КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно
Всего книг в библиотеке - 339825 томов
Объем библиотеки - 385 гигабайт
Всего представлено авторов - 136618
Пользователей - 75810

Последние комментарии

Впечатления

Льер Дитрим про Дроздов: Реваншист (Альтернативная история)

Книга оставила самые приятные впечатления. Если и были рояли, то играли они гармонично, и вступали вовремя. Засиделся почти до утра, уложившись в 6 часов, чего со мной уже давненько не случалось)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
IT3 про Сабаев: Подкидной в далёкой галактике. Дилогия (Боевая фантастика)

автор заметно прогрессирует по сравнению с "колосом".сюжет повествование можно выразить фразой:
"когда татарин родился,еврей заплакал."правда к эве имеет отношение весьма косвенное,но читать интересно.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
ивановамфрия про Стивенс: Реставратор (Ужасы)

Хороший мистический детектив, приправленный намёком на романтические отношения. Читается легко (наверное, в большей степени заслуга переводчиков). Сюжет динамичен и не утомляет. Рекомендую для отдыха.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Легенда про Каргополов: Путь без иллюзий: Том II. Теория и практика медитации (Философия)

Бесплодное мудрствование - это, пожалуй, про самого автора точно сказано. Было бы смешно читать это напыщенное чтиво для доверчивых неофитов, если бы не так грустно оттого, что кто-то может и повестись на все это. Берегитесь, друзья, подобных воинствующих профанов. Такие профессиональные компиляторы вносят свои "поправки" в материалы настоящих мастеров своего дела, а потом присваивают себе лавры. Нужно учитывать, что эти знания уже отличаются от оригинала в силу недалекого понимания любого такого профана, походя и невзначай кидающего по отношению к традиционным практикам фразы типа "я лично считаю это не важным". К тому же, большинство разобранных в книге практик вообще можно делать только под руководством настоящего учителя и уж точно не по этой книге из-за обилия ошибок в ней.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
андрей 50 про Земляной: Отработанный материал (Боевая фантастика)

По моему какая то ерунда.Планета на которой живёт горстка людей,зарабатывают на жизнь разведением пушного зверя,которого разводят и выпускают на волю.А потом на него охотятся.И есть некая корпорация,которая втихую занимается химическим оружием.Появляется сосланный умирать на этой планете,спецназовец.Которому в пещере один гениальный врач делает пересадку лёгких от одного плохого человека.И донор и сам Гг остаются в живых.А потом Гг находит хим.лабораторию разоблачает корпорацию.Я просто не могу понять как на планете,где нет техники,кроме снегоходов (там почти всегда зима)и живёт горстка людей,можно найти то что очень хорошо спрятано.У нас библиотеку Ивана Грозного сколько ищут и ни хрена,а он за полгода на дне океана нашел.Мне не понравилось,продолжение читать не буду,только время тратить.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kiyanyn про Дроздов: Реваншист. Часть вторая (Попаданцы)

Просто скомканный конец.

Спойлер: СССР не спасти, КПСС - гадость...

Не пошла.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
андрей 50 про Шторм: Затерянные в джунглях (Современная проза)

Не плохо,лёгкое чтение.Немного наивный,но в принципе интересно.Есть и приключения,и любовь,джунгли,племя индейцев которых не коснулась цивилизация.Прочитал с удовольствием,пару дней отдохнул от фантастики ,триллеров.По ходу чтения до меня дошло что это вторая книга с этим героем,ну и ладно,они между собой не связаны.Наверное возьмусь за первую.Чего и вам желаю.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Беглянка (fb2)

Книга 371813 устарела и заменена на исправленную

- Беглянка (и.с. Пятьдесят оттенков магии) 1615K (скачать fb2) - Марина Весенняя

Возрастное ограничение: 18+


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Марина Весенняя Беглянка

Глава 1

— Никогда не думала, что можно выпить настолько много, — глядя на молодых стражей, сидящих в самом центре зала, произнесла Анья. Девушка уже сбилась со счета, сколько пинт эля она успела принести за их столик в течение вечера.

— Они еще и не так могут, — с какой-то гордостью произнесла ее напарница Тори, которая работала в «Золотом роге» намного дольше. Анья перевелась сюда только неделю назад, и первый раз у нее в посетителях была городская стража. — Эти ребята тренированные, они еще в три раза больше выпить могут, а с утра на работу пойдут, как ни в чем не бывало.

Анья с интересом разглядывала стражников. В прошлой таверне, в которой она работала, такие посетители не захаживали. В тот кабак городская стража никогда не ходила, предпочитая места поприличнее. Днём особо и не присмотришься, пока они обходы делают. Во-первых, не прилично это, на мужчин заглядываться прямо на улице, во-вторых, патрули всегда ходили быстро, останавливались редко, так что как следует и не рассмотришь доблестных стражей города.

Всем известно, что в стражу старались брать полукровок дроу и оборотней. Магии в них было меньше, чем, например, в тех же эльфах, зато физической силы — намного больше, чем у любых чистокровных. Да, в принципе, где сейчас возьмешь этих чистокровных? Уже все высокие роды давно смешивают кровь для заключения выгодных политических браков.

Анья рассматривала темнокожих солдат. Все были смесками от дроу, но только у одного из них сохранились длинные белые волосы темных эльфов, это говорило о том, что его семья меньше допускала чужую кровь. Возможно, солдат был из низшего дворянского рода, не наследный сын, вот и подался в благородную профессию. Сидевший справа от беловолосого, был невысок, кожа на лице сморщенная. Анья подумала, что у него вполне могли быть тролли в родственниках. А вот тот, что слева сидел, явно был наполовину человеком, у него даже ушей острых не оставалось. Кроме смуглой кожи и высокого стройного тела, ничего не выдавало в нем темной эльфийской крови.

— Пойдем, там еще орки хотят добавки, — позвала Тори, и девушке пришлось оторваться от интересных для нее гостей.

В Галдоре Анья жила уже второй год. С прошлого насиженного места ей пришлось переехать после землетрясений, которые разрушили добрую половину города. Галдор был студенческим городком на севере Союзных Империй с населением не больше трех тысяч человек. Город образовался больше ста лет назад, когда открылась Северная Академия Магических Искусств. Первые жители были сами студенты, со временем подтянулся различный обслуживающий персонал, город начал быстро расти, сюда стали переезжать целыми семьями. До границы с Мертвыми землями было еще как минимум три дня пути, и наличие большого количества охраны вокруг академии гарантировало спокойную жизнь всем обитателям города.

Северная Академия не была самой большой или престижной в Империях, но являлась единственной на всю округу. Местные преподаватели учили студентов по короткой программе, чтобы юные таланты могли изучить основные навыки и как можно скорее окончить обучение, чтобы работать на благо государства. На севере Империя граничила с Мертвыми землями и Темной Империей и, несмотря на мирное время, все равно подвергалась мелким нападениям с обеих сторон. И если Темные не особо докучали, то с Мертвых земель регулярно появлялась нежить, стремящаяся полакомиться теплым мясом местных жителей.

В новом городе девушка неплохо устроилась. Проработав почти два года у почтенного гнома Вальдиса, она получила хорошие рекомендации и перешла на работу в «Золотой рог». Здешний хозяин предоставлял ей комнату, за которую она могла не платить, кормил три раза в день, а приходящие клиенты были уровнем выше, чем на прошлом месте. В «Золотом Роге» часто появлялась городская стража, приходили студенты и преподаватели из академии. Данная публика любила выпить и всегда была щедра на чаевые, а вот приставать к разносчицам себе не позволяли. Хозяин заведения, оборотень Гарг, строго следил за поведением клиентов. Для любителей распустить руки у него всегда имелись подходящие девочки и свободные комнаты сверху. Так что за свою честь Аньянка была спокойна.

Подавальщица зашла за стойку бара, где нужно было активировать новый музыкальный кристалл — первый уже начинал садиться. Она дотянулась до верхней полки, чтобы достать коробку кристаллов и выбрать: голубые содержали в себе спокойные вечерние мелодии, розовые — легкие и веселые напевы, черный кристалл был только один — это для поминок, которые слишком редко проходили в заведении. Дело было к ночи, от песен уже хотелось отдохнуть, так что девушка выбрала голубой кристалл, разбила остатки старого, который уже и не светился почти, и прошептала новому «Анкэ», чтобы заключенные в нем мелодии одна за другой начали выходить. Оставив кристалл за стойкой, Анья наполнила еще пять кружек эля, четыре из них поставила на круглый поднос, а пятую взяла в свободную руку и направилась в сторону шумной компании орков, рядом с которыми уже находилась Тори, водружая на стол очередную тарелку мяса с углей.

Компания была малоприятной, как и любые орки, которых когда-либо встречала Анья. Если она еще могла убедить себя в том, что внешность — не главное, то смириться с запахом существ, которые мылись лишь по большим праздникам, было крайне трудно. Не принято у них было следить за собой, а их желание ходить в любую погоду в своих кожаных дублетах, которые служили им легкой броней, ситуацию с запахом только ухудшало. Тори уступила место у стола своей напарнице и направилась к бару, чтобы прозвонить в колокол о последнем заказе.

Звон был встречен недовольным гулом посетителей, но, тем не менее, народ начал расходиться. Зал таверны, освещенный теплым светом настенных факелов и свечной люстры на потолке, стремительно пустел. Хозяин кабака никак не хотел тратиться на магические кристаллы освещения, предпочитая коптить потолок дешевыми свечами. Девочки из верхних номеров, оглядев безнадежную толпу посетителей, поняли, что ловить сегодня уже нечего и ушли собираться.

Анья с подносом прошла по опустевшему залу, собрала деньги за заказы и остатки посуды, относя все в мойку на кухню, а деньги пряча в карман своего фартука. Пройдя по залу во второй раз, девушка ставила на места массивные деревянные стулья, передвинула пару столов ближе к стенам, чтобы потом было удобнее мыть пол. С грустью глядя на полную раковину посуды на кухне, которую ей еще мыть половину ночи, Анья пожалела, что не может использовать даже бытовые заклятия, чтобы быстро навести порядок на работе.

Прошло еще минут двадцать, и шумные орки, закончив со своим мясом и выпивкой, тоже встали из-за стола и направились к выходу. В таверне оставались только трое стражей и Анья с Тори, даже с кухни уже все успели отправиться по домам.

— Справишься тут одна? — спросила Тори, уже натягивая на себя свою теплую куртку. — У меня свидание, я очень не хочу опаздывать.

— Свидание? Сейчас уже за полночь, юная леди, — наигранно сурово произнесла Анья. Ее напарница не отличалась целомудрием, милое кукольное личико обеспечивало девушке постоянное наличие поклонников.

— Ой, да перестань ты, — фыркнула Тори. — Ну, так как? Я побежала?

— Вот что ты спрашиваешь, когда стоишь уже в куртке и практически в дверях? — улыбнулась Анья. — Конечно, иди.

За сегодня девушка очень устала, но работа еще не окончена, так что она завидовала, что Тори уже уходит. В конце концов, Гарг хоть и не брал плату за комнату деньгами, настоял, что мытьем посуды эту самую комнату отрабатывать надо.

— Пока, мальчики, — кокетливо помахав ручкой городской страже, Тори выбежала из таверны, запустив в помещение свежий морозный воздух. На улице было темно, в это время в городе уже выключали все фонари, начинал идти снег.

Аньянка находилась за барной стойкой, протирая ее влажной тряпкой, ожидая, когда же последние посетители соберутся идти домой. Время шло, посетители притихли. Закончив со стойкой, Анья стала протирать тяжелые кружки для эля. Наконец, трое гостей встали из-за стола, но девушка не обратила внимания, что только один из них направился к двери, пока двое остальных двинулись в ее сторону.

— Добрый вечер, мадам, — гоготнул самый высокий их них, опираясь на барную стойку.

Теперь Анья подняла взгляд и поняла, что что-то идет не так. Страж, который уходил к двери, плотно закрыл ее, подперев стулом, третий из городской стражи уже обходил стойку, медленно приближаясь к подавальщице.

— Господа, уже поздно, мне кажется, вам пора, завтра рано вставать на работу, — попыталась улыбнуться Анья, судорожно переводя взгляд поочередно от одного мужчины к другому.

— Давайте посмотрим, что у нее там под платьем, — прорычал темнокожий страж, который уже подошел к ней почти вплотную. Он схватил Анью за правую руку и дернул на себя.

Аньянка взвизгнула и, не помня себя от испуга, ударила стража по лицу тяжелой металлической кружкой, которая до сих пор оставалась в ее левой ладони. Страж отпустил ее и схватился за лицо. Его товарищи оскалились и потянулись к своим саблям. Анья воспользовалась заминкой ближайшего к ней нападавшего, еще раз ударила его по лицу кружкой, а поняв, что это не сильно помогает, нанесла удар ногой по мужской гордости, которую он явно намеревался к ней применить.

— Гроту досталось, — рассмеялся белобрысый страж. — Иди-ка сюда детка, Лоу покажет тебе, что такое любовь, — под эти слова второй из еще стоявших на ногах стражей потянулся к своему ремню и одним движением его расстегнул.

— Убью суку, — прохрипел Грот, который лежал на полу и держался за свою промежность.

Анья схватила коробку с музыкальными кристаллами и швырнула их содержимое со всей силы в зал в надежде, что хоть один из них долетит до окна.

— Ландэ! — прокричала она, заставляя кристаллы разом заиграть на полную громкость. Анья молилась, чтобы хоть кто-то из прохожих услышал этот дикий шум и, заподозрив неладное, позвал на помощь.

Не видя других путей, девушка перепрыгнула через стража, который корчился от боли, лежа на полу, но уже начавшего приходить в себя, и кинулась к лестнице на второй этаж. Там в коридоре было окно, она могла бы успеть выскочить на улицу. За ней вслед кинулись двое мужчин, первым ее настиг Лоу, еще до того, как она успела одолеть и половину пролета. Лоу схватил ее за ногу, из-за чего Анья упала и больно ударилась щекой об ступеньку, а левым локтем о стену. Ей показалось, что она может потерять сознание, но когда Лоу потянул ее вниз, она пришла в себя. Сердце билось как бешеное, Анья уже и не слышала орущий десяток кристаллов в таверне. Лоу крепко держал девушку на руках, пока спускался по лестнице в зал, Анья лягалась ногами так сильно, как только могла, но все было тщетно, высокий городской страж эльфийских кровей не обращал внимания на ее жалкие попытки сопротивления. Он скинул девушку на один из столов.

— Лучше не дергайся, тебе понравится, — пообещал Лоу, потянувшись к своим брюкам.

Анья предприняла очередную попытку вырваться, отпихивая ногами нападавшего. По щекам уже текли слезы, кричать она не могла — от страха сковало дыхание. К столу уже подошел Грот, который был злее всех — ему-то больше всех и досталось, и ударил ее по лицу. Нос и губы Аньи оказались разбиты, девушка почувствовала металлический привкус крови во рту. В следующий момент она увидела нож, который направился сначала к ее горлу, затем ниже, разрезая платье на груди и царапая кожу.

Анья почувствовала горячий прилив, почти сжигающий ее изнутри, на долю секунды ей показалось, что она оглохла — так тихо стало в таверне, ее начало трясти, а ее противники застыли на месте.

— Нет! — закричала она, чувствуя, как с кончиков ее пальцев срываются горячие языки энергии, которая снесла с ног всех троих нападавших, а затем, пройдя через них, всю мебель в таверне. Кристаллы с силой откинуло в стену, все разбились, и теперь тишину нарушали только стоны лежавших на полу стражей.

Почти ничего не видя из-за слез, Аньянка вскочила со стола и, стараясь стянуть на груди разрезанные остатки платья, чтоб немного прикрыть обнаженную грудь, побежала к главному выходу. Откинув стул, подпирающий дверь на улицу, в сторону, Анья распахнула дверь и хотела выскочить наружу, но столкнулась со стоящей на проходе черной фигурой. От столкновения Анья упала на пол, по-детски, на попу, и посмотрела на незнакомца, который протягивал к ней руку. Анья начала медленно отползать назад, стараясь нащупать руками хоть что-то, чем можно было бы себя защитить, понимая, что, наверное, сейчас ее жизнь оборвется. Мужчина, с ног до головы закутанный в черный плащ, надежно скрывающий его лицо, приближался к девушке. Как только холодные пальцы коснулись ее лба, она почувствовала, как проваливается в бездонную пустоту сна.

Глава 2

Анья не хотела открывать глаза. Она лежала на чем-то мягком, теплом, нежная ткань ласкала ее тело. Она чувствовала себя окрыленной, так хорошо она не спала уже очень давно, а простыни из шелка и пышный шерстяной плед успокаивали своим нежным цветочным ароматом.

Из сладких объятий сна ее выдернули воспоминания.

Анья резко села в кровати, осознав — последнее, что она помнит, это как на нее напали на работе. Оглядевшись, Анья поняла, что не знает, где находится. Комната была огромной, с высокими потолками, темно-синие стены были покрыты золотистыми узорами, под потолком висели голубые кристаллы освещения. Анья посмотрела на кровать, которая была заправлена пледом из шкур серого марала — редкого и сильного хищника, обитавшего на севере Империи. Такие пледы редко можно было встретить, ведь мало кто решался столкнуться с этими монстрами лицом к лицу ради их шкур. До Аньи дошла мысль, что она лежит в кровати совершенно голая. Первым порывом она дотянулась до своих бедер, ощупывая себя — нет, ее не насиловали, она бы почувствовала боль там, внизу. Потом девушка ощупала свое лицо, понимая, что не испытывает неприятных ощущений. Вероятно, ее успели подлечить с помощью магии. Завернувшись в простыню, Анья встала с кровати. Рядом стояло кресло, на котором лежало ее платье, но совсем не то, что было на ней в тот вечер. С платьем лежали чулки, накидка на плечи и нижнее белье. Все эти вещи были из ее гардероба, даже туфли, но она точно помнила, что вечером в таверне была одета не в это. Но понимая, что оставаться голой она не могла, Анья принялась одеваться. Сначала схватила сорочку, и быстро натянув ее через голову, принялась за чулки.

Одевшись, юная девушка еще раз оглядела комнату. Окон не было, так что она не имела возможности сориентироваться, где находится. На столике в противоположном углу стояло блюдо с фруктами, какой-то выпечкой и чайником с горячим чаем. Несмотря на то что желудок жалобно застонал при виде еды, пробовать незнакомую пищу Аньянка не решилась. Из комнаты выходить было страшно, но девушка понимала, что просто обязана попробовать, стоило хотя бы проверить — заперта ли дверь.

Дверь оказалась открыта. Анья осторожно выглянула наружу, за дверью ее ожидала пустая гостиная с камином и несколькими креслами рядом с ним. Напротив камина располагалось большое окно. Обрадовавшись, что никого в гостиной видно не было, Анья на носочках пробежала к окну и, спрятавшись за тяжелой красной шторой, посмотрела на улицу. Открывшийся вид ни о чем ей не говорил. Она смотрела на пустой сад, укутанный снегом, видела конец ограды с закрытыми воротами, из-за густо падавшего снега было не разобрать, что находится за забором — город или пустыри. Девушка только смогла понять, что стоит на втором этаже очень богатого дома, но таких только в их городе было десятка два. И Анья не могла утверждать с уверенностью, что она до сих пор остается Галдоре.

Снизу донеслись звуки шагов и голоса. Пытаясь не впадать в панику, девушка глубоко и медленно дышала, продолжая прятаться за шторами. Восстановив сердечный ритм, она начала искать пути спасения. Оглядев гостиную, она заметила небольшую, но явно тяжелую стальную статуэтку в виде обнаженной девушки. Фигурка вполне могла сойти за оружие, если ей придется защищаться.

Анья пыталась прикинуть варианты, что можно сделать. Девушка не знала, ни где она находится, ни сколько человек в доме, будут ли ее удерживать, на улице шла метель, а все, что у нее есть из одежды — это легкая накидка поверх летнего платья. Анья прислушалась, нет ли кого поблизости и, не услышав ничего, сняла туфли, чтобы не стучать каблуками, и подбежала к столику схватить статуэтку. Стальная обнаженная леди оказалась достаточно увесистой, чтобы использовать ее для защиты. Удовлетворенная своим новым оружием, Анья направилась с ним к выходу из гостиной. Там ее ждал пустой длинный коридор, слева спускалась лестница вниз, направо располагались еще несколько комнат. Анья подошла к лестнице, наклонилась над перилами — внизу вроде тоже никого не было. Она медленно спустилась по ступенькам вниз, чтобы случайно не заскрипеть. На первом этаже было пусто, но девушка услышала мужской голос в комнате, в которой была чуть приоткрыта дверь. Анья замерла, боясь, что ее смогут услышать. Мужчина за дверью с кем-то разговаривал.

— Нет, об этом не может быть и речи, — сказал первый голос жестко и бескомпромиссно.

— Вы не можете забрать ее себе, — возразил второй мужской голос.

— Я? Я могу, я заявил право первого.

— Вы блокировали нам подход! Мы не могли оказаться на месте из-за вашего вмешательства!

— Даже спорить не буду, — согласился первый голос с насмешкой. — Право первого от этого не отменяется. Я первый засвидетельствовал магический всплеск этой девушки, заявил свое право — она остается со мной.

Анья медленно отошла от двери. Она вспомнила, чем закончился вечер со стражами, какой всплеск энергии она вызвала, как оглушила всех троих и попыталась сбежать, наткнувшись на темную фигуру на выходе, которая погрузила ее в сон одним касанием. Теперь ей стало страшно. По-настоящему страшно. Если в ней пробудилась родная магия, ее могут найти.

«Нужно бежать», — в панике подумала Анья и направилась к большой двери, ведущей на улицу. Та оказалась незапертой, так что Анья выскочила из особняка на крыльцо. Крыльцо было сухим, но холодным. Девушка не думала, как далеко сможет убежать по такому морозу, главное для нее сейчас — оказаться как можно дальше от особняка и неизвестных мужчин на первом этаже. Потом следует узнать, где она находится, и если это по-прежнему Галдор, то как можно скорее вновь пуститься в бега, возможно даже оставив все свои вещи у Гарга. Она ступила на снег, чулки моментально намокли, и Анья бросилась бежать, чтобы хотя бы в движении не чувствовать ледяные укусы холода. На тропинке снега было меньше, чем вокруг, ноги утопали в белой рыхлой каше только по стопы. Уже приближалась калитка от ограды, выстроенной вокруг большего двухэтажного дома, из которого Анья только что выбежала. Девушка посмотрела назад, заметив, что оставила дверь открытой, и значит, мужчины в доме могли уже почувствовать холод с улицы, но пока еще не бросились за ней в погоню. Добежав до ограды, замерзающая подавальщица увидела, что дом стоит на пустыре — за высоким кованым забором во все стороны тянулись бескрайние поля, укрытые снегом, дорога же была сильно завалена, так что тут уже давно никто не проезжал. Анья выскользнула через калитку, но остановилась, понимая — она не знает, что делать дальше. Бежать было некуда, а она уже замерзла так, что не чувствовала рук. Но вернуться обратно девушка не могла, хотя дом и манил ее своим теплом. Аньянка еще раз выдохнула, восстанавливая дыхание, и побежала вновь, выбрав дорогу, ведущую направо.

Но всего через пару шагов наткнулась на высокую темную фигуру, судя по всему, ту же самую, что появилась вчера в таверне. И точно так же, как накануне вечером, Анья упала. Заснеженная тропинка смягчила удар о землю, но опалила девушку новой порцией холода.

Темная фигура даже не шелохнулась от столкновения.

— И куда же мы собрались? — поинтересовался мужчина, протягивая руки к Анье. Резким движением он поднял Аньянку на ноги. Девушка попробовала отбиться, но казалось, что мужчина сделан из стали. Его сильные руки зажали ее в тиски, прижимая к его горячему телу.

Анья зажмурилась, когда почувствовала, как вокруг них воздух начал становиться будто гуще. В следующее мгновение они уже находились в гостиной на втором этаже, откуда она только что успела сбежать.

— Думаю, это стоит поставить на место, — спокойно сказал мужчина, забирала из рук Аньи статуэтку и ставя фигуру на ее постамент. — Прошу, присаживайся.

Анья села на диван, в камине рядом вспыхнул огонь, так что она стала отогреваться после улицы. Движением руки мужчина, стоящий перед ней, скинул с себя черный плащ, опустив его на спинку дивана. У девушки появилась возможность разглядеть своего похитителя. Или спасителя? На вид ему было около тридцати. Стройное телосложение, широкие плечи, узкие бедра, серебристо-белые волосы, угольно-черные глаза. Волосы светлых лордов или полукровок дроу. Но острых ушей Анья не наблюдала, так что, скорее всего, перед ней стоял светлый лорд. Черты лица аккуратные, кожа светлая, гладко выбритая, идеальная осанка могла говорить о военной службе.

— Не желаешь выпить? — мужчина подошел к круглому столику с напитками и налил себе золотистую настойку в граненый хрустальный бокал.

— Нет, спасибо, — выдавила из себя Анья, пытаясь предугадать, что будет происходить дальше.

— Зря, это помогло бы согреться. И расслабиться. Позволь мне представиться, меня зовут Эйдан. Эйдан Дайрел. Вчера ты попала в крайне неприятную ситуацию, в то время как я оказался поблизости. И, как любой благородный мужчина, я не мог пройти мимо.

— Спасибо, — прошептала Анья.

— Не стоит благодарности, я поступил так, как должен поступать каждый настоящий мужчина. Вынужден сообщить, что при нападении ты продемонстрировала выплеск магической энергии, который я не мог не заметить. Соответственно, на данный момент, согласно праву первого, я принимаю тебя на обучение.

— Но, я не думаю, что я хочу учиться, — произнесла Аньянка, сохраняя в душе надежду, что сможет уйти из этого дома своей дорогой.

— К сожалению, это невозможно, — покачал головой Эйдан, садясь напротив девушки. — Кстати, как я могу тебя звать? Я уже представился тебе.

— Я Аньянка.

— Отлично, Аньянка. В Империях есть закон, который обязывает всех жителей с задатками к магии обучаться магическому искусству. Ты замужем?

— Нет.

— А твои родители где?

— Их нет, я сирота.

— Сирота? Это даже хорошо, не будет проблем с выкупом из семьи. В связи с тем, что у тебя не имеется мужчины хранителя, по праву первого им отныне буду я. Ты будешь проживать в этом доме, тут же будешь обучаться магическим навыкам, как минимум до того момента, пока не сможешь поступить в академию. Там тебе помогут выбрать специализацию…

Анья слушала вполуха. Ее спокойная и размеренная жизнь рушилась прямо у нее на глазах. Многие, конечно, обрадовались бы возможности попасть в академию, обучиться магическому искусству, но не она. Девушка столько лет старалась быть незаметной серой мышкой, надеялась стать независимой от мужчин, а теперь по нелепой случайности оказалась привязана к Хранителю, который теперь будет определять ее судьбу. Сначала обучение, потом академия. А в конечном итоге, Хранитель выберет ей мужа, выгодного ему, продаст ее, словно ценную скаковую лошадь за небольшое состояние. Работая в кабаках, ей удавалось дурить начальство, что у нее есть опекун, а сейчас, учитывая ее всплеск магии, и за помощью-то не к кому обратиться.

— Я не могу учиться, — Анья старалась выглядеть простой, искренней и глупой. — Я даже читать не умею.

— Как же ты работала в таверне?

— Там еды-то три блюда да два напитка. Так что ученых там не надобно.

Дайрел поморщился, видимо, ее жуткое искажение языка на него подействовало. Он встал с кресла и направился к столику с напитками.

— Думаю, это не станет проблемой. Я приставлю к тебе преподавателя, тебя всему обучат. Сейчас я отправлюсь забрать остальные твои вещи, чтобы ты чувствовала себя здесь комфортнее. Предлагаю…

Он не смог закончить, так как Анья ударила его по затылку тяжелой статуэткой. Она действовала так быстро, как только могла. Эйдан Дайрел упал на столик с бутылками, затем на пол, перевернув на себя бокалы и напитки.

Анья кинулась на первый этаж, снова к выходу, снова на улицу. Бежать, бежать еще быстрее. Святой Творец, она надеялась, что она не убила этого человека. Все-таки он помог ей тогда, в таверне, но остаться тут она не могла, слишком велик был риск, что ее найдут. На этот раз она не преодолела и половину пути до того, как прямо перед ней возник Эйдан. Взгляд его был взбешенный, на лице читалась суровая решимость. Девушка вскинула руки, защищая лицо, уверенная, что сейчас он ее ударит, но он лишь прикоснулся к ней одним указательным пальцем, после чего Анья вновь провалилась в сон.

Глава 3

Анья проснулась вновь в кровати все того же незнакомого дома. Видимо, просто так она выбраться отсюда не сможет. И теперь, вероятно, ей придется извиниться перед ее Хранителем за то, что ударила его. Ее обрадовало, что в этот раз она пришла в себя, будучи одетой. В комнате стояло несколько сумок. Она сразу узнала их, это были ее скромные пожитки из «Золотого рога». Судя по всему, Дайрел велел перевезти их из таверны, пока она спала.

«Интересно, который сейчас час. Или день? Демонов магический сон. После него не сориентируешься», — подумала про себя девушка. Анья решила переодеться в свою повседневную одежду. Легкое льняное платье без корсета, туфли на плоской подошве, волосы девушка расчесала и заплела в тугую косу. После чего она попыталась выйти из комнаты, но дверь оказалась заперта.

На столике стояла еда, Анья почувствовала, как желудок жалобно заурчал от голода, так что не стала отказывать себе в удовольствии. Аньянка взяла с блюда сразу несколько спелых фруктов и с жадностью впилась зубами в сладкую мякоть. Сок стекал по подбородку, девушка лишь старалась не забрызгать платье. Фрукты она заела свежим хлебом, тремя кусочками сыра и копченого мяса.

Через некоторое время, Анье показалось, что прошло часа два с ее пробуждения, в комнату зашла женщина лет пятидесяти с густыми черными волосами, заплетенными в пучок. Женщина была одета в простое коричневое платье из плотной ткани, не носила никаких украшений, кроме большого черного кольца. Анья видела подобные кольца раньше. Обычно с такими ходили преподаватели академий. На кольце высекалась эмблема академии, которая давала разрешение вести преподавательскую деятельность. Кольца были заговорены, их нельзя было ни подделать, ни украсть, ни потерять.

— Добрый день, леди, — поздоровалась она. — Меня зовут Карла, и хозяин просил передать вам, что он очень надеется, что вы не будете ничем меня бить. Я здесь, чтобы познакомить вас с домом и проводить ваше обучение.

— Я не леди. Я Анья. И я обещаю, что не буду никого бить, мне стыдно за моё поведение. Я хотела бы поговорить с Дайрелом.

— Лордом Дайрелом, — поправила девушку преподаватель. — Он не может вас сейчас принять, но я передам ему ваши сожаления. Пойдемте, я проведу вам экскурсию по дому.

Карла медленно проводила девушку из комнаты в комнату, показав все два этажа. На втором этаже располагалась комната Аньи, гостиная с камином, личные покои лорда и библиотека. На первом же этаже находилась еще одна гостиная, кабинет лорда Дайрела, кухня и комнаты для персонала. Дом жил по жесткому графику. Еду подавали три раза в день, в восемь утра, в два часа дня и в девять вечера. Хозяин появлялся в доме редко и принимал пищу, как правило, в своем кабинете. Еду для Аньи будут подавать в ее комнату, так же она могла приходить в любое время на кухню, если пожелает подкрепиться. Занятия для Аньи будут проходить с девяти утра до обеда, затем после обеда до семи вечера. Остальное время девушка могла проводить на свое усмотрение. Анье разрешалось свободно передвигаться по дому, за исключением покоев лорда Дайрела и его кабинета, если он, разумеется, сам не пригласит. Дом покидать было запрещено, во всяком случае, в ближайшее время. Для своих нужд девушка могла просить все, что ей требовалось, в течение дня ей это доставят.

В целом, Анья оказалась в очень приятных условиях. У нее было достаточно свободного времени, чтобы она могла придумать, как выбраться из сложившегося положения.

В первой половине дня Карла занималась с ней чтением. И Анья тратила много сил, чтобы притворяться, что она не умеет читать, хотя на самом деле освоила эту науку еще в возрасте пяти лет. Так же она старалась не забывать неправильно произносить слова, на манер крестьян, сидеть, ссутулившись, и, естественно, постоянно жаловаться, как она устала и как ей сложно. Во второй половине дня она учила заклинания, доводя Карлу до нервного срыва.

В своей прошлой жизни, когда у нее еще были родители, была семья, Аньянка изучила простейшие применения силы до третьего уровня в совершенстве. Ее мать была великой волшебницей и дала своей дочери отличное образование. Жаль, что жизнь сложилась таким образом, что все эти знания приходилось скрывать. Зато сейчас девушка точно знала, как сделать так, чтобы ни одно, даже самое простое заклинание не получилось.

Прошел почти месяц, прежде чем в доме снова появился Эйдан Дайрел.

Проходя по первому этажу в сторону кухни, Анья услышала его голос в кабинете. Судя по всему, они разговаривали с Карлой. Девушка хотела подслушать беседу, но дверь резко распахнулась прямо перед ее носом. Перед ней возник Эйдан Дайрел, такой же высокий и строгий, как и в их последнюю встречу.

— Прошу, Анья, проходи. Мы как раз обсуждали с Карлой твои успехи.

«Успехи? Какие могут быть успехи?» — подумала про себя Анья, заходя в кабинет.

— Карла, вы свободны. Анья присаживайся, — пригласил Эйдан в кресло, предварительно убирая статую бронзового оленя со столика перед креслом на камин.

Анья покраснела, понимая, почему он это сделал. Видимо, лорд серьезно опасался опять получить удар по голове. Но сейчас она точно не собиралась совершать попытку к бегству, она же не дура, два раза подряд действовать одинаково.

— Мне жаль, что в прошлый раз я вас ударила.

— Это было весьма опрометчиво с твоей стороны, — согласился Эйдан. Аньянка заметила, что он не сказал, что простил ей этот эпизод. — Анья, куратор Карла сообщила, что у тебя практически нет продвижений. Это правда?

— Я говорила, что вряд ли подхожу для обучения. Вы ошиблись.

— Я не ошибаюсь, Анья, — Эйдан сел в кресло напротив, протягивая к ней руки ладонями вверх. Взгляд темных глаз проедал девушку насквозь, от чего Анья невольно поежилась. — Дай свою руку.

Девушка с промедлением, но потянула ему обе руки. Эйдан взял одну ладонь в свои руки и нежно погладил. Анья напряглась, внимательно следя за тем, как меняется холодный взгляд Эйдана на нечто более теплое, мягкое. Он еле заметно облизнул нижнюю губу и сглотнул. После чего закрыл глаза, и девушка почувствовала, как по рукам вверх поползла теплая волна. Он сканировал ее, и Анье пришлось взять себя в руки, чтобы случайно, на рефлексах, не поставить блок, тем самым выдав свой обман с необразованной дурочкой. Теплая волна достигла ее лица, и она выдохнула с легким стоном. Эйдан распахнул глаза, которые сейчас были практически черными.

«Святой Творец, он хочет меня», — промелькнула мысль в голове у девушки. Эйдан отпустил ее руки и нахмурился, вставая с кресла и подходя к своему столу.

— Удивительно, — признался он. — Я вижу, что у тебя есть потенциал, но, видимо, нам потребуется больше времени для твоего обучения, чем я думал. Как твои дела с чтением?

— С трудом, — соврала Анья, поправляя волосы и поглаживая свою шею. Она нарочно делала это медленно, глядя на Эйдана, чтобы посмотреть на его реакцию. Пусть она не имела личного опыта близкого общения с мужчинами, зато не раз видела, как девочки у Гарга соблазняют своих клиентов. И реакция на ее движения была. Взгляд Эйдана следовал за ее рукой, когда она невзначай опустила руку ниже, чуть погладив себя по груди.

— Ступай, сегодня у тебя будет выходной. Завтра ты продолжишь занятия с Карлой, а я постараюсь присутствовать на них чаще, чтобы вносить изменения в твой учебный план.

Глава 4

Время шло. За окном продолжалась зима, в этом году особенно лютая. Снег шел почти каждый день, так что Анья не сильно жалела, что ей не разрешали выходить из дома. Несколько раз девушка пыталась выйти на улицу, но на всем особняке стоял магический блок, который снимался только тогда, когда Дайрел появлялся. Блок затрагивал только Анью, остальные обитатели поместья могли свободно его покидать.

Так как изображать из себя дуру становилось все сложнее, Анье пришлось продемонстрировать, что она научилась простейшим заклинаниям — зажигать свечу, гасить ее, разогревать воду в чашке. Так же она доложила, что закончила чтение книги «Основы магии», потому что тянуть с ее изучением дольше было крайне неправдоподобным. Хотя на самом деле Анья прочла уже с полсотни книг из библиотеки, которые тайком брала по вечерам в свою комнату. В библиотеке было сидеть опасно — однажды прислуга застала ее за книгой, и ей пришлось врать, что она искала картинки, пока ей было скучно.

Пользоваться магией для нее было нежелательно. Анья и так подозревала, что после той вспышки в таверне ее родной отец и настоящий хранитель мог почувствовать ее присутствие. И с каждым новым произнесенным заклинанием она только увеличивала шанс быть обнаруженной.

Живя в особняке, у Аньи часто появлялись мысли, что она была бы непрочь остаться тут навсегда. Жизнь стала так легка! Ее кормили, у нее появилась новая качественная одежда, лорд не поскупился на наряды своей ученицы. Над головой появилась крыша, а руки ее не были больше стерты от бесконечного мытья посуды и натирания полов в тавернах. Но эти мысли Анья каждый раз гнала прочь, как можно дальше.

Возможно, Анья и не блистала умом, как она всегда про себя думала, но и идиоткой себя не считала. Вся эта красивая жизнь кончится, как только она достигнет хорошего уровня владения даром. Знала она всех этих лордов — деньги считать умеют, а чужими жизнями не дорожат. Ее навыки в магии сильно поднимут цену на ее тушку, чтобы ее смогли выгодно продать кому-нибудь в жены.

Девушка помнила, с какой жадностью лорд Дайрел смотрел на вырез ее платья, когда она сидела в его кабинете. Но мысль, что он решит оставить ее для себя, быстро была отметена в сторону. Эта птица слишком высокого полета, чтобы размениваться на безродную магичку.

В один из дней Анья набралась смелости и попыталась расспросить Карлу о своем господине.

— Леди Анья, я не вправе что-либо рассказывать вам о лорде. Я здесь, чтобы обучать вас, — начала свою стандартную песню Куратор.

— Он хотя бы женат? — настаивала Анья, стараясь выглядеть непринужденно и глупо.

— Занимайтесь, Анья. У нас еще очень много материала на сегодня, — сухо ответила Карла.

Зато ответ пришел от слуг. Уйдя обедать на кухню, Анья застала местных сплетниц — кухарку Сенью и посудомойку Альфу.

— Представляешь, говорят, что эта дуреха втюрилась в нашего господина.

— И ничего я не втюрилась, — вмешалась в разговор Анья, понимая, что дуреха — это было сказано про нее.

— Простите, леди, — поспешно поклонилась Сенья.

— Ничего страшного, можно просто Анья. Расскажите, какой он?

— Бросьте эти мысли, леди, — начала Сенья. — Он опасный. Держитесь подальше от него.

— Говорят, что он свою невесту убил, — поспешила добавить Альфа, продолжая намыливать тарелку.

— Альфа! — возмущенно воскликнула Сенья.

— Убил, убил! Все знают. Девушка отказала ему, когда он сделал предложение, и попыталась сбежать с любовником. А наш лорд их догнал и обоих убил! И знаете — ему даже ничего за это не было.

— Альфа перестань, — шикнула на молодуху Сенья. — Чего глядишь, лорд узнает, что ты про него говоришь.

Сенья и правда была напугана, услышав, как разоткровенничалась ее подруга.

— Не волнуйтесь, я ничего никому не скажу. И спасибо, что предупредили.

— Девочка, ты еще очень юна. И красива, — дала совет ей Сенья. — Не глупи. Делай, все, что тебе велят. И глядишь, повезет, найдет тебе лорд муженька нормального, деток нарожаешь и будешь жить счастливо. А про самого лорда забудь, слишком нрав у него суровый.

Анья удалилась в свою комнату и продолжила продумывать план, как ей сбежать и от «муженька нормального» и от лорда с суровым нравом.

Спустя еще один месяц Аньянке улыбнулась удача. Стащив в свою комнату очередной древний фолиант, она наткнулась на описание других миров. Их мир не являлся единственным. Нет, она, конечно, и раньше слышала, что есть другие миры, вроде Хаоса или Нижнего мира, но Анье всегда казалось, что это просто древние мифы. А теперь она видела, что миров — десятки. Описания этих миров оказались очень скудными, но главное было то, что между мирами можно перемещаться.

Для перемещения используются специальные эликсиры, которые готовили маги девятого и выше уровней. Но для активации эликсира хватало и третьего уровня, так что Анья вполне могла справиться.

Поразмыслив, Анья поняла, что подобный вариант — скрыться в другом мире, был бы очень даже неплох. Оставалась загвоздка — раздобыть эликсир и дождаться, когда с дома будет снят блок. Ее план ей нравился, но в виду своей нереальности, был до поры до времени отложен в сторону.

В один из дней, когда она освоила заклинание замков, Анья решила сделать вылазку по дому, чтобы проверить, скрывает ли кабинет ее Хранителя что-нибудь ценное, что поможет ей с побегом. Проникнув под покровом ночи в кабинет, пока весь персонал спал, а лорд Дайрел и вовсе отсутствовал в поместье, Анья обнаружила в одном из шкафов нечто напоминающие описанные в книге эликсиры перемещения.

Каждый из флаконов лежал на отдельной полке с разными деньгами. Видимо, единой валюты между мирами не было. В ту ночь она не прикоснулась к эликсирам или деньгам, боясь обнаружить свое присутствие. Обыскав кабинет еще раз, за камином она нашла тайный ящик с множеством маленьких ампул. Яды. На вид не определишь, конечно, но проверив магический фон, вряд ли ошибешься. Не зная, кто из них за что отвечает, Анья взяла один флакон с жидкостью черного цвета, вспомнив, что Дайрел предпочитает пить темное вино. Оставалось только заставить его это выпить. В голове начал созревать подробный план, как она сможет выбраться из-под опеки своего непрошеного Хранителя.

* * *

Прошло почти две недели с тех пор, как Эйдан посещал свой особняк в последний раз. Он прибыл в свою загородную резиденцию на закате. Видит Творец, регулярные визиты в собственное поместье теперь давались ему с большим трудом. В первую встречу c Аньянкой, он успел разглядеть все прелести своей юной ученицы, учитывая, что после событий в таверне тем вечером ее одежда была разорвана в клочья, и, что греха таить, он лично раздевал девушку, чтобы вылечить и уложить ее спать. Вторая их встреча началась сразу с двух попыток побега молодой особы, одна их которых вылилась ему в ощутимый удар бронзовой статуэткой по голове. Эйдан до сих пор понять не мог, как пропустил удар и как после этого не прибил на месте маленькую паршивку. Пришлось ее погрузить в стазис и запереть, а самому спешно удалиться из особняка, чтобы успокоиться. Взяв себя в руки, он вспомнил, что у молодой особы все-таки был сильный стресс, очень неприятные воспоминания о последнем общении с мужчинами, так что, возможно, стоит все-таки простить ее неразумные действия. Но, от греха подальше, на ближайшее время он поручил все общение с девушкой исключительно куратору.

Сначала Эйдана радовало, что он успел первым оказаться на месте всплеска силы. В Темной Империи магов очень не хватало, а тут еще и девушка. Таких упускать нельзя. Эйдан прекрасно понимал, что если бы он оказался не первым на месте, это была бы просто небольшая заминка на несколько минут и пару лишних трупов. В конце концов, трупом больше, трупом меньше. От троих стражников после его визита мало что осталось. Ему бы все равно всё спустили с рук, пусть всплеск силы и произошел на территории Светлых. Как же местные разозлились, когда он оказался на месте раньше них. Даже посмели придти к нему в дом с требованиями отдать девчонку. Куда им, право первого никто не отменял.

Но прошло совсем немного времени, как радости у лорда поубавилось. Его ученица оказалась непроходимо тупа. Деревенская девушка, которую не то что читать не учили, она говорила так, что уши сворачивались в трубочку. После каждого сказанного слова Эйдан слышал, как жалобно скрипят его зубы.

Карла, его добрый друг и старый наставник, постоянно присылала ему отчеты, которые не внушали надежды. Читать Анья училась с трудом, а магия ей не давалась даже под действием усилителей. Прошлось ехать лично и выяснять, в чем дело.

Девица уже пришла в себя и не дергалась от каждого шороха. Эйдан в очередной раз был вынужден признать, что она очень хороша собой, когда коснулся ее руки, и когда она медленно, будто специально, начала поглаживать свою шею. Сканирование показало, что уровень силы у нее в порядке, она могла бы запросто начинать колдовать, а значит, напрашивался вывод, что девочка нарочно отлынивает от занятий. Дайрел принял решение чаще присутствовать на уроках, чтобы наблюдать за своей ученицей.

Хотя, наблюдение давалось ему все с большим и большим трудом. Когда Анья, задумываясь, начинала массировать свою шею, откидывая голову назад, прикрыв глаза и приоткрыв свой рот, или нагибалась к столу за пером, выгибая спину, мысли Эйдана уносились далеко от плана занятий. Эта девушка сводила его с ума. Интересно, догадывается ли она, насколько сексуальны все ее движения? Неудивительно, что стражи сорвались в ту ночь, чуть не изнасиловав бедняжку. Он и сам был на грани того, чтобы взять ее, сделать своей любовницей. Сколько раз он появлялся в доме в ночи, оказываясь перед ее дверью и уговаривая себя не входить. Как ее наставник и Хранитель он имел полное право взять ее, когда ему захочется, но он не хотел так поступать. У него был шанс выгодно выдать ее замуж, когда она закончит свое обучение, и он найдет ей подходящего мужчину. Но сделав ее своей любовницей, будет сложнее найти достойного претендента. Как бы ни ценилась в Империи свежая магическая кровь в последнее время, передавать в жены между высшим сословиями своих любовниц было не принято. И тем более, Эйдан не был уверен, что захочет делить такую радость с кем-либо еще. Так что каждую ночь он возвращался в свою спальню, заставляя забыть о темноволосой бестии.

Единственное, что ему помогало держать себя в руках, так это ее непроходимая тупость. Святой Творец, ну как можно было потратить на чтение «Основ магии» больше месяца? И притом что ее потенциал был не ниже седьмого уровня, она упорно не могла справиться с простейшими заклинаниями, которые давались даже малым детям. А ее жуткая манера говорить? Наверное, потребуется ни один год, пока она впитает высокий слог и перестанет коверкать каждое третье произнесенное слово. Которое она произносила своими алыми губами, с нежным придыханием. Святой Творец, сколько женщин прошло через его постель за этот месяц в тщетных попытках отвлечь Эйдана от его ученицы?

* * *

— Лорд Дайрел прибыл, — известила Карла прислугу, когда он материализовался в гостиной первого этажа. Анья в это время спускалась по лестнице в своем ало-черном платье с туго затянутым корсетом, который делал без того стройную талию совсем тонкой. Ее волосы были собраны в пучок на голове несколькими спицами. — Подать ужин?

— Да, я буду есть в кабинете.

— В кабинете? — Анья спустилась в коридор. — Я думала поужинать в гостиной, вы не присоединитесь?

Эйдан с недоверием смотрел на Аньянку. Он до сих пор помнил, как она ударила его по голове бронзовой Девой. Но с тех пор она не пыталась сбежать, да и в учебе прилагала старания.

— Я думаю, это возможно. Я буду готов через пятнадцать минут.

— Я буду ждать, — прошептала Анья, отправляясь в гостиную.

Анья сидела за столом, когда Эйдан зашел в комнату. Слуги уже накрыли стол и подали еду: печеное мясо с овощами, фруктовое блюдо и салат из дикой травы. Анья встала, чтобы поприветствовать его.

— Я рада, что вы согласились присоединиться.

— Как я мог отказать своей ученице? Я с удовольствием приму пищу в компании. Но хочу спросить, — Эйдан подошел к Анье настолько близко, что это расстояние между ними вряд ли можно было назвать приличным, девушка даже отступила на шаг, будто опасаясь нависшего над собой строгого взгляда. — Надеюсь, ты не задумала что-то, чтобы в очередной раз попытаться сбежать?

Анья оскорбленно отошла от него. Ее лицо залило густой краской.

— Я… Я сожалею за тот случай. Я уже просила у вас прощения, лорд Дайрел. И мне жаль, что вы до сих пор не готовы принять мои извинения. Если желаете, я оставлю вас и приму ужин у себя, прошу прощения.

Анья направилась к лестнице, поспешно, чуть не снеся с ног слугу, который принес напитки.

— Аньянка, подожди. Я не хотел тебя обидеть. Останься и отужинай со мной.

Эйдан протянул ей руки и помог сесть за стол. Он настороженно продолжал следить за девушкой. Ее движения были аккуратны, спина прямая, говорила она правильно, девочка явно затеяла какую-то свою игру.

— Вина? Настойки?

— Да, вина, пожалуйста. Только не крепкого, не хочу захмелеть.

— Конечно, нам это совсем не нужно, — промурлыкал Эйдан, наливая в бокалы темное эльфийское вино. Девушка немного отпила из своего бокала, затем выпил Эйдан.

— Как ваши успехи в учебе?

Анья щелкнула пальцами, и в камине зажегся огонь, за ним загорелись свечи в комнате, и погас свет в люстре.

— С огнем уже совсем легко получается, — похвасталась Анья. Достижение было, конечно, сомнительное, но еще две недели назад она едва могла зажечь одну свечу, а тут — щелчком сразу с камином справилась.

Эйдан обратил внимание, в какую эротическую обстановку погрузилась комната. Анья еще раз щелкнула, возвращая свет в гостиной и гася свечи на столе.

— Думаю, так будет комфортнее ужинать, — произнесла она.

— И с чем же связаны столь разительные перемены? — ехидно поинтересовался лорд.

Эйдан внимательно смотрел на девушку, пытаясь понять, что она затеяла. Анья медленно резала мясо на своей тарелке, отправляя маленькие кусочки в свой рот, запивая их вином. Она почти не смотрела на него, а когда он замечал, что смотрит, то опускала взгляд в тарелку.

— Лорд Дайрел, я думаю, я должна быть с вами откровенна, — начала Аньянка, пригубив еще вина. В ее движениях не осталось ни крохи деревенщины, она была изящна, словно императрица. — Вы явно не дурак, я тоже не склонна считать себя идиоткой.

Эйдан хмыкнул, вечер обещал быть интересным.

— Вы мой Хранитель и полностью будете решать мою дальнейшую судьбу. Я надеялась, что мой спектакль с дурочкой отобьет у вас желание мной заниматься, и вы меня отпустите. Но, как вижу, этого не предвидится, от своих планов вы отступать не намерены.

— Очень проницательно с вашей стороны.

— Благодарю, — кивнула Анья, отсалютовав ему бокалом и вновь сделав несколько глотков.

И Эйдан никак не мог понять, флиртует она с ним или же просто не понимает, как она действует на мужчин своими неспешными движениями.

— Так что я считаю, что с моей стороны будет разумнее содействовать вашим планам, чтобы оказаться в более выгодных для себя условиях.

— Даже так? И чего же вы хотите, Аньянка? — Эйдан никак не мог для себя определить — то он обращался к ней на «ты», то на «вы». Она была такой разной, и сейчас интриговала его своим новым образом.

— А чего хотят все девушки? Простого семейного счастья, — губы Аньи тронула легкая улыбка-усмешка с оттенком грусти. — А теперь серьезно. Я буду хорошей девочкой, буду усердно учиться, стараться вас не разочаровывать. А вы, в свою очередь, выбирая мне «достойную» партию, приложите усилия, чтобы я не оказалась женой старого извращенца, урода или пьяницы. Я хочу иметь возможность голоса при выборе кандидата в мужья, хотя бы минимально. Высоких титулов не прошу, требования мои будут самые что ни на есть скромные. Не хотела бы делить постель с ограми, знаете ли….

Девушка залпом допила свой бокал и встала из-за стола, направляясь к столику с напитками, покачивая бедрами, и чуть покачиваясь сама, как будто вино ударило ей в голову. Эйдан подскочил к ней, поняв, что она собирается сама наполнить свой бокал.

— Позволь мне, — произнес он, и Анья так резко повернулась, что уткнулась носом в его плечо. Эйдан подхватил ее за талию одной рукой, а второй забрал бутылку из ее рук, пока она не залила весь ковер.

— Простите, я такая неловкая. Вино оказалось крепче, чем я думала, — призналась Анья, чуть расслабляясь в его руках, позволяя Эйдану чуть сильнее прижать ее к себе.

— Ничего, — Эйдан наполнил ее бокал, и они присели на диван. Анья откинулась на спинку.

Эйдан смотрел на нее, видя, как румянец расползается по ее щекам.

— Если быть до конца честной, я никогда не пробовала вино, — призналась Анья, после того, как тишина в комнате стала угнетающей. — Мне кажется, я испортила вам ужин.

Эйдан смотрел на девушку, напоминая себе, что стоит быть начеку. Невероятно, что его эротическая фантазия приходила в реальность. Хотя, может быть, все действительно было намного проще. Девушка, наконец, поняла, что у нее есть возможность получить очень выгодную партию в виде молодого лорда, так что она решила испытать судьбу?

— Не буду скрывать, Анья, вы меня радуете. Поразительное благоразумие для вашего возраста. Если вы действительно говорите искренне.

— А вам есть смысл врать? — хохотнула Анья, глядя на него снизу вверх. — У вас преданные слуги, лишнего ничего не сболтнут. Но, тем не менее, они поделились информацией, что вам лучше угождать, чем прогневать.

Эйдан сел на диван и выпил вина. К ужину он так еще и не притронулся.

— Вы выглядите уставшим, — прошептала Анья. Судя по всему, вино окончательно ударило ей в голову, так что она перестала его бояться и говорила то, что приходило в ее голову.

— День выдался непростым, — признался Эйдан. — Думаю, стоит пойти спать, ты тоже очень устала. Я обещаю подумать над твоим вполне разумным предложением.

— Отличная идея, — согласилась Анья.

С этими словами Эйдан поднялся с дивана и помог встать Анье. Убедившись, что девушка стоит ровно и падать не собирается, он направился к лестнице. Анья же задержалась, взяв со столика бутылку темного вина и два бокала. Эйдан поднял бровь в ожидании, как далеко собирается дойти девушка сегодня в своих планах, какие бы они у нее не были. На втором этаже он направился в свою комнату, в то время пока девушка еще поднималась по лестнице. Закрыв за собой дверь, Эйдан посмотрел на свою идеально заправленную кровать. Он прислушивался к происходящему в коридоре. В его дверь постучали.

Глава 5

Анья стояла на пороге открытой двери с бутылкой вина и двумя бокалами. Девушка смотрела Эйдану в глаза, делая выбор. Она чувствовала, что шаг в его комнату — и у нее не будет возможности отступать назад. И она сделала этот шаг.

— Мне правда жаль, что вечер закончился так быстро, — прошептала она, ставя бокалы на стол. Яд уже был вылит в бутылку, так что ей оставалось сделать все, чтобы Эйдан выпил вино. Но она видела, что вечером он отпил из своего бокала только после того, как она отпила из своего. Видимо, он все равно ждал от нее подвоха. — Хотела бы загладить свою вину. За все.

— Я прощаю тебя, — произнес Эйдан, глядя на декольте девушки. — Ты можешь идти спать, я не держу зла.

Но его ученица не только не ушла, но и сделала шаг в комнату своего Хранителя, закрывая за собой дверь. Она поставила бокалы и вино на тумбочку, а сама оперлась спиной на дверь, отрезая самой себе пути к отступлению.

— Анья, ты понимаешь, что ты сейчас делаешь? — спросил Эйдан охрипшим голосом.

Девушка кивнула, спуская с плеча одну из лямок платья.

— Анья, не начинай то, что не сможешь довести до конца…, - облизывая губы, произнес Эйдан. Его глаза потемнели от желания, которое сжигало его изнутри. Он был на самой грани, готовый наброситься на девушку в любую секунду.

В ответ Анья выдернула деревянную спицу из своего пучка и бросила ее на пол, встряхивая головой, чтобы ее волосы растеклись по голым плечам и груди, пока еще скрытой корсетом. Эйдан сделал шаг вперед, прижимая девушку всем своим телом к двери. Он впился в ее губы с жадностью, как измученный жаждой в пустыне впивается в живительный источник влаги. Девушка ответила на его поцелуй, давая ему проникнуть в ее рот горячим языком. Он исследовал ее, ласкал, а она отвечала ему, запуская свои ладони в его волосы. Руки Эйдана спустились вниз, резкими движениями развязывая банты корсета на ее спине. Когда Эйдан дошел до последнего банта, Анья слегка прикусила его нижнюю губу. Эйдан зарычал в ответ, подняв девушку на руки и перенося ее на кровать. Ее волосы раскинулись по покрывалу густыми волнами. Девушка стянула с себя корсет, а за ним юбки, оставаясь перед Дайрелом полностью обнаженной. Ее тело было идеально, как Эйдан и запомнил. Упругая грудь с маленькими розовыми сосками, которые затвердели от возбуждения, талия, плоский живот, немного темных волос на ее холмике у самого лона. Эйдан стащил с себя рубашку через голову и опустился на кровать, покрывая своими поцелуями ее шею, грудь, опускаясь все ниже, к животу и бедрам. Анья извивалась под его горячим телом, обхватывая мужчину своими ногами. Страстные прикосновения Эйдана заставляли ее стонать, голова кружилась, и это совсем не от вина, которое она пила до этого. Он пробуждал в ней то, что она раньше никогда не испытывала. Сейчас в этой комнате она впервые поцеловалась и впервые обнажилась перед мужчиной. И она прекрасно знала, что поцелуями этот вечер не ограничится. Эйдан поднялся, чтобы снять брюки, Анья тоже поменяла позу, встав на колени перед ним. Она мало знала о том, что мужчина с женщиной делают в постели, но ей было известно, что в первый раз всегда больно. Так что она стремилась оказаться сверху, чтобы контролировать все движения, как когда-то ей советовали подруги из таверны.

Эйдан кинул брюки на пол и опустился на кровать, вставая на колени, так же, как стояла перед ним Анья. Они вновь слились в страстном поцелуе. Эйдан протянул свою руку к ее лону, нащупав заветный маленький бугорок, уже припухший от возбуждения. Его приятно удивило то, что Аньянка уже была влажной для него. Большим пальцем он стал ласкать её клитор, тем временем слегка погрузив в её мокрую дырочку свой средний палец, массируя ее, растягивая по чуть-чуть ее узкую плоть. Девушка застонала, напрягаясь всем телом, она была совсем близка к оргазму, так что Эйдан усилил ласки ее розового бутона, надавливая на него и потягивая осторожно двумя пальцами. Анья вскрикнула, цепляясь за его плечи своими руками. Оргазм пронзил её тело, Эйдан чувствовал, как девушка содрогается от сладкой истомы. Давая ей перевести дыхание, он убрал свою ладонь от её лона и переместил ее на нежную грудь. Анья подняла голову и отпустила его плечи. Эйдан чувствовал, что наутро на спине останутся следы её ногтей, но эта мысль лишь ещё сильнее его завела. Его член пульсировал от желания, почти доставляя боль своему хозяину. Анья толкнула Эйдана на спину, садясь на него сверху.

— Ох, девочка моя, — выдохнул он, когда Анья впилась в его губы. Он положил руки на её бедра, чуть подтягивая девушку к своему члену, которому не терпелось оказаться внутри. Сейчас Эйдан полулежал. Анья протянула руку к его главному органу, осторожно обхватив его своими тонкими пальцами. Эйдан застонал, почти готовый кончить от ее нежного прикосновения. Девушка направила его горячую плоть к заветному входу и резким движением впустила в себя на полную длину. Анья вскрикнула, а Эйдан распахнул глаза, смотря на девушку, сидящую на нем. «Святой Творец, она была девственницей», — понял он, когда его член на долю секунды столкнулся с преградой на своём пути. Он замер, не желая причинить боль своей ученице. У Аньи на глазах выступили слезы. Она не представляла себе, что может быть так больно. Но почувствовав, что боль постепенно отступает, начала неспешно двигаться, позволяя рукам Эйдана направлять ее движения.

Мужчина застонал от удовольствия. Жар тел, сладковатый запах вина и обнаженных тел в комнате, томные движения девушки на нем, которые становились все быстрее и увереннее, сводили с ума. Он хотел оказаться еще глубже, слиться в одно целое и никогда не отпускать такое сокровище. Анья быстро смахнула слезы с глаз и прильнула к груди Эйдана, не останавливая своих движений бедрами. Эйдан не хотел заканчивать этот безумный танец, но его тело больше не могло ждать, оргазм накрыл его с головой, когда Анья в очередной раз достигла своей вершины.

Они лежали, тяжело дыша, пытаясь восстановить ритм биения сердец. Эйдану безумно хотелось продолжить их вечер. Он заметил, как Анья сильно поморщилась, стоило ему пошевелиться в ней. Его плоть по-прежнему была готова к бою, несмотря на прошедший оргазм. Он был готов любить девушку всю ночь, предвкушая, чему еще сможет научить свою девственницу.

— Сильно болит? — спросил он, убирая прядь ее волос к ней за ухо.

— Все в порядке, мне только нужно немного выпить, — хриплым голосом ответила девушка. Она слезла со своего первого мужчины и подошла к бутылке вина. — Будешь?

Эйдан кивнул, разглядывая ее обнаженное тело в тусклом свете своей комнаты. Девушка налила немного вина в бокалы и протянула ему один, задумчиво покусывая свою губу и глядя на его мужское достоинство. Эйдан не мог оторвать от девушки взгляда и залпом выпил свой бокал.

Анья поставила свое вино на стол, так и не отпив.

— Я думала, будет сложнее, — тихо произнесла она, наблюдая за лордом Дайрелом.

Эйдан закашлял. Как будто что-то попало в горло, и он никак не мог его прочистить. Он посмотрел на свой пустой бокал, на нетронутое вино Аньи и начал понимать, что что-то не так. Кашель не проходил, ему становилось все труднее сделать вдох.

— Простите меня, лорд Дайрел. Так было нужно, — прошептала Анья, накидывая на себя простыню с кровати, чтобы прикрыть наготу.

Эйдан хватаясь за горло, пытался встать с кровати, но комната уже плыла перед его глазами. Анья видела, как по лицу, затем по шее стали проявляться черные вены, спускаясь ниже по телу отравленного ею лорда. Яд действовал. Анья не знала, ни как он сработает, ни как долго будет длиться эффект, так что времени у нее, возможно, было мало.

Девушка выбежала из покоев Дайрела и направилась в свою комнату. Под кроватью уже лежала собранная сумка и платье — не одно из тех красивых, дорогих, что были куплены ей лордом. Одно из ее старых, без корсета и сложных завязок, которое она смогла быстро надеть через голову. Натянув обувь, девушка кинулась в кабинет Эйдана, открывая ящик с зельями. Она не знала, какое куда ведет, надеясь на свою удачу. Одним движением смахнув в сумку содержимое полок — бумажки, монеты, камни, она взяла все шесть флаконов с эликсирами перемещения и произнесла активирующие заклятья.

Флаконы начали светиться и нагреваться в ее руке. Она поочередно разбила каждый из флаконов в разных частях кабинета. Так никто не сможет узнать, в какой портал она вошла. По дому разнеслось нечеловеческое рычание, Анья сжалась, понимая, что это агония лорда от принятого яда. Разбив последний эликсир, девушка прошла к порталу номер три, который выбрала из-за его мягкого синего свечения, и шагнула в пропасть.

Глава 6

Кристи убегалась за свой рабочий день так, как не успевала набегаться за всю неделю. А до конца смены были еще добрых четыре часа. На улице был дикий холод, собиралась метель, так что каждый второй забегал к ним в кафе, чтобы купить себе чашку горячего кофе с целью согреться. День у Кристи выдался непростым — сотни чашек кофе и почти полное отсутствие чаевых. В помещении практически не было свободных столиков. Всем хотелось тепла, уюта и бесплатного wi-fi. В очередной раз зазвонил колокольчик на входе, в кафе зашла молодая девушка абсолютно несуразного вида. Несмотря на дикий холод снаружи, на ней было платье с короткими рукавами и только легкий шарф, из-под длинной юбки были видны тряпичные ботинки, больше похожие на остатки ткани, обернутые вокруг ступней, чем на зимнюю обувь. Волосы у гостьи были длинные, спускались почти до поясницы, и растрепанные, будто о существовании зеркала или расчески девушка не подозревала. Кристи окинула зал быстрым взглядом, в надежде, что эта дама достанется не её столику. Уж очень она не любила выгонять бродяжек на улицу, но это тоже было частью работы. Девушка, тем временем, прошла за ближайший свободный столик — одноместный, стоявший у стеклянной стены наружу — и села. Кристи вздохнула, этот столик должна была обслуживать именно она. Официантка не торопилась подходить к девушке, в надежде, что она и сама вот-вот уйдет, получив свою порцию тепла от кафе, так как вряд ли у нее были деньги хотя бы на самый дешевый напиток. Прошло минут десять, а бродяжка продолжала сидеть, неотрывно глядя на улицу. Кристи поняла, что придётся идти, и попыталась себя настроить на неприятный разговор.

— Добрый день, могу я предложить вам меню? — Кристи старалась улыбаться, чтобы показаться доброжелательной. Вопреки её ожиданиям, девушка очень приятно пахла, у неё отсутствовал тот резкий кислый аромат, присущий людям без определённого места жительства, ввиду полного отсутствия возможности регулярно мыться. Странная клиентка повернула голову в сторону Кристи. Бедняжка сидела, обхватив себя руками в попытке согреться, её трясла мелкая дрожь. Девушка перевела взгляд с Кристи на меню, которое ей протягивали, потом обратно на официантку. Кристи увидела, что девушка открыла рот, явно собираясь что-то сказать, но тут же остановилась, опуская глаза. Посмотрев снова на Кристи, она указала на свой рот и помахала руками, скрещивая их в воздухе. «Немая, наверное», — подумала Кристи, сожалея, что не знает языка жестов, как и кто-либо из сотрудников кафе. Меню девушка тоже не взяла, помотав головой. «Может, иностранка и языка не знает», — подумала Кристи. И не придумав ничего лучше, изобразила руками, как будто ест, поднося ко рту невидимую ложку, затем показывая на девушку, в надежде, что она ее поймет, жест был очень простой. Девушка активно закивала. Затем она подняла один палец, судя по всему, прося подождать, и полезла в свою тканую сумку, едва справляясь с замком замершими пальцами. Наконец справившись, девушка распахнула сумку, и Кристи увидела, что она набита пачками стодолларовых купюр по сто штук. Новыми, хрустящими и ни разу не распакованными из обхватывающей каждую стопку бледно-бежевой бумажки. Девушка взяла одну такую пачку и протянула её Кристи. Официантка с ужасом остановила девицу, заставляя ее обратно спрятать деньги в сумку и закрыть ее. «Сумасшедшая, убьют же…» — Кристи оглянулась, надеясь, что никто в ресторане не видел, что творит эта дурочка. Прежде чем помочь закрыть сумку, Кристи вытащила из стопки одну купюру, показала девушке, что она взяла только одну. Чуть отодвинув сумку глубже в кресло, Кристи убедилась, что девушка поняла, что не стоит её больше открывать. После официантка пошла к бару, чтобы попросить кофе для своей замерзшей клиентки. И только у бара Кристи подумала, а вдруг девушка не любит кофе?

— Роби, сделай для десятого столика глинтвейн без алкоголя, зеленый чай и шоколад.

— Ага, ты уверена, что Эта заплатит?

— Уже заплатила, так что давай ей без очереди, девочка сейчас от холода откинется.

Кристи направилась к си-киперу набить заказ. Наверное, бедняжка была голодна, так что она забила ей грибной крем-суп, чизбургер с картошкой — это-то точно все любят — и тёплый салат с тунцом. «Десерт, — подумала Кристи, — если что, потом добавит». Заказ ушёл на кухню, Кристи пошла в бар, надеясь, что Роби уже закончил с напитками. Поставив на поднос готовый заказ из бара, девушка направилась к своей нерадивой клиентке.

Выставляя на стол напитки, Кристи, сама не зная зачем, сказала:

— Я не знаю, что из этого ты любишь, надеюсь, тебе понравится. Начни с этого, — протягивая ближе к ней бокал глинтвейна.

Девушка посмотрела на Кристи, слегка кивнув, наверное, в знак благодарности. Отходя обратно к бару, Кристи смотрела, как с недоверием девушка сначала принюхалась к напитку, затем аккуратно помешала его соломкой и только потом медленно отпила чуть-чуть. Сразу было видно, как девушка удивилась вкусу, некоторое время смакуя напиток, и, видимо одобрив, начала с удовольствием его пить, обняв горячий бокал замерзшими ладонями.

Кристи старалась присматривать за девушкой, пока ходила с заказами к другим столиками. Блюда для девушки она приносила по мере готовности, каждый раз наблюдая, как девушка с недоверием пробовала пищу, но затем с жадностью съедала все до последней крошки.

