнула совершенно беспричинная радость. А следом за ней и надежда.

— Велик, ты пришел снять это? — она помахала рукой перед его лицом. Телепат ловко ухватил ее за пальцы, поцеловал, глядя прямо в глаза.

— Нет, я пришел потому, что соскучился, — в голосе послышался мягкий жар. Он перекинулся и на девушку, окрасил щеки, сгустил воздух в комнате. Только вот на этот раз чего-то не хватало. Велизар этого не ощущал, лаская девушку взглядом. Зато Эрика начинала чувствовать как изнутри поднимается волна разочарования и боли, той, что гораздо хуже физических страданий.

Да, кажется, здесь ее мнение и ее интересы никого не волнуют.

Рука сама собой вырвалась из захвата. Жар исчез, сменившись холодом. Золотистый приглушенный свет спальни не успокаивал, а раздражал. Как и два бокала, отсвечивающие красным на прикроватном столике.

— Я устала и хочу спать, — она изо всех сил старалась, чтобы голос звучал ровно и спокойно. — И кажется уже сказала, что не буду общаться с тобой до тех пор, пока ты не снимешь эту гадость. Я чувствую себя собачкой на поводке.

— Что за глупости, Рики. Ты совсем не на поводке, просто я хочу всегда знать, что с тобой и где ты.

Эрика тихо рассмеялась. Стоять уже не было сил, и она присела на край постели.

— И это, по-твоему, не поводок?

Телепат своей стелющейся походкой обогнул кровать и встал напротив. Серьезный, даже немного жалобный. И ничего не понимающий. Эрика тихо вздохнула: совсем ничего.

— Какой же это поводок, милая? Я же ни к чему тебя не принуждаю, просто…

— Просто ты меня привязал к себе. Тайком, не спрашивая разрешения, — девушке казалось, что они ходят по замкнутому кругу. — Не спросил, хочу ли я, люблю ли я. Может, меня ждет другое будущее, не с тобой?

А вот теперь темно-вишневые глаза вспыхнули злостью. К тому, абстрактному сопернику, которого и не было вовсе.

— Любишь и хочешь, — Велизар сделал шаг вперед, упал на колени. Эрика вздрогнула, ощутив на бедрах его руки. А телепат уткнулся лицом ей в колени. Прерывисто дыша, словно после долгого бега.

— Никогда больше так не говори. Ты нужна мне. Ты только моя! И будешь со мной счастлива. Я все для тебя сделаю, все все все. Но кольцо не сниму, мне страшно, что если я это сделаю, то однажды ты исчезнешь. В свой мир, или к другому. Или с тобой что-то случится, а меня не окажется рядом.

— Ну все. С меня хватит!

Эрика вскочила, освобождаясь от хватки Велизара. Возмущение, обида, злость — все смешалось и, наконец, вырвалось наружу.

— Ты просто самодовольный болван, который решил, что на свете есть только его решения. Ты говоришь, что все делаешь для меня? Да ничего подобного, это ты для себя все делаешь! Тебе хочется, чтобы я была рядом. Так сильно хочется, что плевать на мои чувства и ощущения.

Тут уже разозлился Велизар. И тоже вскочил.

— Плевать, да? — в голосе звенела мальчишеская обида. — А что ты хочешь? Сейчас ты с радостью убежишь от меня, дай я тебе выбор! Хотя бы потому, что с какой-то радости обижена на мои попытки тебя защитить.

" Да никуда я не убегу!» — Эрике даже показалось, что эта мысль эхом разнеслась по комнате. Сейчас ей как никогда хотелось, чтобы ее врожденная блокировка от телепатии исчезла. Но вместо этого лишь произнесла.

— Я хочу сама выбирать свою судьбу. Даже если она не будет связана с твоей.

Это был финиш. Велизар замер, хватанул несколько раз открытым ртом воздух, а затем вылетел за дверь.

— Вот и поговорили, — девушка снова села на кровать. Потом легла, подтянув к себе подушку. Ну почему все так плохо? Почему она думает одно, а говорит совсем другое, словно кто-то маленький и мерзкий, поселившийся внутри нее, заставляет упрямиться и возмущаться.

— Если бы только снял кольцо, — прошептала Эрика, чувствуя, как слипаются глаза. — Я бы сразу надела его обратно. Просто сними, дай понять, что я не игрушка…

Она заснула, вымотанная последними событиями и своими мыслями. Не слышала как снова отворилась дверь, как по полу, залитому лунным светом, скользнула тень, а затем что-то тяжелое опустилось на кровать. Просто перевернулась во сне и со вздохом уткнулась во что-то теплое.

— Ну что же ты не приручаешься? — Велизар замер, боясь разбудить девушку. Та во сне повернулась, наполовину оказавшись на нем. Спокойная и немного обиженная.

— Рики, Рики, как же мы с тобой друг друга мучаем, — тихий шепот в темноте. — Сниму я это кольцо, но только когда все это закончится. Можешь меня ненавидеть, но я сделаю все по-своему.

Только ночь слышала его слова. Но она ничего не могла сказать той, которой они предназначались. Ночь слышала много слов, хранила тайны, но всегда была молчалива. Знала, что рано или поздно все повернется так, как надо. Поэтому ночь всего лишь обняла двоих, заснувших со своими мыслями, и тоже задремала. Все было как всегда до того часа, когда содрогнулось пространство Цитрина. Это было похоже на вздох кого-то большого и невидимого, а следом за ним беззвучный, ударяющий по нервам стон. Серый рассвет, уже заглянувший в окна домов Рубеллита, внезапно перестал был сонным.

Вбитая в прямом смысле слова выучка заставила Рики взвиться над постелью. Точнее, она постаралась это сделать, но не смогла, удерживаемая телепатом. Задохнулась от возмущения.

— Ты!

— Я, — согласился телепат. Он продолжал прислушиваться, но все стихло. — Рики, самое время сказать, где ловушка.

— Это еще зачем? — девушка сбросила с плеча руку Велизара. — Что это сейчас было?

Телепат обернулся, в предрассветном сумраке глаза отливали багровым.

— Пожирателю надоело ждать, он решил пробить защиту Цитрина.

Эрике вдруг стало как-то очень неприятно и холодно. Она даже сделала движение, словно собралась прижаться к тому, кого так старательно гнала из своей кровати и жизни.

— Но ведь Властители ее надежно…укрепили?

— Да, только он все равно ее пробьет. Пусть не сегодня и не завтра, — Велизар соскочил с кровати. — Одевайся, надо решать, что делать. Скажи мне, где находиться ловушка. Я поставлю на знание ментальный блок.

Эрика покачала головой. Она тоже спешно натягивала штаны и футболку, не думая о прическе. Не до этого.

— Не скажу. Ради тебя самого. Мне бы подобраться к Пожирателю, точнее, к его главному носителю.

— А что, на других не подействует? — Велик потащил подругу к двери. Та не отказала себе в удовольствие вырваться из хватки и обогнать телепата.

— Нет, Пожиратель похож на эфемерного осьминога. Толку будет, если ты захлопнешь капкан с щупальцем? Он его перекусит и уйдет. Другое дело голова…

Коридоры были переполнены народом. Человеческой наружности и не очень. Многие зачем-то выглядывали в окна.

— Боятся, — Велизар мгновенно считывал всех попадающихся на пути. Эрика, опять оказавшаяся в хвосте, изо всех сил старалась не потерять его из вида. А это было сложно сделать в такой толпе.

— Жители Рубеллита, — голос Сиятельного заполнил коридоры и комнаты резиденции, его было слышно на улицах города. — Мы приказываем всем вернуться к своим делам и не устраивать панику. Все под контролем. Те, кто ослушается, будут наказаны. Повторяю…

Паника затихала. Никому не хотелось быть наказанным. А верить своим Властителям жители Рубеллита научились уже давно. Поэтому, продолжая переговариваться, стали расходиться.

— Папа идет к залу совещаний, — Велизар развернулся и на полной скорости помчался, чтобы перехватить Дамиана. Если не успеет, то придется ждать окончания совещания: внутрь никто, кроме Властителей, не может попасть. И никто не смеет отвлекать их. Поэтому неудивительно, что Велик торопился, крикнув Эрике, чтобы не отставала.

Дамиана нагнали почти на пороге. Еще секунда, и двери захлопнутся.

— Папа!

Сиятельный обернулся. Он уже успел надеть золотую маску, изображавшую прекрасное холодное лицо.

— Потом поговорим.

— Нет! — завопил Велизар. — Сейчас! Я знаю, что ты хочешь предложить!

Из прорезей маски на телепата уставились сердитые темные глаза.

— И что?

— А то, — Велик на мгновение запнулся, но продолжил. — Я хочу отправить маму в безопасное место. Ты же знаешь, что если создать вокруг нее плотную ментальную защиту, то она может проскользнуть незамеченной. А у тебя будут развязаны руки. Ты сейчас боишься решиться на свой план из-за страха ее потерять. И говоришь сам себе, что Властитель в первую очередь должен думать о государстве. А если получиться, то ты сможешь отрешиться от эмоций.

Сиятельный заколебался. Телепат хорошо прочитал его эмоции и метания, из-за которых он уже неделю толком не мог спать.

— Рики сможет открыть двойной портал. — Велизар почувствовал колебания отца. — Это называется «эффект зеркала». Открывает один, а почти сразу второй — зеркальное отражение координат первого, и уходит в подпространственный слой. Я уже проверил вместе со «Святозаром», там можно жить. И Пожиратель туда не сможет пробраться…по крайней мере сразу.

— Эрика нужна будет здесь…вместе с ловушкой, которую я хочу увидеть сразу после совещания. Пусть портал открывает мать.

Телепат округлил глаза.

— Она же не может!

— Это еще почему?

