КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 345038 томов
Объем библиотеки - 396 гигабайт
Всего представлено авторов - 138704
Пользователей - 77210

Последние комментарии

Впечатления

стикс про Хабибов: Дон-16. Часть 2 (Освободительный поход) (СИ) (Альтернативная история)

в конце на первую часть перешли --ну что за моразм!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
djvovan про Холлинс: Золото дураков (Фэнтези)

Может кому понравится я заснул! Либо перевод такой но интересного ничего! Даже картинка не соответствует книге! причем тут «Стражи Галактики», «Хоббитом» и «Одиннадцатью друзьями Оушена» ваще не понял!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
zlobneg про Аксёнов: Коллеги (Современная проза)

Начать отзыв считаю необходимым со слов об обложке от LitRes. Она отвратительная, чтоб не сказать ублюдочная, и способна только отпугнуть аудиторию произведения. А книга легко читается, несмотря на почти 60 лет с момента написания и малую известность. Это соцреализм в его первоначальном понимании, то есть, правдивое изображение действительности. Есть взяточники, уголовники, убийцы, есть разводы и супружеские измены, но есть и те, кто восстанет против коррупционной системы или бросится с голыми руками на вооруженного "урку", есть искренняя любовь. Есть врачи, которые закрывают глаза на заражённый провиант, но есть и врачи, которые прыгают с вертолёта в тайгу для оказания помощи. Где граница между циником на словах и скотиной в поступках? В персонажах "Коллег".

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
IT3 про Кулакова: Полукровка (Исторические любовные романы)

каркуша,спасибо,
исправил.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
MaRa_174 про Эдс: Мир дому твоему, Огненная (СИ) (Фэнтези)

ГГ описывает себя: "Маленький нос с небольшими крыльями и толстые бледно-розовые губы. Мой внешний вид не показывал во мне аристократку, но надменность выдавала причастность к данным..." занавес, дальше прочитать не смогла

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
OneEyed про Афанасьев: Русские волшебные сказки (Сказка)

Случайно закачал только fbd. Сейчас перезалил книгу вместе с pdf. Сказочки присутствуют :)

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
meriroza88 про Шалюкова: Игра теней (Фэнтези)

Вся серия отличная!!! Есть минусы, но они на любителя.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Магистерия (fb2)

- Магистерия (а.с. Магистерия-1) (и.с. Другие Миры) 1737K, 461с. (скачать fb2) - Алина Полянская

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Алина Полянская МАГИСТЕРИЯ

Глава 1

Последние семь лет с того момента, как в волосах начали появляться первые голубые прядки, я грезила об учебе в Магистерии, но никогда не думала, что моя мечта все же исполнится, да еще таким причудливым образом. Не по чину мне, простой ученице деревенской знахарки, было думать о столичном магическом образовании. Пусть у меня были способности, но силы дара точно не хватало, чтобы получить стипендию, а о платном обучении я могла только мечтать — столько денег мне и к концу жизни не скопить. Но, видимо, у Калерис, назначающей человеку его судьбу, были на меня собственные планы.

И вот сейчас я стояла на пологом холме и смотрела на Аран — любуясь сверкающими башнями Магистерии, прощалась со своей прошлой жизнью, приветствуя новую. Я сделала глубокий вдох и, не оборачиваясь, начала спуск к городским воротам. Сегодня был день испытаний для поступления в Магистерию, и я не хотела упускать свой шанс. Это был мой третий визит в столицу, так что я не тратила время на разглядывание разноцветных домов и мощенных камнем узких улочек, не удивлялась ярким витринам и нарядным жителям, а целенаправленно шла вперед. В заплечной сумке лежало только самое необходимое: если поступлю, будет время вернуться в домик знахарки за вещами и книгами. О другом варианте я старалась даже не думать, боясь спугнуть удачу, сопровождающую меня две последние луны.

Магистерия представляла собой крепость внутри Арана. Огороженная массивными каменными стенами с высокими белыми башнями, она обеспечивала всем необходимым для жизни. Кроме учебных и жилых корпусов для адептов в ней располагались здания магической стражи, алхимические лаборатории, волшебные лавки, магистрат и многое другое. Маги предпочитали жить на территории крепости, некоторые не покидали ее годами, не имея ни в чем нужды.

Я влилась в поток поступающих, с интересом разглядывая разноцветные шевелюры. К голубым прядкам в своих коротких каштановых кудряшках я давно привыкла и не обращала на них внимания; у наставницы пряди были белые, почти незаметные в ее седых волосах. Сейчас же перед моими глазами были прически цвета всех семи стихий. Аловолосые любимцы Огня вели себя нагло: расталкивая окружающих, пытались пробраться в начало очереди, куда их не пропускали спокойные «зеленые» — избранники стихии Земли. У меня голова шла кругом, а с лица не сползала счастливая улыбка. Я почти у цели!

Очередь быстро продвигалась, поступающие заходили в массивные двери главного учебного корпуса и делились на семь потоков — согласно своим стихиям. В просторном холле с высокими потолками и арочными окнами было светло и как-то пусто, гладкий пол из таренского мрамора коварно блестел, вызывая сильные опасения, что на нем запросто можно поскользнуться… Я прошептала охранное слово и осторожно влилась последней в короткую колонну избранников Воды, обратив внимание, что нас гораздо меньше, чем представителей других стихий. Даже беловолосые избранники стихии Смерти опережали нас по численности; что уж говорить об остальных.

Хотя я заранее узнала, как проходит испытание, все равно жутко волновалась. Сначала комиссия при помощи специальных артефактов проверяет уровень силы поступающего, и если он выше тройки, то ученика заносят в список адептов. С каждым прошедшим испытание дара будет проводиться устное собеседование, после которого магистры распределят зачисленных по факультетам, определяя будущие специальности. Наблюдая, как поступающие, прошедшие проверку, со счастливыми лицами идут в правый коридор, я внутренне дрожала, мечтая оказаться в их числе.

Я хотела учиться на целителя. Моя наставница успела передать мне основы ремесла, и последние два года, оставшись одна, я самостоятельно справлялась со всеми хворями деревенских жителей, изобретая заклинания там, где не знала, как помочь, сочетая магию и обычные методы лечения. Родная стихия Воды помогала справляться даже со сложными ранами: я легко промывала порезы или укусы, удаляла яд, могла остановить кровотечение. Даже роды принимала несколько раз, когда старая повитуха не справлялась! Но мне совсем не хотелось всю жизнь оставаться простой деревенской знахаркой, жажда знаний гнала вперед, и, как только появилась возможность попасть в Магистерию, я, не раздумывая ни секунды, вцепилась в нее руками и ногами. Главное — пройти по уровню силы, а уж остальным меня не напугать!

— Следующий! — раздался крик прямо у меня над ухом, вырывая из размышлений и заставив вздрогнуть от неожиданности. На меня равнодушно смотрел маг в черной форменной мантии, его голова была скрыта капюшоном, так что определить, к какой стихии он принадлежит, я не смогла. — Не задерживайте испытание, проходите, кладите руки на камень, — он монотонно повторял порядок действий, не понимая, что у меня внутри все дрожит от волнения. Для него это испытание было рутиной, скучной обязанностью, для меня же решался вопрос всей будущей жизни!

Я с трудом сделала пару шагов вперед, встала около высокого стола и протянула руки к лежащему на нем прямоугольному серо-синему камню с двумя выемками в форме ладоней. Внутри все задрожало, когда я дотронулась до холодной шероховатой поверхности. Камень мягко засветился, но быстро потух.

— Четвертый уровень, — равнодушно сказал магистр. — Прости, детка. Не судьба. Следующий.

А я стояла, не в силах осмыслить его ответ. То есть как? Я не прошла испытание? И вовсе я не детка, мне уже двадцать!

— Следующий! — громче повторил магистр, но за мной никого не было. Он недоуменно оглядел зал, забитый поступающими других стихий, и раздраженно посмотрел на меня. — Что?

Тогда я решилась задать вопрос:

— А моего уровня недостаточно даже для платного обучения?

Магистр окинул меня заинтересованным взглядом, ухмыльнулся и сделал знак одному из наблюдателей. К нам подошел еще один маг в такой же черной мантии, но с непокрытой головой. Серебряные пряди выдавали в нем избранника Молний.

— Возникли какие-то вопросы? — недовольно поинтересовался он.

— В этом году пришло очень мало водников. Возьмем девчонку с четверкой на платное?

Наблюдатель придирчиво осмотрел меня, мою опрятную, но недорогую одежду и потертую кожаную сумку, явно отметив отсутствие украшений. Итогом осмотра стали приподнятая бровь и ехидная улыбка.

— А она сможет оплатить? — поинтересовался он. Теперь оба мага смотрели на меня, ожидая реакции.

— Да, смогу.

Внутренне я молилась, чтобы найденных денег хватило. Сейчас главное — попасть на собеседование, а там я смогу рассказать про свой опыт и знания. Не всё же решает сила!

Серебряный кивнул:

— Решай сам, — развернулся и ушел к поступающим огненным.

Магистр ухмыльнулся, вычертил метку «4» и повесил ее на мою ауру.

— Пусть всё решают на собеседовании. Но если поступишь — за тобой должок, — он вновь заинтересованно на меня посмотрел, излишне долго задержавшись на груди, затем заглянул мне в глаза и нагло подмигнул. — Удачи, детка!

Маг встал из-за стола и легкой походкой направился к выходу на улицу, насвистывая какой-то веселый мотивчик; я же выдохнула и разжала кулаки. Только сейчас стало отпускать нервное напряжение последних минут. Я расслабила сведенные мышцы и сделала несколько неуверенных шагов в сторону правого коридора, куда уходили успешно прошедшие испытание.

— Чего застыла? — очередной огненный нагло подтолкнул меня в спину. — Иди давай!

Пришлось встряхнуться и ускорить шаги. Коридор заканчивался дверью в большую круглую аудиторию, видимо, расположенную в одной из башен. Я спустилась и села на стул в третьем ряду, чтобы все видеть и слышать, но не привлекать к себе повышенного внимания. В самом низу стояло два длинных стола, где спиной к аудитории сидели магистры и проводили собеседования. Поступающих вызывали по списку, будущие маги садились лицом к аудитории и отвечали на вопросы.

Потянулись часы скучного ожидания, над столами были растянуты сферы тишины, не позволяющие услышать, как проходят собеседования. И все поступающие молчали, боясь помешать процессу, никто не знакомился, не разговаривал, не перешучивался; в аудитории висела напряженная тишина, прерываемая только голосом секретаря, называющего очередное имя.

— Гелла Марлоу! — звонко выкрикнул секретарь через несколько часов, когда аудитория уже почти опустела.

Я встрепенулась, услышав свое имя, шепнула охранное слово и спустилась. Калерис, помоги!

Передо мной сидели три магистра в черных мантиях и капюшонах. Сразу увидев на моей ауре четверку, двое из них скривились и откинулись в своих креслах назад, предоставив право голоса мужчине, сидящему по центру. Тот с любопытством разглядывал меня, не обратив никакого внимания на реакцию своих коллег. Потом спокойно, даже доброжелательно мне улыбнулся и спросил:

— Вы, Гелла, очень хотите учиться?

Меня насторожил тон, каким был задан вопрос, но я кивнула, соглашаясь. Очень хочу!

— И на каком факультете?

Я прокашлялась, чтобы вернуть себе голос, и ответила:

— Целительства.

Два мага, до этого не принимавшие участия в беседе, дружно хмыкнули, но от комментариев воздержались. Главный магистр молчал, продолжая внимательно на меня смотреть, и я пустилась в объяснения, рассказав о своей наставнице, о том, что уже лечила людей и имею базовые знания ремесла… Но с каждым следующим словом видела, как исчезает тот шанс, что был мне предоставлен.

— Господин ректор, к целителям уже набраны две полные группы, больше мест нет, — перебил меня один из ехидных магов, подсовывая главному какие-то списки. Меня собеседует сам ректор? Я резко замолчала, пытаясь сдержать внутреннюю дрожь. Об этом маге ходили легенды, я не знала, что из них ложь, а что правда, но все истории сходились в одном: у Арктура Карлау свои собственные понятия о правильном и неправильном, которым он следует, не обращая внимания на мнение окружающих.

Ректор просмотрел списки, переложил несколько листов в стопку и снова посмотрел на меня.

— Я вижу только один вариант, который мы можем вам предложить, — начал он и улыбнулся. — Чтобы у вас не возникло сомнений, давайте разберем все возможности, чтобы вам легче было принять решение.

Я кивнула, боясь ляпнуть какую-нибудь глупость. На меня напал какой-то ступор; лучше бы я не знала, что говорю с самим ректором Магистерии!

— Как вы уже поняли, прием на факультет Целительства закрыт. Учиться на боевом, алхимическом и некромантском вы не сможете, просто не хватит сил. Для артефактного нужна особая подготовка — на этот факультет мы зачисляем только выпускников школы прикладного мастерства. На факультет Духа принимаются только избранники Эфира, — я кивала, соглашаясь с каждой его фразой. Действительно, какой из меня боевой маг? — Поэтому я хочу предложить вам поступить на факультет Бытовой магии.

Кажется, я задумалась и прослушала часть разговора. При чем тут я и бытовики? Чистить магией ковры — точно не моя мечта! Поняв по лицу мою реакцию, ректор посуровел, добрая улыбка исчезла, и он довольно резко закончил:

— Этот вариант подходит вам лучше всего. На факультете Бытовой магии есть специальность «Лекарское дело», которую вы сможете выбрать, освоив базовый курс. В любом случае на полноценное целительство ваших сил едва ли хватит, — он внимательно посмотрел на меня и добавил: — Мы готовы отступить от собственных правил приема, снизив планку по уровню силы. Если вы будете усердно заниматься и развивать свой дар, то вполне сможете через год получить третью ступень, тогда и обсудим возможность перевода на другой факультет уже на бесплатной основе. Но если вы не сдадите больше трех экзаменов, мы поймем, что вы не справляетесь с нагрузкой, и отчислим вас. Что вы решите?

О, Калерис, что мне делать? Моя ли это судьба? Случайно услышав девиз Магистерии — «Забудь прошлое! Создай новое настоящее! Выбери свое будущее!», — я загорелась мечтой учиться тут. Искала пути и возможности, развивала свои небольшие способности. И теперь, в шаге от зачисления, я колебалась. Ректор кашлянул, привлекая мое внимание, и я решилась:

— Я хочу поступить на факультет Бытовой магии.

Ректор удовлетворенно кивнул и повернулся к парочке ехидных магов:

— Внесите адептку Марлоу в списки и объясните ей дальнейший порядок действий. — Затем он встал из-за стола, повернулся ко мне и со спокойной улыбкой добавил: — Поздравляю с поступлением.

Он щелкнул пальцами, и позорная четверка, выдающая мой низкий уровень силы, исчезла с ауры. Ректор кивком попрощался и пошел к выходу. Я в недоумении оглядела аудиторию — кроме меня поступающих уже не было, я стала последней зачисленной! Магистры проводили ректора взглядами и повернулись ко мне:

— Оплатите первый год в казначействе, с документами сначала на склад, затем к коменданту жилого корпуса. Занятия начнутся через четыре дня, куратор ознакомит вас с расписанием, — недовольным тоном тараторил маг, протягивая мне три листа желтоватой бумаги с витиеватыми подписями и печатью Магистерии.

— Да чего ты распинаешься, она вылетит на первых же экзаменах, — второй маг повернулся ко мне и махнул рукой на выход. — Иди, девочка. Сама разберешься, чай, не маленькая.

Я встала из-за стола, вежливо поклонилась магистрам и вышла по коридору в холл, а затем на улицу.

Свежий ветерок помог взбодриться. Самое главное — я поступила! На лице появилась глупая улыбка: неужели это происходит со мной? А может, я понравилась ректору? Или, скорее, он пожалел деревенскую недоучку…

Мое мнение резко изменилось в казначействе, когда я узнала стоимость первого года обучения. Пятьсот полновесных золотых! Это была ровно та сумма, которой я обладала, но я рассчитывала, что этих денег хватит на оплату всех пяти лет обучения! Это же целое состояние! Да на эти деньги я могла бы купить небольшой домик на окраине столицы! «Пожалели тебя, как же! Деньги заберут и на первых же экзаменах отчислят!» Что же делать? Я колебалась, пока не вспомнила слова ректора: если я буду хорошо учиться и получу третью ступень, то меня переведут на бесплатное обучение! Ох, Калерис, надеюсь, я не делаю ошибки!

Я достала из своей сумки зачарованный замшевый кошелек и высыпала на стол перед казначеем всё до последней монетки. Легко пришло, легко ушло. Услышав мой горестный вздох, седой маг с улыбчивыми глазами отвлекся от пересчета золотых и окинул меня внимательным взглядом, после этого отодвинул от общей кучки десять золотых и сказал:

— Купи себе все необходимое.

Сначала я хотела гордо отказаться, но потом подумала и быстро сгребла монетки обратно в кошелек. Казначей кивнул и выдал мне стопку бумаг для заполнения. Я отошла и села за небольшой столик в углу, пытаясь разобраться, что за договор подписываю. Угумс, ну конечно, в случае отчисления мне ни золотого не вернут. Отчисление при провале экзаменов по трем предметам либо за нарушение законов Магистерии. Надо будет сегодня же взять в библиотеке книгу со всеми местными правилами. Все остальное было понятно, я отвечала на вопросы о себе, периодически поглядывая по сторонам. И больше всего меня удивили другие адепты, оплачивающие обучение. Сейчас перед казначеем сидел парень явно со старшего курса, в строгой черной форме, с эмблемой боевого факультета на рукаве… Но самое главное, в его волосах не было прядок, вся голова была алой. Фаворит Огня! А это означало первую степень уровня силы, а то и выше — вне категорий! Таких студентов Магистерия учит бесплатно, так почему же он, перешучиваясь с казначеем, отсчитывает золотые монетки? Эта картина с разными участниками повторилась еще несколько раз: богато одетые студенты с сильным даром заносили деньги, не читая подписывали договор и уходили, оставляя меня в недоумении.

Казначей проверил заполненные мной бумаги, удовлетворенно кивнул и подсказал, как найти дорогу на склад. Мне должны были выдать форму и другие необходимые вещи, в том числе специальные блокноты для записи лекций. Это меня не удивило — обычная бумага не способна удерживать магические формулы, наставница тоже привозила из Арана тетради для занятий.

Кладовщицей оказалась симпатичная пожилая магесса стихии Воды. Я абсолютно искренне ей улыбнулась и поклонилась, все-таки первая встреченная тут сестра по стихии.

— Заходи, дочка. На какой факультет поступила? — спросила она, даже не заглядывая в бумаги.

— На Бытовой, — тяжело вздохнула я.

— Самый лучший факультет, — уверенно заявила она, выкладывай передо мной две стопки черной одежды, писчих принадлежностей и тетрадей с эмблемой Магистерии.

Я скептически хмыкнула, но не стала ничего говорить. Кладовщица меня услышала, понимающе улыбнулась и попросила:

— Зайди внутрь, надо форму по размеру подогнать.

Я послушно обошла заваленный вещами стол, взяла самое верхнее платье и, следуя указаниям магессы, направилась в закуток между шкафами. Кладовщица резко задернула за мной бархатную штору, и я уже приготовилась чихать от пыли, но воздух оказался чистым. Скинув испачканную за время пути одежду, я только сейчас поняла, какой грязной была; даже стыдно стало, что мои вещи могут нарушить царящий кругом идеальный порядок. На потное тело не хотелось натягивать новенькое платье, так что я собрала из воздуха горсть воды и попыталась хоть немного освежиться.

— Помочь? — хихикнула магесса из-за шторы, а я смутилась. Она же чувствует, что я со стихией делаю.

Внезапно вода собралась в плотный голубой шарик, разделилась на несколько десятков крупных капель, которые аккуратно прошлись по всей поверхности кожи, смывая пыль и пот, после чего снова собрались в шарик, только уже мутно-сероватого оттенка. Ничего себе!

— Одевайся уже, — все так же весело звучал голос кладовщицы, она явно была довольна произведенным впечатлением.

Я послушно натянула черное платье с длинными рукавами и юбкой до колена. По идее, оно было приталенным и должно было подчеркивать верхние достоинства фигуры, но на мне висело как на вешалке. Я разглядывала себя в зеркале, пытаясь так и этак присобрать ткань, чтобы платье перестало выглядеть мешком, и не заметила появления магессы.

— Давай посмотрим, что тут можно сделать. — Она обошла вокруг меня, что-то прикинула и начала быстро плести структуру заклинания. Я внимательно следила за ее действиями, и больше всего меня поразило, что магесса потратила только несколько капель силы! — Так, повернись. Готово!

Я посмотрела в зеркало и не поверила своим глазам! Верх платья уменьшился, теперь я выглядела строго и изящно, а не вешалкой в мешке. Удивительно!

— Как вам это удалось? — я была шокирована. Это ведь тоже водное заклинание, я следила за плетением, как же получилось повлиять на платье?

— Частичная усадка ткани за счет воздействия воды на поперечные волокна, — рассмеялась магесса, прикрепляя эмблему факультета на мой левый рукав. — Бытовая магия! — со значением добавила она.

Затем кладовщица скопировала структуру и подогнала под мой размер сменные платья из стопки, еще одним заклинанием мгновенно упаковала все вещи в один аккуратный сверток.

— Дочка, оставь пока вещи здесь, после посвящения заберешь, — посоветовала магесса, а я растерялась.

— Какого посвящения? Я сейчас в общежитие собиралась идти заселяться… — а еще перекусить хотела припасенными булочками. Я не ела весь день, было ощущение, что живот уже к спине прилипает.

— Так все принятые на первый год адепты сейчас на главной площади собираются, там и ректор выступать будет. Обязательно иди! Вещи твои тогда отправлю коменданту, заберешь у него, когда заселяться будешь. Все, иди, а то пропустишь самое главное! — Магесса вытолкала меня на улицу и легко придала моему движению нужное направление, однако я и сама уже видела, куда идти.

На улице стемнело, но висящие вдоль дороги магические шары помогали не заблудиться. Главная площадь перед зданием магистрата была забита адептами, уже переодевшимися в новенькую форму. На крыльце была установлена трибуна и ряд кресел, в которых, судя по золотым медальонам, сейчас сидели представители конклава Магистерии.

— …Проявите упорство и рвение, достойные гордого звания адепта Магистерии! Создадим новое настоящее! — я подошла как раз к окончанию вдохновляющей речи ректора и порадовалась, что встала в задних рядах, иначе меня бы точно затоптали или синяков наставили. Адептки в едином порыве пытались приблизиться к трибуне, громко визжа, я же сделала аккуратный шаг назад. Но резко остановилась, когда со всех сторон из воздуха зазвучала красивая мелодия. Она становилась все громче, требуя внимания, проникая в самые глубины души. Все, кто стоял на площади, успокоились, закрыли глаза и впитывали витающее в воздухе волшебство, когда, кажется, запело само пространство:

Где бы ты ни был, она достанет.
Магия тайной своею нас манит.
Магия черная, магия белая.
Магия частного, магия целого.
Магия цифр, магия слов,
Магия яви, магия снов.
Магия жара, магия холода.
Магия сытости, магия голода.
Магия камня, магия пуха.
Магия силы, магия духа.
Магия муки, магия страсти.
Магия рабства, магия власти.
Магия дела, магия мысли.
Магия смерти, магия жизни.
Магия радуги, магия снега.
Магия шага, магия бега.
Магия серости, магия цвета.
Магия вопроса, магия ответа.
Магия молний, магия гроз.
Магия улыбки, магия слез.
Магия тиши, магия бури.
Магия разума, магия дури.
Магия нежности, магия ярости.
Магия юности, магия старости.
Магия ушедшего, магия ждущего.
Магия прошлого, магия будущего.
Магия вещи, магия мечты.
Магия мы, магия ты.
Магия, магия, магия, магия…[1]

Последние слова стихли, музыка исчезла, но какой-то ее кусочек будто остался жить внутри. Магистерия. Магия. Да, именно это привело нас всех сюда. Именно это объединяет. Жажда чуда. Необходимость превзойти себя. Выйти за границы. Ощутить жизнь во всех гранях.

Желание исполнить свою мечту.

Я стряхнула оцепенение и осмотрелась. Адепты вяло шевелились — не все еще вышли из транса, навеянного гимном; у каждого на ауре появился маленький знак принадлежности Магистерии. Интересно, у меня тоже? Надо будет перед зеркалом покрутиться. Остается надеяться, что в комнате будет зеркало.

Постепенно на площади вновь зазвучали возбужденные голоса, адепты громко разговаривали и делились впечатлениями, я же развернулась в сторону жилого корпуса — хотелось поскорее заселиться и прилечь. Отдохнуть. Последние дни вымотали меня до крайности.

Комендант забрал мои документы, внимательно вчитался, окинул меня недоуменным взглядом, но ничего не спросил. Достал из-под стола уже знакомый сверток с моей формой и прочими вещами и вышел из кабинета:

— Следуйте за мной.

Я послушно поплелась следом. Кабинет коменданта располагался в отдельном крыле жилого корпуса вместе с другими хозяйственными помещениями. Проходя мимо, я видела целые комнаты, заполненные новой и старой мебелью: столы, стулья, кровати, кресла, даже диваны — чего там только не было! Через двойные двери мы прошли в жилую часть, уже населенную адептами первого года. Общежитие было смешанным, парней и девушек селили на одном этаже, и только душевые и туалеты были разнесены по разным концам длинного коридора. Завидя коменданта, адепты уважительно уступали дорогу, бросая на меня любопытствующие взгляды, причину которых я никак не могла понять.

Через приоткрытые двери я смогла рассмотреть скромную, но удобную обстановку комнат. Вдоль боковых стен каждой из них стояли четыре кровати, у окон расположились деревянные письменные столы, а около входа — два массивных гардероба. Я уже предвкушала, какие у меня будут три соседки, и, хотя я привыкла жить одна, я с радостью буду делить комнату с ними, моими будущими подружками. Ох, надеюсь, что мы подружимся! Комендант вел меня все дальше; видимо, из-за позднего заселения я буду жить в самом дальнем углу общежития… Наплевать! Главное — я тут!

Мы миновали еще одни двойные двери, такие же массивные, как на выходе из крыла коменданта, и у меня появились первые опасения. Что происходит, куда меня ведут? Мы вышли в небольшой пустой холл с лестницей и большими дверями.

— Отсюда можно выйти на улицу, — кивнул комендант и повел меня дальше.

Я терялась в догадках. По лестнице мы поднялись на второй этаж, и тут у меня неприлично отвисла челюсть. Я как будто попала во дворец! Картины в золоченых рамах на стенах, широкий светлый коридор застелен восточным ковром, напольные вазы со свежими цветами источают тонкий аромат, делая воздух свежим и легким.

Какого Гарха?!

Я остановилась и непонимающе посмотрела в спину удаляющемуся коменданту. Не пойму, это какое-то издевательство? Заметив, что я отстала, мужчина развернулся и окликнул меня, заставив подойти ближе.

— Чего застыла? Идем! — проворчал он и повел меня дальше. А я пыталась понять: куда же я попала? Это точно не общежитие! Может, меня с кем-то перепутали, с преподавателем, например? Хотя это вряд ли, но тут явно какая-то ошибка. Мы прошли еще немного, и в коридоре стали появляться двери. На латунных табличках, прикрепленных к ним, я прочитала: «Общая гостиная», «Комната отдыха 1», «Комната отдыха 2», «Комната отдыха 3», «Портальная», «Кухня», «Лаборатория». Из очередной гостиной раздался взрыв смеха, и я поспешила догнать коменданта.

Через еще одни двойные двери в конце этого роскошного коридора мы попали в круглый холл без окон с винтовой лестницей по центру, в котором находилось около двух десятков дверей. Комендант, сверяясь с документами, подвел меня к одной из них, и я с удивлением прочла на уже знакомой латунной табличке: «Гелла Марлоу».

Не успела обдумать посетившую меня безумную мысль, когда комендант открыл дверь, пропуская внутрь. В двухкомнатные апартаменты, состоящие из небольшой прихожей с вешалками, кабинета с рабочим столом и удобными мягкими креслами и спальни с огромной кроватью и просторной гардеробной. А еще теперь у меня было то, чего не было никогда в жизни, — собственная ванная! Вся мебель была сделана из темного дерева, покрыта блестящим лаком и украшена серебряными уголками и узорами. Пол во всех комнатах устилал мягкий черный ковер, на котором мне было стыдно стоять в грязной обуви, так что я мялась на пороге, не решаясь обследовать все помещения.

Мое внимание привлек комендант:

— Замки магические, доступ только у тебя, без разрешения другие адепты зайти не смогут. Только в экстренном случае кто-то из преподавателей или служащих Магистерии. Вот тут свод правил проживания, — он протянул мне небольшой листок, сложенный посередине. — Если будут какие-то вопросы, обратись к своему куратору. Добро пожаловать.

Комендант развернулся и вышел, а я никак не могла поверить своей удаче, даже вышла за дверь, чтобы удостовериться, что мое имя на табличке мне не примерещилось.

— Эй, ребята! Смотрите! В комнату Джера заселили какую-то рыбку! — прозвучал веселый мужской голос у меня за спиной.

Я обернулась: на лестнице стоял очень симпатичный избранник Воздуха и широко улыбался, глядя прямо на меня и щекоча ветерком ноги! Я посмотрела по сторонам: из некоторых комнат стали выходить заинтересованные криком адепты и адептки, каждый бросал на меня оценивающий взгляд, но, увидев всего несколько голубых прядок, многие презрительно кривились и отворачивались. Я же в полном недоумении разглядывала своих новых соседей, большинство из которых явно училось на старших курсах. Они еще не переоделись с дороги и поэтому блистали во всей красе: дорогие костюмы и платья, украшения с драгоценными камнями. И все они были первой и второй ступеней силы, в их прическах преобладали цвета стихий, было даже несколько фаворитов. Кошмар, куда я попала?!

— Эй, рыбка, куда же ты?

Я заскочила в комнату, резко закрыла за собой дверь и прислонилась к ней с той стороны, закусив губу. Взгляд блуждал по моим новым комнатам, подмечая, что обстановка действительно мужская — мрачноватый интерьер так и кричал о личности своего прошлого обитателя. Медленно прошлась по комнатам и только сейчас обратила внимание, что тут подозрительно плохо убрано. Как будто торопились вывезти все вещи, а не принять и заселить новую адептку. Я горько рассмеялась. Как можно было принять за правду слова выпускника Магистерии, который проезжал через наши Вешенки? «Понаберут на платное всяких бездарей и носятся с ними!» — вспомнила я их. И почему тогда не поняла, что это скорее зависть говорила? Похоже, тут я самая слабая, поступившая за золото, остальные же платят для того, чтобы было просто и удобно жить!

Но тогда, после его слов, в моей душе зародилась робкая надежда, что и я смогу скопить нужную сумму и осуществить свою мечту… Так, все! Надо встряхнуться, я уже тут, я поступила и имею право жить в этих покоях, потому что заплатила наравне с ними! Надо взять себя в руки и больше не показывать свой страх, ведь мне целый год жить с ними бок о бок. С этим решительным настроем я и пошла к двери, но остановилась, услышав голоса, обсуждающие меня.

— Гелла Марлоу, — прочитал кто-то из парней.

— «-Лоу»? Ты уверен? — переспросила девушка.

— Да!

— Не может быть, чтобы к нам подселили «-лоу»! — презрительно отозвалась она о моем происхождении и возмущенно зацокала каблуками, удаляясь от моей двери.

Понятно, тут живут только «-лау». Высокородные. Богатые. Сильные. Можно попрощаться с надеждой, что я смогу найти здесь друзей. Ох, хоть бы на Бытовом факультете никто из них не учился! Вроде как не по чину.

— Откуда у нее только деньги взялись? — продолжали недоумевать за дверью.

— Может, она чья-то любовница? Ножки у нее ничего, — предположил веселый парень, а я вспыхнула. Это был голос того самого симпатичного воздушника, неужели он мне успел стихией юбку приподнять? Щеки залил румянец, и я начала злиться. Что я могу противопоставить сильным и наглым хозяевам жизни? Перебрала в уме все свои скромные способности, закрыла глаза и сосредоточилась, собирая воду за дверью. После этого растянула капельки очень тонким слоем по полу и мгновенно заморозила.

— Какого Гарха?!

— Арр!

— Ой!

Из-за двери раздались крики, шум падений и сдавленные ругательства. В итоге все разошлись, продолжая обсуждать «злобную рыбку». А я улыбалась, потому что смогла хоть как-то защитить себя, «показать зубки». И пусть у меня мало сил, но, если знать, как их правильно применить, я смогу кому угодно жизнь подпортить. Я уже поняла, что в этой стае, чтобы тебя не цепляли, надо доказывать всем, что это чревато. Отвечать ударом на удар, не спускать обид. Мстить. И пусть это не в моем характере, но, чтобы отвоевать свое место, право на свою мечту, я буду бороться.

Но для этого необходимо учиться. Да, кое-что я умею, чему-то меня смогла обучить наставница, что-то придумала сама, изучая стихию Воды. Но сейчас моих знаний слишком мало, а значит, нужно будет заглянуть в библиотеку и попросить учебники не только по бытовой магии, но и по другим направлениям, особенно по защитному и боевому. Буду в свободное время изучать самостоятельно, хоть на что-то моих сил должно хватить.

И самое главное, надо взять книгу по геральдике.

Я разулась, сняла с вешалки свою сумку и пошла в кабинет, наслаждаясь мягкостью коврового покрытия. Поджав под себя ноги и удобно устроившись в кресле, достала резную шкатулку, в которой лежал удивительной красоты браслет, свитый из серебряных и золотых нитей и украшенный двумя круглыми камнями размером с ноготь на мизинце. Грани одного из них сияли холодными голубыми искрами, второй же был прозрачным, но тоже искрился. А на внутренней стороне браслета, как раз под камнями, виднелся магический герб — круглый черный щит, на котором был изображен дуб и бьющая в него тройная молния.

Ох, Калерис! Как же жалко будет возвращать эту красоту законному владельцу! По привычке примерила браслет, вытянула руку и полюбовалась, как засияли камни. Волшебная вещь!

Я уже знала, что это чье-то родовое украшение, может, даже артефакт. На дне шкатулки лежало письмо на языке Вирии, так что прочитать имени адресата мне не удалось, но я рассчитывала узнать, какому роду принадлежит эта красота, просто найдя герб в справочнике. И вернуть шкатулку законному владельцу.

Тяжело вздохнув, сняла браслет и убрала внутрь, когда услышала осторожный стук в дверь. Спрятала шкатулку в ящик стола, расправила складки на форменном платье, ожидая, что посетитель уйдет, но стук повторился. Ох, придется начать знакомство со стаей раньше, чем я планировала!

Стук снова повторился, только стал громче и… наглее, что ли?

— Адептка Марлоу, откройте. Долго мне еще ждать?

Голос звучал устало, но настойчиво, так что я подчинилась и приоткрыла дверь. В щель сразу просунули ногу, и через мгновение незнакомец стоял у меня в прихожей. Высокий и красивый избранник Земли был очень похож на коренных жителей Вирии — бледная кожа, угольно-черные брови и волосы. Если бы не обилие темно-зеленых прядей, то решила бы, что еще один посланник свалился мне на голову. Но вирийцы не способны к магии. Я выдохнула, только сейчас поняв, что не дышала последнюю минуту, разглядывая неожиданного гостя.

— …Адептка?

Ох, кажется, он все это время мне что-то говорил!

— Гелла, — представилась я, пытаясь сгладить неловкость.

— Тадеус Титос, — кивнул он. — Предписания от куратора получите.

Он положил на столик плотный конверт с моим именем, а я подумала, что его имя тоже какое-то необычное. Странный. Еще раз рассмотрела его одеяние: такая же, как и у всех, простая черная форма, только на рукаве кроме эмблемы боевого факультета еще дополнительная зеленая повязка. Заметив мой интерес, он устало пояснил:

— Я староста общежития, у твоего куратора сюда нет доступа, вот и приходится разносить письма. Хорошо, что ты у нас одна новенькая в этом году…

Вдруг в коридоре раздался грохот и слаженный женский визг, староста резко развернулся и вышел, хлопнув дверью прямо перед моим носом.

— Какого Гарха вы тут устроили?! Крис, думаешь, если учебный год не начался, то можно правила нарушать? Ночуешь в карцере!

Ох, ничего себе. Такого лучше не злить, староста звучал грозно, я ни секунды не сомневалась, что он не шутит с наказанием. Я прислонилась ухом к двери, слушая приглушенные голоса. Похоже, это начинает входить в привычку. Может, сделать специальное слуховое окошко?

— Ну Те-е-е-ед, я же просто пошутил… — раздался голос того самого наглого воздушника, разглядывавшего мои ноги. Я злорадно подумала, что так ему и надо.

— Плохо пошутил. Потренируешь чувство юмора в одиночке.

Дальше воздушник спорить не решился, видимо, опасаясь ужесточения наказания. Но тут в коридоре раздались новые мужские голоса:

— Тед, ты был у новенькой рыбки?.. И как она?

— Хорошо. Молчаливая, — с намеком проговорил он, явно предлагая парню заткнуться. А мне почему-то так приятно от его слов стало. Наставница мне часто говорила: «Молчи, сойдешь за умную». И вот, сработало!

— А факультет какой?

— Бытовой, — спокойно ответил Тед.

— Фу-у-у, челядь, — протянул женский голос в ответ. Да сколько можно уже говорить обо мне гадости под моей же дверью?!

— Как она вообще к нам сюда попала? — возмутился еще один женский голос. Надо их запомнить и потом держаться от этих агрессивных леди подальше. Обсуждения затихли, староста всех разогнал и ушел разбираться с другими делами; я же решила открыть конверт.

Посмотрим, что мне хочет сообщить куратор.

«Гелла Марлоу, вам надлежит явиться на собеседование с куратором курса для составления индивидуального расписания». Получалось, что до начала занятий осталось четыре дня и завтра утром меня ждет куратор в своем кабинете. Отлично. Читаем дальше: «Рекомендуем вам заранее подготовиться и выбрать одну или несколько специальностей, которым вы хотите обучаться». Дальше шел длинный перечень — я даже удивилась: никогда бы не подумала, что бытовая магия настолько разнообразна; чего там только не было! Строительство и ремонт, Очищение и уборка, Кулинария, Красота и уход, Шитье… Сразу нашла в списке Лекарское дело и отметила галочкой; из остальных решила пока ничего не выбирать, а попросить совета у куратора.

«Как адепт Магистерии до начала учебного года вы можете пользоваться центральным порталом, индивидуальный ключ прилагается», — я вытряхнула из конверта тонкую металлическую пластинку с собственным именем на одной стороне. Лучшая новость дня! Завтра же смогу сходить домой за вещами!

Засыпала я, уже лежа на новой кровати. В отличие от привычной для меня лежанки тут было мягко и удобно, одеяло уютно обнимало, обещая сказочные сны. Я еще немного покрутилась, находя идеальное положение в пространстве, накрыла голову подушкой и задремала. Последней мыслью, перед тем как провалиться в сон, стала благодарность ректору за оказанное доверие.

Глава 2

Я проснулась в замечательном настроении, лежала и перебирала в памяти события прошедшего дня, радуясь тому, как все обернулось. И пусть все пошло не по плану, но в итоге я теперь адептка Магистерии, поэтому буду стараться выучиться, пробиться наверх, в надежде… Отбросила преждевременные мечты, чтобы не сглазить. Пока буду жить настоящим моментом, сегодняшним днем, получая от него максимум сил, знаний и удовольствия. Зажмурилась и потянулась: спалось на новом месте удивительно сладко, но пора вставать — мне предстояла встреча с куратором и путешествие домой. При воспоминании о нашей с наставницей хижине в лесу я невольно улыбнулась. Пусть в простом деревянном домике с двумя комнатами было не так удобно и совсем не роскошно, но зато там я впервые после расставания с семьей почувствовала себя живой.

Я встала с кровати и с наслаждением зарылась пальчиками в густой и мягкий ворс ковра. На лицо выползла счастливая улыбка. Я еще минутку просто постояла на месте и отправилась в душ. Вчера сил хватило только умыться, а сейчас хотелось себя побаловать, налить полную ванну горячей воды, чтобы пар наполнил комнатку, оседая на зеркалах… Совсем как в детстве. Я любила оставлять старшим братьям секретные записки: рисовала пальцами кривые буквы на запотевших стенках душевой, потом они исчезали, но снова проявлялись, стоило кому-то включить воду.

Шум наполняющейся ванны отогнал грустные воспоминания. Сейчас, здесь, все иначе. Я каждой клеточкой тела чувствовала, что из крана льется живая вода. Избранники стихий хорошо потрудились, перенаправляя поток подземной реки: маги Земли проложили сложный лабиринт каменных труб, мои собратья уговорили воду сменить русло. Даже воздушники поучаствовали, добавив несколько фильтров, очищающих воду до и после использования.

Я скинула пижаму и залезла в ванну, погружаясь под воду с головой, чувствуя, как меня наполняет живая сила родной стихии. За несколько минут мой скромный внутренний резерв был полностью заполнен; так хорошо я себя чувствовала только после сильного дождя или купания в лесном озере. А теперь я смогу заряжаться хоть несколько раз в день! В любой момент! Эти мысли приободрили, надежды, что я смогу тут нормально учиться наравне с более сильными магами, стали крепнуть. И пусть для выполнения домашних работ придется по нескольку раз за вечер пополнять резерв, это просто чудо, что у меня есть собственный источник!

Окрыленная этими мыслями, я быстро оделась, перекусила последней оставшейся со вчерашнего дня и уже подсохшей булочкой, запила ее водой и смело вышла из комнаты.

Но как я могла забыть, что теперь живу в клетке с хищниками?

На диванчиках около широкой винтовой лестницы расположилась живописная компания. Десяток парней с факультета Боевой магии громко смеялись, обсуждая прошедшую практику и каникулы, делились впечатлениями и пускали друг другу пыль в глаза. Рассказы сопровождались небольшими иллюзиями-воспоминаниями, некоторые боевики творили фантомных монстров, с которыми столкнулись на границе, другие гордо демонстрировали портреты покоренных красоток.

Я постаралась незаметно проскользнуть мимо, двигалась медленно, не делая резких движений, чтобы не привлечь внимания «хищников». А то я слышала, что им на уровне рефлексов вбивают некоторые навыки, так что вполне могут неадекватно среагировать на бегущую цель. И мне почти удалось выйти из башни в коридор, когда меня остановила воздушная сеть.

— И куда же ты, рыбка? — усмехнулся знакомый голос за спиной. Я медленно обернулась. От компании боевиков отделился вчерашний симпатичный воздушник; кажется, староста назвал его Крисом. Я про себя отметила его слегка потрепанный вид: спутанные светлые волосы со множеством прозрачных прядей, мятый пиджак перекинут через плечо, черная рубашка небрежно выбилась из брюк, две верхние пуговицы расстегнуты. Не успел привести себя в порядок после наказания?

— Мне назначено собеседование с куратором, — спокойно ответила я, стараясь не показать внутреннего волнения. Я точно знала, что как себя поставишь с самого начала, так и будут воспринимать. И девочкой для битья или развлечений мне становиться не хотелось.

— Старая кикимора подождет, — лениво заявил он, и я почувствовала, как теплый ветерок ласкает мои ноги, медленно приподнимая юбку. Еще и компания боевиков, до этого не обращавшая на нас внимания, сейчас с удовольствием следила за представлением. Кажется, они даже делали ставки на… Что за Гарховы шутки! Я покраснела под их раздевающими взглядами и попыталась руками захватить подол юбки, чтобы не дать ей приподняться выше середины бедра.

— Расслабься, рыбка, — усмехнулся Крис и потянул за воздушную сеть, мягко притягивая к себе «улов» в моем лице! Я же лихорадочно соображала, что могу ему противопоставить. Умных мыслей не было, пришлось быстро собрать из воздуха два десятка крупных капель воды, заморозить их и всыпать за шиворот нахальному воздушнику.

От неожиданности Крис ойкнул, нелепо подпрыгнул, в итоге потерял концентрацию и распустил сеть. Я воспользовалась этим, мгновенно развернулась и вылетела в коридор, удаляясь от башни и постепенно переходя на бег. Уф-ф-ф! Выкрутилась! Мне вслед неслись ругательства воздушника и хохот боевиков, а я улыбалась, довольная собой. Общую радость омрачало только то, что мне еще не раз придется столкнуться с нахальным боевиком. Надо заранее продумать, чем я смогу отбиваться, два раза на один фокус он точно не попадется.

Я вышла из жилого корпуса и направилась в учебную часть, перебирая в голове все свои умения. Их было не очень много, но я надеялась в первые же дни учебы обзавестись дополнительными пособиями по боевой и защитной магии. Буду учиться в свободное время — чувствую, практику мне с удовольствием обеспечат соседи по общежитию.

Ориентируясь по указателям, нашла управление факультета Бытовой магии, постучалась и вошла внутрь. Отдала секретарю свое направление на собеседование, та строго приказала ждать и вышла. Присела в кресло для посетителей, продолжая думать над недавним происшествием. И в голову пришла еще одна здравая мысль, правда, не имеющая отношения к магии. Стоит всегда надевать под платье обтягивающие шортики от летней спортивной формы.

Через пару минут секретарь пригласила меня войти. Я с опаской зашла в кабинет — все-таки моя четвертая ступень силы недостаточна для полноценного обучения, вдруг меня сейчас выгонят, несмотря на решение ректора? Но когда я осмелилась поднять глаза от пола и взглянула на куратора, на лицо сама собой наползла счастливая улыбка. Я радостно поклонилась уже знакомой пожилой магессе Воды, которую вчера приняла за кладовщицу.

— Присаживайся, Гелла. Мое имя Адана Несслау, я глава факультета Бытовой магии. Поскольку в этом году ты единственная адептка, принятая к нам на платной основе, можешь обращаться ко мне с вопросами в любое время, — дружелюбно начала она. — Как прошло заселение?

Я вздохнула — очень хотелось пожаловаться на наглых боевиков, — но сдержалась.

— Все замечательно, комнаты чудесные, а уж источник в ванной… — я закатила глаза, вспоминая утреннее блаженство. Куратор Несслау понимающе улыбнулась.

— Он даст тебе множество преимуществ во время учебы. Ты уже определилась со специализацией? — магесса взяла со стола мое направление, в котором галочкой было отмечено «Лекарское дело». — А другие направления попробовать не хочешь?

Я смутилась: не объяснять же ей, что я вообще на другой факультет поступать хотела и об этих специальностях ничего не знаю.

— Хочу, — неуверенно ответила я, — но не знаю, что выбрать.

Магесса доброжелательно улыбнулась и подмигнула мне:

— А попробуй все! — Я растерялась, а куратор продолжила объяснения: — У каждого нового потока есть общие занятия, такие, например, как Теория плетений, Базовые заклинания или История магии, а есть специальные. Обучение каждой специальности разбито на модули, по которым можно свободно посещать занятия, практикумы или изучать их самостоятельно. Когда базовый объем модуля изучен — сдаешь зачет, чтобы получить допуск к следующему модулю. Первые модули вводные, они простые и их легко освоить, а в жизни всякое может пригодиться. Заодно разберешься, к чему у тебя душа лежит и что лучше получается. Выбери для начала три-четыре специальности в дополнение к Лекарскому делу, а его оставим основным. Не понравятся — перейдешь на другой модуль.

Я рассеянно изучала список, внутренне соглашаясь, что все эти умения действительно могут в жизни пригодиться. Тихо хмыкнула. Логично, это же бытовая магия.

— А с каких модулей вы бы советовали начать?

— Как сестра по стихии могу сразу сказать, что у тебя очень хорошо будут получаться заклинания Уборки и чистки, Кулинарная магия, некоторые направления из Ухода и красоты. Так что, попробуешь начать с них? — Я нерешительно кивнула, заставив куратора улыбнуться. — Отлично. Тогда давай составлять расписание!

В результате кропотливой сверки нескольких таблиц нам удалось составить график занятий. Кроме обязательных дисциплин и модуля по Лекарскому делу, куратор Несслау вписала мне дополнительные занятия по модулям других специальностей. В итоге в учебную декаду у меня получалось семь учебных дней и три выходных, которые я планировала полностью посвятить самостоятельным занятиям.

В процессе составления расписания я в очередной раз поразилась количеству специальностей на Бытовом факультете и, не удержавшись, спросила:

— Неужели на каждую специальность целая группа набирается?

Куратор Несслау посмотрела на меня снисходительно и пояснила:

— На самом деле наш факультет — самый большой во всей Магистерии, у нас в этом году принято триста семнадцать адептов, тогда как на Боевой магии всего восемьдесят один новенький. — Увидев мое замешательство, магесса рассмеялась. — А что тебя так удивляет?

Я не стала озвучивать свои крамольные мысли. Мне казалось, что если ты маг, то заниматься бытовой работой как-то слишком мелко, что ли? Когда есть силы сдвинуть горы, повернуть реки вспять или исцелить практически любую болезнь, заниматься магической чисткой ковров… По меньшей мере странно.

— Я всегда думала, что Целительский и Боевой факультеты — самые популярные, — дипломатично ответила я. Куратор Несслау рассмеялась:

— Нашим выпускникам найти хорошую работу проще всего. Сама знаешь, с какой скоростью первый круг осваивается и заселяется. Ты же не местная? — она пристально посмотрела на меня. — Из какой волны переселения?

— Из сто тридцать седьмой, — я тяжело вздохнула и попыталась отогнать болезненные воспоминания о семье, которую не видела уже восемь лет.

— Значит, и сама должна понимать, что наши люди, несмотря на взгляды Ордена Жизни, привыкли жить в комфорте. Только теперь его обеспечивает магия, а не техника.

Я кивнула, что все поняла.

Логично: если на Альме ты жил с кондиционером и водопроводом, то потом трудно привыкнуть к удобствам во дворе. И даже те, кто родился уже в этом мире, перенимают привычки своих родителей, ориентируются на соседей, стараются облегчить себе жизнь. Но это актуально, скорее; для городов. Очевидно, что несмотря на большое число выпускников факультета бытовой магии, их все равно не хватает. Например, в нашей деревне о таких благах магической цивилизации даже не слышали. А я раньше и не задумывалась, как оно все тут устроено.

— Гелла? — из размышлений и воспоминаний меня вырвал голос куратора. — У тебя есть ко мне еще какие-то вопросы?

Она прозрачно намекала, что мне уже пора идти своими делами заниматься и не отнимать у нее время, так что я только вежливо склонила голову и вышла.

Из управления факультета я направилась сразу на поиски центрального портала, благо полученный вчера ключ был с собой. Возвращаться в общежитие я не рискнула, все же встреча со взбешенным боевиком не входила в мои планы. У меня оставалось еще три дня до начала учебы, так что я планировала вернуться в деревню за вещами, а потом пройтись по магазинам. Деньги, которые казначей выдал мне на покупку необходимых вещей, я спрятала в новой комнате, в дорогу взяв только один золотой и свои сбережения, состоящие из серебра и меди. Всем необходимым меня Магистерия и так обеспечивает, так что предстояло купить не очень много.

Найти портал оказалось совсем не сложно, дорогу мне подсказала магесса, которая занималась оформлением цветочной клумбы: она задумчиво смотрела на вскопанную землю, из которой медленно прорастали зеленые стебельки. Я завороженно наблюдала за процессом и, когда она закончила очередной этап созидания и посмотрела на меня, осмелилась задать свой вопрос.

Портал был в отдельном здании, я предъявила ключ, сосредоточилась на воспоминании о нашем домике и сделала шаг вперед, оказавшись прямо перед родным крыльцом. Отлично! Обратно в Магистерию я смогу вернуться при помощи ключа, главное его не потерять. Я поднялась по скрипучим ступенькам, сняла охранки и вошла в дом. Внутри, как и всегда, пахло сушеными травами и деревом, было тепло и уютно, как будто я и не уходила никуда. Я взяла с полки свою любимую глиняную кружку, набрала воды из домашнего родника, нагрела и заварила бодрящий травяной сбор: предстоит много дел, и силы мне понадобятся. А пока я наслаждалась последними спокойными минутами и предавалась воспоминаниям.

* * *

Когда две луны назад родник донес мне зов о помощи от Лесной реки, я со всех ног кинулась бежать на берег. Бросила недочитанную книгу на крылечке и даже дверь не закрыла — настолько торопилась поскорее выяснить, что случилось. Наш дом стоял на небольшой полянке, огороженной вековыми елями и соснами, которые защищали двор, сцепившись колючими лапами. Пробегая мимо, шепнула охранное слово, и ветки за моей спиной слились в сплошную колючую стену.

Я торопилась, бежала со всех ног, не обращая внимания на ветви, которые хлестали по лицу, на коварные корни деревьев, так и норовящие зацепить ногу. Дыхание сбивалось, я же продолжала нестись вперед, перебирая в голове варианты и не понимая, что могло произойти в нашем спокойном лесу. Чтобы Дух Воды сам ко мне обратился и теперь вел к нужному месту? С каждым шагом я все отчетливее ощущала зов реки, меня притягивало к дальней заводи, куда в жаркие дни бегала купаться.

Но я все равно опоздала.

Почти у самого берега на мелководье лежал труп.

За последние несколько лет я достаточно насмотрелась на больных и умирающих, чтобы определить состояние с первого взгляда, но глупая надежда на ошибку заставила броситься вперед. Вытащила черноволосого мужчину из реки и попыталась вернуть недавно ускользнувшую жизнь обратно в тело: откачала всю воду из легких, сделала искусственное дыхание и массаж сердца… Бесполезно. Я изначально знала, что не получится, но была просто обязана попробовать, ведь чудеса иногда случаются!

Не зря же меня стихия позвала, не просто так! И если утопленника мне было не спасти, значит, есть другая причина?

Я внимательно осмотрела мужчину. Высокий, массивный — и как я только из воды его сумела вытащить? Черные волосы и глаза выдавали уроженца Вирии, коренного жителя этого мира. Никаких ран на теле я не заметила, как же он утонул? Упал в воду и ударился головой о камень? Или ему помогли?

Впрочем, это не мое дело, об утопленнике надо будет сообщить деревенскому главе, он сообщит в Сиран, ближайший к нам город, приедут законники и проведут расследование. Если маги сочтут нужным.

Я встала, размяла затекшие от неудобного положения ноги, разулась и зашла в воду. Мне необходимо было почувствовать стихию, чтобы понять, зачем река звала меня. Я закрыла глаза и сосредоточилась, пытаясь снова поймать зов, тащивший меня сюда через лес.

Неожиданно что-то коснулось моей ноги.

Я распахнула глаза и с удивлением посмотрела на открытую деревянную шкатулку, качающуюся на волнах. От нее явственно тянуло магией, так что я не рискнула брать ее в руки, но благодаря откинутой крышке могла видеть, что внутри лежат браслет и конверт, видимо, с письмом. И что мне делать?

«Возьми. Отдай. Хозяину», — звонким ручейком ворвалась в голову мысль, подавляя волю. Я машинально подняла шкатулку, прижала ее к себе и замерла на месте. Кому отдать? Кто хозяин? Как его найти? Вопросы вертелись на языке, но я не решалась их задать, опасаясь гнева божественной сущности.

Местные знают, что стихии не терпят вопросов, вообще в диалог не вступают, только изредка раздавая указания. И практика доказывает, что надо просто сделать, что они скажут. Во всяком случае, наставница рассказывала несколько жутких историй про ослушников, которых в лучшем случае лишали дара, а в худшем… в худшем происходило что-то непоправимое, когда маг должен был что-то сделать, но пошел против воли стихии…

Я еще раз осмотрела труп мужчины, прикидывая, как лучше транспортировать его. Наставница учила меня заклинанию, которое помогает переносить раненых, но получалось у меня через раз, поскольку это была не водная магия, а общая, требующая трансформации энергии стихии. Но ничего страшного, даже если с первого раза не получится, трупу уже все равно, он вполне может подождать, пока я смогу сосредоточиться.

Попробовала сплести заклинание, но оно никак не выходило, хотя структуру я точно воспроизводила правильно. Пыталась снова и снова, но с прежним отрицательным результатом. Через несколько минут я выдохлась, присела на берегу и опустила руки в воду, чтобы набраться сил. Ладони неожиданно глубоко провалились в речной ил, я рефлекторно попыталась найти опору и нащупала на дне камень размером с кулак. Или не камень? На проверку он оказался подозрительно мягким… Я достала из воды странный, довольно тяжелый объект, очистила от грязи, прополоскала в реке, чтобы увидеть у себя в руках туго набитый кошелек. Приоткрыла мешочек — он был доверху заполнен золотыми монетами! Это не просто сокровище, это целый клад!

Я в панике отбросила кошелек на землю. Наставница рассказывала, что некоторые виды местной нечисти устраивают жадным людям подобные ловушки, рассыпая проклятые сокровища на видном месте. Хотя странное место. Да и опасности я не чувствую никакой. Но тогда это вполне могут быть деньги мертвеца, при нем же кошелька нет, мог и потеряться в воде… Еще лучше, возьму кошелек и стану воровкой! Нет уж, не мое это…

Я отползла подальше, даже отвернулась, чтобы не видеть искушающего золотого блеска, и снова принялась плести заклинание. На удивление, мне с первого раза удалось приподнять и зафиксировать труп над землей, теперь необходимо задать вектор движения… Готово! Я смахнула пот со лба и заулыбалась, довольная собой, — все-таки получилось! Я снова повернулась к реке, чтобы восполнить силы, взгляд автоматически зацепился за пару выпавших из замшевого кошелька монет…

«Возьми. Награда», — снова прозвенел у меня в голове голос стихии.

Ладно, это указание выполнить легко, буду хорошей девочкой. Мне же все равно понадобятся деньги, чтобы найти хозяина или, скорее, хозяйку шкатулки, вот и использую найденное на благое дело. В уме я уже прикидывала, как лучше выполнить просьбу стихии. Насколько я знаю, на браслете обязательно должно быть клеймо изготовителя, можно будет попробовать найти через него продавца или заказчика. Надо будет дома рассмотреть браслет поближе — может, еще какие зацепки будут?

Я медленно брела по лесу, толкая летящее впереди меня тело утопленника, и отстраненно размышляла о том, как жизнь в один момент может резко измениться. И почему со мной это происходит подозрительно часто?

* * *

Из воспоминаний меня выдернул громкий стук: задумавшись, я поставила чашку мимо стола, и сейчас она медленно катилась по полу. Хорошо, что не разбилась!

Все, хватит витать в облаках, пора приступать к сборам!

Провозилась целый день, зато навела порядок, разобрала и рассортировала все вещи, часть упаковала, чтобы забрать с собой в Магистерию, остальные аккуратно разложила по местам. Быстро поужинала и с чувством выполненного долга легла спать, мысленно прощаясь с домом. Уже завтра я зайду к главе деревни и передам ему ключи на хранение. И, может быть, никогда уже сюда не вернусь…

Глава 3

— Эй, рыбка! В этот раз так просто не уйдешь! — одновременно с окликом наглого воздушника меня настигла его сеть. Я устало вздохнула. Сегодня весь день промоталась по магазинам, потом разбирала покупки, обустраивала свое новое жилище и только под вечер решилась высунуть нос из комнаты, надеясь спокойно поужинать. Но, видимо, не судьба.

Я стояла и спокойно ждала, пока нахальный боевик подойдет. Даже интересно, что он скажет и сделает? В коридоре мы были одни, меня манила дверь с надписью «Кухня», до которой я просто не успела дойти: она была приоткрыта, и я чувствовала просто божественные ароматы еды. Кажется, кто-то жарил мясо…

Нет, это просто издевательство какое-то! Воздушник, желая поиграть у меня на нервах, шел очень медленно и многозначительно улыбался.

— Давай быстрее, а? — поторопила я его, уловив новый аромат. М-м-м, это точно грибочки!

Вопреки моей просьбе, воздушник вообще остановился и теперь шокированно смотрел на меня.

— Ох, да что с тобой не так?! Крис, кажется? — Парень машинально кивнул, распуская сеть. Я передернула плечами и сделала шаг в сторону кухни. — Ты уж определись с линией поведения, а я пока поужинаю.

Я повернулась к нему спиной и пошла вперед, внутренне ликуя. Кажется, я нашла правильный подход. Если боишься — нельзя это показывать; пока я буду жертвой, вокруг будут охотники. А сейчас мое поведение сбило его с толку… Значит, так и буду себя дальше вести.

Кухня привела меня в восторг, хотя название не соответствовало содержанию. Тут никто ничего не готовил, по сути это было кафе с самообслуживанием, где, как гласил плакат на стене, круглосуточно можно было перекусить. У дальней стены была длинная стойка с уже готовыми блюдами, свежесть и температуру которых поддерживало специальное заклинание. В дальнем углу была целая пирамида десертов, рядом на столике стояли пустые тарелки, столовые приборы, чашки и десяток железных банок с разнообразными травяными сборами для заваривания.

В зале было несколько столиков, за которыми сейчас никто не сидел. Этот факт обрадовал меня еще больше, так что я аккуратно налила себе миску грибного супа, выбрала ароматное блюдо с жареным мясом и свежими овощами и села за ближайший столик. Хлопнула входная дверь, но я не стала отвлекаться от еды, наслаждаясь каждой ложкой грибной похлебки.

Грохнул отодвигаемый стул, за столик приземлился нахальный воздушник и теперь буравил мою макушку сосредоточенным взглядом. Я спокойно доела суп, отодвинула миску и приступила ко второму блюду. Пока мелко нарезала мясо, продолжала игнорировать Криса и его странный взгляд, но в итоге не выдержала:

— Если голодный, то вот там, — махнула не глядя в сторону стойки, — много еды. Своей не делюсь.

Крис только хмыкнул и никак мое заявление не прокомментировал. Но зато повернул голову в сторону стойки с блюдами и каким-то заклинанием притянул себе такую же, как и у меня, тарелку с жареным мясом. Вот и ладушки, наконец-то можно будет спокойно поесть.

— Ты так аппетитно ешь, что трудно устоять.

Я чуть не подавилась: воздушник говорил таким многозначительным тоном, будто мы не ужин обсуждаем, а как минимум постельные развлечения. Кинула на него быстрый взгляд и успела заметить ехидную улыбку, проскользнувшую по губам. Новый виток издевательств? Что ж, лучше просто игнорировать, тогда в конце концов он отстанет. Навредить он мне сможет, если только на дуэль вызовет, остальные магические «шутки» караются. А словами унизить… Наставница учила не обращать внимания, вот и буду тренировать это полезное умение. В жизни точно пригодится.

Так что дальше наш ужин протекал в молчании. Я с удовольствием доела мясо с овощами и встала, чтобы заварить себе успокаивающий сбор на ночь. Хотелось хорошо выспаться перед первым учебным днем. Выбрала подходящий травяной набор — к моему удивлению, в жестяных банках травы были уже упакованы в мешочки для заваривания. Соблазнившись необычным видом, выбрала себе еще и маленькое пирожное с ярко-голубым кремом. Сытость повлияла на меня самым положительным образом, я успокоилась и совсем перестала бояться, поэтому даже не вздрогнула, когда слегка хриплый голос Криса прозвучал у меня над ухом:

— Знаешь, рыбка, это с тобой что-то не так, а не со мной.

Не знаю, в какой момент он успел встать из-за стола и подойти ко мне так близко, что я почувствовала его дыхание и тепло, исходящее от тела. Он не прикасался, но стоял вплотную, непозволительно нарушая мое личное пространство.

— О нет, я абсолютно уверена, что со мной все в порядке, — резко ответила я, пытаясь придумать, как выбраться из сложившейся ситуации. Крис зажал меня в углу около столика с пирожными, так что я со всех сторон была ограничена и лишена возможности маневра. Неожиданно чьи-то наглые руки легли мне на талию, ловко разворачивая лицом к парню.

— Определенно нет. Ты как-то странно реагируешь на проявленный к тебе интерес, — задумчиво проговорил он, рассматривая мои губы.

Так это были знаки внимания?! Я нервно рассмеялась, пытаясь оттолкнуть воздушника.

— Нет, это ты странно свой интерес проявляешь.

Крис хмыкнул и отошел на шаг, позволяя мне вернуться за стол. Я невозмутимо стала пить успокаивающий отвар, стараясь не показать, как меня развеселила ситуация. Обидится еще, мстить начнет. У боевых магов вообще объемы гордости зашкаливают.

Воздушник с интересом наблюдал, как я доедаю пирожное, провожая взглядом каждую ложку и смущая меня до невозможности. Но успокаивающий отвар уже начал действовать, так что я никак не демонстрировала свое состояние, наслаждаясь чуть кислым нежным ягодным кремом в хрустящей корзиночке. Очень хотелось облизать губы, но я сдержалась, вытерла салфеткой, отнесла грязную посуду к специальному окошку в стене и направилась к выходу из кухни.

Крис нагнал меня уже в коридоре, бесцеремонно схватил за руку и потащил в одну из гостиных.

— Давай проясним один момент… — начал он, захлопывая за нами дверь. Чтобы не смотреть на парня, я стала старательно разглядывать обстановку. Комната тонула в полумраке и была очень уютной: три узких, но высоких окна, днем наверняка дающие много света, сейчас были закрыты тяжелыми шторами, а комнату освещали висящие под потолком тусклые желтые энергошары. Пара диванов и несколько массивных кресел так и манили присесть. На низком столике у стены стояли в ряд бутылки с вином и бокалы, на соседнем столике примостилась большая корзина с фруктами и несколько вазочек с орехами. Ярко горел камин; живой огонь не только грел гостиную, но и делал ее еще уютнее… Так что совсем не удивительно, что в кресле у камина уже кто-то сидел.

Явно не заметив, что мы тут не одни, воздушник продолжил:

— Не знаю, как ты вообще попала жить в наш корпус, но это и не важно. У нас тут свои порядки, законы и правила. Так что сейчас ты выходишь и спокойно поднимаешься на третий этаж в мою комнату, я приду через пару минут. Уяснила? — угрожающе спросил он, а у меня горло перехватило, так что я даже возмутиться не смогла. Только в панике посмотрела на невольного свидетеля этой сцены, который отвлекся от разглядывания живого огня и с интересом слушал Криса.

Глаза уже привыкли к полумраку, и я с удивлением поняла, что в кресле сидит староста общежития.

— М-м-м, Крис, а просвети и меня тоже по поводу новых правил проживания? — ехидно попросил он, вставая и подходя к нам. Воздушник отскочил от меня как ошпаренный, и, кстати, очень вовремя это сделал, потому что хотя я и не нашла достойного ответа, но уже готовилась защищаться магией и как раз собиралась вскипятить притянутое вино из позабытого кем-то бокала.

— Тед?! Что ты здесь делаешь? — как ни в чем не бывало спросил воздушник. — А мы тут просто разговаривали, вот на свидание пытаюсь новую рыбку пригласить.

Я нервно усмехнулась, собирая вино обратно в бокал. Староста иронично приподнял одну бровь, посмотрел на меня, а потом снова перевел взгляд на Криса.

— Очень интересный способ, надо будет запомнить. Гелла, вы можете идти куда шли, мне надо поговорить с вашим поклонником, — на этом слове он ехидно хмыкнул и продолжил, все так же пристально глядя на моего «ухажера»: — Снова, Крис. Уже второе нарушение, а учебный год еще даже не начался.

Я воспользовалась ситуацией и шмыгнула за дверь. Фух, повезло! А если бы там не было старосты? Быстрым шагом вернулась к себе в комнату и заперлась. На лицо выползла дурацкая улыбка, вызванная абсолютно противоречивыми чувствами. С одной стороны, мне было приятно, что я воздушнику понравилась, но еще больше радовало, что за свое неадекватное поведение он получит наказание. Ведь пока мы на кухне сидели, все нормально было. И если бы он тогда на свидание меня пригласил, я бы согласилась. Почему нет? Но так…

Действие успокаивающего отвара становилось все сильнее, я широко зевнула, умылась, переоделась в пижаму и легла в постель, предвкушая завтрашний день. Учеба еще даже не началась, а моя жизнь уже совершенно изменилась… В который раз.