На улице началась метель, и народа становилось все меньше и меньше. Все спешили скорее оказаться дома. Прошло почти два часа с того момента, как в кафе зашла необычная гостья. Она продолжала сидеть на месте, смотря на улицу. Сейчас ее уже не так трясло, как сразу после улицы, но вид оставался испуганным. Девушка за столиком не дала Кристи забрать ничего из посуды, когда доедала, так что сейчас стол был завален грязными пустыми тарелками и чашками.

Кафе опустело, администратор сообщила, что сегодня они закроются раньше, так как метель за окном набирала обороты, и все сотрудники рисковали не попасть домой из-за отсутствия транспорта. Воспользовавшись свободным временем, Кристи взяла блокнот с ручкой и направилась за столик к своей странной посетительнице.

— Эй, привет, — зачем-то еще раз поздоровалась Кристи с девушкой. Та в ответ снова оторвалась от окна и улыбнулась Кристине.

— Смотри, — сказала официантка девушке. И начала на бумаге вырисовывать цифры — 1, 2, 3… до 10, потом 20, 30 и 100.

Она повернула бумажку, чтобы девушка за столом смогла видеть. И потом, указывая на каждую цифру, объясняла на пальцах.

— Это один, это два, три, — девушка слушала ее внимательно и кивала, кажется, понимая. Каждую цифру она осторожно обводила пальцем на бумаге, видимо, пытаясь запомнить. Затем Кристина достала купюру в сто долларов, которую чуть раньше забрала из сумки девушки и, показав сначала на нее, потом на свой листок, — Смотри, это сто. Сто… Как десять раз по десять, — Кристи чувствовала себя немного неуютно, будто занималась с маленьким ребенком. Но должна была попытаться объяснить, пока эта блаженная в очередной раз не показала кому-то содержимое своей сумки и не рассталась с жизнью. — Сто — это много, — в растерянности Кристи в воздухе показала небольшой круг. А потом сообразила и показала на тарелки на столе — Все это обошлось в 35, - она опять написала на бумажке цифры и еще раз обвела все, что на столе. Судя по широко распахнувшимся глазам, девушка начала понимать, так что Кристина кивнула в сторону сумки. — Это очень много. Очень, — Кристи взяла ручку и в блокноте стала выводить рисунок.

— Одна стопка купюр — равна десяти тысячам. — Видя, что девушка вроде понимает, Кристи еще раз показала на сумку, затем приложила палец к губам, пытаясь показать, чтобы девушка была осторожнее.

— Кристи, собирайся. Закрываемся. Такси уже вызвал, — крикнул Роби из-за стойки бара. Официантка осмотрела зал и поняла, что все гости уже разбрелись прочь, как и половина персонала.

— О, черт, — простонала Кристи, глядя на бедняжку. Та, судя по всему, поняла про сумку, так как слегка прикрыла ее подолом своего платья и кивнула Кристи, показав кулак с большим пальцем вверх. Хотя бы этот жест ей был точно известен. — Тебе есть куда идти? — спросила Кристи и, вспомнив, что ее не понимают, повторила то же самое, медленнее, показывая сначала пальцем на девушку, потом рукой как будто идет, чередуя двумя пальцами по воздуху, и чуть задумавшись, приложила ладони к лицу, изображая, как будто спит.

Девушка задумалась, но в итоге помотала головой, опуская глаза. Затем, посмотрев на сумку, начала быстро жестикулировать, изображая, что берет деньги, показывает на них и повторяет изображение сна, и так несколько раз. Кристи задумалась. Наверное, девушка спрашивает про гостиницу. Она явно может позволить себе оплатить номер в любом отеле Нью-Йорка. Но не каждая гостиница ее пустит на порог в таком виде, если речь идет о приличном месте, конечно. А в неприличном девушка могла попасть в беду, стоит понять окружающим, что она не сможет даже в полицию пожаловаться. Наверное, самое правильное, было отвезти ее к себе, хотя бы на эту ночь, чтобы девушка не погибла от холода.

С этой мыслью Кристи встала из-за стола, собрала со столика посуду и пошла за своими вещами в помещение для персонала. Она накинула на себя свитер, завязала шарф и натянула шапку, пальто она решила отдать бедняжке.

Подойдя к девушке, она протянула ей пальто, и когда та не отреагировала, накинула ей его на плечи.

— Пойдем, — Кристи протянула девушке руки и стала ждать, когда та решится пойти с ней. Девушка взяла руку, потом встала и надела выданное ей пальто, взяла с кресла сумку, перекинув через плечо и плотно прижав к себе руками.

Кристи одобрительно кивнула, и они обе отправились на улицу, где уже ждало такси. Официантка села в машину первой, чуть погодя за ней последовала и девушка. Кристи назвала таксисту адрес, и машина тронулась. Пока они ехали в полной тишине, девушка осторожно приоткрыла сумку, достала несколько купюр и протянула их Кристине. Кристи не хотела брать, но девушка настаивала, еще раз показав жест еды для себя и сна, затем сложив ладони вместе, будто молится. Вероятно, это было ее «пожалуйста». Кристи взяла деньги. Проезжая по пустым улицам, уже заваленным снегом, Кристи заметила детский магазин и попросила таксиста остановиться. Выйдя из машины, девушка показала своей попутчице, чтобы та оставалась в машине, и что она сейчас быстро вернется.

Выскочив на улицу, Кристи пробежалась до магазина детских товаров.

— Добрый вечер, вы еще открыты?

— Да, но поторопитесь, мы закрываемся через десять минут, — ответила милая девушка за кассой.

— Да, конечно. Мне нужны карточки со словами для детей, какие есть? И диски с обучением языка тоже, давайте все, что есть. Уровень с нуля.

Девушка из зала стала собирать названные товары и подносить к кассе. Кристи ждала, нервно постукивая по столу пальцами. Пока они ехали в такси, Кристи наблюдала, с каким испугом и восторгом ее попутчица смотрела в окно, будто она никогда не видела ничего подобного. Кристи вспомнила себя, когда она приехала в США впервые из своей маленькой деревни в Украине. Она смотрела на все вокруг с таким же восхищением. Хотя, тогда Кристи была еще совсем ребенком. Сейчас, глядя на искренний восторг в глазах своей попутчицы, Кристина начинала думать, что девушка могла быть не блаженной дурочкой, тем более что некое подобие языка для общения они смогли установить, а приехала откуда-то, где жизнь не была такой роскошной. Беженка.

Иммигранты старались выучить хоть что-то из языка страны, в которую едут, и точно представляли себе обращение с деньгами. Эта же девушка явно не знала, что везет в своей сумке. Она была белокожей синеглазой шатенкой, так что вряд ли оказалась тут из латинской Америки, Азия тоже исключалась, скорее всего, она была откуда-то из Европы. Кристи читала истории о том, как девушек из Восточной Европы обманом затаскивали в США, отнимали паспорта и заставляли заниматься проституцией. Может быть, ее попутчица оказалась в подобной ситуации и смогла сбежать, прихватив с собой деньги ее сутенера? Кристи не знала точно, но хотела помочь бедняжке.

На кассу принесли три комплекта карточек со словами, Кристи выбрала тот, в котором было более пятисот картонок с рисунками и словами, а вот диски с английским она взяла все, не глядя, неизвестно, что именно подойдет ее новой подруге. Расплатившись на кассе деньгами, которые ей протянула в такси девушка, Кристи бегом вернулась к машине.

Когда они приехали по указанному адресу и расплатились с таксистом, девушки направились на пятый этаж, в квартиру к Кристине.

— Устраивайся поудобнее, — Кристи подвела девушку к дивану в ее гостиной. — Я Кристи. Кристи, — медленно протянула Кристина, показывая на свой бейдж и проводя пальцем по имени.

— Кристи…, - протянула девушка медленно, как будто пробуя на вкус ее имя. «Слава Богу», — подумала Кристи, девушка не была немой. А то за весь вечер она не услышала от нее ни звука. — Я, — показывая на себя пальцем. — Я Кристи, — еще раз провела по имени на бейдже. — А ты? — переводя палец на девушку.

— Анья, — ответила девушка.

«Анья — точно что-то из Восточной Европы», — подумала Кристина.

— Хочешь есть? — Кристина показала еду, Анья с энтузиазмом закивала. Кристи взяла телефон и заказала пиццу. Ей совсем не хотелось готовить сегодня, тем более что холодильник был почти пуст.

Кристи достала из пакета упаковку с карточками и высыпала их на журнальный столик перед телевизором.

— Смотри, — Кристи села на диван и пригласила Анью сесть рядом. Она стала перебирать карточки, ища подходящие. — Еда, е-д-а, — протянула она ей карточку с изображением каких-то фруктов, тарелки с картошкой и гамбургера. На карточке под изображением было написано «еда» и произношение, но вряд ли Анье это бы сильно помогло.

— Еда, — повторила за Кристи Анья, беря карточку в руки.

— Да, еда, — Кристи удивилась, как точно девушка повторяет за ней, без единого намека на акцент.

— Стол, — Кристи наткнулась на карточку со столом и положила ее на журнальный столик перед ними. — Диван, — карточка отправилась на диван. — Квартира, — показывая на все вокруг.

— Квартира? — переспросила Анья. Потом показала на Кристи и еще раз — Квартира?

— Да, это моя квартира.

Так девушки сидели почти сорок минут, пока не привезли пиццу. Кристина поставила две коробки на журнальный столик и открыла. В очередной раз Анья начала есть только после того, как это сделала Кристи.

— Смотри, — Кристи достала один из дисков и вставила его в плеер, включая телевизор. «Привет, дети», — раздалось из него.

Анья с ужасом кинулась через спинку дивана на пол, слегка взвизгнув.

— Ты чего? — Кристи перевесилась через спинку дивана. Боже, неужели бедняжка никогда не видела телевизора? Зато стало ясно, что планшет показывать ей рано. — Выходи.

Кристи взяла девушку за руку и чуть потянула. Та вернулась на диван, со страхом глядя на телевизор. Через некоторое время она чуть осмелела и даже решилась дотронуться до экрана. Кристи тем временем нашла карточку с изображением телевизора. — Это ТВ.

Решив поставить на паузу телевизор, Кристи поняла, что после всего, что выпила и съела Анья, ей стоит в первую очередь показать уборную. Отведя девушку в ванную, она показала ей, как пользоваться туалетом и душем. Да, дурочкой Анья точно не была, она быстро запоминала абсолютно все, что ей показывали. Кристи оставила ее одну, чтобы та смогла принять душ, дверь запирать девушка не стала, так что Кристи принесла ей свою одежду, чтобы та могла переодеться во что-то кроме своего вычурного платья.

Пока Анья мылась, Кристи решила проверить сумку своей внезапной гостьи. Кристи не собиралась ничего красть у девушки, тем более что Анья уже и сама отдала ей шестьсот долларов, так что расходы на свою еду и проживание девушка оплатила сполна. В сумке лежали пачки купюр, все запечатанные, так что у девушки с собой было почти сто двадцать тысяч долларов. Это были огромные деньги. Кроме этого в сумке лежали несколько мешочков с монетами, судя по всему позолоченными, если не золотыми, камнями, небольшая книжка или блокнот, исписанная неизвестными символами. Документов не было. Никаких. Кристина закрыла сумку и достала свой телефон.

— Алло, Марк, привет! Мне нужна твоя помощь. Нужны документы. Все, полный комплект. Не мне, моей подруге. За нее отвечаю, сама все передам, ты не засветишься. По деньгам — не имеет значение, мне нужно только лучшее, чтобы никто не подкопался. И чем быстрее, тем лучше.

Затем Кристи сделала еще один звонок, сообщив начальнице, что заболела и не выйдет на работу еще дня три.

Глава 7

Анья не ложилась спать этой ночью. Как губка, она впитывала все, что говорила ей волшебная картина, которую Кристи назвала «телевизором». Люди и странные существа, похожие больше на игрушки, чем на что-то живое, учили ее словам. Словам, предложениям. На картинках, которые ей принесла Кристина, были в основном предметы, что никак не помогало с запоминанием глаголов или прилагательных. Зато живая картина, которая с ней говорила, помогала. К утру Анья заканчивала смотреть уже второй раз эту картину, она сама начала повторять всё сначала. Потом прошла по Квартире, раскладывая карточки с предметами на их места, надеясь, что Кристи они не слишком помешают, зато Анья сможет быстрее запомнить. Она уже выучила местный алфавит и могла прочитать, что написано, но словарный запас будет еще долго пополняться.

Перед прыжком в портал Анья была уверена, что она продумала абсолютно всё. Ей удалось дать яд лорду Дайрелу, пусть и ценой своей девственности. Анья надеялась, что они смогут выпить вино до того, как окажутся в кровати. Но не получилось. Что ж, с одной стороны было жалко, всё-таки столько лет берегла себя, а с другой — всё равно не для кого было беречь. А так хоть на доброе дело пошла, на спасение шкуры хозяйки.

Обдумывая план побега, Анья понимала, что с лордом Дайрелом нужно быть осторожной. Он маг, достаточно сильный и опытный, чтобы почувствовать и распознать ложь. А какой обман нельзя раскрыть? Правильно, тот, которого нет. Анья была предельно честна с ним в тот вечер, пусть и не договаривала всего. Но формально, ни одной лжи от нее не прозвучало. Пусть в постельных утехах практики у нее не было, но она все-таки знавала ни одну жрицу любви, которые учили ее уму-разуму.

Была у нее в последней таверне подруга Лоретта. Она часто делилась житейской мудростью с девушкой.

«У мужчин один мозг на две головы. Когда включается нижняя, выключается всё остальное», — говорила она. Она же научила Анью флиртовать и двигаться так, чтобы понравиться мужчине. И про первую ночь рассказала, как сделать, чтобы не было так больно.

Очутившись по ту сторону портала, Анья поняла, что спланировала далеко не все. Например, что она окажется одета совершенно не по погоде. Ее ноги моментально промокли, платье не спасало от сильного ветра. Она оказалась в широкой расщелине между двумя огромными скалами, которые были удивительно ровные, расписанные причудливыми рисунками. Анья подумала, что может это стены, а не скалы, но как бы она не старалась смотреть вверх, она не могла разглядеть крышу, а таких огромных домов не бывает. Из расщелины, или переулка, Анья выбежала навстречу шуму и свету. Она понимала, что в чужом мире нужно постараться не выделяться, так что влилась в толпу идущих людей в странной одежде и старалась подражать их поведению. Мозг отказывался работать на таком морозе, а дикие желтые чудовища с горящими глазами и страшным ревом сводили ее с ума от ужаса. Увидев, что кто-то из людей заходит в стеклянную стену в одной из скал, Анья поспешила зайти следом. В теплом помещении, которое оказалось таверной, она встретила Кристи, которая ее и приютила.

Рассвет уже прошел, на улице стало светло, город внизу оживал, ночная тишина уходила бесследно, улицы наполнялись шумом. Одежда, которая на ней была сейчас, оказалась поразительно удобной. Наверное, в такой мягкой ткани в ее мире только императоры могли позволить себе ходить.

— Доброе утро, — поздоровалась Кристи, выходя из своей комнаты. Она была почти раздета: кусок ткани закрывал ее грудь и немного спину, оставляя обнаженным живот, и какие-то мужские брюки, которые не доходили и до колен. На Анье тоже были брюки, но они закрывали ее ноги целиком и, судя по рисункам в виде цветов, вряд ли были мужскими. Пока она сидела вчера в таверне, она видела много женщин, которые носили мужскую одежду на улице. В этом мире это, судя по всему, было нормально. И Анья не могла не признать, что это было удобно. Не то что эти бесконечные юбки, которые приходилось носить дома.

— Доброе утро, — ответила Анья девушке. — Не хотеть ты мешать.

— Не хотела мне мешать? О нет, все в порядке, я сама проснулась некоторое время назад. Смотрю, ты уже делаешь успехи с языком.

— Не так быстро, — попросила Анья, она учила язык шустро, но не настолько. — Телевизор учить, я не спать ночь, помнить слова.

Анья чувствовала, что еще очень плохо говорит, но она же занималась только одну ночь. Магия в этом мире была очень слабой, простейшие заклинания срабатывали с большим трудом. Заклинание памяти отлично работало, помогая Анье запоминать все, что говорила ей волшебная картина-Телевизор. Голова немного болела от такого количества новой информации, которую мозг просто не мог забыть из-за действия заклинания. Но это пройдет. Еще несколько дней, может быть неделя, и Анья надеялась, что освоит язык этого мира.

— Будешь кофе? — поинтересовалась Кристи, проходя на кухню и ставя чайник.

— Есть шоколад? Мне нравится, — сказала Анья, садясь на стул у обеденного стола.

— А завтрак?

— Есть пицца? Мне нравится.

Кристи взяла с журнального столика остатки пиццы и положила ее в маленькую белую коробку рядом с раковиной. Вроде, коробка называлась микроволновой печью, если Анья ничего не путала. Когда коробка издала писк, Кристи достала остатки пиццы и поставила на стол. Они оказались горячими, так что нужно было стараться не обжечься.

— Кристи, — Анья долго думала, стоит ли спрашивать, но поняла, что ей это нужно. — Почему ты помогать мне?

Кристи задумалась. Потом произнесла:

— Сама не знаю, Анья. Я приехала сюда еще в детстве, у меня была только подруга тут, и она мне очень помогла. Я не знала языка, не знала, куда идти, я была ребенком. И мне кажется, что ты в таком же положении. Тебе нужна помощь. Откуда ты приехала?

Анья не все поняла из того, что пыталась сказать ей Кристи, девушка продолжала говорить слишком быстро. Анья и так не знала половину слов, а вторую — не всю успевала расслышать. Но ей показалось, что Кристи говорит о том, что сама была в похожей ситуации.

— Я издалека. Далеко от сюда.

— С тобой плохо обращались?

— Да, нет, наверное, не знаю…, - Анья говорила сбивчиво. Ей хотелось все рассказать Кристи, но она не знала, что именно она может сказать, чтобы не показать, откуда она прибыла. Оставался страх, что ее найдут. А если ее найдет Эйдан, наверняка это будет последнее, что случится в ее жизни. — Я… родители хотели выдать замуж. Продать. Я не хотеть — и сбежать из дома. Жить одна, потом меня найти. Запереть. Я бояться. Потом снова бежать, большой ценной, очень большой, — Анья выдохнула, на глазах навернулись слезы. Она согласилась стать любовницей Эйдана. Нужно было честно признаться себе — ночь с ним была незабываема, но, тем не менее, ей пришлось отдать свою девственность, чтобы получить шанс сбежать. — Я спать с ним, чтобы сбежать. Это первый раз с мужчиной, я не чистая женщина. Теперь плохая….

Кристи подошла к Анье и обняла ее так крепко, что казалось, она вот-вот сломает Анье ребра.

— Все хорошо, все хорошо. Тебе нужно было это сделать, чтобы освободиться. Я помогу тебе, больше тебя никто не найдет.

— Мне нужна одежда.

Кристи и Анья вышли из дома на улицу, и Кристи стала ловить железную карету, которая сама ездила, вроде, она называлась такси. Одна из карет остановилась, девушки сели и куда-то поехали. Анья не переставала смотреть в окно на этот удивительный мир. Дороги были ровными, из камня, причем не было видно ни одного стыка, как будто всю дорогу выбивали прямо в скале, дома были выше самых больших деревьев и сделаны из металла, камня и стекла. Очень много стекла. Город был украшен разноцветными огнями и гигантскими картинами, и даже живыми картинами-Телевизорами. В этом мире, судя по всему, жили только люди. Во всяком случае, никаких других рас Анья еще не видела. Почти все женщины предпочитали ходить в мужской одежде, и мужчины вокруг были не против.

Карета, которую еще вчера Анья приняла за дикого зверя, остановилась, и Кристи повела девушку за стеклянные двери в магазин. Магазин оказался лавкой портного. Со всех сторон висело множество одежды. Наверное, на шитье всего этого работали сотни швей.

— Добрый день, я могу вам чем-нибудь помочь?

— Да, — Кристи сама говорила с милой девушкой, которая к ним подошла. — Моей подруге необходимо обновить гардероб. Целиком. Поможете? Анья?

— Да?

— Пойдем со мной, сейчас все принесут.

День выдался долгим. Анье казалось, что они купили одежды до конца жизни. Желая хоть чем-то отплатить Кристи за ее помощь, Анья настояла, чтобы девушка и себе что-то взяла. Теперь у Аньи были брюки, юбки, джинсы, туники, свитера, майки и кофты. И множество других вещей. Они купили ей обувь — разную. Что-то было похоже на обувь ее родного мира, а что-то она видела впервые. Например, кроссовки, невероятно мягкие и удобные, Анье хотелось носить их, не снимая. Для тепла она взяла себе шубку из нежного меха неизвестного ей создания.

Следующие несколько дней Анья проводила дома, просматривая телевизор, впитывая язык и культуру нового мира под названием Земля.

Анья оказалась права — это был мир людей. Волшебство тут осталось только в сказках, зато сказки эти были достаточно точные. Вероятно, миры Аньи и Кристи пересекались не раз, что позволило местным писателям запечатлеть в истории данные моменты. Так же у Аньи появились подозрения, что в ее мире изначально не было людей, скорее всего, их брали с Земли. Все-таки, человеческие невесты очень ценились в ее родном мире. Удивительно, но когда рождались дети у двух человеческих родителей — они были самыми обыкновенными, как и во всем этом мире, под названием Земля. То же самое было, если отцом был человек, а мать — кем угодно. Редко когда ребенок от такой связи получал какие-либо способности. Зато дети от человеческой женщин и представителя другой расы рождались удивительными — они появлялись на свет красивыми, словно возродившиеся боги, получали лучшие характеристики сильной расы. Такие дети получали силу чистокровных представителей расы своих отцов, а то и приумножали ее. Поэтому в ее мире каждая женщина-человек ценилась очень высоко. А тут, на Земле, было столько историй про таинственно пропавших девушек во все времена, в то время как в ее родном мире — после столетий смешанных браков рождались чистокровные дети. И именно по этой причине ее отец так дорого смог продать свою дочку темному лорду в качестве жены.

Семья Аньи, та, от которой она так упорно открещивалась последние годы, выдавая себя за сироту, была светлого дворянского рода, но низкого сословия. Браки по расчету были нормой в ее мире, у девушек редко был шанс выйти замуж по любви. Разве что повезло влюбиться в избранника своей семьи.

Когда отец сообщил ей, что она выйдет замуж за темного лорда, Анья впала в ступор. Тогда ей было четырнадцать. На тот момент она уже засиделась в девках, так как обычно девочки отдавались замуж в двенадцать. Но отец ждал хорошей партии для своей единственной дочки. А то, что девочка родилась человеком, да еще и с зачатками магии — было настоящим бриллиантом. Но Анья не была в восторге от того, что ее продали, как скот. И кому? Темному лорду. Они были дикими варварами. Безжалостные, властные тираны, с любовью к насилию, готовые убить за любой незначительной проступок. Анья понимала, что как только пройдет венчание, ее запрут и будут насиловать до конца жизни, чтобы она рожала детей, пока не станет слишком стара или слаба для этого. Анья не желала смириться с такой участью. Она умоляла своего отца передумать, просила его, рыдала, чтобы он отменил помолвку. Она была готова согласиться на брак с кем угодно, хоть с пастухом, а если отец хотел выгодный брак — пожалуйста, пусть с эльфами, пусть с гномами. Анья была готова на все. Но отец был непреклонен. Он взял деньги темного и дал свое слово. Все было решено.

Сидя перед телевизором в темной комнате, Анья смахнула слезу со щеки. После той ночи она больше никого и никогда ни о чем не молила, не вставала на колени. Никогда. После того разговора с отцом ночью к ней пришла мать. С тяжелым сердцем, она беспокоилась о своей дочери, единственной и любимой. Ее мамен сама не один день потратила на то, чтобы не дать состоятся этому браку, но отец был слишком жаден до денег. А за лоно его дочери заплатили целое состояние.

Тогда мамен пришла к Аньянке в ее комнату, помогла вытереть слезы и заплести волосы в косу.

«Я почти ничем не могу помочь тебе, дочь моя», — сказала тогда ей мамен, — «Отец не изменит своего мнения, а я не та, кто сможет повлиять на твоего будущего мужа. Я понимаю, что после твоей свадьбы мы вряд ли уже когда-нибудь встретимся. Тот лорд дал нам понять, что увезет тебя в свою Империю и не горит желанием, чтобы ты впредь пересекала границу после вашего брака. И, так как вскоре я все равно тебя потеряю, я хочу сделать тебе последний подарок, дочь моя…»

Матушка Аньи была сильной волшебницей. Достаточно сильной, чтобы магия передалась по крови через человеческого отца ее дочери. И тогда, в ее комнате, мамен сделала ей прекрасный подарок. Мамен скрыла ее истинную ауру, чтобы ни одна ищейка не смогла отследить девушку по ней, запечатала начальные сгустки магии, что были у Аньи, позволяя затеряться в толпе полукровок этого мира, без отличительных черт. Затем Анья смогла отправиться на конюшню и взять свою лошадь. Пока все спали, она скакала на запад, к границам Империи, надеясь, что в соседнем государстве ее найти не смогут, или не будут даже искать. Следующим днем на тракте она увидела в кустах тело девушки, бездыханное. Такое случалось не редко — края были неспокойные. И она воспользовалась еще одним даром своей матушки. Достав флакон из сумочки, она подошла к трупу девушки и вылила на ее чуть приоткрытые губы содержимое. За несколько минут слепок ауры Аньи остался на девушке, само тело приобрело очертание Аньи — волосы, черты лица и тела.

Так Анья скрылась от преследования и оставалась незамеченной больше четырех лет, пока тот случай в таверне не пробудил в ней ее магию. И Эйдан не засек ее вспышку.

Эйдан Дайрел… Остался ли он жив? Хотела бы она, чтобы он остался жив? Анья не знала. Если он умер от выпитого яда, она смогла бы вздохнуть спокойно, зная, что больше ее никто и никогда не будет преследовать. Он не сделал ей ничего плохого и не заслуживал смерти от ее руки. А с другой стороны, если он остался жив, у Аньи не было никакой гарантии, что он не бросится на поиски своей ученицы.

Анья засыпала в надежде, что кошмары сегодня не будут ее мучить.

Глава 8

С момента пропажи Аньянки прошло уже три месяца. Эйдан сидел в своем кабинете, в кожаном кресле, глядя на огонь в камине. Напротив него сидел его, наверное, единственный друг, и боевой товарищ, а по совместительству двоюродный брат, лорд Райем. Вечный весельчак и повеса, только его шутки над Эйданом могли оставаться безнаказанными, в то время как других бы ждала мгновенная расплата.

— Поверить не могу, что какая-то баба обвела тебя вокруг пальца, — смеялся Райем, потягивая вино из высокого бокала.

— Тебе смешно, брат?

— Как тут не смеяться, — пожал плечами Райем. — Ты столько за свою жизнь поймал ублюдков, шпионов, а тут малолетка, даже читать нe умеющая, сбежала из твоей же постели. Большой и страшный Северный Лорд дал осечку.

— Тварь, — выдохнул Эйдан, наливая себе настойки, ему требовалось что-то крепче, чем эльфийское вино. — Лживая сука…

Эйдан все три месяца не мог выбросить из головы девчонку. Он-то, добрая душа, подобрал невинную девочку с улицы, чуть не ставшую жертвой изнасилования, привел в свой дом, чтобы обучить пользоваться ее магией, которая так вовремя в ней пробудилась, не дав погибнуть. Он даже не делал ее своей любовницей, хотя видит Творец, он хотел ее и имел все права на нее, как спаситель, как учитель, и как темный лорд, демон его забери. Но он не стал трогать девочку. Решил поиграть в благородство. Дал ей все, хотя и видел, что она не стоит и гроша — елe читая, она не справлялась даже с простейшими заклинаниями, грубая, невоспитанная. Он уже думал подобрать ей какого-нибудь мужа, достойную пару, для полукровки с зачатками магии. Муж бы содержал ее, и, кто знает, может даже любил бы. Разве не это предел мечтаний любой девицы? Но тут случилось чудо — Анья пришла к нему в спальню. Сама. Отдалась ему, отдала ему свою девственность, провела ночь с ним. И, о Творец, как же он был этому рад. Чертовка упорно не покидала его мыслей все это время, а тут такой подарок. Девушка была удивительной, прекрасной. Ее хотелось сделать королевой, подарить ей весь мир, настолько сильно она сводила с ума. Эйдан понимал, что своей женой он ее сделать не сможет, но единственной любовницей, вполне. Подарил бы ей замок, выводил в свет…

Какого же было его удивление, когда после их ночи она отравила его. Такая низость, пока он отдыхал, подлить в его бокал черный яд, дать ему его выпить. И сбежать, бросив в постели, где они только что любили друг друга.

Эйдану потребовалось больше пяти часов, чтобы побороть действие яда в его теле. Хорошо, что эта стерва не сделала дозу больше, иначе он мог и не проснуться. Придя в себя, Эйдан обнаружил, что дом пуст. И не следа ее ауры вокруг. Ни единого отпечатка во всей округе. Он призвал призрачных ищеек, но все было тщетно. Лживой твари нигде не было. Затем, в библиотеке, по следам ее ауры, Эйлан обнаружил, что девица прекрасно умела читать. Ей были изучены десятки книг, в то время как она притворялась, что едва ли может освоить одну-две. Эйдан мог предположить, что ее неудачи с простейшими заклинаниями тоже были спектаклем, и все у нее на самом деле получалось.

— Поверить не могу, что ты до сих пор не нашел ее, — протянул Райем, становясь серьезным.

— Она ушла в другой мир. Я проверил свои запасы — она взяла сосуды перемещения.

— Ты уверен? Она же даже огонь разжечь не была в состоянии.

— Все она была в состоянии. Просто дурочку из себя строила. Ведьма…

— Забудь о ней, у тебя есть другие задачи.

— Ну уж нет! Я найду эту тварь. И она еще пожалеет, что устроила весь этот спектакль. Я сгною ее в темнице.

— Но, пока ты ее не нашел, у меня есть для тебя другие новости.

— Какие это?

— Помнится, ты хотел жениться в свое время.

О да, хотел. Как же… Его обязал его отец. Требовал наследников. И чем больше, тем лучше. Нашел ему жену — настоящий самородок. Человеческая женщина, из дворян, соседняя империя. Кажется, ее звали Лиса. Отец все организовал, а невеста так и не появилась. Несостоявшиеся родственники признались, что дочурка сбежала. И найти ее не могли несколько дней. А позже нашли тело. Девчонка была мертва, судя по всему, упала с лошади и свернула себе шею. Дурацкая история.

— Допустим, не сильно хотел, но дело было.

— Отлично. Я тут был у светлых, командировка, знаешь ли. И знаешь, о чем поговаривают при дворе?

— И о чем же?

— Говорят, что суженная твоя жива.

— Как это?

— Слуги в родовом замке слышали, что ей помогли скрыть ауру. Ее папаша скончался на днях, а с их поместья не снялась родовая защита. Девушка была единственной наследницей, так что она должна быть жива. Светлые с ног сбились, разыскивая девушку. Хотят получить твою невесту. Не знают, наверное, что брачный договор так и не был расторгнут. Ее отец ведь так и не вернул до конца выкуп за девицу? Хотя, зная Светлых, может они игнорируют этот маленький факт.

— Удачи им. Пусть ищут. Я во всю эту херню с браком ввязываться не желаю.

— Тут ты не прав, брат. Сейчас ты второй в очереди на престол. Тебе нужна семья. Достойная жена. И наследник. Да и отец от тебя не отстанет.

— Успею еще. Жизнь-то только началась…

— Ну, понятно, ты-то свою любовницу найти не можешь, куда там жену…

— Что ты сказал? — оскалился Эйдан. Брат мог шутить долго, но перейти на оскорбления — это уже слишком.

— Остынь, и взгляни правде в глаза. Девчонка обвела тебя вокруг пальца. Это слабость. Будет плохо, если пойдут слухи.

— Что ты хочешь сказать?

— Найди свою любовницу. Срочно. Я готов помочь. Найдешь, запрешь ее, отомстишь. Хочешь, держи ее в своих игрушках, пока не надоест. Это девица серьезно подорвет твой авторитет, если вся эта история всплывет. А жениться тебе необходимо как можно скорее. У нас война назревает, а если у тебя не будет наследника — кто станет императором, если ты погибнешь?

— Ты забыл упомянуть, что перед этим и тебе нужно будет пасть. Ты же у нас первый на очереди.

— Не волнуйся, тут я не подведу, — в очередной раз отшутился Райем. — Назло сделаю, чтоб только оказаться правым. Так что давай уже разбирайся со своим дерьмом.

— Хорошо. Я хочу, чтобы ты нашел мою невесту.

— Ты не хочешь, чтобы я поискал кого-то другого? Из верхов? Выгодный брак, как-никак, можно устроить.

— В бездну выгодный брак. Сначала мне нужен сильный наследник. А потом… потом уже можно устроить выгодный брак. А насколько я помню, сейчас человека найти не так просто…

— Что ж, отлично, я попробую найти Лису.

— А я отправлюсь на Землю.

— Ты думаешь, Аньянка туда сбежала?

— Думаю да. Нижний мир я уже проверял, Хаос тоже. На Неведомые земли у нее не хватило бы сил, будь она трижды неладна. А вот к людям… Отличное место для нее. И я не думаю, что у нее хватит силы для прыжка обратно. А если она застряла там, то я смогу ее найти, стоит ей воспользоваться магией. Прикроешь меня? На пару дней?

— Конечно, брат.

Глава 9

Анья проснулась на своей кровати королевского размера с ортопедическим матрасом. Уже два года они с Кристи жили вместе. Из старой квартиры Кристи, девушки переехали через два месяца совместной жизни, когда Кристи заявила, что Анья не может и дальше продолжать спать на диване. Так что они сняли просторную двухкомнатную квартирку в Бруклине.

Кристи показала Анье удивительный мир Земли. Они ходили в рестораны, в кино, на мюзиклы. Аньянка услышала красивейшую музыку, попробовала вкуснейшую еду.

Кристина помогла Анье оформить местные документы, чтобы никто не мог обнаружить, что Анья чужачка. Еще в первые дни пребывания на Земле, Анья с Кристи пересчитали финансы, которые смогла унести с собой Аньянка из особняка лорда Дайрела. В ее распоряжении оказалось более ста двадцати тысяч долларов наличными. Драгоценными камнями и золотом оказалось еще порядка восьмисот тысяч, у Кристины нашлись знакомые ювелиры, которые с удовольствием иногда скупали у девушек партию камней по адекватной цене. Сразу все продавать Кристи не советовала, мало ли что произойдет.

Благодаря этим деньгам Анья оплатила аренду квартиры и новую мебель, одежду для девушек. С большим трудом Анья все-таки уговорила бросить Кристи свою работу и пойти учиться в местный университет, который ранее Кристи себе позволить не могла.

Если правильно рассчитать расходы, Анья думала, что этих денег хватит им с Кристиной очень и очень надолго. Тем более, как только Кристи окончит университет, у нее будет высокооплачиваемая работа.

Анья жила в свое удовольствие. Ходила в театры, музеи, на самые разные занятия — она научилась готовить, танцевать, немного рисовать. По выходным она заставляла Кристину куда-нибудь ее вывозить за пределы города. Они побывали на Ниагарском водопаде, на винных плантациях, в Вашингтоне, даже летали в Лас-Вегас. Там, использовав магию, Анья весьма приумножила свой капитал, играя на рулетке и взяв джек-пот в одном из автоматов. Кристина постоянно поражалась, какая удача сопутствовала Анье во всех начинаниях. Прошлым летом девушки даже слетали в Европу, посмотрели Италию, Францию, понежились на берегах Средиземного моря.

Первое время, пока Анья только осваивалась в новом мире, она боялась пользоваться магией. Вдруг ее будут искать, а следы каждый раз заметать было достаточно проблематично. На Земле магии почти не было, так что даже самые простые заклинания давались с трудом. Но со временем Анья стала расслабляться. Вестников из другого мира не было, слежки не наблюдалось, ночные кошмары почти перестали ее мучить, и немного практики по заклинаниям Анья себе позволяла, тем более что у нее был с собой фолиант с самыми необходимыми заклинаниями до четвертой ступени.

Планета Земля казалась ей раем. Хотя таковым и не была. Анья видела, что в этом мире так же есть насилие, жестокость и войны. Но и плюсы свои тоже были. И не мало. В этом мире женщины были свободны. Женщины могли учиться, даже боевым искусствам. Как только Анья узнала об этом, она записалась на курсы по каратэ и рукопашному бою. И с каждым днем все больше чувствовала себя в безопасности. Ее день был всегда насыщен событиями, чем-то новым и удивительным.

Но, несмотря ни на что, ночами девушка возвращалась в мыслях к своему родному дому. И к Эйдану. Остался ли он жив? Она не хотела его убивать, хотя и понимала, что для своей свободы это был необходимый шаг. И как бы ей ни было тяжело тогда уходить из его спальни, видя агонию лорда, она не могла позволить, чтобы ее настигло ее прошлое. И она прекрасно знала, что за ее побег тогда, ее жених ей отомстит. Хотя сейчас она все чаще задумывалась, чей гнев будет сильнее — темного лорда, который, возможно, прождал свою невесту почти шесть лет, или же Эйдан, которого она опоила и бросила после совместной ночи, не говоря уже о ее прошлых попытках бежать. Эйдан был сильным, не только магом, но и физически сильным мужчиной. Он был воином. А оскорбленная честь воина — тяжкое бремя.

Так что, засыпая каждую ночь, Анья молилась Творцу, чтобы ее не нашли.

* * *

Эйдан очутился в переулке. Перемещение прошло мгновенно, как и всегда. Переулок был пуст, так что Эйдан взмахом руки изменил свою одежду на то, что было принято в этом мире. Его ноги обтягивали плотные черные брюки, сверху — серебристая шелковая рубашка, пиджак и кашемировое пальто. Эйдан должен был признать, что в этом мире ему нравилось бывать. Красивая одежда, красивые и распущенные женщины, вкусная выпивка. И технологии. В его родном мире царила магия, и она была прекрасна. Но в этом мире, люди ушли намного дальше — интернет, телефоны. Конечно, почти для всего этого имелись аналоги и дома, благодаря магическим зеркалам, и другим фокусам, но все равно это было немного не то.

Скрыться на Земле от слежки — отличная возможность даже для полного дурака. Только один Нью-Йорк был невероятно большим муравейником. А все планета — и того больше, все-таки семь миллиардов человек. Эйдан чувствовал, что его беглянка находится здесь, на этой планете. Эликсир перемещения был настроен на Нью-Йорк. Если у этой дряни хватило ума, она уехала бы подальше из этого города. Тогда поиски могут занять очень много времени.

Эйдан уже не раз возвращался на Землю в поисках своей горе-ученицы, но, или ее вовсе не было в этом мире, или она была предельно осторожна. Никакой магии, ни разу. Но надежду Эйдан сохранял, девушка не могла знать, что время на Земле течет иначе, чем в их родном мире. С ее побега из особняка прошло чуть больше трех месяцев. На Земле — больше двух лет. Девушка могла давно расслабиться, считая, что ее не ищут, и проявить не осторожность. Эйдан этого очень ждал.

Эйдан вышел на улицу, втягивая тяжелый воздух Нью-Йорка полной грудью. Затем он направился к зданию Рокфеллера, ему требовалась очутиться как можно выше, чтобы просканировать как можно большую площадь — эти многоэтажки блокировали его возможности.

* * *

День был ясным, Кристи была на занятиях, а Анья решила выйти и прогуляться. Она обожала гулять бесцельно целыми днями. По дороге она зашла в Макдональдс, где взяла себе макфлури, искренне считая это пищей богов. Ничего подобного в ее мире не было. Если хлеб, котлеты, картошку, да и пиццу можно было приготовить, но макфлури заставлял ее терять голову. Сев на метро, девушка доехала до Манхетенна, намереваясь посетить Таймс-Сквер. Если ей повезет, она успеет купить билет на дневной показ «Короля Льва», хотя этот мюзикл она видела уже четыре раза. Затем ее ждали хот-доги на углу 57й улицы, которые получались особенно вкусными у этого милого пожилого араба Хамира. Скорее всего, он опять угости ее бесплатным бубликом, когда она опять попросит себе тройную порцию его фирменного соуса к сосискам. И в такую прекрасную погоду она не могла не пойти в Рокфеллер-центр, чтобы полюбоваться видом на город с высоты птичьего полета. В Эмпайер Стейт Биллдинг она ходила реже, там всегда было больше народа и длинные очереди к лифтам только тратили ее время.

Из-за хорошей погоды очередь на подъем была огромная. Девушка стояла почти полчаса, разглядывая окружение. Впереди, в паре метрах от нее, стоял очень высоких человек, который минимум на полголовы был выше окружающих. Такой же высокий, как Эйдан, подумала Анья, но у этого мужчины были черные волосы, а не бело-серебристые. Так что сердце Аньи стало биться куда медленнее. Прошло уже два года, а мысли об Эйдане не покидали ее. Та их ночь… Сколько бы она отдала за то, чтобы еще хоть раз испытать те ощущения. Интересно, всегда ли это так прекрасно? Вряд ли, иначе бы женщины с удовольствием выходили замуж как можно скорее, а не передавали истории про то, как это бывает страшно и больно. Хотя Анья и испытывала боль в тот раз — это длилось совсем недолго.

Пришла в себя Анья уже на смотровой площадке, когда поняла, что мешает людям на выходе из лифта. Она подошла к стеклу, которое не позволяло упасть вниз, и стала смотреть на город, понимая, что вряд ли когда-нибудь пожелает, чтобы какой-либо мужчина дотронулся до нее вновь.

Эйдан стоял на смотровой площадке с закрытыми глазами, раскидывая по городу паутину своего поискового заклинания. Рыжие струйки сетью ложились на дома и улицы, пульсируя в такт с его сердцем. Чем нравился ему этот мир, так это тем, что магии в нем не было, не смотря на множество шарлатанов, которые утверждали, что на что-то способны. Нет, конечно, иногда появлялись пришельцы из других миров с некоторыми талантами к магии, но их были единицы, на те миллиарды, что обитали в этом мире.

На сетке поиска стали появляться редкие вспышки разного цвета и интенсивности. Одна яркая, красная — была от него, это он применяла магию в переулке, когда появился и сменил свой облик. А вот по всему Манхеттену появлялись фиолетовые огоньки. Они были разные по размеру и насыщенности — чем бледнее, тем старее было применение магии. И точно так же, чем больше и ярче было свечение — тем чаще в этой точке применялись заклятия.

Эйдан улыбнулся, чувствуя, что нашел свою ведьму. Может быть, еще и не нашел, но точно напал на ее след. Ее ауру он чувствовать не мог, пока что. Ему нужно было оказаться на тех точках, где она была недавно. Или чаще всего.

Незаметно для окружающих, Эйдан сплел заклинания-маяки, чтобы затем вернуться, и открыл глаза. Ветром ему донесло приятный тонкий аромат, принюхавшись, Эйдан повернул голову в поисках источника. Видимо аромат шел от девушки, неподвижно стоявшей в нескольких метрах от него. На ней были обтягивающие серые джинсы, белая полупрозрачная туника. Ее каштановые волосы волнами спадали почти до талии, в волосах солнце выжигало яркие золотые пряди. Лицо было прикрыто большими черными очками и шляпой с широкими полями. Еще один порыв ветра донес до Эйдана ее сладкий аромат с нотками возбуждения. И это не было возбуждение от высоты или захватывающего вида. Девушка думала о сексе. И Эйдан чувствовал ее пульсацию, его тело отозвалось, будто эта девушка звала его, манила. Он сделал несколько шагов в ее сторону, раздумывая, стоит ли заняться ей прямо сейчас, или же сначала отправиться на поиски его беглянки.

При мысли о его сбежавшей ученице, он застыл на месте. Его кулаки сжались, представляя, как он сжимает руки на горле девицы. Тело осталось предательски возбужденным. Девушка в шляпе повернулась и посмотрела на него, чуть спустив очки. Наваждение по поводу его беглянки оказалось столь сильным, что ему показалось, что под очками скрывалось лицо его ведьмы. Эйдан встряхнулся. Его ведьма сводила его с ума. Девушка и правда была похожа на нее, но лишь отдаленно. Эйдан направился к лифту, поспешно оставляя на девушке в шляпе свой след, чтобы найти ее позже и провести увлекательную ночь, а так же, чтобы ни один мужчина в следующие сутки и подумать не посмел к ней приблизиться. Нехорошо, если свое сексуальное желание девица расплескает на кого-то другого.

* * *

Эйдан двигался уже по шестому маяку, который был на его карте. Он проверил прошлые места. Надо сказать, его ведьма была осторожна. Очень. За эти два года на Земле она пользовалась магией не так часто, и в основном по мелочи — простейшие заклинания первого и второго уровня. Судя по всему сил на большее у нее не было. Или она была настолько осторожна, чтобы не применять заклинания уровнем выше. Эйдан, проверив все книги дома, до которых она хотя бы раз дотрагивалась, был уверен — она не могла знать, что уже при использовании заклинаний четвертого уровня и выше непременно остается слепок истинной ауры, это позволило бы сразу найти его маленькую лживую ученицу. А если она не знала этого, то вряд ли бы специально не использовала подобные заклинания, и значит, резерв у нее остался на минимальном уровне.

Первые яркие точки использования силы располагались на Манхэттене, но постепенно смещались в сторону Бруклина.

Шестым адресом оказался невысокий многоквартирный дом. Эйдан выругался, думая, что если бы он лучше знал этот город, то сразу бы направился сюда. Здесь вполне мог оказаться дом его беглянки, в то время как он весь день потратил на проверку магазинов и ресторанов. И если до этого он встречал остатки заклинаний защиты и удачи, то тут был целый букет — заклинания памяти, удачи, два или три раза — что-то магически чинили. Эйдан вошел в здание, в поисках знакомой ауры, но наткнулся на что-то более интересное. Он почувствовал свой собственный след.

Аромат его следа вел его выше по лестнице, на седьмой этаж, пока у одной из дверей он не стал настолько сильным, что вокруг двери была видна легкая красная дымка. Эйдан оперся руками на дверной косяк, втягивая свой след. Он почувствовал сладкий аромат девушки, которую он пометил сегодня днем, его тело пульсировало. И тот факт, что в этом доме регулярно использовали магию, не мог быть просто совпадением.

— Анья, — прошептал он, глядя на закрытую дверь.

Эйдан чувствовал, что его ведьма там, внутри. Это ее он видел на той площадке.

Соблюдение древних ритуалов таило множество преимуществ. Например, ритуал Связи. Чаще, конечно, использовался во время заключения брака у Темных лордов. Но и в повседневной жизни мог сработать при определенных условиях. Ритуал связывал мужчину и женщину, как любовников. Ритуал привязывал женщину, заставляя ее всегда хотеть своего мужчину. А мужчина начинал чувствовать, когда его любовница находиться поблизости. Но Эйдан и подумать не мог, что для них с Аньянкой ритуал сработал. Без проведения специальной церемонии, Связь активируется только, если оба искренне хотят стать любовниками, давая на то добровольное согласие.

Что там скрывать, Темных лордов все боялись. Так что под давлением, страхом, ритуал просто не сработает. А искренне желание редко проявляется среди разумных женщин. Все-таки связь может оборвать только сам Лорд. Хотя, и любительницы испытать судьбу находились. Вон у Райема постоянных любовниц, привязанных к нему ритуалом, было не меньше семи.

А Аньянка… Она была его. Она согласилась добровольно быть его любовницей, так что была теперь связанна с ним. Поэтому он почувствовал ее там. Ритуал связи не может обманывать. Ее возбуждение было связано с ним, ее тело должно было почувствовать его присутствие, и подало ему сигнал. Творец, она хотела его тогда, его испорченная девочка.

Приятный сюрприз. Что ж, пожалуй, Эйдан откажется от своих планов убить девицу. Во всяком случае, сделает не сразу. Получит сначала удовольствие, тем более что отказать она не сможет. Его лживая ученица узнает, что бывает, когда играешь с Темными лордами.

— Анья, — позвал он еще раз. Шепотом, его голос вибрировал, он звал ее не просто голосом, звал ее своей волей, использовал их связь, ее тело должно было отреагировать.

— Анья, — еще раз прошептал он, приманивая свою жертву в ловушку. Наконец, он отыграется за все, что она ему сделала.

* * *

Анья стояла на кухне, заваривая себя теплое какао. Не горячее. Ее тело вело себя странно весь день. Она не могла выкинуть из головы мысли об Эйдане, как не старалась занять себя. Кристи должна была вернуться через час, так что Анья заказала пиццу, попросив не сильно торопиться с доставкой. Микроволновка пропищала, сообщая, что ее шоколад разогрелся до нужной температуры. Анья с кружкой направилась к телевизору, но на диване ей не сиделось. Она чувствовала себя не на своем месте. Анья решила встать и пройтись по дому еще раз. Полки были чистые, без следа пыли, пол тоже блестел от чистоты, грязной посуды не было. Все было в порядке, но чего-то хотелось. Анья открыла холодильник — нет, еды ей не хотелось. Какао, которое она только что приготовила — тоже не хотелось. Появилось жгучее желание выйти на улицу, наверное, в доме было слишком душно. Анья не стала брать куртку, потому что ей показалось, что она ненадолго. Распахнув дверь, она столкнулась с мужчиной.

Анья отпрянула, чуть не упав на пол. В дверях, опираясь руками на косяк, стоял высокий мужчина с темными волосами. На нем было черное пальто, черный костюм и рубашка из серого шелка. Девушка смотрела на него пристально, пытаясь понять, что происходит.

— Что вы тут… — начала она спрашивать, но замолчала, когда незнакомец провел рукой по своему лицу, снимая морок. — Эйдан, — выдохнула Анья, и попыталась захлопнуть дверь, но его мощная рука не дала это сделать. Анья побежала на кухню, надеясь найти что-то для защиты.

В Эйдана полетели кружки, стаканы, но от них он отмахивался легким движением руки. Он был сильным магом — ему ничего не стоило отвести от себя такую шуточную угрозу. А Анья была настолько испугана, что не могла сконцентрироваться и применить простейшие заклинания.

— Анья, — позвал к себе Эйдан, игриво приманивая ее пальцем. Аньянка почувствовала желание подойти к нему, но остановилась. Вместо этого девушка кинулась через гостиную, но Эйдан двумя прыжками настиг ее, последним — повалив на диван, придавливая ее своим весом. — Ну, здравствуй, дорогая.

Анья закричала, стараясь ударить его как можно сильнее, но от ударов о его стальные мышцы становилось больное только ей. Он протянул одну свою руку к ее горлу и слегка сжал, душа ее, как мечтал об этом все эти три месяца. Девушка извивалась под ним, возбуждая его, ее хрип чуть не свел его с ума. Ее удары становились слабее, Анья чувствовала, что вот-вот потеряет сознание.

— Пора вернуться домой, — прошептал Эйдан, чуть кусая мочку ее уха.

Анья потеряла сознание от недостатка кислорода.

Эйдан достал из кармана пальто флакон с эликсиром перемещения, активировал его и, подняв девушку на руки, шагнул в воронку.

Глава 10

Открыв глаза, Анья обнаружила, что лежит на широком матрасе. Комната была ей не знакома. Стены были выложены из толстого природного камня, в комнате одно окно, одна дверь. Матрас лежал на кованой кровати с высоким изголовьем. И Эйдан, стоящий напротив кровати. Анья дернулась в попытке слезть со своего ложа, но не смогла даже достичь края, не говоря о том, что бы спрыгнуть на пол. На ее лодыжке был закреплен металлический браслет с цепью, которая крепилась к изголовью кровати. Девушка была прикована, и ей оставалось только смотреть, как Эйдан не спеша раздевался перед ней. Он стянул с себя рубашку, небрежно скинув ее на пол. После чего начал расплетать завязки на брюках.

— Скажи-ка мне, дорогая моя, — обратился он к ней, недобро глядя на тело Аньянки. Его глаза блестели, как будто в них горел огонь. — Как ты думаешь, кто я?

Это был странный вопрос, Анья смотрела на него, не зная, что он от нее хочет.

— Отвечай мне, женщина, — приказал он, чуть приспуская на себе брюки, так чтобы было видно самое начало его естества.

— Ты… ты маг, и лорд, — прошептала она, вспоминая, что еще она слышала о Дайреле, пока жила в его особняке.

— И ты знаешь, какой я лорд? — Эйдан опустился на кровать и медленно, на четвереньках, стал подкрадываться к своей жертве. Анья могла только покачать головой, дар речи у нее пропал. — А если так? — Эйдан сделал пас рукой, в очередной раз снимая с себя морок. Его белоснежные волосы обратились в черные. — Это, кстати, настоящий цвет.

Глаза Аньи округлились. Темные и Светлые лорды практически не отличались внешне, все-таки одна раса. Но отличия все-таки были. Не бывало Темных с белыми волосами, так и не было никогда Светлого с черными.

— Правильно, я Темный лорд, девочка моя, — кивнул Эйдан, видя, как Анья испуганно вжалась в кровать, стараясь отодвинуться от Эйдана так далеко, как позволяла ей цепь. — А с темными лордами не шутят, девочка.

Эйдан схватил ее за лодыжку, и рывком притянул девушку к себе. Анья попыталась сопротивляться, но мужчина был намного сильнее, так что он легким движением развел ее ноги в стороны, как бы сильно она не старалась сомкнуть их обратно.

— Темных лордов не пытаются отравить, девочка, — рывок, и юбка ее платья была разорвана до самого пояса. — От темных лордов не пытаются сбежать, — еще рывок, и платье на груди тоже обратилось в куски тряпок, оставляя свою хозяйку обнаженной.

Анья попыталась прикрыться руками, но Эйдан развел ее руки в стороны, одновременно устраиваясь между ее ног. Его лицо оказалось в нескольких миллиметрах от головы девушки.

— А самое главное, темным лордам не отказывают, — прошептал он ей в самое ухо. Горячее дыхание обожгло Аньянку. Ее сердце бешено билось. Ей казалось, что вот-вот она расстанется с жизнью, но не желала плакать — не доставит она такого удовольствия своему мучителю. Она боялась того, что Лорд собирался с ней сделать. И в тоже время желала этого, подчиняясь магии Темного.

Лорд Дайрел не соврал — темным не отказывают. Во-первых, своя жизнь дороже. Во-вторых, они единственные, кто до сих пор пользуются древними ритуалами. Анья уже знала, что не сможет ничего сделать. Магия Темного подчинит ее тело и разум. Но сдаваться не желала. Не получит он ее так легко. Хотя, каждой секундой, что Анья чувствовала запах лорда Дайрела, ощущала его горячую кожу, уверенность ее покидала.

Дайрел приспустил с себя штаны, его плоть была тверда и уже целилась в сторону девушки, словно змея перед броском. Анья чувствовала тяжесть внизу живота, ее тело желало того, что собирался ей дать Эйдан своим наказанием. Два года бессонных ночей, образ лорда-хранителя не покидал ее мыслей, два долгих года она хотела и боялась вновь очутиться в его объятиях. И не могла понять, почему. Теперь все встало на свои места. Демоновы темные лорды с их ритуалами. Как она раньше не догадалась, когда он спрашивал ее согласия в своей спальне?

Рывок, и трусики, которые Аньянка купила себе в «Секретах Виктории» были порваны и отброшены на пол. Одним резким движением Эйдан вошел в нее на полную глубину. Анья вскрикнула, не то от неожиданности, не то от осознания, что сопротивляться больше нет ни сил, ни желания. С губ Эйдана сорвался горячий стон.

— Святой Творец, — прошептал он. Анья была такой же узкой, как и в их первый раз, горячей, и влажной. — Ты была готова для меня, — прошептал он, вторгаясь в нее еще раз, еще сильнее и глубже, если это вообще возможно. — Такая мокрая, моя маленькая дрянь.

Эйдан руками впился в бедра девушки, еще сильнее натягивая ее на себя раз за разом. Руки Аньи оказались свободны, она из последних сил боролась с разгорающимся внутри желанием, пыталась оттолкнуть с себя лорда. Эйдан был груб, резок, но ему было плевать. Его жертва тут только для его удовольствия, а ему нравилось проникать в нее так глубоко и быстро, как он только мог. Первая разрядка наступила быстро, все-таки он ждал этого все долгие три месяца. Но его стержень ничуть не опал, так что Эйдан не стал останавливаться. Он опустился на свою жертву, впиваясь зубами в ее нежную шею.

Анья вся горела, не в силах больше молчать. Когда Эйдан в очередной раз впился зубами в ее шею, она застонала. Ощущения были на грани, возбуждение и боль. И в очередной толчок в ее глубины Анья почувствовала взрывную волну освобождения. Ее тело не устояло под напором быстрых и мощных толчков темного лорда, девушку накрывали волны наслаждения, а ее тело выгибалось навстречу лорду-хранителю. Руки сами обвили его шею, вплетая тонкие пальцы в густые черные волосы. От ее ласки и стонов Эйдан повторно достиг пика, падая на девушку тяжелым грузом.

Анья была готова умереть, после такой разрядки, которая снилась ей последние годы, умереть было не жалко. Но наваждение отступало, и на его место пришел стыд за собственную доступность. Девушка залилась густой краской.

Эйдан скатился на кровать, тяжело дыша.

— Да, я так и думал, что из тебя получится отличная шлюха, — произнес он.

Анья выдохнула, как будто ее ударили кулаком в живот. Ей хотелось прикрыть свою наготу, но на кровати не было ни одеяла, ни простыни, только остатки ее разорванной одежды.

— Девственницы так не трахаются, — продолжал говорить лорд, накручивая один ее локон, на свой палец. — Сколько же в тебе побывало мужчин, пока я тебя искал?

Анья не нашла ничего лучше, чем влепить пощечину своему тюремщику. Эйдан поймал ее руку, сильно сжал запястье, Анье показалось, что оно будет сломано.

— Никогда больше не смей так делать, — пригрозил Эйдан, прожигая Анью насквозь черным взглядом.

— Ты… ты убьешь меня? — почти прося, произнесла Анья. Она не хотела слушать эту грязь про себя. Не хотела быть его любовницей, пленницей, смерть казалась сейчас гораздо лучшей перспективой.

— Убью? — Эйдан рассмеялся. — Нет, дорогая моя, я не убью тебя. Пока, во всяком случае. Ты будешь ублажать меня, пока не надоешь. Пока не отработаешь каждый камень, который украла у меня, каждую минуту, что я потратил на тебя и твои поиски. И свою глупую попытку меня отравить. И твоя пощечина… Потом посмотрим — может, отдам тебя своим воинам, может убью, посмотрим. Насколько сильно я буду тобой доволен.

— Ты не можешь меня здесь держать!

— Не могу? — вскрикнул Эйдан, хватая Анью за горло. — Я все могу, девочка моя. Я темный лорд, у нас свои законы. Ты сама пришла ко мне в тот раз. И сама предложила себя, сама согласилась на последствия. Согласилась быть моей любовницей. И будешь ей, пока я от тебя не откажусь. Или пока ты не выйдешь замуж, но, как твой хранитель, могу тебе с уверенностью сказать, замуж ты не выйдешь.

Эйдан отпустил горло девушки, и она закашляла. В это время он встал с кровати и натянул на себя свои брюки.

— Ты могла бы быть моей любовницей в гораздо более приятных условиях, но выбрала другой путь. Так что привыкай. Некоторые оскорбления нужно смывать только кровью, так что ты еще неплохо устроилась. Будь благодарна за мою доброту.

Эйдан накинул на себя рубашку и направился к двери.

— Ну что, нечего сказать, дорогая моя?

— Есть, — Анья сглотнула, прочищая горло, чтобы ее голос не дрожал. — Не начинай того, что не сможешь довести до конца.

Эйдан вышел, громко хлопнув дверью.

* * *

Кристи закончила говорить с полицией далеко заполночь. Они приехали на ее вызов очень быстро, были вежливыми и потратили ни один час, собирая возможные улики по квартире.

Девушка вернулась домой как обычно, в начале одиннадцатого, когда обнаружила, что дверь в квартиру не заперта, хоть и плотно прикрыта. Она знала, что Анья всегда запиралась изнутри, и это было разумно — все-таки Нью-Йорк, хоть и прекрасный город, но не самый безопасный. Открыв дверь, она словно попала в сериал про убийства. За незапертой дверью пол квартиры был усыпан осколками битой посуды. Кристи заметила разбитую телефонную трубку, перевернутые стулья у кухонного стола. Всегда идеально заправленные подушки на диване — валялись на полу, по журнальному столику растеклось и уже начало высыхать холодное какао, кружка Аньи была цела, но лежала на полу. Аньи не было. Кристи позвала ее несколько раз. Когда никто не откликнулся, Кристина, стараясь ничего не трогать, проверила ванную и свою спальню, в надежде, что Анья окажется там. Девушка даже вооружилась битой, которая всегда стояла у входа в стойке для зонтиков. Вдруг кто-то чужой до сих пор оставался в квартире? Но нет, остальные комнаты оказались пусты и нетронуты.

Кристи вышла из квартиры в коридор, и вызвала полицию, так и оставшись стоять до их появления на лестничной клетке. И все происходящее дальше продолжало походить на детектив по телевизору. Полиция сказала, что следов взлома не было. На замке ни царапины, дверной косяк целый. Или дверь была не заперта, или Анья сама впустила нападавшего в дом (если сразу исключить, что сама Кристина организовала нападение, но полиция быстро проверила алиби девушки и не стала рассматривать данную версию). В квартире имелись очевидные признаки борьбы, следов крови не обнаружено. Версию того, что Анья сама уехала — исключили быстро, все документы, деньги и ценные вещи остались в квартире нетронутыми. Соседи никого не видели, но слышали, как билась посуда. Доставщик пиццы, приехавший по заказу Аньи, уже не застал ее. Дверь никто не открыл, так что курьер сначала обратился к соседям, потом уехал, так и не передав заказ.

Сердце Кристи сжималось в груди. Она догадывалась, что могло произойти, и поделилась своими подозрениями с полицией. Рассказала им, что Анья приехала в Нью-Йорк два года назад, сумев сбежать из сексуального рабства, от кого-то, кто держал ее против ее воли. Но вряд ли полиции это что-то даст. Анья никогда не обращалась в полицию с заявлением о насилии, или же в больницы, а Кристи она так и не рассказала подробности, с кем именно она тогда связалась, где ее держали, как звали этих людей, или что-либо еще.

Когда настало утро, Кристи все еще сидела на диване возле телевизора, с глупой надеждой, что Анья вот-вот позвонит или вернется. Или Кристи проснется в своей кровати, и все это окажется жутким кошмаром.

Но Анья не вернулась. Ни на утро, ни на следующий день, ни через неделю…

Время шло, полиция молчала. Объявления по городу и в интернете ничего не дали. Не было ни одного звонка, что кто-то видел девушку с фотографии. Ничего не дали анализы улик, ни отпечатков пальцев, никаких посторонних генетических материалов обнаружено не было. От похитителя осталось лишь несколько отпечатков на паркете, настолько размытых, что сложно было определить даже размер ноги.

Спустя неделю Кристи решила съехать с квартиры. Ей было тяжело все время ждать возвращения Аньи, и еще сложнее — засыпать по ночам со страхом, что за ней тоже могут придти. За ней, или за вещами Аньи, или за деньгами, которые были у девушки в ее сумке, когда она оказалась в Нью-Йорке. Не важно, страх душил по ночам и заставлял вздрагивать от каждого шороха. Кристи быстро нашла квартиру в другом районе. Меньше, но и дешевле. Заказала на Амазоне кучу коробок, чтобы упаковать вещи.

В субботу должны были приехать грузчики, чтобы помочь с переездом. Так что вечер пятницы Кристи проводила в сборах. Свои вещи она упаковала быстро, посуда тоже не заняла много времени — большая часть была разбита и отправлена в помойку, сразу после того, как полиция отобрала улики. С вещами Аньи было сложнее.

Кристи не хотела их выбрасывать. Носить она их тоже не могла, хотя у них с Аньей был один размер. Что нужно было делать с деньгами — тоже не понятно. Тратить их как-то не правильно, вдруг Анья все-таки вернется, а оставлять или выбрасывать — глупо. Вещи своей соседки Кристи упаковывала долго и тщательно, аккуратно складывала каждый предмет одежды. Сумки отдельно, верхнюю одежду и обувь тоже. На одной из верхних полок своего гардероба Кристи обнаружила старую сумку Аньи, с которой она ходила в их первую встречу.

Сумка была ничем непримечательна, сделана из бежевой грубой ткани, без единого рисунка. Закрывалась она на широкую прямоугольную пуговицу из дерева, которая сверху завязывалась кожаным шнурком. Из сумки Кристи извлекла старое платье Аньи. Девушка даже стирать его не стала, просто скомкала и спрятала подальше от глаз, стоило им определить деньги в новое место для хранения. Кристи разглядывала платье. На нем не было бирки, швы были разные и не везде ровные. Судя по всему, платье было ручной работы, из шерсти, но очень тонкой, так что не удивительно, что Аньянка в вечер из знакомства чуть не замерзла насмерть. Кристи поднялась, чтобы упаковать платье и сумку в коробки, и обнаружила, что сумка до сих пор осталась достаточно тяжелой.

Проверив, девушка обнаружила небольшой блокнот, который она видела в тот первый вечер. Маленький, чуть больше формата А5, с кожаной обложкой и пожелтевшими страницами. Внутри блокнот был исписан черными чернилами, как будто писали перьевой ручкой, почерк был жирным, таких широких ручек обычно не купить. Языка Кристи не знала, но быстро вспомнила, что Гугл может найти все.

Пройдя в гостиную, Кристи достала планшет и сделала несколько снимков. Но сколько она не старалась сделать более качественное фото, сканер никак не хотел распознавать язык, хотя бы фрагментами. Это огорчило, на секунду Кристи показалась, что это мог быть дневник Аньи, и тут она могла упомянуть, откуда она, или кто мог быть виновен в ее исчезновении.

Поняв, что в принципе, терять нечего, она отправила во все социальные сети, в которых постоянно сидела, фото с вопросом «Что за язык? Нужен перевод, репост пжл».

Глава 11

Анья так и оставалась прикованной к кровати стальной цепью, зато цепь сделали длиннее, и теперь она могла вставать с кровати и проходить половину круга. Больше цепь не позволяла. Прошло почти две недели с момента ее возвращения в родной мир.

Дайрел навещал ее каждый день, обычно под вечер. Он приходил, молча, и между ними начинался их ритуал. Он хотел ее, Анья сопротивлялась, но демонова Связь быстро брала верх над разумом девушки, заставляя сдаваться и получать удовольствие. Эйдан всегда оставался победителем.

На предупреждение лорда после пощечины Анья решила наплевать. Он приходил, и она бросалась на него, стараясь выцарапать глаза, вырвать волосы, выбить зубы. Все ее жалкие попытки только смешили Дайрела. Пусть он и уходил от нее в синяках и с кровоподтеками, покидал он ее каждый раз, получая все, что хотел. И Анья была благодарна Святому Творцу, что уходил он, так же молча, как и приходил. После их последнего разговора она не думала, что сможет сохранить остатки достоинства и не расплакаться при нем. Слова Дайрела больно обожгли Анью.

Хотя, о каком достоинстве она могла говорить? Ее тело предавало ее каждую встречу с лордом. Анья могла кричать, сопротивляться, но каждый раз все заканчивалось одинаково: она начинала стонать и извиваться под напором своего тюремщика, желая, чтобы он не останавливался.

Темные чтили древние законы и ритуалы. Когда Аньянка дала согласие стать любовницей Темного, магия древних связала ее тело с лордом. Он мог пытать ее, втаптывать в грязь, а она все равно будет его хотеть. Пока Дайрел не освободит ее от этой участи. Светлые лорды никогда не используют этот древний обычай. Если бы Анья хоть на секунду могла предположить, что Дайрел — Темный, она ни за что бы не пришла в ту ночь в его комнату. Да что там, она сидела бы тише воды, ниже травы, училась бы себе и молилась Творцу, чтобы ее Темный Хранитель отдал ее хоть первому встречному, лишь бы не своим соратникам.

Почти шесть лет она убегала от своей судьбы. И вот случилось то, чего она так боялась. Она взаперти, в рабстве у темного лорда. Вот только совсем не в статусе жены, который мог защитить если не ее саму, то хотя бы детей, которые могли появиться от регулярных визитов Дайрела.

Анья оставалась голой с того первого дня, как Дайрел разорвал на ней платье. Новой одежды никто не принес. В ее комнату заходили только две служанки. Обе были слепы и не разговаривали с ней. Они меняли ночной горшок и приносили ей еду: кувшин воды, железный, чтобы нельзя было разбить и воспользоваться осколком, и немного хлеба. Все приносили с утра и забирали вечером, до того, как появлялся хозяин. В первый день Анья съела принесенный хлеб сразу и поняла свою ошибку уже к вечеру, когда желудок начало крутить от голода, а новой порции еды не предвиделось. Но унижать себя просьбами она тоже не собиралась. Скорее всего, сам Дайрел и распорядился о таком скудном рационе. Чтобы поиздеваться или унизить, либо в попытках приручить. Анья не знала.

Воду девушка почти не пила, большую часть в кувшине она использовала, чтобы хоть как-то умыться. Мочила остатки платья, которые превратились в тряпки, и обмывала себя, стирая следы и запах Эйдана со своего тела. Кристиан Диор в гробу бы перевернулся, узнай, на что пошли творения его модного дома.