— Папа! — возмущенно завопил Велизар. — У тебя где глаза? Мама ребенка ждет, уже второй месяц пошел. Ты же знаешь, что в ее положение многие способности временно притупляются.

Под маской эмоции были не видны. И очень хорошо. Иначе Эрика бы испугалась тому, как исказилось лицо Сиятельного.

Связь через кольцо. Быстрый обмен сообщениями.

«— Милая, ты где?»

«— В комнате, как ты и велел. Дамиан, что у тебя с голосом?»

«— Собирайся, ты отправляешься в безопасное место. Велизар останется с тобой, а Эрика откроет портал»

«— Размечтался, я останусь с тобой»

«— Это не обсуждается. Они уже идут к тебе. Кстати, любимая, почему ты последнее время отнекивалась от открытия порталов?»

Короткая пауза…

«— Дами, я…»

«— Я пока не хочу тебя видеть. Потом поговорим»

К тому времени, как Велизар с Эрикой добежали до спальни, Дайна уже успела бурно возрыдать, стукнуть кулаком по стене и разбить вазу. Гормоны явили себя во всей красе. Телепат быстро окинул взглядом бледное лицо матери, мысленно коснулся ее сознания и постарался успокоить.

— Идем, мама, нам пора уходить.

— Я останусь здесь, — Дайна тряхнула головой, стараясь скинуть наваждение. Эрика, уже настроенная на портал, терпеливо ждала.

— Мама, ты больше ему поможешь, если не станешь сдерживать, — Велизар потянул ее за рукав платья. — Пойдем. Тебе ведь надо беспокоиться не только о себе.

Полукровка вдруг решительно кивнула.

— Да, пошли. Эрика, какие координаты?

— Стандартные с зеркальным отображением, — девушка потрясла запястьями, как музыкант перед концертом. — Приготовьтесь. Велизар, ты создал ментальную оболочку?

— Обижаешь, малыш!

Ей никогда прежде не доводилось создавать двойной портал. Да еще в таких условиях. Эрика сосредоточилась, отбрасывая прочь сомнения и посторонние эмоции. Вдохнуть глубоко, очищая сознание. Поднять руки, развести в стороны и одновременно вниз, словно сдирая невидимый занавес. Одновременно девушка нащупывала вторые, зеркальные координаты. Она не думала о том, что происходит в подпространстве. Просто шла к нему, продираясь сквозь миры.

Удар, толчок, на миг повело голову. Так и должно быть? Возможно. Эрика забеспокоилась, что потеряла нить зеркальных координат. Но тут по ногам ударило что-то твердое. А рядом раздалось дружное «Ой». Глаза открылись сами собой. Куда их занесло по ее милости? Что-то исказило переход, и Эрика теперь изумленно оглядывалась. Под ногами гладкий черный пол, теряющийся где-то вдалеке. Зал, пещера? Стен видно не было, равно как и потолка. Тусклый круг света выхватил лишь несколько тонких кривых колонн, тоже зеркально-черных. Ни движения, ни запахов. Только страх, подкрадывающийся к горлу.

— Это и есть подпространство? — Дайна облизала губы, которые вдруг пересохли. Такое с ней случалось, если волновалась или боялась. А сейчас было и то, и другое. Иррациональный сковывающий страх.

— Велизар, — Эрика обернулась к телепату. Тот задумчиво разглядывал обстановку. — Что за координаты ты мне дал?

— Все нормально. — Велизар остановился неподалеку, улыбаясь — Я же сказал, что спрячу вас в надежном месте!

— А давайте угадаем, кто будет вас искать! — голос раздался откуда-то из темноты. Дайна отказывалась верить в происходящее. Голова закружилась…

— Привет, детка! — продолжал звучать голос Шахрана. Самого слоана видно не было — Я скучал, а ты?

***

Еще в раннем детстве Дайна усвоила одну вещь: никогда нельзя показывать свой страх. И ни за что нельзя ему поддаваться. Годы, проведенные с Дамианом, притупили бдительность. Полукровка привыкла к безопасности. И сейчас испытала мгновенный прилив паники, желание с плачем, как обычная женщина, броситься бежать, не разбирая дороги.

Но лишь на мгновение.

Глубокий вздох, решительный мысленный пинок самой себе, и паника отступила. Страх остался, но и он уже был не за себя, а за Эрику и Велизара. Полукровка стиснула зубами, услышала как скрипнули клыки: да, слоан знал куда бить, чтобы ударить побольнее, чтобы выбить почву у нее из под ног.

Не дождется. Дайна огляделась, гадая, как ее перенесли сюда. Что-то наподобие телепорта: мгновенное движение воздуха, и она оказалась уже здесь, в какой-то оранжерее. А как еще назвать место, где растения плотно переплетаются друг с другом, оставляя только узкие проходы и ниши. В одной из них сейчас и пряталась полукровка. Это тоже на уровне инстинктов: укрыться в незнакомом опасном месте и обдумать ситуацию.

Растения поднимались куда-то к невидимому потолку и исчезали в густой дымке, колеблющейся метрах в десяти над головой. Свет вокруг окрашивал все в зеленоватые тона. Дайна сильно подозревала, что и цвет ее лица сейчас мало отличается по цвету. Но сейчас ее это не волновало.

Еще там, в зале с черными колоннами, она попыталась кинуться в сторону. Но увы, у них с Эрикой не было ни единого шанса. Короткая схватка закончилась тем, что ее унесло куда-то телепортом, а Эрику утащил тот, кому она безгранично доверяла.

Велизар…

Снова захотелось разреветься. Вместо этого полукровка дернула ноздрями, ловя запахи, и холодно произнесла.

— Это все для меня? Почему же не вышел встречать?

Шахран с улыбкой стоял, перегораживая выход из ниши. Он ни капли не изменился, даже наряд тот же, отливающий темной зеленью. Дриада, блин. Дайна вяло удивилась: она еще способна шутить? Или это начинается истерика?

— Безопасности ради, к тому же с вами и так справились. Остались мелочи: попроси своего мужа привести сюда корабль.

— Нет, — спокойно отозвалась полукровка. — Никаких кораблей, можешь прямо сейчас убивать меня…или мучить.

Ой, что она несет? Зачем злит?

Но Шахран лишь покачал головой, продолжая сверкать улыбкой.

— Слишком просто, детка. Ты пострадаешь, это я обещаю. А ведь тут есть еще и другие, кто пришел с тобой. Будешь упрямиться — они получат вдвое сильнее.

— А Эрика что тебе сделала?

— Мне — ничего, а вот моему хозяину сейчас очень неспокойно. Но когда из нее выбьют, где оружие, то, так и быть, я позволю ей умереть. Твой золотой мальчик будет очень стараться.

Дайна едва не взвыла от мыслей о сыне. Кажется, эмоции все-таки отразились у нее на лице.

— О, ты, кажется, расстроилась? — спохватился Шахран. — Ну, может, тебя утешит тот факт, что я очень долго пытался пробить твоего сына. Точнее, мой хозяин. Час за часом, ища мелкие щели в броне Цитрина, постепенно окутывая сознание твоего любимца. Его подвела самоуверенность, он был так уверен в защите и в своей крутости, что даже не стал одевать на ночь ментальные щиты. Потребовался лишь маленький толчок, лишь одна идея с координатами, чтобы он, сам того не желая, привел вас сюда. Ну а здесь хозяин крепко в него вцепился. А сейчас перейдем к делу.

Полукровка приготовилась отбиваться, но Шахран даже не сделал к ней ни шага.

— Мы поиграем, детка. Я дам тебе пятнадцать минут на то, чтобы ты спряталась. А сам пока свяжусь с твоим мужем и объясню ему ситуацию. Потом пойду искать тебя. Если найду — не обессудь.

С этими словами он сделал шаг в сторону и исчез в гуще зелени. Дайна все еще стояла, боясь пошевелиться. Итак, она одна…на очень короткое время. Пальцы машинально потерли серебряное кольцо.

«Дамиан» — крик сквозь пространство и миры.

Нет, не услышал. Что-то блокировало даже связь через кольца.

Кажется, на нее вылили целое ведро холодной воды. Эрика зафыркала и пришла в себя, кашляя и отплевываясь. Оригинально, а почему просто ее не пнуть, к примеру? Девушка осторожно приподнялась, боясь возвращения боли и щуря глаза. Она по-прежнему находилась в зале с колоннами. Только теперь они все исчезли в темноте. Яркий свет сконцентрировался на ней, ударяя по глазам, выжимая из глаз слезы. Одна из пыток? Все же лучше, чем то, что только что с ней делали.

— Ну? — хлестнул по ушам голос. — Теперь вспомнила?

Эрика закрыла глаза, не желая видеть высокую красную фигуру, выступившую откуда-то сбоку.

— Я. Ничего. Не. Знаю, — она снова закашлялась: все же сорвала голос.

Странно, ни единой царапины. А казалось, что ее буквально выворачивали наизнанку и тыкали иголками. Хотя нет, Эрика не могла придумать аналог той боли, которую ее заставили испытывать.

Велизар со вздохом покачал головой: сквозь упавшие на лицо пряди глаза светились багровыми углями.

— Ты же понимаешь, что я могу бесконечно долго мучить тебя.

— А я терпеливая, — прошептала девушка. Она даже попыталась отползти в тень, но ноги почему-то не слушались.

Только не плакать. Взгляд упал на ободок кольца, и слезы все-таки покатились по щекам. Как же глупо. Глупо и жестоко.

Она сжалась, словно надеялась, что это уменьшит боль. Конечно, ничего не вышло. Боль вернулась, разрывая ее изнутри, заставляя терять стойкость и кричать до хрипоты. Сколько она еще продержится, прежде чем этот урод поймет, что здесь не щупальца нужны, а голова. Когда он уже явит себя во всей красе?