Но мне не дал уснуть неожиданный стук в дверь. Я накрыла голову подушкой и глубже зарылась в одеяло в надежде, что неизвестный гость уйдет. Я точно никого не жду. Так и произошло, больше стук не повторялся, зато я потом целый час не могла уснуть, гадая: кто же приходил?

* * *

Я проснулась примерно через час после рассвета, искренне радуясь первому учебному дню. Никогда не понимала тех, кто не любит учиться, узнавать новое, получать новые навыки… Я быстро помолилась Калерис, благодаря за возможность, которую она мне предоставила, и стала собираться на занятия, параллельно размышляя о странностях местной религии.

В этом мире, который назывался Эндо, было два главных бога, брат и сестра: Калерис, назначающая человеку его судьбу, и Гарх, управляющий случайностями, бог «несудьбы», как называли его в народе.

Для меня все это до сих пор было странным. Когда растешь в семье инженеров, с самого детства привыкаешь смотреть на жизнь рационально, любое явление раскладывать на составляющие части, искать причину и следствие, ничего не принимать на веру. Поэтому наличие живых и вполне активных богов в новом мире стало для меня шоком. Впрочем, для местных богов неожиданное переселение людей из другого мира тоже стало большим сюрпризом. Причем приятным: такое поле для развлечений, простор для экспериментов! Если я все правильно поняла, именно Калерис одушевила стихии и изменила людям магию. Потому что на Альме наши маги имели совершенно другие способности, все с приставкой теле-: телепатия, телекинез, телепортация и тому подобное. Но после перехода на Эндо магов под свое покровительство взяли боги и стихии. Тогда же и появилась Магистерия — место, где маги заново учились пользоваться даром, проводили исследования новых способностей…

До двенадцати лет о магии я имела весьма смутное представление, просто потому что мы с семьей жили в технической коммуне. После Великого Раскола магов на Альме практически не осталось, они вообще первыми ушли на Эндо и каждый год, как только на портал хватало энергии, приводили сюда своих последователей из Ордена Жизни. Родители часто говорили, что этот Орден специально создан магами, чтобы воспитывать для себя слуг, но я не понимала, что они имеют в виду, пока сама не попала на Эндо. И, когда стала старше, согласилась с их мнением, но одновременно восхитилась продуманностью системы.

Главные постулаты Ордена Жизни заключались в полном отказе от технологий в пользу магии, в необходимости ручного труда для самосовершенствования и выражались лозунгами типа «Все должно быть натуральным!», «Только магия для жизни!». По сути, Орден Жизни воспитывал целые поколения будущих крестьян, которые, попав в новый мир из подземных убежищ, с удовольствием становились фермерами и ремесленниками: принимались за возделывание земли, выращивание скота, осваивали весь набор средневековых специальностей и были от этого счастливы.

А маги — сыты.

Кто-то же должен работать и обеспечивать тыл, пока маги расширяют границы территории, убивают местную нечисть, ведут войны и договариваются с другими людскими государствами.

Я не спеша оделась, с трудом упорядочила свои каштановые кудряшки, сложила в сумку несколько новеньких тетрадей и карандашей и вышла из комнаты. До начала общего завтрака оставалось еще полчаса, до первого занятия — почти час, так что я медленно прошла по пустынному коридору, вышла на улицу и направилась в сторону главного учебного корпуса. Хорошо, что мои соседи по общежитию любят поспать подольше, и мне никто не встретился по пути!

Общая столовая также находилась в главном корпусе, что было удобно для большинства адептов: после трапезы не надо было тратить лишнее время на дорогу к учебным аудиториям. Завтрак уже начался, половина столиков в столовой была занята. Адепты весело переговаривались, знакомились, обсуждали предстоящую учебу. Пока никакой группировки по факультетам я не заметила, что было логично, ведь занятия еще не начались. На меня никто особого внимания не обратил, так что я проскользнула к раздаче, набрала себе на поднос миску молочной каши, бодрящий отвар и пару ринет — кисло-сладких фруктов, похожих на яблоки. Их я сразу убрала в сумку, рассчитывая перекусить в перерыве между лекциями.

Сегодня у нас планировались вводные занятия для всего потока поступивших на Бытовую магию, это потом нас разделят по модулям, и мы будем заниматься небольшими группами. Если верить куратору Несслау, то в этом году на наш факультет поступило больше трех сотен адептов… Ох, буду надеяться, что смогу найти с ними общий язык! Я переживала о том, как впишусь в коллектив, — слишком уж отличаюсь от местных, хотя мы и были ровесниками. Все адепты Магистерии родились уже в этом мире, и родители у большинства из них маги, потому что обычно способности по наследству передаются. А я мало того, что выросла на Альме, так еще и из семьи инженеров… Во всяком случае, этот факт точно буду скрывать, мне не впервой. Так и останусь для всех сиротой, простой ученицей деревенской знахарки. Просто потому что так безопаснее. А гордость… не приоритетна.

Я понимала истоки противостояния инженеров и магов, нам в школе на уроках истории это объясняли вполне доходчиво и по многу раз, чтобы точно запомнили и не повторяли прошлых ошибок. Началось все с того, что техномагия подвела наш мир, Альму, к самому краю пропасти. Мир начал гибнуть.

Я отбросила грустные мысли о доме и сосредоточилась на завтраке. За столом я сидела одна и с любопытством рассматривала окружающих. Мне трудно было запомнить лица, адепты сливались в одно пятно: все в черной форме, девушки в таких же, как у меня, платьях, парни в строгих брюках и рубашках. Но нейтральная к магии форма только подчеркивала яркие прически цветов всех стихий. Я быстро доела, вышла из столовой и направилась к учебной аудитории. В моем расписании она значилась как «1-3-12», то есть первый этаж, третий коридор, двенадцатый зал, так что, выйдя из столовой в холл, я смогла легко сориентироваться.

В аудитории пока никого не было, что меня не удивило — до начала занятий оставалось еще минут сорок, нормальные адепты в это время только идут на завтрак. Зато у меня есть, шанс выбрать наиболее удобное место. Я обошла весь зал, поднялась на верхний уровень, убедилась, что оттуда преподавателя и доску с записями будет видно плохо, и начала медленно спускаться. В итоге остановила выбор на месте в третьем ряду у окна: достаточно близко, чтобы все хорошо видеть и слышать, но никому не мозолить глаза при этом.

Скрипнула дверь, в аудиторию зашел хмурый избранник Земли, кивнул мне и поднялся на самый верх. После него впорхнула группа девушек-воздушниц, меня они проигнорировали и сели все вместе на предпоследнем ряду у стеночки. Все понятно: как и другие избранники стихии Воздуха, особы ветреные и легкомысленные. Наставница говорила, что стихия влияет на характер, постепенно меняя человека под себя. Огневики были вспыльчивыми, избранники Смерти — мрачными, избранники Духа — замкнутыми. Когда она предложила мне из собственного опыта определить главную черту избранников Воды, я растерялась и думала над этим вопросом несколько дней. Но в итоге пришла к выводу, что наша основная черта — это гибкость, умение приспособиться к любой ситуации.

Из раздумий меня выдернул звонкий девичий голосок:

— Привет, сестричка! У тебя свободно?

Рядом со мной стояла удивительно симпатичная избранница Воды: низкого роста, с очень женственной фигурой, длинными светлыми волосами и огромными, в тон прядкам, бездонными голубыми глазами. Она широко улыбалась, демонстрируя всем очаровательные ямочки на щеках…

Я улыбнулась ей в ответ, приглашая сесть рядом.

— Свободно. Я Гелла.

— Ирма Тирлоу, — представилась она, но не спешила садиться рядом. — Сразу имей в виду, я здесь для того, чтобы удачно выйти замуж, так что мы сможем стать подругами, только если ты не станешь переходить мне дорогу.

Я рассмеялась над нелепостью этого предположения.

— Точно не стану. Не горю желанием заводить семью, — пояснила я ей, — тем более мы с тобой слишком разные, чтобы нравиться одним и тем же парням.

Ирма снова широко улыбнулась и села рядом, разглядывая меня.

— Да, тут ты права, ты ростом выше, и фигура совсем другая. Еще и волосы темные… — задумчиво проговорила она. — Точно подружимся!

Я снова рассмеялась: с ней было удивительно легко, как будто мы уже давно знакомы.

— А ты зачем тогда на факультет невест поступала, если замуж не собираешься? — неожиданно спросила она.

Я окинула взглядом аудиторию, в которой уже сидело несколько парней, и непонимающе посмотрела на Ирму, требуя пояснения.

— Ой, да брось, тут мужиков только одна группа строителей, остальные на Красоте учиться будут, а это, согласись, уже не мужики, а лучшие подружки. Вот и остается целый факультет охотниц за завидными женихами.

Я хмыкнула, разглядывая действительно женоподобного избранника воздуха, как раз зашедшего в аудиторию: высокий, изящный, с тонкими чертами лица и… накрашенными глазами?!

— Ирма, — тихо спросила я, незаметно указывая на парня, — мне кажется, или?..

— Нет, не кажется. У нас таких целая группа, в кругах высокородных это последний писк моды. Я, кстати, тоже на Красоте буду учиться. А ты?

— А я разные попробую, но вообще — на Лекарском.

Я снова хихикнула — просто в двери еще один избранник воздуха впорхнул и сел рядом с глазастеньким! И мне почему-то Крис вспомнился, он ведь тоже воздушник и очень симпатичный, но с этими ребятами явно ничего общего не имел.

Аудитория быстро заполнялась, адепты рассаживались группами соответственно стихиям, но мы с Ирмой так и сидели вдвоем — других избранников Воды на нашем потоке, похоже, не было. Мы рассматривали и тихонько обсуждали заходящих в аудиторию. На потоке оказалось чуть больше тридцати парней, причем восемь из них были причислены нами к «симпатяжкам». Они сели все вместе и активно что-то обсуждали. Остальные же мужчины «распускали хвосты», ловя на себе множество заинтересованных взглядов.

Но Ирма в их сторону даже не смотрела, что меня удивило.

— Ты разве не будешь участвовать в битве за главный приз? — я кивнула на самого красивого парня нашего потока: избранник Земли, высокий, с широченными плечами, серьезным умным лицом и обаятельной улыбкой, притягивал взгляды большинства адепток.

— Пф-ф-ф, вот еще. Не моего поля ягода, — резко ответила она. — У меня, может, в жизни великая цель есть, так что и нужен мне кто-то рангом повыше, чем будущий сельский строитель. — Она еще раз пренебрежительно фыркнула и повернулась ко мне. — А ты почему замуж не собираешься? — решила допытаться она, но я постаралась отделаться ничего не значащим:

— Мне еще рано об этом думать, я просто не готова.

И это даже правдивый ответ, точнее, его часть. Не говорить же ей, что я вообще хочу уйти при помощи портала в Техномир, куда ушла вся моя семья. Ведь тут ненавидят инженеров, это с детства воспитывается, особенно в среде магов. Так что информацию, что в Магистерию я поступала, чтобы найти способ, как перебраться в другой мир, я тоже оставлю при себе. Во всяком случае, пока не найду того, кому смогу довериться.

Вводное занятие у нас провела куратор Несслау. Я достала тетрадку и приготовилась записывать, так же как и другие адепты, но она только махнула нам рукой, чтобы сидели и слушали.

— Я рада приветствовать вас на факультете Бытовой магии, — торжественно начала она. — Вы прошли долгий путь, преодолели конкурсный отбор, чтобы стать самыми важными магами на Эндо. Да-да, не удивляйтесь и не слушайте других, наш факультет по праву является самым популярным, а выпускники — самыми востребованными. Мы делаем этот мир лучше, жизнь магов и простых людей — удобнее и красивее. И все это без нарушения главного закона. Какого?

Вопрос был задан аудитории, и нестройный хор адептов прогудел:

— Запрещено… нельзя… смешивать магию и технологию.

— Все верно, молодцы! — Куратор подарила нам теплую улыбку и задала следующий вопрос: — А кто мне сможет рассказать, как возник этот закон?

Я могла ответить, но предпочла промолчать. Просто моя версия сильно отличалась от официальной, которую сейчас озвучивал один из «симпатяжек»:

— Следование этому закону было требованием высокородных, которые спасли наших предков, открыв портал на Эндо.

Я скривилась, но не стала влезать со своим мнением. Этот закон был всего лишь следствием Великого Раскола. Хотя начиналось все очень хорошо. Триста лет назад один гениальный маг-инженер на Альме изобрел прибор, который, так же как и обычные маги, мог брать энергию напрямую из энергетического поля нашего мира. Это маленькое и простое изобретение изменило все! Больше не нужны были другие виды топлива: зачем, если можно брать энергию буквально из воздуха? Это дало мощнейший толчок в развитии цивилизации: транспорт, связь, вся техника подключалась к полю планеты, больше не было ограничений дорогами и проводами, в любой точке мира были доступны все блага цивилизации.

Настал Золотой век, человечество больше не заботили бытовые проблемы, их все решала магическая техника. Расцвет творчества, искусства, самовыражения… Пока один маг-ученый не обратил внимание общественности на тот факт, что энергетическое поле планеты больше не восстанавливается. Более того, постепенно начинается распад оболочки, который неминуемо приведет к гибели мира.

За сто лет активного потребления человечество практически исчерпало ресурс, аура мира истончилась и стала гораздо хуже выполнять защитные функции. А после первого глобального катаклизма — разрушительного метеоритного дождя, жертвами которого стали сотни тысяч человек, — произошел Великий Раскол.

Общество разделилось на два лагеря.

Орден Жизни винил во всем произошедшем технический прогресс и ратовал за естественную жизнь, в которой будет место только магии и всему натуральному. Коммуна Инженеров, напротив, считала, что во всем виноваты маги, что без них жить было бы гораздо лучше. По сути, обе фракции были правы и неправы одновременно. Радовало только то, что перед лицом общей угрозы оба лагеря смогли заключить временное перемирие и найти решение. Выход из безвыходной ситуации. Точнее, два выхода.

Совместными усилиями были найдены два мира, относительно свободных и пригодных для жизни: Эндо и Техно, и если на Эндо было местное население, то второй мир был полностью необитаем. Маги и инженеры в последний раз объединили усилия и создали портал, который открывался в среднем раз в год, когда накапливалось достаточное количество энергии, и начали постепенное переселение и освоение новых миров.

Каждая фракция получила возможность строить жизнь по своим правилам. Таким образом, на Эндо был запрет на смешение технологии и магии, а на Техно… Там просто не было магии. Ни в каком виде. Людей с магическим даром портал туда просто не пропускал, перекидывая магов на Эндо. Так случилось и со мной, потому что никто не знал, что у меня есть какие-то способности. О, как же я тогда ненавидела свой гипотетический дар, который никак не проявлялся! Из-за него я осталась совсем одна в чужом мире…

— Эй, ты чего зубами скрипишь? — шепотом спросила Ирма, неожиданно пихая меня локтем в бок и вырывая из мрачных размышлений.

— Ауч! Просто задумалась.

— О ком? — она хитро стрельнула глазами, с любопытством ожидая ответа.

— О высокородных, — почти честно ответила я и едва заметно скривилась. Все же соседство с местной элитой изрядно действовало мне на нервы; радовало только то, что по учебе я с ними никак пересекаться не буду.

Глаза Ирмы загорелись.

— И что ты о них думаешь? Есть у нас шанс?

Она явно метила высоко, я же вспомнила насмешливые взгляды соседей по общежитию… И предельно честно ответила:

— Они такие же, как и все остальные, только более наглые.

— Уже сталкивалась, — понимающе кивнула она.

— Угу. Живу с ними в одном общежитии, — тихо пожаловалась я.

— Не может быть! — воскликнула Ирма, привлекая к нам всеобщее внимание. Под сотней взглядов я покраснела и постаралась слиться с мебелью, Ирма же не обратила на это никакого внимания, и только деликатное покашливание куратора Несслау заставило ее переключить внимание на вводную лекцию. Больше мы не переговаривались, но я предчувствовала, что в перерыве мне предстоит допрос с пристрастием.

Но я ошиблась.

Десятиминутного перерыва между занятиями хватало ровно на то, чтобы дойти до следующей аудитории, так что мы с Ирмой договорились вместе пообедать и убежали в разные стороны: она — на первое занятие в корпус Красоты, а я — на вводную лекцию к целителям. Оказалось, что Лекарское дело преподавали на том факультете, куда я и хотела изначально поступить. Вот только по окончании у нас был выбор, по сути, из двух специальностей: деревенская знахарка или помощница целителя. Этот выбор мне не очень нравился; радовало только, что первые модули были общие, но потом специализация накладывала изменения на учебную программу. Так что решать все равно придется. Э-эх.

О тонкостях будущих профессий нам рассказывала пожилая целительница Арин Корслау, избранница Земли. Спокойным уверенным голосом она объясняла, какую важную роль мы будем играть в жизни Эндории, страны, созданной переселенцами, независимо от того, какую специальность выберем. «Все профессии нужны, все профессии важны», — ехидничала я мысленно, но все равно внимательно слушала. Кроме меня в группе было еще одиннадцать девушек: восемь избранниц Земли и три избранницы Смерти — они сидели и общались своими маленькими компаниями, не обращая на меня никакого внимания. Сначала я чувствовала себя неловко, но потом решила, что со временем мы всё равно перезнакомимся и подружимся, а пока вполне естественно, что все разделились по стихиям.

В конце лекции нам дали список обязательных учебников для получения в библиотеке и отпустили, хотя до конца занятия оставалось еще минут двадцать. Вообще, занятия длились почти по два часа, перерывы между лекциями были в десять минут, после двух первых занятий был часовой перерыв на обед, а потом еще от двух до четырех занятий, у кого какое расписание.

Я решила использовать освободившееся время с пользой — зайти в библиотеку, взять первые учебники по лекарскому делу и заодно поискать самоучитель по защитной магии и книгу по геральдике. Вспомнила про браслет, надежно спрятанный в закрытый ящик стола в кабинете, и невольно улыбнулась. Все же, несмотря на запрет смешения технологий и магии, нашелся другой способ одушевлять вещи. Артефакты. Наделение волшебными свойствами простых вещей. Это было невероятно сложно, но в результате получались просто удивительные предметы.

Библиотека находилась в главном корпусе. Ориентируясь по схеме, я свернула из главного холла в нужный коридор и резко остановилась, услышав знакомый голос.

— Прости, Джер. Без вариантов, — узнала я голос старосты нашего общежития. Но остановиться меня заставило второе имя. Джер… В день заселения оно уже звучало, и теперь было очень интересно узнать, в чью же комнату меня поселили!

Рядом с Тедом возвышался среброголовый фаворит Молний. Мужчины стояли ко мне спиной, так что разглядеть иные подробности, кроме мощной фигуры в магистерской мантии, не представлялось возможным.

— Если бы ты видел комнаты в общаге преподавателей, смог бы лучше меня понять, — резко ответил… Джер. А голос у него красивый, глубокий, с легкой хрипотцой. И смутно знакомый. Хм, интересно, а как его полное имя? Наверняка еще один высокородный «-лау».

— Сам знаешь, что ничем помочь не смогу, правила едины для всех. Посторонним запрещено посещение нашего общежития, кроме экстренных случаев. — Тед развел руками, показывая, что бессилен, а я напряглась. Получается, этот магистр хочет меня выселить, чтобы обратно занять свою бывшую комнату? Я прислонилась к стене, внимательно прислушиваясь к разговору. — Да и в любом случае, твоя комната уже занята…

— Кто посмел?! — буквально прорычал магистр, хватая Теда за плечо. Я сначала остолбенела от этого грозного рыка, а потом начала медленно пятиться из коридора. Как-нибудь в другой раз схожу в библиотеку… И хотя мне уже совсем не хотелось подслушивать, ничего сделать я не могла — не затыкать же уши.

— Гелла Марлоу, — спокойно ответил Тед и резко развернулся в мою сторону.

Так же резко ко мне развернулся и Джер, в котором я с удивлением узнала магистра со вступительных экзаменов. Ох, кажется, мне конец! С его пальцев посыпались маленькие молнии — пока на пол, но что дальше будет?!

— Джер, успокойся, — Тед положил руку на его плечо, не дав сделать и шага в мою сторону. — Ее распределили в единственную свободную комнату.

Магистр прикрыл зло сверкающие глаза, тряхнул головой, роняя на пол еще несколько молний… и через мгновение был абсолютно спокоен! Хищное лицо расслабилось, губы перестали кривиться. Он медленно выдохнул, посмотрел сквозь меня, кивнул Теду, развернулся и ушел!

Я в ступоре стояла посреди коридора, глядя в спину удаляющегося магистра. И что это было? Про темперамент избранников Молний я только слышала от наставницы, зато сейчас смогла убедиться на собственном опыте в правдивости ее слов. Никогда бы не подумала, что бывают люди, которые мгновенно загораются и так же быстро остывают; это какой должен быть самоконтроль! Удивительно.

— Ты в порядке? — неожиданно спросил Тед. Оказывается, он подошел ко мне, пока я смотрела вслед Джеру.

— Сейчас — да. Но вы меня напугали, — честно ответила ему. — А кто это был?

— Джерсин Фарлау, легенда боевого факультета, — в голосе Теда явно различались нотки восхищения. — Он специально несколько лет подряд заваливал магистерские испытания, чтобы оставаться в статусе адепта и свободно ходить в рейды в качестве практики для отработки навыков боевой магии. А в этом году, пока он с командой в очередной раз уничтожал тварей на границе с первым кругом, ему заочно зачли магистерскую, присудили звание и распределили работать преподавателем в Магистерию. Это было буквально декаду назад, — пояснил Тед.

Ох, я бы тоже злилась. Возвращаешься домой, а твои вещи уже перенесли в другое место и обязали отрабатывать обучение… То-то мне показалось при заселении, что комната плохо убрана!

— А что было дальше? — с любопытством спросила я.

— Что ты имеешь в виду?

— Сомневаюсь, что такой человек смог спокойно принять навязанную работу и отказаться от привычного образа жизни, — пояснила я свой вопрос.

— Тут ты права. Джер добился того, чтобы сократить часы преподавания до двух дней в декаду и взял на себя обязанности куратора практики Боевого факультета. Раньше такой должности не существовало, но ради него сделали. Он теперь каждую декаду будет водить в рейды боевиков.

Постепенно коридор стал заполняться адептами — все спешили в столовую, чтобы успеть занять лучший столик.

— Обедать идешь? — вежливо спросил староста. Хм, не понимаю. Он предлагает пообедать вместе с ним? Или это просто вопрос, чтобы я сама отвязалась и ушла куда шла?

— Да, только новую знакомую дождусь. А то, боюсь, потом не найдем друг друга в этой толпе.

Тед хмыкнул, кивком попрощался, но пошел не к столовой, а к проходу в наше общежитие. То есть высокородные и питаются отдельно? Вот и отлично. Чем меньше я буду с ними сталкиваться, тем лучше. Проводив старосту задумчивым взглядом, развернулась и пошла в сторону столовой. У входа в обеденный зал меня уже ждала Ирма, приплясывая от нетерпения.

— Где тебя носит? Лучшие места разберут! — она схватила меня за руку и потащила к столам раздачи. Нам повезло: отстояв небольшую очередь и набрав на подносы еды, мы успели занять столик в стратегически важном месте. Во всяком случае, так его обозвала Ирма, пояснив: — Отсюда мы сможем рассмотреть всех потенциальных жертв.

Я только хмыкнула на это заявление. А потом подумала, что вторым вариантом ответа на вопрос наставницы о главной черте характера всех избранников Воды я бы назвала целеустремленность. Вода, если будет нужно, везде путь найдет, просочится или камень подточит, но не отступит.

Мы сидели за крайним столиком на небольшом подиуме в конце зала: это действительно позволяло видеть практически всех адептов, но и выставляло нас напоказ. Я постаралась сосредоточиться на еде и не обращать внимания на любопытные взгляды. Тут все рассматривали и обсуждали всех, Ирма шепотом рассказывала, кого успела увидеть. Не знаю, как ей это удавалось, — зал был огромный, рассчитан, наверное, на пару тысяч человек, и лично мне было трудно изучить тех, кто сидел дальше десяти столиков от нас.

— Похоже, высокородные едят в другой столовой, — вздохнула она, — тут их всего несколько человек.

— Да, у нас в общежитии своя кухня, — подтвердила я. Выудив из подливки маленький одинокий кусочек мяса, я вспомнила вчерашний роскошный ужин и подумала, что тоже буду туда ходить обедать. И наплевать на косые взгляды соседей, зато поем нормально!

— А вот теперь рассказывай, как это тебе так повезло? — требовательно спросила соседка по столу, пристально глядя мне в глаза.

— Не уверена, что повезло. Атмосфера там враждебная, а меня все тихо презирают, — честно ответила я. — Просто так сложилось, что я смогла оплатить обучение и проживание на год вперед, но совсем не ожидала, что меня к местной элите поселят.

Я скривилась, вспоминая все гадости, что успела услышать в свой адрес. Вот вроде высокородные должны получать хорошее воспитание и образование, но большинство из них ведут себя хуже черни.

— Пригласишь меня в гости? — весело спросила она и подмигнула.

— И хотелось бы, да нельзя. Правилами запрещено водить посторонних, даже преподаватели могут войти только в экстренном случае.

Ирма задумчиво кивнула, нахмурилась, но потом сказала:

— Ничего, что-нибудь придумаем. А пока будем работать с тем, что есть!

Она еще раз окинула хищным взглядом зал, видимо, намечая будущих жертв своего обаяния.

Но и ее нежную красоту уже успели рассмотреть охотники за женскими сердцами. К нашему столику подошел избранник Огня, судя по нашивке на рукаве, боевик третьего года обучения.

— Леди, покорен вами. Позвольте присесть, — томно проговорил он, гипнотизируя Ирму. Высокий, широкоплечий, с обаятельной мальчишеской улыбкой… Я с любопытством уставилась на Ирму, ожидая ее реакции. На ловца и зверь бежит. Чем не идеальная партия для нее?

Ирма окинула боевика быстрым взглядом, фыркнула и отвернулась. Он почему-то счел это приглашением и сел рядом, расточая комплименты.

— Ваши глаза подобны высокому небу, а шелк волос ослепляет, как солнце, и манит прикоснуться… — адепт потянулся, чтобы приобнять Ирму, но она резко отстранилась и повернулась к нему лицом.

— Руки убрал! И продолжай говорить, может, все-таки удастся сказать что-нибудь умное, — фыркнула она.

А мне было просто смешно — парень явно не ожидал получить отпор. Он внимательно посмотрел на Ирму, понял, что ему здесь ничего не светит, и ушел покорять более доступное женское сердце. А я спросила:

— Чем тебе парень не угодил? Боевик, сильный маг… Разве ты не такого ищешь?

— Нет, — она отпила из стакана чуть мутноватый бодрящий отвар и продолжила: — Запомни, Гелька, красивая девушка должна быть недоступной. Тогда для самых достойных мужчин станет делом чести завоевать тебя.

— Меня? Я тут при чем?

— Ничего, мы из тебя красотку сделаем, все данные для этого есть, — неправильно поняла мое удивление Ирма. — На первой же практике группы тебя обработаем. Волосы подровняем, брови выщиплем, реснички подкрасим. А если еще питаться будешь нормально, чтобы ребра торчать перестали, то вообще от женихов отбоя не будет.

— Ирма, прекрати! — с возмущением прервала я ее фантазии на эту тему. — Не нужны мне никакие женихи!

— Ой, да все так говорят! — отмахнулась она, глядя на очередного ухажера, приближающегося к нашему столику. Точнее, на двух! И опять боевики: один — огненный, второй — избранник Молний.

— Не пойму, боевики самые смелые, что ли? — шепотом спросила я у Ирмы и посмотрела по сторонам: парни с других факультетов только оглядывали зал, а боевики планомерно подсаживались за столики к самым красивым девушкам.

— Это они так территорию делят, — фыркнула Ирма. Парни тем временем приблизились и заговорили, перебивая и дополняя друг друга:

— Леди…

— Присядем…

— Сияние ваших глаз…

— Почему же такие…

— Красивые…

— Очаровательные…

— Замечательные девушки…

— Сидят в одиночестве?

— Где же ваши кавалеры?

Сбитая с толку этой странной речью, я никак не могла понять, что надо ответить. Посмотрела на Ирму, она окинула парней медленным оценивающим взглядом и ответила:

— Померли от счастья. Если вы понимаете, о чем я.

И подмигнула!

Боевики заулыбались, удовлетворенно кивнули и ушли, несколько раз на нас обернувшись.

А я ничего не поняла. Это что сейчас было?

— Ирма, ничего мне объяснить не хочешь?

— Ты поняла, кто к нам подходил? — вопросом ответила она, я покачала головой. Не успела нашивки рассмотреть. — Это боевики с последнего года обучения!

— И что?

— И ничего, — передразнила она. — Я дала понять, что мы с тобой открыты к их ухаживаниям.

— Зачем?! Ты же сама сказала, что надо быть недоступной?

— Так простые ухаживания нас ни к чему не обязывают. Но только адептам последнего года разрешено устраивать вечеринки. Понимаешь, к чему я веду? — Я снова покачала головой, чувствуя себя тугодумом. — Это лучший шанс познакомиться с нужным мне мужчиной! Без сопровождающего на вечеринку не попасть, а вот уже там бывают все выпускники, включая высокородных. Теперь поняла?

Я скривилась, но кивнула.

— Только я в этом не участвую, — сразу четко ответила я. Ирма кинула на меня лукавый взгляд.

— Не зарекайся, может, тебе самой кто-нибудь приглянется.

Я подумала и снова кивнула. Хотя мы и ровесницы, у Ирмы явно больше опыта в этой сфере жизни. И в любом случае, замуж же меня насильно не потащат. Так что буду учиться и иногда веселиться.

Глава 4

— Гелька, серебрушка есть? — неожиданно спросила Ирма в конце первого учебного дня. После обеда мы отсидели еще две сложные лекции по Теории магических плетений, у меня гудела голова и болела рука — так устала записывать и зарисовывать базовые схемы. Поэтому, как только нас отпустили с занятия, мы с Ирмой первыми сбежали на свежий воздух.

— Есть, — ответила я, но с подозрением уточнила: — А зачем тебе?

— Не мне, а тебе, — загадочно ответила она, после того как монетка перекочевала в ее карман. — Завтра узнаешь!

Я улыбнулась и подумала, что один серебряный — малая плата за только зарождающееся доверие.

Мы в одиночестве сидели во внутреннем дворике главного корпуса, наслаждаясь последними теплыми солнечными лучами. Скоро в свои права вступит затяжная осень с холодными ветрами и мрачным серым небом. И хотя наша стихия позволяла чувствовать себя хорошо в такую погоду, солнца отчаянно не хватало. До начала ужина оставалось чуть меньше часа, и мы хотели посвятить это время заслуженному отдыху, просто пообщаться, обсудить новых знакомых. Но оказалось, что мы кое-что упустили из виду.

Из корпуса вышла куратор Несслау и быстрым шагом направилась в нашу сторону.

— Адептки, вот вы где! Идемте, вас все ждут, — строго приказала она и повернулась к нам спиной, жестом предлагая следовать за ней.

Мы вскочили на ноги и недоуменно переглянулись, пытаясь понять: кто и где нас ждет? Что мы пропустили? Но в итоге послушно отправились вслед за магессой на один из уличных полигонов для тренировок, которых за главным корпусом было больше десяти. Мы шли к самому большому. По сути, он представлял собой огромную поляну с ковром мелкой зеленой травки, накрытую высоким прозрачным куполом с несколькими арочными проемами для входа. Чем ближе мы подходили, тем отчетливее было видно, что на полигоне одновременно собрались чуть ли не все адепты Магистерии! А может, и не только адепты. Трудно оценить численность толпы, но народу явно было больше, чем на обеде в столовой.

А на возвышении в центре полигона стоял ректор.

После того как мы прошли входную арку, купол за нашими спинами сомкнулся, изолируя всех присутствующих. Ректор, убедившись, что все в сборе, стал объяснять цель нашего внезапного собрания. Я внимательно слушала его речь, а Ирма, пользуясь случаем, приглядывалась к стоящим вокруг адептам. Меня через несколько секунд тоже отвлекли: Крис стоял совсем недалеко и гипнотизировал меня странным взглядом, смысла которого я понять не могла. И решила спросить мнения эксперта.

— Ирма, — шепотом позвала я, — видишь высокого симпатичного воздушника слева? — Она кивнула, стараясь рассмотреть его боковым зрением. — Он на меня как-то странно смотрит…

— Вы знакомы? — уточнила она. Я кивнула и пояснила:

— Сталкивались в общежитии несколько раз.

— Хочет, но не может, вот и злится, — резюмировала она, снова отворачиваясь и разглядывая пеструю толпу адептов. Мне захотелось получить более развернутый ответ по животрепещущей теме, но сделать это не удалось — ректор магически усилил свой голос, чтобы достучаться до каждого шушукающегося адепта.

— Разрядка! — убедившись, что все адепты замолчали и смотрят на него, Арктур Карлау продолжил: — Было принято решение ежедневно проводить процедуру энергетической разрядки для каждого адепта Магистерии. Это пойдет на пользу как вам, так и обществу. Вы сможете развивать свои способности, расширять резерв, а энергия, собранная в накопители, пойдет на обеспечение нужд поселенцев второго круга. Итак, приступим!

Нашей задачей было создавать простейшие энергетические волны и направлять их вертикально вверх. Купол впитывал выбросы энергии, распределял на потоки и сливал в накопители, установленные на помосте рядом с ректором. Меня удивило, что никто из адептов не возмущался. Видимо, сработали волшебные слова «обеспечение нужд поселенцев второго круга» — все же у большинства семьи как раз там живут, поскольку в Аране и окрестностях слишком дорого.

Для меня процедура оказалась простой и сложной одновременно. Внутренняя жадность пыталась сопротивляться, убеждая, что в такой толпе и не заметит никто, что я свои силы не отдаю, но мои мелочные мысли опроверг ректор:

— Купол над полигоном фиксирует ауры всех адептов, участвующих в разрядке, и объемы отдаваемой энергии. На основании этих данных в перспективе мы сможем уточнить индивидуальные программы обучения… — а на самом деле будут знать, кто на что реально способен. Дополнительная система контроля никогда не лишняя.

Мы с Ирмой переглянулись и только пожали плечами, нам скрывать было нечего. Ректор дал отмашку, заиграла легкая расслабляющая музыка, и началась разрядка. Я вяло создала волну и направила в купол, решив выплеснуть все за один раз, все равно в общежитии смогу полностью восстановить резерв благодаря источнику в ванной. Я почувствовала, когда волна достигла купола: между нами как будто проложили канал, по которому купол стал тянуть энергию, которой у меня и так было мало. Накатило головокружение. С каждой секундой я слабела, стало не хватать кислорода. Я покачнулась и позорно свалилась в обморок от истощения.

* * *

Не знаю, как долго я была без сознания, но очнулась от удивительного ощущения: меня аккуратно несли на руках, бережно и нежно. Одной рукой парень перехватил мои ноги под коленками, второй крепко придерживал за талию, устроив мою голову у себя на плече. Было немного неловко, но приятно, так что я постаралась отвлечься. Интересно, куда мы идем? К целителям? Лицом я практически утыкалась в приятно пахнущую мужскую шею, так что разглядеть благородного рыцаря не представлялось возможным, но, судя по волосам, это был избранник Воздуха. Мелькнула мысль, что это наверняка Крис, и я про себя удивилась, откуда в его жилистых руках столько сил, он ведь уже довольно долго меня тащит… в неизвестном направлении. Я занервничала — видимо, мозг наконец тоже из обморока вышел и стал соображать, во что мы вляпались.

Угол обзора был сильно ограничен, да и ориентировалась в Магистерии я пока что плохо, поэтому никак не могла сообразить, куда же мы идем. И не могла решить: что делать? Во всем теле ощущалась слабость, магических сил ни капельки не осталось. В случае чего я не то что убежать — я даже уползти вряд ли смогу!

В итоге я решила подождать и посмотреть, куда меня принесут. И вообще, может, это и не Крис вовсе, и мне нечего опасаться? Через пару минут мы остановились, и совсем рядом я услышала знакомый голос.

— Ларс, принимай партию хлюпиков! — рыкнул Джер. А он здесь откуда взялся? Я точно не видела его в толпе адептов на разрядке, а мужчину такого роста вообще-то трудно не заметить.

— Грузите, — устало скомандовал неизвестный мне Ларс. — Говорил я ректору, что это сомнительная затея, — проворчал он.

Пока Джер с неизвестным целителем обсуждали тему передачи магической энергии, меня аккуратно переложили на кушетку. Сквозь ресницы я смогла рассмотреть свое «транспортное средство» — им действительно оказался Крис. И вот как все это понимать? То издевается, то нормально себя ведет, на разрядке кидал на меня злые взгляды, а в итоге — наоборот, позаботился. Странный. Вот сейчас мне бы точно не помешал совет Ирмы. Где она, когда так нужна?

Все еще не шевелясь, я постаралась осмотреться. Получается, не я одна вырубилась на разрядке? В поле зрения попали еще три кушетки с обморочными девушками, которых сейчас осматривали целители, совершая сложные манипуляции, суть которых я понять не могла, поскольку магическое зрение тоже не работало. С грустью подумала, что сегодня только первый учебный день, а меня уже выжали до капли.

Через минуту один из целителей направился в мою сторону, взял за руку, чтобы проверить пульс, приподнял одну бровь и посмотрел в сторону Джера.

— А эту симулянтку зачем притащили? Она уже давно очнулась.

Я почувствовала, как кровь приливает к щекам. Было жутко стыдно, хотелось зажмуриться и спрятаться; вместо этого я открыла глаза и попыталась сесть.

— Эй, полегче, тебе пока не стоит так резко двигаться, — приказал целитель, не давая мне упасть. Голова закружилась от смены положения, но через пару мгновений все пришло в норму. — Все, теперь можешь встать, — довольным тоном проговорил целитель и пошел к следующей пациентке.

А я осталась под прицелами двух мужчин, и если Крис улыбался с самым довольным видом, то Джер снова прожигал меня раздраженным взглядом. Интересно, если бы я неожиданно умерла, ему бы вернули комнату?

Тряхнула головой, отгоняя эти мысли, встала с кушетки и, сделав небольшой шаг в сторону выхода из целительского крыла, тихо проговорила:

— Я… э-э-э… наверное, пойду… Можно?

— Иди уже, симулянтка, — подарив мне ехидный взгляд, разрешил Джер и вернулся к разговору с целителем.

— Я провожу, — тут же вызвался Крис, удобно устроив руку у меня на талии. Я попыталась отстраниться, но мне это не удалось. — Не дергайся, — прошептал он мне на ухо, — тебе же понравилось…

Я все-таки смогла убрать его наглые руки и отойти — наверное, возмущение помогло. И что из того, что мне понравилось, как он меня на руках нес? Я фыркнула и отвернулась, направляясь в сторону выхода. Крис догнал меня уже около дверей.

— И куда ты собралась?

— Гулять, — неожиданно ляпнула я и чуть не рассмеялась. Я еле ноги переставляю, он что, не видит этого?

— Что значит гулять? — резко переспросил он, а я задумалась.

— Ну, это когда выходишь на улицу, ногами от земли отталкиваешься, воздух свежий вдыхаешь. Довольно приятное занятие, — заключила я.

— Тебе сейчас светит кое-что гораздо более приятное… — многозначительно ухмыльнулся он. Я нахмурилась, а Крис, выдержав паузу, рассмеялся. — Ужин! Если бы ты не была таким хлюпиком, то услышала бы распоряжение ректора об усиленном питании после разрядки.

Я прислушалась к себе — есть действительно хотелось. Но гораздо сильнее было желание добраться до источника — без магии я себя чувствовала пустой и беззащитной. А потом можно будет и поужинать, благо кухня рядом. Пока я строила планы, Крис продолжал дурачиться:

— …С другой стороны, если бы ты была посильнее, то не отключилась бы на полигоне, — он кинул на меня насмешливый взгляд. — И вот ты в моих руках, такая легкая, слабая, беззащитная. Полностью в моей власти… Приятное ощущение. Тебе ведь тоже понравилось? — его голос немного изменился, появились какие-то бархатные нотки и легкая хрипотца. — Будешь моей девушкой.

Я резко остановилась, глядя вслед удаляющемуся парню. То есть это не вопрос был? Мое мнение его явно не интересует.

— Нетушки, эти игры без меня, — пробурчала я и развернулась. Мы с Крисом шли в сторону общежития, я же теперь направилась обратно к главному корпусу: последую совету ректора и сначала поужинаю, заодно и Ирму найду…

Крис нагнал меня через минуту, пристроился рядом и сверлил недовольным взглядом. Не сразу заметил, что я не пошла за ним? Ехидно улыбнулась, но промолчала.

— Рыбка, все же с тобой определенно что-то не так, — задумчиво проговорил он, когда мы дошли до столовой в главном корпусе. Крис тормознул меня около дверей, не позволяя войти внутрь. — Ты правда собираешься ужинать там? — и столько недоумения в голосе. Я даже его поняла — еда в общей столовке по качеству сильно отличалась в худшую сторону. Но мы не высокородные, можем и потерпеть.

— Да, собираюсь, — я выдернула свою руку и сделала шаг в открытые двери. Крис зашел вслед за мной. Он, как магнит, притягивал сотни женских взглядов. Я обернулась, чтобы рассмотреть выражение его лица, и поразилась. Ожидала увидеть самодовольную улыбку и гордо задранный подбородок, но рядом со мной сейчас шел не иначе как ледяной принц: холодное отстраненное выражение лица, высокомерный взгляд, кривоватая усмешка. Я чуть не споткнулась на ровном месте — настолько неожиданным было преображение обычно веселого и легкомысленного воздушника.

— Крис, с тобой все в порядке? — тихо спросила я. Он ничего не ответил, демонстративно положил руку мне на талию и подтолкнул, чтобы не останавливалась и шла вперед. Я нашла глазами Ирму, она уже сидела за нашим столиком на возвышении и взволнованно смотрела прямо на меня. Мы добрались быстро — перед Крисом толпа расступалась, натыкаясь на его холодный взгляд. Я же смущалась от пристального внимания к своей скромной персоне и старательно опускала глаза.

— Гелька, как себя чувствуешь? — заботливо спросила Ирма. — Держи, я на тебя двойную порцию ужина взяла, все ждала, когда ты придешь, — подруга пододвинула ко мне поднос с едой, на котором стояло две тарелки тушеного мяса с овощами, блюдце с двумя сдобными булочками в глазури и два стакана морса. Я поблагодарила и накинулась на еду, стараясь есть медленно и аккуратно, а Ирма уставилась на Криса испытующим взглядом.

Они сидели друг напротив друга, и я невольно отметила, что из них получилась бы красивая пара! Ирма со своей яркой красотой удивительно гармонично смотрелась бы рядом с Крисом, они даже чем-то были похожи: у воздушника, если отбросить сверкающие прозрачные пряди, был такой же цвет волос, и глаза у обоих были ярко-голубые. Мелькнула абсурдная мысль, что они вообще могли бы быть братом и сестрой, но я ее откинула. Ну бред же, он высокородный, а она нет, явно семьи, максимально далекие друг от друга, а сходство — случайная игра генов. И вообще, голубоглазых и светловолосых много…

Крис брезгливо посмотрел на мой ужин и отвернулся, все еще изображая величественную статую. Ирма тоже перестала играть в гляделки с воздушником и теперь рассматривала сидящих в столовой, придирчиво оценивая мужской ассортимент. Неожиданно ее глаза сверкнули, и она буквально впилась взглядом в кого-то у меня за спиной. Я медленно повернулась, заинтригованная. Хотелось увидеть, кто же произвел такое впечатление на критично настроенную Ирму.

В дверях столовой с таким же высокомерным видом, как и Крис несколько минут назад, стояли Джер и Тед. Они осматривали столики и явно кого-то искали. Я столкнулась взглядом с Джером, он хмуро кивнул, толкнул локтем Теда, указывая на меня, и вышел из столовой, а староста направился в нашу сторону. Опять что-то непонятное происходит…

— Ирма? — позвала я подругу, которая все еще пребывала в прострации. Она проводила взглядом Джера и теперь сидела с отсутствующим видом и очень коварной улыбкой на лице. — Эй, ты тут вообще? — я пощелкала пальцами у нее перед носом, привлекая внимание.

— Прости, задумалась, — она покосилась на Криса, который продолжал высокомерно игнорировать окружающих, и незаметно мне подмигнула. Женские разговоры не для посторонних ушей. К нашему столику подошел Тед и, отказавшись сесть, заговорил:

— Гелла, вот скажи, ты часто влипаешь в неприятности? — Я только пожала плечами, считая вопрос риторическим и гадая, что опять случилось и когда это я успела накосячить. — Ты уже доела? Идем, дело есть.

Я в два глотка допила морс, кивнула Ирме и встала из-за стола — с ней мы завтра успеем все обсудить и посплетничать, а сейчас надо понять, что происходит. От усталости я плохо соображала и послушно шла за Тедом, уже не обращая внимания на удивление других адептов. Ну да, пришла с одним, ухожу с другим, иду вообще к третьему, и все они высокородные. Надо привыкать и игнорировать окружающих, они же не знают, что я с этими «золотыми» мальчиками живу в одном общежитии.

Что удивительно, Крис тоже поднялся и направился за нами следом. Вот тоже непонятно, почему он себя так странно ведет? Зачем вообще пошел со мной в столовую, если все равно есть не собирался и сидел молча?

— Хорошо, что ты тут. Не ожидал такой самоотверженности, — тихо, но очень ехидно сказал староста Крису. — Проводи потом это ходячее недоразумение в общагу, у Джера доступа нет, сам знаешь.

Крис только кивнул, но ничего не ответил. Тед подарил мне веселую улыбку, подмигнул и кивком указал на Джера, который ждал нашу странную компанию, подпирая стену. Мы уже вышли из столовой и свернули в один из коридоров; к своему стыду я не обратила внимания на его номер и теперь не имела даже смутного представления, в какую часть главного корпуса мы идем.

— Ладно, дальше сами разберетесь, — попрощался староста и снова мне подмигнул. Не понимаю, что за нервный тик у всех начался? Сначала Ирма мне за ужином подмигивала, теперь Тед…

— А что вообще происходит? Куда мы идем? — наконец спросила я. Не то чтобы я чего-то опасалась, просто не знала, чего от этих странных боевиков можно ожидать.

— В лабораторию, — устало ответил Джер. Крис хмыкнул, а я удивленно приподняла бровь.

— И с какой целью? Что мы там забыли среди ночи?

Тут я, конечно, преувеличивала, до ночи было еще далеко, но я так устала и хотела спать…

— Будем ставить опыты над одной симулянткой, — ехидно ответил маг, заставив меня нервно сглотнуть. Он же шутит так глупо, да? Мы остановились перед массивной железной дверью, Джер загремел ключами, пытаясь попасть в замочную скважину. В тихом темном коридоре все происходящее казалось чуть более зловещим, чем было на самом деле, так что, когда замок щелкнул, я вздрогнула. Посмотрела на Криса, чтобы убедиться, что не я одна тут такая нервная. Он взял меня за руку и легонько ее сжал, но промолчал. Воздушник, кажется, вообще нас не слушал и мало обращал внимание на происходящее.

Зато этот невинный жест поддержки заметил Джер.

— На твоем месте я бы руку убрал, — ехидно посоветовал он, — а то нести тебя на ручках у меня нет никакого желания.

Я машинально отдернула руку, а потом поняла, что Джер обращался к Крису, а не ко мне!

— Давайте заходите, — маг щелкнул пальцами, с них соскользнула небольшая молния и пробежала по светильникам, заливая комнату ярким белым сиянием. Это действительно оказалась магическая лаборатория: на дальнем столе я заметила колбы и склянки с разноцветными жидкостями, коробочки с ингредиентами для зелий, свечи. В центре комнаты стоял большой рабочий стол, который при необходимости легко превращался в алтарь. Я снова нервно сглотнула и посмотрела на Джера.

— Раздевайся и ложись, — равнодушно скомандовал он, доставая из шкафа черные свечи.

Я вспыхнула и машинально схватилась за юбку платья. Вот уж нет. Не знаю, что он задумал, но мне это категорически не нравится. Заметив мою реакцию, Джер усмехнулся.

— Надо же, еще остались в Магистерии стеснительные девицы. Крис, выйди в коридор, — скомандовал он, и воздушник подчинился. Словно кукла, безвольно переставляя ноги, вышел из лаборатории и прикрыл за собой дверь. Джер проводил его тяжелым взглядом и повернулся ко мне. — И не стыдно? До чего парня довела?

— Я?!

Крис и правда вел себя все более странно, но я-то тут при чем?

— Ты, ты. Раздевайся давай, — устало повторил он. — И на стол ложись, будем лечиться.

— От чего лечиться? Я хорошо себя чувствую! — действительно, после сытного ужина силы потихоньку стали возвращаться, я уже чувствовала магию внутри, резерв восстанавливался естественным образом. — Целитель же меня отпустил. И вы. Значит, я здорова.

Я сделала крохотный шажок назад. Джер снова вздохнул.

— Вот чего ты такая упрямая? Тебя не учили, что старших надо слушаться, тем более преподавателей? — Он весело хмыкнул, найдя что-то забавное в ситуации; я же еще шажок назад сделала. Заметив это, Джер снова заговорил самым серьезным тоном: — Док выговор за халатность еще получит. А я вот прямо сейчас буду свою ошибку исправлять. Ложись. Так и быть, помогу раздеться.

А я уже прижималась спиной к двери и пыталась повернуть ручку, чтобы сбежать в коридор. Неожиданно щелкнул замок, отрезая мне путь к отступлению.

— Вы можете хотя бы объяснить все нормально?

— Могу, но это время, которого у меня нет. Давай в процессе объясню?

Я помотала головой, вжимаясь в дверь. Что делать? Как спастись от этого ненормального? Вот он рядом со свечами уже и пару ритуальных ножей положил, предварительно проверив заточку лезвий.

— Что тебя так пугает? — с любопытством спросил Джер, добавляя к набору предметов пучок сушеной свей — травки, дым которой помогает увидеть потоки магической энергии.

— Мне кажется, что вы сумасшедший, — честно ответила я и прикусила язык. Стоило промолчать — вон как у мага глаза сверкнули и опять мелкие молнии с пальцев посыпались. Кажется, довела…

— Нет! — резко ответил он.

— Что «нет»?

— Тебе не кажется! — ехидно ответил он, после чего молниеносной серией заклинаний обездвижил меня и переместил на стол, закрепив руки и ноги стальными обручами. Убедившись, что пациент надежно зафиксирован и в анестезии не нуждается, Джер начал ножом аккуратно срезать с меня одежду. А я расплакалась: было страшно и очень жалко себя. А еще платье, я же его первый день сегодня надела! А после такого варварского обращения его уже нельзя будет починить.

— И чего ревем? — спокойно поинтересовался маг, расставляя свечи.

— П-п-платье жалко, — провыла я.

— Всего-то? Ерунда. Зайдешь на склад и новое получишь. Это всего лишь форма, она все время портится, так что проблем не будет.

Остатки платья он сбросил на пол, и я лежала в одном нижнем белье, не имея возможности прикрыться. Было холодно, стыдно и ужасно себя жалко.

— Жуть, ну и ребра! Сейчас закончим, и отведу тебя еще раз поужинать, идет? — заботливо предложил маг, заставляя меня разреветься еще громче. Он еще и издевается. Скотина! — С десертом. Даже с двумя. И тортиком. Да успокойся ты уже! — не выдержал мужчина и влил мне в горло пару глотков обжигающей жидкости. Я закашлялась, слезы мгновенно высохли — в меня как будто жидкий огонь влили!

— Что это было? — прохрипела я.

— Универсальное успокоительное. Так, теперь смотри сюда, — маг зажег четыре свечи, которые стояли по углам стола, и в каждый огонек бросил по паре листиков свей. Густой фиолетовый дым стал подниматься над столом, свиваясь в тонкие нити и проявляя мою энергетическую структуру. Джер немного приглушил свет, чтобы лучше рассмотреть получившуюся картину. — Теперь видишь, в чем проблема? — поинтересовался он, разглядывая новый энергетический канал, который тянулся от моей ауры за дверь лаборатории.

Это что еще такое?!

— Во время разрядки у каждого адепта был разомкнут энергетический контур, — начал объяснять он, — и если бы ты не была таким хлюпиком, то по окончании процедуры он бы сам закрылся. Но ты отрубилась, — маг поморщился и взял в руки нож, — и тут в дело вступил наш малахольный… — Джер неодобрительно кивнул на дверь, после чего снова повернулся ко мне и острием ножа сделал два укола: один в районе пупка, второй — на солнечном сплетении. От неожиданной резкой боли я вздрогнула и зашипела сквозь зубы. — Терпи, — строго приказал маг, продолжая странные манипуляции. Собрав несколько капель моей крови специальной пипеткой, он начал смешивать зелье неизвестного назначения.

— И что было дальше? — тихо поинтересовалась я. Отвлекать мага не хотелось, но молча лежать в полной тишине было совсем жутко.

— Дальше… остальным хлюпикам целители закрыли контур, пока они без сознания валялись. А тебя отпустили, решив, что ты симулянтка. Моя ошибка, я тоже подумал, что ты просто у нашего золотого мальчика на руках хотела оказаться, — он размешивал зелье, глядя на просвет, растворился ли осадок. — Но все было совсем не так, верно?

— Не знаю. Но я действительно упала в обморок на разрядке, а потом очнулась уже на руках у Криса.

— Что и требовалось доказать, — кивнул Джер. — Этот малахольный, тоже с разомкнутым контуром, подскочил к тебе и очень захотел помочь. И что сделала твоя хищная женская натура? — Я попыталась пожать плечами, но в моем положении этот жест выглядел нелепо. — Правильно, воспользовалась ситуацией, превратив тебя в маленькую тощую вампирочку.

Он усмехнулся, показав на энергетический канал, по которому, сейчас это было отчетливо видно, шла пульсация энергии в мою сторону. Я вздрогнула и присмотрелась. Жуть какая!

— Поэтому ты и очнулась раньше всех, поскольку смогла подпитаться, — хмыкнул Джер. — Повезло тебе, Крис — сильный маг, у него резерв восстанавливается быстрее, чем ты силы выкачиваешь. А то получился бы симпатичный трупик — или твой, или его. Всё, готово, — он поставил бутылочку с зельем на стол и плотно завинтил пробку. — Эту связь я сейчас разорву. Зельем потом будешь Криса отпаивать, чтобы последствий не было.

— Почему я? — тихо спросила я. Просто непонятно: пусть сам ему даст лекарство, и все.

— Мы в ответе за тех, кого привязали, — хохотнул он, но потом снова перешел на серьезный тон. — Он сейчас кроме тебя никого слушать не будет. Так что, будь добра, исправь последствия своего поступка и напои спасителя чаем с зельем.

И без лишних слов Джер перешел к ритуалу разрыва связи. Сразу стало понятно, зачем меня на алтаре зафиксировали, — это было не просто больно, мне как будто руку отрезали! Новый энергетический канал уже воспринимался как что-то свое, родное, как часть тела, которую сейчас пытались медленно и со вкусом отпилить тупым ржавым ножом.

Не знаю, сколько продолжалась эта пытка, но я совсем выбилась из сил, сорвала голос и уже не могла кричать, только сипела. Периодически я проваливалась в забытье, потом снова приходила в себя, наблюдая сосредоточенное лицо Джера, по которому градом катились крупные капли пота.

В какой-то момент я очнулась и сквозь туман, застилавший сознание, поняла, что больше не прикована к холодному столу, а лежу на чем-то мягком и укутана одеялом по самые уши. Было тепло, хорошо и очень уютно, во всем теле ощущалась легкость. Ужас прошлой ночи постепенно отступал, скрываясь в тумане сознания, и я наконец провалилась в самый обычный сон, успев подумать, что всего один учебный день в Магистерии принес мне впечатлений и переживаний больше, чем последние три года жизни.

* * *

Утро началось странно.

Я проснулась и попыталась сообразить, что же меня разбудило. По ощущениям было раннее утро, мне бы еще спать и спать, но какое-то смутное беспокойство грызло изнутри. Вроде все как всегда: уже привычное черное постельное белье, тяжелая подушка, которой я сверху накрываю голову, спасаясь от шума. Только вот одеяло какое-то странное, я обычно сплю под тонким шерстяным пледом, но сейчас… Я скинула с головы подушку и в шоке уставилась на две живые грелки, обнимающие меня поверх толстого одеяла. Это что еще за новости?!

Справа от меня спал Крис, слева удобно устроился Джер, оба тихо сопели и просыпаться не собирались. А я решила по-тихому свалить из этого кошмара. Вот только встать мне не удалось: Гархово одеяло, в которое я была завернута, сверху придавливали мужские руки и… ноги?! Я откинулась на матрас, попыталась вжаться в него и выползти из-под этого гнета, как гусеничка, но мои телодвижения были замечены.

— Чего ты вертишься, — сонно проворчал Джер, — спи!

В подтверждение своих слов он крепче обнял меня поверх одеяла и подтащил к себе под бок. Нормально вообще?! Я попыталась возмутиться, но голос с прошедшей ночи еще не вернулся, поэтому только прохрипела что-то невразумительное.

А еще я четко поняла важный момент. Это не моя комната! Эта кровать была из светлого дерева, а не из темного, окно было с другой стороны… Я пихнула Джера локтем в бок и шепотом спросила:

— Где мы?

— Это моя комната.

— И как я тут оказалась?

Джер сонно хохотнул:

— Угадай с одного раза.

Понятно. Он меня притащил.

— И зачем ты меня сюда принес?

Обращаться на вы к мужчине, с которым лежишь в одной постели, показалось мне верхом нелепости, так что я перешла на «ты».

— Отстань уже, а? Я полночи с ритуалом возился, устал как собака. Потом еще и ваши тушки пришлось нести от лаборатории сюда, малахольный тоже хлюпиком оказался и вырубился. Проверь, он там живой вообще?

Я нервно дернулась в сторону Криса, он шевельнулся и всхрапнул, из чего я заключила, что все живы. Пока что. Но скоро я точно кого-то прибью!

— Живой! Зачем ты нас сюда притащил? Почему нельзя было в общежитие отправить? Или в целительское крыло?!

Но мой гневный и чуть хриплый шепот не произвел никакого впечатления. Джер зевнул, покрутился, устраиваясь поудобнее, и снова прикрыл глаза:

— Не нуди, а? Дай поспать.

— Выпусти меня, и спите тут сколько хотите. Можете даже обниматься. А мне еще на занятия собраться надо…

Джер устало зевнул, повернулся на спину, закинул руки за голову и задумчиво проговорил:

— Вот который раз с этим сталкиваюсь, но не перестаю изумляться. Ты бы хоть спасибо сказала. Одно слово — женщина! Спасаешь тебя, помогаешь, на руках носишь, а что получаешь вместо благодарности? Нытье, претензии, требования, а теперь еще и оскорбления. — Он отодвинулся, давая мне встать. — Проваливай.

Я не сразу поняла, что путь свободен, — просто засмотрелась, как кое-кто мышцами играет. Джер перехватил мой взгляд и усмехнулся, заставив меня смутиться и покраснеть. Неловко соскользнула с кровати, все еще завернутая в одеяло, но осталась стоять рядом. Просто мне стало стыдно: Джер прав, а я — нет… Кто знает, чем мне грозила эта новообразовавшаяся связь? Если вспомнить, как трудно было ее разорвать, то явно ничем хорошим там и не пахло. Я нервно вздрогнула, отгоняя болезненные воспоминания.

— Прости, я не должна была сейчас ругаться, — прошептала ему. Интересно, я успею перед занятиями заглянуть к целителям, чтобы связки мне подлечили? Сама с таким сложным делом точно не справлюсь, это совсем не то же самое, что открытую рану зашить. — И я хотела бы поблагодарить…

— Мгум, вы все задним умом сильны. Иди уже, а? — Джер отпихнул ногой Криса, чтобы лежать от него максимально далеко, так что воздушник чуть не упал с кровати. — И одеяло отдай, кстати.

Я послушно развернула теплый кокон, вздрогнув от утренней прохлады.

— Хм, а ты вроде не такая и тощая, — неожиданно проговорил он. А до меня дошло, что я под одеялом была почти голая! Гарховы шутки, совсем забыла, что Джер мое платье на ленточки порезал! — Так что ты там говорила? Хотела отблагодарить… — провокационно ухмыльнулся он.

Быстро закуталась обратно и шепотом спросила:

— У тебя случайно нет платья?

Потом поняла, что сказала, покраснела и прикусила язык. А Джер только рассмеялся:

— Женщины! Вечно вы о тряпках в самый неподходящий момент думаете, — после чего легко соскочил с кровати и пошел куда-то вглубь комнаты. Я же в ступоре разглядывала полуголого мужчину… Все-таки черная магистерская мантия здорово скрадывает фигуру. А может, и хорошо, что под ней не видно этих широченных плеч, шикарной спины и рельефных мышц? Иначе слушать его как преподавателя женская половина бы точно не смогла.

Мое внимание привлекла узкая серебряная полоса, идущая по позвоночнику от шеи и до… хвоста?! Что?! Я протерла глаза, чтобы убедиться, что мне не померещилось. Чуть выше того места, где заканчивалась резинка свободных штанов, начинался самый настоящий хвост! Серебристый, гибкий, подвижный, длиной до самого пола, сейчас он активно жил собственной жизнью: кончик хвоста одновременно с левой рукой почесывал затылок Джера, задумчиво стоящего перед шкафом с одеждой.

Это просто не укладывалось у меня в голове, я в очередной раз протерла глаза и снова обомлела. Хвост исчез! Исчез! Да что вообще происходит? Как и куда часть тела вообще может исчезнуть?!

Или это у меня уже глюки? Я зажмурилась, досчитала до трех, сделала глубокий вдох и открыла глаза. Есть, хвост на месте! Вот же он, раздраженно стучит по ноге. Ни-че-го не понимаю!

Тем временем Джер обернулся и сделал пару шагов в мою сторону.

— Прости, платьев не держу, — съехидничал он, — но могу предложить спортивную форму, там на штанах хотя бы пояс затягивается… И куда ты смотришь?

Джер обратил внимание, что я его не слушаю, и заинтересовался. А я все ждала, когда же хвост из-за спины появится… и вот он! С ума сойти!

— Это что, хвост? — решила уточнить я у владельца дополнительной конечности.

Джер вздрогнул, а потом ехидно улыбнулся, сделав шаг в моем направлении.

— Ну можно и так сказать, — бархатным тоном начал он, — хотя взрослые девочки называют его иначе…

— И как же?

— Зависит от фантазии, встречаются разные варианты, — многозначительно начал он. А мне действительно любопытно стало: неужели еще у кого-то есть хвост-нехвост? Никогда о таком даже не слышала. Джер подошел ко мне настолько близко, что я носом чуть не уткнулась в его плечо, и наклонился, как будто хотел прошептать на ухо что-то секретное.

— Варианты? — шепотом переспросила я.

Джер хмыкнул.

— Например, Жезл Страсти или Стержень Удовольствия, — жарко выдохнул он, добавив хрипотцы в голос. От его действий у меня по телу пробежала волна мурашек, заставив все внутри сладко сжаться… Но мое любопытство было не так-то просто сбить с толку — мозг попытался проанализировать полученную информацию и выдал неутешительный вывод: надо мной просто издеваются! Он специально пытается сбить меня с толку!

Джер, воспользовавшись моей минутной растерянностью, запустил руки под одеяло, распахивая его и прижимая меня к себе. Мои руки машинально пробежались по кубикам пресса, заставляя Джера дернуться. Вообще не знаю, как это произошло. Я смутилась и попыталась отойти на нормальное расстояние, но горячая ладонь на голой спине мне этого не позволила. Я даже на сантиметр не сдвинулась, почувствовав себя маленькой и слабой. На фоне Джера я действительно была ужасно тощей, что, кстати, он сам и прокомментировал:

— Такая маленькая…

Я задрала голову, чтобы высказать этому нахалу все, что о нем думаю, но в этот момент в дело вступил хвост! Легонько обхватил щиколотку, нежно погладил коленку и стал подниматься вверх, исследуя внутреннюю сторону бедра и посылая по телу новые волны мурашек… которые окончательно меня отрезвили.

Какого Гарха я вообще делаю?!

— Ну-ка жезлы убрал, — строгим тоном приказала я, заставив Джера усмехнуться. Просто я отчетливо ощутила еще один «хвост», упирающийся мне в живот, и от этого было реально не по себе.

— Что-что убрать?

— Жезлы. Или стержни. Да хоть скипетры, мне по барабану! Пусти!

Джер снова ухмыльнулся, явно не собираясь выполнять мою просьбу, и тогда я использовала последнее средство.

Завизжала.

Громко, протяжно, на одной высокой ноте, дезориентируя противника и сбивая с толку. От неожиданности Джер разжал руки и позволил мне отпрыгнуть. Я подхватила одеяло и прикрылась, когда услышала еще один сонный голос:

— Гархово утро! Опять!

Я резко вспомнила, что мы вообще-то в комнате не одни; в голове промелькнули обстоятельства прошлой ночи и странного утра, заставив меня отстраниться и крепче прижать одеяло к груди.

— О-о-о, рыбка? А я в тебе не ошибся, — протянул Крис, разглядывая мою полуголую фигуру. Я вспыхнула и плотно завернулась в одеяло, которое до этого защищало меня только спереди. Да что за нелепое утро сегодня?! — Голова раскалывается… Как я вообще здесь оказался?

Джер подмигнул мне, вернулся к шкафу и стал доставать одежду, одновременно отвечая на вопрос:

— А ты, как всегда, напился до потери контроля, в очередной раз ввалился ко мне и начал приставать. И сколько раз тебе говорить: «Да, ты похож на девчонку, и нет, ты не в моем вкусе!»

— Ай, Джер, завали рот. Эта шутка перестала быть смешной еще лет пять назад.

Я к перепалке особо не прислушивалась, меня все еще занимал хвост Джера. Он снова пропал! И серебряной полоски на спине уже не было. Просто мистика какая-то! Ладно, потом с этим разберусь; пока надо понять, что с Крисом.

— Доброе утро, — прохрипела я. После ударной волны визга голосовые связки снова меня подвели, и если раньше я шептала, то теперь голос стал еще тише и глубже. — Как спалось?

Крис уставился на меня очень странным, как будто остекленевшим взглядом.

— Это очень странный вопрос, — медленно проговорил он. — Как, как… Мало. Мне всегда мало…

Я не успела понять, что происходит, когда Крис прыгнул в мою сторону! Одним хищным движением перетек из расслабленной позы в боевую и слетел с кровати, направляясь ко мне!

— Ой, мамочки, — прохрипела я, когда его зубы оказались на моей шее.

— Цела? — спокойно спросил Джер, оттаскивая Криса в сторону. Он легко, одной рукой держал его поперек туловища, не давая дернуться в мою сторону. — Вообще странноватая реакция, — Джер задумчиво нахмурился. — Я предупреждал, что будет активация на голос. Зелье тащи, — он неопределенно мотнул головой, указывая на прикроватную тумбочку. И действительно, там стоял вчерашний пузырек с густой мутно-бурой жидкостью. — Быстрее давай!

Крис смотрел на нас дикими стеклянными глазами. Я зубами открутила пробку и с опаской подошла ближе. Парень задергался сильнее, пытаясь вырваться из захвата.

— Так, сейчас я его зафиксирую, ты вольешь зелье в открытый рот и сразу отойдешь назад. Поняла?