Удивительно, но Анья совсем не боялась Эйдана Дайрела. Во всяком случае, пока. Он еще ни разу не бил ее, ему было достаточно его физического превосходства и демоновой Связи, чтобы сломить ее сопротивление. Цепь на ноге и недостаточное питание не позволяли продемонстрировать на ублюдке навыки самообороны, которые Анья успела освоить на Земле. Хотя, возможно, это и к лучшему, пусть лучше ее недооценивают. Анья ненавидела Дайрела так сильно, как никого в жизни. Он приходил к ней, побеждал ее, брал ее. И заставлял получать ее тело наслаждение и молить о продолжении. Анья видела, какое удовольствие Эйдану приносит то, что она не может оставаться холодна, несмотря на весь свой протест. И, хвала Творцу, что он приходил и уходил молча. Анья бы не стерпела его слов про то, что между ними происходило.

Пусть Анья ни разу всерьез не задумывалась над самоубийством, она быстро поняла, что в ее темнице нет ни единого шанса совершить его. Цепь не позволяла подойти к окну, в комнате не было люстры или подсвечников, на кровати — голый матрас, без простыней или покрывала, что лишало ее возможности прикрыть наготу. Ночной горшок был достаточно крепок, чтобы не суметь отломить от него хоть какой-то острый край (а Анья долго пыталась), но при этом был бесполезен в попытках помочь освободиться от цепи.

Долгие дни в одиночестве сводили ее с ума. Проход по каменному полу босыми ногами, шесть шагов в одну сторону, шесть обратно. Разглядывание потолка. Пересчет облаков, проплывающих в окне. Ни одной книги, ни одного звука. Две недели тишины, разрываемые по вечерам ее стонами под натиском Дайрела. Иногда казалось, что остатки разума можно потерять, сводя себя с ума очередными несбыточными планами побега. Единственная отрада — придумать, как можно испортить вечернее развлечение Дайрелу. Кидаться в него фаерболами было бесполезно. Как более сильный и опытный маг, Дайрел с легкостью гасил их еще на половине пути. Один раз она решила сжечь матрас в надежде, что это или отсрочит вечерний секс, или настолько взбесит Дайрела, что он вообще уйдет, оставив ее в покое. Хотя бы в одном Анья оказалась права, Дайрел не на шутку взбесился. Так что он просто взял ее сначала стоя у стены, а затем прямо на каменном полу. А новый матрас заговорил против любого магического воздействия.

И при всем том, Анья ловила себя на мысли, что каждый вечер ждет, чтобы Эйдан пришел. Мысль, что она его не увидит хотя бы день, начинала пугать все сильнее. Кажется, на Земле это называли Стокгольмским синдромом. В ее мире это называлось иначе. Демоновы Темные Лорды с их древними варварскими ритуалами.

В очередной бесконечный день Анья проснулась от звуков льющейся воды. За окном было темно, судя по всему, где-то после полудня Анья уснула. Между кроватью и дверью стояла медная ванная, Творец знает, как она тут очутилась. Служанки наполняли ее горячей водой. С одной стороны Анья готова была прыгать от восторга, ведь она мечтала о ванне с самого первого дня своего заточения. Да и вообще, после того, что происходило в этой комнате каждый вечер, она была готова жить в ванне, не вылезая, пока ее кожа окончательно не размокнет и растворится. А с другой стороны, ее насторожило, с чего вдруг такая поблажка от ее тюремщика.

— Я смотрю, ты рада возможности принять нормальную ванну? — услышала она за спиной голос лорда Дайрела.

Анья вздрогнула на кровати. Она не заметила, как он появился в комнате.

— Я была бы рада возможности перегрызть тебе твою глотку, ублюдок, — прошипела она, оскалившись в его сторону. Ее угроза только вызвала у Эйдана широкую улыбку.

— Моя злобная гадюка. Родителей моих трогать не стоит. Я бы вырвал тебе язык за твои слова, если бы не ждал, что он еще сможет меня порадовать.

— С чего вдруг такая роскошь в виде ванны, мой лорд? — поинтересовалась Анья, стараясь как можно больше вложить презрения и сарказма в обращении к Темному.

— Тебе пора помыться, этот цирк с влажными тряпками меня утомил, — Анья приподняла бровь, удивившись, что он знает. — Хотя, надо отдать тебе должное, оригинально ты нашла выход. Что касается ванны… я, знаешь ли, люблю, чтобы девушка была чиста. Хотя бы телом…

Анья почувствовала очередной больной укол в сердце. Демонова магия древних продолжала делать свое грязное дело. Дайрел уже давно был в ее мыслях, ее снах. Анья еще в детстве читала про способности и ритуалы Темных. Ее любовник вызывает в ней зависимость, словно дурман-трава, словно наркотик.

— Хочешь сказать, если я не буду мыться — ты и приходить перестанешь? Я тогда вообще не прикоснусь к воде до скончания века, — рассмеялась Анья.

— О, дорогая моя. В таком случае я заставлю тебя. Мы отправимся в ванну вдвоем, и поверь мне, я как следует тебя отмою, и тебе это даже понравится.

Улыбка сползла с лица Аньи. Выбор был небольшой, а перспектива принимать ванну вместе с Дайрелом ее совсем не радовала.

— Вот и молодец, — видя, что девушка решила покориться, ответил Эйдан. Он сел на кровать и потянулся к цепи. Легкая красная вспышка осветила лодыжку, и цепь спала с ноги девушки. Анья посмотрела в сторону окна, но и это не осталось незамеченным. — И не вздумай, — протянул Эйдан, крепко держа Анью одной рукой за ногу, вместо цепи. — Там все равно стоит блок, так что ты и носа не высунешь. Зато за глупую попытку — накажу. Я даже уже знаю как.

Анья вздохнула, со всех сторон она была ограничена и окружена угрозами.

— Залезай в воду, — приказал Дайрел, отпуская ее ногу.

Дважды ему повторять не пришлось. Анья быстро поднялась с кровати и залезла в горячую ванну. Хотя бы темная гладь воды на некоторое время скроет ее голое тело от посторонних глаз.

— Полотенце и мыло сейчас принесут, — зачем-то сообщил Эйдан, усаживаясь на край кровати перед медной ванной.

Анья опустилась в воду с головой, так что у нее остались торчать на поверхности только коленки. Она хотела намочить волосы и хорошенько их промыть, не ясно, когда в следующий раз появится шанс стать чистой. «Хотя бы телом», — повторила она про себя слова Эйдана. Служанка занесла мочалку, мыло и полотенца, и Анья принялась скрести свою кожу, пока та не становилась совсем красной. Как бы ей хотелось совсем снять ее со своего тела, но она могла только смыть с себя остатки прикосновений Эйдана, что тоже было достаточно неплохо. Пусть и ненадолго.

— Наверное, тебе холодно по ночам, — тихо сказал Эйдан, глядя на девушку, не отводя взгляда.

— Твоими стараниями, — прошипела в ответ Анья, даже не повернувшись в его сторону, продолжая натирать себя мылом.

— Ты можешь жить совсем иначе. Я мог бы дать тебе больше удобств — одежду, теплое одеяло, приличную еду…

— Что же не дашь?

— Ты не просишь. Строишь из себя недотрогу, каждый раз пытаешься делать вид, что тебе не нравится, чем мы тут занимаемся.

Анья окунулась с головой еще раз, чтобы смыть мыло с волос.

— А любой порядочной шлюхе положено отрабатывать свой хлеб, — продолжил Дайрел. Слово «шлюха» прозвучало как пощечина для Аньи. И судя по всему, Дайрел прекрасно это знал. Девушка вылезла из ванны с другой стороны от кровати и обернулась в полотенце. В комнате уже было достаточно холодно, а после горячей ванны, всю ее кожу покалывало, заставляя волоски становиться дыбом.

Произнести в ответ: «Я не шлюха», — Анья так и не решилась. Она скажет, Эйдан ответит тем, что будет звучать еще больнее для нее.

— Сейчас ночи очень холодные, — протянул Эйдан, глядя в глаза Аньи. Своим черным жестким взглядом.

— Как хорошо, что у меня есть тот, кто меня греет этими холодными ночами, — ответила Анья, натягивая на себя улыбку. Эйдану явно понравился ее ответ. — Тем более, у меня будет прекрасная возможность заболеть, что опять же избавит меня от твоего присутствия.

Эйдан оскалился.

— Так легко ты не отделаешься, дорогая. Ну же, не будь дурочкой. Я знаю, что ты хочешь меня. Как бы ты не сопротивлялась, чтобы ты не говорила, твое тело не врет. И каждый раз готово меня принять. Тебе просто стоит признаться себе, что ты хочешь этого не меньше моего. Сделай шаг мне на встречу, и я непременно отблагодарю тебя, твои условия содержания станут намного лучше.

Анья задумалась. Какой соблазн.

— Неужели ты не хочешь свежих фруктов? Или принимать ванну каждый день? Я мог бы принести тебе книги, чтобы ты могла читать. Твою одежду из Нью-Йорка? Теплую, удобную. И мне очень понравилось то твое белье…

Девушка сделала шаг в сторону Эйдана. Она не хотела думать, что продается. Она не хотела думать ни о чем. Только о том, что Эйдан был прав — ее тело хотело его ласк. Анья хотела заниматься с ним любовью, положить конец этой унизительной борьбе, в которой оказывается все время проигравшей. Она развернула на себе полотенце, положив его рядом с Эйданом на кровать.

Глаза лорда Дайрела округлились, губы приоткрылись в предвкушении его победы. Анья собиралась отдаться ему по своей воле, без сопротивления.

Полностью обнаженная девушка подошла к Эйдану, наклонившись, чтобы взять края его рубашки. Эйдан поднял руки вверх, чтобы она могла снять ее через голову. Он молчал, лишь мягко улыбаясь и наблюдая за действиями своей любовницы. Анья отложила рубашку в сторону и села на колени развязать его брюки. Дайрел помог ей, сначала расставив ноги, затем стянув брюки до колен. Девушка поднялась на ноги и толкнула Эйдана на кровать, чтобы он оказался в лежачем положении. Почти как в их первый раз.

— Девочка моя, — прохрипел Эйдан, когда она оказалась над ним на коленях, едва касаясь его возбужденного члена своим лоном.

Анья наклонилась вперед, чтобы поцеловать Эйдана. Она смотрела в его глаза, которые сейчас были настолько теплыми, что ей казалось, они излучают ласку и любовь. Она прикоснулась к его губам, вкладывая всю нежность, на которую была способна, осторожно лаская его, раскрывая его рот своим языком, чувствуя, как эти действия заставляют ее саму гореть изнутри. Она отпустила его губы, чтобы оказаться в вертикальном положении, медленно впуская его стержень в себя. Они оба застонали от их соединения, и Анья стала двигаться, немного водя бедра по кругу на его возбужденном члене. Эйдан стонал, закрыв глаза и опустив одну руку на ее бедра, а второй лаская ее грудь. Анья двигалась медленно, превращая их соитие в сладкую пытку для обоих. Она ускорялась и практически останавливалась, заставляя Эйдана балансировать на грани оргазма и не давая ему достичь вершины. Кое-чему она все-таки научилась в человеческом мире, когда наткнулась на ночном канале на кино для взрослых. И сейчас Анья точно знала, как сможет заставить Эйдана умолять ее закончить их пытку.

Ладони Эйдана впивались в ее бедра, стараясь заставить ее двигаться быстрее, не дать ей остановиться в очередной раз, но Анья контролировала ситуацию. Эйдан издал низкий гортанный рык, его бедра дернулись в попытке перевернуть Анью на спину и оказаться хозяином положения. Анья опустилась на его широкую грудь, впиваясь в его губы поцелуем. Ее пальцы царапали его грудь, а ее движениями бедрами стали резкими, глубокими и ускорялись с каждым толчком, доводя до исступления. Они достигли вершины одновременно, с громкими стонами, озарившими ночь.

Анья осталась лежать на груди Эйдана, пытаясь восстановить дыхание. Лорд Дайрел дышал так же тяжело.

— Ты невероятная, — выдохнул он, смахивая ее волосы со своего лица.

От этих слов сердце Аньи затрепетало, будто окрыленное.

— Моя сладкая девочка, — шептал он, гладя ее волосы. — Моя невероятная девочка…

Анья чувствовала себя свободной, впервые за столько месяцев ее отпустил страх. То, что она испытала сейчас, было великолепно, как их первая ночь. Он был с ней, как она хотела, без борьбы, его руки продолжали медленно гладить ее влажные локоны, разгоряченную кожу на спине.

— Все-таки, я не ошибся с выбором, — прошептал Эйдан, заставляя Анью насторожиться. — Интересно, что мне наобещать тебе ради твоего сладкого язычка на моем члене? Или как дорого ты продашь свою попку? — с этими словами Эйдан скользнул ладонью по ее ягодицами, проводя пальцем по ее дырочке.

Анья не могла дышать. Воздух просто исчез из легких, сердце перестало биться. Сама не зная, о чем она думала, Анья отпрянула от Эйдана, оставаясь над ним на своих руках.

— Только не надо делать вид, что оскорбилась. Ты та еще шлюха, я в тебе не ошибся.

В ту же секунду Анья резко ударила лорда Дайрела одновременно лбом в нос и коленом в пах. Все мысли растворились из головы, сердце рухнуло с небес, а ощущение сказки испарилось вмиг. Но сразу после первого удара ее посетила мысль, что удар в пах мог оказаться недостаточно сильным, и она повторила его, стараясь как можно лучше. Как она увернулась от его кулака, который чуть не ударил ее в ответ по лицу, она не знала. Пока Эйдан согнулся пополам на кровати, сжимая свою мужскую гордость, не в состоянии издать ни звука, кроме утробного мычания, Анья спрыгнула с кровати, схватила его рубашку, которую моментально накинула на себя, и бросилась к двери.

Как она и подозревала, она находилась в башне. Ступеньки вниз она преодолевала прыжками, по несколько за раз. У самого низа на пути оказалась служанка, не одна из ее слепых, другая. Девушка собиралась пройти мимо, но увидев сбегающую девушку, попыталась закричать. Анья не дала ей такой возможности. Настигнув ее в один момент, Анья оттолкнула девушку с силой в стену так, что та ударилась головой и потеряла сознание, мешком падая на холодные ступени. Аньянка остановилась на секунду, оглядываясь, куда можно было бежать дальше. По коридору слева расположилась открытая дверь, из которой падал света, она бросилась туда. Ноги болели, ведь она так давно не двигалась, но ее тело еще помнило изнурительные тренировки, которым она подвергала себя все два года в человеческом мире.

Не останавливаться, нельзя. Только вперед. Хватаясь за край стены у поворота, чтобы не упасть, девушка оказалась в еще одном коридоре, украшенном свечами на стенах и красным ковром. В конце коридора она видела огромную дверь, похожую на парадную. Сделав вдох-выдох, Анья рванулась с места так быстро, как только могла. До ее свободы оставалось не больше тридцати метров.

— Эйдан, где ты там? — услышала она голос впереди, мужской голос. Из предпоследнего проема перед выходом на улицу появился высокий мужчина с длинными черными волосами, собранными в хвост. — Что за…

Мужчина не успел договорить, заметив полуголую девушку в мужской рубашке, несущуюся на него. Анья не стала пытаться оббежать его, просто бросилась на мужчину, заставляя свое тело вспомнить все те уроки, что она брала. Сцепив руки замком на его шее, она нанесла ему удар коленом в живот. Хотела ударить в пах, но противник отстранился, ожидая ее коварного удара в мужской орган. Ко второму удару колена он успел выставить блок, так что Анья расцепила руки и нанесла удар в скулу кулаком. От его попытки захватить ее левой рукой девушка увернулась, сделав шаг назад, сразу за этим еще одним выпадом бросаясь ногтями в его лицо. Анья сумела оставить на смуглой коже кровавые царапины. Противник взвыл от боли, Анья вцепилась в его волосы, заставляя выгнуться его шею в бок, открывая тело для нового удара. Но Анья не стала бить. Пока противник ставил блок, ожидая удара в открытое солнечное сплетение, Анья спокойно выдернула кинжал из его ножен и несколькими движениями полоснула его в руки, торс и бедро, отступая от противника, который упал на одно колено, так что она рисковала оказаться погребена под тяжестью его тела.

Нанеся еще один удар по противнику — ногой в голову, девушка оставила мужчину лежать на ковре без сознания, а сама направилась к двери, которая, к ее счастью, не была заперта заклинанием. Девушка выбежала на улицу, мокрая трава под ногами ласкала ее ноющие ступни. Она отбежала от дома метров на сто, сто пятьдесят, когда услышала крики за спиной. Эйдан, или тот второй, были готовы к погоне. У нее было совсем мало времени. И не было возможности убежать далеко. Схватив кинжал, отобранный у мужчины в коридоре, она разрезала сначала свою левую ладонь, затем правую. Кровью смочила губы, потом ниже, по шее до середины груди. Упала на колени, ее голова кружилась, но она знала, что справится. Вогнав кинжал обеими руками в землю, она откинула голову назад, впиваясь ногтями в раны на ладонях, и издала крик, который разорвал ночную тишину. Птицы вокруг взмыли со своих веток в черное ночное небо, озаренное фиолетовой вспышкой, улетающей ввысь, далеко за облака. Анья сидела, когда ее настигли и рывком подняли с земли. Ей было уже все равно. Она смогла послать сигнал. Ее мать придет ей на помощь.

Глава 12

— Мать твою, Эйдан, — простонал Райем, плотно прижимая повязку к ране на бедре. — Предупреждать надо, что трахаешь тигра.

Парень осматривал свои раны. Бедро кровоточило, рана на корпусе была поверхностной, повезло, что на мужчине был плотный жакет. Рука была прорезана почти до кости, пришлось применять заклинание, чтобы стянуть края раны. Лицо было исполосовано, и Райем был рад, что девица не повредила его глаза. Следы уже начали затягиваться, но мужская гордость еще не скоро оправиться от таких ран. Его жизни, конечно, ничего не угрожало, но будь девушка чуть сильнее, или было бы у нее время подумать, она наверняка нанесла бы колющие удары, что заставило бы его тело хорошенько попотеть над регенерацией.

Эйдан лежал на диване в одних брюках, прислонив к своей промежности кусок холодного сырого мяса. Глядя на него, Райем был счастлив, что получил только свои царапины.

До сегодняшней ночи Райем никогда не видел, чтобы Эйдан бил женщин. О его брате, конечно, ходили самые разные слухи, но это были лишь слухи, которые помогали ему оставаться еще более устрашающим для его врагов. А сегодня он ударил. Девица сразу отключилась. А с другой стороны, вполне возможно, что это была и не женщина, а настоящий тигр, как он только что озвучил свою мысль брату.

За годы сражений они повстречали многое. Были сражения и с ограми в соляных пещерах и с ночными эльфами на границах. Как-то раз они с братом сцепились в Хаосе с тремя демонами-инкубами, умудрившись выйти победителями. Но чтобы женщина, тем более такая маленькая и хрупкая, так сражалась с воином в два раза крупнее ее самой? Можно только представить, какие стычки переживал его дорогой братец каждую ночь, посещая свою бестию.

— Я убью ее, — в сотый раз за вечер произнес Эйдан. Райем улыбнулся. Он-то точно знал, что его брат не будет убивать свою женщину. Во-первых, Эйдан никогда не убивал женщин. Во-вторых, он никогда не видел, чтобы его брат был настолько кем-то увлечен. Так что, Эйдан многое сделает со своей любовницей, но точно не станет ее убивать.

— Какого демона вы там устраиваете? Ты не можешь укротить свою женщину? Я могу помочь.

Райем едва увернулся от полетевшего в него куска мяса.

— Заткнись, — прорычал Эйдан, садясь на диван.

— Ты вообще видел, что она устроила там во дворе?! Она использовала магию крови и пустила Зов.

— Видел. Я был ближе тебя.

Эйдан сидел и думал, сколько еще сюрпризов откроет ему его пленница. Он уже подозревал, что она вполне неплохо освоила начальные уровни магии, но магию крови… Даже он не слишком в ней разбирался, прибегая только в редких случаях. А тут эта деревенская сирота посылает Зов крови не ниже шестого уровня. И на взрыв интуитивной магии он списать это не мог, так как магия крови была ритуальной, а ритуал она провела быстро и без единой ошибки. Заклинания такого уровня требовали крови троих — заклинателя и еще двоих. Кровь Эйдана девочка получила, сломав ему нос, и кровь Райема, когда порезала его брата кинжалом.

— Лживая тварь, — прошептал Эйдан, понимая, что там наверху девушка в очередной раз воспользовалась своим телом, чтобы добиться своего. Долго ли она планировала все это? Интересно, по поводу чего она еще соврала? Про семью? Про происхождение?

— Мне вот интересно, кому она отправила этот Зов? Теперь ее будут искать, — произнес Райем, накладывая на бедро свежую повязку.

— Плевать. Пусть ищут. Она моя по праву, — прокричал Эйдан. От злости он вскочил с дивана, но боль в паху заставила его сразу упасть обратно. — Я ее Хранитель! Официально. И она моя любовница по доброй воле.

— Ага, хочет она того или нет, — добавил Райем, радуясь, что больше Эйдан не может в него ничего кинуть.

— Она дала согласие! А древние законы никто еще не отменял.

— Слава Творцу, — Райем поднял свой бокал вверх и пригубил вино.

Древние законы делали их жизнь намного интереснее. Светлые лорды стремились ко всему новому, ограничивая самих себя буквально со всех сторон. Давно, во времена Древних, не существовало деления на темных и светлых лордов, Лорды были единым народом. Со временем их жизнь менялась. Стремясь усилить себя, прежде дружный народ раскололся на два лагеря. Светлые отказывались от старых ритуалов в пользу новых союзов, видя силу в сотрудничестве с остальными расами.

Пошло ли им это на пользу? Отчасти. Разводы и новые браки давали больше потомства, внешние источники силы делали магов практически неуязвимыми. Смешение крови с другими расами давало множество новых магов и новые союзы. А новые союзы, в свою очередь, требовали отказа от старых «варварских ритуалов».

Темные лорды до сих пор позволяли себе практически все. Их браки расторгались только смертью. Жены выбирались исключительно из темных, смешивание крови считалось пороком. Только так получались сильные маги. Как бы светлые ни гордились численностью своих магов, мало кто из них мог похвастаться хотя бы девятым-десятым уровнем, не говоря уже о высшей ступени. Один темный маг мог с легкостью побороть десяток светлых, если светлые не будут находиться у источника силы. Но за свою избирательность темные расплачивались огромной ценой. В Империи все реже и реже рождались дети с магическими способностями. Низшим сословиям уже разрешили брать в жены полукровок, высокие лорды готовы были отдать все свои богатства ради человеческих женщин. Времена менялись, Империя слабела, и росла необходимость в политических браках.

Светлые погрязли в ухаживаниях и политике, обрекая себя на постоянный поиск развлечений, темным было достаточно взять все, что они захотят. Темным лордам не отказывали. Никогда. Один раз они могли взять любую женщину, им никто не помешал бы. Но если женщина сама приходила в их постель, она становилась любовницей до тех пор, пока не надоест. Закон Древних.

Райем попытался прикинуть, сколько сейчас у него постоянных любовниц. Шесть? Или все-таки семь? Он не помнил. Но знал, что куда бы он ни отправлялся по своим делам, его всегда ждали женщины, которые не подпускали никого к себе, кроме него. Найти бы себе еще достойную супругу.

— Что там, на восточных границах? — спросил Эйдан, переводя тему разговора в нейтральное русло.

— Не спокойно. Постоянные набеги. Орки подключили магов. И ходят слухи, что война все-таки начнется. Они хотят получить себе горные хребты и нижние равнины. И уже расторгли помолвку с принцессой Алией.

Эйдан задумался. Принцесса Алия была наследницей зеленого трона эльфов. Темные с эльфами не особо дружили, правильнее даже сказать, что лорды презирали ушастых недотрог. Но их земли были стратегически важны сейчас. А раз брак с Алией у орков отменялся, наверняка в ближайшее время отец Эйдана начнет настаивать на их помолвке, для укрепления союза двух империй на грани войны. А значит, его увлечение, запертое сейчас в башне, может стать настоящей проблемой. Эльфы не терпят измен в браке. Эйдан вздохнул, ему не нравилась вся эта ситуация. И желание придушить Аньянку своими руками не проходило. Руки чесались до драки.

— Думаю, я съезжу на границы, проконтролирую.

— Развеешься…

— Заткнись.

— А на кого оставишь свою бестию? — поинтересовался Райем, надеясь, что не на него. Такой радости ему не нужно было.

— На слуг. Поставлю блок. В конце концов, у меня Высший уровень. Кого бы там не вызывала эта стерва, мою защиту ей не сломать.

Про себя Эйдан добавил, нет же у нее в друзьях кого-то уровнем выше, чем его. Выше только две ступени — Магистр и Великий маг. У Светлых таких магов не было, у Темных… Их всех Дайрел прекрасно знал. Никто не сунется ко второму наследнику Империи.

* * *

В Нью-Йорке расцветала весна. Город оживал, пели птицы, Центральный парк радовал новой зеленой листвой и разноцветными коврами весенних цветов. Город с каждым днем все больше напоминал сказку.

Кристи ехала после занятий домой. Последние четыре месяца, которые она прожила без своей соседки и лучшей подруги, были не самыми простыми в ее жизни. Регулярные визиты в полицию каждый раз разочаровывали полным отсутствием информации. С другой стороны, Кристи успокаивала себя тем, что не было не только хороших новостей, но и плохих тоже. Это Нью-Йорк, детка. Если холодный труп не всплыл в одном из мусорных баков до сих пор, значит, найти подругу живой еще было возможно. Так, во всяком случае, повторяла себе Кристи. Она напрочь отвергала мысль, что ее соседку давно могли вывезти за границу, утопить в международных водах или закопать в пустыне где-нибудь в Неваде. Как бы это странно ни звучало, Кристи надеялась, что Анья сидела запертой в каком-нибудь подвале или золотой клетке. К бесконечному оптимизму Кристины добавлялся ее врожденный реализм. Если бы Анья сбежала бы от своих похитителей, то уже давно бы вышла на связь. На связи она не появлялась и, следовательно, еще была где-то спрятана подальше от блюстителей правопорядка.

Сегодня была пятница, занятия в университете закончились раньше, так что Кристи спокойно успевала заехать в квартиру за вещами, чтобы отправиться в аэропорт. На этих выходных ей предстояла удивительное путешествие, так сказать по горячим (хотя и не очень) следам своей загадочной подруги.

Ее запись во всех социальных сетях не давала никакого отклика долгое время. Тысячи репостов, твитов, лайков, и ни одного толкового комментария. Кристи отдала себе должное, она провела десятки часов за ноутбуком, добиваясь, чтобы долбаная фотография дневника облетела весь мир. Она разместила пост на десятках языках, отправляла фотографии филологам и языковедам в университеты, сначала по США, затем и в Европу.

Результат вложенных усилий? Ничего. Ничегошеньки. Ноль. Ни одного долбаного полезного ответа. Стёб, приколы, шутки, ложные направления «ла-ла-ла, мертвый язык Атлантиды», ответы от специалистов — нет такого языка. Никто не смог разгадать тайный шифр, если он был таковым.

И что же? Стоило собраться похоронить затею с дневником Аньи, как пришел ответ. В лучших традициях мыльных опер. Когда надежда почти умерла.

Неделю назад телефон Кристины зазвонил. Определитель номера не сработал, звонивший не представился. Молодой голос, скорее мальчишки, чем мужчины, сообщил, что может помочь с записью.

— Откуда у вас мой номер? — удивилась Кристина, помня, что вся связь была только через интернет. После пропажи Аньи она стала немного параноиком, телефоны менялись, адреса проживания тоже.

— Это не важно. Я могу вам помочь. Мы должны встретиться.

— Признавайся, ублюдок, это ты похитил Анью? Я прямо сейчас пойду в полицию, тебя найдут…

— Я не имею никакого отношения ни к какой Анье. Я только могу помочь с текстом. Запишите адрес. Вы приедете, мы все обсудим.

— Я не поеду к вам! Ты дуру нашел, что ли? Вдруг ты маньяк?

— Девушка, я не маньяк. Если вам не нужна помощь…

— Стой, погоди. Я запишу адрес.

И вот, спустя неделю, девушка направлялась в славный город Лос-Анджелес, благодаря судьбу, что за ответом не пришлось совершать путешествие в какую-нибудь Монголию или еще куда дальше.

Эх, город Ангелов. Город грехов, город кино, музыки, город ее детской мечты. Кто не мечтал в детстве стать знаменитым актером, получать многомиллионные контракты и десяток наград? Чтобы поклонники вешали на свои стены ваши постеры, Бред Питт взял бы вас в жены? Детство прошло, мечты разбились о жестокую твердь бессердечной реальности. А город так и стоит на месте, маня глупых мотыльков своими теплыми огнями.

Добравшись до гостиницы, Кристина проклинала все. Самолеты, аэропорты, решение пуститься в путь на высоких каблуках, разницу во времени, Бреда Питта, за то, что посмел стареть и не дождался ее. В общем, настроение у девушки было не просто отвратительное, а убийственно отвратительное. Часы показывали почти шесть утра, и это значило, что через каких-то три часа ей нужно быть по указанному адресу, получать ответы про зашифрованный блокнот.

Оценить все удобства огромной кровати в номере Кристина так и не смогла. Несмотря на усталость, сон не желал приходить, даже на эти жалкие пару часов, что у нее были в запасе. Сказывалось волнение и возбуждение от предстоящей встречи. Еще перед вылетом Кристи позвонила своему другу Марку. Они договорились все время созваниваться, на тот случай, если загадочный звонивший все-таки окажется маньяком. Кристи оставила свои координаты, подключила к телефону отслеживание местонахождения. Ее паранойя дошла до той степени, что они с Марком договорились о секретных фразах. Если все будет хорошо, Кристина должна будет прозвонить и сказать «Зяблик в городе», если ее все-таки решат похищать, и ей получится выйти на связь, то пароль будет «Синица в небе». Услышав это, Марк должен будет сразу обратиться в полицию, со всей имеющейся у него информацией.

Девять утра приближались неумолимо быстро, Кристи вызвала такси, чтобы отправиться на загадочный адрес где-то на задворках Лос-Анджелеса.

Двадцать минут дороги, что удивительно, учитывая, что город уже ожил, а пробки не успели заполонить все улочки, и Кристи была на месте.

Девушка стояла у старого двухэтажного дома с огромной красной дверью. Дом выглядел настолько хлипким, что казалось, один порыв ветра его снесет, как домики трех поросят из сказки. Краска с древнего ссохшегося дерева отпадала огромными кусками, обнажая десятки предыдущих слоев. В доме не было современных стеклопакетов, только старые массивные рамы, державшие кривые стекла. Стекла крест на крест были обклеены малярным скотчем, видимо, владелец здания не питал иллюзий по поводу их способности перенести малейший толчок землетрясения, которые так часто случались в городе Ангелов.

Еще раз сверившись с адресом в телефоне, девушка поднялась по скрипучим ступенькам крыльца к двери. Ветхие ступеньки прогибались под весом девушки. Мысленно Кристина еще раз прокляла свои туфли на высоком каблуке и еще раз помолилась, чтобы не оказаться сегодня прикованной цепями в подвале какого-нибудь больного на голову маньяка. Подругу свою она, конечно, любила, но пропадать вслед за ней желанием не горела. Звонка на двери не было, зато была огромная голова тигра из черного железа, с овальным кольцом в пасти. Постучав два раза кольцом, Кристи стала ждать, когда кто-нибудь появится.

Дверь открылась не сразу. На пороге оказался молодой парень, вряд ли старше шестнадцати лет. Молодой человек был чуть выше Кристины, худощав, телу было свойственна подростковая угловатость и несуразность — руки были слишком длинные, ноги еще слишком тощие, острые коленки, не спрятанные короткими шортами, слишком широкие плечи и тонкая шея. Соломенные волосы на голове были растрепаны, словно их ни разу в жизни даже не пытались расчесать.

— Добрый день, вы звонили мне неделю назад, по поводу блокнота, — поздоровалась Кристи, прикидывая, чем этот подросток сможет ей помочь.

— Да, Кристина. Приятно познакомиться. Проходите.

Кристина вошла, оглядываясь по сторонам. Обстановка в доме была такой же старой, как и само здание. Судя по всему, здесь ничего не менялось еще с тридцатых годов. Обои собирались вот-вот отклеиться от стен и сползти к скрипучему темному паркету. Коридор был пуст, не было ни вешалок, ни тумбочки, только одинокий круглый столик у двери, покрытый толстым слоем пыли. По стенам и ножкам столика была раскинута паутина, запах сырости превращал дом в идеальную копию дома семейки Адамс.

— Я Майк, — представился парнишка, зазывая Кристи вглубь дома, — Если честно, я не сильно во всем этом разбираюсь, зато моя бабушка сможет вам помочь. Проходите.

Глава 13

Анья лежала в кровати, почти не вставая. Прошло уже больше недели с вечера, когда она смогла вырваться на улицу и отправить сигнал. Заклятие, которое она использовала, лишило ее всех сил. Все-таки, шестого уровня она еще не успела достичь, так что родовое заклятие на крови «Зов Матери» далось ей с большим трудом. На состоянии здоровья сказывалась потеря крови, раны на руках не затягивались, как бы служанки не пытались их лечить. «Зов Матери» будет продолжать подпитываться кровью зовущего до тех пор, пока призывающий не оборвет связь. И Анья не желала гасить заклинание, ей нужна была помощь. Первые дни после ее выходки она мучилась жуткой тошнотой и головной болью. Когда Дайрел настиг ее на дворе, мужчина ударил ее по лицу. Анья не знала, специально ли он приложил ее с такой силой или просто не сдержался, не рассчитал удар, все равно на итог эти догадки не влияли. Сотрясение девушка получила. Несколько раз Анья пыталась подняться с кровати, но с трудом могла даже сесть. Головокружение не покидало ее, так что ей оставалось только лежать, глядя в окно, как сменяются дни и ночи. Опустошенная физически, магически и морально, девушка не знала, что заставляет ее продолжать дышать и ждать, когда же мать откликнется на ее призыв.

Анья отдавала должное Дайрелу. Несмотря на ее выходку, он не убил ее. И даже сдержал свое обещание. В ее тюремной комнате появилась одежда, которую она не хотела одевать, ванна, которую она не могла принять, еда, которую ее заставляли есть. Даже теплые шкуры, чтобы она не мерзла по ночам, были принесены ей в тот же вечер.

Служанки приходили к ней по несколько раз в день. Они одевали девушку, словно тряпичную безвольную куклу, в легкие летние платья нежных оттенков, расчесывали ей волосы, кормили ее насильно. Каждый вечер ей заплетали волосы ко сну и накрывали шкурами. А по утрам снова убирали шкуры, одевали и расчесывали волосы. Одна из служанок даже обмывала ее по вечерам, хотя Анья продолжала пассивно лежать на своем месте. У Аньи пропал аппетит с той самой ночи. Еще недавно ей казалось, что она бы отдала душу за кусочек яблока или мяса. Диета на хлебе и воде могла свести ее в могилу. Полная апатия не могла быть связана только с произнесенным заклинанием. Анья это понимала, чувствовала, что ее внутренний источник уже начал восстанавливаться, а желание жить и радоваться так и не возвращалось.

Прав был Дайрел в своих вечерних играх. Она была просто безвольной тряпкой, шлюхой, не способной отказать ему. То, что он перестал приходить к ней, ее медленно убивало. А его слова в тот вечер больно ранили девушку. Анья никак не могла понять, почему. Она ненавидела своего тюремщика, почему тогда ее задели его слова? Неужели так проявляется действие древнего ритуала, привязывая любовницу к своему господину? Это не разумно, не логично… А сердце все равно больно щемит от одиночества, от Его отсутствия.

Что будет дальше? Дайрел больше никогда не придет? Или убьет ее? Или отдаст своим воинам, как обещал? Или будет продолжать приходить и ломать психологически? Анья бы вздрогнула, если бы была способна до сих пор испытывать какие-то эмоции. Внутри не было радости или страха. Пустота, только колющая пустота, которая наполнила ее изнутри до самых краев. И болезненное учащение пульса при мыслях об Эйдане Дайреле.

Аньянка закрыла глаза, отгоняя лишние мысли прочь. Сейчас ей нужны были силы, и ей нужна была ее мать. Только она сможет ей помочь. Но пока она не появлялась.

* * *

Эйдан провел на границах три дня. Бесчисленные перемещения между лагерями, вылазки в патруль, мелкие столкновения с небольшими вражескими отрядами не могли его отвлечь. Он чувствовал, что должен проведать свою бестию. Сколько бы он не злился на нее, он все равно переживал. В порыве гнева он позволил себе то, что никогда раньше не позволял — он поднял руку на женщину и мог нанести ей серьезную травму. Его с рождения учили выдержке, которая была так не свойственна темным лордам. Он был уверен, что достиг успехов на этом поприще. Его готовили быть правой рукой императора, если не самим императором, и проявление эмоций было непозволительной роскошью. Со своими врагами Эйдан расправлялся с ледяным спокойствием. Он выслеживала, пытал, убивал. Его боялись враги и союзники, воины уважали и отдавали жизни за него.

Но на пути встала взбалмошная девчонка. Простая полукровка, которой посчастливилось родиться с даром. Таких сотни у светлых. Они бы и обучать, может, ее не стали. У темных она бы стала бриллиантом. Взял же он ее к себе, на свою голову. Ее поразительный талант к обману, невероятную ярость и находчивость можно было бы использовать в тайной службе Императора. Но Райем абсолютно прав, для начала девицу нужно укротить. Да и надо быть честным с самим собой, Дайрел хотел бы приковать девушку к себе и не отпускать ни на секунду. Или запереть ее подальше от посторонних глаз. Хотя, это он уже итак сделал. Еще его съедало желание отправиться на Землю и разыскать каждого, кто прикасался к его женщине за то время, что она там жила. Гулящая дрянь решила, что она свободная и ей можно спать с другими, раз ей удалось сбежать? А она точно вела насыщенную жизнь, судя по продемонстрированным навыкам.

Эйдан прибыл домой ночью, материализовавшись прямо в башне Аньи. Беглый осмотр лежащей на кровати девушки дал понять, что нанесенный вред был намного сильнее, чем Эйдан предполагал.

Прислуга сообщила, что девушка не встает с кровати, отказывается от пищи. Сначала Эйдан решил, что это очередная уловка, чтобы рано или поздно опять совершить попытку сбежать. Еда стояла рядом с ее кроватью нетронутая. К воде тоже не прикасались. Девушка была бледна, казалось, что она сильно похудела за прошедшие три дня. Повязки на руках были пропитаны кровью, на ее лице еще был виден синяк от удара лорда.

— Девочка моя, — позвал ее Эйдан, но Аньянка не пошевелилась и не посмотрела на него. Она продолжала смотреть в окно своим мертвым взглядом. Казалось, что она спит с открытыми глазами, дыхание ее было медленным и ровным. Он сел на кровать рядом с ней, а девушка не попробовала отстраниться, как обычно делала. Только немигающий взгляд в окно.

— Анья, — позвал он снова. Ответа не было.

Он поднял ее, сажая в постели, но девушка совсем не держалась, упав на его грудь безвольной куклой. Он ждал хоть какой-то реакции, хоть всхлипа, хоть чего-нибудь. Нормальные женщины плачут, когда им плохо или больно. Хотя Эйдан и не хотел видеть слез своей бестии, но сейчас был бы рад и им. Но Анья только смотрела в окно. Он осторожно заплел ее волосы в косу и потянулся к бокалу с водой. Ему пришлось приоткрыть ее рот, чтобы влить в нее хоть чуть-чуть воды. Девушка послушно сглотнула, и Эйдан дал ей сделать еще глоток. Затем взял с подноса клубнику и поднес к самому рту девушки.

— Анья, немедленно прекрати этот цирк. Тебе надо поесть.

А в ответ тишина.

Эйдан помог Анье лечь обратно на ее место, а сам лег рядом, прижавшись к ее спине. Девушка была холодной, и он притянул её к себе ближе, обнимая за талию.

«Поздравляю тебя, тупой ублюдок. Ты хотел её сломать. Ты добился своего», — обратился он сам к себе, засыпая.

Шли дни, Анья не подавала признаков сознания. Она никак не реагировала на появления Эйдана по вечерам. Он несколько раз пытался проникнуть в ее сознание, но натыкался лишь на пустоту. Он боялся, что девушка просто лишилась рассудка. Боялся, потому что в этом случае он уже ничего не сможет исправить.

* * *

В одну из ночей Анья проснулась от порыва холодного воздуха, влетевшего в комнату и заставившим ставни на окне громко стукнуться о стену. Она была одна в комнате. Поднос с едой стоял рядом с кроватью, несколько фруктов были надкусаны, но Анья не помнила, чтобы она их ела. Девушка осторожно попробовала сесть на кровати, чтобы затем подойти к окну. Ее руки и ноги дрожали, но не от холода. Слабость одолевала ее тело.

— Лиса, — услышала она тихий шепот у окна, но в полной темноте она не могла разглядеть, кто звал ее истинным именем. — Лиса, — повторился шепот.

Анья попробовала встать на ноги, но чуть не упала, от падения спасла тумбочка рядом с кроватью, на которую она могла опереться.

— Мамен?

— Лиса, дочь моя, — послышался голос возле окна.

Теперь, чуть привыкнув к темноте, девушка смогла рассмотреть, что рядом с окном стояла темная фигура, лицо которой было скрыто палантином. Но это была ее мать, ее дорогая мамен, она точно это знала. Она верила, что мама придет за ней и поможет.

— Мамен, это ты, — прошептала Анья, боясь спугнуть свое видение, делая медленные шаги в сторону женщины. Анье казалось, что она уже должна была прикоснуться к ней, но рука скользнула по пустоте. — Мамен, что с тобой? Почему я не могу…

— Дочь моя, тебе не стоит скорбеть обо мне. Мое время настало, и я ушла. Тебе хватает своей боли.

— Но как? Когда, мамен? Почему…

— Я здесь, потому что ты позвала меня. Тебе нужна моя помощь?

— Да, мамен, — призналась Анья, глядя на черную фигуру. Она не могла поверить, что ее матери больше нет в их мире. — Я слаба. Я так слаба…

— Я помогу тебе, дочь моя.

— У меня нет сил, мамен. Я разбита, я не хочу жить…

— Это пройдет, дочь моя. Всегда проходит.

— Я не достойна…

— Не говори этого, Лиса. Ты моя дочь, моя кровь. И я помогу тебе. У меня есть дар.

— Но как? Тебя же нет здесь рядом, ты умерла…

— Да, я приняла Забвение. Но это не значит, что я покинула тебя, дочь моя. Много лет назад я помогла тебе, но это было ошибкой. Я лишила тебя возможности защититься, лишила тебя твоих сил. Теперь я верну их тебе. Ступай. Тебе пора вернуться домой.

— Спасибо, мамен, — прошептала Анья, погружаясь в нежное сияние фиалкового света.

По телу Аньи разливалась теплая волна. Девушка чувствовала, как ее тело наполняется, словно сосуд, горячей, текучей жидкостью — ее родной магией, чужая ложная аура отступала прочь, растворяясь в ночи. Мать принесла ей последний дар — она вернула ей ее магию и открыла истинную ауру. Все то, что в ней оставалось от фальшивой личины полукровки уходило, оставляя место для истинного человека и сильной волшебницы.

* * *

Эйдан вернулся в покои Аньи на рассвете. Он поднимался по лестнице с подносом в руках, размышляя, что стоит перенести девушку в одну из спален внизу, чтобы она перестала находиться в своей темнице, словно пленница. У Дайрела так же была надежда, что это поможет девушке прийти в себя. На подносе кроме привычных фруктов Эйдан нес цветы — так глупо и нелепо, но он хотел сделать что-то глупое и нелепое для своей маленькой девочки, порадовать ее, в надежде, что, может быть, запах цветов поможет ей проснуться из ее транса. Темные не дарили цветов. Это в Союзных Империях так делали, но ведь Анью он подобрал у Светлых, она должна оценить его жест.

Войдя в комнату на вершине башни, Эйдан обнаружил лишь пустую постель. Аньянки не было. Окно было открыто. Он выронил поднос из рук, фрукты покатились по полу. Эйдан в спешке подбежал к окну и посмотрел вниз. Следов Аньи не было, она не могла выпрыгнуть, и это стало на секунду облегчением для него. Пока он не понял, что она пропала. Опускаясь на кровать, Эйдан почти ничего не видел. Дыхание сбилось, мысли путались. Втянув носом воздух, он попытался уловить хоть какой-то след своей бестии, но ощутил лишь легкий аромат фиалок. Он не видел и не чувствовал ауры Аньянки. Было лишь что-то чужое, сильное и неизвестное. Дайрел упал на кровать всем телом, закрывая лицо руками, потому что знал. Он потерял ее, снова потерял. Теперь уже навсегда.

Глава 14

Голова Кристины раскалывалась от боли. Живот скрутило, девушку сильно тошнило. Она лежала на холодном неровном камне, но попытка сесть вызвала только очередной приступ тошноты. В глазах было темно. Пытаясь сфокусироваться, девушка заметила сырые каменные стены, где-то рядом горел мягкий свет.

— Черт, — Кристи после очередной попытки подняться слишком резко упала обратно на пол, ударившись затылком. — Нет, я вот как знала, что окажусь в подвале у маньяка. Вот как чувствовала.

Говорить было больно, так что девушка перешла на недовольный стон.

Где-то за спиной послышались шаги.

— Майк! Это ты? Скотина, дай я только доберусь до тебя, сверну тебе шею, мелкий паршивец.

Шаги на секунду замерли, затем поспешно стали удаляться. Кристина продолжала лежать, глядя в потолок. Девушка пыталась вспомнить, как она оказалась в этом подвале. Парень проводил ее в гостиную, где находилась странного вида пожилая женщина. Старушка сидела на большой софе, держа фарфоровую чашку с чаем в руках. На женщине было старомодное платье с длинным шлейфом, длинные седые волосы были заплетены в причудливые косы. Старушка походила на женщину, сошедшую со старинной картины.

— Присаживайтесь, юная леди. Не желаете чая?

— Спасибо, — согласилась Кристи. Сейчас, лежа на полу в темном подвале, девушка догадывалась, что от чая ей следовало отказаться. Старая карга подмешала в него какой-то наркотик, не иначе. Или это сделал ее внучок. — Я приехала, потому что мне обещали помочь с расшифровкой блокнота.

— Я знаю, юная леди, — кивнула старушка. — Скажите, пожалуйста, вы привезли блокнот с собой?

— Да, — Кристи протянула женщине книгу.

— Занятно, — произнесла женщина, разглядывая книжку, пролистывая страницы. — Откуда у вас эта вещь?

— Это имеет какое-то значение?

— Конечно, в нашей жизни все имеет значение, — в этот момент в гостиную вошел Майкл и принес чашку с чаем для Кристи. — И откуда же у вас столько занятный экземпляр?

— От моей подруги. Мне показалось, что это ее дневник. Она пропала несколько месяцев назад, после нее осталось только это.

— Занятно, — вновь протянула старушка. — Откуда вы знакомы с этой своей подругой?

Кристина раздражалась. Какое это все имело значение для поисков Аньи? Старая карга вряд ли была в своем уме. Девушка начинала думать, что стоит попрощаться и поскорее уйти из этого странного места.

— Я не знаю. Мы с ней встретились пару лет назад…

— Я могу высказать свое предположение? — задала вопрос пожилая женщина, ставя чашку со своим чаем перед собой на столик. Впрочем, она все равно не стала дожидаться разрешения. — Вы познакомились с девушкой, которая оказалась в странном месте, в странной одежде и ни слова не могла сказать?

— Да, — Кристи насторожилась. — Откуда вы знаете?

— Вот эта книжка, — старушка похлопала по кожаному переплету — Никакой не дневник. Это очень редкий экземпляр трудов Герольда Барбера по элементарной магии, который ваша знакомая осмелилась осквернить своими заметками на полях. Руки бы пообломать за такое святотатство, но должна заметить, идеи занимательные.

— Что за бред, — не поверила Кристи ни единому слову. Анья бежала из сексуального рабства, она никак не могла взять какую-то книжку сказок про магию с собой на память и так долго ее хранить.

— Следите за своим языком, юная леди.

— Моя бабушка несколько старомодна, — поспешил вмешаться в разговор Майкл, видя, что Кристина готова была высказать все, что она думает по поводу происходящего. — Я прошу вас выслушать все, что бабушка хочет вам сказать.

— Поразительно, — закатила глаза Кристи, не веря, что она до сих пор не сбежала.

— Я уже очень много лет не видела ничего из своего старого мира. Наши стали редкими гостями на Земле, — продолжила женщина, нежно поглаживая книжку. — А ведь это из библиотеки самого Императора. Таких почти не достать. Знали бы вы, сколько стоит эта вещица.

— Я думаю, мне пора идти. Можете оставить книгу себе, спасибо вам…

— Перестаньте тараторить и сядьте, — жестко приказала старуха. — Вы уверены, что хотите продолжать поиски своей подруги? Поверьте мне, вы столкнулись с тем, что в вашем мире уже давно вымерло.

— Вы что-то знаете о том, где находится Анья? — процедила сквозь зубы Кристи.

— Знаю? Только в общих чертах. Но могу устроить вам встречу.

Кристина начала паниковать. Только что сумасшедшая старушка, сидящая перед ней, фактически призналась, что знает, где Анья, и значит, скорее всего, причастна к ее исчезновению. Девушка собиралась вскочить со стула, но оказалась плотно к нему прижата.

— А ну, убери свои ру… — воскликнула она, решив, что ее держит Майкл, но юноша стоял перед ней в нескольких метрах.

— Сидите-сидите, — произнесла женщина, откладывая книжку на стол. — Знаете, у меня подобных встреч не было уже лет пятнадцать. Меня так давно сослали в этот мир, в эту дыру, где толком ни одно нормальное заклинание не срабатывает…

В следующий момент Кристина начала понимать, что в чай ей что-то подмешали. У нее начались галлюцинации, девушка видела, что в руке у пожилой женщины вспыхнул огненный шар.

— Мне дали четкие инструкции, местное население не должно сталкиваться с нами. И вот передо мной сидишь ты с редчайшей книгой Темной Империи и говоришь о дружбе с нашими.

— Отпустите меня! Что здесь происходит?!

— Успокойся. Я уже не молода, а характер у меня всегда был не подарок. Я думаю так: зря мой повелитель сослал меня в эту дыру так надолго. Я столько лет исправно защищаю границу, не даю произойти утечке. Не даю Темным забирать себе человеческих девушек… И где благодарность? Ты понимаешь, что я тебя должна убить? Страшно? Не бойся. Пусть я старая и вздорная, но я благодарна тебе за эту книгу. Хоть какая-то весточка из родного мира. И подруга твоя талантлива. Ценные заметки, которые помогут мне чуть лучше использовать силу на этой гиблой планете. А теперь выбирай: ты хочешь умереть или увидеть свою подругу? Предупреждаю, не скажу, что второй вариант гарантирует тебе долгую и счастливую жизнь…

Конечно, Кристина сразу сказала, что хочет к подруге. Дальше она не помнила, что произошло, но пришла в себя, уже лежа на холодном камне.

* * *

— Леди Лиса! Леди Лиса! — управляющий Хеймсфорт ворвался в покои своей леди, где та примеряла новый корсет перед зеркалом.

Старый Хеймсфорт был счастлив до безумия, когда два дня назад обнаружил в замке юную Лису. Пропавшая почти пять лет назад, девушка считалась погибшей. Трагическая судьба для маленькой девочки. Вслед за ней вскоре скончалась ее мать, приняв Забвение с достоинством Великой. Старый барон протянул не намного дольше своих женщин. И это притом, что он еще столько времени водил опасные игры с Темными лордами. Такой позор на семью. Взял деньги в счет брачного договора и решил не возвращать. Врал, юлил, обращался к протекции Императора — все, чтобы задержать обратную выплату. Так старый и умер, не вернув до конца всей суммы. Полгода назад это было. Прислуга вся разбежалась, один бедный Хеймсфорт остался ухаживать за замком. Темные в счет долга замок забрать не могли, так как тот стоял на землях Светлой Империи. А Империя не спешила в отсутствии наследников забирать имущество в счет государства, чтобы лишний раз позлить Темных и не выплатить долг из казны.

Несколько месяцев назад загорелась надежда, в высшем свете пошли слухи, что леди Лиса жива и здорова, якобы об этом еще ее мать на смертном одре сказала, и только сейчас эти слова нашли подтверждение, когда удалось засечь магический след. Месяцы ожиданий и надежды, в конце концов, оправдались.

Юная леди вернулась. Как ни в чем не бывало пришла с утра на кухню и попросила заварить ей чай. Старый Хеймсфорт не смог сдержать слезы радости, когда увидел молодую госпожу. Девушка повзрослела и превратилась в прекрасную молодую женщину. Такие же густые каштановые волосы, как и в детстве, яркие светло-голубые глаза. Девушка была очень худой, щеки впали, под глазами синяки. Но она была такой же бойкой, как и пять лет назад.

Появившись на кухне и увидев отсутствие прислуги, Лиса, как истинная леди, не подала признаков волнения. Она обняла Хеймсфорта и сходу начала выдавать распоряжения. Сколько слуг нанять, какие встречи назначить, какие работы по дому провести. Как будто она и не пропадала вовсе.

Сейчас леди Лиса стояла перед зеркалом, примеряя только что привезенную одежду от портного. Хеймсфорт не одобрял выбранный стиль, но говорить ничего не стал. Не дело это, если слуга хозяйке будет давать советы. Одним из первых распоряжений молодой госпожи, когда она появилась в замке, было сжечь все платья. Хеймсфорт решил, что за ненадобностью — все-таки, леди уже не девочка, и одежда ей нужна как для взрослой женщины. Однако прибывший портной был доведен до полуобморочного состояния требованиями госпожи.

Леди Лиса набросала ему схему одежды, которую хотела видеть на себе. Ни одного платья, ни одной юбки. Несколько пар мужских брюк, несколько мягких корсетов, блузки и рубашки, плотные камзолы и облегченные жакеты, странные комбинации кожаных ремней на тело для крепления оружия. Следом за несчастным портным пришлось отпаивать успокоительным чаем цирюльника, которому было велено выбрить виски, оставив копну длинных волос только по центру головы. Увидев результат, Хеймсфорт сам чуть не потерял сознание. А услышав от госпожи, что в таком виде она собирается посетить ближайшее официальное мероприятие, Хеймсфорт на ногах не устоял.

Много изменений произошло в замке за эти два дня. Сейчас, когда слухи о возвращении госпожи в родовое поместье дошли до дворца, в замок начали стекаться будущие женихи. Леди не была этому рада, но сказала, что прием начнет во второй половине дня. Так что когда сработало охранное заклинание в подвалах, Хеймсфорт просто решил, что кто-то особенно нетерпеливый решил пробраться на встречу тайными путями.

— Леди Лиса, там…, - слуга запыхался. Давно он так быстро не бегал по этажам. — В подвале…

Леди Лиса отошла от зеркала и схватила саблю с кровати. Гостей она не ждала, а друзей у нее не было.

— Показывайте дорогу.

К подвалу пара шла молча. Лиса в голове прокручивала все простейшие боевые заклинания, готовясь к обороне, на тот случай, если в очередной раз ее захотят захватить. Сейчас, когда мамен сняла с нее блокировку и защиту, у Лисы открылся родной источник силы, который позволял с легкостью сотворить сразу несколько десятков заклятий.

— Какая дверь? — коротко бросила Лиса, спустившись в подвал.

— Третья, моя леди, — ответил Хеймсфорт, отступая к стене, чтобы хозяйка не снесла его с ног.

Распахнув дверь третьего подвального помещения, Лиса вошла в комнату, освещая себе путь боевым фаерболом. На полу лежала ее нью-йоркская подруга.

— Кристи? Ты-то тут откуда?

— Анья? — тихо прошептала девушка в ответ.

— Хеймсфорт, не стойте в дверях. Помогите ее поднять.

Старый слуга помог встать девушке с пола, подставив свое плечо для опоры.

— В малый зал ее. Все визиты на сегодня отменить. Прислугу отпустить домой. Никому не слова пока о нашей гостье.

Все трое поднимались на первый этаж, Лиса продолжала выдавать указания.

— Распорядитесь подать сладкий чай, лучше ваш, успокоительный. И что-нибудь из еды. Принесёте все сами.

Девушку положили на кушетку, управляющий сразу удалился, чтобы выполнить все указания. Оставшись вдвоем, Анья-Лиса села рядом с подругой и положила руки на ее грудь.

— Кристи, ты слышишь меня? Как ты себя чувствуешь?

— Голова… — простонала Кристи, девушка чувствовала, что тошнота опять подступает.

— Потерпи, сейчас все пройдет, — пообещала Анья, ожидая, когда же принесут чай.

— Анья, что происходит…

В комнате появился Хеймсфорт с чаем и свежей выпечкой.

— Моя леди, все распоряжения исполнены. Прислуга уже собирается домой. Вопросов никто не задавал. Мне остаться?

— Нет, спасибо, Хеймсфорт, вы можете быть свободны. Я позабочусь о нашей гостье.

* * *

Кристи немного пришла в себя и смогла сама сесть. Она смотрела на свою подругу, почти не узнавая. Худая, с новой стрижкой, она выглядела холодной и отстраненной.

— Что здесь происходит? — спросила Кристи, рассматривая огромный зал, в котором они сидели. Это не мог быть дом старушки, все было дорогим и свежим, величественным. Неужели, она настолько долго была без сознания, что ее успели куда-то перевезти?

— Кристи, я хочу, чтобы ты меня сейчас выслушала и поверила во все, что я тебе скажу. Главное, не волнуйся.

— Не волнуйся?! Я тебя искала почти пять месяцев, а ты тут сидишь и говоришь не волноваться?!

— Какие пять месяцев?! Прошло чуть больше трех недель.

— О чем ты? О, я знаю, тебе, наверное, давали наркотики, поэтому ты не осознаешь разницу. Дорогая, ты пропала из квартиры больше четырех месяцев назад.

Анья сидела молча, обдумывая полученную информацию. Единственное объяснение, которое приходило на ум, это то, что время в двух мирах шло с разной скоростью. Об этом она раньше не задумывалась. Получается, что пока она два года жила на Земле, в ее мире прошло около трех месяцев. Тогда понятно, как Дайрел смог ее найти. А Анья все не могла понять, неужели он два года потратил на поиски. Удивительно.

— Я поняла тебя. Кристи, как ты тут оказалась?

— Я не знаю, я искала тебя, нашла в твоей старой сумке книжку, по ней меня нашел какой-то Майкл со своей шизанутой бабулей, они накачали меня какой-то дрянью, и я оказалась здесь.

Анья старалась подобрать правильные слова, чтобы объяснить всю ситуацию.

— Выпей чая, — попросила она подругу. — Это поможет тебе успокоиться. Я попробую все объяснить.

— Да уж, пожалуйста, — пробурчала Кристи, делая первые глотки.

— Давай только сразу договоримся. Все, что я тебе сейчас скажу, является правдой. Я не буду шутить, прикалываться, издеваться. Прими как данность.

— Давай уже, сколько можно тянуть кота за хвост.

— Хорошо, — Анья сцепила руки замком, стараясь побороть волнение. — В данный момент ты находишься в другом мире. Я не имею в виду другую страну, другие порядки или то, что у вас называется «изнанкой». Никаких мафий, наркобаронов и прочей ерунды. Другой мир. Другая планета.

Кристи поперхнулась чаем. Глаза девушки округлились.

— Что за ересь ты несешь?

— Я серьезно. Смотри, — Анья вскинула руку, материализуя в руках шар огня, затем, сделав несколько пасов, заставила шар сначала стать больше, затем облететь вокруг гостиной, а потом исчезнуть. — Другой мир. Магия, эльфы, гномы.

— Ага, своя Нарния, с блэкджеком и шлюхами…

Анья улыбнулась. Такая реакция была свойственна ее подруге. И это было в миллион раз лучше, чем, если бы девушка сейчас впала в истерику.

— Допустим не Нарния, чтобы это ни было, но суть ты уловила.

— Так ты мне все врала? Про рабство, по побеги? Сидишь тут, в огромном доме, булки ешь. Вон, подстриглась. Кстати, тебе идет, мне нравится.

— Спасибо, — засмущалась девушка. Но быстро вернула себе серьезность. — Кристи, я тебе не врала. Почти. Меня зовут Анья. Звали. При рождении я получила имя Лиса. Моя мать была человеком и волшебницей. Сейчас мы в моем родовом замке…

— В моем родовом замке, — передразнила ее Кристи. Что ж, каждый справляется со стрессом по-своему. Сарказм не самый плохой вариант.

— Когда мне было четырнадцать, отец заключил брачный договор, я должна была стать женой темного лорда. Ни я, ни мамен не хотели этого. Моя мать помогла мне бежать, запечатав мои способности и скрыв мою ауру. Почти пять лет я скрывалась ото всех под именем Аньянка. Несколько месяцев назад, в твоем мире это было два с половиной года назад, я попала в неприятности, в результате которых слетела печать с моей магии. Меня могли обнаружить, но я попала под покровительство одного лорда. Я думала, он из Светлых, но ошиблась. Мне пришлось, — тут Анья запнулась, было неприятно вспоминать все в очередной раз. — Мне пришлось стать его любовницей, чтобы я могла сбежать. Выбор был невелик. Либо меня нашла бы моя семья и выдала замуж за темного лорда, либо меня точно так же выдали бы замуж за неизвестно кого, останься я в том доме. Я смогла сбежать и попала в твой мир. В то время как на Земле прошло два года, тут пролетело всего пару месяцев. Я не знала об этой особенности. Тот лорд…

— Стой, я запуталась. Какой из лордов?

— Тот, в чьем особняке я жила.

— Ага, поняла.

— Так вот, он нашел меня на Земле и вернул. Он тоже оказался темным. Я попала в плен, из которого смогла вырваться всего два дня назад.

— И что это за темные и светлые лорды? Типа хорошие и плохие? Что-то вроде местных королей?

— Кристи, ты девушка двадцать первого века с Земли. Что за расизм? Светлые лорды не обязательно хорошие, как и темные не обязательно плохие. Наверное. Лорды — это не титул в нашем мире. Скорее раса. Как эльфы или люди, — видя непонимание в глазах подруги, Анья набрала в грудь побольше воздуха, стараясь объяснить. — В Древние времена Лордов не было в нашем мире. Потом они пришли, вроде как из Хаоса. Но я не уверена.

— Из Хаоса?

— Еще один мир.

— А…

— Они пришли и стали бороться за место под солнцем. Внешне неотличимы от людей, физически гораздо более выносливые, обладают регенерацией, со склонностью к магии. Изначально не было деления на светлых и темных. Оно появилось со временем. Часть из них, стремясь приумножить свою силу как можно скорее, открыли для себя внешние источники магии. Обычно это места в природе, где есть месторождения волшебной стали, места гибели сильных магов или магических созданий, места магических битв. Источники позволяют колдовать без ограничений. Те, кто в последствии стал зваться светлыми лордами, начали строить свои города на таких источниках. В местах силы они становились практически неуязвимыми. Но это сыграло с ними злую шутку. Все маги рождаются с внутренним источником. Это позволяет применять магию в любое время и в любом месте. Свой внутренний источник нужно развивать всю жизнь. Поселившись у внешнего источника, перестаешь развивать внутренний. Это кажется тяжелым и не нужным. Зачем растить корову, когда с неба каждый день падает неограниченное количество любой еды? Вот и Светлые, рождаясь у внешнего источника, переставали развивать внутренний. Прошло всего несколько поколений, как Светлые стали зависимы от мест силы. Их волосы побелели, поэтому они и зовутся Светлыми. Темные же были более консервативны, стремясь развивать именно внутренние хранилища силы. Их маги с годами стали сильнее, Светлым же для выживания потребовалось заключать союзы с разными расами, искать способы усилиться. Союзы с другими народами вынудили Светлых отказаться от своих древних ритуалов и обычаев. У темных это все сохранилось.

— То есть в итоге, Темные оказались умнее?

— С какой стороны на это посмотреть, — пожала плечами Анья. — Сотни лет они были сильнее. Но генетическое вырождение никто не отменял. Пока Светлые год за годом вносили свежую кровь в новые поколения, Темные раз за разом заключали браки друг между другом. Это привело к тому, что у них новых магов практически не рождается. А значит, их Империя слабеет. Выход был найден. По какой-то причине, потомство от человеческих женщин получатся сильное, без потерь, как при смешивании крови с остальными расами. Так мы пришли к сложившейся проблеме с моим браком и побегом. А теперь и с тобой.

— А со мной-то почему?

— А потому: ты у нас человеческая женщина, по сути, в средневековье, где женщина не имеет право голоса или выбора.

Кристи некоторое время сидела молча, медленно попивая чай из своей чашки.

— Скажи, раз эти темные не плохие и все из себя такие умные и сильные, что ты не согласилась на брак? Понятно, что может по любви хотелось, а вдруг получилось бы? У нас в истории часто такие браки заключали, все очень даже неплохо заканчивалось.

— Может быть, все может быть… Понимаешь, тут очень разные культуры. Темные следуют древним традициям. Женщина для них — никто. Женщина не из их народа — тем более. Сколько историй ходит, все всегда об одном. Гордые лорды никогда не ставят своих жен на одну ступеньку с собой. Твоя задача будет рожать как можно больше детей. Сидеть взаперти и исполнять капризы лорда, пока ты не надоешь ему. Пока не перестанешь быть полезной. О супружеской верности со стороны мужа тоже можешь не мечтать, но не дай Святой Творец тебе посмотреть на сторону. И как только ты перестанешь быть полезной, ты просто исчезнешь. Никаких разводов. Тебя разом променяют на более выгодный брак. Если думаешь, что это все слухи, и хочешь верить в красивую сказку — не теряй время даром. Я последние три недели провела взаперти, сидя на цепи. На воде и одном куске хлеба в день. Для одной цели — удовлетворять похоть лорда, когда он захочет. Может, кому и повезет с таким мужем, но я для себя такой участи не желаю. Для тебя тоже.

На глазах Кристины навернулись слезы. В голове не укладывалось все, что только что рассказала ей подруга.

— Ну, раз тут у вас так плохо, то давай вернемся на Землю? Или хотя бы верни меня. Нет, я бы с удовольствием посмотрела бы на эльфов и единорогов…

— Единороги вымерли еще лет триста назад.

— Но оставаться с вашими распорядками и дикими лордами я желанием не горю.

— А вот в этом месте у нас и возникает сложности. У меня недостаточный уровень силы в данный момент, чтобы сотворить эликсир перемещения. И у меня нет никого знакомого, кто смог бы его приготовить. У Светлых таких магов по силе, по-моему, вообще не найти. К Темным я по доброй воле в жизни не пойду. Да и к остальным народам обращаться чревато. Стоит хоть кому-то узнать, что ты человек, поверь мне, тебя никто не отпустит. Скрутят в замужество, даже спрашивать не будут.

— Но ты же сможешь научиться делать эликсир? Ты же сказала, что силы можно развивать.

— Можно. Только на это уходят годы. Я буду искать способ, как это сделать скорее. Но, как выяснилось, на Земле время летит быстрее. Я так понимаю, где-то в восемь раз. Даже если я продвинусь до нужного уровня лет за пять, на Земле пройдут все сорок. Тебе будет некуда возвращаться. Все твои родные уже скончаются, друзьям тоже не покажешься такой же молодой.

— И что нам теперь делать?

— Понятия не имею.

Глава 15

Дни в родовом замке Лисы сменялись друг за другом с неимоверной скоростью. Для своей подруги Анья провела ритуал принятия в семью. Теперь Кристина стала её названой сестрой. Ритуал позволил получить Кристи все знания Аньянки, так что теперь у нее не было проблем с местным языком.

За неимением плана дальнейших действий Анья-Лиса проводила большую часть времени в библиотеке, изучая магическую литературу. Кристи же старалась получать от сложившейся ситуации максимум удовольствия. Портные приезжали в замок почти каждый день, готовя ей самые разные наряды, Кристи совершенно по-детски хотела почувствовать себя настоящей принцессой. Тем более что теперь она являлась настоящей баронессой.

С Аньей они договорились, что Кристи будет называть подругу при посторонних только официальным именем — Лисой. Леди Лиса, в отличие от веселой и беззаботной Аньи, была строга и собрана. Она не давала Кристи лишний раз расслабиться, заставляя учить местный этикет, иерархию правителей Союзных Империй, заниматься уроками фехтования с нанятым тренером, сама Лиса проводила спарринги по рукопашному бою с Кристиной. На некоторые занятия по боевым искусствам в Нью-Йорке девушки ходили вместе.

— Не понимаю, зачем мне учить все эти поклоны и бесконечные вилки? — ныла Кристи, принимая в своей комнате очередного портного.

— Затем, что ты теперь моя сестра и, следовательно, баронесса. Пока я не придумала, что мы можем сделать, чтобы защитить хотя бы тебя, я отказываюсь от участия во всех официальных мероприятиях. Но так не может продолжаться вечно. Рано или поздно от меня потребуют пребыть во дворец. Тебе придется или оставаться в замке одной, без моей защиты, или ехать со мной, в таком случае тебе нужно быть готовой. На тебе сейчас стоит ложная аура, которую я поддерживаю. Твоя задача — не выделяться на общем фоне.