— Ты, кажется, не совсем правильно поняла меня, — голос Велизара пробился сквозь боль. Та постепенно уходила, видимо, ненадолго. Эрика слабо удивилась тому, что еще способна соображать. Говорить — уже не получалось. Равно как и двигаться.

— Думаешь, мне все это надоест, и я тебя прикончу? — телепат присел на корточки перед девушкой. — Или разозлюсь и опять же решу тебя убить? Ошибаешься, мне нужно это оружие, чтобы обезопасить себя в будущем. И поверь, я его из тебя выбью… — он сжал пальцами подбородок Эрики, едва не сломав кости.

— Энтузиазм заразителен, — прошептала девушка. — Тогда я еще потерплю немного.

Властители никогда не показывают друг перед другом страх или неуверенность. Недаром они все носят маски, помогающие скрыть невольные эмоции.

По голосу Дамиана нельзя было сказать, что Властитель Рубеллита чем-то встревожен или напуган. Выдвигая свои предложения по уничтожению Разрушителя-Пилота, Сиятельный волновался. И едва удерживался от того, чтобы дотронуться до кольца на безымянном пальце.

Нет, он прекрасно понимал, что в подпространстве их связь через кольца вряд ли действует. Но внутри ворочалось тяжелое предчувствие чего-то нехорошего. Первая вспышка злости и обиды прошла, теперь Дамиан даже понимал, почему Дайна решила сохранить свою беременность в тайне. И, несмотря на возмущение, пытался посмотреть на все ее глазами. И понимал¸ что уделял ей слишком мало внимания. Но скрыть такое…им придется серьезно поговорить, когда все это закончится.

«Мы слишком отдалились друг от друга за последнее время. А я этого не замечал».

Сиятельный закончил свою речь и сел на место. В огромном круглом зале с прозрачным куполом и светлыми красками разместились все Властители Цитрина. Каждый в отдельной жукообразной ложе. Искусственно усиленные голоса разлетались по помещению, отражаясь от стен.

Дамиан внимательно слушал ответные предложения Властителя Аргона, а сам размышлял где задержалась Эрика. Наверняка в этом виноват его младший сын. Сама девушка, как уже давно заметил Сиятельный, отличалась пунктуальностью и ответственностью.

Нехорошее предчувствие усилилось. Неужели что-то произошло? Темно-зеленая ткань перчаток затрещала, так сильно сжались пальцы Сиятельного. Нет, все должно быть хорошо. Велизару он доверяет, как самому себе.

А потом Дамиан почувствовал, как кто-то нагло вторгается в его разум. Не Велизар. Его проникновение походило на дуновение теплого ветра, а здесь создалось четкое ощущение холодных скользких щупалец.

" Послушай меня, Властитель. Ты не зря беспокоишься о своей жене» — холодный, лишенный эмоций голос. Дамиан замер.

«Кто ты?»

«Вы называете меня Пилотом и Разрушителем»

Мгновенный страх, что защита рухнула, сменилась догадкой.

" Ты не можешь мне навредить, но нашел способ общаться?»

«Да.»

«Что с моей женой?»

«Пока ничего, она довольно сообразительная, но долго не продержится. Мне нужен корабль»

Сиятельный уже в который раз порадовался, что золотая маска скрывает все эмоции.

«Ты меня разводишь. Дайна в безопасности вместе…

«Они у меня, — перебил его Пилот. — Твой сын подчинился мне, и на данный момент выбивает из ротанки сведения о ловушке, а твоя жена с моим носителем выясняют отношения. Я чувствую, что она очень дорога тебе. И согласен отдать ее в обмен на корабль. Тогда я не трону твой мир, он мне неинтересен».

«И где доказательства, что ты сдержишь обещание?»

" Их нет. Я могу и передумать, но повторяю: твой мир мне неинтересен. Есть и другие. Отдай корабль. Чем быстрее ты это сделаешь, тем выше вероятность, что твоя жена не сильно пострадает».

Мысленная речь Дамиана в течение целой минуты не выдерживала цензуры. Внешне Сиятельный оставался невозмутим.

«Вы слишком подвержены эмоциям. Мне они нравятся. Поэтому я и отдал твою жену своему носителю. Таких ярких эмоций от него я еще не получал. Поспеши, Властитель. Может, она и выживет» — голос исчез, вместе с неприятным ощущением вторжения. Дамиан моргнул, приходя в себя после новостей. Попытался позвать жену, но смог. Лишь ощутил ее местонахождение. Не подпространство, а один из миров.

Пилот, конечно врал. Дамиан прекрасно понимал это. На Цитрине было слишком много артефактов, оставшихся от тех, кто создали корабль. Только создатели могли его запереть, и Пилот стремился убрать все, что они создали. Конечно, Цитрин он уничтожит, едва выпадет такая возможность.

Как во сне Дамиан услышал, что принято решение снять защиту и активировать ловушку.

Ему удалось дойти до выхода, оставаясь бесстрастным и величественным. Но едва двери, отделяющие зал от его части резиденции, захлопнулись, как Сиятельный грохнул кулаком по стене и практически взвыл от безысходности положения. От понимания, что, скорее всего, Дайну он больше живой не увидеть. Не зная, что делать и как спасти свою любимую.

Дамиан не собирался отдавать «Святозар», понимая, что это не спасет ни Цитрин, ни Дайну.

Кажется, его уже ничто не спасет.

Впервые в жизни Сиятельный чувствовал себя абсолютно беспомощным.

Дайна демонстративно вышла на открытое пространство и обвела взглядом зеленые заросли. Играть по правилам этого садиста она не собиралась. Слишком унизительным ей казалась эта игра, в конце которой исход один.

— И как это называется? — насмешливый голос раздался сразу со всех сторон — Тоже решила сыграть в геройство?

Полукровка чуть наклонила голову, пытаясь определить источник звука.

— Уже наигралась, детка? — Шахран вышел из кустов неподалеку — Какая жалость, а вот я еще нет.

— Тогда продолжим? — Дайна прищурилась — Только немного в другую игру. Я буду тебя бить, а ты — раскаиваться!

— Боюсь мне не нравятся условия игры, — отозвался мужчина, продолжая неторопливо приближаться — И потом, не хочу портить твой внешний вид…во всяком случае пока…

Дайна промолчала. Она пыталась оценить противника. С первого взгляда — ничего опасного, и не с такими справлялась. Тем не менее, полукровка не спешила нападать. Если Шахран — носитель Пилота, то он с легкостью прочитает ее мысли, поиграет как кошка с мышкой, а в конце унижение и смерть.

Это если она не попытается изменить ход событий.

— А если мы договоримся? — Дайна облизнула губы. — Я сейчас разговариваю с Пилотом, а не с его носителем.

Шахран замер, хотя уже начал двигаться по направлению к жертве.

— О чем же?

— Ты ведь еще не узнал ничего о ловушке, иначе не преминул бы сказать об этом. У меня предложение. Я открою тебе одну тайну, а взамен ты уйдешь из этого носителя и мы с ним сразимся на равных.

— Почему же ты не потребуешь с меня свободу?

Полукровка пожала плечами.

— Наверное, потому, что ты этого не сделаешь. Я ведь тебе нужна для обмена на корабль.

Несколько секунд молчания.

— Мое решение будет зависеть от ценности твоей информации.

Дайна прекрасно понимала, что ее сейчас считывают. И все сильнее нагнетала внутри себя страх и желание спастись.

— Информация о ловушке заложена у Эрики в голове, о ней знает только она одна. Я слышала, как она разговаривала с одним из наших ученых и высказала опасение, что ты, слившись в одном носителе, сможешь взломать ее сознание и все выяснить.

Когда-то от Велизара Дайна слышала, что телепата можно обвести вокруг пальца, если сильно сосредоточится на чем-то одном, если постоянно прокручивать одну и ту же идею, причем самой в это верить.

И теперь Дайна надеялась, что это сработает. Она не была ни в чем уверенна, искренне боялась, что своими действиями просто убьет девушку, но другого выхода не видела. Еще в резиденции, за два дня до отправления на Ротан, полукровка приказала двум лучшим шпионам Рубеллита незаметно следить за Эрикой. Девушка нравилась Дайне, она искренне считала, что та благотворно повлияет на ее младшего сына. Но хотела быть уверенной, что необузданный Велизар сам все не сломает. Так вот, едва вернувшись с Ротана, Эрика не исчезала из их поля зрения ни на минуту. Биологическая структура шпионов позволяла проникнуть за ней даже в самые укромные уголки. И они заметили бы, спрячь девушка хоть что-то. Значит, ловушка по-прежнему была у Эрики. Дайне очень хотелось верить в это.

— Значит, не скажешь? — голос пробился сквозь туман боли, разорвал его в клочья и заставил отступить.

Надолго ли?

Эрика не хотела открывать глаза. Точнее, она сомневалась, что вообще сможет это сделать, поэтому продолжала лежать, глядя, как под закрытыми веками плавают расплывчатые красные пятна. Во время боли они превращались в сплошной алый туман.

Такой же, как волосы ее мучителя.

Из горла вырвался слабый хрип. Вот еще один повод не открывать глаза: слишком невыносимо было видеть того, кто стал самой беспокойной и иногда раздражающей частью ее жизни.

На него Эрика не злилась. Зачем? Ментальная сила Пилота не оставила ему выбора, вряд ли телепат вообще понимал, что делает, ведомый чужой волей.

— Ты проиграла, — она почувствовала по слабому движению воздуха, как кто-то остановился совсем рядом с ней. — Твое терпение ни к чему не привело.

Всего на миг замерло время. Эрика не видела, как глаза телепата затянуло огненно-красной пеленой, когда Пилот полностью вошел в его сознание. Она лишь почувствовала, как что-то рванулось изнутри, высвобождая себе путь наружу.

«Сработало» — лишь эта мысль сверкнула в угасающем сознании. А потом все завертелось в круговороте и исчезло.