Я судорожно кивнула и поправила одеяло. Джер окинул меня задумчивым взглядом и изрек:

— Раздевайся.

— Что?! Ты опять?!

Он недоуменно поднял бровь, а затем усмехнулся.

— Успокойся, я на твои ребра еще вчера насмотрелся. Мне одеяло нужно, сейчас спеленаем малахольного, проще напоить будет, — пояснил он. Крис молча сверкал глазами и периодически порыкивал.

— А что вообще происходит? — хрипло спросила я, протягивая Джеру одеяло. Сразу стало холодно, неуютно и немного стыдно, так что я поспешила отвернуться. Взгляд наткнулся на кучу черной одежды, которую мужчина достал из шкафа до того, как Крис на меня бросился. Накинула длинную мужскую рубашку и сразу почувствовала себя лучше.

— Это был откат из-за разрыва связи. Правда, нетипичный, — он задумчиво нахмурился, продолжая плотно наматывать одеяло вокруг Криса. — Я думал, что он теперь за тобой будет хвостиком таскаться, что сработает инстинкт защитника. А у него, как всегда, все наоборот, инстинкты сочли тебя угрозой, — довольный результатом Джер поднял воздушника и усадил на кровать. — Хм, ну да не важно, сейчас зелье выпьет, и все пройдет.

Я с опаской приблизилась к сидящему на постели Крису и ласково, как ребенка, попросила:

— Открой ротик.

Воздушник оскалился, засверкал глазами, но получил тычок под ребра и открыл рот. Чем я и воспользовалась, влив зелье, а Джер ловко зажал челюсть и заткнул Крису нос, чтобы тот точно проглотил густую жидкость. Теперь оставалось ждать эффекта.

— И долго нам тут сидеть? — хрипло уточнила я. — У меня сегодня утром первая практика по Лекарскому делу, не хочу ее пропустить.

— Ой, да ладно, это сейчас у тебя практика, — фыркнул Джер. — А на занятиях вас пока только к фантомам и подпустят. И это в лучшем случае. Лучше помоги, придержи его ноги, на кровать уложим.

Крис начал дергаться, по телу пробегали судороги, но стоило мне его коснуться, как парень успокоился.

— Вот и отлично. Ложись рядом и обнимай нашего малахольного. Зелье на крови было, он ее в тебе чувствует и успокаивается. Глядишь, и очухается быстрее.

— Это какое-то Гархово издевательство, а не практика, — проворчала я, укладываясь рядом с Крисом. Все же я чувствовала свою ответственность за него и, как будущий лекарь, не могла бросить больного в критическом состоянии.

Джер помог мне устроиться и даже заботливо укрыл тоненьким пледом, под которым спал сам. Удовлетворенно осмотрев получившуюся картину, он пошел к двери.

— А я пока на завтрак схожу.

И быстро выскользнул из комнаты, не услышав моего возмущенного хрипа. Вот же зараза!

Я лежала, тихо скрипя зубами, и злилась. Это ж надо было так подставиться! Я попыталась встать, но, как только перестала касаться Криса, он начал дергаться и выгибаться — еле-еле успокоила. То есть я теперь еще и к кровати прикована, пока он не очнется! А если это произойдет не скоро? Ладно, занятия пропущу, у нас свободная посещаемость. Главное — на контрольных быть и экзамен по модулю сдать. Но что делать с естественными потребностями организма? Мне хотелось пить, есть, а еще ужасно мерзли ноги. И это тревожило больше всего: я по опыту знала, что если замерзну еще чуть-чуть сильнее, то нестерпимо захочется в туалет, что в нынешней ситуации было недопустимо.

Так что между неловкостью и позорищем я выбрала первое и стала аккуратно разматывать Криса, устраиваясь под одеялом вместе с ним. На щеках сам собой заиграл румянец: под одеялом воздушник оказался практически голый. Я как-то не обратила на это внимание, когда он только проснулся, — немного не до того было. Видимо, Джер его еще ночью раздел, перед тем как в свою постель уложил. Кошмарище!

Единственное, что радовало — я была в рубашке, которая прикрывала меня где-то до середины бедра и создавала иллюзию защищенности. В итоге я сдвинула Криса на середину кровати, а сама легла совсем с краю так, чтобы держать его за руку, обхватив запястье. И больше никаких касаний! Пригревшись под одеялом и свернувшись калачиком, я постепенно задремала.

В общем, я сделала все, чтобы исключить возможность неправильной трактовки происходящего — мы просто лежим рядом, но ничего более!

Не помогло.

Глава 5

Я проснулась от ощущения, что на меня упала скала. Тяжелая, твердая, горячая и очень подвижная! Распахнула глаза и охнула, получив поцелуй в шею, за ним еще один и еще… Я попыталась увернуться, поскольку очень щекотки боюсь, а на шее как раз все самые чувствительные места. После пяток, конечно.

Напрягла ослабевшие от сна руки и попыталась оттолкнуть Криса. Не понимаю: вроде тощий, жилистый, а весит раза в два больше, чем я! Наконец удалось его приподнять и сделать нормальный вдох.

— Что… что ты делаешь?

— М-м-м… — задумчиво протянул он, уткнувшись носом мне в шею, — освежаю память.

— В каком смысле? — хрипло спросила я, безуспешно пытаясь отодвинуться. Вот же Гарховы шутки, даже не успела выспаться нормально: судя по часам, Джер совсем недавно ушел.

— Прости, рыбка. Плохо помню, что было ночью. Явно надо повторить для закрепления эффекта, — и снова начал целовать в шею, одновременно запустив руки под рубашку и поглаживая мой живот! — Ты такая тоненькая, изящная, — прошептал он, расстегивая нижнюю пуговицу.

А я… Мне так странно было. С одной стороны, любопытно: никогда не была в такой ситуации, дальше поцелуев украдкой деревенский парень со мной не заходил. Но с другой стороны, было неловко и стыдно, я не понимала, как себя вести и что делать. Пока в мозг не пробилась здравая мысль, что Крис, в общем-то, мой пациент, а не возлюбленный.

— Крис? — попыталась я отвлечь парня от своей шеи. И чем она его так привлекла? Ничего же особенного. — Крис, как ты себя чувствуешь? С тобой все в порядке? Кажется, у тебя жар…

— М-м-м, у тебя такой голос… завораживающий, — прошептал Крис мне на ушко и снова поцеловал. Я вспомнила обстоятельства, при которых потеряла голос, и вздрогнула.

— Рыбка? Где больно? — взволнованно спросил воздушник, ослабляя объятия и приподнимаясь на локтях.

— Все хорошо. Замри, просканирую твое состояние, — строго приказала я, и он послушно застыл. А я перешла на магическое зрение, благо часть резерва успела восстановиться. Так-так-так, посмотрим. На ауре Криса был отчетливо виден след от разорванной связи, но практически все потоки уже восстановились. Да и резерв у него наверняка уже практически полон. Я завистливо вздохнула: все же хорошо быть сильным магом — возможности гораздо шире.

Затем проверила физический слой ауры. Действительно, наблюдалось незначительное повышение температуры, связанное с активной регенерацией всего организма. Судя по всему, «вампирская» связь воздействовала и на физическую оболочку, а не только из магического резерва силы тянула. Мда, теперь понятно, почему Джер так экстренно все это прекратил, — все и правда могло закончиться быстро и плохо.

— Так, теперь ложись, мне надо проверить твое сердце.

Крис аккуратно повернулся и лег на спину, закинув руки за голову. А мне подумалось, что если его сравнивать с Джером, то воздушник более… изящный, что ли? Высокий рост, стройная фигура, но при этом, как показала практика, сил у него немерено, и не только магических! Тонкие черты лица, высокий лоб, иронично изогнутые брови, длинные густые ресницы, ярко-голубые глаза и чуть пухлые губы делали его лицо очень выразительным. Трудно подобрать подходящее определение; в моем понимании эпитеты «утонченный» и «изящный» не должны были применяться к особям мужского пола, но Крис… Ведь он действительно красивый, хоть и наглый сверх меры.

Я положила руки ему на грудь в районе сердца, закрыла глаза и сосредоточилась, пытаясь, как учила наставница, почувствовать внутренние потоки жизненной энергии. И диагностика показала, что все у Криса отлично, сила в нем прямо кипела. Фух, хорошо, а то я несколько переживала за его здоровье… Какой из меня выйдет лекарь, если первого же пациента сама к грани подведу за руку? А так вроде ничего, все хорошо ведь в итоге, может, ему сейчас даже лучше, чем раньше было. Вот только температура повышена, надо как-то ее сбить и стабилизировать состояние.

Я переместила руку на шею Криса и почувствовала, как по его телу прошла волна дрожи. Начался озноб?

— Крис? Тебе холодно? — взволнованно спросила я. Явно парень себя не лучшим образом чувствует: жар, дыхание поверхностное, глаза прикрыты, сердечный ритм повышен. Теперь еще и дрожь…

— Нет, — абсолютно нормальным голосом ответил он, приоткрыв один глаз. А через секунду неожиданно схватил меня за руку и, дернув, уронил на себя. — Но если ты хочешь меня согреть, то да-а-а…

Он хитро улыбнулся, обняв меня одновременно руками и ногами. Я почувствовала себя просто какой-то плюшевой игрушкой, но, уловив общее игривое настроение, рассмеялась. Со стороны мы наверняка нелепо выглядели.

— А от чего ты меня лечить собиралась? — неожиданно спросил Крис, сдувая челку с моего лица. Непослушные кудряшки сильно щекотали его нос и щеки, а убрать их сейчас не было никакой возможности.

— Сама не знаю, — честно ответила я. — Просто проверяла твое состояние. У тебя после прошлой ночи было полное истощение и образовалась травма на энергетическом уровне. Сам понимаешь, какие могут быть последствия.

Крис серьезно посмотрел на меня и потребовал подробностей. Оказывается, у него выпал из памяти довольно большой отрезок времени — он не помнил ничего с момента нашего ухода от целителей. Выслушав краткий пересказ довольно жутких, на мой взгляд, событий, Крис легкомысленно фыркнул.

— Ерунда, все живы, — отмахнулся он и погладил меня по спине. — И вообще, запомни главную мудрость из жизни адепта: «Не помню — значит, не было».

Теперь была моя очередь фыркать. Посмотрела бы я, как он заявит об этом кому-нибудь из преподавателей на экзамене. Лежать на парне было не очень удобно, так что я постаралась как-то изменить положение, но меня держали крепко.

— Тебе, наверное, тяжело? Давай я просто рядом лягу? — осторожно предложила я. Поведение Криса меня не особо удивляло — явно продолжалось действие зелья или его побочный эффект, пациенту был необходим тактильный контакт с носителем крови. Но есть же и более комфортные положения!

— Ты тяжелая? — рассмеялся он. — Да ты невесомая, как облачко, а сейчас и хмуришься, как тучка.

Теперь была моя очередь веселиться.

— Облачко, между прочим, состоит из капелек воды. И, к твоему сведению, даже самое маленькое из них весит несколько тонн, — ехидно ответила я. — Так что, если решишь еще кому-то сделать подобный сомнительный комплимент, имей в виду.

И я снова рассмеялась, увидев его озадаченное выражение лица.

— Спасибо, я учту, — в итоге ответил он, переварив информацию. А потом очень хитро на меня посмотрел и спросил: — Кстати, а ты не хочешь отблагодарить своего спасителя? Я же с тобой силами делился, на руках носил…

— Ты так перечисляешь, как будто уже определил цену каждого пункта, — съехидничала я.

— Конечно, — он согласно кивнул, — по одному поцелую за действие.

— Вот уж нет, о таком надо предупреждать заранее, — фыркнула я. — Знала бы расценки — взяла бы себя в руки и не упала в обморок на разрядке.

Я попыталась свести все к шутке — меня немного напугал блеск в глазах Криса. Он вроде просто играл, но уже предвкушал победу.

— Хорошо, — легко согласился он, заставив меня еще сильнее напрячься, — но ты же не сможешь отказать мне в желании отблагодарить свою спасительницу?

И, не дав мне и секунды, чтобы выразить возмущение, зарылся рукой в мои волосы, надавил на затылок и сам подался вперед, прикасаясь губами к губам…

— Кхм! Вы постелью случайно не ошиблись? — ехидно и даже зло спросил Джер, неожиданно появляясь рядом с нами. — Костями будете греметь в другом месте. Выметайтесь.

Крис разжал руки и ноги, и я мгновенно спрыгнула на пол, стараясь держаться подальше от обоих мужчин. Они сверлили друг друга злыми взглядами, но молчали. А я обратила внимание на объемный сверток в руках Джера. Он, как и обещал, зашел на склад и принес мне новое платье? Это было так приятно, что я против воли широко улыбнулась, с благодарностью глядя на мага.

А он смотрел все так же зло, когда повернулся ко мне. Швырнул сверток на кровать и скомандовал:

— Переодевайся и иди, тебе еще на занятия надо успеть. — После чего снова перевел взгляд на Криса и начал ехидничать: — Не забудь одолжить подружке чулочки, ты же всегда с собой носишь запасные?!

И, не дожидаясь ответа, развернулся и вышел из комнаты. Я подхватила сверток, оказавшийся неожиданно тяжелым, и с надеждой посмотрела на Криса:

— У тебя правда есть запасные чулки?

— И ты туда же?! Издеваешься? — вспылил он, подскакивая с кровати. Меня немного напугала эта вспышка, я даже сделала несколько шагов назад, практически упираясь в дверь, ведущую в ванную.

— Н-н-нет, — заикаясь ответила я, — просто с голыми ногами холодно и неприлично. Не злись.

Воздушник резко успокоился и даже улыбнулся.

— Иди, действительно, одевайся. А то на занятия не отпущу, — и нагло подмигнул, после чего принялся рассматривать мое одеяние. — Тебе очень идут мужские рубашки, обязательно подарю тебе свою.

На этой странной, но многообещающей фразе я скрылась в ванной. Что-то непонятное происходит, надо будет с Ирмой посоветоваться… Гарх! Я же сейчас опоздаю, если буду возиться! Максимально быстро привела себя в порядок, смочила волосы водой, чтобы хоть как-то уложить, умылась и начала одеваться. А развернув сверток, поразилась в который раз за утро. Вместе с платьем там лежали ринеты и сдобная булочка, аккуратно завернутые в салфетку.

Я надела платье и вышла из ванной, задумчиво рассматривая свой завтрак. И вот что все это значит?

Джера в комнате уже не было, а спрашивать совета у Криса мне было неловко. Моя сумка валялась около входной двери. Я убрала в нее еду и застыла на пороге, остановленная, окликом Криса:

— Рыбка, подожди пару минут, провожу…

— Не надо! Я сама дойду, уже опаздываю!

И сбежала.

В коридоре сразу наткнулась на осуждающий взгляд неизвестного магистра, покраснела, опустила голову и больше не поднимала глаз, пока не оказалась на улице. Боюсь себе представить, о чем думали преподаватели, которых я встретила. Ох, Калерис, хоть бы никто из них не стал моим наставником!

Быстрым шагом дошла до целительского корпуса, забежала к дежурному лекарю, который за минуту вылечил мое охрипшее горло, и поднялась в аудиторию, где проходило наше первое занятие. Все уже сидели на местах и ждали магессу Корслау, но меня обрадовал другой факт. Вместе с одиннадцатью моими одногруппницами в аудитории сидела Ирма, заняв для меня местечко рядом с собой!

— Ты чего опаздываешь? — шепотом спросила она, как только я села возле нее. В это же время вошла преподавательница и, быстро поприветствовав, стала писать на доске план сегодняшнего занятия.

— Потом расскажу. Это нечто! А как ты здесь оказалась? — в свою очередь спросила я.

— У нас сегодня утром нет занятий по Красоте, вот и решила на твою специализацию посмотреть.

Магесса, заметив наше перешептывание, неодобрительно покачала головой.

— Сейчас прослушаете, потом не будете знать, что делать в экстренной ситуации. А от этого жизни человеческие будут зависеть.

Теперь уже вся группа смотрела на нас с осуждением, так что мы замолчали и начали быстро переписывать план занятия. Это оказалось неожиданно интересно: у нас сегодня действительно будет практика, и Джер ошибся. Потому что никаких фантомов в плане не было, зато были настоящие живые адепты. Магесса Корслау собиралась отвести нас на факультет Духа!

— Сегодня у избранников Эфира первые практические занятия, они учатся налаживать контакт со своей стихией. Для этого им, в отличие от здесь присутствующих, надо погружаться в транс. Кто мне ответит, чем опасно такое состояние для организма?

Магесса окинула аудиторию внимательным взглядом.

— Резкое повышение или понижение давления, — ответила одна из адепток.

— Риск слишком глубокого транса и, как следствие, погружение в кому, — добавила другая.

— А я слышала, что, когда избранники Эфира находятся в состоянии транса, их душа отделяется от тела и в этот момент туда может заселиться другая сущность, — неожиданно ответила Ирма.

Я с интересом переводила взгляд со своей подруги на преподавательницу и обратно. И если предыдущим адепткам она одобрительно кивала, то теперь нахмурилась.

— Да, это действительно так. Но это не относится к нашей деятельности, — напомнила она. — На сегодняшней практике мы будем заботиться об их физическом состоянии. И сразу добавлю, чтобы вы не волновались: во избежание подобных инцидентов с переселением душ преподаватели ставят на каждого адепта факультета Духа специальную защиту.

Ирма хмыкнула, но больше ничего не сказала. А я решилась задать вопрос.

— У избранников других стихий может быть энергетическая травма, если не справятся с потоком сил. У избранников Эфира всё так же?

— Очень хороший вопрос. Для вас, адептка Марлоу, — сверившись со списком, сказала она, — это будет сегодня дополнительным заданием. Проанализируете соответствие физического и энергетического состояния, чтобы определить, есть ли тут закономерность.

Ох, лучше бы я молчала. Ирма сочувственно похлопала меня по плечу, но ничего не сказала. Инструктаж был короткий. Затем каждая девушка получила персональный набор для оказания первой помощи, и магесса, выведя нас из аудитории, повела в главный корпус. Как оказалось, избранники Эфира занимали весь верхний этаж, своего отдельного здания у них не было.

Нас завели в странную аудиторию: шторы на окнах были плотно задернуты, вдоль стен стояли узкие кровати, по центру — двенадцать небольших отдельных столов со стульями, за которыми сейчас сидели избранники Эфира. Все как один с фиолетовыми прядями в волосах, бледными лицами и отстраненными пустыми взглядами. Довольно жуткая картина, если честно. Магесса Корслау распределила каждую из нас следить за своим подопечным, а мне в напарницы еще и Ирму поставила, поскольку для нее подопечного не нашлось. Зато нашим будущим пациентом оказалась девушка — фаворитка Эфира, у нее вся голова была фиолетовой, что говорило о высочайшем уровне силы. А значит, на нас лежала особая ответственность. Ох, чую, будет что-то интересное!

Но все оказалось довольно скучно.

Преподаватель с факультета Духа прочитал своим адептам краткую лекцию по основам погружения в транс и призвал к началу самостоятельной практики. Адепты синхронно кивнули, встали из-за столов и легли на специальные койки, закатив глаза. Теперь хотя бы стало понятно, зачем в учебной аудитории кровати.

Мы взяли стулья и сели рядом, поминутно проверяя состояние девушки. Но через некоторое время, когда я опробовала все известные мне методы диагностики, стало откровенно нечем заняться. Я даже позавидовала одной из наших: у ее подопечной поднялось давление, отчего из носа пошла кровь… Эх, я бы за пару секунд ее остановила!

— Эй, ты чего так жадно уставилась? Там же кровь! — брезгливо прошептала Ирма и повернулась к нашей пациентке.

— Ничего ты не понимаешь, — отмахнулась я, — им хоть весело сейчас.

Постепенно все избранники Эфира стали страдать одной и той же проблемой перепада давления и обильным носовым кровотечением, и только состояние нашей подопечной не менялось.

Мои одногруппницы суетились, дергались, магесса Корслау внимательно следила за их действиями, не обращая на нас с Ирмой никакого внимания. Подруга заговорщицки мне подмигнула и тихо предложила:

— Может, тоже повеселимся?

Я заинтересовалась.

— Что ты придумала?

Ирма наклонилась ко мне и зашептала:

— В отличие от этих неудачников, наша вошла в самый настоящий транс! Предлагаю задать ей несколько вопросов о будущем, она же по специальности провидица.

Я покачала головой, опасливо оглядываясь на магессу Корслау. Кто знает, не влетит ли нам за подобную самодеятельность? Правильно поняв мою нерешительность, Ирма добавила:

— Не дрейфь! Если что, скажем, что это для твоего исследования, она же сама задание такое дала!

Я подумала еще пару секунд и согласилась. Интересно же!

— Что будем спрашивать?

— Да что угодно, — легкомысленно ответила Ирма и наклонилась к самому уху девушки.

— Что будет завтра на обед? — зловещим шепотом спросила она и хихикнула.

— Овощи, рыба, сок, — тихим бесцветным голосом ответила будущая провидица.

— А на ужин?

— Рагу, мясо, ягодный пудинг, морс.

И вроде все такое жизненное, бытовое, а звучало жутко — говорила провидица словно из-за грани!

— Давай теперь ты спроси что-нибудь, — стала подначивать меня Ирма.

А я растерялась — спросить о самом важном было страшно. Готова ли я услышать ответ? Пока я размышляла, что можно спросить, Ирма снова наклонилась к избраннице Эфира, но теперь спросила уже серьезным тоном:

— Когда я выйду замуж за Джерсина Фарлау?

А я опешила… Она про Джера спрашивает? Которого видела всего один раз меньше минуты? Задумавшись, чуть не пропустила еле слышный ответ провидицы:

— Никогда…

Ирма нахмурилась, а я, не знаю почему, широко улыбнулась.

— Хм, странно. Может, напутала с именем? — задумчиво пробормотала она. — Или надо изменить формулировку? Так. Когда я выйду замуж? — шепнула Ирма провидице новый вопрос.

— Через три декады и четыре дня, — четко ответила та.

Мы с Ирмой шокированно переглянулись: это же совсем скоро! Что такое три декады? Чуть больше одной луны!

— А за кого? — уже как-то робко спросила Ирма.

— Стихия подскажет.

И, пока Ирма переваривала полученную информацию, я решилась задать самый важный для меня вопрос.

— А я вернусь домой? — тихонечко прошептала я, чтобы никто не услышал.

— Да.

Всего одно короткое утверждение заставило что-то яркое и теплое расцвести у меня внутри.

— А… когда?

Хотя этот ответ был уже не настолько важен, главное — сам факт того, что я смогу вернуться! Уверенность, что моя цель точно осуществима, окрыляла. Что может быть чудеснее?

— Когда узнаешь, где твой дом.

Логично, информации по Техно крохи, мне даже неизвестны координаты мира. Но, как говорится, дорогу осилит идущий.

— Ладно, потом разберусь, — пробормотала Ирма. — Давай-ка спросим еще кое-что интересное… А когда у нас Гелла выйдет замуж?

Я замерла в ожидании ответа. И хотя я точно замуж не собиралась, во всяком случае пока, но это же предсказание судьбы! Кто бы отказался от такого знания? Может, по этому ответу я точнее пойму, когда вернусь к семье?

— Что вы тут устроили?! — прогремел над нашими головами вопрос преподавателя по трансу. Магистр явно злился, его взгляд обещал нам большие неприятности.

— Выполняем задание магессы Корслау, — наивно хлопая ресницами, ответила Ирма. Магистр сразу как будто сдулся и уже не так враждебно посмотрел на нас. Но самое паршивое, что за их громкими переговорами я так и не услышала ответа на вопрос!

Но благодаря тому, что я пристально вглядывалась в лицо нашей пациентки, успела заметить момент, когда у нее начался припадок: по телу прошла волна дрожи, после чего начались мелкие судороги. Я действовала машинально: положила руки ей на грудь и настроилась, посылая энергетические сигналы, снимающие спазмы. К моим действиям подключился и магистр: он положил пальцы на виски девушки, выводя ее из транса и возвращая в тело. Я внимательно следила за его манипуляциями на тонком плане — было интересно увидеть, чем душа к телу привязана. Но, видимо, это знание доступно только избранникам Эфира.

Ирма потянула меня за рукав платья, привлекая внимание. Оказывается, все уже ушли из аудитории, и только мы до сих пор занимались пациенткой. Точнее, Ирма скучала, разрисовывая тетрадный лист, а я с любопытством наблюдала за действиями магистра.

— Идем уже? Не хочу на обед опоздать, — тихо предложила она.

— Уже обед? — не поверила я. — Вроде первое занятие только началось!

— Вообще-то мы тут без перерыва уже два отсидели, — проворчала Ирма. Ее, очевидно, Лекарское дело не впечатлило. Хотя, на мой взгляд, занятие было необыкновенно интересным. Особенно часть с предсказанием.

— Тогда пойдем, — согласилась я и попрощалась с магистром.

Он продолжал работать с фавориткой Эфира, все еще находящейся в трансе, и только кивнул нам, разрешая удалиться.

— Ты куда? — недоуменно спросила я, потому что Ирма вместо того, чтобы идти в столовую, повела меня на третий этаж главного корпуса.

— Сначала к алхимикам, потом к артефакторам. Надо забрать заказы.

— Погоди, так они же в отдельных корпусах, сейчас-то мы куда идем? И что за заказы?

— Я договорилась о месте встречи. Все, молчи и учись.

На третьем этаже располагались пока неизвестные мне учебные аудитории, мы остановились напротив двери с номером «3-1-7». Ирма мгновенно преобразилась: вроде ничего не изменилось во внешности, но общее впечатление теперь можно было охарактеризовать двумя словами: «восхитительна» и «беззащитна».

— Учись, — пропела она, хлопая ресницами, — в жизни очень пригодится.

Я хмыкнула, но попробовала скопировать ее позу.

— Не так, голову чуть наклони. Молодец. И глаза пошире раскрой, ты должна выглядеть так, будто потерялась.

Я рассмеялась.

— Прости, но это все же не мое.

— Твое-твое, — проворчала она. — Это всеобщее женское. Ничего, еще научишься.

Из аудитории стали выходить адепты, многие бросали на Ирму заинтересованные взгляды, но она смотрела сквозь толпу, явно высматривая кого-то конкретного. Наконец из дверей вышел избранник Воды и направился прямо к нам. Высокий, широкоплечий, черноволосый, с темно-синими прядями… я даже засмотрелась.

— Привет, — улыбнулся он нам, продемонстрировав обаятельные ямочки на щеках. — Все готово, держи. — он передал Ирме несколько пузырьков с разноцветными жидкостями и насмешливо добавил: — Все подписано. Надеюсь, не запутаешься.

На него, кажется, совсем не подействовали «женские» уловки — во всяком случае, смотрел он на нас дружелюбно, но без привычного Ирме восторга.

— Кстати, я Лестер, — представился он, кивая мне, пока Ирма проверяла надписи на пузырьках.

— Гелла, — я не знала, о чем дальше говорить, поэтому ляпнула первое пришедшее в голову: — Ты чувствуешь, что сегодня будет дождь?

— Конечно. Там и увидимся, — улыбнулся он и снова повернулся к Ирме. — Все в порядке?

— Да, благодарю, — томно, с придыханием ответила она, стреляя глазками сквозь полуопущенные ресницы.

Лестер на это только фыркнул.

— Удачной охоты! — весело пожелал он, развернулся и пошел к лестнице.

Ирма, кажется, злилась, а я с восхищением смотрела вслед парню и улыбалась. Пока не почувствовала на себе чей-то тяжелый взгляд.

Но это ощущение быстро исчезло. Я обернулась, желая понять, кто на меня смотрел, и увидела спину удаляющегося по коридору Джера! Откуда он тут взялся? Вел занятие? И почему так на меня смотрел? Хотя, может, я ошиблась и это не его взгляд я всей кожей почувствовала, — мало ли адептов в коридоре…

— Ты, кстати, так и не рассказала, что вчера произошло, — задумчиво проговорила Ирма, тоже глядя вслед Джеру. — Надеюсь, ты начнешь с описания того, чем успела обидеть и разозлить этого красавчика?

Я задумалась и помотала головой.

— Это еще кто кого обидел! — я описала ей ночные злоключения, издевательства и адскую боль от разрыва связи. А также пожаловалась на Джера, спокойно наблюдавшего за моими мучениями.

— Ничего себе! — Ирму явно шокировал мой рассказ. Оказывается, она успела напридумывать кучу романтических причин моего отсутствия; правда, в ее воображении моим «героем» быт Тед. — Ладно, идем к артефакторам, по пути расскажешь, что дальше было.

Мне отчего-то совсем не хотелось делиться странными событиями сегодняшнего утра, слишком это все было личным. Несмотря на то что мне нужен был совет и Ирме я уже начала доверять, интуиция так и вопила, чтобы я молчала. Никому не рассказывала про хвост. Да и странное поведение Криса тоже требовало осмысления. Так что я решила сначала сама спокойно все обдумать, разложить по полочкам, а потом уже рассказать Ирме и попросить совета. А сейчас просто перевела тему.

— А что за пузырьки передал тебе Лестер?

Услышав это имя, Ирма отчетливо скрипнула зубами.

— Все самое нужное. Бодрящее зелье, сонное и самое главное — нейтрализатор для приворотов. Меня часто ими напоить пытаются, так что превентивно пью по несколько капель в день. Как-то меня не прельщает перспектива стать чьим-то верным хвостиком.

Я удивленно вскинула брови — ничего себе у кого-то жизнь насыщенная. Заметив мою реакцию, Ирма добавила:

— Да меня уже в общаге вчера вечером «угостить» пытались, но у меня нюх на такие напитки, сама понимаешь.

Тут я согласилась: стихия Воды давала возможность интуитивно ощущать все жидкости и их свойства. Поэтому и шли маги Воды в алхимики: работа для нас простая и выгодная, разнообразные зелья и лекарства всегда пользуются спросом.

— Ирма, а Лестер — он кто? Как вы познакомились?

Подруга поморщилась.

— За мной с самого поступления один боевик таскался, симпатичный, но бесперспективный. Я его отшила и сразу дала понять, что без шансов. Тогда он обратился к Лестеру, и тот сварил приворотное зелье. Дальше рассказывать?

Я помотала головой: и так понятно. Зелье она почувствовала, потом нашла изготовителя и потребовала с него услугу в счет морального ущерба. И наверняка еще пригрозила подачей жалобы, а это как минимум — штраф, как максимум — исключение…

— И вообще с этим Лестером явно что-то не так. Может, он мужчин предпочитает? — задумчиво проговорила Ирма. Мы уже спускались по лестнице на первый этаж, и я чуть не споткнулась, услышав это заявление.

— С чего ты взяла? Мне он показался вполне обычным…

— Он на меня не реагирует, понимаешь? Это ненормально, — Ирма остановилась около выхода из главного корпуса и нахмурилась, пытаясь сориентироваться. Опять мы вместо столовой направились в другую сторону! В этот момент я вспомнила, что у меня в сумке еще лежит принесенная Джером булочка, достала ее и откусила кусочек. Настроение резко скакнуло вверх.

— Ну, может, ему другие девушки нравятся, другого типа внешности? Или, может, он уже влюблен в кого-то? Мало ли причин…

Ирма хмыкнула и указала на влюбленную парочку адептов, сидящих на лавочке. Парень обнимал девушку за талию и что-то нежно шептал на ухо, заставляя ее краснеть и смущенно улыбаться.

— Ты не понимаешь, мужчины всегда на меня реагируют. Вот, смотри.

Ирма подошла к сладкой парочке и, обращаясь к парню, начала смущенно говорить о том, что заблудилась, и что ей неловко его отвлекать, и как она была бы благодарна, если бы он подсказал ей, как найти мастерские артефакторов. Минута лепета и хлопанья ресницами, и парень не только объяснил дорогу, но и предложил проводить девушку, а потом и вечером встретиться. Ирма отказалась, рассыпалась в благодарностях, извинилась и ушла, а парень смотрел ей вслед, игнорируя раздраженный взгляд своей подружки.

С ума сойти.

— Вот это нормальная реакция. Понимаешь?

Я помотала головой: по-моему, тут не было ничего нормального.

— Это какая-то особая магия?

— Нет, скорее, опыт и понимание мужской натуры.

Следуя указаниям парня, мы дошли до мастерских. Ирма подвела меня к одной из лавочек и попросила подождать, а сама уверенно зашла в дверь с номером «17». Судя по вывеске рядом, в этой мастерской занимались изготовлением зачарованных книг и тетрадей, которыми мы пользовались на занятиях.

Мысленно поблагодарив Джера за заботу, я с удовольствием доела булочку и достала ринет. Мне этот красный фрукт всегда нравился, по вкусу он был похож на сладкое, но очень твердое яблоко с большой круглой косточкой в центре. Но иногда так хотелось полакомиться чем-то знакомым с детства… Не понимаю, почему маги при переселении с Альмы не привезли сюда привычные овощи и фрукты? Семена явно не заняли бы много места.

Вслед за ностальгией накатила грусть. Всего восемь лет назад я жила в подземном убежище на Альме, ходила в школу и собиралась пойти по следам своей семьи — стать инженером. Да, жить в умирающем мире мало радости: искусственный свет, дыхательная маска с фильтрами, консервы, тепличные растения… Но тогда я не знала другой жизни и была счастлива, как и любой ребенок, которого любят родители и балуют старшие братья. И совсем не важно, богатая семья или бедная, не играет роли социальный статус, когда есть дом, где тебя всегда кто-то ждет.

Из грустных воспоминаний меня выдернул бодрый голос Ирмы.

— А вот и твой заказ, — весело проговорила она, впихивая мне в руки небольшую тонкую тетрадь, даже, скорее, блокнот.

Я удивленно вскинула брови.

— Ты ничего не путаешь? Я точно ничего такого не заказывала, у меня полный комплект тетрадей.

— Заказывала, просто не знала об этом. Самая нужная вещь! Идем, за обедом все расскажу!

Мы направились в сторону столовой. Пока мы шли, я машинально раскрыла блокнот и пролистала. Ничего особенного: самая обычная бумага, чистые листы нанизаны на металлические кольца, плотная коричневая обложка без надписей, только на внутренней поверхности в уголке выгравированы золотые цифры «13752».

Войдя в столовую, мы набрали на подносы еду и устроились за уже привычным столиком.

— Вот, смотри, у меня номер на единицу меньше, — она показала гравировку в своем блокноте. — Вписываешь эти цифры вот сюда и добавляешь мое имя. Ага, вот так. Теперь смотри, — она перелистнула титульную страницу моего блокнота, и на следующей странице появился золотой заголовок «ИРМА». После этого она открыла свой блокнот и повторила манипуляции, вписав мои номер и имя. После этого на листе с моим именем она написала: «Классно, да?» и пририсовала стрелочку… После чего ее сообщение появилось в моем блокноте!

«Очень!» — ответила я и убедилась, что сообщение мгновенно появилось в блокноте Ирмы.

— Вот. Теперь мы сможем общаться, несмотря на то что ты в своей закрытой общаге будешь. Да и на будущее полезно, у половины Магистерии такие тетрадки есть.

Я хмыкнула, еще раз рассматривая простенький артефакт. Мысленно я сравнивала его с наладонником, которым пользовалась на Альме: тот позволял передавать не только текстовые сообщения, но и голосовые или вообще объемные голографические изображения. И это была только одна функция из множества. Все-таки иногда техника превосходит магию по всем параметрам.

Но за неимением альтернативы и такой волшебный блокнот можно считать гениальным изобретением. Ничего лишнего, только одна главная функция. Простой, понятный и, кстати, не требующий ежедневной подзарядки.

— Наши с тобой тетрадки рассчитаны на пятнадцать собеседников — видишь, сколько на первом листе строчек для номеров? И в самой тетрадке потом столько же листов, по одному для каждого. Но артефактор сказал, что за дополнительную плату сможет добавить еще странички.

Ирма с довольным видом улыбнулась, явно прикидывая, чьи номера впишет первыми.

* * *

После обеда мы направились на сдвоенную лекцию по Основам магических плетений, заняли столик около окна и стали тихонько переговариваться, ожидая появления преподавателя. И лично я совсем не ожидала, что к нам с Ирмой начнут цепляться.

— Ой, посмотрите, кто тут сидит. Две подстилки высокородные, — громко высказалась избранница Огня, сидящая за соседним столом. Ее слова были встречены парой одобрительных хмыков. — Попользуются и бросят вас, как сливают грязную воду после мытья.

Я предпочла проигнорировать это заявление, но Ирма явно оскорбилась. И спросила, обращаясь ко мне, но поглядывая на красноволосую девицу:

— Как думаешь, легко ли живется тем, кого никто не любит? — Я пожала плечами, не понимая, какого ответа она ждет. Ирма же повернулась к огненной и сладким голосом спросила: — Вот ты глупа и некрасива. Расскажи, как ты с этим живешь? О самоубийстве не думала?

Красноволосая нелепо открывала и закрывала рот, не находясь с ответом и прожигая ногтями поверхность стола. Ох, Ирма с огнем играет, эта же и сорваться может!

— Знаешь, — заботливо посоветовала Ирма, — если бы у меня было такое лицо, как у тебя, я бы в суд подала на родителей!

У Ирмы был такой участливый взгляд, как будто она искренне переживает за судьбу нашей злобной одногруппницы. Лицо избранницы Огня стремительно краснело, действительно становясь все более непривлекательным. Ее подружки что-то зашептали, пытаясь успокоить девушку и не дать ей сжечь половину аудитории.

Так и не дождавшись какой-то осмысленной реакции, Ирма продолжила, обведя свидетельниц нашего диалога тяжелым взглядом.

— Девушки, если мы вас раздражаем, вы всегда можете пойти забиться в уголок и тихо поплакать. Терпеть оскорбления мы не станем, ни прямые, ни косвенные, — убедившись, что внимание всех девушек в аудитории приковано к ней, Ирма широко улыбнулась и подмигнула, — с нами гораздо выгоднее дружить.

Несколько девушек, до этого молча наблюдавших за начинающимся скандалом, пересели к нам поближе. Ирма окинула их внимательным взглядом, как полководец — свою будущую армию, и удовлетворенно кивнула.

— Всем встать, — раздался властный женский голос от двери аудитории. Там стояла высокая пожилая магесса Земли с очень строгим выражением лица. Мы молча подчинились, с интересом разглядывая преподавательницу. — Добрый день. Мое имя Линнейра Ристенлау. Теперь пересаживайтесь, сегодняшнее занятие будет проходить в парах с разными стихиями.

Мы с Ирмой недоуменно переглянулись. Перед нами за столом сидели две девушки-воздушницы, и я поменялась местами с одной из них. Было непонятно, зачем нам дали такое указание, ведь магия стихий оперирует разными энергиями и совместная практика просто невозможна. Но спорить и спрашивать никто не решился.

— Итак, сегодня у нас первое занятие по Теории плетений. Как вы все знаете, плетения помогают придать форму стихийной энергии для получения какого-то определенного результата. Кроме плетений для подобных целей используются также символы и вербальные формулы, соответственно на них построены ритуальная магия и заклинания. Их основы вы будете изучать с другими преподавателями.

Убедившись, что вся аудитория внимательно слушает, магесса продолжила:

— Изначально факультет, на котором вы все учитесь, носил другое название. Кто знает, какое? Никто? — удивилась магесса после минутной тишины. — Что ж, тогда сделаем небольшой экскурс в историю.

Оказалось, данный факультет был переименован в Бытовой всего десять лет назад, а до этого он носил гордое название «факультет Универсальной магии»! Сам термин был нам незнаком, никто из адептов, похоже, даже не слышал никогда о такой разновидности магии. Так что все с двойным вниманием стали прислушиваться к словам магессы, а я для себя сделала пометку, чтобы не забыть изучить в библиотеке этот вопрос. Надеюсь, хоть сегодня удастся туда добраться.

— Курс Теории плетений вы будете изучать на протяжении всех пяти лет обучения, он является важнейшей основой универсальной магии, которую теперь снисходительно именуют бытовой.

После этого магесса подошла к доске и нарисовала схему простейшего плетения, позволяющего создать сферу силы. У избранников Огня при использовании такой формы получался огненный шар, у нас — водный, у избранников Земли — каменный и так далее. То есть одно и то же плетение в зависимости от стихии избранника давало разный результат.

— Так, не стесняемся, создаем сферы и удерживаем на ладони.

Мы послушно воспроизвели плетение и наполнили силой, магесса придирчиво осмотрела полученные результаты, удовлетворенно кивнула и вернулась к доске, начертив сложную схему нового, неизвестного нам плетения. Я быстро открыла тетрадь для записей и перерисовала, обратив внимание, что все остальные делают то же самое.

— А теперь смотрите внимательно.

Магесса медленно, чтобы мы могли следить за процессом, повторила схему нового плетения. После этого воспроизвела простейшую сферу силы. Но когда она наполнила плетение энергией Земли, произошло невероятное!

На ее ладони лежал огненный шарик!

Небольшой, но удивительно яркий. Аудитория взволнованно зашумела: это было невероятно. Не могут избранники Земли вот так оперировать стихией Огня! Никак! Это же нарушение всех законов магии!

— Так, тихо! — прикрикнула магесса Ристенлау, призывая адептов к порядку. — Все обсуждения — в конце занятия. Если будете внимательно слушать, возможно, и вопросов не останется.

Дождавшись тишины, магесса продолжила лекцию, явно наслаждаясь жадным вниманием аудитории. Просто каждый попробовал воспроизвести плетение, но оно оказалось для нас слишком сложным. Пока что.

— Это плетение — базовый преобразователь энергии. Записывайте.

Это указание было лишним — каждый адепт и так фиксировал слова магессы. Довольная преподавательница продолжила, указывая на один из элементов схемы:

— Обратите внимание вот сюда. При изменении направления вот этого потока энергии на выходе мы получаем любую стихию.

Зал ахнул. Это же… переворот! Революция!

Кто-то из адептов не выдержал и задал вопрос, волнующий всех:

— Магесса Ристенлау, разрешите все же задать вопрос сейчас? Почему это плетение не используется повсеместно? Даже боевых магов формируют в специальные отряды из представителей разных стихий!

— Я как раз собиралась рассказать об этом, — недовольно ответила магесса. — У данного плетения и его вариаций есть два существенных ограничения. Первое — это поток силы. Как вы уже поняли, данное плетение является дополнительной приставкой к основному, но воспользоваться ею может только средний или слабый маг. Сильный поток энергии просто рвет плетение-приставку. Понимаете почему?

Адепты неуверенно кивнули, а мне все было предельно ясно. Например, сильный маг Огня, используя простейшее плетение сферы, может одним «шариком» прожечь толстую стену из бревен, но неспособен заниматься тонким выжиганием узоров. Просто потому что мелкая работа требует выплескивать силу по капелькам, что при большом резерве и широком энергетическом канале сделать практически невозможно.

— Вторая причина, — продолжила лекцию магесса Ристенлау, — заключается в потере энергии при трансформации. Например, если я захочу создать ураган, используя стандартное плетение стихии Воздуха, придется преобразовывать родную мне стихию Земли. Я вложу много сил, которых хватило бы, к примеру, на Каменный град, а на выходе получу небольшой вихрь, мощности которого едва хватит на то, чтобы высушить волосы.

На этих словах магесса скривилась.

— Именно из-за этого универсальную магию перевели в разряд бытовой. Слишком сложные плетения, которые можно применить только в очень узких областях. Надеюсь, я смогла ответить на ваш вопрос. Теперь пишем формулу расчета потери энергии при преобразовании.

Следующий час мы изучали формулы и решали задачи, вычисляя потери при использовании разных стандартных плетений. Моя соседка, воздушница по имени Лорна, оказалась вполне нормальной и приветливой, мы отлично сработались, по очереди предлагая разбирать плетения наших стихий. Минут за десять до конца занятия магесса выдала нам листки с домашним заданием и сказала:

— Еще минуту внимания, меня попросили оставить немного времени в конце занятия, чтобы сделать объявление.

Она посмотрела на дверь, привлекая наше внимание. А там стоял Джер и со скучающим видом разглядывал адепток. И как мы все его раньше не заметили? Девушки машинально стали поправлять прически и принимать более выгодные позы, мне было даже немного смешно наблюдать за этим.

— Итак, Джерсин, что за объявление? — поинтересовалась магесса Ристенлау.

Джер прошел к доске, удостоверился, что все внимательно его слушают, и проговорил недовольным тоном:

— С этого года для всех желающих в программу обучения вводится дополнительный факультатив по Основам боевой магии. Если вы хотите подтянуть свои знания в этой области, запишитесь в секретариате у куратора. Занятия начнутся со следующей декады, — он окинул взглядом аудиторию, явно недовольный, что столько глаз горят энтузиазмом. — Предупреждаю сразу: тупым, ленивым, мнительным, слабым и капризным на моих занятиях не место. Буду гонять всех одинаково, без скидок на пол, возраст и уровень силы. Дополнительно введу систему проверки усвоенных знаний и навыков, по результатам которой буду производить регулярный отсев адептов. Имейте в виду, такое отчисление будет приравниваться к несданному экзамену, а информация пойдет в личное дело. Так что советую пять раз подумать, насколько вам это реально нужно.

После этих слов он развернулся и, не прощаясь, вышел, напоследок хлопнув дверью.

Девушки восхищенно ахнули, провожая взглядами избранника Молний. Немногочисленные парни нашей группы загалдели, обсуждая перспективы изучения боевой магии. Никто не ожидал, что нам представится такая возможность! Я и сама хотела изучить основы и планировала делать это по книгам, но с преподавателем же гораздо лучше! Тем более таким, как Джер. Он явно профи.

Мы с Ирмой переглянулись и синхронно кивнули. Обязательно пойдем записываться!

Описанные Джером трудности меня не особо смущали, учиться я любила. А что касается недостатка силы, то его я планировала компенсировать ловкостью и изобретательностью.

Вообще, отличие магов по силе можно было свести к двум основным параметрам. Один из них — объем внутреннего резерва. Он показывал, сколько энергии Стихии маг способен одновременно накапливать, удерживать в себе и использовать. Энергетический канал влиял на мощность итоговых заклинаний и скорость пополнения резерва. Я рассчитывала за счет постоянной практики немного раскачать и увеличить свой резерв, параллельно расширяя канал.

Это вполне возможно, поскольку в процессе обучения я буду прокачивать через себя много энергии, постоянно пополняя резерв при помощи личного источника. Так что шансы перейти с четверки на тройку у меня очень хорошие.

— И чему ты улыбаешься? — неожиданно спросила Ирма. Я задумалась и не заметила, что магесса нас уже отпустила, и народ постепенно выходил из аудитории.

— Да так, своим мыслям.

Ирма посмотрела на меня с подозрением.

— Влюбилась?

— Вроде нет, — я сделала вид, что задумалась, и весело добавила: — Ничего особенного не чувствую, подозрительных симптомов нет.

И мы вслед за большей частью группы потянулись в секретариат записываться на факультатив по Боевой магии. Процесс затянулся, поскольку нас было много, список один, а вписываться надо было обязательно лично. В итоге мы оказались чуть ли не последними. Когда я уже дописывала свою фамилию, из кабинета вышла куратор Несслау.

— Так, все бегом на разрядку, завтра запишетесь!

* * *

К полигону я шла на подгибающихся ногах. Воспоминания о вчерашней разрядке и особенно ее последствиях вызывали навязчивое желание развернуться и убежать. Ирма пыталась меня приободрить, но ей это плохо удавалось — слишком свежи были неприятные впечатления. На полпути нас догнал Крис и приобнял меня за талию.

— Я буду рядом, помогу, — тихо сказал он, чтобы никто не услышал. Со стороны мы, наверное, смотрелись очень мило, но на деле у меня подкашивались ноги и поддержка воздушника была необходима.

А может, мне выпишут освобождение?

Безумная надежда всколыхнулась и пропала, когда я увидела на полигоне группу своих вчерашних товарищей по несчастью. Они с обреченными лицами стояли рядом и тихо переговаривались. Если их не освободили от разрядки, то и меня тоже не освободят. Ох, как бы сделать так, чтобы сегодня все обошлось?

— Хлюпики, сюда, — недовольный оклик Джера настиг, как только мы вошли на полигон. — Марлоу, отдельное приглашение нужно?

Я покраснела до кончиков ушей и обернулась: Джер смотрел прямо на меня.

— Быстрее давай, — раздраженно добавил он и отвернулся.

Я поплелась в сторону группы самых слабых; среди них были три девушки, которых я вчера уже видела в медпункте, и несколько парней. Ирма и Крис подошли вместе со мной, воздушник продолжал придерживать меня за талию и хмуро посмотрел на Джера.

— Малахольный, а ты чего пришел? Вчера мало досталось? — с намеком спросил тот. Крис сжал руку в кулак, но сдержался и ничего не сказал в ответ, только крепче обнял. Заметив этот жест, Джер нахмурился и подошел ближе. — Вам нельзя быть рядом во время разрядки, — серьезным тоном очень тихо проговорил он. — Связь я оборвал, но она может и восстановиться. Сами понимаете, чем это грозит.

Я вздрогнула, представив, что ночью повторится вчерашний аттракцион боли и страданий. И потом так будет повторяться снова и снова. Нет уж, спасибо.

— Крис, действительно, лучше отойди на безопасное расстояние, — шепнула я. Парень хмуро кивнул, отпустил меня и растворился в толпе адептов. Ирма, с любопытством следившая за происходящим, хитро мне подмигнула и пошла вслед за ним.

Ну вот, все меня бросили. Оставили этому извергу на растерзание.

Джер довольно улыбнулся, кинул на меня мимолетный взгляд и вернулся к остальной группе «хлюпиков». Я присоединилась к ним и теперь хмуро смотрела на мужчину, ожидая очередных издевок, которые незамедлительно последовали.

— Итак, детишки, мне поручили с вами нянчиться. Поэтому, пока все нормальные адепты спокойно занимаются разрядкой, мы с вами будем учиться вовремя перекрывать энергетический канал. По очереди. Начинай! — Джер ткнул пальцем в стоящего ближе всего огневика-артефактора. — Позорище, — констатировал он, насильно помогая адепту перекрыть канал отдачи, — вы должны сами чувствовать свой предел. Меры важно знать не только с выпивкой, — наставительно закончил он. — Следующий!

Так по очереди почти вся наша группа «хлюпиков» поучаствовала в разрядке. Четверо справились самостоятельно, остальным Джер помогал, ругаясь на чем свет стоит. Но я ясно видела, что он издевается над нами исключительно для того, чтобы разозлить и заставить самостоятельно справиться с задачей. Вроде как вызывал в нас желание доказать, что мы не безнадежны.

Пока Джер возился с нами, полигон практически опустел. Адепты понуро плелись в столовую за усиленным питанием: всем хотелось восстановить хотя бы часть сил, нам ведь уже стали давать домашние задания.

Когда очередь дошла до меня, Джер улыбнулся, видимо, предвкушая мою неудачу. Мне это совсем не понравилось, я даже разозлилась, но постаралась взять себя в руки и максимально сконцентрироваться. Отдавала энергию маленькими порциями, постоянно прислушиваясь к собственным ощущениям. Да, я делала все медленно, но в итоге, как только почувствовала слабость, остановила разрядку. Фу-у-у-ух, вроде все получилось.

— А ты, оказывается, еще и жадина, — шепнул Джер, — могла бы дать больше.

Я смутилась, но постаралась этого не показать. Я чувствовала себя выжатой почти досуха, так что со словами Джера могла бы поспорить, но сил на это не было.

А потом я каждой клеточкой тела ощутила приближающийся дождь и широко улыбнулась.

Если днем это было какое-то отдаленное предчувствие, то сейчас, когда мне была необходима поддержка Стихии, ее проявление я начала ощущать гораздо острее. Прекрасно-чудесно! Как я могла об этом забыть? Днем же обсуждали с Лестером, что вечером будет дождь… Хотелось замурлыкать от удовольствия, предвкушая последний летний ливень.

Не знаю, что подумал Джер, глядя на мою широкую улыбку, но он смягчился и тоже улыбнулся, едва заметно приподняв уголки губ. И в этот момент он выглядел таким открытым, что я решилась тихо задать вопрос:

— Почему у тебя хвост?

Этот вопрос мучил меня весь день, я прикидывала в уме варианты, но так и не смогла до чего-то додуматься. Я точно знаю, что бывают отклонения от нормы, когда у человека копчик не срастается и внутрь не заворачивается, а превращается в короткий хвост. Но это же совсем другой случай! Не рудиментарная конечность, а самая настоящая и явно управляемая.

Джер быстро оглянулся, чтобы убедиться, что никто не слышал вопроса. Но на полигоне уже никого не осталось, адепты разошлись, кто в столовую, кто по корпусам, мы были последними. Мужчина усмехнулся, сделал плавный шаг ко мне и обнял за талию.

— Не дает покоя? — хрипловато шепнул он, задевая губами ухо и вызывая у меня волну мурашек.

Я помотала головой, все еще широко улыбаясь. Да, я любопытная, и да, мне очень интересно. Обняла мага в ответ и осторожно провела рукой по спине. Мантия была из очень приятной ткани, но из-за обилия складок я все никак не могла нащупать, где же он скрывает хвост. Не в штанах же!

Я продолжала аккуратно водить руками по его спине, постепенно спускаясь все ниже, когда почувствовала, что парень зеркально повторяет мои движения. Вот только моя спина закончилась гораздо раньше!

— И что ты там ищешь? — возмущенно спросила я, пытаясь отстраниться. — У меня хвоста нет!

— Угу. Кожа да кости, — ехидно ответил он, убирая руки.

— К твоему сведению, там еще мышцы и сухожилия, — я отошла на шаг назад и снова широко улыбнулась, повторяя свой вопрос: — Так откуда, говоришь, у тебя хвост?

Джер хмуро посмотрел на меня, от былой игривости не осталось и следа.

— Не отстанешь, да?

Я снова помотала головой. В преддверии дождя настроение было замечательным, а если еще и мое любопытство будет удовлетворено, то станет просто заоблачно прекрасным.

Джер тяжело вздохнул.

— Тебя там ждут уже, — попытался он соскользнуть с темы, махнув рукой и направляясь в сторону выхода с полигона. Но женское любопытство не так-то просто сбить с толку.

— Идем, по пути расскажешь! — согласилась я, следуя за магом и рассматривая его спину. Похоже, я ошиблась, и хвост все же спрятан в брюки. И как только не мешает? Джер молчал, явно не желая отвечать на мой вопрос, но меня было не остановить.

— У меня есть несколько версий, — начала я, — но все они кажутся диким бредом. Мой первый вариант, что хвост — подарок стихии, все же он серебристый. Не угадала?

Джер усмехнулся и помотал головой. Игра в «да» и «нет» мне понравилась, и я решила высказать другую версию.

— Потом мне пришло в голову, что это может быть мутация: я точно знаю, что есть морские животные с хвостами, которые молниями бьют. Только ума не приложу, как это у человека могло неожиданно проявиться?

По реакции парня я поняла, что снова не угадала.

— Все, версии кончились? — насмешливо поинтересовался он.

Я тяжело вздохнула.

— Нет, осталась еще одна, но она мне не нравится.

— Ну давай, удиви меня, — продолжал ехидничать Джер.

— Ты не человек, да? Это наследственное?

По окаменевшему лицу мага я поняла, что почти угадала. Он снова начал озираться по сторонам, проверяя, не услышал ли кто наш разговор. Потом резко остановился, поймал меня за руку и притянул к себе, чтобы зло прошептать:

— Нет, я человек. Но да, это наследственное. Проболтаешься кому — узнаю и прикопаю, поняла?

И все это с очаровательной улыбкой. Со стороны мы смотрелись как флиртующая парочка, вот только у меня внутри все мелко дрожало от страха. Он же реально меня прибьет и не заметит! Так что я закивала, что все поняла. Джер отпустил мою руку и быстрым шагом пошел вперед. А я осталась стоять на месте, растирая запястье, на котором уже проступали будущие синяки.

Глава 6

Не знаю, сколько я так простояла, но в итоге собралась с мыслями и поплелась в общежитие. Хотелось перекусить и бросить вещи, во время дождя они мне не понадобятся. Соседи не обращали на меня внимания, так что мне удалось спокойно проскользнуть на кухню и запастись парой пирожков. А потом уже в своей комнате я заварила бодрящий травяной сбор и стала прокручивать в голове короткий разговор с Джером. Почему он так разозлился? Скрывает от окружающих свое отличие, а я неожиданно влезла в чужую тайну? Но не может же быть такого, чтобы никто не заметил, он ведь здесь уже лет восемь учится…

Полезла в сумку, чтобы сделать себе пометку поискать в библиотеке информацию о загадочном хвосте. Если это наследственное, значит, были другие случаи, наверняка у целителей в вестниках должны быть описания… Ох, список того, что надо узнать в библиотеке, все растет и растет!

А когда начала разбирать учебную сумку, заметила, что блокнот для сообщений немного нагрелся. Удивившись этому факту, открыла его и на первой странице около имени Ирмы увидела золотую звездочку. Усмехнулась, когда поняла, что это извещение о новом сообщении.

«Гелька, куратор всех наших собирает. На время дождя уезжаем из Магистерии!»

И за ним еще одно сообщение:

«Давай быстрее, все уже в холле главного корпуса, только тебя ждем! Последний летний ливень!!!»

Эх, неудобно, что время отправления сообщения блокнот не фиксирует…

Я быстро переоделась в спортивную форму, машинально схватила сумку, но в итоге бросила ее на стол в кабинете и побежала в главный корпус. Действительно, там уже собралась группа избранниц Воды, в которой были только девушки. Под недовольными взглядами сестер по стихии я встала рядом с Ирмой. Куратор Несслау покачала головой, но ничего не сказала и повела нас к порталу.

— А где парни? — шепотом спросила я у Ирмы.

— Ушли уже четверть часа назад.

— А куда мы вообще идем?

— Как объяснила куратор, во избежание проблем нас отведут на специальную полянку за границей Арана.

Наверное, правильное решение, все же во время буйства стихии мы перестаем себя контролировать, а так и до разрушений недалеко. Если даже я со своим мизерным резервом умудрилась как-то раз затопить все поля с посевами в нашей деревне, то боюсь себе представить, что может сотворить группа более сильных магов.

Вроде у избранников других стихий тоже бывают такие активные взаимодействия: у воздушников — во время ураганов, у огневиков — во время пожаров и так далее. Но я об этом мало знаю. У каждой стихии свои секреты.

Из портала мы вышли на высокий холм, с которого Аран был виден как на ладони, взгляд будто магнитом притягивали сияющие башни Магистерии. Прикинула, что мы где-то в пяти километрах от города, значит, можно будет и пешком вернуться, если с порталом проблемы возникнут.

Девушки возбужденно галдели, предвкушая грядущий ливень. Ирма молча огляделась по сторонам, а потом спросила:

— Куратор Несслау, а где наша мужская половина?

Я удивилась ее вопросу: вроде сама должна понимать, что нас специально развели в разные стороны, чтобы уменьшить риск разрушений и спонтанных выбросов.

— Они с другой стороны Арана. И мы сейчас разделимся еще на три группы, чтобы распределить поступающие силы, — куратор говорила и непроизвольно улыбалась, радуясь предстоящему дождю вместе со всеми. — Девочки, советую вам взять все, что сможете, это последний летний ливень. Ближайшие две-три декады будет тепло и сухо, а потом начнется мелкая осенняя морось, от которой и сил капля.

Мы слаженно кивнули. Куратор быстро разбила нас на три группы, каждую из которых возглавила своя магесса, и отправила спускаться в разных направлениях. До первых капель мы должны были найти подходящее место, в идеале пустое поле или лесную поляну, чтобы можно было рассредоточиться и не мешать друг другу.

Мы молча шли в наступающих сумерках, предвкушая грядущий ливень. Воздух уже сгустился и был напоен ароматом дождя, отовсюду тянулись тоненькие ниточки силы. Не знаю, о чем думали другие, а я вспоминала свой самый первый ливень, который и пробудил во мне стихию Воды семь лет назад. И если до этого я ненавидела свой гипотетический дар, то в тот день, когда почувствовала, как каждая клеточка тела наполняется силой, я ощутила единение со всем миром. Я была счастлива от того, что больше не была одинока. Это пьянящее ощущение свободы и могущества отчасти примирило меня с обстоятельствами новой жизни. И пусть я продолжала тосковать по семье, но и в этом мире у меня появилось что-то родное.

Может, странно испытывать такие эмоции к безликой полубожественной сущности, но мне было приятно думать, что где-то есть родственная душа. Со временем эта наивная вера несколько угасла, но любовь ко всем проявлениям стихии так и осталась. И вот сейчас снова! Дождь!

Через несколько минут мы вышли к границе большого поля, густо засеянного какими-то злаками. Урожай еще не был убран, так что магесса Локслау, сопровождавшая нашу группу, остановилась.

— Не лучшее место, — вздохнула она. — Крестьяне завтра ругаться будут. Да и колоски эти колючие ужасно… — она посмотрела на небо, и, как по заказу, ей на лицо упала первая капля дождя, вызывая широкую улыбку. — А и ладно, все равно уже не успеваем отсюда никуда уйти. Вперед! — скомандовала она, аккуратно раздвигая руками стебли и ступая на поле.

Мы уже не обращали внимания на окружающий мир, впитывая силы, льющиеся прямо с неба. Не замечали холода и боли от мелких уколов — царапины сами мгновенно затягивались. Переполненный резерв выплескивался наружу и заполнялся снова и снова. Я уже давно не видела никого из адепток, но чувствовала их притяжение, как капля чувствует океан, даже находясь на большом расстоянии. Все мои сестры были рядом и находились в такой же эйфории, как и я, вновь и вновь сливаясь со стихией в единое целое.

Через какое-то время сознание полностью уплыло, растворяясь в окружающем мире и принося ощущение гармонии и полного спокойствия. Мы все раскачивались на этих волнах, хотя и сами были волнами…

* * *

Я очнулась с первыми лучами солнца, счастливая и полная сил. Открыла глаза, но не торопилась встать, наслаждаясь ощущениями во всем теле. Дождь лил всю ночь, последние несколько часов я вообще не помню, но общее состояние было просто чудесным. Встала, осмотрелась по сторонам и поняла, почему крестьяне будут недовольны: кругом были примятые и поломанные колосья. Ничего себе мы порезвились на поле!

Больше никого из адепток я не заметила, а дивное ощущение единства прошлой ночи уже ушло, так что почувствовать их я тоже не смогла. Поэтому сориентировалась по солнцу и направилась в сторону Арана. Занятия никто не отменял, но мне, по идее, хватит времени, чтобы дойти до Магистерии и переодеться. Даже на завтрак успею, если прибавлю шагу!

По пути ко мне присоединились еще две незнакомые избранницы Воды, которых я только мельком видела вчера. Мы все понимающе переглянулись и молча пошли на учебу, радостно и широко улыбаясь своему счастью. Как и предрекала куратор Несслау, утро было теплое, от вчерашних туч не осталось и следа, на ясном небе не было ни одного даже самого маленького облачка. Я хихикнула: просто мы вчера все хорошенько «выпили»!

Уже в Магистерии мы с девушками разошлись: они ушли в сторону корпуса алхимиков, а я направилась к своему элитному общежитию. Но когда проходила мимо главного корпуса, меня нагнал Крис.

— Рыбка, ты куда вчера пропала? — спросил он, пытаясь меня приобнять, но я отстранилась. Костюм я высушила сразу, когда проснулась, но он все еще оставался грязным, а портить идеальный внешний вид воздушника совсем не хотелось.

— Да так, гуляла, — ответила ему, широко улыбаясь.

— Поэтому возвращаешься под утро и в таком виде? — шокированно переспросил он. — И такая счастливая… — добавил задумчиво. — Так с кем, говоришь, загуляла?

Я вспыхнула от его намека, но предельно честно ответила:

— С подружками!

Крис сжал челюсти, но ничего не прокомментировал. Только схватил под локоть и быстрым шагом повел в сторону общежития. На ступеньках бокового входа громко спорили Тед и Джер, но оба смолкли при нашем появлении. И пока парни обменивались грозными взглядами и многозначительными улыбками, я отцепилась от Криса и проскользнула в здание. Ну их, пусть сами разбираются, а я хочу переодеться и позавтракать!

Уже в комнате с удовольствием избавилась от грязного костюма, обещая себе на первом же занятии по Магической чистке допросить преподавателя на предмет нужного плетения. А то позорище: адептка Бытового факультета в грязной одежде! Смех один!

Быстро приняв душ и переодевшись, почувствовала себя самой счастливой и самой голодной в мире, поэтому вышла из комнаты и отправилась на кухню.

В который раз поразившись тому, что мои дорогие соседи брезгуют сами ходить за едой, собрала себе завтрак и заварила шорш. Этот напиток делался из иголок одного южного кустарника, имел насыщенный мягкий вкус с легкой горчинкой и терпкий аромат. Добавила цветочного сиропа для сладости, поставила чашку к остальной еде на поднос и отправилась в свою комнату, решив совместить завтрак с повторением вчерашних лекций.

В холле перед комнатой резко затормозила, обозревая удивительную картину: Крис и Тед по очереди громко стучали в мою дверь.

— И снова доброе утро. Зачем пожаловали? — широко улыбаясь, спросила я, встав у парней за спиной.

Оба подпрыгнули от неожиданности и резко развернулись, а я хихикнула. Хорошая у боевых магов реакция, а вот слух не очень.

— К тебе, по делу, — спокойно улыбнулся Тед, заглядевшись на мой поднос. — Угостишь завтраком?

Я приподняла одну бровь. Вот же наглость! До кухни тридцать шагов сделать лень!

— Нет уж, я поохотилась и добыла себе пропитание, так что делиться не намерена. — Кивнула в сторону кухни и добавила: — Но вы можете попробовать повторить мой подвиг.

А что, тут же все равны? Я не обязана им прислуживать, мы здесь все на общих основаниях, подчиняемся одним правилам, «создающим особую атмосферу единства в обществе будущей элиты», как написано в методичке. Крис обиженно засопел, вызывая у меня широкую улыбку, а Тед усмехнулся и зашагал на кухню, иронично кинув через плечо:

— Пошли охотиться, пока время есть.

Парни отправились за едой, а я зашла в комнату и, поставив поднос с завтраком в прихожей, принялась экстренно наводить порядок. Не то чтобы у меня было грязно, но часть вещей валялась не на своих местах, например, в спальне на спинке кровати висело нижнее белье, которое уж точно не стоило демонстрировать посторонним.

Быстро попрятав все по своим местам, вернулась в кабинет. Сумка так и валялась на столе, куда я вчера ее кинула. Оказалось, что метким броском я еще и сбила со стола резную шкатулку с браслетом, которая упала на пол и раскрылась. Артефакт лежал на ковре рядом и укоризненно мигал двумя камушками.

Осторожно убрав браслет обратно в шкатулку, спрятала ее в стол и дала себе зарок обязательно зайти в библиотеку и выяснить, чей же герб изображен на обороте. Все же это была просьба стихии, значит, стоит поторопиться с ее выполнением. И не важно, что я две луны безуспешно выспрашивала нужную информацию в других библиотеках, лавках артефактов и на магических ярмарках — главное не сдаваться. И хотя сроков мне не назначили, я чувствовала, что чем раньше справлюсь с задачей, тем лучше.

Поставила поднос с едой на журнальный столик, достала тетрадь с лекциями и блокнот с сообщениями. Ирма ничего не писала; надеюсь, что она удачно добралась до общежития. Сделала пару глотков шорша, откусила бутерброд и начала перечитывать вчерашнюю лекцию о плетении-преобразователе. Очень меня эта тема зацепила, хотелось разобраться.

Через несколько минут раздался стук в дверь. Я впустила парней и пригласила их в кабинет, усаживаясь за рабочий стол и уступая им оба кресла. Тед поставил поднос с мужским завтраком на мой стол и спросил:

— А почему ты не настроишь себе доставку еды в комнату?