— Найду себе какого-нибудь принца…, - мечтательно протянула Кристи.

— Мне не жалко. Дело твое. Семейному счастью мешать не собираюсь. Ты только смотри, чтобы какой-нибудь прЫнц тебя не нашел раньше.

— Ты что-нибудь нашла в книгах?

— Ничего хорошего. Сейчас у меня седьмой уровень. Все известные практики, которые используются, не могут ускорить поднятие уровня достаточно сильно. Мне потребуется как минимум года четыре, чтобы дойти до девятого уровня и суметь освоить перемещения между мирами.

Кристи примеряла очередное платье. Она никогда не была избалованной, но сейчас, скупая одежду и украшения десятками, просто старалась бороться со стрессом в новом мире.

— Твоя же мать была Великой? Сколько же лет ушло на ее обучение?

— Не знаю. У Светлых давно нет магов такого уровня. А мамен всегда скрывала ото всех свой.

— Те есть, она обучилась без академий и наставников?

— Получается, что да, — пожала плечами Лиса. — Может, стоит посмотреть методики обучения темных? Все-таки, у них маги сильнее, они чаще практикуют высшие уровни и могут знать, как это происходит…

— Ты у меня спрашиваешь?

— Да нет, это так. Мысли вслух…

Практики темных лордов. В родовой библиотеке лежала такая книга. Пока Лиса не решалась к ней прикасаться, все-таки годы предвзятости к темным лордам сказывались. С другой стороны, мамен еще в детстве показала ей несколько ритуалов с кровью, а, как известно, у светлых не практиковалась подобная магия.

Но в данный момент девушку гораздо больше волновало другое. Мужчины-хранителя рода не осталось. И следовательно, Светлейший Император мог в любой момент потребовать девушку явиться ко двору и принести присягу Империи. И назначить себя Хранителем. Пока что на все приглашения ко двору Лиса отвечала вежливым отказом, ссылаясь на состояние здоровья. Но вряд ли это сможет продолжаться долго.

Второй вопрос, который нужно было решить, это ее брачный договор. Копии Лиса не смогла найти, зато ей пришла повестка, что этот вопрос требует скорейшего решения. Увидев в письме сумму, которую требует несостоявшийся жених в качестве компенсации по отмене договора, Лисе стало плохо. Триста тысяч золота долга и триста тысяч золотом неустойки. Представитель жениха должен был появиться в замке сегодня, после обеда.

До обеда Лиса проводила встречи с остальными желающими взять девушку в жены. Два светлых лорда, эльфийский граф, какая-то герцогиня, представляющая своего сына. Абсолютно всем Лиса отвечала отказом. Светлые лорды опустились до угроз, что будут требовать брака через Императора. Герцогиня предлагала деньги для удачного завершения брачных обязательств перед темными.

Лиса могла только посмеяться над столь бестактным предложением. Для всего высшего света род Лисы был обнищавшим. Ее отец был до крайней степени скуп, от чего скрывал все доходы даже от собственной семьи. Высший свет видел лишь общую картинку — минимум слуг, отсутствие балов и официальных приемов. Отец не доверял свои деньги никому, даже банкам, храня всё в родовом сейфе в замке.

Открыв родовое хранилище, которое, опять же, было запечатано магией крови, Лиса была приятно удивлена. Старый лорд оставил своей единственной дочке настоящее состояние. Миллионы. Так что Лиса без труда сможет откупиться от брака с темным лордом. Хотя и было жалко расставаться с такой огромной суммой легким движением руки. Тот факт, что отец в своей жадности не смог остановиться и продал дочь темному, в очередной раз больно кольнул в сердце.

Обед был закончен, прислуга убрала обеденный стол и подготавливала гостиную к следующему визиту.

Лиса поправляла прическу перед зеркалом. Ей очень нравился ее новый образ. Дерзкий, дикий. Бедный Хеймсфорт каждый раз тяжело вздыхал, глядя, как в абсолютно неподобающем виде Лиса встречала гостей. Но девушка оставалась непреклонна. Она не собиралась надевать платья, лишающие ее возможности защитить себя. А прическа? Быть может, столь необычный вид отвадит от нее нежеланных ухажеров.

— Лорд Дайрел прибыл, моя леди.

Лиса застыла на месте. Неужели ей сейчас послышалось? Легкая дрожь прошла по телу. Быть этого не может. Лиса взяла себя в руки, проверила короткие кинжалы, которые были спрятаны на корсете, и спустилась в гостиную.

— Лорд Дайрел, рада видеть вас в моем замке.

Увидев своего гостя, Лиса с облегчением выдохнула. Это был не Эйдан. Перед ней стоял мужчина в возрасте, на висках проступала седина, вокруг глаз было множество морщин. Тем не менее, мужчина выглядел хорошо — военная выправка, легкая улыбка. Сначала Лиса надеялась, что ослышалась, когда Хеймсфорт сказал, что прибыл лорд Дайрел. Но сейчас она видела, что перед ней стоит вылитая копия Эйдана, только состаренная.

— Леди Лиса, — лорд Дайрел протянул свою руку, взял ладонь девушки и аккуратно поцеловал ее тонкие пальцы. — Рад видеть вас в добром здравии. Вы, — в этот момент лорд собирался сделать комплимент, как того требовал этикет, но вид девушки ввел его на секунду в ступор. — Вы прекрасно выглядите.

— Присаживайтесь, вы, должно быть, устали с дороги.

— Отнюдь. Я прибыл накануне и успел отдохнуть в местной гостинице. Хотя с вашей стороны было бы вежливее пригласить меня остановиться в вашем поместье.

— Ну что вы, мой лорд, — Лиса улыбнулась настолько широко, насколько была способна. — В данный момент я лишена Хранителя рода, посему не могу позволить себе пускать в замок мужчин, тем более не женатых, с ночевкой.

Лиса лукавила. Учитывая, что пять лет она пропадала неизвестно где, речи о своей чести можно было бы и не поднимать.

— Конечно, юная леди. Честь смолоду беречь надо, — лукаво ответил лорд, присаживаясь в кресло напротив девушки. — Что же касается нашего брачного соглашения. Вы понимаете, что вы поступили бесчестно, устроив побег, а ваш отец повел себя как последний вор, не вернув нам выкуп за сбежавшую невесту…

— Вы пришли сюда оскорблять меня и мою семью? — огрызнулась Лиса, сохраняя невозмутимую улыбку на лице.

— Какие оскорбления? Я просто констатирую факты, юная леди. Это вы нанесли оскорбление моей семье. Некоторые оскорбления смывают…

— Кровью? Я знаю девиз темных лордов. Не стоит меня пугать.

— Вы смелая особа, леди Лиса. Но, к сожалению, непроходимо глупая. В любом случае, мой сын Эйдан готовится к более выгодному браку, и ваше появление осложняет его жизнь.

Лиса засмеялась в голос. Лорд Дайрел старший не представлял, насколько действительно Лиса усложнила жизнь его сыну в последние месяцы. Так же смех был защитной реакцией на новость, что Эйдан женится. Удивительные игры судьбы. Она пять лет бегала от будущего мужа, чтобы побывать просто его любовницей. И сейчас ни Эйдан, ни Дайрел-старший понятия не имеют, что Аньянка и Лиса — это одно лицо. Интересно, Дайрел-старший вообще знает про приключения своего сыночка с Аньянкой?

Дайрел смотрел на девушку, все больше убеждаясь, что она не пара его сыну. Эта нищенка, как бы она не пряталась за стенами своего убогого поместья, не сможет отдать долг. Ей придется хорошенько просить, чтобы брачный договор расторгли. Или умолять, чтобы Дайрел договор сохранил. Все равно, получить человечку для рождения сильного наследника было бы неплохо.

— Лорд Дайрел, я с радостью возмещу вам все расходы за ваши переживания. Поверьте мне, я ни в коем случае не посмею мешать семейному счастью вашего сына и понимаю, что гордость темного лорда не позволит вам расторгнуть наш брачный договор без существенной компенсации.

Улыбка лорда Дайрела плавно перетекла в оскал.

— Так какая сумма успокоит ваши потрепанные нервы, лорд? Вы говорили о шестистах тысячах, я верно припоминаю?

— Да, — практически прорычал Дайрел. Не такого развития разговора он ожидал. Наглая девица переходила все границы.

— Для ваших бедных нервов ничего не жалко, — промурлыкала Лиса, выводя на чеке нули. — Я даже добавлю чуть больше, чтобы и мои нервы впредь оставались нетронуты вашим замечательным семейством.

Лиса протянула чек с суммой в один миллион золотых лорду, сдерживая порыв скомкать чек и протолкнуть дурацкую бумажку старику в глотку.

— Удовлетворены?

Лорд Дайрел смотрел на чек в своих руках, а глаза затмевала красная пелена гнева.

— Расторгайте наш договор.

Лорд Дайрел приказал себе взять эмоции под контроль. Он еще успеет отомстить девице за ее вздорное поведение. Пусть потешится напоследок.

— Я, лорд Кайлен Ариарх Дайрел, перед лицом древних и Святого Творца признаю расторжение брачного договора с баронессой Лисой Виоллет айэль Мароши. Род айэль Мароши освобождается от всех обязательств перед родом Дайрелов.

— Я принимаю ваши слова, — закончила Лиса. Магическое расторжение было совершено. Лиса больше ничего не должна была Дайрелам. Не только брачный договор больше не действовал, ритуал связи тоже должен был быть расторгнут, при такой формулировке от старого лорда. — А теперь будьте так любезны, покиньте мои земли. Вам здесь не рады.

Лиса поднялась с дивана и направилась к выходу из гостиной. Соблюдать этикет с темным она не горела желанием.

— О, чуть не забыла. Передайте вашему сыну мои искренние поздравления с предстоящей помолвкой.

Глава 16

Голова Лисы раскалывалась от очередной бессонной ночи. Заклинания памяти и бодрости держали ее в сознании, но сильно истощали организм. После визита лорда Дайрела, девушка поселилась в библиотеке. Кристи, видя, как ее подруга взвинчена, тоже отбросила все свои покупки и примерки, приходя каждый день в читальню, стараясь помочь.

Как бы Лиса не храбрилась перед темным лордом, она прекрасно понимала, что не ей тягаться со старым волком. Перед встречей с лордом Лиса допустила ошибку, не изучив своего оппонента. В извещении о визите не было информации, кто придет, а она наивно полагала, что дело придется иметь либо с поверенным, либо с несостоявшимся женихом. Встретив Дайрела-старшего, Лиса поняла, насколько глупо вела себя ранее. Она привыкла считать себя умной, что естественно — столько лет так ловко уходила от преследований, настолько виртуозно умела выпутываться из всех передряг. Совершенно забывая, что без помощи и защиты своей матери, у нее вряд ли бы все это получилось.

Сейчас Лиса чувствовала себя настоящей идиоткой. Защиты рода больше нет, Хранителя, по сути, тоже. Нет, формально Эйдан Дайрел оставался ее Хранителем, но к нему за помощью она не пойдет. И для всех окружающих Хранителя у Лисы и вовсе нет. А тут гордость и глупость толкнули ее нагрубить лорду Дайрелу-старшему.

Будучи еще совсем ребенком, Лиса все свободное время проводила в занятиях с матерью по заклинаниям. Мамен заставляла наизусть заучивать все чары, даже те, которые по уровню были бы недоступны Лисе еще долгие годы. Так что времени на изучение дворянских родов сторонних государств у девушки не оставалось. Да и желания тоже. А зря.

Если бы она больше уделяла времени скучному и, как ей казалось, бесполезному предмету, Лиса бы знала — род Дайрелов был правящим в Темной Империи больше семисот лет.

После ухода Дайрела-старшего, справившись с дрожью в теле, Лиса попросила Хеймсфорта предоставить ей информацию по роду Дайрелов. И информация ее не порадовала. Кайлен Дайрел являлся братом и правой рукой Императора Темной Империи. Его сын, Эйдан, прозванный Северным Лордом, шел вторым в очереди на престол. Первым был сын самого Императора, но о нем было крайне мало информации. Ходили слухи, что этого самого наследника и нет вовсе, и что новым Императором, скорее всего, станет Эйдан.

Прочитав всю полученную информацию, Лису охватил истерический смех. Она ударила, возможно, будущего правителя Темной Империи в пах. Дважды. Она труп. Еще и несостоявшемуся свекру нагрубила, папе будущего Императора. Нет, она точно труп. Найдут, прибьют и закопают где-нибудь в Мертвых землях ее скромную тушку. Истерика по собственным предстоящим похоронам длилась недолго и переросла в жизненную необходимость найти пути решения проблемы.

Таким образом Лиса и оказалась в семейной библиотеке. Вчитываясь в основы темных искусств, баронесса не могла не отметить, что темные лорды были гениальны. Если закрыть глаза на этическую сторону вопроса, темные действительно умели эффективно и быстро повышать свой уровень магии, практиковали множество мощных боевых заклятий, от которых светлые отказались в виду их сложности.

Тактика проведения боев у темных и светлых лордов отличались существенно. Светлые, обладая малым внутренним резервом, вдали от источника силы проводили атаки сериями простых заклинаний, например, атакуя противника десятком огненных шаров. Любой маг способен поставить щит от такого воздействия, но если огненных точек будет достаточно много, то возрастет вероятность пропустить удар. Плюс ко всему, Светлые всегда атаковали отрядами из нескольких магов. Оказываясь у внешнего источника, Светлые практически не меняли тактики. Используя быстрые серии простых боевых заклинаний, они могли изводить соперника до полного опустошения резерва любое количество времени.

Темные предпочитали короткие и мощные атаки. Плетение заклинаний занимало больше времени, отнимало значительный запас энергии, зато почти всегда брошенное боевое заклинание достигало своей цели. Лисе казалось, что подобная тактика была более эффективной. Один Темный лорд-маг мог с легкостью победить множество противников одновременно. Их боевые отряды обычно состояли из одного-двух магов и десятка опытных воинов, для зачистки.

Самой интересной книгой, которую Лиса обнаружила в библиотеке, оказалась книга родовой магии.

Магия в мире делилась на несколько дисциплин, и умение управлять одним направлением совершенно не означало способность освоить другие.

Эльфы и люди, как правило, свободно владели магией стихий. Способность управлять одной или несколькими стихиями делала магов незаменимыми не только в бою, но и в повседневной жизни. Детям леса источником силы служили природные явления. У рек, водопадов, озер и морей маг воды становился опасным противником, в то время как на удалении от воды, сколько бы силен он ни был, маг-водник окажется практически бесполезным.

Еще существовала магия жизни и смерти. Маги, изучающие искусство жизни, являлись хорошими целителями. Маги смерти — некроманты, способные поднимать орды умертвий и управлять ими. Целители, как правило, находились в служении в храмах Творца, некромантия больше всего практиковалась у дроу, которые до сих пор сохранили веру в бога Смерти, хозяина Нижнего мира.

Существовала магия крови. Древние обряды, родом из Хаоса, которые почти не использовались в настоящее время. Такую магию и практиковала мать Лисы, эти техники пыталась освоить и сама девушка.

Чем больше видов магии мог подчинить себе волшебник, тем сильнее и опаснее он был. Светлые и Темные лорды считались сильнейшими, так как они в равной степени могли пользоваться каждым направлением.

Также существует особый вид магии — родовая. Самый простой пример такой магии — оборотни. Способность обращаться в животных была магической, передавалась из поколения в поколение, при этом, не наделяя своего носителя возможностью пользоваться другими направлениями магии. Каждый достаточно старый род имел собственные родовые заклятия, подвластные только представителям семьи. Такие знания тщательно береглись и передавались потомкам. Зачастую именно такие редкие родовые заклятия помогали решить исход битв, в виду того, что противник просто не был способен предугадать действие заклинания или что-то ему противопоставить.

— Ты порадуешь меня, наконец, хорошими новостями? — простонала Кристина, от усталости положив голову на раскрытый перед ней фолиант.

— Как ни странно, да. Я нашла кое-что.

— И молчишь??

— Я еще не знаю, как сильно это поможет, — призналась Лиса, откладывая книгу родовой магии в сторону. — Есть способ быстрее поднять свой уровень. Существует ритуал поглощения внешнего источника. Но там очень много нюансов…

— Так чего мы ждем? Ты же говорила, что у Светлых все города строились у источников силы. Поехали, проведем ритуал, и домой на Землю.

— Тут все не так просто, — Лиса встала из-за стола и направилась к стойке с картами империй. — Города действительно стоят на источниках силы. Но эти источники блокируются для использования посторонними, иначе какой бы в них был смысл? А во-вторых, это слишком сильные источники. Я не справлюсь с ними.

— Это как?

— Ну, представить себе, что ты пробуешь выпить океан. Проведя ритуал, я просто-напросто захлебнусь таким потоком и, в лучшем случае, сойду с ума. В худшем, погибну, прихватив с собой на тот свет все живое в радиусе двухсот километров. Нужны источники поменьше.

Лиса развернула на столе большую ветхую карту, произнесла несколько слов, и на пергаменте засветились множества точек, маленьких и больших. Одни были размером с лампочку в холодильнике, как подумала Кристи, другие больше напоминали рассыпанные блестки и сияющую пудру.

— Здесь, — Лиса указала на территории северо-востока. — Есть множество мелких источников, с которыми я должна справиться. Но это Мертвые Земли. Нам нужно будет хорошо постараться, чтобы не оказаться съеденными на завтрак, обед и ужин местной флорой и фауной.

— Все так плохо?

— Ну, как тебе сказать? Помнишь, ты мне пыталась показывать «Ходячих мертвецов»?

У Кристины встал ком в горле. Любимые сериалы это, конечно, здорово, но встретить таких персонажей в жизни было бы не очень приятно.

— А еще там есть орки, огры и множество менее разумных, но при этом живых и голодных тварей. Но это все мелочи. Я могу запастись амулетами, навесить десяток защитных заклинаний, но это все бесполезно, с учетом того, что мы просто не попадем в Мертвые земли.

— Почему? — поинтересовалась Кристи, внимательно изучая карту перед собой. Масштаба на карте указано не было, но девушке не казалось, что до указанных источников силы будет сложно добраться.

— Да потому что нам никто не даст выбраться из замка. Хеймсфорт доложил, что после визита лорда Дайрела, светлые поставили вокруг поместья свою охрану на тот случай, если я опять решу сбежать. И еще вот это…

Лиса положила перед Кристи красивый плотный конверт. Печать была уже сломана. Кристи достала из конверта бумажный плотный прямоугольник, на котором изумрудными чернилами были выведены аккуратные слова. Из-за густых завитков возле каждой буквы Кристи не могла прочесть написанное, все-таки, местная грамота давалась девушке с трудом.

— Император требует до конца месяца явиться во дворец и принести клятву верности, — озвучила вслух написанный в приглашении текст Лиса. — Я не знаю, кто проболтался, но про тебя тоже при дворе стало известно. Мы обе должны будем посетить Светлейшего Императора.

— И что мы будем делать?

— Как что? Поедем на бал, — посмеялась Лиса. — Погуляешь напоследок, столько платьев себе накупила, нужно хоть одно показать миру. Через три дня Император устраивает бал в честь прибытия делегации зеленых эльфов. Столицу посетит их принцесса со свитой. Мы тоже поедем, я надеюсь, что все внимание будет приковано к ним, а нас оставят в покое.

Глава 17

Девушки готовились ко входу в бальный зал. Кристи в тысячный раз прокручивалась перед зеркалом, проверяя, что прическа и платье были в идеальном состоянии. Изумрудный корсет был вышит золотыми нитями, от корсета к полу струилась шелковая юбка с небольшим шлейфом, ткань нежно подчеркивала фигуру девушки. Свои светлые волосы Кристина не стала собирать в прическу, позволив им легкими волнами спадать на спину.

Лиса осталась непреклонна в отношении к платьям и отправилась во дворец в черных брюках, плотно облегающих ее ноги, алой рубашке с коротким черным корсетом из мягкой кожи на талии. Единственная уступка, на которую пошла девушка, это добавленная со спины юбка в пол, которая не сковывала движений, но ноги сзади закрывала. На это пришлось пойти, после того как старый управляющий, нарушая все правила приличия, накричал на девушку:

— Я не позволю вам ехать во дворец с голой задницей, леди Лиса!

Хеймсфорта пожалела Кристи, предложив вариант с юбкой-амазонкой, такие одно время использовали женщины на Земле для верховой езды. Лисе понравилось, Хеймсфорт тоже согласился, что девушка перестала непозволительно откровенно демонстрировать ноги.

Волосы Лиса зачесала в высокую прическу, чтобы оголить выбритые виски. Чтобы волосы держались стальной хваткой, пришлось применить магию, зато теперь Лиса была уверенна, что строгие ровные линии останутся таковыми к концу вечера.

— Баронесса Лиса Виоллет айэль Мароши, младшая баронесса Кристина Мароши, — объявил императорский управляющий, открывая двери в бальный зал перед девушками.

Подруги вошли в помещение, освещенное сотнями огней. Белоснежные стены, расписанные серебром, потолка за магическими огнями не было видно. Зал был полон гостей, представителей самых разных рас. Играла живая музыка, разносились напитки. Жутковатая тишина при появлении девушек сохранялась всего несколько секунд, после чего публика вернулась к своим занятиям.

— Почему это у тебя в имени есть приставка айэль, а у меня нет? — шепотом спросила Кристина, пока девушки спускались к остальным гостям по лестнице.

— Айэль — приставка рода в этой части империи. Я урожденная баронесса. Ты — моя названная сестра. Если бы ты вышла замуж за барона, ты бы стала баронессой, но приставку рода тоже не получила.

— Кажется, что все обсуждают только нас, — продолжала шептать Кристи, пока девушки проходили по залу, двигаясь в сторону трона. Им было необходимо высказать свое почтение Императору, прежде чем начинать светские беседы с остальными гостями. Со всех сторон до ушей подруг доходили обрывки фраз, касающихся их появления. — Если ты не хотела привлекать к нам внимания, одеваться нужно было скромнее.

— В эти платья я больше ни за что влезать не собираюсь, — шикнула в ответ Лиса, сохраняя на лице милую улыбку для окружающих. — После земной одежды эти платья подобны пыткам. Надо бы ввести здесь моду на что-то более удобное.

— Не говори и слова мне про удобство. Тебе в твоих мягких сапогах сейчас как в раю. Мои туфли меня убивают, — простонала Кристи.

— А я тебя предупреждала. Под свои длинные юбки могла бы и сапоги надеть. Никто бы и не заметил.

Кристина не стала отвечать, так как девушки уже подошли к Императорскому трону и остановились на допустимом расстоянии в двадцать шагов.

— Ваше сиятельство, — слегка поклонилась Лиса. Кристи последовала ее примеру. — Род Мароши благодарен вам за приглашение на сегодняшний вечер. Принцесса Алия, мое почтение.

Рядом с императорским троном расположилась делегация эльфов Зеленых лесов. Принцесса Алия, наследница зеленого трона, была одета в традиционные цвета своего народа — зеленый и коричневый. Лиса не могла не заметить, что платье ее подруги очень напоминало одеяние принцессы. Хотя у эльфийки вышивка была гораздо более сложная и изысканная. Длинные рукава зеленого платья были вышиты золотыми кронами деревьев, на ветках которых можно было разглядеть птиц, к низу платья рисунок становился насыщеннее, появлялись животные — белые волки и лисы, традиционные хранители Зеленого леса.

— Леди Лиса, добро пожаловать, — поприветствовал Император своих гостей. — Прошу вас, наслаждайтесь вечером. В данный момент я занят, этот прием посвящен нашим гостям. Но сразу после ужина я попрошу вас уделить мне ваше внимание.

Лиса и Кристи снова поклонились и направились в зал, стараясь укрыться подальше от посторонних глаз. К сожалению, таких мест в бальном зале, где бы их не нашли, просто не существовало.

— Что думаешь делать дальше? — уточнила Кристи, потягивая светлое эльфийское вино из бокала.

— Не знаю. И вообще, почему все время мне все планировать? Могла бы и помочь.

— Ты не поверишь, могу, — улыбнулась Кристина. Лиса внимательно посмотрела в сторону своей новоиспеченной сестры. — Я все-таки не зря на юриста два года училась. Пока ты поселилась в библиотеке, я просматривала ваше законодательство. Ты вот знаешь, что в условиях военного времени можно отложить оговоренные сроки бракосочетания?

— Конечно, знаю, — ответила Лиса. — Только этот закон касается мужчин, и у нас не военное положение в империи.

— Про мужчин ты ошибаешься. В законодательстве ни слова нет, кто может заявить отсрочку брака в связи с уходом на войну. А женщины у вас воевать могут.

— Какая разница, если все равно в Империи мирное время?

— Скажи, у вас практикуется предоставление политического убежища?

— Что?

— Перефразирую. Мы обязаны давать клятву верности именно вашему Императору или любому правителю, которому заходим служить?

Лиса задумалась над словами подруги.

— Конечно, возможно дать присягу любому правящему роду, ограничений нет. Главное, чтобы у тебя эту присягу приняли.

— В таком случае я, конечно, ни на что не намекаю, но у ваших Зеленых гостей как раз совсем недавно началась война.

* * *

Вечер был непереносимо скучен. Алия не находила себе места, стараясь скрыться от настойчивости Светлого Императора. Отказаться от визита в столицу принцесса не могла, как наследница трона она не имела права так оскорбить соседнее государство. Светлый был уверен, что сможет заключить с ней брачный договор. Алия отказывалась в это верить. Да, лорды живут дольше обычных людей, но не настолько долго, как эльфы, и только при определенных условиях. С одной стороны, по эльфийским меркам Светлейший Император был еще молод. Тем не менее, он все равно годился девушке не то чтобы в отцы, а в деды. Да и возраст уже стал отражаться на его внешнем виде и здоровье. Вокруг глаз уже четко обрисовались усталые морщинки, на висках была заметна первая седина, хотя ее и было трудно разглядеть на платиново-светлых волосах. Да и его обещания военной помощи были крайне обтекаемы.

Алия не афишировала, что уже заключила с Темными договор о союзе, это будет объявлено только через три месяца. За три месяца темные лорды обещали уладить конфликт на Восточных границах. Вот что называется достойной расой. Сильные, смелые, беспощадные. У Темных лордов нет врагов. Есть только союзники или будущие трупы.

От размышлений о предстоящей помолвке девушку отвлек один эльф из ее свиты. Подойдя к принцессе, молодой эльф наклонился и прошептал девушке интригующую информацию. Юная баронесса Мароши просила удостоить ее аудиенции. Что ж, рассудила принцесса, возможно, вечер не будет настолько скучным, как ей сначала показалось.

На встречу принцесса согласилась. Покинув свое золотое кресло возле императора, Алия направилась в зал, без труда обнаружив баронессу в толпе. Девушка выглядела необычно, странная прическа, вызывающая, практически мужская одежда. Но даже такой вид не отгонял от девушки поклонников. Что естественно, учитывая, что от человеческой девушки кавалерам требовалась не внешность, а хорошая кровная наследственность. Даже до зеленого трона дошли слухи, как долго юной баронессе удавалось скрываться от своего жениха. Возможно, Алия должна была поблагодарить леди Лису, ведь ее вздорная выходка в конечном итоге привела к заключению союза зеленого трона с темными.

— Леди Лиса, леди Кристина, — поприветствовала девушек принцесса. Эффектное появление двух сестер Мароши на бале ни для кого не осталось незамеченным, так что их имена надежно отпечатались в памяти эльфийской принцессы. — Вы хотели поговорить со мной?

Девушки поклонились, а принцесса Алия окутала пространство вокруг них пологом тишины. Так они смогут говорить открыто, и посторонние не услышат ни слова.

— Мы хотели бы обратиться к вам с просьбой, — начала старшая баронесса Мароши.

— Я слушаю вас, леди Лиса.

— Мы с сестрой находимся в крайне щекотливом положении. Наш род остался без мужчины-Хранителя. И, как вы понимаете, сегодня после ужина Император ожидает от нас принесения присяги. А я боюсь, что он, как наш Хранитель, несмотря на всю свою мудрость, не будет учитывать наших пожеланий при выборе нам супругов. Насколько мне известно, ваш великий народ относится с большим уважением к супружеским отношениям и не допускает такой дикости, — лепетала Лиса. Алия рассматривала девушку. Что ж, она была воспитана хорошо, речь лилась учтивая, без излишней лести, от которой за сегодня принцесса успела устать.

— Мы с сестрой надеемся на вашу милость и просим принять от нас клятву верности зеленому трону.

Алия задумалась. Наверняка Император не ожидает от девушек подобного хода. Только ленивый не заметил, как весь высший свет бьется за этих двух человечек. Позлить Императора хотелось, но и выгоду получить тоже следовало.

— Леди Лиса, и что же вы можете предложить мне, кроме вашей верности? Светлейший Император — друг моего народа, и мне не хотелось бы портить отношении ради женской солидарности.

— Принцесса, а ваш друг сообщил вам, что я потенциально маг высшего уровня? — Лиса довольно улыбнулась, когда Алия не сдержала своего удивления, приподняв одну бровь. Девушка прекрасно знала, что на территории Союзных Империй существовал договор, обязывающий сообщать о появлении магов выше десятого уровня. Лиса так же понимала, что Император о ее потенциале не знает, все-таки отец тщательно скрывал эту информацию. Но не воспользоваться единственным козырем сейчас она просто не могла.

— В данный момент у меня уже седьмой уровень, и при принятии присяги мы с сестрой с радостью поможем вам в решении военного конфликта на границе.

— А заодно получите отсрочку от исполнения брачных обязательств, — заметила Алия.

— Вы крайне проницательны, ваше высочество, — согласилась Лиса. Кристи в беседе не участвовала, понимая, что своим вмешательством может только навредить. — Тем не менее, мы не собираемся от них отказываться. Я верю, что выбранные вами кандидаты станут достойными мужьями, и семьи наши будут крепки и счастливы, — Лиса произнесла стандартное эльфийское пожелание молодой семье, чтобы еще больше продемонстрировать свою лояльность зеленому трону. — Вы примете нашу клятву?

— Посмотрим, леди Лиса, посмотрим, — с этим ответом Алия сняла полог тишины и вернулась на свое место возле Императора.

* * *

Ужин подходил к концу, гостей на вечере становилось все меньше, но зал по-прежнему оставался битком набитый высшим дворянством.

— Кристи, когда я буду давать присягу, тебе ничего не нужно делать. Просто стой рядом. Как старшая рода, я буду говорить за нас обеих.

— Что будет, если принцесса не примет нашу клятву? — спросила Кристина. Вечер для нее прошел достаточно весело. Она накружилась в танцах с несколькими светлыми лордами и одним эльфом из свиты принцессы. Все они оказались интересными собеседниками, хотя от светлых лордов Кристину бросало в дрожь. Внешне не отличимые от обычных земных мужчин, они словно излучали ауру силы и власти. С темными лордами девушка еще не встречалась, но ей представлялось, что от одного их вида будет хотеться сбежать подальше, как и поступала ее подруга в последнее время. Да и все те ужасы, что рассказала Лиса, не прибавляли желания начинать романтические отношения в этом мире.

— У нас при любом раскладе получится скандал. Что-то у меня в последнее время иначе не выходит ничего. Так и так наживем себе еще одного врага. Как минимум.

— Тебе не кажется, что в последнее время ты себе врагов наживаешь с фантастической скоростью?

— А тебе напомнить, что это все была твоя идея?

— Да ладно, умирать так с музыкой. У нас на Земле говорят — пять минут позора, десять лет славы.

К девушкам подошел молодой светлый лорд с длинными белыми волосами, который пригласил их пройти к Императору.

* * *

Светлейший Император сидел на своем троне, расслабленно откинувшись на спинку, руки разложив на подлокотниках. С минуты на минуту у него пройдет многомесячная головная боль, имя которой «Лиса Мароши». Он был терпелив, пока она отсиживалась в своем особняке, он ни слова не сказал, когда ее отец продал девочку темным, промолчал, когда она столько лет скрывалась. Но бесконечное число кандидатов на ее руку, которые просто осадили дворец в последнее время, сводили императора с ума. Каждый светлый лорд, каждая семья, в которой имелся холостой наследник, со всех концов союзных империй приезжали к нему на встречи. И все просили, требовали, уговаривали об одном. Все хотели баронессу Лису Мароши. А появление загадочной младшей сестры только увеличило число таких визитов. Если бы не ценность человечки, император бы с радостью отдал девицу темным, пусть бы те с головной болью помучались.

— Приступайте к клятве, баронесса, — отдал распоряжение Император, предвкушая сегодня спокойный сон.

— Род Мароши клянется в вечной верности и лояльности, обязуется свято чтить законы, уважать корону, — начала проговаривать слова клятвы леди Лиса. — Защищать государство, сохраняя мир в его границах. Я прошу принять клятву верности нашего народа Зеленому трону.

Второй раз за вечер зал погрузился в полную тишину. Лиса и Кристина смотрели на принцессу, ожидая ее решения.

— Я принимаю клятву рода Мароши, — кивнула в ответ принцесса Алия.

Глава 18

Отряд из десяти бойцов двигался по заснеженному полю, стараясь как можно скорее добраться до края леса. Там им нужно будет поменять направление движения, отправляясь на юго-запад. Еще двадцать километров и они окажутся у небольшого источника силы.

Воины были сильно вымотаны. В течение месяца зачистки противников проходили строго по плану. Перемещение, атака, разведка, отдых, перемещение. Стандартная схема, отработанная годами. Противник никогда не ожидал нападения, не успевал выставлять защиту. Любое сопротивление длилось от нескольких минут до пары часов. Разведчики отправлялись проверять местность вокруг, кто-то оставался и устраивал допрос выживших. Все успевали отдохнуть, маг отряда получал возможность восстановить свой резерв.

Четыре дня назад ситуация резко изменилась. Ночью разбитый лагерь подвергся нападению. Небольшая по численности группа оживших мертвецов не смогла нанести существенный вред, но заставила свернуть лагерь и двинуться в путь. Следующий бой против врага, двух десятков орков, расположившихся в небольшой пещере у Скалистых гор, прошел без потерь, несмотря на бессонную ночь. Воинов готовили к подобным ситуациям, на войне всякое бывало. Но вместо передышки после окончания сражения отряду вновь пришлось столкнуться с умертвиями.

Капитан принял решение открыть портал к ближайшему магическому источнику, чтобы пополнить свой запас энергии на случай очередных непредвиденных столкновений с нежитью. Какого же было удивление капитана, когда при завершении перехода, источника на месте не оказалось.

Райему пришлось развернуть карты местности, чтобы проверить свою память. Ошибиться с местом перемещения он не мог. Карты тоже показали, что на указанном месте должен был располагаться внешний источник силы. Но тогда Райем стоял со своим отрядом на пустыре, и никакого источника силы он не чувствовал. Вокруг их встретила лишь заснеженная пустота. И вместо привала пришлось опять выдвигаться в путь. Его старший разведчик сообщил, что в их сторону движется большая группа живых мертвецов. Райем потратил много сил на создание магического портала, без внешнего источника ему требовалось некоторое время, чтобы восстановить свой резерв.

Шел четвертый день, как отряд не видел отдыха. Постоянные атаки оголодавшей нежити, чья численность постоянно увеличивалась, чередовались с нападениями диких зверей, которые бежали от мертвецов и натыкались на группу темных лордов.

Все воины устали от постоянных перемещений, Райем уже дважды открывал портал на небольшие расстояния, чтобы хоть как-то выиграть время. Он никак не мог понять, что вызвало миграцию мертвецов, которые, как правило, не сбиваются в группы больше нескольких особей. Обычно сытые, благодаря множеству мелких источников силы и разным мелких животным, сейчас умертвия вели себя агрессивно. Успокаивая поначалу мертвецов с помощью магии, Райем окончательно израсходовал свой источник, и последние сутки приходилось вести только физические бои.

И в данный момент, пока его отряд молча пересекал уже лесное пространство, Райем слышал, как у его воинов сбивается дыхание. Насколько давно каждый из них пересек черту физического истощения? Не было сна, нормального питания, Райем успевал восстановить свой резерв лишь для нескольких простейших заклинаний.

Впереди уже виднелась опушка, где их ожидал источник. Он сможет быстро зачерпнуть энергии и выстроить защиту, чтобы организовать для своих людей безопасный ночлег.

Деревья мелькали перед глазами, лесную тишину разрывал лишь хруст снега, веток под ногами и шумное дыхание темных воинов.

Первый мертвец напал на Райема, когда до источника оставалось меньше двухсот метров. Он выскочил из-за широкого ствола слева от Райема, цепляясь зубами в предплечье, которое маг успел подставить для защиты лица. Райем молниеносным движением вырвал клинок из ножен свободной рукой и пробил рукоятью череп мертвяка. Хрупкая шея нежити хрустнула, голова повисла на руке мага, а тело еще попыталось сохранить равновесие, стараясь руками уцепиться за темного лорда.

— Слева!

— Справа, — слышал Райем крики своих людей, их окружали, зажимая в кольцо.

Райем раскроил череп мертвяка одним ударом, клинком отрубил руки от обезглавленного трупа и двинулся вперед к спасительному источнику силы.

— Не отставать! — скомандовал он своим людям, понимая, что при выставлении им защитного контура отряд, оставаясь в лесу, окажется за его пределами.

Райем взял волю в кулак и рванул вперед изо всех сил. Уже на опушке он был сбит с ног адской гончей, которая бросилась под ноги. Ей на помощь бежали еще три. Они старались схватить зубами ноги мага, не дать ему встать. Райем отогнал одну, пустив в нее огненный шар, остальных взял на себя один из его бойцов, который успел подбежать к своему капитану на помощь. Поднимаясь на ноги, Райем увидел, что из леса со всех сторон выходят десятки мертвецов и оживших псов. Его люди бежали к своему командиру, кто-то уже был ранен и не мог идти самостоятельно, ковыляли, опираясь на своих товарищей.

Источник, скорее к нему, он спасет… Райем добрался до крупных валунов в центре опушки, обозначающих захоронение магического существа, породившего место силы, и возвел руки вверх, зачерпывая энергию, словно воду.

Ничего не произошло. Не было энергии, не было притока силы, не было источника.

— Аааааа, — прокричал Райем, выхватывая второй клинок. Его люди уже поняли, что спасения ждать неоткуда. Отряд встал в боевой круг, спинами внутрь, готовясь до последнего сражаться за свои жизни.

* * *

— Вы слышали это? — спросила Кристи. Громкий вопль пронзил лесную чащу так неожиданно, что спящие на ветках вороны с громким недовольством взмыли в небо.

— Да, — согласилась Лиса, оглядываясь по сторонам.

— Там кто-то есть, у источника, — сказала Кристина. Их группа из шести человек остановилась.

— Здесь могут быть другие отряды Зеленого леса, — предположил Гаэль, молодой эльф, нанятый девушками для личной охраны, как и остальные члены их команды.

— Мы должны помочь, — уверенно заявила Кристи, Лиса не стала возражать. После ритуала ее немного подташнивало, но силы сражаться у баронессы имелись, а вот вступать в спор с подругой — нет. Тем более что сейчас каждая секунда могла быть на счету.

— Идем. Может и успеем. Действуем, как отрабатывали, — коротко приказала Лиса, пускаясь в бег. Поляна с источником, откуда они выдвинулись буквально пятнадцать минут назад, была заполнена мертвецами. У валунов было видно, что небольшой отряд воинов пытается дать отпор нежити. Увы, воины теряли свои позиции. Живые мертвецы все больше сжимали кольцо, лишая возможности прорваться из оцепления.

Остановившись в тридцати шагах от ближайших оживших трупов, Лиса упала на колени, открывая свою сумку. Кристи знала, что девушка быстро сотворит свой ритуал, главное было сейчас защитить ее он внешних воздействий. Гаэль снял со спины лук и начал стрелять по ближайшим мертвякам, Кристи активировала защитный амулет на себе, после чего с помощью пращи начала закидывать нежить взрывными зельями. Склянки из тонкого стекла моментально лопались, стоило им соприкоснуться с препятствиями, и желтая жидкость из них воспламенялась.

Огонь не мог быстро уничтожить нежить, но он замедлял ее, а стоящие рядом с живым факелом старались отойти, чтобы не загореться самим.

Зажатые в центре мертвой толпы воины заметили необычные движения и, поняв, что прибыла подмога, начали прорубать себе путь к спасению.

У Кристи закончились зелья, так что она обнажила эльфийский клинок. До сих пор она не очень хорошо с ним освоилась, в отличие от Лисы, но защитный амулет на ней должен был помочь. Кристи оглянулась в сторону подруги, которая уже расчертила ритуальный круг, выложила рунические камни и успела окропить их своей кровью. От произносимых заклинаний круг уже светился мягким фиалковым сиянием.

Живые мертвецы заметили новых жертв и начали смещаться в их сторону. Впятером становилось все сложнее защищать магический круг, чтобы не допустить нарушение ритуала. Помощь поспела вовремя. Гаэль слишком поздно заметил очередную адскую гончую, которая сделала бросок в сторону их командира. На выручку пришел высокий темноволосый воин, поймав гончую налету за шкирку и разорвав ей пасть голыми руками. Отдав приказ своим людям, воин организовал еще один круг защиты, оставив внутри раненых.

— Давай же, Анья, — прошептала Кристи, чувствуя, как зомби все плотнее прижимают их к магическому кругу. Даже в пылу сражения девушка помнила, что в Мертвых землях подруги находятся инкогнито, а называть сестру по первому имени для Кристины было даже удобнее.

Круг вспыхнул ослепительно ярко, синий туман моментально, словно от взрыва, разлетелся во всех направлениях.

* * *

Райем не поверил глазам, когда увидел вспышки огня с правой стороны от их боевого построения. На помощь он рассчитывать не мог, но подмога появилась. Шесть воинов, вышедших из леса, один из них маг. Маг чертил круг, остальные защищали его. Четверо воинов были эльфами. С ними были еще двое. Они были ниже ростом, облачены в черное, капюшоны скрывали головы, на лицах были черные повязки, оставляя открытыми только глаза. К какой расе они принадлежали, Райем определить не смог, а времени и сил проверить это по ауре, сейчас просто не было.

Люди Райема быстро пробились к вовремя подоспевшим эльфам. С таким количеством нежити на опушке было невозможно защитить магический круг впятером. Лорд Райем вовремя поймал одну из гончих, которая практически прорвалась к контуру заклинания.

Вспышка, туман на секунды окутал всю местность вокруг. Райем успел поймать немного энергии от отката, сразу использовав ее, чтобы наложить защиту на четверых раненых из своего отряда, которые уже не могли сражаться. Как бы он не был благодарен эльфам за помощь, каждый из его воинов представлял для Райема гораздо большую ценность.

От мага с его расчерченным контуром Райем многого не ожидал, но получившееся магическое воздействие его приятно удивило. Даже впечатлило. Основная волна силы прошла с заклинанием замедления, теперь умертвия были значительно заторможены. Второе — замыкающее заклинание «Клинки смерти». Теперь достаточно было отрубить голову нежити, и та распадалась в прах, успокаиваясь навечно. Неожиданное сочетание, но очень изящное и эффективное. Райем не стал терять времени, понимая, что замедление временное и продлится всего несколько минут, учитывая какой откат силы шел от заклинания. Его клинки двигались словно живые, быстро и точно обращая мертвяков в пыль.

Мельком он заметил, как маг одним прыжком вскочил на ноги и, обнажив в полете два тонких эльфийских меча, короткий и длинный, присоединился к сражению. Битва с нежитью была в самом разгаре, и перевес, наконец-то, оказался на стороне живых. Заклятие замедления продержалось чуть больше минуты, после чего воинам вновь пришлось быть осторожнее. Несколько раз Райем прикрывал эльфов, низкий воин в черной маске держался ближе к раненым, выдав им амулеты защиты. Маг эльфийского отряда исполнял танец клинков, быстро и ловко совершая каждое движение, развороты, прыжки. Заметив, что в пылу сражения маг отошел слишком далеко от общего круга, Райем направился к нему, чтобы прикрыть его спину.

Исход битвы теперь был предсказуем. Десятками умертвия развевались по ветру серым пеплом. Райем в паре с магом добивали последних мертвяков, пока их люди начали перевязывать раненых.

— Вы очень вовремя подоспели, — решив, что опасность уже миновала, решил обратить на себя внимание Райем. Маг замер на месте, вглядываясь в командира Темных. Его мечи опустились, и в этот момент полудохлая гончая с рыком бросилась на него, прокусывая легкую кожаную защиту на плече. На опушке раздался женский крик.

Меч выпал из рук мага, он упал на колени, пытаясь скинуть с себя адскую псину. Райем в два прыжка преодолел расстояние между ними, отцепил гончую от воина. Умертвив нежить, он опустился к магу. Рана на плече сильно кровоточила, и тот вот-вот был готов потерять сознание. Райем стащил с мага сначала капюшон, затем маску, убеждаясь, что маг и вправду был девушкой. Притом очень даже знакомой.

Глава 19

— Проснулась, тигрица? — услышала мужской голос Лиса, едва успев открыть глаза.

Голова раскалывалась, девушка не сразу поняла, где находится и как тут очутилась. Перед глазами был тканый потолок, вероятно, она лежала в палатке. Правое плечо сильно болело, тело казалось невероятно тяжелым. Девушка приподняла голову, чтобы осмотреть себя. Она лежала на невысоком подобии кровати, прикрытая шерстяным пледом. Брюки и сапоги оказались по-прежнему на ней, а вот верхнее облачение было снято, осталась только нагрудная повязка. При попытке подняться с кровати голова предательски закружилась.

— Лежи, — снова раздался мужской голос. — Еще минут пятнадцать, я закончу регенерацию и смогу подлечить тебя.

Чужой мужской голос, незнакомый, наконец, дошло до Лисы. Девушка вспомнила, как потеряла сознание на поле боя. Повернув голову, она увидела темного лорда, сидящего на скамье у противоположного края палатки. Лорда Лиса сразу узнала. Этот был тот мужчина, который находился в замке Дайрела, когда она пыталась сбежать из заточения. Этого мужчину ей удалось несколько раз полоснуть его же кинжалом, освобождая себе путь на свободу.

Тело девушки среагировало на автомате. Лиса вскочила с кровати и попыталась дотянуться до своего меча, но боль в плече не дала выпрямить руку, головокружение ухудшило ситуацию, девушка потеряла равновесие и начала падать.

Темный лорд успел подскочить к своей недавней спасительнице, чтобы удержать от падания, и уложил ее обратно на кровать.

— Сказал же, лежи. Ты потеряла много крови, — он недовольно посмотрел на перевязанное плечо. — Вот, опять рана открылась.

Он укрыл девушку пледом, отложил ее оружие подальше от кровати и вернулся на скамью, где расслабленно откинулся на опору палатки.

Лиса с недоверием смотрела на темного. Он был подозрительно расслаблен, а широкая улыбка на его лице не могла предвещать ничего хорошего. Вот и помогай после этого людям. Из всех живых существ в мире ей «повезло» кинуться спасать именно темных лордов. Если бы знала, осталась бы стоять в стороне. Хотя, кого она обманывает? Кристи, добрая душа, все равно бы не отстала и заставила идти на помощь.

Интересно, у нее хоть когда-нибудь будет нормальная спокойная жизнь?

— Я смотрю, ты без приключений вообще не можешь? — весело спросил темный. Он поднялся со своей скамьи, чтобы придвинуть ее ближе к кровати.

Лиса напряглась, когда темный лорд стащил с нее плед. Но он лишь прикоснулся к ее раненому плечу, проверяя повязку и область вокруг ранения. Но тот факт, что мужчина был по пояс обнажен, напрягал еще больше.

— Уже позвал своего дружка, чтобы сдать меня?

— Лежи смирно, не дергайся, — строго приказал мужчина, начиная исцелять ее рану.

— Что, любимую игрушку нужно передавать целой и невредимой?

Девушка старалась не морщиться от покалывания заклинания на плече.

— Я правильно понял, что в вашем отряде еще одна девушка? — темный лорд, кажется, собирался игнорировать все вопросы девушки.

Упоминание Кристи заставило Лису еще раз попробовать встать, с какой только целью, правда, не понятно. В любом случае, темный лорд одной рукой прижал девушку обратно к жесткому матрасу. Лисе ничего не оставалось, как продолжить беспомощно лежать и сверлить мага злым взглядом.

— Если ты или кто-то из твоих людей подойдет к ней ближе, чем на десять шагов, я…

— Что ты? Будешь продолжать на нас всех злобно смотреть? — рассмеялся Темный лорд, но затем серьезно произнес. — Не волнуйся, ни к ней, ни к твоим людям никто не прикоснется. Хотя, если она сама попросит, — задумчиво добавил темный.

Здоровой левой рукой Лиса попробовала дотянуться до лица собеседника в надежде хоть глаза ему выцарапать. Мужчина оказался проворнее, отодвинулся назад, и девушка чуть не повалилась на пол с кровати.

— Так, я понял, шутить пока не стоит. Ляг, дай я закончу с твоим плечом, потом поговорим нормально.

Лиса согласилась, хотя выбора у нее все равно не оставалось.

— И когда же Дайрел здесь окажется? Или меня к нему сам потащишь? — впрочем, молчать она не собиралась.

Темный закатил глаза к потолку.

— Так сильно соскучилась по нему? Он по тебе так очень сильно, — поймав очередной разъяренный взгляд девушки, темный все-таки решил стать серьезнее. — Заканчивай уже, скоро дыру во мне прожжешь своим взглядом. Никого я не вызывал, никто сюда не едет.

— Значит, все-таки потащишь подарок самостоятельно?

— Женщина, ты хоть иногда помолчать можешь?! — взмолился темный. — Все, я закончил с плечом. В ваши с Эйданом разборки лезть не собираюсь. Ты и твои люди сегодня спасли жизнь моей команде. Я такого не забываю. Ты можешь быть спокойна, я даю тебе слово, что не сообщу о тебе Эйдану.

Лиса внимательно разглядывала темного, пытаясь понять, можно ли ему верить? С одной стороны, она ни за что и никогда бы не совершила такой глупости (опять), а с другой стороны, слово лорда, тем более слово темного лорда — нерушимо.

— Меня, кстати, Райем зовут.

— Какого демона Темные вообще тут забыли? До ваших границ здесь еще неделя пути, как минимум.

— Не то чтобы я должен отчитываться перед трактирной девчонкой, но, так и быть, я сегодня добрый. Мы тут по делам государственной важности.

— И что это за дела у темных с зеленым троном?

— А что за дела у галдорской подавальщицы с четырьмя эльфами-наёмниками и неизвестной девушкой на спорных землях?

— Не поверишь, погулять вышли, — огрызнулась Лиса. Несмотря на то, что плечо было залечено, голова продолжала болеть, к горлу подступала тошнота.

— А ты забавная, — вынес свой вердикт Райем. Мужчина встал и подошел к опоре палатки, где висела фляга с водой. — Ты мне нравишься, начинаю понимать, что в тебе нашел Эйдан.

— Я должна считать это комплиментом или угрозой?

— Успокойся, злюка, я тебе не враг.

— Не уверена.

— Будешь воду? Ты какая-то бледная.

На воду Лиса согласилась. Мужчина подошел к девушке и протянул ей флягу. Девушка начала медленно пить, но все равно поперхнулась. Откашливалась она долго, лицо покрылось испариной.

Райем нахмурился. За последние несколько часов он, конечно, не успел полностью восполнить свой внутренний резерв, но на качественное магическое лечение для девушки сил более чем хватило. Он потрогал ее лоб и понял, что Аньянка вся горит.

— У тебя жар, — произнес он, начиная просматривать ее ауру. — Так не должно быть.

Аура девушки сияла всеми цветами радуги, магичка явно старалась скрыть истинную ауру, но напрягло темного лорда не это. Аура была повреждена, в ней были серьезные прорехи, а магическая энергия из девушки сочилась во внешний мир бесконтрольно. Девица могла работать сейчас как небольшой источник, только недолго она проживет, если кто-то решит от нее подпитаться. В голове Райема начали складываться детали мозаики. Погружая девушку в состояние магического сна, Райем еще раз все проверил. Ошибки быть не могло. Поврежденная аура, пустые источники, бесконтрольный выброс энергии, потемневшие волосы девушки, начавшаяся миграция оголодавшей нежити. Темный лорд, убедившись, что Аньянка уснула под действием его чар, выскочил из палатки.

* * *

Кристина помешивала похлебку в котелке, пока эльфы жевали свои травяные салаты. Кристи никогда не была вегетарианкой, искренне веря, что человек создан, чтобы есть мясо. Так что ей пришлось самой ставить ловушку на зайца, разделывать пушистого бедолагу и отваривать мясо на костре с какими-то эльфийскими кореньями, внешне похожими на картошку.

Лагерь они разбили вместе с группой спасенных ими воинов. Гаэль просветил девушку, что воины были темными лордами, но Кристи не могла ничего сделать с этой информацией. Анья-Лиса была ранена, а единственный маг на много километров вокруг был темным. После битвы лорды начали быстро приходить в себя. Анья упоминала, что они обладают врожденной регенерацией, но увидеть подобное вживую оказалось удивительно. То есть Кристина действительно увидела, как один из темных срастил вырванную в локтевом суставе руку за несколько часов!

К вечеру, когда уже все темные были в полном здравии, их капитан приказал организовать охрану периметра, двое отправились на разведку, еще двое помогли эльфам и Кристине разбить лагерь. Кристи до последнего надеялась, что они смогу двинуться в путь, но, как им сказали, их командир находилась в плохом состоянии.

В некоторой степени Кристи злилась на свою подругу. Сколько всего она рассказывала про темных и ни разу и словом не обмолвилась, что темные лорды были красивы, словно боги. Высокие, подтянутые, темноволосые. Сильные и опасные. Немного дикие варвары, но у всех бывают свои недостатки. Нет, светлые тоже были ничего, но их белые волосы и холодная чопорность пугали. Темные лорды манили, затягивали, словно зыбучие пески. Особенно их командир.

— Сколько источников она выпила? — раздался над девушкой низкий мужской голос.

Кристи вздрогнула. Чертов капюшон полностью закрывал боковое зрение, а шагов она и не услышала, погрузившись в свои мысли. Девушка заметила, как вскочили ее эльфийские охранники, еще быстрее оказались темные воины, нацелив на всю их компанию стрелы.

Кристина медленно поднялась на ноги, стараясь не отводить взгляда от командира темных, который подошел к ней с вопросом. Красив чертяка. Пугающий до ужаса, но дьявольски сексуальный. Интересно, почему он выскочил из палатки в таком виде? Все-таки на улице был минус, а темный лорд стоял перед ней в одних брюках. Под его босыми ногами таял снег, дыхание вырывалось из его груди густым паром.

— Сколько источников она выпила? — повысив голос, повторил он свой вопрос.

— Каких источников, я ничего не… — успела промямлить Кристи, прежде чем темный ее прервал.

Лорд резким движением сдернул с нее маску, затем схватил двумя руками за талию, поднимая ее над землей до уровня его глаз, словно маленького ребенка.

— Последний раз спрашиваю, сколько источников… — начал он медленно цедить фразу сквозь зубы, но заканчивать ему свой вопрос не пришлось, Кристина итак была уже напугана до смерти стальной хваткой.

— Шесть…

— Сколько?!

— Шесть! — в тон темному крикнула Кристи. Лорд опустил ее обратно на землю и отвернулся, запуская свои ладони в волосы, явно над чем-то судорожно размышляя.

— Нет, ну какая идиотка, — пробурчал он себе под нос, затем повторив намного громче. — Какие же вы идиотки!

И с этими словами скрылся обратно в свою палатку, так и оставив Кристину возле костра с подгорающей похлебкой теряться в догадках, что только что произошло.

* * *

Лорд Кайлен Дайрел, правая рука и родной брат повелителя Темной Империи, стоял у камина в ожидании, когда наследница Зеленого трона сможет его принять. Он не любил бывать на землях Вечного леса. Эльфы трепетно относились к своим жилищам, превращая все вокруг в восковое подобие жизни. Лес с помощью магии заставляли быть вечнозеленым, дождь с неба если и шел, то делал это нарочито медленно. Во всем чувствовалась фальшь.

До недавнего времени эльфы не пускали темных лордов на свои территории. И Кайлену пришлось приложить немало усилий, чтобы добиться брачного договора с эльфийской наследницей.

Эльфийская дева не заставила себя долго ждать. Принцесса вошла в зал в сопровождении белого волка. Тотемное животное рода. Надежный охранник и верный друг. Кайлен в очередной раз оценил девушку, удостоверяясь, что сделал правильный выбор для сына.

Высокая, красивая и стройная, как впрочем, и все эльфы. Статная. Хладнокровная и сдержанная. Расчетливая и умная. Такими качествами должна обладать спутница темного лорда. Когда-то Кайлен делал ставку на человеческую баронессу. Он надеялся, что забрав ее ребенком из семьи, сможет воспитать достойную жену для сына. Но не сложилось. Девица сбежала, время было упущено. Гнилое семя ее рода дало свои всходы. Глупая, подверженная эмоциям, взбалмошная девица не имела права становиться рядом с его сыном. Скандал, которая она устроила на приеме у Светлого Императора, стал очередным этому подтверждением.

После встречи с леди Мароши Кайлен быстро усмирил свой гнев, поняв, как сможет использовать взбалмошную девицу для своих целей. А ее новое подданство Зеленому трону играло лорду Дайрелу только на руку.

— Моя принцесса, — поприветствовал лорд Дайрел свою будущую невестку.

— Мой Лорд, — ответила та вежливо.

— Я очень рад, что вы смогли уделить мне время сегодня, — проговорил Кайлен, приглашая принцессу присесть в удобное кресло возле стола. На столе он уже разложил все необходимые бумаги.

— Что вы мне сегодня принесли? — спросила девушка, прикасаясь к бумагам возле себя тонкой рукой. — Брачный договор? Разве мы уже не подписали все нужные бумаги?

— Вы абсолютно правы, моя принцесса, — кивнул старый лорд. — Но я хотел бы внести в документы некоторые поправки.

Кайлен внимательно следил за реакцией высокой особы на его слова. Если она и была недовольна новостям, то не продемонстрировала это ни единым движением. Практически идеальная кандидатура для Эйдана.

— Моя принцесса, я могу говорить свободно? — уточнил лорд, для формальности, конечно. Он прекрасно видел, что зал окутан пологом тишины, и кроме них двоих разговор больше никто не услышит.

— Конечно, мой лорд. Я вас слушаю.

— Скажите, вы хотите стать Императрицей?

— Должно быть, вы хотите оскорбить меня, мой Лорд. Я наследница Зеленого трона. Естественно я стану Императрицей. Или вы мне сейчас угрожаете?

В очередной раз ни единой эмоции не отобразилось ни на лице принцессы, ни в ее голосе.

— Я говорю о короне Темной Империи, моя леди.

Слова были произнесены. План Кайлена уже начал приходить в исполнение. Сильная и властная женщина перед ним с интересом заглатывает наживку.

— Ваш сын лишь второй в очереди на трон, мой лорд. Вы предлагаете мне нового мужа? Или убийство?

— Ни то, ни другое. Я хочу попросить вас добавить в брачный договор один пункт. Пусть ваша новая подданная, баронесса Мароши, будет обещана наследному принцу в качестве супруги.

— Какая из них?

— Старшая, естественно.

— И каким же образом устройство личной жизни для моей поданной и наследного принца Темной Империи позволит мне стать вашей императрицей?

Кайлен довольно улыбнулся.

— Моя принцесса, у темных лордов наследование происходит несколько иначе, чем в союзных империях. Чтобы стать императором, не достаточно быть первым в очереди. Необходимо быть сильнейшим. Вы уже успели оценить баронессу Мароши? Тогда вы прекрасно понимаете, что эта женщина не может быть достойной темного лорда. Она непременно подорвет репутацию наследника или очередным побегом, или своим вздорным поведением. Совет Семерых никогда не одобрит ее, как нашу императрицу. А, следовательно, путь к престолу для принца будет заказан.

— Разве принц не сможет избавиться от такой супруги, как только заведет с ней ребенка? Она человек и потенциально маг Высшей ступени. Их дети будут сильной кровью, совет не закроет на это глаза.

— Я смею вас заверить, что до детей они не успеют дойти. Как и леди Мароши не успеет дойти до Высшей ступени, — пообещал Кайлен. — Император стар и слаб. Ему осталось очень недолго на этом свете. Пока Райем будет укрощать свою строптивую жену, Совет Семерых будет видеть ваш с моим сыном крепкий брак, надежную опору для объединенных империй. Если нам повезет, леди Мароши может оказаться достаточно глупой, чтобы попробовать избавиться от ненужного ей брака. В конце концов, вы, женщины, бываете очень изобретательны, — Кайлен еще раз улыбнулся принцессе, видя, как все больше в ее глазах загорается алчный интерес. — Девочка вам доверяет? Быть может, однажды совершенно случайно вы проболтаетесь при ней о каком-нибудь яде, который не обнаружить в вине? Кто знает? Так или иначе, мы достигнем каждый своей цели. Мой сын станет новым Императором, и вы будете править вместе с ним.

— Лорд Дайрел, и как же вы убедите Императора отдать своего сына в руки такой невыгодной невесты?

— Моя принцесса, Император уже много лет прислушивается исключительно к моим словам. И от меня он услышит совершенно другую песню. Его любимую, единственно значимую для него — про сильную кровь и добродетель баронессы Мароши. А новость про ее потенциально высокий уровень только больше заинтересует его.

— Что ж, мой лорд, вынуждена согласиться, мне очень нравится ход ваших мыслей.

С эльфийских земель лорд Кайлен Дайрел выезжал в прекрасном расположении духа. На руках были все необходимые документы, которые принцесса уже успела подписать. Теперь путь Дайрела лежал к его Императору, чтобы сообщить своему брату великолепные новости. Рассказать, с каким трудом он договорился для наследного принца о выгодном браке с удивительной человечкой.

Глава 20

Эйдан никак не мог найти себе места. Беспокойство гложело его весь вечер, и он никак не мог установить причину своего состояния. Он мог бы это списать на то, что слишком засиделся в столице, вдали от военных действий, но чувствовал, что не в этом дело.

В начале военной кампании в помощь Зеленому трону Эйдан сильно удивился, когда совет Семерых определил Райема для непосредственной командировки. Обычно его брат занимался вопросами шпионажа, в то время как Эйдан с его людьми выполнял силовые операции. Отец, будучи приближенным к совету, пояснил, что для Райема сейчас будет лучше продемонстрировать силу и навыки лидера, в то время как Эйдану придется посвятить свое время внутренней политике.

Дайрел-старший потребовал от сына, чтобы тот провел несколько встреч с принцессой Алией перед их официальной помолвкой. Эйдан понять мотивов отца не мог. С браком было уже все решено, смысла устраивать эти встречи для знакомства Эйдан не видел. Ведь, по сути, не имело никакого значения, понравится ли ему принцесса или нет, брак состоится. Эйдан выполнит свой долг и перед отцом, и перед государством.

Свидания с принцессой Алией Эйдана раздражали. Принцесса была очаровательна, вела себя строго в соответствии с этикетом, так же как и сам Эйдан. Но Дайрел не мог не сравнивать ее со своей Аньей. Холодная сдержанность против взрывной страсти. Продуманные комплименты против острого языка. Смиренная покорность против дерзкого сопротивления. Принцесса Алия станет достойной супругой и подарит ему долгий, крепкий и чрезвычайно скучный брак.

После исчезновения Аньянки для всех в окружении Северного Лорда наступили непростые времена. Эйдан не любил проигрывать, и потеря любовницы отрицательно сказалась на его и так непростом характере. Свои отряды он загонял муштрой, слуги шарахались по углам, стараясь не попадаться господину на глаза. Единственного способа отвлечься от всего — военного дела — его временно лишил Совет.

Отец гонял его по столице с различными поручениями, словно мальчика-посыльного. А свободное время опять приходилось посвящать будущей супруге.

В попытке отвлечься от тревожного предчувствия, Эйдан решил провести тренировку с мечами. Но, несмотря на изнурительные выпады, быстрые смены позиций, моментальные атаки и постановку блоков, мысли об Аньянке в очередной раз отказывались покидать его голову.

Демонова девица. Он так и не смог найти ни единого следа после ее пропажи. Ни ее, ни мага, который ей помог. Будто оба в воздухе растворились. Райем с его шпионами тоже ничего не выяснили. Когда неожиданно объявилась его несостоявшаяся невеста, Эйдан подумал, что, быть может, есть какая-то связь между его Аньянкой и пропадавшей пять лет баронессой. Но отец развеял эти мысли. Слава Творцу, что Эйдан на ней не женился. Отец описал девушку как мужиковатую лысеющую хамку, крайне потасканного вида. А на наличие морока Эйдан свою любовницу проверял, и не раз. Так что гулящая баронесса никак не могла оказаться миловидной хрупкой Аньянкой.

Остановив тренировку, которая все равно ничем ему не помогла, Эйдан принял решение навестить своего брата в Мертвых землях. Все-таки, уже несколько дней от него не было ни одной весточки. Может быть, хоть холодные просторы Мертвых земель немного успокоят Северного лорда.

* * *

Кристи долго не могла заставить себя войти в палатку к командиру темных. Вроде она слышала, что его называют Райемом. Девушка ходила взад-вперед перед его палаткой, стараясь прислушиваться к тому, что там внутри происходит. На улице уже стояла глубокая ночь, весь лагерь лег на заслуженный отдых. Остались только двое смотрящих, которые расположились в разных концах их маленького лагеря, напоминая собой безжизненные статуи.

Кристи в очередной раз громко вздохнула, обещая, что вот прямо сейчас возьмет себя в руки и переступит порог злосчастной палатки.

— Да заходи ты уже, — услышала она голос темного лорда из глубины шатра. — Сколько можно мельтешить на пороге.

Кристи еще раз задумалась, стоит ли все-таки входить, слыша ворчание капитана темных. Но напомнив себе, что внутри находится ее подруга, девушка быстро юркнула в командирские покои.

Палатка оказалась весьма просторной. Не то что та, которую взяли с собой в поход девушки. В их убогом жилище хватало места ровно для того, чтобы они вдвоем сумели в ней лечь. Их эльфы, нанятые для охраны, категорически отказались выступать в роли «вьючных животных», так что сумки девушкам пришлось паковать максимально скромно.

После скандала с присягой на балу Императора, Анья была вынуждена расстаться с родовым поместьем. Маленькая месть Императора. Лишить баронессу родового замка, мелочно, но на тот момент это было единственное, что мог предпринять Светлый. Анья-Лиса недолго прощалась с родным домом. Старалась улыбаться, повторяя, что домом это место давно перестало быть. Кристина ей не верила. Не могла поверить, что можно так легко попрощаться с таким красивым поместьем. Сама девушка с тяжелым сердцем расставалась со своей квартирой в Нью-Йорке при переезде, а тут настоящий замок.

Лиса договорилась о перевозе библиотеки и личных вещей. Прислугу распустили, Хеймсфорт выразил свое согласие переехать в Зеленые леса, чтобы продолжить свою службу роду Мароши. Деньги из хранилища перевели в банк на имя старого дворецкого. Все-таки, в случае успешной кампании по высасыванию источников, девушки вряд ли надолго задержаться в этом мире.

По прибытию в столицу эльфов подруги сняли небольшой дом в центре города, и Лиса занялась подбором наемников для охраны. От предложения выступить с отрядами принцессы сестры отказались. В таком сопровождении они не смогли бы проводить свои ритуалы. Лиса утверждала, что все изучила, что ритуалы будут безопасны.

И вот теперь Кристи видела свою подругу, лежащую без сознания в палатке темного, мокрую от жара, ее руки подергивали мелкие судороги. Райем сидел рядом с девушкой, протирая ее лицо влажной тряпкой. Темный накинул на себя мятую белую рубаху, но по-прежнему оставался босым.

— Подходи, подменишь меня. Я не могу сбивать температуру и колдовать одновременно. Будешь обтирать ее. Лицо и грудь. Лучше сходи за снегом, — Райем кивнул в сторону небольшого ведерка рядом с кроватью.

Кристи молча кивнула и вышла на улицу, чтобы наполнить ведро рыхлым снегом. Вернувшись, она взяла кусок ткани, которым пользовался Райем, завернула в него немного снега и положила на лоб Анье.

— Что с ней?

— С ней? Умирает, вероятно, — пожал плечами Райем.

— Ты можешь что-нибудь сделать? — прошептала Кристи, бледнея. Ушам не верилось. Еще с утра с ее подругой было все в порядке.

— Я не знаю. Попробую.

— Пожалуйста, помоги ей, — Кристи готова была молить темного на коленях. Райем оглядел девушку с ног до головы и улыбнулся.

— Как тебя зовут?

— Тина, — ответила Кристи, помня, что Лиса говорила, что им нельзя раскрывать, кто они такие. Ни при каких обстоятельствах. Поэтому в этих приключениях на снежных просторах Кристи стала Тиной, а Лиса вновь именовала себя Аньянкой.

— Тина, откуда вы знакомы с Аньей?

— Мы работали с ней вместе в таверне, — Кристи старалась не сводить взгляда со своей подруги, боясь, что темный сможет прочитать все ее мысли, если посмотрит ей в глаза.

— Не хочешь говорить, не говори. Врать мне не надо, — спокойно ответил Райем. — Твоя подруга не говорила тебе, что у темных лордов ничего просить не стоит? Мы можем запросить высокую цену за свою помощь.