Первое ощущение: свобода. Он уже не был бабочкой, беспомощно распластанной на иголке. Велизар неверяще потряс головой. Он находился в гордой позе льва, на четвереньках. Голова гудела, подташнивало, хотелось лечь и надолго заснуть. К тому же еще и страшно «чесались» мозги на ментальном уровне. Видимо шел откат после изгнания Пилота. Тем более, надо бы по-хорошему пройти полный курс реабилитации.

Вместо этого, Велизар вскочил, дико оглядываясь и шатаясь. И с воплем ужаса кинулся к неподвижной фигурке неподалеку. Он помнил, как взорвалось сознание Пилота, помнил как кровь Эрики, собравшись в странный символ, буквально втянула его в себя, а затем…исчезла. Телепат грохнулся на колени возле девушки. Слегка помятое сознание автоматически отмечало повреждения: аккуратные разрезы на руках, из которых толчками продолжала выливаться кровь. Велизар осторожно расстегнул на Эрике жилетку, задрал брючины, но больше ран не нашел. С облегченным полувздохом-полувсхлипом почувствовал как бьется ее сердце. Медленно, с перебоями, но все-таки упрямо продолжает стучать.

— Да что же тут произошло, — Велизар похлопал руками по поясу, но узкого футляра аптечки не было на месте. Положение немного исправила его собственная огненно-красная рубашка. Как следует перетянув раны, Велизар осторожно взял Эрику на руки и мысленно потянулся, отыскивая Дайну. Потом быстро, почти бегом поспешил в ту сторону.

Он нашел Дайну за интересным занятием: полукровка мрачно пинала Шахрана, лежащего на узкой тропе среди зеленых зарослей. Но она тут же оставила полуживого слоана, едва увидела шатающегося взлохмаченного сына с Эрикой на руках.

— Сработало? — она посмотрела на девушку, быстро проверила пульс. — Давай выбираться отсюда.

— Как? — мрачно поинтересовался Велизар. — Кто из вас откроет портал? Одна еле дышит, а вторая злая и беременная. И что сработало?

— Неважно, — Дайна вдруг улыбнулась. — За нами уже летят. Я снова чувствую связь кольца.

***

Велизар еще помнил, как почувствовал появление «Святозара», как в оранжерею ворвались цитринцы с Дамианом во главе. Успел передать Эрику подбежавшему Аргенту, а затем изящно провалился в глубокий обморок. Глухой, без проблесков света. И очнулся уже в светлой уютной палате клиники резиденции Властителей. Голова еще немного кружилась, но боль прошла, как и желание выковырять себе мозг и выкинуть подальше. Зато воспоминания о последних событиях никуда не ушли. И телепат рывком сел в кровати, дико озираясь вокруг. В распахнутое окно заглядывали полуденные лучи солнца, легкий ветер приносил из дворцового сада запахи цитринских роз. Телепат встал, и некоторое время держался за стенку, пережидая приступ головокружения. А заодно мысленно пробежался по ближайшим комнатам. Но из-за пережитых событий мысли путались и смешивались. Хотелось лечь и поспать еще хоть немного. Вместо этого телепат кое-как нацепил просторные домашние брюки и по стеночке побрел в соседнюю палату, где ощущалось присутствие Аргента. И Велику очень не нравились мысли брата в плане Эрики.

Короткое расстояние сейчас казалось почти непреодолимой преградой. Хорошо хоть головокружение почти прошло, но Велизар все еще чувствовал себя слабым и беспомощным как новорожденный котенок. Тем не менее, гордо отверг помощь медработников, которые тут же вихрем закружились вокруг него, советуя вернуться и дать время организму окончательно восстановиться.

Вот и долгожданная дверь. Створки оказались раздвинутыми в стороны, и из комнаты долетал приглушенный мужской голос, о чем-то расспрашивающий кого-то. Телепат узнал голос Аргента, переступил порог и замер. Яркая солнечная комната с легкой изящной мебелью поехала в сторону, и Велизар неминуемо бы грохнулся, не поддержи его вовремя подскочивший Аргент вместе со Жданой. Она, когда не летала в экспедиции, то работала здесь, в клинике при резиденции.

— Вел, какого сураиля ты встал? Тебе еще дня три лежать и восстанавливаться!

— Как она? — телепат пропустил мимо ушей вопли брата. Все мысли и переживания сконцентрировались возле кровати у окна. Эрика лежала непривычно бледная и почти прозрачная. Только волосы темным пятном расплескались по подушке, еще сильнее подчеркивая тонкое осунувшееся лицо.

— Ты правда хочешь знать? — голос Аргента звучал озабоченно. — Может, сначала сам перестанешь заваливаться набок?

— Нет! — Велизар выпрямился. — Что с ней? Она…выживет? — последнее слово выговорил с трудом. Замер, боясь услышать ответ.

— Ты еще не полазил по мозгам докторов?

— Сильная ментальная слабость. Пока еще не восстановился до конца. Аргент, что с ней, скажи мне!

— Не ори, — шикнула Ждана. — Будет жить твоя Рики, должна скоро очнуться. Ты хоть знаешь, что именно этот урод с ней делал?

Велизар только и смог, что кивнуть. Потом прошептал.

— Воздействовал на все рецепторы боли, на всю нервную систему.

— К счастью, мозг и психика не пострадали, — Ждана задумалась и поправилась. — Нам так кажется. Просто сильный болевой шок и нервное истощение. Надеюсь, что больше никаких неприятных последствий не предвидится. Организм функционирует удовлетворительно. Но понадобится время на полную реабилитацию. Не волнуйся, Велизар, я лично курирую ее. А ты иди и сам приходи в норму.

Велизар ткнул пальцем в сторону Эрики. Одну рука девушки лежала поверх одеяла, вся в прозрачном реабилитационно-восстанавливающем геле.

— Я ввела крововосстанавливающий препарат и сделала переливание, — сообщила Ждана. — Знаешь, что это было? Ее сородичи настоящие монстры.

— Предки… — пробормотал Велизар. Он, не отрываясь, смотрел на Эрику.

— Что? — в унисон спросили Аргент и Ждана.

— Их предки извращенцы. Я не понял, в чем был прикол ловушки. Аргент, вы узнали?

Ученый вздохнул и перехватил брата поудобнее. Тот все еще шатался, но упрямо отказывался покидать палату.

— Узнали. Эрика, по сути, сама стала ловушкой. Точнее, ее кровь. Множество крошечных частей ловушки циркулировали внутри нее. Они должны были сработать в непосредственной близости от главного носителя Пилота. Отсюда и раны. Повело еще, что только на руках. У бедняжки были все шансы умереть от кровопотери. А теперь, Велизар, марш в свою палату. Тебе тоже несказанно повезло, что пилот тебе не нанес вреда.

— А ловушка…что с ней?

— А ничего, мы выбросили ее в междумирье. Она сейчас похожа на зернистый шарик. Пусть там плавает.

— Это я виноват, — Велизар, подталкиваемый вызванными врачами, постоянно оглядывался. — Аргент, я думал, что смогу от всего защитить ее, а вместо этого причинил боль.

— Вел, заткнись и успокойся, с Пилотом у тебя не было шансов справиться.

— Нет! Я должен был, — телепат почувствовал укол в предплечье, голову тут же заволокло туманом. Успел еще прошептать, прежде чем подействовало снотворное.

— Я виноват, Ар. Нельзя причинять любимым боль. Даже нечаянно нельзя…

— Нельзя нельзя, — проворчал Аргент. Уснувшего телепата унесли в его комнату. Ждана возилась у кровати Эрики, то и дело бросая взгляды на мониторы на стене. От них тянулись тонкие ниточки трубок, пронзали запястья девушки.

Да, Велизар был безбашенным, эгоистичным и эмоциональным младшим братом. Но ученый вдруг с горечью констатировал, что кое в чем он значительно опередил его, старшего и более умного. Аргент вдруг на мгновение представил, что на месте Эрики оказалась Ждана. Такая же бледная и неподвижная, измученная болью. Ученого тряхнуло.

— Аргент, ты что? — Ждана как раз обернулась и заметила странный взгляд старшего сына Сиятельного.

— Я идиот, — отозвался Арегнт. — Ждана, я такой идиот!

— В смысле? — девушка немного испугалась. — Что случилось?

И замерла в изумлении, схватившись за округлую спинку кровати, когда Аргент каким-то деревянным шагом приблизился и внезапно грохнулся на колени.

— Прости меня, — слова путались в складках больничного зеленоватого халата, в который ученый зарылся лицом. Ждана едва не потеряла равновесие, и только сильнее ухватилась за кровать. Вторая рука машинально опустилась на коротко стриженые волосы друга.

— За что?

— За то, что причинял тебе боль все это время и наслаждался этим. Клянусь, этого не повторится. Я постараюсь исправиться, у меня больше нет желания брать в руки…плетку. И все остальное…

Ждана на миг прикрыла глаза. Одна слеза вдруг упала на светлую кожу, поползла вниз, к подбородку. Неизвестно чем бы это закончилось, как вдруг послышался тонкий писк монитора, извещавшего, что пациентка приходит в себя.

— Эрика, — Ждана рванулась к ней, высвобождаясь из хватки ученого. Аргент тоже рванул следом. Оба склонились над кроватью.

— Велик… — тихий шепот, похожий на вздох сорвался с губ Эрики.

— Все в порядке, — Ждана осторожно дотронулась до плеча девушки. — Как ты себя чувствуешь? Все закончилось.

Что-то похожее на улыбку искривило слегка порозовевшие губы Эрики. Она довольно быстро приходила в себя.

— Открой глаза, милая, — ласково позвал Аргент. — Велик в соседней палате, с ним все в порядке.