Я удивленно посмотрела на парня, но не решилась признаться в своем неведении.

— Мне просто нравится выбирать из готовых блюд: смотрю на них и сразу понимаю, чего мне хочется.

Но для себя сделала мысленную пометку разобраться с тем, как остальные тут пищу получают прямо в комнаты. Еще один аспект бытовой магии?

— А здесь ничего не изменилось, — с ностальгией заметил Крис, оглядываясь по сторонам.

— Так что за дело у вас ко мне было? — спросила я, прикидывая, сколько времени до начала занятий. Если наш импровизированный завтрак затянется, я рискую опоздать на первый урок Красоты.

Тед нахмурился, но в итоге ответил.

— Ты же знаешь, что в этой комнате раньше жил Джер? — уточнил он, а я просто кивнула. — Так вот, вчера вечером он почувствовал, что активировался один из его родовых артефактов связи. Поэтому утром примчался и вытащил меня из постели, требуя оформить пропуск по статье «Экстренные обстоятельства». Джер утверждает, что артефакт — в его старой комнате, — я вздрогнула, заподозрив невероятное, но потом отбросила эту мысль — браслет ведь женский. — Уж не знаю, как это могло произойти, — развел руками Тед.

— Может, магистр, который собирал вещи Джера, пропустил какой-то из тайников? — предположил Крис, а потом посмотрел на меня и улыбнулся. — Рыбка, ты потрясающе готовишь!

— Я тебе только шорш заварила, тут большого ума не надо, — отмахнулась я. — Тайник? Хм-м…

Эта тема меня заинтриговала. Я все гадала: зачем Джер рвется в свое старое место проживания? А где-то тут спрятан клад! Ведь явно же дело не в дополнительной комнате или большом окне — не настолько плохо преподавательское общежитие.

— Поскольку сработал родовой артефакт, Джер подозревает, что семья желает сообщить ему нечто важное. Сама понимаешь, такое нельзя игнорировать.

— Понятно, что ничего не понятно. Я тайник вряд ли найду, раз уж даже магистр его пропустил. Так от меня ты чего хочешь? — спросила я, уже прикидывая, где может быть спрятан клад.

— Даже если найдешь, открыть не сможешь, наверняка он на ауру активируется, — предположил Крис.

— Надо твое письменное согласие на разовый визит, — ответил Тед и протянул мне бланк формуляра. — Вот сюда впиши дату и время посещения, имя гостя. А вот тут поставь подпись и оттиск ауры.

Ага, то есть лазейка в элитарных правилах существует, но действует только в особых обстоятельствах.

Пока я читала заявку, в голову пришла еще одна разумная мысль: скорее всего в тайнике спрятано что-то запрещенное или опасное. Иначе бы Джер пытался заявить права на свое имущество через администрацию Магистерии, а сейчас он действует неофициально через приятеля-старосту. Судя по бумажке, дальше она никуда не пойдет и нужна только как пропуск через защиту и потом в мою комнату. И вот вопрос: оно мне надо?

С другой стороны, Джер — боевой маг, значит, и артефакты вполне могут быть оружием. А жить с опасным и, возможно, запрещенным оружием в одной комнате мне не улыбалось.

Еще раз пробежалась глазами по заявке, вписала нужные данные и машинально перевернула лист. С обратной стороны была заявка от имени Джера с просьбой разрешить посещение невесты… Что?!!

— Это как понимать?! — возмущенно спросила я.

Тед смутился, а Крис рассмеялся.

— Да никак. Это ничего не значит, — пояснил воздушник. — Поскольку ты девушка, другие причины посещения защита не пропустит. Это обычная формулировка.

— Даже не буду спрашивать, откуда ты об этом знаешь. Видимо, личный опыт, — я ехидно улыбнулась, представив, сколько его «невест» писали подобную заявку, чтобы попасть в святая святых элитного общежития.

— Рыбка… Ты ревнуешь? — улыбнулся Крис, а я только фыркнула.

— С чего бы? У меня вон какой жених… — чуть не ляпнула «хвостатый», но вовремя прикусила язык. Гарховы шутки!

— Гелла, ты заявку подпишешь? — прерывая наше веселье, серьезным тоном спросил Тед.

Я вздохнула.

— Подпишу, куда я денусь? Это точно ничего не значит?

А то в сказках бывают всякие магические контракты, которые герои по дурости подписывают, а потом отдуваются за свое легкомыслие.

Тед серьезно кивнул, заверяя меня, что это простая формальность. Ему я верила больше, чем Крису, так что поставила подпись и добавила оттиск ауры. По листу прошла радужная волна и исчезла, активируя разовый пропуск, — теперь у Джера была возможность вечером после занятий зайти ко мне в гости. Нда…

Ладно, с этим хвостатым буду разбираться, когда он заявится, а сейчас пора идти на учебу. Сегодня предстояло посетить первое занятие по Красоте, так что я выгнала парней и стала собираться. Крис попытался остаться, чтобы потом проводить меня на занятия, но и его удалось выставить.

В аудитории я села рядом с Ирмой. Выяснилось, что она очнулась гораздо раньше меня и спокойно вернулась в общежитие, даже успела еще несколько часов поспать. Группа по Красоте была одной из самых многочисленных на Бытовом факультете и насчитывала в этом году более ста адептов. Среди них были все «симпатяжки», знакомая по вчерашнему занятию воздушница Лорна и, что удивительно, агрессивная огневичка, которая вчера к нам цеплялась. Мы с Ирмой шепотом обсуждали: что она забыла на Красоте? Избранникам Огня, как нам кажется, вообще тут делать нечего, ведь их стихия в большей степени деструктивна.

Сегодня у нас до обеда было сдвоенное занятие, и если первая половина была вводной и, по сути, сводилась к тому, что «красота — страшная сила» и «красота спасет мир», то следующие два часа были посвящены не большой теории и практике. И первой же темой изучения стали волосы.

Наши преподаватели, а это были сестры-близнецы Стирслоу, разбили группу на пары и предложили каждое теоретическое утверждение проверить на практике.

— Волосы, — говорила одна из них, — представляют собой полую трубку с тонким стержнем внутри. Как вы понимаете, это дает огромный простор для творчества мастерам Красоты. Ведь полую трубку волоса можно заполнить магией: наполнить светом, блеском, изменить цвет. А если воздействовать на стержень, который отвечает за структуру волоса, то можно изменить все! А теперь повернитесь к своему напарнику и изучите, к какому типу относятся его волосы.

Вторая магесса махнула рукой, и на доске появилась типология со схемами и описанием. Я начала изучать предоставленный материал, чтобы потом знать, на что обратить внимание.

— Ну давай посмотрим, чего ты такая лохматая, — хмыкнула Ирма, бесцеремонно хватая меня за челку. На доску она даже не взглянула. Я зашипела, но напарница только отмахнулась. — Я это все и так знаю. Не дергайся, мешаешь рассматривать.

Подруга использовала специальное плетение, усиливающее зрение. Наставница пользовалась таким при зашивании ран и проведении операций — оно давало возможность рассмотреть очень мелкие детали.

— Все как я и думала, — довольным тоном заявила она. — Сейчас исправим.

— Эй, не надо ничего делать! — возмутилась я. — Пока теорию изучаем.

Теперь была моя очередь разглядывать увеличенные волосы Ирмы, но, на мой взгляд, все было идеально. Я сверилась с доской и перепроверила — структура была ровной, мелкие чешуйки на поверхности лежали гладко. Я вздохнула, везет же некоторым: волосы густые, прямые, светлые… Не то что мои хаотичные кудряшки.

— Все определились? Зарисуйте в тетради, перенесите туда все схемы и перейдем к практике!

Я быстро перечерчивала типологию, размышляя, что если Водой воздействовать на стержневую структуру волос, то можно управлять кудряшками. И почему мне это раньше в голову не приходило? Главное — найти плетение-закрепитель, а то эффект будет недолгим.

Я посмотрела на нашу группу, прикидывая в уме, какие еще стихии можно использовать. Избранники Воздуха могут делать пышные объемные прически, избранники Земли легко напитают волосы жизненной энергией… Но если использовать плетение-преобразователь, о котором нам рассказывали вчера, то каждый может стать универсальным мастером Красоты!

Сестры Стирслоу, убедившись, что адепты успели переписать типологию, стерли всё с доски и нарисовали схемы двух плетений, параллельно объясняя.

— Сегодня у нас с вами первая практика, вы попробуете свои силы в наведении Красоты, — начала одна.

— Будьте благоразумны и осторожны, все же мы с вами пока будем учиться друг на друге, — добавила вторая.

Магессы синхронно подмигнули адептам и рассмеялись, продолжая читать лекцию, перебивая и дополняя друг друга.

— Перерисуйте себе схемы плетений…

— «Гребень» и «Блеск»…

— Напоминаем правила безопасности… — монотонно перечисляла магесса, пока я чертила схемы и про себя размышляла, что это все действительно довольно просто, тут даже не нужно особых объяснений. Только практика.

Сестры Стирслоу принесли из подсобного помещения два манекена в париках: блондинку и брюнета, поставили возле доски и принялись за демонстрацию.

— Как и другие заклинания Бытовой магии, плетения Красоты требуют внимания и четкого контроля силы, вливаемой в заклинание…

— Иначе можно получить вот такой результат…

— Или такой…

После чего применили на них плетения «Гребень» и «Блеск», добавив больше энергии, чем требовалось. Результат получился феерическим. Волосы брюнета распрямились и встали дыбом, превращая его голову в некое подобие одуванчика. Зато манекен блондинки радовал другим эффектом — ее прическа светилась. В буквальном смысле источала желтоватый свет, как энергошары, освещающие улицы по вечерам.

Адепты прыснули, но быстро перестали смеяться под строгими взглядами магесс.

— Если добавить еще больше силы в плетение, то полностью нарушится структура волос и их корни.

— А это уже грозит полным выпадением волос. Так что ничего смешного в этом нет, вы можете неосторожным движением сломать человеку жизнь.

— Магически удаленные волосы практически невозможно отрастить заново.

Мы прониклись и стали переписывать формулы расчета количества силы в зависимости от длины и густоты волос. Не знаю, как другие адепты, но я взяла эти побочные эффекты на заметку. Да, бытовая магия дает удивительные возможности, но получается, что применять ее довольно сложно. Продумывать и просчитывать каждый пасс, перепроверять плетения, вливая силу по капле…

— А теперь переходим к практике!

Сестры прошли по аудитории и разложили на столах обычные гребни, щетки и зеркала. Ирма с горящими глазами повернулась ко мне, потирая руки.

— Ща наколдуем…

— Э-э-э, ты, главное, осторожно! Мне не улыбается в таком виде ходить, — я кивнула на манекены, но Ирма отмахнулась.

— Не учи ученого, я эти плетения узнала раньше, чем пульсары.

Я удивленно приподняла брови. Просто пульсар — это же простейшее, шар силы, все маги с них начинают.

— Все, не дергайся, сначала задание отработаем, потом красоту на тебя наведем.

Я следила, как Ирма шустро плетет «Гребень», но когда она его начала применять к моей прическе, зажмурилась, прислушиваясь к ощущениям. А потом открыла глаза, посмотрела в зеркало и снова зажмурилась.

Катастрофа!

Мои расчесанные кудряшки сейчас по виду напоминали каштановое облако, зацепившееся за голову. Неужели Ирма напутала с формулой и добавила больше силы, чем было нужно?

— И что ты сделала? — обреченно спросила я.

Ирма нахмурилась и сверилась с записями.

— Я все точно рассчитала. — После этого она махнула рукой, привлекая внимание одной из сестер Стирслоу. Когда магесса подошла, Ирма показала ей тетрадь с формулой и кивнула на меня.

Магесса покачала головой:

— Вы не учли коэффициент кудрявости. Вот тут.

Ирма стала пересчитывать, а я все разглядывала свою прическу, превратившуюся во взбитые сливки. За что мне это? Хотя… Мне еще повезло. Я повернулась в поисках источника неприятного запаха. Огневичка случайно подожгла прическу своей напарницы, и сейчас сестры Стирслоу тушили спонтанный пожар и пытались восстановить нанесенный ущерб.

А я подумала, что учиться на Красоте едва ли не так же опасно, как на Боевом факультете.

— Вот, теперь все правильно будет, давай повторим.

Ну если она опять что-то напутает, то я ей точно такую же прическу обеспечу, чтобы не только я выглядела как жертва безумного эксперимента. Ирма отобрала у меня зеркало и отложила в сторону, затем быстро повторила плетение «Гребень» и сразу же добавила «Блеск». Критически оглядев результат, она использовала еще какое-то неизвестное мне плетение.

— Вот теперь можешь посмотреть, — она протянула мне зеркало и откинулась на спинку стула, удовлетворенно рассматривая результат своих трудов.

Я с опаской стала всматриваться в свое отражение, но уже через несколько секунд довольно заулыбалась: подруга вернула мои кудряшки, превратив их в аккуратные, даже изящные локоны. Причем она отделила голубые пряди от каштановых, так что они больше не смешивались.

— Мне кажется, или после вчерашнего дождя голубого стало больше? — спросила я, широко улыбаясь.

— Нет, не кажется. Растешь! — она хмыкнула, дернув меня за одну из кудряшек. Та растянулась как пружинка, но потом вернулась в прежнее состояние. Еще и этот легкий блеск… Шикарная прическа! — Я тебе еще легкий фиксатор добавила.

— Спасибо. Теперь давай я попробую?

— Давай, — Ирма вздохнула, — но, если после «Блеска» я буду светиться — придется тебя убить.

Но обошлось. У меня все отлично получилось. И было удовольствием видеть, как струятся и блестят гладкие длинные светлые волосы девушки. И это сделала я! Красота! В конце занятия, оглядев аудиторию, мы заметили последствия неудачных экспериментов, над которыми сейчас колдовали сестры Стирслоу. Но в основном адепты выходили довольные и красивые.

На входе в столовую мы столкнулись с Лестером и еще несколькими адептами. Ирма как-то мгновенно подобралась, начала загадочно улыбаться и стрелять глазками. Но Лестер только хмыкнул и поднял руки.

— Куколка, я сдаюсь. Спрячь оружие, — и широко улыбнулся, снова демонстрируя ямочки на щеках. — Как вам вчерашний дождь?

Я мечтательно закатила глаза:

— Потрясающе.

— Совсем не то, что в одиночку, да? — весело спросил он и подмигнул. Я кивнула: действительно, чувствовать других избранников стихии рядом оказалось приятно и очень правильно, что ли…

Лестер кивнул и взял поднос.

— Мы с другими водниками сидим обычно в том углу, — он махнул рукой в сторону, противоположную возвышению, где обедали мы с Ирмой. — Если хотите, присоединяйтесь.

Он отправился набирать себе еду, а я повернулась к Ирме.

— Сядем с ними?

Но подруга была полностью сосредоточена на своих мыслях и провожала Лестера задумчивым взглядом. Я невольно улыбнулась, у нее столько эмоций по лицу пробегало: и обида, и злость, и разочарование. В итоге она заговорила:

— Определенно с ним что-то не так…

Я рассмеялась и потянула Ирму к раздаче. Сели мы в итоге за «свой» столик, девушка хотела посекретничать.

— Помнишь предсказание, которое вчера мне дала избранница Духа? — неожиданно спросила она, глядя в сторону стола водников. Я нахмурилась.

— Смутно. Только то, что ты замуж выходишь через три декады. Дальше было что-то непонятное. А что?

— Она сказала: «Стихия подскажет»…

Я тоже посмотрела в сторону «водного» стола: с большого расстояния лица различить было трудно, да и знала я там только Лестера.

— Думаешь, предсказание про Лестера?

— Сдурела?! — Ирма возмущенно посмотрела на меня, но потом успокоилась. — Думаю, что нам надо познакомиться со всеми избранниками Воды, чтобы я могла выбрать.

— А как же судьба?

— Вчера во время дождя я чувствовала притяжение. И пока ты спокойно валялась в траве, меня Стихия уводила в сторону. Я несколько километров точно прошла, — пожаловалась она, — а потом дождь кончился и все исчезло. И я так и не узнала, к кому меня тянуло!

Я покачала головой.

— Не знаю, я вообще не особо верю в предсказания. Тем более сделанные адептом первого года.

— Тогда как ты это объяснишь? — спросила Ирма, указывая на свой поднос с едой. Я не сразу поняла, что она имеет в виду, а потом вспомнила. Первое предсказание было про обеденное меню. И действительно, на раздаче сегодня были только овощи, рыба и сок.

— Не знаю, — я пожала плечами, — может, она кухонное меню видела где-то?

Разумное объяснение всегда можно найти. Эфир вообще казался мне самой непонятной стихией — слишком абстрактными силами позволял манипулировать.

— И вообще, стихия могла вести куда угодно, мало ли какие у нее планы на тебя. Совсем не обязательно матримониальные.

Ирма только отмахнулась.

— Ничего, сегодня же со всеми начнем знакомиться, может, я снова почувствую, к кому меня тянуло, если рядом окажусь? Заодно справочки наведу, за кого это меня стихия сватает…

Ирма достала блокнот для общения и стала задумчиво изучать список контактов. Я поразилась: у меня была заполнена только одна строчка, а у нее — уже больше десятка! Покачала головой — и когда она только успела?

— Знаешь, что я думаю? Мужиком быть хорошо, гораздо лучше, чем девушкой. И проще намного.

Я удивилась столь странной фразе, из уст Ирмы она звучала особенно непонятно.

— И что же натолкнуло тебя на эту мысль?

— Ну вот смотри, — она повернула ко мне блокнот, — это Лестер, — и ткнула пальцем в шестую строчку списка, где было написано: «Наглый засранец». Я хмыкнула.

— И что?

— А то, — передразнила она, — что проще всего зайти в Водное общество через него. Но как это сделать так, чтобы он о себе не возомнил лишнего?

— Не знаю. Может, проще будет на разрядке подойти к кому-то из наших и познакомиться?

— Не, это будет не то.

— Ну как скажешь, тебе виднее. Но я так и не поняла, почему мужчиной быть лучше, чем женщиной.

— А, — Ирма махнула рукой, — им проще, они не заморачиваются. Захотел — написал, и все дела. А я вот теперь сижу и думаю, как лучше поступить и что ему написать. И думаю. И думаю, — она потерла лоб.

— Смотри, как бы мозг не закипел, — посоветовала я. — Лучше доедай и идем на лекции — отвлечешься и тогда все придумаешь.

Мне было немного странно видеть неуверенность Ирмы, и про себя я даже решила, что Лестер зацепил ее гораздо глубже, чем она сама понимает это. И пусть у меня опыта в делах любовных было мало, зато сейчас у меня было то, чем Ирма не обладала. Взгляд на ситуацию со стороны.

Закончив обед, мы пошли на общие лекции, которые проводили для всего потока первогодок на Бытовом факультете. Сели за уже привычный стол и приготовились записывать. Оба теоретических занятия оказались на редкость скучными: сначала на Истории нам по десятому кругу рассказывали официальную версию переселения, а потом на Магическом праве вдалбливали про запрет на смешивание техники и магии. Я даже записывать ничего не стала. Перешептываться на занятиях не получалось, поскольку магистры использовали специальное шумоподавляющее заклинание. Наверное, они рассчитывали, что тогда их будут внимательнее слушать, но получали обратный результат. Большинство адептов под видом записывания лекций активно строчили сообщения друг другу в блокнотах. По рядам гулял листок, в который все желающие вписывали свои имена и номера блокнотов.

Я в общем знакомстве пока не стала участвовать. То есть свои данные вписала в общий список контактов, потому что староста потока попросила, но сама никому не писала, общаясь только с Ирмой. А ближе к концу занятия по праву неожиданно пришло сообщение от незнакомого номера: «В какой аудитории у тебя лекция?»

Ни приветствия, ни подписи. Отвечать или нет? Ирме номер тоже был неизвестен. Если рассуждать логически, то это явно не мои одногруппники. А кто еще может знать номер? Перебрала в уме всех знакомых и пришла к выводу, что есть всего три кандидатуры: артефактор, который зачаровал тетрадь, Крис и Тед. Последние утром видели мой блокнот и вполне могли посмотреть номер.

Так что со спокойной душой ответила: «3-1-12».

В любом случае это не секретная информация. Расписание Бытового факультета не тайна.

«Хорошо».

И все, тишина. Я хмыкнула, заинтригованная. На лице сама собой появилась улыбка, прогоняя унылое впечатление от лекций. Я нетерпеливо ерзала на месте, считая минуты до окончания занятия. Ирма посмеивалась над моим поведением, параллельно переписываясь сразу с тремя парнями. Как она мне объяснила, ребята были «перспективными», запасными вариантами на случай, если выбор стихии Ирму не устроит.

В конце лекции магистр напомнил нам об обязательном посещении разрядки, что заставило меня приуныть. Вот только восстановила силы во время дождя, а теперь снова все отдать придется… Ничего, приду в общежитие и запрусь в ванной с источником на пару часов.

Мысль о том, что вечером за своим имуществом должен прийти Джер, совершенно вылетела у меня из головы.

А зря.

Выйдя из аудитории, я не увидела ни Теда, ни Криса. Но напротив дверей, прислонившись к стене, стоял Джер с откровенно скучающим выражением лица. Увидев меня, он широко улыбнулся и сделал несколько шагов навстречу. Я же замерла на месте, пытаясь понять, что вообще происходит.

— Милая, я заждался, — проговорил он, обнимая меня за талию и отодвигая с прохода. — Идем?

Ирма и другие адептки шокированно смотрели на нас, я и сама была в некотором ступоре от поведения Джера, но отчего-то решила подыграть. Поэтому тоже широко улыбнулась в ответ и обняла парня за талию.

— Я тоже та-а-ак скучала, — протянула я, подмигнула Ирме и снова повернулась к Джеру. — Идем!

Когда мы вышли из главного корпуса, я решилась задать самый важный вопрос.

— А куда мы, собственно, идем?

— В общагу, — спокойно ответил Джер. — А точнее, в нашу общую спальню.

Если он хотел меня смутить, то ему это не удалось.

— Не хочу тебя расстраивать, но мне надо на разрядку. А то потом штраф влепят. Или отработку…

— Ничего, в комнату меня проводишь и иди куда хочешь, — отмахнулся он. А мне почему-то стало обидно.

— И к чему все это представление?

Джер посмотрел на меня как на идиотку.

— Чтобы избежать лишних слухов.

— По-моему, ты, наоборот, создал лишние слухи. Меня завтра одногруппницы замучают вопросами…

Джер улыбнулся.

— Пускай завидуют.

И я поняла, что в этом и был его план. Отвлекающий маневр, чтобы никто не задался вопросом, что там Джер забыл в своей-моей комнате. Все будут обсуждать его личную жизнь… А теперь и мою. Я хмыкнула: не учеба, а сплошные приключения! И все почему-то вокруг Джера крутится, как с поступления началось, так и сталкивает нас раз за разом вместе. И вот теперь он не просто один из магистров, а фальшивый жених, хранящий в моей комнате загадочные артефакты. По его поведению я окончательно уверилась, что в комнате тайник с чем-то запрещенным. Осталось прояснить только один вопрос.

— У тебя же и так пропуск есть. И в общежитие, и в комнату. Уже давно бы сходил и забрал свои вещи, пока я на занятиях была.

Неприятно, конечно, но не думаю, что Джер бы заинтересовался моими вещами.

Маг нахмурился.

— Этот пропуск сработает, только если я с тобой вместе приду, иначе защита не пропустит. И обратно не выпустит. Так что проведи меня в общагу, и, пока ты будешь на разрядке, я все заберу.

Соглашаться не хотелось. Если уж без моей помощи он в комнату попасть не может, то у меня есть шанс узнать, что за клад спрятал Джер! И любопытство, естественно, победило.

— Тогда идем на разрядку, а потом уже в общежитие, — ответила я, разворачивая нас в сторону полигона. Рука Джера, все еще лежавшая на моей талии, напряглась, но он не стал спорить. У-у-у, ну точно! Ему настолько важно попасть к тайнику, что он даже через свое эго готов переступить. И мы молча пошли на разрядку. Не знаю, о Чем думал Джер, а я мысленно хихикала и чувствовала себя победительницей.

— Кстати, а как ты собирался избежать разрядки? Она же обязательна для всех.

Парень хмыкнул.

— Не для магистров. Хоть какая-то польза от этого звания, — проворчал он. — А по хлюпикам я два дня отдежурил, следующее дежурство через декаду, — добавил ехидно.

Пока мы разговаривали, Джер немного изменил траекторию нашего движения, и в итоге на полигон мы зашли через другой вход. Не увидев ни одного знакомого лица, я растерялась и инстинктивно придвинулась ближе к мужчине.

— Давай, быстрее «выдыхай», я помогу вовремя остановиться.

Он встал рядом, ожидая, когда я начну выплескивать энергию в купол. Я помедлила несколько секунд, но затем настроилась и стала, как и вчера, постепенно отдавать силы, контролируя поток. Так что помощь мага мне не понадобилась, я справилась сама.

— Можно было и быстрее, но все равно молодец, — похвалил он. Я устало улыбнулась, разворачиваясь к выходу с полигона. От слабости немного шатало, но я постаралась идти ровно. Медленно, зато сама.

Понаблюдав эту картину, Джер вздохнул, картинно закатил глаза и подхватил меня на руки. Окружающие никак не отреагировали на его действие: после разрядки многих девушек на руках уносили, так что и наша «пара» никого не удивила.

— Ты вообще ешь? — неожиданно спросил он. — Мало того что костлявая, так еще и не весишь ничего.

— Ем. И более того, планирую сейчас пойти на ужин, а не в общежитие, — решила поехидничать в ответ.

— Ну, это вряд ли, поскольку маршрут выбираю я. Но накормить тебя надо… — задумался он. — По пути зайдем на кухню.

Желания возмущаться и спорить не было, так что до общежития мы и рта не раскрыли. Перед входом Джер поставил меня на ноги и приобнял за талию, поддерживая в вертикальном положении. Мы спокойно прошли внутрь, преодолевая магическую защиту, но натолкнулись на препятствие, которого никак не ожидали. Во всяком случае, я.

— Джер! Вернулся!

— Здорово!

— Поздравляем!

— Как оно там, в мире магистров?

Несколько довольных боевиков обступили Джера, не обращая на меня никакого внимания, будто меня тут и не было. В принципе, такое положение вещей меня устраивало, местные обитатели вообще старались меня не замечать. Сейчас напрягали только злые взгляды некоторых девушек, направленные на руку Джера, лежащую на моей талии, но и это я переживу. Мне тут подруг не искать.

Я попыталась отцепиться, чтобы по стеночке добраться до своей комнаты. У меня там еще с завтрака есть целая тарелка печенья — ее хватит, чтобы перекусить. А потом в источнике и силы восстановлю. Но, почувствовав мои попытки освободиться, Джер сжал руку, притягивая меня к себе. И если до этого он приветливо отвечал на вопросы и жал парням руки, то теперь нахмурился.

— Лекс, принеси моей девушке пирожное, пару ринет и укрепляющий отвар, — попросил он одного из боевиков. Тот бросил на меня удивленный взгляд, но удалился в сторону кухни. Мы прошли из коридора в одну из уютных гостиных, Джер подтолкнул меня к диванчику у стены, усадил и сам сел рядом, обнимая за плечи и придерживая за руку. Я молчала и не спорила, боясь поставить его в глупое положение, а про себя гадала: для чего он продолжает эту игру в отношения? Ведь он уже проник на территорию закрытого общежития, цель почти достигнута.

Зато теперь я удостоилась пристального внимания от своих «соседей», но, надо отдать им должное, никто заявление моего спутника не прокомментировал и вопросов не задал. Только женские взгляды стали еще злее. Я по привычке шепнула охранное слово — пусть это не магия, но от недоброго глаза хоть как-то защищает.

Постепенно разговор возобновился, парни обсуждали боевую магию, какие-то новые плетения, делились впечатлениями о практике. Лекс прикатил из кухни большой столик, нагруженный разнообразными закусками и напитками, отдельно поставив поднос с моим «заказом». Высокородная компания явно собиралась просидеть тут весь вечер, что никак не входило в мои планы, так что я снова попыталась незаметно встать.

— Сидим еще несколько минут, потом идем в комнату, — шепнул Джер, наклонившись ко мне. — Потерпи и улыбайся, так надо. Потом объясню.

И все это с обворожительной улыбкой, чтобы у окружающих не возникло сомнений в его романтическом настрое. Старательно улыбнулась в ответ и послушно стала ждать, сдерживая желание зевнуть. Через пару минут Джер как-то переключил внимание в разговоре с себя на присутствующих, что позволило нам спокойно встать и уйти, пока боевики с жаром спорили о силе разных плетений.

В коридоре путь нам снова преградили, на этот раз три решительно настроенные избранницы Огня.

— Как это понимать? — прошипела одна из них.

— Отшивал нас, но польстился на челядь? — рыкнула вторая.

— Или тебе не важно с кем, главное — сюда вернуться? — проницательно спросила третья.

Я напряглась и отступила на полшага назад: от девушек шла неприкрытая угроза, правда направлена она была на Джера. Мне, как обычно, доставались лишь презрительные взгляды.

— Я помню, что вы всегда вели себя как глупые курицы, но сегодня что, какой-то особый случай? День идиотизма? — ехидно поинтересовался в ответ Джер. — Или вам нравится унижаться?

Девушки зашипели, роняя на пол огненные искры. А «мой парень» продолжил:

— Держите себя в руках, а то впаяю вам по нарушению.

Эта угроза их несколько отрезвила, а я дала себе зарок внимательно перечитать правила. Девушки молча посторонились, пропуская нас вперед и провожая злобными взглядами, которые жгли спину.

— И что это было? — устало спросила я, когда за нами закрылась дверь, ведущая в мою комнату. Я прислонилась к стене, пытаясь прийти в себя.

— Живое доказательство того, что человек может жить без мозгов, — язвительно ответил Джер. Он явно злился на огненных дамочек, посягающих на его свободу. — Удивительный факт: чем чаще говоришь женщине «нет», тем настойчивее она добивается твоего внимания. Идиотизм какой-то.

— А почему ты их отшивал? — с любопытством спросила я. — Красотки же!

Мне на самом деле было не очень понятно такое поведение: насколько я знаю мужскую натуру, не в их правилах отказываться от того, что так настойчиво предлагают.

— Сама как думаешь? — ехидно спросил он.

Я пожала плечами.

— В общем, не важно, — отмахнулся Джер. — Так, выпусти меня, мы твой поднос с едой забыли.

Он вышел из комнаты, а я осталась ждать в прихожей, чтобы впустить его обратно. Интересная все же защита у нас в общежитии, что на любое действие требует подтверждение. Я устало опустилась на маленький пуфик у двери и разулась. Дождусь Джера, соберусь с силами и доползу до источника в ванной, а он пусть тут свои сокровища перебирает. Все равно всё увижу, когда выйду.

Хвостатый вернулся через пару минут, неся на подносе не только мою еду, но и несколько более серьезных блюд: две большие порции жареного мяса, рагу из запеченных овощей и ягодный пудинг. Я заметила небольшую подпалину у него на рукаве, но ничего спрашивать не стала. Джер попытался пронести поднос в кабинет, но я его остановила.

— Обувь сними, — проворчала я, — не у себя дома. Я тут вообще-то босиком хожу.

Парень хмыкнул, но послушно снял обувь.

— Еще что-нибудь? Могу совсем раздеться, ты же наверняка спишь голой?

Я зевнула, сил на смущение не было.

— Как хочешь, мне фиолетово, — с трудом поднялась с пуфика и направилась в сторону ванной, но потом остановилась. — Хотя нет, я передумала. Раздевайся!

Во мне снова проснулся исследовательский азарт, даже силы появились.

Джер ехидно приподнял одну бровь.

— Ты что, на разрядке вместе с силами отдала скромность и здравый смысл?

— Неа. Я же лекарь. Давай-давай, не стесняйся, — я старалась говорить уверенно и спокойно, хотя на самом деле мне было одновременно страшно и смешно. Мало ли, я же не знаю, что ему в голову взбредет. Я прислонилась к двери, ведущей в ванную, и с интересом стала ждать, что будет дальше.

— М-м-м, ролевые игры. Как интересно. И с какой же целью госпожа лекарь желает меня осмотреть? — ухмыльнулся он, картинно скидывая мантию, под которой оказались простые черные рубашка и брюки.

— С целью расширения и углубления знаний по строению человеческого тела, — кристально честно ответила я. Маг нахмурился.

— Даже не знаю, — задумчиво протянул Джер, расстегивая ремень. — Может, и стоит пару-тройку раз удовлетворить твое «любопытство»… Хотя нет, — защелкивая пряжку обратно, решил он, — это только усложнит дальнейшие взаимоотношения.

Он потянулся за мантией, чтобы накинуть ее на плечи, а я решила поныть.

— Ну Дже-е-ер, тебе жалко, что ли?

— Хм-м-м, — протянул он, окидывая меня внимательным взглядом. — Странная постановка вопроса, никогда раньше с такой не сталкивался.

Теперь была моя очередь удивляться.

— Нормальная формулировка. Ну покажи хвост! — я решила еще немного поныть. Говорят, что женское нытье крайне утомительно, и мужчине проще уступить, чем терпеть.

Парень шокированно посмотрел на меня и переспросил:

— Хвост?

Я активно закивала, а потом невинно захлопала ресницами.

— А ты о чем подумал?

Джер прищурился.

— Да так. Обычно у девушек другое на уме.

— Да-да, жезл и стержень, я помню. Показывай уже! — нетерпеливо попросила я, вызвав у мага приступ смеха. Он попытался замаскировать его под кашель, но ничего не вышло. Я поджала губы: вот чего он ржет? Уже бы пять раз хвост показал и ушел своими делами заниматься. — Хорош ржать! Или ты время тянешь?

Он сделал плавный шаг в мою сторону, и из-за спины появился серебристый кончик хвоста. Я как загипнотизированная следила за его движениями, пытаясь рассмотреть получше. Длинный хвост был покрыт гладким серебристым мехом и заканчивался утолщением с кисточкой. Прелесть! И такой гибкий! Я даже подумала, что в нем должны быть совсем мелкие косточки, иначе как возможна такая феноменальная подвижность?

Поймала на себе внимательный и изучающий взгляд Джера, но снова отвлеклась на изумительный серебристый хвост: и красивый, и наверняка полезный, просто мечта! Почему у меня нет хвоста? Я бы носила его с гордостью, а не скрывала под бесформенной мантией.

— Э-э-э-э, — недоуменно протянул Джер, а я поняла, что последнюю фразу сказала вслух, — то есть тебя реально не смущает наличие хвоста?

Я замотала головой.

— Нет, он интригует. Почему ты его вообще прячешь? Такая красотища…

Джер приподнял одну бровь.

— Ты правда не понимаешь?

Я снова помотала головой, заставив мужчину горько усмехнуться.

— Любой боевой маг, узнав о хвосте, уже опробовал бы на мне весь свой арсенал.

— От зависти? — предположила я.

Джер покачал головой и отвернулся.

— Иди. Ты вроде в ванную собиралась.

Я замешкалась. Любопытство требовало действовать, толкало вперед, но здравый смысл останавливал. Не стоит пока лезть дальше с вопросами, я явно чего-то глобально не понимаю. Джер все так же стоял ко мне спиной, хвост нервно дергался из стороны в сторону. В какой-то момент у меня мелькнула безумная мысль о его разумности — просто он так заинтересованно потянулся в мою сторону, когда я медленно протянула руку в надежде дотронуться. Но в последний момент хвост резким движением отдернулся, заставив меня горестно вздохнуть и отступить. Ничего, еще разберусь с ним и его обладателем, когда выйду из ванной.

* * *

Через пару часов источник заполнил резерв, восстановил силы и помог прочистить мозги. Я лежала в ванне и размышляла, пытаясь понять, что имел в виду Джер, говоря про свой хвост. Что за угроза? Пока я логически дошла в своих рассуждениях только до того, что именно в хвосте кроется причина активного отшивания местных красоток. Потому что в романтических отношениях скрыть такую деталь вряд ли удалось бы. Но почему его надо скрывать? Я явно чего-то не знаю или не понимаю. И это связано с боевыми магами — Джер говорил именно об их реакции.

Так ни до чего и не додумавшись, я переключилась на другой вопрос. Интересно, что же в том тайнике за артефакты? Если отталкиваться от теории, что это что-то запрещенное, то, получается, нарушен основной запрет — смешение технологий и магии. А это же самое интересное!

Выбравшись из ванной и высушив себя, я поняла, что от усталости допустила грубую ошибку: по привычке не взяла с собой одежду. Привыкла выходить в полотенце прямо в спальню… Но Джер наверняка в кабинете, так что ничего страшного. Я выглянула из ванной и, не увидев мага, быстро проскользнула к шкафу. Достала оттуда белье, мягкие домашние брюки и теплый свитер. Дверь в спальню была закрыта, но я все равно решила, что пойду одеваться в ванную, а то Гарх его знает, что у Джера в голове.

— Да ладно, что я там не видел, — зевая, проворчал маг с кровати, заставив меня подпрыгнуть от неожиданности. Весь в черном, в полумраке он сливался с темной мебелью и покрывалом, так что я его просто не заметила. Гарховы шутки!

Под смешки парня я гордо, но очень быстро удалилась в ванную, пылая от негодования. Залез в мою кровать! В грязной одежде! Засранец! Напугал еще! Перестилать теперь! Но звук льющейся воды постепенно утихомирил мое возмущение. В общем, я сама виновата, что одежду забыла взять и что комнату не осмотрела. Так что пусть живет. Моему внезапному благодушию очень способствовала мысль о сытном ужине, который дожидался в кабинете. Ведь Джер принес еды на двоих!

Я оделась и тряхнула головой, собирая с волос лишнюю влагу и отправляя водяной шарик в слив. А потом, в качестве эксперимента, попробовала на себе плетение «Блеск», которое изучали днем. И у меня все получилось! И пусть эффект был не таким впечатляющим, как после плетения Ирмы, но зато впервые в жизни после мытья и сушки волосы не выглядели слипшимися спиральками.

Я улыбнулась и, довольная собой, вышла из ванной в прихожую, а оттуда сразу прошла в кабинет. Удобно, когда есть два выхода! А Джер пускай валяется, все равно потом заставлю его перестелить, мстительно подумала я, принимаясь за еду. Зачарованная посуда сохранила жареное мясо горячим и сочным, я заварила шорш и устроилась за столом.

Услышав стук посуды, в кабинет заглянул Джер.

— Могла бы и позвать, — обиженно заявил он.

Я поперхнулась.

— А ты что, два часа ждал меня и не ел? — Он кивнул на поднос, на котором вторая порция стояла нетронутой, а я мысленно дала себе подзатыльник. — Присаживайся. Тебе шорш заварить?

Джер согласно кивнул, улыбнулся, придвинул одно из кресел к столу и принялся за еду.

— А почему ты до сих пор не настроила доставку в комнату? — через пару минут спросил он.

— Если честно, то я только сегодня утром узнала об этой возможности. Мы люди простые, деревенские, не привыкли, чтобы нас обслуживали, — ехидно ответила я. Джер скептически приподнял одну бровь, окинул меня внимательным взглядом и заметил:

— Никакая ты не деревенская.

Я вздрогнула, но постаралась удержать лицо.

— А как называются те, кто жил и учился у деревенской знахарки? Есть какое-то другое слово?

Парень откинулся в кресле и, прищурившись, разглядывал меня, заставляя нервничать. Он пару минут помолчал, явно проверяя мою выдержку, а я старалась спокойно есть, контролируя свои движения. И хотя мое настоящее происхождение не было такой уж страшной тайной, но в среде магов к инженерам относились предвзято. А мне и так хватает особого отношения со стороны соседей, не хотелось давать им лишний повод ко мне прицепиться. И так чую, что из-за Джера мне еще достанется от отвергнутых им девиц.

— Врунишка ты, — усмехнувшись, сказал он, возвращаясь к прерванной трапезе.

А я подумала и решила предложить обмен:

— Если объяснишь про хвост, расскажу о себе.

Джер задумчиво кивнул и ответил:

— Хорошо. Рассказывай.

Хм, а что, все честно. Он мне — свою тайну, я ему — свою. Так что выложила ему краткую версию своей биографии, рассказав про жизнь на Альме и неожиданный переход сюда. О своем желании найти путь, чтобы уйти на Техно, я умолчала, решив, что это будет уже слишком откровенно. И хотя Джер — магистр, который явно знает больше меня и сможет подсказать что-то, я пока не настолько доверяла ему, чтобы полностью открыться.

— И почему ты скрываешь свое происхождение? — недоуменно спросил он.

Я скептически посмотрела на парня. Сразу видно, что высокородный: рос, не видя изнанки мира.

— Сам не понимаешь? — Он покачал головой, а я задала наводящий вопрос: — Знаешь, сколько раз нам с наставницей приходилось лечить избитых до полусмерти бывших инженеров? — Джер нахмурился, но ничего не сказал. — Сам подумай: на Эндо переселялись маги с семьями и последователи Ордена Жизни, считающие техников повинными в гибели Альмы. К сожалению, не все согласны оставить это в прошлом.

— А что ты думаешь о запрете на смешение магии с технологиями? — неожиданно спросил собеседник, заставив меня рассмеяться.

— Тебе честно? — Джер кивнул. — Это идиотизм, на мой взгляд. Да, есть действительно опасные техномагические изобретения, но запрещать из-за этого все остальное? Глупо.

— Почему?

— Ну бред же! Если бы маги изобрели супермощное плетение, которым можно полмира угробить, стало бы это причиной полного запрета использования магии? Нет. Потому что слишком много полезных и положительных сторон у магии в целом, чтобы от нее отказываться. Так и тут.

Джер улыбнулся, но никак мою «ересь» не прокомментировал. А меня уже несло — оказывается, я давно хотела выговориться, да некому было слушать.

— Я из-за этого дурного запрета решила, что ни за что не буду артефактором. Хотя у меня и склонность есть, и идеи, и сил там много не надо, все через накопители делать можно. Просто потому что точно знала: не сдержусь и нарушу главный закон.

Джер широко улыбался, попивая шорш и рассматривая меня. Я смутилась и замолчала — и так явно лишнее сболтнула. Так что решила перевести разговор на него.

— Теперь твоя очередь. Давай, подробно и обстоятельно, откуда у тебя хвост и что с ним не так?

На этом вопросе хвост Джера, до этого спокойно свисавший с подлокотника кресла, нервно дернулся, хотя внешне парень оставался таким же невозмутимым. Я мысленно сделала себе пометку понаблюдать за движениями хвоста и попробовать сопоставить их с эмоциями мужчины. Интересно же, наверняка есть четкая связь!

Заметив мой любопытный взгляд, Джер спрятал хвост за спину и вздохнул.

— Ты знаешь, как вообще начиналось переселение? Как обживали Эндо первые маги?

Я задумалась.

— Только то, что и все знают. Про подходящий мир, маленькое население, вирийцев без магии, богов. И все.

— Это официальная версия, — парень хмыкнул, в два глотка допивая шорш и отставляя чашку. — А зачем нам так много боевых магов, знаешь? Как вообще происходит освоение территорий?

Я помотала головой.

— О первом круге я только слышала. Про пустоши и тварей, которых там убивают, чтобы отвоевать территорию, которую потом избранники Земли обрабатывают.

— Не совсем так. Первый круг — это наши границы, которые охраняются от вторжения врага извне, — кажется, после этой простой фразы у меня глаза увеличились в два раза, а брови оказались где-то на середине лба. Заметив мою реакцию, Джер грустно усмехнулся и добил: — По сути, мы сейчас находимся на грани полномасштабной войны. Только это не афишируется.

Я нервно сглотнула. Не доверять словам хвостатого причин не было, поскольку последние несколько лет он провел как раз на границе. Ох, стоило уходить из одного мира в другой, чтобы устроить там магическую войну, которая вполне может закончиться новым апокалипсисом! Идиотизм.

Я прокашлялась и спросила:

— И с кем мы воюем?

— А вот это самое интересное. Местные боги так обрадовались переселенцам, что решили пригласить в свой мир еще одну новую расу, чтобы столкнуть нас и посмотреть, что будет. — Джер еще тихо ругнулся, но я не смогла разобрать слов. — Гарховы шутки!

Я встала из-за стола, заварила две чашки шорша, но сесть обратно не смогла, а стала нервно ходить из стороны в сторону. Просто война… Это же бред! Мы же разумные, цивилизованные существа. Места всем хватит! Если и наши противники разумны, то надо попробовать наладить мирные взаимоотношения!

Как будто прочитав мои мысли, Джер сказал:

— Наши пробуют договориться, но пока не нашли точек соприкосновения. Вот и наращивают боевые и защитные мощности. И разрядку с той же целью проводят: собирают энергию в накопители впрок.

Я остановилась и пристально посмотрела на Джера. Кончик хвоста мелко дергался из стороны в сторону, да и сам маг выглядел сердитым. Я следила за движениями пушистой конечности, а в голове формировалось понимание.

— То есть ты хочешь сказать…

— Теперь понимаешь, почему стоит прятать хвост? — перебил меня Джер, вздохнул и отвернулся.

Я кивнула, продолжая следить за нервным подергиванием кисточки. Да уж, деталь приметная. И если такой отличительной особенностью обладают загадочные переселенцы, с которыми наши боевики неоднократно сталкивались, то Джеру действительно не жить…

— Я правильно понимаю, что ты полукровка? — с любопытством спросила я.

— Бредовый термин, — хмуро ответил он. — Если уж мы совместимы и можем иметь общее потомство, значит карой тоже люди. Сама подумай, межвидовое скрещивание ведь невозможно.

— Карой? — переспросила я.

— Их самоназвание. А так они такие же люди, как и мы. Только с хвостами и крыльями.

В который раз за вечер у меня неприлично открылся рот. Не только хвосты, но и крылья?! Это же… просто невероятно!

— А у тебя тоже крылья есть? — быстро спросила я, пытаясь вспомнить. Вроде ничего такого на спине не видела, но ведь умудрялся же он как-то хвост прикрывать невидимостью? Может, и с крыльями так же?

Джер покачал головой.

— Нет, из-за того, что моя мать нормальная, мне достался только хвост. Гархово наследство! — он с громким стуком поставил чашку на стол, сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться, и поинтересовался: — Теперь понимаешь, почему никто не должен знать?

Я кивнула и решила его поддержать:

— Да. Но вообще я считаю, что дети не должны нести ответственности за то, кто их родители.

Джер хмыкнул.

— Это просто тебе тоже с семьей не повезло, иначе бы так не думала.

А я… я обиделась. Так больно от его слов стало. Потому что мои родители, они же самые замечательные, и семья у нас очень дружная была, все друг друга любили и поддерживали. И старшие братья у меня классные, везде с собой брали, защищали, секреты доверяли. Я отвернулась и быстро вышла из кабинета, чтобы скрыть свою реакцию. Куда-то не туда наш откровенный разговор завел.

Игнорируя оклик Джера, забежала в ванную и стала умываться, пытаясь взбодриться и вернуть себе нормальное настроение. Вроде бы уже давно свыклась с мыслью, что я осталась одна, но нет-нет да прорывались воспоминания из детства. Успокоившись и приведя мысли в порядок, вернулась в кабинет.

— А ты зачем вообще пришел? — спокойно спросила я. Как-то он меня заболтал, переключив внимание на ужин и интересные разговоры. — Вроде за артефактами? Так бери и уходи.

— Эй, ты обиделась? — игнорируя мою просьбу, спросил Джер. — Гелла?

Я криво улыбнулась.

— Какая разница? Поздно уже, я спать хочу, — сухо ответила я, намекая, что кому-то уже давно пора. Решив, что мое присутствие может мешать ему рыться в тайнике, уточнила: — Мне выйти, чтобы ты со своими особо секретными артефактами разобрался?

Не дожидаясь ответа, развернулась и сделала шаг по направлению к выходу из кабинета, но была остановлена крайне необычным образом: чей-то наглый хвост обхватил меня за талию и дернул назад, буквально впечатывая спиной в Джера.

Я вскрикнула от неожиданности — и когда только подойти успел? Хваленая выучка боевых магов… Зашипела, пытаясь отстраниться и потирая при этом ушибленный локоть. Ему что, еще и каменная кожа досталась по наследству? Хвост мгновенно соскользнул с талии, а Джер развернул меня за плечи лицом к себе.

— Извини, — пристально глядя мне в глаза, серьезно сказал он.

Я вздохнула.

— Забыли. Но это ничего не меняет. Забирай то, за чем пришел, и уходи. — Я отвернулась: смотреть мужчине в глаза отчего-то было неловко. У меня вообще было странное ощущение, что я его из дома выгоняю, несмотря на то что теперь это мой дом. Просто он тут очень гармонично вписывался в пространство.

— А с чего ты взяла, что я пришел за артефактами? — уточнил он.

Я удивилась, но послушно рассказала ему свои рассуждения на данную тему. Пока я говорила, Джер улыбался все шире и шире, а в конце моего монолога удовлетворенно заметил:

— Удивительно, но почти все верно. Только артефакт связи действительно есть и сигнал был. Так что это не обман, а формальный повод для визита.

— То есть и про запрещенные артефакты я права?

— Ага. Хочешь посмотреть? — легкомысленно предложил он, кидая на меня хитрый взгляд. А я… ну вот как тут можно отказаться? Так что только кивнула и улыбнулась.

Джер подошел к одному из пустых шкафов около окна, открыл дверцы, нажал внутри на какой-то рычажок, а дальше произошло нечто удивительное!

Задняя стенка шкафа откинулась вперед на девяносто градусов, превратившись в рабочую поверхность и открывая взору полки с инструментами, материалами и накопителями. Ничего себе уголок артефактора!

Взгляд завороженно устремился на открытый тайник. Я ожидала, что где-то спрятан сейф или зачарованная шкатулка, а тут целый прилавок! Видны были связки готовых амулетов, кулоны, браслеты, банки с камнями для зачаровывания… Но было и много предметов, назначение которых я даже не бралась угадать.

— Откуда это все? — выдохнула восхищенно.

Джер довольно улыбнулся.

— Мое хобби.

— Незаконное? — уточнила я. Джер кивнул. Просто для создания артефактов нужна лицензия, а для адептов — специальное разрешение, и за них отвечают наставники. — И в школе прикладного мастерства ты не учился?

Джер немного смутился.

— Нет, изучал по книгам и на собственном опыте. Увлекся года три назад, когда понял, что недостаточно быть просто боевым магом и нужно дополнительное оружие. А наши артефакторы, сама знаешь, такими вещами не занимаются. Вот и пришлось изобретать.

— И… и что ты сделал? — это было опасное знание, но и не спросить я не могла. Гархово любопытство!

— Вот, посмотри, — Джер снял с одной из стенок черную металлическую трубку длиной в две ладони и передал ее мне. Я покрутила, посмотрела насквозь, но никакой магии не почувствовала.

— Что это?

— Экспериментальная модель. На внутреннюю поверхность трубки нанесена схема простейшего плетения энергетической сферы, а вот сюда, — он показал утолщение на конце трубки, — встроен накопитель. В результате если вливать в артефакт силу, то потом можно этими зарядами стрелять!

Ну точно, классическое оружие, при выстреле из него автоматически будут появляться пульсары, причем с огромной скоростью. И лететь в том направлении, куда эта трубка направлена. Такая штука должна сильно экономить время в бою, ведь каждый раз не надо заново создавать плетение. А если еще другую схему впаять, более сложную, чем пульсар… Вот только этот артефакт вне закона. Тем более что пользоваться им сможет не только маг, но и кто угодно.

Я разглядывала трубку, а потом новым взглядом окинула амулеты и браслеты. Кто знает, что скрывается за вполне привычным для артефактов видом? От разглядывания меня отвлек странный стук в дверь: три быстрых удара, пауза, затем еще два удара, потом снова пауза и еще два удара. Услышав этот сигнал, Джер напрягся.

— Мне пора уходить, срок действия пропуска заканчивается, — быстро заговорил он. — Я хотел обсудить с тобой важный вопрос, но не успел, — параллельно с разговором маг прятал все следы «преступной» деятельности, осторожно убирая артефакты и закрывая тайный стол. — Последние дни я наблюдал за тобой и пришел к выводу, что ты вполне адекватна, чем выгодно отличаешься от многих своих сверстниц, — на этих словах Джер скривился, а я смутилась. Комплимент мозгам всегда казался мне более приятным, чем сомнительное воспевание внешних данных. — И сегодняшний наш ужин только утвердил меня в этом мнении. И если изначально я планировал забрать все свои материалы, то сейчас хочу попросить тебя об услуге.

— Какой? — я догадывалась, но хотелось услышать это от него.

Мы уже стояли в прихожей, Джер обулся, оделся, выпрямился и посмотрел мне в глаза.

— Предоставить мне возможность работать в кабинете несколько часов в декаду.

— Кхм. И как ты себе это представляешь? Пропуск был одноразовый, и, если я все правильно помню, Тед его подписал из-за особенных обстоятельств…

Джер отмахнулся.

— С Тедом я договорюсь. Главное, чтобы ты была согласна.

Я все взвесила и пришла к выводу, что ничего не имею против. Мне и самой было бы интересно посмотреть за процессом создания артефактов, тем более таких! Но…

— Я подумаю, — ответила Джеру, открывая дверь и выпуская его в общий холл. Не стоит сразу соглашаться, а то на шею сядет. — И твою невесту я изображать отказываюсь! — быстро добавила, обозначая свою позицию. Все эти игры были мне не по душе, а агрессия соседок откровенно пугала.

— Хорошо. Подумай, я не тороплю с ответом. Время еще есть, — тихо ответил он. — Проводи меня до выхода из общежития, иначе пропуск не сработает.

Я вздохнула, обулась и вышла вслед за парнем. Он тут же приобнял меня за талию, игнорируя приветствия парней и злобные взгляды нескольких девушек. Я поморщилась, предвкушая неприятности. Заметив мою реакцию, Джер наклонился ближе и тихо сказал:

— Зато статус моей девушки защитит от многих проблем и даст возможность влиться в местное высшее общество. А правильный круг общения — это полезные связи и залог будущей успешной карьеры.

И вроде все логично звучит, но… Не отпускала мысль, что эти игры в отношения могут завести нас куда-то совсем не в ту сторону.

Мы в молчании дошли до выхода на улицу, я открыла перед Джером дверь и уже повернулась, чтобы уйти, но он удержал меня за руку, останавливая на пороге. Я поежилась: ночь была по-осеннему прохладной.

— Подумай, — еще раз попросил он. А потом медленно поднес мою руку к губам и поцеловал запястье, пристально глядя мне в глаза. В тусклом свете фонарей Джер смотрелся загадочно-притягательным, его взгляд гипнотизировал и затягивал… Но порыв холодного ветра привел меня в чувство. Я резко выдернула руку и скользнула за дверь, скрываясь под надежной защитой общежития.

Я быстрым шагом направилась по коридору к своей комнате, в голове крутились сумбурные мысли. Вот если бы я ему нравилась и он начал ухаживать за мной — это одно, но играть на публику? И я точно знаю, что весь интерес к моей персоне вызван возможностью доступа к своему рабочему пространству… Не вариант. Совсем.

Я настолько погрузилась в свои мысли, что не заметила момента, когда резким движением меня затянули в одну из темных гостиных. Дверь оглушительно захлопнулась за спиной.

— И чем это вы так долго в комнате занимались?!

Я расслабилась, узнав голос Криса.

— Ты совсем дурной? Зачем так пугать?

Выдохнула, успокаивая расшалившиеся нервы, и щелкнула пальцами, активируя светильники. Они начали медленно разгораться, освещая уютную гостиную, отделанную в теплых шоколадных тонах. Воздушник застыл напротив меня и напряженно думал, закусив губу.

— Крис? Ты вообще как, в порядке? — я помахала рукой перед его глазами, пытаясь привлечь внимание. А то непонятно: сам в комнату затащил, а теперь замер, только ноздри едва заметно раздуваются.

— Нет! С тобой рядом я с ума схожу!

В нем как будто что-то перемкнуло, он ожил. И через мгновение я была прижата к двери, а этот странный щелчком пальцев погасил свет, уткнулся носом в мою макушку и шумно вдохнул. Меня вся ситуация пугала и будоражила одновременно. Крис обнимал предельно аккуратно, но крепко, так что отстраниться не было никакой возможности. Через несколько секунд он положил руку мне на затылок, запутываясь в кудряшках и заставляя поднять лицо, которое до этого момента я прятала, уткнувшись в его грудь.

— Ты в курсе, что у тебя глаза светятся? — успела спросить я, прежде чем его губы накрыли мои. По телу стало разливаться приятное тепло, но у меня перед мысленным взором оставались его глаза, жутковато сверкающие алыми всполохами.

А пока я пыталась вспомнить, отчего бывает такой эффект, Крис перешел к решительным действиям. И если сначала наш поцелуй был полон нежности, то постепенно он, как пламя, разгорался, превращаясь во что-то страстное с привкусом дикости. Но, когда воздушник с рыком прикусил мою губу, а затем вторгся коленом между моих ног, до меня дошло, что пора срочно останавливаться. Я мысленно собрала из воздуха несколько горстей воды и колючими льдинками насыпала их магу на голову.

Он вскрикнул и ослабил хватку, дав мне возможность вырваться и отскочить в сторону.

— Это что вообще такое было? — хрипло спросила я, пытаясь восстановить дыхание.

Парень уже пришел в себя и сделал плавный шаг ко мне, я синхронно сделала шаг назад. И поскольку я шла спиной вперед, то через несколько мгновений споткнулась о какое-то кресло и упала бы, не подхвати меня Крис. Он нежно обнял и уткнулся носом мне в шею.

— С тобой рядом я не могу сдержаться. Хочу прикасаться, обнимать, обладать…

— Совесть у тебя есть? — зло спросила я, скидывая наглые руки с груди. — Или боевым магам ее специально удаляют?

— Так это мы совесть придумали, чтобы она всех остальных мучила, — усмехнувшись, ответил он. — Рыбка, а пойдем ко мне? — продолжил хрипло, целуя впадинку на шее.

— Понятно. Про стыд можно даже не спрашивать, — я вздохнула и снова попыталась отпихнуть мага.

Крис тихо засмеялся.

— У тебя такие маленькие остренькие кулачки. Пр-р-релесть!

А я начала злиться от бессилия. Мне ему даже противопоставить нечего, что я могу против мужчины? Еще и боевого мага. Тем более после того, как я ему льда за шиворот насыпала, воздушник одежду высушил и защиту поставил. И я понятия не имела, как теперь выкручиваться.

— Кри-и-и-ис? — тихо спросила я, пытаясь отвлечь его от изучения моей шеи. — А я тебе нравлюсь?

Он обнял крепче, прижимаясь к моему животу и давая почувствовать главный индикатор симпатии, и выдохнул:

— О-о-оч-ч-чень…

— Тогда пригласи меня на свидание! — неожиданно для самой себя попросила я.

Крис замер, пытаясь понять смысл моих слов. А я, уловив его колебания, стала развивать мысль:

— Если девушка тебе нравится, то за ней надо ухаживать. Создавать романтические моменты, завоевывать ее сердце благородными поступками и красивыми словами, дарить подарки и проводить с ней время, чтобы общаться и получше узнать друг друга…

— Пойдешь со мной на свидание? — нетерпеливо перебил он.

Я кивнула. Главное, чтобы сейчас мы тихо-мирно разошлись по своим комнатам…

— Отлично. Идем! — довольным тоном произнес маг и, взяв за руку, потащил за собой. В общем коридоре он быстро сориентировался и повел меня к портальной комнате.

— И куда мы? — обреченно спросила я. — Мне вообще-то завтра на занятия с самого утра. И кстати, — тут я сообразила, что у меня есть шанс выпутаться из сложившейся ситуации, — мне нужно взять портальный ключ!

Я же им всего один раз воспользовалась, и с тех пор карточка лежала на столике в прихожей. Крис хмуро посмотрел на меня — глаза его все так же светились, но сейчас это было практически незаметно, не то что в темноте. Он вздохнул и повел меня к комнате. Но на полпути остановился.

— Вообще-то принято ключ всегда с собой носить, — проворчал он, крепко сжимая мою руку.

— Я боюсь его потерять.

Парень кинул на меня подозрительный взгляд, потом посмотрел на дверь в мою комнату и резко развернул нас к выходу.

— Подарю тебе специальную цепочку-крепление, — хмыкнул он, — а сегодня просто погуляем. Покажу тебе ночную столицу.

— Кри-и-ис, — позвала я, упираясь пятками и не давая сдвинуть себя с места, — во-первых, я не одета, — я демонстративно указала на мягкие домашние штаны, которые никак не походили на костюм для свидания. — А во-вторых, там холодно.

Он широко улыбнулся, чуть крепче сжал мою руку, и нас окутал кокон теплого воздуха.

— Так точно не замерзнешь, — шепнул он. — А в этой одежде ты такая уютная… Может, ну ее, эту прогулку? Пойдем ко мне?

— Гулять так гулять, — не согласилась я и уже сама потащила его на улицу.

Холодно действительно не было, спасал воздушный кокон. Крис повел меня прямо к выходу из Магистерии, мимо главной площади и сквера. Мы шли молча; меня все время норовили приобнять или поцеловать, но на улице было проще увернуться. Странное поведение спутника не вписывалось в мою картину мира, и я все пыталась разобраться: что же с ним произошло? Вроде еще утром вел себя вполне адекватно, заигрывал, но не переходил границ. А может, ему свойственны такие резкие перепады настроения?

Я несла какую-то чушь, болтая без умолку и описывая все, что вижу, лишь бы отвлечь воздушника от своей персоны. Он послушно крутил головой, рассматривая то, о чем я рассказывала, и понимающе улыбался. А я судорожно пыталась придумать, как выпутаться из сложившейся ситуации.

Да уж, совсем не так я представляла себе первое свидание! И вроде все составляющие на месте: красивый и интересный парень, которому я нравлюсь, звездная ночь, теплый воздушный кокон… Но все как-то не так!

Еще меня удивляло, что на нас никто не обращал внимания. Несмотря на ночное время, по дорожкам прогуливались адепты, на скамейках обнимались влюбленные, в сторону выхода тянулись шумные компании, и никто, казалось, не замечал нашу странную парочку. Когда на нас чуть не натолкнулись беседующие адепты, я заподозрила неладное.

— Крис, они что, не видят нас? — решила уточнить я. Боевик кивнул.

— Да, базовое маскировочное плетение, работает как отвод глаз. Очень удобно, — он окинул меня теплым взглядом и продолжил: — Ты же переживала из-за внешнего вида, я знаю, для девушек это важно. Так что никто тебя такой не увидит. А мне всё нравится, — он задорно подмигнул, и мы продолжили путь.

Но все равно в домашней одежде я чувствовала себя нелепо и неуместно. Так что теперь моей задачей было убедить Криса не покидать Магистерию, а сделать круг по территории и вернуться в общежитие.

— Крис, а пойдем к полигону сходим? Хочу посмотреть, как он ночью выглядит. Наверняка там купол красивый должен быть…

И потянула его за руку, чтобы свернуть за главный корпус, который мы как раз проходили. Парень не стал спорить, снова попытался остановить меня и приобнять, но я увернулась и ускорила шаг.

— Рыбка, у нас же свидание, а не сдача нормативов по бегу, — хмыкнул он, хватая меня за руку и заставляя замедлиться. — Не торопись.

Вообще-то мне хотелось ему сказать, что это он кое в чем другом торопится, но решила не затрагивать скользкую тему. Я все пыталась разобраться и напрягала память, выискивая воспоминания о красных глазах: что-то такое наставница рассказывала. Но наглый боевик все время сбивал меня с мысли своими активными попытками приобнять или поцеловать. Да что же это такое?!

Мы все-таки дошли до полигона, и я поняла, что это была реально плохая идея. Купол над нами действительно сиял, переливаясь разными цветами, на несколько мгновений становился прозрачным, потом поверхность начинала отражать свет звезд… Безумно красиво… Но! Тут никого не было, дорожки не освещались. Мы как будто оказались одни во всей Вселенной. Я развернулась, чтобы пойти обратно в сторону главного корпуса, но была поймана Крисом за талию. Он приобнял меня и заглянул мне в глаза, улыбаясь с самым довольным видом.

— А вот и романтика, все как ты хотела, — шепнул он, наклоняясь, чтобы поцеловать… И я сдалась. Положила руки магу на плечи и закрыла глаза. Пусть не таким я представляла себе первое свидание, но в моих силах превратить этот фарс во что-то настоящее. Его губы были сухими и теплыми, он медленно прошелся дорожкой легких поцелуев от виска до уголка губ…

— Ты же говорил, что тут никого нет! — капризно пропищала какая-то девушка рядом с нами, уничтожая всю романтику момента. Крис отстранился, но не отпустил, глядя поверх моего плеча на возмутителей спокойствия. Я чуть обернулась, с удивлением увидев симпатичную воздушницу и смущенного Лестера, смотрящего прямо на нас… Гарховы шутки!

— Гелла? — удивился водник, зажигая над нами светящуюся сферу. Он нас видит? Маскировка исчезла?! Я застонала и уткнулась пылающим лицом в плечо своего спутника. — Можно Геллу на пару слов? — осторожно спросил он уже у Криса. Световой шар втянулся в купол, а до меня дошло, куда делись чары, делающие нас незаметными.

— Рыбка, ты его знаешь? — тихо спросил боевик, взволнованно вглядываясь в мое лицо. Его глаза практически утратили красноватый блеск, и вообще выглядел он гораздо более адекватным, чем в общежитии. Я кивнула, собралась с духом и отпустила Криса. И когда успела так крепко обнять?

Лестер поманил меня пальцем, предлагая отойти для приватной беседы. Своей спутнице он что-то шепнул на ухо, она улыбнулась, покраснела и опустила лицо, накручивая светлую прядку волос на палец. Когда мы отошли на несколько шагов, водник наклонился ко мне и очень тихо спросил:

— Совсем сдурела? Привороты на крови запрещены!

— Чего?!

Я шокированно уставилась на него и уже начала возмущаться, когда в памяти как будто щелкнуло. Красные глаза! Кровь! Я застонала. Неужели это побочный эффект действия того зелья, что делал Джер? И он вроде что-то такое говорил… Про привязанность, привязку… Надо срочно найти этого хвостатого вредителя и вытрясти из него душу!

— Сама не в курсе, чем парня опоила? — хохотнул Лестер, но, увидев мое состояние, осекся и попросил: — Рассказывай.

Я помотала головой, не собираясь делиться подробностями.

— А если дам универсальный нейтрализатор, поделишься рецептом? — хитро предложил он. — Чисто профессиональный интерес, — пояснил парень, видя мое недоумение. Ну да, он же алхимик, они на своих настоях и эликсирах все помешаны. Но я все равно засомневалась.

— Как сработает нейтрализатор, если ты не знаешь, что за зелье было?

— Так он же универсальный, тупо очищает кровь от воздействия любой магии, — хмыкнул Лестер. — Так что, согласна?

Я задумалась: не навредит ли такое вмешательство? А то вдруг сделает хуже? Все же это не приворот был, а… А собственно, что это было? Что за зелье Джер вообще сделал тогда и зачем? Если приворотное, то это же бред какой-то!

— Я подумаю, — ответила Лестеру, но на всякий случай попросила номер его блокнота для связи. Сначала выясню у недоделанного алхимика-артефактора подробности, а потом уже буду решать, как поступить.

После этого все разошлись в разные стороны: Лестер с девушкой направились к дальнему выходу с полигона, а мы повернули к главному корпусу. Я молчала, задумавшись над составом зелья. Что там Джер добавлял вообще? Хоть убей, не помню. Мне во время ритуала разрыва связи так плохо было, что вообще с трудом понимала происходящее.