Кристи сглотнула внезапно образовавшийся ком в горле. Пугающие истории про лордов моментально всплыли в ее памяти, но то ли страх за подругу, то ли невероятное обаяние темного, не позволяли ей вести себя разумно.

— Пожалуйста, помоги ей. Я… я не знаю, чем тебя отблагодарить, но пожалуйста… пожалуйста, сделай хоть что-нибудь.

— Как это мило, — улыбнулся Райем. — Не пугайся, я не кусаюсь. Принеси, пожалуйста, мою сумку. Там, в углу.

Кристи поднялась с пола и прошла за сумкой на негнущихся ногах.

— А я так надеялся сегодня выспаться, — пробурчал Райем, оценивая неровное дыхание Аньянки. — Во внешнем кармане есть пузырек с голубой жидкостью. Разведи его в чашке воды и принеси мне.

Кристи выполнила все, что ей велел темный лорд. Пока носилась по палатке, Райем не убирал руки от Аньи. Он выполнял странные движения, иногда касаясь девушки, иногда просто проводя руками по воздуху над ее телом. Кристи ожидала, что он будет колдовать, читать заклинания, что она увидит разные вспышки, увидит хоть что-нибудь, в конце концов. Но никаких спецэффектов не наблюдалось.

— Дай мне это выпить, — попросил Райем, Кристи помедлила. — Я не могу сейчас прерывать контакт с Аньей, а зелье меня взбодрит. Тут всю ночь возиться, как минимум.

Кристи протянула кружку к губам Райема, немного наклоняя ее, чтобы он мог выпить свое зелье небольшими глотками.

— Будем считать, что ты расплатилась, — весело улыбнулся мужчина и уже полностью сосредоточился над своими действиями руками.

Кристи не решалась нарушать возникшую тишину в палатке. Она несколько раз выходила на улицу, чтобы набрать в ведро свежего снега вместо растаявшего, и возвращалась обратно. Садилась на пол, чтобы удобнее было обтирать горячие руки Аньи.

Через час Райем решил прерваться, вставая со своей скамьи, чтобы размять спину.

— Не сиди на полу, заболеешь, — велел он, подходя к стопке со своими вещами. — Держи, — он протянул Кристи шерстяной плед.

— Спасибо. Как она?

— Пока не могу сказать. Будет видно ближе к утру.

— Но что с ней? Все же было хорошо еще утром…

— Я уже говорил, что с ней, — утвердительно заявил Райем. — Идиотка. Искательница приключений на свою ж… пятую точку.

— Хотелось бы услышать больше конкретики, — отважилась ответить Кристи, видя, что темный, вроде, не такой страшный и злобный, как ей показалось изначально.

— Я вижу, что ты не маг. Поэтому не могла знать, что делает твоя подруга. Анья использовала древний ритуал темных для поглощения источника силы.

— Это я как раз знаю. Она говорила, что ритуал безопасный.

— Конечно безопасный. Если ты относишься к темным лордам, проводишь его с поддержкой минимум трех старших магов и не чаще одного раза в год, — видя шок в глазах у девушки, Райем пояснил. — Ритуал отнимает много сил. Темные обладают врожденной регенерацией, что помогает их организму справляться с нагрузкой. Старшие маги могут контролировать всплески энергии, чтобы те не повреждали ауру. Твоя подруга была лишена такой поддержки. Вам повезло, что вы выбирали такие слабые источники для поглощения, иначе она бы не перенесла и одного ритуала. Сейчас ее аура сильно повреждена.

— Ты сможешь ее вылечить?

— Постараюсь. Но работы тут до утра. И я не могу ничего гарантировать.

* * *

На рассвете Райем отправил Тину спать в ее палатку. Бедная девушка так и уснула на полу возле своей подруги. Командир темных провозился всю ночь, ставя одну за другой магические заплатки на ауру Аньянки. К утру ему удалось добиться того, чтобы энергия девушки перестала бесконтрольно расплескиваться во все стороны. Убедившись, что жара нет, он вывел больную из состояния сна.

— Доброе утро, проснись и пой! — весело поприветствовал он открывшую глаза девушку.

— Почему у меня такое ощущение, что по мне прошлось стадо маралов? — прохрипела Анья, присаживаясь на кровати. Она едва успела подхватить плед, прикрывавший ее. — Почему я голая?! — закричала девушка.

— Не вопи, итак голова раскалывается. Раздевала тебя твоя подруга. Я даже не подглядывал.

В палатку постучали, и на пороге появился темный воин из отряда Райема.

— Лорд Эйдан прибыл, двигается с северной части лагеря, — доложил солдат и удалился.

— Эйдан? — зашипела Анья, вставая с кровати, заворачиваясь в плед. — Ты мерзкий ублюдок, ты слово давал…

— Успокойся, пожалуйста, — сказал Райем. — Я его сюда не звал. Наверное, прибыл с проверкой. Оставайся здесь, я его уведу. Умеешь набрасывать морок?

Анья молча кивнула, опасаясь, что Дайрел может быть уже рядом и услышит ее. Райем направился к выходу из палатки.

— Отлично! Морок она набрасывать умеет, а по лесам к темным лордам на подмогу бегает в одной маске.

Райем скрылся за пологом своей палатки.

— Эйдан! Рад тебя видеть! — услышала Анья.

* * *

Эйдан материализовался в трехстах метрах от лагеря брата. Райем был как всегда предсказуем. Вечно ставил защиту от перемещений именно на это расстояние. Подходя к лагерю, Эйдан заметил, что помимо отряда темных лордов, присутствовали еще четверо эльфов с двумя палатками.

— Эйдан! Рад тебя видеть! — поприветствовал Райем брата, выходя из своего походного жилища. Вид у принца был помятый, рубаха расстегнута. Райем на ходу натягивал обувь.

— Здравствуй, брат, — поздоровался Эйдан.

— Ты по делам? Или просто в гости решил заехать?

— От тебя не было вестей несколько дней, решил проверить. Пойдем, поговорим, — ответил Эйдан, направляясь в палатку командира темного отряда. Райем преградил ему путь.

— Пойдем лучше поговорим в другом месте.

— А что не так с твоим местом?

— Ну, знаешь, я там не совсем один был сейчас. Бурная ночь, и все-такое. Ты уже большой мальчик, сам все понимаешь. Не хочу никого смущать, — протянул Райем, наиграно-невинно глядя в небо.

— Ты издеваешься? Тут на сотни километров ни одной живой души! Тебе так надоели все твои девки, что решил переключиться на медведей?

— Эй! Если ты сюда приехал с этой же целью, то предупреждаю, все медведи в радиусе десяти километров мои! — строго пригрозил пальцем Райем своему брату.

Эйдан захохотал, похлопывая братишку по плечу.

— Все твои дурацкие шуточки, — пробурчал он. — Пойдем к твоим бойцам, раз такое дело. Что у тебя за прибавление в лагере? — спросил Эйдан, проходя мимо палаток эльфов.

— Эти? От Зеленого трона. Столкнулись два дня назад на зачистке у орков. Ребят пришлось спасать, сунулись, не проверив силы.

— Четверо эльфов? Таким маленьким отрядом? Еще и без магов в сопровождении?

— Сам сначала удивился. Их отряд перебили умертвия. Эти полезли в пещеры, надеясь укрыться, и попали на орков, которые сами оказались в таком же положении.

Братья зашли в палатку отряда, где Эйдан выслушал доклады разведчиков. Необычная миграция живых мертвецов сильно проредила вражеские группы. Оголодавшие мертвяки нападали на все живое, преследуя своих жертв по несколько суток. Райем показал на карте планы своих маршрутов, эльфы продемонстрировали свои карты, указав, какие зоны успели зачистить, до того как их маги погибли на стычке с мертвецами.

Эйдан покидал лагерь довольный. На душе стало спокойнее, видимо, волновался за брата все это время. Дурацкие мысли, которые постоянно лезли в голову в душной столице, были унесены ледяными ветрами Мертвых земель. Сейчас он чувствовал, что у него появились силы на еще одно свидание со своей будущей супругой. Тем более что он сможет порадовать эльфийскую принцессу, что и ее воины прекрасно показывают себя на сражениях.

* * *

После отбытия Эйдана, Райем направился в свою палатку. Он был приятно удивлен тем, насколько его отряд умел слаженно врать своему генералу. Поразительные способности. Еще вчера вечером Райем провел с бойцами беседу про их соседей по лагерю. Все темные, без исключений, согласились молчать о наличие в лагере двух женщин. Все прекрасно понимали, кому они обязаны спасением своих жизней. Темные лорды никогда такого не забывают. Долг жизни — самый важный в Империи. Как правило, расплатиться за него невозможно. Каждый темный лорд искренне считает, что жизнь Темного — самая ценная.

Райем зашел в свою палатку и застыл как вкопанный. На его кровати, в его простынях и пледе было завернуто тело. Большое, волосатое тело.

— Ты! Ты с какой целью морок мужика набросила?! — закричал Райем, задыхаясь от возмущения. — А если бы Эйдан все-таки зашел в палатку?

— В медведя лучше было бы? — уточнила Анья. В конце концов, не только темным над всеми издеваться можно.

— Спасибо, не надо. Давай-ка лучше в свой обычный вид, пока меня не стошнило.

— Одежду мою отдай, для начала.

Райем протянул девушке ее вещи, стараясь не смотреть на жуткое волосатое тело полного мужчины, которое говорило тонким девичьим голоском.

— Я так понимаю, раз ты меня сдавать не намерен, то мы с моим отрядом пойдем своей дорогой, а вы идите своей, — предложила девушка, натягивая на себя брюки. Морок она уже с себя сбросила, иначе не смогла бы влезть в свою одежду.

— А вот это навряд ли, — ответил Райем, честно разглядывая потолок своей палатки, пока девушка продолжала одеваться. — Ты со своими ритуалами перемудрила. Твоя аура сильно повреждена. И устранить я этого не могу. Я подлечил тебя, насколько это было возможно, но это все временно. Каждые несколько дней нужно будет ставить новые заплатки на ауру. И сделать это может только сильный маг из темных лордов. Так что, если у тебя нет в друзьях еще одного темного лорда, обязанного тебе жизнью, тебе придется в ближайшее время потерпеть мою компанию.

Глава 21

Хуже темных лордов могут быть только темные лорды с чувством юмора. Райем шутил. Постоянно. Без остановки. Аньянка никак не могла к этому привыкнуть. Настолько это не вязалось с образом строгих, холоднокровных и суровых темных лордов. Его отряд бойцов был под стать капитану. Первое время они вели себя, как это свойственно темным. Молчаливые, бездушные каменные статуи, которых неожиданно оживили и заставили ходить. Но привыкнув к новым спутникам, видимо, расслабились. Иной раз воины любили пошутить, с удовольствием рассказывали девушкам разные истории, в основном об их боевой славе. В общем, вели себя как самые обычные люди. Об их необычном происхождении напоминали только черные волосы и невероятная гордость за свою расу. Никто из них ни разу не показал девушкам, что они устали, как им больно после очередного ранения в бою. Однажды воин с открытым переломом голени пытался доказать Кристине, что запросто сможет в таком состоянии носить ее на руках. Попытки это продемонстрировать пресек Райем, который не слишком хорошо реагировал, когда кто-то из его воинов пытался прикоснуться к девушке.

Днем отряд отправлялся на боевые вылазки. Райем брал Аньянку с собой, помощь второго мага была им полезна. Кристину он брать категорически отказывался, оставляя ее в лагере с эльфами и двумя своими людьми для охраны.

— Тина, не обижайся, но ты орудуешь мечом хуже кухарки, — утверждал Райем. — А твою подругу все равно ни на минуту оставить одну нельзя, опять же влезет в приключения.

Кристи обижалась, но все равно оставалась сидеть в лагере, выбора-то у нее в любом случае не оставалось. Зато она готовила для всех ужин. Вечерние бденияя у костра с историями превращали их необычный отряд в некое подобие очень странной семьи. Кристи была не против готовить для мужчин, так она хоть чуть-чуть чувствовала себя полезной. А мужчины были только рады вкусной стряпне.

Райем несколько раз предлагал девушкам перебраться в его палатку, но Анья упорно отказывалась. Она итак проводила каждую третью ночь с темным лордом, пока Райем лечил ее. А оставлять Кристи с Темным в одной палатке на ночь наедине ей не хотелось. И тут даже дело не в том, что Анья не доверяла Райему. Скорее следовало беспокоиться о здравом уме своей подруги, которая была сражена обаянием темного командира. Анья постоянно замечала, какие томные взгляды Кристи бросала в его сторону. Но каким бы хорошим Райем не казался, стоило помнить, что он все равно Лорд. Во время лечения Кристи всегда присоединялась к ним, но, как правило, быстро засыпала.

— Ты все-таки скажешь мне, что со мной? — в очередной раз допытывалась Анья, пока Райем заканчивал манипуляции с ее аурой.

— Я сам не знаю. Не уверен. Была бы у меня императорская библиотека под рукой, может, я и нашел бы что-нибудь. Но пока мы тут, увы.

— Это хотя бы пройдет?

— Не знаю. Мне не известны случаи, когда ритуалы темных лордов выполняли другие расы. Зачем тебе вообще это потребовалось?

— Я обязана отвечать на этот вопрос?

— Все еще не доверяешь мне?

— Доверять темному? Шутишь?

— Обидно, знаешь ли. Я тут каждую ночь тружусь, в поте лица…

— Ну, допустим, не каждую ночь…

Райем наигранно надул губы, демонстрируя обиду.

— Могла бы и спасибо сказать, — буркнул он. Анья густо покраснела, поняв, что действительно еще ни разу не отблагодарила темного за помощь.

— Спасибо, — шепнула она. — Правда. Я понимаю, что без тебя я бы не справилась. Но я, правда, не могу рассказать тебе, что и зачем мы с Тиной делаем.

— А давай я попробую угадать? — весело улыбнулся Райем. — Ты пропала без следа, сломав самую надежную магическую защиту в Империи. Со своим, на тот момент, четвертым уровнем магии. И кинула редкий зов на крови не ниже седьмого уровня. Тебе помог некий весьма сильный маг, чтобы сбежать. Спустя некоторое время, ты неожиданно появляешься в Мертвых землях, осушаешь магические источники в компании неизвестно откуда взявшейся подруги. Очевидно, пытаясь как можно скорее поднять свой уровень. Зачем? Учитывая, что у тебя есть такой сильный и влиятельный маг в друзьях?

Анья слушала Райема внимательно. На душе похолодело, она так надеялась, что их самую главную тайну будет непросто раскрыть, а темный, кажется, уже обо всем догадался.

— Анья, я занимаюсь в Темной Империи шпионажем не просто так. Я знаю все и про всех. Всегда. Умею получать информацию и делать правильные выводы. Зов крови, который ты использовала, заклинание редкое, почти забытое. Им можно призвать даже мертвого, если он состоит с тобой в родстве. Тот, кто тебе помог выбраться из башни — сильный маг. Таких нет в Союзных Империях. И он точно не из темных, тебе попросту не стали бы помогать. Да и Эйдан проверил каждого, достаточно сильного для таких манипуляций, лорда, после твоего исчезновения. То, что ты тут пытаешься поднять свой уровень, говорит, что тот маг больше помочь тебе и твоей подруге не может. Я делаю вывод, что его все-таки нет в живых. У нас не так много высших магов, недавно скончавшихся, великих — и того меньше. И только у одной волшебницы была дочь, которая загадочным образом исчезла несколько лет назад. Я прав, леди Мароши?

Анья молчала, думая, что можно ответить, что соврать, но чувствовала, что это бесполезно пытаться сделать. Так что решила задать главный вопрос, который ее сейчас интересовал.

— Если ты все знаешь, почему все-таки ничего не сказал об этом Дайрелу?

— Нравишься ты мне, ты забавная, — беззаботно пожал плечами Райем. — Эйдан наломал с тобой дров, пусть сам их разгребает. Если ты захочешь, вы и без моей помощи будете вместе.

— Эти твои шуточки, — процедила Анья.

— Ты мне только одно скажи, как вам удалось уговорить Старую Эн отправить Кристину в наш мир? — задал вопрос Райем, явно стараясь поменять тему, прежде чем девушка запустит в него чем-нибудь тяжелым.

— Старую Эн? — уточнила Анья. Девушка задумалась, вспоминая, что Кристи ей рассказывала про некую старушку, которая опоила ее чаем, после чего она очутилась в поместье Мароши.

— Как ты думаешь, если Темные, да и Светлые тоже, так нуждаются в человеческих женщинах для продолжения рода, почему мы просто не переносим их к себе с Земли? Что, ни разу не задумывалась? — Райем в очередной раз широко улыбнулся. Все-таки у него были определенно добрые глаза, отметила про себя Анья. Сама не зная почему, но она очень хотела доверять этому темному лорду. — Много лет назад Светлые, видя, как слабеет Темная Империя, сделали Землю закрытым миром. Мы туда можем спокойно попадать и возвращаться обратно. А вот забрать кого-то с Земли мы не можем. Светлые, не желая и себя лишать возможности обзавестись завидной невестой, поставили в мир своего стража. Старую Эн. Тогда она еще не была старой, конечно. Эн была одной из последней Великих волшебниц Светлой Империи. А еще являлась женой Светлого Императора.

Анья ужаснулась. Неужели Светлый Император мог вот так легко расстаться со своей супругой? Это было как-то неправильно. В Империи давно считали, что он просто овдовел. А он при живой супруге еще и новых невест себе искал по всем союзным землям.

— Удивлена? Светлый оказался не таким белым и хорошим, как у вас принято считать? — решил поиздеваться темный.

— Я смотрю, что светлые, что темные… Нет никакой разницы. Все Лорды просто безжалостные моральные уроды.

— Не могу не согласиться, — кивнул Райем. — Ну, так вот, возвращаясь к Старой Эн. На Земле время течет иначе, и пока ее муж продолжал править в нашем мире, молодая и прекрасная волшебница была брошена стареть в одиночестве на чужой планете, медленно сходя с ума. Поначалу супруг вроде навещал ее, но время шло, женщина из прекрасной девы превратилась в старуху. А Император остался таким же молодым. Он перестал ее навещать. Не знаю, что больше повлияло на Старую Эн, одиночество, предательство любимого, невозможность нормально использовать свой великий дар или вернуться в свой мир. Может быть, все сразу. Старуха сошла с ума. И перестала передавать человеческих девушек в наш мир, как темным, так и светлым. Мы годами пытались уговорить ее, чтобы она открыла проход для темных. Что греха таить, даже обещали ей голову муженька доставить. Но бесполезно. Так что мне очень интересно знать, что же вы вдвоем смогли ей дать, что не смогла вся Темная Империя?

К разговору присоединилась Кристи, которая уже не спала и некоторое время слушала диалог Райема и Аньи.

— У Аньи с собой была книга. Какой-то редкий экземпляр из этого мира. Старушка забрала его, сказала, что рада хоть какой-то весточке из родного дома.

— Какая книга?

— Труды Герольда Барбера, я украла ее у Дайрела из библиотеки.

— Да, точно. Барбер, — согласилась Кристи. — Так она сказала. Возмущалась, что ты рисовала в этой книге.

— Ты рисовала в трудах Барбера? Женщина, что с тобой не так?! — возмутился Райем. — Ты хоть знаешь, насколько это редкая и дорогая книга?

— Я исправляла некоторые заклинания, — пожала плечами Анья.

— Она исправляла заклинания, — продолжал возмущаться Райем, даже вскочив на ноги и начиная расхаживать по палатке. — Женщина, это Герольд Барбер! Великий маг! Величайший! Да большая часть всех магических знаний сейчас есть благодаря ему! Заклинания она исправляла. Да тебя за такое…

— Его заклятия не срабатывали на Земле. Или срабатывали, выкачивая почти всю силу, — попыталась оправдаться Анья. — Я просто старалась адаптировать их, чтобы можно было колдовать на Земле…

— Да, — поддержала подругу Кристи. — Та женщина сказала, что ей понравились твои идеи.

— Вот, значит, как… Вы ей не просто весточку из родного мира передали, а вернули возможность снова пользоваться своим даром…

* * *

Дни пролетали быстро. Боевые вылазки становились все реже, Райем получал от остальных отрядов новости, что врагов Зеленого Трона на спорных территориях практически не осталось. Темные воины с удовольствием коротали время, проводя спарринги с эльфийскими наемниками. Райем взялся тренировать девушек в рукопашном бое.

Хотя у Аньи было подозрение, что темный просто использует эти тренировки, чтоб оказаться поближе к Кристине. Аньянка внимательно следила за их спаррингами. Райем не использовал никаких болевых приемов, был максимально осторожен. Да и вообще, все эти тренировки больше напоминали тысячу и одни способ прижать Кристину к себе поближе. Насколько могла судить Анья, Кристи была не против. В глазах подруги разгорался неподдельный интерес каждый раз, когда Райем звал потренироваться.

А вот саму Аньянку Райем не жалел. Их с ним тренировки частенько заканчивались легкими травмами. В основном страдала только сама девушка. Но Анья была вынуждена признать, то учителем Райем был отличным. Он показал ей некоторые техники Темных, научил правильно ставить блок, уходить от ударов. По вечерам брал ее на пробежки. Райем все время повторял ей, что, учитывая комплекцию девушки, ей необходимо развивать свою скорость и ловкость. Только так она сможет представлять хоть какую-то угрозу для соперников во время ближнего боя.

За неделю до возвращения из Мертвых Земель Райем в очередной раз позвал Анью на пробежку. На улице уже успело стемнеть, лагерь готовился ко сну. Анья тоже предпочла бы лечь пораньше, но отказать темному не могла.

— Я помогу вам с возвращением на Землю, — произнес Райем, спустя полчаса бега в полной тишине. У Аньи сбилось дыхание, и девушка остановилась. — Через неделю мы возвращаемся домой. Мне потребуется несколько дней, чтобы подготовить зелье, потом Кристина сможет отправиться на Землю.

— Кристина? А я?

— Это невозможно. Пока мы не решим вопрос с твоим здоровьем, тебе небезопасно совершать переходы между мирами. Да и потом, здесь мне приходится латать тебя каждые три дня. На Земле время течет гораздо быстрее.

Анья не задумывалась об этом раньше. Она, конечно, понимала, что проблемы могут быть, но так надеялась, что к моменту их возращения домой все само собой решится.

— Скажешь ей? Скажешь Тине, что не отправишься с ней?

— Нет, не думаю, что стоит. Она может захотеть остаться. Это может быть опасно для нее.

— Согласен. Если хочешь, я смогу проверять ее там, чтобы знать, что с ней все в порядке.

— Райем, почему ты помогаешь нам? Честно? Ты узнал кто я, где меня искать, и не сдал Дайрелу. Поможешь с перемещением Тине, обучаешь нас, тратишь свое время и силы. Я не понимаю…

— Все пытаешься найти, в чем подвох? Все намного проще, чем ты думаешь, — решил признаться Райем, присаживаясь на упавший ствол дерева. — Тебе постоянно удается меня удивлять. Я уже так давно погряз в различных кознях, интригах и заговорах, что привык быть готовым ко всему. Я привык, что нельзя никому доверять. Все вокруг врут и предают. Я вечно окружен шпионами — своими, отца, дяди, совета… Любая моя любовница непременно докладывала кому-нибудь из них обо всем, что я делаю. Я привык ко всему, научился выживать во всем этом, быть ко всему готовым, привык знать все наперед. А тут появляешься ты и преподносишь сюрпризы. Раз за разом.

— Ты самый неправильный темный из всех, кого я встречала, — сделала вывод Анья, присаживаясь рядом с Райемом.

— Откуда ты знаешь? Может, так и должно быть, просто остальные темные погрязли в своих играх и не хотят видеть, что мир вокруг них уже давно изменился?

— Может быть, — пожала плечами Анья. — Только мне бы хотелось, чтобы меня в эти игры не втягивали.

— Тут уже помочь не смогу, — грустно улыбнулся Райем. — Ты втянута уже по самые уши. Могу показать, как можно выживать во всем этом.

— Рай, а если мне надоело выживать? Если я хочу жить нормально? Как нормальный, обычный человек? Не бегать постоянно, не прятаться и не бояться за себя и близких?

— Это политика. Тут или побеждаешь, или умираешь. У тебя есть удивительная способность наживать себе могущественных врагов. И еще более уникальная способность находить друзей. Доверься мне, и я научу тебя побеждать.

Анья посмотрела на звездное небо. Сегодня ни одно облако не скрывало миллионы ярких звезд. Она сидела и чувствовала, как огромный груз проблем, который столько лет тормозил ее, все больше утягивая в беспросветное болото отчаяния, неожиданно стал легче.

— И что же ты попросишь за это, темный?

— Ты подаришь мне свободу.

Глава 22

После заснеженных просторов было необычно окунуться в летний зной вечнозеленого леса. Лиса и Кристи воспользовались порталом, который для них создал Райем. Если бы не он, им пришлось бы еще двое суток назад выдвигаться в путь, чтобы оказаться в условленной точке сборов зеленых эльфов вовремя, дабы воспользоваться общим порталом в столицу. А так девушки провели еще два дня с отрядом темных, немного потренировались и отпраздновали удачное завершение военных действий.

Кристи была несказанно рада возвращению в тепло и домашний уют. Хотя они еще не успели обустроить их новый дом, главным плюсом, в сравнении с палаточным образом жизни, все-таки была возможность нормально помыться. Кристи, едва ступив на порог дома, мигом помчалась в ванную, чуть не сбив с ног старого управляющего.

— Леди Лиса, Леди Кристина, рад видеть вас в добром здравии, — поприветствовал девушек Хеймсфорт, забирая их сумки.

Кристи его не слышала, предвкушая, как будет принимать горячую ванну с нормальными шампунями и маслами. Лиса только позавидовала такой бодрости духа. Сама она себя ощущала полностью разбитой и опустошенной. Пока Хеймсфорт перечислял ей список необходимых решений на ближайшее время, Лиса сидела на кухне и пила чай. Управляющий запрашивал новый персонал, говорил о необходимости мелкого ремонта в некоторых комнатах, передавал ей свежую корреспонденцию. Лиса кивала, обещая всем заняться позже. Мысли целиком занимал предстоящий день.

Райем обещал появиться вечером с зельем для перемещения на Землю. Лиса была твердо намерена не говорить Кристи до последнего, что не отправится с ней обратно. Так что на все планы подруги о том, как они уже вечером закажут пиццу или пойдут в ресторан поесть лобстеров, полетят в ближайшее время куда-нибудь в тропики, Лиса сдержанно кивала, стараясь улыбаться искренне. Последние дни она убеждала свою названную сестру, что чувствует себя хорошо, и проблем со здоровьем больше нет.

Кристи выбежала из ванной почти через два часа. Довольная и счастливая, девушка достала из сумок, привезенных из поместья Мароши, свои нью-йоркские вещи.

— Наконец-то мы отправимся домой! — раз за разом повторяла девушка. — Только подумай, как это здорово! Столько времени прошло… Интересно, меня хотя бы искали? Я снова буду ходить в джинсах и кроссовках!

— Может, хочешь напоследок пройтись по магазинам? Возьмем сувениров на память? — предложила Лиса, поднимаясь с дивана. — Еще успеешь нацепить на себя свои шпильки.

— Ну, уж нет, я лучше босиком на Землю отправлюсь, чем снова надену на себя это орудие пыток.

— Так как, поедем по магазинам? Тут нам деньги больше не пригодятся.

Кристи с удовольствием согласилась. Девушки прогуливались по эльфийской столице в течение трех часов. Кристина подошла к покупкам крайне ответственно. На одежду она тратить время не хотела, учитывая, что на Земле ее все равно, кроме как на маскарад, не наденешь. Зато лавки ювелиров были вынесены практически полностью. Цепочки, браслеты, кольца, подвески, колье. Золото, серебро и драгоценные камни. Девушку восхищала тонкая работа гномьих и эльфийских умельцев.

Кроме драгоценностей, к удивлению Лисы, Кристи решила приобрести себе на память несколько книг.

— А что? Читать я теперь на вашем языке умею. Вдруг решу по местной истории книги выпускать? Может по моим романам еще и фильмы снимут? — ответила Кристи, когда продавец книжной лавки уже передавал десяток книг молодому оборотню-носильщику.

Все покупки к вечеру доставили в дом к девушкам. Райем прибыл сразу после ужина, попросту материализовавшись в гостиной.

— Соскучились по мне? — улыбнулся молодой темный лорд.

Кристи вмиг растеряла свое хорошее настроение. Видимо, к девушке пришло осознание, что отправляясь на Землю, она Райема больше не увидит.

— Очень, — призналась она. — Ты будешь нас навещать?

— Ну, только если ты очень хорошо попросишь, — хитро улыбнулся Райем, после чего получил от Кристи легкий толчок в грудь.

— Все готовы? Я могу открывать портал?

— Да, — ответила Лиса. Кристи уже давно перенесла все свои сумки на первый этаж, чтобы быть уверенной, что ничего не забыла. Лиса принесла только одну сумку. — Рай, вы с Кристи идите первыми, я сразу за вами.

Райем прочитал заклинание и разбил флакон с зельем об пол. Открылась воронка, Райем взял все сумки Кристи, чуть приобнимая девушку за талию.

— Уверена? — спросил Райем, в последний раз оборачиваясь на Лису. Юная баронесса слегка кивнула в ответ, и Райем с Кристи сделали шаг в воронку, пропадая из гостиной дома в эльфийской столице.

Лиса сбросила с плеча пустую сумку обратно на диван и села с ней рядом, ожидая, когда портал закроется. На это ушло чуть больше двух минут. На сердце было противно. Лиса очень надеялась, что Кристи простит ее, но не была в этом уверена.

* * *

— Где же она? Почему так долго? — волновалась Кристи, глядя, как воронка уже начинает мерцать, становясь чуть меньше.

Райем выглядел неуверенным. Кристи не думала, что когда-нибудь сможет увидеть нерешительность на лице темного лорда.

— Портал уже закрывается, — продолжала она, переступая с ноги на ногу.

— Кристина, я должен тебе сказать, — начал Райем, но Кристи уже все прекрасно поняла.

— Она не придет?

— Она не сможет. Мы так и не решили проблему с ее здоровьем.

— Но почему она не сказала мне? — на глазах девушки навернулись слезы. Райем протянул руку, чтобы коснуться ее лица. Кристи только отшатнулась в сторону.

— Ты! Ты все знал! — обвинила Райема девушка.

— Так решила Лиса. Сказала, что это будет лучше для тебя. Она боялась, что ты захочешь остаться. Это опасно, — пытался успокоить девушку Райем. Но за это лишь получил очередной ощутимый толчок кулаками в грудь.

— Вы постоянно это делали! Сволочи! Самые умные, — плакала Кристи, давясь от злости. — Постоянно все за меня решали. Я просто была для вас обоих обузой.

— Перестань, ты не права.

— Убирайся, — огрызнулась девушка. — Пошел вон! — закричала Кристи на темного, словно перед ней стоял не могучий воин, а бродячий пес. — Видеть тебя не хочу! Иди в свой долбанный волшебный мир, играйте в свои долбаные войны, балы и магию. Ненавижу!

Райему не оставалось ничего, кроме как выполнить требования девушки. Он хотел обнять ее, прижать к себе и всё объяснить. Но она даже не подпустила его к себе. Новый портал был открыт, Райем шагнул в него, напоследок убедившись, что девушке ничего не угрожает в вечернем городе.

* * *

Лиса не находила себе места, ожидая, когда же вернется Райем. Его не было дольше, чем она предполагала. Сидение на диване уже успело надоесть, так что девушка в миллионный раз проходила гостиную от парадной до камина и обратно. Наконец, открылась воронка, и темный появился возле дивана.

Лица на Райеме не было. Он устало опустился на диван, откинул голову назад, закрывая лицо руками.

— Как она? — спросила Лиса, садясь рядом.

— Женщины… Вас обеих надо научить, как нужно общаться с темными. Никакого уважения…

— Все так плохо? — поморщилась Лиса, понимая, что если уж Райему так досталось, что в таком случае подруга высказала бы ей.

— Она чувствует, что ее предали. Ее можно понять.

— Думаешь, она простит меня?

— Время лечит. Думаю, она успокоится и все поймет.

— Будем надеяться, — прошептала Лиса, внимательно разглядывая рукава своей кофты. Хотелось хоть как-то отвлечься от грустных мыслей, так что она заставляла себя изучать причудливый рисунок из ярких нитей.

— Мне пора. Завтра долгий день. Оставайся дома и постарайся не ввязываться ни в какие приключения. Я попробую выяснить, что с тобой происходит, нам еще нужно решить вопрос, как мне тебя дальше лечить. Я не смогу постоянно сюда телепортироваться. Надо хорошенько подумать…

Райем поднялся на ноги и был готов совершить перемещение, когда Лиса взяла его за руку.

— Рай, еще раз спасибо. За всё.

— Ты-то не разводи сопли, девочка, — Райем потрепал свою боевую подругу по голове, словно младшую сестричку, и слегка обнял. Лиса почувствовала себя лучше, спокойнее. Как если бы у нее был старший брат, готовый защитить ее от всех несчастий на свете. — Мы со всем справимся. Понятия не имею как, но я в тебя верю.

Глава 23

Лиса твердо решила последовать совету Райема и весь следующий день, стараясь не ввязываться в неприятности, провела, не покидая столичной квартиры. Помня слова темного, что шпионы везде, она отказала Хеймсфорту в найме прислуги. В любом случае, вряд ли она сможет в этом доме остаться. Пока она представить себе не могла, как Райем собирается организовывать их постоянные встречи, не вызывая ни у кого подозрений, если за ним постоянно следят.

Днем девушка провела время в библиотеке в поисках ответа на вопрос — что же с ней такое происходит. Но ничего даже близкого к ее состоянию обнаружить не смогла. Поборов приступ паранойи, Лиса пригласила на дом одного из специалистов по красоте, эльфийку, которая работала в салоне напротив. После трех месяцев вдали от благ цивилизации, хотелось привести себя в порядок. Ей почистили кожу лица, сделали массаж, поправили вызывающую стрижку. Лиса отметила, что волосы стали на удивление темными. Теперь ее цвет больше походил на темный шоколад, чем на каштан. Исчезли светлые пряди выжженных на солнце волос. Сейчас локоны отливали кроваво-красным цветом. Рассматривая себя в зеркале, девушка пришла к выводу, что, скорее всего, это последствия постоянного использования магии крови. В конце концов, у лордов же цвет волос с их ритуалами меняется.

Лиса потратила много времени, размышляя над всем тем, что тогда в лесу ей сказал Райем. Внешне веселый и беззаботный, располагающий к себе, молодой, но уже умудренный опытом. Что-то все равно не сходилось. О какой свободе он просил? Что за отношения у него с Эйданом, если он вроде и друг, а вроде как малоизвестную девушку от своего друга спасает? А может, и не друг вовсе? Лиса не могла не отметить, что внешне молодые люди были похожи. В некоторой степени все темные лорды на одно лицо, но эти двое… Плюс он говорил, что шпионит для темной Империи. И руководил действиями в Мертвых землях. Ему остальные отряды присылали отчеты. Какова вероятность, что Райем и есть тот самый загадочный наследник Империи, которого так тщательно ото всех скрывают?

Теория казалась занимательной и крайне перспективной. В конце концов, влиятельных друзей Лисе очень не хватало. Придя к выводу, что лучше не гадать, а все спросить прямо у Райема при следующей встрече, девушка решила просто расслабиться и дать себе насладиться жизнью. Все-таки, впервые за несколько месяцев, ее жизни никто не угрожает (кроме неизвестной болезни после ритуала темных), она может быть спокойна за Кристину (хотя подруга теперь ее ненавидит), у нее, наконец-то, приведены в порядок волосы и ногти (тут и придраться-то не к чему), и она проведет спокойный тихий вечер дома.

Планам, однако, как это обычно случается в жизни Лисы, не было суждено сбыться.

Около шести часов вечера в дверь постучали. Хеймсфорт открыл дверь, приветствуя гостей. На пороге оказались двое эльфов в изумрудной форме королевской стражи.

— Добрый вечер, господа. Чем могу быть полезна? — вышла встретить незваных гостей баронесса.

— Добрый вечер, леди Мароши. Нам велено доставить вам приглашение на сегодняшний бал во дворце, — ответил один из эльфов, протягивая Лисе свиток.

Девушка развернула пергамент, зачитывая приглашение. Сегодня в восемь вечера начнется бал в честь празднования победы в войне на спорных территориях.

— Передайте мои искренние поздравления принцессе, но я не смогу сегодня явиться на бал, — начала было говорить Лиса, но оказалась перебита.

— Леди Мароши, нам велено сопроводить вас на этот вечер. Вас и Вашу сестру. При любых обстоятельствах. В ваших интересах начать собираться.

— Это возмутительно. Я не собираюсь с вами никуда идти, — категорично заявила Лиса, скрещивая руки на груди.

— Тогда нам очень жаль, но нам разрешено применять силу в случае необходимости. Где ваша сестра?

— Ее нет в городе.

— Обыскать, — приказал старший из двух эльфов. В дом вошли еще несколько солдат, которые не обращали никакого внимания на возмущение Лисы и старого управляющего.

Эльфы заходили в каждую комнату, открывали каждый шкаф, переворачивали мебель и перерывали одежду.

— Девушки нет, — доложили они своему начальнику. — Личные вещи отсутствуют, следов ауры не обнаружено.

— Очень жаль. Леди Мароши, вы понимаете, что мы настроены серьезно, и приказ королевы будет исполнен?

— Королевы? Я нахожусь под протекцией принцессы Алии и не подчиняюсь в этих землях никому, кроме нее.

— Три дня назад король скоропостижно скончался. Светлейшая Императрица Алия приняла Зеленый трон, пройдя коронацию вчера во время закрытой церемонии. Посему предлагаю вам еще раз поехать с нами по доброй воле. Вы являетесь почетным гостем на сегодняшнем балу.

Взвесив все «за и против», Лиса согласилась ехать на добровольных началах, попросив для себя полчаса на то, чтобы переодеться.

* * *

Эйдан сидел по левую руку от своей будущей супруги, как это полагалось по этикету. Гости съезжались, заполняя дворцовые залы. Сегодня был знаменательный вечер. Короткая война окончена, объявит его дражайшая невеста. Впервые в эльфийскую столицу допущены темные лорды, чтобы отметить эту совместную победу. Ложь, конечно. Эльфы едва ли участвовали в собственной войне. Кроме того малого отряда, что Эйдан встретил в лагере брата, он больше не слышал об эльфах на восточных границах. Быстрая победа была достигнута исключительно силами темных. Но праздновать эльфы будут так, словно сами справились с конфликтом.

Новоиспеченная Светлейшая Императрица встречала своих гостей стоя, как это было принято у эльфов. Сегодня, ровно в восемь, после поздравлений своего народа, Алия объявит о том, что с Темной Империей заключен союз. В качестве подтверждения своих исключительно благих намерений, Эйдан официально сделает предложение сочетаться узами брака, а королева, само собой, примет его. Вечер превратится в празднование помолвки.

Рядом с Эйданом расположился его брат, явно скучая. Слушать бесконечные титулы местных дворян было невыносимо. Райем даже не пытался изобразить вежливую улыбку на лице, скорее он выглядел обеспокоенным.

— Улыбнись, Рай! — обратился к нему Эйдан. — Сегодня этот бал, считай, в твою честь. Ты и твои люди добыли эту победу. Совет остался доволен.

— Чего тут улыбаться? — отмахнулся Райем, выпивая бокал светлого вина. — Весь вечер коту под хвост. Я надеялся провести его в куда более интересной компании.

— Уже и тут успел себе кого-то найти?

— Ты спрашиваешь? Конечно, — улыбнулся Райем впервые за вечер. — Если уж в Мертвых землях нашел, то тут это не составит труда. Зачем меня сюда вообще вытащили?

— Алия говорит, что для тебя будет сюрприз. Не грусти, глядишь, вечер еще наладится. Будешь потом вспоминать на старости лет, — улыбнулся Эйдан, хотя у него самого не было ни малейшего желания радоваться всему происходящему. Он только и думал, как бы скорее вернуться в родную столицу и занять себя чем-нибудь по-настоящему интересным. И желательно, в приятной компании.

— О да, этот вечер мы точно не забудем, — протянул Райем, глядя на главный вход в тронный зал.

Эйдан проследил направление взгляда своего брата и замер. Бокал с вином выпал из его рук, разбиваясь на мелкие осколки о холодный мрамор. Брызги не успели испачкать одежду, так как Райем произнес нужное заклинание, заставляя жидкость опуститься на пол мягкой сферой. После чего он и вовсе скрыл маленький беспорядок пологом невидимости.

В зал вошла Она. Аньянка. Стройная, подтянутая, она двигалась по залу в сторону трона в сопровождении двух эльфов королевской стражи. Ее волосы были темнее, чем при их последней встрече, и ниспадали мягкими волнами на плечи. Девушка была одета в легкое, воздушное платье с длинными рукавами из голубого сатина, которое нежно обтекало ее фигуру при каждом шаге. Чтобы подчеркнуть свой хрупкий образ, девушка выбрала маленькие сапфировые серьги и такой же небольшой кулон в виде сапфировой слезы. Его Анья. Такая необычная, тихая и скромная, но все-таки это была его Анья. Какого демона она тут делала?

Девушка подошла к королеве для приветствия, так и не обратив внимания на Дайрела.

— Моя королева, — поклонилась она. — Я слышала о вашем горе и соболезную вам в связи с кончиной вашего отца. Но желаю вам быть сильной, и не позволять грустным мыслям омрачить столько великий праздник сегодня.

Королева Алия молчала, обдумывая слова девушки, после чего, нарушая установленные правила приветствия, спустилась со своего помоста и обняла девушку, дважды поцеловав ту в обе щеки.

— Вы мне как сестра, дорогая. Наша встреча несколько месяцев назад была предначертана судьбой. Зеленый трон благодарен вам за проявленную отвагу в защите нашей родины. Сегодня вы — моя почетная гостья. Прошу вас, — Алия пригласила девушку жестом на королевский помост. — Позвольте представить вам моих дорогих гостей. Райем и Эйдан Дайрелы. Друзья нашей Империи.

Эйдан внимательно наблюдал за Аньей. Девушка быстро посмотрела на него, затем на брата, поклонилась.

— Моя дорогая королева, — обратился Эйдан к Алии. — Не будете ли вы так любезны, представить нам вашу почетную гостью.

— Конечно, дорогой. Я совсем забыла, что вам так и не довелось познакомиться друг с другом. Имею честь представить вам мою любимую подругу, баронессу Лису Виолетт Мароши.

— Приятно познакомиться, — прошептал Эйдан, беря руку баронессы, чтобы поцеловать. Ему понравилось, как она поспешила поскорее выдернуть свою ладонь, сразу после его поцелуя. Нервничает. Это хорошо. Ей есть о чем беспокоиться этим вечером.

— Я Райем, — представился брат, так же целуя девушку за руку. Эйдану не понравилось, что брат прикоснулся к его бывшей любовнице, еще больше ему не понравилось то, что девушка не спешила убирать свою ладонь из его объятий, как это сделала после Эйдана. Более того, Райему девушка даже улыбнулась.

Но своих эмоций Эйдан не показывал. «Что ж, поиграем в кошки-мышки», — пронеслась у него в голове мысль, когда он приглашал девушку присесть к ним за стол, предлагая ей стул рядом с собой.

Аньянка, или, как ее теперь звали, Лиса, проигнорировала его жест, присаживаясь на стул рядом с Райемом.

— Мне кажется, что уже пора. Будем начинать наш вечер! — объявила королева, собираясь обратиться к залу.

* * *

Лиса сидела, не отрывая взгляда от Эйдана. Если бы она была кошкой, сейчас вся ее шерсть стояла бы дыбом, уши были бы прижаты к голове, а взгляд искал пути к отступлению.

Эйдан Дайрел стоял рядом с эльфийской королевой, пока та приветствовала своих гостей и рассказывала про удивительную победу их народа над внешним врагом. Конечно, фыркнула бы Лиса, не будь она так сосредоточена на своем ночном кошмаре, как будто эльфы хоть в одной битве участвовали. Нет, трусами эльфы, естественно, не были, но свои лощеные шкурки ценили весьма высоко, так что в лучшем случае эльфийские воины проводили патрулирование безопасных территорий, пока темные лорды выполняли всю грязную работу.

— Расслабься, — шепнул ей Райем, слегка касаясь ее руки. — Ты выглядишь напряженной.

— Да ты что? — огрызнулась Лиса, не сводя глаз с Эйдана. Тот на нее сейчас не смотрел, внимательно изучал собравшихся гостей. — Может быть, у тебя даже есть догадки почему?

— Перестань. Ты молодец, продолжай себя вести так, как будто мы не знакомы.

— А мы знакомы, принц? — Лиса позволила себе оторваться от Эйдана, чтобы метнуть в Райема презрительный взгляд. — Могли бы и предупредить, ваше высочество.

— Это ничего не меняет. Все наши договоренности остаются в силе.

— И этот знаменательный день может сделать еще лучше только одно, — услышала слова королевы Лиса. — Я счастлива объявить всем вам, что спустя сотни лет противостояний и мелких склок Зеленый трон и Темная Империя заключили союз. Отныне темным лордам всегда будут рады на наших землях, — закончила свою речь Светлейшая Императрица, передавая слово Эйдану, под бурные аплодисменты из зала.

— Для укрепления нашего союза, я рад сообщить вам, что я, лорд Эйдан Ариарх Дайрел, предлагаю руку и сердце Светлейшей Императрице Алии.

От удивления Лиса не смогла сдержаться и открыла рот. Вот с кем договаривался о помолвке Дайрел-старший.

— Я принимаю ваш дар, лорд Дайрел, и прошу принять мое сердце и душу на веки.

Толпа в бальном зале вновь взорвалась аплодисментами. Лиса не могла понять своей реакции, но все происходящее вызывало в ней раздражение и ярость. Ей по-детски захотелось закричать, но она себя сдержала, вместо этого осушив залпом бокал вина.

— Я должна признаться, — продолжила Светлейшая Императрица, отстраняясь от своего жениха. — На сегодня это еще не все новости. Наши великие Империи должны впредь не знать споров и конфликтов, идя рука об руку, словно муж и жена. Брак тысячелетиями служил укреплением клятв, прописанных на бумаге. Принц Дайрел, — обратилась она к Райему. — У нас есть ценнейший подарок для вас в этот вечер. Я хочу, чтобы наш союз был крепок и вечен, поэтому дарю вам самое ценное, что есть у меня. Мою дорогую, любимую, названную сестру. Леди Лису Мароши. Заботясь о ней, вы будете заботиться обо всей нашей Империи, любя ее, вы будете любить оба наши народа. И пусть ваши дети станут символом единства наших великих государств.

Лиса поймала на себе взбешенный взгляд Эйдана, но сама не успела никак отреагировать на услышанную новость. Королева объявила бал открытым и пригласила всех гостей исполнить первый танец вечера. По традиции жених приглашал свою невесту присоединиться к гостям в бальный зал. Так что Эйдан был вынужден перестать прожигать Лису тяжелым взглядом и спуститься со Светлейшей Королевой к танцующим.

— Пойдем, — шепнул Райем, беря Лису за руку и направляясь вслед за братом.

Заиграла медленная нежная мелодия, так свойственная эльфам. Казалось, что быстрых танцев эта раса совсем не любит. Обняв Лису за талию одной рукой, и сплетая их пальцы второй, Райем закружил девушку в танце.

— У тебя такой вид, как будто ты уже планируешь, как сбежать, — улыбнулся Райем.

— Ты не далек от истины, — буркнула в ответ Лиса.

— Я смотрю, у тебя вообще не получается без приключений. Один день дома посидеть оставил…

— Я, между прочим, старалась. Меня сюда силой приволокли. Я даже платье это дурацкое напялила, лишь бы не выделяться.

— Платье, кстати, очаровательное. Тебе очень идет.

— Признайся, ты знал обо всем этом? Я имею в виду, о нашей помолвке?

— Нет. Честно. Я догадывался, что меня захотят с кем-то обручить, но не подозревал, что это будешь ты. Тем более сегодня.

— И зачем это все потребовалось? Что за спектакль устроила королева? Сестра, подруга, дружба народов…

— Я подозреваю, что этот брак устроил отец Эйдана. У него уже давно руки чешутся добраться до трона. А у вас, леди Мароши, крайне скандальная репутация в высшем свете. Я более чем уверен, что он рассчитывал, что ты опозоришь меня, чтобы он смог поставить мою кандидатуру как наследника под сомнение.

— И что нам теперь делать?

— Расслабься. Для начала. Здешняя публика натаскана на страх. Почувствуют и набросятся как волки.

— Здешняя публика скорее как стервятники. Тянется к падали, — ответила Лиса, заметив, как мимо них прокружила пара Королевы и Эйдана.

— Ревнуешь? — спросил Райем, закончив хохотать над удачным сравнением.

— Было бы к кому, — вздохнула Лиса, стараясь взять эмоции под контроль.

— Лиса, посмотри на меня, — велел Райем, приподнимая голову девушки, чтобы встретиться с ней взглядом. — Доверься мне. Смотри на все с положительной стороны. Мне теперь не нужно придумывать, как заниматься твоим лечением тайком ото всех. У нас теперь есть замечательное прикрытие. Ты моя невеста и будущая Императрица Темной Империи. Я сделаю тебя самой влиятельной женщиной в Империях. Тебе только нужно слушать меня и быть такой же смелой и дерзкой, как обычно.

— Мне еще жить хочется, — ответила Лиса, памятуя о последних результатах своих дерзких выходок.

— И когда это благоразумие успело стать отличительной чертой твоего характера? — посмеялся Райем.

— А что твой брат? Мне показалось, что он в бешенстве.

— Пусть бесится. Ему полезно.

Танец закончился, и Райем повел свою партнершу обратно за стол.

— Леди Лиса, вы потрясающе танцуете, — промурлыкал он, пододвигая для девушки стул.

— Благодарю вас, лорд Дайрел. Вы точно знаете, как обращаться с дамами.

— Эйдан! — воскликнул Райем, когда его брат с королевой подошли к их столу. — Я предлагаю выпить за столь чудесный вечер! Двойная помолвка — это такая редкость. Я должен принести свои извинения, леди Алия, я оказался совсем не готов к таким новостям и не подготовил вам подарка. Обещаю искупить свою вину при следующей встрече. Я надеюсь, вы посетите нашу с Лисой официальную помолвку во дворце?

Лиса внимательно наблюдала, как Эйдан реагировал на каждое слово. Он реагировал.… Никак. Безразличная маска на лице не выдавала ни единой эмоции. Может, оно было к лучшему, и темный просто напросто оставит ее в покое?

— Леди Алия, могу я пригласить вас на танец? — задал вопрос Райем, вырывая Лису из ее раздумий.

Стоп! Что? Он собирается бросить ее наедине со своим чокнутым братом? Девушка глубоко вздохнула несколько раз, возвращая разуму контроль над эмоциями.

— С удовольствием. Эйдан, ты не будешь скучать без меня?

— Безумно, дорогая, — Эйдан поцеловал руку своей невесте. — Но, я надеюсь, что баронесса Мароши составит мне компанию на следующий танец, чтобы я не так сильно страдал.

Эйдан протянул руку Лисе. «Что ж… Или побеждай, или умирай», — вспомнила она слова Райема, принимая приглашение.

Пары вновь спустились для танца в зал. Райем с королевой быстро скрылись с глаз, растворяясь в толпе высоких гостей и пышных платьев.

Эйдан резким движением прижал к себе девушку, намного крепче, чем это позволяли правила приличия. Лиса чувствовала каждый мускул его тела. Он с силой вцепился в ее ладонь и повел в танце, уводя их дальше от центра зала. Лиса заметила, как он накинул на них обоих полог тишины.

— Так значит трактирщица, не умеющая читать? — язвительно спросил он, наклонившись к самому ее уху. Лиса поняла, что он нарочно провоцирует ее, запугивает. Под пологом не было смысла шептать, их все равно никто бы не услышал.

— Вы сейчас сломаете мне руку, лорд Дайрел, — холодно поставила она в известность своего партнера по танцу.

— И что же ты сделаешь? Закричишь? — спросил он, сжимая ее ладонь еще чуть сильнее.

Лиса была в бешенстве. Она не позволит собой манипулировать, и тем более ей противно, что Эйдан так легко может ее запугать. В конце концов, не у него одного есть сила.

— Слушай ты, — прошипела она. — Ты сломаешь мне руку. А я сломаю тебе челюсть. Мне на мою репутацию плевать. А вот ты в жизни не отмоешься, при таком-то количестве свидетелей.

Эйдан приподнял бровь, демонстрируя, что сильно сомневается в способностях девушки нанести ему вред, но, тем не менее, хватку ослабил.

— Я запрещаю тебе выходить замуж за моего брата.

— Да кто ты такой, чтобы мне что-либо запрещать?

— Я твой Хранитель, демон тебя забери! — прорычал Эйдан.

— Я на твоем месте проверила бы эту информацию. Твой отец освободил меня от всех долгов перед родом Дайрелов. У тебя нет на меня никаких прав.

— Ты должна была стать моей женой!

— Должна была. Только ты решил вместо этого посадить меня на цепь и жениться на эльфийской принцессе. Повторяю, я тебе ничего не должна. И помолвку с Райемом отменять не собираюсь.

— Все злишься на меня из-за башни? — процедил Эйдан, холодея. — Как долго ты собираешься делать вид, что тебе не нравились наши вечера?

Лиса покраснела, вспоминая, что они делали вечерами в башне. Что Он делал с ней каждый раз.

— Не льсти себе, — пожала плечами девушка. — Мы оба знаем, что это все ваш варварский ритуал связи. Если бы не он — ничего не было бы.

— Ты все еще продолжаешь себя обманывать, дорогая. — Эйдан наклонился совсем близко к лицу Лисы, практически касаясь губами ее кожи. Баронесса вздрогнула от такой близости. — Чары темных не создают чувство. Они лишь усиливают то желание, которое есть у обоих. Чтобы ты ни говорила, чтобы ты не делала, я знаю правду. Ты хотела меня. И хочешь меня до сих пор. Я вижу, как мурашки появляются на твоей коже, когда я тебя касаюсь. И слышу, как часто бьется твое сердце, стоит мне прижаться ближе. Ты не сможешь быть ни с кем, кроме меня.

У Лисы потемнело в глазах, она отказывалась верить словам темного. Он не мог говорить правду. Музыка давно закончилась, и они вдвоем уже не танцевали, а просто стояли, пока Эйдан крепко прижимал к себе девушку, не обращая внимания на окружающих.

— Если ты так в этом уверен, спроси у своего брата, с кем он проводил вечера в своей командирской палатке последние три месяца в Мертвых землях. Ты один раз нас почти застукал, когда он тебя так ловко увел подальше…

Слова прозвучали звонче любой пощечины. Воспользовавшись тем, что Эйдан замер на месте, Лиса выскользнула из его объятий и направилась прочь из зала, подальше ото всех, чтобы немного побыть одной.

Глава 24

Лису трясло мелкой дрожью, пока она шла по пустым коридорам эльфийского дворца. Серые высокие колоны двоились перед глазами. Она не могла понять, разве один бокал вина способен так сильно ударить в голову. Походка девушки с каждым шагом становилась все менее и менее уверенной. К ближайшей открытой на пути двери девушка добралась, цепляясь за объемные узоры на стенах, чтобы не упасть. В просторном зале не оказалось ни единой души. Лиса осела на пол, прижимая колени к груди, стараясь хоть немного унять дрожь во всем теле. Мысли путались, но ей сейчас было необходимо взять себя в руки и позвать на помощь.

— Рай, Рай, Рай, — повторяла она снова и снова, посылая легкие магические импульсы, надеясь, что Райем получит сигнал.

Сознание практически покинуло девушку, когда темный принц материализовался из воздуха рядом с ней.

— Лиса! — Райем опустился на колени возле девушки, осторожно похлопывая ее по щекам, чтобы привести в сознание. — Лиса! Очнись!

— Рай, — прошептала она. — Помоги…

— Что с тобой?

— Мне плохо, Рай…

Райем переключился на магическое зрение, чтобы проверить ауру Лисы. К его сожалению, подозрения подтвердились. Разрывы ауры стали еще больше, чем обычно, родное светлое свечение девушки меркло, заполняясь темными дырами. Следов заплаток, которые Райем ставил на ауру подруги совсем недавно, не осталось. Течение странной болезни ускорялось.

— Почему так быстро? Мы только два дня назад ставили новые, — прошептал Райем, скорее обращаясь к самому себе, Лиса его уже вряд ли слышала. Девушке на глазах становилось хуже с каждой минутой. Ее кожа серела, сознание стремительно покидало леди Мароши, дрожь в теле становилась все больше, походя в судороги.

— Твою мать, — выругался Райем, подхватывая Лису на руки и открывая портал. Секунда, и он уже опускал девушку на широкую кровать в своих покоях императорского дворца в столице.

— Держись, девочка, — шептал он, пока тело Лисы пронзала очередная судорога. Такого состояния Райем не видел у баронессы даже в первый раз, когда ей стало плохо. Райем скинул парадный камзол, сейчас он только сковывал бы его движения, и развел руки, чтобы охватить больший поток энергии, которая волнами покидала девушку вместе с жизненными силами.

Желая облегчить ее боль, Райем вновь ввел Лису в состояние стазиса. Но даже в магическом сне девушка продолжала извиваться на кровати от сковывающей мышцы боли и глухо стонать.

Райем читал по кругу все заклинания лечения и поддержки, которые только мог вспомнить, одновременно манипулируя с аурой девушки, стараясь затянуть черные дыры, но у него плохо получалось. Стягивая края одной черной раны на ауре, тут же больше расходились остальные.

* * *

— Куда пропал твой брат и баронесса? — спросила Алия, кладя руку на плечо Эйдана, чтобы выдернуть его из его мыслей. Ее жених уже минут двадцать сидел, глядя в одну точку, практически не моргая.

— Что?

— Я говорю, что баронесса куда-то ушла после вашего танца. Твой брат направился прямо за ней. Мне кажется, они друг другу понравились. Отличная пара, — беззаботно пожала плечами королева. — Хотя и невежливо так пропадать с нашего вечера, даже не предупредив.

Эйдан ничего не ответил своей невесте, все еще приходя в себя после слов Лисы. Сейчас все силы уходили на то, чтобы оставаться на балу, а не пойти и не придушить эту мелкую… Демон ее забери. Свалилась же она на его голову! В голове никак не укладывалось, как Райем мог с ним так поступить. Наверняка маленькая лгунья в очередной раз соврала, чтобы добиться своего. Ведьма!

Эйдан вновь посмотрел на свою будущую супругу. Спокойная, строгая, холодная и неприступная. По идее, эта женщина должна вызывать в нем теплые чувства. Истинная жена для Темного лорда. Она не опозорит, она будет уважать его. Будет любить его и почитать. Станет достойной женой и матерью его детей. Почему же тогда эта женщина не вызывает в нем ничего, кроме отвращения? Быть может, потому что не он ее выбирал? Или потому что единственная женщина, от которой он хотел бы иметь детей, основную часть времени вызывает у него острое желание ее придушить?

Казалось бы, вот оно счастье. Выгодный брак для Империи, высокородная, красивая, одобренная отцом и Императором невеста. Сидит возле него и ловит каждый его взгляд, ждет каждого его слова. А единственное его желание сейчас, чтобы лживая взбалмошная баронесса улыбнулась ему хотя бы один раз искренне. Святой Творец, слышал бы отец его мысли, из семьи бы выгнал. Сильнейший воин из-за какой-то юбки расклеивается, словно жалкий эльфийский мальчишка. Позор рода… Хотя нет, он сам себя обманывает. Есть еще как минимум два желания, которые не выходят у него из головы. И оба связаны с новоявленной баронессой. Придушить маленькую стерву. И овладеть своей уже бывшей любовницей, наглядно напоминая ей, кому она принадлежит.

— Думаю, стоит проверить, все ли в порядке у наследника, — произнес вслух Эйдан, сам слабо веря в придуманный повод улизнуть с осточертевшего бала.

— Ты уверен? Мне кажется, принц сейчас прекрасно проводит время со своей будущей женой. Не думаю, что стоит им мешать… налаживать отношения.

Эйдан посмотрел на королеву с плохо скрываемым презрением. Обычно безэмоциональная, сейчас Алия, словно нарочно, старалась его разозлить своими намеками. Голос был пропитан сахаром, улыбка неестественно широка. Если в прошлые встречи на ум приходило сравнение с ледяной статуей, то сейчас принцессочка, наконец получившая трон отца, больше напоминала гадюку. «Достойная жена темного лорда», — грустно улыбнулся про себя Эйдан, поднимаясь со своего стула.

— Так или иначе, здесь я отвечаю за безопасность наследника. И должен проследить, что все в порядке. Прошу меня извинить, — наскоро попрощался Эйдан, быстро поцеловав невесту в щеку и удаляясь из зала. Он бы телепортировался прямо с места, но это был верх неприличия в высшем свете.

Материализовался Эйдан во дворце Императора. Что уже его не обрадовало. Не зная, где именно можно сейчас искать Райема, он просто переместился по маяку. Они еще с детства договорились, что всегда будут доступны друг для друга для перемещения. Так можно было оставаться спокойным, что найдете друг друга в любой момент. Таким образом, Эйдан сейчас оказался не в коридорах эльфийского дворца, а в самом центре Темной Империи.

Хоть он и не жил обычно во дворце, предпочитая свои собственные поместья, тем не менее, иногда ему приходилось здесь останавливаться на неопределенное время. Так что коридор, в котором он сейчас очутился, был ему прекрасно знаком. Этаж принца в северном крыле. В двух комнатах от того места, где сейчас стоял Эйдан, располагались его собственные покои, которые всегда были для него готовы. В противоположном конце коридора — покои принца. И сейчас у Эйдана не было ни малейших сомнений, что своего брата он застанет именно там.

Стараясь оставаться спокойным и не пуститься в бег, Северный Лорд прошел коридор, отмеряя расстояние тяжелыми шагами. Но остатки хладнокровья все равно покинули его, когда из-за запертой двери в спальню Райема до Эйдана донеслись женские стоны.

* * *

Райем как раз заканчивал направлять последний поток энергии на Лису, когда двери в его покои, с жалобным треском замка и оглушающим ударом о стены, распахнулись.

— Ты! — взревел Эйдан, устремившись к Райему и хватая его за грудки. Райем не успел как-либо отреагировать, когда Эйдан уже перенес их в другую комнату.

Оба Дайрела оказались в дворцовой спальне Эйдана. Райем быстро оценил состояние брата, понимая, что тот не на шутку взбешен. В памяти всплыла картинка, как Лиса лежит на кровати Райема без чувств, сам темный вспотевший и растрепанный, стоны девушки. Неудивительно, что Эйдан так взвинчен. Но сейчас Райема волновало больше состояние Лисы, которая осталась одна, чем гнев Дана.

— Эйдан, какого Хаоса ты творишь? — попробовал освободиться Райем из стального захвата. — Я должен немедленно вернуться.

— Это ты что творишь, братец? — прошипел Эйдан, прижимая принца к стене. — Какого демона, Райем?!

— Ты сейчас очень сильно ошибаешься, Дан. Успокойся, я все объясню потом.

— Ты мне сейчас все объяснишь, иначе клянусь, я не посмотрю на то, что ты мой брат.

— Я нужен Лисе! — сказал Райем раньше, чем успел подумать, насколько двусмысленно эта фраза могла прозвучать для Эйдана.

В следующий момент Райем получил болезненный удар кулаком по лицу, одновременно будучи отпущенным, так что ему ничего не оставалось, как осесть по стенке на пол. Удар его не сильно волновал, в конце концов, регенерация сделает свое — уже через несколько минут от синяка не останется ни следа.

— Ну что? Доволен? Стало легче? — ехидно поинтересовался он у Дана, который сейчас бешеным зверем вышагивал перед ним кругами. — Как всегда решаем все силой, вместо того, чтобы подумать мозгами!

— Это что еще должно значить? Ты был с ней!

— А ты был с королевой. И еще с кучей девок до Лисы и после. Что тебя сейчас не устраивает?

Эйдан замер на месте. Этот вопрос он и сам себе задавал не один раз, но поиски ответа так ни к чему не привели.

— Значит, это все-таки правда… Почему она выбрала тебя? — уже спокойным, отрешенным голосом спросил Эйдан.

— А она не выбирала. Ей никто не давал права выбора. Ни ее семья, ни ты, ни я. За нее всю жизнь решал кто-то другой, совершенно не интересуясь, чего хочет она. Тебя так удивляет, что после того, как ты посадил ее на цепь, она тебя не желает видеть?

— Я был в своем праве! — прорычал Эйдан. — Как ее Хранитель, как Темный лорд, тьма меня забери! Я не сделал ничего того, что выходит за рамки наших законов, и она это знает!

— Я смотрю, опять заговорил наш великий и ужасный Северный лорд! — съязвил в ответ Райем, демонстративно закатывая глаза к потолку. — В праве он своем был… Ты иногда просто невыносимый придурок!

— Райем, я сейчас искренне и очень сильно хочу убить тебя. Не стоит переходить на оскорбления, — предупредил Эйдан, усаживаясь в кресло и впиваясь ладонями в массивные подлокотники. Дерево тихо заскрипело, костяшки пальцев побелели.

— Дан, я тебе сейчас попробую объяснить, а ты посиди и подумай. Хорошо? Помнишь, как мы проходили совершеннолетие?

Эйдан помнил. Темные своих детей не жалели. Совершеннолетие наступало у мальчиков в тринадцать-четырнадцать лет. Тогда семья выгоняла будущих мужчин из дома, отправляя их в какой-нибудь дальний уголок Империи выживать. Без денег, оружия, еды и одежды, подходящей по погоде. Без объяснений и предупреждения. Выбрасывали на улицу, где ты должен был выжить и вернуться домой через год. Настоящий темный лорд обязан стать сильным, должен выжить и справиться. А будущему правителю предстояло понять, как живет простой народ.

Эйдану и Райему с одной стороны повезло: их выбросили вместе в какой-то южной дыре Империи. Райему было тяжелее — на год младше, он всегда уступал своему брату в силе и ловкости. Эйдан тянул их обоих. Сначала ему пришлось научиться воровать, чтобы не умереть с голода, терпеть побои палками, когда их с братом ловили. Постоянные драки с другими уличными мальчишками за теплое место для ночлега, стертые ноги в пешем пути на другой конец Империи, в надежде вернуться домой. В Райеме первом проснулась магия, и он смог подрабатывать рыночным шутом на ярмарках, Эйдан дрался за деньги. Тяжелый год, который сделал их лучшими друзьями, не способными предать друг друга.

— Вижу, что помнишь. А теперь подумай, Северный лорд, — с нескрываемым презрением Райем произносил прозвище своего брата, — своей пустой головой. Ты в своем праве, как Хранитель, как Темный лорд, посадил на цепь не трактирную, повидавшую жизнь, девку. А молодую девушку из благородной семьи. Которую всю жизнь воспитывали в страхе перед Темными, это раз. И, во-вторых, как всем благородным девицам, внушали что секс — это нечто низкое и постыдное. И эту девушку в четырнадцать лет больные на всю голову родители сначала запугали браком, а затем в стремлении помочь дочурке, выгнали из дома, без единого гроша, с заблокированной магией и без надежды хоть когда-нибудь вернуться обратно. Эта девочка пять лет выживала одна. Девочка, Дан! Нас хотя бы учили защищать себя, мы проходили через подобное вдвоем, и у нас магия была. Ей пришлось выживать самой. Пять лет, пять гребаных лет, она работала и дружила с проститутками, продолжая оставаться невинным ребенком. Пока не пришел ты, со своими правами. А потом твой отец, Светлый Император, эльфы. Каждый из которых использовал ее как разменную монету в своих играх. Теперь скажи мне, ты до сих пор не понимаешь, почему она не с тобой?

Эйдан молчал, неприятная информация отдавала желчью в горле, заставляя морщиться от осознания собственной низости.

— Я не знал… — прозвучало жалкое оправдание.

— Ты не хотел знать, — отчеканил в ответ Райем. — Потому что для тебя есть только ты, твои желания и твои игры. Ей больно и страшно. Но она все равно остается хорошим человеком. Не сломленная. Готовая сражаться со всеми вокруг, защищая своих близких. Так что если ты надеешься, что она когда-нибудь тебя простит, тебе лучше набраться терпения.

Райем направился к выходу из спальни. Энергии на перемещение у него не осталось, так что придется пройтись пешком. Уже у самой двери Райем остановился, чтобы еще раз обратиться к брату.

— Все, что я сейчас сказал, должно остаться между нами. Если ты когда-нибудь используешь это, чтобы навредить Лисе, я клянусь тебе, что уже я не посмотрю на то, что ты мой брат…

Договаривать Райем не стал. Эйдан итак все прекрасно понял.

Глава 25

Кристи вернулась к своей обычной жизни. К жизни до Аньянки, до нового волшебного мира, жизни до Райема. К ее счастью, несмотря на то, что на Земле за время ее отсутствия пролетело почти три года, квартира в Бруклине все еще ее ждала. Хорошо, что она тогда подписала аренду на пять лет вперед. Следов ее поисков в квартире не оказалось. Да и быть не могло, она никому из знакомых не сообщала свой новый адрес. Чертова паранойя. С другой стороны, и в этом имелись свои плюсы. Квартира хоть и покрылась изрядным слоем пыли, зато сохранила все сбережения, которые Кристи запрятала в десяток разных тайников.