— А в палате он потому, что с ним все в порядке? — она еще пыталась шутить. Но глаза открыла и даже попыталась сесть. Аргент помог ей и сел рядом, придерживая за плечи.

— Аргент? — прозрачные зеленые глаза смотрели куда-то мимо ученого — А что здесь происходит?

— В смысле?

— Эрика, что такое?

— Ждана, и ты здесь? — шепот Эрики был полон недоумения. — Почему так темно? Перебои с энергией и глухая ночь?

Ждана с испугом посмотрела на окаменевшего Аргента, потом обвела взглядом ярко освещенный лазарет…

— Рики, — тихо произнес ученый — На дворе день…

То ли реабилитация шла полным ходом, то ли помог крепкий здоровый сон, но Велизар, проснувшись, чувствовал себя гораздо бодрее. За окном уже сгущались сумерки, тихо шумел дождь. Телепат внимательно прислушался к своему организму. Да, сил стало больше, но любое ментальное усилие все еще вызывало тупую боль в висках и головокружение. Правда, едва взглянув на посетительницу, сидевшую рядом с кроватью, все неприятные ощущения мигом притупились.

— Мама, ты как?

— Пострадала меньше всех, — отозвалась Дайна. Глаза выглядели немного покрасневшими, словно полукровка проплакала не один час. Велик осторожно коснулся ее сознания и удовлетворенно хмыкнул. Родители помирились, а мама и правда изрядно пролила слез из-за него и Эрики. Дальше он лезть не стал.

— Да все со мной нормально, — телепат поерзал на подушке, устраиваясь поудобнее. Дайна вздохнула и погладила его по руке. Потом осторожно поправила взлохмаченные красно-алые пряди волос.

— Не сомневаюсь, но я вся извелась. Отлупить бы тебя, засранец.

— А как Эрика? — перебил ее Велизар. Дайна смешалась и замолчала. В воздухе ощутимо запахло бедой. Телепат вздрогнул.

— Что с ней? — вместо крика получился жалобный шепот. И тут же, наплевав на все, Велик полностью влез в сознание матери. Не обращая на вспышку боли в висках.

Ему потребовалось ровно три секунды чтобы выяснить все, и еще секунда на то, чтобы сдержаться и не заорать от чувства безысходной вины. А потом, откуда только силы взялись, телепата словно подбросило над кроватью. Он буквально вылетел из палаты, сопровождаемый криками Дайны.

***

— У тебя пропало зрение на фоне перенесенного стресса. Сами глаза в порядке, но слепота не исчезает. Зрение вернется, только когда — неизвестно. Может завтра, а может через много лет, — Ждана замолчала на секунду. — Эрика, ты меня слышишь?

Девушка только кивнула, продолжая глядеть куда-то перед собой. Пальцы машинально сминали и разглаживали одеяло, пытались через ощущения вернуть чувство реальности.

Эрика не была в полной темноте. Когда она очнулась, то пространство вокруг было несколько светлее, чем сейчас. Значит, наступил вечер.

Темнота продолжала сгущаться. А вместе с ней внутри нарастала паника. Эрика еще сильнее вцепилась в подушку, чувствуя боль в пальцах. Ей хотелось разорвать темное глухое одеяло, которое окутывало все сильнее.

Но вместо этого она продолжала слушать размеренный голос Жданы.

— Никакие препараты здесь не помогут, — Ждана опять замолчала. Эрика чувствовала как доктор колеблется: сказать или нет.

— Ждана, со мной можно начистоту, я выдержу, — и уже тише добавила. — После такого я все выдержу. Глупо было надеяться, что пережитое не оставит никаких следов.

— Хорошо, — женщина присела рядом с кроватью. Эрика ощутила как ее руки сжали теплые пальцы. — Я не знаю как тебе помочь. Мы вводили тебе препараты, которые применяем для устранения нарушений зрения. Но они не помогли. Знаешь, у меня такое ощущение, что ты подсознательно не хочешь видеть…одного человека. Я права?

«Красное пламя волос, багровый свет глаз и боль. Отчаянная, выворачивающая внутренности, заставляющая срывать голос».

— Я не знаю, — Эрика поморщилась от собственного голоса, слабого и хриплого. — Понимаю, что он не виноват, но внутри меня все сжимается от страха. Думаю, это остатки шока, скоро все пройдет.

— Надеюсь, — вздохнула Ждана. — В любом случае, хорошо, чтобы это прошло поскорее.

— А, может, операция?

— А что тебе оперировать? Зрительные нервы в полном порядке. Ты просто «отказываешься» видеть. Телепаты бессильны: они с трудом могут проникнуть в твой мозг, когда ты спишь, а чтобы восстановить зрение и снять последствия стресса ты должна находиться в полном сознании.

Эрика задрожала и уткнулась лбом в колени. Ждана еще что-то начала говорить, но вдруг умолкла. Послышалось шуршание халата, легкие шаги — доктор определенно покинула комнату. Эрика слегка растерянно подняла голову и посмотрела в ту сторону, куда ушла Ждана.

И все-таки в палате она была не одна. Девушка чувствовала присутствие постороннего. И он приближался. Осторожно, словно сомневался в правильности своих действий.

— Кто здесь? — девушка растерянно крутила головой. — Аргент? Это ты?

Молчание. Внезапно рука коснулась чего-то гладко-кожаного.

— Кто это? — Эрике вдруг стало страшно. Внутри стала скручиваться тугая пружина боевой готовности.

И вдруг услышала знакомый шепот, полный горечи.

— Прости меня…

— Велик? — Эрика вздрогнула. — Мне сказали, что ты на реабилитации.

— Да, но мне стало лучше.

Хорошо, что с ним все в порядке. Девушка немного растерянно замолчала, не зная, что еще сказать. То есть сказать то было что, но как? Странная неловкость ощутимо повисла в воздухе, создавая между ними невидимую преграду. И Эрика просто сидела, чувствовала слишком быстрое дыхание телепата. Он что, тоже волнуется?

— А у меня зрение пропало, — она вдруг всхлипнула. Сухо, без слез. — Говорят, что я просто отказываюсь тебя видеть, а это не так.

Велик резко выдохнул, будто его ударили в живот.

— Я хочу попробовать одну вещь… — и замолчал в нерешительности.

— Что?

Между ними словно воздух сгустился. Слова приходилось выдавливать с трудом, они застревали в горле.

— Глупо спрашивать доверяешь ли ты мне…

Эрика нащупала руку телепата. Пальцы были холодные, слегка дернулись, но Велизар остался неподвижным.

— Доверяю, — а вот это вырвалось как-то само собой. — Ты же не виноват. К чему эта фраза?

— Я хочу попробовать вернуть тебе зрение, — едва Велизар произнес эти слова, как Эрика почувствовала на висках его пальцы.

— Будет больно, — предупредил телепат. Правда, не стал уточнять, что это предупреждение скорее касается его.

Связь колец — самая прочная и…непостижимая. Дамиан одно время пытался хоть немного изучить свойства аранта, но затем был вынужден развести руками. Создатели «Святозара», которых иногда называли Древними, оставили после себя слишком много секретов. И слишком мало из них пока что было раскрыто.

Велизар, будучи телепатом, очень ярко ощущал эту связь. Для него она светилась теплым лучом, на другом конце которого была его упрямая и своенравная Рики. И по этому лучу он направил все свои мысли и переживания. Он не собирался читать мысли девушки, он просто хотел, чтобы она ощутила его любовь, сожаление и огромное желание помочь ей. Чтобы поняла, что теперь все будет хорошо.

Это оказалось больнее, чем он думал. Велизар сам еще до конца не восстановился, а посылать все существу, телепатически непробиваемому — тут нужно быть в полной силе. Голова моментально заболела, виски сдавило, но Велик продолжал упорно, раз за разом, передавать Эрике все, что он считал нужным. У нее ведь шок, не так ли? Она внутренне все еще переживает случившееся. Надо ее расслабить. Никто не сделает это лучше, чем он.

И ни у кого нет такой прочной связи с ней.

Сначала ничего не менялось. Эрика просто сидела, чувствуя как сильнее сжимаются холодные пальцы Велизара у нее на висках. Потом…когда прошла, как ей показалось, целая вечность, темнота вокруг вдруг перестала быть сплошной.

Вдруг пришло понимание, что все позади, все хорошо. Они справились. Одновременно с этим перед глазами словно протаивало окно, через который Эрика вновь видела мир. Сначала совсем немного, но постепенно зрение возвращалось все быстрее. И, наконец, все стало как и раньше. Теперь Эрика могла видеть свою палату с окнами, за которыми угасали последние лучи солнца. И бледное до зелени лицо телепата. Он еле сидел, ощутимо покачиваясь. Но улыбался.

— Черт, скажи что получилось!

— Да, — только и смогла прошептать Рики. — Получилось…как всегда.

— Вел! — Дайна застыла на пороге. — Ты почему не у себя? Эрика…

— Он вернул мне зрение! — сообщила девушка. — И его надо срочно осмотреть! — намекнула она на бледность друга.

— Пожалуй, я правда пойду, — Велизар встал, едва не грохнулся, но был вовремя подхвачен Жданой и двумя медсестрами.

— Рада снова вас видеть! — это вмешалась спутница Дайны. Высокая привлекательная полукровка с короткими темными волосами. На бледном, почти прозрачном лице сверкали раскосые зеленые глаза. Эрике она кого-то напоминала. Очень смутно. А Велизар при виде незнакомки вдруг окончательно позеленел и дернулся.

— Вы встречали моего сына, Искра? — для Дайны это, похоже, тоже стало новостью.

— О да, очень милый мальчик. Он расспрашивал меня о дочери. Говорил, что я скоро смогу ее увидеть. А сегодня прилетаете вы и… — Искра вдруг увидела Эрику.

Молчание, лишь на секунду.

— Мама? — прошептала девушка.