— Что он хотел? — спокойно спросил Крис.

— Предупредил меня, что привороты на крови под запретом находятся, — задумчиво ответила я, а потом прикусила язык. Вот же ляпнула!

Боевик резко остановился.

— Это ты когда успела? — шокированно поинтересовался он. — И кого привораживала? И вообще зачем?

— Э-э… Никого и ничего, это ошибка, — начала оправдываться я, но Крис меня перебил.

— Ну, рассказывай! — потребовал он. — С места не сдвинемся, пока не объяснишься!

В доказательство серьезности своих слов он положил мне руки на плечи, жестко фиксируя на одном месте.

Я вздохнула.

— Может, присядем? — я указала на ближайшую скамейку, установленную около большой клумбы. Жаль, что в слабом свете не представлялось возможным рассмотреть, какие цветы ее украшают.

Парень усадил меня, но сам остался стоять напротив, пристально глядя на меня и вызывая острое желание сбежать.

— Что ты помнишь про утро после ритуала? — начала я издалека, надеясь, что он сам все поймет. Это я первогодка и вообще недоучка, а он боевой маг. Всяко должен знать больше меня.

Крис задумался.

— Смутно. И сам ритуал, и после него — все как в тумане.

Я вздохнула.

— В общем, Джер сделал какое-то зелье на основе моей крови, и мы тебя им напоили тем утром. А вот Лестер сейчас решил, что я на тебе приворот использовала, — после этих слов я смутилась. А еще… это глупо, но я обиделась. Получается, я этому «рыбаку» не нравлюсь на самом деле? И его поведение — всего лишь побочный эффект от неизвестного зелья?

Крис нахмурился, явно обдумывая мои слова. А затем потянул меня за руку, поднимая со скамейки.

— Идем к Джеру. Будем вместе разбираться, — по сжатым челюстям и напряженной спине я поняла, что он зол и готов вытрясти из хвостатого всю правду.

Я уперлась пятками в землю, пытаясь затормозить стремительное движение воздушника. Через пару мгновений он остановился и повернулся ко мне, вопросительно приподнимая одну бровь.

— Если ты не заметил, уже ночь! — я кивнула на равнодушно подмигивающие звезды. — Так что ты как хочешь, а я иду спать. Завтра все узнаем.

Выдернула свою руку из захвата, развернулась и быстро пошла в сторону нашего общежития, внимательно глядя себе под ноги: мне не улыбалось споткнуться и упасть на ровном месте. Что удивительно, Крис не стал меня удерживать, догнал и молча пошел рядом.

Проводив до входа, он кивнул и ушел, так и не сказав ни слова. Я посмотрела ему вслед, пожала плечами и отправилась спать. Как говорится, если не понимаешь, что происходит, то прежде всего береги свои нервы. Уже лежа в кровати, я сделала дыхательную гимнастику, очищающую сознание от ненужных мыслей, укуталась в теплое одеяло и быстро уснула.

Глава 7

А утром я проспала, и все проблемы предыдущего вечера вылетели у меня из головы. Я судорожно металась по комнате, пытаясь одновременно одеться, умыться и причесаться. Спросонок я позабыла все плетения, даже не вспомнила, что могу магией привести себя в порядок. Судя по расписанию, у меня сегодня было четыре занятия, и все по специальностям. Уже привычных общих лекций не намечалось, зато добавились вводные лекции по Уборке и Кулинарии.

Ох, чую, мне будет не до проведения расследований. Интересно, может, Крис уже получил от Джера всю информацию и поделится ею со мной? Я вылетела из комнаты. Первым было занятие по Лекарскому делу, так что я поспешила в корпус целителей, наплевав на завтрак. Уж лучше останусь голодной, зато не опоздаю.

В общем холле я столкнулась с Крисом, но на мое приветствие он отреагировал странно: отскочил на пару шагов, а потом и вовсе сбежал. Но я торопилась, так что решила позже выяснить причину его поведения. Вместе со всеми остальными странностями.

В аудитории уже собралась вся наша небольшая группа за исключением Ирмы. Но когда я отправила ей сообщение с вопросом, где она, пришел ответ:

«У меня по Красоте весь день занятия. А Лекарство — это не мое».

Получается, у нас с ней сегодня и не будет общих лекций? В итоге договорились на обеде встретиться, и я погрузилась в учебу с головой. Первые два часа разбирали результаты нашего совместного занятия с факультетом Духа, а потом была практика с целителями пятого года обучения. Два дня в декаду к адептам-целителям Магистерии мог прийти на бесплатный прием любой житель Арана. Соответственно, будущие выпускники общались с больными, ставили диагнозы и лечили, а мы вели карты, записывая каждого пациента и помогая целителю, если возникала такая необходимость.

Параллельно с заполнением бумаг я весело переписывалась с Ирмой. Она была на модуле по уходу за кожей и угрожала, что испробует на мне плетение, создающее веснушки, если я не расскажу ей, что происходит между мной и Джером. Ее впечатлила сцена, когда он встречал меня вчера после занятий. Но поскольку мне было нечего ей рассказать, я старательно увиливала от ответа.

Практика была довольно скучной: нам с напарником доставались сплошные простуженные крестьяне, словом, ничего интересного. Причем шли они сплошным потоком, с перерывом в пару минут, так что у меня даже не было возможности пообщаться с будущим дипломированным целителем. Только и узнала, что его зовут Ликс Митлоу и он избранник Земли.

Переписка с Ирмой была единственным спасением от скуки, но ее желание докопаться до истины меня искренне пугало. Что я могла ей рассказать, если правда в формате «ничего особенного» ее не устраивала? Я как раз обдумывала очередной ответ, когда пришло сообщение с неизвестного номера. Я перелистнула страницу и поняла, что номер мне очень даже известен — писал Лестер.

«Ну что, поделишься рецептиком?»

«Еще не решила», — ответила я и вписала его на первый лист в записную книжку. В моем списке был еще один безымянный номер — тот, с которого вчера писал Джер. И я подумала, что это отличная возможность кое-что уточнить. И почему мне раньше не пришло в голову все так узнать?

«Привет. У меня есть несколько вопросов», — написала я ему и в ожидании ответа вернулась к переписке с Ирмой. Ее удалось переключить на другие темы после того, как пообещала рассказать все подробности своей личной жизни за обедом.

Джер не отвечал, зато пришла еще пара сообщений от Лестера, где он сетовал на мою жадность и свой исследовательский азарт, но я была непреклонна. Сначала сама все выясню, а уже потом замкну магов друг на друга.

Ответ от Джера пришел за пару минут до начала обеденного перерыва.

«С удовольствием отвечу…»

И пока я писала вопросы, пришло второе сообщение:

«…Но только за ужином».

Интересно. То есть он хочет повторить вчерашний ужин? Но я же ему пропуск больше не подписывала, как он себе это представляет?

«Идет!»

Вот и посмотрим, что хитрохвостый придумает. Улыбнувшись этой мысли, убрала блокнот в сумку, попрощалась с напарником и поспешила на обед.

* * *

Ирмы еще не было, и наш столик был свободен, так что я быстро набрала на поднос еды и направилась к нему. Толпа народа вокруг уже не смущала и не пугала, я постепенно привыкала жить внутри большого сообщества. Да, мне все еще было трудно заводить новые знакомства, поэтому я особенно радовалась появлению подруги. Ирма вошла в столовую на несколько минут позже и попала в самую толкучку на раздаче, но довольно быстро выбралась и теперь шла в мою сторону.

Грохнув поднос на стол, она села рядом со мной и шепотом приказала:

— Рассказывай!

На мое недовольное ворчание и просьбу дать поесть она закатила глаза и отобрала у меня ложку.

— Все, теперь не отвертишься!

Я уныло вздохнула. До последнего надеялась, что удастся ее отвлечь и не придется врать единственной подруге. Я же не могла сказать ей всю правду — это не моя тайна!

— Спрашивай, — предложила я.

Она оценивающе посмотрела на меня.

— Расскажи, как тебе удалось его охмурить?

— Оно как-то само получилось, — честно ответила ей. Я решила, что пока стоит придерживаться линии поведения девушки Джера, чтобы поддержать легенду. Во всяком случае, я же обещала мужчине подумать над его просьбой. А такие «отношения» были бы лучшим прикрытием для его периодических визитов ко мне в гости.

— Как интересно, — задумчиво протянула Ирма. — А ты в курсе, что у него есть невеста?

Я шокированно посмотрела на нее. Ничего себе! Интересно, а невеста о хвосте знает? Или это будет сюрприз для первой брачной ночи? Я справилась с собой и постаралась небрежно ответить:

— Подумаешь, невеста. Кому это когда-нибудь мешало?

Хотя мне бы это точно помешало. Я внутренне передернулась. Вечером сообщу ему свое решительное «нет».

— Вот ему мешало. Я справки навела: Джерсин хранил верность своей пассии. Во всяком случае, даже слухов не было, чтобы он гулял с кем-то из адепток Магистерии. И это за все семь лет, что он тут учится! — со значением добавила Ирма, пристально вглядываясь в мое лицо и пытаясь оценить эффект от своих слов.

А я все еще была в шоке. Это просто… просто… у меня слов нет! Зашибись! Зато теперь понятны причины удивления женской части нашего общежития: если он тут все время был один, а потом неожиданно объявляет меня своей девушкой… Да уж, не самая красивая картина вырисовывается.

С другой стороны, может, невеста его — такая же фиктивная, как я? И была придумана в качестве прикрытия и объяснения отсутствия личной жизни? Надо будет вечером спросить. Прежде чем что-то решать, надо узнать информацию, причем от обеих сторон.

— И кто же его невеста и где она? — небрежно спросила я, отбирая ложку и принимаясь за суп. Подруга явно собрала не только факты, но и всевозможные слухи, которые и мне было бы неплохо узнать.

Ирма сверкнула глазами, наклонилась ко мне и прошептала:

— Говорят, что он помолвлен с одной из вирийских принцесс!

Я чуть супом не захлебнулась от такой новости. Ничего себе! То есть он еще и без пяти минут принц? Дожила: ужинаю с принцем, потом иду на свидание с золотым мальчиком. Что дальше? Родители бы точно не одобрили, про братьев даже думать не хочу.

Я тряхнула головой, отгоняя лишние мысли. Не время вспоминать, надо идти вперед, а для моей цели высокородные знакомства очень даже полезны. Так что в моих силах получить за этот год максимум не только знаний, но и связей. Может, правда согласиться прикрывать Джера, если взамен он введет меня в их круг? Есть невеста или ее нет — не так уж и важно. Во всяком случае, меня это не касается.

Мысли судорожно метались из одной крайности в другую. Наверное, Ирма прочла на моем лице смятение, потому что приобняла за плечи, чтобы поддержать.

— Не расстраивайся, разберемся! Может, он на тебя серьезно запал, вот и изменяет своим принципам? — попыталась утешить она. Причем говорила абсолютно искренне — ее явно взволновало, что я вляпалась в такие странные отношения. — Ив любом случае, если он тебе нужен, устроим все так, что с тобой он и останется, — бодро пообещала она.

Я скептически приподняла одну бровь, но не стала комментировать столь самонадеянное заявление. Может, я и правда чего-то не понимаю в реалиях жизни? Заметив выражение моего лица, Ирма усмехнулась:

— Не вижу проблемы. Вижу цель!

Закончив обед на такой позитивной ноте, мы разбежались в разные стороны: меня ждала вводная лекция по Чистоте, а Ирму — практика по Косметологии. Не сразу сориентировавшись в коридорах, я зашла в аудиторию перед самым началом занятия. Группа была довольно большая, на первый взгляд порядка пятидесяти адепток, может, даже больше. Я села на ближайшее свободное место, спиной чувствуя на себе любопытные взгляды. И чего они все на меня смотрят?

Краем уха я улавливала обрывки разговоров: девушки перешептывались, обсуждая и осуждая меня. Хотя, если бы тут была Ирма, она бы сказала, что они просто завидуют. Чаще всего я слышала, как упоминают мое имя, Криса, Джера и вообще высокородных. Удивительно: вроде так много народу тут учится, а все равно все за всеми следят и сплетничают, прямо как у нас в деревне.

Открыла блокнот и стала жаловаться Ирме на сплетниц. Она предложила пригрозить и наговорить им гадостей, чтобы не смели у меня за спиной шушукаться, но я решила, что это лишнее. Мало ли что они там говорят, меня это все не задевает, пусть говорят. Немного раздражало только то, что, куда ни глянь, все в курсе моей личной жизни. Кроме меня.

Дверь в аудиторию скрипнула, я подняла глаза от блокнота и резко встала, приветствуя преподавателя. Им оказалась магесса Несслау, куратор нашего факультета. Как только она вошла, шепотки стихли — не только я знала, что перед нами не просто магесса. Она махнула рукой, разрешая нам сесть, коротко поприветствовала и начала лекцию.

— Вводные модули каждой специальности, — говорила она, — составлены таким образом, чтобы показать адептам на практике будущее применение тех знаний, что они получат. К такой системе мы пришли, когда поняли, что в первую очередь нам нужно заинтересовать адептов. Наша цель — не заставить вас заучивать формулы, а пробудить жажду знаний, стремление учиться, разбираться в плетениях, придумывать что-то новое. К сожалению, строгая дисциплина и регулярные экзамены необходимы, но они не гарантируют, что полученные знания усвоятся, — она вздохнула и покачала головой. — Но я надеюсь, что вы все тут уже достаточно взрослые и понимаете, что от учебы зависит ваше будущее. И каким оно будет — решать вам.

После столь интересного вступления магесса щелкнула пальцами, открывая дверь небольшой кладовой, примыкающей к аудитории. Повинуясь ее призыву, оттуда выкатились столики, уставленные грязной посудой, причем не только тарелками и кружками. Там были и кастрюли, и котелки, и сковороды, источающие неприятные ароматы испорченной или подгоревшей еды. Все непроизвольно поморщились, недоуменно переглядываясь. По нашим лицам можно было прочитать недоверие и вопрос: «И этим вы хотите вдохновить нас?»

— Вы, наверное, удивляетесь, зачем я вам все это рассказываю, — продолжила магесса, тонко улыбаясь и разглядывая адепток, — а ответ прост. Я хочу, чтобы вы научились думать. Этому мы и посвятим первое занятие.

Перед преподавателем выстроились в ряд два десятка столиков с грязной посудой. Подойдя к самому большому из них, она критически осмотрела все предметы. Даже ковырнула пальцем засохшую корочку на одной из сковородок, после чего, кивнув своим мыслям, молниеносно создала несколько плетений, завязанных на стихии Воды, и последовательно направила их на загрязненные объекты. В считанные минуты посуда была рассортирована, очищена, вымыта и теперь поражала блеском чистоты. Довольная нашим ошарашенным видом, магесса предложила нам разбиться на пары и попробовать получить подобный результат.

— Простор для практики у вас обширный, — кивнула она на горы оставшейся грязной посуды. Повинуясь ее жесту, столики разъехались в стороны, давая нам возможность подойти ближе и встать вокруг практических пособий так, чтобы не мешать друг другу.

Мы недоуменно таращились на грязные тарелки и сковородки, не зная, с какой стороны подступиться. Ко мне подошла Лорна, с которой мы уже были напарницами на занятии по Теории плетений, и я приветливо ей кивнула. Она наклонилась ко мне и шепотом спросила:

— Ты успела запомнить, какие были плетения?

Я только отрицательно помотала головой.

— Уверена? — переспросила воздушница. — Она же использовала Воду, у вас одна стихия!

— Слишком быстро, я только некоторые знакомые элементы разобрала, — так же шепотом ответила я.

Через минуту созерцания грязной посуды одна из адепток робко задала вопрос:

— Магесса Несслау, а вы не могли бы зарисовать плетения, которые мы должны использовать?

— Могла бы, — улыбнулась магесса, — но вам они ничем не помогут. Разве что адептке Марлоу, — она посмотрела в мою сторону и снова улыбнулась, — как единственной среди вас избраннице Воды.

Я поймала несколько злых взглядов, но девушки быстро отвернулись.

— Но… что же нам тогда делать? — нетерпеливо спросила избранница огня.

— Думать, — довольная вопросом, ответила магесса. — Все вы обладаете базовыми знаниями по управлению своей стихией. Вот и придумайте, как использовать эти знания для решения поставленной задачи.

Такой подход мне очень понравился. Это же гораздо интереснее, чем учить готовые плетения! Скорее всего, мы не придумаем ничего нового, но когда до чего-то доходишь своим умом, то потом и запоминается это на всю жизнь. И пусть для меня это задание было чуть-чуть проще, чем для остальных адепток, я с азартом включилась в процесс.

Мы с Лорной отошли к самому дальнему столику с грязными тарелками и стали совещаться.

— Смотри, наша задача — сделать посуду чистой, верно? — Лорна кивнула. — Значит, надо просто убрать грязь, жир и пригоревшие остатки пищи. Водой это сделать проще всего.

Я вспомнила фрагменты плетений магессы Несслау и продолжила.

— Я смогу сделать горячую воду или пар, чтобы отмыть жир.

— А я могу использовать воздушное лезвие и срезать пригорелые корки.

— Еще можно водой под давлением счищать грязь.

— Воздухом можно будет отполировать поверхности до блеска.

И мы принялись за работу. Взяли для начала по одной тарелке и стали осторожно воплощать свои задумки в реальность. Я осторожно использовала напрямую силу стихии, даже не пропуская через плетение. Таким образом удалось легко отчистить несколько тарелок, так что я переключилась на более сложные объекты. И настолько увлеклась процессом, что чуть ли не подпрыгнула, когда рядом со мной кто-то с диким грохотом разбил керамическую супницу.

— Интересный способ решить проблему, — хмыкнула магесса Несслау, сметая плетением даже самые мелкие осколки в аккуратную кучку. — Но вам все же не стоит больше раскалять предметы, которые вы держите в руках.

Избранница Огня смущенно опустила глаза, пряча за спину обожженные руки. Я посочувствовала ей, подошла ближе и предложила помощь. И пусть вылечить ожог у меня сил не хватало, зато я смогла обезболить и убрать самые крупные волдыри. Пока ходила по аудитории, с любопытством наблюдала, что придумали другие адептки. Как оказалось, легче всего задачу очищения посуды решали избранницы Земли: они просто силой Стихии собирали все остатки пищи, как я могла бы собирать воду. Ну да, их Стихия позволяет манипулировать практически любой органикой. Я посмотрела на сияющие чистотой башни из тарелок, стоящие перед зеленоволосыми адептками, и вздохнула. Ничего, я разберусь в процессе и тоже придумаю, как его можно оптимизировать.

В конце занятия преподаватель придирчиво осмотрела результаты нашей работы, сделала пометки в своем журнале, и перед тем как отпустить нас, дала дельный совет:

— При любом использовании магии постарайтесь сначала разобраться, на что вы воздействуете. Магия не терпит бездумного применения.

Из аудитории мы выходили довольные собой. Мне хотелось обсудить такое необычное занятие, но Лорна убежала на практику по погодной магии, а больше я ни с кем пока не познакомилась. Так что, заглянув в расписание, отправилась в главный корпус — занятие по Кулинарии должно было состояться в общей столовой.

Я хмыкнула: если верить куратору Несслау, то и тут нам сразу дадут впечатляющее практическое задание. Я задумалась, перебирая в уме все прошлые занятия по специальностям, и пришла к выводу, что они все построены по одному принципу. Взять хотя бы то, как на Красоте нас учили делать волосы гладкими и блестящими: сначала рассказали про структуру и как все устроено, и только после этого дали плетение. И главное, практика была такая, что эффект сразу виден, да еще и в повседневной жизни использовать можно. Я обратила внимание, как у девчонок глаза горели, когда они смотрели на свои прически, улучшенные магией. Значит, такая методика обучения работает? Не пугать экзаменами, а заинтересовывать.

К моему удивлению, в группе по Кулинарии оказалось всего двадцать человек, причем половиной из них были парни. Мы стояли перед закрытыми дверями столовой и ждали. В отличие от кухни в моем общежитии, столовая работала строго по расписанию, и до начала ужина было больше трех часов. Когда группа собралась, появился преподаватель, магистр Хонстлау: невысокого роста, плотный и абсолютно лысый мужчина с добрыми глазами. И только по их насыщенному зеленому цвету я определила, что его стихия — Земля. Магистр провел нас через пустой обеденный зал и открыл дверь в подсобку, ворчливо приказав надеть поверх формы чистые черные накидки.

Мы недоуменно переглядывались, но послушно одевались: уж очень было интересно, к чему такие странные требования. Может, предстоят опасные эксперименты? Но само занятие оказалось совсем не таким, как я ожидала. Нам устроили экскурсию. Да-да! Из столовой магистр провел нас в святая святых — на кухню. И на два часа, что длилось занятие, нам было дано только одно задание: «Смотреть и не мешать!» Я, как и другие адепты, осторожно ходила вокруг суетящихся на кухне магов, которые слаженно готовили нам ужин, и пыталась разобраться, какие плетения они используют.

В итоге я пристроилась за плечом избранницы Воды, решив, что понять ее действия будет проще всего. Но я ошиблась. То есть я понимала, что она делает, но никак не могла понять зачем. Она сушила продукты, превращала сочные спелые ринеты в маленькие сморщенные шарики, вытягивала влагу из мяса, превращая его в тонкие хрустящие полоски. Такая же участь постигла овощи и корзину грибов. Но когда она превратила в каменные сухари свежайшие сдобные булочки, я не выдержала.

— Простите, — шепнула я, — а что вы делаете?

Ну не просто же так она портит продукты, верно?

Женщина хмуро посмотрела на меня, но все же ответила:

— Готовлю еду для боевых магов.

Я закашлялась, скрывая смех. Так вот почему они такие суровые? Из-за того, что постоянно питаются камнями?

Увидев мою реакцию, женщина снисходительно пояснила:

— Завтра боевики в рейд отправляются. Запас вещей у них ограничен, и, чтобы еда не занимала много места и не портилась, мы каждую декаду готовим им сухие наборы.

Я понятливо кивнула — все встало на свои места. Я-то думала, что она для ужина что-то странное готовит. А в поход с собой действительно удобнее брать все сухое. Боевики же находятся в рейдах без особых удобств, готовят на открытом огне. То же сухое мясо просто в воду с крупой бросил — и получил наваристую кашу.

Разобравшись с этим процессом и запомнив нехитрое плетение, отправилась смотреть, что еще маги готовят. Окинула взглядом кухню — несмотря на огромное количество народа, никто не суетился, все четко и слаженно делали свою работу: мыли, чистили, резали, варили, жарили. Привычная кухонная утварь служила скорее для удобства, все основные манипуляции делались магически. На меня произвело впечатление, как одна воздушница ловко чистила овощи, аккуратно срезая магическим лезвием практически прозрачные шкурки.

Я решила найти своих одногруппников и удивилась — группа разделилась на две части, причем по половому признаку. Все девушки столпились вокруг магистра Хонстлау, который молча колдовал над огромным чаном тушеного мяса со специями, а парни в другом конце кухни с интересом следили за процессом украшения пирожных кремом. Через пару минут я поняла, что их так привлекло: парни старательно заговаривали зубы повелительницам десертов, чтобы их угостили сладеньким. Десерты в общей столовой были редкостью, мне всего пару раз доставались сладкие булочки, так что я вполне могла их понять.

Пока я решала, к какой группе примкнуть, магистр Хонстлау закончил со своим блюдом и объявил об окончании занятия. А в качестве домашнего задания попросил написать отчет о посещении кухни, рассказав, что мы увидели, запомнили и поняли.

Сняв защитные накидки, мы разбрелись в разные стороны. Магистр отпустил нас чуть раньше, так что до разрядки еще было время, которое я решила посвятить библиотеке. Ох, надеюсь, хоть сегодня удастся добраться туда без приключений, а то каждый раз мне как будто что-то мешает… Может, Калерис меня специально останавливает? Да ну, бред какой. Не может богиня следить за каждым!

Шепнув охранное слово, заглянула в библиотечный коридор. Несмотря на мои опасения, он был пуст, а двери библиотеки гостеприимно распахнуты. Я выдохнула и уверенным шагом зашла в обитель знаний. Я всегда любила книги, любила читать и учиться, поэтому открывшееся моему взору помещение вызвало невольный трепет. Огромный зал без окон, настоящий лабиринт из шкафов, заполненных книгами. Застекленные стеллажи поднимались к потолку, а между ними скользили деревянные лестницы, помогающие подняться на высоту в четыре моих роста, чтобы достать книги с верхних полок.

Не знаю, сколько я простояла на пороге, но в реальность меня вернул жутковатый шепот.

— Вам нужно помочь, — тихо пробормотала хранительница книг из-за своего стола, напугав меня до колик. Пожилая избранница Эфира сидела за столом и перебирала стопку книг, вставляя карточки и закладки. Ее взгляд был направлен куда-то в пространство, на меня она даже не смотрела. — Положите свое расписание на стол, — приказала она.

Я оглянулась по сторонам — может, она не ко мне обращается? Но в библиотеке больше никого не было, несколько столов читального зала пустовали, только лестницы тихо скрипели, курсируя между стеллажами.

— Нет, я пришла не за учебниками, — начала я, но потом исправилась, — то есть и за учебниками тоже, но не по своим предметам. Не только по ним.

Я окончательно запуталась и умолкла. Женщина протянула руку и нетерпеливо повторила:

— Расписание!

Я вздрогнула, но послушно полезла в сумку за листком и передала его хранительнице книг. Не глядя, она положила мое расписание на стол и встала, беззвучно исчезнув между стеллажей. Вернулась она буквально через пару минут с внушительной стопкой в руках. Я читала названия на корешках, и с каждой следующей книгой росло мое удивление. «Вода — Стихия жизни», «Основы универсальной магии», «Боевая магия. Уровень 4», «Законодательство Магистерии», «Законодательство Эндории», «История Эндории»… Как раз те книги, что я и хотела найти, во всяком случае, по смыслу, поскольку названий я не знала. Только Геральдики не хватает. Хотя, может, в Истории смогу найти информацию по гербу на браслете?

Будто подслушав мои мысли, хранительница книг пробормотала:

— «Великие дома Эндории» на руки не выдаем, можешь посмотреть во втором зале. — Она махнула рукой в сторону коридора из стеллажей, который заканчивался массивной дверью. Я даже почти не удивилась — у избранников Эфира много странных способностей. Эта магесса явно знала, какие книги мне нужны и где они лежат. Ей не нужна картотека или каталог, она, похоже, просто знает или предвидит. Не удивлюсь, если она вообще заранее все собрала, а расписание попросила для проформы. Очень удобная способность.

Я поблагодарила Жи Керклоу, как гласила табличка на ее столе, и отправилась во второй зал, с любопытством оглядываясь по сторонам. Книги оставила на столе в читальном зале, решив забрать их на обратном пути. А пока очень хотелось заглянуть в книгу о великих домах Эндории, вот уж где точно есть все гербы!

Из-за особенностей зачарованного стекла мне не удавалось прочесть названия книг на полках, но все равно их количество и общая атмосфера места привели меня в какое-то фантастически прекрасное настроение. Широко улыбаясь, я распахнула дверь с табличкой «Зал № 2». За ней скрывалась небольшая комната, наполненная магическими книгами. Я кожей чувствовала, что это не просто хранилище знаний: каждый фолиант был артефактом. Всю правую стену занимала огромная карта Эндории, по периметру комнаты стояли столы и подставки, на которых покоились закрытые книги. Пробежавшись по названиям, я быстро нашла «Великие дома», села за стол и открыла том.

Оглавление состояло из перечня фамилий, но поскольку я не знала, что ищу, решила быстро пролистать, не вчитываясь, только картинки посмотреть. Время поджимало, я хотела до разрядки успеть отнести книги в свою комнату. Так что я смело перевернула первую страницу. Фамилии шли по алфавиту, каждый лист книги вытягивался вниз и раскладывался, открывая полное генеалогическое древо каждого рода. И хотя было любопытно поискать тут, например, Криса или Джера, я сдерживалась и смотрела только на гербы. И каждая следующая страница заставляла меня хмуриться все больше и больше. Гербы великих домов состояли из символов и магических фигур. Вот петля бесконечности, вписанная в круг, вот крест в квадрате, или вот звезда в пятиугольнике. И никаких деревьев или молний, никаких образов, только символы!

Я пролистала, наверное, с три десятка страниц, когда у меня за спиной прозвучал насмешливый мужской голос.

— Еще одна жениха себе присматривает… Надо все-таки убрать их каталог из библиотеки, — хохотнул незнакомец, довольный своей шуткой.

Я смутилась: со стороны, наверное, все так и выглядит. Зачем еще адептке первого года интересоваться великими домами? Но оправдываться не собиралась. Я быстро встала и хотела выскользнуть из зала, но маг остановил меня, поймав за руку. Я подняла глаза, чтобы возмутиться, и наткнулась на острый взгляд смутно знакомого магистра в черной мантии с капюшоном.

— Четверочка… Поступила-таки? — ехидно спросил он, а я вспомнила, что именно он определял мой уровень при поступлении. — Я рад.

Я вежливо улыбнулась.

— Я тоже очень рада. Спасибо вам! — Все же если бы не он, я бы не попала на собеседование.

— А ты помнишь, что за тобой должок? — хмыкнул он и подмигнул мне!

— Я вам ничего не должна!

Не знаю, откуда взялись силы, но я легко вырвала руку из захвата и выскочила из зала, скрываясь от взгляда мага. Я бежала между стеллажей к выходу из библиотеки и слышала, как он самодовольно смеется мне вслед.

Подхватив стопку своих книг со стола, я вежливо поблагодарила магессу за помощь и выскользнула в коридор, торопясь поскорее добраться до своей комнаты. Сориентировавшись, как быстрее пройти в общежитие, свернула на лестницу и поднялась на второй этаж. Воспользовавшись внутренним переходом между корпусами, я попала напрямую в холл нашего общежития, сильно сэкономив время. Довольная собой, побежала вверх по лестнице и, как назло, споткнулась. И непременно разбила бы лицо о ступеньки, если бы не воздушная петля, неожиданно подхватившая меня за плечи за миг до столкновения.

— Все в порядке? — взволнованно спросил Крис, выходя у меня из-за спины.

— Вроде да, — ответила я, сев на ступеньки. От неожиданного падения закружилась голова, но я уже почти пришла в себя и стала собирать книги, которые уронила. — Спасибо тебе! — искренне улыбнулась и посмотрела на воздушника. Он криво улыбнулся и махнул рукой.

— Ерунда. Помочь донести? — парень указал на мою ношу и протянул руку, помогая встать.

Благодарно кивнула, принимая помощь. До комнаты мы шли молча; я незаметно рассматривала воздушника, пытаясь понять: из-за чего снова изменилось его поведение? У моих дверей Крис попрощался и быстро ушел, а я оставила книги в кабинете и поспешила на разрядку.

Уже подходя к полигону, заметила Ирму недалеко от одного из входов и направилась в ее сторону. Подруга разговаривала с огневичкой с нашего потока, имени которой я не знала, но запомнила в лицо благодаря ярко-алым глазам. Девушка явно спрашивала совета, до меня донесся конец их разговора:

— …Правильное впечатление — это самое главное, — наставляла Ирма, — не дай ему забыть тебя.

— Но как этого добиться? Ему же десятки девушек на шею вешаются, — пожаловалась красноглазая.

— Не дай, — хитро повторила подруга и подмигнула. Огневичка распахнула глаза, а потом широко улыбнулась, как будто на нее снизошло озарение, поблагодарила Ирму и убежала в сторону полигона.

— Факультатив по женским хитростям? — полюбопытствовала я.

— Вроде того, — хмыкнула «учительница». — Тебе бы тоже не помешало взять пару уроков.

Я только отмахнулась — еще этого не хватало. Не собираюсь я никого соблазнять. И замуж не собираюсь. Так что пока не актуально. Но чтобы не расстраивать Ирму отказом, переключила ее внимание на другую тему: рассказала про экзаменатора и «должок».

— Посылай его подальше, — решительно заявила девушка, выслушав мой рассказ. — Ты же ничего ему не обещала?

Конечно нет. Я отрицательно покачала головой. Разговор пришлось ненадолго прервать, но мы быстро и уже привычно опустошили свой резерв и вышли с полигона.

— Нет, не только не обещала, но даже не просила у него ничего, — тихо проговорила я, продолжая обсуждение.

— Значит, он просто тебя пугал. Можешь расслабиться, — посоветовала Ирма. — А если будет снова угрожать — что-нибудь придумаем.

В животе урчало: как и всегда после разрядки, организм пытался как можно быстрее восстановить силы, требуя пищи и отдыха. Мы плелись в сторону столовой, когда нас догнал отвратительно бодрый Джер. Вот почему ему эта процедура так легко дается? Где справедливость?

— Вечер добрый, — кивком поприветствовал он нас, после чего бесцеремонно пристроился рядом и взял меня под локоть. — Идем ужинать?

— Угу, как раз в столовую направляемся, — кивнула я.

— Ты забыла, что сегодня ужинаешь со мной? — тихо шепнул хвостатый, наклонившись к моему уху. Ирма кинула на меня любопытный взгляд, явно пытаясь услышать, о чем речь. А я действительно забыла, что Джер собирался за ужином ответить на все мои вопросы, просто из головы вылетело. Я уже распланировала вечер: как поем, приму ванну и засяду изучать новые книжки… — Мы поужинаем в городе, — уже громче сказал маг.

— Приятного вечера, — пожелала нам Ирма, взглядом обещая устроить мне завтра допрос с пристрастием.

Джер повел меня к выходу из Магистерии; с десяток шагов я механически переставляла ноги, когда до меня дошли его слова.

— Как это в городе? — вяло удивилась я.

— В Аране множество приличных рестораций…

Получается, у нас будет почти настоящее свидание? При том что у него есть невеста?

— Но… — я попыталась объяснить свое замешательство, остановившись на типично женском аргументе, — я не одета для прогулок по городу! О таком надо заранее предупреждать…

Хотя, предупреди он заранее, я бы просто отказалась. Да и надеть мне на свидание нечего; во всяком случае, достойного платья для посещения ресторации в моем гардеробе точно не найдется. Откуда?

Джер поморщился, но промолчал. И с намеченного пути не свернул! А когда я попробовала настоять на возвращении в общежитие, с улыбкой отмахнулся от моих слов.

— Если ты забыла, — хитро посмотрел он на меня, — в правилах Магистерии четко прописано, что адепты могут снимать форму только во время каникул или практики. И в городе всё об этом прекрасно знают, так что твой вид никого не удивит.

Гарховы правила! И если еще час назад я планировала из всей стопки книг начать изучение с универсальной магии, то теперь изменила решение. Незнание элементарных вещей угнетало, заставляло чувствовать себя деревенской простушкой. Но одно дело — изображать ее, и совсем другое — быть ею.

После разрядки я была немного заторможенная, спутник прекрасно понимал мое состояние, поэтому не пытался вести разговор. Мы не спеша шли по вечернему городу, я бросала любопытные взгляды по сторонам: раньше в верхние кварталы столицы я не попадала. В принципе, все было то же самое, что у простых жителей, только более дорогое. Вместо таверн — кондитерские и ресторации, вместо рыночных навесов — огромные стеклянные витрины бутиков. Да и сами люди были одеты немного иначе: красиво и непрактично. Глядя на двух маленьких девочек в белых платьях с корсетами и пышными юбками, чинно следующих за мамами, я с ностальгией вспоминала свой универсальный комбинезон, в котором облазила в детстве все подземелья вокруг убежища на Альме. Эластичный, непромокаемый, с усиленной терморегуляцией и встроенным маячком — идеальная одежда для ребенка. Во всяком случае, мои родители всегда знали, что мне не холодно, и были уверены, что смогут меня найти.

Я увлеклась воспоминаниями и не сразу заметила, что мы пришли. Джер выбрал небольшую уютную ресторацию, в зале было меньше дюжины столиков, помещение освещалось живым огнем множества свечей. Я принюхалась и уловила тонкий, но узнаваемый аромат сильта — редкой травки, настой из которой является успокоительным, просветляющим ум. Интересно, при вдыхании получается схожий эффект?

Прислужник проводил нас в одну из ниш, занавешенных прозрачной тканью, и усадил в мягкие удобные кресла. Мы сидели в уютном полумраке напротив друг друга, в центре круглого стола плавала в вазе круглая зеленоватая свеча. Точно сильт, мне не показалось, тут и запах более ощутим…

— Что предпочитаешь на ужин? — спросил Джер, не давая мне заглянуть в меню.

Я уже хотела обидеться, когда поняла, что он, скорее всего, не хочет показывать стоимость блюд. Бережет мою гордость?

— Мясо и овощи, — ответила я, — и десерт. И шорш!

Хотя гордость говорила, что надо ограничиться стаканом воды, я ее заткнула. Какая вода, когда так есть хочется, что уже почти готова травяную свечку на зуб попробовать?

Парень понимающе кивнул и быстро сделал заказ, перечисляя названия неизвестных мне блюд. Он явно тут часто бывает, по отношению служащих видно, да и знание меню о многом говорит.

— Я часто сюда захожу, — начал он, будто подслушал мои мысли, — отличное место, уютное, готовят прилично, и думается тут хорошо.

Я с интересом посмотрела на хвостатого. Неужели не догадывается, отчего тут так хорошо думается? Или эта маленькая хитрость владельца понятна только тем, кто много работает с лекарственными травами? Но Джер ведь боевой маг, неужели им не давали знаний по травоведению? Улыбнулась этой мысли и начала издалека:

— Скажи, а чему учат боевых магов?

Собеседник удивился вопросу, но ответил:

— В основном — как убивать и как защищаться. Выживанию. А что?

— А Лекарское дело изучаете? — продолжила я свое исследование.

— Каждый год у нас повторяется курс по оказанию первой помощи.

Тогда все понятно.

— И чему это ты так довольно улыбаешься? — спросил Джер, заметив мою реакцию. Я пересказала ему свои умозаключения по поводу сильта в свечах и тихо порадовалась недоумению на его лице. Как же приятно много знать!

Что удивительно, маг совершенно не расстроился моему открытию — наоборот, посчитал эти свечи отличной идеей и теперь планировал прикупить такие домой.

Нам принесли первые блюда, и я жадно набросилась на еду. Утоляя голод, я практически не чувствовала вкуса, но, кажется, на тарелке действительно было тушеное мясо с овощами. Зато я стала постепенно приходить в себя: вспомнила, что вообще-то собиралась выпытывать у Джера ответы на вопросы, и ощутила неловкость. Просто не знала, как себя вести. Вчера, когда он был у меня в гостях, все было как-то проще и понятнее. А сейчас, на незнакомой территории, в романтической обстановке… Даже не знала, как начать разговор.

— Наелась? Может, еще порцию? — предложил парень, но я отрицательно покачала головой. Хватит, еще десерт впереди. Но его вопрос помог мне собраться с мыслями.

— Спасибо, еды достаточно. А вот информационный голод продолжает терзать, — улыбнулась я.

Собеседник откинулся на спинку кресла, задумчиво рассматривая меня поверх бокала вина. Я от алкоголя отказалась, предпочитая шорш, а Джер заказал себе что-то ягодное. Во всяком случае, пахло фиолетовое вино, как сладкое лето.

— Спрашивай, — в итоге разрешил он.

Я перебрала в уме вопросы и решила начать с самого важного на данный момент.

— Можешь объяснить про Криса, ритуал и зелье, замешанное на моей крови? Что это такое было?

Маг вздохнул и потер переносицу. Он явно ожидал другой вопрос!

— Вроде же все объяснил еще в процессе? Ритуал был нужен, чтобы оборвать энергетическую связь между вами. Но такое резкое изменение в энергетике могло повредить структуру ауры, а поскольку вы оба маги, это могло спровоцировать… вызвать потерю дара, — он внимательно посмотрел на меня, чтобы убедиться, осознаю ли я всю серьезность произошедшего, и свернул лекцию. — Короче, я убрал связь, а на ее место добавил другую. Для этого и было нужно зелье с твоей кровью.

То есть он исправлял последствия моего «вампиризма». Все-таки приворот?! Гарховы шутки!

— Так что за зелье это было? — уточнила я, радуясь, что полумрак скрывает мою бледность.

— Кровные узы, — нехотя ответил он. А заметив мое недоверие, пояснил: — Вы теперь временно, — это слово он особенно подчеркнул, — брат и сестра. Формально. И я бы не советовал распространяться на эту тему.

Джер явно нервничал, но ответил предельно честно. Переживал, что я начну претендовать на высокородное родство или стану что-то требовать с Криса? Не знаю. Меня волновало совершенно другое!

Ох, Гарх! Я целовалась с братом?!

Зато теперь стало понятно поведение воздушника и почему после разговора с Джером он меня избегает. Да уж! Подарила Калерис родственника, ничего не скажешь. Пусть и временно. Видимо, у него на симпатию наложилось вполне родственное стремление защищать и оберегать, вот и снесло крышу… Магическая кровная связь усилила эмоции, вызвав ревность и собственнические замашки. Скорее всего.

И я даже понимала, почему хвостатый нам ничего заранее не сказал. Ведь такая кровная связь дает мне повод претендовать на родство с семьей Криса, я временно являюсь членом их семьи со всеми вытекающими привилегиями. Другой вопрос, что мне они и даром не нужны, обойдусь.

— Это был самый простой способ избежать разрушительных последствий, — оправдываясь, пояснил Джер. — Это уж точно лучше, чем кровный долг.

Я вздрогнула: только магического рабства мне и не хватало для полного счастья. Ведь долг был бы у меня, как у спасенной стороны. Жуть!

Я вяло ковыряла ложечкой десерт; настроение и дальше что-то выяснять пропало, разом навалилась усталость. Воздушный сливочный мусс с ягодами локли, кисло-сладкими белыми шариками, по вкусу напоминающими вишню, не приносил ожидаемой радости.

Спутник вздохнул и попытался меня растормошить.

— Не расстраивайся, Крис — нормальный парень. Для старшего брата — самое то. И ты ему нравишься, так что он заботливо научит тебя всему плохому, что знает и умеет, — хмыкнул он.

Я слабо улыбнулась его шутке.

— Скорее, наоборот, будет следить, чтобы вела себя прилично и не опозорила честь его семьи.

— Не, все не настолько запущено, — улыбнулся Джер. — Крис бунтует. Сколько семья ни пыталась на него давить, он все равно все делает по-своему.

Я выдохнула и слабо улыбнулась. Чего я, собственно, расстраиваюсь, все же хорошо? Странно, неожиданно, но могло быть гораздо хуже. В зале заиграла тихая музыка, приятная мелодия успокоила растрепанные нервы.

— Звучит так, будто ты мне его сватаешь, — задумчиво протянула я.

Джер откинулся на спинку кресла и широко улыбнулся.

— Ну вот еще. Ты подумала над моим предложением? — неожиданно спросил он, имея в виду просьбу про доступ к кабинету.

Я кивнула.

— Только как ты собираешься получить пропуск?

— Так же, как и вчера, — пожал плечами парень. — Если ты подпишешь бумаги, то и Тед закроет глаза на небольшое нарушение порядка.

— Мне не нравится идея изображать твою невесту, — предельно честно ответила я.

Вроде вчера ему сказала, что об этом думаю, но он то ли не услышал, то ли не захотел понять.

— И почему же? — удивился предполагаемый «жених».

Ах да, в этом же сплошные преимущества, он мне вчера объяснил, насколько это выгодное предложение. Но и у меня есть гордость.

— Хотя бы потому, что у тебя есть настоящая невеста, — тихо ответила я.

Джер прищурился и пристально посмотрел мне в глаза.

— Откуда информация? — холодно спросил он, будто отгородившись каменной стеной.

— Магистерия полнится слухами, — неопределенно ответила я, но любопытство победило. — Так это правда, что ты помолвлен с вирийской принцессой?

— Нет! — резко ответил он и отвернулся.

Я молча наблюдала, как собеседник залпом допил вино и налил себе еще один бокал. И корила себя, что полезла не в свое дело. В слухах явно была доля правды, но какая?

Через пару минут Джер как будто очнулся и продолжил как ни в чем не бывало:

— Если это единственный аргумент против, то он не актуален. Я абсолютно свободен. — Он криво улыбнулся, пытаясь скрыть горечь от последних слов. А мое Гархово любопытство на пару с сочувствием уже готовились вытянуть из него подробности.

— И что произошло с невестой? — тихо поинтересовалась я, не надеясь на ответ. Но, похоже, Джеру и самому давно хотелось выговориться.

— Она вышла замуж, — еще одна кривая улыбка и залпом допитый бокал.

— Когда?

— В прошлое полнолуние.

То есть примерно две декады назад? Кошмар!

— Но… как же так? Что произошло?

У меня в голове не укладывалось: как можно быть невестой одного и выйти замуж за другого?

— Я вернулся из рейда и от Теда узнал о прошедшей свадьбе, — хмуро ответил маг. — А когда прибыл в Вирию и попытался встретиться с уже бывшей невестой, узнал, что ее отец расторг нашу помолвку ради политического союза. За счет дочери укрепил свои позиции внутри страны.

Парень скривился и потянулся к бутылке с вином, но я перехватила его руку и легонько сжала, выражая поддержку и сочувствие. В любом случае напиться — не лучшая идея. Он сжал мою руку в ответ и продолжил рассказ.

— И что самое неприятное, при встрече она заявила мне, что это ее долг и она не могла противиться воле семьи. Ну не бред ли? — спросил у меня Джер, ища поддержки. Я кивнула: действительно дикость. В нашем обществе хоть и было сословное разделение, но замуж никого насильно не выдавали. То есть, может, по расчету кто-то и женился, но по собственной воле, а не из-за подчинения старшим.

— А вы долго были помолвлены?

— Почти два года. Когда мне было три года, моя мать уехала жить в Вирию и там вышла замуж за местного аристократа. Она захотела жить без магии, среди обычных людей. А я рос с дедом в Эндории, в тихом поместье во втором круге. И когда три года назад поехал знакомиться с матерью, попал в круговорот придворной жизни Вирии. И познакомился с Лиреей…

Джер все глубже погружался в воспоминания; несколько выпитых бокалов вина развязали ему язык, и он с жаром рассказывал мне свою историю любви. Красивую, захватывающую, но такую печальную! А я в душе уже тихо ненавидела эту Лирею. Вот как можно быть такой стервой? Пренебречь искренними чувствами, сказать «да», два года тянуть со свадьбой и в последний момент передумать?

— А при чем тут Тед? Почему ты от него узнал о прошедшей свадьбе? — решила уточнить я.

— А ты не в курсе, что ваш староста — бастард вирийского правителя? — удивился собеседник. — Все об этом знают. А Лирея — его сводная сестра.

Я расширенными от удивления глазами смотрела на парня и понимала: не врет. С ума сойти! Тед — вириец с магическим даром! Еще и принц. Ну, почти. Гарховы шутки!

— Так вот, он после практики на декаду ездил домой и как раз попал на свадьбу… — Джер снова нахмурился и сжал челюсти.

— А почему он тебя не предупредил заранее о происходящем? — А как же всем известная взаимовыручка боевых магов? Тем более они не просто коллеги, а друзья.

— Лизарус сказал Теду, что отправил мне извещение о разрыве помолвки и откуп. Но послание, видимо, затерялось где-то в пути. Их гонец так и не вернулся из Эндории.

После этих слов у меня по спине пробежал холодок. Не бывает таких совпадений!

— Откуп? — переспросила я. — Что это значит?

А сама думала: как узнать, этот ли посланник утонул рядом с моим домом? Не могу же я напрямую задать вопрос и выдать ему задание стихии. Вдруг я ошибаюсь, и это чей-то чужой артефакт? Да и при чем тут вообще браслет? Не вяжется история.

— В Вирии так принято. При заключении помолвки жених «выкупает» невесту у богов, жертвуя золото храму Калерис. Соответственно при расторжении помолвки эти деньги должны вернуть…

Очень полезная традиция, особенно для жрецов. Сомневаюсь, что богам реально нужно золото. Но я только хмыкнула и промолчала, так и не решившись озвучить свои вопросы. В любом случае, если я права, то промедление уже ничего не решает. Сообщение уже не актуально, ибо запоздало на пару лун.

Но тут меня поразила еще одна мысль. Золото! Получается, если моя интуиция права, это деньги Джера? Я за его счет попала в Магистерию?

Заметив, как напряглось мое лицо, маг тряхнул головой и сказал:

— Хватит говорить о грустном. Смотрю, совсем тебе настроение испортил…

— Нет, все хорошо, — попыталась улыбнуться я, но явно получилось не очень убедительно.

Джер прислушался, встал из-за стола, сделал шаг ко мне и протянул руку.

— Потанцуй со мной.

Я как завороженная смотрела на его руку, не решаясь ответить согласием. Но как в такой ситуации можно отказать?

Пока я мучилась внутренними противоречиями, парень все решил за меня. Легко, как будто я ничего не вешу, поднял меня за руку из кресла и вывел из ниши на небольшую площадку. Я прислушалась: мелодия изменилась. И если в начале вечера играла спокойная тихая музыка, то сейчас было что-то более бодрое и заводное. Но как под такое танцевать, я все равно слабо себе представляла.

— Я плохо танцую, — решила предупредить я.

— Не бойся, — шепнул он, — просто слушай ритм.

Но как тут услышишь музыку, когда собственная кровь бьется в висках, заглушая окружающие звуки?

Джер, не отпуская моей руки, ловким движением закрутил меня вокруг оси, потом остановил, поймав за талию, и прижал к себе.

— Готова?

Я помотала головой, а он хитро улыбнулся и закружил меня в танце. Удивительно, но я даже на ноги ему ни разу не наступила. Мы быстро двигались, в такт музыке перетекая из одного положения в другое. Мои ноги как будто зажили собственной жизнью, повторяя сложные шаги вслед за партнером. Повороты, вращения… У меня кружилась голова, сердце стучало как сумасшедшее и дыхание сбивалось. Но когда в конце танца Джер подбросил меня вверх, я испытала прилив восторга! Потрясающее ощущение полета пронзило меня сотней иголочек удовольствия. Это было что-то невероятное, на грани фантастики!

А еще я совсем не боялась. Отчего-то была абсолютная уверенность: поймает. Не даст упасть.

И через мгновение, под последние аккорды мелодии, крепкие руки действительно подхватили меня за талию и аккуратно опустили на пол, но не отпустили. Мы стояли и просто улыбались, переживая прошедший танец. Заиграла новая мелодия, и Джер тихо спросил:

— Еще?

От его чуть хриплого голоса у меня по спине пробежали мурашки. И почему-то это меня мгновенно отрезвило, разом навалились смущение и стыд: мы же одни танцевали, наверняка все остальные посетители ресторации смотрели! Хорошо, что я теперь ношу под платьем шортики, иначе все бы на мое белье любовались во время полета…

Постаралась загнать эти переживания поглубже и покачала головой.

— Может быть, позже. Устала, — виновато улыбнулась я. И мое учащенное дыхание вполне подтверждало мои слова. Спутник отвел меня к столу и усадил в кресло. А когда я наколдовала себе чистой воды в пустой стакан, остановил и строго сказал:

— Отдышись сначала. Нельзя сразу пить.

Я показала ему язык и отвернулась. Подумаешь, нельзя. Но послушно начала контролировать дыхание, чтобы быстрее успокоиться. Вдох-выдох. Джер усмехнулся и спросил:

— А ты записалась на мои занятия? — Я кивнула и взяла в руки стакан с водой, чтобы сделать первый, самый сладкий глоток. — Правильно сделала. Тебе надо подтягивать физическую форму.

Я чуть не подавилась от этого заявления. Вот же гад гадский! Еще и улыбается, довольный собой. Я резко плеснула в него водой из стакана, еще и ускорив ее магией, но боевик мало того, что увернулся, так еще и расхохотался! Переместился за спинку моего кресла и дернул вниз, так что уже я полетела вверх тормашками. У самого пола он подхватил кресло и поставил на место.

— Видишь, тебе просто жизненно необходимо тренировать скорость реакции, — смеясь, проговорил он. А я обиженно пыхтела: нечестно!

— Совести у тебя нет, — заключила я. Хотелось съязвить что-нибудь обидное, например, про его невесту, но я сдержалась.

— Нет и не было, — легко согласился он.

Я улыбнулась: может, танец помог, а может, наша дурацкая стычка, но мужчина повеселел и расслабился. И не скажешь, что десять минут назад страдал по сбежавшей невесте!

— А что еще будет на твоих занятиях? — с любопытством спросила я, когда Джер удобно устроился в кресле напротив. В голове мелькала мысль подшутить, устроить ему какую-то пакость, но я разумно решила выждать удобный момент.

— После выходных будет первое занятие, там и узнаешь, — усмехнулся избранник Молний.

А я удивилась: уже выходные? Прикинула в уме: действительно, завтра последний учебный день на этой декаде, потом три дня свободных. Так быстро время пролетело! Вроде только вчера я проходила собеседование с ректором, а вот уже и первые выходные.

— Какие планы? — поинтересовался Джер.

Я пожала плечами.

— Учиться буду.

Вспомнила про стопку книг из библиотеки и зажмурилась от удовольствия. В первую очередь засяду за их изучение. Больше всего меня влекли учебники по универсальной и боевой магии, а еще я хотела все лекции повторить и попрактиковаться. Но лучше отложу это на последний выходной, а пока вплотную займусь заданием стихии. И, кстати, надо еще как-то осторожно выспросить у мужчины про браслет…

— У тебя очень живая мимика, ты в курсе? — насмешливо поинтересовался хвостатый, заставив меня нахмуриться и закусить губу. — И о чем же ты думала?

— Ты мне расскажи, у меня же «живая мимика», — передразнила я.

— Сначала ты размышляла о чем-то очень приятном, — начал он, пристально следя за моей реакцией. — У девушек обычно такое лицо, когда они мечтают о свиданиях. Или о платьях? — предположил он.

Я фыркнула.

— Не угадал, даже близко. Могу рассказать, — мило улыбнувшись, предложила я.

— Хм, интере-е-есно, — протянул он и, чуть прищурившись, посмотрел на меня. На мгновение его глаза стали мутными, их будто заволокла матовая пленка. А через мгновение его поза и взгляд снова изменились, он едва заметно наклонился вперед, вглядываясь в меня, и теперь смотрел оценивающе. Но не как на девушку, а скорее как на… противника? У меня по спине побежали мурашки, и я нервно сглотнула.

— Очень интересно, — повторил он и откинулся на спинку кресла.

А я еще сильнее занервничала. То пустое выражение глаз, что было у мага несколько секунд назад, я видела на практике с избранниками Эфира, когда они в транс входили. Опасливо покосилась не серебристую шевелюру Джера, чтобы убедиться: фиолетовых прядок там нет.

— Это что сейчас было? — чуть хриплым голосом поинтересовалась я.

— Ничего, — легкомысленно пожал плечами он и улыбнулся. Меня убивала эта его мгновенная смена настроений, выбивала из колеи. Но все избранники Молний отличаются этой чертой: живут на высокой скорости, быстро мыслят, моментально принимают решения. Поэтому и выходят из них отличные боевые маги — реакция хорошая.

— Так что, теперь моя очередь задавать вопросы? — как-то хищно спросил Джер, дождавшись удобного момента: я сделала первый глоток шорша, пытаясь успокоить расшалившиеся нервы. Оказалось, зря себя успокаиваю, перемены в нем мне не померещились.

Но я уже победила волнение, пожала плечами и улыбнулась.

— Спрашивай.

— И что же ты скрываешь? — задумчиво протянул он, разглядывая меня.

— Это вопрос? — удивилась я. — Тогда уточни, пожалуйста, какую из моих страшных тайн тебе хотелось бы узнать?

— Все.

— Нет, ну это уже наглость, — усмехнулась я, — должна же в девушке остаться хоть какая-то загадка.

Джер молчал, так что я смело вернулась к десерту. Почему бы и нет? Мне, в общем-то, скрывать нечего.

— Не боишься. Интере-е-есно… — Джер задумчиво рассматривал меня, постукивая пальцами по столу. Он снова был спокоен, даже казался отстраненным. Будто и не он минуту назад собирался устроить мне допрос с пристрастием.

— А должна? — Теперь была его очередь пожимать плечами. И понимай как хочешь.

Дальше ужин проходил в молчании: маг сверлил меня внимательным взглядом и о чем-то напряженно думал, но вопросов больше не задавал. И на мои попытки возобновить разговор не реагировал. Он будто решал в уме сложную задачу, был спокоен и сосредоточен.

Я же решила наслаждаться моментом и вернулась к оставленному десерту и шоршу. За несколько минут опустошила чашку и положила в рот последнюю ложечку сливочного лакомства. Восхитительно! А еще можно закрыть глаза и представить, что это настоящее свидание: ужин в уютном ресторане, интересная беседа, позволяющая ближе познакомиться, танцы… Я грустно улыбнулась. Не стоит предаваться пустым фантазиям. И вообще, пора уже и честь знать, что-то ужин наш несколько затянулся. Завтра учебный день, а до Магистерии еще дойти надо…

С этим вопросом я и обратилась к Джеру:

— Ужин окончен?

Он кивнул, встал из-за стола и галантно предложил мне руку, помогая подняться. Затем не глядя махнул прислужнику и бросил на стол несколько монет. Я даже не успела рассмотреть, сколько именно, но твердо решила, что верну потраченное на меня. Затевать спор на эту тему не стала, а для себя пометку сделала.

Обратно в общежитие мы пошли другой дорогой. Я город знала плохо, поэтому полностью положилась на своего спутника. Он все так же молчал, кидая на меня непонятные взгляды, а я с удовольствием крутила головой по сторонам. Мы довольно быстро вышли из высокого квартала к какому-то парку и теперь шли по дорожке, слабо освещенной голубоватыми магическими шарами. Половина из них была, разряжена, окружающая темнота пустого парка, наполненная шорохами и шелестом листьев, немного пугала, так что я крепче сжала локоть Джера.

Он странно отреагировал на мой жест: остановился посередине дорожки и развернулся ко мне. Из-за плохого освещения я не смогла разглядеть выражение его лица, но мне показалось, что глаза снова стали мутными.

А потом он резко дернул меня за руку, сошел с дорожки и повел среди деревьев. Шел быстро и целенаправленно, я еле успевала уворачиваться от торчащих веток.

— Э-э-э, а куда мы идем? — несмело поинтересовалась я. Такой Джер реально пугал, как и вся ситуация. Но противопоставить ему мне было нечего. Два десятка ледяных капель, собранные на всякий случай, летели за мной скорее для успокоения нервов. Я пока выжидала, пыталась понять, что вообще происходит.

— Надо прояснить пару вопросов, — пробормотал он и снова дернул меня за руку, вынуждая двигаться быстрее.

Через несколько минут мы оказались в глухой части парка. Небольшая темная полянка, освещенная только ночным небом, была плотно огорожена деревьями и густым кустарником, продираясь сквозь который, я исцарапала руки и ноги. На смену страху постепенно приходила злость, но я пока сдерживалась: Джер ведь не просто так стал странно себя вести. А если я не знаю причины — это не значит, что ее нет.

Он вывел меня в центр поляны, отпустил руку, поставил двойной защитный контур и сферу тишины. Я с удивлением следила за всеми этими приготовлениями и все еще ничего не понимала.

— Вот теперь можем поговорить, — как-то хищно произнес боевик и повернулся ко мне. — Кто ты такая?

Его пристальный взгляд прямо в глаза заставлял стоять на месте и не шевелиться.

— Гелла Марлоу, — чуть помедлив, ответила я и попыталась стряхнуть оцепенение. — У тебя с памятью плохо?

— А настоящее имя? — спросил он, прищурившись и продемонстрировав: не верит.

— Гелла. Марлоу, — повторила я. — А до перехода была Марельес. Но фамилии всем меняют, сам знаешь.

Джер приблизился ко мне, заставив отшатнуться.

— Все-таки боишься, — усмехнулся он, — это хорошо…

А мне действительно было жутко: темная ночь, неадекватный маг и полог тишины кого угодно заставят напрячься.

— Можешь не называть имени, — милостиво разрешил он. — Ты все равно прокололась. Или сможешь объяснить мне, как девчонка из ниоткуда, без силы, родственников и связей поступила в Магистерию, да еще и на платное?

Я могла бы честно и подробно ответить на этот вопрос, но накопившаяся злость и врожденное упрямство взыграли. Какого Гарха он вообще ко мне пристал? Его это не касается! Даже если я учусь за его счет — я об этом не знала, а деньги мне передала стихия. Так что я ответила полуправдой.

— Нашла кошелек с деньгами и отправилась попытать счастья на вступительных испытаниях, — я пожала плечами, жестом показывая, что не вижу в этом ничего особенного. — И если не помнишь, на испытаниях ты сам допустил меня до собеседования.

— Да, конечно же, — скептически хмыкнул Джер, — скажи еще, что не ты все время попадаешься мне на глаза и втираешься в доверие. Или это тоже случайно получается?

Он неожиданно наклонился вперед, накрывая мои губы грубым поцелуем. И если в первый момент я растерялась, то во второй резко ударила его кулаком под дых. Да, я слабая, и кулаки у меня маленькие. Зато острые!

— А вот и еще одно подтверждение, — прокашлявшись, сказал парень, — что с тобой точно что-то не так.

— Это с тобой не все в порядке, — фыркнула я, делая пару шагов в сторону от ненормального. — Обратись к лекарям, они тебе от навязчивых идей успокоительное зелье выпишут.

Он отмахнулся от моих слов и обошел вокруг, разглядывая меня со всех сторон, особенно внимательно рассматривая спину и то, что пониже. Уж не знаю, что он там пытался обнаружить в темноте, но, когда протянул руки, чтобы приподнять юбку, я отскочила еще дальше в сторону.

— Совсем сдурел? — возмутилась я.

Но Джер, будто не слыша меня, бормотал себе под нос.

— Ходишь, высматриваешь все, вынюхиваешь, изучаешь. Интересуешься неподобающими темами. Сегодня зачем-то взяла учебники по истории и географии, а потом сунула свой нос в книгу Великих домов… Знаешь, кто себя так ведет?

— Любой здравомыслящий человек с сильно развитым любопытством? — предположила я.

Джер покачал головой.

— Разведчик. Что может быть удобнее, чем личина наивной девочки?

Мои глаза, кажется, стали раза в два больше — настолько меня удивило подозрение Джера. А через пару секунд я не выдержала и расхохоталась. Я! Шпионка!

— Ой, не могу, ха-ха-ха, — я смеялась и не могла остановиться, — разве-е-едчица-а-а, ха-а-а!

Маг снисходительно следил за моей истерикой и через минуту, когда хохот стих, спросил:

— Успокоилась?

А у меня смех по второму кругу пошел, но уже нервный.

— Ты что, серьезно меня в таком подозреваешь? — отсмеявшись, спросила я.

Собеседник кивнул.

— Все идеально сходится. А твоя реакция на это… — он резко обхватил меня за талию хвостом и дернул на себя, — выдает в тебе представителя кароев. Именно из-за этого ты пыталась всячески меня заинтересовать, найти подход, разговорить… Чтобы приобрести союзника во вражеском лагере!

Его голос звенел радостью и торжеством — головоломка сложилась. Он нашел, как ему казалось, верный ответ, объясняющий все: и мое странное поведение, и его собственное. Я погладила теплый хвост, обхвативший мою талию: на ощупь он оказался очень приятный — мягкий и немного пушистый. Джер улыбнулся и кивнул своим мыслям, явно получив еще одно подтверждение надуманным теориям.

А потом меня неожиданно осенило: да он же надеется, отчаянно хочет, чтобы все так и оказалось! По себе знаю, трудно быть не таким, как все. А если ты вообще один такой хвостатый на всю Магистерию? Он же вынужден постоянно себя контролировать, следить за поведением и словами, не может никого подпустить в ближний круг.

И никому не может довериться и открыться.

Мы теперь стояли очень близко друг к другу, и маг пристально следил за моей реакцией, даже зажег пару белых шариков, чтобы лучше видеть. И, благодаря слабому мерцанию, я смогла рассмотреть лицо хвостатого. На дне его глаз притаилась… надежда?

Как же все глупо получается. Я же совсем не та, за кого он меня принимает. Но как донести до Джера мысль, что он ошибся?

— То есть ты считаешь, что я — представитель расы, о существовании которой узнала от тебя вчера? Серьезно?

Маг кивнул.

— Тогда почему у меня нет хвоста? — решила указать на очевидную нестыковку.

— Мы о кароях слишком мало знаем. И женщины в стычках на границе никогда замечены не были. Так что я не исключаю возможности физиологических отличий, — парировал он.

Я закрыла глаза и потерла переносицу. Вот ведь непрошибаемый! Хм. А если пойти от обратного?

— Допустим, ты не ошибаешься, и я вся такая загадочная разведчица. Дальше-то что? Что это меняет?

Джер ухмыльнулся.

— Ты проведешь меня за барьер в долину кароев!

Ах вот оно что! Либо хочет найти отца, либо просто посмотреть на жизнь загадочной расы. Великим барьером называлась непреодолимая горная гряда на южной границе пустоши, которую как раз сейчас активно осваивали наши переселенцы. И именно в пустоши происходили стычки с кароями, если верить рассказам Джера.

Но что находится за этой высоченной каменной стеной, не знали даже избранники Эфира, составляющие карты Эндо. Во втором зале библиотеки, где я мельком видела подробную карту, Великий барьер формировал одну из границ Эндории. Нам вообще повезло, первые переселенцы выбрали очень удачное место для страны: на севере и востоке была Вирия, на западе — густые леса и выход к морю, а на юге как раз барьер — загадочные практически отвесные скалы, преодолеть которые пока не удавалось никому.

Я вздохнула и снова попыталась достучаться до Джера:

— Я все понимаю, но ты ошибся с выводами. Я правда выросла на Альме, а после переселения жила в деревне. Никакой мистики, никаких кароев. Извини, если не оправдала твоих надежд.

— Не верю, — сердито ответил он и сжал челюсти.

— И как будем проверять? — полюбопытствовала я. — Есть идеи?

Парень окинул меня задумчивым взглядом, а потом посмотрел на мою прическу и кивнул.

— Призови стихию.

Я ахнула. Любой маг мог призвать в свидетели покровителя. Этим пользовались, когда приносили, например, клятву или присягу. Но в обычной жизни никто никогда не звал столь серьезного свидетеля, чтобы просто подтвердить истинность своих слов. Божественные сущности мыслят иными категориями, и мало ли, как могут расценить подобный поступок.

— Боишься, — насмешливо заключил Джер, — значит, я прав.

Я прокрутила в голове все аргументы за и против, посмотрела на упрямо хмурящегося мага и поняла, что у меня просто нет другого способа доказать ему истинность своих слов. Он будет искать все новые и новые подтверждения своей теории, просто потому что отчаянно хочет принять желаемое за действительное.

Я отвернулась от спутника, закрыла глаза и настроилась. А через несколько мгновений сделала первый шаг и пошла на зов стихии. Я чувствовала небольшой пруд неподалеку, он-то и был мне нужен.

Когда я подошла к границе защиты, Джер убрал купол. Он понял, куда я иду, и спокойно шагал следом, контролируя мой путь.

Через несколько минут мы действительно вышли к пруду. Ветра не было, вода была спокойной и абсолютно гладкой, и из-за темноты казалось, что передо мной не родная стихия, а черный металл с редкими серебристыми бликами. Я остановилась на берегу и развернулась к Джеру, в надежде все-таки достучаться до его разума.

— Почему ты мне не веришь? — спросила я, а потом поняла, что, кроме всего прочего, в моем голосе прозвучала изрядная доля обиды. Действительно, мы вроде так хорошо общаться начали, и вдруг такое.

Мужчина приподнял одну бровь.

— А должен?

Я покачала головой. Нет, не должен. Никто никому ничего не должен.