В вечер возвращения Райем оставил девушку со всеми сумками у подъезда. Удивительно, как они так настраивали свои порталы, чтобы оказаться аккурат возле нужного места? И если могли так точно настроиться на нужную точку, то почему нельзя было сразу в квартиру перенестись со всеми вещами?

Первый раз Кристи сильно пожалела, что так быстро прогнала Райема в порыве злости, когда ей пришлось самой тащить все сумки на пятый этаж по лестнице. Протаскивая очередной бесконечный пролет неподъемную ношу, Кристи ругала Райема и Лису всеми словами на языках из обоих миров. А зайдя в пустую холодную квартиру, не включая свет, вновь продолжила плакать, осознавая всю полноту своего одиночества.

Жалость к себе никак не отпускала. Раз за разом, смотря на часы, девушка пыталась сосчитать, сколько времени прошло там, в другом мире. У нее будут пролетать перед глазами серые будни, унылые недели, пока эти двое «друзей» проживут всего несколько часов, всего пару дней.

Они не оставили ей ничего. Нет, теперь Кристи была обеспечена финансово, вот только не в деньгах счастье, не так ли? На Земле прошло почти три года. Все друзья уже про нее и забыли давно, наверное. Может даже похоронили. Разве Кристи имеет право теперь просто взять и появиться в их жизнях. И что она скажет им? Где она была все это время? Университет ее тоже уже давно исключил, все обучение придется начинать заново. Можно было бы продолжать мечтать, что Райем будет появляться в ее жизни, но смысл? Она помнит историю Старой Эн. Тут, на Земле, Кристи быстро постареет, а там у Райема под боком всегда будет Лиса с ее болезнью, которая будет заставлять их проводить ночи вместе…

От подобных мыслей Кристи стало противно и стыдно за саму себя. Так что девушка взяла себя в руки и запретила себе плакать. Хотя бы сейчас.

Потянулись дни, посвященные обустройству своей новой жизни. Прошла неделя, началась новая. Кристи договорилась о покупке дома во Флориде. Море, лето круглый год. Новое место для новой жизни. Новые друзья, новые воспоминания, новая работа, новая Кристина.

* * *

Райем вернулся в свою спальню, чтобы удостовериться, в порядке ли Лиса. Девушка мирно спала. Жара не осталось, судороги закончились. Тем не менее, проверив ауру, Райем убедился, что улучшений практически не было. Во всяком случае, хотя бы энергия перестала из нее выходить лавиной.

Райем почесал затылок, размышляя, что делать дальше. Ему требовался отдых и как можно скорее. Убедившись, что Лиса крепко спит, Темный подошел к столу, доставая из ящика очередное зелье для перемещения на Землю. Такими темпами ему придется запастись этими флаконами как можно больше.

Запирая спальню магически от постороннего проникновения, Райем напустил на свою одежду морок, чтобы на Земле не выделяться своим странным, для местных, внешним видом, и раздавил флакон ладонью, позволяя зелью окутать его и перенести в другой мир.

В Нью-Йорке наступал вечер. Райем стоял у подъезда Кристины, делая выбор — идти или нет. Интересно, она уже отошла? Перестала злиться на них с Лисой? А что если еще не простила? И видеть никого не хочет? А тут он, еще и с пустыми руками.

— С девчонкой проблемы? — услышал он мужской голос за спиной.

С противоположной стороны улицы ему помахал молодой парнишка, афроамериканец, в толстых очках и шляпе. Его огромный шерстяной шарф на шее был явно выбран не по погоде.

— С чего вы взяли, уважаемый? — уточнил Райем, направляясь к незнакомцу. Спасительным минутам разговора перед непростым выбором Райем только обрадовался.

— Шегги все знает, вон как топчетесь на пороге, сэр, — улыбнулся парень. — Купите ей цветов, и все наладится.

Райем с недоверием посмотрел на парня, только сейчас обратив внимание, что его собеседник стоит у небольшого ларька с растениями.

— Поссорились? — участливо спросил Шегги, протягивая Райему небольшую связку красных цветов.

— Вроде того. Только я не уверен, что охапка скошенной травы мне поможет, — глядя на цветной веник с сомнением, произнес Райем.

— Девчонки любят цветы, сэр. Чем сильнее вы напортачили, тем больше букет. И она сразу растает. Розы все исправляют, сэр.

Райем еще раз взглянул на «букет», который ему протягивал Шегги, затем на его палатку.

— В таком случае, мне, кажется, потребуется букет побольше.

* * *

Кристи готовилась ко сну. Настроение было не на высоте, расслабляющая ванная не сильно помогла. Завернувшись в толстый махровый халата и сняв с мокрых волос тюрбан из полотенца, девушка прошла на кухню заварить себе чай. Телевизор был включен, музыкальный канал проигрывал какой-то новый современный хит, оглушая квартиру басами. Электрический чайник быстро закипел, в чашку отправился пакетик зеленого цейлонского, следом за ним пошел кипяток. Обжигающий напиток остался стоять на столешнице остывать, пока Кристи закинула в микроволновку один из готовых обедов из морозилки.

Бодрая танцевальная мелодия по телеканалу сменилась чем-то грустно-мелодичным, заставляя Кристи с силой сжать ладонями край столешницы, чтобы не расплакаться опять. Совсем одна.

— Да что ж это такое, — разозлилась она на себя, хватая пульт от телевизора и выключая противные завывания. Кидая пульт на диван, девушка начала возвращаться на кухню, не заметив одну из лежащих на полу сумок, больно ударяясь мизинцем.

— Твою мать, — выругалась девушка, подпрыгивая на одной ноге. Раздался звонок в дверь, настолько не вовремя, что Кристи только и крикнула недовольно. — Минуту!

Потирая ушибленное место, девушка направилась к двери, предвкушая, как она все выскажет пришедшему. Гостей она не ждала, о квартире никто из знакомых не знал, так что это наверняка очередные церковные фанатики или продавцы пылесосов ломятся.

Раздался очередной нетерпеливый звонок.

— Да иду уже, так сложно, черт возьми, подожда… — Кристи резко распахнула дверь и потеряла дар речи.

На пороге стоял Райем. В непривычном для него виде: в обычном земном черном костюме с черным галстуком. С каким-то несуразным букетом роз в руках, состоящим из бутонов всех возможных оттенков, больших и маленьких, настолько огромным, что едва ли прошел бы в дверной проем.

— Рай? — не поверила своим глазам Кристи.

— Я не вовремя?

Кристи ничего не ответила, лишь открыла дверь шире, втягивая парня в квартиру за галстук. Одним движением руки она выбила из его рук цветы, которые полетели на пол, рассыпаясь водопадом. Свободной рукой девушка обхватила шею Райема, впиваясь губами в его губы жадным поцелуем, продолжая увлекать мужчину глубже в квартиру. Райем только успел захлопнуть дверь ногой, когда его пиджак уже летел на пол.

Кристи поверить не могла, что снова видит темного. Своего темного. Как давно она хотела его поцеловать! Девушка прекрасно понимала, что и он питает к ней интерес. Все его взгляды, попытки прикоснуться к ней, якобы случайно. Их тренировки, когда Райем каждый раз прижимал девушку к себе. Она думала, что больше никогда не увидит его. А теперь он здесь.

Кристи, не глядя, развязала махровый пояс, давая халату соскользнуть на пол, оставляя ее обнаженной. Райем оторвался от губ девушки, чтобы окинуть ее взглядом с ног до головы. Кристи поняла, что темный лорд явно доволен увиденным, по тому, как он облизнул губы, и как набухла его плоть, спрятанная под тонкой тканью брюк.

Секунда, и пара вновь сцепилась в страстном поцелуе. Райем наспех расстегивал на себе рубашку, пока руки Кристи пытались справиться с брюками. Оставив рубашку в покое, Райем подхватил девушку на руки, давая ей обхватить свой торс ногами, и посадил на столешницу. Его ладонь скользнула девушке между ног, проверяя, готова ли она принять его плоть. Запах ее возбуждения кружил голову, заставляя темного терять над собой контроль.

Райем спустил с себя брюки и осторожно, не спеша вошел в Кристину. Медленно, дразня, он начал двигаться в ней, наслаждаясь тем, как девушка требует, чтобы он ускорился. Райем начал ласкать соски девушки, чередуя нежные покусывания с чувственным посасыванием. Кристи выгнула спину, стремясь оказаться как можно ближе к любовнику. Тело горело, дыхание сбивалось, стоны обоих наполняли вечернюю тишину квартиры.

Кристи кончила первая. Райем не торопился, зная, что у них еще вся ночь впереди. Темные лорды умели быть очень выносливыми. Во всех смыслах.

— В спальню? — пригласила Кристина, чуть переводя дыхание.

Райем отследил направление взгляда девушки, после чего хрипло ответил:

— Там еще по дороге диван есть.

Не дожидаясь ответа Кристины, мужчина поднял девушку, так и оставаясь в ней, перенося их на новое место для продолжения.

* * *

Королева сидела на своем троне, неспешно постукивая длинными ногтями по дереву. Зал давно опустел, гости разъехались по домам, прислуга начала уборку, оттирая мраморные полы от следов прошедшего веселья. Второй рукой Алия подпирала голову, скучающе изучая остатки вина в своем почти пустом бокале.

— Моя королева, — услышала она знакомый баритон, доносящийся вперемешку с глухой поступью по залу. — Я немного опоздал на ваш вечер.

— Оставьте нас, — приказала Алия, посмотрев в сторону прислуги, находящейся в тронном зале. Молодые эльфы низко поклонились, удаляясь по первому требованию. Сейчас в зале остались только двое.

— Лорд Дайрел, рада вас видеть, — поприветствовала молодая королева своего позднего гостя. Или раннего, учитывая, что на улице уже теплился рассвет. — Лучше поздно, чем никогда. Чем обязана?

— Я с дружеским визитом, королева, — проговорил старый лорд, поднимаясь к самому трону и усаживаясь на ближайший от него стул. — Хотел поинтересоваться, как прошел вечер и ваша помолвка.

— Прекрасно, мой лорд. Вы бы и сами могли все лицезреть, если бы почтили нас своим присутствием.

— Моя дорогая, в наших интересах, чтобы нас вместе не видели. Я не хочу, чтобы кто-то в окружении императора заинтересовался нашим с вами общением.

— Но это же помолвка вашего сына! — с недоверием произнесла Алия, не понимая, к чему подобная предосторожность со стороны будущего свекра.

— Мой сын тем более не должен знать ни о нас, ни о наших с вами планах. К моему глубокому сожалению, он питает необъяснимую симпатию к своему двоюродному брату, не желая видеть очевидных минусов наследника, и тем более не желая и слова слышать о том, чтобы занять более высокое положение в Империи, чем сейчас.

— Поразительное отсутствие амбиций для темного, тем более с таким отцом…

— А что тут поделаешь, сыновей не выбирают, — вздохнул темный лорд, наливая себе крепкой настойки. — Лучше скажите, есть ли у вас для меня приятные новости? Как принц отреагировал на свою невесту?

— Не знаю, к добру или нет, но он девушкой явно заинтересовался. Весь вечер вился вокруг нее, — пожала плечами Алия. — Зато леди Мароши повела себя крайне некрасиво, покинув вечер без предупреждения уже после второго танца. Может быть, это была ее глупая попытка сбежать, не знаю. Принц удалился вслед за ней. Мои люди после этого их не видели.

— Что ж, я подумаю, как использовать эту информацию против них обоих.

— Скажите, лорд Дайрел, ваш сын раньше не встречал леди Мароши?

— Нет, они не были друг другу представлены. Почему вы спрашиваете?

— Меня насторожило, что леди Мароши так спешно покинула вечер именно после разговора с Эйданом. Тем более что ваш сын покинул бал вслед за принцем, сообщив, что принцу может требоваться его помощь…

— Странно. Но, в любом случае, вы же его будущая супруга, узнайте, о чем мой сын разговаривал с вашей подругой, что она решила так грубо пренебречь правилами приличия на королевском балу. Я должен еще что-то знать?

— Нет, мой лорд. Пока на этом все. — Алия поднялась со своего трона, поправляя свое золотое платье, собираясь покинуть помещение. — Я, наверное, должна еще раз вас поблагодарить за вашу помощь. Без вас, кто знает, сколько бы я еще ждала корону Зеленого трона.

— Не стоит благодарности, моя королева, — Кайлен Дайрел так же поднялся на ноги, собираясь проводить Алию к выходу из зала. — Это был лишь мой маленький подарок, чтобы убедить вас, насколько серьезно я отношусь к нашему с вами сотрудничеству. Я очень надеюсь, что в скором времени вы сможете примерить уже совсем другую корону.

Глава 26

Вода капала на лицо. На волосы. Лиса поморщилась. В очередной раз их старая палатка протекла. Неприятно поежившись, девушка перевернулась на другой бок, стараясь найти сухое место. Одеяло тоже оказалось насквозь мокрым. Матрас неприятно хлюпал. Стоп, какой еще матрас? Какая палатка? Они же уже вернулись из похода. Дождь продолжал хлестать по лицу, набирая силу. Лисе пришлось открыть глаза, хотя все еще очень хотелось спать. Ощупав себя руками, она убедилась, что лежит в насквозь промокшем платье. Глазам веры не было. Какая-то огромная кровать в еще более огромной комнате. Темно, окна задернуты тяжелыми багровыми шторами, а вода, судя по всему, лилась прямо с потолка. Лисе пришлось несколько раз протереть глаза руками, чтобы убедиться, что ей все это не мерещится. Она лежала на кровати; рядом, на другом конце необъятного, ложа спал принц, упорно стараясь закутаться покрывалом от разбушевавшейся стихии.

— Рай, просыпайся, — Лиса потрепала темного за плечо, стараясь растолкать. — Подъем!

Пришлось повысить голос, так как друг совсем не реагировал, стараясь еще плотнее завернуться промокшим одеялом. Лиса встала с кровати, опустив босые ноги на мокрый пол. «Да что же это такое?» — возмутилась она, видя, что вся комната залита водой, которая просто льется из воздуха ливнем.

— Еще минутку, — пробубнил Райем, поворачиваясь на другой бок.

— Просыпайся, — прошипела Лиса, стягивая с кровати все одеяла, надеясь, что это ускорит пробуждение темного. Под одеялами Райем оказался практически без одежды, так что Лиса, покраснев, накинула на него одну мокрую простынь. — У нас тут потоп, а ты спишь.

— Какой еще потоп? — не веря своим ушам, приоткрыл глаза Райем. Увидев дождь, парень вскочил с кровати в надежде найти более сухое место, но это ему сделать не удалось. Все покои наследника были в воде. — Какого…

— Вот и я о том же, — ответила Лиса.

Райем быстро оглядел комнату магическим зрением, стараясь определить источник заклинания. Чьи-то дурацкие шутки с утра пораньше его совсем не обрадовали. Не найдя никаких плетений, темный посмотрел на Лису.

— Так это ты делаешь! — возмутился Райем.

— Я?! Ты знаешь, что я только магией огня владею, — обиделась Лиса. Мокрое платье неприятно липло к коже, сковывая движения.

— Похоже, что уже нет. Поздравляю. Попробуй взять себя в руки и остановить все это безобразие.

Лиса последовала совету, выравнивая дыхание. С замедляющимся сердцебиением девушки и дождь в комнате становился все слабее. Хотя полностью остановить его не получилось, он так и остался слегка моросить.

— Вот сколько раз себе говорил, ни на минуту тебя оставить нельзя, — вздохнул Райем, садясь на промокшую софу. Вид у него был измотанный. Мешки под глазами, щетина, весь какой-то помятый.

— И где же ты был, что так устал?

— Ну, сначала тебя лечил, если помнишь. Потратил весь свой резерв на это. Потом решил отправиться к Кристине. Надеялся помириться и восстановить силы скорее. Отдохнуть, там-то времени больше получается.

— И?

— Ну… Мы помирились, — с довольной улыбкой сытого кота произнес Райем. — Очень помирились, — добавил Райем, явно вспоминая что-то до неприличия приятное. — Только вот твоя подруга совсем не дала мне поспать в итоге. Невероятная женщина, ты себе не представляешь, что она вытворяла всю ночь…

— Замолчи. Прямо сейчас. Мне напомнить тебе, что она мне как сестра?

— А что такого, я о ваших приключениях с моим братом слушал же…

Райем осекся, осознав, что сказал что-то не то. Понял он это, глядя, как Лиса застыла на месте, прожигая его своим взглядом. Знал он этот взгляд, Лиса с ним умертвия на лоскуты рубила, когда настроение портилось.

— Что ты сейчас сказал? — процедила она с ледяным выражением на лице.

— Ничего, просто неудачно пошутил, — искренне ответил Рай, медленно поднимаясь с софы.

— Вы что, демон вас забери, и такие вещи обсуждали?

Лиса не знала, чего в ней сейчас больше. Ярости, возмущения или стыда. Новая стихия, открывшаяся в девушке, начала выходить из-под контроля, обрушивая новую порцию ливня на многострадальные покои принца.

— Я клянусь тебе, мы никогда ничего подобного не обсуждали. Эйдан ни за что бы не… — Райему пришлось направиться за Лисой, так как та уже вышла из комнаты, громко хлопнув дверью. Догоняя ее, он продолжал. — Я тебе слово даю, Дан никогда в жизни не позволил бы себе обсуждать что-либо подобное. Это была просто неудачная шутка, я имел в виду совсем другое…

Райем поскользнулся на мокром полу. Видимо, водная стихия Лисы уже добралась и до остальных комнат в крыле. Коридоры были мокрые, по стенам вода капала ручьями. Было слышно, как вода журчит, стекая по лестнице вниз маленькими каскадами.

— Что тут происходит? — очень не вовремя Эйдан распахнул дверь своей спальни, застав необычную картину. Судя по всему, до него дождь только добрался, так как темный лорд еще был сухой, а вода из коридора только-только хлынула в его покои, когда он открыл дверь.

— Ты! — прошипела Лиса, подходя к темному, громко шлепая босыми ногами по полу.

— Лиса, я же уже сказал, он тут не причем, — попытался еще раз отвлечь на себя девушку Райем.

Но Лиса его не слушала. Вскинув руки перед собой, девушка произвела несколько пасов, вкладывая в заклинание как можно больше энергии и резким движением посылая чары в Эйдана. То ли девушка действовала слишком быстро и неожиданно, то ли Эйдан был еще заспан, но Дайрел не успел выставить магический щит. Так что его ударило в грудь мощной ледяной струей воды, снося с места почти на метр обратно в спальню.

Как будто этого было мало, Лиса с силой захлопнула дверь в его покои, вдобавок пнув ее ногой пару раз. После чего девушка выдохнула, и Райем обратил внимание, что разбушевавшаяся стихия вокруг стала успокаиваться вместе с хозяйкой.

— Зачем ты так? Я же даже поклялся, что он ничего… — начал было Райем, но Лиса его перебила.

— Знаю, я тебе верю.

— Но тогда зачем ты его так?

— Для профилактики. Ему полезно, — с этими словами девушка продолжила свой путь по коридору в сторону лестницы.

— А неплохо у тебя получается, — решил сделать комплимент Райем. — Отличная силовая волна.

— Я собиралась ударить огнем. Не получилось. Придется тренироваться, чтобы справиться с новой стихией.

Лиса замерла на месте, оказавшись у самого края лестницы.

— Рай, где мы вообще находимся? — спросила девушка, только сейчас понимая, что не знает, где она.

Открывшийся вид на роскошное великолепие сковывал дыхание. Перед ней внизу был огромных размеров зал, немного вытянутый. По двум сторонам располагались витражные окна, тянущиеся от самого потолка по всей высоте стен. До пола окна не доходили, заканчиваясь метрах в трех от него. На витражах были изображены разные животные и события. Были львы, драконы, маралы, битвы двух всадников, демоны. Каждый витраж был не меньше десяти метров шириной, длину Лиса даже боялась предположить. Вдоль стен, выстроившись в ряд, стояли десятки каменных фигур, выше человеческого роста. Каждая фигура была уникальна, изображая, по всей видимости, бывших правителей. Пол был выложен отполированным мрамором золотых и черных оттенков, который образовывал строгий мозаичный рисунок из сочетания квадратов и сфер. С улицы через цветные стекла падали солнечные лучи, освещая зал всеми цветами радуги.

— Добро пожаловать в столицу Темной Империи. Мы в Императорском дворце.

* * *

Лиса, словно ребенок, восхищалась великолепием дворца Темной Империи. Райему пришлось ее уговаривать, чтобы она сначала прошла в спальню, которую ей выделили, и переоделась, обещая провести экскурсию по дворцу позже.

— Твои вещи уже должны были доставить, — произнес Райем, открывая дверь перед Лисой. — Ты будешь жить здесь, если тебя, конечно, все устраивает.

Лиса осматривала свою новую спальню с восторгом. Комната была зеркальной копией покоев Райема. В центре стояла гигантских размеров кровать из темного дерева с балдахином. Такая же небольшая софа, как и у Райема, стояла возле окон, мягкий ковер на полу не успел пострадать от новой магии Лисы. Просторный гардероб был еще пуст, все вещи Лисы были аккуратно сложены в сумках на полу.

— Переоденься, нам предстоит завтрак. Тот еще гадюшник, я тебе скажу, — признался Райем, собираясь оставить девушку одну для переодевания. Ему и самому нужно было привести себя в порядок, прежде чем спуститься в трапезную.

— А никак нельзя пропустить завтрак? — взмолилась Лиса. После вчерашнего насыщенного вечера и не менее бурного утра не хотелось начинать новые приключения так скоро.

— Никак, прости. Завтрак во дворце — официальное мероприятие. Нужно быть.

— Поможешь мне высушить волосы? — попросила Лиса. Все-таки, огонь и вода в подчинении — это хорошо, но вот стихия воздуха ей подвластна не была. И сами по себе волосы будут сохнуть несколько часов.

Райем сделал легкое движение рукой, и Лиса почувствовала, как волосы стали намного легче.

— У нас минут пятнадцать, не задерживайся.

— И как мне одеваться? Чтобы тебя там не позорить? Очередное нежное платье и банты?

— Шутишь? Ни в коем случае. Я надеюсь представить тебя во всей красе. Пойдем, попробуем довести пару чопорных стариков до инфаркта, — рассмеялся Райем, оставляя девушку одну в комнате.

Лиса распаковала сумки, попросту вывалив все содержимое на пол. Для завтрака она выбрала простой черный корсет и кожаные брюки. От рубашки она решила отказаться, прикрыв плечи легкой накидкой с рукавом чуть ниже локтя и вертикальным воротником. Накидка застегивалась на одну пуговицу из черного оникса на шее. От украшений Лиса воздержалась, из оружия взяла с собой только два кинжала — боевой и ритуальный, убрав их в ножны на поясе. Волосы Лиса собрала в высокий хвост, оставляя коротко выбритые виски открытыми. Образ дополнили высокие сапоги на небольшом каблуке, в которые Лиса, на всякий случай, спрятала еще несколько коротких метательных ножей. Оценив еще один раз свой внешний вид, Лиса осталась довольна и вышла в коридор, где ее уже ждал Райем.

До трапезной они дошли быстро, входя в зал последними из прибывших гостей. За столом еще никто не сидел, видимо, ожидая только Райема. В зале находилось девять человек, помимо Райема и Лисы. Двоих Лиса, к своему глубочайшему сожалению, уже имела честь знать. Дайрелы, старший и младший, стояли у камина и о чем-то беседовали. Следов утренней вспышки недовольства Лисы на Эйдане уже не осталось. Их с Райемом появление Эйдан удостоил лишь коротким беглым взглядом, после чего вернулся к общению с отцом. Еще семерых мужчин в комнате Лиса видела впервые.

— Рай, — шепотом спросила она, слегка сжав руку на его плече. — Тут нет ни одной женщины, — продолжила она, когда Райем накинул на них полог тишины.

— И не должно быть, — ответил мужчина. — Я говорил, что мероприятие официальное. На нем собирается только высшее руководство. Император, я, как наследник, мой дядя, его правая рука, Эйдан — высший генерал, и совет семерых.

— Так я тут тогда зачем? Остальные своих жен не привели.

— У остальных жены даже теоретически никогда не станут императрицами. Соберись давай.

— И что, ты сейчас познакомишь меня со своим отцом?

— Это вряд ли. Отец уже много лет не присутствует на завтраках, предпочитая принимать пищу в одиночестве, а все государственные дела перекладывать на это змеиное гнездо. Улыбайся и будь сама собой, — посоветовал Райем, снимая полог тишины. — Доброе утро всем, я думаю, что можно присаживаться к столу, — пригласил всех Райем. — Прежде чем мы приступим, хочу представить вам мою невесту, вашу будущею госпожу, леди Лису.

Лиса слегка склонила голову в знак приветствия, замечая, что большинство мужчин поморщились, не посчитав нужным скрывать свое презрение. Что ж, значит, придется учить местную публику хорошим манерам. Кому, в конце концов, еще подвернется такой шанс — потрепать нервы темным безнаказанно?

— Лорд Дайрел, — обратилась Лиса к Кайлену. — Я смотрю, вы не очень рады меня видеть здесь? — невинно поинтересовалась девушка, присаживаясь за стол рядом со своим женихом. Стол для завтрака был круглым, чтобы все друг друга могли видеть, слуги уже успели подать блюда.

— Ну что вы, леди Лиса. Я просто удивлен, увидеть вас сегодня. Мне сказали, что вам вчера нездоровилось. Иначе, чем объяснить ваше возмутительное исчезновение с бала наших новых союзников? А насколько я вижу, вы в прекрасном здравии…

— Думаю, это моя вина, что мы так скоро покинули вечер, — вмешался Райем, отламывая себе кусок хлеба. — Меня застала врасплох новость о помолвке, и мне натерпелось как можно скорее познакомиться с моей будущей супругой в более приватной обстановке. Чтобы не пришлось делить ее с толпой желающих пригласить леди на танец.

— Райем, подскажите, пожалуйста, что сегодня стряслось в вашем крыле? Я слышал, что весь этаж оказался затоплен.

— Вероятно, чья-то глупая шалость, — пробурчал старший Дайрел, отпивая вина.

— О, об этом я с радостью с вами поделюсь, господа, — еще шире заулыбался Райем. — Моя дорогая невеста преподнесла мне сегодня с утра удивительный подарок. В ней открылась новая стихия, теперь Лисе подвластна вода, — с гордостью огласил Райем, слегка приобнимая Лису за плечи.

За столом прошел удивленный ропот.

— Леди Лиса, позвольте узнать, сколько вам лет?

— Двадцать один год, мой лорд…

— Лиса, это лорд Айрем, один из совета семерых, — поспешил представить любопытного старикашку Райем.

— Двадцать один? Так поздно новая магия уже не появляется, — заметил сидящий рядом с ним мужчина, почесывая свою бороду.

— Глупости все это, — отмахнулся Дайрел-старший. — Действительно, какая новая стихия? Скорее всего, леди просто забыла выключить воду в ванной, тем самым уничтожив столько редких картин в северном крыле. Я не говорю уже о паркете…

Лисе захотелось воткнуть Кайлену вилку в руку, но поддержка пришла, откуда не ждали.

— Ошибаетесь отец, дар в девушке действительно открылся, — произнес Эйдан, нарезая в тарелке мясо на небольшие куски, даже не отрываясь от своего увлекательного занятия. — Я был свидетелем, леди Лиса умело продемонстрировала создание силовой волны шестого уровня.

Члены совета за столом одобрительно кивнули. Лиса с сомнением смотрела на эти кивки, все-таки любой из здесь присутствующих, родись он с даром, мог это сделать, темные владели всеми стихиями. Интересно, сколько из членов совета сами могли колдовать?

— Лорд Айрем, прошу простить меня, если я ошибаюсь, но Нейрим Айрем — случайно, не ваш сын? — решила перехватить инициативу в свои руки Лиса.

— Вы совершенно правы, леди Лиса. Вам довелось повстречаться с ним?

— Да, мы знакомы с Нейримом. Вы воспитали прекрасного сына, искусного воина, лорд Айрем. И теперь я вижу, в кого у Нейрима такие таланты.

Если лесть и подействовала на темного, то он этого не продемонстрировал. Пригубив немного кофе, старый лорд решил продолжить их маленькую беседу.

— И как же вы познакомились с моим сыном, леди Лиса?

— Между прочим, очень занимательная история, — осмелела Лиса, наливая себе чай. Она уже успела съесть несколько ломтиков сыра и ветчины, и сейчас ей очень хотелось пить. — С ним мы встретились на Мертвых землях, как и со всем отрядом Райема. Там я и смогла оценить, насколько силен Нейрим в военном искусстве.

Лиса говорила, внимательно следя за реакцией каждого мужчины за столом на ее слова. Интерес в глазах слушателей появился, Кайлен, судя по всему, оказался неприятно удивлен.

— И что же вы делали в Мертвых землях, леди Лиса? — поспешил он задать вопрос своим обманчиво мягким баритоном.

— Вы разве не в курсе, лорд Дайрел, что обе наши Империи проводили военные действия на тех территориях? — улыбнулась Лиса, прищуривая глаза. — Мне казалось, что человек вашего положения должен знать о таких мелочах.

— Лиса так же участвовала в войне, — вмешался в разговор Райем, заканчивая с очередным куском хлеба. — Руководила небольшим эльфийским отрядом на протяжении всех трех месяцев.

— Возмутительно, — донеслось с другого конца стола.

— Мы не позволяем воевать нашим женщинам, — послышалось с противоположного края.

— Естественно, — согласилась Лиса, кивая последнему говорившему. — В вашем распоряжении лучшие воины во всех Империях, и ваши женщины могут позволить себе сидеть дома, не переживая ни за страну, ни за безопасность своих детей и мужей. Эльфы лишены такой роскоши.

Сидящие за столом заулыбались. Эльфов темные давно не любили, особенно презирая остроухих за желание не вмешиваться ни в какие конфликты, считая это трусостью.

— Расскажите подробнее, как же вам довелось вести свой отряд, леди…

Следующие полчаса Лиса увлеченно рассказывала боевые истории, которые по большей части даже были правдивы. Завтрак постепенно превращался в приятную, легкую и веселую беседу. Райем оказался прав, у Лисы был талант завоевывать новых друзей. Хотя в большей степени Лисе удавалось улавливать настроение на каменных лицах своих оппонентов. Ей было видно, как искренне улыбается ей лорд Айрем, в то время как от нарочито-сладкой улыбки Кайлена Дайрела у девушки начиналась изжога.

— Что ж, господа, мне было очень приятно провести завтрак в компании столь уважаемых мужей. Но мне совесть не позволит более отвлекать вас от дел государственной важности, — произнесла Лиса, когда Райем подал ей их условный сигнал, что она может идти.

Лиса не могла не порадоваться этому. Не зря Райем назвал это сборище — гадюшником. Лиса с трудом час высидела, что говорить о Райеме, который вынужден слушать этих людей всю свою жизнь. Она, неспеша и с достоинством, покинула трапезную, намереваясь совершить небольшую прогулку по красивому дворцу темных.

— Тебя проводить? — услышала она пугающе знакомый голос за спиной. Обернувшись, девушка увидела Эйдана Дайрела, выходящего из трапезной вслед за ней.

— Лорд Дайрел, очень любезно с вашей стороны, — холодно произнесла она, надеясь, что Эйдан предлагал свою помощь совершенно несерьезно.

— Тебе не кажется, что мы уже давно прошли ту стадию, когда следует обращаться друг к другу на «вы»? — улыбнулся он, подходя ближе.

— Здесь у всего есть уши, лорд Дайрел. Мне не хотелось бы, чтобы кто-то лишний слышал, то, что не следует в принципе упоминать вслух.

— А так будет спокойнее? — спросил Эйдан, окутывая их пологом тишины.

Лиса немного нервничала, что они оказались один на один, но Эйдан держался на этот раз на приличном расстоянии, что ее успокаивало.

— Так как, я могу тебя проводить? Дворец большой, здесь можно легко потеряться.

— И никогда больше не найтись? — спросила Лиса, сама не зная, шутит сейчас или говорит вполне серьезно.

— Я должен попросить прощения за поведение своего отца за завтраком. Я практически уверен, что он не желал тебя оскорбить.

— Лорд Дайрел, вы искренне верите в сказанное? Удивительно. Но, в любом случае, ваш отец уже достаточно взрослый мальчик, чтобы просить прощения за себя самостоятельно, тем более, если не хочет испортить отношения с будущей императрицей.

— А я смотрю, власть быстро развращает. Уже примеряешь корону?

Лиса шла по витражной галерее, стараясь придумать какой-нибудь колкий ответ, но в голову ничего не приходило.

— Прости, я на самом деле просто хотел проводить тебя, без каких-либо обвинений.

— В таком случае, у тебя не слишком хорошо получается, — отметила Лиса, продолжая идти вперед, не видя, что Эйдан на секунду остановился, закатывая в немой молитве глаза к потолку.

— У тебя действительно неплохо получилась с утра силовая волна, энергии хватило почти на седьмой уровень. Но ты сделала ошибку во втором пасе. Я заметил, что ты собиралась использовать огонь. Я мог бы организовать тебе несколько уроков, чтобы ты скорее освоила новую стихию.

На этот раз остановилась Лиса, поворачиваясь к Эйдану лицом.

— Мне не нужна твоя помощь. Ни сейчас, ни завтра, ни когда-либо потом. Не надо делать вид, что ты весь из себя такой хороший и дружелюбный. Мы не будем с тобой друзьями.… Вообще никем друг для друга не будем. Мне придется с тобой видеться на завтраках и на других официальных мероприятиях. И да, я буду с тобой здороваться, если мы случайно встретимся где-то в коридоре. Но я предупреждаю тебя первый и последний раз — держись от меня подальше.

С этими словами Лиса развернулась на каблуках и поспешно направилась к лестнице в северное крыло, ожидая, что в любой момент лорд Дайрел переломит ей ее хрупкую шейку.

Вбежав вверх по лестнице, она уже не слышала, как оставшийся внизу Эйдан тихо пробормотал себе под нос: «Потребуется до Хаоса много терпения»…

Глава 27

— Ты сегодня рано, — услышал Эйдан голос брата за спиной.

Эйдан уже час проводил тренировку на свежем воздухе, приходя в себя после разговора с баронессой. День у него сегодня был свободный, так что за временем можно было не следить. Он уже успел пробежать несколько километров, поработать с весом и отработать на деревянной стойке серии болевых приемов.

— Что-то случилось?

— Невеста твоя случилась, — огрызнулся Эйдан. — Ее что, никто не учил, как нужно с темными общаться?

— Не поверишь, я задавал ей тот же самый вопрос… — ответил Райем, скидывая с себя рубашку, чтобы присоединиться к брату для тренировки в фехтовании.

— И как ты терпишь эту язву?

— Не поверишь, у меня с ней нет проблем в общении. И глядя на тебя, надеюсь, что никогда не будет.

Темные скрестили мечи. Эйдан всегда был лучшим мечником, чем его брат. Во владении холодным оружием ему было тяжело найти достойного соперника. Начался танец мечей, Эйдан наносил удары, Райем их уверенно отражал. Эйдан, как обычно, начал немного поддаваться брату, чтобы тот мог хотя бы немного отработать нападение, а не стоять исключительно в защите.

— Может, ты поговоришь с ней? Чтобы мы могли наладить наши отношения?

— А не охренел ли ты, братец? Тебе не кажется, что просить меня помочь тебе затащить мою будущую жену в свою постель — это слишком? Напоминаю, ты уже без пяти минут сам женат.

— Причем тут… — Эйдан пригнулся, уворачиваясь от клинка брата над своей головой. — Причем тут постель? Я просто хочу, не знаю.… Чтобы мы, демон, нормально поговорили. В конце концов, если вы планируете жить долго и счастливо, значит, мы все будем семьей.

Райем засмеялся, чуть не пропустив скользящий удар справа по ребрам.

— Я думал, что наша семья — это уже верх безумства. Но нет, если задуматься, все еще только впереди.

— Ну, так как, ты поговоришь с Лисой?

— Ничего не обещаю.

Дальше братья продолжили свои упражнения в тишине. Райем упорно старался нанести Эйдану хотя бы один порез, но брат ловко уходил от каждого выпада. Разошлись они спустя сорок минут, так и не сумев нанести друг другу ни единой царапины. Не смог Райем, Эйдан же просто этого не делал, не желая навредить брату, пусть даже и в тренировочном бою.

* * *

Лиса вздрогнула, когда прямо перед ней на стол упал увесистый том, покрытый толстым слоем пыли. В библиотеке она сидела уже полдня, и в помещении находилась одна, даже не услышав, как кто-то к ней решил присоединиться. Райем после завтрака так и не пришел к ней, так что девушка решила сама отправиться на изучение императорского дворца. Прогулка долго не затянулась, так как девушка почти сразу наткнулась на библиотеку, и жажда знаний взяла верх над желанием увидеть больше прекрасных залов дворца. Среди множества книг, Лиса без труда обнаружила манускрипты по магии воды. Что-то она помнила из еще детства, когда мамен преподавала ей основы, но нужно было более детально изучить новую стихию.

— Что это? — поинтересовалась она у Райема, брезгливо прикасаясь к заплесневевшим страницам.

— Я тут подумал, что тебе стоит ознакомиться с нашими законами и обычаями. Все-таки ты росла на территориях союзных Империй, и вряд ли у тебя сложилось правильное представление о Темных лордах.

— Что? Ты хочешь сказать, что вы все не дикие варвары, застрявшие своим развитием в древних временах? — улыбнулась Лиса, пододвигая старую книгу к себе поближе.

— Что ты, мы намного хуже. Но, так как ты у нас будущая жена императора, ты должна знать и понимать нашу культуру. Особенно важно избавить тебя от каких-либо иллюзий на счет темных лордов. И отделить правду от мифов, которые обычно в избытке присутствуют в воспитании маленьких девочек у наших любимых соседей.

— Вот так вот сразу? Даже не дашь мне пару дней придти в себя после переезда, привыкнуть к новой магии?

— Сразу, Лиса, сразу. У нас с тобой не так много времени, чтоб успеть все.

Чувствуя, что Райем ей что-то не договаривает, Лиса пристально посмотрела на темного, откидываясь на спинку своего кресла.

— Может, есть что-то, что мне нужно знать уже сейчас? — приподнимая бровь, спросила девушка.

— Есть. Темные лорды очень ранимые существа с тонкой душевной организацией, — ответил Райем, нежно улыбаясь. — Мы гордые и вспыльчивые. Не признаем своих ошибок и не прощаем чужих.

— Но ты не такой, — тихо возразила Лиса.

— Такой. Мы все такие. Нас с рождения учат быть сильными. Не знать жалости, не иметь слабостей.

— Но это же дикость! Разве так можно?

— Попробуй угадать, столько тюрем есть на территории нашей Империи? — не понятно к чему, сменил тему Райем.

— Не знаю, сколько? Десять? Двадцать? — Лиса понятия не имела. В конце концов, она-то про свою родную империю таких подробностей не знала, куда там до темной…

— Ни одной. У нас нет преступников. Для всех преступлений у нас одно наказание — смерть. Так что у нас не бывает воровства, взяток, изнасилований или убийств.

— Ну да, конечно, кроме тех случаев, когда сами темные их устраивают.

— Корона никогда не прощает подобное никому, даже самым высокопоставленным темным. Большинство страшных историй про темных, которые ты слышала в своей жизни, просто байки, чтобы пугать детей на ночь. Хотя не буду врать, часть этих страшилок темные сами и распространяют, чтобы враги нас больше боялись.

— Зачем вам это нужно?

— Ты не понимаешь? Правда?

Лиса прекрасно понимала. Если вспомнить историю, то с Темной Империей никто и никогда не пытался воевать. Все войны с Темными, которые случались, сами Темные и начинали. И всегда выигрывали.

— У тебя было хорошее образование, ты должна понимать, что такая тактика выигрышна. За всю нашу историю на войнах темные потеряли не больше сотни своих людей. Притом что никогда не погибали мирные жители. Ни один ребенок и ни одна женщина. Светлые, отсиживаясь у своих источников за высокими стенами, не рассказывают таких историй, не правда ли?

Лиса смотрела на Райема и не узнавала его сейчас. Серьезный, жесткий. Так не похожий на того веселого и беззаботного парня, с которым она обычно общалась.

— Зачем ты мне все это говоришь сейчас?

— Я хочу, чтобы ты поняла одну вещь. Темные признают только силу. Пока ты будешь сильной, за тобой будут идти, у тебя будут друзья. Пока ты со мной, тебя, скорее всего, никто не посмеет тронуть. Но я не всегда смогу быть рядом…

— К чему ты ведешь, Райем?

— Я знаю, что у тебя непростые отношения с Эйданом. И я ни за что не буду выбирать чью-либо сторону, и тем более не собираюсь тебя просить простить его или что-либо подобное. Но хочу сказать две вещи. Во-первых, Эйдан — единственный человек, которому я доверяю безоговорочно, который не один раз спасал мою жизнь, рискуя собой. И, чтобы ни случилось, я всегда буду знать, что он никогда не предаст. Во-вторых, почитай книгу, что я тебе дал. И подумай еще раз, стоит ли так категорически отвергать тех немногих людей, которые готовы тебе здесь помогать.

С этими словами Райем оставил девушку одну.

* * *

Лиса провела за чтением весь день, перебравшись из библиотеки в свои покои. На обед спускаться не стала. Кто-то из прислуги принес ей фруктов и вина, но к еде Лиса не притронулась. Книга оказалась увлекательным чтением, но малоприятным. Написанное иногда повергало в шок девушку, заставляя откладывать чтение, чтобы подойти к окну и подышать свежим воздухом.

С одной стороны, Лиса действительно убедилась, что очень многое из того, что говорят про темных лордов — всего лишь вымысел. Не совершают они никаких кровавых ритуалов с девственницами, хотя Лиса и сама подозревала, что это полная чушь. Уж как маг крови она это знала. Поедание младенцев и кровавые оргии к реальности тоже не имели никакого отношения.

А вот методы воспитания детей пугали. Мальчиков забирали у матерей еще совсем маленькими, заставляя постоянно тренироваться, пока в четырнадцать просто напросто не выгоняли из дома. Вернешься — молодец, достоин носить родовое имя. Не вернешься — невелика потеря слабака. Девочкам было не в пример проще. Их холили и лелеяли, как самое большое сокровище, впрочем, как это делали и в союзных Империях. Участь у всех них была одна — выгодный для рода брак.

— Прониклась чтением? — услышала Лиса голос Райема, голова которого появилась из-за двери. — Я могу зайти?

— Да, конечно, — Лиса закрыла книгу, откладывая ее на столик рядом с кроватью.

Райем по-хозяйски забрался на кровать Лисы, устраиваясь рядом с ней поудобнее, подкладывая под спину несколько подушек.

— И как тебе?

— Вы все больные на голову, а у меня единственное желание сейчас, это залезть в ванну и хорошенько отмыться от всего этого…

— Добро пожаловать в наш мир, — грустно улыбнулся Райем.

— Я просто понять не могу, — Лиса подняла руки с колен, но так же резко опустила их обратно, обессиленная. — Почему вы так живете? Неужели никто не пытался это исправить?

— Ну почему, пытались, сама видишь, ничего не меняется.

— И как тогда ты собирался бороться? Ты говорил мне, что покажешь, как победить, но я вижу, что у тебя самого нет сил что-либо исправить.

— Для борьбы не силы нужны, а причина. Цель. Темные давно потеряли свою цель, поэтому сейчас Империя стоит на грани гибели.

— Какой гибели? Вы же сильнейшие, вас же все боятся.

— Пока еще боятся. До тех пор, пока не поймут, насколько у нас все плохо. У нас почти не рождаются маги.

— Это и так все знают, но вы же сильнее.

— Ты не понимаешь. В Темной Империи последний маг родился двадцать семь лет назад. Ты сейчас с ним, кстати, разговариваешь. У нас каждый на счету. Поэтому мы постоянно находимся на территориях союзных Империй инкогнито, чтобы открывать новых магов, пользуемся правом Первого, чтобы забрать к себе и обучить. Но сама понимаешь, это лишь мертвому припарка…

— Может быть, оно и к лучшему? Чтобы Империи вообще не стало? Вы творите жуткие вещи со своими детьми.

— Это делает нас сильнее. И подумай еще вот над чем. В случае войны — сколько погибнет людей? Правда в том, что пройдет еще лет сто, и мы не сможем защитить даже самих себя. Не говоря уже о простом народе, который проживает на нашей территории. Когда ты станешь Императрицей, тебе придется постоянно думать о таких вещах.

— И что же это за цель, ради которой стоит бороться? — спросила Лиса, понимая, что голова уже готова взорваться.

— Давай я лучше расскажу тебе сказку! — радостно заерзал на своем месте Райем, словно маленький ребенок.

— Опять какие-нибудь ужасы?

— Нет, хорошую сказку. Добрую.

— Ну, раз добрую, — протянула Лиса, так же устраиваясь поудобнее, в ожидании рассказа. Она-то прекрасно знала, если Райем в таком настроении, история может затянуться надолго.

— Итак, давным-давно, когда хаос еще был порядком, тьма была светом, а Забвение было столь же прекрасным, как и сейчас, — поэтично начал Райем. — Жил один мужчина, звали его … не помню, как его звали. Не важно, все равно один был. Итак, был мужчина. И стало ему невыносимо одиноко. И обратился он к Творцу с просьбой. Просил он, чтобы жизнь его стала не столь скучна и безрадостна. Творец услышал молитвы мужчины, подарил ему магию. Мужчина недолго радовался подарку и вновь обратился с молитвой к Творцу, прося для себя что-то новое. Творец опять решил исполнить просьбу мужчины, открыв ему новые миры. И Мужчина был счастлив. Он путешествовал, изучал новые земли. Но новые земли скоро закончились, и вновь заскучал мужчина.

— Как это похоже на правду, — грустно вздохнула Лиса.

— Не перебивай. Мужчина в третий раз обратился к Творцу с просьбой. Мол, магию он всю освоил, миры все изучил. Хочет новых ощущений, и так, чтобы никогда не надоело. Творец разгневался, но мольбу решил исполнить. Он забрал у Мужчины душу, и создал из этой души Женщину. Но, будучи зол на Мужчину, Творец спрятал Женщину в одном из бесчисленных миров. Без души Мужчина себе места не находил. Он искал свою душу везде. Захватывал мир за миром, побеждал диких тварей, делал все, чтобы его душа не пострадала. И когда он, наконец, нашел свою душу, спрятанную в теле Женщины, увидел он, как она прекрасна, и не захотел больше никогда с ней расставаться. От их союза появились дети, новые мужчины и женщины. И была женщина всегда душой мужчины, и если мужчины был неосторожен, то он терял свою душу, вынужденный вновь искать ее во всех мирах. Первый мужчина был Великим Лордом. И все мы — его дети.

— А что было дальше? — с интересом спросила Лиса.

— А что дальше? Дальше мужчины перестали верить в сказки и перестали искать свои души, считая, что лучше взять близкое и выгодное, чем родное, — пожал плечами Райем. — Все мужчины, не важно, из какой страны или мира, перестали понимать одну простую истину. Без женщин мы никто. Мы не способны создавать новую жизнь. Без женщины все теряет смысл — власть, сила, богатство. Ты же знаешь, как называют всех лордов — бездушные. Мы перестали находить своих женщин, свои души, и магия покинула нас. А те немногие, кому посчастливилось все-таки встретить ту самую, просто напросто упускают ее из рук, даже не успев осознать своего счастья. Ломают все возможное будущее, следуя древним обычаям или потакая своей гордости.

— Рай, звучит, конечно, красиво, но тебе не кажется, что это все-таки просто сказка?

— Скорее всего, — пожал Райем плечами, стараясь придать себе беззаботный вид. — Но знаешь что? Я уверен, что нашел свою душу. И я чувствую, как, находясь рядом с Тиной, растет моя сила, наполняется мой внутренний резерв.

— Разве это не называется любовью? — улыбнулась Лиса, представляя, насколько ее подруге повезло.

— Темные не могут любить, разве не так написано в этой книге?

— Возможно, ты просто неправильный темный…

На несколько минут в спальне повисла гробовая тишина. И Лиса и Райем погрузились в свои мысли, не желая ими друг с другом делиться. Первой тишину прервала Лиса.

— Рай, я правильно понимаю, что свобода, о которой ты просил…

— Я уйду, Лиса. Когда все будет готово, когда ты будешь готова, я уйду.

— Если ты так не хочешь быть Императором, почему просто не откажешься, чтобы Эйдан занял твое место? Разве так не будет всем проще?

— Думаешь, я ни разу не пытался? Эйдан никогда не стремился к власти. И не готов к ней. Откажись я сейчас, ничего в Империи в очередной раз не изменится. Просто очередные стервятники в лице моего дяди и эльфийской выскочки начнут раздирать страну на части, пока мой брат будет пытаться поддерживать все это безобразие на плаву. Тут нужны радикальные меры и свежие веяния.

— И как, по-твоему, я смогу справиться с этим гадюшником, который вот-вот собирается накрыться медным тазом, если ты меня оставишь тут одну?

— А вот этого я пока тебе не скажу, — улыбнулся Райем, за что тут же получил подушкой по лицу от Лисы. — А останешься ли ты здесь одна или нет, будет зависеть только от тебя. Я уже говорил, у тебя есть потрясающая способность находить друзей.

Глава 28

Кристи потянулась, разминая затекшие за ночь мышцы. Солнце за окном еще только собиралось показаться из-за горизонта, раскрашивая небо во все оттенки красного. А значит, в постели она уже лежит одна. Повернувшись на другой бок, Кристи убедилась, что Райем уже встал. Так происходило каждый раз, когда Райем приходил к ней.

Вечером наследник темной империи появлялся на ее пороге, всегда с цветами и чем-нибудь вкусным на ужин. Говорил, что не хочет, чтобы Кристи тратила силы и время на готовку. После чего они быстро ели, болтая в основном о пустяках, на серьезные беседы времени не было, так как обоим не терпелось поскорее оказаться как можно ближе друг к другу. Так пролетала ночь, а наутро Кристи обнаруживала пустую постель и чашку горячего кофе на тумбочке рядом. Райем всегда уходил рано, хотя иногда и будил ее, чтобы еще раз попрощаться, но в таких случаях прощания затягивались еще на пару часов.

Сегодня Кристи проснулась раньше обычного, так что еще слышала, как ее волшебный принц чем-то гремит на кухне. Видимо, девушка как раз застала момент приготовления своего утреннего кофе.

— Опять готовишься сбежать? — спросила она, потирая сонные глаза, выходя из спальни завернутая в простыню.

— Ты не представляешь, как мне хочется остаться, — ответил Райем, оставляя в покое чайник. Он подошел к девушке и поцеловал ее в макушку, осторожно прижимая к себе.

— Так оставайся, здесь тебя никто не гонит, — промурлыкала Кристи, стараясь утянуть Райема за собой на диван.

— Не могу. Мне нужно вернуться к Лисе.

— Ты хотя бы немного представляешь себе, какого это: ждать тебя неделями, а после просыпаться одной, зная, что ты ушел к своей невесте? — Кристи говорила с грустной улыбкой на лице. С одной стороны, она все прекрасно понимала, а с другой — за себя, все-таки, было обидно.

— Ты же знаешь, что помолвка фиктивная, и между нами ничего нет? Мы просто друзья, — поспешил в очередной раз напомнить Райем, не желая расставаться с Кристиной сегодня, поссорившись. В конце концов, это для него пролетал один день, пока они были в разлуке. Для девушки на Земле проходило больше недели, и он с ума бы сошел, если бы постоянно думал, что это время она проводит с кем-то еще. Как любой темный лорд, Райем был собственником. И любая мысль, что Кристи может общаться с кем-то кроме него, вызывала в нем жгучее желание запереть девушку где-нибудь на самом краю мира, чтобы ни одна душа к ней не смела приблизиться.

— Да знаю я, — кивнула Кристи, вставая с дивана. — Как она себя чувствует?

— Трудно сказать. У нее был сильный приступ неделю назад. Нашу неделю. И с тех пор тишина.

— Это же хорошая новость? — обрадовалась Кристи, но Райем быстро развеял все веселье.

— Смотря, с какой стороны посмотреть. Проблема так и не решена, и теперь я все время должен оставаться поблизости, не зная, когда случится новый приступ. Раньше хотя бы осложнения можно было предсказать.

— Но ты уже нашел решение?

— Нет. Я перерыл все записи по ритуалам, и нет ни одного упоминания о том, что может происходить с Лисой. Все записи говорят о двух вариантах — либо ритуал не должен был вообще сработать, либо Лиса должна была умереть практически сразу, на месте. Так что, у нее какой-то особый случай.

— Мне тебя теперь опять ждать через неделю?

— Я очень постараюсь появиться пораньше. Сегодня у нас с Лисой официальная помолвка. Это не займет много времени. Если все будет в порядке, я смогу перенестись к тебе в пятницу.

Всего два дня подождать… Что ж, это было лучше, чем неделя.

— Мне пора, — Райем подошел к девушке, впиваясь в ее губы жадным поцелуем. Кристи зажмурилась, когда он отстранился он нее, не желая видеть, как уходит любимый.

Она считала про себя секунды, прислушиваясь к малейшему шороху в квартире. Уже ушел, поняла Кристи, когда тишина затянулась больше чем на минуту. Солнце за окном уже встало, незаметно избавляя маленькую квартиру от серого полумрака своим теплым светом.

Кристи села на высокий барный стул, который стоял у стола на кухне, согревая руки о еще теплую чашку с кофе. Ее сказка продлится не так долго, как ей этого хотелось бы. Она на Земле уже почти два месяца, в то время как у Райема пролетела неделя. Сколько еще времени ему потребуется, чтобы узнать, что происходит с Лисой, и суметь вылечить ее? Месяц, год? Для Кристи пролетит восемь лет, и ее красота начнет увядать. И какие это будут восемь лет? Встречаться раз в две недели на несколько часов? Сможет ли она все это вынести?

Взгляд упал на стоящую стопку книг, которые Кристи купила еще в том мире. Мысль, что ей может повезти, и ответ на все вопросы окажется именно в этой стопке, Кристи быстро отмела в сторону. Не бывает так все легко. Зато у девушки появилась совсем другая идея, которая вполне могла сработать.

Вылив недопитый кофе в раковину, Кристи побежала в спальню, чтобы одеться. Как она себе и обещала, все туфли на высоком каблуке были спрятаны как можно дальше в гардероб. Надев толстовку, джинсы и кроссовки, Кристи достала с верхней полки чулана небольшой чемодан для путешествий. Скинув в него книги из волшебного мира, несколько украшений, она застегнула чемодан, схватила свою сумочку и собиралась выбежать из квартиры. Но прежде чем пуститься в новую авантюру, девушка решила, что лучше оставить в квартире записку для Райема, на тот случай, если она не успеет вернуться к пятнице.

Прикрепив листок бумаги к холодильнику, Кристи покинула квартиру, чтобы направиться в аэропорт.

* * *

— Ты как всегда прекрасно выглядишь, — вместо приветствия сказал Райем, проходя в спальню своей будущей жены.

— Уверен? Спасибо, — слегка смутилась Лиса, осматривая себя в зеркале.

Неделя выдалась насыщенной. К ней приставили двух служанок, обе девушки были дроу, они в течение дня не покидали Лису практически ни на минуту. Отказаться от них Лиса не могла. Райем объяснил, что одна их них, Лилейя, выбрана лично Кайленом Дайрелом, вторая, Энелия — скромный подарок от совета семерых. Естественно, что о каждом шаге Лисы темные эльфийки докладывали своим господам. Райем уверил Лису в том, что ни Кайлен, ни совет не подозревают, что о шпионаже Лисе известно. Так что Лиса демонстрировала упорство в изучении истории Империи и тренировках по освоению новой магии. В присутствии служанок они с Райемом вели себя, как полагается будущим мужу и жене. И если невинные объятия и прогулки Лису ничуть не смущали (хотя и к этому пришлось привыкать), то с поцелуями выходило сложнее.

Несмотря на славу повесы, Райем крайне серьезно относился к столь интимному процессу, будучи в отношениях с Кристиной, а весь опыт Лисы начинался и заканчивался Эйданом, так что поцелуи на публике сводились к целомудренным легким прикосновениям к уголкам губ. Спать по ночам Лисе приходилось в одной постели с Райемом в его покоях, зная, что надоедливая прислуга и по ночам заглядывает к Лисе. Хорошо, что хоть к Райему не приходят свечку держать.

Завтраки проходили спокойно. Лиса в разговоры мужчин о политике не включалась, а у Кайлена Дайрела не было, пока что, поводов цепляться к девушке.

Из положительных моментов… Да не было положительных моментов. Лиса просто радовалась, когда удавалось проснуться с утра живой и здоровой.

— Тебе не кажется, что вырез у меня несколько слишком откровенный? — Спросила Лиса, еще раз стараясь подтянуть корсет немного выше. На девушке были надеты черные брюки с вышитым золотым узором. Корсет был вышит в том же стиле, со спины, словно крылья, тянулись два отрезка черной шелковой ткани, один конец каждой тонкими петлями цеплялся к безымянным пальцам девушки, остальная часть ткани образовывала короткий шлейф. Волосы были собраны в высокий пучок, только два локона свисали по бокам.

— Если бы я всерьез собирался сделать тебя своей женой, то непременно выколол бы глаза каждому, кто посмотрит в твою сторону, — заулыбался Райем. — Но, так как мне на самом деле все равно, могу только посоветовать одеваться так как можно чаще.

— Тебе не кажется, что при вашей способности к регенерации, инфаркт — крайне маловероятная причина смерти у Лордов?

— Я могу помечтать, женщина?

— Я готова. Можем идти, — сказала Лиса, подходя к двери.

— Отлично. Ты помнишь всю процедуру?

— Конечно! Ты же меня по ней последние двое суток гонял. Ничего сложного.

— Ну, тогда идем, — произнес Райем, предлагая свой локоть девушке.

Лиса обхватила руку Райема, и пара двинулась по дворцу к гостевому залу.

В отличие от союзных Империй, темные проводили гораздо более скромные церемонии для помолвок. Так что вместо одного из необъятных витражных залов было принято решение использовать гостевой, который вмещал в себя не более пятидесяти человек. Гостей женского пола на подобных встречах практически не бывало, так что танцевальная зона была сильно ограничена, рассчитанная только на несколько пар танцующих. Зато были обеспечены столы с диванами, чтобы мужчины могли спокойно присесть и поговорить о важных вещах, выпить за игрой в карты и поздравить виновников торжества.

Двое молодых слуг открыли двери перед наследным принцем и его невестой, впуская их в праздничный зал, где уже собрались гости. По центру комнаты от дверей к тронному помосту был раскатан узкий серебристый ковер. Гости поднялись со своих мест, выстраиваясь вдоль этой дорожки, чтобы поприветствовать пару. Более знатные и важные особы расположились ближе к трону, менее высокопоставленные встречали молодых лорда и его невесту практически у входа. Строгая иерархия сохранялась у темных при любых обстоятельствах.

Лиса окинула гостей взглядом, ища знакомые лица. И их было немало. На прием пришел весь отряд Райема, всех мужчин Лиса была искренне рада видеть. Семейство Дайрелов во главе с Кайленом, прибывшая к темному двору королева Алия, совет семерых в полном составе, естественно, расположились у самых ступеней к трону. Между простыми военными и высшим руководством вдоль серебряной дорожки стояли чиновники разной степени важности, их Лиса видела впервые. Трон в зале оставался пустым. Видимо, предстояло еще одно официальное мероприятие, которое Император решил проигнорировать. Лисе, с одной стороны, полегчало, так как она не была уверенна, что готова встретиться со старым отшельником, а с другой, ей было обидно за Райема, все-таки отец не присутствовал на столь значимом событии в жизни своего сына. У девушки было стойкое ощущение, что нормы жизни темных лордов она до конца понять не сможет никогда.

Возле трона не было других посадочных мест, которые в союзных Империях ставились для членов Императорской семьи. Темные возносили своего Императора практически до богоподобного, все-таки Императором становился сильнейший. А вот наследники должны были быть среди гостей, практически наравне с остальными. Такая традиция Лисе казалась правильной, вроде как будущая власть выходила из народа. Не то, что у светлых, когда с рождения детей баловали, внушая им их уникальность из-за будущей короны.

Проходя мимо королевы Алии, которая стояла возле Эйдана, держа его под локоть, Лисе хотелось скривиться от отвращения, но сейчас нужно было вести себя сдержанно. Официальную часть портить было нельзя. Королева вновь выбрала платье, сотканное из золотых нитей. В зале присутствовало еще несколько женщин, и все были одеты менее блистательно, выбрав скромные платья черных и серых тонов. Алия сильно выделялась на общем фоне. Такая же высокая, как и темные лорды, белокожая, длинные волосы были распущены, голову венчала тонкая эльфийская корона. Лиса могла ей только посочувствовать этим вечером. Мало того, что эльфов у темных не любили, она еще решила грубо нарушить установленный распорядок темной Империи, запрещающий демонстрировать свой статус приезжим гостям. Это там, у себя, Алия была королевой. Здесь — она просто невеста одного из темных, равная любой женщине в зале. Корона была неуместна.

Путь к тронному помосту был практически закончен. Несмотря на то, что паре пришлось пройти каких-то сорок метров, Лисе казался этот путь вечностью, так как шли они медленно, давая возможность Райему поприветствовать каждого гостя. Не было тут поклонов и долгих хвалебных речей, мужчины просто жали руки, слегка кивая друг другу.

Дойдя до тронного возвышения, Райем взял руку Лисы, помогая девушке подняться на три ступеньки над гостями.

— Всем добрый вечер, — поприветствовал гостей Райем. — Я благодарен всем вам, что вы нашли время посетить наше сегодняшнее мероприятие. Я рад объявить сегодняшний вечер открытым. Прошу поприветствовать мою дорогую спутницу, баронессу Лису Виолетт Мароши. Благодаря воле нашего Темнейшего Императора, я счастлив назвать ее своей будущей невестой.

Всё, вот так всё просто и было объявлено. В союзных Империях было принято для формальности просить руки невесты. Темные просто ставили перед фактом. Вечер был открыт. Лиса и Райем спустились в зал, готовясь принять поздравления от гостей.

— Леди Лиса, вы прекрасно выглядите, хотя ваш наряд едва ли можно назвать традиционным, — первая обратилась к девушке королева Алия.

— Алия, — улыбнулась Лиса, надеясь, что хотя бы чуть-чуть ее улыбка будет выглядеть натурально. — Так замечательно, что вы смогли найти время, чтобы засвидетельствовать свое почтение.

— Алия, рад вас видеть, — поздоровался Райем, доставая из кармана небольшую коробку. — Я не был готов к вашей с моим братом помолвке, так что, как обещал, наш скромный подарок в вашу честь.

Королева с нетерпением приняла подарок, открывая коробку. Свое разочарование она даже не попыталась скрыть, когда увидела содержимое коробки.

— Что это? — непонимающе смотрела Алия.

— Это цветок. Желтая Лилия, у нас такие не растут, я принес его из другого мира и зачаровал, чтобы он всегда оставался столь прекрасным, как и вы.

— Мы благодарим вас, Райем, леди Лиса, — вмешался в беседу Эйдан, решив проявить вежливость, о которой его невеста неожиданно забыла.

Райем и Лиса разделились, Рай отправился получать поздравления от членов совета, а Лисе не терпелось поприветствовать своих боевых товарищей.

— Леди Лиса! — радостно воскликнули молодые лорды, когда она подошла к их дружной компании.

— Ребята, как же я рада вас видеть! — улыбнулась девушка, обнимая каждого из девяти воинов. Такой жест был встречен недоумевающими взглядами окружающих, все-таки слишком непринужденный, даже для местной публики. Лиса поспешила внести немного ясности до того, как лорд Дайрел-старший решит обратить всеобщее внимание на ее оплошность. — Отряд Райема — это вторая семья, и я рада, что теперь у меня появится столько братьев!

Лиса не кривила душой. Отряды темных формировались еще в юности и практически никогда не менялись в составе. Так что отряд по праву считался второй семьей. И Лиса за три месяца прониклась теплыми чувствами к этим воинам.

— А мы рады, что у нас появится такая сестра, — поддержал девушку Нейрим. — Мы долго думали над подарком на вашу помолвку. И решили, что лучшим подарком для Райема будет знать, что его дорогая супруга всегда будет в безопасности. Леди Лиса, вы будете так добры, примите нашу клятву верности!

Лиса была удивлена таким подарком, хотя услышавшие это гости, были шокированы еще больше. Все-таки, клятву верности предстояло давать не раньше коронации нового Императора. Лиса не успела ничего сказать, когда все девять молодых воинов опустились на колени, зачитывая слова клятвы. Лисе оставалось только слушать, учитывая, что в отличие от союзных государств, ее согласия для начала действия клятвы не требовалось.

— Я благодарна всем вам за оказанную честь, — поблагодарила Лиса, когда воины закончили. — Желаю вам с удовольствием провести сегодняшний вечер.

— Леди Лиса, вы порадуете меня, согласившись со мной станцевать? — спросил Нейрим, когда Лиса уже собиралась покинуть их компанию.

— Безусловно, лорд Нейрим.

Вечер проходил спокойно. Гости выпивали и весело общались. Хотя в зале оставалось достаточно тихо, многие предпочитали общаться, накинув полог тишины. В эти моменты Лиса очень жалела, что в ней проснулась именно магия воды, а не воздуха. Возможность накидывать полог тишины сильно бы облегчила ее жизнь в змеином гнезде, который все называли императорским дворцом. Из цепких лап совета Лису вырвал Райем, пригласив ее на танец. Музыкантов в зале не было, вечер озвучивали магические кристаллы. Из-за ограниченного места для танцев от стандартных схем ведения партнерши приходилось отказываться, просто неспешно делая круги, практически стоя на месте и покачиваясь в такт музыке.

— Рай, это ты попросил своих принести мне клятву?

— Нет! О таком не просят. Это все твои заслуги, девочка.

— Не зови меня так, — буркнула Лиса. Ей не слишком нравилась эта манера Райема постоянно показывать, что он старше. — Я ничего не делала.

— Вообще, ты каждому из них жизнь спасла. Я говорил тебе, темные такого не забывают. И их поступок сейчас нам только на руку. Одни из лучших воинов империи признали тебя равной и достойной, это хорошо. Остальные же не знают, что это благодарность за спасение жизней. И ребята никогда никому не признаются, что обязаны своей жизнью женщине.

— Хоть какие-то плюсы в том, что родилась женщиной. Ты мне скажи, как ты догадался подарить эльфу мертвое растение? Королева в бешенстве.

— Здесь она не королева, — пожал плечами Райем. — А идею подала твоя подруга, между прочим. Мне понравилось. Да и на подарок не хотелось тратиться.

— А если серьезно?

— А если серьезно, королеве нужно немного сбить спесь. У меня пока нет доказательств, но я уверен, что она заодно с Кайленом. Давай лучше о чем-нибудь приятном! Нам тут подарков надарили на помолвку!

— Да ты что! — язвительно поинтересовалась Лиса. В течение вечера она замечала, как Райему передавали разные дары. Ее же пока порадовал только лорд Айрем, преподнеся красивый стилет, выполненный из черной стали, с рукояткой в виде птичьих когтей и заточенным лезвием в форме пера. — Видела я подарки, ты сопьешься раньше, чем мы отыграем свадьбу. Рай, какой-то ты сегодня напряженный. Все в порядке?

— Нет, не все в порядке, — грустно вздохнул Райем. — Я переживаю из-за Кристины. Ей не просто там, время летит, а я даже примерно не могу представить, сколько здесь еще придется пробыть. Мне кажется, что я попросту трачу ее время, и в какой-то момент она поймет, что ей будет лучше без меня.

Лиса была удивлена услышанным, все-таки видеть темного настолько разбитым, ей приходилось впервые.

— Ничего она не решит. Мы скоро со всем справимся. Может, тебе взять отпуск? В смысле, оставь меня здесь, я пару дней как-нибудь справлюсь. Побудь с Кристи.

— А если у тебя опять начнется приступ?

Лисе было неприятно даже думать о таком развитии событий.

— Ну, допустим, только ради Кристины, я, может быть, в случае крайней необходимости, смогу обратиться за помощью к другому темному, на твое усмотрение. Но я предпочту думать, что приступов больше просто не будет.

— Я подумаю над твоим предложением, — кивнул Райем.

— Но взамен мне нужна будет услуга, — чуть не забыла попросить Лиса.

— Я смотрю, ты уже как темная, даром ничего не делаешь?

— С волками жить… — протянула Лиса. — Если сегодня Кайлен решит со мной побеседовать, сможешь снять его полог тишины, когда я дам тебе сигнал?

— Что-то задумала?

— Все-то тебе расскажи, — загадочно улыбнулась Лиса, оставляя своего будущего мужа теряться в догадках.

Танец закончился, и Лиса решила присесть за один из свободных столов, чтобы немного передохнуть. Надолго ее одну не оставляли весь вечер. Сначала нужно было провести обещанный танец с Нейримом, за ним подтянулись остальные воины, желающие получить капельку внимания будущей Императрицы. Трое членов совета семерых, в их числе лорд Айрем, весь вечер осаждали девушку, стараясь узнать, как ей удалось завоевать расположение отряда.