«Милый мальчик» решил, что самое время упасть в обморок.

— Глупый, глупый мой ребенок, — голос пробился сквозь темноту, разогнал одурь беспамятства. Велизар никогда до сих пор не падал в обморок. И, если честно, больше не хотел повторять этот опыт. Открыл глаза и поморгал, чтобы сфокусировать зрение на пятне перед собой. Через несколько секунд оно оформилось в Дайну. Полукровка сидела на краю постели, задумчивая, но без пронзительной тревоги в глазах. Телепат машинально коснулся ее сознания: ага, провалялся в обмороке десять часов, но за это время организм почти реабилитировался, благодаря восстановителям, которыми его обкололи.

— Мама, что там по поводу глупого ребенка? — Велизар сел и прислонился к спинке кровати. Вдруг вспомнилось детство, когда он часто прибегал к спальню к родителям, напуганный кошмарами. А потом возвращался к себе, в компании Дайны, она укладывала его и тихо рассказывала очередную светлую сказку. После такого все кошмары самоуничтожались и больше не возвращались.

Похоже, Дайна тоже вспомнила нечто подобное, потому что лицо вдруг приняло мечтательно-грустное выражение. Она взъерошила сыну и без того взлохмаченные волосы. Тот не выдержал и прижался щекой к ее руке.

— Вроде взрослый, — вздохнула Дайна. — А такой глупый.

Велизар очень хотел поглубже залезть в ее сознание, но удержался. Все-таки пока не стоит усердствовать после таких перегрузок организма. Поэтому тихо спросил.

— А где Рики?

Полукровка вздохнула.

— Велик, тебе бы уши оборвать, паршивец. Почему ты скрыл от Эрики, что нашел ее мать? Зачем тогда искал?

— Чтобы сделать ей сюрприз, — телепат со стоном уткнулся Дайне в плечо, благо она сидела близко. — Мама, я идиот!

— Совершенный.

— Я ведь хотел ей все рассказать, когда она станет моей женой. Чтобы уже наверняка…не смогла убежать. И отца уговорил пока сохранить все в тайне. У-у-у, какой же сураиль недоделанный! Мама, она ушла, да?

Полукровка кивнула. Она продолжала гладить сына по голове, словно пыталась таким образом успокоить, дать силу. Сейчас она снова видела перед собой пятилетнего малыша, который испугался кошмара, созданного им самим.

— Она, ушла, Велизар. Три часа назад они покинули Цитрин, когда я сказала, что ты вовсю идешь на поправку.

— Она что нибудь говорила? Она меня ненавидит?

— Нет, она ничего не сказала. Но заглядывала к тебе в спальню, постояла немного и ушла, не оглядываясь.


История 9. Сумасшедшая любовь

Хрясь!

Бац!

Ты-дыщ…блямс!!!

Шест не выдержал одновременно с манекеном, которому кто-то нарисовал лицо, после чего тот подозрительно стал смахивать на почившего Шахрана. Теперь и манекен, и шест сиротливо лежали посреди тренировочного зала, непригодные к дальнейшему использованию.

Велизар остановился, тяжело дыша и злобным взглядом сверля манекен. Он чувствовал себя остановленной на полном скаку лошадью. Красные волосы, затянутые в высокий хвост, спутались, несколько прядей выбились из прически и падали на глаза.

Плевать!

Телепат прищурился, вспоминая остались ли еще манекены. Нет, кажется, он все израсходовал. Все десять валялись в разных углах, разодранные в клочья. Ну и ладно, тогда он сейчас позовет стражу, человек десять, и прикажет нападать на него. А сам будет отбиваться одним шестом.

Только шестом, еще раз подумал он, с остервенением растираясь полотенцем. С глушаком или мечом любой дурак сможет. А потом пойдет в бассейн и будет плавать, пока не заболят все мышцы. Чтобы устать до полного отупения, и не думать…ни о чем не думать!

— Приказать, чтобы принесли новые? — голос раздался откуда-то с балкона, что узким поясом обнимал тренировочный зал. Дамиан, облокотясь на перила, с интересом наблюдал за сыном.

— Сам прикажу, — буркнул Велизар, отбрасывая полотенце.

— Может, с настоящим противником? — миг, и Сиятельный очутился напротив телепата. Просто спрыгнул, не утруждая себя вопользоваться лестницей. Зелено-золотой плащ Властителя полетел в сторону.

— На шестах? — телепат покрутил головой, прогоняя усталость.

Дамиан с улыбкой покачал головой. Подошел к стене, внутри которой прятался длинный шкаф. Там, на специальных креплениях, было развешано тренировочное оружие. Подумав ровно секунду, Дамиан снял две коротких трубки. Тяжелые, из смеси органики и зеленой стали. Одну кинул Велизару, второй небрежно взмахнул в воздухе. Легкое шипение и с одного конца трубы вылезло что-то длинное и тонкое. Биохлыст — одно из самых неприятных тренировочных оружий. При соприкосновении с телом, биохлыст посылал болезненный удар током. Велизар понял — сейчас ему будут через бой вправлять мозги.

— Ты много времени проводишь здесь, — Дамиан медленно стал обходить сына по кругу, хлыст слегка подрагивал в нарочито расслабленной руке. Сиятельный был одного роста с сыном, но пошире в плечах. Велизар напоминал, скорее танцора, чем воина. Темно-красные линии татуировок, спускавшиеся от шеи к поясу, извивались в такт движениям мышц.

— Я люблю спорт, — телепат попытался скользнуть в сознание отца, но получил тычок по мозгам и сердитое замечание «а ну по честному». Ладно, так и быть. Телепат мягко сделал шаг в сторону, глаза внимательно следили за каждым движением отца.

— Даже девочек больше не водишь, — хлыст внезапно пришел в движение, Велизар пригнулся, уходя от удара.

— Так мальчиков тоже не вожу, так что можешь быть спокоен.

Дамиан легко увернулся от хлыста, умудрившись при этом пожать плечами.

— Мать волнуется. По ее мнению ты слишком много уделяешь времени самобичеванию.

Хлыст Сиятельного пролетел у телепата над головой, коварно изогнулся и ужалил в плечо. Велизар лишь поморщился, но темпа не сбавил. Некоторое время в зале стояло молчание, прерываемое лишь учащенным дыханием противников. В течение пятнадцати минут Велизар получил пять ударов, а Дамиан — ни одного. Сиятельный словно чувствовал, куда изогнется строптивое оружие в руках телепата.

— Знаешь, — Дамиан в очередной раз не без изящества уклонился от удара. — Мне понадобилось два года, прежде чем я понял, что женщинам нельзя давать много времени на раздумья.

— Ты о чем? — Велизар отступил на шаг и крутанулся на месте, уворачиваясь от просвистевшего конца хлыста.

Дамиан остановился, легким стуком по древку приказал хлысту свернуться. Он почти не запыхался, но продолжать спарринг больше не хотел.

— О том, что от твоих страданий никому легче не становиться.

Сиятельный откинул темную прядь со лба, наблюдая, как сын сжал губы в тонкую полоску. И побледнел.

— И что с того?

— Идиот, — рявкнул вдруг Дамиан. — Тоже будешь ждать два года, или все-таки не будешь повторять моего торможения?

Память напоминает глубокий омут. Такой прозрачный, безмятежный. Но стоит поворошить дно палкой, как поднимается туча ила и песка. Непрошеные воспоминания, забытые, горькие и радостные. Они радостно всплывают на поверхность, и затуманивают чистую воду, смешивая мысли и чувства.

Эрика раздосадовано отвела взгляд от изображения, висевшего над информационным кристаллом. Кажется, идея удрать в сад и найти уголок поспокойнее была не самой удачной. История Альянса упрямо не лезла в голову, занятую совершенно другими мыслями. Девушка со вздохом откинулась на спинку мягкой скамейки, спрятавшейся между пышными кустами, вдали от всех тропинок. Солнце тонкими иглами прокалывало плотный зеленый ковер листьев, что не давали жаре со всей силой обрушиться на голову. Сюда почти не долетали звуки улицы, оживленной в этот предвечерний час.

Эрика недовольно покосилась на кристалл рядом с ней. Тот равнодушно мигал, посылая изображение. Увы, вернувшись домой, девушка к своему стыду осознала, что ничего о своей родине не знает. Да и откуда? Искра сначала пыталась рассказать сама, но затем махнула рукой и купила дочери пропуск в городскую библиотеку. Эрика начала исправно таскать оттуда данные, но всегда все заканчивалось примерно одинаково: кристаллы забрасывались, а девушка теряла нить обучения и погружалась в воспоминания. Их было слишком много.

Как все просто было раньше! Наблюдая за играми света и тени на траве, Эрика горько усмехнулась. Да, раньше было проще: ты среди ублюдков, и должны постараться выжить. А потом этот Цитрин, и полная сумятица в чувствах. Которая никак не желала успокаиваться.

Эрика помнила как месяц назад со слезами на глазах, шепотом попросила немедленно отпустить ее с матерью. Как выслушала заверения, что Велизар идет на поправку, и только потом выскочила из его спальни.

Все, кристалл оказался окончательно позабыт и позаброшен. Девушка лишь машинально выключила его.

Велизар…

Кто бы мог сказать, что в одном имени будет столько эмоций.

Нельзя сказать, что Эрика часто вспоминала о нем. Вовсе нет: он постоянно был перед ее глазами, не исчезал ни на миг.

Смеющийся, с картинно разметавшимися по плечам алыми прядями волос и хитрым взглядом…

С горящими глазами, прижимающий ее к стене в доме-дереве…

Серьезный и ничего не понимающий, лишь твердящий про ее безопасность…

Эрика сердито вытерла одинокую слезу. Нет уж, хватит, наплакалась. Всю первую неделю после возвращения домой, лежала по ночам и грызла подушку, чтобы никто не слышал, как она надрывно ревет.