Я опустилась на колени и положила ладони на поверхность пруда, решаясь призвать стихию. Может, заодно удастся узнать, является ли Джер хозяином браслета?

Прогнала лишние мысли из головы и сосредоточилась на слиянии со стихией. Когда почувствовала, что Вода отозвалась, поднялась с колен и встала ровно, держа двумя руками светящийся голубой шар.

— Доволен? — хмуро спросила я, чувствуя, как бурлит во всем теле энергия. Я ощущала присутствие стихии, хоть и не видела ее.

Джер кивнул.

— Говори.

— Я, Гелла Марлоу, урожденная Марельес… — с каждым моим словом шар светился все ярче, подтверждая сказанное, — …в возрасте двенадцати лет переселилась на Эндо. Случайно, — добавила я, но после этого слова шар потемнел, а Джер нахмурился. И я напряглась, потому что стихия указывала на ложь. Но… я же тут случайно оказалась, верно? Я же хотела вместе со всей семьей уйти в другой мир. Шар мигнул в моих руках и снова стал разгораться.

— После регистрации и распределения попала в деревню Вешенки, ученицей к местной целительнице…

Шар снова горел ровно и ярко, наглядно доказывая Джеру, что все мои слова — истинная правда, а он в своих предположениях ошибся. И с каждой секундой лицо мага становилось все более мрачным и замкнутым. И я даже сочувствовала ему. Очень неприятно убивать в человеке надежду.

Но такие сомнения надо развеивать сразу. Я не могла допустить, чтобы он считал меня той, кем я не являюсь.

— Но… ты же скрываешь от меня что-то. Я не мог ошибиться в состоянии разбора.

Я в недоумении приподняла одну бровь, и парень начал сумбурно пояснять:

— За ужином, когда ты вытянула из меня чуть ли не историю всей моей жизни… Сумма твоих реакций… Неадекватных… Я рассказал про откуп, и ты замкнулась, явно желая что-то скрыть.

Я вздохнула и мысленно уточнила, могу ли я рассказать Джеру про браслет.

«Отдай. Браслет. Хозяину», — шепнула стихия и исчезла. Шар в моих руках превратился в обычную воду, я подкинула его на ладони пару раз, а потом зашвырнула в пруд.

— Больше вопросов нет? — уточнила я.

Джер криво улыбнулся одним уголком рта и отвернулся. Вся его фигура выражала сожаление, он чуть сгорбился и зло пнул какой-то камушек, с громким плеском упавший в воду. Даже серебристый хвост грустно поник, только кисточка на конце нервно дергалась из стороны в сторону.

— Прости… я был не прав, — тихо сказал Джер, так и не повернувшись ко мне.

И если пару минут назад я чувствовала обиду, то сейчас от нее не осталось и следа. Поддавшись порыву, я подошла к спутнику и обняла со спины: ему сейчас была нужна поддержка. Я знаю, каково это — чувствовать себя абсолютно одинокой, чужой в этом мире. И ему сейчас должно быть так же плохо, как частенько бывает мне.

От моего прикосновения Джер вздрогнул, но не отстранился.

— Все нормально, — попыталась утешить я. А что еще можно сказать в такой ситуации? Да, он ошибся, но ничего страшного ведь не случилось. Было бы гораздо хуже, если бы он не решился сразу же все выяснять, как возникли подозрения, а накручивал себя несколько месяцев. Так и психическое расстройство заработать можно. — Все будет хорошо.

Глупо, наверное, но других слов я подобрать не смогла. Хвост Джера погладил меня по руке, а его хозяин развернулся и взял меня под локоть.

— Уже поздно. Пора возвращаться, — спокойно сказал он, как будто ничего и не произошло. — Идем?

Мы вернулись на дорожку, в молчании пересекли парк и вышли на тихую улочку, ведущую к Магистерии. Белые башни были отчетливо видны вдалеке. Ничего себе, мы оказались практически на окраине Арана! Хорошо, что я не одна тут.

Бросила взгляд на мага, пытаясь понять: не грозит ли мне новыми неприятностями его компания? Мало ли, что он еще себе придумает. Очень мне не нравились его задумчивые взгляды, которые я ловила на себе.

Мы молчали, но лично меня тишина не угнетала. Я с интересом крутила головой, рассматривая ночной город. Темнота как будто преобразила улочку, скрывая недостатки и ярко подсвечивая достоинства. Тут не было фонарей, как на крупных улицах, зато деревья, украшенные магическими светлячками, делали окружающее пространство более уютным. Чем ближе мы подходили к Магистерии, тем больше было открытых магазинов и рестораций, около которых играли уличные музыканты. С открытых веранд доносились обрывки разговоров и громкий смех.

Неожиданно Джер остановился под одним из светящихся деревьев и посмотрел мне в глаза.

— Я не мог ошибиться во всем, — заявил он. А когда я закатила глаза, усмехнулся и пояснил: — Да, сделал неправильные выводы, но изначальные данные были верны… — Мужчина замолчал, следя за моей реакцией, а потом продолжил: — Ты спрашивала, чему учат боевых магов. Так вот, одно из наших базовых умений, которое прививают с первого года обучения, — это оценка ситуации или противника. Мы концентрируемся и используем одну из разновидностей транса — состояние разбора, чтобы за несколько секунд получить максимум информации.

Он опять замолчал, ожидая моих вопросов или комментариев, но их не последовало.

— Так что же ты от меня скрываешь? — снова спросил маг, а я вздохнула. Знала ведь, что разговора не избежать, но надеялась оттянуть момент. Я хотела сначала перепроверить все, убедиться, что посылка предназначалась именно Джеру.

— Ты не отстанешь, да? — устало спросила я, на что он ехидно улыбнулся и покачал головой. Пожалуй, начну издалека, может, хоть смогу для себя разобраться во всей этой мутной истории. — Ладно, я расскажу, если ты сначала ответишь на пару вопросов.

Джер окинул меня любопытным взглядом и согласился. А чтобы нам было удобнее разговаривать, притянул с ближайшей веранды пару кресел и установил на тротуар прямо под деревом. После чего, подозрительно глянув по сторонам, активировал несколько защитных контуров. Я даже залюбовалась: длинные гибкие пальцы мага создавали сложные плетения с удивительной скоростью и изяществом.

— Теперь спрашивай, — разрешил он, когда поставил купол тишины. Я даже немного расстроилась: теперь мы были отсечены от окружающего мира, больше не было слышно ни голосов, ни музыки.

— Как можно определить, кому принадлежит артефакт?

Джер вопросительно приподнял одну бровь. Уж не знаю, какого вопроса он ожидал, но явно не этого. Поняв, что я не просто так подняла тему, принялся отвечать. Причем говорил спокойно и уверенно, я даже подумала, что из него может выйти отличный преподаватель, зря он сопротивляется.

— На любом артефакте обязательно ставят клеймо мастера и порядковый номер. После того как артефакт попадает к владельцу и активируется, в книге мастера и ее копии в управлении правопорядка появляется запись о личности владельца.

— То есть любой артефакт считывает печать с ауры? — удивилась я. Джер кивнул, подтверждая правильность моих выводов. — А если украдут?

— Чтобы артефакт сменил хозяина, необходим специальный ритуал. И это также будет отображено в книге. Поэтому волшебные вещи и не воруют.

Я задумчиво потерла переносицу, вспоминая браслет. Я его со всех сторон осмотрела: клеймо с гербом есть, а вот цифр точно никаких не видела.

— А номер обязательно должен быть? — уточнила я.

— Да. Сама подумай, как иначе контролировать оборот магических товаров? Вспомни, даже у твоей тетради для сообщений есть порядковый номер. Я узнал его, заглянув в книгу в мастерской артефакторов, — усмехнувшись, добавил он.

Действительно. Я даже не подумала, как он мне написать смог, а оказывается, все так просто.

Но на найденном мною артефакте клеймо есть, а вот номера нет. О чем нам это говорит?

Не сразу поняла, что последнюю мысль я произнесла вслух и, судя по хищному выражению на лице Джера, он сейчас собирается вытрясти из меня все подробности. Понятное дело, тут и личный интерес, и профессиональный.

— Это может быть нелегальный артефакт, — предположил маг. — А какое на нем клеймо?

Я восстановила в памяти картинку и уверенно описала:

— Дуб или иное массивное дерево и бьющая в него тройная молния.

Мужчина задумчиво откинулся в кресле, выдав только один комментарий.

— Странно…

А то я не знаю! Он молча постукивал пальцами по подлокотнику кресла, и хотя мне неловко было прерывать его размышления, но любопытство победило.

— Ты знаешь, чье это клеймо?

— Оно точно не наше, — огорошил меня Джер и пояснил, видя мое недоумение. — У артефакторов, так же как у высокородных, клейма состоят из магических фигур. А то, что ты описала, больше похоже на знак какого-нибудь ювелирного дома… — он нахмурился и кивнул своим мыслям. — Все сходится. Сделать артефакт из украшения возможно, если зачаровать камни подходящей огранки. Смогу определить назначение артефакта, если покажешь, — предложил собеседник. — Ты это скрывала?

Я снова вздохнула. Лекция по артефакторике ничего не прояснила. Рассказать ему все или не стоит?

Джер ждал ответа, и я решилась.

— Помнишь, я сказала, что нашла кошелек с деньгами? — Маг кивнул, а я собралась с силами и выдавила: — Этот кошелек вез вириец…

Джер шокированно смотрел на меня, в его глазах я увидела мгновенное понимание ситуации. За секунду на его лице промелькнуло несколько эмоций, но он взял себя в руки.

— И-и-и? Что было дальше? Что он сказал?

Я удивилась.

— Ничего. Он мертвый был.

Маг усмехнулся.

— Мародерствуем, значит…

Я вспыхнула от правдивости его слов. Сама так же думала, пока стихия не сказала деньги забрать.

— И посмею предположить, что вез он кроме денег шкатулку с браслетом. Изящным таким, с двумя прозрачными круглыми камушками… — горько добавил Джер.

Я только кивнула; все внутри переворачивалось от чувства вины, хотя, если смотреть объективно, я тут была вообще ни при чем.

— Почему сразу не сказала? — холодно спросил маг, впиваясь в меня взглядом.

Я пожала плечами.

— О чем? Я искала хозяина артефакта, пыталась найти герб. Или мне надо было спрашивать у каждого встречного, не его ли драгоценности? — ехидно уточнила я.

Парень наклонился ко мне и спросил:

— Что, никакой записки к посылке не прилагалось?

— Есть письмо. Но оно на вирийском…

Маг вздохнул и закатил глаза.

— Женщины… Вот объясни мне, почему ты полезла в геральдику, вместо того чтобы взять словарь и перевести имя получателя?

Я открывала и закрывала рот, не зная, что ответить. Глупость просто космическая, почему я об этом не подумала сразу? Стыдно было неимоверно, я чувствовала, как горят уши и расцветает румянец на щеках. Вот как, как я могла так ступить?

— И как давно послание оказалось у тебя? — холодно уточнил мужчина.

— Чуть больше двух лун назад… — я опустила голову, чтобы не видеть лица Джера. Он явно сейчас понял, что, если бы вовремя получил послание, мог бы все изменить.

— Ясно.

Гнетущую тишину внутри защитного купола нарушил внезапный стук. Я подняла голову и с удивлением увидела группу боевиков во главе с Тедом и Крисом, которые окружили нашу «беседку» и пытались жестами что-то объяснить.

Я вскочила, Джер тоже очнулся от раздумий и встал, щелчком пальцев снял защиту и одним движением брови заставил галдящую толпу боевиков замолчать. Жестом отправил кресла обратно на ближайшую веранду и кивнул Теду, ожидая услышать объяснения.

А ко мне быстро подошел Крис и тихо спросил:

— Все в порядке? Выглядишь не очень, — хмуро добавил он.

— Нормально. Что-то случилось?

Крис ехидно усмехнулся.

— Второкурсники завтра на боевую практику должны уходить, а вместо того чтобы выспаться и набраться сил, пьянствуют.

— И почему же вы их не вразумили? — я не поняла такого отношения, они ведь должны поддерживать младших адептов, наставлять.

— А это бесполезно, — пожал плечами воздушник. — Они должны на собственном опыте прочувствовать последствия, чтобы в дальнейшем и мысли такой не возникло…

Он пробормотал себе под нос что-то вроде: «Совсем дебилы. Какая практика у них будет с похмелья?», но больше ничего не сказал и отошел обратно к боевикам. Я повернулась лицом к остальным магам, которые подробно пересказывали Джеру события вечера.

— Там что, вся группа? — услышала я хмурый вопрос хвостатого. — Они совсем тупые, или есть хоть парочка небезнадежных?

Тед усмехнулся.

— Даже трое…

А до меня дошло, зачем они это всё рассказывают. Джер ведь руководитель практики у боевиков! Наверняка он завтра с ними должен идти…

— В каком баре они готовятся? — уточнил он, хищно усмехнувшись. А я подумала, что на месте адептов не стала бы злить своего руководителя. Чревато.

— В «Рогатом кирне», — ответил Тед. — Это на пересечении Летной и Третьей торговой.

Джер кивнул, принимая информацию к сведению и явно собираясь пойти разобраться со своими практикантами. Но потом посмотрел на меня, на мгновение задумался и подошел вплотную, отгораживая своей широкой спиной от взглядов остальных боевиков.

— Разговор еще не окончен, — шепнул он, наклонившись к моему лицу и приобняв за талию. — Я вернусь через четыре дня, продолжим.

Наши лица были так близко, что я чувствовала горячее дыхание мага. А еще от него приятно пахло летней грозой, к свежему аромату примешивались острые нотки озона. Джер наклонился чуть ниже, скользнул губами по моей щеке, мимолетно коснулся губ и резко отстранился. А я стояла с широко открытыми глазами и пыталась понять: как на это реагировать? Это продолжается игра на публику, или он хотел меня поцеловать? Я вглядывалась в его глаза, пытаясь прочитать там ответ, но его не было — на лице мага застыла каменная маска.

Хвостатый молча убрал руки с моей талии, переглянулся с Тедом, кивнул на меня и быстро ушел, даже не попрощавшись.

Глава 8

Я с трудом открыла глаза и застонала, посмотрев в окно. Вновь проспала! Раньше себе такого не позволяла! Мой организм как-то хитро устроен, что обычно я всегда просыпаюсь вовремя. Встаю рано, выспавшаяся и полная сил для новых свершений. Но сегодня… Сегодня я впервые поняла тех, кто ноет по утрам. Голова гудела, руки и ноги плохо слушались. Хотелось замотаться в одеяло и накрыть голову подушкой, спрятавшись от мира.

Но волевым усилием я заставила себя встать. Собралась с мыслями, порадовалась, что с вечера приготовила себе вещи на сегодня, и стала собираться. Забежала в ванную, плеснула в лицо воды, быстро оделась и вылетела из комнаты, вспоминая расписание на день.

На завтрак я уже не успевала, так что по пути забежала на кухню, завернула в салфетку и убрала в сумку пару булочек и ринет, намереваясь съесть их в перерыве между лекциями. Сегодня у нас был короткий учебный день — всего два занятия до обеда.

Пустые коридоры главного корпуса подсказывали мне, что я уже безнадежно опоздала к началу, но я все равно бежала со всех ног. Около уже знакомой общей аудитории «1-3-12» я затормозила, пытаясь успокоить дыхание, и тихо постучала, одновременно открывая дверь.

— Простите за опоздание. Можно войти? — тихо спросила я, не поднимая глаз от пола.

— И что же вас так задержало? — ехидно поинтересовался знакомый голос. Я мысленно застонала: только не это! Почему у нас преподает именно этот магистр?

— Проспала. Больше такое не повторится. Можно войти? — повторила я.

— Садитесь. После окончания занятия подойдите ко мне, назначу отработку.

Мне показалось, или я услышала мстительные нотки в его голосе? Проходя мимо преподавательского стола, кинула косой взгляд на магистра, чтобы убедиться в своей правоте: он старался скрыть ехидную усмешку. Дождавшись, пока я сяду рядом с Ирмой и достану тетрадь, он продолжил занятие.

— Как я уже говорил, первая учебная декада выявила, что общий уровень теоретических и практических знаний у вашего потока очень разнится. Поэтому на моих занятиях вы будете заново изучать Основную магическую теорию, заполняя пробелы в своем образовании…

Ирма пихнула меня в бок.

— Что у тебя с ним? — тихо спросила она и кивнула на магистра.

— Ничего. Должок, — скривилась я.

— Так это он? Интересно…

Ирма кинула на преподавателя оценивающий взгляд, я же подвинула к себе ее тетрадь, чтобы посмотреть, сколько пропустила. Вверху страницы подруга крупными буквами написала: «Основная магическая теория, магистр Аркенлау». Фамилия, особенно ее окончание, была жирно подчеркнута. Я хмыкнула, пробежала глазами абзац с планом занятий и информацией об экзамене и стала слушать лекцию.

— Что такое магический дар? — спросил магистр Аркенлау, окинув аудиторию хищным взглядом и, естественно, остановившись на мне. — Адептка Марлоу?

Я встала и четко ответила:

— Магический дар — это способность человека не только накапливать в себе энергию, но и использовать ее, выплескивая обратно в мир. Объем энергии, которым может оперировать маг, зависит от размера внутреннего резерва и определяет силу дара.

Магистр недовольно кивнул, расстроенный тем, что мой ответ был максимально точным. Он явно хотел подловить меня на незнании, но просчитался. Да, сил у меня, может, и мало, зато теорию я всегда учила, понимая, что без базовых знаний в магии никуда. Я села на место и приготовилась записывать.

— Как верно заметила адептка Марлоу, — мне достался еще один колючий взгляд магистра и повышенное внимание одногруппников, — маг может использовать накопленную энергию стихии. И для этого существует множество способов. Самые популярные среди них — это энергетические плетения и вербальные формулы. Реже используется жестовая активация и символьная, она же ритуальная. Кто сможет ответить, с чем это связано?

Взгляд магистра метнулся в мою сторону, но отвечать на вопрос начал один из парней.

— Плетения и заклинания использовать проще всего, тогда как для жестовой магии нужно умение мгновенной концентрации, а для ритуалистики — идеальная память и безукоризненная точность в воспроизведении.

Избранник Земли сел на место, послав мне понимающую улыбку. Он явно заметил желание магистра прицепиться ко мне с придирками и решил выручить. Надо будет не забыть поблагодарить его в перерыве между занятиями.

— Все верно. В базовом модуле, который вы будете изучать в течение всего учебного года, мы затронем все способы преобразования энергии…

Дальше лекция протекала в обычном режиме: преподаватель говорил, адепты записывали и зарисовывали. Правда, в отличие от других занятий мы не переписывались с Ирмой — я не хотела рисковать. Поэтому быстро заполняла страницы тетради, мечтая о перерыве: сладкий аромат сдобы пробивался из сумки и тревожил мой пустой желудок.

Когда над столом магистра Аркенлау загорелся шарик, отсчитывающий последние пять минут занятия, я внутренне ликовала. Но когда по истечении этого времени шарик беззвучно лопнул, а преподаватель отпустил на перерыв всех, кроме меня, я была готова взвыть. Ну что за несправедливость такая?! Что я ему сделала?

Перекинула сумку с завтраком через плечо и подошла к столу магистра, всем видом выражая раскаяние.

— Адептка Марлоу, вы опоздали на занятие, — официальным тоном начал он. — За нарушение дисциплины вам надлежит следующие три дня приходить к семи утра в библиотеку и помогать хранительнице книг с уборкой пыли. Надеюсь, это пойдет вам на пользу и научит вовремя вставать по утрам. За каждое опоздание в библиотеку отработка будет продлеваться на два дня, — усмехнулся мужчина и жестом отпустил меня на перерыв.

Я кивнула, принимая наказание. Признаться, я ожидала худшего, но обошлось. Магистр вел себя предельно корректно, ничем не выдавая личных мотивов. Может, мне вообще показалось? Теперь главное — за выходные управиться с отработкой, чтобы не пришлось потом в учебные дни вставать на несколько часов раньше.

Смущал только один момент: я еще не знала нужного плетения для уборки пыли. Но у меня есть целый день, чтобы изучить этот вопрос, благо после обеда сегодня нет занятий.

В коридоре меня уже ждала Ирма. Она с улыбкой посмотрела на мои наспех причесанные волосы, после чего при помощи пары плетений навела порядок у меня на голове. Я поблагодарила подругу, а она лишь отмахнулась.

— Зато сегодня ты была похожа на нормального человека, — подмигнула она. — А то обычно ты мало того что отвратительно бодрая, так еще и улыбаешься так мечтательно, будто весь мир — это огромный сверкающий подарок, который ты разворачиваешь каждое утро.

Я смутилась — никогда не замечала за собой подобного. Но со стороны, наверное, виднее. До конца перерыва оставалось еще несколько минут, поэтому я достала из сумки булочки и поделилась с Ирмой, которая удобно устроилась на широком подоконнике.

Парочка избранниц Огня, с которыми у нас уже был конфликт, одарили подругу презрительными взглядами и уже открыли рот, чтобы сказать какую-то гадость, но она их опередила.

— Вы обе недостаточно хороши для вынесения критики в мой адрес, — зевнула девушка, изящно прикрывая рот ладошкой. — Свободны.

Я только головой покачала. И как ей это удается?

Мы молча доели завтрак и вернулись в аудиторию на второе занятие по Основной магической теории. Лекция была посвящена разбору базовых элементов, из которых состоит любое магическое плетение, так что почти два часа мы рисовали универсальные элементы. Магистр Аркенлау пообещал, что через декаду устроит проверочную работу, чтобы узнать, как долго удержатся в наших пустых головах подобные знания.

А в конце занятия нас ждал сюрприз.

Преподаватель отошел к дальней стене аудитории, под нашими изумленными взглядами снял защиту и открыл появившуюся в стене дверь, за которой оказался огромный шкаф, забитый коробками и свертками.

— Не советую даже пытаться вскрыть хранилище самостоятельно, — хмыкнул он, заметив любопытные взгляды адептов, — если не хотите, конечно, стать материалом для практики у целителей.

Он достал из шкафа большую черную коробку и вернулся за свой стол.

— Я буду вызывать по списку. Услышите свое имя — подходите и садитесь. Постарайтесь не задерживать себя и остальных.

Магистр открыл коробку; в ней лежало множество разноцветных шариков, назначение которых я даже не бралась угадать. Мы переглянулись с Ирмой — она тоже была заинтригована. И решила задать вопрос, который волновал всю аудиторию.

— Магистр Аркенлау, а что это? — спросила она, стреляя глазками в преподавателя. Тот машинально выпрямил спину и расправил плечи, а я мысленно хихикнула: подругу можно использовать как оружие против мужского населения.

— Это Пэ-и, искусственная сущность. Адептка?.. — приподнял он одну бровь.

— Тирлоу. Ирма Тирлоу, — томно представилась она.

— Что ж, Ирма, давайте тогда с вас и начнем. Подойдите.

Девушка поправила прическу, встала и медленно двинулась к столу, плавно покачивая бедрами. Что интересно, магистр не торопил ее, хотя сам пару минут назад просил всех не задерживать очередь.

— Присаживайтесь, — пригласил он, жестом отодвигая стул, будто они были в ресторане. — Вода — это хорошо, — пробормотал он и достал из коробки голубой шарик. — Позвольте вашу руку.

Ирма робко вложила свою ладонь в его и широко раскрытыми глазами посмотрела на лектора. Этот взгляд я уже видела, когда подруга объясняла мне теорию про беззащитных девочек, которые привлекают настоящих мужчин. И, кажется, такая тактика действительно работала. Во всяком случае, я заметила, что преподаватель погладил большим пальцем ладонь подруги и мечтательно улыбнулся. Мечтательно! С ума сойти.

Хотелось хихикать, но я сдерживалась.

Магистр Аркенлау будто очнулся и начал объяснять.

— Это ваш личный Пэ-и, — сказал он и положил на ладонь Ирмы маленький голубой шарик. — Сейчас я соединю его с вашей аурой, — продолжил он, делая сложный пасс руками. После его манипуляций шарик вздрогнул, приподнялся над ладонью девушки и стал стремительно увеличиваться, обрастая искрящимся голубым мехом. В итоге Пэ-и достиг диаметра около пятнадцати сантиметров, опустился обратно на ладонь Ирмы и… открыл глаза! Два круглых голубых глаза, с любовью смотрящие на свою хозяйку.

— Староста, принесите список адептов! — скомандовал магистр Аркенлау и, пока староста спускалась к преподавательскому столу, пояснил: — Сейчас каждый получит своего Пэ-и, после этого дам все объяснения. Потерпите.

Подруга вернулась и села за стол, бережно прижимая к себе пушистый голубой шарик.

— Покажи, — тихо попросила я.

К нам повернулись все сидящие рядом — не только мне было интересно, что это за зверь. Ирма положила Пэ-и на стол и погладила. Круглые голубые глаза шарика зажмурились от удовольствия, а сам он начал мелко вибрировать. Прелесть!

Но когда я протянула руку, чтобы тоже его погладить, шарик ловко увернулся и откатился ближе к хозяйке, избегая прикосновения.

— Тебе своего дадут, — проворчала она, беря Пэ-и на руки, — так что Самсончика не тронь.

— Кого? — удивилась я, заставив Ирму смутиться.

— Пэ-и, — пояснила она, а потом попыталась отвлечь меня. — Смотри, какой Тербу странный достался!

Я посмотрела в сторону стола преподавателя; сейчас там сидел один из избранников Земли. А шарик на его ладони рос и покрывался… зеленой чешуей! Я окинула взглядом других адептов, получивших Пэ-и, и поразилась разнообразию. Хотя цвет всегда соответствовал стихии адепта, фактура оказалась разной: мех, перья, колючки, иголки, чешуя, кожа… А несколько Пэ-и выглядели как цветные металлические шарики с глянцевой поверхностью. Но у всех были яркие цветные глазки, круглые носики и маленькие хвостики, что при общей шарообразности смотрелось невероятно мило.

— Гелла Марлоу! — позвал магистр Аркенлау, и я встала со своего места, гадая, кто же мне достанется.

Мужчина достал из ящика еще один голубой шарик и протянул его мне. Пэ-и оказался неожиданно теплым. Я почувствовала, как начались изменения, когда магистр присоединил шарик к моей ауре, и закрыла глаза. Хотела сразу увидеть Пэ-и таким, каким он станет.

Судя по ощущениям, шарик в моей руке не только потяжелел, но и покрылся коротким бархатистым мехом. Я открыла глаза и восхищенно ахнула, потому что почувствовала, глядя в бездонные голубые глаза, что это мой Пэ-и. Связь с аурой заставила воспринимать голубой шарик как что-то свое, родное и близкое. Теперь мне была понятна собственническая реакция Ирмы.

Я вернулась за наш стол, разглядывая свою прелесть и выбирая имя. Соседка играла со своим шариком, и я машинально сравнила их. Мой Пэ-и был совсем не похож на Самсончика: меньше размером, с более короткой и гладкой шерсткой, да и оттенок немного отличался. Мой пушистик был скорее синим, чем голубым. Погладила бархатистую спинку и нажала на теплый носик, вызвав тихое, едва слышное урчание. Поднесла Пэ-и к уху и прислушалась. Я явственно уловила шум волн, будто находилась недалеко от моря, которого не вижу, а только слышу. Решено, будет Мариком.

Процесс вручения Пэ-и затянулся, занятие уже давно закончилось, шло обеденное время, но мы не расходились. Играли с магическими питомцами и ждали, когда лектор наконец объяснит нам назначение Пэ-и. Когда последний шарик был вручен, магистр Аркенлау облегченно выдохнул и откинулся на спинку стула — его явно утомил этот процесс. От резкого движения капюшон мантии слетел с его головы, открывая волосы.

Никто не обратил на это особого внимания, а вот мне уже давно было интересно, какая Стихия ему покровительствует. Огонь… Ну, это многое объясняет.

— Сейчас в своих руках вы держите не просто искусственную сущность, — начал объяснение магистр Аркенлау. — Пэ-и — лучший друг адепта первого года. И не потому, что они такие ми-и-и-иленькие, — передразнил преподаватель воздушницу, сидящую в первом ряду. — Пэ-и — это лучший тренажер для увеличения вашего внутреннего резерва.

Он обвел аудиторию внимательным взглядом и продолжил:

— Внутренний резерв можно сравнить с мышцами. Если регулярно упражняться, давать нагрузку, то мышцы становится сильнее. Так и с магическим резервом: при регулярной практике его объем можно увеличить.

Эту теорию я знала, как и остальные адепты, которые кивали словам магистра. Но при чем тут эти существа?

— Пэ-и дадут вам возможность ежедневно прокачивать свой резерв путем передачи им энергии и забирания ее обратно. Они питаются энергией, так что часть будет теряться в процессе, но зато и ваши возможности будут расти. При регулярных тренировках, естественно, — преподаватель усмехнулся и покачал головой, явно уверенный, что мы будем лениться. Не знаю, как остальные, а вот я точно собиралась развивать свои способности. Погладила шарик, который прильнул к моей ладони, и улыбнулась. Оказывается, он не только хорошенький, но еще и полезный! И убирать за ним не надо… Мечта, а не питомец.

— Магистр Аркенлау, а можно вопрос? — спросила я, вставая с места. Мужчина устало улыбнулся, но кивнул. — Правильно ли я понимаю, что Пэ-и можно использовать и как накопитель? Если отдать ему энергию и не забирать?

— Теоретически можно, но такой накопитель будет постепенно разряжаться. Вы, очевидно, невнимательно слушали, Пэ-и питается энергией, — съязвил он. Но я поблагодарила за ответ и села — нужную информацию я получила.

Магистр попрощался и первым вышел из аудитории. Ирма проводила его взглядом и кивнула своим мыслям. Кажется, она определилась с целью. И мне отчего-то стало смешно. Хотя я понимала ее. Магистр Аркенлау — высокородный и сильный маг, но при этом добраться до него проще, чем до представителей других Великих домов. В своем воображении я уже видела картины, как Ирма намекает ему на дополнительные занятия, просит помочь со сложной темой… За этим будет весело наблюдать.

На обед мы все-таки успели. Но удивительным открытием стало то, что и другим адептам первого года раздали Пэ-и! Они яркими комочками сидели на плечах своих хозяев, катались по столам или летали вокруг. А один зеленый пернатый Пэ-и пытался свить гнездо на голове у избранника Земли! Надо отдать парню должное, он переносил это стоически, спокойно продолжая обед, даже когда пара перьев упала в его тарелку.

Но меня насторожило другое: старшекурсники посматривали на счастливых первогодок со снисходительной усмешкой, кивали друг другу и перемигивались. И тогда я задалась вопросом: а где же их Пэ-и?

Этот вопрос интересовал не только меня: я слышала, как другие адепты пытались выяснить подробности у старших курсов, но ответа не получали. Что ж, поищу в библиотеке информацию про Пэ-и, все равно завтра с самого утра идти туда на отработку.

— Какие планы на выходные? — спросила Ирма, когда мы уже набрали еды и сели за свой столик.

— Три утра подряд отрабатываю в библиотеке, — ответила я и зевнула; спать хотелось ужасно. Я лениво ковыряла вилкой салат, размазывая его по тарелке.

— Завтра будет вечер знакомств. Пойдем? — предложила подруга и весело подмигнула.

Я согласно кивнула, а потом подумала, что поспешила. Все же я пока что считаюсь девушкой Джера, и мне не стоит без него появляться на таких мероприятиях. Тем более это будет вечер знакомств. И хотя мне претила мысль изображать фальшивую невесту, но если учитывать, что именно на деньги хвостатого я учусь в Магистерии… Это практически стопроцентная гарантия, что я соглашусь и дальше продолжать его аферу в любом виде.

Да, я постараюсь со временем заработать деньги и отдать долг… Но, тьма! Пять сотен золотых! Даже представить не могу, сколько лет мне придется работать, чтобы расплатиться за первый год учебы. Хотя, может, все не так и страшно? Если получится начать подрабатывать уже сейчас, совмещая с магической практикой, то к окончанию Магистерии хотя бы третью часть удастся вернуть?

В любом случае, моя задача за этот год — взять максимум и постараться перейти на бесплатное. Несколько лет отработки по распределению — вполне справедливая цена за обучение.

Я так глубоко задумалась, что не сразу обратила внимание на Ирму, которая пыталась меня растормошить.

— Гелла… Ты тут вообще? — она пощелкала пальцами перед моим лицом. — Тебя новость о вечеринке в такой ступор ввела?

Мы встали из-за стола и понесли подносы с посудой к специальной стойке.

— Да. То есть нет, — я потрясла головой, прогоняя назойливые мысли. — Знаешь, я лучше сейчас спать пойду. Ничего уже не соображаю.

Девушка пожала плечами.

— Как хочешь. Но вечером все равно вылезай из своей берлоги. Будем веселиться!

Я машинально кивнула и побрела в сторону общежития. Уже в комнате всполошилась, что где-то забыла или потеряла Пэ-и. Но Марик как ни в чем не бывало выкатился из сумки. И когда я успела его туда убрать?

Села на кровать и задумалась.

— И как мне тебя накормить? — риторически спросила я, разглядывая шарик со всех сторон. Он моргал и забавно дергал хвостиком, но явно не мог мне ничего ответить. — Просто передать тебе энергию?

Я настроилась на связь между нашими аурами и стала потихоньку вливать силы. Но когда почувствовала подступающее головокружение, остановилась — вечером еще разрядка предстоит. Откинулась на подушки и блаженно прикрыла глаза. Пэ-и устроился у меня под боком и сыто урчал, мелко вибрируя. Под эти убаюкивающие звуки я и уснула.

Проснулась через несколько часов, потянулась и встала с кровати. Валяться не хотелось, меня обуяла жажда деятельности, так что я навела порядок в комнате, используя только магию. Подход куратора Несслау оказался эффективен: я не только избавилась от пыли и грязи, но и, не снимая, постирала тяжеленные черные гардины, шторы и серебряный тюль. Судя по их виду, Джер лет семь не заморачивался вопросом генеральной уборки.

И никаких специальных плетений для уборки не понадобилось, просто скомбинировала силу стихии и несколько простейших плетений. Но в библиотеке этот номер не пройдет, все же книги не стоит водой обрабатывать.

И тут мне в голову пришла отличная идея — попросить помощи у куратора Несслау! Она же сама сказала обращаться к ней, если возникнут вопросы. И это явно быстрее и эффективнее, чем пытаться найти нужное плетение самостоятельно. Я прикинула: до разрядки оставалось еще около часа, как раз успею сходить в управу факультета Бытовой магии. И даже если там не будет куратора Несслау, то спрошу ее секретаря, к кому можно за консультацией обратиться.

Довольная своим решением, я собралась, привела себя в порядок, погладила Пэ-и, мирно спящего на моей подушке, и вышла из общежития.

Мне повезло: куратор была на месте. Она усмехнулась, услышав про наказание, но с видимым удовольствием показала мне два подходящих плетения. Я перерисовала схемы и поблагодарила за помощь.

— Не благодари, — отмахнулась она, — мне приятна твоя тяга к знаниям и самостоятельному изучению материала. Главное — не проспи завтра, — она хитро посмотрела на меня и спросила: — Вам уже выдали Пэ-и?

Я кивнула и расплылась в улыбке, вспоминая пушистый комочек, спящий в моей комнате.

— Если ты будешь кормить его по утрам, то он будет тебя будить.

Она подмигнула мне и вернулась к своим делам, а я отправилась на разрядку. На подходе к полигону снова увидела Ирму, дающую консультации. Только на этот раз ее слушателем был какой-то парень. Худой и высокий избранник Земли нагнулся вперед, чтобы лучше слышать, что говорит ему моя подруга. Я подошла ближе и тоже прислушалась.

— …На любом свидании есть такие особенные моменты. Так вот, если не знаешь, целовать девушку или нет, на всякий случай поцелуй, — тихо проговорила Ирма. Но когда парень с решительным видом подался вперед и попытался запечатлеть поцелуй на ее губах, оттолкнула его и влепила звонкую пощечину. — Идиот! Не меня же!

Парень покраснел и явно смутился. Он попытался что-то сказать в свое оправдание, но я не расслышала. И только по смягчившемуся выражению на лице Ирмы определила, что это были извинения.

Она сжала его руку и заглянула в глаза.

— Ничего страшного. Я знаю, ты очень хороший. Но… — она отпустила его руку и сделала шаг назад, — я не люблю хороших. Извини.

Избранник Земли грустно улыбнулся, медленно наклонился к Ирме, поцеловал в щеку и ушел. Как только он отвернулся, девушка самодовольно улыбнулась.

— И не стыдно тебе, — укорила я, — разбила парню сердце…

— Ерунда. Зато плюс один, — отмахнулась она.

— В каком смысле?

Ирма посмотрела на меня как на маленькую.

— Вот тебе еще один ценный совет, — хмыкнула она. — Когда отшиваешь парня, скажи ему что-то приятное для гордости. Тогда он будет думать о тебе хорошее, а не то, что ты бессердечная дрянь.

Я нахмурилась: такие манипуляции мне не нравились. Но надо признать, что, скорее всего, это работало, иначе толпы поклонников Ирмы не торопились бы исполнить любое ее желание, а мечтали тихо придушить в уголке. Или сделать кое-что другое…

Я тряхнула головой и кивнула на полигон.

— Идем?

Разрядка прошла легче, чем обычно. Думаю, это было связано с тем, что большую часть резерва я передала днем Пэ-и, поэтому быстро скинула остатки энергии и теперь ждала подругу. Особых планов на вечер у меня не было, я выспалась, отдохнула и даже сейчас чувствовала себя легко и хорошо.

— Чем займемся? — спросила я, когда мы с Ирмой вышли с полигона.

Подруга смутилась.

— У меня через полчаса свидание, — как-то виновато ответила она, но потом встрепенулась. — Давай тебе быстренько кого-то найдем? Тогда двумя парами в город сходим…

— Нет уж, спасибо, — отказалась я и поинтересовалась: — А с кем свидание?

Ирма загадочно улыбнулась.

— Потом расскажу.

Я вернулась в общежитие, заглянула на кухню и, нагруженная подносом с тарелками, двинулась в свою комнату. Соседи, кажется, уже свыклись с моим присутствием: никто больше не цеплялся и не пытался задеть. А я гадала, кто больше повлиял на их отношение ко мне: Крис или Джер?

Удобно устроившись в кабинете, я поужинала, заварила шорш и стала разбирать тетради с лекциями за декаду. Бегло просмотрела свои записи по всем предметам и принялась за выполнение заданий. Ничего сложного, если внимательно слушать преподавателя и все записывать.

А потом вспомнила, что надо еще составить отчет по первой практике по Кулинарии. Напряглась, вспоминая, что там было интересного, и принялась быстро писать. Мысленно составила план отчета и по пунктам стала расписывать увиденное на кухне. Не думаю, что магистр Хонстлау ждет от нас чего-то особенного в этом отчете — скорее, ему интересно проверить нашу наблюдательность. Поэтому старалась не упустить ничего важного.

Через час я закончила отчет и откинулась в кресле, разминая шею и плечи. Из домашних работ оставалось сделать только задание по Основам магических плетений для магессы Ристенлау. Я потянулась к стопке книг, принесенных из библиотеки, и достала оттуда учебник по универсальной магии. Хотелось не просто нарисовать три примера плетений с использованием базового преобразователя энергии — мне было интересно глубже разобрать эту тему.

Я стала искать в аккуратной стопке тетрадь, в которой писала лекцию по Плетениям, но неожиданно почувствовала, что нагрелся блокнот, извещая о новом сообщении. Наверное, Ирма что-то спросить или рассказать хочет. Я открыла блокнот, но оказалось, что сообщение мне прислал… Джер.

«Так где, говоришь, ты встретилась с посланником из Вирии?»

Я вздохнула. Надежда, что хвостатый забудет про отложенный до его возвращения разговор, умирала в муках. А я так рассчитывала, что смогу за эти дни подобрать слова, которые смогут все объяснить так, чтобы я не выглядела воровкой.

«Поправочка. Я с ним не встречалась, а нашла его труп, — написала я и откинулась в кресле. Ни о каких заданиях я теперь думать не могла. — Он утонул в реке недалеко от деревни Вешенки. Если это название тебе вообще о чем-то говорит».

Я сильно сомневалась, что наше ничем не примечательное поселение вообще есть на картах. Масштаб не тот.

«А как ты его нашла?» — уточнил Джер.

Я снова вздохнула. И, кстати, может, так будет проще все рассказать, чем лицом к лицу.

«Зов стихии», — написала я и зажмурилась.

«Ты серьезно?»

Мне почудилась насмешка в вопросе Джера. Определенно, у переписки есть и свои минусы: когда не видишь лица собеседника, трудно оценить реакцию на свои слова. Но поскольку я написала правду, мне нечего бояться. Во всяком случае, я надеялась на это.

«Да».

«То есть тебя призвала стихия, чтобы… что?»

«Я пыталась его спасти, если ты об этом. Не вышло».

«Дальше».

Вот же настырный!

«Подобрала шкатулку, получила напутствие вернуть ее хозяину. Осмотрела артефакт, увидела клеймо и решила, как буду искать. Я вроде эту часть уже рассказывала?»

«Скажи еще, что кошелек с деньгами тебе тоже стихия подкинула».

«Ты можешь не верить, но так и было», — обиделась я.

Джер не отвечал, заставляя меня нервничать. Чтобы отвлечься, встала из-за стола, походила по комнате, разминая мышцы. Потом зашла в ванную и умылась холодной водой — щеки горели. И я не могла определить причины: то ли от смущения и обиды, то ли от злости. И хотя я себя чувствовала погано из-за всей этой ситуации, невольной участницей которой стала, но я же не виновата! Я же не специально!

Вернулась в кабинет и сразу заглянула в блокнот. Там появилось всего одно новое слово:

«Верю».

Я выдохнула и почувствовала невероятное облегчение. Стало так тепло на душе. Неужели мне больше не придется оправдываться? Деньги я ему в любом случае собираюсь вернуть, но выслушивать обвинения и насмешки приятного мало.

Джер больше не писал, так что я со спокойной душой вернулась к выполнению задания по универсальной магии. Периодически я заглядывала в блокнот, чтобы проверить, нет ли новых сообщений.

«Что нового в Магистерии?» — неожиданно написал Джер, резко меняя тему. Я удивилась его вопросу, не понимая сути.

«Тебя что-то конкретное интересует?» — уточнила я. Мало ли, может, что-то и происходит вокруг, а я не в курсе?

«Нет. Просто скучно».

Я помотала головой. Он же там на практике с группой боевых магов, как это может быть скучно? Этот вопрос и адресовала собеседнику.

«Рутина, — ответил он. — Тем более эти остолопы пьянствовали полночи, так что всего после пары часов интенсивных занятий повырубались и уже спят».

Ничего себе, как хвостатый их загонял!

«Через час я разбужу их и отправлю в ночное патрулирование, плавно переходящее в суточный марш-бросок по пересеченной местности», — написал он, и я почувствовала, что Джер улыбается, предвкушая развлечение.

«И не жалко тебе их?»

«Нет. Лучше урок усвоят. Погоняю их три дня на пределе возможностей — прочувствуют, что не стоит пить перед практикой».

Я прочитала сообщение и задумалась: у меня появились новые опасения касательно занятий Основами боевой магии. Не будет ли Джер нас так же мучить? Ему это явно нравится…

«А у тебя какие планы на выходные?» — спросил он.

«Ничего особенного, три дня отработки в библиотеке», — ответила я и улыбнулась. Я уже планировала, что каждое утро после уборки смогу оставаться в читальном зале. Наверняка в такой огромной библиотеке можно найти тонну всего интересного.

«Почему-то мне кажется, что ты мечтательно улыбаешься».

Я смутилась и на всякий случай посмотрела по сторонам — он же не может меня видеть? И только потом ответила: «Я люблю книги. Так что наказание от магистра Аркенлау мне не в тягость».

«Так это Тюрин тебя наградил? Будь осторожна, он является смотрителем нескольких библиотечных залов, не повреди там ничего».

Я удивилась. И хотя действительно сталкивалась с магистром в библиотеке, даже не предполагала, что это часть его работы.

«Он теоретик, вот и торчит все время в архиве», — пояснил Джер.

Интересно. Значит ли это, что он специально дал мне подобное наказание? Я задумалась и долго не отвечала, так что Джер написал снова.

«Что еще нового?»

«Нам вот Пэ-и раздали», — написала я. Будто почувствовав мою мысль, Марик влетел в кабинет и опустился на стол рядом с блокнотом, подставляясь под мои руки с просьбой погладить. «Кстати, а у старших курсов нет Пэ-и? Их забирают потом?» — решила поинтересоваться я.

«В конце года узнаешь», — загадочно ответил Джер, поселив во мне уверенность, что что-то тут нечисто. И если бы мы просто разговаривали, я бы не удержалась и задала еще с десяток уточняющих вопросов. Но тем и хороша переписка — успеваешь три раза подумать, прежде чем спросить что-либо.

Я вернулась к выполнению домашнего задания, но периодически поглядывала в блокнот, надеясь, что Джер еще что-нибудь напишет. Мне понравилось так общаться, было в этом что-то очень личное. И даже немного романтичное.

В итоге не выдержала и написала сама: «А в чем вообще заключается практика у боевых магов?»

Джер как будто ждал моего вопроса, потому что ответил почти сразу: «Учу их контролировать свою силу, осознавать последствия своих действий и нести ответственность».

«Больше на теорию похоже. Философия какая-то», — удивилась я.

«Ну как сказать. Я учу их именно практической части этой „философии“, — написал хвостатый. — Вот представь, маг во время боя запускает простейший огненный пульсар во врага, но промахивается. Все происходит за какие-то мгновения, схватка продолжается, его атакуют, он защищается… А в это время пульсар, пролетевший мимо, падает в сухую траву или кусты. Загорается лес. Начинается пожар, погибают деревья, животные, а может, и парочка самонадеянных магов…»

Интересно. Я никогда не задумывалась о том, что случается с боевыми заклинаниями, которые прошли мимо цели. И если простейший пульсар может натворить бед, то что уж говорить о более мощных заклинаниях! Любой сильный маг может нанести непоправимый вред окружающему миру.

«Интересно у вас там!» — честно написала я, подумав о том, что такие знания не помешают вообще всем адептам. И хотя на Бытовом факультете это не так актуально, но независимо от силы любому магу обязательно стоит помнить о контроле своих возможностей. И лично я бы с удовольствием поучаствовала в подобной боевой практике.

«Уж повеселее, чем пыль протирать, — ехидно ответил Джер, но я не обиделась. Каждому свое. — Ладно, пойду будить это стадо. Удачи завтра в библиотеке».

«Береги хвост!» — пожелала я и закрыла блокнот, широко улыбаясь.

На душе было светло и хорошо, хотелось танцевать или петь, но я направила энергию в практичное русло: за полчаса закончила делать домашние задания, даже попрактиковалась с преобразователем. Не с первого раза, а с восьмого, но у меня получилось сделать шаровую молнию! Потрескивающий белый шарик наполнил кабинет запахом грозы.

Довольная собой, я развеяла пульсар, передала весь остаток резерва Марику и отправилась в ванную восстанавливать силы и готовиться ко сну. А перед тем как лечь спать, погладила сытого Пэ-и и попросила его разбудить меня пораньше. Не хотелось в первый же день опоздать на отработку.

Не помню точно, что мне снилось, но общее ощущение осталось очень приятное. И утром настроение стало еще лучше, когда меня разбудил теплый пушистик: Марик лег на подушку, его короткий мех щекотал мою щеку, а постоянное шебуршение не давало снова уснуть, привлекая внимание. Я зевнула и села в кровати, радуясь новому утру. Может, Ирма была права, когда говорила, что я все время жду от жизни чуда?

Спрыгнула с кровати и стала собираться. Я легко успевала к началу отработки — быстро оделась, привела волосы в порядок, взяла сумку. У меня даже осталось время на то, чтобы спокойно позавтракать на кухне перед тем, как идти в библиотеку.

Дверь в одну из общих гостиных была открыта, и я заглянула внутрь. На диване спало несколько адептов: судя по количеству пустых бутылок и неопрятной одежде, у них явно была бурная ночь. Даже не доползли до своих комнат. Я покачала головой, но постаралась пройти мимо максимально тихо. Уверена: пьяные высокородные еще менее адекватны, чем трезвые.

Зашла на кухню и быстро съела завтрак: омлет, сыр и чашка бодрящего отвара сделали мое настроение еще лучше, так что я бодрым шагом направилась в библиотеку. Было странно идти по пустынным коридорам, обычно заполненным народом. Тишина даже немного пугала.

Я дошла до библиотечного коридора и сверилась с часами, висящими в большом холле, — у меня оставалось еще около десяти минут в запасе. Но лучше прийти раньше, чем опоздать. Библиотека была еще закрыта, так что я прислонилась к двери и достала из сумки учебник по боевой магии для моего уровня силы. Еще вчера после разговора с Джером захотела полистать эту книгу, вот и взяла с собой. На всякий случай.

Открыла первую страницу и начала читать введение:

«Для магов с ограниченным резервом энергии стратегия применения боевой магии отличается от классической. И если цель применения силы остается той же — вывести из строя противника, то методы достижения кардинально меняются. Это пособие познакомит вас с основным подходом и приемами, адаптированными для магов четвертого уровня…»

— Пришла-таки, — раздался знакомый ехидный голос у меня над головой, — доброе утро.

Я вздрогнула и подняла глаза. Надо мной возвышался магистр Аркенлау: красные пряди спадали на лоб, колючие глаза рассматривали меня с отстраненным любопытством, губы искривлялись в усмешке. Бр-р-р-р-р. Утро резко перестало быть добрым.

— А что вы тут делаете? — невольно вырвался у меня вопрос. Я просто не успела прикусить язык. Но… он ведь сам говорил, что я буду помогать хранительнице книг. Так почему я не вижу ее рядом?

— Пришел проследить, чтобы ты ничего не утопила, — резко ответил он, пассом снимая защиту и открывая передо мной двери библиотеки. — Прошу!

Я сделала глубокий вдох, пытаясь успокоиться, и прошла внутрь, ожидая дальнейших указаний. Но магистр продолжал молча меня разглядывать. А прочитав название учебника, который я все еще держала в руках, усмехнулся и покачал головой, пробормотав что-то вроде: «Ну-ну, все понятно».

— Магистр, что мне делать? — решила все-таки уточнить я, когда поняла, что молчание затягивается и никаких указаний мне давать не собираются.

Аркенлау приподнял одну бровь, поражаясь моей «глупости». Но я упрямо смотрела ему в глаза, ожидая ответа.

— Убрать пыль, секции с седьмой по десятую, — через несколько секунд недовольным тоном ответил мужчина, махнув рукой в нужном направлении. Чем был обоснован его выбор, я поняла, когда подошла к нужному ряду — это были стеллажи с книгами по стихии Воды, априори защищенные от воздействия влаги.

Магистр принес кресло из читального зала, сел рядом с началом седьмой секции и стал наблюдать за моими действиями.

Я отвернулась, окинула внимательным взглядом поле деятельности и закрыла глаза, восстанавливая в памяти нужное плетение. А потом снова обратилась к преподавателю с просьбой:

— А можете открыть полки? — Стеклянные дверцы, защищающие книги, были заблокированы какой-то охранкой. И я понимаю, что это было сделано для того, чтобы оградить книги от излишне любопытных и самостоятельных адептов, но мне нужен непосредственный доступ для уборки. Моего мастерства пока недостаточно, чтобы преодолевать такие щиты.

Магистр щелкнул пальцами, и стеклянные дверцы, ставшие неожиданно гибкими, разъехались в стороны и спрятались внутри деревянных стенок. Удивительно!

— Рот прикрой, — посоветовал Аркенлау, — а то пыли наглотаешься.

Кажется, он пробормотал еще, что я деревенщина, но мне было все равно. Я снова сосредоточилась на нужном плетении и стала собирать его по частям. Я решила использовать одно из тех, что показала мне куратор Несслау. Причина была проста: да, эти книги защищены от воздействия воды, и я могу просто применить силу своей стихии. Но что будет дальше? Как я буду убирать другие стеллажи, лишенные подобной защиты? Лучше сейчас, пока есть такая возможность, набить руку на специализированном плетении, собирающем пыль.

— Криворучка, — закатил глаза магистр Аркенлау, когда плетение третий раз соскользнуло и рассыпалось.

Сложность была в том, что там использовался преобразователь стихии, и хотя я вчера успела немного попрактиковаться, уверенности в своих силах не было, поэтому я дергалась и все портила. А ехидные комментарии, то и дело долетающие до меня со стороны наблюдателя, окончательно сбивали концентрацию.

— Тощая пигалица, — пробормотал магистр, заставив меня недоверчиво обернуться. Он правда это сказал, или мне послышалось? Одно дело — язвить по поводу моих знаний и умений, но переход на личности — это перебор. Всмотрелась в мужчину, но лицо Аркенлау оставалось бесстрастным, и только вопросительно приподнятая бровь выбивалась из каменной маски.

Я тряхнула головой, прогоняя наваждение, и снова сосредоточилась на плетении. Четвертая попытка также не увенчалась успехом, но я терпеливо начала работу сначала.

— Упертая деревенщина.

Не уверена, но, кажется, он специально сердил меня, не давая сосредоточиться. Но я буду не я, если поведусь на столь явную провокацию — он же только этого и ждет. Так что сосредоточилась на плетении, отрешившись от всех внешних раздражителей. Последовательно воспроизвела схему, закрепила и стала осторожно наполнять энергией… Получилось!

С моих ладоней к полкам устремились два десятка крошечных шаровых молний, спрятанных под прозрачной пленкой. Эти шарики покатились по полкам и книгам, притягивая и собирая всю пыль внутрь. Я завороженно наблюдала за этим процессом, радуясь своему успеху.

— Неплохо, — проворчал магистр Аркенлау, вставая с кресла. — Продолжай в том же духе, потом отчитаешься хранительнице, — он кивнул на стол около входа, за которым сидела уже знакомая мне пожилая избранница Эфира, Жи Керклоу. Ее седые волосы, перемешанные с редкими фиолетовыми прядками, были собраны в аккуратный пучок, она вообще выглядела очень строго и опрятно, и только прозрачный взгляд в никуда создавал жутковатое впечатление. — До завтра, — криво улыбнувшись, попрощался магистр. Он что, завтра утром снова будет меня изводить?! — Нет, ну что он в ней нашел? — пробормотал маг, уже отвернувшись от меня. — Кожа да кости…

Я зажмурилась, сделала глубокий вдох и мысленно досчитала до десяти, не позволяя его оскорблениям вывести меня из себя. Потом подумаю над его странным поведением, а пока стоит продолжить уборку. Мои пылевые шарики уже исчерпали запас вложенной энергии и замерли на полках. Послала небольшой импульс, притягивая к себе прочные мешочки, наполненные пылью. А так и не скажешь, что на обычных с виду полках с книгами так много грязи накопилось!

Не дожидаясь, пока пленка лопнет, выпуская пыль, сделала небольшой водный мешочек и собрала шарики туда. А затем продолжила уборку. Повторить плетение мне удалось со второго раза, и дальше процесс пошел намного быстрее. Оказывается, если никто не пытается сбить твою концентрацию, пользоваться магией куда как проще.

Я закончила уборку всех четырех секций и устало плюхнулась в кресло. Магия вымотала меня, я чувствовала себя словно после полной разрядки, даже голова немного кружилась. Некоторое время я тупо сидела, разглядывая стеллаж с книгами по моей стихии, а потом покосилась в сторону хранительницы книг. Пока полки не закрылись вновь стеклами, может, взять что-нибудь почитать? Но, будто услышав эту мысль, магесса подняла голову и посмотрела в мою сторону. Повинуясь ее взгляду, на стеллажах восстановилась защита.

— Подойди, — сказала она. Я нехотя встала и направилась в ее сторону, держа в руках пылевой мешок. — Положи сюда, — она указала мне на большую черную корзину с крышкой. Я пожала плечами и послушно выбросила собранную грязь в эту урну. Все равно не успела придумать, куда девать такое количество пыли.

— Иди, — кивнула она на выход. — До завтра.

Вот и весь разговор. Я вздохнула, но постаралась не сильно расстраиваться, что не удалось спокойно посидеть в читальном зале. Все равно в таком состоянии никакого удовольствия от чтения не получить. И я решила вернуться в общежитие, перекусить и лечь спать на пару часиков.

Из головы никак не выходили слова магистра Аркенлау. Почему он так странно себя вел? Что имел в виду?

Уже в комнате, приготовившись ко сну, машинально проверила блокнот на предмет новых сообщений… И оно было!

«У меня вчера было потрясное свидание! Ты на завтрак придешь?» — написала мне Ирма.

Я прикинула время: в библиотеке на уборку я потратила почти три часа. Значит, общий завтрак, который по выходным начинался в девять утра, уже закончился. Да и сомневаюсь, что подруга меня до сих пор в столовой дожидается. Мне тоже хотелось поскорее увидеться и обсудить с ней странное поведение магистра Аркенлау — может, она найдет объяснение тем гадостям, что он мне наговорил? Написала подруге и предложила встретиться на обеде.

Блокнот нагрелся, извещая о новом полученном сообщении, но оказалось, что оно не от Ирмы. Я перевернула страницу.

«Что делаешь?» — спрашивал Джер.

Простой вопрос ни о чем, обычная вежливость… Но мне было безумно приятно.

«Делаю вид, что все в порядке», — написала я и улыбнулась.

«То есть что-то случилось», — констатировал он.

«Ничего особенного, все хорошо. Как прошло ночное патрулирование?» — поспешила я перевести тему.

«А, никак. Слабая группа, опять повырубались почти все. К концу года половина отсеется на другие факультеты — не выдержат нагрузки».

Я вздохнула. Как бы меня не отчислили по той же причине. Хотя, если судить по первой декаде, то все у меня будет хорошо. Во всяком случае, пока я с заданиями легко справляюсь. Но что будет дальше?

«Так что у тебя случилось?» — снова спросил Джер.

«Ничего, просто устала на отработке. Сейчас вообще спать ложусь», — снова ушла я от ответа. Еще не хватало ныть и жаловаться, когда я сама не уверена в том, что слышала.

Не знаю как, но я почувствовала, что парень мне не поверил, однако решил оставить этот вопрос. Я подождала еще несколько минут, но он больше ничего не написал.

Сон пропал. Я крутилась на кровати, пытаясь устроиться поудобнее, но все было не так. Мне было то слишком жарко, и я скидывала одеяло, то, наоборот, мерзли ноги, заставляя кутаться обратно. Раздражал свет, пробивающийся сквозь плотные шторы. И вообще на душе было как-то муторно, терзало плохое предчувствие. А интуиция мага, как говорила моя наставница, это соединение дара и разума, позволяющее лучше чувствовать мир.

Я легла на кровати, пытаясь понять, с чем связана моя тревога, но не находила ответа. Перебирала в уме вопросы, ситуации, людей, но не чувствовала связи с дурным предчувствием.

В итоге встала с кровати, оделась и решила прогуляться. Была надежда, что свежий воздух благотворно подействует на мои умственные способности. Вот только слабость… Подумала и растормошила Пэ-и, забирая у него половину отданной накануне энергии. Мое самочувствие сразу улучшилось, а пушистый шарик мурлыкнул и продолжил спокойно спать.

«Где ты сейчас?» — написала Ирме и стала ждать ответа. Подумала, что дожидаться обеда глупо, раз уж я все равно уснуть не смогла.

«В общежитии. Заходи в гости! — правильно поняла девушка причину моего обращения. — Правое крыло, третий этаж, комната 317».

Я забежала на кухню, набрала целую миску печенья, плюшек и мелких фруктов и направилась в гости. На лицо сама собой выползла улыбка из-за такого обычного, но приятного события. Тревога чуть-чуть отступила, или я просто отвлеклась и перестала обращать внимание на дурное предчувствие. В этом и была моя ошибка.

Очень. Большая. Ошибка.

Удар по затылку был не столько сильным, сколько неожиданным. А вот при падении с лестницы я отчетливо прочувствовала каждую ступеньку. Как-то отстранение, почти не ощущая боли, диагностировала две трещины в ребрах, вывих левой руки, которой я пыталась затормозить падение, множественные ушибы и растяжения…

Голова гудела, я не могла пошевелиться и нормально сфокусировать взгляд. Тупо смотрела на короткий пыльный ворс ковровой дорожки, рассыпавшееся печенье и осколки миски и пыталась собраться с мыслями. Какого Гарха вообще произошло? На меня кто-то напал?!

— Ой, упала, — услышала я смутно знакомый злой женский голос.

Я пыталась вспомнить, кому он принадлежит, но до утекающего сознания все звуки доносились будто сквозь толщу воды, путая мысли.

— Надо девочке помочь… — протянула другая.

Нет уж, спасибо, обойдусь! Я открыла рот, собираясь позвать на помощь, но язык не слушался. Горло сжал спазм.

— Напомнить, где ее место, — добавила третья.

Укол резкой боли на мгновение прояснил сознание. Я почувствовала, что меня подняли вместе с ковром и куда-то понесли. Через пару минут сверток с моим телом грубо швырнули на пол. Из своего положения я смогла рассмотреть только малую часть помещения, но неприятный запах и уже знакомый черный контейнер для мусора натолкнули на определенные выводы.

— Вот тут тебе самое место, — ехидно сказала первая, закрывая дверь и щелкая замком. — Посиди, о жизни подумай.

О, если бы я могла сесть! Кажется, у меня сотрясение мозга, иначе, почему так тошнит? И сосредоточиться не удается…

Не знаю, в какой момент я потеряла сознание, но в себя пришла под громкие проклятия. Ругались, судя по голосам, Крис, Тед и Ирма. Они стояли прямо за дверью, где я лежала, и пытались вскрыть замок.

— Ты вообще староста или кто? Почему у тебя нет ключа? — возмущалась Ирма.

— Это помещение не относится к нашему общежитию, — раздраженно ответил ей Тед.

А Крис, снова выругавшись, пытался расковырять замок.

Я облегченно выдохнула и постаралась расслабиться. Меня нашли друзья, значит, дальше все будет хорошо… Или нет. Потому что инцидент вполне может повториться.

Наконец замок щелкнул, Крис резко распахнул дверь, впуская внутрь свет и свежий воздух. Надо же, какой он сладкий, приятный, я-то уже успела принюхаться к местной вони…

— Рыбка! Ты как?! — обеспокоенно спросил воздушник, опускаясь около меня на колени. — Где болит?

Я прокашлялась и попыталась улыбнуться. Я была безумно рада, что меня нашли так быстро, даже боль немного отступила.

— Две трещины в ребрах и сотрясение. А остальное ерунда, ушибы, — ответила я и закашлялась. Судя по ужасу на лицах друзей, кашель был с кровью… Попытка приободрить моих спасателей с треском провалилась.

Крис и Тед переглянулись, а после стали надо мной колдовать: поделились энергией, пустили восстанавливающий импульс, наложили обезболивающее плетение, а после сформировали воздушные носилки, чтобы транспортировать меня к лекарям.

Ирма нервно кусала губы, на ней лица не было. Когда носилки повисли в воздухе, она подошла ближе и взяла меня за руку, легонько сжав. И от этой безмолвной поддержки у меня на глазах выступили слезы. Я так привыкла, что всегда одна, сама за себя решаю, ни на кого не рассчитывая, что до сих пор не до конца осознала, что моя жизнь изменилась.

Ирма неправильно поняла причину моих слез и испугалась.

— Ох, тебе больно? Прости! — всхлипнула подруга, отпуская мою руку.

— Нет, все нормально, — успокоила ее я и криво улыбнулась. — Ну, насколько это вообще возможно в подобной ситуации…

— Рыбка, ты видела, кто на тебя напал? — спросил Крис, тревожно вглядываясь в мое лицо.

Я осторожно покачала головой.

— Только голоса слышала. Но, кажется, узнала…

Парни переглянулись и скривились.

— Голоса — это вообще не доказательство.

— Почему? — удивилась Ирма.

Тед погладил свое горло, накладывая плетение, а потом неожиданно заговорил голосом Ирмы:

— Потому что боевиков, например, на втором году учат подражать голосам животных и птиц. — Он снова прикоснулся к шее и заговорил голосом Криса: — Но, естественно, все сразу начинают баловаться: устраивают розыгрыши, говорят чужими голосами…

— То есть я ничего не смогу доказать, даже если уверена в личностях тех, кто на меня напал? — уточнила я у ребят.

Крис пожал плечами.

— Магических следов напавших на тебе нет, физических тоже… Классическая «темная».

Мы быстро перемещались по коридорам главного корпуса, направляясь к лекарской. Я отчасти была рада, что все случилось в выходной: я не стану «учебным материалом» для адептов. Главное — поправиться до начала декады.

Мы остановились около дверей помещения дежурного целителя, мои носилки слегка раскачивались. Или это голова кружилась?

— И будь осторожна, — попросил Тед уже своим голосом. — Публичное обвинение без доказательств — отличный повод для вызова на дуэль.

Ох, вот только дуэли с заведомо более сильными противницами мне и не хватало! Но что же делать? Нет, понятно, что девицы эти не в восторге от моего соседства, но… Но, кстати, может, это были и не те девицы, что приставали к Джеру? Мало ли кому еще сам факт моего существования рядом мешает жить спокойно. У высокородных явно слишком много заморочек по поводу своей исключительности… Тед и Крис не особо удивились случившемуся со мной, значит, не я первая пострадала, были и другие.

Воздушник громко постучал в дверь и открыл ее, толкая носилки вперед. Мы оказались в просторном светлом помещении со стандартной обстановкой: стол, пара стульев для пациентов, кресло целителя, непрозрачная ширма и жесткая койка.

— Ларс, принимай! — крикнул Тед, призывая из-за ширмы уже знакомого мне целителя. Именно он проверял мое состояние после злополучной разрядки, где я потеряла сознание. И Ларс, к сожалению, тоже меня узнал.

— Знакомое лицо. Больше не симулируешь? — усмехнулся он, профессионально сканируя мое состояние и аккуратно ощупывая повреждения. Закончив первичный осмотр, целитель обратился к Крису: — Не перекладывай, нам все равно в другой кабинет идти.

Я удивилась: думала, что меня сейчас накачают восстанавливающими зельями, срастят ребра и отпустят в общежитие… Прочитав недоумение на моем лице, Ларс пояснил.

— Дорогая, у тебя вообще-то легкое повреждено. Так что ночуешь сегодня у нас.

Я нервно сглотнула, осознав, что солоноватый привкус на языке — это кровь.

— Не переживай. Ты же вроде на лекаря учишься? Вот и будет тебе внеплановая практика, — оптимистично добавил Ларс, пытаясь меня приободрить.

Мы вышли в коридор; теперь мои носилки толкал вперед целитель, а ребята шли следом.

— Вам дальше нельзя. Приходите через пару часов, ваша подруга в общей палате будет.

Мы остановились перед массивными двойными дверями, выкрашенными в голубой цвет, и теперь целитель терпеливо ждал, пока ребята уйдут.

— Выздоравливай, — сказала Ирма, осторожно погладив меня по руке. Она выглядела очень бледно, губы были плотно сжаты, пальцы мелко дрожали. Я даже заволновалась, не стоит ли и ей обратиться к целителю: нервный срыв у мага — вещь, опасная не только для него, но и для окружающих.

Подруга тряхнула головой, слабо улыбнулась и отошла, уступая место Крису.

— Не волнуйся, рыбка, мы выясним, чьих это рук дело, — шепнул «братик», наклонившись ко мне и целуя в щеку. Я неожиданно почувствовала, что он вложил мне в руку какой-то небольшой круглый предмет. — Как окажешься в палате, вставь в ухо, — тихо пояснил он и подмигнул мне.

Ларс нетерпеливо покашлял.

— Да хватит вам прощаться, с ней ничего серьезного, — закатил глаза целитель. — Вечером увидитесь.