В очередной раз надеясь отдохнуть, Лиса отошла к самому дальнему из столов, села на диван, немного откидываясь на спинку, чтобы дать отдых спине. С осанкой у нее проблем не наблюдалось, но в ожидании постоянного удара спину сковывало, словно стальными прутьями.

— Мы можем вас побеспокоить? — донесся до слуха Лисы вкрадчивый мягкий голос. Хотелось демонстративно закатить глаза и застонать, но девушка взяла себя в руки.

— Да, конечно, прошу, — пригласила она присесть рядом незваных гостей.

Эйдан и Алия расположились на диване напротив.

— Такой отличный вечер, Лиса, — сделала фальшивый комплимент Алия. Не ей было тягаться с лицемерием темных, хотя эльфийка и была хороша. Лиса чувствовала, как каждое ее слово было пропитано ядом, хотя королева широко улыбалась. — Я так рада, что моя дорогая подруга так отлично вписалась в местное общество.

Лиса не нашла, что ответить, так что просто промолчала, выдавив на лице легкую улыбку.

— Мы хотели бы поздравить тебя с помолвкой, — произнес Эйдан, доставая из-за спины плоскую коробку из красного дерева.

Лиса посмотрела на пару. Судя по всему, Алия была удивлена не меньше Лисы. Эйдан открыл коробку, где на темно-синем бархате лежало великолепное колье. Выполненное из черных бриллиантов, оно начиналось как ошейник, от которого спускался широким треугольником град камней разных размеров.

— Ты позволишь? — спросил Эйдан, беря колье в руки.

Лиса, завороженная игрой света на редких камнях, смогла лишь слегка кивнуть. Эйдан пересел к ней на диван, заставляя Лису напрячься все телом, и быстро застегнул колье на шее девушки одним ловким движением, сразу же вернувшись на свой диван.

— Твоему образу не хватало только его, — выдохнул темный, пока Лиса осторожно прикасалась к камням на груди.

— Я благодарю вас, лорд Дайрел, но мне кажется, это слишком щедрый подарок, я не могу его принять, — промолвила Лиса, чувствую обжигающую тяжесть камней на своей шее.

— Это фамильные камни, Лиса. Скоро ты станешь леди Дайрел, так что они по праву твои.

— Ваша невеста, лорд Дайрел, так же скоро примет фамилию этого великого рода. Не кажется ли вам, что уместнее делать подобные подарки вашей даме? — произнесла Лиса, глядя, как у Алии от недовольства возмущенно подрагивали крылья носа.

— Черные бриллианты достойны Темной императрицы, леди Мароши. Для своей женщины я выбрал соответствующий ей подарок.

— Как вам мое платье? — Алия поднялась, чтобы продемонстрировать свое золотое одеяние.

«Вычурное и безвкусное», — подумала Лиса, произнося вслух:

— Вы очаровательны.

— Эйдан заказал у гномов, чтобы мое одеяние было уникальным, — начала расхваливать платье Алия.

Терпение Лисы подходило к концу. Алия что-то щебетала про платье, про ее радость, что у Лисы с Райемом так прекрасно складываются отношения, и еще какой-то лживый бред про теплые сестринские узы. Лиса томно поглядывала на настенные часы, отсчитывая минуты, желая, чтобы вечер как можно скорее закончился.

— Я присоединюсь к вам? — услышала она за спиной голос Дайрела-старшего. — Прекрасный вечер, не находите?

— Изумительный, Кайлен, — улыбнулась Лиса. Ей было прекрасно известно, как Дайрел не любил, чтобы к нему обращались по имени, считая себя достаточно важным, чтобы окружающие не позволяли себе подобных фамильярностей. Маленький секрет, раскрытый Райемом.

Кайлен заметил на шее девушки колье, разом меняясь в лице.

— Вы решили одолжить фамильные камни для сегодняшнего вечера?

— Отец, это наш с Алией подарок на помолвку принца.

— Мы с тобой это позже обсудим, — процедил Дайрел-старший, обращаясь к сыну. — Вы не будете против, если я украду у вас леди Лису для беседы?

— Конечно, они не будут против, — ответила Лиса самостоятельно, поднимаясь с дивана. — Пройдемте за ваш столик, не будем мешать молодым. Кажется, Алия только собиралась рассказать увлекательную историю, откуда у нее появилась столь чудесная пара обуви.

Эйдан недовольно посмотрел на Лису, но ей уже было все равно. Сделала маленькую гадость и направилась делать еще большую.

Как Лиса и предполагала, Дайрел-старший окутал их пологом тишины, стоило им только присесть за его стол в зале.

— И о чем же вы решили со мной поговорить, Кайлен?

— Леди Лиса, вам бы стоило все-таки придерживаться правил приличия и знать, как стоит обращаться к лордам.

— Ну что вы, Кайлен, какие формальности? Мы уже практически родственники, любимый дядя моего будущего мужа, как-никак. Вы можете называть меня просто Лиса. Хотя я не знаю, насколько уместно обращаться к своей Императрице по имени. Хотя, Кай, я думаю, мы как-нибудь уладим этот вопрос.

Кайлен нервно сжал кулаки, прочищая горло слабым кашлем. Лиса смотрела на него и пыталась понять: это хваленая выдержка темных лордов просто миф, или это она обладает удивительной особенностью выводить всех Дайрелов из себя. Но сейчас ее это не сильно волновало. Здесь, в зале он ничего не сможет ей сделать.

— Вы еще не Императрица, леди Лиса, ей еще нужно суметь стать.

— А кто мне помешает, Кайлен? Вы? Очень в этом сомневаюсь, — улыбнулась Лиса, сохраняя непринужденное выражение лица. Она подняла руку, почесав шею. — Вы еще не поняли, что ничего больше не решаете. На моей стороне наследник, Император, совет я уже совсем скоро очарую, и стоит мне родить сына с магическим талантом, ваши дни в Империи будут сочтены, это я вам гарантирую.

Лиса, безусловно, блефовала. Она и сама не верила ни в единое сказанное слово, зато поверил Дайрел.

— Ты никто иная, как дешевая трактирная шлюха, которой никогда не стать Императрицей! — прошипел Дайрел, прожигая девушку взглядом насквозь. — Я не знаю, как ты добилась клятв от отряда, но и они не смогут тебя защитить, я сделаю все, чтобы ты сгнила в могиле еще до того, как откинется старый дурак. Ты только и можешь, что…

Лиса засмеялась во весь голос, такая реакция еще больше взбесила Дайрела-старшего.

— Вы стареете, лорд Дайрел, и теряете хватку, — прошептала девушка, наклонившись к самому уху Кайлена. — За пологом нужно следить лучше, прежде чем начинать мне угрожать.

Кайлен посмотрел вокруг, бледнея. Его последние слова слышали все вокруг, отряд Райема смотрел на темного с презрением, каждый воин держал руку на своих клинках. Совет семерых тоже не пропустил гневную тираду мимо ушей.

Лиса невинно хлопала глазами, на которых готовы были вот-вот навернуться фальшивые слезы. Гордо выпрямившись, девушка тихим голосом испуганного олененка заговорила так, чтобы окружающие ее услышали.

— Я не знаю, чем вызвала подобное отношение с вашей стороны. Но я не позволю портить столько прекрасный вечер. Я прощаю вам ваши слова, высказанные явно под действием алкоголя, а не разума. Приятного вечера, — закончила Лиса, намереваясь присоединиться к Райему, который из последних сил сдерживал хохот.

— Он этого просто так не оставит, — заметил Райем, когда Лиса подошла к нему.

— Конечно, но разве он что-то сможет теперь сделать, не наводя на себя подозрения?

— Мне кажется, я воспитал монстра, — прошептал Райем, приглашая Лису пойти еще потанцевать.

— Не обольщайся, я им всегда была, — отшутилась в ответ девушка.

Не успели молодые люди начать танец, как их прервал Эйдан, подошедший к ним в сопровождении двоих воинов императорской стражи.

— Демон, — выругался Райем, Лиса вопросительно на него взглянула. — Быстро же работают отцовские доносчики.

— Лиса. Император требует, чтобы ты немедленно явилась к нему на встречу, — произнес Эйдан. — Нам велено тебя проводить. Райем, тебе запретили идти.

Лиса смотрела на Райема, ища поддержки.

— Извини, я не смогу пойти, — сказал Райем, опуская взгляд. — Ничего не бойся, — шепнул он ей на ухо, наспех обнимая, прежде чем Эйдан начал их торопить.

Лиса покидала зал, видя волнение в глазах Райема и довольное выражение лица Кайлема.

Глава 29

— Лорд Дайрел! Объясните мне, почему я, Великая Королева Зеленого леса, должна играть роль полнейшей идиотки, не говоря уже о том, чтобы терпеть унижения от своей подданной!

Эльфийская королева уже двадцать минут выхаживала по покоям Дайрела-старшего, гневно выстукивая каблуками по паркету. За окном была уже глубокая ночь, вечер помолвки закончился практически сразу после ухода главной виновницы торжества. Эйдан ушел с вечера с ненавистной баронессой и до сих пор не объявился, так что Алия решила улучить момент, чтобы обсудить с Кайленом Дайрелом их общие дела.

— Я высочайшая особа Империи, вы обещали мне корону, вы обещали, что баронесса будет позором для принца. И что я вижу?! Она получает бриллианты, ей кланяется ваш совет, ей приносят клятвы, пока меня унижают на глазах у всех. От меня потребовали снять корону на вечере! Мне, ребенку леса, ваш племянник осмелился преподнести мертвое растение в качестве подарка на помолвку, я должна говорить о туфлях, пока какая-то третьесортная баронесса обсуждает политику…

— Прекратите истерику, — спокойно произнес Кайлен, продолжая холодно смотреть сквозь тонкую эльфийскую фигуру. Сейчас он уже был спокоен, хотя еще час назад в нем кипел огонь. Низкая выходка ненавистной девчонки может надолго испортить его репутацию среди членов совета. Одна отрада, Император не стал закрывать глаза на сложившуюся ситуацию. Может быть, старый дурак уже и выжил из ума, но проигнорировать вздорное поведение человечки в очередной раз все-таки не смог. Кайлен сидел и надеялся, что девчонка получит по заслугам. Хотя бы раз любовь Императора к быстрой расправе сыграет Кайлену на руку. Он-то позаботился, чтобы Император получил «верную» информацию о происшествии на вечере.

— Мне кажется, что вы действительно теряете хватку. Девчонка и вас выставила в дурном свете перед всем высшим обществом сегодня, лорд.

Несмотря на то, что Дайрел был уже далеко не молод, со своего места он вскочил с молниеносной скоростью. Алия не успела ничего понять, когда лорд уже оказался возле нее, с силой сжимая свои пальцы на ее тонкой шее.

— Не сметь, — приказал он, оскалившись, словно дикий зверь. — Здесь вам не Вечный лес и не ваше королевство. Я могу свернуть вам шею прямо сейчас, и мне за это ничего не будет. Здесь вы никто! Во всяком случае, пока.

Дайрел отпустил девушку, делая два шага назад, чтобы дотянуться до своего бокала. Алия обхватила свою шею руками, потирая только сдавленное место. В глазах предательски отобразился страх перед темным.

— Если вы когда-нибудь хотите стать нашей Императрицей, вы будете делать то, что я вам велю. Без споров, без пререканий и без истерик, — холодно продолжил Кайлен, присаживаясь в свое кресло.

— Выходка девчонки ничего не значит, — сказал Дайрел, отпивая из бокала крепкую настойку. — Я уже сделал так, чтобы ее за это наказал сам Император. Она пожалеет о содеянном.

— Но…

— Молчите. Пусть сегодняшний вечер будет для вас уроком. Молчание золото. Много лет принц исполняет роль шута при дворе, и никто и никогда не брал его в расчет как серьезного соперника. Вы будете придерживаться подобной тактики. Ни один нормальный мужчина не потерпит рядом с собой сильной женщины. Удел женщины — почитать своего мужа и его окружение. Вы должны воплощать в себе все женские идеалы для окружающих, чтобы выгодно выделяться на фоне взбалмошной девчонки. Никому не нужна Императрица, которая будет наделена властью, дорогая леди Алия. Пусть до поры до времени совет видит в вас лишь красивое личико, которым смогут управлять. Баронессе могут улыбаться сейчас, но как только дело дойдет до коронации, никто из совета не потерпит над собой неуправляемую куклу. Вы уже спали с моим сыном? — прямо спросил Дайрел, глядя на смущение королевы.

— Я не собираюсь это обсуждать с вами, — категорически ответила Алия.

— Вы будете это со мной обсуждать. Вы будете приходить и рассказывать, где, когда и в каких позах вы это делаете, если мне это потребуется, — отрезал Кайлен. — Рождение ребенка для вас — самый лучший способ закрепить свои позиции. А пока я только и слышу, как баронесса каждую ночь раздвигает свои ноги перед принцем. Если она понесет, нам будет намного сложнее исполнить все задуманное, девчонка итак собрала вокруг себя слишком много внимания.

— Но мы еще даже не женаты, — попыталась напомнить Алия.

— Вас с вашими любовниками это никогда не останавливало, — отмахнулся Дайрел от пустой отговорки. — Вы сегодня же должны лечь с Эйданом, в ближайшие дни вам передадут чай, который поможет вам быстрее зачать ребенка. Поверьте мне, стоит вам родить сильного мальчика, ни совет, ни сам Император не будет стоять на вашем пути к короне. А с баронессой и принцем я сам разберусь, без вашего участия.

* * *

Кристи вновь стояла на крыльце возле массивной двери, уже в четвертый раз сверяя адрес из старого блокнота с табличкой на стене. Дом изменился до неузнаваемости. Раньше ветхий и готовый вот-вот сложиться, словно карточный домик, теперь он стоял мощным особняком, по-прежнему выделяясь на общем фоне, но на этот раз своим богатством.

Треснувшие окна в кривых деревянных рамах были заменены на современные стеклопакеты, вместо деревянных покрашенных досок — белоснежный мрамор, скрип просевших ступенек был заменен холодным глухим отзвуком гранита. Дверь не изменилась, лишь была немного отреставрирована. Все тоже отсутствие звонка, все тот же бронзовый зверь с кольцом в пасти. Кристи трижды опустила кольцо, ожидая, когда ее впустят внутрь.

Собравшись в незапланированное путешествие к Старой Эн, Кристи не подумала, что старушка могла за прошедшее время скончаться или, например, переехать. Но девушка верила, что сегодня ей должно повезти.

— Я сейчас проверю, — услышала она глухой голос из-за двери. Дверь распахнулась, на пороге оказался Майкл. Такой же растрепанный, как и в их первую встречу, в таких же странных шортах, только немного возмужавший.

— Добрый де… — начал парень, но осекся, увидев неожиданную гостью на пороге. — Кристи?

— Привет, — дружелюбно поздоровалась девушка с маленьким (хотя он был младше самой девушки всего лет на пять, а с разницей в течении времени в мирах и того меньше) поганцем, который в прошлый раз не удосужился предупредить его о сумасшедшей бабусе. Нет, Кристи, конечно, понимала, что он и не должен был предупреждать, да и в конечном итоге сложилось все очень даже удачно, но осадочек, как говорится, остался.

— Ты как тут?.. Зачем?.. Как вообще…

— Я тут, пожалуй, пройду пока, — похлопала Кристи парня по плечу, оставляя его приходить в себя самостоятельно, проникая внутрь дома. — Есть кто дома? — крикнула девушка.

Внутри дом также преобразился, не осталось и следа от былой ветхости, все было новое, дорогое. Лакированный паркет из красного дерева, картины маслом на стенах, мраморная лестница на второй этаж.

— Ау! — еще раз воззвала Кристи, когда Майкл закрыл дверь и поспешил обогнать девушку в коридоре, пока та не отправилась на самостоятельные поиски по дому.

— Ба! У нас гости, — крикнул Майкл. Парень нервничал, но о хороших манерах не забыл, предложив Кристи взять у нее ее чемодан. — Проходи, садись, — указал он на ту же гостиную, где девушка в прошлый раз беседовала со Старой Эн. — Чая хочешь?

— О нет, мой друг, у меня вертолеты после прошлой кружки вашего чая три дня не проходили.

В коридоре послышались шаги, и вскоре Кристи увидела Старую Эн, входящую в гостиную. Женщина практически не изменилась, хотя казалась более статной и величественной. Кристи списала это на собственное восприятие, все-таки теперь она знала, что перед ней Великая Волшебница и бывшая Императрица.

— Разве мы кого-то сегодня ждали, мой мальчик? — поинтересовалась Старая Эн, внимательно разглядывая Кристи. — Кристина! Какой неожиданный сюрприз! Дай я тебя обниму!

Кристи не ожидала такого теплого приема, но, тем не менее, поднялась, чтобы позволить себя обнять. Старушка дважды поцеловала девушку в обе щеки, крепко обнимая за плечи.

— Вот уж не думала, что еще встретимся, — улыбалась Старая Эн, присаживаясь на диван напротив Кристины. — Я все-таки должна сказать спасибо тебе и твоей подруге. Благодаря ее смелым заметкам, я смогла позволить себе все это великолепие, — старушка развела руки, обводя шикарную гостиную взглядом. — Я так безмерно радовалась, когда смогла вновь пользоваться многими заклинаниями. Это фантастическое чувство, словно вновь научиться летать после сломанных крыльев.

— Я очень рада, что мы смогли вам помочь.

— Что ж, я сказала, что хотела, а теперь ты скажи мне, почему я не должна убить тебя прямо сейчас?

Кристи с запозданием припомнила слова Райема о том, что Старая Эн давным-давно сошла с ума. Но пути назад уже не было.

— За что? — не поняла Кристи столько резкого перехода от благодарности к угрозам.

— Как за что? Существуют правила, которые нельзя нарушать. Местные жители не должны знать о других мирах. В прошлый раз я оказала тебе услугу, отправив к твоей подруге. Ты каким-то образом умудрилась вернуться, так что мне хочется знать две вещи. Что же тебя привело на этот раз, и почему я не должна тебя убивать?

— Леди Эн, — неуверенно начала Кристи. — Я пришла, потому что моей подруге нужна помощь.

— Опять? Я так понимаю, речь о той же самой девушке?

— Да, — кивнула Кристи.

— Не много ли раз за одну человеческую жизнь приходится ее спасать? Может, стоит задуматься о заведении новых друзей?

— Я обязательно подумаю над вашим предложением, леди Эн, но сейчас нужна помощь именно этой подруге.

— Ты забавная. Но даже не проси, я не собираюсь тебя вновь отправлять в тот мир.

— А мне и не надо. Я просто хочу у вас кое-что узнать, передам эту информацию моему другу, а он сам уже все сделает.

— И что же это за друг такой?

— Его зовут Райем, он из того мира.

— Райем Дайрел? — старушка почесала подбородок, что-то вспоминая. — Наследник Темных? Интересные у вас друзья, Кристина. Хотелось бы узнать, как вы такие знакомства завели? Тем более за столь короткий срок?

— Убивать не станете? — настороженно спросила Кристи, глядя, как в глазах Старой Эн разгорается интерес.

— Зависит от того, насколько сильно вы сможете меня еще удивить. Хочу услышать историю о ваших приключениях в новом мире.

Кристи немного помялась, но историю начала рассказывать с того момента, как оказалась в подвале баронессы Мароши.

Глава 30

Лиса шла в сопровождении Эйдана по темным коридорам ночного дворца. В этой части замка девушке еще не доводилось бывать. Коридоры были освещены тусклым свечением редких кристаллов на стенах, в полумраке не удавалось различить практически ничего. Двое шли молча, тишину пустых помещений оглушало лишь эхо шагов. Эйдан шел быстро, Лиса еле успевала за ним. Волнение от предстоящей беседы заставляло девушку вздрагивать от любой тени вокруг. Все-таки она надеялась, что знакомство с Императором Темных пройдет в сопровождении Райема и в более традиционных обстоятельствах. Но у Темных все не как людей.

— Что ты наговорила моему отцу? — спросил Эйдан, когда они практически дошли до высоких дверей с символами императорской семьи. Наверняка это был вход в тронный зал, подумала Лиса. Голос Эйдана звучал тихо и раздраженно.

— О чем вы, лорд Дайрел? — все так же официально переспросила Лиса, стараясь продолжать невинно хлопать ресницами.

— Прекрати это! Ты знаешь, о чем я говорю!

— Вы про то, что ваш отец позволил себе угрозы в мой адрес при всех на вечере? Я не знаю, что на него нашло, мы только сидели и общались на нейтральные темы, все было хорошо, — начала лепетать Лиса, радуясь, что Райем вовремя снял полог тишины по ее сигналу, чтобы собравшиеся гости понятия не имели, чем вызвана вспышка гнева Дайрела-старшего.

— Ты врешь мне, — процедил Эйдан, останавливаясь перед дверьми.

— Другой версии вы от меня все равно не услышите, — пожала плечами Лиса, заставляя себя смотреть Эйдану прямо в глаза, не показывая своего страха перед темным лордом и предстоящей встречей с Императором.

Эйдан явно намеревался ей что-то ответить, но остановился, делая глубокий вдох.

— Сейчас ты будешь говорить с Императором. Ему не вздумай врать. Если, конечно, планируешь выйти из зала после этого живой. Мы заходим вдвоем. В зале перед троном обозначен круг, ты встанешь в него. Я не буду слышать, о чем вы с Императором говорите. Я останусь стоять за твоей спиной.

Эйдан замолчал, обдумывая, стоит ли ему заканчивать то, что он собирался произнести.

— Все настолько плохо? — уточнила Лиса, теряя всю свою напускную браваду, видя, как темный лорд, стоящий перед ней, заметно нервничает, держа свою правую руку на рукоятке клинка в ножнах.

— Император непредсказуем. Я не знаю, что там будет. По процедуре я буду стоять за твоей спиной. Если он прикажет, — Эйдан снова прервался, словно слова давались ему с трудом. — Я должен буду казнить тебя на месте. Выбора у меня не будет. Я могу только пообещать тебе, что я сделаю это быстро, чтобы ты не успела ничего почувствовать.

Эйдан открыл перед девушкой тяжелые двери, впуская ее в тронный зал. Лиса сделала неуверенные шаги, только сейчас осознавая, что вечер может закончиться совершенно безрадостно для нее.

Каждый шаг девушки эхом разлетался по необъятному залу. Освещение практически отсутствовало. Во всем зале был только два источника света, один освещал круг в пяти метрах от трона, куда должна была встать Лиса, второй — императорский трон.

Первые шаги Лисы по залу были неуверенными, после предупреждения Эйдана. Но девушка напомнила себе, что Темные презирают страх, и постаралась взять себя в руки. Расправив плечи, будущая Императрица (при удачных стечениях обстоятельств) с холодным выражением лица стала идти увереннее. В голове Лиса прокручивала переиначенные под себя сюжет земной сказки: «Я от Темного ушла, я от Светлого ушла, я от нежити в Мертвых землях ушла, и ты меня, Император, не поймаешь. Эх, главное теперь, чтобы это не оказался тот самый хитрый лис…»

Лиса зашла в круг, почувствовав, как на очерченной границе пересекла прохладную завесу. Она уже не слышала, как Эйдан занял свою позицию, но спиной ощущала его близость.

Лиса подняла взгляд на трон. На нем сидел древнего вида старик. Лицо его было испещрено глубокими морщинами, волосы уже давно потеряли свой цвет, оставаясь безжизненной седой соломой на голове. Кожа была покрыта пигментными пятнами, длинные желтые ногти на руках, уже начавшие загибаться полукругом, больше напоминали звериные когти. Старик был закутан в черные меха, голову его венчала массивная корона из черного золота, своей тяжестью вдавливая старческую шею глубоко в плечи.

Девушку удивил такой внешний вид Императора. Она знала, что Император был старше своего брата, лорда Кайлена Дайрела, но не думала, что настолько сильно. Раньше ей не встречались настолько пожилые темные, так что возраст определить она не могла. Но если Светлому Императору было чуть больше двухсот лет, а он выглядел не сильно старше Кайлена, то Императору Темных должно было быть не меньше трехсот лет, если не четырехсот.

Лорды жили не в пример дольше людей, но меньше, чем эльфы или гномы. Как и люди, они достигали пика своих физических показателей к двадцати-тридцати годам, а затем врожденная регенерация сохраняла их тело в практически неизменном виде столетия. Но при всем при этом, среди темных правители редко занимали трон больше чем на пару десятков лет. Правит всегда сильнейший. Императором можно было стать и в двести лет, а можно было, не дожив и до тридцати.

Лиса стояла в круге, молча глядя на Императора. Темнейший также беззвучно мерил ее тяжелым взглядом. Лисе казалось, что он использует против нее силу, настолько тяжко стало сохранять осанку прямой, а не упасть на колени на пол. Но девушка держалась, сожалея лишь о том, что не уточнила у Эйдана, как должна проходить беседа с Его Темнейшеством. Она должна поклониться? Или сперва его поприветствовать? Или смиренно ждать, когда Он сам заговорит с ней.

— Столько шума из-за одной человечки? — наконец прервал затянувшееся молчание Темный Владыка.

Лисе это не слишком помогло, вопрос был скорее риторический.

— Мне доложили, что вы устроили скандал на помолвке с моим сыном, опозорив тем самым и себя, и наследника.

— Я не могу знать, что вам доложили, Ваше Величество, — сухо ответила Лиса.

— Вы оскорбляли правую руку Императора?

— Я допускаю, что лорд Кайлен Дайрел может искренне в это верить, — ответила Лиса, практически не задумываясь. В голове, в такт биению сердца, повторялась снова и снова одна мысль: не врать, ни слова лжи.

— А вы придерживаетесь другой точки зрения? — Император продолжал смотреть на Лису своим немигающим взглядом.

— Я считаю, что своей прилюдной вспышкой гнева и неспособностью контролировать собственный полог тишины лорд Дайрел сам поставил себя в неловкое положение.

Император чуть заметно улыбнулся.

— Вы даете весьма обтекаемые ответы, леди Мароши.

— Вы задаете такие вопросы, мой Император. А я не смею оскорблять ваши уши ложью, — ответила Лиса, тут же прикусив язык. Император вполне мог счесть подобный ответ слишком дерзким, так что девушка затаила дыхание в ожидании, что вот-вот Эйдан нанесет ей смертельный удар. Он обещал, что больно не будет….

Император молчал, нагнетая мрачную атмосферу, пока неожиданно не засмеялся. От его смеха Лисе стало еще более жутко, чем было до этого.

— Вы умная девушка, леди Мароши. Это хорошее качество. Как вам мой сын?

Видимо, пока что казнь откладывается на потом.

— Вы воспитали достойного наследника, Ваше Высочество, он храбрый воин и сильный маг, который…

— Хватит лести, девочка. Вы его любите?

Не врать, не врать, не врать… — вновь застучала спасительная мысль в голове.

— Нет, Ваше Темнейшество. Темные не признают любви. Любовь слабость. Я почитаю вашего сына как своего господина и защитника, отношусь к нему с должным уважением, наши отношения построены на гораздо более крепких узах, чем мимолетная слабость страсти, — ответила Лиса, тщательно подбирая каждое слово. Конечно, о любви речи не идет, о страсти тоже. Долг жизни гораздо более крепкая связь, по мнению темных. По мнению Лисы — дружба и доверие. Ни слова лжи она не произнесла.

Император удовлетворенно кивнул.

— Моих советников беспокоит, что вы не отвечаете принятым в нашем обществе нормам поведения для женщин. Ни ваша манера одеваться, ни манера говорить…

Лиса даже поименно знала, каких именно советников это беспокоит. Вернее советника. Опять Дайрел…

— Сильную женщину может бояться только слабый мужчина, — пожала плечами Лиса, желая придать себе расслабленный вид.

— Не могу не согласиться. Вы хотите сказать, что вы сильная женщина?

— Я не могу об этом судить, пусть судят другие.

— И все-таки я хотел бы услышать вас, — с нажимом потребовал Темный.

— Я потенциально высший маг. Я обучена ближнему бою, владею холодным оружием. Участвовала в последней эльфийской войне, все три месяца возглавляя собственный отряд в составе шести человек, не понеся потерь. Подобные навыки приветствуются в вашей Империи, Темнейший. Если это то, что пугает ваших советников, — Лиса не знала, как закончить уже начатую фразу, чтобы это не выглядело, как попытка научить Императора, кого надо брать в совет. На ум не приходило ничего, так что пришлось заканчивать, чем было. — То я не знаю, как правильно на это реагировать.

— Названные вами вещи, безусловно, ценятся в Империи. Но это качества для мужчин. Своих женщин мы хотим видеть кроткими и послушными.

— Не сочтите за дерзость, мой Император. Я могу говорить откровенно?

— С удовольствием послушаю, — позволил Темный, немного поведя руками.

— Лев никогда не возьмет в жены овцу. И овца никогда не сможет родить льва. Я допускаю, что в своих суждениях могу ошибаться, возможно, еще плохо зная культуру вашего великого народа. И заранее прошу меня за это простить. Но, насколько я понимаю, трону нужна сильная кровь. А из слабости ее не получить. Сильнейшие мужи, как Вы, как ваш сын, эту силу видят и ценят, иначе я бы здесь перед вами не стояла. И я никогда не позволю себе оскорбить или унизить Райема, ни словом, ни действием. Зато ваши советники своими намеками по поводу меня стараются вашего сына дискредитировать. Если они считают, что он не способен справиться с простой человеческой женщиной, это они должны стоять здесь перед вами и отчитываться о нанесенных оскорблениях. Если я ошибаюсь, прошу меня простить, впредь я подобных взглядов придерживаться не буду, — закончила Лиса, внеся нотки покорности, в надежде не распрощаться со своей головой.

Темный сидел и обдумывал слова девушки. У Лисы начало появляться впечатление, что Темный Император не такой страшный и сумасшедший, как его принято описывать. Возможно, это была маска. Как Райем для всех был несерьезным шутником и повесой, так и Император играл роль сумасшедшего затворника.

— Ты говоришь разумные вещи, женщина. Позор рода, когда нашим детям приходиться заключать союзы с эльфами. Травоядные… Нам следовало давно стереть их с лица мира, а не договариваться о браках, — Император посмотрел за спину девушки, видимо намекая, что говорит об Эйдане. — Мой брат всегда стремился занять мое место. Амбициозный, но слишком резкий и несдержанный. Он всегда был хитер, но сил, чтобы побороть меня в честном сражении у него не было.

Лиса старалась понять, к чему клонит Император, но внешне по нему трудно было что-то определить.

— Ответь мне, девочка, ты намеренно спровоцировала Дайрела на вспышку гнева?

— Да, — честно ответила Лиса, не задумываясь.

— Молодец. Пусть ему будет уроком, позор для темного показать свои эмоции на людях. — Вы мне нравитесь, леди Мароши. И надеюсь, еще не раз повеселите старика, выводя из себя Кайлена. Но наказать вас все же придется…

Лиса только посчитала, что все заканчивается так хорошо, как вдруг сердце рухнуло в пятки, услышав последнюю фразу темного. Хотелось закричать «За что?», но девушка сдержалась.

— Я велю отослать вас от двора, скажем, на две недели. Пусть брат думает, что вы получите по заслугам. Но поверьте, это будет только для вашей пользы и безопасности. Мне не хотелось бы, чтобы мой сын лишился своей невесты до того, как вы родите ему сына.

Император замолчал, взмахом руки демонстрируя, что Лиса может быть свободна. Лиса низко поклонилась и вышла из зала, все также в сопровождении Эйдана. На выходе девушка остановилась, чтобы подождать, пока Эйдан закроет двери в тронный зал. Без его помощи она все равно не сможет вернуться в Северное крыло по тускло освещенным лабиринтам ночного дворца.

Эйдан, закончив с дверью, подошел к Лисе, но вместо того, чтобы двинуться в путь, он неожиданно обнял девушку, крепко прижимая ее стальной хваткой к своей груди. Сначала Лиса была в шоке от подобного жеста, застыв на месте, но стоило ей попробовать оттолкнуть темного, как тот сам отстранился и двинулся в путь, так и не сказав ни слова.

Глава 31

Эйдан шел по коридорам молча, торопясь поскорее оказаться в своих покоях, подальше от человечки. Лиса следовала за ним, не нарушая тишины. Демонов Император, никогда нельзя знать, что старик сделает в следующий момент. Сколько раз Эйдану приходилось стоять вот так, за спиной говорящего в круге, ожидая услышать смертный приговор. Один взмах Императорской ладони, и наточенный меч темного лорда сносит голову с плеч очередного бедолаги. Без суда, без разбирательств. Скольких за долгие годы царствования последнего Императора так казнили? Скольких пришлось убить лично Эйдану? Он перестал считать уже давно. Привык.

А сегодня не мог стоять спокойно, ожидая вердикта. Смотрел на маленькую человечку и медленно сходил с ума. Казалось, что он не дышал все время, пока они были в тронном зале, до головокружения, до сдавливающей боли в груди, в ожидании смертоносного взмаха царской руки. Маленькая храбрая человечка. Стояла там, гордо расправляя плечи под давлением старого монстра. Проклятый круг тянул силы из любого, кто входил в него, давая Императору возможность насытиться страхом, слабостью собеседника. Давая Императору возможность распознать малейшую ложь.

Сколько раз Эйдан видел, как взрослые мужчины падали на колени, не в силах больше стоять на ногах под действием Проклятого круга. А его хрупкая девочка держалась, продолжая гордо держать голову, глядя зверю в глаза. Поправка. Не его. Больше не его…

Он так хорошо знал ее, помнил ее тело. И видел как она, сколько бы ни храбрилась перед Темным Императором, все равно нервничала. Легкое движение лопатки, шелест шелковой ткани ее одеяния, едва заметный поворот головы. Эйдан словно чувствовал, как бешено бьется ее сердце, пока она вела беседу.

Все обошлось на этот раз. Святой Творец подарил девушке всю удачу мира, не иначе. И силу духа, которой нельзя было не восхищаться. На выходе из зала, на лице девушки вновь не было ни единой эмоции. Выпитая Проклятым кругом больше чем на половину, она нашла в себе силы оттолкнуть Эйдана и даже шла сейчас самостоятельно, не отставая от него ни на шаг.

Что бы он сделал, если бы аудиенция закончилась иначе? Если бы Темнейший приговорил девушку к смерти? Смог бы Эйдан поднять клинок и выполнить свой долг перед короной? Эйдан не желал думать об этом. Еще по пути к залу эти мысли затуманивали его разум. Что если?

Он убил бы ее? Или послал бы в Бездну всю Империю и убил бы кровавого Императора? И что дальше? Бежать, прихватив человечку с собой? Предать брата и видеть ненависть в ее глазах до конца дней? Или остаться ждать сначала императорскую стражу, а затем смертной казни? Зато Лиса будет жива и счастлива в браке. Может, при таком исходе событий она хотя бы раз сможет посмотреть на него без содрогания?

Но перед входом в тронный зал все мысли и эмоции нужно было отбросить. Император за свою долгую жизнь научился распознавать окружающие эмоции, для этого ему и Проклятый круг не нужен был. И мог приказать казнить баронессу только ради забавы — увидеть, какое решение примет Эйдан. А затем поглумиться над своим младшим братом за ошибки сына.

После выхода все эти мысли были более не нужны. Лиса жива. И ничего не изменилось. Завтра жизнь вернется в привычное русло.

Северное крыло уже давно погрузилось в сон. Как и весь дворец. По пути пара не встретила ни одной живой души. Поднявшись на этаж, Эйдан сразу направился к своим покоям, видя, что баронесса самостоятельно сможет добраться к себе, пройдя оставшуюся часть коридора.

— Спасибо, — услышал он голос девушки, когда собирался открыть дверь в свою спальню. Слово застало его врасплох.

— За что? — спросил он так же тихо, глядя на бледную красавицу, стоящую в нескольких шагах от него.

— За все, — пожала она плечами. Такой привычный жест, но такой родной для Эйдана. — Что был там, и за то, что пообещал. Спасибо.

Лиса развернулась и пошла в сторону своей спальни. Эйдану безумно хотелось нагнать ее, прижать к стене, впиться поцелуем в ее губы, почувствовать вновь рядом с собой. Но он не станет. Не поступит так с братом. И с ней так больше не поступит.

Убедившись, что девушка зашла в свои покои, Эйдан открыл дверь в свою спальню, устало заходя внутрь. Это был слишком долгий вечер. Он активировал магические кристаллы. Ночной мрак комнаты развеялся мягким желтоватым свечением.

— Что ты здесь делаешь? — спросил Эйдан сухо, обнаружив на своей постели эльфийскую королеву.

Девушка лежала с краю на одном боку, подперев голову одной рукой, второй поглаживая себя по бедрам.

— Тебя жду, — промурлыкала эльфийка, приподнимаясь.

— Твои покои в другом крыле, — все так же сухо произнес Эйдан, скидывая парадный камзол на стул, расстегивая верхнюю пуговицу на белоснежной рубашке. Ему все еще казалось, что не хватает воздуха. — Я позову слуг, чтобы тебя проводили.

Эйдан подошел к своей кровати, когда королева Алия поднялась с нее. Девушка уже успела снять свои туфли, но все равно была почти такая же высокая, как и сам темный. Она потянула свои руки к его пуговицам, мягко прижимаясь к его телу.

— Зачем нам слуги? Я помогу тебя раздеться, — вкрадчиво мурлыкала эльфийка, начиная расстегивать пуговицы на его рубашке ловкими движениями. — Мы уже почти муж и жена, но до сих пор не познали друг друга, мой дорогой…

Алия расстегнула больше половины пуговиц, пока говорила. Эйдан схватил королеву за запястья, останавливая ее.

— Мы еще не муж и жена. Так что пока подождешь. Я устал. Уходи, — рыкнул он и отпустил девушку, садясь на кровать, ожидая, что невеста его услышала и сейчас уйдет.

— Твой брат со своей невестой свадьбы не стали ждать, — Алия хищно прищурилась, завела руки за спину, одним движением распуская эльфийскую шнуровку своего платья. Легкая золотая ткань соскользнула со стройного тела к ногам, оставляя эльфийку обнаженной. Шаг, еще шаг, и Алия уже возле Эйдана, опустила свои ладони на его плечи, мягко надавливая, чтобы мужчина лег на кровать. Девушка села на него сверху, нежно проводя ладонями по его груди, животу, затем взяв его руки, переместила их на свои бедра, заставляя его пальцы слегка сжать ее нежную кожу. Медленно нагнувшись к его губам, эльфийка прошептала — Так почему мы должны ждать?

С этими словами Алия осторожно укусила Эйдана за нижнюю губу, ожидая, что жених начнет проявлять инициативу. Но их прервали.

— Эйдан! — послышался женский голос, затем дверь хлопнула под сопровождение громкого «Ой!» все того же голоса.

— Демон, — выругался Эйдан, сбрасывая с себя Алию на кровать. — Приведи себя в порядок и отправляйся к себе, — прорычал он, направляясь к двери.

* * *

Лиса и подумать не могла, что Эйдан может оказаться не один в своих покоях. Застав его в кровати с его невестой, Лиса моментально захлопнула за собой дверь, оставшись в коридоре. Девушка прислонилась спиной на вторую створку двери, закрыв лицо обеими руками, то ли стараясь скрыть от пустого коридора, как сильно она покраснела, то ли в попытке избавиться от увиденной картины, которая до сих пор стояла перед глазами. Бесконечно прекрасная обнаженная эльфийка верхом на темном лорде. Почему-то сердце больно кольнуло, дыхание сбилось.

— Лиса? — девушка услышала над собой голос Эйдана. Быстро убрав руки от себя, девушка выпрямилась, переставая подпирать собой дверь. — Что-то случилось?

— Да, — призналась Лиса, вспоминая, что вообще заставило ее пойти за Эйданом. — Там Райем, мне кажется, ему нужна помощь.

Эйдан, еще не дослушав до конца девушку, проследив направление ее взгляда, бросился бежать к покоям своего брата. Дверь была распахнута, свет из комнаты освещал часть мрачного коридора. Лиса бросилась бежать за Эйданом.

Темный ворвался в комнату, видя, что покои были разнесены практически в щепки. Внутри находился Райем, который был весь взъерошен, отправляя в еще целые стены силовые атаки.

Эйдан, убедившись, что Райем в комнате один, и ему никто не угрожает, подошел к Лисе, которая стояла в коридоре. Только сейчас он обратил внимание, что девушка держится за одну кисть, прикрывая ее. Он дернул руку на себя, чтобы убедиться — на ее тонкой руке был легкий ожог.

— Что здесь произошло? Это он сделал? — мрачно спросил Эйдан, быстро накладывая на руку лечебные чары.

— Я… Я не знаю. Я пришла к себе, услышала за стеной странные звуки, наши спальни находятся под общим пологом тишины. Зашла к нему, проверить. А там Райем, как будто взбесился, кричал, разнося все вокруг. Рука… Он не заметил меня, а я не успела поставить щит. Это пустяки. Я попыталась с ним заговорить, но он как будто не слышит…

Эйдан слышал в голосе Лисы нотки неподдельного ужаса. Девушка обняла себя руками, чтобы унять дрожь в теле.

— Я не знала, что делать, пошла к тебе, — тихо, будто извиняясь, произнесла Лиса.

— Хорошо. Оставайся здесь, я разберусь, — пообещал Эйдан, заходя в спальню Райема и плотно закрывая за собой дверь.

Лиса осталась в коридоре одна. Идти в свою спальню она не могла, все-таки покои были смежными с комнатой Райема, и она могла пострадать или услышать что-то, чего не хотела. Были еще покои Эйдана, но туда Лиса точно идти не собиралась, особенно учитывая, что сейчас там голая эльфийская королева ждет своего жениха, согревая для него постель.

— Что-то случилось? — услышала вкрадчивый голос Лиса.

«Помяни демона», — простонала она, оборачиваясь к королеве.

— Конечно, нет, — улыбнулась Лиса. Какая же бесконечная ночь! Как же Лиса устала за сегодня носить маску абсолютного счастья и спокойствия. — Мужчинам просто надо поговорить.

— Вы нас так не вовремя прервали, — пожаловалась Алия, угрожающе близко подходя к Лисе. — Может быть, компенсируете мне эту заминку, пригласив к себе? Выпьем чая или вина, пока наши мужчины беседуют?

— Алия, — Лиса выдохнула, посмотрев в потолок, будто надеясь, что высшие силы ей помогут. — Я очень устала за сегодняшний вечер и успела провести до Хаоса много бесед, ни одна из которых мне не была приятна. Разговаривать с вами сейчас у меня нет ни сил, ни желания. Ни сейчас, ни завтра, ни через месяц. Мне до Хаоса надоели ваши лживые улыбки и игры в то, что мы с вами подруги. Я вижу вас насквозь. Пусть ваша травоядная тушка наберется смелости и выскажет мне, что думает на самом деле. Или просто уйдите молча. Кровать сама себя не нагреет для вашего господина. Ступайте, пока хозяин не пришел и не отругал.

— Что я слышу? У маленькой баронессы прорезался голос? — съехидничала королева. Она была на голову выше Лисы, так что у нее получалось устрашающе над ней нависнуть. — Еще и с нотами ревности. Какая прелесть? Одного Дайрела нам мало? Решила и брата охмурить? Вон, бриллианты дарит, хвостиком побежал, стоило только поманить… Уверена, что двоих осилишь?

— А ты с двумя сама-то справишься? Или думаешь, твои встречи с Кайленом остаются тайной? — огрызнулась Лиса. Наверняка она, конечно, не знала, но по реакции королевы поняла, что попала в точку.

— Упивайся своей безнаказанностью, — ледяным тоном произнесла Алия, видимо, вспомнив, что она королева гордого и независимого народа. — Тебе недолго осталось.

Лиса промолчала. Королева постаралась с достоинством выйти из словесной перепалки, Лиса не собиралась ей уступать, вместо слов подняла в воздух руку с распространенным на Земле жестом. Кулак со средним пальцем. Алия отшатнулась, выставляя общий магический щит от неизвестного ей паса. Обнаружив, что магического выплеска не было, а наглая баронесса залилась хохотом, королева приняла решение удалиться. Она еще отыграется на девчонке, но не тогда, когда за соседней дверью находятся оба Дайрела.

* * *

Эйдан зашел в комнату брата, сразу накидывая на себя общий магический щит высшего уровня. Будучи военным, он не раз видел боевой транс темных, сам много раз прибегал к нему, но брата в этом состоянии видел впервые. Чтобы научиться входить в боевой транс, нужны долгие годы обучения, это состояние было опасно не только для окружающих, но и для самого воина.

Глаза Райема были полностью черными, сейчас он не мог понимать, кто рядом с ним находится, друг или враг. Эйдан видел, что внутренний резерв брата уже был полностью исчерпан, так что сейчас, в состоянии транса, он тратил жизненные силы на магические атаки.

В Эйдана разом полетело три огненных шара и силовая волна воздуха. Все атаки разбились о выставленный щит. Райем не остановился, с ревом дикого зверя посылая в брата и в остатки комнаты новые и новые заклятия.

Эйдан, как бы он сильно не любил брата, церемониться с ним в таком состоянии не стал, заставляя воздух вокруг Райема отступить, лишая того дыхания, одновременно выплетая заклинание водяной волны высшего уровня. Видя, что брат уже ослабел без достаточного количества кислорода, Эйдан оглушил его волной, попутно туша начинающийся пожар в комнате.

От удара волной Райема отнесло в стену. Ударившись, темный мешком упал на пол. В надежде, что не перестарался, Эйдан кинулся к брату. Открыв поочередно веки, Эйдан убедился, что глаза приходят в норму, дыхание Райема восстанавливалось. Похлопав брата по щекам, чтобы тот пришел в себя, Эйдан поднял его с пола, прислоняя к стенке. Сам сел рядом.

— Эй! — позвал он Райема, когда тот открыл глаза. Райем не сразу понял, где находится и попытался вскочить на ноги, но Эйдан его остановил, крепко схватив за плечо, усаживая обратно на пол. — Не хочешь рассказать, что это сейчас такое было?

— Дан? Ты что тут делаешь?

— Очевидно, что тебя привожу в нормальное состояние. Ничего не хочешь мне объяснить?

Райем помолчал, обдумывая свои следующие слова.

— Нет. Я ничего не могу объяснить.

— Жаль. А придется. Ты атаковал меня. Так что будь добр, все-таки объяснить, что у тебя такого стряслось, что ты перешел в боевой транс. Я помню, что он у тебя вообще никогда не получался. И твой резерв полностью истощен. На вечере такого не было.

— Тина пропала.

— Прости, что?

— Тина пропала, — повторил Райем, раздражаясь. — Ты увел Лису, и я решил, что у меня будет время отлучиться. Я направился к ней, а ее не было…

Эйдан видел, как сильно нервничает Райем, вновь переставая быть стабильным.

— Рай, если ты сейчас же не возьмешь себя в руки, я не смогу тебе помочь. Будь добр. Четко, быстро и по порядку объясни уже, демон тебя забери, что стряслось. Какая Тина?

— Тина, сестра Лисы. Она находиться на Земле. Я иногда ее навещаю, — Райем запнулся. — Чтобы проверить, все ли с ней в порядке. После вечера я решил отправиться на Землю, чтобы проверить, как она. Квартира оказалась пуста. В доме только записка.

Райем достал из кармана смятый листок клетчатой бумаги с несколькими предложениями, написанными синими чернилами размашистым почерком.

— Она отправилась к Старой Эн. Должна была вернуться в пятницу, но не вернулась. Телефон выключен. Я… Переживал, так что очень неосмотрительно решил попробовать открыть портал к Эн, но даже пределов города не смог покинуть, когда мой резерв иссяк. Вернулся сюда взять новое зелье, чтобы перенестись сразу к старухе, но не смог его даже активировать.

— И поэтому решил перейти в боевой транс, чтобы использовать жизненные силы? — с сомнением спросил Эйдан. Он чувствовал, что брат ему не договаривает. Причем очень много чего.

— С трансом случайно получилось, я не сдержался. Просто перенервничал…

А вот теперь Райем просто нагло врет, понял Эйдан. Последний раз в таком состоянии, как Райем сейчас, Эйдан оказывался, когда не мог найти свою сбежавшую человечку.

— Перенервничал? Просто из-за того, что какой-то Тины не оказалось на месте?

— Ты знаешь сумасшедшую Эн. Она может сделать все что угодно.

— Да, убить, например. Тины, может быть, и в живых уже нет, — задумчиво протянул Эйдан, глядя, как стремительно бледнеет Райем от озвученной мысли.

— Я … Я должен вернуться. Должен найти ее, Дан, ты не понимаешь… Я…

— Ты никуда не сможешь отправиться, пока не восстановишься. Я отправлюсь туда и проверю. Ты должен отдохнуть.

— Ты это сделаешь?

— Для тебя, брат, ты знаешь, я все сделаю. Мне что-то нужно передать этой Тине?

— Нет, наверное. Скажи, что я появлюсь, как только восстановлю резерв. Просто убедись, что она в безопасности.

— Хорошо, — Эйдан встал с пола и направился к выходу из спальни. — Кстати, твой сумасшедший папаша не казнил сегодня твою невесту. И после твоей атаки она тоже не сильно пострадала. Жаль, что о ее безопасности, ты думаешь не в первую очередь.

Райем молчал. Эйдан вышел из его спальни, оставляя одного.

Лиса по-прежнему стояла в коридоре.

— Как он? — тут же спросила она, стоило Эйдану закрыть за собой дверь.

«Нормально. Судя по всему, спит с твоей сестрой у тебя за спиной, малышка, и переживает за нее намного сильнее, чем за тебя», — подумал про себя Эйдан, но вслух произнес:

— Ему нужно отдохнуть. И побыть одному. Пойдем ко мне, свою комнату он разнес, так что устраивается в твоей.

Эйдан лукавил. Он просто не хотел, чтобы Лиса сейчас говорила с его братом. Сначала он хочет все выяснить, а потом уже будет думать, что и как лучше объяснить Лисе. Может быть, она и сама знает про отношения Райема и этой Тины? Но в таком случае, Эйдан вообще переставал понимать, что творится с этим миром. Нет, темные никогда не отличались постоянством, но чтоб сразу с двумя сестрами… Хотя… Райем всегда был тем еще кобелем.

Эйдан отвлекся от своих мыслей, заметив, что Лиса не следует за ним, оставаясь стоять на своем месте.

— Идешь?

— Я лучше тут побуду, ничего страшного, — отмахнулась девушка. Опять нервничает, заметил Эйдан. Она каждый раз чуть прищуривает один глаз, когда начинает переживать.

— Лиса, это потому что ты не хочешь идти в мою спальню? — спросил Эйдан, делая акцент на слове «мою».

— Конечно, нет, мне тут неплохо, — опять этот жест. Еще плечами повела. Как Эйдан вообще раньше не замечал этого? Было бы проще распознавать, когда девчонка врет.

— Опять врешь, глупая, — улыбнулся он, подходя к Лисе. — Я клянусь тебе, я больше в жизни не прикоснусь к тебе, — облегчение, отобразившееся на лице Лисы в момент произнесения клятвы, больно ударило по самолюбию Эйдана. — Кроме случаев, если это потребуется для спасения твоей жизни. Или если ты сама меня попросишь, — лукаво добавил Эйдан. — Пойдем. Тебе тоже нужно отдохнуть, я поставлю на свои покои защиту, никто тебя не побеспокоит.

Девушка кивнула в знак согласия и направилась в комнату Эйдана.

— И можешь не волноваться, ты в любой момент можешь выйти, — зачем-то добавил Эйдан, наверное, просто хотел, чтобы Лиса перестала смотреть на него загнанным зверем.

— Ммм, да у тебя бывают кровати без цепей, — протянула она, заходя в его комнату и присаживаясь на край широкой постели.

— Только скажи, я прикажу исправить это безобразие, — в тон ей ответил Эйдан. Он прошел к своему столу, доставая зелье перемещения из верхнего потайного ящика. — Ложись и отдыхай.

— После вас с королевой тут вообще безопасно лежать? Я ничем не заражусь? — Эйдан мысленно свернул шею этой маленькой и наглой человечке. Как только начинаешь с ней по-хорошему, сразу забывает, как нужно общаться с темными лордами.

— Ничего, все равно по возвращению придется сжечь все в комнате, чтобы не оказаться отравленным, — напомнил он Лисе об их первой ночи. Посмотрев на девушку, он, к своему удивлению, увидел, что та смущена подобным замечанием.

— Ложись спать, женщина, — строго приказал он, собираясь покинуть комнату. — Лиса, — окликнул он девушку, которая уже завернулась в теплое одеяло прямо в одежде. — Спасибо, что позвала меня.

* * *

Кристи вновь сидела в гостиной Старой Эн. Старушка вела себя прилично, убийством больше ни разу не угрожала, но и отпускать Кристи никуда не собиралась. В это время Кристи уже собиралась быть дома в Нью-Йорке, но получить то, что хотелось от Старой Эн оказалось не так просто.

Старушка была настойчивой слушательницей, с интересом расспрашивая о мельчайших подробностях. Кристи прибыла в Лос-Анджелес в среду во второй половине дня, после утомительного семичасового перелета сразу направилась к Эн. Они беседовали до глубокой ночи. И при этом в своем повествовании Кристи даже до приключений на Мертвых землях не дошла.

Старая Эн расспросила детальное описание поместья Лисы, чем они занимались, пока жили там, какие книги были в ее библиотеке, сколько было слуг и как они выглядели. Но это были цветочки по сравнению с тем, какой шквал вопросов посыпался, когда Кристи упомянула визит на бал к Светлейшему Императору. Старушка до слез хохотала, когда услышала, что девушки принесли клятву не ему, а прибывшей эльфийской принцессе.

Райем говорил, что Темные долгое время не могли договориться со старухой, обещая ей все что угодно. Даже голову мужа-предателя. Мужчины, не понять им никогда, как работает женский мозг. На что обиженной женщине голова любимого, когда обиду лучше искупить унижением.

После веселья по поводу этой истории, Эн велела всем отправиться спать, обещая продолжить беседу на следующий день. Уехать Кристи в гостиницу она не дала, выделив девушке одну из спален на втором этаже.

Ночь прошла спокойно, а наутро Старушка не захотела историй, потребовав показать привезенные ей подарки. О подарках Кристи ей ничего не говорила, так что стало понятно, что ночью или сама Эн, или ее внучок не постеснялись проверить ее чемодан.

Как ребенок, Старая Эн радовалась книгам из родного мира, засев их сразу читать. На любые попытки Кристи ее отвлечь, заставить вернуться к вопросу помощи Лисе, Старая Эн попросту не реагировала. Когда Кристи попыталась сама выйти из дома, дом просто ее не выпустил. Дверь была открыта, но невидимое силовое поле просто не выпускало. К вечеру Кристи вспомнила, что ни разу не проверяла телефон. А достав мобильный, обнаружила, что во всем доме связь не ловит. Майкл также «обрадовал», что городского телефона у них нет. Так что Кристи потеряла еще один день, почти все время просидев в своей временной спальне в ожидании, когда сбрендившая старуха будет готова снова с ней говорить.

Наступила пятница, день, когда Райем собирался появиться. И Кристи была практически уверена, что их встреча не состоится. Даже при самом хорошем раскладе в Нью-Йорке она окажется не раньше вечера, а Рай ей даже позвонить не может. Оставалось надеяться, что, может, он переместится сюда, чтобы забрать ее от сумасшедшей Эн.

Майкл занес Кристи завтрак в спальню и сообщил, что бабушка в хорошем настроении и книги дочитала. Так что она готова дальше слушать, что же за приключения были у девушек после отправки в Мертвые земли.

Кристи съела свой завтрак в считанные минуты, чтобы скорее спуститься в гостиную. Старая Эн уже сидела на своем любимом месте с чашкой чая в руках.

— Итак, на чем мы с вами остановились? — спросила старушка, отпивая небольшой глоток горячего напитка.

— Мы отправились в Мертвые земли с наемными эльфами, чтобы Лиса проводила ритуалы, из-за которых ей стало плохо. И теперь я хочу знать, что с ней, чтобы мы могли ее вылечить.

— Ты слишком спешишь, девочка, — с укором произнесла Старая Эн, грозя Кристи пальцем. — Ты не рассказала, каким образом вы подружились с наследным принцем Темной Империи.

— Мы там и познакомились. Наш отряд спас жизнь его отряду, вот он и стал нам дальше помогать. Лечил Лису, охранял нас. За три месяца подружились. Ну, так вот, Лиса выпила три небольших источника силы, и все было в порядке, пока ей не стало плохо…

— Лиса что сделала?! — от внезапного мужского голоса за спиной, Кристи подскочила с дивана, хватаясь за сердце. В гостиной материализовался высокий темноволосый мужчина, который смотрел сейчас на нее своими черными глазами.

— Кристина, вы же говорили, что дружите с Райемом, а это Эйдан, — с укором произнесла Старая Эн, чуть сощурив глаза, чтобы лучше разглядеть молодого лорда в своей гостиной.

— Я этого вообще не знаю, — ответила Кристи, медленно отступая ближе к Старой Эн, надеясь найти в ее лице защиту.

— Эйдан, проходи, мальчик мой, — дружелюбно улыбнулась Эн, указывая ему на диван. — Давно тебя не видела, какими судьбами?

— Да вот, ищу одну особу, Тину. Райем сказал, что она у вас должна быть.

— Кристину? Так вот она, нашел, — Старая Эн указала на девушку. — Чашку чая? Кристина мне такие увлекательные истории рассказывает, ты себе не представляешь.

— Не откажусь. И истории с удовольствием послушаю. Особенно с момента про поглощение источников.

Кристи села на диван, не сводя глаз с темного, равно как и он не отводил взгляда от девушки.

— Ты тот самый Эйдан? — спросила она.

— Смотря, что ты имеешь в виду, — уклончиво ответил Эйдан.

— Леди Эн, так это он держал Лису в пленницах! — возмутилась Кристи, снова вставая с дивана. У Кристи появилось острое желание стукнуть темного лорда чем-нибудь тяжелым, но последствия могли быть для нее крайне печальными.

— Эйдан! — столь же возмущенно воскликнула Старая Эн, даже отставляя чашку на стол. — Так вся это история из-за тебя началась? Я эту вашу Лису не знаю, но мне кажется, что она удивительная девушка, как ты только посмел так с ней…

— Леди Эн, — оборвал ее Эйдан. — Во-первых, вы эту девушку действительно не знаете. Она вообще меня черным ядом отравить пыталась, когда я ее спас. Я уже не говорю, что она потом вытворяла. Райема чуть не прикончила, мне все нервы истрепала. Отцу моему…

— А ему это вообще полезно, — отмахнулась Старая Эн.

— А во-вторых, это уже старая история. Мы наш конфликт уже решили, я осознал, насколько был не прав, сейчас у нас все хорошо. Так что еще раз прошу повторить, — уже обращаясь к Кристи, сказал Эйдан. — Что за ритуалы проводила Лиса?

Кристи с сомнением смотрела сначала на Старую Эн, потом вновь на Эйдана. Чувствуя, что находится в настоящем театре абсурда, Кристи все же решила поделиться информацией.

— Я приехала сюда именно из-за этих ритуалов. Лиса собиралась поскорее поднять свой уровень и прочитала про ритуал поглощения источников. Мы трижды провели ритуал.

— Темные ритуалы могут проводить только темные лорды, — хором произнесли Эйдан и Старая Эн.

— Но Лиса провела! И поглотила все три источника.

— Невозможно, — возразил Эйдан.

— У Райема спроси. Ритуалы прошли. А потом Лисе стало плохо. В первый раз.

— В первый раз? Это повторялось?

— Да, каждые три дня. Райем говорил, что что-то не так с аурой, поднимался жар, Лиса теряла энергию, заклинания лечения не помогали.

— Волосы потемнели? — неожиданно задала вопрос Старая Эн.

— Да, — закивала с надеждой Кристи.

— Еще какие-то симптомы?

— Я не знаю, вроде нет…

— Ей недавно стала подчиняться магия воды, — добавил Эйдан.

— Вы знаете, что с ней? — спросила Кристи.

— Я? Конечно. И уже сказала вам. Ритуалы темных лордов могут проводить только Темные.

* * *

Эйдан вернулся в свой мир. На Земле он провел меньше часа, здесь и вовсе прошло несколько минут. Лиса уже крепко спала, Эйдану захотелось подойти и погладить девушку по волосам, избавить ее от тяжелого колье и неудобной одежды. Но клятва не даст к ней прикоснуться. Он и не станет. Сейчас ему нужно поговорить с братом.

Райем сидел в своей комнате, сметя все обломки мебели в один угол, притащив себе кресло и бутылку с крепким вином. Увидев входящего Эйдана, он вскочил на ноги.

— Как она?

— Кто именно? Твоя невеста, которая не проживет и трех дней, если кто-нибудь из темных не окажется поблизости, чтобы вылечить? Или твоя любовница, которая, между прочим, названная сестра твоей будущей жены? Вот с ней-то все в полном порядке. Лиса вообще знает, что вы спите?

— Ты не понимаешь…

— Чего я не понимаю, Райем? А? — закричал Эйдан.

— Она моя душа, Дан! Тина моя душа, — признался Райем, садясь обратно в кресло, словно лишенный последних сил.

Признание брата ввело Эйдана в ступор. Старая сказка, в которую уже мало кто верил, вдруг ожила, если верить словам Райема.

— Ты не можешь этого знать наверняка. Просто влюбился, — отмахнулся Райем.

— Я знаю, Дан. Ты не понимаешь, это ни с чем не спутать. Я жить не хочу без нее. Я с ума схожу, когда ее нет рядом. Я чувствую, когда ей плохо, даже когда она в другом мире. А с ней… Прилив сил, резерв восстанавливается. Постоянное чувство полета и счастья. Ты видел, даже боевой транс сработал, когда я понял, что могу потерять ее….

— А как же Лиса? Как ты собираешься быть с ними двумя в разных мирах?

— Я и не собираюсь. Помолвка фиктивная, Дан. Между нами с Лисой ничего не было и не будет, — признался Райем, грустно улыбаясь. Видя, как гора с плеч его брата спала от услышанной новости, Райем протянул Эйдану бутылку с вином.

Эйдан выпил, немного просмаковав терпкий напиток. После чего запустил бутылку в стену в опасной близости от головы Райема.

— Мать вашу! — выругался Эйдан. — Вы! Демонов Хаос! Вы оба, — Эйдан не находил ничего, на чем сейчас можно было выместить злость. В комнате уже было все сломано. — Я здесь места себе не нахожу, а вы дурака валяли?!

Райем расхохотался в полный голос, за что чуть не получил от брата.

— Прости, братишка. Я обещал Лисе не говорить тебе ничего. Ей просто нужно было выпустить пар, она выбрала для себя эффективный способ доводить всех Дайрелов до белого каления.

— Да я клятву дал, что не притронусь к ней, только думая, что у вас с ней все серьезно…

— Ну, это ты зря, конечно, — пожал плечами Райем. — Тебя за язык никто не тянул.

— Убью!

— Неа, — еще раз улыбнулся Райем. Его настроение заметно улучшилось, когда он узнал, что с его Тиной все в порядке, и что ему больше не нужно ничего скрывать от брата. — Смотри на это с позитивной стороны, — заметил он философски.

— Это с какой?

— С этой клятвой Лиса, может быть, научится тебе доверять, перестанет бояться. А то, что она над тобой издевается, так это просто способ выместить накопившуюся обиду и злость. Лучше скажи, что Кристина вообще делала у Старой Эн?

— Твоя Тина занималась полезным делом. Пока вы здесь оба тратили силы на то, чтобы мои нервы трепать своим спектаклем, девушка выяснила, что происходит с Лисой.

— И что? Мы можем ее вылечить?

— Можем, — кивнул Эйдан. — Лиса становиться Темной, Рай. Не знаю, как такое вообще возможно, но Старая Эн говорит, что это так. Скорее всего, у нее в роду раньше был кто-то из темных лордов, так что ритуал не убил ее, а начал пробуждать. Ей потребуется поглотить больше источников, чтобы завершить обращение.

— Это же отличная новость! — восхитился Райем. — Я придумаю, как провести ритуалы, мы сможем…

— Я уже все придумал. Твой отец отсылает Лису из дворца на две недели. Я могу взять ее со своим отрядом на учения. Мы проведем ритуалы. А ты, — Эйдан строго посмотрел на брата, — скажешь ей, что не сможешь поехать. Будем считать, что так ты мне вернешь должок за вашу ложь. Как ты вообще собираешься уладить весь вопрос со свадьбой и короной?

— А как ты вообще собираешься уладить вопрос со своей невестой? — ответил вопросом на вопрос Райем. — До нашей с Лисой свадьбы есть три недели. Я что-нибудь придумаю.

— А еще ты не скажешь ни слова Лисе, что я в курсе всей вашей аферы, — предупредил Эйдан. — Посмотрим еще, что она вытворит дальше.

Глава 32

— Почему я должна ехать? — стонала Лиса, надевая на спину свою походную сумку.

— Потому что так велел Император, — спокойно ответил Райем, открывая перед ней дверь в коридор.

— Ты прекрасно понял, что я имею в виду! — возразила Лиса. — Почему я просто не могу отсидеться в одном из твоих поместий? Почему я должна ехать с Ним в какие-то неизвестные дали. Еще и на две недели.

Райем мысленно обратился к Святому Творцу, умоляя подарить его брату уйму терпения на следующие четырнадцать дней. Лиса с самого утра была в плохом настроении. Еще до того, как Райем сообщил ей, что он поехать не сможет, девушку раздражал сам факт необходимости уезжать.

В сотый раз за утро Райем начал отвечать Лисе на одни и те же вопросы, задаваемые снова и снова, менялась формулировка, звучало меньше проклятий в адрес всех возможных Дайрелов, но суть оставалась та же. Девушка не хотела никуда ехать.

— Ни одно мое поместье не сможет обеспечить тебе защиту, — вздохнул Райем, они уже спускались на первый этаж. — Это раз. Во-вторых, я должен остаться в замке, чтобы готовить нашу свадьбу. Осталось совсем немного времени, меня никто не отпустит с тобой.

— Я могла бы отправиться с твоим отрядом. С ними я буду в безопасности.

— А если у тебя будет приступ? Тебе потребуется темный маг, а Эйдан единственный, кому я могу тебя доверить.

— Зато я ему не доверяю!

— Лиса, я потратил до демона много сил, чтобы уговорить его взять тебя с собой. Ты получишь отличную практику на военных учениях. Отряд Эйдана лучший. И Кристина смогла выяснить, что для того, чтобы тебе стало лучше, придется и дальше поглощать источники. Эйдан сможет контролировать ритуал, он сильнее меня, ты сможешь заняться более сильными источниками, чтобы скорее прийти в норму. Он вообще согласился только потому, что ему интересно поучаствовать в ритуале.

— Знаю я, почему он согласился. Это только слепой не видит.

— Перестань. Он дал тебе клятву, что не тронет тебя. И он никогда так не поступит со мной, все-таки ты моя невеста, — Райем обнял девушку за талию, прижимая к себе ближе.

Пара уже вышла во внутренний двор, где Эйдан и его люди уже ждали баронессу, чтобы отправиться в путь.

— Ни о чем не волнуйся, — шепнул Райем на ухо Лисе. — Как только у меня появится возможность тебя навестить, я обязательно приеду.

— Почему у меня такое чувство, что ты мне что-то не договариваешь? — прищуриваясь, спросила Лиса. Ощущение, что темный лукавит, не покидало ее с самого утра. Райем был сам на себя не похож, ничего толком не объяснил по поводу вчерашнего, на завтрак ее не разбудил, принеся ей с собой только пару бутербродов.

— И, Лиса, будь с Эйданом помягче. Помни про нашу тонкую душевную организацию, — шепнул Райем. — Эйдан, доброе утро!

— Доброе. Готовы, леди Мароши? — улыбнулся Эйдан, протягивая руку к Лисе, чтобы помочь ей забраться на лошадь. — Ах да, я же не могу. Сама справишься?

Лиса посмотрела не высокого коня, оценивая свои возможности.

— Ты только попроси, я обязательно помогу, — все так же широко улыбаясь, протянул Эйдан.

— Райем, я буду очень скучать, — проигнорировала Лиса наглого брата, обнимая своего жениха. — Буду ждать, когда ты сможешь меня навестить.

Слегка коснувшись Райема губами, девушка попрощалась со своим женихом. Лиса взяла поводья в левую руку, ей же хватаясь за гриву, чтобы лошадь стояла на месте, сунула ногу в стремя и резким движением забралась в седло, оттолкнувшись от земли правой ногой.

Эйдан усмехнулся каким-то своим мыслям и скомандовал отряду выдвигаться в путь. На выезде с территории императорского дворца Эйдан открыл портал, перемещая всю группу на многие километры. Оказавшись через секунду в холмистых степях, Лиса никак не могла сориентироваться, где они очутились. Все вокруг поросло серой травой, деревьев практически не было. Теплой весенней погоды столицы и след простыл, на многие километры вокруг небо было затянуто грозовыми тучами, дул холодный ветер. Всадники двинулись на северо-запад, Лиса старалась ехать в хвосте, чуть в стороне от основной группы. Этих темных Лиса не знала и не доверяла им. Сколько бы Райем не утверждал, что Лисе нечего опасаться, все инстинкты девушки кричали о надвигающейся буре.

— Великие Западные Степи, — произнес Эйдан, подъезжая к ней. Лиса решила его проигнорировать. — Знаешь, мы будем жить бок о бок ближайшие две недели. Ты не сможешь все время молчать.