Кто бы помог ей разобраться со своими чувствами. Девушка очень хотела вытащить их, и осторожно распутать, чтобы понять и уложить все по порядку.

Велизар давно нашел ее мать, сообщил об этом Сиятельному, и уговорил пока что оставить все в тайне. До тех пор, пока она не согласиться стать его женой. Дамиан, к сожалению, счел просьбу сына приемлемой: он по-прежнему всерьез рассматривал его как будущего преемника, и решил, что женитьба сделает телепата более уравновешенным.

По-хорошему, Эрика должна была ненавидеть его. На самом деле, в душе уже простила. Ну, почти простила. Взгляд зеленых глаз скользнул по серебряному ободку кольца. Про него она как-то забыла, а теперь не хотела возвращаться на Цитрин. Кольцо оставалось единственной ниточкой, связывающей ее и Велика.

Да, она возмущалась на него, была обижена, но в глубине души понимала: эти эмоции ничто по сравнению с тем чувством, которое телепат ухитрился зажечь внутри нее.

— Так, еще немного и Крис мне точно назначит интенсивный курс магической психотерапии, — Эрика подумала и осторожно побилась головой о колени.

— Эрика! — раздалось где-то рядом. Девушка перестала заниматься членовредительством, проворно включила кристалл и с умным видом уставилась на текст.

— Эрика, почему не отзываешься? — в ее уголок заглянула Искра и Крис — ее отчим. Между прочим, неплохой маг-целитель, да и сам по себе весьма приятный человек. Эрика, во всяком случае, с ним быстро нашла общий язык.

— И как успехи? — целитель внимательно посмотрел на нее.

— Замечательно, — девушка правдоподобно изобразила зевок. — Только от этих дат в сон так и тянет.

— Тогда поспи, — усмехнулась Искра. — А то сегодня полночи кто-то ходил из угла в угол.

Эрика смутилась и выключила кристалл. Знала бы мама, что она не только ходила, но и стучала кулаками по подушке, заклиная телепата убраться из ее головы. Из жизни, она его выкинула…наверное, а вот из мыслей — никак.

— Рики..-начал было Крис, девушка вздрогнула. — Что такое?

— Ничего, — не говорить же ему, что так ее называл только Велик.

— Рики, — продолжил Крис, переглядываясь с Искрой. — Не хочешь сходить куда-нибудь. Сейчас вся молодежь предпочитает проводить время на центральной площади и в парках.

Девушка скривилась: сейчас во всех семи мирах Альянса шел какой-то праздник, на котором выбирали себе пару. Весело, красиво, празднично… и очень больно.

Потому что ее пара, видимо, осталась где-то среди миров.

— Я схожу. — Эрика встала со скамейки. — Только завтра, ладно? А сейчас пойду к себе и закончу обучение.

***

Ажения — столица государства Лиании одного из семи миров Альянса, славилась своими черными ночами. Они опускались на город внезапно, и только свет многочисленных фонарей помогал разогнать чернильную темноту. Откуда-то из ночи доносился мерный рокот прибоя. Ажения расположилась на берегу Зеленого моря. На самом деле оно было обычного сине-голубого оттенка, но раз в год становилось искристо-зеленым от множества мелких рачков, всплывавших на поверхность для брачных игр.

В центре города было весело и шумно, гуляния не стихали до самого утра. А здесь, на окраине, стояла сонная тишина. Красивые светлые двух- и трехэтажные дома с остроконечными крышами охраняли покой своих хозяев. Через высокие резные заборы перевешивались тяжелые ветви деревьев.

Здесь, как и на других улицах, обходы совершал Ночной патруль. Вот и сейчас, двое магов и вампир не спеша шли мимо домов, вполголоса беседуя о том, что хорошо бы попасть на праздник. Три пары глаз цепко, но с ноткой равнодушия осматривали знакомые и спящие ряды домов. Это одна из самых спокойных улиц, на которой в основном проживают сотрудники Альянса.

— Ты чего? — один из магов заметил, как дернулся вампир. Вгляделся светящимися зелеными глазами в темноту палисадника.

— Показалось…движение, — вампир пожал плечами. — Ночью много чего кажется.

— Уверен, что показалось?

— Да, все в порядке.

Троица прошла дальше. Спустя несколько минут, от палисадника к соседнему дому метнулась размазанная темная фигура. В свете фонарей багряным пятном мелькнули волосы. Подтягивание, быстрый прыжок и Велизар оказался по ту сторону забора.

«Отлично, — он довольно погладил себя по голове. — Отвод глаз это, конечно, вещь! Так, и где тут куда идти?»

Затянутый в темный комбинезон, с туго заплетенными волосами, телепат спрятался в ближайших кустах и огляделся. Вон оно, распахнутое окно на третьем этаже, с прозрачными занавесками. Велизар прикрыл глаза, на мгновение представляя спящую Эрику. Потом мотнул головой, прогноняя непрошенные мысли, и задумчивым взглядом пробежался по фасаду дома. В принципе, ничего сложного. Вон тот козырек над парадной дверью выдержит его вес без труда. Потом прыжок на второй этаж, зацепиться за водосточную трубу и по ней долезть до третьего. А там останется преодолеть всего два окна, а третье — долгожданная добыча в конце путешествия.

Добраться получилось почти без осечек. Но только почти: Велизар соскользнул с подоконника третьего этажа, и несколько секунд висел, обмирая, и держась кончиками пальцев за гладкую поверхность. Подтянулся и немного постоял, пережидая легкую дрожь в коленях. Только потом скользнул к третьему окну и бесшумно прыгнул в комнату.

Эрика всегда спала со светом. Вот и сейчас, в дальнем углу комнаты, под потолком, мягко светился золотисто-зеленый магический светильник. Его света оказалось достаточно, чтобы увидеть всю картину в целом.

Девушка зарылась в гнездо из одеял и подушек. И дрыхла самым бессовестным образом, обняв что-то мягкое и длинноухое. Велизар осторожно присел на край кровати и задумался. Самым верным сейчас было взять все это в охапку и дотащить до «Святозара», который, по его мысленному приказу, уже завис невидимкой над домом. Значит, надо как минимум не разбудить девушку и подняться на крышу. Велизар достал глушак, нерешительно повертел. А потом в его голову вдруг пришла совершенно дурная мысль. И, как обычно, перевесила все более умные.

Недолго думая, телепат засунул руку под одеяло, нащупал лодыжку подруги и дернул. Сонные зеленые глаза приоткрылись, послышалось бормотание, типа «сгинь, нечистый» и девушка перевернулась на другой бок. Велизар смирно скрестил руки на груди и с ехидством ждал продолжения.

Спустя несколько секунд Эрика резко села на кровати, ошарашенно глядя на радостно скалящегося телепата.

— Ты? — голос оставался слегка хриплым после сна.

— Я, — признался Велизар.

— А что ты здесь делаешь? — продолжала недоумевать спросонья Эрика. Ей казалось, что она спит и видит странный сон.

— Тебя собираюсь украсть, — развел руками Велизар, словно извиняюсь. Девушка невольно хихикнула.

— Ты мне глючишься, да? — с этими словами она ущипнула себя за руку…и перестала улыбаться.

— Как ты сюда проник?

Велизар молча закатил глаза, словно говоря, что ничего здесь сложного нет. А душа просто заходилась щенячьим восторгом: он здесь, рядом с ней! Хотелось схватить в охапку, но телепат вместо этого дурил на полную катушку.

— Клоун! — повысила голос Эрика — Что значит — украсть? Тяжелый приступ клептомании?

— Исключительно на тебя, — поспешил успокоить ее Велизар. Но девушка успокаиваться не пожелала, а попыталась соскочить с кровати. Запуталась в одеяле, взмахнула руками и полетела вниз. Только вот телепат ловко перехватил ее на середине пути.

— Спа… — начала девушка, но тут же замычала. Велизар ловко запихнул ей в рот кляп. Потом перекинул брыкающуюся ношу через плечо. Эрика попыталась его укусить через комбинезон и заколотила кулаками по спине, так как ноги были в плену и рук, и одеяла. Да и будь она свободна, с таким противником, как Велик, у нее шансов не было.

— Массаж мне сделаешь потом, — телепат пошел к двери. Эрика ухватилась за настенную полку…та не выдержала неравной борьбы и оторвалась. На пол хлынули кристаллы и любимая плюшевая собачка. Плотный ковер заглушил звук падения.

— Хочу сразу предупредить, — Велизар тихо вышел в пустынный коридор. — Если попытаешься превратиться, то я тебя оглушу.

Ответом послужило гневное мычание. Эрика не понимала, что он делает. Решил похитить и увезти обратно на Цитрин? Но зачем так все обставлять, когда можно просто спокойно прибыть и позвать ее. Она бы пошла, обязательно! А теперь, теперь внутри опять поднималось возмущение. Он что, собирается забрать ее из семьи?

Девушка, вися вниз головой, попыталась настроить себя на драку всерьез. И…с ужасом поняла, что не сможет. Вот просто не сможет, и все тут. Проблема в том, что ее раздирали на части противоречивые чувства. Под тоненьким слоем возмущения и злости бушевал настоящий вулкан любопытства (что будет дальше) вперемешку с восторгом (вау, ради меня и на такое!). Ну и плюс примешивалось огромное чувство радости (товарищи, он сам приехал и похитил!). Поэтому девушка никак не могла определиться, что же делать дальше и только периодически пыталась вырваться и изучала убегающий вдаль пол. Велизар крался вдоль коридора, явно нацелившись на чердачную лестницу. И зачем ему на крышу? Эрика завозилась еще яростнее, и тут же почувствовала как телепат замер.

«Ты меня крадешь или нет?» — попыталась завопить девушка, но вместо этого получилось только возмущенное мычание.