Я убрала загадочный шарик в карман, чтобы не потерять, и благодарно улыбнулась ребятам. Они слаженно кивнули, развернулись и пошли обратно по коридору, а мои носилки целитель толкнул вперед. Двойные двери разъехались в стороны, пропуская нас на закрытую территорию целителей.

И меня окутал такой родной и привычный запах лекарственных трав, что я окончательно успокоилась и стала размышлять. Ларс завез меня в комнату с еще двумя целителями, которые стали задавать стандартные вопросы: имя? Возраст? Факультет? Что произошло? Где болит? Дышать трудно? Я машинально отвечала, а когда они замолчали, попросила:

— А можете записать все повреждения? Очень нужна официальная заверенная бумага о полученных мною травмах.

Целители переглянулись, и Ларс подозрительно спросил.

— Зачем тебе?

Я вздохнула. Как я и думала, эти тоже не удивились моему неслучайному падению с лестницы, значит, такое действительно случается. И все друг друга прикрывают.

— Понимаете, у меня назначена отработка на все выходные, но я же не смогу завтра на нее попасть. Боюсь, что магистр Аркенлау меня потом со свету сживет…

— Ладно. Будет тебе бумага, — нехотя согласился Ларс. — Все, теперь лечиться.

Через час меня помыли, подлатали и перевели в палату. Вопреки словам Ларса, никакой практики из этого не вышло, потому что мои мысли были заняты другими вопросами: что теперь делать? Как обезопасить себя? И как вычислить напавших? Отчего-то я была уверена, что это были именно те девушки — поклонницы Джера, с которыми мы столкнулись в общежитии. Я узнала голоса, и у них был мотив напасть на меня.

Но они просчитались. Их целью было запугать меня, заставить отступить, съехать, бросить учебу… Ну уж нет! Еще не знаю как, но я найду способ разобраться с ними!

Глава 9

В общей палате я лежала одна, еще три кровати пустовали. Большие часы над входом показывали, что приближается время ужина. Я прикинула: получается, я около пяти часов пролежала без сознания, пока ребята меня не нашли. Вспомнив про шарик и наставления Криса, вставила горошинку в правое ухо, испуганно дернувшись от услышанного.

— …Общее собрание открытым, — серьезно прозвучал голос Теда. — Есть ли у кого-то вопросы по условиям проживания?

Я поняла, что мягкий шарик, оставленный Крисом, передает мне звук того, что происходит рядом с ним. Я припомнила правила нашего общежития — там действительно упоминалось, что раз в декаду должны проходить общие собрания, на которых обсуждают бытовые вопросы. Элитное общежитие полностью находилось под управлением самих адептов, все решения принимались на таких сборищах.

— Есть предложение внести изменения в утреннее меню, — заговорила какая-то девушка, — необходимо добавить свежие соки и фруктовые салаты.

— Надо заменить испорченную мебель во второй гостиной, — сказал незнакомый парень.

— В очередной раз предлагаю снять запрет на крепкий алкоголь, — весело добавил еще один мужской голос.

После этого заявления послышались сдержанные смешки. Было странно слышать происходящее, будто я сама сидела на этом собрании: ребята выдвигали предложения, дельные и не очень, обсуждали их, высказывались за и против, а затем голосовали. И хотя меня мало волновали вопросы вроде замены металлических блюд на керамические, но послушать было интересно.

А в конце собрания Тед, который на правах старосты управлял этим мероприятием, поднял и мой вопрос…

— Сегодня на одну из наших соседок было совершено нападение, — начал он, и в комнате сгустилась тишина. Утихли смешки и шепотки, все напряженно слушали, ожидая продолжения. Но Тед молчал.

— Рыбка, — тихо шепнул Крис, — слушай дальше внимательно и запоминай голоса, потом обсудим.

Не знаю, что происходило на собрании, но мне казалось, что все переглядываются, пытаясь понять, кого не хватает.

— Кто пострадал? — спросил один из ребят, не выдержав продолжающегося молчания.

— Гелла Марлоу, — ответил Тед.

Мне показалось, или я расслышала несколько облегченных вздохов?

— Нападение произошло на нашей территории? — уточнила незнакомая мне девушка.

— Нет, на лестнице в переходе между общежитиями.

— Тогда при чем тут мы? — недоуменно спросил один из парней. — Мало ли кому эта дворняжка дорогу перебежала…

— Она же не одна из нас, — а вот это сказала одна из троицы, предположительно столкнувших меня с лестницы. Я услышала несколько одобрительных возгласов, поддерживающих огневичку.

А потом услышала тихий рык Криса.

— Мартен, повтори, я не расслышал. Как ты мою троюродную сестру назвал?

Я опешила от такого заявления, хотя должна была признать, что Крис нашел идеальный выход — наши кровные узы посторонний вполне мог принять за очень дальнее родство.

— Эй, Крис, я же не знал! Только без обид! — воскликнул парень, обозвавший меня «дворняжкой».

— Что ты, какие обиды. Я тебе только руку сломаю, и все забудем.

— С-се-сестра? — чуть заикаясь, уточнила вторая огневичка, но потом справилась с голосом. — Что ж ты тогда ее по всем углам зажимал?

— Терлина, — снисходительно ответил Крис, — моя личная жизнь тебя не касается. Уже три декады как.

— Но…

Меня как будто снова швырнули в комнату с мусором — так мерзко я себя почувствовала. Ведь ничего же не было! Так, несколько поцелуев, причина которых — по большей части в зелье и последствиях ритуала. А эта огневичка выставила меня непонятно кем…

А потом в голове возникла и другая мысль. Получается, у напавших на меня был и еще один мотив — Крис! А это существенно расширяет круг подозреваемых…

Я отвлеклась от размышлений, снова прислушиваясь к происходящему на собрании.

— Тера, это не твое дело, — ехидно проговорил воздушник, явно собираясь добавить что-то еще, но его прервал оклик старосты.

— Хватит! — Тед остановил затянувшуюся перепалку и уже спокойно добавил: — Правила едины для всех. Мы обязаны провести внутреннее расследование инцидента. После собрания ты, ты и ты подойдите ко мне.

Голос Теда стал тише — видимо, Крис отошел в сторону для приватного разговора. Во всяком случае, я услышала, что к нему обращается Мартен, снова прося прощения за свои слова. Но Крис отмахнулся от его извинений, повторив обещание сломать ему руку на ближайшей тренировке.

— Да что такого-то? Почему ты за эту бледную немочь вообще вступаешься? Дальнее родство — не повод…

«Братик» со свистом выдохнул и глубоко вдохнул, пытаясь успокоиться.

— Как же мне хочется пару зубов тебе выбить, — злобно проговорил он. Я испугалась: правила общежития однозначно запрещали подобные потасовки, и мне совсем не хотелось, чтобы Крис из-за меня получил наказание. Наверное, он и сам осознавал, что сейчас не место и не время затевать разборки, потому что через пару мгновений ехидно добавил: — Хотя, с другой стороны, этим я только улучшу твой внешний вид. Так что ты мне еще и приплатить будешь должен.

Воздушник откровенно смеялся над парнем, и мне было отчего-то приятно, что он таким образом вступился за меня. Обозначил, что я достойна защиты.

— Пойдем выйдем на свежий воздух? — зло прошипел Мартен.

— Ты все еще любишь природу, несмотря на то, чем она тебя одарила? — продолжал ехидничать Крис.

Я с интересом ждала, чем продолжится перепалка, когда дверь в мою палату громко скрипнула и отворилась, пропуская кого-то внутрь…

— Как ты себя чувствуешь? — спросила Ирма, присаживаясь на стул около моей кровати.

Я прислушалась к себе и провела мини-диагностику.

— Неплохо. Часов через двенадцать восстановление полностью закончится.

— Во всяком случае, выглядишь уже намного лучше, — улыбнулась она, но потом вздохнула и закусила губу. — Я ужасно за тебя волновалась, — добавила девушка.

— Был повод, — проворчала я. А потом решила прояснить один момент, который волновал меня последний час: — А как вы вообще меня нашли?

Подруга слабо улыбнулась.

— Ты подозрительно долго шла к нам в гости, и сначала я решила, что ты передумала и легла спать. Или уснула по пути. — Я улыбнулась. — Но когда ты и на обеде не появилась, я заволновалась всерьез. Но в твою общагу меня не пустили… — Ирма смущенно покраснела и продолжила: — Мои крики привлекли внимание куратора Несслау — она шла по своим делам, но решила выяснить, по какой причине ее адептка буянит. И я ей все объяснила!

Так и вижу эту картину. Зная Ирму, могу предположить, что было феерично.

— И что она сделала? — тихо спросила я. Ох, надеюсь, что она не отмахнулась от подозрений Ирмы. Мне вообще непонятно, почему со мной до сих пор никто из представителей администрации не поговорил. Все же на их территории творится Гарх знает что, а они смотрят сквозь пальцы или вообще игнорируют. Или вопрос безопасности адептов их мало волнует?

Я отвлеклась и прослушала, что говорила Ирма, но вернулась в реальность, среагировав на знакомое имя.

— …Она вызвала к нам вашего старосту, Тадеуса, и попросила его постучать к тебе в комнату. Я успокоилась, поблагодарила куратора и стала ждать новостей. И через десять минут староста вернулся, да не один, а с этим твоим воздушником.

Я не стала спорить и возражать, что он не мой, — начиналась самая интересная часть истории.

— Так вот, я им рассказала, что ты пропала, Тед подтвердил, что в комнате никого нет. И тогда воздушник закрыл глаза и сотворил какое-то сложное плетение, после чего нахмурился и чуть ли не зарычал. И сорвался с места.

Ирма с воодушевлением описывала, как они пронеслись по пустому коридору, как добрались до лестницы и нашли кладовку, где меня заперли. Ее история из трагической постепенно перерастала в приключенческую, и я поспешила перебить ее, пока не началась любовная линия.

— А куратор Несслау? — уточнила я.

— А что она? Позвала тогда вашего старосту и ушла по своим делам, но просила потом сообщить ей о результатах. Мы доставили тебя к целителям, и я сразу к ней побежала, все рассказала. Она обещала разобраться в ситуации.

— Чем мы сейчас и займемся, — прозвучал мягкий голос от входа. Сразу видно опытную магессу — дверь при ее появлении даже не скрипнула. Интересно, давно она там стоит и слушает?

Ирма вскочила со стула, уступая место куратору, но не ушла, а встала у изножья, прислонившись к спинке кровати. Я же села повыше — мне было неловко валяться в кровати в присутствии главы факультета.

— Для начала скажи, как себя чувствуешь, — начала магесса свой допрос.

Я честно передала ей слова целителя, что со мной уже почти все в порядке, теперь только денек отдохнуть, чтобы окончательно восстановиться. Женщина удовлетворенно кивнула и перешла к цели своего визита:

— А теперь рассказывай, что произошло.

Я выдохнула, собралась с мыслями и по возможности спокойно и четко, со всеми подробностями пересказала историю своего падения с лестницы. С каждым моим словом куратор Несслау все сильнее хмурилась, вселяя в меня надежду. Судя по всему, она поверила, что я ничего не придумала, не пытаюсь никого обмануть, а только хочу добиться справедливости.

Рассказ занял не более пяти минут, но, когда я закончила, куратор долго молчала и смотрела в одну точку, явно размышляя над услышанным. Мы с Ирмой только переглядывались, но не решались нарушить тишину, царящую в палате.

— К сожалению, я тебе ничем помочь не смогу, — наконец произнесла куратор Несслау, а увидев шок на наших с Ирмой лицах, пояснила: — Это не в моей компетенции.

— Но как же так? — я закашлялась, а Ирма заговорила, удивив меня своими познаниями:

— В общих правилах Магистерии сказано, что конфликты между адептами, закончившиеся нанесением магических или физических травм, разбираются на совете, в котором участвуют главы факультетов. — Ирма явно времени зря не теряла и уже успела изучить данный вопрос. — И в зависимости от тяжести травм виновник несет наказание вплоть до отчисления!

— Это действительно так, — кивнула куратор и похвалила Ирму: — Молодец, хорошо подготовилась. Но у нашего платного отделения свои правила. И там все подобные конфликты решаются внутри: сами ищут виновных, сами определяют меру наказания. Это учит ответственности и самостоятельности.

— Но я же не «-лау»! — воскликнула я, возмущенная такой несправедливостью. — Плевать они хотели на меня, никто не вступится.

— Тут ты не права, — покачала головой магесса. — Сама увидишь, большинство встанет на твою сторону.

Ага, конечно. Слышала я уже, что мои милые соседи на самом деле думают обо мне. Им вообще было бы намного удобнее и спокойнее, если бы меня не было.

— Меня так и убить могут… — озвучила я напугавшую меня мысль. Просто… Нет человека — нет проблемы, верно?

— Убивать тебя не будут, — нахмурилась куратор, — потому что это уже нарушение закона. А попасть на рудники из-за глупой ссоры никто не захочет. А подобные несчастные случаи… бывают. Хотя обычно спорные вопросы решаются на честной дуэли.

Замечательно просто! Нет, я с первой минуты, как оказалась в том гадюшнике, знала, что ничего хорошего меня не ждет. Но чтобы настолько! Какая честная дуэль может быть между мной и огневичкой с факультета Боевой магии?

— Я не могу вмешиваться во внутренние дела вашего общежития. Вся проблема — в твоем платном обучении, — наконец произнесла куратор Несслау. — Если бы нападение было совершено на нее, — женщина кивнула на Ирму, — то мы бы провели тщательное расследование с привлечением специалистов. И действительно могли бы вынести на факультетский совет вопрос не только о штрафе или отработке, но и об отчислении виновных. Но ты на платном, живешь с ними вместе и подчиняешься тем же правилам.

— Но… Что же мне теперь делать? — хмуро спросила я.

— Ждать окончания внутреннего расследования. И быть более осторожной, — магесса встала со стула, собираясь уходить, но на прощание добавила: — В день, когда ты успешно сдашь экзамены, я смогу перевести тебя на общее отделение.

Куратор ушла, а я еще несколько секунд размышляла над ее словами. Она будто мысль мою прочитала: я хотела попросить о переводе в обычное общежитие, к нормальным людям… Но получается, что это невозможно сейчас?

Ирма села обратно на стул около моей кровати, наклонилась ближе и зашептала, чтобы никто не услышал:

— Это все несправедливо! Почему для высокородных свои правила? Законы должны быть едины для всех!

Я хрипло рассмеялась. Демократия, да-а-а… Мы этот строй изучали в школе, звучит всё красиво и правильно, но на деле для элиты все равно свои законы. Сейчас с разделением на «-лоу» и «-лау» всё как-то честнее, что ли, чем лицемерное всеобщее равенство. Сильный маг и фермер не могут быть равны по определению. Неприятно, обидно, но факт. Сильный управляет слабым — это закон природы и закон любого общества. И люди, переселяясь на Эндо, согласились жить под властью сильнейших магов, которые позаботятся и о безопасности, и о комфорте.

— Жизнь — вообще вещь не самая справедливая, — философски проговорила я, думая о том, что если бы вселенская справедливость была, я бы осталась с родителями, а не оказалась в незнакомом мире совсем одна.

Ирма грустно улыбнулась, понимая, что помочь сейчас мне точно ничем не сможет. Поэтому она решила отвлечь меня от грустных мыслей.

— Ой, я же тебе так и не рассказала про свое свидание!

Я вполуха слушала ее историю о невероятно романтичном свидании с каким-то избранником Огня: он ждал ее у общежития с огромным букетом цветов, потом повел в лучший ресторан Магистерии «Под небом», где они до ночи разговаривали и любовались звездами. Он галантно ухаживал, не позволяя себе ничего лишнего, на прощание поцеловал руку… А утром он прислал ей новый букет цветов и кулончик на золотой цепочке! Ирма была в восторге, радуясь, что ей наконец-то повезло и у парня явно серьезные намерения, раз так ухаживает.

— А как же твоя скорая свадьба? — спросила я, вспомнив предсказание избранницы Эфира.

Подруга посмотрела на меня как на несмышленыша.

— Для свадьбы нужен жених, — наставительно произнесла она, — вот я и работаю над выбором достойного кандидата. А потом и тебе кого-нибудь подберем…

Она говорила что-то еще, а у меня в голове будто свет зажегся. Я снова и снова вспоминала нападение, но больше не злилась. Произошедшее уже не воспринималось так остро, обида отошла на задний план. Я разумом подавила эмоции, решив, что сначала надо разобраться в ситуации и найти виноватых, а потом уже впадать в истерику и жалеть себя.

Получается, главной виновницей несчастного случая была я сама. Слишком расслабилась, увлеклась новыми переживаниями, наслаждалась мужским вниманием и забыла о своих целях. Забыла об осторожности. Я перебирала в памяти все события последнего времени, выискивая взаимосвязи. Как это ни прискорбно, но я действительно вела себя как пустоголовая.

Второе место по степени вины честно делили между собой Джер и Крис: именно их поведение — внимание ко мне — спровоцировало агрессию огневичек, которые в моем списке виновных занимали почетное третье место.

И все произошедшее выглядело настолько абсурдно и глупо! Просто квинтэссенция всеобщей тупости. Эталон идиотизма.

Но хватит раскисать, надо брать себя в руки. Окончательно разобраться в ситуации, достойно отомстить ревнивым огневичкам, а после этого со спокойной совестью продолжить учебу, не отвлекаясь на посторонних. Слухи, сплетни… пускай говорят что хотят, лишь бы не трогали! Меня это не касается. А те, кому я действительно нужна, останутся со мной, не смотря ни на что. А если нет, то еще вопрос, нужны ли мне такие люди рядом.

* * *

У целителей я провалялась еще целые сутки, практически все время проспав под действием восстанавливающих зелий. Зато вечером второго выходного дня проснулась бодрой и отдохнувшей. Я смутно помнила, что ко мне по очереди приходили Ирма, Крис и Тед, но о чем мы говорили, оставалось загадкой. Поскольку я представляла собой картину «Полуразумный овощ в спячке», не думаю, что кто-то из них на самом деле пытался сообщить мне нечто важное. Но проверить стоит.

Дежурный целитель осмотрел меня, сохранил показатели и выгнал, проворчав, что здоровым тут не место. И я с радостью покинула эти гостеприимные стены, с удовольствием вдыхая свежий вечерний воздух.

Теперь надо было определиться, что делать. На ужин я не собиралась — целители накормили меня перед выпиской — поэтому единственным моим желанием было помыться. Хотя физически я была чистой, но мне хотелось смыть дурные воспоминания и эмоции, прополоскать мысли. И моя ванна была бы идеальным местом, если бы не одно «но».

Я боялась. Не хотела возвращаться в общежитие, полное злобных высокомерных засранцев и их самоуверенных, наглых и жестоких подружек. Я скрипнула зубами, понимая, что не права, но ничего поделать не могла. Злость и обида прорывались сквозь мысленные барьеры.

Я постаралась успокоиться, сделала несколько глубоких вдохов и подумала, что стоит сходить на реку. Живая вода точно поможет прийти в себя и набраться сил и смелости, которые мне очень скоро понадобятся.

Так что я развернулась спиной к главному корпусу и быстрым шагом направилась к выходу из Магистерии. Хотелось как можно скорее оказаться на берегу, подальше от людей. Повсюду слышались смех и веселье: адепты отдыхали, радуясь свободе и выходным. А может, у них были и другие причины.

Я же шла и не замечала, что по щекам текут слезы. А в голове все крутились слова, сказанные наставницей перед смертью: «Гелечка, это важно. Запомни: если ты хочешь жить без боли, научись никогда никому ничего не рассказывать. И научись никогда ни от кого ничего не ждать».

Как же она была права!

Стоило мне отступить от этих жизненных правил, как все пошло наперекосяк. И чем закончилось? Нет, всё, хватит. Больше я в эту ловушку не попадусь.

Я накручивала себя, пытаясь превратить страх и обиду в какое-то подобие боевого азарта: была уверена, что, вернувшись в общежитие, по закону подлости сразу столкнусь с огневичками. И не только — врагов у меня стало еще больше. И хотя мне было приятно заступничество Криса, но из-за этого теперь еще и некоторые парни будут иметь ко мне претензии. Когда не можешь напасть на более сильного, всегда можно отыграться на слабом.

Я миновала центр Арана и постепенно удалялась от главных оживленных улиц, направляясь к выходу из города. Здравый смысл подсказывал, что мне не стоит одной ходить по ночным улицам, и, услышав громкие шаги за спиной, я свернула в первый попавшийся кабачок, откуда доносились музыка и смех. Я собиралась просто отдохнуть пару минут и идти дальше, когда заметила за одним из столиков интересную компанию.

Меня будто Калерис за руку вела. Как я удачно зашла!

За дальним столиком сидели трое избранников Воды: симпатичные парни-близнецы и хрупкая рыжая девушка. Если бы не обилие синих прядей в ее волосах, я бы решила, что ее стихия — Огонь. Они громко смеялись, обсуждая что-то веселое, и в другой ситуации я бы не решилась к ним подойти, но форма Магистерии на ребятах внушила мне доверие. И я подумала, что они не откажутся прогуляться со мной до открытой воды.

Мое появление тоже не осталось незамеченным: девушка махнула мне рукой, указывая на свободное место на лавке у стола.

— Присаживайся! Новенькая?

Я кивнула и невольно улыбнулась. Чувствовала, что с этими ребятами мне будет сойтись так же просто, как с Ирмой — все же покровительство одной Стихии сближает не хуже кровного родства. А может, и лучше.

— Да, первый год. А вы?

— А мы все с четвертого. Вот, с летней практики возвращаемся, задержались две лишних декады на Каскадных озерах… — ответила девушка, и ее глаза мечтательно затуманились. И я даже немного позавидовала, это действительно чудесное место для любого избранника Воды, я бы тоже хотела там побывать. — Я Илка, это Тиллен и Лир. А ты?

— Гелла.

Ребята приветливо кивнули и теперь с интересом меня разглядывали. А я решилась.

— Вы не могли бы проводить меня до реки? — тихо попросила я, но была услышана.

— Топиться собираешься? — хмыкнул Лир, и мы дружно рассмеялись.

В итоге ребята без лишних вопросов согласились прогуляться. Мы дружной компанией вышли за границы города и направились в сторону леса: Илка сказала, что знает недалеко отличное озеро. Я почти всю дорогу молчала, уходя от разговоров или отвечая односложно. Ребята не стали докапываться с вопросами, уважая мое личное пространство. Они продолжили обсуждать свои темы, из которых и я узнала много интересного.

Оказалось, что все трое учатся на алхимическом факультете, а практику они проходили в крупнейшей лаборатории Кастана — второго по величине города Эндории и по совместительству ее промышленного центра. Именно там были сосредоточены разнообразные фабрики, мастерские и лаборатории, поскольку в Кастан стекались практически все добытые ресурсы. Илка рассказала, что они участвовали как раз в обработке материалов: очищая металл от примесей и формируя слитки, делали из горючих камней прессованное топливо, экспериментировали с воздействием разных жидкостей и кислот на минералы… Было безумно интересно. Я даже немного расстроилась, что моих сил и знаний недостаточно для занятий алхимией.

— А потом мы решили продлить каникулы и посетить Каскадные озера, — закончила Илка свой рассказ, когда мы вышли на берег лесного озерца. — Тут, конечно, не так шикарно, но почему бы и не искупаться перед возвращением?

Близнецы синхронно кивнули, и один из них предложил:

— Идите первыми, мы посторожим.

Предложение было актуальным: я по себе знала, что вполне могу потерять контроль, сливаясь со стихией, и не заметить появление незваных гостей. Мало ли кто может по вечерам в лесу таиться.

Мы с Илкой отошли к самому берегу и присели в высокой траве, скрываясь от посторонних взглядов. А затем, развернувшись спиной друг к другу, стали молча раздеваться. Вода гудела, Вода звала, ласково шептала, манила окунуться в прохладные глубины… Я не стала ждать и, скинув одежду, тут же зашла в озеро, осторожно ступая по прохладному илистому дну. Вода подхватила меня, затягивая сразу на середину водоема.

Ох-х-х, хорошо-о-о-то ка-а-а-ак. И если разговор с новыми знакомыми просто отвлек меня от проблем, то теперь стихия забирала мои переживания, очищая и залечивая душу, смывая тревоги. Как будто мама обняла и погладила по голове, обещая, что все будет хорошо. Не знаю, сколько это продолжалось: я просто закрыла глаза и лежала на поверхности воды, ни о чем не думая.

Вокруг шумел темный лес, выл ветер в высоких кронах, перекрикивались незнакомые мне птицы. Я открыла глаза и посмотрела вверх: на темном безоблачном небе стали зажигаться первые звезды, и я поняла, что пора выходить.

Только сейчас я почувствовала, что со дна бьют ледяные ключи. Я замерзла, кожа покрылась мурашками, но во всем теле было ощущение невероятной легкости и силы. Обняла себя руками и кинула взгляд на берег: Илка сидела уже одетая и заплетала влажные волосы в косу. Ребят видно не было.

— Выходи, а то в русалку превратишься, — хмыкнула рыжая.

Я вышла на берег, высушила волосы и тело и быстро оделась, а потом зажгла пару световых шариков и стала наводить красоту: разглядывая свое отражение на поверхности воды, применила плетения для волос. Довольная результатом, повернулась к Илке, которая смотрела на меня, раскрыв рот.

— Как ты это сделала?

Я смутилась, но потом пожала плечами и пояснила:

— Бытовая магия.

— Ох, а я думала, вас там учат правильно убирать и готовить, — теперь была ее очередь смущаться. — А… можешь мне такую же красоту на голове сотворить?

Я закусила губу, но кивнула.

— Я тоже сначала так думала. Но ты удивишься, узнав, сколько интересных специальностей на Бытовом факультете.

А сама уже прикидывала в уме нужные коэффициенты. Волосы у девушки были не очень длинные, чуть ниже плеч, но немного вились на кончиках. И пока она распускала косу, я готовила нужные плетения. Удивительно, но у меня все получилось с первого раза — не иначе как близость к Воде помогла.

— Готово, — улыбнулась я. Илка вскочила с места и кинулась к озеру, чтобы полюбоваться на свое отражение.

— С ума сойти! — восторженно похвалила она, пропуская между пальцами шелковистые пряди. — Не хуже, чем после центра Красоты!

Я улыбнулась, смущенная похвалой. Из леса вышли ребята, теперь была наша очередь сторожить, и, пока они весело плескались, мы сидели спиной к озеру, обсуждая учебу. Теперь уже я рассказывала о тонкостях бытовой магии и широте ее применения. Даже показала преобразователь стихий, который почему-то не произвел особого впечатления.

— Интересно, но для нас бесполезно, — пожала плечами Илка. — Проще найти подходящее по смыслу плетение родной стихии, чем впустую силы тратить.

— Каждому свое, — философски согласилась я. Может, сильным магам такое и не нужно, но на Бытовом факультете без преобразователя — как без рук.

Когда наши спутники вышли из озера и оделись, Илка похвасталась им новой прической. Хорошо, что у парней были короткие ежики волос — мне не пришлось признаваться, что плетений и коэффициентов для более жестких мужских волос я не знаю.

На прощание я опустила ладони в озеро, восполняя резерв и благодаря стихию за помощь. Теперь план действий окончательно оформился, а сомнения ушли.

Мы двинулись в сторону Магистерии, я снова молчала и слушала их перешучивания, но общая атмосфера в нашей компании стала более теплой. Вода сблизила нас на энергетическом уровне, а это всегда влечет за собой и усиление эмоциональной привязанности. Так же, как и после дождя, когда мне с Ирмой стало легче общаться, сейчас я чувствовала зарождающееся доверие к новым для меня людям. Но я старалась контролировать этот процесс. Повторять прошлые ошибки не хотелось.

— Были рады познакомиться!

— Еще увидимся!

Мы добрались до Магистерии, а за воротами попрощались и разошлись в разные стороны. Ребятам надо было занести бумаги с практики в управу их факультета. Я удивилась, почему этот вопрос не может подождать до утра или вообще первого учебного дня, но не стала ничего спрашивать. Мало ли, может, у них в управе круглосуточно кто-то работает с адептами, откуда мне знать?

Я же направилась прямиком в общежитие, не собираясь больше откладывать неприятное.

Спокойно зашла внутрь и, глядя строго перед собой, направилась в комнату. Пока шла по длинному коридору и проходила через общий холл, чувствовала на себе любопытные взгляды, но никто не пытался со мной заговорить. Вот и хорошо, подумала я, закрывая дверь своей комнаты. Первый этап прошел на отлично.

Зашла в спальню и сразу подверглась «атаке» голодного Пэ-и. Марик уморительно вился вокруг меня, выпрашивая энергию, и я с удовольствием поделилась маленькой частью сил, почерпнутых сегодня во время купания. Пушистый шарик блаженно заурчал, а потом пригрелся и затих у меня на руках. А я села на кровать и, перебирая пальцами его отрастающую голубую шерстку, стала напряженно думать, выстраивая следующие шаги.

Изначально я собиралась переодеться в свежую форму, привести себя в порядок и найти Теда. Куратор Несслау говорила, да я и сама слышала, что будет проведено внутреннее расследование, и мне было крайне любопытно узнать, что именно будет сделано. И есть ли уже результаты.

Я прекрасно понимала, что сама пока отомстить вряд ли смогу. Да и не хотелось опускаться до уровня этих ревнивых дур и подстраивать какие-то пакости. Зачем, если можно воспользоваться их собственными правилами? Получить наказание от своих им будет вдвойне обидно.

Но возникла одна небольшая сложность. Я понятия не имела, как найти старосту.

Пока раздумывала над этим вопросом, взгляд зацепился за блокнот для сообщений. Взяла его в руки и поразилась: он был не просто теплым, а горячим! Раскалился от количества сообщений?

Страница Ирмы пестрила однообразным паническим «Где ты?» и «Что случилось?!», и только последнее сообщение было о том, что она уже знает, что меня выписали, и надеется на мое благоразумие. Я черкнула уточнение, поскольку не поняла, что она имеет в виду. Думает, что я приду и буду тут на всех с кулаками кидаться?

А вот Джер… Я не знала, чего от него ожидать, поэтому переворачивала страницу с некоторым волнением. Весь лист был заполнен сообщениями, которые были тщательно зачеркнуты. И только последнюю строчку можно было прочитать:

«Я все знаю».

Еще один любитель загадочных высказываний.

«Тогда скажи номер комнаты Теда», — написала я.

«427, - мгновенно пришел ответ. — Сиди у себя и не высовывайся. Я вернусь утром, вместе разберемся».

Не стала ничего отвечать и захлопнула блокнот. Нет уж, хватит. Это вообще из-за него я в такую ситуацию попала, а он теперь еще и командует!

Блокнот снова нагрелся, извещая о сообщении. И хотя я не собиралась читать, любопытство победило.

«Я связался с Тедом, он сам к тебе зайдет. Никуда не выходи».

Вот же гад хвостатый с замашками тирана! С какой стати я должна слушаться его и сидеть на одном месте? Он что, не понимает, что тогда все полностью уверятся в моей беспомощности, слабости и трусости? Может, у меня и мало сил, но я не собираюсь прятаться.

Да, я сразу знала, что любви и уважения мне среди этого гадюшника не найти, но есть разница между равнодушными взглядами и презрительными. Мне же тут еще целый год жить!

И я решила пойти на компромисс. Не буду бегать и искать Теда, но из комнаты выйду: дойду до кухни, наберу угощения для старосты, заодно и себе перекусить возьму. Обычный вечер обычного дня.

Я уложила Пэ-и на кровать и встала, задумчиво рассматривая содержимое шкафа. В итоге переоделась в свободные брюки и мягкий серый свитер, собрала волосы в хвостик и встала перед зеркалом. Выглядела я теперь очень по-домашнему, но мне было удобно и комфортно — странно, но такой костюм придал мне уверенности, я чувствовала себя более защищенной.

Вышла из комнаты и спокойным шагом направилась в сторону кухни. Мне повезло, в общем холле сидело всего несколько человек, которые на меня не обратили никакого внимания. Но чем ближе я подходила к кухне, тем громче звучали голоса. Народ собрался в одной из гостиных, теперь мне были слышны обрывки громких фраз. Кто-то спорил, кто-то веселился, играла тихая музыка… Нет, меня это не касается. Я одернула свое любопытство и зашла на кухню. Пусть веселятся и общаются, мне все равно нет места в их компании. Я набрала две мисочки закусок: в одну насыпала разнообразных орехов и печенья, во вторую уместилось несколько горстей разноцветных ягод рорри. Я любила их за непредсказуемость: никогда не угадаешь, попадется тебе сладкая, кислая или острая ягода. Поэтому их было принято есть горстями, смешивая вкусы.

Но когда я вышла из кухни, то не смогла сдержать любопытства и все-таки заглянула в приоткрытую дверь гостиной, откуда сейчас доносился смутно знакомый женский голос. Я не смогла разобрать слова, но увиденная картина повергла меня в шок.

На одном из кресел, как раз лицом к двери, по-королевски сидела избранница Воды, высокомерно поглядывая на окружающих. Прямая спина, вздернутый подбородок, презрительная усмешка, холодные глаза… и идеальная прическа, в которой рыжие пряди знакомо переплетались с голубыми.

Я застыла, не в силах сдвинуться с места. Невероятное сходство! Подняла взгляд чуть выше и заметила братьев, с каменными лицами стоящих у Илки за спиной. Значит, никакой ошибки нет… А я совершенно не разбираюсь в людях.

— Иллия, как прошла поездка? — спросил кто-то из ребят, обращаясь к моей новой знакомой.

— Как и планировалось, — ледяным тоном ответила она, отрезая дальнейшие вопросы.

Сделала медленный шаг назад, развернулась и пошла обратно в свою комнату, пока меня никто не заметил. Иллия. Даже имя другое, уму непостижимо. И зачем было меня обманывать? Поиграть в простого человека захотелось?

Закрыла дверь своей комнаты и прислонилась к ней лбом. Почему, как только я решаю нарушить собственные правила и сблизиться с кем-то, меня тыкают носом в ошибочность такого поведения? Что со мной не так? Или это просто очередная Гархова шутка, издевательство без особого смысла?..

В итоге решила не заморачиваться: у меня и своих проблем хватает, чтобы еще тратить время и гадать над мотивами чужого поведения. Все равно я мало понимаю во всех этих высокородных интригах. Так что удобно устроилась в кабинете, достала книгу по боевой магии, заварила себе шорш и погрузилась в чтение, постепенно уничтожая принесенные лакомства. А минут через двадцать раздался стук в дверь.

Как я и думала, на пороге стоял Тед. Я пригласила его внутрь и провела в кабинет, предлагая угощение. Староста удобно устроился в кресле и начал наш разговор с вопроса:

— Как себя чувствуешь? Всё вылечили?

Я пожала плечами и криво улыбнулась.

— Всё, кроме раненой гордости. Туда только пластырь налепили.

— Само заживет, — вернул мне кривую улыбку Тед, а я подумала, что и ему наверняка пришлось через многое пройти: он тоже не «один из них». Подтверждая мои мысли, староста добавил: — Тут признают только силу, сама понимаешь.

И он не сказал этого вслух, но и так между его словами читалось: если у тебя собственных сил недостаточно, ищи покровителя. Я кивнула, собираясь обдумать этот вопрос позже.

— Как продвигается расследование? — поинтересовалась я. — Есть результаты?

— Выявлено девять подозреваемых, — сухо ответил парень. Я чувствовала, что он почему-то не хочет делиться подробностями.

— И кто они? — уточнила я.

— Это закрытая информация, — покачал головой Тед.

— Но… — я опешила, — мои показания не будут учитываться, да?

Все логично: мое слово против их слова. И вес у наших голосов определенно разный.

— Пострадавший не может судить объективно, поэтому он не принимает участия ни в проведении следствия, ни в суде. Это тоже одно из правил, — пожал плечами староста и взял со стола кружку с шоршем.

Я вздохнула. Подозревала, конечно, что от меня мало что зависит, но все равно надеялась…

— И что будет дальше?

— Пока ничего. Завтра с практики вернется Иргер, он избранник Эфира, а учится на боевом. Собирается стать следователем, — хмыкнул Тед, — что с его возможностями просто детская забава.

— Он видит прошлое, да?

Староста кивнул и захрустел печеньем, а я обдумывала его слова.

Избранники Эфира обладали разнообразными способностями: большинство из них могло заглядывать в будущее, чуть реже встречались те, кто работал на ментальном уровне, читая мысли и воспоминания. Но были и другие. Как наша хранительница книг, которая знает, что нужно адепту, или как пока неизвестный мне Иргер, который мог приподнять завесу времени и посмотреть назад, а не вперед. Идеальное умение для ведения расследований.

— Но как добиться непредвзятости? Разве есть гарантии, что те, кто ищут виновного, не станут его покрывать?

— Это не твоя забота, — отмахнулся Тед, — за ходом расследования следим не только мы, но и руководство Магистерии. Они не вмешиваются в наши внутренние дела, но контроль все равно есть.

А вот эта новость меня порадовала. Во всяком случае, она дарила надежду, что, если мои соседи решат покрывать друг друга, руководство вмешается.

— Кстати, — начал Тед, немного смутившись, — не забудь подписать.

Он достал из внутреннего кармана сложенный вдвое лист и протянул мне. Это оказалось уже знакомое по прошлому разу разрешение на визит Джера. Что ж… Ладно. Значит, завтра будет последний день, как я изображаю его фиктивную девушку. Разберемся со всей этой ситуацией, дам ему возможность забрать из комнаты все свои инструменты и артефакты, и хватит. На этом всё. Повторения сцен безумной ревности от его поклонниц мне не нужно, так что стоит максимально ограничить общение.

Молча подписала пропуск и протянула собеседнику, не сомневаясь, что он передаст его, когда Джер вернется. Наверняка хвостатый уговорил Теда позаботиться обо всех формальностях, когда просил зайти ко мне. Вот и пусть между собой сами разбираются.

Староста проверил мою подпись, поблагодарил за шорш и ушел, на прощание посоветовав не выходить из комнаты. Интересно, это его забота или снова просьба хвостатого? Подумала и махнула рукой: какая разница, все равно я сегодня больше выходить не планировала. Заварила себе новую порцию шорша и вернулась к чтению.

Учебник по боевой магии радовал и пугал одновременно. Вся теория сопровождалась заметками о тактике ведения боя или дуэли и дополнялась примерами. А поскольку пособие было адаптировано для слабых магов с четвертым уровнем силы, то и приемы, которые предлагалось использовать, на мой взгляд, были не иначе как подлыми. А как еще назвать совет бить со спины или точечно воздействовать на самые уязвимые места противника?

С другой стороны, в бою не до соблюдения правил — если стоит вопрос о жизни и смерти, плюнешь на этику. В качестве примера автор данного учебника приводил дуэль, победителем в которой вышел маг четвертого уровня силы, удачно оглушивший своего противника ударом камня по затылку… Мне имена участников ни о чем не говорили, но, должно быть, о них нам еще расскажут на курсе Истории.

Я зевнула и прикрыла глаза. От бодрости, которую я ощутила после купания, не осталось и следа, нещадно клонило в сон. Как целитель я понимала, что организм еще не до конца восстановился и стоит хорошенько выспаться. Так что не стала сопротивляться зову подушки и одеяла, закрыла учебник и направилась в спальню.

А утром меня разбудил Пэ-и, настойчиво выпрашивающий порцию энергии на завтрак. Я машинально погладила шарик, передавая часть сил, посмотрела на часы и как ужаленная подскочила на кровати.

Почти семь! Отработка! Проспала!

Быстро оделась, плеснула в лицо холодной водой и помчалась в сторону библиотеки. Освобождение, которое я выпросила у целителей, было всего на один день, и, если я пропущу сегодняшнюю отработку, придется еще несколько дней перед занятиями приходить! Причем вставать придется часов в пять — как показал первый день, уборка пыли забирает массу времени и сил.

Бегом проскочила лестницу, с которой всего пару дней назад так красиво упала, и ничего не почувствовала. Думала, буду обходить это место десятой дорогой, но сейчас было не до переживаний. Успеть бы!

А на входе в библиотеку меня ждал сюрприз.

— Я же говорил, что она придет, — довольным тоном проговорил Джер, который стоял около входа, лениво прислонившись плечом к стене. — С тебя золотой.

Магистр Аркенлау криво улыбнулся и достал монету из кармана мантии.

— Лови, — недовольно пробормотал он, подкидывая монету щелчком пальцев. — Доброе утро, адептка, — кивнул он мне, — задание не меняется. А вчерашний прогул отработаете завтра утром.

Я смотрела на преподавателя, поэтому не заметила, как Джер подошел ближе; среагировала только тогда, когда он обнял меня за плечи и поцеловал в висок. Я рефлекторно дернулась, но вырываться не стала.

— Да ладно тебе, Тюрин, у нее была уважительная причина, сам знаешь. Зачти ей день.

Магистр сжал губы в тонкую линию и скривился. Ему явно пришлось не по душе заступничество боевика, но, что удивило меня еще больше, спорить он не стал.

— Хорошо. Но тогда на сегодня двойной объем, — согласился он, открывая двери библиотеки и указывая мне на стеллажи. — Секции с одиннадцатой по двадцатую жаждут твоего внимания, — ехидно проговорил он и снял защиту с полок, — приступай.

Мы с Джером всё еще стояли в дверях. Я попыталась сделать шаг вперед, чтобы подойти к стеллажам, но он удержал меня, переместив руки с плеч на талию.

— Тюрин, я присмотрю за ней. Можешь своими делами заниматься, выходной же, — весело предложил парень.

Магистр Аркенлау снова не стал спорить, обошел нас по дуге и, закрывая двери, проворчал:

— Через час приду, проверю, чем вы тут занимаетесь.

И как только за нами захлопнулись двери библиотеки, Джер отпустил меня. Я отошла к стеллажам, потратила несколько минут на создание первой партии чистящих шариков и собралась с мыслями.

— И зачем ты все это делаешь? — спросила я у хвостатого, который успел удобно устроиться в кресле и теперь с интересом наблюдал за шаровыми молниями, собирающими пыль.

— Просто помог, — пожал плечами маг. — Как ты это сделала?

Он жестом приманил к себе один из шариков, уже наполовину заполненный пылью, и теперь рассматривал его со всех сторон. А потом скопировал, вот только его молния получилась размером с мою голову. Боевик смешно нахмурился, недовольный результатом.

— Хм, а если сжать…

Джер продолжал экспериментировать с молниями, а я, тихо посмеиваясь, вернулась к уборке. И хотя изначально собиралась с ним поругаться, поняла, что вся злость, старательно накопленная за эти дни, куда-то испарилась.

Но поговорить и всё обсудить все равно надо.

Я запустила еще две партии чистящих шариков и утерла пот со лба: всего несколько плетений, а мой резерв уже на треть опустошен. Хотя я же еще утром Пэ-и покормила… Ладно, не важно. Закончу с уборкой и снова прогуляюсь на озеро, восстановлю силы и отдохну — должен же у меня быть хоть один выходной! Так что буду наслаждаться последними теплыми деньками.

Спонтанное решение подняло мне настроение, и я с удвоенным старанием принялась за уборку: чтобы не бегать туда-сюда, принесла от стола хранительницы книг контейнер для уже заполненных пылью шариков и стала старательно создавать всё новые и новые молнии, почти не ошибаясь в плетении. Практика — великая вещь!

Джер сидел у меня за спиной, шипел и сдавленно ругался, пытаясь сделать маленькую молнию. А мне было забавно наблюдать, как он нервно запускает пальцы в волосы и чешет затылок. Воздух в библиотеке наполнился запахом грозы и треском разрядов, вокруг мага летало около десятка шаровых молний разного размера, но самая маленькая была раза в три больше, чем мои шарики. И из-за этого для уборки они были непригодны, просто потому что не могли пролететь в узкие щели между книгами и полками.

— Да кому вообще нужны такие слабенькие молнии, — тихо ворчал он, снова и снова пытаясь создать крошечный искристый шарик.

— Мне нужны, как видишь, — хмыкнула я, возвращаясь к уборке.

И я улыбалась. Неожиданно пришло понимание, что и в слабости есть своя сила.

Часа через полтора я закончила с уничтожением пыли в четырех секциях и устало опустилась в кресло. И как я осилю еще шесть? Джер посочувствовал мне и протянул завернутую в бумагу сдобную булочку.

— Ох, спасибо! — я расплылась в улыбке, принимая угощение. И почему сама не догадалась из комнаты остатки печенья с собой взять?

— Все равно больше ничем помочь не могу, — улыбнулся он и развел руками, притягивая два десятка неудавшихся молний. — Даже силами не поделиться.

Это я и так понимала: один уже дал мне энергии, чуть не превратив в вампиршу. Но сам порыв помочь был приятен, так же как и неожиданное угощение. И хвостатый так мило улыбался, что я совсем растерялась. Вот как такому сказать, что хочешь прекратить общение?

А именно об этом я и собиралась поговорить. Что не хочу больше из-за фиктивных отношений подставляться под удар, что мне вообще претит весь этот обман, а деньги… Я собиралась устроиться на работу и вернуть Джеру каждый золотой, потраченный на обучение, независимо от того, что он сам об этом думает. Это мой долг, и я его отдам.

А сейчас я уплетала булочку и кидала на мага задумчивые взгляды: я не понимала причину, почему он тут со мной вообще сидит. Молчит, улыбается своим мыслям… Если бы Джер расспрашивал об инциденте, я бы все поняла, но он, кажется, просто забавлялся, наблюдая за мной.

— Спасибо за булочку, — еще раз поблагодарила я и встала с кресла. Мне предстояло обработать еще шесть секций, и я не собиралась затягивать этот процесс. Отошла к стеллажам и бросила через плечо: — Тебе не обязательно за мной присматривать, я и сама справлюсь.

Парень хмыкнул.

— Как показывает практика, сама ты как раз не справляешься.

Намек был прозрачен; я разозлилась и сжала руки в кулаки.

— Если бы не озабоченные поклонницы некоторых, — я выразительно на него посмотрела, — со мной бы вообще ничего не случилось.

— Как знать, — протянул маг, ничуть не смущенный моими словами. Он вообще своей вины не чувствует, что ли?

— О, я в этом абсолютно уверена, — ответила ему, снова возвращаясь к полкам. Но из-за раздражения, вызванного словами Джера, никак не могла сосредоточиться и раз за разом ошибалась в плетении, что бесило еще сильнее. Структура срывалась с пальцев, и приходилось начинать все сначала. Да что же такое?

— Успокойся, — мне на плечи легли две горячие ладони.

— Все из-за тебя! — воскликнула я, в очередной раз упуская нить плетения. — Вот чего ты вообще тут забыл?

— Провожу время со своей девушкой? — предположил хвостатый довольным тоном. Скинула его руки и развернулась: мне не показалось, маг действительно хитро улыбался, разглядывая меня. Что ж, он сам поднял эту тему.

— Кстати, сегодня я последний день изображаю твою фиктивную девушку, — проинформировала я.

— А настоящую?

— Тем более нет! — ответила быстро, представив, что придется для достоверности не просто ходить под ручку, но целоваться и обниматься на публику, и отпрянула. Этого еще не хватало!

Джеру явно не понравился мой ответ, он прищурился и сжал челюсти, стараясь подавить вспышку гнева. Надо отдать ему должное, он быстро справился с собой и выровнял дыхание.

— Могу я поинтересоваться, с чем связан такой ответ?

— Не люблю врать. И не хочу рисковать своей жизнью, — я высказалась предельно честно.

Парень заметно расслабился и снова улыбнулся.

— Если ты переживаешь из-за произошедшего инцидента, то могу дать тебе гарантию, что подобное не повторится, — уверенно заявил он. — Других препятствий нет?

Я растерялась, пытаясь понять, о чем он вообще говорит? Каких препятствий? У меня было ощущение, что я пропустила мимо ушей часть разговора и сейчас отчаянно пыталась уловить смысл происходящего.

Видимо, Джеру надоело, что я стою и молча хлопаю глазами. Взмах рукой — и на двери библиотеки ложится защита, а маг мгновенно оказывается рядом.

— Так что? — улыбаясь, спросил он, приподнимая пальцами мой подбородок и заставляя смотреть в его глаза. — Будешь моей девушкой?

Я нервно сглотнула: серебряные всполохи в его глазах притягивали и завораживали.

— За-за-зачем? — выдавила я, чуть заикаясь. Отчего-то все мысли разбежались.

— Хм. Вообще этим вопросом люди уже сотни лет задаются. Так уж сложилось, что большинству для счастья нужен свой человек рядом, — менторским тоном пояснил Джер. А я все никак не могла понять: при чем тут я?

Заметив недоумение на моем лице, парень вздохнул и закатил глаза. А потом снова заговорил, тщательно подбирая слова.

— Ты мне нравишься, с тобой легко общаться, у нас много общих интересов… Я могу продолжать, но уже этого достаточно, чтобы попробовать быть вместе, тебе так не кажется?

Я помотала головой, разрывая контакт между нами и отступая на шаг назад.

— Звучит скорее как… дружба, а не… нечто большее, — наконец сформулировала я. О чем он вообще думает? Я внимательнее присмотрелась к магу и заметила круги под глазами и усталую складку на лбу. — Не выспался? — поинтересовалась я.

— За тебя переживал, — раздраженно ответил он, снова приближаясь ко мне. Шаг назад ничего не дал: я уперлась спиной в стеллаж с книгами. — Сначала ты отвечать на сообщения перестала, а потом я узнал почему…

Я поморщилась, вспомнив собственные ощущения после нападения. Больше всего раздражало бессилие: я не только не ожидала подобного, но и совсем не была готова. И сейчас пришло в голову, что подлые приемы из учебника боевой магии уже не кажутся мне настолько уж бесчестными… Определенно, дополнительный курс по ее основам пойдет мне на пользу.

Я не уловила момента, когда Джер наклонился вперед, прикасаясь губами к моей щеке. Дернулась в сторону, но оказалось, что его руки в какой-то момент удобно устроились на моих плечах, мягко удерживая на месте. Серебристые омуты напротив гипнотизировали, затягивали, и вот уже перед глазами все плывет… И так тепло становится, волнительно и спокойно одновременно, внутри все замирает; я, кажется, даже дышать перестала…

Парень переместил одну руку на мой затылок и зарылся пальцами в волосы, чуть массируя и заставляя расслабиться. Губами проложил дорожку поцелуев к моему уху и тихо проговорил:

— Дыши. — Я послушно сделала шумный вдох и почувствовала, что он улыбается мне в волосы. — Знаешь, боги ничего не делают просто так. И я усвоил урок, — Джер медленно убрал ладонь с моего плеча и осторожно взял за руку, переплетая наши пальцы. — Если что-то чувствуешь, если тебе кто-то дорог, нужно хватать человека, обнимать и держать в руках сильно-сильно. Иначе однажды обернешься, а рядом никого нет.

От его слов, а может, от прикосновений по всему телу прошла волна мурашек, от затылка по позвоночнику, пронзая каждый нерв сотней маленьких молний.

Хвостатый проложил новую дорожку поцелуев и склонился к моим губам, остановившись в последний момент.

— Так я могу рассчитывать на положительный ответ? — спросил он, позволяя почувствовать жар своего дыхания.

— Какой ответ? — переспросила я через несколько мгновений, пытаясь сосредоточиться на разговоре. Было трудно собраться с мыслями, близость Джера и все его действия заставили мой ум куда-то уплывать.

— Положительный, — терпеливо повторил маг и, не дождавшись ответа, прикоснулся к моим губам. Осторожно, очень медленно и нежно… Чтобы через мгновение отпрянуть. Я растерянно хлопала глазами, пытаясь понять, что произошло, а он несколькими быстрыми движениями поправил мою прическу, заправил за ухо пару непослушных локонов и отошел на несколько шагов.

Грохнули двери библиотеки, и защита, которую ставил боевик, не остановила злого магистра Аркенлау. Он ворвался внутрь, явно рассчитывая застать нас «на горячем».

— Как ваши успехи? — ехидно осведомился он, придирчиво оглядывая нас с Джером.

— Неплохо, — спокойно ответил маг и незаметно мне подмигнул, — осталось еще шесть секций привести в порядок и решить один небольшой вопрос…

Магистр подозрительно покосился на меня и махнул рукой, приказывая продолжать уборку, а сам подошел к Джеру и завел тихий разговор.

Я облегченно выдохнула и ушла в самую дальнюю от них секцию. Машинально запустила партию чистящих шариков, устало прислонилась лбом к холодным книгам и закрыла глаза. Что это вообще такое было? Что на меня нашло? Почему я стояла и тихо млела, вместо того чтобы возмутиться и дать отпор этому наглому магу? Что он вообще о себе возомнил?

Злость придала мне сил, и я решительно принялась за уборку, углубляясь в книжные ряды. Структура, плетение, наполнение энергией, запуск. Повторить сначала. Собрать отработавшие шарики. И не думать. Сейчас это казалось лучшим выходом: я потом всё проанализирую, сейчас не место и не время.

Я не заметила, как закончила уборку. Оказывается, если полностью сосредоточиться на процессе, плетение наполняется быстрее и легче. Да и сил тратится меньше. И хотя мой резерв сейчас был практически на нуле, я тихо гордилась собой, любуясь на чистые книги. Провела пальцами по прохладным корешкам и прислушалась, пытаясь определить, откуда доносится разговор магов.

— Смотри, Эверлау в своей монографии ссылается на это пророчество, но текста я найти не смог… — говорил магистр Аркенлау, шелестя страницами. Я осторожно выглянула из-за стеллажей: мужчины сидели в знакомом мне втором зале и изучали какие-то книги. И хотя мое Гархово любопытство жаждало подслушать разговор магистров, я сдержалась. Тихо развернулась и двинулась в сторону выхода.

Мне повезло: двери были открыты нараспашку, и даже появившаяся за своим столом магесса Керклоу не выдала меня, проигнорировав сам факт моего присутствия. Я выскользнула в коридор и быстрым шагом направилась прочь. И если изначально хотела вернуться в комнату, то на полпути передумала и направилась на выход из Магистерии. Я же собиралась на озеро, вот сейчас самое время, по пути куплю что-нибудь перекусить…

Уже в городе мне пришло в голову, что, может, стоило позвать с собой Ирму, но я отбросила эту мысль. Хотелось побыть одной и разобраться. Во всем. В себе, в произошедшем в библиотеке, в словах Джера. Это вообще отдельная песня; он что, серьезно? Он же меня не знает, сколько раз мы общались — по пальцам можно пересчитать, но уже что-то решил и приступил к активным действиям!

Все это сбивало с толку, особенно моя собственная реакция. Я мысленно сравнивала поцелуи Криса и Джера и поражалась, насколько сильно они отличаются. Хотя, казалось бы, одно и то же физиологическое действие, но насколько по-разному воспринимается! Я вздохнула, снова прокручивая в голове случившееся в библиотеке, и была вынуждена признаться самой себе: Джер мне нравится. Его слова что-то задели у меня в душе, и, если бы не своевременное появление магистра Аркенлау, я бы сказала хвостатому «да» на все что угодно.

Хм. Может, это какая-то разновидность магии?

Я настолько глубоко задумалась, что забыла купить еду, и опомнилась только тогда, когда вышла за границу Арана. Но решила не возвращаться: стихия наполнит мой резерв, а желудок спокойно потерпит до обеда. Я быстрым шагом двигалась в сторону лесного озера, радуясь теплому дню и предвкушая купание, и очень надеялась, что вода поможет мне успокоиться и навести порядок в голове.

Вот только знакомый мне берег озера был уже занят.

«Да что же за день сегодня такой!» — мысленно возмущалась я, обходя озеро вокруг, пока на пляже веселились Илка и близнецы. Или нет, не Илка, а Иллия — что-то-там-лау. Но меня это не касается. Я же сама к ним пристала, они мне помогли, проводили, вот на этом и остановимся. У них своя жизнь и свои тайны, так же как и у меня. Хочется им скрывать, что они нормальные люди, — их право. И я в их жизнь лезть не стану.

И хотя желание подойти и всё прояснить было огромным, я сдержалась и теперь тихо удалялась от веселящейся компании. Все равно это ни к чему не приведет, а мне такое лицемерие не по душе: веселиться за стенами Магистерии, а в общежитии притворяться? Нет, спасибо. Уж лучше вообще не общаться.

Минут через двадцать я отошла достаточно далеко, чтобы не только не слышать, но и не видеть купающихся. Лесное озеро было не очень большим, но его изогнутая форма создавала множество укромных заводей, одной из которых я и собиралась воспользоваться.

Купание вышло быстрым и привычно приятным, но ожидаемого умиротворения не принесло. Не знаю почему, но, хотя мой резерв теперь был полон, контакта со стихией я так и не почувствовала. Да и вода казалась холодной и негостеприимной, несмотря на теплую ясную погоду.

Недовольная таким раскладом, я вылезла на берег, обсушилась заклинанием и оделась. И если изначально я планировала поваляться и позагорать, то теперь собиралась пойти и просто погулять по городу, раз уж даже родная стихия не пожелала меня принять. Было обидно, да и сумбур из мыслей никуда не делся, так что я надеялась отвлечься прогулкой по столице. Ирма говорит, что магазины хорошо помогают в лечении нервов, вот и у меня появился повод проверить эту теорию. Заодно и пообедаю.

Я вышла из леса и быстрым шагом направилась к городским воротам, когда прозвучал оклик:

— Гелла!

Голос принадлежал Илке, но я сделала вид, что не услышала, и ускорилась. Это пока я на открытом пространстве, а стоит попасть в черту города, как смогу затеряться в толпе. Может, это и глупо, но я не хотела с ними общаться. Вообще ни с кем не хотела разговаривать, мне просто жизненно необходимо было побыть одной.

Я прошла в арку, свернула на первую попавшуюся улицу и затем стала петлять по кварталам еще несколько минут, периодически оборачиваясь. Наконец успокоилась и замедлила шаг — вроде за мной никто не гнался. Я посмотрела по сторонам, пытаясь сориентироваться. Мощенная камнем улочка, невысокие домики в два этажа, обилие разнообразных вывесок… Мне повезло: блуждания привели меня как раз к торговому кварталу, и я решила, что это судьба. Проверила карманы, пересчитала лежащие там монетки: получилось почти пять серебрушек, точнее, четыре серебряных и девять медных.

Улочка заканчивалась небольшой площадью, которая служила своеобразным перекрестком: от нее отходили еще пять торговых улочек, кроме той, с которой я вышла. По краям площади разместилось несколько кафе и рестораций, огромные витрины дорогих магазинов манили выставленными товарами. Потратив два медяка, купила в уличном кафе пирог с мясом и кружку морса, села на широкий парапет у фонтана и принялась за еду, играя со струями воды. Лишенные источника, замкнутые в систему, они ластились к моим рукам, пластично принимая форму колец и браслетов.

Полюбовавшись на сверкающие украшения, стряхнула воду обратно в фонтан и вернулась к трапезе. Я лениво разглядывала людей, снующих через площадь, торговцев с ручными лотками, посетителей уличных кафе… В столице кипела жизнь, у всех были свои дела, цели и стремления, у каждого — своя судьба.

— Потеряшка нашлась, — неожиданно произнес Крис, плюхаясь на парапет рядом со мной. И как я вообще пропустила его появление, он меня что, со спины по воде обошел?

— Я не терялась, у меня выходной, и я хотела бы отдохнуть, — проговорила я, пристально глядя на воздушника. — Одна, — добавила, пока он не предложил составить мне компанию.

Братец кивнул, но смотрел куда-то в сторону, невольно заставив обернуться и меня. Я спрыгнула с парапета и уже хотела уйти, но остановилась, заметив, что в сторону фонтана целеустремленно двигаются Иллия с братьями. Проклятье! Да что им всем от меня надо?!

— Ледышка, — кивнул Крис, приветствуя подошедшую девушку. — Прилипалы, — еще два скупых кивка достались братьям; по их скривившимся лицам я поняла, что иного они от воздушника и не ожидали.

— Дебил, — мило улыбнулась Иллия и повернулась ко мне.

Я в немом изумлении следила за их разговором. Это так теперь высокородные приветствуют друг друга? Тогда какое «имя» достанется мне?

— Гелла, — тихо позвала Илка, — мы можем поговорить?

Я обреченно кивнула. Все равно догнали, куда мне теперь от неприятной беседы деться? Что удивительно, Крис тоже слез с парапета, что-то пробормотал себе под нос, но вежливо отошел на несколько шагов и отвернулся, давая нам возможность перекинуться парой слов.

— Ты была сегодня на озере? — начала допрос девушка. Братья встали по бокам от нас, загораживая от постороннего внимания.

— Да, — кивнула я. Чего уж отпираться.

— А почему не подошла к нам?

— Сочла это неуместным, — все такой же честный ответ.

— Но… почему? Мне казалось, что вчера мы отлично поладили. И я не понимаю… — она говорила тихо и выглядела растерянной, а совсем не той ледяной королевой, которую я наблюдала вчера.

— Я видела тебя вчера. В платном общежитии, — пояснила я.

Илка удивленно посмотрела на меня.

— А как ты там оказалась?

Я вздохнула и скривилась.

— Живу я там.

Илка переглянулась с парнями, а потом порывисто обняла ничего не понимающую меня.

— Плюс один нормальный человек в этом сумасшедшем доме! — выдохнула она.

— Извини, но вы вчера мне нормальными не показались, — я деликатно отстранилась, избавляясь от обнимающих меня рук.

— Ты не понимаешь! — горячо зашептала девушка, косясь в сторону Криса, который беззаботно крутил головой по сторонам и к нашему разговору не прислушивался. — Там иначе нельзя! Нужно всегда держать лицо, соответствовать статусу, — она скривилась, но продолжила: — Мне было пятнадцать, когда отец получил статус «-лау», и я…

Один из братьев, кажется, Тиллен, привлек внимание Илки, указывая на часы и кивая в сторону магазинов на площади.

— Ладно, сейчас не время и не место для этого разговора, нам пора идти, — криво улыбнулась Иллия и тихо спросила: — Увидимся вечером?

Я ошарашенно кивнула, все еще переваривая кусочек ее истории. То есть она была нормальная, а потом, почти так же как и я, попала в мир высокородных и теперь пытается им соответствовать?

— До вечера.

— Не прощаемся, — кивнули братья, и их компания растворилась в толпе.

Так, может, и у ребят та же история, вот и держатся все вместе, отдельно от остальных высокородных? По своему опыту знаю: если ты не такой, как все, то и в обычную компанию тебя не примут; что уж говорить о нравах «высшего» общества!

— Подружилась с нашей Ледышкой? — неожиданно спросил Крис, подойдя ближе. Я уже и забыла, что он где-то рядом, — так была погружена в свои мысли.

— Можно и так сказать, — ответила я, в душе надеясь, что мы действительно подружимся — у нас оказалось много общего.

Воздушник нахмурился.

— Ну не знаю, по мне, так она высокомерная сука. Так что даже не представляю, чем вы кроме стихии похожи.

Я подозрительно покосилась на Криса.

— Она что, отказала тебе? — поинтересовалась я.

Воздушник скривился, но ничего не ответил. А я сделала соответствующие выводы. По какой еще причине у них мог возникнуть конфликт?

— Ты бы лучше своей личной жизнью занялась, а не моей, — ехидно проговорил Крис, снова глядя куда-то мне за спину.

— Нет у меня никакой личной жизни, — недовольно ответила я. — И тут нечего обсуждать.

А он рассмеялся. Сначала пытался сдержаться, но в итоге не выдержал и хохотал уже в голос.

— Это ты не мне будешь доказывать, — сквозь смех выдавил он, а я резко обернулась.

Ну да, а чего я ожидала? На противоположной стороне площади стоял Джер и сверлил меня взглядом.

Я закатила глаза, глядя на небо. Калерис, за что? Что я такого сделала, чтобы в один день на меня столько всего свалилось? Хотя… все это безумие началось не сегодня. Моя учеба в Магистерии и так бьет все рекорды по непонятным ситуациям: сколько всего произошло за полторы декады, столько со мной за три года не случалось. Нелепые и опасные ситуации, странные знакомства, новые знания… И запустил цепочку этих событий найденный мною мертвец.

Так, может, все дело в злополучном браслете? И когда я от него избавлюсь, все вернется на круги своя?

И хотя в чем-то мне нравилась новая жизнь, но далеко не во всем.

Гипнотизируя меня взглядом, хвостатый подходил все ближе. Люди перед ним невольно расступались, даже назойливые торговцы не пытались ему ничего продать или как-то иначе замедлить продвижение. Он двигался как хищник: быстрые, но плавные движения, сосредоточенный взгляд… У меня даже мысли о бегстве не возникло. Точнее, желание такое было, а вот сил на его реализацию не оказалось.

Джер остановился на расстоянии шага от меня: серьезное лицо, но глаза вроде не злые. Я уже облегченно выдохнула, но тут услышала его вопрос:

— И что это было? Какого Гарха ты сбежала?

Я поморщилась: отвечать не хотелось, было даже немного стыдно, что запаниковала в библиотеке. И говорил парень громко, привлекая к нашей группе еще больше внимания. Хотя, казалось бы, куда уж больше.

— Давай вернемся в Магистерию, там и поговорим, — миролюбиво предложила я. От браслета опять-таки избавлюсь…

Хвостатый прищурился, окинул меня внимательным взглядом, а потом каким-то неуловимым движением подхватил на руки. Но никакой романтики: меня перекинули через плечо, как будто я ковер или мешок с овощами! Я возмущенно застучала руками по спине мага, требуя поставить меня на землю.

Вместо этого Джер достал из кармана мантии портальный ключ. Мгновение — и мы оказались в Магистерии, еще через пару секунд появился Крис, а я в который раз пообещала себе разобраться с этим приспособлением и тоже начать пользоваться. Ведь не просто так у нас в общежитии есть собственная портальная площадка — явно для экономии времени.

Джер вышел в коридор, так и не спустив меня с рук. Я посмотрела по сторонам: знакомые стены, ковер, двери в общие гостиные, кухня… Соседи, весело приветствующие моего носильщика, и свист нам вслед. Нда. Крис шел чуть позади и ухмылялся, пристально разглядывая меня и заставляя сердиться еще сильнее.

— Может, ты уже отпустишь меня? — рыкнула я, в очередной раз стукнув мага кулаком по спине.

— Нет, — резко ответил он, одергивая мою юбку. Да-да, я же в форменном платье была, и от движений и встречного воздуха оно задиралось все выше.

— Лучше вообще забудь это слово, — весело посоветовал Крис и подмигнул. А потом обратился к хвостатому: — А ты лучше покорми ее, перед тем как разговоры разговаривать. Добрее будет.

Интересно, он этот вывод сделал на основе моего рычания?

Но Джер воспринял совет всерьез, вернулся на несколько шагов назад и открыл дверь кухни. Я думала, что он образумится и поставит меня на пол, но мужчина ловко набрал на небольшой поднос несколько мисочек с закусками, пару горшочков с горячей мясной похлебкой и, все так же не спуская меня с плеча, понес дальше.

Когда за нами закрылась дверь моей комнаты, я думала, что прибью его на месте. Но после того как Джер занес меня в кабинет, поставил поднос с едой на стол, а затем аккуратно вернул меня в вертикальное положение, голова резко закружилась. Я пошатнулась и с трудом устояла на ногах.

— Все в порядке? — как ни в чем не бывало спросил этот тиран.

— Нет! Что это вообще было такое?! — зло спросила я, машинально создавая в руке пульсар.

Парень улыбнулся и поднял руки, призывая к мирным переговорам. Хотя сомневаюсь, что его реально напугал небольшой водяной шарик — скорее, он просто хотел, чтобы я успокоилась. Наверное. Но я была намерена высказать все!

— Я максимально быстро доставил нас в Магистерию, ты же сама это предложила, — ответил он. — Может, заваришь нам шорш? У тебя очень вкусно получается.