Лиса выразительно подняла одну бровь, ставя под сомнение высказанное утверждение.

— В любом случае, я всегда смогу говорить за нас обоих. И потом, если ты будешь все время молчать, для меня это будет великолепный подарок. Никаких шуточек, мелкого глупого вранья, язвительных замечаний…

— Скажи, а каким образом действует клятва? Если ты решишь до меня дотронуться? Ты на месте умрешь? В страшных мучениях?

— Все-таки решила разговаривать? Неплохо, — Эйдан с недоверием посмотрел на Лису. — И нет, я не умру на месте. Скорее всего, я просто получу весьма ощутимый удар, который заставит меня прервать контакт.

— Вот такой? — Лиса как бы невзначай дернула поводья, в результате чего конь Эйдана практически столкнулся с кобылой, дернулся в сторону, а Эйдан задел девушку бедром.

В следующую секунду сверкнула молния, ударяя Эйдана в спину. Разряд прошел через мужчину и задел несчастное животное под ним, от чего жеребец поднялся на дыбы, сбрасывая всадника на землю. Лиса расхохоталась, хотя животное было жалко.

— Я так посмотрю, эти две недели действительно могут пройти не так плохо, как я думала, — улыбнулась своим мыслям Лиса, пуская лошадь в галоп, чтобы оказаться сейчас подальше от рассерженного темного.

Ближе к обеду был устроен первый привал. Причем Лиса подозревала, что остановку темные сделали исключительно из-за наличия женщины. Никто из воинов не выглядел уставшим, лошади тоже были приучены передвигаться сутками без передышки в таком спокойном темпе.

С Лисой никто не разговаривал, даже близко не подходили. И девушка даже догадывалась, кто именно отдал своим людям такой приказ. Но в данный конкретный момент ей было на это плевать. Больше всего ее заботила возможность, наконец, поесть и ее ноющие ноги. Последний раз верхом она ездила в далеком детстве, так что мышцы жалобно ныли, и остановке девушка искренне радовалась.

Она открыла свой рюкзак, где сверху лежало два спелых фрукта, который так заботливо упаковал Райем. Спустив с седла подстилку, Лиса расстелила ее на земле и села. Холодный ветер уже заставил девушку продрогнуть до костей, так что она решила развести костер. Но ни с первого, ни с шестого раза пламя не разгоралось.

— Здесь не работает магия, — услышала она голос Эйдана. По интонации она не определила, темный зол, или все-таки самодовольство на его лице играло. Вообще, что Райем, что Эйдан, оба вели сегодня себя странно. — Завтра днем мы доберемся до гарнизона, там можно будет колдовать. Я даже могу немного позаниматься с тобой, чтобы ты лучше освоилась с построением щитов. Чтобы тебя случайно опять не задело каким-нибудь заклинанием.

— Невесту свою учить будешь, — огрызнулась Лиса. Уставшая и голодная она никогда не была приятным собеседником, а с Дайрелом ей в принципе не сильно хотелось говорить. Нет, он, конечно, помог ей вчера с Райемом, но это все-таки была помощь брату. И с Императором поддержал. Но это как-то мало для того, чтобы забыть все, что было. И сколько бы Райем не убеждал ее, что стоит пересмотреть свои взгляды, Лиса еще не была к этому готова.

— Зря ты так, я не часто помощь предлагаю.

— И во сколько же мне выйдет твоя помощь? — поинтересовалась Лиса, помня, что даром темные никогда ничего не делают.

— Сущий пустяк, даже делать ничего не придется, — хитро улыбнулся Эйдан. — Снимешь с меня клятву, а я научу тебя любым заклинаниям, которые знаю. Даже по защите натаскаю, чтобы ни один маг пробить не смог.

— Темный, — выдохнула Лиса, поражаясь самоуверенности Дайрела. — Надолго же тебя хватило…

— Я же не настаиваю. Предлагаю взаимовыгодный обмен, — пожал плечами Эйдан.

Лиса посмотрела пристально в глаза темного лорда, после чего выхватила свой стилет, подаренный ей на помолвку, чтобы попробовать воткнуть его Эйдану в бедро. Девушка прекрасно представляла себе, что у нее ничего не получится, все-таки реакция опытного воина была отменная. На нее девушка и рассчитывала. Эйдан остановил ее руку, схватив за запястье, за что тут же получил удар молнии, отлетев от девушки на несколько шагов.

Подняв с земли упавший стилет, Лиса подошла к темному, присаживаясь рядом с ним на корточки.

— Предлагаю другой обмен. Взаимовыгодный. Ты меня всему обучаешь, а я не превращаю твою жизнь в ад, — протянула она самодовольно. — Мы же две недели будем жить бок о бок, мало ли сколько раз ты еще успеешь на меня наткнуться…

— Ведьма, — выдохнул Эйдан, приходя в себя после очередного болезненного удара стихии.

— Ну, ты полежи пока, подумай, — произнесла девушка, поднимаясь и убирая оружие в ножны.

Лиса направилась к своей лошади, видя, что весь отряд начинал собираться в дальнейший путь. На темного лорда она не оборачивалась, даже услышав, как тот неожиданно начал смеяться. Видимо, прав был Райем, говоря о хрупкой психике. Видать, крыша уже поехала, раз лежит на холодной земле и смеется.

* * *

К вечеру погода окончательно испортилась. Отряд едва успел достичь края леса, когда небо разверзлось проливным дождем. Магия по-прежнему не была доступна, так что отвести ливень от отряда не представлялось возможным. Пришлось разбивать стоянку, пока все вещи не промокли.

Настроение Эйдана было невероятно поганым, учитывая, что для своего развлечения наглая человечка дважды спровоцировала его клятву ударить его молнией. У его бедного коня, столько всего повидавшего за свою военную жизнь, нервы начали сдавать. После первого удара молнии, который задел несчастное животное, он стал вести себя беспокойно. А понаблюдав, как хозяина ударило еще раз, и вовсе перестал подъезжать ближе пяти метров к кобыле Лисы. А на всадника своего вообще смотрел с недоверием. Малолетняя живодерка, испортила отличного боевого жеребца.

К собственному унижению добавились сочувствующие взгляды его отряда. Про вздорный характер будущей Императрицы уже наслышаны во многих подразделениях. И сколько бы ни восхищались девчонкой лорды Райема, для окружающих Лиса была просто наглой чужачкой.

Пока отряд растягивал тент, Эйдан слышал разговоры своих людей, как бы кто проучил зазнавшуюся человечку.

— Отставить, — приказал он, услышав крайне непристойное предложение по воспитанию высшей особы. — Совсем распоясались, — сделал он замечание другим, заметив, что за болтовней двое членов отряда и вовсе забыли установить капитанскую палатку.

За своих воинов Эйдан был спокоен, никто из них дальше разговоров не зайдет в отношении Лисы. Во-первых, никто не осмелится нарушить его приказ и даже пальцем к ней не прикоснутся, во-вторых, для всех она была невестой наследника Империи. И если Эйдан знал, что Райем очень скоро исправит всю ту кашу, что заварил на пару с баронессой, то для всех в Темной Империи было объявлено, что чуть больше, чем через две недели, состоится бракосочетание.

Привязав коня рядом с остальными лошадьми, Эйдан прошелся еще раз по лагерю, надеясь найти Лису. Но ее нигде не было. Неужели опять сбежала?

— Где, демон ее забери, леди Мароши? — задал он вопрос смотрящим. Двое воинов, которые в эту ночь отвечали за охрану лагеря, переглянулись, решая, кто из них будет отвечать на поставленный вопрос.

— Отправилась на охоту, — наконец выдавил ответ младший сержант.

— Что? И ее отпустили одну?!

— Так она… сказала, что и нас молнией начнет… — неуверенно добавил второй.

Эйдан выругался, все-таки ограниченное количество магов делало жизнь сложнее. В отряде он был единственный с даром, так что его воины не были способны разглядеть, что это не баронесса использует заклятия, а демоново действие клятвы. Осознание того, что его люди были уверены, что их капитан не может выставить магическую защиту от воздействия человечки, рассердило Эйдана еще больше.

— Куда она пошла? — спросил он и сразу направился в указанную сторону.

Не успел Эйдан отойти от лагеря и на пятьдесят метров, как из кустов на него практически вылетела Лиса. Наученный горьким опытом, темный быстро сделал два шага в сторону.

— Какого… ты вообще пошла в лес? Одна? Ты в курсе, какие твари тут водятся?

Лиса высоко подняла двух подстреленных кроликов, наглядно демонстрируя цель своей отлучки.

— Мне надо есть, — девушка дальше двинулась в сторону лагеря, обойдя стоящего на пути Эйдана. — От вас, темных, только хлеба с водой и дождешься.

— Тебя бы покормили в лагере. У нас достаточно припасов с собой.

— Чтобы кому-то быть должной? Еда за очередную услугу? Ну, уж нет, — протянула девушка.

Зайдя на территорию лагеря, Лиса на ходу отрезала у одного из кроликов заднюю ногу, кинув остальные тушки темным воинам возле костра. Ей и этого количества более чем достаточно, а остальные пусть не думают, что она бесполезная обуза в пути.

— Мою палатку уже поставили, будешь ночевать там, — сообщил Эйдан, продолжая идти за девушкой по лагерю.

— Еще чего, — возразила Лиса. — Я уже поставила свою палатку. С тобой в одном помещении наедине я не останусь даже под страхом смерти.

Девушка дошла до своей маленькой одноместной палатки, села на поваленную корягу возне нее и начала разводить костер. Эйдан заметил, как ловко девушка управляется с огнивом, буквально пара попыток, и легкий костерок уже начинал разгораться. Лиса поставила палатку под елью, срубив несколько нижних веток для удобства. Густые колючие ветки надежно защищали палатку и костерок от проливного дождя.

— Здесь ты только промокнешь и заболеешь, — предупредил Эйдан. — Ты ведешь себя глупо.

— Ты-то чем не доволен? Если я заболею, у тебя будет еще один шанс выторговать себе свободу от клятвы взамен за мое здоровье. Или ты просто дождешься, когда после поглощения источника у меня начнется приступ, чтобы начать торги?

— Ты такого обо мне мнения?

— А для тебя это разве не комплимент? Страшный Северный лорд, — произнесла Лиса, повторяя саркастичные интонации Райема при упоминании прозвища брата. — Добиваться своего любой ценой, не так ли?

Эйдан не стал ничего отвечать, просто развернулся и ушел, оставляя баронессу в одиночестве.

* * *

Утро было отвратительно промозглым. Лиса продрогла в своей палатке, несколько раз просыпаясь за ночь от собственной дрожи. Тогда она вставала и подходила к общему костру отгореть хотя бы руки. Ночные стражи встречали ее молча, один раз протянув флягу с крепким напитком. Что это было, Лиса так и не поняла, зато смогла быстро согреться и уснуть.

Эйдан всю дорогу до крепости к ней больше не подходил, так что девушка могла спокойно ехать, полностью погружаясь в свои мысли. К обеду отряд уже подъехал к точке назначения. Небольшая деревянная крепость распахнула свои ворота для всадников. На стенах их встречали лучники. Небольшой внутренний двор с подъездом к конюшне и выходом на тренировочную площадку. Одноэтажные казармы и двухэтажный дом для руководства. Больше ничего не было. Как объяснял Лисе Райем, данное место использовалось исключительно для тренировок в полевых условиях, для небольших перевалов. Так что все необходимое каждый раз завозилось отрядами самостоятельно. Место было надежно защищено заклятиями от любых магических воздействий, увы, в том числе и от перемещения на территорию крепости. Поэтому путь занимал так много времени, учитывая необходимость пробираться через степи без магии.

Лисе выделили одну из комнат на втором этаже капитанского дома. Первым делом девушка затянула всю комнату охранными заклинаниями. На всякий случай.

Остаток дня прошел достаточно скучно. Лиса выходила пройтись по крепости, наблюдала, как проходят тренировочные бои темных, с грустью вспоминая, как точно так же она тренировалась с Райемом. Так давно это было. Как будто в прошлой жизни. Девушка сходила на обед, затем на ужин, ушла спать, так ничего полезного и не сделав за день.

* * *

По прибытию в крепость Эйдан оказался засыпан всевозможными текущими делами. Отчеты, результаты последних вылазок, сообщения о внештатных ситуациях. Беседы с тремя другими капитанами заняли у него почти весь день, не позволяя ни разу отлучиться из кабинета ни на минуту.

Вечером, после ужина, он собирался зайти к Лисе, чтобы проверить, нормально ли она устроилась и не простудилась ли девушка после ночи в лесу. Ее комната оказалась опечатанной несколькими охранными заклинаниями. Так что Эйдан решил пока девушку не беспокоить.

Пройдя в свою спальню, он достал из своего рюкзака эликсир перемещения, снял защиту от воздействий со своей комнаты и активировал портал.

На выходе он оказался в доме Старой Эн на Земле. Где в это время его дорогой двоюродный брат проводил отпуск от своей фиктивной невесты в компании молодой любовницы. «Романтика», — подумал про себя Эйдан, постучавшись в дверь спальни. Старая Эн взяла Кристину под свою опеку и с удовольствием выделила ей спальню в своем огромном доме. Судя по тому, что зелье направило Эйдана прямо к спальне, Райему старушка так же импонировала.

— Минуту! — услышал он голос брата и шорохи одеял в комнате.

Прошло чуть больше минуты, когда Райем открыл дверь, все еще натягивая на себя футболку.

— Дан! Рад тебя видеть! — поприветствовал он брата, приглашая войти. Кристина поспешно скрылась в ванной, чтобы не смущать мужчин своим внешним видом. Пара явно не ждала гостей сегодня. — Быстро ты. Чего у тебя глаз дергается?

Эйдан прикоснулся к лицу, проверяя, не шутил ли Райем. Не шутил.

— Ты выдержишь две недели-то?

— Как будто у меня выбор есть, — вздохнул Эйдан, плюхаясь на диван. — Эта заноза придумала, как мою же клятву против меня использовать.

— А кто сказал, что будет легко? Ты себе не представляешь, насколько богатая фантазия у этой девчонки. Ты зачем пожаловал?

— Честно? За советом. Может твоя Кристина подскажет чего…

Из-за закрытой в ванной двери донеслось глухое женское «Нет!».

— А ведь они даже не родные сестры, — прошептал Райем. — А иногда, честное слово, просто два сапога пара. Крис! — уже громче позвал Райем. — Иди к нам.

— Рай, даже не проси. Этому, — Кристи вышла из ванной, замотанная в шелковый халат, — я помогать не собираюсь.

— Криси, — Райем притянул девушку к себе, усаживая ее на колени. — Ну, ты подумай, — Райем потерся носом о ее шею. — Если твоя подруга продолжит дальше изводить Дана, мне придется вернуться к ним и самому проводить все ритуалы, а так у нас с тобой будет целых четыре месяца вместе…

— Райем, это уже шантаж… — в голосе девушки уже слышалась неуверенность в собственных принципах. — Она моя подруга, я не могу так…

— Тина, — протянул Райем, нежно прикусывая мочку уха. — Она тебе потом только спасибо скажет, обещаю. Ну, пожалуйста…

— Ну, раз она потом скажет спасибо, — протянула Кристи. — Пиши список…

* * *

Спустя полчаса Эйдан покинул дом Старой Эн.

Кристи завалилась в кровать, утягивая за собой Райема.

— А теперь признавайся, — промурлыкала она ему на ушко. — И как давно ты спланировать свести своего чокнутого брата с моей подругой?

— Он не чокнутый, — нарочито обиженно произнес Райем. — Он хороший. Правда. Просто иногда перегибает палку…

— Иногда перегибает палку? — Кристи оказалась сверху на мужчине, прижимая его руки к кровати, чтобы он не мешал ей формулировать мысль своими дразнящими прикосновениями. — Он держал ее на цепи и насиловал! Он же больной на всю голову!

— Кристи, — Райем с легкостью освободил свои руки и скинул девушку с себя, тут же придавив ее своим телом. — С цепью он, конечно, перегнул. Но в остальном, могу тебя заверить, все было по взаимному согласию.

— Ты уверен, что сам-то дружишь с головой? Лиса была под действием какого-то вашего темного заклятия. Она мне говорила.

— Тина, Тина, Тина, — зацокал Райем, наклоняясь к девушке, чтобы поцеловать ее в шею. — Ты не темная, даже не маг, поэтому не знаешь. Не понимаешь… Даже если закрыть глаза на то, что Эйдан имел полное право поступать так, как он поступил, Ритуал Связи работает не просто так. Не достаточно простого формального согласия. Иначе можно было бы кого угодно так к себе привязать. Нельзя получить согласие насильно, под давлением. Только искреннее желание.

— Все равно это как-то не правильно, — неуверенно произнесла Кристи. — А если желание пропало? Или, допустим, голова болит?

— Мне уже стоит волноваться? — Заулыбался Райем, развязывая на девушке халат. — Больную голову мы всегда можем вылечить. А желание всегда можно распалить вновь. И сила для этого абсолютно не нужна…

— Так это что, я никогда не смогу тебе отказать?

— Темным лордам никогда не отказывают, Кристина. Ты просто никогда не захочешь отказать, — заверил девушку Райем, медленно покрывая ее тело поцелуями все ниже и ниже.

— Ты так и не ответил мне, — из последних сил держалась Кристи под напором ласк темного. — Как давно ты решил свести этих двоих?

— Кто знает? — проворчал Райем, открываясь от нежной кожи. — Может, когда твоя подруга в попытке побега вырубила меня, искромсав в мелкий фарш, и я понял, что эти двое стоят друг друга. Или когда видел, как Дан не находит себе места, потеряв ее. Или когда обнаружил, что Лиса его потерянная невеста. Не знаю. С тех пор все уже столько раз менялось, не без вашей, надо сказать, инициативы…

— Ты, главное, теперь Лисе постарайся на глаза не попасться, когда она это все узнает…

Глава 33

Утро началось с приятных ароматов в комнате. Лиса проснулась, вдыхая запахи полной грудью. Томные аппетитные ароматы заставили желудок заурчать в нетерпении. Открыв глаза, Лиса не поверила увиденному.

На письменном столе стояла еда. Ее любимая еда, с Земли. Пицца четыре сыра, бигмак, несколько пончиков, любимое макфлури. Клубничное, с шоколадной крошкой. Хватая гамбургер и садясь на кровать, чтобы начать свой пир, Лиса даже не обратила внимания, что ни одно ее охранное заклинание не сработало, когда еда появилась. В дверь постучали.

— Входите, — ответила она с полным ртом. Любимый соус, по которому она так скучала, немного капнул на подбородок, жирный сок с гамбургера начал стекать по руке. Лиса его просто слизнула, не желая терять и капли великолепного яства.

— Доброе утро! — поприветствовал Эйдан, заходя в комнату с двумя кружками. Лиса принюхалась, узнавая знакомый запах.

— Только не говори, что ты принес мне горячий шоколад… — простонала Лиса.

— Он самый, — улыбнулся Эйдан, оставляя одну из чашек на столе, а со второй присаживаясь на стул.

— Клятву все равно не сниму, — на всякий случай предупредила Лиса, пока остатки здравого смысла от радости ее не покинули. Нет, так легко темный даже за последнюю неделю общения с его папашкой не откупится. Хотя, надо признать, попытка была неплохая.

— Даже просить не буду, — пожал плечами Эйдан, отпивая глоток из своей кружки. — И правда, вкусно. Я как-то все больше кофе пил, когда бывал на вылазках. Жаль, что это растение не удалось у нас культивировать. Сколько раз не переносили, все кусты все равно гибли.

— И кого пришлось пытать, чтобы выяснить, что мне нравится?

— Поверишь? Никого. Сами все рассказали. С большим энтузиазмом.

— Предатели. И с какой целью все устроено? — спросила Лиса, закончив с бигмаком и подходя взять себе кусок еще теплой пиццы.

— Хочу перемирие. И две недели спокойствия. Никаких молний.

— Один день, — категорично ответила Лиса, пробуя горячий шоколад.

— Один день? Ты издеваешься? Неделю.

— Один день. Два, если пончики окажутся с вишневой начинкой, — пошла на компромисс Лиса, разламывая один пончик и пробуя сладкую начинку, макнув в нее палец. — Малина… Тоже неплохо, но все же не то. Один день. Ты не трогаешь меня, я не трогаю тебя.

— А завтра что прикажет Ваше Величество, чтобы я получил день спокойствия? — саркастично спросил Эйдан.

— Знаете, лорд Дайрел, — ответила Лиса не менее надменно. — А я ведь добрый человек. Вот пришли бы, поклонились, попросили бы «Пожалуйста, не надо больше меня молниями бить», я бы не отказала. А вы темные, все-то вам надо хитрить. Подкупать, угрожать, выискивать. Никак к человеческому общению не приучитесь…

Эйдан ненадолго завис, стараясь осознать услышанное, и сделал совершенно правильный вывод.

— Издеваешься…

— Естественно, — кивнула Лиса, отсалютовав Эйдану кружкой с горячим напитком. — Я обещала день без молний. Об остальном речи не было.

— Отлично, — недовольно протянул Эйдан, поднимаясь. — Собирайся, через двадцать минут начинаются тренировки.

Эйдан оказался наставником требовательным, но ответственным. Лиса чувствовала себя выжатой, словно лимон. Темный загонял ее по построению общих щитов разных уровней, особое внимание уделил ее стихиям, выставлению огненной стены и водяного потока. Показал несколько новых пасов для построения более быстрой защиты с последующей контратакой. После обеда тренировки продолжились, включая более активную практику. Эйдан атаковал девушку различными наборами заклинаний, пока Лиса старалась их блокировать. Достаточно быстро Лиса поняла, что блокировать каждое заклинание она не сможет, так что намного лучше вместо бесконечных щитов научиться уворачиваться от части заклинаний, чтобы это время использовать для нанесения ответной атаки. Земля на тренировочной площадке была еще сырая после недавнего ливня, так что девушка изрядно измазалась, совершая прыжки и кувырки.

После ужина Эйдан зашел, чтобы сообщить, что завтра они отправятся к источнику для совершения ритуала. Лиса не совсем поняла, с какой целью тогда Эйдан так выматывал ее накануне такого серьезного события.

— Так будет лучше, — ответил Эйдан. — Твоя внутренняя энергия не должна мешать источнику. Чем больше будет опустошен твой резерв, тем больше энергии источника ты сможешь поглотить, не расплескав ее впустую.

— Но в таком случае я не смогу как следует контролировать все потоки, — возразила Лиса, еще раз повторяя схему ритуала.

— Тебе и не нужно будет. Для этого есть я. Я буду направлять потоки, чтобы все прошло нормально. Таким образом, ритуал будет более эффективен, чем то, что ты делала до этого, — пообещал Эйдан. — Мы останемся после ритуала в лесу до вечера. Посмотрим, пройдет ли приступ. Если нет, вернемся, переночуем в крепости, и через два дня снова повторим ритуал. Потом посмотрим, как будет продвигаться.

— А что будет после?

— Если верить Эн, это больше стабилизирует твое состояние. Если все пройдет хорошо, у тебя может открыться еще одна стихия. Само собой, поднимется твой уровень. Эн сказала, что с каждым разом приступы будут все слабее, до тех пор, пока вовсе не сойдут на нет.

— А если нет? Если Старая Эн ошибается?

— Я не думаю, что эта женщина вообще умеет ошибаться. Но в любом случае, если вдруг не получится, и я и Райем продолжим поиски, думаю, вместе у нас получится что-то придумать.

— И зачем тебе все это, темный? — спросила Лиса.

— Я просто хочу, чтобы у моего брата был счастливый брак, — признался Эйдан, оставляя девушку одну. Лиса даже почти верила ему.

* * *

— Лорд Дайрел, — Алия ворвалась в покои Кайлена Дайрела без стука или приглашения, не в состоянии сдерживать свое негодование. — Как изволите это понимать?

— О чем вы? — почти искренне удивился Кайлен, отрываясь от изучения документов за своим рабочим столом.

— Мне сообщили, что Эйдан отправился на учения…

— Это ни для кого не тайна, моя дорогая. Он уже неделю проводит тренировки со своим отрядом, это стандартная практика.

— Почему баронесса отправилась с ним?

— Вот как? И откуда такие сведения? — на этот раз Кайлен действительно оказался заинтригован.

— То есть вы сами не в курсе? Хорошо же работают ваши шпионы…

— Ближе к делу, Ваше Величество, — раздраженно процедил Дайрел.

— Сразу после отбытия Мароши из дворца я велела своим людям проверить все поместья наследника.

— Вы лезете туда, куда вас не просят, Алия, — напомнил Кайлен. Он не любил, когда пешки в его игре начинали выходить из-под контроля.

— Что мне остается делать, если вы ничего не предпринимаете. Через неделю свадьба наследника и баронессы. Она получит право на корону, которую вы обещали мне. После свадьбы, если с наследником что-то случится, у нее прав на трон будет больше чем у меня, если мы с Эйданом не поженимся. И тут я узнаю, что свою поездку мой будущий муж проводит в компании этой…этой…

— И что же вы предлагаете с этим сделать, Ваше Высочество?

— Я предлагаю вам начать действовать, лорд Дайрел, — потребовала эльфийская королева. — Я небольшой подарок уже направила для нашей любимой баронессы. И хотела бы попросить вас заняться еще одним сюрпризом для девочки.

— И каким же? — с сомнением произнес Кайлен, задумчиво разглядывая эльфийку.

— Если помните, у нашей баронессы есть названная сестра. Была сестра, когда они обе приносили мне присягу. Но с тех пор, как они вернулись из Мертвых Земель, эта сестра загадочным образом исчезла. У баронессы не так много друзей, которые могли бы помочь ее спрятать, мой лорд. И я смею утверждать, что в нашем мире девчонки нет.

— И вы предлагаете мне наугад мотаться по всем мирам?

— Почему наугад? Подарок наследника на мою помолвку дал мне подсказку. Этот цветок. Он не из нашего мира, а из одного закрытого. С Земли. Наверняка принц помог баронессе спрятать сестру там. — Алия протянула коробочку с ненавистным цветком Дайрелу. — Уверена, это поможет найти девочку. Получим девчонку и сможем сделать нашу вздорную баронессу более покладистой, — довольно изложила свой план Алия, расплываясь в улыбке.

— Что ж, — протянул Дайрел. Ему не нравилось, что королева дает ему указания, но план определенно был неплох. Хотя, Кайлен уже решил внести в него небольшую корректировку. Зачем держать девчонку в заложницах, создавать себе лишние проблемы? Гораздо лучше будет принести голову сестры в качестве напоминания баронессе, на чьей стороне сила. Да, определенно так будет намного лучше. — Я займусь этим вопросом. Но впредь, будьте добры, следуйте нашим договоренностям. Не проявляя такого рвения. Это может вызвать подозрения. Вы пьете тот чай, который я вам дал?

— Конечно. Каждый день.

— Отлично. К возвращению Эйдана, эффект от напитка накопится достаточный, чтобы вы могли забеременеть после первой же ночи. Надеюсь, на этот раз вы сможете справиться с поставленной задачей?

— На этот раз, — коварно улыбнулась Алия, — мне уже никто не помешает справиться с задачей.

* * *

Настроение Лисы опять было ни к демону. Они с Эйданом вернулись уже из второй вылазки к источнику, но результат по-прежнему отсутствовал. Ритуалы проходили без сбоя, действительно, пока темный направлял потоки, с источником становилось намного проще справляться. Лиса чувствовала прилив сил, девятый уровень был уже достигнут, хотя заклинания давались с трудом, но это только дело практики. А вот ни новой стихии, ни изменений в ауре не происходило.

По пути обратно в крепость они еще и поругались. В последнее время общение вроде наладилось, хотя просто и темный, и Лиса старались друг друга лишний раз не трогать. Эйдан держался на расстоянии, просто принося на завтрак горячий шоколад и удаляясь. Кроме ритуалов они пересекались только на тренировках, но и там до общения не доходило. Лису все устраивало.

Зато по возвращению Эйдана будто прорвало. Видимо вспомнив о важности собственной персоны, темный начал докапываться до Лисы, утверждая, что им нужно увеличить интенсивность тренировок, что она недостаточно выкладывает свой резерв, чтобы сделать ритуалы эффективнее. Лиса, зная, что итак выкладывается по полной, тоже вспылила, высказав Эйдану, куда и как надолго он может идти со своими предложениями. И закрепила эффект очередным срабатыванием клятвы.

Так что сейчас она поднималась на второй этаж в одиночестве. На дворе была глубокая ночь, при въезде в крепость казалось, что даже постовые позволили себе немного вздремнуть. «Спите, спите, — подумала про себя Лиса, — начальник заметит, завтра на вас настроение плохое сорвет».

Дверь в комнату Лисы, по обыкновению, заперта не была. Девушка зашла в темную комнату, намереваясь сразу лечь спать, не зажигая свет. День выдался долгим и слишком насыщенным. Пройдя половину пути до кровати, девушка почувствовала, что в комнате кроме нее кто-то есть. Предположение подтвердилось, когда чуть скрипнула дверь.

— Лорд Дайрел, — устало произнесла Лиса, поворачиваясь в сторону двери. — Я вроде уже объяснила, куда вам следует направиться.

Только вот в комнате был совсем не Дайрел. Это Лиса осознала, когда из темноты, к которой ее глаза еще не успели привыкнуть, к ее горлу протянулась мужская рука, крепко сжимая, чтобы лишить девушку возможности дышать. То ли сработали инстинкты, то ли почувствовав движение воздуха, Лиса поймала вторую руку нападавшего, которая в тот же момент направила острое лезвие кинжала в ее живот.

По-прежнему не видя лица нападавшего, Лиса двумя руками с трудом отвела лезвие ножа от себя в сторону, одновременно ударяя убийцу ногой в колено. Горло было отпущено, но девушке сразу пришлось отклониться назад, чтобы не получить скользящий удар кинжалом по лицу. Лиса сделала два шага назад, чтобы сохранить равновесие и встать в оборонительную стойку. Глаза уже чуть привыкли к темноте, разбавленной тонкой полоской света из приоткрытой двери. Темная фигура, уже чуть хромая, сделала еще два выпада в сторону Лисы, от которых девушка еще больше отступила к кровати. Ее пытались загнать в угол, где ей было бы сложнее обороняться.

Резерв был еще почти на нуле, так что Лиса воспользовалась простейшим заклинанием, направляя в нападавшего сноп искр. Вынужденный прикрыть глаза, нападавший дал возможность Лисе схватить его за руку, чтобы перебросить себя через плечо. Лиса хотела выломать злосчастную руку мерзавца, но тот с такой силой потянул девушку за собой на пол, что руку пришлось выпустить. Едва сохранив равновесие, Лиса кинулась прочь из темной комнаты к спасительному свету коридора.

Лиса не знала, кто на нее напал, каким уровнем магии владел или к какой расе принадлежал. В таком положении было невозможно оценить, справится она с противником своими силами или нет. Так что бегство — самая разумная тактика в сложившейся ситуации. На втором этаже, как и во всем доме, не было ни души. Лестница вниз находилась на противоположном конце коридора, так что Лиса бегом направилась туда.

Напавший настиг ее на половине пути, прижимая к перилам, которые отделяли часть коридора от гостиной первого этажа. Зажав девушке рот рукой, чтобы Лиса не могла позвать на помощь, мужчина, видимо выронив свое оружие где-то в темной комнате, потянулся к одному из коротких метательных кинжалов на своем ремне.

Лиса, не видя других способов освободиться, резко нагнулась вперед через перила, сбрасывая нападавшего вниз, на первый этаж. К сожалению, она и сама последовала за ним, попытка удержаться одной рукой за перила только привела к вывиху плеча. Больно стукнувшись об пол спиной, девушка перекатилась на бок. От удара весь воздух из легких был выбит, мышечный спазм не сразу дал сделать новый вдох. Правая рука бессмысленно повисла вдоль тела, при малейшем движении вызывая тянущую боль в области сустава. Поднимаясь на ноги, пришлось вытащить из ножен только один клинок для левой руки. Противник тоже уже успел подняться.

Магией он не атаковал, что не могло не радовать Лису. Как бы сильно не хотелось жить, устраивать сейчас тренировку по уворотам от боевых заклятий сил просто не было. Хотя одним клинком отбиваться от двух, которые уже освободил из ножен мужчина, было отнюдь не проще.

Лиса развернулась боком к эльфу, а это был именно эльф, судя по росту и стандартной форме эльфа-наемника, скрывавшей личность нападавшего. В таком положении девушка уменьшала площадь зоны, куда противник мог нанести опасные колющие удары.

— Не крепость, а проходной двор, — выругалась Лиса, видя, что соперник не торопится нападать, судя по плавным шагам по кругу, стараясь усыпить бдительность девушки. Излишняя осторожность, учитывая, что Лиса итак находится в проигрышном положении.

Выпад, блок, скользящий удар по предплечью, рассекающий кожаный рукав девушки. Рука еще не успела пострадать. Шаг, поворот, уход от удара. Лиса посмотрела на вход, понимая, что пока никто не спешит на помощь, а наемник может долго изводить ее своими легкими атаками, судя по всему, просто боясь случайно напороться на меч девушки.

Лиса посмотрела на кристаллы освещения под потолком, принимая решение начать собственные атаки. Делая два шага, выпад, уход от контратаки, девушка сопровождала свои действия командами «Анге» и «Юлэ», заставляя кристаллы тухнуть и зажигаться вновь. Это дезориентировало эльфа, он не знал, в какой момент свет опять погаснет, и куда Лиса нанесет свой удар. Зато привлекло внимание смотровых за пределами здания.

Сокращая в очередной раз расстояние с нападавшим, Лиса выбила у него один из клинков, заставив открыть корпус, сразу нанеся в грудь удар ногой. Падая, эльф налетел на стоящий столик, бутылки и бокалы полетели на пол, рассыпаясь в мелкие острые осколки. К тому моменту, как подмога подоспела, Лиса уже придавила руку эльфа с оружием своей ногой, позволяя стеклу впиться в запястье. Клинком, прижатым к его горлу, Лиса заставила мужчину лежать смирно, не оказывая сопротивления.

— Что здесь происходит? — раздался крик Эйдана, когда тот вошел в здание вслед за тремя смотровыми.

Увидев девушку, он поспешил к паре, схватив эльфа за грудки, поднял его на ноги. Маска была сдернута, Лиса узнала этого эльфа.

— Гаэль?

— Привет, малышка, — грустно улыбнулся эльф, еще совсем недавно служащий самой Лисе в составе ее отряда.

— Здесь крепость или проходной двор? — прорычал Эйдан, глядя на смотровых. — С каждого рапорт, почему посторонний на территории.

— Гаэль, но почему? — спросила Лиса, устало оседая на подставленный одним из темных стульев.

— Деньги, — ответил эльф лаконично. «Конечно деньги, — подумала Лиса, — какая верность может быть у наемника».

— Кто заказал? — спросил Эйдан, встряхивая парня. — Кто?!

— Можешь не стараться, — отмахнулась Лиса. — Эти под пытками не раскроют заказчика, — тем более что Лиса и так прекрасно себе представляла, кто именно ее заказал. Доказательств только у нее не было, но чтобы разобраться с глазу на глаз с эльфийской королевой, ей доказательства не потребуются.

— Увести, — приказал Эйдан.

Трое смотровых организовали конвой, вывод эльфа на улицу. Судя по шуму на улице, вся крепость уже была поднята на ноги. Позор, через защиту темных пробрался какой-то эльф. Еще и без магических данных. Покушение на невесту наследника. Не иначе как полетят головы.

— Ты как? — спросил Эйдан, осматривая девушку.

— Плечо вывихнула. Остальное цело. Вроде.

— Не хочу тебя расстраивать, но пока ты меня не попросишь, вправить я тебе его не смогу, — произнес Эйдан.

— Ты серьезно? Вот прямо сейчас нужно начинать?!

— Извини, это не я. Клятва четко обозначена. Или спасение жизни, или твое добровольное пожелание. А вывих плеча никак не тянет на спасение жизни.

— Хорошо. Эйдан, вправь мне плечо.

— Пожалуйста, — поправил ее темный, хотя уже приступил к действиям. — На счет три будет немного больно. Раз, два…

Эйдан дернул за руку, вправляя сустав на место.

— Посиди еще, сейчас наложу заживление, — предупредил Эйдан, слегка поглаживая руку Лисы.

Девушка почувствовала, как начало действовать заклинание, убирая боль и мелкие порезы на ее теле. Еще минуту и на Лисе не осталось ни единого следа недавнего сражения, кроме порванной одежды.

— Можешь уже убрать руку, — напомнила Лиса, чувствуя, что темный лорд уже нагло пользуется положением, продолжая поглаживать ее ладонь.

— Ты уверена, может еще нужно долечить, — протянул Эйдан, лукаво подмигивая.

— Тебя давно не било молнией? — спросила Лиса, выдергивая свою руку и поднимаясь со стула. — Спасибо за лечение. Так намного лучше.

— Иди спать. Завтра будем со всем разбираться.

— Нет. Поехали завтра снова к источнику. Проведем еще ритуал.

— Ты еще не готова, нужно подождать.

— Чего ждать? Я измотана, как ты и хотел. Кроме искр вообще ничего не смогла наколдовать. Тем более что ты гарантировал Райему, что здесь я буду в безопасности. Очевидно, что это не так. Мы проведем столько этих демоновых ритуалов, сколько сможем. Мне нужен результат.

Глава 34

Лиса сидела на коленях, зачитывая заклинание. Ритуальный круг был начертан и напитан кровью девушки. Магические кристаллы разложены по направлению сторон света, руны аккуратно выведены могильной пылью. Эйдан стоял за пределами круга, контролируя все течение ритуала.

Лиса держала глаза закрытыми, чтобы не отвлекаться ни на что. Она чувствовала, как источник начинает перетекать в нее. Несмотря на холодный ветер, Лиса чувствовала только тепло магической энергии, которое обволакивало ее с ног до головы, согревая, даря радость и уверенность. Любой маг начинал испытывать эйфорию, оказываясь у источника, такая сила могла сводить с ума. Не удивительно, что Светлые разучились пользоваться внутренним резервом.

Даже сейчас, проводя ритуал, Лиса испытывала желание остановиться и просто купаться в энергии. Такой соблазн, хотелось ощутить, с какой легкостью можно сотворить самые сложные заклинания.

Эйдан выбирал для обрядов источники сильнее, чем те, что Лиса поглощала раньше. Когда энергия начала заполнять Лису, Эйдан контролировал потоки, чтобы девушка не захлебнулась силой. Раньше Лиса на ритуалах чувствовала, будто проваливается в озеро теплой воды, поглощаемая энергия накрывала с головой, и Лиса пила ее жадно, без возможности остановиться.

Сейчас ритуал проходил мягче, Эйдан сдерживал источник, направляя энергию небольшими волнами, давая девушке возможность впитать как можно больше силы.

— Заканчивай, — крикнул он, видя, что резерв девушки уже переполнен, и все больше энергии начинает попусту расплескиваться в никуда.

— Еще чуть-чуть, — попросила Лиса, заставляя себя сконцентрироваться. Она и сама чувствовала, что переполнена, неприятное покалывание начало распространяться от кончиков пальцев по рукам и выше, но ей очень хотелось получить результат.

«Бывало и хуже, — подумала про себя Лиса, продолжая снова зачитывать заклинание, — Эйдан просто перестраховывается». Темный видел, как девушка перестает справляться. Ее руки уже дрожали, из носа брызнула кровь. Но прервать ритуал он сам не мог, Эйдан только старался еще больше уменьшить потоки, которые с нетерпением рвались на зов Лисы.

— Заканчивай! — приказал Эйдан еще раз, надеясь сбить Лису от прочтения заклинания по новому кругу, ругая себя, что выбрал слишком большой источник. Был бы он меньше, девушка уже б закончила его пить. Но кто же знал, что ее опять потянет на приключения. Видя, что Лиса начала еще раз зачитывать заклинание, Эйдан выругался, из-за всех сил сдерживая энергетический поток, который с новой силой устремился к девушке.

Лиса замолчала, не в силах больше впитывать энергию. Ее одолевало странное чувство: она ощущала себя переполненной энергией, при этом оставаясь полностью опустошенной. Пока эта энергия еще чужая, еще сопротивляется подчинению. Но скоро это пройдет. Нужно дать себе отдохнуть, хотя бы минут десять.

Голова кружилась, Лиса только сейчас заметила, что из носа идет кровь. Девушка, пошатываясь, поднялась на ноги, но все равно сделала это слишком резко для своего нынешнего состояния. Согнувшись пополам, Лису стошнило. Девушка вытерла лицо платком, после чего выбросила испачканный кусок ткани на землю. В глазах все расплывалось, идти было тяжело, но из круга она должна была выйти самостоятельно, Эйдан не смог бы нарушить очерченные границы.

Переступив магическую черту, чье кроваво-красное свечение медленно угасало, лишившись подпитки от хозяйки ритуала, Лиса вновь села на сухую траву, чтобы немного унять головокружение.

— Только ничего не говори, — попросила она Эйдана, не желая выслушивать нотации.

— Не буду, — пообещал он, подходя ближе. — Сможешь идти?

— Не уверена, — честно ответила Лиса, понимая, что все еще не может сфокусировать зрение.

Эйдан просмотрел ауру девушки для подтверждения своей догадки.

— У тебя начинается приступ, — сообщил он. — Я вижу, что аура пришла в движение. Давай я перенесу нас в лагерь, тебе нужно лечь.

Лиса, предприняв неудачную попытку встать на ноги, согласилась, позволяя Эйдану поднять себя на руки и открыть портал к их небольшой стоянке.

Из крепости они уезжали верхом, проскакав галопом на север больше четырех часов. Там находилась небольшая опушка, где Эйдан смог открыть портал к ближайшему от них источнику допустимой мощности. Обустроив свою стоянку в трех километрах от источника, к нужному месту шли пешком. Близ источников часто обитают разные твари, живые и не очень, с которыми было бы не желательно встретиться, если бы начался приступ. Поэтому Эйдан настоял сделать стоянку подальше. Лошадей вообще было решено оставить еще до перемещения, так как их сильный запах мог привлечь хищников.

Эйдан материализовался на их стоянке, где лежали все их вещи. Костер уже успел потухнуть, но угли были еще теплые. Шкуры были расстелены на земле, так что темный лорд смог положить девушку на теплую подстилку. Одним движением руки он заставил пламя вновь разгореться, подкинул несколько толстых веток и установил котелок с водой кипятиться.

— Меня знобит, — пожаловалась Лиса, пытаясь приподняться на локтях.

— Лежи, — велел Эйдан, накрывая девушку шерстяным пледом, стараясь случайно к ней не прикоснуться.

— Что дальше? Райем всегда погружал меня в сон, — спросила Лиса, глядя, как танцуют языки пламени, охватывая свежие ветки. Девушка чувствовала, как тело начинает пронизывать дрожь.

— Эн говорила, что приступы будут с каждым разом слабее. Без стазиса все должно закончиться быстрее. Я буду вмешиваться, только если станет совсем плохо, — ответил Эйдан. — Так что придется потерпеть.

Первая судорога пронзила тело девушки через пятнадцать минут, пот градом катил по лицу. Лиса не знала, проходит ли ее состояние лучше или хуже, чем раньше, все-таки она каждый раз спала. Судороги повторялись, заставляя Лису стонать сквозь стиснутые зубы, бесконечно поворачиваясь с бока на бок. Эйдан ненадолго вмешался в процесс магически, чтобы дать Лисе возможность выпить горячий травяной чай, который ему посоветовала все та же Старая Эн.

После Лиса уснула, проспав до самого вечера. Эйдан контролировал состояние девушки все время, лишь слегка сбивая жар. Старая Эн строго запретила вмешиваться в процесс. Сказала, что если бы Райем не лез со своей помощью, девушка уже прошла бы в своем обращении намного дальше. Аура перестраивается, тело тоже, и все те силы, что Райем вкладывал, чтобы наложить свои заплатки, только тормозили процесс, вызывая все более сильные приступы. «Интересно, что скажет Лиса, узнай она, что становится темной?» — подумал про себя Эйдан. Пока все не получится, он решил девушке не говорить.

— Проснулась? — спросил Эйдан, когда услышал, что девушка заворочалась. Последние два часа она спала, ни разу не пошевелившись.

— Угу, — промычала Лиса, поднимаясь. Все тело затекло, хотелось поскорее встать и размяться.

— Как себя чувствуешь?

— Словно меня нежить уже успела переварить, — Лиса потянулась, прислушиваясь к своим ощущениям. В теле еще сохранялась слабость, но она чувствовала, что на этот раз все прошло хорошо.

Эйдан сидел на толстом бревне, которое он притащил ближе к огню, чтобы не сидеть на холодной земле. Лиса присела на него с противоположного края. За прошедшие дни и совместные вылазки девушка уже привыкла к постоянному присутствию темного рядом, но комфортно себя все равно с ним не чувствовала. Она очень скучала по Райему, который за все дни ни разу даже весточки не прислал, по Кристи Лиса скучала еще больше. Ей не терпелось скорее закончить все эти ритуалы, чтобы она могла отправиться на Землю к подруге. Империи, корона, эльфы и лорды это, конечно, увлекательно, но Лиса напоминала себе, что это все временно. Просто прикрытие на то время, пока она не сможет исчезнуть. На этот раз навсегда. Закончит ритуалы, восстановит ауру, получит свой высший уровень и больше никто ее не тронет. Ни эльфийская королева, ни Кайлен с его советом, ни один из Императоров. Ни Эйдан…

Хотя Лиса должна была признать, что темный действительно старался наладить их общение. Он честно занимался с ней, показывая все, что умеет, перестал ее донимать уговорами снять клятву, приносил с Земли разные приятные мелочи, пока заскакивал туда уточнить у Эн все нюансы ритуала. Так у Лисы вновь появился ее любимый шампунь, духи, большой запас пакетиков с горячим шоколадом. Безумно рада Лиса была нормальной бритве. На Земле она привыкла избавляться от лишних волос на теле с удобством. В этом мире это делать было сложнее. Эльфы вообще такими проблемами не страдали — единственные зоны, где у них росли волосы, были череп и брови. Гномы вообще гордились своими зарослями по всему телу. Орки с троллями плевать хотели на свой внешний вид. Оборотни тем более. А простым человеческим девушкам мучайся. Или опасная бритва, да такая, что пол ноги можно себе отрезать одним неловким движением, или жуткие процедуры с древесной смолой и льняными полосками.

В общем, Лиса была вынуждена признать, что темный лорд из кожи вон лез, чтобы сделать ее жизнь в последнее время чуть более цивилизованной (по земным меркам). Взамен не требуя ничего.

— Что ж, я думаю, у нас есть повод отметить, — протянул Эйдан, доставая у себя из рюкзака бутылку темного вина. — Мы наконец-то получили результат.

— Не рано отмечать? Я пока не чувствую новую стихию, — с сомнением глядя на напиток произнесла Лиса. Эйдан проигнорировал ее слова, откупоривая бутылку и разливая вино в две кружки.

— Стихия появится, Эн говорила, что это не обязательно происходит сразу. Может потребоваться еще некоторое время. Час, два, может быть. — Эйдан протянул кружку Лисе.

— Это какой-то очередной коварный план? Споить меня, чтобы я сняла клятву? — чтобы там не было в последнее время, Эйдан все равно оставался темным и доверия не заслуживал. — Тебе в таком случае потребуется больше, чем одна бутылка.

— Вот поэтому я взял три, — усмехнулся Эйдан. — Шучу, — признался темный, посмотрев, что Лиса уже начала отставлять свою кружку в сторону. — Просто немного снимем напряжение, поговорим по душам.

— Нет у тебя души, темный, — ответила Лиса, вспоминая рассказанную Райемом сказку. А вино, тем не менее, пригубила. Напиток оказался приятно сладковатым с ягодным послевкусием. Лиса сделала еще один глоток. — О чем же ты хочешь поговорить? Погода сегодня, вот, отличная…

— Не знаю. Узнаем друг друга получше. Мы все-таки уже почти родственники. Я вижу, что ты мне все равно не доверяешь, с Райемом вы же как-то подружились.

Лиса громко хмыкнула.

— Райем мне столько дерьма в жизни не устраивал.

— И то верно, — грустно улыбнулся в ответ Эйдан.

— И ты думаешь, что если я узнаю тебя лучше, то поменяю о тебе свое мнение?

— Ты могла бы хотя бы попытаться, — пожал плечами Эйдан.

— Ну, давай попробуем, — так же пожала плечами Лиса, делая еще один глоток вина. — Скольких ты убил за свою жизнь?

Эйдан молчал, Лиса приняла это молчание за ответ.

— Не знаешь, как ответить? Чтобы не начать казаться еще хуже, чем сейчас?

— Нет, почему? Просто хочу отвечать честно. Не знаю, сколько. Десятки, сотни… С какого-то момента просто перестаешь считать.

Лиса нервно сглотнула, не понимая, как можно вот так легко и беззаботно говорить об убийствах сотен людей.

— Я военный. Мы все время убиваем. Это наш долг, наша работа. Делать то, что приказали. Если бы ты спросила, хотел ли я убивать, тут ответ был бы не таким пугающим. Почти всегда я делал это, когда приказывал Император.

— Почти всегда?

— Иногда случалось убивать для самообороны. Иногда из мести.

— А для удовольствия? — осмелилась уточнить Лиса.

— Нет, Лиса. Я никогда не убивал никого ради удовольствия.

Лиса обдумывала, что можно спросить дальше, и насколько правдивы ответы темного.

— Раз уж мы начали наш разговор, — тем временем заполнил неловкую паузу Эйдан. — Может, и ты что-нибудь про себя расскажешь?

— Например?

— Ну, например… Ты знала, что ты должна была стать моей женой, когда впервые попала в мой дом?

— Нет. Не имела ни малейшего понятия. Знала только, что отец продал меня какому-то темному. И все.

— И что же тебя заставило сбежать?

— Как будто ты не знаешь, какие ужасы про темных рассказывают. Да и потом, ты меня не сильно разубедил в этих мифах. А мне было только четырнадцать. Я не готова была…

Лиса махнула рукой, словно отгоняя от себя непрошеные мысли.

— Моя очередь, — сказала она, допивая свою кружку вина. Эйдан вежливо налил ей еще, но Лиса не спешила продолжить пить, боясь, что алкоголь ударит в голову.

— Спрашивай.

— Почему тебя называют Северным лордом?

Эйдан поморщился. Как же он не любил эту кличку, сколько раз Райем напоминал ему о его «подвиге».

— Ты обещал быть честным, — напомнила Лиса.

— Хорошо, — кивнул Эйдан, выпивая залпом свое вино. — Мне было двадцать. Я как раз должен был скоро получить в командование собственный отряд. Наш император уже тогда начал подавать признаки потери рассудка. И, то ли из-за этого, то ли из-за их бесконечных распрей с моим отцом, решил направить меня на север. В то время в нескольких деревнях вспыхнули волнения. Мне было приказано в течение недели решить этот вопрос.

— Одному? Без отряда? Разве это возможно? Заговорщиков искать можно месяцами, если они не дураки.

— Ты не понимаешь. Император не был заинтересован в поиске заговорщиков. Он велел преподать урок всем на будущее. Мой дар на тот момент вступил в полную силу, и я должен был стереть с лица мира все деревни, в которых шли волнения. С населением, скотом, домами. Без разбирательств. Полное уничтожение.

Лиса ахнула, прикрывая рот рукой. Если раньше у неё была иллюзия, что император просто играет сумасшедшего, то теперь она поняла, что он больной на голову тиран.

— Но это же сотни людей, — выдохнула она.

— Тысяча семьсот тридцать два человека. Женщины, дети, старики. Скотину не считал, не знаю.

— И ты их?..

— Я справился за три дня, — произнёс Эйдан, не мигая, глядя на костёр, — вернулся в столицу героем. Наградили, дали лучший отряд, император назначил главнокомандующим. Устроил вечер в мою честь. На вечере кто-то произнёс «северный лорд», так и прицепилось. Райем больше всех напоминает мне об этом.

— Ты… Это ужасно. Как так можно?

— Мы же тёмные, — грустно вздохнул Эйдан, — но, раз мы договорились быть честными… Я соврал. Всем. Не выполнил я этот приказ. Прибыл туда, быстро нашёл виновных. Какие-то мальчишки, ещё младше меня, которых потянуло на подвиги. Да и сообщения о волнениях были сильно преувеличены. Мне кажется, что император это прекрасно знал. И все равно велел всех убить.

— Тогда как ты?..

— Как все сделал? Договорился с соседями. Через границу начинались владения дроу. Они те ещё затворники, а годом раньше у них по деревням мор прошёл, почти всех крестьян выкосило. Поля простаивали. Почти трое суток держал портал, чтобы всех переправить на новое место.

— И что, все согласились просто взять и бросить свои дома?

— Я выбора не оставил. Сразу сказал, что или так, или будут, как бунтовщики, прямо с домами сожжены. Желающих остаться не нашлось. Сжег все за собой, следы портала тоже замел и вернулся. Потом, правда, приходилось дважды к жителями наведываться, чтобы перестали языком трепать. Но обошлось все просто стиранием памяти и ложными воспоминаниями.

— А что дроу?

— Им дела нет до соседей. Появился народ для полей, и ладно. Повезло, конечно. Я никому ещё не говорил об этом.

— Почему? Даже Райему?

— Даже Райему. Это государственная измена, император бы только порадовался такому поводу, чтобы проучить моего отца. А Райем… Его издевки я уж как-нибудь переживу.

— Вау… — Лиса не могла найти слов, так что, последовав примеру тёмного, тоже осушила свою кружку. И вновь Эйдан заботливо наполнил её, открыв уже вторую бутылку.

— Почему ты не убил меня? — тихо задала вопрос Лиса, который мучил её с тех самых пор, как Райем дал ей ознакомиться с законами тёмных. Где было чётко прописано, что за покушение на убийство темного лорда полагается смерть. Как впрочем, и за любые другие менее тяжелые проступки.

— Не знаю. Честно, ты себе даже представить не можешь, сколько раз я задавал себе этот вопрос. Ты невероятная заноза в заднице, и руки иногда так и чешутся свернуть тебе шею. Но каждый раз я сталкиваюсь с мыслью, что я не хочу причинить тебе вреда.

— А как же тот раз, когда ты ударил меня?

Лиса поверить не могла, но, кажется, увидела, как Эйдан слегка покраснел от стыда. Или это вино заставило его залиться краской?

— Я… Сам не понимаю, как я мог. Демон, да я в жизни ни разу не поднимал руки на женщину. Я клянусь тебе. Просто, когда я побежал за тобой и увидел Райема, лежащего в крови и без сознания, я решил что ты его… Ты же и меня до этого чуть не убила, когда подлила яд в вино. Я понимаю, что мне нет оправдания. Я не должен был терять над собой контроль… И потом, я приходил к тебе, хотел поговорить, но тебя словно не было, ты как будто не слышала. Или не хотела слышать…

— А все остальное? На это у тебя тоже были причины? — Лиса чувствовала, как ком в горле застрял, обиды за свой страх, свою слабость и унижение готовы были вырваться наружу, обнажая её уязвимость перед тёмным.

Эйдан придвинулся чуть ближе к девушке, сокращая расстояние между ними.

— Я был честен с тобой, — сказал он вкрадчиво, — теперь ты ответь мне предельно откровенно, — произнёс он, пододвигаясь ещё чуть ближе.

— Кроме того раза, я хоть раз сделал тебе больно?

Лисе пришлось окунуться в воспоминания, пытаясь найти хоть что-нибудь, что она могла предъявить темному.

— Нет, — пришлось ответить, понимая, что, кроме нескольких укусов, боли она не испытывала. Да и укусы вряд ли можно было назвать болезненными.

— Разве я не доставлял тебе удовольствие? — голос Эйдана становился тише и ниже.

— Но ты…

— Просто ответь на вопрос, — попросил он, оказываясь ещё ближе.

— Да, но…

— Шшш, скажи, потом ты же вспоминала наши вечера? Наш первый раз?

— Да, но… — Лиса осеклась, поняв, что ладонь Эйдана нежно прикасается к её щеке, большим пальцем мужчина аккуратно провёл по ее нижней губе. — Но как ты? Клятва же…

— Клятва не сработает, если ты сама хочешь, чтобы я прикасался к тебе, Лиса, — прошептал Эйдан, напоминая Лисе небольшую поправку в собственной клятве. — Просто признайся себе, наконец, что ты хочешь этого, не меньше моего…

Эйдан наклонился к девушке, собираясь поцеловать её. Как хотел поцеловать уже очень давно. С тех пор как потерял ее, с тех пор, как увидел ее на балу у эльфов в ее нежном легком платье. Поцеловать, чтобы забыть эти месяцы без нее, забыть каждый день, когда думал, что она делит постель с его братом, забыть каждый момент, когда она улыбалась не ему. Прижать к себе, ощутить ее тепло, ее кожу, ее горячее дыхание…

Но поцелую не суждено было случиться. Момент был прерван глухим рычанием, которое заставило Лису отстраниться. Оба повернули головы в сторону звука. Глаза Эйдана округлились, стоило ему увидеть хищника в темноте.

— Марал, — прошептала Лиса, медленно поднимаясь на ноги.

Серый марал. Грозный хищник, ужас лесов. Грациозное и смертельно опасное животное готовилось к броску. Хищника не волновало, что его жертвы его заметили. Почти трехметровый взрослый самец с длинным дымчато-серым мехом прекрасно понимал, что здесь он король. Глаза горели холодным голубым цветом, мощные лапы с длинными когтями в нетерпении мяли землю.

Эйдан поднялся, заслоняя собой Лису.

— Не пытайся, — тихо произнес он, глядя, что Лиса собиралась произнести заклинание. — Маралы подавляют всю магию вокруг. Без резких движений отступай назад, постарайся забраться на дерево как можно выше.

Эйдан медленно достал клинок из ножен, не сводя глаз с животного, которое уже жадно облизывало морду, предвещая вкусный ужин.

— Иди, — приказал Эйдан, чувствуя, что Лиса до сих пор стоит на месте.

Лиса неуверенно сделала шаг назад, еще. Не заметив в темноте камня, девушка споткнулась и начала падать. Резкое движение спровоцировало хищника на бросок. Эйдан выставил меч вперед, чтобы зверь напоролся на лезвие, но клинок прошел мимо, лишь незначительно поцарапав животному мех.

Повалив Эйдана на землю, марал прорвал когтями одежду темного, оставляя глубокую кровавую рану на груди. Эйдан закричал, попытавшись еще раз нанести удар зверю. Но животное только еще раз нанесло удар тяжелой лапой по мужчине, на этот раз раздирая живот.

Лиса уже успела подняться на ноги, неловко, спотыкаясь, с четверенек, но добежала до своего оружия, обнажая одновременно длинный клинок и свой ритуальный стилет. До того, как зверь успел впиться длинными клыками в Эйдана, Лиса набросилась на марала, вонзая стилет на полную длину под лопатку.

Сталь входила в живое мясо с трудом. Маралов было трудно убить. Подавление магии, густой мех и плотная кожа, напоминающая больше легкую броню, и гора мышц под ней. Мощные и беспощадные убийцы. Зверь взвыл, скидывая легкую девушку со своей спины. Лиса полетела кубарем по земле, ударившись об одно из деревьев.

Марал переключился на новую жертву, разозленный болью в лопатке, оставляя Эйдана на земле одного. Лиса вскочила на ноги, готовясь отражать нападение. Зверь не торопился, медленно обходя девушку, ища лучший момент для броска.

Кровь громко пульсировала в голове Лисы, оглушая, мешая думать, что делать. Эйдан поднялся на ноги, зажимая рану на животе рукой. Его шатало, но он находил в себе силы, чтобы помочь девушке, спасти ее. Нет, она не могла умереть так. Так не должно было быть.

Темный лорд оказался как раз вовремя перед Лисой, когда марал решился сделать прыжок. Прикрыв девушку собой, Эйдан крепко прижал Лису к себе, не отпуская, давая зверю вцепиться острыми зубами в спину.

— Нет, — закричала Лиса. — Нет! Не трогая меня! Отпусти! Отойди! Не трогай!

Женский крик пронзил тишину ночного леса.

— Не надо! Отпусти меня! — продолжала кричать Лиса, заливаясь слезами.

В небе сверкнула молния. Одна, вторая, третья. Еще и еще. Эйдан не отпускал девушку, не мог. Боль пронзала все его тело, мышцы сковывало. Зверь жалобно заскулил, получая удары вместе с темным лордом, не в силах расцепить пасть, чтобы сбежать. Лиса кричала, новые молнии продолжали бить. А Эйдан все еще стоял на ногах, крепко прижимая к себе девушку. Лиса убивала его, не только физически. Умирая, он слышал последние слова в своей жизни, слышал, как единственная любимая женщина молит его ее не трогать.

Глава 35

Кристи проживала лучшие дни в своей жизни. Нет, путешествие в другой мир, магия, приключения — это, конечно, все здорово. Но время, проводимое с любимым человеком, не шло ни в какое сравнение. Наконец, Райем был с ней. Без спешки, без коротких ночных визитов. Целиком ее.

Сейчас девушка чувствовала, что готова свернуть горы. Райем окрылял, вдыхал в нее жизнь и счастье. Как обычная пара, они ходили на свидания, гуляли под дождем. Кристи показывала ему свой мир, свою культуру. Он дарил ей свою любовь.

А рядом с ним все становилось лучше. Даже Старая Эн уже не казалась такой уж сумасшедшей. Просто слегка своеобразной старушкой. Единственное, что портило Кристи настроение, это понимание того, что совсем скоро ее идеальный мирок рухнет. Райему нужно будет вернуться в свой мир, сыграть свою фальшивую свадьбу и продолжить решать проблему с Лисой. Да, конечно, существовала вероятность, что Эйдан сможет сделать все сам, но Райем все равно должен был присутствовать в том мире.

А значит, для Кристи вновь начнется череда одиноких недель, в ожидании, когда ее мужчина вновь окажется рядом. Но Кристи не позволяла себе грустить. Оставшиеся дни она хотела полностью посвятить себе и Райему, чтобы ни что не омрачало их чудесный отпуск.

Райем сидел в их комнате, слушая какую-то очередную рок-группу. Он очень проникся к земной музыке, в то время как Кристи направилась вниз на кухню, чтобы приготовить ужин. Старая Эн находилась в своей комнате где-то на первом этаже, наверняка вновь перечитывая привезенные книги. Эйдан, который регулярно заглядывал к ним в гости, тоже привез старушке немного книг из личной библиотеки. В качестве благодарности за всю оказанную помощь.

Кристи открыла холодильник, доставая молоко и яйца. Из верхнего ящика шкафа опустила на стол большую стальную миску, чтобы замешивать тесто. Скорлупа полетела в урну, девушка ловко венчиком взбила яйца в однородную массу, добавила сахар и молоко. Кристи включила плиту, поставила разогреваться на огонь сковородку.

В гостиной раздался глухой удар, заставивший девушку отвлечься от готовки.

— Майк, это ты? — крикнула Кристи, зная, что парень — настоящая ходячая катастрофа. Вечно что-то уронит, споткнется о мебель, нечаянно сломает. Райем не знал, а Старая Эн не желала рассказывать, откуда вообще взялся этот мальчик. Но Райем утверждал, что он точно никакой не внук, так как у бывшей Светлой Императрицы детей не было. И простым человеком он не казался, с его немереной силищей. Иной раз Майкл мог просто задуматься и невзначай скомкать стальную ложку, словно листок бумаги. А сколько раз за последние месяцы приходилось чинить перила на лестнице, когда подросток, забываясь, слишком быстро пытался вбежать на второй этаж. Старая Эн вынуждена была признаться, что прежнее ветхое состояние дома во многом было виной именно ее «внучка».

— Опять что-то уронил? — Кристи вышла в коридор, который разделял кухню и гостиную. В гостиной света не было, так что Кристи потянулась к выключателю на стене.

Первое, что она увидела, включив свет, был Майкл, лежащий на полу. Все те же дурацкие шорты, желтая футболка, кепка слетела с головы, лежа рядом. И лужа липкой красной жидкости, которая растекалась вокруг молодого человека из раны на шее. И остекленевший безжизненный взгляд.

— Майк, о боже, — выдохнула Кристи.

— Я бы на твоем месте не за него переживал, — услышала девушка голос из угла комнаты.

Оторвав взгляд от тела на полу, Кристи увидела мужчину, стоявшего в гостиной. Она видела его раньше, однажды, когда он приходил расторгать помолвку своего сына с Лисой. Кайлен Дайрел стоял перед ней, держа окровавленный кинжал одной рукой.

— Он закричать не успел, — улыбнулся Кайлен. — Может, ты попробуешь?

Кристи кинулась в коридор, начав кричать во всю силу своих легких. Она знала, что пытаться бежать на второй этаж не стоит. Можно споткнуться, это тяжелее делать, так что кинулась на кухню, чтобы найти, чем защитить себя. Увидев на плите горячую сковородку, которая уже начала дымить, девушка потянулась к ней. В этот самый момент Кайлен материализовался прямо перед ней из воздуха, хватая за руку и притягивая к себе.

— Тебя не так просто найти, — пожаловался он, прижимая девушку спиной к себе, и приставляя кинжал к ее горлу. — Да, твоя головка станет отличным посланием для твоей сестры.

— Отпусти ее! — Кристи уже успела отчаяться, когда Райем ворвался в кухню.

— Неожиданная встреча, принц, — удивился Кайлен. — Как же ваша подготовка к свадьбе?

— Отпусти ее! — прорычал Райем.

— А то что? — улыбнулся Кайлен, медленно царапая девушке горло, выпуская тонкую струйку крови. — Ты, щенок, не сможешь мне ничего сделать, я намного сильнее тебя, так что стой спокойно, если хочешь чтобы твоя подстилка…

Договорить Кайлену не дали. В его спину врезалась боевая волна, практически сбивая его с ног. Повинуясь инстинктам, темный лорд выпустил девушку, чтобы выстроить щит. Кристи сразу оказалась в объятиях Райема.

— Кайлен Дайрел, — раздался возмущенный голос Старой Эн. Она подняла руку, готовая в любую секунду атаковать снова.

— Уйди, старуха. Не лезь не в свое дело!

— Ты пришел в мой дом, — процедила Эн, отправляя в Дайрела новое заклятие. — Девушка под моей защитой. Ты напал на нее и говоришь, что это не мое дело?

Дайрел был неприятно удивлен силой женщины. В последний раз, когда он с ней сталкивался, еще лет десять назад, старуха едва могла сотворить один фаербол, а сейчас атаковала его серией огненных шаров. Демонов мир не позволял ему в полной мере использовать свое могущество, даже общий щит давался с трудом. Еще и мальчишка начал осыпать его заклятиями с другой стороны. Пока силы его не покинули, Дайрел достал из кармана зелье перемещения, активируя его.

— Мы с тобой дома поговорим, — пригрозил он Райему, исчезая в портале.

— Как ты? — обратился Райем к Кристи, осматривая, есть ли у нее ранения серьезнее, чем небольшой порез на шее.

Девушка плакала, не в силах держаться на ногах.

— Майк, он в гостиной. Кайлен его…

Слова давались с трудом.

— Майкл? — спросила Старая Эн, бледнея. Оттолкнув со своего пути Райема, женщина направилась в гостиную, чтобы обнаружить там бездыханное тело. — Нет!

Крик убитой горем женщины разнесся по всему дому. Упав на колени, Эн дрожащими руками приподняла голову мальчика, чтобы положить себе на колени. Она качала его, словно убаюкивая, смахивая слезы.

— Я этого так не оставлю, — пообещал Райем. — Он перешел все границы. И ответит, за все.

— Делай, что должен, — произнесла Старая Эн. — Я смогу защитить Кристи здесь, пока тебя не будет.

— Нет, не уходи, — взмолилась Кристи, не желая отпускать любимого.

— Я должен, — вздохнул Райем. — Я уйду один последний раз. Обещаю.

* * *

— Нет, нет, нет… — молилась Лиса, падая на землю под тяжестью тела Эйдана. — Нет, только не умирай, я тебя очень прошу…

Она перевернула Эйдана на спину. Мертвый марал лежал рядом, Лисе пришлось скинуть его тяжелую лапу, отцепив когти от спины Эйдана. Лиса несколько раз ударила темного лорда по щекам, стараясь привести в чувство.

— Нет, нет, нет, — повторяла она снова и снова. — Нет…

Лиса прислушалась. Дыхания не было. Сердце не билось.

— Не смей, — велела она ему, будто он мог ее слышать. — Не смей умирать!

Времени было мало. Лиса разрезала остатки его камзола и рубашки, оголяя грудь Дайрела. Раны не затягивались. Вспоминая уроки первой помощи, которые проходила на Земле, девушка начала делать непрямой массаж сердца, чередуя его с искусственным дыханием.

— Давай же, мать твою, дыши… — С каждым нажатием на грудь все больше крови вытекало из раны на плече, на вспоротый живот Лиса вообще не могла смотреть. — Дыши, — уже не требуя, а умоляя, произнесла Лиса.

Массаж, дыхание. Снова массаж. Первый неуверенный удар сердца. Через несколько секунд еще один.

— Давай же… — Лиса еще раз вдохнула воздух в его грудь.

Что-то мешало Эйдану дышать, вероятно, легкие были повреждены. Лиса ощупала ребра, обнаружив переломы.

— Святой Творец, если ты есть, — обратилась Лиса к небесам. — Самое время это показать. Пожалуйс