— Отпусти ее и медленно отойди в сторону, — раздался чей-то голос. Эрика забеспокоилась и попыталась рассмотреть, что там происходит. Не смогла и умоляюще замычала. Телепат, не глядя, выдернул у нее кляп изо рта, понимая, что тихо уйти не получиться.

— Мама? Папа? Вы с подмогой, да? Он вам глаза не отвел?

— И не буду, — отозвался Велизар. — Раз уж так получилось, то пусть все знают, кому ты принадлежишь.

— Что? — взвилась от подобной наглости девушка, но ее перебила Искра. Она и Крис стояли позади ночного патруля. Трое магов и вампир целились в телепата из какого-то пузатого оружия, с разноцветными кристаллами по бокам.

— Ты, наверное, внешнюю охрану отцовскими букашками отключил, — прошипела Эрика на ухо другу. Тот кивнул: и впрямь, на подходе к забору, он выбросил вперед горсть мелких жуков, похожих на прозрачных тараканов с длинными усами. Биороботы создали помехи в техномагической защите дома, а телепат тем временем перепрыгнул через забор.

— У нас внутри дома стоит чисто магическая охрана, — любезно пояснила Искра Велизару. — И сигнал тревоги передаются на датчики патрулей. Так что, милый мальчик, отпусти мою дочь и топай за этими молодыми людьми, — она кивнула в сторону патруля.

Велизар покачал головой, продолжая растягивать губы в ослепительной улыбке. Хотя, по мнению Эрики, ничего смешного тут не было. Патруль мог запросто стрелять на поражение. Девушка лихорадочно прикидывала чем у них заряжены милзы — магические излучатели. Если Сонными чарами, то еще ничего, а вот если Огненной Бездной, тогда телепат имеет все шансы стать первым в мире телепатом-гриль в собственном соку.

Кажется, примерно та же мысль пришла в голову Велизару.

— И как ты меня убьешь? — он обратился к вампиру. Тот яростно зашипел: расстрелять незваного гостя мешала Эрика, запеленутая в огромное одеяло. Девушка, кстати, постепенно начинала наслаждаться ситуацией. Все таки не каждый день тебя похищают, а потом еще устраивают разборки.

— Убери девчонку, — мрачно потребовал один из магов, не опуская пистолет, который смотрел аккурат на одно из привлекательных женских мест. Маг тоже это заметил, слегка смутился и передвинул дуло, нацелившись в лоб телепату.

— А может я ею отбиваться буду, — парировал Велик, лихо представив картину и едва не фыркнув от смеха. Судя по яростной возне на плече, девушка дубинкой быть отказывалась.

— Хочу заметить, что Эрика в этом наряде увеличила свою убойную силу, — заметил Крис. Он с интересом наблюдал за Велизаром, очевидно, составляя свое мнение. И все сильнее улыбался.

— Да сделайте уже что-нибудь! — взмолилась Эрика- Либо крадите, либо деритесь, но только отпустите меня! Велизар, у тебя на плечах какие-то колючки! Или нашивки! Они в меня впились!

— Видишь! — умилился телепат. — Мы теперь практически неразрывны, — и, обращаясь к Искре — Я могу сейчас всем вам внушить, что являюсь вашим лучшим другом. Или заставить всех спрыгнуть с третьего этажа. Или придумать еще что-нибудь. Но тогда моя Рики будет очень и очень долго злиться.

— Я не твоя! — завопили из-за плеча. — Я своя собственная!

Велизар покровительственно похлопал ее по одеялу, в том месте, где, по его мнению, находилась пятая точка любимой. Потом взгляд темно-вишневых глаз пробежался по патрулю. Те вдруг зевнули и мягко опустились на ковер, покрывающий коридор. Искра в ужасе открыла рот…

— Дорогая, — Крис все-таки решил вмешаться. — Отпусти их.

— Что? Да он мою дочь крадет!

— Она мне тоже как родная дочь. И я тебе говорю: отпусти их. Все будет хорошо.

— Я ее только нашла! — всхлипнула женщина. Она уже почти с ненавистью смотрела на телепата. Тот вздохнул и мягко проник в ее сознание. Потребовалось несколько секунд, чтобы полукровка вдруг послушно отошла в сторону, поддерживаемая Крисом под руку.

— А вдруг вы ошиблись? — не удержался от наглости Велизар. Целитель в ответ пожал плечами.

— Я видел много влюбленных, мальчик, слишком много. И редко ошибаюсь в таких вещах.

— Папа, спаси меня! — заорала вдруг Эрика, понимая, что вот сейчас ее унесут. И, кажется, обратно не вернут, если она хорошо знает этого красноволосого.

Однако ее мольбам не вняли. Поэтому, спустя несколько минут, она и телепат, насвистывающий какой-то веселый мотив, поднимались на посланном «Святозаром» кораблике в виде круглого жука с прозрачными крыльями.

Эрика молчала. Очень нехорошо молчала. И когда они поднялись на «Святозар», и когда Велизар запер ее в какой-то комнате. И даже когда они вылетели в каком-то незнакомом мире.

Если честно, девушка не понимала, чего он, собственно говоря, добивается. Да, похитил, и что дальше? Он думает, она бросится ему на шею? Эрика сжала руки, так как кончики пальцев практически зудели от желания дотронуться до телепата.

Ну уж нет, не дождется!

Она не игрушка, которую можно забирать, когда хочется. И не спрашивать на то ее разрешения.

Накручивая себя таким образом, Эрика вышла следом за Велизаром из корабля.

И невольно остановилась. Потом машинально двинулась дальше, не замечая, что это телепат ведет ее.

Три разноцветные луны замерли на темно-голубом небосклоне. От них по земле пролегли странные тени, все вокруг окрашивалось в волшебную дымку. Невысокие раскидистые деревья мягко покачивали ветвями под прохладным легким ветром. Небольшое озеро в обрамлении густой травы переливалось оттенками синего и темно-зеленого, три лунные дорожки пересекались на воде, образуя восхитительные цвета.

Где-то далеко впереди виднелся лес, а за ним начинались горы. Оттуда ветер приносил свежие запахи, которые забирали с собой возмущение и злость. Эрика услышала шуршание позади, резко обернулась, чтобы заметить как мимо пронеслись два небольших зверька. Похожих на кошку, но с длинными ушами и зачатками крыльев. Потом, прямо перед озером, из-под земли вынырнул белоснежный конь. Расправил сложенные угольно-черные крылья и со звонким ржанием взвился в небо.

— Это наш заповедник, — услышала она над ухом шепот Велизара. — Точнее, его создал еще предыдущий Сиятельный. А мы продолжаем его развивать. Здесь собраны самые забавные животные с тех миров, где мы побывали.

Эрика проводила взглядом вереницу серебристо-сиреневых бабочек. За ними оставался след из мерцающей пыльцы.

— А что дальше? — она подтянула одеяло, так и норовившее сползти с плеч. — Зачем ты меня сюда привез? Что на этот раз мне предстоит выслушать: заверения в любви и уверения, что с тобой я буду в безопасности? Или ты уже успел придумать что-то новое?

— Что-то новое, — неожиданно кротко отозвался Велизар. — Сядь, пожалуйста?

Эрика послушно опустилась на невысокий пенек, густо поросший мягким упругим мхом. Ей стало интересно, что же телепат скажет на этот раз.

Дальнейшее потрясло ее. Велизар молча опустился на оно колено и взял девушку за руку. Одно движение, и серебряный ободок кольца соскользнул с пальца Эрики. Велик с огромной неохотой убрал руку, голову он так и поднял, поэтому девушка могла всласть налюбоваться слегка взъерошенным затылком.

— Я тебя отпускаю, — и куда подевался его веселый непринужденный тон. — Я больше не вправе навязывать тебе свою волю. Извини за весь спектакль, но я просто хотел показать, что мне не стоит труда забрать тебя, где бы ты ни была.

Эрика задумчиво коснулась пальцами того места, где раньше красовалось кольцо. Такого она не ожидала, и теперь, если честно, немного растерялась.

— С чего ты вдруг так решил? Я про навязанную волю и про отпускание.

Велизар все-таки поднял на нее взгляд. И Эрика едва не отшатнулась, столько боли было в темно-вишневых глазах телепата.

— Я обещал тебя защищать, а вместо этого едва не убил. Наверное, ты меня теперь ненавидишь. Ты ведь была тогда права, а я только сейчас понял, идиот. Ведь раньше был уверен, что все знаю, а с тобой мой мир совсем перевернулся. Я не завоюю тебя так, как пытался. Я был дурак, когда так думал, — он вдруг обхватил лицо Эрики ладонями, продолжал, запинаясь и подбирая слова. — С любимыми так не поступают, Рики, а я тебя люблю. Очень люблю, я без тебя с ума схожу. Но отпущу, если ты захочешь. Только буду вновь и вновь пытаться завоевать тебя!

Он отпустил ее и слегка отодвинулся. Замер.

Вот и все. Слова сказаны. Они еще продолжали греметь в ушах, отзывались в сердце сладкой болью. Эрика глубоко вздохнула, не сводя глаз с Велизара. Внутри поднималось что-то огромное, расправляло крылья и рвалось наружу.

— Дай кольцо, — кажется, голос прозвучал слишком требовательно. Телепат вздрогнул, протянул тонкий ободок.

И неверящим взглядом уставился на то, как осторожно, нежно и решительно Эрика надела кольцо на свой палец.


Оглавление

  • История 1. Судьба совпадений
  • История 2. Старая сказка
  • История 3. Прятки в тумане
  • История 4. Разочарование или не верьте телепатам
  • История 5. Такая разная месть
  • История 6. Пожиратель миров
  • История 7. Вынужденная сделка
  • История 8. На каждого найдется управа
  • История 9. Сумасшедшая любовь