Я медленно выдохнула сквозь сжатые зубы, пытаясь успокоиться. Джер опасливо покосился на кипящий у меня в руке шарик с водой и потянулся за кружкой.

— Вот почти всё и готово, осталось только травки досыпать… — сказал он, протягивая мне емкость для заварки.

— Ты!.. — возмущенно выдохнула я, пытаясь подобрать правильное слово, которое охарактеризует этого хама хвостатого.

— Я, — кивнул он и улыбнулся. — Виноват. И прошу прощения.

И, воспользовавшись тем, что я растерялась от его слов, перехватил мое запястье и стряхнул кипяток с ладони в большую кружку.

— И мы не закончили разговор, — проговорил он, не торопясь отпускать мою руку. — Потому что ты сбежала, — он укоризненно покачал головой. — Но зато у тебя было время подумать над моим предложением…

Джер потянул мою руку вверх, собираясь поцеловать, но я резко дернулась в сторону и зашипела.

— Я подумала!

— И что скажешь? — чуть вибрирующим голосом спросил маг, выдавая свое волнение.

Ага, значит, он не так спокоен, каким хочет казаться. Я медленно отошла к столу, пытаясь создать между нами преграду, пусть и такую ненадежную.

— Скажу «нет», — выдохнула я, делая еще шаг в сторону. Потянулась и достала из ящика шкатулку с браслетом, а затем поставила ее на стол перед Джером. — Вот, я должна была вернуть ее владельцу. Возвращаю. Других общих дел у нас нет, где дверь — ты знаешь.

С пальцев боевика посыпались белые искры, но он волевым усилием успокоился. Я по глазам видела внутреннюю борьбу, происходящую в нем.

— Нет?

— Нет, — твердо повторила я и скрестила руки на груди.

— И почему же?

— Какая разница? Это мое решение! Нет!

Джер неуловимым движением оказался рядом, пристально посмотрел мне в глаза и потянулся вперед, чтобы обнять.

— Брось, я знаю, что нравлюсь тебе…

Я отпихнула его руки и попыталась отойти, но была остановлена… хвостом! Наглая конечность обвила мою талию, удерживая на месте, а пушистый кончик стал щекотать запястье.

— Это не имеет значения, — я нахмурилась и поджала губы. Какая разница, кто мне нравится? Неужели он не понимает причины моего отказа?

Собеседник закатил глаза.

— Для меня — имеет. Должен же я понимать, что в голове у девушки, внимания которой я пытаюсь добиться?

— Одно дело — добиваться, а совсем другое — давить и ставить перед фактом! Особенно после того, как я пострадала как раз из-за твоего внимания! — Я глубоко вдохнула, пытаясь успокоиться, и спросила: — Ты же знаешь, кто именно столкнул меня с лестницы и почему они это сделали. Не так ли?

Внешне Джер остался спокоен, но я почувствовала, как дернулся его хвост, выдавая владельца. Значит, точно знает всё.

— Такого больше не повторится, — глухо проговорил он. — Расследование окончено, сегодня вечером на собрании виновным будет назначено наказание. Так что от тебя даже самые недовольные отстанут.

— И мстить не будут? — Я скептически приподняла бровь. Он серьезно в это верит?

— Повторение инцидента грозит им уже отчислением, а не дисциплинарным взысканием. Потому что в этом случае дело будет отдано на рассмотрение руководству Магистерии. Так что ты в безопасности…

Но я чувствовала себя иначе. Будто он загнал меня в угол, отрезая все возможные пути к отступлению, отметая все мои аргументы и вообще не слушая моего мнения. Видимо, посчитав, что разговор окончен, Джер решил приступить к активным действиям: притянул меня ближе, нежно провел пальцем по щеке, мягко улыбнулся… И я по глазам поняла: собирается поцеловать.

— Нет! — воскликнула я, когда его губы приблизились. И хотя сердце сладко замирало в предвкушении поцелуя, я отчаянно сопротивлялась. Просто чувствовала, что все это неправильно.

Мужчина чуть отстранился и вздохнул.

— Вот ты же умная. Объясни мне, почему, если девушка тебе симпатизирует, то уговаривать ее приходится в два раза дольше? Что за извращенная логика?

Я возмущенно вспыхнула.

— А по мне, так мужская гордость в разы хуже нашей логики! Услышал отказ, и теперь дело принципа — добиться согласия? И вообще, с чего ты взял, что нравишься мне?

Маг тихо рассмеялся, но ответил совсем не так, как я ожидала:

— Ты же любишь воду. А я на семьдесят пять процентов состою из воды.

— Очень смешно, — обиделась я. Что мне теперь, любить всех людей за их химический состав?

— Да ладно, ты слишком серьезно все воспринимаешь, — улыбнулся Джер и, наконец отпустив мою талию, отошел. Спокойно сел в кресло, мельком заглянул в шкатулку с браслетом, а потом потянулся к принесенной им мисочке с орешками. — Давай спокойно все обсудим? — предложил он. Я согласно кивнула, собеседник же задал свой главный вопрос: — Так почему «нет»?

А я поняла, что меня так сильно царапало изнутри все это время.

— А почему «да»? Что изменилось? Всего несколько дней назад ты рассказывал мне трогательную историю о своей невесте, а потом резко что-то почувствовал? Не верю!

Парень пожал плечами и широко улыбнулся.

— Предпочитаю жить будущим, а не прошлым.

На этих словах он отодвинул шкатулку от себя подальше, на самый край стола.

— Так не бывает, чтобы за один день… — начала я, но Джер меня перебил:

— Человек рождается за одно мгновение и так же быстро умирает. В один день можно измениться. Можно разругаться, а можно влюбиться. Все что угодно может произойти с тобой за один день.

Я вздохнула. Может, в чем-то он и прав, но все равно…

— Для меня все это слишком быстро. Слишком неожиданно. И… не вовремя, — честно ответила я. — Прости, я не очень умею объяснять такое. Мои мысли иногда даже мне непонятны.

Я виновато пожала плечами. Пришли запоздалые смущение и неловкость, и маг явно заметил эту перемену в моем настроении, поскольку тоже изменил линию поведения.

— Что именно не вовремя? — уточнил Джер. И теперь он вел себя как прежде: нормальный, адекватный друг и интересный собеседник. И вот с такой версией хвостатого я была готова спокойно поговорить.

— Понимаешь, у меня нет времени на всю эту ерунду. У меня впереди только год в Магистерии. Один год, за который мне надо совершить практически невозможное… — я прикусила язык. Чуть не выболтала ему про портал, купившись на красивые и все понимающие глазки. Но Джер, кажется, не заметил моей запинки, поэтому я смело продолжила: — …Увеличить свой резерв, чтобы перейти с четвертого уровня на третий. Сам знаешь, такое мало кому удавалось.

Парень задумчиво кивнул.

— Ты в курсе, что большинство случаев резкого увеличения резерва связаны либо с благословением стихии, либо с экстремальными ситуациями? — спросил он, кидая на меня оценивающий взгляд. — Когда маг спасает свою жизнь или жизнь близких, то действительно может раскрыть свой потенциал. Не уверен, что простыми упражнениями ты добьешься подобного эффекта.

— Я что-нибудь придумаю, — криво улыбнулась я.

— Ты же записалась на мои занятия?

Вот, кстати, еще один неловкий момент. Как он вообще себе представляет какие-то там отношения, если будет моим преподавателем? Но послушно кивнула, подтверждая его слова.

— Вот и отлично, — хмыкнул Джер, — если будешь в пятерке лучших на вашем потоке, смогу брать тебя на настоящую практику. А там, сама понимаешь, совершенно иной уровень нагрузки. Это тебе не упражнения в зале, а столкновение с суровой действительностью, которое требует выкладываться по полной.

— Спасибо, конечно, но не уверена, что смогу стать лучшей по боевой магии.

И поскольку наш разговор ушел от опасной темы, я немного успокоилась и принялась заваривать шорш.

— Я помогу, — предложил Джер, а когда я недоуменно приподняла бровь, уточнил: — С тренировками.

Я отмахнулась: потом разберемся, сейчас рано об этом говорить. Тем более после чтения нескольких глав из учебника по боевой магии я уже не очень хотела учиться этой дисциплине. Просто осознала, что с моим уровнем силы возможны только какие-то мелкие подлые приемы. Так что изучу базовые атакующие плетения для самообороны и на этом остановлюсь.

Хотя предложение Джера по поводу практики звучало заманчиво. Он прав, в реальных условиях больше шансов раскрыть свой потенциал. Посмотрим, как будут проходить занятия, может, и удастся войти в число лучших…

— О чем задумалась? — привлек он мое внимание.

— Да так, ерунда. Ты что-то спрашивал?

Маг хмыкнул.

— Да, интересовался, какие парни тебе нравятся, — улыбнулся Джер и потянулся, разминая плечи. Он явно красовался, играя мышцами и заставляя меня непроизвольно вспоминать, как его торс выглядит без одежды. Я почувствовала, что краснею, и отвела взгляд. Да что за дурацкая реакция!

А маг повторил вопрос, явно наслаждаясь моим смущением.

— Никакие! — резко ответила я.

— Почему ты так остро реагируешь? Это довольно простой вопрос. И если бы ты спросила меня… — он хитро посмотрел на мое смущенное лицо и продолжил: — …Я бы сказал, что мне нравятся умные, добрые и красивые девушки, с которыми легко общаться и просто быть собой.

Я проигнорировала его взгляд и задумчиво кивнула, принимая вопрос. В таком виде он не представляет собой ничего сложного…

— Я не очень умею общаться, поэтому люблю простых людей, простых во всем. Кто не боится выглядеть глупо или сказать ерунду. С такими людьми мне проще раскрыться… — Заметив, как внимательно Джер слушает, я одернула себя и закончила: — В общем, мне нужен кто-то вроде меня, только противоположного пола.

Я поняла, что наш разговор снова выходит на опасную тему и, демонстративно посмотрев на часы, заметила:

— Тебе уже явно пора… И подумай, как забрать отсюда свою коллекцию, потому что пропуск я больше не подпишу.

Джер только пожал плечами, встал с кресла и подошел к секретному шкафу. Он открыл тайный стол с инструментами и артефактами, выбрал несколько и убрал во внутренний карман мантии, после чего стал разглядывать оставшуюся коллекцию. Я с любопытством косилась через его плечо, пытаясь не выдать собственного интереса к волшебным предметам.

Он снял с крючка еще один небольшой кулон с круглым белым камушком и закрыл стол.

— Мне в ближайшее время все равно будет не до экспериментов, так что пусть пока все остается как есть. А потом что-нибудь придумаем.

Я медленно кивнула, соглашаясь. Мне от его секретов ни тепло ни холодно, но в моей комнате они явно в безопасности. А преподавательское общежитие вполне могут проверять…

— Хорошо. Пойдем, провожу тебя, — я кивнула на выход из комнаты, вспоминая, что мне его еще до границы общежития вести надо, иначе защита не пропустит. — Не забудь шкатулку. И кстати, можно вопрос? — чуть смутившись своего любопытства, все же рискнула я. Джер подхватил коробочку с браслетом и письмом и кивнул, разрешая спросить.

— Этот браслет… Он что-то значит? Что-то особенное?

— Для вирийцев — да. Это обручальное украшение, — криво улыбнулся парень.

Я удивленно посмотрела на него. Просто в Эндории при создании семьи супруги обмениваются особыми серьгами. Это маленькое украшение в правом ухе куда практичнее, чем кольца или браслеты. Особенно для магов: при создании плетений или прямом взаимодействии с энергией ничто не должно мешать.

А потом до меня дошло.

Я. Мерила. Его. Обручальный. Браслет.

Ой, мамочки!

Но… Это ведь ничего не значит, верно? Я же не знала. И опять-таки, он же мне и не предлагал замуж за него пойти, значит, такой жест нельзя расценивать как мое согласие. Надеюсь. Тем более это не по нашим традициям, а по вирийским…

Нервно закусила губу и посмотрела на Джера: не догадался ли, что не только сунула нос в шкатулку, но и примерила браслет?

— А почему спрашиваешь? — уточнил он.

Я медленно выдохнула, возвращая спокойствие. Все в порядке!

— Просто интересно. Почувствовала, что артефакт, но не поняла его назначения.

Маг отмахнулся.

— Ничего особенного. Экспериментировал с защитными чарами. Оказалось, что, хотя камни и хорошего качества, но из-за ювелирной огранки плетения держат плохо.

То есть… это Джер сделал браслет артефактом? Ничего себе!

— Кстати, о защите… — проговорил он, улыбаясь и глядя на кулон с белым камушком, который все еще держал в руке. — У меня для тебя есть подарок.

Я нахмурилась. Интуиция подсказывала, что все не так просто.

— Вот это, — парень вытянул вперед руку, показывая мне качающийся на пальце кожаный шнурок с белым камушком, — гораздо более удачный защитный артефакт. Потому что он сделан на базе плетения гибкой защиты. Знаешь, что это такое?

Я помотала головой. Гибкая — это как? В моем понимании охранная магия действовала как разнообразные щиты, энергетические стены или что-то в этом роде. Но ведь такое плетение явно нельзя применить к артефакту, поскольку оно требует активации.

— Гибкая защита эффективна, поскольку не работает с самим ударом и не тратит много энергии. Она влияет на поступки защищаемого. Противнику будет сложно попасть в цель, потому что удар будет проходить мимо: артефакт усилит интуицию, заставляя вовремя уклониться или вообще избежать опасной ситуации.

Я с интересом слушала объяснение Джера, восхищаясь изяществом идеи. Действительно, зачем оказывать сопротивление, если можно просто избежать драки?

— Ты примешь этот подарок? — серьезно спросил маг, а я просто кивнула.

Перед нападением интуиция подсказывала мне, что что-то грядет, но я не смогла определить источник угрозы. Но с таким подспорьем это будет происходить само собой, верно? А еще… Наверное, это глупо, но мне просто хотелось получить подарок. Потому что жизнь меня редко баловала подобными знаками внимания. И к тому же этот волшебный, но самый обычный белый камушек, похожий на морскую гальку, не являлся украшением и ни к чему меня не обязывал.

— Хорошо, — облегченно выдохнул Джер, — тогда закрой глаза и расслабься, я должен его настроить под твою ауру.

— Это долго? — уточнила я.

— Несколько минут.

Я послушно закрыла глаза и сделала несколько глубоких вдохов, расслабляясь. А потом перешла на внутреннее магическое зрение: мне было интересно понаблюдать за процессом. Как именно артефакт будет взаимодействовать с моей энергетической оболочкой?

Сначала я почувствовала легкое покалывание в области лба и «увидела» серебряные искры, отлетающие от сияющего белого камушка и расплывающиеся по моей ауре. Через пару минут искрить перестало, а пятна будто впитались, сливаясь с оболочкой.

Джер медленно приблизил кулон ко мне и аккуратно надел на шею, устраивая камушек в ямке между ключиц. Его руки задержались на моих плечах, пока он завязывал плотный узелок, фиксируя длину.

— Носи его и не снимай, — шепнул он, наклонившись ко мне.

От камушка шло тепло, такое же, как от лежащих у меня на плечах рук хвостатого, и это тепло разливалось по телу, согревая сердце. Но самое странное — я наблюдала, как волна проходит и по моей ауре… Я не успела обдумать увиденное, потому что перед моим внутренним взором взорвался фонтан разноцветных искр, а на губах я почувствовала легкий поцелуй.

Голова закружилась от внезапно нахлынувших ощущений: жар и нежность, тепло и надежность. Руки Джера переместились на мою талию, обнимая и тесно прижимая меня к крепкому мужскому телу. А затем к объятиям присоединился и хвост, обвивая мои бедра. Парень усилил напор, и мои губы раскрылись, позволяя ему углубить поцелуй, сделать его более чувственным, но все таким же пронзительно нежным.

Я не заметила, как мои руки пробрались под мантию мага, удобно устраиваясь на его спине. Ласково пробежалась пальцами сверху вниз вдоль его позвоночника, неожиданно коснувшись основания хвоста… Джер утробно рыкнул, и поцелуй превратился в какой-то ураган страсти, который, кажется, собирался смести нас обоих… Я пришла в себя от грохота. В какой-то момент я оказалась сидящей на столе, а поднос с обедом был сметен на пол.

Испугалась и резко убрала руки, пытаясь отстраниться, но Джер и сам уже остановился, тяжело дыша.

Он продолжал обнимать меня, удобно устроив подбородок у меня на макушке, так что я видела, как быстро пульсирует жилка у него на шее. И хотя я и так всем телом чувствовала, как горит его кровь, это наглядное подтверждение волнения было пугающим и приятным одновременно.

— М-м-м, — довольным тоном протянул Джер. А я отчего-то подумала, что именно с такой интонацией люди смакуют вкусную еду или хорошее вино.

Снова попыталась отстраниться; хвостатый нехотя, медленно освободил меня и теперь с улыбкой смотрел в глаза.

Я прокашлялась, возвращая голос.

— Спасибо… — начала я, но, наткнувшись на его хитрый взгляд, пояснила: — За артефакт. Надеюсь, что он будет работать именно так, как ты описал.

Мужчина кивнул, принимая мою благодарность, и чуть наклонил голову к плечу, ожидая продолжения моей речи. А я решила сразу все прояснить.

— Ты же понимаешь, что это ничего не значит?

— Ага, — легко согласился маг, заставив меня уточнить:

— Я серьезно! Мой ответ все равно «нет».

— Нет так нет, — широко улыбнулся Джер. — Проводишь меня?

— Да, сейчас, — кивнула я и поспешила укрыться в ванной, чтобы привести себя в порядок. Отражение в зеркале меня повеселило: растрепанная, с красными щеками, припухшими губами, блестящими глазами… Будь рядом наставница, тут же предположила бы, что у меня лихорадка Лайоса. А это всего лишь реакция на поцелуй… Так, хватит об этом! Быстро умылась, остужая горящие щеки, и прогнала с лица глупую улыбку. Ничего особенного не произошло.

Собрала распущенные волосы в хвостик, разгладила помявшееся форменное платье и вышла. Мой гость ждал меня около двери, прислонившись плечом к стене, и выглядел он идеально. Критически осмотрев мой внешний вид, он заправил за ухо выбившуюся прядку и кивнул на дверь.

— Идем?

Как выяснилось, у Джера были еще дела в городе, поэтому он попросил провести его в портальную, откуда спокойно ушел, использовав собственный ключ.

Я уже возвращалась в комнату, когда в общем холле меня перехватил Крис.

— Разобрались? — улыбаясь, спросил он.

Я неопределенно пожала плечами, не желая отвечать на вопрос.

— Ты что-то хотел?

— Скорее, ты кое-чего хочешь, — подмигнул он, но, заметив мой возмущенный взгляд, усмехнулся и пояснил: — Тебе же интересно послушать, что будет на вечернем собрании?

Я кивнула. Как и следовало ожидать, меня на это импровизированное судилище никто не позвал.

— Собрание начнется через час, — улыбнулся Крис. — Шептун у тебя есть, как пользоваться — разобралась уже.

Я поняла, что воздушник говорит о той горошинке, которую я вставляла в ухо, чтобы услышать прошлое собрание, и которую до сих пор ему не вернула. Что ж, пригодится еще раз.

Благодарно улыбнулась парню, он кивнул в ответ и ушел по своим делам; я же вернулась в комнату и решила загрузить себя учебой. Вставила шептун в ухо, чтобы не пропустить начало, и погрузилась в чтение учебника по боевой магии, морально готовясь к завтрашнему первому занятию. Судя по первым главам, которые я уже успела изучить, мне этот факультатив точно не понравится.

Голоса в голове зазвучали неожиданно, заставив меня нервно дернуться.

— Мы начинаем собрание по вопросам проживания… — деловым тоном бубнил Тед, заставляя меня зевать. Вопреки ожиданиям, никакого волнения я не испытывала. Может, виной тому был полученный в подарок артефакт, но я больше не боялась нападений из-за угла, независимо от результатов сегодняшнего слушания. И если быть совсем честной — не верила, что из-за меня реально накажут виновных. Поэтому вполуха слушала разглагольствования на всякие бытовые темы, параллельно перечитывая конспекты своих лекций.

А через полчаса собрание добралось и до решения моего вопроса.

— По факту нападения на Геллу Марлоу было проведено расследование, выявившее и доказавшее виновность этих девушек. Встаньте.

Послышался скрежет сдвигаемых стульев и шорох одежды.

— Вы признаете свою вину и готовы понести заслуженное наказание? — сухо спросил староста, явно озвучивая формальный вопрос.

— Да, — нестройным хором ответили девушки. Кажется, это были те самые огневички: Терлина и компания.

— Выношу на собрание вопрос о справедливом наказании. С деталями дела вы все ознакомлены, голосуем за варианты.

К сожалению, эти варианты озвучены не были, хотя мне было бы интересно их услышать. Может, потом удастся узнать у Криса или Теда? Пока я размышляла над этим, наказание было выбрано практически единогласно.

— Поскольку вас так сильно заботит чистота нашего общежития, — добавив легкую усмешку в голос, начал Тед, — следующие четыре декады вы будете ежедневно приводить в порядок все общие помещения: все гостиные, кухню, портальную, главный коридор и холл. Без применения магии. Наказание вступает в силу с завтрашнего дня.

Жаль, что я только слышала, но не могла видеть, что происходит на собрании. Хотела бы я посмотреть сейчас на их лица и если не насладиться торжеством справедливости, то хоть почувствовать себя отмщенной.

Тем временем староста продолжал зачитывать условия наказания:

— За качеством вашей работы будут следить дежурные, меняющиеся каждый день. Завтра утром будет отключена подпитка стационарных бытовых заклинаний, отвечающих за чистоту…

Вот теперь я почувствовала себя прекрасно и не выходя из комнаты.

Интересно, а заставить их принести мне извинения будет слишком? С другой стороны, их слова ничего не стоят, а так, может, запомнят, что стоит сначала использовать мозги, а потом уже на людей кидаться…

Я с особым удовольствием навела порядок, при помощи бытовых плетений ликвидируя разгром в кабинете, учиненный мной и Джером. И было приятно видеть, как от моих усилий все вокруг сверкает чистотой. А еще грела мысль, что завтра огневичкам придется замарать их холеные белые ручки. И хотя эти мысли даже мне самой казались недостойными, я ничего не могла с собой поделать. Ни секунды не сочувствовала им и уж точно не собиралась помогать, даже если попросят.

Я спокойно поужинала и посвятила остаток вечера чтению. И уже ночью, лежа в кровати, проверила блокнот на предмет новых сообщений, одно из которых заставило меня глупо улыбаться.

«Беспокойных, но приятных снов тебе, — написал Джер и пририсовал смешную подмигивающую рожицу. — И постарайся выспаться — силы тебе завтра очень пригодятся».

Глава 10

Утро началось как обычно: проснулась, потянулась, покормила Пэ-и и стала собираться на учебу. Привела себя в порядок, плетением освежила форму, собрала сумку и вышла из комнаты. До начала практического занятия по Лекарскому делу еще оставалось более получаса, поэтому забежала на кухню, перекусила и направилась в общую столовую, чтобы найти Ирму. За ночь в моей голове уложились все волнения и впечатления вчерашнего дня, и теперь мне хотелось обсудить их с подругой и если не попросить совета, то хотя бы услышать мнение более опытной девушки.

Но за нашим столиком Ирмы не было. Я медленно начала осматривать столовую, пытаясь найти подругу, и наконец обнаружила ее в компании других избранников Воды. Когда я добралась до них, лавируя между столиками и уворачиваясь от других адептов с подносами, услышала обрывок спора Ирмы и Лестера.

— Ты что, не понимаешь, что Огонь и Вода в принципе несовместимы? — шипел маг. — Вы никогда не сможете найти общий язык!

Я вспомнила, что Ирма рассказывала о своем последнем свидании, и решила, что речь идет о ее новом поклоннике.

— Не согласна с тобой, — мило улыбнулась она, медленно облизывая ложечку от йогурта. — Мы уже нашли общий язык…

Лестер закатил глаза и фыркнул.

— И почему у тебя одни мужики в голове? Лучше бы об учебе подумала, — проворчал он.

— У меня на уме пока только один, остальные в пролете.

— Я смотрю, у вас тут весело, — решила вмешаться я. А то эти двое даже не заметили моего появления, увлеченные перепалкой. — Доброе утро.

Ирма встрепенулась.

— О, Гелька, ты как? Все в порядке? Выглядишь отлично! Идем, нам надо столько всего обсудить, у меня куча новостей! — затараторила подруга, вставая из-за стола и подхватывая меня под локоть. — Ты ведь уже позавтракала?

И не дав мне вставить даже слово, Ирма потащила меня к выходу из столовой. И что удивительно, толпа перед ней расступалась, пропуская вперед, хотя подруга не толкалась и не кричала. И точно не применяла магию, я даже специально проверила — настолько неестественно это смотрелось.

— Где у тебя первое занятие? — быстро спросила она, когда мы вышли на улицу. Утро было по-осеннему прохладное, порыв ветра заставил меня вздрогнуть и поежиться.

— В корпусе целителей, — ответила я, обхватывая себя руками. — А у тебя?

— Тоже там, — поморщилась Ирма. — Вчера привезли нескольких жертв пожара, и нам будут показывать, как кожный покров восстанавливать. Бр-р-р-р!

Она брезгливо передернулась, а я осуждающе покачала головой, но ничего не стала говорить. Может, это и не очень приятно выглядит, зато в результате косметического воздействия эти люди смогут и дальше жить нормальной жизнью, не обезображенные шрамами. Разве это не чудесно само по себе?

— Красота требует жертв, — хмыкнула я. — Так что там у тебя за новости?

Я решила, что надо сначала дать Ирме выговориться, чтобы потом и она выслушала меня.

— Помнишь предсказание, которое сделала мне избранница Эфира на практике? — спросила девушка, а я кивнула. Такое не забывается! — Так вот, похоже, оно начинает сбываться!

— Как ты это определила? — решила уточнить я.

— Потому что для того, чтобы выйти замуж, определенно нужен жених, — хихикнула Ирма. — И кажется, я уже знаю, кто это будет, — мечтательно добавила подруга. Я молча ждала продолжения, и оно последовало. — Я тебе рассказывала про свое свидание? Мы вчера снова встречались, и все было еще лучше! А сегодня утром он прислал цветы и позвал меня поужинать завтра! Интуиция подсказывает, что он хочет о чем-то серьезном поговорить!

Каждое восклицание Ирмы было наполнено почти детским восторгом, она радовалась как ребенок, неожиданно получивший сразу дюжину желанных подарков. Мы остановились около входа в целительский корпус, чтобы закончить начатый разговор, но были вынуждены отойти чуть в сторону, чтобы пропустить спешащих адептов. Толпа примерно из сорока парней целеустремленно двигалась ко входу, совершенно не обращая внимания на преграду в виде других людей.

Оттеснившие нас парни выглядели странно: пыльные, потные, растрепанные, в местами рваной спортивной форме, у некоторых на лицах свежие синяки и ссадины, пара ребят прихрамывала, а один баюкал явно сломанную руку. И где они успели так извозиться, занятия ведь еще даже не начались?!

— Шевелитесь, хлюпики, а то на лекции опоздаете! — раздался бодрый голос из-за их спин. — Даже моя бабушка ходит быстрее, чем вы!

Последним в группе шел Джер, легкими пинками и подзатыльниками подгоняя отстающих. Но, заметив нас с Ирмой, он притормозил и скомандовал:

— Комнату дежурного целителя сами найдете. Вперед! Через пять минут проверю!

Мы с подругой следили за приближением магистра, который, на контрасте с измученными адептами, просто сиял широкой улыбкой и чистой одеждой. Я смутилась и отвернулась, не желая пристально разглядывать парня: на нем были свободные штаны и туника без рукавов, подчеркивающая широкий разворот плеч и литые мышцы. Моя фантазия быстро дорисовала остальное, и я почувствовала, как кровь приливает к щекам. Проклятье!

— Доброе утро, дамы, — поприветствовал он.

— Доброе, — Ирма мило улыбнулась и стрельнула в меня взглядом, обещая выпытать все.

— Угу, — согласилась я, — за что ты их так?

— Это мои проштрафившиеся практиканты, — Джер улыбнулся, как довольный кот. — Не только ты по утрам на отработки ходишь.

Он держался непринужденно, явно не чувствуя неловкости, повисшей между нами.

Посмотрела на его голые руки и снова вздрогнула от порыва ветра.

— Тебе так не холодно? — выпалила я, прежде чем успела подумать над своим вопросом.

— Нет, — усмехнулся боевик и сделал шаг в мою сторону, — но если ты хочешь согреть меня, то мне холодно.

Последнюю фразу он буквально промурлыкал, наклонившись ко мне, обжигая лицо горячим дыханием и заставляя еще сильнее покраснеть.

Я опустила голову и сделала крошечный шаг назад, пытаясь не выдать охватившего меня волнения. Но маг явно все понял, потому что снова усмехнулся и пожелал:

— Хорошего дня. Увидимся на занятиях.

Джер ушел, а в меня вцепилась Ирма:

— И ты все еще будешь утверждать, что между вами ничего нет?!

— Ничего и нет, — поморщилась я. — Для него это такая игра, азартная. Чисто спортивный интерес.

— С чего ты это взяла? — удивилась подруга. — Я видела несколько другое…

Я отмахнулась от ее слов.

— Он всего пару декад как расстался с любимой невестой. Сама подумай, откуда за такой короткий срок взяться чему-то более серьезному?

— Мне кажется, что ты не права, — начала спорить со мной Ирма, но я остановила ее, кивнув на двери корпуса:

— Нам пора на занятия.

— Ладно, — нехотя ответила девушка, — на обеде увидимся. И тогда ты от разговора не отвертишься!

Я махнула ей рукой и поспешила в приемное отделение, где проходила практика в прошлый раз. Я снова попала в пару к уже знакомому адепту-целителю — Ликсу Митлоу. Опять вела карты, заполняла бумажки и слушала бесконечные жалобы пациентов. Также бесконечно повторялись одни и те же вопросы, задаваемые целителем, полностью отключая мне мозг и превращая практику в механическую рутину. Несколько раз я пыталась встряхнуться и глубже вникнуть в происходящее, но очередной пациент с соплями и больным горлом сводил на нет все мои усилия.

Ску-ко-ти-ща!

Еще и Ирма была явно занята на своей практике в ожоговом, и если в прошлый раз переписка скрашивала мне унылый прием больных, то теперь даже отвлечься было не на что. В коротких перерывах между пациентами мы вяло переговаривались с целителем, но больше молчали, пытаясь урвать эти минуты тишины.

Наконец эта двухчасовая пытка закончилась, и меня отпустили. Напоследок адепт-целитель понимающе мне кивнул и пожаловался:

— А мне тут до самого вечера дежурить.

Посочувствовала ему и достала из сумки прихваченный утром с кухни сверток с печеньем.

— Вот, держи, — улыбнулась я и положила сверток к нему на стол. Хотелось хоть немного скрасить целителю тяжелый день.

— Спасибо, — благодарно улыбнулся он, развернув салфетку. Удивительно, как сильно улыбка меняет лицо человека: зеленые глаза избранника Земли сразу мягко засияли, исчезли усталые морщинки на лбу… Он за какое-то мгновение преобразился из невыспавшегося хмурого целителя в интересного и симпатичного парня. Я с удивлением следила за этой метаморфозой, но тут в дверь постучался следующий пациент, а меня пришла сменить другая практикантка, так что я быстро собрала свои вещи и ушла, ругая себя последними словами.

О чем я вообще думаю? Это все Джер со своими глупостями выбил меня из колеи, вот и лезет в голову всякая неуместная муть! Ликс просто мне улыбнулся, это вежливость, а не знак внимания. Я бы тоже была благодарна тому, кто подкармливает меня сладостями.

Постаралась выбросить эту дурь из головы и сосредоточилась на учебе. Вторым занятием были Основы лекарского дела, мы продолжали изучение оказания первой помощи, параллельно рассматривая как простые случаи, где можем справиться собственными силами, так и более сложные, в которых мы будем только ассистировать целителям.

Как объяснил нам преподаватель, весь первый модуль будет посвящен этой теме, поскольку она является базой для изучения Лекарского дела. Я мысленно согласилась с ним, усердно записывая и так известную мне информацию. Но в деле оказания помощи пострадавшим повторение не казалось мне лишним.

На обед я немного опоздала: мы разбирали уж очень интересный случай из практики и пропустили момент окончания занятия. В столовой, как и обычно, стоял гвалт, и, пока я шла к раздаче, до меня доносились обрывки чужих разговоров. Девушки, стоявшие передо мной в очереди, переговаривались, явно обсуждая свою личную жизнь.

— Ли, я в панике! Что мне ему теперь сказать? — спросила избранница Воздуха у своей подруги.

— Правду, — насмешливо ответила она.

— Какую?

— Не знаю. Придумай что-нибудь!

Подошла моя очередь, я быстро набрала на поднос тарелки с едой, практически не глядя на их содержимое. Есть отчего-то не хотелось, а из головы все не выходил подслушанный разговор. Ничего не значащие фразы, вырванные из контекста, но что-то в них зацепило мое внимание. Может быть, совет придумать правду?

Я ведь как раз хотела спросить у Ирмы, что мне сказать Джеру, чтобы он меня понял. Судя по его поведению сегодня утром, он явно не принял всерьез мой отказ. Но хотя он мне симпатичен, я не хочу быть пластырем: очевидно же, что он хочет мною залечить свое раненое сердце… или раненое эго. Смотря с какой стороны посмотреть.

Так, может, Калерис сейчас дала подсказку? И мне надо просто придумать наиболее правдоподобную причину для отказа?

В задумчивости я добрела до нашего столика, села и молча принялась за еду, даже не чувствуя особого вкуса густого сырного супа.

— Что-то опять случилось? — хмуро спросила Ирма, когда я доела первое блюдо.

Я улыбнулась и тряхнула головой.

— Нет, все в порядке.

— Тогда рассказывай! — потребовала подруга.

Я пересказала ей события вчерашнего дня, начиная от предложения в библиотеке и заканчивая подслушанным судом, и, пока она переваривала информацию, завершила свой обед и блаженно выдохнула. На сытый желудок мир уже не казался таким мрачным местом.

— Я смотрю, тебе уже весело, — подозрительно высказалась Ирма.

— Я просто поела, — улыбнулась ей в ответ. — И выговорилась. Хорошо-о-о-о-о.

— Как мало тебе надо для счастья.

— Мгм, — согласно кивнула я и потянулась к вазочке с десертом из сливочного крема и лесных ягод. Подруга дождалась, пока я доем, и буквально убила меня новыми вопросами.

— А ты не думала, что что-то упускаешь в жизни, отказываясь от мужского внимания? Ты все время считаешь, что будет «потом», что ты еще все успеешь… А ты понимаешь, что «потом» может и не быть? Что надо жить сейчас, быть с тем, кто заставляет тебя смеяться и чувствовать себя счастливой?

Я нервно сглотнула, прогоняя наваждение. Показалось, или голосом Ирмы говорила не она? Серьезное лицо было совсем не похоже на мою легкомысленную, но расчетливую подругу, а ее неожиданно прочувствованная речь задела что-то у меня внутри.

Я открывала и закрывала рот, пытаясь подобрать ответ на ее вопрос, когда она тряхнула головой и улыбнулась.

— Прости, задумалась. Ты что-то говорила?

— Да, нам пора на лекцию, — кивнула я, гадая над смыслом услышанного. Может, девушка на самом деле говорила о себе, а не обо мне? Невольно выдала свои истинные переживания, а не красивую мишуру, о которой была речь утром?

Да и просто не хотелось думать, что она может быть права в отношении меня. Ирма же не знает ничего о моих планах на будущее, иначе не говорила бы такого.

* * *

Мы вошли в аудиторию и заняли уже привычные места у окна в третьем ряду. Сейчас в расписании значилось занятие по Истории магии, а после перерыва — первый факультатив по Боевой магии. Я посмотрела по сторонам: практически все адепты возбужденно перешептывались, явно предвкушая следующее занятие. Сомневаюсь, что История могла бы всех так взбудоражить.

Через несколько минут в аудиторию вошел пожилой магистр, избранник Земли. Невысокий сухонький старичок с изумрудно-зелеными прядями в седых волосах выглядел полностью погруженным в свои мысли, мантия на нем была местами помята, на что он не обращал внимания. Приветствуя преподавателя, адепты встали. Магистр жестом разрешил всем садиться и начал занятие.

— Мое имя Лигас Леенлоу, и я расскажу вам, как магия помогла нам завоевать свое место в этом мире.

Несмотря на невзрачный внешний вид, магистр оказался обладателем потрясающего голоса: глубокого, завораживающего, как у театрального актера. Вся аудитория замерла, адепты забыли, о чем спорили всего минуту назад, и сосредоточили свое внимание на преподавателе.

Речь магистра Леенлоу лилась плавно, он, словно сказку, выплетал историю, рассказывая не о самом переселении на Эйдо, а о том, как изменялась магия. Как первые жители искали контакт с местными богами и стихиями, как облагораживали ранее мертвые пустоши, превращая сухую каменистую почву в плодоносящие сады. Как строились первые города и деревни, прокладывались дороги, одомашнивались дикие животные…

— Вы в курсе, что кирны, которые сейчас повсеместно используются в сельском хозяйстве как ездовые и тягловые животные, были хищниками? Да-да, не удивляйтесь, — улыбнулся магистр, услышав потрясенный вздох адептов. — Кроме массивных рогов и острых копыт, у них были внушительные зубы, грозящие неприятностями любому, кто столкнется с кирном. Но благодаря совместным усилиям магов нескольких стихий удалось изменить их природу, одомашнить этих сильных и выносливых зверей, чтобы они служили людям…

Надо же, никогда бы не подумала, что эти добрейшие и послушные животные были раньше совсем другими! Интересно, а сколько лет магистру? Может, он и сам участвовал в первичном освоении Эндо?

Все это звучало просто потрясающе! Было видно, что магистр очень любил свой предмет и щедро делился с нами знаниями и воспоминаниями, превращая сухие факты в захватывающие приключения.

Время занятия пролетело незаметно: мы жадно слушали интересные истории, почему-то не освещенные в обычных учебниках. И поэтому светящийся шар, оповещающий, что до конца занятия осталось пять минут, стал для всех неожиданностью.

Магистр мягко улыбнулся, успокаивая аудиторию.

— Со следующего занятия мы начнем поэтапное изучение материала: вы узнаете имена тех, кто изменил нашу жизнь к лучшему, разберетесь в причинах и следствиях, откроете для себя удивительный мир истории магии и сможете по-новому взглянуть на привычные вещи. И сегодня я хочу дать вам первое задание…

Мы активно зашуршали тетрадями. Только сейчас я поняла, что все занятие слушала, раскрыв рот, и не записала ни одной строчки! Мысленно ругаясь, пообещала себе вечером по памяти восстановить хотя бы часть лекции и на «отлично» выполнить задание, каким бы оно ни было.

Хотя в то, что нам зададут какой-нибудь скучный доклад, я не верила.

— Как вы все знаете, во вторую декаду осени Эндория празднует сбор урожая. Десять дней в столице будут проходить праздничные гуляния, ярмарки и выставки, которые закончатся большим праздником. Наверняка вы уже обратили внимание на изменившееся меню в столовой, — хитро улыбнулся магистр. А мне неожиданно стыдно стало: я-то даже не заметила, что на обед мне досталась не овощная похлебка с хлебом, а практически изысканный обед из ресторации. Еще и десерт был! А я всего за полторы декады так привыкла к вкусной еде в платном общежитии, что посчитала это чем-то само собой разумеющимся…

— С сегодняшнего дня центральная и другие площади Арана отданы гостям столицы, которые привезли показать свои достижения: от гигантских овощей и фруктов, разноцветной шерсти и самодельной мебели до драгоценных камней, оружия и артефактов. Ваша задача — посетить несколько ярмарок и написать эссе о том, как магия повлияла на нашу жизнь и что бы вы увидели на аналогичной ярмарке, лишенной магии.

Задание показалось мне безумно интересным, в голове сразу стали крутиться идеи, как можно преподнести сравнение…

— Гелла, не спи! Идем уже, а то все лучшие места займут!

Ирма выдернула меня из размышлений, заставила быстро собраться и чуть ли не бегом потащила за собой.

— Куда мы идем? — запыхавшись от бега, уже на улице спросила я.

— На полигон к боевым магам, — фыркнула подруга. — Сама подумай, где еще можно такой предмет изучать?

— И откуда у тебя вдруг такая тяга к учебе появилась? — удивилась я через несколько минут.

Ирма просто отмахнулась, пробормотав что-то о том, что я, как всегда, ничего не понимаю. Мы уже подошли к полигону и оказались в разношерстной толпе адептов с других факультетов. Кроме наших, сюда пришло множество любопытных — не только нам было интересно посмотреть на занятие по боевой магии.

Наконец, появился и сам Джер, открыл проход в защите полигона и махнул нам рукой, позволяя зайти. Сам он остался на входе, по списку проверяя явившихся и отсеивая любопытных с других факультетов.

— И чего вам неймется? Завтра всё то же самое увидите, — ворчал он, выпроваживая очередного адепта.

Мы с Ирмой прошли к нашей группе, встали посередине. Хотя я ожидала повышенного внимания со стороны хвостатого, его не последовало. Он равнодушно кивнул, поставив галочку рядом с моим именем, и отвернулся к следующему адепту. Я пожала плечами и прошла внутрь, с любопытством оглядываясь по сторонам.

Полигон представлял собой пустынное поле, покрытое мелкой колючей травой, которая уже начала желтеть. Как только мы оказались внутри, внешний мир как будто исчез! На защитном пологе явно была установлена иллюзия, делающая его прозрачным только с одной стороны. Изнутри же казалось, что мы не на полигон зашли, а телепортировались: над головой нависало тяжелое темно-серое небо, во все стороны тянулась бесконечная голая степь.

Мрачновато, зато точно не будешь отвлекаться, любуясь пейзажем.

Наши одногруппники явно опасались попасть под ливень — я услышала, как две огневички обсуждали этот вопрос. Мы с Ирмой переглянулись, посмотрели на черные дождевые тучи и захихикали, поскольку чувствовали, что они не настоящие и над нами нет этих тонн воды, готовых пролиться в любую секунду.

— Все в сборе, начнем. Постройтесь в три ряда друг за другом, — громко скомандовал Джер.

Народ начал суетиться, мы с Ирмой быстро встали в первый ряд, но оказались не в центре, а ближе к правому краю шеренги. Зато отсюда было прекрасно видно реакцию Джера на суету адептов: он сначала хмурился, а потом закатил глаза.

— Нет, это никуда не годится. Что сложного я сказал? Вы что, до трех считать не умеете? — Адепты начали активно шевелиться, пытаясь построиться. Проблема была в том, что все хотели встать ближе к центру, чтобы лучше видеть и слышать, а места были уже прочно заняты.

— Так, замерли! — резко скомандовал магистр. — Ты, ты, ты и ты. Выйти из строя! — он указал на парней, которые все никак не могли найти место, куда приткнуться. — На выход.

Джер равнодушно махнул рукой, открывая выход с полигона. Ребята начали возмущенно спорить, но были остановлены насмешливым замечанием:

— Вы не смогли выполнить простейшую инструкцию. С необучаемыми я возиться не собираюсь. Свободны!

Он отметил в списке тех, кого выгнал, и закрыл выход. Обвел нас всех тяжелым взглядом и вздохнул.

— Ладно, начнем… — он внимательно осмотрел первую шеренгу, состоящую из девушек в форменных платьях, и снова вздохнул. — Мне, конечно, нравятся женские ножки… Но в брюках рассмотреть их куда проще. Со следующего занятия начнем практику, и лучше вам быть в спортивной форме.

Я хмыкнула и сделала себе мысленную пометку: не забыть взять с собой спортивный костюм, его вполне можно аккуратно свернуть и положить в сумку, а в перерыве перед началом занятия успеть переодеться.

— Вы добровольно пришли на занятия по боевой магии, хотя, скорее всего, даже не имеете реального представления, что это такое. Сразу скажу, у нас не существует четких правил и нет различий между тренировками для мужчин и женщин, так что спрос со всех будет одинаковый, — мужчина обвел тяжелым взглядом девушек, которые после его заявления про красивые ноги стали кокетливо стрелять глазками и мило улыбаться. И я видела, как один его взгляд стирает улыбки с их лиц. — Все приемы мы будем отрабатывать в реальных условиях, и на тренировках не ждите жалости или снисхождения. И не нойте потом.

Многие начали удивленно переглядываться. Уловив эти сомнения, Джер добавил.

— Еще не поздно уйти. Всех, кто сегодня сам откажется от занятий, я просто вычеркну из списка, и тогда у вас не будет висеть несданный экзамен. А начиная со следующего занятия я уже буду отсеивать…

В словах хвостатого звучало какое-то мрачное предвкушение. Почувствовав это, еще человек тридцать решили отказаться от проблемного факультатива. Они ушли, но нас все равно осталось, как мне показалось, больше двух сотен.

— Ладно, для начала неплохо, — проворчал Джер. — Ваша программа обучения Основам боевой магии будет направлена на нейтрализацию угрозы и спасение настолько быстро и безопасно, насколько это возможно. Ваш уровень силы недостаточен для того, чтобы выдерживать долгие сражения, поэтому программа специально рассчитана на использование в ситуациях потенциальной угрозы жизни.

Звучало жутко, но интересно. И полностью совпадало с тем, что я уже успела прочитать в учебнике.

— Для вас есть три правила, которые вы должны не просто записать, а запомнить и всегда им следовать. Если, конечно, вам хочется жить, — усмехнулся магистр, а мы быстро достали из сумок тетради. Писать на весу было неудобно, поэтому я плюнула на чистоту и села на землю, устроив тетрадь на коленях. Моему примеру последовали и остальные.

— Вот принципы боевой магии для вас. Первый: не получать повреждений. Вы должны предвидеть атаки, избегать их и быть максимально защищены. Потому что иначе один удар — и ты труп, — резко закончил он.

Мы записали, Джер дождался, пока прекратится скрип грифелей, и продолжил:

— Второй: быстро обезвредить нападающего, перейти от защиты к нападению. Чем быстрее вы справитесь с этой задачей, тем больше шансов выжить.

Звучит логично, но трудновыполнимо.

— Третий и самый главный: использовать уязвимые места противника.

А вот это мое нелюбимое — подлые приемчики.

— Теперь немного о том, как будут проходить занятия. В начале каждого из них будет небольшая теоретическая часть, потом физическая разминка, дальше последует полноценная тренировка. Группы будут смешанные, мужчины и женщины тренируются вместе. Это даст женщинам шанс попробовать во время тренировок свои силы и навыки с мужчинами, которые, как правило, сильнее, крупнее и обладают большим магическим потенциалом. Моя задача — обучить вас в первую очередь самообороне, ведь на улицах потенциальный агрессор, например, грабитель или насильник — это мужчина, поэтому совместные тренировки являются только плюсом.

Интересно, об этом я как-то не думала. В моей голове отложилось, что боевая магия нужна для сражений с другими магами, но Джер прав, есть и другие угрозы.

— На тренировках будут как спарринги, так и групповые бои, командные игры и уроки выживания. Чтобы избежать эффекта привыкания к одному человеку, во время тренировок партнеры будут постоянно меняться. Таким образом, у каждого адепта будет возможность поработать как с сильными, так и со слабыми противниками.

— Но зачем соревноваться с кем-то слабым? — выкрикнул вопрос один из парней с последнего ряда. Я пока плохо знала нашу группу, поэтому не смогла определить, кому принадлежал голос.

— Хороший вопрос, — хмыкнул магистр, а потом серьезным тоном продолжил: — Вы должны научиться правильно реагировать, согласно сложившимся обстоятельствам. Чтобы избежать ненужных травм и перерасхода сил, вы должны четко соизмерять природу вашего противодействия со степенью силы проводимой атаки.

Подождав, пока мы запишем эту светлую мысль, Джер в очередной раз вздохнул и закатил глаза.

— А теперь пишите правила техники безопасности…

В целом занятие прошло быстро и интересно. Для меня стало неожиданностью, что Джер оказался толковым преподавателям: он очень просто и понятно все объяснял, рассказывал небольшие истории из своей практики. И когда на полигоне появился светящийся шар, извещающий о конце занятия, никто не хотел уходить, о чем адепты на разный манер и сообщили лектору.

Джер только ухмыльнулся.

— Зато после следующего занятия вы будете умолять меня выпустить вас отсюда. На выход!

Я убрала тетрадь в сумку, поднялась и размяла затекшие ноги. Все-таки сидеть на коленях на земле, усеянной колючей травой и мелкими камушками, — удовольствие ниже среднего. Мы с Ирмой отряхивали ноги, приводили себя в порядок… и попали в группу адепток, которые тоже решили немного задержаться. Они, перебивая друг друга, щебетали, как стайка маленьких птичек.

— Магистр, мы хотели поблагодарить вас за занятие!

— Боевая магия — это так интересно!

— Магистр Фарлау, а можно задать вам личный вопрос?

— А у вас есть подруга?

Девушки столпились вокруг Джера, кокетливо улыбались, поправляли волосы и пытались всячески привлечь его внимание. Отчего-то вся эта сцена мне очень не понравилась: одногруппницы вели себя нагло и глупо, и мне было неловко, что я за всем этим наблюдаю. Я скривилась и повернулась к Ирме, кивнув ей на выход.

— Идем на разрядку? Какие потом планы на вечер? Может, в город сходим, там гуляния начались, заодно и задание по Истории можно будет сделать… — предложила я.

Подруга кинула взгляд в сторону Джера, затем посмотрела на меня и покачала головой.

— У тебя явно другие планы будут, — улыбнулась она, а затем наклонилась ко мне и тихо добавила: — Ты можешь вечно закрывать глаза на то, что видишь, но не сможешь закрыть сердце от того, что чувствуешь.

— О чем ты? — растерянно уточнила я.

— Да так, — загадочно ответила она. Мы уже подошли к выходу с полигона, где толпились адептки, задающие своему преподавателю нескромные вопросы. А Джер стоял с равнодушным, невозмутимым видом и молча чего-то ждал. И когда мы с Ирмой протиснулись сквозь толпу к самому выходу, хвостатый громко объявил:

— Моя личная жизнь вас не касается. И лучше запомните это, если не хотите вылететь с факультатива и планируете сдать экзамен.

Я отвернулась и шагнула в проход вслед за подругой, скрывая улыбку. Мне понравилось, что хвостатый четко обозначил границы: он — преподаватель, они — адептки.

Вслед за нами вышла возмущенная и восхищенная «хамством» преподавателя толпа. И, судя по некоторым возгласам, девушки сочли слова Джера вызовом…

— Не переживай, им ничего не светит, — рука Ирмы легла мне на плечо.

— А я и не переживаю, — отмахнулась я. Меня это вообще не касается. — Так что, на разрядку, а потом в город?

— Позже решим, — уклончиво ответила девушка.

Мы двинулись в сторону другого полигона, чтобы отдать энергетический долг родной Магистерии. Хотя меня подспудно беспокоили мысли, с какой целью собирают всю эту энергию, но я старалась их отгонять. Не хотелось верить, что действительно грядут какие-то неприятности. А слово «война» я даже мысленно старалась не употреблять.

А после разрядки меня, вяло бредущую в сторону столовой, поймал Джер. Я оглянулась по сторонам: Ирма куда-то исчезла, хотя вроде выходили мы вместе.

— Какие планы? — улыбнувшись, спросил он.

— Поужинать, переодеться и пойти в город, — вяло ответила я.

— Предлагаю немного изменить последовательность действий и пойти ужинать в город.

Я помотала головой.

— Не хочу тратиться на еду, — честно сказала я. Какой в этом смысл, если в Магистерии я могу прекрасно поужинать бесплатно, причем сейчас даже в общей столовой — всякие вкусности в честь праздника урожая. — Кстати, ты молодец, зря отказывался быть преподавателем. Отличное занятие вышло, очень познавательно. А что на практике будет?

— А давай я угощу тебя ужином, а ты поможешь мне составить план вашей тренировки? — хитро улыбаясь, предложил хвостатый. Но, увидев, что я собираюсь отказаться, смущенно добавил: — Я раньше не работал с магами, у которых такой скромный резерв, так что мне очень нужна дружеская помощь, а больше мне обратиться не к кому.

Вспомнив, как в библиотеке боевик пытался сотворить маленькую молнию, я тихо хмыкнула, подумала и согласно кивнула. Один ужин его не разорит, а мне интересно заранее узнать, что будет на практическом занятии.

Джер, аккуратно поддерживая меня за локоть, изменил направление движения. До моего слегка затуманенного сознания дошло: мы уже в город идем, а я все еще в грязной одежде после сидения на земле. Я остановилась и в ответ на его вопросительный взгляд продемонстрировала пыль на юбке.

— Но мне все равно надо переодеться, — сказала я и зевнула, прикрыв рот ладонью. Все же разрядка выматывала меня гораздо сильнее, чем всех остальных. Мысль о восстановлении энергии поддержал и бурчащий желудок. — Не могу же я в таком виде на праздник идти.

Так что я развернулась, пытаясь сориентироваться и выбрать наиболее удобный путь до общежития.

— Почисти пыль так же, как в библиотеке делала, в чем проблема? — не понял маг, а я только вздохнула и закатила глаза.

— Издеваешься? Я на нуле.

Теперь была очередь Джера вздыхать.

— Вот об этом я и говорю. Как вас учить боевой магии, если вы все так быстро тратите силы, а потом долго восстанавливаетесь?

— Ну, теория вроде звучала хорошо и логично, — резонно возразила я. — Я читала учебник по боевой магии для обладателей небольшого резерва, значит, теоретически все это возможно. Главное — найти правильный подход, чтобы он учитывал не только сильные, но и слабые стороны дара.

Парень махнул рукой.

— С теорией всегда так. Но в одном ты права. — Я вопросительно приподняла одну бровь, а хвостатый хитро улыбнулся. — Главное — найти подход.

Угу, именно это я и сказала. Медленным шагом двинулась в сторону общежития, размышляя, что сильнее: лень или любопытство? С одной стороны, очень хотелось узнать, что Джер нам на практику приготовит, а с другой — я откровенно опасалась, что не сдержусь и лягу спать, как только окажусь в комнате.

— И куда мы идем? — полюбопытствовал спутник.

— В общежитие, — ответила я и снова зевнула. Нет, не спать!

— Оно в другой стороне — это раз. И у тебя есть портальный ключ — это два.

Я хлопнула себя по лбу и полезла в сумку, чтобы достать плоскую серебряную пластинку.

— Забыла, — покаялась я. — Тогда я быстро!

Мысль о том, что можно не ходить пешком, а телепортироваться, взбодрила меня.

— Хорошо. Буду ждать тебя у выхода из Магистерии.

Я сжала ключ и перенеслась в портальную при общежитии. А в коридоре меня поджидал сюрприз. Неприятный, надо сказать. Три огневички, которые как раз недавно вернулись с занятий, громко переругиваясь, делили работы по уборке гостиных.

Но стоило мне появиться в поле их зрения, как меня пронзили сразу три злых взгляда. В них читалась буря эмоций, девушки кривили губы, краснели, с их пальцев на пол сыпались искры, но они молчали, явно испепеляя меня мысленно.

Меня это вполне устроило. И если сначала я хотела посоветовать им заниматься уборкой после того, как все адепты разойдутся, то теперь сдержалась. Подумаешь, два раза убирать придется, ничего страшного. Зато им, может, немного ума и терпения добавится.

— Ты!.. — зарычала одна из них, когда я проходила мимо.

Остановилась и повернулась к врагу лицом.

— Я.

— Это ты должна тут полы вылизывать!

— Все из-за тебя! Челядь!

Пропустила оскорбления мимо ушей и вежливо улыбнулась.

— Мне кажется, что вы ошибаетесь и причина вашего наказания — в ваших собственных поступках.

— Ты еще смеешь язвить?! — возмутилась Терлина.

Я равнодушно пожала плечами.

— Вы же пытаетесь вытереть об меня ноги. Все честно.

Они замолчали, удивленно переглядываясь, так что я развернулась и двинулась в сторону своей комнаты. И хотя внутри мне было страшно, даже живот скручивало от волнения, я слабо улыбалась и немного гордилась собой.

В комнате я сменила одно ученическое платье на другое и с тоской покосилась на дверь в ванную: залечь бы в теплую воду, насладиться силой подземного источника, восстановить резерв… И куда я собралась вообще? Задание по Истории выполнить, конечно, надо, но почему в компании Джера, а не Ирмы? Хотя он может и подсказать что-то…

Мысли вяло перетекали одна в другую, пока я механически разбирала сумку, выкладывая ненужные тетради на стол в кабинете. Достала из ящика кошелек с отложенными десятью золотыми и вытащила оттуда одну монетку: наверняка на праздничной ярмарке присмотрю что-то интересное и потом буду жалеть, если не возьму с собой деньги. А нести одну золотую монетку гораздо легче, чем целый кошель мелочи, которая обычно находится у меня в карманах.[2]

Решено, в честь праздника порадую себя каким-нибудь интересным приобретением и потом не буду переживать за неправильно потраченные деньги. Вот не буду переживать, и всё!

Когда я уже обувалась, из спальни вылетел Пэ-и и стал бодро кружить вокруг меня, периодически подставляя пушистые бока под мои ладони. Он играл, был весел и полон сил… что навело меня на новую мысль. Протянула руку вперед, мягкий и теплый голубой шарик удобно устроился на ней, преданно заглядывая мне в глаза.

— Малыш, ты же устроен так, чтобы не только принимать энергию, но и отдавать, верно? — уточнила я, вспомнив инструкцию, которую нам дал магистр Аркенлау. Тренировать резерв надо, не только отдавая часть своей энергии, но и забирая ее обратно. Постоянное прокачивание должно расширить и укрепить энергетические каналы, заодно увеличивая объем внутреннего резерва. Значит, я вполне могу позаимствовать у Марика часть сил, а вечером, когда приму ванну и полностью восстановлюсь, снова покормлю его.

Марик усиленно заморгал, подтверждая мои слова, а потом стал по нашей связи передавать энергию. И хотя он наполнил мой резерв едва ли на четверть, я почувствовала себя намного лучше. И взяла на заметку, что стоит сливать Пэ-и максимум сил, чтобы всегда иметь под рукой такой дружелюбный накопитель, который искренне рад помочь.

Пушистый шарик мурлыкнул и улетел обратно в спальню, а я собралась выйти из комнаты, когда услышала за дверью голоса.

— Постучи.

— Сама стучи! Мне вообще не нравится эта затея!

— Это так унизительно — просить что-то у нее!

Диалог вели огневички, снова общаться с которыми у меня не было никакого желания. Выслушивать и терпеть потоки оскорблений? Спасибо, что-то не хочется!

— Лучше один раз унизиться, чем три декады вылизывать общежитие! — рявкнула Терлина и громко постучалась.

— Ты серьезно собираешься перед ней извиняться?

— А есть выбор?

Ага, то есть они полагают, что я смогу как-то повлиять на их наказание, простить их и все отменить? Ну уж нет, пусть хотя бы несколько дней отработают.

Сжала в руке серебристый ключ и прямо из комнаты перенеслась в портальную. И почему я раньше не пользовалась этим быстрым и удобным способом передвижения? Зато понятно, почему в нашем общежитии редко кого можно в коридорах встретить — все телепортируются.

Вообще, надо бы разобраться с тем, как это все устроено. Я уже поняла, что карточка ключа привязана к маяку в портальном зале, и если до начала учебного года привязка была к центральному порталу Магистерии, то теперь ее перекинули на общежитие. И сам портал тут менее мощный, локальный: судя по инструкции, перенос ограничивается пределами Арана.

Но меня больше заинтересовал другой вопрос. А как был устроен межмировой портал, которым я попала на Эндо? На такой перенос необходима прорва энергии, и неясно, откуда ее взяли. Но меня беспокоило другое. Каким образом удалось разделить потоки, чтобы отсеять магически одаренных? Почему на Эндо я оказалась одна? В толпе других переселенцев, но совсем одна. А заходила в портал я вместе с семьей, мы крепко держались за руки…

Я смахнула набежавшие слезы и шагнула в портал, чтобы оказаться около выхода из Магистерии. И почему память так избирательна? Вроде научилась уже не вспоминать о том, что вызывает боль, но яркие картины будто сами всплывают в голове в самый неподходящий момент.

— Та-а-а-а-ак… Что-то опять случилось? — серьезно спросил Джер, вглядываясь в мое лицо. — Почему ты плачешь?

— Рыбка? Все нормально?

Оказывается, до моего фееричного появления Джер беседовал с Крисом.

— Я не плачу, — пришлось отвернуться от ребят и промокнуть глаза рукавом. — Все в порядке. Просто вспомнила кое-что. — Повернулась к ним и выдавила слабую улыбку. — Идем в город?

Целую минуту меня сверлили два внимательных взгляда, но в итоге ребята расслабились.

— Это хорошо. Я совершенно не умею утешать рыдающих девушек, — Джер развел руками и улыбнулся, признаваясь в своей несостоятельности.

— Да у тебя вообще с утешениями напряг, — поддержал друга Крис. — Ты знаешь, что он сказал утром своему практиканту, который сломал ногу?

— Я же не виноват, что он вместо того чтобы слушать, пялился на девок… — начал объяснять Джер, но Крис жестом заставил его замолчать. Я же с интересом ждала продолжения истории. Крис выдержал театральную паузу и добил:

— Он сказал парню с открытым переломом: «Ой, да успокойся уже, хватит реветь. До следующей практики нога заживет. А вот уже там тебя точно схарчат, если мозгов не наберешься».

Я прыснула в кулак и закашлялась, стараясь скрыть смех. Просто представила, как хвостатый это говорит… Очень в его стиле. Посмотрела на Джера, но он только закатил глаза и вздохнул, отказываясь что-либо комментировать. Я же попыталась сгладить неловкий момент и спросила:

— Так куда мы пойдем?

— Я собирался посмотреть на выставку оружейников, — ответил Крис. — Там приехали мастера из Кастана, привезли новые изобретения…

Глаза Джера блеснули интересом.

— Да, стоит туда заглянуть, пока все самое интересное не раскупили.

— Тогда идем?

— Нет, — после небольшой заминки ответил он, — завтра туда загляну, сейчас другие планы.

— Какие же? — подозрительно уточнил воздушник, переводя взгляд с меня на Джера и обратно. Но больше всего меня напугало, что его глаза внезапно снова стали светиться! Не так ярко, как когда мы на «свидание» ходили, но заметно. И даже багровые искорки появились, говорящие о действии кровной связи.

— Ничего особенного, дружеский ужин и небольшая консультация, — легко ответил магистр и повернулся ко мне. — Гелла обещала помочь мне с программой практических занятий для ее курса.

А потом я буквально по губам прочитала, как Джер говорит мне: «Возьми его за руку и успокой».

И я послушалась. Беспрекословно. Сделала шаг к Крису, улыбнулась и взяла его за руку.

— Ничего особенного, просто дружеский ужин. Присоединишься?

Лицо воздушника сразу чуть расслабилось, заострившиеся было черты лица стали разглаживаться, а напряженно сжатые губы растянулись в улыбке. И алые всполохи стали уходить.

— Может быть, позже. Скажи, где вы будете?

Я на этот вопрос ответить не могла, выручил Джер.

— В «Зеленом доле».

Воздушник кивнул, тряхнул головой и осторожно высвободил свою руку, которую я продолжала крепко сжимать.

— Отлично, это недалеко от Второй торговой. Тогда позже увидимся.

Крис развернулся и быстро ушел, оставив меня в недоумении. И что это вообще такое было?

— Любопытное остаточное явление от кровной связи. Но он молодец, в основном с собой справляется, — ответил на мои мысленные вопросы Джер. — Идем?

Заторможенно кивнула, переваривая информацию. То есть на Криса все еще давит наша связь, которую я даже не чувствую? Но, по словам Джера, он справляется, значит, неприятности мне не грозят. Наверное. Но уверенности нет.

Хвостатый положил мою ладонь на сгиб своего локтя и повел вниз по центральной улице Арана. По пути к ресторации мы не разговаривали: на улице было довольно шумно, ее полностью перегородили для транспорта, чтобы дать возможность мастерам со всей Эндории выставить свои товары. И там было на что посмотреть! Например, я мельком увидела разноцветных карликовых кирнов, из шерсти которых вязали теплые платки и одеяла, и даже подумала, что их точно стоит включить в эссе по истории магии.

— Можем перекусить на ходу и просто погулять, — предложил Джер, кивая на торговца, продающего пирожки, сладкие жареные орешки и горячий шорш.

Я на мгновение задумалась, но все же покачала головой, отказываясь от этого предложения. Праздничные гуляния будут идти всю декаду, самое интересное наверняка на выходные приберегут, так что посмотреть еще успею. А вот узнать подробности практических занятий… Да и поговорить нормально в такой толчее практически невозможно.

К тому же нехорошо выйдет, если Крис станет нас искать в ресторации и не найдет.

Дернула остановившегося Джера за рукав мантии, напоминая, что мы все же идем ужинать. Он согласно кивнул и повел меня через переулок на соседнюю улицу. И уже через несколько минут мы входили в массивные деревянные двери заведения под названием «Зеленый дол».

Просторный зал ресторации оправдывал свое название: по полу живым ковром стелилась мягкая трава, из которой вырастали цветы-столы и необычные листья-кресла. Вдоль стен, декорированных иллюзией утра в горной долине, рос низкий кустарник, скрывающий границу помещения. Высокий потолок ожидаемо являл собой небесный свод, сейчас окрашенный, так же как и стены, первыми рассветными лучами.

— Это не просто художественная иллюзия, а запись с реально существующего места, — рассказал спутник, предлагая мне выбрать столик. — Я там бывал, это недалеко от Великого барьера.

Я указала на свободный белый цветок у стены, и мы направились в его сторону. Подозрительно тонкие на вид кресла-листья оказались упругими и удобными, они явно подстраивались под посетителя, изгибаясь и поддерживая спину, одновременно позволяя чуть раскачиваться и пружинить.

Официант вручил нам меню, написанное на тонких, но прочных белых лепестках. Джер не глядя сделал заказ, я же с интересом выбирала свой будущий ужин, читая описания блюд и пытаясь представить их вкус. В итоге остановилась на салате из пряных листьев рорри, мясе под сладким соусом и десертном пироге с ягодами локли.

— Рекомендую легкое цветочное вино, урожай этого лета, — предложил официант, заметив, что я не выбрала напитков.

— Может, лучше шорш?

— Нам и то, и другое, — решил Джер и отпустил официанта.

Пока мы ждали заказ, я изучала стол-цветок. Будь я избранницей Земли, наверняка почувствовала бы жизнь в этом необычном растении. Но мне достаточно было ощущать, как струится сок по стеблю, чтобы точно знать — это не декор, а действительно живая мебель. Поверхность цветка была защищена тонкой прозрачной пленкой, делающей стол плоским. Очень любопытно. Может, и о такой мебели стоит написать в эссе?

— О чем задумалась? — через несколько минут спросил Джер.

— Об этих цветах, — кивнула я на окружающие нас столики. — Как думаешь, они в природе такие же по размеру, или их специально вырастили и укрепили?

— Я точно знаю, что их улучшили специально для ресторации. Владелец Дола — избранник Земли, он сам занимается постоянным обновлением обстановки. Например, летом тут вместо части столиков росли огромные белые и оранжевые грибы… — Моя фантазия сразу разыгралась, примеряя к залу различные варианты растительной мебели. Я даже пропустила мимо ушей часть монолога собеседника, очнувшись ближе к концу. — А до того, как он купил это заведение, тут была средней паршивости забегаловка. Сама понимаешь, с магией все становится лучше.

Я согласно кивнула. И хотя сначала я ненавидела свой дар за то, что разлучил меня с семьей, но уже д